close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Гопакиада

код для вставкиСкачать
История Украины
Гопакиада
Криминальное чтиво
Начнем с азов. Великое Княжество Литовское, как известно, было государством не столько
литовским, сколько русским (в тогдашнем смысле слова). Постепенно, правда, по
совокупности разных причин, и объективных, и субъективных, оно полонизировалось, не
столь быстро, сколь неуклонно. Попытка православной «партии» сломать тенденцию
закончилась в 1435 году поражением при Вилькомире, однако, смирившись с поражением,
князья-магнаты русского и русско-литовского происхождения не только сохраняли ведущие
позиции в ВКЛ, но и были приняты на равных знатью Польши. На правом берегу Днепра в
руках князей Острожских, Чарторижский и прочих сосредоточилась не менее половины
земельного фонда ВКЛ, а владения Вишневецких, перевалив за Днепр, по мнению некоторых
специалистов, превратились в некий зародыш теоретически возможного государства. В своих
имениях магнаты были некоронованными королями, имели частные суды с правом
вынесения смертных приговоров, частные армии и едва ли не собственные монетные дворы.
Татарские налеты княжеские дружины довольно успешно отражали, так что под защитой
магнатов люди жили относительно спокойно, плодясь и размножаясь, благо, крепостного
права не было, а если где-то и существовало, то не было слишком уж обременительным. Уже
к началу 16 века земли будущей Украины не только полностью оправились от последствий
татарщины, но стали самыми процветающими и доходными территориями ВКЛ, а
магнатские фамилии вплоть до конца 16 века, упорно противясь полонизации, старались не
только сохранять, но и развивать русскую культуру, и строго придерживались православия.
Правда, поколение, подросшее к моменту Люблинской унии 1596 года, практически
полностью ушло в католики, но подданные их в подавляющем большинстве примеру панов
не последовали. В целом, обстановка в ВКЛ, стремительно сливающемся с Польшей, была
нормальна, однако имелся и некий фактор, мешающий говорить о полной стабильности.
Дикое Поле никогда не было ни пустым, ни спокойным. Племена шли волнами, вытесняя
предшественников; кто-то уходил, кто-то оставался, а потом вчерашние победители сами
становились побежденными. Этническая каша на пространстве от Днестра до Дона была еще
та. Разнообразные тюрки, от осколков хазар и булгар до печенегов, адыги, аланы, более
поздние пришельцы типа «черных клобуков» (каракалпаков, между прочим), торков и
берендеев, бежавших по разным причинам из родных мест, осевших под боком у Руси, и, не
имея сил воевать, ушедших под русский «зонтик», сохранив фактическую независимость.
Короче говоря, те самые «бродники», которых Грушевский именовал «українською
людністю», как свойственно ему, вытягивая понятие «Украина» во времена, когда Украины
еще и в проекте не было.
На самом деле, о бродниках, не оставивших по себе ни материальных, ни письменных
источников, мы ничего толком не знаем. Кроме (как из русских летописей, так и из
византийских, венгерских и польских документов) того, что они были, делили степь с
половцами («Cumania et Brodnic terra…»), быстро славянизировались и исповедовали
православие. Причем истово: папские легаты, в 13 веке пытавшиеся научить степняков
«правильной» вере, вернувшись, с огорчением доложили: дикари «весьма верны схизме». А
потом бродники исчезли. Зато появились «казаки». На всех тюркских языках - вольные, не
имеющие хозяина люди. Термин, следует отметить, не этнический, а собирательный, и
достаточно многозначный. К слову сказать, примерно в те же времена «казаки» (в слегка
ином произношении) появились и на востоке Великой Степи, когда некоторые кипчакские
роды ушли из-под власти Шейбанидов, основав собственную, Казахскую
, Орду. Что же до
наших баранов, то их новое наименование возникло, скорее всего, в недрах татарского
военного ведомства, как определение наемных отрядов, состоящих из всякого рода
добровольцев, нанимавшихся на временную службу (в отличие от «огланов»,
профессиональных воинов, и «сарбазов», подданных хана, подлежавших призыву).
Впрочем, лояльностью к Орде степные люди не отличались в силу приверженности
православию, они, чем дальше, тем больше, льнули, скорее, к литовско-русским магнатам,
оседая в пределах их владений или поблизости. Некоторые нанимались в магнатские
дружины, расплачиваясь службой за землю и покровительство, некоторые предпочитали
вести вольную жизнь на хуторках («зимовках») в степи. Однако «вольная» не означает
спокойная. Расползание Большой Орды привело к новому переделу сфер влияния в Диком
Поле. Племена воевали друг с другом за пастбища, за влияние, короче говоря, за все-все-все.
Набеги и междоусобицы стали нормой жизни, все грабили всех, и казачество было
полноценной составной этого хаоса, ни от кого не прося поблажек и никому из не давая. А
поскольку один в поле не воин, приходилось понемногу организовываться по-новому.
Возникли сторожевые городки («сечи»), очень похожие на «засеки» 11-13 веков, где несли
постоянное дежурство гарнизоны («коши») – полная аналогия с татарскими «хошунами», от
них и взявшие название. Причем, наряду с солидными «зимовыми» казаками, ездившим на
сечи вахтовым методом (на периоды весенне-осенних обострений активности кочевников),
появились и «кошевые» казаки, жившие на сечах постоянно. Позже они сами объявят себя
«солью казачества», но по факту были либо молодняком, доказывавшим, что чего-то стоит,
либо социальными отбросами, по тем или иным причинам не способными к нормальной
жизни, а жившие по собственным, параллельным закону «понятиям». В частности,
обязательными условиями для приема в кош на постоянной основе были отсутствие семьи и
какой-либо собственности, изучение особого внутреннего язык («фени»), обязательное
получение особого имени (клички) типа «Беда», «Убийбатько», «Волоцюга» и «Перебий-
Нога». Короче говоря, все признаки одинакового во все времена криминального сообщества.
В том числе и традиция (идущая, впрочем, еще от бродников) спокойного восприятия
чужаков (но не иноверцев!). Неудивительно, что «законом» мирного времени (кроме
основных «понятий», направленных на предотвращение полного беспредела) была крайне
изменчивая воля «толковища» (круга). «Всенародно избранных» по малейшей прихоти и, как
правило, спьяну (трезвых почти не водилось) меняли, как перчатки, а то и рвали на куски.
Единственное, но очень важное отличие сечей от современного им парижского «Двора
Чудес» или позднейших воровских малин, приближающее их, скорее, к пиратским базам
Карибского моря вроде Тортуги, была – в связи с перманентной степной угрозой
перманентная же мобилизационная готовность. В период военных действий власть
«авторитета» - атамана была диктаторской; за попытку вручить ему «черную метку» в походе
ставили на перо без базара. Справедливости ради отметим: «военное время» подразумевало
не только защиту от «злых татаровей»; казаки и сами были крайне малоприятными соседями,
так что определить, кто кого обижал больше, достаточно сложно. И те, и другие жили
набегами. Однако в итоге казачество все-таки прикрывало южные рубежи Великого
Княжества, и в этом качестве приносили несомненную пользу. В связи с чем чуть позже, уже
во времена Речи Посполитой, правительство сочло за благо принять на службу 4000 казаков
(разумеется, «зимовых»), занеся их в особый список-реестр и тем самым дав определенный
юридический статус, безусловно, ниже дворянского, но и столь же безусловно выше
«хамского» (освобождение от налогов, жалованье, право на сословный суд и выборное
управление).
Однако основная масса по-прежнему оставалась сама по себе. Она бурлила и кипела, начав
приносить уже и политические осложнения. На имения магнатов, правда, не покушались,
дабы не рубить сук, на котором сидят (да и неудобно, православные все-же). Но… Мелкие
степные племена к тому времени уже находились под властью Крыма, вассала
могущественной Османской Порты, весьма недовольной налетами запорожцев. Крымцы,
правда, тоже не были подарком, но это султанов не волновало. Поскольку, во-первых, хоть и
сукины дети, но свои, во-вторых, поставляли очень нужных Порте рабов, в-третьих же, что
позволено правоверному, не позволено гяуру. Стамбул злился, и голова у Варшавы, не
слабой, но полностью увязшей в европейских проблемах, болела нешуточно. К тому же, в
свободное от терок с татарами время «сичевики» ежегодно чудили еще и в Молдове, то
просто грабя, то нанимаясь на службу к очередному претенденту, а то и выдвигая своих
собственных претендентов на господарский престол (Иван Подкова лишь самый известный,
но далеко не единственный случай). Однако Молдова тоже к тому времени находилась во
власти и, следовательно, под защитой Порты, и Стамбул злился еще сильнее. Необходимо
было взять сичевиков под хоть какой-то контроль. А поскольку ни возможностей, ни средств
для реализации столь сложной программы у правительства РП не было, за дело взялись
энтузиасты с образованием и связями
- младшие отпрыски достойных фамилий, мало
отличавшиеся от своих испанских современников-конкистадоров.
Начал дело знаменитый Дмитрий «Байда» Вишневецкий, самый настоящий князь, из
Гедиминовичей. В середине 16 века он построил на острове Хортица первый серьезный
укрепленный пункт, «пробил» идею реестра и сумел сделать демократию хоть сколько-то
управляемой. Далее, тесня местные кадры, гуртом пошли хоть и не князья, но вполне
приличные люди литвинского и даже польского (подумаешь, что бывшие католики)
происхождения - Богдан Ружинский, его брат Михаил, племянник Кирик, Самуил
Зборовский, Люциан Чарнинский, Богдан Микошинский, Войцех Чановицкий – понемногу
вводя буйство «лыцарства» в сколько-то вменяемое русло. Спустя лет десять запорожцы уже
нанимались на Ливонскую войну, на «османской» территории
атаковали, в первую очередь,
негласно заказанные пункты (естественно, турецкому послу в Варшаве сообщали, что ничего
с бандитами поделать не могут), а в Молдову ходили уже не просто за хабаром, а в рамках
«высокой политики», под флагом легитимной польско-молдовской династии Мовилэ. В
общем, на рубеже 16-17 веков казачество наконец нашло свою нишу. Однако природа, как
известно, не признает статики…
Не твари дрожащие
Заветной мечтой казаков, в первую очередь, «зимовых», почти поголовно входивших в
реестр, была мечта о некоем «почетном месте» в королевстве, о тех же привилегиях и правах,
которые имела шляхта. На социальное неудовлетворение накладывались и обиды, так
сказать, идеологические. Если на протяжении всего 16 века (о 15-м и говорить не
приходится) Польша, а тем более ВКЛ, были государствами едва ли не образцовой
веротерпимости, то к концу столетия ситуация изменилась полностью. Польшей, как
«жемчужиной папской короны» вплотную занялись иезуиты. Протестанты были
разгромлены, страна стала одним из оплотов Контрреформации. Сокрушив «еретиков»,
репрессии не обошли стороной и «схизматиков»; православная церковь была лишена всех
прав, не говоря уж о привилегиях, и фактически ушла в полу-подполье. За православие разве
что не жгли, но и только. А когда казаки, не без оснований считавшие себя обязанными
заступаться за православие, откуда бы ни исходила угроза, пытались воспротивиться,
внимания на их протесты никто не обращал.
В итоге, не сумев добиться своего по-хорошему, «лыцари» взялись за сабли. Первый блин,
впрочем, оказался комом: мятеж запорожцев во главе с Криштофом Косинским, был
относительно легко подавлен войсками князя Острожского при
активной помощи
реестровых. В подавлении отличился сотник «княжеских» казаков Северин Наливайко,
вскоре сам учинивший куда более крупную бузу. Начавшись, видимо, по инерции (Наливайко
после упразднения Косинского полтора года резвился в Молдове, и его хлопцы, скорее всего,
просто не сразу сообразили, что уже дома), бунт оказался запалом к настоящей войне.
Подстрекаемое православным клиром (его, впрочем, можно понять), население принялось
жечь имения и резать католиков. А заодно и нехристей. К событиям подключились
запорожцы, почуявшие поживу, затем реестровые, уловившие возможность политического
демарша; в итоге ситуацию пришлось разруливать аж коронному гетману Станиславу
Жолкевскому, хоть и с трудом, но вытеснившему мятежников на левый берег и там взявшему
в «мешок». После чего мятежники сперва передрались между собой (реестровые хотели
мириться, запорожцы боялись), а затем выдали Наливайко на расправу, что, впрочем, не
спасло от расправы их самих. Короче, в Речи Посполитой разгоралась гражданская война.
Но – повезло. Кризис в соседней России дал Варшаве пространство для маневра. Сбросив
самые буйные элементы на поиски удачи в соседнюю страну (как сделал это совсем недавно
Чарльз Тейлор в Либерии) «добровольцами», она затем «подписала» остальных послужить
королевскому делу в богатой и слабой стране. Чем «лыцари» и занялись поголовно, не особо
мороча себе голову такими мелочами, как православное братство.
Несколько следующих лет Польша, нуждаясь в казаках, в целом не мешала им жить по
понятиям. На Днепре появился вменяемый лидер Петр Конашевич ака Сагайдачный,
попытавшийся превратить отморозков в нечто удобоваримое, в перспективе, видимо, даже на
некое военно-политическое сословие с внятно формулируемыми задачами. Он отрубил
головы особо буйным запорожцам, чем сильно удивил остальных, весьма его в итоге
зауважавших, впервые подчинил Сечь власти реестрового гетмана, сотрудничал с
мещанством и духовенством, добился восстановления Киевской митрополии, - при этом
(видимо, надеясь на разумный компромисс) оставаясь лояльным подданным польской
короны. В 1618-м он жег единоверную Москву под знаменами королевича Владислава, в
1621-м совместно с поляками остановил под Хотином турок, выговорив за это увеличение
реестра вдвое (до 8 тысяч).
Однако после Хотинской битвы реестр – под благовидным
предлогом – был вновь урезан. Это привело Сагайдачного к инфаркту, а казаков в бешенство.
В 1625-м дело дошло до открытого столкновения у Курукового озера, после чего Варшава
пошла на уступки реестровым (амнистия + увеличение реестра до 6000), но, естественно,
категорически отказалась от уступок всем прочим. А привилегий и, главное, жалованья
хотелось всем. В итоге возник странный тяни-толкай по имени «королевское нереестровое
войско запорожское», учинивший в 1630-м очередной мятеж. При участии, как и во времена
Наливайки, самые широкие слоев населения, недовольных ростом панских претензий. Не
имея достаточно сил (только-только завершилась война со шведами и началась война с
Россией), польское
правительство вновь пошло на компромисс. Реестр увеличили до 8000,
как при Сагайдачном, а в 1632-м
на сейме в Варшаве официально признали православная
церковь, утвердив митрополитом Петра Могилу, иерарха толкового, но верного Польше не
менее, чем православию (он был представителем молдовской линии уже упоминавшегося
выше рода Мовилэ). Однако далее лежала красная черта. Ни о каких политических правах,
тем более ни о каком допущении в сейм или хотя бы признании казачества особым военным
сословием Варшава ни говорить, ни даже слышать не желала.
Между тем, вопрос стоял намного жестче, нежели за 30 лет до того. Если Косинский и
Наливайко хотели только жалованья, послаблений в религиозных вопросах и чтобы их
уважали, то в первой трети 17 века речь шла уже о самом главном - о земле. Право владеть
землей в польской державе принадлежало магнатам и шляхте, естественно, католикам.
Православные, даже очень зажиточные и заслуженные, такого права, естественно, не имели,
а обрести его могли только приняв католичество, что в те религиозные времена устраивало
не всех. Однако - по факту - землями на берегах Днепра они владели, и отлично понимали,
что теперь, когда (согласно Люблинской унии) Киевское княжество отошло Польше,
миграция польской шляхты на periferia (фактически мирный крестовый поход за торжество
«истинной веры») чревата конфискацией земель у туземцев. П понимая, пытались получить
от государства гарантии. Обоснование было довольно логично: оружие, типа, тоже носим, и
воюем не реже, кабы не чаще, так почему?!
Что интересно, на самом высшем уровне претензии эти даже готовы были удовлетворить. В
конце концов, требовали «зимовые» ровно того, чем обладали и что защищали. Кроме того –
главное! – пойдя навстречу, корона получала бы хоть и не слишком качественное, но дешевое
войско, опираясь на которое (теоретически) могла бы противостоять магнатам, понемногу
лишающих королей власти. Однако именно по этой причине все шевеления монархов Ваза (и
Сигизмунда, относившегося к казакам спокойно, и Владислава, открыто им
симпатизировавшего) в этом направлении немедленно блокировались. Магнаты вовсе не
собирались «законно» уступать «зимовым» свои земли, которыми те фактически владели, но
без документов. Мелкая же шляхта, мечтавшая получить поместья на periferia на правах
магнатских вассалов, заранее ненавидела конкурентов-«схизматиков». Так что, не говоря уж
об «уравнении в правах», вопрос о чем ни разу не ставился на рассмотрение, даже
расширения реестра, обещанного под Москвой лично Владиславом, королю добиться не
удалось, и многим «нереестровым» пришлось вновь становится крепостными, а на Днепре
польское правительство построило для контроля крепость Кодак. Её, правда, разрушили сами
же реестровые (откупившись затем головой лидера, Ивана Сулимы), но сломать тенденцию
непросто. Даже огромное восстание 1637-1638 годов окончилось пшиком: Речь Посполита
поднапряглась, и повстанцы были не просто разбиты, но в полном смысле размазаны по
земле, а Варшава продиктовала совершенно убойные условия мира. Реестр сократили до
6000, все признаки самоуправления ликвидировали, а командование стало прерогативой
польских шляхтичей. Репрессии были настолько массовыми и жесткими (впрочем, не более
жесткими, чем поведение инсургентов), что в крае наступил период мира и покоя, названный
позже «Золотым десятилетием». Но так продолжалось лишь десять лет…
На исходе второй трети 17 века ситуация на малороссийских украинах (или, как говорили
поляки,
na Kresach Wschodnich) сложилась, мягко говоря, непростая.
Ситуация устраивала разве что магнатов, но они, считавшие себя эуропейцами, а всех
русскоязычных bydlem, были уже отрезанным ломтем. Все прочие балансировали на грани
взрыва. Крестьяне
, до сих пор жившие по традиционным, достаточно мягким «литовским»
статутам, (пахарь лично свободен, прикреплен лишь к земле, которую обрабатывает; размер
оброка и панщины четко зафиксирован; претензии к пану рассматриваются в суде), не могли
смириться с новыми правилами, принятыми в
Польше, где chlop считался собственностью.
Да и в целом
феодальное право по жесткости почти лидировало в Европе, отставая разве что
от Венгрии и Германии, где после подавления восстания Дожи и Великой Крестьянской
войны хозяева отыгрались по полной программе. Крайне раздражал селян и «еврейский
вопрос». Если ранее руководителями низового уровня были «свои», с которыми при случае
можно было и договориться по-хорошему, то с ростом польского влияния во владениях
магнатов появились евреи, постепенно взявшие на себя функции экономов и распорядителей.
Ничего криминального в этом, строго говоря, не было. В Польше евреев привечали,
поскольку тамошнее общество, жестко разделенное на крестьян и воинов, нуждалось в
ремесленниках, торговцах и всякого рода специалистах, но при этом немцам не доверяло.
Однако деловая хватка новых управляющих, выжимавших для пана максимум дохода, не
забывающих себя и при этом совершенно чужих, очень сильно осложняла «поспольству» и
так не слишком легкую жизнь. Вполне разделали мнение земледельцев и мещане
, поскольку,
во-первых, права и привилегии, автоматически и в полной мере распространяющиеся на
католиков, для православных были предметом недостижимой мечты, а во-вторых, оседавшие
в городах еврейские купцы и торговцы оказались весьма опасными конкурентами, к тому же
еще имеющими неплохие связи с новыми хозяевами. Апокалиптические настроения в
обществе не очень громко, но активно подогревало духовенство
, оскорбленное своей
второсортностью, предельно отрицательно оценившее массовую миграцию «нехристей» и
опасавшееся иезуитов, вовсю занимавшихся охмурением доверчивых прихожан, вовлекая их
если и не прямо в католичество (тут иммунитет был серьезный), то в новоявленное
униатство. Причем следует отметить, что из соображений не только меркантильных. Хотя,
чего уж там, материальная сторона дела играла весьма серьезную роль, однако времена были
не те, что нынче, вопросы веры играли в жизни общества более чем важную роль. От
малейшего канонического нюанса зависело, в Рай или в Ад пойдет душа. А «Греко-
Католический» проект каноническим не был. Более того, относился к области не
вероисповедания, а чистой политики (как в наши дни, скажем, УПЦ-КП, возглавляемая
мирянином Денисенко, или самозваная Абхазская Церковь). И, следовательно, души,
попавшие в сети униатов (а уж уговаривать они умели), после смерти обрекались Пеклу, что
мало волновало миссионеров из Ватикана, но никак не устраивало православных иерархов,
чувствовавших ответственность за свою паству. С каждым годом все больше
психовали
запорожцы
. Репрессии 1637-1638 годов их напугали очень крепко, однако на Сечь
постоянно бежали крестьяне из числа бывших «нереестровых», Сечь же была не резиновая, а
насчет сбросить излишки, отправив их пограбить турок и татар имелся строжайший запрет.
Нарушать который «лицари» пока что опасались, но и терпеть дальнейшее перенаполнение
своих куреней уже не могли по причинам не столько уже социального, сколь чисто
физиологического характера. И, наконец, на полном взводе были реестровые
. Если ранее они
в подавляющем большинстве (исключения, конечно, бывали, но единичные), даже выступая
против властей, вели себя аккуратно, не сжигая за собой мосты и легчайше принося в жертву
«быдло», то теперь все изменилось. Люди солидные, они умели молчать, но немного позже
поляков очень удивят единодушие, с которым «зимовые» изменили короне, и отказ их, по
крайней мере, на первом этапе войны, вернуться в лоно. А зря. Потому что именно в годы
«золотого покоя»
началось то, чего казацкая старшина более всего опасалась и во что до
последнего момента пыталась не верить – конфискации земель. Уберечь собственность
можно было лишь поменяв веру, но при этом, став «латыной», потерять контакты на Сечи и
вместе с ними ценность
в глазах поляков. Оказавшись, в лучшем случае, одним из мелких
шляхтичей, кормящихся с магнатского стола. В общем, на полном взводе были даже самые
законопослушные реестровые. Вроде чигиринского сотника Богдана Зиновия Хмельницкого.
Человек и закон
История о том, как солидный, иезуитами воспитанный, уже немолодой и запредельно
лояльный властям (даже в период массовых репрессий 37-38 годов он вышел сухим из воды,
отделавшись понижением по службе) человек оказался во главе мятежа, известна хорошо.
Даже, пожалуй, слишком хорошо, поскольку масса подробностей при самой минимальной
критичности взгляда вызывают серьезнейшие сомнения. Официальная версия гласит, что
«агенты чигиринского старосты во главе с подстаростой Чаплинским отняли у Хмельницкого
хутор Субботов, насмерть засекли десятилетнего сына и увезли жену-польку». Однако, как
указывается во всех без исключения источниках, детей у Богдана трое, два мальчика и
девочка, и все выросли вполне благополучно, хотя ни у кого жизнь не сложилась удачно. Так
что, «засеченный насмерть» - просто жалостливая легенда, скорее всего, запущенная в массы
пиара ради. Как и «увезенная жена». То есть, польку-то увезли, да вот только была она
Богдану не женой (как католичка могла стать женой православного?), а содержанкой.
Видимо, с нелегким прошлым, иначе бы, молодая и, видимо, красивая, не стала бы жить во
грехе с пожилым «схизматиком». И допустить, что она приняла православие, тоже не
получается, поскольку вышеупомянутый Чаплинский позже оправдывался (и оправдался-
таки) тем, что не мог вынести такого унижения католички и не похитил ее, а спас, причем,
фактически по её просьбе, поскольку она оказала ему честь выйти за него замуж, и они
обвенчаны. В общем, как сказал по другому поводу
Иосиф Виссарионович, «нэ так все было,
савсэм нэ так». А вот что хутор отняли – правда. Чистая и беспримесная. Поскольку бумаг на
владение у него не было, а были только устные показания, что хутор подарен отцу за героизм
в бою под Хотином. Что самое обидное, это, скорее всего, соответствовало истине. Но
богатый и де-юре бесхозный хутор привлекал слишком многих. Так что, правды сотник не
нашел, больше того, начав горячиться, на пару недель угодил в кутузку
Однако, выйдя, за
саблю не схватился, а чин-чином поехал подавать апелляцию в Варшаву. Где (что само по
себе много говорит о его связях) сумел добиться не только заседания по своему вопросу в
Сенате, но и аудиенции короля. Сенаторы, правда, выслушав жалобу, сочувственно покачали
головами: дескать, все понимаем, пан сотник, однако dura lex, sed lex, так что ничем помочь
не можем. Зато король…
Возможно, это очередная легенда. Подтвердить её, во всяком случае, не может никто,
поскольку беседа главы государства с обиженным офицером пограничных рэйнджеров
проходила с глазу на глаз. Однако слишком многие историки, в том числе и весьма солидные,
склонны в нее верить, да и логически она настолько убедительна, что очень похожа на
правду, а скорее всего, правдой и является. Действительно, Владислава Вазу злые языки
именовали «казацким крулем». С юности он имел дело с казаками, ходил с ними в походы,
воевал плечом к плечу и имел среди них много знакомцев. Видимо, лично знал и
Хмельницкого, иначе вряд ли принял бы его. Однако важно другое. Именно в это
время
король, зажатый магнатами в угол и на три четверти превращенный в нынешнюю
английскую королеву, в последний раз пытался вернуть утраченные полномочия. Способ для
этого был придуман неплохой: использовав призыв Папы Римского к монархам Европы
устроить крестовый поход против турок, выбить из Сената и сейма деньги на наем армии,
сходить на войну, лично возглавив войска, и приручив солдат, сделать радным панам
предложение, от которого они в новых условиях не смогут отказаться. Однако сенаторы, тоже
не идиоты, предложение короля, даром, что со ссылкой на Папу, не допустили даже до
обсуждения в сейме. Идея крестового похода сорвалась. Зато, если верить легенде, возникла
другая, ничем не хуже. Согласно которой король, вполне согласившись, что в стране творится
беспредел и подтвердив, что хутор, конечно же, принадлежит пану сотнику, сообщил, что рад
бы помочь, да не может, поскольку негодяи-магнаты и их подпевалы из сейма
совсем
кислород перекрыли. Ни армию нанять, ни посполитое рушение (шляхетское ополчение)
против турка, всей Европе угрожающего, созвать не дают. Не сознавая даже, что первой
жертвой магометан станет не кто-то, а мы, многонациональный народ федеративной РП. В
общем, народ надо встряхнуть. И если пан сотник, претензии которого вполне справедливы,
согласен, то почему бы ему не вернуться домой, не собрать всех верных наших подданных,
многие из которых тоже наверняка обижены и наверняка несправедливо, и не устроить на
украинах маленькую, но громкую заварушку? В этом случае мы, Владислав IV, просто
обязаны будем созвать посполитое рушение и выступить в поход, объявив, что сразу после
замирения Малой Руси идем га турок. А пан сотник тогда, в свою очередь, как добрый
христианин, заявит, что на фоне такой великой цели, как усмирение Османов, все домашние
дрязги неуместны, соединит свои силы с королевскими, естественно, получив полное
прощение, и… Пану сотнику все ясно? Пану сотнику было ясно все. В первую очередь, что
шанс вернуть хутора, а то и получить второй налицо. Возможно, он потребовал гарантий. А
возможно, и нет – у короля в казачьей среде была хорошая репутация. Еще раз повторяю:
прямых доказательств того, что в ходе аудиенции, которая безусловно имела место, состоялся
именно такой разговор, нет. Однако все, происшедшее в дальнейшем, подтверждает: дело
было именно так. Или примерно так. Поскольку всего два месяца спустя после отъезда из
Варшавы пан Хмельницкий объявляется на Сечи, причем не один, а во главе целого отряда
реестровых – таких же немолодых, опытных и лояльных, как он сам, из тез дядек, что прежде
чем отрезать думают не семь, а семь раз по семь раз, произносит перед срочно собранным
кругом длинную речь о засеченном насмерть сыне, украденной жене, зарвавшихся магнатах,
ненасытных поляках, подлых сенаторах, не дающих королю возможности заботиться о своих
верных подданных, турецкой опасности, которой необходимо противостоять и православной
вере, которую нельзя оставить в беде, и под восторженное одностайное «Любо!» становится
гетманом Войска Запорожского. Вся зима 1647-1648 годов ушла на подготовку. Запорожцев ни уговаривать, ни обучать нужды
не было, многочисленных беглецов, порскавших в камышах вокруг Сечи, зазывали и спешно
муштровали, с реестровыми все было давно обговорено и они посулили примкнуть при
первой возможности (что и сделали еще до первых стычек). И все-таки сил было отчаянно
мало. На все про все – тысяч 15-18 пехоты и совсем чуть-чуть конницы. А между тем, «кварцяное»
(содержавшееся за счет дохода с четверти – «кварты» -
королевских имений, но
подчинявшееся Сенату) войско хотя и было невелико, вместе с отрядами местных
магнатов
насчитывая примерно столько же, но для подавления казачьего бунта, как
показывала история, этого хватало с лихвой. Профессиональная кавалерия есть
профессиональная кавалерия. Однако о поражении лучше было не думать: традиция
реестровых выкупать свои жизни, выдавая лидеров, была известна Хмельницкому очень
хорошо. Победить один на один было невозможно, а для того, чтобы раскачать массы и
утопить качество в количестве, необходима была победа, вернее даже серия побед. Отдадим
Хмельницкому должное: в отличие от предшественников, он умел мыслить парадоксально.
Если конницы нет, но очень нужно, значит, будет. И совершенно неважно, что татарская.
Благо, имелся и полезный «контакт» - перекопский мурза Тугай-бей, кунак Хмельницкого с
юности, когда кто-то из них у кого-то (конкретика неведома), попав в плен, жил в доме,
ожидая выкупа. Так что за конницей дело не стало. Правда, платить воинам Тугай-бея на
первых порах было нечем, но разве друзья обращают внимание на подобные мелочи? В
конце концов, в малороссийских селах живет вполне достаточно красивых дивчин, крепких
хлопчиков и прочего полезного товара, весьма ценящегося в Стамбуле, где нужда в дивах для
гарема и мальчишках для пополнения янычарского корпуса, корпорации евнухов или
галерных экипажей стабильна и непреходяща. На том и поладили. Для поляков же know-how
Хмельницкого/Тугай-бея оказалось неприятным сюрпризом. Их план, основываясь на опыте
боев 1630, 1637 и 1638 годов и разведданных о крайнем дефиците у бунтовщиков конницы,
предполагал, выдвинувшись двумя колоннами, взять пехоту противника в клещи, как когда-
то отряды Наливайко на Солонице и скопища Острянина под Голтвой. А получилось иначе. Сперва, 6 мая 1648 года, угодив в засаду близ Желтых Вод, был
наголову разбит авангард «кварцяных», затем, 15 мая, при тех же условиях (засада,
количественный перевес, невесть откуда взявшаяся орда) та же судьба постигла под
Корсунем главные силы. Коронный гетман (министр обороны) Миколай Потоцкий и польный
гетман (командующий особым военным округом) Мартин Калиновский, попав в плен, были
угнаны татарами. И вот после этого полыхнуло не по–детски. По всему Левобережью
стихийно возникали партизанские отряда, крестьяне массами «оказачивались». Началась
резня, хоть и в какой-то мере осмысленная, но от этого не менее беспощадная. Избавляя
читателя от жутких, гарантирующих пару-тройку
бессонных ночей подробностей, скажу
лишь, что резали (в лучшем, наиболее гуманном варианте) всё пшекающее и картавящее, без
различия пола, возраста, рода занятий и имущественного положения. Попавшие в плен к
гуманным татарам, продававшим живую добычу в рабство, даже оказавшись гребцами на
галерах или евнухами, могли считать себя счастливчиками. Но сантименты сантиментами, а
к
концу июля 1648 года поляков на левом берегу Днепра уже практически не осталось, а в
конце августа Хмельницкий, переправившись через Днепр, взял под полный контроль
Брацлавское, Киевское и Подольское воеводства, завернив тем самым зачистку
малороссийских территорий Великого Княества Литовского. Программа-минимум была выполнена. Однако человек предполагает, а Бог располагает. 20
мая умер Владислав IV, идея крестового похода угасла сама собой, и Хмельницкий оказался в
крайне интересном положении. Договариваться было не с кем и не о чем, временное
правительство, плохо понимая, что
происходит на periferia, собирала войска; оставалось
только драться. Благо, денег полякам было жалко, так что качество личного состава было
невысоким, а уровень руководства вообще ниже нуля (самым боеспособным соединением
была частная гвардия князя Вишневецкого, но Сенат опасался отдавать армию в сильные
руки, доверив её трем полным ничтожествам, да еще и лишив их права единоначалия).
Закономерным итогом стал полный разгром поляков под Пилявцами 10-13 сентября и
молниеносный захват казаками Правобережья. Наступление Хмельницкого застопорилось
лишь в октябре, когда гетман, осадив Львов и Замостье, застыл. Что и понятно: дальше ноты
не написаны. Взять Львов – не проблема. Дорога на Варшаву открыта, ни армии, ни короля у
Речи Посполитой нет, беззащитную страну можно ставить раком и диктовать любые условия,
вплоть до признания независимости. Однако это не входит в партитуру. Хмельницкий,
добившись того, о чем не мог и мечтать, явно не знает, что делать. Будь жив Владислав, все
бы сладилось, но Владислава нет, приходится импровизировать на ходу. Львов для гетмана
город однозначно польский (ау, мои оранжевые братья!), взять его означает из сильно
нашалившего верноподданного превратиться
в государственного преступника. Поэтому
гетман снимает осаду, содрав с горожан колоссальные контрибуции и отослав своим
представителям на Сейме очень жесткие инструкции: плевать, о чем там спорят, но я хочу
только Яна Казимира, брата нашего доброго короля Владислава, а если нет, продолжим
разговор в Варшаве. Выбирать панам не из чего. Волю гетмана приняли к сведению, и королем был избран Ян
Казимир, после чего Хмельницкий, торжественно вступив в Киев 23 декабря, отправляет
новому королю мирные предложения. Отнюдь не ультиматум. Напротив. Он не требует, а
верноподданно, по всей необходимой форме просит ликвидировать Брестскую унию или, по
крайней мере, запретить униатам миссионерствовать вне Галиции, юридически
зафиксировать право реестровых владеть землей на Левобережье (о, хутор Субботов!) и
лишить этого права магнатов. Обратим внимание: пункты более чем традиционные, ни о
какой независимости речи нет, об освобождении «хлопов» тоже (реестровым на крестьян
плевать, они их «кидали» всегда); новация разве что насчет магнатов – раз уж их владения
захвачены, зачем отдавать? Однако именно этот пункт «пропозиций» напрочь исключает
возможность консенсуса. Посольство Адама Киселя, единственного православного сенатора
Речи Посполитой и близкого друга Хмельницкого, вполне разделявшего его «довоенные»
требования и имевшего полномочия соглашаться на «разумный компромисс», провалилось.
Как, впрочем, и расчет гетмана на «своего» короля оказался ошибочным. Ян Казимир не был
трусом (трусов в роду Ваза не водилось), но, в отличие от равнодушного к высоким материям
брата, был фанатиком. С детства предназначенный для духовной карьеры, имевший высокий
церковный сан и снявший рясу по особому дозволению Ватикана, он считал своим
христианским долгом окоротить «взбесившуюся схизму», тем паче, что рынок ландскнехтов
в связи с окончанием Тридцатилетней войны был переполнен спецами, а магнаты готовы
были раскошеливаться.
Алеет Восток
Увы, попытка реванша завершилась очередным крахом. В очередной засаде близ Зборова,
огромная, очень качественная армия Речи Посполитой терпит поражение, влезает в «мешок»
и впадает в панику. Самого Яна Казимира от плена спасает вмешательство крымского хана,
пришедшего на поле боя со всей ордой, и заставившего Хмельницкого мириться под угрозой
удара в спину. Кстати сказать, более чем сомнительны рассуждения о том, что, дескать, «хан
изменил украинскому союзнику». Во-первых, в отличие от Тугай-бея и прочих, по традиции
имевших право грабить кого угодно на пару с кем угодно, хан был монархом, и никакой союз
с удачливым бандитом, каковым юридически являлся гетман, между ними был немыслим.
Речь могла идти только о вассалитете, и значит, хан мог приказывать, не мотивируя. Но, что
еще важнее, сам факт присутствия хана на поле боя означал, что поход согласован со
Стамбулом; самодеятельности на таком уровне турки не прощали, и Ислам-Гирей хорошо
знал о судьбе своих предшественников, забывших об этом. Стамбулу же было выгодно
максимальное ослабление Польши, но не ее полный крах. Ибо крах вполне мог повлечь
раздел РП между Австрией и Россией, многократно их усиливающий. В общем, став жертвой
высокой политики, гетман был вынужден идти на переговоры, благо на сей раз слушали его
очень внимательно. Но даже теперь, во второй (и последний) раз имея все карты на руках,
Хмельницкий удивительно скромен. Согласно статьям Зборовского мира, подписанного 8 мая
1649 года, мятеж квалифицировался как реализация права подданных на восстание, а земли
Малой Руси выделялись из состава Польши и ВКЛ в отдельную административную единицу,
Гетманщину, с широкой внутренней автономией и выборными органами власти. Казацкий
реестр (гарантия соблюдения договора) увеличивался до 40 тысяч сабель. Фактически речь
шла о превращении двуединой РП в триединую. Не могу доказать документально, но сильно
подозреваю, что главным автором документа стал «канцлер» и alter ego гетмана Иван
Выговский, действия которого в недалеком будущем будут направлены на реализацию идеи
Великого Княжества Русского в составе Речи Посполитой. Но что характерно, об отмене
крепостного права в документе, как и 8 месяцев назад, нет ни слова. «Посполитых» в
очередной раз кинули, и сам Хмельницкий дал по этому поводу исчерпывающее
разъяснение: «Нехай кождый з своего тишится, нехай кождый своего глядит - казак своих
вольностей, а кто не попав до реестру, тому доля воротытся до своих панив, працювати и
платити володарям десяту копу»…
По итогам Зборовского договора в свои имения на Periferia начали возвращаться беженцы,
чему крестьяне, успевшие разделить и землю, и панский скарб были вовсе не рады. Панов
начали убивать, Варшава возмущаться, Хмельницкий, вполне довольный ситуацией, - вешать
и сажать на колья нарушителей конвенции. В итоге по украинам поползли песенки,
звучавшие (в наиболее мягком варианте) примерно так: «Ой, бодай того Хмеля перша куля не
минула, а вторая устрылила, прямо в серце угодыла». Поскольку авторов
разыскать
возможности не было, на колья сажали исполнителей - бандуристов и прочих кобзарей.
Однако рейтинг падал, и Хмельницкий, имевший воистину волчье чутье, это понимал. Как
понимал и то, что на лаврах почивать рано. Зборовский договор, вполне устраивавший
Хмельницкого, так и не был ратифицирован сеймом. Польша вовсе не считала ситуацию
разъясненной окончательно. Она сосредотачивалась. Не спеша, учитывая все возможные
варианты.
В декабре 1650 сейм утвердил новый карательный поход, и ситуация сразу стала
складываться не в пользу казаков. То ли, старея, гетман перестал ловить мышей, то ли
Фортуна на сей раз слегка задремала, но летом 1651-го в двухнедельном сражении под
Берестечком казацкое войско потерпело тяжелейшее поражение. Белоцерковский договор
оказался унизителен и тяжек: реестр сокращался наполовину, до 20 000, казацкую
территорию ограничили до Киевского воеводства, шляхта получала обратно владения в
полном объеме. Ничего удивительного, что по разоренному краю покатились восстания,
и
земля под гетманом, которому доселе прощалось все, поскольку ему в смысли везения не
было альтернативы, закачалась. Со стихийными восстаниями на селе справиться,
контролируя казачество, было не так сложно, но 20000 «выписчиков» предпочитали смерть
возвращению к полевым работам, и кому, как не Хмельницкому, было знать, что такое
казачий костяк, обросший крестьянским мясом? Но при этом Варшава, Белоцерковский
договор, в отличие от Зборовского, ратифицировавшая по всей форме, требовала от
вельможного пана гетмана скрупулезного выполнения обязательств, хотя бы на
подведомственных ему территориях гражданской войны, которая вовсе не факт, что оказалась
бы успешной. И самое
безотрадное, что – Хмельницкий был слишком умен, чтобы этого не
понимать – в случае поражения деваться ему будет некуда. Для поляков он – преступник, чьи
деяния срока давности не имеют, и оказаться в их руках в качестве беглеца означает смерть,
какие бы соглашения ни были достигнуты (впоследствии именно такая судьба постигла
некоторых чересчур заигравшихся
соратников гетмана). Прятаться в России, Крыму, Турции?
Но после 10 лет практически абсолютной власти такая жизнь будет хуже смерти, тем паче,
что татары и турки вполне могут польститься на то, что эмигрант привезет с собой, а если не
везти с собой ничего, то, опять-таки, разве это жизнь?
Спасите наши души!
Именно в это время, по свидетельству очевидцев, гетман, и раньше не бывший врагом
зеленого змия, начинает закладывать за воротник чересчур, даже по казацким меркам 17 века.
И как раз с этого времени принимается искать варианты, рассылая письма во все
сопредельные страны, причем особенно не щадя Москву – там эпистолы из Чигирина
появляются чуть ли не раз в месяц.
А вот переписка с
Варшавой практически сходит на нет.
Хмельницкий, идеально улавливавший все нюансы настроений в обществе, уже понимает,
что, во-первых, новая война с Польшей неизбежна, и совершенно неважно, хотят ей поляки
или нет, во-вторых, начать ее придется ему, вне зависимости от желания, а в-третьих, прежде
чем начитать, необходимо подыскать широкую спину, за которой в случае чего можно
спрятаться. Таковых две – Москва и Стамбул. Но в Турции тяжелый политический кризис -
только что удавили султана Ибрагима (кстати, первый, за год до Карла Стюарта,
монарх
Европы, не убитый
втихомолку, а казненный по суду, за профнепригодность и антинародную
политику),
и вопрос о власти еще далеко не решен. К тому же Турция увязла в разборками с
Венецией и Ираном. Да и народ за крымские шалости турок ненавидит почти так же, как
ляхов. Молдова и Трансильвания – смешно. Помочь не помогут, а продать продадут.
Иное
дело – Москва, уже вполне оправившаяся от последствий Смуты. Там, конечно, вольностей
куда меньше, чем в Речи Посполитой, однако намного больше, чем в Турции, опять же язык
один, вера та же, гаремами там не балуются, в янычарах не нуждаются (своих хватает),
никакой миграции голозадых дворян не предвидится – дай Бог не так давно приобретенное
Поволжье освоить, и наконец, «местные кадры» на Москве, в отличие от Польши, вполне
уважают, будь это хоть татарские мурзы, хоть сибирские князьки. Короче говоря,
альтернативы нет. Проблема, однако, заключалась в том, что
Москва вовсе не спешила
обрадоваться и распахнуть объятия. Там крепко сомневались, нужно ли вообще стране
враждовать с Польшей, тем паче за разоренную и крайне проблемную территорию с хоть и
единоверным, но психологически надломленным населением. И Хмельницкий продолжал
писать, распинаясь в самых теплых чувствах, прося, убеждая и всячески заинтересовывая
думских сидельцев…
Тем временем случилось то, чего не могло не случиться. Война, которую не хотели ни
поляки, ни гетман, но которой требовало огромное большинство «быдла», началась и пошла
по совсем новым правилам. После того, как на поле выигранной битвы под Батогом казаки
поголовно перебили пленных, в нарушение приличий не позволив «союзным» татарам
отобрать хотя бы способную заплатить выкуп знать, это была уже резня на полное
уничтожение. Народ украин не желал
поляков ни в каком виде, кроме протухшего, а
повторить ошеломительный успех 1648-го не было ни малейшей надежды. Как ни сладка
была «воля», пришло время рискнуть и «лечь» под серьезного покровителя, выговорив
максимум власти и влияния. Рассуждения гетмана были не всеми поняты и не всеми
приняты. Кое-кто считал, что, дескать, прорвемся, другие, что если уж так карта пошла, то,
пока мы в силе, почему бы все-таки не вернуться в лоно Речи Посполитой. На Тарнопольской
раде 1653 года против «промосковской» линии выступили даже наиболее авторитетные
соратники Хмельницкого, вроде Богуна, спасшего остатки армии под Берестечком. И все же
гетману опять удалось все. Он сумел одновременно и «дожать» Москву, убедив её в том, что
не помочь «гибнущим православным братьям» нельзя, и доказать старшине, что попробовать
стоит, поскольку дурные москали готовы помочь «гибнущим братьям» практически задаром.
И в самом деле, по итогам переговоров с правительством Алексея Михайловича казачеству
были сохранены все привилегии, предусмотренные Зборовским трактатом. Весь «старый
уряд» был сохранён полностью, казачество получило право выбирать старшину и гетмана без
консультаций с Москвой, всего лишь информируя ее о результатах, 85% налоговых сборов
поступали в гетманскую казну, а реестр увеличился до 60 тысяч сабель. Сверх того,
разрешалось принимать иностранные посольства, то есть вести самостоятельную политику,
за исключением враждебных к России государств. Короче говоря, Малая Русь становилась
хоть и не самостоятельным государством, но чем-то гораздо больше, нежели обычный
протекторат типа турецкой Молдовы или австрийской Трансильвании. Новые украинские
мифологи недалеки от истины, утверждая, что 8 января 1654 года в Переяславе было
одобрено не «воссоединение», а всего лишь создание федерации. Но вот какое отношение
имеет Переяславская Рада ко всему дальнейшему, это уже совсем иной вопрос…
Дабы не повторять в сотый раз уже сказанное, предлагаю прочитать:
http://www.apn.ru/opinions/article19484.htm
http://www.chaspik.info/bodynews/3296.htm
http://russedina.ru/frontend/former/ukraines?id=13043
Смею заверить, факты изложены подробно и точно. Но – тенденциозно. В трактовке авторов
Иван Выговский – предатель, достойный наихудших оценок. Что не есть хорошо, поскольку
любой адепт новой украинской мифологии, прочитав, тотчас скажет, что веры таким
материалам быть не может. Иными словами, форма имеет свойство перекрывает содержание,
не позволяя понять, как оно было на самом деле. Поэтому, не пытаясь излагать ход событий,
последовавших за смертью Хмельницкого (кто хочет, может пройти по предложенным
ссылкам), рискну проанализировать претензии уважаемых
авторов к Ивану Евстафьевичу.
Глядишь, что-то путное и выплывет.
Прежде всего, согласимся: пан Выговский брал на лапу. У всех подряд. И, согласившись,
забудем. Да, несомненно, брал. Ну и что? Все брали. И сейчас берут. Устройство
«правильных» женитьб тоже в упрек не поставим: браки в своем кругу (а желательно и
выше) разумные семьи практикуют по сей день, тогда же это вообще было основой
политических отношений. Понятно и стремление приближать родню и земляков: любому
руководителю нужны преданные люди, а кому и доверять, как не «родной крови» или
друзьям детства? Говоря серьезно, человек, вне всяких сомнений умный и ответственный
(бессменный «канцлер», ответственный за внешнюю политику, да и за внутреннюю, видимо,
тоже). Образованный (до войны в суде работал). Судя по всему, непьющий, что по тем
временам и местам равно чуду, или, по крайней мере, пьющий мало и без удовольствия.
Кроме того, волевой, тактичный, сдержанный (кто имел горе общаться с пьяными
неврастениками, подтвердит, что «убалтывать» их куда как нелегко, а Хмельницкий,
неврастеник тяжелейший, да к тому же еще и алкоголик, Ивана Евстафьевича во хмелю
слушал и делал, как тот просил). Учитывая, что все «золотое десятилетие» трудился на
серьезных постах в Комиссариате Речи Посполитой над Войском Запорожским, в
полне
вероятно, что был униатом (документов, кажется, нет, но православных в польской
администрации не держали, а архивы в подобных случаях post factum чистят добела).
Происхождения неказацкого, в Войско попал случайно, но, тем не менее, ближайший к
Хмельницкому человек (не зря же любимую, единственную дочь гетман отдал именно за его
брата, хотя имел склонность к бракам уровнем выше – сыну, скажем, сосватал аж
молдавскую княжну). Даже после смерти гетмана был верен его памяти: наследника, Юрка,
пальцем не тронул, как в то время водилось, и даже власть у него формально не отнял, так и
оставшись гетманом «на то время» (а что взял полноту власти на себя, отослав парнишку
учиться, так это самому же мальцу было лучше, чем, как вышло с его ровесником Ричардом
Кромвелем, служить оберткой, прикрывающей реально властвующие кланы, да и надо ж
будущему гетману иметь образование).
Что же до политики, то как хотите, а для меня совершенно несомненно: Выговский, против
своей воли оказавшись среди мятежников, хоть и оценил по достоинству выгодные аспекты
сложившейся ситуации, своим статусом «бунтовщика» тяготился, считая идеальным
вариантом завершения войны признание конфликта гражданским и почетного примирения. И
в этом, несомненно, полностью сходился с Хмельницким, который до последней
возможности делал максимум для того, чтобы заставить элиту Речи Посполитой перейти от
«двуединой» федеративной системы к «триединству», и дал старт «московскому проекту»
лишь после Батога. Когда стало ясно, что война пошла на уничтожение, а сам он для поляков
стал даже не врагом номер один, а воплощением зла, причем на многие поколения вперед. У
Выговского такого ограничителя не имелось, он,
напротив, был своего рода «жертвой
обстоятельств», говорить с поляками мог безо всяких предубеждений. И, несомненно,
говорил. Безо всякого шпионажа и, скорее всего, с ведома Хмельницкого. Имея для этого, как
руководитель не только дипломатического ведомства, но и разведки, во все времена тесно
связанной с дипломатией, массу возможностей, как официальных, так и не совсем, и совсем
не. А говорил, скорее всего, о том, что «домашняя война» - трагедия для всей семьи, что
судьба Руси (что такое Украина он знать не знал) на западе, а не на востоке. Не в варварской,
то есть, Москве, где самый обычный рокош против царя считается государственным
преступлением, у хлопов есть какие-то права, и совершенно нет секса. Короче говоря, ни о
каких намерениях «изменить русскому царю» речи быть не может, поскольку Иван
Евстафьевич клятву, по воле обстоятельств и гетмана данную в Переяславе, действительной,
безусловно, не считал.
А вот Гадячским договором, напротив, «на тот час гетман» имел все основания гордиться.
Политика, не удержусь от трюизма, искусство возможного, а он, по сути, сумел сделать то,
чего не удалось и Хмельницкому на пике успехов - выторговал у Речи Посполитой не просто
максимум возможного, но даже сверх того. Шляхта получала реституцию имений, но и
казачество приобретало право на землю, а старшина сохраняла имения, взятые по праву
войны. Католикам дозволялось жить на территории Малой Руси, но униатство и
миссионерство запрещались напрочь, а православная церковь уравнивалась в правах с
католической (и зная хватку святых отцов, можно уверенно утверждать, что сильно
разгуляться «папежникам» бы не дали). Территория, подведомственная гетману, вновь
возвращалась в границы, очерченные в Зборове, что перечеркивало позорный
Белоцерковский пакт, восстанавливая утраченное Хмельницким. Самое же главное (на это
мало кто обращает внимание, а зря), «Великое Княжество Русское», о котором идет речь в
документе, это не какая-то расплывчатая «Гетманщина». Это статус, реальный и легитимный.
Сильно поумнев, Варшава дает «добро» на то, что раньше категорически исключала,
признавая, что отныне Речь Посполита может существовать только в качестве триединой
федерации, одна из составных частей которой исповедует православие. И сверх того, само
понятие «княжество» подразумевает сословную реформу. Раз есть «князь» (по факту им, как
и князем литовским, становится пан круль), то есть и соответствующая социальная
структура. Проще говоря, казаки наконец-то обретают легитимный статус, из непонятно кого
становясь дворянами, той самой православной шляхтой, которой раньше быть не могло по
определению). Конечно, идеала не бывает, крестьянство, например, проигрывало по всем
статьям, оказываясь не просто
в положении «до событий», а в гораздо худшем, но интересы
«быдла» старшина, в том числе и Хмельницкий, в счет не брали никогда, а казаки как раз от
этого пункта выигрывали, вместе со шляхетством получая и крепостных. В общем,
Выговский совсем не зря держал его до времени в секрете от «масс», позволив огласить
только в критический момент – на Гармановской Раде, как джокер, перебивающий все
козыри. Однако просчитался, и без ответа на вопрос «почему» двигаться дальше мы не
вправе…
Понимал ли Выговский, что оппозиция его курсу будет неизбежно? Естественно, как умный
и опытный человек, не мог не понимать. И подстраховывался на полную катушку, стараясь
учесть все. Против упреков в измене православию – договоренность с митрополитом, гневом
которого так уверенно грозил Пушкарю. Против Москвы, которая утираться не станет
(столько средств вложено!) – корпуса Анджея Потоцкого и Ежи Немирича (поляки воюют с
Россией, а враг моего врага – мой друг) и Орда (в полном соответствии со стратегией
Хмельницкого). Против излишне диссидентствующей старшины – эшафот (чем, в самом
деле, Яшка Барабаш лучше Осипа Гладкого, казненного Хмельницким за неподчинение
гетманскому курсу?). Против запорожцев, которые любой твердой власти враги, а равно и
«быдла», которое неизбежно взбунтуется, увидев первого же вернувшегося пана, - полки
немецких и венгерских ландскнехтов. Короче говоря, учтено было решительно все. Кроме
уровня народного возмущения. Как ни талантлив и опытен ни был Иван Евстафьяевич, не
было у него той звериной, «ельцинской», что ли, интуиции, которой в полной мере был
наделен Хмельницкий, и которая делает человека не просто лидером по должности, а вождем
народа, способным в переломные моменты истории улавливать малейшие колебания
настроений масс, оседлывать их и всегда оставаться на гребне. К бунту «быдла» он был
готов. К запорожским мятежам и шалостям отдельных конкурентов тоже. Но к тому, что от
него, такого предусмотрительного, начнет бежать старшина, хорошо осведомленная о
преференциях, дарованных ей
Гадячским договором,
что уход «москалей» никак не разрядит
ситуацию, что горожане, которым он подчеркнуто покровительствовал, щедро раздавая
привилегии, начнут резать польские гарнизоны, что мобилизовать казаков придется под
угрозой децимаций, что, наконец, реестровые, услышав на Гармановкой Раде о своем
грядущем шляхетстве, которым они обязаны лично ему, Выговскому, поднимут докладчиков
на копья, - к этому вряд ли. А потому заметался и начал творить ранее не свойственные ему
глупости, ничего не исправляющие, а только добавляющие жара в огонь. Никак иначе нельзя
расценить, например, отчаянную просьбу к хану как можно дольше не уходить (ранее татары
приходили, разживались полном и уходили), подкрепленную официальным
разрешением
грабить подведомственные гетману города («Даде на
разграбление и
пленение Гадяч,
Миргород, Обухов, Веприк, Сорочинцы, Лютенки, Ковалевку, Бурки, Богочку...»). То есть,
Хмельницкий, конечно, тоже платил хану двуногим скотом и его пожитками, но делал это
культурно, как бы не будучи в силах остановить «союзников», никогда не давая летописцам
оснований обвинить себя в сознательном сотрудничестве с людоловами…
Такие вот вареники со сметаной. Осталось добавить разве, что позже Иван Евстафьевич,
возможно, понял, что к чему. Поскольку все же добровольно отослал преемнику, Юрку
Хмельницкому гетманские «клейноды» и печать, которые мог и оставить при себе, сохраняя
тем самым хотя бы толику легитимности. Да и расстрел его
по обвинению в связях с
«московской стороной» навевает некоторые сомнения, поскольку казнен он был фактически
без суда, будучи по рангу сенатором Речи Посполитой, а Речь Посполита была достаточно
правовым государством, чтобы сенатор имел право быть выслушанным в суде. Кроме,
разумеется, случаев, когда вина была очевидна, а разбирательство грозило уронить престиж
державы. Впрочем, все это, правда оно ли нет, для нас уже совершенно не важно. Куда
важнее, что, во-первых, события 1657-1659 годов, связанные с именем и деятельностью
Ивана Выговского, однозначно подтвердили: абсолютное большинство населения Малой
Руси, и казачества в том числе, не приемлет Эуропу ни в каком виде, а хочет «царя
восточного» и готово за это бороться
. А во-вторых, первые «ущемления» свобод Малой
Руси (введение войск в города, назначение воевод и установление общего контроля Москвы
над ситуацией) состоялись не в нарушение статей Переяславской Рады 1654 года, а на
основании решения и просьбы Второй – тоже Переяславской
. О которой нынешние
украинские мифотворцы почему-то предпочитают не помнить.
Шестидесятники
Второй Переяславский договор, юридически фиксирующий роль Москвы как верховного
арбитра малороссийской политики и санкционирующий ввод московских гарнизонов в
города Гетманщины, невероятно раздражает тех «оранжевых», которые все же о нем
вспоминают. Документ-де «очень невыгодный, кабальный для Украины», подписан «слабым
гетманом Юрием под безумным давлением московского воеводы князя Трубецкого»
(
http://www.day.kiev.ua/192883/
). Насчет «безумного давления» (тем паче насчет «под угрозой
окруживших город войск», о чем тоже иногда говорят) позволю себе поспорить. Если людям
воевать вместе, тут выдавить формальное согласие мало, тем паче угрозами. Трубецкой
просто сообщил «союзникам»: веры им, учитывая, что Гадячский договор почти все они
одобряли, нет, и России нужны гарантии, а ежели не согласны, так на фиг, и разбирайтесь с
поляками сами. После чего старшина согласилась поумерить аппетиты. А вот второй тезис
оспаривать не стану. Несчастный Юрась и в самом деле был трудным, глубоко невежественным подростком с
тяжелой психикой, живым доводом в пользу рекомендации не делать детей спьяну. Если
старший брат его, Тимош, погибший в Молдавии, помимо наследственной истерии и
очевидных признаков садизма, все же унаследовал
от родителя некоторые лидерские задатки
и личное мужество, то Юрку,
«недосвідченому напівголовку» по определению самого
Грушевского, похвастаться было вообще нечем. Кроме, конечно, громкого, завораживающего
массы имени. «Як йому, молодому, воспалительному, слишком недоумку, хворому на чорну
болiсть, - риторически удивляется радикальный историк Микола Аркас, - було
керувати на
той тяжелий час?». Отвечаю: никак. Ничем он не «керувал», поскольку имел дядю, Якима Сомка, родного брата
первой жены Богдана. В эпоху великого шурина дядя себя ничем особым не зарекомендовал,
но, понятно, как сыр в масле катался, затем поддержал Выговского, но не сошелся с ним в
вопросах кадровой политики. Ибо видел себя, минимум, войсковым обозным (министром
финансов), а не получил ничего, причем в объяснение Выговский прилюдно заявил, что
Сомко по натуре «шинкарь», которого к казне подпускать опасно. Естественно, Сомко
обиделся , уехал на Дон и там,
открыв пару шинков, зажил припеваючи. Однако слаб
человек. Узнав о «зигзаге» Выговского и всеобщем бунте, срочно открыл в себе симпатии к
единоверной Москве, прекратил
спаивать
православных
и рванул в родные пенаты, где хотя в
гетманы и не выскочил, но быстро (шурин Богдана!.. дядя Юрка!) выбрался в первые ряды
новых «урядовцев», подмяв под себя решительно ни к чему не пригодного парубка. Это не
слишком нравилось российским командирам. В 1660-м, выступая в поход на поляков, воевода
Шереметев прихватил гетмана с собой, оставив на хозяйстве Сомка, без живого знамени не
опасного. К сожалению, Шереметеву не повезло. Под Чудновом он попал в засаду, был
разбит татарами, как всегда, мудро дружащими против тех, кто на данный момент сильнее,
взят в плен и на 22 года уехал в Крым, а победители осадили Юрка под Слободищами. Три
недели юный гетман сидел в осаде, но когда поляки пообещали ему жизнь, сдался, подписав
Чудновский договор (почти полная калька с Гадячского, только отредактированный в пользу
Польши), и присягнул на «вечную верность» королю. С этого момента при нем неотлучно
находился комиссар Беневский, видимо, педагог не из последних, поскольку Юрко, по
свидетельству очевидцев, «в рот пану глядел». Чему более всего рад был естественно, дядя
Сомко, мгновенно объявивший себя гетманом и, выдвинув лозунг типа «Навеки вместе!»,
наконец-то обретший некоторую популярность.
Драка между дядей и племянником вышла крутая, аж на полтора года с переменным успехом.
За это время быть гетманом Юрасю очень понравилось, благо, что делать, подсказывал пан
Беневский, а тешить все более распаляющуюся натуру никто не мешал. У поляков, правда,
имелась в запасе альтернативная, куда более приемлемая кандидатура: наказной гетман
правого берега, Павло Тетеря, крестник великого гетмана, принципиально (редкость по тем
временам) убежденный, что солнце для Малой Руси восходит на Западе, бомбил Варшаву
докладами с рефреном «Ну когда же вы, наконец,
уволите этого идиота?». Однако на пацана
все еще работало имя, так что поляки не спешили, выжимая из парня максимум. Однако все
кончается. 16 июля 1662 года Юрась, успевший растерять немало сторонников, уразумевших,
что Хмель Хмелю рознь, потерпел окончательное поражение, и вскоре, объявив об
отречении, по мягкому совету Тетери, постригся в монахи под именем Гедеона. После чего
был взят под стражу, отправлен во Львов и посажен в крепость, откуда вышел, отмотав
полный пятерик, только после смерти папиного крестника, почти сразу угодив к татарам, был
отослан в Стамбул, обласкан, помещен про запас в греческий монастырь и забыт на долгие
годы. Все это, однако, случилось позже, а пока что, потратив несколько месяцев на
организационные вопросы, Тетеря был официально избран гетманом Его Королевской
Милости (вслух об этом не очень говорилось, но подразумевалось) Войска Запорожского.
Что, впрочем, было признано только полками днепровского Правобережья.
Что до Левобережья, то творившемуся там сложно подобрать название. Сомко дорвался, но
дорвался не совсем. Он сумел стать наказным (временным) гетманом, а в 1662 году, на
Козелецкой раде, даже и настоящим, но «ворожа Москва», основываясь на статьях II
Переяславского договора, звания не утвердила, оставив обескураженного дядю Якиму в
ранге «врио». Резоны у бояр имелись, и серьезные. Во-первых, избрание прошло, мягко
говоря, не по всем правилам, что было в дальнейшем чревато проблемами, во-вторых, досье
на дядю Якима было довольно пухлое, считать его человеком, вполне лояльным, никак не
получалось. В-третьих,
пребывал он в тяжелейших контрах с Василием Золотаренко, еще
одним шурином Хмельницкого, но уже по третьей супруге, считавшим, что если кто-то
булавы и достоин, так только он сам, «верный слуга государев», а не «шинкарь Якимко», и
строчившим на свояка донос за доносом. Тот в долгу не оставался, благо досье на «верного
слугу», при Выговском успевшего получить польское шляхетство и даже фамилии
Злотаревский, в соответствующем приказе имелось не менее пухлое, нежели на него самого.
В общем, московских бояр можно понять. Имея в пассиве уже двух изменивших
гетманов,
они стали осторожнее, меньше верили словам и не очень торопились с
назначением, разузнавая стороной, кто все-таки хотя бы предположительно способен быть
верен царю, а кто не способен по определению. Кроме того, было ясно: личная вражда
претендентов и их группировок дошла уже до той грани, что кто бы ни был избран, второй
терпеть такую несправедливость не станет, и ежели что, дойдет в поисках правды хоть аж до
самой Варшавы. В крайнем случае, до Бахчисарая. Проверять, насколько опасения
соответствуют истине, в условиях военного времени было совсем не с руки. Так что с
выборами сперва предлагалось подождать до поры,
«пока утiшится вся Украйна», а позже,
когда стало ясно, что тэрпэць урвався и голосу разума хлопцы внимать уже не способны,
Москва, по рекомендации кошевого атамана Ивана Брюховецкого, мнению которого
доверяла, вынесла арбитражный вердикт: созвать новую раду. Но не простую, а «черневую
Генеральную» (по московским меркам – Земский Собор), чтоб в выборах участвовали не
только казаки подчиненных им полков, но и «чернь».
Внимание,
на авансцене -
Иван Брюховецкий. Уже помянутый кошевой атаман, любивший
именовать себя «кошевым гетманом». Еще один птенец гнезда Богданова, но уже сбоку
припека, не родственник и не свойственник, а всего лишь особо доверенный секретарь.
Даровитый и шустрый, он, хоть и не казацкого происхождения, в смутные времена осел на
Сечи и, начав с ничего, быстро взлетел. Гениальный демагог, мечтавший о карьере, он
интуитивно уловил, что нужно делать, и начал говорить толпе все, что та хотела слышать. В
том числе и правду. Не особо стесняясь в выражениях. Его речи о «продажной старшине»,
которая «только в скарбы богатится, яки в земле погниют, а ничего доброго отчизне тем не
радит, или до ляхов завезет в заплату за получение шляхетства» и «не любит правды,
которую чернь хочет в глаза говорить», вылетали с Сечи, из уст в уста передавались по всему
краю, и люди сходились в том, что «Иван прав». Тем паче, что Брюховецкий был прост в
обращении, мог с народом и выпить, и сплясать, и дите покрестить. И очень охотно отвечал
на вопросы. Причем, ежели речь заходила о персоналиях, называл имена и суммы.
Неуклонно сводя разговор к тому, что Богдан хотел совсем другого, и он, Иван Брюховецкий,
знает, чего. А именно: всем хлопам – волю, всем посполитым – землю, всех «лыцарей»
-
немедленно в реестр, а все панов утопить. И жидов, натурально, тоже. А ежели вместе с
москалями, так еще лучше. Параллельно «кошевой гетман» вел тщательную слежку за
каждым шагом обоих кандидатов в гетманы, обо всем информируя Москву, и не забывая в
посланиях именовать себя то «Ивашкой», то «государевой подножкой», то еще как-то в этом
роде. В итоге, когда Сомко и Золотаренко, долгое время игнорировавшие «горлопана» и
«брехуна», почуяв, к чему идет дело, примирились и выступили единым фронтом, было уже
поздно. На знаменитой Черной раде, состоявшейся 17-18 июня 1663 года под Нежином,
Брюховецкий сперва перечислил все, что «своровали у черни бесстыдци», потом
продемонстрировал толпе руки, «якы нычого не вкралы», и наконец, зачитал список
обвинений. Не было там разве что отравления Богдана, зато, помимо всякого бреда,
выслушанного, впрочем, с огромным интересом, имелись доказанные факты подготовки
Золотаренком покушения на «народного кандидата» и переписки Сомка с поляками. В ходе
последовавшей поножовщины сторонники свояков были выбиты с Майдана, а на следующий
день они же, с разрешения победителя и при безучастном молчании представителей Москвы,
грабили шатры своих вчерашних начальников. Сами же «изменники» предстали перед
войсковым судом и 18 сентября 1663 года были обезглавлены. «Безгетманщина» кончилась.
Брюховецкий был официально признан гетманом Его Царского Величества Войска
Запорожского. Что, впрочем, было признано только полками днепровского Левобережья.
«Украинское дело явно погибало. Неудача за неудачей уничтожила надежды, и люди
лишились веры в свое дело, в свою цель. Возникла мысль, что этой цели вообще нельзя
достичь. Из-за этого исчезала воля и терпеливость. Слабела любовь к родному краю, к
общественному добру. Патриотические поступки и жертвы казались напрасными. Личные
частные интересы преобладали над всеми честными и патриотическими порывами. Своя
собственная домашняя беда для каждого становилась непомерно тяжелой. Каждый начал
заботиться только о себе самом. Человеческие души мельчали, становились убогими, ум
притуплялся под весом трудного поиска пути к спасению. Все, что было когда- то дорого,
свято, теперь продавалось всякий раз дешевле. Героем времени считали того, кто среди
общей кутерьмы умел сохранить себя самого, вынырнуть из болота анархии, потопив в нем
другого...». Так говорил Костомаров. Красиво говорил. С надрывом. Вполне в
духе
романтического 19 века, когда даже Спартак в знаменитом романе Джованьоли плакал
куда чаще, чем сражался. Однако вот вопрос: меря людей и события прошлого по мере своего
разумения, задумался ли хоть раз великий украинский историк – а были ли они вообще, эти
оплакиваемые им «патриотические поступки и жертвы»?
На мой взгляд, историки, представляющие Павла Тетерю «ничтожеством» не правы, как
неправы и их оппоненты с другого фланга, именующие его «предателем». Он, как уже говорилось, крестник Хмельницкого и, о чем еще не упоминалось, второй муж
его дочери Степаниды, вдовы Данилы Выговского, казненного в Москве (кстати, не за
«измену», а за участие в массовом убийстве пленных после Конотопа)
– второе издание
Выговского, в полной мере разделявший его политику. С той, однако, разницей, что политик
куда слабее. Ибо позволял себе иметь принципы, говорил то, что думал, а делал то, о чем
говорил. До войны высокопоставленный судейский чиновник, он, как юрист, считал «bellum
civile», а также и свое участие в ней,
фактом не только трагическим, но и абсолютно
незаконным, поскольку Малая Русь есть естественная и неотъемлемая часть польско-
литовского государства. Неудивительно, что сразу после смерти Хмельницкого он принес
повинную «законным властям», после чего стал сперва наказным гетманом тех областей,
которые Польша еще контролировала, а затем заместителем «легитимного» Юрася. Став
гетманом, Тетеря официально объявил подвластные земли «провинцией Речи Посполитой»,
похерив идею «Великого Княжества Русского», не ставя на повестку дня ни соблюдение
условий Гадячского и Чудновского договоров и явочным порядком сняв запрет католического
и униатского миссионерства. Неудивительно, что поляки, понимая, что второго Тетерю им
вряд ли найти, высоко ценили гетмана и полностью ему доверяли, дав отставному юристу
возможность быстро и качественно зачистить политическое поле от потенциальных
конкурентов. Опасный своими связями в обществе Иван Выговский и еще более опасный
своим авторитетом в войсках Иван Богун были расстреляны по доносам из Чигирина (хотя,
вполне вероятно, доносы эти не были полной клеветой). Однако, при всем этом повторюсь:
упрекать Тетерю в «угодничестве» едва ли справедливо. В ключевом вопросе о признании
казаков «шляхетным» сословием, имеющим право владения землей и крепостными, он был
непреклонен, отклоняя все возражения и даже намекая Варшаве на «обращение к царю
восточному» в случае непринятие этого требования. «На низах» у Тетери популярности
практически не было, поскольку гетман очень любил деньги и мало чем гнушался, копя их.
Однако на недовольство «быдла» он внимания не обращал, поскольку, всеми способами
стянув на Правобережье «родовитых» казаков из «зимовой» элиты довоенных времен, в
подавляющем большинстве разделявших его линию, считал свое положение вполне
прочным. Поначалу так оно и было; два мятежа, организованных «восточно-
ориентированным» полковником Поповичем, удалось подавить без особого напряжения, что
лишь укрепило его в этой уверенности. Однако Тетере, как ранее Выговскому, даже еще
больше, не хватило политического чутья, чтобы осознать то, что признал даже
Стефан
Чарнецкий, идеолог бескомпромиссного, карательного решения проблемы мятежа на
Periferia: «Верных там нет; они все решили лучше умереть, чем поддаться полякам». Так что,
если Поповича «родовитые» громили без особых сомнений, ради удержания власти в руках
своего человека, то уже во время польского похода на Левобережье в 1664-м в стане Тетери
начались некие движения (именно тогда появился компромат на Выговского и Богуна).
Поскольку же поход ко всему еще и окончился неудачей, положение стало предельно шатким,
и весной 1665-го, когда против гетмана взбунтовался новый лидер «промосковских»,
авторитетнейший полковник Василий Дрозденко, заявлявший о необходимости «выхода под
Москву», казачья знать предпочла действиям выжидание. А затем, после разгрома Тетери под
Брацлавом, избрала нового лидера, некоего Степана Опару, позвавшего на помощь против
Дрозденки буджакских татар, которых, однако, сумел перекупить еще один охотник до
булавы, ближайший к Тетере человек, генеральный есаул Дорошенко. Опара, как
самовольщик, был отослан в Варшаву, где и казнен, такая же судьба постигла Дрозденко,
после тяжелых боев разбитого татарами, а Дорошенко стал полноправным гетманом. Что до
Тетери, то он успел бежать, увозя с собою огромный обоз, был перехвачен в пути
запорожцами и ограблен до нитки. Но, поскольку действовали «лыцари» в данном случае не
по заказу, а сугубо в рамках профессии, отпущен с миром. После чего, не имея иных средств
к существованию на привычном уровне, аж до 1667-го, когда был пойман и расстрелян,
работал штатным претендентом от Польши на левобережную булаву. Впрочем, на развитие
ситуации это уже никакого влияния не оказало. Солистом бурлящего в Малой Руси действа
на ближайшие годы становится Петр Дорошенко.
Информация к размышлению. Человек серьезный, из самой что ни на есть казачьей знати,
сравнимой по статусу, скажем, с потомками первых поселенцев Австралии, Дорошенко в
полной мере разделял взгляды Выговского и Тетери, однако, превосходя их уровнем
кругозора и политической интуиции, пусть и не на уровне Хмельницкого, сделал (вполне
возможно, с грустью) необходимые выводы. Отослав Опару на расправу полякам и покончив
с Дрозденко, она, казалось бы, зафиксировал свою «пропольскость», однако далее развивать
тему не стал. Напротив, вскоре после прихода к власти, провел раду, на которой, как
указывает Самийло Величко, «не было специфицировано и определено, при каком монархе
оставаться, или при польском, или при московском». И вместе с тем, отправил два посольства
- в Варшаву и Бахчисарай - с изъявлением полной лояльности, вслед за чем привел войско к
присяге на верность и королю, и хану. Позиция ясня и разумная: хотя бы какое-то время
продержаться, балансируя меж двух огней, а там, глядишь, что-то прояснится. И
прояснилось. Но совсем иначе, чем можно было ожидать. Осенью 1667-го, устав от
бесконечной, выматывающей и, по большому счету, никому не нужной войны, Москва и
Варшава заключили Андрусовское перемирие. Говорить о том, что царь «сдал пол-Украины
ляхам», как это делают украинские мифологи, не стоит: с подачи казаков Москва вымоталась
до предела и нуждалась в передышке, однако факт есть факт – пусть не вся Periferia, но, по
крайней мере, половина её вернулась в состав РП, да еще и с обязательством польской
стороны не заселять ее католиками. Мечта таких «западников», как Выговский и Тетеря,
стала явью. И тотчас выяснилось, что ни о каком «Великом Княжестве Русском», больше
того, ни о каком Гадячском договоре (на что Дорошенко вполне готов был согласиться)
старые владельцы слышать не желают. На Правобережье вошли польские войска, вынуждая
Дорошенко, вовсе не желавшего конфликта с Польшей, либо сложить булаву, либо оказать
сопротивление.
Гетман выбрал второе, после чего корпус Маховского, потерпев несколько
серьезных поражений и потеряв командира, вынужден был отступить, а популярность Петра
Дорофеевича взлетела до небес, причем по обе стороны Днепра.
Между тем на левом берегу пахло дымом. Дела Брюховецкого были уже далеко не так
хороши, как каких-то четыре года назад. Сойдя с танка под восторженные вопли едва ли
100% электората, Иван Мартынович быстро выяснил, что руководить страной совсем не то,
что выступать на митингах и чокаться с избирателями, поскольку биомасса, как выяснилось,
ждут исполнения программы. Пусть не всей сразу. Налоги, скажем, не совсем отменить, как
было обещано, а хотя бы раз в десять снизить, да
в реестр записать всех желающих. Трудно,
что ли, писарькам приказать? Короче, Брюховецкий, ранее, в бытность свою на Сечи, вполне
вероятно, рассуждавший примерно также, оказался нос к носу со сложнейшей проблемой.
Писарьки-то, конечно, все, что велят, запишут, им-то что, да, вот беда, реестр – это в первую
очередь жалованье, а откуда оно, клятое, возьмется, если налоги снизить? Опять же
насущных вопросов столько, что не снижать впору, а приподнять, чтоб хоть как-то свести
концы с концами, а то старшины, такие же суки позорные, как покойные Сомко с
Золотаренко, на него, «народного гетмана», косятся едва ли не с брезгливостью. Не забудем:
известная нам с вами истина о том, что предвыборные тезисы отнюдь не обязательны
к
исполнению, в те простые времена еще не отлилась в бронзу, поскольку у электората имелись
сабли, пистоли, на худой конец – дреколье, и электорат, за 15 лет войны хорошо
навострившийся со всем этим железом управляться, готов был пустить его в ход при первом
подозрении, что его опять развели. Первое время, правда, социальный пар «народный
гетман» спускал достаточно удачно. Но евреев погромили всласть, вслед за ними погромили
чудом уцелевших на левом берегу поляков, налоги же все не уменьшались, а реестр не
увеличивался. К лету 1665-го Иван Мартынович с удивлением обнаружил: его больше не
славят в думах, не называют мессией и, хуже того, количество протягиваемых на выходе из
церкви младенцев падает с угрожающей скоростью. Необходимо было искать новые,
нетрадиционные пути, и Брюховецкий не был бы Брюховецким, если бы не нашел. Хотя,
возможно, его и надоумили. В любом случае, он, и до того демонстрировавший свою
верноподданность «царю восточному» с перебором, нарушающим всякие приличия, осенью
1665-го лично отправился в Москву и подал в Думу совершенно уникальное прошение.
Молим, мол, доверить сбор налогов в наших городах московским мытарям, поскольку наши
неопытны, а все собранное свозить в государеву казну, возвращая «для гетманских нужд»
столько, «сколько тебе, Государю милостивому, будет угодно». Помимо финансовых
вопросов, «молили» также «послать в города наши хоть малое число ратных людей с
воеводами ради опасения от козней ляшских и Дорошенки». Излишне говорить, что приятно
удивленные бояре (война только-только закончилась, деньги нужны как никогда), статьи,
поданные Брюховецким, утвердили. Сам Иван Мартынович стал боярином и был сосватан с
девицей из старого московского рода, его ближние люди обрели дворянство, а проблема
налогов на какой-то момент перестала волновать «народного гетмана», тем паче, что
отчисления из Москвы пошли регулярно и в солидном объеме. Но население Левобережья
отнеслось к новации совсем иначе. Московские финансисты в самом деле оказались
профессионалами высочайшего уровня; лишнего они не брали, но положенное вытягивали до
полушки, а если что,
воеводы присылали
налоговую
полицию с бердышами. Если ситуация с
финансами как-то стабилизировалась, то социальная обстановка накалялась, а когда после
заключения Андрусовского перемирия на левый берег массами побежал народ, отчего-то не
желавший жить под поляками, откуда ни возьмись появились слухи, что царь с королем
помирились, чтобы всеконечно изничтожить казаков, а Ванька-дурак им поможет. По всему
выходило, что гетмана скоро начнут рвать на ветошь. На истошную просьбу подбросить
войск Москва ответила отказом, мотивировав, что не имеет права вмешиваться во
внутренние дела Малой Руси, да и бунты надо самому давить. Такого афронта Иван
Мартынович не ждал. Однако что-что, а кризисы его не страшили, напротив, именно в такие
минуты гетман обретал крылья. Играя на упреждение, он издал несколько универсалов,
призывая любих друзiв бить москалей, которые съели левобережное сало и вообще
плюндрують Нэньку, а затем, подавая пример, лично возглавил поголовную резню
небольших московских гарнизонов. В то же время, правда, отослав в Белокаменную
истерическое послание: дескать, я государю был верен всей душой, и войск у вас просил, а
подлая чернь распоясалась, потому что вы их вовремя не прислали! Как ни странно, Москва
не поверила. На границе начала накапливаться мощная армейская группировка
Ромодановского. В этот-то, скажем прямо, непростой момент лучиком надежды прибыло к Брюховецкому
послание от правобережного коллеги. Поскольку-де я,
- писал Дорошенко, - нынче в контрах
с крулем, а ты, братан, с царем, почему бы не объединить силы? Вместе, да с татарами, мы с
кем угодно справимся, а кому быть главнее, пусть войско решает, но лично я думаю, что
главным надо быть тебе, поскольку ты у нас человек особенный. Последнее, видимо,
подкупило «народного гетмана» больше всего, и вообще, идея «стратегического
партнерства», с какой стороны ни гляди, выглядела изящно: на лозунг воссоздания Малой
Руси электорат не мог не клюнуть, а что до Дорошенко, то интеллигенцию разводить одно
удовольствие. Так что на встречу Иван Мартынович отправился в самом радужном
настроении. Однако, едва добравшись до назначенного места, был связан собственными
старшинами, а затем и растерзан ими – под одобрительный рев войска, переходящего под
стяги Дорошенка. Позже тот пытался оправдываться (мол, он приказал только приковать
коллегу к пушке, и рукой махнул только для того, чтобы прекратить смертоубийство, а его не
так поняли). Скорее всего, говорил правду – кому-кому, а ему «народный гетман» был нужен
живым, поскольку, с одной стороны, очень много знал, а с другой очень дорого стоил на
предмет выдачи Москве. Однако что сделано, то сделано. Утерев скупую мужскую слезу,
Петр Дорофеевич первым долгом распорядился собрать и похоронить с честью остатки
коллеги, затем при огромном скоплении народа торжественно объявил себя гетманом «всей
Украйны» и… совершенно неожиданно, под крайне странным, если не сказать хуже,
предлогом отбыл восвояси. Почему-то оставив за себя наказным не кого-то из запачканных
москальской кровью, а потому вынужденно надежных левобережных старшин, а
черниговского полковника Многогрешного, едва ли не единственного, почти не запятнавшего
себя в ходе январской резни. Назначение настолько противоречащее элементарной кадровой
логики, что разобраться в его мотивах представляется более чем необходимым. Однако
всему свое время… Судьба резидента
Как бы там ни было, воссоединение состоялась. Практически сразу же Дорошенко
направляет в Москву предложение заключить очередной договор – на базе решений I
(знаменитой) Переяславской рады. «Москва медлила с ответом», - с укором пишут мифологи.
Да, медлила. И была абсолютно права. Собственно, она вообще не должна была отвечать, поскольку имела совсем недавно
подписанный договор с РП, согласно которому Правобережье становилось зоной
исключительно польского влияния. А раз так, то Дорошенко, как правобережный лидер,
юридически был для нее персоной non grata, а как левобережный – интервентом, убившим
законного (хоть и мятежного) гетмана Брюховецкого. Конечно, любая юриспруденция
капитулирует перед соображениями пользы. Но какую пользу могло принести России
многократно разоренное многолетней войной Правобережье? А никаких. Зато любые
поползновения в этом направлении не могли быть восприняты Варшавой иначе, как casus
belli, ведущий к возобновлению совершенно ненужной войны. И к тому же условия,
предлагаемые Дорошенко, трудно было расценить иначе как нахальство: бояре уже слишком
хорошо знали цену казацким клятвам и присягам, чтобы верить честному слову, без
гарантий, как когда-то поверили Хмельницкому.
Тем не менее, ответ из ставки
Ромодановского пришел: в качестве жеста доброй воли гетману предлагалось «выдать
головами» приближенных Брюховецкого, лично участвовавших в подготовке и реализации
январской резни. Чего, в свою очередь, не мог исполнить Дорошенко, ибо причастны были
слишком многие, так что попытка пойти на такой шаг с высочайшей вероятностью означала
бы мятеж. Короче говоря, ситуация зависла. И вот тут начинается интереснейшая коллизия…
Пробыв на левом берегу совсем недолго, Дорошенко возвращается в Чигирин. Логику этого
возвращения понять непросто. Аншлюс (или, если угодно, эносис или «злука») только-только
свершился, территория еще не интегрирована и даже не совсем замирена, а с севера нависает
армия Ромодановского, которая неизбежно пересечет границу, поскольку призвать к ответу
виновников январской резни для Алексея Михайловича вопрос как личного, так и
государственного престижа. В такой обстановке личное присутствие харизматического
лидера, не имеющего дома сколько-нибудь серьезной конкуренции, на Левобережье просто
обязательно, и он не мог этого не понимать. Причины для столь скорого отбытия должны
быть по-настоящему весомы. Однако официальное объяснение, повторяемое основной
массой исследователей вслед за казацкими летописцами (дескать, у гетмана были проблемы в
семье, у жены-алкоголички случился очередной запой и она согрешила с юным офицериком),
не выдерживает никакой критики. Безусловно, из-за прекрасных дам много чего творится, но
Дорошенко далеко не двадцатилетний пацан и даже не вспыльчивый мавр. Для него, каким
он предстает в летописях, естественна совсем иная модель реакции. Допустим, баба невесть
что творит. Но ведь можно послать людей, запереть супругу в светлице, а возлюбленного,
наоборот, в темнице – до выяснения, а самому продолжать заниматься по-настоящему
серьезными делами. Второй, более вменяемый вариант (мол, на правом берегу возникли
политические осложнения, требующие личного присутствия лидера) тоже не убеждает,
поскольку упомянутые осложнения хоть и возникли, но месяца через три, если не позже,
после отъезда. Странно, правда? Кроме того, с позиции здравого смысла трудно понять:
почему, убывая, Дорошенко оставляет край именно на Демьяна Многогрешного. Несмотря на
все, сторонники «царя восточного» на левом берегу многочисленны, черниговский же
полковник, пожалуй, единственный из местной элиты, не резавший в январе москалей, а
следовательно, имеет возможность говорить с Ромодановским. Для остальных эта опция
зарыта, по крайней мере, сейчас, по горячим следам,
поскольку уже ни для кого не секрет (на
примере Данилы Выговского и еще ряда деятелей), что Москва легко простит измену,
понимая, что казаки иначе просто не умеют, но не убийство «государевых людей». Так что
любому из объявленных в розыск, хотя бы полковнику Самойловичу (запомним, кстати, это
имя), ежели он будет оставлен на хозяйстве, спасая себя, любимого, придется оказать
москалям сопротивление. По крайней мере, на срок, достаточный для подхода помощи с
правого берега или из Крыма. Опять странно? Безусловно. Сделаем зарубку на память.
Дальнейшие события предсказуемо скучны. Петр Дорофеевич вернулся домой и начал
бракоразводный процесс (или еще что, на эту тему история молчит). Наказной же
Многогрешный, не побыв проконсулом и трех месяцев, встретился с Ромодановским и, как
умный человек и патриот, не стал оспаривать некоторых объективных истин. А именно: (а)
Андрусовский договор имеет законную силу,
(б) посему до Правобережья великому государю
дела нет, а населению Левобережья нужны мир и стабильность, и (в) ежели в «русской»
части Малой Руси не появится полноценная, законно избранная власть, то Москва, вне
зависимости от своего желания, будет просто вынуждена ввести прямое управление. Признав
весомость доводов князя, пан Многогрешный, со своей стороны, замолвил словечко за
коллег, которых попутал бес в лице «Ваньки-каина», убийцы и клятвопреступника (чего,
впрочем, и следовало ждать от безродного хама?), к чему с полным пониманием отнесся уже
Ромодановский. Так что Рождество амнистированные отмечали уже не в схронах, а в кругу
семьи, а в начале 1669 года рада в Глухове, единогласно избрав Демьяна Игнатьевича
гетманом Левобережья, утвердила новые «статьи». «Продиктованные Москвой», - уточняют
мифологи, забывая, однако, что диктовала Москва строго по тексту II Переяславского
договора, отменяя новации покойного Брюховецкого: сбор налогов вновь стал
исключительной прерогативой местных властей, а русские воеводы отныне назначались не
во все города левого берега, а только в пять стратегически важных пунктов, без права
вмешиваться в управление. Как ни странно, правый берег на все это отреагировал (еще одна
загадка) стоическим молчанием; не то, что «По коням!» собственным хлопцам, но даже
воззвания в стиле «Nо pasaran!» к левому берегу не последовало, разве что Многогрешного
обозвали предателем. А потом у Чигирина наконец-то появились те самые политические
сложности.
В отличие от подавляющего большинства населения, встретившего успение «народного
гетмана» с нескрываемым облегчением, на Сечи по Ивану Мартыновичу скорбели, и сильно.
Запорожцев он баловал, запорожцам он льстил, так что случившееся «лыцари» однозначно
расценили, как «нашего Ваню за любовь к черни старшина извела». И когда Дорошенко
попытался наладить хоть какие-то отношения, ответ гласил, что-де говорить не о чем,
поскольку ты, урод, как и Демка Многогрешный, враг трудового народа, а за гетмана у нас
теперь Петро Суховий, тот, что, может, слышал, у нашего Ивана Мартыновича писарем был.
Удивленный Дорошенко (раньше запорожцы себе такого не позволяли) решил рассердиться,
но тут выяснилось, что у «лыцарей» есть крыша. Крымский хан Адиль-Герай, первый и
последний представитель на бахчисарайском престоле рода Чобан-Герай, побочной ветви
династии (история этих бастардов, прелестная, как отражение лепестка ширазской розы в
глазу белой верблюдицы, сама по себе достойна поэмы, но не здесь), оказывается, перебил
слишком много аристократов, обижавших его маму, вызвав тем самым серьезное
недовольство Стамбула. И теперь, намереваясь показать султану, что мы не рабы, а партнеры,
принял Сечь под свое покровительство, в связи с чем Петро Суховий теперь не тварь
дрожащая, а таки огого что. В частности, «гетман ханова величества». Причем «обеих
берегов». И ежели Дорошенко-мурза хочет сохранить хотя бы правый, ему вместе с Суховий-
мурзой следует идти изгонять с левого гнусного гяура Ромодановского. Ибо такова ханская
воля. В принципе, в ханской диспозиции имелся некоторый смысл: совместными силами и
при поддержке Орды вытеснить москалей за кордон не казалось фантастикой, а потом вряд
ли было бы слишком сложно убедить хана в том, что люмпен Петя – персона несолидная и
несерьезная. Однако Дорошенко (опять загадка, уже четвертая) от разборок с клятими
москалями наотрез отказался, несмотря на возможные последствия. Каковые и не замедлили.
Обрадованный Суховий вместе с татарами страшно разорил Правобережье, вынудив «врага
народа» отсиживаться в крепости, бросив электорат на произвол судьбы. Дальнейшие
события опускаю, опасаясь затянуть сказку про белого бычка. Однако когда все улеглось,
выяснилось, что все участники шоу, помянутые и непомянутые (кроме
Многогрешного,
строго державшегося москалей, в связи с чем экономика Левобережья
выздоравливала рекордными темпами), успели по десятку несколько раз заключить и
разорвать самые невероятные союзы, меняя хозяев чуть ли не ежедневно. В результате чего
Адиль-Герай оказался в каземате султанской крепости Карнобат, а Петя Суховий делся
непонятно куда, зато на Правобережье имеется параллельный гетман – некто Ханенко, тоже
из запорожцев, опасный не столько сам по себе (всего три полка), сколько тем, что, присягнув
Речи Посполитой, имеет полную поддержку поляков.
В общем, ситуация сложилась аховая. РП к этому времени опасно усилилась. Новый глава ее
военного ведомства Ян Собеский, еще не признанный Европой великим полководцем (это
будет позже), но уже имеющий весьма серьезную репутацию, не скрывал намерений
покончить с бардаком на «польской» части Periferia, а «проваршавский» Ханенко,
оказавшийся неплохим хозяйственником и приличным человеком, быстро набирал
популярность; никуда не делись и татары, а Москва чуралась всякого вмешательства в дела
Правобережья, как черт ладана. Однако у Дорошенко, как выяснилось, имелся туз в рукаве -
Блистательная Порта, под руководством визирей из рода Кёпрюлю преодолевшая кризис
середины века и намеревавшаяся реанимировать программу Сулеймана Великолепного
«Вена-Рим». Идея возникла не спонтанно. Впервые Дорошенко аккуратно озвучил её еще в
январе 1668-го, а после левобережного триумфа, в августе, представил концепцию уже в
совершенно оформленном виде. Типа, а что? Живут же под турками Молдавия, Валахия и
Трансильвания, да и Крым. Туркам от малых мира сего нужны только лояльность, сабли и
деньги, во внутренние дела они не лезут и веру не навязывают, а нам воевать, в общем, все
равно с кем, что же до лавэ, так тут можно и поторговаться. Как сообщают очевидцы, войско
ответило «диким криком», истолкованным знающий свой народ гетманом, как осознанное
согласие, и уже осенью в Стамбуле прошли переговоры. Кроме вменяемых условий,
Дорошенко потребовал от султана гарантировать помощь в установлении своего контроля
над всеми «русьскими» землями и освободить будущий протекторат от всех видов дани.
А
также руководствоваться мнением гетмана (!!!) во внешней политике, касающейся
отношений с Россией и Польшей. Поскольку считать Дорошенко идиотом у нас оснований
нет, остается думать, что эти пункты оказались в проекте соглашения, чтобы падишах
Мухаммед IV имел что вычеркивать. Так и вышло. От дани султан, конечно, не отказался,
пояснив, что такая льгота положена только вассалам, исповедующим истинную веру, а все
прочие платят и будут платить, пока не просветлятся, ограничивать свободу своей внешней
политики тоже, разумеется, не стал (моська слона не учит), но в целом отредактированный
Портой текст соответствовал Гадячскому договору. Поправки Петр Дорофеевич принял без
возражений, тем более, что лично ему даровалось не только пожизненное (как просили
послы), но наследственное гетманство. И тут же окольными путями переслал в Москву (вот,
мол, вам!) копию первоначального проекта, выдав её за окончательную редакцию
(вот, мол,
вам еще раз).
В целом, формальности были улажены быстро, и в конце марта 1669 года в
Корсуне состоялась рада с участием представителей
Левобережья из числа не
амнистированных. Дебатов не случилось. После речи почетного гостя, доставленного из
Стамбула под конвоем Юрия Хмельницкого («Ах, как жаль, что папенька не дожил…»),
Дорошенко присягнул Блистательной Порте в качестве «полного гетмана», владыки обоих
берегов Днепра, и впал в
головокружение от успехов.
Первой целью окрыленного Петра Дорофеевича, избавившегося, наконец, от татарской
докуки стал Ханенко. Теперь он ничего не боялся. Когда же в августе 1671-го поляки дали
сдачи, последовал султанский ультиматум, а весной Мухаммед IV, официально объявив
Польше войну «за то, что наносит обиды моему верному слуге Дорошенко», ввел на
Правобережье огромную, почти 200-тысячную армию, тут же выросшую в полтора раза за
счет Орды и людей «верного слуги».
Пала мощная крепость Каменец (вечная память пану
Ежи Михалу
Володыевскому!), осажден Львов, открыта дорога в Малую Польшу. В октябре
1672-го РП пришлось подписать
похабный Бучачский мир, уступив Подольское воеводство и
«навечно» отказавшись в пользу османов от Правобережья. Сейм, правда, отказался
ратифицировать договор, но, несмотря на победу Собеского при Хотине, турки давили, и
новый, Журавинский, договор стал калькой с Бучачского. Огромные территории Малой Руси
были превращены в пепелище, людей уводили в рабство сотнями тысяч. В этот момент с
неожиданной стороны проявил себя Михайло Ханенко. Имея
от султана гарантии
безопасности в случае если будет сидеть тихо, он все же попытался помочь осажденному
Каменцу, преградив путь Орде и Дорошенке. В бою у Четвертиновки крохотная армия
Михайлы Степановича была рассеяна, однако и «верному слуге» эта победа, а тем более
грянувшие вслед за нею дикие, на уровне геноцида (вплоть до массовой сдачи детей в
янычары) репрессии
в городах, поддерживавших конкурента, популярности не прибавила.
Султан, конечно, был весьма доволен и даже прислал «верному слуге» парчовый халат, но
мирное население, измученное «розбудовою держави» и уставшее просить защиты от татар у
гетмана, присылавшего «на подмогу» тех же татар, начало в массовом порядке бежать к на
Левобережье. Земли «гетмана обоих берегов» пустели, несмотря на вездесущие
отряды
«кордонной варты», высланных для перехвата и возвращения «предателей». А тем
временем зашевелилась и Москва. Быстрое приближение к Днепру турок не могло не
беспокоить государя с боярами, да и правобережные города криком кричали о спасении, но
Андрусовский мир связывал российскому правительству руки. Лишь после того, как
Бучацкий договор освободил Москву от обязательств перед Польшей, ранней весной 1674
года, войска Ромодановского и нового левобережного гетмана Самойловича (почему не
Многогрешный, расскажем после) форсировали Днепр, отогнали татар и под радостные
вопли уцелевших мещан заняли никем не защищаемые города Правобережья. В конце марта
при участии почти всех правобережных полковников состоялась уже третья по счету
Переяславская рада, в ходе которой Ханенко, прибыв с разрешения польского правительства,
сдал Самойловичу гетманские клейноды и… почему-то присягнул «великому государю»,
попросившись поселиться в «русской» зоне. Просьба была уважена, а Самойлович
провозглашен «полным» гетманом. Против чего решительно выступил только запершийся в
Чигирине «верный слуга», подкрепив протест вызовом из Подолии турок, вынудивших
российские войска отступить за Днепр. Некоторые авторы полагают, что по инициативе
Ромодановского, которого турки шантажировали жизнью находящегося в плену сына, но,
учитывая нравы русских вельмож того времени, думается, армию все-таки отозвала Москва,
еще просто не готова к открытому столкновению с находящейся на пике могущества Портой.
Призрачная власть Дорошенко над почти опустевшим (все, кто мог, ушли на левый берег
вслед за Ромодановским) на какое-то время была восстановлена, но держался некогда
сверхпопулярный, а теперь всенародно проклинаемый лидер исключительно на насилии в
совершенно турецком стиле. В октябре, воспользовавшись уходом янычар на зимние
квартиры, Ян Собеский, уже король, без боя занял Periferia, но, явно не зная, что делать
дальше, ограничился поднятием польского флага и, зафиксировав таким образом
реставрацию власти РП вернулся восвояси, оставив Periferia уже ничего не
контролирующему Дорошенко. А еще через полтора года, в августе 1676-го, устав сидеть в
качестве непонятно кого в намного миль вокруг окруженной пустыней крепости, Петр
Дорофеевич, отослав на Сечь булаву и бунчук,
сдался русским войскам, присягнув на
верность «великому государю».
Вот, наконец, мы и приблизились к будоражащей тайне. Сдавшись Ромодановскому, Петр
Дорофеевич, вопреки настоятельным возражениям Самойловича, желавшего держать
пленника под присмотром, был истребован в Москву, где не был ни казнен, ни брошен в
тюрьму, а всего лишь «сослан в сельцо Ярополча Волоколамского уезда, где и умер в ноябре
1698 года», как сообщают особо оранжевые авторы. Забывая, что, во-первых, «сельцо
Ярополче» в реале было солидным городком, окруженном соляными копями, в во-вторых,
между 1676 и 1698 годами лежат долгие 22 года, в течение которых бывший гетман, сразу
после прибытия в ворожу Москву получивший боярство и по воле государя женившийся
третьим браком на девице Еропкиной, успел серьезно поработать на ответственных постах,
включая воеводство в Вятке и Думу. Более ответственные (или менее оранжевые)
исследователи, стесняясь замалчивать эти общеизвестные факты, делают вид, что ничего
особо странного в сюжете нет. Дескать, «большую часть жизни Дорошенко провел в битвах
на территории, от которой царь сам же отказался в Андрусове; против извечного врага
России – Речи Посполитой». Верно. С Москвой бывший гетман, в самом деле, он не воевал (а
что вопил громко, так на то и политика), более того, Москве не изменял, поскольку, будучи
гетманом, ни разу и не присягал (разве что договор в Гадяче подписал, еще будучи
полковником, так на такую мелочь и внимания обращать не стоит). Карать и впрямь не за что.
Но ведь и поощрять тоже. В крайнем случае, для близиру, дать пару имений, как Ханенке
(хотя тот был награжден за «радение во имя Христа», а Дорошенко, мягко говоря, не Христу
радел). А тут – целая россыпь щедрот. Богатый городок на кормление, воеводство, брак,
делающий чужака своим в кругу высшей московской знати и (хотя этого никто не мог знать,
прапрадедушкой «солнца русской поэзии). Боярская шапка, наконец, которой в свое время
при всех своих признанных заслугах не удостоился даже Кузьма Минин, пожалованный всего
лишь в думные дворяне. Не чересчур ли? Явно чересчур.
И понять что-то можно, лишь проанализировав итоги деятельности экс-гетмана с точки
зрения чистого, не замутненного идеологией прагматизма. Итак.
Откажемся от допущения, что Дорошенко был идиотом, не понимавшим, к чему приведет
назначение Многогрешного и чем чревато вторжение янычар. А отказавшись, проверим
сухой остаток. Первое: «
проверка на вшивость» Брюховецкого, завершившаяся устранением
ненадежной марионетки и окончательным подавлением сепаратистских настроений в
«русской» сфере влияния
.
Второе: переориентация татарской активности с московских
границ на польские
.
Третье: втягивание «поднявшейся с колен» Порты в изматывающую
войну на истощение с историческим противником Москвы
. Наконец, четвертое: предельное
ослабление турецкими руками Польши, надолго выводящее ее из числа активных врагов, и
превращение одни неприятности приносящего Правобережья в ничейную зону
. Нет, друзья,
как хотите, а лично мне преференции, полученные Петром Дорофеевичем в Белокаменной,
напоминают отнюдь не милость к падшему, а заслуженную награду ветерану невидимого
фронта, потратившему жизнь на службу Отечеству. Криминальное чтиво Уход с политической
арены Дорошенко не очень огорчил Порту. Вассалом он, конечно, был
верным, однако специфическая верность казачества ни у кого, в том числе и турок, иллюзий
не вызывала. К тому же ресурс гетмана был полностью исчерпан, а в запасниках у
Порты
имелся сменщик, совершенно управляемый и при этом теоретически обладавший некоторой
харизмой. По крайней мере, её отблеском. Правда, Юрась (его, давно уже не ребенка, иначе не
называли) Хмельницкий монашествовал, но, скорее, по суровой необходимости. Нравы в
монастыре были казарменные, а мужику, как показали дальнейшие события, хотелось, и
хотелось сильно. Да даже если бы и по своей воле поклоны бил, это мало кого интересовало:
константинопольские иерархи по просьбе султана кого угодно бы хоть расстригли, хоть
обрезали. А поскольку указание воспоследовало, весной 1677 года срочно сбросивший рясу
Юрко уже трясся в янычарском обозе в качестве не столько «гетмана Войска Запорожского»
(диван Блистательной Порты понимал, что особых оснований именоваться так дважды «экс»
не имеет), сколько «князя Сарматийского», поскольку было решено преобразовать
Правобережье в «правильное» вассальное государство. Впрочем, пользы от «князя» туркам
было немного. Вояка он был никакой, а на призывы к казачеству, мещанам и посполитым
признать его «князем Малоруской Украйны и вождем Войска Запорожского» не откликался
никто. Магия папиного имени, как выяснилось, уже потускнела, по крайней мере, на правом
берегу, и турки понемногу теряли к марионетке как интерес, так и уважение. Однако
стерегли, не позволяя сбежать, поскольку других подходящих кандидатур на тот момент не
имелось. После Чигиринских походов 1677-78 годов и разрушения гетманской столицы,
Юрий Хмельницкий поселился в Немирове и «правил» вконец разоренным краем под
надзором главы Подольского пашалыка. Как вскоре выявилось, «князь Сарматийский» оказался той еще зверюгой. Напрочь
лишенный способностей отца, он с перебором унаследовал все его пороки. В общем, туркам
было плевать, что происходит на «подмандатной» территории, но, поскольку янычары тоже
люди, злобные капризы сорокалетнего балбеса, его дикие пьянки и склонность к
изнасилованиям в извращенной форме всего, что шевелится, им скоро надоели, и Юрия
Зиновьевича, сняв за несоответствие, засадили «за грати», заполнив вакансию господарем
близлежащей Молдовы. Тот оказался человеком дельным, начал налаживать колонизацию
опустевшего края греками, однако поляки вскоре захватили бедного румына в плен, а замену
ему найти оказалось не так просто. В итоге «гетманом» был назначен сперва некий Сулима,
быстро сгинувший, затем некий Самченко, сгинувший еще быстрее, и, наконец, крымский
хан в качестве внешнего управляющего, а престол крохотного «Княжества Сарматийского»
со столицей в местечке Немиров вновь занял спешно выдернутый с нар Юрась. На свою же
голову. Ибо, ощутив себя незаменимым, разошелся так, что прежние провинности теперь
казались подростковым рукоблудием. И однажды, углядев на улице симпатичную еврейку,
утащил ее, всласть изнасиловал, потом для вящего кайфа помучил, а труп бросил в реку. На
что безутешный супруг ответил иском. Но не в «княжеский» суд, а паше, поскольку, как
выяснилось, имея каменецкую прописку, был турецкоподданным. Озадаченный паша, не
имея прецедента (с одной стороны, все ясно, но с другой, потерпевшая все-таки не
мусульманка, а ответчик лицо из номенклатуры), запросил Стамбул. И получил ответ:
неважно, мол, мусульманка или нет, в Блистательной Порте все равны перед законом, если,
конечно, у величайшего из великих нет иного мнения. А величайший из великих
заинтересоваться не изволил. Дальше пошло без волокиты. «Князя Сарматийского»
повесткой вызвали в Каменец, ввели в курс дела и удавили, после чего выбросили тело в ту
же реку, куда он велел бросить несчастную. «Как! ради простой жидовки!», - только и успел,
если верить летописи, воскликнуть урод, на свою беду слишком поздно осознавший, что
жить в правовом государстве - не только привилегия, но и ответственность… Однако развернемся на восток. Гетман Многогрешный к этому времени давно уже был
неактуален. Выходец из низов, выдвинувшийся в годы войны, крепкий хозяйственник,
принципиальный сторонник «царя восточного» и, в противоречие пугающей фамилии,
видимо, приличный человек (по крайней мере, в материалах уголовного дела нет ни слова о
лихоимстве, насилии и прочем в этом роде), он оказался слаб. Решив, что подчиненные,
которых он в свое время спас от плахи, будут ему верны по гроб жизни, он совершенно
оторвался от жизни и по пьяному делу (а пил Демьян Игнатьевич крепко и с душой) нес все,
что подсознание диктовало. Не предполагая, что ближний круг, тихо презирающий «босяка»,
подливая и поддакивая, каждое слово протоколирует и, снабдив должными комментариями,
отправляет в Москву. И был крайне удивлен, когда весенней ночью 1672 года, в ходе
очередного сабантуя, свои же хлопцы, связав, и бросили его в возок без окон, охраняемый
невесть откуда взявшимися стрельцами в синих московских кафтанах. Так, в полном, как
тогда говорили, «изумлении» он перенес путь в Белокаменную, год допросов по обвинению в
связях с султаном, ханом, Дорошенко и всеми-всеми, кроме поляков, несколько пыток - и
уехал в Селенгинский край, где много лет спустя и скончался. А гетманом Левобережья стал
войсковой судья Иван Самойлович, более чем засветившийся в январской резне 1668 года, но
прощенный под личное ручательство предшественника, твердо ставший на путь
исправления и к моменту разоблачения «изменника государева и вора Демки» окончательно
перековавшийся.
Ничем особым новый гетман себя не проявил. Средненький администратор, неплохой
рубака, третьеразрядный полководец и превеликий стяжатель, он до дрожи боялся государева
гнева и все распоряжения выполнял неукоснительно. Пока дело не касалось презренного
металла. Тут осторожность ему изменяла.
Вообще, долгая, аж 16 лет (до него никто так долго
булаву нет удерживал) эпоха Самойловича вошла в летописи и думы как период самой
наглой и разнузданной коррупции, многократно умноженной произволом гетманских
чиновников.
Во время Чигиринских походов, когда жизнь на западном берегу стала вообще уж
невыносимой и побежали те, кто по каким-то причинам там еще оставался, вплоть до
отъявленных мазохистов, Москва приняла решение ввести исход в сколько-нибудь
организованное русло. Самойловичу выделили денег из казны и приказали беглецов
привечать, выдавать подъемные «на войсковой и государев кошт» и расселять на территории
Гетманщины и Слобожанщины. Помимо элементарного альтруизма, который, конечно же
был (защитить пока не можем, так надо спасать, чай, не нехристи), у юного царя Федора
Алексеевича и бояр имелись, конечно, и вполне прагматические резоны: опустевшая
территорию теряла ценность в глазах претендентов, что автоматически способствовало
обеспечению безопасности левой, «своей» стороны. Нынешние мифологи, скорбящие о
«сгоне», почему-то не любят вспоминать, что «сгоняла» бедолаг как раз не Москва, а совсем
наоборот. Кроме того, льготы «согнанным» были столь значительны, что массы коренных
обитателей левого берега, прикидываясь беженцами, всеми правдами и неправдами
стремились переселиться на отведенные земли. Не удержался от соблазна погреть руки на
московском бюджете и Самойлович, не только не выделяя, как было велено, денег из своей
казны, но и вовсю прикарманивая присланное. Вообще, хотя режим «поповича» (его отец
трудился священником) был достаточно по тем временам «вегетарианским», податное
население гетмана ненавидело за непомерную алчность, следствием которой стала
возведенное в ранг доблести взяточничество, снизу доверху скрепленное круговой порукой.
«Родына» («Семья»), как называли гетманскую камарилью, сосала соки, не глядя из кого,
отчего мнение народное, нечастый случай, вполне совпадало с мнением казацкой элиты.
Однако суд да дело, а жизнь не стояла на месте. Выдержав натиск Порты, но не имея сил
победить, Россия в 1681-м подписала Бахчисарайское перемирие
сроком на 20 лет, признав
Правобережье сферой влияния Порты. Однако уже в 1683-м турки потерпели стратегическое
поражение под Веной, а поскольку победа была заслугой, главным образом, польских
крылатых гусар под командованием Яна Собеского, правый берег вернулся под власть Речи
Посполитой. Действие Андрусовского трактата было реанимировано с связи отменой
действия Бучачского договора, на «Руину» понемногу двинулись польские поселенцы,
однако татары все еще шалили в степях, и король Ян, хоть и не без труда, с помощью Папы
Римского, выделившего деньги, пробил через сейм решение о восстановлении на правом
берегу «нового реестра» -
не столько войска, сколько жандармерии – шести полков (в общем
до полутора тысяч сабель). Наладил великий воин контакты и с нелегалами, бежавшими уже
с левого берега, от финансового беспредела, чинимого Самойловичем. Трения между «новым
казачеством» и «новыми дидычами», разумеется, не прекращались, но это были местные
разборки, стабильности государства не угрожавшие, и Варшава предпочитала закрывать
глаза. Логическим же продолжением польского триумфа стало (под влиянием князя Голицына,
фаворита царевны Софьи и фактического главы русского правительства) заключение
Москвой и Варшавой «Вечного мира», подтвердившего условия Андрусовского перемирия и
предполагавшего совместную контратаку христианского мира на мир Ислама. А
следовательно, денонсацию Бахчисарайского мира. Не усматривая в таком развороте ничего
хорошего, Самойлович пытался возражать, напирая на то, что турки, по крайней мере, если
уж дают слово, то держат, а «латынцам» верить нельзя вообще, но ударился головой об
стенку, поскольку Голицын был убежденным западником, разве что, в отличие от тогда еще
несмышленого Петра, полагал, что окно в Европу следует пробивать через ее «мягкое
подбрюшье».
На гетмана цыкнули, и гетман скис, включившись в подготовку к походу на
Крым. Увы, как он и предупреждал, оказавшемуся неудачным. Василий Голицын,
интеллектуал, тонкий дипломат и искушенный политик, но скверный администратор,
переоценил свои силы дважды – сперва возглавив организацию кампании, а затем решив
стяжать лавры главнокомандующего. Операция полностью провалилась. Неся большие
потери от дикого зноя, 100000 тысяч московских ратных людей и 50 тысяч казаков (для
похода Самойлович выжал Левобережье до капли), были вынуждены повернуть вспять, даже
не начав боевые действия. Ситуация складывалась нехорошая. Война войной, но голицынский афронт мог (и даже не
мог не) обернуться серьезными политическими последствиями, усилив позиции
враждующей с
правительством
Софьи нарышкинской придворной «партии». Необходимо
было до возвращения в Москву найти убедительные объяснения случившемуся и, крайне
желательно, козла отпущения. Вот в такой-то момент группа старшин во главе с войсковым
обозным
Василием Борковским, войсковым писарем Василием Кочубеем (тем самым,
который богат и славен) и войсковым есаулом Иваном Мазепой
решила (более чем вероятно,
не без подсказки сверху ), что лучшего момента не будет, и подала князю докладную,
обвиняющую своего гетмана в
провале похода. Разумеется, кроме этой, основной и
достаточной, информации, в доносе нашлось место и обвинениям в попытке установления
наследственной власти «в ущерб чести государевой», в скрытом сепаратизме, в связях с
султаном, ханом, Дорошенко и всеми-всеми, кроме поляков, а также в организации резни
1668-го и «многой злыя лжи на честного гетмана нашего пана Дамиана Многогрешного». На
фоне всего этого остальные тридцать восемь пунктов (присвоение «переселенческих»,
взятки, утайка налогов и т. д.) уже не стоили внимания. Судьба Самойловича была решена.
Тем паче, что он в дни боев под Чигирином тесно сблизился с Ромодановским, а
Ромодановский как раз считался одним из столпов «нарышкинцев», и потенциально мог (как
оно и случилось) быть, хотя бы опосредованно, обвинен в неудаче. Неудивительно, что
возмущенный Голицын тотчас отправил донос в Москву, получил оттуда повеление отрешить
Самойловича, согласно желанию «верных казаков», от должности и выслать. Куда угодно. Но
лучше всего в Тобольск. Излишне говорить, что ослушаться приказа матушки-
правительницы князь Василий не мог. А гетманом – к немалому изумлению (за что
боролись?!) группы доброжелателей – был избран не Борковский, лидер "подписантов",
которому, казалось, нет альтернативы, а совсем другой кандидат…
Этот текст выпадает из привычного ряда ликбезов. По мере написания, как я ни упирался,
приходилось заниматься и чем-то вроде исследования. Или даже расследования. Уж больно
непроста фигура Ивана Мазепы. Не человек, а лакмус, четко определяющий, кто есть кто.
Для «оранжевых», неважно, журналистов или ученых, он – кумир и божок, боевое знамя
антимоскальской истерии. Акафисты в его адрес подчас уходят далеко за рамки здравого
смысла. Некая Алла Ковтун, например (http://www.zn.ua/3000/3150/31973/), всерьез
рассуждает о деятельности гетмана, опираясь на… художественную литературу, от Байрона
до неизвестного мне, но, видимо, столь же великого харьковского поэта Перепеляка. Не
отстает от нее и некий Дмитрий Рыбаков (http://www.zn.kiev.ua/3000/3150/54133/), почему-то
именующий себя историком. С этого фланга попыток объективного анализа нет. По крайней
мере, мне их найти не удалось. Но и противники гетмана, опять таки, как ученых, так и
журналистов, удручающе однообразны. Предатель, предатель, предатель, - и ничего больше.
Однако с этой, не оранжевой стороны, порой случаются, как в статье Сергея Макеева
(http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/1498) и попытки разобраться в сути
описываемого. Но, видимо, сила стереотипа так мощна, что даже установив, что истина, как
минимум, не совсем соответствует принятой схеме, такие авторы, словно испугавший
собственных выводов, в заключение припечатывают: мол, все равно – предатель. Редчайшим
и приятнейшим исключением на этом печальном фоне выглядят статьи Татьяны Яковлевой,
историка из СПб (ссылок, увы, не нашел, но при желании, думаю, отыскать несложно),
изучившей все имеющиеся источники, сделавшей безукоризненно логичные выводы,
составившей свое мнение – и при этом сохранившей полную, насколько это возможно,
объективность. Следуя ее примеру и пользуясь цитатами из изученных ею источников,
рискну коснуться болезненной темы и я… Итак, Иван Мазепа-Калединский. Блестяще образованный эрудит. Полиглот. Интеллектуал.
Талантливый архитектор. Самобытный поэт (правда, тогдашние стихи очень отличаются от
привычных нам, но, говорят филологи, писал не хуже Тредиаковского). Остроумный
собеседник, больше, впрочем, любивший слушать. Нежный сын, выросший в небогатой, но
хорошей, дружной семье (отец-католик и истово православная матушка жили в любви и
согласии долгие годы). Верующий. Но не фанатик (атмосфера в семье, иезуитский
коллегиум, где учили «вере через разум», увлечение новейшей философией). Классный
управленец. Не злой. Врагов предпочитал миловать. Очень не трус. Еще пацаном в ответ на
оскорбление выхватил саблю в королевских покоях, хотя по закону подобная выходка (и не
только в Польше – вспомним 48 верных ронинов) пахла плахой. Бабник из тех, о которых
товарищ Сталин говорил «Завыдовать будэм». Судя по портретам, написанным в годы, когда
Ивану еще не льстили, - синеглазый блондин, из той породы, на которую дамы летят, как,
пардон, мошка. Причем всякие. От (в юности) магнатш Фальбовской и Загоровской до (уже в
преклонных годах) княгини Анны Дольской, одной из первых красавиц Европы.
Единственной, между прочим, женщины, достоверно давшей отлуп сперва (будучи во
Франции) самому «королю-солнце», а затем и Августу Сильному, чемпиону мира по ходьбе
налево. Карьерист? Не более, чем, допустим, шевалье Д’Артаньян. Сребролюбец. Но не вор.
Колоссальное состояние Кочубея не присвоил, а принял по описи в казну. И не жмот: щедро
тратился на «социалку». Патриот? Вряд ли. Скорее, космополит-западник, спокойно
относившийся к условностям. Вступая в должность, без спора подписал Коломацкие статьи,
фактически лишившие Малую Русь автономии, но старшину в правах с русским
дворянством, а на излете карьеры, тоже без спора, «сдал» Левобережье полякам в обмен на
личное княжество в Литве. Правда, написал несколько «дум» о «милой Украйне», но ведь и
комсомольские работники пели некогда в баньке «Боже, царя храни!». Друг народа? Нет.
Напротив, законченный элитарист. Подобно профессору Преображенскому, с которым, без
сомнений, нашел бы общий язык, сочувствовал «детям Германии» (на его стипендии
выучились сотни способных, но «незаможных» ребят), но не любил пролетариат во всех
проявлениях. «Автор» крепостного права на Левобережье. Восстановил панщину, давил
«казачьи вольности» и считал, Сечь понимает только язык пушек. Предатель, «сдавший»
всех, кому служил? Нет. С королевской службы был выпихнут рогоносцами. Тетере
представил прошение об отставке. Дорошенко покинул, попав в плен. Самойловича не
подставлял (под доносом его имени нет, а что на допросе подтвердил факты коррупции, так
врать следствию грех). То же и с Голицыным. Князя не предал, а, в сущности, сказал Петру
примерно то, что некогда Ирод Августу: «Я был не врагом тебе, а другом Антония, был им и
в счастье, и в несчастье; теперь Антония нет, а ты решай, хочешь ли иметь такого друга как
я». Петр решил, и Мазепа, последний из могикан «милославской» номенклатуры, 20 лет
служил государю верой и правдой. Путь Ивана Степановича к горним высям не был гладок. Карьера в Чигирине, старт которой
был дан женитьбой на Анне Фридрикевич, вдове белоцерковского полковника и дочери
генерального есаула Павла Половца, оборвалась на взлете пленом. В Батурине все пришлось
начинать с начала и с трудом. В отличие от элиты Правобережья, изо всех сил игравшей в
«настоящую шляхту», левобережная старшина никому не подражала. Хитрые и смекалистые,
но совершенно дремучие куркули, тесно повязанные родством и свойством, на дух не
переносили чужаков, да еще и «сильно вумных». Съесть Ивана не съели: сперва репетитора
гетманских сыновей просто не замечали, а затем Иван Степанович, замеченный Москвой (не
по рекомендации ли своего первого шефа, боярина Дорошенко?) круто пошел в гору, и
наезжать стало опасно. Но холодок, несомненно, оставался. Да и скучно с вуйками было. Так
что долгое время крутился Мазепа в основном среди духовенства. Однако, не забывая о
грешной земле, на пару с Василием Кочубеем, тоже «правобережцем», строил собственный
клан. Они не только поддерживали друг друга, но и дружили; Мазепа, соломенный вдовец,
любил гостить у Кочубеев «по день, по два», вести долгие задушевные разговоры с мадам
Кочубей, дамой простой, но весьма неглупой. Затем и породнились: Обидовский, племянник
Мазепы, женился на Анне, старшей Кочубеевне, позже Иван Степанович, уже гетман, стал
крестным «поздненькой» Матрены. Клан понемногу рос. Однако претендовать на бунчук и
булаву к 1687 году еще не мог. И тем не менее… Тут вот что странно. Под челобитной, свалившей Самойловича, подписи Мазепы нет. Есть
подпись Кочубея, причем Василий Леонтьевич – единственный «чужак» в ряду коренных
левобережцев. Мазепа возникает позже, когда генеральный обозный Василий Борковский,
инициатор интриги, выдает ему 10000 червонцев для передачи князю Голицыну. Не
соглашусь с Т. Яковлевой, считающей это апокрифом, поскольку, дескать, сумма для сказочно
богатого московита ничтожна. Во-первых, сумма очень солидна. Во-вторых, курочка по
зернышку клюет. А в-третьих, «поминки» в те времена – нюанс обязательный. Однако неясно
другое. Если Боровский рассчитывал купить гетманство (всем было ясно, что выборы
выборами, но решающее словом за москалем), то, по логике, должен был передать «знак
уважения» лично. Ну а если рассчитывал, но не себе? Если, опасаясь обострять отношения с
менее шустрыми из своего круга, решил «продвинуть» марионетку, а потом дергать за
ниточки? Тогда, получается, лоббируемая фигура - Кочубей. Он в списке, то есть, повязан. Он
«чужой» и не отличается силой воли (в чем мы убедимся позже), в отличие от Мазепы,
который тоде чужак, но себе на уме. Поэтому Василия держат в тени (чтобы не выглядело
так, что сгубил гетмана ради своих амбиций), а Ивана, прямо в интриге не задействованного,
привлекают для исполнения технической задачи. Однако в итоге, как известно, булаву
получил как раз Иван. Почему? Точно не знает никто. Но кое-что очевидно. Голицыну,
политику до мозга костей, идея назначения «внешнего управляющего» явно пришлась по
душе, но, конечно, по иным резонам. «Чужаку», чтобы вырваться из-под контроля местных
кукловодов, неизбежно пришлось бы опереться на Кремль. Если, разумеется, он не пустое
место, а с амбициями. То есть, Кочубей не годился, зато Мазепа, личность явно сильная,
годился вполне. Вероятно, сыграла роль и безусловная «сродность характеров» князя и
казака. Они просвещенные, оба убежденные «западники», они, вне сомнений, хорошо
понимали друг друга. В итоге Мазепа получил булаву, Москва - надежного человека в
Батурине, а Кочубей остался не при делах. Чем, возможно, был обижен. По мнению Т.
Яковлевой, даже пытался интриговать. Однако же, во что бы войсковой судья ни вляпывался
(вплоть до причастности к мятежу Петрика), Иван Степанович неизменно прощал. Как он
писал позже, «отпускал все вины, хоть и последние». Что «чужака» и «выскочку» в узких кругах ненавидели, ясно и ребенку. Пока Мазепа не
подтянул вожжи, доносы в Москву шли потоком. В 1691-м - «извет чернецов», обвиняющий
гетмана в причастности к заговору царевны Софьи. В 1693-м – «извет» Богданчика. В 1695-м
- донос Суслова. В 1699-м доносы Забелло и Солонины. Вопреки версии о «слепой»,
бездумной вере Петра в порядочность Мазепы, их проверяли, и проверяли тщательно. Но
поскольку ни один не подтвердился, каждому новому извету было все меньше веры. В конце
концов, доносчиков стали выдавать гетману, однако тот, дорожа стабильностью, розыска не
начинал, а исполнителей, выпоров, отпускал «ради христианского милосердия». В конце
концов, по мере сближения Мазепы со старшиной (а обаять он умел) вал кляуз к 1700 году
сошел на нет, тем более, что обо всем, мало-мальски подозрительном, гетман сообщал сам и
загодя. Рецидив случился лишь через 7 лет, и об этом хотелось бы поговорить подробнее.
Конечно, отступление чревато риском изменить жанру, прекратив ликбез в исследование, но
ведь интересно! Азы опустим. Как и пикантные версии вроде того, девушку соблазнили 10000 червонцев.
Идиоты, придумавшие сей бред, похоже, просто не догоняют, что речь идет не о модной
парижской проститутке и не о великосветской львице вроде пани Дольской, изящно
смахивающей «пустячок» в будуарный столик, а о девочке-подростке из традиционной,
глубоко религиозной семьи, ровным счетом ничего о деньгах не знающей (папа всегда за все
платил). Нет, чувство было, и было взаимным. Мотря не видела в жизни ничего, кроме
пьющих соседских парубков, а Мазепа даже в 67 оставался Мазепой. Главный вопрос:
почему на предложение руки и сердца последовал отказ? Логики никакой. Породниться с
одним из первых богачей Европы хозяйственному, как все вуйки, папеньке был прямой
смысл. Все мы смертны. Ивану Степановичу, увы, светило еще лет пять, ну семь. Зато потом
- угадайте с трех раз, кому досталось бы (даже без доли племянников, которая в этом случае
была бы совсем невелика) одно из самых крупных состояний в Европе и кто распоряжался
бы им от имени юной вдовы? 51 год разницы? Так Гете признавался в любви Ульрике фон
Левенцов, имея разрыв куда больше, и это никого, кроме детей от первого брака не смущало.
Физиология? Из приватных записок видно, что Мазепа был далеко не развалиной. И тем не
менее – наотрез. Шефу, другу и «крыше». Потому что крестница? Чушь. То есть, не чушь, но
не для Мазепы, сердечного друга большей части иерархов Левобережья, способного эту
проблему решить в два счета. Так почему же? В полном непонимании даже серьезные авторы
вроде С. Макеева, начинают «плыть»: дескать, «Кочубеи прекрасно сознавали, кто такой
Мазепа и в какую пропасть он может всех завести». Увы, сия версия подтверждается только
цитатой из Пушкина. Итак. Родители непреклонны, а жених не хочет (и не может, и мало кто на его месте и с его
возможностями смог бы) остановиться. Он ищет варианты. И находит. Девочка бежит из
дома, проводит у возлюбленного четыре дня, после чего гетман возвращает ее в семью.
Наигрался? Нет, его письма по-прежнему полны нежности. Убоялся компромата? Так чего уж
теперь-то, когда дело все сделано? Опять нет логики. Иные авторы, пытаясь хоть как-то
объяснить, предполагают, что «Кочубей собрал козацких старшин и приказал гетьману
вернуть Мотрю домой, иначе его козаки уничтожат поместье. Испугавшись этих угроз,
Мазепа согласился отдать Мотрю». Ну да. Уже вижу, как «козаки» Кочубея штурмуют
гетманскую резиденцию, охраняемую сердюками и ландскнехтами при артиллерии. Нет, как
хотите, а все проще. Типа, уж теперь-то, когда девка «порушена», о чем в курсе (благодаря
истерике родителей) весь левый берег, у Кочубеев, по сути, нет выбора. И тем не менее –
вновь отказ. Мотрю просто запирают на замок, а перед гетманом захлопывают двери. Хотя он
требует встречи, а письма его, ранее напоминающие о старой дружбе, о благодеяниях
(«
прощались и извинялись вам большие и многие ваши смерти достойные проступки, однако
ни к чему доброму, как я вижу, не терпеливость, не доброта моя не смогли привести
»),
наливаются злобой. Но, что интересно. Самого Василия Леонтьевича, судя по тону, Мазепа
просто презирает, как подкаблучника. А вот матушку Мотри, несет по кочкам, называя по-
всякому, вплоть до «катувки» (палачихи). Ту самую Любовь Федоровну, с которой так
дружил, а когда-то и вел доверительные беседы... А теперь - внимание. К этому моменту Мазепа уже был вдовцом, однако брак его и ранее был
фиктивным. Так уж вышло. Анна Павловна была намного старше, детей не было, супруг,
если не мотался по командировкам, по долгу службы находился в Чигирине, а потом вообще
угодил в плен, а когда встал на ноги на левом берегу, супруга же, «хворая нутром», уже
никуда не выезжала из Корсуня. То есть, жена есть, но далеко, старая и больная. Её,
собственно, скорее нет, чем есть. Конечно, никто не запрещает снимать стресс, бегая по
бабам, но проблема в том, что мужикам типа Ивана Степановича только секса мало. Нужно
еще и «А поговорить?». И в таком раскладе «доверительные беседы» с умной свойкой
выглядят уже несколько иначе. Ведь Любовь Федоровна в бальзаковском возрасте, скорее
всего, была красива. Во всяком случае, во вкусе Ивана Степановича. Все же мама Мотри, а
яблочко от яблони… Конечно, доказательств нет, но стоит допустить, и все становится
понятнее. Причем, видимо, тут не «просто ревность». Одна ревность мало что объясняет. Ну
да, было что-то. Так ведь давно прошло. А вот если все куда круче, если Любови Федоровне
(только ей, и никому больше) известно нечто, напрочь исключающее даже какое-либо
обсуждение гетманского предложения? Нечто такое, что она никому, ни при каких
обстоятельствах не открыть? Тогда – тупик. Правда, через какое-то время ситуация слегка
сгладилась. Мотрю сломали, Иван Степанович перестал злиться вслух, отношения стали
«приличными». Но Кочубеиха – женщина. Она если не понимает, то чувствует: Мазепа не
отступится. Он будет добиваться своего, и рано или поздно добьется. Если не принять меры.
Пока жив влиятельный муж, а его здоровье, как позже показала пытка, очень не слава Богу. В
отличие от кума Ивана, который и на седьмом десятке коней объезжает. Так что в ломе у
Василия Леонтьевича, и так уже, надо думать, не вполне адекватного от происходящего,
начинается ад. С утра до вечера что-то типа «Вася, сделай же что-то! Вася, ты же его знаешь,
пойми, или он, или мы, сделай же, Вася, если ты хоть чуть-чуть мужчина! Вася, Вася, Вася!»
Выдержать такое под силу не каждому, а если еще и знаешь, что жена права, тогда вообще
кранты… Как показал на следствии Кочубей, он окончательно уверился в скорой измене Мазепы, когда
пошел к куму посоветоваться, как положено, о судьбе Мотри, к которой посватался хороший
человек. Гетман, мол, дал «добро», но посоветовал не спешить, ибо девчонке «
можно
подыскать и пана познатнее
». Что тут показалось Кочубею преступным, понять трудно.
Возможно, он и впрямь уже был не совсем в себе. Но факт есть факт. Послав нескольких
гонцов с устными кляузами, Василий Леонтьевич на пару с родичем, Иваном Искрой,
официально донес властям донос, что «
Гетман Иван Степанович Мазепа хочет великому
государю изменить и Московскому государству учинить пакость великую
». И если кто-то
считает, что Петр вновь «слепо не поверил», тот очень ошибается. Дело было возбуждено,
следователи назначены выше некуда - канцлер Головкин и вице-канцлер Шафиров. Причем
сперва было четко указано – «спрашивать с великим бережением». То есть, не бить.
Поскольку на сей раз донос не анонимный, а значит не исключено, что хотя бы один-два из
33 пунктов серьезны. Однако быстро выяснилось: пространный список на 90% пустышка.
Большинство «статей» либо повторяли давно уже не подтвердившиеся доносы 1691-1699
годов, либо вольно излагали речи Мазепы, якобы в присутствии разных лиц рассуждавшего о
будущей измене, но без всяких доказательств. Кое-что было просто высосано из пальца
(дескать, держит в доме много польской прислуги, а личную гвардию увеличил на 100
человек). Кое-что свидетельствовало если не о тупости «информаторов», то, как минимум, о
полном непонимании ими ситуации (для Кочубея, темного человека, наличие в библиотеке
«
колдунских латынских книжиц
» само по себе было веской уликой, но Петр-то, узнав о
подобном, скорее всего, попросил бы почитать). Не впечатлили следователей и вещдоки –
печатные тексты стихотворных дум Мазепы на философско-историческую тематику. По сути,
более или менее серьезно выглядели только две «статьи». Однако о контактах Мазепы с
польскими агентами Петр знал уже давно и гораздо подробнее, от самого гетмана. А
«ключевая», 14-я статья, о покушении на Петра, обернулась бумерангом, поскольку в
показаниях выявился серьезный разнобой. По версии Кочубея, гетман, узнав возможном
визите царя в Батурин, велел сердюкам «быть готовыми ко всему» (разве не подозрительно?),
а по версии Искры, конкретно собирался то ли выдать Петра шведам, то ли убить. На очной
ставке доносчики «поплыли» (менять показания по своему усмотрению запрещалось) и
начали орать друг на друга. После этого следователи не просто получали право, но и были
обязаны применить пытку, тем паче, что царь, лично курировавший следствие, узнав о
провальной очной ставке, написал «
чаю в сем деле великому их быть воровству и
неприятельской подсылки
». Короче, в итоге Искра свалив все на Кочубея, а Кочубей
признался, что «
чинил донос на него, на гетмана, за домовую свою злобу, о которой, чаю,
известно многим
». Дальнейшее известно. Всех, причастных к доносу, кроме «подписантов,
Мазепа простил. Возможно, помиловал бы и Искру, не додумайся тот сочинить насчет «убить
Петра» (такими вещами и теперь не шутят). Кочубея же накануне казни зверски пытали.
Официально – для выяснения, где клады зарыты. Но не похоже. Времени на конфискацию
было достаточно, и полная опись имущества уже имелась. Вполне возможно, Мазепа,
никогда, ни до того, ни после, в садизме не замеченный, на этот раз сорвался. Если так, то
последнюю ночь своей жизни бывший друг ответил за все. И за неведомые грехи, о которых
поминал в письмах гетман, и за Петрика, и за поломанную последнюю любовь гетмана. Что Мазепа вплоть до октября 1708 года был верен Москве – аксиома. И Москва ценила его
труды по достоинству. Не говоря о других, не поддающихся счету пожалованиях, Иван
Степанович получил лично от Петра только что учрежденный орден Андрея Первозванного,
став таким образом вторым кавалером высшей российской награды, опередив даже самого
царя и Меншикова. Меншикова он, впрочем, опередил и став по ходатайству Петра первым в
России князем Священной Римской империи. Глупая сплетня о личной обиде (дескать, царь
оттаскал «вольнодумного» гетмана за усы) живет только благодаря гению Пушкина. По
данным Т. Яковлевой, исходя из тона переписки, Мазепа, наряду с Брюсом, Виниусом,
Головиным, Шереметевым, относился к очень узкому кружку людей, которых Петр искренне
уважал (никаких «ассамблей» и «всешутейших соборов» - это для Алексашки и прочих
«минхерцев»). Более того, гетману сходили с рук и аккуратные нарушения царской воли (он
явочным порядком, в нарушение Каламацкого договора, вводил на Левобережье
«внутренние» налоги и вел собственную внешнюю политику). Мазепа, со своей стороны,
отвечал преданностью. Судя по всему, не абстрактной «России», а - в рамках абсолютно
европейского понимания взаимных обязанностей вассала и суверена – Престолу. Как сам он
говорил, «до крайней, последней нужды». И безо всяких «патриотических порывов», что,
хоть и без удовольствия, признают даже «оранжевые», но (в отличие от украинских
мифологов) уважающие себя историки из числа обитающих в «экзиле». В частности, никто
не отрицает, что вся информация о контактах с польской «национальной» партией,
начавшихся весной 1705 года, когда Мазепа в Дубне познакомился с уже упоминавшейся
светской дивой и ярой «патриоткой» княгиней Анной Дольской-Вишневецкой, ярой
«патриоткой» и – из идейных соображений - любовницей короля Станислава, поступала к
царю. Какие бы доводы в ходе, как аккуратно пишет современник, «
денных и ночных
конференций» ни излагала пани (о, эти политизированные дамы!), Мазепа больше любил
слушать, чем говорить, и доклады Петру снабжал ремарками типа «
Вот глупая баба, хочет
через меня обмануть его царское величество... Я уже о таком ее дурачестве говорил
государю. Его величество смеялся над этим
». Когда же в сентябре, видимо, неверно поняв
агентессу, Лещинский направил к гетману личного посланца, ксендза Францишека Вольского
с письменными гарантиями восстановления «Княжества Русского» на условиях Гадячского
договора, Иван Степанович арестовал агента и отправил его в Москву вместе со всей
документацией. Однако, поскольку Дольская, уже имея контакты и с Карлом XII, бомбила
гетмана предложениями уже не только польских, но и шведских гарантий, в итоге Мазепа
крайне жестко приказал даме «
не помышлять, чтоб он, служивши верно трем государям,
при старости лет наложит на себя пятно измены
». Даже летом 1707-го, после рокового
военного совета в Жолкве (важнейший, переломный момент!), когда многие влиятельные
полковники поговаривали о бунте, Мазепа не дрогнул. Когда в сентябре неугомонная
Дольская, даже не подумав идти туда, куда ее недвусмысленно послали, в очередном письме
к Мазепе предложила – от имени двух королей сразу – на любых условиях изменить царю,
обещая помощь шведских и польских войск, Мазепа вновь ответил отказом. Однако на сей
раз присланный проект договора, не переслав царю, просто сжег, а в октябре впервые
заговорил на эту тему довереннейшему Филиппу Орлику. Без всякой, впрочем, крамолы.
Специально оговорив, что, мол, ты, Пилип, ежели решишь доносить, то доноси не коверкая,
не то пропадешь. То есть, выходит, просто беседа с умным, преданным и не трепливым
сотрудником. В конце концов, Иван Степанович был всего лишь человек, и ему нужно было
выговориться. Расхожее мнение, что, дескать, в 1708-м гетман «заспешил с изменой», испугавшись доноса
Кочубея, - чушь. Нечего было там бояться. И некуда спешить, поскольку не ждали. Никаких
договоров не было. Не считая пустой бумажки, подписанной post factum, уже в шведском
лагере (и, кстати, предполагавшей в случае победы отнюдь не «незалежнисть Украйны»,
которая возвращалась под Варшаву без всяких оговорок, а только личное будущее Мазепы),
никаких соглашений ни с «последним викингом», ни с королем Станиславом в архивах не
найдено. Ни в польских, ни в шведских, ни в турецких, ни в российских, ни в украинских, ни
во французских, куда сдал сои бумаги Орлик. Нет даже заверенных копий. Только смутные
ссылки на какие-то «
привилеи». Да еще несколько писем к Лещинскому, где много учтивых
словесных оборотов и сожалений о «скорбном раздоре», но ничего конкретного. Конечно,
Мазепа был очень предусмотрителен, но такой абсолютный нуль никакой осторожностью не
объяснить. Едва ли столь такой человек, как Иван Степанович, заранее решившись на такой
шаг, не заручился бы письменными гарантиями. К тому же, как отмечает Т. Яковлева, ни
накануне перехода к шведам, ни после Мазепа даже не издал официального универсала,
объясняющего и оправдывающего этот поступок, вроде «Манифеста европейским
державам», опубликованного в свое время Выговским. Помышляй гетман об измене хотя бы
за месяц-другой до того, ничто не мешало ему отпечатать сколь угодно большой тираж в
батуринских типографиях. А если почем-то не успел или не сообразил (это Иван
Степанович-то?!), ничто не мешало ему воспользоваться услугами полевой типографии
шведов. То есть, ею-то он как раз воспользовался, но вместо убедительного документа,
готовить которые гетман умел на зависть любому, в народ пошли романтично-эмоциональная
бодяга о «борьбе за казачью волю» и прочем, против чего всю жизнь и не без успеха боролся
Мазепа. И еще. Гетман, выросший в бедности, очень дорожил достигнутым достатком.
Готовя измену, он, тертый калач, не мог не учитывать, что война – всегда палка о двух
концах, и, надеясь на лучшее, следует готовиться к худшему. Имения, понятно не увезешь,
коллекции, мебель и прочее, хоть и под охраной, но тоже сгинут, если Батурин падет. Что
делать? Меншиков позже, в куда менее стрёмной ситуации перевел часть своих миллионов в
надежный закордонный банк, аналогично поступил, отправляясь на ковер в Петербург, и
Павло Полуботок,
а Мазепа вряд ли был глупее обоих.
Однако же ничего никуда не
переводил. Правда,
уходя
Карлу, захватил с собой войсковую казну, но эти деньги не были его
собственностью, что, кстати, позже имело последствия.
Точно известно, что после смерти
гетмана (не скоропостижной, времени на завещание хватало) его «ближнему кругу»
пришлось туго. В частности, Филипп Орлик существовал сперва на дотации турок, потом на
французский пенсион.
Нет, друзья, «умысла на измену» не было. Хотя измена, конечно, была,
и не только поводы, но и причины для нее имелись… Спустя два года, объясняя «зигзаг» Мазепы, Орлик, от которого гетман под конец жизни уже
не имел тайн, говорил: «Московское правительство... отплатило нам злом за добро, вместо
ласки и справедливости за нашу верную службу и потери, за военные траты, приведшие до
полной руины нашей, за бесчисленные геройские дела и кровавые военные подвиги - задумало
казаков переделать в регулярное войско, города взять под свою власть, права и свободы
наши отменить. Войско Запорожское на Низу Днепра искоренить и само имя его навсегда
стереть»
. Следует признать, что претензии в целом справедливы. Русское командование
казаков за людей не считало, ставило над ними иностранных офицеров, посылало на
земельные работы, за малейший протест наказывая шомполами. Появился и указ об отправки
казачьих полков в Пруссию для переформирования в регулярные драгунские. Мазепа, как
ответственный, к тому же, по крайней мере, формально, выборный руководитель,
естественно, докладывал царю, на что тот, хотя ответил, что «
войско Малороссийское не
регулярное и в поле против неприятеля стоять не может». И был прав. Впервые
столкнувшись с регулярной армией нового образца, казаки проявили полную
профнепригодность. При первом же ударе они «сыпались», зато грабили и зверствовали
вовсю. А Петр хотел иметь боеспособную армию и, дорожа мнением Европы, не хотел
прослыть новым гунном. Отсюда - и муштра, и вспомогательные работы для особо тупых, и,
наконец, шомпола для буйных. И хотя Мазепа, способный полководец, видимо, понимал, что
время ватажной вольницы прошло и военная реформа необходима, но - обидно. Еще тяжелее
воспринималось решение царя вернуть союзникам-полякам Правобережье. Занятое войсками
Мазепы, подавившими восстание «нового реестра», протестовавшего против
«расказачивания», оно уже три года фактически было частью Гетманщины и уже даже
делилось на «маетки». Однако поляки голосили, взывая к «европейскому правосознанию»,
угрожали выйти из войны, и в конце концов добились своего. При этом Мазепа из писем
пани Дольской точно знал, что «патриоты» Лещинского готовы поступиться Periferia в его,
гетманскую, пользу. А раз так, то и сторонники Августа, висящие на волоске, блефуют, и
твердо потребовать, никуда не денутся. Но Петр полностью доверял Меншикову, а
Меншиков, подписав акт о сдаче, вернулся из Гродно уже не просто Алексашкой, а с
настоящей, признанной магнатами родословной, подтверждающей, что он не пирожник, а
таки потомок Гедимина. И хотя Мазепа, искушенный дипломат, сознавал, что в Европе
запорожские понятия неуместны, и договоры должны соблюдаться, но - опять-таки обидно.
Впрочем, еще обиднее и тяжелее было озвученный Петром 20 апреля 1707 года, в той самой
Жолкве план передачи из Малороссийского приказа в Разряд "города Киева и прочих
Малороссийских городов"
, то есть, из «автономии» под прямое управление царя. Это
означало, что гетман теряет всякую реальную власть, а старшина станет российским
дворянством, со всеми правами, но и со всеми обязанностями. По большому счету,
закономерно. В Англии в это же время и из тех же соображений ликвидировали автономию
Шотландии и отменили права «вольных кланов». Мазепа, несомненно, это понимал. В конце
концов, он сам дал старт новациям, подписав Каламакские статьи, и сам внес немалый вклад
в слом старых традиций (учрежденное им «бунчужное товарищество» означало, по сути,
конец казачества как такового). Но, видимо, надеялся, что его верность и личные связи
позволят какое-то время сохранять привычный порядок вещей, и все произойдет, по крайней
мере, не при его жизни. Какое-то время так и было. На банкете в Киеве, летом 1706-го, Петр
даже резко одернул Меншикова, начавшего спьяну разглагольствовать о том, что Гетманщину
пора разгонять. В Жолкве, однако, стало ясно: все серьезно, и «лыцарям» предстоит из
князьков стать чиновниками. А «полудержавный властелин», с какой-то стати возмечтавший
стать князем Черниговским, начал чуть ли не в открытую «копать» под Ивана Степановича. И еще одно. Самое, наверное, главное. Логика событий с каждым месяцем все яснее
показывала, что Карл пойдет на Москву, и что поход этот будет через Малую Русь. А
Левобережье, откормившееся за годы правления Мазепы, но хорошо помнящее времена
Руины, войны панически боялось. Страх потерять даже не жизнь (сколько ее, той жизни), а
все нажитое, объединял всех, от крипаков до старшины. Боялся за накопленное и Иван
Степанович. А поскольку всем было ясно, что своими силами шведа не отбить, гетман еще в
начале 1707 года обратился к царю, прося царя выделить для защиты края хотя бы 10 тысяч
регулярного войска, на что Петр ответил: «
Не только десяти тысяч и десяти человек не
могу дать: сами обороняйтесь, как можете».
По сути, царь был прав: угроза хотя и
существовала, но отдаленная. По крайней мере, в кампанию 1707-го вторжения не
предвиделось, и снимать с фронта войска, которых отчаянно не хватало, не было никакой
надобности. Конечно, Каламакские статьи обязывали Россию защищать Левобережье, но не
по первой же просьбе, а лишь в случае реальной угрозы. Однако «лыцари», мыслящие
категориями не дальше завтра, ощутили себе брошенными. Для Мазепы же, как правильно
подметил О. Субтельный, отказ Петра был ударом вдвойне. Он подрывал политический
престиж гетмана, но, сверх того, в понимании Ивана Степановича, мыслившего, напомним,
категориями европейской юриспруденции, грубейшим образом нарушал jus resistendi,
регулировавшего взаимные обязательства вассала и суверена, одной из двух основных
обязанностей которого (наряду со справедливым судом) была защита вассала именно по
первой просьбе. Теперь Мазепа, с точки зрения jus resistend имел полное право считать себя
свободным от всех обязательств. Более того, протестовать с орудием в руках. Примерно в
таких ситуациях обиженные самураи делали себе харакири у ворот замка несправедливого
даймё (тоже форма вооруженного протеста) или, если их было много, подобно Великому
Сайго, поднимали «почтительный мятеж» (помните «Последний самурай»?). Конечно, насчет
японских традиций Иван Степанович вряд ли был в курсе, но уж английскую-то Magna Carta,
не говоря уж про польскую Pacta Conventa, четко расписывавшие, что следует делать в таких
случаях, он знал назубок. А теперь вопрос вопросов. Все описанное произошло более чем за год до рокового 25
октября 1708-го. Так почему же Иван Степанович все-таки до самого конца не реализовал
свое право на rokosz, в незыблемости которого, безусловно, не сомневался? Почему не
заключил, хотя бы тайно, договор с Польшей, меняя, опять же в строгих рамках jus resistendi,
суверена? Почему ждал? Почему, себе же в убыток, не чистил военную верхушку, избавляясь
от ненадежных? Да потому, скорее всего, что не хотел. А не хотел потому что не верил. Не
верил в Польшу, зная ее вдоль и поперек и понимая, что проку не будет, потому что Речь
Посполита, когда-то служившая образцом «Эуропы» (во всяком случае, в сравнении с
Москвой), в начале 18 века превратилась в посмешище. Не верил в союз с «еретиками»-
шведами, для которых что католики, что православные были всего лишь язычниками,
подлежащими (как и показало ближайшее будущее) огню и мечу. К тому же после битвы при
Лесной непобедимость шведов для человека понимающего уже не была безусловной
категорией, а Карл успел зарекомендовать себя как отличный тактик, но никудышный стратег.
Не верил собственной старшине, после создания «бунчукового товарищества» получившей
от старого гетмана все, чего хотела и уже не слишком в нем нуждающейся, зато люто
ненавидевшей поляков за то, что те
никогда не признают её равными себе, и шведов, у
которых нет крепостных. Не верил казачеству, чьи права сам же уничтожил, сделав
«лыцарей» собственностью «бунчуковых». Не верил (и правильно делал) «быдлу», которое
его ненавидело и которое он сам слишком презирал, чтобы заигрывать. Да, собственно,
скорее всего, не верил в саму возможность создать под боком у России некую «вторую
православную Русь». За полной ненадобностью ее кому-либо, кроме казачьей элиты, чье
время давно истекло, способной стать (в лучшем случае) клоном Речи Посполитой, подобно
Древнему Риму, как сказал он в беседе с французским послом Жаном Балюзом, идущей к
гибели. А учитывая специфику человеческого фактора, даже не клоном, а злым шаржем. Трезвый логик, Мазепа отчетливо сознавал все это, и, как бы ни было обидно за все
сделанное, тянул до последнего момента. Он, правда, не верил и Петру, слишком явно
готовому отправить его на почетную пенсию. Но, старый человек (история с Мотрей явно
сильно подкосила гетмана, до сих пор никаких жалоб на «подагру и хирагру» в его переписке
не появлялось), скорее всего, готов был принять неизбежное и провести недолгий остаток
жизни в покое, которого, в сущности, никогда не знал. Но от Ивана Степановича, него, хотя,
возможно, сам он об этом и не догадывался, уже мало что зависело. Верхушка Гетманщины,
истерически боясь за свои поместья, ждала уже только одного: чьи войска раньше окажутся
поблизости. И когда стало ясно, что русские только стягивают силы и еще неизвестно, куда
пойдут, а Карл нагрянет вот-вот, тэрпець урвався. Нарисованная Костомаровым картина
совещания в Борзне, если читать внимательно, потрясает. На Мазепу давят беспощадно,
выжимая из него согласие с уже принятым за него решением. Истерический крик: «Вот
возьму сейчас Орлика, да и уеду к государю!», говорит о многом. В том числе и о том,
скольким из присутствующих мог доверять гетман. Но он – фигура знаковая, без него все
прочие собравшиеся для Карла – ничто, и потому уехать ему никто не даст. Не знаю, как все
происходило, что конкретно говорили старику и чем (почему нет?) грозили, но сразу после
совещания Быстрицкий, свояк гетмана, убывает к шведам. Теперь дороги назад не было. Казалось бы, странно. Иван Мазепа не зазывал на русские земли врага и не казнил пленных,
как Выговский. Не подставлял московские армии под удар из засады, как Юрась. Не
опустошал край, продавая сотни тысяч православных в гаремы и на галеры, как Дорошенко.
Не резал беззащитных москалей, как Брюховецкий. Не провоцировал междоусобиц, как
Суховий, и не подводил под «вышку» защитников православия, как Тетеря. Однако не кого-
то из них, а именно Мазепу обвинили во всех смертных грехах, предали гражданской казни и
церковной анафемею Только его имя стало нарицательным в устах поколений. Притом, что
среди уехавших вместе с ним были куда более лютые ненавистники всего «москальского».
Что отнюдь не помешало им, в том числе и многим участникам совещания в Борзне,
сообразив за несколько дней, куда ветер дует, кинуться прочь, попросить у царя пощады,
получить её и даже сделать карьеру, вплоть, как лютый «москалефоб» Апостол, до
гетманской булавы. Прощение не светило только Мазепе. Даже на его предложение искупить
вину, захватив в плен Карла, Петр, некоторое время поразмыслив, отвечать не стал. И вновь –
с точки зрения высокой политики - был абсолютно прав. Помилованный гетман исчерпал
свой ресурс, жить ему оставалось недолго, и пользы от него уже не предвиделось. Зато, в
отличие от вусмерть перепуганной мелочи, будучи фигурой по-настоящему знаковой, более
чем подходил для публичного шоу. Государство достаточно окрепло. Терпеть и дальше
причудливую смесь дворовых склок, полумертвых средневековых традиций и криминальных
понятий, пышно именуемых «вольностями», оно не считало ни нужным, ни возможным.
Необходим был показательный пример. Символ, сокрушение которого раз и навсегда
расставит все по полочкам даже для тупых. Не скрою, мне жаль, что волей обстоятельств
таким символом оказался именно Иван Степанович Мазепа. Трехгрошовая опера
Гибельность поступка Мазепе стала очевидна практически сразу. Большая часть казаков от
него бежала, основная часть старшины с ним не пошла, а кто пошел, том числе и такие
заклятые враги москалей, как Апостол и Галаган, вскоре вернулись к Петру с повинной и
были прощены. Казацкие полки подтвердили верность царю, на помощь же к Мазепе, по
иронии судьбы, пришли запорожцы, которых он всегда ненавидел, как криминалов, не
приемлющих никакую власть. К тому же ненавистный конкурент Меншиков взял Батурин с
его казной, продовольственными складами и арсеналами. К слову. Если кому-то охота узнать
мое мнение насчет «Батуринской резни», пусть вставит это словосочетание в любую искалку,
найдет там что-нибудь не оранжевое и прочтет, не обращая внимания на идеологию. Факты
говорят сами за себя. «Резни» не было. Лично для меня в этом смысле достаточно всего
четырех соображений. Какие «плоты с распятыми», если на реке стоял лед?, Какое
«поголовное уничтожение», если уже через месяц городовой атаман просит денег на
обустройство погорельцам? Какое «отчаянное» сопротивление, если хорошо укрепленная
столица Гетманщины была взята за два часа, в то время как крохотный Веприк сражался
несколько дней, уложив более 2 тысяч шведов, а под Полтавой викинги вообще застряли на
два месяца, и так и не взяли, несмотря на 20 штурмов? Какой, наконец, «патриотизм», если
казацкая часть гарнизона не просто сложила оружие, но и помогла русским войскам, а бились
до конца только польско-немецкие наемники Чечеля и Кенигсека? Да, бились славно, но это,
в конце концов, была их работа, за которую они получали деньги. Опять же и «зверства
варваров» расписывала в основном французская пресса, союзная Карлу; газеты нейтральных
Англии и Голландии информировали читателей в куда менее жутких красках. В общем, и ужасы Батурина, и кошмары Лебедина, скорее всего, чистый пиар, причем
листовки эти, думается, не Мазепой писались – уж больно не соответствует их надрывно-
возвышенный настрой сухому, иронично-рассудительному тону писем, написанных
гетманом. Да и глупостей типа «вот придет Петр и всех казаков на Волгу угонит» Иван
Степанович писать бы не стал. В любом случае, информационная война была проиграна
вчистую. Гетманские листовки врали и пугали, а Петр прощал и миловал, более того, на
следующий же день после измены гетмана отменил незаконные налоги, введенные Мазепой,
как говорилось в универсале, «
ради обогащения своего
». К тому же, наступая, шведские
солдаты жгли и убивали. Те самые шведские солдаты, которые при осаде Копенгагена вели
себя так учтиво, а платили за припасы так щедро, что датские крестьяне сами свозили
продовольствие в их лагерь, посадив на голодный паек собственную столицу. Это означало
только одно: там, в Дании, были люди. В Саксонии – тоже. И даже в Польше. Но не здесь, в
краю дикарей, по отношению к которым можно все. Население края видело. Население края
знало о судьбе, постигшей Зеньков, Опошню, Лебедин и Коломак. И делало выводы. Однако
хватит об этом… 4 сентября 1709 в турецких Бендерах умер Мазепа. Наверняка своей смертью. Версию о
самоубийстве, время от времени озвучиваемую авторами, не любящими Ивана Степановича,
отметем, как практически невероятную: при всей своей рассудочности, он был человеком
очень верующим, и на один из самых осуждаемых Церковью (что православной, что
католической) поступков мог бы решиться разве что сложись реальная возможность
оказаться в руках Петра. Однако такой угрозы не было. Были старость и запредельная
усталость, несомненно, умноженные на сильнейший стресс. Умирая, «законный князь
Украйны» по версии Карла завещал все любимому племяннику, Андрея Войнаровского,
весьма образованному, европейски мыслящему молодому человеку. Король, уважая вполне
законную волю покойного, дал «добро». Старшина тоже, в принципе, не возражала, твердо
заявив, однако, что никаким «законным князем Украйны» парня не признает, поскольку это
противоречит традиции. Зато готова избрать гетманом. В свою очередь, Войнаровский от
столь высокой чести наотрез отказался, мотивируя тем, что, дескать, еще молод и не имеет
заслуг. Однако от материальной части дядиного наследства отказываться не стал. А деньги
были очень серьезные: в казне, вывезенной Иваном Степановичем, после всех трат, включая
600 тысяч червонцев, «одолженных» Карлу, находилось, как полагает О. Субтельный, к
завышению не склонный, «
от 750 тысяч до 1 миллиона шведских рейхсталеров (точнее,
риксдалеров)
». Вот эти-то талеры (точнее, риксдалеры) и затребовал скромный юноша,
забыв, на минуточку, что речь идет не о личных дядиных капиталах, а о войсковой казне. Что
поделаешь, как печально отмечает тот же О. Субтельный, «
в козацкой Украине плохо
отличали частную и общественную собственность
». Скандал грянул знатный, на несколько месяцев. Судя по тону источников, не стой над душой
у политэмигрантов суровые шведские драбанты, дело могло бы дойти и до ножей. В итоге
все же решили доверить вопрос арбитражу Карла XII (выбор, между прочим, идеальный: к
«Александру Севера» историки относятся по-разному, но в личной порядочности этого
свихнувшегося на рыцарстве и славе парня не сомневается никто). Тот создал специальную
комиссию, которая, поработав еще месяца полтора, постановила, что прав все-таки
Войнаровский. В его пользу свидетельствовали, во-первых, слово чести дворянина, барона
Священной Римской империи (как наследник своего дяди-князя, он носил такой титул) и
офицера регулярной шведской армии (Карл присвоил ему чин полковника), а во-вторых,
показания управляющего имениями Мазепы. Попытка истцов оспаривать их, заявляя о
подкупе, была полностью блокирована еще одним словом чести дворянина, барона и
полковника, поручившегося за честность свидетеля. Исходя из заключения комиссии, король
ввел Войнаровского в права наследования и передал ему спорные деньги. Войнаровский же,
со своей стороны, одолжил королю 300 тысяч талеров (точнее, риксдалеров) и заверил
старшину, что, как патриот, выделит средства на продолжение борьбы сразу же после
выборов гетмана, проведению которых теперь, после решения ключевого вопроса
современности, уже ничего не препятствовало. Началось выдвижение кандидатов, однако
реальных претендентов, как водится, было двое. – популярный среди казачества полковник
Горленко и генеральный писарь Орлик. О Дмитрии Горленко говорить особо нечего. Влиятельный полковник, свояк Мазепы по
первой жене, боевой генерал, очень популярный среди казаков. Сознательный и активный
враг москалей, правда, в 1708 году, почти сразу после ухода к шведам вернувшийся к Петру и
получивший амнистию, но вслед за тем опять ушедший к Мазепе. Филипп же Орлик
заслуживает более подробной характеристики. Сын обнищавшего чешского дворянина,
погибшего на польской службе, и белорусской шляхтянки. Видимо, католик. Сирота из
«потерянного поколения» конца 17 века. Гибель отца, даже не успевшего увидеть наследника,
ввергнув семью в нищету, обеспечила, однако, сыну обучение «на казенный кошт» в
виленском иезуитском коллегиуме, затем, как лучшему выпускнику, рекомендацию в Киево-
Могилянскую академию, и, наконец, опять же как первому на курсе, по протекции великого
Стефана Яворского, оценившего таланты и трудолюбие 22-летнего вундеркинда (обойдусь
без подробностей, но, поверьте на слово, башка у парня на плечах была весьма и весьма
незаурядная), распределение в гетманскую администрацию, на должность мелкую, но
дающую хоть какой-то стабильный доход. Скромное жалованье пополнял, строча
«панегирики» влиятельным лицам, благо поэтическим даром обижен не был. Короче говоря,
один из тех искателей «счастья и чинов», что в те же времена потоком текли в Россию, на
петровские хлеба, только волей судьбы оказавшийся южнее. Очень быстро был замечен
Мазепой, имевшим чутье на талантливых людей, введен в «ближний круг», обвенчан с
дочерью одного из приватных друзей гетмана, получил обширные имения и сделался
генеральным писарем, фактически «тенью» Мазепы. Знал все и участвовал во всем, но,
естественно, как новичок, да еще не нюхавший пороза «штафирка», не имел никакого
авторитета в старшинских кругах, держась только на милости гетмана, который (как
вспоминал позже сам Орлик) время от времени об этом напоминал. Очень показателен в этом
смысле уже упоминавшийся эпизод в Борзне, когда Мазепа в бешенстве кричал старшинам
«
Вот возьму с собой Орлика, да и поеду ко двору царского величества
», ничуть не сомневаясь
в том, что из всех присутствующих , не задавая вопросов и куда прикажут, за ним поедет
только Орлик. Предвыборный расклад был несложен. Хотел ли сам Орлик выдвигаться, неизвестно. Судя по
некоторым его высказыванием, возможно, и не очень. Ибо уж кем-кем, а дураком не был, и
прекрасно понимал, что рискует превратиться из серенькой канцелярской мыши в объект
пристального интереса России. Однако, обремененный многочисленной семьей (в Бендерах у
него родился очередной сын), ежедневно хотевшей есть, альтернативы не видел. Так что
возражений не случилось. Кандидатура Орлика, выдвинутая старшиной (причины, думаю,
пояснять не надо, а для тех, кому неясно, изложу ниже) и поддержанная наследником
гетмана, могла твердо рассчитывать где-то на полсотни голосов. Горленко лоббировали
казаки (около 300 избирателей). Все решала позиция то ли тысячи, то ли двух (источники
говорят и так, и этак) запорожцев. С этим сектором электората поработал Войнаровский,
«
заплатив кошевому 200 червонцев за склонение казаков на сей выбор
», и в начале апреля
1710 года триумф демократии состоялся. Получив поддержку около 90% от полутора тысяч
имеющих право голоса, Филипп Орлик был избран «гетманом обоих берегов и Войска
Запорожского», а 10 мая, после подписания Карлом «Diploma assecuratium pro Duce et
Exercitu Zaporovienski», позже утвержденного и султаном, официально вступил в должность.
После чего полковник шведской армии Андрей Войнаровский, успевший выхлопотать у
главнокомандующего отпуск по болезни, выдал новоизбранному гетману 3000 талеров и, еще
раз заверив соратников по борьбе в том, что транши будут поступать неукоснительно,
перевел наследство на запад и отбыл на лечение в Европу, где засел прочно и надолго. А
«Duх et Exercitus» приступил к исполнению своих обязанностей. Первым делом предложив
на рассмотрение избирателей «Pacta et Constitutiones legum libertatumqe Exercitus
Zaporoviensis», оранжевыми мифологами, видимо, очарованными волшебным словом
«Сonstitutiones», неуклонно именуемый «первой, самой демократической в мире
конституцией Украины». Документ, не стану отрицать, столь интересный, что заслуживает
отдельного отступления. Без поправки на благородную латынь (напомню, что constitutio на языке Цицерона означает
всего лишь «устройство», и не более того) «Конституция Филиппа Орлика», она же
«Бендерская конституция», в сущности, мало чем отличается от многочисленных «статей»,
подписывавшихся старшиной с Речью Посполитой, Россией и Турцией. Разве что
предыдущие были выдержаны в более сдержанных тонах (выражения типа «
ласковый пан
»,
«
защитник и покровитель
», «
светлейший навеки суверен
», «
его
королевское над королями
величество
» и «
его блаженная милость
» там если и попадались, то два-три раза на весь
текст, а не через строку). Но это, как и обширную преамбулу, художественно излагающую
историю взаимоотношений «милой Украйны» с «варварской Московией», а заодно и с
потрохами раскрывающую авторство мазепинских листовок, можно списать на особенности
авторского стиля. В конце концов, Орлик как литератор специализировался в жанре
панегирика. Территориальные претензии к России, распространяющиеся почти на все ее
южные области, и Польше (куда более скромные) тоже можно счесть поэтическими
гиперболами. Были, однако, и новации. Прежде всего, вслед за декларацией о том, что
«
Украйна обеих сторон Днепра должна быть на вечные времена вольною от чужого
господства, демократическим государством
», фиксировался «
вечный и полный
протекторат
» Швеции. Обратим внимание. Если по Гадячскому договору, Малая Русь была
равноправным субъектом федерации, согласно Каламакским статьям – автономией с весьма
широкими правами, а по договору Дорошенко с султаном – государством, находящимся в
особых договорных отношениях с Портой, то теперь она (декларации не в счет, на то они и
декларации) юридически признавала себя колонией. Причем без оговорок, предполагающих
возможность когда-либо в будущем этот статус изменить. Но внешняя политика – дело тонкое; что бы ни фиксировалось на бумаге, реальность
меняется в соответствии с обстоятельствами, уж кому-кому, а старшине, предрассудками
европейского правосознания не обремененной, это было понятно лучше, чем кому бы то ни
было. Куда серьезнее были пункты, посвященные внутренним вопросам. Что Войско
Запорожское, согласно соответствующей статье, не просто получало автономию, но
становилось практически независимой сословно-территориальное единицей, имеющей право
(но не обязанной!) согласовывать свою позицию по всем вопросам с «Украйной», - это еще
полбеды. В конце концов, «лыцарям», составлявшим 90% электората, надо было, помимо 200
талеров на пропой сунуть еще что-то. Но вот устройство потенциальной державы
предполагалось куда как любопытное. Власть гетмана, хотя и обрамленная всевозможными
почестями, сужалась до номинальной; не имея права ничего «
приватной своей властью ни
начинать, ни устанавливать и в действие не вводить
», все вопросы он был «
силен и волен с
советом генеральной старшины решать
».
Фактически, управление переходило в руки
«
старинных, благоразумных и заслуженных людей
», причем людей, занимающих
наследственные должности.
Речь, на минуточку,
шла об олигархической республике.
Соблазнительно сказать, «по примеру Речи Посполитой», однако, увы, не получается.
Поскольку и Pacta Conventa, и «Генриковы привилеи» предусматривали политическое
равенство всего военного сословия (шляхты), а в данном случае речь идет исключительно о
магнатерии, на полную волю которой отдаются, не говоря уж о крестьянах, вообще в тексте
не поминаемых, массы рядовых казаков. Не скажу наверняка, откуда начитанный Орлик
выдернул такие прецеденты, из законов загнивающей Венецианской республики или из
арагонских fueros 11 века, но «демократия», скроенная по его лекалу, будь она воплощена в
жизнь, не просто отбрасывала бы край в глухое средневековье, но и делала бы «державу»
совершенно нежизнеспособной. Так сказать, беременной социальными потрясениями. Хотя и
крайне удобной для «бунчуковых», чьи должности (следовательно, и места в будущей
Генеральной Раде) еще при покойном Мазепе сделались наследственными. Между прочим,
зная все это и вернувшись слегка назад, становится совершенно ясно, почему «бунчуковые»
выдвигали Орлика и поили запорожцев. Ни Горленко, ни строевые казаки, хотя и по разным
причинам, на подобные «кондиции» никогда бы не согласились. А сейчас начинаю обильно цитировать. Ибо гениально. «
8 ноября 1710 года Турция,
поддерживая гетмана Орлика, объявляет войну России. В начале 1711 года Орлик начинает
общий поход запорожцев и татар против россиян на Украине. В походе приняли участие
Турция, Крымское Ханство, Швеция и часть польского войска, которая поддерживала
Лещинского
». Согласитесь, интереснейшая интерпретация причин начала русско-турецкой
войны 1710-1713 годов, и не менее интересное видение соотношения сил в этой войне.
Войско Орлика и, понимаешь, примкнувшие к нему турки, татары, шведы и польские
«патриоты». Впрочем, уважая вас, дорогие друзья и читатели, комментировать сей шедевр не
стану. Ограничусь констатацией: начиная очередную войну с Россией, султан, как всегда,
отправил татарскую конницу в глубокий рейд по российским тылам, разрешив (а почему
нет?) отряду Орлика примкнуть к буджакам и ногайцам. Несколько сотен сабель, конечно, не
Бог весть что, но в плане политики («Duх et Exercitus» вовсю строчил универсалы, призывая
население Малой Руси восстать против «варваров» за «волю», гарантированную
«конституцией») вдруг да сработает? Формально, по настоянию Карла, еще не совсем
понимающего, где находится и с кем имеет дело, был даже оформлен союз с Крымом, и сам
Девлет-Герай
посетил Бендеры. Правда, финансовое вспомоществование, которое по
султанскому приказу должен был выдать, не привез, на что Орлик горько жаловался в
Стамбул, но подпись поставил. Хотя никакой координации военных действий так и не
случилось: орда Герая двинулась на левый берег, целясь на Слобожанщину, а буджаки и
ногайцы, подчинявшиеся непосредственной Стамбулу, вместе с приданным им отрядом
Орлика - на Правобережье. Вновь цитата, отмеченная печатью истинного гения. «
Гетмана поддержал восставший
украинский народ. Города друг за другом переходили под его власть. Орлик послал письма с
призывом к борьбе Ивану Скоропадскому, что очень испугало российское правительство и
Петра І, который собрал полковничьи семьи в Глухове как заложников
». Что самое
интересное, тут все правда, но подкрашенная в оранжевое. Действительно, полковничьи
жены, с началом войны почему-то не захотев сидеть на хуторах, дожидаясь дружелюбных
крымских джигитов, съехались в хорошо укрепленный Глухов. Действительно, Орлик писал
гетману, а что ответа не получил, так главное же, что писал. Действительно, на зов Орлика,
вдвое увеличив его отряд, откликнулось большинство бывших казаков упраздненного
поляками «нового реестра», после подавления «Палиивщины» бродивших в лесах, гайдамача
польских и еврейских поселенцев. Действительно, только-только отстроенные и никем не
охраняемые (у поляков нет сил, а русские войска ушли во исполнение Гродненского
мемориала) местечки Правобережья встречали Орлика хлебом-солью, надеясь хоть на какую-
то защиту. Действительно, наконец, что около Лисянки, атаковав отряд генерального есаула
Бутовича (2000 сабель), посланного Скоропадским останавливать вторжение, почти 20-
тясячная орда разбила его и вышла на подступы к Белой Церкви, единственному
населенному пункту правого берега, где еще находился небольшой российский гарнизон. И
все. К великому удивлению мифологов, гарнизон имел «достаточное количество боеприпасов
и сильную артиллерию», так что осада затянулась на полтора месяца, и ни один из десятка
штурмов успеха не имел (вспомним в связи с этим Батурин, взятый за два часа). Отсутствие
лавров ордынцы, огорченные потерями, восполняли сбором «живой добычи» в окрестных
села. Орлик, отдадим ему должное, протестовал. Но тихо-тихо. Цивилизованные турки были
далеко, а сердить татар он опасался. Да и его собственные «воины-освободители»
занимались примерно тем же, разве что не на людей охотились, а тюки паковали. Нетрудно
понять, что популярность «конституционного гетмана» росла с каждым днем. В мае же, когда
российские войска под командованием Шереметьева начали контрнаступление, Девлет-Герай
развернул орду на Крым, поляки Лещинского делись неизвестно куда, буджаки с ногайцами
просто побежали, уводя на пути все живое. Правда, обратно в Бендеры Орлик привел то ли
на тысячу, то ли на полторы сабель больше, чем повел в поход, но пополнение быстро
рассосалось - гайдамаки, увязавшиеся вслед за отступающим воинством, не нуждались в
неудачнике. С этого момента «гетман в экзиле» всерьез не рассматривался никем. Вскоре после
возвращения от него ушел и увел «лыцарей» кошевой Гордиенко, получивший от Девлет-
Герая землю под новую Сечь. Плюнув на все, уехал на север Дмитро Горленко, принесший
очередную повинную и, естественно, прощенный. Правда, как дважды предатель, имения на
родине не получил, а был отправлен в Москву, где получил дом, впоследствии прозванный
«Гетманским» и солидную пенсию, а в 1731-м, исхлопотав дозволение, вернулся домой и
остаток жизни прожил на покое, тешась сочинением дум, самой известной из который
считается «Гой, як тяжко на Москвi». Примеру Горленко последовали многие. Орлика же
жестокая Порта сняла его с довольствия, и если бы не король-рыцарь, никогда не бросавший
верных людей в беде и выделявший гетману часть турецкого пенсиона, семейству (жена, две
дочери, три сына, два шурина и домашний попик отец Парфений) пришлось бы совсем худо.
Коротая дни, Duх et Exercitus писал. Писал много. Создал, в частности, трактат «Вывод прав
Украины», доказывающий, что демократичнее его конституции просто придумать
невозможно. А также «Манифест к европейским правительствам», призывающий монархов
Великобритании, Франции, Австрии, Голландии и Дании, забыв противоречия, объединиться
ради спасения «милой Украйны» от «варваров» и обещая за это массу преференций после
совместной победы. Писал, натурально, и панегирики. Султану, хану, местному паше. Но в
основном письма, и в первую очередь - Войнаровскому,
ставшему к тому времени
общепризнанным паневропейским денди и завсегдатаем модных салонов, напоминая clair et
clair monsieur André о «неких известных кондициях». На что «ясный и светлый месье»
изредка откликался в том смысле, что «некие известные кондиции» помнит, но времена
сейчас трудные, так что пусть пан гетман подождет. Duх et Exercitus, видимо, сердился, но
ждал. Однако через три года и ждать стало нечего: Войнаровский, не удовлетворившись
салонной жизнью, занялся политикой, завел игру с британской разведкой и, в конце концов,
изъятый ее российскими конкурентами в Гамбурге, уехал в Якутию, что, надо думать,
согрело гетману душу, но рассеяло всякую надежду на транши, даже с запозданием. В 1715 году, покидая Бендеры, шведский король пригласил своего личного тгетмана в
Стокгольм, где выделил ему стипендию, которой, однако, большому семейству, где никто из
мужчин, кроме Орлика, не умел работать, очень и очень не хватало, а редкие приработки
главы клана (репетиторство, переводы) мало что меняли. «
Ни хлеба, ни дров, ни света
», -
жаловался Орлик в письмах. Понемногу были заложены и пропали бесследно гетманские
клейноды (булава, бунчук и прочее), а также подарки Мазеры – бриллиантовый перстень и
золотой крест. Еще хуже стало после гибели в Норвегии покровителя. Наследовавшая брату
королева знать о причудах брата не хотела. Орлика в очередной раз сняли с пансиона, и он
перебирается во Францию, надеясь, что там к титулованной (князь все-таки) особе отнесутся
с большим пониманием. В чем-то он прав. Французское правительство пристраивает
старшего сына, 17-летнего Григория, в престижное военное училище, а семье содержание.
Но, опять-таки, совсем незавидное. А дети растут, жена хворает, да и шурьям с отцом
Парфением кушать надо. Именно в это время Duх et Exercitus в полном отчаянии пишет
письмо любимому учителю, другу дяди Стефану Яворскому, сделавшему ослепительную
карьеру в РПЦ и лично огласившему анафему Мазепе. Письмо странное. Гетман
подробнейше разъясняет, как его обвели-запутали, клянется, что сам ни сном, ни духом, но
конкретно ничего не просит. И ответа не получает (символы прощению не подлежат, о чем
вообще-то надо было думать раньше). Зато вокруг его домика вскоре начинают бродить
хмурые верзилы, чьи камзолы, хоть и сшитые по последней парижской моде, все равно
напоминают русские мундиры. Доведенный до последней степени, Орлик, бросив семью,
бежит в Турцию, где уже не просит ничего (много ли одному надо?), кроме крыши над
головой, куска хлеба и – главное – безопасности. Турки жалостливы. Они заступаются, и
Петербург милостиво позволяет «гетману в экзиле» жить спокойно, при условии, что о нем
не будет ни слуху, ни духу. Остаток жизни беглец проводит на глухой периферии Порты, то в
Салониках, то в Валахии, сочиняя «Дневник странника» и утешаясь тем, что бытие далекой
семьи понемногу улучшается за счет жалованья быстро растущего по службе шевалье
Грегуара д'Орли
- молодого перспективного офицера, в будущем графа и маршала Франции.
Но это уже совсем другая история, к Гопакиаде, вопреки мнению мифологов, отношения не
имеющая. Короли и капуста
Еще и еще раз повторяю: Мазепу зря объявляют предателем. Ни один руководитель,
даже Иосиф Виссарионович, имея полную возможность истреблять подчиненных
«обоймами», не может идти против всего аппарата. А кинуть москаля требовал от гетмана
именно весь аппарат. Немедленно после «измены» оказавшийся ни при чем. Ивана
Степановича , лидера чересчур сильного, просто съели. А вместе с ним съели и верхушку
«бунчуковых», нахватавшую слишком много лакомых кусков. И Орлик, призывавший
Скоропадского и прочих «встать за волю» был обречен именно потому, что землю
«изменников» уже - с позволения Петра – переделила «элита «второго эшелона», и
возвращения эмигрантов не хотел никто…
Почти сразу после «казуса Мазепы» абсолютное большинство казачества избрало
нового гетмана – Ивана Скоропадского. Под прямым давлением российских войск, говорят
мифологи. Не соглашусь. Выбор был сделан самим фактом отказа в повиновении старому
гетману, а персоналии – это уже дело второе. В любом случае, это был на самом деле выбор
большинства, а не 200 червонцев на пропой запорожцам, как в бендерском варианте. Правда,
Скоропадский был кандидатом старшины, массы же хотели более популярного Павла
Полуботка, но шла война, и Петр, как главнокомандующий, имел право голоса при
назначении высшего командования. Важно для нас в данном случае, однако не это, а то, что
эпоха Скоропадского, по утверждению оранжевых авторов, стала периодом «наступления
российского самодержавия на права автономии». Наиболее подробный список претензий по
этому поводу составил некто А. Худобец, учитель-методист
(
http://som.fio.ru/Resources/Drachlerab/2005/07/07.htm
), и сводится он к тому, что (1) при
гетмане находился министр-резидент, который следил, чтобы старшина не имела связей с
татарами, турками, шведами и поляками; (2) в 1715-м царь упразднил выборность старшин
и полковников, они теперь назначались свыше; (3) вновь избранный гетман должен был
присягать на верность; (4) Петр сам назначал полковников; (5) гадячский полк возглавил
серб Милорадович, и вообще, много старшинских постов заняли не украинцы по
происхождению; (6) российские купцы имели большие привилегии в торговле с
Гетманщиной; (7) с 1719-го украинцам запрещалось самостоятельно экспортировать
пшеницу и прочее на Запад, все должно было отправляться через Ригу и Архангельск под
контролем царских таможенных служб; (8) в 1722г. была создана Малороссийская коллегия
для надзора за всеми административными, судебными и финансовыми делами.
Что тут скажешь. Я не вправе осуждать пана Худобца, он человек служивый. Но детей
жалко. Им, видимо, никто уже не растолкует, что «министр-резидент» (в отличие от
польского комиссара при Войске Запорожском) не вертухай на вышке, а, пользуясь
сегодняшними терминами, Чрезвычайный и Полномочный Посол, само присутствие
которого при гетмане говорит о статусе Малой Руси, пусть формально, но признанной
государством, находящимся в особых договорных отношениях с Россией. Никто не объяснит
бедным детям, что «слежка», с учетом реалий, была вполне обоснована, поскольку
Коломакские статьи строго запрещали «автономные» контакты с зарубежьем, а
попустительство Мазепе, неявно их нарушавшему, известно, к чему привело. Никто не
расскажет, что в 1715-м Петр не выборность отменил, но наследование «бунчуковых»
должностей, а присяга на верность суверену была обязательна для всех гетманов во все
времена, начиная с польских. И уж конечно, ежели не закончится оранжевый кошмар,
никогда не узнает пытливая детвора, что «не украинцы по происхождению» в казачьей
старшине были не подлым петровским нововведением, а обыденностью, причем во всех
вариантах и оттенках – и поляки (имя им легион), и румыны (Иван Подкова), и турки (Павло
Бут, вождь восстания 1637 года), и татары (Кочубей), и абхазы (Андрей Абазин, один из
лидеров Колиивщины), и даже
(о ужас!) евреи, причем (о два ужаса!) в количестве,
перебивающем всех остальных (Мусий Мойзерница, гетман Марк Исмаэль-Жмайло,
выигравший битву при Куруковском озере, Илляш Караимович, Павло Герцик, Остап
Борухович), а великий Филипп Орлик вообще чех, никакого отношения к Украине не
имеющий. Впрочем, поскольку дети не мои, пусть растут теми, кем начальству пана Худобца
их желательно видеть. А вот насчет купцов, хлебной торговли и Малороссийской коллегии
разговор особый.
Дело в том, что «зажав» политику, Петр не коснулся экономики, дав понять, что, мол,
живите как хотите, а я закрою глаза на все, что не мешает государству. И новые магнаты,
решив, что теперь дозволено абсолютно все, разошлись вовсю. Примерно как председатели
узбекских колхозов в эпоху застоя. Столь стремительно, что хлеборобы начали вспоминать
«ляшские времена» как время тихого покоя и социальной справедливости. В конце же концов
дошло уже и до того, что не мешать государству никак не может. Начали, скажем, ставить
внутренние таможни, облагая пошлиной российских купцов, и гонять за кордон караваны с
«теневым» зерном, покушаясь тем самым на одну их основных отраслей наполнения
бюджета (помните пункты 6 и 7 стенания пана Худобца?). Плюс, разумеется, уход от налогов.
Даже не уклонение, а вообще неуплата. Со ссылками, что, дескать, имеем льготы. Что было
правдой, но не совсем. Льготы относились только к «старым» пожалованиям, но не к
полученным в итоге «черного передела», но кто же, честное слово, обращает внимание на
такие мелочи? Тем паче, что в Петербурге имелась целая структура хорошо «подогретых»
заступников, пустившая метастазы на всех уровнях вплоть до Сената и возглавляемая лично
Меньшиковым, повадки которого старшина хорошо изучила в период его пребывания на
Левобережье. Короче, люди зарвались. Забыв о некоторых особенностях личности главы
государства, которому было, по большому счету, плевать на все, кроме бюджета. То есть,
армии, флота и питерских строек. Тут он вставал на дыбы и становился свирепым, карая
даже верных людей, причем сумма нанесенного государству ущерба не имела значения.
Многолетний губернатор Сибири, князь Гагарин, некогда доверенное лицо мамы царя, был
повешен за многомиллионные гешефты, а обер-фискала Нестерова, оступившегося один раз
в жизни, колесовали за сущий пустяк, не приняв во внимание смягчающие обстоятельства. И
в конце апреля 1722-го, устав интересоваться, почему, donnervetter, богатое Левобережье уже
который год приносит убытки, а население сотнями бежит на правый берег «до пана круля»,
царь (смотри пункт № 8 претензий пана Худобца) учреждает ту самую Коллегию. Поставив
во главе её бригадира Вельяминова-Зернова, человека из своего знаменитого «собственного
реестра», куда заносил имена людей, которые хотя по бесталанности на повышение не
претендуют, но никогда не уйдут с баркаса. Дав ему полномочия подобрать штат на свое
усмотрение и разобраться, что все-таки происходит на брегах Днепра. Никаких властных
полномочий. Только контроль и прием жалоб. Но даже это вызвало на местах шок и трепет.
«Новые паны» понимали, что стоит приоткрыть ларчик, и вылетят демоны, которых уже не
остановишь. Да и жалобы, даже даже не имеют немедленных последствий, все равно ложатся
в досье, и неизвестно, когда и чем откликнется. Началась паника.
Очень красноречив в этом смысле гетманский Универсал, изданный 19 августа 1722
года. Как точно отметил Юрий Полевой, сильно запоздалая попытка хоть что-то исправить,
когда стало ясно, кто такой Вельяминов и чего от него следует ждать: «…чтобы паны полковники, старшины полковые, сотники, державцы духовные и
светские, атаманы и прочие урядники, отнюдь не дерзали козаков до приватных своих
работизн принуждать и употреблять; но имеют они, козаки, при своих слободах оставаясь,
только войсковые, чину их козацкому приличные, отправлять услуги…
…
чтобы тяжебные дела судья судил не самолично, но с участием и другой старшины
и безурядовых, только бы честных и разумных людей, которых нарочно к тому определить
нужно и абы те дела решались таким судом совместно, совестно и по правде, как требует
закон и необходимость без всякого пристрастия и без вымогательства, никому не наровя, ни
на кого не посягая… и в особенности по селам, где, как слышно, атаманы и войты, стоя у
дверей корчму судят и на всякого шею напивают… …
чтобы и в селах споры разбирались в пристойных местах и не пьяным, а трезвым
умом…
…
кто сельским или сотенным судом будет недоволен, должен апеллировать в суд
полковой, а на суд полковой — в генеральный суд…»
То есть, получается, уже не «быдло» давят, а вольных казаков загоняют в «быдло»,
причем жаловаться некуда и некому. Рука руку моет, судьи «свои», скуплены, подпоены,
апелляционная система сгнила на корню, генеральный судья практически не у дел. И это
только в городах, а на селе вообще закон - тайга. Более того. Вскрылась система «черной»,
вопреки указу, торговли зерном. И еще хуже: гетманская администрация не смогла дать
ревизорам отчет по сбору налогов. Что собирались, понятно. Сколько собрано и куда делось
– нет. Что до жалоб, то они буквально захлестнули комиссию, и остановить этот поток не
удавалось, несмотря на запугивания и расправы вплоть до смертоубийства (как докладывал
царю Вельяминов, имелся даже «секретный комплот», координировавший меры по
предотвращению контактов «быдла» с «ворогами»). Короче, понемногу всплывает все. И
перепуганная старшина вспоминает о «казачьих вольностях». То бишь, о бунчуковых
привилегиях, которые, между прочим, кроме как в части наследования должностей,
формально не отменяли. Глупо, конечно, но куркули чуют угрозу карману, и прочее не в счет.
И вот в такой обстановочке, после смерти немолодого, видимо, совсем затюканного
ситуацией гетмана заступает на должность Павел Полуботок. Тот самый, который не
глянулся Петру, но все равно за лояльность был щедро награжден, став одним из чемпионов
«черного передела». А поскольку власть это не только галушки, но и ответственность,
именно ему и пришлось стать «рупором».
Начались терки. Сперва попытки уговорить, потом купить, затем «телеги» в Питер, к
Александру Данилычу. Остановите, типа, извергов, в долгу не останемся! Обвиняли во всех
смертных грехах. Не получилось. Дождались только того, что Вельяминов заявил: я, дескать,
царем поставлен, только сам царь и может отозвать.И не ошибся. Именно на эту тему возник
первый серьезный конфликт Петра с «минхерцем», а полномочия комиссии были серьезно
расширены. Теперь Вельяминов мог не только проверять, но и принимать меры. Что и начал
делать немедленно, взимая законные налоги, отменяя незаконные и при необходимости
беспощадно налагая санкции. И «новые паны» решаются на отчаянный шаг. Они снаряжают
делегацию в Петербург. Естественно, во главе с Полуботком. Тот, видимо, не рад столь
высокой чести, но, поскольку задача делегации – личная встреча с царем, уклониться
невозможно. Так что, добившись от коллег максимального смягчения коллективной малявы
(в частности, зная о специфическом отношении главы государства к армии, куркули,
покряхтев, вычеркнули пункт об отмене воинского постоя) и на всякий случай отправив в
лондонский Ost India Company Bank пару бочонков с червонцами, Павел Леонтьевич
отправился в путь, везя документ, после всех чисток и правок содержащий всего три
просьбы: вернуть льготы «заслуженным людям» (то есть снять налоги с магнатов),
упразднить Малороссийскую коллегию или хотя бы убрать Вельяминова (лютует нещадно,
украiнофоб клятий) и дозволить избрание гетмана (если коллегию не уберут, «полному»
гетману все же легче будет с ней бодаться). Приняв бумагу, Петр велел ждать. Ждали до
сентября 1723-го, когда в столицу приехала (сам ли Вельяминов сообразил или Петр
комбинацию придумал, неведомо) еще одна делегация - на сей раз жалобщики от казачества,
причем все как один заслуженные вояки, из тех, кого Петр знал в лицо и помнил по именам.
Разумеется, двум делегациям организуют встречу, плавно перешедшую в скандал, после чего
обласканные казаки убывают, Павла же Леонтьевича сотоварищи приглашают на беседу в
Тайную канцелярию. А после того, как был перехвачен гетманский универсал на
Батькивщину («Кретины, бля, гасите стукачей, не то всем песец!»), ревнителей вольности
помещают под арест. Пока домашний.
Возможно, все бы как-то и утряслось. Но глупость неизлечима. Вести из стольного
града ввергли официальный Глухов в предынфарктное состояние. И старшина, уже, видимо,
мало что соображая, посылает царю новую петицию. О Малороссийской коллегии там уже
ни слова. Только освободите братву, отмените налоги и назначьте выборы. Потому как –
внимание! – мы Москве всегда верны были, потому что она с нами всегда по-хорошему, а вот
поляки с нами пытались по-плохому, и сами знаете, что и как получилось. Естественно, все
завуалировано, закамуфлировано и засахарено, но смысл именно таков. «Новые паны»,
прекрасно зная, что император, только-только завершивший тяжелейшую войну, очень не
хочет нового серьезного восстания на Левобережье, мягко и крайне ненавязчиво
шантажируют. Однако, на свою беду не знают, кто такой бригадир Румянцев, пребывающий в
это время в Глухове. А человек это не простой. Именно он ловил в Гамбурге бедолагу
Войнаровского, отслеживал Орлика, на пару с Толстым изымал из Неаполя царевича
Алексея. И так далее. Короче, этакий Судоплатов, и тоже специалист по Малой Руси. Не
общаясь с Коллегией и даже матеря Вельяминова на «бенкетах», куда ходил охотно, он лично
объездил все города, через доверенных лиц проводил «экзит-пулы» и лично встречался с
руководством, мещанами и казаками, выясняя отношение к Малороссийской коллегии, идее
выборов гетмана, довольны ли своей старшиной и прочее, прочее, прочее. Придя в итоге к
выводу, что народу, в принципе, все по фиг, но старшину ненавидят все, и ежели что, никаких
бунтов даже в намеке не предвидится. В связи с чем 10 ноября 1723 года, ровно через день
после того как подробный доклад Румянцева, по прихоти судьбы прибывший одновременно с
«прошением» старшины, лег на стол императора, томящиеся на квартирах «диссиденты» во
главе со своим наказным легли на нары Петропавловской крепости.
Возможно, на том никому уже, кроме «новых панов», не нужная автономия
Левобережья и почила бы в бозе. Петр, начав что-либо, доводил дело до конца. Однако
вмешалась судьба. Следствие еще шло, персон второго ряда понемногу рассылали по зонам,
но Полуботка, особо не разрабатывая, держали в каземате, вполне возможно, готовя для
показательного процесса. Есть красивая байка о том, что Петр навещал его в камере,
уговаривая не объявлять голодовку и горько каясь в стиле «Не мы такие, жизнь такая», на что
гетман, якобы, ответил ярким спичем о «милой Украйне» и «вольности казацкой», после чего
пожелал царю поскорее сдохнуть. Вранье, скорее всего, поскольку впервые прозвучало в
конце 18 века, да и встреча (если была, что весьма сомнительно) проходила с глазу на глаз.
Но факт есть факт: император в самом деле скончался в январе 1725 года, через пять недель
после смерти Полуботка, не успевшего увидеть, как дорвавшийся при Екатерине до полной и
безраздельной власти Данилыч списками амнистирует «незаконно репрессированных». Все
изменилось. Вельяминов-Зернов был отозван и получил взыскание за «свирепость»,
Малороссийская коллегия распущена «за ненадобностью», а Меншиков в очередной раз
повысил свое и так не последнее в России благосостояние. После чего, не останавливаясь на
достигнутом, уже при Петре II, бывшем первое время его марионеткой, пробил и выборы
нового гетмана. Каковым сентябре 1727 года стал престарелый миргородский полковник
Данило Апостол, бывший мазепинец, которого «полудержавный властелин» разрабатывал
после явки с повинной и с тех пор числил в своей «обойме». Согласно подписанным
накануне выборов «Решительным статьями», автономия Левобережья восстанавливалась в
полном объеме. Ради «милой Украйны» бунчуковые в ходе переговоров со светлейшим шли
на любые жертвы. Так что контакты с краем в итоге были переданы в ведение Коллегии
иностранных дел, а российских ревизоров отозвали (кроме, ясен пень, надзирающих за
судебной системой и финансами). Только права смещать гетмана правительство оставило за
собой, да выгнать всех евреев не получилось. На последнем, впрочем, старшина не
настаивала. Евреи и ей были нужны (без хорошего бухгалтера, как они уже понимали,
прожить сложно), а отказ давал возможность приподнять рейтинг в «низах» – типа, видите,
козаки, мы ж не только для себя, мы и ради вас старались, да вот москали не дали счастью
настать.
Далее наступил золотой век. Что бы ни происходило в далеком Питере, какие бы
кульбиты не выкидывала судьба, «новым панам» все шло на пользу. Ни помешало ни падение
отца родного, Александра Данилыча, поскольку правительство Анны Иоанновны, запоздало
торжествуя победу «милославской» партии над «нарышкинской», по всем направлениям (в
том числе и на малороссийском) ревизовало богомерзкие инициативы «Наташкиного
ублюдка», ни кончина матушки императрицы, поскольку новая монархиня, Елизавета, в свой
черед торжествуя реванш «нарышкинцев» над «милославцами», щелкнула «Анькиных
холуев» по носу, назначив в гетманы им, ясновельможным и родовитым, Кирилку, 19-летнего
пацана самого что ни на есть «быдляцкого» роду, брата своего тайного мужа Алексея
Разумовского, в девичестве Розума, начинавшего карьеру подпаском у кого-то из «новых
панов». Даже воцарение Екатерины Алексеевны, дамы европейски мыслящей, а потому
искренне не видящей смысла в сохранении забавного реликта, обернулось пользой для
радетелей «вольности». Ибо, упразднив совсем уж к тому времени опереточный гетманат
(против чего никто не то что саблю не поднял, а и не пискнул), компенсировала потерю не
просто землями, а тем, чем давно грезили и о чем давно молили - правом владеть теми, кто
на ней живет. После чего Василенки стали Базилевскими, подавляющее число вольных
хлеборобов, считавших себя, может быть, и без особых на то оснований, казаками –
крипаками, а повадки новых, с наслаждением отбросивших кавычки, панов, сформированные
памятью о повадках поляков, которые, в отличие от «восточных варваров», паны настоящие,
сделали местное крепостное право наиболее жестким в Империи. Салтычиха, как точно
отметил Д. Табачник, была шоком для Москвы и Петербурга, но не для Винницы и Черкасс.
Когда же, дойдя до крайности «крипаки», как в Турбаях или
Клещинцах,
брались за вилы, на
выручку одворяненным убийбатькам неукоснительно приходили заботливые российские
солдаты, и жизнь вновь становилась спокойным, сытым раем. Кто-то, конечно, уезжал в
Москву, Петербург, Одессу, там учился, служил, постепенно вырастая в городские головы,
миллионеры, «золотые перья», министры, генералы, сенаторы, гоголи. Но большинству
хватало наконец-то обретенной вольности. Оно, большинство, вольно ело галушки, возилось
на пасеаах,
писало на досуге акварельки, спивало дедовские думы и листало купленные на
ярмарке брошюрки типа «Истории Русов», тужа за штофом горилки на тему, какие бы мы
были великие, кабы кляти москали не помешали… Священная война
Завершение «Гопакиады», да простится мне тавтология, еще не значит, что она вполне
завершена. Остались еще сюжеты, которые хотя и не всегда впрямую относятся к общей
канве событий, но для изложения необходимы. В частности, многие интересуются: а что же в
18 веке творилось на Правобережье?
Вернемся чуть-чуть назад. Когда, передохнув после Чигиринских походов 1676-1677 годов,
Порта продолжила Drang nach Westen и осадили Вену, угрожая прорывом в мелкие
беззащитные княжества Германии, что означало бы всеевропейский бардак лет этак на
тридцать, Польша в последний раз тряхнула стариной. Собрав все, что могло драться, в том
числе и остатки правобережных казаков, Ян Собеский решил вопрос. После чего, поскольку,
хотя турки и перестали быть актуальны, но татары со своими шалостями никуда не делись,
восстановил на правом берегу казачество - шесть небольших, не чета прежним (сотни по
полторы сабель) «полков» во главе с наказным гетманом Самусем. Под сурдинку
пристроились и просочившиеся с левого берега неформалы
Семена Гурко-Палия, явочным
порядком организовавшие еще несколько «полков» и давших королю честное слово, что
будут лояльны. Как ни странно, слово они держали. Ну, не точно уж совсем,
немногочисленных польских поселенцев из облюбованных мест выгоняли, а евреев громили,
но, поскольку против Варшавы не выступали, с татарами в меру сил дрались, польские
поселенцы сами могли за себя постоять, а евреи были не в счет, король Ян на мелочи
внимания не обращал. В общем, понемногу жили. Однако все проходит. Король-воин умер.
Война с турками успешно завершилась. Татары притихли. А для «домашней войны»
(«патриоты» Лещинского, креатуры Франции, схватились с «саксонцами», опекаемыми
Россией) казаки не годились. Да и вообще, само слово «казаки» вызывало у поляков вполне
понятную идиосинкразию. Посему в 1699 году Сейм принял закон об упразднении
казачества на территории РП.
Результатом, естественно, стал мятеж. Серьезный. Но неудачный. Казаков было мало,
многотысячных толп поднять они не смогли, за неимением в крае таковых. Так что
небольшое, но профессиональное войско, возглавленное лично коронным гетманом Адамом
Синявским, довольно быстро разгромило бунтарей, пересажав на колья лидеров, которых не
повезло попасть в плене, а последние искры беспорядков погасила Россия, дорожившая
союзом с Польшей против шведов больше, чем Правобережьем со всеми его проблемами.
Возможно, и не без огорчения, в порядке nothing personal, just a business. Но даже после этого
потрепанное правобережное казачество сохраняло лояльность «восточному царю», надеясь,
что он рано или поздно, не мытьем так катаньем, но оттягает Правобережье. И вовсе не
исключено, что именно это входило в планы Петра. В конце концов, Август Сильный,
сидевший исключительно на русских штыках, дорожил польской короной, в основном, как
головным убором, без которого прозябал бы в простых курфюрстах. Убедить буратинку в
том, что Польша без Правобережья смотрится на карте даже лучше, особого труда не
составило бы. Увы. Прутская конфузия смешала карты. Турция категорически протестовала
против российского проникновения на юг, Швеция все еще брыкалась, а поляки, и так
обиженные потерей половины Periferia, могли
бы поголовно уйти к Лещинскому. Так что
Гродненская конвенция была исполнена до буквы. К 1714-му российских частей на правом
берегу не осталось, что ввело всех, считавших себя казаками, в замешательство. Хулиганить
они были горазды, но вот противостоять силам правопорядка, как показала Палиивщина, -
отнюдь. К тому же ни Палия, ни, на худой конец, Самуся уже не было в живых, а наличная
мелочь никого ни на какие подвиги увлечь не могла. При этом натворить «новые реестровые»
успели столько, что кол в задницу можно было считать
вполне заслуженной и не худшей
перспективой. И начался исход. Не только добровольный, но и очень-очень шустрый. Благо,
на левом берегу мигрантов не только привечали, но и трудоустраивали (зять Палия,
«полковник» Танский стал даже настоящим полковником). В итоге, правый берег достался
полякам в виде полупустыни. Чему, учитывая, кто ушел, скорее всего, были даже рады.
Однако «руину» нужно было заселять. Как это делалось, в полном согласии описывают и
Грушевский, который, если дело не касается политики, врет, как ни странно, довольно редко,
и его оппонент Дикий. Земли стали раздавать. Преимущественное право имели, понятно,
потомки законных владельцев, уже более полусотни лет кусошничавшие где попало на
положении бедных родственников, а если таковых не имелось, находилась масса охотников,
за гроши деньги выкупавших права владения или вообще бесплатно получавшие их под
условие обустроить и населить. Новые владельцы нанимали специалистов, те начинали
агитацию, суля всем «уважаемым панам земледельцам» сколько угодно чернозема, работу по
договору и полную свободу от всех налогов на 15, а то и 20 лет – и народ ехал. Конечно, не
поляки (крепостных никто не отпускал), а с бору по сосенке: из вечно голодной Галиции, из
Молдовы (там как раз в это время, в связи с началом «фанариотской» эпохи, резко взлетели
налоги), из болотистой Белоруссии. И, натурально, в наибольшем количестве, с левого
берега, от беспредела «новых панов». Всего за десять-пятнадцать лет, констатирует
Грушевский, «пустыни снова густо покрылись селами и хуторами, среди которых
воздвигались панские дворцы, замки и католические монастыри (…) а когда начал
подходить конец обещанным свободам
, стали поселенцев принуждать к несению барщины,
разных работ и повинностей». Выделено, между прочим, мной. И не зря. Ведь как долги
возвращать жалко, поскольку берешь чужие и ненадолго, а отдавать надо свои и навсегда, так
и льготные годы знаешь, что кончатся, но надеешься, что нет, и когда они все же
завершаются, давит жаба. Вполне до тех пор спокойный правый берег заволновался. Тем
более, что жаба была не одинока.
Очень важный момент. Одним из результатов лихолетья 2–й половины 17 века для Речи
Посполитой стало то, что федерация перестала существовать. То есть, формально все
осталось по-прежнему, и даже память о своих корнях у литвинов никуда не делась, но
фактически Речь Посполита, пережив эпоху огня и меча, потопа и пана володыевского,
самоопределилась как Польша, Польша и еще раз Польша. Которую обидели, ограбили и,
можно сказать, почти окончательно погубили предатели-схизматики изнутри и враги-
схизматики извне. И чтобы такое не повторилось, схизму на польских землях следовало
искоренить раз и навсегда. Причем, желательно,
не оружием (оружие штука обоюдоострая,
да и соседи-схизматики могут вмешаться), а правовым путем. С этим были согласно все слои
польского общества, от мнения которых хоть что-то зависело. Четко проработанной
программы действий поначалу не было, двигались методом проб и ошибок, однако уже в
1676 году решением
Сейма были уничтожены права православных «братств», своего рода
культурно-просветительских и религиозных клубов. Затем началась активная работа по
охмурению идеей унии элиты православного клира.
Причем по-умному. Никого не жгли и
вообще не давили.
Уговаривали и покупали. А поскольку за ценой не стояли, кое-что
получалось. Скажем, епископ Иосиф Шумлянский, стойкий борец за православие из Львова,
сдался лишь после гарантий получения всего имущества киевской митрополии. Более
принципиальных иерархов обламывали на диспутах. Если ранее ксендзы с батюшками
спорили на равных, по нулям,
то теперь на пропаганду унии был брошен цвет католической
интеллигенции (по данным Ватикана, в начале 18 века Польша, наряду с Парагваем, стала
основным фронтом работы иезуитов).
И кое-что опять-таки получалось. На сторону унии перешел
Иннокентий Винницкий,
епископ Перемышля, бессеребренник и златоуст, весьма популярный среди паствы, а еще
один авторитетный епископ, Кирилл Луцкий, «убояся соблазна и наущения латынского»,
бежал из епархии на Левобережье, Никто не спешил. Лишь в 1720-м, после того, как
униатский митрополит Лев Кишка на соборе в Замостье объявил Греко-Католическую
церковь единственной законной, кроме римско-католической на территории Речи
Посполитой, начались активные действия. При полном попустительстве властей и поддержке
местных помещиков, на 100% католиков, униаты захватывали православные монастыри,
изгоняли из приходов священников. В отношении «схизматиков» было позволено все. Но и
перейдя в униатство, хлебороб мог рассчитывать разве что на то, что бить не будут да
попадание в «правильный» рай. Некоторые льготы полагались лишь тем, кто стал
«полноценными» католиками, однако такое случалось редко, поскольку Костел дал
«младшим братьям» негласное обязательство не отбивать паству. А в судах жалобы
«схизматиков» по определению считались клеветой. Когда же Россия, имевшая по условиям
Вечного мира право заступаться за православных, выражала протест, на её демарши либо не
обращали внимания, либо выражали недоумение по поводу «вмешательства во внутренние
дела соседнего государства». И поделать Петербург не мог ничего: пока «саксонская»
Польша плясала под российскую дудку, расшатывать и без того непрочный трон ручного
королька Августа II было не в масть.
В сущности, на Правобережье хозяйничало нечто типа ку-клукс-клана. Только не первого,
благородного, времен Натана Бедфорда Форреста, защищавшего население от слишком
радикальных афроамериканцев и «саквояжников» с Севера, и не нынешнего, карикатурного,
а того самого
, в начале 20 века сотнями убивавшего людей только и исключительно за
неправильный цвет кожи. А действие рождает противодействие, и в недавно еще
относительно спокойном краю появились, а затем и стали бытовым явлением
ватаги
«дейнек», иногда, но в ту пору еще нечасто называемых «гайдамаками». В общем, конечно,
криминалы, чьи методы (грабеж, в том числе и на дорогах, поджоги и так далее), как
признает даже помянутый выше пан Худобец, «были небесспорны». Но с социальным
подтекстом, поскольку грабили православный люд, с которых взять было нечего, а «пана да
жида». Естественно, набирая популярность в массах. К слову. Хотя «еврейский вопрос»
более чем деликатен, из тех, где шаг влево, шаг вправо чреват расстрелом, обойти его в
данном случае невозможно, и, думаю, мне, агностику, по рождения имеющему право носить
и крест, и маген-давид, рассуждение на эту тему простительно. Так вот, евреям на Малой
Руси жилось хлебно, но куда как непросто. Их, мягко сказать, не любили, а при случае и
резали. Но не из пресловутого антисемитизма. Претензии к «жидам», как отмечено многими,
были очень конкретны. Поскольку шляхта, в экономике бестолковая, со времен расцвета РП
использовала опыт и связи евреев для управления своими поместьями, еврей в понимании
«быдла» становился естественным продолжением и конкретным воплощением пана. К тому
же аренда, в отличие от России, где на местах управляли бурмистры из своих, означала
повышение поборов, а это тоже мало кому нравится, да, если говорить о Правобережье 18
века, кампанию по заселению края проводили опять-таки евреи, и следовательно, именно они
в глазах новоселов были виновны в том, что льготные годы закончились. Добавим сюда
иную, запредельно «неправильную» веру, вообще отрицавшую роль Христа в истории, и
совершенно «не наши» обычаи, и пасьянс готов. Для традиционного сельского общества,
любого «не такого» принимающего в штыки, еврей становился почти (и даже не почти)
земным воплощением дьявола. И вместе с тем, ненависти по национальному признаку не
было. Да и быть не могло. Внуки чешского горняка Оты Гидлера в ту пору еще только
обживались в окрестностях австрийского Линца, даже не предполагая, что сынишка их
отдаленного потомка Алоиза дойдет до идеи о «вредных» расах. Избранников Б-га Единого
грабили потому, что у них было, что взять, а резали в рабочем порядке и не всегда. Когда
Зализняк в канун Колиивщины запросил инструкций, как и кого насекомить, ответ гласил:
«Паписта да унию под корень, а жида как Бог пошлет», да и наиболее известные полевые
командиры в «обычные» времена бывали терпимы (карпатский Довбуш в жидоедстве
замечен не был, а знаменитого Кармалюка можно подозревать даже в некоторой юдофилии:
он был весьма популярен в штетлах и охотно принимал «нехристей» в ватагу). Но когда
поднималась волна, и «народные массы» давали волю инстинктам, начинались мясные
ряды...…
Впрочем, вернемся к нашим «дейнекам». Гуляли они знатно, «надворных» гоняли почем зря,
но по-настоящему круто стало в 1734-м, когда в Польше вновь пошли разборки между
«партиями» Августа (уже III) и состарившегося, но неугомонного Станислава Лещинского.
По понятным причинам, на Правобережье преобладали «патриотические силы», и когда
«саксонцев» начали прижимать к ногтю, русское правительство ввело на правый берег
войска, начавшие разоружать отряды конфедератов. Восторг населения был неописуем. В
политике оно разбиралось плохо, но сами посудите: ежели с восхода пришли казаки, набили
пану морду, заковали в цепи и куда-то увезли, оставив пани на фольварке одну-одинешеньку
– как же тут не вмешаться? А тут еще слух пошел, что, дескать, «православные воеводы
привезли от царицы Золотую Грамоту, чтобы всем русским людям воля была». И все стало
окончательно ясно. Особенно когда некто Верлан из Шаргорода, сотник «надворных» князя
Любомирского, «саксонца» до мозга костей, получил
письмо от русского командира для
передачи пану. Вскрыть, конечно не вскрыл, да и вскрой, едва ли бы прочитал, но, узрев на
конверте печать с орлом, понял: не врали, выходит, люди-то, вот она, та самая грамота. И,
объявив себя «царицыным полковником», активно включился в события. Огромная, быстро
пухнущая за счет крестьян бригада «дейнек» загуляла от Умани до Львова, моча «жидов» и
поляков, без разницы, «патриот» или твердокаменный «саксонец». Небольшие польские
отряды были бессильны. Край стремительно покатился в новую Руину. Но как раз в это
время завершились бои под Данцигом, и Лещинский уплыл в la belle France с остатками
французского десанта. В Польше ему ловить было уже нечего, поскольку даже самые
отпетые «патриоты», бросив своего короля на произвол судьбы, массами изъявляли
покорность Августу, умоляя русское правительство пресечь беспорядки. Что и было сделано.
Nothing personal, just a business. Правда, обошлось без экзекуций. Основная часть
мятежников, выслушав увещевания людей в русской военной форме, печально пожала
плечами (царице виднее, не сейчас так не сейчас) и вернулась к полевым работам. Но кое-кто
из числившихся в особом розыске, уйдя на очень кстати восстановленное Запорожье или в
Молдову, начал партизанить, порой бандами в несколько сот ножей.
Кончившись пшиком, герилья 1734 года имела, однако, важные последствия. Если ранее
гайдамаки (после Верлановщины они себя называли только так, обидное слово «дейнеки»
куда-то пропало) действовали на свой страх и риск, то с этого времени как-то само собой
получилось так, что вместо лесных схронов и молдавских сел их основным тылом сделался
«русский» клин на правом берегу. Сюда,
в окрестности Киева, они отступали, когда
прижимало, здесь отмаливали грехи, здесь, в церковных селах и монастырях пережидали
зиму. Здесь – под присмотром запорожцев-пенсионеров, под старость принявших постриг –
обучались воевать «не по-детски», и здесь же находили инструкторов из числа запорожцев
«действующего резерва», причем духовные пастыри нередко засчитывали «походы до панов»
как монастырское послушание. Церковь приручала гайдамаков умно и умело, особенно с тех
пор, когда переяславскую епархию возглавил епископ Гервасий Линцевский, а мощный и
богатый Мотронинский монастырь под Чигириным
- молодой, но деятельный игумен
Мелхиседек Значко-Яворский, заклятый враг унии и весьма красноречивый оратор, ставший
любимым исповедником двух поколений правобережных инсургентов. Неудивительно, что в
1750-м, когда натиск униатов значительно усилился, край ответил полякам новой войной,
причем на сей раз центра не было, но ватаги, на первый взгляд разрозненные и
возглавляемые совершенно ни до, ни после неизвестными атаманами (Грива, Медведь,
Хорек, Ворона), работали по совершенно четкому плану, умело координируя свои действия,
так что крохотные польские части не рисковали высовываться из укрепленных городов, хотя
даже крепкие стены и пушки не гарантировали безопасности - Корсунь, Погребище,
Паволочь, Рашков, Гранов и другие города были разграблены и сожжены. Не помогло даже
создание за счет местных магнатов постоянной «милиции» во главе с князем Святополк-
Четвертинским; она хоть и оказалась боеспособнее регулярных команд, однако успеха не
добилась. Лишь после того, как спорные церкви были оставлены униатами в покое, действия
гайдамаков прекратились – так же внезапно и одновременно, как начались.
После того как на коронации Екатерины II епископ белорусский Георгий Конисский
публично попросил у «матушки» помощи, Россия зашевелилась. В 1764-м, при избрании на
престол российского кандидата (других уже не было) Станислава Понятовского
вопрос о
свободе совести и вероисповедания был рассмотрен на сейме. Спустя год делегация во главе
с епископом Георгием и (опять-таки)игуменом Мелхиседеком, съездив в Варшаву,
встретилась с королем и получила от него привилей, подтверждающий права своей паствы , а
также письмо к униатам с повелением угомониться. Имея на руках такие
козыри,
православное духовенство начало явочным порядком восстанавливать позиции в
селах правого берега. Теперь били униатов, а если те сопротивлялись, ночью из леса
приходили, и «превелебные» быстро осознавали, что Папа Римский, в сущности, большая
сволочь. Однако третий закон Ньютона неподвластен даже пану крулю. Оборотка грянула
незамедлительно. В 1766-м на очередном сейме Каэтан Солтык, епископ краковский,
выступил с речью, суть которой состояла в том, что Польша для поляков, каждый поляк –
католик, а кто не согласен, тот враг Отечества, и если это кому-то не нравится, то «Чемодан-
вокзал-Россия».
Инициатива его преосвященства была принята на «ура» и получила силу
закона. Королю фактически плюнули в лицо. Но, поскольку такие фокусы грубо нарушали
имеющиеся соглашения, Россия, реализуя свое право, ввела на правй берег войска, а в 1767-м
князь Репнин, российский посол в Варшаве, получив полномочия от его
величества,
арестовал епископа Солтыка и его наиболее буйных сторонников. После чего
депутаты, осознав непререкаемый приоритет элементарных прав человека, пошли на
попятный и внесли в конституцию поправки, гарантирующие диссидентам (не только
православным, но и протестантам) свободу вероисповедания, право на справедливый суд и
даже право избирать и быть избранными. Польша впрямую приблизилась к превращению в
цивилизованное, правовое государство. Увы, действовала уточненная конституция лишь до
тех пор, пока в пределах страны находились русские войска. Когда же гаранты
необратимости процесса демократизации ушли, взбешенная до белого каления шляхта
Правобережья, создав Барскую конфедерацию, начала войну сл «схизмой», «рукой Москвы»
в лице короля и немедленного пришедшими из-за Днепра войсками генерала Михаила
Кречетникова.
И опять-таки – Ньютон, Ньютон, Ньютон. Стычки русских войск с конфедератами население
вновь, как и 30 лет назад, расценило вполне однозначно: «Ганна не дозволила, так Катерина
дозволяет». Опять поползли слухи про Золотую Грамоту, и опять им верили. Да и как было не
верить, если в ночь на 1 апреля 1768 года Мелхиседек Значко-Яворский, созвав в монастырь
гайдамацких вожаков, провел обряд освящения ножей, а затем вместо проповеди предъявил
аудитории золоченую бумагу, которую, будучи по делам церковным в Петербурге, лично
получил ее из рук самой императрицы. Так что, люби друзi, ныне
надлежит «вступив в
пределы Польши, вырезать и уничтожить с Божьей помощью всех поляков и жидов,
хулителей нашей святой веры». В общем, разом нас багато, нас не подолати. Так! Ну а ежели
что, так русские братушки – вот они, уже здесь, в обиду не дадут. Сказано было под большим
секретом, но тем скорее в селах начали перековывать орала на мечи. В слове преподобного
игумена, известного всем, как стойкий борец с унией, покровитель убогих и вообще пастырь
с доброй, человечной душой не усомнился, разумеется, никто. Так что когда в мае из
Мотронинского монастыря вышел хорошо вооруженный отряд (70 гайдамаков и монахов) во
главе с послушником Максимом Зализняком, бывшим
запорожцем, имевшим некоторый
военный опыт, Правобережье загорелось. Всего за несколько дней отряды гайдамаков,
несущие, как икону, копии «Золотой Грамоты» и, как во времена Верлана от часа к часу
разбухающие за счет крестьян и всякого охочего до зипунов сброда, смели конфедератов,
став единственной реальной силой в крае. Пали Фастов, Черкассы, Канев, Корсунь, Богуслав,
Лысянка. И начался геноцид, заставлявший «бледнеть лицом» даже таких напрочь лишенных
комплексов ребят, как Иван Гонта, «надворный» сотник князя Потоцкого, сдавший
гайдамакам вверенный его защите город, где пряталось до десятка тысяч мирного населения
и несколько недель ходивший аж в «уманских полковниках» при «князе и гетмане»
Зализняке.
От описания пикантных деталей Колиивщины, занявшей, по оценке Д. Мордовцева, не менее
видное место в истории массовых человеческих преступлений, не уступая ни
Варфоломеевской ночи, ни Сицилийская вечерне, пожалуй, уклонюсь.
Народные массы
отрывались по-полной, поляки полностью выпустили вожжи, и спасение мирные обыватели
«неправильной ориентации» находили только в русских крепостях. Например, командир
желтых гусар, стоявших в будущем Елизаветграде, на требование гайдамаков выдать
укрывшихся там «латыну и нехристей», ответил: «тех жидов и поляков, потому оные в силе
предложениев находятся у нас под защитой, отдать невозможно», и пригрозил открыть огонь
из пушек, в связи с чем герои сочли за благо убраться восвояси. Но русские войска были
далеко не всюду. Когда же поспевали на зов, зачастую оказывалось, что уже поздно. «Завидев
нас, - писал в дневнике донской казачий офицер Калмыков, - вороны разлетались, а собаки,
отбежав в сторону от колодца, выли жалобными голосами, потому наиболее полагать
должно, что кормились они телом своих хозяев, кои их при жизни своей кормили». Впрочем,
о спасении молили не только беженцы, но и паны, как «лояльные», так и конфедераты. И в
середине июня, Петербург, решив, что
, хотя мятеж на правом берегу полезен интересам
России настолько, что желательно подождать еще с месяцок, но не всякие средства
оправдывают цель, велел Кречетникову навести порядок. Что и было сделано.
Пошла раздача слонов. Что интересно, польские трибуналы, судившие подданных Речи
Посполитой, были не столько гуманны, сколько справедливы. Правда, по данным польских
архивов, казнено было не 20000 народных заступников, а 713, бесспорно уличенных в
убийствах, но тоже ведь немало. Зато подданные России, вплоть до «гетмана» Зализняка,
отделалось ссылкой. По полной программе досталось только идеологам: епископ Гервасий и
игумен Мелхиседек
, уличенные в подстрекательстве и подлоге, были удалены в Россию «на
покой и покаяние». Конфедерация скисла. Гайдамацкий «рух» сошел на нет. Польша ушла в
пике, спустя несколько лет завершившееся первым разделом.
А память про «славнi п
одії
Коліївщини та справедливу боротьбу гайдамаків, - как пишут в современных украинских
учебниках, - відіграла значну роль у формуванні національної моралi та свідомості
українського народу».
Армия Трясогузки
Вынужден огорчить френдов, возмущенных моим "незаслуженно несправедливым"
отношением к запорожцам. Дескать, зря я позволяю себе сравнивать "лыцарей"
Сечи, воинов чести, защитников христианства и, в частности, Православия, с
карибскими пиратами. Отвечаю. Нет. Не зря. Джентльмены удачи
ведь тоже, можно
сказать, топя корабли с пассажирами и поджаривая жителей прибрежных городков,
«боролись с испанским колониализмом и католической реакцией». И тоже шли на
виселицу с песней. Потому что жизнь, что своя, что чужая, не представляла для них
никакой ценности. В отличие от звонкой монеты на пропой и «воли» творить все, что
душе угодно.
А запорожцы… Нет, они не были людьми чести. Иначе не нарушали бы собственные
клятвы сразу же после того, как они были даны,
не меняли бы хозяев ежегодно,
если не ежемесячно, и не спасали свои шкуры, откупаясь
от панского гнева головами
собственных гетманов.
Они не были защитниками Православия. Иначе не ходили бы
с «латыной» жечь православную Москву, как Сагайдачный, а тем более, ежегодно
грабить православную Молдову, как десятки мимолетных «наказных». Они вообще
не были защитниками христианства. Иначе не объединялись бы ради добычи с
«неверными» и не выжигали бы собственную землю, как Суховий и Петрик. Они,
наконец, кем бы ни называли себя, не были и христианами. Иначе не процветал бы
на Сечи, вперемешку с доходящей до сусальности набожностью, культ
«характерства» с его верой в мертвые руки и прочую чертовщину, достигший пика во
времена величайшего из кошевых, Ивана Сирко, – в лучшем случае, язычество, если
не прямой сатанизм. А кем и какими они были в реале, прочитайте сами
(
http://www.hrono.ru/land/russ/sech_zap.html
). И если кто-то скажет мне, что поп Лукьян,
случайно оказавшийся в фастовском филиале Сечи, у Семена Палия, совсем не
худшего, а, напротив, одного из лучших образцов сечевика, специально, по злобе
или политическому заказу, клевещет, мне останется только пожать плечами и уйти от
дальнейшего разговора. Ибо кто его знает, этого попа, может, и впрямь куплен. У
«Газпрома» денег много, а руки длинные… Общеизвестное: в начале июня 1775 года 25-тысячный корпус во главе с генерал-
поручиком Петром Текели, сербом по происхождению, осадил Запорожскую Сечь.
Все произошло быстро и без крови: сечевая старшина драться не хотела, пыл буянов
охладил вид батарей, выставленных напротив ворот, и 5 июня 1775 года Сечь
сдалась без боя, а 14 августа последовал манифест Екатерины II о ликвидации её «с
уничтожением самого имени запорожских казаков». Это было уже второе в 18 веке
уничтожение Сечи. В первый раз её, принявшую сторону шведов и Мазепы,
уничтожил еще Петр, приказавший сровнять крепость с землей и казнить 156 из трех
сотен взятых в плен обитателей, а около десятка повешенных пустить вниз по
Днепру. Правда, это, по словам оранжевых мифологов, «жестокое злодеяние»
(имевшее место, повторяю, после взятия Сечи, а не Батурина, как пишется в
нынешних украинских учебниках) имело под собой определенные основания.
Военные мятежи в военное время нигде и никогда не кончаются банкетами, и Петр
доказал это стрелецкими казнями, сечевики же, помимо прочего, позволили себе
после первого, неудачного штурма «
срамно и тирански
»
убить на стенах несколько
десятков пленных. Вот как раз убийцы и отправились по реке на плотах, и именно
уличенные в хоть какой-то, пусть минимальной причастности были казнены на
месте. Прочие, закованные в цепи, были отправлены в ставку царя. Что до
«лыцарей», во главе с атаманом Гордиенко воевавших вне Сечи, то они после
Полтавы и провального похода на Правобережье в1711-м году долго мыкались, пока,
наконец, не осели в урочище Алешки, под «крышей» крымского хана. Однако было
им там так плохо, что они вскоре запросились в Россию. Пётр отказал. Отказала и
Екатерина I. Лишь в 1728 году, после изгнания казаками старого кошевого Горлиенко,
русское правительство снизошло до переговоров, и в 1934-м, уже при Анне
Иоанновне, эмигранты вернулись, получив разрешение основать новую Сечь на
острове Чертомлык. Нельзя оживлять мертвецов. Новая Сечь была зомби. Смешной и жуткой пародией
на себя бывшую. Никакой, пусть и своеобразной «военной демократии». Никакого
аскетизма. Никакого социального мира. Всем заправляли «старые» («знатные»)
казаки, вернувшиеся из крымских владений. По сути, те же «зимовые», что и 150 лет
назад, но при российских воинских чинах. Судя по описям пожитков «стариков»,
разграбленных во время бунтов на Сечи, самый «незаможный» из пострадавших, не
занимавший никакой должности, имел в доме, помимо всякого имущества, 2.500
рублей серебром и 75 червонцев – сумма, вдвое превышающая стоимость неплохого
российского имения. О состояниях более зажиточных сечевиков можно только
догадываться, тем более, что капиталы, в отличие от времен прежних, пополнялись
в основном не за счет военной добычи, сколько за счет доходов с «паланок»,
разбросанных по всей «ничейной» степи латифундий, обслуживаемых «голотой» -
беглецами с Левобережья, не имеющими права носить оружие и участвовать в
набегах. И только этим отличавшимися от «серомы» - многотысячной толпы
оборванцев, обитающих на самой Сечи и имевшей формальный статус «казаков»,
уже не дающий права избирать и быть избранным (эта привилегия была закреплена
за узким кругом «знатных»), но позволяющий, не работая, а жить за счет подачек от
«старых». Подачки были не слишком велики, но на пропой хватало, а если хватать
переставало, «сирома» бунтовала (в 1749-м и 1768-м случались серьезные бунты на
самой Сечи, эксцессы же в «паланках» учету не поддаются). «Знатные», правда,
неуклонно давили мятежи при помощи российских войск, но пытались снять
социальный стресс и подручными средствами, закрывая глаза на самодеятельность
рядового состава. Ватаги «сиромы», действующие на свой страх и риск, не только
без одобрения свыше, но частенько и вопреки прямомк запрету, творили беспредел
на территории от Днепра до Днестра, дотла грабя соседние территории. Отдуваться
же приходилось российским властям, и еще хорошо, если только на уровне
дипломатии (именно налет «бесхозных» запорожцев на турецкую Балту
спровоцировал русско-турецкую войну 1768-1774 годов). Резвились ватаги и на Правобережье, всячески поддерживая, более того, организуя
и направляя гайдамаков в смысле пограбить панские имения, что ломало и так
хрупкую стабильность пророссийского режима в Польше). Да и от вмешательства в
Пугачевщину «старые» удержали «серому» едва ли не с боями. В общем, поздняя
Сечь была по сути воровской малиной, разросшейся до трудно вообразимых
размеров. Те же воры в законе, «подогревающие» подвориков, те же «мужики» на
работах, те же внутренние терки вместо общих толковищ, та же, наконец, буза в
случае непоняток. Неудивительно, что ценность их, как военной силы неуклонно
стремилась к нулю. Если в 1737-1739 годах прощенные «олешковцы» еще как-то
проявили себя, то в по ходу войны 1768-1774 голов стало ясно, что отдачи от них
почти нет. Уровень военной подготовки «серомы» позволял ей более или менее на
равных противостоять разве что татарам, но те, по крайней мере, были непьющими и
знали, что такое дисциплина. Упал и уровень командования; в отличие от эпохи
естественного отбора, когда за бесталанность войско смещало вожаков, теперь у
руля стояли «неприкасаемые». На что-то путное годились только «старые», но их
претензии и амбиции явно превышали приносимую пользу. И самое главное: признание по Кючук-Кайнарджискому миру независимости
Крымского ханства, автоматически означавшее протекторат над ним России, лишало
существование Запорожья хоть какого-то смысла, делая его не только ненужным, но
и опасным. И вместе с тем, упраздняя Сечь, власти уничтожали казачество
конкретно запорожское
. Согласно официальному разъяснению, сечевикам (кроме
«со своих мест беглых», которым предстояло вернуться туда, откуда пришли)
предоставлялось время на то, чтобы в индивидуальном порядке определиться:
записаться в крестьяне, мещане или в полки пикинеров (типа казачьих, но входящие
в состав регулярных войск). С выбором никто не торопил. Более того, уже в 1787
году всех желающих экс-запорожцев (не желавшие или опасавшиеся возвращения
«туда, откуда пришли» успели к тому времени сбежать) записали в Войско верных
казаков (позже – Черноморское, а еще позже Кубанское казачьи войска),
предоставив им возможность в привычном статусе нести привычную службу на
новых рубежах Империи. Оранжевые мифологи, правда, изредка оценивают это, как
очередное проявление «антиукраинства»: дескать, ежели так, то почему же
параллельно не было ликвидировано или перемещено на новые территории и
Войско Донское, также оказавшееся в глубоком тылу? Отвечаю: а потому, что
крымская опасность была снята и пустынные земли южнее Сечи (Таврия и
Новороссия) уже заселялись вовсю. «Тыл» же Дона располагался впритык к
кочевьям еще не совсем цивилизованных калмыков, «частным образом» воевавших
с совсем еще нецивилизованными казахами за пастбища, лежащие между Уралом и
Волгой. А также и к землям, населенным весьма активными и еще не замиренными
(именно этим займутся черноморцы) адыгам. И, наконец, Войско Донское, в целом
завершив к концу 18 века процесс интеграции в Империю, в отличие от Запорожья,
не представляло опасности для стабильности государства, которое не имела ни
времени, ни необходимости тратить еще столько же времени на окультуривание
Сечи.
Между прочим. Тот факт, что командовал операцией именно Петр Текели, помогает
понять очень многое. Дело в том, что богатейшие земли будущей Новороссии,
формально входившие в сферу влияния Крыма, а следовательно и Турции, в 18 веке
были фактически ничейной землей, где что-то обустраивать, а тем более
возделывать поля считалось, и не без веских оснований, слишком большим риском.
Этот «Великий Луг» запорожцы традиционно считали своими, но в эпоху Старой
Сечи, вплоть до 1709 года, не уделяли ей особого внимания. С основанием Новой
Сечи все изменилось. О системе «паланок» я уже говорил, однако паланками дело
не исчерпывалось. Хозяйственный «старшие» были неплохими, хотя и стихийными,
экономистами. В отличие от предшественников, они заботился о заселении
запорожских степей хлеборобами, наряду с собственными латифундиями
основывали «слободы», привлекая и приманивая туда население Гетманщины и
даже юга России. Обосновывавшиеся в «слободах» земледельцы формально в
структуру Войска не входили никак, а неформально считались «общими
работниками» на «войсковой» земле, то есть, были чем-то типа спартанских илотов,
хотя и без криптий. С них собирали налоги, как бы в войсковую казну (правда,
небольшие), им на выпас отдавали табуны и отары, они же на правах издольщиков
обрабатывали и участки, относящиеся к «паланкам». Слободы расширялись,
разрастаясь в маленькие городки, где была уже не одна церковь, а две или даже три.
Любопытно, что «лыцари», защитники веры, громившие евреев везде и всюду, на
«своей» территории брали «нехристей» под защиту, опекали их и даже… получали
сбор налогов со «слободских». В целом, все запорожские владения («вольности»)
занимали огромную территорию и к 1775 году насчитывали 19 местечек, 45 сел и
1600 хуторов, а доходы «старших», включая сбор пошлин с обозов, посредническую
торговлю и шинкарство, позволяли им финансировать строительство десятков
церквей и монастырей в Гетманщине. При этом, однако, никаких юридических прав
на эти земли не было не только у «старших» (даже «паланки» формально являлись
не собственностью, а «долгим володением»), но и у Войска, права и обязанности
которого регулировались Разрешительной грамотой 1734 года, согласно которой
«возвращенцы» имели право всего лишь поселиться в облюбованном месте. Тут и возникла коллизия. Рассматривая южные земли как важный источник
пополнения государственного земельного фонда, а значит и бюджета, и возможности
расширения социальной базы, Петербург в 1751-1753 годах выдал разрешение на
колонизацию земель, уже находящихся под контролем России, переселенцам из
Сербии – т. н. «граничарам», имеющим, помимо хозяйственного, еще и военный
опыт. На просторах Великого Луга появились две новых провинции, Ново-Сербия и
Славяно-Сербия (ополчение которой в 1775-м как раз и возглавлял Петр Текели).
Переселенцы получили субсидии, землю налоговые льготы на 10-15 лет. С
юридической точки зрения, права их были совершенно безукоризненны, что они и
попытались объяснить соседям, действия которых справедливо оценили как
самозахват. Однако запорожские «старшие» полагали совершенно иначе. Как,
впрочем, и «серома», получавшая дотации как раз за счет доходов с «войсковой»
земли. На требование платить за пользование землей и провоз продукции сербы,
естественно, ответили отказом. Стычки учащались, переходя иногда в кровавые
столкновения, наподобие «индейских войн» следующего века, где «лыцари» играли
роль чингачгуков, - с десятками убитых и сотнями раненых. Новоселы, понятно,
жаловались в Петербург, Петербург, тоже понятно, негодовал в связи со срывом
государственной программы. Тем более, что в запорожские «слободы» уходило и
немало поселенцев, привлеченных непосредственно российскими властями. И
наконец, императрица в то время планировала построить в отбитых у турок областях
новую столицу Империи – «Екатеринослав», а наличие в предполагаемом районе
строительства «лыцарей» было сродни наличию малярийных комаров на невских
болотах. Была, правда, идея решить вопрос полюбовно, переведя «лыцарей» в ранг
российского дворянства и наделив их имениями. Однако великий историк Герард
Миллер, специально командированный для изучения ситуации на месте, в отчете
убедительно доказал, что мысль эта утопична, поскольку Сечь является
««политическим выродком», а запорожцы «собственным своим неистовым
правлением» не способны вести нормальное хозяйство. Судьба Сечи была решена.
Действия Петра Текели, жителя Ново-Сербии (!), стали фактически полицейской
операцией, проведенной ОМОН’ом с целью обуздания рейдеров и возвращения
земли законным владельцам. «Маски шоу», только и всего. «Несербские» земли
были взяты в казну, а после розданы немецким колонистам, приглашенным
императрицей. Ясен пень, не остался в накладе и Потемкин. Теперь – внимание. Как я уже говорил, после расформирования Сечи никаких
репрессий не последовало. Даже беглые, в общем, подлежащие возврату
помещикам, получили возможность бежать - благодаря оплошности (или
попустительству) военных властей некто Лях сумел организовать массовый (около
5000 человек) побег в Турцию, те же, кто имел основания считать себя казаками,
вообще жили свободно, медленно выбирая, какой же статус уютнее. Верхушка же
«старших», все люди весьма пожилые и зажиточные, подписав все, что нужно,
разъехалась по имениям. И вдруг… Менее года спустя трое (всего трое из
нескольких десятков!) сечевых старшин – экс-кошевой Калнишевский, экс-войсковой
писарь Глоба и экс-войсковой судья Головатый, мирно гревшие старые кости на
печи, бесследно исчезают. Кто-то считал их погибшими, кто-то уверял, что они
бежали «в вольные земли». Но, как выяснилось много позже, они были негласно
изъяты и разосланы по отдаленным монастырям в «наистрожайшее заточение», где
писарь с судьей вскоре и умерли, а кошевой, отбыв 25 лет (из них почти 15 в
одиночке) был, глубоким 113-летним стариком, освобожден уже Александром I.
Вопрос: почему? Прежде всего, изумляет мера наказания (вернее, пресечения; ни о каком суде речи
не было, имел место административный арест). Для России случай
беспрецедентный. Да, ее законы не сияли гуманизмом. Правда, смертная казнь в
мирное время за уголовные преступления была отменена (кроме исключительных
случаев, вроде Салтычихи, но там имел место полноценный процесс) и применялась
только когда речь шла о попытке государственного переворота или мятеже
(Мирович, Пугачев и пугачевцы), но существовали ссылка и каторга, на срок или
пожизненно. А вот пожизненной одиночки закон не предусматривал (кроме той же
Салтычихи, где смягчение приговора означало по факту ту же казнь, только в
рассрочку). Еще более поражает, что «закрыли» старых казаков в административном
порядке. В «сопроводиловке» Калнишевского (она сохранилась) указано только:
«великий грешник». И все. Но Россия не знала «Железных Масок». За двумя
исключениями – император Иоанн Антонович и еще одно, о котором позже
. Но
ситуация с «вечным узником» понятна (живой даже не претендент, а царствующий
император, при наличии которого все de facto царствующие персоны de jure не более
чем самозванцы). Ничего подобного в случае с запорожскими старшинами не было.
Какие бы подробности, какие бы нюансы ни выяснились при изучения войсковых
архивов, максимум, что могло светить старикам, не чикатильствовавшим и
покушений на престол не учинявшим, – Сибирь, уже освоенная тремя поколениями
провинившейся малороссийской старшины. Причем, с учетом возраста, даже не
каторга
И вот еще что. Говоря о Петре Калнишевском, не следует забывать, что речь идет не
о каком-то безвестном казачке с периферии. А о российском дворянине, герое
войны, генерал-лейтенанте (по Табели о рангах чиновник III класса, допустимый к
заседаниям в Сенате), кавалере высшего в империи ордена Андрея Первозванного.
Об очень богатом человеке, на виду у императрицы, лично писавшей ему
благодарственные письма («
у нас никогда не было ни малейшего сомнения в вашей
со всем войском к нам верности
»!). С огромными связями при дворе, где, пользуясь
модой на все запорожское, мудрый кошевой вписал в реестр немало нужных людей,
вплоть до Грицька Нечеси. То бишь, светлейшего князя Потемкина. Который
именовал старика не иначе как «отцом родным» и «другом неразлучным», и состоял
с ним в дружеской переписке («
Уверяю вас чистосердечно, что ни одного случая не
пропущу, где усмотрю принести любую желаниям вашу выгоду, на справедливости
и крепости основанную
»!). Более того, позже, когда дед уже мотал срок,
интересовался условиями его быта и давал распоряжения не перегибать.
Честно: ничего не понимаю.
. Довоенные связи с Крымом? Да, было. На местном уровне, насчет пастбищ и
купеческих караванов. Без каких-то умыслов на измену, что подтвердилось задолго
до войны, в ходе весьма тщательного расследования придирчивого следствия по
доносу полкового старшины Петра Савицкого, а после войны, где Калнишевский
проявил себя очень и очень хорошо, вообще быльем поросло. Связи с гайдамаками?
Полноте. Он их давил, как мог, за что его "серома" в том же
1768-м чуть не убила. Хотя, конечно, знал и Зализняка, и Семена Гаркушу,
приведшего на помощь Зализняку конный отряд. Но Зализняк задолго до
Колиивщины ушел в монастырь на послушание, выбыв тем самым из войска, а
Гаркуша пошел на Правобережье своей несмотря на все запреты, поскольку имел
большой личный зуб на поляков; к тому же на российской стороне он гулял, да и бил
конфедератов – врагов России. Да и стало известно об этом позже, в 1784-м, когда
экс-кошевой уже почти 10 лет грел нары. Причастность к Пугачевщине?
Отпадает. Именно Калнишевский, и царице это
было известно, проявив чудеса изворотливости, сделал все для того, чтобы
«серома», уже готовая поддержать «анператора», осталась в своих куренях. Контакты с беглыми запорожцами
, как предполагает добросовестный, хотя и
правоверно оранжевый исследователь Д. Кулиняк? Опять отпадает. 85 лет – не пик
политической активности, да и не те отношения были у Калнишевского с «голотой»
(а ведь бежала даже не «серома», а именно «голота»), чтобы иметь с ней какие-то
контакты. «Месть казачеству за бегство»,
согласно мнению еще более оранжевого историка
Д. Харько? Вообще чушь. Во-первых, «голоте» на судьбу кошевого, которого она
дважды свергала, было глубоко плевать, во-вторых, немногим «старым»,
ударившимся в бега не мстить следовало, а рассылать увещевания за подписью того
же Калнишевского, а в-третьих, чего стоит месть, о которой никому ничего аж 25 лет
неизвестно? Личная ненависть
кого-то из власть имущих? Об этом нет никаких сведений и даже
хотя бы предположительных мотивов. К тому же, если даже кто-то из трех «железных
масок» и попал под такую раздачу, при чем тут двое остальных? А ежели некий
серьезный дядя ненавидел запорожцев как явление, почему репрессировали только
троих? Земельный вопрос
, наконец? Увы, тоже не складывается. Безусловно, Петр
Иванович был очень богатым человеком, но не настолько богатым, чтобы
государство его раскулачивало как Людовик XIV бедолагу Фуке. Тем паче, что на
имения и сбережения экс-кошевого после его исчезновения никто и не думал
посягать, все законнейшим образом перешло к наследникам. А громадные
«войсковые» земли ему не принадлежали, да и войско юридически не имело на них
никаких прав.
А если так, то вновь: почему? И почему даже Павел, выворачивавший наизнанку инициативы матушки,
освобождавший и миловавший заключенных ею от Радищева до Костюшко, в случае
с Калнишевским изменил своему правилу и даже не подумал хотя бы смягчить
режим старика? Неведомо.
Единственный, очень зыбкий намек на какой-то просвет появляется, на мой взгляд,
если вспомнить исключение, о котом было сказано выше. Единственный случай в
России 18-19 веков, полностью адекватный «казусу Калнишевского». Семья
Пугачева. Неграмотная баба с двумя девчонками-подростками и мальчик Трофим.
Брошенные шебутным отцом лет за восемь до событий. Ни на что не претендующие.
Короче говоря, не княжны Таракановы. Но при этом – без всяких видимых причин –
строжайшее, на всю оставшуюся жизнь заключение в самой «режимной» тюрьме
Империи. Тут уж, в отличие от Петра Ивановича, ни о землях, ни о контактах с
зарубежьем, ни о татарах-гайдамаках речи вообще нет. Как и о мести. Месть
непонятно кому и неизвестно за что – совершенно не в стиле холодной,
рассудочной, предельно логично мыслящей и отнюдь не чуждой гуманизма
Екатерины. По-моему остается лишь одно: несчастным просто раз и навсегда
заткнули рот. Чтобы никому, никогда, ни при каких обстоятельствах не смогли по
глупости брякнуть единственное, что теоретически могли знать: что «анператор», не
признавший в казанском остроге свою семью, вовсе не их беглый батяня. Иных
вариантов я, как ни напрягаю фантазию, измыслить не могу. Как и ответа на вопрос:
что же все-таки такое запредельное знал последний кошевой Запорожской Сечи,
«великий грешник» Петр Иванович Калнишевский?
Обыкновенная история
Покой, сытость и избыток времени предрасполагают к философствованиям. Среди
старосветских помещиков Малой Руси было немало людей образованных, склонных после
плотного ужина помечтать и порассуждать о старых добрых временах, когда все было не так,
как нынче. То есть, нынче, конечно, классно, тепло, светло и мухи не кусают, но ведь раньше
мы были ого-го, а сейчас кто?
Скорее всего, кто-то из этих «скучающих» и накропал на досуге помянутую выше
«Историю Русов», появившийся в начале 19 века анонимный апокриф. По форме сие
произведение не пойми что, то ли летопись, то ли сборник легенд, по сути же, как метко
оценил историк Илья Борщак, «политический трактат, облеченный в историческую форму».
Или, если без экивоков, политический памфлет на тему «Ой, какие мы были крутые и
славные». Красота и сочность слога сего произведения несомненны, в отличие, увы, от
научной достоверности. Нынешние мифологи, правда, с этим не согласны, они полагают
книжицу не просто достоверной, но даже
«
катехизисом, Кораном и Евангелием украинства
»
(
http://www.day.kiev.ua/38562/
), однако исследователи 19 века, в том числе
стоявшие на
жестко «украинофильских» позициях, полагали иначе. В частности, Николай Костомаров,
посвятивший изучению истории Украины всю жизнь и свято веривший в подлинность
«источника», на склоне лет с очевидной грустью сделал окончательный вывод, признав, что в
«Истории Русов» «
много неверности и потому она, в оное время переписываясь много раз и
переходя из рук в руки по разным спискам, производила вредное в научном отношении
влияние, потому что распространяла ложные воззрения на прошлое Малороссии
». Впрочем,
мифологам Костомаров, ежели что, не указ.
Как бы то ни было, «История Руссов» запрещена не была и обильно расходилась в
списках, в том числе и в Петербурге. Собственно, элита Империи «малороссийской» темой
интересовалась давно. Она ведь и состояла едва ли не наполовину из выходцев оттуда, не
вполне порвавших с родными корнями, а кроме того, это было (хуторки в степи!.. черные
брови, карие очи!.. чому я не сокил!..) очень свежо и романтично, с одной стороны,
безусловно, свое, но с другой как бы и не совсем,
и каждый из интересовавшихся видел в ней
ровно то, что хотел видеть. Кого-то привлекали «думы» Рылеева, где донельзя
облагороженные Наливайко и Войнаровский в лучших традициях якобинцев
высокопарно
рассуждали
о свободе и добродетели, кто-то зачитывался пушкинской
«Полтавой», наслаждаясь изысканной смесью коварства, любви и воинских подвигов, еще
кто-то просто и без затей хохотал, листая «Энеиду» Котляревского. Однако самый мощный
толчок процессу дал, на мой взгляд, никто иной, как Николай Васильевич Гоголь, по
большому счету, основатель русской «поп-культуры», в частности, таких жанров, как
фэнтези, horror и пиратский роман. Нет, конечно, стихи - это прекрасно, и Пушкин с
Лермонтовым гении, но любовь к поэзии присуща не всем. Да и серьезная проза, в том числе
военная, не говоря уж о «бытовой», хороша под настроение. А вот Гоголь с его колдунами,
ведьмами, виями и флибустьерами, щеголяющими в шароварах шириной с Черное море, –
совсем иное дело. Это для всех. И интерес к Малороссии вспыхивает степным пожаром, как
нынче (спасибо профессору Толкиену) интерес к кельтам, бывших, между нами, всего лишь
крашенными лохматыми дикарями.
Масла в огонь добавляет и явление высшему обществу Шевченко. Его, правда, не
совсем понимают. Скажем, знаменитое «
Кохайтеся, чорнобривi, Та не з москалями, Бо
москалi - чужi люде, Роблять лихо з вами. Москаль любить жартуючи, Жартуючи кине;
Пiде в свою Московщину, А дiвчина гинее
…». Тут же не про этнического «москаля» речь идет,
а про солдата (так называли служивых на Малой Руси – помните известную пьесу «Москаль-
чаривнык»?). То бишь, не водись, девочка, с солдатом, он нынче здесь, завтра там,
поматросит и бросит. Но высший свет рукоплещет не этой нехитрой народной мудрости,
высший свет, как и положено высшему свету, свободомыслящий, в восторге от усатой
диковинки, которая, хоть и из низов, а, вишь ты, умеет писать и рисовать. Точно так же в тех
же салонах примут спустя 70 лет еще одного "народного пророка", Григория Новых. К тому
же приятно щекочет нервы некое чувство вины, очень похожее на то, что ныне заставляет
американских либералов заискивать перед потомками черных рабов. На мой взгляд, между
прочим, сам Шевченко все это понимал. Он был хотя и дремуч (воспевал эпоху «
Коли були
ми козаками
», совершенно не зная ни что казаками были далеко не все, ни что из себя
представляли эти самые казаки), но далеко не глуп, и прекрасно понимал, что все эти
столичные паны видят в нем не человека, а забавную диковинку. Отсюда в его виршах и
злоба, понемногу переходящая в лютую ненависть, которая пока еще не ко двору, но спустя
лет тридцать будет востребована, хотя сам Тарас Григорович об этом не знал, а на уровне
рассудка, возможно, даже и не думал. Во всяком случае, все, что считал серьезным (и прозу, и
дневники, и даже письма) писал по-русски. Оставляя «экзотику» на те случаи, когда, подобно
Верке Сердюке, надлежало демонстрировать «имидж».
Итак, мода вскипела волной, и надолго. Почуяв столичные веяния, на брегах Днепра
зашевелились новые самородки, владеющие «живым малороссийским наречием» не хуже
Тараса, появляется серьезная проза, в том числе и полноценный исторический роман типа
«Черной Рады» Пантелеймона Кулиша. По ходу дела (куда конь с копытом, туда и рак с
клешней, да и модные западные теории до окраин тоже доходят) возникают кружки на
предмет просвещения народных масс и чаепитий на тему «Что делать?». В Москве, в
Уиверситетском издательстве, одном из самых престижных в стране, выходит даже та самая
«История Руссов». Сепаратизма нет и в помине. Но времена на дворе нехорошие; после чуть
не обрушившей Европу революции 1848 года Николай закрутил гайки, и многие буйные, от
молодого Достоевского до вполне зрелого Шевченка, попадают под раздачу. Естественно,
безо всякой национальной подоплеки. И тем не менее, Россия, как всякая европейская страна,
живет по принципу «все, что не запрещено, разрешено», а запрещено только подрывать
устои. Так что, пока Тарас изучает военное дело, «малороссийская» мода продолжает цвести.
Ей симпатизируют как славянофилы, так и западники, а центром поветрия по-прежнему
остается Петербург. Там, еще при Николае, зародилась идея основания в Малороссии
«народных» школ, а уж при Александре II птица-тройка вообще ушла в галоп. Выходят в
свет учебники, написанные лидерами тогдашнего «возрождения» («Граматка» Кулиша,
«Букварь» опального Шевченки, «Арихметика або щотниця» Мороза). Гигантскими
тиражами идут в продажу «метелики» (мотыльки) – тоненькие дешевые сборники стихов и
прозы малороссийских авторов. В Северной Пальмире же в январе 1861-го возник
ежемесячник «Основа», первый в истории «южно-русский литературный вестник», редактор
которого В. Белозерский, сумел сделать альманах центром «украинофильского» движения.
Увы, несмотря на мощный интеллектуальный и творческий потенциал (с редакцией активно
сотрудничали такие корифеи, как Кулиш.и Костомаров), издание, продержавшись менее двух
лет, закрылось – не по злой воле цензуры, а в связи с элементарным недостатком
подписчиков.
Но если «украинофилы» России мало интересовались политикой, посвящая досуг
проблемам культурных истоков и просвещению масс, то за рубежом дело обстояло
совершенно иначе. Осевшая по всей Европе польская эмиграция, активно готовя очередное
восстание против России, уделяла немалое внимание и «украинофильским» штудиям, видя в
них реальную идеологическую бомбу, способную ослабить Россию. В частности, возникла и
теория «двух разных народов», творцом которой стал отнюдь не Михаил Грушевский, как
утверждают мифологи, а совсем другой «науковець» - поляк Франтишек Духинский,
бежавший из России, где ему светила каторга за шпионаж, в 1846-м и осевший во Франции.
Писал он ярко, не хуже Фоменко и Носовского, всячески обосновывая неславянское
происхождение «москалей» (по его мнению, которое,
впрочем, постоянно менялось, то ли
«южных финнов», то ли «азиатов туранского корня») и их генетические отличие от «славян»
(причем малороссы по его схеме являлись всего лишь «восточными поляками»). Правда,
аргументов в его «Основах истории Польши и других славянских стран, а также истории
Москвы» и «Дополнениях к трем частям истории славян и москалей» было не слишком
много, вернее, практически не было, но бойкость стиля искупала огрехи. В итоге многие
французские историки, симпатизировавшие «бедной Польше», увлекшись идеями эмигранта,
признали их «одной из допустимых гипотез». Статьи и лекции Духинского сыграли
немаловажную роль в подготовке восстания 1863 года. Параллельно такая же работа шла и в
австрийской Галиции, где поляки, составлявшие элиту общества, делали все возможное для
того, чтобы сделать язык галицких русинов максимально отличным от общерусского; в 1859-
м была предпринята попытка перевести русскую письменность на латинский алфавит, для
начала хотя бы путем внедрения некоторых новых букв.
А теперь небольшое отступление. Возьмем, к примеру, Грузию. Не секрет, что грузины,
народ, ныне уже вполне сформировавшийся, сохраняет
в своем составе энное количество
крупных субэтносов, имеющих, как, скажем, мегрелы, свой собственный язык,
близкородственный классическому грузинскому, но все-таки не совсем идентичный ему.
Считать себя грузинами, более того, самыми-самыми
грузинами это мегрелам ничуть не
мешает, и слава Богу, однако и традиции дедов-прадедов они не забывают. А теперь
представим, что некие враждебные Грузии круги в одной из сопредельных стран начинают
сперва издавать и переправлять через границу «невинную» просветительскую литературу на
мегрельском языке, отпечатанную шрифтом, пусть слегка, но все же отличающимся от
классического грузинского алфавита. А затем и литературу более серьезную, с
теоретическим обоснованием того «факта», что мегрелы, собственно, и не грузины вовсе.
Вопрос, не требующий ответа: долго ли станет терпеть такую деятельность правительство
Грузии? А ведь в 19 веке люди, в том числе и политики, не были глупее г-на Саакашвили и
его кабинета. Ограничение использования диалектов (баварского, швабского, франконского),
а то и полноценных языков (валлийского, шотландского, провансальского) самыми жесткими
мерами осуществлялось в наиболее передовых странах тогдашней Европы, примеру которой
всего лишь последовали, причем в наиболее мягком, щадящем варианте и с очень большим
запозданием, власти России Собственно говоря, первые ограничительные меры возникли
только в связи с польским восстанием, когда «теории Духинского» были всерьез изучены в
соответствующих ведомствах, после чего стало понятно, что определенные силы делают
ставку на сепаратизм. Об этом прямо и недвусмысленно говорит не кто-нибудь из
«душителей всего прогрессивного», а Михаил Драгоманов, знаменитый идеолог
«украинофильства», не считавший, однако, допустимым ставить «украинскую идею» на
службу польским интересам. «…после Екатерины II
, - указывал он в своей работе «Чудацькі
думки», - централизм в России был более государственным, нежели национальным, аж до
самых 1863-1866 гг. В первый раз проявился решительно централизм национальный в России
после польского восстания 1863 г., когда Катков произнес (…): почему мы не должны и не
можем делать то в Польше, что Франция делает в Эльзасе, а Пруссия в Познани. В словах
этих ясно видно, что обрусение не является системой, которая вытекает из духа
национального Великорусов, или из специально российской государственной почвы, а есть, по
крайней мере, в значительной части, наследованием определенной фазы всеевропейской
государственной политики
».
Так что не стоит удивляться, что в 1859 и 1862 годах, когда не замечать тенденцию было
уже невозможно, цензурное ведомство получило указание следить, «
чтобы народные книги,
напечатанные за границею польским шрифтом, не были допускаемы ко ввозу в Россию
» и
«
не дозволять применения польского алфавита к русскому языку или печатать русские или
малороссийские статьи и сочинения латинско-польскими буквами
». Когда же в январе 1863
года восстание в Польше, наконец, началось, многое прояснилось. Даже столичная
интеллигенция, та самая, что трогательно опекала Шевченко и собирала деньги на издание
«Основы», сообразив, что к чему, начинает высказываться в том смысле, что
«
украинофильство... разыгралось именно в ту самую пору, когда принялась действовать
иезуитская интрига по правилам известного польского катехизиса
». Именно в это время
Петр Валуев и издает своей знаменитый циркуляр, вернее, «Отношение министра
внутренних дел к министру народного просвещения от 18 июля, сделанное по Высочайшему
повелению».
Эта тема для мифологов, воистину, как первая любовь. Информация, в зависимости от
научной добросовестности исследователей, варьируется от относительно объективной («…
[Валуев]издал тайный циркуляр о запрещении украинских научных, религиозных и
педагогических публикаций. Печатать «малороссийским наречием» позволялось только
художественные произведения. …заявил, что украинского языка «никогда не было, нет и
быть не может» - Субтельный) до вольного пересказа «…указ о запрещении украинского
языка, которого, мол, «не было, нет и не может быть» - некто Мороз из Львова). Но при всех
различиях смысл один. Причем все мифологи, как один, во-первых, забывают упомянуть, что
действие циркуляра официально заершилось всего лишь через два года после его издания
(фактически же еще весной 1864 года, сразу после окончания восстания в Польше), а
во-
вторых, крайне неохотно цитируют текст злополучного документа.
А почему?
Чтобы разобраться, пойдем по стопам львовского историка Леонида Соколова,
подробнейше эту тему изучившего (
http://ua.mrezha.ru/valuev.htm
), выделив из огромного,
крайне громоздкого текста основные, принципиальные тезисы.
«(1) Прежние произведения на малороссийском языке имели в виду лишь образованные
классы Южной России, ныне же приверженцы малороссийской народности обратили свои
виды на массу непросвещенную, и те из них, которые стремятся к осуществлению своих
политических замыслов, принялись, под предлогом распространения грамотности и
просвещения, за издание книг для первоначального чтения (…). В числе подобных деятелей
находилось множество лиц, о преступных действиях которых производилось следственное
дело в особой комиссии. (2) Самый вопрос о пользе и возможности употребления в школах этого наречия не
только не решен, но даже возбуждение этого вопроса принято большинством малороссиян
с негодованием, часто высказывающимся в печати. Они весьма основательно доказывают,
что никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может, и что
наречие их, употребляемое простонародием, есть тот же русский язык, только
испорченный влиянием на него Польши…
(3) Явление это тем более прискорбно и заслуживает внимания, что оно совпадает с
политическими замыслами поляков, и едва ли не им обязано своим происхождением, судя по
рукописям, поступившим в цензуру, и по тому, что большая часть малороссийских
сочинений действительно поступает от поляков. (4) Сделать (…) распоряжение, чтобы к печати дозволялись только такие
произведения на этом языке, которые принадлежат к области изящной литературы;
пропуском же книг на малороссийском языке как духовного содержания, так учебных и
вообще назначаемых для первоначального чтения народа, приостановиться». Таким образом, совершенно ясно, что, во-первых, цензурные ограничения вызваны
совершенно конкретными политическими причинами (польским мятежом и попытками
поляков организовать «политическое украинофильство»), во-вторых; поскольку
художественную и серьезную научную литературу (даже явно «подрывную», вроде
исторической публицистики Костомарова) никто не запрещает, речь идет вовсе не о «запрете
на язык», как таковой, тем паче, что, в-третьих, правительство еще не имеет конкретного
мнения, как следует относиться к «малороссийскому наречию», которое большинство
населения Малороссии отдельным языком не признает. Сакраментальное же «…не было, нет
и быть не может…», оказывается, не личное мнение Петра Валуева, а ссылка на мнения того
самого «большинство малороссиян». Мнения, безусловно, имевшего место, а не высосанного
из пальца, поскольку, как отмечал позже тот же Драгоманов, «…надо сказать, что ни
решительной оппозиции, ни даже осуждения правительство не вызвало в среде
интеллигенции на Украине
», задавая оппонентам убийственный вопрос: «
Какой же резон мы
имеем кричать, что "зажерна Москва" выгнала наш язык из учреждений, гимназий,
университетов и т.п. заведений, в которых народного украинского языка никогда и не было,
или которых самих не было на Украине во времена автономии?
».
Вразумительного ответа, разумеется, не последовало. Что, по сути, не удивительно:
романтики из первого поколения «украинофилов», в сущности, плохо понимали, чего
конкретно хотят. Отстаивая свои идеи, сами они как в быту (личный, для публикации не
предназначенный «Дневник» Шевченко), так и в научных штудиях (все «крамольные» для
того времени труды Костомарова) предпочитали пользоваться классическим русским языком.
Так что реакцией на выступление Драгоманова стали гневные обвинения в предательстве,
свободные от каких-либо аргументов.
Впрочем, за аргументами дело не стало. Осмысливая уроки очередного поражения,
польские эмигранты, осевшие в австрийской Галиции, делали правильные выводы. Уже в
1866 году в программной статье первого номера журнала «Siolo», основанного во Львове
бывшим полевым командиром Паулином
Свенцицким (Стахурским), озвучено мнение о
неприемлемости для «
украинцев
» (термин впервые применен по отношению к русинам
Галиции) теории Духинского, объявляющей их «
восточными поляками
». А коли так,
заключает еще один беглый повстанец, Валериан Калинский, то новая программа-минимум
заключается в том, чтобы «
путем кропотливых трудов, как исторических, так и
литературных
», доказать по крайней мере «
отдельность русинов-украинцев от москалей
» и
«
необходимость установления государства Украина-Русь, хоть и не части грядущей
Польши, но пребывающей в братском с ней единстве
». Практически сразу вслед
аналогичный материал публикует и солидная
«Gazeta Narodowa», сопроводив материал
прямым обращением к австрийским властям, предупреждая их об «
опасной склонности
русинов до Москвы
» и призывая создать в Галиции «
оборонный вал покоя Австрии -
антимосковскую Русь
». Судя по всему, призыв был услышан. Не могу сказать, что кайзером
или кабинетом, но некоторыми ведомствами, в обязанности которых, в частности, входило
учитывать все и планировать на много лет вперед, - безусловно.
Отцы и дети Русь Прикарпатская, в давние времена именуемая Червонной, оторванная поляками от
основных русских земель еще в 14 веке, более шестисот лет считалась отрезанным ломтем,
никакого отношения к Малой Руси и ее проблемам не имеющим.
Ни казаков, ни сознающего свой долг духовенства, ни сколько-то влиятельных
городских слоев, ни собственной шляхты. Народ, именовавший себя, как и в старину,
«русьским» и говоривший на языке, похожем на язык «Слова о полку Игореве», был
низведено на положение бесправных рабов, забитых и униженных до такой степени, что
даже сколько-то серьезных бунтов за полтысячи лет не наблюдалось. Нищета, невежество,
унижение и безнадега. И так – из года в год, из века в век. Кое-что изменилось лишь после
1772 года, когда по итогам первого раздела Польши «Галиция и Лодомирия» оказались в
составе Австрии. Не то, чтобы австрийцы были столь уж гуманны, но они, по крайней мере,
начали наводить хоть какой-то порядок в духе Века Просвещения, отменяя совсем уж
дремучие пережитки. Помещик перестал быть хозяином жизни и смерти своих хлопов,
определены самые элементарные права крестьян, превратившихся из рабов в нормальных
крепостных. Ряд послаблений получила униатская церковь, низведенная католиками
(поскольку здесь, в отличие от Правобережья, она не играла политической роли) на
положение золушки, кое-что сделано даже для обучения «русьского» народа. В общем,
конечно, сущие пустяки, но местное население, впервые хоть кем-то и хоть как-то
защищаемое от беспредела панов, ответило Вене бесконечной признательностью. В 1809-м,
когда галицкие поляки подняли против Австрии восстание в поддержку Наполеона,
«русьский» народ однозначно встал на сторону «цесаря», чем только могло помогая
австрийским войскам. «Быдло» не только с огромным удовольствием ловило, избивало и
сдавало властям «взбунтовавшихся панов», не неся за это наказания, наоборот, получая
награды от законного императора, но, если приходилось, и шло за «цесаря Франтишка» на
смерть. Такая лояльность по правилам Австрии, умевшей балансировать на противоречиях
подвластных этносов, заслуживала поощрения. После разгрома Наполеона последовала
очередная, на сей раз продуманная волна льгот и поблажек. Барщину уменьшили вдвое, с
шести до трех дней в неделю, что еще больше подняло популярность властей, а в Перемышле
было открыто специальное учебное заведение для подготовки учителей и священников,
причем обязательными языками обучения были немецкий и «русьский», но не польский.
В итоге впервые за много столетий у народа, темного и забитого, появилось нечто вроде
собственной интеллигенции и хоть какая-то социальная перспектива. Так что, когда весной
1846 года поляки Галиции затеяли очередное восстание, ситуация 1809-го повторилась в
полном объеме. Даже еще пикантнее, поскольку паны, нуждаясь в добровольцах, задолго до
мятежа вели разъяснительную работу, убеждая хлопов в том, что в возрожденной Речи
Посполитой им будет не просто хорошо, а вообще замечательно. И земля, и воля, и все
прочие радости жизни. Крестьяне слушали и кивали. А когда сигнал к восстанию был дан,
взявшись за оружие, вместо борьбы за Великую Польшу, принялись истреблять самих же
поляков. Причем с изысками, описывать которые я не хочу, как не хотел смаковать эксцессы
Колиивщины (скажу лишь, что добрых панов, в отличие от злых, пилили быстро, сразу
надвое, еще и сочувственно подбадривая). Вновь действуя по стихийно выработанной 37 лет
назад формуле отрицания отрицания, «если паны против Цесаря, то мы за». На поляков
«Галицийская резня» произвела столь сильное впечатление, что спустя два года, когда
революции на диво одновременно охватили всю Европу, задев даже дрессированную
«прусскую» Польшу, в Австрии они сидели тихо как мышки.
Вена, разумеется, вновь не осталась в долгу. Конечно, кого-то из активистов «жакерии»
1846-го наказали, кто-то даже пошел на каторгу, но многих и наградили «за верность». А
главное, не ограничиваясь медалями, в кулуарах решили, что «русьская» община уже дозрела
до определенного статуса, благо и какая-никакая интеллигенция уже имеется. Так что в том
самом громокипящем 1848-м была создана «Главная Руськая Рада» (почему-то именуемая
мифологами «украинской»), наделенная правом формулировать требования лояльного
Австрии русского населения края. Собравшийся тогда же «Собор Руських Ученых» (в том
смысле, что всех образованных людей, которых среди русинов было, увы, немного)
сформулировал и первые тезисы. Во-первых, уравнять русинов в правах с поляками, во-
вторых, отделить Восточную («русьскую») Галицию от Западной, в-третьих, принять
программу развития местного языка. «Украинского», говорят мифологи, видимо, не
читавшие текстов Собора, где указано на «необходимость установления единообразной
грамматики и единообразного правописания для всего руського народа в Австрии и России».
При этом, что такое «русьский народ», делегатам Собора было не совсем понятно. Именно
это стало главной темой на ближайшие годы, и только в 1865-м духовный лидер русинов
Яков Головацкий подвел черту. Еще в 1849-м мечтавший о создании отдельной «русьской»
письменности, он в 1865 году опубликовал в газете «Слово» статью, объясняющую, что
русины — часть единого народа, обитающего от Карпат до Камчатки, и никакой «особой»
письменности им не нужно.
Ни о какой «политике» речи не было. И сам Головацкий, и поддержавшая его элита
нарождающейся русинской интеллигенции (в значительной части, кстати, униатского
духовенства), оставаясь лояльными подданными Габсбургов и верной паствой Ватикана,
стремились решать только культурные вопросы. Однако следует признать: естественный ход
рассуждений неумолимо вел их к вполне определенным выводам, что, в свою очередь,
приводило в ужас польскую общину. В Вену потоком хлынули жалобные петиции о
«москвофильстве», «объединительстве» и прочих смертных грехах. Поляки, ранее весьма
ершистые, теперь рассыпалась в заявлениях о полной лояльности и готовности «вечно
наслаждаться покоем под благословенным скипетром Цесаря», что, естественно, было
встречено в Шенбрунне с полным сочувствием. Австрийские власти были вполне
удовлетворены «антипольским противовесом» в лице русинов, но вовсе не собирались
поощрять развитие на своей территории симпатий к потенциальному противнику, еще и
претендующему на роль объединителя всего славянского мира. Так что консенсус был
достигнут, и Австрия сделала ряд шагов, направленных на усиление польского влияния в
обеих Галициях, отказавшись от идеи раздела. Однако Вена на то и была Веной, чтобы не
действовать грубой силой. Ставка была сделана на раскол русинского национального
движения изнутри, тем паче, что определенные предпосылки существовали.
Примерно к 1865 году, когда старшее поколение русинских лидеров окончательно
определилось с идентификацией, подросла и молодая смена. Как правило, уже не столь
элитарные, в основном, разночинского происхождения, ее представители, ставя во главу угла
просвещение народа (общая в те времена тенденция), вполне справедливо указывали, что
народ лучше поймет их, если просвещать его не на элитарном, книжно-русском языке, а на
том языке, на котором он говорит в повседневной жизни. Сохраняя немецкие, польские и
венгерские заимствования. То есть, не то, что не на языке Пушкина, но даже и не на мове
Шевченко. В принципе, расхождения были не очень существенны, обычная проблема
«отцов», по традиции именовавшихся «москвофилами», и «детей», назвавших себя
«народовцами», основанная на желании первых остаться у руля, а вторых к этому рулю
прорваться. Так что все могло бы решиться пристойно, если бы именно на эти расхождения
не сделали ставку правительство и поляки, начавшие постепенно и очень тактично приручать
молодых, неискушенных в политике «народовцев».
Речь, упаси Боже, не шла о какой бы то ни было полонизации. На сей раз процесс
курировали мудрые австрийские бюрократы, знающие толк в политике divide et impera и
умеющие считать на много шагов вперед. Непосредственное же руководство проектом взяли
на себя так называемые «хлопоманы» - люди типа упомянутого выше Паулина Свенцицкого,
во имя «высшей цели» не просто освоившего местные диалекты, но и официально
сменившего «ляшское» имя на «Павло Свiй». Народное образование, ранее управляемое
«русьской» интеллигенцией на общественных началах, передается, как дело крайне важное, в
ведение краевой администрации, а та, в свою очередь, назначает на ключевые посты поляков.
Но не простых, а имеющих дипломы лучших университетов Европы, так что, в общем, и
подкопаться местным кадрам не к чему – в их среде таких умников пока что нет. Словно по
мановению волшебной палочки появляется «русьское» объединение «Просвiта», невесть
откуда взявшиеся меценаты выделяют деньги на открытие газет «Правда», «Дiло», «Зоря»,
«Батькiвщина» и прочих. Параллельно по указанию Ватикана удаляются «на покой»
(конечно, с пенсией!) авторитетные, но «неправильные» священники, а вакантные места
заполняются либо спешно прозревшими и ушедшими в лоно ГКЦ католическими ксендзами,
либо выпускниками выросших как на дрожжах «бурс» (краткосрочных, абсолютно
бесплатных курсов, куда валом валил неимущий молодняк, мечтающий о престижной
духовной карьере).
В результате, буквально за год-полтора ситуация в Галиции меняется. Число
«народовцев», недавно еще совсем незначительное, возрастает на порядок. Идут диспуты,
семинары, коллоквиумы, в ходе которых термин «украинец», совсем недавно вброшенный в
употребление Свенцицким, но так и не прижившийся, набирает популярность – пока что еще
всего лишь как синоним термина «русьский», но лиха беда начало. «Москвофилов» начинают
теснить. Они (по крайней мере, их лидеры) - люди солидные, уже немолодые, короче говоря,
просветители, но не бойцы, а противостоит им в основном активная молодежь, наизусть
шпарящая целые страницы из Духинского, но, в принципе, предпочитающая спору действие,
и ничего страшного, если на грани фола. Достаточно скоро возникает отдача. Не устояв перед
диким давлением и не видя никакой защиты со стороны властей, Иван Вагилевич, один из
признанных гуру «москвофилов», признает свои взгляды ошибочными и переходит на
сторону «народовцев», где его встречают с подчеркнутым почтением. Якова Головацкого,
более устойчивого, попросту выживают из Львова; он эмигрирует, вернее, почти бежит в
российский Вильно. А львовская пресса, все увереннее именующая себя «украинской»,
начинает невероятной силы атаку против России, где, дескать, за чтение украинских книжек
ссылают в Сибирь, а за сорочку или песню навечно заточают в крепость. И вообще, как
пишет в программной статье один из идеологов «народовства» Омелян Огоновский,
«
Главное для нас не забывать, что нам в Австрии лучше жить, чем нашим братьям на
Украине под управлением российским. [...] Там не разрешается теперь по-русьски ни
говорить, ни писать
». Короче говоря, и
дет массированная пропаганда «отдельности» двух
народов, агитация русинов, незнакомых с ситуацией в России, в том смысле, что там
угнетают их братьев, наконец, работа по распространению новых идеологем в среде
«российских» украинофилов. При этом никого не волнует, правда ли все то, о чем пишет
пресса, - цель оправдывает средства.
Обо всем этом в России, естественно, знали. Да оно и не скрывалось, наоборот, так
рекламировалось, что спецслужбы сделали вывод о масштабной провокации, поддаваться на
которую не следует. Но и вовсе не реагировать не получалось – в конце концов, государство
обязано себя защищать. Считается, что непосредственным поводом для перехода количества
в качество стал запрет на ввоз изданного во Львове тиража «Тараса Бульбы», где слова
«Россия», «русский», «русская земля», были заменены на «Украина», «украинец»,
«украинская земля», и даже вместо «русского царя» фигурировал некий «украинский царь» и
последовавшая после запрета кампания в ряде солидных венских изданий, как (?) по
команде, обрушившихся на «азиатский режим», закрывший путь в массы повести «Taras von
Bulba» на том языке, на котором ее написал автор, «великий украинский писатель Тарас
Шевченко». Вряд ли. Реальным камешком, вынудившим правительство принимать меры,
стала петиция Михаила Юзефовича, мультимиллионера, активиста киевской «Громады» и
одного из основных спонсоров украионфильского движения. Собственно, и до того в
компетентные органы поступала информация от украинофилов, болеющих за местную
культуру, но не хотевших иметь ничего общего с политикой, однако Михаил Юзефович, в
отличие от прочих, сообщал не о смутных подозрениях, а о вещах совершенно конкретных. В
частности, о неоднократных попытках вербовки его закордонными эмиссарами, имеющими
задание развернуть на территории Малой Руси разведывательно-пропагандистскую сеть в
интересах, как говорится, «одной из сопредельных держав».
Итогом работы специально созданной комиссии стал т. н. «Эмский указ» от 30 мая
1876-го. В оценке этого документа мифологи на редкость единодушны. Даже самые
серьезные из них, как Субтельный, утверждают, что речь шла «
про абсолютный запрет
украинской литературы». Однако на самом деле все обстоит не совсем так. А еще вернее,
совсем не так. Судите сами: «(1) Не допускать ввоза в пределы Империи, без особого на то
разрешения каких бы то ни было книг и брошюр, издаваемых за границей на малороссийском
наречии, (2) Печатание и издание в Империи оригинальных произведений и переводов на том
же наречии воспретить, за исключением исторических документов и памятников и
произведений изящной словесности, но с тем, чтобы не было допускаемо никаких
отступлений от общепринятого русского правописания, (3) Также воспретить различные
сценические представления и чтения на малороссийском наречии, а равно и печатание на
таковом же текстов к музыкальным нотам
». Это практически калька «Валуевского
циркуляра». Издание «на малороссийском наречии» беллетристики и исторических
документов в пределах Империи, как видно из первого пункта, вовсе не запрещалось.
Запрещалось издавать или ввозить из-за рубежа продукцию «народовцев» - пропаганду в
духе теории Духинского и другую макулатуру этого типа. «
Так завелось с 1863 г. в России, -
честно писал Михаил Драгоманов
, - что по-украински можно было печатать стихи, поэмы,
повести да хоть бы философию Гегеля переводить на украинский язык. Только того, что
было бы правдивой пищей для народа, нельзя стало печатать
». Учитывая, что Михаил
Петрович, революционер-демократ, едва ли не марксист, «правдивой пищей для народа»
считал в основном литературу атеистическую и республиканскую, можно констатировать:
никакой «удавки» не было. Равным образом и пункт второй был направлен на пресечение
практики создания путем «фонетических упрощений» видимость «разности» языков и
фальсификаций истории (например, наблюдались попытки печатать «фонетикой» старые
документы, чтобы создать впечатление «древности» разницы в правописании). Что
любопытно, первым указал властям на суть таких игр Пантелеймон Кулиш, идеолог
«украинофильства» и автор самой известной «фонетики». «
Я придумал упрошенное
правописание, - писал он еще в 1866-м
, - но из него делают политическое знамя. Полякам
приятно, что не все русские пишут одинаково по-русски; они в последнее время особенно
принялись хвалить мою выдумку: они основывают на ней свои вздорные планы, и потому
готовы льстить даже такому своему противнику как я. Видя это знамя во вражеских
руках, я первый на него ударю и отрекусь от своего правописания во имя Русского
единства
». По поводу запрещенных Эмским указом переводов европейской классики, как,
впрочем, и о качестве создаваемых «украинофилами» учебников лучше всего написал
Михаил Драгоманов. Впрочем, в подробностях нет нужды. Кому интересно и не лень, пусть
читает статьи Леонида Соколова, прилежным и почтительным компилятором которого я в
данном случае выступаю. А кому лень, поверьте на слово – это безумно смешно, но и
немножко страшно. Добавлю от себя совсем чуть-чуть. Хотя, думаю, уже ясно, что запрет на
ввоз сомнительных изданий был оправдан, эффективность этой меры во многом сводила на
нет оговорка, позволяющая в
возить львовскую прессу и, более того, подписываться на нее.
Что же до «малороссийского наречия», то оно вовсе не было запрещено. Напротив,
употребление его даже поощрялось, если было естественным. Например, в специальном
разъяснении к указу, относящемся к преподаванию в начальной школе, говорилось:
«
Учитель не должен поселять в детях презрения к их родному наречию, но должен
показывать им, как слова и выражения, употребляемые ими, говорятся и пишутся на
литературном языке
». Если кому не совсем понятно, поясняю: никто даже не думал
покушаться на святое право крестьянских детишек вволю говорить «Га?» или «Шо?». Им
просто предлагалось объяснять, что в языке существуют и такие обороты, как «Простите,
милостивый государь, но я, кажется, не совсем Вас понял», и не просто существуют, но и
некоторых случаях звучит более уместно. Что же касается репрессий, то, отмечал
Драгоманов, «
Из всех либеральничавших в России кружков и направлений никто менее не
был «мучим», как украинофилы, и никто так ловко не устраивался на доходные места, как
они. Из «мучимых» украинофилов я никого не знаю, кроме Ефименко, который сидит в
ссылке в Архангельской губернии, но он выслан за участие в революционном кружке (…), и
сидит в Холмогорах за взятый им псевдоним – Царедавенко. Если же внимать их жалобам,
придется считать великим препятствием для украинофильства то, что за него не дают
звезд и крестов
». Комментировать, думаю, нечего. Отмечу разве, что для
человека,
решившего в нынешних, куда как демократических Штатах сменить имя
с, допустим,
John
Smith
на что-нибудь типа Kill O'Bama, Холмогоры Архангельской области тоже окажутся
наилучшей перспективой.
Но, как бы то ни было, австрийские спецслужбы перемудрили российское
правительство, поставив его в цугцванг и, в конце концов, вынудив поддаться на
провокацию. Как и было запланировано. Не реагировать на провокации Петербург не мог, а
первые же его активные действия были многократно (поди проверь!) раздуты львовской
прессой, что, естественно, злило читателей и подрывало позиции «москвофилов». При этом
официальная Вена, разумеется, оставалась в стороне. Еще серьезнее оказалось то, что
Эмский указ, направленный против относительно немногочисленных экстремистов и
сепаратистов, при всей своей половинчатости рикошетом ударил и по «умеренным», вполне
лояльным кругам. Люди были обижены и напуганы. Страсти накалялись. До сих пор
довольно безобидное, российское «украинофильство» быстро радикализировалось; деятели
малороссийской культуры потянулись в Галицию, где их принимали крайне сочувственно и
дружелюбно, понемногу вовлекая в свою деятельность и знакомя с кураторами из спецслужб
Австро-Венгрии и Германии. Те, в свою очередь, выражали сочувствие и готовность помочь,
постепенно вовлекая известных и влиятельных эмигрантов (и открыто, и вслепую) в
операции по распространению «народовских» взглядов в Российской Империи. В 1885-м
«народовцы» делают решительный шаг, официально размежевавшись с «Русьской Радой» и
создав альтернативную, «Народову». Спустя пять лет при самом активном участии венских и
берлинских «друзей» они заключают соглашение с лидерами польской общины,
согласившись, что «
делают одно братское дело
». И, наконец, 25 ноября 1890 года, на
заседании Галицкого Сейма, «народовский» лидер Юлиан Романчук выступает с заявлением
о том, что отныне «
народ Галицкой Руси не имеет ничего общего ни с остальной Русью, ни,
главным образом, с финнами, теперь имеющими себя великороссами
». Это фактически не
просто заявление, это манифест, фиксирующий отказ нового поколения галицийской
интеллигенции от «русьского» наследия и заявку на роль не только наставника и проводника
Малой Руси в счастливый новый мир, но, если придется, и конвоира. Источник http://putnik1.livejournal.com/
Автор Лев Рэмович Вершинин
Автор
koheme
Документ
Категория
История
Просмотров
698
Размер файла
561 Кб
Теги
Украина
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа