close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Практикуйся ведьма

код для вставкиСкачать
Практикуйся ведьма
Практикуйся, ведьма
Часть первая
Глава 1
Даже удивительно, сколько всего случается по воле судьбы. Именно она — беззлобная озорница, по воле которой рождаются дети, встречаются люди, рушатся и создаются новые миры… И не знаешь, когда она захочет поиграть, а когда поиздеваться… И, наверное, больше всего, достаётся именно тем, кто свято верит в неё и понимает — если бы не судьба, то не стало бы на свете ни меня, ни тех, кого я люблю. И ведь никогда не знаешь, к чему приведёт заранее продуманная партия в шахматы жизни…
Наверное, по воле настоящей хозяйки мира, я сейчас мёрзла и стучала зубами…
Зима наконец- то вступила в свои права. Утром шёл мокрый снег, медленно, но верно, покрывая мёрзлую землю пушистым ковром. К вечеру, всё замёрзло, образуя толстую корку льда. Плюс ко всему, ветер разыгрался не на шутку, подгоняя усталых путников, к которым относилась и я. Поплотнее кутаясь в тонкий, самодельный плащ, я костерила всякими нехорошими словами не только ненастную погоду, но и всю Атлантическую систему образования. Брусничка всхрапнула и наконец, вовсе остановилась, не имея желания идти дальше. Правда, под моим настойчивым взглядом, явно не сулящим лошади ничего хорошего, подкреплённым парой матерных слов и весьма чувствительным пинанием её бока ногами, наконец, вновь тронулась с места. К слову сказать — Брусника — вовсе не лесная ягода, а кличка моей упёртой и весьма флегматичной лошади. Нет, конечно, Брусничка для меня — лучший друг, так как знакомы мы ещё с детства, точнее с её детства — тогда на день рождения, отец мне подарил жеребёнка, чем вызвал огромный восторг у меня и всеобщую зависть среди подруг, хотя, что за друзья, которые завидуют? Вот и я о том же — никакие, так что плевать я хотела на них. Жеребёнок оказался из очень редкой породы, их называют саррайа, что на языке коренных жителей этого острова означает — кровавый закат. Жутко конечно, но название оправдывается в виде ярко — красного окраса шерсти, к тому же эти лошади невероятно умны и преданны. В наличии этих качеств у лошади, я на собственном опыте не раз убеждалась.
С лошадкой мы сдружились, а за яркую окраску я прозвала её — Брусника, к тому же эта ягода в огромных количествах росла на земле возле замка. Из груди вырвался произвольный вздох — ещё бы! Я так соскучилась за время своей учёбы в университете Астарты, что спешила скорее приехать домой, но прямо на второй день пути попала под бушующую метель. Вообще — то за три года, проученных мною в одном из лучших университетов Атлантии, я не имела права покидать город, иначе моментально вылетела бы за «нарушение правил учебного заведения», а уж с этим там строго, до сих пор с дрожью вспоминаю своё поступление.
Тогда был один из летних месяцев, и в мою комнату вбежала жутко встревоженная младшая сестра — Викторианна, на вопрос, что же произошло, та лишь что — то мычала. В избытке чувств, Вики никак толком не могла объяснить — что же всё — таки происходит, к тому же постоянно трясла какой- то помятой бумажкой, вот последнюю я и вырвала из цепких ручонок сестры. По мере чтения, мои брови медленно, но верно ползли вверх. Наверное, со стороны это выглядело комично, но следить за своим внешним видом было некогда. А вот что меня так сильно взволновало тогда — письмо, оказавшееся пригласительным из Высшей Школы Исскуств Магии и Военного дела. Я до сих пор помню цитату оттуда: «…приглашают в столицу Атлантии, для прохождения обучающего курса по теории и практики магии, а также обучению мастерству ведения боя». Тогда- то я и встала перед выбором — учиться на «мага», либо на «бойца». Так как с самого детства отец, страстно желавший сына, а получивший в подарок от богов, дочь, так и воспитывал меня как мальчишку, обучая фехтованию, езде на лошади и стрельбе из лука. К слову сказать, и то и другое получалось у меня отлично. Такое воспитание, несмотря на многочисленные протесты нянюшек, привели к тому, что к пятнадцати годам я дралась на мечах и стреляла из лука не хуже отца, более того — унаследовала характер матери (который и так был не сахар — как рассказывал отец). В довершение ко всему — я родилась со способностями к магии. Так что как только мне стукнуло шестнадцать и встал вопрос о моей ликвидации в виде невесты какому — нибудь заморскому принцу, отец, как, впрочем, и я, вздохнули с облегчением, когда пришло это письмо. Выпускницы Школы становились полноправными хозяйками своей судьбы, и даже императорский закон об обязательных свадьбах девушек, старше шестнадцати, был не указ.
Мой отец был правителем довольно — таки большой территории, вверенной ему как подарок за долгую службу в рядах армии императора. Через два года, подняв хилую деревню чуть ли не до состояния города, он женился на симпатичной девушке, которая и стала моей матерью, правда через два года, при родах моей сестры, случилось несчастье — что — то пошло не так и матушка умерла. Однако, от матери мне достались рыжие, как вечерний закат волосы (так обычно отец говорил), а также скверный характер. В отличие от меня — сестра унаследовала те же черты лица, что и у отца — острый подбородок, иссиня-чёрные волосы и карие глаза.
Солнце светило вовсю, слепя глаза. В этот день ветер так и не почтил нас своим присутствием, а хилые тучки не появились на лазурном небе. Горячий воздух буквально клубился, обволакивая вспотевшие от такой жары, тела поступающих. Нас выставили в ряд и по одному впускали сквозь чернеющий проём двери в воротах. К моему удивлению, назад вышло только несколько человек — остальные, похоже, остались там. Школа Магии и военного дела занимала довольно высокое, многоэтажное здание из белого камня. Для того, чтобы войти в него требовалось пройти сквозь огромные ворота, прямо посередине которых, местные маги специально на это время сотворили тёмный проём — дверь, снаружи казавшуюся чёрным ровным пятном, а внутри — обыкновенной дырой, имеющей форму двери. Вот уже три часа я стояла в очереди и тихонько закипала — то ли от жары, то ли от злости за собственное бессилие — не люблю ждать! Когда подошла моя очередь, то я с удивлением обнаружила, что мне совершенно наплевать, что там будет и какое испытание ждёт. Наверное, после трёх часов стояния на солнцепёке, моё мышление притупилось, однако это сгладило волнение и, входя в чёрный проём, я абсолютно не волновалась, справедливо рассудив, что если не примут, то сделаю всё, лишь бы не возвращаться домой, где меня ждало уже с десяток писем, каждое — с предложением выйти замуж. Сзади кто-то тихонько тронул меня за плечо, обернувшись, я увидела веснушчатого мальчишку, тот улыбнулся и прошептал:
— Удачи.
Я кивнула и обворожительно улыбнувшись, направилась покорять приёмную комиссию.
Во дворе, к моему удивлению, не было ничего ужасного. Прямо посередине, преграждая вход в здание, высился огромный дуб, под ним в тени стоял длинный стол с белой скатертью, которая спускалась аж до пола. А за столом восседали на стульях с высокими спинками пятеро экзаменаторов. На моё удивление три из них были женщинами, остальные — мужчины. Перед каждым из магов стояла табличка, изображающая стихию — справа — старец с седыми волосами и бородой до пола был магом воды — это соответствовало двум волнистым линиям. Далее — я перевела взгляд на сидящего рядом с магом воды, другого мужчину — средних лет — весьма симпатичного, между прочим, с чуть тронутыми сединой волосами. Он являлся магом огня, о чём свидетельствовал знак на табличке — огненный «лепесток». Далее три женщины не старше 25–30 лет — не имеющие какие-либо опознавательные надписи, говорящие об их принадлежности к той или иной магии стихий.
Насколько я знала, в школе обучали так называемой, «общей» магии. И как только ученик оканчивал школу и достигал десятой степени — то он имел право выбрать любую стихию и совершенствовать только её. К слову сказать, такие маги были редкостью — так как большинство учеников «еле доползали» до восьмой степени. А степенью у нас считается уровень знания магии, и силы преобразования из чистой энергии — в заклинания. Большинство, рождалось со средними способностями, но были и те, которые с наименьшими потерями преобразовывали природную энергию в магию. Но управлять своими способностями всё равно приходилось учиться — так как одним даром тут не обойдёшься — нужно уметь подбирать «форму» заклинания и вкладывать туда магию. Естественно, у каждого заклинания своя форма. Когда впервые, мне рассказали принцип владения магией, я невольно сравнила формы заклинаний с теми формочками, в которых пекут печенье. В таком случае, тесто — это сила, а всё остальное — вид заклинания, позволяющий сделать то, что хочет маг. Есть у нас и понятие «резерв» — это то, сколько уже преобразованной магии «бродит» в организме. Конечно, чем выше уровень знаний и опыта у мага — тем больше резерв. Но есть и «неприкосновенный» запас — это наша аура. Она представляет собой тот же комок силы, только брать оттуда намного больнее и опаснее. К тому же, чем выше скорость преобразования энергии, тем меньше уходит и физических сил.
Пока я вспоминала свои знания о магии, на площади ничего не изменилось. Всё тот же солнцепёк, те же маги и повисшая в воздухе тишина. Голоса людей, которыми обычно наполнена улица, не были слышны здесь — наверняка, стоит какое-то заклинание.
Старец пристально посмотрел мне в глаза, ожидая, что вот-вот отведу свой взгляд, но я оставалась непреклонна. «У них что, испытание первое такое — играть в переглядки?» — пронеслась возмущённая мысль. Магистр встал и хрипловатым голосом зачитал:
— Олимпия из Раскинутых Кущ? — прошамкал маг.
— Так точно, — гаркнула я, подражая нашим стражам, когда тех заставал отец за игрой в карты или распитием вина. Странно, но когда я волновалась, то неожиданно начинала острить и язвить. И сразу стало плевать, что этот маг может в один момент превратить меня во что нибудь мерзко — склизкое за неуважительное отношение.
— Встаньте в середину круга — продолжил он.
Только сейчас я заметила, что пространство вокруг меня окружает тонкая лента, висящая примерно в метре от земли, конечно, такое не могли сделать руки рабочих, а лента продолжала окружать поляну, пока не замкнулась прямо перед столом экзаменаторов. Я подошла к середине и вступила в меньший кружок, похожий на платформу, так как он на несколько сантиметров возвышался от земли. Похоже это что- то вроде арены или просто защита на всякий случай, мало ли делают ошибок неопытные новички? Мои размышления грубо прервали.
— Олимпия, — это говорил уже маг огня, вы идентифицированы, как нулевая степень силы, сейчас будьте готовы, вам предстоит сразиться с противником, который не сильнее вас, но и не слабее, — его голос был словно раскаты грома, я ещё подумала, что он специально такой делает, чтобы запугивать поступающих.
«Значит нулевая степень» — хмыкнула про себя я, — обучавший меня маг, рассказывал, что чем выше степень, тем сильнее и опытнее маг, при поступлении почти всем давали нулевую, но я почему- то решила, что степень должна быть выше, поэтому, немного обиделась на комиссию. Как они, не проверяя потенциала, могли сразу сказать — ноль. Это звучит как приговор…но додумать я не успела — на огороженной поляне неожиданно сгустился воздух, сразу интуиция завопила об опасности — неприятное чувство, надо сказать… Поэтому, я тут же приняла боевую стойку, оружие у нас забрали ещё при входе, поэтому сейчас стоило полагаться лишь на свои силы и магию.
Воздух снова дрогнул, и прямо передо мной выросла фигура непонятного существа — то ли человек — то ли ещё что- то, но однозначно агрессивно настроенная гадость. Чёрное, покрытое чешуёй тело, длинные щупальца вместо рук, а на голове — так вообще что- то шевелилось, я пригляделась и заметила, что это десятка два склизких, примерно с руку, щупальца, на конце которых маленькие ротики с двумя рядами острых зубов. «Ну и ну» — подумала я, «Вот так задачку мне подбросили экзаменаторы». Сначала даже захотелось хлопнуться в обморок, как благородная девица, только подводить отца, и обучавшего меня мага нельзя — ведь если бы меня воспитывали как простую аристократку, боящуюся мышей и тараканов — то я бы уже давно хлопнулась в беспамятство. К тому же, отец специально для меня взял учителя магии, не говоря уже о том, что сам учил управляться с мечом.
Эти мысли промелькнули в моей голове буквально за одно мгновение, потом думать уже было некогда, — тварь начала медленно «плыть» в моём направлении. Только сейчас, я увидела, что от окружающих нас защищала монолитная прозрачная стена, наверняка магическая.
Понадобилось каких- то доли секунды, чтобы увернуться, от щупалец существа, потом она схлопотала удар по одному из выступающей части тела, моей ногой, я извернулась и в прыжке обоими ногами толкнула её. Послышался рёв. Я в панике заткнула уши, но и это не спасало, звук был похож на тот, когда скребут ногтём по стеклу. Упав на колени, я увидела магистров, которые буквально прилипли к стенкам защитного круга, маг воды кричал и жестикулировал своему коллеге, и похоже, что-то неодобрительное. У всех глаза были с блюдце…
Потом, я уже не могла следить за ними — шум усилился, из носа потекли алые струйки крови, а голова, казалось, сейчас лопнет. «Ну, уж нет» — пронеслась мысль в голове, «Тёпленькой решила взять, тварь?» Я встала, полная решимости показать этому существу, кто на самом деле тут царь природы. Озверевшее (и наверняка оголодавшее) существо, похоже, решило также, только с учётом своей стороны.
Сначала щупальца порезали два острых куска льда, которые я создала специально для этого, — авось кровью истечёт. Но ожидания не оправдались — это существо обладало ускоренной регенерацией! На месте двух обрубков уже висели два таких же щупальца. С ума сойти, а ведь и минуты не прошло!
Да, я не успею её уничтожить, так как сил в теле практически не осталось. Разве что… ударить одним мощным заклинанием, и пусть потом собирают по косточкам, только кого? Мысли в бешеном темпе крутились в голове, — а тело старалось не попасть под раздачу. Неожиданно, догадка пришла сама собою — от удивления, я даже приостановилась, отчего тварь завопила громче, но, похоже, веселее — очевидно надеялась на скорый обед.
Было одно заклинание, которое я тайно выучила из книги своего учителя магии, оно называлось «Хёлн Манхел» что на языке древних атлантов — «Звездопад». Оно невероятно мощное и призвано уничтожить всех врагов, находящихся поблизости. И я ни разу его не использовала — ни дома, ни где-либо ещё. Додумать я опять не успела, — от головы этой твари стали отделяться маленькие зубасты существа, которые сползали по её телу и довольно проворно ползли в моём направлении.
Пару я смогла раздавить, ещё троих откинуть, при этом эти существа так визжали, что я удивилась, сколько звука и главное на каком высоком тембре выдают эти змеи. Кровь из носа вновь заструилась по губам и подбородку, оставляя после себя остывающую и высыхающую дорожку. Атмосфера в круге нагнеталась всё сильнее, адреналин кружил голову и путал мысли, а тело еле успевало отвечать на выпады твари.
Потом, очевидно, не выдержав такого напора звука, я почувствовала горячие капли в ушах, и терпение лопнуло! Заклинание было коротким и энергоёмким, высасывая из меня жизнь, слова складывались в светящуюся полоску прямо напротив глаз, пока я отвлеклась на плетение заклинания, одна из тварей всё же цапнула меня за ногу, но боль не помешала задуманному. Через секунду, после того, как я отпустила заклинание, небо заволокло тучами, раздался гром, и сверху посыпалось нечто, что с виду действительно напоминало звёзды, — примерно с мой кулак, сияя серебристо — голубым светом, оно буквально прожигало существ. Звездопад длился несколько секунд, показавшимися мне вечностью. Но когда всё закончилось, то перед тем, как отключиться, я увидела аккуратные кучки серого пепла — всё, что осталось от этих гадостей.
И вскоре после того, как защитная стена будет снята, ветер одним порывом легко сметёт и сравняет с землёй этот пепел…
Очнулась я в неизвестном помещении, но по запаху трав и мерного шума потрескивающего огня в камине, поняла, что нахожусь в больничном крыле. После беглого осмотра своего тела, я увидела, что по счастью ничего не сломано, а все конечности целы. Вздох облегчения вырвался из груди. В палату заскочила девушка — друид, похоже, что она здесь ухаживала за больными и одновременно лечила, что показывал значок на её платье — круглая бляха с двумя изображениями — первое — дерево, а второе, находившееся чуть ниже — цветок ромашки.
— С пробуждением тебя, Олимпия из Раскинутых Кущ, — с улыбкой произнесла она.
Друиды — это наши потомственные лекари, которые передают свои знания из поколения в поколение, усовершенствуя их. Обычно друиды очень похожи друг на друга — светлые волосы, белая кожа и ярко — зелёные глаза, вот и эта девушка оказалась типичной представительницей своего рода. Они, в отличие от нас, верили, что произошли от атлантов — древней и чрезвычайно сильной расы, представители которой решили потягаться с богами. Ни к чему хорошему это не привело — атланты перестали существовать как вид, а их потомки утратили любую силу, кроме целительской. Так и появились друиды, которые хоть и малочисленная раса, но весьма ценная, так как целителями они были лучшими, чем наши маги. К слову сказать, у людей редко рождались дети, с магическими способностями, дающими возможность лечить. Вот и оправдалась поговорка — разрушать легче, чем созидать.
Друиды, не смотря на то, что не могут постоять за себя, в виду малочисленности, всё равно имеют свою территорию. Их государство не имеет названия, но говорят, они живут в домах на деревьях, и сама природа следит за тем, что бы никто не смел причинить вред друидам.
Опять мысли на бешеной скорости пронеслись в голове, а девушка продолжила:
— Я твой лекарь, — вздохнула она, а потом затараторила так, что её слова еле успевали отложиться в сознании — Тебя укусили отпрыски земляной гидры, при этом, произошло большое физическое истощение из- за произведённого заклинания, но как видишь, теперь всё хорошо. — Она вновь улыбнулась, — А, кстати, забыла представиться — я Мариала.
Смысл её слов доходил до меня долго и мучительно — я слышала о таких существах, как гидра, но ни разу не посчастливилось с ней встретиться. Например, даже мой учитель говорил об этом существе с опаской, да и сам никогда в глаза не видел, помню, сказал лишь: «Они невероятно опасны, не каждый маг пятой степени с ними справится, так что лучше не связывайся, а увидев — беги. Потом помолчал и добавил — лучше позорное бегство, чем бесславная смерть в пасти гидры.»
— Кстати, — перебила мои мысли Мариала, тебя ждут в главном зале совещаний. — Одевайся и ещё успеешь позавтракать с остальными учениками, — она вновь улыбнулась — не беспокойся, за дверью тебя ждёт мой помощник, он тебя проводит, так что не заблудишься. — Мариала снова обворожительно улыбнулась и круто развернувшись, направилась к двери, через секунду её уже не было, а я осталась наедине со своими мыслями. Опять…
Из воспоминаний меня вырвала Брусника, которая, похоже, почувствовала, что хозяйка задумалась и теперь вовсю отлынивала от своей работы, — то есть вообще остановилась. А между тем, до отцовской провинции оставалось совсем чуть-чуть, только темнота в это время года опускается быстро, и мне ой как не хотелось ночевать в тёмном лесу, где кроме холода и снега могли оказаться волки и всякие не очень дружелюбные существа.
К слову сказать, с волками не трудно справиться, но вот если вылезет что-то наподобие гидры, то тогда пиши «пропало» — сил сейчас у меня только на то, чтобы добраться до тепла и света. Поэтому, подстегнув Брусничку, мы хоть и с медленной скоростью, но всё же поплелись дальше. Как гласит старая поговорка — тише едешь, дальше будешь. И я, поплотнее закутавшись в плащ, снова унеслась в воспоминания того судьбоносного лета.
Тогда все магистры собрались, чтобы извиниться передо мной за свою ошибку,(оказалось, что гидра, как я и думала, действительно невероятно сильное существо и не всем магам его победить), но я справилась и получила грамоту, где присвоили вторую степень, только буду это не я, если не выбью свою четвёртую! Ведь знала, что даже магам четвёртой с ней не справиться, так что настояла, чтобы дали именно четвёртую. Сначала те прижимались и не хотели идти на поводу у молодой магички, только не на ту напали! Я им пригрозила, что расскажу своему отцу и вообще, всему совету высших, что они из-за своего просчёта поставили под угрозу жизнь молодой аристократки. Конечно, будь я понаглее и посмелее просила бы пятую, только решила не перегибать палку, тем более, мне ещё хотелось поучиться в школе и набраться знаний. Конечно, не последнюю роль сыграла и известность отца, как великого воина его императорского величества, и владельца самой большой провинции на острове, поэтому, те сдались и через несколько дней мне торжественно вручили грамоту четвёртой степени.
Многие ученики на курсе так и не узнали, что у меня высшая степень на всём потоке, а те кто знал — молчали, так как не хотели связываться. Однако, не смотря на обилие завистников, друзей я завела много и старалась прилежно учиться. Время от времени, устраивая небольшие катастрофы на пару с приятелями. Правду говорят — от сессии до сессии живут студенты весело. А ведь и впрямь весело — усмехнулась я своим мыслям. В один из дней, мы своей небольшой компанией устроили небольшой переполох, вызвав тучу летучих мышей. Большая часть одноклассников запомнила тот день на всю жизнь, как впрочем, и пятерых заговорщиков, притулившихся в уголке, чей смех им наверняка долго-долго снился по ночам. Магистры тогда и слова вякнуть не решились — ещё свежи оказались воспоминания о моей угрозе рассказать всё совету Высших. К слову, в школе всегда было много, так называемых шкодников, присутствовали взятки и прочие незаконные вещи. Поэтому, имея такой компромат, я могла творить безобразия в школе до самого окончания обучения. Лишь бы знать, где слабое место и я буду с периодичностью посыпать туда соль с доброй улыбочкой.
О совете Высших, мне рассказал мой первый учитель магии, которого нанял отец. Этот совет гремел на всю немалую территорию Атлантии, и слава эта была куда более грозной, чем даже богов. А всё потому, что совет представлял собой двенадцать самых сильных магов Атлантии, которые имели в своём распоряжении практически неограниченную власть. Для чего император, не обладающий магическими способностями, держал для себя такую угрозу? Да просто потому что когда-то именно этот совет собрался в тяжёлые времена для Атлантии, и помог выиграть кровопролитную войну. Тогда маги дали клятву богам, что никогда не пойдут против интересов империи. С тех пор, Атлантией правят честно и справедливо, хотя бы от страха перед советом, способным уничтожить плохого правителя.
А между тем, ветер как — будто специально усиливался, теперь крупные хлопья снега не просто попадали на лицо, теперь они с яростью колотили в него, одновременно царапая и обжигая холодом. Темнело в это время быстро, так что и я и Брусничка понимали, что заночевать в лесу невозможно — так и околеть можно, а двигаться в темноте вообще невероятно. Так что, собрав волю в кулак и подстегнув лошадь, мы поскакали чуть быстрее, но и так стало ясно — не успеем. Я призывала дух природы не губить молодую жизнь, но, похоже, сегодня даже духи попрятались глубоко в свои пещеры, такой буран никого не радовал. Плащ, который я собственноручно соткала из грубой, верблюжьей шерсти, вплетая заклинание непромокания, тепла и стойкости к грязи, теперь, похоже, утратил свою силу, только верилось в это мало — заклинания довольно сильные, так что я подозревала, что это просто погода настолько мерзкая, что даже магия тут не помогает.
Неожиданно, сзади послышался вой, протяжный и, похоже, голодный. Даже сквозь шум ветра в ушах, я расслышала его, а уж Брусничка тем более — у неё как — никак слух более тонкий, чем у меня. Не дожидаясь, когда мы обе станем чьим-то вкусным ужином, лошадь, почувствовав беду, буквально стрелой полетела вперёд. Использовать магию в таких условиях, было сродни самоубийству — хрупкие заклинания уничтожения могли отрикошетить от чего угодно, попав тем самым в меня или в лошадь, решив не рисковать, я сильнее ударила пятками по крутым бокам Брусники и та побежала ещё быстрее. Поспешно вцепившись в поводья, я буквально телом приросла к лошади, а вой будто стал громче, только теперь к нему прибавилось ещё с десяток. Кожей ощущалось дыхание голодных животных, внезапно, вой прекратился, и я почувствовала, как угроза быть загрызенной возрастает. Ветер теребил волосы, выбившиеся из капюшона, а плащ так и вовсе развевался на ветру, отчего холод уверенно овладевал моим телом. Внезапно, вой раздался совсем близко, от чего по коже побежали мурашки. Брусника фыркнула, очевидно, почуяв надвигающихся волков, и прибавила ходу.
— Мамооочки! — завопила я, — Нас сейчас съедят!
Понимание, что до провинции ещё пилить и пилить, пришло в тот же момент, когда я приготовилась шарахнуть парой заклинаний помощнее, на надвигающуюся беду, как неожиданно увидела вдалеке огни нашего дома. Даже отсюда, сквозь пелену снега я видела очертания двух этажного здания, с покатой крышей, высокие окна, сквозь которых лился тёплый, но неяркий свет. Там безопасность, и там меня ждут…
Брусничка довольно всхрапнула и остановилась, чуть наклонив голову, а я сползла с её крутого бока и ободряюще похлопала лошадку по шее.
— Молодец девочка, — мой голос оказался немного хрипловатым, да и грех не простудиться в такую- то погоду!
Я огляделась в поисках конюшего, но так и не нашла его, значит придётся самой вести усталую лошадку под кров и тепло, а потом распоряжусь, чтобы её покормили и вычистили. С такими мыслями, я побрела к ближайшей каменному зданию с высокими воротами, которые сейчас оказались закрыты. Второй раз за день, я грубо отругала всё ту же непогоду и прибавила ко всему ещё и конюшего, который просто обязан быть на своём посту.
— Пьёт, наверное, собака! — зарычала я, ни к кому не обращаясь. Ворота не поддавались, поэтому я не нашла ничего лучше, как просто открыть их с помощью соответствующего заклинания. Сработало, тяжёлый скрежет послышался с другой стороны и ворота распахнулись.
Радостный вздох облегчения вылетел из груди облачком пара и потерялся среди холода. Теперь предстояло отвести измученную лошадь в конюшню, накормить и снять чересседельные сумки, в которых хранилось немало сувениров, для сестры.
Уже запирая стойло на щеколду, я посмотрела на аппетитно хрумкующую овёс лошадь, выглядела она не очень — ввалившиеся бока и спутанная грива — хотя и я наверняка сейчас тянула на титул «бродяжки года».
Снег снова захрустел под ногами, а я, направляясь к заветному крову и теплу, подумала, что лошади, наверное, тяжело иметь в хозяйках магичку…
Встретили меня радостным визгом — со стороны женщин и крепкими объятиями со стороны мужчин. Больше всех, конечно, визжала сестрёнка, которую я к своему удивлению чуть не узнала — Викторианна (для друзей просто Вики) так подросла и из не складного подростка превратилась в весьма фигуристую девицу, чёрным шёлком её волосы струились по плечам, а глаза сияли.
К моему удивлению — в доме оказалось больше народа, нежели я предполагала — как оказалось — отец знал, что я приеду, поэтому пригласил правителей из соседних провинций, потом подтянулись его старые боевые друзья, при этом большинство из всех этих людей видело меня всего пару раз, а то и вообще не знали. Но, разве в нашей империи кто-нибудь откажется от вкусного угощения за чужой счёт. Несмотря на то, что я сильно измоталась и замёрзла, увидев до боли знакомые лица отца и Вики — моментально забыла обо всех приключениях и о том, что практически двое суток не спала. «В гробу высплюсь» — пронеслась мысль, и я окунулась в тёплую атмосферу родного дома.
Отец сжал меня в объятьях самым последним, так как когда я только вошла, его вытеснили более быстрые гости. Он посмотрел на меня, и трудно скрывая слёзы, проступившие на глазах, обнял. Никогда не забуду его тёмные глаза, неестественно блестящие от слёз, в свете множества свечей.
Отец прошёл всю войну от начала и до конца. Бывалый воин, со множеством шрамов на теле и в душе он не утратил, как большинство легионеров, доброты и искусства понимать, любить, прощать. Война между империей Атлантии и Тираной длилась практически десять лет. У обеих сторон после такого долгого противостояния развился в стране экономический кризис — люди умирали от голода, а воины умирали в постоянных сражениях. Отец рассказывал, что потерял тогда немало друзей — одни погибли, кто- то попал в плен, кто- то сбежал, а оставшиеся просто сошли с ума от постоянного присутствия смерти в их жизни, лишь единицы остались в живых, сохранив не только тело, но и разум. Война закончилась также неожиданно, как и началась — в их легион, прибыл посланец и заявил, что обе стороны — Атлантия и Тирана подписали мирный договор, а также всем солдатам, в зависимости от звания полагается земля и другие привилегии, как великим ветеранам войны. Отец, вышедший на войну простым легионером, к концу её добился довольно высокого звания. Максимилиан, из простой деревни, в отдалённой и бедной провинции получил весьма большой кусок плодородной земли, включавшей в себя деревню, более того, имел на своей территории озеро, а также занимающий одну третью всей территории, лес. Через два года, после того, как деревня под его чутким руководством ожила, он выбрал себе в жёны одну простую девушку из крестьянской семьи. Так появилась я, через два года Вики, а потом мать умерла, и мы остались жить с отцом, который продолжал вызывать зависть у соседних правителей провинций тем, что получал высокий доход, не поднимая налоги и не принимая жестоких мер, с целью обогащения.
Потом, меня поспешно и грубо потащили к столу, прервав размышления. Все гости выглядели такими сытыми и довольными, что мне в голову закралась страшная мысль — а что если они уже всё съели? К счастью, отец заставил поваров готовить еду, чуть ли не за два дня, поэтому те трудились не переставая, и через некоторое время слуги выносили плоды их усилий к столу. Праздник живота продолжался долго — за это время я разомлела от тепла и выпитого вина, поэтому гости шумной компанией окружили довольную меня и принялись выпрашивать зрелищ. Кому- то я, кажется, в этот вечер испорчу жизнь…
Глава 2
Утром, проснувшись с первыми лучами солнца, я открыла глаза и не сразу осознала, что дома. Почудился коричневый потолок моей комнатки в школе и даже голоса студентов, спешащих на уроки. Но я вздохнула, и тут же остатки сна слетели, словно мутным пологом застилающие глаза, потянувшись я узрела свою комнату, в которой, похоже, ничего не менялось ещё с моего отъезда. Та же широкая кровать с массивными деревянными спинками, под серебристым прозрачным балдахином, то же широкое окно с белой рамой, в которое всегда заглядывало оливковое деревцо, которое посадил отец прямо в день моего рождения — сейчас веточки отливали золотом на ярком зимнем солнце. Дерево было особенным — оно не боялось холода, и не сбрасывало листья даже в лютый мороз, оставаясь всё таким же свежим и зелёным. В комнате как всегда было тепло — камин, стоящий прямо напротив кровати, исправно боролся с лютым морозом всегда, когда в этом была необходимость. Рядом с ним лежала аккуратная кучка поленьев, а весело потрескивающий огонь, дал мне понять, что кто-то уже растопил камин.
Я перевернулась на бок и вдохнула свежий запах простыней — они пахли свежим воздухом, лавандой и… снегом. Насколько я помню, служанки всегда вывешивали бельё позади дома, вдали от людей и животных — там была маленькая полянка, специально предназначенная для сушки вещей. Лёгкий ветерок, пропитавшийся ароматом лаванды, растущей далеко за озером, и также имеющей свойство «не мёрзнуть», подхватывал свежесть, разлитую над водой, и быстро высушивал вещи, придавая им не забываемый аромат. Так уж сложилось, что кое-где в горах и на равнинах, вопреки всем законам природы, рождался «тёплый ветер», дующий в одном и том же, неизменном, направлении.
Протерев глаза, я потянулась и встала. Мысли были приятными и спокойными — так всегда бывало, когда я находилась в безопасном месте. Накинула на себя длинный халат из мягкой ткани, бросив мимолётный взгляд на большое зеркало, стоящее неподалёку.
Я подошла к небольшому столу, который находился возле окна и, с улыбкой оглядела то, что находилось на нём. Казалось, эти рисунки, что делались перед отъездом, будто вышли из какой-то другой жизни. Я опустила руки под стол и нащупала маленькую щеколду, аккуратно повернув её, достала старую тетрадку — мой дневник, который подарил мне учитель по магии, она была сделана таким образом, что никто не мог прикоснуться, не обжёгшись. Я усмехнулась и решила почитать свою писанину — всё же интересно, насколько моё мировоззрение изменилось за эти годы.
Солнце достигло зенита, когда я, наконец, оторвалась от дневника. И невольно усмехнулась — я действительно сильно повзрослела со времени его заполнения. Теперь меня не волновали перелёты птиц и цветочки, я не ходила на речку купаться голышом и вообще — кто мог себе позволить целоваться в двенадцать лет с сыном конюха? Я до сих пор помню, как это всё скрывала и рассмеялась в голос. По лицу уже текли слёзы от смеха, когда без стука в мою комнату влетела взъерошенная Вики. Обнимания пошли по второму кругу, наконец, всё закончилось, зато начались расспросы.
— Липа, ну Липа, расскажи, как же ты всё- таки поживаешь? Жениха нашла? Убивать одним словом, небось, научилась и вообще, ты приворотные зелья готовить умеешь? — сестрёнка смотрела на меня такими горящими глазами, что я сразу ответила на всё честно:
— Вики, поживаю я отлично, жениха не нашла, ты же знаешь, что с моим характером это вообще не возможно, — я перевела дух — убивать научилась, но тебе не скажу как — сестра тут же приуныла, — а любистоки готовить умею и вообще всякие дурманящие зелья, но зачем тебе? — я хитро сощурила глаза, зная уже каков будет ответ.
— Ну, понимаешь — начала хитрая сестрёнка, — есть тут один парень, он в деревне живёт, охотой занимается и ещё он очень симпатичный… — дальше я уже почти не слушала, так как было понятно, что сестра моя окончательно и бесповоротно влюбилась — это она так сказала. Но я- то знаю — сама такой была, только от замужества открещивалась и бежала, аж в саму школу магии. Всё же жизненные трудности и отсутствие отца, который всегда вытаскивал меня из различных переделок на пару с учителем, сделали своё дело, и теперь я точно знала, что в любой ситуации стоит полагаться только на себя.
Я повзрослела и от влюблённости, стала взрослой даже для этого дома, для этой комнаты, я чувствовала себя немного чужой здесь, поэтому решение принялось мгновенно — поеду опыта набираться в другие провинции, заодно и кругозор свой расширю. Честно говоря, когда нам объявили каникулы сроком на один год, я обрадовалась и подумала, что смогу это время покоротать здесь, живя на всём готовом, не делая ровным счётом ничего, изредка выезжая на охоту в ближайший лес или рыбалку на озере. Только сейчас, я не могла позволить себе такого — перед отъездом в школе нам дали строгое задание набраться как можно больше опыта. Только не все понимали, что за опыт будет — нас учили убивать, уничтожать, но никак не созидать. Как можно практиковаться в этом дома?
Рассказав о своём желании отправиться, куда глаза глядят сестре, я ожидала какой угодно реакции, но только не спокойной! Сестрёнка сразу сникла и сильно огорчилась, что ж, я её понимаю — приёмов отец практически не устраивает, а из развлечений только конные прогулки, да охота с рыбалкой. А тут единственный человек, с которым она могла бы не чувствовать себя одинокой, собралась уезжать.
Я положила руку ей на плечо, и заглянула в глаза:
— Вики, пойми, я люблю и тебя и отца и этот дом, только мне пора ехать, через пару дней снег сойдёт, и я уеду. А ты должна думать о замужестве, ведь тебе уже шестнадцать? — я улыбнулась, а она, скрывая слёзы, вдруг кинулась и крепко меня обняла, уже рыдая во весь голос:
— Я не хочу, чтобы ты уезжала, я хочу с тобой! — она практически кричала, а я ничего не могла ответить, слова комком слёз застряли в горле, потом, всё же найдя в себе силы, еле слышно сказала:
— Дорога ведьмы опасна и непредсказуема, я не могу взять тебя с собой, так как отвечаю за твою жизнь. Послушай — я взяла её за плечи и легонько тряхнула — Вики, я не могу обеспечить безопасность своей жизни, и уж тем более твоей, — она внимательно смотрела на меня и часто хлопала мокрыми ресницами, в её глазах слилось столько чувств, что распознать какое- то одно не было возможным, приглядевшись я всё же распознала боль, плескающуюся в карих глазах — это казалось сродни тому чувству, когда от сердца отрывают кусок — никто не хочет терять любимых, родных, но иногда обстоятельства выше нас… Наконец, я не выдержала и дрожащими руками обняла её, шепча на ухо — Прости меня. — Девушка уткнулась в мои волосы и начала всхлипывать. В голове промелькнула кощунственная мысль «Надеюсь голову мыть не придётся».
Спустились мы вниз, спустя почти час яростной перепалки — Вики не желала уступать моему желанию быть практичной, настаивая на том, что одежда — лицо женщины. С этим мнением я предусмотрительно решила не спорить — себе дороже, но одеваться в голубое, воздушное чудо по недоразумению называющееся платьем, всё же отказалась. Нет, я не относилась к разряду девушек, «плюющих на своё отражение в зеркале», но неудобное и чрезвычайно маркое платье во всех отношениях, злило. Плюс ко всему, сестра, увидев мои ногти, возвела глаза к небу, очевидно надеясь найти там поддержку. Не нашла, поэтому плюнула на всё, и громко хлопнув дверью, побежала искать маникюршу. Меня сильно удивил факт наличия таковой прислуги в доме. Сама сестра всегда носила платья только светлых, пастельных тонов, что очень подчёркивало её тёмные волосы и загорелую кожу. Я всегда считала Вики красивее себя, но никогда ничуть не завидовала ей — каждому своё, например, у неё красота, а у меня магические способности.
Отец куда- то ускакал по своим делам, впрочем, его часто не бывало до обеда, даже когда я училась дома. Иметь крупную провинцию означало большие хлопоты, поэтому, даже будучи бестолковым ребёнком, я никогда не обижалась на него за отсутствие внимания, благо он навёрстывал упущенное время по вечерам, когда обучал меня фехтованию и другим премудростям военного дела.
Решив не терять время, мы с Вики пошли завтракать, точнее обедать. Девушка всё время щебетала без умолку, отчего напомнила мне чрезвычайно редкий вид птиц — Болтунью обыкновенную, впрочем, своими мыслями я всё же поделилась с ней — сестрёнка только возмущённо фыркнула — правильно, чего на правду обижаться?
После обеда, набив желудки до отвала, мы пошли встречать отца, который только что прискакал из деревни. Наш особняк стоял довольно далеко от неё, вблизи озера, отчего из некоторых окон открывался просто потрясающий вид. На улице было по прежнему морозно, но уже не так, как вчера. Кое-где таял снег, образуя неровные проплешины на земле. Зима у нас проходила очень быстро — десять — девять дней и наступала ещё более короткая весна. Лето длилось практически круглый год, а с учётом того, что в году у нас ровно пятьсот дней, то это довольно много. Правда это только у нас так — например, в Бравии — соседнем острове, большую часть года занимала осень, что означало постоянные дожди и чрезвычайно пасмурную погоду.
Как только отец въехал во двор — по его напряжённому лицу я поняла — что- то случилось. Он мельком оглядел нас и произнёс:
— Беда. — Отец слез с лошади и быстрым, размашистым шагом направился по направлению к парадной двери, потом, не произнеся более ни звука, зашёл наверх, в свой кабинет. Мы везде следовали за ним, — так было всегда, когда что- то нехорошее случалось в провинции. Он постоянно хмурился, отчего лоб бороздили глубокие морщины, а карие глаза почернели. Мы вошли в его кабинет, и я с облегчением поняла, что и тут ничего не изменилось. Те же тёмно — коричневые двери, массивная мебель из красного дерева, даже большая люстра в центре потолка. Разве что отец сильно постарел, хотя, учитывая мой сильно не усидчивый характер в пору детства, это казалось странным. Кто же ему так нервы здесь трепал, что седины в волосах прибавилось вдвое? Я мельком глянула в сторону притихшей сестрёнки, это не она ли такая мегера?
— Вики, выйди, я хочу поговорить с твоей сестрой наедине — громко проговорил отец, сестра было попыталась что- то сказать против этого, но под его хмурым взглядом, вышла громко хлопнув дверью, я невольно хмыкнула — похоже догадка о том, КТО на самом деле превращает жизнь отца в ад, оказалась правдивой. Я тоже когда- то была большой головной болью всей провинции.
Скажу прямо — отец созывал нас в кабинет только тогда, когда я была в чём- то виновата и таким образом отчитывал меня в своём кабинете, но если два года тому назад, я жалась в угол и виновато пищала, что больше не буду, то теперь сидела нагло развалившись в кресле, тем более, что я ещё ничего не сделала, по крайней мере, пока. Отец устало опустился в кресло и, взглянув на меня из — под надвинутых бровей, неожиданно смягчил взгляд и начал изливать суть проблемы:
— Олимпия — отец всегда так меня называл, не сокращая имени, — в моей провинции случилась беда. Вот уж не думал, что когда-нибудь обращусь к тебе, дочка, но дело срочное — он с мольбой посмотрел мне в глаза, — пропало двенадцать человек, никто не знает, где они, тем более на месте остались лишь обугленные останки двух, а остальные куда- то делись.
Я моментально схватила суть проблемы и внутренне порадовалась, что не придётся иметь долгий разговор с отцом на тему: папа извини, но мне нужны приключения на кхм…мою голову. Но поломаться, чтобы он ничего не заподозрил, стоило:
— А с чего ты решил, что их похитили? Может просто саботировали и двоих, которые, может, были против, просто убили?
Отец покачал головой и ответил:
— Такого просто быть не может, у всех дома семьи, тем более лесорубов всегда уважали. Я думаю, что там недалеко завелась какая-нибудь тварь или ещё что- то.
Я еле заметно подняла одну бровь — значит, саботаж отсутствует, перейдём ко второй версии:
— Тогда они, быть может, просто ушли в запой — вяло возразила я.
И тут отец покачал головой:
— Ты же сама знаешь, что в моей деревне до чёртиков никто не напивается.
Я кивнула, знать- то знала, только мало ли за два года может измениться? Но учитывая, что отец говорил серьёзно и тем более так уверенно — значит всё- таки правда, а это предполагало направиться в деревню, точнее в путь, уже сегодня.
— Выезжать сегодня? — спросила я его, уже внутренне зная ответ.
Он кивнул, и я пошла собираться. Значит, всё же придётся ехать в деревню, конечно, надежда остаться здесь хоть на пару дней немедленно растаяла, но справедливо рассудив, что так даже лучше — иначе потом могла передумать. С такими мыслями, я поспешно паковала свои вещи в милые сердцу седельные сумки.
Брусничка уже запряжённая, накормленная и полностью готовая к дальнейшему путешествию, стояла во дворе. Меня провожали без лишних слов, зато всхлипываний было сколько! У меня создалось такое чувство, что все обитатели дома сбежались сюда — начиная от приглашённых гостей, которых я не видела раньше из-за того, что те отсыпались, до слуг, даже конюший был. Я не выдержала и всё-таки оттрепала его за уши, так как конюхом у нас был тот мальчишка, с которым я целовалась в детстве. Что поделать — грехи молодости! Я проверяла всё ли взяла, ворошась в седельных сумках, когда ко мне подскочила сестра, и, дёрнув за рукав, отвела в сторону.
В стороне ещё смешнее было слышать завывания собравшихся людей, я постоянно прятала улыбку.
— Липа, — взволнованно начала Вики, — я хотела тебе сказать, что… — она спрятала глаза, а мне почему- то в голову полезли нехорошие мысли. Странно, но я знала свою сестру и могла голову дать на отсечение, что она уже доняла отца своими вопросами насчёт того, чтобы поехать со мной. Что поделать, но сестра всегда умела воплощать свои желания в жизнь, поэтому, внутренне уже была готова, к тому, что она скажет. Наконец, сестрица сделала глубокий вздох и, заглянув мне в глаза, выпалила — Я еду с тобой!
Шока в моих глазах не было, я лишь улыбнулась и сощурила глаза, сестра по опыту знала, что если я так «ласково» улыбаюсь — жди беды. Но грома и молний не последовало, по крайней мере, пока.
— Бедный отец, довела же ты его, наверное, раз он согласился тебя отпустить. Какие аргументы придумала? Небось, обещала выйти замуж за первого встречного и покинуть его навсегда с солидной долей приданного? — я ухмыльнулась, наблюдая за реакцией.
— Да… — неуверенно посмотрела она на меня, — А откуда ты знаешь?
Я улыбнулась и, ободряюще положив руку ей на плечо, ответила:
— Потому что сама бы так поступила, будь я на твоём месте. — Она просияла, но ничего не сказала, но по взгляду я поняла, что думает обо мне как о лучшей сестре на свете. Вообщем, шаткий мир восстановился, но ненадолго. Ругались мы уже через пять минут — и всё из-за того, что Вики решила, будто в платье ей будет невероятно удобно.
— Удобно тебе будет в нём, только если на бал соберёшься. — Ругалась я, ты или сейчас же переодеваешь брюки и что- то потеплее или никуда со мной не поедешь — наконец, рявкнула я, так как из- за затянувшихся сборов мы рисковали заночевать прямо посреди леса, вдали от каких- либо поселений, а ночевать на холоде я не хотела, здоровье как никак, у меня не железное! Вики всё поняла и тут же побежала переодеваться, громко шмыгая носом. Сестра отвыкла, похоже, что с ней так обращаются, но я не потерплю капризов. Нет, дело вовсе не в том, что мне хотелось показать себя этакой деспотичной ведьмой, но в этом случае я была права, да и редко когда это бывало не так. В школе нас обучали не как аристократок — белоручек, а как настоящих боевых магов. Кто-нибудь видел когда-нибудь, чтобы настоящий маг, пусть и женского пола, летя на какую- либо тварь, вдруг бежал с поля боя вопя, что у неё сломался ноготь? Вот и я о том же. Нет, у меня были вполне красивые, ровные ноготки средней длины, выступающий на несколько миллиметров, но делалось это ради удобства — вдруг оружие под рукой не окажется, так хоть зацарапаю тварь до смерти!
Пока я думала, отец в толстой тёмной шубе вышел во двор и большими шагами направился в мою сторону. Пепельные волосы, развевались по ветру, а его старый боевой меч как всегда покоился в ножнах, только почему он надел его сегодня, вроде никуда не собирался… но додумать я не успела, отец подошёл ко мне и, заглянув в глаза сказал:
— Олимпия, скажи честно, ты сюда больше не вернёшься?
Что я могла ответить? Не желая врать и препираться, но и не в силах сказать вслух, я лишь кивнула. Отец помрачнел, нахмурился, но положил мне на плечо руку, и я заметила на его лице улыбку:
— Ты так похожа на свою мать, у той всегда было шило в одном месте, — отец рассмеялся и я вместе с ним, — но Мариала всегда возвращалась домой, она не совершала глупостей и знала — где стоит рисковать, а где нет. Поэтому и ты запомни — если чувствуешь, что помочь не в силах лучше уходи. Мы не боги, даже наделённые магией не можем творить чудеса, — он смотрел на меня уже серьёзно, а я вновь кивнула. Отец всегда говорил правду, и я прекрасно понимала, что ни он, никто другой не заставит меня остаться, похоже, также думал и отец. Потом, он протянул мне увесистый мешочек в котором что- то позвякивало — я удивлённо посмотрела на него:
— Что это?
— Это небольшое вознаграждение за то, что ты разберёшься с этим делом — он сделал паузу — и в пути тебе не всегда удастся заработать. — Хитро подмигнул отец.
А я не нашла ничего лучше, как обнять его, он правда, на мгновение смутился. А в голове промелькнула мысль, что мне повезло иметь такого умного и проницательного отца. От этих слов по щеке побежала колючая слеза, но отец увидел её, и мягко стерев пальцем, сказал:
— Не плачь, мы обязательно увидимся, даже если не в этом году, то обязательно в другом. Ты мне обещаешь, что если сможешь, то вернёшься?
— Обещаю, — шепнула я.
Выезжали мы, провожаемые огромным количеством народа, но для меня самым главным из всех, был отец. Он стоял в стороне и лишь на мгновение, в его тёмных глазах, я увидела серебристые слёзы. Даже закалённые в боях солдаты плачут, когда прощаются с близкими людьми.
Как только ворота оказались позади, я тут же строго посмотрела на сестру, которая задумчиво пилила ноготок пилочкой.
— Я удивляюсь, насколько ты беспечна!
Сестра подняла на меня свои тёмные глаза и ответила:
— А что в этом такого — она указала взглядом на пилочку, — У меня, может, ноготь сломался…
— Ой, беда — то какая! — Воскликнула я. — Ты девушка совесть- то имей! Или ты будешь следовать моим правилам, или бегом отправишься домой! — я прекрасно понимала, что немного, конечно, переборщила с сердитым тоном, но что поделаешь — если не так, то изнеженная аристократка все мозги мне выпарит.
— Итак, — начала я перечислять правила, — Никакого нытья по поводу остановок. Во- вторых, — если говорю спрячься или беги — ты должна безоговорочно исполнять — не выполнишь — цена проступку — смерть, — Вики с ужасом воззрилась на меня. Я улыбнулась в уме, торжествуя победу, и продолжила более мягким тоном. — Послушай, Вики. В школе нас учили уничтожать таких монстров, что тебе и не снилось, но ты должна понять — я не всемогущая. Поэтому, если говорю — беги — ты берёшь ноги в руки и бежишь. Понятно? — я заглянула в её глаза. Та кивнула, и мы продолжили свой путь. Нет, это конечно деспотично, но что поделать?
Северная вырубка показалась только к закату. Путь занял слишком много времени, но пока солнце не село, я решила осмотреть место происшествия и заодно, набрать хвороста для костра. Заночевать решили в лесу, на той самой полянке, где и пропали лесорубы.
Наш остров имеет очень интересный рельеф. Правда, приезжие обычно называют его — хаотичным и глупым. В действительности же, они правы — плоские, как блин, равнины, перемежаются с острыми скалами и невысокими холмами. Отцу повезло — ему дали весьма ровный участок, правда, с юга, там, где начинался лес — рельеф менялся. Здесь возвышались огромные валуны, поросшие деревьями, кое-где были глубокие пещеры. И чем дальше в лес — тем выше становились холмы, превращаясь в горы.
У самого подножия, там где и начинался лес, а земля ещё была ровной — мы и остановились. Не знаю почему, но климат в горах был удивительный, он чувствовался даже на относительно ровной поверхности. Воздух чистый, кристально прозрачный — в городе такого нет, и не будет никогда, сколько бы местные маги-экологи не боролись с природой.
Кутаясь в свой плащ, я продиралась сквозь заросли кустов, попутно выискивая хоть какие — то следы людей. Нет, на поляне всё и так было понятно — работало множество лесорубов, они валили деревья, распиливали их на дрова — вообщем занимались своими обычными делами, пока не произошло что-то, что заставило десять человек просто-напросто исчезнуть. Конечно, была у меня одна маленькая догадка — учитывая, что выше находились пещеры, в одной из них могла поселиться какая-нибудь прожорливая тварюшка.
Наконец, мне надоело смотреть на серый лес и месить грязь, и я поползла, обратно. И тут же натолкнулась на любопытную вещицу — на стволе одного дерева была выжженная полоса. Насколько я помнила, — лесорубы никогда не разводили огонь в лесу — это их золотое правило, тогда откуда здесь этот след? Теряясь в догадках, я наконец, ввалилась на поляну. Весенний холод всё больше давал о себе знать, пробираясь внутрь под и без того холодный плащ. Сестра сидела на пеньке и с мечтательным видом смотрела на небо, там вспыхивали первые, тусклые звёзды, а небо окрасилось в синевато — лиловый цвет, красиво конечно, но хорошего это не предвещает — значит, часа через два начнётся дождь или судя по морозу, снег. Значит, стоило найти укрытие заранее, а то молнии у нас били даже во время снегопада, как будто в подтверждение моих слов в небе раздался гром, а где- то неподалёку затрещало дерево, тут же повеяло дымом. Бросив сырые ветки на землю, я скомандовала:
— Так, быстро собираемся, иначе сейчас поджаримся. С весенней грозой лучше не спорить! — видя решимость на моём лице, сестра решила ничего не говорить, точнее не упрямиться и быстро запихав в сумки всё, что было, вскочила на своего коня.
Но перед тем, как уехать, куда глаза глядят, я всё же додумалась провести небольшое заклинание, обнаруживающее магию и всяких существ. И того и другого было вполне достаточно — деревья всегда хранят на себе отпечатки любого проявления силы, чуждой их естественной природе, вот и сейчас я подробно рассматривала на остывшие следы людей, и чего-то неведомого, что силой заставило повиноваться бедных лесорубов. Я слезла с лошади и, махнув рукой, велела сестре идти за мной, но так как в глаза постоянно лезли ветки, а из-за «магического зрения» глаза закрыты, то тут Вики проявила чудеса находчивости и, взяв меня за рукав, поддерживала.
Я справедливо рассудила, что возвращаться домой и тем более ехать в деревню — ни из-за дождя, ни по каким- то другим причинам, просто невозможно. Дело в том, что в грозу все люди, имеющие дар к магии просто обязаны прятаться в укрытии, иначе шандарахнет так, что мало не покажется — тем более мы для молний «лакомые кусочки» — её к нам притягивает, так же, как ко всякому железу. Дождь пошёл внезапно — только что в небе громыхал гром, а теперь по лицу текут холодные капли. Сквозь листву, конечно, просачивалось меньше, но дело это не меняло. Когда за шиворот налилось достаточно воды, я вздохнула и напялила капюшон.
Еле видимые магические остатки попадались всё реже, зато человеческие следы — видны отчётливо — значит, хоть куда- нибудь, но сегодня мы попадём. Сестра не знала, куда я её веду, но доверяла мне полностью — что ж, будем надеяться, я оправдаю её доверие, иначе жди беды в виде громкоголосой истерики.
Я и сама не понимала, почему так хочу поскорее найти источник этих странных следов — но догадывалась, что всему виной была гроза, с молнией и весьма неприятным ощущением хлюпающих ботинок. Маги — как кошки — любят теплое укрытие и полную безопасность — так уж сложилось, но с того момента, как я впервые почувствовала в себе эту силу, то решила бороться с так называемыми побочными эффектами. Пока мы пробирались сквозь деревья и кустарники, поднимаясь выше, вверх по склону начинающейся горы, я думала о нелёгкой доле магов.
Наконец, я увидела перед собой светящееся полотно, буквально в десяти шагах от нас — цепочка следов заканчивалась там. Я открыла глаза — вокруг совсем стемнело, рядом часто дыша, стояла сестра, которая похоже, недоумевала, почему мы остановились. Я вовремя, буквально на ощупь закрыла ей рот ладонью и увлекла за ближайшее дерево — лошади смирно стояли чуть поодаль. Недалеко от нас, прошли несколько человек, шумно о чём- то споря, похоже, пьяных — судя по невнятной речи и сильному запаху алкоголя.
— Там что-то нечисто, — прошипела я, посмотрев на еле различимое в темноте лицо Вики. — Я пойду посмотрю, а ты оставайся здесь, поняла? — Та кивнула, а я, активируя заклинание невидимости, пошла в сторону пещеры — то, что это она — сомнений не было — зияющий чёрный провал буквально притягивал человеческой энергетикой.
Стараясь двигаться как можно тише и не хлюпать, я прошла мимо двух скучающих «привратников», и усмехнулась — плащ, пусть и не красивый на вид, зато при умелой активации, тайком вложенного в него заклинания, становился плащом — невидимкой, который скрывал свою владелицу с головы до ног. От мужчин сильно несло перегаром, более того, один морщась под капюшоном своего плаща, попивал что-то из фляги. Почему-то мне показалось — что эта пещера — хорошее укрытие для всяких тёмных личностей, а значит, если таковые похитили лесорубов, что случалось довольно часто (но в наших местах — редко) значит, одолеть их вполне реально, магией эти люди не пользуются! Только меня сильно тревожило наличие магических следов, ведущих в пещеру, но разобраться с этим можно лишь увидев источник, и для этого я пробиралась внутрь тёмной пещеры. Впрочем, уже не такой тёмной — внутри, пройдя по длинной горловине пещеры, я попала в огромный зал освещённый множеством факелов и свечей.
— Вот… — я тихонько выругалась — надо же было нарваться на кучу агрессивно настроенных разбойников? Но додумать мне не дали — чья-то тяжёлая ручища схватила за плечо и уволокла в небольшое отверстие в стене, предварительно саданув по голове. И почему мне так не везёт?
Викторианна.
С момента нашего отправления из дома, я уже сотню раз пожалела о своём решении покинуть отчий дом. Нет, уезжала я ненадолго — просто даже таким домоседкам, как я, тоже иногда хочется приключений — и на тебе — нашла! Стою сейчас под дождём, мокрая до нитки и постепенно вспоминаю матерные слова, вот уж, наверное, аукается моей сестре!
А вообще Липа изменилась… сильно. Я помню её девчонкой — бесшабашной и безалаберной, которая терпеть не могла носить платья, но втайне надеялась, что когда-нибудь сестрёнка одумается. Одумалась, называется! Стала ещё хуже, но мудрее и старше. До сих вспоминаю её взгляд, как только мы выехали из ворот — она начала читать мне лекции, но постепенно я поняла — действительно волнуется за меня! Именно такой взгляд бывает, когда человек многое познал на своих и чужих ошибках, и теперь она старалась уберечь меня, только тон, нужно было помягче сделать! А так — словно с командиром разговариваешь. Неприятно…
Небеса снова разделила яркая вспышка, а потом, опоздав лишь на несколько секунд, послышался рёв грома. У меня аж мурашки по коже побежали — не люблю грозу. Хотя, кто любит это чудо природы? Насколько я знаю — Липа такую погоду вообще терпеть не может, только приходится — у магов всё-таки незавидная доля… Представляю, какого ей будет, когда она закончит школу — с её-то страстью к приключениям! Хотя, до этого ещё дожить надо, может влюбиться в кого-нибудь и сбежит с ним — плюнув на опасную профессию, только сдаётся мне, что Липа никогда так не поступит — лучше от любви откажется, чем от свободы.
Всё-таки, несмотря ни на что — я рада видеть сестру. Три года — немаленький срок, чтобы успеть, как следует соскучиться. Помню, как однажды мы с ней прятались под деревом от довольно холодного весеннего дождя, и тогда, когда мои зубы начали стучать от холода — Липа прижалась поплотнее ко мне, тем самым стараясь согреть. Тёплые воспоминания о трудном времени… странно, но почему я чувствую улыбку и не понятную грусть, по ушедшим годам детства? Времени, когда три года разницы между нами — это сущий пустяк, существовавший только на бумаге… почему же сейчас всё так изменилось?
Додумать я не успела — кто-то с большой силой ударил по затылку, а последней мыслью была «сестра меня спасёт, а если нет, то отомстит. Оптимистка!»
Глава 3
Олимпия.
Это мне кажется, или голова действительно гудит, как колокол? Да… похоже не кажется и кто спрашивается, приложил так сильно?
Я открыла глаза и лицезрела слегка закопчённый потолок пещеры, потом попыталась встать, но тело не послушалось, отозвавшись лишь тошнотой и головокружением.
— Так, проснулась, наконец-то? — раздался над ухом ехидный мужской голос.
— Ну, сейчас встану и начну петь и плясать! — с ехидством ответила я.
Похоже, руки не связаны — значит убивать, по крайней мере, пока, не будут. Только сколько же я тут пролежала? На улице же Вики осталась! Последняя мысль вывела меня из ступора и заставила моментально вскочить — правда я вновь опустилась — всё-таки сотрясение мозга — это вам не мигрень! До меня не сразу дошло, что последние мысли про Вики я сказала вслух.
— Да ничего с ней страшного не случится — по крайней мере, пока. — Прогудел тот же голос над ухом, скопировав мои мысли.
Наконец, я открыла глаза, не делая попыток встать — с трудом сфокусировавшись на расплывающихся красках. Лицо… не знакомое. Я вскрикнула, когда увидела склонившееся надо мной лицо циклопа. Тот посмотрел на меня одним, чрезвычайно печальным глазом, и произнёс:
— Ну вот так всегда… Только собираешься с девушкой познакомиться, как она начинает кричать… — грустно произнёс он, — Меня зовут Пелагей, — скромно ответил здоровенный детина с большим, голубым глазом посреди лба.
Я начинала медленно погружаться в пучину истерики — разум никак не хотел принимать входящую информацию. Со мной знакомится циклоп? Невероятно…
— Почему невероятно? — изумился Пелагей — Между прочим, мы хоть и редко встречаемся, но всё же есть. Вас в школе хоть чему-нибудь учат? — спросил он.
— Всему нас учат — пробурчала я себе под нос.
Нет, это надо, а? Четвёртый день как вольная птица — а уже столько пережила! «Бедненькая» — томно вздохнул внутренний голос.
— А чего именно пережила? — изумился циклоп.
— Много чего — буркнула я себе под нос, — Вот, по голове дали, притащили сюда. Мало, что ли событий? Кстати, не знаешь, как они меня нашли? Заклинание ведь сильное…
— Да от тебя фонило магией так, что даже я увидел отсюда. Да и амулетов у них здесь понаставлено — через каждый сантиметр. Не слабых, между прочим…
«Странно — подумала я, — Вроде маячок запустила, да и заклинание. Вплетённое в плащ не такое уж и яркое».
— Яркое, не яркое, но нашли они тебя на раз, — прервал мои размышления, циклоп.
— Ты что, мысли читаешь? — наконец, дошло до меня.
Циклоп кивнул, отчего его лысая голова заблестела, отражая блики костра.
«Так, нужно собраться с мыслями» — скомандовала я себе.
— Вот именно — ехидно заметил Пелагей, — А то твою сестрёнку, похоже, поймали. И сейчас они ведут её… — циклоп запнулся и закатил единственный глаз.
— Куда её ведут? — почти всхлипнула я, а сердце гулко забилось.
— Они отведут её к главарю, а что будет потом — я не знаю — спокойно заявил циклоп.
«Лукавит он что-то» — пронеслась в голове мысль.
Я сощурила глаза и напрямую спросила:
— Пелагей, что с ней сделают?
Циклоп нервно поглаживал ворот рубахи, не желая отвечать на вопрос, я повторила:
— Пелагей, что сделают с моей сестрой?
— Вообще то — робко начал он, — я должен тебе кое-что рассказать, и если ты поможешь мне, я помогу твоей сестре, договорились? — великан протянул свою лапищу по направлению ко мне.
Я кивнула и без сомнения протянула ладонь…
Иногда, кажется, что ты знаешь свою жизнь, этот мир, и надеешься, что судьба в очередной раз плюнет на тебя со словами «пусть живёт как хочет», но что- то меняется, и вот уже до боли знакомая дорога ведёт в совершенно другое место, а неприятности сыплются на голову, как горох из мешка. Что в таких случаях можно сделать? Опустить руки и дать себя похоронить под тяжестью проблем или расправить плечи и идти дальше, не замечая препятствий? Кем лучше прожить — счастливым трусом или одиноким героем? Наши решения ведут к сотне дорог, те ещё к тысяче, а иногда понимаешь, что идти больше некуда — тупик…
Всё оказалось просто и одновременно сложно… Пелагей — единственный оставшийся в живых циклоп из их маленькой общины. Дело в том, что циклопы считаются уникальными, если не мифическими жителями Атлантии — многие о них слышали, но почти никто не видел, мне же повезло не просто увидеть такого, но и поговорить. Циклопы считаются перворожденными наравне с титанами — только обе ветви представляют собой очень разные расы, однако не соперничающие друг с другом. Титаны — потомки богов, наделённые силой и властью, говорят, что они ушли далеко на юг, где обосновали своё государство, циклопы же, из-за своей малой численности или просто из-за того, что привыкли к этим местам — остались здесь, лишь некоторые переселились на другие острова.
— Пришли маги, — начал Пелагей, — Они подожгли дома и стали без разбора убивать всех, крича: «уничтожить сучье отродье», потом, появились конные воины и добивали жителей, выбегающих из домов. Наша община постоянно кочует, поэтому мы не строим каменные и крепкие дома, как у вас, заменяя материалы деревом и соломой, которых везде полно. Не успели мы дотянуться до мечей, сплотить ряды, чтобы дать хоть какой- то отпор людской армии, как прямо сверху полился огненный дождь, уничтожая всё, до чего только могли дотянуться его огненные капли… — циклоп всхлипнул.
Картинка одна за другой вспыхивала перед моими глазами — деревушка, огонь, крики, смерть… Только сейчас, наблюдая, как здоровенный детина плачет, я поняла, что он ещё не достиг совершеннолетия, для циклопов наверное, это нормально — выглядеть снаружи, как взрослый, но внутри ещё быть ребёнком… Мне стало откровенно жалко и Пелагея и его родных — сердце защемило от тоски, отзываясь на чужую боль.
— Так вот, — всхлипнул циклоп, утирая единственный глаз грязным платком, — они убивали без разбора, впрочем, забирая детей и ведя их куда- то. Отец приказал мне спрятаться, но я не стал — ведь я уже почти взрослый, поэтому, мог сражаться! Но они, они — циклоп запнулся, указывая куда то за мою спину, — Они скрутили меня и, связав, привезли сюда! — Пелагей снова зарыдал.
Я задумчиво закусила губу — получается, что кто-то специально выследил общину циклопов и, уничтожив взрослых — забрал с собой детей, но спрашивается, зачем? Этот вопрос я задала вслух. Циклоп поднял на меня мутный от слёз глаз, и внимательно посмотрел:
— Они собираются принести их в жертву!
Моя челюсть неестественно отвалилась. Вообще — то жертвоприношения запрещены, более того, таким видом получения энергии могут владеть только люди, практикующие магию смерти! Но как? Как они смогут это сделать в непосредственной близости от города? Ведь там не просто так маги сидят — они тоже свой хлеб отрабатывают — выслеживают всплески магической активности, и вообще — следят за применением силы. Стоп, а почему они не забрали и Пелагея с собой?
— Не знаю, — пожал плечами циклоп, — Они взяли остальных, но оставили меня здесь.
Догадка пришла мгновенно — тот, кто всё это устроил — собирается использовать Пелагея, как козла отпущения — когда явится магическая полиция — они найдут только циклопа и следы многочисленных жертвоприношений.
— А что с теми людьми, которых привели сюда? — спросила я, вспомнив о задании отца найти лесорубов.
— Если меня не обманывает зрение, то их усыпили и оставили для того, что бы «если не хватит энергии, дополним её людьми», — скопировал чьи-то слова, циклоп.
— Пелагей, а как ты их увидел? — удивилась я, понимая, что циклопу не давали «гулять» по пещере.
— Так у меня дар такой, — пояснил циклоп, — Я умею не только читать на большом расстоянии мысли, но и видеть того, кто «думает», даже сквозь стены. Правда, видение немного искорёженное…
Я кивнула, давая понять циклопу, что поняла его слова.
Мысли носились как угорелые в голове, впрочем, не принося абсолютно никакой пользы. Как, спрашивается, я теперь спасу сестру, если придётся спасать ещё и циклопа, да не одного! А учитывая, что кто- то имел достаточно сил уничтожить общину, значит, в одиночку мне не справиться. А помощь я позвать не могу — нас ещё не учили «связываться» с другими магами на большом расстоянии, к тому же, если верить словам циклопа — пещера напичкана всевозможными заклинаниями, которые обойти не реально, раз уж это не смогла сделать я, даже под покровом зачарованного плаща. Но что если попросить Пелагея связаться с «нашими» магами? Нет, идея плохая. Если они его и услышат, то наверняка не поймут — магия у нас и у циклопов, насколько я помню из лекций по истории, разительно отличается. Да и нужно знать того, с кем связываешься — иначе можно угодить в кучу «ловушек».
«Думай, думай» — приказала я себе. Полезная мысль, как всегда пришла не вовремя.
— Послушай, Пелагей — неуверенно начала я, — А ты сможешь связаться со своими собратьями по ментальной связи, но так, чтобы маги не заметили этого?
Циклоп задумчиво почесал подбородок, а потом ответил:
— Вообще — то смогу… Что передать?
— Скажи им, что через десять минут будет бооольшой взрыв, после которого, они должны бежать вон из пещеры, понял? — я с горящими глазами уставилась на циклопа, если мой замысел удастся, то и циклоп и моя сестра останутся целы и невредимы, а тёмные маги получат своё.
Время пошло и циклоп, закрыв глаз, принялся передавать моё сообщение остальным. Неестественная тишина повисла в пещере, а воздух сгустился от магии. Я, ожидая, когда Пелагей выйдет из транса принялась проверять оружие и магический резерв — ауру. Дело в том, что у нас магия рождается в природе, но использовать её нужен особый дар, наравне с выносливостью — к тому же, только единицы могут использовать магическую энергию, не истощив резерв и не причинив себе ни капли вреда — мало одного дара — нужно ещё научиться его использовать, накоплять силу и не падать мешком после каждого сильного заклинания — ведь поначалу, даже после мелкого волшебства, тело скручивает так, что лучше б умереть, именно поэтому многие маги сильны и выносливы — ведь преображая энергию природы через себя, мы тратим физическую силу, поэтому и быстро устаём. Правда, магистрам уже не нужно копить силу в своей ауре, как впрочем, и постоянно упражняться. Нет, это конечно не значит, что все маги, обучающиеся в школе — накаченные и необхватные из-за мускулатуры, ведь есть же ещё и понятие степени — это уровень дара, при этом, чем выше такая степень — тем сильнее у человека возможности, а значит и физически можно быть не слишком развитым, так как на преобразования природной энергии уходит совсем немного сил. К таковым «счастливчикам» относилась и я — к тому же постоянные тренировки отца, в детстве сделали меня достаточно выносливой без потери женственных форм.
— Готово, — слегка хрипловатый голос циклопа вывел меня из воспоминаний. Я кивнула и материализовала свои клинки — теперь рукоятки небольших парных мечей выглядывали из-за спины.
Всё-таки маг, поймавший меня, был не достаточно сильным — иначе смог бы обнаружить зачарованные клинки, прикреплённые к моей спине. К тому же, пока они меня тащили (и наверняка обыскивали), просто физически могли их найти. Или клинки, зачарованные на невидимость, появляющиеся по желанию хозяйки, хорошо заколдовали, или люди, обыскивающие меня, сделали это спустя рукава.
Я хищно улыбнулась и прошептала:
— Развлечёмся…
План мой казался до абсурда простым — пустить пару дымовых заклинаний, взорвать с десяток приготовленных зелий и вперёд, как говорится, с песней — уничтожать преступников. Только смутные сомнения в народе именуемые «интуицией» не давали покоя — я всё ещё не знала место нахождение сестры, как впрочем, и остальных, но сердце упрямо билось, а азарт охоты бурлил в крови.
— Ложись! — тоненьким, женским голоском кто — то завопил, очевидно, обращаясь ко мне — подозрительно знакомо. Я нагнулась, а над головой, обдавая жаром, просвистел огненный шар. Сил хватило лишь на то, чтобы витиевато выругаться, подняться и бежать со всех ног.
А началось всё вполне безобидно — точнее, это я так считаю — взорвались первые склянки с гремучим зельем, которое я телепортировала к себе перед началом событий. И плевать было на то, что магические маячки обнаружат проявление магии. Потом, несколько десятков человек накрыло огненной волной — те уже больше никогда не сдвинутся с места, затем я закружилась в смертоносном вихре клинков, и число преступников убавилось ещё вдвое. Удар, выпад, — удар наотмашь, повернуться и успеть выставить магический щит, прежде чем несколько огненных шаров сожжёт мою плоть. И так, неопределённое количество времени, а я всё двигалась, чисто интуитивно, обходя препятствия и ловко уворачиваясь от очередных разрушающих заклинаний. Моим телом двигало только одно желание — найти сестру прежде, чем остальные преступники поймут, за кем я сюда явилась. Дети — циклопы уже сбежали, Пелагей, впрочем, тоже. Правда, перед тем как я пошла в наступление, он обещал спасти и лесорубов, запертых где-то неподалёку. Я осталась одна, среди густого дыма и полчища агрессивно настроенных, людей. Страшно хотелось кричать, ругаться и звать на помощь, но адреналин, смешиваясь с неиспользованной, но призванной природной энергией двигал уставшее тело дальше, заставляя обследовать каждый камешек, каждый метр в поиске сестры. Клинки уже потихоньку выскальзывали из потных ладоней, а рукам становилось всё тяжелее отбивать атаки воинов.
— Лиииипа! — раздалось совсем рядом. Я оглянулась, и справа, недалеко от себя увидела размытый силуэт сестры.
— Я иду, — хрипло прокричала я, и последним усилием воли, погнала тело на подгибающихся ногах в сторону сестрёнки. В голове билась только одна мысль «Спасти, спасти любой ценой», но от усталости и безысходности хотелось плакать.
— Лииипа, — протянула сестра, из глаз которой ручьём текли слёзы.
Я облегчённо вздохнула — жива.
— Вики, пойдём! — устало сказала я, опуская клинки, — Нас там ждут. Чего же ты плачешь? — я хотела двинуться в сторону сестры, но холодное лезвие стали прижалось к горлу, заставляя остановиться.
— Ты сорвала мои планы, ведьма! — холодный мужской голос, скрытой в нём яростью завораживал.
— А вы мои, — тихо прохрипела я, стараясь удержаться на ногах.
— Ещё язвить смеешшшь, — теперь голос казался совсем рядом, но от проснувшихся в нём шипящих ноток по спине забегали мурашки. — Кто тебя послал? И кто нас предал?
Я с трудом повернула голову, и тело на мгновение дёрнулось, отчего шею пронзила боль, а по коже побежали горячие струйки крови. Вики вскрикнула, а я устало улыбнулась. Теперь, будь я даже привидением — лицо заговорщика останется в моей памяти навсегда, а городские маги легко смогут его изъять и нанести на бумагу — вот вам и способ поимки опасного преступника! Ржавого цвета волосы, заплетённые в длинную косу, довольно симпатичное лицо и невыносимо злые глаза, ростом чуть выше меня, а по возрасту — наверняка младше, — вкупе с подпалённой кое- где роскошной шевелюрой и одеждой в лохмотьях, создавал образ скорее разбойника в отставке, нежели сильного и могущественного мага, замахнувшегося на мировое господство. Похоже, и сам маг понял, что к чему, отчего тут же прижал лезвие ещё сильнее к моему многострадальному горлу.
— Я убью тебя ведьма! — прорычал он.
На его угрозу я лишь снова устало улыбнулась, но скорее получился оскал, нежели настоящая улыбка. Сейчас мне вдруг стало всё равно, что будет и со мной и с этим доморощенным магом — магия, бурлившая до этого в крови теперь растворилась, оставив после себя только пустоту и усталость — единственное, что я сейчас хотела — так это только то, чтобы всё закончилось побыстрее. Но моим планам как всегда помешали, откуда — то сзади раздался ещё один мужской голос, властный и холодный:
— Не посмеешь…
Я скептически хмыкнула — кто бы это не был, но у него очень-очень высокая самооценка.
— Ты??? — брови рыжего поползли вверх, а глаза округлились.
— Я твоя смерть, — произнёс тот же голос.
Я не выдержала и расхохоталась, даже сквозь усталость, пеленой покрывшее моё сознание, через боль, расходящуюся от пореза на шее. Окружающие, мягко говоря, смотрели на меня, как на умалишенною, даже неудачник-маг отставил от моего горла, лезвие меча.
— Как пафосно! — наконец, выдавила я из себя и снова залилась в отчаянном приступе смеха. Похоже, разум мой не выдержал такого количества нагрузки и попросту отключился, окружающие, наверное, думали также. По крайней мере, взгляд у Вики был такой, что я удивилась, как она сдерживается, чтобы не покрутить пальцем у виска.
Хрип, вырвавшийся, из глотки рыжего мага заставил меня, наконец, прекратить истерику и оглянуться на своего спасителя. Тщательно вытирая лезвие от крови недалеко стоял мужчина, высокий, с копной тёмных волос и непроницаемым лицом. Я даже невольно вздрогнула, когда взгляд холодных, чёрных глаз, переместился на меня. Секунду, он, похоже, раздумывал, а потом наставил свой меч на Вики.
— Ты пойдёшь со мной, а твоя неудачница телохранительница останется здесь. — Холодно произнёс он.
Я невольно разозлилась — как этот человек смеет называть меня слугой? Ярость затопила разум, а магия вновь забурлила в крови, придавая сил. Не осознавая, что творю, я ринулась в сторону мужчины, но его клинок встретился с моим. «Что ж, похоже это будет сложно», — пронеслась мысль в голове.
В конце концов, этот человек одним сильным движением откинул меня, отчего спина встретилась со всего размаху с каменной стеной пещеры. Пока я внутренне подсчитывала убытки, мужчина склонился надо мной и с холодным интересом стал разглядывать моё лицо. Как же — красавица, — хмыкнула я про себя — «краше только на погребальный костёр кладут»!
— Ладно, — наконец, молвил он, — Я подарю тебе облегчение — всё равно откат ты не сможешь пережить — слишком сильно высосала ауру.
Я посмотрела на него мутными глазами от боли — похоже ребро сломал, как пить дать! И с не меньшим интересом стала рассматривать лицо своего одновременно спасителя и палача. А симпатичный! Нет, точнее сказать красивый, очень сильно красивый! «Хоть от руки красавца умру» — вспыхнула мысль в голове и тут же затухла.
Он занёс меч, но яростный оклик заставил его остановиться.
— Не смей! — Сестра, наконец, очнулась и быстрым шагом направилась к нам. — Она моя сестра! — зарычала она, — наследница провинции Максимилиана Родосского! И если ты её убьёшь — то поплатишься! — Вики сжала хрупкие кулачки. Надо же, я никогда не видела её в таком состоянии — глаза горят, голос завораживает скрытой злостью — такое чувство, что она вот- вот взорвётся.
Мои размышления прервало неприятное чувство, отходящее от пальцев ног и постепенно мертвенной холодностью поднимающееся выше. Оно было таким странным и одновременно, словно несло в себе какое- то упоение, заставляя остыть разум, постепенно замедляя биение сердца. Последнее, что я увидела перед тем, как провалиться в забытье было тревожное лицо Вики и непроницаемо — холодное того человека. Лучше бы убил…
Глава 4
Однажды, сестра обвинила меня в ханжестве. Конечно в шутку, но затаённая в глубине боль от этого осталась. Почему?
Я могу честно сказать, что никогда не любила — по крайней мере, сердце не стучало при встрече с определённым субъектом мужского пола. Я могла сказать «я тебя люблю» отцу, сестре и даже собственной лошади, но этих слов не удостоился, пока еще, ни один мужчина. А может оно и к лучшему?» — отрывок из собственных мыслей, что часто посещают мою ведьминскую головушку.
Сознание того, что я жива, приходило постепенно, выныривать из тёмного омута беспамятства оказалось на удивление легко. Словно ты опустился на дно океана, а потом с помощью одной только мысли «вверх» начинаешь плыть к свету. Тело, казалось каким- то невесомым, а разум наоборот, отягощал поступающей информацией — спина, хоть и ноет, но лежит на чём-то мягком, свет пробивается сквозь закрытые веки — ещё один плюс. Интересно, я умерла?
— Нет, ты не умерла? — раздался чей- то ехидный голос неподалёку. Я открыла глаза и с удивлением воззрилась на своего давешнего знакомого в той пещере. Похоже, радости в моём изучающем взгляде не было, потому что он ответил:
— Знаешь, с такой потерей сил ты вполне могла бы и умереть.
Я закатила глаза — как этот человек смеет мне рассказывать прописные истины? Я и так знаю, что с такой потерей сил могла просто и не выжить, но ведь выжила же! А значит, судьба вновь примется мною играть…
— Хочешь чего- нибудь? — мужчина посмотрел на меня.
— Я хочу, чтобы ты вышел отсюда и оставил меня в покое, — зло ответила я. Не люблю, когда с утра возле моей кровати находится посторонний мужчина.
Его красивое лицо вытянулось — похоже, ему так ещё не грубили, но он повернулся и вышел.
— Что ж, — я вздохнула с облегчением — Теперь можно хотя бы прочувствовать потери и собраться с мыслями.
Итак, что мы имеем? Целый год на практику убиения себе подобных и прочих агрессивно настроенных существ, полную потерю способностей к магии, и, в конце концов, поломанное ребро, плюс куча синяков на спине! А, забыла упомянуть и незнакомого мужчину с манией величия и сестру — недотёпу, которая своей нерасторопностью теперь виновата в половине моих несчастьев! Как теперь избавиться от этого человека? А- то странное чувство у меня возникает, когда я его вижу — словно он хищник на охоте, впрочем, это ещё посмотреть — кто станет его жертвой — уж не я точно! И кстати, где я оказалась? По виду, похоже на гостиничный номер — слишком уж всё лаконично в нём обставлено — минимум мебели и несвойственная таким местам чистота. Только как в лесу может оказаться гостиница? Ближайшее подобное заведение — только в городе, а до него три дня пути… Это получается я лежала в отключке столько времени и ещё не известно сколько в этой комнате провела? Потихоньку истерика завладевала моим разумом.
— Так, взяла себя в руки — скомандовала я себе.
Итак, первоочередной вопрос, который стоит решить — как избавиться от назойливого внимания этого мужчины и каким образом уговорить сестру вернуться домой, пока та цела и невредима, а то чувствую я — в пути ждёт ещё куча опасностей! Я, наконец, пошевелилась, и стянула с себя одеяло… Вскрик — сначала недоумённый, затем яростный, пронзил пустоту комнаты…
Викторианна.
«Бедная, бедная моя сестрёнка! Как угораздило её вляпаться в такие неприятности? Хотя, конечно, отчасти я виновата в них, но всё же? Зачем, глупая полезла меня спасать?» — такие мысли роились в моей голове, словно пчёлы, пока мы с Эдером вытаскивали бесчувственное тело сестрёнки из рушащейся пещеры — точнее это он нёс, я же корила себя как могла. Её рыжие волосы даже в темноте отливали медью, а лицо стало похоже на такое, если бы она переборщила с белилами! Руки Липы бессильно повисли, а тело, казалось, вообще не реагировало на внешние раздражители — мужчину. Знаю я сестрёнку — та ещё самоуверенная эгоистичная ханжа — если бы была в сознании, ни за что не позволила, себя нести на руках — независимая такая! Хотя я бы не отказалась от помощи такого красавчика — длинные тёмные волосы ниспадали на плечи и далеко ниже, точёная фигура, впрочем, без лишних мускулов, а лицо — мечта извращенки — мазохистки! Нет, он конечно по- своему красив, но — слишком у него опасный вид, острые скулы и скорее хищное лицо, нежели мужественное — такой убьёт и не заметит. А Липе такой определённо подойдёт — хоть на место поставит и, наверняка характером посильнее будет. Я невольно вперила внимательный взгляд в спину мужчины, — оценивая и взвешивая его физические показатели.
Липа же у нас такая! Я как- то её спросила после очередной партии женихов, отправленных восвояси — «Кто тебе нужен?» Она тогда пожала плечами, но ответила — «Тот, кто будет физически и по — характеру сильнее». Да уж, найдите ей такого! Как спрашивается, если она фору даст любому наёмному убийце своим владением мечом, бесстрашием и силой магии — да никто в здравом уме к ней за километр не подойдёт. Не говоря уже о том, чтобы по характеру быть сильнее, а ещё она ужасно вспыльчивая и упрямая, — добавила к мысленному портрету сестры, я ещё несколько штрихов. Да и судьба у неё, похоже, такая — куда ни придёт — везде разрушения сеет…
Мои размышления прервал мужчина, незнамо, зачем остановившийся прямо посередине небольшой поляны. Надо же, а я и не заметила, как далеко мы отошли от пещеры!
— Она умирает, — тихо произнёс он.
До меня медленно, но верно начинал доходить смысл его слов. Вместе с ужасом и оцепенением, накатившими на тело, разум, однако, продолжал работать — «Если он так говорит, значит, может её вылечить, но что-то ему нужно».
— Что можно сделать? — хрипло от застрявших в горле слёз спросила я, надеясь на лучшее и уже внутренне готовясь услышать цену.
Мужчина резко повернулся и, сузив глаза почти до щелочек, спросил:
— Я могу её спасти, но ты уверена, что она будет рада этому, ведь цена окажется высокой.
Луна серебрила бледную кожу Липы, а руки всё также безвольно висели, волосы трепал прохладный ветер.
— Сделай всё возможное — долг за неё отдам я. — Тихо проговорила я, не отрывая глаз от сестры.
— Нет, — покачал головой мужчина, — Свой долг она отдаст сама, но разрешение должна дать ты.
Я только кивнула — всё равно, лишь бы она осталась жива… Знаю, что сестра меня потом по головке за своевольничество не погладит, но если есть шанс её спасти, то цена не важна.
Призрачный свет луны серебрил расположившихся людей на поляне — Эдера, стоящего на коленях и Липу, лежавшую без сознания перед ним. Я как могла вглядывалась в происходящее, но так и не могла понять — что же делает этот незнакомый мужчина? Вдруг тишину ночи прервала тихая, мелодичная музыка — она возникла из ниоткуда, но вместе с ней, я увидела, как с рук мужчины стали стекать серебристые струйки магии. Зрелище определённо завораживало, а музыка казалась такой незнакомой и чужой, но определённо красивой. Серебристое сияние обволакивало Липу и Эдера — в какой-то момент мне показалось, что они соединились в нечто целое, растворившись в этом магическом свете. Всё закончилось так же неожиданно, как и началось…
Более трёх дней, мы добирались до города, старательно обходя широкие дороги. Люди, попавшие в ловушку вместе с циклопами, давно разбежались по домам, благодаря Липу и почему-то меня. Некоторые узнали меня, так как в деревне я не часто, но бывала. Лесорубы пообещали передать отцу, что со мной и с Липой всё в порядке, и мы вернёмся домой сразу, как закончим все дела.
Циклопы — представители, которых оказались в той пещере провожали нас некоторое время, но потом решили вернуться домой — только куда — ведь по — их же рассказам — идти им было некуда. Особенно меня удивило поведение одного из них — Пелагея — всё это время он не отходил от Липы ни на шаг, иногда, я замечала, как циклоп гладит сестру по волосам и плачет. В один из таких моментов я всё же не удержалась и спросила:
— Пелагей, что ты делаешь? — я удивлённо посмотрела на текущие слёзы из единственного глаза циклопа.
— Она пожертвовала своей жизнью ради нас — всхлипнул он.
— Она жива и через некоторое время придёт в себя, — я ободряюще улыбнулась, — Эдер сделал всё возможное.
Циклоп как-то странно на меня посмотрел, потом перевёл взгляд на Эдера, возившегося неподалёку с костром, но ничего не сказал. На следующий день, они покинули нас, а у меня в душе расцвело нехорошее предчувствие…
Почти четыре дня, я тайком наблюдала за поведением незнакомца — сколько я его не вызывала на откровенный разговор — информации так и не получила, он только отмахивался или просто отмалчивался, правда, просветил меня насчёт того, что он вроде как наёмник. В ответ на мой скептический взгляд он только пожал плечами — мол, думай, что хочешь. И я доверила жизнь своей сестры в руки этому человеку? С другой стороны — разве у меня был выбор? Правда, стоит отдать ему должное — он оплатил и гостиницу, и дорогущие снадобья, когда мы приехали в город.
Я сидела внизу гостиницы за небольшим столиком и лениво попивала чай — спрашивается, откуда такое спокойствие? Ведь сестра, который день не приходит в себя? Да не откуда — мне пришлось нацепить на себя маску беспристрастности, иначе, психика просто не выдерживала и грозилась свалиться в затяжную истерику. Эдер часто «дежурил» возле постели сестры, но на мои вопросы «зачем» не отвечал — ну и пусть — решила я, — лишь бы не опускался до чего-нибудь плохого и недостойного! Таверна с утра была пуста, только парочка постояльцев, да я, расположились за небольшими столиками в разных углах. Разносчица принесла дымившиеся блинчики, и я с предвкушением уставилась на них, только не успела и первый взять, так как визг, шедший откуда-то сверху из номеров, заставил меня вздрогнуть. А подозрительно знакомый голос ввёл в ступор — сестра наконец- то очнулась…но почему кричит и, где Эдер? Я, бросив всё, побежала наверх, внутренне холодея — что этот мужчина делает с моей сестрой, что она ТАК кричит? Словно медузу-Горгону увидела… Я без стука ворвалась в комнату…
Глава 5
Олимпия.
Я с недоумением уставилась на Ярл — свадебную татуировку на собственном запястье. Ярл — практиковался среди представителей древних рас и магической братии, и представлял собой изящную татуировку, начинающуюся от пальцев левой руки и заканчивающуюся на предплечье. Создавалось такое плетение с участием обоих магов и служило чем-то вроде крепкой связи магических сил людей — если жители, не имеющие дар к магии просто обменивались кольцами, то маги поступали именно так. Дело в том, что магия у нас считается чем-то вроде ещё одной составляющей сущности, наравне с душой и телом, простые люди своими кольцами связывают только тело, мы же, проведя обряд ярла крепко сцепляли три составляющие — тело, душу и магическую силу. Обычно, ярл отменить нельзя… По-этому кто бы это со мной не сделал — поплатится!
В душе роилась целая гамма чувств — от недоумения до холодной ярости. Почему именно ярл? Разве нельзя было поиздеваться как-нибудь по-другому? Ну не хочу я замуж — по крайней-мере так… Да и кому могла ТАК насолить, что этот человек опустился до такого? Женить на себе бесчувственную девушку?
— Что случилось? — Вики влетела в комнату и по широко расширенным глазам сестры, я поняла, что даже она слышала моё маленькое проявление истерики.
— Ты знаешь, что это такое? — я с отвращением показала руку сестре.
Та пожала плечами и уселась на краешек моей кровати.
— Это ярл — пояснила я, и тут же описала его действие и последствия. По мере перечисления, глаза сестры ещё больше округлились, а руки теребили кончик косы. Она постоянно прятала свой взгляд, что наводило меня на плохие мысли о причастности сестры к моей скорой женитьбе. Наконец, не выдержав напора всех ужасов, что я перечисляла в виде кары сотворившему ЭТО со мной, Вики сдалась.
— Это Эдер сделал… — она виновато глянула на меня и вжала голову в плечи, ожидая приговора.
— Кто такой Эдер? — не поняла я. Человека с таким именем я не знала, поэтому исключалась возможность мести мне.
— Это тот… который, вообщем, был в пещере, помнишь? Красивый такой…
Я кивнула. На лица у меня всегда была память хорошая, особенно на такие экзотично-красивые. Я посмотрела на сестрёнку — красивая девушка, не глупая, зачем же согласилась на этот эксперимент? Последний вопрос я задала вслух.
— Ты потеряла столько сил, а ещё… — Вики запнулась — Ты умирала. Он спросил разрешения тебя спасти, но сказал, что будет какой-то долг, который ты должна отдать… — сбивчиво поведала сестра.
Я вздохнула и посмотрела на ярл. Тонкие, коричневые нити красивым узором оплетали запястье и поднимались выше — к локтю. Я невольно залюбовалась — красиво, только какая-то чужая красота — словно не на моей руке он должен быть. Всё правильно — сестра не виновата. Никто не виноват. Это я должна была рассчитать свои силы, чтобы не доводить до такого истощения, а тот парень меня спас, вместе с Вики. Они не виноваты… Только почему именно ярл? Неужели нельзя было просто перелить в меня силу? О Боги, сколько же вопросов?! И самый главный — что теперь делать?!
Вики притихла на краю моей кровати, а взгляд блуждал по комнате, изредка останавливаясь, на моём задумчивом лице.
— Прости — наконец, тихо прошептала она и закусила губу — как-будто вот-вот расплачется. Я посмотрела на сестрёнку — тёмные волосы, заплетённые в толстую косу растрепались, под глазами круги от бессонных ночей. Даже платье снежно-белого цвета казалось, каким- то…серым. Она так волновалась за меня, а я неблагодарная…
— Всё хорошо — прошептала я, крепко обнимая сестрёнку — за время моего возвращения, я так и не смогла с ней нормально поговорить, насладиться её обществом и осознанием того, что я вновь не одна. Тоска, до этого гложущая меня изнутри, постепенно уходила, а мы с сестрёнкой сидели обнявшись в гостиничном номере и плакали…
Солнце постепенно поднималось всё выше и выше, выплёскивая на город свет и жару. Горожане пытались спрятаться под навесами зданий, либо у себя дома и кляли рано наступившее лето. Деревья моментально покрывались зеленью, а дороги подсыхали от затяжных весенних дождей.
Я лениво потянулась на кровати, стаскивая с себя одеяло, под которым становилось жарко.
— Хорошо- то как — промурлыкала я. Впервые в жизни выспалась и теперь, если настроение никто не испортит — то довольная улыбка не сойдёт с лица до вечера. Взгляд невольно упал на ярл и сердце слегка защемило — вчера я так и не поговорила с этим загадочным Эдером, — как назвала его сестра. Придётся его сегодня поймать и, приперев к стенке, в буквальном смысле этого слова, потребовать объяснений, только позавтракаю сначала — я выглянула на полуденное солнце — нет, пообедаю.
— Ммм, как вкусно! — смогла промычать я, уплетая за обе щеки, поданный разносчицей обед. Вики сидела напротив, и так же уничтожала собственное содержимое тарелок. Когда первый голод, наконец, был утолён, началась очередь разговоров.
— Вики, расскажи, как это было. — Попросила я.
Девушка удивлённо посмотрела на меня, явно не понимая о чём речь.
— Я имею ввиду, как произошло вот это — я подняла левую руку с ярлом над столом. Девушка мечтательно закатила глаза:
— Красиво… — он нёс тебя на руках, потом положил посередине поляны, и началось — серебристый свет окутал вас обоих, знаешь — протянула она, — Это было похоже на сотню мелких звёздочек, кружащих вокруг вас.
Я только кивнула, наблюдая за мечтательным взглядом сестры — она что, влюбилась в этого Эдера? Только почему это меня так интересует — я что — ревную? Нет, думаю это просто оттого, что я устала…
Способности к магии всё-таки не были мною утрачены полностью — на время — да, но не на всегда. С пробуждением я ощутила в себе знакомое ощущение вибрации, а нереальная пустота в груди проходила. Я криво улыбнулась своим мыслям — теперь, я не такая беспомощная! Ведь для любого мага потерять способности — всё равно, что вырвать кусок души, а обретя силу снова, я как- будто обрела что-то новое, но вместе с тем до боли знакомое… Что со мной сделал Эдер? И вообще, — кто он? Думаю, стоит спросить…
Его комната располагалась в самом конце длинного коридора на втором этаже гостиницы. Гулко цокая сапогами, я сутулясь подходила к двери моего предполагаемого мужа? Одно осознание этого факта заставило меня остановиться. Да, боги, похоже, решили хорошенько позабавиться над моей несчастной жизнью, раз связали узами брака с совершенно незнакомым человеком, почему именно он? Ведь при первой встрече Эдер показался мне пафосным и самовлюблённым эгоистом, хотя, если вспомнить ту ситуацию, то навряд — ли можно по ней судить о человеке в целом. А ещё, я помню, как посмеялась над ним — возможно, поэтому он решил мне отомстить таким изощрённым способом? Ладно, по — крайней мере, трактовку событий стоит узнать из его уст — ведь, учитывая моё тогдашнее состояние, я просто не могла здраво судить об окружающей ситуации в целом. Теперь могу, поэтому и направляюсь к заветной двери.
А что если теперь он посмеётся надо мной и выгонит с матерными словами в придачу? Я остановилась с этой мыслью, не дойдя до комнаты пару шагов. Или потребует чего — нибудь такого, что я не смогу ему дать? Хм… Ну и ситуация… А, ладно — я мысленно махнула рукой — что будет, то будет, по крайней мере в любом случае смогу ему отомстить.
В комнате Эдера не оказалось, я даже с облегчением вздохнула — ну не была я готова разговаривать с этим человеком после всего случившегося! Но решила подождать его здесь — авось с мыслями соберусь, да и ему отвертеться от неприятного разговора не получится. Я бегло осмотрела комнату, попутно отметив, что она у него намного больше, чем у нас, — чего одна кровать стоит — в два раза больше моей, с резной спинкой из красного дерева, больше, впрочем, в комнате выдающегося ничего не было — разве что противоположная от кровати стена оказалась покрытой огромной картиной, нарисованной прямо на стене! Я снова оглянулась на кровать — интересно, какова её пружиноустойчивость? Может попрыгать и проверить? Повинуясь, внезапному импульсу я взобралась на кровать и принялась совершать преступные действия. Сердце наполнил какой-то детский, полузабытый восторг. Я подлетала метра на два вверх (благо потолки высокие) и, упругая поверхность кровати, ловила мои ноги, которые, сгруппировавшись отправляли тело в ещё один полёт. Волосы, до этого собранные в хвост на затылке теперь вообще утратили какое-либо подобие причёски. Короткое платье — туника взлетала вверх в такт волосам. За этим занятием меня и застал Эдер, незаметно выскользнувший из замаскированной двери в той расписанной стене. Очередной полёт начался, поэтому увидев хозяина нагло эксплуатированной кровати мною, от удивления, я не успела сгруппироваться и со всего размаху шмякнулась на пятую точку. Подол взметнулся и предательски хрупнул на прощание, оставляя мои ноги почти до середины бёдер не прикрытыми. Я густо покраснела, пытаясь натянуть сползшую лямку обратно на плечо, тряхнув головой, волосы пологом прикрыли голые плечи, создавая хоть какую-то иллюзию закрытости. «Интересно, что он подумает» — промелькнула мысль в голове — наверное, что я пришла к нему исполнять супружеский долг? Фу, какие вредные мысли! Выгнать немедленно! Таак, теперь можно и спокойно поговорить с Эдером — главное не допускать себе вольных и глупых мыслей! А какой он всё- таки красивый — похоже, принимал ванну — иначе, как объяснить его голый торс с полотенцем на бёдрах и мокрые волосы, рассыпанные по плечам в виде тонких волнистых змеек. А лицо? Красивое, тёмные глаза, острые скулы, чувственные, тонко очерченные губы и, главное — ни намёка на грубость — все черты лица словно соткала кисть чрезвычайно талантливого художника.
— Привет — крякнула я, стараясь хоть как-то нарушить затянувшуюся тишину.
Брови Эдера поползли вверх — ха, похоже, он не ожидал, что я умею разговаривать — значит, точно зазнавшийся извращенец! Но красивый какой…взгляд невольно переместился от лица, на его грудь и обратно. О боги, что я творю? О чём думаю? Мысли ползли в каком-то непонятном, медленном темпе. «Ты ещё сразу разденься и прыгни к нему в кровать без лишних разговоров» — ехидно поведал внутренний голос, — «О, забыл, ты уже в кровати, так — что дело осталось за малым». Я решительно тряхнула головой, прогоняя непотребные мысли, и слезла с кровати, путаясь в остатках оторванного подола, совершенно не обращая на застывшего, подобно статуя, Эдера. Выполнив все манипуляции я, наконец, спокойно села на развороченном покрывале кровати и приготовилась к долгому расспросу мужчины.
— Итак, — начала я, — Это ты сделал — я показала руку с ярлом Эдеру. — так вот, я хочу избавиться от этой штуки раз и навсегда…
Мои излияния прервал смех. Я потрясённо посмотрела на мужчину — надо же, и не думала, что за этой высокомерной маской может прятаться ещё какое- то чувство, точнее, вообще чувства.
— Ты издеваешься? — прошипел Эдер, медленно подходя ко мне, как будто собирался задушить.
— Нет, я не издеваюсь! — Рявкнула я, резко вскакивая прямо перед самым носом мужчины — Я хочу быть свободной! А это — я показала татуировку — должно исчезнуть! Нет, я конечно благодарна тебе за спасение и всё такое, но зачем нужно было действовать так кардинально? Нельзя просто перелить в меня силу, раз уж собирался спасти! Зачем же так изощрённо издеваться? Или там, откуда ты прибыл все так поступают? — холодная ярость затопила мой разум. — Не смотри так удивлённо Эдер — рыкнула я, — Я знаю кто ты…
Мужчина схватил меня за горло и откинул к стене одним сильным движением. «Ну вот, опять будут синяки» — мрачно подумала я.
— Шшшшто ты знаешь, человек? — Прошипел Эдер, склонившись надо мной, — его лицо всё также служило холодной, беспристрастной маской, только в глазах плескалась ярость.
— Я знаю, что ты титан — тихо проговорила я, ожидая ещё одного удара, бесстрашно вглядываясь в яростные глаза. Удара не последовало, только Эдер отскочил от меня, тихо ругаясь. Правильно — если бы убил — то наверняка заработал себе кучу проблем и вырванный кусок души — не самая плохая.
— Ты должна отплатить мне за спасение своей никчёмной жизни — холодно произнёс мужчина, стоя ко мне спиной — И пока ты не отдашь долг, о расторжении ярла не может быть и речи.
— Хорошо — подозрительно спокойно ответила я, с трудом поднимаясь и отлипая от стены. — Что ты хочешь?
— А как ты думаешь? — произнёс Эдер, резко обернувшись и сверкая хитрющей улыбкой, улыбкой демона-искусителя.
Я опять покраснела — намёк оказался вполне ясным, но не будь я ведьмой, согласилась бы, а так — вполне реально отплатить долг и по-другому. Ох, уж эти законы!
Мужчина в один момент оказался рядом со мной и властно взял за подбородок, заставляя заглянуть в свои глаза. Я с силой оттолкнула его от себя и снова задала вопрос:
— Что тебе нужно?
Эдер задумчиво посмотрел на меня, потом смерил явно оценивающим взглядом, но всё — же ответил:
— Ладно, ты пойдёшь со мной до столицы титанов — только там я смогу разорвать ярл без вреда своему здоровью.
Я кивнула, давая согласие на собственное изощрённое самоубийство, а что я, собственно, могла сделать? Титанов не убьёшь, по крайней мере магией, а оружием я не так хорошо владею, чтобы поднимать его на полубогов. Так что остаётся ждать, пока или он меня по дороге не убьёт или какая-нибудь тварь, а пока живём!
С лёгкой душой я степенно вышла из комнаты Эдера, волоча за собой оторванный подол.
Глава 6
Эдер дель Шторм.
Едва только ведьмочка вышла из комнаты, он расхохотался — «это надо, а? Какое неуважение — прыгать на моей кровати?! Хотя, стоит отдать ей должное — быстро догадалась кого я из себя представляю. Умная? Навряд ли, скорее просто наблюдательная.» — роились мысли в голове Эдера.
Подойдя к окну, титан невольно вдохнул свежий воздух — отдававший запахом прелой тины…
— где то вдалеке шумело море, доносились визгливые крики чаек…
«Она всё-таки хороша, эта Липа» — подумал он. — «С одной стороны жаль девчонку — если бы она знала, какую участь ей приготовил совет, то сама бы удавилась. Хотя, возможно и сам совет посчитает нужным совершить массовое самоубийство — ведь зная характер Олимпии, — наверняка она не станет спокойно сидеть и ждать своей участи! Вот ведь повезло!» Эдер злобно ударил кулаком по стене и витиевато выругался на родном языке, стараясь хоть так выплеснуть накопившееся напряжение за последние дни.
И на кой чёрт, он тогда повстречал этого оракула? Взгляд в бешенстве заметался по комнате и наткнулся на помятую постель. «Как мне теперь спать на ней, после того, что вытворяла здесь эта выскочка? Ладно, успокоиться — иначе произойдёт неконтролируемый выброс силы и тогда эту гостиницу снесёт…» — он попытался взять свои эмоции в руки и успокоиться.
Потом, неторопливо оделся, и достал из кармана своего жакета небольшой медальончик, размером с куриное яйцо. Примитивное, на взгляд титанов средство связи, но на такое расстояние действует только оно. Эдер потёр кончиком пальца гладкую поверхность камешка, и она слабо замерцала, откликаясь на силу, через мгновение, посреди комнаты спроецировалось изображение.
Молодая девушка вальяжно развалилась на подушках, как дремлющая кошка. Тёмные волосы шёлком спадали на плечи и вились по подушке, лицо — чем-то похоже на Эдера — те же острые скулы и упрямый подбородок, пухлые губы, расплывшиеся в умильной улыбке:
— Эдер дель Шторм — проворковала она, подперев голову тонкой ручкой — полупрозрачные одеяния сползли и теперь Эдер мог видеть стройные ножки с потрясающим шоколадным загаром.
— Валииса сель Шаль — с плотоядной улыбкой ответил Эдер.
— У тебя есть новости, любимый? — подалась вперёд девушка, а глаза неестественно заблестели в предвкушении.
— Нет, но будут… — уклончиво ответил титан, любуясь красотой этой девушки. Хищница — вот как можно охарактеризовать эту женщину — движения плавные, но скрывают в себе не малую силу, эта кошечка может быть ласковой, а может и всё лицо расцарапать, если не убить одним, точно выверенным движением.
— Я так соскучилась — капризно надула губки девушка, накручивая на тонкий пальчик длинную прядь шелковистых волос. — Когда же ты, наконец, сделаешь задуманное, и мы сможем пожениться?
— Валииса, ты же знаешь — строго сказал Эдер — Это дело требует времени, да и девчонка оказалась упёртой.
— Ты ещё скажи, что влюбился — злобно рыкнула Валииса — Она, небось, посимпатичнее меня будет, раз ты дело не торопишь!
— Красивее тебя нет никого на свете — Эдер деланно закатил глаза к небу, ведь знал — стоит не польстить этой капризной особе, и скандал обеспечен.
— Ладно, милый — проворковала девушка, немного смягчившись — Как будут новости — вызывай! А сейчас пока! — она сложила губки бантиком и, чмокнув воздух, дунула — мол, лови воздушный поцелуй.
Эдер нацепил на себя приторную улыбку и сделал вид, что поймал навязчивый знак внимания, попутно думая «Как я ненавижу всю эту романтику!»
Олимпия.
«Что-то он темнит» — думала я, подходя к своей комнате, «Зачем атланту с такой мощью нужно было взять обузой меня? Прикопал за ближайшим кустиком — и дело с концом, ну поваляется пол- года на постельке, ну и что?» Задумавшись я не заметила, как Вики, пульнула в меня вазу, поэтому увидев, как стеклянный заряд летит прямо в меня на автомате выставила щит — результат — ваза вдребезги, как, впрочем, и мои барабанные перепонки — Вики кричала, нет она вопила! Из всей какофонии звуков, выдаваемых сестрой почти на ультразвуке, я разобрала лишь «Подлая сестричка», «обманщица», «Он мог тебя убить», «почему не сказала» — и ещё много-много труднопереводимых матерных слов. И откуда спрашивается, их выучила? Мне, наконец, надоело прятать уши от дифирамб сестрички и я дала ей пощёчину — не сильную, но истерика вмиг утихла.
— Ты чего орёшь? — устало спросила я, — пытаясь закрыть оторванным подолом свои голые ноги.
Вики это увидела, и её глаза наполнились ужасом:
— Что он с тобой сделал? — тихо спросила она, и потихоньку начала впадать в новую истерику.
— Ничего — пожала я плечами. — Если бы он хотя бы попытался — то остался без наследства — хмыкнула я.
Сестра негодующе посмотрела сначала на оторванный кусок материала, потом на мою ухмыляющуюся физиономию и началось…
— Ты! — зло сказала она, тыкая в меня пальцем — Как ты могла пойти к нему без меня? А? И самое главное — ничего не сказала! Я столько времени не находила места — уже не зная, что думать. А тут является моя сестричка, полуголая и, нагло улыбаясь, говорит, что ничего не произошло! Как ты могла? — наконец рыкнула она и залилась слезами.
Я стояла с открытым ртом от удивления — моя младшая сестрёнка только что устроила мне разнос? Невероятно… Либо она повзрослела — либо я старею…
— Я так переживала за тебя… — рыдала она. — Все три года, что ты училась в школе, я так по тебе скучала и надеялась, ждала тот день, когда, наконец, вернётся моя ненаглядная сестричка — вот тебе! Дождалась — истерически крикнула она, показывая фигу — Ты приехала и на следующий день собралась уезжать! И не стыдно, а? Взрослая, красивая и, кажется умная девка, а попёрлась мужика соблазнять!
Мне осталось только рот раскрыть от удивления… Вики подумала, что я пошла к титану за этим? Глупости какие! Однако сестра так не считала, поэтому мне ещё больше часа пришлось выслушивать её обвинения и пытаться убедить в собственной безгрешности.
В конце — концов, мы сошлись на том, что «Я отвечаю за свои действия сама» и в знак дружбы Вики предложила сходить по магазинам… Мой отказ её не воодушевил:
— И что же ты предложишь мне из развлечений? — скрестив руки на груди, спросила Вики — но по глазам было видно, что она полностью уверена, что в моей жизни нет места для развлечений — что ж, придётся ей показать, как отдыхают настоящие студенты школы магии!
Солнце медленно, но верно поднималось к зениту, грозя испепелить на месте любого, кто по глупости или по — смелости решится пройтись под полуденным зноем. М — да…Испытание не из лёгких, но кто сказал, что нельзя перехитрить жару? С помощью магии и люди летают…
— А всё-таки — куда мы идём? — задала давно мучавший её вопрос Вики. Я не ответила — только таинственно улыбнулась — увидит!
Мы шли по пустынной улице и редкие люди (чаще всего рабы) с недоумением оглядывали двух девушек, которые не торопливо двигались куда-то на восток. Конечно амулеты, создающие защитный — прохладный слой вокруг человека — это не самая лучшая защита от въедливого солнца, зато вполне действенная. Я снабдила сестричку и себя ими ещё перед уходом, поэтому, Вики немного недоумённо поглядывала на изнывающих от такой жары людей — конечно — ей-то прохладно, вон даже мурашки по коже бегают! Но мысли мои занимало вовсе не поведение неугомонной сестрички, а скорее тот, кому я задолжала собственную жизнь — Эдер. Похоже, он так и не понял, что я блефовала, когда сказала догадку о его происхождении — титан! Это же надо — такое даже в здравом уме не могло мне прийти в голову, но что-то заставило выдавить из себя это слово — и надо же — я оказалась права! А уж актёр из него паршивый… Или он просто не стал отрицать очевидное? Не знаю… Правда, теперь стало понятно, почему он использовал именно ярл — скрещивая наши магические силы, он помог восстановить их баланс у меня, без «прожигания» ауры, а если бы просто влил чистую энергию, то это неизбежно привело бы к полной потере моих способностей и «выжигания» ауры насквозь. Только уж не знаю что хуже — потерять способности к магии или быть замужем за титаном?
— Девушка, вы меня слышите? — наконец, сквозь плотную пелену мыслей до меня дошёл весьма злобный голос Вики. Я подняла глаза и как можно добродушнее улыбнулась:
— Я тебя прекрасно слышу! И нечего так кричать — мёртвых поднимешь!
— Каких мёртвых? — остановилась Вики и пристально посмотрела в мои глаза.
— Так город же стоит на месте великого альконского сражения… — как бы невзначай бросила я, и, понаблюдав за вытянувшимся лицом сестрички, добавила: — Ты что, не знала? — я подняла брови вверх — имитируя высшую степень изумления.
Вики побагровела и, шумно сглотнув, покачала головой. Всю оставшуюся дорогу она не произнесла ни слова, чему я была чрезвычайно рада. О, великая и благостная тишина!
Вообще-то я не солгала — ну почти. На месте Астары действительно произошло жестокое по кровопролитности сражение — названное впоследствии «альконским», в честь генерала Алькона — человека слывшего жестоким и грубым, но являвшегося примером настоящего воина — сильный и прекрасный стратег — он во главе с армией тогдашнего короля Атлантии разгромил на этом острове воинов Лактров. Лактриния — это государство, что завязало войну с вполне мирной, но сильной страной — Атлантией. Сейчас прошло достаточно лет, чтобы могилы погибших воинов заросли травой, но память об их заслугах сохранена в официальных летописях и песнях менестрелей, но лично я, почерпнула множество знаний об этой войне из рассказов отца.
Атлантия довольно быстро оправилась от разрушений — конечно, этому не мало способствовало и то, что Лактриния перестала существовать как государство вообще — все немалые земли, а значит и природные богатства, перешли в вечное пользование Атлантии…
— Ну, вот и пришли — наконец сказала я, отвлёкшись от воспоминаний давно минувших дней (и хорошо, что минувших).
— Вау! — только и смогла вымолвить сестричка. Да, я её прекрасно понимаю — когда пришла к школе впервые — не поверила, что это здание — может выпускать великих магов, наводящих ужас на врагов, но чуть позже морок спал и взором поступивших (и не только) открылась удивительная картина в виде огромного стеклянного (!) здания, высотой примерно этажей так в пять. Конечно, высотой эта красотища не поражала, зато внушала уважение размером — школа занимала почти всю половину города! Ну, если, конечно, прибавить двор, включающий стадион и конюшню.
Полюбовавшись на раскрытый от удивления рот сестрички, я приобняла, её за плечи и молвила:
— А теперь пойдём.
— Куда? — наконец, очнулась Вики.
— В библиотеку! — весело ответила я, и вошла во двор, где когда-то меня чуть не угробили.
Глава 7
— Высшая школа искусств магии и военного дела занимала почти половину приморского города — Астары. И жил бы спокойно тихий городок, если бы после войны не реконструировали заброшенную школу и не превратили её в учебное заведение, выпускников которых боится даже стража императора…
— А разве стража императора настолько сильна, что сможет помешать магу? — удивилась моя сестра, совершенно не заботясь о том, что только что перебила меня.
Я посмотрела на вопросительно поднятые брови сестрёнки и решила смилостивиться до ответа:
— Стража императора, их ещё называют Ликвидаторы — это лучшие воины, которых специально отбирают и готовят для службы его имперскому величеству — ни один из них не владеет магией, зато имеет врождённый иммунитет к любому её проявлению. — Пояснила я.
Сестрёнка лишь многозначительно покачала головой, но дальше вопросами заваливать не стала, оставив меня в сомнениях — поняла она что-нибудь из моего рассказа или нет?
Библиотека Астарской школы магии представляла собой поистине грандиозное зрелище — огромное помещение, высотой примерно в двадцать (а то и больше) метров, уставленное стеллажами с огромным количеством книг. Когда то, впервые увидев всё это великолепие я потеряла дар речи, теперь же, по — прошествии трёх лет пришло понимание — что даже если буду жить столько же, сколько и титаны — всё равно всё не прочту. Из груди невольно вырвался тяжкий вздох.
На Вики наследие предков не произвело никакого впечатления, разве что она громко возопила:
— Какой здесь запах! — (и брезгливо закрыла нос).
В ответ я лишь покачал головой — моя сестрёнка никогда не любила книги, предпочитая читать журнальчики с эскизами платьев — ох уж эти модницы!
— Чем могу помочь, — раздался вежливый голос рядом. Я повернула голову на источник шума и тут же губы расплылись в непроизвольной улыбке — передо мной стоял хранитель библиотеки — Ваиль Хаян — уроженец Бравии и мой негласный наставник.
— Ваиль Хаян, — я подошла к старцу и протянула руки, дабы обнять старичка.
— Олимпия! — обрадовано ответил хранитель и полез обниматься.
Вики сзади недовольно фыркнула — что поделать, но в Бравии утверждена такая система приветствия при этом такие «обнимания» вовсе не имела под собой никакой сексуальной подоплёки — только чисто дружеские чувства. Это у нас в Атлантии — если слегка приобнял человека — то всё — повесят очень нелицеприятный ярлык…
— Чем обязан тебе, студентка! — улыбнулся старичок, отодвигаясь от меня.
Я посмотрела на хранителя — сухонький старец, с редкой бородкой и раскосыми глазами, — типичное «старшее» поколение, но если бы не знала кто на самом деле этот человек — то посчитала обычным мужчиной пенсионного возраста. Слишком многое скрывала его совсем не старческая улыбка и мудрые глаза, и я прекрасно понимала, что — Ваиль Хаян — не просто седой дедушка — он душа этой библиотеки, и в схватке уложит на лопатки любого мага или воина. Но Вики, пожалуй, не стоит об этом говорить — иначе замучает расспросами, да и к тому же тайна- то не моя!
— Хранитель, — вежливо обратилась я, — мне нужно найти парочку книг и боюсь, что придётся их взять с собой, так как читать сейчас нет времени, вы позволите? — Я обезоруживающе улыбнулась — а-ля девочка-ромашка.
— Знаю я тебя, Липа — хитро улыбнулся Ваиль, — В прошлый раз утащила из библиотеки древний фолиант на титаллийском и принесла только через две недели, а между прочим это древняя и очень ценная рукопись!
Я кивнула и опустила голову в знак полной покорности судьбе — хранитель побурчал, побурчал ещё немного для проформы, но всё же впустил нас к стеллажам.
— Ну, ты даёшь — восхищённо протянула Вики, — В школу провела, в библиотеку доступ есть, плюс ко всему ещё и в хороших отношениях с хранителем! Я тебе удивляюсь — ты что здесь делала три года? Дипломатические отношения разводила?
— Нет, — усмехнулась я, выпуская поисковое заклинание из пальцев правой руки, — Просто нужно быть такой же милой и доброй, как я!
Сестра на это лишь недоверчиво фыркнула. Пока поисковое заклинание вместо хозяйки блуждало между стеллажами, я стояла на месте и упорно делала вид, что рассматриваю корешки книг, но мысли витали где-то далеко, а точнее они сбежали в одном направлении — к гостинице в одном из номеров которой расположился настоящий титан… Вики ушла искать «что-нибудь интересненькое», поэтому меня никто не отвлекал своим щебетанием.
Всё-таки как может быть, что титан появился среди наших владений? Вопрос на этот сакраментальный вопрос и множество других подобного рода — я пыталась найти в книгах по этой удивительной расе. Из задумчивости меня вырвал еле слышимый шелест листов — похоже, книга найдена. Не успела я опомниться, как своенравное заклинание бросило толстенный фолиант мне прямо не голову — я охнула и осела на пол. Голова закружилась и через минуту, когда изображение вновь восстановилось я лицезрела прямо перед собой раздражённое, нет, точнее весьма ехидное лицо Эдера. Матерные слова застряли в горле, так как вспомнились правила библиотеки «ругаться нельзя», а уж хранитель за соблюдением этих самых правил очень следил и наказание давал соответствующее.
— Чего тебе? — спросила я, потирая ушибленную макушку.
— Больно? — прошипел титан.
Меня хватило лишь на то, чтобы злобно сверкнуть глазами и попытаться встать. «Второй раз за одну неделю сознание теряю — позор!» — промелькнула мысль в голове.
— Дай сюда, — уже спокойно сказал Эдер и в его голосе послышались сочувствующие нотки.
Я удивлённо воззрилась на него, но сказать ничего не успела — мужчина рывком схватил меня рукой и близко прижал к себе, а ладонь левой руки положил на шишку. Я злобно засопела, пытаясь освободиться, но хватка у титана казалась металлической, правда все попытки вырваться прекратились сами собой, когда я почувствовала слабый холодок, протекающий сквозь пальцы Эдера и замораживающий боль… несколько секунд я просто сидела, прижавшись к его груди и могу руку дать на отсечение, мне это нравилось — словно маковичным настоем опоили.
В голову опять полезли нехорошие мысли, но все тут же были отогнаны холодным разумом.
— Может, отпустишь, а то создаётся впечатление, что тебе нежности женской не хватает… — прошипела я, пытаясь высвободиться. Эдер лишь снова злобно посмотрел на меня, но отпустил и даже ничего не сказал.
— Кстати, а почему ты здесь и где хранитель? — внутренне холодея спросила я, ожидая услышать, что титан услышав отказ, просто убьёт духа библиотеки.
— Я здесь, потому что ты теперь под моим контролем и обязана согласовывать свои планы со мной! — рявкнул Эдер.
Я скептически посмотрела на него — ну не умеет он играть из себя важного и злобного дядьку — мал ещё, а может практика плохая, но так или иначе — лучше всего могу я.
— Ты не посмеешь мне указывать что делать и как это делать, — спокойно произнесла я, тоном судьи, выносящим приговор.
— Ты не забыла, — усмехнулся Эдер, — Я твой муж!
У меня на секунду поплыло в глазах от такого хамства — словно пощёчину дали, но не успела я открыть рот, чтобы как следует просветить этого зарвавшегося шовиниста о его происхождении, как из-за стеллажа выскочила весёлая Вики и громко спросила:
— Кто чей муж? — Увидев меня и Эдера, девушка застыла с открытым ртом и…хитро улыбнулась:
— А вы всё воркуете голубчики!
Рррррррр! Убью гадину! Нет, заморожу! Или лучше сожгу её длинный язык.
Вики всё поняла по моим сверкающим яростью глазам, и тут же удалилась, нервно хихикая, я же перевела взгляд на улыбающегося титана. Этот нахал ещё смеет улыбаться, после того, как посмел поиздеваться надо мною, и теперь даже сестричка имеет повод «пошутить».
— Ну-ка спокойней, — серьёзно сказал Эдер и подал мне, валявшуюся у ног книгу — ту самую, что приложила меня по голове. — Сюда идут люди — похоже, твои друзья, думаю стоит показаться перед ними в положительном облике.
Этот гад ещё и шутить смеет? Но не успела я и рта раскрыть, как из-за угла стеллажа показалась группа моих друзей… Эвелина, Дарит, Жоарта, Малейр. Я тут же позабыла все свои обиды и кинулась навстречу друзьям — те в свою очередь тоже — результат — множество шишек и радостные объятия со всеми по очереди. О, забыла ещё злобное сопение Эдера недалеко — но это мелочи — так сказать бальзам на рану — особенно, когда кто-то из друзей отдавил ему ногу…
— Липа, что это? — воскликнуло что-то рядом в визгливой интонации. Я повернулась и обнаружила кисть своей руки, крепко зажатую в руках Эвелины, всё бы ничего, только рука-то левая, а подруга уже внимательно разглядывала изящный рисунок ярла…
В библиотеке повисла гнетущая тишина — парни смотрели на меня, так, словно я была виновата в войне Атлантии, подруги — Эвелина и Жоарта — просто недоумевали, а я молчала и молилась богам, чтобы Эдер не посмел вмешиваться. Но, похоже, за сегодняшний день я уже израсходовала весь запас удачи, дарованный богами, иначе не услышала бы за спиной тягучий и явно насмешливый голос титана:
— Олимпия, ты меня не познакомишь со своими друзьями?
Сердце бухнуло в груди куда-то в уровень пяток, а ладони странно вспотели — что я скажу друзьям, если ещё месяц назад отмахивалась от замужества и с упоением расписывала прелести одинокой жизни? Я посмотрела на лица друзей — они похоже меня поняли и…рады? Не может быть. Тогда почему так тепло и с пониманием улыбаются? Я не могла выговорить ни слова от нахлынувших эмоций и роя мыслей в голове, поэтому лишь хлопала глазами.
— Так почему же нас на свадьбу не позвала? — усмехнулась довольная Эвелина, поглаживая узор ярла. В её словах не было и доли упрёка — скорее искренне недоумение, приправленное радостью, у меня с груди, словно камень свалился.
— А вы спросите моего любимого, — ехидно сказала я и, улыбаясь своей самой милой улыбкой, повернулась к Эдеру — его лицо не выражало ровным счётом ничего, только глаза явно выдавали ярость, бушующую внутри. «Интересно, злость — это его постоянное состояние или наедине с собой он милый и добрый и только в моём присутствии чуть ли ядом не плюётся?» — промелькнула мысль в голове.
Всё оказалось намного хуже, чем я даже представить себе могла… Эдер щебетал без умолку, шутил и в глазах моих друзей плавно завоёвывал авторитет. Буквально через полчаса непринуждённой беседы я поняла, что учиться в школе на следующем курсе будет сложно, хотя бы оттого, что друзья завалят вопросами о том, почему я рассталась с таким «милым молодым человеком». О боги, дайте мне сил!
— А каким вы ветром здесь оказались, — наконец, спросила меня Эвелина.
Я пожала плечами, но ответила.
— Я пришла сюда, что бы найти кое-что. Ты же знаешь — информация — великая сила. А что вы тут делаете? — задала я ответный вопрос.
— Так мы поспорили с Жоартой поспорили с парнями, насчёт того, кто сможет произвести заклинание «Высшего огня». Поэтому и пришли сюда — ибо не знаем, какая для него нужна форма и сколько силы.
— Дарит, а где твой неугомонный братец? — наконец спросила я, ища глазами нашего общего друга и весьма колоритного члена компании.
Дарит пожал плечами и вновь принялся обсуждать политику Атлантии с Эдером.
— Макрос, кажется, флиртовал с симпатичной девушкой где- то в глубине библиотеки. — Подала голос Эвелина, слышавшая мой вопрос. Я кивнула и направилась искать свою сестрёнку, а заодно выглядывая Макроса, ведь зная его репутацию ловеласа, не сложно было догадаться, кто же эта «симпатичная девушка» — однозначно моя сестрёнка!
«А всё-таки мы разные» — подумала я, прохаживаясь между высоких стеллажей, в воздухе витал запах старой бумаги и пыль, что навевало воспоминания о днях, проведённых в библиотеке во время учёбы.
Эвелина — пышногрудая, голубоглазая блондинка, приехала учиться в школу откуда-то издалека — «Страна снега и ветров» — так окрестила она свою родину. Способности средние, зато великий потенциал в целительстве, именно она стала моей первой поддержкой и подругой в школе. После того «сражения» с гидрой, мне ещё долго аукалось истощение — так Эвелина в то время не отходила от меня ни на шаг, при очередных приступах боли помогая своим целительным даром. Именно она, становилось той ниточкой, которая связывала меня с реальностью и заставляла бороться с болью, от которой некоторые маги сходили с ума… Дарит и Макрос — брюнеты, с короткими, жесткими кудрями, и идеально аристократическими чертами лица, оба брата были близнецами, но только один во всю пользовался своей внешностью — Макрос, отчего и слыл в школе «ловеласом», правда за глаза влюблённые девушки называли его Аполлоном. С обоими братьями я познакомилась совершенно случайно — Макрос углядел во мне очередную жертву любви, я же оказалась стойкой к его чарам, потому и заслужила репутацию почётного «друга», потом мы сдружились и с Даритом. Жоарта и Малейр — тоже родственники между собой, хотя и дальние. Поначалу, мои абсолютные враги, потом — верные друзья. Сначала, они действительно поставили себе задачу сжить со свету «противную выскочку», но это оказалось невыполнимо ввиду моей полной неуязвимости к ехидным замечаниям и прочим гадостям, а уж на что- то более жестокое их потянуло лишь раз, и для обоих тот результат оказался плачевным. С тех пор, красивая шатенка и высокий, смуглый брюнет — решили стать моими друзьями и разделить, как говорится, горе и радость, болезнь и здравие. Вместе с друзьями, мы натворили в школе не мало бед, нарушая дисциплину и во всю пользуясь своим положением. Конечно, подстраивать гадости ученикам и преподавателям — было несомненно приятно, но палку мы не перегибали, ограничиваясь безобидными вещами и «сюрпризами».
Тихим, женским голоском кто-то противно захихикал неподалёку, я пошла на звук и застала Вики и Макроса. Девушка прислонилась к стеллажу и таяла в объятиях моего друга, тот, что- то шептал ей на ухо, отчего Вики и начинала глупо хихикать, попутно краснея.
Сестричка не сразу поняла что происходит, когда я вытащила её за уши из-под крепких объятий друга, тот же, ухмыляясь, отодвинулся и ничего не сказал. Что ж, оно и лучше, с ним я поговорю попозже.
Вопросы типа: «Что здесь происходит» я решила не задавать, поэтому просто наградила обоих испепеляющим взглядом, призванным воззвать их к совести и, потащила слабо сопротивляющуюся сестричку к друзьям, дабы познакомить, а по пути не грех и пожурить бы, но знаю я Макроса — ни одна девушка перед ним не устоит, ну почти не одна.
В том месте, где только что стояли друзья оказался лишь Эдер, деловито рассматривающий корешки книг на полках, на мой вопросительный взгляд тот лишь буркнул что-то невразумительное. Только я хотела было пойти на поводу у эмоций и приложить толстенным фолиантом, до сих пор, зажатом в руке, наглого титана, как услышала голос Эвелины:
— Липа, не забудь, сегодня в восемь вечера у золотого краба!
Я обернулась и, углядела исчезающую фигурку Эвелины, в конце стеллажей, по направлению к выходу. Отвечать не стоит — они и так знают, что я приду.
Глава 8
От Эдера избавиться оказалось весьма сложно… Он ни в какую не хотел понимать, что «великий титан не может посетить столь низкое заведение, как приморская таверна». В конце концов, я пригрозила, что он пойдёт с нами по магазинам и как истинный джентльмен он отказался от этой почётной участи.
Вики уже потирала белые ручки в предвкушении длинного забега по магазинам, когда я её «обрадовала», сказав, что пополнение её гардероба произойдёт не раньше, чем я умру в жестокой схватке с гидрой…
— И чем мы будем заниматься весь вечер? — надула губки сестричка, встав посередине дороги и показывая тем самым своё отношение к моему «плану».
— Увидишь, — ответила я и, подцепив под руку Вики, направилась к одному замечательному месту…
Свежий морской ветер трепал волосы и ласкал кожу. Я открыла глаза, чтобы вновь посмотреть на синюю, кажущуюся бесконечным гладь моря. Вики стояла поодаль и также наслаждалась открывшимся видом. Я привела сестру на своё любимое место во всём городе — только здесь можно было почувствовать себя целиком, а не одной из песчинок огромной толпы. Казалось, на этом небольшом куске скалы, возвышающемся на пять метров от уровня воды, начинаешь вновь осознавать себя человеком — сильным, и в тоже время ничтожным по сравнению с бушующей стихией.
Стайки чаек проносились над головой с диким визгом, море шумело и с каждой волной до нас долетали слабые капли холодной, морской воды. Наконец, я отошла от края и потянула впавшую в некое подобие транса сестричку за собой. Кусочек скалы, на котором мы стояли, был неким продолжением спрятанной в глубине подступающего леса, пещерой. Сюда почти никто не приходил и только мы с друзьями при очередной вылазке нашли это замечательное место, но из всей компании только я прикипела душой к этому месту, которое служило мне и убежищем и просто своеобразным местом для отдыха от суеты городской жизни. Друзья прозвали это место «думы отшельницы», естественно отшельницей становилась я, всякий раз, когда приходила сюда. Мы вошли под тёмные своды пещеры, и я по привычке зажгла светлячок — маленький светящийся шарик — первое заклинание, которое я выучила в стенах школы магии. Самое интересное, что цвет «светлячка», как форму и размеры можно было легко изменить — например, создать с десяток ярко-красных или парочку синих, света от таких идёт мало, поэтому я пользовалась обычным «белым».
Я ступала тихо, проводя кончиками пальцев по стенке пещеры — и не могла объяснить, почему камень здесь не сырел и не покрывался плесенью, а с потолка не свисали сталактиты. К тому же энергия, которую мы перерабатываем в магию своими способностями, здесь ощущалась наиболее остро, будто даже кожа, волосы, одежда — всё постепенно пропитывается чистой энергией природы. Иногда я ловила себя на мысли, что могу так однажды остаться здесь надолго, и тогда моё тело растворится в окружающей силе. Но разум заученно твердил строчку одной из лекций «Об управлении магическими силами»: сила, какой концентрации бы она не была — никогда не сможет растворить физическое тело «призывающего».
Вики ступала за мной, и за столько времени не произнесла ни слова — для неё видеть море было в новинку, поэтому, она всё ещё была под впечатлением увиденного. Мне даже поворачиваться не стоит, чтобы увидеть её выражение лица — загадочно-мечтательно-довольное.
— Пойдём, — я взяла её за руку, опасаясь, что в таком состоянии эйфории, она попросту споткнётся, упадёт и расшибёт себе что-нибудь.
Не смотря на то, что мы жили не так далеко от моря, с отцом мы редко выезжали за пределы провинции — наш единственный родитель был постоянно занят и лишь в редкие моменты брал с собой в небольшие путешествия. Он, конечно, мог отправить меня с сестрой с каким-нибудь сопровождающим, но отец всегда так боялся нас потерять, что попросту не доверял, ни одному охраннику.
Мысли прервала боль, толчками поднимающаяся от желудка и выше. Я прислонилась к стене и крепче сжала, мгновенно напрягшуюся, руку сестрёнки. «Наконец — то откат. А я — то думала, что меня в этот раз пронесло», — пришла запоздалая мысль.
— Липа, Липа, что с тобой? — Вики поддерживала меня, пока я сползала по холодной, шершавой стене, пещеры.
Боль приходила толчками и, казалось, вот-вот бешено стучащее сердце попросту остановится, не выдержав такого ритма. Откуда-то издалека слышался взволнованный голос Вики, а я ещё крепче сжимала горячую руку сестры, сейчас это казалось единственным лучиком спасения, связи с окружающим миром, сквозь пелену боли. Я кожей чувствовала беспокойство сестры, но попытки объяснить или хотя бы вымолвить одно слово, превращались в беззвучное мычание.
Впервые в своей жизни, я испытала откат, когда поступала в школу и там, выложив весь резерв на испытании, попросту отключилась. После пробуждения, я раньше других узнала основы пользования магией и последствия «перебора». Тогда ещё больше месяца мне «аукалось» то заклинание, призванное уничтожить всех врагов — итог — враги уничтожены, а сама я в самые неподходящие моменты становилась полностью недееспособной, испытывая при этом невероятные боли. В школе мне помогала Эвелина — своим даром, её чистая, исцеляющая энергия «сглаживала» боль, сейчас же подруги рядом не было, и я вновь ощутила все последствия своих необдуманных поступков… За всё в этом мире нужно платить — взял много, попользовался, а отдавать кто будет? Вот и платим мы болью за каждую каплю, высосанную из ауры.
— Липа, очнись… Ну очнись, Липа. Умоляю…,- рядом кто-то всхлипывал и гладил меня по волосам. Я открыла глаза и увидела сестрёнку, по щекам которой текли слёзы.
— Всё хорошо, — произнесла я сакраментальную фразу, и вяло улыбнулась.
— Я так за тебя испугалась. Что с тобой было? — спросила Вики, подсаживаясь ко мне поближе. Только сейчас я опознала, что лежу на полу пещеры и накрыта каким-то подобием старого плаща.
— Это откат, — облизнув потрескавшиеся губы, ответила я. Вкус крови заставил меня поморщиться.
Мгновенно накатившая апатия, принесла горечь и пустоту где-то на уровне груди, тело не повиновалось, хотя я честно старалась подняться. Даже мой маг — учитель, нанятый отцом предупреждал о «негативных последствиях» полного «высасывания» ауры, но в детстве как-то о преждевременной смерти не задумываешься, а когда взрослеешь и наступают моменты, при которых стоит выбрать — либо месяц мучиться болью, либо спасти собственную жизнь или жизнь близкого человека — тогда не до предупреждений, вбитых на уровне сознания. И перед глазами стоит единственная цель — выжить, или заплаканные глаза сестры…
Я не хотела, чтобы Вики была со мной во время приступа — так как по опыту знаю, что зрелище пугающее — всё тело выворачивается под неестественным углом и бьётся не то в судорогах, не то в конвульсиях. У меня так уж повелось, что плюс ко всему я ещё и губу закусываю, поэтому к концу «экзекуции» становлюсь похожа на жертву пластической магии по увеличению губ.
Я постепенно приходила в себя, тело, кажется, также начало повиноваться, поэтому я решила больше не разлёживаться — стоило ещё добраться до таверны, где мы условились встретиться с друзьями. Опираясь на заботливо подставленную руку сестры, я поднялась и тут же прижалась к ближайшей стене — внезапно в глазах потемнело, а желудок вновь решил вырваться на волю. «Может, правы маги — учёные, когда говорят, что во время отката наши внутренности выворачивает наизнанку?» — пронеслась мысль. Сейчас я бы поверила даже в это…
Солнечный свет ослепил на мгновение, лишив возможности оглядеть окружающий лес. Кое-как приоткрыв сопротивляющиеся веки, я, наконец, рассмотрела деревья — всё вроде спокойно, хотя кто в зрелом уме и твёрдой памяти придёт сюда? В школьный лес?
С самого начала появления школы, по городу стали разноситься слухи о якобы странных звуках, доносившихся, из тогда ещё городского парка, примыкавшего на свою беду к школе. После исчезновения пары-тройки людей, городские власти решили свалить вину на магов и их «магические эксперименты» и уничтожить лес. Однако, тогдашний директор решил вопрос по-другому — включил небольшой участок с деревьями во владения школы. С тех пор, как говорится, много воды утекло — хилые деревца превратились в необхватные дубы и сосны (местами), их количество также увеличилось, но, а ученики «спускали» неудавшиеся эксперименты в зелёную чащу. К слову, тот инцидент, из-за которого лес и стал частью школы магии — никто так и не раскрыл, но лично я склоняюсь к мысли, что «безвременно почившими» оказались просто люди, нарвавшиеся на бандитов. Правда, теперь в лесу действительно обитает много «неведомых зверушек», но учеников ни одна тварь ещё пока не тронула — ибо мы знаем к ним особый подход — несколько кусочков хлеба, как бы ненароком оставленные на пеньке — и никто прогулку в лесу не прервёт клацаньем зубов. Уж и не знаю, почему «наши» существа такие умные и понятливые, но факт, как говорится, на лицо. «А вот Вики про это говорить не стоит» — пронеслась в голове умная мысль — она не поймёт и наверняка ещё больше испугается — вон, как головой крутит по сторонам, цепляясь взглядом за каждый подозрительно шуршащий куст.
Пока мы спокойно следовали по еле различимой тропинке, мои мысли, как обычно витали совершенно в других местах — в отличие от тела, спокойно бредущего сквозь лесную чащу. Деревья мирно шептались между собой, ветер шуршал в зелёных кронах, и казалось в лесу, повисла неестественная тишина. Солнце слабо пробивалось сквозь густую шевелюру деревьев, поэтому, когда мы вышли из леса, полуденная жара навалилась густым пологом. Я тут же наложила заклинание, что использовала, когда мы вышли из гостиницы — конечно, перерабатывать энергию было ещё трудно и немного больно, после отката, но достаточно терпимо.
Улицы Астарты казались вымершими. Полуденный зной заставил большинство людей плюнуть на дела, и укрыться в каком-нибудь более-менее прохладном месте. Только несколько рабов, обливающихся потом и в простых набедренных повязках, спешили исполнить поручения хозяев, да парочка одиноко бредущих девушек — нас.
— Лето в этом году будет тяжёлым — нарушила повисшую тишину Вики.
Я повернула голову, чтобы увидеть лицо сестры — похоже, увиденный откат ещё долго будет будоражить её память.
— Это точно, — только и смогла я ответить.
Дальнейший путь прошёл в полной тишине, разве что я лениво теребила рукой золотистый кулончик в небольшом кармане платья сбоку, как будто боялась, что симпатичная вещичка куда-то денется.
Пока Вики смотрела на море, я успела открыть свой небольшой тайник, расположенный у самого края скалы — простое отверстие, прикрытое зачарованным камнем. Там лежала одна — единственная вещь — золотой кулон в форме совы, на длинной цепочке. С первого взгляда — ничего особенного — простая золотая безделушка, которые в большом количестве продаются на рынках Астарты. Только от этой вещи за версту «несло» чистой энергией — в этом и заключалась особенность золотой совы.
Сломанный амулет я нашла давно, во время одной из вылазок в эту пещеру — мерцающий в темноте кусочек я увидела не сразу. Кулон на цепочке в виде совы был сильно испачкан, но что-то заставило меня его взять, очистить и починить. Дело в том, что фигурки наполовину просто не было, отчего пришлось самой её выливать, да глаза — бусинки потерялись. С тех пор, артефакт приобрёл новый вид — аккуратное тело ночной птицы и сапфировые вставки вместо глаз.
После этого, я обнаружила в амулете весьма полезную способность — он мог долго хранить энергию в себе, как в чистом виде, так и в «переработанном». А это означало, что кулон превращался в мощный и весьма редкий артефакт — накопитель, с возможностью использования магии по усмотрению хозяина. Таким образом, я могла некоторое время колдовать, не используя свои собственные силы. Почти год я билась над разгадкой амулета — почему он имел те же способности, что и человек — маг, ведь в природе не могло существовать механической переработки энергии? Я проводила опыты, часами сидела в библиотеке, но добилась лишь того, что артефакт приобрёл ещё большую накопительную способность.
А забрала я кулон, потому что хвалёная женская интуиция подсказывала, что хитрый титан далеко уведёт меня за пределы города…
Солнце начало садиться, когда мы с Вики вышли из гостиницы. Жара не спала, а казалось, даже усилилась, поэтому я быстренько наложила на себя и сестрёнку уже знакомое заклинание. Капельки пота перестали струиться по коже, а настроение постепенно повышалось. Мы остановились возле самого входа в гостиницу, чтобы подождать Эдера — титан и я условились сыграть роль примерной семейной пары ровно до того момента, когда опасность в виде косых взглядов и недоумения на лице моих друзей минует. Что ж, будем надеяться на лучшее, а к неприятностям готовиться.
Поток моих мыслей прервало деловитое покашливание — я обернулась и лицезрела изрядно опоздавшего титана. На этом месте стоило бы скривиться и выпустить какую-нибудь колкость, но рот самопроизвольно раскрылся… Я никогда ещё не видела столь ухоженного и…красивого мужчину. Длинные тёмные волосы Эдер уложил в сложную причёску, и хотя одежда была простой — белая рубаха, чёрные штаны и высокие сапоги — так одевались многие мужчины среднего достатка, титан казался воплощением грациозности, и неприступной, холодной красоты. Я даже немного смутилась, когда столкнулась с ехидным взглядом Эдера, но вопреки обычному, титан ничего не сказал, лишь кивнул в знак приветствия.
Я невольно вспомнила своё отражение в зеркале, которое видела перед тем, как выйти на улицу — тёмно-зелёная туника длиной почти до колен, с глубоким декольте и разрезами по бокам, чтобы облегающая ткань не стесняла движений. Штаны из редкого в нашей стране материала — бархата, и сандалии, тонкие шнурки которых тянулись вверх до колен. Не скажу, что моя одежда всегда отличалась отличным вкусом — я одевалась так, чтобы в первую очередь было удобно, но а если вещь ещё и красиво выглядит, то это замечательно. Правда вычурность, также как и большое обилие ярких цветов, я не любила с детства.
Взгляд невольно скользнул по сестре — Вики была единственной в семье, которая не признавала удобство в одежде и любила «изысканный шик» — так она описывала свою тягу к красивым, но совершенно не практичным (на мой взгляд) вещам. Вот и сейчас её длинное, до пола платье, цвета морской волны в полуденный час, заставляло её нервничать — дорога-то не близкая, а голые плечи и глубокое декольте заставило меня думать, что на сегодняшний вечер Макрос потеряет покой. Ведь до сестрицы я ему не дам и пальцем дотронуться, не говоря уже о перспективе привезти Вики домой на сносях. Нет, конечно, в наше время магия, вместе с друидской медициной дошла до неимоверных высот и различные противозачаточные зелья в большом ассортименте продавались в аптеках, не говоря о простых заклинаниях. Но за сестру я боялась, так как прекрасно знала репутацию друга. Хотя, на сегодняшний вечер, его развлечением станут только разговоры и ничего более, по крайней мере, я об этом позабочусь.
Таверна с многозначительным названием «Выпивай-ка» находилась в элитном районе города, где по большей мере проживали богатые товарообменщики* и правители города. Этим и обуславливался наш разряженный вид, так как эта таверна значительно отличалась от других питейных заведений — здесь не устраивали пьяных дебошей, а в перерывах между закусками танцевали под красивую музыку, которую виртуозно исполняли музыканты. Конечно, мы с друзьями не поборники здорового образа жизни, и до того, как попали в это место предпочитали заведения более «низкого» качества, где можно было напиться вхлам и горлопанить похабные песни, так или иначе — такая вечеринка была отличной разрядкой после тяжёлых школьных будней. За размышлениями и воспоминаниями, я не заметила, как наступили сумерки, а прохладный ночной ветерок начал потихоньку шевелить застоявшийся воздух. В целом, дорога от гостиницы занимала около пары часов, до таверны, но если бы мы взяли лошадей, то времени ушло намного меньше. Но учитывая, что сегодня (лично я) хотела напиться, а правитель Астарты принял закон «об управлении лошадьми в нетрезвом виде», то поездку на Брусничке пришлось отменить.
А закон ввёл наш император после того, как на его младшую дочь, наскочила лошадь, нёсшая пьяного всадника. С тех пор, мы не могли себе позволить роскоши отправляться в таверну на лошадях, а брать колесницу почему- то не позволяли в школе, специальным указом. Правда сейчас я была на практике, что исключало возможное нарушение устава школы, но рисковать не хотелось, да и ни одной свободной колесницы мы пока не встретили.
Сумерки медленно опускались на раскалённый летним солнцем город. Люди постепенно выходили из своих прохладных убежищ и теперь спешили довершить дела, а кто-то просто собирался в гости, театр или любое другое увеселительное заведение, но настроение прохожих было явно весёлым — теперь можно было выходить на улицу, не боясь, что заживо спечёшься. Правда наступление лета не означало, что дела в городе простаивали, торговля прекращалась, а уровень безработицы был непомерно высоким. Люди постепенно привыкали к вечно пекущему солнцу и зною, а буквально через месяц начинался «спокойный сезон» — так мы называли время, когда температура воздуха была вполне приемлемой, и значительно ниже, чем в первый месяц лета…
— Вот ё! — выпалила я, споткнувшись о небольшой камешек, коварно сливающийся с мощатой дорожкой. И лежать мне сейчас на пыльной дороге, если бы не крепкая рука Эдера, что обвилась вокруг моей талии… Я недоумённо посмотрела на титана и, стряхнув его руку, направилась дальше, попутно рассказывая о достопримечательностях города, попадавшихся на пути, впрочем, болтовня не отвлекала от собственных мыслей.
Наконец, двух — этажное здание показалось, вдалеке, и я поторопила путников. Здешняя улица не казалась отличающейся от остальных улиц в Астарте- те же ничем не примечательные домики, аккуратный, ухоженный садик и низкая ограда. Только было одно большой отличие, из-за которого воры и остальные приверженцы преступной братии, не любили захаживать сюда — мощные магические заклинания, буквально вплетённые в кладку домов, ограды и даже деревьев, служили весомой защитой от не прошеных гостей, пришедших со злым умыслом. Никто не знает, как и главное- кто именно, вложил столько сил в защиту одной — единственной улицы, но жильцы дорожили своим недвижимым имуществом, поэтому отказывались переезжать куда-либо даже за большие деньги, чувствуя себя под надёжной защитой зачарованных стен.
— Так маги столько времени ходят вокруг потенциально опасных заклинаний и даже пальцем не могут пошевелить? — услышала я серьёзный голос Эдера. Оказывается, последние свои мысли я озвучила, поэтому спутникам теперь было ясно относительное спокойствие, царившее на этой улице.
— Нет, Эдер, — я повернула голову в сторону титана, не прекращая шагать, — Эти заклинания не опасны для простых людей — они действуют лишь на преступников, — пояснила я. — К тому же существует легенда, что на месте Астарты когда-то давно находилась столица высших — я запнулась и вопросительно посмотрела на Эдера. — Перворожденных — титанов и циклопов.
Эдер, до этого созерцавший каменную дорогу остановился и на мгновение на его лице мелькнула тень узнавания, но потом, лицо вновь стало бесстрастной маской.
— И что дальше? — громко спросила Вики.
Я пожала плечами — мол, не знаю. Повисла гнетущая своей тишиной, пауза, которую прервал мягкий, с бархатными тонами голос Эдера.
— Титаны не выдержали давления людей и решили покинуть этот благородный край, циклопы также разошлись по общинам, — пояснил он.
— Аааа, — протянула Вики и ушла в созерцание лиц, проходивших мимо людей, а мне оставалось лишь сдержать рвущееся наружу любопытство.
Остаток пути мы преодолели в молчании.
Я всё-таки удивляюсь, какая у меня судьба! То способности к магии обнаружились, то на первом в своём жизни испытании чуть не угробили магистры, потом встречаю циклопов и становлюсь должницей титана… Вообщем, насыщенная приключениями у меня жизнь — ничего не скажешь! Вот и сейчас… Стоило же встретить по пути давнего врага…
— Привет, Олимпия.
Я невольно сморщилась, когда услышала вкрадчивый, пробивающий льдом до самых костей, голос.
— Здравствуй, Фил, — во все тридцать два зуба улыбнулась я, — Хорошо выглядишь. На похороны очередного недвижимого имущества собрался?
Вообще-то Филармос — это мой старый-престарый враг. А получил он эту незавидную должность после того, как попытался меня сначала соблазнить, потом влюбить, умудряясь при этом выводить ставки против меня и ещё с десяток девиц. А попала я в такую немилость после того, как мы с друзьями (по моей инициативе) обыграли этого богатенького аристократа на кругленькую сумму, но всё бы ничего, да только денег у него с собой в тот день не оказалось, вот и пришлось Филармосу отдать нам расписку, подтверждающую, что его собственность в виде небольшого ресторанчика, переходит в наше безоговорочное пользование. С тех пор я и мои друзья являемся владельцами небольшой таверны под названием «Выпивай-ка».
Я не без удовольствия наблюдала за угасающей улыбкой парня. Конечно, может и стоило его пожалеть, только зачем? Я сегодня не в том настроении… «А когда ты была в том настроении?» — ехидно спросил меня внутренний голос, на что я лишь пожала плечами — одни вредными становятся, другие вредными рождаются. Я точно подхожу ко второму — сколько себя помню, никогда не могла упустить случая поиздеваться над кем-либо.
— А пойдёмте с нами! — раздался радостный голос Вики сзади. Я обернулась и столкнулась с восхищенным взглядом карих глаз. Он что, ей понравился? Затянулась неловкая пауза, во время которой я решала, на сколько опрометчивым будет мой поступок — подпустить опасного человека так близко. Хотя, есть поговорка — друзей держи близко, а врагов ещё ближе. «Но играть с ним в азартные игры я не буду и сестре не позволю» — промелькнула разгневанная мысль.
Таверна встретила нас непривычной тишиной и мелодичной музыкой. Привратник у входа, увидев нашу компанию, услужливо поклонился, расплывшись в широкой улыбке. Я искренне пожелала ему меньше улыбаться, иначе в следующий раз он может не вернуть, растянутые губы на место.
На самом деле — наш ресторанчик, который мы с лёгкостью переименовали в таверну, отличался весьма изысканным вкусом, от расстановки мебели и общего интерьера, до качества и разнообразия блюд. Приглушённый свет, резные столы и аккуратные стулья, посуда, мелькающая серебром. А ещё гобелены на стенах и моё любимое творение — аквариум. Он стоял в самом углу, но даже оттуда, все присутствующие могли разглядеть ярких рыбок. Это нововведение я увидела в одном из магазинов, но купить долгое время не могла — ибо в тесной школьной коморке, такую красотищу не поставишь. Поэтому, после того, как мы с друзьями стали владельцами этого заведения, а аквариум приобрёл статус местной достопримечательности. В нём и обитали «золотые крабы» — так назывались маленькие рыбки с длинными усиками, цветом чешуи, напоминавшие золото. Они и были главным блюдом в этом месте — поэтому, мы с друзьями называли таверну «Золотой краб», но не официально, а для себя и сохранения тайны о владении нами, таверны.
Наконец, я оторвалась от созерцания рыбок и направилась к уже собравшимся друзьям. Правда, веселье вскоре угасло, ровно после того, как из-за широкой спины титана вышел Филармос. Мне стало стыдно, за испорченный вечер, но зато я могла не опасаться подробных расспросов со стороны друзей, о моём замужестве.
За столом повисла гнетущая тишина, но после того, как принесли еду, стало намного веселее. Потом вино ударило в голову, и процесс общения вовсе раскрепостился. Вскоре мы уже клялись друг другу в вечной любви, орали на весь зал песни похабного содержания и подтрунивали над не хмелеющим титаном. Что в это время чувствовал Эдер, пока мы веселились, я не знаю, но догадаться не сложно. Потом были танцы, партия в карты на раздевание, а под конец, сознание оставило хозяйку…
Глава 9
Я люблю вставать рано. Когда только-только поднялось солнце и его лучи ласково гладят по коже. Когда капельки росы серебрятся на солнце, а мир в это время просыпается, открывает глаза и потягивается. Не спит, пожалуй, только судьба и смерть. Они вечно идут за ручку друг с другом. И преградой их воле не станет ни любовь, ни жизнь.
Солнце настойчиво пробивалось сквозь мои опущенные веки. Я нехотя приоткрыла глаза и попыталась спрятаться от настойчивого светила подальше — под одеяло. И поняла, что зря оторвала голову от подушки — виски сдавило болью, словно внутри взорвалось маленькое, но очень действенное убийственное заклинание. Внутри тут же пронеслась мысль о том, что пить мне противопоказано, но тут же затухла под натиском головной боли.
— Вставай, пьянчуга! — раздался откуда-то издалека голос Эдера, после чего нахальный титан, начал медленно, но верно стягивать с меня спасительное одеяло.
— Какого…? — матерные слова вспоминались лучше и, кажется, даже приносили некоторое облегчение. Выяснив, сей факт, я принялась просвещать Эдера о его родственниках и нетрадиционных отношениях с людьми. На что тот лишь фыркал и продолжал экзекуцию.
Через несколько минут безуспешной борьбы за одеяло, я рассталась с желанием спокойно пережить приступ мигрени, а титан значительно обогатил свой словесный багаж.
— Слушай, оставь в покое, изверг! — воскликнула я, а в голосе прорезались первые истеричные нотки.
— Не оставлю, — упёрся титан, — К тому же вчера ты сама меня звала с собой ночевать.
Моя челюсть с громким лязгом покатилась по полу… Наверное Эдер угадал моё настроение, поэтому поспешно ретировался за дверь, мерзко хихикая. Огненный шар, величиною с арбуз потихоньку затух, с шипением впитавшись в ладонь. «Что-то я сильно нервная стала последнее время — к чему бы это?» — пронеслась мысль. «Как к чему? — притворно удивился внутренний голос, — конечно к неприятностям!»
— Никогда больше пить не буду! — дала я себе обещание, попутно перебирая вещи. В каком-то из многочисленных тайных кармашков на одежде, обязательно должен быть нужный порошок. Конечно, легче просто переместить бутылочку с необходимым зельем мне сразу в руки, но так как голова сейчас попросту не могла соображать, то магией лучше не пользоваться — себе в ущерб.
— Нашла! — с радостью воскликнула я, и, отвертев крышку от баночки, величиною с напёрсток, высыпала её содержимое себе в рот. Теперь оставалось прислушаться к своим ощущениям…
Эдер дель Шторм.
Вечер обещал быть не скучным и насыщенным различного рода событиями. Как, впрочем, и любая ситуация, если она означала, что ведьмочка будет рядом.
Я просмотрел свой скудный гардероб и решил, что в этом тряпье идти разве что в ассоциацию бездомных и бродяг, поэтому пришлось «позаимствовать» наряд — из рубашки и брюк, у владельца соседнего номера. Что ж, по крайней мере, будет знать, что запираться на ключ — уже давно не модно и не практично. К тому же этот разряженный хлыщ не давал мне спать уже пару ночей — за стенкой слышались такие стоны и восклицания, что даже мои искушённые уши послушно заворачивались в трубочку. Применять магию на этого человека, казалось занятием пустым — так как не хотелось «светиться» на магическом фоне города раньше, чем того потребует ситуация.
Всю дорогу до таверны, ведьмочка старательно поддерживала вежливую беседу, однако по отсутствующему взгляду было понятно, что её мысли витают очень далеко, от места назначения тела. Хотелось бы мне знать, о чём думает эта особа, но магию тратить на неё я не решился.
Однако, ведьма всё же подала мне пару искорок знаний — её ненавязчивая лекция об обустройстве домов на этой улице оказалась мне как раз кстати. Что уж говорить — жертву долга я выбрал чрезвычайно удачно. Нас учили собирать любую информацию о месте своего нахождения — авось пригодится. Всё-таки мы сильно отличаемся от людей — они чрезвычайно наивны и там, где за холодным взглядом скрывается расчётливость и лживость, они видят лишь недоверие, списывая всё на то, что мы — считаем себя детьми богов. Вообще-то это так и есть, но лучше не мешать верить людям в сказку.
Вечер всё же оказался действительно весёлым — впервые в жизни, я смог выпить, не опасаясь, что в бокал подсыпан яд или действенный афродизиак. Правда, дело усложнялось тем, что друзья ведьмы приставали с расспросами, да ещё и этот её бывший дружок заставлял нервничать.
Правда, был один момент, который (о, ужас!) мне понравился действительно сильно — это когда ведьмочка начала петь. Кто бы мог подумать, что у грубой и бесбашенной магички такой нежный голос, звучащий, словно переливы горного ручья? Даже слова запомнились:
Даже на просторах Титании я никогда не слышал подобного звучания женского голоса. Однозначно, если она когда-нибудь потеряет магические способности, то должна пойти работать менестрелем! Лучше к нам…
Олимпия.
Вообще-то я не пью. Но иногда, когда компания собирается весёлая, а душа хочет отдохнуть, то алкоголь становится желаемым источником веселья. К тому же, я никогда не возьму ни капли в рот, если хоть от одного человека исходит угроза. В данном случае был Эдер и Фил, но учитывая, что обоих я знаю определённое количество времени, то могу точно сказать, что, ни титану, ни Филу не захочется связываться со злобной и пьяной магичкой…
— Липа, доброе утро! — дверь распахнулась и на пороге показалась растрёпанная сестричка. И если бы не изрядно помятое платье и растрепанная (наспех) заплетённая коса, то я бы точно обзавидовалась младшенькой — вот уж кто не страдал похмельем. Хотя, может это свойство появилось благодаря молодости её организма?
— Вики, привет! — улыбнулась я, натягивая на левую ступню сандалии. — Что-то случилось или ты ко мне за советом?
Стоило сразу уточнить, зачем сестрёнка пожаловала, так как разговор грозил перерасти во многочасовое «вникание в проблемы» и хождение вокруг да около. Нет, это не значит, что мне не хотелось поговорить с сестрой, просто на данный момент, меня волновали гораздо большие проблемы, замаячившие на горизонте: а именно Эдер, который явно что-то замышлял. Откуда знаю? Да просто женское чутьё…
— На самом деле, — робко улыбнулась сестрёнка, — я просто пришла тебя навестить и узнать, всё ли с тобой в порядке.
При этих словах, Вики так ожесточённо теребила кончик косы, что я поняла: врёт. Пришла за чем-то ещё. Но стоит ли давать ей возможность поболтать ногами на моей шее? Думаю, нет…
— Как видишь, всё отлично, — оскалилась я. — Вики, — мне сейчас нужно уладить кое-какие дела, но потом мы с тобой кое-что обсудим, хорошо? — я положила руку на плечо застывшей, словно статуя, сестры. — И даже сходим купить тебе новое платье, ведь ты же не должна возвращаться домой в таком виде, — добила я, и быстрым шагом вышла из комнаты, оставив Вики стоять с открытым ртом. Правильно, она до сих пор надеется, что поедет со мной, но как, же сестрёнка ошибается!
Деревянные ступеньки под ногами даже не успели скрипнуть — с такой скоростью я сбежала вниз. Многочисленные столики были пусты, даже хозяин, обычно несший караул возле стойки — теперь куда-то запропастился. Я бегло оглядела помещение и наткнулась на холодный взгляд чёрных глаз — Эдеру хватило лишь одного взмаха ресниц, чтобы понять, что сейчас будет глобальный разговор.
— Доброе утро, — громко поздоровалась я, и с размаху шлёпнулась на скамейку, та жалобно скрипнула, но устояла.
— Тебе что-то нужно? — лениво ковыряясь в тарелке с жареными овощами, спросил Эдер.
— Мне нужны ответы, Эдер, — серьёзно спросила я, стараясь быть как можно более убедительной. Второй день, как я в сознании, но всё ещё не знаю, что из себя представляет данный долг крови. Дело в том, что Эдер может попросить убить кого-то, а может пожелать и чего-то такого, что в здравом уме и трезвой памяти, я не смогу это выполнить. Лучше уж сразу узнать предстоящий фронт работать, что бы в случае чего, хотя бы быть готовой морально.
— Задавай свои вопросы, — криво усмехнулся он.
Я и сама не могла понять, откуда взялось это странное чувство — наконец, расспросить молчаливого титана о нашем путешествии и узнать, правду — что он делал в той пещере, когда собирались принести в жертву циклопов? Вопросы сами собою лились из меня, подгоняемые любопытством и молчанием Эдера.
— Для начала, расскажи мне, что ты делал в той пещере, в провинции моего отца. Ещё, я хочу знать, каким образом я смогу отдать тебе долг крови.
— Что ж, раз ты действительно собралась со мной, то должна знать, что путь предстоит не лёгкий. — Эдер отодвинул тарелку от себя и, хлебнув травяного настоя из чашки, продолжил:
— Я расскажу тебе небольшую историю.
Однажды, в спокойном и уединённом городе, сын правителя шёл по улице. Встречные кланялись ему и уступали дорогу. Засмотревшись на одну симпатичную девушку, будущий правитель, натолкнулся на старика. Тот упал, не выдержав удара. Молодой человек даже не наклонился, чтобы подать руку старику, валяющемуся в грязи, лишь посмеялся и пошёл дальше. Не прошёл он и пары шагов, как услышал речь:
«Ты станешь великим, только если победишь гордыню и приобретёшь величайшее богатство на свете, если не будешь тщеславным. Соберутся кусочки мозаики, и богиня родится в человеческой девушке. Девушке, что сама перейдёт твою дорогу. Монета, кольцо, ожерелье и тиара — вот будущие символы власти. Власти богини, новорожденной богини…»
Наследник так и не обернулся, чтобы выслушать старца до конца, но очевидцы говорят, что узнали в скрипучем голосе звуки судьбы… — титан замолчал, задумчиво глядя в уже опустевшую кружку.
Я просто сидела и слушала, не посмев даже пошевелиться, завороженная голосом Эдера. Смысл его слов медленно, но верно доходил до сонного разума.
— И что ты хочешь этим сказать? — не выдержала я.
— Я хочу найти эти вещи и возродить богиню.
С трудом удержав челюсть на месте, я сфокусировала взгляд на лице титана — похоже, он действительно считал себя достойным собрать нужные артефакты и возродить эту богиню. Я не знала, о каком божестве идёт речь, но догадывалась, что уж точно не о богине низшего порядка.
В нашей стране издревле верили во множество богов, в свою очередь те делились на высших и низших божеств. Была легенда, что боги населяли землю прежде, чем появились люди. Однако, пришла война в лице других порождений вселенной — демонов, поэтому боги оставили несчастливую землю своим потомкам, решив следить за ними сверху. Титаны и циклопы считались самой древней расой, получивших в наследство от неба могущество. Правда, и те и другие столкнулись с быстро развивающейся расой людей и были вынуждены отступить. Всё это конечно, короткая и незамысловатая история нашего мира, рассказанная с моей скептической точки зрения, но даже я — убеждённая реалистка не могла поспорить с высшей силой, которая иногда была сильнее магии. Простые люди верили лишь в одного бога — Верка, считая его главным и единым. Конечно, оставались ещё города и провинции, в которых по-прежнему верили во всех богов, ни одного не забывая. Правда, император пару лет назад издал указ, в котором запрещались все религии, проповедующие более одного бога. Конечно, в вероисповедании и традициях людей мало что изменилось. Даже в язычестве Верк был главным богом, а затем просто переквалифицировался в «единого». Дело в том, что с язычеством было много проблем — каждый бог «требовал» своего праздника и покровителя, не говоря о том, что некоторые были весьма не положительными личностями. Но люди долго в них верили, да и сейчас, пожалуй, верят. Но император, желая покончить с религиозными распрями, раскалывающими страну на части, принял тот указ, тем самым, убив двух зайцев — и проблемы решил, установив общие праздники и главные «очаги» религии, и власть свою укрепил, за счёт поддержки простых людей, в большинстве согласных с мнением правителя.
— Мы хотим возродить богиню Вералу, — отстранённым голосом прошептал Эдер.
Я знала такую — в пантеоне наших богов Верала, значилась богиней порядка и мира, а также покровительницей влюблённых, поэтому мне стоило больших усилий, чтобы не рассмеяться, а слова «и в кого же ты безответно влюблён» так и рвались с языка.
— И каким образом история с жертвоприношением циклопов относится к поискам твоих артефактов? — не удержалась я от скептического замечания.
— Всё просто, — улыбнулся Эдер и эта улыбка, словно лучик солнца проскользнула по его пасмурному лицу. — В древних фолиантах я нашёл приблизительное местонахождение монеты, но чуть-чуть не успел — несколько магов перехватили её быстрее меня. Постой, — видя, что я собралась что-то ответить, сказал Эдер — Жертвоприношение должно было дать им достаточно силы, чтобы накачать остывший артефакт. Я собирался отобрать его после окончания ритуала, но судьба вмешалась, и планы, и им и мне испортила ты.
По лицу Эдера отчётливо читалось: «Но ты влезла туда, куда не следует».
— Так ты взял артефакт? — не удержалась я.
Титан кивнул.
— И как же он действует?
— Монета — знак богатства, если зарядить её — то можно получить любую сумму денег — достаточно просто пожелать.
Я оскалилась. Точнее сказать, это должна была быть улыбка, но получился почти звериный оскал во все тридцать два зуба. Эдер так и не понял, что произошло и почему худощавая девчонка оказалась на нём сверху, а сам титан распластался на полу, придавленный мной.
— И ты хочешь сказать, что ты спокойно сидел бы в укрытии, пока детей убивали? — слова вырывались изо рта с нажимом, поэтому казалось, будто из горла вырывается глухое рычание. — Пока циклопов, твоих братьев по разуму бы убивали? Скажи! — я дёрнула притихшего титана за рубашку, отчего та тут же порвалась.
Со стороны, наверное, зрелище было на пять золотых монет — девушка сидит верхом на взрослом мужчине, и со злостью что-то говорит ему в лицо, потом рвёт его рубашку и продолжает шипеть. С одной стороны — девушка-наёмница добралась до своей жертвы, с другой — молодая пара развлекается… Всё-таки зрелище странное и…эротичное.
Я не знаю, что именно меня так разозлило — то, что погибли бы циклопы или то, с каким спокойствием об этом говорил Эдер. Не помню, как в руке оказался кинжал — тонкое лезвие я приставила к горлу титана и с ненавистью посмотрела в чёрные, словно грозовое небо, глаза. Он был виновен. Виновен в том, что хотел бросить умирать детей, в том, что хотел убить меня, в том, что пусть и, спасая мою жизнь, женил на себе… Время тянулось медленно, словно цветочный мёд, а мы замерли в одном мгновении. Мне стоило немного усилий, чтобы отнять жизнь. Ведь даже титан не сможет спастись от такого ранения, но что-то останавливало, словно где-то внутри под застилающей глаза пеленой ярости, пищал голос разума…
— Или убей или отпусти, — прошептал Эдер одними губами, стараясь не шевелиться.
— Стража! — прокричал мужской голос за моей спиной, и только тут я словно очнулась. В голову тут же полезли нехорошие мысли о том, что подумает обо мне сестрёнка, отец, друзья, если узнают, что я собственноручно убила мужа? Пусть и фиктивного, но всё же…
— Может ты с меня, наконец, слезешь? — не удержался Эдер, заёрзав под моими ногами. Я кивнула и только собиралась встать, как подлый титан резко перевернулся и с силой подмял меня под себя. Я сдавленно ойкнула, но поделать уже ничего не смогла — Эдер крепко скрутил запястья, а тело, казалось, придавили каменной плитой.
— Отпусти, поганец! — прекратив ёрзать в тщетной попытке вырваться, прошипела я.
Титан даже не отреагировал, продолжая с ехидной улыбочкой наблюдать за мной.
— Чего тебе надо, а? — не выдержала я, — Ну погорячилась, с кем не бывает… Ведь не убила же!
— Но хотела? — не вопрос, а скорее утверждение.
— Хотела, — честно призналась я. — Слушай, давай оставим душеспасительные беседы на потом, а?
Титан отрицательно покачал головой. И тут… я начала материться… Сначала тихонько, подбирая слова и эпитеты, потом более грубо и громко. Стража так и не пришла, а и так не многочисленные посетители поспешили убраться от буйной парочки. Я с тревогой подумала о чистой тунике, что одела буквально утром…
Уж и не знаю, чего хотел от меня Эдер, но когда я поймала себя на мысли, что тот просто издевается, титан ещё раз доказал, что подлости ему не занимать — он поцеловал меня, заткнув тем самым фонтан ругательств, не иссекаемых вот уже минуты две…
— А что это вы тут делаете? — раздался ехидный голосок Вики совсем рядом.
Я замычала и попыталась освободиться, но Эдер словно присосался к сосуду в знойный день. Оставалось последнее средство…
— АААаа! — титан взвыл и взялся за укушенную губу.
Только сейчас я поняла, что если бы не моя вспыльчивость, то я бы высосала из Эдера всю информацию, касательно нашего путешествия, но учитывая сложившуюся ситуацию — теперь, это казалось не возможным. Поэтому, мне оставалось лишь подцепить под локоток Вики и увести её подальше от разъярённого титана. Мало ли…
Глава 10
— Дорогой папочка! У меня всё хорошо! — громко продиктовала я, начало письма Вики. Та вздрогнула и бросила на меня ещё один затравленный взгляд — вот уже час, как я заперлась и держала её в душной комнате, чтобы «помочь написать письмо». Я усадила сестрёнку за небольшой столик, и, вручив ей перо и лист бумаги, принялась диктовать. На самом деле, таким образом, я убивала сразу двух кроликов — избегала «подколов» и шуточек по поводу произошедшего с Эдером, и готовила Вики к отъезду домой. Правда, по взгляду сестры было видно, что сдаваться так просто она не собирается. Ну и упёртая у меня сестра! Я машинально диктовала строчку за строчкой, расхаживая по небольшому периметру комнаты — от окна к двери. На мгновение остановилась возле окошка и выглянула на улицу.
А на улице вечное лето… Толпы прохожих, спешащих по своим делам. И каждый был похож на муравья — всё по делам, да по делам… Вот, прошлась толпа шумно гудящей молодёжи, старушка, нёсшая корзинки с фруктами что-то обиженно просопела им вслед. И каждый в этом огромном городе был свободен. Даже рабы… Только почему я попала на долг крови?
В Атлантии, также как и в других империях, существовала масса законов. Одни подписывал император, другие сохранились ещё с древних веков. Что-то всегда менялось, но традиции и обычаи всегда сохранялись в памяти, либо людей, либо книг. Не знаю, кто создал этот закон — долг крови, но он оставался неизменным на протяжении сотни, а может и тысячи лет.
Попасть под такое «проклятье» мог любой человек, циклоп, титан или даже бог. И насколько я знала — ни один ещё не нарушил такую клятву. Обычно попадались на это люди, постоянно рискующие своей жизнью и ценящие её превыше всего. Для них расстаться с такой драгоценностью — просто не выносимо. Поэтому, когда возникает выбор — жизнь или долг, то обычно люди выбирают долг. Меня, правда никто не спрашивал — Эдер просто спас меня, вот только должок придётся отдавать по — полной — а это означает, что я не стану свободна до тех пор, пока не спасу титана из когтистых лап смерти. А учитывая, что титаны сами по себе — невероятно живучие существа, то я откровенно попала…
— Чёрт! — я злобно выругалась сквозь зубы и сжала кулаки — ненавижу, когда меня используют, ненавижу свою судьбу, и терпеть не могу саму себя за вспыльчивость. Я оглянулась и поймала удивлённый взгляд Вики, правда сестрёнка тут же поспешила спрятать глаза, уткнувшись в недописанное письмо.
— Липа… — робко позвала она.
— Что? — метнув взбешённый взгляд на притихшую сестру, ответила я.
— Я не хочу домой…
Как же мне хотелось ответить «Я знаю»…
Викторианна.
Липа сегодня с утра была сама не своя. Злилась. На любое слово рычала, как голодная собака. Внезапно, меня посетила мысль, что сестра просто опасается шуточек с моей стороны, и, именно, поэтому ведёт себя так жестоко. Что ж, если это действительно так, то что же будет с ней, если я действительно начну подшучивать над случившемся утром? Хотя и не собиралась…
— Липа? — я тихо позвала сестру. Тонкая фигурка, в тёмно-зелёной тунике застыла у окна. Медные волосы распались по плечам и сейчас золотились под яркими лучами солнца.
— Что? — зло спросила она, всё так же стоя у окна, немного сгорбившись, словно тяжкий груз проблем давил на её плечи, и метнула на меня злобный взгляд.
Я мгновение размышляла, а стоит ли поднимать разговор, но так и не придя к решению, выпалила:
— Я не хочу домой!
Да, прозвучала эта фраза так, словно маленький ребёнок отказывался идти домой с прогулки, но по сути — я и была этим маленьким существом, пытающимся отстоять свои права перед взрослой и гораздо более опытной сестрой.
— Вики… — я подняла глаза, и внезапно уткнулась взглядом в зелёные глаза сестры. Она смотрела так мягко и сочувственно, что на мгновение меня посетила мысль, что мой замысел удастся, и я останусь здесь. — Вики, послушай, — Липа подошла ко мне и присев на краешек стола, взяла меня за руку. — Я тебе уже говорила, что дорога ведьмы — опасная и непредсказуемая. Кто знает, куда меня занесёт в следующий раз? Не перебивай, — сказала сестричка, видя, что я хочу возразить. — Сейчас я в относительно спокойном городе, завтра на просторах Бравии, послезавтра застряну в пещере с химерой… — она запнулась. — При поступлении в школу, я дала клятву, что отныне отвечаю за свою жизнь. Но, учитывая, что ты — она взяла меня за руку, — частичка меня самой, то я отвечаю и за тебя. Помнишь, что произошло в той пещере? — Липа заглянула в мои глаза, — Мы чуть не погибли. Правда, последствия мне приходится до сих пор расхлёбывать, да и в будущем ещё придётся, ведь долг-то я не отдала. — Липа замолчала и в комнате повисла неловкая пауза.
— Липа, я понимаю… — робко ответила я.
— Ничего ты не понимаешь! — внезапно зло, рявкнула она. — Ты не понимаешь, что такое долг крови! Да ты и понятия не имеешь, ЧТО такое откат. То, что ты видела — это только частичка того, что может произойти, если я хоть на минуту расслаблюсь — то потеряю и магию, и свою жизнь! Я за себя не могу отвечать, так ты предлагаешь ещё и за тебя нести ответственность?!
Я так и застыла с открытым ртом, наблюдая, как Липа ходит по комнате взад-вперёд, нервно наматывая золотистый локон на палец. Слёзы сами собою покатились по щекам, обжигая кожу.
— А ты не знаешь, что такое сидеть взаперти! Просыпаться утром в одно и тоже время, одеваться, прихорашиваться, завтракать, заниматься одними и теми же делами изо дня в день!
— О, да… — рассмеялась Липа. — Это так тяжело и трудно — делать маникюр, прихорашиваться, и есть деликатесы! А ты, — сестра угрожающе нависла надо мной, — милочка, похоже, не понимаешь, что такое постоянно рисковать своей жизнью и есть школьную лабуду? Да половина людей в Атлантии отдали бы душу, чтобы жить так, как ты!
— Но ты ведь сама отказалась от этой жизни! Ты была так рада уехать из дома! Почему, Липа? — плача, спросила я её, — Почему ты выбрала школу, полную чужих людей и опасностей, а не родной дом и спокойную жизнь? Почему ты променяла деликатесы и платья из шёлка, на перловку и туники из второсортной ткани? — я встала и теперь смотрела на Липу, не отпуская её взгляд от своих зрачков. — И наконец, зачем ты бросила нас с отцом? — уже более спокойно спросила я, сжимая руками её плечи.
Буквально несколько секунд Липа словно застыла. Её зрачки превратились в тонкие, практически невидимые шарики, губы тихонько подрагивали.
— Липа, почему? — повторила свой вопрос я, старательно вглядываясь в зелёные озёра её глаз, словно хотела найти там ответ на свой вопрос.
— Потому что… — сестра запнулась. — Так нужно было.
Вывернувшись из моих рук, Липа отошла назад к окну и застыла подле него. Я поймала себя на мысли, что всё бы сейчас отдала, лишь бы узнать, что на уме у сестры, о чём она думает и что хочет ответить.
— Ты не поймёшь — тихо прошептала она.
— А может, ты просто не знаешь ответ? — ехидным голосом спросила я её. — Или может, всё дело в том, что ты винишь меня в том, что мама умерла? — слёзы ушли, посеяв в груди другое колкое ощущение злости, она затопила мой разум, и слова вылетали как бы сами собой.
— Не говори так! — рявкнула Липа, и резко обернувшись, влепила мне пощёчину. Её глаза сияли яростью, но и мне было не до того, чтобы одуматься. Я потёрла горящую щёку, но сквозь пелену злости даже боль не чувствовалась.
— Ты сбежала! Позорно сбежала! — рявкнула я, — Можешь применить ко мне свою магию. Давай! — я ткнула в неё пальцем, — Ведь сама говорила, что убить можно одним словом…
— И ты уже это сделала… — спокойно сказала она, и вышла из комнаты, даже не хлопнув дверью…
Олимпия.
За время учёбы в школе, я учувствовала во множестве поединков. Чаще всего моими соперниками были люди, реже — агрессивно настроенные существа. Но каждый раз, победа мне доставалась нелегко, приходилось её буквально выдирать зубами, а заодно и свою жизнь. Таков уж закон нашей школы — не выживешь здесь и сейчас — погибнешь завтра и в другом месте. Нас учили убивать, сражаться, терпеть физическую боль… но они так и не научили нас быть стойкими к боли духовной, а зря… Сейчас бы это умение мне очень пригодилось. Хотя, что за человек из меня выйдет, если я не буду чувствовать? Эту боль, что разрывает сердце на части, от чего слёзы огненным комком встали в горле… Я не могла объяснить поведение сестры, но и своим поступкам не могла дать оправдание. В висках стучала кровь, а сердце, казалось, не бьётся.
Внезапно, я словно очнулась и обнаружила себя возле двери Эдера. Странно, но поглощённая раздумьями, я не сразу осознала, что двигаюсь к стратегически опасному месту. Что ж, будем надеяться, что титан не откроет сейчас эту дверь…
— А что это ты тут делаешь? — раздался сзади ехидный голос.
Я вздохнула и констатировала, что сегодня явно не мой день.
— Хотела спросить о том, когда мы, наконец, сможем продолжить путь, — невозмутимо отозвалась я, обернувшись.
— Вообще-то, свой путь мы ещё даже не начали — серьёзно ответил Эдер.
Я внимательно посмотрела на титана, точнее сказать — обсмотрела его с ног до головы. Среднего, я бы даже сказала худощавого телосложения с виду, он мог быть опасным и сильным противником. Эдер невозмутимо смотрел на меня сверху вниз, и в светло-серых глазах (а раньше они мне казались тёмными) не плескалось ни грамма чувств или переживаний. Что ж, школа по управлению эмоциями, у них хорошая.
— Тогда я думаю, нам нужно его начать. И поскорее — добавила я, зацепившись за льдинки в глазах Эдера.
Сердце бешено колотилось где-то на уровне пяток. Сырой, подвальный воздух с шумом входил в лёгкие. Ненавижу закрытые помещения. А особенно такие — низкие своды, минимум пространства, темнота, а по стенам тонкими струйками сочится вода.
— Это, кажется, здесь, — голос Эдера вырвал меня из пропасти мыслей.
— Ты уверен? — ответила я.
— Нет. — Спокойно отозвался титан, а я вновь нырнула в собственные мысли.
Первым местом, где, если верить старинным свиткам, лежал ещё один кусочек власти Вералы, был…императорский дворец. Разворачивая план комнат дворца, я с удивлением констатировала, что Эдер хорошо подготовился к поискам артефактов богини.
Разглядывая количество охраны, изображённой на карте, я не выдержала:
— Нам повезло, что императора нет в городе. Иначе пришлось бы туго.
Эдер лишь пожал плечами — что навело меня на мысль, что титан собирался идти один (!) в императорский дворец! Вот она, пресловутая тяга к приключениям. Или, может, это такой способ самоубийства? Я внимательно посмотрела на Эдера, нависшего над картами и чертежами, — он не был похож на человека, страдающего расстройством нервной системы. Так почему же он так хочет возродить эту богиню? Не верю, что всё дело в предсказании. Хотя… я не настолько хорошо знаю титанов. Наверное, расстройство психики у них считается нормой… Надо будет посмотреть об этом в книге, взятой из библиотеки.
— Итак, — наконец произнёс Эдер, — Мой план таков. Мы попадём во дворец через систему сточных вод, затем — он провёл пальцем по одной из карт, изображающей план дворца, — попадём на кухню. Учитывая, что во дворце сейчас никого нет, то и готовить, естественно, не для кого. Потом накидываем заклинание невидимости и пробираемся в усыпальницу монархов. Эта комната, если свериться с этим планом, находится в другом конце дворца. Но опять-таки, императора нет, а значит и охраны будет минимум. Но думаю, что стоит подстраховаться, и заранее подготовить телепортационное зелье.
Я слушала титана с открытым ртом. Его план был простым и… наивным. Наконец, когда Эдер закончил разглагольствовать, вступила в разговор я:
— Эдер, я, конечно, понимаю, что вы считаете людей глупыми и недалёкими. Но объясни мне, пожалуйста, как ты собрался под покровами заклинания пройти по буквально нашпигованному защитной магией, дворцу? При этом, ты веришь планам, которым не менее сотни лет! А ты забыл о том, что война не так давно закончилась? Во время последней битвы, от дворца остались лишь отдельные камни и глыбы? — я ткнула пальцем в затёртый пергамент, — всё, что здесь нарисовано уже давно переделали и перестроили по вкусу императора. Точнее, по вкусу местного правителя, который живёт во дворце, пока император отсутствует!
Я шумно выдохнула и с силой плюхнулась на кровать. Эдер остался стоять, нервно закусывая губу — мебели в его комнате больше не предусматривалось.
Немного поспорив, разбив единственную вазу в комнате и окно, мы, наконец, пришли к единому плану. Теперь, мне пришлось пожалеть о своей упёртости — путь оказался не столько опасным, сколько грязным и вонючим. «И даже никого не обвинишь!» — в ужасе подумала я, представляя своё состояние после часа, проведённого в старых трубах.
Подошвы сапог Эдера, мельтешили у меня где-то на уровне носа, что необычайно раздражало. Странный факт — в школе, попадая в подобные места, и находясь даже в более худших условиях, я никогда не ныла и не злилась. Может, это титан так воздействует на мою психику, или это последствия ссоры с сестрой?
Вики уехала, не забрав и половины своего гардероба. Поспешно собралась, и, не обращая внимания на меня, стоящую в дверях, буквально выбежала из комнаты. Я пришла, чтобы извиниться, но полностью восстановить наши отношения не удастся — это и так было понятно. Что ж, ей будет лучше под крылышком у отца. А дорога ведьмы всегда одинока… Ох… Кажется я это предложение уже тысячу раз себе повторила — звучит так, словно я оправдываюсь.
— Липа, хватит слизняков считать! — раздался разъярённый голос спереди. — Достань флакон со змеиным зельем, — скомандовал Эдер.
Повинуясь злобному шипению напарника, я легко достала нужную вещь и передала её титану. На секунду в голове промелькнула мысль — «а не дать ли ему что-нибудь взрывоопасное?», но поспешно прогнала её, дав Эдеру змеиное зелье.
Эта субстанция, состоящая из десятков ингредиентов, считалась лучшим зельем, когда — либо придуманным для уничтожения вещей, не подвергающихся разрушению другими способами и даже магией. Чаще всего «змейку» — как её называли в народе, использовали воры. Вот и сейчас, Эдер методично поливал наше маленькое препятствие — каменную стенку, этим зельем. Послышалось лёгкое шипением — ядовитый отвар разъедал стену, правда, через некоторое время, к нему прибавился ещё один звук — злобных матюгов Эдера. Похоже, на титана попало несколько капель жидкости — а значит, Эдеру очень не повезло. При попадании на кожу даже капли этого вещества — «змейка» разъедала плоть до самых костей. Поэтому, большинство тех, кто пользовался зельем, не понаслышке знают, к чему приводит неосторожное обращение и руки, растущие не оттуда.
Когда путь освободился, а остатки зелья на камне, нейтрализовались, мы поползли дальше. Мой нос почти сразу учуял запах крови — похоже, Эдер всё-таки прожог себе руку. Странно, я уже думала, что после часового лазания по сточным трубам, мой нос откажется улавливать запахи, а нет — даже кровь почувствовала. Или у титанов она «ароматнее» помоев?
Через некоторое время, когда моя чаша терпения почти переполнилась, мы, наконец, вылезли в отверстие, предназначенное, для спускания отходов. Отверстие было узким и находилось в метре от пола, что осложняло задачу — ноги и руки затекли, привыкнув к неудобной позиции «в трубе», поэтому не желали повиноваться. Эдер, гад, даже не помог. Но его можно было понять — левая рука, перетянутая платком (явно наспех) в сгибе локтя, и даже через грязь проступали бурые пятна. Мораль этой истории такова — если не можешь всё делать аккуратно — не берись. Но Эдеру сейчас, лучше этого не говорить. Пока я вылезала, уже успела осмотреть — обыкновенная комната. Не кухня, но, похоже, склад ненужных вещей. При этом корзинки-коробки и прочий хлам (явно поломанный) разбросан как попало, создавая не малые нагромождения по стенам. Теперь бы выход найти… Мой взгляд непроизвольно упёрся в сгорбившегося Эдера, держащего карту одной рукой. Было видно, что любое движение раненой конечности, отдавалось болью.
— Дай посмотрю, — направилась я было к титану, но тот буквально отпрыгнул от меня.
— Не стоит. Всё нормально. — Спокойно ответил он.
Я посмотрела в глаза Эдеру, стараясь найти в них хоть каплю боли. Нашла. Правда, от этого не стало легче — ни мне, ни ему. Ведь сколько бы меня не учили убивать — жалость я буду испытывать всегда. Да и с такой раной титан не сможет нормально драться, если придётся.
Достав несколько заживляющих мазей и относительно чистую повязку, не слушая вялых возражений Эдера, аккуратно сняла платок. Увиденное меня поразило, но не заставило пошатнуться. Желудок у меня сильный, натренированный, а от крови я не шарахаюсь.
Эдер, по моей настоятельной просьбе, сполз по стене вниз — в сидячем положении мне было легче его лечить. Правда, магию мы не стали использовать — кто знает, может и в этой старой комнате есть «звонок» — заклинание, обнаруживающее любую магию.
— Ау! — вякнул Эдер и слабо дёрнулся, когда голую рану я полила стягивающим зельем. Принцип этого отвара прост — затянуть рану и насколько это возможно — восстановить повреждённые ткани. Боль при этом адская, зато эффект потрясающий! Самое интересное, так это то, что при этом «лекарстве» нельзя принимать болеутоляющие средства.
— Терпи, — спокойно произнесла я, прекрасно понимая, что такую боль можно терпеть лишь громко вопя. Эдер терпел, лишь слегка постанывал и крепко сжимал моё плечо. Через некоторое время, плечо начало неметь, а в глазах двоиться — сам того не понимая, титан причинял мне сильную боль.
Закончив с первым зельем, я достала другое и влила титану в рот. Маленькая склянка быстро опустела, а Эдер, наконец, отпустил моё плечо.
Намазав затянувшуюся рану мазью, и перемотав руку, я, наконец, со спокойной совестью, влепила бессознательному Эдеру, пощёчину.
— За что? — уставились на меня чёрные глаза титана.
— За дело, — спокойно произнесла я.
На самом деле Эдер был виноват во многих вещах:
Спас меня, ценою моей же свободы (буду ему напоминать об этом, пока не отделаюсь от «муженька»)
Заставил отдавать долг жизни (пока я его правда, не отдала)
По глупости попался на россказни чудаков об артефактах Вералы.
Поверил и пошёл искать эти артефакты!
И самое интересное, что за всю эту глупость страдаю я! Когда же «белая полоса» в моей жизни, наконец, наступит! Обо всём этом, я и поведала с горяча, титану.
— Если ты закончила, то думаю, что нам стоит продолжить искать артефакт. — Поднимаясь, сказал Эдер.
— Эдер, а ты мне случайно не скажешь, какой именно из трёх артефактов мы ищем? — ласковым голоском спросила я, заранее зная ответ.
— Приблизительно, — уклончиво ответил титан и принялся искать выход.
Дверь, заваленную неизвестно чем и как давно, мы нашли только через некоторое время. При этом больше всего времени ушло на то, чтобы пробраться туда — хлама было не просто много, его было ОЧЕНЬ много. Неизвестно только, как люди могли наложить столько вещей через закрытую дверь.
— Эдер, а что там на плане дворца? Где мы и куда придём?
— Не знаю — честно ответил титан, продолжая отодвигать и отбрасывать вещи.
«Дура связалась с дураком» — констатировал внутренний голос. «Это надо, а?» — подумала я, — «связалась с идиотом, не знающим ни пути, ни даже предмета поисков». Иди туда, не знаю куда.
Дверь скрипнула и открылась — петли, похоже, смазали хоть и давно, но отличным маслом. Представшая картина перед глазами, заставила даже мои волосы встать дыбом — десяток стражников, во главе с магами, явно не последних ступеней, если судить по мощной ауре. А за спинами «охранников» пряталась знать — главный правитель Астарты…
— Стоять! — рявкнул, кто-то из этой разношёрстной толпы.
Я тихонько хмыкнула — первые секунды изумления прошли, поэтому на душе остались лишь приятные ощущения, в предвкушении битвы. Хотя… Если подумать, то можно всё разрулить и иным путём с минимум потерь. С их стороны.
— Что вы здесь делаете? — высокий мужчина в лёгких доспехах (похоже, начальник стражи) вышел к нам и внимательно обсмотрел, уделяя особое внимание почему-то именно моему внешнему виду. Краем глаза, я посмотрела на титана, спокойно стоящего рядом со мной. Казалось, что Эдер не дышит — словно окаменел, как статуя.
— Гуляли, — ответила я, уже рассчитывая свои движения в драке. Этому в челюсть, в того заклинание. Магов лучше ликвидировать сразу — иначе будут серьёзной угрозой, ведь резерв у меня до сих пор полностью не восстановился.
«Но как они о нас узнали?» — пронеслась неожиданная и умная мысль. Действительно, как? Магию мы не использовали.
— Отведите их в камеру, а дэшар* пусть идёт спать. Теперь его покой никто не нарушит. — скомандовал начальник стражи. Я мельком глянула на Эдера — тот лишь слегка помотал головой, что означало «не время». Тут же нас подхватили под руки и вывели прочь.
*дэшар — правитель.
Комната, в которую мы попали, оказалась… спальней правителя. Он же сам и придумал разместить спальню здесь, обставив её в роскошном и вычурном стиле. Местный дэшар слыл среди населения как глупый, жадный, но справедливый и добрый. Качества, одновременно редко встречаемые в человеке. Пусть на судах, где он председательствовал, дэшар и не вникал в суть вопроса, зато легко мог помиловать — главное правильно построить защиту обвиняемого.
Пока я раздумывала, нас вели по узким коридорам, освещаемым многочисленными лампами. Стражники, сопровождающие нас бесцеремонно ухватили меня за руки — а я так надеялась, что побрезгуют трогать — видно переоценила чистоплотность местной охраны. Впереди всей процессии почти бесшумно двигался их начальник.
Остановившись перед одной из дверей, нас втолкнули внутрь — следом вошёл лишь один страж-главный.
— Итак, дорогая племянница, не расскажешь ли ты мне, как здесь очутилась? — присаживаясь в одно из кресел, спросил мужчина. Кажется, моя челюсть слишком громко стукнулась об пол. Я перевела взгляд на Эдера — тот, казалось, вообще отсутствовал в телесной оболочке.
— Ааа, ты меня просто не узнаешь, — усмехнулся «дядя».
И морок спал…
Всё оказалось так просто. Дядя даже и понятия не имел — как он нам помог, и на сколько вопросов ответил сразу. Дядя Антоний — был родным братом моего отца. Они вместе пошли на войну, но судьба разбросала их легионы по разным концам Атлантии. После окончания военных действий, братья встречались также редко, но Антоний в отличие от моего отца, не «остепенился» и не завёл семью. Однако, наши дни рождения с Вики помнил и постоянно присылал поздравления. После того, как я поступила в школу, дядя частенько меня навещал, «балуя» дорогими магическими вещами. Именно он подарил мне парные клинки — моё первое оружие. Однако, где работает Антоний, я так и не узнала, правда теперь, тайна оказалась раскрытой.
— Значит, ты работаешь личным охранником Дэшара? — потягивая холодный апельсиновый сок, спросила я. Дядя возился с фруктами, выдавливая из апельсинов сок, с помощью интересного изобретения — половинка фрукта ложилась во что-то наподобие ложки, а затем, это нужно было провертеть на выгнутом, металлическом шарике, испещрённым маленькими бороздками.
— Не совсем, — улыбнулся Антоний. — Я глава личной стражи.
— А как же ты о нас узнал? — этот вопрос давно меня мучил.
— По моей инициативе, во всех мыслимых и немыслимых частях дворца, поставили сигнальные заклинания. Вам просто не повезло, — добродушно усмехнулся дядя.
Я посмотрела на Антония — человек лет тридцати-сорока, с копной тёмных волос и карими глазами — если сравнить его с отцом, то они почти копия друг друга. Однако… Отец не имел огромного шрама, пересекающего всю левую часть лица. И симпатичное лицо Антония, превращалось в отталкивающе — зловещее, однако, глаза были другие — они лучились лукавством, в них прыгали искорки хитрости, но они не могли быть злыми. Я догадывалась, почему дядя до сих пор не женился — он попросту стеснялся своей внешности — поэтому он и носил морок на работе. Что поделать — у каждого из нас есть недостаток, которого мы стесняемся. Наверное, судьба специально не делает нас такими, какими мы хотим быть — чтобы жизнь мёдом не казалась.
Но встретить дядю здесь — это всё-таки большое везение. Если бы нас поймали другие стражники, то конфликта не избежать, а так — всё обошлось «малой кровью». Всё-таки приятно иметь хороших родственников!
Я доверяла дяде, поэтому, с молчаливого согласия Эдера, рассказала ему суть нашей вылазки во дворец. К моему удивлению, Антоний, отнёсся к идее найти артефакты Вералы, с пониманием, даже указал приблизительное местоположение…
Но знала бы я чем это закончится — ни за что не пошла бы. Правда, против судьбы не пойдёшь — она давно всё расставила по своим местам…
Часть вторая
Глава 1
Викторианна.
Сестрица устроила неплохую попытку вытурить меня из своей жизни. Пусть и я в этом немного виновата, но всё же! А её глаза, а слова… Казалось, что она ещё чуть-чуть и не сдержится! Всё-таки мы слишком разные… Но я не дам ей так просто отделаться от семьи!
Я укладывала вещи, даже не обращая внимания, что и куда кладу. В итоге — платья помялись, а чистые вещи перемешались с грязными. «Ну и ладно!» — подумала я, всё равно дома придётся перестирывать.
Собрав вещи, теперь стоило найти проводника до нашей провинции. Как-никак по этой дороге я проезжала всего раз — да и то, всё внимание было обращено на бессознательную Липу. Одев тонкие брюки из хлопка и светло-голубую тунику до колен, я вышла из комнаты. На первом этаже посетителей не было, лишь хозяин протирал грязной тряпкой крышку своего стола. Коротко глянув на меня, мужчина вновь погрузился в свою «работу».
На улице было невероятно жарко и немноголюдно. Где находился рынок, я приблизительно знала, так что оставалось только не поджариться на этом полуденном солнышке. Через полчаса, петляя по узким улочкам и осознав, что я окончательно заплутала, на моей голове можно было жарить яичницу. В который раз, Астарта подтвердила своё звание, как «самого жаркого и солнечного города Атлантии». Однако, я с упорством барана шла дальше. А между тем, улицы становились всё более безлюдными и запущенными. Однажды, мимо пробежала стайка крыс, что заставило меня отпрыгнуть на несколько метров. Самое обидное, что и спросить, где находится рынок, было не у кого.
Светло-серые каменные стены домов уже начали надоедать, а я всё никак не могла выйти на рынок! Внезапно, кто-то схватил меня за руку сзади. Отработанное до автоматизма движение получилось само собой, я даже подумать не успела, когда резко развернулась и ударила нападавшего по паху. Мужчина скрючился и присел.
— ??*%N, Вики! Ты с ума сошла?
По голосу, пусть и с лёгкой хрипотцой, я узнала Филармоса. Друга Липы. Или кем он ей там приходится?
Парень распрямился и стряхнул невидимые пылинки с одежды. А я в это время без зазрения совести пялилась на Фила. Тонкие тёмно-синие брюки, забранные в высокие сапоги, белая рубашка и короткий меч на поясе — всё предельно строго и аккуратно. Друзей Липа выбирала себе под стать — красивые, умные, богатые. О том, что они и в душе хорошие, я не думала. Слишком уж злилась на сестру.
— Чего тебе? — на удивление грубо спросила я.
— Мне нужно тебе кое-что сказать… — начал мужчина. — Это касается твоей сестры и её…кхм…спутника.
— Я слушаю.
— Липа в беде. Очень большой беде. Как только увидишь её, передай, что бы она немедленно уходила из города. Они знают, где она и не упустят шанс отомстить, — последние слова Филармос говорил шёпотом, постоянно озираясь по сторонам.
Я не успела ничего ответить, как мужчина развернулся и уже через несколько секунд растворился в воздухе. Оставшись одна, я потрясённо захлопала ресницами. Для верности, ущипнув себя за руку, просто пошла дальше. Правда шаг теперь был шире и быстрее — стоило поторопиться, если Фил говорит правду. Хотя кто может угрожать моей сестре? Вопросы, вопросы…
Поворачивая за очередной угол, я поймала себя на мысли, — а что если Фил сошёл с ума? В такую жару даже самый злой хозяин не выгонит раба на улицу, чего уж говорить о людях со способностями к магии. Может у них под воздействием солнца мозги плавятся? Додумать мысль я не успела: тонкая улочка закончилась, внезапно оборвавшись прямо посередине базарной площади. Уши тут же заложило — шум стоял невыносимый. Однако, кожа почувствовала лёгкую прохладу. Раньше я слышала, что в общественных местах в Астарте действуют заклинания, делающие воздух здесь на несколько градусов прохладнее. Слышала, но не верила, а теперь убедилась в этом. Что ж, Астарта недаром считается «гнездом» магов.
Базарная площадь оказалась невероятно большой. А уж какое количество товаров продавалось здесь, доселе невиданных мною! Изрядно поплутав по торговым рядам, я узнала, что площадь была разделена на несколько частей — первая (и самая крайняя) пищевая. Вторая часть включала торговцев вещами — тканями, одеждой, оружием и прочими полезными мелочами. По бокам от основного рынка тянулись лавки — там можно было купить множество магических вещей. Вот к ним я и поспешила, справедливо рассудив, что Липу предупредить важнее. По крайней мере, проводника я найти всегда смогу, а один день роли не играет. Я злюсь на сестричку, но подставить её не могу — вдруг слова Фила несут в себе смысл?
Быстро обсмотрев глазами все лавки, я вошла в первую приглянувшуюся. В отличии от остальных, эта лавка снаружи выглядела вполне прилично — то есть не было обшарпанной вывески и грязных окон. Громко звякнул колокольчик над головой, когда я вошла в помещение. А внутри? Аккуратно, чисто и пахнет ванилью. Комнатка маленькая, но сплошь уставленная всякими магическими «штуками». Лишь в углу примостилась кушетка, а прямо напротив входа — круглый столик. Пока хозяин не пришел, я медленно переходила от полки к полке, рассматривая удивительные (для меня) вещи.
— Чем могу помочь? — раздался сзади мужской голос.
Я обернулась и увидела мужчину средних лет. В принципе приятной внешности, тёмные волосы, лёгкая седина, но явно не мой типаж. Зато глаза у него были красивыми — карими, с тонкой золотистой ленточкой по краю зрачка.
— Эээ, — замялась я, не зная, как объяснить этому человеку, что мне нужно. Одно дело предупредить сестру — другое КАК это сделать!
— Вам нужен проводник? — спросил мужчина.
Я кивнула и тут же отрицательно покачала головой.
— Нет, мне нужно средство связи. Я хочу передать сестре нечто очень важное, — робко улыбнувшись, ответила я.
— Хорошо, — мужчина развернулся и подошёл к одному из шкафов, внимательно изучая содержимое полок. — Какая у неё степень силы?
— Что-Что? — не поняла я. Про что-то такое Липа говорила, но точное определение этому понятию я не знала. — Не знаю, — наконец, сдалась я.
— Вы хотя бы помните, как она выглядит? — с насмешкой в голосе, спросил мужчина.
Я решила было вспылить, но вовремя удержала себя в руках. Учитывая, вопросы, которые этот человек задавал, можно было понять, что он знает, о чём говорит. А значит лучше с ним не ссориться. И не факт, что в другой лавке меня не обманут.
— Помню, — наконец, выдавила я из себя.
— Что ж, тогда попробуем это. — С этими словами маг поднялся над полом и достал с самой верхней полки какой-то предмет.
Его «полёт» длился несколько секунд, но я всё оказалась равно удивлена и обескуражена происходящим. Сразу нашёлся ответ на вопрос — почему же полки с товаром находятся у самого потолка, куда можно залезть лишь с помощью лестницы.
Между тем, мужчина снял с предмета ткань, а моему взору предстал большой стеклянный шар.
Предчувствуя вопросы, маг пояснил:
— Это око Маал. Древний и невероятно мощный артефакт. С его помощью, ты сможешь некоторое время быть на ментальном контакте со своей сестрой.
Я прекрасно знала, кто такая богиня Маал. Самая кровожадная из всех богов. Она считалась покровительницей воинов, и соответственно, любила устраивать кровопролитные войны. Однако, как и другие «главные» боги, она имела другую сторону — имела власть над удачей.
Рассматривая артефакт, я вспомнила древние мифы. Одна из этих полуправдивых сказок говорила о том, что когда-то боги жили на Земле. Но люди размножались слишком быстро, а убивать их, другим богам было запрещено. Верк — главный и единый бог, что по — преданиям создал нас, наложил запрет на уничтожение своего творения. Естественно, другие боги не могли противостоять Верку. Но люди совсем распоясались, имея неограниченную власть и поддержку единого бога, они начали войну против богов. К тому же, им немало помогли и демоны — существа, созданные без божественной силы, а вот кем и чем — никто до сих пор не знает. Верк наблюдал за этим кровопролитием, не участвуя в битвах, однако, вскоре убили двух его младших дочерей. И тогда терпение Единого лопнуло. Он буквально смёл половину войск людей, а потом направился на самую высокую гору — Лиидар. Где и выстроил себе дворец, прямо на вершине. Говорят, что и сейчас в ясную погоду можно увидеть белые башенки обиталища Верка. А оставшиеся дочери, всё по тому же мифу, остались жить с отцом и разделили между собой добро и зло.
Саалина — богиня справедливости, стала покровительницей жестокости.
Верала — богиня любви, взяла на себя обязательства приносит в мир одиночество и тоску.
Маал — богиня удачи и войны.
Никто точно не может сказать — сколько правды в этом мифе. Но, если допустить, что маг не лжёт — значит передо мной действительно вещь, принадлежавший самой богине Маал. Артефакт казался невероятно простым и в тоже время, даже я чувствовала от него веяние силы. Словно лёгкий ветерок касается кожи.
— Что нужно сделать? — я оторвала взгляд от слабо поблёскивающего шара.
Маг, до этого неподвижно стоящий за моей спиной, теперь встал рядом, да так близко, что я ощутила тонкий запах табака от его кожи. Странно, вроде табак запретили…
— Положи руки на око и подумай о сестре. Представь её образ, желательно до мельчайших подробностей. Силу я вложу сам — с этими словами, мужчина взял мои ладони в свои и приставил к шару…
Поверхность артефакта оказалась очень холодной и шероховатой — словно передо мной вовсе не предмет из стекла, а кусок льда. Хотя, откуда я знаю, что много сотен лет назад было стекло? Может это какой-то другой материал. Ладони медленно, но верно теряли чувствительность, а нос щекотал лёгкий запах табака. Я сосредоточилась и попыталась представить образ Липы. Рыжие волосы, нет…медные. Большие глаза, аккуратный носик, красиво очерченный рот. А ещё брови светло-каштанового оттенка. Лёгкий прищур зелёных глаз, открытая улыбка. Отличная фигура и всегда прямая осанка…
Черты Липы выскакивали из памяти, как кусочки цветной мозаики и постепенно складывались в один образ. Я и не знала, насколько моя сестра красивая.
Когда образ полностью сформировался, я почувствовала, как тонкая ниточка потянулась от меня к сестре. Глаза были закрыты, но казалось, что я вижу эту тонкую энергетическую связь, связывающую меня и её. Я словно летела через пространство, проходила сквозь стены, искала. Чувствую, что сестра где-то рядом и когда понимаю, что вот-вот смогу дотянуться до неё, связаться с ней, невидимая нить, ставшая моим сознанием, обрывается. Ладони обжигает так, словно я прикоснулась к раскалённому железу.
Открыть глаза оказалось непосильной задачей. Они слезились и болели от света. Наконец, я смогла лицезреть окружающее пространство. Та же лавка. Тот же неяркий свет, падающий из затемнённых окон, заставленные полками стены. Только я почему-то лежу на кушетке.
Не успела я встать, как в комнату вошёл маг. Сразу как-то вспомнились все матерные слова, которые я слышала ещё в детстве…
— Какого ты меня чуть не угробил? Спятил? Чародей недоделанный!
— Успокойся, — далёким от доброжелательности голосом ответил он.
Мне как-то сразу поплохело… Иногда, я чувствовала в людях опасность, могла распознать злость, но в этом человеке было столько и того и другого, что моя женская интуиция только вякнула напоследок и смоталась в пятки.
— В смысле, сколько я вам должна? — попыталась улыбнуться я, медленно, не делая резких движений, поднимаясь с дивана.
— Сидеть! — рявкнул маг.
Пришлось подчиниться. А внутренний голос что-то обиженно вякнул о плохих дядечках…
Попала!
— Значит, твою сестру зовут Олимпия? — расхаживая мимо меня взад-вперёд, спросил маг.
Мне ничего не оставалось делать, как кивнуть. Не буду же я отрицать очевидное.
— Она учится в школе на боевого мага, так? И сейчас на практике?
Снова кивок.
— Как давно ты её видела и куда она направилась? — остановившись прямо передо мной, спросил маг.
— Я не обязана отвечать на такие вопр… — слово я не договорила. Язык словно приклеился во рту. Заклинание? Похоже…
— Ответ не правильный, Викторианна. — хмыкнул мужчина. Даю тебе последнюю попытку. Если не будешь отвечать на мои вопросы или, — маг навис надо мной, — попробуешь сморозить глупость… Договаривать он не стал. Просто в его руке появился огненный шар, размером с очень не маленький апельсин.
— Итак, спрашиваю последний раз! Куда пошла твоя сестрица? — маг не убирал руку с пылающим шаром из-под моего носа.
— Я не знаю — тихо ответила я. Ведь действительно не знала…
Олимпия.
Дядя Антоний дал нам подсказку. Пусть и тонкую, противоречивую, но всё же подсказку. Артефакт не был во дворце (как я и предполагала), он находился в другом месте. Дядя сказал: «Ищите там, где время остановилось, не желая уничтожать красоту». Вот и понимай его как хочешь…
Мы шли по пустынной улице, прикрывшись заклятием «отвода глаз». Точнее это я наставляла заклятие, Эдер же по-прежнему избегал пользоваться магией.
Настроение было плохим. Нет, оно было очень плохим. Даже ругаться не хотелось, а ведь по сути я была права — в императорской резиденции делать нечего, а ведь могли бы избежать лазания по сточным трубам. Теперь отмываться нужно…
— Эдер, — нарушила я тишину, — Ты не хочешь поплавать?
Обескураженный взгляд титана был мне наградой. Эх, жалко, что ещё не стемнело. Можно было бы искупаться голышом, под прикрытием магии разумеется.
Не дождавшись от меня объяснений, титан кивнул:
— Пошли.
Я отвела титана к моему любимому пляжу. Вообще-то это место пляжем можно назвать с натяжкой, но белый песок, чистое (!) синее море и больше никого. Идти, правда, пришлось почти час — но Эдер не жаловался, а я так и вовсе любила ходить пешком.
Пляж располагался в небольшой бухточке. Вокруг одни скалы, но на маленьком пятачке, между камнем и морем, как-то примостилась земля. Волны с шумом накатывали на белую гладь песка. Я вдохнула солёный морской воздух и впервые за полдня почувствовала себя счастливой. Словно тёплый, влажный морской воздух забирал все тревоги с собой и уносил их далеко за горизонт.
Песок прогрелся за день, поэтому ступни с удовольствием впитывали тепло. Поставив магическую невидимую стену, я сняла с себя грязную одежду и, расплетя волосы, побежала к воде. Эдер проделал тоже самое, только барьер ставить не стал. Да я и не смотрела. Вроде…
Солнце медленно опускалось за горизонт, воздух становился гуще и, казалось, теплее. Вода нежно ласкала кожу, а я, поддерживая себя с помощью магии на плаву, нежилась в волнах. Эдер бултыхался где-то неподалёку. Мы почти не разговаривали, с момента вылазки во дворец. Может оно и к лучшему, только почему я чувствую себя так, словно в чём-то виновата?
— Эдер? — я тихонько позвала титана. Нависла какая-то гнетущая тишина, нарушаемая лишь шумом прибоя. Страх липкими пальцами сковал сердце… Ведь у него рука. Как я могла додуматься привести его к морю? Солёная вода, открытая рана. Что же я наделала? Да и он хорош — разве не знает, что с раной в море лезть нельзя. Как неразумный ребёнок…
Контроль над магией я потеряла как-то незаметно и результат — неловко плаваю, стараясь увидеть над морской гладью голову (ну или другую часть тела) Эдера.
— Эдер? — позвала я. Уже несколько минут я не видела титана. Наконец, что-то булькнуло недалеко от меня. Я нырнула и достала тело Эдера.
Секунда, и я уже на берегу. Сил нет. Зато на руках бесчувственный титан. «Да что же я такая невезучая?» — всплыла мысль в голове.
Так, что там у нас делается при спасении утопающих, в смысле уже утопших. Ага, дыхание «изо рта в рот». Эта идея меня не вдохновляла, но попробовать стоило. Он же бессознательный. Итак…Вдох.
На третьем выдохе. Прижавшись к холодным губам Эдера, я поняла, что «утопший» не такой уж и бессознательный. Губы словно отвечают на поцелуй, а ещё чья-то рука медленно двигается по спине вниз…
— Гад! — рявкнула я, поднимаясь с колен.
Эдер поднялся с улыбкой.
— Извини, — спокойно произнёс он, — Я думал, что ты решила попрактиковаться в поцелуе, пока я был без сознания.
— Яяяяяя?
— Ну да. Ты с самого начала на меня виснешь, — темноглазый издеватель говорил с лёгкой улыбкой. Его слова можно было принять и за чистую монету, если бы не пляшущий смех в глазах.
— Эдер, мне не до шуток — злобно ответила я и, отвернувшись, побрела к морю. Титан догнал меня через несколько секунд. Несколько секунд мы шагали по тёплому песку бок о бок.
— Липа, извини, — наконец, произнёс он.
Я посмотрела на Эдера. Вправду ли он извиняется или просто говорит то, что я хочу услышать?
— Если ты хочешь, чтобы я продолжала с тобой искать артефакты, то больше ко мне не прикоснёшься, — ледяным голосом, произнесла я.
— Хорошо, — согласился Эдер.
Я вздохнула с облегчением, но тут же почувствовала, словно воздух между нами похолодел. Мурашки стайками забегали по коже. Дальше идти было некуда, поэтому я снова залезла в воду. Но спросить у Эдера про его самочувствие так и не решилась.
Уже давно стемнело, а я всё никак не хотела идти в гостиницу. После свежего морского ветерка, вдыхать спёртый воздух в комнате, не приятно, но идти нужно. Хотя бы для того, чтобы выспаться и поесть. Хотя последнее навряд ли удастся — время позднее и готовить двум запоздалым посетителям никто не будет.
Выйдя из воды, я запулила сгусток пламени прямо в кучу своей, уже не пригодной к использованию, одежды.
— А пойдёшь ты голышом? — в голосе Эдера стукались друг об друга льдинки.
Титан стоял поодаль и спокойно смотрел на догорающее барахло. Блики света играли на его лице, и только сейчас я увидела, что тёмные волосы Эдера, каскадом спадающие с плеч, переливаются в свете костра.
— Если ты хочешь сжечь и своё — попроси, не стесняйся. — Ехидно ответила я.
— Ну, ну. — скептически хмыкнул Эдер, — Интересно будет посмотреть.
Всё правильно, я взяла слово с Эдера, что бы он меня не прикасался, но не могу заставить не говорить колкости. Хотя, титана ждёт большой сюрприз.
Подойдя к скале, возвышающейся над нами, я протянула руку к одной из впадин — тонкая струйка силы потекла из моих пальцев, впитываясь в камень. Не прошло и минуты, как круглый кусочек скалы, шириной сантиметров в тридцать, отошёл в сторону, открывая небольшое отверстие. Мой тайник, «на всякий случай», как называла я его. Рука привычно скользнула внутрь, нащупала нужное, вытащила наружу. Другой рукой я создала «светлячка», и подняла его над головой. Миниатюрный световой шарик прекрасно освещал пространство.
Тайник мы обнаружили сразу после того, как кто-то из моих друзей запустил магическую диагностику скалы. Опустошённый, лишённый всякой силы, тайничок не представляет собой никакой ценности, но стоит только его напитать магией, как он приобретает особые способности. Например, вещи в нём не сыреют и не портятся, продукты остаются свежими долгое время.
Одеваясь под прикрытием магической стены, я заметила, что Эдер развёл костёр. И не удивительно — на берегу всегда валялось множество мелких щепок, приносимых волнами.
Эдер сидел и смотрел куда-то вдаль моря, а я невольно любовалась им. И вправду говорят, что титаны — полубоги, отчего имеют идеальное строение тела. Его длинные волосы так же струились по плечам, слабо поблёскивая в свете огня. Казалось, что Эдер расслаблен, но я прекрасно понимала, что в любой момент, он может наброситься. Почему-то возникло чувство, что титан гораздо опасней, чем кажется. Словно живущий у него внутри зверь вырвется на свободу при любом удобном случае. Это мне и нравилось. Но не думаю, что стоит озвучивать свои мысли.
Луна одиноко светила в небе, оставляя световую дорожку на глади моря. Я уселась на песок и долго смотрела на своеобразное отражение небесного светила. Что мне нравилось в этой бухте, так это то, что звуки города сюда не попадали. Хотя, буквально на небольшом расстоянии начинался порт — с его вечным шумом, грязью и неприятными запахами.
— Эдер, ты останешься здесь, или пойдёшь в гостиницу? — спросила я, почему-то не надеясь на ответ.
Титан лишь бросил мимолётный взгляд на меня, и, рывком поднявшись с колен, стал тушить костёр.
Выглядело это комично — полубог засыпает песком догорающие угли. Со стороны могло показаться, что Эдер попросту играет в «песочницу».
Я привыкла, что после того, как научилась пользоваться магией, применяла её повсеместно. Затраты энергии на бытовые заклинания были незначительные, так что и сил они отнимали мало. Возможно поэтому, я так и не научилась разводить огонь без помощи магии, правда, это ещё и не требовалось.
Дорога в город, оказалась трудной… Но не подъём в гору отнял силы, а с десяток людей, перегородивших тонкую тропинку…
Глава 2
Я всегда удивлялась своей «везучести». То на гидру нарвалась при поступлении, то на Эдера… Странно, но я даже определить не могу, что опаснее — скрытный титан или разъярённая тварь? Вот и сейчас повезло…
Не успев подняться, и выйти на более-менее ровную землю, нам с Эдером перегородили дорогу. В тусклом свете луны, виднелось около десяти силуэтов людей. Я было понадеялась, что они в этом месте оказались «по счастливой случайности», но наведённые луки заставили меня поверить в обратное.
— Куда собрались, голубки? — сильно картавя, вышел к нам один из разбойников. При этом, необходимую дистанцию, он сохранил. А значит пока что, они нападать не будут.
— Да так, прогуливались — холодно бросила я, не двигаясь с места.
В теле уже шёл процесс переработки природной энергии в магию. Сила, туго свёрнутая в кольца внутри меня, должна была откликнуться на заклинание в любой момент.
— Шарх! Не придирайся к жертве. — послышался чей-то весьма спокойный голос. А вот и обладатель…
Высокий мужчина вышел из толпы разбойников и направился к нам, рядом с ним висел магический светлячок. Пространство озарилось ясным, ярким светом. А я невольно сжалась…
Миньоны… С десяток этих полулюдей — полутварей… И злобное выражение их морд мне очень не нравилось…
— Что вам нужно, — обращаясь к магу, спросила я.
— Ты. И артефакт Вералы. — улыбаясь, ответил он.
Теперь, я могла разглядеть своего «коллегу». Средних лет, высокий, я бы даже сказала красивый. Но глаза… Словно два куска льда. И ещё одна деталь, которая крайне удивила меня — рыжие волосы. Пусть и собранные в хвост за спиной, они выглядели единственным ярким пятном среди серых морд и одежд миньонов.
Эдер по-прежнему строил из себя статую — ничего не вижу, ничего не слышу.
— А что если я не соглашусь? — приблизительный ответ я знала, но попытаться стоило.
— Тогда ты больше не увидишь свою младшую сестрёнку. — улыбаясь, ответил маг.
От его слов, мои руки похолодели… Тонкая струйка пота, пробежалась по спине. У них Вики? А вдруг он блефует? Вот последний вопрос, я и задала вслух.
— А это тебе ни о чём не говорит? — мужчина достал из-за пазухи тонкое колечко…
На совершеннолетие, отец подарил мне тонкое колечко из серебра, внутри которого было написано: «Семья — навеки твоя». Надпись мне не понравилась — слишком уж многозначительная и пафосная, поэтому я его не носила. А вот Вики, которая получила такую же безделушку на память на своё совершеннолетие, колечко нравилось. И носила она его с удовольствием…
Первая мысль, образовавшаяся в моём воспалённом разуме, была — «Вики у них!»
Вторая — «Уничтожу всех!»
Третья — «Убью Эдера».
При этом, где-то на задворках разума, пищал внутренний голос, который предлагал отдать артефакт, взять Вики и бежать, бежать!
Только, всё не так просто… Миньоны — существа, на которых магия не действует. А об их живучести и умении сражаться — так вообще, ходят легенды. Даже если я выложусь на сто процентов, то потом умру от болей отката. Да и не факт, что маг, находящийся здесь, будет спокойно стоять и смотреть, как его людей убивают.
— Язык проглотила или дар речи потеряла? — ехидно спросил маг, перебрасывая огненный шарик из руки в руку.
— А это не одно и то же? — съязвила я.
— Твой любовник может идти.
Мне очень хотелось заехать ему в ухмыляющуюся рожу, но… Это могло мне сыграть на руку.
— А если я хочу, чтобы он меня сопровождал? — осторожно спросила я.
— Ну хватит! — бросил маг, — Пора заканчивать этот балаган. Схватить её! Того не трогайте, пусть идёт своей дорогой!
Сначала я стояла спокойно. Но только сначала. А вот когда один из миньонов, завязывая мне руки сзади, совершенно не однозначно облапал всю мою филейную часть, терпению пришёл конец. Нет, я переживала не за свою девичью честь, просто в задних карманах брюк, спрятанных под туникой, лежали метательные звёзды. На данный момент, единственное доступное оружие.
Верёвки с треском разорвались, миньоны, окружившие меня, отлетели на несколько метров. Звёзды сыграли свою роль — парочка нападающих упали навзничь, издавая хрипы. Запахло кровью. Кровью этих тварей. Где-то на грани осязания, я почувствовала всплеск магии — чужой, необычайно сильной. Но расследовать, кто там и что колдует — не было времени. Боец во мне проснулся…
Ещё пара нападающих отлетела в разные стороны, они схлопотали заклинание «окаменения». Поэтому, на земле теперь валялись две небольшие груды камней. Жестоко? Это точно… Но когда борешься за свою жизнь, то чужая перестаёт иметь значение.
— Ну, хватит! — заорал маг, а миньоны, собирающиеся напасть на меня, остановились.
Секундного ослабления хватило, чтобы сердцебиение пришло в норму, а разум, наконец, начал нормально функционировать. И тут же навалилась усталость. Сковала тяжестью ноги, руки, парализовала всё тело.
— Я пойду с вами. — нехотя произнесла я.
Мужчина прошёл сквозь круг миньонов, подошёл ко мне почти вплотную и произнёс:
— Конечно.
А потом склонился ещё ближе и прошептал почти на самое ухо:
— Сколько ты уже сдерживаешь откат?
После того, как я начала драться, в один из моментов выпуска заклинания, я почувствовала первую волну отката. Удерживать эту боль, сминающую мысли и чувства, было трудно. Поэтому, я внутренне радовалась, тому состоянию «бойца», в который я себя загнала. Огородившись от разума за пеленой боя, я попросту поставила плотину на пути боли. Но ненадолго…
Непокорная сила боли вырвалась наружу, наказывая хозяйку этого тела за то, что взяла слишком много сил у природы, истратила непозволительный запас энергии своей жизни. Я потонула в этой боли. Как и крик, вырвавшийся из груди, потонул в окружающем пространстве. Последнее, что помню — ощущение того, что ноги уже не держат, но и на землю не упала — кто-то мягко подхватил, вовремя поддержал…
Я медленно просыпалась, с трудом выныривая из темноты беспамятства. Обморок, вызванный болью отката, похоже, перетёк в сон.
Первым из органов чувств, заработало почему-то обоняние.
Тонкий запах, напоённый ароматом цветов и свежескошенной травы, защекотал ноздри. Странно, обычно такой запах бывает лишь на поляне, где-нибудь в горах…
Я попыталась встать, но тело словно парализовало. Значит, придётся подождать, пока мышцы вновь придут в норму. Но запах — странный и такой приятный, очень хотелось понять — от куда же он происходит. Открыв глаза, я увидела над собой белый потолок, затем, не вставая осмотрела и всё остальное, что меня окружало.
Итак, комната средних размеров, два окна, занавешенных тёмными шторами. Свет оттуда почти не пробивался, однако, я могла разглядеть вещи даже при этом скудном освещении.
Напротив меня — лишь голая стена, всё того же больничного цвета. Где-то справа, виднелась дверь, увидеть я её нормально не могла, так как повернуть шею, ещё была не в состоянии.
Не помню, сколько времени я так пролежала — без движения, погружённая в свои мысли. И тут накатило оно — одиночество…
Когда тебе двенадцать, а мир ещё представляется в розовых тонах, то ты не чувствуешь одиночества. Всегда кто-то рядом — то отец, то сестра… Но проходит время, и ты чувствуешь в себе силу, потом приходит совершеннолетие, и только тогда начинает порождаться в душе росточек не испытанного ещё чувства… А когда исполняется девятнадцать, и ты теряешь один за одним всё то, что дорого, то что любишь — росток превращается в ветвистое дерево-опухоль, которое сосущей тоской вытягивает душу из груди. И уже не остаётся ничего, кроме пустоты… Звенящей и болезненной.
Я прекрасно понимала, что Эдер меня предал. Оставил одну на растерзание миньонам. Я закрыла глаза и прокрутила прошедшие события. Итак, титан, похоже, попросту смылся — именно его магию я почувствовала рядом. Теперь я была в этом уверена. Хотя, тогда не обратила внимание. Что ж, придётся расторгнуть этот брак досрочно. Я не хочу быть женой предателя, пусть и фиктивной женой…
А Вики? Где моя сестрёнка? И где, собственно, я? Почему не убили, почему не в камере? Мысли бурлили в голове, а тело не могло пошевелиться. Это страшно, когда нужно действовать, но сделать ничего нельзя. И пустоту в душе заполняет злость. Словно огонь, она выжигает остатки чувств. Ненавижу быть бессильной. Особенно, когда близкие люди в опасности, а сделать ничего нельзя.
Сердце сжалось, ярость отступила, и появился страх. Не за себя, за Вики. За отца. За Эдера, которому я непременно отомщу. Горячая слезинка потекла по правой щеке, обжигая кожу. Мне захотелось вытереть это проявление слабости, но руки так и остались, завёрнутыми в одеяло. Пока придётся потерпеть. А затем, я снова провалилась в такой спасительный и бесчувственный сон.
Мне снился шум прибоя. Шум воды, накатывающей на берег. Всё-таки море я люблю. Есть в этом создании природы что-то невообразимо волшебное, притягательное. А сколько власти имеет вода? Она даёт жизнь и убивает. И каждое создание, так или иначе, зависит от воды.
А сейчас, я стою на скале. Подо мной, метрах в десяти, разбиваются волны о камень. Мелкие брызги холодной воды, попадают на кожу. Солнце прочертило золотую дорожку на синей глади моря. Ветер несёт запах свободы, щекочет кожу и путается в волосах. Всё-таки человеку нужно не много для счастья. И сейчас, я счастлива. Пусть и иллюзорно, но довольна.
Сон прекратился также неожиданно, как и начался. Я открыла глаза, и рывком поднялась с постели. Надо же! Силы восстановились, а вместе с ними и непокорные мышцы в теле. Теперь можно узнать, где я нахожусь.
Я не успела встать, как дверь распахнулась. Я тут же приняла вертикальное положение и закрыла глаза. Послышались легкие стук обуви по полу. Затем этот звук прекратился, что дало мне понять — незваный гость идёт по ковру, либо остановился. Органы чувств работали сейчас как нельзя лучше, поэтому я настроилась и даже с закрытыми глазами почувствовала, где стоит этот человек. Всё-таки способности к магии давали мне большие плюсы, по сравнению с обычным человеком. А уж после отката, так вообще — все чувства обострялись.
Мне понадобилось долю секунды, чтобы бесшумно выскользнуть из одеяла и встать прямо позади гостя — им оказался мужчина. Тот самый, что натравил на меня миньонов, с рыжими волосами, так похожими на мой оттенок.
Тонкий ледяной меч вырос в моей правой руке в ту же секунду, как я оказалась позади человека. Наверное, это неприятно, если к вам сзади полутруп приставляет ледышку.
— На твоём месте, я бы не стал этого делать. — Спокойно произнёс мужчина, оборачиваясь ко мне. Отточенный лёд порезал ему кожу, но маг, казалось, вообще этого не почувствовал.
Я всмотрелась в лицо своего врага. Или, может спасителя? Острые скулы, карие глаза с серебристым ободком вокруг зрачка, губы искривлены в лёгкой улыбке-насмешке. Если бы я не была так озабочена судьбой сестры, то сосчитала его красивым. А сейчас — мне плевать. Был уже один красавец… Бросивший меня на произвол судьбы.
Мысли промелькнули в голове с невообразимой скоростью. Вслух же я произнесла:
— Почему я не могу тебя убить? — собственный голос показался мне слишком холодным.
— Тебе назвать все причины или будет достаточно просто моего слова? — с губ мага не сходила хищная улыбка, а голос завораживал, словно гипнотизировал.
Я вздохнула и развеяла оружие. Если этот человек не убил меня сразу, то не убьёт и сейчас.
— Где моя сестра? — решила взять «быка за рога» я.
— Все вопросы потом. Умывайся и одевайся. — уже без насмешки в голосе, произнёс он. — А то негоже замужней девушке стоять голышом перед незнакомым мужчиной. — С этими словами маг поспешно удалился, а ледяная сосулька хрустнула о закрытую дверь.
Я посмотрела на себя и поняла, что маг прав — я действительно…голая. Какая сво… меня раздела — я не знала, но тонкая сорочка, держащаяся на тонких бретельках, явно не была моей. Особой скромностью я не страдала, но неприятно стало от того, что кто-то дотрагивался до моего тела своими грязными лапищами.
Холодная вода, которой я умывалась, оказалась просто чудодейственным эликсиром бодрости! Разум, словно очистили от тумана, а мысли в голову приходили реже и значительно умнее. Скинув с себя мечту фетишиста, я одела приготовленную одежду. В принципе, ничего особенного — та же рубашка из тонкого хлопка, светло-сиреневая туника с завышенной талией. Обтягивающие короткие брючки чёрного цвета и сандалии на платформе, шнуровка которых оплеталась вокруг ноги, до колен.
Закончив возиться с одеждой, я наткнулась на зеркало, скромно притулившееся в уголочке, с левого края комнаты. Насторожило меня то, что оно было занавешено, но любопытство оказалось сильнее…
Наверное, я сильно кричала. Прибавить к этому, ещё и не устоявшийся контроль над магией… Поэтому, не удивительно, что красивое зеркало в старинной оправе, высотою с человеческий рост, лопнуло.
Я так и не поняла, что сильнее меня испугало — осунувшееся лицо с кругами под глазами (вылитое зомби), или тёмный, почти каштановый цвет волос?
Так некстати, вспомнились и слова отца: «Такой же цвет волос, был и у твоей матери». Вот я и потеряла то, что любила в своей внешности больше всего.
Краешек кровати с радостью меня приютил. Я присела и начала плакать. Сначала слёзы катились сами собой, а потом я уже рыдала в голос, осознавая все свои потери. Сначала Вики, потом Эдер (как же я хочу его убить), а потом волосы… Наверное, последнее меня и добило.
Открывая дверь, и выходя в коридор, я порадовалась хорошей звукоизоляции, что была в комнате, где я очнулась.
Коридор оказался один, зато дверей — много. В какой из них ждал меня маг, я не знала. Зато полчаса увлекательно пыталась открыть, хоть одну из них. Наконец, одна поддалась (с моего пинка, правда).
— Я тебя ждал — послышался спокойный голос. — Садись.
Комната оказалась примерно таких же размеров, что и моя. Правда, обстановка была другая и располагала к совершенно другим занятиям. В смысле, здесь разговаривать, а там спать.
Возле одной из стен протянулся шкаф с большим количеством полок, заставленных книгами. Посередине разместился стол, возле него — два кресла друг напротив друга. Вот в одном из них и сидел мой давешний знакомый.
Я без зазрения совести плюхнулась в одно из них, поелозила на скрипящей коже, а потом приняла позу «вся внимание».
— Неплохо выглядишь, — усмехнулся маг, скользя по мне заинтересованным взглядом.
«Да уж» — подумала я, вспоминая каштановые локоны, струящиеся по плечам. Хорошо, что хоть длина осталась.
— Спасибо. — холодно произнесла я. — Только бы мне хотелось знать, от кого я принимаю комплементы.
— Аслан дель Меир. — представился он, протягивая мне руку.
Пришлось подать и свою, что бы новоявленный знакомый поцеловал её. Я невольно сморщилась, когда губы мага дотронулись до моей кожи — не люблю этот ритуал. Постоянно кажется, что собеседник её обслюнявит.
Демонстративно вытирая, тыльную сторону ладони об полу туники, я поймала взбешённый взгляд Аслана. Ха, его никто не просил выпендриваться! Тоже мне, аристократ! Но маг держал свои эмоции под контролем, что сильно раздражало меня. Это не Эдер, который не злится потихоньку, а сразу лезет драться.
До меня запоздало дошло, что человек, сидящий напротив меня, вовсе и не человек… Он титан. И поняла я это, даже не прощупывая его ауру — просто имя у Эдера было схожим. Как там его? Эдер дель Шторм? А этот — Аслан дель Меир. Уж и не знаю, что означает эта приставка «дель», но факт остаётся фактом — передо мной титан. Ещё один…
Глава 3
Наверное, по правилам хорошего тона, я — как истинная аристократка, должна вести себя «хорошо» в гостях. Но что делать, если сестру похитили, а Эдер бросил на произвол судьбы? Правильно, хорошенько оторваться на совершенно незнакомом человеке, в смысле, титане.
— Ты обещал ответить на мои вопросы. — Обращаясь к вольготно развалившемуся мужчине в кресле, сказала я.
Аслан кивнул, и, выпив глоток рубинного вина из бокала, ответил:
— Спрашивай.
Я тактично рассчитала, что сначала стоит «прощупать почву». То есть узнать, почему этот титан мне помогает и что потребует за свою помощь. Внезапно, я поняла, что отдам всё — лишь бы найти сестру. Даже своё тело… и душу…
— Почему ты мне помогаешь?
Мужчина пожал плечами, но ответил:
— Тебе нужно избавиться от долга крови и найти сестру?
Я кивнула.
— А мне нужны артефакты Вералы. — закончил он.
— У меня их нет. — Резко ответила я. Стоило сразу расставить всё по — местам, так как блефовать я не могла — играть судьбою сестры, выше моих сил.
— Я знаю — улыбнулся маг.
«Что?» — промелькнула взбешённая мысль в голове. Он знает, что я не могу ему дать артефакты, но всё равно держит здесь?
— Тогда отпусти мою сестру. — От собственной наглости, удивилась даже я.
— И что? — Аслан изумлённо поднял брови. — Что ты сделаешь? — он явно издевался, и это ему нравилось. — Ты меня побьёшь, усыпишь или… убьёшь? — последние слова титан произносил с явной насмешкой, склонившись надо мной. Кончики его волос щекотали шею, а глаза говорили о многом… Например, то, что будет со мной, в случае невыполнения его условий…
Я невольно вжалась в кресло. Но характер, похоже, не изменить даже под страхом смерти.
— Если понадобится, убью. — Я, наконец, нашла в себе силы взглянуть в его глаза. К моему удивлению, в них плескался смех и одобрение.
— Храбрая девочка. — Беззлобно ответил он, всё также нависая надо мной. Потом нежно взял за подбородок и заглянул в мои глаза:
— А ты хотя бы знаешь, кто такие титаны?
— Глупые, заносчивые существа, которым дали власть? — ехидно произнесла я, даже не пытаясь отвести глаза. Хотя очень хотелось… Было во взгляде Аслана что-то такое, что заставляло пробежаться табуну мурашек по спине. И самое странное, что я не могла определить, что именно вызывает во мне такие чувства — страх, перед мощью титана или что-то ещё?
Он улыбнулся. Мягко так, словно маленькому ребёнку, когда тот поранится.
— Глупая, глупая девочка — усмехнулся он, затем провёл кончиками пальцев по моей щеке. Я чуть было не поддалась, но вовремя сдержала себя. «Ещё замурлыкай» — ехидно произнёс внутренний голос. Я отстранилась от титана.
— У него хороший вкус — с явным ехидством, произнёс Аслан.
Я посмотрела на титана, как на слабоумного. Не стоит раскрывать свои карты, пока не узнаю точно, какими сведениями располагает этот человек.
— У кого хороший вкус? — переспросила я, строя из себя дурочку.
— У Эдера. — улыбаясь, ответил титан.
У меня возникло нехорошее предчувствие — а что если этот маг, знает больше, чем прикидывается? Если не всё…
— Где моя сестра? — Почти зарычала я. Не нравился мне тон моего собеседника — казалось, что он играет со мной, как кошка с мышкой.
— А что я буду иметь взамен информации? — хитро прищурившись, произнёс он.
— А что тебе нужно?
— А что ты можешь дать?
Ну всё, терпение кончилось. Аслан явно играл со мной. Жестоко и беспощадно. Казалось, он заранее знает всё, и просчитывает ходы наперёд. Вот это мне и не нравилось. Точнее сказать, выводило из себя. А в бешенстве я не просто страшна, — я разрушительна.
Всё-таки жизнь не сахар. Она полное г**!
— Аслан, — медленно закипая, произнесла я, — Где моя сестра? Ты показал кольцо. Значит, она у тебя?
— Нет. — Спокойно произнёс он. В отличие от меня, он явно развлекался. Иначе, как объяснить эту усмешку в его глазах, на моё бессилие и злобу?
— Где она?
— Ну ладно, думаю, на сегодня разговоров и вопросов хватит. — Обезоруживающе улыбаясь, произнёс он. — Спокойной ночи.
В это же мгновение, он щёлкнул пальцами, и я оказалась в своей комнате. Телепортация без моего согласия. Полное «плевать» на моё мнение.
Ярость, затопила сознание, вплетаясь в энергию и преобразуясь в магию. Первым почему-то пришло на ум, заклинание огненных шаров. Один за другим, я отправляла огненные сгустки в стороны, ни во что особо не целясь. На смену стихии огня, пришла вода, точнее лёд. Ледяные копья с хрустом разрывались о стены, дробя на мелкие кусочки всё, что попадалось на их пути. Истерика закончилась также неожиданно, как и началась. Словно кто-то снял пелену, застилающую разум. Я огляделась по сторонам и невольно ужаснулась — такого погрома я ещё не устраивала. Казалось, в комнате побывало стадо диких слонов, и прошёл ураган — при этом всё это одновременно.
Мебели не было и в помине, кровать представляла собой разрушенный остов, по полу стелился ковёр из щепок и стекол. Единственным более-менее не тронутым предметом оказалась… я. И то — одежда в некоторых местах оказалась порванной и обугленной. Да… В гневе я страшна. Представляю, как шатало дом, а уж сколько выбросов магии здесь было — не сосчитать. Значит, сейчас придёт Аслан, желающий узнать, что же здесь такое происходило. И меня долго и нудно будут отчитывать, что в гостях себя надо вести хорошо. Или попросту придушат…
— Ой! — только и смогла вякнуть я, когда ноги перестали держать моё бренное тело. Не стоило мне раскидываться магией, а заодно и своим здоровьем. Вот и сейчас — я обессилевшая сидела на полу, посреди разрушенной комнаты. Подобрав под себя ноги, уткнулась лицом в горячие ладони и расплакалась.
Как же это сложно. Неизвестность, бессилие — это так убивает. Словно червяк, выгрызает внутренности. Не стоило мне отпускать Вики, не стоило привыкать к Эдеру. О Боги, как же много «не стоило!» Ещё, я не должна была родиться со способностями к магии, и пойти в школу учиться? Плевать, что прошло — то прошло.
— Это точно — раздался рядом чей-то ехидный мужской голос.
Я подняла заплаканное лицо и посмотрела на Аслана, стоящего прямо напротив меня — дверь за его спиной отвалилась с петель. Как он вошёл так тихо — не знаю. Впредь, буду ставить охранки на вход, чтобы предупреждали, о незваных посетителях.
— Опять вслух? — Спросила я.
Мужчина кивнул.
Водилось за мной такое — говорить свои мысли вслух. И самое обидное — эти мысли, я не хотела никому озвучивать, но, похоже, задумывалась так сильно, что отключалась от реального мира.
Аслан без разговоров подал мне руку. Я не стала отказываться, о чём пожалела — захват у титана был сильным, поэтому он и поднял меня рывком, отчего пострадавший сустав в руке, заныл.
Щелчок пальцами — и моя комната вмиг преобразилась — там, где только что зияли подпалины от огня — теперь ровная стена, мебель тоже восстановилась. «Мастерски» — подумала я.
Появились два кресла, которых до разрушения в комнате не было. Я плюхнулась в объятия мягкой, отделанной кожи. И повторила вопрос, который уже задавала утром:
— Где моя сестра?
— Твоя сестра у людей. Горстки мошенников. — Ответил Аслан. Он последовал моему примеру — и теперь сидел в кресле, прямо напротив меня.
— Им нужен артефакт? Точнее артефакты — поправила я себя.
Аслан кивнул.
— Они надеются получить могущество с помощью пробудившейся богини.
— Аслан — медленно начала я, раздумывая, стоит ли задавать этот вопрос — Это правда? То, что артефакты, собранные вместе пробудят богиню?
— А ты не верила Эдеру? — усмехнулся он. Было в его улыбке что-то такое, что заставляло меня краснеть. Как маленькую девочку…
— Сам посуди — выдавила я из себя усталую улыбку — Попадается мне титан, женит на себе, пока я в обмороке, а потом разглагольствует о долге крови. Мол, раз выжила благодаря мне, значит, и мне будешь прислуживать. Потом, рассказывает о каком-то пророчестве, и бежит искать эти самые, мистические артефакты. Мы, маги — в богов не верим. Мы верим в Фортуну — Судьбу, — «добила» я. Конечно, это было несколько глупо — изливать душу этому существу, но почему так тянуло? Как же я устала вечно рассчитывать на себя, защищаться, ругаться. Да и характер от этого становился всё более невыносимым.
— Эдер всегда умел управлять окружающими в своих целях — с серьёзным лицом ответил Аслан. — Кстати, ты знаешь, что он наследник престола?
Я кивнула:
— Догадывалась.
В глазах Аслана читался немой вопрос, на который я просто не могла не ответить.
— Вилку с ложкой держит уж больно интеллигентно. — Фыркнула я. Конечно, издеваться нехорошо, но разве мужчине объяснишь, что такое женская интуиция.
В комнате повисло молчание. Тягучее такое, недоброе…
— Ну, спасибо за хлеб, за соль! — Улыбнулась я, вскакивая с кресла, — А я пошла. Искать сестру!
Я не успела выйти из комнаты, как меня остановил смех. Аслан подошёл ко мне почти вплотную. Он оказался выше меня почти на голову, отчего его холодный, повелительный взгляд, действовал ещё угрожающе. Я аж рот раскрыла. Тоже так хочу научиться — что бы одним взглядом приковывать противника к месту.
— Девочка, — почти мягко улыбнулся он, затем дотронулся до моего лица, провёл кончиками пальцев по щеке. — Ты ещё не поняла? Ты останешься здесь до тех пор, пока я не отпущу тебя. Собственноручно.
— Отрубай себе руки быстрее, — ещё «ласковей» улыбнулась я. — Я не пробуду в этих казематах и дня.
— Посмотрим, — убирая руки от моего лица, ответил он. Рыжие волосы взметнулись за его спиной, а дверь со щелчком, закрылась.
В голове промелькнула противная мыслишка — «А не специально ли судьба решила меня научить спокойствию? Ведь второй раз восстанавливать комнату будет труднее…» Уж я об этом позабочусь.
Я провела у титана почти месяц… День за днём, уничтожая собственную комнату, переругиваясь с Асланом. Где я оказалась? Если быть точной, то в меж — пространстве. Мы проходили в школе это понятие, но то ли я спала на уроке, то ли не была — но в памяти об этом «чуде» ничего не сохранилось. Ситуацию спас Аслан, утоливший моё любопытство. Оказывается, мы живём в одном из пластов, именуемым временным потоком. Таких потоков великое множество — одни толще, другие тоньше, третьи разрываются. А вот между ними иногда возникает «пузырь». Словно земля, не занятая ничем — лепи что хочешь. И так как, в другой пласт пространства попасть очень трудно, то такой пузырь даётся легко — просто нужен талантливый маг и куча энергии. Между потоками существует толстая граница, которую трудно пересечь, а тут — своя мини вселенная. Итак, возникает нечто наподобие «слоёного» пирога — потоки, несущие свой мир, между ними тонкая, но непроходимая граница, а когда происходит разрыв — возникает меж — пространство.
Обнаружила я это, когда в первый же день выглянула в окно, раздвинув шторы. На улице клубилась тьма, лишь изредка освещаемая вспышками света. Иногда там что-то шумело, булькало, стучало по тонкому стеклу окон. Но всё это так напоминало грозу, что я вскоре перестала бояться, как, впрочем, и открывать шторы…
Маг, нашедший пустое меж- пространство, навсегда становился его хозяином. Аслан, являющийся хозяином этого кусочка времени, мог творить в нём что угодно — он строил и перестраивал дом множество раз, по своему вкусу. Однажды, даже дал мне попробовать свои силы — правда, действовала я через него. За время я тоже не беспокоилась — здесь оно текло по-другому по — сравнении с нашим миром. Как объяснял Аслан — здесь мог пройти год, а в нашем мире не прошло и недели.
С каждым днём, я всё больше привыкала к рыжеволосому титану. Он, на удивление, оказался очень интересным собеседником, хорошим воином и магом. Мы по нескольку часов тренировались в специальном зале, где Аслан учил меня новым приёмам, да и пар мы выпускали отменно. В конце первого месяца, я поняла, что начинаю ему доверять.
Аслан был сильным. Не только физически, но и морально. Иногда, когда он злился, я могла застыть столбом, прибитая к месту его тяжёлым, холодным взглядом. Я училась у него выдержке, самодисциплине, новым матерным словам… Он так витиевато ругался, когда я подстраивала ему подлянки, для собственного развлечения…
— О чём задумалась, магичка. — послышался сзади чей-то весьма ехидный голос.
Я обернулась и увидела Аслана. Ну конечно, кто же ещё здесь может быть… Рыжие волосы сплетены в косу, пара прядей небрежно свешиваются на лицо, хитрая ухмылка и глаза… Не помню, на какой именно день, я поняла, что тону в них. В этих чёрных омутах с золотистыми ободками вокруг зрачка…
Мы находились в оранжерее Аслана. Создал он это место специально для меня — я сильно скучала по живым растениям и цветам — всё-таки постоянно находиться в помещении было выше моих сил. А тут — хотя бы какое-то подобие родной земли.
Каждый день, открывая глаза, я насильно гнала от себя мысль о Вики. Неопределённость убивала, но теперь, я хотя бы надеялась на то, что она жива. Аслан по крайней мере сказал, что она жива и здорова. Я ему верила. Может и напрасно, но эта вера дарила надежду. А надежда питала силы.
На все мои вопросы о сестре, титан отвечал всегда однобоко:
— Подожди. Ещё не время.
Уж и не знаю, что он ждал — подходящего момента или ещё чего-то. Но то, что это случится — и я увижу сестру, я не сомневалась…
Аслан провёл рукой по моему позвоночнику вниз, остановившись, лишь в паре сантиметров от того, что будет считаться «приставанием». Я невольно вздрогнула, ощутив его прикосновение, которое и вывело меня из глубокой прострации, навеянной воспоминаниями.
Шею коснулось что-то нежное, опустилось чуть ниже, метя в декольте, но я успела перехватить. В моей руке оказался цветок — красная роза, такая красивая, что казалось, она соткана из хрусталя. Хотя, кто ещё может создать такую красоту, разве что не матушка-природа?
Я уткнулась носом в цветок — нежный, на грани сладости и свежести аромат, заполнил лёгкие вместе с воздухом. Мне ещё никто не дарил цветы… Оказывается, это очень приятно.
— Спасибо, — не поворачиваясь к Аслану, произнёсла я. Пусть он лучше не видит моих заалевших щёк.
— Спасибо в карман не положишь, — ехидно произнёс он.
А я почему-то закипела… Мне не нравилась собственная слабость. Не угодно было то, что в его присутствии я чувствовала себя глупой девочкой, у которой подгибаются коленки и трепыхают ресницы!
— Возьми, всё что хочешь, — злобно прошипела я, не сдвигаясь с места. Всё-таки смотреть на искусственный маленький водопад, было приятно.
Я даже понять ничего не сумела — Аслан сжал моё плечо и резко развернул лицом к себе. Также резко и наклонился…
— Ай! — в унисон вякнули мы, потирая ушибленные лбы.
Просто, роза выпала из моих рук, и в тот момент, когда Аслан наклонился меня поцеловать, я по той же траектории наклонила голову за цветком.
Несчастный цветок, я всё-таки достала, а когда подняла глаза, то увидела взбешённый взгляд титана. Он облил меня ледяной яростью из чёрных глаз, и торопливо вышел.
Я с тяжким вздохом уселась на скамейку, подле края водопада. Мелкие брызги попадали на кожу, а я не обращала на это внимание. И внезапно…. Я расхохоталась. Истерично, слишком громко, со слезами на глазах. Потирая на лбу шишку, я смеялась.
Что происходит — никто мне так и не объяснил. Но что Эдер, что Аслан — они активно пытались набиться мне в любовники. И если первый видел меня изредка и то — без настроения или пьяной, или на задании, то этот развернул настоящую войну моему ханжеству. Нельзя было не заметить, как он прикасался ко мне, как смотрел. Что-то было в этом — нежное и… фальшивое. Слишком уж часто, я замечала, что он буквально раздевает меня глазами. И почему-то мне казалось, что стоит ему со мной переспать — и сказке конец. Надо действовать, но как? Ага… придумала.
Я улыбнулась, своим далеко не добрым мыслям… Скоро этот титан попляшет, и посмотрим, кто из нас недотрога…
Наверное, в списке людей, подверженных импульсивным поступкам, я буду первая. А ещё я злопамятная — то есть не очень добрая с профессиональной памятью.
Пролетев четыре этажа вниз, и пробежав полкилометра по коридорам, я уже всерьёз задумалась над сомнительностью своего пока ещё не совершённого преступления. А вот как Аслан будет мстить — я догадывалась — наверняка больно и жестоко.
Вода в ванной послушно зажурчала, наполняя её до кроёв. Как мне всё-таки нравился этот дом — в смысле обслуживания. Утром, я могла полежать в тёплой ванне, ночью развести успокоительный отвар в водичку и спать после этого, как младенец. Люблю воду. С детства прекрасно плаваю, а заклинания водной стихии получаются лучше всего. Эх… где сейчас моё любимое озеро, раскинувшееся голубым кусочком неба на земле, рядом с любимым домом.
Платье выбрать оказалось не трудно, учитывая, что мой шкаф набит таким количеством разнообразной одежды, что даже у меня глаза разбегались. Обычно, я выбирала тонкие брюки, либо бриджи, с красивыми рубашками и туниками. Платье я выбрала самое (на мой взгляд) красивое — шёлк ярко-алого цвета, тонкие бретельки, удерживающие струящуюся ткань на теле. Вообще-то открывать так свои плечи и декольте — нельзя. Ведь даже в нашей стране — пусть и весьма демократичной в некоторых смыслах — к женской одежде относятся очень строго. Считается, что девушка (особенно замужняя) должна быть прикрыта с ног до головы, не выставляя напоказ ни одну часть тела. Но маги — люди из другого теста, мы плюём на запреты и сами ставим условия. А одежду выбираем — чем удобней, тем лучше, иногда шокируя простых людей.
Тёплая водичка приятно согревала кожу, лёгкий аромат лаванды, делал купание ещё более замечательным. Через десять минут, ополоснув волосы настоем из трав, я нехотя вылезла из воды — заставить разомлевшее тело отказаться от такого удовольствия, было трудно.
Волосы я просушила лёгким ветерком, вызванным магией. Потом оделась, причесалась и посмотрела на себя в зеркало. На меня смотрела стройная девушка в вызывающе-открытом платье, с шёлковой гривой каштановых волос. «Пойдёт» — подумала я про себя и направилась в комнату к титану, попутно накинув на себя пеньюар.
Где жил титан, я прекрасно знала, но в его комнате ещё ни разу не была. То, что именно здесь — спальня — я не сомневалась, так как отсюда, обычно выбегал взъерошенный Аслан, когда я «баловалась» с заклинаниями, с утра пораньше.
Я тихонько постучала в дверь. Сердце билось, как бешеное — а адреналин будоражил кровь. Всё-таки делать нехорошие дела, я люблю больше, чем хорошие. Спрятав хитрую улыбочку и опустив глаза, я приготовилась встретить титана.
— Что-то случилось? — открыв дверь, спросил Аслан. На его лице явно читалось «чего припёрлась».
— Мне нужно с тобой поговорить, — обворожительно улыбнувшись, ответила я.
— Ну, проходи, — нехотя произнёс он, впуская меня в комнату.
Я аж присвистнула, когда увидела хоромы титана. Но больше всего, меня удивила кровать — огромная (человек пять уместятся) с балдахином. «Интересно, он на ней спит, или в салочки играет?» — пронеслась мысль в голове.
— Так зачем пришла, — недовольно спросил титан.
Я оторвала взгляд от чудо — мебели и посмотрела на титана. Что-то он сильно недоволен, в одних штанах к тому же. Обычно, он не позволял себе ходить при мне в столь вызывающем виде — голый торс, к тому же такой скульптурный, кого хочешь, заставит покраснеть. Вот и я не стала исключением…
— Я пришла сказать тебе «спасибо», — улыбнулась я, медленно стягивая пеньюар. С тихим шелестом, ткань упала к ногам, а я двинулась прямо на застывшего от удивления титана. План мой был прост — довести титана до «белого каления», своими открытыми частями тела, я даже приготовилась его целовать — лишь бы как следует «поиграть», но не даться в руки, когда мужчина будет готов к действиям кхм… сексуального характера. И кто говорил, что во мне умерла хорошая актриса? Жива она, жива! Правда, я не учла один момент — что если титан не захочет отпускать полуголую меня и просто-напросто применит силу? Такие мысли вились в моей голове, пока я медленно подходила к Аслану.
Когда между нами осталось несколько сантиметров, я увидела, что одну руку титан прячет за спиной. Аслан, сначала, похоже, обалдел от такой наглости, зато потом его взгляд изменился — с оценивающего, до желающего.
Улыбаясь ещё шире, я прижалась вплотную к Аслану и скользнула одной рукой за спину, второй обнимая его за плечо. Похоже, он не ожидал от меня такого коварства, так как свиток, выпустил из руки, даже не сопротивляясь.
Я тут же отскочила от титана и накрылась непроницаемым пологом, самым сильным, на который только была способна.
«Викторианна… Погибла… дальнейшие поиски бессмысленны…» — только три строчки я успела прочитать, скользнув взглядом по длинному свитку, испещрённому буквами, когда Аслан сломал мой купол и вырвал листок из рук.
Смысл доходил до меня медленно, с каждым стуком сердца, приближая к пониманию истины.
Дошло…
Я посмотрела на Аслана. Тот, кажется, что-то говорил, но я не слышала. Сны сбылись…
С самой первой ночи, проведённой мною в стенах этого здания, мне снились сны. Точнее сказать, кошмары. Почти каждую ночь, мне снилась Вики. То я её спасаю, то просто держу за руку. Образ сестры преследовал меня.
— Ты… — только и смогла я прошептать немеющими от ярости, губами.
Аслан попытался взять меня за руки — или обнять, но я вырвалась и умчалась в свою спальню, по дороге круша всё, до чего только могла дотянуться.
В голове бились мысли, но разум просто молчал. Ярость прошла, остался только немой вопрос «Почему?»
Почему Вики? Почему Аслан меня обманывал?
Я стояла у окна, всматриваясь в тёмное пространство. Скрипнула охранка, а я не оборачиваясь, рявкнула:
— Пошёл вон!
Люблю сильных мужчин, угадывающих истинные желания женщины, а не те, что продиктованы паскудным характером. Вот и сейчас, я хотела, чтобы Аслан остался. Чтобы обнял, чтобы вобрал в себя капельку моего горя… Дал ответы на мои вопросы, понял, простил. Уж и не знаю, что происходило со мной, но рядом с этим мужчиной появлялись такие мысли и желания, что становилось стыдно… Стыдно за то, что не позволю себе их исполнить.
Наверное, я всё-таки в нём ошиблась, считая, что Аслан уйдёт, услышав далеко не добрый посыл…
Он подошёл сзади, остановившись в миллиметре от моего тела. Положив руки на подоконник, он практически обнял меня. Аслан не сказал ни слова, — просто молча, стоял позади меня, вбирая в себя кусочек моей боли…
Глава 4
Просыпаться одной в безопасном месте — приятно. Просыпаться в безопасном месте, да ещё и не одной — вдвойне приятней.
Наверное, я сделала ошибку. Подпустила слишком близко к сердцу, открылась. Но иногда так хочется, чтобы кто-то был рядом… Да и не маленькая я уже — сама могу ответить за последствия.
— Не спишь? — Послышался голос Аслана с правого бока.
Ответить я не успела, он сгрёб меня поближе к себе, обнимая одной рукой. На моих губах расцвела довольная улыбка, захотелось замурлыкать и потереться щекой о кожу титана.
Где-то на задворках сознания замаячило неопределённое чувство того, что я что-то упустила. Но сладкая нега, в объятиях мужчины — и через секунду, голова уже не соображает. Вставать не хотелось абсолютно, да и отпускать Аслан меня, похоже, не собирался. Вот так я и уснула.
Что такое любовь? Обман разума или какая-то древняя магия? Как понять, что ты любишь?
Вот и я не могу разобраться — кто для меня Аслан? Друг, любовник или любимый? Проснувшись чуть позже, я не обнаружила его рядом. Голова болела как после похмелья, от чего возникло неприятное ощущение, что меня либо чем-то опоили, либо заколдовали.
Я потянулась, и только тут обнаружила огромный красный цветок, на подушке рядом. Роза… А запах от этого чуда природы, шёл просто изумительный.
Встав, я накинула шёлковый халат и побрела в ванную комнату, которая находилась тут же, отделяемая от спальни стеной, при необходимости, исчезающей.
Через неопределённое время, я поймала себя на мысли, что лежу в ванне с тёплой водой, а голова, словно в тумане. Хотя, пожалуй, нет. Туман со временем рассеивался, делая мысли всё более чёткими.
Что было вчера? Как я оказалась в одной постели с Асланом? Помню лишь то, что он принёс мне розу в оранжерее, я его разозлила своим отказом… Потом остались лишь ощущения…
Но что-то не давало мне покоя. Что-то заставляло вновь и вновь прокручивать калейдоскоп картинок в голове. Словно какая-то истина ускользала, постоянно была где-то рядом, но я упорно не могла её найти, или вспомнить.
Заклинание памяти, выученное ещё в начале обучения. Когда пришлось сдавать первую сессию, а я не успела выучить несколько билетов по теории магии превращений.
Природная энергия заструилась по моему телу, преобразуясь в магию, я подобрала форму для заклинания и запустила туда живой, ещё не сформированный поток.
— Вики! — крик вырвался из горла сам по себе, да такой громкий, что у самой чуть уши не заложило.
— Вики… — уже спокойней прошептала я, утыкаясь лицом в сложенные «лодочкой», ладони.
Не знаю, зачем Аслану понадобилось меня одурманивать — он мог просто поговорить, или отпустить…
Сейчас во мне бушевала растерянность, я плакала и упорно не понимала, а может и не хотела понимать — почему со мной так поступили? Зачем Аслан обманул?
За растерянностью наступила злость. Я ударила кулаком по железному бортику ванны, выплёскивая накопившееся чувство. Рука отозвалась болью, но слабой, а в толстом железе образовалась вмятина. Единственный раз в жизни я поняла, что хочу убивать… Хочу видеть, как люди, похитившие мою сестру — бьются в агонии, хочу видеть рыжеволосую шевелюру, пропитанную кровью, и остекленевшие карие глаза, с серебристым ободком вокруг зрачка…
А раньше я не верила… Говорили, что ученики школы постепенно становятся жестокими убийцами, не щадящими никого и ничего. Теряют разум, становятся «не пробиваемыми» для ментального контакта и могут частично притуплять боль. На уроках нам объяснили, что это состояние называется «боец». Частично я его испытала, когда отбивалась от миньонов, теперь же прочувствовала полностью. Тело, словно начало слушаться, каждое движение — быстрее, чем привыкла, каждая мышца сокращается сильнее, а за ритмом сердца не угонишься. Чтобы это состояние не стало нормой, а разум не утратил способность думать, нас учили контролировать себя. Сначала, преднамеренно выводили из спокойного состояния по средством долгой, нудной и бесполезной работы, а потом, добившись состояния нужной «кондиции» успокаивали, объяснив что и почему.
Говорят, зрачки у нас в это время закрывают радужку… Я подошла к зеркалу и тут же отпрянула — на меня смотрело чудовище… Убийца, с горящими глазами и злым выражением лица. А зрачки действительно увеличились, но не намного.
Наверное, увиденное в зеркале, меня и успокоило. Как говорили преподаватели — нужен фактор, вызывающий сильные чувства… Вот уж не знала, что чучело в моём лице, когда-нибудь послужит таким фактором. Красота — страшная сила…
Пока я одевалась — злость постепенно отходила, оставляя просто холодное чувство расчёта. Вещи собирать я не стала — так как всё здесь было не моё. Мои вещи — остались в гостинице, там же в конюшне и Брусничка… А ещё где-то там, моя сестра. И я сделаю всё, чтобы вернуть её домой.
Дверь явно не была сделана, чтобы останавливать злых магичек, распавшись в прах. Я невозмутимо перешагнула через кучку пепла и направилась к Аслану.
Это была столовая. Огромная комната, с не менее огромным столом, в центре восседал титан, который даже бровью не повёл, когда увидел меня.
Стол, длиной в метров пять и шириной в полтора, явно предназначался для шумных и весёлых гуляний.
Я подошла к столу, оказавшись прямо напротив титана, затем вскочила на него. Аслан всё также изображал из себя статую, хотя теперь на его лице появилась противная самодовольная улыбка. На мгновение я смутилась, даже по-моему покраснела, вспоминая ЧТО мы вытворяли ночью, но быстро взяла себя в руки.
Приборы и еда отлетали в сторону с каждым моим шагом. Я применяла простое заклинание, чтобы не упасть и не поскользнуться. Шаг, и я в нескольких сантиметрах от Аслана.
Присела на корточки, он хотел что-то сказать, но я закрыла его губы, прижав к ним палец.
— Говорить буду я, — спокойно произнесла я.
Аслан кивнул и с явным интересом наблюдал за мной. Скользнул взглядом по лицу, затем ниже, остановился на декольте…. А я опять покраснела. Нет, ну я виновата, что в ярости, не успела зашнуровать ворот рубашки как следует, а противный корсет, подчёркивает все прелести женской фигуры? Да и по — принципу удобности выбирала одежду, а не мужчину совращать шла…
— Ты хотел меня одурманить? — скорее утверждая, чем спрашивая, сказала я. — Молодец, хорошая попытка. Или ты слишком самодоволен, или магия титанов ничего не стоит.
Я сама удивилась, как холодно звучал мой голос. Всматриваясь в карие глаза, я поневоле искала в них поддержку, умоляя прекратить эту боль, разрывающую мою душу. Но разум был холоден, а губы сами выпускали ледяные слова…
— Ты отправляешь меня туда, откуда взял. Иначе, — я достала тонкий кинжал и приставила к горлу напрягшегося титана, — Я убью тебя.
Ещё несколько секунд мы сверлили друг друга взглядами, а потом он одной рукой взял мою ладонь с кинжалом и отвёл в сторону, второй убрал палец с губ. И самое интересное, что я не могла ничего сделать… Карие глаза, нет чёрные, словно отобрали способность двигаться. Мысли в бешенстве кружились в голове, а я ничего не могла поделать с собой и ведь чувствовала, что магию он не использует…
Аслан подался ко мне чуть ближе, а я в последней попытке защититься выставила магический щит. Он спокойно прошёл сквозь него и, не отрывая взгляда, нежно коснулся моих губ.
Вся моя защита, вся злость — всё ушло разом. Через несколько минут, я поняла, что сижу у него на коленках и плачу, как маленький ребёнок. А он целует меня, то в макушку, то в лоб и нежно вытирает слёзы, пальцами.
— Отпусти меня, — тихо прошептала я. Внутренне надеясь, что он не посмеет. Всё тело уже давно хотело в постель и желательно не одной, а разум желал отправиться в жаркий город, убивать тех, кто похитил сестру.
— Не могу, — тихо прошептал он.
— Почему? — глупый вопрос, но не задать — нельзя.
— Знаешь, я всё понять не мог. Почему судьба выбрала тебя? Наделила таким редким и сильным даром…
— Влипать в неприятности, скорее всего дело привычки, а не подарок судьбы. — Ехидно заметила я.
— Нет. Я не про это, — усмехнулся он. — Ты не замечала, что мужчины липнут к тебе, словно пчёлы к мёду?
«Тогда уж скорее как мухи на….» — подумала я, но вслух ничего не ответила.
— Не знаю, как точно это назвать, — произнёс Аслан, — Но ты избранная Вералы. Её дочь на земле, та, что может свести с ума любого мужчину.
— Не хочу тебя огорчать, но Вералы не существует, — ответила я.
Верить в то, что болтает Аслан, не было никакого желания. Я никогда не считала себя любимицей мужского пола, наоборот — чуралась любых отношений. Но логику титана понять не могла — почему он мне это говорит? Да и я, вместо того, чтобы искать сестру, сижу на коленях у Аслана и слушаю его бредни? Он что, умом двинулся? Или я…
Как ни странно, но последний вопрос, я задала вслух.
Он вздохнул и нагло порвал рубашку на моей груди, одним движением. Я и охнуть не успела, как осталась без одежды. Точнее брюки-то на мне были, но с голой грудью мне ходить не нравится…
Через мгновение, в его руке оказалось небольшое зеркало. Титан поднёс его ко мне.
— Ничего нового не вижу, — озлобленно прошептала я, стараясь хоть как-то прикрыться.
Аслан вновь тяжко вздохнул и, убрав мои руки без особых усилий, показал другой рукой на родинки. Зеркало повисло в воздухе…
— Ну и? — не поняла я.
— Видишь, вот тут, — Он провёл пальцем от шеи, до основания груди, затем в другом порядке, образуя треугольник. — Родинки образуют треугольник — пояснил титан — А треугольник — знак Вералы. У нас ещё можно встретить некоторых отмеченных, этим символом, женщин. Но у них — очень слабый дар, ты же — словно ходячее приворотное средство. Очень сильное, — наконец, прошептал Аслан, уткнувшись в мои волосы.
— Так или иначе — мне нужно искать сестру. — Холодно произнесла я, слезая с его коленей.
— Хорошо, — произнёс он. — Только… Останься ещё на час… — Аслан привлёк меня к себе, не оставляя возможности выбраться из его железных объятий.
— Нет, — прошептала я. Губы не слушались, а голова кружилась — титан явно воздействовал на меня чем-то ещё — иначе объяснить такое притяжения я не могу.
Голова уже не соображала, разум отключился… Очнулась я только тогда, когда оказалась практически без одежды — тонкое бельё не в счёт.
Холодный пол неприятно обжигал кожу, а я пыталась справиться с собой, с титаном и бушующими чувствами. Мысль, возникшая в голове, показалась единственным верным выходом — телепортироваться…
А последнее, что я увидела, перед тем, как раствориться в пространстве — три родинки на груди у Аслана. Обман зрения? Навряд ли… Но подумаю я об этом только тогда, когда моя сестра будет в безопасности.
Наверное, судьба решила дать мне передышку — иначе я никак не могу объяснить то, что оказалась я в нашем мире, в городе глубокой ночью. Тело ломило нещадно — телепортация один из самых опасных видов магии, да и холодно было в одном нижнем белье.
Сил злиться на распутного титана не было. Я с трудом узнала место, где дралась с миньонами, но узнав — направилась к гостинице. Конечно, можно было спуститься к тайнику в скале, но я точно помнила, что там ничего не осталось.
Не тратя силы и время для создания морока, я попросту брела вдоль узких улочек — за время учёбы, я прекрасно узнала город. На улицах не было ни души, да и к тому же я специально выбирала такую дорогу, что даже днём здесь почти никто не ходит.
По пути мысли накатывали одна за другой. Точного логического обоснования всему, что приключилось со мной — я найти не могла, из-за чего возникала куча вопросов. Например, куда делся Эдер? И почему, если он наследник престола, то прячется и скрывается? Зачем титанам нужно поднимать забытую богиню? Хотя… Забытую ли? Если верить Аслану — они ещё верят в неё, да и не удивительно — они же самые приближённые — потомки богов и людей.
А ещё я задумалась над, тем, что было сказано в том письме… Если верить этой писанине — моей сестры уже нет в живых… Но я чувствую, что она жива…
Ещё вопрос — как мне так повезло телепортироваться аж в другой временной пласт? Да и в нужное место. Помощь Аслана исключается — ему было явно не до этого. Неужели мне повезло? Первый раз в жизни?
Ноги заплетались от усталости — всё-таки телепортация — заклинание очень энергоёмкое, а учитывая, что вместе с магией уходит и сила, то по сути я давно должна уже упасть. Всё-таки желание убить всё и вся — великая штука…
Наконец, я оказалась в своей комнате. Хозяин молодец — пока комната оплачена, не сдаст её другим. И, не раздеваясь (хотя, что там снимать?) упала на кровать, где тут же забылась крепким сном. Странно, но я часто стала не высыпаться. Это что, последствия общения с титанами? На этой мысли я и отключилась…
Эдер дель Шторм.
Солнце давно село. А я продолжал тупо сидеть в засаде, наблюдая за копошащимися, словно муравьи, людьми. Дом, в живой изгороди которого, я и сидел — находился далеко на окраине Астарты. Двух — этажное здание давно пора бы и отремонтировать, но людей, занявших его, похоже не волновал ветер, завывающий в разбитых окнах, и то, что частично крыша оказалась вовсе отсутствующей.
Прошло много времени, с тех пор, как Аслан забрал Олимпию. Всего на день раньше похитили и её сестру.
Аслан сообщил, что Вики похитили, даже намекнул на тех, кто это сделал, но ведьму отдавать не захотел. Что ж… С одной стороны я его понимаю, но с другой — девчонка должна быть рядом со мной, как преданная собака охранять покой и исполнять все приказы её хозяина… «Размечтался» — злобно ответил внутренний голос на мои мысли. И оказался прав. Липу никто не сможет приручить, тем более я. Интересно, сколько она продержится у Аслана ещё?
Наконец, мне надоело сидеть, и я направился в гостиницу. Попутно проверив все маячки, следящие за домом днём, пока меня нет. Аслан подсказал, кто похитил Вики, но на этот дом я вышел сам. Ещё, пришлось оглушить команду поиска, вызванную старшим титаном — они как раз отправляли ему письмо с докладом. Вот я и подменил письмо — не зная наверняка, попадётся оно на глаза Липе или нет. Ведь Аслан мог держать девушку там сколько угодно, а мне нужно искать артефакты, и без помощи Липы никак не обойтись.
Конь остался в километре от места, где сейчас находился я. Петляя среди деревьев, стараясь не выходить на дорогу, я вскоре добрался до лошади. Луна, освещала дорогу, поэтому уже через полчаса быстрой езды, я оказался у гостиницы.
Ступеньки поскрипывали под ногами, посетителей внизу, да и наверху не было. Но что-то настораживало…
Дверь в комнату Липы открылась быстро — она не любила (или не умела) ставить охранки, а может и не стоило? Огромная луна заглядывала в окно, а на кровати, свернувшись калачиком, лежала девушка.
Её светлая кожа светилась серебристым светом, а волосы в беспорядке рассыпались по подушке. Я невольно залюбовался и подошёл ближе. Хотел было зажечь светлячок, но не посмел — нарушать её сон не хотелось.
Тихонько, почти бесшумно подошёл вплотную к кровати. Липа? В чертах спящей девушке было явно много знакомого, но… цвет волос. Он был слишком тёмным! Я помню ведьму — её огненно-рыжие волосы отливали медью даже в темноте. Что же сделал с ней Аслан? Взгляд невольно прошёлся по телу девушки, ярл на месте — значит, она ещё не свободна, но вот только… Он что, изнасиловать её собирался? Я в недоумении уставился на почти голую Липу. Или уже… того… И получается, что в этом я виноват? Подложил беззащитную девушку под чужого мужчину… Что же я наделал? Как теперь ей это объяснить?
От мыслей, терзаний и самокопания, меня прервало странное ощущение. Словно лёгкий ветерок касается кожи… Странно, откуда здесь ветер? Окна же магически зачарованы от ветра, дождя и прочего? Я повернулся к окну и застыл с открытым ртом…
Возле окна, стояла необыкновенной красоты девушка. Её волосы светлого оттенка струились по плечам, кожа светилась, тело обволакивала тонкая ткань, которая одета лишь потому — что так «надо», но на самом деле такая одежда ничего не скрывает. Я не мог оторвать глаза от девушки, но разумом понимал, что что-то здесь не так. Что-то было в этой тонкой фигурке противоестественное, слишком уж идеальной она казалась. Взгляд переместился на лицо, где сияли глаза — не знаю какого оттенка — в темноте не разобрать, а губы расплылись в ехидной улыбке… Стоп! Чего?
— Ты знаешь, кто я? — её был голос похож на шелест травы, журчание ручья… Я вновь отогнал от себя наваждение и попытался взять себя в руки. Тело протестовало, а разум явно затуманился.
Наконец, придя немного в себя, я ответил:
— Знаю. Ты богиня Верала. — лик этой женщины часто изображался на наших картинах, скульпторы делали великолепные по своей красоте, статуи — точная копия (только живая) которых стояла сейчас здесь. Но естественно — живая богиня во стократ прекрасней любого произведения искусства.
Девушка улыбнулась.
— Точно.
— Что тебе нужно? — с трудом выговорил я, на самом деле желая утащить эту красавицу в свой номер.
— Я хочу тебя предупредить, — прошелестела она, — А вместе с тобой и всех тех, кто посмеет покуситься на моё дитя. Я дочь Верховного бога, попросту уничтожу и тебя и любого другого, будь ты хоть трижды титаном! И ещё — богиня подошла ко мне почти вплотную, от её дыхания, у меня подкашивались ноги, — Я покажу тебе дорогу, к моим артефактам. Но запомни — она наклонилась к моему уху и прошептала: — Никто не даст тебе гарантии, что я захочу вернуться.
Пока я стоял ошеломлённый, не способный даже пошевелиться, богиня подошла к кровати. Я повернулся и увидел, что она склонилась над Липой, нежно провела по волосам, потом легко, по-матерински, поцеловала в лоб, а затем повернулась ко мне. Я встретил её взгляд и тут же. Перед глазами замелькали картинки. То ли мои, то ли чужие воспоминания, всё смешалось воедино. Только что я был на корабле, среди синей глади моря, теперь еду на лошади по усыпанному маками, полю. Далее — картины замелькали с такой быстротой, что я не успевал их воспринять. Мгновение — и всё кончилось. Усталость навалилась мгновенно, да так, что я еле успел доковылять до соседнего номера и упасть на кровать.
Олимпия.
Утром я проснулась рано — не успели первые лучи солнца озарить небо, как я уже была на ногах. Самочувствие было прекрасным, настроение — в преддверии большого события. Ну ещё бы — сегодня я иду убивать!
«Мазохизм не излечим» — констатировал внутренний голос, я его поддержала и, напевая какую-то полузабытую песенку, спустилась вниз. Народу — естественно никого.
— Мне, пожалуйста, блинчики с мясом, с творогом и фруктами. Чай с ромашкой и омлет с брынзой, — продиктовала я обалдевшей разносчице. Ну да, в нашей стране не принято так много заказывать на завтрак, но душа требует — а значит и желудок. — Да… И всё по две порции! — крикнула я, медленно удаляющейся в сторону кухни, девушке.
«Растолстеешь» — злобно сказал внутренний голос. Странно, но эта зараза просыпается уже второй раз за сегодняшнее утро — с этим нужно что-то делать… «Ну и плевать» — подумала я. Приподнятое настроение не хотелось испортить даже спором с собственной совестью.
О Вики я старалась не думать — иначе сердце каждый раз болезненно сжималось, мысли путались. А учитывая, что чтобы найти сестрёнку, нужна свежая голова — значит, придётся немного побороться с чувствами.
Когда я уже почти разделалась с завтраком, ко мне присоединился Эдер. Хмурый, злой и явно не выспавшийся. На моё «Здрасти» он никак не среагировал, а лишь посмотрел как-то странно. Словно извиняясь…
Я сыто развалилась на стуле, и отодвинула от себя вторую порцию блинчиков с мясом — Эдер жадно схватил их и тут же слопал.
Странно, но я его почти не винила за то, что он оставил меня одну — против десятка миньонов. Злость ушла, оставив лишь неясное чувство разочарования. Ведь всё, что ни делается — всё к лучшему.
— Нам придётся приостановить поиски артефактов, — безразличным тоном, произнёсла я.
Эдер внимательно посмотрел на меня, как бы спрашивая «А не сошла ли я с ума?», но ответил:
— Я знаю, где твоя сестра.
— Вот как? — такое положение вещей мне понравилось. Идти убивать — всегда приятно вместе с кем-то ещё.
— Да. Я выследил их и внимательно изучил план дома, где предположительно они держат твою сестру.
Мои брови поползли вверх…
— Эдер, — холодея от собственной догадки, произнесла я, — Сколько я отсутствовала?
— Месяц и несколько дней.
— О, боги… — тихо прошептала я, закрывая лицо ладонями. Аслан меня обманул… А сестра? Что же с ней стало в плену за столько времени?
— Она хоть жива? — одними губами прошептала я.
— Не знаю, — честно ответил титан.
Эдер тактично молчал, а я не знала — злиться или плакать?
— Выходим сегодня ночью. Они заплатят. Все заплатят… — зло прошипела я, стирая злые слёзы, бегущие по щекам, против воли. Затем поднялась, и направилась в свою комнату — предстояло собрать всё необходимое. Сердце билось очень часто — каждая клеточка уже сейчас была напряжена — сегодня вечером будет бойня… Не битва. А тотальное уничтожение всех, кто встанет на моём пути.
Глава 5
Что такое смерть? Конец пути или наоборот, его начало? Рождаясь магами, нас и воспитывают как магов. Мы что-то среднее между теми, кого считают ненормальными и теми, кого ненавидят. Так уж получилось — знакомясь с управлением стихиями, мы перестаём верить в богов, почитать высшие силы. Единственное, что для нас остаётся более — менее нерушимой истиной — это смерть. Ещё ни разу, даже самый сильный и талантливый маг, не смог разгадать тайну смерти. Мы боимся тётку с косой также, как и остальные люди, а может и больше — ведь мы ни во что не верим, кроме как в себя. Поэтому, что ожидает нас после того, как нить жизни оборвётся? Никто не знает…
Но существует грань… Ещё не объяснимая наукой, но такая же реальная, как сама смерть. Когда человек умирает, то некоторое время ещё его душа остаётся на грани — между жизнью и неизвестностью. В это время, и открывается небольшой кусочек завесы над тайной, в это время появляемся мы.
Говорят, очень давно, один чрезвычайно талантливый маг нашёл способ попадать на грань и даже вернулся. После этого случая, прошло много лет, но до сих пор существует несколько запрещённых заклинаний, помогающих заглянуть в неизвестность. С помощью такого, одного очень древнего и опасного заклинания, я и попытаюсь узнать — ушла ли моя сестра, или ещё здесь…
Разбирая свои сумки с различными снадобьями, которые ещё не доставала (думала, что не пригодятся), я обдумывала план действий. Через некоторое время, к обдумыванию присоединился и Эдер.
В который раз, я ловила странный взгляд титана на себе, но тот упорно не хотел ничего говорить. У меня создалось не хорошее впечатление, что он что-то скрывает.
— Эдер, что-то не так? — поймав очередной, такой «странный взгляд», я решила, наконец, спросить титана.
— А что-то должно быть не так? — Эдер слегка приподнял брови в знак удивления.
— Проехали, — махнула я рукой. Всё равно ничего от неразговорчивого титана не добьюсь, так хоть нервы не буду трепать, выбивая правду. Так что пусть живёт. Пока…
Конечно, стоило потрясти Эдера и насчёт того, что он знает об Аслане. Зачем тот держал меня столько времени? И если Эдер знает об этом, то почему ничего не предпринял, что бы хотя бы меня предупредить? Сплошные вопросы…
— В здании около тридцати человек — больше половины — охрана, — просвещал меня титан. А я, слушая его информацию, готовила всё необходимое, учитывая ситуацию.
— Сколько этажей у дома, и в каком он состоянии? — спросила я, аккуратно перемешивая два взрывоопасных зелья.
— Этажей всего два. Состояние… — Эдер запнулся — Я бы назвал его непригодным даже для крыс.
Я строго покосилась на титана. Он должен выбирать выражения, ведь там сейчас находится моя сестра… «Зато честно» — оправдал поведение Эдера, внутренний голос. Я тяжко вздохнула, но вслух ничего не сказала — навряд ли Вики держат в шикарных апартаментах с пятиразовым питанием.
— Эдер, у меня вопрос — а тебе не кажется, что это слишком много для одной пленницы? Около двадцати пяти человек охраны для хрупкой девчонки? — я посмотрела на титана. Тот был явно в задумчивости.
Наконец, выдал:
— Я тоже об этом думал. Либо они там что-то хранят очень ценное, либо опасаются мести очень разгневанной ведьмы.
— Да уж… Не нравится мне всё это. Ощущение — что в ловушку угодим.
— Ты хочешь отказаться? — вопрос Эдера застал меня врасплох. Несколько секунд я просто стояла с открытым ртом.
— Ничто и никогда не заставит меня отступиться от моих родных! — злобно прошипела я. На ладони сам собою зажёгся огненный шар.
Эдер покачал головой, что означало «ты неисправима» и, сняв куртку, накинул её на мою руку с пылающим огнём в ладони.
Злость мгновенно растаяла, а я с интересом покосилась на бинт, которым была перевязана рука Эдера, с запястья до сгиба локтя. Тут же вспомнилось наше неудавшееся ограбление императорской резиденции.
— Дай посмотрю, — Эдер попятился, но я оказалась проворнее, и сейчас, аккуратно разматывала тонкий бинт. Через минуту, тонкая полоска ткани упала на пол.
— Эдер, я конечно, всё понимаю… Но зачем обматывать бинтом шрам?
— Ну… Понимаешь… — Эдер всё-таки вырвался и попятился назад, — Нам нельзя показывать шрамы.
— Почему? — недоумевала я. — Шрамы, как шрамы — чего тут стесняться? Будешь девушкам говорить, что в бою с мерзкой тварью получил. — Конечно, язык так и подмывал сказать «а не по собственной глупости», но я промолчала. Становлюсь доброй? Определённо, титаны на меня плохо влияют. — Шрамы есть у многих людей…
— Вот именно, — криво усмехнулся Эдер, — у людей. А я, если помнишь — не совсем человек. Шрамы на теле — у нас предполагают слабость. Большой позор их, знаешь ли, носить.
Я ничего не ответила, но по лицу Эдера поняла — не врёт. Да и зачем ему мне врать? Значит, стоит помочь…
Раскрыть ладони, впустить в себя клубящуюся вокруг энергию. Теперь, преобразовать её в магию и слепить в нужную хозяйке, форму. Мгновение — и в моих руках маленькая, мерцающая тусклым зелёным стеклом, баночка.
— Держи, — подала я склянку титану. — Поможет рассосать твои шрамы, просто втирай время от времени.
О том, что я готовила смесь сама, да ещё и в качестве первой работы по зельеварению — тактично решила умолчать…
— Спасибо, — после недолгого молчания, произнёс Эдер. Заклинание призыва?
Я кивнула.
— Незаменимо для растеряш и вообще — в быту часто пригождается.
— Научишь?
Я невольно посмотрела в искрящиеся любопытством, глаза Эдера. Похоже, он действительно не умел использовать чрезвычайно простое заклинание…
— Научу, только ответь — ты не знаешь ни одного бытового заклинания, так ведь?
Титан кивнул, затем ответил:
— Меня учили сражаться, убивать. Я в первую очередь воин, а затем уже просто человек. Но, как и другие люди, частенько забываю нужные вещи.
Я невольно улыбнулась — значит, синдромом «потеряй и найди» — страдаю не я одна. Мелочь, а приятно!
Потом, Эдер удалился куда-то по своим делам, а я направилась в комнату Вики. Предстояло собраться вещи сестрёнки, чтобы перенести их в другое место — оставаться в этой гостинице, да и приводить сюда Вики — очень рискованно. Навряд ли за нами будет погоня, но подстраховаться стоило.
Комната Вики была рядом с моей. Я осторожно открыла дверь, та со скрипом отварилась.
Сестрёнка, похоже, собрала вещи до того, как её похитили. Несколько весьма объёмных сумок лежали на полу, возле кровати. Я подошла и невольно вздохнула — самобичевание начиналось по второму кругу…
То, что не сестры не было рядом — придавало мне сил. Я знала, что она жива, но хотелось всё-таки в этом увериться… Лучше знать всё наперёд, чем тешиться надеждой… Поэтому, отнеся сумки в свою комнату, я настрочила несколько посланий, адресованных моим друзьям. Каждое, с помощью не хитрого заклинания направила к адресатам. По очереди, свёрнутые белые листки, исчезали передо мной:
Эвелине.
Дариту, Макросу
Жоарте, и наконец,
Малейру.
Друзья должны прийти мне на помощь во что бы то ни стало — всё-таки они мои друзья.
Произвести этот обряд трудно, для него нужны люди, сила. Это рискованно, но я должна это сделать — мало ли что говорит Эдер — я просто хочу знать, не застряла ли моя сестра на грани…
К титану у меня накопилось много вопросов — хотелось узнать всё и сразу. Например, зачем я понадобилась Аслану? И что-то они темнят с артефактами, сдаётся мне, что на самом деле титанов интересует что-то другое, но вот что? Сил жаловаться на судьбу больше не было… Я полностью смирилась с тем, что мне выпали за испытания в прошлом, настоящем и будущем. Жаль только сестрёнку — она ни за что пострадала…
— Эдер, можно? — я тихонько приоткрыла дверь в комнату титана, он сидел на кровати и сосредоточенно протирал лезвие меча.
— Входи, — невесело ответил он.
Не знаю, куда Эдер мотался с утра, но по- всей видимости, закончил он быстро — сидит теперь в своей комнате и ждёт вечера.
— Мне нужно задать тебе несколько вопросов… — начала я.
— Давай не сейчас — перебил меня титан.
На мой удивлённый взгляд, Эдер ответил:
— Я понимаю, что тебе многое нужно знать, но ещё не время.
— А когда будет время? — потихонечку начала я закипать.
Эдер пожал плечами. В комнате повисла пауза, грозившая перерасти в большой скандал.
— Я должен перед тобой извиниться, — наконец, произнёс Эдер, и тон мне его не понравился — таким голосом говорят только те люди, которые очень сильно напортачили…
— Слушаю. — Рявкнула я. А сама невольно порадовалась зелью, которое незаметно подлила титану в чай — оно развязывает язык любому существу.
— Это из-за меня ты попала к Аслану, прости, я виноват… — тихо произнёс титан.
Впервые в жизни, мне стало его жалко — взрослый мужчин почти хнычет???
— Да ничего, — спокойно произнесла я, подходя к Эдеру, — Что было, то было.
— Что было — то было? — теперь кипел титан, он буквально заморозил меня своим взбешённым взглядом — Если бы я тогда не телепортировался, как последний трус, то он бы тебя… он бы тогда не… — замялся Эдер.
— Чего не? — я просто не понимала «пламенных» речей титана, неужели он так убивается из-за того, что бросил меня? Похвально, но не тряпкой же становиться теперь из-за этого? В комнате опять повисла тишина — Чего не? — переспросила я Эдера, так как тот старательно подбирал слова.
— Если бы не я, — тихо произнёс он, — То он бы до тебя не дотронулся… Не лапал бы тебя своими грязными ручищами! — выпалил титан.
Я просто раскрыла рот от удивления — откуда Эдер знает, что между нами что-то было?
— Эдер, — тихо позвала я, — Это не то, что ты думаешь…
— Он изнасиловал тебя! А я в этом виноват! Увидел отмеченную и решил прибрать к рукам! — вопил титан.
А я просто осела на пол… Выходит, что я была права — титан не за просто так мне жизнь спас, да и пресловутый долг крови тут ни при чём… Но почему он думает, что Аслан со мной был жесток?
Последний вопрос, я и задала вслух.
— Как же… — зло прошипел Эдер, отходя к окну, от чего я не видела его лица — Отец любым способом добьётся своей цели, особенно, если эта цель довольно симпатичная…
Всё-таки хорошо, что я сидела…
— Аслан твой отец? — тихо прошептала я одними губами.
Но Эдер услышал, поэтому ответил:
— Да…
«Хорошо сохранился», — подумала я.
Мысли в бешеном ритме бегали в голове, я понимала, что было сказано, но сделать ничего не могла. Очень хотелось придушить и папочку и сыночку…
— А кто же правит страной в отсутствие наследника и императора? — наконец, задала я вопрос.
— Мама… — тихо ответил Эдер.
Сердце бухнуло куда-то вниз, пропустило удар. «Какая же я дура» — пронеслась мысль в голове. Действительно, дура… Влюбиться в женатого мужчину, быть замужем за его сыном, потерять сестру… Только со мной могло приключиться такое всего за пару месяцев.
— Прости… — в довершение пробормотал Эдер, поднимая меня с пола. Я повисла как тряпичная кукла в его руках, уставившись невидящим взором куда-то за его спину.
Вот это потрясение… Сюжет моей жизни сделал слишком лихой поворот, а я в него не вписалась… Всё казалось каким-то нереальным — вот я сейчас проснусь, в своей маленькой кровати в школе, соберусь и пойду на уроки. И тот кошмар, который мне приснился — просто выветрится из памяти.
Но Эдер казался очень даже реальным, а слёзы обжигали кожу также реально…
— Мы в расчёте — наконец, холодно произнесла я, высвобождаясь из рук титана. — Ты спас мне жизнь, я прощаю тебе позор — мы квиты.
Эдер как-то странно посмотрел на меня, но промолчал, затем кивнул, и я пулей вылетела из его комнаты.
Вволю поразмышлять о новой информации я не смогла — близился час, когда мы должны были встретиться с друзьями, для проведения обряда. Поэтому, плюнув на всё — я направилась к месту назначения — в библиотеку.
Город встретил меня не жарой, как обычно, а духотой. Небо накрыли тяжёлые, свинцовые тучи, грозившие вот-вот перерасти в сильный ливень. Люди в беспокойстве сновали по улице, торговцы сворачивали свои вещи и прятали в лавочках. Я остановилась на секунду и посмотрела в небо — там, синели тучи, закрывая собой жгучее солнце. Пот тонкими струйками стекал по спине, я же дрожала — заклинание уже начало высасывать из меня силы. В этом и была его странность, и одновременно, могущество — оно начинало плестись за некоторое время до того, как выплеснется наружу и пойдёт действие, но до этого, ещё стоило провести обряд — для этого я и позвала друзей — они должны помочь мне в этом, иначе я одна просто не выдержу.
Не знаю, зачем тот маг, что первым открыл это заклинание, придумал смешать его с обрядом, да ещё и плести начинать нужно, по — крайней мере, за час до «выплеска». Хотя, учитывая то, ЧТО я должна сделать и ворота КУДА приоткрыть — это немудрено — некая защита от магов — недоучек, возомнивших себя всесильными.
Я маг — недоучка. Я не всесильна… Но у меня есть очень большое желание — найти сестру, точнее узнать, умерла ли она — или ещё нет. Зачем? Говорят, вернуть душу с грани невозможно. Да что там — это доказано! Внутри, я чувствовала, что сестра жива, но разум твердил — узнай! К тому же, я не знала, что буду делать, если она там окажется — попытаюсь вернуть и сама погибну или уйду с горем от потери? Так или иначе — просто нужно провести обряд, влить силу в уже сформировавшее форму заклинание и узнать…
Дверь библиотеки распахнулась с привычным скрипом — я вошла и огляделась, в поисках хранителя.
— Кого-то ищешь? — раздался знакомый голос сзади.
Я обернулась и лицезрела Ваиля Хаяна — всё в той же тунике грязно-коричневого цвета, брюках и не меркнущей улыбкой. После обыкновенного приветствия, я передала ему книгу, что брала больше полтора месяца назад.
— Мне нужна ваша помощь, — тихо произнесла я.
Старец кивнул и ответил:
— Я могу дать тебе лишь информацию.
— Мне нужны сведения о титанах, о богине Верале, её так называемых «отмеченных» и обо всём, что и почему связывает титанов с артефактами этой богини.
Хранитель посмотрел на меня своими серо-голубыми глазами, чей взгляд, казалось, проникал в душу.
— Ты изменилась, Олимпия. — Проговорил он, — Я не пойму, что этому способствовало, но в твоём взгляде стало столько горечи и…решимости. А ещё — ты смотришь с холодной расчётливостью на всё. Кажется, что даже окружающие нас вещи, сейчас покроются коркой льда…
— Вы многого не знаете, — ответила я. Хранитель, как всегда был прав — он видел людей насквозь, понимал истину многих вещей.
— Я всегда прав — улыбнулся он. — Присаживайся, я дам тебе необходимую информацию. Твои друзья придут ведь ещё не скоро?
— Примерно через час.
— Хорошо — кивнул он.
Мы прошли в личную комнату хранителя — всё тут было простым и чистым — никакого излишества или изысканности. Прямо посередине небольшого помещения — круглый стол, за ним — четыре стула, прижатые спинками к крышке, чуть поодаль — зашторенное окно, вокруг — десятки книг, сложенные в стопки. Где-то в углу, среди этих груд, я разглядела кровать.
— Присаживайся, — отодвигая стул, предложил он.
Я уселась, Ваиль Хаян — напротив. Через несколько секунд, на столе появились две дымящиеся чашки — с ароматным настоем из трав.
— Когда-то давно, у Верка, была красавица — жена. Лиара… Сильная, добрая и не управляемая. О её диком характере ходили легенды среди людей, ведь частенько «пошалить» она направлялась именно на землю. Но случилось однажды так, что по воле разгневанной на мать дочери, Богиня влюбилась в человеческого мужчину. Влюблённые некоторое время встречались, но вскоре, Верк узнал об этом, и выгнал непутёвую женушку. Обиженная женщина ушла к людям, где и родила через некоторое время двоих детей.
Верк — хотя и главный и всесильный бог, но уничтожать чужое потомство не стал — всё-таки любил он свою уже бывшую жену. Так и выросли двое детей — мальчик и девочка. Богиня вскоре погибла — уйдя на землю, она перестала быть бессмертной, вот и упала нечаянно со скалы. Говорят, её рыжие волосы потом долго находили то в воде, то в еде.
Но дети, рождённые от богини и человека — получили большие шансы в жизни — они с детства обладали большими способностями, чем люди. За что те их, вскоре и возненавидели.
Так и позабылись бы они, только Верала, чувствуя вину за случившееся с матерью, взяла их под своё крыло. Воспитала, научила магии, подыскала любимых. Не успело пройти и тысячи лет — как титаны начали создавать своё государство.
Но были и другие существа, имевшие не человеческое происхождение — циклопы. Первый циклоп появился на свет от дочери Лиары — никто тогда не понял, что и почему. Как могла красавица, наполовину богиня, родить столь мерзкое существо? Верала долго уговаривала девушку бросить дитя. Но мать не отказалась от своего ребёнка, даже воспитала, а потом уехала. И никто до поры, до времени не знал, где она и жива ли. Её брат долго тосковал по ней — они ведь были очень дружны. Но время лечит всё, посыпая пылью и прахом сердечные раны…
Говорят, это было проклятье — на молодую титаниду наложил заклятье человеческий маг, которому она отказала. Кто-то говорил, что боги её прокляли и сделали её дитя таким, но до сих пор — никто точно ничего сказать по этому поводу не может…
Хранитель замолчал, и в комнате тут же повисла гнетущая тишина, изредка прерываемая раскатами грома за окном.
— Знак Вералы — ромб, означающий соединение двух треугольников — людей. Они появляются не часто, на груди у мужчины и женщины. И с самого рождения — этих людей тянет друг к другу, окружающие же особи противоположного пола, тянутся к отмеченному, этим знаком.
— А что будет, если их соединить? — спросила я, обхватив кружку с обеими руками, чтобы не было видно, как пальцы дрожат.
— До конца жизни они будут любить друг друга, так, что никто и ничто не сможет их разлучить…
«Надо переводить тему» — констатировал внутренний голос, я согласилась.
— А зачем титанам артефакты Вералы? — задала я вопрос. Конечно, разглашать свои тайны не стоило, но хранитель и так всё понял — да и не расскажет он никому.
— Понимаешь, когда боги оставили землю, они перестали иметь тело. Они превратились в эфемерных, бесчувственных, хотя, остались всё такими же могущественными. Им нужно возродиться, что бы снова получить тело. Ведь они не могут ни запахи чувствовать, ни дышать, ни осязать… Это так трудно… Иногда кажется, что ты начинаешь сходить с ума…
Последние предложения я слышала, но не поняла. Теперь, же пришла в себя и поняла, ЧТО сказал хранитель библиотеки. Я невольно отскочила назад, опрокинув стул.
— Кто вы? — выдавила я из себя, пятясь к стенке.
Но казалось, что старец меня не слушает, он уставился в свою кружку, не шевелясь.
— Когда я впервые увидел тебя, то поразился, насколько же ты похожа на Лиару… Но твои волосы — он поднял свои блестящие от слёз глаза, — Теперь они цвета шоколада, а были как блики огня…
Я попятилась, но спина упёрлась в стену — дальше идти некуда, может убежать?
— Кто Вы? — повторила я свой вопрос.
— Я? — горько усмехнулся он, но с места не сдвинулся. — Я хранитель знаний… Отец титанов и циклопов, муж Лиары.
Мои брови постепенно ползли вверх — в то, что говорил этот старик, было трудно поверить.
— Этого не может быть — тихо произнесла я. — Вам в лучшем случае около трёхсот лет, но никак не две тысячи!
Я постепенно понимала, что судьба меня явно недолюбливает… Ну не может этот старик быть богом! Не может и жить две тысячи лет… Видно, пришёл его строк — вот и тронулся умом под старость.
— Ты мне не веришь? — усмехнулся он. — А зря…
Глава 6
Провести обряд и выпустить заклинание, я не смогла. А всё потому, что один очень вредный бог так не кстати, решил вспомнить молодость. В смысле, он помолодел, в буквальном…
Глядя на молодого человека лет эдак до тридцати, симпатичного, с раскосыми глазами и невероятно тёмного цвета, волосами, я постепенно ему верила. Правда, сначала прощупала его ауру, думая, что он использует какой-то очень качественный морок. Но не тут-то было…
Вообщем, стоит написать себе памятку — если тебя постоянно удивляют — удивлялка сломается, так что, затыкай своё любопытство подальше! А-то пришла тут к хранителю библиотеки за закрытыми знаниями, а он раз — и богом оказался!
Судя по звукам, буря на улице бушевала во всю — а мы спокойно распивали тёплый травяной чай в комнате хранителя библиотеки. Смотря на молодого, но несколько полупрозрачного мужчину, я перестала волноваться и пугаться, поэтому сейчас почти не дёргалась… почти… Ведь, кто их знает, этих богов, — какой фортель они выкинут через минуту?
— После того, как Верк выгнал Лиару, та поселилась у меня. Дом я отстроил большой, красивый, а с её знаниями и возможностями, мы бы не пропали. Но однажды, Лиара заметила, что перестала чувствовать запахи — это случилось уже после рождения детей — пояснил Хранитель, — Позже, она перестала чувствовать и вкус еды, а потом и вовсе — начала становиться эфемерной… Я не знал — почему так, но она однажды, мне объяснила. Там, где они раньше жили — с богами, была особая экология — там воздух состоял из магии, да и боги — существа, созданные сплошь из чистой природной энергии, поэтому, для поддержания их жизнедеятельности, был нужен большой поток силы…
Но она не бросила меня, хотя я и предлагал ей вернуться к Верку… Лиара постепенно умирала, её тело истончалось — дети не могли понять, почему сквозь маму можно просунуть руку… Потом, она решила слиться с природой воедино, чем жить так — не чувствуя, не смея обнять даже любимых людей… Но перед уходом — передала мне все свои знания и умения, а вместе с ними — и божественную сущность… В тот же миг она и растаяла…
Лиара была богиней знаний — она поощряла всех, кто старался учиться, она и открыла первую школу магии в нашем поселении… Вместе с божественной сущностью, она передала мне и долгую жизнь, бессмертие… Только до того, как я увидел тебя — эти дары меня тяготили, а потом — увидев растрёпанную девчонку с горящими глазами, на пороге библиотеки — я воспрял духом.
По — началу, я надеялся, что ты окажешься моим потомком — титанидой, но позже, я провёл несколько анализов, применил кое-какие заклинания — и с удивлением для себя обнаружил, что ты человек. Даже без какой-либо примеси инородной крови.
Но сейчас, ты мало похожа на себя… на ту девочку, что пришла учиться в школу магии… Ты стала взрослой, для твоего возраста, пожалуй, даже слишком.
— Жизнь заставила — ответила я.
Он кивнул.
— Ты хотела провести обряд и проникнуть на грань? — спросил меня Хранитель.
— Да. Мне нужно знать, жива ли моя сестра.
— Я знал, что ты захочешь сделать, поэтому уже побывал там. Викторианны нет, ни на грани, ни в тёмном мире.
Груз с моих плеч с оглушительным звуком, свалился. Получается, сестра действительно жива. По — крайней мере, у меня нет оснований не верить богу, пусть и эфемерному.
— Но как? — задала я вопрос.
— У богов свои лазейки и секреты — улыбнулся Хранитель.
Спорить я не стала, но очень хотелось — Ваиль Хаян был кладезем знаний, а к ним, я всегда была охочая. Но стоило поторопиться — и уйти до того, как сюда придут друзья — объяснять им, почему не будет обряда, я не хотела.
— Последний вопрос — остановившись уже в дверях, спросила я, — Верала тоже эфемерна, раз титаны хотят её возродить?
Хранитель, уже принявший привычный мне, облик старца, ответил:
— Верала тоже эфемерна, так как Верк проклял её, когда та наслала любовь на Лиару. Потом, правда, Верк забрал свои слова обратно, но действие проклятья просто так не остановить. Вот Верала и утратила некоторые способности человеческого тела. Ей приходится безвылазно сидеть в своих покоях, чтобы энергия, окружающая её, задерживала действие проклятья.
— Но зачем ей становиться человеком? — удивилась я.
— Нет, дитя — улыбнулся Хранитель, — Ты меня не правильно поняла — нам нужно человеческое тело, потому что сами мы по себе — бестелесные существа. Создания природы, состоящие из грубо сколоченных потоков энергии. Да, у нас есть разум, душа, но мы не можем чувствовать так, как люди. Для этого, нам и нужно перерождение — мы получаем физическое тело, а вместе с ним и все прелести человеческой жизни, вкупе с возможностями бога. Да что там! Силы становится во стократ больше! Мы можем чувствовать запахи, ощущать прохладный ветерок на коже, любить… Человеческое тело даёт нам столько возможностей для получения наслаждений!
— Но зачем это богине любви?
— Вот-вот, — лукаво усмехнулся бог знаний, — Для чего тело богине, любящей удовольствия больше себя?
Я густо покраснела… Действительно, наверное, плохо жить бестелесным существом, пусть и богом…
— Но… — прервал мои размышления Ваиль Хайям, — Есть и другая причина, на мой взгляд, более веская — Верала всегда ненавидела циклопов. А учитывая, что сейчас они довольно сильная и умная раса, то бесспорно — она желает их уничтожить. Верала всегда была против несовершенства… При этом, несовершенство души её не интересует, она считает, что пусть и косвенные, но её потомки — титаны, самая совершенная раса в мире, и они должны получить мировое господство.
— А как же люди? — спросила я, впечатлённая рассказом Хранителя.
— Люди? Это уже на усмотрение богини… — грустно ответил он.
— Но если титаны её возродят, то это будет означать смерть всем циклопам? Неужели, ни вы, ни Верк, не вступитесь за эту расу?
— Я знаю Верка — он лучше посидит и посмотрит на войну, как на красивый спектакль. А я… Я эфемерен. И пока у меня нет тела — я не смогу противостоять Верале так, что бы выиграть войну, если она будет.
— Но ведь есть способ, приобрести тело…
— Это не товар на рынке — перебил меня Хранитель, — Верала хорошо подстраховалась, создав шесть артефактов, способных возродить её. — Артефактов шесть? — я была крайне удивлена, так как Эдер вёл речь только о четырёх…
— Да. Их шесть. Сколько углов у двух треугольников? — пояснил Хранитель. — Я же, пока не знаю способа, что бы возродить себя в человеческом теле…
Я тяжко вздохнула:
— Как узнаете — скажите — произнесла я, выходя из комнаты.
Стоило подумать о многом… Да уж — день сегодня чрезвычайно насыщенный новой информацией. И Аслан оказался женат, и Эдер его сын. Плюс ко всему — я познакомилась с реальным богом, пусть и эфемерным. А уж сколько новых сведений он мне дал!
Но нужно действовать- как сделать так, чтобы титаны не возродили агрессивно настроенную, богиню?
Но это потом, сейчас — главное найти Вики, а о богах я подумаю позже…
Дождь, похоже, намеревался меня прибить к земле — иначе как объяснить ту силу, с которой капли били по лицу? Магией, в такую погоду пользоваться нельзя — это будет чистым самоубийством, так как молнии очень «любят» попадать в тех, кто раскрывает заклинания.
Когда я, хлюпая босоножками по лужам, наконец, добралась до гостиницы — на мне не осталось ни одной сухой нитки. Пробежав мимо хозяина гостиницы, я кивком поздоровалась и на его удивлённый взгляд ничего не ответила.
— Ты готов? — Эдер стоял у окна, когда я вбежала к нему в комнату.
— Да… — в растерянности произнёс он, осматривая мой не презентабельный вид — Где ты была?
Но на его вопрос я не ответила — так как уже вбежала к себе в комнату. Одежду, пригодную для нашего похода, я уже давно приготовила.
Обтягивающие брюки чёрного цвета, из зачарованной ткани — к ним не приставал кровь и грязь. Тонкая белая рубашка, со шнуровкой на груди, и кожаный тёмно-коричневый корсет, с ярко-алой вышивкой по краям — также зачарованный, но уже на прочность — это если противнику захочется в меня ножичком потыкать. Корсеты — это вообще отдельная история в моей жизни — на них я «подсела», когда жила у Аслана. Раньше, это чудо одежды, я обходила стороной, когда видела на прилавках в магазинах и на рынке, теперь же носила корсеты с удовольствием — более удобной вещи в бою представить нельзя! Да и красиво так…
Оделась я за несколько минут, но повозиться пришлось с мокрыми волосами — сначала я их долго и мучительно расчёсывала, потом высушила специальным заклинанием, а затем, заплела косу, не забыв прицепить к самым корням волос несколько тонких цепочек, с нанизанными на них сапфирами. Сапфиры были одними из редких камней — накопителей, уже преобразовавшейся энергии. Этим они и отличались от остальных подобных вещей — они держали в себе не сырую, природную энергию, а то, что выпускал мой организм — магию.
После того, как я покончила с одеждой, пришло время, навешивать на себя оружие и прочие незаменимые и нужные вещи. За спину я повесила два парных коротких клинка, ножны которых, крепились в виде толстых лямок, перетягивающих плечи. На пояс ушёл ещё один кинжал, в сапоги — по одному такому же, но более мелкие — примерно с ладонь.
На руку вместо браслета, я повесила ещё один полный под завязку накопитель, но этот был несколько сильнее и сложнее, чем сапфиры — действие начиналось сразу же, после того, как я сжимала кожаный ремешок — серебряные шипы, расположенные не снаружи, а внутрь, впилась в кожу, выпуская энергию прямо в кровь. Я знала, что потрачу много физических сил, так как буду непрерывно пользоваться магией, что приведёт к общей усталости всего организма и истощению жизненной силы в ауре. А этот браслет тем и был хорош, что являлся некоторым «энергетиком», придающим силы не только магические, но и физические.
Ещё, прицепила на пояс небольшой мешочек с парой жизненно-необходимых зелий — лечебным и взрывающимся. На последок, когда собрала всё, я посмотрела на себя в зеркало — привычка.
Из зеркала на меня смотрела красивая девушка… Однозначно. Раньше, я никогда не обращала внимания на свою красоту, на то, как реагируют на меня люди — в точности мужчины. Но, встретив Аслана, во мне что-то сломалось — и в тоже время появилось новое — я полюбила себя. Сейчас, я с удовлетворением, констатировала, что выгляжу не просто красиво — опасно. Сколько в моём наряде скрыто силы и оружия — и представить нельзя, если это правильно применить — можно уложить кучу противников.
Взгляд невольно прошёлся по туго-сплетённой косе — она сейчас действительно стала тёмного — шоколадного цвета, почему так — я до сих пор не знаю. Может, взрослею?
— Готова? — мои размышления прервал Эдер, заглянувший в дверь.
— Готова. — Ответила я, и, прихватив плащ, вышла из комнаты.
Пока мы спускались вниз, титан проинформировал меня о том, что нашёл место, где мы можем спрятать Вики и спрятаться сами, но где именно это «место» — не сказал.
— Её вещи я уже отнёс туда и приготовил всё необходимое на всякий случай. — сказал титан.
— На какой случай? — переспросила я.
— Это если она будет в плохом физическом состоянии… — робко пробормотал Эдер.
— Называй вещи своими именами — перебила я его, — если она будет при смерти.
Эдер ничего не ответил, только слегка кивнул. На этом наша лёгкая перебранка закончилась — и я, накинув плащ тёмно-алого цвета, вышла на улицу.
Буря до сих пор не закончилась — дождь лил как из ведра, поэтому я поспешила в конюшню, Эдер не отставал.
Темнело в такое время рано — сейчас на улице было хоть глаз выколи, но мы добрались до места назначения быстро — за время моего отсутствия, титан хорошо изучил и запомнил дорогу. Брусничка подо мной тихонько всхрапнула, когда мы приблизились к дому — в такой темноте, он казался ещё более убогим, чем рассказывал Эдер.
— У меня есть два варианта — стараясь перекричать шум дождя, я спросила Эдера — Либо мы потихоньку пробираемся в дом через чёрный ход — или крышу, либо — вламываемся через парадную дверь и крошим всех в капусту.
— А что тебе больше нравится? — улыбаясь, спросил Эдер.
— Мне по душе второй вариант — хочу, чтобы эти ублюдки видели смерть друг друга.
— Вот и решено…
Дверь в старинном особняке была крепкой — железной, с тяжёлыми засовами и магическим замком. Была… Я вышибла её заклинанием — просто пустила хороший удар и, бум — путь свободен!
Тут же в доме зашумели люди. Они выбегали ото всюду, а я ждала, когда их наберётся побольше — хотелось уничтожить всех разом, ну или хотя — бы больше половины. А ещё, я желала видеть того, кто был ответственен за похищение Вики.
Мы стояли в холле, окружённые людьми, когда с лестницы второго этажа сбежал невысокий человек в пурпурной мантии — маг огня, как я поняла.
— Что здесь происходит? — спросил он, проходя сквозь толпу. Видя то, как перед ним все расступаются, я поняла, что он и есть главный.
— Здесь вооружённое нападение. — Широко улыбнулась я, да так, что близко- стоящие люди, шарахнулись в сторону. Эдер предусмотрительно молчал, давая мне возможность поиграть с людьми до того, как они умрут.
— Ведьма? — мужчина подошёл ко мне на расстояние двух шагов.
— Собственной персоной. — Оскалилась я.
Мужчина долго рассматривал меня, я же не была против, так как в это время наблюдала за ним — ничего особенного, маг из себя не представлял. Среднего роста, средних лет, с жидкой не длинной бородой и короткими волосами цвета вороного крыла. Не красивый, даже не симпатичный, но гонора в нём много! Вон как нахально обсматривает моё тело!
— Зачем пришла, Олимпия? — произнёс он, расплываясь в широкой улыбке, оттого, что знает моё имя.
— За сестрой пришла, маг Зиларис. — не менее «добро» улыбнулась я.
Да, я узнала человека, что стоял сейчас передо мной — это был тот самый маг, который находился при моём поступлении, в числе приёмной комиссии. Но тогда, призвав гидру и поставив мою жизнь под удар — он вылетел из школы. Поэтому, я задалась вопросом — это что, месть? Последнее предложение, я и задала вслух.
— Нет, детка, это не месть — произнёс он, — Просто наши интересы пересеклись.
— Но пересеклись они в не удобном для меня месте — ответила я — на моей сестре.
— Конечно, мне ведь нужно было зарабатывать на жизнь, вот я и занялся…
— Хватит слов — перебила я его.
Мгновение — и голова падает с плеч, секунда — и ещё одна, а потом — я уже не успевала следить за тем, куда падают тела моих врагов…
Ноздри уловили запах свежей крови, сердце застучало ещё быстрее, а мысли в голове вымерли. Я отдалась на волю своим инстинктам, закрыв разум и выпустив на волю давно дремавшего во мне зверя…
Клинки сверкали серебристыми всполохами то здесь — то там, магия лилась потоком. Краем глаза, я замечала движения Эдера — он убивал жестоко, беспощадно. И красиво…
Вот уж не думала, что когда- нибудь это скажу — убивал красиво. Правильно, ведь дарить смерть — это тоже искусство.
Не знаю, сколько прошло времени, но гостиная, в которой находилось полно народу — теперь, была пуста. На полу не было ни одного чистого места — всё залито кровью. Я прошлась взглядом по окружающему пространству, но тела мага не нашла. Ничего не оставалось, как идти наверх — ведь именно оттуда спустился маг к нам.
Эдер ещё дрался с кем-то, слышался звон мечей, затем, короткий вскрик — и чьё-то тело падает вниз.
— Куда ты без меня собралась — Эдер нагнал меня уже на втором этаже.
— Ты найди Вики, а я найду своего бывшего учителя. — Скомандовала я, — встретимся внизу через десять минут.
Эдер кивнул и скрылся за поворотом коридора. Я же выпустила поисковый маячок и направилась туда, куда он указал. Архитектура здания оказалась невероятно простой — на втором этаже всего и было — длинный коридор и множество дверей.
На третьей двери я остановилась — маячок моргнул, показывая, что я добралась до места назначения.
Эту дверь постигла та же участь, что и входную внизу.
— А убегать не хорошо — широко улыбнулась я, наблюдая за магом, присевшим от испуга.
Похоже, комната была его кабинетом — массивный стол, стеллажи с книгами, диван.
— Не подходи! — рявкнул маг, когда я попыталась сделать шаг к нему навстречу — я послушно остановилась. Ещё бы не послушаться, когда в его руках была моя сестрёнка — этот гад прижал к горлу Вики нож, та дрожала, и плакала.
— Не делай этого — погрозила я ему пальцем — иначе убивать буду медленно.
— Да? — усмехнулся маг, — Ты возомнила из себя всесильную? Богиню? Не забывай, детка, я опытнее и сильнее тебя во много раз!
— Да… — согласилась я. — Тогда, может, решим этот вопрос в честном поединке?
— Давай, выскочка! — ехидно прошипел маг, отпуская сестрёнку.
Вики — была единственным фактором, сдерживающим воина внутри меня. Мгновение — и я уже перестала себя контролировать — собственное тело стало лёгким, а движения мгновенными.
Через секунду всё было кончено. Маг лежал с разорванным горлом на полу…
— Липа! — закричала Вики, повиснув на мне. Я чуть было не отбросила собственную сестру. Но вовремя удержалась — воин постепенно уходил внутрь меня, засыпая на время.
— Пойдём — тихо произнесла я, обнимая сестрёнку одной рукой. — Теперь всё будет хорошо. Мы больше никогда не расстанемся.
Не помню, как спустилась вниз, помню лишь обеспокоенное лицо Эдера, всхлипы Вики. История повторяется — я опять истратила непозволительный запас силы? Похоже, да. Или… нет?
Боль отката накрыла меня с головой, я перестала что-то чувствовать и воспринимать окружающий мир. Откат? Нет… На этот раз, нет. Тогда почему так больно? Я опустила глаза, и взглядом наткнулась на нож, воткнутый по самую рукоять в мою грудь. Получается, маг успел…
Тело свело болезненной судорогой, неестественно вывернулось — последнее, что помню — боль.
Такова уж плата за могущество — боль. Конечно, скоро она пройдёт — но пока — мне лучше нырнуть в спасительное беспамятство…
Глава 7
Эдер дель Шторм.
Я смотрел на медленно тускнеющие глаза Липы, и понимал, что сделать ничего не могу. Она постепенно уходила, тускнела её аура… Её сестра что-то кричала, а я не слышал — Липа обессилено лежала на моих руках…
«Надо уходить» — сквозь бурю эмоций, прорвался, наконец, голос разума.
Мы заложили несколько самовзрывающихся устройств, в кладку здания. Время, отведённое нам для проведения задуманного, уходило — вот-вот здание взлетит на воздух, погребая под развалинами тела тех, кто посмел перейти дорогу ведьме.
— Идём, — скомандовал я, — выходя на улицу. Вики побежала за мной.
Дождь всё ещё шёл, когда мы уселись на лошадей — Липу мне пришлось держать на руках, иначе она могла упасть, её сестра же, уселась на лошадь девушки.
Всю дорогу, пока мы ехали до места назначения, я укутывал Олимпию в исцеляющие заклинания. Они помогали мало — нож я так и не вытащил из груди, так как это грозило ещё большей опасностью. Могло начаться кровотечение, и за несколько секунд, она бы умерла, а я не успел ничего сделать. Паника потихоньку овладевала разумом, но я старался изо всех сил не поддаться страху. И ладно бы боялся за себя — нет, боюсь за другого человека… Впервые в жизни. Определённо — девушка имеет способность положительно влиять на всех живых существ, жалко, если она умрёт…
Не знаю, сколько мы скакали — наконец, показался заветный дом, и я не привязывая лошадь, бросился внутрь — нужно спасать Липу! Пусть она и вредная местами, а где-то и очень беспощадная, но она нужна мне. И не только мне — вон как её сестра переживает — даже отсюда чувствую.
Эмпатом, конечно, быть хорошо. Но иногда, это очень мешает — особенно, когда у самого нервы на пределе…
— Это они её так? — знакомый голос, послышался сзади — тут же показалась и мокрая рыжая голова — и её обладатель.
— Точнее сказать он. — Беззлобно прошипел я. — Что-то можно сделать?
— Эдер, я сын Верховного Бога, неужели ты думаешь, что я ничего не могу сделать? Не смогу вылечить девушку?
— Сможешь — сквозь зубы ответил я. А про себя добавил: «С таким-то самодовольством».
В другое время, я бы смог вылечить Липу и сам, но тут особый случай — кинжал, которым проткнули её, оказался с алмазной крошкой — поэтому, раны вылечить с помощью магии просто не возможно. Алмаз — считается самым опасным камнем, среди магов — он высасывает всю магическую силу, не давая ауре восстанавливаться, из-за чего, маг умирает потихоньку, но очень болезненно. Боли при этом, испытываются такие же, как и при откате. Поэтому, я и вызвал отца — он единственный, кто обладал достаточными знаниями и возможностями, необходимыми для спасения девушки.
Конечно, можно было просто вытащить кинжал, но было и ещё одно свойство у этого камня — раны, после него не заживали долгое время, а магией их залечить не представлялось возможным — тело просто не принимало энергию. Исключение составляли заклинания сна и кое-какие обезболивающие.
Вообщем, попала Олимпия. Если выживет — хорошо, но мучиться будет долго. Надеюсь, маг, воткнувший в неё клинок с алмазной крошкой, поплатился за это сполна.
— Когда я выдерну кинжал — зажмёшь рану тут — Скомандовал, предельно серьёзный, Аслан.
— Хорошо…
Олимпия.
Сквозь пелену боли, я ничего не чувствовала. Как — будто издалека, до меня доносились звуки, похожие на голоса.
— На счёт три! Раз, два, три!
— Держи!
— Заклинание! Боги, да не это! Обезболивающее давай!
Открыв глаза, я не сразу поняла, что происходит, и где я нахожусь. Вокруг сильно пахло кровью, а чужая магия, густым туманом, клубилась вокруг меня. Больно не было, но ощущения в теле казались странными…
— Что… — из груди вырвался неопределенный хрип, на губах тут же образовалась плёнка крови.
Я хотела спросить, что происходит. Почему, я вижу лишь размытые, но смутно знакомые силуэты?
— Она в сознании? — надо мной склонилось лицо Эдера. — Липа, ты нас слышишь?
Я хотела сказать, что да, но не смогла произнести ни звука.
— Запомни, если ты попадёшь туда, где темно и прохладно — мы всегда ждём тебя. Твоя сестра тоже.
Я хотела спросить, что с Вики, но опять не смогла даже губами пошевелить.
— С ней всё хорошо — надо мной склонилось ещё одно размытое лицо. И опять знакомое… Но чьё именно, я не могла вспомнить.
Мысли выло текло в голове, мне хотелось что-то сказать им, посмотреть на Вики, но всё время будто кто-то удерживал силой в этом молочно-белом тумане, окружившим мой разум и моё тело.
Наконец, оставив попытки сопротивления, я нырнула в беспамятство, растворившись в этом тумане…
Эдер дель шторм.
— Аслан, она уходит. Уходит! — кричал я, а старший титан ожесточённо бил девушку по щекам.
Её глаза были открыты, а дыхания не было… Я опустил взгляд, что бы не видеть два изумрудных стёклышка, но наткнулся на развороченную грудную клетку…
Всё вокруг залито алым цветом… Много крови, даже от её запаха тошнит… Руки тоже в крови…
«Хорошо, что этого не видит Вики» — подумал я. Всё-таки правильно, что я её усыпил, иначе девчонка бы сейчас верещала, как ненормальная.
Мы где-то ошиблись… Где-то сильно просчитались… Организм Липы просто не принимал ни нашу магию, ни привычную для него. Сила клубилась вокруг, не желая рассеиваться.
— Мне придётся идти на грань — сказал Аслан, а я как завороженный, уставился на свои ладони, в крови Липы.
— Ты слышишь? — из оцепенения меня вывел отец, с силой ударивший, меня по щеке.
— Да.
— Тогда подстрахуй меня.
— Конечно…
Олимпия.
Не знаю, что со мной произошло, но боли не было… Не было и того странного чувства оцепенения в теле.
Я открыла глаза — вокруг темнота, пахнет сыростью. Я что, в пещере? Как сюда попала? Где Вики?
Рой вопросов ворвался в разум, заставив меня удивиться — секунду назад, я была в глубоком обмороке. Может, и тело двигается?
Я попыталась пошевелить пальцами — точно, двигается. А всё остальное? Всё остальное тоже…
Поднявшись, я осмотрелась вокруг, настолько, насколько позволяла темнота. Мысль, создать светлячок, оказалась не очень правильной — магия меня почему-то не слушалась. Я старательно сплела заклинание внутри себя, почерпнула силу — щёлк! Опять вхолостую… как — будто что-то или кто-то мешает.
Не успела, я додумать мысль, как моё внимание привлекло неясное свечение справа. Повернулась…
— А ты что тут делаешь? — удивилась я, рассматривая странно светящегося Аслана.
— Тебя ищу. — С улыбкой ответил он.
— Нашёл? — ехидно спросила я.
Тот не ответил, но кивнул.
— Тебе нужно вернуться — как-то слишком серьёзно, произнёс он.
— А что меня там ждёт? — неожиданно для себя, я задала вопрос.
— Твоя сестра.
— Она в порядке, теперь мне не о чем беспокоиться. Ведь вы с Эдером о ней позаботитесь?
— Нет, ты должна сама. — Настаивал на своём титан.
Я и сама не понимала, что несу. Словно, кто-то вселился в меня или наоборот, я начала осознавать какую-то закрытую до этого, для меня истину…
— Я умерла? — спросила я, осознавая факт.
Короткий кивок.
— Это грань?
Ещё одно утверждение.
— Я не вернусь… — тихо произнесла я. Почему-то, от осознания собственной смерти было грустно.
— Должна. — Коротко ответил Аслан.
— Что меня там ждёт? Боль? Новая опасность? Смерть? — я разозлилась, — Не хочу так жить! Раз уж попала сюда — не вернусь на землю.
— Должна. — Повторил Аслан.
— Я никому и ничего не должна! — Рявкнула я, и отвернулась от рыжеволосого титана. Не хотелось больше видеть эти странные карие глаза с серебряным ободком, вокруг зрачка…
Титан сильно сжал моё плечо и развернул к себе, больно сжал подбородок пальцами, заставляя заглянуть ему в глаза:
— Ты глупая девчонка! Избалованная и капризная! Ты и понятия не имеешь, сколько жизней стоит на кону!
— А мне плевать — не менее «добро» отозвалась я.
— Хорошо… — сдался титан, и отпустил меня.
— Аслан, — тихо произнесла я, — Как я умерла?
Странно, но факта своей смерти, я не помнила, как не помнила и то, откуда я знаю Аслана.
— Вернёшься — расскажу. — Тихо произнёс он.
Его свет начал тускнеть, темнота потихоньку наступала, накрывая меня и титана. Я видела уставший взгляд Аслана. Но почему он такой — понять не могла… Правильная мысль крутилась где-то на грани сознания, но поймать её никак не удавалось.
И в самый последний момент, жалость победила упрямство, но тут же вступилась моя природная вредность.
— А что я получу, если вернусь? — елейным голоском, произнесла я.
— А что ты хочешь? — устало сказал титан.
Я задумалась — деньги и драгоценности меня не интересуют — не знаю, откуда, но я знала, что достаточно богата.
— Женись на мне! — внезапная догадка тут же преобразовалась в требование.
Не знаю почему, но что-то внутри меня хотело именно этого, пусть и выторгованное в таком виде, но другая «Я» понимала, что это невозможно. Только вот вспомнить почему — не представлялось возможным.
— Хорошо. Я женюсь на тебе. Довольна? — как-то совсем уж безвольно, ответил титан.
— Ага — улыбнулась я, и вложила свою ладонь, в протянутую руку Аслана…
Эдер дель Шторм.
Прошло всего несколько секунд, как Аслан отправился на грань за Липой, но и это время показалось мне вечностью. Я не отрываясь смотрел на зленные стёкла глаз, Липы, в надежде уловить хоть какую-то тень жизни. Наверное, за эти несколько секунд, я успел помолиться всем богам!
Наконец, ресницы девушки хлопнули, затем ещё раз…
— Тссс! — прошептал я, кладя ладонь на её горячий лоб, выпуская усыпляющее заклинание. Сначала, в её взгляде появилось удивление, затем почти детская растерянность, а затем, она медленно опустила пушистые ресницы.
Я посмотрел на Аслана, находящегося с правого бока, распластанной на столе, девушки. Он держал её за руку и, как-то слишком уж ошалело, смотрел на неё.
— Что случилось? — почуяв подвох, спросил его я.
Отец перевёл на меня удивлённый взгляд и тихо прошептал:
— Я только что сделал очень плохую вещь…
— Что именно? — теперь удивился я.
Он не ответил, просто, кивком головы указал на мою левую руку…
Олимпия.
Это всё-таки странное ощущение… Когда ты не можешь пошевелиться, рядом ощущается чужое присутствие, но открыть глаза и посмотреть кто это — нет сил. Как- будто издалека доносились голоса, звуки, запахи…
Я то выныривала из беспамятства, то вновь погружалась в вязкую темноту, обволакивающую моё сознание… Но всё время, темноту кто-то разгонял — я не видела лица, но чувствовала, чужую заботу. Кто-то тихонько звал, а я откликалась. Задавала вопросы неуловимому свету, но он лишь снова ускользал…
Не помню, когда я снова вынырнула из темноты, но на этот раз у меня появились силы открыть глаза. Свет ослепил, отвыкшие глаза, но проморгавшись, я, наконец, разглядела окружающее меня пространство.
Маленькая, но неимоверно светлая комната — чем-то напоминает мою комнату в отцовском доме. Пахнет травами… Вокруг витает чужая, но не опасная магия — скорее наоборот, она нежно ласкает кожу, словно домашний зверёк, ластится к рукам.
Я полежала некоторое время, просто разглядывая потолок, — повернуться я и не пыталась, — как — будто чувствовала, что это невозможно. Как только разум и чувства пришли в норму, в голову тут же полезли разнообразные мысли. События недавнего времени, проносились калейдоскопом картинок перед глазами.
Итак, Вики жива — это хорошо. Она отомщена, а маг, который чуть не угробил меня три года назад — лежит с порванным горлом. Так… Судя по всему — и мне досталось…
Я провела небольшую диагностику тела — просто пощупала наиболее болючее место — грудную клетку. Что у нас там было? Я припомнила торчащую рукоять из моей груди, и мне тут же поплохело… раз уж, до сих пор Эдер меня не вылечил — значит, что-то с этой раной было не так. Только вот что?
Сделав заметку себе в памяти, спросить об этом титана, я благополучно уснула. Впервые, за это время, не проваливаясь в холодную и тёмную пустоту…
Не знаю, сколько прошло времени, прежде, чем я проснулась. Мягкие солнечные лучи гладили кожу, а пробитая грудь, вроде болела меньше.
Нет, всё-таки странная у меня судьба! То магией обладаю, то в школе при поступлении чуть не погибла. Потом, нарвалась на циклопов, — которых даже мой первый учитель не видел! Затем — титаны… И просто удивительно, как мне везёт!
Только сейчас, я поняла, что если бы не такие удачные стечения обстоятельств, порою, кажущиеся абсурдными, я бы давно почивала в виде праха в земле! То «нечаянно» прочитала заклинание «Звездопад», которое и применила против гидры, то с титаном встретилась, который меня спас от неминуемой гибели, после отката.
Теперь вот, лежу в неизвестном месте, неизвестно кто обитает в доме, и не понятно почему, моя грудь всё ещё не затянулась.
Входная дверь скрипнула, и я тут же закрыла глаза — кто бы это ни был, но разговаривать мне сейчас, хотелось меньше всего.
— Так, что тут у нас — голос Эдера раздался совсем рядом, а я поспешно зажмурилась ещё сильнее.
А потом… Мне стало не до смеха — титан в наглую ощупывал меня! Ну я и не выдержала — на автомате выплеснула заклинание силовой волны, которое должно было, припечатать Эдера к стенке.
Только, у меня не получилась магия… Но Эдер почувствовал, поэтому вцепился в мою ногу, как голодная собака в кость.
— Эдер, — лениво, открывая глаза, произнесла я, — Я, конечно, понимаю, что привлекательная и всё такое, но ты не думаешь, что это бесчестно — приходить к бессознательной девушке и щупать её?
Приподняться я не смогла, поэтому смотрела на крайне удивлённого титана, снизу вверх.
— Да я…
— Да шучу я. — улыбнулась я. — Шучу!
На самом деле, я давно поняла, что Эдер проводит мою диагностику, без телесного контакта этот вид магии не «просветит» тело. Просто, хотелось немного поиздеваться…
Наконец, Эдер растаял:
— Как ты себя чувствуешь?
— А как я выгляжу? — ехидным голоском спросила я.
— Ужасно… — честно ответил титан.
— Вот и я о том же…
Пробитая грудь болела не сильно, но общее состояние тела, оставляло желать лучшего. Полная слабость и нудная головная боль — вот «подарки», после убийства мага.
— Как Вики? — наконец, задала я, мучивший меня вопрос.
— Она в порядке, но пока будет лучше, если вы не увидитесь. Тебе сейчас, лишний стресс не нужен.
Я кивнула, точнее сказать, попробовала — в груди тут же образовался пучок боли.
— Что со мной, Эдер?
Титан как-то странно на меня посмотрел, словно жалея, но всё- же ответил.
— Тебя ранили клинком с алмазной крошкой…
«Вот попала» — пронеслась мысль в голове. Алмаз в Астарте считается запрещенным камнем, так как он очень опасен для магов любом виде. И самое ужасное, что этот минерал нельзя даже почувствовать — магия его просто не берёт! Да и раны после него заживают очень долго, если не сказать — вообще не заживают.
А уж о магии, я вообще не говорю… Даже несколько алмазных крошек, способны отнять способность к магии, на долгое время.
— Рану мы зашили, перевязали, но нужно время. — Как-то слишком уж грустно сказал Эдер — Одно неправильное движение и раны разойдутся и тогда — пиши — пропало. Поэтому, тебе нужен полный покой, меньше двигайся, старайся не разговаривать и не нервничать. А свои вопросы — оставь на потом. Обещаю, я на всё отвечу.
Пока я думала о своей не завидной доле, титан закончил диагностику моего тела, и заставил выпить какой-то тёплый травяной отвар. На вкус, оказавшийся просто ужасным.
— Противно… — сморщившись, ответила я.
— Зато помогает. — Вставил своё веское слово, Эдер.
Титан уже собрался уходить, как я окликнула его у самой двери:
— Эдер, а почему я выжила? По идее — с такими ранами, я уже должна быть на погребальном костре…
— А это тебе не у меня надо спрашивать — как-то уж слишком серьёзно, произнёс титан, а затем вышел, скрипнув входной дверью.
Долго думать над его словами я не смогла — травяной отвар оказался успокоительным, поэтому сон сморил меня почти моментально. Так я и уснула, с выбитой в голове мыслью «Ничего не помню. Почему?»
Глава 8
Ощущение полного одиночества потихонечку проедало внутри меня дырку, но Эдер, который частенько приходил ко мне, не хотел понимать, что от бездействия я схожу с ума.
Однажды, я всё-таки не выдержала… Это случилось на пятый день, моего нахождения в качестве больной.
Утро снова разбудило меня, первыми лучами солнца. За окном громко щебетали птицы — они-то и напоминали мне о том, что жизнь ещё продолжается…
Встать оказалось неожиданно больно, затёкшие конечности не хотели слушаться. За то время, что я пролежала в состоянии «трупа», я ни разу не вставала — даже в туалет. Не знаю, что за зелье давал мне титан, но туда мне ни разу не захотелось. Потом, нужно будет спросить его — что это такое, авось пригодится в жизни.
Бинты, которыми моя грудь была обмотана, потихоньку начали окрашиваться в красный цвет, отчего в голове промелькнула кощунственная мысль: «А может, Эдер был прав?» Но я отогнала подобные вопросы от себя, и продолжила, опираясь о стенку, ползти к двери.
За эти пять дней, я ни разу не видела Вики, отчего собственное состояние приводило меня в ещё большее бешенство. Эдер на все вопросы, касательно сестры, отвечал лишь: «Ещё не время. Скоро увидишь». А меня, его отговорки, с каждым днём бесили всё больше и больше…
Подхватив рубашку со стула, я с трудом одела её на себя — одежда оказалась мне явно велика. Неужели, за это время, я так похудела?
Продвигаясь миллиметр, за миллиметром, я потихонечку продвигалась к заветной двери. И, когда оставалось совсем чуть-чуть — она, как назло распахнулась.
На пороге стоял Эдер и внимательно изучал моё вытянувшееся лицо. Наконец, первая не выдержав паузу, я зло рявкнула:
— Эдер, не смотри на меня так!
— А как я должен на тебя смотреть? — холодно ответил он.
— Как угодно, но не так — словно видишь перед собой умалишенною.
— А ты и есть сумасшедшая, так как нормальная девушка в таком положении, лежала бы, не вставая с постели.
— Эдер, ну пойми! — заканючила я, — Я не могу быть на одном месте так долго!
— Правильно, тебе всегда хочется найти побольше приключений на свою… кхм… голову!
— Я не видела сестру уже столько времени! Да и чтобы выздороветь, мне нужен свежий воздух…
— Липа…
— Я уже девятнадцать лет, как Липа! — перебила я Эдера. — Ты не понимаешь, что когда я остаюсь наедине со своими мыслями, то схожу с ума! Мне начинает казаться, что всё плохо. Да что там — всё и так плохо! Где моя сестра? — рявкнула я так, что даже титан вздрогнул…
— Ладно, — наконец, сдался Эдер. — Но выходить ты будешь только в сопровождении меня или ещё кого-нибудь!
— Ты мне ставишь условия? — возмутилась я.
— Липа. Посмотри на себя! Ты еле стоишь! Это, по-твоему, нормально?
— Ничего — стиснув зубы, ответила я, — И в не таком состоянии была.
— Давай так — или ты сидишь здесь взаперти, или выходишь на улицу, но только под присмотром кого-нибудь.
Я удивлённо посмотрела на титана — чего это он так обо мне печётся? Интересующий меня вопрос, я и задала вслух.
— Чего ты так боишься? Эдер?
Тот пожал плечами:
— Как хочешь, но выбор за тобой.
Естественно, я согласилась!
С сестрой я всё-таки увиделась, мы долго обнимались, потом поплакали вместе и, наконец, каждая рассказала о своих злоключениях.
Пока сестра рассказывала, я внимательно изучала её — меня преследовало странное чувство, что в Вики словно что-то сломалось. Взгляд карих глаз, который раньше светился, теперь — угас. Конечно, стоило расспросить сестрёнку — что её беспокоит, но я не стала давить на неё. Да и зачем? Захочет — сама расскажет, а нет — значит, она так решила…
Первая о том, что случилось со мной за этот месяц, рассказала я. Коротко, не вдаваясь в подробности, утаивая некоторые вещи. Конечно, по отношению к сестре — это нечестно, но лучше ей о многом не знать — крепче спать будет.
Потом, пришла очередь Вики…
Сестрёнка рассказал, как попала в плен к магу — он усыпил её каким-то заклинанием, потом, перевёз к себе… А до этого — она встретила Фила в переулке — он предупредил её о том, что мне угрожает опасность. Так сестрёнка и попала в сети к тому магу…
И по — мере рассказа, я понимала, что всё-таки что-то случилось в том доме… И, еле сдерживая слёзы, от своей догадки, я, наконец, задала вопрос вслух:
— Он тебя пытал? — с дрожью в голосе, спросила я.
Взгляд сестры оказался намного красноречивее слов…
Впервые в жизни, я не знала, что делать… Просто сидела и смотрела, на медленно ползущие слёзы, по щекам самого любимого человека на свете — моей сестры.
Злость накатила также внезапно, заставив похолодеть кончики пальцев — я ощутила неведомый прилив сил, но тут- же обессилено упала на кровать — ярость прошла, оставив в душе лишь пустоту и боль, оттого, что не уберегла.
Не знаю, что сделал тот маг с моей сестрой, но если бы я знала, что он её пытал, раньше — то и смерть его была бы труднее. Но что случилось — то случилось… теперь, нужно залечивать раны телесные и духовные, и постараться больше такого не допускать… Да и Фил… Откуда он узнал, что я в опасности? С неба что- ли следил? Как только встречу его — сразу расспрошу. Не похоже это на Филармоса — он хотя и испытывал ко мне далеко не дружеские чувства, но до открытого предательства бы никогда не опустился. Вполне возможно, что Вики просто не туда попала… Войди она в другую лавку — и сестричка бы со мной связалась без последствий. А теперь… Что теперь? Будем жить дальше, забывая то, что принесло нам боль… Жаль лишь, что я не смогла уберечь сестрёнку.
Вики больше ничего не говорила, но я чувствовала — в её душе теперь станет намного легче, ведь главное — поделиться своей болью с другим человеком…
Прошло ещё несколько недель. Я потихоньку, но довольно уверенно, шла на поправку. Силы не возвращались, зато хоть душа, теперь, была спокойна — Вики со мной, и она в порядке. После разговора с сестрой, мы больше не возвращались к той теме, но я стала замечать, что Вики вновь начала смеяться. Будем надеяться, что и утраченный блеск в глазах, она скоро вернёт.
Эдер каждый день, приходил ко мне и поил всякими отварами, проводил диагностику тела, затем, помогал встать и пройти в другую комнату — или на улицу. Дом, в котором мы обитали, стоял далеко за городом — как Эдер смог добраться сюда с раненой мною — загадка…
Дом, правда, оказался маленьким — всего три комнаты — две спальни и кухня, которая служила и гостиной и столовой. Обе спальни заняли я и Вики, а Эдер ночью спал на маленьком диванчике в столовой. Но, как- бы ни был мал дом — всё это компенсировалось тем, что он стоял в окружении соснового леса, а совсем недалеко — шумело море. Пару раз, Эдер даже отнёс меня к морю, так как ходить самостоятельно, не опираясь на что-либо, я не могла.
Вскоре, я начала есть вместе со всеми, и ходить более — менее ровно, правда, всё — равно, то и дело, приходилось останавливаться и упираться на что-то или на кого-то — сил в теле ещё было не достаточно.
Чувство одиночества больше не посещало меня, да и мысли о будущем, я старалась не пускать в голову — не хотелось думать о чём-то плохом…
На двенадцатый день, Эдер с утра зашёл ко мне в комнату и объявил, что мы уезжаем.
— Как уезжаем? — спросонья не поняла я.
— Обыкновенно. По морю. Корабль будет здесь через тридцать минут.
— Но куда?
— Домой, Липа… В Титанию…
От ужаса, происходящего, у меня похолодели кончики пальцев, а челюсть укатилась в неизвестном направлении…
— Эдер. Пока ты не скажешь, зачем мы туда едем — я не поеду.
— Ладно… — вздохнув, произнёс титан, и присев на краешек кровати, поведал мне, наконец, свои планы. — Далиара — моя мать, и по совместительству, жена Аслана — устроила в государстве настоящий переворот. Пока нас не было, она собрала единомышленников, и провозгласила себя единоличной правительницей. Они собрали все артефакты Маал — богини войны, и теперь, готовятся её воскресить.
— И ты хочешь сказать, что не знал о планах любимой мамочки? — я скептически посмотрела на Эдера.
— Знал. Поэтому, и отправился на поиски артефактов, способных пробудить Вералу — она, если верить нашим легендам, ненавидит Маал. Я надеялся, что успею найти знаки до того, как найдёт Далиара свои. Но, как видишь, не успел…
— А причём тут я, и моя сестра? — Не поняла я.
— Притом, что ты и Вики должны поехать со мной.
— Но зачем?
— Да затем, что… Вообщем… тут такое дело…
Второй раз за это утро, мне стало не по себе — что-то этот хитрый титан скрывает.
— Эдер, если ты не скажешь, я не смогу тебе помочь.
— Вообщем, ты невеста Аслана. А учитывая, что для большинства народа — он всё ещё Верховный правитель… Что с тобой?
Эдер легонько потряс меня за плечи, а я и не пыталась отреагировать. В голове пропали мысли и утекли в неизвестном направлении — такого шока, я не испытывала даже тогда, когда увидела на своей руке ярл, который, кстати говоря, почему-то исчез. И когда, спрашивается, Аслан успел мне сделать предложение — вроде не было такого…
— И что я должна сделать?
— По — нашим законам, правитель не может развестись — его новая избранница станет его законной супругой, только если победит в честном поединке жену.
Я рассмеялась — громко и как-то ненормально.
— И ты думаешь, что я смогу победить титаниду?
Эдер замялся… Он явно не думал об исходе этого дела, отрицательно…
— Ты права — наконец, сдался титан, — Тебе, и Вики, лучше спрятаться на время где-нибудь… Иначе, Далиара найдёт тебя и заставит идти на поединок.
— И ты так легко сдался? — широко улыбнулась я, внимательно изучая каменное лицо титана. — У меня есть план — и если всё пройдёт хорошо, то мне не придётся драться с твоей мамашей и выходить замуж за Аслана.
— Какой? — ошарашено посмотрел на меня титан.
— Скоро всё узнаешь… — уклончиво ответила я. — Только, последний вопрос напоследок — обратилась я к Эдеру — Сколько они нашли артефактов?
— Все… — не сразу ответил титан — Четыре…
План мой был невероятно простым — найти раньше титаниды недостающие артефакты, и по — возможности уничтожить их. Правда, загвостка заключалась в следующем: я не знала, где можно раздобыть эти самые артефакты. Зато знала, кто поможет мне в этом…
Эдер сильно расстроился, когда узнал, что поездка в Титанию откладывается…
Часть третья
Глава 1
Гул барабанов нарастал, отчего уши перестали улавливать какие-либо другие звуки кроме этого. Казалось, эта странная, грубая мелодия, резонирует с ритмом сердца…
Ноздри разрывались от запаха ржавого железа. Я подняла руки, пальцы которых, оказались слипшимися от крови. «Странно» — пронеслась мысль в голове, — «Откуда здесь кровь?» О, Боги! Неужели, швы, так старательно наложенные Эдером, на мою разорванную грудь, разошлись? Я с трудом опустила голову — расплывающееся красное пятно на белой рубашке — жуткое зрелище… Дышать становилось всё труднее и труднее — теперь и во рту появился привкус крови, я сплюнула и попыталась оглядеться. Но зрение, как специально, показывало лишь расплывчатые картинки — из которых нельзя сложить ясное впечатление о том месте, где я нахожусь. Наверное, от боли, я перестала понимать что происходит… да и видеть тоже… Только, слух не хотел отключаться и, навязчивый гром, лишь отдалённо напоминающий мелодию, всё также проникал в уши.
Странно, я даже понять не могла — стою я или лежу. Такое ощущение, что парю над землёй. Но как понять, что именно происходит? Паника где-то в глубине души, вспыхнула и также мгновенно угасла. А страх, даже не пытался овладеть разумом…
Я вновь опустила голову, желая закрыть кровоточащую рану руками, но не смогла — в груди, по самую рукоять, был воткнут нож…
И опять я не испугалась… Словно что-то удерживало чувства, не давая мне вырваться из мёртвого тумана, обволакивающего разум… затем, я услышала слова — на чужом наречии, не понятном мне. Кто-то тонким женским голоском, пел или говорил? Какая разница… Но голос укутывал разум в ещё более мутный кокон, а мысли уже текли в каком-то своём направлении…
И, внезапно, мне стало всё равно… Что со мной будет. Кто эта женщина, поющая так сладко… время замедлило свой бег, лишь для того, чтобы я услышала свой последний стук сердца…
Я проснулась, обливаясь холодным потом, и тут же стала ощупывать перебинтованную грудь — повязка была немного тёплой от выступившей крови, но в ней не торчал кинжал…
Солнце ещё не поднялось, но небо уже озарилось предрассветными лучами, став нежно — розовым. Я не стала перебинтовывать рану снова — это обычно делал Эдер, поэтому, просто накинула рубашку, брюки, и босиком вышла на улицу. Проходя мимо гостиной, я с удивлением обнаружила, что титана нет на диване. Отчего, тут же в голове возник вопрос: «И где же он ночует?» По-сути, мне было всё равно — где шляется Эдер, но одна нехорошая мыслишка не давала покоя — «А вдруг он у моей сестры?» но развиваться своей паранойе я не дала, а просто вышла на улицу…
Горизонт окрасился во все оттенки розового — от лилового до сиреневого… Я вдохнула свежий воздух полной грудью, от чего последняя тут же начала неметь. Что — ж, ещё не пришло время моего полного выздоровления, но я знаю, что рано или поздно — поправлюсь. И магия вновь заструится по венам…
Песок тихо шуршал под ногами, а я невольно ёжилась — всё-таки в предрассветные часы довольно холодно.
А море, расстилавшееся перед моими глазами, играло свою, только ему понятную мелодию… Тихо шуршат волны, ударяясь о скалы, гладят песок, оставляя на нём кратковременный след своего пребывания… Редкие чайки кричат над водой, о чём-то прося или, может, ругаясь?
Я засмотрелась на синюю гладь, которая также меняла цвет, как и небо — сейчас, она была с лёгким оттенком лилового цвета…
Кто-то нежно обнял меня, зарываясь в волосы, я же откинулась на грудь титана. Знакомый запах, знакомые ощущения от прикосновений. На грудь упал ярко-рыжий локон, и я принялась накручивать его на палец.
Аслан появлялся в моей жизни слишком неожиданно, но всегда он что-то приносил в неё — последний раз, это была боль и разочарование… Я столько раз репетировала в уме, наш разговор, после того, как узнала, что он женат, да и Эдер его сын. В нашей стране воспитывали так, что величайшим преступлением считалось увести чужого мужа. Но я не хотела этого. Даже тогда, когда Эдер сказал, что мы обручены с его отцом… А сейчас, я просто не знала, что сказать. Да и слова, казались в этот момент лишними.
Незаметно, я перестала дрожать и ближе прижалась к тёплому телу Аслана. На секунду, в голове промелькнула мысль, что так хорошо, мне не было никогда — память о том, что было со мной плохого, казалось, просто уходит на второй план. Куда-то вглубь сознания, вытесняясь теплотой и сладкой негой.
Наверное, это и есть любовь — когда ты таешь от одного прикосновения, когда не хочется, чтобы кольцо рук, замкнутых на талии, разомкнулось…
Солнце медленно поднималось над горизонтом, озаряя мир ярким светом, птицы в лесу за домом, заголосили так, что даже отсюда было слышно. А я так и не нашла в себе сил вырваться и уйти.
— Ты скучала — наконец, нарушил тишину, Аслан. Он прошептал слова на самое ухо, но тут же, стайка мурашек побежала по спине.
— Нет — ответила я, скорее из природной вредности.
Титан резко повернул меня к себе лицом, коснувшись подбородка кончиками пальцев, заглянул в глаза и спросил:
— Правда?
Солгу — он узнает, а скажу правду — обреку себя на вечную несвободную жизнь…
Поэтому, я просто промолчала…
А он и не стал выпытывать…
— Скажи — хриплым голосом, начала я, — Зачем всё это… Обручение…
Аслан осмотрел мне в глаза, словно ища в них что-то, но не найдя, ответил:
— Далиара пойдёт на всё, лишь бы убить тебя. А это — был единственный шанс дать хоть какую-то защиту.
— Но что я сделала ей? — недоумевала я.
На самом деле, я действительно не понимала, зачем понадобилась титанам. Ладно, Эдер — у меня к нему должок. Но правительнице-то это зачем? Не на ком больше потешить своё самолюбие?
— Ты всего однажды, но довольно по-крупному, перешла ей дорогу. — Тихо ответил Аслан, больше не смотря мне в глаза.
— А точнее? — уже с нарастающей злостью, спросила я.
— Помнишь, ты спасла несколько циклопов?
— Ну…да.
— Так вот, принести их в жертву должны были люди именно с прямого приказа Далиары. Она долго вынашивала план по уничтожению циклопов и первая операция прошла не успешно, как раз из-за одной очень доброй и любопытной ведьмочки… — Аслан провёл рукой по моей щеке, но в его глазах я нашла что-то похожее на…грусть?
— Аслан — внутренне холодея от собственной догадки, спросила я, — Тот мужчина, в пещере — их главарь. Он — твой сын?
Несколько секунд я размышляла над абсурдностью этой ситуации, ровно столько, пока не услышала короткое и ёмкое «Да».
— Он мой сын… Был моим сыном.
Первые мгновения, мне очень сильно захотелось упасть в обморок — лишь бы не видеть глаза Аслана. В них слишком много грусти — и в большей части этого виновата я.
Закрыть глаза, что бы злые слёзы не выкатились наружу. Но Аслан слишком проницателен.
— Ты плачешь? Поверь мне, не стоит. — Он нежно стёр предательскую слезинку, бегущую по щеке. — Если кто и виноват — так это я. Не углядел. Не смог вовремя распознать лживость своей жёнушки, и не смог уберечь от неё сына…
— Скажи, но зачем тебе в обузу я? Теперь Далиара точно удвоит усилия — по сживанию меня со свету.
Так уж природа распорядилась, что я не удивилась, когда узнала, что именно Далиара устроила переворот. Странно, но женщин у нас притесняют чаще всего, но именно они становятся главными зачинщицами переворотов в стране!
Аслан несколько секунд молчал, вглядываясь в море за моей спиной, затем, резко перевёл взгляд на меня.
— Ты — не обуза. И никогда ею не будешь.
— Да — улыбнулась я. — Что её заставить тебя говорить проклятье, сидящее во мне? Как там оно называется? Метка Вералы?
— Глупая! — беззлобно ответил он, сжимая меня крепче в своих объятиях. — Я такой же, как и ты. И меня ничто и когда не заставит говорить то, чего я не желаю.
Я скептически хмыкнула и ядовитым голосом спросила:
— А как же Далиара? Ведь это из-за неё ты обручился со мной.
— Поверь — улыбнулся Аслан, — Если бы а твоём месте была другая, я бы не раздумывая бросил её на произвол судьбы.
— Вот как? — медленно закипая, спросила я. — Тогда что во мне особенного?
Аслан наклонился ко мне, почти касаясь губ, и спросил:
— Если я скажу, что люблю тебя, ты поверишь?
Несколько секунд, я ошарашено смотрела на Аслана, в надежде, что он откажется от своих слов.
Но время текло медленно, а титан не торопился опровергать сказанного. Не выдержав, я наконец, оттолкнула его от себя. На удивление, Аслан легко поддался.
— Нет. Не поверю. — прошептала я.
— Почему? — титан резко схватил меня за плечи и прижал к себе — Почему я признаюсь к тебе в любви, а ты отвергаешь меня? Липа, ты не понимаешь? Я сделаю всё, лишь бы добиться своего — и рано или поздно, ты будешь принадлежать мне! — глаза Аслана горели злостью, а пальцы больно впились в мои плечи.
— Как банально — ухмыльнулась я, и уже серьёзно — Неужели, тебе никогда не отказывали?
— Нет. Женщины слишком примитивны — с довольной ухмылкой произнёс он, но захват ослабил.
— Да? — я сделал удивлённое лицо, — Тогда я — новое поколение НЕ примитивных женщин. Тех, кто способен поставить зарвавшегося мужчину на место.
— Со временем и ты уступишь — титан подался ко мне.
Когда между нами осталось всего несколько сантиметров, я бросила:
— Теперь, это будет делом принципа.
Затем, резко вырвалась и направилась к дому. Солнце поднялось уже довольно высоко, поэтому ступать по песку было приятней, чем утром.
Уже взявшись за ручку двери, я услышала:
— Гордая.
И голос был скорее довольным, чем злым…
На мгновение, я остановилась, но через секунду уже была за дверью, где прислонилась к косяку и прошептала ни к кому не обращаясь:
— Нет. Глупая…
— Липа? — из оцепенения меня вывел удивлённый голос сёстрёнки, я отлипла от косяка и посмотрела в ту сторону, откуда он раздавался. На пороге второй спальни стояла весьма растрёпанная сестрёнка, а за её спиной — Эдер. Тоже растрепанный с виноватым и не понимающим взглядом…
— Так. — рявкнула я, — Эдер ко мне, а с тобой — я ткнула пальцем в Вики, я поговорю позже.
Как ни странно, но оба послушались — и правильно. Меньше проблем со спокойной ведьмой, чем с разъярённой.
Дверь со скрипом закрылась за Эдером, я же устало села на кровать — титан примостился в уголочке и изображал из себя предмет мебели.
— Эдер, ответь… Ты понимаешь, что если ты сделаешь Вики больно — я тебя убью…
Титан посмотрел на меня и кивнул. Мы оба понимали, что я не поступлюсь ничем — лишь бы отомстить за сестру.
— Но и ты должна понять — после секундного раздумья, произнёс Эдер — Ты не сможешь вечно её оберегать. К тому же… За то время, пока ты лежала без сознания, я узнал много о твоей сестре — в точности — что пришлось ей пережить в плену. И отчасти — да что там! Полностью — это моя вина. Поэтому, я обещаю тебе, что сделаю всё возможное и даже невозможное — лишь бы твоя сестра была счастлива.
Я внимательно посмотрела в синие глаза Эдера — казалось, он никогда не был настолько… живым. Обычно, его лицо изображало беспристрастную маску — теперь же, я смогла разглядеть в нём целую гамму чувств.
«А ведь он прав» — пронеслась мысль в моей голове. Титан действительно прав — я не смогу вечно оберегать Вики, даже если сложу на это — многие годы и собственную личную жизнь. Так что, наверное, стоит её отпустить. По-крайней мере, она уже не маленькая девочка — и сама может принимать решения. А я буду по — мере возможностей ей помогать принимать их правильно.
Решив больше не терроризировать титана своим молчанием, я спросила его, переведя разговор на другую ему:
— Эдер, сегодня нам нужно поехать в город. Запряги Брусничку, а то я навряд ли смогу это сделать…
Титан ничего не сказал, только кивнул.
Умывшись над тазиком прямо в комнате, я расчесалась, и, заплетя волосы в косу, прошла на кухню…. Если бы знала, кто там будет — предпочла позавтракать прямо в комнате, и как партизан вылезла через окно.
— Здравствуй, Липа — широко улыбаясь, произнёс Аслан. — А мы тут с твоей сестрёнкой общаемся…
Несколько секунд я обалдело смотрела то на веселящегося титана, то на Вики, уплетающую блинчики с вареньем.
Наверное, было глупо полагать, что Аслан не появится в доме, раз он здесь…
— Привет — натянуто улыбнулась я, вспоминая утренний разговор.
— Липа, а ты не расскажешь мне о своём друге? — лукаво улыбаясь, спросила Вики, пододвигая ко мне тарелку с большой порцией блинчиков, и чашку чая.
— О каком друге идёт речь? — ехидно спросила я, косясь на вытянутую физиономию Аслана.
Вики удивлённо посмотрела на Аслана, затем на меня — я же ответила ей взглядом, буквально говорящим «не лезь не в своё дело. Убью».
До конца завтрака, мы не разговаривали — каждый думал о своём, лишь изредка замечая косые взгляды от других…
Я много раз думала, почему я не могу быть с Асланом — сначала, я искренне надеялась на любовь до погребального костра, потом — стало появляться всё больше причин против этой странной любви. Когда он был далеко — я о нём и не вспоминала, но сейчас — он рядом. Безумно красивый, невероятно сильный и такой же недоступный… Почему? Да потому что не могу я быть с женатым человеком! Не могу променять свободу на любовь! Когда и кто успел меня сделать таким циником — не понятно, но я знаю одно — пока в моём теле есть ещё хоть капля магии и сил — я буду бежать подальше от этого мужчины.
А всё потому, что я теряю над собой контроль, когда он рядом… Ненавижу это чувство…
Аслан допил чай и уже собрался уходить, когда я остановила его, взяв за руку. Титан удивлённо посмотрел на меня, я же потянула его вниз — Аслан без разговоров подчинился.
Стоило удержать всех за столом для серьёзного разговора, вот только Эдер придёт… Вики всё понял с одного взгляда — всё-таки умная у меня сестрёнка.
— Поел? — я посмотрела на титана, медленно жующего последний кусок. Эдер кивнул.
— Итак, — начала я. — План действия таков — для того, чтобы воскресить Вералу, Далиаре нужно шесть артефактов, а не четыре…
— Почему? — перебил меня Эдер — В древних рукописях говорится только о четырёх…
— Рукописи врут. — Резко ответила я. — Поверьте мне — артефактов шесть. Рано или поздно, Далиара найдёт их, а пока она о них даже не знает. Поэтому, нужно найти необходимые вещи быстрее неё — и уничтожить их. Иначе, мир познает много горя…
— О чём ты? — не поняла Вики, — разве Верала не богиня любви.
— Она ещё богиня всех отрицательных человеческих пороков — алчность, злость и прочее — пояснил Аслан.
Теперь пришёл мой черёд удивляться — у меня создалось такое чувство, что Аслан знал об угрозе, нависшей над всей расой циклопов и людей… Когда останутся только титаны…
— С её приходом в мире воцарится война, поэтому неизбежно вернётся и Маал — её сестрица, которая жить не может без кровопролития. Дальше — придёт и Сааалина… — рассказал Аслан. — Поэтому, стоит помешать Далиаре вернуть богиню, иначе начнётся цепная реакция, финал которой не понравится многим…
— Я знаю, у кого можно спросить о двух артефактах, но вы — я посмотрела на титанов, — Должны понимать, что я буду с вами до тех пор, пока мы не найдём артефакты — потом, я уйду. Ибо счёты ваши, я к ним не имею никакого отношения.
Эдер кивнул, а Аслан не торопился с ответом, наконец, он поднял голову и напрямую спросил:
— Что ты хочешь за помощь, если я попрошу тебя дойти до конца?
Я без страха посмотрела в карие глаза, в которых читалось явное желание удержать меня поближе к себе, затем, собравшись с духом, ответила:
— Аслан, ты не маленький мальчик и должен понимать — что бы ты мне ни дал — я никогда не буду рисковать своей жизнью впустую.
— Впустую? — со злостью произнёс он так, что мурашки стайками побежали по спине, — тысячи жизней циклопов и людей тебя не интересуют? — Аслан встал и грозной тучей навис надо мной.
— А ты хочешь сказать, что тебя интересуют? — взорвалась я, вставая со стула. — Вы, титаны ничем не отличаетесь от людей! Вам плевать на других! Ты и твои сородичи — вы же такие же алчные, жестокие и самовлюблённые, как люди!
Ещё я хотела сказать, что «один эгоистичней больше других», но не стала, лишь зло прорычала ему в лицо:
— Вы живёте далеко от людей, вам плевать даже на — циклопов! Вы создали маленькое, закрытое государство, в котором живёте и с жиру беситесь! Как же — дети богов! — ехидно произнесла я. — Одно название.
Наверное, это и стало последней каплей в терпении Аслана — он одним уверенным жестом прижал меня к стенке, да так сильно, что я, кажется, услышала хруст собственных костей.
Хотела позвать на помощь, но увидела, что и Эдера и Вики след простыл.
— Что ты знаешь о нас? — холодно бросил он, нависая надо мной.
— Я знаю людей, а значит и вас! — прохрипела я — титан не сильно, но больно сжал горло.
Несколько секунд он молчал, не отрывая от меня взгляда, затем отпустил. Без его поддержки, я сползла на пол, не зная что больше болит — горло или разорванная грудь, на которой, похоже, разошлись швы. Аслан всё также стоял возле стены, сжимая кулаки.
— Я столько времени пытался отгородить нашу расу от людей, что и сам не понял, когда мы стали жестокими и алчными… Моя жена всегда была хорошей правительницей, и за призмой любви, я не заметил, как она возненавидела не только меня, но и всех, кто по — её мнению отличался от нас. Циклопов, людей… именно с её указки я уничтожил послов многих государств, пытающихся наладить с нами отношения… А теперь — я вижу себя со стороны и понимаю, что делал не правильно… Но слишком поздно…
Я слушала Аслана и отчаянно пыталась закрыть кровоточащую рану на груди. От вкуса крови во рту тошнило. В какой-то момент, я поняла, что кончики пальцев онемели… А последняя мысль, появившаяся на грани ускользающего сознания, была: «Эдер же говорил — не нервничай»…
Глава 2
Сонная пелена с глаз свалилась слишком резко, поэтому я и понять не успела, где я и что со мной. Через мгновение, услужливая память, восстановила картинку событий. Открыв глаза, я почти тут же взглядом наткнулась на рыжую шевелюру. Аслан сидела на коленях возле кровати, а голову положил на краешек кровати. Несколько секунд я смотрела на него, а потом не удержалась — взяла тонкую прядь и с силой рванула…
Он кричал? Нет… Взгляд титана всего несколько секунд обещал мне все кары на свете, но и этого хватило — впечатление осталось сильное…
— Только проснулась, а уже развлекаешься? — ехидно сказал он, внимательно изучая меня своими карими глазищами.
— Характер обязывает — неуверенно улыбнулась я, вспоминая его злобный взгляд.
Аслан сидел всё также на коленях подле моей кровати, а я… не удержалась и провела рукой по его щеке. Испугавшись собственных действий, я попыталась было убрать руку, но титан перехватил её и мягко прижал к губам, поцеловал в ладошку…
— Прости — пробормотал он.
Я откинулась на подушки, даже не пытаясь вырвать руку — всё равно не отдаст. Да и приятно к тому же…
— Сколько я пробыла в отключке? — поинтересовалась я у Аслана.
— День.
— Нормально… — с оптимизмом ответила я.
Всё-таки «подарок» тот маг мне сделал огромный — прикована к постели, да ещё и без магии. Мне что теперь, удавиться?
Но что-то в груди приятно шелохнулось… Я закрыла глаза и почувствовала, как пробуждается сила. Такая родная, такая опасная и такая необходимая… Наконец-то…
Губы сами расплылись в улыбке — я вновь не бессильна. А значит, хоть что-то, да в моей жизни налаживается.
— Аслан. — тихо позвала я.
— Да? — ответил он.
— Теперь у меня есть магия — переполняясь счастьем, произнесла я.
— Хорошо. — Грустно бросил титан и выпустил, наконец, мою руку.
— Что-то не так? — я перевернулась на правый бок и заглянула в глаза Аслана.
— Конечно не так. Всё не так.
— Почему? — недоумевала я.
— А ты разве не понимаешь? Как только мы найдём артефакты, я потеряю тебя навсегда…
И только сейчас, я поняла, что дура. Жестокая и одинокая…
— Аслан — собираясь с духом, начала я — Сейчас мы должны думать о судьбе тысяч людей. А не о собственном счастье.
— Но почему! — громко крикнул он, вставая с колен. — Почему что-то кто-то должен делать! Почему не другие?
— Аслан, — я громко позвала его — если не мы, то кто?
Титан как-то странно посмотрел на меня, затем резко развернулся и вышел, оставив меня в полном одиночестве, разбираться с бешено колотящимся сердцем и стаей мыслей в голове…
Может, он, конечно, и прав… Я всегда лезу не туда, пытаюсь чем-то помочь, даже там, где помощь не требуется… Может, стоит всё отдать в руки судьбы и пусть она решает, что делать? И кого к этому делу приплести…
Но выбрала она меня. Знаю, что глупо звучит, но что-то мне подсказывает, что на моём месте могла быть другая, но очутилась в той пещере именно я…
А теперь, приходится расплачиваться. Как там говорил мой отец — делай добрые дела и бросай в воду. Ну, помогла титанам, и что дальше? Теперь они сами справятся, почему я-то лезу в это дело? Даже не стоит искать эти артефакты — и так знаю, что ничего у нас не получится — филейной частью чувствую…
Пока я раздумывала над ситуацией и ругала себя за «везение», в комнату даже не постучавшись, вошёл Аслан. По глазам было видно, что он хочет извиниться.
— Слушаю — резко сказала я. Стоило порычать на зарвавшегося мужчину…
— Я хотел извиниться — тихо бросил он…и…встал на колени!
Несколько секунд я обалдело моргала ресницами, пытаясь прийти в себя. Правитель (пусть и бывший) титанов стоит передо мной на коленях? Нет, я конечно понимаю, что тоже не простолюдинка, но это ни в какие рамки не укладывается…
— Я больше не могу! — вдруг громко сказал он. — Ты не понимаешь своей силы, а меня тянет к тебе невероятно сильно! Выходи за меня замуж!
Я опять впала в ступор… Что сегодня за день такой? С утра философствую и выслушиваю признания в любви…
— Аслан, — тихо начала я, с трудом вставая с кровати. «Спасай шкурку!» — вопила всё внутри меня. — Давай успокоимся и в более спокойной обстановке поговорим об этом?
Титан от удивления выронил челюсть. Тут даже дураку понятно, что я не собираюсь никуда и тем более — ни за кого — выходить! Просто сказать боюсь.
По стеночке, не делая резких движений, я выползала прочь из комнаты. Подальше от свихнувшегося титана… Однозначно — он не просто сошёл с ума — он сбрендил. И что, спрашивается, пил? Или курил…
Всего несколько сантиметров оставалось доползти до двери, когда я услышала, как Аслан смеётся. И над кем? Надо мной? Ррррр! Я уже было решила покусать кого-то, но титан в мгновение ока оказался рядом. Нежно взял сопротивляющуюся меня на руки и положил на кровать. Злость разом отступила, оставив удивление.
Аслан присел на пол, возле кровати и сказал:
— Олимпия, я не маленький мальчик, подверженный влюблённости и импульсивным поступкам. И я прекрасно понимаю, что ты чувствуешь. А смеялся я потому, что у тебя было такое лицо, что я невольно удивился — впервые меня посчитали сумасшедшим.
Я слушала титана и невольно любовалась им. Красив, зараза! Невероятно красив. Волосы ярко-огненные, делали его образ неповторимым, а глаза… Вообщем, влюбилась, я, наверное, именно в них. Слишком уж бездонная эта темнота…
— Аслан, скажи, почему я? — я серьёзно посмотрела на титана, который перебирал пряди моих волос. Сейчас волосы казались ещё темнее, чем обычно. Никто мне так и не объяснил, почему мои волосы, из медно-рыжего оттенка за один день превратились в «чёрное золото» — так назвал этот оттенок, Эдер.
— Почему ты? — улыбнулся титан. — Потому что удивительная…
Я нахмурилась — довольно сомнительный комплимент. Своё недовольство, я высказала вслух.
— Я никогда не встречал настолько оригинально-мыслящего человека. Сейчас, ты думаешь об одном, а через секунду выдаёшь совершенно противоположный ответ!
— Да уж — хмыкнула я. Есть у меня такая «плохая привычка» — мгновенно «переключаться» с одной темы, на другую, тоже самое, творится и с настроением — вообщем, непостоянная я.
Эти мысли пронеслись в голове за мгновение, Аслан — же продолжил.
— А её мне нравится то, как ты пользуешься магией… Пропускаешь энергию через себя тонкой струйкой, но невероятно точно. Затем, вливаешь силу в заклинание. А ещё — тихо прошептал он, уже мне на ухо, отчего мурашки табуном забегали по коже, — ты очень отважная…
— Вообщем, поняла — улыбнулась я, стараясь отодвинуться от титана, — Я самая-самая, и такую совершенную, ты решил сгубить… Чтоб неповадно другим было, так? — ухмыльнулась я и тут же притворно тяжко вздохнула.
Аслан несколько секунд ошарашено смотрел на меня, а потом резко выхватил подушку прямо из-под меня, и легонько ударил ею по моей пятой точке. Благо, я лежала на боку, а не на спине… Вообщем, я в долгу не осталась. И уже через минуту, мы громко смеясь, катались по- полу, метеля друг друга подушками. Боль в груди как-то сама отступила…
Не знаю, сколько прошло времени, но Аслан всё же подмял меня под себя, уселся сверху, и прижав руки к полу, спросил:
— Так ты выйдёшь за меня?
На несколько секунд, я даже сопротивляться перестала… Вот это наглость!
— Выходи за меня, иначе руку сломаю! — на полном серьёзе, заявил нахал, заламывая мою руку.
Я молчала, как партизан на допросе…
— Ну отпусти… — захныкала я, пытаясь разжалобить титана. — Всё, что хочешь, сделаю!
— Да? — с предвкушением, спросил он.
Я невольно сжалась — вот ляпнула, так ляпнула! И кто меня за язык тянул? Хотя… всё лучше, чем замуж!
— Отпустишь? — тихо попросила я.
— Нет. — «ласково» ответил Аслан, а на моей правой руке заскользил браслет…
Кажется, я кричала…
Викторианна.
Неужели, я, наконец, в нормальном подобии дома? Одни боги знают, как мне всё надоело, но сестрёнку я бросить не посмею… Особенно теперь.
Интересно, когда я поняла, что Эдер — мне не просто друг…
Наверное, когда он, весь в крови, вместе с Асланом, вытаскивал мою Липу с того света. Может. Решение было поспешным, но факт — есть факт, Эдер мне теперь — не просто друг или любовник, он — мой жених… Интересно, какую истерику устроит Липа, когда узнает новость?
И, как назло, есть ещё одна причина, по которой я боюсь праведного гнева сестры… Вообщем… я того… беременна…
И папаша — Эдер.
О боги, вот угораздило же нас встретиться! Да и я — если бы тогда не упрямилась, сидела бы сейчас дома, в спокойствии и на всём готовом. А сейчас, приходится мучиться — как сказать и так, неуравновешенной сестрёнке, что я жду малыша? Эдер, кстати (предатель!) наотрез отказался говорить всё Липе — мол, меня она порвёт на множество мелких кусочков, а тебя побоится — ты же в положении.
Да и ухудшает дело присутствие Аслана — отца Эдера. Хотя, я-то знаю, что Эдер биологически — ему не сын…
Размышляя над положением, в которое меня угораздило попасть, я готовила обед. Когда готовишь, кстати, голова, словно, очищается — и думать намного легче. Эдер ушёл сидит тут же — благо комната всего одна, чистит оружие. Ненавижу этот звук — но противный титан, словно не замечает моих косых взглядов. Нарезая морковку, я невольно засмотрелась на него — красивый, он у меня, всё-таки. Чёрные волосы, словно шёлк — собраны в хвост на затылке, точёная фигура, обтянутая в простую белую рубаху, кожаные брюки — у меня аж слюнки потекли…
Странно, но раньше я его почти не замечала, как и он меня. Но в один момент, что-то изменилось, и пока Липа была без сознания, мы узнавали друг друга…
Оказывается, он не такой уж и холодный, как пытается казаться снаружи, просто жизнь у него была тяжёлой. Брата собственного убил…
Странные у них отношения в семье — Аслан женился на… как там её? А, вспомнила, Далиаре — но у неё уже был ребёнок — Эдер. Потом, родился второй сын, который помог мамочке устроить государственный переворот, и предал отца. Но Эдер, встал на сторону пусть и приёмного, но отца. Так они и ушли из Титании — вдвоём…
От мыслей, меня оторвал крик — женский и определённо жуткий… А орать так может только моя сестрёнка…
Эдер, как, собственно, и я — сорвались с места и через мгновение, оказались в комнате Липы….
Картина маслом — Липа на полу, над ней рыжеволосый титан, а она вопит, и пытается вырваться.
Собственно, мне сразу стало ясно, что Аслан к моей сестрёнке испытывает далеко не дружественные чувства, ещё когда он впервые появился в доме. Он тогда чуть взглядом её не раздел, а она сидит, жуёт блинчики и даже бровью не ведёт — вот выдержка!
Наконец, Аслан, явно издеваясь, встал сам и рывком, поднял Липу. Мы застыли в дверях, стараясь не шевелиться — Эдер, кажется, даже дышать перестал, что бы не спугнуть такое интересное действие.
Липа одним, молниеносным движением, выхватила меч из поясных ножен Аслана, и кажеся, попыталась, отрубить себе руку… Правую.
Я пригляделась и увидела, что у сестрёнки на руке, одет тонкий браслет. С камешками- сапфирами, изображающими цветы, наподобие того, что висел на моей руке, только прикрытый длинным рукавом — чтобы сестрица не увидела.
Догадка, что это свадебный браслет — пришла мгновенно, и вызвала у меня откровенный смех… Я повернулась и увидела, что Эдер тоже смеётся, тихонько утирая выступившие слёзы.
— Или ты сейчас же снимешь с меня эти кандалы, или я отрублю себе руку! — злобно заорала Липа, Пристраивая к руке меч. Нас сестра не видела, ибо стояла к нам спиной.
Если бы не самодовольная улыбка Аслана, я бы подумала, что всё это происходит серьёзно.
— Сними! — заорала она, протягивая руку рыжеволосому титану.
Тот не будь дурак, ухватился за руку, рывком, подтянул Липу к себе и поцеловал. Она, кажется, что-то мычала, пыталась его оттолкнуть и даже ударить, но титан стоял на своём, не выпуская её из объятий.
Я потянула Эдера за рукав — мол, не стоит им мешать. Он послушно вышел следом…
Олимпия.
Наверное, правду говорят — от любви до ненависти — один шаг. А если наоборот? Ммм… Этот несносный… мужчина (просто больше ни одного цензурного эпитета придумать не могу), издевается надо мной как хочет! Но замуж я не выйду — тем более, что и браслет, он одел на меня обманным путём. Не говорить же, что я почти согласна была…
Сопротивлялась я, как могла — но у титана явно большое терпение и выдержка. А ещё силища…
Так что, когда он в наглую, присосался к моим губам, я ничего не могла поделать — чем больше я сопротивлялась, тем сильнее он сжимал меня в своих поистине, железных объятиях!
Прекратив вырываться — иначе мне грозило остаться без воздуха в груди, я обмякла в его руках.
И с удивлением констатировала, что мне приятно. Очень приятно. Сразу вспомнилось время, проведённое с ним в доме, построенном в меж — пространстве.
Наконец, он, немного, расслабил захват, и в перерыве между поцелуями я могла материться:
— Сво — лочь ты…
— Ага — согласился Аслан. Правильно, что на правду обижаться?
— Ско-тина — продолжала я.
— Вреди — на — ответил он.
— Сво-лочь — выдала я, после секундного замешательства.
— Милая, ты — поцелуй. — Повторяешься. — Поцелуй.
Нет, а что я могу сказать, если все мысли, даже не цензурные, вылетели из головы?
Определённо, этот рыжеволосый на меня плохо влияет. Гад!
Глава 3
— Ай, ай! Липа, ну не надо так! Больно же!
— Молчи, мужчина! — рявкнула я, и продолжила своё дело.
Вот уже полчаса, как бедняжка — Аслан сидит на полу, а я с остервенением заплетаю ему косы. В смысле много…
На втором десятке, Аслан не выдержал и начала вопить, потом — и вовсе, ругаться плохими словами. Наконец, не выдержав такого напора новых слов, мои уши свернулись в трубочку…
— Я прекращу, только если ты снимешь эту гадость с моей руки! — громко сказала я, одной рукой придерживая недоплетённую косичку, а другой тряся злополучным браслетом перед носом титана. Он вздыхал, матерился, но браслетик не снимал.
— Знаешь, из тебя выйдет хорошая правительница! — наконец сказал он, — Я всегда говорил, что страной нужно править железной рукой. Ай!
Я дёрнула Аслана за волосы, но к несчастью, не выдернула…
А всё потом, что кому-то захотелось косички на голове, вместо причёски. По крайней мере, это мне так Аслан сказал. Но я ему не поверила — сдаётся мне, что это какой-то необходимый ритуал…
Надеюсь, не свадебный?
Под дверью отчётливо кто-то шушукался, но я не обращала внимание, — ибо истязать других — поистине моя профессия! Переквалифицироваться что ли?
— Ладно, — наконец, сдалась я, — Давай так — ты снимаешь браслет и меняешь его на что-то менее броское? Пойдёт?
Конечно, я всё ещё лелеяла глупую надежду, что Аслан всё-таки откажется от своих слов…
— Договорились — обрадовался титан — Давай руку.
Я послушно сунула руку с браслетом ему под нос.
Несколько мгновений, и на моём запястье болтается простая, грязно-серого цвета, верёвочка.
— Пойдёт. — Осмотрев сие творение, выдала я. И снова начала прореживать шевелюру титана.
Деликатный стук в дверь, прервал, снова было начавшуюся перепалку.
— Войдите, — не глядя, сказала я.
В приоткрывшуюся дверь, высунулась тёмная шевелюра Вики.
— Липа, — Извините, что отрываю — сестрёнка хихикнула, — Тебе письмо пришло.
Я вздохнула и с большим неудовольствием оторвалась от приятного занятия. У Аслана волосы словно шёлк, поэтому перебирать их — одно удовольствие.
Я вышла, захлопнув дверь, а Аслан, до этого сидевший подле моей кровати, растянулся на ней.
— Давай письмо — серьёзно сказала я, поглядывая на довольную сестрёнку. И чего, спрашивается, лыбится?
Вики протянула мне белый конверт, шириною с ладонь. Я взяла слегка помятую бумагу, и только хотела раскрыть её, как настороженно посмотрела на сестрёнку. Что-то это не к добру… Да и Эдер, который упорно делает вид, что его это не касается — еле сдерживает улыбку.
— Так, я что-то не поняла? Вы чего смеётесь? — рассматривая взглядом мясника их обоих, спросила я.
— Ну… — начала сестрёнка, — Мы просто… Мы это…
— Вики, насколько я знаю, тебя ораторскому искусству обучал лучший преподаватель Атлантии. Так чего же ты молчишь, как на допросе? — рявкнула я.
Сестрёнка вжалась в стенку, а я так и стояла посередине комнаты, одаривая Эдера и Вики тяжёлыми взглядами.
Определённо, у меня сегодня плохое настроение, хотя бы потому, что невестой сделали против воли. Но ничего, замуж я выходить не собираюсь, так же, как и ехать в страну титанов — Титанию. А ещё — я не собираюсь помогать им делать государственный переворот! Конечно, другая на моём месте радовалась бы, но не я! Характер такой… Да и есть одна малюсенькая проблемка — жених-то женат. А его жёнушка сейчас как раз и заправляет государством, выгнав собственного сына и его папулю.
За сестрёнку высказался Эдер.
— Просто у нас в стране, считается высшим слиянием влюблённых, когда девушка, плетёт косички жениху. Это как у вас, когда девушка и парень, купаются вместе на речке…
Я побагровела? Нет… Скорее всего, я просто сейчас взорвусь, и мои внутренности будут соскребать со стен…
Когда мои глаза потемнели, я услышала, как Вики пискнула:
— Липа, письмо!
Это и привело меня в адекватное состояние, поэтому, я вышла из дома, по направлению в любое место, лишь бы подальше от этих обманщиков!
На ходу читая письмо, я осознала его содержание, только когда ушла на достаточное расстояние от дома. В лес.
Птички что-то заливисто щебетали, а я стояла и понять не могла… Что так может расстроить в двух строчках?
Мир перевернулся, развернулся и отвернулся от меня… А слёзы сами собою текли по щекам…
Ну за что? За что мне всё это?
Почему мне так везёт, как утопленнице? Что я сделала такого, что судьба меня так ненавидит?
Сначала мама, потом Вики — теперь отец! Да что я такого сделала? Пусть, мама умерла не по моей вине, но Вики похитили — и в этом я полностью виновата. А теперь, ещё и отец…
«… Тебе важна жизнь твоего отца? Да? Тогда найди недостающие артефакты, и он доживёт свою короткую, человеческую жизнь спокойно.»
Подпись: Далиара сеттер Лиесса…
— Итак, что тут у нас? — я вопросительно посмотрела на карту, которая слабо мерцала в темноте. Огромный месяц близился к тому, что бы стать луной, а я теперь, рассматривала вход в пещеру.
Прошла неделя, как ничего не сказав, и даже не взяв вещи, я уехала из дома на берегу… Там осталась моя семья и моя любовь… Письмо я сохранила, хотя сильно хотела его порвать или сжечь, но оставила лишь потому, что это было мне напоминанием о том, что дорога ещё не подошла к концу. Теперь я одна. Далеко от дома. Далеко от родных…
И никто не вытащит с разорванной грудью, или с сильным истощением с поля боя. Хотя бы потому, что полем моей битвы — на сейчас, является небольшая пещера где-то на границе между Атлантией и Великим морем….
Я мысленно связалась с Брусничкой, которая уже была знакома с такими выходками хозяйки, поэтому, она перегрызла поводья и добралась до меня. А титаны в доме и моя сестра, так и не поняли, что происходит… Я выложила почти всю силу на заклинание сна — оно окружило их мгновенно, не дав понять даже что происходит. Я не стала возвращаться в дом попросту телепортировав несколько необходимых вещей — так как на большее уже сил не хватило. Да и растрачивать больше необходимого нельзя — иначе устану и путь продолжать не смогу. А времени у меня, если верить письму — мало. Конечно, можно было просто зайти в дом и взять всё, что необходимо для дороги, но я правильно рассудила, что лучше этого не делать — ибо просто не уйду. Расскажу всё такому внимательному и понятливому Аслану, умному Эдеру и любимой сестрёнке.
Я думала об отце почти каждую минуту, а когда не вспоминала о нём, то думала о сестрёнке и титанах… А в остальное время — спала.
В первую очередь, я должна была добраться до Хранителя библиотеки. Дальше — он направил меня по следам, пусть и ненадёжным, артефактов. Первый, если верить информации, данной Хранителем — это ключ, силы в нём мало, но найдя его, я смогу найти и последний артефакт.
Ключ, если верить легендам — даёт владельцу возможность читать мысли других. И около сотни лет назад, один богатый провинций, имел у себя подобную занятную вещицу. Естественно, провинций умер лет пятьдесят назад и его тело положили в одной из отдалённых пещер. Вообще-то, после смерти, тело должно быть сожжено на погребальном костре, либо, как это сейчас стало частым, закопано в земле. Но человек был странным и при жизни, поэтому и написал завещание, в котором должен быть похоронен именно в пещере, спеленатым в саван. А на груди — должен покоиться интересный предмет в виде ключа.
Так я и добралась до этой пещеры, оказавшись на месте только ближе к полуночи…
И было бы неправдой, если бы я сказала, что друзья меня не искали. Напротив — это именно из-за страха быть настигнутой ими, я мчалась день и ночь на усталой лошади. Иногда, даже спать в седле приходилось…
И каждый раз, во сне мне снилось одно и тоже — окровавленный отец, испуганная Вики и осуждающий взгляд Аслана…
Я много раз прокручивала в уме разговор между мной — и моими друзьями… И каждый раз я наталкивалась на осуждающие взгляды… кучи обвинений и много-много вопросов…
Постоянно приходилось накрываться противопоисковыми заклинаниями, чтобы титаны не смогли меня найти, а это растрачивало немало сил, постоянно вырывая клочки ауры. Но я не жаловалась — да и некому было. Лишь Брусничка настороженно стригла ушами, когда я, чертыхаясь, прямо в седле обновляла заклинания. Все крупные дороги мы объезжали, стараясь не только сократить путь, но и не попадаться на глаза людям — ведь информация, это тоже способ найти меня. Ела я то, что успевала подстреливать заклинаниями и сжарить на костре — в основном мелкую живность, пила воду — ту, что текла в реках, которых в этой части Атлантии было великое множество. Денег, я не взяла, — да и не нужны они были — тратиться на гостиницы или провиант я не собиралась. Я объезжала крупные города и поселения, сторонилась людей, всадников и вздрагивала от каждого шороха…
Странно, почему Далиара выбрала именно меня — могла бы поиздеваться и над Асланом, или Эдером, так нет… Хотя… Титаны не дали бы себя спровоцировать — да и выторговывать у них нечего.
Я понимаю, что Далиара не тронет отца, он сейчас находится в своём замке, но также, я буквально кожей чувствовала опасность, нависшую над ним. Домой я также не попала — хотя бы потому что в письме это тоже было оговорено, а предупреждать отца — нельзя. Поэтому, я послала поисковый маячок домой, и убедившись, что с отцом пока всё в порядке, направилась на поиски артефактов…
Так же, я отгоняла от себя мысли о том, что будет с миром, когда Верала пробудится и войдёт в полную силу… Я просто старалась об этом не думать, надеясь, что я всё-таки успею что-то предпринять и спасти отца. А как мои родные будут в безопасности, я смогу действовать. Ведь злости в моей душе накопилось столько, что даже если закончатся силы — я всё равно отомщу…
А мстить мне, ой как хочется! А пока руки связаны — я буду копить в душе ярость, что бы потом выплеснуть её…
Наконец, ночная прохлада забралась под рубашку, и я поёжилась, прогоняя от себя мысли и воспоминания. Что сделано — то сделано. И сейчас — главное достать этот артефакт.
Месяц слабо серебрил окружающее пространство. Деревья, с мелкими листочками тихо шуршали под порывами прохладного ночного ветерка. Звуки в лесу позади меня также затихли — словно эта тишина перед бурей… Я достала клинки, проверила склянки с зельями на поясе, поправила волосы и затянула потуже шнурки на одежде — если в этой пещере меня встретят не ласково — времени, подбирать спадающие штаны не будет…
Я раскрыла ладонь, на которой тут же вспыхнул светло-зелёный мерцающий огонёк — поисковик. Отличное заклинание, которое поможет узнать — есть ли в этой пещере что-то живое или не живое.
Несколько секунд я просто стояла, всматриваясь в тёмное пространство, ожидая информации от заклинания. Наконец, светлячок моргнул и быстро подлетел ко мне, присев на раскрытую ладонь…
— Так…Что тут у нас? Тихо прошептала я, считывая информацию.
Голые стены, неровные выступы и ни одной живой души, впрочем, как и не живой. Хорошо, очень хорошо. Только почему такое странное чувство, что что-то не так? Ведь если вспомнить всю мою жизнь — ни разу мне не повезло настолько, что бы в незнакомой тёмной пещере, не было злобно настроенных монстров.
С хрупкой надеждой, я шагнула по направлению к темнеющему провалу…
Брусничка, привязанная неподалёку, лишь слегка всхрапнула на прощание, заставив меня усомниться в собственных силах. Всё-таки самонадеянность меня когда-нибудь погубит…
Несколько светлячков слетели с моей руки и закружили над головой, ещё пара взмыла вверх, под потолок пещеры, где и зависла. Я осмотрелась — ничего особенного или выдающегося — простая пещера небольшого размера. В противоположном от входа углу, темнеет что-то похожее на саркофаг, но однозначно не простой гроб — ибо на много больше и в длине и в ширине.
Углубляясь в пещеру, я хотела поставить охранные заклинания на дверь, но не стала — заклинания, позволяющие скрываться от поисковиков титанов, всё ещё висели на мне и съедали порядочный запас сил, а снять их — значит дать себя обнаружить. Естественно, делать это я не буду — всё-таки какой-никакой, но инстинкт самосохранения во мне заложен….
Медленно, я, наконец, подошла к саркофагу.
Он представлял собой огромный по своим размерам, гроб, в котором и нашёл своё пристанище провинций Мирлис Светлый — так звали при жизни хозяина этих земель. Прежде чем направиться в пещеру, я расспросила несколько крестьян об их бывшем хозяине, и все, кто был — словно сговорившись, говорили только хорошее, даже не смотря на то, что большинство его не знали лично — человек-то умер, почти пятьдесят лет назад. Так я и узнала о месте захоронения Мирлиса — последнего хранителя артефакта Вералы.
Проверяя крышку на предмет ловушек и заложенных заклинаний, я подумала, что это кощунство — вот так издеваться над телом усопшего. Но почему-то никто не говорил о кощунстве и справедливости, когда над моим отцом нависло заклинание уничтожения, готового сработать в любой момент — не выполни я условия своеобразного договора. Также, я понимала, что Далиара может и не сдержать слово — и тогда, я потеряю не только отца, но и сестрёнку, Эдера и Аслана….
С другой стороны — если правительница титанов возродит богиню — на земле воцарится такой хаос, который приведёт не только к гибели циклопов, как расы, но и тотальному уничтожению людей. Однако, открывая крышку саркофага, я не думала о судьбе миллионов — мне хотелось спасти одного-единственного любимого человека — собственного отца. Ведь он столько сделал для меня — и есть шанс хоть как-то отплатить ему за его доброту и любовь…
Маленький золотой ключ, размером примерно, с ладонь, слабо поблёскивал в скудном свете моих светлячков. Я старалась не смотреть на почти истлевшее тело, глядящее на меня пустыми глазницами, а просто взяла ключ и сорвала его с тела…
Закрыла крышку, даже запечатала её магически, и, выходя из пещеры, прежде чем потушить последний светлячок, произнесла:
— Спасибо.
Глава 4
Воздух зазвенел и рассыпался, я наклонилась, пытаясь уйти из-под удара… Стрела с жужжанием пронеслась мимо, вонзившись в дерево позади меня.
— Что за?… — договорить мне не дали — спереди выскочило несколько человек с факелами и мечами наперерез. Повинуясь инстинкту, я ощерилась клинками.
— Ведьма? — заорал кто-то из толпы. Люди расступились, а навстречу мне вышел среднего роста человек в простой одежде — ни маг, ни воин — крестьянин, как пить дать. Я оглядела и остальных — мечи явно тупые и ржавые, кто-то даже держит вилы, а из одежды — простые штаны, да рубахи. И откуда, спрашивается, у них тут луки? И меткие стрелки…
— Ведьма. — Улыбнулась я, нарочито медленно опуская клинки в наспинные ножны.
Вообще-то, ведьмами у нас называли только женщин со слабеньким магическим даром, которые только и умели, что насылать проклятия и пакостничать по мелочи. Но в большинстве мелких поселений — ведьмами называли без разбора всех женщин, владеющих магией. Поэтому, когда мужчина вышел мне на встречу и назвал ведьмой, я не обиделась. Хотя бы потому, что ведьм всегда боялись и будут бояться.
— Точно — ответила я, на предыдущий вопрос.
— Что тут делаешь? Хозяйка послала? — спросил тот же мужчина с короткими кучерявыми волосами, торчащими в разные стороны. Если посмотреть, что разговаривал лишь он один — то наверняка или староста, или управляющий. Да и другие смотрят на него с уважением — значит, точно главный.
— Ага. — А ты кто будешь-то? — спросила я.
— Я управляющий провинции «Мирлиса Светлого» — Илосс. — представился человек.
— Олимпия из Раскинутых кущ — представилась, в свою очередь, я.
Было очень рискованным говорить ему своё имя — но и врать этому человеку нельзя — вон, на шее висит круглый медальончик — определитель лжи. И, между прочим, столичного производства — значит хороший. И если меня уличат во лжи — значит, посчитают врагом — а отсюда следует, что с толпой агрессивно настроенных мужиков, пусть и крестьян — я не справлюсь.
— Значит, ты уничтожишь отродье Тьмы? — с надеждой спросил Илосс.
Я кивнула — всё равно, лишь бы эти мужички убрались побыстрее — каждая секунда на счету. Вот-вот артефакт сработает — и покажет дорогу к последнему кусочку этой головоломки.
— Ну, мы тогда пошли? А-то у дочки моей сегодня свадьба, а хозяйка послала убить зверя…
— Иди — ласково произнесла я, улыбаясь во всю ширь своей улыбки, — Я всё сделаю.
— Ну как знаешь — махнул рукой Илосс — Если жива останешься, приходи. Гостей мы уважаем. — с этими словами, люди как по команде развернулись и громко разговаривая, направились прочь из леса. Когда гомон стих, а огней уже не было видно, я с удовольствием выдохнула…
Видение накатило внезапно, да так, что я напрочь утратила возможность воспринимать окружающий мир. Горы, реки, озёра, картинки сменялись одна за другой, пока я не увидела себя сверху. И тут же, словно на большой скорости, влетела под собственную рубашку, где слабо поблёскивал последний артефакт Вералы — сова, найденная мною ещё во время обучения в небольшой пещере, на дворе школы…
Я разлепила веки, и дрожащими руками достала из-за пазухи маленькую золотую сову… Кулон слабо светился в темноте, и на ощупь казался тёплым… Пошатнувшись, я не сдержала равновесие и упала прямо на землю, больно приложившись копчиком.
В голове бился один вопрос: «Как?»
Как так получилось, что последний артефакт всё это время был со мной?
— Помочь? — женский голос вырвал меня из раздумий. Я подняла глаза и обомлела — надо мной стояла женщина, чьё лицо скрывала тень от глубоко капюшона, плащ скрывал и всё остальное, но смутное ощущение исходившей от неё опасности, заставило меня напрячься. Даже если эта женщина не маг — это не значит, что сейчас я смогу дать ей отпор — хотя бы потому, что я израсходовала весь запас сил — как магических, так и физических…
— Не смотри на меня так — беззлобно сказала она, всё ещё протягивая мне руку, — Я тебя не съем. И оценивать наши физические данные не нужно — ты всё равно слабее.
Я вздрогнула, спрятала светящийся кулон под рубашку, и вложила свою ладонь в руку незнакомки… Кто-то учил меня, что иногда всё-таки стоит доверять, даже если это фальшивое доверие…
Женщина одним рывком подняла меня с земли, я же покачиваясь, облокотилась о ближайшее дерево — видения забрали слишком много сил, поэтому, я сейчас еле держалась на ногах.
— И откуда у девчонки сразу два могущественных артефакта? — спросила женщина, до этого, стоявшая неподалёку и молчаливо, наблюдавшая за мной.
— Папа подарил — ответила я, уверенной ложью.
— Да? А папа тебя не предупреждал, что лазить в чужих могилах — кощунство? — голос незнакомки явно был с ехидными нотками, но злости в нём не было.
Я тяжко вздохнула — если эта женщина знает, что я лазила в пещеру и зачем, то наверняка её что-то нужно. Только вот что?
— Кто ты? — наконец, спросила я.
— Я? Посмотри сама — незнакомка скинула с головы капюшон и только сейчас я смогла разглядеть её лицо, что в слабом свете месяца было довольно проблематично… В воздух взмыли пара слабеньких светлячков — всё, что я смогла из себя «выдавить».
Нет, всё-таки хорошо, что я облокотилась об дерево…
— Ты — Медуза Горгона? — ошарашено спросила я, разглядывая сказочно красивое лицо и шипящих змей на голове, вместо волос.
— Медузой звали мою прабабушку, — я — Силиара Мидоррская.
— Олимпия из Раскинутых кущ — ответила я, стараясь меньше пялиться, на шипящие волосы женщины.
Наша страна содержит в себе огромное количество различных народов, со своим укладом, традициями и даже религией. Естественно, это выражается и в том, как люди приветствуют друг друга — чаще всего называют имя и название провинции, в другой половине страны — говорят своё имя и имя своего отца. Простые люди, не обременённые титулами — называют имя, данное им при рождении, иногда сокращая его или видоизменяя.
Медуза назвалась Силиарой, значит — Мидорр — её отец. Вот уж странно — у медузы отец — человек, и похоже, из знати. Но кто же её мать? Тоже медуза?
В школе, нам рассказывали об этом виде женщин — они наполовину люди, наполовину что-то ещё. Также, такие существа встречаются редко и бывают только женского рода. Науке стало известно об их существовании около двух сотен лет назад — тогда, Медуза Горгона — вышла замуж за тогдашнего правителя Бравии — соседнего государства Атлантии. Говорят, они умеют замораживать взглядом, но в тоже время, не обладают магическим даром. Эти женщины — ходячие загадки, которые пока не удалось никому разгадать. И надо же, я встретила одну из таких — что теперь делать: радоваться или огорчаться?
Странное у меня везение — то на циклопов наткнулась, то на титанов — теперь ещё и медуза… Однозначно — что-то тут не так… Только, понять бы что?
— Спасибо, — наконец, сказала я, нарушая повисшую тишину.
— Да не за что — спокойно бросила она.
Я кивнула и, поправив одежду, развернулась по направлению к тому месту, где я оставила Брусничку.
— Стой! — меня остановил взволнованный голос Силиары, — Ты куда? А как же артефакт моего отца?
Я остановилась, подавив в себе желание вытащить клинки. Только я подумала, что единственный раз мне повезло, как оказывается совсем наоборот. И кому я насолила в прошлой жизни?
— Мне нужен этот артефакт, — подойдя к медузе вплотную, прошипела я.
— Я не сомневаюсь — тихо сказал она, — Но ты понимаешь, что если отдашь эту вещь в чужие руки, то будет очень плохо. Миру плохо…
Я кивнула и после нескольких секунд молчания, ответила:
— Я всё понимаю. Но…
— Твой отец? — договорила за меня медуза. — Он в опасности, так?
Я снова кивнула.
— Садись, поговорим — медуза взяла меня за рукав, и усадила на ближайший пенёк.
Я собрала сухие ветки, которых на полянке валялось великое множество и подожгла костёр. Пламя, весело потрескивая, принялось за угощение.
— Я Хранительница этого артефакта — тихо произнесла Силиара, протягивая руки к костру, что бы погреться. Я сделала тоже самое — ночи в этой части острова невероятно холодные. Говорят, здесь даже зима длится намного дольше, чем у нас. — У каждого из богов, есть возможность возродиться в новом теле — тогда они получают больше власти и силы. И каждый из них — выбрал свой путь воскрешения — у Вералы — это артефакты, у Сааалины — тоже самое, только в другой форме — для её возрождения нужна всего одна вещь — весы Богини правосудия….
— Зачем ты мне это рассказываешь? — перебила я девушку, сидящую подле меня. — Мне не нужны эти знания.
— Возможно — ответила она, но раз медуза тебе что-то говорит — слушай. Авось пригодится когда-нибудь. — отрезала Силиара. — Кому ты отнесёшь эти вещицы?
— Есть один человек, точнее не человек — ей-то я и отдам артефакты в обмен за жизнь отца.
Несколько секунд, медуза молчала, вглядываясь в играющие язычки пламени, затем произнесла:
— А ты не боишься, что тебя обманут?
— Боюсь — вздохнула я, — Но выбора у меня нет. Всю жизнь я чем-то жертвую, ради тех, кто мне дорог.
— Дай руку — медуза протянула мне когтистую ладонь. Некоторое время я сомневалась, но всё же вложила свою руку в руку Силиары.
Мгновение, два, три — ничего не происходило, затем — ладонь защипало так, что из глаз непроизвольно покатились слёзы. Я попыталась вырвать руку, но медуза её крепко держала — а бить девушку, которая выглядит намного младше меня — мне не хотелось. Наконец, боль прошла, а медуза отпустила мою многострадальную руку.
— Что за? — договорить я не успела, Силиара жестом попросила меня помолчать.
— Я читала твою судьбу — или, как мы называем — кару. То есть то, что тебе положено на жизнь.
— Я и так знаю, что на меня положено — и это явно плохо пахнет. — Скривившись, ответила я, потирая ладонь.
Медуза рассмеялась — её смех был открытым и звонким, что даже я, заслушалась. Посмотрела на смеющуюся девушку — та снова накинула на голову капюшон, но свет от костра, не позволял теням забрать её лицо. Красивая она. Хотя и не похожая на других. Немного странная и даже пугающая, но почему я уже считаю её подругой?
— Так что там, — улыбнувшись, спросила я.
— Липа, на тебе проклятие. Точнее сказать — на всём вашем роде. Но, странное дело — медуза умолкла, словно что-то вспоминая, — Это проклятье распространяется только на старших детей — девочек. И лежало оно ещё на твоей матери, и даже на её бабушке — а вот кто его наложил — я не знаю. Слишком уж древнее, но от этого — не менее могущественное.
Я хмыкнула — вот и раскрылся секрет моей «везучести» и почему легче от этого не стало?
— Но в тоже время — на тебе лежит и благословение — такое же древнее, как и проклятие. Всё, что случается с тобой плохого — невероятным образом, ведёт к абсолютно положительному результату.
— Да уж… — не удержалась я, — Я и смотрю — всё со мной так хорошо и положительно.
— Ты мне не веришь? — Медуза с обидой посмотрела мне в глаза, — А зря… Наш род считается одним из лучших чтецов карм…
— Силиара, я верю в твои способности — я ободряюще сжала её руку — Но я не верю в то, что со мной может быть что-то хорошее, понимаешь?
— А может, ты просто не видишь положительные вещи, зациклившись на собственных неудачах? — беззлобно спросила она.
Несколько секунд, я злилась, но потом подумала, а может и впрямь? Может, я действительно зациклилась на всём плохом, что меня окружает?
— Липа, расскажи мне — попросила девушка, и легонько сжала моё плечо, — Поделись. Будет легче, поверь. Снимать такое проклятье я не умею, слишком уж сильное, но облегчить твою память смогу.
Я долго не отвечала, смотря за тем, как пляшут огоньки на догорающих поленьях, и только через неопределённое время, смогла, наконец, выдавить из себя признание.
Я рассказала Силиаре обо всём, что случилось со мной за такую короткую жизнь. Рассказала о том, как чуть не погибла в лапах гидры, о том, как после этого меня носили на руках и всячески поощряли. Рассказала и о том, как встретила Эдера, в которого чуть не влюбилась, а потом — в моей жизни появился Аслан. Не умолчала о случае, когда Вики похитили, а также о том, как меня чуть не убили алмазным клинком…
Слова сами складывались в предложения, вылетали, словно птицы, которых я уже никогда не поймаю. Но Силиара меня слушала, не перебивала, даже не кивала и не удивлялась — она просто слушала… Оказалось, что это легко — рассказывать о своей жизни совершенно чужому человеку.
Я рассказала медузе и о том, как поступила с титанами и сестрой. Рассказала о том, как переживаю за них, но знаю, что титаны Вики не бросят. Также, я чувствовала, что они меня никогда не простят…
Наконец, словарный запас кончился, а воспоминания, вместе с чувствами, тревожащими меня, испарились в холодном ночном воздухе. Осталась только я и Силиара, которая помогла мне избавиться от груза…
— Видишь, — наконец, произнесла медуза, после того, как я окончила рассказ, — В твоей жизни было много плохого, но и хорошего достаточно. Не знаю, что за силы наложили это проклятье, но оно будет действовать, пока кто-то его не снимет. А учитывая, что оно невероятно древнее, со всей ответственностью заявляю — его никто не снимет… Потому что слишком уж могучая сила…
— Обрадовала — хмыкнула я, — Ничего, жила я как-то до того, как ты мне рассказала, значит, и после буду жить.
— Правильное решение! — весело сказала медуза и легонько хлопнула меня по плечу…
Дальше, мы накидали ещё веток в костёр, а я расспросила медузу о том, как она здесь оказалась.
— Меня вырвало из дома заклинание телепортации, которое вложено в охранное заклинание, на случай, если кто-то возьмёт артефакт.
— И далеко ты живёшь? — ставя котелок с водой на огонь, спросила я.
— Довольно-таки да….
— Ну, извини, — сказала я, считая себя ответственной в том, что медузе теперь придётся долго добираться до дома.
— Ничего! — весело ответила девушка, махнув рукой, — Телепортируюсь я обратно в считанный секунды. Так что, не переживай…. Когда там чай-то будет готов? — нетерпеливо спросила Силиара.
— Скоро. Только вода закипит… — ответила я.
Когда чай был готов, я налила горячий напиток в кружку и протянула медузе:
— Пей. У меня всё равно только одна посудина.
— Спасибо. — Ответила Силиара, и, ухватив за ручку, припала к кружке. Через мгновение, мне протянули пустой бокал…. — Нам не страшен кипяток или холод — особенность рода. — Ответила медуза на мой немой вопрос.
В ответ, я только вздохнула — мне придётся пить кипяток мелкими глоточками, что бы не обжечься.
Перед тем, как поставить чай, я сходила за Брусничкой — благо привязала я её совсем недалеко. В седельным сумках ещё оставались запасы сухого чая и вода. А котелок я никогда не вытаскивала, будто чувствовала — пригодится. Ведь сбегая от титанов и сестрёнки, у меня не было времени собирать всё необходимое, поэтому, я телепортировала лишь седельные сумки, которые никогда не разбирала и клинки. Только, из еды в сумках не было ни крошки, а вот чая — целый пакет.
— Слушай, я не понимаю, как ты ходишь в этом — Силиара кивнула на мой корсет, — Он же страшно неудобный.
— Я тоже раньше так думала — улыбнулась я, в свою очередь, разглядывая медузу — та была одета в непонятного цвета балахон, напоминающий платье, а сверху всё это безобразие прикрывал толстый плащ, на ногах — ботинки, похожие на укороченные мужские сапоги. — Я, привыкла к корсету, и люблю эту одежду потому, что это очень удобная вещь в условиях схватки. Тем более, у меня ведь не обычный дамский корсет, а его, скажем так, улучшенная версия. Видишь — я показала туда, где должен находиться мой пупок, — Он намного короче, и закрывает только самую уязвимую часть — живот. Да и сколько в него запихнуть можно — я уж молчу! — сказала я, демонстративно вытаскивая из корсета тонкий кинжал.
— Опасная ты девица — с улыбкой ответила Силиара, — Как твой жених тебя только терпит…
— Не знаю — с грустью ответила я, поглаживая тонкую верёвочку на запястье левой руки. — Ты сама-то в чём одета? — решила я перевести тему разговора.
— Так то, что успела перед телепортацией захватить, то и надела. Ночью-то у нас тепло, вот и спим мы в одних сорочках. А когда появилась здесь, пока одевалась — гляжу, какие-то мужики на поляне, а рядом ты — и чувствую я, что вот-вот сорвёшься. Поэтому, платье я одела задом наперёд, ботинки зашнуровать еле успела, а плащ — так и вовсе наизнанку. Слушай, а про какую — такую зверюгу они тебе говорили?
Я пожала плечами:
— Знать не знаю, о чём те люди говорили, поэтому и не переживаю. — Ответила я.
И только сейчас почувствовала лёгкий холодок, проскальзывающий под рубашку, словно чьё-то прикосновение. Я с ужасом посмотрела на Силиару, а она на меня и куда-то за мою спину.
По спине побежали мурашки, когда кто-то отчётливо провёл пальцами по позвоночнику — Я попыталась повернуться, но тело не послушалось, и я мешком свалилась на землю, успев краем глаза заметить, что медуза сделала тоже самое.
Некоторое время, я смотрела на ночное небо, усыпанное звёздами, когда кто-то отчётливо крепко сжал мою ногу, затем, провёл выше, ещё выше — если бы не пугающие ощущения и неизвестность, то я подумала бы, что меня пытаются соблазнить.
Я упорно пыталась встать, но тело не слушалось на призывы разума, глаза тоже закрылись, а ощущения, которыми меня награждало тело — однозначно не нравились. И в один момент, когда кто-то попытался стащить с меня штаны, я поняла — меня пытаются изнасиловать! И самое ужасное, что я даже помешать не могу!
Но продолжить непонятному существу не дали — я услышала рёв и тут же смогла открыть глаза, тело также повиновалось, поэтому я поднялась с земли и увидела такую картину: чудовище, отдалённо напоминающее человека, валяется на земле, издавая поистине мерзкий запах, и бьётся в конвульсиях. А напротив меня, стоит медуза, сжимающая порезанное запястье.
Когда существо перестало дёргаться и застыло, почти в ту же секунду, оно превратилось в прах, развеянный пронёсшимся ветерком.
Я с удивлением смотрела на происходящее, и даже спросить ничего не могла. Пожалуй, для одной ночи многовато впечатлений…
— Это мургул — неупокоенный дух, который высасывает из людей жизнь. Иногда, он может действовать сразу на несколько человек, расслабляет их, а затем, когда те уже не сопротивляются — он в один глоток осушает их. Естественно, человек умирает.
После того, как я оправилась от шока, Силиара усадила меня на одеяло возле костра и принялась отпаивать горячим чаем, попутно рассказывая о том, что произошло.
— Я не слышала о таких существах — призналась я.
— Не удивительно, — ответила медуза, — они встречаются реже, чем даже мы. Поэтому, до сих пор они не изучены, и ты об этом виде существ не знаешь.
— Но почему он хотел меня… ээ… — я замялась, — Ну это…
— Это их метод воздействия — расслабление. Ведь ты его не видишь, зато чувствовала ты хорошо. Это всё равно, что быть с любовником — только этот на самом интересном месте тебя убьёт… — ответила медуза, — и не красней ты так! Липа, как маленькая девочка, честное слово! Он же ведь сделать тебе ничего не успел, так?
— Так — согласилась я, и перестала, наконец, стесняться.
— Мне пора, — через некоторое время, заявила медуза, — А то мои будут волноваться — они не знают, на какую я работёнку подрядилась. Поэтому… вообщем… — замялась Силиара, — ну пока что ли?
Я тяжко вздохнула — ночка выдалась невероятно насыщенной на события, и меня страшно клонило в сон. Но расставаться с такой интересной собеседницей, не хотелось.
Мы обнялись, а когда Силиара попыталась меня поцеловать в щеку — одна из змей меня куснула прямо за нос.
— Ай! — вякнула я, отодвигаясь подальше от кусачей причёски медузы.
— Прости — улыбнулась Силиара, снова натягивая капюшон. — Мне пора. Надеюсь, мы ещё когда-нибудь свидимся.
— Последний вопрос — я ухватила собирающуюся было телепортироваться, медузу, за рукав, — И ты просто так отдаёшь мне охраняемый тобою артефакт?
— Вообще-то… — замялась медуза, — Артефакт может взять только тот, кому он действительно нужен. С этим правилом я спорить не могу… Пока! — с этими словами Силиара растворилась во множестве серебристых искорок, оставив меня одну разбираться с огромным количеством вопросов.
Но мысли — это потом, сейчас — добраться бы до нормальной кровати. Кто-то там меня звал на свадьбу? Интересно, если я приду к ним с рассветом — управляющий меня пустит?
Глава 5
Я проснулась от неприятного ощущения, что за мной кто-то наблюдает. Открыла глаза, но вставать не стала. Обвела взглядом комнату, прислушалась к своим ощущениям, и поняла, что просто сильно устала… Вот и мерещится не пойми что.
Я немного поёрзала на смятых простынях, вспомнила вчерашнюю ночь и крепко задумалась….
А может, действительно, медуза права? И я — проклята? Хотя… тут не скажешь однозначно — вроде я и невезучая до крайности, однако, всё, что со мной случается неизбежно приводит к чему-то хорошему. Так может смириться? И начать жить дальше, не обращая внимания на то, что ко мне так и тянет мифических представителей других рас, а неприятности уже вошли в привычку?
Размышляя, я осмотрела комнату — небольшая размер, кровать, на которой я и расположилась, находится возле стенки — напротив неё дверь. Если не считать моих разбросанных вещей по полу, то из мебели тут больше ничего нет. Хотя, когда я под утро постучалась в дверь старосты, мне было всё равно где спать — хоть в хлеву с коровами! Но добрый дядечка впустил усталую «ведьму» и даже предоставил отдельную комнату с кроватью. Последнее, что я помню, перед тем, как уснуть — это то, что я наспех скинула с себя одежду и даже успела умыться из кувшина с водой.
Оказывается, у селян тут обычай — гулять до утра, поэтому, когда я постучалась в дверь — у всех была нужная кондиция, поэтому меня и впустили. Стол, расположенный где-то на заднем дворе, я так и не увидела, хотя голодный желудок и настаивал.
И вот, теперь, я в чужом доме, и скоро мне придётся вновь накрываться щитами и бежать без оглядки, боясь, что титаны меня настигнут, а отец умрёт от смертельного заклинания, посланного на него Далиарой. Хотя, она навряд ли сама насылала его — наверняка, это сделал кто-то другой, но довольно сильный — держать заклинание на таком расстоянии — сложно и энергоёмко…
Разложив мысли по полочкам в своей голове, я, наконец, встала, проверяя накрывавшее меня заклинание, спасающее от обнаружения титанами. Теперь, когда я достала оба артефакта, меня мучил один вопрос — как передать их Далиаре? Ведь в письме на эту тему была только одна строчка: «я сама тебя найду».
Неожиданно, на меня накатила паника — а что если из-за щитов, которыми я накрыта, Далиара не сможет меня найти? Но и раскрываться я не могу — тогда Аслан точно меня найдёт и телепортируется сюда в одно мгновение. Я невольно погладила тонкую верёвочку на запястье — думать о том, что будет, когда он меня найдёт — я не хотела…
Но я всё же решила снять щиты — и пусть Далиара потягается с Асланом в поимке меня. Теперь, мне сотаётся ждать — кто же первый придёт за мной — титан или титанида.
Встав с изрядно скрипящей кровати, первым делом, я умылась. Достала полотенце из сумки, намочила его и протёрла тело. Вымыться я ещё не знаю когда смогу, а ходить грязной не хочу.
Умывшись, я достала расчёску и долго и упорно расчёсывала волосы, затем — оглядела комнату в поисках зеркала — такого не оказалось, поэтому снова пришлось лезть в сумку. Только сейчас, я заметила, что в комнате всего одно окно — и то, оно крепко зашторено. Одёрнув неподатливую занавеску, и почти сорвав её, я с удовольствием посмотрела на лучики закатного солнца, лежащие на подоконнике. Затем, перевела взгляд вдаль, но ничего не увидела, кроме густого кустарника по имени шиповник.
На улице вечерело, и я поняла, что проспала почти весь день. Наверное, хозяева моего приюта волнуются, поэтому, не стоит заставлять их ждать ещё дольше. Собрав разбросанные вещи по комнате, и одевшись, я собиралась было выйти, но неожиданно, почувствовала чужой взгляд в спину.
Повернуться мне не дали — кто-то больно приложил что-то тяжёлое к моей голове….
На этот раз пробуждение было не таким приятным — во-первых, голова просто раскалывалась от боли, а во- вторых — я открыла глаза и поняла, что лежу на жесткой, холодной скамейке, именуемой кровать, а напротив меня, зловеще темнеют прутья решётки. Интересно, кто меня так сильно приложил?
Ответ не заставил себя долго ждать — послышались быстро приближающиеся шаги и, позвенев ключами, кто-то вошёл в мою комнатушку. Света тут было мало, поэтому разглядеть лица вошедшего я не смогла. Незнакомец, щёлкнув пальцами, выпустил в воздух светлячка…
— Ну, вот и встретились, Олимпия — ехидно сказала правительница титанов… Как я догадалась? Да просто никто не сможет держать осанку так прямо и не одевает столь шикарные платья в темницу, проведывая врага.
Я без зазрения совести разглядела титаниду — красивая. Невероятно красивая… Но её лицо было слишком правильным: большие карие глаза, обрамлённые густыми ресницами, маленький носик, пухлые губы… Правильно говорят, когда всё в человеке правильно — то он становится уродцем. Потому что мёд, плюс сахар, плюс варенье — это уже не съедобно…
— Рада встрече, — беззлобно ответила я. — Отец, надеюсь жив? — Я попыталась подняться, что бы сесть, но не смогла — кандалы на руках и ногах оказались добротными.
— Я сдерживаю свои обещания — холодно ответила Далиара.
— Тогда я тебе зачем? — задала я давно мучивший меня вопрос.
— А как ты думаешь? — переспросила меня Далиара.
Я честно попыталась подумать — но в голову ничего не приходило, правильная мысль бегала где-то на задворках сознания, и я её поймать не могла.
— Не знаю — после секундного молчания, ответила я.
— Для богини нужно тело. — С явным удовольствием ответила Далиара. — Знаешь, я, конечно, могла бы вызвать тебя на поединок и всё такое, но не буду — сейчас нужно думать о благополучии всего народа, а личную месть я оставлю при себе. Тем более — хмыкнула она, — У меня слишком слабый дар, а вот ты отмечена ею по — полной. Скоро — холодно бросила она — Ты перестанешь существовать, а он — Далиара сделала ударение на это слово — не сможет смириться с тем, что лицо твоё, а душа — чужая.
С этими словами, Далиара вышла, оставив меня в раздумьях.
О чём она? Кто? Что? Как? Зачем моё тело богине? Почему не выбрали кого-то из своих?
О боги, за что мне это? Кто наслал это проклятье? И к чему на этот раз, приведёт моя неудача?
Сколько же вопросов… опять….
Додумать мне опять не дали — дверь протяжно заскрипела, и в камеру вошла девушка с подносом. Я тут же забыла обо всём на свете — ведь организм не кормлен почти двое суток. Поэтому, я пробормотала «спасибо», и даже не глядя на девушку, принялась есть.
Конечно, в кандалах трудно шевелить руками и ногами, но я ела, хоть и с большим трудом. А такое поддержание сил — это сейчас жизненно необходимо мне.
Когда я доела, то посмотрела на прислуживающую девушку — она тихонько притулилась в уголке и наблюдала за моим обжорством. Симпатичная, лет на двенадцать тянет — вообщем, ребёнок ещё. И почему прислуживает заключённым? Да и где я? Последний вопрос я задала вслух.
Девчонка несколько секунд молчала, затем ответила:
— Вы в Титании.
Я чуть не подавилась чаем, когда услышала ответ. Неужели, правда? Но как? Хотя, если вспомнить, как меня ломало всего несколько минут назад, то это наверняка последствия дальней телепортации.
— Спасибо — наконец, ответила я. — Как тебя… зовут? — неожиданно, всё поплыло перед глазами, голова закружилась, и, пытаясь удержать равновесие, я откинулась на жёсткую лежанку.
Меня отравили? Да неужели? Последнее, что помню перед тем, как отключиться, это голоса.
— Отнесите её в мою комнату и приготовьте к ритуалу. У нас мало времени…
…Гул барабанов нарастал, отчего уши перестали улавливать какие-либо другие звуки кроме этого. Казалось, эта странная, грубая мелодия, резонирует с ритмом сердца…
Кажется, я уже это где-то слышала.
Ноздри разрывались от запаха ржавого железа. Я подняла руки, пальцы которых, оказались слипшимися от крови. «Странно» — пронеслась мысль в голове, — «Откуда здесь кровь?» О, Боги! Неужели, швы, так старательно наложенные Эдером, на мою разорванную грудь, разошлись?
Насколько я помню, рана пусть и не зажила, но уже затягивалась. По крайней мере, я видела её такой совсем недавно. Или… сколько времени прошло?
Я с трудом опустила голову — расплывающееся красное пятно на белой рубашке — жуткое зрелище… Дышать становилось всё труднее и труднее — теперь и во рту появился привкус крови, я сплюнула и попыталась оглядеться. Но зрение, как специально, показывало лишь расплывчатые картинки — из которых нельзя сложить ясное впечатление о том месте, где я нахожусь. Наверное, от боли, я перестала понимать что происходит… да и видеть тоже… Только, слух не хотел отключаться и, навязчивый гром, лишь отдалённо напоминающий мелодию, всё также проникал в уши.
Странно, я даже понять не могла — стою я или лежу. Такое ощущение, что парю над землёй. Но как понять, что именно происходит? Паника где-то в глубине души, вспыхнула и также мгновенно угасла. А страх, даже не пытался овладеть разумом…
Я вновь опустила голову, желая закрыть кровоточащую рану руками, но не смогла — в груди, по самую рукоять, был воткнут нож…
И опять я не испугалась… Словно что-то удерживало чувства, не давая мне вырваться из мёртвого тумана, обволакивающего разум… затем, я услышала слова — на чужом наречии, не понятном мне. Кто-то тонким женским голоском, пел или говорил? Какая разница… Но голос укутывал разум в ещё более мутный кокон, а мысли уже текли в каком-то своём направлении…
И опять это чувство, что уже так было. Но откуда оно? Где я слышала этот голос? Чей он?
И, внезапно, мне стало всё равно… Что со мной будет. Кто эта женщина, поющая так сладко… время замедлило свой бег, лишь для того, чтобы я услышала свой последний стук сердца…
«Борись, девочка. Ты должна».
Я очнулась, выныривая из беспамятства и снова услышала гул барабанов, женский голос, поющий до этого, перестал быть нежным и зовущим, теперь — он стал властным и подчиняющим.
«Я никому ничего не должна» — ответила я.
«Да? А как же твои любимые и родные?» — в голове раздался другой женский голос, незнакомый, умоляющий.
«Я им не нужна» — ответила я, пытаясь вновь скатиться в такое спасительное беспамятсво… Ведь там не чувствуешь боли…
«Боли будет ещё много» — снова чужой голос в моей голове.
«Кто ты?» — не выдерживая, спрашиваю.
«Я Богиня Верала. А ты — отмеченное мною дитя. Моё дитя».
Я хочу смеяться, но из груди вырывается лишь хрип. Боль становится такой родной и почти привычной. Чужая песня разрывает уши, проникает в разум, где мысли текут всё медленнее и медленнее.
«Я умираю?» — спрашиваю я.
«Да. Но ты можешь выжить. А я не хочу жить в твоём теле. Пусти меня к себе, раскрой душу — и я смогу тебя спасти.» — слышу тихий голос, всё такой же незнакомый, но не пугающий.
«Жизнь в обмен на что?» — думаю я. «Не понятно».
«Просто поверь. Также, как ты поверила Аслану, Также, как поверила медузе». - Поведал мне голос.
«А вот и поверю» — ответила я скорее себе самой, расслабляясь и отпуская, неожиданно такую материальную душу. Собственную душу…
«Умница» — пронеслось в голове. — «А теперь — смотри».
И я видела… Со стороны… Витая призрачным облачком под потолком, я видела, как моя рука поднимается, и выдёргивает из своей груди кинжал. Вокруг проносится шепоток удивления, а титаны, стоящие по кругу, в середине которого, моё тело, разом заволновались. Разомкнулся круг, когда первая фигура в балахоне до пят, упала на пол, закрывая руками кровоточащую рану на груди. Затем — второй, потом — третий.
Я следила за собственным телом, которое по всем законам, должно было уже умереть. Но убивало. А внутри — вместо моей души сидела богиня, хладнокровно расправляющаяся с теми, кто посмел разбудить её.
Я пропустила момент, когда в полукруглый зал, напоминающий перевёрнутый таз, ворвались другие титаны — только в военной одежде. Они врезались в гущу охранников, также присутствующих на обряде. Где-то по середине, мелькнула рыжеволосая шевелюра…
«Не трогай их» — послала мысленную просьбу я, богине, оккупировавшей моё тело.
«Никогда. Не беспокойся» — ответила она.
Титаны меня не видели. Далиару не видела я. Но, когда темноволосая правительница показалась в гуще сражения, я попросила богиню не трогать и её.
«Зачем она тебе?» — спросила Верала.
«Побеседовать хочу» — ответила я.
Музыка, грубая и резкая, разрывающая уши, давно закончилась — чему я была несказанно рада. Кто-то прирезал незадачливых музыкантов…
Я следила за сражением из-под потолка, высматривая Аслана и Эдера. Я точно понимала, что титаны не допустят появления тут Вики — поэтому была спокойна за сестрёнку. Моё тело всё также уничтожало противников, когда я услышала:
«Нужно преподать им урок» — сказал Верала.
Моё окровавленное тело поднялось вверх, воздух заискрился, и. казалось, потемнел. Богиня любви гневалась… Сильно гневалась…
— Вы ничтожные существа, посмевшие призвать Богиню! — прокричала она совершенно не моим голосом. — Я проклинаю вас всех! Да будет вам судьёй мой отец и мои сестры!
Титаны все, как один, застыли, глядя на светящуюся изнутри богиню. Многие пали на колени — большинство же просто стояло, пребывая в глубоком ступоре.
Ну как же — они-то думали, что призовут богиню, а она и рада будет прийти. Да не тут-то было. Богиня-то оказалась с вредным характером… И надавала наглым обидчикам по… вообщем, по всем частям тела. А я смотрела на зависшую меня сверху — жалкое зрелище, ничего не скажешь… Не удивительно, что титаны так напугались. Оборванный белый балахон, длинною до колен, пропитался кровью, волосы распущены и тоже в крови, ноги — в грязи. И всё это я… Точнее то, что от меня осталось…
Воздух, наконец, взорвался тысячами искр, которые буквально вонзились в тела титанов, призвавших богиню. Как я догадалась? Да просто некоторые отряды так и остались стоять, пока другие корчились от боли на полу.
— И будет вам урок, как идти против своего правителя и законов, установленных, ещё Высшим богом! — прорычала Верала.
«Готова?» — услышала я в свое голове её голос.
«К чему?» — только и успела я спросить, как меня закрутило и буквально засосало в собственное тело. Тут же пришла и боль…
Я выгнулась и закричала… Громко… Лишь бы хоть как-то заглушить то, что обжигало внутренности и разрывало грудную клетку…
Боль не давала нырнуть в такой спасительный омут беспамятства, но я с глупой надеждой кричала лишь одно имя, спасшее меня однажды, и которое может спасти меня ещё раз: «Аслан»…
Эдер дель Шторм.
Только-только я подумал, что в нашей разношёрстной компании настал мир, как всё испортила Липа. Впрочем, не в первый раз.
Конечно, только слепой не увидел бы, что между отцом и ней словно искры проскальзывают, но девчонка это упрямо не замечает. Я знаю, что простить ей долг — это моя обязанность, но как назло, не появляется ни одной подходящей возможности! Ведь просто так от клятвы не откажешься… Да ещё и Аслан со своим неуёмным желанием побыстрее затащить девчонку в постель, и желательно на долгие годы. Но Липа, похоже, этого не понимает — она думает, что отец к ней питает глубоко платонические отношения. Я догадываюсь, что между ними что-то могло быть, но отец упорно отнекивается. Говорит, что пришлось её усыпить и внушить, что между ними что-то произошло, но на самом деле ничего не было. Одни загадки — честное слово!
Но проснувшись сегодня утром, я понял, что сегодня что-то случится. Это мне передалось от матери — дар, когда ты предчувствуешь беду, но сделать ничего не можешь — ибо не знаешь, откуда она придёт.
Вот и сейчас, открыв глаза, я не понимал, откуда это странное ощущение — словно затишье перед бурей. Или когда меч, занесённый над головой застывает на мгновение, перед тем, как лишит жизни.
Что-то не так, я знаю, но как понять, что именно?
Вики как обычно, что-то готовит — полюбила она это дело. Говорит, что так легче думать, мысли практически ничего не отвлекает. Я чмокнул её в шею, и слегка приобнял за талию, скользнул по животу — где-то там теплится наша маленькая жизнь…
Вики развернулась ко мне лицом, и я тут же воспользовавшись ситуацией, поцеловал её. Потом ещё и ещё…
Но дальше дело не пошло — из комнаты Липы выскочил злой Аслан. Несколько секунд померил комнату шагами, и снова зашёл в комнату, даже не взглянув на нас.
Мы с Вики не понятливо переглянулись, но вскоре услышали крики и возню. А потом — Липа и вовсе кричала… Да громко-то как!
Моя невеста тут же бросилась в комнату, я — за ней. Открывшаяся картина чуть не свалила меня с ног — от смеха. Более каламбурного предложения выйти замуж — я не видел, и не слышал.
Затем, мы с Вики оставили их наедине, в тот же момент, на столе появилось письмо, адресованное Липе. Естественно, мы не стали его читать — и уж тем более я.
Через некоторое время, из комнаты вышла разъярённая Липа с взлохмаченными волосами. Интересно, что такого они там делали? Ооо… Она ему косички заплетала, как интимно…
Оказывается, Липа у нас не просто нервная особа, а очень нервная. И чего так озверела, спрашивается? И опять все шишки повалились на меня. Ну, кто же знал, что она так отреагирует?
Спасла положение Вики, буквально впихнув своей сестрице письмо. Та взяла его и вышла…
И больше мы её не видели… Вот уже вторую неделю, мы ищем её, но ни магия, ни простые способы в виде опроса населения, не принесли результат…
Конечно, накладывать на нас усыпляющее заклинание было жестоко… Но почему она так резко сбежала? На Аслана было тяжело смотреть — а Вики тем более, почти убита горем…
Мы потеряли её — это однозначно….
— Ты людей опросил? — спросил меня Аслан. Ведь я как раз ехал из ближайшей деревни, де опрашивал местных жителей.
— Да. — Отвечаю.
— Они её видели? — почти срываясь на панику, спросил отец.
— Никто не видел…
— Она наверняка закрыта щитами от обнаружения…
Я соглашаюсь:
— Да, возможно.
— Нет, Эдер — Аслан поднял на меня свои усталые глаза, в которых плещется слишком много горя — Не возможно, а точно. Она умная… Слишком умная…
— Аслан, нам нужно проводить Вики до отца — тем более это здесь не далеко. В её положении, скакать на лошади с такой скоростью непозволительно. — робко пытаюсь достучаться до почти безумного от усталости и безысходности, Аслана.
— Конечно, конечно… — тихо отвечает он, — Мы проводим её, заодно и узнаем — может она там.
Вики мы отвезли, хотя она и отпиралась. Провинций Максимилиан, радушно встретил нас, и почти сразу, увидев улыбающегося седого человека, я понял, что что-то тут не так. Аслан подтвердил мои догадки, вскоре мы обнаружили, что на отца сестёр кто-то повесил смертельное заклинание, мощное и энергоёмкое, способное убить человека моментально. Да и хозяин этого смертельного «подарка» довольно далеко — значит, делалось всё наверняка.
Мы собирались уезжать, когда заклинание дрогнуло и начало готовиться к выполнению вложенной в него задачи… Аслан среагировал сразу — я же чуть позже, поэтому работал «донором» силы.
Несколько секунд, в которых решалась судьба отца Липы и Вики, прошли. Мы устало осели на пол, вместе с нами и Максимилиан. Действие заклинание удалось подавить, и даже досталось тому, кто ставил заклятье — мы повернули вспять силу, отразив основной удар на хозяина…
— Она в Титании — сказал тогда Аслан, поднимаясь с пола. — Она бросила нас потому что должна была спасти отца — и похоже, ей это не удалось. Или её обманули. Во всяком случае, я знаю, что это дело рук Далиары. Больше некому. Собирай людей. Пора свести счёты, пока не поздно… Надеюсь, что не поздно…
Так мы и оказались во время ритуала… Я — достал один из балахонов, которые носили жрицы, и встал вместе с ними, а Аслан должен был ворваться в зал в любую минуту.
Но время шло…
Вот привели Липу — она обводит взглядом окружающее пространство, но, похоже, ничего не видит. Её поддерживают две служанки. Затем, девушку положили на каменный круг в центре зала, и к ней подошла Далиара… А за её спиной — Валииса. Титанида, чуть не ставшая, моей женой…
Они надевают на Липу тиару, кладут монетку на сложенные руки, одевают браслеты и кулоны. Я хмыкнул, вспомнив, как Валииса выкрала у меня ту самую золотую монетку… И теперь — из-за моей беспечности страдает Липа, а через неё — и мой отец.
Вскоре, всё готово и Далиара возносит нож к потолку. Кричит заклинания на древнем титанийском языке, и вонзает нож в грудь девушки…
Я вздрогнул… Мы опоздали…
Даже если сейчас в зал ворвётся Аслан со своим войском — это не спасёт девушку… Уже нет.
Но что-то меняется. Липа поднимается над землёй и парит, пока Далиара и Валииса читают певучее заклинание. Недалеко от алтаря, на небольшом возвышении, бьют в барабаны титаны.
Липа, кажется, очнулась, снова попыталась рассмотреть окружающий мир, затем, смогла посмотреть на кровавое пятно, расползающееся на белой рубашке, оглядела руки в крови, даже дотронулась до торчащего из её груди кинжала…
Надо же, а ведь тот маг ударил её алмазным кинжалом в тоже самое место… Говорят, это вдвойне больнее — когда чуть поджившую рану снова расковыривают…
То, что произошло дальше, я помню смутно. В Липу вселилось что-то или кто-то, она вырвала кинжал из груди, и начала убивать окружавших её жрецов. Одно за другим… Те даже не успевали понять, что происходит. Почти в тот же миг, в зал ворвались воины, во главе с Асланом… Теперь, этот лев не оставит тут камня на камне — ведь они посмели обидеть самое дорогое ему существо…
Наверное, я бы также поступил, если кто-то схватил Вики и долго и мучительно над ней издевался. Но, правда, я сейчас так думаю — раньше мне было наплевать.
Кто-то запулил заклинанием, и оно, отрикошетив о стену, ушло вверх. Но стена такого удара не выдержала, и здоровенный кусок камня, отвалившийся от неё, упал прямо на меня. Выжить-то я выживу, но сознание пришлось потерять…
Глава 6
Олимпия.
Я всё-таки очнулась… И надо же — тело почти не болело. Я повернула голову и наткнулась на множество пустых пузырьков, валяющихся на столике, возле кровати. Теперь не удивительно, что я ничего не чувствую — даже своих ног. Столько обезболивающего в меня влить — это кто же додумается?
Ну, ничего, вот встану — и расквитаюсь с ними. Со всеми и разом. Далиару бы не забыть…
На этом, мой мозг сказал «хватит» и я провалилась в глубокий, но здоровый сон….
Проснулась снова — огляделась. Однозначно в лечебном корпусе. Только комната тут одна — и вся в моём распоряжении. Довольно большая, светлая и просторная. Мебели мало, но вся искусно выполнена — даже отсюда вижу закорючки и цветочки.
Тело, как ни странно, чувствовало себя хорошо, голова — тоже. На столике уже не валялись пустые склянки. Поэтому, я сделала вывод, что спала довольно долго.
В открытое окно слышались песни птиц, шуршание ветра в листьях, поэтому, я сделала вывод, что всё- таки жива. И тут же захотелось встать и пойти поубивать кого-нибудь. Хотя нет, захотелось съесть чего-нибудь вкусненького и желательно много. А ещё мне так хочется, что тут была Вики… И отец… И даже два несносных титана… а самое главное — мне захотелось, что бы всё произошедшее в том зале оказалось сном… Просто страшным сном, не принёсшим никаких последствий…
Мечты, мечты… Я никогда не позволяла себе мечтать… Просто потому, что жить в мире грёз хорошо, но когда спускаешься на землю — становится невыносимо тяжко и больно. А особенно больно, когда рушатся мечты. Беззвучно, но оттого не менее болезненно…
А ещё, я старалась никому не доверять. Ибо, доверив однажды своё сердце в руки другого человека — становится невыносимо больно, если он его уронит и разобьёт. Конечно, со временем всё пройдёт — но боль от чужого предательства останется…
Я заглушила в своей голове грустные мысли и философские умоизречения, и попыталась ощупать собственную грудь. То, что я нашла там — привело меня в священный ужас…
Тонкий, почти еле ощутимый шрам сантиметров в пять — не более. Интересно знать, кто лечит так?
Додумать я не успела, так как за дверью послушались торопливые шаги и голоса. Я тут же закрыла глаза и притворилась полумёртвой — полуспящей — глядишь узнаю, кто меня так спас.
— Лидан, я твой правитель! И я должен её увидеть, — услышала я громкий голос из-за двери. Знакомый, между прочим — так холодно может ругаться только Аслан… При воспоминании о титане, мне резко поплохело, а сердце и вовсе сжалось… Ведь я так и не придумала, что скажу и ему и Эдеру, и Вики. А виртуозно лгать я не умею…
— Извините, повелитель. — Не менее холодно ответил другой, — Но она слишком слаба. И никто не может навещать её сейчас, даже вы.
На этом разговор закончился, и в комнату кто-то вошёл. По шагам я поняла, что этот кто-то один.
Стараясь дышать тихо и размеренно, как во сне, я прислушивалась к происходящему. Мужчина звенел какими-то склянками, что-то перебирал. Наконец, всё затихло, и я навострила уши.
Тишина продолжалась несколько секунд, затем, я почувствовала, как то-то весьма нагло ощупывает мои ноги, идёт выше…
Я бы могла и закричать, тем самым выдав, что пришла в себя, но я терпела, сжав зубы. По крайне мере, такую же диагностику делал и Эдер.
Терпение с оглушительным треском лопнуло, когда «лекарь» начал бесцеремонно трогать мою грудь.
— РРррр! — зарычала я, откидывая от себя… титана.
Тот упал на пятую точку и теперь с явным нахальством смотрел на меня снизу вверх.
— Ты кто? — задала я вопрос.
— Я? — переспросил титан, — Твой лекарь. Лидан.
Я внимательно осмотрела своего «лекаря» — блондинистая шевелюра длинною до… вообщем не знаю какой длины, голубые глаза и нестираемая ехидная улыбочка на лице. Ну прямо Эдер — во время нашего первого знакомства! А уж высокомерия сколько!
— Слушай, ты, лекарь! — я поморщилась, произнеся это слово, — Ещё раз до меня дотронешься — руку поотрубаю и в землю посажу.
— Зачем в землю? — слегка удивлённо переспросил Лидан, который уже встал с пола.
— Что бы росли — ответила я.
Да… И что со мной, спрашивается? Только-только очнулась, а уже дерусь с собственным лекарем и угрожаю ему… однозначно — что-то мне нехорошее дали — вон сколько пузырьков пустых валялось до этого!
— Олимпия, так? — спросил Лидан, стоя от меня на почтительном расстоянии. — Я бы посоветовал тебе сдерживать свои… злобные порывы. Потому что в том обезболивающем, которым мы пичкали тебя последний три дня — очень много веществ, способных вывести девушку из… нормального состояния.
Я хмыкнула — а-то я не знала! В большинстве обезболивающих напичкано столько разнообразных травок, что их ингредиенты смешиваются так, что иногда не знаешь — поможет оно человеку или нет. Так как побочные эффекты у всех разные, то и влияние на человека у них тоже различно.
— Слушай… — я посмотрела на титана, — Лидан. Дай мне мою одежду и выметайся. Мне ещё надо успеть домой вернуться.
— Зачем тебе одежда? — спросил он, — Ты и так хороша…
Наверное, если вы злитесь — то значит, выздоравливаете…
— Слушай сюда — я подозвала Лидана к себе, он послушно подошёл, когда титан оказался достаточно близко, я схватила его за рубашку и заорала: — Если ты сейчас же не дашь мне одежду — убью. И никто тебя долгое время не сможет найти.
Я отпустила растерянного титана и медовым голоском попросила:
— И побыстрее пожалуйста. А расскажешь своим — пеняй на себя.
Лидан переменился в лице и вскоре вышел. Я долго ещё буду вспоминать настолько ошарашенное и удивлённое лицо своего лекаря.
Где-то через полчаса, вернулся Лидан с ворохом одежды. Вякнул: «Выбирай» и смотался куда-то по своим делам.
Я завернулась в простыню — не голышом же ходить, и принялась выбирать нужные вещи. Всё, что принёс Лидан не годилось для носки мною — по такой простой причине, что там были только платья. Конечно, красивые и всё такое… Тяжко вздохнув, я всё же напялило одно — светло-лилового цвета, на себя и принялась ждать лекаря. Завязывая последний шнурок на платье, который располагался сзади, я услышала скрип входной двери и выкрикнула не оборачиваясь:
— Лидан, помоги! — и ещё тише сказала себе под нос: — а то мне придётся выйти замуж…
— За кого? — злобный голос был до боли знакомым… Я резко обернулась и встретилась взглядом с Асланом. Он осунулся, и даже, кажется, постарел, но выразительный взгляд остался прежним.
Несколько секунд я размышляла — бежать или драться? Третьего просто не дано.
Решено было отвлечь любимого жениха разговором, а самой пятиться к двери.
— Эээ, Аслан. Рада тебя видеть. Ты… похудел. — Понесла я чушь.
Титан спокойно стоял и смотрел на мои попытки сбежать, не сводя, однако, взгляда с меня.
— Липа, ответь пожалуйста, — начал он, — Что ты делаешь?
— Я? — остановившись недалеко от цветочного горшка, спросила я, — Так… С цветами общаюсь. Ты же знаешь, я люблю цветы…
— Прекрати — властный и холодный голос, прервал мои изречения. — Не знаю, чем тебя опоил Лидан, но ты сейчас же идёшь со мной.
— Куда? — я уставилась на титана, — Я никуда с тобой не пойду! Никогда и ни за что! — выкрикнула я, снова медленно отходя от приближающегося титана, — Вы считаете меня виноватой! Но я спасала отца и должна была так поступить! — сквозь слёзы закричала я.
Секунда. И Аслан остановился в миллиметре от меня, нежно стёр пальцами, бегущие слёзы по щекам, затем обнял и на ухо тихо прошептал:
— Мы думали, что ты погибла… Что тебя похитили… Но ни секунды, ни минуты — мы не думали, что ты нас бросила. Липа — он посмотрел мне в глаза, — Я верю тебе. Так почему же ты не веришь мне?
Я пожала плечами: не знаю, почему не верю тому, кого люблю. Я поверила медузе, поверила богине, но не доверяю Аслану…. О боги, когда же это прекратится? Когда у меня будет всё хорошо? Когда я, наконец, смогу жить, не опасаясь того, что придёт что-то или кто-то и попытается отобрать у меня счастье?
— Тихо… — обнял меня титан, — Никто и никогда тебя больше не обидит. Я не позволю. — Он провёл рукой по волосам, успокаивая, исцеляя мою порванную за это время душу, в клочья.
Столько всего произошло за короткий период времени, что я просто не успевала следить за всем и «переварить» то, что случалось со мной. Может именно поэтому, я не сошла с ума под напором этих жутких событий? Например, я до сих пор не могу поверить в то, что в моём теле побывала богиня…
— Идём. — тихо сказал Аслан и, резко развернув меня, затянул последний шнурок на платье, — Я хочу, что бы ты познакомилась со своими подданными.
— Что? — почти выкрикнула я, отскочив от титана метра на два, — Какие ещё подданные?
— Ну… Те самые, которые считают меня своим правителем, — ответил Аслан, и снова приблизился ко мне, — И скоро ты тоже станешь правительницей.
Я ошалело смотрела на Аслана, пытаясь разглядеть в его лице хоть каплю смеха — в глубине души ещё оставалась глупая надежда, что он шутит. Не спорю, я ожидала чего-то подобного, но не в ту же минуту, как я очнулась! Он бы хоть время мне дал на то, что бы привыкнуть и… сбежать.
— Липа, я понимаю, что у тебя много причин для отказа… — начал титан.
— Да ничего ты не понимаешь! — рявкнула я на него, — У меня школа, у меня отец, в конце концов, у меня на руках младшая сестрёнка!
— Вики выходит замуж за Эдера… — перебил меня Аслан.
— Что? — я присела на подоконник, благо оказавшийся совсем рядом, — А отец знает?
— Да, и сейчас твоя сестра именно там. У вас в провинции.
— Аслан, умоляю, скажи, что ты шутишь — я подняла глаза на титана, в душе теперь появилась ещё одна вялая надежда на то, что всё это мне просто снится…
— Ну, скажу я, что шучу. Но ведь это не правда, — ответил он, взяв мои руки в свои. — У тебя сейчас слишком много потрясений, я тебя понимаю. Но вскоре всё утрясётся, и будет как прежде…
— Ничего не будет как прежде — перебила я его, — понимаешь? Ничего!
И я заплакала… точнее сказать зарыдала… Выплёскивая из себя вместе со слезами все те переживания, что разрывали душу. Аслан снова обнял меня, я же, для приличия попыталась его отстранить от себя, но титан упёртый, а хватка у него железная. Вскоре, я перестала дёргаться и просто плакала на его плече…
Где-то через полчаса, окончательно выплакавшись, я была готова продолжить разговор, но Аслан настоял на том, что я должна выйти, подышать свежим воздухом. И тут свою лепту ввёл мой желудок, громко и требовательно сообщив, что он голодный. Аслан засмеялся и повёл меня в столовую.
Дворец оказался большим и красивым, но самое главное — он был невероятно светлым и просторным. Везде окна, разноцветные витражи, преломляющие свет так, что на пол падали разноцветные лучики. И всё тут казалось спокойным и чистым. Когда я поведала Аслану об этом, он пояснил, что раса титанов просто помешана на чёткости и чистоте линий — особенно в архитектуре. Поэтому, большинство домов имеет огромное количество окон, при этом большая часть из них не зашториваются.
— И они не стесняются? — с улыбкой спросила я, наливая себе чай. Вот уже некоторое время, мы сидели в малой столовой — так назвал её титан. Говорит, что Большая столовая представляет собой огромный зал, в котором едят только когда собирается много народу.
— Нет, не стесняются. У нас принято, что в чужие окна заглядывать нельзя. — Ответил на мой вопрос Аслан.
Я понятливо кивнула и отхлебнула горячий, пахнущий травами, напиток.
Оказывается, я была права, когда подумала, что комната, в которой я проснулась — находится в лечебном корпусе, предназначенным специально для высшей знати. Кстати о знати…
— Аслан, подскажи пожалуйста, а что стало с Далиарой? — я требовательно посмотрела на титана, мигом скисшего.
— Она…. В темнице. — после нескольких секунд раздумий, ответил он.
— Темница тоже для королевских особ? — без намёка на злость спросила я.
Титан неуверенно кивнул.
Я почти разозлилась. Хотя нет, то чувство, посетившее меня, не было похоже на злость, скорее на… ревность?
— Как она чувствует себя после того, что случилось? — спросила я, внимательно наблюдая за реакцией титана. Он держался воистину крепко, даже не накричал на меня пока что. И это не правильно — я бы предпочла услышать, что он всё ещё её любит, но уже ненавидит, а не признания в вечной любви ко мне. Но Аслан молчал…. И не говорил ни того, и другого. Выбирает? Не знает, кого оставить? Если меня, то наверняка его «подданные» взбунтуются, а если её — то он навсегда потеряет меня.
М-да… Не завидую я Аслану. Но это его выбор. И даже если он будет не в пользу меня — я пойму и приму. Последние слова я сказала вслух. Затем, подхватила пару пирожков со стола и быстро вышла из комнаты, оставив его наедине со своими мыслями…
— Чего скучаем? — я подняла глаза на нависшего надо мной Лидана.
— Вообще-то я хочу побыть одна — спокойно ответила я, надеясь, что прилипчивый лекарь уйдёт, наконец, отсюда.
Сад я нашла безошибочно — хотелось посидеть где-то наедине с собой, и спокойно поесть. И стоило мне, удобно устроиться на мягкой, зелёной травке, в тени раскидистого дуба, как нарушил мой покой Лидан.
Не обращая внимания на рассевшегося рядом лекаря, я лопала пирожки.
— Мне не предложишь? — наконец, спросил он.
Я повернула голову и посмотрела на титана:
— Нет. Потому что ты не валялся три дня без сознания.
— Ну и ладно — хмыкнул он, затем сделал несколько пассов, и перед нами появилась корзина. С торчащим из неё горлышком бутылки и наверняка чем-то вкусненьким внутри.
— Спасибо. — Только и успела я сказать, с энтузиазмом ковыряясь в предложенном угощении. Конечно, наглость — не порок… Но кушать хочется. Тем более два пирожка с капустой мало утолили мой голод.
Утолив первый голод, я наконец, посмотрела на Лидана, открывшего бутылку вина, и распивающего сейчас рубиновый напиток из высокого, прозрачного бокала. Я нащупала в корзине ещё один такой же бокал и попросила налить….
Когда содержимое бутылки опустело, я облокотилась спиной о широкий ствол дерева и с любовью посмотрела на окружающий мир. Птички заливисто поют, кузнечики в траве стрекочут, тёплый ветерок шуршит в кронах деревьев — красота… Сад у титанов невероятно красивый, и, по- моему, большой. Аслан успел поведать, что сад — это гордость всей столицы, другого такого в мире нет.
— Олимпия, у меня есть к тебе один вопрос… — осторожно начал Лидан, подползший ко мне ближе. Мысли, словно стайка воробьёв, разлетелись в разные стороны.
— Задавай — отмахнулась я, и в блаженстве закрыла глаза, наслаждаясь тёплым воздухом и ароматом трав.
— Как так получилось, что после смертельной раны ты очнулась на третий день? — в голосе лекаря сквозила явное удивление и непонимание.
Я пожала плечами:
— Не знаю, я думала, что это вы меня спасли. — вино меня разморило, поэтому, впав в некое подобие транса, я страшно хотела спать. И даже не придала никакого значения его словам.
— Мы вытащили тебя с разорванной грудью и уже были готовы идти на грань, как рана сама собою начала затягиваться. У тебя нет этому объяснения? — спросил Лидан.
— Я везучая — ответила я, и сладко зевнув, свалилась на траву….
Глава 7
Утренний свет, яркий и тёплый, затопил комнату. Я открыла глаза — ибо сон отступил, оставив меня бодрствовать. Зевнув, я ленивым взглядом прошлась по комнате — что-то меня разбудило, и это явно был не слишком яркий свет, льющийся из не зашторенных окон. Начался второй день пребывания меня в Титании, и начался он как-то странно. Обычно, я не обращаю внимания на то, что в комнате много солнца — это не мешает мне спать. Тут же — что-то другое….
Я закрыла глаза, прощупывая комнату магическим зрением, позволяющим увидеть любые следы как магического, так и физического присутствия кого-то в комнате. Наученная горьким опытом, я не спешила вставать и бежать проверять — всё ли в порядке.
Явного я ничего не нашла, но остаточная энергия присутствовала…
Ох уж, эти титаны! Всё делают спустя рукава. Даже следы заметают, оставив не сокрытыми капельки магической энергии — авось рассосётся. Основные «следы» собрались в одном месте, обозначившись маленькими искрящимися точками, они танцевали в воздухе, словно пылинка в лучах солнца.
Я встала и подошла к предмету, одиноко стоящему на небольшом столике. Спала я, оказывается в той же комнате, где проснулась вчера — только точно помню, что уснула под деревом. Неужели Лидан отнёс меня сюда? Надо будет ему спасибо сказать…
Пока я думала, маленькая склянка оказалась в моей руке — я осмотрела её и поняла, что из тёмного стекла делают только тару для опасных зелий — в точности ядов. Я открыла пробку и понюхала — склянка пуста, да и запах отсутствует…
Внезапная догадка вызвала у меня шок — а не Дариалы ли это прощальный подарок?
Наскоро умывшись, и одевшись, я схватила яблоко со стола выбежала из комнаты.
Примерное местоположение тюрьмы для «высокопоставленных особ» я знала — ведь обычно, такие строили недалеко от дворца. А уж если не найду — в крайнем случае узнаю у прохожих.
Дожевав яблоко, я наконец, добралась до темницы Дариалы. Оказалось, что найти это место даже проще, чем я думала — высокая арка из чёрного камня содержала надпись: «темница».
Интересно, как эта… нехорошая женщина, смогла выйти из камеры и нагадить мне? Хотя… Я ещё не знаю, что за подарок она мне приготовила, но пятая точка уже чешется…
Зажав склянку в одной руке, а огрызок яблока в другой, я твёрдой поступью, спустилась под землю. Ни стражу, ни даже слуг — я не увидела перед входом. Странно… Или это у них так принято?
«Да уж» — подумала я, когда спустилась вниз, из того, что должна содержать в себе темница — лишь помещение под землёй — остальное — просто не укладывается ни в какие рамки…пока я шла, то размышляла, насколько же титаны отличаются от людей — у нас темницы — так темницы. Оттуда сбегают лишь потому, что там обитать просто не возможно, а тут? Чистые, побеленные стены, магические светильники под потолком — и ни одной крысы! Я всего раз была в Астарской темнице, и этих впечатлений, мне хватило на всю жизнь. Теперь, похоже, впечатлений хватит так же надолго.
Учитывая, что коридор не имел в себе ни дверей в стенах, ни поворотов, я так и шла вглубь — авось куда-нибудь, да приведёт.
Я посмотрела себе под ноги — мощёный мрамором пол отражает блики света, не хватает во всей этой идиллии только картин на стенах! Не удивительно, что Дарила смогла напакостить мне — здесь даже стражи не видно.
Я подняла руку со склянкой, и повертела перед глазами — интересно, куда делось содержимое этой бутылочки и самое главное, — какое?
— А я думала, что ты не придёшь — прервал мои размышления голос Дариалы. Я повернула голову, и поняла, что это конец коридора, а справа от меня — железные прутья решётки, за которыми стоит бывшая правительница.
— Долго же ты добиралась — усмехнулась титанида. Нас разделяло несколько метров и кованая решётка, буквально пропитанная заклинаниями, но я всё равно чувствовала опасность, исходившую от этой женщины.
— Не плохую он замену мне нашёл — продолжала издеваться она по ту сторону камеры.
Слабые, магические огни в этой части коридора, освещали бледное лицо титаниды. Тёмные волосы распущены, и некоторые пряди частично занавешивают лицо. Слишком идеальное лицо…
Титаниды открыла было рот, что бы сказать ещё что-то, но я не позволила.
— Хватит играть! — рявкнула я, — Что это?
Я просунула руку сквозь прутья и выбросила в её камеру… огрызок. Ну, перепутала, что теперь делать? Через мгновение я выкинула нужную вещь. Со звоном, склянка покатилась по полу.
Надо было видеть лицо Далиары — казалось вот-вот, и она взорвётся…
— Это? — наконец, справившись со своими чувствами, сказала титаниды, — Ты слышала о зелье «Паучья сеть»? Когда существо, принявшее его медленно умирает. И если вовремя не дать противоядие — он погибнет. Мучительно, надо сказать… Говорят — Далиара прижалась вплотную к решётке, — Его сжигает паутина, оплетающая внутренности изнутри…
— Какая гадость — фыркнула я, но не обращая внимание на мои слова, титанида продолжила.
— Прошло уже около десяти часов… тебе стоит поторопиться — ещё четыре часа, и процесс будет не обратим, зелье уже начинает действовать на него… — сказала она.
— На него? — переспросила я, холодея от своей догадки.
— Видишь ли, — ласково улыбнулась титанида, — Я попросила подарить ему всего один поцелуй, что бы понять — сможем ли мы воскресить наши чувства… — Далиара дотронулась до своих губ. — ты должна расстаться с ним, и тогда, я дам ему противоядие.
— Но как? — с ужасом спросила я, понимая, что мой…жених, целовал свою бывшую жену. — так или иначе, но он слишком меня любит…
— Тебе придётся придумать, девочка — ухмыльнулась она, делая ударение на последнем слове. — Брось его, накричи, измени! Главное — вы должны расстаться!
Я зло посмотрела на титаниду — сейчас я имею полное право её убить…. Но что будет с Асланом?
Судьба вновь повернулась хвостиком ко мне…
Не помню, как добралась до своей комнаты в лечебном корпусе. Помню лишь то, что как только закрылась дверь, я сползла на пол и заплакала…
Конечно, сейчас не время для истерики, но что делать, если в душе так погано, что хочется волком выть?
Опять мне приказывают… Опять говорят «должна»…
Если это не судьба, то наверняка — это мой удел- жить всегда под чью-то указку… В конце концов — я не хотела быть Правительницей титанов, не хотела быть женой Аслана. И даже сейчас — я просто хочу, что бы он был жив — пусть мы не будем больше вместе…
Решено — это моё последнее подчинение чужим законам. И если так должно быть — я расстанусь с титаном. В одиночестве, но свободна. Теперь — это моя жизнь. Стоит только решить одно маленькое дельце…
Для начала — я решила поговорить с Асланом — ведь если вспомнить наш вчерашний разговор — он должен был выбрать — или я, или его официальная жена. Теперь, пришёл черёд спросить…
Выскочив из комнаты, я почти тут же натолкнулась на Аслан — он, похоже направлялся ко мне.
— Я искал тебя — титан посмотрел на меня как-то странно, словно извиняясь…
— Я слушаю. — Остановившись в метре от него, я сложила руки на груди, — Рассказывай.
— Я… — начал было говорить он, но тут же запнулся.
— Позволь кое-что сказать тебе — перехватила я инициативу в свои руки, — Аслан, ты конечно хороший и всё такое…. - теперь, запнулась я, — Но мы должны расстаться. Я — человек, а ты — титан. И никогда мы не сможем быть вместе. Никогда, слышишь? Отпусти, мне больно!
Аслан схватил меня за плечи и слегка потряс, взгляд у него был такой, что я невольно сжалась, не делая попыток вырваться.
— Что ты говоришь? — зарычал он, — Ты сама хоть себя слышишь? Я пошёл за тобой на грань! А ты хочешь, что бы мы расстались?
— Да, хочу! — еле сдерживая слёзы, прокричала я.
Конечно, на самом деле, я не хотела расставаться с мужчиной, прочно обосновавшимся в моём сердце, но если я этого не сделаю — то стану любимой женщиной мёртвого титана… так нельзя, поэтому стиснув зубы, я, наконец, вырвалась, и, ударила его по щеке. Раздался хлёсткий звук, и вместе с тем, из моих глаз, брызнули слёзы.
Аслан прижал свою ладонь к щеке и выразительно посмотрел на меня. В этот самый момент, я захотела провалиться под землю… Лишь бы не видеть потемневших от ярости карих глаз, с золотистым ободком вокруг зрачка…
И он ушёл, сказав лишь на прощание: «Я выбрал тебя. Встретимся, когда ты успокоишься и придёшь в себя».
С ужасом, я смотрела на удаляющегося титана и понимала — концерт, который я только что здесь разыграла — не подействовал. Его любовь воистину безгранична… И я точно знаю — он простит мне и эту пощёчину и то, что я наговорила ему. Но сможет ли он простить и понять то, что я собираюсь сделать? Прости меня, Аслан… Но это для тебя, любимый…
Развернувшись, я побежала на поиски Лидана…
— Липа, я сейчас немного занят — упирался лекарь, которого я упорно тащила в направлении своей комнаты. — Что ты хочешь?
— Потом, Лидан. Я потом тебе всё объясню. — ответила я.
Титан хмыкнул, но больше сопротивляться не стал. После разговора с Асланом — точнее сказать: после выяснения отношений с ним, я пошла искать Лидана — и нашла лекаря как раз недалеко от собственной комнаты. Он беседовал с… Эдером.
— Эдер, привет. — Улыбнулась я, старательно делая свою улыбку открытой.
— Липа! — воскликнул он, — как же я рад тебя видеть! Куда торопишься?
— Эээ, Эдер, я хотела тебя попросить об одном одолжении — помявшись, спросила я.
Лидан в это время с удивлением наблюдал за нашим разговором.
— Что хочешь, что пожелаешь? — улыбнувшись, ответил Эдер.
Я встала на цыпочки, и шепнула титану на ухо:
— Ты можешь привести своего отца ко мне в комнату через пятнадцать минут. Это срочно.
— Конечно — слегка удивлённо ответил Эдер. — Мне идти прямо сейчас?
Я кивнула.
После того, как Эдер скрылся за поворотом коридора, я схватила Лидана за руку и почти волоком потащила к себе. Дверь скрипнула, когда я рывком открыла её, пропуская вперёд титана, затем — вошла и сама.
— Ну и? — с улыбкой спросил светловолосый титан, наблюдая за мной своими голубыми глазищами.
Я не ответила — лишь осмотрела его — красивый, под тонкой рубашкой угадываются жесткие мышцы… Смогу ли я подставить этого почти незнакомого парня, смотрящего на меня так оценивающе? Хотя… наверное и у меня такой взгляд.
Говорят, иногда нужно класть свою совесть под ковёр и жить дальше — иначе она отравит твоё существование… Плюнув на предупреждения своей совести, я засунула её куда подальше и с разбегу запрыгнула на Лидана.
Титан, умница — поддержал меня, и теперь — я весьма откровенно обхватывала его талию ногами. Платье задралось, оголяя ноги — но думать об этом было некогда — я со всей страстью желания спасти Аслана, целовала этого титана.
Оторвавшись, наконец, Лидан спросил:
— Что происходит?
— Ничего, — ответила я, и накрыла губы Лидана поцелуем, что бы он больше не задавал вопросов.
Целуя Лидана, я понимала, что подставляю его — но поделать ничего не могла. Не скажу, что мне было не приятно — у моего лекаря был наверняка большой опыт поцелуев и не только, но чувство было какое-то странное… Словно целуешь собственного брата — или скорее, собственного друга. Не было той силы притяжения, которая заставляла не отрываясь скользить губами по шее любимого, находить его губы, целовать их почти до крови…
Пока я задумалась, действие перешло на мою кровать, я почувствовала, как Лидан пытается сорвать с меня платье — но шнуровка на спине не поддаётся. Не зря же я утром выбрала самое трудно-снимающееся платье! Как чувствовала…
Но Лидан вышел из положения, стянув с меня бретельки, и теперь покрывал поцелуями ключицу и шею. Я буквально кожей чувствовала, исходящее от него желание и понимала, что если через несколько минут не придёт Эдер — остановить доведённого до крайней степени возбуждения, мужчину — не представится возможным.
Скрипнула дверь… «Они что, здесь косяки никогда не смазывают?» — промелькнула мысль в голове до того момента, как я увидела взбешённые и не понимающие, глаза Аслана.
Он одним движением скинул Лидана с кровати, да так сильно — что тот встретился спиной о противоположную стену. А потом… Он перевёл взгляд на меня и несколько секунд я думала, что погибну… Я зажмурилась и сжалась, ожидая боль…. Он уже замахнулся, но остановился в сантиметре от моего лица…
Затем — развернулся и вышел, оставив меня и стонущего Лидана наедине…
Некоторое время, я ошалело смотрела то на дверь, то на свои руки… А потом — поправила платье и также вышла из комнаты, даже не взглянув на титана — он жив, я знаю — а значит, этого пока достаточно. Да и мстить Лидан не будет — сам поддался на провокацию — и ведь знал, кого целует — невесту правителя. Так что — моя совесть чиста. По крайней мере — пока что…
Я быстро бежала, минуя пустые коридоры дворца… Аслан объяснял, что в этом дворце всегда так малолюдно, потому что правитель тут один — а остальная знать собирается лишь в редких случаях. Да и у правителя есть свой кабинет, в котором проходят заседания и тому подобные собрания. Так что, праздношатающихся во дворце почти не бывает…
Я бежала, на ходу вытирая слёзы, пункт моего назначения сейчас — темница и находящаяся в ней Далиара. Успеть бы дать ему противоядие… Иначе — всё коту под хвост…
Увидев арку, я немного обрадовалась — длинное платье основательно мешало двигаться, превратив моё перемещение в пытку. Но не успела я нырнуть в темнеющий проход под ней, как показался Аслан, спускающийся вниз. Он смотрел себе под ноги, поэтому не увидел меня — я же успела юркнуть за одну из колонн…
Всё… Теперь Далиара даст ему противоядие — и он буде жить долго и счастливо. Да и я тоже — обещание не склоняться больше ни перед кем, вступало в силу с момента, как Аслан будет в безопасности.
Я пробыла во дворце ещё четыре часа — маленький поисковичок докладывал мне о том. Что делает и где находится Аслан. Затем — я собрала вещи, и, выйдя во двор, телепортировалась туда, где сейчас находится моя лошадь. Конечно, можно было и сразу домой — но верную лошадку я не брошу. Да и управляющий, у которого я оставила Брусничку, обещал позаботиться о ней.
Я повесила клинки на спину и заготовила форму для заклинания. Медленно и равномерно влила силу в готовое заклинание — теперь, осталось вспомнить то место, откуда меня забрали в прошлый раз…
«Вот и всё…» — подумала я, окружённая стайками серебристых звёздочек, — «Теперь, мы будем жить счастливо и долго…. Но по отдельности друг от друга.»
Столп света ударил вверх, растворяя меня в нём — ещё секунда, и я буду в двух — недельном пути от дома.
Хватит с меня практики… Буду отдыхать…
Глава 8
— Уважаемый, а куда это вы ведёте мою лошадь?
Человек заозирался по сторонам, пытаясь найти того, кто говорит.
Я вышла из тени, и на мгновение посмотрела на луну — большой оранжевый глаз светился и, казалось, подмигивал мне с неба.
— Ведьма! — гаркнул мужичок, но поводья Бруснички не отпустил.
— Она самая. — Поморщившись, ответила я. — Так куда ты мою лошадку ведёшь, а? Управляющий?
— Я… — запнулся он, с явным страхом глядя на рукояти клинков, торчащих за спиной. — Выгулять её хотел.
— Ааа — понятливо потянула я, — Прогулка под луной, значит?
Мужик покраснел — это видно было даже в скудном свете луны.
— Вы не так меня поняли, госпожа ведьма. — Начал оправдываться управляющий.
— Тогда ты ведёшь её продавать тем разбойникам, что сейчас прячутся в кустах — резюмировала я.
— Нет! Что вы, что вы! Как можно…
— Ну… Тогда я не знаю… Если бы ты лошадку мою вёл для дел… интимных, то ещё ничего — а вот если перепродать решил — этого я не прощу — спокойно бросила я, поигрывая на ладони огненным шаром. Управляющий намёк понял и закричал:
— Заберите, заберите! Ничего я вашей лошадке делать не хотел! — последние слова, я слышала уже от удаляющегося крестьянина…
Захватив поводья Бруснички, я почесала лошадку за ухом, ласково погладила по морде. Та всхрапнула, признав хозяйку, и я, запрыгнув в седло, легонько поддала ей по бокам. Вскоре, мы выехали из деревни.
Удачно я телепортировалась — ничего не скажешь. Только-только пелена от телепортации, спала с глаз, я увидела, как воровато оглядывающийся управляющий, у которого я тогда и ночевала — выводит мою лошадь из конюшни.
Дальше — я решила проследить за ним, предварительно выпустив несколько поисковых маячков — так и обнаружились пятеро бандитов, спрятавшихся в высоких кустах подле задней калитки, у дома управляющего. Тут-то я и смекнула, что лошадку хотят сбагрить за разумную плату тем разбойникам. Конечно, лошадь у меня редкой породы — значит и ценная очень. Но большинство селян видело, как я приехала к ним, но не видело — как уехала. Поэтому, если бы управляющий решил продать лошадь и мои вещи открыто — то столкнулся бы с агрессивно настроенным населением, до сих пор верящим, что если обидеть ведьму — то жди беды.
Вообщем, повезло мне — ничего не скажешь…
Выехав из деревни, я остановила лошадь на небольшой поляне, но на достаточном расстоянии от домов — не хотелось, что бы селяне видели, что ведьма телепортируется — всё-таки до сих пор, жители в мелких провинциях, страдали предубеждениями насчёт тех, кто обладает магически даром.
Конечно, можно было и пешком доехать до провинции отца — но это почти две недели пути. По сути — не так уж много. Но как объяснить то странное желание, оказаться как можно дальше от владений титанов? Тем более, что я так их и не увидела — если не считать дворца.
С такими мыслями, я дочертила круг, внутри которого оказалась я и Брусничка, заготовила заклинание, и, влив в него силу телепортировалась…
Странное ощущение…
Я открыла глаза, проморгалась, сгоняя пелену с глаз, и, наконец, осмотрелась.
Высокие холмы, тянущиеся далеко за горизонт, и покрытые плотным ковром зелёной травы, которую Брусничка тут же начала есть. А над всем этим великолепием — синее небо, с рваными белыми облачками, гонимыми вездесущим ветром.
Лёгкий порыв ветра затрепал, выбившиеся из хвоста на голове, пряди. Он нежно провёл своими бестелесными пальцами по коже, поцеловал в щеку… Может, это конечно, и кажется сумасшествием — но ощущение такое же. Только человек не может так нежно…
Я почувствовала, как губы сами расплываются в улыбке, а душу наполняет почти детский, чистый восторг.
Однозначно — это не луга моего отца. Это что-то другое. Куда на этот раз меня занесло?
— Нравится? — слышу смутно знакомый женский голос. Оборачиваюсь — на меня смотрит улыбающаяся девушка… И если бы не идеальная красота и свет, идущий от её кожи — я бы подумала, что она человек.
— Ты кто? — спрашиваю её, но сама уже догадалась кто это.
— Верала.
— Почему и где я? — вновь задаю вопрос.
— Ты в моём мире. В моих владениях. — отвечает она, всё также улыбаясь. Её золотистые волосы треплет ветер, но, кажется, она даже не замечает.
— Но почему?
— Потому что я должна тебе услугу. Что ты хочешь?
— Я ничего не хочу. — Отвечаю ей.
Верала покачала головой.
— Выбирай лучше — у тебя есть всего одно желание.
И я действительно задумалась. Что я хочу? Что бы не было проклятья или вернуть маму? Что бы отец жил долго или счастье для Вики? Что же я хочу на самом деле?
— Сними мне это, — я протянула руку с завязанной на запястье верёвочкой. Браслет, подаренный мне Асланом в знак помолвки, я так и не смогла снять. Так может это сумеет сделать богиня?
— Ты действительно этого хочешь? — спросила она.
— Да. — Почти не думая, ответил я.
В ту же секунду, верёвочка слетела с моей руки, и, подхваченная ветром, унеслась в неизвестном направлении. Я сглотнула подступившие слёзы. Теперь всё. Это конец….
— Я не хочу, что бы ты плакала, — сказала Верала, кладя руку мне на плечо. Она заглянула мне в глаза, высвечивая в душе темноту. Несколько секунд я безвольно стояла, не смея отвести взгляд, и только сейчас, почувствовала, как боль в моей душе уходит, а сердце медленно, но верно собирается из кусочков…
— Я выбрала тебя не случайно. У тебя сложная судьба — сказала Верала, — Ты проклята, и в тоже время — благословлена. Именно поэтому я и наградила тебя этим даром — богиня указала пальчиком мне на грудь, — Пытаясь хоть немного скрасить твою жизнь. И с самого твоего рождения, я знала — когда-нибудь, ты придёшь ко мне и поможешь. Как и все дети — ты вернёшься к своей матери, а потом — вновь улетишь, — последние слова, богиня произнесла с грустью.
— Но меня родила женщина, — попыталась я было возразить.
— Знаю, детка — ответила она, — Знаю. Но я всегда следила за тобой — и я — твоя вторая мать. Когда она не смогла быть с тобой — тут появилась я. Пусть и не материально, но я всегда помогала тебе. И прости если что не так…
Я не удержалась, и обняла богиню. Почему-то я верила в то, что она говорит, хотя и не было подтверждения её слов. Или может, я не вижу?
— Это вы спасли мне жизнь тогда в зале? Мой лекарь сказал, что рана сама собою начала затягиваться… — спросила я.
Верала кивнула.
— И тогда, в переулке, именно вы попросили Фила предупредить Вики о грозящей мне опасности?
— Не совсем. Я приняла облик твоего друга.
Мои брови поползли вверх — в природе не существовало такого заклинании, которое бы позволило принять облик другого человека. Но это означает лишь то, что какими бы мы силами не обладали — мы всё равно остаёмся людьми. Творениями богов…
— А теперь — отстраняясь от меня, произнесла богиня — Тебе пора. И помни, я всегда буду следить за тобой. И навечно, частичка богини останется в тебе — ведь я, целых несколько минут была в твоём теле. Так что помни — и не забывай. — С этими словами, меня вновь окутал град серебристых звёздочек, и, проморгавшись, я увидела знакомый двух — этажный дом с черепичной крышей…
Дом, милый дом…
Глава 9
— Липа, ну Липа! — позвала меня сестра, — Да хватит их чистить!
— Я их не чище — я точу. — Пояснила я.
— Да хватит уже! — захныкала сестра! — Они уже и так вон какие острые — кого хочешь убьёшь! Лииипа! Ну, мне волноваться нельзя!
Я подняла глаза на сестрёнку — ей действительно волноваться нельзя. Вон — животик уже показывается…
А ведь прошёл всего месяц… Месяц после того, как я закончила то, что должна была… Месяц — как я медленно, но верно зашиваю порванное сердце, и наслаждаюсь покоем… Хотя, какой тут покой с сестрой, которая и так не отличается спокойным характером — а тут ещё и гормональный дисбаланс прибавился, в связи с беременностью. А ведь она так мне и не рассказала, как встретил её отец.
Вот и сейчас, я сидела на скамейке, под оливковым деревом, перед нашим домом. И тихонечко, сжимая зубы, точила свои клинки. И от этого успокаивающего занятия, меня и отвлекла сестра.
— Ну что ты хочешь? — наконец, я встала, потягиваясь — сижу тут уже примерно час, так что конечности порядком затекли, — Ну что тебе?
Сестра несколько секунд осуждающе смотрела на меня снизу вверх, затем ответила:
— Письмо мне пришло.
— Да? — я сделала удивлённое лицо, — И от кого?
— От Эдера. — явно с удовольствием, произнося это имя, ответила она.
Вики достала из-за пазухи конверт — я пригляделась — и поняла, что он не распечатанный.
— Ты его ещё не читала? — я удивлённо посмотрела на сестру, которая с детства страдала нетерпеливостью и любопытностью.
— Ага — с улыбкой ответила она. — Я хотела прочесть его в твоём присутствии.
— Ну, так читай — сказала я.
Солнце медленно, но верно садилось, окрашивая горизонт в ярко-алый цвет. Когда зимой, горизонт пылает такими красками — значит, жди морозов. Но сейчас — лето. Значит, вступает в силу другое суеверие — жди беды, или наоборот — счастья.
Вот уже месяц, как я наслаждаюсь спокойной жизнью под папиным крылом. Здесь не приходится ложиться спать, поставив охранное заклинание на дверь, да и клинки, покрылись тонким слоем пыли… Приехав, из измождённой, замученной девицы, сейчас — после отдыха, я стала похожа на девушку. Солнце, подарило моей коже лёгкий золотистый цвет, волосы, правда так и остались шоколадного оттенка, но Вики сказала, что мне так даже больше идёт. Круги под глазами исчезли, а шрам на груди медленно рассасывался. Я вдохнула воздух, в котором смешалось столько родных мне запахов — свежевыпеченного хлеба, трав, немного пыли и запах выделанной кожи… И я люблю эту жизнь. Я люблю свой дом. И не позволю больше никому вырывать меня из такой приятной среды.
— Он приедет! — радостно завопила Вики, — Он приедет!
Я развернулась и взгляд нечаянно упал на ворота в противоположном конце двора — оттуда, к нам медленно приближались два всадника…
— Он уже приехал — ответила я, разворачивая, обнявшую меня сестрёнку, к ним лицом.
В одном всаднике я сразу узнала Эдера — а вот второй оставался загадкой до тех пор, пока не скинул капюшон с лица… Мелькнули рыжие волосы, словно блики пламени…
Впервые в жизни, я порадовалась, что у нас такой огромный двор — я успею сбежать в неизвестном направлении, пока титаны подъедут сюда.
Вики бросилась им навстречу, а я с ужасом поняла, что оцепенела — от переизбытка чувств я не могла сдвинуться с места! Наконец, решив, что скрыться лучше в доме, я развернулась и побежала под крышу. Лишь бы снова не увидеть этот осуждающий взгляд карих глаз…
Я рванула в открытую дверь, сбив по пути служанку, та с визгом свалилась в пыль, разбросав постиранное бельё, которое она несла на сушку, по земле. Я буркнула: «Извини» и в несколько шагов преодолела крыльцо. Правда, могла и быстрее — но длинный подол платья невероятно мешал.
Почти месяц назад, Вики взяла с меня слово, что я буду ходить в одних платьях, игнорируя «мужскую» одежду — брюки и рубашки. В обмен на моё «послушание» сестра не говорила в своих письмах, Эдеру, что я дома. Через два дня я сильно пожалела о данном обещании, через неделю — привыкла к длинным юбкам, кружевам и шёлку. Честно признаться, мне это даже нравиться началось — правильно говорят, с кем поведёшься — от того, и наберёшься. Почему только Вики от меня не набралась любви к простой и удобной одежде?
Из размышлений, меня прервал голос управляющего нашей провинцией, который бесцеремонно схватил меня за руку.
— Куда спешишь, дочка?
Управляющий, как раз прибыл с докладом к отцу, когда я ворвалась в дом. Отец же — уехал куда-то по делам, поэтому, старичок решил начать терроризировать меня.
— Дедушка — мило улыбнувшись, ответила я. — Я очень тороплюсь. — и, попыталась врываться, но старикан крепко держал меня за локоть и не хотел отпускать, а грубить пожилому человеку, воспитавшему нас почти наравне с отцом — я не могла.
— Куда же ты, торопишься? — не унимался управляющий.
— Дедушка — почти рявкнула я, уже слыша голоса титанов, поднимающихся по ступенькам. — Мне, правда, надо!
С этими словами я, наконец, вырвалась и еле успела спрятаться в кухне, отделяемой от гостиной тонкой стеной. Я вжалась в камень, пытаясь слиться с обоями. Конечно, предмет мебели из меня никудышный, — но так мне спокойнее. Я попыталась не дышать, что бы услышать их разговор — авось, если титаны не надолго — успею схоронить себя в погребе…
— Аслан, Эдер — я вас так рада видеть! — весело верещала Вики. — Надолго вы к нам?
— Детка — послышался голос Эдера, — А замуж, ты разве выходить не собираешься?
Послышались звуки поцелуев…
— Нам нужно видеть твоего отца — холодно бросил Аслан, — И поговорить с ним.
— Конечно, конечно — ответила сестрёнка, — Но пока его нет, дела ведёт моя старшая сестра. Желаете её видеть? — ехидно сказала она.
У меня по коже побежали мурашки…
Не сразу, но я рассказал сестрице о том, что послужило основной причиной расторжения помолвки меня и Аслана. С тех пор, Вики загорелась желанием, вновь соединить нас. «И в болезни и в здравии…» — как выразилась она, процитировав строчку из распространённой клятвы на человеческих свадьбах.
— Отец — это уже голос Эдера, — Может попозже? Мы устали и хотим есть.
— Сейчас, только я распоряжусь — защебетала Вики.
Постепенно, но верно, до меня начало доходить, что основной стол для внезапных гостей не накроют, а вот в кухне — пожалуйста…
Наверное, титаны всё-таки заметили что-то странное, когда вошли в комнату — но меня там уже не было. Я вышла с другой стороны, оказавшись в гостиной. Затем, постоянно оглядываясь, на дрожащих коленках, поднялась по ступенькам, ведущим на второй этаж — там и располагалась моя комната.
Только-только я подумала, что в безопасности, как в дверь деликатно постучали. Сердце моё учащённо забилось…
Тук-тук-тук…
Я тихонько повернула ключ в замке, пытаясь закрыться, затем — опустила щеколду — также тихо. Активировала часть заклинаний, запрещающих вход в мою комнату. Пусть думают, что я где-нибудь далеко…
Внезапно, я осознала, что не смогу вечно прятаться от Аслана… Ведь будет ещё и свадьба Вики, потом — родится их с Эдером ребёнок… Прятаться по углам, когда надо будет собирать сестрёнку на свадьбу, я не смогу, да и когда малыш родится — тоже… Я надеялась, что никогда Аслан не решится приехать к нам, но он здесь… И в — первые — я в панике… Не знаю, что делать…
Конечно, я понимала, что когда-нибудь всё равно его увижу, но сейчас — я была не готова его видеть. Сердце, так долго и тщательно, собираемое мною из осколков, могло снова разлететься, а я этого не хочу…
Стук в дверь снова раздался, затем, в коридоре послышались голоса.
— Её здесь нет. Где твоя сестра, Вики? — это голос Эдера — настойчивый такой — интересно, им опять что-то понадобилось от меня?
— Я тебе говорю — если что-то случается — она всегда бывает в своей комнате. Там ей думается лучше — «сдала» меня сестрёнка.
Ну что я могу поделать, если действительно, думаю, что в комнате могу спрятаться от всего на свете?
— А может просто выбьем дверь? Заодно и узнаем — там она или нет, — это уже Аслан.
И чего, спрашивается, ему неймётся в своей стране? Ну правитель — так правь! Чего по мелким провинциям мотаешься? Да и покушать они собирались…
Додумать я не успела — просто почувствовала, как кто-то весьма нагло пользуется магией, вскрывая мои замки — вот-вот и они войдут, я бежать некуда, разве что…
Я посмотрела на окно, в которое заглядывали зелёные листочки оливы…. Интересно, шум от разбитого стекла будет очень слышен?
Активируя последнее заклинание, защищающее мою дверь от взлома, поставленное ещё со времён моего подросткового ребячества, я разбила стекло табуреткой, и, очистив проём от торчащих в нём стёкол, сиганула вниз. Спасло меня от перелома ноги лишь то, что длинный подол платья зацепился за что-то, и я, пролетев несколько метров, спокойно повисла над землёй…. Оторвав последнее, что осталось от некогда шикарного голубого платья, я рванула по направлению к озеру. Уж там-то меня никто не найдёт — или просто не посмеет беспокоить.
— Олимпия, ты куда? — послушался удивлённый голос отца, восседающего верхом на лошади. Пыль ещё не осела, а значит, отец только что вернулся.
— Я? Я приду папа. Не ждите меня. — Выпалила я, и побежала в сторону озера за дом.
Кажется, отец пробурчал что-то вроде «вот дети пошли», а дальше я уже не слышала…
Голубая, спокойная гладь озера встретила меня лёгким, прохладным ветерком… Я вдохнула свежий воздух, затем — сняла остатки платья, оставшись в сорочке, и прямо с разбега сиганула в озеро, с короткого, построенного специально для нас, причала…
Озеро в нашей провинции было небольшим — даже с этой стороны можно разглядеть противоположный берег. Синее, оно словно отражало голубое небо, или, может наоборот? Небо отражало тёмно-синюю гладь воды, растворяя цвет в солнечных лучах?
Песчаный берег, тоскливые крики чаек — всё это так до боли знакомо… После приезда, я частенько приходила сюда — либо с сестрой, либо без неё — плавала я хорошо, иногда, даже могла переплыть на ту сторону круглого, практически ровного по краям, озера.
Отец в детстве частенько брал меня на рыбалку. Рано утром, когда землю ещё покрывает предрассветный туман, мы садились в маленькую деревянную лодку, и плыли к середине озера — там, отец доставал удочки и начиналось самое интересное — клёв в этих местах просто замечательный, и мы, после нескольких часов, уже могли похвастаться богатым уловом.
Потом, отец грёб к берегу, мы отдавали улов слуге, тот — в свою очередь, нёс его на кухню. И пока мы купались, наш улов превращался в аппетитное блюдо, которые мы и съедали с аппетитом, приходя после купания…
Кстати об аппетите… Я с обеда ничего не ела, а благодаря незваным гостям — не поем ещё очень долго…
С такими мыслями я и бродила по берегу, рисуя ногами на песке причудливые фигуры…
— Липа?
Из раздумий меня вывел голос сестрёнки. Я сидела на песке, и даже не заметила, как солнце село.
По земле разливался тёплый туман, оседая капельками воды на листьях и траве.
— Что? — я подняла голову и посмотрела на сестру.
Луна ещё не вышла, но и солнце, только-только скрывшееся за горизонтом, продолжало тянуться своими лучами из-за горизонта. Так что видеть я сестрёнку могла вполне нормально.
— Ты на ужин не придёшь? — в голосе Вики отчётливо слышались нотки упрёка, — Эдер хочет с тобой поговорить…
— А я с ним как-то не очень… — отозвалась я, вновь вглядываясь в стелящуюся дымку над поверхностью воды. Становилось немного сыро и прохладно, но при мысли, что придётся выдерживать взгляд Аслана — я предпочитала заночевать здесь.
О чём и поведала сестрёнке.
— Липа, — со вздохом сказала она и присела рядом со мной, — Ты должна с ним поговорить! Объясниться, в конце концов!
— Вики — я посмотрела на сестру, — Я никому и ничего не должна. Последний раз, когда я кому-то что-то была должна — Далиара потребовала меня бросить любимого человека. Теперь — я не буду идти на поводу ни у кого, ни у чего. Прости — я обняла сестру одной рукой за плечи. — Но так нужно…
— А на ужин утка с яблоками….- как — бы невзначай бросила сестрёнка.
Я тяжко вздохнула — утка с яблоками — это, конечно хорошо, но лучше я останусь голодной — чем пойду в логово к зверю… Да и с чего бы такие изыски? Последний вопрос, я задала сестричке вслух.
— Так гости дорогие приехали. А птицу привёз отец. — ответила Вики, — и малиновки под грибным соусом будут…
Я снова вздохнула — и приказала себе думать о том, как буду себя чувствовать, когда встречусь с Асланом.
— И мороженое с мёдом, — добила меня Вики.
— Ладно! — выпалила я, — Твоя взяла! Но если ты меня обманула — придушу, и не посмотрю, что невеста Эдера. Понятно? — Я угрожающе посмотрела на сестру.
Всё-таки голод — не тётка… Да и мороженое с мёдом я очень сильно люблю…
Когда я уже почти была готова войти в дом, Вики остановила меня.
— И ты собираешься идти ужинать в этом тряпье? — она с негодованием посмотрела на остатки моей одежды.
— Ну… — я осмотрела оборванный подол, и выглядывающую из-под него сорочку.
— У нас уговор, Липа — ехидно сказала сестра, — Или ты идёшь переодеваешься в платье — или я расскажу о причине вашей ссоры с Асланом, Эдеру.
Я вздохнула, но подчинилась.
Большая столовая располагалась на первом этаже, но в противоположной стороне от наших комнат. Поэтому, я без труда юркнула на второй этаж и не была незамечена вражескими шпионами…
И только в комнате, где окно уже заделали, я поняла, какая же я дура…
Я прячусь от Аслана, когда нужно наоборот — сделать вид, что я вся такая сильная — и вовсе не страдаю от нашего разрыва…
Но я, естественно, страдала…
И вечер у меня сегодня будет трудный — нужно не только не дать понять, что что-то не в порядке, отцу, но и выдержать присутствие Аслана….
«Верала, помоги!» — подумала я, и наскоро вымыв голову и тело в приготовленной бадье (Вики всё предусмотрела), начала выбирать платье.
Точнее сказать — я просто сунула руку в приоткрытый шкаф и вытащила первое попавшееся.
Одевшись, только спускаясь вниз по ступенькам, я поняла, что платье из чёрного шёлка, подол и лиф — в красивой вышивке красного цвета. Я посмотрела на себя настолько, насколько смогла — широкие бретели делали декольте практически безграничным, да и волосы, я как назло, убрала вверх — а переделывать теперь некогда — уже показались двери Большой столовой…
Я вновь посмотрел на себя — чёрный шёлк красиво струился внизу, и облегал тело вверху. Если бы не тонкая сорочка — под всем этим великолепием — я бы подумала, что раздета, ибо именно такое ощущение создалось на коже…
«Что — ж, надеюсь, они не спутают меня с путаной и не поймут не правильно,» — с такими мыслями, я и толкнула входную дверь…
Тихая музыка струилась по комнате, свечи горели, освещая пятерых человек, сидящих за столом.
Я сжала кулаки и красивой, спокойной походкой направилась к своему месту, а когда подошла — поняла, что напротив, сидит Аслан. Сердце бухнуло куда-то вниз, и словно сквозь вату я услышала:
— Я знаю, что вы знакомы, но позвольте представить вам официально мою старшую дочь и наследницу — Олимпию Родосскую…
Я улыбнулась и с нежностью посмотрела на отца, сидящего в центре стола, справа него уселась я, — напротив меня, Аслан. Рядом с ним — Эдер, и управляющий — по старой доброй традиции, мы всегда приглашали старичка, следящего за делами в провинции, поужинать у нас. А утром, он обычно уезжал восвояси.
Наверное, если бы я не была настолько напряжена, то и раньше бы заметила ошарашенные взгляды окружающих. А теперь — поздно. «И бежать, Липа, поздно» — скомандовала я себе, намереваясь подняться и сбежать.
Взгляд по траектории так и норовил наткнуться на титана, сидящего напротив меня.
— Липа! — рядом я услышала голос сестрёнки и только сейчас заметила, что она сидит рядом со мной.
— Что? — стараясь не рычать, и не показывать волнения, ответила я.
— Эдер предлагает сделать свадьбу в этом месяце. Как тебе такое предложение?
Несколько секунд, я не понимала о чём речь, но потом — до меня дошёл смысл.
— Что? — стараясь не кричать, отозвалась я, — Но почему так скоро?
— Видишь ли, — это отозвался уже Эдер, я перевела на него взгляд и отметила, что титан ни капельки не изменился, — Мы сюда приехали именно по этому.
— Вот как? — ядовито спросила я, постепенно начиная выходить из себя — приехали тут, будут жить на всём готовом, а я каждый день на озере обитать не смогу, — А как же другие родственники? Твоя мать, Эдер? — сделала я ударение на среднем слове.
Титан спал с лица, но явного недовольства не высказал.
— Она умерла — услышала я знакомый голос.
Я повернула голову и посмотрела на Аслана. И надо же было такому случиться, что наши взгляды встретились.
Забыв обо всём на свете, я тонула в омуте карих глаз, и сама не заметила, как сжала нож до такой степени, что порезалась. Казалось, что в тот момент, пока мы смотрели друг на друга, Аслан всматривался в глубины моей души выискивая в них… что?
От боли я дёрнулась и оторвала взгляд от Аслана. Мгновенно, я вспомнились его потемневшие от злости глаза, когда он застукал меня с Лиданом…
Порезав большой палец правой руки, я тут же сунула его в рот — привычка, оставшаяся ещё с детства.
— Дай посмотрю — сказал отец.
— Всё нормально — улыбнулась я, и нежно посмотрела на отца — он всегда считал своим долгом уберечь нас от всех бед — будь то даже маленький порез на пальце.
— До свадьбы заживёт — послышался голос Аслана.
А я даже не удостоила его взглядом, полностью переключившись на еду, которую наконец-то подали на стол.
Дальше ужин проходил в относительно спокойной обстановке. Мужчины делились новостями о политике соседних государств, меня же Вики пыталась вывести из странного ступора, разговорами о том, какой она представляет свою свадьбу.
— Я хочу человеческую свадьбу. Эдер говорит, что их обряд и наш — мало отличается друг от друга… — Липа, ты меня слышишь? — обеспокоенно спросила Вики.
— Да, сестрёнка — улыбнулась я, — Я тебя слышу.
Ковыряясь в вазочке с мороженным, я вдруг осознала, что немедленно должна уйти отсюда. Голова кружилась страшно — но и не удивительно, даже не замечая, я выпила бутылку вина, хлестая один бокал за другим.
И ещё эти свечи — от них шёл такой жар, что повинуясь внезапному импульсу, я затушила сразу все, погрузив и нас, и музыкантов в уголке, играющих на пианино, в темноту.
— Ой. — Вякнула я, — извините.
Сделала лёгкий пас рукой — и свет вновь появился в комнате, — а свечи продолжили гореть. Правда, половину опалило — я не рассчитала силу выброса магии.
— Липа, что с тобой? — шёпотом спросила сестрёнка.
— Всё хорошо, — отозвалась я, и взяла её за руку, просто здесь душно. — Извините меня, — обратилась я ко всем, и, бросив успокаивающий взгляд на отца, вышла из комнаты, а затем и вовсе из дома.
Ночная прохлада, казалось, ещё больше ухудшила моё состояние — тяжело дыша, я побежала на конюшню — единственным желанием сейчас было — взять Брусничку и уехать как можно дальше.
Но замок на дверях в конюшню, был закрыт…
Я зарычала от обиды и уже зажгла на ладони огненный шар, что бы уничтожить треклятый замок, как сзади послышалось:
— Не советую. Слишком много сухого сена — попадёт не туда, и будет пожар.
Я резко развернулась, рассматривая высокую фигуру Аслана. Злость закипела в крови вдвойне сильнее.
— Зачем ты здесь? — кипя от желания метнуть, горящий шар, спросила я.
— Зачем? Если ты не заметила — мой сын женится….
— Это я уже слышала — перебила я его, — Мне нужна правда.
— Ты хочешь услышать, что я приехал за тобой? — холодно, и явно издеваясь, спросил он.
Сердце в который раз ухнуло вниз, а по щеке предательски потекла слезинка.
Я не выдержала, и всё-таки пульнула в него огненный шар, Аслан этого, похоже не ожидал, поэтому рубашка на нём загорелась.
— Что б ты сдох! — зло прошипела я сквозь слёзы и, приподняв подол платья, побежала на своё любимое озеро.
Глупо было полагать, что титан действительно приехал за мной. Глупостью оказался и мой поступок минуту назад.
Я уселась прямо в платье на песок, и, уткнувшись носом в колени, тихо заплакала. Душу разрывала боль — но не физическая. Единственный раз я доверилась кому-то, и получила по — заслугам.
И что я за дура? Я действительно надеялась на прощение? Всё равно между нами больше не будет подобных отношений…
Кто-то сел рядом и обнял за плечи. По лёгкому горелому запаху, я поняла, что это Аслан, но вида не подала, и голову не подняла.
Он резко сграбастал меня в охапку, и усадил к себе на колени. Я даже вырваться не успела.
Руки сами обвили его шею, и я уткнулась носом в плечо… Голое, между прочим — рубашку, похоже, я ему спалила…
Так мы и сидели молча, Аслан не говорил ни слова — лишь гладила меня по волосам, изредка целовал в макушку, а я прижалась щекой к его тёплой коже…
И всё, что произошло во дворце месяц назад — казалось таким далёким и нереальным, что я невольно усомнилась в собственном разуме.
Наверное, правду говорят о двух половинках, когда одна душа была поделена надвое — и с тех пор, мы ищем половинки друг друга. Только, чувствую я, что уже нашла то, что когда-то было частью целого…
— Ты продрогла, — тихо сказал он, — Пойдём домой.
Да, на улице холодно, и я действительно стучу зубами, но так не хочется ломать такой момент. В — первые за столько времени мне по-настоящему спокойно и хорошо.
— Не нужно. — Также тихо ответила я, — Я хочу остаться здесь.
— Как пожелаешь… — ответил он и легонько коснулся губами моих волос….
Волны тихо шуршали, накатываясь на берег, где-то высоко кричали чайки, и даже прохладный ночной ветерок, налетающий резкими порывами, не тревожил нас. Возле озера ночью всегда прохладно…
— Знаешь, а ведь между нами ничего не было, — сказал Аслан, — Мне пришлось внушить тебе, что мы провели ночь, иначе…
— Я грозилась тебя убить, так как ты скрыл правду о сестре, — закончила я фразу.
Он рассмеялся.
— Это точно. А в гневе даже я тебя боюсь.
Я подняла голову и посмотрела ему в глаза.
— Правда?
— Да. — Ответил Аслан, затем — наклонился к моим губам и нежно поцеловал. — Прости, любимая. Прости за всё. Я так много сделал ошибок…
— Ничего не говори — я положила ему палец на губы, — мы оба слишком много сделали не правильно. Но это не повод портить такую прекрасную ночь.
Он улыбнулся… И в тёмных глазах мелькнули искры: ожидания, желания? Какая разница? Какая теперь разница… Он рядом. И пусть будет то, чего желаем мы оба. И пока на небе загораются яркие звёзды, мы будем любить друг друга. А утро всё рассудит…
Эпилог
— Вики, да не вертись же ты! — рявкнула я, пытаясь заколоть на её волосах цветы. — Сделаю тебе больно — будешь сама виновата!
— Ладно, ладно… — надула губки сестра, — Ай!
— Ну, я же говорила — не вертись. Успеешь ещё в зеркало насмотреться!
— Да когда?! — перебила меня сестричка, — Выходить уже пора, гости собрались! А потом уже не до зеркал будет…
— Эдер — твоё главное зеркало. — С достоинством ответила я, всё-таки заделав громадную лилию в волосы сестре. — Смотри на его лицо — если челюсть упадёт — значит, наряд удался.
— Ладно уж… — согласилась сестра. — Не люблю опаздывать.
Бросив прощальный взгляд на зеркало, я посмотрела на Вики… Даже удивительно, как время летит — ещё только неделю назад, мы покупали ей ткань на свадебное платье, а сейчас — я обряжаю её на свадьбу… Тонкий шёлк, кружева и жемчуг — и не удивительно, как всё это идёт сестрёнке, платье подчёркивает стройную фигурку, волосы, заправлены наверх, а сзади, прекрасным украшением служит белая лилия… Сегодня моя сестра само совершенство… Вот только…
Через минуту, она выйдет из этой комнаты и, выйдя замуж за Эдера, отправится с ним в Титанию… А потом родится их малыш…
— Липа, у меня вопрос? — остановившись в дверях, спросила сестрёнка, повернувшись ко мне, — Вы — то когда свадьбу сыграете?
Я ошарашено посмотрела на Вики.
— Ты издеваешься?
— Нет — на полном серьёзе, ответила она, — Просто интересно же!
— Я не выйду за него замуж. — Холодно ответила я.
— Но почему? Вы же… эээ, ну это… — сестра запнулась.
— Ну, было, дальше что? — Спросила я, сложив руки на груди в знак того, что меня не проймёшь её словами, а сама вспомнила, как неделю назад, пришла домой только под утро, в помятом платье и колтуном вместо волос. Как назло, все видели — и сестрёнка, и даже Эдер. Отец, правда, вызвал после этого Аслана к себе в кабинет и разговаривал с ним часа три. Потом — оттуда, наконец, вышел титан и объявил, что я выхожу за него замуж. Не знаю, сколько шока было в моих глазах, но даже слуги разбежались…
— Ладно, — махнула рукой сестрёнка, — Не хочешь говорить — не говори. Всё равно ведь отец настоит, а против его воли ты не пойдёшь. Да и захочешь ли? — с этими словами, Вики буквально выбежала из комнаты, так как дальнейшее промедление, грозило ей большущими последствиями…
А может, она права? Но дальше своим мыслям я развиваться не дала — как бы- то ни было, подумаю обо всём завтра. А сейчас — вперёд! Выдавать наглую сестрицу замуж…
Музыка пролилась резко, но плавно, заглушив голоса людей — Вики прошла к алтарю. Рядом с огромным камнем, под беседкой, оплетенной цветами, стоял Эдер — он долго и мучительно искал челюсть…
Гости расселись на зелёной траве, стоять же остались лишь те, кто сейчас — в этот самый миг, связывались узами, крепче которых даже родная кровь… Я также уселась на тёплую землю, совершенно не волнуясь за платье — испачкаю — переоденусь. Таков уж у нас закон — с одной стороны от алтаря садятся женщины — с другой — мужчины.
Я со слезами на глазах наблюдала за золотистыми бабочками, внезапно окружившими Вики и Эдера… Какой же я стала сентиментальной. Но ничего — они даже понять не успеют и, думаю, простят. Тем более, от долга, Эдер меня, наконец-то освободил.
В голове тут же промелькнуло воспоминание-картинка, о том, как снималась клятва. Противные, надо сказать, ощущения, когда вокруг тебя вьются летучие мыши, вызванные магическим путём… Что поделать, но именно летучие мыши считаются у нас символом крови, поэтому, когда проходит какой-то обряд, где ключевым словом является «кровь», они появляются прямо из воздуха, питаясь излишками переработанной энергии. Никто из магов-учёных так и не объяснил, почему когда происходит какой-либо обряд, с использованием магии, то в воздухе появляются то мелкие птички, то бабочки, то звёздочки и иногда — летучие мыши, — каждый знак соответствует своей «категории». Так, например, когда телепортируешься — возникают серебристые звёздочки, когда проводят обряд соединения, нанося ярл на руки молодых — появляются золотистые бабочки…
Помню, когда я телепортировалась от Аслана из меж — пространства, меня растворили в себе серебристые искры…
Я перевела взгляд на титана, так же усевшегося на зелёной траве — рыжие волосы блестели на закатном солнце. Простит ли он меня?
Но, внезапно, рядом я почувствовала лёгкий прохладный ветерок — повернула голову и столкнулась взглядом с богиней любви…
— Ты хочешь их бросить? — спросила она, рассматривая моё лицо, — Но зачем? Почему для тебя свобода дороже любви?
— Я просто не могу. Ибо знаю — придёт время, и любовь пройдёт.
— Глупышка, — нежно взяв меня за подбородок, с улыбкой сказала Верала, — Любовь не пройдёт, если ты не захочешь её выгнать из сердца. И мой тебе совет — не разбивай сердце другим, заставляя их страдать вдали от тебя…
Я крепко задумалась — после церемонии я собиралась сбежать в неизвестном направлении, даже лошадь запрягла, но после слов богини сильно засомневалась в правильности своего решения.
Я вновь бросила взгляд на Вики и Эдера, затем — на отца и Аслана… И только сейчас поняла, что будет громадной ошибкой уехать… Я смогу уехать, но не прямо сейчас и не так — по трусливому поджав хвост. Я оставляю за собой право выбора, а пока — буду дома. Наслаждаться свободным временем, оставленным, как каникулы. Хватит, напрактиковалась!
Судьба опять распорядилась по-своему, соединила — расколола, сгустила- разбавила, но все остались довольны. Злодеи наказаны, герои в почёте….
Автор
mila997
mila9971660   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Фантастика и фэнтэзи
Просмотров
311
Размер файла
851 Кб
Теги
Практикуйся ведьма
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа