close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Злая ведьма Варвара

код для вставкиСкачать
Злая ведьма Варвара
Злая ведьма Варвара
Варвара
Вожак небольшого деревенского стада черный бык Борька величественно вышагивал по главной и единственной деревенской улице – харчевнин­скому Бродвею, не уступая дорогу никому. Бабки спрятали неразумных малышей и ждали у калиток своих буренок. Коровки спешили на вечернюю дойку, а вот Борька на свой двор не торопился – не нагулялся еще!
За последний месяц на счету быка числилось несколько сломанных ворот и заборов. Досталось и неугомонным деревенским собакам. Пару бык поднял на рога и закинул далеко в кусты. Теперь шавки больше не лаяли на Борьку, а, поджав хвосты, прятались кто куда.
Бык подошел к тракторной телеге комбайнера Егора и лениво потерся о нее боком. Телега закачалась. Рогатому силачу это понравилось. Тогда Борька нажал на нее плечом посильнее, и телега съехала с дороги в канаву, пошатнулась и завалилась набок. Борька решил еще пошкодить. Он покосился на ветхий забор, подошел к нему и уперся в него лбом. Раздался треск. Сломав несколько штакетин, бык двинулся дальше. Пастух Фрол уныло плелся сзади, зная, что с Борькой лучше не связываться – он себе цену знает. Бык увидел в переулке сушившееся на веревке белье, свернул в сторону и нацепил на рог мокрую простыню. Он помотал головой и проколол в ней дыру. Борька собрался подцепить на рога еще и рубашку, но тут увидел перед собой Варвару.
Девочка стояла посреди дороги и в упор смотрела на расшалившегося быка. Ее товарищ Мирослав на всякий случай раскрыл калитку, подготовив путь для отступления, и умолял: «Варя, не связывайся!» Но его подружку было уже не остановить. С минуту бык и Варвара смотрели друг на друга. Бык почувствовал, что внутри у него что-то екнуло. Бык дрогнул и опустил глаза.
– Повесь простыню на место! – приказала Варвара.
Борька мотнул головой и уперся – не привык он выполнять приказы. Варвара сделала шаг вперед, и… бык попятился. Сначала не спеша, а затем – все быстрее. Он почти подбежал к веревке, накинул на нее простыню и заторопился к своему двору.
– Стоять! – скомандовала девочка.
Бык остановился как вкопанный.
– Теперь поставь телегу на место!
Борька поплелся к телеге и начал неуклюже поднимать ее рогами. Подоспели пастух Фрол и хозяин Борьки Прохор. Понимая, что виноваты в плохом воспитании быка, они все вместе навалились на тракторную телегу и с трудом подняли ее. Деревенские бабки, увидев все это, растерянно крестились.
– Варя, не заставляй Борьку забор чинить. И так на него жалко смотреть, – вступился за быка Мир.
Борька был похож на побитую дворняжку.
– А стоило бы… Ну ладно, хватит с него, я сегодня добрая, – процедила сквозь зубы злая девочка Варвара.
Поджав хвост, бык подпрыгивая побежал к своему дому и забился в хлев. На следующее утро Борька на пастбище не вышел и жалобно мычал в своем закуте от голода. Так продолжалось целую неделю. Борька боялся нос на улицу высунуть – больным прикидывался. Пришлось Фролу и Прохору идти на поклон к Варваре. Прохор поставил на стол крынку деревенских сливок и попросил:
– Варвара, прости Борьку, а то коровам без быка никак нельзя. Молока на следующий год у них не будет.
Пришлось Варваре зайти в хлев к быку и почесать того за ухом. Бык обрадовался. Он понял, что наказание закончилось.
– Выходи, я тебя простила.
Теперь бык Борька, как только входил в деревню, сразу принимал смиренный вид, а если видел торчавшие хвостики Варвары, то со всех ног с поклонами бежал сначала к ней, а затем к своему дому.
Двенадцатилетняя девочка Варвара была ведьмой.
Правда, сама она об этом даже не догадывалась. Для нее маленькие чудеса, которые происходили вокруг, казались обычным делом. Варвара не замечала за собой некоторых странностей, так как просто привыкла к ним. Например, если ей хотелось почитать книжку лежа в кровати, то книга каким-то необъяснимым образом тут же исчезала с полки. Нет, она не летела по воздуху, а просто оказывалась у нее в руках уже раскрытой на нужной странице. Тем же путем появлялись различные предметы, которые были Варваре необходимы. Девочка даже не задумывалась о том, почему это так происходит.
Как-то раз у ее друга-соседа Мирослава перестал работать дистанционный пульт от телевизора – батарейки сели.
– Хорошо, что в город еду, там и куплю. Кстати, у Варвары ведь тоже телевизор с пультиком, и батарейки наверняка скоро сядут. Надо о ней позаботиться. Куплю батареек про запас, – подумал Мир.
Он зашел к Варваре в гости и взял в руки пульт: хотел посмотреть, какие нужно батарейки?
Пластмассовый пультик давно треснул и поэтому был заклеен белым пластырем. Отодрав пластырь, Мир увидел, что батареек внутри пультика нет!
– Варя, ты куда батарейки-то дела? – спросил Мир.
– Какие батарейки?
Варвара в это время лучиной разжигала в чулане самовар.
– От пультика.
– Да не трогала я твои батарейки, – не поняла девочка.
– Так как же пультик у тебя раньше работал? – спросил Мир.
Варвара вышла из чулана и пощелкала кнопками. Телевизор включился, и оба «деревенских канала» заработали.
– Почему «раньше»? Он и сейчас работает, что с ним станется? – сказала Варвара.
– Но как же пультик работает без батареек? – не унимался Мир.
– Там внутри, наверно, есть какой-нибудь аккумулятор, – ответила девочка.
Мир тут же полез в карман за своим складным ножичком, в котором пряталось множество различных инструментов.
– Опять ты за свою технику! Давай лучше чай с вареньем пить. Клубничное – сама варила, – предложила Варвара. – А в «елестронике» потом разберешься. Я в ней ничего не понимаю.
Мир согласился, но другой случай окончательно потряс его. Каждый вечер в деревне с шести до восьми вечера отключался свет – в соседнем сов­хозе доили коров. Все жители к этому привыкли и особенно не расстраивались. Ребята же иногда переживали.
– Опять футбол не посмотрю, – жаловался Мир.
– А от фильма только конец останется, – вздохнула Варвара.
И тут девочка почувствовала, что словно кто-то ей шепчет: «Включай телевизор!»
Варвара нажала кнопку… и экран телевизора вспыхнул.
– Ура! – вскричал Мир. – Электричество дали.
На экране забегали фигурки футболистов.
– Варя, можно, я у тебя первый тайм посмотрю, твой сериал только в семь. А на второй тайм я к себе домой побегу.
– Конечно, можно. Только объясни мне правила игры, а то я никак разобраться не могу, кто куда зачем бежит и кто выигрывает?
После окончания первого тайма Мир поблагодарил девочку и побежал к себе домой. Включил телевизор, но экран не засветился. Мальчик подошел к выключателю, щелкнул им.
– Понятно! Опять света нет или, может, пробки вылетели, – пробормотал он.
Тут он увидел в окно проходящего мимо механизатора.
– Егор, у тебя свет есть? – спросил он.
– Уже скоро дадут. Примерно через час.
Мир вернулся к Варваре и на пороге застыл от удивления. Та уютно устроилась в кресле и смотрела свой сериал.
«Ну, уж теперь-то я выясню все до конца, – решил Мир. – Что за чудеса с электричеством?»
– С самого начала смотришь? – ехидно спросил он у девочки.
– Да.
– Варвара, чайком не напоишь?
– Ишь ты какой вредный! Сам футбол посмотрел, а меня от кино отрываешь. Погоди немного, через полчасика самовар поставлю.
– Зачем ставить самовар? У тебя же электрический чайник есть. Пока реклама идет, чай и поспеет.
– Верно! Как же я забыла? И с самоваром возиться не надо! Ты пока достань варенье из серванта.
Добрая девочка Варвара щелкнула кнопкой, и чайник заработал.
– Горячий, – через минуту сказал Мир. – Значит, бывают галлюцинации не только зрительные, но и тепловые.
– А что, разве кипяток бывает холодным?
– Варя, а когда свет дадут?
– Ты, случайно, не заболел, парень? Что за глупые вопросы! Не видишь? Свет давным-давно дали.
– Только тебе? Или еще кому-нибудь? Вот про меня, например, забыли. И Егор тоже без света сидит. И вся деревня! – Мир внимательно посмотрел девочке в глаза. – У нас же одна линия. Вы­гляни на улицу. Все окна темные. Или к тебе подземный кабель протянули?
– Слушай, Мир, я не знаю. Наверно, мне очень хотелось посмотреть телевизор, вот он и заработал. А вскипятить чайник ты сам просил. Неужели правда в деревне нигде света нет? – не поверила Варвара.
– Пошли, сама убедишься.
– Сейчас. Только причешусь.
Прическа у Варвары была своеобразная, и сооружала она ее за две секунды. Девочка брала красную резинку и пропускала в нее волосы спереди справа. Получался торчащий хвостик. Зеленая резинка держала точно такой же хвостик волос сзади слева. Варвара глянула на себя в зеркало. Получилось неплохо.
– Я готова. Пошли на улицу.
Света в деревне не было…
Деревня Харчевня и ее обитатели
Несколько небольших деревянных домиков. Вот и вся деревня. Почему она называется Харчевней, никто не знает, так как сегодня никакой харчевни в деревне нет, да и большак проходит слишком далеко, чтобы кому-то пришло в голову завернуть сюда подкрепиться. Но, вероятно, сотню лет назад Тихвинский тракт действительно проходил через это поселение и усталые путники останавливались здесь, чтобы отведать красных раков из местных озер и клюквенной настойки.
На север на многие десятки километров протянулось огромное болото Зеленецкие Мхи, которое доходит почти до Ладоги. Дома в деревне вытянулись вдоль маленькой речушки Луненки. В сухой год ее можно перейти, засучив брюки по колено.
Эта речка была особенной: вода в ней бывала разного цвета. В дождливые годы вода была золотистая, так как речка вытекала из торфяных болот, и это придавало воде такой красивый цвет. А в засушливые годы связь с болотом прекращалась, и речку питали прозрачные подземные ключи. Тогда местные жители не пользовались колодцами, поскольку вода в речке необыкновенно вкусная и очень холодная. С берега интересно смотреть на речку. Кажется, будто перед тобой – большой аквариум. Видна каждая рыбка и яркие зеленые водоросли, которые плавно колышутся в медленном течении реки.
А в дождливое время торфяной луненской водой любят мыться деревенские женщины. Волосы не требуют никакого особого шампуня и после бани становятся пышными, приобретая необыкновенно яркий золотистый цвет, словно их ополоснули крепким настоем ромашки.
Большинство жителей Харчевни составляют старухи. Мужчины в таких деревнях по некоторым причинам до пенсии чаще всего не доживают. А вот деревенские старухи – на удивление крепкие.
Одна девяностолетняя бабулька долго ждала своих родственников из города, чтобы они выкопали ей картошку. А когда те наконец приехали на выходные всем многочисленным семейством, то с удивлением увидели, что огород в двадцать соток весь перекопан, а мешки с картошкой перенесены в подвал.
– Погода хорошая стояла – вот я потихонечку и копала. А перенести ребята помогли, – оправдывалась бабка Александра в ответ на упреки детей и внуков. – Так что отдыхайте. Я пирожков с картошкой испекла.
Бабка Настасья в свои восемьдесят крепко держит в руках топор и косу, снабжая себя дровами, а корову сеном. А накосить на зиму травы не так-то просто и крепкому мужику.
Две сестры Емельяновы, почтенный возраст которых также далеко за восемьдесят, все лето не вылезают из леса, приволакивая каждый день то по корзине грибов, то по ведру ягод.
Летом на каникулы к бабушкам из города прибывают внуки, а зимой жизнь в Харчевне замирает. Работы в деревне нет почти никакой. Лесник Виктор обходит лес. Пастух Фрол пасет в соседнем селе совхозное стадо, к которому присоединяет харчевнинских коровок. Почтальонша приносит письма, да еще два раза в неделю привозит продукты автолавка. Шофер, правда, всегда весело ругается и говорит, что «это он делает в послед­ний раз, так как проехать по разбитой дороге невозможно­, а вездехода у него нет». Но бабушек жалеет и появляется снова. Въезжая в деревню, он еще с моста начинает сигналить, и бабки торопятся: «Кормилец наш приехал!»
А с сентября и до первого снега днем в деревне и вовсе никого нет. С раннего утра все местные жители «уходят на фронт». На болоте идет сбор клюквы. Одни ягоду собирают, а те, кто посильней, выносят из болота. Прямо на болоте отдыхают и обедают. Затем снова собирают ягоды до захода солнца. Делятся честно. В центре Харчевни сидит одна бабка, которая терпеливо ждет машины скупщиков ценной ягоды. Машины загружаются так, что скрипят рессоры. Эта сезонная работа дает местным жителям существенную прибавку к пенсии. Урожай клюквы, в отличие от других ягод, всегда большой, так как болота во­круг Харчевни никогда не пересыхают.
После продажи клюквы жители запасаются продуктами на зиму и новой техникой. Да и протекающие крыши можно подремонтировать. Тем не менее несколько домов в Харчевне стоят пустые. Кто перебрался в город, а кто и вовсе умер. Жителей в деревне становилось все меньше.
Но год назад в Харчевне появились новые жители. Как ни странно – молодые. А виновата в этом наша перестроечная жизнь. Перестал быть нужен русский язык в некоторых бывших союзных республиках. Один из пустующих домов в Харчевне купила семья учителей, приехавшая из Прибалтики.
Родители устроились на работу в сельскую школу в большом поселке Будогощь, куда они добирались на рейсовом автобусе по понедельникам, а возвращались в Харчевню в пятницу. Всю неделю они жили в поселке: в общежитии им предоставили две комнаты.
А свою дочку Варвару они оставляли на старую бабку, которая должна была присматривать за девочкой. Но вскоре Варвара стала нянькой для старушки. Девочка взяла хозяйство в свои руки, поэтому за уверенность в поступках и рас­торопность в делах отец стал звать дочку мужским именем – «Варвар».
Вначале девочка ездила в поселковую школу со своими родителями. Но на уроках Варваре было скучно. Она была намного сильнее своих сельских одноклассников и назубок знала школьную программу: родители помогали, да она и самостоятельно училась с удовольствием. Поэтому было решено, что Варвара будет заниматься дома, а в конце каждой четверти по пройденному материалу будет сдавать экзамены в школе.
Второй дом в Харчевне купила семья геологов. Вернулись они в Россию с Памира и хотели приобрести квартиру в Петербурге – деньги были. Но родители геологов – старые бабка с дедкой – категорически отказались жить в большом го­роде. – Мы всю жизнь прожили на свежем воздухе в горах, а теперь вы хотите извести нас в городе? Покупайте дом в деревне! – твердо сказал дед.
Возражать ему никто не стал, и поэтому на семейном совете решено было купить домик в деревне. Приехали они в Харчевню для обустройства всего на одну неделю, так как геологам надо было срочно уезжать в многолетнюю заграничную командировку.
Долго не знали, что делать с Мирославом, ровесником Варвары. Отправить его учиться в город в интернат или оставить в деревне со стариками? Вроде бы склонялись к учебе в городе.
– Ничего, будешь учиться в Интернете и интернате, – пошутил отец. – Ты у нас и так умный! А каникулы будешь проводить у стариков. Что делать? Ведь от командировки нам никак не отказаться. Да и денег на жизнь заработаем. Когда через два года вернемся из Австралии, переберемся в Петербург. Учиться в институте все равно можно только в городе.
Но взрослеющий Мирослав, или Мир, как его звали родители, понимал, что бросить стариков на зиму одних нельзя: надо и воды принести, и дров наколоть. Оказалось, что Мир, как и Варвара, перешел в восьмой класс, поэтому после знакомства семей ситуация изменилась. Родители Варвары успокоили геологов, что с учебой у Мира проблем не будет, а сдавать экзамены дети будут вместе в поселковой школе.
С удивлением смотрели местные старухи на новых людей, которые пытались наладить свою жизнь. Взяв в аренду трактор, они вспахали участок земли и посадили картошку. Родители Мира умели делать буквально все. За два дня вместе с деревенскими мужиками они вычистили все колодцы в Харчевне. Отец Мирослава добился, чтобы деревне выделили хотя бы один телефонный номер­, а затем Мир провел параллельную телефонную связь во все дома.
– Ну теперь, Мир, ты почти как в городе, – пошутил отец. – Правда, в Интернет можно будет выходить лишь по ночам, ведь телефонный номер в деревне один. Мало ли что случится с деревен­скими старухами. Вдруг понадобится вызвать «скорую помощь»?
– Пускай себе вызывают. Я поставил параллельную связь, так что Интернет звонкам не помешает, – пояснил Мир.
Вскоре состоялись проводы. Инженеры-геологи и учителя уезжали на работу. Геологи – в далекую Австралию искать алмазы, а учителя спешили в неухоженную Будогощь – готовить новую сельскую школу к учебному году.
Однажды на рыбалке
От родителей-геологов Мирославу досталась чудесная резиновая лодка. Несмотря на то что лодка была старше мальчика, она была достаточно прочной и могла выдержать с десяток человек. Нос и корма лодки поднимались, как у пироги, а три отсека гарантировали полную безопасность в случае прокола одной из камер. В умелых руках Мира лодка родилась во второй раз. Она заблестела, а все швы были проклеены новым слоем толстой резины.
Мир уговорил Варвару пойти на Луненку на ночную рыбалку. За лето он уже объездил на много километров реку вверх и вниз и знал, где можно остановиться. Было решено отправиться довольно далеко – за несколько километров от деревни.
– Рыба там непуганая, погода стоит теплая, с клевом должно повезти. А еще сегодня ожидается интересное явление. Ночью звезды будут падать. Настоящий звездный дождь. Называется Персеиды. Можешь миллион желаний загадать! Я подзорную трубу захвачу, – говорил девочке Мир.
– Ладно, уговорил. На звезды посмотрю, а вот рыбу сам лови, – согласилась Варвара.
Мир пошел собираться, и после обеда друзья отправились вниз по реке. Через час они нашли на берегу Луненки небольшую полянку, на которой с удобством расположились. Ребята быстро разбили лагерь – Мир очень торопился скорей забросить удочки.
– Разве интересно смотреть на поплавок? – удивлялась девочка.
Но удивление быстро сменилось другим ощущением. Как только поплавок подпрыгнул от первой поклевки, Варвару захватил охотничий азарт. И тут стало происходить нечто странное. Крупные рыбины – окуни, лещи и, что удивительно, даже щуки – одна за другой бросались на крючок Варвариной удочки. Клевали жадно. Поплавок то и дело уходил под воду. Мир заметил, что Варвара не особенно заботилась о наживке. Казалось бы, даже мелкий ерш вряд ли позарился бы на такого обглоданного червяка, какой сидел у нее на крючке. В то же время на великолепную наживку Мира попадались лишь окуньки с палец длиной, да и то крайне редко. А вот рядом с поплавком Варвары вода просто бурлила.
– Везет как всякому новичку, – решил Мир.
В очередной раз Варвара забросила удочку прямо рядом с лодкой. В прозрачной воде Мир увидел, как от удара о воду червяк соскочил с крючка и начал погружаться на дно.
«Ничего ей не скажу, – подумал обиженный Мир. – Надо немного выровнять счет, чтоб не задавалась».
До поплавка Варвариной удочки было не более метра, и в прозрачной воде мальчик ясно увидел, как червяк медленно опускался на дно мимо носа крупного окуня. Окунь даже не пошевелился, а затем вдруг взмахнул плавниками и набросился… на пустой блестящий крючок. Варвара ловко подсекла очередную добычу. Это совсем доконало опытного рыболова.
– Хватит, мы не рыбный завод. И так всю деревню два дня рыбой можно кормить, – Мир начал сматывать удочку.
– Мир, ну последнюю! – не отрывала взгляд от поплавка девочка.
Но Мир уже начал отвязывать лодку. Варвара со вздохом потянула леску из воды. Одновременно три огромные щуки выпрыгнули из воды, пытаясь зацепиться за крючок. Одной, самой большой из них, это удалось. Опытный рыбак только покачал головой.
– Ты что, крючок медом намазала? – поинтересовался Мир.
В лодке действительно было уже по колено рыбы. Ребята причалили к берегу и развели костер, который разгорелся на удивление быстро. К вечеру начали одолевать звенящие комары.
– Жалко, мазилку дома забыл, сейчас за­едят, – пожалел Мир.
– Не заедят. Я умею с комарами договариваться, – и Варвара что-то стала нашептывать.
– Ладно, давай договаривайся, а я пока уху сварю, – не поверил Мир.
Но комаров вскоре почти не стало. То ли слабенький ветерок с реки потянул, то ли комары другую добычу почуяли, но все они куда-то исчезли.
– Ну, я свое дело сделала, а как уха? – спросила Варвара.
– Дело за тебя ветер сделал, а вот я – уху.
Уху варить Мира научили родители-геологи. Как он чистил рыбу и какие специи туда добавлял, останется тайной, но Варвара даже от чая отказалась, буквально проглотив целых три тарелки ухи.
– На ночь поставим донки на щук – куда еще мою мелочь девать? А утром из твоей добычи закатим пир на всю деревню. Поплыли. Я буду грести, а ты привязывай крючки с наживкой, – пояснил Мир. – Похоже, ты такая удачливая в рыбалке, что утром на твоих крючках будут висеть настоящие осетры и крокодилы.
Мир наживил донки, и ребята отправились на лодке по речке, останавливаясь у коряг и кустов, чтобы привязать донки с плавающими окуньками и плотвичками.
Неожиданно вдалеке раздался рев медведя и шум ломающихся веток.
– Это на том берегу, – показал Мир.
– Давай на всякий случай спрячемся в кустах ивы, – тихо попросила Варвара.
Мир направил лодку к берегу и потянул к себе за ветку росшую рядом с водой иву. Лодка исчезла в ее ветвях. Шум приближался, и вскоре ребята увидели огромного бурого медведя, который бежал вдоль обрывистого берега, все время оглядываясь. Его преследовали несколько высоких бородатых мужиков в овечьих полушубках с кольями в руках. Медведь остановился, так как оказался в ловушке. В этом месте Луненка делала крутой поворот, и для медведя все пути назад оказались отрезанными. Остановились и мужики, догнавшие медведя. Зверь обернулся к охотникам, и тут ребята увидели на его правом боку большое белое пятно.
– Никогда не видела бурых медведей с такими белыми пятнами, – тихо прошептала Варвара. – Неужели они собираются его убить?
– Бежать-то некуда бедняге, – так же тихо прошептал Мир.
Некоторое время медведь и мужики стояли друг против друга.
– Вперед, черти, что остановились! – неожиданно раздался резкий женский голос. На берегу реки появилась бледная старуха в светло-сером плаще. – Я приказываю вперед, лешаки!
Под грозным взглядом старухи мужики двинулись на медведя. Зверь пытался отмахиваться лапами, но рогатины уперлись ему в бок. Мужики стали подталкивать мишку к краю берега и вскоре сбросили его с обрыва. С высоты нескольких метров медведь упал на гранитные камни. Шансов выжить у него не было. Одного из мужиков спустили с обрыва на веревке. Он обвязал медведя веревками, и тушу вытащили наверх.
– Торопитесь, лентяи! – поторапливала старуха. – Нам далеко до места идти. Да еще с такой ношей.
Мужики соорудили из кольев носилки и потащили убитого медведя в свой лес.
Ребята еще некоторое время посидели под ивой, а затем вернулись в лагерь. Рыбалка была испорчена. Вечер и ночь Мир и Варвара молча просидели у костра, а с рассветом собрались и поплыли в деревню.
Летающая Катерина
После свадьбы Михаил и Катерина жили счаст­ливо. Ни разу не поругались. Михаилу два года пришлось уговаривать Катерину выйти за него замуж. Девушка шутя предупреждала настырного парня, что она особенная, со своими сдвигами, и два-три раза в году она, как змея, уползает под землю или, как птица, улетает в небо.
– Что ж, мне все равно, – твердо сказал Михаил.
– Ну смотри, я предупредила.
Михаил прилично зарабатывал. Да и Катерина устроилась в фирму «Здоровье», где помогала женщинам продлить свою молодость, а если требовалось, то и изменить внешность. Случалось, что мужья, ожидающие у входа в салон своих жен, заглядывались на выходящих красавиц, но не устремлялись навстречу, решив, что «это не его». Скоро слухи о волшебных способностях Катерины разнеслись по всему городу. «Наша добрая фея» – звали ее клиентки. Каких только мазей и снадобий она для них не придумывала!
Год назад Михаил и Катерина переехали в новую квартиру. Дома у них был полный достаток и порядок. Но что-то произошло после визита старой Катиной тетки из Тихвина. На первый взгляд бабка как бабка, да вот после ее приезда Катерина как-то изменилась. Старая родственница привезла странные подарки: гладкие оплавившиеся камни, два отреза темно-синей материи с блестками и необычной формы лукошко. Дарила их тетка и приговаривала:
– Помнишь, Катя, как ты в детстве эти камешки сама собирала в это лукошко?
Тетка уехала. Михаил рассмотрел необычные камни. Тяжелые, оплавленные, как будто вокруг них пылал жаркий огонь. Вскоре новые камни оказались на одной книжной полке, затем они появились и на второй.
– Катерина, а что, твоя тетка еще раз приезжала?
– Почему ты так решил?
– Так у тебя камней на полке прибавилось. Тяжелые! Твоей бабке за один раз столько и не привезти.
Катерина заметно смутилась и ничего не ответила. Попробовала перевести разговор на другую тему. Но Михаил и не настаивал.
– Сама расскажет когда-нибудь, – подумал он.
А еще заметил Михаил, что в последнее время он спал очень крепко, без сновидений. Вспомнил он, что перед каждой такой ночью жена ласково ворошила ему волосы и что-то нашептывала.
Как-то раз августовским вечером возвращались они домой. Короткие петербургские белые ночи уже закончились. На небе появлялось все больше звезд, проносились яркие метеориты. Катерина вздрагивала при появлении каждой падающей звезды и грустила.
– Что так расстроилась – желание не успела загадать? – спросил Михаил.
Дома он сразу бросился в постель и притворился спящим. Катерина долго блуждала по комнатам, затем подошла к шкафу и достала отрез темно-синей материи, подаренной ей теткой. Она закуталась в нее как в шаль и вышла на балкон. Михаил сквозь прикрытые веки внимательно наблюдал за женой. Ему показалась, что Катерина как будто плыла над полом. С балкона она долго не возвращалась. Прошло минут десять. Михаил почувствовал, что в комнате становится холоднее.
– Не замерзнет? – подумал Михаил и позвал жену. – Катя, ты где?
Ответа не было. Михаил встал, отдернул занавеску и испуганно остановился. Катерины на балконе не было. Михаил бросился к перилам и посмотрел вниз. Неужели свалилась! А что еще могло прийти ему в голову? Так где же она?
– Наверно, я все же задремал, и она вышла погулять на улицу,– пойду поищу, – решил Михаил.
Проходя мимо шкафа, Михаил заметил, что из него будто выплывает еще один большой кусок темно-синей материи. Парень попытался засунуть ее в шкаф, но не ощутил материю в руках. Вернее, это было совсем незнакомое ему ощущение. Как будто теплый ветер в руках держишь. Михаил бережно взял ткань и подбросил вверх. Синее полотнище заколыхалось, но вниз не упало – так и повисло в воздухе. Тогда Михаил попытался набросить на себя материал наподобие плаща. Ему это удалось не сразу, так как на другие ткани эта материя не была похожа и обвиваться вокруг тела не хотела. Наконец Михаил все-таки обернул себя куском ткани и испытал необычное чувство невесомости. Ткань превратилась в плащ без рукавов и совершенно не мешала движениям. Он сделал шаг по направлению к балкону и почувствовал, что парит в воздухе. Михаил ощутил необыкновенную легкость во всем теле. Затем плащ стал помогать Михаилу в полете.
– Значит, Катерина улетела, закутавшись в теткин подарок, – понял он. – Будь что будет! Полечу за ней.
Тут же плащ потянул его к выходу, и Михаил вылетел через балконную дверь на улицу. Он взлетел над деревьями.
– Лечу! – только и успел подумать Михаил, а плащ уже тащил его над крышами.
Управлять полетом было легко. Достаточно было пожелать, и лети куда хочешь – вверх и вниз, с любой скоростью. Вначале Михаил поднялся высоко-высоко, так что город стал совсем маленьким и его можно было охватить одним взглядом от Балтийского моря до всеволожских лесов. Немного полетав, он вернулся обратно. На балконе его уже ждала испуганная Катерина. Михаил сразу понял, что надо перейти в наступление.
– Почему ты меня не предупредила, что умеешь летать?
– Как не предупредила? Вспомни, что я тебе перед свадьбой говорила. И ты согласился, что возьмешь любую.
– Значит, не шутила. Что ж ты меня в свои полеты не берешь? – спросил он у жены.
– Теперь буду брать. Только технику безопасности надо соблюдать. Я-то упасть не могу, так как с детства летаю, а вот что будет, если ты рухнешь вниз.
В следующий вечер Катерина сама закутала мужа в синюю материю.
– Ну что – вперед! Ты уже понял, что управлять полетным плащом очень легко. Пожелал и летишь куда хочешь. Но нельзя часто менять своих решений! Если уж решил что-либо, то подожди, пока плащ выполнит твое желание до конца или не стабилизирует полет. Хорошо, что ты у меня такой твердый в своих решениях и сам смог вчера руководить плащом.
Супруги вышли на балкон, и Катерина первой взмыла в воздух.
– Я – вверх!
И Катерина стала подниматься в звездное небо. Михаил поспешил за ней. Вскоре он ощутил, что дышать стало труднее, да и ночной воздух стал холодным. Парень решил спуститься пониже. Внизу оказалось приятнее: теплый воздух поднимался от земли – и Михаил плавно парил в воздушных потоках. И стало так удобно и уютно от ласковых прикосновений летнего ветерка, что Михаил даже закрыл глаза и плыл над землей в сладкой полудреме. А теплый ветер подхватил Михаила и понес его на юго-восток. Вдали показалась Ладога, затем под летящим Михаилом потянулись бескрайние леса. Лишь изредка внизу проплывали огни деревень.
Ночь становилась все темнее, а звезд вспыхивало все больше. Каждые пять минут по небу проносился яркий метеорит, и Катерина достала из плаща свое лукошко.
– Ну, ты отдыхай, а я половлю звезды, – сказала Михаилу подлетевшая Катерина. – Они уже третий день падают.
– Знаю, – подтвердил Михаил. – В газетах писали, вроде звездный дождь Персеидами называется. Сегодня больше всего будет. Вон еще одна упала.
Яркий болид медленно двигался по небу.
– Даже шипит, в городе так не слышно, – удивился Михаил.
Катерина сорвалась с места и бросилась вдогонку за падающей звездой, а через несколько минут снова подлетела к Михаилу и смеясь похвасталась добычей:
– Смотри, целых пять штук догнала.
В лукошке лежали оплавленные камни.
Михаил от удивления широко раскрыл глаза.
– Так вот откуда у нас дома оплавленные камни на полке! – И Михаил протянул руку к камням.
– Не трогай! Дома рассмотришь, когда остынут, – успела отдернуть лукошко Катерина. – Смотри, они еще алые. В атмосфере они раскалились до нескольких тысяч градусов. А корзина моя выложена внутри кусочками асбеста – вот и не горит. Ну, я еще парочку поймаю, и полетим домой.
И Катерина снова бросилась за пролетающим болидом.
Падение Михаила
Целый сноп искр вылетел из-за темного облака, и воздушные путешественники оказались в неприятном положении. Маленький злой метеорит коснулся синей материи Михаила и прожег ее. Парень сразу ощутил, что воздух перестал держать его. Плащ, как живой, задергался, стараясь остаться в небе, но с каждой секундой пропускал воздух все больше и больше, а затем совсем рассыпался на куски. Катерина заметила падение мужа и поспешила к нему на помощь, но вскоре поняла, что догнать его уже не успеет. Ее плащ также горел в нескольких местах. Но она все же старалась помочь стремительно падающему Михаилу, так как она могла летать над землей и без плаща.
Сначала она сумела направить падение мужа в сторону елового леса, а уже при подлете к нему Катерина заметила толстого медведя, лежащего на мягком мхе под елкой, и постаралась изменить неуправляемое пике Михаила. «Мишка, помоги Михаилу!» Скорость падения удалось погасить. Вначале Михаил врезался в верхушку вековой ели. Каждая веточка старалась во всем помочь Катерине в ее желании задержать стремительное падение мужа вниз. Толстые ветки расступались, а небольшие, наоборот, тянулись к Михаилу, чтобы ухватить его. Конечно, они кололи и царапали его тело и лицо, но все же замедляли скорость падение. Однако главная роль в спасении Михаила отводилась несчастному мишке. Михаил врезался в медведя и скатился на мягкий мох. Тут же к нему подлетела испуганная Катерина. Все тело и лицо у мужа было в крови, и он стонал от боли.
– Спасен! – радостно воскликнула она.
Катерина приземлилась рядом с мужем и бросилась заговаривать его раны и царапины. Они на глазах стали затягиваться, а кровь остановилась. Михаил больше не стонал, а спокойно спал и дышал ровно, но тем не менее Катерина оглядывалась по сторонам, словно что-то искала. Она поднесла к горячим камням сухие ветки, и те сразу вспыхнули. Вскоре костер ярко разгорелся и осветил все вокруг. Катерина начала тормошить медведя, но поняла, что опоздала. Бурый медведь с белым пятном на правом боку был мертв.
– Здравствуй, Катерина, – раздался тихий голос. Из-за густых елей вышел старец с посохом. – Оставь Доброжира, ему уже не поможешь.
– Здравствуй, Дед-Всевед, – узнала старика девушка.
– Все видел, все знаю. Может, ты и не виновата в смерти моего медведя. Правильно поступила. Но получается, что твой муж убил Доброжира-оборотня. Значит, ему самому придется стать оборотнем! Три года и три месяца будет он охранять наши лесные владения и наше поселение от ягодников и охотников. Ты будешь жить в Харчевне, ну а в полнолуние можете видеться. А затем ваше наказание будет снято.
Катерина все поняла – с верховным правителем Зеленца не поспоришь. Всевед провел над медведем рукой, и Катерина увидела, как с того упала шкура. Теперь на земле лежал молодой человек с темными волосами. Но большая прядь волос у него была белой. Из-за деревьев тихо вы­шли помощники Всеведа в зеленых плащах. Положили погибшего юношу на носилки из еловых лап и скрылись в лесу. Сам Всевед будто растворился в воздухе.
Женщина повернулась к мужу и вздрогнула. На ее глазах Михаил начал превращаться в медведя. В горе Катерина не заметила, что не только они были на болоте. Из дальнего леса кто-то, прикрывшись серым плащом, наблюдал за ней. Долго сидела женщина рядом со ставшим оборотнем мужем. Медведь проснулся и ткнулся в бок Катерине. Та горько заплакала.
– Что же теперь будет? Как мне тебя уберечь? Сможешь ли ты в лесу прожить?
Наконец Михаил осознал, что с ним произошло, заревел и бросился в лес.
Очнулась Катерина в деревянной избе. На красной скатерти уже лежал приказ – решение совета.
Катерина все и так знала, но все же прочла: «Охранять МЕДВЕДЮ – Михаилу поселение Зеленец от людей три года и три месяца, а Катерине жить при нем в деревне Харчевня».
Прилагались к приказу Всеведа и документы. Супруги Ладожские уезжали в заграничную командировку на три года, а потому петербургская квартира бронировалась за ними на весь этот период с оплатой вперед, а в деревне Харчевня в полную собственность Катерины поступал дом.
В доме для ведения хозяйства было все. Катерину ущемлять никто не собирался. В избе в три окна были две комнаты и кухня, прекрасная теплая печка, рядом целый сарай березовых дров, в огороде уже цвела картошка, причем, судя по всему, Катерину ждал хороший урожай. Вся любимая посуда из петербургской квартиры оказалась в деревенском доме. А спустя несколько минут Катерина заметила красную льняную скатерть, лежащую на столе. Скатерть приветственно махнула хозяйке уголком.
– Неужто Всевед мне самобранку пожаловал?! – удивилась Катерина. – Проверим, так ли это. СКАТЕРТЬ, РАЗВЕРНИСЬ!
Скатерть-Самобранка мгновенно развернулась, и появилось на ней множество всяких закусок и напитков. Не хотела есть расстроенная Катерина, но перед таким обилием устоять не смогла и попробовала всего понемногу. Когда Катерина насытилась, то произнесла: «СКАТЕРТЬ, СВЕРНИСЬ!» Скатерть свернулась и полетела в шкаф на полку.
«Значит, не так уж я сильно наказана, раз меня на хлеб и воду не посадили», – подумала Кате­рина.
Знакомство ребят с Катериной
– Мир, а ты знаешь, что в зеленом доме поселилась молодая девушка? – спросила Варвара.
– Знаю, что кто-то поселился, – кивнул Мир. – Свет по вечерам долго горит, но никто на улицу не выходит.
Уже наступила осень, и все ребята, которые отдыхали в деревне на каникулах, уехали. В Харчевне почти никого не осталось. Варвара и Мир по очереди ходили к друг другу в гости. Родители Варвары раз в две недели привозили по десятку книг, которые дети мгновенно проглатывали. Достоевский, Толстой, Чехов и прочие классики в поселковой библиотеке вскоре кончились. Приходилось ездить за книгами в районный центр – Кириши.
Мир и Варвара уже в октябре сдали экзамены экстерном за восьмой класс и успешно учились в девятом. Помогал в обучении компьютер. Для себя и Варвары Мирослав поставил звуковые программы, и ребята начали изучать иностранные языки. Также Мир успешно играл в шахматном турнире в Интернете и здорово продвинулся в рейтинге. Правда, Варины родители, доставив в Харчевню новую партию книг, велели ребятам больше гулять и не слишком усердствовать в занятиях.
– Раз вы сдали экзамены за восьмой класс, то по закону у вас каникулы. Учебники за девятый класс получите в декабре. А пока гуляйте, занимайтесь спортом и читайте.
– Слушай, Варя, – сказал Мир однажды. – Чтобы прожить длинную зиму и не сдохнуть со скуки в нашей славной Харчевне, нужен четкий распорядок дня.
– Верно, – согласилась девочка.
– Итак, подъем в девять.
– В десять, – сладко потянулась Варвара, которая любила поспать.
– Хорошо. Завтрак делаю я, ужин ты. Обед варим по очереди.
Последнее время бабушка и дедушка Мира уже мало помогали по хозяйству и все по дому приходилось делать ему, а Варварина бабка второй месяц лежала в поселковой больнице. Ребятам легче было вести общее хозяйство.
– С одиннадцати до трех – трудовые или спортивные подвиги, – продолжал Мирослав. – В три – обед, с четырех до шести изучаем ино­странный, потом чтение, ужин и преферанс. Далее занятия по выбору: просмотр телевизора, Интернет. Для девушек – вязание и вышивание.
– Подойдет, – одобрила Варвара. – Только покажешь мне, как крестиком вышивать.
После утвержденного плана ребята не бросались делать все подряд, а четко распределяли время. Мир – натура деятельная, потому он решил облегчить жизнь деревенским жителям. Бабки уже старые – трудно им ходить за водой каждый день. Да и печь топить для них тоже проблема. Как дрова самим нарубить? Нужны газ и вода в каждом доме. Мир часто говорил об этом своей подруге.
– Я думаю, если ты сможешь такое провернуть, то это будет настоящим подвигом, – высказала свое мнение Варвара.
И Мир этот подвиг совершил. Конечно, не без помощи Варвары. Уже через месяц в каждом деревенском доме появились газ и вода. А получилось это следующим образом.
В мае одного из будущих кандидатов в депутаты потянуло в путешествие по деревням за голосами избирателей. Борясь за голоса избирателей, он обещал им после своего избрания райскую жизнь: газифицировать каждую деревню, вырыть новые колодцы, отремонтировать дороги.
Голоса жителей кандидат получил и стал депутатом. А в октябре, в золотую осень, он опять пожаловал, пытаясь снова найти поддержку для дальнейшей карьеры, но так ничего и не сделав из обещанного для жителей. Нашему депутату Харчевня показалось весьма живописной деревенькой, поэтому на этот раз с ним приехал даже оператор с импортной видеокамерой. Две красивые иномарки остановились посередине деревни. Вместо обещанного газопровода депутат достал ящик с водкой и скомандовал помощникам:
– Поставьте ящик за мной и пройдите по домам, за даровой водкой народ быстро прибежит. А ты снимай народ, как они меня слушают.
Мир выглянул в окно и возмущенно произнес:
– Что это такое? Люди для него – собаки или рыба бессловесная, чтобы их на приманку подманивать?!
– Так-так, – загадочно произнесла Варвара. – Развлечение приехало. Что-то мне этот депутат всех врунов Борисов напоминает. Слушай, Мир, быстренько доставай свой цифровой фотоаппарат. Будем вруна на чистую воду выводить.
Ничего не понимающий Мир тем не менее послушался подругу и поспешил выполнить ее указания. Варвара затянула на голове свои хвостики и радостно выбежала на улицу с криком:
– Ура! Наш депутат обещанные трубы для газопровода привез. Мужики, выходи разгружать!
На небольшую деревенскую площадь подтянулись все жители деревни. Из зеленого дома вышла незнакомая девушка. Она шла к колодцу за водой.
– Тише, девочка, – обратился к Варваре помощник. – Не мешай съемке. Наш депутат Борис Никодимович сейчас речь произносить будет.
– Тьфу ты! – плюнул через левое плечо оператор. – Баба с пустыми ведрами в кадр попала – нехорошая примета.
– Да какая же это баба. Посмотри, какая красивая девушка! – замахал руками депутат. – Очень хорошо, если такая красавица в кадр попадет. Девушка, подойдите сюда, пожалуйста.
– Как повезло! Мы снова нашего депутата услышим. Что еще он нам пообещает? Даже интересно! Мы до сих пор каждый день его майскую речь слушаем, – не унималась Варвара.
Над головой собравшихся заиграл динамик в виде рупора, повешенный лет семьдесят назад на столб.
– Как же так, ведь радио у нас уже лет три­дцать не работало! – И деревенские бабки начали креститься.
После бодренького марша из рупора раздалась майская речь новоявленного депутата, в которой он обещал до конца лета проложить в деревню газопровод и вырыть новые колодцы.
– Ладно, поехали отсюда, – буркнул уязвленный депутат.
Он направился к машине. Помощник депутата побежал вперед, на ходу пытаясь достать ключи. Борис Никодимович был явно раздосадован не­ожиданным плохим приемом. Такой прокол с ним случился в первый раз.
– Так когда на районное телевидение отправлять материалы про октябрьскую встречу с избирателями? – кричала вслед Варвара. – В нашей деревне все для истории фиксируется.
Борис на вопросы не отвечал. Он торопил шофера. Тот дернул зацепившуюся за что-то в кармане связку ключей. Ключи вылетели из кармана, звякнули в воздухе и упали в глубокую лужу.
– А еще кто-то обещал дорогу в деревню провести, – напомнила девочка. – И луж глубоких бы не было. Тогда бы ничего не потерялось!
Помощник засучил штаны по колено и полез в лужу. Он долго шарил в грязи рукой, но ключи от машины никак не удавалось найти.
– Поехали на другой! – скомандовал начавший злиться Борис Никодимович.
Во вторую машину набилось шесть довольно толстых мужчин, а один остался сторожить машину депутата. Но и вторая машина уехать из Харчевни не смогла. Шоферу никак не удавалась ее завести.
– Звони по мобильнику! – скомандовал Борис Никодимович своему помощнику. – Срочно вызывай техпомощь.
– Слушаюсь, Никодимыч, – тот бросился исполнять приказание.
И спустя некоторое время сообщил:
– Будет через полчаса.
– Ладно, давай пока разрядим ситуацию, – решил Борис. – Раздавай водку жителям.
Девушка с пустыми ведрами заразительно рассмеялась.
– Не пейте, мужики, водицы из корытца – козленочками станете! – обратилась она к местным жителям. – Не водка в бутылках, а болотная водица. Посмотрите, какая мутная!
Пастух Фрол, уже сдернувший с бутылки пробку, понюхал содержимое, попробовал на язык и зло выругался.
– Все настроение испортили! Снова ты, Бориска, врешь. Наш бык Борька, твой тезка, конечно, шкода, но все честней, чем ты.
Фрол швырнул бутылку с желтоватой водой под ноги депутату и поплелся домой. По пути он бросил леснику:
– Виктор, пошли ко мне. У меня чуток осталось. Теперь я всегда против этих гадов-депутатов голосовать буду. Нет им больше веры!
– Да, муторно на душе, – подтвердил Виктор. – Пошли напьемся.
На мосту через Луненку показалась техничка. Она торопилась побыстрей прибыть на помощь депутату. Машину занесло на повороте, и она не смогла удержаться на скользкой после осенних дождей дороге. Шофер ударил по тормозам, но тяжелая машина уже сползла с дороги и медленно завалилась набок. Шофер, к счастью, не пострадал. Он вылез из машины и, понурившись, подошел к собравшимся.
– Да… – только и мог сказать Борис Никодимович.
– Ну ты, Варя, даешь! – произнес подошедший Мир.
– Честное слово, Мир, это не я. А как твоя техника?
– Снимает каждые тридцать секунд. Скоро все на компьютер перекинет, а затем на принтер выведет. Так что подарок депутату будет. Хотя вроде бы это шантажом называется.
– А что делать? – вздохнула Варвара.
К ребятам подошла незнакомка.
– Вы – молодцы! Приглашаю к себе в гости. Познакомимся.
Она посмотрела на небо.
– Кажется, дождик собирается, – произнесла веселая девушка и подмигнула Варваре.
Мир удивленно посмотрел на небо. Ни одной тучки. Тем не менее через несколько минут подул порывистый ветер, небо заволокло тучами и пошел холодный осенний дождь.
– Пойдем в гости? – посмотрела на Мира Вар­вара.
Тот кивнул, взял у девушки пустые ведра и набрал воды из колодца.
– Спасибо, – поблагодарила девушка. – Меня зовут Катя.
И они поспешили в зеленый дом.
На улице под сильным осенним дождем остались депутат и его помощники. Жители Харчевни разошлись по домам. Все двери для гостей оказались закрытыми. А их мобильные телефоны не­ожиданно отключились. То ли сильный дождь был виноват, то ли день сегодня такой – не везет и все тут! Примерно через час насквозь промокшие гости сдались и начали стучаться в окна. Подвыпившие деревенские мужики дружно выразили негодо­вание.
– Где мой дробовик? – кричал лесник Виктор. – Совсем по осени в деревне дико стало. Уже и звери лесные по улице шастают.
– Эти в дом не пустят! – пробормотал помощник. – Пошли в соседний. Там хоть не пьяные.
В это время Катерина угощала ребят чаем.
– Ой, мое любимое земляничное варенье! – радостно воскликнула Варвара.
– А твое какое любимое? – спросила Катерина.
– Моего любимого все равно нет, – вздохнул Мир.
– Наверно, тебе нравится абрикосовое?
– Да! – Мир удивленно посмотрел на Кате­рину.
– Тогда доставай из холодильника.
Мальчик открыл дверцу и увидел баночку оранжевого варенья.
– Вот это да! – только и смог сказать он.
– Давно хотела вас позвать в гости, – призналась Катерина.
– По-моему, вы споетесь. Вы похожи, как сестры! – посмотрел на девушек Мир.
– Слушай, Мир, в деревне говорят, что ты настоящий волшебник? Посмотри мой телефон. Спасибо, что ты в каждый дом телефонную линию провел. Но вот мой чего-то не работает. А чувствую, он сейчас понадобится, – Катерина кивнула на стол в соседней комнате, где стоял аппарат.
– Что еще умеешь, Варя? – тихо спросила Катерина, пристально посмотрев на девочку.
– Я и сама не знаю, – честно призналась Варвара.
– Я так и поняла. Но думаю, если тебя разозлить, ты сможешь многое! Старый приемник и ключи – это твоих рук дело?
– Быка на скаку остановит, к лихим «депутатам» придет, – переиначил подошедший Мир. – Варвара у нас творит чудеса с электроприборами и механизмами. Тому, что ржавый приемник заработал, я даже не удивляюсь. А вот чтобы новенькие иномарки сломались – это что-то новое. Она у нас все портит, а я чиню. Вот так и живем. Все нормально с твоим телефоном, Катя. Работает. Просто контакт отошел. Завтра я тебе его как следует припаяю.
В дверь постучали.
– Кто там? – спросила Катерина.
– Разрешите от вас позвонить.
– Заходите! – И Катерина впустила в дом вымокшего до нитки Бориса Никодимовича.
Она пристально посмотрела в глаза вошедшему.
– Вы имеете право на один звонок, но номер я наберу сама! – жестко произнесла девушка.
– Хорошо-хорошо, я согласен, – как-то обреченно сказал он.
Катерина набрала номер и сказала в трубку:
– С вами будет говорить депутат Борис Никодимович. Примите заказ для деревни Харчевня.
– Мир, чего тебе не хватает, чтобы в нашей деревне были водопровод и газ? – спросила мальчика Катерина. – Что для этого нужно в первую очередь?
Мальчик удивленно посмотрел на девушку, на минуту задумался и ответил:
– Три насоса!
Депутат тут же повторил.
– Три насоса!
– Не стесняйся, Мир, продолжай!
– Давай-давай, – подбодрила Варвара приятеля. – Огласите, пожалуйста, весь список!
И Мир разошелся:
– В деревне двадцать домов, для каждого дома нужно по тридцать метров металлопластиковых труб для водопровода. С запасом получается семьсот метров.
– Семьсот метров труб, – повторил Борис Никодимович.
– Бетонные кольца для колодцев, фильтры для воды, инструменты, сантехнику и раковины в каждый дом, экскаватор на два дня, – продолжал Мир.
Депутат как заведенный все повторил.
– Привезти все сегодня к вечеру! – скомандовала Катерина.
И депутат таким же уверенным голосом повторил ее команду.
Катерина щелкнула пальцами перед глазами мужчины, и тот как будто очнулся.
– Ого, кажется, заснул. Так устал сегодня, что не выдержал, – депутат глянул в окно. – Не может быть – солнце выглянуло!
– А машины ваши уже завелись, – кивнула ему Катерина. – Можете ехать.
– В следующий раз по новой дороге приезжайте, – добавила Варвара. – А вот вам фотодокументация о сегодняшнем визите. – И девочка отдала депутату несколько фотографий.
– А также запись сегодняшнего вашего выступления перед избирателями, – Катерина улыбаясь протянула депутату кассету.
Борис Никодимович что-то пробормотал и пошел к машинам. Промокшая свита плелась за ним. Иномарки, ожидавшие гостей, тихо урчали. Ключи от машины депутата лежали на багажнике.
Теперь уже Мир удивленно воскликнул:
– Ведь фотографии эти еще в компьютере в моем доме. Они что, по воздуху прилетели?!
– Все бывает, если очень хочется, – холодно сказала Катерина. – Лучше чай пей. Да, что ж ты свое любимое варенье не попробуешь?
– Надо же! Машины завелись без ключей, – воскликнул помощник. – Какого же черта они час назад заглохли?
Промокшие гости не сразу очухались от всего случившегося. Словно обдумывая все, что произошло, они молча сидели на деревенских скамьях. Солнышко начало пригревать, и мужчины повеселели. Помощник принялся разглядывать привезенные им бутылки, недобрым словом поминая спонсора: во всех бутылках вместо водки была какая-то мутноватая жидкость. Неожиданно в одной из бутылок содержимое снова стало прозрачным. Охранник недоверчиво открыл ее и понюхал. Затем отпил глоток и пустил бутылку по кругу. Настроение у мужчин заметно улучшилось.
Гости сели в машины и уехали. На Луненском мосту им пришлось пропустить длинную «шаланду», доверху нагруженную бетонными кольцами, сантехникой, трубами и насосами. Еще через час в Харчевню въехал экскаватор.
Мир умело руководил стройкой. Рядом с Луненкой в прочном грунте была вырыта глубокая яма. Туда опустили несколько бетонных колец. Вскоре в колодце стала накапливаться чистая вода. Через фильтры она поступала в большую емкость, откуда насосы должны были подавать ее в спрятанную за деревьями водонапорную башню на высоких сваях. Ну а далее по трубам вода должна была поступить в каждую деревенскую избу.
Мир и Егор обошли всю деревню и, как опытные сантехники, установили раковины в каждом доме.
– Пожалуй, все учтено. Ну что, вперед! – Мир нажал кнопку.
Насосы, качающие воду, заработали, и вскоре бак водонапорной башни стал полным. Деревен­ские жители недоверчиво повернули краны, и из них потекли прозрачные струи.
– Какая вода вкусная! – хвалили старухи. – Прямо ключевая.
На заброшенной ферме экскаватор выкопал огромную яму, и в нее опустили большую круглую цистерну. Мир убедил деревенских жителей не закапывать мусор в землю.
– Во многих странах из отходов получают биогаз. Давайте и мы попробуем.
Раз в неделю Егор на тракторе отвозил мусор и загружал его в цистерну. Нетерпеливому Миро­славу хотелось ускорить этот процесс.
– А могут ли владельцы коров пожертвовать часть навоза на общее дело? – поинтересовался он.
– Мир, для тебя ничего не жалко. Теперь тебе благодарные бабки и картошку отдадут, не то что навоз.
Вскоре цистерна была полна. Сбоку из цистерны торчал рычаг. Вращая его, можно было помешивать содержимое. Это должно было ускорить процесс образования газа. Но, сделав полкруга с рычагом в руках, Мир понял, что ему не по силам эта работа. Махнул рукой и поплелся домой.
Катерина остановила огорченного мальчика.
– Мир, а часто мешать надо?
– Я думаю, кругов по пять три раза в день делать надо. Иначе не скоро забродит и газа на всю деревню не хватит.
– Неужели не поможем? – подмигнула Варваре Катерина. – Пойдем посмотрим.
Подруги направились к цистерне.
– Как я поняла вращать надо вот эту штуку.
– Попробуем! – Варвара устремила свой взгляд на рычаг, мысленно стараясь сдвинуть его. Рычаг заскрипел, проехал с метр и остановился.
– Ну ты даешь! Да, сильна, – рассмеялась Катерина. – Я, пожалуй, так не смогу. Да только тут надо головой думать.
– Так что делать? – обиделась девочка.
– Я слышала, что ты с непобедимым деревенским быком Борькой справилась?
– Ой, точно.
– Так заставь его работать. Я сейчас его пригоню, а ты уж с ним сама договаривайся.
Бык Борька с недавних пор старался исполнять любое желание Варвары. То подвезет ей воду на огород, то покатает девочку на себе. Варвара подошла к быку и почесала его за ухом.
– Борька, ты у нас самый сильный в деревне! Ведь так? Видишь этот рычаг? Сделай пять кружочков вокруг цистерны.
Бык громко замычал, нажал лбом на рычаг и без всякого напряжения сделал несколько кругов вокруг цистерны.
– Значит, договорились, Борька? По пять кружочков утром и вечером, – попросила Варвара. – А мы с Катей тебе за работу вкусных лепешек напечем.
Уже через день большой резиновый шар, торчащий над цистерной, надулся.
– Ура! – закричал Мир. – Газ пошел. Теперь принимаемся за очистку.
Газ из цистерны, пройдя разработанную Мирославом очистку, был закачан в газовые баллоны.
– Что ж, Варвара, – гордо поднес спичку к конфорке Мир. – Ты, кажется, обещала на газовой плите блины испечь?
Газ горел ровным голубым пламенем. Месторождение «Навозная скважина» исправно давало полезное топливо. Всей Харчевне хватало.
– Кстати, когда нам уважаемый Борис Никодимович дорогу в Харчевню проведет? Неужели забыл? – вздохнула Варвара.
– Не забыл. Я на картах раскинула. Какая-то дама треф его отговорила, – пояснила Катерина. – Не сделает дорогу к Харчевне этот депутат. Очень уж он на нас зол. Те трубы предназначались для его особняка. Сильно он эту потерю переживает. Правда, сон о плохих дорогах Борису до следующего лета будет сниться. Я уж позаботилась. Кстати, его машина теперь перед каждой лужей глохнет.
Подружки рассмеялись.
Слухи о счастливых жителях Харчевни пошли гулять по всей области. Частенько приезжали гости. Высокий молодой человек долго осматривал творения Мирослава. Иногда он улыбался и одобрительно качал головой. Затем направился в гости к мальчику.
– Разрешите представиться. Добрыня Пересветович. Лучше просто Добрыня. Также депутат, как и Борис Никодимович. Все знаю про ваши неприятности. Рад помочь, хотя мой округ немного восточнее, в районе Тихвина. Хочу предложить вам работу. Я бы хотел, чтобы вы устроили такую же хорошую жизнь в соседних деревнях. А эту деревню я теперь беру под свой контроль. С Борисом я договорюсь. Харчевня как раз на границе наших избирательных участков.
Мир задумался.
– Согласен, Добрыня, – кивнул он наконец. – Но с одним условием: если дорогу в Харчевню проведете.
Добрыня улыбнулся.
– Чтобы ты не сомневался, выйдем из дома. Прислушайся!
Из-за леса слышался шум дорожных работ.
– С утра уже треть пути прошли. Сразу несколько грейдеров работают. К концу недели дорогу до вас дотянут и выровняют. Не асфальт, конечно. Но щебенка и гравий отличные, дождями не размоет. Ширина дороги метров восемь. Кстати, а что у вас с Борисом Никодимовичем вышло?
Мир промолчал.
– Молодец, своих не выдаешь. С девушками тебе повезло! Привет им передавай. Я предлагал Борису дороги в наших соседних районах вместе строить, но вы его чем-то обидели. Отказался. Кстати, Мир, я завел тебе трудовую книжку. Трудовой стаж пошел с октября. Теперь ты помощник депутата. А вот это тебе аванс и сразу премия и за водо– и газоснабжение, а также за телефонизацию всей деревни. Распишись. Будешь столько же каждый месяц получать, если согласишься быть моим техническим консультантом. Моя машина будет за тобой приезжать и возить тебя по деревням района. А ты прикинь, что и где надо сделать, волшебник ты наш. Только уж разреши к твоей славе примазаться, Мирослав: сказать, что я тоже чуть-чуть помогал. Нам, депутатам, отчитываться надо.
Варвара и Катерина от всей души поздравили Мирослава.
– Так, а разве вы тут ни при чем? – спросил Мир девушек. – Без вас мне и ржавого гвоздя бы не привезли. И кто бы о нас узнал? Предлагаю так – половину пустим в фонд деревни, а остальную часть делим на три части. Почему-то Добрыня о вас знает. Считай, Варя. – И он протянул пухлый конверт девочке.
– Да столько мои родители за год не зарабатывают, – удивленно сказала Варвара, пересчитав деньги. – Тут не только рубли, тут еще и «зеленые». Куда нам столько?
– Не волнуйся. Найдем как потратить. Еще и не хватит, – успокоил подружку Мир. – Придумаем, чем заняться.
– Предлагаю устроить деревенский кинотеатр, – улыбнулась Катерина. – А фильмы ты нам самые лучшие с Интернета скачаешь.
– Что ж, идея хорошая, – кивнул Мир.
И уже через неделю состоялся первый сеанс. В старом деревенском клубе, который был закрыт лет двадцать, быстро наладили современный кинотеатр. Каждую среду и субботу фильмы «крутил» механик Егор.
Гадания у Катерины
У Мира появилось новое занятие. Частенько ему домой звонило районное начальство, и прибывшая машина увозила мальчика в соседние деревни. Иногда Мир отсутствовал несколько дней и возвращался домой с целыми мешками гостинцев, которыми его одаривали благодарные жители. Мед, варенье, сало, колбаса в доме не переводились. Причем подобные «командировки» становились все чаще.
Поэтому в последнее время Варвара вечерами приходила к Катерине. И уходила от нее поздней ночью. Катерина поняла, что из девочки получится настоящая добрая ведьма, и учила ее всем колдов­ским премудростям. Для начала старшая подруга познакомила девочку с различными гаданиями.
– Это всегда поможет в жизни, – приговаривала Катерина.
Вскоре способная Варвара предсказывала судьбу не хуже любой цыганки. Научилась гадать по руке, по золе, по плавленому воску, на кофейной гуще и даже по веревке повешенного когда-то злодея. Ее Катерина достала из своего сундука. Вскоре у подруг стали возникать споры о правильности предсказаний. Тренировались в предсказании погоды на завтра, в результатах спортивных соревнований, в том, кто победит на выборах в разных горо­дах и странах. Девушки часто устраивали тотализа­торы. Приходилось даже заглядывать в гадальную книгу, чтобы выяснить, кто прав. И оказывалось, что в этих спорах почти всегда побеждала Вар­вара.
– Ну, раз ты стала так сильна в предсказаниях, то пора заняться серьезным делом. На кофейной гуще и картах пусть цыганки гадают, а если ты хочешь всего достичь, то надо использовать нечистую силу. Заставить ее поработать. Сегодня в полночь идем на лесное озеро, – сказала как-то в конце ноября Катерина. – Погадаем у проруби.
– Это как? – спросила девочка.
– Зимой водяные спят и им снятся вещие сны. Поэтому надо какого-нибудь мелкого водяного из кровати теплой выдернуть и заставить его перенести себя туда, куда пожелаешь.
– Как, разве под водой кроме рыб еще кто-то есть? – удивилась Варвара.
– Обязательно в каждом водоеме кто-то должен смотреть за порядком под водой, – подтвердила Катерина.
Не очень-то Варвара поверила, однако согласно кивнула. Подружки оделись потеплее и пошли на лесное озеро. Ночь была лунная, и снег серебрился на деревьях и на каждой кочке.
– Как красиво ночью в лесу! – воскликнула Варвара.
Озеро от деревни было недалеко, и через полчаса девушки вышли на берег. Катерина сбросила рюкзак и достала из него коровью шкуру. Затем приложила руку ко льду. Тут же появилась небольшая лунка.
– Здорово и сверлить не надо. А мне что делать? – спросила девочка.
– Не испугаешься в будущее заглянуть? – спросила Катерина.
– Не знаю, – пожала плечами Варвара.
– Тогда загадывай время. Для первого раза не слишком далекое.
– Я весну люблю. Можно узнать, где я весной буду? – поинтересовалась Варвара.
– Конечно, можно.
– Тогда садись на шкуру. Зажигай свечку и очерти капающим воском круг вокруг лунки. Если тебе хватит сил, то тогда ты вытащишь спящего водяного из его постели и он отнесет тебя, куда ты загадаешь. Когда подрастешь, можешь узнать, например, где дом будущего жениха. Помни, когда будешь возвращаться, то перед самой прорубью не забудь сказать: «Чур сего места!», а то водяной нырнет обратно в воду вместе с тобой.
Варвара с улыбкой начала капать воском во­круг себя, стараясь поверить в волшебные полеты с водяным. Вдруг она услышала треск льда, а затем девочка почувствовала, что шкура под нею куда-то несется. Варя испуганно схватилась за шкуру и неожиданно увидела перед собой заходящее солнце, зеленый лес и горящий на вершине горы огромный костер. Яркое синее небо ослепило девочку, и она зажмурила глаза.
Варвара не могла предположить, что возвращение в зимний лес произойдет слишком быстро. Через несколько секунд она вновь оказалась в зимнем лесу и упала в проделанную водяным полынью. Девочка не сразу сообразила, что не успела сказать положенное заклинание. Только оказавшись по пояс в воде, Варвара начала выкрикивать: «Чур…» Но ее уже крепко держала за воротник Катерина.
– Испугалась? – вытянув Варвару на берег, спросила старшая подруга.
– Еще не успела. Что это было? Неужели от холодной воды и от испуга мне чушь разная привиделась?
– Рассказывать после будешь, сейчас быстрей побежали домой, а то ты вся мокрая. Заболеешь! Потом все обсудим. – Катерина взяла Варвару за руку, и спустя несколько минут они были дома.
– Лезь на печку. Вот шерстяные носки и теплый халат. Сейчас чай заварю. Выпьешь с малиновым вареньем. Почему не успела зачураться?
– Во-первых, ты не предупредила, что это такое быстрое гадание и я возвращусь через несколько секунд. На свечки и зеркало всегда нужно долго таращиться. А во-вторых, после зимней ночи, там, куда я попала, было светло, а затем, как свет выключили, снова стало темно. Я и ахнуть не успела, как оказалась в воде! – оправдывалась девочка.
– Понятно, это я виновата, что не сказала, что возвращение будет быстрым. И все же что ты успела увидеть? – спросила Катерина.
– Огромный костер на вершине горы и какой-то синий простор вдали, по-моему, море. Но это длилось несколько секунд, поэтому ничего толком я не успела рассмотреть.
– Понятно! – И Катерина, как показалось девочке, с удивлением на нее посмотрела. – А какое время весны ты загадала?
– Майские праздники. Я их очень люблю! Они как маленькие каникулы перед большими.
Катерина задумчиво отошла к окну. Неужели Варвара увидит Змеиную гору уже через полгода?
Знакомство с прабабушкой
После гаданий Катерина стала обучать девочку передавать мысли на расстояние и общаться с духами.
Варвара, находясь в одной комнате, пробовала сообщить Катерине, какую вещь хочет получить. Катерина легко отгадывала ее мысли. То же самое девушки делали и в обратном порядке. Увеличивалось и расстояние, на котором они могли общаться. Наконец настало время, когда подругам не нужен был даже деревенский телефон. Варвара точно знала, когда Катерина зовет ее к себе.
– Раз ты научилась предсказывать события и передавать мысли на расстояние, то теперь должна научиться вызывать духов умерших родственников и великих людей, задавать им вопросы. Такое общение существует уже многие тысячи лет. По нашей «всемирной паутине» ты сможешь общаться с кем пожелаешь независимо от времени и места. Человек может жить в Америке или Австралии, умереть триста лет назад – все равно с ним можно поговорить, – рассказывала старшая подруга.
– А великих людей любых можно вызвать? – удивилась Варвара.
– Легко. Только постарайся не задавать глупых вопросов, а то великий человек может обидеться, на то он и великий. Решит, что его напрасно потревожили. А когда он тебе всерьез понадобится, то дух может не прийти. Вопросы нужно задавать так, чтобы дух мог ответить однозначно: «да» или «нет». Предлагаю сесть за наш стол. Посмотрим, кого ты сумеешь вызвать.
Катерина сняла со стола скатерть. Подружки зажгли свечи и сели за большой круглый стол. Катерина поставила в центр стола перевернутую тарелку, а вокруг расположила вырезанные из картона буквы.
– Готова? – спросила она Варвару. – Кого вы­зывать будем?
– Давай Петра Первого. Можно?
– Правильно! – засмеялась Катерина. – Если уж начинать, то именно с императора. Если не с Наполеона, то тогда с Петра. Помогай мне.
Катерина приблизила ладони к тарелке и спросила:
– Дух Петра, можно ли с вами поговорить?
Некоторое время ничего не происходило, но затем тарелка начала вибрировать под руками гадающих девушек и поползла к букве «Д».
– «Д» – значит «Да». Нам повезло, Петр откликнулся. Теперь можешь задавать свой во­прос, – предложила Катерина.
– Скоро юбилей города. Император Петр Алексеевич, вы наверняка видите сверху сегодняшний Санкт-Петербург. Нравится ли он вам?
Тарелка снова поползла в сторону буквы «Д», а затем повернула к букве «Н».
Варвара удивленно посмотрела на Катерину.
– Такое бывает, – подтвердила она. – И мне не все нравится, что происходит в городе.
– Великий Петр, а вы будете на юбилее города?
Тарелка поползла к букве «Н». Затем она перестала дрожать и замерла.
– Больше нельзя беспокоить.
Варвара согласно кивнула головой.
Девочка делала успехи в колдовском искусстве.
– Ты наша, – сообщила ей однажды Катерина. – Твоя прабабушка Прасковья была великой ведьмой. Все колдуны и ведьмы Европы просились к ней на учебу. Ты и сама многое умеешь, ибо этот дар передается с генами. Просто ты пока этого не знаешь. Но мы с тобой достанем на свет все, что в тебе спрятано.
– Как же так? – удивилась Варвара. – Точно знаю, что моя бабушка ни в какие суеверия не верит. А мама, тем более, ни о чем подобном не думает. Она же у меня учительница. Какие еще ведьмы?
– Вот в этом-то все и дело! Моя тетка говорила так: природный колдун живет долго и всегда старается передать свои умения через три поколения. Происходит так. Если женщина родит девочку, то родившийся от ее внучки мальчик сделается с возрастом колдуном, а девочка – ведьмой. Выходит, что подошла, Варя, твоя очередь. Дело в том, что всякий колдун перед смертью старается передать кому-нибудь свою волшебную силу, иначе ему придется долго мучиться, да и мать-сыра земля его не примет. Прасковье не удалось никому передать свои способности. Враги ее боялись и помешали это сделать. Сгинула она неведомо куда. Вот только теперь, через три поколения, у Прасковьи появилась возможность снять со своей души тяжелую ношу и отдохнуть наконец. Если ты не примешь от своей прабабки ее волшебные способности, то придется твоей прародительнице еще три поколения ждать, чтобы разрешения уже у твоих потомков спрашивать. Она тебя, естественно, будет искать, когда время подойдет. Может со стороны понаблюдать. Может во сне явиться. Этого я не знаю.
Варвара серьезно задумалась. Ведь ей предлагалось полностью изменить свою жизнь. Хотя девочке очень хотелось помочь своей прабабке. Тогда Катерина ей объяснила:
– Не бойся. Для окружающих ты останешься прежней девочкой, и никто из людей, если ты не захочешь, об этом не узнает. К тому же посмотри на меня – я вот тоже ведьма. И что? Никто меня не боится.
– А можно мне с моей прабабкой-ведьмой познакомиться? – спросила Варвара. – Чего ждать!
– Конечно, она, вероятно, и сама этого хочет. Давай попробуем ее вечером вызвать и пригласим на чай, – предложила Катерина. – Тем более приближается день, подходящий для этого. В такие дни принято вызывать из прошлого великих людей и родственников для общения воочию.
– А когда? – спросила Варвара и тут же сама догадалась: – Конечно же, пятница, 13 декабря! Всего два дня осталось. Ладно, я согласна.
Подруги сели за стол и стали вызывать прабабку Варвары Прасковью.
– Прасковья, ответь.
Тарелка задрожала.
– Да!
– Хочешь ли ты увидеть свою правнучку Варвару?
Тарелка сразу дала ответ.
– Да!
– Согласна ли ты прибыть к нам в гости?
– Да!
– Мы ждем тебя в пятницу вечером. Согласна?
– Да!
– Ну, Варвара, готовься морально. Впрочем, ты не бойся. Твоя прабабка симпатичная и веселая, а не страшная бабка-ежка.
Наступила долгожданная пятница. Катерина тоже готовилась к приему Прасковьи. Все же та когда-то считалась верховной ведьмой. В полночь свечи так ярко вспыхнули, что на мгновение ослепили Варвару, и ей пришлось зажмуриться. Когда девочка открыла глаза, то увидела на столе красивый серебряный поднос. Поднос отражал все, как зеркало. Вдруг центр подноса помутнел, а затем в нем появилась красивая рыжеволосая женщина с зелеными глазами, которая смотрела на Варвару и улыбалась. Девочка показалась, что женщина смотрит на них как из телевизора.
– Ну, здравствуй, правнучка! – сказала женщина.
Варвара даже подпрыгнула от удивления. Рыжеволосая красавица рассмеялась:
– Что ж ты не предупредила ее, Катерина?
– Да предупредила я, вместе тебя вызывали. Просто Варвара ко всем нашим чудесам еще не привыкла.
– Давай, внучка, пообщаемся! Впрочем, я ж к тебе не старой бабкой явилась. Так что зови меня просто – Прасковья. А вот тебе мой подарок, Варя.
С пальца Прасковьи соскочила золотая змейка и задвигалась по подносу. Затем она выскочила наружу и поползла прямо по воздуху. Варвара подняла руку, и золотая змейка обвила палец девочки, превратившись в перстень. На голове у змейки была маленькая корона с небольшим зеленым изумрудом.
– По этому перстню тебя все наши узнают, и никто обидеть не посмеет. А если что случится, то пошли ко мне змейку. Я всегда на помощь приду. Болото злое рядом, мало ли кто из поселения Зеленец к вам пожалует. Спасибо, что учишь мою внучку, Катерина. Варвара тебе поможет порядок навести, да и обо мне напомнит. А то что ж это такое? Стали забывать о зеленоглазой Прасковье! – Прасковья заразительно рассмеялась. – Ну, прощайте! Разбирайте подарки. И угощайтесь моими пирожками. Съесть все обязательно! Пирожки сама пекла, и травяные настойки сама делала. В сенях, Варя, ты найдешь все необходимое приданое для ведьм. – И, сказав это, Прасковья исчезла.
Свечи вновь ярко вспыхнули, на миг ослепив девочку. Когда Варвара открыла глаза, то увидела на серебряном подносе целую гору подарков. Катерина сразу начала отделять волшебные подарки от простых.
– Катя, а что за Зеленец такой? Кто еще из болота пожаловать к нам может? – спросила девочка Катерину.
– Болото большое. И места для плохих людей там много, – загадочно ответила Катерина.
Подарки Прасковьи
На одном краю подноса лежали старинная книжка в кожаном переплете с пожелтевшими страницами и маленькое помутневшее зеркальце. На другой его край Катерина сдвинула несколько бутылочек с настойками и груду пирожков.
Пирожки пищали: «Съешь меня!», а бутылочки звенели: «Выпей нас!»
Варвара взяла зеркальце в руку, но своего отражения не увидела.
«Наверно, это для Катерины», – подумала Варвара и положила зеркальце на поднос.
– А без этого нельзя обойтись или хотя бы часть вещей можно у тебя оставить? – спросила Варвара Катерину. – Уж слишком большое оказалось у меня наследство. Куда же я все это дену? И что мне моя мама-учительница скажет?
– Конечно, можно. Пока можешь хранить свое наследство у меня. Прасковья разрешит, – ответила Катерина. – Она тебе полный набор колдовских инструментов оставила. Все это тебе не завтра пригодится, но не это главное. Главное – чувствовать себя ведьмой.
Варвара еще колебалась – принимать ли дары, но любопытство или чары Прасковьи победили, и девочка бросилась в сени и увидела там большой старый сундук, метлу и медный котелок, блестящий внутри и черный снаружи. В котелке лежали пучки каких-то трав.
Катерина с интересом взяла в руки метлу Прасковьи. Как она и ожидала, отполированная палка была сделана из орешника. В прошлом веке, да и сейчас дерево это считалось лучшим материалом для летающих метел. Палка была короткой и напоминала трость, прутьями у метлы были дубовые ветки. Метла была в прекрасном состоянии, а дубовые листья имели золотистый цвет и даже пахли осенним лесом.
На метле была едва заметная кнопочка. Варвара спросила:
– Эта кнопка для чего? Чтобы взлетать?
– Нет. Настоящая ведьма может летать верхом на чем угодно – на вилах или просто на деревянной палке, даже на пучке соломы или на любом растении с длинным стеблем. Мне и метла не особенно нужна. Я в своем плаще по ночам летаю. Главное – это уверенность в себе. Хотя общепризнанным средством передвижения ведьм стала все-таки метла.
– Так для чего же кнопочка?
– Зачем вопросы, нажимай.
Варвара нажала на кнопочку. Ореховая палка еще больше уменьшилась, а дубовые ветки распрямились. Метла превратилась в прекрасный зонтик с золотистым рисунком, никак не хуже японского.
Варвара и Катерина рассмеялись.
– Да, модницей была твоя прабабка. С таким зонтиком и сегодня на Невском не стыдно показаться.
– А он не протекает? Все же зонтик сделан из листьев.
– Подними его и не бойся.
Катерина зачерпнула ковшиком воды и полила сверху на зонт. Вода отскакивала от зонта, как от самого настоящего. Он не протекал.
– Ну как, пригодится?
– Конечно! – Варвара от удовольствия даже подпрыгнула.
– А ты боялась. Летать на метле будем учиться весной, когда ночи станут посветлее. А вот котелок тебе уже очень скоро понадобится, – сказала Катерина. – Для настоящей ведьмы это абсолютно незаменимая вещь. Если б ты знала, сколько снадобий и волшебных мазей из магических трав сварила в этом котелке вдохновения Прасковья. Этот котелок способен превращать простые травы в волшебное снадобье. И запомни: котелок черпает силу из четырех основных элементов – воды, огня, земли и воздуха. Водой его наполняют, огонь заставляет воду кипеть, земные травы варятся внутри него, а пар от булькающего зелья поднимается и смешивается с воздухом.
Подружки открыли сундук. И увидели в нем множество отделений. В большом отделении было несколько красивых старинных платьев, посад­ские и оренбургские платки, в отделениях поменьше – старинные книги, женские украшения.
В самом центре сундука лежала шкатулка. Катерина достала ее из сундука. В шкатулке находился завернутый в кусок черного бархата стеклянный шар. Шар переливался всеми цветами радуги и ежесекундно менял свой цвет.
– Какой красивый! – восхищенно вскрикнула Варвара. – Для чего он нужен?
– Этот шар – необходимый инструмент в арсенале ведьм. На самом деле это магическое зеркало, которое имеет форму шара. Если ведьма хочет, чтобы шар помог ей, то она держит его под светом полной луны. Всматриваясь в глубину хрусталя, она видит, что происходит в любом месте и в любое время, узнает, что делается за многие километры от нее, и находит ответ на интересующие ее вопросы. Когда ведьма не пользуется шаром, она заворачивает его в черный бархат и помещает в плотно закрытую шкатулку. Ни в коем случае хрустальный шар нельзя оставлять на солн­це, так как он превратится в пустую стекляшку. Колдовство для твоей прабабки было настоящей работой. И конечно, ей необходим был набор инструментов, которые она использовала при заклинаниях или приготовлении зелья, словом, при колдовстве.
Катерина аккуратно положила магический шар в шкатулку и плотно закрыла ее.
– Имущество твое от тебя никуда не денется. Давай перейдем к съестному. Пирожки и настойки придется съесть и выпить! Это просьба Прасковьи, которую нельзя не исполнить, – пояснила Катерина.
– А с чем пирожки? – спросила Варвара.
– Пирожки с грибами, а настойки с травами лесными и… с волшебствами различными. Наверно, таким образом Прасковья тебе свое умение передать хочет.
И девушки принялись угощаться дарами Вариной прабабки. Пирожки оказались горячими и невероятно вкусными.
– Теперь давай запьем настоечками. С какой бы начать? Вероятно, с этой. Видишь, как пузырьки выскакивают из бутылочки, а пробка выпрыгивает из горлышка и на место возвращаться не хочет? Думаю, что это настойка летун-травы. Если тебе удастся поверить в силу этой травы, то сможешь улететь хоть на край света.
Варвара с опаской отхлебнула пузырящуюся жидкость. Но вода серебристого цвета оказалась лучше любой «Колы».
– Сейчас узнаем, подействовала ли настоечка. Попробуй горшок с картошкой из печки на стол переставить.
Варвара встала, но Катерина остановила девочку:
– Нет, ты это должна сделать не поднимаясь!
– Как это? – удивилась девочка.
– А вот попробуй. До сегодняшнего дня ты это делала неосознанно или когда очень хотела. Но ведь делала! Книжки у тебя летали и рычаг поворачивался, когда хотела другу помочь. А теперь ты должна это делать, когда это нужно тебе самой.
Варвара посмотрела на печь и увидела, что она закрыта тяжелой чугунной заслонкой.
– Ну, открывайся, печка, – произнесла Варвара.
Ничего не произошло.
– Сама себе не веришь. Вот ничего и не получается, – пояснила Катерина.
Девочка нахмурилась и приказала:
– Заслонка, открывайся!
Тяжелая заслонка колыхнулась, звякнула о печку и снова встала на место. Огромный рыжий кот Баюн, мирно дремавший на завалинке, лениво открыл левый глаз: «Чего, мол, спать мешаете?» – потянулся и с явным неудовольствием посмотрел на девушек.
Варвара вытянула руку с золотой змейкой и увидела, что от руки к заслонке потянулась тонкая золотая ниточка. На этот раз заслонка мягко оторвалась от печки и поплыла по комнате. Кот Баюн, не разобрав со сна, что движется рядом с ним, бросился на заслонку – это же его печка! – и повис на ней. Через секунду раздался пронзительный кошачий визг – заслонка была горячей от печного жара. Баюн скатился на пол и продолжал жалобно выть, облизывая лапы. Конечно, Варвара тут же забыла о задании и бросилась к орущему коту. Горячая заслонка как назло упала прямо на кота и придавила его.
– Вверх, заслонка! – вскрикнули обе кол­дуньи.
И заслонка прямо-таки подскочила к потолку. Кота от больших ожогов спасла только пушистая шубка, но в воздухе еще долго пахло паленой шерстью. Несчастный кот, жалобно мяукая, спрятался на руках Катерины. Обожженные лапы пришлось смазать жирной деревенской сметаной. В качестве компенсации за моральный ущерб и подпаленную шубу Баюн получил целое блюдце сливок.
– По ночам надо меньше гулять, тогда днем спать не будешь, Баюша! – пожурила кота Катерина.
Кот замурлыкал, уже простив хозяйку.
– Поняла, Варя, что все всегда должно находиться под полным контролем? Ну а теперь продолжай выполнять задание.
Варвара взмахнула рукой, и из печки плавно выплыл чугунный горшок с печеной картошкой. Горшок облетел всю комнату. На всякий случай Баюн крепко зажмурил глаза и спрятал голову под мышку Катерины. Горшок подлетел к столу, описал вокруг него круг почета и под аплодисменты Катерины слегка наклонился в знак почтения. Горшок был еще в воздухе, а к нему уже подлетели две тарелки и ложки. Они закружились в хороводе вокруг чугунка.
Варвара продолжала творить чудеса. Дверь открылась, и из холодного чулана прилетела крынка со сметаной. Печеные картофелины выскочили из горшка, легли на тарелки, а ложка полила каждую из них сметаной из крынки. Катерина даже покачала головой:
– Не торопись, Варя. Оставь силы на изучение других волшебств. Прекрасно, что твой организм подружился с летун-травой. Давай подкрепляйся пирожками. Я думаю, что с остальными зельями можно не спешить, попробуем их по весне.
Субботник на ферме
Зима была длинная и холодная. Много было хлопот у молодых жителей деревни. Морозы в деревне доходили до сорока градусов. В соседнем городе Тихвине, до которого было около сорока километров, сломалась котельная и вышел из строя водопровод. Весь город замерз. Добрыня забрал Мира помогать тихвинским инженерам. Больше месяца Мирослав провел в Тихвине, помогая приводить в порядок городские системы. Но и в Харчевне было много работы. Катерина и Варвара бегали по всей деревне, помогая старым жителям заклеивать и утеплять окна. В спасении нуждались картошка и овощи, хранящиеся в подвалах. Таких морозов никто не ожидал, поэтому все нужно было либо утеплять, либо переносить внутрь дома. Плохо было и животным, для которых приходилось устанавливать печки прямо в хлеву.
Наконец морозы отступили, пригрело солнце, и дети взялись за учебу. Из-за морозов и поездок Мирослава в Тихвин каникулы затянулись. Ребята всерьез принялись за учебу. Варваре было тяжело раскачиваться после вынужденного безделья, и потребовалось много сил, чтобы девочка набрала темп. Но все закончилось хорошо. В конце марта ребята успешно сдали все зачеты за девятый класс.
Мир сидел за учебниками две недели, а вот Варвара усиленно изучала билеты только с семнадцатым номером. На экзамене по математике и по русскому языку ей этот номер и достался. Оба получили «пятерки».
– Схитрила? – спросил недовольный Мир. – Так нечестно!
Девочке ничего не оставалось, как, вздохнув, согласиться.
– Не хитрила – просто знала, что достанется номер семнадцать. Во сне приснился и у гадального шара спрашивала – он тоже подтвердил.
– Больше не буду помогать тебе учиться, если будешь так поступать, – пригрозил Мир.
Им осталось только написать два реферата: по литературе и истории, – а выпускные экзамены в девятом классе раньше времени сдавать было нельзя. Поэтому до июня было много времени. Тем не менее Варвара пригорюнилась.
– Ладно! Раз ты такая лентяйка, я тебе рефераты с Интернета скачаю, но зато обед ты за меня будешь варить до самого июня!
– Ой, хорошо! – обрадовалась Варвара.
Мир и не подозревал, что Варвара училась еще в одной школе. В маленькой школе ведьм, которую вела Катерина. А та была учительницей строгой и требовательной.
– Варвара, школьные экзамены у тебя в июне. За них я не волнуюсь. Ты девочка умная и их, безусловно, сдашь. А вот сможешь ли ты сдать экзамены ведьминой комиссии? Что там будут спрашивать – гадальный шар не подскажет. Что я скажу тогда Прасковье, если ее правнучка завалится? А до мая меньше месяца осталось, – предупреждала Катерина.
Кстати, Прасковья появлялась теперь почти каждый месяц и с интересом следила за успехами девочки. Каждый раз Варина прабабка оставляла девушкам какие-нибудь подарки или просила отведать настойки. А уж сколько разных пирогов она всегда приносила!
– Вот эта бутылочка с настоем разрыв-травы. Полгода настаивалась и теперь готова. Эффект замечательный, сама не ожидала, что так получится! – похвалилась Прасковья.
Катерина перебирала бутылочки, оставленные Прасковьей.
– Давай, Варя, испытаем вот это зелье. Самой интересно, что получится.– Катерина взяла в руки пузырек с ярко-красным настоем. – Безусловно, это разрыв-трава. Это растение настолько редкое, что только самые знаменитые колдуны способны отыскать его на белом свете. Как видишь, твоя прабабка принадлежит к числу избранных. Чародеи приписывают этой траве чудодейственные способности сокрушать любые препятствия и разрывать железо, сталь, золото, серебро, медь на мелкие кусочки. На вкус настой разрыв-травы острее самого жгучего перца, так что действовать надо осторожно.
Катерина капнула всего лишь каплю снадобья в стакан с прозрачной ключевой водой, но вода в стакане сразу же окрасилась в красный цвет. Варвара сделала два глотка из стакана и бросилась запивать колодезной водой.
– Как острый перец! Бр-р! – замахала руками девочка.
– Заедай картошкой, пирожками с сушеными грибами; знаю, что Прасковья и силу грибов тебе передаст. Кстати, парочку пирожков для Мира прихвати, чтобы его от неприятностей оградить. Разрыв-трава – грозное оружие, поэтому завтра пойдем потренируемся на заброшенную ферму, – предложила Катерина. – Там есть что порвать. Но на сегодня хватит, уже вечер. Утром встретимся у дома и испытаем, перешли ли к тебе чудодейственные свойства разрыв-травы.
Подруги вышли из дома и направились на край деревни, где еще при советской власти закрылась последняя ферма. Вокруг старых строений ржавела брошенная техника, что портило пейзаж. Старый трактор сполз в канаву и лежал на боку. Сквозь разбитые стекла уже прорастал кустарник.
– Давно я хотела здесь ленинский субботник провести. Да все руки не доходили, – пожаловалась Катерина. – Давай начнем вот с этой сенокосилки или как там эти железные прутья раньше назывались.
– А мне что делать? – поинтересовалась девочка.
– Рвать и отправлять на тракторную телегу Егора. Пускай завтра в поселок отвезет в пункт приемки металлов. Подзаработает немного. Деться ему будет некуда, все равно разгружать придется. Сообразит, что лучше за деньги. Сам-то он не хотел убирать территорию.
– Так они же тяжеленные! Мне их сроду не поднять, – не переставала удивляться Варвара.
– Так на то и разрыв-трава. Командуй.
Девочка подошла к железным прутьям и со всей силы дернула. Прут, как бумажный, оторвался от сенокосилки, и Варвара упала на траву с прутом в руках.
– Ну в тебе и силища, – засмеялась Катерина. – Понежней дергай. Кстати, можешь руками и не трогать. Намечай только место разрыва. Я ж сказала тебе – только командуй.
Варвара тихо, но уверенно приказала: «Отрывайтесь, прутья!» Все прутья разом отвалились от старого агрегата. В месте разрывов возникали красные точки, которые ярко вспыхивали и помогали прутьям отваливаться.
– Тебе помочь? Я сразу буду телепортировать в телегу Егора эти железяки, чтобы бабки из деревни со страху не разбежались. Ведь если ты по воздуху отправлять металлолом будешь, то вдруг кто увидит.
– Как это телепортировать? – спросила Варвара.
– А вот смотри, – Катерина показала на ближайший железный прут. Прут поднялся в воздух и вдруг исчез. Через секунду в телеге Егора, стоящей метрах в трехстах, что-то звякнуло.
– Ну вот, первый прут на месте, – сказала Катерина. – Не завидуй. Телепортация для хорошей ведьмы – дело проще простого. Я потом тебя этим премудростям научу. Давай рви на части большие детали!
Дело пошло быстро. Старый лежащий на боку «Беларусь» ярко вспыхнул красным цветом и сложился, как картонная коробка. Дырявые колеса превратились в порошок и загорелись, завоняло жженой резиной.
– Ой, не переборщила ли я? – воскликнула девочка.
– А я здесь на что? – усмехнулась Катерина и обрушила пласт земли на горящие колеса.
Пожар разом прекратился.
– Неужели разрыв-трава имеет такую силу? – спросила девочка. – А смогу ли я ее найти, если понадобится?
– Когда-нибудь сможешь. Цветочки разрыв-травы подобны маленьким ландышам с резными листиками, но не белого, а ярко-красного цвета и излучают тепло. Где эта трава растет – никому не ведомо. Кстати, разрыв-трава может и вред принести. На некоторых лугах траву косить не могут и опытные косари – все время косы ломаются.
Раз уж мы здесь, давай и клады поищем. Шу­чу – какие здесь клады. Просто достанем с поля все железки, которые спрятались в траве либо оказались под землей. Смотри и учись.
Кстати, можно и клад под землей найти, если он есть, конечно. Видела, как гидрогеологи или местные жители ищут воду? Берут в руки две ивовые ветки или два куска медной проволоки. Когда концы веток потянутся друг к другу, там и можно колодец рыть. А мы с тобой по листику папоротника привяжем к прутьям. Тогда он все железо на поле найдет: ему все равно, клад это или металлическая болванка. Знай, что в умелых руках папоротник – уникальное растение, ключ колдовства и волшебной силы, в особенности для отыскания кладов. Но волшебную силу листья папоротника приобретают в ночь на Ивана Купалу, когда он расцветает красными цветками. Собрав листья, храни их в темном подвале, и они надолго сохранят свои свойства.
– Так ты в Иванов день папоротник собираешь?
– Это обязательно для каждой ведьмы, запомни. Даже если огненного цветка ты в эту ночь и не найдешь, собери хотя бы листья, – пояснила Катерина.
– Летите, веточки! Ищите клады из серебра да золота, да и железо без внимания не оставьте!
Два ивовых прута залетали над полем. Иногда они останавливались и начинали усиленно кланяться. Катерина подавала команду, и все металличе­ские железки вылезали из земли, затем подлетали сначала к нашим ведьмочкам, а потом отправлялись по знакомому адресу – в тракторную телегу Егора. На поле нашлось довольно много старых подков и гвоздей. Эти вещи Катерина отправляла в сторону.
– Старые подковы на счастье! Давай осчастливим всю деревню! – предложила Катерина.
И подковы понеслись ко всем домам Харчевни. Гвозди в полете накалялись докрасна, выпрямлялись и неслись за подковами. Затем они разгонялись и с одного удара прибивали подковы на ворота каждого дома. Ну а без маленького клада девушки все же не остались. Раньше богатые люди при строительстве нового дома клали на счастье под каждый угол по серебряному рублю. В двух местах прутья замахали особенно сильно, аж по земле начали бить. Подняв большие камни, девушки обнаружили две старинные серебряные монеты. Одна из них была российским рублем с портретом императрицы Екатериной Великой, а на второй – явно иностранной – был изображен какой-то рыцарь в красивом шлеме. Старинная монета прекрасно сохранилась, и легко читалась надпись «William The Conqueror. 1066».
– По-моему, это нормандский рыцарь, который стал английским королем Вильгельмом Завоевате­лем. Он дружил с ведьмами. Давай сделаем так, – предложила Катерина,– я возьму себе монету с моей Катей, а тебе завоевывать мир Вильгельм Завоеватель поможет.
Варвара с радостью согласилась. Она, конечно, понимала, что львиной долей своих ведьминых успехов обязана Катерине.
– Конечно, монеты очень ценные. Наверно, за них антиквары в городе большие деньги дадут, но пускай эта старинная монета будет твоим талисманом. Давай монеты на цепочки повесим! – предложила Катерина.
Варвара кивнула головой. Катерина достала булавку и что-то прошептала. Кончик булавки вскоре накалился докрасна, и когда Катерина коснулась булавкой края монет, в них появились ровные маленькие дырочки. Разрыв-трава помогла их прожечь.
– А вот моя цепочка из дома летит! Теперь она твоя.
– Ой, а у меня есть такая же! – воскликнула Варвара. – Попробуй только откажись принять ее.
– Согласна. Только, чур, с условием. Доставь ее сюда, а то не приму.
– Лети ко мне, цепочка, – прошептала Варвара и представила себе, как в ее комнате открывается шкатулка. Но прошло пять минут, а цепочки все не было.
Девочка расстроилась:
– Значит, я не настоящая колдунья.
– Сейчас узнаем, в чем дело. Давай посмотрим в волшебное зеркальце, которое подарила Прасковья.
Катерина достала из кармана матовое зеркальце и спросила:
– Свет мой, зеркальце, скажи и всю правду доложи… Варя, где цепочка лежит?
– В моей шкатулке на столике.
– Зеркальце, покажи шкатулку.
Зеркальце тут же просветлело, и в нем показалась Варварина комната. На столе стояла раскрытая шкатулка. Цепочки в ней не было.
– Нет, Варя, не греши на себя. Из шкатулки цепочка вылетела. Видно, здесь другая причина. Попросим зеркальце рассказать все с самого начала, что произошло, и проследим путь твоей цепочки.
– Свет мой, зеркальце, скажи и всю правду доложи…
Зеркальце снова просветлело. Из него послышалась команда Варвары:
– Лети ко мне, цепочка…
В зеркальце снова появилась Варина комната. Как раз в этот момент шкатулка открылась и из нее вылетела цепочка. Она поднялась над крышами и полетела через деревню. Когда цепочка, блестя на солнце, пролетала мимо большого тополя с густой листвой, она неожиданно исчезла. Большая ворона на секунду вылетела из густой листвы и тут же в ней спряталась. Зеркальце на секунду помутнело, затем на нем появилась новая картинка. Среди густых тополиных ветвей появилось воронье гнездо, в котором что-то ярко блестело на солнце. Зеркальце показало гнездо вблизи, и девушки увидели много различных вещей. Больше всего здесь было блестящих конфетных фантиков, но попадались и ценные вещи, пропажу которых в последнее время столь часто оплакивали местные жители.
– Смотри, Катя, вот золотые часы нашего агронома, а вот блестящая оправа очков бабушки Веры, а вот монетки.
Сверху на фантиках лежала цепочка Варвары.
– Пошли домой, Варя. Сейчас Баюша все сделает. Он нас уже поджидает у дерева.
Катерина подошла к тополю и показала коту зеркальце. Баюн мяукнул и мигом взлетел на дерево. Через некоторое время он мяукнул еще раз, и девушки начали ловить сбрасываемые им вещи. Варвара и Катерина обменялись цепочками и отнесли найденные вещи их хозяевам.
Учеба продолжалась каждый вечер.
– Сегодня ты познакомишься с очень интересным оружием Прасковьи, – сказала Катерина. Этот настой приготовлен из травы нечуй-ветер. Смотри.
Перед Варварой стоял пустой прозрачный пузырек. Но у девочки возникло впечатление, что из пузырька стремится выбраться наружу нечто большое и сильное.
– Попробуй подними, только осторожно, – предложила Катерина.
Варвара подняла пузырек и почувствовала, что он очень тяжелый, а через несколько секунд руку, которая держала пузырек, начало покалывать. Девочка поспешила поставить пузырек на стол.
– Значит, все хорошо, – произнесла Катерина. – Ты и тяжесть чувствуешь, и ощущаешь эту траву. Ведь простой человек ничего не заметит, только слепые видят эту траву и то только тогда, когда наступают на нее босыми ногами. Тогда глаза слепого начинают плакать, и к слепому возвращается зрение. А цветет нечуй-ветер зимой при большом морозе под Васильев день. Но кто из слепых в январе босиком в чисто поле пойдет? Так что шансов у слепого найти эту траву и прозреть очень мало. Видишь, какая у тебя прабабка была! По моим данным, ни у кого из современных колдунов нет нечуй-ветра. Нечуй-ветер и в огне не горит. Любой пожар зальет и любой дождь прекратит. Надо загадать желание и капнуть только одну капельку. Вот смотри.
Катерина взяла ложку, наклонила пузырек и, как показалось Варе, что-то капнула на ложку. Затем Катерина бросила железную ложку в ведро с водой. Ложка отскочила как ото льда. Гладь воды даже не шелохнулась. Варвара недоверчиво потрогала воду. Вода как вода.
– Попробуй сама!
Варвара взяла ложку и попробовала утопить ее в ведре. Но путь в воду был закрыт. Гладь воды была твердой как алмаз.
– Не боишься? Придется, как русалочке, потерпеть уколы иголочек, – предупредила Катерина.
– Не отвалится же рука. – И девочка смело протянула руку.
Катерина наклонила пузырек, и в ладонь Варвары впились тысячи маленьких иголок. Девочка от боли сжала руку в кулак. Через некоторое время боль от уколов стала утихать и вскоре сменилась приятной теплотой. Маленькая ведьма взглянула на пузырек – теперь он был полон какой-то серебристой жидкости, которая все время бурлила.
– А у твоей прабабки в сундуке есть еще и засушенный стебелек нечуй-ветра. Потом увидишь, как он работает.
Научила Катерина Варвару бороться и с заклинаниями разных мелких лесных жителей:
– Кикиморы лесные, водяные, лешие сами по себе не страшны. Ничего плохого они тебе сделать не могут – ты же настоящая ведьма. Но попугать могут. А учиться надо обязательно. Вспомни водяного, который тебя в ледяной воде искупал. Скоро тебе и с остальной нечистью предстоит познакомиться. Так что на ночь открывай книгу Прасковьи, учи заклинания. А если требуется что-нибудь проверить и кого-нибудь вызвать или прогнать, то не бойся – смело экспериментируй.
Как Катерина кикимору Макошу перевоспитала
Давным-давно, несколько сот лет назад, поселилась в Харчевне кикимора. Один из колдунов из далеких краев останавливался в деревне отдохнуть. В то же время приехал в Харчевню цыганский табор. Понравились колдуну песни задушевные, и прожил он в деревне несколько месяцев. И табор и колдун покинули деревню, а вот маленькая Макоша осталась.
Почти все деревенские бабы знали, что живет в их Харчевне кикимора. Из дома в дом переходит. С кем-то дружит, с кем-то ругается, кому-то помогает, кому-то вредит помаленьку. Выглядела кикимора как маленькая тоненькая девочка. Голова с наперсточек, а туловище не толще соломинки.
Волосы у девочки – длинные и черные. Лицо белое с черными глазами. Одетая в лохмотья, Макоша была неряшливой и чудаковатой. Никто ее в деревне не пригрел, никто ее не удочерил – больно страшненькая и черненькая была девочка. Ножки у нее были тонюсенькие, а пальчики на ногах срослись и стали похожими на копытца. На головке у девочки появились два бугорка, и деревенские жители стали кричать: «Чур!» и гонять девочку. Обиделась Макоша и от обиды превратилась в злючку.
Стала кикимора по ночам путать в домах пряжу. От обиды Макоша днем была невидимой, но со старыми хозяйками ругалась. Частенько они недобрым словом ее поминали, когда у них что-либо по хозяйству не ладилось. Кикимора чувствовала несправедливость, особенно если в хозяйских неудачах не она виновата бывала. Тогда в отместку Макоша начинала хулиганить в доме: гремела посудой, бросала и била горшки и плошки, портила хлеб и пироги, кидалась луковицами из подпола или из-за печки, стучала крышками от коробов.
Иногда кикимора оборачивалась черной кошкой: надоедало быть невидимой, да и ласки хозяйской хотелось. Бывало, что хозяйка погладит и молочка в блюдце нальет. Тогда Макоша оттаивала и не вредила такой хозяйке, а наоборот, старалась приносить пользу. Селилась в том доме за печкой, а по ночам берегла сон хозяев и убаюкивала маленьких ребят, невидимо перемывала крынки и оказывала разные другие услуги по хозяйству. И тесто хорошо у такой хозяйки всходило, и пироги получались отличные.
А вот если хозяева пинали черную приблудную кошку, то Макоша забегала вперед и переходила дорогу перед ними. И тогда уже злым людям ничто не помогало: ни плевание три раза через левое плечо, ни обороты вокруг себя, ни попытки обойти черную кошку по другой дороге. Макоша, желая досадить им, щекотала малых ребят так, что те целые ночи не могли уснуть и ревели. А тех, кто постарше, пугала, высовывая свою голову с блестящими навыкате глазами и с козьими рожками, и вообще всячески вредила. Детей часто находили на рассвете спящими головой вниз, а ногами на подушке.
Кикимора как могла развлекала себя. Так как играть ей было не с кем, то забавлялась Макоша с домашними животными и птицами. Любила кикимора поиграть с курами. По ночам не давала им спать, насылала на них «вертун», отчего те кружились до изнеможения, или прикидывалась лисой и дергала из хвостов перья. В курятнике царил жуткий переполох, хозяева испуганно хватались за вилы и топоры и бежали спасать кур, но никого в курятнике не находили: спрятаться Макоше было проще простого.
Летом Макоша любила кататься на лошадях и загоняла их до того, что они к утру оказывались чуть живые и все в мыле. Если хозяева не одаривали ее старой одеждой, то кикимора стригла шерсть у овец. Причем делала это весьма озорным способом. Баран после ее стрижки походил на пуделька и не хотел выходить в стадо.
Местные жители пытались избавиться от Макоши. Заговоры произносили, целебной и святой водой стены опрыскивали, знахарей приглашали. Но кикимора из дома в дом бегала или затихала на время. Знала Макоша, что все заговоры – это глупости, но все равно ей было обидно, что ее не понимают, не принимают и никогда не обогреют. По-прежнему выла она по ночам в трубу, гоняла коз и лошадей, и с такой злостью раскручивала кур в курятнике, что те околевали.
Стали люди носить обереги – камни с дырочкой, – вешали в курятниках разбитые кувшины, обвязывали солонки пояском из можжевельника, чтобы кикимора не могла посолить кусок хлеба и насолить хозяевам. Для защиты овец и кур пробовали хозяева класть в сарай медвежью или волчью шерсть. Правда, результат был обратным. Животные, почуяв запах лесного зверя, не спали и в ужасе бросались на стены.
Кикимору иногда старались не запугать или прогнать, а задобрить. Деревенские бабы считали, что кикимора очень любит папоротник, поэтому, если она вдруг начинала буйствовать, хозяева перемывали все в доме настойкой из корней папоротника, полагая, что после этого кикимора перестанет греметь и бить посуду, ломать вещи и досаждать домочадцам.
Долго жила кикимора в деревне и поняла наконец, что отличается она от людей, ближе она к духам лесным, потому и решила Макоша покинуть Харчевню. Но и в Поселении Зеленец не приняли Макошу. Уж больно невоспитанной и злой казалась она лесным жителям. Давали ей самые плохие задания: поджечь, навредить, испугать. А затем и вовсе решили от нее избавиться, так как никто не хотел брать ее к себе в дом, а свой дом Макоша построить не могла: уж больно слабенькой была, да и не умела.
Тут и дали ей новое задание. Следить за Катериной и Варварой. Не представляют ли они опасности для лесных жителей? Не замышляют ли чего? И решили ведьмы из Зеленца послать кикимору обратно в деревню. Не хотела Макоша возвращаться в родную Харчевню, помнила – как часто обижали ее местные жители. Но спорить с могучими лесными ведьмами она не могла.
Как только узнали темные силы, что Дед-Всевед поселил Катерину в Харчевне, тут же подкинули в ее дом кикимору. Превратили Макошу в деревяшку, обмотали тряпкой и закинули эту деревянную­ куклу за печку. Когда Катерина поселилась в доме, ожила Макоша и очень расстроилась, что очутилась опять в нелюбимой деревне.
Катерина первое время долго не могла уснуть, так как переживала за мужа. А вскоре поняла, что не одна она не спит. Кто-то еще горестно вздыхает по ночам. Когда нашла Катерина куклу за печкой, то сразу поняла, что в доме поселилась кикимора. И даже чуточку испугалась, так как кикимора была «посаженная». В древние времена особенно боялись «посаженных» кикимор. По мнению хозяев, тогда приходилось бороться и с кикиморой, и со злыми духами, которые «посадили» кикимору в дом. Куклу старались найти и удалить из дома; при этом иногда разбирали весь дом, перебирали его и даже переставляли на другое место.
Конечно, Катерина могла легко справиться с кикиморой, но она захотела все решить по-доброму. Скольких трудов стоило ей кикимору перевоспитать! Не хотела Макоша разговаривать с Катериной, уж очень обиженной она была на весь свет. Сотни лет прошло с рождения Макоши, но по характеру она была как маленькая капризная девочка, да и на вид такая.
Пробовала подружиться Катерина с Макошей: то конфету вкусную оставит, то шерстяной носок за печку уронит, – ничто не помогало. Видно, ушла в переживания кикимора или очень уж озло­билась. Тогда сходила Катерина к деревенским бабкам и приобрела у них старые веретена, прялки, коклюшки. В поселке на базаре купила несколько клубков ангорской шерсти. Успокоилась кикимора, стала работать по ночам – тихо завертелись веретена. Нашла раз Катерина на печке подарок для себя – теплые шерстяные носки. Но говорить и дружить с Катериной Макоша по-прежнему не хотела.
Одного дня в году особенно боялась Макоша – 17 марта праздновался Герасим-грачевник. Снег еще лежал, но уже посерел, а вокруг деревьев и вовсе растаял. Уже начали вить гнезда прилетевшие грачи. В этот день обидчивая Макоша была особенно ранимой. На Герасима был у нее день рождения. Но подарков ей никто никогда не дарил. Более того, один раз выгнали ее в этот день из дому. Хозяин нашел куклу и то ли в печку бросил, то ли со двора вывез, но на следующий день оказалась кикимора в лесу. Без куклы-щепки нельзя было ей в этом доме оставаться, хотя этим хозяевам Макоша ничего плохого не де­лала. Катерина узнала у Баюна, что 17 марта – день рождения Макоши. Запрягла утром девушка сани, расстелила на них шубу мехом вверх и собралась в лес, чтобы привести напиленных летом дров березовых, положила в сани топор и деревянную куклу.
Горько заплакала кикимора. Решила, что вновь ее из дому выгоняют. Вспомнила, как именно в этот день выгнали ее хозяева из дому с такими словами: «Ах ты, гой еси, кикимора домовая, выходи из горюнина дома скорее, не то задерут тебя калеными прутьями, сожгут огнем-полымем и черной смолой зальют. Вон, бес окаянный, на бесконечные лета, отныне и до века!»
Когда Катерина вернулась из леса, то услышала тихий плач и вздохи из курятника: Макоша собирала пух и перья, чтобы теплее ей было в лесу до лета, раз уж выгоняли ее. Катерина во­шла в дом. Положила на печку маленькие варежки, теплый пуховый платок и красивую куклу с бантом и громко сказала: «С днем рождения, Макоша! Посмотри, какие я тебе подарки прине­сла!»
Затихла кикимора в курятнике. Но любопытство маленькой девочки взяло вверх, и вскоре из-за печки раздался радостный детский смех. Пригласила Катерина ребят. Варвара принесла книжку с картинками и целый мешок своих старых детских игрушек, а Мир – маленький приемничек с наушниками, который сделал сам.
– Так кто к тебе, Катерина, приехал? Где гости, где твоя племянница? – удивились дети, увидев, что Катерина одна.
Катерина загадочно улыбалась и резала горячий пирог с капустой с надписью «С днем рождения!».
– Проходите, гости дорогие!
Катерина взяла тарелку с куском пирога, поставила на печку и сказала Миру и Варвару:
– Кладите подарки сюда на печку.
Ребята недоуменно переглянулись, но спорить не стали и положили подарки на печку. Катерина задернула полог-шторку на печи и пригласила детей за стол, а затем разлила по стаканам вкусный клюквенный морс и произнесла тост:
– За весну! За тебя, Макоша Герасимовна!
Дети ели и нахваливали пирог с капустой:
– Ни одна бабка в деревне такие вкусные пироги не печет. Какое пышное у тебя тесто!
– А я его заговариваю, чтобы выше поднималось, – рассмеялась довольная Катерина.
За печью раздался шорох.
– Это Баюша у тебя там хулиганит? – спросила Варвара. В ответ с окна, куда попадали солнечные зайчики, раздалось: «Мяу!» Это Баюн услышал свое имя и подал голос.
– Так кто ж у тебя на печке? – Мирослав подошел и отодвинул шторку. Никого на печи не было. Но куда исчезли подарки-то? – Ты, Катя, настоящий Кио. Как тебе все спрятать удалось? – заинтересовался Мир. – Научи.
Из-за печки вылетел маленький шерстяной носок.
– Раз именинница кидается шерстью, значит, подарки понравились, – пояснила Катерина.
Ребята переглянулись, но ничего не сказали. Ну, летают носки – ладно, спрятались подарки – хорошо. Главное, что пирог был очень вкусный.
– Еще кусочек хочу, – попросил Мир.
А когда ребята уходили домой, то увидели в сенях маленькую черную кошечку, почти котенка. Кошечка приподняла хвостик и, как показалось Варваре, взмахнула лапкой.
– Ой, какая симпатичная у тебя кошечка; можно, я ее к себе возьму поиграть?
– Если Макоша захочет, она к тебе сама придет, – рассмеялась Катерина.
И кошечка не раз приходила в гости к девочке Варваре.
Банник
Как правило, суббота в большинстве деревень – банный день. Из города, особенно когда пойдут грибы и ягоды, в деревню к бабкам приезжают родственники. Сходят за грибами, помогут в хозяйстве, а вечером – обязательная баня. Но на дворе было начало апреля, и горожане в Харчевню еще не приехали.
На берегу реки стояло несколько бань. Деревенские техники Мир и Егор уже давно пользовались небольшим насосом для того, чтобы обеспечить все деревенские бани в пятницу водой. Как следует попарившись, мужики ныряли в холодную Луненку. Затем очередь была за женщинами.
– Баня свободна, идите! – прокричал Мир, проходя мимо дома Катерины.
– А сколько раз парились? – спросила Катерина, высунувшись из окна.
– Два раза!
Варвара и Катерина тоже собирались в баню.
– А зачем ты спросила, сколько раз парились? – поинтересовалась Варвара.
– Да в моем положении лучше лишний раз не ссориться с местной нечистью. Ведь четвертая парная очередь в бане – ее. А нечисти да соглядатаев, после того как мы с тобой в деревне поселились, сколько угодно. Нам одного раза – третьей очереди —вполне хватит, чтобы попариться, – пояснила Катерина.
Варвара передернула плечами. Ей тоже казалось, что за ней все время кто-то следит. Только она боялась признаться в этом. А вот Катерина говорила о нечисти совершенно спокойно.
– Местному Баннику все бани в деревне подвластны, но, конечно, наша современная банька ему больше всего понравилась. Воды – сколько душе угодно плюс электрический подогрев подведен, и сухую финскую сауну мужики сделали.
– А кто такой Банник? – испуганно спросила Варвара.
– Да дух, который поселяется во всякой бане за каменкой под полком, на котором обычно парятся. Наш местный Банник – очень вредный старичок. Весь шерстью оброс, как медведь, так что ему даже одежда не нужна, – рассказывала Катерина. – Три подачи пара на каменку он выдерживает, а после четвертой начинает злиться и плескаться кипятком, может даже треснувшими горячими камнями кинуть, и приходится из парилки бежать. А бежать надо умеючи, задом наперед, а то он может совсем зашпарить. Четвертую перемену пара Банник считает своей и позволяет мыться только своим родственникам и чертям.
– Так что, этот мохнатый дед на нас будет пялиться?! – возмутилась Варвара.
– Стесняешься? – рассмеялась Катерина. – Это же нечистый дух из нежити.
– Как это из нежити? – не поняла девочка.
– Нежить – это существо без плоти и души, но имеющее человеческий облик или облик какого-либо животного. Моя бабка говаривала: «У нежити своего облика нет, она ходит в личинах». У нашего деда Банника сиплый голос, и он может обличья менять. Банник старается быть невидимым, хотя некоторые уверяют, что видели его и что он – старик, как и все родственные ему духи: недаром же они прожили на белом свете так много лет. Правда, вряд ли любой человек может Банника увидеть, разве только когда в баньку под хмельком полезет. Тогда встретится ему крошечный старикашка, одетый только в липкие листья, отвалившиеся от веников.
Но тут Варвара заупрямилась:
– Не хочу со старым дедом вместе париться!
– Хорошо, попробуем с ним договориться. Кстати, тебе это даже интересно будет. Заставим его старой бабкой прикинуться, чтобы тебя не смущать, – предложила Катерина. – Давай Банника нашего задобрим. Говорят, что надо принести ему угощение: кусок ржаного хлеба, круто посыпанный крупной солью.
Катерина достала из печи горячий хлеб, отрезала ломоть и несколько раз взмахнула над ним солонкой, что-то приговаривая.
– Чувствую, что у нашего Банника нрав капризный и обидчивый.
Подруги вышли из дома и прошли несколько метров.
Вдруг Катерина, как показалось Варваре, недобро усмехнулась и повернула к сараю, в котором был курятник.
– Цып-цып-цып! – ласково позвала она.
Куры доверчиво собрались вокруг Катерины, ожидая корма, но хозяйка ловко схватила черную квокшу и засунула ее в бельевую корзинку.
– Курица-то тебе зачем? – не переставала удивляться Варвара.
– А это если не удастся договориться по-хорошему. Воевать так воевать!
Девушки зашли в баню.
– Здравствуй, Банник! Спасибо тебе за баню. Мужики говорят, ты хорошо сегодня истопил: и пар мягкий и жар добрый, – похвалила Катерина.
В ответ – молчание.
Девушки начали спокойно раздеваться, а Варвара даже подумала, что Банник – это либо сказка, либо шутка. Вдруг в бане раздался звон упавшего ковшика. Катерина приоткрыла дверь, и от каменки послышалось шипение, в котором можно было уловить такие слова:
– Четвертая очередь – не ваша!
– Так ведь сейчас третья, – возразила Катерина. – А мы тебе гостинец принесли. Так что ты посиди, пожалуйста, под лавкой.
– Нет, четвертая! Егор первый пар пробовал. – Видно, в бане все же кто-то был.
– Так проба же не в счет! – попыталась договориться Катерина. Она просунула в дверь кусок черного хлеба, густо посыпанный солью, на который положила маленький кусочек мыла.
В ответ – снова молчание.
– Так мы войдем. Банник, будь добр, прикинься старушкой или под лавку залезь, а то Варвара тебя стесняется.
Катерина вошла в парную, и тут на каменную кладку сверху брызнула вода и от камней повалил пар, который обжег ее обнаженное тело. Девушка закричала и выскочила из парной.
– Ах, вот ты как! Ну ладно, Банник, берегись!
Катерина достала из корзинки черную курицу и запустила ее в парную. Внутри бани раздался страшный шум, тазы с грохотом попадали на пол. Вскоре из парной выскочило нечто похожее на грязную болонку, все облепленное листьями от березовых веников. Существо злобно шипело и отфыркивалось. Сзади прыгала черная курица, норовившая побольнее клюнуть лохматое существо. Катерина открыла дверь на улицу, и странная пара покатилась с обрыва к реке. Курица не успокаивалась и продолжала преследовать Банника до тех пор, пока он не оказался в Луненке. Чернуха победно закудахтала.
– Ну вот, теперь можно мыться. Смажь мне ожог. Я примерно этого и ожидала. Потому мазь и прихватила, – спокойно произнесла Катерина. – Но война объявлена! Никого не боится Банник, вот только черная курица почему-то для него хуже смерти. Захочешь Банника в своей бане поменять – принеси к нему черную курицу.
Варвара смазала ожог, и красное пятно на теле Катерины вскоре исчезло. Когда девушки попарились и помылись, Варвара задала волнующий ее вопрос:
– Катя, а почему мне кажется, что за мной все время наблюдают?
– Ну, во-первых, ты с недавних пор тоже почти ведьмой стала. И во-вторых, следят не только за тобой, а за всеми моими друзьями, – ответила Катерина. – Не все ко мне хорошо относятся. Много я себе врагов нажила, хотя и живу недолго. Вот и прислали они разведчиков в нашу деревню. Теперь, после того как мы с тобой в деревне поселились, соглядатаев из нечисти сколько угодно.
Когда девушки возвращались домой, им встретился Мир.
– С легким паром! Что это был за шум? – поинтересовался Мир.– Мы уж хотели бежать выручать вас.
– Да какая-то бродячая собака в баню залезла. А вы почему дверь в баню неплотно закрыли? – перешла в наступление Катерина.
Варвара загадочно хмыкнула.
Добрые помощники Катерины
– Как ты думаешь, далеко ли убежал Банник? – спросила Варвара Катерину.
– Да, вероятно, к своим родственникам и дружкам, – ответила Катерина. – Есть духи добрые, но есть и злые. С добрыми я подружилась; они меня любят. И очень часто помогают.
– А где же твои добрые духи? – не поверила девочка. – Что-то я до сих пор никого из них у тебя не видела.
– Как?! Вот, например, мой самый главный добрый дух, которого ты прекрасно знаешь. Баюша! – ласково позвала Катерина.
Кот прыгнул Катерине на колени и замурлыкал.
– Баюша, а мы Банника из деревни прогнали. Поможешь нам с остальной нечистью справиться? – спросила Катерина.
Кот лизнул хозяйку в щеку.
– Но ты говорила, что духи – это нежить. Разве Баюша неживой?
– Конечно, живой. Но ему в детстве душу кота заменили на волшебную. Был он лесным котом, жил рядом с болотным поселением, но, видно, там не прижился. Когда ему дали задание следить за мной в Харчевне, то он с радостью согласился, лишь бы быть подальше от болота. Но злые духи пытаются пакостить. Надо бы их кого разогнать по углам, а кого и вообще из деревни выгнать. А ты нам поможешь? – Катерина быстро стукнула по столу два раза, а через пару секунд – еще раз. – Тише, – шепнула она Варваре. – Надо немного подождать, пока Барабашка отзовется. Он со мной из городской квартиры в деревню переселился.
Через полминуты откуда-то из подвала раздался стук, похожий на Катин. Кто-то стукнул два раза, затем еще один.
– Барабашка проказлив, как маленький ребенок, но он очень стеснительный. Привык прятаться. Я его никогда не видела. Он раньше был большим проказником: стучал, шумел, посуду сбрасывал со стола, краску разливал, газ у меня дома в городе зажигал, воду в кранах открывал, предметы всякие двигал и бросал. А здесь, в деревне, вроде мы с ним поладили. Я ему несколько электронных игрушек подарила, и они ему понравились. Теперь Барик подолгу в них играет и почти не хулиганит.
Из подвала снова донесся одобрительный стук.
– С теми, кто ему понравится, Барабашка охотно беседует и отвечает стуком на все вопросы. Пришлось нам с ним азбуку Морзе выучить. Перестукиваемся теперь. А два плюс один у нас условный сигнал: «Ты здесь? Поговорить хочешь?»
Катерина отстучала для Барабашки длинную фразу: «Слушай внимательно! Помогать будешь?» Ответ пришел почти сразу же и был коротким: «Буду!»
– Злых духов Барабашка не терпит, и в случае необходимости мы попросим его узнать, где прячется местная нечисть.
Приглашение на шабаш ведьм
Однажды вечером, когда ребята пили чай у Катерины, Варвара услышала вдалеке гулкий металлический звук: будто удар по висячему рельсу. День был тихий.
– Неужели из соседней деревни так слышно? Может быть, там пожар? – обратилась девочка к Миру. – Ты слышишь? Вчера вечером тоже были слышны удары.
Мир удивленно пожал плечами:
– Ничего не слышу.
– Выйди на улицу, узнай у мужиков, что там случилось, – попросила Варвара.
Когда Мир вышел, Катерина успокоила девочку:
– Спокойно, Варя! В соседней деревне ничего не случилось. Останься у меня ненадолго, после того как Мир уйдет.
Вернулся Мир и подтвердил, что в округе все спокойно. После чаепития Варвара сказала Миру:
– Я сегодня останусь у Кати, завтра встретимся.
– Кстати, я тоже слышу удары невидимого гонга, – подтвердила девочке старшая подруга. – За десять дней до предполагаемого шабаша ведьмам напоминают об их долге, и слышат эти звуки только те, кому они предназначены. Поэтому не удивляйся, что Мир не слышал никаких звуков. А дело в том, что тебе уже тринадцать лет, Варя, – напомнила Катерина. – И в ближайшую неделю тебе надо решить, хочешь ли ты стать настоящей ведьмой.
– А если хочу? – попыталась пошутить девочка.
– Это серьезно! Тогда нам с тобой перед май­скими праздниками отдыха не будет. В Вальпургиеву ночь – с 30 апреля на 1 мая – юные ведьмы и колдуны во всем мире проходят обряд посвящения. Предстоит и тебе его пройти на шабаше ведьм, если, конечно, захочешь.
– Это страшно? Что со мной будет? – взволнованно спросила Варвара.
– Сразу успокою тебя, что душу дьяволу тебе продавать не придется, так как ты у нас ведьма родовая и этот дар тебе перешел по наследству от Прасковьи. Тем не менее родовым ведьмам обряд посвящения пройти труднее, чем простым людям. Старики не хотят делиться с ними властью, но зато родовые могут выбирать, кем они потом станут – белыми или черными ведьмами.
– Белые ведьмы – хорошие? – спросила Варвара.
– Какой ты будешь ведьмой, злой или доброй, белой или черной, покажет время, – пояснила Катерина. – Это ты сможешь решить сама. Главное отличие белых колдунов от черных в том, что черные только наводят порчу, а белые не только наводят, но и умеют ее снимать. У тех людей, кто хочет продать душу дьяволу, путь один – только в черные колдуны. За это они обретут какие-то блага, славу, сделают карьеру. У них проблем на шабаше обычно не возникает, но могут пострадать их потомки, которые уже не смогут жить обычной жизнью. В будущем к ним обязательно придут с вопросом о душе. Ведьм будет тринадцать, и тебе надо получить большинство голосов. Один голос – мой – у тебя уже есть.
– Спасибо, Катя. Ты ведь, как я понимаю, белая ведьма. А какие еще ведьмы будут на шабаше?
– Я на самом деле полосками, как зебра, – черно-белая, – отшутилась Катерина. – Впрочем, должна тебя огорчить – большинство ведьм, конечно, черные. Тебе осталось набрать еще шесть голосов. Тогда тебя примут в ведьмы. Все зависит от того, как мы с тобой подготовимся. Прасковью не все верховные любили. Уж очень независимой она была, но зла добрым людям никогда не делала. А ты как-никак ее родственница. Поэтому скорее всего и тебя не все радостно примут: попытаются порчу какую-нибудь наслать, заговор вокруг тебя сплести.
– Как же я смогу от могучих ведьм защититься? Ведь ты говоришь, что на шабаше будут самые известные и сильные ведьмы, – испуганно спросила девочка.
– Это как маленькое соревнование «кто кого». Ты должна создать свою непробиваемую мазь, а ведьмы попытаются твою защиту пробить. Но можно и по-другому набрать голоса. Не спорить с ведьмами, а принять их условия и предложения, если тебя они устроят.
– А можно только сделать вид, что принимаю? – перебила Варвара.
– Молодец, начинаешь соображать, – похвалила Катерина. – Ты девочка умная, у тебя хорошие шансы.
Приготовление снадобий
– Прежде всего мы с тобой должны сварить две мази. Одну – чтобы ни один заговор, ни одно колдовство одолеть тебя не смогло. Если мазь будет хорошей, ты сможешь защититься и пройдешь любое испытание. Тогда тебя признают настоящей ведьмой. Мазь должны быть такой, чтоб и вода с тебя стекала, и жар огня ты не чувствовала, и порчу отводила.
– А если меня ведьмой признают, рожки, хвост и копыта у меня не вырастут?– на всякий случай спросила Варвара.
– Как же без них, – рассмеялась Катерина, достала из-за своей спины длинный хвост с красным бантиком на конце и на глазах изумленной девочки покрутила им.
Варвара с визгом отпрыгнула.
– Ну, как тебе мой хвостик? И у тебя такой же будет. Хочешь поносить? Подожди, сейчас оторву. – Катерина передала Варваре хвост. Девочка снова испуганно отскочила.
– Да это не мой, глупая. Ослик Иа просил тебе передать. А вот еще копыта и рога.
Варвара с недоумением смотрела на все это. Но Катерина тут же пояснила:
– Это надо положить в медный котелок в первую очередь. Не все, конечно. По маленькому кусочку. В своем котелке ты будешь готовить защитное зелье, а рога и копыта – это основные компоненты отвара для новой ведьмы, которой ты собираешься стать. Пусть зелье кипит целый день и навар дает. А на второй день ты должна добавить трав и все то, что считаешь нужным. Что именно добавить в варево – зависит только от тебя. Здесь я тебе помочь не могу и подсказывать не имею права. Но ты ведь у нас травница, так что часть трав сама соберешь, а чего не хватит возьмешь из сундука Прасковьи.
– А к такой помощи не придерутся? – спросила девочка.
– Это твое первое зелье. Так что помощью прабабки воспользоваться можно. Никто тебя за это не осудит. Ты помнишь, чему я тебя учила? Котелок черпает силу из четырех основных элементов – воды, огня, земли и воздуха. Все это в нем должно быть. Только тогда чудодейственная мазь и получится. И не волнуйся, рога и копыта у тебя не вырастут, – успокоила Катерина. – Итак, первое, что нам надо сделать, – это поставить котелки на огонь. Залезай в Прасковьин сундук и доставай медный котелок. А в моем котелке я для нас приготовлю полетное зелье. Теперь пошли в сарай.
Катерина разожгла костер прямо на земле и поднесла свой котелок к пламени. Котелок даже не пришлось никуда вешать: он повис в воздухе прямо на языках костра. Варвара недоверчиво потрогала котелок Катерины, но он не упал, а лишь слегка заколыхался, как будто плавал на поверхности воды.
– Вот тебе волшебный котелок и пригодился. Ты уже на пути к тому, чтобы стать настоящей ведьмой. Но будь с ним поосторожней! – предупредила Катерина. – У меня были проблемы с моим котелком, который достался мне от моей тетки. Вначале невзлюбил он меня: варево пригорало, а меня он постоянно пытался ошпарить. Волшебные котелки помнят все бывшие снадобья, которые в них варили. Значит, твой помнит все чудесные снадобья Прасковьи. Это хорошо, так как частички волшебных свойств от предыдущих снадобий в котелке остались и перейдут в твое будущее зелье. Попытайся с котелком договориться, но сначала приведи его в порядок и попроси об удачной варке, – тихо шепнула Катерина девочке.
Варвара внимательно осмотрела свой котелок, заботливо протерла его мягкой тряпочкой и смахнула почти вековую пыль с его стенок.
– Я думаю, все будет хорошо, так что ставь свой котелок рядом с моим, – сказала Катерина.
Два медных котелка, повисших над костром в языках пламени, слегка покачивались и приятно позванивали при соприкосновениях.
– А кто будет следить за костром целых три дня? – спросила Варвара. – Не пригорит наше варево?
– Пока мои помощники за огнем понаблюдают. А когда ты официально станешь колдуньей, тебе передадут в подчинение несколько чертей, бесов и полубесов. Сначала незначительных, а затем… Но что вперед загадывать – сама узнаешь. Я уже попросила помочь нам Барабашку и Макошу.
Катерина хлопнула в ладоши. Почти сразу же из-за поленицы раздался стук, одно из поленьев упало и покатилось по направлению к очагу, подпрыгнуло и легло точно в костер под котелки.
– Стесняются, – засмеялась Катерина. – Но за костром последят и варево помешают. Спасибо вам!
Катерина помахала рукой в сторону поленницы, и подруги направились в поле собирать нужные для варева травы.
Прошло три дня. Макоша и Барабашка исправно несли службу у костра. Варвара иногда добавляла в булькающую воду какие-то только ей известные травы и добавки. То же делала Катерина. Костер ровно горел все три дня, а невидимая рука деревянной лопаткой осторожно помешивала зелье. В результате ничего не пригорело.
На третий день Катерина позвала девочку:
– Время пришло, пойдем снимем пробу.
Катерина капнула на березовый листок из своего котелка, и тут же листок плавно поплыл по воздуху.
– Можно снимать. Если бы было не доварено, то листочек завертелся бы юлой. Моя мазь го­това, так что сегодня испробуем. Давай-ка пе­реложим ее в деревянный горшочек. А теперь посмотрим на твою мазь. По виду цвет красивый, но ничего нельзя сказать, пока она проверку не пройдет.
Варварина защитная мазь получилась приятного темно-золотистого цвета и была тягучей, как мед. Катерина принесла два небольших дубовых горшочка для мазей. В горшочке Катерины серебристая мазь бурлила, пенилась, словно старалась выбраться наружу.
– Отлично получилось, – похвалила сама себя Катерина. – Надо бы крышкой придавить, чтобы моя мазилка на свободу не вырвалась.
– Для обычных тренировок достаточно смазать летательной мазью уши, подмышки, икры и ступни ног, – учила девочку старшая подруга. – А вот когда предстоит дальний полет, то рекомендуется полностью раздеться и намазаться мазью с головы до пят.
Варвара учится летать
По вечерам девушки шили себе из красного бархата шикарные плащи. Катерина специально залезала в Интернет у Мирослава, чтобы изучить самые модные фасоны.
– Это твой первый выход в свет, поэтому ты всем должна запомниться. – И Катерина тере­била девочку, примеряя на ней почти готовый плащ. – Давай еще вот здесь немного подправим. Кстати, у нас есть ровно неделя для полетных тренировок. Уважающие себя ведьмы на шабаш обязательно должны прилетать на метлах.
– А если я не взлечу? – спросила Варвара.
– Можно, конечно, закутаться в плащ, взять кочергу за короткий конец и пересесть на конец длинный. Тогда ты сразу окажешься там, где хочешь! Я поступаю так, когда опаздываю. Но ты не бойся – взлетишь, куда ты денешься.
– А куда нам лететь? – спросила Варвара.
– Про шабаши на Лысой горе на берегу Днепра ты, конечно, слышала. Но и у нас на севере есть для этого отличные места. На берегу Ладоги на Змеиной горе славяне издавна устраивали свои игры и празднества. А теперь несколько раз в году на этой горе ведьмы устраивают свои сборища. Но весенний праздник, конечно, самый главный. Все давно не видели друг друга после длинной зимы и рады встрече. А самая важная часть шабаша – это знакомство с новым поколением ведьм и колдунов.
Рано утром Катерина зашла за Варварой.
– Собралась? Вот тебе наколенники. Еще надо прихватить мотоциклетный шлем. По пути зайдем к Егору и позаимствуем его шлем на время учебы.
Чтобы не привлекать к себе внимания жителей Харчевни, подруги вместе с метлами захватили с собой удочки, которые сразу же спрятали, едва скрылись из виду деревенские дома.
– Чтобы не сломать прекрасную метлу Прасковьи и себя не покалечить во время полетных тренировок, будь очень внимательна, – предупредила Катерина. – Не делай резких движений.
– А где мы будем тренироваться? – поинтересовалась девочка, по молодости лет пропуская мимо ушей предостережение старшей подруги.
– Конечно, на болоте. Там очень мягкий мох, который защитит тебя при возможных падениях.
До болота нужно было идти минут десять. Подойдя к нему, подруги расположились на опушке леса. Дальше рос мягкий болотный мох. Весенняя вода уже сошла, а мокрое болото начиналось лишь через несколько километров. Катерина открыла корзинку и достала горшочек с мазью, которая еще вчера варилась в ее медном котелке.
– Как приятно пахнет! Что ты туда положила? – спросила Варвара.
– Позаимствовала несколько капель настоя летун-травы из подарка твоей прабабки, парашютики одуванчика, тополиный пух, немного мя­ты, – пояснила Катерина. – Я думаю, мазь удалась. Смотри, она даже не пристает к стенкам горшочка.
Варвара по примеру Катерины смазала ноги, уши и подмышки мазью и тут же почувствовала легкость во всем теле.
– А метлу смазывать не надо? – поинтересовалась девочка.
– Не помешает. Тогда увеличится ее подъемная сила. Передний конец метлы указывает направление полета, а куда лететь – ты сама решаешь.
Варвара нацепила наколенники, шлем и подошла к Катерине.
– А как садиться на метлу? – снова спросила Варвара.
– Посередине, чтобы удерживать равновесие, – показала Катерина. – Можешь сесть на палку, как на лошадь, а можешь присесть, как на скамей­ку. Главное – руками держись покрепче. Теперь смотри­. Веник, естественно, должен находиться сзади, хотя опытные ведьмы могут летать и задним ходом – веником вперед.
Катерина плавно поднялась в воздух метра на два.
– Ну, смелее, Варя!
Но Варвара продолжала стоять на земле, зажав палку коленями.
– Ты просто пока не веришь, что можешь полететь. Вспомни про свою прабабку Прасковью и скажи себе: «Я тоже могу!»
Варвара закрыла глаза, пытаясь настроить се­бя… и поднялась в воздух. Когда она открыла глаза, то оказалось, что она уже взлетела выше сосны.
– Ой! – взвизгнула Варвара и тут же свалилась с метлы. Ударяясь о колючие ветки дерева, она кубарем полетела вниз.
Старшая подруга бросилась к исцарапанной ветками девочке, лежащей на земле.
– Ты как, цела? – испуганно спросила Катерина.
Несмотря на многочисленные царапины на лице и на ногах, Варвара смеялась и радостно кричала:
– Я могу, я могу, я буду летать!
– Успокойся! – И Катерина достала из корзинки еще одну предусмотрительно положенную туда баночку с лечебной мазью. Что-то пошептав, она смазала царапины Варвары, которые на глазах стали затягиваться и исчезать.
Варвара тем временем рвалась в бой.
– Давай, давай! Брось лечить. Ерунда! Я хочу еще полетать, – торопила она подругу. – Я больше не боюсь.
Подруги одновременно поднялись в воздух. Правда, Катерина сделала это плавно, а Варвара буквально протаранила ветки ближайших сосен.
– Полетели на открытое место, иначе ты тут все шишки посбиваешь. Жалко деревья, – засмеялась Катерина, подлетев к подруге. – Хорошо, что шлем одела. Головка не бо-бо?
Но Варвара не ответила ей, а бросилась в полет и поднялась еще выше.
– Направляй конец метлы в нужном направлении, но очень-очень плавно и нагибайся плавно, чтобы метла не дергалась, – пыталась руководить ее полетом Катерина.
Но девочка почти не слушала ее: она упивалась первым полетом и скоростью, которую развивала метла.
– Тормози! Выпрями тело! – крикнула Катерина, с трудом успевая за подругой.
У самой земли метла вырвалась из рук девочки, но Катерина успела поднырнуть под нее, и они кубарем упали на мягкий болотный мох.
– Ты же видишь, метла Прасковьи не любит, когда к ней относятся непочтительно, торопят ее. Последняя хозяйка была светской дамой, а ты еще простая девчонка. Попробуй подружиться с метлой. Ты ведь ее уже по всем колючкам протащила! – укоризненно говорила девочке Катерина.
Варвара взяла метлу и ласково провела по ней рукой.
– Ой, кажется, дерево потеплело. Неужели я с метлой подружилась? Прости, метла, я больше не буду хулиганить, – извинилась девочка.
– Посмотрим, – ответила метла.
– Не может быть! – удивилась Варвара. – Говорящая метла!
– У Прасковьи все может быть!
Полеты продолжились. Варвара летала все уверенней и легко управляла метлой. Она даже рискнула полетать вокруг сосен низко над землей. Слалом между деревьями удался. Тем не менее Варвара еще раз повернула слишком резко и полетела вниз. Катерина бросилась за девочкой, но метла оказалась быстрее: она сделала крутую петлю и успела подхватить девочку над самой землей.
– Спасибо тебе, – поблагодарила девочка метлу и вновь ласково ее погладила.
Веник на метле приветственно помахал дубовыми листьями. Через два дня тренировок Варвара освоила все фигуры высшего пилотажа. Она описывала «мертвую петлю», делая полный вертикальный круг в полете, выделывала «бочку», вращаясь вокруг оси, замирала в воздухе, летала на метле веником вперед, пикировала, входила в штопор и уверенно из него выходила.
– Давай полетаем над Луненкой. Речка такая извилистая, что поможет научиться делать повороты, – предложила Катерина.
Девушки понеслись над водой. Птицы, живущие по берегам реки, увидев скользящих над водой девушек, попытались соревноваться с ними. Но деревенские ласточки и стрижи вскоре оказались в двоечниках. Варвара превосходила их и в скорости, и в маневренности.
– Ну, теперь я за тебя спокойна, – произнесла Катерина, наблюдавшая за своей ученицей.
Полет к Змеиной горе
Вечером тридцатого апреля девушки собрались в доме у Катерины. На столе стояли два дубовых горшочка с мазями, рядом на лавке лежали два красных плаща, полетные метлы прислонились к печке.
– Катя, ведь майские праздники наступили, как же мы незаметно улетим из деревни? Вон сколько народу приехало из города на выходные, – сказала, выглянув из окна, девочка.
– Все продумано. Я фейерверки на краю деревни установила и наколдовала, чтобы в девять вечера они устроили праздничный салют. А мы в это время вылетим из трубы, так что никто нас не заметит. Кстати, защитная и летательная мази делают нас невидимыми для людей, если полностью ими намазаться. Так что сбрасывай с себя все, намазывайся с ног до головы мазями из горшков. Сначала смажь себя своей защитной мазью для экзамена на шабаше, а затем летательной мазью. Летательная мазь действует недолго, поэтому твоей защите нисколько не помешает.
Катерина показала девочке, как надо смазывать себя, и Варвара послушно все выполняла и усердно натиралась мазью.
В дверь постучали.
– Ой, это Мир! Вот уж не вовремя.
Варвара вскочила и накинула на себя плащ. Катерина прижала палец к губам:
– Тише! Мы же сейчас невидимы для людей.
Мальчик вошел в комнату, огляделся и пробурчал под нос:
– Не понимаю, куда они подевались. Ушли и ничего не сказали.
Мир повернулся и вышел.
– Вот здорово! Неужели и вправду он нас не видел?
– Хорошо, что не заметил, как плащ в воздухе висит, – укоризненно произнесла Катерина.
– Но не могла же я голой перед ним сидеть, – оправдывалась девочка. – Пойду закрою дверь на засов.
Было почти девять часов вечера. Уже несколько раз самые нетерпеливые ракеты на краю деревни с визгом улетали в небо. Когда подруги были готовы, Катерина скомандовала:
– Залезай в печь вместе с метлой, засовывай веник в чугунок и направь конец метлы в небо. Вытяни руки вперед, а голову прижми к палке, чтобы не удариться о стенки трубы.
Ровно в девять на краю деревни начался настоящий салют. В небо полетели петарды и ракеты. Удивленные местные жители поспешили туда, что­бы увидеть столь редкое для них зрелище.
– Готова? – спросила подругу Катерина.
Варвара кивнула. Катерина подвинула из угла печи котел с дышащими жаром красными углями, вынула несколько углей и бросила в чугунок. Затем достала из кармана горсть серебристого по­рошка и бросила на раскаленные угли. Порошок ярко вспыхнул, в тот же миг раздался хлопок. Печь окуталась дымом, и из трубы в небо с огромной скоростью вылетела Варвара. Через несколько секунд высоко над деревней она притормозила, чтобы подождать старшую подругу. Спустя минуту она увидела над домом Катерины яркую вспышку и быстро приближающееся к ней красное пятно.
– Что это за мощный порошок? – поинтересовалась девочка у подлетевшей подруги.
– Смесь обычного магния и травы адамова голова, чтобы можно было вылететь из трубы точно и высоко. Лесные охотники смешивают ее с порохом, чтобы не промахнуться, – ответила Ка­терина. – Теперь можно не волноваться, что в деревне нас кто-нибудь увидит.
Варвара на полетных тренировках никогда еще так высоко не поднималась. Вокруг на многие километры тянулся лес.
– Нам на север, к Ладоге, – махнула рукой Катерина.
Она наклонилась к метле и понеслась с такой огромной скоростью, что Варваре лишь с большим трудом удалось догнать старшую подругу. Внизу проплывали бескрайние северные леса и болота. Примерно через тридцать минут полета Катерина указала на появившуюся вдалеке ровную гладь Ладожского озера.
– Смотри, Варя, почти прилетели. Ладога, а вот на берегу – Змеиная гора, – показала Катерина.
– С какой же скоростью мы летим? – поинтересовалась девочка.
– Больше двухсот километров в час, мы уже пролетели больше ста километров, – ответила Катерина.
На горизонте на фоне озера отчетливо выделялся высокий холм, похожий на трон. Гора приближалась, и Катерина указала рукой на деревню, над которой они пролетали:
– Смотри, все местные жители наглухо закрыли двери и окна своих домов. Видно, знают они, что гулянка на горе сегодня будет лихая. Сейчас местных жителей трогать строго запрещено, а вот раньше участь случайных очевидцев Вальпургиевой ночи была весьма плачевной. Их хватали и тащили к жертвенному костру или делали так, что случайный свидетель шабаша трогался умом.
Подруги развернули метлы и помчались к Змеиной горе, светящейся от подножия до самой вершины тысячью разноцветных огней. А на самой вершине горы была плоская поляна, на которой пылал громадный костер, и этот костер был виден за десятки километров.
– Вспомнила! Катя, это же предсказания водяного сбылись. Все точно! Та же гора и вот он – костер! Я этот костер уже видела в ноябре, перед тем как оказалась в полынье, – воскликнула девочка.
– Я это уже давно поняла, – кивнула головой Катерина. – Поэтому так и торопилась тебя подготовить. Но все ли я успела сделать?
Игры нечистой силы
На Змеиной горе собрались тысячи ведьм, домовых, леших со всего севера страны. Все готовились к празднику – кто на склоне горы, кто на пустынном песчаном берегу Ладоги.
– Облетим гору, время еще есть, – предложила Катерина. – Всегда интересно посмотреть на приготовления к празднику. Обязательно залетим на спортивные соревнования. Без них сейчас не обходится ни один шабаш.
Девушки полетели вдоль песчаного ладожского пляжа и вскоре увидели группу людей вперемежку с тюленями.
– Как им не холодно в воде? Вон еще льдинки кое-где плавают, – удивилась Варвара.
– Эти мороза не боятся – водяные! Смотри, Варя, они так уже напраздновались, что ни на берег выйти не могут, ни в воду обратно зайти. Хорошо хоть, их помощники – тюлени – уже здесь.
Несколько ладожских нерп своими ластами заботливо сталкивали в воду заснувших водяных, которым сегодня уже не суждено было дождаться начала праздника. Один тюлень заботливо взваливал уставших зеленых мужиков на плечи двум нерпам, а те утаскивали хозяев в водную тишь отсыпаться.
– Что это за рев? – испуганно спросила Варвара.
– Футбольный матч! Матч года с обязательным продолжением… – пояснила Катерина.
– С каким таким продолжением? – поинтересовалась Варвара.
– Скоро сама увидишь.
В тихой ладожской бухте шел футбольный матч. Сборная леших против сборной домовых. На песчаных дюнах разместилось несколько тысяч болельщиков. Время от времени они устраивали столь модную на всех стадионах мира «волну», пускали вверх разноцветные ракеты. С каждой минутой «волна» все усиливалась, иногда даже взлетала в воздух.
Болельщики были самого разного вида: от театральных домовых в смокингах и цилиндрах до оборванных грязных леших, одетых лишь в рваное тряпье из старых картофельных мешков. Первые прилетели на праздник из города, а костюмы, вероятно, взяли без спросу напрокат у театральных костюмерш, а вот многие лесные жители не смогли найти ничего другого, кроме мешковины. Хотя некоторые лесные жители пришли в наброшенных на плечи шкурах диких зверей, а медвежьи и волчьи шкуры выглядели достаточно колоритно и даже богато.
Но было и наоборот. Домовые представляли собой непричесанных панков в рваных майках и петербургской коммунальной паутине. А дамы-лешачихи носили умопомрачительные прически и нарядились в бархатные вечерние темно-зеленые платья и золотые украшения. Многие из них были в венках из весенних цветов. Из Петербурга прибыла группа городских домовых-рокеров в черных кожаных куртках. Своих железных коней они оставили неподалеку от стадиона. Рокеры попивали пиво «Доктор Дизель» и крутили трещотки.
Все зрители кричали футбольные речевки и издавали страшный шум, которому могли бы позавидовать даже знаменитые фаны «Питерского фронта» со стадиона «Петровский».
Команда леших была одета в традиционную лесную зеленую форму, а команда домовых была в комбинированной желто-красной.
– С традиционным цветом лешаков все понятно, а у домовых – это цвет очага и соломы, – пояснила Катерина.
Девушки остановились, чтобы понаблюдать за футбольным матчем. Команды начали играть с таким азартом, что подняли облако пыли, хотя несколько водяных перед матчем в течение получаса поливали песок пляжа прямо из пожарных шлангов, тянущихся из озера. Форма игроков постепенно утрачивала праздничные цвета. Вскоре стало ясно, что одного желания игроков победить – мало. Чувствовалось, что после долгой зимы футболисты и той и другой команды были не в самой лучшей физической форме.
Постепенно расстановка игроков утратила разумные очертания, и на поле образовалась свалка. Где мяч, было не совсем понятно, но тем не менее он периодически выскакивал из кучи игроков и со страшной скоростью залетал в ворота. Вероятно, заинтересованные болельщики – мест­ные Хоттабычи – всяческими колдовствами помогали мячу.
Каждый гол встречался оглушительным ревом зрителей и салютом из ракетниц. В случае успеха команды леших в воздух взлетали зеленые ракеты, а при успехе домовых в небе вспыхивал сноп желто-красных огней.
Когда куча-мала из футболистов долго не расцеплялась, начинала громко играть зажигательная музыка. Из Ладоги на поле выскакивала танцевальная группа поддержки из полуобнаженных русалок с распущенными зелеными и голубыми волосами. Пока они танцевали и подогревали своими па зрителей, судьи-водяные пытались растащить, а точнее сказать, разлить водой сцепившихся в драке домовых и леших.
Арбитр матча – водяной с огромным пузом и с двухлитровой бутылкой в руке вместо свистка – отхлебывал пиво и опрыскивал игроков. Это служило сигналом для лайнсменов, включавших бранд­спойты и направляющих струи ледяной воды на игроков. Когда игроки прекращали тузить друг друга и поднимались, русалки ныряли в озеро и матч продолжался.
В воздухе над полем висели огненные двухзначные цифры счета «18:17». Постепенно зрители начали путать, в какие ворота залетал мяч, и поэтому небо стало расцвечиваться разноцветными залпами. Игроки уже не бегали, а скорее ползали по полю, держась друг за друга, но тем не менее азартно оспаривали каждое решение арбитра. Если это решение оспаривалось слишком яростно, то водяной снова отпивал из бутылки порцию пива и орошал с головы до ног спорящего с ним игрока, показывал ему желтую или красную карточку. Игроков это особо не огорчало, поскольку поле никто не покидал. Затем арбитр назначал штрафной в сторону провинившейся команды.
Во время очередной свалки, в которой участвовали все игроки, включая вратарей, два мяча медленно закатились в пустые ворота. Игроки обеих команд бурно приветствовали свой успех и стали радостно поздравлять друг друга. И только тут все заметили, что в обоих воротах лежит по мячу.
Огненные цифры над полем стали меняться самопроизвольно: то «18:18», то «19:17». Игроки обступили судью, призывая того принять справедливое решение. Судья показал на центр поля, но не спешил сообщать о своем решении. На поле снова образовалась куча-мала, на этот раз, правда, мяч футболистам был не особенно нужен. Поле заволокло пылью, но можно было разглядеть, что игроки разошлись не на шутку. Зрители на трибунах также пошли стенка на стенку. Причем было видно, что они давно ждали этого момента.
– Какой кошмар! Да разве это футбол?! – возмущалась Варвара. – Я думаю, что даже такому любителю футбола, как Мирослав, этот матч не понравился бы.
– Футбол тут ни при чем. Все целый год ждали этого дня. Сегодня они почти целый тайм сыграли, а год назад до футбола дело и вовсе не до­шло, – пояснила Катерина.
– И долго эта потасовка будет продолжаться? – поинтересовалась девочка.
– Пока душу не отведут. Но вряд ли она продлится больше десяти минут, – предсказала знакомая с подобными матчами Катерина. – Физическая форма плохая.
Домовые и лешие били друг друга руками и ногами, возили по земле за волосы, посыпали песком, кусались, царапались, рвали форму, при этом не переставая ругаться и обвинять противника во всех земных грехах.
– Ох и ненавидят же лешие и домовые друг друга! Даже не знаю почему. Вроде бы и делить им нечего – в разных местах живут, но ненависть эта у них в крови, – прокомментировала происходящее Катерина.
Судья посмотрел на секундомер и через не­которое время поднял руку. Десять минут прошло, и было пора, согласно принятым правилам, «принять душ». Судей-водяных с брандспойтами явно прибавилось, и струи ледяной воды из Ладоги обрушились на игроков и на зрителей. Многие были так увлечены происходящим, что не сразу заметили охлаждающего душа. Рукопашная продолжалась.
Однако холодная ладожская вода все же подействовала на дерущихся, и вскоре драка сменилась всеобщим братанием и целованием. Игроки и зрители, вполне довольные недавними событиями и собой, покидали импровизированный стадион. Их уже ждали костры и теплая одежда для согревания снаружи, а также крепкие напитки, чтобы согреться изнутри. Некоторые лешие и домовые, обнявшись, спешили к кострам, дабы вместе начать пир. Однако большинство непримиримых соперников уходили порознь, угрожая задать друг другу хорошую трепку в следующем году.
Рядом с футбольным полем проходили и другие спортивные соревнования. Летающие на метлах колдуны устроили настоящий рыцарский турнир. Перед боем каждый надевал на голову защитную фехтовальную маску, садился на метлу и несся на противника. В руках у каждого из них был веник, которым они хлестали друг друга, стараясь спихнуть противника с метлы или вытолкнуть его за пределы дорожки. Границами дорожки были яркие ленточки, висевшие в воздухе на десятиметровой высоте. Поверженные бойцы падали на песок с довольно большой высоты и выбывали из соревнования. Победившим считался тот, кто остался на метле в пределах спортивной дорожки.
– Это что, рыцарский турнир или борьба сумо в воздухе? – спросила Варвара.
– Что-то есть и от того и от другого, – согласилась Катерина.
Девочка справедливо заметила, что этот турнир больше напоминал борьбу японских борцов-пузанов. В финал соревнований, проходивших по олимпийской системе, пробились два огромных толстяка. Они сидели в стороне и готовились к решающей битве.
– Ты посмотри на метлу борца справа, – показала Катерина.
Один из толстяков сидел на настоящем толстенном дубе, другой уселся сразу на три оглобли.
– Иначе бы они в воздух не поднялись, – пошутила Варвара.
Первое столкновение толстяков было страшным. Никто из них не хотел уступать дорогу другому. Казалось, что после такого удара остаться непокалеченным было невозможно. С дуба, на котором сидел первый богатырь, слетели почти все листья, у второго сумоиста сломалась одна из оглобель. Борцы несколько минут приходили в чувство, затем сшиблись еще раз. После второго столкновения обоим противникам, упавшим на землю, понадобилась медицинская помощь.
Больше пытать судьбу в столкновении на высоких скоростях спортсменам запретили судьи. Они свели борцов в центре воздушной дорожки. Летающие колдуны уперлись друг в друга лбами и начали давить изо всех сил. Сантиметр за сантиметром они боролись за пространство. Инициатива по очереди переходила от одного к другому, как будто шло перетягивание каната или соревнование по армреслингу. В месте соприкосновения голов сыпались искры, иногда возникала настоящая электрическая дуга. Лишь через десять минут толстяку на дубе удалось одержать победу, вытолкнув противника за пределы воздушной площадки. Победителя ждала награда: бурная овация зрителей, дубовый венок и огромная бочка пива лучшего петербургского завода «Балтика».
– Полетели посмотрим на мое любимое соревнование, – позвала Катерина.
Недалеко от берега Ладоги, у подножия Змеиной горы, находилось небольшое круглое озерцо. Сотни зрителей сидели вдоль берега на камнях и деревьях. Многие ведьмы повисли на метлах в воздухе вокруг озера. Здесь для тех колдунов и ведьм, которые хотели показать свое искусство в управлении метлой, проходило соревнование на ловкость. Около тридцати молодых спортсменов готовились взмыть в воздух на метлах. На голове у них была закреплена корзина, а в руках были небольшие сачки, которые им только что раздали судьи. Рядом с судьями стоял черный ящик.
Раздался хлопок, ящик открылся, и из него вылетели тысячи ярко окрашенных еловых шишек, которые взвились на сотню метров вверх, и стая ласточек, бросившихся врассыпную. В этот момент колдуны и ведьмы поднялись в воздух, стараясь поймать корзинами на голове как можно больше падающих шишек, а ласточек – сачками. Причем шишки разрешалось ловить только в корзину, без помощи рук. Птиц можно было ловить и корзинами и сачками. Обезумевшие ласточки метались во все стороны, не зная, куда лететь. В лес им было не попасть, так как зрители взрывали хлопушки и загоняли птиц обратно в озерный круг. Все новые и новые шишки взлетали вверх. Каждые три минуты игроки должны были сдавать судьям собранные шишки и пойманных ласточек. Затем объявлялся минутный перерыв для подсчетов. Чей урожай трофеев был меньше, тот выбывал из состязания. Через некоторое время участников осталось всего двое.
Начался финал. Два вертких колдуна на метлах ловко крутились между падающими шишками, успевая поймать их буквально в сантиметре от воды. После окончания соревнования судьи пересчитали все шишки и пойманных ласточек. Раньше, бывало, случались подтасовки: игроки пытались достать дополнительные трофеи из-за пазухи – поэтому на каждой шишке стояла печать. Вскоре был объявлен победитель соревнований этого года, и ему на грудь повесили медаль в виде золотой шишки.
– В следующем году можешь принять участие в этом соревновании. Если хочешь, то буду тренировать тебя и покажу хитрые приемчики в ловле. Один раз в юности я заняла в нем первое место.– И Катерина гордо показала точно такую же золотую шишку, прикрепленную к ее плащу. – Была победителем и я!
– Конечно, хочу! – загорелась Варвара.
А с горы уже раздавалось звяканье тарелок и котелков. Лешачихи приготовили угощение и звали на пир. Все соревнования закончились, наступала Вальпургиева ночь.
Солнце садилось в воду Ладожского озера почти на самом севере, и вид был фантастический. Подруги даже остановили свой полет, чтобы полюбоваться закатом, а затем понеслись от горы к озеру и плавно заскользили над гладью воды вдоль алой дорожки заката.
Шабаш ведьм
– Пора на шабаш! – сказала Катерина. – Ты готова? Твое испытание только сейчас начнется. К сожалению, никто никогда не знает, кого на этот раз пригласили на совет, чтобы не возникло сговора. Но подозреваю, что сегодня будут самые-самые известные ведьмы.
– А кто они эти «самые-самые»? – поинтересовалась Варвара.
– Из белых ведьм будет Баба-Язя, из черных, конечно, Марана. Но если ты не понравишься Бабе-Язе, то она может и не встать на твою сторону.
Подруги направились на поляну на самой вершине Змеиной горы. В самом ее центре горел огромный костер. По краям поляны росли высокие густые ели, поэтому вершина горы была отделена от мелкой нечисти, веселящейся у подножия. Поляна была размером с цирковую арену и одной стороной выходила на Ладогу. Здесь был отвесный обрыв. С другой стороны находилась заросшая густым зеленым мхом скала. Чтобы любопытные туристы не совали свой нос куда не надо, лесные жители периодически сбрасывали с горы большие камни, и желание забраться наверх у смельчаков сразу пропадало.
Через несколько минут появились два лесных служки и стянули со скалы покрывало из зеленого мха. Оказалось, что мох скрывал под собой великолепный трон из черного лабрадорита. Солнце уже больше чем наполовину погрузилось в воду, но от его лучей вспыхивали грозовые всполохи на спинке трона. Голубые вкрапления минерала заблестели так ярко, что заставили всех присутствующих на секунду зажмуриться. Через минуту солн­це полностью опустилось в Ладогу, но трон продол­жал вспыхивать огнями, так как лешие зажгли несколько факелов на его подлокотниках и на спинке.
Вокруг костра располагались двенадцать резных дубовых кресел для верховных ведьм. Тринадцатое – пустое кресло, находилось чуть ближе к костру. Оно предназначалось для Варвары.
– Сейчас я тебя представлю им, – шепнула Катерина. – Учти, совет ведьм уже начался. Некоторые из них могут сразу начать строить козни. Так что приготовься к защите. Да, совет сегодня очень представительный! Кстати, и Баба-Язя и Марана тоже здесь.
Все ведьмы были в различного цвета длинных плащах. Самые знатные ведьмы сидели рядом с троном.
Первой справа от трона сидела высокая старая женщина в темно-зеленом плаще. У нее был горбатый нос крючком и длинные седые волосы. Тем не менее Варвара не испугалась этой ведьмы, так как та приветливо улыбнулась ей.
Катерина и Варвара поклонились.
– Здравствуйте, Баба-Язя! Моя воспитанница – Варвара, – представила девочку Катерина.
– Баба-Язя. Наслышана о тебе, Варвара. – Кивнула ведьма.
Варя удивленно взглянула на Катерину: «Откуда?»
Та шепнула: «Ведьмы все знают».
Следующей колдуньей, которой Катерина представила девочку, была Марана. Варвара заметила, что ее подруга не очень-то охотно направилась к бледной ведьме в светло-сером плаще.
– Великая правительница ведьм Севера – Ма­рана! – попыталась польстить старухе Катерина. – Это моя воспитанница – Варвара.
Но, как показалось Варваре, ледяные глаза Мараны смотрели сквозь нее. Презрительно сжатые губы даже не ответили на приветствие Катерины, и каким-то могильным холодом повеяло от серой колдуньи. К тому же у Варвары появилось ощущение, что она уже где-то видела эту старуху. Подруги для приличия немного подождали и направились дальше. Варвара обрадовалась, когда они отошли от Мараны.
Пожилую ведьму в темно-синем плаще звали Судиной. Она с грустью ответила на приветствие Катерины, тяжело вздохнула и покачала головой, взглянув на Варвару.
– Предсказываю тебе судьбу тяжелую… – на­чала Судина.
– Большое спасибо, мы примем ваше предсказание к сведению и постараемся его избежать, – пробормотала Катерина. – Да не волнуйся ты так! Предсказания не всегда сбываются, – попыталась успокоить девочку старшая подруга. – Но начинай думать, что делать. Она наверняка продолжит предсказывать.
Они подошли к Чаре – прелестной молодой ведьме в ярко-желтом плаще. У нее были рыжие волосы и светло-зеленые глаза.
– Смотри не поддавайся Чаре. Очарует – пиши пропало! Делай вид, что веришь ей, но все время будь настороже.
Чара только что прибыла на шабаш и еще была занята собой, устраиваясь на своем кресле и прихорашиваясь. Поэтому она лишь кивнула в ответ на приветствие Катерины.
В переливающейся жемчужной накидке сидела ослепительно красивая Моряна, но глаза у нее были злыми и колючими.
– Ох, сколько на ее совести загубленных душ, – тихо прошептала Катерина. – При такой-то красе! Эта ведьма – хуже сирены. Стоит простому человеку на нее взглянуть, как все забудет и сгинет.
Следующая ведьма – Водяна – явно была чем-то расстроена и утирала глаза полой своего голубого плаща.
– Да она всегда такая, – хмыкнула Катерина. – Будет предлагать тебе разделить с ней ее богатство. Здесь тебе повезло. Я надеюсь, что ты на жемчуг и золото пока не клюнешь. Думаю, немного позднее она была бы тебе опасна, – пошутила Катя.
Одетая в розовый плащ Меланья сурово посмотрела на девочку. Складки ее плаща колыхались и иногда громко хлопали.
– Наша хлопушка, – сказала Катерина на ухо девочке. – Любит старушка громом попугать. Но ничего страшного. Можешь и сама громыхнуть. Я тебя этому научила.
– Здравствуй, Влхва! – поприветствовала Катерина ведьму в фиолетовом плаще. – Из какой страны прибыла? – И вновь шепнула Варваре: – Будь с ней полюбезней и попроси ее взять тебя на экскурсию в дальние страны.
– Ворогуша, как здоровье? – жалостливо, но с ехидством обратилась Варина подруга к трясущейся невзрачной ведьме в плаще землистого цвета. – Какая болезнь нынче в моде: гонконгский грипп или сибирская язва?
Посочувствуй бедняге, она это любит, – дала она еще один совет девочке.
– Добрый день, Кара! – как можно шире улыбнулась Катерина толстой ведьме с всклокоченными волосами в рыжем плаще, больше похожем на передник.
– Да пошла ты… – сразу начала ругаться Кара.
Девушки отошли от нее, но успели выслушать еще изрядную порцию ругательств.
– Поняла? Своим дружелюбием ты ее разоружишь полностью. Главное – не вступать с «каргой» в перепалку.
Варвара согласно кивнула.
Ведьма Нава в плаще лунного цвета сделала шаг навстречу подругам и наклонилась, делая вид, что хочет что-то сказать им на ухо. Но Катерина еще издали протянула руку для пожатия. Нава тут же выпрямилась и оскалила зубы. И тут Варвара заметила, что несколько зубов у Навы длиннее других и смотрят вперед.
– Смотри не подпускай ее к себе под любым предлогом! Она – вампирша, а хуже этого ничего на свете нет. Укусит, и ты такой же станешь, – предупредила девочку старшая подруга. – Самое лучшее – отгородиться от Навы мысленным стеклянным барьером.
Последнюю ведьму, закутавшуюся в белый плащ, звали Полудница. Она сама вскочила с кресла и бросилась навстречу девушкам. В руке у нее был большой острый серп. Варвара испуганно остановилась.
– Не бойся, Варя. Полудница – моя подруга, ведьма-сказочница, – успокоила Катерина.
Ведьмы обнялись.
– Подготовила ли ты вопросы для моей воспитанницы? – спросила Катерина Полудницу. И та сначала закрыла глаза в знак согласия, а затем озорно подмигнула.
– Отвечай что хочешь, можно полную чушь, но не останавливайся, – тихо шепнула Катерина девочке. – Тогда Полудница будет довольна.
Краткое знакомство с советом ведьм закончилось. Катерина дала Варваре последнее наставление:
– Все время помни, что пламя костра – волшебное. Поэтому выигрывает соревнование тот, у кого богаче фантазия и сильнее воля. Делай из огня все, что пожелаешь!
Катерина заняла свое кресло и указала девочке ее место. Напротив трона была маленькая черная скамейка из куска лабрадорита, на которую и села Варвара. Девочка поняла, что Катерина в двух словах попыталась рассказать обо всех самых-самых знаменитых ведьмах, чтобы она поняла, чего ей ожидать от каждой.
«Неоценимая услуга, – подумала Варвара. – Спасибо тебе, Катя!»
До наступления полуночи оставалось несколько минут. Воцарилась полная тишина, и все замерли в ожидании. Костер ярко вспыхнул и на несколько секунд ослепил всех присутствующих. Сноп искр поднялся до самого неба.
На троне восседал громадный Черный Козел. Глаза его пылали красными углями, а рога светились ледяным светом. Всю его фигуру окружала аура таинственности. Варвара на несколько секунд ощутила странное чувство: то ли ужаса, то ли восторга. На лбу между рогами Козла горел большой яркий факел. Козел сидел неподвижно, и было непонятно, живой ли он, или это кукла. На ногах у Козла были высокие ботфорты, на руках – кожаные перчатки, шерсть на теле – длинная и лохматая.
Варвара с интересом рассматривала Черного Козла, а затем вспомнила, что сейчас начнется экзамен, и перевела взгляд на ведьм. Все ведьмы поднялись и поклоном поприветствовали появление главного участника шабаша. Баба-Язя обратилась к Козлу:
– Могущественный Властитель Тьмы! Ты даешь нам власть над людьми, честь и славу! Да обратятся наши яркие видения в реальность и да будут наши труды постоянны. Ибо мы родственные души, демонические братья, дети земного наслаждения. Разреши начать наш праздник.
Козел слегка наклонил голову, и тут же раздался скрежет огромного колеса. Колесо выехало откуда-то сверху из-за трона и зависло над рогами Козла. От горевшего между рогами факела все колесо ярко вспыхнуло, а затем покатилось по воздуху над головами ведьм по направлению к Ладоге. Несколько раз колесо подпрыгнуло на невидимых кочках, при этом снопы искр летели во все стороны. В сотне метров от берега колесо подскочило в последний раз, а затем вонзилось в воду. Раздался оглушительный взрыв. Вода и огонь долго боролись. Казалось, что вода превратилась в пламя, а огонь в водяные брызги. Так продолжалось несколько минут. Наконец Ладога успокоилась.
– Что ж, полночь наступила, и пора начинать наш праздник! Но сначала мы должны выполнить свой долг и принять в наши ряды новых членов, подвергнув их экзамену, чтобы узнать, достойны ли они стать ведьмами, – проговорила Баба-Язя. – Садитесь.
Баба-Язя и Марана подошли к Черному Козлу. Факел, горевший на его лбу, плавно наклонился, и обе ведьмы зажгли свои факелы от него. Затем они обошли по кругу всех остальных ведьм, и уже от них все зажгли свои факелы. К Бабе-Язе подбежали домовые и лешие, которые зажгли от ее факела свои свечки и поспешили вниз по склону, чтобы зажечь выборные костры. Молодежь из их кланов также ждало посвящение.
Тут девочка заметила, что разноцветные плащи на всех ведьмах превратились в черные. Варвара обернулась и взглянула на Катерину. Плащ Катерины также приобрел черный цвет, в то время как Варин собственный плащ по-прежнему оставался красным. Но ведь оба плаща они шили из одного куска материала. Что ж, это еще одно подтверждение того, что за черный ведьмин цвет ей предстоит побороться.
Пламя костра стало невысоким, а скамейка, на которой сидела Варвара, начала двигаться по кругу и вскоре остановилась. Пламя окрасилось в синий цвет, и девочка поняла, что вначале ей предстоит встретиться с Судиной, так как именно Судина была одета в темно-синий плащ, когда их знакомили. Сквозь языки синего огня девочка увидела, как Судина раскладывает гадальные карты. Затем она заявила: то, что сейчас Варвара услышит, ни изменить, ни устранить никакими силами нельзя и будет лучше всего, если девочка ей подчинится. Тогда Судина попытается облегчить ожидавшую ее тяжелую участь. Варвара возразила на это, что ее карты, напротив, предсказывают ей большую удачу.
– А ваши карты поистрепались, милая Судина. Я уже вызвала колоду карт вам в подарок. Давайте вместе еще раз раскинем мои карты. Вот видите, – карты замелькали в руках девочки. – Все сулит мне успех и удачу. Не правда ли? Впрочем, я и в карты не особо верю. А вот не хотите ли, чтобы я вас познакомила с водяным из нашего деревенского озера? Вот он точно судьбу предсказывает. За это я его регулярно подкармливаю свежей рыбой.
Судина тяжело вздохнула и замолчала. Не удалось ей испугать девочку. Да разве в юности кого-либо волнует грядущая судьба? Молодые точно знают, что все будет хорошо.
Пламя костра снова стало обычного цвета, и Варина скамейка опять поехала по кругу. Как только она остановилась, сразу же и окраска пламени изменилась. Цвет огня стал белым – Варвару ожидала встреча с Полудницей.
– Скажи, Варвара, как обрабатывать лен?
Девочка оторопела от такого вопроса. Она ни разу в жизни не видела, как растет лен и как его обрабатывают. Но, как предупреждала Катерина, отвечать надо быстро – иначе Полудница разгневается и нашлет какую-нибудь неприятную болезнь.
– Лен несут к средневековым инквизиторам, а те уже знают, что делать. Лупят его почем зря! – сказала Варвара первое, что пришло в голову.
Полудница удивилась такому ответу, но возражать не стала. Действительно, раньше лен было принято молотить цепами.
– А когда сеют в поле васильки? – снова спросила ведьма.
– Сразу после земляники! – в ту же секунду ответила девочка.
И вопросы Полудницы, и ответы Варвары были один несуразнее другого. Когда девочка отвечала на вопросы Полудницы, она с удивлением смотрела, как ведьма завязывает узлом, а затем снова выпрямляет стальной серп. Такое под силу настоящей волшебнице. Металл не ломался, а, как податливый пластилин, принимал любые формы. Задав еще несколько необычных вопросов, Полуд­ница довольно кивнула.
Скамейка Варвары продолжила свой бег по кругу. Пламя костра стало бледным, как будто горел торф, и как-то неприятно задергалось. В нем показалась Ворогуша.
– Много болезней ходит по миру… – начала Ворогуша.
Но Варвара уже знала, что предпримет. В костер влетели кружка горячего чая с малиновым листом, самые лучшие витамины и шерстяной спортивный костюм.
– Вот все, что доктор прописал, все болезни лечит! – сразу принялась за лечение Варвара.
– С этой болезнью еще никому не удавалось справиться… – попыталась продолжить Ворогуша.
Но горсть витаминов уже оказалась во рту Ворогуши, и той ничего не оставалось делать, как их глотать. На колени трясущейся ведьмы упало несколько подшивок журналов «Физкультура и спорт» и «Здоровье». Ворогуша начала оседать на землю под их грузом, но Варвара заботливо усадила ее в кресло-качалку, а свои подарки уложила в корзинку и поставила рядом с Ворогушей. Та некоторое время решала, стоит ли противиться такой навязчивой заботе, но ей стало так тепло и уютно в кресле-качалке, что она просто закрыла глаза… и задремала.
Как только Варвара увидела, что пламя костра окрасилось в серебряный цвет, она приветливо улыбнулась и пригласила Наву к себе.
– Извини, Нава, что принимаю тебя в походных условиях. Заходи в гости, – пригласила вампиршу Варвара.
Прямо в пламени появился вход. Нава нагнулась, чтобы пройти в узкое отверстие, и оказалась в прозрачном кувшине. Кувшин на глазах стал уменьшаться.
– Скажи, Нава, ты хочешь, чтобы я стала похожей на тебя? – спросила Варвара.
– Тебе лучше будет. Ты обретешь великую силу над людьми! Они навечно будут в твоей власти, – Нава пыталась выбраться из западни на свободу.
– Смотри, Нава, сегодня ты еще можешь выйти из этого кувшина, но при одном условии. А условие простое – забудь о моей крови! – Варвара топнула ногой.
Кувшин с Навой стал совсем крохотным, а отверстие оказалось заткнутым пробкой. Пламя костра стало обычного цвета, и кувшин начал нагреваться. Когда кувшин накалился докрасна, Нава сдалась, и пробка вылетела. Ведьма пролетела несколько метров и приземлилась в своем кресле.
С каждой новой победой девочка обретала уверенность и легко выдержала экзамен еще у нескольких ведьм.
Оставались лишь Баба-Язя и Марана.
В пламени костра появилась избушка на курьих ножках, а затем печка.
– Ну что, в печку сама полезешь, или подсадить? – грозно спросила Баба-Язя, держа в руках ухват.
– Бабушка, а как же добрые русские обычаи? Ты меня разве уже накормила, напоила да баню истопила? – не испугалась Варвара.
Строгая ведьма засмеялась:
– Молодец, красавица. Поддержу! – И Баба-Язя исчезла.
Последней Варваре предстояла встреча с Мараной. Светло-серое пламя огня леденило душу. Перед девочкой открылась дорога, которая уходила куда-то вдаль – в небытие. По краям и впереди дороги была пустота, и эта неизвестность пугала Варвару. Вроде бы никаких угроз, а очень-очень страшно. Да, не готова еще Варвара к такому испытанию­.
– Иди, если не боишься! – услышала девочка голос Мараны.
Варвара долго колебалась, но затем решительно шагнула вперед. Дорога тут же исчезла.
Представление и знакомство Варвары с советом ведьм закончилось. Теперь все решало их голосование. Все ведьмы должна были ответить на вопрос – достойна ли новая претендентка войти в их круг. На поляне стояло тринадцать факелов, и они должны были вспыхнуть либо обычным красным пламенем, если экзаменатор согласен, либо голубым – в том случае, если считает, что экзаменуемая не имеет права стать ведьмой. Прошло несколько ми­нут, и факелы вспыхнули: шесть – красным пламенем, а три – голубым. Ведьмы в круге удивленно молчали. Несколько минут продолжалось ожидание, но четыре оставшихся факела не хотели вспыхивать ни красным, ни голубым светом.
Для однозначного решения о судьбе претендент­ки было необходимо, чтобы одним цветом горело семь факелов. Варвара оглянулась на Катерину, но та лишь недоуменно пожала плечами и в свою очередь посмотрела на самую главную ведьму на шабаше – Бабу-Язю. Та уже встала и обходила своих коллег, чтобы выяснить, кто же не проголосовал.
Оказалось, что не проголосовали: Ворогуша, Нава, Меланья и Кара.
Ворогуша была так увлечена лечением, которое ей прописала Варвара, что лихорадочно листала журналы «Здоровье» и не соображала, где находится, – ей было не до совета.
На Наве дымились ее плащ и волосы, и у нее явно был тепловой удар. Рядом с ней летал вентилятор и обдувал вампиршу со всех сторон. Сверху на нее капала минеральная вода из бутылки.
– Она ведь в костре побывала, вероятно, там слишком жарко, – попыталась оправдаться Варвара, когда Баба-Язя укоризненно посмотрела на девочку. – Но я ней позаботилась – вентилятор включила и дала холодненькой минералочки.
– А с Меланьей-то что? – Баба-Язя сурово посмотрела на Варвару. Но девочка заметила, что старая ведьма в уголках губ с трудом сдерживает смех.
Меланья сидела в кресле и отмахивалась обеими руками от чего-то невидимого.
– Она наслала на меня несколько молний, причем одну из них – шаровую. А шаровая молния почему-то полетела к Меланье обратно, – невинно потупив глазки, пробормотала Варвара. – Но ведь эта молния давно исчезла. Не понимаю, в чем дело.
– Почему-то… не понимаю… – передразнила ее главная ведьма. – Если молния исчезла, отчего ж тогда Меланья так отбивается?
– Сейчас уберу! – Варвара подскочила к Меланье и бросила что-то невидимое в костер. В костре тут же взорвалось нечто похожее на новогоднюю хлопушку.
– Ну, с Карой понятно! До сих пор ругается. Только почему беззвучно? Что она, дар речи потеряла?
– Нет! Говорить она может и сейчас, но теперь только хорошие слова. Ее ведь слушать было невозможно – сами знаете! – продолжала оправдываться девочка. – А почему молчит, так, наверно, слов нормальных пока не знает, но я ей словарь Даля подарила. Вон, лежат целых четыре тома. Выучит – и сразу нормально говорить начнет.
– Что правда, то правда! Так почему же она голосовать не может? Вроде бы жива и не покалечена, – удивилась Баба-Язя.
– Простите, бабушка. Возможно, я перестаралась в свою пользу. Наверняка она хотела зажечь голубой огонь, но вроде бы для нее или для меня… ой, я запуталась, это теперь будет плохим делом. Прошу считать ее факел голубым! – попросила Варвара.
Девочка указала на один из факелов, и тот вспыхнул ярким голубым пламенем. Варвара даже отдернула руку – получилось. Все остальные ведьмы вздрогнули и переглянулись. Такого еще никогда не было! Чтобы сама испытуемая голосовала против себя?
Но что делать с тремя остальными еще не проголосовавшими ведьмами? Ворогуша, Нава и Меланья участия в голосовании по-прежнему не приняли.
– Придется обратиться к Черному Козлу, – решили Марана и Баба-Язя.
– Могущественный Властитель Тьмы, прими решение. Достойна ли Варвара быть посвященной в ведьмы?
Несколько минут длилось молчание. Казалось, Черный Козел не слышал вопроса. Но наконец он наклонил голову. С его головы слетел факел и подлетел к одному из негорящих факелов. Седьмой факел загорелся красным пламенем, а затем и все тринадцать загорелись одним красным цветом.
В то же мгновение плащ на Варваре стал черного цвета, и все ведьмы по принятым правилам встали и поклонились новой ведьме.
Торжественный облет Змеиной горы
– Ну а теперь вся нечисть должна узнать, что на свете появилась новая ведьма. Тебе предстоит торжественный облет Змеиной горы, – тихо произнесла Катерина.
Никто из присутствующих не знал, как сегодня будет отмечено рождение новой ведьмы. Все зависело от Черного Козла. Тут он стукнул два раза копытом по своему трону. Раздался топот, и прямо из скалы вылетели два вороных коня. Они остановились у самого трона. Черный Козел встал между ними и кивнул Варваре головой.
– Чего он хочет? – не поняла девочка.
– Я думаю, ты должна подойти к нему и сесть на трон, – подсказала Катерина.
– Ты не ошибаешься? – усомнилась новая ведьма.
– Смотри, как нетерпеливо кони бьют копытами. Иди же!
Варвара подошла к трону, шагнула на него, и каменный трон плавно поднялся в воздух. Тут же кони и Черный Козел оказались запряженными в колесницу, а поводья потянулись к рукам Варвары.
– Катерина, я же не умею править воздушной колесницей! – испугалась девочка.
– Не бойся! Я буду рядом. Главное – держи поводья покрепче. Теперь ты ведьма и все сможешь, – шепнула девочке старшая подруга. – Я на метле – в случае чего подхвачу.
Тройка помчалась вперед, звонко ударяя копытами о воздух. После каждого удара копыт в небе возникал сноп искр. По большой дуге колесница помчалась вокруг Змеиной горы. Ведьмы взяли в руки свои факелы, сели – кто в ступы, кто на метлы – и устремились вдогонку. Факелы начали выбрасывать во все стороны бесконечный поток ярких ракет. Тысячи зрителей на Змеиной горе давно ждали этого события и радостно приветствовали появление огненной процессии. В воздух взлетели миллионы петард и ракет. Пожалуй, такого фейерверка не бывает и в новогоднюю ночь на Дворцовой площади.
– К нам, к нам, милости просим к нашему шалашу! Отведайте жаркого из озерных улиток и свеженькой красной икры! – кричали водяные с берега Ладоги.
– Нет, к нам! У нас рагу из бедрышек город­ских ворон и голубиных грудок! – зазывали питерские домовые.
– Угощайтесь отварными кротами и лягушками! Лучше, чем французские! – кричали полевики – зеленые правители полей.
– Приземляйтесь! Нет ничего лучше змеиного супчика! – рекламировали свой суп лешихи. – Посмотрите, сколько жиру плавает. А какой аромат от ужей и медянок!
И вслед кортежу неслись приветственные крики и залпы из ракетниц. Еда готовилась в лошадиных и коровьих черепах, а порции накладывались в коровьи копыта, которые служили едокам тарелками. Но не у всех была столь изысканная пища. Основной едой нечисти была конина. На больших лесных полянах, скрытых от людских глаз, лешие круглый год пасут табуны. И каждую весну пригоняют более тысячи коней к Змеиной горе. С жадностью, без хлеба и соли пожирают конину лешие. Наедаются до отвала. Многие после этого могут не есть до следующего праздника.
Кое-где пиршество уже закончилось, и началась бешеная пляска вокруг горящих костров. Рядом с кострами располагались группы музыкантов, наяривающих, судя по звукам, на волынках и скрипках. Когда кортеж подлетел поближе, Варвара увидела музыкантов.
Все они сидели на дереве. Удивительно, что черепа животных, только что употреблявшиеся для приготовления пищи, стали музыкальными инструментами. Вместо волынок в руках у играющих были коровьи головы, а дудками служили обыкновенные палки. Скрипками были лошадиные головы, а смычками – кошачьи хвосты, издающие душераздирающие звуки.
Темп музыки все нарастал, и танцующие все быстрее и быстрее кружились вокруг костра. У некоторых из них в руках были факелы. Они неистово корчились и горланили расхожие песни современных рок-музыкантов. У одного из костров танцы превратились в очередное соревнование между лешими и домовыми.
Положив друг другу руки на плечи, лешие и домовые носились вокруг костра. Городская и лесная нечисть состязалась на выносливость и устойчивость к огню. Вся энергия, которую выделяли танцующие, выходила у них через ноги. При каждом шаге из-под их ног вылетали искры, поэтому в огненном круге уже горела трава и начали дымиться корни деревьев.
Было видно, что домовые на этот раз подготовились лучше, чем лешие. Из-под их сапог вылетали целые гроздья искр. Лешим приходилось все труднее, но они брали выносливостью и скоростью, понимая, что их единственный шанс – переплясать домовых. Кто не выдерживал этих «ведьминых кругов», тот сходил с дистанции и в изнеможении падал на землю. Лешихи уже держали наготове волшебную мазь, чтобы лечить на ногах пузыри от ожогов. Наиболее упорные лешие плясали до тех пор, пока на них не загоралась одежда.
Вроде бы домовые начали одерживать победу, так как большинство леших из-за ожогов уже выбыли из танцевального соревнования. Темп музыки все возрастал, и те, кто был не готов к таким скоростям, начали вылетать из круга. Темп музыки стал совсем бешеным, и вскоре участников осталось лишь трое: двое домовых и лешак. Домовые остановились и шатались, не в силах сделать более одного шага, у них кружилась голова, их качало, и наконец, оба упали, но все еще пытались ползти по кругу. Почти в тот же миг одежда на лешем вспыхнула, он превратился в огненный факел. От боли танцор, видно, перестал что-либо соображать и продолжал носиться по кругу. Пришлось вмешаться судьям-водяным. На голову лешему вылили огромную бочку холодной воды. Танцор потерял ориентацию и оказался за пределами круга. Бочка с лешим покатилась вниз по горе, ударяясь по пути о сосны, и, подпрыгнув, очутилась в озере. Водяные, с интересом наблюдавшие за танцами, тут же достали неразумного.
Опять, как и на футбольном матче, начался спор о том, кто победил. Дело снова чуть не дошло до драки. Но в этот момент появился праздничный кортеж верховных ведьм и прервал грозящий перейти в драку спор. На костре неизвестно откуда появился целый котел горящего пунша. Лешие и домовые забыли о раздорах и принялись осушать емкость с вкусным напитком.
Не везде вокруг костра крутился традиционный бешеный хоровод. Продвинутая молодежь предпочитала рэп и рок. Старые колдуны не приветствовали новшество и, увидев, что молодежь не уважает законы и традиции, не кружится вокруг костра, а толчется на месте, стали принимать меры. Нескольким магнитофонам и плейерам, играющим попсу, суждено было сгореть или даже взорваться. После этого «правильные» старики, быстро устав от бешеных танцев, затянули тягучие старинные народные песни. А леших и домовых среднего возраста больше прельщали песни бардов под гитару. В их компаниях зазвучали записи Высоцкого и Цоя. Не остались забытыми битлы. Когда вся гора вздрогнула от «Yellow submarine», Черный Козел, как показалось Варваре, одобрительно кивнул головой, и на поверхность озера тут же всплыла небольшая желтая подводная лодка. При последних аккордах субмарина выстрелила в небо двумя мощными ракетами и исчезла в глубине.
Варвара со своей колесницы во все глаза смотрела на это зрелище. Облет вокруг Змеиной горы заканчивался. Трон плавно вернулся на свое место.
– Нам пора прощаться, – подошла к девочке Катерина. – Давай поблагодарим присутствующих. У ведьм и без нас еще много дел.
– А что будет дальше? —любопытной маленькой ведьме не хотелось улетать.
– Сейчас представители водяных, леших, домовых и прочих нечистых духов сделают совету доклад о своих делах за прошлый год и будут сговариваться на новые козни; а совет будет принимать отчеты и наказывать виновных ударами розог. Вдруг и ты по молодости под горячую руку попадешь – некоторые ведьмы еще не очухались после встречи с тобой. Так что лучше улететь, – строго сказала Катерина.
Этот довод подействовал на Варвару. И она прощально помахала Верховному совету ведьм рукой.
– А ведьмы будут танцевать и пировать? – поинтересовалась девочка.
– Конечно. Видишь, вон за соснами служки уже готовят угощение. Будут праздновать до утра. А после первых петухов собравшиеся начнут разлетаться по домам.
Приданое Варвары
Вскоре подруги прилетели обратно в Харчевню.
– Ну-ка признавайся, что ты в котелок положила? Почему ведьмы больные у костра штабелями лежали? – спросила Катерина новую ведьмочку. – Впрочем, я сама попробую угадать состав твоего варева.
Катерина понюхала остатки зелья в котелке и удивленно сказала:
– Так. С разными травами все понятно. А вот рыба здесь при чем?
– Ты же сказала, что надо отразить наскоки ведьм. Вот я и сняла несколько чешуек с зеркального карпа, – пояснила девочка.
– Теперь понимаю. Зеркальный карп плюс тол­ченое зеркало. Не ожидали опытные старушки, что все их колдовство им же и достанется! – рассмеялась Катерина.
– Ой, что это? – воскликнула Варвара.
В углу комнаты шевелился большой мешок. К мешку был привязан кинжал, на черной рукоятке и лезвии которого были выгравированы магиче­ские символы.
– Это – Атам, – пояснила Катерина. – Кинжал дается тебе для того, чтобы держать в повиновении вызванных на землю духов. Также его можно использовать для начертания магического круга. А в мешке – ведьмино приданое для тебя. Обычно его дарят те, кто голосует против. Чтобы ты доросла, по их мнению, до настоящей ведьмы – они тебе своих помощничков прислали, – пояснила удивленной девочке Катерина. – Правда, чаще всего они остаются в услужении у прежних хозяев. Если сразу не загрузишь их работой, то они сядут тебе на шею. Мне тоже в свое время подкинули таких. Нельзя их жалеть, а то затормошат они тебя и попробуют извести.
– Как Банник?
– Примерно. Хочешь, научу, как с ними обращаться? – спросила Катерина.
– Конечно! – Варвара не знала, что ей делать с неожиданным подарком с шабаша. – Спасибо тебе большое за помощь.
– Тогда принеси ивовых прутьев и ведро воды.
Варвара послушно принесла и то и другое, а Катерина с прибаутками начала розгами охаживать мешок.
– Разлеглись тут. Почему вы с утра еще ничего не сделали? – спрашивала она. – Веревок из речного песка не навили – чем я буду мешки завязывать? Дым, выходящий из печной трубы, не взвесили – как я теперь определю, сколько тепла у меня из дома зря уходит? Зерна в колосьях на поле не пересчитали – как я теперь узнаю, какой будет урожай? Смотрите, когда начнете считать, чтоб ни одного колоска на поле не помяли. Бочка во дворе пустая. Почему до сих пор воды не принесли? И смотрите, чтоб решетом воду черпали, я непроцеженной водой огород поливать не буду. Кстати, долго я еще в темноте жить буду? Вот вам пустая бутылка. Я люблю свет лунной дорожки на озере. Набрать лунного света полную бутылку и покрыть им потолок в сенях. Только в полную луну собирайте, свет с ущербного месяца я не терплю – он не яркий.
Каждый свой приказ Катерина подкрепляла розгами и после каждого удара спрашивала по нескольку раз: «Ну что, поняли?»
Наконец из мешка раздалось: «Поняли, хозяйка, все будет исполнено!»
– И чтоб качественно все сделали, проверю через месяц! А не сделаете – узнаете у меня, почем фунт лиха. Всех изведу!
– Варвара, дай-ка мне несколько карандашей и парочку стержней для шариковых ручек.
Девочка тут же подала карандаши и стержни.
– Жалко, но придется пожертвовать сердцевиной.
Катерина постучала карандашами по столу, и грифели из них вывалились на стол. Паста из стержней тоже куда-то исчезла.
– Прекрасно! Вот сюда наших помощников и загоним. Ну что, открывай мешок. Будем выпускать по одному. Выходи! – грозно потребовала Катерина.
Из мешка вылез первый прислужник. Это было маленькое лохматое существо с копытцами и рожками на голове.
– Здравствуй, Курдушик! Этот, к счастью, не страшный, – шепнула Варваре Катерина. – Так, быстро в печку! Скидывай там с себя всю одежку, пускай горит.
– А он сам в печке не изжарится? – пожалела маленького чертенка Варвара.
– Ты что! Это же черт, хоть и маленький. Им никакой огонь не страшен – они в нем рождаются. А вот его одежку надо сжечь, да и не одежка это – рвань какая-то.
Чумазый чертенок был завернут в грязную по­ловую тряпку.
– Часто старые ведьмы используют курдушей для того, чтобы с его вещами заразу и болезнь передать или прислать с ним намеченной жертве заклятый порошок. Это называется у них порчу наслать. Курдуши обязаны выполнять все прихоти хозяина. А вдруг он еще старой хозяйке служит? Поэтому дезинфекция необходима.
Катерина открыла печную заслонку и кинула в печь каких-то травок.
– Старая одежда у тебя есть? – спросила Катерина.
– Да сколько угодно. Целый шкаф. Мой дет­ский халатик подойдет? Вот еще и шортики.
– Ну, давай вылезай, Курдушик. Вот тебе новая одежда.
Чертенок вылез из печи, шерсть на нем дымилась.
– Я думаю, он уже продезинфицировался. Примеряй одежку.
Новая одежка чертенку явно понравилась. Он даже попрыгал перед зеркалом.
– Так, полезай в палочку, пока мы с остальными разбираемся! – Катерина показала на сердцевину карандаша.
Испуганный Курдушик закивал головой и нырнул в карандаш: в печку ему еще раз лезть не хотелось.
– Если перевоспитаешь его, то он будет помогать в работе. Для мелких услуг Курдушик тебе подойдет.
Катерина залепила дырочки карандаша хлебным мякишем.
– Чтоб пока не вылез. Доставай следующего! – скомандовала она.
Следующим из мешка вывалился Коловертыш.
– Да, бестолковое существо, – прокомментировала Катерина. – Поэтому прежняя хозяйка от него и избавилась. Дай ему любую работу – сделает все не так. Но с поручениями типа принести и передать справиться сможет. Гоняй его вокруг деревни почаще, чтобы у него не было свободного времени. А то тащит все подряд! Знаю я эту породу.
Коловертыш был похож то ли на поросенка, то ли на собаку. Трусик не трусик, кургузый и пестрый, с обвислым, пустым, вялым зобом.
– Этот зоб как мешок, туда Коло складывает все, что ведьма достанет: масло, сливки и молоко – всю добычу. Наберет полон зоб и тащит за ведьмой, а дома все вынет из зоба, как из мешка, ведьма и ест: масло, сливки и молоко… Я думаю, ты такой добычей пользоваться не будешь, – продолжала рассказывать Катерина. – Придумаем для него дело. Так, полезай-ка сюда.
И Коловертыш исчез в пустом стержне.
– Кто там третий?
Мешок шевелился и рвался во все стороны. Варвара попыталась вытряхнуть из него следующего заключенного, но это получилось у нее как-то неловко. Нечто не захотело вылезти из мешка на пол, а выскочило прямо на стенку, а затем на потолок. Со страшной скоростью чудище, похожее на косматую собаку, начало прыгать по полкам, сбивая посуду и опрокидывая горшки с цветами.
– Открывай окно! – закричала Катерина и замахнулась розгами. Разрушитель домашнего уюта пулей выскочил на улицу и понесся по деревне, распугивая кур и кошек.
– Никогда не видела, но думаю, что это существо – Шишига, – решила Катерина. – Конечно, его тебе Марана подсунула. Уж его точно не перевоспитаешь! И хорошо, что он удрал, а то бы натворил дел.
– Я теперь поняла, почему чертям работа необходима, – задумчиво произнесла девочка, оглядывая домашний погром.
– Прости, Варвара. Я тебе сейчас помогу убраться. Надо было мешком в поле заниматься. И всех предварительно на Атам наколоть. Тогда бы черти не дергались. Не стоило их жалеть! – корила себя Катерина.
– Да нет, спасибо тебе, – благодарила девочка. – Представляешь, что бы было, если бы я без тебя мешок развязала? Они бы меня съели всем скопом. На кусочки бы разорвали. Только давай этих двух перед уборкой на работу определим, а то я боюсь, что они тоже вырвутся, – показала на стол Варвара. – Ты говоришь, кто-то должен веревки из песка вить?
Сообразительная ведьмочка взяла в руки Атам и слегка уколола стержень.
– Лучше всего для этого подходит Коловертыш. Я думаю, своими копытцами он будет хорошо вить прочные веревки из песка. Значит, его в песчаный овраг, – решила Варвара. – Задание понятно, Коло? – обратилась девочка к поросенку с большим зобом, сидящему в стержне. – Через три недели свей мне двадцать метров веревок. А как веревки совьешь, начни взвешивать дым из деревенских труб. Хочу знать, кто в деревне больше всего леса сжигает.
Она сняла хлебную затычку, хлопнула в ладоши, и стержень полетел в овраг в двух километрах от деревни. Дальше Варвара взяла в руки карандаш:
– Ты слышал, Курдушик, что Катерина про лунный свет говорила? Значит, ночью наберешь лунного света в бутылку и принесешь домой – мне и Катерине. А днем что он делать будет? Возьми сито и добавь чистой воды из Луненки в лесное озеро, а то оно стало пересыхать.
Карандаш с Курдушиком также исчез за окном.
– Вот и хорошо – на время избавились от них, – вздохнула Катерина.
– А совсем от них избавиться можно? – поинтересовалась Варвара.
– Потопить их не потопишь – водяные подберут, в огне черти не горят, к тому же обидеться могут. Можно, конечно, их кому-нибудь подбросить, лучше врагам. Для этого надо палочки с чертями оставить в лесу на тропинке. Черти переходят к тому, кто их поднимет. Но так и хороший человек может палочку поднять, – пояснила Катерина. – Враги-то у тебя есть?
– Да вроде бы нет, – пожала плечами девочка. – Ладно, пусть остаются. Как-нибудь справлюсь с этими помощничками. Сама же решила стать ведьмой.
– Ой, смотри, Катя, мешок-то опять шевелится, – показала Варвара и схватила Атам.
– Ладно, давай я сама, – Катерина взяла мешок в руки и умело встряхнула. Из него выкатился серый шерстяной клубок. Клубок несколько раз подпрыгнул, как живой котенок, затем закатился под лавку.
– Так. Понятно. Сколько ведьминых голосов против тебя было? Три. А четвертый факел ты сама зажгла. Вот и получай четвертого помощника от самой себя! – рассуждала вслух Катерина. – Надо разобраться – не опасен ли этот живой клубок. Точно ли он твой? Вдруг его кто-нибудь другой подослал. Возьму-ка я его к себе на время. Иди ко мне, Дружочек-клубочек.
Серый клубочек доверчиво выкатился из-под скамейки и прыгнул на руки Катерине.
– Смотри, Варя, он совсем теплый и такой мягонький.
Как девушки боролись
с Лядащим
– Удивительно, Катя, еще утро, а какой сильный ветер поднялся! Смотри, как соломенные копны растрепало.
– Я тоже сначала подумала, что погода меняется, но заметь, мы прошли и ветер стих. У нас все волосы в соломе, а посмотри на Мира – чистенький.
Мир побежал вперед ставить донки на щук и ждал девушек на повороте реки.
– Ты, оказывается, знаешь, в чем дело? – недоверчиво спросила Варвара.
– Давай проверим. Смотри – ветер стих. Спорим, что когда мы будем возвращаться и пойдем мимо этих копешек, ветер опять задует.
Подруги собрали землянику на солнечных полянках и возвращались домой.
– Закрой ягоду, а то соломы налетит, – предупредила Катерина.
Девушки накрыли ягоды платком. Действительно, едва они приблизились к соломенным копнам задул сильный порывистый ветер.
– Смотри, а деревья на другом берегу речки даже не шелохнутся, – показала Катерина.
– Прямо какое-то заколдованное место! – воскликнула Варвара.
– Я уже знаю, кто это хулиганит. Это Лядащий – дух соломы. Все оттуда же, из болота, к нам надсмотрщиком приставлен.
– Катерина, раз мы с Банником справились, давай и этого Лядащего прогоним. Пошли, прямо сейчас его из копны достанем, чтоб больше соломой не кидался. – И Варвара решительно шагнула к стогу.
– Молодец, раз не боишься с чертями связываться. Но ты опять забыла главное правило всех ведьм – «не спешить». Знаешь, почему ведьмы так долго варят зелье? За это время они тщательно обдумывают, как лучше дело сделать, чтобы не совершить ошибку, – остановила девочку Катерина. – Но ты права. Раз Лядащий в нас решил соломой покидаться, так кто нам запретит в ответ своей травой покидаться? Может, мы поиграть хотим, – шепнула Катерина на ухо Варваре.
Варвара кивнула.
– Но подходить к нему близко не стоит, а то может и что-нибудь потяжелее в нас кинуть.
– А если пальнуть по нему издалека из рогаток? – предложила девочка.
– Отличная мысль! Я даже знаю, кто нам рогатки сделает.
Подруги взглянули на Мирослава, который ра­достно показывал пойманную им щуку.
– Ура, одну уже поймал! – похвастался мальчик.
– Мир, а ты рогатку можешь сделать?
Мир удивленно взглянул на Катерину.
– Проще простого. А где собираемся стекла бить? Или по воронам палить будем? – шутливо поинтересовался Мир.
– Да не по воронам, а по поросенку одному, – пояснила Катерина. – Вон в копне прячется и соломой кидается. Мир, сделай, пожалуйста, три дальнобойные рогатки. А мы с тобой, Варя, пока патроны подготовим. Пошли готовиться к сражению.
– Собирай побольше репейника для патронов, – командовала Катерина.
По пути к дому девушки свернули с дороги и в маленьком сыром овражке набрали целый пакет колючек.
– Выбирай посуше: их трудней вытаскивать из шерсти и волос. А мы их еще с травой колюкой перемешаем, придется старому черту Лядащему всю шерсть выстригать. После этого он на пуделька будет похож – все лешие от смеха помрут! Так что запомни, Варя: если тебя черти одолевать станут, то лучшего средства, чем чертополох и трава колюка, нет. По народным поверьям, чертополох прогоняет чертей, а ружье, заряженное семенами колюки, стреляет так метко, что не знает промаха. Ружья у нас нет, но я думаю, для этого и рогатки сгодятся, – засмеялась Катерина. – Не понимаю, чего это Лядащий так разошелся? Может быть, приказ получил? Раньше это было существо вполне мирное. Слышала я, иногда курлыкал Лядащий, как журавль, если солнышко пригревало, или стрекотал себе цикадой в дождливые дни. Шуршал себе в соломе. Спал большую часть времени в новой копне. Никто его никогда не видел. А теперь вот гудит да ветер раздувает и на людей бросается. Что с ним случилось? Не иначе натравил его кто на нас! – удивлялась Катерина.
– А как ему удается ветер поднимать? – спросила Варвара.
– Моя тетка мне говорила, что Лядащий – родственник лешего. Те точно умеют ветер поднимать. А некоторые лешие даже принимают облик сильного вихря и резвятся себе над лесами и полями, – пояснила Катерина. – Но наш друг – Лядащий – послабее и только вокруг себя ветер раздувает. Есть у меня одно средство, чтобы ветер прекратить. Его твоя прабабка Прасковья нам с тобой подарила. – Катерина открыла Варин сундук и достала из него засушенную веточку.
– Смотри – это трава называется нечуй-ветер. Помнишь тяжелый пузырек со снадобьем из цветков нечуй-ветра? А это сама трава! Растет она зимой по берегам рек и озер. Так что твоя прабабка ради нас с тобой намерзлась, когда ее из-под снега откапывала. Спасибо ей! День для сбора этой травы только один в году: 1 января, от Васильева вечера до глухой полночи. Так что кому – Новый год, а ко­му – мороз да стужа. Зато скольких людей эта трава спасла. Кого от зимней вьюги, кого от песчаной бури, а кого и от страшного шторма на море. Не знаю, но говорят, что если ветер поднимает нечистая сила, то трава нечуй-ветер посылает в их глаза невидимые иголки, – продолжала Катерина. – И тогда уже лешему или черту становится не до того, чтоб ветер поднимать. Что ж, проверим.
Варвара потрогала веточку. Она была будто из свинца. Тяжелая, и цвет у нее был с таким же синеватым металлическим оттенком. Листья на веточке были маленькие, серебристые и острые, как иголки.
– Попробуй задуй свечку через эту веточку, – предложила Катерина.
Она зажгла на столе свечку и заслонила ее засушенным растением. Посмотрев на веточку, Варвара решила, что легко справится с заданием. Она дунула на свечку, но пламя даже не шелохнулось. Тогда девочка набрала побольше воздуха в легкие и дунула со всей силы. Опять никакого результата. Более того, Варваре даже показалось, будто ветер подул обратно на нее.
– Интересно, справится ли наша травка с ветром в поле.
Вскоре пришел Мир. Он не спешил и по дороге пробовал рогатки. Бьют отлично! Камни летели так далеко, что глаз с трудом замечал, куда они падали. Да по-другому и быть не могло. Мир был настоящим волшебником, когда требовалось что-либо сделать. Подруги даже захлопали в ладоши, когда Мир продемонстрировал им свое оружие.
– Мир, а легкие патроны будут летать так же далеко? – спросила Катерина, показав мальчику колючки чертополоха.
– Будут, если их к камешкам привязать. – Мир обернул в бумагу горсть колючек и привязал к камню. – Только отпускать резинку надо плавно, чтобы снаряд не рассыпался в полете.
– Где тут у меня засушенные семена колюки? – Катерина достала с чердака коровий пузырь и высыпала из него острые сухие семяна. – А теперь перемешивайте чертополох и колюку и заворачивайте в листья лопуха. Бумага при попадании может не разорваться, а вот лист лопуха очень даже подходит.
Катерина показала Варваре и Миру, как делать «патроны», а сама бросила несколько поленьев в печь.
– Сделаем пирожков с начинкой, – засмеялась Варвара.
Когда поленья прогорели, Катерина немного пошептала над маленькими снарядами с начинкой, действительно похожими на пирожки, и положила «патроны» на противень. Затем она поставила его в печь на час. Когда время подошло, Катерина достала подсушенные «патроны» и начала привязывать их к камешкам, которые набрал Мир.
– Я думаю, что десятка полтора нам хватит, чтобы справиться со старым хулиганом, – пояснила Катерина. – Но нам надо сделать вид, что мы в лес собрались. Кладите рогатки и «патроны» в корзинки, чтобы соломенный черт чего не заподозрил. Притворимся, будто солома нам в глаза попала, пусть Лядащий еще больше соломы разбросает, а ему прикрыться будет нечем, тогда и откроем огонь.
Компания подошла к полю, где стояло с десяток желтых копен соломы.
– Замечайте, где солома крутится в вихре, – тихо проговорила Катерина. – За какой копешкой Ляд прячется, надо еще определить. Думаю, мы стрельнем по трем центральным, а там уже поймем, где он сидит.
Ветер начал дуть порывами, срывал пуки соломы и кидал их в ребят и Катерину. Катерина сделала вид, будто выпутывает солому из волос, и опустилась на траву. Порывы ветра стали еще сильнее. Ветер ходил по кругу, поднимая пыль столбом.
– Подозрительны вот эти две копны. – Показала взглядом Катерина. – Смотрите, как часто клочья сена из них вылетают.
Катерина достала из корзинки веточку волшебного нечуй-ветра, и ветер задул обратно. Вся солома, летевшая в Катерину и ребят, полетела обратно в сторону копен. После этого ветер совершенно стих.
– Мир, давай стреляй по правой, а мы с Варварой пульнем по левой.
Мир пожал плечами (не верил он в духов), но от души оттянул резинку и запустил один «патрон» в правую копну. Девушки прицелились и почти одновременно выстрелили из своих рогаток по левой копне. «Патрон» Катерины долетел до стожка и исчез в соломе. Пучки соломы прекратили вылетать из копны, а вся копна как-то странно задергалась. Выстрел Варвары получился чуть хуже, но все равно заговоренные Катериной колючки запрыгали по направлению к левой копне. Когда колючки достигли этой копны, она неожиданно развалилась и замерла. Солома перестала вылетать из нее.
– Все поняли, где Лядащий прячется? Беглым, огонь! – скомандовала Катерина.
Все трое сделали по нескольку выстрелов, и из копны раздался страшный визг, а после еще одного такого залпа из соломы выскочило странное, похожее на лисицу существо. Но пятачок и копытца выдавали его с головой. Причем бегал Лядащий на двух ногах. Длинная светло-желтая шерсть свисала сосульками. Было видно, что колючки причиняют ему невыносимую боль. Он пытался сбросить их с себя, но копытца для этого не очень-то подходили. Сделав несколько кругов по поляне, Лядащий бросился к деревьям, пытаясь почесаться о них. Но ветки еще глубже вгоняли колючки в шерсть.
– Смотрите, это – соломенный черт. Лядащего никто из людей никогда не видел! – поздравила ребят с победой Катерина. – Нам первым это удалось.
– Кто это поросенка научил бегать на задних лапах? И кто его в шубу соломенного цвета одел? – спросил Мир. Не верил он в нечисть.
Варвара и Катерина только переглянулись.
– Пойду проверю остальные донки. Вечером приглашаю на уху.
Наутро все копны соломы сгорели. А их было больше десятка. Пожар быстро перекидывался с одной кучи травы на другую. Когда ребята прибежали, чтобы потушить пожар, то еще издалека увидели, что огонь переносит небольшое лохматое существо, похожее на собаку. Шерсть на хвосте у него горела, и оно перебегало от копны к копне.
– Катя, так этот гадкий поджигатель – Шишига из моего мешка! – воскликнула девочка, узнав часть своего приданого.
Сделав свое черное дело, Шишига подбежал к кому-то, кто прятался в кустах, и они вместе удалились на край деревни. Солома горит как порох, и потушить ее почти невозможно.
– Конечно, солома нужна в хозяйстве только на подстилку. Ее скотина ест – и то без удовольствия – лишь в самый голодный год. Но без последствий это все же оставлять нельзя, – сказала вечером Катерина на совете. – Это начал хулиганить самый вредный и опасный из дворовых духов – Овинник. Придется с ним бороться.
– Это тот, кто в кустах прятался? – спросила Варвара.
– Он самый. И теперь Овинник не один, а со своим прихвостнем Шишигой, который сумел сбежать от нас. Тем интереснее.
Иванов день
– Куда это ты наряжаешься? – спросила Варвара, увидев, что Катерина крутится перед зеркалом, примеряя старинное русское платье.
– Завтра 6 июля, то есть 23 июня по старому стилю – день Ивана Купалы. Раньше на Руси это был самый главный праздник в году. А у нас, ведьм (кстати, и у тебя), – это рабочий день! Каждая неленивая ведьма должна пополнить свои запасы трав, чтобы их на весь будущий год хватило. Так что нам с тобой предстоит выходить на сбор волшебных трав и вечером, и ночью, и утром. Спать не придется. Но и погулять тоже успеем, – не переставая прихорашиваться, рассказывала Катерина. – Кстати, поройся-ка в своем сундуке. Сон мне приснился, будто там тебе Прасковья подарок оставила.
В последнее время прабабка частенько стала оставлять в сундуке подарки для девочки. То иголку, которая сама дырки зашивала, да так, что видно не было. То ножик, который резал даже железо. То колоду карт, из которой по утрам выпадало несколько карт, предсказывающих полный расклад наступающего дня. Не любила Варвара предсказаний для себя, поэтому спрятала колоду подальше. На этот раз в сундуке находился расшитый старинный сарафан.
– Ой, так ведь он мне велик! – воскликнула девочка.
– Я думаю, Прасковья знает, что дарить, – серьезно сказала Катерина.
И правда. Едва Варвара взяла сарафан в руки, он сразу уменьшился, а стоило девочке надеть его, как сарафан зашевелился прямо на ней и сел точно по фигуре.
– Видишь, и подгонять ничего не надо, – сказала Катерина, поворачивая девочку во все стороны.
– Спасибо тебе, Прасковья! – поблагодарила Варвара свою прабабку.– Ни дать ни взять – русская барышня из позапрошлого века, – хмыкнула она, крутясь перед зеркалом. – Но я почти ничего не знаю об этом празднике. Расскажи мне о нем, Катя.
– В городе уже давно не помнят, да и в деревнях местные жители стали забывать об Иване Купале, – начала рассказ Катерина. – А ведь когда-то Иванов день принадлежал к числу самых почитаемых, самых важных, самых веселых праздников в году. Но я знаю одну деревню, где коренные жители до сих пор соблюдают обряды и обычаи этого мистического славянского праздника. Кстати, в детстве я там каждое лето бывала. Там моя бабка живет. Так что познакомлю. В этот вечер люди встречаются с русалками и лешими и славят Ивана Купалу. Все сами становятся немножко нечистой силой. Поэтому никто никого не обижает. Деревня моя находится не так далеко отсюда. Ну что, слетаем на праздник?
– Конечно, – кивнула Варвара. – Когда отправляемся?
– Да ближе к вечеру, часов в семь. Сначала выполним все положенные на празднике обычаи, а потом отправимся за цветком папоротника. Вдруг тебе удастся сорвать кочедыжник.
– А ты видела цветущий папоротник? – удивилась Варвара.
– Видеть-то видела, а вот сорвать никогда не удавалось, – печально ответила Катерина.
Катерина собрала подарки для многочисленной родни и положила все в большую корзину.
– Пора в путь!
Подруги, чтобы не привлекать внимания, вы­шли огородами из Харчевни и взмыли в небо. Деревня, где жила бабушка Катерины, хоть и была в другой области, но по прямой до нее действительно было не так уж далеко. Через несколько минут девушки уже прибыли на место и приземлились на окраине деревеньки Озерная.
– Ждала тебя, внученька! Сердцем чуяла, что прилетишь, – радостно взмахнула руками бабка Катерины. – И не одна. Как зовут тебя, девонька?
– Варвара, – ответила та.
– Что, на праздник собрались? Садитесь, я пирожков испекла.
Девушки сели за стол и с удовольствием отведали горячих пирожков.
– Ты, Катюша, спеши на озеро, я позже подойду. Мне еще травок лекарственных собрать надо. Присоединяйся ко мне, деточка! – обратилась к Варе Катина бабушка. – Я и для молодых целебные травки знаю: зелье приворотное – все парни твои будут; травки гадальные, травки умные – для учебы хорошей.
– Ты же знаешь, бабушка, что наше время наступит после полуночи, – ответила Катерина.
– Как, и маленькая девочка тоже ведьма? – удивилась бабка.
– Ведьма, – ответила за подругу Катерина. – Да не такая уж и маленькая! Тринадцать стукнуло.
– Ладно, ваше дело. Вот вам обереги – с утра заготовила, – бабка подала девушкам два венка и пучки трав.
Варвара с удивлением разглядывала свой венок. Уж очень необычные травы были в него вплетены. Основу составляли прочные плетки зверобоя, вокруг которого вплетены цветки и листья мяты, полыни и крапивы. Из таких же трав был и букетик.
– Спасибо, бабуля, – Катерина поцеловала свою бабушку и обратилась к Варваре:
– Надевай венок на голову, а букетик прикрепи булавкой к левому боку, тогда ни одна русалка нас с тобой сегодня не потревожит, ни один леший в лес не утащит.
– Ну, мы пошли! – махнула рукой Катерина.
– Счастливо, с праздником Купалы!
Лето в этом году наступило поздно. Весь июнь шли дожди и солнышко выглядывало редко. Но в последнюю неделю природа, словно вспомнив о своем времени, спешила наверстать упущенное. Несколько дней стояла настоящая жара, и вода в реках и озерах наконец-то прогрелась.
Подруги поспешили на берег большого озера. Приготовления к празднику были в самом разгаре. На поляне, у самого озера, со смехом и шутками работали молодые девушки и юноши. Всем распоряжался выбранный ранее старик-урядник. Неподалеку от берега озера парни устанавливали на холмике срубленную березку-Купалу. Девушки украшали ее цветами и цветными лоскутами ткани.
– Ну вот, Купала готов, – произнес распорядитель. – Теперь сажайте Ярило.
Под березку приладили, огромную, с человече­ский рост, соломенную куклу Ярило. Облачили ее в одежду, украсили венком, цветами и лентами. Молодые люди отошли в сторонку, а к Яриле с поклонами направились старики, расстелили перед ним скатерть, а на блюдо положили разные пироги и сласти.
– Готовьте костры, – продолжал распоряжаться урядник.
Впрочем, парни и девушки и сами знали, что делать. Командовал урядник скорее по обычаю. Дрова, заготовленные за несколько дней, были сложены на большой поляне в две поленницы для будущих костров. Один – большой – костер назывался Купалец. Был он огромным, высотой c двухэтажный дом. В середине Купальца установили высоченный шест, а на его вершине прикрепили деревянное просмоленное колесо. На костер были навалены пуки соломы, сухие еловые ветки. Приготовления закончились.
– Все готовы? – Распорядитель ударил в бубен, и праздник Купалы начался.
Девушки запели:
Во поле было, во поле
Стояла береза…
и завели хоровод вокруг березки. Катерина и Варвара тоже вошли в хоровод. Урядник зачерпнул из бочки легкого яблочного вина и пустил братину по кругу. Затем он подошел к березке и отломал у нее несколько веток. Старик опустил прутья березки в братину и «освятил» присутствующих брызгами. Парни наигрывали на гуслях, трещотках, бубнах, колокольчиках.
– Где нашлось столько старинных инструментов? – с восхищением спросила Варвара.
– Давайте проводим Ярило! – воскликнул урядник, и девушки подхватили:
Как под этой березой лежал Ярило;
Он убитый – не убитый,
да убрусом покрытый…
Одна из пляшущих девушек будто ненароком задела чучело Ярилы, и оно упало. Тут же все весело начали кричать, что Ярило умер. Парни подняли Ярило и начали тормошить его, стараясь разбудить.
Девушки весело запричитали:
Ох, Ярило! Помер он, помер!
Какой же он был хороший!
Не встанет он больше!
Парни подняли Ярило и понесли его вокруг березки, пятясь задом наперед. Девушки в это время неутешно плакали:
Батюшка Кострома, свет Ярило,
На кого ты нас покинул!
От чучела Ярилы парни оторвали голову и положили ее на соломенный плот. Плот понесли к озеру, подожгли и столкнули в воду. Шествие до­шло до погребального костра, поверх которого положили туловище Ярилы. Урядник зажег погребальный костер, и пока изображение горело, Ярило продолжали поминать.
Проводив весну, начали встречать красное лето. Все выстроились полукругом вокруг березки. Урядник встал перед всеми, поднял руки к небу и начал славить солнце:
Разыдись, темно, разгорись, добро,
Засверкай светло, Яри ясное, Солнце красное.
Все громко несколько раз воскликнули: «Гой!»
А затем хором подхватили:
Гой, Купало красен,
Стань во небе ясен.
Папороть искрящий,
Огнецвет купавый,
Во ночи горящий.
Урядник обошел всех присутствующих и собрал дань Купале. Кто пожертвовал каравай, кто блины, кто пироги. Девушки снова завели хоровод вокруг березки. Парни на этот хоровод стали совершать «набеги», стараясь выхватить листья березки. Листья березки они отдавали волхвам. Старики, изображающие волхвов, раздавали листья березки каждому деревенскому жителю. Эти листья – символ плодородия. Листья бросили в воду, а волхвы творили приговор:
Плыви, Купало, за водою,
Да за святою за росою…
Хоровод девушек направился к озеру. Перед купанием они кидали в воду цветы, травы, крапиву – обереги от русалок. Иначе русалки, которые были рядом, в любой момент могли бы утащить понравившуюся жертву. Все начали купаться в озере. Вода была как парное молоко, словно ее кто-то специально подогрел для сегодняшнего вечера.
Вдоволь накупавшись, снова собрались к костру Купальцу. На этот раз костер доверили разжигать девушкам. Яркое пламя Купальца поднялось больше чем на десять метров. Но так как верхушка костра была из сухих еловых веток, то она сгорела быстро и костер стал поменьше. Внизу Купальца поленница была сложена из толстых, долго горящих осиновых поленьев. После этого началось гулянье и игры. Вокруг стоял шум и гам. Дети гудели в рожки, били в бубны, крутили трещотки, звякали колокольцами и громко пели.
Подле костра деревенские бабки прямо на траве устроили пир. На расшитых полотенцах были тарелки с кашей, яйца, сало, блины, пиво. Каждому в руки полагалось по куску освященной еды, принесенной с капища. Пожилые женщины пели забытые русские песни, славящие Купалу, а старики, собрав вокруг себя детей, рассказывали им старинные сказы, былины и небылицы.
Бабки загадывали детям загадки и учили молодежь купальским обычаям. Угадавшим раздавали конфеты и пироги. Появились ряженые. Они сначала набрали себе гостинцев, а затем начали устраивать игры в пятнашки и жмурки. Вспомнили и старинные «ящерки», «ручеек», «коняшки». Молодцы занялись борьбой на руках – кто сильнее, и перетягиванием каната – улица на улицу.
Купалец уже наполовину сгорел, и вот-вот с него должно было упасть горящее на верхушке колесо. Не дожидаясь этого, парни закинули наверх железную проволоку с крюками и сами сдернули огненный обруч. Затем покатили его к озеру до воды. Колесо, подпрыгивая на кочках, выбрасывало во все стороны искры и с шипением вонзилось в озеро. Горящая смола на колесе еще несколько секунд горела даже в воде.
– Здорово! Прямо как на шабаше колесо катилось! – вспомнила Варвара.
После этого начались прыжки через костер. Все ждали, кто будет первым – самым смелым. Наконец через пламя прыгнул молодой парнишка. Костер оказался не таким уж безобидным и опалил на смельчаке рубашку и клок волос. Он быстро добежал до воды и нырнул в озеро. Но отец мальчика, присутствующий здесь, не ругал его за испорченную рубаху, а, наоборот, похвалил за смелость.
Когда пламя еще немного опустилось, через костер стали прыгать остальные. Девушки стояли в сторонке – суженых приглядывали и ждали, когда костер еще немного прогорит да осядет. Когда девушка выбирала себе парня, то хлопала его по плечу и убегала, а выбранный должен был бежать, чтобы догнать девушку. Поймав, вел ее к костру, через который они прыгали, держась за куклу на палке. Если при прыжке руки не разойдутся —пара составилась. А разойдутся, то каждый снова искал себе новую пару. Когда все разбились на пары, урядник спросил: «Все ли простили обиды?» Нашлись обиженные. Их судили прилюдно.
Рядом с водой суженые обменивались венками, после чего каждый клал свой венок на плотик из веток и соломы и пускал его на воду. Девушки пели:
Ой, на святого, ой, на Купалу
Девки гадали – венки кидали.
Венки сойдутся – быть паре.
– На следующий день обязательно надо истопить баню и смыть с себя все плохое, что нагуляли за этот год, – учили бабки. – Перед баней девушки могут с крыши сбросить веник и узнать, с какой стороны жениха ждать.
В этот день было полнолуние. Хоть северное небо в белые ночи и светлое, тем не менее луна была необычайно красива. Она плавно выплыла из-за кромки леса за озером на небосвод и дала понять, что тоже хочет присутствовать на этом празднике. Луна немного поднялась над озером, и почти всем присутствующим захотелось пробежаться по серебристой лунной дорожке. Снова купальщики бросились в воду. Воздух был наполнен волшебным пьянящим ароматом трав и цветов, от которого слегка кружилась голова.
Народу на празднике становилось все больше. Прямо из озера появились мужчины в зеленых одеждах и женщины в длинных белых платьях. У женщин были красивые вьющиеся волосы, доходившие им до пояса. И большие миндалевидные, очень выразительные голубые глаза. Но никто не испугался появления русалок и водяных на празднике. Было видно, что жители Озерной дружат с ними.
– Угощайтесь пирогами, – приветливо звали бабки. – На всех хватит.
Русалки и водяные охотно приняли угощение, а взамен подарили жителям деревни корзины, пол­ные живой рыбы. Щуки и карпы прыгали на листьях подводных растений.
– Ой, Катерина! – вскочила с места Варвара. – Смотри! Даже деревья задвигались в хороводе. Мне кажется, или это на самом деле? – Девочка указала на молодые березки, которые подбежали к поляне и зашелестели листвой.
– Нет! Это действительно так. В эту волшебную ночь вся природа оживает, деревья переходят с места на место, беседуют друг с другом животные и даже травы, которые этой ночью наполняются особой, чудодейственной силой, – подтвердила Катерина. – Но люди видят это только тогда, когда сами хотят слиться с природой.
Сбор трав
Катерина наклонилась к Варваре и тихо сказала:
– Конечно, здесь весело, но нам с тобой скоро придется оставить праздник и отправиться за тирличем, за цветком папоротника и плакун-травой. До полуночи мы должны сходить за травой тирлич на мой лесной огород.
Пока они шли к лесу, старшая подруга рассказывала:
– Эта трава нужна, чтобы противостоять враждебным духам. Корень и сок тирлича во много раз усиливают чары колдуна, что делает его недоступным для прочей нечисти. Эта трава обладает силою превращения и достается в удел одним ведьмам. Поэтому хорошо бы иметь корень тирлича, чтобы затем отправиться за Перуновым цветком. Старается нечисть извести тирлич-траву у враждебных колдунов и чародеев. Поэтому необходимо беречь эту траву как зеницу ока. Кудесники и чародеи дорожат тирличем как сокровищем. Во мно­гих лесах тирлича уже не найти. И на мои владения вражья нечисть тоже набеги делала. При­ходится оберегать мои места сбора круглый год. Конечно, мне не обойтись без помощников. Нужно весь год их подкармливать, чтобы посевы тирлича сохранять. Ну, вот мы и пришли.
Катерина хлопнула в ладоши, и из высокой травы вынырнуло с десяток карликов. На лапы сосен сели несколько серых сов. Они низко поклонились своей хозяйке, а затем поприветствовали и Варвару.
– Здравствуй! Любим тебя, наша великая ведьма Катерина. Твоя трава тирлич уже цветет, и урожай корней хороший.
– С праздником Купалы вас, мои помощники! Угощайтесь пирогами жертвенными. – И Катерина поставила перед своими работниками целую корзину угощений. – Это Варвара – в будущем великая колдунья. Знакомься, Варя. Это мои помощники – лесавики, – начала знакомить девочку Катерина. – А это – мои друзья птицы.
На плечи и на руки Катерине, хлопая крыльями, сели ворон и две совы. Катерина каждой птице отщипнула по большому куску пирога. Когда карлики и птицы насытились, Катерина попросила рассказать ей о происшествиях в лесу. Первым начали птицы. Ворон наклонился к уху Катерины и что-то долго каркал.
Катерина покачала головой.
– Ну, спасибо! Да, не давали в этот год ни мне, ни моим помощникам покоя, – сказала Катерина. – Придется опять повоевать. Я в этот год на мой лесной огород три раза летала, чтобы отбивать атаки враждебной нечисти.
– Летучие мыши и кроснята больше не одолевают? – спросила Катерина у своих помощников.
Ворон опять каркнул ей на ухо:
– Несколько ночей подряд в мае летучие мыши прилетали и рвали цветы у созревающих растений.
– Как?! Опять прилетали? – разгневалась Ка­те­рина. – Я же предупреждала эту пещерную ведьму, чтобы не высовывалась из своих пещер. Я ведь к ней не лезу!
И, немного помолчав, сказала:
– Видишь, Варя. Пришлось моим птицам дважды отражать ночные атаки летучих мышей-нетопырей. Спасибо им. Много бы эти нетопыри натворили бед, съешь их волк! Наслала их из Саблинских пещер моя старая неприятельница Подтынница. Мелкая ведьма, но злая. Выращивает свою злобу под землей. Руководит мышами. А ее вторая атака на мои лесные владения была очень серьезной. Наняла Подтынница еще и крос­нят. Это злые пещерные карлики, на крыс похожие. Они не только цветы у растений рвали, но и до корней добраться могли. Пришлось мне на помощь лесавикам на неделю Баюшу привозить. Жил он здесь почти месяц, пока главаря кроснят не отловил. От Баюши ни один из кроснят не уйдет. А Подтынницей придется заняться как следует, раз она мои просьбы не выполняет и мирно жить не хочет.
Лететь в Саблино! Запереть старую ведьму в ее же доме! – скомандовала Катерина своим совам. – Стеречь все выходы из пещер, чтоб ни одна мышь не вылетела. Придется арестовать на пару месяцев Подтынницу, чтобы больше проказ не устраивала. Пускай всех своих мышей съест!
– Кто еще приходил пакостить? – спросила Катерина теперь уже у лесавиков.
Не переставая кланяться, маленькие старики и старушки, похожие на ежат, поведали, что долго им пришлось отгонять своего отбившегося родственника длиннобородого Ноктя. Перешел он на службу к сестрам Дзивоженам и несколько раз ломал ограду их домов.
– Несколько раз пришлось нам с ним драться! – жаловались добрые карлики. – Но послед­ний раз намяли ему бока и бороду ему выдрали. Вот куски бороды Ноктя. Нокоть те дери!
– Понятно, поселился он рядом с Дзивоженами, а те его обработали. Ну, здесь дело попроще, – тут же на месте решила Катерина. – Мелкая, но гадкая нечисть – эти родственницы русалок. Вы­лезли из болот, а манеры те же. Дзижы собираются толпами, бегают по полям и лесам, хлопают в ладоши, бросаются на всех и стараются защекотать. Изолировать их просто, но надо разобраться – с чего это они на меня ополчились? Подумай, Варя, как их окончательно извести. Правда, я знаю, что боятся они цветов с колокольчиками и любого грома. Так что это мы сейчас им устроим! – И Катерина отдала приказания лесавикам: – Возьмите эти семена колокольчиков, уже к утру они взойдут и начнут громыхать так, что дзижкам мало не покажется – ох и боятся же они звука колокольчиков! – потирала руки Катерина, бормоча над семенами какое-то заклинание.
На дубовом пне в центре лесного огорода сидел старый карлик с длинной бородой.
– Здравствуй, Кладовик! – поклонилась Катерина почтенному карлику. – Спасибо тебе за сохранность моего лесного огорода.
Катерина достала из корзинки толстые шерстяные носки и шарф и передала лесному карлику.
– Ты и сама много для охраны сделала, – похвалил хозяйку Кладовик. – Вон какой забор из волшебных трав нагородила. Не каждый колдун их пройдет. Что уж о нечисти говорить!
– Покажи мне этот волшебный забор, – попросила подругу Варвара. – Надо же опыт перенимать. Вдруг самой придется что-нибудь сеять? И где такую бригаду нанять?
Полянку, на которой находился огород Катерины, защищал сначала ряд чертополоха.
– Смотри, – похвалилась Катерина. – Я в чертополох вставила трубки и заговорила на вражью нечисть. Где там борода Ногтя?
Катерина взяла у лесавика кусок бороды и пустила по воздуху. Не успели волоски опуститься на землю, как из трубок вылетели и запутались в волосках злобного карлика несколько колючек.
– Да, – подтвердили помощники Катерины. – Сколько самовольных нахалов в ужасе бежало от этого забора.
В маленьких лужицах по углам огорода Катерина посадила одолень-траву.– Белые и желтые кувшинки очень хорошо помогают от мокрой нечисти – разных ичетиков – служек водяных, – пояснила она девочке.
– А это что за травка с трилистником и голубыми цветочками? – поинтересовалась Варвара.
– Это – трава прикрыш. Она хорошо отводит разные наговоры черных ведьм. Благодаря этой траве моему огороду ни засуха, ни заморозки, ни град не страшны. Любую беду отведет. Теперь ведьмы знают, если они пожелают мне что-нибудь плохое, то эти же несчастья с ними самими произойдут.
Не только от нечисти приходилось Катерине защищать свой огород.
– Лес все же, – пояснила Катерина. – Любой зверь ненароком забрести может. И лось, и волк, и кабан, и даже медведь. Но на каждого зверя своя трава найдется – кого усыпит, кого отгонит. От рыси и диких котов хорошо помогает кошачья дремота.
– Так это же лютики, – удивилась девочка.
– С виду лютики, но если немного заколдовать их, то любая кошка, даже такая большая, как рысь, тут же заснет. Медведи и волки не переносят зяблицы и зверобоя, – рассказывала старшая подруга. – Ладно, к делу. Теперь давай выкопаем корни тирлича.
Кладовик отбросил листья лопуха, маскировавшие бесценный цветок, и подруги увидели цветки тирлича. Когда их открыли, они ярко вспыхнули на свету. Они были желтого цвета и разной формы. Это были и цветы, и плоды. Кладовик срезал острым ножиком капельки тирлича.
– В следующем году из этих капелек снова взойдут кустики травы тирлича. Спасибо тебе, мой Кладовик, – поблагодарила своего помощника Ка­те­рина.
Несмотря на белую ночь, Кладовик все же зажег фонарик, чтобы не повредить корень при вы­капывании. Катерина взяла маленькую лопатку и аккуратно со всех сторон окопала куст тирлича. Вынув куст из земли, Катерина встряхнула его. Комья земли легко отделились, и Варвара увидела чудесный корень тирлича. Корешок был маленький – всего несколько граммов весом.
– Как он похож на кусочек янтаря! – воскликнула девочка.
– Может быть, потому мой тирлич такой светлый, что растет в светлых сосновых лесах. Если посадить его среди ольховых или осиновых деревьев, то корень покраснеет и даже может потемнеть.
– Теперь выкапывай тирлич себе. – И Катерина передала лопатку девочке.
Вскоре и в руках Варвары сиял янтарный корень. Катерина аккуратно отрезала стебли тирлича в нескольких сантиметрах выше корня и связала их в колечко.
– Будешь владелицей волшебного корня.
– Спасибо, Катя, – поблагодарила девочка.
Бабушки лесавки подарили девушкам холщовые мешочки на веревочках.
– Спасибо, бабушки. Очень полезная вещь. Во-первых, можно всегда носить на груди, – пояснила Варе Катерина. – А во-вторых, сок тирлича впитывается в ткань, и тогда никакая нечисть тебе повредить не сможет. Где хочешь, можешь тканью протереть, и любая нечисть сразу пропадет.
Катерина поблагодарила своих работников, и подруги направились искать самую главную в этот день траву.
Папоротник
– До полночи не так уж много времени остается. Придется поторопиться, – сказала Катерина.
– А куда нам идти?
– Отведу я тебя на то место, где я видела в прошлом году Перунов цветок, – Катерина указала на лес.
Тут и там над деревьями вспыхивали яркие вспышки огня. Над лесом поднималась красная заря.
– Ой, как красиво! – восторженно вскрикнула девочка. – Как будто северное сияние. Что это? Пожар или кто-то фейерверки запускает? Солнце-то заходит в другой стороне.
– Это папоротник сигнал подает: попробуй отыщи меня! – ответила Катерина. – На границе соснового бора есть заросли широколиственного папоротника. Туда мы и отправимся. Но не всякое растение цветет. Каждой из нас еще предстоит найти именно тот – свой цветок, который зацветет именно для нее. Темные силы будут его прятать от тебя.
– Отчего нечисть сама Перунов цветок сорвать не может? – поинтересовалась Варвара.
– Для нее это равносильно погибели. Цветок папоротника сам себя защищает от чертей – горит огнем и отгоняет их! – пояснила Катерина. – Если ты не найдешь своего цветка, то он через некоторое время отцветет и погаснет. Но не радуйся преждевременно, если ты найдешь тот куст папоротника, который загорится огненным цветом для тебя, – трудно будет его сорвать. Если бесы увидят, что ты рядом, – они будут жертвовать собой и стараться ухватить Перунов цветок раньше тебя. Но теперь у тебя есть тирлич, поэтому мелкая нечисть к тебе и близко не сунется. Ты должна мысленно очертить вокруг себя и расцветающего­ растения круг и стараться не подпускать никого к себе.
– А вместе мы не можем находиться? – спросила Варвара.
– Я тебе уже сказала, этот цветок – для каждого свой.
Подруги подошли к зарослям папоротника. Здесь лес был не такой густой, и папоротник рос среди деревьев. Несмотря на то что ночь была тихая и не чувствовалось ни малейшего дуновения ветерка, заросли чудесного растения шевелились, будто живые. Кусты как будто разговаривали между собой и обсуждали подходящих.
– Желаю удачи! Видишь, мне кивают лапами вон те растения, – указала Катерина. – Будет страшно – кричи. Не испугаешься одна?
– Да нет. Мы же с Миром часто в ночные походы ходим, – ответила Варвара.
– Достань корень тирлича, когда цветок найдешь. Встречаемся здесь через час.
И Катерина скрылась в зарослях папоротника.
– А мне куда? – задумалась Варвара.
Она постояла в нерешительности, а затем двинулась вдоль границы зарослей. В одном месте густые растения расступились, словно приглашая Варю зайти. Луна ярко освещала тропинку, и девочка пошла по ней. Через несколько минут Варвара вышла на полянку. Что-то заставило ее остановиться и оглядеться по сторонам. В центре поляны росли несколько высоких кустов папоротника. От них шли приятные теплые волны.
– Кому же и цвести как не этим растениям? Останусь здесь, – решила Варвара. Она обошла вокруг одного куста папоротника и потрогала его листья. Широкие листья были теплыми и будто ответили на прикосновения девочки.
«Буду ждать. Даже круг очерчивать не надо, – по­думала девочка. – Сама полянка – это и есть круг».
– Что там еще рассказывала Катерина? – стала вспоминать девочка. – А, нечисть полезет, отвлекать будет. Надо смотреть на цветок не отрываясь. Ура, вот и первая почка появилась!
Рядом раздалось хлопанье крыльев, и серая сова уселась на ветку сосны.
– Привет, сова! – поприветствовала птицу Ва­ря. – Что, тоже решила Перуновым цветком полюбоваться?
Вскоре на другое дерево уселось еще несколько птиц, на этот раз черных.
«Интересно, что-то я не помню, чтоб совы были черными, – не испугавшись, подумала Варвара. – Что ж, проверим действие тирлича».
Варвара сняла холщовый мешочек с корнем тирлича и подошла к дереву, на котором сидели черные птицы. Эффект был неожиданным для девочки. Как только она коснулась сосны мешочком, сова, которая сидела ниже всех, камнем упала на землю, будто пронзенная электрическим током. Остальные птицы подскочили и с карканьем унеслись прочь.
– Странно: совы, а каркают, – подумала Варвара.
Как только она дотронулась до совы, которая лежала на земле, ту еще раз пронзил электриче­ский удар.
– Ах вот как действует тирлич! Ладно, птичку жалко. Надо бы вынести ее из моего круга.
Варвара спрятала мешочек с корнем и взяла птицу в руки. Каково же было ее удивление – лапки птицы были как у ящерицы!
– Вот оно что! Это нечисть прилетала на меня посмотреть. Спасибо Катерине, что предупредила меня об этом. Интересно, а эта серая сова к бесам не принадлежит? – И Варвара прикоснулась к сосне, на которой сидела серая сова. Но та никуда улететь не захотела.
– Спит, наверное, – подумала девочка. – Ну, если другой нечисти не видно, то не стоит волноваться! – решила Варвара.
Несколько минут прошло в полной тишине, никто больше девочку не пугал. Волшебный куст шевелился все сильнее. И вот из широких листьев папоротника появилась вторая почка, которая стала буквально выпрыгивать из стебля. Она хоть и отрывалась от листьев, но была словно невидимой нитью привязана к ним. Почка поднималась все выше и выше, то колыхалась, как речная волна, то останавливалась. Иногда она вертелась на невидимом стебельке, переворачивалась и прыгала, как живая птичка. По цвету почка сначала была похожа на тлеющий уголек, но постепенно разгоралась все ярче и ярче.
Варвара посмотрела на часы – до полуночи оставалось две минуты. Вдруг позади нее раздалось громкое змеиное шипение.
– Не бояться! И главное – не оборачиваться. Какие ночью змеи? Вот и сторожа подоспели. Чур! – уверенным голосом отогнала девочка змеиное шипение и на всякий случай дотронулась до мешочка с тирличем. Шипение тут же прекратилось.
Но теперь вместо шипения Варваре почудилось приятное убаюкивающее пение. Перед взором девочки появилась теплая уютная постель, которая звала ее к себе. Ведьмочка чуть было не представила себя в ней, но мысленно решительно отбросила одеяло и с разбегу нырнула в приятную свежесть реки.
Почка уже освещала все вокруг себя ярким светом. Из нее с треском вылетали маленькие золотистые молнии, которые притягивались соснами. Одна молния полетела в сторону Варвары. Девочка испуганно вытянула руку ладонью вперед, и молния остановилась у самой ладони, которая стала такой же золотистой и как будто очутилась в теплой варежке.
Наконец созревшая почка разорвалась с треском, и перед Варварой распустился огненный цветок, столь яркий, что на него невозможно было смотреть. От цветка во все стороны исходили поочередно волны золотого и ярко-красного пламени. Варвара попыталась сосчитать, сколько лепестков у цветка, но это было очень трудно сделать, поскольку было нелегко отличать лепестки цветка от волн красного цвета, которые непрерывно шли во все стороны.
Маленькая ведьма так увлеклась этим подсчетом, что не услышала хлопанья крыльев совы. Серая птица подлетела к цветку с другой стороны и зависла в воздухе.
– Чего она хочет? – подумала Варвара и посмотрела на птицу.
На сове была накинута светло-серая мантия.
– Где-то я видела такую же… – стала вспоминать девочка.
Сова протянула свою когтистую лапу к огненному цветку и схватила его.
– Ах вот как! Я – первая! – Девочка уступать не собиралась и схватила цветок выше лапы птицы.
Сова раскрыла клюв с явным намерением вцепиться в девочку. Варвара не знала, как защититься от птицы одной рукой, поэтому крепко сжала цветок, дернула его и отскочила подальше. Перунов цветок прочно сидел на невидимом стебле, поэтому не оторвался, а, недовольный таким обращением с собой, ярко вспыхнул и разлетелся во все стороны тысячами золотистых огоней. Сова, пронзенная множеством этих огней, упала на землю и, волоча крыло, поползла в сторону. Крылья ее дымились.
После яркого огненного свечения, несмотря на светлую ночь, наступила темнота. Но вокруг Варвары волнами мерцало красноватое свечение: один лепесток Перунова цветка все же остался у нее в руках.
Маленькая ведьма, понурившись, побрела к Катерине.
– Неужели удачно? – обратилась к ней с вопро­сом старшая подруга, увидев красноватый свет.
– Нет, сорвалось! Мне кажется, Марана помешала. – И Варвара рассказала о встрече с серой совой.
Затем она разжала ладонь и показала лепесток цветка, от которого теперь расходились ровные алые волны света.
– Что ж, и это удача. А ты уверена, что Маране ничего не досталось? – спросила Катерина.
– Я думаю, нет. После того как я схватилась за цветок, он разлетелся тысячами искр. Остался только один лепесток! – Варвара протянула алый лепесток старшей подруге. – А ты не нашла свой цветок?
– Найти-то нашла, да вот отвлекли меня. Про Михаила моего напомнили, – с грустью ответила Катерина. – Возможно, нам и этого лепестка хватит. Главное, я знаю, как им воспользоваться. Давай клади его в лукошко, чтобы не потерять. Если бы цветок был целым, то удалось бы приготовить любой отвар и мы смогли бы на расстоянии управлять нечистыми духами, делаться невидимыми. Смогли бы узнать, где какой клад лежит. И все твои желания исполнялись бы сразу же. Одна старая колдунья говорила мне, что «сия трава – самая наисильнейшая над кладами, царь над цветами. Если где есть клад, этот цветок зависнет над ним, как звезда, а затем упадет на землю».
Варвара печально вздохнула.
– Не расстраивайся, что у тебя остался лишь один лепесток. Мы и с его помощью попытаемся что-нибудь сделать. А самое главное – ты оставила Марану без цветка. Целый год у нее не будет сильного оружия. Да, видно, всю жизнь тебе придется с ней встречаться и воевать. Но в этот раз, я думаю, ты вышла победительницей с самой сильной серой ведьмой. Это многого стоит. Более того, Марана-то вообще в схватке с тобой ничего не получила. А Иванов день будет в следующем году, и Перунов цветок обязательно снова зацветет для тебя, – утешала девочку Катерина. – А теперь идем к лесному озеру за не менее красивым цветком – плакун-травы.
Плакун-трава
Короткая белая ночь заканчивалась, и девушки отправились в путь по лесной дорожке. Вскоре они пришли на берег лесного озера.
– До рассвета подождем здесь. Утром при сильной росе плакун плачет. Самые красивые жемчужные слезы у плакун-травы. От этих слез могут даже ручьи течь. Волшебной силой обладают цветы и корень. Так что мы с тобой посидим до зари у костра, а с первыми лучами солнца отправимся на поиски. Одно место я в прошлом году заприметила, но еще не до конца уверена, плакун-трава это или просто ключ из-под земли бьет. Пока цветы на плакуне не появились, точно не определишь.
Катерина разожгла костер и достала из корзинки остатки праздничных пирогов.
– А чем поможет нам плакун? – спросила Вар­вара. – Зачем нам-то плакать?
– Нам не надо. А вот заставить порыдать кое-кого не мешает. Мы еще не выгнали злых духов из своей деревни. Чтобы справиться с Овинником, нам надо выкопать корень плакун-травы и незаметно подбросить его в жилище этого вредного черта, – сердито сказала Катерина.
Уже в четыре часа утра стало светло как днем. Солнце готовилось выглянуть из-за горизонта, и девушки поспешили на поиски.
– Я не в первый раз собираю плакун-траву, – рассказывала по пути Катерина. – Смотри внимательно. С первыми лучами солнышка в том месте, где растет плакун-трава, дождь пойдет из-под земли, прямо как настоящий фонтан. Это трава плакун плачет!
Девушки шли по берегу лесного озера. Солнце взошло минуту назад, и первые его лучи буквально зажгли верхушки деревьев.
– Смотри, – взмахнула рукой Катерина, показав на другой берег озера.– Такое бывает раз в году. Это цветет плакун-трава.
На другом берегу переплелось несколько радуг. Капли воды взлетали вверх и вспыхивали на солнце, как драгоценные камни, причем они не падали на землю, а оставались висеть в воздухе.
– До чего же красиво! – пришла в восторг Варвара.
– Значит, я не ошиблась, – сказала Катерина. – Это точно плакун-трава.
Девушки обогнули озеро и подошли поближе к фонтану.
– Смотри, как интересно устроены цветы плакун-травы, – показала Катерина. – Ее корни ак­тив­но всасывают влагу, а затем цветы плачут и испускают целые фонтаны воды.
—А может, не будем рвать эту траву? – спросила Варвара. – Такая красота пропадет.
– Кончится заря, и исчезнут жемчужные цветы, превратятся в обычные. И никто найти их не сможет, даже если будет стоять совсем рядом. А нам с тобой еще Овинника надо выгнать, а то ведь сожжет всю деревню злобный дух.
– Убедила. А почему мы лопату или хотя бы нож не прихватили, чтобы выкопать плакун-траву? – поинтересовалась Варвара.
– Потому что корень плакуна выкапывают руками без всяких железных орудий: земля от слез размягчится, и вынуть корень из земли можно очень легко.
Девушки находились под настоящим душем плакун-травы. Уничтожать такую красоту Варваре, несмотря на все доводы подруги, не хотелось, и из ее глаз потекли горькие слезы. Плакала и Катерина.
– С плакуном всегда так. Умеет эта трава слезу пустить у любого человека! – И с этими словами Катерина вытащила большой корень и все растение из земли.
Трава поплакала еще минуту, и затем поток воды прекратился. Теперь Варвара смогла рассмотреть это удивительное растение. Его корень был похож на большой кувшин с многочисленными щупальцами-присосками. Стебель у плакун-травы крепкий, как у кувшинки, а ее цветы походили на маленькие перламутровые ракушки.
Такой вот день Ивана Купалы. Все сегодня ку­па­ются где придется, а плакун-трава купается в своих слезах.
– Кстати, а мы-то с тобой еще не купались! – вспомнила Катерина. – Непростительная вещь.
И она скинула с себя платье.
– Настоящая ведьма обязана голой искупаться в утренней росе. Присоединяйся! – воскликнула Катерина. – Ничего нет лучше росы из слез плакун-травы.
Долго девушки катались в мокрой траве. Через некоторое время Варвара заметила, что ее тело больше не касается травы, а парит над землей.
– Я же говорила, что настоящей ведьме для полета никакая метла не нужна. Поверила?
– И правда, я могу купаться даже в воздухе! – обрадовалась Варвара.
Вдоволь накупавшись в росе, девушки стали собираться в обратный путь.
– По пути соберем оставшиеся травы. Они сегодня все волшебные. Настоящая ведьма должна собрать их ровно тринадцать. Это нетрудно, так как остальные травы не особенно прячутся. К тому же я знаю, где они растут.
Иногда Катерина останавливалась и знакомила Варвару с различными травами.
– Вот еще одна интересная травка. Сегодня как раз полнолуние, поэтому я покажу тебе маленький фокус.
Катерина сорвала желто-голубой цветок и бросила его в лужицу. Через минуту девушка достала цветок из воды, и тот стал шевелиться и потягиваться, как живой.
– Это сон-трава. Хочешь знать, что с тобой будет? Тогда каждое полнолуние клади сон-траву под подушку, и она во сне предупредит тебя обо всех возможных неприятностях.
Лютики тоже могут пригодиться. Лютики – это сон-трава для зверей. Если как следует их приготовить, то спокойно можно в клетку к тиграм и львам заходить. Любая кошечка сразу заснет. Правда, заговор один надо знать.
Бессмертник ты, конечно, знаешь. Кстати, это родственник травы нечуй-ветер, который нам пригодился, когда мы Лядащего гоняли. Все порезы и синяки деревенские бабки всегда бессмертником лечат. Называется он так потому, что долго не вянет, а засыхая, хорошо сохраняет цвет и форму.
Помни, Варя, ночь на Ивана Купалу – время наивысшего могущества природы: травы, собранные в эту ночь, считаются лучшим лекарством, так же как и роса, выпавшая этой ночью.
Так, выходя из леса и возвращаясь в деревню, Катерина и Варвара собрали необходимые трина­дцать трав. Девушки сели на метлы и вскоре были дома.
– А теперь короткий сон. Долго отдыхать сегодня ведьма не имеет права, – приказала Катерина. – И снова возьмемся за дело. Волшебный праздник Ивана Купалы продолжается весь день.
Через три часа девушки кропили соком из плакун-травы все места в деревне, где могли прятаться злые духи.
Как девушки «замочили» домовых в овине
Одними спаленными копнами соломы в Харчевне дело не обошлось. Неприятностей становилось все больше.
Варвара умела делать все быстро и ловко. Но почему-то в последнее время у нее все валилось из рук. Она уже перебила несколько тарелок. Да и принести воды из колодца стало для нее проблемой. Когда Варвара, быстро семеня ногами, несла воду, то постоянно спотыкалась. То сухая ветка под ноги попадет, то камень шевельнется, а результат один – пролитые ведра. А однажды показалось Варваре, что из кустов за ней наблюдает все то же существо, похожее на лохматую собаку.
Вечером Варвара пожаловалась на свои беды Катерине.
– Шишига виноват. Не торопись теперь никогда. Каждый шаг обдумывай. Шишига сам по себе не страшен, хотя это и злой дух. Но на него дурное влияние оказывает Овинник. Поэтому он и поджег всю траву. Как бы еще где беды с огнем не наделал. Раньше вред Шиш мог причинить лишь тогда, когда человек торопился. Тогда подвернется Шишига под руку и может любую пакость человеку сделать: посуду побьет, подножку поставит, ведро с молоком опрокинет. А поскольку сейчас он с Овинником, нужно очень осторожно обращаться с огнем. А то используют любую нашу промашку, – предупредила девочку Катерина. – Моя тетка учила меня: «Поторопишься и… накроет тебя Шишига хвостом, и ты пропадешь, и сколько ни ищи, не найдут тебя, да и сам себя не найдешь…»
Варвара поежилась:
– Неужели это правда?
– А тебе точно Шишига пакостит. Нельзя тебе теперь ничего второпях делать. Это злой дух и шатун. Ходит он за тобой по деревне и подлавливает. Мне удалось от него избавиться. Теперь он за тебя взялся. Но я уже утром наших помощников послала на разведку. Баюн и Макоша под видом кошек на крышу овина забрались, все выведали и такой кошачий концерт затем закатили. Надо сна лишить и Овинника, и Шишигу. А на ночь я Барабашку к ним заслала. Он им спать и сейчас не дает. Как голову положат на сено, так он сразу же барабанить начинает. Теперь у них от недосыпа настроение все время будет плохое.
– А мне-то как от них избавиться? – спросила Варвара.
– Что ж, попробуем сначала миром решить дело. Можно попытаться с домовыми договориться, как будто мы хотим о своей судьбе и о женихах узнать. В ближайшее воскресенье утром подойдем к овину и положим руку в окно. Моя тетка утверждала: если что-либо мохнатое твоей руки коснется, что, правда, бывает очень редко, – то выпадет девушке большое богатство. Может, замуж за богатого выскочит или наследство получит от американского дядюшки. Но если что-либо скользкое руки коснется – за бедного замуж девушка выйдет. Поэтому перед гаданием надо задобрить духов. Говорят, надо принести им пирожков с курятиной.
Ранним воскресным утром Катерина испекла вкусных пирожков, и подруги направились к овину на краю Харчевни. Катерина положила пирожки и два стакана молока на подоконник, и девушки стали ждать. Они даже не заметили, когда и как пирожки исчезли.
– Значит, дар принят. Теперь попросим, чтобы нам погадали: тебе на женихов, мне – на богатство. Вдруг контакт установим?
Катерина протянула в открытое окно овина руку и быстро проговорила: «Тяни меня, мани меня куньим хвостом по голой руке!» То же сделала и Варвара. Но вместо прикосновения чего-либо мохнатого или скользкого у девушек в руках оказались раскаленные докрасна угольки. Наши красавицы дружно взвизгнули и выбросили угольки.
– Договориться не удалось, – зло выдохнула Катерина. – Пошли домой!
Вдогонку девушкам полетели горящие палки. Катерина и Варвара обернулись и увидели, что в темном овине горят калеными угольями два глаза. В глубине сарая с трудом угадывался силуэт лохматой собаки, почему-то стоящей на задних лапах.
– Так он нам всю деревню сожжет! Надо срочно принимать к Овиннику меры. А то если разгневается, так закинет уголек и даст всему овину сгореть.
Дома Катерина достала из подвала плакун-траву. Корень плавал в тазу с колодезной водой.
– И как мы теперь заставим эту траву плакать? – спросила Варвара.
– Это дело нетрудное. плакун-трава обладает очень сильным полем. Помнишь, и нас с тобой плакать заставила. Меня тетка научила, как сохранить подольше ее удивительные свойства. Так что плакать Овинник будет горючими слезьми. Главное, доставить плакун в овин. А как домовой плакать начнет – угли в нем и потухнут, – пояснила Катерина. – Ох не любят бесы плакать. Они сразу становятся покорными и смиряются. Возь­мем корень, подсыплем цветочков, чтобы духи не смогли догадаться, что их плакуном-травой изгоняют из деревни.
– Изгонять Овинника ты будешь, – сказала Катерина Варе. – Мне нельзя, болотное братство мне обязательно припомнит это. А у тебя оправдание есть: руку сожгли, поленьями горящими кидались. Ни одна ведьма не имеет права сносить такое оскорбление.
Варвара согласно кивнула.
– Запомни заговор. Повторяй за мной: «Плакун, плакун! Плакал ты долго и много, а выплакал мало. Будь ты страшен злым бесам, полубесам, старым ведьмам. Если не покоритесь мне, то утоплю вас в слезах! Будь мое слово при тебе крепко и твердо. Век веком!»
– Запомню ли? – усомнилась Варвара.
– Не бойся. Слова можно переставить. Плакун – умная трава. Поймет, чего у нее просят, – успокоила девочку Катерина.
Совет держали дома. Мира тоже пригласили «выгонять ученых собак из овина». Мир и Варвара предлагали разные способы доставки волшебной травы к злобному Овиннику. Сошлись в одном – это должно выглядеть естественно.
Мир подсказал деревенский способ: въехать в овин на тракторе с сеном и вывалить его на пол. Варвара предложила продолжить стрельбу из рогаток. Но этот способ доставки плакуна в дом Овинника Катерина сразу отвергла:
– Наверняка Овинник уже знает, как мы с Лядащим расправились. Как бы он чего не заподозрил от такого воинственного вторжения. Сгорит тогда сарай.
Тут с печи раздалось мяуканье черной кошечки. Катерина подошла к печке и начала с ней о чем-то шептаться.
Затем она рассмеялась и вернулась к ребятам.
– Макоша предлагает свои услуги. Ох и любит же она на лошадях кататься. Слушайте, что она придумала. Пусть лошадь, запряженная в телегу с сеном, якобы случайно забредет на ферму и под управлением Макоши будет кружить неподалеку от овина. Макоша, как Мальчик-с-пальчик, залезет лошади в ухо и будет ею управлять, – смеясь, пересказала она свой разговор с кикиморой.
Варвара и Мир тут же с восторгом подняли руки «за».
– Спасибо, Макоша! – захлопали ребята.
– Значит, нужно приготовить сено для Овинника. То, что у него в сарае, – на котором они с Шишигой спят – сопрело. Оно уже не такое мягкое и запах с прошлого лета потеряло, поэтому домовые должны клюнуть на приманку. Погода хорошая, завтра к вечеру мы должны успеть.
Мир! Бери косу и накоси на речной поляне душистого клевера. А ты, Варвара, нарви мяты, сирени, добавь лепестки душистых цветов, чтобы сено вкусно пахло и Овиннику самому захотелось перетащить это сено к себе в сарай. Ну а я сделаю начинку, – распределила обязанности Катерина.
Мир и Варвара согласно кивнули и отправились на сенозаготовки. Мир с косой, а Варвара с граблями. Под жарким летним солнцем скошенная трава почти сразу же подсохла, и через пару часов ее уже можно было ворошить.
Весь день провели ребята на поляне, иногда прерывая работу, чтобы искупаться. Несколько раз они заходили к Катерине, позвать ее на речку, – но та отказывалась, так как подготовка плакун-травы требовала много времени. Плакун-трава – растение нежное, очень капризное и требующее особенного подхода и уговоров. Но позже Катерина сама вышла на посиделки к вечернему костру.
– Кажется, получается, так что завтра днем запрягайте лошадь в телегу, грузите сено и подгоняйте ее к моему дому. Там добавим начинку и приступим к обработке наших домовых.
Ближе к вечеру на деревенскую ферму забрела лошадь, явно потерявшая где-то хозяина. Неторопливо возя за собой телегу, она мирно щипала травку недалеко от овина. Лошадь переходила с места на место. Теплый вечерний ветерок доносил в сарай, где жили домовые, чудесный аромат свежескошенного сена.
Чтобы наблюдать за маневрами лошади, Варвара залезла на высокий тополь на краю деревни.
Домовые клюнули на приманку. Приятный аро­мат сена вскоре донесся и до них.
– Шишига, видишь,– лошадь без хозяина. Ну-ка веди ее сюда! Возьмем сено для постели, старое совсем слежалось.
Из ворот сарая выскочило существо, покрытое серой косматой шерстью. Странное создание забегало вокруг лошади так быстро и подняло столько пыли, что трудно было разобрать, кто это – косматая дворняжка или кто-либо другой.
Шишига на секунду остановился, и Варвара в подзорную трубу Мира увидела маленького уродца. Это был старый карлик – не больше полуметра ростом, он даже не дотягивался до узды лошади. Но девочка так и не смогла как следует разглядеть его, ибо старик снова начал носиться с огромной скоростью. Пыль стояла столбом и оседала на его то ли шубе, то ли мохнатой шерсти на теле.
– Шиш, хватит бегать. Хватай лошадь под уздцы и веди в овин.
Шишига стал подпрыгивать, пытаясь дотянуться до узды. Из овина показалась огромная черная лохматая собака, которая почему-то шла на задних лапах.
Варвара от страха чуть не слетела с дерева, когда отрегулировала резкость трубы. Глаза у Овинника горели калеными угольями, несмотря на светлый вечер. На голове у него торчали острые козлиные рога, а передние руки были человеческие, причем правая – без шерсти и явно длиннее левой.
Лошадь, увидев эту странную пару, начала фыр­кать от испуга и задрала голову кверху. Тогда спе­реди к лошади подошел Овинник, щелкнул пальцами, и прямо из его рук появился яркий огонь. Лошадь испуганно закрыла глаза, а Овинник взял ее под уздцы и ввел в сарай. Через пару минут лошадь, вся в мыле от ужаса, показалась снова, но сена на телеге уже не было.
– Главное дело сделано, – удовлетворенно произ­несла Катерина. – Клевер и мята отобьют запах плакун-травы. Поэтому домовые ничего не почувствуют, но наплачутся как следует. И через пару дней у Овинника вряд ли огонь из рук будет появляться. Тогда он и зажечь ничего не сможет. А наш бык Борька ох как собак не любит. Кстати, ты давно с ним не общалась, Варвара?
– Поняла. Сегодня же пойду и за ушком его почешу, – рассмеялась Варвара.
Над деревней светило яркое солнце. Уже неделю стояла жаркая погода. Деревенские дети почти не вылезали из Луненки. Вокруг все высохло, но несколько раз дождевые тучи набегали на Харчевню и задерживались на краю деревни над овином. На фоне ясного неба очень красиво смотрелась туча над фермой и шикарная радуга над лесом.
Местные бабки не переставали удивляться: их огороды были абсолютно сухими, а ферма превратилась в топкое болото. Нигде не было грибов, а в лесочке за овином за неделю наросло огромное количество подосиновиков и лисичек. Кто не ленился – приносил полные кузовки.
Через три дня Макоша и Баюн, сходившие рано утром на разведку, донесли, что из сарая постоянно раздается громкое чихание домовых. Причем Овинник постоянно ссорится с Шишигой, и настроение у них явно подавленное.
– Ничего не сделали, пару копешек только спа­лили, – стонал от досады Овинник. – А меня уже радикулит разбил. Пошевелить ни рукой, ни ногой не могу.– Накрой меня сеном! – приказал он Шишиге. – Да побыстрей, что-то ты совсем разленился.
Шишига что-то недовольно проворчал себе под нос и поплелся выполнять приказание старшего домового. Делал он это медленно, не то что раньше. Да и не мог он двигаться быстрей – все тело ломило. А ведь раньше Шишига так и вился во­круг Овинника, исполняя его приказания так быстро, что пыль столбом стояла.
Баюн и Макоша настолько промокли во время слежки в сарае, что полезли отогреваться на печку. Заботливая Катерина бросилась греть для отважных разведчиков молоко с медом. Лишь через несколько часов они смогли прийти в себя.
– Представляете, каково сейчас Овиннику и Ши­шиге! – неожиданно пожалела домовых Катерина. – Я даже себя виноватой чувствую за то, что вред их здоровью наношу. Как бедняги промокли. Теперь, даже если они и покинут овин, плакун-трава еще долго будет давать себя знать. Им только банька жаркая сможет помочь. А кто ее теперь для промокших домовых истопит? Банника черная курица далеко из деревни прогнала. Что ж, плакун справился с нечистыми духами, залил их водой, свел на нет их чары. Не сможет теперь Овинник ничего зажечь. Плакун и тучи пролил дождем и чертей заставил плакать. Здорово мы домовых «замочили».
– Прекращаем? – предложила Варвара.
– Да похоже, мы с тобой чуточку переборщили. Теперь спасать надо домовых. Мир, запрягай телегу. Варя, бери Борьку, но смотри, чтобы он не слишком сильно намял бока домовым.
– Не беспокойся, Борька меня слушается и все понимает, – успокоила Катерину Варвара. – Мы теперь с ним друзья.
Бык Борька уверенно вошел в овин. Овинник защелкал пальцами, пытаясь высечь огонь. Но, кроме водяных брызг, из рук ничего не вылетало.
– Все! Переквалифицируюсь в водяного. Мое место теперь в тихом омуте, – ругался про себя Овинник.
Борька нацепил на рога побольше сена, закинул на домовых. Затем он еще раз поддел рогами сено снизу и покатил из сарая огромный ком. Подогнав ком к телеге, бык еще раз мотнул головой, и сено вместе с домовыми оказалось на возу. Лошадь тут же тронулась с места, увозя замученных и мокрых до последней нитки домовых из деревни.
– Извините, если что не так! – махали подруги платками.
Из магнитофона, который держала Варвара, послышалось: «Ты прости меня, прощай! Вечно помнить обещай».
– Кикимора Макоша больных в лес отвезет, все же домовые – это ее дальние родственники. А я на связь выйду. Телеграмму по нашей почте дам на болото правителю поселения Деду-Всеведу, чтобы принял их и полечил. Помоги мне создать мощное поле, Варя. Необходимо послать сообщение. Вот текст. Помогай!
Подруги сели за круглый стол. Катерина и Вар­вара выходили на связь с болотом. Разложили буквы и вызвали духов из болота. Катерине долго не удавалось установить контакт.
– Вероятно, запрещено мне общение с поселением. Попробуй ты, Варя! Придется тебе вызывать Зеленец.
– Мне? Так ведь я там никого не знаю, – удивилась девочка.
– Не имеет значения. Зато они тебя хорошо знают. Ты – ведьма. И твои сообщения обязан принять любой дежурный. Передавай. – И Катерина положила перед Варварой сообщение: «Домовые Овинник и Шишига серьезно больны! Проводим эвакуацию. Встречайте. Варвара».
Борьба с Борисом Никодимовичем и лешими
Последние полгода Борис Никодимович спал неспокойно. Каждую ночь ему снились дороги с огромными лужами и постоянно увязающая в них его машина. Он вылезал из джипа вместе со своими помощниками и, стоя по колено в грязи, пытался вытолкнуть его. Но все было тщетно. В конце концов он плюхался в грязь лицом и… просыпался весь в холодном поту.
Слухи о происшествии в Харчевне быстро обошли всю округу. Теперь в каждой деревне, куда приезжал депутат, ему напоминали о невыполненных им обещаниях. Путешествовать по району больше не хотелось.
В приемную к Борису Никодимовичу пришла старая женщина в светло-сером плаще. Не хотелось депутату говорить со странной посетительницей. Каким-то холодом веяло от ее серых глаз. Она долго дожидалась в приемной. Депутат прошел мимо нее в свой кабинет и по телефону отдал приказ своей секретарше:
– Никаких просителей сегодня не принимать.
Но старуха, прождав в приемной больше часа, встала и так зло посмотрела на молодую помощницу Бориса, что та неожиданно для себя вскочила и бросилась открывать дверь в кабинет начальника.
Депутат удивленно поднял глаза на старуху.
– Что вам угодно? Чем могу помочь? – спросил он ее.
– Это тебе помогать надо! – с порога заявила странная посетительница. – Порчу на тебя наслали. Молодуха Катерина, которую ты в Харчевне сам тогда подозвал, и рыжая девчонка. Припоминаешь?
Борис Никодимович в ответ лишь кивнул.
– Так что сгинешь скоро со света, если меня не послушаешься. Совет тебе дам, как с ними справиться. Деревни надо укрупнять, а мелкие закрывать. Прежде всего начать с любимой твоей деревеньки – Харчевни. Старушек, оставшихся там, надо свезти в богадельни – там о них позаботятся. Сколько денег у тебя высвободится! Ни на автобус не надо тратиться, ни на дорогу, ни на врачей, ни на почтальонов. Отключай свет, отменяй транспорт, молодым дай работу в поселке – чтобы исчезла Харчевня, а эти две ведьмы ушли из этих мест. Так что срочно принимай решение, Борис. А я уж со своей стороны жителям Харчевни такую невыносимую жизнь устрою, что сами начнут в богадельню проситься.
Долго разговаривали Борис Никодимович и старуха в сером плаще.
Несколько раз после вечерней дойки в соседнем совхозе свет в Харчевню дать забыли. Неделю деревня сидела без света. А еще через некоторое время начался ремонт линии электропередачи. Столбы выдернули из земли, а новые привозить никто не собирался. Теперь света в деревне не было вовсе. Пропала и телефонная связь. Съездивших в район Прохора и Егора местное начальство даже не выслушало.
Вскоре автобус, который приезжал утром по большаку, перестал ходить в Харчевню, и мужики не могли попасть на работу ни в Будогощь, ни в Кукуй. Перестала приезжать в Харчевню и автолавка с продуктами.
Из приятных событий было лишь то, что к харчевницам приехал Добрыня Пересветович.
– Что, все так плохо? – поинтересовался он.
Харчевнинцы вздохнули.
– Чаем хоть напоите?
– Конечно! А вам сорока на хвосте принесла весть о наших бедах? – спросила Варвара Добрыню за чаем.
Тот кивнул:
– Не сорока, конечно, но моя почта работает. Всегда знаю, где моя помощь требуется.
– Вот сидим решаем, что делать. Старухи в расстройстве – ни хлеба, ни света, ни почты. Мужики работу потеряли – до Будогощи пешком не дойти.
– С транспортом я помогу. Думается, что новый автобусный маршрут «Кириши – Тихвин» с заездом в Будогощь никому не помешает. Расписание утрясем. Будет два раза в день ходить. И на работу мужики попадут, и домой вернутся. Для рабочих и пенсионеров на проезд скидки сделаем. А торговая лавка на колесах вам только спасибо скажет, если у них новый рынок сбыта появится. У них все деревеньки ранее поделены были. Но если место освободилось, то никто не помешает его занять. Здесь Борис глупость сделал. Обратно его лавку в брошенные им деревни уже не пустят.
А что с электричеством будем делать? Может быть, вам дизельный генератор привезти? – спросил, чуть помолчав, Добрыня.
– Не рассчитаемся, – помотал головой Мир.
– Не волнуйся, Мир, ты и так для нас в этот год очень много сделал. Считай это авансом за будущую работу.
– Не надо. Это слишком дорого. А взамен генератора лучше цемента кубов десять, – попросил Мир. – У меня мысли на этот счет уже есть. Своя деревенская электростанция на Луненке. Го­товлю проект. Вот, посмотрите наброски.
– Здорово, если получится. Хорошо, скажешь, в какой день машину-бетономешалку прислать. Кстати, вот вам мобильник, чтобы всегда могли позвонить и не от кого не зависели. Теперь, если понадобиться моя помощь, телефон у вас есть. Все, что надо, – пришлю. Отказываться не надо! – строго сказал он Миру. – Связь с тобой, скорее, мне нужна. Вдруг что-либо серьезное случится.
Мирослав долго ходил по деревне, потом осмотрел заброшенную ферму и бывшие ремонтные мас­терские. Он провел там целый день. Затем объявил общий сбор. Вечером четверо деревенских мужиков собрались у дома Мирослава.
– Ничего страшного, – сказал Мир опечаленным жителям. – Ждать помощи не будем. Решим свои проблемы сами. Будет у нас свет от своей электростанции. Вот смотрите, что я придумал. Перекрыть нашу Луненку – дело нетрудное. Лучшее место для этого – на повороте реки. Перегородим речку, пустим воду в трубу, а падающая вода колесо вращать будет! Я подсчитал – около двухсот киловатт из нашей Луненки выжать можно. Нашей деревне столько энергии за глаза хватит. У нас и озеро деревенское появится, когда вода в реке поднимется на пару метров. А сейчас пойдемте на месте посмотрим.
– Чубайс ты наш доморощенный! – восхищенно закивали мужики.
После появления в каждом доме водопровода и газа жители Харчевни нисколько не сомневались, что все получится и на этот раз.
– Электричество у нас будет бесплатное, так что все наши расходы уже через пару месяцев окупятся. Материалов у нас на старой ферме предостаточно. Бывшая водонапорная башня все равно не работает. Труба как новенькая – не проржавела. Так что надо перетащить ее на берег и укрепить в нужном месте. Вот мои расчеты. По триста рублей с каждого деревенского дома вполне достаточно и потребуется ваша помощь, мужики.
– О чем разговор, Мир! Командуй.
– Ты, Виктор, выпиши в своей конторе леса для плотины на Луненке. Сам рассчитай, сколько его нужно.
– Бусделано, кубометр выпишем, пять спилим, – скороговоркой произнес Виктор.
– Егор, а экскаваторщик, который нам котлован для цистерны копал, – твой родственник? В выходной нам помочь сможет? На денек можно его с техникой выписать? Нам надо прорыть отводной канал на повороте, чтобы осушить участок реки, пока сооружаем плотину. Вот на экскаватор как раз и пойдут основные затраты.
– Мир, это мой кум, вместе служили! А тетке своей – бабке Аксинье – он всегда поможет. Экскаватор, считай, бесплатно, я сам договорюсь.
– Тогда траты еще уменьшатся!
– Хорошо. Фрол, Прохор, вам из листов жести надо по этим размерам колесо с лопастями сделать, а я займусь энергоблоком.
– А нам-то что делать? – обиделась Варвара. – Обед варить?
– Девушки, не обижайтесь – нам ведь нужна мужская сила.
– Да ну вас! – еще больше надулась Варвара.
Мир задумался.
—Ладно, для того чтобы дело пошло быстрее, камней надо навозить для плотины, чтобы речку перекрыть. Камни нужны и большие и маленькие. Вы маленькие собирайте… – Мир увидел, что Варвара начала злиться. – А большие Егор привезет. Но вот беда – трактор Егора будет занят на стройке. Варя! Сможешь ли ты быка Борьку в телегу впрячь?
– Запросто!
– Пускай камни подвозит к речке на телеге. Виктор, поможешь девушкам камни в телегу складывать, после того как освободишься?
– Нам помогать? – улыбнулась Катерина. – Сами все сделаем. Управляйся с мужиками. Канал копайте и трубу тащите.
– Так камни нужны большие.
– Не сможем поднять – вас позовем. Пошли, Варвара.
Первая телега, доверху нагруженная большими камнями, прибыла на берег реки уже через час. До вечера Борька привез на место будущей плотины несколько телег.
– Хватит, хватит, девушки.
Как показалось Миру, руководившему стройкой, девушки даже не вспотели.
– Что, камни у вас сами в телегу впрыгивали? – удивился Мир.
Варвара тоже удивлялась, когда они нагружали телегу на берегу реки. Камни, до которых до­трагивалась Катерина, сами отрывались от земли и запрыгивали в телегу. Варваре приходилось лишь направлять телегу с Борькой от камня к камню.
– А куда эти камни класть? – спросила Катерина.
– В речку. Луненку будем перекрывать. Для этого сейчас воду отведем в новое русло.
Егор со своим кумом два дня без перерыва копали двадцатиметровый канал на повороте реки и уже заканчивали работу. До Луненки оставалось чуть больше полуметра.
– Можно, Мир?
– Давай!
Ковш экскаватора еще два раза вгрызся в землю, и вода устремилась по новому руслу. Луненка ниже прорытого канала на глазах стала высыхать. Деревенские бабки, стоящие на берегу, начали креститься, а кот Баюн возглавил бригаду из нескольких кошек, которые бросились вылавливать мелкую рыбешку из оставшихся в высохшем русле лужиц.
– И не стыдно, Баюша? Это уже не рыбалка, а нечестное браконьерство, – покачала головой Ка­те­рина.
Кот мяукнул, и все деревенские кошки тут же прекратили мародерствовать.
Мужики быстро забили в дно реки сваи и прикрепили к ним уже готовую опалубку. Ее давно приготовил лесник Виктор по чертежам Мирослава. Сложнее было уставшим мужикам таскать камни. Ковшом экскаватора удалось закинуть в котлован лишь несколько камней – берег был крутой, машина могла упасть вниз.
Мир вздохнул:
– Придется вручную.
Дело шло медленно. Мужикам за два часа удалось уложить лишь два ряда камней. Работники вконец умаялись.
– Продолжим завтра. Трудный будет денек, – вздохнул Мирослав. – Камни до конца уложить, раствор приготовить и залить. Пошли отдыхать.
– Задержись, Варвара, поможем мужикам, – шепнула Катерина.
Варвара кивнула. Девушки подождали, пока все уйдут.
– Что ты предлагаешь?
– Продолжим камни класть. Мне кажется, у нас это лучше получится. Варя, позови Борьку, а я Курдуша кликну.
Бык мирно пасся на поляне, но по первому зову Варвары поспешил к ней. А Курдушик уже давно был здесь. Любопытный чертенок наблюдал за происходящей на реке стройкой с высокой березы.
Конечно, наши ведьмы не очень-то напрягали чертенка работой. Все-таки лето, пусть отдыхает. Но раз его помощь понадобилась, то он должен был тут же появиться и выполнить любое приказание. После свистка Катерины Курдушик в течение минуты был обязан предстать перед хозяйкой, где бы он ни находился. Быстро спуститься чертенок не успевал, поэтому пришлось свалиться с дерева. Раздался треск березовых веток, и рогатый мальчишка в разорванной рубашке, тяжело дыша, встал перед ведьмами, ожидая приказа.
– Мог бы так и не торопиться. Смотри, рубашку опять порвал! – покачала головой Катерина.
Варвара рассмеялась.
– Итак, вот что я предлагаю, – сказала Катерина. – Борька камни будет подкидывать в воздух, а мы на место складывать. Курдуш, а ты их подправляй. Я и Варвара помогать тебе будем.
Валун, подцепленный рогами Борьки, полетел вверх, как волейбольный мячик. И тут же чертенок подпрыгнул и ловко оседлал камень. Тот за­стыл в воздухе и начал плавно, как на парашюте, опускаться вниз. Варвара открыла рот от удивления.
– Что смотришь, помогай! Я один валун за­грузила, теперь твоя очередь.
Катерина вытянула руки вперед и плавно их опустила.
– Давай, не бойся, попробуй ощутить камень в своих руках.
Девочка робко протянула руки.
– Смелее! Ощути холодную поверхность камня.
И девочка действительно почувствовала в руках холодный камень, хотя он находился от нее на расстоянии больше пяти метров.
– Ой! – Варваре показалось, что камень, который висел в воздухе, начал падать явно не в ту сторону.
Варвара оглянулась на Катерину, та действительно больше ей не помогала. Несмотря на все усилия девочки и Курдушика, им не удалось справиться с задачей, и камень так и не попал в нужное место. Варвара даже разозлилась немного.
– Давай еще кидай, Борька, – скомандовала она.
Бык подцепил на рога следующий валун и подкинул его вверх. Камень снова полетел в сторону от плотины, хотя Курдушик оседлал его вовремя. Варвара взмахнула рукой, и валун резко повернул и буквально врезался в кладку, затем отскочил от нее, как резиновый, и приземлился далеко на другом берегу.
– Пожалуй, столько силы тратить не надо! – рассмеялась Катерина. – Работай спокойно, не нервничай.
Работа пошла быстро. Следующие камни плавно взлетали в воздух и приземлялись точно в нужное место. Бык так навострился подцеплять и кидать камни в нужном направлении, что уже через час почти вся работа была сделана.
– Боря, оставь пару камней на завтра. При мужиках их боднешь. А ты, Курдушик, их подхватишь. Только не показывайся на глаза мужикам.
Быть невидимым для чертенят дело простое, и Курдушик согласно кивнул.
Когда на следующее утро мужики собрались у Луненки, они увидели почти готовую плотину вы­сотой в три метра. Рядом стоял бык. На глазах у изумленных жителей Харчевни Борька подцепил рогами камень и подкинул его вверх. Камень взмыл в небо и приземлился на ровную кладку. Бык подбросил последний булыжник, и тот аккуратно лег на нужное место.
– Мир, ну что, все в порядке?
Мир прошел взад-вперед по насыпи через Луненку и одобрительно покачал головой.
– Да, спасибо Варваре, как Борьку выдрессировала! А ты хотел его осенью на мясо сдавать, – обратился он к Прохору. – Я думаю, что мясо он свое уже отработал.
– Ладно, пусть гуляет – прокормим.
Мужики согласно закивали.
– Не бойся, Прохор, с сеном поможем – сколько надо накосим для Борьки.
Бык перешел на другую сторону Луненки и подцепил рогом трубу. Мир одобрительно посмотрел на быка и позвал мужиков:
– Давайте поможем трудяге. А то он того гляди один управится. Теперь надо трубу на место установить, а затем залить камни раствором.
Уже к вечеру деревенская электростанция была готова. Мирослав подключил энергоблок, а мужики потянули провода до ближайшего деревенского столба. Затвор на обводном канале, прорытом Егором, закрыли, и вода в Луненке стала быстро подниматься. Наконец вода хлынула в трубу, и колесо завращалось.
– Ну что? Раз, два, три – лампочка гори! – И Мирослав повернул рубильник.
Лампочки в окнах Харчевни зажглись. А вечером бабки вынесли на улицу пироги, и начался праздник. Вся улица была залита ярким светом.
– Что за погода? Июль, а холодные дожди со снегом и ветер, – удивлялись старожилы.
Ветер крепчал с каждым днем, вода в Луненке выходила из берегов и подходила к самым огородам. Егору и Мирославу приходилось почти каждый день открывать затвор обводного канала, так как труба с потоком воды не справлялась и вода в плотине грозила перелиться через насыпь и затопить деревню.
На третий день ветер стих. Выглянуло солнце, и установилась хорошая погода. Но деревенские животные не спешили появляться на улице. Куры сидели на своих шестках, прижавшись друг к другу, а хозяйки напрасно уговаривали буренок выйти наружу.
– Дышать трудно, – жаловались бабки. – Силь­­ная гроза будет.
Мир подошел к барометру. Его стрелка находилась на левом краю шкалы.
– Меньше семисот миллиметров. Если бы мы были в океане, то капитан готовился бы к шторму. Варвара, пробеги по деревне – предупреди всех, что будет буря. Пусть окна закрывают ставнями, а то стекла вылетят. Вон, смотри, какая черная туча на горизонте.
Катерина с плохо скрытой тревогой всматривалась в небо.
– Мирослав, а было ли штормовое предупреждение по области?
– Я тоже об этом думал, Катя. По прогнозу, у нас должно светить солнце, а с Зеленецкого болота постоянно на нас идут тучи.
Туча все приближалась. Ветер со страшной силой набросился на Харчевню. Со многих крыш сорвало плохо закрепленные листы шифера. С треском падали вырванные с корнем деревья. Но особенно досталось линии электропередачи, идущей от плотины. Несколько высоких осин и сосен упали прямо на провода и порвали их. Харчевня опять осталась без света. Два дня мужики восстанавливали все, что повредило бурей.
Через день Катерина позвала ребят к себе.
– Ну, что прогноз погоды говорит, Мир?
– Давление опять падает.
– Значит, надо защищаться.
– От кого?
– От леших. Что-то невзлюбили они нашу деревню.
Мир и Варвара удивленно взглянули на Катерину.
– Так мы же всех прогнали, – тихо шепнула Варвара.
– Значит, не всех. Ветер, который уже неделю рвет провода, лешие с болота нагоняют. Я же тебя всю неделю спрашиваю, какая погода в области. Везде хорошая. Только над Харчевней ветер и дождь. И смотри, ветер не постоянно дует, а как будто порывами. Я думаю, болотные лешие круги делают, отдыхают и снова налетают. Вот провода наши и рвутся.
– Какие лешие? – удивился Мир.
– Такие, как Лядащий – дух соломы. Только эти побольше и посильнее, чем рыжий поросенок. Помнишь, как ветер у стогов соломы дул?
– Ладно, может, и поверю. Так что нам делать? – спросил Мир.
– Надо до них добраться. Заманить бы их поближе, – рассуждала Катерина. – В какую-нибудь ловушку. Но как это сделать?
– Может, трава нечуй-ветер поможет? – спросила Варвара.
– Можно, конечно, попробовать, но вряд ли она на таком расстоянии будет действовать, чтобы ветер прекратить.
Мир задумался и предложил:
– А если электричеством их? Оно действует на леших?
– Я думаю, подействует. Но как ты это сделаешь? – спросила Катерина.
– Я попробую подобраться к ним поближе, – задумчиво сказал Мир. – А если Варвара поможет, то… Варвара, это правда, что ты можешь телевизор включать без всякого электричества? – обратился к девочке Мир.
– Я больше не буду, – на всякий случай заявила девочка.
– Будешь, если понадобится. Ну-ка включи!
Мир выдернул шнур из розетки.
– Тебе это зачем?
– Значит, надо.
– Сейчас, дай сосредоточиться.
Варвара собралась, и экран зажегся.
– Так, молодец. Теперь попереключай каналы с первого на второй.
– Пожалуйста.
– Я поняла, – улыбнулась Катерина. – Но расстояние до туч довольно большое.
– Ничего. Я уже кое-что придумал. Я завтра съезжу в Кириши, а вы к вечеру ждите меня. Тогда все вам и объясню.
Утром Мирослав уехал в город, а вечером явился с рюкзаком за плечами. Девушки стали накрывать на стол.
– Сейчас попробуем поэкспериментировать, – начал Мирослав. – Проведем пару опытов с нашим электрическим чудом – Варварой. Вот катушка тонкой проволоки. Тоньше ниточки.
Подруги с интересом наблюдали за приготовлениями технического волшебника. Мир отмотал с катушки несколько метров.
– Теперь привяжем к ней кусок бумажки. Твоя задача, – обратился он к Варваре, – передать по этой проволоке заряд электричества и попробовать поджечь бумажку. Сможешь?
– Попробую, – кивнула Варвара. – Но ты же знаешь, я плохо понимаю, что такое «листричество» и с чем его едят. Как бы чего плохого не случилось. Вы уж приготовьтесь, пожалуйста, если что-нибудь взорвется.
Катерина и Мирослав, смеясь, дружно заверили, что всю ответственность за возможный взрыв берут на себя.
По проволоке поползли маленькие голубые искрящиеся шарики. Некоторые из них капали на пол и разлетались искорками, но большая часть докатилась до бумажки. Но она не загорелась, а засветилась голубым светом.
– Это еще лучше. Молодец, Варя! – зааплодировала Катерина.
Бумажка зашевелилась и запрыгала по полу, разбрызгивая искры в разные стороны. С печи спрыгнул Баюн, решивший, что с ним хотят поиграть, и вцепился в наэлектризованную бумажку. Раздался страшный грохот, и еще через секунду кот висел на люстре, жалобно мяукая. Во многих местах шерсть у него была подпалена.
– Что-то часто стало Баюше доставаться, когда Варвара выходит на сцену, – всплеснула руками Катерина.
Но хорошая порция сметаны вскоре привела кота в чувство, и он успокоился. Варвара покачала головой.
– И это всего лишь напряжение двести двадцать вольт, а если триста восемьдесят подать? – задумчиво произнес Мир.
– Нет уж, дома я ничего поджигать не буду.
– А дома и не надо… – заверил Мир. – Что ж, будем готовиться. Смотрите, что я придумал.
И он достал пакеты с китайскими иероглифами.
– Не пугатесь! Изучать китайский не придется – здесь есть инструкция и на русском. Вам такое зада­ние. Я пойду прикреплять проволоку на столбы, а вы пока клейте бумажных китайских змеев. Это нетрудно, зато летают эти змеи против ветра. Попробуем бросить электрический заряд в тучу с помощью Варвары и змеев.
– Попробуем, – кивнула Катерина. – От нас просто так лешаки не отстанут.
Через день очередная туча подходила к Харчевне. Ветер крепчал с каждой минутой. Катерина и ребята стояли рядом с электростанцией, а мужики остались в деревне и сражались с ветром на крышах домов.
Катерина достала все запасы нечуй-ветра, установила кустики вокруг плотины, а все содержимое пузырька вылила в озеро. Ветер рядом с плотиной действительно стих, но уже через сто метров буря ломала деревья, и было видно, как в деревне сорвало с крыш несколько листов шифера.
– Я так и думала. На большом расстоянии трава не может повлиять на ураган, – сказала Катерина.
Мир в это время подал максимальный напор воды из плотины в трубу и поменял напряжение в сети на максимальное. Свет в деревне временно отключили.
– Готово, – взмахнул рукой Мир. – Можно запускать змеев.
Подруги повернули плоские веточки волшебной травы боком, и порывы ветра прикоснулись к китайским игрушкам. При первом же порыве белые воздушные змеи рванулись к облакам.
– Теперь надежда только на тебя. Давай, Варвара, действуй.
Варвара зло посмотрела на облака – тонкие проводки стали заметно толще и вспыхнули в темном грозовом небе ярко-голубым светом. Из ближайшего облака раздался громкий треск, а затем посыпались горящие куски дерева и раскаленные угольки. Горящие головешки, кружась в полете, упали в Луненку. Они забегали по поверхности воды, громко шипя и издавая протяжные стоны, а затем собрались в кучу и исчезли под водой. Через минуту нечто черное, похожее на обгоревшее дерево, выскочило из глубины и, подвывая как волк, понеслось в лес.
Бумажные змеи Мирослава рвались в бой. Два змея оторвались и сами устремились в облака. За каждым из них тянулся след, как будто горели бенгальские огни. Они быстро достигли своей цели. Одно облако порозовело, свернулось, как носовой платок, и будто чихнуло. Из него крупными хлопьями посыпался белый снег. Холмы на противоположном берегу Луненки покрылись сугробами.
– Жалко, быстро растает, а то бы покатались на лыжах, – задумчиво произнесла Варвара. – А это точно снег?
– Снег, снег, – заверила Катя. – Бывает, из леших и не такое сыплется.
Мир удивленно посмотрел на Катерину, но ничего не сказал.
– Смотрите, а это что? – указала Варвара.
На Харчевню из-за болота надвигался иссиня-черный хвост смерча. Высотой в несколько сотен метров, широкой стороной воронки он начинался из темного неба, а хвост вырывал из земли деревья и затягивал их в свою прожорливую пасть. Страшный треск слышался почти за километр.
– Смерч прямо к Харчевне приближается. Надо все силы собрать. Я на всякий случай вызвала твоего Курдушика, он может сейчас пригодиться, – сказала Катерина.
Она хлопнула в ладоши, и из кустов выскочил маленький огненно-рыжий чумазый мальчишка в дырявой одежке.
– Курдя! Я же тебе три дня назад рубашку зашивала!
Мир удивленно посмотрел на мальчишку, но ничего не сказал.
– Летать против ветра умеешь? – спросила Катерина.
Курдушик кивнул. Катерина вырвала из земли веточку нечуй-ветра и прикрепила к рубашке Курдушика.
– Это чтобы тебя не сдуло. Вот тебе деревянные палочки, цепляй к ним воздушные змеи и лети к тому смерчу. Смотри не коснись проволоки, а то током ударит. Не бойся! Смерч твои родственники лешие крутят. Подлетишь к смерчу, оборот вокруг него сделаешь и сразу ныряй вниз. Да не задерживайся рядом с ним слишком долго, а то колдовство твоей хозяйки Варвары на тебя обрушится.
Курдушик согласно кивнул, подцепил два воздушных кораблика и устремился к смерчу.
– А мы на что? Давайте закинем и остальных, – предложила Катерина. – Ну-ка, Мир, цепляй еще змеев. Всех, всех, – командовала Катерина. – Сами полетят.
Удивленный мальчик пожал плечами, но выполнил указание старшей подруги. Еще с десяток воздушных змеев сами поднялись с земли и помчались­ навстречу воздушной воронке. Один запутался в ближайшем кусте, и Варвара бросилась его отцеплять.
– Варвара, оставь его, у тебя другая задача. За глаза хватит и тех, которые долетят.
Голубые зигзаги электрических разрядов понеслись от Луненской электростанции к разбушевавшемуся смерчу и втянулись в крутящуюся воронку. Постепенно она стала менять цвет с серого на голубой, а затем воронка сама начала светиться.
– Ох и достанется сейчас лешим за то, что такую карусель раскрутили. Молодец, Варвара! – похвалила девочку Катерина.
– Сейчас добавлю еще, – со злостью сказала маленькая ведьмочка.
Тем не менее смерч не сдавался и снова стал темнеть. Видно, нечисть подтянула новые силы и как следует подготовилась к решающему сражению.
– Что же делать? – подумала девочка. – Похоже, у меня не хватит сил, чтобы справиться с такой мощью.
И тут ее взгляд упал на колечко на пальце. Варвара улыбнулась.
– Привет, Прасковья, – сказала ведьмочка. – Помоги, пожалуйста!
Колечко тут же распрямилось, золотая змейка сползла с пальца и по воздуху направилась к энергоблоку. Вскоре змейка вынырнула наружу и, как показалось Варваре, прошипела:
– Давай вместе!
Варвара топнула ногой, и из энергоблока, стоящего рядом с Луненской электростанцией, вылез огненный шар. Был шар в диаметре как футбольный мяч, а светился так, что на него было больно смотреть. Шар бабахнул и с огромной скоростью как пушечное ядро помчался к смерчу.
Смерч, пронзенный электрическим зарядом огромной мощности, зашатался и рассыпался в мелкую пыль и куски горящих деревьев. Все, что недавно затянул в себя смерч, падало на землю. Ветер, дувший несколько дней, сразу стих.
Мир посмотрел на дымящийся энергоблок.
– Придется ремонтировать, – грустно заметил он.
– Прости, Мир, – извинилась Варвара.
– Ладно, пойдем посмотрим на тот берег – надо убедиться, что все кончилось. Ну а потом посмотрим, что делать, – предложила Катерина.
На противоположном берегу реки догорала по­ляна.
– Смотри, какой ровный обгоревший круг получился. А вот еще несколько ровных черных кругов поменьше. Где-то в Интернете я видел подобные снимки. Уфологи считают их посадочными площадками НЛО. А похоже, что это нечто совсем иное и вряд ли связано с «тарелочками». Надо будет сфотографировать и сравнить, – рассуждал Мир.
– Только не надо пока никуда посылать, – задумчиво сказала Варвара. – А то придет конец нашей спокойной жизни. Понаедут журналисты да ученые.
– Согласен. Ладно, я пошел разбираться, что у нас там сгорело – опять Харчевня без света.
– Прости, Мир, – еще раз извинилась девочка.
Катерина что-то пошептала, хлопнула в ладоши, и из кустов бочком выполз Коловертыш.
– Привет, Коло! Задание такое: взрыхлить копытцами поглубже землю и засеять семенами полевых цветов вот эти черные круги.
Рядом с Катериной тут же появился большой мешок семян. Ленивый Коловертыш медленно начал рыть землю. Катерина засмеялась и достала из кармана маленькую деревянную куколку. Куколка тут же вцепилась острыми лапками в шею поросенка, и он задвигался быстрее.
– Проследи, Макоша!
Куколка кивнула и снова царапнула Коловертыша. Тот почти побежал.
На плотине, покачивая ногами, сидел Добрыня Пересветович, а рядом стоял грузовик.
– Давайте разгружать, – сказал он.
– Что это? – спросил Мир.
– Энергоблок, взамен того, что Варвара спалила. Мне кажется, что угольки восстановлению не подлежат. Не думайте – энергоблок это подарок не от меня. От кого? От Прасковьи, твоей прабабки, Варя.
– Как ты узнал? Ведь мы же не звонили.
– Такая уж у меня служба – все знать. Но в данном случае Катерина и ее друг Мерлин мне сообщили. Ты же сама их о помощи просила. Ведь так?
Варвара кивнула:
– Просила. Но я и не подозревала, что помощь так быстро придет!
– Подключай, Мир.
А Мир тем временем с удивлением разглядывал энергоблок, который привез Добрыня. До боли знакомым казался он нашему конструктору. Мир был готов поклясться, что это его рук дело. И корпус, и обмотка, и расположение выключателей – все до мельчайших мелочей было таким же, как на его прежнем энергоблоке.
«Не может быть такой точной копии – это же не заводская сборка!» – подумал Мир.
Уж не разыгрывают ли его? Мир зашел в пристройку электростанции. Нет. Его бывшее творение действительно превратилось в угольки. Хотя прежнюю форму сохраняло.
– Что-то не так? – поинтересовался Добрыня.
– Да нет, все так. Но так не бывает, – пожал плечами Мир. – А можно с конструктором этого энергоблока познакомиться?
– Я узнаю, – пообещал Добрыня.
– Это не ты потеряла, Варя? – И Добрыня протянул девочке золотой перстенек с зеленым камушком.
Змейка задвигалась и удобно устроилась на Варином пальце.
– Спасибо, Прасковья!
И змейка, как показалось Варваре, кивнула головкой.
Еще через полчаса в Харчевне загорелся свет. А ровные черные круги наутро уже зазеленели свежей душистой травой.
Встреча с Михаилом
– Катерина, ты такая красивая, но почему все одна и одна? – часто спрашивала девочка старшую подругу.
Та загадочно покачивала головой и не отвечала. Но однажды Катерина улыбнулась и сказала:
– Приходи в полночь с Миром на лесную опушку – с мужем моим познакомлю.
Сухие еловые ветки ярко горели, выбрасывая в темно-синее небо долго не гаснувшие искры. Катерина расстелила на траве красную льняную скатерть и резала мягкий каравай, который недавно достала из печи. Она пошептала, и на Скатерти-Самобранке начали появляться тарелки с душистой молодой картошкой, огромными помидорами и другими яствами.
Мир удивленно посмотрел на «фокусы» Катерины, а затем тихо подошел к скатерти, поднял край и на всякий случай заглянул под нее. Никакого мешка под скатертью не было. Тогда откуда все появлялось?
– Заказывай, – улыбнулась Катерина. – У нас сегодня меню как в лучшем буржуйском ресторане.
– Ешь ананасы, рябчиков жуй… – процитировал Мир, вспомнив школьную программу. Но закончить не успел, и его рот так и остался открытым от удивления. На скатерти сразу появилась большая белая тарелка с четырьмя золотистыми рябчиками и круглыми дольками ананасов по краям.
– Есть руками будешь, или приборы подать? – шутливо спросила Катя.
Мир только через минуту обрел дар речи, заметив, как укоризненно на него смотрит Варвара.
– Да я пошутил, – начал оправдываться Мирослав. – Давайте на всех разделим.
– Как скажешь. – Катерина что-то прошептала.
Поджаренные рябчики замахали короткими крылышками и разлетелись по четырем тарелкам.
– Сегодня у нас пир горой, – Катерина поняла, что надо как-то выходить из положения, так как Мир чувствовал себя явно не в своей тарелке. – Сейчас еще и фазан прилетит. Не бойся, Мир, этот заказ от меня.
А ананасовые кружочки вступили в разноцветный хоровод с помидорами и огурцами. Рядом с их хороводом в воздухе завис острый нож с резной деревянной ручкой, кроша на ровные кусочки пролетавшие плоды. Сделав несколько кругов во­круг костра, маленькие огурцы и ананасовые дольки также распределились по тарелкам, а рябчики поднялись, залетели в костер, подрумянились и вновь вернулись на свои места.
Обещанный фазан также появился. Хлопая крыльями, зажаренная на вертеле птица слетела с высокой елки и упала лапками кверху на блюдо. Внутри фазана была начинка из печеных яблок.
От удивления ноги у Мира подкосились, он сделал шаг назад, споткнулся о кочку и полетел на землю. К нему уже неслась большая копна сена, которая заботливо подхватила Мира. Одна ананасовая долька отделилась от тарелки и залетела в еще открытый рот Мирослава, и тому ничего не оставалось, как молча жевать, не задавая глупых вопросов. Катерина вопросительно взглянула на Варвару: «Всего ли у нас хватает?» Девочка осмотрелась и добавила к столу петрушки и укропа со своего огорода. Пучки зелени по пути омылись в ключе и неслись к столу, поблескивая капельками воды.
– Ой, а про напитки забыли! – всплеснула руками Катерина. Тут же на скатерти появилось большое металлическое ведро с шевелившимися кубиками голубого льда, откуда поочередно начали выныривать бутылки с минеральной водой и самыми разными соками. Причем содержимое в ведре все время перемешивалось и приятно позвякивало хрустальными кусочками льда.
– А почему тарелок четыре? – проглотив ананас, спросил Мир.
– Скоро узнаешь, – толкнула Мира в бок девочка. – Тебе рябчиков с ананасами мало? Еще и фазана захотел!
– Фазана не я приглашал.
– Ешьте, гости дорогие, не ругайтесь, – пригласила Катерина.
Ребята принялись за еду, а Катерина все вглядывалась в темный лес. Над елями взошла луна, и в лесу стало светлее. Где-то за деревьями раздалось недовольное хриплое ворчание. Ребята испуганно вскочили.
– Не волнуйтесь – это наш гость, – успокоила детей Катерина.
На поляну, мотая головой, вышел огромный бурый медведь. Он подошел к Катерине и ткнулся в нее головой. Дети остолбенели от такой неожиданности. Медведь повернулся правым боком, и тут дети удивились еще раз. На боку медведя было большое белое пятно.
– Помнишь, – прошептал Мир на ухо Варваре, – на рыбалке мы этого медведя с белым пятном уже видели. Так ведь его же убили! Может, в этом лесу все медведи с белыми пятнами на боках?
– Молчи, – тоже прошептала Варвара. – Сейчас разберемся. Надо постараться никого не обидеть.
Костер ярко вспыхнул, шкура спала с медведя, и перед глазами ребят появился молодой светловолосый мужчина, правда весь обросший. Волосы у него были до плеч, а борода доходила до груди. Катерина обняла своего мужа и закутала его в теплое одеяло.
– Ну вот, теперь мы вместе до следующей но­чи, – сказала Катерина.
Михаил, не говоря ни слова накинулся на еду.
– Целый месяц на ягодах да на своем жиру живет, – объяснила за мужа Катерина.
Мирослав и Варвара тактично отвели глаза и сделали вид, что занимаются своей едой. Прошло примерно с полчаса, пока мужчина не утолил свой голод.
– Теперь вы поняли, почему я живу в этой деревне? – спросила детей Катерина. – Только раз в месяц в полнолуние мне разрешают свидание с мужем за мое преступление.
И Катерина рассказала о том, чем закончился их прошлогодний неудачный августовский полет.
– Так за что вас наказали? – спросила Варвара.
– Получилось так, что я направила падающего Михаила на спящего медведя, и тот умер от травм. Было бы ничего, если бы это был просто медведь. А на самом деле тот медведь был родственником Деда-Всеведа, который избран правителем поселения Зеле­нец. Получилось, что мы убили медведя-оборотня. И за это наказаны. Теперь мой Михаил на три года стал оборотнем. Скоро уже год пройдет. Но еще больше двух лет нести нам это наказание.
– Катерина, а что, все медведи-оборотни с белыми пятнами на боках? – спросила Варвара.
– Нет, только один. Его Дед-Всевед так пометил, чтобы никто из местных его не трогал. Даже все охотники были предупреждены. Но сверху я не могла этого увидеть. Вот и случилось такое несчастье, – горестно сказала Катерина. – Теперь после Доброжира медведем с белым пятном стал Михаил.
Мир и Варвара немного пошептались.
– Я думаю, что ты не виновата, – начал Мир.
– Конечно, я же старалась спасти мужа.
– Нет, ты не поняла, ты совсем не виновата. Тот медведь не спал. Он уже был мертв, – продолжила Варвара.
– Вы-то откуда это знаете? – переглянулись Михаил и Катерина.
– Подожди, Катя, это было почти год назад в августе? Мир даже точно день помнит. Тогда был сильный звездопад. Так? – спросила Варвара. – До этого ты нам никогда о себе не рассказывала, а с Михаилом мы только сегодня познакомились.
Михаил и Катерина дружно кивнули.
Тогда Мир и Варвара, перебивая друг друга, рассказали историю о прошлогодней вечерней рыбалке, где они видели, как убивали медведя с белым пятном на боку.
– Более того. Теперь я даже знаю, кто руководил убийством медведя. Это была бледная старуха в светло-сером плаще. И ты сама знаешь, кто это! – закончила Варвара. – После этого медведя положили на носилки и потащили в сторону болота.
– Теперь ясно, кто внушил Михаилу, что надо лететь за мной, и затем над болотом зажег его плащ. И что Маране от нас надо? – задумалась Катерина. – Я-то чем ей не угодила? Вроде бы никогда наши дороги не пересекались.
– Катя! Я тоже слышал рассказы старух, что в центре болота кто-то живет. Но я считал, что туда забрались люди, которые хотят жить одни, подальше от всех. Так что же на самом деле делается на Зеленецких Мхах? И можно ли в середину болота пройти? – спросил Катерину Мирослав.
– Болото большое, и я точно знаю, что в цент­ре его есть болотное поселение – Зеленец. Но где оно расположено, не знаю. Слышала, что там есть озеро. Живут там только свои жители – лесные и болотные. Они очень хорошо охраняют свое поселение. – И уже Варваре на ухо добавила: – По глазам вижу, что надумала. Не вздумай летать на метле над центром болота. Это опасно – можешь упасть. Тебя просто собьют, как Михаила. А если собьют над самой топью, наверняка потонешь. К тому же если пролетать над поселением, то ничего не увидишь, так как жители в момент опасности его либо прячут, либо закрывают невидимым щитом.
Подготовка к походу
Когда утром ребята встретились, то им обоим с первого взгляда стало ясно, что думают они об одном: как помочь Катерине и Михаилу?
Деятельный Мир, хмуро поздоровавшись, исчез в сарае и стал чем-то греметь. На улице он долго не показывался. Варвара присела на поленнице – подождать приглашения. Но приглашения так и не последовало. Девочка долго прислушивалась и наконец решилась.
– Мир, что ты задумал? – спросила она и за­шла в сарай.
– Неужели надо объяснять? Пора в поход собираться – Михаила выручать, – подал голос Мир из-за огромных коробок и ящиков, в которых он копался.
– Так кто против? – обрадованно воскликнула Варвара. – Что мне делать?
– Бери ручку и составляй список, – скомандовал Мир. – Пункт первый…
– Первый давно уже готов – туалетная бумага, а второй? – быстро включилась в работу обрадованная Варвара.
– Спички, компас, удочки, палатка, топор, ножи…
– Пулемет, динамит… записала, дальше.
– Варя, относись к делу серьезно. Одежду сама себе подберешь, – оборвал девочку Мир.
Вскоре два списка – вещевой и продуктовый – были составлены.
– Теперь самое главное. Пошли разрабатывать маршрут, – предложил Мир.
Родители-геологи подарили Миру отличный комп­лект карт Ленинградской области. Карта Харчевни и ее окрестностей была у мальчика всегда под рукой. На всякий случай он отыскал в комплекте соседние карты и сложил их в картонную папку. Карты Зеленецкого болота Мирослав соединил и расстелил на столе.
– Болото огромное. На север тянется до самой Ладоги. В таком болоте не то что поселение – большой город можно спрятать. Так на каком же озере находится поселение этого Деда-Всеведа? Озер на болоте много, но большинство маленькие. А главных кандидатов у нас три. Я думаю, что поселение находится вот на этом озере со странным названием Щало, – Мир ткнул пальцем в карту – оно, кстати, и самое большое в этом районе. Посмотри, вокруг озера должны быть хорошие берега – болото отходит.
– А мне вот больше Лебяжье нравится, смотри, форма какая красивая – как капелька. И, судя по названию, лебеди там плавают. Я бы на этом озере согласилась жить, – задумчиво произнесла Варвара.
– Убедила. Оба озера посетим. А Солоницкое озеро, скорее всего, отпадает. Смотри, какие у него берега. По карте видно, что это непроходимое болото. Скорее всего, его даже летом найти трудно – оно заросло ряской и плавучим мхом.
– А как мы вот это непроходимое болото пройдем? На лодке тут не проедешь, пешком не пройдешь… – И тут Варваре пришла в голову хорошая мысль: – А зачем идти по болоту напрямую? Давай вот так по нашей Луненке спустимся вниз до Хандеры-речки, а затем поднимемся по ней насколько можно. Глядишь, и недалеко от обоих озер окажемся. А там уж по болоту совсем недалеко идти.
Выслушав Варвару, Мир важно произнес:
– Как по болоту будем передвигаться, я уже решил. Но потренироваться тем не менее стоит. После обеда надевай купальник, на нашей деревенской трясине тренироваться будем.
Мир вышел из сарая с большим рюкзаком за плечами. В руках у него были складные удилища, которые Варвара называла волшебными палками. И рыбу на них можно было ловить, и через ручей перепрыгнуть, а так как удилища были очень гибкими, то они, когда было нужно, в умелых руках Мира моментально превращались в каркас для палатки – оставалось только тент накинуть.
Болото начиналось почти совсем рядом с деревней. Мир специально выбрал самое топкое место, которое даже местные жители всегда обходили стороной. Ребята подошли к болоту и расположились на сухом бережку. Здесь росло несколько высоких сосен, затем несколько метров шли кочки, покрытые пока еще зеленой клюквой, а дальше начиналась настоящая трясина.
Неопытный путник может легко погибнуть, если окажется один на трясине. Трясина представляет собой старое озеро, которое полностью заилилось и заросло мхом. Но воды в бывшем озере еще много, гораздо больше, чем будущего торфа. И еще много лет пройдет, пока почва под ногами не подсохнет и не станет твердой. Когда идешь по болоту, чувствуешь себя как на батуте. Заросшее тонким мхом озеро подбрасывает тебя. Хочется даже покачаться. Но следует предостеречь вас от этой ошибки. Начало шевелиться под ногами– опускайтесь на четвереньки и ползите обратно на твердую почву, а дальше внимательно выбирайте дорогу. Постарайтесь подальше обойти гиблое место. Неудачник может провалиться, и тогда выбраться из трясины невозможно. Руками зацепиться за неокрепший мох не удастся. Мох не выдерживает веса вашего тела. А под ногами опоры нет. На многие метры вниз жидкий ил, который только сковывает движения. Силы постепенно кончаются, и если никто вовремя не придет помощь, то болото засосет барахтающееся тело, а место над головой покроется зеленой ряской.
У сосен Мир скинул рюкзак и вытряхнул его содержимое. Варвара с интересом смотрела на него и ждала указаний.
– Начнем со страховки. Сначала иду я, а затем ты в воду полезешь. Как провалюсь, крути вот этой лебедкой – меня вытаскивай. Смотри и учись. Ну-ка испытаем мои поделки!
Мир установил лебедку, обвязался веревкой, прикрепил к подошвам кед самодельные мокроступы и смело шагнул в болото. Мокроступы напоминали ракетку для большого тенниса, только струны у ракетки были не из лески, а из толстой алюминиевой проволоки. Мир уверенно прошел несколько метров, но на самом зыбком месте ноги стало вытягивать очень трудно, и он начал погружаться в болото. Когда трясина засосала мальчика больше чем по колено, он отцепил мокроступы и махнул рукой:
– Вытаскивай!
Мир упал на спину, а Варвара начала вращать колесо лебедки. По мягкому мху Мир заскользил к своей помощнице.
– Делаем вывод: мокроступы годятся для хождения по болотному мху, но в топь в них лучше не лезть. А теперь ты попробуй, – скомандовал Мир.
Варвара сделала несколько шагов, затем нога у нее подвернулась, и девочка сразу ушла в воду почти по пояс.
Мирослав не спешил вытаскивать Варвару.
– Побарахтайся немного. Почувствуй, что такое трясина. Тяжело в болоте, легко…
– Хватит суворовских лозунгов, давай вытаскивай, – взмолилась девочка, отплевываясь от грязи. Мир несколько раз повернул колесо, освобождая девочку из болотного плена.
Мальчик нарубил острым топориком длинных жердей, бросил их в болото, а затем раздвинул свои удочки и превратил их в шесты. Ребята по очереди ступили на жерди и пошли по ним. На топком месте жерди продавливались под ногами, и вытащить их было почти невозможно. Но пользу длинных удочек-шестов удалось понять сразу. Ими можно было пощупать все сомнительные места далеко впереди себя. Узнать, стоит ли кочка на месте, или она сразу уйдет вниз при первом же прикосновении.
– Надувай матрасы!
Мир подал девочке насос-лягушку и три надувных матраса, а сам стал готовить страховку. Сейчас им предстояло попробовать передвижение без посторонней помощи, так как на матрасах они будут находиться вместе.
Этот способ сразу понравился обоим. Выстроив хорошо надутые матрасы в цепочку, ребята легко ходили по ним, подтягивая на бечевке по­следний надувной матрас и бросая его вперед. Медленно, но зато уверенно ребята преодолевали самые топкие места на болоте. Пару раз они, потеряв равновесие, падали в жидкую грязь, но вползти на широкий матрас удавалось легко.
– Сойдет, – подвел итог Мирослав. – Эту проблему мы решили. Теперь болото нам не страшно.
Целый день ребята провели на болоте. Солнце уже поползло вниз, к лесу, и дети двинулись на речку – отмываться от болотной грязи.
Два вечера подряд Мирослав прокладывал маршрут по карте, считал километры, прикидывал, где останавливаться на стоянки, сколько брать продуктов. Назавтра было решено загрузить чудо-лодку всем необходимым и отправиться в поход.
– Я думаю, что за две недели туда-обратно управимся, – прикинул Мир.
– Гляжу, собираетесь на рыбалку, – шутливо поприветствовала ребят Катерина. – Вот и я вам рюкзачок собрала, авось пригодится. Да, а как же вы с моим охранником справитесь? Ладно, шучу. С Михаилом я договорилась, он глаза на вас за­кроет, будет других грибников завтра отпугивать. Ведь стережет он места заповедные от незваных гостей. Но лесные жители вам пройти спокойно не дадут. Правда, ничего плохого с тобой, Варя, они не сделают.
– А со мной? – шутливо встрял Мир в разговор. – Придется тебе, Варя, одной домой возвращаться, когда меня съедят. Но ведь ты же в трех соснах заблудишься.
– Вот для этого Варваре рюкзачок и пригодится.
Первым из рюкзака Катерины вылез кот Баюн.
– Без этого помощника я вас не отпущу. Баюша – кот лесной и любого зверя издалека чует. Он и с волком, и с рысью справится один на один. А если что случится, ко мне за помощью прибежит.
– А что еще в рюкзаке есть? – спросила девочка.
– Там, конечно, волшебный клубок, который путь-дорогу тебе укажет, – продолжил шутить Мир.
Из плохо застегнутого рюкзака, лежавшего на стуле, выкатился клубок серых шерстяных ниток. Клубок покатился по полу, потом замер, как будто задумался, и повернул к Варваре.
Мир открыл рот от удивления.
– Дружочек-клубочек, покажи, где выход из дома, – попросила Катерина.
Через мгновение клубок покатился к выходу и остановился рядом с порогом.
– Дружочек-клубочек, покажи, где колодец в деревне.
Клубок тут же покатился в направлении деревенского колодца.
– Стой. Отдохни, Дружочек-клубочек. Надеюсь, пригодится моя помощь? – ласково спросила Катерина. – Уверяю вас, что и другие лежащие в рюкзаке вещи – хорошие помощники.
Мир задумался. Дорога по болоту стала ему казаться уж слишком легкой. Хотелось ведь рассчитывать только на свои силы. Поэтому он сразу отложил в сторону Скатерть-Самобранку.
– А Сапогов-Скороходов и волшебной палочки в рюкзаке нет?
– Волшебная палочка настоящим волшебникам не нужна, а то, что в рюкзаке лежит, все пригодится. И тебе, и Варваре.
Еще в рюкзаке оказались настоящие морские спички.
– В воде горят и любой костер зажгут.
От такого подарка Мир отказываться не стал, но, достав из рюкзака матовое зеркальце, спросил:
– А зачем нам зеркальце?
– Это зеркальце не для красоты. Это наш маленький Интернет. Ответит на все вопросы, которые ты ему задашь. Но просите его о помощи лишь в самых крайних случаях.
– Я сама понесу этот рюкзак, Мир, – взмолилась Варвара, глядя на все еще сомневающегося друга.
– Не упрямься, бери. Ведь вы ради меня в центр болота собрались. Как же мне не поучаствовать? А приключений у вас хватит, – заверила Катерина.
Мир согласно кивнул и продолжил сборы.
– Ну, не будем мешать Миру. Пойдем пообщаемся. Ты еще не всю ведьмину азбуку освоила.
Начало похода
В первый день ребята спускались вниз по течению Луненки. Места были знакомые. Здесь они много раз ловили рыбу и собирали по берегам реки ягоды и грибы. К вечеру они уже повернули в приток Луненки – Хандеру. Здесь ребята устроили первый привал. Утром они двинулись дальше.
Вода в Хандере в отличие от Луненки была светлая, так как, вероятно, пополнялась из ключей. Кот Баюн удобно расположился на борту лодки и всматривался в прозрачную воду, в которой плавали непуганые рыбешки. Поэтому Баюн вкусно позавтракал. Быстрый взмах лапы – и к его острым когтям буквально прилипали серебристые рыбки.
Резиновая лодка медленно продвигалась вверх по течению. Быстрины реки перемежались красивыми плесами, а по берегам росли серебристые ивы. Когда течение становилось быстрым, приходилось вылезать и проводить лодку вверх по быстрине до следующего плеса. Вода обжигала ноги, но солнце светило ярко и день был жаркий, так что останавливаться, чтобы развести костер и обогреться, особой нужды не было.
Так продолжалось несколько часов. По извилистой речке путешественники проплыли несколько километров. Когда лодка, преодолев последний плес, подплывала к очередной быстрине, ребята услышали странный шум. Баюн, мирно дремавший в лодке, подскочил на всех четырех лапах, а его ярко-рыжая шерсть вздыбилась. Вдоль берега громко трещали кусты, а из реки раздавался жалобный визг.
– Остановись, Мир! Не понимаю, в чем дело, – повернулась к гребцу Варвара.
Но Мир и сам давно смотрел на берег. Из-за кустов на поляну выскочили два огромных волка. Вид у них был усталый. Волки явно не ожидали увидеть здесь людей. Они оскалили клыки и всем видом давали понять непрошеным путникам, что их присутствие здесь совершенно нежелательно. Баюн при виде волков принял самый воинственный вид и зашипел, показывая, что готов разорвать волков, правда, если расстояние будет побольше.
Тем временем из речки вынырнул маленький барахтающийся волчонок, который ничего не замечал вокруг и уже захлебывался от усталости. Враги кончили разглядывать друг друга и бросились спасать утопающего. Мир уверенным гребком направил лодку к волчонку, а кот Баюн своей железной лапой зацепил несчастного за шерсть, но вытащить его из воды не смог – ноша была для него слишком тяжелой. Волчонок замахал лапами и стянул кота в воду. Животные на секунду исчезли под водой, но тут же показались на поверхности, причем кот так крепко держал зубами волчонка за загривок, что тот не мог даже пошевелиться. Мир спрыгнул в воду и закинул волчонка и кота в лодку. Девочка уже схватила махровое полотенце и прижала к себе мокрого волчонка. Только нос торчал наружу. Волки, видя, что их малышу ничего не угрожает, терпеливо ждали. Варвара вытирала дрожащего волчонка. Кот недовольно урчал, словно говоря: «А меня кто греть будет?»
– Подожди, Баюша, сейчас костер разведем. – Мир направил лодку к волкам.
– А не съедят они нас? – спросил он, уже почти подогнав лодку к берегу.
– Да не должны, – посмотрела на волков Варвара.
Встретившись с ней взглядами, волки отошли на несколько шагов от берега и миролюбиво завиляли хвостами.
– Только ты сразу оттолкнись, Мир! – предупредила Варвара. – А ты перестань шипеть, Баюша. Ты же у нас спасатель.
Лодка медленно приблизилась к берегу, и Варвара поставила волчонка на землю. Волчица тут же оказалась рядом с ним и начала вылизывать его. Мир оттолкнул лодку от берега, и ребята смотрели на счастливую семью. Волчонок сделал два шага и, обессиленный, упал. Тогда папа-волк мягко сжал шею волчонка зубами и закинул себе на плечи. Серая семья еще раз вильнула детям хвостами и поспешила в лес.
– Ну, теперь и нам пора греться. На всякий случай поплыли к другому берегу, – сказал Мир.
Ребята пристали к противоположному берегу и удобно расположились на большой полянке. Лес был уже совсем рядом, а где-то там находилась и возможная цель их похода – Лебяжье озеро.
Мир не любил сюрпризов, но не стал возражать, когда Варвара достала из рюкзака Скатерть-Самобранку. Девочке все же удалось подпольно пронести скатерть на лодку. Он быстро разжег большой костер. Яркое солнце, стоявшее высоко в небе, быстро высушило путников.
Баюна – как главного спасателя – усадили на почетное место. На скатерти перед ребятами стали возникать их любимые горячие блюда. Не остался обделенным и кот.
– Чего хочешь, Баюша? Сметанки или охотничьих колбасок?
Кот аж замурлыкал от предвкушения, так ему за два походных дня надоела сырая рыба. На скатерти перед ним появилась большая миска со сметаной, а рядом – целое ожерелье колбасок. После вкусного обеда ребята разложили карту. До Лебяжьего озера осталось не больше пяти километров.
– Завтра у нас решающий день, – сказал Мир. – Поэтому надо отдохнуть как следует.
Наутро ребята быстро доплыли до высокого леса.
– Приближаемся, – сказал Мир.
Берега речки поднялись вверх, а по краям все чаще стал появляться золотистый песок. Через час пути лодка после очередной быстрины снова оказалась в небольшом продолговатом озере. В конце озера находилась плотина из толстых бревен, а рядом с ней – большое вертящееся колесо с лопастями.
– Смотри, Мир, – указала Варвара. – Кажется, приплыли.
– Вижу. Подплываем поближе и выходим на берег, на разведку.
Лодка подплыла поближе, и ребята увидели, что выше вращающегося колеса в плотине было отверстие и вода с двухметровой высоты падала на лопасти колеса и вращала его.
– Так это же маленькая гидроэлектростанция! – удивленно воскликнул Мир. – Смотри, вот и электрические провода куда-то ведут. Вода колесо крутит и свет дает. Поменьше, чем наша, но, пожалуй, тут столько энергии и не надо.
Ребята вытащили лодку на берег и поднялись на плотину. Мир с интересом исследовал это не­обычное гидротехническое сооружение.
В гостях у Бабы-Язи
– Слушай, Варя, здесь все работает, и за плотиной следят каждый день, – сделал свой вывод Мир.
– А почему колесо так противно скрипит? – спросила девочка. – Пошли по проводам. Вот и дорожка в лес ведет. Надо познакомиться с этими умельцами и узнать, кто тут живет.
Дорожка была засыпана мелким желтым песком. По краям росли молодые лиственницы.
– Как красиво! Не может здесь жить плохой человек, – решила Варвара.
Дорожка вела в лес и вскоре вывела ребят на сказочную лесную поляну. В центре поляны стояла избушка на курьих ножках, вокруг избы – забор из высоких столбов. На самых высоких столбах были надеты черепа лосей, медведей и кабанов.
– Так, говоришь, не может здесь жить плохой человек? – показал на черепа Мир. – Кстати, несколько столбов еще пустые. Нас ждут.
– Скажешь тоже!
Все было как в старой русской сказке про Бабу-Ягу, но с некоторыми современными добавлениями. На крыше избушки – телевизионная тарелка, а столбы с черепами перемежались со столбами с ветряками, которые бесшумно вращались.
– Здорово! – восторженно произнес Мир. – Надо и нам такое в деревне сделать. Тогда перебоев с электричеством в сухой год, когда воды в Луненке мало, не будет.
Ворота во двор были широко открыты, поэтому путь к избушке был свободен. Но на воротах висел своеобразный замок – рот с острыми зубами. Как только ребята подошли к воротам, рот открылся и зубы лязгнули.
– Мир, я боюсь! Он не прыгнет? – сделала шаг в сторону Варвара.
Мир взял палку и сунул ее в открытый рот. Зубы щелкнули, и палка оказалась зажатой в замке.
– Ой, наши знакомые! – воскликнула девочка. Из леса выскочил пушистый волчонок, который по-детски весело завизжал и на всех парах понесся к Варваре. И тут появились остальные члены семьи серых. Бежать назад было поздно. Баюн грозно зашипел и… спрятался за ребятами.
– Спокойно, Баюн. Главное – не волноваться и смело смотреть опасности в глаза, – громко сказала Варвара.
И волки, как когда-то бык Борька, остановились. Только маленький волчонок подлетел к детям и начал радостно лизаться. Досталось всем. Особенно Баюну, так как он был ростом с волчонка и не знал, как в такой ситуации себя вести. С одной стороны, статус кота обязывал его шипеть на всех собак, но этот волчонок вроде бы не собака, да и происходило это все на глазах у его родителей. Варвара взглянула на волков. Мама-волчиха смотрела на них вполне дружелюбно и несколько раз в подтверждение добрых намерений вильнула хвостом. Тогда девочка осмелела и погладила волчонка. Тот встал на задние лапы, показывая, что хочет на руки. Мама-волчица медленно приблизилась к девочке и доверчиво лизнула ей руку.
– Это ж надо, – удивилась Варвара. – Настоящие ручные волки.
Мир достал из рюкзака бутерброды, оставшиеся после завтрака, и предложил их серым.
Контакт был установлен. Только Баюн еще шипел, но уже не так зло. И вскоре тоже растаял, так как веселый волчонок не оставлял его в покое. Дети, сопровождаемые звериной семьей, вошли в большой двор перед избой.
– Ну, ведьмочка, что полагается делать с избушкой на курьих ножках? – подначил девочку Мир.
– Что, в детстве сказок не читал? Избушка, избушка, стань к лесу задом, а ко мне передом, – в шутку скомандовала Варвара.
Конечно, она не предполагала, что избушка начнет поворачиваться. Да и волшебная ли она была? Тем не менее чудо случилось, только немного другое.
– Как же? Только один бок на солнышке пригрела, и на тебе – поворачивайся! – проскрипела избушка.
Дети открыли рот от удивления: избушка – а разговаривает.
– Да, избушка с юмором, – сделал вывод Мир. – Ждите, когда она нагреет один бок, тогда, может, другим и повернется.
– Ах вот как! Значит, может поворачиваться! – Авторитет юной ведьмочки мог быть подорван. Варвара топнула ногой и крикнула: – Ты как со мной разговариваешь?! Ну-ка поворачивайся! А то сгоришь у меня за минуту!
Избушка недовольно вздохнула и начала поворачиваться к Варваре лицом-крыльцом, а к лесу задом.
– Ничего себе, – раздался голос сзади. – Как это вам удалось с моей избой договориться? Меня-то она давно уже не слушается. Видно, предохранители послушания полетели, а может, я слишком старая стала.
Ребята обернулись. Позади них стояла загорелая веселая бабка с косой на плече. Одна нога у бабки была костяная… Девочка сразу узнала знаменитую ведьму.
– Здравствуй, Баба-Язя, – поклонилась Варвара.
– Здравствуй, Варвара, – улыбнулась бабка. – Приветствую и тебя, смелый спутник моей племянницы. Не удивляйся. Да-да, племянницы. Твоя прабабка Прасковья мне троюродной теткой приходится.
Мир удивленно таращил глаза то на Варвару, то на Бабу-Язю.
– А теперь заходите в избу – накормлю и на­пою.
Перехватив взгляд Мира, направленный на че­репа на заборе, Баба-Язя пояснила:
– Это мои помощники-охотники дарят. Говорят: раз избушка на курьих ножках, то положено. Но мне они тоже не нравятся, вот я и решила их со временем заменить ветряками, а то, когда в этот год речка замерзла до дна, были перебои с электричеством.
Баба-Язя подошла к избушке. Достала из кармана пульт управления и нажала на одну из кнопок. От дверей избушки со скрипом начал опускаться трап-лестница. Но на середине пути он вдруг остановился. Баба-Язя несколько раз нажала на кнопку, но упрямый трап не слушался ее команды.
– То ли лестница заржавела, то ли батарейки в пульте сели, – сокрушенно сказала она.
– А дайте попробовать Варваре, – предложил Мир. – У нее пульты почему-то и без батареек работают.
Варвара взяла пульт и нажала на кнопку. Лестница еще немного опустилась, но затем остановилась окончательно.
– Ну что ж. Давайте вручную навалимся, – вздохнула старуха.
С большим трудом всей компании удалось-таки притянуть трап-лестницу к земле.
– Добро пожаловать!
Баба-Язя распахнула двери, и одна половинка тут же слетела с петель. Но Мир ловко подхватил ее и с помощью Варвары повесил на место.
Старая ведьма усадила детей за стол, хлопнула в ладоши, и в воздухе возникла широкая лента-транспортер. Один ее конец находился у середины стола, а второй заканчивался в чулане. Лента начала вращаться, но не в том направлении, как хотелось Бабе-Язе. Сначала к столу приплыли соки и сладкие пирожки, а за ними… запах вкусного грибного супа.
– Ты почему опять в обратном направлении крутишься?! – заругалась Баба-Язя на вращающуюся ленту. – Сначала положено суп подавать.
– А не нравится – сама накрывай! – обиделась лента и исчезла. Только запах супа и остался.
– Да! Забрали от меня в Зеленец моего Домового-Дворового. Не могла отказать. Сам Дед-Всевед попросил. Долгие годы помогал мне в жизни мой помощник. И электростанцию мы с ним построили­, и все механизмы он мне наладил. Да время им, видно, пришло, вот и либо портятся все, либо перечить мне начинают.
– Бабушка, – мягко прервал причитания старой ведьмы Мир. – А чертежи у вашего помощника были? Электрические схемы ваших приборов, записи? Я вам все починю.
– Не волнуйтесь, Баба-Язя, Мир все починит, – подтвердила его слова девочка. – Он у нас настоящий волшебник.
– И записи, и схемы, и даже фотографии – мой Дворовой все в компьютер заносил. А если чего не хватит, он мне по Интернету пришлет сегодня же. Правда, плохо я им владею – не всегда открывается почта.
Мир открыл рот от удивления:
– Как, у вас и компьютер есть?
– А как же! Чем мы хуже вас – людей? Как же нам, ведьмам, опытом обмениваться? Не все же на Змеиную гору летать. Но сможешь ли ты все починить? Такой молодой? Ну ладно, придется нам, Варвара, стол самим накрывать,– Баба-Язя позвала девочку на кухню.
– Бабушка, а можно, я попробую прямо сейчас с вашей чудо-лентой разобраться? – спросил Мир.
– Попробуй, – пожала плечами старая ведьма.
– Готово, принимайте! – через две минуты за­кричал Мир. Он сам нажал кнопку, и к столу по чудо-ленте первым приехал грибной суп. Затем, как и положено, блины, пирожки и соки.
– Фантастика! – только и молвила Баба-Язя. – Почему я тебя на Змеиной горе никогда не видела? Чьих кровей будешь?
– Так не приглашали, Баба-Язя! – пошутил Мир. – Вот сам решил пожаловать.
После обеда Баба-Язя дала Мирославу связку ключей, показала шкаф с документами, компьютер.
– В компьютере полетели какие-то настройки, но все диски с программами есть. Установить сможешь? Так что, Мир, принимай мое разваливающееся хозяйство и попробуй разобраться. Ох, грехи мои тяжкие, – вздохнула Баба-Язя.
– Конечно, бабушка, – пообещал Мир. – Во всем разберусь.
– Пойдем, племянница, на озеро, пообщаемся, – позвала Варвару хозяйка избушки.
Мир внимательно осмотрел все инженерные устройства, которые находились во владениях Ба­бы-Язи. Вечером он отчитался о проделанной работе:
– Кое-что исправил и во многом разобрался. Можно сделать все, но только через пару недель, так как сейчас у нас с Варварой дело есть. Мне многие детали придется прикупить в Петербурге. Причин неполадок – две. Первая: конечно, механизмы износились от времени. А во-вторых, почти все подшипники полетели. Вот смотрите, – Мир показал масло на дощечке. На солнце в масле ярко блестели кристаллики кварцевого песка. – И такой песок всюду. И в куриных ногах в избушке, и в выдвижном механизме трапа. Я думаю, и в речное колесо тоже песок попал. Поэтому оно и скрипит. На всякий случай я его остановил, чтобы совсем не испортилось. Пока вам ветряков хватит. В них песка, к счастью, нет. У вас, вероятно, тоже появились недоброжелатели.
– Откуда же песок взялся? Бури вроде не было – нанести не могло. А в колесо плотины-то как он мог попасть? Зачем же я в мельничном омуте целую семью водяных кормлю? И работа-то не пыльная. Грязь задерживать при паводке и направлять ровную струю на колесо. Кто ж это муть поднял, что песок просочился? Ну-ка, серый, сбегай за мельничным водяным. Приведи его сюда, будем разбираться.
Вскоре появился молодой понурый парень. В водолазном костюме. Ласты на ногах, нос картошкой, длинные льняные волосы. На боку болтались подводная маска и трубка.
– Вы что, мою электростанцию испортить хоти­те, Омульян?! – набросилась на него Баба-Язя. – Устроили свои игрища, всю муть со дна подняли. Вон песку сколько в колесе! Скоро без света сидеть будем! Чего молчишь? За детками своими не усмотрел­? Не приносила ли я вам подношения: и гусей – ваших любимых птиц, и черных свиней, и муку с водой в хлебной чашке? Каждую неделю что-то вам кидаю: масло, шило, мыло, сало. Каждый праздник молоко в воду лью.
Водяной еще больше понурился и хотел вставить словечко в свое оправдание, но Баба-Язя разошлась не на шутку:
– А уж рыб твоих любимых всегда крошками с обеденного стола кормила. Сходите, ребята, посмотрите, какие карпы зеркальные у него выросли – с блюдо каждый будет! Целый зоопарк чернух для твоих детей держу. Сама пасу черных козочек и сено на зиму кошу. У всех водяных это любимые животные, – пояснила Баба-Язя ребятам. – Не забудь про двух черных петухов и двух черных кошек.
– Бабуля, – наконец вставил слово водяной. – Ты же знаешь, дети у меня послушные и тебя уважают, за родную бабушку считают. И сейчас в засаде сидят, пытаются врага-портильщика поймать. Какие-то неуловимые крысы-лягушки у нас в омуте появились. Маленькие, верткие и скользкие – из рук выскальзывают, и в сеть не поймаешь – сразу своими острыми зубами дырку прогрызают. Я уж отчаялся – не знаю, что и делать! Думаю, может, попробовать их ультразвуком из воды выгнать, вот прибор налаживаю, – пожал плечами Омульян. – Боюсь только, они в норы залезут, и мой прибор их не возьмет.
Баба-Язя задумалась.
– Теперь мне понятно, кто это сделал! – воскликнула она. – Злыдни! Недаром они вокруг избушки крутятся. Из-за печки я их выгнала – уж больно много они мне посуды перебили. Может, их электричеством взять? Вот Варвара сейчас громыхнет.
– Что, и сюда слухи о нашей деревне дошли? – изумилась Варвара.
– Конечно, три дня в Зеленце только о харчевнинском побоище и говорили. На всех наших телеканалах многочисленные жертвы показывали.
– Кошмар какой! – ужаснулась Варвара. – Убийцей стала!
– Да брось ты – это же нежить. Заштопают, прогладят, отреставрируют и будут как новенькие.
– От электротока злыдни, конечно, наружу полезут, но боюсь, много рыбы погибнет при этом. Может, не надо? – робко заметил Омульян. – Давайте я все же попробую ультразвуком.
– Ладно, давай налаживай свой прибор, – согласилась Баба-Язя. – Вон Мирослава возьми, поможет. Пользуйся, пока известный волшебник у меня гостит. А с дырками и норами вот как поступим. Я сейчас свистну всех своих бобров, а ты раков и призови. Пускай заранее все дырки проверят и заткнут покрепче. Твоя задача их на сушу выгнать, а тут мы с ними разберемся.
Часа через два от Омульяна прибежал маленький водяной и закричал:
– Бабушка-Язя, папа и Мир все сделали! Злыдни из омута на берег бегут.
Бабы-Язя вышла на крыльцо и позвала семью волков:
– Сергуни, сюда. Поймайте-ка мне парочку злыдней, остальных в погреб гоните. Пусть там посидят. Баюша, поможешь серым мышек ловить?
Катин кот мирно дремал на солнышке. Но при слове «мышки» глаза у Баюши сразу открылись, он потянулся и выпустил свои железные когти.
– Прыгай на забор, – скомандовала Баба-Язя.
Волки всей семьей начали гон от реки, а затем стали кружить по поляне, постепенно сужая круги. Вскоре в траве около забора началось странное шевеление и попискивание. Из высокой травы стали выпрыгивать коричневые тельца. Волки уверенно отрезали злыдней от леса. Баба-Язя хлопнула в ладоши – открылся погреб. Волки стали оттеснять злыдней к открывшемуся отверстию.
Баюша изготовился и вдруг молнией слетел с забора. К его когтям буквально прилипли два маленьких существа. Баба-Язя подошла к коту и взяла в руки пойманных карликов. Странные уродцы были ростом чуть больше пальца. Крысиная мордочка, а на голове маленькие рожки. Ручки и ножки были тоньше веточек. Они истошно орали и бились.
– Цыц, злыдни! Как шкодить, так вы первые. Ну-ка отвечайте, кто вас гадить заставил?! Признавайтесь, а то коту отдам на съедение, – пригрозила хозяйка. – Так, остальные, прыгайте сами вниз. Тогда вас никто ни кусать, ни царапать не будет.
– Это не мы! – жалобно запищали-заплакали злыдни. – Нас ведьма Марана заставила. Убить обещала, если мы тебе пакость не сделаем. Мы больше не будем!
– У, карга старая! Хуже нее в Зеленце никого нет. Ну а с вами-то что мне делать? – задумалась Баба-Язя. – Заколдую-ка я вас под гусли-самогуды, чтобы вы ни мне, ни моим друзьям больше вредить не смогли. Спать! – И Баба-Язя одним движением руки погрузила злыдней в сон.
Другой рукой Баба-Язя сделала плавное движение, и из избушки послышалась волшебная музыка. Из окна появились гусли, которые, покачиваясь, подплыли к ведьме. Та стала нашептывать и водить руками, а гусли в такт ее движениям поплыли над злыднями. Через минуту Баба-Язя перестала шептать, и музыка прекратилась.
– Ну, теперь они нам вредить не смогут, – уверенно сообщила ведьма. – А вот с Мараной справиться будет потруднее. И чего это она на меня взъелась? Хотя понятно. Я вот добрым людям помогаю, а она на них смерть насылает.
Спасибо тебе, Мирослав, что помог разобраться. Извини, Омульян, что тебе досталось. А теперь перейдем к вашему делу, – предложила Язя. – Сразу скажу, что спешить вам некуда: пока я Вар­вару не обучу, опыт свой ей не передам – никуда вас не пущу. Знаю-знаю, кое-чему Катерина тебя научила, но с болотными жителями она незнакома. Хорошо, что вы сначала ко мне завернули. Сунулись бы в болото сразу – и себя погубили бы, и Катерине не помогли. Так что недельку у меня поживете. А ты, Мир, мне с ремонтом поможешь. Помощников я тебе организую. Если надо, моего Дворового выпишу.
Варвара согласно кивнула головой. Мир, хоть и рвался в бой, задумался, но вскоре также согласился с предложением остаться на недельку.
– Так что ты, Мир, говорил? Какие детали нужны? Сейчас мы лешего в Петербург пошлем. Где тут Сапоги-Скороходы? Коловертыш, вылезай. Слышь, за Лешаном Спиридонычем слетаешь.
Из-под лавки выкатилось странное существо – Коловертыш: то ли собака, то ли поросенок – кургузый и пестрый, с обвислым пустым животом. Шерсть свалявшаяся, вся в репейниках, вместо носа пятачок, за ушами рожки.
– Ой, и у меня такой же! – удивилась Варвара.
– Да этих Коловертышей после каждого опороса штук по двадцать бывает. Куда их девать, прямо не знаю. Мясо невкусное – не люблю я его, – плюнула в сторону Баба-Язя. – Мир, а ты свинину любишь? А то давай зажарим сегодня парочку.
Мир испуганно замахал руками. Колдунья подхватила Коловертыша и запихала его в ступу, стоящую рядом с печкой.
– Помоги-ка, Мир, – попросила Баба-Язя.
Ступу подняли и запихнули в печку. Ведьма взяла сапог, два раза нажала на голенище, и угли в печке стали красными. Баба-Язя засунула руку в стоящий рядом горшок, достала оттуда горсть порошка и кинула порошок на угли. Ступа, как реактивный снаряд, вылетела через трубу и с диким воем понеслась в лес. Варвара зажала уши руками.
Воющий звук еще продолжался, когда на пороге комнаты появился здоровенный мужик в бараньем полушубке, но не подпоясанном, а запахнутом левой полою на правую. Брови и ресницы у мужика были густые, а волосы на голове зачесаны налево на косой пробор. Поэтому можно было разглядеть, что он корноухий – у лешего не было правого уха. Прибежал леший из своего леса как угорелый, молниеносно, так что подметки его валенок дымились и воняли жженой шерстью.
– Опусти свои валенки в бочку с водой, Лешан, и садись на лавку. Сейчас Сапоги-Скороходы примеришь.
Лешан Спиридоныч, похоже, даже обиделся:
– Да я эти твои сапоги на любой дистанции сделаю. Давай поспорим!
– Верю. Но сгореть можешь от натуги. А в скороходах даже не запыхаешься. Да и валенки твои все в дырках от твоих забегов. Русалки их подлатают да освежат в проточной водице.
В конце концов ей удалось уговорить лешего обуть Сапоги-Скороходы, которые ходят, как известно, семимильными шагами.
– Но смотри, Лешан, больше одного шага в секунду делать нельзя, а то улетишь на Луну, – предупредила Баба-Язя. – Так что иди не торопясь! До Питера всего-то – 150 километров, меньше чем за полминуты в город попадешь.
Затем она наклонилась к Варваре и шепнула:
– Не разгонится быстрее. Я в Сапоги-Скороходы стельки из сон-травы положила. Однажды Ле­шан два витка вокруг Земли сделал и, когда через атмосферу возвращался, едва совсем не сгорел, как метеорит. Почти в уголь превратился. Пришлось мне его три дня в сметане держать, пока новая кожа не отросла.
– Не бойся, Баба-Язя, не улечу. На одной ноге буду прыгать. Так что мне в городе делать? – нетерпеливо поинтересовался Лешан.
– Принесешь детали, которые тебе вот этот молодой человек укажет.
– Как же я объясню? Или я с ним пойду? – удивился Мир.
– Нет, мы ему сейчас список напишем и за­протоколируем.
Баба-Язя хлопнула в ладоши. Со стены слетел большой серебряный поднос и повис в воздухе напротив Мира. Ведьма взяла с полки наушники и подала их мальчику.
– Тебе нужно мысленно все представить, а наушники передадут все твои мысли на экран – и с помощью нашей обработки все высветится и появится на подносе. Давай попробуем.
– В какой магазин должен пойти Лешан Спиридоныч? – спросила Баба-Язя.
– Да лучше всего в «Мир техники» на Гражданке.
На подносе появилось превосходное изображение карты Санкт-Петербурга со всеми подробностями.
– Это что, снимок из космоса? – воскликнул удивленный Мир.
– Почти. Наш топограф на пятьдесят километров поднимался на метле. А там уж небо все в звездах, – пояснила Баба-Язя.
Мир понял, что стоит ему только пожелать увидеть город, как он тут же появится на карте. Мир ткнул в дом, где находился названный им магазин. Баба-Язя взяла за край подноса и оторвала от него тончайшую серебряную пленку с изображением карты Санкт-Петербурга. Пленка повисла в воздухе, а дом, который отметил мальчик, зажегся красным. Изображение начало увеличиваться, и Мир понял, что он ошибся.
– Нет, извините, вот этот – соседний дом.
– Ничего страшного, сейчас поправим.
Красное пятно на висящей в воздухе пленке переместилось на соседний дом. Теперь серебряный поднос показывал быстро летящий Гражданский проспект.
– Стоп! Вот он, – скомандовал Мир, когда увидел свой любимый магазин.
– «Мир техники»,– прочитал Лешан.
– Входи внутрь! – обратилась Бабка-Язя к подносу. – Будем выбирать.
– Бабушка, а у тебя денег хватит? – спросил Мир. – Ведь эти товары дорогие. Или мы их…
– Не бойся. Воровать ничего не будем. Наша ведьмина наука тоже ушла далеко вперед, и мы научились клонировать не только овечку Долли, как люди, но и любую нужную вещь. Достаточно взять немного «философского камня», как его на­зывают люди, и получишь все, что тебе нужно. Хотя «философский камень» на самом деле скорее жидкость. Вот посмотри, что я тут наварила. Кстати, лампочки электрические у меня кончаются. Не летать же за ними в город.
Баба-Язя вытащила из сундука котелок, открыла крышку, и Мир с Варей увидели удивительное зрелище. Жидкость в котелке то закручивалась по спирали, то как будто кипела и все время меняла цвета – от темно-красного до ярко-синего.
– Жидкость в котелке не кусается? – поинтересовалась Варвара.
– Может, если человек не понравится, – ответила бабка.
Баба-Язя поднесла котел к лампочке и сказала: «Появись еще одна!»
В котле образовалась крутящаяся воронка, и вдруг из нее появилась новенькая электрическая лампочка, за ней еще одна. Лампочки выскакивали из жидкости одна за другой.
Варвара задумалась и затем тихо спросила:
– Бабуль, а ежики из горшка не могут появиться?
– Cначала наши ученые что-то там творили в этом направлении, но затем перестали. Не волнуйся, теперь клонируют только неживые предметы. На волшебном совете было принято решение, что и из горшка ничто живое никогда не будет появляться, – пояснила Баба-Язя. – Следует встать в метре от того предмета, который надо клонировать, и он выскочит из котла. Хотя, конечно, можно и деньги клонировать, но на это суровый запрет Дед-Всевед наложил. Говорит, что это подрывает экономику нашей страны. Теперь все волшебные котлы проходят строгую проверку и ни живого, ни денег производить не могут.
Изображение на волшебном подносе побежало вдоль разных отделов магазина. Мир негромко командовал: «Стоп!» Тогда поднос показывал содержимое прилавка, и Мир делал выбор. Лешан срывал с подноса пленку с изображением будущего клона и клал ее в стопку, а Мир командовал: «Дальше». Вскоре длинный список «покупок» был составлен.
Лешан надел Сапоги-Скороходы, взвалил на пле­чо мешок с волшебным котелком и стал собираться в путь.
– Бабушка, а разве в таком виде ему можно в городе появляться? – остановила его Варвара. – Ведь он наверняка привлечет к себе ненужное вни­мание.
– Верно, дочка. Так, поднос, помоги-ка нам одежей!
Варвара надела наушники и посмотрела в поднос. В нем появился Лешан. Отражение на время стало мутным, но через минуту все прояснилось. С подноса на Варвару смотрел высокий подтянутый молодой человек в спортивной куртке, футболке и джинсах. Сапоги-Скороходы превратились в альпийские ботинки. Вместо холщового мешка на плече у Лешана была спортивная сумка со множеством молний и кармашков. Волосы зачесаны слева направо, так что отсутствия уха было не видно.
– Нравится вам такой прикид, Лешан Спиридонович? – спросила Варвара. По выражению лица Лешана было видно, что нравится.
– Так тому и быть, – Бабка-Язя стукнула посохом об пол, и Лешан Спиридонович, как и серебряный поднос, на минуту окутались дымом. Когда дым рассеялся, в избушке появился такой же молодой спортивный человек, какой был на подносе.
Баба-Язя от удивления даже села.
– Сколько же тебе лет? – спросила Лешана старая ведьма.
– Так триста, как и городу. Вспомни, меня еще Петр Великий на руках держал, когда Тихвин­ский канал делали.
– Так что ж мы твой юбилей не справляли? Подарок и пир за мной, как вернешься из Питера. Надо бы и мне через зеркало пройти, – задумчиво сказала она. – Серебро ведь обладает омолаживающим свойством. Смотри, Лешану никаких молодильных яблочек не понадобилось. Ну, посидим перед дорожкой.
Присели на скамейки. Затем вся компания вы­шла на крыльцо. Лешан сделал шаг и исчез.
– У мужчин свои дела, а мы с тобой пойдем в мою виллу на берегу озера и немного поколдуем, – позвала Баба-Язя Варвару.
Бабка и Варвара удалились, а Мир стал думать, как побыстрее устранить все неполадки. Через час с небольшим с «покупками» из Петербурга вернулся Лешан.
– Надо же! – восхищенно воскликнул Мир. – Полный список. Подшипники хорошие, верю! Но вот будут ли работать микросхемы и электроника из котелка – это вопрос!
Работало. И прекрасно.
– Да… – покачал головой Мир. – Чудеса в котелке, да и только.
Учеба в избушке
На берегу Лебяжьего озера стояла красивая вилла, окна которой смотрели прямо на воду. Здесь у Бабы-Язи был настоящий зоопарк. Ведьма по пути приласкала оленят, прыгающих на поляне, похлопала по спине жирного кабана, разлегшегося на пути и не желающего уступать дорогу. Лебеди, резвящиеся в озере, завидев Бабу-Язю, сразу подплыли к ней. Даже рыбы высунули свои головы из озера, ожидая угощения.
– Вы на животы свои посмотрите! Ведь лопнете! – заругалась на них Баба-Язя, и те, недовольно вильнув хвостами, ушли в глубину озера.
Две ведьмы – старая и совсем юная – расположились на веранде роскошной виллы, и Баба-Язя включила свой компьютер.
– Даже хорошо, что вы сначала поплыли по Хандере и попали ко мне в гости. Обязанность всех бабок-ежек помогать русским героям. Дам я тебе несколько советов. А ты ума-разума набирайся. Если суждено вам до Зеленца добраться, то должна ты научиться и воевать, и дружить с темной силой, уметь справляться с мелкими бесами и дружить с теми, кто сильней тебя, а если не удаст­ся наладить контакт, то уметь дать отпор. Знаю, что научила тебя Катерина с деревенскими духами расправляться, но духи лесные много сильнее. Они свою силу берут у природы.
О вашем приближении уже знают в Зеленце, – продолжала Баба-Язя, – и так просто к себе не подпустят. Если вы хотите достигнуть этого поселения, вам нужно познакомиться со стражниками. А они вас будут ожидать и на воде, и в болоте, и в лесу. Давай начнем с водяных и русалок. С ними ухо нужно держать востро. Зазеваетесь – на дно утянут, и охнуть не успеете!
– Что правда, то правда, – вздохнула Варвара, вспомнив, как в ноябре чуть не ушла под воду.
Только для того, чтобы накормить работягу Мира да самим поесть, прерывали общение друг с дружкой ведьмы. Учеба не прерывалась ни на минуту. Каких только чудовищ не увидела девочка на компьютере старой ведьмы!
– Прямо многосерийный фильм ужасов, – всплес­нула она руками.
– Не надо бояться, – успокоила ее Баба-Язя. – Я думаю, им ты тоже кажешься не пай-девоч­кой. Ребята провели целую неделю в гостях у Бабы-Язи. Мир и помощники Бабы-Язи – леший Лешан Спиридоныч и водяной Омульян – приводили в порядок хозяйство лесной волшебницы. Много времени ушло на замену испорченного злыднями оборудования. Но абсолютно все удалось исправить.
Избушка на курьих ножках перестала ворчать и теперь встречала свою хозяйку, едва та появлялась во дворе. Более того, она могла по желанию хозяйки поворачиваться за солнцем, так что теперь солнце светило в окна весь день. Трап, который раньше застревал на полдороге, работал, как эскалатор в метро. Да и Интернет стал для Бабы-Язи привычным и понятным: Мир по вечерам про­водил для старой ведьмы «ликбез».
Опасный водоворот
Много новых друзей появилось у ребят. И все они вышли на берег реки провожать их. Баба-Язя, Лешан, Омульян дружно махали руками, а семья волков – хвостами.
Наконец лодка отчалила. Некоторое время волки бежали по берегу за лодкой. На повороте реки они остановились. Маленький волчонок жалобно заскулил, так он полюбил Варвару. Девочка тоже всплакнула.
Даже Баюн, всегда сохранявший суровый и неприступный вид, промурлыкал что-то нежное. За эти дни волчонок часто засыпал, уткнувшись носом в теплый бок Баюна. Серые родители спокойно оставляли своего сына на попечение кота и убегали в лес на охоту. Зато добычу делили по-ровну. Конечно, коту надоели в походе мясные консервы и жареные-пареные деликатесы Скатерти-Самобранки, которые ему предлагали дети, и он с удовольствием участвовал в дележе кровавой добычи, которую приносили волки. А добыча была хорошей: толстые зайцы, жирные утки. Волки были удачливыми охотниками.
За день лодка спустилась по Хандере до Луненки, и ребята поплыли вниз по ее течению. До речки Щалки оставалось около десяти километров. Примерно через два часа пути Варвара сказала:
– Смотри внимательно. Вход в речку может быть замаскирован. Плыви ближе к левому бе­регу.
Левый берег Луненки в этом месте зарос тростником. Несколько раз Мир трогал длинным шестом подозрительные места, но берег был твердым, и лодка не могла найти проход. Внезапно мальчик почувствовал, что струя воды начала отталкивать легкую резиновую лодку от берега.
Мир уверенно направил лодку в заросли травы. Варвара удивленно спросила:
– Ты не ошибся? Смотри, какие густые заросли.
– А ты внимательно посмотри на течение. Видишь, струя отталкивает лодку от берега. И вода другого цвета, чем во всей Луненке, с голубизной.
– Какой ты молодец, Мир. Я бы никогда этого не заметила.
– А ты все вверх смотришь.
Девочка начала помогать Миру пробиваться через густые заросли, и буквально через десять метров лодка выскочила на открытую воду. Перед ребятами простиралась загадочная речка Щалка. Впереди предстоял долгий и трудный путь против ее течения. Если верить карте, речка уходила в болото более чем на тридцать километров.
Речка Щалка сразу понравилась ребятам. Небольшие перекаты чередовались с красивыми плесами. На перекатах приходилось вылезать из лодки и проводить ее, стоя по колено в воде. Это было нетрудно, так как лодка была легкая, а под ногами были гладкие камни и желтый песок. К тому же было очень интересно. Непуганая рыба вертелась под ногами. Баюн уже вытащил своими железными когтями несколько серебристых рыбок и начал лакомиться прямо на борту лодки. Мир позавидовал удаче кота и также попытался поймать руками несколько ельцов и форелей.
– Мир, давай делать что-то одно. Либо лодку тащить, либо рыбу ловить! Потом остановимся, и отведешь душу, – предложила Варвара.
Мир не возражал.
– Ох, сегодня будет прекрасная рыбалка, – радостно потирал он руки.
Речные плесы представляли собой небольшие лесные озерца с высокими соснами по берегам и большими ровными полянами. По соснам прыгали белки. Несколько раз дети спугнули трусливых зайцев. А один раз на Мира и Варвару удивленно уставилась семья лосей. Они пили воду, когда лодка вынырнула из-за поворота. Мест для стоянки было сколько угодно. Но одно из них было особо привлекательным: красивая поляна с высокими стройными соснами и чудный желтый песок у самой воды. Мальчик направил лодку к берегу, но, сделав несколько сильных гребков, понял, что лодка к берегу не приближается.
– Наверное, на камень сели или зацепились за что-нибудь, – подумал Мир. Он обернулся назад и увидел огромный, диаметром несколько метров водоворот, куда засасывало все, что плавало на поверхности. Мир начал отчаянно бороться с сильным течением.
– Варя, быстро скинь одежду с бортов на дно лодки, а то все может свалиться. Баюн, ну-ка слазь с борта, а то свалишься в воду.
– Мир, что делать? – испуганно спросила Вар­вара.
– Я не возражаю против каких-либо твоих штучек. Боюсь, мне не выгрести из этого водоворота.
Варвара схватила свой рюкзак и высыпала со­держимое на дно лодки.
– Проверим травы, – ведьмочка что-то зашептала и высыпала смесь различных трав на воду. Никакого видимого эффекта. – Может, нечуй-ветер поможет? – Варвара достала веточку сушеной травы и произнесла заклинание.
Мир неодобрительно посмотрел на девочку:
– При чем тут ветер? Этот водоворот закручивается без всякого ветра.
Лодку быстро вращало уже в самом центре воронки. Но она была довольно большая, и за­тащить ее на глубину мощной струе не удавалось. Тем не менее надо было что-то предпринимать, так как голова от быстрого вращения начинала кружиться и ребята чувствовали себя не совсем хорошо. Мир схватил спиннинг и попытался добросить­ блесну до ближайшего берега. Но это ему не удалось: пока блесна летела к берегу, лодка делала несколько оборотов и леску закручивало.
Варвара обрушила на воду все известные ей проклятия, доставшиеся от Катерины и Бабы-Язи. Мирославу почудилось, что под водой будто взорвалось несколько глубинных бомб. Вода вспучилась, но вскоре улеглась, и ничего, кроме легкой ряби, не осталось. Тем не менее водоворот продолжал затягивать лодку. Взгляд Мира скользнул по вещам, высыпанным Варей из рюкзака, и остановился на сером клубке, который при прощании дала ребятам Катерина. И ему пришла в голову блестящая идея:
– Варя, помнишь, Катерина говорила, что Дру­жочек-клубочек и в огне не горит, и в воде не тонет?
– Пока ты его за помощью к Катерине или к Бабе-Язе посылать будешь, у нас голова уже оторвется или мы на дно уйдем.
– Да слушай внимательно! Попроси клубочек в этих соснах заблудиться.
– У тебя что, голова закружилась? – Варвара сидела на дне лодки, закрыв глаза и держась обеими руками за борта.
– Посмотри сюда, что я делаю, – Мир прицепил блесну от спиннинга к ниточке, тянувшейся от клубочка. – Давай произноси заклинание. Проси клубочек зацепиться за деревья, а дальше мы подтянемся за леску. Леска прочная – не порвется.
Варвара наконец поняла замысел Мира и тут же взяла клубочек в руки. Она ласково погладила его.
– Давай попробуем. Дружочек-клубочек, выручай! Заблудись, пожалуйста, вон в тех соснах. Запутайся в них как следует.
Ведьмочка подняла клубок над бортом лодки. Серый шарик закрутился в руках у девочки, затем соскочил с лодки и запрыгал по воде. Через несколько секунд он добрался до берега и забегал между соснами. Мир потянул леску и убедился, что блесна зацепилась за деревья.
– Леска, конечно, прочная, но на всякий случай буду помогать веслами. Бери леску руками и начинай подтягиваться.
Лодка, прочно прицепившаяся к соснам, перестала крутиться. Варвара начала отчаянно выбирать леску, а Мир приналег на весла. Скоро ребята нашли способ, который помогал им выигрывать у водоворота сантиметр за сантиметром.
Мир делал резкий гребок, а Варвара наматывала леску на локоть. Несколько секунд ребята отдыхали, а затем снова принимались за дело. Вскоре лодка ушла от центра опасного водоворота, и Мир спокойно догреб до берега.
На всякий случай ребята вытащили лодку подальше на поляну. Долго ничего не хотелось делать. Несмотря на теплый день, их била сильная дрожь. Водоворот на реке потихоньку замирал и вскоре совсем исчез.
– Думаю, что без нечисти тут не обошлось, – сказала Варвара и попросила: – Баюша, проверь берег, нет ли здесь опасности?
Кот походил по поляне, обнюхивая каждый куст. Затем подошел к реке, повернулся и задними лапами начал сбрасывать песок в воду.
– Понятно, полный омут чертей! Ну что, Балда, будем с них оброк собирать? – загадочно произнесла ведьмочка.
– Как ты думаешь, водяные и русалки на берегу на нас не накинутся? – спросил Мир.
– Пусть только попробуют! – зло сказала Варвара и, вспомнив какое-то заклинание, сказала что-то в сторону озера. Вода в омуте вспенилась, и к берегу покатились волны.
Чертов Конь
Ребята разбили лагерь, установили палатку, разложили вещи. На широком плесе даже не было видно течения реки. Откуда мог появиться такой сильный водоворот, было непонятно. Рыба выпрыгивала из воды, сверкая серебряными боками. Несколько раз в камышах раздался сильный плеск чего-то большого.
– Пойду спиннинг покидаю! – не удержался Мир.
– Только стой подальше от воды. Баюн, на всякий случай, будь наготове.
Мальчик забросил блесну поближе к камышам, и первая же проводка оказалась удачной. За блесной бросилась здоровенная щука. Баюн уже тащил ведро, и через несколько минут оно оказалось заполненным большими щуками.
– Мир, хватит браконьерничать. Куда нам столько рыбы?
– Ну, последний раз.
Мир забросил блесну к кувшинкам и начал проводку. Зацеп. Мир несколько раз подергал блесну – никакого эффекта.
– Сегодня ты никуда не поедешь. Вдруг и там водоворот появится, – сказала следившая за рыбалкой Варвара.
Мир потянул леску, и неожиданно она прошла несколько метров и снова натянулась как струна.
– Не понимаю, в чем дело. Мне кажется, там сидит огромный крокодил! – воскликнул Мир.
– В этом озерце может и динозавр быть. Так что будь осторожен.
Блесна прошла еще несколько метров и снова остановилась. Так продолжалось несколько раз. Затем леска с огромной скоростью дернулась в сторону, и ребята поняли, что на крючке сидит что-то живое. Мир успел поставить катушку спиннинга на трещотку и отпустил несколько метров лески. И снова начал тащить леску к себе.
– Мир, давай отпустим этого монстра. Вдруг это местный водяной? Что ты с ним будешь делать? – взмолилась Варвара.
Но Мира обуял охотничий азарт. Он уже понял, как бороться с чудищем, сидевшим на крючке. Через час борьбы огромная рыбина была метрах в десяти от берега. Борьба с ней стала еще более яростной. Один раз подводный гигант, проплывая вдоль берега, ударил хвостом по воде и окатил ребят огромной волной. Но все же рыбина начала уставать, движения ее стали замедленными. Муть, поднятая гигантом, осела, и ребята увидели огромного черного сома. Длиной эта махина была побольше резиновой лодки. И вот сом лежал в воде у самого берега, шевеля огромными усами.
Мир медленно прошел мимо сома. Несколько шагов.
– Варя, да этот сом больше четырех метров в длину. А с усами – все пять.
Сом шевелил плавниками.
– На сковородку, пожалуй, не влезет! Так что отпускать придется, – Варвара похлопала сома по боку.
Мир сел на корточки, чтобы получше рассмотреть огромную рыбину. Затем вставил весло в пасть сому и отцепил блесну.
– Ой, что это? – воскликнул удачливый рыболов.
Во рту у сома была уздечка, а вожжи уходили куда-то под его брюхо.
– А вдруг это Чертов Конь? – засомневалась девочка. – Будет ли благодарен тебе водяной, что ты осмелился поймать его коня? Давай отпустим его.
Ребята подложили весла под огромное тело сома и столкнули его на глубину. Сом, измученный борьбой, долго не двигался. Затем он тяжело вздохнул, шевельнул хвостом и исчез в глубине омута. Варвара подошла к ведру с уловом. Две щуки уже заснули, остальные шевелили хвостами. Девочка вытащила пару заснувших щук на траву. Затем поднесла ведро с десятком еще живых рыбин к воде. Щуки, оказавшись на свободе, стрельнули во все стороны. Но одна, как показалось Варваре, благодарно кивнула головой.
– Отпускать так отпускать! Мир, нам двух щук и на обед, и на ужин хватит, – извинилась перед рыболовом девочка.
Ребята почистили несколько картошин и рыбу, разожгли костер и начали кипятить воду для ухи. Страшное приключение с опасным водоворотом уже забывалось, больше запомнилась борьба с великаном сомом. Вскоре уха была готова, и они принялись за еду.
Приглашение
С реки раздался плеск.
– Смотри, Варя, бобры, – показал Мир.
С середины реки к ребятам приближались два бобра. Когда они подплыли ближе, Мир и Варвара увидели, что они держали в лапах большое блюдо, накрытое герметичным куполом, чтобы в него не попадала вода. Бобры вышли на берег, поставили блюдо на траву, поклонились ребятам и нырнули обратно в воду.
– Так это парламентеры из омута Трубку мира принесли, – догадалась Варвара. – Смотри, Мир, как раз к обеду.
На блюде стояло несколько тарелок. На одной – крупные красные раки. На другой – красиво завернутые в листья зелени куски лосося, два больших блюдца с красной и черной икрой. В центре блюда маленькое ведерко со льдом, а в нем – бутылки с минеральной водой и соком. В два высоких бокала сок уже был налит. Рядом с бокалами лежал дымящийся каравай хлеба, а весь поднос был усыпан зеленью.
– Наверно, водяные мир предлагают? – задумчиво произнесла Варвара.
– А не отравят они нас? – поинтересовался практичный Мир. – Баюша, разберись!
Баюн подошел к блюду, тщательно обнюхал все, что на нем стояло, и подцепил когтями вареного рака.
– Принимаем дары? – спросила Варвара друга.
– А куда денешься, пообедаем еще раз! – воскликнул Мир, поудобнее усаживаясь на траве рядом с блюдом.
Когда ребята закусили деликатесами, вновь к берегу подплыли два бобра. Жестами бобры показывали, что приглашают следовать за собой.
– Примем приглашение? – спросил Мир.
– Придется. Нельзя показывать, что мы боимся, – ответила Варвара, но тем не менее решила подготовиться к неожиданностям. Она залезла в палатку и захватила небольшой рюкзачок с самыми необходимыми ведьмиными штучками.
– Раз идем к водяным в гости, то надо подготовиться с учетом местной специфики. Баба-Язя учила ориентироваться на местности.
– Удочки взять? – поинтересовался Мир.
– Тебе и без них припомнят, как ты черного сома выудил. А вот веночки от водяных и русалок мы, пожалуй, сплетем.
Бобры терпеливо ждали. Варвара спустилась к реке и сделала два венка из белых кувшинок.
– Против водяниц, – стала вспоминать ведьмочка, – как учила Баба-Язя, помогает одолень-трава – белая кувшинка – и различные обереги.
– Баюша, пошли, – позвала Варвара кота.
Кот, разомлевший после сытного обеда, недовольно выгнул спину, но возразить не решился. Ребята пошли за семенящими бобрами на край поляны, дальше дорога шла по тропинке.
Провожатые привели ребят на небольшую поляну, через которую протекал ручей, впадающий в Щалку. Ручей был запружен бобровыми пло­тинами. Тут же находилось несколько бобровых хаток­ из толстых веток, обмазанных глиной. Бобры подбежали к ближней хатке и потянули за ветку. Дверцы хатки распахнулась, и ребята увидели вход в какой-то подземный туннель.
Ступени из северного гранита вели вниз, путь был освещен мягким голубым светом. Бобер побежал вперед, приглашая Мира и Варвару следовать за ним. Дети спустились по ступеням и оказались в длинном туннеле.
– Смотри, Варя, мы же на дне озера. Настоящий аквариум! – восторженно произнес Мир.
Туннель действительно пролегал по дну озера. К круглым металлическим ободам герметично кре­пились стекла. Через них было видно, как в чистой воде плавали обитатели лесной речки. Дно бы­ло ухожено и походило на настоящий подводный парк. По дну ползали крупные раки, в иле рылись пескари и ерши. Из-под огромных коряжин вы­глядывали шевелящие усами сомы и налимы. Крупные окуни гонялись за серебристой плотвой, а щуки затаились в зарослях водорослей и ждали, когда мимо них проплывет неосторожная добыча. Ребята долго любовались этим фантастическим зрелищем. Бобер терпеливо ждал.
Вдоволь насмотревшись, путешественники двинулись дальше. Вскоре туннель кончился, и Мир с Варварой очутились в огромном круглом зале. Диаметром этот зал был больше, чем цирковая арена. Стены и пол зала были из уральских камней, преимущественно зеленых и синих тонов, колонны – из темно-зеленого уральского малахита. Над головой был стеклянный купол, через который сквозь толщу воды днем пробивалось солнце. Но солнце уже зашло за лес, поэтому свет в зале давали камни-самоцветы, которые светились откуда-то изнутри. Подсветка была и сверху и снизу. В стены зала были вмонтированы большие аквариумы, в которых резвились яркие морские рыбки.
– Ой, Мир, смотри, даже морские коньки есть, – залюбовалась аквариумами Варвара.
Но Мира больше привлекали бразильские пираньи, разрывавшие за стеклом какую-то добычу. Ребята с интересом ходили по залу. Самый большой аквариум стоял прямо на полу у одной из стен. Настоящее маленькое озеро. Заканчивалось озеро красивым гротом, выложенным из морских раковин. По стенкам грота в озерцо стекала вода. Насмотревшись на подводные чудеса, ребята присели отдохнуть. Сиденьями в зале были кресла из огромных мореных дубовых пней, которые долго лежали в воде и приобрели благородный вид. Кресла, в которые сели гости, были очень удобными.
– Вероятно, хозяева появятся из грота. Расскажи-ка, что тебе Катерина и Баба-Язя поведали о подводных чертях, – предложил Мир. – Знаешь ли ты, как с ними договариваться? Омульян, с которым мы колесо чинили, оказался веселым и добрым парнем, а эти чуть на дно не уволокли.
– Как это не уволокли? Как раз уволокли, – пошутила Варвара.
– А ведь правда! Мы на дне морском. Нет, пока только на озерном. На берегу, правда, лучше.
В это время приведший их сюда бобер выдвинул откуда-то столик с различными рыбными деликатесами. Мир не отказался от пары бутербродов, а Варвара лихорадочно вспоминала, чему ее учили старшие подруги.
Двери грота раскрылись, и в озерце началось какое-то движение. Золотые рыбки, плавающие по поверхности, бросились наутек, а в зал вплыли огромные листья кувшинок. На каждом из них сидели стройные молодые девушки в прозрачных белых платьях без пояса, с распущенными зелеными волосами и с зелеными глазами. На голове у каждой был венок из подводных цветов. На ногах у девушек были то ли ласты, то ли действительно между пальцами были перепонки. Варвара заметила, что русалки недовольно косятся на сплетенные ею венки из белых кувшинок.
– Вероятно, я права, Мир: боятся они Одолень-траву. Видишь, не спешат нас на дно уволакивать и щекотать.
В руках у каждой русалки был жемчужный гребень, с зубцов которого стекала вода. Да и сами девушки были мокрые, как будто только что вылезли из воды. Тем не менее они расчесывали свои волосы этой гребнем-лейкой.
– Представляешь, Мир, Баба-Язя права: бедным русалкам надо все время находиться в воде либо поливать себя. Без воды они за несколько минут погибнут – как рыбы.
Что она еще говорила? – задумалась Варвара. – Да, вот! Днем русалки почти не выходят. А ночью они заманивают к себе прохожих, а если кто подойдет к ним, то затаскивают на дно. Иногда они гоняются за людьми, но далеко от берега реки или озера не отходят, потому что боятся обсохнуть. Если у русалки есть гребень, то она может поливать себя: пока она расчесывает мокрые волосы, с них все время струится вода; если же русалка не будет этого делать – волосы высохнут, и она умрет. Интересно, пригодится мне это сегодня?
Взгляд русалок был обращен в глубь грота – они явно кого-то ждали. Наконец из дверей грота выплыл украшенный жемчугами трон, на котором сидел небольшого роста старик. В руке у него был трезубец из сапфира, а одет он был в римскую голубую тогу с пурпурной каймой.
– Наверно, он тут самый главный, – шепнул Мирослав. – по-моему, у него ярко выраженная мания величия. Считает себя олимпийским богом.
Старик был горбоносым. Голубоватые всклокоченные волосы были у него до пят, борода – до пояса. А глаза у водяного были огромные. Они искрились, как звезды, и то затухали, то загорались.
Подводное казино
– Здравствуй, колдунья Варвара! Здравствуй, смелый охотник Мирослав! Я – водяной царь Водовлад Пятнадцатый. Мне и моим подчиненным было приказано задержать вас в моем озере навсегда.
При этих словах водяного царя Мир и Варвара переглянулись.
– Но я уже понял, что с такими великими волшебниками, какими вы являетесь, мне одному не справиться. После твоей бомбежки, Варвара, наш лазарет полон контуженых и оглушенных. Хорошую ты встряску нам устроила. Молодец!
– А я и не заметил, – удивился Мир.
– Положим, проклятия я на вас действительно посылала, но зачем же вы водоворот-то устроили? Начали бы лучше с приглашения, – возмутилась Варвара.
– Ну ладно, прости! Пришлось мне на помощь всех моих подданных вызвать. И решили мы так. Мы, водяные, больше всего на свете любим играть. Случалось, что некоторые из нас проигрывали все свое состояние и самого себя. Не скрою, и у меня в вечном услужении находятся несколько водяных.
Так что мы еще повоюем, поиграем в разные игры. Причем вам фора, во что будем играть – решать вам, – продолжал водяной. – Сумеете меня и моих подданных обыграть, с почетом отпустим. Более того, в случае проигрыша обязуемся до самого конца вашего водного путешествия оберегать вас и кормить. Но за каждую проигранную игру вам придется оставаться у нас неделю. Придется вам песок речной мыть и воду сторожить, чтоб не утекала. Так что добро пожаловать в наше подводное казино.
Но сначала пир. Садитесь на транспорт, – при­гласил водяной царь.
Вдоль ступеней внутреннего зала задвигались огромные листья каких-то тропических растений. Одна из юных русалок с голубыми волосами до пят прогулялась по ним, и листья, лежащие на воде, даже не покачнулись. Мир первым вскочил на самый большой из листьев, за ним и Варвара взошла на один из зеленых плотов. Трон царя Водовлада заскользил из круглого зала, за ним двину­лись русалки. Огромные золотые рыбы схватили в свои пасти стебли от водных листьев и потащили их за своим правителем. Проплыв через ворота низкого грота, все оказались в игорном зале. Стены и потолок зала были обтянуты темно-зеленым бархатом. В центре стояли столы, покрытые сукном, на котором лежали разноцветные мелки.
Вдоль одной из стен зала тянулся покрытый зеленой скатертью длинный стол, на котором находилось огромное количество съестного. Основными закусками были красные раки и вяленые ладожские снетки. Также на скатерти стояло множество кувшинов с клюквенным морсом и бутылки с лимонадом. С одной стороны стола находился маленький круглый гротик, откуда по водяному кругу все время выплывали охлажденные напитки.
Освещение зала было весьма своеобразным: кругом царил полумрак, однако все игорные столы были ярко освещены люминесцентными лампами. Мягкий свет лился из больших ванн-аквариумов, куда постоянно ныряли русалки, которые не могли оставаться без воды.
– Никаких окон? – удивилась Варвара.
– Это же игорный зал, – ответил ей Водовлад. – По существующим правилам, во всех казино не должно быть никаких окон, чтобы игроки не отвлекались от игры.
Вдоль других стен зала стояли ряды компьютеров и игральных автоматов. В зале уже находились с десяток водяных и их русалочьи свиты. Водовлад представил ребят всему обществу:
– Волшебники из верхнего мира Варвара и Мир, – воскликнул водяной царь. – А теперь перейдем к миру нашему – подводному. Пойдем прогуляемся по залу. – Водовлад XV начал знакомить ребят с находящимися в подводном казино: – Братья Болотняниковы! Владельцы са­мых больших болот нашей области. Обладают несметными богатствами. Ох, сколько людишек они к себе в болото уволокли, сколько телег к себе затащили!
Братья были такими грязными, словно они долгое время сидели в болотной жиже. Несколько жирных пиявок пристали к их животам, а у одного пиявка присосалась даже к щеке. Вместо волос на голове у водяных торчали кочки мха с еще зеленой клюквой. Коричневая жижа стекала с их тел на пол.
– Бр-р! – только и сказал Мир.
Следующая представленная царем группа водяных ничем не отличалась от обычных деревенских мужиков. Разница была только в том, что с левой полы их сюртуков постоянно капала вода, а место, где они сидели, было мокрым. Двое при виде приближающихся Мира и Варвары начали расчесывать свои окладистые бороды, с которых тут же заструилась вода.
– Русалки-щекотуньи! – продолжал представлять своих подданных царь. – Веселые подружки, они очень скучают без мужчин, и все их затеи сводятся к тому, чтобы заманить человека под воду и защекотать его.
Русалки-птичницы! Как шаловливые школьницы, они от скуки подплывают к заночевавшей на воде стае гусей и заворачивают им крылья на спине, одно крыло за другое, так что птица не может сама расправить крылья и улететь.
Русалки-путаницы! Сидя в омутах, они путают рыбакам сети, набивают их камнями и скатывают с речной травой.
Водовик Водович!
Ребята увидели перед собой почти голого старика с большим одутловатым брюхом и опухшим лицом. По всему было видно, что Водович – горький пьяница.
– Водович у нас – отец-герой. У него много детей. Двадцать шесть?
– Двадцать восемь! – гордо надулся Водович.
– А это самые несчастные водяные – утопленники!
Водовлад XV торопливо кивнул, стараясь не задерживаться у стола, где резалась в домино группа водяных с опухшими черными лицами и вздувшимися животами. Одеждой им служила плотная тина, их волосы давно не знали расчески, у всех были бороды до колен.
– Сейчас гостят у меня и ладожские водяные! – Царь постучал по большому чану, и оттуда вынырнули какие-то существа. – Довольно странные полулюди-полутюлени. Голова и руки человечьи, а вместо ног рыбий хвост. Это навпы. Не любят они с нами – водяными – общаться, трудно их разговорить.
Навпы кивнули и нырнули в свой чан, ударив на прощанье хвостом по воде.
– А вот за этой дверью те, которые не хотят ни с кем знакомиться.
Водовлад XV открыл дверь, и ребята оказались в темном помещении, в центре которого находился черный пруд. Было видно, что в пруду происходит какое-то движение, но никто наружу не показывался. Водовлад постучал своим трезубцем по полу и окунул его в пруд. Тут же из пруда полезли всяческие твари и послышались жуткие звуки.
Кого только не увидели ребята! Здесь были водяные в виде серых чудовищ. Некоторые имели смешанный облик – собачьи ноги и туловище с шерстью, как у выдры. У других были перепонки между пальцами рук и ног, хвост и рога на голове, горящие, как уголья, красные глаза. У третьих были черная рыбья чешуя по всему телу, коровье вымя и лошадиные ноги, а черный нос был величиной с рыбацкий сапог.
Все они кричали, визжали, стонали, свистели. Шум стоял страшный. Те, кто не мог издавать звуки, шлепали хвостами по воде.
В адском шуме были слышны и крики выпи, и уханье филина. Из воды показывались головы то лошади, то коровы, выпрыгивали собаки, лягушки, свиньи. А закончилось представление полетом толстого бревна с небольшими крыльями. Бревно сделало круг над прудом и плюхнулось обратно в воду. Вокруг бревна, также помахивая крыльями, летели несколько щук и налимов. В помещении густо пахло плесенью и сыростью, и ребята попятились назад.
Водовлад закрыл дверь и продолжил обход игорного зала.
– А вот самые милые ребята из подземных озер! Водяные – подземные черти!
Правитель подвел Варвару и Мира к ним, и у ребят поползли мурашки по спине.
За столом сидело несколько настоящих чертей. Они шутили, смеялись, крутили длинными хвостами. Все были широки в плечах, с длинными и тонкими ногами. Пальцы рук и ног также были очень длинные, с кривыми, крепкими ногтями, между пальцами – перепонки, а на голове – небольшие рога. Только то, что тело было покрыто чешуей, говорило о том, что эти черти живут в воде. Чешуя была черного цвета, но с красными, как у окуней, полосами.
– Мои лучшие друзья: водяные подземных пещер! Юная леди и великая волшебница Варвара! Лучший рыболов, первый в мире поймавший Чертова Коня, Мирослав! – представил чертей и ребят Водовлад.
Черти грациозно вскочили и бросились целовать ручки «юной леди». Девочке стоило большого труда не отдернуть руки от этих странных созданий.
– Присаживайтесь! Наслышаны о ваших подвигах! – мило кланялись черти.
– Мы должны подготовиться к игре, – улыбаясь, отказались от приглашения ребята. Уж очень непривычно выглядели черти.
– Что ж, будем за вас болеть, милая леди. – Варваре уже начали нравиться эти подземные парни. Не виноваты же они, что так выглядят.
Последними царь представил ребятам ичетиков. Те сидели за отдельным столом в углу зала и играли в карты. Все были немного пьяны, так как перед каждым из них стояли большие бутыли с бражкой.
– Карлики какие-то, – подумала про себя юная ведьма.
– Мои верные помощники, – сказал Водовлад XV, и ичетики тут же вскочили и стали кланяться.
Но когда они отошли подальше от их стола, царь совсем по-другому представил ребятам ичетиков:
– Страшные лентяи. Спят с Никиты осеннего до Никиты вешнего. Живут рядом с нами в бобриных норах и под корнями плакучих ив. Лень им построить себе приличный дом! Могли бы стать водяными, обликом-то на нас похожи, только росточком не вышли. Из-за своей лени обмельчали. Я думаю, что скоро вовсе сойдут на нет. По приказанию водяных ичетик выполняет всю мелкую работу: берега весной подмывает, мостики разрушает, посевы заливает, рыбу из сетей ворует.
Так во что играть предпочитаете? Хотите – в домино, хотите – в шашки или шахматы, хотите – в карты, а может, в бильярд или в компьютерные игры? Вот список игр, выбирайте, – предложил водяной царь.
– Не торопись начинать играть. Проиграть всегда успеешь! – вспомнил Мир присказку своего дяди. – Сначала посмотрим, во что и как тут играют. А вот на стенах как раз картины с подвигами местных. Смотри, кажется, это былинный Садко с морским царем в шахматы играет, – Мир указал Варваре на прекрасную стенную мозаику.
На мозаике, действительно, была изображена шахматная партия между Садко и морским царем. Вокруг толпились водяные и танцевали русалки. Старик Трифон отгонял русалок от Садко, чтобы те не мешали ему играть.
– Что, картину рассматриваете? Да, на ней изображен мой великий прадед морской царь Водокрут­ Тринадцатый. Именно он заманил на дно морское вашего Садко и несколько раз обыграл его в шахматы. Пробыл Садко в рабстве на дне морском несколько лет и все просил моего прадеда научить его получше играть в шахматы. Об этих событиях рассказывается в морской шахматной энциклопедии моего прадеда.
«У нас другие сведения. Как раз Садко потрепал в шахматах морского царя и выиграл рыбу с золотыми перьями», – подумал про себя Мир, но вслух говорить это не стал.
– А можно эту энциклопедию посмотреть? – спросил он у царя.
Тот с гордостью достал шахматную книгу своего прадеда. Просмотрев несколько страниц, Мир понял, что за исход шахматного сражения он может не волноваться. Главной в этой книге считалась такая шахматная стратегия: как можно быстрее отправить в бой «водные» фигуры – ладьи, а коням и слонам давалась задача затоптать пешки противника в конце партии.
Когда Мир жил в городе, он, как и многие русские мальчишки, посещал шахматную секцию. Теперь же, несмотря на то что переехал в деревню, Мир регулярно играл в Интернете и сражался с самыми сильными компьютерными программами.
– Конечно, мне доставит большое удовольствие сыграть партию с вами – сильнейшим подводным чемпионом, – польстил царю Мир. – Но давайте еще раз оговорим условия.
– Значит, так. Если ты проиграешь одну пар­тию – остаетесь на неделю перемывать песок в моей реке. Если я две партии выиграю, то и работать вам две недели.
– А если я выиграю?
– Тогда вас никто задерживать не будет. К тому же, если я проиграю партию, можете целую неделю мной командовать. Буду вас кормить и угождать вам во всем. Да не могу я проиграть! Я ж по книгам моего прадеда научился играть.
Мир решил еще раз польстить главному водяному:
– После ваших рассказов о шахматных победах вашего прадеда хочу за Садко взять шахматный реванш.
– А ты смелый юноша! Утешайся тем, что такому великому шахматисту, как я, совсем не зазорно проиграть. Для начала, Мир, тебе маленькая фора. Можешь играть белыми фигурами.
Мир постепенно захватил центр пешками и фигурами. Водовлад XV же, следуя рекомендациям своего морского родственника, сразу же начал выводить в бой ладьи. И был страшно удивлен, что обе ладьи быстро исчезли с доски, «съеденные» белыми слонами. Царь даже нарушил основное правило шахматистов и обратился к своему противнику:
– Разве ты не знаешь, что сильных слонов надо выводить в конце партии? В нашей энциклопедии это особо подчеркнуто.
Оказывается, Водовлад плохо знал сравнительную ценность фигур. Через несколько ходов все фигуры черных были прижаты к последним горизонталям, и Мир закончил партию прямой атакой на застрявшего в центре короля. Водовлад не считал нужным делать рокировку. Быстро закончилась и следующая партия. Перед третьей партией царь незаметно подмигнул русалкам, которые начали резвиться вокруг них, стараясь всячески помешать мальчику. Но помешали они, по-видимому, его противнику. Третью партию водяной царь проиграл еще быстрее, чем вторую.
Водовлад выглядел очень расстроенным.
– Как же это тебе удалось? – удивился он. – Ведь я знаю всю шахматную книгу прадеда наизусть. Ты настоящий волшебник в шахматной игре, раз тебе удалось со мной справиться.
Мальчик скромно промолчал – уж очень легкой для него была победа – и указал на картину на стене.
– Может, на самом деле все было не так, как нарисовано на этой картине?
– А как было на самом деле? – поинтересовался речной царь.
Пришлось Миру рассказать ему былину о Садко. Внимательно выслушал царь рассказ Миро­слава и с грустью сказал:
– На три недели я твой раб, Мир. Приказывай, все исполню, что только пожелаешь.
– Приказываю. Давай будем друзьями, Водовлад. И не на три недели, а навсегда.
Бывшие противники пожали друг другу руки и перешли на «ты».
– Но мой проигрыш – долг чести, и я знаю, как его заплатить. Думаю, мое предложение тебе понравится! Но скажи, Мир, где ты научился так хорошо играть в шахматы? Неужели в своей деревне? А я могу научиться играть так же хорошо? – забросал мальчика вопросами водяной царь.
– Допустим, я играю еще не так и хорошо, но совет, как научиться хорошо играть, дать могу. Рекомендую тебе почитать некоторые шахматные книги.
– Стой, стой! Ну-ка подскажи, какие книги мне стоит почитать. – Водяной хлопнул в ладоши, и воздухе появились серебряный поднос и наушники.
Такой же поднос Мир уже видел в доме у Бабы-Язи. Поэтому он знал, как действовать. Мир надел наушники, и на серебряном подносе стали появляться различные книги для начинающих шахматистов.
– Где их купить? Можно в шахматном клубе, а можно в «Доме книги» на Невском. Что, гонца посылать будете в город?
– Нет, у меня есть способ получше! Помнишь волшебную щуку, которую Емеля поймал? Так вот – по-щучьему велению, по моему хотению!
Царь подошел к одному из бассейнов, ударил трезубцем по воде. Через несколько секунд из бассейна высунула голову огромная щука. Только окрас у щуки был немного другой, чем в известной сказке. Слегка золотистый.
– Чего тебе надобно, старче? – спросила щука.
– Во-первых, вот список книг, моя Дорогая Щука, так что доставь мне, пожалуйста, их сегодня к вечеру. А во-вторых, ты поступаешь в услужение сроком на три недели вот к этому молодому человеку. За это время Мирослав может тебя три раза вызвать, и ты исполнишь три любых его желания. А вот тебе, Мир, перламутровое кольцо. Надо подойти к речке или к озеру и повернуть кольцо вокруг пальца. Тут же вынырнет наша Дорогая Щука, и ты сможешь попросить ее выполнить любое твое желание. Если же рядом не окажется речки или озера, то Щука может появиться и в ведре с водой.
Этот дар водяного царя Мир решил принять и гордо пошел показывать Варваре перламутровое кольцо.
– Теперь и я стал Властелином колец! Как ты думаешь, не построить ли мне дворец на берегу речки, чтоб Водовлад завидовал? – пошутил Мир.
– Дворец нам ни к чему, оставь три желания на потом.
После того как царь проиграл Миру три партии в шахматы, водяные решили отыграться на Варваре. Увидев, что девочка подошла к карточным столам, водяные поняли, что она хочет сыграть с ними в карты.
Подводные жители, не ожидав такого разгромного поражения своего царя, выбрали для карточных баталий главного водяного шулера – Волана Водяновича.
—Договоримся так. Мы выставляем против тебя самого сильного игрока. И даем каждому из вас по тысяче жемчужных фишек, – объявил судья карточного сражения.
– А вы, Варвара, во что предпочитаете играть? – обратился к девочке Волан.
– Конечно, в покер, – не задумываясь, ответила девочка.
Этой психологической игре научила ее Катерина. Ох, и наобманывали же они друг друга! Причем в последнее время Варвара научилась побеждать Катерину.
– А на что мы будем играть?
– На тех же условиях, что и наш царь с Мирославом. Проиграешь тысячу фишек – будете три недели речной песок мыть, выиграешь – вы свободны!
Варвара села за стол. У ее противника оказались чрезвычайно гибкие пальцы и мерцающие глаза.
Судья разорвал упаковку новой карточной колоды и передал ее Волану Водяновичу. Тот начал любовно поглаживать карты и что-то им нашептывать. Карты были как будто парафиновые.
– Чтобы вода стекала. Такими картами можно и на земле, и под водой играть, – пояснил водяной.
Начальная ставка была пять фишек. Несколько раздач прошли примерно в равной борьбе, противники не рисковали и не блефовали. Наконец к обоим противникам пришла достойная карта. У Варвары было три короля, и она заменила две карты. Пришел еще один король. Каре. Прекрасная комбинация. Можно поставить на кон хорошую сумму.
Водяной заменил одну карту, и по выражению его лица девочка поняла, что сильной комбинации у противника не получилось. Тем не менее водяной на секунду задумался и начал что-то нашептывать своим картам. Варвара положила свои карты на стол и поставила на кон сто фишек. Водяной внимательно взглянул в свои карты, довольно­ улыбнулся и ответил на вызов своей противницы, удвоив ставку. Еще два раза противники увеличивали свои ставки и увеличили кон до пятисот фишек с каждой стороны.
Когда карты были открыты, то оказалось, что водяной выиграл, ибо у него была комбинация «флешь-рояль»: карты трефовой масти по порядку от десятки до туза. Но ведь такого не могло быть, так как один из королей находился в ее «каре»! Варвара еще раз взглянула в свои карты и обомлела: вместо короля у нее в руках была пиковая дама! Осталось всего три короля. И тут до Варвары дошло, что ее король треф «перебрался» в комбинацию «флешь-рояль» противника.
Девочка и бровью не повела от такого жульничества. Она сразу поняла, что в этом зале было принято использовать какие-то хитрые приемы. И решила притвориться уставшей и взять небольшой тайм-аут.
– Наверно, мне надо немного подкрепиться, а то я уже даму с королем спутала.
Водяной довольно рассмеялся.
Не подав и виду, что она что-то подозревает, Варвара подошла к столу с едой и взяла пару бутербродов и стакан морса. А затем подошла к соседнему столу, где также происходило карточное сражение. За столом находилось несколько подвыпивших водяных. Один из них был очень похож на Варвариного противника.
– Наверно, брат Волана, – подумала девочка.
Понаблюдав за игрой всего одну минуту, Варвара поняла, что карточные баталии происходят с не совсем обычными картами. Все игральные колоды были волшебными: с любой картой можно было договориться, пообещав ей различные дары. Этим всячески пользовались опытные игроки.
По просьбе игрока – произнесенной шепотом – на картах появлялись новые валеты, короли и дамы, то в новых одеждах, то с бутылкой хорошего вина, то с сеткой съестных припасов. Валеты курили дорогие гаванские сигары. А водяные, получив карты после раздачи, начинали с ними договариваться. Так что все зависело от того, сумеет ли игрок посулить более богатый дар, чем его противник. Иногда выигрыш в игре был значительно меньше, чем сумма, потраченная на договоры с картами.
– Что же я могу пообещать картам? – размышляла Варвара.
И тут ей в голову пришла неожиданная идея. Варвара сняла с плеч рюкзак, который все время находился у нее за спиной, порылась в нем, делая вид, что достает носовой платок. На самом же деле она достала два пузырька и незаметно сунула их в карман.
– Если это не поможет, то придется нам здесь надолго задержаться. Главное – не спешить!
Варвара, улыбаясь, вернулась за карточный стол.
– Продолжим! – предложила она.
«К воде тут привыкли, так что никто ничего не заметит», – в этом Варвара была уверена.
Водяной сдал карты из новой колоды. Варвара раскрыла их и поднесла к одной правый указательный палец, смоченный настоем плакун-травы. Тут же бубновая дама на карте ударилась в слезы и бегом бросилась с карты. Не привыкла бла­городная дама к такому обращению! Всегда ей подарки­ дарили, а тут… Вместо дамы на карте появился бубновый король. Ведьмочка ткнула и его этим же пальцем, и обиженный король гордо удалился. Изображение вновь поменялось – теперь уже на туза. Варвара потеребила в руках и остальные карты.
Десятки менялись на валетов, валеты на дам, все происходило по карточному кругу. Масти, как вскоре выяснила девочка, также могли меняться поочередно. Пики на трефы, бубны на черви. Для этого надо было поднести палец к изображению масти в углу карты.
– Ага, боитесь плакуна! – Варвара сделала вид, что задумалась, а на самом деле набирала выигрышную комбинацию. – Интересно, а как джокера к себе получить?
Оказалось, что джокер следовал за тузом червей. Как только получалась нужная карта, Варвара тут же подносила к ней левый указательный палец, который предварительно был смочен в пузырьке с настоем сон-травы. Карты тут же засыпали, и Варвара могла больше не волноваться за их «верность». Она знала, что больше они не убегут к водяному.
Девочка быстро одержала несколько побед и с лихвой вернула свои потери. Волан все чаще шептался со своими картами: очевидно, предлагал им несметные дары. Варвара с удивлением рассматривала карты, приходившие с новыми раздачами. На дамах и королях появились новые пышные наряды, все их пальцы были унизаны перстнями. У валетов вместо арбалетов, секир и пик – современное во­ору­жение и новенькая военная форма. Даже обычные двойки и тройки приобрели новый, шикарный орнамент. А рисунок на картах стал походить на елочные гирлянды. И тем не менее победная горка Варвариных фишек быстро увеличивалась. У ее противника осталось не более трехсот фишек.
– А смогу ли я «уговорить» карты противника? – Уже совсем обнаглела Варвара.
По довольному лицу своего соперника Варвара поняла, что тому с раздачи явно пришел джокер, а затем ему удалось «уговорить» нужные карты. Не меньше, чем покер!
Варвара быстренько наменяла себе две пары. Водяной сложил свои карты, чтобы их никто не подсмотрел, взял все свои оставшиеся фишки и, победно улыбнувшись, поставил их на кон.
– Как там меня Катерина учила телепортировать вещи? – Ведьмочка опустила палец в пузырек с настоем плакун-травы в правом кармане и мысленно приказала каплям: «Летите на карты водяного!» Чтобы отвлечь внимание зрителей и своего противника, Варвара стала ругать стоявшую рядом русалку:
– Что ты брызгаешься?! Я этого совершенно не терплю! – И Варвара сделала вид, что стряхнула с себя правой рукой будто попавшие на нее капли воды. Капли плакуна уверенно прибыли на нужное место, просочились в стопку карт водяного и начали «пролистывать» карты противника.
Увидев, что водяной поставил на кон все, девочка спросила: «Что, вскрываем?»
Водяной победно взглянул на свою визави:
– Давай, что у тебя?
– Две пары.
– Покер на тузах! – гордо сообщил водяной и потянул к себе фишки.
– Наверное, влажность здесь большая, я тоже вначале карты путала, – словно сочувствуя ему, сказала Варвара.
Волан не верил собственным глазам. Вместо самой сильной покерной комбинации у него был какой-то разброд.
– Как, ты так быстро и легко обыграла нашего лучшего игрока? – удивился подошедший водяной царь. – Ничего себе! Таких ценных даров я еще никогда не видел! Волан, ты же все вынес из своего дома и отдал картам! Что у тебя самого теперь осталось?
– Никак не пойму, Варвара, как ты уговорила наши волшебные карты? – спросил Водовлад немного погодя. – Твоих подношений я на картах не вижу.
– Молодец, Варя! – засмеялся черт с красными полосами на теле. – Первый раз вижу такие карты – зевающие, с заплаканными глазами!
– Она обманщица! Увела у меня все лучшие карты, – размахивал руками Волан.
– А ты не обманщик? Вспомни-ка, кто первый начал королей воровать? – припомнила водяному девочка.
– Волан Водяныч, я не понимаю, какие у тебя могут быть претензии, – похлопал водяного по плечу Водовлад. – Ведь в правилах не сказано, как договариваться с меняющимися картами. Кстати, у тебя было преимущество. Ты ведь перед началом игры об этом знал, а наша гостья нет! И кто говорил, что будет честно?!
Но потерпевший столь сокрушительное поражение водяной продолжал кипятиться. От его тела во все стороны пошел пар и полетели горячие брызги.
– Прямо чайник на плите, – тихо пошутила Варвара.
Многочисленные водяные, ичетики и русалки бросились поздравлять победителей. Что ж, победителей всегда и везде любят.
Неудавшееся похищение Мира
– А теперь будем веселиться до утра! – скомандовал Водовлад XV. Даже поражения он переживал по-царски.
В огромном подводном зале начался настоящий праздник. Заиграла громкая необычная музыка. Прямо из бассейнов полились огненные фонтаны. Царь хлопнул в ладоши, и рыбы, которые плавали в аквариумах, легко преодолели стеклянные стенки и начали плавать по воздуху между игроками. А крабы и раки поползли по стенам и потолку зала. Русалки также зависли в воздухе и стали похожи на космонавтов в состоянии невесомости. Их волосы растрепались во все стороны и головы стали казаться огромными. Рыбы шныряли буквально повсюду, проплывали между рук и ног. Баюн уже начал охоту за одной, которая проплыла мимо его носа, но Варвара укоризненно его пожурила:
– Баюша, мы же в гостях. Не трогай ты рыбку – вон сколько угощения на столах.
Все завертелось и закружилось в необычном хороводе. Мир остановился и стал рассматривать стайку пираний, которые подплыли к столу и раздирали своими острыми зубами куски пищи в одной из тарелок. Он даже не заметил, как большой сухопутный рак зацепил и снял своей клешней с его головы венок из белых кувшинок.
Тем временем Царь представлял Варваре все новых и новых гостей, каждый из которых поздравлял девочку с победой. Мир в это время за­смотрелся на зубастую рыбу-фонарик и не заметил, как группа русалок окружила его. Через мгновение его глаза заволокло туманом, и он перестал видеть что-либо вокруг себя.
Варвара словно почувствовала, что с Миром что-то случилось, и оглянулась по сторонам. Верного друга рядом не было.
– Где Мир? – закричала Варвара. – Баюн, искать!
Баюн бросил угощаться вареными раками и грозно посмотрел вокруг себя. В дальнем углу зала, где находился один из бассейнов, русалки завели хоровод. Кот и девочка бросились к ним. Русалки замахали руками и подняли фонтан брызг. Варвара сорвала с головы венок, отломила одну кувшинку и швырнула в русалок. Девицы с визгом бросились врассыпную. И тут девочка увидела Мира, который находился уже полностью под водой. Его тащили на дно две русалки. Варвара вытянула руку вперед, и две молнии из золотой змейки-колечка вылетели в сторону бассейна.
– Разрыв-трава, действуй! Разорви все на мелкие кусочки.
От стен бассейна, куда русалки тащили Мира, полетели куски гранита, и вода сразу же начала уходить куда-то в землю. Баюн зацепил Мира когтями за шиворот и пощекотал хвостом под носом. Мальчик чихнул. Из носа и изо рта полилась вода. Мирослав смотрел вокруг себя удивленными глазами, не понимая, что происходит. Варвара облегченно вздохнула.
– Что случилось? – наконец выдохнул из себя Мир.
– Не смотрел бы ты на девушек красивых, ничего бы не случилось!
От колечка Варвары заструились тонкие золотистые лучи. Ведьмочка несколько раз щелкнула пальцами, что-то пробормотала себе под нос, и раздался звук грома. Этому заклинанию ее научила Баба-Язя. Все находящиеся в зале попрыгали кто куда. Большинство нырнули в бассейны, кто запрыгнул в аквариум, кто залез под игральный стол. Ох, боятся водяные грозы, прячутся на самое дно водоема под коряги, забиваются в норы, так как считают, что молния убьет их. Один за другим аквариумы начали взрываться, и вся вода из них уходила куда-то под землю. Русалки жалобно заплакали, а все находящиеся в зале водяные закрыли голову руками.
– Цыц, мокрые курицы, сейчас всех изжарю! – топнула ногой Варвара. – Где моя сковородка?
Появилась огромная сковорода, на ней шипело и разбрызгивалось во все стороны раскаленное масло.
– Ну-ка лезьте на нее! – топнула ногой на русалок Варвара.
Подскочил встревоженный Водовлад XV.
– Хорошо же вы гостей принимаете! – напустилась на него Варвара. – Чуть Мира не утопили.
– Чьи девицы посмели безобразничать в моем доме? – Ударил трезубцем царь и окинул грозным взглядом свое окружение. – Так! Быстро всем разобрать своих русалок. Это чьи?
Все водяные собрали вокруг себя своих длинноволосых девушек. Только в высохшей ванне осталось шесть плачущих созданий.
– Молчать! Без воды оставлю! – прикрикнул на них водяной царь. – Какого роду-племени будете? Почему без хозяина?
– Наш хозяин в бочке с вином утонул. Остались мы без присмотра. И подобрала нас старуха Марана. Хочет она свою власть везде утвердить. И на земле, и под землей, и под водой. А нам обещала жизнь вольную без пьяниц-хозяев, поэтому мы и поддались на ее уговоры.
– Ну, что с ними будем делать? – собрал во­круг себя водяных Водовлад.
– Отрезать ноги и приделать хвост! – подал голос один водяной.
– Превратить навечно в рыб!
– Отнять гребни!
Это наказание лишило бы русалок возможности появляться на берегу. И всю оставшуюся жизнь им пришлось бы находиться в воде.
– Ладно, потом разберемся, а пока в черный пруд их! – Водовлад хлопнул в ладоши. Толстые бревна скамейки, которые стояли по краям зала, неожиданно задвигались. Оказалось, что это какие-то заморские рыбы. Они окружили провинившихся русалок и отправили их в черную ком­нату.
Водовлад и остальные водяные всячески старались загладить неприятное происшествие. Старый водяной с поклоном преподнес Миру кожаный ме­шочек:
– Возьми, Мир, мешочек медных монет. Они – волшебные. Не забывай бросать одну монету в воду перед каждой рыбалкой. Водяной властвует над всей рыбой в своем водоеме. Дара не поднесешь – может на тебя обидеться. Рассердится и прогонит всю рыбу. А если же уважить его, то он подарит тебе много рыбы.
Ты любишь рыбалку, любишь водные путешествия, поэтому старайся задобрить водяных и русалок, расположить их к себе, – продолжал старик. – Тогда благосклонный «водяной хозяин» обережет тебя от возможных бед и поможет в работе. Монеток в этом кошельке много, и каждая монетка принесет тебе удачу на рыбалке и в водных походах.
В юности обиды забываются быстро, к тому же Водовлад обещал, что на реках, по которым будут плыть ребята, нападений на них больше не будет.
– Но с болотными лешими нам вряд ли договориться удастся: они подчиняются злой колдунье Маране. Но Дорогая Щука и там поможет. Запомните это. Завтра ждите меня. Обязательно выйду вас провожать.
Когда ребята вернулись на свою стоянку, то были приятно удивлены. Уже горел большой костер. Лодка была вытащена на берег и промазана каким-то раствором. На столе стояли две тарелки с земляникой. А невдалеке от костра лежали их старые знакомые: волк и волчица. Волчонок остался дома. Баба-Язя почувствовала, что у ребят могут начаться неприятности, и прислала подмогу. На шее у волчицы висел серебряный свисток. Волки тяжело дышали.
Мир положил в миску еду и поставил ее перед серыми. Когда волки насытились, Варвара спросила волчицу:
– Вы нас до самого Зеленца проводите?
Волчица кивнула головой и показала лапой на свисток. Варвара сняла его с шеи волчицы.
– Это для того, чтобы вас подзывать? – спросила девочка.
Волчица снова кивнула, волк подошел к ней, и через минуту они уже исчезли за деревьями.
– Спасибо! – махали им вслед ребята.
Жертвоприношение
Лодка снова отправилась в путь по реке.
– Варя, а где же Водовлад? Обещал ведь проводить.
Мир громко пошлепал веслом по воде, и через несколько минут лодку догнала необычная процессия. Впереди, громко хлопая крыльями, летели три огромных черных лебедя. Они держали в клювах были длинные зеленые ленты. Ленты тянулись к могучему сому, на котором стоял, как на водных лыжах, сильный молодой мужчина с ярко-зелеными, как водоросли, волосами. Он был одет в блестящий спортивный водный костюм черного цвета.
Чем-то этот человек был похож на вчерашнего Водовлада XV. Он радостно улыбнулся и крикнул:
– Что, не узнали меня? Молодая луна пришла. Теперь, пока месяц молодой «Р» говорит, я тоже буду молодым и здоровым.
Мир посмотрел на сома. Было похоже, что именно его он вчера вытащил на берег. Сом недовольно косился на своего обидчика.
– Да, действительно, это Чертов Конь. – Увидел взгляд мальчика помолодевший царь. – Спасибо, что отпустили его! Ох, как долго тянулись две недели старости. Я ведь на исходе луны вновь превращаюсь в старика. Всю ночь бодрствовал, поэтому проспал ваш отъезд! – оправдывался Водовлад. – Поздним вечером привезли мне книги, которые ты рекомендовал. Сначала я былину о Садко прочитал. На мозаике мои умельцы шахматную доску уже развернули. Раз приехала золотая рыба в Великий Новгород, значит, действительно Садко обыграл в шахматы моего прадеда. А рядом, на стене славы, скоро появятся две новые картины. На этот раз – правдивые. Вот вам на память копии.
И Водовлад протянул Миру и Варвару красивые акварельки, на которых было изображено, как каждый из них побеждает в своей игре.
– Ну а шахматы – дело серьезное. Я понял, что за один год в них играть не научишься. Теперь к делу. Не торопитесь уплывать. Хоть я и постарался договориться со всеми водяными на вашем пути, но некоторых старуха Марана уже успела обработать. Так что нам с вами необходимо совершить обряд жертвоприношения. Скоро мои владения заканчиваются, и нам нужно договориться со всеми остальными водяными, которые охраняют водный путь к Зеленцу. По пути есть жертвенник, там мы ненадолго остановимся. Это не займет много времени. Я распорядился, чтобы заранее все подготовили. Если эти водяные примут дар, то до самого Зеленца вас никто не тронет. А чтобы быстрей доехать – вот, ловите.
Водовлад передал Миру ленты, а сам сел на своего сома верхом. Скорость его при этом ничуть не уменьшилась. Тройка лебедей так разогнала резиновую лодку ребят, что за ней оставался пенный след.
Минут через двадцать Водовлад поднял руку, и сом остановился. Лебеди выпустили из своих клювов ленты. Друзья вышли из лодки. В этом месте река снова широко разливалась. На берегу высилась гранитная скала.
– Это жертвенная гора, – показал на нее водяной царь. – Тысячу лет назад племена славян приносили здесь свои жертвы и молились об урожае и хорошей охоте. Потом славяне покинули эти места, и о жертвенной горе все забыли. А вот теперь мы стараемся возродить старинные обычаи.
Лучшие помощники царя – бобры – уже тащили к берегу два больших резных полена. На одном было платьице и платок, на другом – штанишки и майка.
– Насколько я понимаю, эти чурки – мы, – пошутил Мир. – Сейчас нас топить будут.
– Ну вот, все главные местные водяные прибыли, – пояснил Водовлад. – Я слышу шум – это их лошади. Остается узнать, примут ли они подарки.
Через некоторое время возник мутный вал, несущийся по реке. На огромных черных корягах, как на водяных мотоциклах, неслись трое молодых водяных. Судя по всему, они, как и Водовлад, только сегодня превратились в юношей. Юные голубые глаза весело сияли на солнце, но о том, что вчера они были старцами, говорили еще не сбритые длинные седые бороды.
Водяной вал разбился о берег, водяные соскочили со своих коряг, которые, перебирая лапами-сучьями, выбрались на золотистый песок. Коряги удобно устроились на солнышке и зашевелили ветками, подставляя солнцу замерзшие места.
– Ты не предупредил, что будут дамы! – попеняли юноши Водовлада и расшаркались перед Варварой. – Уж извините, мадемуазель, за наш вид. Не бриты, не причесаны.
Прибывшие водяные расположились на берегу реки: у основания скалы были выдолблены удобные сиденья, на которых лежали мягкие камышовые подстилки. Видно, жертвоприношение происходило здесь не впервые.
Поленья погрузили в старую дырявую лодку. Водовлад достал сумку со своими традиционными дарами: несколько бутылок импортного пива, соки и баночки с икрой, красные вареные раки – и положил все рядом с наряженными поленьями. Бобры вывезли лодку на середину реки. Юные русалки запели песню, в которой просили реку принять жертву.
Некоторое время ничего не происходило, а затем­ вокруг лодки со дна стали появляться пузырьки­, как будто вода закипела. Несмотря на ясный день, по реке поплыл туман. Он становился все гуще и гуще. Затем вокруг лодки поднялись огромные лепестки воды. Они обрушились на приношение. Вскоре туман рассеялся и волнение на плесе улеглось. С поверхности воды все исчезло. Дар был принят.
Местные водяные сразу же начали прощаться.
– Мои владения простираются до впадения Падуйского ручья в речку. А там вам придется воевать с болотными водяными бабки Мараны. Среди них много анчуток и болотняников, – сказал Водовлад.
– Да, знаю. Мне про них Баба-Язя рассказывала, – подтвердила Варвара.
– Вот поэтому тебе, Варя, я приготовил отдельный подарок. Расскажу тебе, как победить союзников Мараны. С русалками ты легко справишься: ты уже поняла, что грозы и грома они страшно боятся. Чтобы справиться с водяными бабки Мараны, вам надо набрать заячьей травы. Если ичетики злой ведьмы начнут крутить воду, то посыпьте траву на воду. Свинцом скует она воду, и ничего водяные с вами сделать не смогут. Хорошо бы устелить этой травой дно лодки, а на борта наклеить лепестков этой травы. Тогда к ней близко водяные Мараны не подплывут, и ваша лодка может никаких проколов не бояться.
А еще лучше поймать вам зайца. Водяные терпеть не могут зайцев – аллергия у них на ушастых. И если те появляются у воды, то бегут водяные и русалки прочь. Так что, Мир, попробуй зайца поймать.
– Это, к сожалению, к Варваре, – кивнул маль­чик. – Она умеет с любыми животными договориться.
– Не забывайте обо мне и о моих водяных, – стал прощаться царь. – Приносите и мне маленькие жертвы. Водяным они всегда приятны. Именины у водяных обычно на Николины дни – 22 мая и 19 декабря. А у меня – на Никиту-гусятника: 28 сентября. Подарки могут быть самые маленькие. Например, первая или последняя рыбка с улова. Или старые сапоги в прорубь бросьте и скажите: «На тебе обувку, загоняй рыбку». И мне приятно, да и подчиненным моим – ракам и ершам – дом будет.
Мир вспомнил, что об этом же просил его водяной Омульян, и согласно кивнул. Он понял, что водяные хотят дружить с людьми и, если к ним хорошо относиться, то ничего плохого эти весельчаки тебе не сделают.
Разгром болотной гвардии
Ребята распрощались с водяным царем и поплыли дальше. Два дня прошли спокойно. На ближайшей стоянке Варвара набрала в мешочек четырехлистников заячьей травы, а Мир наклеил лепестки на борта и устелил ими дно лодки. А чтобы всем было понятно, кто плывет по реке, Мир нарисовал большой четырехлистник на самом носу лодки.
– Скоро лес кончится и будет болотное кольцо перед Зеленцом, так что тебе пора ловить зайца, – сказал вечером Мир.
Варвара дунула в свисток, снятый с шеи волчицы. Звук свистка был негромким, однако спустя минуту волчья пара уже стояла перед ребятами.
– Серые, нужна ваша помощь. Нам, чтобы сражаться с водяными Мараны, нужен заяц. Помогите, пожалуйста, поймать, – попросила Варвара. – Да, живой заяц нужен.
Через час по треску кустов стало понятно, что в лесу идет большая охота. Шум все приближался, и вскоре на поляну выскочил преследуемый волками заяц. Его неторопливо гнали волки. Ушастый метался в разные стороны, но опытная серая пара перекрывала ему пути отступления.
Варвара протянула руки, и заяц, поняв, что это – его последняя надежда на спасение, бросился к ней. Девочка взяла зайца на руки и погладила его, успокаивая.
– Спасибо, серые, за помощь, – благодарно сказала Варвара. Волки тут же исчезли.
– Что-то не верится, что этот трусишка поможет нам с водяными справиться, – Мир пощекотал зайца за ухом.
Резиновая лодка поднималась все выше по течению Щалки. Вот и Падуйский ручей. Он был даже пошире речки, в которую впадал. Правда, течения в нем почти не было. Скорее это было начало болота.
– Ну вот, теперь надо быть внимательными и ожидать нападения в любую минуту, – тихо сказала Варвара.
Лес постепенно редел, берега становились болотистыми, и вскоре уже было трудно выбрать хорошее место для стоянки. Когда ребята выходили на берег, то земля под ногами хлюпала, а в следах тут же накапливалась вода.
Через несколько километров течение ручья прекратилось, да и ручья как такового уже не было. Перед ребятами был разлив, за которым через несколько сотен метров начиналось болото Зеленецкие Мхи. На воде появилась рябь. Задул встречный ветер. И чем дальше пробивались ребята, тем все сильнее дул ветер. Появились короткие злые волны, и лодку начало захлестывать водой. Наконец ребята бросили грести, и лодка откатилась назад.
– Придется обождать, – решил Мир.
Но и вторая, и третья попытки пробиться сквозь ветер не удались. От брызг на дне лодки уже собралось примерно ведро воды.
– Не знаю, что делать, – пожаловался Мир.
– А ты посмотри внимательно, вон слева наши знакомые, – показала Варвара. Мир достал из рюкзака бинокль и посмотрел туда, куда указывала Варвара. Издалека за ребятами наблюдала целая группа; среди них были Волан Водянович и ичетики, о которых говорил ребятам Водовлад.
– Да, видно, обиделся на нас Волан за карточное поражение и переметнулся на сторону болотных водяных, – предположила Варвара.
К окружению Волана прибавились анчутки и трое болотняников. Увидев, что ребята их заметили, они стали издавать победные звуки и выкрикивать разные кричалки, похожие на футбольные.
Болотняники были довольно противного вида. Толстые, обрюзгшие, на голове – то ли волосы, то ли тина. То же с одеждой – то ли есть, но поистрепалась, то ли голое тело прикрывали куски мха. Какая одежда выдержит постоянную сырость? Один из болотняников постоянно отдирал со своего тела пиявок. Другой все время чесался: болотная жижа, быстро высыхая на ветру, превращалась в толстую корку.
– Фи, какая гадость! – содрогнулся Мир.
Главный шум создавали анчутки. Как и говорила Баба-Язя, это были местные шкодливые подростки. Маленького роста, на голове рожки, как у чертенят, мордочка остренькая. Видно было, что от рождения их никто не умывал. Анчутки-мальчики имели пятачок, а анчуток-девочек был утиный клюв. У всех чертенят на спине были утиные крылья. Однако эти крылья поднять анчуток вверх не могли, разогнаться им было трудно. Маленькие крылья позволяли чертенятам только высоко подпрыгивать и какое-то время висеть в воздухе. Анчуток было много – более тридцати, все они прыгали, вертелись и кривлялись. Из болота вынырнули несколько болотных русалок – лобасток, которые своими хвостами-лопатами создавали сильные волны на воде.
– Полный набор водной нечисти! – фыркнула юная ведьмочка. – Смотри, Мир, не упади с лодки, а то у тебя с русалками отношения плохие.
Ребята отплыли к островку и спрятались за соснами. С большим трудом им удалось развести костер и обсушиться. За чаем Мир и Варвара обсудили ближайшие планы.
– Есть ли у вас план, мисс Икс? – спросил Мирослав.
– Разумеется, – кивнула Варвара. – Придется задать им всем хорошую трепку. Чтоб на всю жизнь запомнили! Я, кажется, поняла, как водяные ветер создают: анчутки крыльями машут, а Волан и болотняники ветер собирают и направляют на нас сквозь какую-то невидимую трубу. Так что мы эту болотную гвардию по частям разобьем, – вырабатывала план сражения Варвара. – Зовем наших волков. Баба-Язя рассказывала, что деликатесом для волков считаются анчуткины пятки. Знаешь, их как раньше называли? Анчутка беспятый или анчутка беспалый. Так что попросим волков заняться пятками анчуток. Думаю, что ветер тогда сразу же стихнет. Ну а я погремлю немного, чтобы распугать болотняников. Мир, доставай зайца из мешка, привяжи его за ногу и поручи Баюше его охрану. Заяц должен сидеть на носу лодки и смело смотреть вперед.
Этого пришлось добиваться довольно долго. Заяц со страха упорно сползал на дно лодки, так как боялся всего на свете. Баюну даже пришлось приподнять его за загривок и как следует тряхнуть. Заяц вытянулся. После этого кот на всякий случай прижал его лапой.
Варвара дунула в свисток, и тут же появилась пара серых.
– Вы, наверно, в ближайших кустах прятались, раз так быстро прибыли? – удивился Мир. – Поможете нам с анчутками справиться?
Волки дружно кивнули.
– Тогда по нашему сигналу атакуйте водяных с той стороны. Когда мы будем готовы, то дадим сигнал, – Варвара показала серым свисток. – Бежать к нам не надо – по свистку нападайте на анчуток. Только, чур, не убивать этих глупых ребят. Они не виноваты. Просто попали под плохое влияние старших водяных.
Волки снова кивнули.
– Спасибо, серые. Действуйте, – поблагодарила волков Варвара.
– Варя, я тоже хочу побыть волшебником. К тому же предателя Волана надо бы проучить. – Мир повернул перламутровое колечко, подарок Водовлада, вокруг пальца и произнес: – По-щучь­ему велению, по моему хотению – появись, Дорогая Щука.
Тут же из воды появилась золотистая щучья голова.
– Чего тебе надобно, старче? Хм, ты же не «старче». Извини. Здравствуй, Мир! Привыкла я повеления старого царя выполнять, – закивала щука головой.
– А ты, Дорогая Щука, сейчас ему и послужишь. Волана надо на суд водяных доставить. Предал он своего царя и к Маране пошел в услужение. Вон он сидит на краю болота в окружении ее водяных.
– И что я должна сделать? – поинтересовалась Дорогая Щука.
– Сейчас мы водяных в воду сгоним, а там твое царство, атакуй их в воде, разъедини водяных и притащи Волана на суд к Водовладу, – попросил Мир.
Щука два раза сильно ударила хвостом по воде. Тут же вода закипела, и вокруг Дорогой Щуки завертелись самые разнообразные рыбы: зубастые щуки, колючие окуни и судаки, быстрые угри. Неизвестно откуда прибыл даже отряд пираний.
– Ты их из аквариума Водовлада выпустила? – удивился Мир.
Варвара пальцем поманила Дорогую Щуку и прошептала ей тихо-тихо, так чтобы Мир не услышал:
– Дорогая Щука! Я тебе не имею права приказывать, но, пожалуйста, отряди сопровождение для Мира, а то у него с русалками плохие отношения. Вдруг при атаке он вывалится из лодки.
– Не волнуйся, Варвара. Все сделаю, о чем ты просишь. Сопровождать вас меня просил Водовлад на всем протяжении водного пути.
Щука скрылась под водой и через пару минут снова показалась на поверхности воды.
– Мы готовы к атаке, – подтвердила Щука.
– Спасибо тебе, Дорогая Щука, – поблагодарили ребята.
Они сели в лодку, и Мир направил ее на противника. Баюн уже устал поддерживать сползающего на дно лодки трусливого зайца, потому ведьмочка взяла косого на руки.
Она что-то прошептала ему на ухо, и тот сразу же преобразился. Его длинные уши встали торчком, и он сильно забарабанил лапами по груди и борту лодки.
– Что ты ему сказала? – удивился Мирослав.
– Пообещала морковку, – отшутилась Варвара.
Одной рукой она поддерживала зайца, а другой кидала на воду лепестки заячьей травы. Водяные, увидев приближающуюся к ним лодку, закричали, запрыгали и, воодушевленные своими первыми победами, обрушили ветер и сильные волны на ребят. Было видно, что лобастки сильно бьют хвостами по воде.
Варвара подала волкам сигнал, а сама продолжила бросать четырехлистники в воду. Эффект действия травки был заметен сразу. Вода вокруг лодки будто бы наливалась свинцом, и всякое волнение на ней тут же прекращалось. Тем не менее Миру было трудно продвигаться вперед из-за сильного ветра, поднятого водяными. Правда, и здесь ситуация стала меняться к лучшему. Когда болотняники заметили зайца, то тут же начали ежесекундно чихать, так их разобрала аллергия. Поэтому направлять ветер приходилось одному Волану. У него аллергия выразилась в другом. Волан Водяныч покрылся красными пятнами, но продолжал бороться.
– Смотри, Мир, наши волки! Удивительно, они не вдвоем, а атакуют целой стаей. Наверно, друзей в лесу собрали.
Водяные смотрели на лодку, поэтому не заметили стремительной атаки волчьей стаи. Два десятка волков атаковали молча и яростно набросились на прыгающих анчуток. Серые хватали крылатых подростков за пятки. Те пронзительно визжали, махали крыльями с огромной скоростью, но продержаться в воздухе больше пяти секунд не могли и падали на землю. Почти все анчутки лишились своих пяток, а те, которые пытались отмахиваться от волков руками, остались и без пальцев. Правда, деликатные волки не позволяли себе откусывать больше одного пальца.
Досталось и болотняникам. Спасаясь от волков, они плюхнулись в воду, но и там им пришлось несладко. Под водой разыгралась нешуточная битва. Зубастые щуки и пираньи набросились на водяных и лобасток, так что вода забурлила. Ветер и волны вскоре прекратились. Над болотом раздавались лишь жалобные крики и стоны. Волки и хищные рыбы взяли место сражения в кольцо, так что противнику приходилось очень тяжело.
– Не слишком ли мы жестоки? – спросил жалостливый Мирослав.
– Я тоже думаю, что хватит с них, – согласилась Варвара. Девочка свистнула отбой волкам, а Мир похлопал по воде веслом.
Ребята прокричали:
– Спасибо, серые! Спасибо, Дорогая Щука, остановитесь! – А затем в их голосах зазвенел металл.– Предлагаем немедленно сдаться! Выходить по одному!
Израненные, покусанные волками и хищными рыбами, исцарапанные колючками окуней и судаков, плачущие и стонущие водяные по одному выползали на край болота. Общее количество нуждающихся в неотложной медицинской помощи доходило до пятидесяти. Мир тут же повернул кольцо на пальце.
– По-щучьему велению, по моему хотению…
Щука вынырнула из воды.
– Дорогая Щука…
– Я уже знаю, Мирослав. Бригада нашей «скорой помощи» будет через несколько минут.
К месту битвы мчались пять огромных сомов. На каждом из них сидели по три русалки-медсест­ры в голубых костюмах с аптечками через плечо. Медсестры тут же принялись перевязывать раненых, прикладывая к ранам лечебные травы и тину. На помощь пришли Варвара и Мир со своей аптечкой. Испуганные анчутки, когда к ним приблизились ребята, заверещали и стали клясться, что больше никогда даже думать не осмелятся о том, чтобы вредить таким великим волшебникам.
– Успокойтесь, я не на вас нападала, а на одного предателя. А сейчас главное – лечиться. У меня тоже есть лекарственные травы. Сейчас все будете здоровы.
Потеря пяток для анчуток была болезненна, но не очень страшна. Инвалидами никто из них не стал, так как при ходьбе опирались они на носок, а в воздух поднимались благодаря своим крыльям.
– Да, видно, судьба ваша такая – быть анчутками беспятыми! – вздыхала, перевязывая плачущих чертенят, русалка-медсестра. – Лобастки, помогайте в перевязке и лечении пострадавших.
Щука похлопала по воде хвостом:
– Однако не все вылезли. Волан Водяныч, извольте появиться.
Два сома подхватили провинившегося водяного под руки и выбросили его на берег. Ему особенно досталось от рыб. Все тело было исколото.
– Волан, на счет тебя распоряжение уже получено. Будешь ты три года служить на тихом Солоницком озере, что в глубине болота. Забирай свою семью и отправляйся. На все это время тебе закрыт вход на все пиры и балы. Не вздумай исчезнуть! Ичетики будут тебя стеречь.
Наверно, Волан ожидал куда более строгого наказания, поэтому он облегченно вздохнул.
– А извиниться перед ребятами и анчутками, которые из-за тебя пострадали? – сурово посмотрела на него щука.
– Я больше не буду! Простите, меня, пожалуйста, – потупился Волан.
– Что ж, садись на сомов. Они тебя доставят к месту ссылки, – скомандовала щука.
Несколько часов помогали Варвара и Мир лечить болотных водяных. Мир решил и третье свое желание использовать.
– По-щучьему велению…
И тут же появился огромный полиэтиленовый бассейн, в котором Мир пожелал отмыть анчуток и болотняников. К бассейну прилагались: мощный фильтр, чтобы болотная вода стала прозрачной, ящик детского мыла и огромная бутылка шампуня. А подогреть воду, как известно, для чертей не составляет никакого труда, так что каждый легко регулировал вокруг себя любимую температуру.
Варвара открыла свой мешочек с волшебными травами и вынула из него несколько лечебных снадобий. Затем она что-то пробормотала и бросила их в воду. Вода вспенилась и окрасилась в приятный голубой цвет. Анчутки подозрительно покосились на воду и посмотрели на медсестер-русалок.
– Успокойтесь, это добрые травы! – заверили их русалки. – Варвара вам только добра желает.
– Слушай, Мир, я чувствую себя гадким американским президентом, – вздохнула девочка. – Напали на мирное население. Вон как мучаются бедняги.
– Положим, не такие уж они и мирные, – успокоил ее Мир. – Черти – они и есть черти. А мы вроде как гуманитарная помощь.
Мир хотел было отдать Дорогой Щуке перламутровое кольцо, но та отказалась его взять:
– Твои три желания были потрачены на одно дело. Поэтому и засчитываю их за одно. Можешь вызвать меня еще два раза. И в любое время. Ты заслужил.
– Придется все же дворец себе заказывать, – пошутил Мир.
За несколько часов гуманитарной операции молодежь подружилась. Анчутки заверили Варвару, что зла на нее не держат. В это время жены болотняников угощали всех вкусными пирогами с брусникой и грибами. Две лобастки толкали к ребятам своих провинившихся мужей:
– Просите прощения у великой волшебницы, а то вас в сибирские болота сошлют!
Покусанные болотняники обещали, что больше никаких воинственных действий против Мира, Варвары и жителей близлежащих деревень совершать не будут, а воспитанием анчуток обязательно займутся.
– Тогда покажите нам дорогу через болото, – потребовал Мир.
– Конечно, конечно! Но наши владения простираются только до Сосновых озер, а там – владения ведьмы Мараны и ее леших.
По болоту
Наутро Мир достал весь свой болотный инвентарь, который они испробовали еще готовясь к походу: складные шесты, лебедку, веревки, надувные матрасы.
Анчутки весело поскакали по кочкам, показывая детям путь. Варвара и Мир одели мокроступы, привязали к лодке длинные веревки и двинулись за ними. Путь по болоту вначале был не очень трудным, так как анчутки знали все топкие места и уверенно их обходили. Перепрыгнув на очередную кочку, ребята и пара анчуток подтягивали лодку за веревки.
Несколько раз на их пути встречались топкие места, покрытые водой. Мир начал надувать матрасы, чтобы передвигаться испробованным на тре­нировках способом. И тут Варваре пришла замечательная идея. Она подозвала самого симпатичного из анчуток и сказала:
– Мне кажется, у тебя остались царапины на спине. Давай посмотрю. – И девочка достала из рюкзака флакончик с серебристым настоем летун-травы.
Она смазала утиные крылышки веселому анчутке, и тот полетел. Причем не хотел приземляться. Другие анчутки остановились и с удивлением смотрели на своего родственника.
– Великая волшебница научила меня летать! – кричал анчутка на все болото. – Ура-а-а-а-а!
Остальные анчутки бросились к Варваре.
– Так, в очередь и без толкотни! – строго сказала она. – Мир, доставай веревки.
Мальчик сразу понял замечательную идею подруги. Скоро десять концов было привязано к носу лодки, и Мир скомандовал:
– Хватайте веревки. По трое на каждый конец.
Шаловливых подростков пришлось долго уговаривать взяться за веревки, ибо они никак не могли привыкнуть к новому для себя ощущению полета. Летать – не прыгать, пусть даже высоко. Девочка хорошо их понимала, так как сама совсем недавно научилась летать.
– Пускай полетают, не торопи их, – попросила Варвара.
Наконец к ребятам подлетел старший анчутка и сказал:
– Сейчас всех соберу.
Он достал из кармана небольшой валдайский колокольчик, и над болотом раздался мелодичный звон. Буквально через минуту все чертенята собрались у лодки.
– Слушайте, что говорит волшебник, – приказал старший.
Более тридцати анчуток дружно взялись за веревки, привязанные к носу лодки. Затем они быстро замахали своими утиными крыльями, и лодка полетела, как глиссер. Теперь анчутки даже специально выбирали места в болотной топи, где было побольше воды. Лодка быстро преодолела более десяти километров, недоступных для простого путника.
Мир восхищенно сказал:
– Я и не ожидал, что путешествие по болоту будет таким легким.
Вскоре анчутки притащили лодку к небольшому островку посередине огромного болота. Здесь можно было отдохнуть и сделать привал.
– Дальше будет легче, – пообещал старший анчутка. – Болото будет не таким вязким, и вы сможете передвигаться без нашей помощи. Тем более дальше мы сопровождать вас не можем – вон за тем лесом начинаются владения Мараны и леших. Желаем вам счастья. Но если не сможете пробиться через лес и попасть в Зеленец, то позвоните в этот колокольчик, и мы отбуксируем вас обратно до речки Щалки.
Старший подал Миру валдайский колокольчик. Анчутки сделали круг над ребятами и улетели. За откушенные пятки обиды на ребят они больше не держали: ведь именно Варвара научила их летать.
Остановка на островке
Заночевали ребята на маленькой поляне посередине болота. Несколько сосен, прижившихся здесь, осушили небольшое пространство, где можно было поставить палатку и развести костер. Болото тянулось на многие километры во все стороны, и казалось, что вокруг нет никого живого. Только на севере в нескольких километрах был виден лес, куда и предстояло направиться ребятам. Они собирались с силами перед решающим броском.
– Лодку придется оставить здесь, – решил Мир. – Вряд ли имеет смысл тащить ее дальше.
Мальчик долго перекладывал содержимое обоих рюкзаков, определяя, что взять в дорогу, так как теперь все предстояло нести на себе. Со вздохом он откладывал нужные вещи. Он понимал, что Варварины припасы трогать нельзя: неизвестно еще, с какими чудо-юдами придется им встретиться. Наконец рюкзаки были перебраны.
– Килограммов по пятнадцать будет, – прикинул Мир вес рюкзаков. – Спальники возьмем, а от палатки придется отказаться. Если будет дождь, воспользуемся куском полиэтилена. Эх, зря анчуток отпустили. Они мигом бы донесли рюкзаки до леса.
– Что это у тебя за рабовладельческие повадки появились? – пожурила друга Варвара. – Им здесь жить. Не хотят они с Мараной и лешими ссориться.
Смеркалось. Ребята сели ужинать.
– Смотри, Варя, что это? – воскликнул Мир.
На болоте зажглись сотни огоньков. Они двигались очень медленно и слегка покачивались.
– По-моему, эти огоньки живые, – стала приглядываться девочка.
– Подожди, я фонарь возьму.
Мирослав сходил в палатку и достал из рюкзака гелиевый фонарь. Он любил этот фонарь, так как сам смастерил и отрегулировал его.
– Пока не включай, – прошептала Варвара. – Пусть огоньки подойдут поближе.
Вскоре два огонька оказались совсем рядом с ребятами. Тогда Мир неожиданно включил фонарь. Два старых карлика стояли рядом друг с другом и о чем-то спорили. Ослепленные светом мощного гелиевого фонарика, они зажмурились, и ребята как следует рассмотрели их. Оба были ростом не более десяти дюймов и мало походили друг на друга. Варвара позвала старцев к костру.
Один, хоть и явно стесняясь, принял приглашение и подошел к ребятам. А вот второй карлик, весь обросший мхом, упал ничком и слился с болотным мхом. Старичок, который подошел к ребятам, поклонился.
– Лазавик! – представился он.
У Лазавика была длинная борода, а в руке он держал кнут в семь саженей. Одет он был в холщовый костюм малинового цвета. Глаза его сверкали как огоньки, а на голове был колпак, к которому прицепился светлячок.
– Садитесь пить чай, дедушка! – пригласили ребята. Мир хотел дать карлику кружку для чая, но Лазавик вряд ли смог бы ее поднять. Она была размером чуть ли не с него самого. Старик уселся на кочке и долго обматывал бороду вокруг себя.
– Что же делать? – подумала Варвара. – Как бы старичок не обиделся.
И тут она вспомнила, что в кармане рюкзака у нее есть маленький наперсток.
– Эта кружка подойдет, дедушка?
Тот кивнул, и Варвара налила ему вкусного чая. Мир тем временем отщипывал крошки печенья и конфет для гостя. Лазавик с трудом поднял наперсток с чаем и отхлебнул.
– Что это за волшебный напиток? – спросил он.
– Чай, дедушка. А вы что пьете?
– Морс клюквенный да брусничный. Летом немного сока голубики, но он быстро портится, так как начинает бродить. А какой чай сладкий-то! Ох как нам сахара не хватает!
– А как вы в болоте живете? Как от дождей и от морозов прячетесь? Как эту зиму пережили? – засыпали старика вопросами ребята.
– Да, эта зима страшная была. Замерзло болото на многие метры вглубь. Пришлось нам глубоко в землю зарываться да друг к другу жаться. Мало дров на зиму приготовили, а мороз такой стоял, что и наружу не выйти, чтобы хвороста собрать. Так всю зиму и продрожали. Из-за запасов с моховыми перессорились, – покачал головой Лазавик. – По договору они должны на всю зиму сделать запас грибов и ягоды. Грибов в прошлое лето почти не было – засуха была, а когда пошли – уже осень началась и первым снегом все грибы засыпало и заморозило. Нам не так уж много надо еды, чтобы зиму перезимовать, так и ее не хватило. Приходилось весной уток да зябликов ловить. Жалко их, но из съедобных трав весной только кислица растет. Да на лесных полянках щавель собирали. Теперь вот детям радость – земляника и черника поспели. Так что варенье уже начали готовить. Нового урожая грибов ждем.
Моховых Марана подкормила, но, кажется, она им каких-то дурман-грибов дала. Злыми они стали после зимы, несговорчивыми. Не хотят по старым законам жить, – пожаловался Лазавик. – Ягоды и грибы своими считают. Только вот как они без дров и без построек обойдутся? Строить дома и охотиться на птиц и ящериц только мы умеем.
– Дедушка, а не мешают вам охотиться такие длинные бороды и кнуты? – спросил Мир. Он вспомнил охотников из своей деревни. Все – безбородые мужики.
Лазавик, одной рукой продолжая держать наперсток с чаем, второй резко взмахнул кнутом. Здоровенный сухой сук, который не удалось достать Миру, так как находился он достаточно высоко, отлетел от сосны и упал на землю.
– Для вашего костра, – сказал Лазавик.
Мир уважительно посмотрел на маленького старичка. Он не предполагал, что на такой высоте можно добыть дрова. Ловко же карлик обращался с кнутом.
– Сейчас ночь, и я не могу показать, как мы пользуемся своей бородой. Но она выбрасывается, как сеть у рыбаков, и накрывает любую зазевавшуюся утку. И тогда пирует все болото. Мы на вашей стороне, Варвара, – заверил Лазавик. – Завтра на вашем пути мы встанем на всех топких местах. Их уже меньше будет, чем в той части болота, которую вы прошли, но все же они еще остались.
Лазавик отхлебывал чай и не переставал хвалить «волшебный напиток» и сладкие конфеты.
– Да, изголодались, видно, карлики по сахару, надо бы с ними запасами поделиться, – шепнула девочка.
– Конечно, груз-то все равно здесь оставляем, – кивнул Мир.
– А вот с моховыми проблема! – покрутил головой карлик. – Теперь они Маране подчиняются и должны завести вас в гибельную топь. Но, насколько мне известно, доброта в них осталась. Хотят они покружить вас по болоту на одном и том же месте. Помучить, да и отпустить. Перед Мараной им надо оправдаться, – пытался защитить старых друзей Лазавик.
– А вы, дедушка, с кем дружите? – спросила Варвара.
– Из верховных правителей нас Дед-Всевед лю­бит. Но в эту суровую зиму у него в Зеленце и своих забот много было. Хотя по весне он к нам леших присылал. Подкормил немного, спасибо ему.
Варвара разложила на земле два платочка. Насыпала в каждый по кружке сахарного песка и сверху положила «волшебного напитка» – десять пакетиков чая – и завязала узлом.
– Вот это – лазавикам, а это – моховым. Мо­жет, помиритесь – в ладу-то легче жить. Заваривать пакетик надо в большом сосуде, чтоб горько не было, – пояснила Варвара. – Есть у вас такие?
– Есть, – заверил дед. – Прекрасные горшки из обожженной глины. Жаль, что я вас не могу в свои подземные пещеры пригласить. Ростом вы не подходите.
– А вот вам еще кулек конфет, – Мирослав пододвинул конфеты к Лазавику. По размеру конфеты доходили до пояса карлику. – Вы их потом по одной в свои пещеры перетаскаете. Дедушка Лазавик, если мы лагерь на ваше попечение оставим —присмотрите? – спросил Мир.
– Конечно. Ну, мне пора, до свиданья, – засобирался дед. – До утра!
Он взвалил на себя два тяжеленных мешка из завязанных платков с сахарным песком и чаем.
– Мох, вылезай! Принимай свой подарок! – услышали ребята голос Лазавика.
– Что? – раздалось в ответ.
– Что, что! Подарок принимай, говорю.
– Хорошо, если Моховой примет наш подарок. Тогда не будет проблем с болотными карликами, – тихо сказала девочка и помахала уходящим старичкам рукой.
Утро не наступало долго. В палатке было темно. Мир привык открывать глаза, когда в окошке светлело. Но за окном по-прежнему стояли сумерки. Одним глазом Мир бросил взгляд на часы. Что это? Было уже одиннадцать.
Мир вылез наружу. За пределами палатки было противно. Какая-то ненормальная сырость. В воздухе висел такой густой туман, что за несколько шагов ничего не было видно. Вылезла и Варвара. Капельки тумана были настолько крупными, что их было даже видно. Они оседали на одежде и впитывались в нее.
– Такой туман я видел один раз на Ладоге, когда мы с отцом на севере в шхерах путешествовали. Налетел он неожиданно. Концов весел не было видно. Пришлось плыть к берегу по компасу. Два часа мы плавали в этом мокром кошмаре, пока ветер не налетел и не разогнал туман. Все промокли насквозь, – вспомнил Мир.
– Что будем делать? – спросила Варвара.
– Давай позавтракаем, а там посмотрим. Вдруг туман рассеется, – с надеждой предложил Мир.
Ребята сели завтракать на удобном пне.
– Ой, посмотри, что на небе делается! – воскликнула Варвара и указала на небо. Сквозь мощный туман на солнце можно было смотреть без защитных очков.
Но на небе было не одно солнце! Рядом светили сразу два. К тому же еще в трех местах неба было по два солнечных круга. То есть всего на небе было восемь солнечных дисков. Сквозь капли тумана к земле от каждой пары солнечных дисков спускался столб света.
Мир задумчиво произнес:
– Про два солнца я где-то слышал. Это называется рефракцией. Вроде бы такое природное явление возникает, когда в воздухе скапливается большое количество капелек воды или льда. Но вот про восемь солнц одновременно мне слышать не приходилось.
– Жутко становится от такого тумана и совсем ненужных солнц: теплее-то от них не становится. Я уже вся насквозь промокла. Неужели эти солнца не могут разогнать туман? – пожаловалась Варвара.
Весь день ребята провели в палатке, играя во всевозможные игры. Баюн забился в спальник и всем своим видом давал понять, что сегодня наружу вылезать не собирается.
– Что ж, если и завтра туман не исчезнет, будем двигаться к лесу по компасу, – сказал Мир.
На следующее утро ребята собрались, чтобы все же двинуться в путь по болоту. Солнечных дисков на небе по-прежнему было восемь вместо одного. Они светили тускло, даже более бледно, чем за­крытая облаками луна, виднелись на небе, но их тепло не доходило до земли. Мир вынул компас, но его стрелка плавно вращалась по кругу и на север показывать не хотела.
– Да, сказ про то, как мы заблудились. По солнцам ориентироваться нельзя, кто знает, как они себя поведут. По компасу тоже нельзя. Где сейчас север, я знаю. Мы с юга по Щалке приплыли, значит, там, – показал Мир рукой. – Но в таком тумане через несколько сотен метров с недействующим компасом мы наверняка заблудимся и даже палатку найти не сможем, чтобы вернуться назад.
– Может, Дружочек-клубочек выведет? – с надеждой сказала Варвара.
– Конечно! Что ж ты сразу-то о нем не вспомнила?
Варвара достала из своего рюкзака клубочек и ласково погладила его. Но шерстяной клубок, видно, тоже впитал в себя большое количество влаги и, похоже, никуда не хотел спрыгивать с теплых рук девочки.
– Дружочек-клубочек, выведи нас к поселению Деда-Всеведа, – попросила Варвара.
Клубочек нехотя сполз с ее рук на землю и покатился, петляя из стороны в сторону.
– Вот так проводник – явно он катится не на север! – поморщился Мир.
– Отсырел, бедняга, – вздохнула Варвара. – Надо что-то делать. – Тут явно Марана постаралась. Иди ко мне, Дружочек, погрейся.
И Варвара спрятала промокший до нитки клубок за пазуху.
– Может, отогреется немного.
Через несколько часов ребята решили позвать на совет Лазавика и анчуток.
– Только звони подольше, а то в таком тумане анчутки наш островок не найдут, – сказала Варвара.
Через полчаса раздалось хлопанье утиных крыльев.
– Слышишь, Мир, анчутки летят! Теперь звони в колокольчик не переставая! – воскликнула Варвара. – А то они в таком тумане могут мимо пролететь. Вот они! Сюда, сюда.
Старший анчутка присел поближе к ребятам, а остальные уселись вокруг костра – греться.
– Как вы, не отсырели за последние два дня? – спросил Мир.
– Да мы к болотной сырости привыкли, жизнь наша такая, но дышать действительно трудно и сильный кашель одолевает, а все наши дети в норы запрятались при виде стольких солнц, – пожаловался Лазавик. – Спасибо вам за чай с сахаром – только им и спасаемся. Здорово согревает изнутри.
Вместе с ним пришел и Моховой. Он довольно сухо поблагодарил ребят за подарок и подтвердил, что горячий сладкий чай – это спасение при таком тумане.
– Чаем с сахаром мы еще поделимся, – успокоила гостей Варвара.
– А мы в болото залезли. Воду подогрели во­круг себя. Там хорошо. Но наружу вылезать не хочется, – пожаловался старший анчутка. – Кстати, туман повис только над нашей частью болота. Болотняники уже повезли своих детей к Бабе-Язе на Лебяжье озеро отогреваться. Говорят, что туман Марана наслала. Из-за леса плывут все новые клочья.
– Не одна Марана виновата, мы тоже, – призналась Варвара. – Вы страдаете из-за нас, такой туман Марана наслала на болото, чтобы мы не попали в Зеленец. Просим у вас один день, чтобы развеять туман. Если не получится, тогда пусть анчутки отбуксируют нашу лодку назад, в речку Щалку. Значит, мне еще не по силам справиться с этой сильной ведьмой.
– Времени у нас в обрез: только до завтрашнего вечера, – взял слово Мир. – Поэтому начинаем. Конечно, осушить такое болото мы не можем, но воздух подогреем и попытаемся разогнать туман.
– Что делать? Командуйте нами. Попытаемся все исполнить! – поддержало их болотное братство. – Не покидать же нам наше родное болото.
– Лазавики, сколько вас на болоте? Больше двух тысяч? Тогда разводите костры по всему болоту. А вы, анчутки, летайте между кострами, чтобы ветер поднялся и разогнал туман. Знать бы, сколько силы у Мараны, как долго она сможет поддерживать этот туман.
Через тридцать минут Лазавик доложил, что более трехсот костров уже горят на болотных островках, а всего их будет около тысячи. Из-за сильного тумана ребята видели только отблески тех костров, которые горели рядом. Зато хорошо были слышны со всего болота щелчки кнутов, которыми лазавики срубали сучья с сухих деревьев.
– Даже вспотели и согрелись! – похвастался Лазавик. Он сшиб уже все сухие сучья на острове и развел огромный костер. – Все семьи моховых также вылезли из нор и помогают поддерживать огонь.
Анчутки носились над болотом и своими крыльями поднимали ветер и разгоняли воздух.
– Кажется, теплее становится, – присел отдохнуть на минутку один из анчуток, но вскоре снова взмыл в воздух.
– Снова мир и дружба у нас с моховыми, – ра­достно доложил Лазовик.
– Я думаю – это уже победа над Мараной! – похвалил Мир.
– Ой, какая я глупая! – воскликнула Варвара. – Как же я о плакун-траве забыла? Это же прекрасный воздушный насос. Мне ведь Катерина в первую очередь корень плакуна в корзинку положила.
Мир, уже наслышанный о чудесных свойствах плакуна, недоуменно пожал плечами:
– Слушай, Варя, здесь и так мокро и сверху и снизу. Зачем еще твой плакун? Ты хочешь, чтоб он из болота добавил воды в атмосферу?
– Так плакун прежде всего воду впитывает, а затем уж плакать заставляет!
– Я понял! Отличная мысль. Готовь свою плакун-траву и неси к резиновой лодке. Мы ее от болотной воды изолируем, а туманом пусть питается сколько душе угодно.
Мир подтолкнул лодку поближе к болотной воде. Затем отвинтил резиновый шланг от насоса. Один конец шланга он опустил в воду, а другой положил на дно лодки.
– Неси свою плакун-траву в лодку!
Варвара вытащила корень плакун-травы из банки и прочитала заклинание, которому ее научила Катерина:
– Плакун, плакун! Плакал ты долго и много, а выплакал мало. Не катись твои слезы по чисту полю, не разносись твой вой по синю морю. Будь ты страшен злым бесам и старой ведьме Маране. Собери всю воду и утопи их в слезах. Будь мое слово при тебе крепко и твердо. Век веком!
Варвара положила корень чудесного растения на дно лодки и погладила его. Через минуту плакун задышал. И стал похож на настоящий насос, качающий воду. Было видно, что плакун вбирает в себя капельки тумана. Лодка вскоре почти до краев наполнилась водой. Мир насосом откачивал воду из лодки в болото.
– Ура! – захлопала в ладоши Варвара. – Кажется, получается. Хотя неизвестно, сколько тонн этого тумана Марана на нас напустила и как долго еще его придется вычерпывать. Ты же слышал, по рассказам анчуток, пятно тумана – более двадцати километров в диаметре. И к тому же из-за леса поступают все новые порции.
Тем не менее к вечеру воздух над сосновым островком стал намного прозрачнее.
– Смотри, Мир! – показала Варвара. – Число солнц сократилось до четырех – остались два спереди и два сзади. Значит, половину тумана, если я что-то понимаю в арифметике, мы уже разогнали.
Анчутки летали над болотом, взявшись за руки. Мир попросил их делать это по спирали, так, чтобы большие круги переходили в маленькие.
– Нельзя оставлять наш чудесный насос без работы, – кивнул он на лежащий на дне лодке корень.
К вечеру из болотной жижи вынырнул смущенный Болотняник со своей женой Лобасткой. Они тащили огромный герметично закрытый котел с ухой и огромный противень.
– Можно покормить наших деток-анчуток, великие волшебники? – переминаясь с ноги на ногу, попросили болотные водяные.
– Милости просим, гости дорогие, – пригласили ребята водяных. – Что бы мы без ваших детей делали!
Старший анчутка разделил отряд на две бригады.
– Одна бригада летает, вторая – на обед. Отдыхать завтра будете.
– И вы ушицы попробуйте. Вкусная – из сижков и судачков. Рыбку Водовлад прислал. Не волнуйтесь, водичка не болотная, а ключевая, все чистенько, – заверили болотняники.
Мир – большой любитель рыбы – тут же достал свою тарелку. Не отказалась и Варвара.
– А на второе у вас что? – Мир с интересом посмотрел на нежные кусочки мяса на большом противне.
– Прекрасные жирные пиявочки. Сама сегодня на болоте собирала! – стала нахваливать себя Лобастка.
– Можно еще тарелочку ушицы? – тактично отказался от второго блюда Мир. – Уж очень у вас вкусные сижки.
Ночью корень плакуна продолжал работать на полную мощность. Спать ребятам не хотелось вовсе. Туман постепенно редел, и вскоре стали заметны дальние костры.
– Туман ослабевает, – радостно сообщила Вар­вара. – Смотри, даже первые звезды появились. А вон Полярная звезда. Кстати, одна! Так что можно по ночам на север двигаться.
Мир недоверчиво постучал по компасу, который до сих пор вел себя по меньшей мере странно. Вроде бы хотел на север показать, но уж слишком большими были колебания стрелки.
– А вдруг новая волна тумана придет? – усомнился он.
– Попросим лазавиков костры жечь еще пару дней. Нам бы только до леса добраться. Я не думаю, что Марана сама себя этим туманом в лесу будет травить, – успокоила мальчика Варвара.
Рассвет ребята встретили с двумя солнцами. Два диска взошли там, где и положено, – на востоке. Но было сразу видно, какое из этих солнц настоящее, а какое нет.
– Можешь себе еще одну засечку сделать за победу над ведьмами, – пошутил Мир.
– Спасибо вам за помощь! – пришли прощаться с ребятами лазавики.
Им тоже стало ясно, что победа над туманом близка.
– Но костры все же надо жечь еще дня три. Пока туман полностью не рассеется, – попросила Варвара.
– Неделю будут гореть, – заверили лазавики. – Дров мы заготовили чертову прорву.
Кромка леса, в который нужно было попасть ребятам, была уже видна. Тем не менее Мир все проверял и проверял свой компас.
– Не волнуйся, Мир. Мы уже в цепочку построились вдоль вашего пути, – успокаивали лазавики. – Стоим на каждой кочке почти до самого леса.
Паника в поселении Зеленец
– К нам идут! Они уже близко. А-а-а!
Раздался истошный вопль на все поселение Зеленец. Леший бежал, не глядя себе под ноги и спотыкаясь на каждой кочке. Он падал, неуклюже поднимался и снова оглашал окрестности жутким воем:
– Страшная ведьма лишила домовых очага и хлеба, сожгла шаровыми молниями леших, устроила погром в подводном дворце водяных, утопила сотню болотняников и высушила все наше болото. Она уже в заповедном лесу на Сосновых озерах. Кто нас спасет от погрома, кто спасет Зеленец от разорения?!
Паникер бежал к центру Зеленца. Все лесные жители потянулись к центральной площади. Даже футбольный матч пришлось прервать. Крики лешего перекрыли скандирование болельщиков. А матч с футболистами соседнего болота был принципиальным. Нетрудно было понять, что случилось нечто неприятное. Долгие годы спокойную размеренную жизнь в Зеленце никто не нарушал.
– Они идут! – продолжал кричать леший.
– Дожили! Двести лет было спокойно. И до нас добрались, – ворчали старики.
Но и они не могли подсказать собравшимся – что делать?
– Когда Дед-Всевед вернется из Петербурга? – спрашивали друг друга поселяне.
– Только через неделю. Он принимает экзамены у молодых студентов со всего севера.
– Придется звать старую ведьму! – с явной неохотой решили поселяне. Было видно, что не любят они ведьму Марану.
Но в отсутствие верховного правителя Зеленца – Деда-Всеведа – старшей в городе была она. Лешие, пущевики, ауки, болотняники, домовые и прочая нечисть направились к дому Мараны. Ее дом стоял вдалеке от центра поселения – у Черного пруда. Все дома в поселении были деревянные, а этот был построен из серого известняка. Дом Мараны даже в Зеленце выглядел странно: треугольной формы, окруженный рвом с водой, он был похож на замок. На каждом углу – башенки со стражами.
Стражами были отпугивающего вида оборотни жабалаки. Голые чудища с телом жабы и головой бульдога пролаяли:
– Марана больна!
И, несмотря на истошные крики толпы, стражи не пускали пришедших к Маране. Но нечисть подняла страшный гвалт рядом с домом старой ведьмы и никуда не хотела уходить.
– Марана плюет на нас! Она никогда о нас не думала! Кормит только своих сторожей! – кричали возмущенные домовые. – Выходи, старая ведьма!
Через несколько минут Марана появилась на балконе дома. Стражи не обманывали. Ведьма действительно себя плохо чувствовала. Она с трудом держалась за перила и выглядела чрезвычайно осунувшейся. Глаза у нее были красными от слез. Видно, какая-то нестерпимая боль жгла ее изнутри.
Никак не ожидала Марана, что с ее колдовством справятся какие-то подростки. Все новые порции тумана с безрассудным упорством отправляла она в атаку. Но они сгорали в пламени костров, а силы ведьмы таяли. Прогадала она в выборе колдов­ских чар, но отступать не хотела. А когда за дело взялся корень плакун-травы, то окончательно сломалась колдунья. Очень много сил потеряла она после Ивановой ночи. На теле Мараны было множество ожогов от Перунова цветка, да и ногу она волочила. А слез ей пришлось за два дня выплакать много: так подействовали на нее плакун и насланный заговор Варвары.
– Что вам надо? – тихо спросила Марана.
– Скажи, что делать? Могучая ведьма хочет истребить наше поселение. В битве с ней полегли сотни домовых и водяных.
Страшные слухи о подвигах злой ведьмы Варвары множились в геометрической прогрессии каждую минуту.
– И вас надо учить, что делать?! Тысяча леших не могут справиться с какой-то девчонкой? Растерзать, разорвать на кусочки, извести! – топнула ногой Марана. – Через два часа доложить об исполнении.
И она вернулась в дом, громко хлопнув балконной дверью.
– Видно, и на Марану наслали порчу! Что же нам, убогим, делать? – запричитала толпа.
Паника нарастала. Большинство леших, спасаясь от страшной опасности, применили старые, дедовские методы: кто превращался в болотную кочку, кто в трухлявый пень, кто в несъедобный гриб, кто в разлапистую ель, а кто и в осину, с дрожащими от страха листочками. Дрожь в теле иначе было не унять. Особенно боялись «харчевнинские погорельцы» – лешие, которые участвовали в воздушном налете на Харчевню. Они решили, что Варвара пришла отомстить именно им и испепелит их грозой и молниями.
Деревья и грибы перебегали со страху с места на место, сталкиваясь при этом и падая наземь. Негордые и сухонькие лешаки просто бросались на землю и становились сухими палками, каких много на лесных тропинках. Кто был потолще, превращался в полено и забирался в глубь поленницы. Те, кто умел летать или быстро бегал, прикидывались птицами и зверями. Но, уже обратившись в уток или зайцев, меняли решения: несчастным лешакам казалось, что прожорливая ведьма обязательно захочет поужинать десятком уток или зайцев. Они тут же меняли свое обличье и превращались во что-либо совсем непривлекательное, в то, на что никто не захочет позариться. Тетеревов и уток тут же заменяли галки и сороки, зайцев – драные кошки и кроты.
Несколько продвинутых леших приняли облик ветра и начали гордо носиться над поселением. Уж их-то точно не поймают. Пока не прошел слух о страшной расправе над одним таким умником, которого Великая и Ужасная сначала окружила не­чуй-ветром, а затем долго расстреливала зарядами колюки и волчеца. После чего Ведьма загнала его в бутылку и засунула в Вечный костер. Бутылка и поныне там. Ужасные рассказы о страшных деяниях Великой ведьмы слышались на каждом углу. Дети не ложились спать, ибо стоило им за­крыть глаза, как появлялась страшная ОНА – Варвара!
В народное ополчение Зеленца не набралось и десяти бойцов. Они считали, что идут на верную смерть. Причем на ногах у добровольцев висели лешачихи, оплакивающие неразумных, и их дети, обливающиеся горючими слезами.
– На кого вы нас оставляете? – громко причитали они.
Даже у самых смелых лешаков закралось в душу сомнение в разумности своего поступка, и отряд еще убавился. В лес – на последнюю битву – выступило лишь два старых бойца.
Прощание с болотом.
Встреча с лесными жителями
Затянув рюкзаки, ребята направились к лесу. Путь был легким. Лазавики в праздничных малиновых кафтанах по случаю победы над туманом и помирившиеся с ними моховые в бархатных зеленых одеяниях провожали ребят. Баюн легко перепрыгивал с кочки на кочку, а когда расстояние между ними становилось слишком большим – прыгал на рюкзак к Миру.
На болоте ярко горели костры, уничтожая последние клочья тумана, которые изредка выползали из-за леса. Как только они появлялись, анчутки мгновенно окружали их и крыльями загоняли в пламя костров. Там эти клочья мгновенно высыхали.
Болотные карлики, как и обещали, построились в цепочку, обозначили все опасные топкие места, и ребята за два часа дошли до леса. Здесь они в последний раз издалека помахали анчуткам и болотным карликам и вступили в лес.
– Какой приятный ухоженный сосновый парк! – воскликнула Варвара. – Смотри, Мир, здесь есть и скамеечки, а вот и столики со стульями. А вон беседка на берегу озера.
По волшебному лесу было действительно приятно идти. Белки прыгали Варваре на руки, а зайцы с любопытством выглядывали из-за кустов.
– Когда же лешие тревожить начнут? – удивлялся Мир, но вокруг все было спокойно.
Стрелка компаса уверенно показывала на север, а Дружочек-клубочек весело катился вперед по лесной тропинке, идущей от одного озера к другому, и ребята часто останавливались, чтобы полюбоваться прекрасными видами.
– Пора перекусить, – сказал Мир, когда они вышли на берег очередного Соснового озера.
Рядом с озером стояли круглый столик и пни-стулья со спинками из переплетенных сосновых сучьев. Ребята сели и достали свои бутерброды.
– Мы уже три часа в пути. Если ничего непредвиденного не случится, то к вечеру мы выйдем к затерянному поселению. – И Мир постучал по дереву.
– Как удобно! – потянулась Варвара.
– Не расслабляйся, – предостерег ее Мир. – За нами наверняка наблюдают. Расслабишься – сразу налетят и заклюют. Давай как следует подготовимся к встрече. Доставай все свои запасы, чтобы все было под рукой, а я понесу оба рюкзака.
По дороге навстречу ребятам шли два старичка. Один из них выглядел слабым, немощным созданием, другой казался покрепче.
Увидев их, Баюн выпустил когти – значит, перед ребятами были лешие. Но надо было принимать условия игры и не подавать виду, что они поняли, кто перед ними. Варвара напряглась и тут же вспомнила наставления Бабы-Язи о немощном лешем:
– Почуял, подходит: набедит, рожон! Весь измозделый, карла, квелый, как палый лист, птичья губа – Боли-Башка. Носик востренький у него, сам рукастый, а глаза хоть и печальные, но хитрые-хитрые – лесной дух. На провокации не поддавайся! Попросит вещи искать – сама прячься!
Второй же вертлявый, быстрый, бегал вокруг и заглядывал под все кусты.
– Кто же он? – никак не могла вспомнить Варвара. – Но, судя по тому, что второй подчинялся Боли-Башке, страшного того не будет. Однако надо подготовиться и дать отпор.
– Вот и первая встреча с местными жителями! – кивнул Мир.
– Здравствуйте, дедушки! – первыми поздоровались ребята.
– Здравствуйте-здравствуйте! – ответили те.
– Далеко ли до поселения? – спросили ре­бята.
– Да уж через час дойдете. Только помогите нам. Поставили мы, склерозники старые, где-то сумку с продуктами. И вот бродим уже целый час, никак найти не можем. А дома внуки голодные ждут, – начали канючить старички.
– Конечно, поможем, – согласились ребята.
– Только как бы нам свои рюкзаки не потерять, – громко сказала Варвара. – Баюша, сторожи! Никуда от рюкзаков не отходи. Дружочек-клубочек, – обратилась она к своему шерстяному помощнику. Тот радостно заскакал на месте. – Как позову – прибежишь, – тихо сказала ему ведьмочка. – Делай вид, что ищешь, – шепнула она Миру. – А я пока подготовлюсь.
Ребята долго искали сумку в лесу. Старички крутились где-то рядом. Шустрый дед, представившийся Акимычем, возникал то тут, то там и постоянно «аукал» со всех сторон.
– Слушай, Варвара. У меня от встречи с этими старичками и поисков сумки голова страшно разболелась. Да еще этот Акимыч аукает как заведенный со всех сторон, – пожаловался Мир.
– Наконец-то я вспомнила, что мне Баба-Язя о нем рассказывала. Не Акимыч это, а Аука. А несчастный старичок – это Боли-Башка! Вот голова и болит. Подожди, через пять минут я им сумку найду. Стой здесь, ни шагу больше не делай и откликайся Ауке. А я пойду им подарок приготовлю.
– Нашла! Нашла я вашу сумку! – через некоторое время закричала Варвара.
Услышав этот крик, старички-лешие подошли к девочке, и та протянула им залатанную сумку. Старички переглянулись – не наша, мол, эта сумка,– но тем не менее Варварину находку взяли.
– Проверьте, вдруг белки еду стащили. Они совсем рядом с вашей сумкой прыгали, – сказала Варвара.
Боли-Башка открыл сумку, и из нее начали вылетать еловые и сосновые шишки.
– Шел, нашел, потерял! – смотря в глаза Боли-Башке и Ауке, произнесла ведьмочка.
– А, догадалась! – воскликнули лешие. Боли-Башка из немощного старика тут же превратился чуть ли не в чемпиона по бегу, а быстрый Аука с трудом поспевал за ним.
Но шишки оказались не менее проворными, чем Боли-Башка и Аука. Тут Варвара вспомнила еще одно наставление Бабы-Язи: «Издавна лешие боятся деревенских баранов и овец…» и незамедлительно им воспользовалась.
– Овечья морда, овечья шерсть! – вдогонку лешим прокричала Варвара. После этих слов Боли-Башка и Аука подлетели вверх и исчезли за сосновыми лапами. – Что, не любите овечек?
– Пойдем посмотрим! – позвала Варвара Мира.
Лешие сидели на самой верхушке сосны, с трудом держась за ветки. Изо рта Боли-Башки торчала еловая шишка. Еще несколько шишек летали вокруг, стараясь залезть в рот и в уши Ауке.
– Слезайте! Упадете, – позвала ведьмочка леших.
– Нетушки! Нам и здесь хорошо, – отказались те.
Мир умирал со смеху.
– Ой, и голова у меня прошла.
– Так то Боли-Башка наколдовал.
– Как тебе удалось загнать их на дерево? – спросил Мир, перестав смеяться.
– Спасибо Бабе-Язе. Научила меня, как с этими лешими бороться. Бороться нетрудно, главное – вовремя их распознать.
– А почему шишки так здорово летают? – задал Мир еще один вопрос.
– Это Катерине спасибо. Хороший отвар приготовила – вот шишки и летают. А что они к лешим пристают, так это потому, что обсыпаны солью, а лешие соли никогда не ели, – и Варвара показала Миру шишку, густо обсыпанную солью. – Вот они, наверно, хотят леших солью угостить. Трудно жить без соли.
– И все? – усомнился Мир.
– Плюс, конечно, одно маленькое заклинание, – невинно опустила глазки юная ведьмочка.
– Ладно, пошли. И так целый час на них потратили.
– Держи наготове рогатку с колюкой. Мне Баба-Язя еще про Соловья-разбойника рассказывала и про леших, которые ветром прикидываются. Собьешь с дерева колюкой, если что. Кстати, надо бы рубашки по обычаю тех же леших надеть шиворот-навыворот и наизнанку. Тогда мелочь разная приставать не будет. Видишь, я свою рубашку уже вывернула наизнанку.
– Как скажешь, – согласился Мир.
Девочка взяла в руку веточку нечуй-ветра, и друзья уверенно зашагали к поселению.
– Слышишь? – спросил Мир.
Впереди раздавался громкий треск.
– Даже вижу. Это деревья от нас убегают. Посмотри – они по пути листву сбрасывают и превращаются в лешаков.
– Шел, нашел, потерял! – закричали вдогонку им ребята, и этого крика не выдержали еще несколько «деревьев».
Поселение Зеленец
Вскоре на пути ребят появился первый дом.
– Кажется, пришли. Да вон и другие дома впереди! – махнула рукой Варвара.
У первого большого дома, который встретился ребятам, была крыша из золотистого мха. Рядом был сарай, а в нем лежали большие куски голубого прозрачного льда.
– Удивительно – лето, а лед не тает! – изумился Мир. – Как же так?
Он подошел поближе и услышал женский плач.
– Что вы с Аукой сделали? – маленькая женщина сидела за сараем и обнимала испуганных детей.
– Да жив ваш Аука! Шишки на дереве собирает.
Не выносила девочка детских и женских слез. Пришлось ей напрячься и телепортировать леших домой. Через минуту оба скатывались с золотистой крыши. Лешие кинулись к ногам Варвары и униженно запричитали:
– Прости нас, Великая ведьма. Никогда даже в мыслях ничего плохого тебе не сделаем.
– Точно? – грозно спросила Варвара. Шишки еще летали вокруг лешаков.
– Точно! Верь нам. И убери, пожалуйста, своих подчиненных.
Варвара хлопнула в ладоши, и шишки тут же попадали на землю.
– А они больше не оживут? – недоверчиво покосились на шишки Боли-Башка и Аука.
– Оживут, если задумаете что-либо плохое! – пообещал Мир. – Идите успокойте детей.
Аука, плача от радости, что остался жив, бросился в объятия жены. Когда лешие пришли в себя, они пошептались и с поклонами приблизились к ребятам.
– Вероятно, решили, что лучше быть на нашей стороне, – тихо сказала Варвара своему другу.
– А можно ли им верить?
– Посмотрим.
– Чем мы можем помочь? – подобострастно глядя в глаза Варваре, спросили лешие.
– Ведите нас к Деду-Всеведу, но хорошо бы сначала на карту вашего поселения посмотреть, – сказал Мир.
– Карту нашего поселения, это мигом.
Аука сбегал в дом и принес рисованную карту поселения Зеленец и его окрестностей. Мир, как сын геологов, очень любил карты. Тем более что такой карты ни у кого не было. И ему захотелось сравнить свои карты с картой Ауки. Он достал их из рюкзака и показал старикам:
– Сейчас мы почти дошли до озера Щало. То есть мы вот здесь. Интересно, родители мне подарили все подробные карты близлежащих мест. Так почему же ваше поселение нигде не отмечено, хотя бы как «разрушенные сараи» или «нежилые деревни»?
– Дело в том, что нашему поселению уже более пятисот лет, – пояснил Аука. – А вы – первые из людей, кто до него добрался.
– А самолеты и спутники? Сейчас же карты с помощью воздушной и космической фотосъемок делают.
– Их обмануть легче простого. Как только появились первые самолеты, которые пролетали над болотом, то в тот же год наши умельцы надежно защитили поселение воздушной сеткой. Для нас она прозрачна снизу, а вот для самолетов и спутников сверху выглядит как лес.
– Деда-Всеведа сейчас нет в Зеленце, – сообщил Аука. – Он принимает экзамены в Петербурге.
– Так кто же здесь сейчас главный? – поинтересовалась Варвара.
– Заменяла его Марана, но вот недавно она заболела. Сейчас Совет старейшин как раз решает, что делать. Либо Деда-Всеведа попросят срочно из Питера вернуться, либо назначат временного старосту.
– Ведите нас к Маране – хочу ей в глаза посмотреть! – воскликнула девочка. – А затем на ваш совет.
Мир тем временем внимательно рассматривал карту. Похоже, карта была трехмерной, так как любой дом можно было рассмотреть в мельчайших подробностях.
Поселение Зеленец было построено в традиционном стиле старинных русских городов. На озере Щало на небольшом острове находился дом Совета старейшин, в котором принимались все важные для жизни поселения решения. В нем жил сам Дед-Всевед.
Остров соединялся с берегом озера широким мостом, который служил одновременно и трибуной, так как Управа находилась на возвышении, и площадью для народа. Вокруг озера шел широкий бульвар, а за ним располагалось кольцо общественных зданий: школа, институт, Центр гаданий, Центр предсказаний, Центр суеверий, Центр связи с внешним миром, Интернет-центр и Центр управления порядком.
На некотором расстоянии от них располагалось второе кольцо, в котором находились различные магазины и рынки, затем шли два кольца жилых домов, а за ними – кольцо «Развлечений и отдыха» – стадионы, бассейны, кинотеатры, дискотеки, больница, зоопарк и вокзал.
– Как, даже вокзал есть? – удивленно воскликнул Мир.
– И вокзал, и аэропорт. Поискать – так и космодром найдется, – гордо подтвердил Боли-Башка. – Правда, аэропорт на карте не отмечен – конспирация.
– А самолеты какие? «Боинги» или «Ту»? – с интересом спросил Мир.
– Будет нужно, и «боинг» сядет, а пока немного попроще – ковры-самолеты, летающие плоты, серебряные дирижабли, ну и метлы со ступами, конечно, – спокойно ответил Аука.
Соединялись кольца домов многочисленными лучами-улицами, вдоль которых местные жители строили свои жилые дома.
– Вот здорово – город Солнца! – воскликнул Мир. – И лучи: луч Домовых, луч Леших, луч Кикимор, луч Водяных. Хотя какой же это луч? Скорее канал.
– Так это же для водяных! Поэтому и канал, – подтвердил Аука.
– Обязательно надо все увидеть своими глазами. Пойдем посмотрим, – предложил Мир.
Тем временем осмелевшие лешенки – детки Ауки – уже вовсю теребили Варвару и Мира. А суетившаяся по хозяйству лешачиха пригласила ребят к столу.
– Да мы не хотим! Спасибо, мы недавно ели, – отказывались ребята. Однако от вида более чем десяти сортов варений и различных орешков у них потекли слюнки. Хозяйка поставила на стол все свои запасы. А чай из малиновых листьев был очень душистым.
Мир шепнул Варваре:
– Я думаю, нам надо заключить с ними союз. Друзей-то в поселении у нас пока нет.
В конце концов хозяева уговорили ребят разделить с ними трапезу. Маленькая доверчивая Лешенка – дочка Ауки залезла к Варваре на колени. А остальные лешенята играли с Баюном.
– А Баюшу мы помним, когда он еще котенком был, – сказала хозяйка. – Так теперь он у вас?
Варвара кивнула. Союз с лешими явно налаживался.
Лешачиха предложила весь дом в распоряжение ребят:
– Не отказывайтесь, поживите. Смотрите, как у меня чистенько.
Дом действительно сиял чистотой.
– А мы сами у Боли-Башки поживем, – сказала лешачиха.
Боли-Башка согласно закивал головой:
– Чай, мы братья родные! У меня тоже дом большой да пустой к тому же. Не женат я. Вон мой дом – совсем рядом. А нам – хоть заслуга за гостеприимство будет!
– Мы ненадолго: нам бы Деда-Всеведа повидать. У нас к нему важное дело, – извинялись Мир и Варвара.
И, не слушая возражений, лешие стали подталкивать своих детей к выходу. Боли-Башка и Аука тут же заявили, что всю жизнь мечтали быть верными помощниками Великих волшебников. Мир и Варвара переглянулись.
– Уже пять часов. Пойдем все же на экскурсию сходим, – предложил Мирослав.
– Пошли. Только возьму на всякий случай свой рюкзачок.
Сопровождать ребят вызвался Аука.
Ребята шли и с удивлением разглядывали Зеленец. Деревья в поселении росли, как в лесу,– их никто без причины не вырубал. Большинство домов были деревянными. Некоторые из них вы­глядели достаточно непривычно: их стены были обиты шкурами животных, а на частоколе вокруг дома висели волчьи и медвежьи черепа.
– В этих домах наши пастухи-охотники живут. Зимой они за сотни километров от дома уходят. Стада зверей гоняют по лесу. Добрейшие и веселые лешие, – рассказывал по пути Аука.
– А здесь живут родственники ведьмы Бабы-Язи, – указал он на несколько избушек, стоявших на куриных ножках.
– Я так и подумала, – кивнула Варвара.
По лучу Леших они продвигались к центру поселения. Дорожки были широкие ровные, вымощенные прочным розовым гранитом. Зеленец казался вымершим. Но в то же время ребята чувствовали, что сотни внимательных глаз наблюдают за ними. И через некоторое время Зеленец стал оживать. Жители поселения видели, что Аука и Боли-Башка чувствуют себя в окружении «злых волшебников» вполне комфортно. А некоторые стали вспоминать, что эту девочку не так давно видели на шабаше. Вскоре распространился слух, что Варвара прибыла к Деду-Всеведу. Всеведа все любили.
– Ну, раз к Деду-Всеведу – значит, нам ничто не угрожает.
И нечисть стала постепенно вылезать из потаенных углов и потихоньку приближаться к ребятам. Вскоре целые табуны местной молодежи ходили за Варварой и Миром. Большинство жителей составляли лешие. По виду они ничем не отличались от деревенских жителей, ну разве кое-какими мелкими деталями.
– А они нас не съедят? – шепнул Мир.
– Не думаю, они сами нас боятся. Так что улыбайся подружелюбнее, – предложила Варвара.
Поселение было очень большим: до его центра ребята шли более трех километров. У каждого дома стояло по нескольку велосипедов: от старых советских до новомодных импортных.
– А общественный транспорт в Зеленце есть? – спросил Мирослав у Ауки.
– Конечно, каждые пятнадцать минут по кольцам ходит автобус. Ровно через две минуты он будет здесь.
Зеленый автобус бесшумно выехал из-за поворота. Автобусными остановками были пересечения колец с лучами.
– А небольшие электромобили возят народ по лучам от центра до окраины. На каждом луче работает по одной машине. Каждый электромобиль рассчитан на десять пассажиров. Наши ученые разработали бесшумные двигатели. Автобусы, как и электромобили, работают на солнечных батареях и аккумуляторах. На каждом луче – по два электромобиля, ездят по очереди: один заряжается, второй ездит.
На центральной площади перед трехэтажным деревянным домом Совета старейшин ребят уже ждала делегация. Несколько пожилых мужчин и женщин в черных мантиях преподнесли ребятам хлеб на полотенце. Аука и Боли-Башка остановились, не решаясь приблизиться к Верховному совету города.
– Рады вашему прибытию, – приветствовал ребят самый старый из колдунов. – Волхв Вольга Всеславич, – представился он.
Вольга был одет в белый балахон, а его длинные седые волосы были перевязаны белой лентой.
– Извините, но по нашим законам в этот дом никто из посторонних не имеет права войти. Но ты, Варвара, как принятая в число ведьм,– всегда желанный гость в нашем поселении.
– Странно, что же вы не пригласили меня раньше – когда я стала ведьмой?
– Зато теперь приглашаем сразу вас обоих. И тебя, и твоего спутника, – Вольга кивнул Миру. – Кто он?
– Мир – настоящий волшебник, хотя он и не хочет, чтобы его таким считали. Но разных чудес он знает великое множество.
– Я думаю, мы обязательно обсудим этот вопрос на ближайшем заседании Совета и подберем статус твоему спутнику. Отчеты о его деятельности уже поступили и от домовых, и от водяных, и от верховной ведьмы Бабы-Язи.
– Представляю, что это за отчеты! – хмыкнул Мир.
– Мне кажется, Баба-Язя могла дать только самые лучшие, – успокоила друга Варвара.
Слово предоставили высокой худой даме в темно-синем платье. У нее было очень строгое лицо.
– Училка, – прошептал Мир. Он угадал.
– Директор Зеленецкой школы Судина, – представилась она. – Мы знаем, Варвара, что твои родители учителя, и, наверно, вам интересно посмотреть, чему мы учим наших детей в местной школе и в институте. Приглашаем посетить нашу школу. Поживите несколько дней в нашем поселении и познакомьтесь с жизнью нашей молодежи.
Варвара, конечно, узнала в Судине ведьму, ко­торая была на шабаше. Она подошла к ней и тихо сказала:
– Простите меня, уважаемая госпожа Судина, что непочтительно разговаривала с вами на шабаше. Мы обязательно посетим ваши уроки. Особенно уроки предсказаний.
Судина улыбнулась и кивнула. К ребятам снова обратился Вольга:
– Вы уже знаете, что Деда-Всеведа сейчас в Зеленце нет. Но вы с ним обязательно встретитесь. Сегодня вечером у нас с ним связь. Тогда он решит, – ждать ли вам его в Зеленце, либо отправиться к нему в гости в Петербург.
– А нельзя ли мне посетить Марану? – тихо спросила Варвара у Судины. – Очень хочется с ней побеседовать.
Судина как-то странно посмотрела на девочку и ответила:
– У нее очень серьезные проблемы со здо­ровьем. Сегодня утром она отбыла в свое родо­вое поместье на лечение. Я думала, ты это знаешь.
– Заболела, значит. А серьезно?
– Да.
– Очень жаль, – лицемерно вздохнула ведьмочка.
Зеленецкая школа
Наутро Варвара и Мир пришли в школу. Судина уже ждала их в своем кабинете. Ребята были удивлены тем, что на дворе было начало августа, а занятия в школе уже велись.
– Да, это действительно так. Учеба у нас начинается раньше – в августе, так как в это время поспевают многие травы, ягоды и грибы, с которыми обязательно надо познакомиться будущим колдунам и ведьмам, не говоря уже о лесных жи­телях. В нашей школе обязательны все те предметы, которые преподаются в обычных школах по всей стране: русский язык, математика, литература, иностранные языки, физика, химия. Эти предметы наша лесная молодежь изучает в течение всего учебного года, но каникулы у нас немного сдвинуты из-за нашей специфики.
Наши школьники учатся и в июне, когда все цветет. «Изучение трав» – один из основных наших предметов. Зато у наших ребят есть целый месяц новогодних каникул и по три недели отдыха осенью и весной. Большинство детей живут здесь: родители присылают их к нам на весь учебный год. После окончания обучения в школе дети сдают экзамены и выбирают, что им делать дальше.
Если выпускник хочет продолжать учебу, мы посылаем его учиться в избранный им городской вуз. Дед-Всевед как раз и находится на таких экзаменах в Петербурге, чтобы посмотреть, не напрасно ли мы тратим средства на обучение наших оболтусов. Если же выпускник учиться в вузе не хочет, то мы находим ему работу в нашей огромной стране. Кто становится гадалкой, кто шаманом, у кого-то способности быть травником, некоторые любят природу и идут в лесничие или в садовники – всем работа найдется.
– А плохих ведьм и злых волшебников вы не готовите? – спросил Мир.
– Плохими и злыми они сами становятся.
В одном классе вместе с будущими ведьмами и колдунами Варвара заметила детей леших и домовых. Судина тут же угадала мысли девочки:
– Разделения на людей и нежить у нас нет. Более того, если дети домовых или леших чувствуют, что могут стать людьми, то они получают человеческое тело и дальше живут в человеческом обличье.
Варваре хотелось выяснить, чего она еще не знает и чему бы могла научиться в Зеленецкой школе. Правда, вскоре девочка поняла, что Катерина для нее была прекрасной учительницей и она у нее многому научилась. Варвара даже назвала себя «прилежной ученицей». Многие оккультные науки, которым обучали детей в школе Зеленца, она хорошо усвоила на уроках Катерины. Но кое-чему в Харчевне без практики научиться было нельзя.
Девочку интересовали прежде всего те знания, которых она не могла получить дома. Судина помогла ей советом:
– Обязательно прослушай курс бабки Аксиньи «Исцеление от болезней». Она – наша самая извест­ная целительница. Весь Зеленец лечится у нее. Аксинья умеет заговаривать и излечивать многие болезни.
Раньше почти в каждой деревне была своя бабка, которая пользовала жителей, – продолжала Судина. – Бабки поклонялись небесам и временам года, выращивали травы и коренья, были ясновидящими, читали судьбы по звездам и, самое главное, занимались исцелением. Люди их почитали и любили. Сейчас мы тоже посылаем в разные уголки страны наших целителей. Многие работают профессорами в крупных медицинских учреждениях и излечивают тяжелейшие болезни без всякой химиотерапии и операций. Ну что, пойдем к Аксинье?
Курс «Исцеления» вела старая бабка. Ох и боялись же ее дети! Знали они, что в случае непослушания бабка Аксинья может и порчу наслать, и сглазить.
– Конечно, про порчу это выдумки детей, – прошептала на ухо Варваре Судина,– но тем, кто шалит, пару бородавок Аксинья на руки посадить может.
Урок проходил очень интересно. В качестве помощника был вызван из болота рослый болотняник, у которого на теле от грязной воды появилось великое множество бородавок. Болотняник, правда, не возражал против этих наростов на своем теле.
– Пусть будут, – говорил он. – В болотной воде с ними даже лучше: пиявок не чувствуешь, да и осока так сильно не режет. Словом, меня бородавки не беспокоят.
Но тем не менее, несмотря на эти слова, болотняника вымыли в ванне с обильной мыльной пеной в нескольких водах, сполоснули под душем и приступили к выведению бородавок. На его огромном теле бородавок было несколько сотен, крупных и мелких, так что попрактиковаться в лечении могли все ученики.
Бабка Аксинья продемонстрировала несколько способов удаления этих вредных наростов.
– Все принесли яблоко? – спросила она.
Все ее ученики старались не огорчать свою наставницу, поэтому яблоки были у всех.
– Возьмите шелковую нить и разрежьте яблоко пополам. Теперь натрите бородавки обеими половинками яблок, сложите их снова в целое, свяжите их тою же ниткою и, придя домой, закопайте в навоз. Когда яблоко полностью сгниет, тогда и пропадут бородавки.
Бородавки на теле болотняника были помечены, сфотографированы. Куча навоза была теплой, дымилась под солнцем, и из нее тут и там выползали ярко-красные червяки. Естественно, на следующий день при таких благоприятных условиях яблоки в навозной куче сгнили. Исчезли и многие смазанные яблочным соком бородавки на теле болотняника.
Проделав все это, Варвара с интересом изучила место на теле болотняника, где она смазывала «свою» бородавку. Бородавка исчезла. Ведьмочка даже подпрыгнула от радости.
– Можно вывести бородавки, – учила бабка Аксинья, – и с помощью куска сырого мяса. Нужно натереть мясом бородавку, а затем догнать волка или лисицу и скормить им этот кусок.
Варвару очень интересовало, как же будет выполняться вторая часть задания? Как догнать в лесу волка или лисицу? Положим, у нее был свисток, и к ней пара серых всегда прибежит. Но оказывается, что ручные волки и лисицы были почти в каждом доме. Местные жители уже давно приручили их и держали вместо собак. Так что мясо скормили все.
Особенно понравились Варваре лунные способы снятия бородавок. Оказывается, можно свести бородавку, если заговорить лунный свет. Надо поводить ладонью по стене, на которую этот свет падал, а затем погладить той же ладонью бородавку. После нескольких лунных сеансов бородавка пропадала.
На следующем уроке бабка Аксинья учила бороться с нарывами и с докучливым ячменем. Варвара узнала, что ячмень колют зерном ячменя, а затем отдают его склевать курице. И правда, на следующий день гнойник у маленького золотушного лешего, приглашенного на урок, куда-то делся. Были и другие способы.
Забавно было смотреть на бабку Аксинью, у которой весь урок болталась перед глазом иголка, привешенная к головному платку. Золотушный лешак не отрываясь смотрел на блестевшую иглу, и ячмень на его глазу на глазах уменьшался. В это время ученики нараспев учили веселые заговоры от ячменя:
– Ячмень, ячмень, вот тебе кукиш, что захочешь, то себе купишь; купи себе топорок, переселись поперек!
Ученики проговаривали это трижды и проводили по ячменю пальцем.
Варвара посетила несколько уроков бабки Аксиньи, и та преподнесла ей старинную знахарскую книгу:
– Здесь все болезни, которые ты сможешь исцелять­.
Варвара, посещая Зеленецкую школу, вскоре поняла, что очень многого не знает. Старшеклассники, например, могли не только переносить предметы на расстояние, но даже пересаживать травы и деревья. Варвара попробовала сделать это, но перенесенные ею на другое место колокольчики засохли уже через два часа, а пересаживаемая березка не захотела вылезать из земли с корнем, а просто сломалась у основания.
Ведьмочка сама себе поставила по этому предмету «двойку». У многих учеников, присутствующих на уроке, также ничего не получилось: и цветы и деревья так и остались стоять на месте, но у двоих старшеклассников – Голубы и Дубыни – все прошло идеально.
У Голубы, будущей колдуньи, березка вылезла из земли, шевеля даже самыми маленькими корнями, и уже через день прижилась на новом месте, радостно подставив листочки солнцу.
– Молодец, Голуба! «Пятерка» тебе.
Дубыня к решению поставленной задачи подошел очень серьезно, но силы не рассчитал. Довольно толстый дуб вылез из земли с огромным комом почвы на корнях. Мальчик покраснел, жилы на его лбу вздулись от напряжения, но он никак не мог перенести дерево на новое место.
Тем не менее Дубыня не сдавался и буквально волочил дерево по земле на нужное место. Пораженные таким упорством, Судина и Варвара что-то прошептали, и дело у Дубыни пошло легче. Помогали мальчику и его друзья, стоящие сзади. Дубок все-таки поднялся вверх и доплыл до нового места. Его корни в таком огромном коме земли, конечно, не пострадали.
– Дубыня, «пятерка с минусом», рассчитывай, пожалуйста, в следующий раз свои силы.
– Лесные жители просто более связаны с природой, чем ты. Знают, где какая почва, какие корни у растений. Не огорчайся, зато ты можешь сделать многое другое гораздо лучше, чем они, – утешала Судина расстроившуюся Варвару. – Я вижу, ты хочешь постичь все наши науки. Если есть желание, можешь заочно учиться в нашей школе, а затем совершенствоваться в институте. К тому же все уроки у нас записываются на видеопленку. Мир подключит тебя к институтскому компьютеру Зеленца, и ты будешь выполнять все задания. А на экзамены будешь приезжать в Зеленец в удобное для тебя время на «Голубой электричке». Я попрошу об этом наш Ученый совет.
Предмет «Суеверия и приметы» вел Порчельник. В черной мантии, с крючковатым носом и пронзительным взглядом маленьких колючих глаз, он поначалу не понравился Варваре. С виду злой, но почему-то все дети его любили и ластились к нему. Он отталкивал их от себя, но было видно, что любовь детей ему приятна. А к концу урока Варвара уже по-другому стала относиться к этому чудаковатому преподавателю. Уроки он проводил со своеобразным суровым юмором.
Урок Порчельник начал без всякой подготовки и вступлений. Сразу перешел к делу:
– Многие суеверия стали забываться, потому наша задача – уметь их поддерживать в людях, чтобы они и о нас помнили. Надо сделать так, чтобы забытая примета всплыла в сознании человека и привела к нужному результату. Старайтесь выбирать для этого наиболее подходящий материал – людей впечатлительных. А те уже передадут другим все, что с ними случилось. Именно это нам и требуется.
Порчельник строго посмотрел на присутствующих.
– Начнем с хорошо известных примет. Для начала давайте вспомним суеверие про бабу с пустыми ведрами. Что надо делать? – спросил Порчельник.
– Выходя на улицу, посмотреть, не идет ли навстречу баба с пустыми ведрами, и не выходить за ворота, пока она не пройдет, – решил блеснуть знаниями Стоян.
– Все? – строго посмотрел на прыткого ученика преподаватель.
– Пожалуй, да, – уже испуганно пробормотал ученик.
– Садись, «тройка с минусом» тебе.
– А если такая баба все же попалась, то следует отвернуться от нее, плюнуть через левое плечо и постучать по дереву, – добавила девочка с длинной косой.
– Почти угадала, Краса. Но не это главное. Нужно быть рядом и следить за соблюдением этой приметы. Беляна, Несмеяна, Искра, берите коромысла с пустыми ведрами и марш по очереди на луч Домовых. Всем остальным одеть плащи. Посмотрим, как вы понимаете этот предмет.
Варвара и Мир также накинули на себя предложенные плащи.
– Ой, Варвара, так мы же стали невидимками, – восторженно сообщил Мир.
– Постарайся обойтись без эмоций и идти медленно, чтобы не наткнуться на кого-нибудь такого же невидимого.
Впрочем, опасения Варвары были напрасными. Порчельник оказался опытным преподавателем, соблюдал технику безопасности и беспорядка не допускал.
– Выходит левая колонка, теперь центр, теперь правая! —подавал короткие команды Порчельник. – Возьмитесь за руки и идите гуськом за бабами с ведрами по левой стороне улицы.
Ребята подождали, пока не выйдут все ставшие невидимыми ученики.
Навстречу Беляне попался явно спешащий куда-то домовой. Не обращая внимания на пустые ведра, он промчался мимо девушки и… неожиданно споткнулся на ровном месте. Отряхнув с себя пыль, домовой снова поспешил по своим делам.
За Беляной шла Несмеяна, она напоминающе звякнула пустыми ведрами. Но домовой не заметил предупреждения. Через несколько шагов в ногу ему впился рыболовный крючок. Бедняга завопил на всю улицу. Несмеяна помогла домовому вытащить крючок. Тот немного посидел, морщась от боли. Затем вскочил и хромая поспешил дальше.
Теперь навстречу домовому, уже изо всех сил гремя ведрами, шла Искра. На этот раз до домового до­шло, что его могут ждать очередные неприятности. Увидев девушку с пустыми ведрами, он бросился к ближайшей калитке и не высовывался, пока та не скрылась за поворотом. После этого все вернулись в класс.
– Вот теперь о бабе с пустыми ведрами он долго будет помнить и всем своим детям и внукам расскажет! – назидательно подчеркнул Порчельник. – Примерно так же вы должны действовать, если дорогу перебежит черная кошка, а на нее никто не обратил внимания; то же, если, возвращаясь в дом за чем-то забытым, виноватый не посмотрел в зеркало. Традиции надо чтить и соблюдать. Обязательно должно случиться что-то нехорошее. Впрочем, «кошка» у нас – отдельная тема.
Но пойдем дальше. Для домовых. Я требую, чтобы вы неукоснительно поддерживали наши традиционные приметы. Упадет нож на пол – придет мужчина, ложка – женщина. Что вы должны делать в этом случае? – спросил Порчельник.
– Позвонить по телефону голосом хозяев соседям или родственникам и вызвать их по неотложному делу либо направить в дом почтальоншу или водопроводчика, – дети ловили мысли преподавателя и соображали прямо на лету.
– Правильно. Сор из дома нельзя выносить вечером, чтобы не было ссоры. Ваши действия?
– Разбить любимую кружку, положить грязные носки на стол, включить погромче телевизор, и ссора обязательно возникнет. Так что пусть утром сор из избы выносят, – почти хором ответили ученики.
– Молодцы! А теперь попрошу записать все, что я скажу, – строго приказал преподаватель. – Готовы? Начнем с домовых. Вы ответственны за порядок в доме.
Юные домовые были само внимание.
– Порвалась занавеска – к ссоре между подругами.
– Расшибемся, но подруг поссорим! – пообещали домовые.
– Для девушек. Не стирай в дождь и не оставляй белье на ночь сушиться – мужчины любить не будут. Нарушает – значит… – Порчельник даже не успел договорить.
– На свидание она у нас в рваных колготках придет и с потекшей косметикой, – старались ученики.
– Чтобы спорились дела, всегда нужно вставать с постели на правую ногу. Домовые! Что делать, если человек встанет с левой ноги?
– Тут же броситься ему под ноги, выкрутить лампочку в коридоре, испортить настроение.
– В общем правильно. Всем «пятерки»!
Следующие приметы были перечислены то ли для пожарных, то ли для злых домовых типа Овинника. Кстати, учитель их довольно быстро прочитал. Вероятно, и сам не очень-то верил в них, но все же заставил учеников их запомнить и выучить к завтрашнему дню:
Заяц по деревне бегает – к пожару.
Кукушка летает по деревне – к пожару.
Крик филина поблизости от деревни – к пожару.
Собака воет, подняв кверху морду,– к пожару.
Сверчок по избе летает – к пожару.
Тараканы из дома ползут – к пожару.
Варвара и Мир тут же начали лихорадочно вспоминать, когда в последний раз выла, подняв морду, соседская собака и был ли у них потом пожар.
Изрядно, запугав всех присутствующих, Порчельник вспомнил о хороших приметах.
Если под кровлей голуби водятся, она не горит.
Черная собака, черная кошка или черный петух в доме спасают от грозы и пожара.
– Чудесная примета, – заметила Варвара. – Черных собак, петухов и кошек в нашей деревне пруд пруди. Так что есть надежда – ничего плохого не случится и дома наши не сгорят.
На этом урок кончился.
Варвара обошла класс и ознакомилась с темами будущих уроков, которые были напечатаны на большом куске бересты, висевшем на стене:
«Черные кошки приносят несчастье».
«Если черного кота во время плавания выбросить за борт, на море разыграется страшная буря».
«Во время грозы надо выкинуть черного кота из дома, иначе он притянет к себе молнию».
«Кошка лижет хвост, прячет голову – к ненастью».
«Если собака лает и воет на луну, непременно быть несчастью».
«Через порог не здороваться – поссоришься либо дети немые будут».
«Не пришивай пуговицы на себе – пришьешь себе память».
– Конечно, это больше для домовых и леших, но ведьме тоже полезно кое-что знать, – решила про себя Варвара.
Она помнила, как еще пару месяцев назад ее ловил Шишига. Сколько неудач, пусть и маленьких, с ней тогда случилось.
В Зеленецком институте
Мирослава больше, чем Варю, тянуло к науке.
– Учиться можно по книгам и с помощью Интернета, – убеждал он Варвару. – Зайдем в Институт науки. Мне Судина уже приглашение дала.
– Ладно, пойдем посмотрим на зеленецкий вуз, – согласилась девочка.
В приемной Варвару и Мирослава встретил ректор института.
– Профессор Пересвет, – представился он. – Знаю, что Судина и сам Дед-Всевед ходатайствовали о том, чтобы вы посетили наш научно-преподавательский институт. Сегодня я буду вашим провожатым. Но сначала вы должны расписаться в неразглашении тайны, дав слово, что все, что вы здесь увидите, не расскажете никому. Иначе любая информация, которая выйдет из этих стен, может принести непоправимый вред всей планете.
– А что представляет собой институт? Здесь разве не учатся студенты? – спросил Мир.
– Способные дети из Зеленецкой школы могут учиться в любом институте по всей стране и даже за границей. А могут остаться у нас. Мы с радостью поможем. В стенах нашего института для них созданы все условия для написания диссертаций. Те же, кто хочет продолжить совершенствование в оккультных науках, работают в наших научных центрах. Все возможности для этого есть. Но, повторяю, прежде всего это научный центр. Наш институт сотрудничает со многими ведущими научными институтами мира, особенно в области медицины, метеорологии, космических наук. Так что, Мирослав, у тебя есть отличный шанс со временем оказаться у нас и серьезно заняться наукой. В Зеленецком институте науки несколько центров: погоды, гаданий и предсказаний, суеверий, связи с внешним миром Земли, клонирования, электроники, внеземных цивилизаций, телепортации и времени.
Знакомство с институтом мы начнем с Центра гаданий. Давно уже колдунов и ведьм интересовали те дни, в которые они с успехом могут заглядывать в будущее и наиболее эффективно совершать свои колдовские деяния.
– Пятница, тринадцатое число? – спросила Варвара.
– Нет, это скорее «психологический день» для многих людей. Конечно, мы стараемся это использовать. Такое совпадение случается не чаще двух раз в году. Поэтому многие ведьмы используют именно эти дни, чтобы оказать давление на свою жертву. Но есть такие дни, когда магические силы действуют гораздо сильнее. Иногда это связано с природными явлениями, иногда с положением планет Солнечной системы и Луны. Естественно, дни полнолуния созданы для гаданий и колдовства. Есть и другие особые дни, в которые можно достичь великолепных результатов в колдовстве и магии. Причины этого изучены пока не до конца.
Некоторые дни ты, Варвара, знаешь, – чуть помолчав, продолжал Пересвет. – Ты и сама уже связывалась с природой в Иванов день – черпала от нее силы. А всего мы уже нашли около тридцати дней в году, когда способности колдунов проявляются особенно ярко.
Пересвет повел ребят дальше.
– Центр погоды располагает самыми совершенными приборами. В этом Центре мы не только предсказываем погоду на текущие неделю и месяц, но можем делать долговременный прогноз на долгие годы. Сейчас мы работаем вместе с ведущими метеорологическими институтами мира, и наши сотрудники являются даже директорами этих институтов. Наши прогнозы достаточно точны, и их с удовольствием используют во многих экономических отраслях.
Вот, к примеру, прибор, сконструированный нашими учеными. Под стеклянным колпаком на кончике иглы свободно вращается деревянная дощечка с тремя магнитами на одном конце. Так вот за час вперед мы теперь узнаем направление ветра! Почему так происходит и где причина этого явления, еще предстоит разобраться. А знать направление ветра в нашей северной области – очень важно. Дует западный ветер с Балтийского моря – будут дожди, дует ветер с севера – тоже дожди, только холодные.
– Вы не могли бы дать мне фотографию этого прибора? – спросил внимательно слушавший профессора Мирослав.
– Конечно, я могу дать тебе и его техниче­ское описание, и ты сможешь сделать такой же дома. Мы занимаемся не только изучением погоды. Мы пытаемся ответить на многие серьезные вопросы. Почему сильная ведьма или колдун способны изменить погоду? Как они вызывают град, бурю, грозу? Откуда они берут столько сил? Можно ли эти силы использовать для выработки электроэнергии или осуществления термоядерной реакции?
– Неужели ведьма может произвести или остановить ядерный взрыв? – прямо-таки подскочил Мир.
– Я этого не говорил, – строго сказал Пересвет. – Я лишь подчеркнул, что над этой темой надо серьезно работать. У тебя есть желание этим заняться?
Мирослав лишь покачал головой и ничего не ответил.
– А вот управлять молнией, в том числе и шаровой, в нашем институте научились. Великие ведьмы умеют использовать силу молнии, заряжаться их энергией. Мы провели ряд опытов и теперь знаем, что ведьмы направляют полет молнии в любое место, делят энергию молнии на части. Хотите посмотреть маленький фильм? – предложил Пересвет.
Ребята кивнули. На экране показалась черная туча над скалистым берегом большого озера. Она раскинулась на несколько десятков километров и медленно приближалась. Туча походила на огромный бутерброд из двух половинок. Нижняя часть тучи – толщиной в несколько сотен метров – буквально лежала на земле, придавив ее своей тяжестью. Примерно такая же по размеру часть находилась сверху. Между этими двумя слоями ежесекундно вспыхивали электрические голубые дуги, и пространство внутри этого грозного бутерброда буквально светилось голубым светом.
– Колоссальная энергия спрятана в этой ту­че, – прокомментировал Пересвет.
– Такое впечатление, что она сейчас взорвется! – восхищенно сказал Мир.
– А я бы не отказалась побывать между этими слоями, – задумчиво сказала Варвара.
Пересвет с удивлением посмотрел на девочку:
– Именно это вы сейчас и увидите.
Грозовое облако приблизилось, и на экране показалась темно-серая перина. Камера, ведущая съемку, находилась буквально в центре огромного грозового «слоеного пирога». Вблизи вид был просто фантастическим. Электрические разряды, как паутина, опутали все пространство. Они собирались в ручейки и текли в небольшие голубые озера, которые образовывались прямо на поверхности тучи.
– А кто это снимал? – спросил Мир. – Какой-нибудь воздушный летающий дух?
– Любой дух побоится там оказаться. Взгляните сюда – это летающий зонд, который мы конструировали несколько лет. Ему не страшны прямые попадания молнии. Электрические разряды просто стекают по нему. – Пересвет показал на блестящий механический прибор, состоявший из соединенных основаниями конусов, из которых торчали острые крылья. – Во время набора высоты крылья увеличиваются, и наш «Грозолет» может зависать и парить в небе.
– Ой, смотрите! – показала Варвара на появившуюся в небе женщину.
Та летела на метле, быстро приближаясь к туче. Она влетела в грозовое пространство и огляделась. Затем провела рукой по мерцающим голубым ручейкам и направилась к большому электрическому озеру, которое все время увеличивалось в объеме, постоянно получая новую подпитку из голубых ручейков. По мере увеличения размеров озеро светилось все ярче. Электрическая плазма шипела, брызгаясь искрами во все стороны. Женщина на метле нырнула в самую глубину плазменного озера и исчезла.
– Так это же Прасковья! – изумилась Варвара. – Вот почему у меня такое желание искупаться в грозовых тучах.
Плазменное озеро стало искать выход наружу. Яркое скопление закрутилось, несколько раз ударилось о края тучи, а затем с оглушительным треском прорвалось к земле. Молния сделала несколько зигзагов и вонзилась в гранитную скалу на берегу озера. За несколько метров от земли из огненной струи выскользнула Прасковья и снова устремилась вверх, к туче.
Она нашла еще одно большое скопление плазмы и нырнула в нее. Вскоре вниз сорвалась новая молния, но до земли она не долетела. Примерно в ста метрах от земли молния зависла. Затем собралась в огненный сгусток. Было заметно, что им кто-то управляет. «Грозолет» подлетел поближе, и ребята увидели, как Прасковья ударила метлой по сгустку плазмы и к земле потекли десятки огненных­ струй. Грохот грома долго сопровождал эти разряды.
Прасковья весело смеялась и снова и снова поднималась наверх, чтобы искупаться в новой молнии. Ее развевающиеся рыжие волосы стали голубыми – видно, электрические заряды также скапливались на них. Последнюю струю молнии ведьма направила в небольшой стожок сена, который не сгорел, а просто мгновенно испарился после попадания разряда колоссальной силы. На его месте возник огненный шар размером с большой футбольный мяч. Прасковья подлетела к образовавшейся шаровой молнии и взяла ее в руки. Она погладила шар и плавно пустила его над водой. Шар медленно вращался и менял свои цвета, светясь то белым, то синим, то оранжевым цветом.
– Ну, как впечатление? – спросил ребят Пересвет.– Так ты знаешь эту женщину? – обратился он к Варваре.
– Да, это моя прабабушка. Как бы мне хотелось быть на ее месте!
– Сейчас я попробую тебе помочь.
У Варвары округлились глаза:
– А это возможно?
– Для начала проверим, какое у тебя электромагнитное поле и сможешь ли ты «дружить» с молниями. Я слышал, что дворец водяного царя ты своими разрядами просто испепелила.
– Неправда, это опять «утка». У пары ванн только отлетели кусочки, а так я ничего особо не трогала, – потупила глазки ведьмочка.
– Она сможет, – встрял Мир. – Ей электрические провода не нужны. Энергии у нее – хоть отбавляй.
Мальчику давно хотелось узнать, каким же запасом энергии обладает его подруга. Пересвет включил измерительный прибор и жестом пригласил Варвару подойти. Стрелка метнулась к максимальной отметке и зашкалила. Профессор дважды переключил пределы измерений, и наконец стрелка замерла. Пересвет задумчиво посмотрел на показания прибора, затем что-то записал в своем блокноте.
– А можно мне тоже измерить свою энергию? – спросил Мирослав.
Профессор подключил прибор к мальчику и посмотрел на стрелку прибора:
– У вас хорошая внутренняя энергия для человека. Вы многого добьетесь, юноша.
– Так вы же дважды переключили пределы измерения прибора. Значит, энергия Варвары в десятки тысяч раз больше? – догадался Миро­слав.
– Выходит, так; наша красавица – весьма не­обычная девочка, – кивнул ученый.
– Ты согласна продолжить наши эксперименты? – спросил он Варвару.
– Конечно, согласна, это ведь так интересно!
Профессор подключил стокиловаттный магне­трон и генерировал электромагнитное излучение на высокой частоте. Между пластинами прибора возникли заметные голубые и желтые волны, которые ползли от одной пластины к другой. Затем волны замерли и начали превращаться в огненный шар красноватого цвета. Шар размером с футбольный мяч висел между пластинами прибора, медленно вращаясь.
Цвет шара медленно менялся, пока не стал голубым.
– Так это же шаровая молния! – догадался Мир.
– Да! Мы первыми научились получать ее в нашем институте, – подтвердил Пересвет.
Голубой шар начал шипеть и потрескивать. Затем шаровая молния выплыла из прибора через стекло, нисколько не повредив его, и снова зависла. Шар крутился, как будто оглядываясь по сторонам. Мирослав, наслышанный о разрушениях, производимых шаровыми молниями, от неожиданности замер.
– Можешь взять его в руки, Варя, – кивнул Пересвет. – Не бойся. Ты же видела, что твоя прабабушка это делала.
Варвара протянула руки и взяла шаровую молнию. Та продолжала крутиться прямо в ее руках.
– Какой гладкий шар и слегка щекочется, – делилась ведьмочка своими впечатлениями. – А что с ним дальше делать?
– Придется выкинуть, – печально вздохнул профессор. – Нам пока еще не удалось найти способ хранения шаровой молнии. Можем подержать ее лишь несколько секунд, да и то с помощью Варвары, – пошутил он. – Подойди к окну и брось ее на землю.
Варвара в последний раз погладила молнию и выбросила ее из окна. Огненный шар, подпрыгивая, покатился по двору института. После его соприкосновения с землей оставались большие ямы. В итоге шар изрешетил почти весь двор, а потом с шумом разорвался и огненной струей ушел в небо.
– Так это я такую бомбу в руках держала? – удивилась Варвара.
– В том-то и дело! Твоя энергия выше, чем у молнии, и тебе ничего не грозило, – заверил профессор. Он еще раз измерил показания девочки и восхищенно сказал: – Теперь ты можешь спокойно купаться в грозе, как и твоя прабабка.
Последним центром, в который зашли ребята, был Центр времени.
– Особенных успехов наши ученые добились в изучении свойств времени, – рассказывал Пересвет. – Ни один институт в мире не продвинулся так далеко, как наш. Мы уже можем останавливать время, это вы увидите, когда поедете на «Голубой электричке». А теперь изучаем возможность путешествовать во времени. Один из наших сотрудников, известный доктор Мерлин, уже живет в будущем. Правда, опыт его не закончен, так как он никак не может вернуться назад. Но Мерлин жив – сообщения от него приходят.
Что здесь изучают, многим непонятно! Об этом постарайтесь не думать, – предупредил Пересвет. – Здесь занимаются не только временем, но и так называемым четвертым измерением.
Давайте проведем самый простой опыт. Твои часы ходят точно? – спросил профессор у Мира.
– Да, это моя гордость – папа подарил. Уже целый год они показывают время секунда в секунду, – ответил Мир.
– Тогда испортим, – пошутил профессор. – Заметь время и опусти часы вот в это отверстие и считай секунды.
Мир положил часы в прибор, по виду напоминавший сужающуюся спираль.
– 11 часов 5 минут 10 секунд, одиннадцать, двенадцать…
Когда он досчитал до тридцати, часы выскочили из прибора с другой стороны.
– Посмотри на время, – предложил профессор.
– 11 часов 4 минуты 40 секунд, – с удивлением произнес Мир. – Неужели сломались? Не могут же они ходить назад, – с удивлением произнес он. – Неужели в этом приборе время движется наоборот? В итоге часы отстали на минуту.
– Залезай, младенцем станешь, – рассмеялась Варвара.
– Никто не знает, что происходит внутри прибора, ибо это творение доктора Мерлина… А теперь опусти часы вот в это отверстие. Только бросать часы придется два раза – догонять время всегда сложнее – оно же идет вперед.
Мирослав заметил время, опустил часы в отверстие и начал считать. Прошло тридцать секунд, когда часы снова выскочили наружу. Он еще раз опустил часы в прибор. Когда часы появились, Пересвет заметил:
– Я думаю, что часы снова показывают правильное время, но на всякий случай сверь их вон с теми электронными часами на стене. На них точное время, – показал профессор.
Мир взглянул на электронные часы и кивнул:
– Все правильно.
– А известно, как далеко ушел во времени док­тор Мерлин? – поинтересовалась Варвара.
– Нет, мы знаем лишь одно: пока Мерлин не может вернуться – он сумел пройти по спирали времени только в одном направлении – вперед. Ну что, на сегодня хватит? – спросил профессор Пересвет.
– Более чем, – ответил Мир. – Большое спасибо. Здесь есть над чем поломать голову.
– Заодно подумай о моем предложении работать в нашем институте. Баба-Язя считает, ты способен на многое, и рекомендовала тебя как настоящего волшебника. Варвара, а ты поможешь нам в изучении молний?
– Если гроза будет сильной, то помогу! – пообещала девочка.
– Я вам не показал только Центр клонирования. Но волшебный котелок, в котором можно получать различные детали, вы уже видели у Бабы-Язи, а о том, что еще мы делаем, вы узнаете, посетив наш зоопарк. Зайдите обязательно, советую.
Пересвет и ребята попрощались.
Мир честно признался Варваре, что сыт по горло всем этим.
– Варя, я пытаюсь объяснить все с научной точки зрения, но ничего не получается. Чертовщина какая-то, одним словом.
– А мы где находимся? – рассмеялась ведьмочка. – Среди чертей.
– Я лучше схожу в Компьютерный центр – говорят, там несколько «комов» зависло. Попробую разобраться. Заодно пошлю письма по электронной почте Бабе-Язе и Водовладу, чтобы не волновались за нас.
– Ну а я вернусь в школу и посещу урок гадания на хрустальном шаре. Вчера как раз было полнолуние, а это лучшее время для гадания на нем. Говорят, он помогает узнать будущее.
Гадание по хрустальному шару
Предмет «Гадание» вела сама директриса Судина.
– Варвара, ты действительно хочешь узнать свое будущее? – спросила Судина.
– Да, – ответила девочка. – Но для начала не слишком далекое. Мне бы хотелось узнать, что со мной будет… ну, скажем, в ближайшие два дня.
Несколько школьниц вошли в класс и уселись за большим круглым столом. Судина зашторила все окна, и в комнате наступила полная темнота.
– Можем начинать, – сказала директриса. – На сегодня это твой шар. Знаю, у тебя есть чудесный кристалл от Прасковьи. Так что ты дома всегда сможешь пользоваться им.
Судина подала девочке шкатулку:
– Этот шар я всю ночь держала под светом полной луны. Всегда поступай так перед гаданием. А после того как шар наберет от луны сил – заверни его в черный бархат и положи в плотно закрытую коробку. Пускай он в ней лежит до гадания. Ни в коем случае нельзя оставлять хрустальный шар на солнце.
Девушки зажгли высокие красные свечи, а Су­дина – палочки, которые задымились и начали окутывать комнату ароматным дымом.
Перед Варварой стояла черная мраморная ча­ша. Девочка открыла шкатулку, откинула бархатную материю и аккуратно переложила шар в чашу. От мерцающего света свечи шар красиво переливался всеми цветами радуги. Пока Варвара любовалась своим шаром, остальные юные ведьмы уже начали гадание. Девочка вспомнила, зачем пришла, и также начала всматриваться в глубину магического шара.
Шар сначала стал мутным, а затем гадалка смогла разглядеть в нем какие-то образы. Изображение становилось все более ясным, и вскоре девочка отчетливо увидела в глубинах магического кристалла Бабу-Язю, которая махала кому-то платком. Затем в шаре появилась голубая электричка.
«Странно. Электричка голубого цвета? Вроде бы у нас в области все электрички зеленые», – подумала Варвара.
Последним она увидела седовласого старца, ко­торый смотрел куда-то вдаль. Шар снова помутнел, а потом опять заиграл всеми цветами радуги.
– Сеанс закончен, – сказала Судина, отдергивая шторы. – Теперь вы должны все правильно истолковать и сделать для себя правильные выводы.
Школьницы поблагодарили свою учительницу и покинули класс. Встревоженная Варвара шла и думала:
«Понятно, что Баба-Язя предостерегает нас об опасности и просит покинуть Зеленец. Значит, нам самим надо ехать к Деду-Всеведу. По-моему, все правильно. Хоть и хорошо приняли нас в Зеленце, тем не менее пора собираться в Петербург. Итак, сегодня стирка, глажка, а завтра отправимся на Зеленецкий вокзал».
И Варвара направилась в Компьютерный центр. Всего три дня пробыли дети в Зеленце, а по всему поселению уже ходила слава о Мире как о величайшем волшебнике в компьютерной области. Он уже оживил несколько «зависших» компьютеров и сделал более надежной внешнюю связь.
– Можно, мы к тебе в течение года будем привозить сломанную технику? Оплата любая. Хочешь – в рублях, хочешь – в валюте, хочешь – в дарах леса, – предложил главный инженер Компьютерного центра.
– От даров леса трудно отказаться, – засмеялся Мир.
Тут же соглашение о сотрудничестве было подписано. Миру каждый месяц гарантировались поставки сушеных белых грибов, земляничного, брусничного и малинового варений и даже кедровых орехов.
– Подрабатываешь? – прокомментировала тор­жественное подписание соглашения вошедшая в центр Варвара.
– У меня для тебя привет от Водовлада и письмо от Бабы-Язя, – протянул распечатки сообщений Мир. – Письмо от Бабы-Язи довольно странное.
Тут Варваре пришла в голову интересная мысль:
– Давай проведем небольшой эксперимент: я тебе скажу, что нам пишет Баба-Язя. Нужно завтра сесть на голубую электричку и ехать в Петербург к Деду-Всеведу.
– Почти точно. Про цвет электрички ничего не сказано, а остальное все правильно. – И Мир подал девочке листок бумаги.
– «Выезжайте завтра же на местной электричке в Петербург. Встречаю на вокзале у бюста Петра. Едем к Всеведу. Ваша Язя», – прочитала Варвара.
– Тебе тоже письмо от Бабы-Язи пришло? – спросил Мир.
– Да, только из будущего.
Мир с удивлением посмотрел на Варвару:
– Неужели магический шар видит будущее?
– Выходит, так, – задумчиво ответила девочка.
– Пожалуй, пора из Зеленца бежать, пока ты тут совсем не рехнулась.
– Давай передадим привет Водовладу и попросим, чтобы анчутки и его водяные нашу лодку с имуществом перегнали к нам в деревню. К тому же мы не можем взять с собой в Петербург Баюшу. Как мы с ним в городе будем гулять? Пусть возвращается в Харчевню вместе с лодкой.
– Верно, вроде еще соображаешь, – согласился Мир. – Есть шансы на выздоровление. Давай составляй письмо, а я выйду на Водовлада. Знаешь, мы сейчас с ним по электронной почте в шахматы играем. Он здорово усилился! А какие у нас планы на вечер?
– Из удовольствий нам осталось посещение мест­ного зоопарка, а затем начнем собираться в путь.
Зоопарк
То, что они уже идут по территории зоопарка, дети не сразу поняли. Они шли по красивому сосновому бору.
– Какой ухоженный парк! – восхищалась Вар­вара.
Навстречу ребятам несся веселый клубок малышей-зверюшек. Среди них были несколько зайчат и лисят, волчонок и медвежонок. Малыши кувыркались, толкались, слегка покусывали друг друга за уши, причем больше всех доставалось медвежонку. Он был самый большой из зверюшек, но самый неуклюжий. Когда медвежонка толкнули одновременно несколько лап, он, кувыркаясь, покатился по земле и замер рядом с детьми. Варвара сделала шаг вперед, чтобы помочь лежащему малышу, но неожиданно ударилась головой о невидимую стенку.
– Мир, гляди, тут же невидимая загородка! – воскликнула девочка. – Здорово придумано. Впечатление такое, будто все рядом, но за стеклом или еще за чем-то.
Дорожка уводила ребят все дальше в парк. И справа и слева от дорожки паслись под лет­ним солнцем стада оленей, лосей, зубров. В тени деревьев лежали лесные хищники: медведи, волки.
Через несколько минут ребята попали в другой лес – с тропическими деревьями. Стало намного теплее, чем в сосновом бору. Прямо перед ними отдыхала семья львов. Отдельно от них лежал царь зверей, а чуть поодаль несколько львиц наблюдали за своими шаловливыми детьми. По лианам, которые свешивались с толстенных баобабов, прыгала стая мартышек.
Зорко следя за дремлющим львом, они всяче­ски приставали к маленьким львятам, словно зная, что с ними можно поиграть, пока те не подросли. Львята тоже были не прочь поиграть с обезьянами и все время пытались поймать их передними лапами за хвосты.
Мирослав на всякий случай потрогал перед собой невидимую стенку – стенка была – и только после этого пошел дальше.
– Посмотри наверх, – сказал Мир. – Наверху пленка, а здесь настоящий парник – тропики для зверей Африки.
Фауна Африки, Индии, Австралии была представлена полностью. Бегали страусы, прыгали кенгуру, широко открывали рот крокодилы. Через несколько метров ребята увидели, как служитель-леший кормил тигров и пантер. Он открыл в невидимой стенке отверстие и на лопате подавал тиграм огромные куски мяса, но те лениво отворачивались от них и ждали чего-то еще. Леший ругался. Ребята подошли ближе и спросили, чем он недоволен.
– Да ну их! От мяса отказываются, – жаловался служитель. – Ученые во всем виноваты, придумали какие-то добавки-конфеты. – Не дам, не просите! Вот мясо сначала съешьте, тогда и получите свои конфеты. Не знаю, что и делать,– не едят!
Он вынул из кармана коробку с разноцветными драже. Увидев «конфеты», тигры стали бросаться на невидимую стенку.
Варвара остановилась напротив тигра, стараясь поймать его взгляд. Наконец ей это удалось. Полосатая кошка вдруг присмирела и принялась жадно есть мясо. И остальные тигры с жадностью набросились на предложенную лешим еду.
– Что это с ними? – радостно засуетился леший.
– Мне удалось внушить полосатым, что ни мя­са, ни конфет они больше никогда не получат, потому они и образумились. Но боюсь, это не надолго, – посетовала юная ведьмочка. – Разбаловали вы их, вот кошки и привередничают. Если хотите, чтобы они ели как следует, будьте с ними построже. Пусть поголодают пару дней – сразу перестанут выпендриваться.
И дети пошли дальше.
– Какой простор! Ты только посмотри, как зверям тут хорошо! Хорошо бы сюда привезти наших городских деятелей; сколько же можно изде­ваться над животными в так называемом Петербургском зоопарке – там и курам места мало, – сказала Варвара.
Впереди была большая поляна, на которой пас­лись жирафы и слоны.
– Смотри, целое стадо слонов, а у нас в Петербурге ни одного. Правда, с другой стороны, и хорошо, что нет. Только мучился бы в спичечной коробке, – согласился с Варварой Мир. – Ой, глянь-ка, а вон там какие странные слоны!
Мир удивленно смотрел на трех слонов с длинной рыжеватой шерстью. Огромные бивни загибались колесом, а ростом они были намного больше своих индийских и африканских собратьев, пасущихся невдалеке.
– Мани, эй, идите сюда! Я вам бананов принес.
Еще один служитель зоопарка наполнял слоновьи кормушки. Ребята подошли к лешему. Он сразу узнал знаменитых гостей Зеленца:
– Что, на моих мамонтов любуетесь? Очень послушные ребята, не то что эти разбойники,– леший кивнул на африканских слонов.
Рыжая троица сразу откликнулась на зов служителя и подбежала полакомиться бананами. Ле­ший ласково потрепал их по хоботам и протер их закругленные бивни.
– Манечки мои!
– Откуда здесь мамонты? – удивился Мир.
– А ты вспомни, что вчера говорил Пересвет. Он намекал, что их Центр клонирования занимается кое-какими опытами. Вспомни и котелок у Язи. Значит, давно исчезнувших животных удалось спасти. А кто еще из экзотических зверей есть в вашем зоопарке? – спросила девочка у лешего.
– Пара саблезубых тигров, вон на дерево залезли – отдыхают после обеда, птицы разные, но вам лучше всего пройти к озеру: там ящеры купаются – жарко сегодня. Хотите, я вас провожу? – предложил леший.
Мир и Варвара уже перестали чему-либо удивляться и пошли на озеро за служителем.
– Вот здесь ящеры и живут. Бронтя, покажись-ка гостям!
Из воды почти на десять метров высунулась шея чудовища с маленькой головкой.
– Вот и не верь теперь в Лох-Несское чудовище. Вот оно, пожалуйста, – буркнул Мир. – А это кто?
– Да наши ученые уже третий год спорят, кто это. Кто бронтозавром называет, кто диплодоком, кто ультразавром каким-то. Сам слышал – долго спорили, каких-то данных ученым не хватает, чтобы точно определиться. До сих пор не решили, кого клоуновали в своем институте.
– Клонировали, – поправил Мир. Леший часто ошибался в названиях, но Мир быстро все переводил.
– Во-во! А я сразу выяснил, кто это. Бронтозавр! Он на Бронтю сразу откликаться начал. А на Ультрика или Дипа он и ухом не ведет. Бронтя сам лучше них знает, кто он такой. Бронтя, рыбки хочешь?
Шея плавно заскользила над водой, затем пошли волны и из воды показалось огромное туловище динозавра. Подошел уже знакомый ребятам служитель, закончивший кормить своих полосатых питомцев:
– Везет тебе: Бронтя у тебя все ест, не выпендривается.
– Зато кормежка занимает целый час, – вздохнул леший, кормивший свою «малютку». Он по рельсам подкатил к озеру здоровенный двухтонный чан с рыбой. – Пока всю рыбу в него не перекидаешь – не насытится. Любит из рук есть.
Бронтя к тому времени полностью вылез из воды и начал лакомиться рыбой. Своими острыми зубками он осторожно брал рыбину, затем поднимал голову кверху, и рыба проваливалась вниз. Огромное тело, покрытое змеиной шкурой, блестело на солнце.
– Сколько же он метров в длину? – ахнула Варвара.
– Да метров двадцать пять, пожалуй, будет, – ответил служитель, кормивший тигров и пантер.
– Двадцать семь! – обиженно ответил хозяин Бронти. – Нам лишнего не надо, но и уменьшать не позволим. Это от груди, а если от носа до кончика хвоста считать, то все тридцать пять будет. К тому же он еще маленький – всего четыре годика. Подрастет еще. Кормежка у нас хорошая. Водовлад присылает каждую неделю свежую рыбу. Да и в нашем пруду – вон сколько карпа. Так что скоро до сорока метров в длину от носа до хвоста мы с Бронтей дотянем. А вот как бы мне его взвесить? Никак придумать не могу. Все бы отдал, чтобы узнать, сколько моя лапушка весит.
– Я вас этому научу, – сказал Мир. – Вы в большом пруду, в котором карпы плавают, воду меняете?
– Конечно, раз в месяц, – ответил служитель.
– Знаете, сколько в него входит воды?
– Тысяча кубов.
– Сделайте отметки на бортиках и попросите Бронтю туда залезть. Сколько он кубов выдавит, столько тонн и весит.
– Завтра же воду поменяю. Спасибо вам.
Мир и Варвара не могли насмотреться на эти чудеса.
– А кто еще у вас на попечении?
– Стеша и маленькая Тиша. Стеша-то добрый парень, а вот с Тишей не повезло. Хоть девочка Тиша и совсем недавно из яйца вылупилась, но такая вредная – все деревья погрызла, хотя и хищница. Наверно, зубы у нее чешутся, – предположил смотритель ящеров.
– Как я понимаю, Стеша – это стегозавр, а Тиша – царь того времени – тиранозавр, – предположил Мир. – Вроде бы так наши ученые их называют.
Лешие и ребята подошли к загону из толстых бревен.
– Стеклянных перегородок они не признают – не хотят видеть – бьются. Несовременные. Пришлось попрочнее сделать, – пояснил служитель.
Из лесной чащи, оглашая окрестности могучим ревом, выбежал стегозавр. Десятиметровое чудовище, закованное в блестящую на солнце броню, неслось к своему кормильцу. Передвигался стегозавр на четырех ногах, хотя делать ему это было крайне неудобно – передние конечно­сти были гораздо короче задних. Вдоль спины Стеши торчал раздвоенный гребень, состоящий из отдельных лопастей. Сзади стегозавр поднимал мощный хвост, увенчанный шпорами. Особенно красива была у Стеши голова, обрамленная широким костным воротником. На носу – мощный бивень.
– Морковочки хочешь, Стеша? Сейчас.
Стегозавр открыл свой огромный рот, и служитель всыпал туда пару ведер крупной морковки. Стеша жевал ее и благодарно похрюкивал.
В это время тиранозавриха Тиша громко ревела поодаль, со злостью срывая своими острыми зубами кору с деревьев. При этом она помогала себе мощными задними ногами, ломая толстые ветки.
– Уже половину деревьев в загоне испортила, – пожаловался леший. – А что делать? Зубы чешутся, а мамы нет, чтобы малютку успокоить. Могли бы свое клоунирование с мамы начинать, а не с яиц. И о чем только эти ученые думали!
Трехмесячная малютка Тиша была уже метра четыре в высоту.
– А подрастет до десяти. Представляешь, какой кошмар будет, – намучаются с ней. Нет, все же я не прав – какая красавица эта Тиша! Жалко, фотоаппарата нет, – посетовал Мир.
– Тебе же сказали – сохранять тайну! Зоопарк – это тоже отдел института. Да тебе все равно бы никто не поверил, сказали бы: «фотомонтаж» или «чего только сейчас компьютер не нарисует».
Ребята поблагодарили служителей зоопарка и направились к выходу. Лешие пошли их провожать.
– А вот наш дом, заходите. Нам приятно, что такие великие волшебники посетили нас.
Рядом с зоопарком была небольшая деревенька, в которой жили служившие в нем лешие.
– Спасибо большое. К сожалению, мы завтра утром уезжаем в Петербург, а нам еще собраться надо. Вы и так для нас много сделали. Спасибо за экскурсию, – еще раз поблагодарили леших ребята. – А в этом доме кто живет?
Мир показал на странный дом, больше похожий на пещеру. Сделан он был из огромных валунов, а сверху завален ветками деревьев. Из входной дыры шел дым.
– Здесь ЭТИ живут. Ученые их так зовут.
– Кто-кто? – испуганно переспросил Мир.
– Ну, ЭТИ. Снежные человеки, – пояснил ле­ший. – Вроде звери, вроде люди. Мы им предлагали определиться, где жить: среди зверей или рядом с нами. Раз они решили жить среди нас – значит, люди. Этя, можно тебя? – позвал смотритель. Из дома вышло огромное, все заросшее шерстью существо высокого роста – метра три, с широкими плечами и чрезвычайно развитой мускулатурой. Шерсть на снежном человеке была светло-серая, средней длины, волосы на голове почти белые. Короткая мощная шея, низкий лоб, крупные, выдающиеся вперед челюсти. Лицо – почти без растительности – было покрыто глубокими морщинами. Глаза небольшие и сверкающие.
– Привет, Этя, из еды чего-нибудь надо?
Йети покачал головой. Но тут из дома выскочил мальчик лет пяти, шерсти на нем было поменьше, чем на отце, а ростом он был уже выше Мира и Варвары. Он быстро подбежал к корзине с морковкой, сунул одну себе в рот и схватил еще две.
– Привет, Эдик!
– Здрасьте! Спасибо! – отчетливо сказал мальчик, затем застеснялся смотревших на него гостей и так же быстро убежал.
– Эдик молодец, уже говорит. А ты когда начнешь, Этя?
Великан что-то рявкнул и скрылся в своей пещере.
– Ну ладно бронтозавры, но снежный человек… – покачал головой Мир. – Мне папа рассказывал, что как-то раз высоко в горах Памира их геологическая группа нашла следы снежного человека. Всего лишь следы – а папа так этим гордится. А мы чуть ли не за руку с йети поздоровались. Нет, не поверят.
– Повезло животным: как здешние жители лю­бят их, – восхищенно сказала Варвара. – У них никто не вымрет, как у людей.
«Голубая электричка»
– Пойдем теперь к Вольге и узнаем, где покупают билеты на «Голубую электричку» и когда она завтра отправляется, – предложила Варвара.
Ребята направились в Дом Совета старейшин. Местные жители радостно приветствовали их и приглашали в свои дома. Вольга сам вышел навстречу гостям. Он уже связался с Дедом-Всеведом, и путешественникам был дан зеленый свет. Вольга выслушал Варвару и сказал:
– Ну, раз вам не терпится побыстрей увидать Деда-Всеведа, то не опаздывайте завтра на электричку. Время ее отправления узнаете на табло Лесного вокзала в центре нашего поселения. Постарайтесь не опоздать, необходимо быть за полчаса до отправления. Билеты вам покупать не нужно.
Для поездки из Зеленца в Петербург лесным железнодорожникам требовалось остановить время. Это было одним из главных достижений науки­ Тех Еще Сил. Раньше путешествовали во времени только великие ведьмы, но останавливать время для всех научились сравнительно недавно.
Лесной диспетчер на своем мощном компьютере получал дозволение Высших Сил, чтобы войти в день завтрашний. И компьютер давал полную информацию, в какое время будут свободны рельсы: от поездов пассажирских и товарных, когда полотно будут переходить люди и переезжать машины. Дальше компьютер рассчитывал, где и на каких перегонах можно проскочить без помех как можно дальше, и так до самого Петербурга. Ино­гда требовалось остановить товарный поезд, так как без этого не получалось «зеленой» улицы для «Голубой электрички».
Наконец компьютер определил, что с 10 часов 38 минут до 10 часов 42 минут путь до Санкт-Петербурга на всем протяжении будет свободен. Правда, будут попадаться встречные поезда, но их можно объехать либо по соседним путям, либо разминуться на станциях, где путей больше.
И на доске объявлений Лесного вокзала, находящейся на центральной площади поселения Зеленец, появилось сообщение, что отправка «Голубой электрички» в Петербург назначается на 10:38 и что все пассажиры должны прибыть на вокзал за 30 минут до ее отправления и пройти подготовку к остановке времени и проверку на «соответствие сегодняшнему дню».
От железнодорожных путей вскоре после моста через Волхов куда-то в лес отходит старая ржавая ветка. Лесные жители умело покрыли защитной краской рельсы, создав впечатление, что по ним никто давным-давно не ездил. Старая железнодорожная ветка через сто метров покрывается глубоким мхом и исчезает в болоте, как будто затонула. Над рельсами растут невысокие, но непроходимые кусты. Никому из обходчиков не приходит в голову поинтересоваться, куда раньше вели эти пути. У них и своих забот полно.
Но на самом-то деле по этим рельсам частенько ходят поезда до Петербурга, а если понадобится, то и дальше. В нужный момент мощные механизмы поднимают рельсы из болота. Мох расходится, кусты ложатся, а на появившийся из болота путь выскакивает поезд. Экспресс появляется на этом пути в тот момент, когда его никто не может заметить. Не зря на высокой елке несет вахту старый леший. Да и место в общем-то глухое – грибники и местные жители появляются там очень редко.
Для обслуживания местных жителей у лесной братии было два состава: голубая восьмивагонная электричка и красный поезд для дальних поездок. Желтым поездом – для эксклюзивных поездок и для приема высоких гостей – пользовались в самых крайних случаях.
Лесной вокзал Зеленца был очень уютным. В нем находился просторный зал ожидания и множество­ дополнительных помещений: комната отдыха­ для пожилых людей, детская комната, маленький­ кинотеатр, буфет, почта с компьютерным центром и другие удобные комнаты.
Перронов на вокзале было четыре. Каждый имел свой цвет.
Голубой перрон – для «Голубой электрички», красный – для «Красной стрелы», желтый – для «Эксклюзивного экспресса» и зеленый, чуть поодаль от остальных перронов, – для приема и отправления грузовых поездов.
Когда ребята явились на вокзал, они пришли в восторг от увиденного. Единственное, что их озадачило,– это отсутствие поездов.
– Сказали быть за полчаса, а электричка на посадку еще не подана, – удивилась Варвара.
– Полчаса не опоздание. Все же Зеленец – это часть Россия, так чему же ты удивляешься, – пошутил Мир.
Но буквально в эту же секунду на вокзале заиграла приятная музыка, а на табло зажглась голубая надпись, «Зеленец—Санкт-Петербург – 10:38». Из ниоткуда возникла голубая электричка, которая, проехав лишь несколько метров, остановилась рядом у голубого перрона.
– Смотри, и правда посадка начинается ровно за полчаса. Вот так бы везде, – восхищенно сказал Мир.
Двое леших сверяли внешний вид пассажиров с последними журналами мод, пропускали прошедших контроль на голубой перрон и останавливали тех, кто слишком бросался в глаза. Рядом с ними на перроне стоял главный волхв Вольга Всеславич и лично проверял отъезжающих.
– Куда это ты, Авдотья Ивановна, собралась?
– Да к двоюродному брату на три дня. Он у меня смотрителем Казанского собора служит.
– Как, неужели он нашел общий язык с новыми церковными служками? – удивился Вольга.
– Да, после 17-го года он в подвалах Музея истории религии и атеизма служил, жил в келье рядом с пыточными камерами. Издавал звуки страшные для туристов и посетителей. Жалованье хорошее получал за это. Так вот с тех пор я его и не видела.
Авдотья на веревке волокла за собой черного кота и сибирскую лайку.
– Ну, Авдотья Ивановна, ты и вырядилась! Так наши бабки даже до революции не одевались. Где ж ты лапти-то нашла? И где ты видела, чтоб котов по Невскому выгуливали? Собачку еще ладно, а кота оставь дома.
После слов Вольги кот, кувыркаясь и мяукая, полетел в сторону местного зоопарка.
– Не волнуйся, Ивановна, отдыхай хоть неделю. За котом присмотрят и покормят.
– Ой спасибо, Всеславич!
И тут возникший откуда-то домовой прошептал несколько слов на ухо Вольге.
– Ах ты черт! – выругался тот. – Бабуль, Казанский собор на Невском стоит. А по Невскому гулять с собаками не принято, а уж в собор с собаками точно не пустят.
Жалобно скуля, собака также улетела в сторону зоопарка.
– А клюка тебе зачем? – продолжал придираться Всеславич.
– А как же мне без нее, милок? – оправдывалась старая колдунья. – Чай мне двести лет скоро. Травки-то уже не помогают. На двух ногах мне не устоять, приходится на третью опираться.
– Ну ладно! Только в часы пик не ходи по Невскому, а то у тебя все три ноги оттопчут. А сарафан надо сменить – уж больно он старинный. И сапожки модные выбери с витрины нашего магазина да платье себе присмотри. Не бойся – размеры регулируются. Для тебя, Авдотья Ивановна, наш магазин бесплатный, так что не волнуйся. Не спеши – время есть. Девочки – хоп!
Вольга хлопнул в ладоши, и из-за ширмы вы­скочили две молодые разноцветные кикиморы. Они взяли старую ведьму под ручки и ввели в магазин. Через несколько минут из-за ширмы показалась шикарно разодетая дама неопределенного возраста в огромных солнечных очках, в бордовом брючном костюме с дрожащей левреткой на поводке в одной руке и с большим зонтиком вместо клюки – в другой.
Бабка была явно навеселе, так как юные кикиморы быстро сделали ей укрепляющий массаж и напоили ее живительным отваром. Авдотья бросила быстрый взгляд в стоящий рядом огромный серебряный поднос и очень себе понравилась.
Вольга строго посмотрел на кикимор, подозвал одну.
– Откуда собака? – строго спросил он у нее.
– Так Авдотья прямо-таки рыдала, – оправдывалась кикимора. – Вот мы ее лайку превратили в левретку. В случае чего собаку можно в шарф закутать и в сумку засунуть – никто не увидит.
– Ну ладно, черт с ней, – благосклонно кивнул проверяющий. – Пусть едет с собачкой.
– Проходите, проходите! – Следующая группа не вызвала у проверяющего никаких замечаний.
Однако, увидев двух весьма вызывающе одетых ведьмочек, он иронически скомандовал:
– Стой! Смирно! Сестры Вересковы, вы что, на нудистский пляж собрались или на Невский проспект? А ну-ка быстро поменять прикид!
Сестры Вересковы недовольно хмыкнули, ненадолго скрылись за ширмой и в знак протеста поменяли свои весьма прозрачные покровы на платья выпускниц Смольного института благородных девиц. Вольга сделал вид, что не заметил этой метаморфозы.
– Проходите!
На перроне материал платьев сестер снова стал прозрачным.
– Вересковы! – глядя на них, строго сказал Вольга.
Ставшие прозрачными наряды сестер Вересковых превратились в коричневую школьную форму шестидесятых годов прошлого века. На груди был повязан красный пионерский галстук. Слезы катились из глаз проштрафившихся девиц. Теперь уже поменять одежду они не имели права. Придется по Санкт-Петербургу целый день ходить в таком виде.
– Ладно, красные галстуки можете снять! – Вольга понял, что немного перестарался. – Дубыня, ты опоздал! Панки уже не в моде. Смени прическу!
Юноша исчез за ширмой и вскоре появился с футбольным чубом «Роналдо-2002».
– Тихон! Кришнаиты привлекают излишнее внимание. Подбери-ка, братец, себе другой прикид.
Тихон вздохнул, и его оранжевый балахон кришнаита превратился в мексиканское пончо.
Мир и Варвара еще утром привели себя в порядок. На обоих – джинсы и футболки: на Мире темно-зеленая, на Варваре ярко-оранжевая. У обоих – рюкзаки за плечами.
– Вот как одеваются современные подростки в Петербурге, – привел их в пример Вольга. – Простенько и со вкусом. Берите за образец!
О Варвариной прическе строгий Вольга ничего не сказал, хотя несимметричные хвостики, на его взгляд, были несколько вызывающими.
Наконец проверка внешнего вида пассажиров закончилась. Желающих съездить в Петербург набралось довольно много, но все удобно разместились в вагонах. Молодежь села в последние вагоны, в которых громко звучала современная музыка. Пожилые ехали в первых вагонах, где раздавалась тихая классическая музыка.
– Давай сядем в средний вагон, а потом сходим в другие, – предложила Варвара. – Когда еще придется прокатиться в этой электричке!
Ребята вошли в средний вагон и увидели, что в нем все было почти так же, как в обычных электричках. Пожалуй, только сиденья чуть помягче и снабжены ремнями безопасности, как в самолете.
За минуту до отправления на перроне зазвучал марш «Прощание славянки», и «Голубая электричка» тронулась в путь. Через минуту после отправления в вагоне прозвучало объявление: «Просим приготовиться к остановке времени!»
– К чему приготовиться? – не понял Мир.
– Смотри на остальных и делай так же, – сказала Варвара.
Некоторые пассажиры пропустили объявление мимо ушей, некоторые пристегнулись.
– Давай для первого раза пристегнемся, – предложила Варвара.
Мир согласно кивнул.
– Ой, смотри! – показала Варвара.
Над дверьми вагона на маленьком табло замелькали цифры: 10, 9, 8, … 2, 1.
Поезд исчез в каком-то туннеле. На несколько секунд наступила полная темнота. Затем электричка вынырнула из туннеля и помчалась среди леса.
В выходные дни, когда движение на дорогах становится более интенсивным, зеленецкому поезду иногда приходится останавливаться на перегонах между станциями. Ответственный за время пускает его вперед, а «Голубая электричка» ждет, когда освободится путь. Но такое случается крайне редко. Диспетчеры и компьютер умеют находить время для безостановочного движения. Как только дорога освобождается, время снова останавливается, и электричка мчится вперед.
Интересно ехать в волшебной электричке. Все вокруг замирает: птицы за окном не машут крыльями, а неподвижно висят в воздухе, листочки на деревьях не шелохнутся. Иногда электричка замедляет ход, и машинист высовывает из окна сачок и отодвигает в сторону встретившуюся на пути птицу.
Так же поступают с грибниками, которые идут с лукошками по рельсам. Из окна машиниста вы­совываются две огромные мягкие руки; они поднимают идущего по шпалам и переставляют его на тропинку рядом с рельсами.
«С чего это меня так качнуло? Наверно, устал сегодня, да и рано встал, – думает грибник».
А волшебная электричка мчится дальше. Не зря за пультом управления сидит опытный оператор – все препятствия устраняются с ее пути.
Варвара и Мир с удивлением глядели в окно.
Люди на станциях замерли, стая птиц неподвижно повисла в воздухе, не делая ни одного взмаха крыльями. Дым, выходящий из трубы, завис без всякого движения. Но вскоре ребята привыкли. Мир взглянул на свои электронные часы. Они показывали 10:39.
– В этом поезде даже японские часы сломались, – пожаловался он Варваре.
– Они не сломались, Мир. Просто время остановилось везде, кроме нашей электрички. Ты забыл опыты в Центре времени?
«Голубая электричка» летела как молния, не останавливаясь ни на одной станции.
– Уже проехали Сортировочную, вот Обводный канал, скоро Московский вокзал, – сказал Мир, глядя в окно.
Голос диктора снова попросил пассажиров: «Пожалуйста, приготовьтесь к ходу времени!» Над дверьми вагона снова замелькали цифры: 10, 9, 8, … 2, 1.
«Голубую электричку» в этот момент с одной стороны закрывал длинный товарный состав, а с другой – железнодорожное депо. Единица на табло исчезла, и, как это уже было, снова на несколько секунд наступила полная темнота. Поезд вынырнул из нее и оказался въезжающим на перрон Московского вокзала.
«Московское время 10 часов 40 минут», – послышался голос диктора.
Время снова начало свой плавный ход. Мир посмотрел на часы. Они работали: 10:40.
– Удивительно! Сто пятьдесят километров между Зеленцом и Петербургом за две минуты. Так быстро даже самолет не летает, – выразил восхищение Мир.
– Ошибаешься, за НОЛЬ минут. По минуте мы потратили на прибытие и отправление, – поправила Варвара.
Все вышли на перрон Московского вокзала.
– Смотри, а электричка-то теперь зеленая, а не голубая. Обычная, – кивнул Мир.
– А ты хочешь, чтоб она своим цветом привлекала к себе внимание? Молодцы, черти, – похвалила конспирацию Варвара.
На платформу из зеленецкой электрички вы­шла толпа детей, прибывшая в Петербург после лагерной смены. Некоторых ребят встретили радостные родители, и вскоре они смешались с городскими жителями. Электричка тем временем закрыла двери и скрылась за поворотом, как будто ее и не было. Мир и Варвара шли с группой детей и слушали поучения наставницы:
– Не привлекайте к себе излишнего внимания, и чтобы никаких фокусов, как в прошлый раз. Ты слышишь меня, Ждана? Иначе в город больше не поедешь.
А в прошлый раз было так. Маленькой ведьмочке Ждане жгли руку «командировочные», вы­даваемые каждому ребенку на «разграбление го­рода». Сойдя с поезда, дети бросились к ларьку с мороженым. Приходится признать, что у волшебной электрички есть большой недостаток. Не разносят по ее вагонам вкусное мороженое. Есть, правда, разносчики и в волшебной электричке. Но разве кедровые орешки, пирожки с малиновым вареньем и чипсы могут заменить ленинградское эскимо?
Толстая продавщица с обветренным лицо, увидев, что перед нею дети, решила сбыть залежалый товар. Чтобы поправить свое материальное положение, она со своими родственниками продавала мороженое в пригородных электричках. Но вчера одна электричка долго стояла на перегоне, и все растаяло. Вместо того чтобы списать испорченный товар, продавщица не захотела нести убытки и вновь заморозила растаявшее мороженое. Оно застыло, но потеряло и вид и вкус.
Юные лесные жители разорвали обертку и увидели не шоколадную глазурь, а нечто скомканное и бесформенное. Ждана собрала брикеты у обиженных детей и отнесла их продавщице:
– Поменяйте, пожалуйста!
– Это не мой товар! Где вы его взяли, маленькие наглецы? – деланно возмутилась толстая продавщица. Ждана посмотрела ей в глаза и заставила толстуху вспомнить происхождение растаявшего мороженого. Но совесть у мороженщицы, видно, растаяла уже давным-давно, и признаваться в содеянном она не хотела.
Ждана отошла в сторону, задумалась и вскоре радостно заулыбалась. Голубое платьице на ней стало зеленым, на глазах появились большие солнечные очки. Изменилась и прическа. Ждана достала две пятирублевые монетки и сказала: «Дайте мне один брикет». Монетки пролетели сквозь пальцы продавщицы и упали в холодильный ящик.
– Грей, солнышко, грей! – произнесла заклинание Ждана.
Продавщица сунула руку в ящик, чтобы достать монетки и мороженое для девочки. Она взяла брикет, но тот мгновенно растаял прямо у нее в руках. Мороженое было подозрительно теплым. Тогда продавщица испуганно схватила остальные брикеты, но и с ними случилось то же самое. Вскоре из холодильника повалил пар, и все содержимое ящика перемешалось и начало бурлить.
– Вы, наверно, нагрев вместо холода включили, – спокойно сказала юная ведьмочка.
– А-а-а! – вдруг завопила толстая продавщица. Ей было не до советов. Она никак не могла понять, что происходит, и поэтому очень испугалась.
А монетки-солнышки раскалились так, что прожгли дырку в холодильном ящике, сожгли всю электропроводку и охлаждающую систему, а затем расплавились и сами, заметая следы маленькой детской мести.
– Ждана, сохраняй спокойствие! – строго сказала девочке воспитательница, хотя в душе прекрасно понимала, что, пожалуй, в юности поступила бы точно так же, да в придачу наслала бы тысячу тараканов на жадную продавщицу.
Дети заметили проходящих мимо Варвару и Мира и хором прокричали:
– До свидания, Великие Волшебники!
– Вы что! – замахала руками воспитательница. – Тише-тише! Быстренько построились!
Варвара и Мир лишь улыбнулись в ответ на приветствие детей. Не бывает в Петербурге «Великих Волшебников».
В Санкт-Петербурге
В просторном зале Московского вокзала, у памятника Петру I, ребят ждала Баба-Язя. На ней был строгий темно-зеленый брючный костюм, так что костяной ноги не было видно. Она радостно улыбнулась подбежавшим к ней ребятам:
– Здравствуйте. Хорошо, что вы меня послушались и уехали из Зеленца. Я узнала, что Марана очухалась от разгрома на болоте. Слишком много сил она вложила в туман, который вы уничтожили и разогнали. Поэтому она и исчезла из Зеленца, чтобы с вами не встречаться.
Но теперь Марана оклемалась и собирает большой отряд, чтобы на вас напасть,– продолжала старая ведьма. – Она облетела всю Ладогу и Карелию, в поисках помощников среди своих родственников. Слышала я, она со своей гвардией уже разбила лагерь неподалеку от Зеленца и разрабатывает планы нападения, чтобы опять захватить власть в поселении.
Не надо вам с Мараной одним воевать. Я тоже на нее давно зубы точу. Да и твоя лучшая подруга Катерина хочет с ней поквитаться. Драться с ней все равно придется, но и нам надо подготовиться. Прежде всего необходимо заручиться поддержкой Деда-Всеведа. Помнится, вы и поход затеяли для того, чтобы встретиться с ним и помочь Катерине с Михаилом. Я уже испросила разрешения переговорить с Всеведом, так что мы сейчас отправляемся прямо к нему.
Мой родственник – старый петербургский колдун – должен ждать нас у вокзала, так что минут через двадцать мы уже будем завтракать у Всеведа.
На стоянке перед вокзалом Бабу-Язю и ребят ждала белая «Волга» последней модели. Из нее выскочил молодой мужчина, который бросился к Бабе-Язе и Варваре. Одной рукой он подхватил саквояж старой ведьмы, второй – небольшой рюк­зак Варвары и галантно расшаркался.
– Здравствуй, Любомир, – обняла его Баба-Язя. – Давненько не виделись. Что-то ты не по возрасту омолодился. Ты же вроде до Первой мировой родился?
Любомир почти не смутился.
– Выгляжу так, как себя ощущаю. Так зачем мне себя старить? – ответил он Язе.
Машина отъехала от площади Восстания и помчалась по Невскому. Мир с удивлением смотрел на Любомира, который сидел на переднем сиденье, развернутом к заднему.
– А как же машина поедет без водителя? – удивился Мир.
– Выйди на секундочку, – предложил Любомир.
Машина остановилась. Мир вышел и удивился еще больше. Любомир сидел на месте водителя, одной рукой он держался за руль, а другой приветственно махал мальчику. Мир быстро заглянул обратно в машину. Любомир снова сидел, развернувшись лицом к Бабе-Язе и Варваре.
– Как это? – только и спросил Мир Бабу-Язю, усаживаясь на свое место.
– Это просто, – махнула рукой Баба-Язя. – У Любима то ли раздвоение личности, то ли сдвиг по времени. Мне сейчас не до того, чтобы тебе все объяснять. Ты умный – сам разберешься.
– Электронный водитель, – пояснил мальчику Любомир. – Можно разрабатывать любой маршрут. Так что приступай! Разрабатывай маршрут до Каменного острова. Вот твои помощники.
Он протянул Мирославу ноутбук и электронный карандаш.
– Поехали через Стрелку, – предложила Баба-Язя. – Это ненамного длиннее, зато город посмотрим. Давно в Питере не была.
Любомир подмигнул мальчику:
– Что ж, Мирослав, рисуй, как поедем.
Мир с восхищением посмотрел на чудо техники, но тут же взялся за дело и легко справился с заданием. Любомир втолкнул ноутбук обратно в паз передней панели и нажал кнопку. Ноутбук исчез, а «Волга» снова плавно тронулась с места.
Ребята не были в Петербурге целый год. Поэтому они во все глаза смотрели на город, который стал еще краше после своего трехсотлетнего юбилея.
– Давайте ненадолго остановимся, – попросила Варвара на Дворцовой площади. – Пройдемся пешком.
– Я думаю, – сказала старая ведьма, – что ничего страшного не случится, если мы прогуляемся минут пятнадцать от Дворцовой через мост до Стрелки. Перегони машину к Ростральным ко­лоннам и чуть-чуть сдвинь время, – попросила Баба-Язя Любомира.
– Будет сделано, – кивнул колдун. Он перегнал машину и встретил гостей на противоположной стороне Дворцового моста.
Мир и Варвара с удовольствием рассматривали похорошевший Петербург. На Ростральных колоннах горел огонь.
– А какой сегодня праздник? – удивился Мир.
– Может быть, огни зажглись в честь прибытия высоких гостей? – подмигнула Баба-Язя Лю­бомиру.
Тот загадочно улыбнулся. Друзья спустились к Неве.
– Как здесь хорошо! Всегда приятно посмотреть на эту красоту! – воскликнула Баба-Язя. – Все перед глазами: и Эрмитаж, и купол Исаакия, и Петропавловка.
С бастиона Петропавловки громко выстрелила пушка.
– Так ведь еще нет двенадцати – посмотрел на часы Мир.
Пушка выстрелила второй раз, а затем и третий.
– Что случилось? – удивился Мир. – Наводнения вроде не ожидается.
– Но гостей-то трое… – улыбнувшись Баба-Язе, сказал Любомир. – Были бы патроны. Ради дорогих гостей ничего не жалко!
Баба-Язя и Варвара переглянулись.
– Отблагодарим? На счет «раз», – предложила Баба-Язя.
– Конечно, – согласилась Варвара.
– Сейчас мужики отвернутся и… – Язя взмахнула платком, и пушка оглушительно выстрелила, правда дуплетом.
– Поторопилась, – тихо заметила Баба-Язя. – Впрочем, без тренировки сойдет. А у нас, пожалуй, погромче получилось. Ну, хватит туристов и жителей пугать. Пора в путь. Еще нагуляетесь по городу.
Резиденция Деда-Всеведа находилась на Каменном острове. «Волга» быстро промчалась по лабиринтам Петроградки, выехала на Каменноостровский проспект, пересекла мост через Малую Нев­ку и вскоре подъехала к уютному особняку, находящемуся в тихом парке. Дверцы машины открылись сами собой, и пассажиры вышли. Перед домом находился пруд, от которого до Малой Невки тянулся извилистый канал. Вокруг особняка росли вековые деревья, и казалось, что дом на самом деле находится где-то в лесу, а не в центре Петербурга.
Дверь резиденции открылась, и на ступенях показался могучий старец в белой холщовой рубахе навыпуск и широких штанах. Длинные седые волосы были перехвачены тонкой лентой, а борода спускалась почти до пояса.
– Прямо как Лев Толстой, – шепнула Варвара. Мир согласно кивнул.
Старец улыбнулся и поспешил навстречу гостям:
– Рад видеть вас всех!
Он расцеловался с Бабой-Язей, пожал руки Лю­бомиру и Миру и легко поднял Варвару.
– Вот ты какая, юная ведьма Варвара! Ну, здравствуй! – Всевед бережно опустил девочку на землю. – Милости прошу к моему шалашу.
Дед-Всевед провел гостей в дом.
– А ты права, Варвара, – сказал он задумчиво. – Знавал я Льва Николаевича в юности. Встретил я его как-то раз в тульских лесах. Он тогда в военную форму рядился. Встретились, поговорили. Любил он лес. Думаю, что у него были приятели среди леших и водяных. Любил граф природу… После встречи со мной стал он по-деревенскому одеваться, по-простому. И на могиле его все просто – простой холм земли.
– Не может быть! – воскликнул Мир. – Вы Льва Толстого знали? Сколько же вам лет?
– И Льва Толстого, и Петра Первого, и Ивана Сусанина знал, – подтвердила Баба-Язя. – Это же Дед-Всевед.
– Смотри и слушай! – Варвара подтолкнула друга локтем.
Все сели за обеденный стол. На белой скатерти стояли тарелки, накрытые овальными крышками. Мир приподнял крышку. Тарелка была пуста.
– Выбирайте, что хотите.
Мир удивленно посмотрел по сторонам. Меню не появилось. Но остальных это совсем не удивляло. Любомир радостно потер руки и сказал:
– Эх, люблю молодую картошечку!
Он снял крышку со своей тарелки. Молодые, правильной формы картофелины, дымясь, лежали на блюде. Они были обсыпаны зеленым луком и укропом и выглядели очень аппетитно.
– А я, пожалуй, омлетик съем, – заказала Баба-Язя. Варвара последовала ее примеру.
«Конечно, и здесь Скатерть-Самобранка», – понял Мир. Он вспомнил о заказанных недавно у Катерины рябчиках с ананасами и покраснел.
– Не выпендриваться! – приказал себе Мир.
На его тарелке, так же как и на тарелке Любомира, появился молодой картофель. Дед-Всевед взял прозрачный кувшин с питьевой водой и налил себе стакан… вишневого сока. Мир недоумевал. Прозрачная вода прямо в стакане превращалась в красный сок. Гости последовали его примеру: и вместо воды Варвара налила себе томатного сока, Баба-Язя – яблочного, а недоверчивый Мир заказал апельсиновый. Лишь у Любомира цвет напитка остался прозрачным. Он опрокинул в себя стакан и крякнул.
– За рулем и с утра! – укоризненно произнесла Язя.
– На «домой» компьютер машины всегда за­программирован, – парировал Любомир.
– Вот поэтому ты великим волшебником никогда не станешь. С твоими-то способностями! – продолжала журить родственника Баба-Язя.
– Зато я добрый… – снова парировал Любомир. – И тебя, Костяная Нога, люблю.
Язя только махнула рукой.
– Больше не пей! Ты нам еще понадобишься.
– Слушаюсь. – И Любомир налил себе из кувшина яблочный сок.
Беседа за столом текла плавно, без всякого напряжения. Вскоре дети почувствовали себя так, будто давно знают Деда-Всеведа. Поговорили о городе, о холодной погоде.
– Ну что ж, пора и к делу переходить, – произнес Дед-Всевед. – Зачем в Зеленец пожаловали, а теперь ко мне? Чего вы от меня хотите?
Варвара давно ждала этого вопроса, но не знала, как лучше начать, чтобы не обидеть почтенного старца. Помогла Баба-Язя:
– Всевед, вот ребята считают, что ты несправедливо наказал Катерину.
– Как это так? Ты же сама была на Совете и не возражала против срока в три года. Пусть случайно, не по вине Катерины, но оборотень Доброжир пострадал. Неужто за убийство не наказывать?
– Не того наказали, Всевед, ребята считают, что все было заранее подстроено Мараной и Катерина совсем не виновата. И уже почти год Михаил и Катерина несут несправедливое наказание.
– Слушаю вас, дети! – воскликнул Дед-Всевед.
Мир и Варвара, перебивая друг друга, рассказали о том, что видели в прошлом году на рыбалке. Дед-Всевед внимательно слушал.
– Верю вам. Но ведь это еще доказать надо. Марана все хорошо продумала и Катерину подставила. Даже не знаю, что делать, – задумался Всевед. – Доказательств-то у вас нет. А вот о вражде Катерины и Вари с Мараной уже все знают. Скажут, что это – их козни. Я не могу ошибиться, приняв чью-нибудь сторону.
– Всевед, а тебе кто о гибели Доброжира сообщил? – поинтересовался Любомир.
– Один из лешаков.
– Чей он подручный, хотел я спросить?
– Мараны.
– Значит, все как следует проверить надо, – сделала вывод Баба-Язя.
Все надолго замолчали.
– Давайте к Мерлину обратимся, – предложил Любомир. – Правда, неизвестно, сумеет ли он нам помочь. Ведь теперь он живет в своем времени «задом наперед». То, что будет, он знает далеко вперед, а вот захочет ли он назад так далеко возвращаться?
– Мне кажется, что он к этому стремится, – загадочно произнесла Баба-Язя. – Поэтому ни с кем в последнее время и не общается. Ведь улетел он на целый век вперед. Научился он в будущем многому, а теперь в прошлое вернуться хочет. Не пролетел ли он уже сквозь наше время?
– Трудно сказать, – задумался Любомир. – Но, скорее всего, нам не удастся с ним встретиться.
– Знаю, кто нам может помочь, – прищурилась Баба-Язя. – Да вот беда – боюсь, ты, Всевед, не станешь у нее просить помощи. Разреши, я сама попробую это сделать. Тогда Мерлин обязательно остановится и посетит нас.
– На кого ты намекаешь? – спросил Дед-Всевед. – Раз ты считаешь меня виноватым, разрешаю тебе вызвать кого угодно.
– И Прасковью?
Дед-Всевед задумчиво погладил бороду. Варвара вздрогнула, услышав имя своей прабабки.
– Ты же знаешь, Язя, что и Прасковья, и Мерлин отошли от нас, – укоризненно сказал Дед-Всевед. – Мерлин сам перешел в другое измерение, а Прасковья всегда была не согласна с нашими законами и пожелала быть одна, рассорившись со всеми.
– Тем не менее только она может вызвать Мерлина, только с ней он связь сейчас поддерживает и только к Прасковье стремится, – сказала Баба-Язя.
– Неужели сам Дед-Всевед ее не любит? – подумала Варвара. Она совсем забыла, что тот читает все ее мысли.
– Не думай так, Варвара. Я к Прасковье хорошо отношусь. Но она совершенно другая, чем мы. Ладно, согласен. Хоть и сгинула Прасковья, но дух мы ее сегодня в полночь вызовем. Только не понимаю я, почему Мерлин захочет помочь Варваре.
– Ты в глаза-то ей посмотри. Не видишь разве, какие у нее глаза. Зеленые, с золотыми точками. А у кого еще такие глаза? У ее прадеда.
– Так, значит, Варвара и по прадеду тоже ведьма? – Дед-Всевед и Любомир даже привстали со стульев.
– Баба-Язя, так, значит, ты и моего прадеда знаешь? – удивилась Варвара.
– Думаю, да. Прасковья была хоть и общительная особа, но скрытная. Мне ничего не рассказывала о своих кавалерах. Но про Мерлина раз проговорилась.
– Я думаю, что родной правнучке он не откажется помочь, – вставил Мир.
– Будем надеяться, – подвел итог Дед-Всевед. – Но как бы ваше дело ни решилось, я прошу вас в Петербурге задержаться на несколько дней и помочь нам в нашей работе. Ваши комнаты на втором этаже. Занимайте.
– Город чистить? – засмеялась Баба-Язя.
– Да, Костяная. Слишком рано ты на пенсию себя отправила. Работы видимо-невидимо. Юбилей города прошел, а нечисть людская опять на улицы стала выползать и гадить. Милиция, видимо, перетрудилась в юбилейные дни и контроль над ситуацией стала утрачивать. Надо помочь.
– Согласна! Заодно и Варвару к делу приобщу. А Мир пока моими проблемами займется. Злыдни Мараны постарались – много что попортили. Так он мне сделал весь ремонт и теперь желает еще всю технику модернизировать. Кассой можно воспользоваться? – спросила Баба-Язя.
– Конечно, наша касса – всегда к твоим услугам, – кивнул Дед-Всевед.
– Мир, ты обещал мне новые компьютерные игры купить и что-то там еще для улучшения моего компьютера. Вот тебе деньги на «разграбление» города и к ним в придачу Любомира с транспортом. Маршрут сам составляй, а то он может увезти тебя черт знает куда.
Любомир обиженно посмотрел на Бабу-Язю.
– Ладно, не сердись, – примирительно сказала Баба-Язя. – Но помни: за Великого компьютерного волшебника головой отвечаешь!
– Значит, вечером, в половине двенадцатого встречаемся. Я Совет соберу, Марану вызову для ответа. Налажу связь с Прасковьей и Мерлином. Баба-Язя и Любомир, надеюсь, что вы придете на Совет.
– Конечно.
Дед-Всевед встал, поклонился и вышел за дверь. Ребята и Баба-Язя поднялись наверх и начали открывать двери в комнаты, которых на этаже было несколько.
– А вот моя комната. Смотри-ка, и очки на столе лежат! – воскликнула Баба-Язя. – Я, как всегда, свои очки в избушке забыла. Спасибо старому другу – обо всем помнит.
Варвара открыла дверь в следующую комнату и замерла от восторга:
– Баба-Язя, это все мне?
На кровати и на стульях были развешаны яркие юбки, майки, кофты, рядом с дверью стояло несколько пар модных туфелек и босоножек. Миру тоже повезло с подарками: джинсы, кроссовки, а самое главное – спутниковый ноутбук самой по­следней модели.
– Это тебе от нас с Дедом-Всеведом за смелость, – сказала Баба-Язя. – Не каждый человек не побоится с нечистью сражаться.
Как избавить город от попрошаек и мошенников
Вы встречали в нашем городе попрошаек? Они буквально повсюду: и на улицах, и у вокзалов, и у церквей, и на рынках, и в метро. Все прекрасно знают, что это бизнес и поэтому с нищими бороться бесполезно. Все равно они появятся завтра в новом месте. Для них главное – разделить места владения «жирными» точками.
Так уж повелось, что за нищими на улицах присматривает милиция, за попрошаек на вокзалах и в поездах отвечают дорожные службы, за церковных юродивых несет ответственность церковная братия, на рынках делят с нищими выручку мальчики-качки, а вот за нищих в метро…
За подземку и за подземные переходы под улицами города отвечают ведьмы. Они договорились делить прибыль с метрошным начальством. Теперь местные смотрители их не обижают. И наводнили вагоны метро черненькие кикиморы, косящие под грязных цыганских детей. Выгонит милиция цыганят – они преображаются в музыкантов и услаждают слух петербуржцев популярными песнями и музыкой. На всех подземных «злачных» переходах собрались лешие и домовые. Но основная их задача – следить за событиями в городе, за настроениями жителей. Изредка пытаются «наехать» на «подземные» силы братки, но отпор получают немедленный.
Пока Варвара примеряла обновки, Баба-Язя внимательно прочитала «Книгу сообщений» и была неприятно поражена тем, что в ее любимом метро творятся такие безобразия.
В переходе метро станции «Невский проспект» уже с самого утра работали три старухи лешачки. Таких убогих, вызывающих людскую жалость созданий здесь еще не было. Мелочь от прохожих так и сыпалась в большую алюминиевую кружку. Исправно продавали здесь и желтую газету «На дне».
Поигрывая мышцами, к старушкам подошли два бритоголовых молодых человека:
– Бабушки, а почему вы нам стипендию со своей пенсии не выплачиваете? По триста рублей за день с вас. Платить за месяц вперед. Завтра в три часа дня подойдем.
– Вовремя я прибыла, – пробормотала себе под нос Баба-Язя. – Варвара, собирайся – у нас срочная инспекционная поездка.
Через десять минут Варвара и Язя входили в метро, по пути разрабатывая план действий. За­гримироваться до неузнаваемости для Бабы-Язи было делом одной минуты. Они подошли к старушкам, которые ждали наглых вымогателей.
– Здравствуйте, бабушки, – поздоровалась Ба­ба-Язя. – Гонят, говорите. Сейчас разберемся. Уступите-ка ненадолго место беженцам не местным. Варвара, помогай.
Баба-Язя встала в переходе и жалобным голосом затянула:
В лунном сиянии снег серебрится,
Вдоль по дороге троечка мчится.
Динь-динь-динь, динь-динь-динь,
Колокольчик звенит…
Варваре было слегка не по себе, но, преодолев смущение, она подхватила:
Этот звон, этот звон
Много мне говорит.
Монетки исправно полетели в «люминевую» кружку.
Через несколько минут прибыли бритоголовые:
– О, здесь пополнение! Нынче другие работают. А вам известно, сколько мы на бензин потратили, чтобы к вам приехать? Платить надо, бабки. Вон сколько насобирали. Где наша стипендия? – повторил вчерашнее парень.
– Вы ж нигде не учитесь – зачем вам стипендия. Билет студенческий покажи, – смерила детин презрительным взглядом Баба-Язя. – А мне внучку кормить надо.
– Короче, теперь с вас тысяча рублей в будний день и две – в выходные. Можешь абонемент приобрести, старая.
– А тебе бензин теперь не нужен! Придется на метро ездить. Машину-то твою уже угнали. Да и бумажник тоже украли. Вот тебе жетончик на дорогу домой – чем могу, тем помогу.
Парень похлопал себя по карманам – бумажника не было. Бандит ошарашенно смотрел на бабку.
– А вот сейчас телефончик твой зазвонит. Сам все узнаешь, – предсказала Баба-Язя.
Братки непонимающе переглянулись. И почти сразу же трубка в кармане у молодца зазвонила. Из трубки раздавался истошный голос Васьки:
– А, подлюги, машину твою, Вован, угнали!
– Кто угнал, Вася, в чем дело?
– Да какая-то лохматая грязная малявка залезла в джип и въехала во двор. Двор не проходной. Стою сторожу у дома номер семнадцать – вдруг засада,– вас жду. Бегите быстрей, с бабками потом разберетесь. Подмогу я уже вызвал.
Братки бросились наверх. У двора-колодца собралось человек двадцать дюжих молодцев. Вперед на разведку во двор заслали троих новеньких. Через пару минут те вернулись обратно.
– Ничего во дворе нет. Вася, а ты не пил сегодня с утречка? Может, джип в другой двор повернул?
– Да в завязке я!
Братки вошли в обычный двор-колодец. Там стояли три машины: два «жигуленка» и один старый «запорожец», на ржавом горбатом «запорожце» висел знакомый номер – «м666мм».
Молодцы переглянулись:
– А куда же джип делся? Неужели научились так быстро машины разбирать? Проверить все подвалы! Найти по компьютерной базе владельца этой развалюхи!
Молодцы попытались оторвать знакомый номер, но заржавевшие болты крепко держали его. Тут один из бандитов заметил брелок с ключами в дверце «запорожца»:
– Вован, а это не твои ключи?
Ключ в дверце «запорожца» хорошо поворачивался, а на заднем стекле машины яркая наклейка с джипом сообщала: «Я похудел!»
– Вован, а ты знаешь, кто владелец этой машины?
– Какой машины?
Новенький боялся обидеть главаря и старался подбирать правильные слова. Но затем решил: «Пусть сам читает!»
– Это тебе из ГИБДД ответ пришел: «Владельцем автомобиля ЗАЗ № „м666мм“ является Владимир Т., куплена машина 20.02.2002 года, в салоне…»
– Все правильно, но я же не «запор», а джип покупал.
Варвара зашла во двор и со стороны с интересом наблюдала за этой сценой.
Эти молодцы больше к бабулькам не подходили. Случались и другие подобные наезды, но… то машину угонят, то офис неожиданно загорится – всегда что-нибудь отвлечет от разборки с лесными бабками.
А вот война с городскими нищими ведется постоянно. Они настойчивей, чем братки, и прут на «чужую» территорию просто в наглую. Особенно зимой. Замерзшие «верхние» убогие пытаются отогреться в теплых переходах метро и подзаработать. Но не успевают они даже прижаться к стеночке, как на них налетает бабка с клюкой. Каждый день бабка вылетала из туннеля на ступе и оставляла ее под часами.
– Ну-ка валите наверх! – кричала очкастая бабуля, размахивая клюкой, не обращая внимания на многочисленных прохожих.
– Да мы тут сейчас…
– Я кому сказала! Не уберетесь немедленно, так вам черти три дня будут сниться.
И черти действительно снились. Проснутся «убогие» в своих постелях в поту и десять раз после подумают: а стоит ли им вновь в переход метро спускаться?
– Ладно, здесь разобрались. Теперь отправимся на Кузнечный рынок. Опять там лохотронщики завелись.
Баба-Язя любила дурить молодых жуликов. Во времена горбачевской перестройки на многих улицах и рынках Петербурга появились наперсточники и игроки в три карты. Их не слишком много, но время от времени они появляются в людных местах, чтобы найти себе неопытную жертву.
Баба-Язя подошла к группе, которая высматривала очередную жертву у Кузнечного рынка, чтобы, как это у жуликов называется, «обуть лоха».
Два черных туза и одна красная дама.
– Кручу, верчу – обмануть хочу! – зазывал молодой человек охрипшим голосом.
Рядом толпились «игроки», которые все время выигрывали. Руки мошенника ловко мелькали, и через несколько секунд он раскидывал на коврике три карты – выбирайте!
– Угадал – плачу деньги!
Со стороны кажется, что угадать, куда упала красная дама, очень легко, но стоило желающему вступить в игру, как он тут же поднимал черного туза. Иногда, правда, мошенники давали ему выиграть, но, действуя таким образом, они еще больше насаживали свою «рыбку» на крючок.
К группе игроков подошла старушка с клюкой, в толстенных очках. Но она не прошествовала дальше, а стала совать свой нос в игру:
– Скажите, здесь в подкидного дурака играют? Ох, милые мои, как я люблю в «дурачки» поиграть.
– Гуляй, бабка, здесь не в подкидного играют, – прогоняли мошенники любопытную бабку. Наблюдающие за игрой объяснили бабке, что надо угадать одну из трех карт.
– А я тоже хочу поиграть.
– Смотри, старая, без пенсии останешься.
– Да мне внучок с севера деньжат-то прислал, так что ты, милок, за меня не волнуйся.
И Баба-Язя достала из-за пазухи ситцевый платок. Подергав за концы, она вытянула оттуда довольно толстую пачку десятирублевок.
– Ну ладно, коли ты такая богатая, давай поиграем. Кручу, верчу – обмануть хочу. Выбирай даму.
– Какую брать-то, милок?
– Да бубновую и бери. Только денежку сначала поставь.
Бабка сунула молодцу сто рублей и стала выбирать.
– Брось, бабушка, куда тебе на старости лет. Глаза-то уж почти не видят. Вон стекла какие толстые. Не связывайся ты с ними! – советовали сердобольные прохожие.
– Эту, что ли, взять? – Рука Бабы-Язи подрожала над всеми тремя картами и наконец перевернула одну. Удивительно, но перевернутая карта оказалась бубновой дамой.
– Ой! Проиграла! Туза хотела найти, туз ведь старше. – Баба-Язя сделала расстроенное лицо.
– Да нет же, бабка, повезло тебе. Тут дама выигрывает.
И молодцу пришлось отсчитать бабке двести рублей.
– Повезло тебе, бабка. Давай не останавливайся! Еще разок?
И снова выиграла она.
– Все, села на крючок! – обрадовались жу­лики.
Но, к неописуемому их удивлению, бабка продолжала выигрывать. Почти весь дневной заработок растерянного «кидалы» перешел к ней. Теперь уже у него руки тряслись.
– Успокойся, паря. Иди попей водички, а то перегрелся на солнышке.
На место новичка стал гораздо более опытный жулик. Тем не менее дряхлая бабуся продолжала выигрывать.
– Давай ставочки повысим, бабуль, по тысчонке поиграем, а то нам уже и не отыграться.
– Давай, милок; внучкам гостинцы куплю. В картишки-то я с детства играю здорово. Всех в деревне в козла да подкидного дурака обыгрываю.
Опытный Борис Абрамович был уверен, что направо он положил туза. Бабка протянула к нему руку и взяла карту. Жулик, в мыслях уже положивший тысячу в карман, облегченно вздохнул.
– Дама! – протянула ему карту Баба-Язя.
– Да как же я так обдернулся! – Жулик вновь быстро переместил карты на коврике.
– Где дама?
Он явно намеревался перевернуть карту сам. Теперь он положил даму направо, где только что лежал туз.
Баба-Язя тут же приняла новые правила иг­ры:
– Выбирай сам, милок. Я тебе доверяю. Ты мне нравишься.
– Хорошо, бабка, ты покажи, а я подниму.
Баба-Язя показала на карту, лежавшую посередине. Абрамыч облегченно вздохнул и перевернул ее. Он точно знал, что даму он бросил под правую руку.
– Плати, милок! Опять дама…
Мошенник дрожащими руками повернул правую карту – это был туз. Пот градом тек с его лба и заливал глаза. Ему показалось, что дама подмигнула левым глазом.
– Как же так? – простонал картежник.
– Ну ладно, милки. Вы пока собирайте наличность для новой игры, а я, с вашего позволения, в туалет зайду на секундочку. В карты меня в деревне никто, кроме внучки, не обыгрывает.
И Баба-Язя перешла через дорогу и скрылась в туалете.
Главарь шайки устало сел на урну. Посмотрел на свои никогда его ранее не подводившие руки и взял три карты, которыми они играли. Посмотрел на них и в ужасе вскрикнул. Тузы превратились… в тройку и семерку. А бубновая дама стала… пиковой.
– Тройка-то откуда? В колоде всего 32 листа!
– Да это же гастролерша.
Не обращая внимания на собравшуюся толпу, вся шайка рванула к женскому туалету.
– Посмотрите, есть ли выход сзади, – скомандовал главный.
Два мошенника обежали здание и вскоре вернулись:
– Нет, шеф, других выходов нет.
Из женского туалета выбежали две девочки, затем вышла шикарная молодая женщина с яркой рыжей копной волос, таща за собой упирающегося рыжего кота на поводке… Она удивленно посмотрела на группу молодых бойцов и прошла мимо. Вдруг кот зашипел, вытянул длинные когти и взмахнул лапой. Брюки одного из жуликов от колена оказались разрезанными на ровные ленточки.
– Не балуй, Баюша! А вы чего здесь встали? – с возмущением воскликнула красавица.
В другой раз тот не преминул бы возмутиться и потребовать компенсацию, но потеря недельного гастрольного питерского заработка сейчас была важнее.
– Проходи, коза, пока суп с котом из тебя не сделали.
Рыжая красавица потянула за собой упирающегося кота, который шипел и всем видом показывал, что рвется в бой.
Братки рванулись в туалет.
– Куда, куда?! – закудахтала уборщица. – Ваш туалет справа!
– Где бабка?
– Да нет здесь никакой бабки.
Отодвинув охранницу, братки убедились, что женский туалет действительно пуст.
Тут братков встретили менты и потребовали свою долю:
– Так, а за место кто платить будет.
Вокруг шулера уже собралась вся его группа. Пошептавшись, братки поняли, что сегодня не их день.
Абрамыч сидел на асфальте и как заведенный повторял: «Тройка, семерка, туз! Тройка, семерка, туз!»
– Пошли домой, Германн! – подхватили его братки.
На следующий день группа мошенников перебазировалась на автомобильный рынок. Но с их картами продолжали твориться невероятные вещи. Тузы сами собой превращались в дам. Пробовали мошенники сменить «инструменты» и устроить лотерею с одинаковыми номерами, но палочки начинали менять цифры.
Начались ссоры. Лохотронщики обвиняли друг друга в непрофессионализме. Каждый вечер картежники часами тренировались дома, и все получалось, но стоило им выйти на улицу, как проколы начинались снова.
– Порчу навели, сглазили! – понял один из мошенников. – Надо бы к бабе Нюре сходить. Говорят, любую порчу снимает.
Борис Абрамович и Василий направились к известной городской гадалке.
– Баба Нюра, мы к тебе с подарками. Помоги! Последнее время у нас буквально все из рук валится. Бизнес теряем. Посмотри, может, кто сглазил?
– А мы сейчас карты раскинем.
Гадалка достала свою проверенную годами колоду, которая ей всегда помогала. Но сегодня она ничего понять не могла. Изображения на картах сливались и сулили то разлуку, то встречу. Не­ожиданно вся колода вспыхнула ярким пламенем, как будто горел кусок магния. Все поневоле зажмурились, а когда открыли глаза, то увидели, что из кучки пепла торчит когтистая кошачья лапа. Лапа метнулась к Василию, и рукав его рубашки оказался разрезанным на ровные ленточки.
– Тьфу! Вот так чертовщина!
Мошенники пулей вылетели из квартиры гадалки, и их группа вскоре распалась.
А баба Нюра в этом году к гадальным картам не притрагивалась: руки тряслись, а на карточных рубашках ей все мерещилась кошачья лапа.
Экзамены для ведьм
Когда в Петербурге наступают белые ночи, в город прибывают тысячи туристов со всех стран. Школьники и студенты всю ночь праздно шатаются по набережным Невы. Для них все страшное позади – экзамены сданы, а впереди их ждут летние каникулы.
Но для некоторых все экзамены еще впереди. В бывший пионерский лагерь на Карельском перешейке на целый месяц съезжаются юные ведьмы и колдуны. Лагерь как лагерь – таких много в окрестностях Петербурга. Но есть в нем одно существенное отличие. Спят там дети до пяти часов вечера. А вот вечером и ночью они занимаются, а затем сдают свои экзамены придирчивым наставникам.
Ближе к полуночи юные ведьмы и колдуны отправляются в Петербург на автобусе. К группе приставлены сопровождающие, поэтому ребята прогуливаются под строгим взглядом своих учителей. Конечно, их удачно загримировывают под провинциальных школьников или даже под туристов из-за границы.
Но вот взгляд у «провинциалов» и «туристов» явно неспокойный. А разгадка проста. Оказывается, они сдают экзамен и с тревогой ожидают, какой экзаменационный билет им достанется. А вот и необычные билеты. Из большой коробки старый преподаватель Разумник достает горячие пирожки с грибами и с капустой. Все обступают его и выбирают себе «билет»…
Экзаменуемые начинают есть пирожки-билеты, и до их сознания доходят задания, которые им достались. Задания довольно странные. Нужно посмеяться над великими памятниками Петербурга, но сделать это так, чтобы вся вина оказалась на людях. Дается несколько часов на раздумье и прогулку по городу для выбора объекта. Каждый член группы получает карту с достопримечательностями Петербурга, и группа разбредается по городу кто куда, чтобы найти себе жертву. А строгие экзаменаторы ждут сигнала, чтобы примчаться по первому вызову своих учеников.
Леся решил перетасовать четырех коней Клодта на Аничковом мосту. Коней четыре, и ничего страшного не случится, если они поменяются местами. Вряд ли кто-нибудь из петербуржцев, да и гостей столицы разберется. Леся успешно справляется с заданием. Он проливает небольшой летний дождичек на головы людей, гуляющих ночью по Невскому. Воды у нас много – пусть немножко протрезвеют от выпитого пива. И пока те с визгом прячутся под зонтиками и в подъездах, кони взмывают в воздух, некоторое время парят и меняются местами на постаментах. Для того чтобы убедить людей, что нечистая сила тут ни при чем, Леся подгоняет к мосту огромный автомобильный кран, с которого спущены стропы-захваты.
Дня два наша славная милиция выясняет, откуда взялся здесь кран, кто хозяин. То, что скульптуры поменялись местами, естественно, в голову никому прийти не может. Но еще через день «обмен коней» обнаруживается, когда заслуженный потомственный гид Анна Ивановна, рассказывая своим туристам о группе «Укрощение коня», убеждается в том, что она явно постарела и пора окончательно уходить на пенсию. Ведь она тысячу раз вела экскурсии и точно знает, где какой конь стоит. Почему же конь не хочет укрощаться и вновь взбрыкнул? Кое-как доведя экскурсию до конца, Анна Ивановна бросается к своим конспектам и альбомам с фотографиями. Нет – она была права! Кони действительно поменялись местами. Так в чем же дело?
И вот в отделении милиции сидят несколько заслуженных экскурсоводов и доказывают сонному начальнику, что кони Клодта поменялись местами.
– А это так уж важно? – недовольно спрашивает милицейский начальник. – Ведь коней не украли. Все четыре на месте. Чего вы от меня хотите? Пропали бы кони, вот тогда другое дело.
– Да вы что! Вы разве не петербуржец?!
Конечно, нет! Но в этом начальник признаться не может. Быть не петербуржцем в наши дни просто нельзя. Он ведь собирается на повышение в Москву. Туда непетербуржцев не берут. И приходится ему отправлять курсантов милиции, тех, которые поумнее, разбираться с конями, которые почему-то не могут стоять на других местах. Часа через три младший лейтенант докладывает:
– Все ясно! Виноват хозяин крана, который до сих пор не найден. Понятно, что именно ночью коней поменяли местами. Номеров на кране нет.
– Найти хозяина! Доложить! Оштрафовать! Кран на штрафную стоянку!
– Будет исполнено.
Естественно, что хозяина крана, этого ночного хулигана, найти не удается.
Во время белых ночей вертолеты кружат над городом, развлекая молодежь и своим ревом мешая спать работающим петербуржцам. Внезапно около Исаакия начинается яркий фейерверк. Все бросаются туда, чтобы посмотреть на необычное зрелище. Это старается Малуша. И ее план удается. Наутро директор Петропавловки, подняв глаза на шпиль собора, с удивлением обнаруживает на нем Адмиралтейский кораблик. Конечно, это тоже что-то знакомое, но все же родной флюгер – ангел – смотрится как-то привычнее. Страшная догадка приходит к нему. Директор хватает со стола петровскую подзорную трубу и устремляет взгляд на «соседа». Да, Петропавловский ангел «перебрался» на шпиль Адмиралтейства. Приходится звонить знакомым вертолетчикам, которые арендуют территорию Заячьего острова для тренировок парашютистов и коммерческих прогулок над городом.
– Что это за шутки?! – кричит директор музея. – Немедленно поставить все на место! И больше на моем острове не сметь приземляться!
– Какие шутки? – не понимает командир вертолетного отряда.
– Вы еще спрашиваете! – горячится директор музея. – Кто же, кроме ваших шутников-летчиков, до такого мог додуматься?! Еще вид делает, что ни при чем.
Оставим выяснять почтенных начальников отношения.
«Двойку» на экзамене получил Путята. Достался ему для превращений знаменитый Медный всадник. Долго смотрел экзаменатор и никак не мог понять, что с памятником произошло. Уверял Путята, что шведской змее под копытом коня удалось проползти небольшое расстояние. Но при внимательном рассмотрении оказалось, что змея крепко придавлена копытом к камню. Последние силы собрал Путята, чтобы хотя бы надписи на Гром-камне поменять местами. Удалось, да и то наполовину. Помните, с одной стороны на камне написано «ПЕТРУ ПЕРВОМУ ЕКАТЕРИНА ВТОРАЯ», а на другой – «PETRO PRIMO CATHARINA SECONDA»?
Местами поменялись лишь Петры. Получилась какая-то ерунда: «PETRO PRIMO ЕКАТЕРИНА ВТОРАЯ», а на другой стороне «ПЕТРУ ПЕРВОМУ CATHARINA SECONDA». Попытка обратить свою неудачу в юмор Путяте не удалась – экзаменатор оказался слишком строгим.
– Кто надписи поменял, я спрашиваю?! – топал ногами Разумник. – А главное – где маскировка деяний?
Пришлось Путяте наутро валить все на пьяных туристов, хотя надписи намертво приварились к камню.
Много чего странного приключилось с памятниками в славном Санкт-Петербурге в эту ночь. Бросились начальники делать ревизию по всему городу, обвиняя студентов. Кое-что в городе так и осталось неисправленным и даже незамеченным для глаз после той белой ночи. Хорошо сдала экзамен выпускная нечисть.
Ведьмочки оказались на высоте, так как они постарались выполнить все указания заслуженного учителя и не нанести при этом ущерба городу.
Блестяще сдала экзамен Лебяжка. Ей так удалось раскрутить Ростральные колонны, что Нева и Волхов поменялись местами и смотрели в другую сторону, чем вечером.
Ведьмочка Беляна «работала» со вторым памятником Петру I у Михайловского замка. Поначалу никто и не понял, что она с памятником сделала. Преподаватель недоуменно поднял бровь.
– А вы на ноги коня посмотрите.
Преподаватель посмотрел в альбом с фотографиями. Оказывается, конь опустил правую ногу на землю, а левую поднял в то же положение. Поворот головы всадника и головы коня также изменился. И конь и Петр теперь смотрели в правую сторону. Преподаватель даже рот от удивления раскрыл. Конечно, высшая оценка Беляне была обеспечена.
По проторенному Беляной пути пошли и многие остальные ведьмочки. Дурной пример заразителен. Львы на набережной Невы перекинули шары с одной ноги на другую. Пересела на другую сторону девочка на постаменте памятника Гроту. Правда, больше «четверки» за подобные выкрутасы ведьмочки уже не получили.
Но многие «работы» были удостоены отличных оценок. Поменялись местами подданные Екатерины Великой на площади Островского, перебежали с постамента на постамент, позабыв при этом надписи, Барклай де Толли и Кутузов на Казанской площади, лицом к Марсовому полю повернулся князь италийский граф Суворов-Рымникской. Боль­ше всего не повезло Летнему саду – в нем перетасовались все скульптуры. Как будто весело гуляли всю ночь по полной программе, а наутро забыли, где находятся их «родные» места.
Досталось вождям пролетариата, а вместе с ними и народным избранникам. С треском провалились депутаты на отчетном докладе. Не досидел до конца своего срока губернатор города. А все потому, что прошли они по привычке по правой аллее в Смольный. Неожиданно получилось – что под рукой Ильича. Нарушили они вековую традицию, которая известна всем: «Не проходи под поднятой рукой вождя!» Этот негласный закон надо выполнять. Наказание от Ильича вскоре последовало.
Невдомек было слугам народа, что памятник за почти восемьдесят лет устал держать поднятой правую руку. Ильич в указывающем жесте поднял левую руку, а кепку перекинул в правую. Поэтому много голов полетело в тот день.
Общение с Мерлином
Вечером в зале собралась весьма представительная публика. Во главе стола сидел сам Дед-Всевед. Справа от него – Баба-Язя. Из Зеленца на представительском поезде приехала делегация знакомых ребятам колдунов: Вольга Всеславич, Судина, Порчельник. Из петербургских колдунов были Разумник и Любомир.
В зале присутствовали еще несколько не знакомых ребятам колдунов. Но, судя по тому что они сидели рядом с Дедом-Всеведом и Бабой-Язей, они имели высокий статус.
Открыл собрание Дед-Всевед:
– Для начала хочу вам представить наших гос­тей. Варвара – чистых кровей потомственная ведьма. И я думаю – у нее прекрасное будущее. После избрания на майском шабаше проявила себя настоящей волшебницей и одержала над своими противниками полную победу.
– Молодец! – раздались восхищенные голоса.
– Позвольте также представить Мирослава. Настоящий волшебник! Никому еще не удавалось пройти через непроходимое Зеленецкое болото и добраться до Зеленца. Он первым смог это сделать. Он победил водяного царя Водовлада в шахматной игре. Справился со всеми компьютерными неполадками и вирусами в Зеленце. Отремонтировал водоснабжение и электростанцию на пограничном пункте у Бабы-Язи.
Мир даже покраснел от таких похвал. Но он понимал, что Дед-Всевед делал это специально, чтобы никто из собравшихся не возражал по поводу присутствия обычного мальчика на Совете колдунов и ведьм.
– Но я позвал вас сюда не только для знакомства с этими молодыми людьми. Хочу, чтобы вы помогли мне исправить мою ошибку и нашли действительных виновников одного преступления. Вы знаете, что в августе прошлого года погиб оборотень Доброжир. Он был родственником и другом многих из вас. До последнего времени считалось, что Катерина, спасая своего мужа, направила его на Доброжира, думая, что это обычный медведь, в результате чего и произошел несчастный случай.
– А разве было не так? – спросил Вольга. – Ведь Катерина признала свою вину.
– Оказывается, все было по-другому. Попросим Мирослава и Варвару рассказать, как все было на самом деле.
Мирослав подробно рассказал об увиденном в прошлом году и свой рассказ закончил так:
– Поскольку медведь Доброжир был единственным медведем на Зеленецком болоте с белым пятном на боку, значит, Михаил падал уже на мертвого, а не спящего медведя. Поэтому мы считаем, что Катерина и Михаил не виноваты в смерти Доброжира.
Варвара к рассказу Мира добавила:
– К сожалению, доказательств увиденного у нас нет, а правду нам могут сказать только Марана и ее охотники-лешие.
Вскочил Порчельник:
– Знаю я ее охотников; если это правда, то я их выверну наизнанку!
Но его оборвал Дед-Всевед:
– Давайте без жертв. Мы и так, возможно, уже наказали двух невинных людей. Зачем нам новые ошибки? Пригласим на наше совещание Марану. Пусть расскажет, как было на самом деле.
– Да не захочет она, – криво улыбнулся Любомир.
– Тем не менее мы должны выслушать обе стороны.
Дед-Всевед повернулся к серебряному зеркалу:
– Марана, явись!
Зеркало затуманилось, покрылось серым налетом.
Пришлось Всеведу взывать повторно:
– Марана, явись перед Советом.
Наконец перед всеми в зеркале появилась серая ведьма.
Дед-Всевед обратился к ней с вопросом:
– Скажи, Марана, виновата ли в смерти Доброжира Катерина?
– Слепцы! Разве вы не видите, что вас ожидает?! Катерина и ее помощница Варвара извели уже с десяток наших соратников в своей деревне, разгромили Дворец водяных, сожгли болото, захватили Зеленец. Первое сражение с ними я проиграла – они и меня хотят извести.
– Это не ответ, Марана. Тем более что ни у водяных, ни у других жителей болота претензий к Варваре и Катерине нет. Мы тебя спрашиваем о другом – виновата ли Катерина в смерти Доброжира?
– Конечно, она во всем виновата! – Зеркало снова затуманилось.
Не захотела Марана говорить правду.
– Ну, тогда придется обращаться к Мерлину. Баба-Язя, ты уже решила, как вызвать Мерлина?
– Я уже сказала – сначала надо вызвать Прасковью. Тогда и Мерлина получим на наше совещание. – Баба-Язя подошла к зеркалу и подозвала Варвару. – Так как Прасковья живет в прошлом, то ее надо оттуда вызвать. Вспомни о ее подарке.
– Так я ведь и сама могу ее вызвать, – вспомнила Варвара. – У меня же на пальце ее змейка.
– К тебе лично она, конечно бы, явилась, но здесь же находятся и ее противники. Может не захотеть.
Варвара коснулась золотой змейки. Змейка распрямилась, заскользила по пальцу и исчезла в зеркале. Зеркало заиграло всеми цветами радуги, ярко вспыхивая. Но Прасковья появилась не из зеркала. Раздался звон разбитого стекла, и через окно в комнату ворвалась Прасковья.
– Как всегда, без проказ не может! Как маленькая! – недовольно пробурчала Судина. – Дверей, что ли, нет? Кто стекло вставлять будет?
Прасковья была в модном белом брючном костюме, в красных туфлях на высоком каблуке, с развевающимися волосами.
– Все ворчишь, Судина. Сама запретила мне через двери к себе входить, а теперь придираешься. Так как я могла в дом попасть? Трубы-то на крыше нет, окна все закрыты. Думать надо! Впрочем, и правда дует. Извините, одну минуточку.
Осколки разбитого стекла подскочили с пола, собрались прямо в воздухе в целый прямоугольник и вернулись на место. Мир, сидевший рядом с окном, недоверчиво потрогал только что вылетевшее стекло. Целое.
Прасковья облетела зал по кругу и поздоровалась со всеми.
Она поклонилась Деду-Всеведу, расцеловалась с Бабой-Язей, помахала рукой Разумнику, хлопнула по плечу улыбающегося Любомира, чопорно поздоровалась с нахмурившейся Судиной, пожала руку Миру.
– Привет, внучка! Могла б и раньше меня вы­з­вать, раз в Питере гуляешь. Почудили бы вместе. Вижу, растешь на глазах, раз тебя в такой компании принимают. Меня в твоем возрасте в таком обществе так не привечали. Значит, заслужила. Подарки за мной. К тому же я тебя еще с избранием не поздравила.
– Давай к делу, Прасковья, – остановил ее Дед-Все­вед. – Нужна твоя помощь. Помоги Мерлина найти.
– Мерлин нужен? Так чего сами не позвали?
– Где мы его возьмем? В будущем? Ума нам еще не хватает по времени шляться. Останавливать научились, а вот вперед-назад, как вы с Мерлином, еще не умеем, – буркнул Любомир.
– Да я не шляюсь! Живу себе спокойно в прошлом столетии.
– Во-во! А Мерлин ушел на сто лет вперед, – заметил Любомир. – Только мы, несчастные, здесь остались.
– Так как же мне вам, беднягам, помочь? – спросила Прасковья.
– Хватит прикидываться, Параскева. Будто не знаешь, что Мерлин в будущее ради тебя рванул.
– Вперед в будущее, чтобы назад вернуться. – задумалась Прасковья. – Нет, Баба-Язя, честно, я этого не знала. Мы с ним встречаемся, когда я сюда прилетаю. Но он мне ничего не говорит.
– Значит, он все время с тобой хочет быть. Хоть и в прошлом, – подтвердила Язя.
– Ладно, встречайте Мерлина. Только через окно он не придет. Воспитание не позволяет. – Прасковья подняла руку вверх, и все увидели на ее руках множество колец. Она повернула одно из них, и вскоре у входа зазвонил колокольчик.
Любомир бросился открывать парадную дверь.
Через минуту в зал вошел высокий господин средних лет в черном смокинге и цилиндре. В ру­ках он держал трость с серебряным набалдашником. Мерлин сухо поздоровался с гостями и остановил свой взгляд на Прасковье.
– Ладно, Мерлин. Не будь букой, – подошла к нему Прасковья. – Вот и правнучка твоя тут рядом. Тебя о помощи просит. Изменись немного ненадолго, а то она такого строгого испугается. А после дела все вместе по городу погуляем. Обещаю.
– Не люблю я этого, – вздохнул Мерлин. Но тем не менее Прасковью послушался и окутался туманом. И через секунду в комнате стоял молодой человек в джинсовом костюме.
– Так какая помощь нужна, Дед-Всевед? – обратился к патриарху Мерлин.
– Слышал, что ты, Мерлин, способен в «обратном» времени жить, если захочешь.
– Если захочу, – повторил Мерлин.
– Подруге Прасковьи Катерине и твоей правнучке нужна помощь. Не мог бы ты на год назад заглянуть и узнать, что произошло в лесу на самом деле?
Прасковья ласково взглянула на Мерлина:
– Прошу тебя, помоги Катерине! Она сейчас о нашей Варваре заботится как любящая мать.
– Хорошо.
– Тогда сначала посети то место в лесу, где были ребята в тот день год назад, а затем проследи путь убитого Доброжира, – дал указание Дед-Всевед.
– Вы точно знаете день, в какой мне надо возвращаться? – спросил Мерлин ребят.
– Да, конечно, в этот день после рыбалки мы собирались вечером посмотреть на звездопад. В ночь с 12 на 13 августа Земля входит в поток Персеид, – пояснил Мир. – Хотели миллион желаний загадать на «падающие звезды», но после случившегося в тот вечер уже ничего не хотелось.
– Вот это да! – в один голос выдохнули Порчельник и Разумник. – Нам бы такого ученика! Не то что наши бездари. Сколько я им про звезды пытаюсь рассказать – ничего не хотят запоминать, – добавил Порчельник.
– Итак, вечер, около 22-х часов. А теперь покажи мне место, где это все происходило, – попросил Мерлин. Он подошел к зеркалу, взмахнул рукой, и в зеркале появилась карта северного региона, снятая как будто из космоса.
Мир подошел к карте и показал место. Масштаб карты начал увеличиваться. Впечатление было такое, будто спутник стремительно несется к Земле.
– Вот это маскировка! Никакого Зеленца свер­ху не видно. А крыши нашей Харчевни уже угадываются, – отмечал про себя Мир.
– Вот теперь выше по Луненке, на этот ее изгиб.
Масштаб карты становился все крупнее. На карте уже стали видны деревья. И тут Мир испуганно отскочил от карты.
– Ой, наша лодка и мы. Только немного другие.
– Да, здорово постарели мы за год! – в тон ему сказала Варвара.
– Откуда появились Доброжир и охотники? – спросил Мерлин.
– Вот из-за этого леса.
Все присутствующие встали и тоже подошли к зеркалу. Вскоре все увидели, как кусты затрещали и из них, тяжело дыша, выбежал бурый медведь.
– Доброжир! – узнала медведя-оборотня Судина. Вскоре показались и преследователи.
– Так это же наши лешаки! – воскликнул Воль­га. – В ватниках – Невзор и Некрас, а в овечьих полушубках – Крив и Злоба. Узнаете?
Дед-Всевед и Судина кивнули головой.
– А вот и Марана появилась, – с ненавистью сказал Любомир.
Все молча смотрели, как погиб Доброжир.
– Теперь, пожалуйста, попробуй проследить путь охотников с убитым, – попросил Мерлина Дед-Всевед.
Мерлин посмотрел в зеркало и двинулся за мужиками с носилками. Их путь был довольно долгим. Наконец лешаки бросили убитого на мох под сосной.
– Теперь исчезните, вы мне больше не нужны, – махнула рукой Марана. Лешаки удалились, а Марана села на длинную палку, закуталась в плащ цвета ночного неба и взмыла вверх.
Некоторое время ее след еще можно было угадать в небе, но скоро она сделалась невидимой.
– Дай-ка я, – Дед-Всевед провел по ставшему черным зеркалу рукой. Зеркало стало красноватого цвета, и все увидели затаившуюся Марану.
– Инфракрасные лучи, – пояснил Мирослав Варваре. – Реагируют на любое тепло.
Вскоре в небе появились купающиеся в воздушных потоках Катерина и Михаил. Катерина кувыркалась в небе, а неопытный в полетах Михаил просто лежал на развернутом плаще. Тихий ветер приближал Михаила к Маране. Действительно, в эту ночь падали метеориты. Но пролетали они далеко и достаточно редко. Тем не менее вокруг парящего в небе Михаила уже дважды пролетали яркие точки.
– Замедли действие, – скомандовал Всевед.
От Мараны отделилась яркая точка. Она приближалась к плащу Михаила. Плащ вспыхнул ярким пламенем, и Михаил