close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Берлин В. Хороший человек при хорошем деле

код для вставкиСкачать
Берлин В. Хороший человек при хорошем деле : [о бывшей зав. отд. краевед. работы ХГНБ, одной их организаторов клуба «Краевед» Г. Н. Кашириной] / В. Берлин // Событие. – 2001. – 30 авг.-5 сент. – С. 10.
Берлин В. Хороший человек при хорошем деле / В. Берлин // Событие. - 2001. - 30 авг.-5 сент. - С. 10.
Галина Николаевна Каширина - человек, в Харькове хорошо известный. 27 лет отдано библиотеке имени В. Г. Короленко, 25 лет из них - краеведческой работе. Шестидесятницу по эпохе созревания и убеждениям, ее знают и "физики", и "лирики" - ученые, убеленные сединой, наши передовые профессора-физики, историки-краеведы, библиографы. Слушая рассказы других, убеждаешься, что в 60-е годы минувшего века выбор любимой профессии часто оказывался неожиданным и непредсказуемым. Очень важно, что хороший человек и хорошее дело, тогда не сулящее сверхприбылей, встретились в нужное время в нужном месте.
Думала ли Галя, что она, студентка геофака ХГУ, заядлая туристка и путешественница, подвижная, неугомонная и физически здоровая девушка, найдет себя в библиотечной работе? Правда, библиотека не какая-нибудь там, а библиотека имени Короленка, одна из лучших в СССР. И работа не на воздухе, в движении, а в замкнутом, внешне однообразном пространстве книжных полок, стеллажей, справочников и картотек. Но счастлив тот, кого засасывает "тихий омут", кто за внешним однообразием видит внутреннюю динамику дел, проблемы и пути их разрешения.
Ей было 13 лет, когда они вместе с родителями приехали из Ленинграда в Харьков. Родители, инженеры-цементники, коренные питерцы, были присланы в Харьков для восстановления юга России. Уезжая, бросили последний взгляд на дом и контору деда, купца 2-й гильдии, вблизи Александро-Невской лавры. Воспоминали хорошее и печальное. В Ленинграде за анекдоты о Сталине расстреляли дядю и отца будущего мужа. В Харькове им понравилось, они полюбили город и Украину, с которыми связали свою жизнь. Романтика звала Галину в путешествия, к открытию новых неведомых маршрутов и краев. Ее путь лежал на геофак Харьковского университета. Зав. кафедрой геоморфологии, профессор Николай Измайлович Дмитриев гордился Галиной, рассчитывал на нее, хотел видеть в аспирантуре. После восхождения на пик Грандиозный в Саянах она написала дипломную работу "Геоморфология пика Грандиозный", которая была признана Н.И. Дмитриевым лучшей и открывала ей дорогу в аспирантуру. Смерть Дмитриева в 1958 году разрушила планы, поломала заслуженно открывшиеся перспективы. Теперь ее ждала школа. Слава Богу, не в глуши, у черта на куличках, а городская, харьковская. Надо помнить те годы и то благо, которым считалась любая возможность остаться в городе после окончания учебы.
Трудно сказать, кому пришло в голову собрать в школе №22 на Клочковской всех второгодников города. Коллегой Гали по школе оказался известный литератор Револьд Банчуков, позже уехавший в Германию. Три года проработала Каширина в СШ №22, пока кто-то не закрыл школу, сочтя ее концепцию развития личности антипедагогической.
Ей опять повезло. Знакомые позвали работать в библиотеку имени Короленко. Пока в хранилище. Работа тяжелая, однообразная, изнурительная. Но на ее примере правило "Что ни делается - к лучшему" подтверждалось. Спустя два года она перешла в справочно-библиографический отдел, медленно приближаясь к любимому делу.
С книгами Галина Николаевна неразлучна всю жизнь, всегда сама или по рекомендации близких друзей находила все лучшее, важнейшее, необходимое.
В долгих беседах мы с ней обнаружили много общего в литературных пристрастиях. И чудо открытия Антуана де Сент-Экзюпери, Э.М. Ремарка, Э. Хемингуэя, необъяснимое очарование булгаковских "Дней Турбиных", "Театрального романа", "Мастера и Маргарита", возвращение А. Платонова и Н. Эрмана, кружева поэтов "серебряного века". Правда, я позже оценил В. Высоцкого, не знал самиздатских А. Сахарова и А. Солженицына, из-за которых Галина пережила немало тяжелых минут, бесед с представителями "государева ока", уничтожила много писем, документов, фотографий, что ей сейчас не хватает. Для меня книга была источником радости и открытий, для нее - еще больших неприятностей и волнений.
Ее приход в библиографический отдел в 1961 году открыл и достойную ее неуемной энергии задачу - создать краеведческий каталог. Впервые после Великой Отечественной войны в библиотеке добавилась штатная единица - библиограф-краевед. До этого краеведением в библиотеке имени Короленко занимались разные отделы. Заведовавшая справочно-библиографическим отделом Татьяна Григорьевна Шерстюк понимала необходимость создания краеведческой службы и поддерживала устремления Галины Николаевны. С 1962 года краеведческая работа объединилась в справочно-библиографическом отделе. Каширина собрала все накопленное отделами, работала с газетами и журналами, разрабатывала схему краеведческого каталога, но вскоре поняла всю бренность своих усилий. До сих пор идеологические установки давили на библиографов, устрашали, не давали заниматься столь важным и первостепенно-необходимым делом. Чего стоили такие установки и призывы: "Создадим подлинно большевистский каталог!". Существовал лишь 4-томный каталог Харьковской общественной библиотеки (1904-1913), где был так называемый местный отдел. Довоенные каталоги погибли. Галина начала с того, что одна собрала воедино немногочисленный карточный репертуар за 1944-1962 годы. В итоге, начав с 6 тыс. карточек, достигла цифры 300 тысяч. По эффективности библиографических описаний Каширина на 4-м месте, чем очень гордится. Действительно, указатель "Харьковская государственная научная библиотека имени В.Г. Короленко (1886-1986 годы), Х-в, 1986" - включает 25 ее публикаций. Заниматься одной таким грандиозным делом было тяжело и практически малоперспективно. В 1968 году Галина Николаевна возглавила новый сектор краеведения. В нем было 3 человека: она, В.Г. Аветчина и В.А. Ярошик. А заведовала отделом, куда вошел новый сектор, Татьяна Григорьевна Шерстюк. Но и трех человек было недостаточно. Выход нашли в привлечении общественности города, работе курсов института культуры. По нескольку сотен студентов института культуры, ХИСИ во главе с А.Е. Развадовским собрались в большом зале библиотеки и занимались просмотром литературы, подшивок, составляли карточки и описания. В бытность Кашириной заведующей сектором стали проводиться краеведческие чтения, организаторами которых вместе с ней были Т.Г. Шерстюк и нынешняя заведующая отделом украинистики [украиники - Прим. ред.] (так называется сейчас краеведческий отдел) Валентина Александровна Ярошик.
Но отдел краеведения был необходим. Тогдашняя директор библиотеки, заслуженный работник культуры Нина Фоминична Семененко отвечала на частые просьбы Галины Николаевны: "Отдел я создам, но заведовать вы им не будете". Члены партии, приглашаемые директором на должность завотделом, только ахали и уходили прочь, увидев, какой объем работы у будущего краеведческого отдела. Хоть не принято было брать беспартийного на руководящую работу, но другой кандидатуры не нашлось. До и к тому же Каширина занималась своим делом - этого было не отнять. В 1979 году краеведческий отдел был наконец открыт. Н.Ф. Семененко добилась от Министерства культуры создания самостоятельного отдела краеведческой работы со штатом 7 человек. Открытие отдела требовало большой подготовки, обмена опытом с передовыми краеведческими библиотечными центрами тогдашнего СССР. Побывала Каширина в Нижнем Новгороде, где был лучший краеведческий каталог со 100-летним стажем, переписывалась с известным краеведом, заведующей отделом Вятской библиотеки Валентиной Григорьевной Чудовой, съездила в Одесскую научную библиотеку, где во время войны удалось спаси от гибели дореволюционный предметный каталог. В самой библиотеке имени Короленко предметный каталог был запрещен и уничтожен по приказу, т. к. считался не идейным и идеологически не выдержанным. За его создание библиограф, зав. каталогом Беркович [Борович - Прим. ред.] был подвергнут гонениям и репрессирован. С 1979 года в отдел пришел Алеша Попов, Светлана Климова, создавшая раздел "Литературный Харьков" и на его основе литературный музей на ул. Фрунзе. Постепенно расширялись формы работы отдела. Проводились лекции на заводах, в кинотеатрах, обзоры новых и старых книг на военные, образовательные, культурологические темы и т. д. Начались выступления по радио, а в 1968 году Каширина впервые появилась на харьковском телевидении. Поездка по Харьковской области (Волчанский и Сахновщинский районы), путешествия пешком и на байдарках были частью ее краеведческой библиотечной работы. "Физики" и "лирики" спорили в печати, но в жизни быстро находили друг друга, отправлялись вместе в труднодоступные уголки Союза, читали и перечитывали книги и статьи А. Солженицына и А. Сахарова. 1968 год вместе с деловыми успехами принес и тяжелые испытания. На пишущей машинке, взятой в прокат, Галя отпечатала 4 экземпляра двух самиздатских сборников песен "Синельга" (птица счастья) и "Береника" (принцесса). В сборнике была глава "Лагерные песни", куда вошли сомнительные для властей Б. Окуджава, В. Высоцкий, Ю. Визбор, А. Городницкий. Галя уже около 10 лет работала в библиотеке, пользовалась авторитетом и уважением, и вдруг сотрудник КГБ в кабинете директора 4 часа обрабатывал ее, угрожая лишить диплома, материнства, выгнать с работы. Тогда, вернувшись домой, она долго жгла в туалете все, что могло повредить друзьям, - свой дневник, фотографии. Друзья-самиздатчики были и неизменными товарищами в странствиях и путешествиях. На туристских тропах она встретила и будущего мужа, ленинградца Александра Сергеевича Каширина, человека необыкновенного, физика, мастера спорта по туризму. Его отца-партработника расстреляли. А самого Александра Сергеевича исключили из Ленинградского университета, он пошел в армию, был лейтенантом артиллерии, прошел всю войну от первого до последнего дня. 11 раз он пересекал с группой Саяны и сейчас по-прежнему, уже после его смерти, собираются в ее доме его ученики и друзья. По роду будущей деятельности Галина Николаевна пересекала 4 раза Саяны, в 50-е годы - Кольский полуостров, Средний Урал, пешком поднималась с группой из 7 человек на Говерлу (Карпаты). Сама она, сильная, подвижная, без устали таскала на себе рюкзаки по 30 кг, вместе с сыном-первоклассником перешла через Главный Кавказский хребет в районе Бичо. По реке Казыр, притоку Енисея, она с друзьями тащила добленки, подолгу волоком против порогов.
Возвращалась из экспедиций с массой впечатлений, с фото- и кинопленками, слайдами. Начинались серии выступлений с рассказами, фильмами о странствиях, далеких землях и библиотеках, парках имени Горького и Артема. Были и критические ситуации. Как-то в составе группы из 4 человек заблудилась на Саянах, и на месяц они опоздали в Харьков. Друзья считали их уже пропавшими без вести, а потом на вокзал пришло 80 (!) человек встречать воскресших из мертвых. А случилось так, что лодка с продуктами опрокинулась, и месяц они пробирались без спичек, продуктов, голодные и замерзшие.
Я заметил, что жизнь самых успешных и благополучных людей чаще всего распадается на две составляющие. До определенного момента - удача, благополучие, успех, а потом с какого-то рубежа, быстрее или медленнее, заметнее или не очень, начинается откат. Причины разные - разрыв или потеря любимого человека, физическая или душевная травма, уход на пенсию и потеря любимого дела.
Пустота и невостребованность начинают душить и выбивают опору. Основательная питерская закваска, учеба на геофаке, оттепельные ожидания сформировали неординарную личность - детище 60-х годов.
Помню, как в любимом мною фильме "Леди Гамильтон" несравненная Вивьен Ли в конце своего рассказа на вопрос, что же было потом (после гибели адмирала Нельсона), ответила, что не было "потом".
Примерно так оценивает свою жизнь (хотя и более оптимистично) и Галина Николаевна. До 1986 года, считает она, была замечательная жизнь. Операция на позвоночнике и уход из библиотеки лишили ее любимого дела и волнующих памятных походов. Потом уехал в США сын Сергей, компьютерщик, с женой Ириной и внуком Александром. И хотя им хорошо, и там, в Америке, они не забывают бабушку, ей одиноко в большой пустой квартире. Они звали и зовут к себе. Но разве можно оставить Харьков, ставший родным, где у нее так много старых верных друзей. Трудно поверить, что этой открытой доброжелательной женщине с неизменной сигаретой в зубах исполняется 70 лет. Но говорят что это так.
А я не верю.
Валерий Берлин 
Автор
468   документов Отправить письмо
Документ
Категория
История
Просмотров
35
Размер файла
23 Кб
Теги
Берлин В., Харьков, Каширина Г. Н., ХГНБ
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа