close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

02 - Ohota na oborotnya

код для вставкиСкачать
Козак Елена Александровна
Охота на оборотня
Часть вторая
Глава 12
— Простите, магистр, можно войти, — я заглянула в дверь аудитории и смущенно потопталась на пороге.
— Заходите! — проворчал старый маг, даже не глядя в мою сторону и не прерывая рассказа.
Замечательно: значит, не запомнит.
Я быстро прошмыгнула на свое место, разложила немногочисленные вещи и окинула взглядом пространство. Улыбнулась, глядя на Фира (он ответил мне тем же). Потом положила под голову руку и начала неотрывно на него смотреть. Однокурсник несколько минут думал над тем, что ему важнее: лекция, или я. Моя персона одержала победу (как всегда). Фир послал мне короткий поцелуй. Я еще сильнее улыбнулась.
"Не могу дождаться, когда нам начнут преподавать телепатию. Вот это было бы интересно: лично пообщаться вместо того, что бы слушать ненужную нудную лекцию. Но, увы, до этого еще не скоро. На кафедре ментальной магии говорили, придется не один месяц ждать. Эх…"
— Конечно, вряд ли в одной из этой легенд содержится хоть крупица истины, но, тем не менее, люди в такой способ пытались объяснить странный феномен, — голос лектора все-таки достиг моих ушей.
Я с усилием подавила зевок. "Вот так всегда, едва начну его слушать, так сразу же тянет в сон. Хорошо, хоть экзамен по этой магической географии не надо сдавать. На лекциях отсидели (жаль, спать с открытыми глазами не умею… пока: чувствую, у меня все впереди, если подобных пар будет много) и вперед на другие предметы". Я вновь сосредоточила все свое внимание на Фире и подмигнула ему.
Со времени моего поступления в Магический Университет прошло две недели. Раны постепенно зарубцовывались. Теперь даже Лиин не могла сказать, что со мной что-то не так. А ведь по началу она видела мои слезы на подушке и дрожь в руках по вечерам. Днем, к счастью, ничего заметить было нельзя. Иллюзиям нас пока тоже не научили, но я всегда умела нарисовать на лице все, что угодно. Сейчас это здорово помогало.
Я сознательно создавала репутацию игривого веселого мотылька. Кокетничала напропалую со всеми, закатывала глаза, смеялась над любой шуткой. В другой раз вела себя немного высокомерно, но все равно расковано. В общем, создавала репутацию соблазнительной, но неприступной красавицы, раскусить которую и, собственно — соблазнить, не всякому по зубам. Мое прошлое было овеяно тайной, которую я ото всех скрывала. Пару раз "обмолвилась", что я маркиза. Какая именно, решила не уточнять: а вдруг тут знают Виеров.
Кое-кто пытался переспросить мое полное имя, но я невинно хлопала глазами и заявляла, что простая горожанка. Когда мне напоминали об моих предыдущих словах касательно маркизы, я смущалась и заявляла: "все ложь". А мне не верили. Считали, что я что-то скрываю. В общем, я добилась того, чего хотела.
Это было просто. Иногда даже казалось, что раньше, в прошлой жизни, я вела себя так же само: смеялась, играла, стреляла глазами и наслаждалась жизнью, а сейчас все вернулось на круги свою. Плен же, спасение, долгая дорога в Риан — это все сон. Но подобные мысли приходили ко мне не надолго. Я вновь вспоминала Фреда, наши разговоры в дороге, поцелуи, объятия…
Влюбилась ли я в своего спутника, не смотря на все создаваемые мною же запреты? Пожалуй. Что-то было в этом человеке необычного. Я не могла играть с ним, как кошка: делать шаг вперед и два — назад. Приходилось говорить правду. И мне понравилось. Ненадолго. Сейчас я вновь твердо убеждена, что сладкая ложь лучше всего. Снова приходиться создавать воздушные замки, которые в любой момент могут развалиться и похоронить меня под своими обломками.
Но пока мне везет. Сейчас для всех вокруг (за исключением Лиин) мы с Фредом просто знакомые, которым удалось в одно время пройти испытание. Пару раз мы встречались в коридорах, или аудиториях и говорили другу ничего не значащие слова:
— Ты снова опоздала на лекцию.
— Да, ты знаешь, по утрам я никак не могу проснуться. Вы ведь все равно ничего важного пройти не успели. А конспект я потом у Лиин возьму.
— Что ж, как знаешь. Был рад встречи.
— Я тоже, до скорого.
Ничего, я не была рада. За время таких коротких разговоров мое сердце билось посильнее, чем во время медленных танцев с тем же Фиром, или с Анри. Я вновь кусала губы и заставляла себя не смотреть Фреду в след.
— Ну, что ж, лекция окончена. В следующий раз мы рассмотрим Зарию, — голос лектора вновь проник в мои мысли.
Договорились. Я начала медленно собирать вещи, дожидаясь пока подойдет Фир. Это произошло довольно быстро (кто бы сомневался!). Однокурсник поцеловал мне руку (что мне в нем нравится — это галантность).
— Тебе помочь отнести вещи?
— Спасибо! — я вновь улыбнулась — Без тебя я бы не справилась, — да уж, однозначно не справилась бы — кстати, о чем говорил магистр Бурин?
Фир замаялся:
— Что-то о том, как распределяются магические потоки над Киринеей.
— И как же? — забавный я человек: сначала отрываю студента от лекции, а потом требую, что бы он рассказал мне, о чем она.
— Не симметрично, — послышалось справа от знакомого голоса.
Я оглянулась — Фред. Можно было не сомневаться. Если бы это был кто-то другой, мои руки бы не дрожали, а сердце не колотило б. Интересно, он хотя бы знает, как действует на меня? Эх, если бы я могла влиять на него также, или даже в половину меньше. Хватило бы!
— Может, объяснишь? А то, я пропустила половину, — помня, насколько сильно Фред ощущает ложь, я даже не пыталась показать, будто жалею о случившемся.
— Да все очень просто. В центральных провинциях часто рождаются люди с магическими способностями, в западных они редкость. Восток не изучен.
Неужели это стоило объяснять целую лекцию?
— Почему восток не изучен? — я удивленно вскинула брови.
— Элен, ты меня удивляешь, совсем не знаешь истории. А как же война, — Фред посмотрел на меня немного пристальней, чем следовало, потом безразлично пожал плечами. — Ладно, встретимся на следующей паре.
Мужчина отошел. Я привычным усилием заставила себя посмотреть на своего спутника, подмигнула ему.
— Если хочешь, я могу тебе рассказать о той войне.
Как будто она мне нужна…
— Давай лучше позже. А то, мы сейчас на следующую лекцию опоздаем.
Мы медленно направились в сторону огненно красной башни. Сейчас как раз начнется пара по атакующим заклинаниям: волны, шары, плети… Все эти заклятия были направлены на физическое воздействие. Работать с духовной сферой нас пока не учили. Первый курс, все же…
Сейчас нам должны были давать общие знания, а заодно определять наше будущие направление: целительство, алхимия, боевая магия, ментальная сфера, некромантия. Те, кому не хватит сил (и длины родословной) на то, чтобы учиться на одной из этих кафедр, вынуждены будут пойти на общую магию, и станут теоретиками. Конечно же, существовали отдельные счастливчики, которым придется в будущем учиться сразу на нескольких факультетах. Но такие люди были редкостью.
Вторая пара должна пройти гораздо интересней. Во-первых, я уже проснулась и готова к героическим свершениям. Во-вторых, людей будет меньше. Это на теории мы сидели все вместе (сто человек). А другие пары проводятся для групп, на которые нас поделили. В каждой по двадцать человек. Я, Фред, Лиин и многие другие были в пятой.
В-третьих, магистр Реанин умеет заинтересовать каждого. Так что, даже такие бездельники, как Анри и Джулин (в миру — барон Анриан Войский и графиня Джулин Риани) ходят на его пары и вслушиваются. Первую же пару они решили пропустить. Их то уж точно не выгонят — положение в обществе занимают очень высокое. Насколько у нас все родовитые, но уж эта парочка… Их семьи на пару владеют самым большим портом в Киринее — в Терре (второй важный порт находится здесь, в смысле, не в самом Университете, а в городе — в Риане, но в него не допускаются многие корабли — магическая столица). Отсюда деньги и немалые. Да и родословная длинная.
Они и в Университет поступили только затем, чтобы развлечься перед тем, как завести свои семьи с избранником (избранницей) родителей и продолжить дела на благо всего рода.
— Элен, рад тебя видеть, — ко мне подошел Анри. — У меня для тебя замечательная новость.
— Надо же. Я внимательно слушаю, — я улыбнулась, глядя на Анри, и не отпуская руки Фира (лорда Фирианисита).
Это было не так уж легко: завлекать одновременно двоих. Но, по крайней мере, у меня не было времени на то, что бы задуматься о чем-то ином.
— Я хотел сообщить тебе это наедине, — высокопарно изрек Анри и наклонился ко мне ближе. Потом зло взглянул на Фира.
Ревность всегда забавна. Особенно, когда ты ее объект.
— Люблю тайны, — я облизала губы. — Фир, ненадолго. Встретимся после пары. Может, быть… — Я подмигнула одному из кавалеров и отошла в угол с другим.
— Помнишь, я рассказывал о наших вечеринках? Мне удалось поговорить с Джулин. Считай, что приглашение у тебя в кармане.
— А, если я вовсе не горю желанием туда идти? — я мучительно пыталась вспомнить, что конкретного Анри рассказывал об этих встречах. Но, увы. Наверное, мои мысли как всегда во время нашего разговора парили где-то далеко.
— Какая жалость, а я ведь сказал ребятам, что не приду без тебя, — юный барон нахмурился. Потом на его лице вновь появилась улыбка, и он потянулся, что бы заправить мой выбившийся локон в прическу. Я остановила его руку, когда она уже касалась моего виска.
Голое тело манит…
— Мне кажется, это лишнее пока что. А сейчас… — я нарочно замолчала, давая Анри время продолжить мою мысль. Интересно, какие варианты у него будут? Анри не похож на Фира с его галантностью, а значит, можно ожидать много чего занятного. Вопрос только в том, понравится ли мне это?
Но в аудиторию зашел магистр и помешал получить ответ на животрепещущий вопрос:
— Прошу садиться. Сегодня у нас огненные волны.
Я затаила дыхание. Припоминаю наше бегство из Дрэдена. Там ведь Фред применил именно эту огненную волну. Как же долго я потом приходила в себя. Оно ведь вытягивает силы, похлещи полосы препятствий. А у нас в Университете есть и такое. Зачем магам хорошая физическая подготовка, нам не объяснили, но ходить на подобные пары заставили. Не всех, правда. Эх…
— Присядешь рядом со мной? — Анри успел схватить мою руку до того, как я отошла.
— Всего-то? — я улыбнулась немного игриво. — Почему бы и нет.
Пара прошла не совсем на ура. Но большинству студентов понравилось. Жаль, я не вошла в это число. Магистр показывал действие заклинаний. Это действительно смотрелось феерическим шоу. Аудитория даже аплодировала. Но мы так и не приступили к самим практическим действиям. Так, чертежи, схемы, теоретические выкладки. Интересно, конечно, но немного не то. Я загрустила: "когда же нас начнут учить по-настоящему? Это ведь Университет Магии, а не обычная школа для аристократов. Но пока единственный человек, для которого магия доступна — это Фред. И даже за это надо благодарить не Университет. Грустно".
Параллельно с лекцией приходилось то и дело отодвигаться от Анри, а то и убирать его руку со своих колен. Барон, хотя, как и почти все считал меня маркизой, предпочитал далеко не рыцарские методы обольщения. Но сегодня он перешел все границы! И что на него так подействовало? Я ведь не первый раз сажусь рядом!
Когда пара была окончена, я наклонилась к Анри и сказала волнующим шепотом:
— Я подумаю над твоим предложением.
А потом медленно (я долго тренировала эту походку перед зеркалом) направилась на очередные пары. Что ни говори, а брюки не такая уж плохая одежда, как я думала по началу. В платье эта походка бы так не смотрелась.
Фир ко мне не подошел. Что не говори, а слова "встретимся после пары", в моем случае, означают — найдешь меня сам. Я точно не буду его искать. Он мне не настолько дорог, как…
Я медленно направилась в сторону башни воздуха — белому, отливающему блеском на солнце высоченному зданию. Там мы обычно изучаем методы защиты.
Вокруг слышался чужой смех, голоса. Я раздумывала над тем, как пройдет следующая пара. У меня начало появляться желание учиться. Этим нужно было воспользоваться. Оно гостит не часто.
Внезапно меня окликнул девичий голос. Я обернулась — Джулин со своей свитой: подружки-прилипалы, кавалеры. Девушка никогда не бывает одна. Богатый папочка, не отягощенная ничем, кроме желания хорошенько поразвлечься, жизнь привлекали к ней внимание очень и очень многих. Я вздохнула: "А быть может, это просто зависть к более удачливой сопернице. У Джулин ведь кроме всего прочего и внешность и манеры очень примечательные".
Девушка подошла ко мне ближе и выдавила из себя улыбку:
— Я слышала, Анри пригласил тебя на наши встречи. Это может быть поучительным для тебя.
Что она имеет в виду? — Я слегка нахмурила лоб, раздумывая над словами однокурсницы. — То, что Анри меня пригласил, или куда именно меня пригласили? Непонятно.
— Поучительным… — протянула вслух, нарочно скопировав интонацию девушки (девушки ли все еще?). — Боюсь, одно это слово нагоняет на меня тоску. Я бы предпочла поразвлечься. А так даже не знаю…
— Мне кажется, тебе понравится. Наши встречи немного напоминают балы в замке Саада, — один человек из шлейфа Джулин решил настоять на приглашении. Но объект его воздыханий была против. Джулин на миг забыла про меня и повернулась к тому из своих спутников, который только что посмел ко мне обратиться:
— Я думаю, твои слова ни о чем не говорят Элен, — поспешила проговорить она.
Джулин, не понравилось то, что ее поклонник стал ближе ко мне и начал что-то объяснять. "А вдруг ему понравиться менторским голосом разъяснять этой "глупышке" очевидные для него вещи!"
— Ошибаешься. Это очень занятное место. И, если все так, как ты говоришь, то я, пожалуй, подумаю над вашим настойчивым приглашением, — я улыбнулась кавалеру Джулин (нужно же было позлить однокурсницу) и продолжила свой путь.
По мере того, как я отходила от свиты графини, на моем лице стали проявляться истинные эмоции. Джулин была абсолютно права. Слова: "балы в замке у Саада" абсолютно ничего мне не говорили. Не появлялось ни намека на воспоминание.
"Надо будет узнать у Лиин, что это. Она ведь настоящая аристократка, в отличие от меня, и должна знать. Жаль, в последние дни подруга учебу пропускает: что-то не здоровится ей. К тому же, вряд ли соседка правильно оценит мое желание "поразвлечься". Она уж точно поступила для того, что бы получить новые знания и возможности, а не для того, чтобы бесконечно развлекаться и отдыхать. А что, на счет меня? Зачем я поступила в этот Университет Магии?"
— Элен, ты идешь на пару защиты? — меня догнал Анри.
— Да, конечно, — я все еще раздумывала над вопросом: зачем я здесь? И почти не слышала спутника. Но он, как обычно, не замечал этого. Слишком гонору много. Анри даже в голову не придет, что кто-то не слушает его, а попросту делает вид.
"Действительно, зачем? Почему? За предыдущие две недели нас ничему не научили. Все те же глупые схемы, таблицы, что и сегодня. Тогда…"
— Зачем?
— Точно не ради знаний. Просто выбора не было, куда податься, — я даже не заметила, что произнесла последние слова вслух.
— Как это, нет выбора? Как это некуда податься? Давай лучше прогуляемся, познакомимся ближе перед вечеринкой. Ко мне зайдем. Там как раз никого не будет, — Анри подошел ближе и заставил замедлить шаг. А насколько сильно мне не понравилась его улыбка. Юноша хотел показать, что я в его власти. А ведь это не так. Я в любой момент могу махнуть ему рукой и уйти.
Но, тем не менее, я разозлилась: "За кого он вообще меня принимает? Если за маркизу… хотя, если вспомнить истинную графиню — Джулин…". Я спрятала гнев вглубь сознания, мечтая посмотреть на то, как долго Анри будет ожидать исполнения своих желаний, и тоже подошла ближе к нему. Теперь нас разделяло меньше сиги.
— Предпочитаю оставить все, как есть. А вот там… — я хотела быстро отодвинуться согласно плану и оставить Анри с носом, то есть, без прощального поцелуя, на который он рассчитывает.
Но внезапно увидела Фреда. Он был достаточно далеко, но видеть меня мог. Даже не просто мог — видел. Наши глаза на мгновение пересеклись. Я так и не поняла, что увидела в его: возможно, гнев, возможно, что-то большее. Хотя мне могло просто показаться. Фред ведь прекрасно блефует и почти всегда хранит на лице безразличие. Но люди часто видят только то, что хотят увидеть…
Я обняла Анри и начала целовать. Правда, на прощальный поцелуй это походило мало, но барон не имел ничего против.
Через несколько мгновений я отстранилась:
— На счет вечеринки… Зайдешь за мной?
— Конечно. В восемь.
— Договорились. Идешь сейчас на пару? — я не отодвигала от Анри и продолжала глупо улыбаться, не зная, где Фред.
— Нет. Лучше к вечеру подготовлюсь, — Анри хотел снова притянуть меня к себе, но я с улыбкой увернулась: Фреда на дорожке уже не было…
От следующей пары я ожидала наихудшего, несмотря на свое появившееся желание учиться. Магистр Алехандро с самого начала невзлюбил меня. Утешало лишь то, что к Фреду он относился не лучше, если не хуже.
В аудитории обнаружилась еще одна неприятность: мою любимую последнюю парту заняли. Пришлось садиться ближе к центру.
— Я уже объяснял вам основные методы защиты. Сегодня работаем со щитами. Перейдем сразу к практике. Мне необходим доброволец, — маг окинул нас взглядом. Естественно, никто не изъявил желания стать добровольцем. Несколько раз магистр останавливался на мне, заставляя паниковать. "Кажется, я опять пропустила теорию. Беседовала тогда с Анри о чем-то… ээ… "высокоинтеллектуальном".
— Фредерик, прошу вас, — магистр Алехандро нашел свою жертву и сделал ей знак подниматься и идти к нему.
Я вздохнула свободно. "Мой бывший попутчик создаст щит проще простого. Даже без моей помощи. Вот я одна не справилась бы". Потом стало смешно: "Да уж я так хотела перейти к практике… желаниям свойственно сбываться".
Магистр сделал почти неуловимый жест рукой.
— Я решил еще раз напомнить вам то, что мы проходили ранее. Теперь у вас точно не возникнет проблем. Повторите.
Я поморщилась: "Да уж, хорошо магистр объясняет. Лично я вообще ничего не увидела!"
Фред усмехнулся, глядя на преподавателя, но не сдвинулся с места.
— Фредерик, чего вы ждете? Приступайте, — маг, наконец-то, потерял терпение.
— Я уже создал его, — мужчина был абсолютно спокоен, так ни разу не шелохнувшись.
В аудитории раздались смешки. Магистр нахмурился и зло посмотрел на веселящихся. Те сразу умолкли — злить старого мага никому не хотело. — Ну, что ж, посмотрим.
Маг создал огненный шар и бросил его во Фреда.
Я затаила дыхание. Да, и не только я. Фред считался довольно известной личностью среди первокурсников. Длинные волосы, манеры… и прочие атрибуты высоких родов… заметила не только я. Так что, большинство видело в юноше аристократа, который скрывает свое имя. Те же, для кого он был никем, все равно предпочитали не связываться. О том, что мужчина владеет магией и в состоянии совершить то, или иное колдовство по отношению к своему обидчику, знали все.
Ну, и последнее — возраст. Большинству (точнее почти всем наши однокурсникам) было лет семнадцать-восемнадцать. Обычно именно в это время у молодых людей появлялось желание вкусить запретный плод, под названием "свобода". А Университет Магии именно такую свободу и предоставлял потомкам аристократических линий. А других тут почти не было (что такое семь человек из ста).
Конечно, был еще второй курс, третий… И там учились люди постарше. Но мы с ними почти не пересекались. Расписание слишком разное. К тому же, именно сейчас у них была практика. В день нашего поступления она еще не началась. Ведь именно второкурсник провожал меня на бал, а потом танцевал каравеллу под медленную музыку, улыбался, что-то шептал на ухо — я его даже не слышала, изо всех сил сдерживая слезы. Больно вспоминать… Но сейчас они все разъехались.
Шар до Фреда не долетел, растаяв на пол дороге. Но магистр не был рад расторопности своего ученика.
— Так я и думал, Фредерик. Вы должны были поставить щит против физической атаки, а не против магической. Неужели вы считаете, что навредить может только маг и только силой стихий?
Типичный пример того, как преподает Алехандро: ты победил — я просил сделать не это! Проиграл — нужно предсказывать требования учителя до практики, а не после его слов! Так что, тебя ожидает крик, что бы ты не сотворил.
С полки прямо, над головой Фреда, слетела книга и начала быстро падать на голову студента. Я стиснула зубы: "и за что магистр Алехандро так невзлюбил и меня, и Фреда?". Сегодня не повезло мужчине, в прошлый раз мне. Хоть монетку кидай. Выпадет цифра — сегодня мишень Алехандро я, лик короля — Фред.
Но сегодня удача, явно, была на стороне студента. Щит вновь спас Фред (впрочем, не думаю, что бы книга могла причинить большой вред мужчине). Литература, как по дуге, соскользнула на пол.
Магистр позеленел. Потом посмотрел Фреду в глаза. Мне пришлось даже зажмуриться, осознавая, насколько он силен. Когда через несколько секунд я вновь открыла глаза, магистр улыбался. Фред наоборот побелел, впился зубами в губы, а руками в стену рядом.
— Это типичный пример того, как некоторые бестолково тратят свои силы. Учащийся Фредерик переоценил свои возможности, понадеявшись, что с первого раза сможет создать универсальный щит. Я надеюсь, больше никто не захочет выделиться и продемонстрировать нам свои силы во всей красе. Впрочем, я всегда могу предоставить вам подобный шанс, — магистр вновь окинул всех нас своим взглядом.
Аудитория молчала. Я лишь тихо качала головой. Впрочем, с четвертой парты все равно ничего не видно — значит, не пострадаю. "Создать щит с первого раза"… как же сильно вы ошибаетесь, магистр. Впрочем, ошибаетесь ли… Скорее — лжете. Это только говорят, что маги всегда правдивы. Фред переутомился, переоценив свои возможности… Смешно! Просто ни один первокурсник не сможет справиться с магистром, практикующим не одно столетие.
— Садитесь, Фредерик. В следующий раз выполняйте четче мои инструкции.
Фред медленно отделился от стены и прошел к себе. Каждый шаг давался мужчине с трудом и только под конец он смог расслабиться. Я снова перевела взгляд на магистра: "А какие инструкции мог выполнять Фред? Вы ведь так ничего не объяснили. Просто в очередной раз показали, что вы умнее, сильнее первокурсника. Но разве могло быть иначе?!"
Глупый вопрос. Ответ очевиден!
До конца пары магистр еще раз продемонстрировал, как нужно создавать щит. На этот раз более понятно: создать его образ в своем подсознании, потом вытянуть из себя часть силы, достаточной для его создания и направить в нужное русло.
Вытягивать из себя силы мы научились ранее, так что дело было за малым — создать необходимый образ и наполнить его энергией. Но именно здесь возникали проблемы. Кому-то не хватало сил, кому-то воображения. Кто-то бездумно размахивал руками, кто-то бормотал какую-то бессмысленность. Но от этого щит не становился реальностью.
И все-таки кое у кого получилось. У четверых человек из двадцати. Пятая часть группы. Как ни странно, но я оказалась в числе этих ребят. "Ну, не забавно ли?" Желания сообщать магистру о своих успехах у меня не было. Так что, официально у меня сегодня незачет. Но, вряд ли, это так важно. Слишком много тех студентов, у кого ничего не получилось.
Наконец, магистр вышел в коридор. Я быстро собралась и бросила взгляд на Фреда: подойти к нему? Но возле мужчины уже столпилась группа друзей (преимущественно женского пола). Я и решила, что Фреду без меня достаточно, кому плакаться в жилетку.
"К тому же, меня ждет вечеринка. Если Анри готовится к ней целый день. Хотя, возможно, он и солгал — Анри не тот человек, словам которого можно слепо доверять. То, сколько времени потребуется мне?!"
Глава 13
Я заглянула в столовую. Меню как всегда отличалось великим разнообразием, а еда — вкусовыми качествами: пересоленный суп, каменные котлеты, зеленоватая картошка. Большинство студентов предпочитало есть в городе, или приносить с собой в комнаты готовые продукты, но у меня на подобное не было средств, а пользоваться щедростью Лиин не хотелось. В Университетской же столовой все было бесплатно.
Но за весь день я проголодалась, поэтому даже такую неаппетитную еду съела быстро, и поспешила в сторону жилой башни, как мы ее прозвали. "Ох, чувствую, старшекурсники присвоили ей совсем другое имя (что вы хотите, в ней живут только первокурсники). Но я не хочу его знать сейчас. Через год, другой — согласна. Тогда я тоже начну относиться к первокурсникам с презрением. А пока я одна из них.
Моя дорога лежала через парк, в котором еще так недавно решалась моя судьба. Сейчас казалось просто не мыслимо, что здесь кто-то, или что-то может навевать страх. Но испытание произошло недавно, и воспоминания не успели стереться. К счастью, они не преследовали меня. Я не просыпалась от ночных кошмаров, не плакала от страха, то и дело, вспоминая происшедшее. Даже леса призраков стили всего лишь воспоминанием. Жизнь постепенно налаживалась.
Все ученики были заняты своими делами. Правда, мало кто уделял время учебе. Но, что вы хотите от детей, вырвавшихся на свободу? Они смеялись, отчаянно флиртовали, влюблялись на день-два, писали скорбные письма родителям, моля забрать их с "этой глуши". И никого не волновало, что происходит вокруг — в самом Риане.
Не было запрета на посещения города, но большинство не пользовалось подобной привилегией. Те же, кто пользовался… Создавалось впечатление, будто это два совершенно разных мира: город и Университет, со своими правилами и законами в каждом.
Так никого из студентов… Почти никого…Не заинтересовали таинственные и дерзкие похищения и убийства людей. В основном по ночам, но и свет не был помехой для похитителей. А потом юношей и девушек, которым еще жить да жить, ведь, что такое двадцать-двадцать пять лет, находят с разорванным горлом, с маской боли и страха на лицах.
Но разве может подобное произойти с ними — будущими магами, вершителями судеб миллионов. А что происходит со смердами, никого никогда не волновало.
Несколькими часами ранее
— Магистр Диарини, рад приветствовать вас. Как поездка? — магистр Алехандро почтительно склонился перед архимагом, ругая про себя эльфийских магов, которые не сумели задержать магистра еще хотя бы на недельку на межрасовом совете!
— Удачно, Алехандро. А что здесь у вас? Как прошел набор? — немолодой уже магистр с безразличием глядел на своего помощника.
Впрочем, безразличие было искусственно. Трехсотпятидесятилетний архимаг редко выказывал свои истинные чувства. Глядя на этого человека, сложно было догадаться, что перед вами один из самых влиятельных магов в мире.
Только глаза выдавали магистра Дириани — главу Университета Магии. Но эту почетную должность маг занял не только благодаря им. Скорее помогла паутина интриг, которые магистр плел очень умело и еще более осторожно.
— Все как всегда. Если хотите боле детально ознакомиться с новым потоком, то возьмете бумаги у Дорина.
— Ничего срочного, я надеюсь? — голос архимага был усталым.
— Что вы. Я проверил всех учеников несколько раз. Ничего необычного.
— А, как в целом? Мне показалось, город бурлит…
— Все в порядке. Вам совершенно не о чем волноваться…
Наконец, оставалось только подняться по лестнице на мой десятый этаж. Я быстро пошла вперед. За прошедшие две недели подниматься приходилось десятки раз, так что, трудностей не возникало.
На третьем этаже увидела Фреда. "Странно, что я не заметила его раньше!" Мужчина должен был меня обогнать. Он же позже вышел из кабинета позднее и зашел в столовую, когда я уже выходила: как же, поклонницы… Ненавижу!
— Фред? Что ты здесь делаешь? — мой голос был полон безразличия, но я все равно была недовольна сбой: это ведь первый раз за все время учебы, когда я первая к нему обратилась. Я ужасно не хочу навязываться!
— Собираюсь к себе. Ты уже забыла, что я здесь живу?
Я пожала плечами и глуповато улыбнулась: "Нет, я ничего не забыла. Но не волнуйся, я пытаюсь, и у меня все получится. Дай мне еще несколько дней.
— Просто хотела узнать, как ты так быстро дошел.
Собеседник самоуверенно усмехнулся:
— Ну, я же маг, перенесся.
Я покачала головой: "Застенчивым человеком Фред никогда не был. Но это уже слишком!"
— Ты ведь еще не маг, а такой же ученик, как и все мы. К тому же, магистр Алехандро выжал тебя досуха, — я улыбнулась первый раз за разговор и перевела дух: "Все не так уж и плохо. — Раньше ты не лгал, или это просто я ничего не замечала?
Фред резко схватил меня за руку и подтолкнул к окну, освобождая проход.
— Я никогда не лгу!
Все лгут!
Мы смотрели друг другу в глаза. Я уже забыла, какого это: пытаться выпытать правду у Фреда. И совершенно не имеет значение, нужна ли она мне. Я просто жажду борьбы, противостояния. Мне нравится чувствовать, как сердце бьется в груди. Единственное, чего я хочу еще…
— Я знаю короткий путь между третьей и четвертой башнею.
— Понятно, — я отвела взгляд и присела на подоконник. — Покажешь его мне как-нибудь?
— Мне кажется, у тебя есть, кому проводить экскурсии: барон Анриан, герцог Джулиан, лорд Фирианисит. Я не прав? — Фред насмешливо улыбнулся.
Я прищурилась: "А кто такой герцог Джулиан? Что-то не припомню такого. Неужели Фред знает о моих поклонниках больше, чем я сама. Значит, я ему не безразлична. Хотя…"
— Это тебя интересует? Насколько я знаю, у тебя тоже много подруг. Жаль, я не припомню всех имен. Наверное, их слишком много. Впрочем, это не мое дело. Ты каждую водил на экскурсию, или они тебя?
Лицо Фреда побелело. Кажется, я немного (самую малость) перегнула палку. Фред наклонился ближе ко мне. Потом резко отвернулся и прислонился к стене с правой стороны. Мы немного помолчали. Я наблюдала за игрой его мускулов. Было такое чувство, что Фред еле сдерживает себя.
А я хотела, чтобы он взорвался…
— Не думаю. Я просто хотел узнать… — он помолчал. — Что ты делаешь сегодня вечером?
— А тебе зачем? Впрочем, — я пожала плечами. — А, не важно. Собираюсь на вечеринку. Меня Анри пригласил… Барон Анриан, — уточнила со злостью, видя, что Фред не реагирует.
Фред нахмурился.
— И ты пойдешь?! — у него в голосе прозвучало искреннее удивление.
— А почему бы и нет, музыка, танцы… — я махнула Фреду рукой и пошла к лестнице.
Одна ступенька, вторая… Я мучительно боролась с желанием оглянуться. И все-таки не сдержалась.
Фред смотрел мне вслед. Наши глаза снова встретились. Я вздрогнула. Захотелось вернуться. Ведь нас отделяло всего несколько шагов. Но я не сделаю это. Только не я!
— Пока, — бросила я и побежала вверх по лестнице…
"А говорят, время лечит. По мне, стало только хуже. Я покачала головой: я пойду на эту вечеринку, что бы мне не рассказала Лиин. Еще пол часа назад я сомневалась, но не сейчас. Я буду там развлекаться и наслаждаться жизнью, не думая ни чем ином… ни о ком ином…"
— Лиин, как ты? — я заглянула в нашу комнату. — Довольно стандартную, нужно сказать: две кровати, кресло, два стула, стол, в углу шкаф. Маленький коридорчик ведет в уборную. Такую же крошечную. Возле моей кровати окно с подоконником.
Когда остается время, я люблю сидеть на нем и смотреть на прохожих. Я от природы любопытна. Окно выходит на парк: а там может многое произойти. Конечно, свидетели нужны не всегда, но кто будет спрашивать разрешение? Впрочем, я не часто подглядываю. Жить своей собственной жизнью интереснее.
Подруга выглядела здоровой. Но на самом ли деле ее ничего не беспокоит, или мне так только кажется, я сказать не могла. К чему у меня точно нет ни грамма способностей, так это к лекарскому делу. Да и желания тоже, если начистоту!
— Уже все хорошо. Я даже пожалела, что не пошла с тобой на занятия. Что вы сегодня проходили?
Я скривилась:
— Долго рассказывать. Давай я тебе вечером объясню, если получится. А пока… Меня Анри пригласил на вечеринку. Хочу там хорошо выглядеть. Поможешь? — я с надеждой взглянула в добрые глаза соседки.
— Конечно, — Лиин улыбнулась, — а с каких пор тебе нравится Анри?
— А почему бы и нет. Привлекательный человек, интересный собеседник и титул барона, к тому же.
— Титул так важен для тебя? — Лиин подняла брови, — не смеши! К тому же тебе, если не ошибаюсь, еще недавно нравился…
— Лиин, — прервала я собеседницу, — кажется, я просила тебя кое о чем.
— Я имею в виду Фира, — Лиин подмигнула мне, — но кто о ком думает.
Я расхохоталась.
— И все-таки пойду на вечеринку с Анри. Фир то меня не пригласил. А, если бы даже пригласил… Поможешь мне?
— Конечно, я уже говорила, что да…
— Прекрасно выглядишь, а ты не хотела.
— Я не могу, Лиин. Это ведь твое платье.
— Перестань! У меня весь гардероб забит вещами. К тому же, это платье мне длинновато. А тебе в самый раз. Да и ты просила тебя помочь.
— С прической, украшениями, но не с…
— Прекрати! — Лиин сердито топнула ногой. — Кстати, на счет украшений. Подожди секунду. Когда зайдет Анри?
— В восемь.
— Отлично, — Лиин бросила взгляд на большие деревянные часы на стене, — подарок от лорда Бианима — деда Лиин. — У нас еще есть время. Хотя, не поздновато ли вы идете? Сейчас же темнеет рано.
— Нет, все нормально. Я ненадолго. И вообще, прекрати! Ты же мне не мать. Я и то тебя старше!
— Что-то незаметно, — Лиин снова улыбнулась — сейчас принесу ожерелье.
Я снова подошла к зеркалу. Иногда мне кажется, что я провожу рядом с ним больше времени, чем в собственной кровати. Лиин была права: платье очень мне идет. Черный с золотом — мои цвета. Я закрыла глаза и представила, как буду танцевать с Анри вечером. Интересно, а что будет кроме танцев? Да, кстати:
— Лиин, а ты ничего не слышала о… балах в замке…э-э… Сада, кажется?
Подруга вздрогнула. На пол полетела ваза с цветами — лилиями. Их мне подарил Фир несколько дней назад.
— Какая я неуклюжая, — Лиин подняла вазу с пола. Та, к счастью, не пострадала. И вновь поставила в нее цветы — на счет этих балов. Не думаю. А почему ты спрашиваешь?
Я пожала плечами:
— Да, так, мне кто-то рассказывал о них. А ты точно ничего не знаешь? — я не знала, что заставило меня настаивать на своем, и вновь задать вопрос. Особенно, если учесть, что я решила идти независимо оттого, что Лиин мне скажет.
— Нет, конечно, — голос Лиин немного дрожал.
Я нахмурилась, не понимая, что с ней. Но тот час забыла.
Подруга наконец отошла от шкафа и подошла ко мне, держа что-то в руках.
— Это тебе, — девушка развернула меня лицом к зеркалу и повесила на шею колье. Потом сделала несколько шагов назад, восхищаясь делом своих рук.
Я тоже замерла, глядя на свое отражение.
— Надеюсь, это не настоящие камни? — я провела пальцем по колье.
— Элен, — Лиин покачала головой. — Бианимы не носят подделок.
Мои глаза округлились:
— Но, как же…
— Брось! — возражения Лиин прервал стук в дверь. Мы переглянулись. Я осторожно подошла к двери и спросила: "кто?".
Снаружи послышался голос Анри. Барон решил не дожидаться восьми. Я улыбнулась, бросила последний взгляд в зеркало и посмотрела на Лиин:
— Спасибо за все. До скорого.
Я ослепительно улыбнулась, так и не поглядев на подругу, и открыла дверь.
— Рада тебя видеть, Анри.
Дверь захлопнулась, но голоса все равно попадали в комнату. Смех, просьба поцеловать руку, шутливые советы… Лиин молча стояла, глядя на дверь. Она не пошевелилась, пока голоса окончательно, не затерялись в глубине коридора. Потом устало опустилась на кресло.
Неужели, Элен обо всем знает? Как это возможно? Но, иначе… Зачем бы она перевела разговор на тот бал? "Элен, Элен… Но, откуда ты могла узнать? Как? Дедушка говорил, что продал замок в Терре — часть ее приданого, для того, что бы заставить всех замолчать, а ее отправил на несколько лет в Зарию. Он тогда сказал: "ты виновата, тебе и платить".
Лиин писала тысячи писем, умоляя его разрешить ей вернуться. Ведь о том, что она была там, знали единицы, и прошло так много времени: год, потом еще один и еще несколько лет…
Наконец, лорд Бианим разрешил ей, но поставил условие — учиться в Университете Магии и поступить туда так, что бы другие рода ничего не знали. Лиин согласилась. Пускай у нее магического дара очень мало, пускай из-за этого ей придется заниматься целительством, если и вовсе не стать теоретиком. Но она сможет вернуться домой — в Киринею.
А теперь снова. Жизнь исковеркана из-за одного шага в сторону. Зачем она пошла туда? Почему выбор пал на нее? Бесконечные вопросы, на которые девушка искала ответ уже несколько лет. И не находила. А потом еще один год. Воспоминания заносило песком забвения. А Лиин все чаще и чаще выходила на берег моря и смотрела вдаль — туда, куда она хотела вернуться больше жизни…
Девушка глубоко вздохнула: "Как же быть дальше, если Элен обо всем знает? И чем расплатиться с той, кто в любой момент может отправить тебя на виселицу?"
Я закрыла дверь и посмотрела на Анри:
— Ты, кажется, говорил, что вечеринка в восемь. Но еще так много времени… — недоговоренность всегда нравилась мне.
Конечно, только в том случае, если ее использую я.
— Не волнуйся, я знаю, чем тебя занять, — барон притянул мою руку и поцеловал. Впрочем, одним поцелуем, он как обычно не ограничился и с ладони плавно перешел на запястье, локоть…
Я с улыбкой вырвала руку.
— И чем же? Я не люблю сюрпризы.
— Увидишь. Этот тебе понравится!
Надо же, а лично я в этом сильно сомневаюсь. Но, если так, не могу понять, зачем я иду с ним… Впрочем, могу!
— Магистр Алехандро, надеюсь, вы поговорили с магистром Диарини?
— Я счел необходимым повременить с подобными донесениями. Послезавтра он снова уезжает. Зарийцы ведь в прошлый раз выказали вам акт недоверия. И теперь магистр вынужден выполнять вашу работу.
— Я знаю. А еще я знаю о семи убийствах в городе.
— Помниться, мы говорили о шести, — магистр Алехандро нахмурил брови.
— Уже семи. Сегодня утром нашли дочь Дионского купца — Мариситу. Те же признаки: все тело в порезах, синяках, ссадинах, сильно изуродовано лицо, большая потеря крови.
— Не думаю, что еще одно происшествие существенно меняет дело.
— Существенно не меняет дела, говорите! — в перепалку вступил еще один голос.
Магистры резко повернули головы, надеясь, что знакомый голос им только почудился. Но, увы!
— И вы, Алехандро, говорите, что все в порядке?! — голос магистра Дириани окончательно потерял свою мягкость. — О чем еще вы забыли умолчать?
— Ни о чем! — магистр Дорин первым пришел в себя. Он слишком хорошо помнил, как бесконечно оправдывался перед главой Университета за свои шалости и прогулы во время учебы. Дорин не раз видел своего нынешнего непосредственного начальника в бешенстве. При чем, в те годы, расстояние между ними было гораздо глубже и талантливого юношу часто лишали даже права голоса, превращая разговор в выслушивание упреков. К тому же сейчас магистр был рад, что архимаг узнал правду. Жаль, конечно, выказывать свою неспособность, но, по крайней мере, люди не пострадают.
— Идемте ко мне в кабинет, — архимаг развернулся и быстро направился к себе, не сомневаясь, что магистры последуют за ним.
— Я считаю, все не так плохо, — зайдя в кабинет, магистр Алехандро перехватил инициативу в свои руки.
Между ним и Дорином уже давно существовало некое соперничество. По магическому потенциалу Дорин превосходил Алехандро. Но последний считался более опытным. Как, никак шестьдесят восемь и двадцать шесть лет.
Именно магистр Алехандро официально заменял главу Университета, когда тот отсутствовал. Но эту должность он получил благодаря связям своего рода, члены которого не хотели оставаться без важного козыря. А не из-за своих, довольно посредственных, надо сказать, способностей.
В последнее время все больше власти и полномочий переходило в руки магистра Дорина. Он быстрее реагировал на нестандартные ситуации, всегда находил выход, не прося о помощи. Пока он заменял Дириани неофициально, но, кто знает, что будет дальше.
— Вы уверены? — архимаг удивленно приподнял брови.
— Нашим ученикам ничего не угрожает. Если говорить о населении города, то я собирался отозвать некоторых старшекурсников с практики и направить их в помощь к стражникам. Будут патрулировать город. Не магистрам же этим заниматься. У студентов ведь еще две недели до занятий. Они как раз успеют.
— Почему вы не сделали этого до сих пор? Или шесть убийств для вас ничего не значат?! Кстати, почему вы так уверены, что ученикам ничего не угрожает?
— Простите магистр. Я сделал несколько шагов, что бы обезопасить их — показал первокурсникам основные методы защиты. Это воздушные щиты.
— И у многих получилось? — магистр Дорин не сдержал саркастическую улыбку.
— Хватит! — магистр Дириани властно поднял руку, — пропуск в город открыт?
— Конечно! Ведь иначе они напишут письма домой. Все может дойти до короля. Монарх даже может подумать, что мы не владеем ситуацией. А этого…
Архимаг прервал магистра:
— Закройте.
— Но…
— Дорин, закройте выход.
Молодой магистр кивнул архимагу и покинул кабинет.
— Алехандро, вы обследовали раны людей?
— Я полагаю…
— Мне не нужны ваши предположения. Через час рапорт должен быть у меня на столе…
— Как это вы нас не пропускаете?! Да вы знаете, кто я?! — Джулин кипела от ярости. Приближалось время вечеринки. Она всегда проводилась в городе в небольшом доме, принадлежавшем роду Джулин.
До сегодняшнего дня у охранника возле ворот не возникало ни единого вопроса. Только сейчас что-то изменилось. "Очень не вовремя!"
В последний момент в вечеринке решил поучаствовать еще один участник. А ведь по началу графиня была настроена на отрицательный ответ на свое приглашение. Но Фред сам нашел ее и уговорил принять его.
Джулин предвкушала, как танцы и невинные поцелуи перейдут в более… мгм… интересные развлечения. Крепких напитков: вина и более… предостаточно. Да и без этого… Скоро в ее свите появится настоящий маг. Все шло по плану. Даже с Анри все получилось идеально. Друг просто хотел переспать с этой Элен. Вот и пригласил ее к ним.
Со своей стороны Джулин не хотела видеть девушку среди своих друзей. Конкурентки были графине ни к чему. Так что, согласно плану Элен до места встречи не дойдет. Этого хотела Джулин. Ей удалось перетянуть на свою сторону Анри. А мнение самой Элен никого не волновало.
В общем, все было прекрасно до того, как их отказались выпускать в город!
Мы с Анри медленно двигались по одной из аллей парка. Темнело сейчас довольно рано. Последний летний месяц подходил к концу. Но было все еще тепло. Тем не менее, Анри обнимал меня за талию, прижимался щекой к моей щеке.
Мы шли все медленней и медленней. Я даже начала опасаться, что опоздаем на вечеринку. Но решила никуда не спешить. Самые важные гости ведь всегда опаздывают!
В тени высокого дерева мы остановились
— Ты обещал сделать мне сюрприз, помнишь? — я подмигнула Анри и улыбнулась.
— Помню, — Анри притянул меня к себе еще ближе и начал целовать.
"Хороший сюрприз, однако" — промелькнуло у меня в голове. Но остановить спутника я даже не подумала. Одним поцелуем меньше, одним больше — какая разница. К тому же, я ведь хотела забыть…
Анри еще крепче меня обнял. Я оказалась зажата в тиски.
"Как бы я хотела, чтобы сейчас рядом со мной был вовсе не Анри. Мечты, бесполезные мечты. Но такова жизнь!"
Внезапно руки Анри проникли сквозь шнуровку на спине к голому телу. Губы коснулись шеи, потянулись к груди. Темп все нарастал. Барон не собирался останавливаться. А я была в нерешительности. И так и стояла, заставляя Анри делать все самому. Но и не препятствуя ему.
А дышать стало свободней. Холодный ветерок достиг, неприкрытой одеждой, кожи на моей спине. Пальцы Анри расстегнули еще один крючок на платье.
Его теплые руки на моем теле, и холодный ветер, что заставлял еще сильнее прижиматься к барону. В теле должен был появляться жар, но ничего не происходило.
Я открыла глаза, увидела обыкновенную аллею где-то в самой середине парка, почувствовала шершавость дерева позади. "Зачем я это делаю? Что за глупость?" Я оттолкнула от себя Анри
— Что вы себе позволяете? — от волнения я перешла на "вы".
— Не хочешь унять свой характер? — Анри высокомерно поджал губы. Еще бы, кто я такая в сравнении с этим человеком — одним из самых богатых в Кирине. — Ты ведь согласилась. Так что, — Анри сделал еще один шаг в мою сторону.
— Мне кажется, ты меня неправильно понял!
— Нет, это ты неправильно меня поняла! — Анри схватил мою руку и до боли сжал ее.
Я застонала. Потом резко наступила Анри на ногу и быстро, пока он снова не схватил пеня, провела ногтями по его руке, царапая ее.
— Дрянь! — прошипел Анри, разжимая мои пальцы.
Я не стала отвечать и попросту бросилась бежать, не разбирая дороги. То и дело попадались освещенные аллеи. Но я пыталась их избегать. Мне не хотелось никогда видеть. Просто побыть в одиночестве.
— Ну, что ж, раз ничего не вышло, я пойду, — мужчина пожал плечами.
— Фред, подожди, — Джулин подошла к, собирающемуся уходить, мужчине, — сейчас мы что-то придумаем.
— Вот в следующий раз, когда вы действительно что-нибудь придумаете, я присоединюсь к вам. А пока у меня другие планы, — Фред поцеловал Джулин руку и пошел в сторону башен.
Джулин повернулась к остальным однокурсникам. Ее, на миг потухшие, глаза вновь загорелись:
— Кажется, у меня появилась идея…
Фред быстро двигался к жилой башни. Хорошо провести время, на его взгляд, можно было где угодно, кроме как в обществе Джулин. Если бы Фред захотел, он бы каждый день наслаждался бы жизнью в ее обществе, или в обществе другой подобной красотки. Меняя девушек, как перчатки и забывая, как кого зовут на следующий же день.
В принципе, мужчина так и поступал. Фред хмыкнул и ускорил шаг. Нужно было все-таки зайти к Элен: убедиться, что все в порядке.
"Странно, что он не видел ее на встрече. Наверное, Лиин все-таки просветила ее по поводу того, что обычно происходит на вечеринках, устраиваемых Джулин, помимо музыки и танцев…"
В замке у маркиза Саада собиралось представители высшего общества центральной Киринеи. Бывали гости с других провинций. Несколько раз наведывались бароны с Зарии. Все эти люди не обременяли себя правилами приличий, но, скорее, дали бы убить себя, а не выдали бы тайн других.
Все начиналось с бала, прогулки по саду. А потом гости парами, или небольшими группками по-трое, четверо устраивали состязания, разнообразные игры, смотрели необычные постановки после которых уединялись в роскошных спальнях. Это было на поверхности. Все знали, каким эротическим приключением должно закончиться каждое посещение бала. И стремились к этому. Но большинство людей так и не узнало, что те забавы, в которых они принимали участие только верхушка…
— Папа, папа, я хочу домой, — маленькая девятилетняя девочка дергала за руку немолодого мужчину. Но тот не обращал на нее не малейшего внимания. Все свое внимание он сосредоточил на сцене, где знойная цыганка избавлялась от последних предметов своего туалета.
Лорд не в первый раз гостил у Саада. Но каждый раз тут происходило что-то новое. А соответственно интерес от балов не ослабевал. Единственное, что мешало — присутствие маленькой дочери. Но ее нельзя было сегодня оставить в его замке. Бросать же здесь, в одной из комнат, было чревато последствиями. Хотя… Снова раздалось нытье Лиин. Лорд поморщился.
— Подожди немного. Мы скоро пойдем. Я сейчас освобожусь. А пока посиди вон там, — мужчина подтолкнул дочь к дивану в углу, обещая себе, что не потеряет ее из виду…
— Ты кто? — девочка уже давно не видела отца даже начала медленно засыпать, когда к ней подошел красивый парень со светлыми волосами лет пятнадцати.
Ребенку он показался очень взрослым.
— Лиин.
— Что ты тут делаешь?
Девочка ничего не ответила, растеряно посмотрев на юношу.
— Пойдем со мной.
Лиин доверчиво подала ручонку этому человеку с таким мягким голосом. Он был так не похож на грубый бас ее отца. Особенно на тот, каким он был здесь после выпитых стаканов. Они медленно шли длинным коридором, потом начали спускаться по лестнице. Арка, переход, новый коридор, многочисленные двери — Лиин окончательно растерялась и запуталась. Но ведь она не одна.
Наконец они зашли в какую-то комнатушку:
— Смотрите, кого я привел…
Лиин резко открыла глаза. По ее лбу и вискам каплями стекал пот. Девушка тяжело задышала. Потом вновь закрыла глаза. С глаз потекли слезы. Кошмар снова вернулся. А ведь ей казалось, что он в прошлом. Ведь с той жуткой ночи многое изменилось, многое ушло из ее жизни. Семь долгих лет.
Сегодня все вновь повторилось. Это Элен напомнила обо всем. Если бы не она… В дверь постучали. Лиин бросила взгляд на часы: кто это так поздно? Но часы показали начало девятого. Девушка просто ненадолго задремала в кресле.
— Фред? — Лиин открыла дверь, забыв спросить, кто там, и увидела однокурсника. — Что случилось?
— Хотел узнать, вернулась ли Элен с вечеринки.
Лиин нахмурилась, снова бросила взгляд на часы: не ошиблась ли она в прошлый раз.
— Но еще очень рано. Вечеринка только в восемь.
— Нет, ее вообще отменили. Когда Элен ушла?
— Где-то час назад зашел Анри, — проговорила Лиин, задумчиво прищурившись.
Собеседник буркнул что-то вроде: "Где ее Джахал носит?". Потом проговорил более внятно:
— Ладно, до завтра.
Наконец, я оказалась в полной темноте. Можно было остановиться и отдышаться. А заодно подумать, с чего Анри решил, что я согласилась на подобное продолжение нашего романа. Романа… Смешно! Глупо! Теперь придется… Я резко сжала зубы и взмахнула волосами: "Ничего не придется. Жизнь сама все объяснит, разложит по полочкам. Я ведь для Анри такое же развлечение, как и он для меня. Только он может себе позволить себе большее, а я нет. Если бы я помнила, кто я… просто Элен. Надо же было девушкам смолчать, когда мы были в плену. Почему я не очнулась на несколько часов раньше!"
Сбоку до меня донеслись чьи-то голоса. Я осмотрела себя с головы до ног: подол немного истрепался, а так все нормально. Можно было появиться в каком-никаком обществе. Я стала подходить ближе.
— Джахал, где она?
— Анри, брось. Зачем тебе вообще эта девчонка? Что ты в ней нашел?
— До сегодняшнего дня она была доступна. И еще не надоела мне, как Джулин, или Вельса.
— Ну, и ладно, забудь о ней. Если хочешь знать, у нас сегодня тоже все оборвалось.
— Забыть?! А как же моя репутация?! Я должен ее найти.
Я начала медленно отступать назад. Анри с Ристом не те люди, которых я хочу сейчас видеть. Да и не только сейчас. Меня всю колотило: "Я даже не предполагала, что произвожу впечатление дешевки!"
Не сознавая до конца, что делаю, я ударила кулаком о дерево, стараясь выместить на нем весь свой гнев. Затем снова бросилась бежать.
— Тихо. Я что-то слышал, — послышалось позади меня. А потом раздались чужие шаги. Меня преследовали.
Я ускорила темп, надеясь, что нигде не споткнусь. Пока что мне везло. Но везение не бывает постоянным.
Как и все хорошее… К сожалению!
Впереди показалась стена. Я в растерянности остановилась. Потом медленно начала медленно двигаться вдоль нее. В какой-то момент она просто окончилась. Я стояла напротив набольшего проема. Он был явно магического происхождения. Не задумываясь (порой я действитльно сначала делаю, а затем думаю), прошла через него.
Неужто… Риан!
Я медленно шла пустынными улицами, пытаясь наугад выбрать нужную дорогу. Но я гуляла Рианом только дважды.
Так что, совершенно не знала город. Поэтому отыскать путь в Университет было довольно проблематично (скорее, невозможно!) Была еще возможность подождать возле проема. А через несколько часов вернуться им же обратно. Но поначалу, я испугалась, что раз я его нашла, то найдут и другие. А потом окончательно заблудилась. Сейчас мне не удается определить, даже с какой стороны я пришла.
Внезапно послышался чей-то отчаянный крик. Я вздрогнула от неожиданности и бросилась на помощь. В памяти всплывал щит, которому нас сегодня учили. Я начала вытягивать силы, не зная, что ждет меня дальше. С этим проблем не возникало, но поиски источника крика прошли менее успешно. Звуки уже прекратились, а я продолжала искать: один дворик, второй…
В очередном переулке мне повезло (скорее — не повезло, да и не только мне). На мостовой лежала девушка. Я бросилась к ней. Потерпевшая выглядела ужасно: вся в крови, грудная клетка разворошена. Лицо вообще рассмотреть не удалось. Только волосы — огненно рыжие.
Я поспешно отвернулась, стараясь вычеркнуть из памяти картину. Ничем помочь я не могла. Девушка мертва. С такими ранами не выживают!
Внезапно рядом раздались чужие голоса. Я вздрогнула и, не оглядываясь, побежала вперед. В голове звучало только одно: "Только бы меня не заметили рядом с телом!"
На очередном повороте я наткнулась на кого-то. Хотела броситься дальше, не обращая на человека внимания. Но мою руку перехватили. Я резко подняла глаза и увидела лицо молодого парня моего возраста. Высокий, довольно мускулистый, густые бакенбарды на лице — это все, что я успела заметить. Но все равно его лицо показалось мне знакомым. Я только не могла припомнить, откуда я его знаю!
— Элен, кажется? — парень прищурил глаза.
— Да, а вы? — я все еще тяжело дышала и не мгла полностью прийти в себя.
— Ваш однокурсник Пирсон. Я с третьей группы. Давай на "ты"?
— Да-да. Мой однокурсник, — с глаз полились слезы. Там, там… — я затряслась от пережитого кошмара. Перед глазами снова возникла страшная картина. Меня лихорадило. Пирсон тряхнул меня. Затем, видя, что это не помогает, нежно провел ладонью по лицу, прижал к себе.
— Что случилось? — спросил очень нежно.
— Ничего, — я покачала головой и еще раз вздохнула. — Я заблудилась. Проведешь меня до Университета?
— Да, конечно, — Пирсон улыбнулся искренней улыбкой.
Я смотрела только на нее.
— Спасибо…
Мы медленно шли к Университету. Видя, что меня колотит, Пирсон отдал мне свою куртку. И сейчас остался в одной рубашке. Сквозь ее ворот просматривалось мускулистое тело. Мне хотелось быть ближе к нему. Если бы здесь был Анри… Впрочем… Хорошо, что его нет.
На арке возле входа нас встретил охранник
— Как вы попали в город? Выход за границы Университета запрещен.
Я округлила глаза: "как же так? Нам ведь еще в первый день говорили, что вход (как и выход) свободный".
— Когда мы выходили, то не слышали ни о чем подобном.
Охранник буравил нас взглядом несколько минут. Затем посторонился, пропуская.
— Тебе в жилую башню? — Пирсон замедлил шаг, когда мы отошли от ворот.
— Да, — меня хватило только на шепот: страшная картина все еще стояла перед глазами. Я еще крепче прижалась к Пирсону и даже закрыла глаза. Однокурсник воспринял мой прием с воодушевлением.
— Не возражаешь, если я проведу тебя к ней?
— Буду рада.
Мы стояли возле башни, готовясь расстаться.
— Завтра встретимся?
— Конечно. Спасибо за все.
— Не преувеличивай, я ничего такого не сделал, — Пирсон махнул рукой и легко поцеловал мне губы. — На прощание, — объяснил через минуту.
— Я не против, — я улыбнулась. — Еще раз спасибо…
Фред и не представлял, что будет так сильно волноваться за Элен. Оговориться словами: "сама виновата" не получалось.
"И почему он сам не рассказал Элен о вечеринках?! Понадеялся с одной стороны на Лиин. С другой — хотел сам присутствовать рядом. Потому и принял приглашение Джулин. А теперь переживает, что с ней. А зная Элен…"
За время путешествия в Риан Фред неплохо изучил повадки спутницы. Элен любила кокетничать, призывно улыбаться, целоваться. Но не более. А еще у Элен была гордость, умение добиваться своей цели… "Кто же она на самом деле?" Ответ на этот вопрос мужчина так и не смог найти. Но сейчас просто стало не до него.
Беготня по парку, бесконечное обращение к магии в надежде отыскать девушку. Но что-то мешало, глушило способности. Получалась какая-то бессмыслица. Приблизительно через полчаса Фред решил еще раз зайти к девушкам в комнату. Но на этот раз ему даже никто не ответил. Элен, судя по всему, еще не возвращалась. Да и Лиин куда-то подевалась.
Около одиннадцати Фред наконец-то заметил Элен. Она стояла внизу возле башни и целовалась с кем-то. В сердце проснулась злость. Мужчина расхохотался — отличный стимул, чтобы ее забыть. Первый шаг был сделан еще в день поступления — показательный поцелуй. Тогда ему показалось, что, если он слишком сильно увлечется, то, как и в прошлый раз окажется в полной зависимости от объекта своей страсти. К тому же, он ведь обещал себе только короткие романы. А с Элен не получилось бы. Да и потом ее было бы сложно забыть. Было бы… Ее и так сложно забыть. Это Фред почувствовал на собственной шкуре.
Чего ж достиг будущий маг? Элен стала его избегать, переключать свое внимание на других. А он все равно не смог ее забыть, затевал шуточные разговоры с девушкой, не терял надолго из виду.
А теперь мнимая маркиза еще и отомстила!
Глава 14
В комнате Лиин не оказалось. Я удивилась, но ничего предпринимать не стала. В последнее время девушка часто выходила погулять, иногда даже наведывалась в город. В основном по вечерам. Она говорила, что ей нужно о чем-то подумать в одиночестве, и я не хотела ей мешать. У каждого в жизни бывают моменты, когда… Мне только было интересно, в кого она влюбилась.
А сейчас я даже обрадовалась, что не придется ничего рассказывать соседке. Я слишком устала и для того, чтобы говорить правду, и для того, чтобы лгать!
Спасибо Пирсону, что довел меня до Университета. Если бы я была сама, то так и бродила бы улицами города наподобие призрака.
Утро встретило меня прохладой и мелким дождем. Лиин вернулась, когда я спала, но ее все еще что-то беспокоило. Более того, подруга выглядела гораздо хуже, чем вчера: вздрагивала от малейшего звука, то и дело уходила в себя. Судя по всему, болезнь, съедавшая ее в последние дни, еще не отступила. О платье, которое было на мне вчера, она не сказала ни слова, хотя пятна на подоле заметила. "Надеюсь, это была не кровь!"
Девушка просто бросила на меня странный взгляд. От него веяло холодом.
— Лиин, что случилось?
— Ничего, — глаза у девушки забегали. — Снова чувствую себя не очень хорошо. Ты иди.
— Ладно. Встретимся после пар, — я взялась за ручку двери, но так и не открыла ее. — Может, обратиться к магистрам за помощью? А если ты серьезно больна?
— Нет, не нужно, — голос Лиин снова дрожал. А в глазах застыла паника.
Я в нерешительности покачала головой. Потом все-таки вышла с комнаты и побежала вниз по лестнице, раздумывая о том, что могло случиться с подругой.
Дождь закончился, и было по-осеннему свежо. Но порадоваться отсутствию жары не удалось. Мимо меня проходили люди со странным выражением лица. Нигде не было слышно смеха, веселых голосов. На лицах написаны страх и боль. Я переводила взгляд с преподавателей на студентов. "Что-то произошло!"
Внезапно я замерла. Неужели дело в той девушке, тело которое я видела в городе… Или произошло что-то еще? Я ускорила шаг и теперь почти бежала. Надеюсь, магистр Дорин объяснит на паре, что произошло.
Наконец я вбежала в аудиторию, на сей раз не опоздав, как вчера. Магистра еще не было, но десять человек, которые в ней сидели, посмотрели на меня очень нехорошими взглядами. Я даже отступила на шаг, подавленная их численностью.
С последней парты поднялся Анри и быстро направился ко мне. Его лицо пылало злостью. Я отступила еще на шаг, мельком взглянув на аудиторию. Никто не собирался меня защищать. Они все были на стороне барона Войского.
— Ты знаешь, что вчера из-за тебя произошло?! — Анри схватил меня за руку и прижал к стене.
Я сжала руки в кулаки и тотчас разжала. Я не боялась одного Анри. В конце концов, вчера я смогла от него сбежать. Но сегодня мы были не один на один. Десять человек расправятся со мной быстро.
— Нет, — с фальшивым испугом проговорила я.
— Рист погиб, — сквозь зубы проговорил Анри и еще сильнее сжал мои плечи.
— А я здесь при чем? — ошеломленно проговорила я.
Так вот, что произошло.
— Если бы мы не пошли за тобой в город…
— Но ты же жив, — я прикусила язык, но проклятые слова уже вырвались.
— А ты хотела, что бы я тоже умер?! Как чудесно! — лицо Анри перекосилось от гнева, и он взмахнул рукой, чтобы ударить меня.
Внезапно распахнулась дверь. В аудитории появился Фред. Все сразу повернули головы в его сторону. Анри смотрел со злостью. Я с надеждой.
— Что происходит? — Фред смотрел на Анри.
— Тебя это не касается! — однокурсник вновь занес руку надо мной. Но Фред перехватил ее.
— Ты мне мешаешь пройти.
— Да как… Ты смеешь?! — от удивления Анри начал заикаться.
Не знаю, кто бы одержал верх. Но дверь вновь отворилась. На пороге появился магистр Дорин.
— Что происходит? Проблем и так невпроворот. А тут вы… Как дети малые, честное слово.
— Простите, магистр, этого больше не повторится, — Фред медленно отпустил руку Анри и сделал шаг в сторону (очень маленький шаг — шажок).
Анри хотел добавить что-то от себя, но вовремя сдержался, вспомнив, кто перед ним. Я молча склонила голову.
— Надеюсь! — убедительно проговорил магистр, не поверяя, видимо, ни единому слову. — Садитесь по местам. Сегодня мы перейдем к телепатии. В связи со смертью одного из учеников, программу изменили. Теперь всю теорию вы будите учить сами. А на всех без исключения парах заниматься практикой.
— Фред, можно сесть с тобой? — тихо спросила я, пока магистр подходил к столу.
— Да, — мужчина пропустил меня вперед перед собой.
Мест в аудитории было предостаточно. Но я потянула Фреда в сторону первой парты. С одной стороны я только недавно мечтала научиться владеть телепатией, с другой — хотелось сесть подальше от Анри и других. Кто знает, что еще они могут придумать. Фреда, конечно, побаиваются. Но их ведь больше.
Я бросила еще один взгляд на ребят позади. Там даже Фир был. Наши глаза встретились.
— Прости.
— И не подумаю, — я жестоко улыбнулась. Бывают моменты, когда каждый из нас вынужден сбросить маску. Тогда на месте учтивого кавалера появляется обыкновенный трус, который не сделает ни шага, чтобы помочь тебе. А потом будет лить "искрение" слезы над твоей могилой…
Я вновь посмотрела на магистра. Он как раз начал объяснять принципы телепатии.
— Передавать мысли на расстояние очень сложная штука. Для этого требуется опыт и большая осторожность. Поэтому для начала мы будем пытаться не передавать выборочные мысли, а читать все мысли своего партнера, или же наиболее стойкие, которые невозможно скрыть при ментальном контакте. Поделитесь на пары. Теперь возьмитесь за руки. Представьте, что вы одно целое. Не скрывайте ничего, откройте свое сознание. Если в нем были какие-то секреты, то забудьте о них на эту пару.
Я взяла Фреда за руку и улыбнулась ему.
— Спасибо. Ты в очередной раз очень мне помог.
— Что произошло… — Фред замолчал, не закончив фразы. За него это сделал магистр Дорин:
— Если вы будите разговаривать вслух, то никогда не научитесь телепатии. Обсудите все мысленно.
Я слегка насмешливо улыбнулась: "Как же, получиться у нас. Смешно!"
Фред взял мою вторую руку. Наши глаза встретились. Я как-то отстраненно вспомнила слова магистра: "Представьте, что вы одно целое, откройте свое сознание…". А почему бы и нет?
— Ты — это я. Я — это ты. И я благодарна за…
— Не стоит. Мне надо было с самого начала рассказать тебе о вечеринках. Я ведь знал…
— Тогда почему
— Я думал, это сделает Лиин. Не хотел влезать в твою жизнь.
— Ты и так в нее залез. И уже давно.
Вижу, у вас получилось, — магистр Дириани встал рядом с нами, — передача мыслей, или чтение?
— Передача, — проговорил Фред, пока я с недоумением смотрела на преподавателя.
— Странно. Обычно это довольно сложно дается. А как на счет чтения мыслей?
Мы с Фредом переглянулись и синхронно пожали плечами
— Ну, что ж тренируйтесь, — бросил, наконец, магистр и прошел в конец аудитории.
— Ты не знаешь, почему запретили выход в город.
— Рист ведь погиб.
— Но это случилось гораздо раньше.
— Раньше, чем что? — в моей голове снова возник образ мертвой девушки, которую я видела вчера в городе. "Может, причина в ней?"
— Кто это? — последние слова Фред произнес вслух.
Я вздрогнула и вернулась в реальный мир.
— Что ты имеешь… Как ты смог увидеть? Я ведь не пыталась показать тебе эту картину.
— Она была слишком яркой, да и… Какое это имеет значение. Кто это? Элен!
— Я не знаю. Я пойду, — я попыталась вырвать руки и подняться на ноги.
— Я все равно выясню. Кто?
— Не знаю. Вчера в городе, когда меня преследовали Анри с Ристом, я видела ее.
— Расскажи мне все…
— Я, наверное, пойду, — Лиин смотрела на приближающихся людей, и в ее душе расцветал страх. Даже лицо мальчика рядом больше не казалось прекрасным. Он перестал быть мечтой и сейчас, презрительно усмехаясь, подталкивал Лиин ближе к толпе.
Внезапно в руке одного из мужчин блеснул нож. Девочка вздрогнула и, уже не пытаясь скрыть своего страха, бросилась к двери. Их отделяло всего несколько шагов. Вот уже ручка… Но взяться за нее ребенку не удалось. Кто-то сзади схватил ее за волосы и дернул изо всех сил. Тогда на глазах выступили слезы. Лиин закричала, начала царапаться, вырываться из чужих рук.
Ребенок, всего лишь ребенок…
Кто-то еще подошел к ней и начал обнимать, шептать на ухо нежности, говорить, что его друзья только веселились, а сейчас все будет хорошо. Лиин начала успокаиваться. Она крепче прижалась к груди своего спасителя и вдохнула аромат его куртки. Запах был похож на запах отца. Но чем-то неуловимо отличался.
"Вино, трубка с табаком, армат полевых цветов и еще что-то новое — солоноватое, насыщенное", — Лиин не знала, что это. Да и не хотела знать. Было важно лишь то, что ее вытащили из кошмара.
Мужчина нежно поднял Лиин на руки и медленно понес куда-то. Девушка ожидала увидеть дверь, услышать, как поворачивается ручка. Но они, казалось, двигались не туда. Девочка снова вздрогнула и более пристально вгляделась в лицо мужчины. На нем сверкала та же улыбка, которая так напугала ее минуту назад на лицах других людей.
Человек резко остановился и бросил ребенка на что-то твердое. От страха Лиин не могла понять на что именно. Она вообще ничего не могла сделать, даже закричать. Горло сдавило судорогой. Все тело окаменело.
А потом ее приковали наручниками к плите. Вокруг зажгли свечи, что отделили Лиин ото всех остальных людей, от всего мира. А громкий голос начал выводить странную молитву. Она завораживала, пугала. Это были просто слова, но с каким трепетом, благоговением произносили их эти люди… Сумасшедшие… Они все…
Уже не слышен звон бокалов,
Доносятся лишь крики недавно умерших рабов.
Смерть жизнь подарила,
И с тех давних пор за ней бездумно шла.
Теперь мы призываем ее раньше срока,
И не уйти нам от оброка.
Двадцать душ сплелись в один единый миг,
И сейчас нам явится твой лик!
Последний дар тебе от нас,
И уже слышится приказ.
Освободи же душу от оков,
Явись и покажи насколько ты зол!
Было страшно. Лиин была абсолютно беспомощна и не знала, что с ней сделают эти люди. Раньше они казались ей нормальными, но сейчас пугал блеск в глазах, дикие ноты, звучавшие в голосах, эта песня, что звала неведомое зло, ирреальный ужас, сковавший ее тело…
А потом девочка почувствовала, что может пошевелиться, даже закричать. Но кто бы ее услышал сквозь громкое пение, сквозь все те бесконечные коридоры, которыми они проходили, широкие каменные стены? К тому же в руках и людей за поясом были ножи. И Лиин боялась их.
Может это просто развлечение, и эти люди отпустят ее, когда основательно напугают. Девочка ничего не сделала, думала подождать, просто повернула голову набок и… Заорала. В сиге от нее лежало еще одно тело — мальчик. Его тело было окровавлено, вся кожа покрыта, сделанными ножом, символами. Но хуже всего досталось лицу: кровавое месиво, которое еще недавно…
Лиин не могла больше смотреть на него и заорала, прогоняя ужас. Человек, выводивший молитву на секунду умолк. Кто-то рядом с ним потянулся за кинжалом, но достать его не успел: в воздух начала подниматься огромная черная тень.
В глазах у людей появился благоговейный трепет. Они начали медленно становиться на колени и склонять голову перед ней
— Повелитель. Мы твои верные слуги и хотим предоставить тебе подарок — невинную душу. Тебе достанутся еще двадцать душ, которые помогли нам открыть путь к тебе. Они здесь, — человек снял шеи кулон и протянул его демону.
В этот момент Лиин почувствовала, что оковы с рук спали. Девочка, покорившись инстинкту, схватила амулет и сжала его как можно скорее. Кулон оказался очень острым, но хрупким. Он треснул, с пальцев ребенка начала капать кровь.
— Что ты наделала?! — мужчина вскочил на ноги и тотчас же упал.
Демон захохотал:
— Я заберу ваши души вместо их. А тебя, — демон опустился ниже, ближе к ребенку, — заставлю вновь открыть портал и принести мне новые дары.
Демон медленно приблизился, но сделать еще что-то не успел. Дверь распахнулась. В комнату ворвались люди. Один из них резко взмахнул рукой — свечи погасли…
Что было дальше Лиин знала только по рассказам. Она упала на алтарь и потеряла сознание…
— Урок закончен. Меня не интересует, как, но к следующей паре все должны научиться передавать и читать открытые мысли партнера при прикосновениях. Это в ваших интересах. Через два дня мы перейдем к настоящей телепатии, а без основы вы не сможете ничего! — магистр кивнул головой, прощаясь, и покинул аудиторию.
Мы тоже надолго не задержались. Лично у меня до сих пор болела рука от захвата Анри. Не хотелось бы снова обсуждать с ним смерть Риста. Что бы с ним не произошло, я не считала себя виноватой в его смерти. Это просто случайность! Но человек умер, и никто не смог предотвратить это…
На следующей паре мы должны были изучать целительство. Я попыталась быстро проскочить в коридор, не пересекаясь с однокурсниками. Но во второй раз начинать разговор о Ристе Анри не стал. Возможно, понял, что ничего не добьется, возможно, попросту испугался Фреда, который шел рядом со мной.
Хотел подойти еще и Фир, но я покачала головой, не говоря ни слова. "Ненавижу предательства, когда человек в нужную минуту отворачивается от тебя. А тебе приходится выбираться из неприятностей самой".
— Ты не знаешь, что могло произойти с девушкой? — я подождала, пока мы с Фредом не отойдем на приличное расстояние от других студентов, и задала интересующий вопрос.
— Ее убили, — однокурсник развел руками, — это мог сделать кто угодно. Больше ты ничего не видела?
Я медленно покачала головой, не раскрывая рта.
— Ну, все равно, почему ты ничего никому не рассказала? Это ведь важно, — продолжал Фред, заметив мой жест.
— Для кого важно? — я подняла на Фреда глаза, — тело нашли и без меня. Да я и не хотела рассказывать о том, как оказалась в городе. А про это бы спросили, прежде всего.
Мы еще немного помолчали. Фред положил мне руку на плечо. Я на мгновение облокотила об нее голову. Было приятно чувствовать чужое участие, поддержку. Особенно, если это человек, в которого ты влюблена… Я провела рукой по волосам, прогоняя непрошеные мысли. От Фреда можно ожидать чего угодно. В том числе и чтения моих горьких дум.
А потом и отстранилась. Зачем тешить себя надеждами? Не хочу вновь радоваться присутствию Фреда день-два, а потом месяц переживать, вспоминая, как была счастлива. Мне свойственно учиться на своих ошибках. Хотя порой и хочется все забыть, начать заново.
— Будь осторожна, — наконец сказал Фред.
Я легко улыбнулась:
— Буду, конечно, не желаю умереть в семнадцать лет. Но что мне может угрожать в Университете?! Тут же собрались сильнейшие маги страны. А в город нас теперь не выпускают.
— Я знаю. Просто не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.
За очередным поворотом дорожки показалась башня жизни — в ней проводились пары, связанные с целительством, магией жизни. Эта башня была самой низкой. Магистры объясняли, что для лекарей важно находиться близко от земли. Почему это именно так, я не поняла. Впрочем, если вспомнить, сколько вещей я еще не понимаю…
Возле входа в кабинет заметила Лиин.
— Что ты здесь делаешь, тебе ведь было плохо утром?
— Сейчас уже гораздо лучше спасибо, — Лиин улыбнулась, на ее щеках заиграл легкий румянец. Но даже он не смог до конца стереть какую-то странную бледность с лица девушки.
В аудитории нас ждала магистр Вердана. Сегодня мы изучали лекарские свойства лиандра — небольшого растения с маленькими листочками и длинными острыми колючками. В этом растении больше всего ценились листья. Именно их использовали во множестве отваров и мазях. По-крайней мере, именно это рассказывала магистр Вердана.
Теория закончилась тем, что нам перечислили в каких случаях нужно использовать лиандр: переломы, ожоги, отморожение… Я механически записывала все, о чем нам говорили, не задумываясь о смысле. Гораздо больше меня интересовал Фред. Временами мне казалось, что я чувствую его взгляд на моей спине, но когда я оборачивалась, мужчина спокойно писал что-то. Рядом со мной сидела Лиин, то и дело, пытаясь увлечь меня парой, но у нее ничего не выходило.
"Какая уж тут может быть пара?!"
Ближе к концу занятия магистр попросила нас попытаться сорвать листья с лиандра. Мне почему-то показалось, что это очень легко, и я в спешке схватила растение.
— А! — моя рука зацепилась за что-то. Я дернула и…
— Я же просила вас быть осторожными, — магистр покачала головой и подошла ближе.
На всю ладанно простирался глубокий порез. С него быстро капала кровь.
— Идите сюда, — магистр повела меня к столу. А у меня снова появилось ощущение взгляда в спину. Я с раздражением оглянулась. Ближе всего стояла Лиин. Она еще больше побелела, в глазах появилось какое-то странное выражение, они вспыхнули. Я вздрогнула, не понимая, что происходит с подругой. Хотела подойти ближе к ней, но девушка быстро, через силу, отвернулась…
После пары ко мне подошел Фред. Спросил, в какую нам теперь аудиторию. Я закрыла глаза, вспоминая:
— В сто девятой.
— Спасибо.
Я снова смотрела мужчине вслед.
Надо бы подойти, нам же по дороге.
Уже сделала первый шаг, когда меня опередила Джулин. Она медленно подошла к Фреду, взяла его под руку. Парочка о чем-то тихо зашепталась.
Я разметала волосы по плечам, создала улыбку на губах и медленно пошла по одной из дорожек. Перемена была большая, я еще должна была успеть на пару. А пока не хотелось никого видеть. Просто подумать о том, что делать дальше, просто…
С глаз потекли слезы. Я даже не старалась их сдержать, облокотилась о какое-то дерево, и старалась забыть обо всем и обо всех…
Минут через пятнадцать начала успокаиваться, возвращать себе былую самоуверенность и манерность. Мелькнула даже мысль помириться с Анри.
Или, не мириться…
Я медленно направилась на пару, пытаясь ни о чем не думать. Опоздать не боялась. Сейчас у нас был урок истории. "Не думаю, что за те несколько минут, что я буду отсутствовать, магистр Бурин скажет что-то по-настоящему важное. Это же история, а не боевые заклинания!"
Еще минут через десять я подошла к корпусу, поднялась по лестнице, громко постучала в дверь, не ожидая ничего плохого, и заглянула в аудиторию:
— Можно войти?
Магистр обернулся. Я застыла на месте: передо мной стоял Алехандро.
— Можно, входите, — голос магистра был обманчиво мягок.
Я попыталась, как можно незаметней проскользнуть в аудиторию и сесть на свободное место.
— А вот садиться я вам не разрешал. Что вы себе позволяете?! — магистр орал что-то еще.
Я смотрела на него "испуганными глазами" и думала о своем. Но с Алехандро этот трюк не прошел.
— Раз вы меня так внимательно слушаете, немного самообразования вам не помешает. На следующей паре мы будем проходить войну лилии. Вы будете выступать с докладом. А теперь — вон!
Я как ошпаренная выбежала с кабинета. "Надо же было так попасться. Не забудет же, наверняка. Это же не магистр Бурин. Интересно, кстати, куда он делся?"
Я покачала головой, отметая ненужные мысли, и быстро пошла в библиотеку. Не хотелось сидеть там до ночи, а ведь магистр, наверняка, задал мне приготовить что-нибудь эдакое. И учебников, лежащих в комнате, мне не хватит.
Идти до библиотеки было недалеко. Я неплохо запомнила дорогу, хотя и была в ней всего один раз — когда получала учебники. Библиотекарь, к счастью, оказался на месте. Я спросила его войне лилий. Старик молча указал на один из шкафов. Тяжело вздохнула и приступила к работе…
В течение многих лет в Элроне — в западной провинции Киринеи, творилось запрещенное колдовство: черные обряды, приношение в жертву, набеги на соседние земли…Ничто не могло остановить кровавые рода в их желании убивать.
Наконец в жаркое лето 314 года27 крики несчастных крестьян достигли восточных провинций — Аквистии, Ниана, Фелиастера. С каждым днем их становилось все больше. Люди попробовали вкус крови своих собратьев и не собирались останавливаться. Они окончательно перешли рубикон, отделяющий человека от чудовища.
Тогда король понял, что тянуть больше нельзя. Мир и так навсегда запомнит имена родов, что купались в крови: Джензбурги, Эсперансы, Заиры, Мирра…
Я зевнула: "какая скука". Все написанное можно было вложить в одно предложение. Так нет же!
Открыла оглавление: "какой ужас: причины войны, повод войны, начало, коренной перелом, перемирие… — все это занимало больше трехсот страниц. И кому вообще нужна эта история, война трехсотлетней давности, родовые деревья Элронских родов…?"
— Я слушаю вас, магистр. Какие новости о жертвах, — спросил архимаг, не поднимая головы от кипы бумаг на столе.
Отцу Риста уже сообщили о трагической смерти его сына. И сейчас граф Дженски самолично рвался в Риан, дабы отомстить убийцам. А также для того, чтобы поговорить с тем, кто допустил смерть наследника.
Достучаться до короля графу Дженски не удалось. В королевстве и так была напряженная ситуация, чтобы выслушивать о смерти сына небогатого графа. Вот если бы погиб Войский, или графиня Риани, на уши было бы поднято все королевство. А так только бесконечные письма, как от самого Дженски, так и от родителей других студентов, прослышавших о трагедии и выказывающих беспокойство о своих чадах.
— За последнюю неделю были убиты восемь человек. До вчерашнего дня убийцы ограничивались одной жертвой в день. Вчера были убиты двое. Первая уличная проститутка. Второй…
— Я знаю, кем был второй. Говорите только то, чего я действительно не знаю! — Дириани поднял глаза на Алехандро.
— Причина убийств — потеря крови. Одна из жертв умерла от разрыва сердца. Но это только ускорило ее кончину. На телах множество шрамов, сделанных острым предметом. Скорее всего, нож. Лица всех обезображены. Но удалось выяснить, что жертва знала, что на нее нападают, и испытывала страх.
— Что-нибудь еще?
— Предположения на счет убийцы. Это может быть какой-то ритуал, например, открытие портала для демона. Некоторые порезы на коже похожи на символы. Но есть некоторые несоответствия. Как будто это новый ритуал, никогда не проводимый ранее. И исполнитель дилетант. Немного похоже на ритуалы семилетней давности, те, что проходили в замке Саада.
— Других предположений у вас нет? — прервал магистра архимаг.
— Нет!
Я захлопнула книгу.
"Надо бы пройтись немного, а то так много информации сразу… Как ее запомнить?!" Я медленно шла длинными рядами. Каждый стеллаж посвящался отдельной теме: жизни эльфов, геральдике, специфике предсказаний, ночным существам…
Рука наткнулась на толстую книгу в яркой обложке. Я пробежала глазами по обороту: "Ночные твари". Потом потянулась к соседней книге…
— Элен?! Что ты здесь делаешь?
— Привет, — я с предвкушением подняла голову над полкой. — Пирсон? Рада встречи. Меня попросили кое-что найти.
— В отделе ночных созданий? — Пирсон удивленно поднял брови. — Мы же еще ничего подобного не проходили… Наверное, интересная тема.
Я округлила глаза и улыбнулась:
— О, не особенно. Это скорее повинность.
Пирсон несколько секунд постоял, раздумывая. Потом предложил.
— Давай я тебе помогу.
— Буду очень благодарна, — я улыбнулась еще шире, чем минуту назад: хоть кому-то я нравлюсь. Иначе, зачем бы он предлагал свою помощь?
Пирсон ответил на улыбку. "Немного странно, правда. Как будто не доверяя мне до конца…"
Я махнула головой, отгоняя странные предчувствия. Парень поднес к глазам книгу, что привлекла мое внимание минуту назад — "Ночные твари" — пролистал несколько страниц.
— Буду искать в этой книге.
— Вообще-то, меня просили найти что-то о войне лилий. Это на соседних полках. Если ты не против? — я с надеждой улыбнулась.
— Наоборот, это же прекрасно, — Пирсон резко захлопнул книгу. — Пойдем!
Из переписки между Киринейским лордом Бианимом и Зарийской графиней Бельтой
Лиин начинает меня пугать. Она постоянно уходит в себя, иногда даже не осознает, что делает. Я думаю, вам лучше забрать ее домой.
Что именно не в порядке? Опишите симптомы. Возможно, вам стоит занять Лиин чем-то. В письмах ко мне она постоянно жалуется на скуку.
Давно не отвечала вам. Дело в том, что Лиин сожгла часть дома. Теперь я твердо убеждена: с ней что-то не так! Я боюсь оставаться с вашей внучкой наедине. Да и не только я. Ее боятся все в округе: дети, животные. Соседи шепотом начинают говорить, что она одержима. Даже за те деньги, которые вы мне платите, я не согласна терпеть подобного. Либо вы забираете ее, либо я рассказываю ее историю нашему магу. Решайте!
27. Отсчет времени ведется от окончания первой войны между Киринеей и Элроном.
Глава 15
Мы с Пирсоном честно читали все о войне лилий, но особого удовольствия это не доставляло. Да и знаний не добавляло…
… Ранним утром второго летнего месяца войска королевской лилии перешли большие озера и вступили на земли Элрона. Их было не так много — всего несколько тысяч против десятитысячной армии. Но на их стороне была внезапность. А также справедливость, честность… Они шли бороться за правое дело и отдавали одну свою жизнь за десяток жизней противника.
Бесконечная отвага, ненависть к врагам, поддержка друзей — все это помогало им в бою. Их даже стали называть неукрощенными львами. И они не осрамили это прозвище. Просто врагов было слишком много. А благородство и чистота помыслов не всегда одерживают верх в схватке с грубой силой и безграничным могуществом сил зла.
Кровавые рода вновь воспользовались своими бесчеловечными ритуалами…
В первый день осени началась одна из самых широкомасштабных битв за всю историю этой войны. Она длилась долгих два месяца. За это время воды великих озер окрасились в красный цвет. Их стали называть кровавыми. Потому что они так и не вернули свой природный цвет и на протяжении веков напоминали о тех далеких ветряных днях, когда…
Я захлопнула книгу: "и здесь тоже самое!" Везде говорилось, что кровавые рода выиграли только благодаря тайным ритуалам. Но что это за ритуалы, оставалось непонятным. Если это такая тайна, то откуда представители лилии вообще узнали о них?
"Не то, чтобы это так сильно меня интересовало, но ведь Алехандро наверняка начнет задавать вопросы!"
Из глубин памяти всплыл давний сон, что привиделся мне в темнице: я лежу на алтаре, а какой-то сумасшедший маг приносит меня в жертву, по капле пьет мою кровь…
Эти картины, к счастью, так и не стали моим настоящим. Я выжила, выбралась из лесов призраков, а остальные девушки нет.
"Возможно, имели в виду именно эти ритуалы? Северо-восток Сиеры близок к Элрону. Это могли быть одни и те же люди… Так, стоп — я отложила книгу в сторону, чтобы она не мешала мне думать — прошло 240 лет. Никто бы не смог прожить так долго. Хотя…"
— Пирсон, а ты не знаешь, человек может прожить больше двухсот лет?
— Человек нет.
— А кто может? — я подошла к парню ближе и, оттеснив книгу в сторону, посмотрела ему в глаза.
— Ну, оборотни, ночные тени29, те же архимаги. А что? — Пирсон придвинулся еще ближе ко мне и положил руки на плечи.
— Да так, — я на миг томно прикрыла глаза, — прочла о войне лилий и вспомнила о… — я замолчала и отошла от Пирсона на несколько шагов: рассказывать о том, что меня едва не принесли в жертву, не хотелось.
— О чем? — Пирсон повторил мой маневр и вновь оказался очень близко ко мне. — Скажи, или ты мне не доверяешь?
— Доверяю, я… — он единственный, кто не бросил меня, кто спас мне жизнь, кто помогает мне сейчас. Я не хочу его терять… — Я… Вспомнила… Об убийствах, которые происходят в городе.
Прости, я еще не готова тебе все рассказать.
— Не волнуйся. Все будет хорошо, — Пирсон обнял меня. — На когда тебе задавали подготовить доклад?
— У нас пара через неделю.
— Прекрасно. Значит, еще есть время. Пошли пока я тебя кое с кем познакомлю.
— Ты думаешь? Мне кажется, я лучше еще немного поработаю. А ты иди, если хочешь.
— Ну, что ты? — Пирсон провел рукой по моим волосам, — я останусь с тобой. Как тебя можно бросить?!
Пирсон коснулся меня губами. Я не протестовала…
— Что вы себе позволяете?! Это библиотека, а не… Вон отсюда, — рядом внезапно появился библиотекарь — сухонький старичок, в мыслях бродивший в прошлом веке и отчитывающий всех за малейшее нарушение приличий.
— Простите, мы не… — я недоговорила.
— Все в порядке, Элен. Пойдем, — Пирсон обнял меня за талию и увлек в сторону двери…
— Извини. Это я виноват.
— Брось! — я с хитринкой во взгляде посмотрела на Пирсона. — Нам действительно стоит отдохнуть. И ты предлагал меня с кем-то познакомить.
Действительно, — Пирсон слегка нахмурился. Потом, как будто решив что-то для себя, кивнул, — пойдем. Нам в жилую башню.
Мы медленно шли тихими аллеями. "Спешить некуда. Я чувствовала себя в безопасности, а это уже немало важно в моей жизни!"
Нам пришлось подняться на шестой этаж к знакомым Пирсона. Стоя перед их дверью, Пирсон еще раз привлек меня к себе и легко поцеловал в щеку. Потом он постучал.
— Войдите!
В комнате сидели две миловидные девушки моих лет.
— Элен, познакомься, это мои кузины с Ниана: Джессика и Берта. Девушки, познакомьтесь, — это Элен — моя хорошая подруга.
— Очень приятно, — проговорила я, улыбаясь.
Кузины Пирсона молчали, заставляя меня нервничать: "Возможно, я сделала что-то не так, но, что?" и поглядывали на Пирсона. Я было, уже совсем хотела попрощаться и выбежать из комнаты. Но Берта поднялась с кресла на ноги и жестом остановила меня.
— Прости, мы забыли о правилах приличий. Нам тоже очень приятно с тобой познакомиться. Пирсон рассказывал нам о тебе. Он ведь тебя вчера в городе встретил?
— Да, — я слабо кивнула.
— Прекрасно, — Джессика расплылась в улыбке, — как же ты там оказалась?
— Да и садись сюда, — Берта показала мне на кровать, — расскажешь нам все.
В голосе девушек было столько участия, что я чуть было не открыла душу полностью. Но в последний момент решила выдать сокращенную версию:
— С парнем поссорилась. Хотела побыть наедине. Вот и…
— Неужели я помешал тебе, — Пирсон сокрушенно покачал головой.
— Да, нет, что ты. Еще до твоего прихода я заблудилась. Так что, если бы не ты, так и бродила бы. И вообще, я очень рада, что познакомилась с тобой, — я смутилась.
Или только сделала вид… Но иногда сложно отличит маску от настоящего "я".
Джессика подмигнула мне и перевела разговор на другое:
— Давайте пить чай. У нас очень вкусные пирожные.
— Договорились!
Берта заварила душистый напиток. Пирожные просто таяли во рту. Мне было тепло и уютно. Мы болтали с девушками так, будто были знакомы уже несколько лет. Все было так просто, так легко.
И Джессика и Берта оказались прекрасными собеседницами. Пирсон несколько раз переводил взгляд с одной из нас на другую, не понимая, о чем мы. Тогда мы снова заливались смехом. "Мужчины…"
К несчастью, нужно было вспоминать о домашнем задании. Магистр Дорин просил попрактиковаться в ментальной магии, точнее, как сказал маг, в ее основах.
"Разговаривать мысленно я научилась, а вот читать все мысли еще нет. Необходимо было найти Фреда. Мы ведь с ним в паре работали. Фред… — я скривилась. Я опять о нем вспоминаю. Пускай и по учебе".
— Что с тобой? — голос Берты вернул меня в реальность.
— Да, вспомнила об учебе. Я должна была тренироваться… — Но Магистр Дорин же не говорил, что я обязательно должна готовиться вместе с Фредом. Значит… — Пирсон, можно твою руку?
— Да, конечно, а зачем? — парень стал подходить ближе ко мне, чтобы подать свою руку.
— Хочу сотворить черную волшбу, — я хмыкнула. — Шучу. Хотела потренироваться в чтении мыслей, если ты не против.
Пирсон вздрогнул и быстро убрал руку.
— За вами разве не закрепляли отдельные пары?
— Закрепляли, но…
— Элен, мы бы очень хотели, чтобы ты осталась, но тебя могут выгнать за невыполнение заданий. Магистр совершенно определенно говорил, что бы все тренировались только со своей парой. Давай лучше завтра встретимся. Приходи к нам.
— Хорошо. Проводишь меня? — я посмотрела на Пирсона.
— Конечно, — однокурсник помог мне подняться.
Я махнула рукой девчонкам и вместе с Пирсоном вышла за дверь.
Почему они солгали на счет пар? Я прекрасно помню, что говорил магистр: главное научиться!
— Тебе куда?
— На третий, если можешь. Пойду договариваться за подготовку к телепатии.
Фреда я заметила сразу. Он стоял возле окна и смотрел во двор. К счастью, был один.
— Вот мы и пришли, — я поцеловала Пирсона в щеку. — До встречи.
Услышав, наш разговор Фред оглянулся. И теперь смотрел, как я иду к нему. Мне понравилось его выражение лица, когда он смотрел на меня, во время прощания с Пирсоном. Захотелось усилить впечатление. Я обернулась и помахала парню рукой.
— До встречи!
Пока я шла к Фреду, выражение моего лица меня менялось. На смену провокационной улыбке приходило… мм… "смущение", невинность. Демон превращалась в светлого доброго Духа. И ведь не поспоришь же!
Хотя он прекрасно знает, кто я на самом деле.
Фред тоже натянул маску — привычное безразличие. И, кажется, у меня входит в привычку сбрасывать ее. Это приносит мне несравненное удовольствие. Иногда даже, кажется, что я играю с огнем. Главное, чтобы он не спалил меня.
А, быть может, я именно этого и хочу!
— Не ожидал снова увидеть тебя сегодня. Что-то случилось?
— Нет, ничего. Помимо того, что мне задали доклад по войне лилий, — я махнула рукой. — Мелочи! Я подошла не из-за этого. Мне уже Пирсон помог.
— Рад за тебя, — Фред беззаботно присел на подоконник. — А кто он?
— Один наш однокурсник. С третьей группы. Он вчера мне помог, сегодня… Просто душка, — я расцвела в улыбке, — и чтобы я без него делала?
Фред посмотрел куда-то вдаль, зло улыбнулся и снова перевел взгляд на меня:
— Ты все больше напоминаешь мне Джулин. Все те же слова, жесты. Я рад, что Пирсон тебе помог. Встретимся завтра, — Фред сделал несколько шагов в сторону. Я перехватила его руку и заставила посмотреть на меня.
"И какая разница, что мы оба, не снимая, носим маски. Иногда ты забываешь об этом, и маска становится твоим настоящим лицом".
— Тебе же, как и всем прочим нравится Джулин. Что плохого в том, чтобы я стала на нее похожа?
— А тебя так волнует мое мнение?
— Как будто ты сам этого не знаешь, — я взяла Фреда за вторую руку, — я хотела потренироваться в телепатии и в чтении мыслей. Мы же с тобой в паре.
— Почему бы и нет.
Я потянула Фреда назад в сторону окна и заняла его место.
— О чем вам сегодня рассказывали на истории магии?
— Тебе это действительно интересно, или ты спрашиваешь просто, чтобы спросить?
— Я спрашиваю просто, чтобы спросить.
— Тогда зачем я тебе нужен. Ты могла бы потренироваться с тем же Пирсоном. Научила бы его, если он не умеет.
— Он сказал, что нам задали тренироваться в парах.
— Значит, он солгал.
— Согласна!
Я снова посмотрела Фреду в глаза и улыбнулась: "Ннаши мнения иногда сходятся. Пускай и не часто!"
А еще я чувствовала его руки на моих руках, его дыхание на шее… И неосознанно радовалась этому. Как бы глупо это не звучало. Пускай он со мной только ради подготовки к паре. Пускай в следующий раз нас научат передавать мысли без прикосновений. Но это все будет потом. Сейчас Фред рядом, что бы он не чувствовал и как бы не относился ко мне на самом деле.
— Почему он так поступил?
— Откуда я могу знать! Это ведь твой друг, а не мой. У него могут быть от тебя секреты.
— Могут. Но я ведь не смогла бы узнать их. Я ведь не умею читать мысли!
— Он мог этого не знать. Помнишь, магистр Дорин говорил, что легче научиться читать все мысли, а не только те, которые предназначены тебе. Это только у нас получилось наоборот.
— Не у нас, у меня. Ты смог меня прочитать, увидел ту… картину из города. А вот я прочитать тебя не могу. Почему?
— Может, я тебе тоже не доверяю? — Фред разжал мои пальцы на его руке и положил ее на шею.
Я усмехнулась и облокотила об нее голову.
— Как будто Анри полностью доверяет Джулин, а Вельса Миранде. Но у них ведь получилось.
Фред не ответил. Он вновь смотрел куда-то вдаль, раздумывая о чем-то. "Этому человеку есть, что скрывать — очевидно, как ничто иное!"
— Мы можем попробовать, — Фред смотрел мне в глаза, — не думаю, что ты узнаешь что-то новое.
"А я в этом убеждена!"
Я подошла к Фреду еще ближе и закрыла глаза…
…Зачем ей знать о моей жизни. Это только мое дело. Все ошибки, убеждения, потерянные года. Я должен вернуться домой, осознать, что совершил глупость и стать тем, кем я есть на самом деле. Эти каникулы должны когда-нибудь закончиться. Они и так длились три года. А вместо этого я стою здесь и мучительно раздумываю в тот момент, когда нужно действовать…
Фред отошел от меня на несколько шагов и убрал руку, прерывая сеанс.
— Ты узнала все, что хотела?
— Не все, — я осталась сидеть на месте, решив не приближаться. "Это его секреты. И, если он не хочет говорить, это его право. Но, как же я хочу знать…" — О чем ты жалеешь? Что такого ты совершил в прошлом?
— Встретил тебя.
Я дернулась, как от пощечины. Сил вновь надеть маску, и спрятать за ней свои чувства не было. Так же, как и сдержать, рвущиеся наружу, слова:
— Как же я тебя ненавижу. Иди ты к демонам! — я бросилась вверх по лестнице. "Знаю, это глупый детский поступок. Но уже поздно что-то менять!"
Фред что-то говорил, но я не желала слышать. "Потом, все потом!"
Через несколько пролетов я с кем-то столкнулась.
— Куда ты так летишь? Что-нибудь случилось?
Я подняла глаза — Пирсон.
"Что ж, начнем разговор с улыбки".
— Нет, ну, это судьба. Она снова сталкивает нас вместе, — я удивленно покачала головой.
— Я очень рад этому, хотя мы и расстались всего несколько минут назад, — Пирсон улыбнулся.
— Может, снова зайдем к твоим кузинам? У них весело, — предложила я.
Парень облизал губы.
— Боюсь, они сейчас очень заняты.
— Правда? — я загрустила. — Какая жалость. А чем?
Пирсон отвел от меня взгляд, как еще недавно сделал Фред.
Им обоим, как, впрочем, и каждому из нас, есть, что скрывать.
— Ты меня раскусила: ничем. Я просто хочу побыть с тобой вдвоем. Не хочешь пройтись парком?
— Конечно, хочу. Это даже лучше.
Я взяла Пирсона под руку, и мы начали спускаться вниз. "Читать мысли я научилась, в телепатии потренировалась. По медицине нам задали повторить теорию, а, значит, ничего. По истории магии у меня персональное задание и до нее еще не скоро. Можно отдыхать!"
Пирсон знал наш парк просто великолепно. Я сама часто здесь гуляла, но спутник сумел меня очень сильно удивить: красивые поляны, вычурные деревья, тот же лиандр, у которого оказались прекрасные нежно белые цветы. А потом мы, обнявшись, смотрели на багряно-красный закат…
— Я прекрасно провела время. Спасибо тебе!
— И тебе спасибо, — Пирсон легко, как и вчера при прощании, поцеловал меня в губы, добавив. — До встречи.
Я распахнула двери и зашла к себе. В этот раз Лиин оказалась на месте, хотя явно куда-то собиралась. Когда я зашла, она посмотрела на меня.
— Надо же, в первый раз после бала, в честь нашего поступления, я вижу у тебя на лице настоящую, а не фальшивую улыбку. Что случилось?
— Да, вчера познакомилась с классным парнем — нашим однокурсником с третьей группы. Мы сегодня по парку гуляли… И знаешь, мне безразлично, что с Фредом. В первый раз за последние недели я могу вздохнуть свободно. Это так замечательно. А с тобой что происходило? В последнее время ты тоже выглядела подавленной. Влюбилась?
— Нет, что ты. Я же говорила, что плохо себя чувствовала, — Лиин опустила глаза и отвернулась от меня.
— Что с тобой? — я положила сумку с учебниками, с которой проходила весь день, на пол и подошла ближе к подружке. — Я же вижу, что что-то произошло. Почему ты не хочешь, мне рассказать? А, если я смогу помочь?
— Чем ты можешь мне помочь? Тем, что снова начнешь меня шантажировать, выманивая очередную безделушку. Неужели колье с топазами тебе мало?
— Но я же, — от удивления я не находила нужных слов и молча стояла, пытаясь собраться с мыслями.
— Не желаю тебя слушать. Я просто не могу больше, устала делать вид, будто не понимаю твоей двойной игры. Пойду и расскажу все магистру Алехандро. Пусть он решает, чья вина больше, — Лиин оттолкнула меня и хлопнула дверью. До меня доносился стук ее каблуков о ступеньки.
В голове стояла каша. Я ведь вернула Лиин колье вместе с платьем, или… О, нет! — я бросилась к шкафу, ключом открыла верхнюю полку (мы с Лиин договорились, что эта полка моя, а нижняя ее).
В самом низу лежало колье. Я вчера, побоявшись, что драгоценность украдут, спрятала его здесь. Лиин-то в комнате не было. А сегодня я про него забыла… Нет, если бы Лиин мне напомнила про него, я бы сразу отдала, но она не сказала ни слова, думая, что я… Но, чем я могла ее шантажировать? Я же не делала этого. Внезапно поток моих мыслей немного поменял направление: магистр Алехандро… Только не это.
Я закрыла дверь на ключ и побежала за Лиин, не выпуская из рук колье. Опередить девушку я уже не успевала, как и догнать ее. Слишком долго думала, искала украшение. А магистр Алехандро будет только рад меня исключить. Я бросилась к кузинам Пирсона. Они показались мне очень хорошими людьми.
"Знаю, мы познакомились только сегодня, и сразу же просить их о помощи немного не корректно. Но разве у меня есть выбор? Моя единственная подруга — Лиин. Но она мне не поможет. Фред сказал, что жалеет о встречи со мной. Фир — трус. А все остальные будут только счастливы, если недосчитаются меня на очередной паре. Жаль, я не знаю, где комната Пирсона, пошла бы к нему!"
Я долго стояла перед комнатой Джессики и Берты и стучала в нее. Но никто не отзывался. Потом наклонилась и заглянула в замочную скважину.
— Что ты тут делаешь?
Я вздрогнула, и начала медленно поворачиваться в сторону говорившего
— Это не то, что ты думаешь, я просто хотела узнать… Пирсон, это ты, какое счастье. Мне нужна твоя помощь, — я начала вставать с колен.
— Элен, я сейчас не могу. Очень спешу. Кстати, девушек тоже нет. Так что, пойдем, — собеседник схватил меня за руку и потащил вниз. Я поразилась его силе: он почти нес меня.
В холе Пирсон прощально махнул мне рукой и куда-то убежал.
Я в растерянности остановилась. Потом махнула рукой и побежала в первый корпус: магистр Алехандро должен был быть именно там. Через парк было ближе, я и побежала туда. На одной из аллей меня окликнул Фред. Сил на то, чтобы сказать ему хоть слово, ровно, как и на то, чтобы продолжать путь, не было. Я тяжело дышала, и остановилось, поджидая Фреда.
— Что с тобой?
Я только качала головой и пыталась отдышаться. Бессвязные мысли так и не сложились в одну историю.
— Лиин… я не знала… к магистру Алехандро… меня исключат…
Фред тряхнул меня за плечи и вгляделся в глаза:
— Приди в себя и объясни все нормально!
Но я не могла успокоиться и продолжала повторять какую-то бессмыслицу. Тогда мужчина, не отпуская моих плеч, закрыл в глаза. Я замерла, закрыв глаза вслед за ним, и сосредоточилась на том, что действительно было важно.
Фред пришел в себя первым. Он снова тряхнул меня, возвращая к чувствам.
— Все будет хорошо. Ты мне веришь?
— Да, — здесь и сейчас я действительно ему верила. И будь, что будет потом, завтра…
— Пошли! — Фред потянул меня к первому корпусу.
— Но тебя магистр Алехандро ненавидит так же, как и меня. Он не будет даже слушать нас.
— Он выслушает, поверь! — от Фреда веяло такой уверенностью, что я начала успокаиваться и пошла за ним.
Возле колон Фред остановился и посмотрел на меня.
— В чем-то ты права. Мы не пользуемся благосклонностью магистра Алехандро, — Фред хмыкнул, вспомнив последнюю пару с ним. — И это еще мягко сказано. Он, возможно, не захочет нас слушать. Но есть и другие маги. По слухам наиболее лояльный Дорин. Идем к нему. Ты все объяснишь.
Я кивнула. Мы поднялись на второй этаж и постучались в кабинет. Но мне сегодня явно не везло: никто не ответил. Заглянуть в щель от замка я не посмела, а вот повернуть ручку, смогла.
Дверь отворилась. Мы с Фредом переглянулись и зашли внутрь. Зачем — не знаю, любопытство. Хотя, нет, знаю, в глубине виднелась еще одна дверь. Магистр мог быть там. Впрочем, честно говоря, ее я заметила гораздо позже. Теперь постучал Фред, но вновь никто не ответил.
Внезапно в коридоре послышались голоса. Они приближались к внешней двери. Фред схватился за ручку и втолкнул меня в соседний кабинет. Снаружи раздался звук, открываемой, двери. Кто-то зашел в помещение. Мое тело покрылось мурашками: этот кто-то мог в любой момент открыть внутреннюю дверь и увидеть нас.
Утешало только одно: если меня выгонят, то не одну…
Лиин выбежала из комнаты, едва сдерживая слезы. Было обидно, что человек, которую она считала подругой, оказалась совсем другой. Еще вчера Лиин думала, что будет легко скрывать свои настоящие мысли и чувства, но она переоценила свои способности. То и дело накатывала злость и, в конце концов, девушка не выдержала. Лучше уж она сама расскажет магистру свою версию происходящего. И не будет зависеть от прихотей Элен. Он вряд ли захочет в чем-то обвинить представительницу рода Бианимов. Особенно не имея доказательств. "А у Элен защиты нет".
Лиин дошла до кабинета магистра Алехандро без происшествий и уверенная в своем будущем. Но здесь удача оставила ее. В коридоре девушку подловил магистр Дорин.
— Лиин Бианим, если я не ошибаюсь?
— Это я, — осторожно подтвердила Лиин, не зная, чего ожидать.
Маги умели предсказывать будущие, но не настолько же точно, чтобы предугадать ее появление здесь.
— Прекрасно! К вам пришла ваша родственница графиня Бельта. Она ожидает вас на третьем этаже. Я провожу вас, — магистр Дорин повернулся и прошел вперед, ведя вперед свою спутницу.
Он не видел, как Лиин побледнела, услышав имя гостьи. У мага были свои планы, и он спешил приступить к ним, а не заниматься чьими-то родственниками!
Графиня Бельта действительно ждала свою племянницу в одном из кабинетов. Но поговорить там не удалось: было слишком людно.
— Магистр, я бы хотела поговорить с Лиин наедине. Где мы можем это сделать?
Магистр Дорин уже собрался уходить, и слова графини и застигли его врасплох. Он досадливо поморщился:
— Давайте я провожу вас в свой кабинет. Там вас никто не потревожит, — Дорин предложил графине свою руку и прошел по коридору.
Кабинет оказался открытым, что еще больше ухудшило и без того отвратительное настроение магистра: "Надо же, как он сегодня замотался. Хорошо, что тащить у него особо нечего. Все по-настоящему важное скрыто с помощью магии — ученики не доберутся. А магистрам все это не нужно".
Маленький кабинет подошел аристократкам. Дорин, сочтя свою миссию выполненной, оставил их одних.
— Лиин, я приехала сообщить вам, что больше не могу скрывать вашу историю. Вы снова взялись за старое. Я не хочу быть причастной к этому.
— К чему? Я вас не понимаю, — Лиин еще больше побелела, — что изменилось за время нашего расставания?
— Так я вам и поверила, будто вы не знаете, что происходит в городе.
— Но я действительно не понимаю, — Лиин пыталась показать, что не понимает, о чем говорит ее родственница.
Но графиня Зарийская уже давно не верила, ни ее милому голосу, ни кукольной внешности, ни словам.
Когда начали пропадать крестьяне, из принадлежавших ей деревень она могла закрыть на это глаза. В конце концов, те сбегали и до приезда Лиин. Глупцы уходили в поисках лучшей жизни, хотели стать свободными. Но в этот раз все было иначе. Людей находили мертвыми.
Пускай все смерти походили на несчастные случаи: нападение диких зверей, падение с утеса, болезни. Но, если сложить все смерти вместе, получалась страшная картина. Их было слишком много для простой случайности…
После двенадцатого происшествия графиня не на шутку забеспокоилась. Но ничего сделать не успела, не предотвратила следующего убийства — убийства ее родного сына. А в том, что он был убит, графиня не сомневалась.
Фридрих исчез на рассвете. А потом она видела кровь, читала ложь в глазах своей подопечной. А в ночи ей являлись сны, в которых ее племянница хладнокровно убивает самого дорогого для нее человека. Аристократка просыпалась в поту, ее руки потом дрожали весь день, заставляя окружающих не на шутку беспокоиться о ее состоянии. Но ничего сделать графиня уже не могла. За день до того, как пришел первый сон, лорд Бианим приехал за своей внучкой и забрал ее.
— Если ты не понимаешь, о чем я, это еще больше усугубляет твою вину. Еще, когда твой дед увез тебя в Киринею, я сказала ему, что ты одержима. И можешь быть опасной.
— О чем вы? — Лиин почти плакала, но разжалобить родственницу ей было не дано.
— Я говорю об убийствах, которые начинают происходить всюду, где ты появляешься. В Зарии, непосредственно в моем доме и, наконец, здесь — в Киринее.
— Убийства, — на этот раз голос Лиин был еле слышен, и она перестала отрицать и делать вид, будто удивлена.
— Вижу, ты знаешь, о чем я. Впрочем, у меня не было ни тени сомнений в этом. Иначе я бы не приехала. Ты совершила двенадцать убийств в Зарии и девять здесь. Покайся, пока не поздно. У тебя еще есть время. Я не хочу позорить наш род, поэтому не доложу обо всем магистрам, но я уже написала твоему деду. Завтра-послезавтра он будет здесь. Готовься, — графиня, не прощаясь, вышла из кабинета. Лиин упала на стул и расплакалась…
— Она может быть опасна.
— Не верю. Что может сделать глупая девчонка.
— Да все, что угодно. Она убьет за каждый взгляд в сторону. Уж я-то знаю таких, как она, поверь.
— Не ровняй всех по себе. И даже, если ты права, мы гораздо умнее ее. Элен не хватит фантазии выдумать такое.
— А, если ты ошибаешься?
— Тогда она умрет!
29. Ночные тени — вампиры.
Глава 16
Когда плач за дверью прекратился, и Лиин вышла из кабинета, мы последовали за ней. Я была в ужасе от услышанного. "Неужели это она?"
Просто не возможно было поверить в то, что хрупкая и нежная девушка может оказаться замешана в такое количество преступлений — жестоких убийств. Но голос второй женщины, кем бы она ни была, звучал очень убедительно. К тому же, она говорила, будто у нее есть доказательства…
— Фред, я не верю, что это могла быть Лиин. Это просто не возможно, не возможно, слышишь?
Мужчина ничего не ответил, держа меня за руку, быстро спустился вниз. И только когда мы зашли вглубь парка, он остановился, посмотрел на меня и соизволил ответить.
— Если ты хочешь помочь подруге, то не могла придумать ничего гениальней того, чтобы рассказывать обо всем возле кабинетов магистров! — съязвил он. — Или ты считаешь их глухими?
Я смутила. "Действительно, очень глупо получилось. Хорошо, что Фред не стал мне отвечать сразу, а, значит, и выдавать Лиин". Но признаваться в своих ошибках, как и в том, что я ему благодарна, я сочла лишним. Не хотелось, чтобы мужчина получил очередной козырь. "Их у него и так слишком много!"
— Я просто находилась под впечатлением от рассказа. Это не может быть правдой!
— Не знаю, — Фред отвернулся, — Лиин не производит впечатления хладнокровного убийцы. Но я ничего не знаю про одержимость. Эта тема еще недавно была под запретом. О ней предпочитали молчать, а, если и упоминать, то намеками. Сейчас стало проще, но эта информация все равно не является уделом большинства. Я не знаю, Элен, я просто не знаю.
— Фред, — я подошла к мужчине ближе и развернула его в свою сторону, чтобы видеть его глаза. — Это не Лиин! Я ей верю. Та женщина, должно быть, сумасшедшая. Другого объяснения нет!
— Элен, — Фред покачал головой и положил руки мне на плечи, — ты хочешь, чтобы я поверил. И я верю! Но я верю тебе, а не ей.
— Если ты веришь, то помоги!
— Как?! — Фред вгляделся в мои глаза.
— Сейчас я пойду к нам в комнату. Расскажу Лиин все, что услышала, и, вообще, все, что знаю. Отдам колье, — я показала Фреду украшение, о котором почти забыла — и предложу свою помощь.
— Нет! — Фред почти закричал и схватил меня за руки, будто хотел остановить. — Ты сошла с ума. Это может быть очень опасно. Неужели ты не понимаешь, что ты свидетель. А от свидетелей избавляются.
— Это слишком сложно. Настоящая жизнь гораздо легче.
— Вряд ли. Это все логично.
— А я, значит, по-твоему, не умею мыслить логически?! — я вырвала руки. — Если не хочешь мне не помочь, так и скажи!
— Я бы сделал все возможное, если бы дело касалось тебя. Но я не могу поставить свою жизнь на то, что твоя подруга невиновна.
Я покачала головой и на несколько секунд уткнулась Фреду в грудь. Мужчина обнял меня, словно фарфоровую куклу. Также бережно и также холодно. Все было понятно без слов: я была ему совершенно не нужна, а Лиин необходима, пускай она об этом и не говорила.
Я медленно отстранилась, наслаждаясь последней минутой объятий и разговора, в котором я все равно проиграла:
— Не могу ее бросить. Лиин бы сделала для меня тоже самое, несмотря на ее слова про шантаж. Она просто запуталась, испугалась, — я покачала головой. — А ты сам решай, что она для тебя значит.
И что для тебя значу я.
Я развернулась и пошла прочь. Пускай, я влюблена в него, нет… Пускай, я люблю его. Но, в конце концов, у меня много поклонников, а подруга только одна. И именно она сейчас в опасности…
Фред так и остался стоять на внезапно опустевшей дорожке. Он уже жалел, что повел Элен к магистру Дорону. Но в тот момент он не мог поступить иначе. Стоило только раз взглянуть в лицо Элен, в котором, как в зеркале, отражались отчаяние и страх, чтобы понять: нужно действовать!
К тому же Фред и так был немного виноват перед ней. Во время предыдущего разговора он в шутку сказал, что жалеет об их встречи. Тогда-то ничего лучше ему в голову просто не пришло. Не рассказывать же о том, что он сбежал из дому, обуреваемый ненавистью к отцу! Это был глупый, детский поступок. И порой Фред жалел о нем, осознавая, что его отец, возможно, и правильно поступил. Впрочем, в последнем он был не уверен.
Как оказалось, зря Фред солгал. Нужно было исправлять свою ошибку. Мужчина и окликнул девушку, чтобы объяснить ей. Но сразу, же стало не до этого. Элен в очередной раз влезла во что-то, сама не понимая во что. Сейчас ей необходима была помощь.
За то, что она угрожала аристократке (правда это, или досужие выдумки — не имеет значения), ее могли не то, что выгнать из Университета — казнить, чтобы другим неповадно было. Всего одно слова, и Элен умрет. Аристократам не нужны доказательства, чтобы подвести простолюдина к петле. А Элен вряд ли окажется, такой же благородной крови, как и ее жертва…
А потом… Кабинет магистра Дорина неожиданно оказался открытым, а они с Элен не в меру любопытными. Ну, и дальше просто не выбора, кроме, как затаится и слушать. Впрочем, сказать, что Фред хорошо слышал весь разговор, было нельзя. Элен стояла слишком близко от него. Мужчина чувствовал ее прерывистое дыхание, дрожь в теле. Ему хотелось прикоснуться к ней, обнять, начать целовать…
От подобных мыслей было невероятно трудно избавиться, хотя Фред и прилагал к этому огромные усилия, понимая, что ничего хорошего из этого не выйдет.
Но как хотелось поверить в невозможное. Забыть об обязательствах, предчувствиях и наслаждаться жизнью с девушкой, которая за время их непродолжительного знакомства стала ему дороже всего.
К тому же собственное прошлое показало, что от подслушанных разговоров гораздо больше неприятностей, чем пользы. И лучше держаться от них как можно дальше. Но как бы Фред не старался, он услышал, в чем подозревают Лиин — одержимость, убийства. А это уже были не пустые слова. Он плохо знал соседку Элен, а, потому не мог слепо ей доверять. Одно он знал точно: вчера, когда в городе убивали Риста, Лиин в комнате не было. И, если Элен смогла оказаться вне Университета — в Риане, то почему бы этого не сделать второй девушке?
— Посмотри на нее. Она одна, беззащитна. Ты успеешь. Быстрый прыжок и она не успеет вымолвить и слова.
— Нет! Мы не можем здесь ни на кого нападать.
— Она никому не нужна. Ее смерть не затронет ничьих интересов. Решайся…
Я быстро пошла через парк к нашей башне. Конечно, было уже темно, на небе появилась луна и зажглись звезды, но что может случиться в нашем парке? Сюда и попасть с города сложно, если не сказать — невозможно.
Внезапно в кустах раздалось какое-то шипение. Сердце сжалось, как от страха. Никакие доводы разума не действовали. Хотелось побежать к освещенным аллеям, к людям. Зайдя в неосвещенную часть парка, я хотела сократить дорогу. Мне даже не пришло в голову, что здесь может быть опасно. Но сейчас меня опутал иррациональный страх. Было такое ощущение, будто за мной наблюдают.
Я оглянулась, выискивая глазами Фреда. Мы расстались не совсем дружественно (как всегда!), но сейчас я безумно хотела его увидеть. Вот только никого вокруг не было. Стояла тишина, слишком полная, чтобы быть настоящей. Захотелось громко крикнуть и броситься бежать без оглядки, но я вдавила ногти в ладонь, заставляя себя успокоиться. Вот только это не помогало. Интуиция подсказывала мне убраться подальше как можно быстрее. Но я не хотела, чтобы кто-то заметил гримасу безрассудного страха у меня на лице.
"Что же делать?"
Я закрыла глаза, прогоняя страх, и тут же вспомнила о щите, который нам показывал магистр Алехандро. Быстро создала его образ и наполнила энергией. Но долгожданное спокойствие не приходило. Пришлось сесть на траву, успокаиваясь. В этот раз получилось. Шорохи смолкли, ощущения взгляда в спину пропало. Можно было успокоиться и продолжать путь.
Но что это было?
Дальнейшая дорога прошла без осложнений, но щит на всякий случай я решила не сбрасывать. Сил на его поддержание уходило немного. А с ним я чувствовала себя в безопасности. Ведь это главное!
В башне мне тоже повезло. Лиин оказалась в нашей комнате. Правда, она даже не повернула головы в мою сторону, когда я зашла. Но я тоже не стала утруждать себя приветствиями.
— Это твое, — я положила колье Лиин на колени и отошла в сторону. — Извини, вчера я забыла тебе его отдать.
— Что это значит? Ты решила, что собственная безопасность важнее пары тройки злотых?
Я хмыкнула:
— Нет, конечно. Кстати за подобную ценность я бы выручила гораздо больше пары тройки монет. Но я не о том. Лиин, как тебе могло придти в голову, что я тебя шантажирую? Я ведь ничего не знаю о тебе, кроме того, что ты мне сама рассказывала. Откуда?
Подруга посмотрела на меня с недоверием. Потом покачала головой и залилась слезами.
— Тогда почему ты спрашивала… — девушка замолчала.
— О чем? Я действительно не понимаю!
Лиин подняла глаза и зло усмехнулась:
— Знаешь, мне теперь все равно, знаешь ты, или нет… О балах в замке Саада.
От удивления я приоткрыла рот:
— Ну, я же тебе говорила, что Анри пригласил меня на вечеринку. Он сказал, точнее это сказала Джулин… Впрочем, не важно, что эти вечеринки напоминают балы в замке Саада. Я не знала, что это. Вот и хотела выяснить у тебя, а вдруг ты в курсе, — я замолчала. Все. Больше рассказывать не о чем.
Лиин смотрела на меня с удивлением. Потом еще сильнее разрыдалась.
— Прости. Просто все знают об этих балах, и когда ты спросила меня…
— Но если все знают, — я погладила подругу по волосам. — Что страшного в том, что я спросила?
Девушка не ответила, продолжая плакать. Я тоже молчала, не мешая ей. Наконец, Лиин пришла в себя.
— Не могу тебе ответить, — девушка подняла руку, не давая мне вставить слово. — И это не потому, что я тебе не доверяю. Просто это опасная тайна. А я не хочу, чтобы с тобой что-то произошло.
Я смотрела на Лиин и понимала, что подожду, не стану рассказывать ей о подслушанном разговоре. И она, и Фред сходятся в том, что эта тайна слишком опасна. Не надо говорить, что я оказалась в нее замешана!
Быстро настала полночь, Лиин уснула, а я еще долго сидела на подоконнике и смотрела на освещенные аллеи парка. Все было очень странно и мне хотелось разобраться в том, что происходит. В городе произошло девять убийств. Я не знала, как умерли эти люди, если так же, как и та девушка…
Я покачала головой в такт своим мыслям. Кто бы это ни был, он заслуживает виселицы, или какая там смерть полагается убийце, даже если им окажется Лиин…
— Вставай, соня, нам пора, — с утра Лиин минут десять будила меня, пока я наконец не проснулась.
Признаю, идея просидеть до трех часов ночи без сна, выдумывая план будущих действий, не такая уж замечательная, как я думала поначалу. Так как, пяти часов для сна мне оказалось недостаточным.
Но в девять уже начиналась пара, и пришлось, отчаянно зевая, на нее идти.
Окончания занятий сегодня я ожидала еще с большим нетерпением, чем раньше (хотя любовь к учебе и так никогда не входила в мои достоинства). Еще вчера меня бы заинтересовали и огненные волны, и щиты от магического воздействия. Но сегодня было не до этого. Если создать огненную волну, я еще пыталась (и у меня получилось), то слова о новом щите я пропустила мимо ушей, решив разобраться в них как-нибудь потом.
Сейчас мне хотелось одного — пойти в библиотеку и найти что-нибудь про одержимость духами. Меня интересовало, какое отношение к нему имеют убийства, особенно такие жестокие. Еще я хотела проверить гипотезу о ритуалах, о которых я подумала еще вчера. Ну, и в самую последнюю очередь меня интересовала война лилии. Я уже решила, что возьму нужные книги и просто вызубрю все, что нужно к докладу в последнюю ночь.
"Все равно по-другому запомнить такое большое количество информации у меня не получится. Да и зачем она мне. Это только учителя могут говорить, что лишних знаний не бывает. На самом же деле…"
Последняя пара прошла хуже всего. В этот раз магистр Бурин (он у нас вел и историю магии, и магическую географию, сегодня шло последнее) появился, и его нудный голос действовал мне на нервы. Если бы не Пирсон, вместе с которым я сидела, то и вовсе заснула бы.
Жаль, мысленного разговора у нас с ним не получилось. Однокурсник сказал, что пока еще не освоил до конца это умение. Пришлось скучать и бороться со сном.
Но все когда-то заканчивается. После пар мы с Пирсоном заглянули в столовую, а оттуда в библиотеку.
— Значит, договорились, я ищу что-то о ритуалах, которые проводили кровавые рода, а ты об одержимости демонами.
— Договорились. Только я так и не понял, зачем тебе одержимость.
Я улыбнулась:
— Лично мне она ни к чему. И без нее хорошо живется. Но я нашла гипотезу, будто глава кровавого рода был одержим демоном и из-за этого совершил столько ужасных деяний. Поэтому-то и хочу, чтобы ты мне помог в поиске данных. Ты же не против?
Одна маленькая ложь, кому она может навредить?
— Нет, с радостью тебе помогу, — Пирсон провел рукой по моему подбородку. Я с улыбкой убрала его руку:
— Прекрати. Ты же не хочешь, чтобы нас снова выгнали. Давай лучше как-нибудь потом.
Глаза Пирсона немного расширились, брови удивленно взмылись вверх:
— Договорились! — проговорил он с хитринкой в голосе.
Я кокетливо махнула ему рукой и пошла вдоль стеллажей, выискивая нужный ряд. "Книги, книги… им здесь не было конца. Как же это было скучно. И главное, что это моя прихоть, а вовсе не Университетское задание. Эх… Ну, ладно, хватит оттягивать, начнем…"
— Граф Дженски, мы не ждали вас так скоро, — магистр Креанир провел родовитого гостя к магистру Алехандро и удалился.
— Неужели вы думали, что я буду сидеть в Терре, пока убийца моего сына на свободе?! — взорвался аристократ, видя, что маг молчит.
— Но, граф, мы делаем все возможное. Лучшие силы брошены на поиски. Мы оповестим вас первым в случае победы.
— А, если вы проиграете?! Это ведь не первый случай, когда всемогущие магистры оказываются бессильны, не так ли?
— Что вы себе позволяете?! — от возмущения магистр Алехандро подскочил на ноги. — Вы забылись.
Граф Дженски заскрипел зубами, но все-таки склонил голову в знак согласия. Он не был глупым человеком и понимал, что в случае прямого столкновение и сила, и король окажется не на его стороне.
Аристократ, в который раз вспомнил своего богатого и влиятельного соседа — барона Анриана Войского старшего, с сыном которого он велел свить дружбу своему отпрыску. И из-за которой, тот и погиб.
Но не мог же граф обвинять во всем себя, или Войских. И теперь в его сердце росла ненависть к магам — "истинным" виновникам происшествия.
— Вы правы, приехав сюда, я только хотел узнать, как продвигается расследование.
— Не беспокойтесь, — магистр Алехандро тоже пришел в себя (впрочем, по-настоящему он из себя и не выходил, иначе граф Дженски так легко не отделался бы). — Мы на правильном пути.
— Что вы имеете в виду?
— Простите, пока я не могу вам этого сказать. Но день наказания убийцы вашего сына уже не за горами.
— Неужели? — граф Дженски скептически поднял брови, снова забывая, с кем разговаривает. — У меня есть предположение, касательно мотива убийства.
— Поделитесь, — маг первый раз за разговор посмотрел собеседнику прямо в глаза, — я вас внимательно слушаю.
— Родовая вражда. Я знаю людей, которые…
— Я вас понял, граф Дженски. Мы проверим вашу гипотезу. А вы ни о чем не волнуйтесь и отправляйтесь домой…
Оставшись наедине с самим собой, магистр ударил кулаком о стол. Его настроение оставляло желать много лучшего, и это еще мягко сказано. Как смел этот граф так с ним разговаривать, будто он — Алехандро, смерд, такой же, как Дорин!
Магистр Алехандро не забыл, кем является его коллега. И не забудет этого никогда. Да и не он один. Слишком большая пропасть между потомственным аристократом и нищим ремесленником, которому случайно повезло выбиться в люди. И как только Дириани может иметь с ним дело? Магистр из низов — еще несколько десятков лет назад это было бы возмутительным, а сейчас — пожалуйста, никого этим не удивишь.
Поэтому-то граф Дженски, не зная, кто перед ним, и смел так разговаривать. "Но, если он явится еще раз… А он явится: погиб наследник. Так вести себя требовал закон, не менявшийся уже несколько столетий. Пусть он казался несовременным еще во время юности самого Алехандро — более сорока лет тому назад. Это не имело никакого значения. Новшества в высшем свете всегда принимались с трудом. Если он явится, магистр объяснит ему, кто есть кто!
Раздался новый стук в дверь — на пороге появился Дорин…
— Элен, может, хватит себя изводить, — Пирсон подошел ко мне сзади и обнял. Я положила голову на его плечо.
— Ты что-то нашел?
— Ты думаешь только о работе. Так нельзя.
— Пирсон, — я посмотрела на человека возле себя, своим усталыми, мечтающими о сне, глазами. — Это очень важно!
Однокурсник покачал головой:
— Если это действительно так… Духи — порождения бездны. Они вырываются в наш мир, когда создаются так называемые дыры. Это происходит под влиянием разнообразных ритуалов, или вызовов. Но мало кто обладает силой достаточной для того, что бы просто вызвать нужного духа. Разве что архимаги. У всех остальных духи потребуют слишком высокую плату — жизнь. И последнее, большое количество смертей притягивает духов. Они не могут сопротивляться подобному зову. Это слишком сложно для них.
— Понятно, — я нервно начала мять пальцы, — неужели это все?
— Извини. А у тебя что?
— Ладно, это ты меня извини. У меня тоже не многое. И знаешь, — я быстро отложила книгу в сторону, — пойдем лучше пройдемся. Ты же сам сказал, что нельзя думать только о работе. Так мы с тобой в зомби скоро превратимся.
"Возможно, это очень глупо, но я не хотела рассказывать Пирсону о том, что искала, и, что нашла. Я не хотела никому рассказывать о том, что я пережила в лесах духов. То, что тогда чуть не произошло со мной, то, что сейчас происходит в городе и то, что совершали кровавые рода свыше двухсот лет тому назад, было похожим одно на другое. И я была замешана в двух случаях с трех".
Только лишь в двух ли?
"А это само по себе было очень подозрительно. Даже для меня. А я ведь знала, что ни в чем не виновата".
— Идем, я знаю отличное место, а с зомби мы пока немного повременим.
— Я собрал вас здесь… — традиционное собрание магистров в полном составе с правящим кругом Ролерна началось вполне обыденно. Все те же фразы, набившие оскомину за несколько столетий (а, что вы хотите — этикет), тот же порядок. Решаемые вопросы ничем не отличались от тех, что задавались раньше, разнообразные решение, никогда не доходящее до споров: маги, прежде всего, хотели сохранить иллюзию спокойствия, что бы ни произошло.
Так было во время войны лилий, о которой вообще забыли упомянуть на одном из таких собраний, из-за чего впоследствии и под влиянием короля Серженса VII пришлось переписывать историю. Сегодня так же поступили и с убийствами в Риане.
Только по окончании совета, магистры смогли уединиться и обсудить насущную проблему.
— Как продвигается дело?
— Сегодня ночью произошло два новых убийства. Первое — один из солдат. Из роты Бельтса. Внешние данные: блондин двадцати трех лет, один из самых сильных человек в отряде. В тот день отпросился со службы, чтобы наведаться к больной матери. Я навещу ее, проверю его слова, — магистр Дорин перевернул очередную страницу. — Кто вторая жертва пока неизвестно.
— Скорее всего, какая-то нищенка, — Алехандро презрительно поджал губы.
— Это еще не доказано. К тому же, нас интересуют все жертвы, а не только избранные, — Дорин как всегда начал затевать спор с Алехандро.
В другой бы раз Дириани с удовольствием посмотрел на это. Его подчиненные были слишком разные, чтобы хоть раз решить дело мирно. Но дальше язвительных фраз дело не заходило. Архимаг не допустил бы этого, прекрасно понимая, насколько для него важны они оба.
Но сегодня было не до наблюдения за "петушиными боями". Барон Войский, граф Риани, лорд Бианим, граф Дженски и многие, многие другие требовали результатов. Король еще не обратил свой взор на убийства в Риане, но и это было возможно и весьма вероятно в свете последних событий!
— Прекратите! Как на счет подозреваемых?
— Граф Дженски подозревает, что это месть его кровных врагов, — первым высказался магистр Алехандро.
Слушая его, Дорин поморщился:
— А как быть с остальными жертвами? Совпадение?
— Убийца Риста Дженски мог подражать другому убийце, чтобы запутать следы. Я проверю это.
Архимаг кивнул и посмотрел на второго магистра:
— А ты будешь рассматривать идею о ритуале?
— Нет, магистр, меня что-то беспокоит в этом деле. Какой жрец будет выбирать для приношения в жертву храброго солдата, проявившего себя в бою, мельника, работающего за троих? Они могли дать отпор. Не легче ли, убить чахоточную барышню, или ребенка. Да и внешность убитых, к тому же. Погибшие были очень красивыми людьми. Я хочу проверить другие версии.
— А как же похожесть убийств с ритуалом в замке Саада семилетней давности? И с более ранними вызовами демонов?
— Способ убийства схожий: измывательства над жертвами, а потом короткий удар. Но семь лет назад убивали детей. Знаю, это зависит от демона, которого хотят призвать. Но все рано что-то тут не так.
— Хорошо, рассмотри, какие еще могут быть варианты. Версией с ритуалами займусь я сам.
Магистр Алехандро первым кивнул архимагу и вышел из кабинета. Дорин хотел последовать за своим коллегой, но Дириани остановил его:
— Есть еще кое-что. Ты прав жертвы умели хорошо защищаться и наверняка так и поступали. Но их все равно убили. Никто не спасся от убийцы, или убийц. Проверь наших учеников. Старших курсов сейчас нет, а вот первокурсники…
— Но они же еще ничего не умеют. И, если бы не изменили программу, не умели б еще долго.
— Знаю, но они могли что-то уметь еще до поступления, — архимаг помолчал, — и помни, этот разговор только между нами. Мне не нужны проблемы с влиятельными родами. Можешь, идти.
Магистр Дорин задумчиво кивнул и оставил Дириани одного.
В этот момент молодой маг как раз вспоминал седьмой день магии, когда двое новичков держались против магистра.
Глава 17
Я снова гуляла с Пирсоном по парку. Моего спутника почему-то больше всего привлекали темные уголки. Поначалу я пыталась что-то изменить, но скоро окончательно забыла, что вчера пережила в одном из них не самые прекрасные минуты. Тогда я была здесь одна. К тому же на несколько часов позднее. "А кому не будет страшно бродить ночью в одиночестве по парку?"
Так что, я окончательно решила, что взгляд в спину мне привиделся. А интуиция… Ну, мало ли. Еще на первых парах по защите нас учили, что маги должны доверять своей интуиции, так, как она от природы развита у нас гораздо сильнее, чем у остальных людей. Но сейчас думать об этом не хотелось.
"Потом, все потом".
К несчастью, об убийствах в городе, о ритуалах крови, про которые я все-таки нашла пару строк в книгах (не много, правда, но для начала и это хорошо), об одержимости… Я не могла забыть, отложить до лучших времен.
Я постоянно отвечала невпопад на вопросы, и Пирсон даже начал что-то подозревать. Но я снова попыталась изобразить интерес, а потом в самом деле увлеклась. Вот только времени оставалось мало. Нужно было переходить к тому, ради чего я действительно затевала эту прогулку…
— Жаль, что выход в город закрыт. Мне хотелось бы там побывать, а то я его совсем не знаю. Наверняка еще не раз буду блуждать по нему.
— Я бы не прочь тебе помочь получше узнать Риан. Был там не один раз, но нельзя.
Я вздохнула:
— А возможно как-то обмануть охранника?
Я-то знаю, что можно, и знаю, как: пройти там, где я вышла в прошлый раз. Но, что я буду делать в городе в одиночестве? А спрашивать прямо, не прогуляешься ли ты туда со мной, не хочу, пока не выясню твое отношение к таким отлучкам.
— Как? — Пирсон от удивления даже остановился. — Здесь даже заклятие невидимости не поможет. У него ведь амулет — предосторожность от старшекурсников.
— Подожди, но зачем он ему. Раньше-то спокойно можно было выходить. А сейчас старшекурсников нет.
— Ночью и раньше выходить было запрещено.
Мы прошли еще несколько шагов. Я снова погрузилась в свои мысли, но не хотела, чтобы Пирсон это заметил. Вот и спросила.
— Откуда ты все это знаешь? — ответ на вопрос меня, в общем-то, не интересовал, но, когда его не последовало, я заинтересовалась и заглянула спутнику в глаза. — Так откуда?
Лицо Пирсона оставалось безразличным. Он, казалось, тоже ушел в себя. Но я не успела ничего добавить: парень мотнул головой:
— Брат здесь учился. Он и рассказывал.
— Надо же. Неужели у всех твоих родственников есть магические силы?
— Что-то вроде этого, — Пирсон перестал улыбаться. Да и прогулка ему, видно, разонравилась. — Кстати, если придумаешь, как выйти в город, не забудь позвать меня с собой.
— Договорились, — я заговорщически подмигнула. — А, знаешь… — но договорить мне не удалось.
Пирсон взглянул на небо — солнце уже садилось. Было все еще светло. Но нужно было спешить: приближалось время ужина. Спутник, будто прочитав мои мысли, проговорил, — идем, я провожу тебя до столовой.
— А как же ты?
— Ко мне сегодня брат приезжает. Тот самый, о котором я тебе говорил. Так что, я немного спешу.
— Тогда не волнуйся. Я могу дойти сама.
— Мне так будет спокойней, — безапелляционно заявил спутник.
Мы дошли до столовой и простились у всех на глазах. Запрет на выход в город заставил аристократов посетить это место и попробовать университетскую пищу, чему они были очень не рады.
Пирсон быстро удалялся и скоро вовсе исчез из виду. Тогда я более пристально осмотрела людей вокруг. Взгляд натолкнулся на Лиин. Я подмигнула ей и, убедившись, что других близких знакомых поблизости нет, развернулась и вновь зашла в парк.
"Столовая подождет!"
Дорогу к проходу в стене я приблизительно помнила и быстро зашагала туда. Я не думала, что мое присутствие в городе, может как-то помешать убийце, хотя и надеялась на это. Но я хотела проверить, не Лиин ли все это делает.
Спрашивая у Пирсона, можно ли обмануть охранника, я преследовала две цели. Во-первых, хотела заручиться его поддержкой (я сделаю это завтра) и пойти в город с ним, а во-вторых, узнать, нет ли другого выхода из Университета.
Конечно, мужчина мог и не знать о нем, но это лучше, чем ничего.
В нескольких шагах от прохода у меня вновь появилось ощущение взгляда в спину. Но я ограничилась тем, что поставила щит. С каждым днем он получался у меня все лучше. Сейчас на него ушло не больше нескольких секунд.
Наконец я была на месте. В последний момент остановилась, услышав шорох в кустах, но потом отбросила все сомнения и нехорошие предчувствие.
Я не могла отступиться! Нужно было идти вперед.
— У нас проблемы. Кажется, Элен начала что-то подозревать.
— Что?! Ты понимаешь, как это опасно для нас?
— Она здесь никто. Это будет ее слово против нашего. Мы в безопасности.
— О какой безопасности ты говоришь? Я с самого начала говорила, что ничем хорошим это не закончиться. Элен должна умереть, она вообще должна была умереть в тот момент, когда увидела тело. Но на тебя снизошло человеколюбие. Или, быть может, ты, в самом деле, влюбился?
Послышался звук пощечины, а вслед за ней рык.
— Не говори ерунды, там появился кто-то еще. А, если бы Университет в одночасье лишился бы троих студентов, мы бы так легко не отделались.
— Ладно, хватит оправдываться. Нам уже пора.
— Сегодня идите без меня. Появились кое-какие дела…
Фред бесцельно поглядывал в окно, когда заметил Элен. Девушка как-то странно смотрела на людей вокруг. Она вроде кого-то искала и одновременно не хотела находить. Потом мнимая маркиза быстро пошла в сторону парка.
Фред резко встал, на миг забыв о людях вокруг. Кто-то другой, вероятно, поплатился бы за неуважение к приближающемуся Войскому, но на Фреда многие правила не распространялись. Анри только поморщился, вспоминая утренею перепалку, неуважение, проявленное сейчас. И посторонился, мечтая о мести. Когда спина Фреда окончательно исчезла за дверью, он кое-что придумал.
"И так он сможет отомстить не только этому парню, но и главной виновнице…"
Фреду было не до Анри. Он медленно направился за Элен, стараясь одновременно, и не потерять ее из виду, и не попасться ей на глаза. Мужчина не забыл, что девушка собиралась помочь подруге. А ведь лучше всего помочь ей, найдя настоящего убийцу. Если, конечно… Джахал, если она действительно решила сделать что-то опасное… Он ее сам придушит.
С каждым шагом они заходили все дальше. Фред уже начал думать, не назначила ли Элен кому-нибудь свидание. Вот смешно он будет выглядеть!
Но что-то мешало повернуть назад, выбросить Элен из головы и зажить своей собственной жизнью.
Старания мужчины были вознаграждены в полной мере. Элен дошла до стены, а потом прошла сквозь нее. Фред подошел ближе и с удивлением заметил проход в ней. Он был похож на стекло, и рассмотреть его можно было, только подойдя совсем близко.
Портал. Магия! "Но откуда Элен знает об этом месте? Да, какая разница, главное, что он оказался прав. Девушка влезла во что-то опасное!"
Мужчина вышел в город следом, даже не задумываясь о том, что будет, если его заметят…
Магистр Дорин зашел к Амелии Денски.
— Простите, если я помешал вам, но мне нужно поговорить о вашем сыне.
Немолодая женщина слабо кивнула, пропуская гостя в дом. На вид ей было лет пятьдесят, хотя на самом деле, магистр знал об этом из документов, "любезно" предоставленных стражей, женщине было тридцать восемь. Толи ее подкосило страшное известие, толи дело было в болезни, ради которой ее сын и отпросился со службы в роковой для него вечер. А возможно, и все вместе.
— Чем я могу вам помочь? — Амелия предложила магистру присесть и сама села напротив него.
— Расскажите о своем сыне. Это может помочь в поисках его убийцы.
— Джеф… — лицо Амелии на миг смягчилось, — он замечательный мальчик. Всегда мне помогал, не то, что другие дети, — женщина все-таки не сдержалась и расплакалась. Дорин не стал ее утешать, понимая, что так она быстрее успокоится. И не прогадал. Амелия вскоре продолжила, — простите, я до сих пор не могу придти в себя после его смерти. И, наверное, уже не приду. Сколько там мне осталось… Главное только Джефа похоронить.
— Прекратите, вам станет легче после того, как мы найдем убийцу. Расскажите о вашей вчерашней встрече.
— Но я вчера не видела сына. Он уже неделю ко мне не заходил, — Амелия нахмурилась.
— Капитан Бельтс сказал, что Джеф отпросился вчера, чтобы зайти к вам, проверить, как вы.
— Милый мальчик, — с глаз Амелии вновь покатились слезы — он, наверное, не успел дойти до меня. И почему он решил навестить меня именно вчера? Если бы не это, может быть и жив остался, если бы…
— Джеф сказал, что вы сами просили зайти к вам, потому что болеете.
— Да нет, вы, наверное, ошиблись. Я не просила сына ни о чем таком. Я вполне здорова.
— Вы уверены? — Дорин нахмурился, — куда же он мог пойти?
— Наверное, к подруге. Джеф рассказывал, что познакомился с очаровательной девушкой. Она, кстати, у вас в Университете учится. Джеф обещал меня с ней познакомить, — женщина судорожно вздохнула и поднесла платок к глазам.
— Как зовут эту девушку? — Дорин сосредоточился, понимая, что сейчас узнает что-то важное. Даже если магистр Дириани не прав, все равно было важно узнать, кто это. А уж если прав…
— Зовут… — Амелия замолчала. — Джеф говорил мне, но, боюсь… Я не помню, простите.
— Не волнуйтесь. Это не проблема. Сидите спокойно… — Дорин закрыл глаза.
Магистр, в отличие от своих студентов, умел читать мысли и на расстоянии от объекта…
— У меня есть к тебе разговор, — сильная рука оттолкнула собеседницу к стене — зачем ты это сделала?
— Что сделала? Боюсь, я тебя не понимаю.
— Не прикидывайся. Я об этом солдафоне, с которым ты гуляла. Неужели уже забыла?
— А что с ним?
— Он мертв. Только не делай вид, будто не в курсе.
— Но я действительно…
— Если еще хоть раз… Зачем он тебе вообще понадобился, тебе мало наших вылазок? Так вот, если еще хоть раз… Я от тебя мертвого места не оставлю. И убийца будет найден. Ты ведь наверняка наследила. Весь город будет праздновать победу над монстром. Больше никто им будет не нужен. Даже я.
— Обо мне никто ничего не знает. А, почему я это сделала, тебя не касается. И не смей мне угрожать. Иначе я тоже хорошо поцарапаю тебя своими коготками…
Я прошла сквозь проем и вновь оказалась в городе. От предчувствий захватывало дух, дрожали руки, липкий пот струился по лбу. Но я пыталась успокоиться, прийти в себя. Для осуществления моего плана мне надо было оставаться совершенно невозмутимой, что бы ни произошло.
Для начала нужно было отыскать место, где я могла бы наблюдать за проходом, оставаясь незамеченной. А потом и проследить, не выйдет ли оттуда Лиин. И, если она это сделает, не выдать своего присутствия и пройти весь путь за ней, до конца.
К счастью, вокруг было столько закоулков (не иначе это окраина города — в прошлый раз я как-то не обратила внимания на подобное), что это не вызывало трудностей. Проход и сам размещался в одном из них. Я зашла в соседний и затаилась, то и дело, поглядывая на темную улицу.
На самом деле было не так поздно. Солнце еще окончательно не село, но здесь была такая грязь, бесконечная паутина, сажа, да и привычных на территории Университета фонарей не наблюдалось, что казалось, будто на дворе поздняя ночь.
Где-то поблизости раздались шаги. Сердце заколотило, дыхание сбилось, как от бега, а руки задрожали еще больше от предвкушения. Я выглянула наружу, следя за соседним проемом, но там никто не показался.
"Наверное, показалось".
Я вздохнула свободно. Потом раздался скрип. Снова струхнула.
"Если я каждую минуту буду так вздрагивать, я же поседею прямо сегодня!"
План, казавшийся блестящим еще совсем недавно, внезапно перестал быть таковым.
— Что ты здесь делаешь? — за моей спиной раздался резкий голос.
Я вздрогнула и начала поворачиваться назад…
— Фред, это ты?! — я была настолько сильно удивлена, что даже не подумала понизить голос, или придумать вероятную причину своего присутствия здесь. — Но, почему?
— Что, почему? Зачем я здесь? Ты знаешь, меня волнует то же самое, — Фред прислонился руками о стену по обе стороны от меня, отрезая пути к отступлению. — Не хочешь объяснить, почему я вместо того, чтобы заниматься своими делами должен следить за кем-то?
— Так ты следил за мной? — пришло облегчение: "Это не он!" Теперь самым важным мне казалось то, что убийца не Фред, если он не лжет… "Нет, не думать!"
— Конечно же, как бы иначе я здесь оказался. — Фред оказался еще ближе ко мне. — А теперь не хочешь ответить на мои вопросы: зачем ты здесь? Откуда ты узнала об этом проходе? Ручаюсь, магистры о нем не знают, иначе не оставили бы без внимания, закрывая основные ворота. И последнее, ты сказала кому-нибудь, кроме своей очаровательной подружки, где надо будет искать твое тело?
— Лиин… Подожди, тело? — я напряглась.
— А ты думала, что с тобой ничего не может случиться? — Фред посмотрел мне прямо в глаза, и мысли о том, что со стороны Фреда мне что-то угрожает, отошли в прошлое. Это был не тот взгляд, и не тот человек…
— Лиин не знает, что я задумала. Никто не знает.
— Еще лучше, — Фред покачал головой и, кажется, начал приходить в себя. Его тело все еще было напряжено до предела. Я чувствовала, как под рубашкой натягиваются мышцы, осознавала, что я начинаю снова дрожать. На этот раз не от страха… Голос мужчины теперь звучал спокойно. — Ты вообще, думаешь, что делаешь?
— Я хочу помочь Лиин, но… А вдруг это действительно она? Я должна выяснить. И сейчас хотела только узнать, не она ли это. Я видела тело одной из жертв. Кто бы это не сделал, он не заслуживает снисхождения. А Лиин грозит только уход из Университета.
— Тебе не приходило в голову, что убийцей может быть кто-то другой из нашего же Университета? И сейчас именно он выйдет из портала. Этот кто-то сможет легко вывести тебя на чистую воду.
Я нахмурилась, только сейчас осознавая, что подобное не пришло мне в голову. Магистры закрыли выход. Может они заботились не о нашей безопасности, а о безопасности горожан? С Лиин я еще могла справиться. Она выглядит слабее меня, да и по магическому потенциалу уступает. У нее не так часто получается то, что с легкостью делаю я. А вот если это какой-то другой ученик, знающий и умеющий больше, или даже кто-то из магистров…
— Кто еще знает об этом выходе? — голос Фреда вырвал меня из раздумий.
— Откуда я могу знать. Я сама только позавчера его нашла, когда убегала от Анри с Ристом. Только если Анри. Точно, — я щелкнула пальцами, — по парку парни должны были бежать вместе, а разделились они только потом — уже в городе. Риста убили, а Анри… — я недоговорила, потому что Фред зажал мне рот ладонью и уставился на что-то позади меня.
Я оглянулась и оцепенела: из проема выпрыгнули две огромные тени. Я не успела рассмотреть ничего больше так, как Фред потянул меня назад за выступ и крепко прижал к себе. Я чувствовала сполохи силы вокруг, видела горящие глаза мужчины напротив. И за какую-то секунду меня накрыло щитом, отрезая от окружающего мира. Это был совершенно не тот щит, которому нас учил магистр Алехандро. Где-то глубоко в подсознании мелькнула мысль, узнать у Фреда, что делает этот. Но я знала, что это будет потом. А сейчас я боялась пошевелиться, чувствуя, что за спиной тени остановились и внимательно прислушиваются к тому, что происходит в десяти сигах от них.
Только бы они не заметили, только бы… Снова пришел страх. И будь я в одиночестве, то не смогла бы ему сопротивляться. А так я хотя бы пыталась. Но сердце все равно колотило как сумасшедшее, и мне казалось, что именно его стук мешает теням уйти. Они слышат его. Но еще я знала, что не успокоюсь, пока не узнаю, кто там, не увижу их хотя бы на долю секунды.
Я посмотрела Фреду в глаза, заставляя его сделать то же самое: я — это ты, ты — это я. Дай мне увидеть… И резко закрыла их, чтобы прочесть его мысли, увидеть то, что видит он.
На улице стояли, прислушиваясь двое диких животных. Неестественно огромные, из-за сумерек кажущийся почти черным, волк и снежно-белая рысь. Многоликие… Оборотни…
— Магистр Алехандро, можно войти, — стук в дверь и голос позади нее оторвали магистра от написания письма графу Дженски.
Аристократ ошибся, обвиняя в убийстве сына кровных врагов. Среди первокурсников не было представителей от этих людей. Были двое на третьем курсе. Но они еще не вернулись в Риан. Магистр вызвал весь третий и четвертый курс для патрулирования. Некоторые из них приехали уже сегодня, но основная масса обещала быть только завтра, в том числе и эти двое.
Магическая проверка подтвердила это. Алехандро взял в кольцо поисков весь Риан, а выйти из города убийца или убийцы не могли. Одновременно с запретом выхода из Университета, магистр Дириани запретил выход из самого Риана. Так что, преступник оставался в городе, как в ловушке.
Конечно, запрет не касался высшей аристократии, которая уже сегодня днем собиралась вместе с магистрами на совет в замке герцога Валлийского — в пяти милях от Риана. Но среди них не было названых фамилий, стража за этим следила по личному приказу Алехандро и определенно не могла никого проглядеть. Людей такого ранга слушались, а приказы выполняли, не задумываясь.
Теперь следовало сообщить графу о результатах и настоятельно попросить больше не вмешиваться в ход дела. Когда оставалось дописать только последние слова, магистру и помешали. Алехандро с досадой положил перо в чернильницу и пригласил посетителя к себе.
На пороге появился первокурсник:
— Приветствую вас, магистр. Я — барон Анриан Войский, хотел бы сообщить некоторые, неизвестные вам, подробности о смерти моего друга и однокурсника — графа Риста Джинкого, — студент начал очень официально, как будто заранее готовя рассказ.
Магистр ничем не выказал своего удивления и, молча, предложил гостю присесть:
— Начинайте!
— Позавчера мы видели, как одна из учениц — некая Элен, после того как запретили покидать территорию Университета, вышла в город. Она это сделала с помощью портала в западной части парка. Мы с Ристом поспешили за ней, чтобы дать ей понять, что она совершает ошибку, но она сильно опередила нас. И нам пришлось разделиться. Я не видел больше ни Элен ни Риста, но слышал чей-то крик. Судя по всему, это был крик друга. Я поспешил ему на помощь, но не смог его найти. Мне пришлось вернуться в Университет, и надеяться, что крик мне почудился, или, что это был вовсе не Рист. Но друг так и не вернулся. Утром мне сообщили, что он погиб. Я хотел добиться объяснений от Элен, не желая выдавать ее поначалу. Но девушка рассмеялась мне в лицо, не сказав ничего. И я понял, что тянуть больше нельзя.
За время разговора лицо магистра так и не поменяло выражения, хотя его эмоции бушевали вовсю.
"Хорошо, что Дорина нет на месте, теперь вся слава достанется ему. Давно пора было поставить этого заносчивого магистра, слишком много берущего на себя, на место".
— Что за Элен?
— О… она предпочла учиться инкогнито. Так что, я не знаю, с какого она рода. Эта девушка из моей группы. Из пятой.
Магистр, наконец, смог позволить себе улыбку. Все складывалось как нельзя лучше. Алехандро уже понял, о ком говорит Анриан. На Элен у него самого был даже не зуб, а клык. Она ведь была именно тем человеком, из-за которого магистр столкнулся с Дорином. Он — Алехандро, оказался прав: девчонке было не место среди их учеников.
— Да не из какого, она не рода. Простая горожанка, — магистр презрительно скривил лицо. — Возможно, даже нищенка в прошлом. Ты не знаешь, где она сейчас?
— Наверное, у себя. Я могу проводить вас, — Анри поднялся.
— Ну, что ж, — магистр тоже встал, порадовавшись, что не успел отправить письма графу. "Он это сделает, когда убийца окажется под замком", — на каком этаже она живет?
— На десятом, — ответ Анри последовал мгновенно, что что-то означало. Но Алехандро не стал об этом задумываться и за какую-то долю секунды перенес их с Войским на нужное место. А, услышав, номер необходимой комнаты, постучал в нее. И, не дожидаясь приглашения, первым зашел в середину.
В комнате он увидел довольно неожиданную картину: на кресле сидела заплаканная девушка, а возле окна стояла женщина с каменным выражением лица, которая безо всякого сожаления смотрела на сидящую. Когда отворилась дверь, она перевела взгляд на входивших людей.
— Кто вы? Чем мы можем вам помочь?
— Магистр Алехандро, — мужчина поклонился, после него также поступил Анри. От женщины веяло древними корнями, и она требовала к себе хотя бы вежливости, — мы ищем некую Элен.
— Я думаю, это подождет. Я бы хотела рассказать магистру Дириани об убийствах в городе и о том, кто их совершает, но раз здесь вы…
Магистр нетерпеливо покачал головой:
— Нам уже известно, что убийца Элен. Не думаю, что вы сообщите нам что-то новое.
— Я говорю о своей племяннице Лиин, — аристократка показала рукой на плачущую девушку…
Графиня Бельта собиралась, как и обещала, поехать к лорду Бианиму и все рассказать об его внучке. Но возникло непредвиденное препятствие в виде стражников, никого не выпускающих из города. Въехать в город мог каждый, а вот выехать только единицы. И графиня к ним не относилась. Ограничение обещали снять к концу расследования дерзких убийств. А пока даже почтовые кареты не могли покинуть Риан.
Да и не могла графиня доверить бумаге сведения о Лиин. Неизвестно ведь кто прочтет. Маги могли мысленно передавать сообщения на большие расстояния. Но сейчас цены на подобные услуги резко взлетели, и аристократке было просто жаль денег.
Графиня оказалась в странной ситуации: ей не разрешат уехать, пока убийца не будет найден. А его не найдут до тех пор, пока лорд Бианим не образумит свою внучку. Аристократка долго искала выход из заколдованного круга и, в конце концов, не придумала ничего лучше, как рассказать обо всем магистрам.
Для начала она зашла к самой Лиин: объявить о своем решение, а потом собралась навестить директора Университета — магистра Дириани, но сейчас ей представился шанс рассказать обо всем сразу же. И она не хотела его упускать.
— Прошу вас, присядьте. Нам предстоит долгий разговор. Дело в том, что Лиин одержима…
Фред резко отпустил меня и отошел на несколько шагов. По его лбу стекала капля пота. В глазах стояла тревога. Но они перестали светиться. Щита на нас уже не было
— Оборотни ушли? — мой голос прозвучал неестественно тихо. Но Фред прекрасного его расслышал.
— Да. Ты была права Лиин не убийца. Если, конечно она не проводит каждую ночь по несколько часов на улице?
— Нет, — только через несколько секунд, когда Фред тряхнул меня за руку, до меня дошло, что это был вопрос. — Лиин ложиться раньше меня. Это я могу полночи не спать, так что, заметила бы. Она только раз легла позже меня, но это исключение.
— Мы должны найти магистров и все им рассказать.
Я покачала головой:
— Мы ведь не знаем, кто. Каждый может оказаться многоликим.
— Можно вернуться на территорию Университета и проследить оттуда за порталом. Они ведь не пойдут к себе в звериных личинах. И мы сможем узнать, кто они, — Фред потянул меня к проходу.
— Но тогда они совершат еще одно убийство, — я не двигалась с места с мольбой в глазах, смотря на Фреда.
— Пожертвовать малым, чтобы выиграть войну, — Фред скрипнул зубами. — Если с тобой что-то случится, я себе этого не прощу.
— А я себе не прощу, если не попытаюсь что-нибудь сделать! Мы будем очень осторожными.
Наши глаза на мгновения встретились, Фред резко взмахнул головой, отгоняя от себя мои воспоминания об одной из жертв многоликих.
— Я попробую их найти.
Дорин простился с Амелией Денски и медленно направился к Университету. У него было имя. Достаточно редкое, но не настолько, чтобы среди сотни первокурсников, оказалась только одна девушка, носившая его. Круг поисков, конечно, сузится, но доказательств то, нет. Если верить словам матери Джефа, Дорин верил, но за остальных магистров не ручался, ее сын встречался с девушкой по имени Берта. Но ведь то, что она встречалась с ним, еще не значит, что она убила его.
Само по себе это было подозрительно: обычно студенты не пытались завязать романы с кем-то не из Университета. Часто считали себя выше обычных людей, но мало ли, что могло случиться: любовь, страсть… Да и за то время, что Дорин закончил учебу, могло многое измениться. Прошло целых шесть лет. Магистр поморщился: "Но это вряд ли!"
Фред открыл глаза:
— Ты хорошо знаешь эту часть города?
— Я не знаю города вообще, — я растеряно покачала головой. — А ты?
— Нет, я бы не спрашивал. Ладно, нам туда, — Фред рукой показал направление, — будем надеяться, что это не ловушка. Но сейчас они двигаются очень медленно. Нужно быть осторожными.
Я кивнула, и мы побежали вперед, не разжимая рук. Через несколько минут пришлось остановиться. Мы стояли на перекрестке, и Фред снова закрыл, чтобы понять, куда нам нужно повернуть.
— Туда. Они снова начали быстро отдаляться. Наверное, не хотят привлекать внимание к порталу. И охотятся в другом месте.
Я согласно кивнула и снова побежала. Пока мы стояли возле прохода, солнце село. На город спустилась тьма. Все было как тогда, когда я впервые воспользовалась порталом.
"А значит, оставалось совсем немного времени до того, как многоликие снова нападут".
Меня захватил азарт погони: быстрее, быстрее… Иногда мы останавливались, чтобы узнать дорогу, но и в эти моменты я ни о чем не задумывалась, и только переводила дух. Как-то сразу стало понятно, зачем будущим магам физкультура.
— Подожди, мы отдалились от них. Повернули, наверное, не туда. Сейчас я посмотрю, — Фред закрыл глаза, но, видно, что-то не заладилось. — Джахал, сил не хватает. Не успеваю восстановиться. Как у тебя?
— Полно, бери, — я протянула руку Фреду, ожидая, когда на меня навалится усталость. Так и случилось, но длилось не долго. Внезапно нас окликнул знакомый голос:
— Что здесь происходит?
Фред быстро опустил мою руку и посмотрел куда-то вправо. Я проследила за его взглядом. Магистр Дорин. О нет…
— Я, кажется, задал вопрос, — маг подошел ближе к нам — откуда вы здесь взялись? Как вы прошли через охрану, так же, как и всегда?
— Как всегда? — эхом повторила я. — Нет, дело в том, что…
— Мы только что видели в городе двух оборотней. Волк и рысь.
Магистр нахмурился:
— С чего вы взяли, что я вам поверю?
— Проверьте! — Фред смотрел магистру прямо в глаза, не пытаясь отвести взгляд.
Магистр скрипнул зубами:
— Это займет слишком много времени. Где вы их видели?
Мы переглянулись. За то время, что мы бежали, мы заблудились и теперь не представляли, ни, где мы, ни, откуда пришли.
— Я могу увидеть, где они сейчас находятся, — Фред снова закрыл глаза. Магистр смотрел на него, сузив свои. Потом кивнул, явно увидев что-то, бросил на нас странный взгляд и застыл на несколько секунд.
А потом в глазах потемнело, а пейзаж вокруг изменился. Совсем рядом раздался крик. От неожиданности я вздрогнула и, закрыв глаза, крепче прижалась к Фреду. Его руки обхватили меня, закрывая от окружающего мира, таившего в себе угрозу.
Только через несколько секунд я нашла силы, чтобы обернуться и открыть глаза. Чтобы еще через мгновение снова закрыть их. На этот раз надолго. Везде была кровь, на тротуаре валялись клоки шерсти, а под самим фонарем (здесь они уже были, хотя лучше бы вокруг стояла полная темнота) валялось тело. Оно… В сравнении с ним… Прошлая жертва… Ннаверное, именно на этой мысли я потеряла сознание…
Пришла в себя я в чьих-то объятиях.
Фред.
Было тепло и уютно. Хотелось остаться в них навсегда. Но кто-то начал трясти меня. Пришлось открыть глаза. Сначала немного: страшная картина все еще стояла перед моими глазами. Но сейчас уже все было нормально. Отовсюду престали доноситься крики и дикие, какие-то наполовину звериные визги, от которых еще недавно звенело в ушах.
Теперь мы находились в большем помещении. Передо мной находился небольшой деревянный стол с несколькими стаканами (мой мозг отказывался посчитать их точное количество) и, оббитые красным банджином28, лавки. Скорее всего, мы находились в какой-то таверне.
А мертвые тела, клоки шерсти повсюду, и кровь… кровь… Остались далеко, на улице. Так что, можно было начать уговаривать себя, что все это мне привиделось.
— С тобой все в порядке? — в голосе Фреда слышалось неприкрытое беспокойство.
— Да… Нет… Не знаю… Что со мной случилось?
— Ты упала в обморок, — рядом послышался еще один голос. Я наконец полностью открыла глаза и посмотрела на его владельца. "Магистр Дорин". Выражение его лица мне очень не понравилось, и я начала пытаться встать (не скажу, чтобы очень успешно). — Лежи, у тебя упадок сил, — маг попытался остановить меня, но я не желала подчиняться и снова попыталась подняться (на этот раз у меня получилось).
Магистр подождал, пока я села на лавку рядом с Фредом и начал разговор.
— Итак, у вас не больше десяти минут, чтобы все мне объяснить. Начинайте. Я буду задавать вопросы, если что-то не пойму.
Мы переглянулись. Первое слово досталось мне.
— Все началось с того… С того, что я поссорилась с Анри, и мне пришлось бежать от него…
— Если я правильно понял, — начал магистр, когда мы закончили рассказ. — Вы видели тело, но не сообщили об этом. Более того, убежали от стражи. Потом пробрались в мой кабинет и начали подслушивать разговоры, снова никому не сообщив об услышанном. А под конец решили сами поймать убийц, — маг покачал головой. — Победителей не судят, но, если я еще, хоть раз узнаю, что вы занялись чем-то подобным… — Дорин окинул нас насмешливым взглядом и глубоко вздохнул, — а ведь вы, наверняка, займетесь. Сегодня-то, на ваш взгляд, ничего страшного не произошло. Все обошлось. Гремят фанфары!
— Как обошлось? — я подняла глаза на магистра. — А тот человек на улице? — перед глазами вновь всплыла та картина, которую я увидела, когда магистр Дорин перенес нас к оборотням: окровавленное тело, заплывшее лицо, на котором я видела только один глаз, рука, лежавшая отдельно от… Я задрожала, к горлу подступила тошнота, все силы, как будто, снова ушли.
Фред быстро придвинул к моим рукам один из стаканов:
— Пей!
Я мельком взглянула на бесцветную жидкость и быстро глотнула. Горло обожгло, с глаз покатились слезы. Я быстро замахала руками, чтобы добыть себе побольше воздуха, который внезапно закончился. Но были и плюсы: ужасная картина, стоявшая перед глазами, исчезла.
— Тот человек выжил. Магия, знаешь ли, творит чудеса, — Дорин тоже взял в руки стакан и отпил немного. — Но меня интересует другое: с чего ты решила делиться силой, и как тебе это удалось?
— Я не умею искать что-то, как это делает Фред. Но у него закончились и силы. А я могла помочь.
— Да, это еще один вопрос. Но как ты это сделала? Читала какое-то заклинание, использовала…
Я прервала магистра на полуслове:
— Это произошло само собой. Мы познакомились до того, как поступили в Университет, и как-то я просто почувствовала, что часть моей силы переходит Фреду. Мы тогда…э-э… попали в передрягу, как сегодня.
Магистр поставил стакан на стол и очень странно посмотрел на меня, будто просвечивая каждый кусочек моего тела.
— Ладно, допустим, — маг перевел взгляд на Фреда. — Твоя очередь отвечать. Откуда ты знаешь, как создавать щит безмолвия и осуществлять пространственный поиск? Где ты этому научился?
— У меня в домашней библиотеке было несколько книг о магии, и я их изучал. Пытался попробовать все.
— Хорошо, — маг взял в руки стакан и выпил немного. — Все остальные вопросы потом. Сейчас, чтобы вы не имели проблем, я скажу в Университете, будто просил вас помочь мне. В чем, не буду уточнять. Если спросят у вас, скажете — тайна. В городе вас никто не видел (заклятие невидимости — хорошая штука), так что, вас тут и не было. Все понятно?
Мы синхронно кивнули.
— Тогда идемте обратно. Вам осталось не так много времени для сна. Уже второй час ночи, а от пар вас завтра никто не освобождал, — Дорин устало поднялся. И я отчетливо поняла, что он такой же человек, как и мы. А магистерский балахон не сделал из него надутого павлина, какими мне часто кажутся маги.
— Можно несколько вопросов, — я подняла голову, но не спешила вставать.
— Задашь в дороге, — маг подозвал мальчишку и кинул ему монету. Потом провел рукой по лбу и делал нам с Фредом знак следовать за ним.
— Что с многоликими? Кем они были?
Магистр немного раздраженно махнул головой:
— Ну, вы уже догадались, что ими были двое из наших студентов. Две сестры: Джессика и Берта Лонганы.
Я споткнулась и, если бы Фред не подхватил меня, упала бы на землю.
— Не может быть! Я их знаю. Это веселые, улыбчивые люди. Они не могли…
— Людские личины скрывают многое. Было бы гораздо убедительней, если бы они и выглядели убийцами. Многоликие почти всегда выглядят тихими спокойными людьми. Истинные инстинкты проявляются только в звериных ипостасях, — маг говорил спокойно, как будто читая лекцию.
— Не может быть, не может… — я качала головой из стороны в сторону, с глаз капали слезы. Не то чтобы я не верила магистру, просто горько, когда люди, которых ты знаешь, оказываются совсем иными. Мне было бы легче, если бы убийцами оказались незнакомцы. Не было бы так больно. — Что с ними?
— Они обе погибли. Стража уже забрала их тела (после смерти оборотни вновь становятся людьми). Я очень надеюсь, что вы забудете про то, что рядом с вами учились двое многоликих. Подобная информация плохо скажется на престиже нашего Университета. Официальную версию еще не придумали. Но, я не думаю, что с этим возникнут проблемы.
— Зачем они убивали? — теперь Фред посмотрел на магистра.
— Допросить их, как вы понимаете, не удалось. Но оборотням для того, чтобы контролировать свое звериное "я", нужно убивать. И часто они это делают с особой жестокостью. Сначала играют с жертвой в страшные игры, из которых те просто не могут выйти победителями. А потом наносят смертельный удар. Иначе они не могут. И начнут перекидываться не тогда, когда надо им, а когда наружу выйдет зверь, то есть в любой момент. Вы будете проходить многоликих к концу этого года, или в следующем году, если программу снова изменят. Угроза то исчезла.
— А если среди нас есть еще оборотни? — я даже вздрогнула, когда подобная идея пришла мне в голову.
Пирсон… нет, не верю.
— Магистры проведут проверку. У нас долгая память. Да, портал в город мы закроем, так что, не надейтесь воспользоваться им еще раз. И лучше вообще забудьте о сегодняшнем дне.
— А что будет с Лиин?
Магистр улыбнулся:
— Об этом не волнуйся. Ворота настроены таким образом, что не пропустили бы человека, одержимого демоном. Да и не справилась бы она с жертвами. Сил бы не хватило.
Маг замолчал. Теперь надолго. Мы как раз подошли к воротам. Увидев Дорина, охранник начал открывать тяжелые створки и пропускать магистра в середину. На нас с Фредом он взглянул только мельком. "Наверняка, забудет, как мы выглядим уже через несколько минут!"
Можно было расслабляться и начинать спать на ходу. Эта ночь была действительно очень тяжелой.
Магистр махнул рукой и направился к себе. А я стояла и смотрела ему вслед. Сил на то, чтобы сделать хотя бы один шаг не было.
— Пошли, я доведу тебя до комнаты, — Фред обнял меня за талию еще сильнее (хотя я и так висела на нем последние шаги), увлекая куда-то в сторону.
— Может, лучше донесешь? — я откинула голову назад и взглянула Фреду в лицо. Первый раз за очень долгое время на нем не было маски.
"Наверное, тоже устал ее носить".
— Я подумаю, — мужчина улыбнулся. А я смотрела, как он радуется, и тоже начинала расплываться в улыбке. Пускай завтра мы снова поссоримся и, возможно, даже перестанем разговаривать друг с другом. Но сейчас он рядом и я счастлива. А все, что будет потом, не имеет значения. Есть только это мгновение, этот миг…
28. Банджин — недорогая ткань.
Глава 18
В комнате меня ждала Лиин. Не смотря на позднее время, она не спала. А, значит, расспросов было не избежать. По радостно-предвкушающему лицу девушки становилось понятно, что ждать до утра она не намерена.
Эх, магистр просил никому не рассказывать о происшедшем, но… Всегда можно сделать исключение! Тем более данная история непосредственно касалась подруги.
— Лиин, со мной сегодня…
Но подруга меня перебила. Как оказалось, она жаждала поделиться своими новостями, не менее увлекательными…
Когда прозвучали последние слова, люди, сидящие в комнате, повели себя по-разному. Лиин еще сильнее залилась слезами, Анри выпучил глаза и отодвинулся подальше (на всякий случай от обеих женщин). Магистр Алехандро просто пристально посмотрел на Лиин. Потом на некоторое время закрыл глаза, не пытаясь вслушиваться в то, что продолжала говорить странная посетительница. В это время он стал похож на каменное изваяние, от которого добиться чего-то попросту невозможно. А еще через несколько секунд маг вновь расслабился, насмешливо покачал головой и открыл глаза.
— Защита в порядке, — буркнул маг себе под нос. Потом произнес более внятно. — Я всегда ценил хорошие шутки. Надеюсь, это была именно она. В любом случае, с вашей племянницей все в порядке. И я повторяю свой вопрос…
— Как это, все в порядке? — графиня Бельта прервала магистра, повысив голос. — Я совершенно определенно знаю, что Лиин одержима и опасна.
— Пожалуйста, успокойтесь, — магистр нетерпеливо передернул плечами, — с вашей родственницей все в порядке. Барьер бы не пропустил никого, если бы он был одержим демоном. Это нонсенс!
Лиин подняла глаза на мага. В них светилась надежда:
— Так, значит, я не…
— Мисс, кого вы слушаете?! Конечно же, нет. И как вы с вашей чрезмерной доверчивостью собираетесь стать магом?! — магистр оборвал себя но полуслове, осознав, что девушка перед ним была не простолюдинкой, а, значит, в любой момент могла показать зубки.
Но Лиин не обратила внимания на грубость, начав светиться с середины. На ее губах заиграла радостная, беззаботная улыбка. За несколько секунд барышня, несущая на хрупких плечах слишком большой груз превратилась в беззаботную девушку, которую ничего не волнует.
Магистр покачал головой, поражаясь этой метаморфозе. И тотчас вспомнил, ради чего собственно пришел:
— Где ваша соседка Элен?
— Элен… — Лиин задумалась, потом побледнела, и отпустила вниз глаза. Магистр нахмурился, понимая, что девушка рядом с ним знает что-то. Но вряд ли скажет правду. А допрашивать аристократку в присутствии ее же родственницы… Да и Войский немного лишний. — Она гуляет по парку с Пирсоном Лонганом, если я не ошибаюсь.
— Ну, что ж, я наведаюсь к Пирсону. Если он не подтвердит ваших слов, я вернусь. Попытайтесь освежить память до этого времени, — Алехандро кивнул и исчез.
Следом за ним поднялся Анри. Последний выглядел очень заинтересованным. Лиин внезапно подумала, что из всех поклонников Элен, этот нравится ей меньше всех. Что-то было в нем порочное. И как Элен этого не замечает?!
"Хотя, может быть, именно этим он ей и нравится".
Порой девушка не понимала свою соседку, вот и сейчас. Но это не мешало им общаться и считать себя подругами.
— Знаешь, я почему-то подозреваю, что Элен ищут по твоей вине. Так что, катись отсюда, — Лиин подошла к двери и сделала приглашающий жест.
— Лиин, как ты можешь? Графиня Бельта поднесла руки к груди, показывая, что таких манер она от племянницы не ожидала.
Но девушка не обратила внимания на возглас родственницы. Она вообще сейчас мечтала только об одном — остаться с графиней наедине и высказать той все, что она о ней думает. И отплатить за те ужасные часы, которые провела по ее милости.
Анри зло усмехнулся, глядя на раскрасневшуюся девушку. Барон уже не помнил, когда его (его!) выгоняли с подобной бесцеремонностью. Уходить без прощального слова было нельзя:
— Желаю тебе придумать к приходу магистра более правдоподобную ложь, — Войский с издевкой поклонился и вышел в коридор. Лиин с шумом захлопнула дверь за ним и повернулась к графине Бельте. Девушке было, что сказать своей родственнице…
Вечер у Лиин тоже оказался необычным. Я была рада слышать, что подруге больше ничего не угрожает. А, значит, мне не придется по несколько часов просиживать в библиотеке на пару со скучнейшими книгами и нарушать правила Университета.
Каюсь, я так и недослушала ее историю до конца, заснув с открытыми глазами (вот, а еще недавно у меня не получалось). Но, что вы хотите от бедного ребенка, который и в прошлую ночь-то почти не спал? А сегодня еще все эти ужасы и потрясения…
Утром Лиин снова проснулась раньше, чем я, и принялась меня будить. К счастью, подруга не очень обиделась на меня за то, что я уснула "на самом интересном месте", по ее словам. Разве что совсем немного.
Чтобы окончательно развеять ее обиду, я согласилась рассказать о том, как сама провела день. Это очень интересовало подругу. Дело было в том, что магистр Алехандро очень скоро вернулся от Пирсона с сообщением, что тот не видел меня уже несколько часов.
Лиин не думала, что до этого дойдет. Она надеялась, что мой поклонник меня прикроет, так что, не успела придумать ничего другого.
— Но я почти уверена, что она с ним, так что…
— Боюсь, Лонган это отрицает. По его словам они расстались еще перед ужином. И с тех пор он ее не видел. Может быть, вы вспомните, где Элен на самом деле?
После долгого молчания Лиин, маг, наконец, улыбнулся. И начал мысленно разговаривать с кем-то.
"Подруга боялась, что Алехандро рассказывает кому-то обо мне. А потом лицо магистра начало краснеть, брови поднялись в воздух, а глаза округлились. Все это исчезло уже через несколько секунд, когда магистр бросил взгляд на Лиин и, скорее всего, наложил на себя иллюзию".
Теперь девушка терялась в догадках, что могло так сильно вывести магистра из себя. Несколько минут я поводила Лиин за нос, а потом согласилась все ей рассказать. Я не знала точно, что именно сообщили магистру, но предположения у меня были, еще и какие!
Магистр Дорин очень устал за последнюю ночь. Но нужно было еще столько всего сделать, что мысли об отдыхе пришлось оставить до более подходящего момента. Кто бы мог подумать, что в ряды студентов магического Университета затесались многоликие. Это было немыслимо и очень страшно. Не хотелось думать, что у них учится еще кто-то, помимо Джессики и Берты, из этого страшного племени. Но сбрасывать такую возможность со счетов, было нельзя. А значит, у магистров будет, чем заняться в ближайшее время.
Это перед учениками Дорин мог разыгрывать спокойствие и уверенность в их завтра. Но не перед самим собой. По внешнему виду нельзя было отделить оборотня от обычного человека. Закрытие портала ничего б не дало, разве что, подставило бы многоликому сотню беспечных первокурсников. Ловля на живца был испытанным годами методом, но ловить оборотня на учеников никто никогда бы не позволил.
Нужно было придумать что-то другое. Но, что именно магистр не представлял. Хорошо, что ученики поверили, будто все под контролем. Но надолго ли? Сегодня они просто были очень усталыми. Элен так точно. А вот Фред… — магистр покачал головой. Странный он какой-то. Они оба необычные люди. Элен способна передавать силу без каких-либо ритуалов. А это было нонсенсом. Хотя… У Дорина было ощущение, что он когда-то давно уже слышал о людях, обладающих такой способностью, но когда и где?
Да и Фред что-то недоговаривал. Почти все книги, посвященные магии, хранились в Университетской библиотеке. Где же парень смог найти другие? Магистр с самого поступления обратил внимание на эту парочку. Но постепенно забыл о своем интересе, погрузившись в рутинные проблемы, а потом и в расследование убийств. Кажется, нужно было вновь вернуться к ним, пока они не влезли во что-то еще. А в том, что это случится, маг не сомневался. Слишком хорошо он помнил себя в их годы.
Перед первой парой магистр Креанир сообщил нам несколько новостей. Первая не заинтересовала почти никого, разве что мы с Лиин переглянулись, да и Фред напрягся, а вот вторая…
— Двух ваших однокурсниц внезапно забрали родители. Граф с графиней решили, что магическая карьера их детям не нужна. И уже нашли девушкам женихов. Теперь Берту и Джессику Лонганов ожидает замужество и дети. И не более того.
Я смотрела на своих однокурсников. И замечала на лицах многих зависть. Теперь, когда выход в город был закрыт, когда нас начали по-настоящему учить, многим захотелось вернуться домой — к легкой беспечной жизни. Пусть и под присмотром родителей, но ведь от них можно сбежать, а вот от магов — нет.
Я снова повернула голову в сторону магистра.
"Чему уж тут завидовать: безымянной могиле где-то на задних аллеях Рианского кладбища, или смерти в мучениях. Да и их родителям не поздоровится!"
Еще одной "новостью" оказалось обезвреживание жестокого убийцы, который вносил ужас в сердца жителей Риана. Им оказался "один простой горожанин, который сошел с ума после смерти своей жены". Теперь людям было нечего бояться. Могущественные маги спасли людей. И спасут в будущем еще не один раз…
Патетика и пустые слова. Я, конечно, не думала, что магистры расскажут всю правду, да и Дорин об этом предупреждал, но все равно было грустно слушать эту "новую" правду…
А потом снова пары: ледяные стрелы, огненные шары, основные принципы работы с зомби. Что-то я записывала, что-то запоминала, устало отложив перо в сторону, что-то вообще прослушивала. Жизнь, казалось, вернулась на круги своя. Но меня это не радовало. Вчера Фред почти донес меня до двери. Коснувшись на прощание губами.
— Больше ты никого не собираешься "спасать" рискуя своей жизнью?
— Ты знаешь, — я наморщила носик, — мне не очень понравилось та часть, когда я лежала в обмороке. Зато я в городе побывала!
Фред усмехнулся и поправил мне прическу, задержавшись на несколько минут на моем затылке. От чего наши лица оказались очень близко друг от друга. Опасно близко, если вспомнить в какой жар меня бросает, когда я нахожусь рядом с этим мужчиной.
— До завтра, — голос Фреда на этот раз был хриплым. Он легко коснулся моих губ и поспешил вниз по лестнице…
Я думала, что-то изменилось.
В тех романах, что любит читать Лиин, опасность обычно сближает героев. И потом они уже не могут друг без друга. Но в жизни все было намного прозаичней. Фред снова не обращал на меня ни малейшего внимания, как я не пыталась поймать хотя бы его взгляд. Дошло до того, что Лиин начала смотреть на меня с жалостью. А вытерпеть подобное у меня уже сил не было.
— Ты не знаешь, где Пирсон? — дождавшись конца пар, спросила я у Лиин, но подружка безразлично пожала плечами. Сейчас ее интересовала моя история, а не мой очередной поклонник.
Сразу же после окончания пар Лиин потащила меня в столовую. Там мы собирались совместить обед с моим рассказом. Сегодня магистры разрешили студентам выходить из города. И большинство сокурсников воспользовалось подобным предложением. Так что, сейчас столовая была почти пустая, и мы могли не бояться лишних ушей…
— Да, а я считала, что это у меня был вечер веселый, а это оказывается у тебя… — Лиин восхищенно покачала головой после того, как я пересказала ей вчерашние события. — И, знаешь, я очень благодарна тебе за то, что ты захотела мне помочь. Никогда не забуду.
— Брось! — я лишь отмахнулась от подруги. — Я не могла иначе. А сейчас… Лиин, ты не обидишься, если я тебя оставлю? Хочу найти Пирсона. Помочь ему, в случае чего. Это ведь его кузины оказались убийцами, даже не верится.
Глаза Лиин загорелись:
— Я уверена, ты поможешь ему забыть об этом. Только, — подруга окинула меня взглядом, — так идти нельзя. Но я знаю, как можно, — девушка подскочила с места и начала поднимать и меня.
— Прекрати. Я же не на свидание собираюсь.
— Совместим! К тому же, я узнала, где Пирсон и я расскажу тебе об этом, если ты согласишься — Лиин улыбнулась еще шире. Потом, на мгновение забыв свою роль, добавила, — Элен, это единственное, что я могу для тебя сделать, чтобы извиниться за те нелепые обвинения и поблагодарить за помощь.
Я махнула рукой:
— Делай все, что хочешь. Только ответь еще на несколько вопросов. Ты ведь не одержима. А я тебя не шантажирую… Что все-таки произошло в замке Саада?
Маги уже давно следили за тем, что происходит в замке Саада. Они заметили, что после того, как его посещает определенный круг людей, в окрестностях исчезают дети. Сначала крики крестьян не принимали всерьез, но когда исчез сын посла Зарии, который вышел из кареты на несколько минут, пришла пора действовать. Скандал мог привести к катастрофе: разрыву договора между дружественными странами и даже к объявлению войны. Нужно было найти убийцу как можно скорее. Маги сделали все возможное и остановили заговорщиков в последний момент…
…Пятьдесят солдат во главе с тремя магами ворвались в подвал. Они едва не опоздали. Над головами взывающих летал демон, но он еще не собрал достаточно сил, и маги могли одолеть его.
— Призрачная плеть, давай, я добавлю огня. Быстрее, отдали его от алтаря. Тела дают ему силы.
— Не хватает времени. Еще немного и…
— Открываю портал…
— Посмотрите, девочка все еще жива, но без сознания.
— Забирай ее с собой, — маг пристально взглянул на ребенка, — с ней все в порядке. Возможно, она сможет рассказать нам, почему у этого демона не было сил…
Маг, который спас Лиин от демона, и чьего имени она так и не узнала, ошибся. Когда лорд Бианим узнал, что случилось с его внучкой, он употребил все свое влияние, да и деньги немалые, чтобы оградить девочку от того, что с ней произошло. И от тех людей, которые могли напомнить ей об этой страшной страницы из ее жизни.
Он увез внучку к родственнице в соседнюю страну, чтобы новые впечатления заслонили старые. Лорд считал, что там она будет счастлива, найдет свою любовь и позабудет Киринею, но он ошибся, да и за семь лет многое изменилось. Аристократ постарел. Он боялся, что может умереть в любой момент. Потому-то, и решил отправить Лиин в Университет Магии. Там она смогла бы научиться защищаться. Да и проблемы с наследством исчезли бы.
Богатство лорда Бианима во многом зависело от его собственных поступков. И он боялся, что Лиин не сумеет принять правильное решение, а ее будущие соседи и компаньоны воспользуются этим.
Но к магам совсем другое отношение. Им не лгут, над ними не смеются. Лиин должна стать магом!
— Это не самая хорошая история, — подруга покачала головой. — Но я обещаю, что расскажу тебе… потом. Ты идешь на встречу со своим кавалером и должна быть счастлива, а не переживать за меня…
Через час я с трудом узнавала себя в открытом красном платье с распущенными и завитыми волосами. Сейчас я выглядела гораздо старше, опытнее, раскованнее. Только от украшений наотрез отказалась. Впрочем, Лиин не особо настаивала. По ее словам, к этому платью ничего особо не подходило. Но, если я действительно хочу…
Я не хотела. На этом мы и сговорились. Я глубоко вздохнула и сделала первый шаг.
У однокурсника — друга Пирсона, Лиин узнала, что Лонган сразу же после пар отправился в город. И даже узнала адрес его дома — восьмая Прибрежная. Мне это ни о чем не сказало, но я решила у выяснить более подробно у прохожих. Наверняка, кто-нибудь знает, как туда пройти.
С этим действительно не возникло проблем. Третий по счету человек объяснил мне, как пройти. И я отправилась вперед, предвкушая, как обрадуется Пирстон моему появлению, и какой замечательный вечер мы с ним проведем. Охранник на входе в Университет предупредил, что вернуться нужно до десяти, когда закрываются ворота. В противном случае придется провести ночь в городе. А к себе попасть только утром. Ну, и понятное дело, об этом будет сообщено магистрам. А они очень не любят, когда нарушают правила. Но времени еще было много. Сейчас шел только шестой час. И все складывалось великолепно.
Нужную улицу я отыскала приблизительно через полчаса. Мне хорошо объяснили, где она находиться. Но добираться туда пришлось довольно долго. Я снова отдалялась от центра Риана, и некоторое время пришлось потратить на то, чтобы пройти квартал с трущобами. Прибрежная улица находилась недалеко от морского берега, что явно можно было понять из ее названия. Увидев нужную вывеску, я не стала спешить к Пирсону, а сначала постояла на берегу, вдыхая приятный морской воздух, чувствуя, как маленькие капельки оседают на моем платье и голом теле.
Приятным было и то, что моя персона произвела фурор среди местного населения. Изысканное платье из ужасно дорогого шелка было уж точно не по карману окружающим людям. Да и блеск в глазах находился в контрасте с усталостью в очах жителей Прибережной. Большинство из которых, продолжало работать и сейчас — поздним вечером. Хорошо, что хоть не поддалась уговорам Лиин и не надела ее украшения. Готова биться об заклад, она что-то придумала, если бы я так сильно не отказывалась от оных.
Наконец, я решила идти дальше. И сделала первый шаг по нужной улице. Домики, выстроенные на ней, были под стать этому месту: маленькие, часто неухоженные и просевшие. Я недоуменно нахмурилась, не понимая, как один из моих однокурсников решился приобрести здесь жилье. Да большинство из них побрезговало бы даже прийти сюда, не то, что поселиться. И мне в голову не могло прийти, что в этом граф Лонган чем-то отличается от этого большинства.
Восьмая Прибрежная оказалась почти в самом конце улицы — возле причала. Этот домик был немного больше, чем остальные. К тому же, на вид нельзя было сказать, что в любую минуту он мог развалиться: крепкие двери с несколькими засовами, второй этаж без балкона, а только с маленькими окошками (что-то вроде бойниц). Меня охватило какое-то странное предчувствие. Захотелось повернуть назад, вернуться в Университет и дождаться Пирсона там. Но я привычно не обратила внимания на интуицию и постучала в дверь…
— Магистр Дорин, можно войти?
— Да, конечно, — мужчина поднял голову от бумаг. — А это вы, магистр Велирн. Как магическая проверка? Осуществили?
— Да. Вы оказались правы. Все убийства были совершены многоликими. Но есть одно "но". В девяти случаях из десяти убийц было трое…
Ждать пришлось довольно долго, но вот в дверном проеме появилась голова Пирсона. Когда он увидел меня, в его глазах отразилось огромное удивление. На какое-то мгновение мужчина даже потерял дар речи. Тогда я решила взять инициативу в свои руки.
— Привет. Я услышала о твоих кузинах и пришла тебя поддержать. Можно пройти?
Пирсон тяжело задышал, но все же пропустил меня в дом.
— Очень рад, что ты пришла навестить меня, — в лице Пирсона появилось небольшое изменение, глаза ярко блеснули, зубы упрямо сжались. Мне даже показалось, что последние слова дались ему очень тяжело. Но парень упрямо переборол себя. — Вот только мне кажется, что твое беспокойство лишнее.
Я отошла немного в сторону от и осмотрелась вокруг. Мое платье вновь смотрелось неуместным. Оно было из другого мира. И здесь для него не было места. Я пожалела, что все-таки одела его. Сейчас моя повседневная одежда подошла бы лучше всего.
— Я просто не хотела оставлять тебя одного. Поэтому и пришла. Да и в истории с твоими родственницами я немного виновата.
За спиной послышался какой-то треск. Я быстро обернулась, но все вроде бы было в норме. Вот только на лице у Лонгана застыла боль. Я закусила губу и подошла ближе.
— Прости меня, — я положила руку Пирсону на скулу, — я не хотела, чтобы все случилось так.
— Чего же ты хотела? — злым голосом прошептал Пирсон, не отдергивая моей руки — чего?! — внезапно заорал он, внушая мне страх. Я быстро убрала руку, понимая, что происходит что-то не то. Что-то очень страшное.
Лицо Пирсона свело судорогой. Он снова очень странно посмотрел на меня, потом дико улыбнулся и из его глаз пропал всякий намек на мысли, эмоции. Остались только неконтролируемые страсти. На скулах начинала расти шерсть. Лицо… Нет, уже не лицо — морда. Начала удлиняться. Руки превращались в лапы, ногти… Передо мной стоял оборотень — один из тех, кто несет смерть.
Я медленно отходила к стене, пока огромный бурый медведь окончательно не стал собой. На моем лице застыли растерянность, страх. Я смотрела на него с мольбой, понимая, что не успею уйти, отпереть три замка, которые Пирсон предусмотрительно запер. Окон на первом этаже не было. Да и те, что были наверху, построили крошечными. Идти было некуда. Я была в ловушке.
Медведь оскалил пасть, его глаза загорелись зеленым светом. Он резко прыгнул на меня. Позади была стена. Двигаться было некуда. Я машинально вскинула руки в безрассудной надежде защититься и неосознано создала щит.
"Вряд ли он мог помочь против оборотня, но не стоять же, безучастно ожидая своей участи!"
Многоликого откинуло в сторону. Я собрала все свои силы, собираясь держаться до конца. Но внезапно вновь началась трансформация. В следующее мгновение на пол упал уже Пирсон. Он так и лежал несколько секунд, тяжело дыша, но, не поднимая головы. Я медленно двигалась по направлению к двери. В нескольких сигах от нее спокойствие оставило меня. Я бросилась вперед и начала быстро прокручивать, оставшийся в замке, ключ.
— Подожди! Стой! — позади послышался голос Пирсона. Я обернулась, пытаясь одновременно держать под наблюдением многоликого и вставить ключ во второй замок. — Я объясню. Пожалуйста.
— Что ты мне объяснишь? — закричала я, почти плача. — Что все произошедшее мне привиделось?! И нужно жить дальше, забыв об увиденном кошмаре?! Что ты не можешь причинить никому вреда, а все убийства в городе совершили твои кузины?!
Пирсон поднялся и прислонился к стене в десяти сигах от меня:
— Я действительно оборотень. В моем роду на протяжении последних столетий одно из пяти поколений рождалось многоликим. Это проклятие — кара за грех моего далекого прадеда. А отвечаем мы — его дети, — Пирсон зло усмехнулся, потом посмотрел мне в глаза. — Но я не убивал людей. Иначе у меня хватило бы сил не превращаться сейчас перед тобой.
— Ты убивал раньше. Пускай вчера на охоту вышли двое из трех оборотней. А до того вы убивали втроем. В тот день в городе, когда мы познакомились… Это ты был убийцей. Потом на следующий день, когда ты так спешил куда-то. Не иначе к новой жертве, — мои глаза горели ненавистью: этот новый, неизвестный мне, Пирсон был опасен, но я не могла сдержать свои чувства к нему.
Пирсон сделал шаг в мою сторону. Но, видя, что я снова создаю щит, отступил назад.
— Я был с ними, но я никого не убивал. Я умею сдерживать себя и пытался сделать все, чтобы и девушки осознали, что они люди, а не животные. Только в полнолуние, как вчера или сегодня, зверь вырывается наружу, — по лицу Пирсона вновь прошла судорога, но в этот раз он лишь тряхнул головой, не начав превращения. — И все же, даже сегодня я могу контролировать себя. Не убивать.
— Ты — оборотень! — я отмахнулась от его слов. Вложив в свой ответ всю свою ненависть. — Ты знал, кто орудует в городе, но не сказал ни слова и молча смотрел, как твои родственницы убивают людей, как их преследует жажда крови. Которую они не могут остановить.
— Я не мог ничего сказать. Если бы пострадали только девушки — одно дело. Но на этом бы ничего не закончилось. Мои родители, друзья, знакомые… Все, и не важно, знали они или нет. Да я — оборотень, — Пирсон горько усмехнулся, — и я спас тебе жизнь. Неужели ты думаешь, что Берта или Джессика оставили бы в живых возможного свидетеля. Ты появилась возле той женщины слишком рано. Никто не знал, что ты видела. И, что она могла сказать тебе, умирая.
— Поэтому ты и был со мной. Перерывал библиотечные книги, не давая мне заглянуть в те, что могли дать мне правильный ответ. Целовал меня перед носом у библиотекаря, в надежде, что он этого так не оставит и попросту выгонит обоих.
— Поначалу, да. Но потом мне просто понравилось быть с тобой. Мне не нужно было больше следить. Ты не знала, что искать и где. Даже, если бы ты прочла о многоликих, то не догадалась бы… А я все равно оставался рядом.
— Понравилось быть со мной?! — с моих глаз все-таки полились слезы. — Но ты чуть не убил меня сегодня.
— Никто не знал, где я. Я бы не стал встречаться с людьми по своей воле. Поэтому пришел сюда. Я не могу не быть оборотнем, но я могу попытаться не убивать.
— Кто-то знал, где тебя найти. Какой-то твой друг. Если, конечно, у оборотней бывают друзья, — я отвернулась в сторону, вытирая от слез глаза.
— У оборотней бывают друзья… любимые… — лицо Пирсона вновь изменилось. Теперь на нем была нежность. — Послезавтра полнолуние закончится. Я снова стану самим собой. Вернусь в Университет к друзьям, к тебе…
Я сделала шаг в сторону Пирсона. Потом запрокинула голову назад и закрыла на миг глаза: я не могу. Сжала зубы и вернулась обратно к двери, быстро вставила ключ в замок и повернула его:
— Ты не вернешься в Университет, — мой голос звучал хрипло, надломлено. — Я не смогу промолчать. Скажу, кто ты. Завтра. У тебя есть эта ночь. Уходи. И прости меня, — я открыла дверь и захлопнула ее с обратной стороны. Один из замков защелкнулся. Я не стала запирать остальные, а просто бросилась бежать. Куда угодно, лишь бы подальше от этого дома, от Пирсона. Я знала, что, если он убьет кого-то, это будет на моей совести. Но запереть его в доме и сразу пойти к магистрам я не могла. Просто не могла…
— Вы уверены, магистр Велирн?
— Да, это очевидно. И во многих случаях именно удар последнего, еще не известного нам убийцы, был роковым…
Одна улица сменялась на вторую, на месте небольших трущоб начали появляться дома зажиточных горожан. Грязь постепенно исчезала. А окружающие продолжали смотреть на меня с удивлением во взглядах. Но мне было не до наблюдений за городским пейзажем, было безразлично, что про меня подумают. Я бежала, не оглядываясь и не зная, что оставляю позади себя.
Постепенно людей на улицах становилось все больше, и вот я уже была в толпе. Она с криками несла меня куда-то, а мне было все равно. Безразлично, куда и зачем. В какой-то момент меня выбросило на мостовую, и я устало села на тротуар. Я не знала, где я. Можно было спросить, но я боялась, что даже во время такого короткого разговора не смогу сдержать слезы.
Окинула взглядом место, где оказалась: вдруг оно мне знакомо. Но память не просыпалась, хотя… Я более пристально посмотрела на дальнее здание, освещенное огнями.
"Кажется, это тот трактир, где мы прощались с Грэгом".
Я нахмурилась, вспоминая, куда мне двигаться дальше. Потом решила подойти к питейному заведению ближе и осмотреться на месте.
Пришлось вставать и устало двигаться дальше. Возле трактира я решила сменить маршрут, тем более оказалось, что это совсем другое место, и зашла в середину. Стул возле стойки был свободным, и я присела на него.
— Что вам? — трактирщик повернулся в мою сторону. — У нас просто так сидеть не принято.
— Что-нибудь покрепче, — я вспомнила, что вчера мне помогло то пойло, какое мне предложил Фред. Каким бы гадким оно не было на вкус. А значит, сегодня тоже можно было им воспользоваться.
— А деньги-то у вас есть? — трактирщик насмешливо посмотрел на меня.
Я скривилась, вспоминая, что у меня не должно было быть ничего подобного. Потом, ни на что не надеясь, заглянула в сумочку (ее мне тоже дала Лиин), и действительно увидела на дне два золотых. Я достала один из них и предъявила человеку:
— Конечно же.
Фред кивнул охраннику на воротах и прошел в Риан. Мужчина довольно часто выходил в город, так что, проблем не возникло. Ему даже не стали напоминать, когда нужно вернуться. Он и сам прекрасно это знал. Да и надоело это магу за весь день.
Сказывалось такое ощущение, что половина Университета решила сегодня заглянуть в Риан. А, быть может, это и было правдой. Маг даже не стал интересоваться, в какую сторону пошел ученик.
"Сегодня многие собирались в таверны, наверное, и этот туда же".
Тем более приближалось время ужина.
Фред действительно направлялся в одну из таверн, но не для того, чтобы есть. Он хотел сыграть. За первые две недели он выиграл довольно много золотых. Потом пришлось пропустить несколько игр: выход из Университета был закрыт, а о портале он узнал только благодаря Элен. Но сегодня можно было вновь сесть за карточный стол.
До места Фред дошел быстро. Он уже неплохо знал центр города и научился сокращать дорогу на маленьких улочках. В близлежащие к Университету таверны Фред не заходил: не хотел встретить кого-нибудь из однокурсников. Да и слишком дорогие обходил десятой дорогой. Там собиралась не та публика. И ради совсем иных целей.
Наконец, мужчина нашел то, что искал. Он уже познакомился с некоторыми игроками и три дня назад обещал зайти к ним как-нибудь еще, проверить, чья удача крепче. Сегодня как раз выдался удачный денек. Может, и они сегодня зайдут, а, если нет, то желающих сыграть всегда хватает.
Мужчина зашел в середину, нашел свободный столик, бросил мальчишке монету с просьбой принести легкого вина. Во время игры нужно было иметь трезвую голову, но и обходиться совсем без спиртного, не принято: могли заподозрить неладное.
Стакан появился в считанные минуты. Фред кивнул, но пить пока не стал, медленно тасуя, вытянутую из кармана колоду карт. Первое время его не замечали, но постепенно за окном сгущались сумерки, и таверну заглядывало все больше и больше народу. Мужчина видел на себе несколько заинтересованных взглядов и кивнул парочке из них.
— В преферанс?
— Не откажусь.
Зашелестели карты.
На все… Меняю…Открываем…Эй, мальчишка, еще вина…
Игра проходила с переменным успехом. Пока Фред только завлекал игроков. Да и играть двое против двух совсем не то, один против всех. Подмену масти могли заметить, да и прокалывать карту рискованно…
Наконец выделилась тройка лидеров. Сейчас нужно было быть особенно осторожным. Фред полностью сосредоточился на игре, не замечая, что происходит вокруг. В том числе и того, кто заходит в середину трактира, из-за кого начинаются споры, грозящие перейти в драку. Это было не сложно. Перед самой игрой мужчины пересели подальше в угол, чтобы им никто не мешал. И сейчас к ним подходил только подавальщик, то и дело, поднося новые стаканы с вином…
Один стакан, второй, третий… Меня начало качать из стороны в сторону. Губы то и дело расплывались в бессмысленной улыбке. Но я так и не смогла избавиться от мыслей о Пирсоне. Каждую минуту я твердила себе, что я должна рассказать магистрам о нем, а потом доказывала себе, что оборотень ни чем не виноват. Многоликий не виновен — смешно. Зубы снова сжимались от отчаянья, и я заказывала еще и еще вина.
В одном золотом было пятьдесят медянок, так что, деньги у меня пока еще были. "Надеюсь, Лиин мне их простит, а, если нет, я все равно что-нибудь придумаю. Наверное, возможно, может быть…", — я расхохоталась и уткнулась лицом в ладонь.
Сзади ко мне кто-то подошел и обнял за талию:
— Красавица, что-то случилось? Тебя кто-то обидел? Так ты скажи, меня тут все знают, поможем и виновного накажем. Эй, хозяин, два стакана неси.
— Убери руку! — я подняла голову и повернулась к неожиданному кавалеру — бородатому мужчине неопределенного возраста: толи тридцать лет, толи пятьдесят.
— Да, ты что, девка, знаешь, кто я?! — мужчина поднял палец вверх и уставился на него своими маленькими глазками.
Я в раздражении толкнула его в сторону, одновременно убирая руку со своей талии. Кавалер повалился на стойку и захрапел.
Пьяница.
Устало провела рукой по волосам, окидывая взглядом зал. И собралась вновь повернуться к трактирщику. Но моя персона привлекла внимание еще некоторых людей.
— Это ты правильно сделала, что отшила старика. Такой красотке нужен кто-то помоложе, — ко мне приближался еще один поклонник. На этот раз парень лет двадцати пяти. Он с презрением посмотрел на своего предшественника и улыбнулся мне. — Что прикажешь? Заказать тебе что-нибудь, или сразу пойдем ко мне.
— Убирайтесь отсюда, — сквозь зубы проговорила я, мечтая о том, чтобы меня, наконец, оставили в покое.
— Зачем так грубо. Я заплачу. Сколько? Ты, видно из дорогих, крошка.
От злости я затряслась. Потом поднялась на ноги:
— Я не понятно объяснила, катись! — перед глазами все поплыло. Я схватилась за стойку, чтобы не упасть.
"Вина, наверное, было слишком много".
Хотя последние стаканы и напоминали мне по вкусу воду (трактирщик, видно, хотел сэкономить). Пришлось вновь садиться и ждать, пока пейзаж перед глазами вернет себе четкость.
Пока я приходила в себя, мужчина времени не терял. И сейчас стоял возле меня. Прижимал мои руки к стойке и наклонялся ближе. Я дернулась, пытаясь вырваться, но не смогла даже сдвинуться с места. К счастью, выручил трактирщик:
— Здесь вам не бордель. Но, если нужно, могу сдать комнату.
Я покраснела. Кавалер улыбнулся и слегка ослабил захват. Я выхватила руки и оттолкнула мужчину, потом, не дожидаясь его реакции, вытянула из себя магическую силу. И, молясь всем духам разом: "только бы получилось", наполнила ею необходимый образ.
"Есть!"
На моей руке появился огненный шарик. Я взглянула на пристающего мужчину:
— Я неясно выразилась: убирайся отсюда.
В ответ он дернулся. Потом отвесил легкий поклон и удалился. Я повернулась к трактирщику
— Надеюсь, в будущем вы воздержитесь от намеков, — я смяла шарик и тот час почувствовала навалившуюся усталость. "Кажется, о том, что в нетрезвом состоянии нужно воздерживаться от магии, нас предупреждали…" — налейте мне еще!
— Вам сегодня везет, — проговорил владелец седьмого выигрыша (у его противника был второй), обращаясь к Фреду. Не хотите еще как-то составить мне партию. Хочу отыграться.
— Почему бы и нет. Давайте, завтра в это же время.
— Договорились, — один из игроков махнул Фреду рукой и удалился. Фред следом за ним тоже поднялся. За столом остался только один любитель карт. Но сейчас он был слишком пьян, чтобы подняться самостоятельно. Его хватило только на то, чтобы выругаться Фреду вслед. Он не любил проигрывать. Как и все азартные люди! На чем можно было сыграть!
Фред шел к двери. Он выиграл пять злотых и сейчас подумывал о том, на что потратит монеты. Особой надобности в них у мужчины не наблюдалось. Разве что пригласить друзей отметить это событие. Открывая дверь наружу, он последний раз бросил взгляд на таверну. И замер:
— Откуда?!…
Я смотрела на стакан, решая очень важный вопрос: "пить, или не пить?" С одной стороны, я уже еле стояла на ногах, с другой… Деньги-то еще были. Хорошо хоть другие посетители таверны больше со своими предложениями ко мне не приходили. Огненный шарик их хорошо попугал.
— Что ты здесь делаешь? — я поморщилась. Все-таки наворожила. Пришлось поворачиваться, узнавая, кого еще заинтересовала моя персона. Попутно я увидела испуганное выражение на лице трактирщика: "а вдруг, опять огнем угрожать будет?"
Передо мной стоял Фред. Я вздрогнула. Быстро поставила стакан на стойку. Потом поморщилась, рассердившись на себя, и снова подняла его.
— А какое тебе дело? Иди, куда шел.
— Я шел к тебе, — Фред по одному разжал мои пальцы и вытащил стакан. — Что случилось?
— Это тебя не касается! — я отвернулась и уставилась на пол.
Фред повернул мое лицо к себе и вгляделся в глаза:
— Ты так думаешь?
— Конечно, я же тебе полностью безразлична, — я повысила голос почти до крика.
Фред поморщился и сделал какой-то пас. Щит, наверное, создал, чтобы меня не было слышно на всю таверну.
— Это причина, чтобы так напиваться? Ты же на ногах не стоишь!
— Нет, — я криво улыбнулась, сдерживая слезы, — всего лишь объяснение, почему тебя не касается, что со мной происходит.
— Меня это касается. И мне не все равно, — Фред притянул к себе мою руку — И я узнаю, что случилось. Хочешь ты этого, или нет!
Мы смотрели друг другу в глаза. В этот момент я ненавидела Фреда настолько сильно, насколько это возможно. Он был сильнее меня. И раньше мне нравилось играть с ним, как с огнем, а сейчас я чувствовала, что уже обожглась!
Я вырвала руку, чтобы сделать хоть что-то.
— Пирсон — оборотень. Я встречалась с оборотнем! Ты это хотел услышать?! — я снова отвернулась, чтобы Фред не заметил моих слез. Опять стало очень больно, хотя до прихода мужчины мне казалось, что я начала успокаиваться.
— С чего ты взяла? — голос Фреда вернул меня в действительность. Я попыталась украдкой вытереть слезы и ответить спокойно.
— Он превратился при мне. В медведя.
— Ты сообщила магистрам?
— Нет! — я начала беззвучно хохотать. — Я не могу показаться им в таком состоянии. Завтра, все завтра…
— Поэтому ты и здесь, — Фред покачал головой, — а если этой ночью он кого-то убьет. Ты понимаешь, что вина будет на тебе? — мужчина был очень спокоен, но я чувствовала, что он только делает и в любую минуту может взорваться.
— Он этого не сделает. Он сдерживает свои инстинкты. Я была с ним, а теперь сижу перед тобой. Живая. Понимаешь, живая! В том, что Пирсон — оборотень, его вины нет. Ему просто не повезло родится… таким, но он борется. И он уйдет. Куда-нибудь далеко. А я его не убью.
— Элен, ты не имеешь права решать.
— Я вообще ни на что не имею права, — я покачала головой, — но я должна. Фред, мне нужно будет с этим жить. И я не могу иначе.
Фред поднялся и потянул за собой меня:
— Идем, я помогу тебе дойти до Университета. Иначе ты не успеешь до закрытия ворот.
— Не нужно. Я прекрасно справлюсь сама. Твоя помощь лишняя, — я покачнулась и упала на Фреда. Хотела подняться, но вместо этого уткнулась ему в грудь и расплакалась. Фред обнял меня за талию и начал поглаживать по волосам.
— Все будет хорошо.
— Я не маленький ребенок, чтобы верить в сказки, — запротестовала, но не разомкнула объятий.
— Конечно, нет. Ты просто первый раз напившаяся леди. Будущий маг, девушка, которую я… — Фред недоговорил, но я настаивала. Пришлось отстраниться и заглянуть ему в глаза:
— Которую ты…
— Которую я доведу до Университета. Пойдем.
Мы, обнимаясь, вышли из трактира. В принципе, я не была настолько сильно пьяна, чтобы не стоять на ногах, но мне нравилось, что Фред меня обнимает. И, если для этого нужно немного притвориться, то я не против.
С того времени, когда я бродила улицами Риана, прошло уже достаточно много времени. Людей вокруг стало поменьше. И мы могли сами выбирать путь, не боясь, что толпа нас снесет. Я не стала спрашивать у Фреда, знает ли он дорогу. Если нет, нам придется дольше гулять. А это не так плохо. Но мужчина рядом со мной уверено двигался вперед и, ни разу не останавливался, чтобы уточнить у редких прохожих правильность маршрута.
В какой-то момент мы даже свернули на маленькую улочку — срезать путь. Время было уже позднее, и Фред, вероятно, спешил. Я загрустила, расставаясь с надеждами подольше побродить по городу. Скоро Университетские ворота, а потом мы снова расстанемся. И все пойдет по-старому…
Сейчас мы проходили какой-то по-особенному темный переулок. Мне даже послышался какой-то шум. Наверняка, показалось, — успела подумать я. А потом Фред оттолкнул меня в сторону. А на то место, где я стояла секунду назад, ринулся медведь. Он лапой ударил Фреда, отбрасывая в сторону. Я вскрикнула и метнулась к нему.
— Все в порядке?
— Да, — мужчина рывком прижал меня к себе и создал щит, обогнав оборотня на несколько ударов сердца.
Пирсона отбросило в сторону, так же, как и в его доме, когда я только узнала, кто он. Медведь зарычал и приготовился к новому прыжку.
— Пирсон, зачем? — я прислонила ладони к, невидимому глазу, контуру щита и вгляделась в маленькие точки глаз оборотня, пытаясь найти в них, если не саму мысль, то хотя бы ее отзвук. И я ее отыскала — ненависть, не безумие, а точное осознание, что он хочет и кого — убить… Меня! Я знала его тайну, знала, кто он. И Пирсон не собирался отпускать меня с такими знаниями. Я должна была умереть сегодня. В его доме, или здесь и сейчас — не важно. Тайна осталась бы тайной. А все его слова — такая же ложь, как и то, что оборотни могут сдерживать свои инстинкты!
Многоликий снова прыгнул на щит. Фред успел подняться к тому моменту и оттолкнул меня от границы нашей защиты.
— Прости меня. Я должна была сразу пойти к магистру, а не применять благородство к оборотню.
— Брось, мы справимся!
Опровергая его слова, многоликий еще раз прыгнул. Щит дрогнул. Фред закусил губу и до боли сжал меня.
— Джахал, чего мне стоило пройти по освещенной улице?! Там был бы шанс отбиться всем миром.
— Не было бы. Мы бы просто подставили людей. А так, какая разница, где умирать, — щит треснул. Еще один удар, и…
— Магистр Дириани, магистр Алехандро, магистр… — архимаг перебил третьекурсника:
— Оставьте любезности. Ближе к делу.
— Сейчас на территории Университета отсутствует двенадцать первокурсников: барон Анриан Войский, графиня Джулин Риани, баронесса Вельса Инжевская, лорд… — мужчине снова не удалось договорить.
— Оставьте нам список и выйдете, — приказал директор.
Ученик поклонился и с недоумением покинул кабинет. Он не понимал, что творится уже несколько дней, с того часа, как его отозвали с практики. Впоследствии оказалось, что не его одного. И вместе со своими однокурсниками будущий маг терялся в догадках: "что произошло?".
А потом магистры дали им странное задание — проверить, кто из учеников отсутствует на территории Университета. Они и выяснили, кто. Но, зачем это было нужно оставалось загадкой. Ведь маги и так должны были знать это. На воротах же фиксировались все отлучки…
— У нас двенадцать подозреваемых, — магистр Дорин провел пальцем по списку.
— Хуже, у нас двенадцать возможных жертв нападения. Как бы только определить, кто из них волк, а кто — беззащитная овечка? — проворчал Алехандро.
— Стоп, — магистр Дириани остановился на одной из фамилий — многоликими оказались графини Лонганы, а здесь есть некий граф Лонган. Брат, кузен… Самая вероятная кандидатура.
— Да, вы правы. Но, если он сейчас в зверином облике, мы не сможем его найти. На них ведь не действуют заклинания поиска.
Магистр Дорин еще раз взглянул на список. На этот раз ему на глаза попались два очень знакомых имени: Элен и Фред. Вероятность, что эти двое снова влезли в самую гущу событий, была небольшой. Но все же. Вчера они показались ему способными на многое.
"Так, почему бы и нет!"
Маг решил рискнуть.
— Оставь пессимизм! — Фред закрыл мне рот ладонью. — Сможешь накрыть оборотня щитом?
Мне оставалось только кивнуть, даже не спрашивая, зачем. Я прищурилась, и начала с боем вырывать у организма куски силы.
Не надо было так напиваться!
— Давай! — крикнул спутник, когда многоликий приготовился к новому прыжку.
Я вскинула руки, высвобождая заклятие через щель в нашем щите и, кажется, даже выкрикнула что-то, дабы спрятать поглубже страх.
Фред прищурил глаза и послал какое-то свое заклинание следом за моим. На середине пути они встретились. Грохотнуло, что-то ярко блеснуло.
А потом оборотня подкинуло вверх. Воздух вокруг него загорелся и взял его в кольцо. Медведь заревел, замахал лапами на пламя в тщетной попытке, загасить его. С каждым мгновением в его глазах появлялось все больше страха, паники. И он не смог им противиться. Еще через несколько мгновений перед нами появился уже не оборотень — Пирсон. Он выпрыгнул, или скорее выпал из сферы. Потом поднялся на ноги и со злостью посмотрел на нас:
— Вы никогда ничего не докажете. Ваши слова, в сравнении с моими — ничто. Вам лучше молчать. Не создавать себе проблем
— Мне тоже лучше молчать? — из тени деревьев выступил магистр Дорин. Он сделал рукой какой-то жест, и Пирсон повалился на землю. А потом и вовсе исчез. Маг перевел взгляд на нас:
— Вы оба завтра после пар возле моего кабинета, — не дожидаясь наших ответов, магистр сделал еще какой-то пас. В глазах почернело. И вот мы уже стоим напротив ворот. А они медленно открываются…
На следующий день я без стука зашла в комнату к Фреду.
— Мне нужно с тобой поговорить.
— Прошу, — Фред сделал приглашающий жест. Хотя я в нем, в общем-то, не нуждалась. — Если ты поблагодарить за вчерашнее, то лучше б начала со стука в дверь.
— Я не собираюсь тебя благодарить.
— Даже так. Считаешь, что справилась бы сама? — мужчина слегка насмешливо поднял брови.
— Считаю, что, если бы я умерла вчера, то не мучилась бы сегодня.
— Открой клуб самоубийц, а, если хочешь, я сам помогу тебе уйти из жизни, — в голосе Фреда был сарказм. Он не поверил мне ни на грамм.
А зря.
— Хочу! — я смотрела ему прямо в глаза, давая оценить мою решимость.
Фред нахмурился и заметно встревожился, переставая принимать разговор за шутку:
— Иногда я тебя не понимаю.
— А я тебя не понимаю никогда, — я отвернулась от мужчины и посмотрела в окно. — Ты спасаешь мне жизнь, а потом целуешься с другой, ты рискуешь ради меня всем, а потом не обращаешь внимания, ты смотришь мне в спину, когда думаешь, что я этого не вижу и отводишь взгляд, когда я смотрю на тебя, — я снова повернулась к Фреду. В глазах стояли слезы, — что я тебе сделала, что ты, то возрождаешь во мне надежду, то толкаешь в отчаяние? Зачем все это?
— Я люблю тебя, — просто сказал мужчина, подошел ко мне ближе и положил руки на плечи.
— И я тебя люблю, — я закрыла глаза и почувствовала вкус чужих губ на своих губах. На этот раз мы не отстранились…
— Лиин Бианим, где ваша соседка. Почему ее нет на паре.
— Магистр Дорин, простите, Элен сегодня очень плохо себя чувствует и не может присутствовать на занятиях. Я передам ей ваше задание…
Автор
mila997
mila9971660   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Фантастика и фэнтэзи
Просмотров
46
Размер файла
364 Кб
Теги
oborotnya, ohota
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа