close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Кровь оборотня

код для вставкиСкачать
Кровь оборотня
Алиса Лент и Борис Никольский
Кровь Оборотня
Когда всходит полная луна, улицы маленького городка пустеют, ибо полнолуние там — время смерти. Время, когда совершаются кровавые убийства, когда явью становится страх детских сказок и ужас ночных кошмаров. Когда приходит ночь полнолуния, остаются лежать на земле изуродованные, растерзанные тела, а ночной убийца исчезает, скрывается под человеческой личиной. Снова и снова — смерть, кровь и волчий вой во тьме. Снова и снова выходит на охоту хищник…
Стивен Кинг «Цикл Оборотня»
Глава 1. Каэтана
Огромный пес, похожий на белого волка вздрогнул и навострил уши: его чуткий сон нарушили едва слышные шорохи, недоступные человеческому слуху. Странные, почти серебристые глаза окинули цепким взглядом дверь комнаты, а из горла раздалось негромкое ворчание.
Я сонно потянулась, разбуженная псом и села в кровати.
— Ну что там, Клык? — настороженно спросила я.
Пес повел носом, принюхиваясь.
«Там кто-то есть, Кэй!» — услышала я в голове голос пса.
Ну вот, приехали! Уже и выспаться нормально не дают. И кому приспичило в такую рань сторожить меня под дверью? Если это не один из моих недоброжелателей, тогда я удивляюсь, кто такой самоубийца.
Осторожно вытянув кинжал из-под подушки, я наступила босиком на деревянный пол и, стараясь не создавать лишнего шума, подошла к двери. Поднеся указательный палец к губам, я сделала знак Клыку, чтобы он не шумел.
Половица по ту сторону двери предательски скрипнула. Кто-то явно прислушивался к происходящему в моей комнате. Я опустила глаза и заметила, что этот кто-то еще и пытается попасть внутрь, так как дверная ручка завертелась.
Ухмыльнувшись, я осторожно открыла замок, так, что при следующем повороте, дверь отперлась. Послышалось чье-то тяжелое дыхание и на порог ступила нога. Едва человек успел войти в комнату, как я резко вынырнула из-за двери и обхватила незваного гостя за голову, приставив холодное лезвие к шее.
— Говори, зачем пожаловал?! — процедила я сквозь зубы, одной ногой захлопнув дверь за спиной.
Мужчина, а, судя по телосложению, короткой стрижке и одежде, это именно он и был, испуганно поднял руки вверх, согнув в локтях.
— Простите, госпожа Каэтана! Но вы же сами просили разбудить вас в это время! — пролепетал он.
Я вздохнула и расслабилась. Совсем нервы шалят. И как я могла забыть, ведь действительно, сама вчера предупредила трактирщика, чтобы разбудил меня в обед.
— О, Ильсар, прости, запамятовала, — рассмеялась я, убирая кинжал от побледневшего трактирщика.
Ильсар развернулся ко мне лицом и поддержал меня легким смешком, в котором чувствовались нотки страха и облегчения. Думаю, будить он меня в следующий раз будет осторожней. Если мы, конечно, еще увидимся…
— С вашей работой, госпожа Каэтана, совсем нервным станешь! — пригрозил он пальцем. Я пожала плечами. Что поделать, ничего другого я не умею!
— Вы спуститесь вниз или же отобедаете прямо здесь? — развел руками мужчина.
— Конечно спущусь! Я не ранена, не от кого не скрываюсь, так что вполне могу спуститься вниз, — рассмеялась я.
Трактирщик кивнул и послушно удалился из комнаты.
— Ну что, совсем мы с тобой звереем, да, Клык? — обратилась я к псу.
Тот смешно закрыл лапой морду.
«Кажется, нам пора на заслуженный отдых, Кэй!»
— Да я знаю, Клык, — отмахнулась я — Но вот, чтобы его получить, нам сперва нужно добраться до того места, где невинные нас не будут тревожить с просьбами о помощи. А такое место еще нужно найти, — заключила я.
«Ну так мы же собирались в Стравин?»
— Собирались, — согласилась я — И туда идем. Именно поэтому я и попросила Ильсара разбудить нас пораньше. Чтобы мы успели добраться до полуночи.
Я подняла с кровати свои вещи и поверх рубашки, в которой была сейчас, натянула куртку с меховой подкладкой, бурые облегающие штаны и полусапожки из мягкой кожи. На бедра я приторочила мое достояние и гордость — меч, полученный за одно из самых тяжелых заданий. Подойдя к зеркалу, я встряхнула копной блестящих черных волос, ловко перевязав их шнурком и подняв в высокий хвост на затылке. Даже в таком положении они достигали мне плеч.
Ну вроде бы и все нормально, разве что темно-карие глаза выглядят какими-то блеклыми. Наверное, это от недосыпания, кое в последнее время постоянно у меня бывает.
Закинув сумку за спину и надев капюшон, я с псом вышла из комнаты и спустилась на первый этаж.
Кряжистый, темноволосый мужчина с седеющей бородой стоял у стола, протирая медную кружку полотенцем. Это и был Ильсар, рискнувший разбудить Охотницу таким неосторожным способом.
Поясняю, Охотница — это я. Довольно известная на весь континент личность, освобождающая мир от таких тварей, как хищники, нежить, вампиры и оборотни. Можно сказать, что я — лекарь этого мира. Конечно, я не единственная в своем числе. Охотников большое количество, но не все из них действительно заслужившие уважение у бывших работодателей. Отличить Охотника можно по особой метке на пояснице. Это татуировка с изображением меча, поднятого острием вверх и обвитого лианой.
Я Охотница уже около пяти лет. Срок, конечно, не ахти какой, но я уже успела зарекомендовать себя с хорошей стороны. Сейчас мне двадцать два — на покой еще рано, а продолжать работать уже устала. Ведь за все пять лет, что я нахожусь на ниве Охотников, я еще ни разу не брала отдыха. Просто не получается. Куда бы я не пришла, в город ли, в деревню — везде ко мне обращаются с просьбой о помощи. Где-то появился кровосос, развращающий наивных девиц и питающийся их кровью, где-то оборотень, который растерзал нескольких человек… Естественно, оставить это так просто я не могу. Вот и приходится в очередной раз идти и искать тварь, чтобы навсегда покончить с ней.
«Кэй, ты всегда разговариваешь сама с собой?»
Я благоразумно промолчала. Люди не поймут, если я начну сейчас что-то объяснять собаке.
Кстати, о Клыке. Кто еще не понял, пес говорящий. Вернее, я слышу то, что он говорит мне и поверьте, я не сошла с ума.
Клыка я нашла в одной заброшенной лаборатории мага еще совсем маленьким щенком. Видимо, хозяин погиб во время неудачного эксперимента, а пес каким-то чудом выжил и более того, мы оба получили телепатическую связь друг с другом. Естественно, слышу его только я одна. В общем, Клык вот уже года три, как путешествует со мной по континенту.
Я уселась за свободный столик рядом с окном. Сквозь немытые, пыльные стекла едва проскальзывали лучи солнца. В трактире было практически пусто. Большинство постояльцев уже позавтракали и разошлись по своим делам, а время обеда еще не подошло. Поэтому во всем зале сидели только мы с Клыком и какая-то парочка за соседним столом.
Ильсар не дал нам с Клыком успеть заскучать. Едва мы успели присесть, как он поднес к столу тарелку с курицей и кашей для меня, и миску с костями для пса.
«Вот самого бы его заставить это есть!» — проворчал Клык, недовольно обнюхивая свой обед.
— Ты собака, что поделать. Вы же вроде любите кости? — тихо пробормотала я себе под нос.
«Это вы, люди, так думаете»
— Хорошо, только не ворчи, а то у меня голова разболится! Сейчас закажу что-нибудь посущественнее для тебя.
Я подозвала трактирщика и наказала принести Клыку тоже самое, что и мне. Ильсар удивленно приподнял брови, но ничего не сказал и принес собаке заказ.
— Доволен? — ухмыльнулась я.
«Вот всегда бы так!»
— Не избалуйся, такого часто не будет, — пригрозила я, и вгрызлась в мясо курицы.
Что-что, а вот кухня в этом трактире замечательная! Я уже третий раз прихожу во Вьяр и каждый раз направляюсь в трактир к Ильсару. Все-таки не зря говорят, что мужчины — лучшие повара!
Пообедав, я расплатилась с Ильсаром за комнату и еду и мы с Клыком вышли из трактира.
Холодный порыв ветра яростно откинул капюшон с моей головы, обдав лицо мелкими крупинками инея. Я снова накинула его на голову и, придерживая одной рукой, на всякий случай поплотнее укуталась в плащ. Этот день выдался ярким и солнечным, но очень холодным.
— Ну что, Клык, заглянем к нашему старому знакомому? — я медленно выдохнула и изо рта вырвался пар.
«К какому? Насколько я знаю, у тебя их во Вьяре не один и не два?»
— К тому, что гном.
«О! Не думаю, что он будет рад тебя видеть»
— Это мы еще посмотрим, — я посмотрела вперед, на холмы, возвышающиеся над городом. Возвышенности прикрывал густой сосновый лес, через который нам предстояло, потом пройти.
— Думаю, нам стоит поторопиться, Клык. Не хотелось бы мне ночью встретиться с оборотнями в лесу.
«Почему-то не у тебя одной не возникает такого желания» — пес обиженно покосился на свой бок, там, куда его в последний раз укусил оборотень. Хорошо, что Клык не подвержен никаким видам яда и спокойно выдерживает укусы перевертышей, не впадая в бешенство и не перевоплощаясь. Наверное, это связано все с тем же взрывом в лаборатории. Мало ли, что тогда попало на собаку! Лишь бы во вред не пошло.
Гном жил в маленьком домике, на окраине города. Но то, что дом маленький, казалось только снаружи. На самом деле под домом были спрятаны еще несколько этажей.
Галиван, так звали гнома, торговал различными зачарованными вещами, для сражения и простыми декоративными безделушками в духе всех гномов. Так что весь первый этаж у него был оборудован под лавку в стиле «гном богатый, но жадный», так как все заветные вещицы у него были спрятаны под защитным стеклом, на которое его хороший друг-маг наложил охранное заклятие.
Лакированная вывеска над дверью гласила: «Магия гномов». Хотя какая могла быть магия у гномов? Так, рекламный трюк для простофиль!
Я аккуратно подтолкнула тяжелую дверь и вошла внутрь. Гном как всегда был занят работой — корпел над очередным артефактом, украшая его драгоценными камнями. Потом он понесет его магу, чтобы тот зачаровал вещицу.
Галиван всегда отдавался полностью своей работе и если что-то делал, то так, чтобы было красиво. Поэтому товары Галивана были не по карману простолюдинам, да и не нужны они были им.
Едва дверь за мной захлопнулась, гном обернулся, собираясь начинать «атаковать» потенциального покупателя, мешаясь ему под ногами и нахваливая свой товар. Реакция на меня у него возникла соответствующая, то есть брови поползли на лоб, очки от растерянности слетели на уровень рта, а руки полезли в полку за топориком.
— Ты-ы?.. Да как ты посмела явиться сюда после того, что натворила?!
— Галиван. Спокойно, — примирительно улыбнулась я — Я все объясню.
— Объяснишь? Объяснишь?!! И то, зачем украла у меня кинжал тоже объяснишь?! — побагровел он от гнева.
Гном медленно пошел ко мне, поигрывая топориком. Я спиной попятилась за тумбочки с товарами. Клык уселся на пол и с интересом наблюдал за тем, как я буду отверчиваться.
— Ну, во-первых, я не украла, а только позаимствовала на…
— На четыре года?! — закончил гном за меня.
— Ну, вот видишь, не долго же! — усмехнулась я, продолжая пятиться от гнома — Вот, пришла вернуть тебе его.
— Через четыре года?!
— Лучше поздно, чем никогда, — невозмутимо ответила я.
Гном метнул в меня топорик. Спасибо моей реакции, выработанной за столь немалый срок работы Охотницей — я молниеносно среагировала и присела. Топорик пролетел над моей головой и воткнулся в стену.
— Ты что?! Ты же меня чуть не покалечил! — возмутилась я.
— А хотел убить! — буркнул Галиван, но пыл смерил — Зачем пришла?
— Вернуть кинжал и объяснить, зачем в тот раз его… позаимствовала…
— Украла! — глухо произнес гном.
— Ну, хорошо, пускай украла, — вздохнула я — Но ты мне все равно не дал бы его просто так. На время.
— Конечно, бы не дал! — фыркнул гном — С чего я должен был давать какой-то девчонке столь дорогую вещь?
— Во-первых, не девчонке, а взрослой девушке, а во-вторых, не малознакомой, а очень даже знакомой. У меня тогда были тяжелые времена — жуткая нехватка денег и никакого оборудования для охоты. А без оружия, я мало, что могу сделать с тварями, — я вытащила из сумки кинжал в кожаных ножнах и протянула гному — Вот. Я даже ножны для него купила. Ты простишь меня? — я посмотрела на гнома щенячьим взглядом и тот немного оттаял.
— Я знал, что ты вернешься, Каэтана. Всегда знал, — хитро сощурился он — И знал, что ты вернешь мне мой кинжал. Еще тогда, девчонкой, когда ты пришла ко мне в лавку, я увидел в тебе что-то особенное, что-то, что заставляет забыть об осторожности. Ты знаешь, мы гномы, народ недоверчивый, а к тебе я сразу проникся доверием, — гном распрокинул руки и я присела рядом, обняв его.
Такие теплые и мягкие объятия… Как же я соскучилась по этому чудаковатому гному!..
— Каэтана, девочка моя, как же я счастлив, что ты вернулась! — растрогался гном.
— Ага, это было очень заметно, — подколола я и тут же получила легкий подзатыльник крепкой рукой гнома.
Вот теперь я узнаю, старика Галивана! Гном всегда вел себя как мой отец, что в принципе несвойственно гномам. От него я вечно получала подзатыльники и в тоже время похвалу. Еще тогда, четыре года назад, Галиван приютил меня у себя на некоторое время. Тогда, по дороге к городу на меня напали грабители. Драться я толком не умела, так что постоять за себя могла лишь в бою один против одного. В общем, меня ограбили и хорошенько поколотили. Помнится, я пришла в лавку к гному изрядно побитой, с кровоточащей губой и сломанным запястьем. Гном меня принял и помог, причем долгое время даже не отпускал, настаивая, чтобы я отдохнула еще немного. У самого Галивана не было ни жены, ни детей, так что он меня стал считать кем-то вроде названной дочери.
Я прожила у него около двух месяцев. К тому времени я успела полностью восстановиться и даже начала помогать гному в работе над артефактами. О, сколько нового я от него смогла перенять! Гном был кладезем информации, касающейся артефактного дела.
Но душа авантюристки и Охотницы требовала приключений на свои восемнадцать и я сбежала, предварительно захватив с собой серебряный кинжал с изумрудом на рукояти.
Этот кинжал не раз спасал мне жизнь, и, когда я, наконец, обзавелась деньгами, то смогла приобрести нужное снаряжение для охоты.
Долгое время я вообще не появлялась в этой стороне континента и поэтому, вернуть гному его вещь, ну никак не могла. Сейчас выдался такой шанс и вот я здесь. Собственно, именно поэтому я и пошла через Вьяр.
— Ты надолго к нам? — спросил меня гном, обхватив крепкими руками мои плечи.
— Вообще-то, сегодня уже ухожу.
— Так быстро? — расстроился Галиван и немного обиженно посмотрел на меня.
— Да, после такого большого срока работы, решили с Клыком взять себе отпуск.
— С Клыком? — нахмурился гном.
— Да, — незамедлительно кивнула я и указала гному на снежно-белого пса.
Клык приподнял лапу, как бы здороваясь и завилял хвостом. Гном растерянно кивнул.
— Зачем тебе собака, Кэй?
— Ну, он мой друг и помощник в охоте, — пожала я плечами и встала.
— Ну, помощник, так помощник, — развел руками гном — В конце концов, лишняя страховка в виде собаки, тебе не помешает.
Я кивнула и посмотрела на часы. Уже полвторого. А мне надо выйти из города до того, как начнет темнеть.
«Кэй, нам пора» — предупредил Клык.
— К сожалению, Галиван, нам уже пора, — вздохнула я — В общем-то, заглянула к тебе поздороваться и отдать кинжал.
Гном опустил глаза и несколько секунд разглядывал кинжал, медленно проворачивая его в руках, словно вспоминая свою работу.
— Я хотел бы, чтобы ты оставила его себе, Каэ…
— Что? Почему? — растерялась я.
— Чтобы ты никогда не забывала о своем старике-гноме и хоть изредка, но навещала меня, — совсем расквасился гном.
Я усмехнулась и сжала его в тисках.
— Галиван! Я еще обязательно навещу тебя! Как только мы с Клыком пойдем из Стравина обратно, я снова загляну к тебе и может быть, даже останусь на некоторое время.
Я встала и уже собиралась уходить, как гном меня окликнул. Когда я обернулась, он вложил мне в руки какой-то мешочек.
— Что это? — посмотрела я на гнома.
— Огненные шары, — пояснил гном, вытаскивая из мешочка странный предмет размером с кулачок младенца. Весь предмет был упакован в полупрозрачную пленку.
— И зачем они нужны? — вскинула я бровь.
— Смотри, когда нужно устроить большое шоу — вытаскиваешь шарик из этой упаковки, — гном вытащил из пленки шарик, покрытый идентичной пленкой, в которой бултыхалась какая-то жидкость — Здесь, очень опасная горючая смесь, которая взрывается при ударе.
— Ты убить меня хочешь?! Я такое не положу себе в карман! — возмутилась я, отодвигаясь.
— Да нет, послушай сперва! — рассердился гном — Пока шарик в первой оболочке, можешь не волноваться, она зачарована и никакие удары ему не страшны. Когда снимаешь оболочку и бросаешь шарик во врага, то… БАБАХ! — гном вскинул руками, изображая взрыв с таким лицом, что я не удержалась и рассмеялась.
— Насколько большой радиус взрыва? — на всякий случай уточнила я.
— Шагов восемь-десять, — ответил Галиван, запихивая шарик опять в мешочек — Так что советую держаться подальше. Их всего здесь пять упаковок, так что побереги для особо сложных случаев, — пригрозил он.
Я кивнула и привязала мешочек к поясу. Гном хлопнул меня по пояснице.
— Все, теперь уходи, не люблю долгих прощаний.
Я еще раз поблагодарила Галивана и мы с Клыком вышли за дверь.
«Милый гном»
— Ага, он мне тоже нравится, — согласилась я с Клыком.
«Весело было смотреть, как он гонял тебя по комнате» — издевательски усмехнулся пес.
— Да, тебе, наверное, было бы очень весело, если бы он вообще меня убил.
Налетевший холодный ветер больно стеганул по ногам, а с ближайших деревьев посыпался сноп снега, превращая нас с Клыком в снеговиков. Я отряхнула с плеч снежинки, а Клык просто забавно передернулся всем туловищем, освобождая шерсть от снега, хотя на его белой шерсти его и не было видно.
«А что — обязательно должно быть видно? Мне холодно!»
Я посмотрела на небо. Солнце уже садилось все ниже и ниже. Следующая и последняя остановка — кузница Браннигана. Надо бы забрать свой вчерашний заказ.
Небольшой каменный домик, с трубой, из которой вился черный дым, был не так далеко от лавки Галивана. Кузница Браннигана — одна из самых лучших среди близлежащих городов.
Бранниган, пожилой, но все еще крепкий старичок как раз стоял на пороге дома, в фартуке, испачканном сажей и с молотом в руке. Я не успела даже подойти к двери, как уже отсюда почувствовала жар кузницы.
— О, Каэтана, рад видеть! — раскинул руки Бранниган.
— И тебе здравствуй, коль не шутишь, — улыбнулась я — Как там мой заказ? Готов?
Кузнец пригласил меня внутрь. В кузне пахло дымом и окалиной. Закопченные стены были увешаны инструментом, на земляном полу валялись ржавые куски железа, в углу стоял большой чан с водой. От не успевшего еще остыть горна веяло сухим жаром.
— Закончил пару часов назад, — кузнец вытер пот со лба, испачкав лицо сажей, и протянул мне черный кожаный пояс с дротиками по радиусу — Чистейшее серебро! Наконечники из специального сплава, который остановит любую тварь, Охотница.
Я критически осмотрела работу и, приподняв куртку, пристегнула пояс. Кузнец кивнул и я тут же с ним расплатилась.
— Заходи еще, когда будешь неподалеку! — крикнул Бранниган, когда я уже уходила.
«Ну и куда теперь?» — кажется, Клык уже подустал.
— Теперь все. Сейчас идем прямо в Стравин. Надеюсь, через лес доберемся без приключений, — прищурилась я — Да и дальше тоже.
* * * *
Не зря один умный человек как-то раз сказал, что по всемирному закону свинства, приключения нас настигают именно в тот момент, когда мы их совсем не ждем.
Я уже много раз убеждалась в правдивости этих слов за свои пять с небольшим лет работы Охотницей. Наверное, именно поэтому мне еще не удавалось ни разу нормально отдохнуть и спокойно провести время.
Вечерело, и на город уже спустились сумерки, но для уличных факелов было еще рановато. К тому же поднялась метель, через которую что при свете факелов, что без, идти все равно трудно. Ничего, зайдем в лес и там все будет нормально. Деревья надежно защитят от ветра и пурги. Мы с Клыком уже были на подходе к выходу из города, как услышали чей-то крик.
Среди завывающего вечернего ветра было не разобрать, откуда он доносился и не показался ли он нам вообще? Но когда он раздался во второй раз, сомнений больше не осталось. Кричала женщина. И, кажется, именно она сейчас неслась к нам через всю улицу.
— Оотень! — обезумевшая от страха женщина пронеслась мимо нас, продолжая кричать.
— Что она сказала? — удивленно воскликнула я, посмотрев на Клыка.
«Кажется, оборотень…»
Мы с псом в одно время бросились туда, откуда выбежала несчастная женщина — что-то наподобие подворотни между домами.
Сквозь нарастающую метель мы увидели оборотня. В руках он держал орущего младенца, закутанного в тряпки.
Я среагировала моментально. Вытянув из пояса дротик, я метнула его в тварь, попав ему прямо в предплечье. Одного такого дротика будет достаточно, чтобы остановить его. Широким движением я вытащила меч из ножен и только хотела шагнуть к твари, как услышала позади окрик.
Оборотень бросил мне ребенка. Дыхание перехватило. Я выронила меч и поймала младенца. Этого мгновения ему хватило, чтобы зацепиться здоровой лапой за карниз крыши, подтянуться и удрать.
Я растеряно смотрела вслед удаляющейся лохматой спине, постепенно теряющейся в жуткой метели. Я его упустила и грош мне цена, как Охотнице, если его не поймаю в ближайшие дни.
Глава 2. Брай
Тысячи лет между человеком и зверем, тысячи лет тайны… Сотни имен и лиц, десятки городов, и лишь единицы тех, кому я мог доверять… Ненавистные цифры моей жизни, которые преследуют меня.
Все те, кто мне был близок, уже давно умерли, а я живу, живу и продолжаю топтать этот мир.
Моя семья — это Стая. Мои братья и сестры — волки. Все они звери, и я чувствую, что человек во мне постепенно умирает. Год за годом, месяц за месяцем, мне все сложнее вновь становится им. Больше и больше времени я провожу под серой шкурой, охочусь, и управляю Стаей.
Я бежал по свежевыпавшему снегу, резво перебирая всеми четырьмя лапами, счастливо вдыхая морозный воздух. По-зимнему яркое солнце, серебрило все вокруг, и мир становился прекрасней и ближе. Вековые дубы, и молодые сосны проносились мимо.
Путь преградил овраг. Не останавливаясь ни на секунду, я оттолкнулся от земли, и распластался в прыжке. Я летел вперед и вел за собой остальных. Моя семья, моя стая.
Молодые смельчаки и старые упрямцы, все сегодня вышли на охоту. Позади раздался радостный вой, и, не раздумывая ни минуты, волки один за другим подхватили его.
Приземлившись, я остановился и, повернув голову, смотрел, как молодые волки перелетают через овраг. Старики предпочли сделать небольшой круг, и уже стояли рядом со мной.
Мир полон запахов и звуков, которые совершенно недоступны людям. Тонкие ароматы травы, что упрямо растет под снегом; запах желудей и орехов, которые спрятала в небольшом дупле запасливая белка; ароматы зимних цветов, и тысячи других, таких прекрасных и непохожих друг на друга. Все они объединяются в один букет, даря мне знания об окружающем.
Слева испуганной тенью мелькнула лисица, под снегом доедали зерна полевки, птицы, встревоженные нашей песнью, опасливо замолчали и старались не шевелиться.
Глупые… Пусть лесные коты охотятся на говорливых пичуг, а мы совершенно не приспособлены для этого. Ну совершенно. Даже если очень захочется.
Ветер приносил новые запахи: Чуть северней, в мир выбрался медведь, и теперь недовольно порыкивая, бродил вокруг берлоги и тёрся спиной о деревья.
В нескольких километрах от нас бродили несколько лосей, уже довольно старых, и беспомощных. Подходящая жертва для молодняка.
Стая бежала. Мы рвались вперед все быстрее и быстрее. Казалось, ничто не сможет остановить нас… И тут ветер, словно следую чьим-то указаниям сменил направление. Ветер принес тревогу. Ветер принес запах смерти.
Я учуял опасность. Почуяли опасность и остальные, закружили по поляне взволнованными тенями, постепенно останавливаясь и замирая в настороженных позах, то и дело, бросая вопросительные взгляды на меня.
Раскидывая лапами промерзшую землю, я взобрался на небольшой холм. Запрокинув голову, я резко втянул воздух и навострил уши… Тишина и смерть, несущаяся на встречу нам.
Оборотни Югара. Ненавистные мне, совершенно лишенные человеческого разума твари, неслись по лесу и истребляли всякую жизнь, что попадалась на пути. Их около десятка, но и столько хватит, чтобы от лесной семьи никого не осталось…
Из стаи вперед выступил огромный, темно-серого цвета волк — Ашша, мой друг и советник. Один из самых матерых в стае.
Поднявшись на возвышенность, он встал рядом со мной:
«Что ты чувствуешь, старший?» — его телепатический голос, это причудливая смесь раболепия, уважения, заносчивости, теплоты, величия и тревоги — «Семья обеспокоена — мы чувствуем приближение смерти, которая обрела плоть, и стремглав несется по нашему Дому…»
Лапой, смахнув упавший на нос снег, я повернулся к Ашше и обреченно вздохнул:
" Ты никогда не избавишься от лишней патетики… Это оборотни, брат"
Ответом мне стал злобный рык. Вся стая расслышала последние слова, молодые волки замерли на месте, старики поднялись и подошли ближе, желая узнать подробности.
"Где они?", "Кто эти отродья?", "Зачем они здесь?" — застучали мелкой дробью голоса Семьи.
Я встряхнул головой, и поднял лапу, прося тишины:
" Могу сказать, что это — Оборотни Югара… Этих тварей я узнаю из сотни любых других", — я поднял глаза к небу — "А еще… они идут прямо на нас"
"Что?", "Ты можешь их остановить?", "Нужно уходить!" — хор голосов вновь заполнил мое сознание, мешая сосредоточится.
"Тихо!!" — это Ашша взял ситуацию в свои лапы — "Замолчите! Нам нужно посоветоваться"
Повернувшись ко мне, он с сомнением поинтересовался:
"Нужно? Или ты уже все решил?"
"Я думаю"
"Они далеко?"
Я погрузился в мир запахов. Отделяя тысячи ненужных оттенков и запахов, я упорно искал ответ на вопрос. И нашел. Оборотни выделялись в лесу, словно навозная куча по среди Императорского трона. Хотя с этим утверждением можно и поспорить… В общем их было видно издалека.
"Три полета стрелы, не больше"
Ашша злобно оскалился:
"Откуда мне знать, как далеко летают стрелы??"
"Хорошо… Тысяча твоих шагов…"
Волк покосился на ожидающую стаю:
"Тогда нам лучше поспешить с решением"
Я скосил глаза на стариков:
"Думаю, нужно отправить часть стаи на перехват, а часть в Логово"
От неожиданности присев, Ашша оскалился:
"Зачем?? Зачем нам останавливать их?" — холодный снег не лучшим образом влиял на… гм… хвост волка, и поэтому он поспешил подняться: "Вопрос был в том: "Куда нам уходить?" А не: "Нападать или не нападать"…"
"Я решил"
Спустившись с холма, я встал перед Семьей:
"Братья! Нам необходимо задержать Югара, потому как он идет в город, и если не помешать ему, месть людей будет страшна, пострадают все…"
Молодые охотники с готовностью смотрели на меня, старики, немного недовольно, но все же внутренне соглашаясь со мной:
" Покажем им!", "Пусть знают свое место!", "Веди нас Брай!"
"Вас поведет Ашшаан"
Позади послышался удивленный вздох и до моего сознания долетел голос друга:
"Почему я? Ты глава семьи!"
* * * *
Часть стаи уходила на север, ведомая Харром. Остальные двинулись наперерез Югару, ведомые злым и очень недовольным Ашшем.
Я остался один, разглядывая истоптанную волками поляну, двинулся в сторону города.
Не переставая думать о том, сколько братьев погибнет сейчас, чтобы задержать оборотней, я бежал, бежал быстрее, чем когда-либо. Мимо проносились знакомые места, но я не замечал их.
Впереди показались красные флажки — верный признак охотников, я взял левее пытаясь обогнуть стороной опасное место, не встретив при этом людей. Не получилось. Прямо на меня, весело посвистывая, шел мужчина с огромной кучей хвороста. Пока что, она мешала ему рассмотреть меня, но скрип снега, он услышал сразу, и попытался отступить в сторону… Не успел.
Взметнувшись, я передними лапами опрокинул его на спину, одновременно с этим, зубами вырывая из рук вязанку. Мотнув головой, я откинул ее в сторону и, наступив охотнику лапами на грудь, угрожающе оскалился.
Гортань волка совершенно не приспособлена для человеческой речи, и поэтому мне в срочном порядке пришлось трансформировать её. Необходимо внятно объяснить перепуганному человеку, что есть его, я не собираюсь. И кусать тоже. По крайней мере сейчас.
Горло пронзила боль — мышцы, связки, все сейчас перестраивалось на человеческий манер. Запершило, и я закашлялся, надрывно, но совершенно как человек, благодаря чему, заслужил еще один полный ужаса и страха взгляд.
— Пос-слуш-ш-шай меня, ох-хотник, — слова с хрипом вырывались на свободу — Оборотни…кха… Оборотни близко, — черт, как же сложно — Они… идут в город… кха… Нужно… предупредить всех-х…
Был бы я сейчас человеком — вспотел бы с ног до головы:
— Понимаешь… меня?
— Оборотень!!!
Поспешно заткнув ему лапой рот, я замотал головой:
— Тиш-ше… Сам… ты… оборотень… Я волк…
Ответом мне послужило лишь недоуменное мычание, и выпученные глаза. Убедившись, что мужчина больше кричать не собирается, я убрал лапу.
— Во-о-олк? Т-т-т…очно?
Вытерев лапу об снег, я улыбнулся:
— Что, никогда говорящих зверей не видел? Лесной Царь послал меня, как самого умного и читающего зверя, чтобы предупредить об опасности — я вполне освоился и говорил уже без запинок — Понимаешь?
Почему-то, моя улыбка никогда не вдохновляет людей на связный разговор, и этот раз, не стал исключением:
— Какой лесной царь? Ты умеешь читать? Зачем? Кого предупредить?
Я пустился во все тяжкие, время поджимало:
— Великий Лесной бог снизошел до людей, и хочет помочь вам… Я его посланник. Ты был избран, чтобы спасти город от злых оборотней… Доступно объяснил?
Мужчина воодушевленно закивал, лицо его просветлело, а взгляд наполнился радостью, словно не стоял на груди стокилограммовый говорящий волк, сверкая клыками в опасной близости. Ох уж эти люди, скажи только, что их, для важной мисси избрал бог, и они уже готовы лететь куда угодно… Эх…
— Что я должен сделать?
Убрав лапы с груди охотника, я отбежал на приличное расстояние, и обернулся:
— Спеши в город, избранный. Предупреди всех…
Не дожидаясь ответа, я бросился прочь с просеки, и через секунду исчез в кустах.
* * * *
Закат догорал — сиреневато-алый цветок в мягкой серебристой оправе облаков. Синяя, прохладная и пряно пахнущая тьма медленно сгущалась. До этого безоблачное небо начали заволакивать тучи. Я бежал. Впереди показались первые дома, замедлив ход, я закрутил головой. Где-то здесь припрятана моя одежда.
С трудом, найдя нужное дерево, я лапами начал разгребать землю между корнями. Когти заскребли по крышке ящика, и через секунду, я упорно тащил его зубами на поверхность.
Откинув носом крышку, я осмотрел вещи. Кажется то, что нужно. Черные свободные одежды, плащ с глубоким капюшоном, сапоги из мягкой кожи, и пара кинжалов из серебра. Конечно кинжалы лишнее, мне обычно хватало когтей и зубов, но против Югара может пригодиться.
Я отошел на несколько шагов, и опустил веки, сосредотачиваясь.
Тело сводила судорога, кожа горела, а белая шерсть вылезала клочьями, и вспыхивала в воздухе. Трещали кости, выравниваясь, и меняя форму. Росли новые жилы, перестраивались органы. Меня словно жгли заживо. Океан боли поглотил сознание…
Очнувшись, я первым делом заключил, что совершенно голый! лежу на довольно-таки холодном снегу. Поспешно вскочив, я, шатаясь из стороны в сторону, бросился к ящику одеждой. Первым делом я натянул сапоги, и только затем, штаны, плотную рубашку, пояс с кинжалами и плащ. Накинув капюшон на голову, я оглянулся и поспешил выйти на дорогу.
Городские стены медленно приближались, и я прибавил шагу. Кажется, все в порядке. Радость заполнила меня.
Еще бы! Я успел! Опередил Югара! И значит, у семьи получилось задержать его!
Раздробленное дерево главных ворот, заставило меня отбросить радостные мысли, и припуститься бегом. На ходу, выхватив кинжалы, я подбежал к будке охраны. Кровь. Растерзанные тела людей. Повсюду.
Они уже здесь.
Я бежал по улицам. Повсюду окровавленные люди. Практически все живы, но Укушены. Мои кинжалы безжалостно прерывали их жизни, даря свободу от тлена. Десятки, или даже сотни новых оборотней появились бы сегодня на улицах Вьяра, а это смерть для всей округи. Я делал, то, что должен был делать.
Показались центральные районы. Здесь все еще спокойно. Видимо Югар и его твари пошли другой дорогой. Я пробежал мимо лавки торгующей Магическим Оружием, и, заметив впереди людей, свернул направо. Район особняков городской Знати, десятки величественных и помпезных строений, раскинулись по обе стороны улицы. И лишь один был освещен заревом кровавого ритуала.
Ни на секунду не останавливаясь, я поспешил туда. Все та же печальная картина встречала меня: раздробленные створки ворот, проломленный забор, и тела охранников повсюду. Если бы не одна заметная деталь, можно было и не удивляться. Но она того стоила. Югар с человеческим младенцем на руках.
— Ты-ы?.. — прохрипел оборотень — Ты…
У него всегда были проблемы с запасом слов, но сейчас, он превзошел себя.
Развернувшись к твари боком, я медленно двинулся по кругу:
— Где-е? — в тон оборотню переспросил я — Где-е?
Взревев, как раненая куропатка, Югар неуловимым движением подхватил с земли камень и метнул в меня.
Уклонившись, я раздраженно бросил:
— Брось ребенка, тварь!
Оборотень издевательски перевернул дитя головой к земле, и потряс:
— Эт-т-о-ого?
Я не выдержал. Оковы воли пали, я начал сбрасывать человеческую оболочку. Замерев, Югар оскалился, и резко выпрямившись, кинул младенца, прямо мне в руки. Секундой позже, он бросился прочь, резво перебирая всеми четырьмя, и вскоре исчез.
Острая боль пронзила тело. Но она никогда не сравнится с той, что вонзилась в мое левой плечо. Серебро.
Неожиданно я осознал, что трансформация остановилась. Мое тело уже не человеческое, но еще и не волчье, теперь было подобно виду оборотней напавших на Вьяр. Меня могли принять за одного из них. Черт…
Развернувшись, я увидел девушку, тянущую из ножен меч, и, приняв единственно верное решение, перебросил ребенка ей. Мягко толкнувшись сильными ногами, я уцепился правой лапой за карниз, и, подтянувшись, побежал, прыгая с крыши на крышу…
Глава 3. Каэтана
"Кэй!"
…
"Кэй!"
…
"Каэтана, чтоб тебя!"
Я сидела на корточках и разглядывала следы на снегу на том месте, где несколько минут назад стоял оборотень. Если не изучить их сейчас, то потом будет уже слишком поздно — метель заметет их.
— Клык, ты можешь принять сейчас единственно верное решение. Не мешать мне, — сказала я, не оборачиваясь.
Позади снова запищал младенец. Его папашка — губернатор Вьяра сейчас держал его на руках и судорожно тряс, пытаясь успокоить. Рядом с ним стояли и два охранника.
— Вы что-то сказали, Охотница? — взволновано спросил губернатор.
— Ребенка унесите. Замерзнет.
— А, да-да. Мы вас ждем у нас в особняке, — напомнил губернатор — Реган проводит вас.
Губернатор с одним охранником скрылись в метели, а некий Реган остался позади меня и молча наблюдал, сохраняя дистанцию шагов в пять. Я чувствовала его страх, он то и дело озирался на крыши, боясь, что оборотень вернется.
— Не бойся. Он не вернется. Ему нужно время, чтобы восстановиться, — успокоила я его, по-прежнему не оборачиваясь.
— А я и не боюсь! — неожиданно резко прошипел он — И вообще, я старше тебя, девчонка, чтобы ты обращалась ко мне на "ты"!
— Правда? — усмехнулась я — Губернаторского ребенка уж не вы ли охраняли? — спросила я с сарказмом.
Мужчина затих, потом встрепенулся и с некой брезгливостью на последнее слово, произнес:
— Занимайся своим делом, Охотница…
— Я-то им занимаюсь, а вот вы, похоже, в этом не особо преуспели…
"Каэ, успокойся"
— Черта с два, я успокоюсь! — выкрикнула я.
Реган удивленно посмотрел на ненормальную Охотницу, но промолчал.
Следы были трехпалые, немного приземистые, вдавленные передней частью лапы в снег. Такие не у всех оборотней. Судя по его внешнему виду и следам — это оборотень Югара.
"Кто это такие?"
— Одна из этих тварей и укусила тебя пару месяцев назад.
"Опасные твари" — согласился Клык, обнюхав снег и поднял голову, зорко всматриваясь в сторону крыши.
— Зачем им ребенок губернатора? — я встала и отряхнула снег с коленок.
"Это, думаю, знает губернатор…"
— Сомневаюсь.
"Почему?"
— Не знаю. Странно все это. С чего Югарскому оборотню похищать младенца? Голод? Вряд ли с младенца можно утолить зверский аппетит. Вокруг полно людей имеющих жировую массу намного больше.
Я посмотрела на крышу, по которой смылся оборотень.
"Пойдешь его искать?"
— Да. Но не сейчас, — кивнула я — Он мне должен.
"Дротик?"
— И его тоже. Разоришься на них тратить серебро.
"Может, примем приглашения губернатора? Я замерз"
— Да, конечно, все равно пойти в Стравин мы уже не сможем…
Реган проводил нас до дома губернатора. Он жил в солидном белокаменном особняке. При первом взгляде на это добротное массивное сооружение поражала воображение крыша. Ее скаты под самыми невероятными углами сходились в затейливые геометрические конструкции. Аллея, сейчас обильно усыпанная снегом, представляла собой подобие восьмерки, в серединках которой были разбиты сады. Летом здесь, наверное, великолепно красиво. Но сейчас зеленые фигуры различных животных покрывал снег. Удивительно, как они вообще сохранили зелень! Хотя, что тут удивительно? — магия.
Нас встретил губернатор вместе с супругой. Холеная, высокая брюнетка по имени Айриш, сразу начала осыпать меня благодарностями за спасение жизни ее ребенка. Губернатор сохранял хладнокровие. В стенах своего дома он снова стал занудливым повелителем своего города, а не тем перепуганным мужичонкой с младенцем на руках.
— Я бы хотел, чтобы вы присоединились к вечеринке в общей зале, — любезно пригласил он.
— Вечеринке? — вскинула я бровь — По какому поводу?
— По поводу спасения нашего мальчика. И еще, я хочу объявить охоту на этого оборотня, — с глупым умилением пояснил губернатор.
— Я сваливаю, — я развернулась и пошла к выходу.
— Но… Охотница?! Почему??? — остановил меня голос Айриш.
— Я не собираюсь тратить свое время, глупо развлекаясь с недоносками, строящими из себя "Охотников"!
— Вы все равно сейчас далеко не уйдете, — строго сказал губернатор, делая команду рукой, чтобы служанка забрала у меня сумку — На улице метель!
— В лесу ее нет, — я вырвала свою сумку обратно из рук удивленной служанки.
— Вы хотите оскорбить меня своим отказом? — губернатор вскинул бровь и сложил руки на поясе.
Я оглянулась. Четверо охранников сейчас с интересом смотрели на меня, предвкушая драку. Четверо? Возможно я и справлюсь. Но на улице их больше, намного. И мне как-то не очень хочется скрываться потом в течение нескольких лет от стражи в близлежащих городах, к которым относился и Стравин тоже. И еще, мне просто не хочется, чтобы такой замечательный город, как Вьяр числился в списке "Город хороший, но мне здесь не рады", в который уже и без того было занесено большое количество названий.
— Нет, как вы могли такое подумать, — буркнула я недовольно.
— Тогда, мы будем рады, если вы составите нам компанию… — голос губернатора сочился сладким, даже приторным ядом.
Я уронила сумку на пол и служанка тут же подхватила ее. Ничего не сказав, я пошла вслед за губернатором.
— Собаку придется оставить здесь, — остановил охранник Клыка.
— Без него я не пойду, — твердо и зло ответила я.
Охранник вопросительно посмотрел на губернатора. Тот задумался, но тут же кивнул. Охранник молча отступил с дороги.
"Не нравится мне тут"
"И мне"
Губернатор распахнул большие резные двери зала, открыв все его великолепие. Прямо от дверей отходил стол, длиной шагов в пятьдесят. На красивых стульях из красного дерева, с резными, высокими спинками сидело много людей. Не меньше сорока, наверное. Стол был усыпан различными яствами, винами…
Когда мы вошли, воцарилась тишина, во время которой все с нескрываемым интересом разглядывали меня. Кто-то с явным неодобрением, кто-то безразлично, но были и те, во взгляде которых чувствовалось уважение. Я же постаралась надеть на лицо безразличную маску и гордо задрала подбородок.
— Имею честь представить вам, спасительницу моего мальчика. Охотницу… — губернатор заткнулся и умоляюще посмотрел на меня.
— Каэтана, — коротко бросила я.
— …Охотницу Каэтану! — в ответ вялые овации.
Мне было отвратительно общество этих отожравшихся толстосумов, которых ничего больше не волновало, кроме как денег и постоянных пирушек. Это не мое место, мне здесь плохо. Вообще не понимаю, как можно так спокойно набивать здесь животы, когда вокруг промышляют самые опасные оборотни в мире?
"Кэй, а что если удалимся под шумок?"
"Давай посмотрим, что они могут нам предложить. Сбежать не лучшая твоя идея"
Я присела на свободный стул рядом с губернатором, который перед этим выгнал с него своего помощника.
— Чего желаете? Вы, наверное, голодны? — осведомился губернатор.
— Я желаю поскорее начать охоту. Пока вы тут расслабляетесь — оборотень уходит все дальше и дальше.
— Да никуда не уйдет ваш оборотень! — усмехнулся губернатор, отхлебывая из бокала шампанское — Попробуйте лучше вот этого вина! — он плеснул мне темно-красного вишневого вина, которое я все же пригубила.
Да, оно и впрямь было великолепно! Кажется, оно понемногу пробудило во мне аппетит.
Я вытянула со стола куриную ножку и незаметно опустила руку вниз, скармливая ее Клыку. Тот незамедлительно захрустел ею.
"О, благодарю!"
— Подобное общество идет тебе на пользу, да? — усмехнулась я.
— Простите, что? — тронул меня за руку губернатор, до этого разговаривавший с кем-то рядом.
— Есть тут еще охотники, кроме меня? — брякнула я, моргнув.
Мужчина внимательно осмотрел зал и его присутствующих.
— Да. Вон там и там, — ткнул он пальцем. Перечисляя имена, которые я не запомнила.
Вряд ли перечисленные люди годились на роль Охотников. Полные мужчины, в богатой одежде и роскошными шевелюрами — нет, они никак не тянут на Охотников. Правда, были среди перечисленных и те, внешний вид которых кричал сам за себя.
Отдельная каста Охотников, которые охотятся вместе.
Я пробовала себя в подобном, но по мне, так лучше охотится одной. Тогда знаешь, что ты отвечаешь только за себя, и что никого не придется тащить на себя полуживого, или, что еще хуже, после укуса оборотня убить. А те, кто входит в Культ Охотников, всегда и везде вместе. По-моему, от этого они только мешают друг другу. Кстати, Охотники, находящиеся в культе назывались — культистами.
Несмотря на всю свою неприязнь к данному месту и его обществу, я все-таки решила, что перед охотой мне стоит отдохнуть и нормально поесть. Что я и сделала.
Кухня здесь замечательная. Не помню, когда я в последний раз так хорошо поела. Не просто набив желудок до отказа, а именно с аппетитом, смакуя чудесное сочетание разных вкусов. Надо же, потихоньку становлюсь гурманкой…
Но не успели мы пробыть здесь даже часа, как двери зала распахнулись и в комнату ворвалась женщина. Судя по ее внешнему виду, это была крестьянка. Она была растрепана, красна и тяжело дышала, оглядывая присутствующих. Когда женщина отыскала взглядом губернатора, то яростно закричала.
— Подонок! Там… на улице твоего города трупы! Люди, убитые оборотнями! А ты здесь развлекаешься и набиваешь свой живот! Как ты можешь?! — охрана, ворвавшаяся в зал, попыталась вытащить женщину из зала, но губернатор дал знак, чтобы охрана не мешала.
— Я не понимаю тебя, милейшая, — губернатор встал и развел руками.
— Там… там, — женщина упорно тыкала в сторону улицы — Там повсюду трупы! Они укушены и у них перерезаны глотки! Оборотни напали на город! Неужели ты ничего не знаешь?! Среди них мой муж и сын! — женщина упала на колени и зарыдала.
Я не выдержала и вскочила с места, но губернатор рывком заставил меня сесть. Ага, значит и он может быть напряженным!
— Спокойно. Итак, дорогие господа Охотники! Я объявляю Сезон Охоты открытым! За каждую голову оборотня вы получите по тысячи золотых! — губернатор опустил голову и быстрыми шагами вышел из зала.
Мы с Клыком переглянулись. Видимо, пора приниматься за работу, которая, наверное, никогда нас не отпустит…
* * * *
В лесу стояла мертвая тишина, изредка нарушаемая непонятным скрежетом. Не было слышно привычных звуков ночного леса. Темные ветви раскачивались от слабого ветерка, заставляя бешено колотиться сердце, а резкие шорохи отдавались мурашками по спине.
Лес становился все темнее. Во мраке черные стволы деревьев напоминали колонны. Мне чудилось, будто за нами отовсюду наблюдают невидимые глаза. Тропа вела вверх. Слева виднелось нагромождение скал. Осенние дожди промыли щель в камне, и до нас доносились плеск, бульканье и журчание воды. Видимо там был родник.
Нас было четверо: я, Клык и двое Охотников из специального культа, которые вошли в лес с этой же стороны, что и я. Всего на Охоту отправилось около двенадцати человек, из них двое женщин.
Я натянула на лицо вуаль (спасает от простуды и помогает "не светиться"), закрывающую нижнюю часть лица и оставляющую открытыми только глаза, надела капюшон и шла, сжав левой рукой эфес меча. Охотники из культа были одеты в одинаковую одежду: серые плащи и темно-синие штаны.
Я предпочла идти позади них, чуть поодаль, чем вызывала в свой адрес взгляды недоверия и шепотки. Когда один из них, как бы случайно отстал от коллеги, я ничуть не сбавила шаг и уже скоро нагнала его.
— Давно работаешь? — посмотрели на меня глаза из-под капюшона, уж очень низко натянутого на голову.
— Довольно давно, чтобы научиться выживать, — ответила я, стараясь не оскорбить своего спутника, но в тоже время не хотела сообщать ему много о себе.
— А я новичок в этом, — вздохнул парень — Второй раз "на деле".
Я промолчала. Вместо разговоров, я тщательно выискивала в темноте следы оборотней. Светящийся магический ромбик прекрасно позволял разглядеть дорогу. Это был подарок старого знакомого колдуна из Арха — города, в который путь для меня заказан. А жаль, хорошее местечко: много магии, самые большие и красивые замки на континенте…
Мой спутник же шел с факелом, пропитанным каким-то особенным составом, который позволял факелу гореть практически в любых условиях долгое время.
До восхода оставалось еще несколько часов. Небо уже понемногу окрасилось в ровный серо-синий цвет, но звезды можно было еще прекрасно различить.
Справа дорога шла под уклон, слева она сворачивала в редкий лес. Мы все остановились на пересечении. Следов оборотней не было видно ни там, ни там.
Охотник, что постарше вытянул руку в сторону редкого леса и произнес, сделав выделение на первое слово:
— Мы туда, — его молодой спутник послушно кивнул и пошел следом.
Я пожала плечами.
— А мы — туда, Клык.
"Как скажешь, Кэй!"
Честно говоря, дорога мне досталась не самая лучшая. Снег здесь доходил до колен, и удобнее было бы добираться на лыжах, но таковых у меня не было. Клык тоже мучался, утопая в снегу почти по горло.
Мы шли уже довольно долго, прежде чем я, наконец, нашла следы. Только вот кому они принадлежат, выяснить не могла — слишком уж они были глубоко в снегу. Оборотням проще передвигаться по лесу — у них ноги длиннее и тоньше. Они отталкиваются задней частью длинной стопы и прыгают вперед, что позволяет им передвигаться с очень неплохой скоростью… По крайней мере, от них не сможет убежать ни один человек.
Интересно, где хозяин данных следов?
Неожиданно, что-то тяжелое врезалась мне в плечо, и меня швырнуло назад с такой силой, словно землю выдернули из-под ног. Спиной и затылком я ударилась о ствол дерева, да так, что искры посыпались из глаз. Я пошатнулась, утопая в снегу и почти теряя сознание, а потом тяжело рухнула. С замирающим сердцем я ждала, что противник вот-вот навалится на меня, — но так и не дождалась. Мир все еще кружился и плыл перед глазами, но я сделала над собой усилие и сосредоточилась.
— Клык?! — резко выдохнула я.
Сбоку кто-то закопошился, послышалось рычание и хрип. Я попыталась подняться, но ноги словно застыли в снегу, а руки замерзли и перестали слушаться. Я все-таки смогла приподняться. Ромбик-фонарь вылетел из рук и теперь был похоронен где-то в снегу.
— Клы-ык!
Вытащив меч, я судорожно озиралась по сторонам, пытаясь продрать глаза. Из-за того, что я мощно приложилась об дерево, моя голова стала соображать не очень хорошо.
— Клы-ы-ык!!!
Снег уже набился в сапоги и неприятно таял там, согретый теплом тела. Я увидела множество следов чуть поодаль от меня. Одни из них принадлежали Клыку, а вторые… тоже?!
Я нахмурилась и пошла по следам. Едва пройдя несколько шагов, я услышала рычание и вой. Едва шевеля ногами, я бежала, боясь опоздать. Пару раз я падала в снег, выбиралась, снова падала, но продолжала бежать.
— Клы-ык!!!
Передо мной открылась небольшая поляна, созданная природой. Деревья здесь росли полукругом, а их высокие стволы и голые ветви подметали небо.
Что я увидела на поляне, подвергло меня в жуткий шок. В центре лежал человек. Почти полуголый. А рядом кружили волки, рыча и набрасываясь на моего пса.
Клык ловко увильнул от укуса одного, вцепился в глотку второму, но кто-то все-таки его достал. Пес жалобно заскулил, так, что у меня чуть сердце не разорвалось. Белая шерсть понемногу заливалась кровью, придавая диковинный вид шкуре…
Я бросилась ему на помощь, мечом отгоняя волков и пытаясь подойти ближе к человеку, чтобы проверить, жив ли он?
Проверить у меня не получилось.
— Клык?! Он жив?! — Клык сделал над собой усилие и подполз к человеку.
"Дышит, Кэй. А вот я, кажется, скоро сдам…"
— Не смей, слышишь?! Мы выберемся! — злые слезы брызнули из глаз.
Не так. Только не так! Мы были в переделках и похуже и всегда выходили победителями! Только не такая глупая смерть! Не от волков!
Как-то, в самом начале своей карьеры, я услышала в одной из таверн откровения Охотника. Он говорил, что самая лучшая смерть для него — погибнуть в сражении с оборотнем. Потому что его работа — это для него все. И смерть и жизнь…
Я так не умру… Не хочу…
Неожиданно, вдалеке послышался протяжный вой. Волки застыли и разом обернулись, потом один из них тоже завыл. Волки посмотрели на меня каким-то странным взглядом, а потом развернулись и убежали, словно и не нападали только что…
Я удивленно посмотрела им вслед и в следующую секунду мое сознание сделало самое позорное, на что было способно — покинуло меня…
* * * *
Я открыла глаза, с трудом осмысливая, свое местонахождение. Резко поднявшись, я почувствовала дикую боль в голове и, зажмурившись, зашипела.
Я лежала в какой-то комнате на кушетке и была здесь не одна. Рядом, на кровати лежал тот самый парень, которого мы с Клыком нашли в лесу. Кажется, он до сих пор не приходил в сознание.
Интересно, а где Клык? И каким образом мы добрались сюда?
Почему-то я сразу догадалась, что нас нашли другие Охотники.
Как же болит голова! Хорошенько же я приложилась ею, если она до сих пор болит.
Я встала с кушетки и, найдя свою одежду рядом, быстро переоделась, стараясь не шуметь. Подойдя к парню, я наклонилась над ним, чтобы лучше рассмотреть. Какое жесткое лицо! Он был необыкновенно широк в плечах. Волосы как вороново крыло, высокие скулы и кирпичный загар, сохранившийся до сих пор. Про таких говорят — матерый.
Интересно, кто он такой и как оказался в лесу?
Я положила руку ему на лоб. Горячий. Еще бы! Наверняка он заработал себе лихорадку!
Мужчина тяжело вздохнул и развернулся на бок. Так как на нем не было одежды, я невольно залюбовалась его фигурой. Одеяло с него слезло еще ниже, открыв поясницу. Я хотела, было, поправить его, но мой взгляд упал на татуировку.
Идентичную моей.
Меч, стоящий лезвием вверх, по которому взбиралась извилистая лиана, распускавшаяся на конце шипами.
Судя по выцветшему состоянию, наколка сделана давно. Моя еще совсем свеженькая, словно наколотая вчера.
Я провела пальцами по рисунку и вздрогнула от неожиданности, когда мое запястье резко перехватила его рука. Мужчина развернулся и жестко посмотрел прямо мне в глаза, не отвлекаясь ни на что другое.
— А…э… простите, как вы себя чувствуете? — спросила я, запинаясь.
Мужчина моргнул, чуть нахмурившись, и снова впал в беспамятство. Брови сдвинулись на переносице, выражение лица выражало беспокойство и даже муку. Он медленно разжал пальцы и выпустил мою руку.
Я отошла от его кровати и вышла из комнаты. В соседнем помещении сидели трое человек: двое из них те Охотники, с которыми я зашла в лес.
Все разом обернулись на меня:
— Привет, — бодро помахал тот, что заговорил со мной вчера в лесу — Как самочувствие?
— Голова болит, — нахмурилась я.
Один из мужчин, пожилой матерый Охотник встал со стула и сделав пригласительный жест, помог мне присесть. Налив мне чай и поставив на стол какую-то еду, он пододвинул себе еще один стул и сел напротив.
— Мы нашли вас в лесу в весьма плачевном состоянии. Ты была без сознания, видимо у тебя легкое сотрясение, а тот мужчина — вообще почти околел.
— Он Охотник, — ответила я, поднося ложку ко рту.
Мужчины переглянулись.
Интересно, к чему такое удивление? Всех Охотников пальцев не хватит пересчитать.
— Видимо, одиночка? — спросил один из Охотников.
Я слегка неуверенно кивнула. Возможно, что и одиночка. Если бы был местным культистом, эти ребята наверняка бы его узнали, а так… Такой же, скорее всего одиночка, как и я…
— Могу я знать, где мы находимся? — спросила я.
— Во Вьяре, в сторожке, — улыбнулся молодой Охотник — Меня, кстати, Никерс зовут. Вот этого, — он хлопнул по плечу пожилого мужчину — Дервиш, а этого ты уже видела — это Джеймс.
— Каэтана, — кивнула я — Можно просто Кэй или Каэ.
— Так что там у вас случилось? — нахмурился Дервиш.
Я пожала плечами.
— Мы с Клыком вышли на поляну, где волки нападали на этого мужчину. Одежда на нем была вся разорвана. Мы кое-как отогнали волков и я потеряла сознание… А где Клык?! — встрепенулась я.
— Он на улице бегает, — хмуро пробурчал Дервиш.
Н-да, судя по тому, что Клык — существо, ведущее себя подобно человеку, вряд ли он по своей воле там бегает. Скорее, его просто не пустили в дом.
Я встала и, поблагодарив хозяина за помощь и гостеприимство, собралась, уже было уходить, как меня остановили.
— А этого — с собой заберешь? — махнул Дервиш в сторону комнаты.
— А почему я его должна куда-то забирать? — удивилась я — Я его впервые вижу. И к тому же, вы его притащили сюда. Как он оклемается, пусть идет куда ему надо.
— Оклемается? — усмехнулся Джеймс, до этого не подававший голос — У него горячка и возможно в скором времени разовьется гангрена. Ему нужна помощь, или ампутация ног. А если не сделать этого сейчас, то и рук тоже.
— А здесь ему помощь никто не станет оказывать. Да и знахарей здесь нет, — развел руками Дервиш — Правда, можно к мяснику обратится: ему все одно, что скотину, что человека разделывать! — мужчины захохотали.
Я нахмурилась от такого идиотского юмора.
Вот еще одна беда на мою голову. Госпожа Судьба почему-то любит экспериментировать с моей выдержкой. Что же мне с ним делать? Тащить его на себе в Академию Целителей в Ильмаре? Правда, есть еще один выход — нет, не бросить его здесь, а отвезти к Эсте — моей хорошей знакомой-целительнице. Уж она-то и с гангреной и с чем угодно справится.
Я надеюсь.
Глава 4. Брай
Сознание резким рывком вернулось ко мне. Открыв глаза, я подумал что ослеп, но постепенно вернулось и зрение. Затем слух, и обоняние.
Комната залитая лучами зимнего солнца, морозный воздух пробирающийся через приоткрытую форточку, звон мечей за окном, и запах мокрой собаки. Вот что окружало меня. Так. Стоп. Тяжело дышавшая, и к тому же мокрая собака?
Я скосил глаза, и, проследив взглядом за цепочкой мокрых следов, наткнулся на пса, сидящего с высунутым языком, и смотрящего мне прямо в глаза. Никогда не встречал собак, которые смотрят людям в глаза.
"Ну и чего уставился? Собак никогда не видел?"
От неожиданности, я на секунду замер, и попытался подняться с кровати, но тут же со стоном повалился обратно.
"Странный человек"
Я замотал головой, пытаясь откинуть наваждение. Пока я гримасничал возле окна, обхватив себя руками, бой за окном утих, и послышался раскатистый смех мужчины, в ответ на брошенную женским голосом фразу.
Остановив празднество сумасшествия, я посмотрел на тот угол, где сидел пес. Он по-прежнему находился там, совершенно в той же позе… А жаль. Я думал это всего лишь последствия болезни.
Усилием воли, собрав мысли в кулак, я лихорадочно осмысливал происходящее. Вопросы один за другим рождались в сознании.
"Где я? Что со мной? Какой болезни? Почему я совершенно голый?" И, наконец… "Кто я?"
Пес в углу недовольно зашевелился и, накрыв лапой голову, тяжело вздохнул.
"Ты в доме знахарки. Она вылечила тебя от гангрены и лихорадки. А ты, если совсем нет предположений — человек, который обязан нам с Каэ жизнью. Жаль только, что ты не слышишь меня"
Я медленно покачал головой:
— Вообще-то слышу, и это пугает меня больше всего…
Удивленно встрепенувшись, пес подскочил на месте, и ошарашено уставился на меня:
"Слышишь??!"
— Слышу, слышу, — я поспешно осматривался в поисках одежды — Не знаешь, где тут можно разжиться одежкой?
— Она на полу, рядом с кроватью.
Очередной раз, подскочив на кровати, как бы это не вошло в привычку, я взглянул на девушку, стоящую в дверном проеме.
"Откуда она взялась? Подошла совершенно бесшумно. Хотя я должен был услышать, это точно"
Не знаю, правда, откуда взялась эта уверенность, но я не сомневался не минуты. Должен был услышать. Должен, и все тут.
По-видимому, я задумался и произнес последние слова в слух, и до меня донесся едва слышный телепатический шепот пса.
"Она Охотница, подкрадываться бесшумно — её профессия"
Девушка недовольно покосилась на собаку:
"Он тебя не слышит, к чему лишние лекции"
Черт возьми. Оказывается и девушка «воспринимает» речь животного.
— Слышу, как не странно, но слышу. Или мне кажется?
Видели когда-нибудь девушку, которая становится белее известняка за считанные доли секунды? Я нет. До сей поры.
Пораженно схватив воздух ртом, девушка присела в кресло:
— Как, слышишь?
Я раздраженно взмахнул руками и потянулся к штанам:
— Да что вы заладили как птицы: "Слышишь, не слышишь". Будем считать, что это последствия болезни. И тебе Каэ, я полагаю, тоже стоит подлечиться у знахарки. Слышать разные голоса, это явно нехорошо.
Натянув штаны, я поднялся с кровати, и босиком прошлепав до двери, присел на стул рядом с Охотницей:
— Лучше расскажи мне, что произошло в лесу? И как я оказался здесь? Кто ты такая?
Но, кажется, девушка уже пришла в себя, потому что, приняв независимый вид, она, холодно улыбнулась, и стала рассматривать меня. Нахрапом тут ничего не узнать. Расскажет когда захочет.
Охотница не замедлила подтвердить мои догадки:
— Поговорим потом, а сейчас одевайся, мы идем есть. И кстати, хозяйку зовут Эста.
* * * *
Полуденные лучи заливали комнату, наполняя ее ласковым теплом. Ноздри щекотал соблазнительный аромат острого супа. Когда мы вошли в комнату, навстречу нам появилась женщина в овечьем полушубке. Лицо ее раскраснелось от мороза, а в руках она держала что-то завернутое в полотенце. Поприветствовав нас кивком, она, не останавливаясь, прошла в центр комнаты, и склонилась над широким дубовым столом.
Посредине стояла непритязательная деревянная ваза, доверху наполненная сочными спелыми яблоками. Эста, а это была именно она, убрала вазу, заменив ее кастрюлей, испускающей дразнящие ароматы. Затем она расставила на столе глиняные тарелки, и, повернувшись к нам, жестом пригласила к столу.
Пес, по имени Клык, как успела сообщить Каэ, подошел к столу вместе с нами, и, усевшись, стал сверлить знахарку взглядом. Та в свою очередь притворялась, что не замечает молчаливого упрека в глазах пса, скинула полушубок, и стала бегать по комнате, метая на стол все новые блюда. Клык крутился по близости. Дело закончилось тем, что Эста наступила ему на хвост, и раздраженно взмахнув руками, погрозила псу пальцем. Впрочем, он был тут же прощен, и получил миску с кашей, не лишенной огромных кусков прожаренного мяса. Лучшей благодарностью для хозяйки стало довольное чавканье Клыка.
Пока пес увлеченно поедал свое угощение, мы с девушкой присели за стол, и терпеливо дожидались окончания урагана, который буквально носился по комнате. Наконец, Эста, видимо полностью удовлетворенная своей работой, присела на краешек резного стула, и, взяв нож, громко постучала по столу. Ответом ей стал веселый бас, раздавшийся из другой комнаты:
— Уже иду, дорогая. Иду, мой генерал.
Знахарка улыбнулась и протянула руки к нашим тарелкам, взяла их, и все также молчаливо, разлила по ним суп. Вытерев половник об полотенце, она поставила кастрюлю, ближе к краю стола, как раз к тому месту, что оставалось свободным.
Пока я разглядывал, военную справу и пучки трав, что в огромных количествах были развешаны по стенам, в комнате стало на одного человека больше. Высокий, плечистый, с абсолютно седой окладистой бородой, и такими же седыми волосами, мужчина, уже стягивал с себя, внушающих уважение размеров, волчовку. Аккуратно положив одежду на пол в углу, он присел на свободный стул, и протянул мне руку:
— Меня зовут Райн, я муж Эсты.
Пожав огромную, но неожиданно мягкую, и теплую ладонь, я в замешательстве оглянулся на Каэ:
— Я рад знакомству, Райн, но, к сожалению, я не помню своего имени.
Недоумение отразилось на жестком лице мужчины:
— Совсем не помнишь?
Положение спасла Каэ. Потянувшись за хлебом, она как бы невзначай обронила:
— Его зовут Брай.
Райн улыбнулся, и повторно протянул руку:
— Вот так-то лучше. Меня зовут Райн, и я очень рад знакомству с тобой Брай. Ты крепче, чем кажешься на первый взгляд.
Покорно пожав протянутую еще раз руку, я наступил Каэ на ногу. Девушка недоуменно воззрилась на меня.
"Что?"
Я покачал головой, продолжая улыбаться хозяевам дома.
"Ничего такого. Откуда ты знаешь мое имя? И, черт побери, почему я слышу тебя без слов?!"
Каэ старательно глотала суп, не уставая нахваливать талант, знахарки, но глаза ее оставались, холодны как лед.
"Не знаю. И мне это не нравится… А имя у тебя выколото на татуировке, такой же как у меня. Ты Охотник?"
Слова Кай неожиданным образом породили в сознании ленту ведений, не совсем понятных, но достаточно ярких и кровавых.
Вот я убиваю оборотня. Бросаю его на острый край скалы и, метнув в шею серебряный кинжал, спокойно ухожу.
Вот вампир, трясущимися руками держащий, белую от страха девчонку, за шею. Короткий взмах, и он разлетается огненным пеплом.
Несколько зомби, управляемых некромантом, идущих ко мне. Зловонный запах смерти и разложения. Неуловимой серой тенью проскальзываю через нестройные ряды, и вонзаю меч в сердце мага.
И еще сотни, тысячи подобных ведений…
"Наверное. Если Охотники уничтожают нечисть, то я один из вас"
Метнув из под ресниц, полный интереса взгляд, Каэ, скормила Клыку кусочек жаренной курицы.
"Почему ты так уверен? Татуировка, конечно, многое, да еще и такая старая. Но ты же говоришь, что потерял память?"
Хозяева дома, были увлечены поглощением еды, и почти не замечали нашего молчаливого диалога. Лишь Эста, изредка, с любопытством поглядывала на меня. Я еще раз изучил богатое содержимое стен комнаты, и лишь после этого ответил девушке.
"Это я помню. Тысячи убийств. Нежить, нечисть… Оборотни, вампиры, зомби, и прочие. Я убивал их. Охотился…"
Суп в тарелках закончился, второе было съедено. Как впрочем, и третье, и четвертое. В общем не счесть, сколько провалилось в наши желудки. Мы с Охотницей и необыкновенно молчаливым Клыком вышли на заснеженную веранду. Райн, посмотрев на нас, пошел с женой, видимо, чтобы помочь с мытьем.
Солнце, ласковым котенком терлось о лицо, а мороз слегка покусывал обнаженные части тела. Ветерок слегка покачивал верхушки громадных дубов, и, врезаясь в нас, норовил забраться под легкие куртки, которыми нас снабдила Эста.
Клык, сладко зевнув, улегся на небольшой плетеный диванчик, и закрыл глаза, но уши с прежней настороженностью, продолжали возвышаться над головой.
Я присел на корточки, и теперь смотрел на девушку снизу вверх:
— Расскажи, что случилось? Где вы меня нашли?
Слегка поморщившись, девушка развела руки в стороны:
— А что рассказывать? Мы с Клыком, и еще несколькими Охотниками вышли из Вьяра на охоту. Оборотни Югара пытались заразить весть город, и еще… не знаю, зачем им это, но они пытались похитить ребенка губернатора. Я оказалась поблизости, когда одна из тварей схватила ребенка, и пыталась удрать. Я бросила в него серебряный дротик, ранила, и собиралась добить, как тварь метнула в меня ребенка. Пока я ловила дитя, — Каэ слегка смущенно повела головой — Оборотень удрал… Потом на приеме у губернатора, в дом неожиданно ворвалась женщина, и стала кричать, что половина города мертва. Кто-то перерезал зараженным глотки. Вот так, — девушка провела по горлу от уха, до уха — Каждому… Губернатор объявил охоту. За любого убитого Оборотня — тысяча золотых, — Охотница отряхнула снег с перил веранды и, облокотившись на них, продолжила — Мы вышли в лес, и там наткнулись на стаю волков, которая окружила тебя. Сначала я подумал, что ты один из оборотней, но мои амулеты были спокойны. Клык вступил в драку, потом я… Волки ушли, словно их позвал кто-то. А я потеряла сознание, и очнулась в сторожке, — Каэ посмотрела на меня — В общем, я спасла твою шкуру, Брай.
Поднявшись с корточек, я подошел к девушке и, протянув руку, положил ей на плечо:
— Я благодарен тебе, Каэтана. Правда благодарен.
Девушка дернула плечом, сбрасывая мою руку:
— Благодарен и благодарен. Спасибо — не звенит. В общем, Брай, мне нужно идти — охота не ждет. А ты пока оставайся у Эсты. Тебе нужен уход, и все такое, — девушка оттолкнулась от перил, и прошла к входу в дом — Клык! Мы уходим.
Пес нехотя открыл глаза, и, зевнув, спрыгнул на пол.
"Ты неисправима, Каэ. Зачем бежать? Оборотни все равно уже далеко, тем более ты собиралась на покой. Мне казалось"
Почесав лапой за ухом, Клык встряхнулся, и медленно подошел к девушке. Оглянувшись на меня, он замер. Во взгляде явственно читалось: "Сделай что-нибудь!"
Охотница замерла на пороге, словно раздумывая, заходить в дом или нет. Я подошел сзади, и не рискуя более дотрагиваться до нее, наклонился к ее уху:
— Я могу… пойти с тобой…
Резко обернувшись, Каэ с удивлением взглянула на меня:
— Ты?! Нет, это исключено! Ты ослаб после болезни, у тебя нет оружия, и самое главное, я не охочусь в команде!
Ух ты, сколько отговорок!
Посмотрев на Клыка, я пожал плечами.
"Я не сказал, что собираюсь участвовать в охоте. Я хочу помочь вам, ведь я хорошо помню и знаю тварей Югара, встречался ранее"
Клык, приоткрыл лапой дверь с веранды, и наполовину войдя в дом, задумчиво заметил:
"Подумай Каэ, он ведь может пригодиться"
Придержав дверь рукой, девушка пропустила пса, и сама вошла в дом, едва не задев плечом косяк.
"И даже думать не буду!"
* * * *
От Эсты мы вышли на утро следующего дня. Было темно. Солнце скрылось за тучами, и с неба начинал валить снег. На прощание, Райн, не переставая ворчать, снабдил меня всем необходимым для охоты. Теперь на мне сидела, плавно подогнанная кольчуга, из серебра. На боку покоился серебряный меч, в простых кожаных ножнах, за спиной еще один. На перевес, через левую ногу, перевязь с четырьмя метательными ножами. Поверх всего, на меня была водружена, одна из самых маленьких волчовок хозяина дома.
Отозвав на секунду, Каэ, мужчина передал ей какой-то сверток. Клык, поведя носом, мгновенно заключил, что это нечто металлическое, и одновременно нет. Мне оставалось теряться в догадках, потому как на мой вопрос, Охотница лишь пожала плечами, мол: "Не твое дело".
Знахарка, вручила некую баночку с мазью, и повелела растирать болящие места каждый день. Помахав на прощанье, она скрылась в доме, и больше не показывалась. Райн еще десять минут объяснял, как нам выйти на прямую дорогу через весь лес, а потом пожал нам с Каэ руки, коротко по деловому, протянул руку и Клыку, и, пожав тому лапу, удалился в дом, шепнув что-то напоследок Охотнице.
Поднялся ветер, и через минуту, уже не было видно собственных рук. Снег, поднимаемый невидимой силой природы, застилал все вокруг. Лишь сзади виднелся огонек домашнего очага Райна и Эсты.
Охотница, резким движением сгребла набившийся в глаза снег.
"Все еще не жалеешь, что пошел с нами? Сама не понимаю, как ты смог уговорить меня"
Я аккуратно шел, закрывая лицо ладонью, и стараясь попадать в протоптанные Клыком следы.
"Нет, Охотница! Не жалею!"
Через несколько часов блужданий, мы вышли на дорогу, и двигаться стало гораздо легче. Где-то впереди раздалось веселое гавканье Клыка, и еле слышно долетела до нас Каэ его мысленная речь.
"Здесь поляна! Можно сделать привал"
Я прибавил ходу, за что получил еще одну усмешку со стороны Охотницы. Ну и пусть, я действительно устал, да и пора использовать мазь, которую мне дала Эста.
Небольшая поляна располагала к отдыху как нельзя лучше. Окруженная со всех сторон густыми зарослями, она имела лишь один выход — прямо на дорогу. Спустившись с небольшого пригорка, я подошел к псу, сосредоточенно обнюхивающему заросли и присел рядом на корточки.
"Что-то почуял?"
Клык недовольно повернул голову в мою сторону.
"Пока нет, но запах странный. Не лесной. Гнилью пахнет"
Я недоуменно передернул плечами:
— Подумаешь, может, заяц умер.
Сзади послышалось удивленное покашливание Каэ:
— Ты издеваешься? Мороз и снег не способствуют разложению — голос переместился ближе, и стал настороженным — Здесь что-то не так.
Пес, словно человек, утвердительно качнул головой.
"Мне тоже так кажется…"
Настороженно помахивая хвостом, Клык обежал поляну, и остановился возле не большой елочки.
"Кажется, запах идет отсюда"
Передними лапами, раскидывая снег, пес полез под низкие ветки. Через секунду он выскочил оттуда словно ошпаренный, и поспешил отбежать на другой конец поляны.
"Там лежит…"
Что именно лежит под елью, я не расслышал, потому как в этот момент, это самое, решило показаться миру. Запах гнили наполнил воздух. Из-под дерева, кряхтя, вылезло существо, с ног до головы покрытое бурой шерстью. Резко обернувшись, оно показало в улыбки гнилые клыки, и, взревев, бросилось к нам.
В чем причина ярости сего животного, разбираться было некогда, и поступив самым рациональным способом, а именно выхватив меч, и закричав что-то в ответ на вопли монстра, я бросился в атаку. Получилось эффектно. Бешено вращая, как мечом, так и глазами, я бежал на встречу монстру, и кричал что-то яростное, но не особо осмысленное.
Остановившись, существо, казалось слегка удивленно замахало руками, громогласно испортило воздух и гигантским прыжком, выпрыгнуло с поляны, и скрылось в кустах.
Пробежав круг почета, я остановился возле валяющейся на земле Каэтаны. Кажется, она смеялась. Смеялась так, что не могла вымолвить ни слова еще довольно долго. Отсмеявшись, Охотница поднялась с земли, и с невозмутимым видом, стала отряхивать снег с одежды.
Я раздраженно запихнул меч в ножны и взглянул на девушку. Клык к тому времени успел куда-то испариться.
— Что смешного?
Каэ сверкнув ослепительно улыбкой, с наигранным сожалением потрепала меня по плечу:
— Не беспокойся. Все хорошо… Но вот зачем ты набросился на бедного Виалита?
Я сбросил руку Охотницы:
— Виалит? Кто это?
Пытаясь подавить улыбку, Каэтана развернулась ко мне спиной:
— Эх, Охотник… Виалит — это лесной страж, который продает Охотникам информацию за орехи и ягоды. Видимо твой меч, в качестве оплаты, его не устроил. И даже испугал.
Я обреченно почесал затылок и, отойдя от девушки, поинтересовался сам у себя:
— И чего она взяла, что это чудо испугалось…
Каэтана, кажется, услышала мое бурчание и усмехнулась:
— По звуку. Он ведь явно не рассмеялся, перед тем как убежать…
Глава 5. Каэтана
.
Мужчина как-то странно улыбнулся, оголяя жемчужные клыки, и посмотрел на меня хищным взглядом…
Я была обескуражена настолько, что не могла выговорить ни слова.
Как он мог?! Как посмел скрывать это от меня?! Два года рука об руку и все оборвалось из-за обычной, ничем не отличавшейся от других, Охоты…
Он все так же хищно улыбался, продолжая смотреть мне прямо в глаза, своим бездонным взглядом.
— Ты можешь перебороть себя? — зачем-то спросила я, уже заранее зная ответ на свой вопрос.
— А я должен? — с легкой издевкой в голосе спросил он.
— Ты — это не то, кем ты теперь стал. Ты — человек. Ты — Охотник.
Мужчина грубо рассмеялся, и смех его был подобен раскатам грома. Я вздрогнула от неприязни.
— Не бойся, — он протянул мне руку — Мы можем быть всегда вместе, Каэ…
Я отшатнулась и положила руку на эфес меча, висящего у меня на бедре. Это было своего рода предупреждением.
— Ты же хотела этого, Каэ? Быть сильными, могущественными. Быть всегда вместе, — и снова ядовитая усмешка.
— Не так, Алан, только не так. Ты больше не человек. Ты — зверь.
Мужчина вновь захохотал. Его тело быстро стало менять очертания и формы, превращаясь в столь ненавистную моим глазам, оболочку.
— Что ж, Каэ, ты сама захотела умереть Так. Смерть от моей руки будет тебе наградой. От руки того, кто тебя любит…
— Нет, Алан, — в моих глазах блестели слезы — не любит с тех пор, как был укушен оборотнем.
Мужчина зарычал, окончательно превратившись в огромных размеров зверя и бросился на меня, выставив вперед когти напоминающие сталь.
Я снова умерла?..
Я вздрогнула и резко открыла глаза. Все тот же дурной сон… Сон о моей прошлой жизни…
Замерзшие губы безвольно прошептали имя: Алан…
Кажется, я снова плакала во время сна, потому что щеки щипали маленькие льдинки. Я провела ладонью по лицу и посмотрела на костер. Он уже почти прогорел, и только багровые угли тускло светились сквозь слой белесого пепла. Я поежилась и неохотно привстала, опираясь на локоть и сонно взирая на окружающую действительность, которая «порадовала» меня предрассветным холодом, густой темнотой и слабым ощущением тревоги.
В лесу стояла мертвая тишина, изредка нарушаемая непонятным скрежетом. Не было слышно привычных звуков ночного леса. Темные ветви раскачивались от слабого ветерка, заставляя бешено колотиться сердце.
Горло неприятно жгло, видимо я подхватила простуду и тут даже никакой защитный амулет не поможет. Я посмотрела на Брая. Спит как…, нет, не младенец. Такое про него не скажешь. Даже во сне он не отказывался от своих тревог и волнений, в принципе, как и все Настоящие Охотники.
Интересно, а как выгляжу во сне я?
Клык мирно сопел рядом с прогоревшим костром, на старом тряпье, которое я таскала специально для него. Нам неоднократно приходилось ночевать под открытым небом. И если зимой это все-таки редкость, то летом такое бывает очень часто.
Я собрала более-менее сухие ветки и разожгла костер.
Снова бросив задумчивый взгляд на спящего Брая, я присела на корточки перед разгорающимся пламенем и задумалась.
Может быть, зря я потащила с собой больного мужчину? Ну и что, что Охотник! Полностью он окрепнет еще не скоро, а лишнего времени нет. И чего он вообще поперся с нами? Не дай бог, его ранят твари — тогда мне придется его убить…
…Алан…
Я отогнала от себя наваждение и полезла в сумку. Достав оттуда котелок, фляжку с водой, крупу и пару склянок, начала готовить. Хлеба осталось мало, но нам больше и не нужно было. Скоро придем в Алирон, там и закупим все необходимое.
Закончив с готовкой, я подошла к Клыку и слегка тряхнула его за шерсть у головы. Пес вздрогнул и сонно зевнув, посмотрел на меня осуждающим взглядом.
— Собаки так не делают, — серьезно заметила я.
"Что именно?"
— Не смотрят таким взглядом, — пояснила я, ухмыляясь.
"Ты разбудила меня посреди ночи для того, чтобы поделиться своим опытом общения с собаками, или тебе просто скучно?!" — огрызнулся Клык.
— Да нет, вообще-то. Нам пора двигаться дальше. Ты голоден?
"Я всегда голоден. Не задавай глупых вопросов, Кэй!"
— Хорошо-хорошо.
Клык бросил взгляд на спящего Брая.
"А он не просыпался?"
— Долгое время ворочался, пытаясь уснуть, чем вызвал мое раздражение, — отрапортовала я — С утра еще пока нет.
Пес посмотрел на меня изучающе. У-ух! Какой пронизывающий у него может быть взгляд!
"Снова тот сон?" — я неохотно кивнула.
— Как догадался?
"Такой вид у тебя бывает только после бурной пьянки, во время который ты обязательно что-нибудь натворила или после этого сна… с Аланом"
Имя вызвало у меня тупую боль в сердце. И когда это пройдет??? Неужели мы были настолько близки, что мне так сложно каждый раз вспоминать о нем? В чем причина моих переживаний? Может, дело и не в любви совсем?
"Что у нас на завтрак?!" — оживился Клык, стремясь перевести разговор.
— Суп из топора, сгодится? — подмигнула я.
"Только если к нему будет прилагаться твой язык, как деликатес" — парировал пес.
Я схватила Клыка за уши и смачно чмокнула в мокрый и холодный нос.
"Сочтемся на этом" — ухмыльнулся он.
И чтобы я делала без этого хитрого, язвительного пса?! Он ведь как мазь на душу, но иногда, правда, и как соль на раны. Хотя, мы определенно друг другу подходим — можно язвить без конца в адрес другого, зная, что обиды это не вызовет, а просто подстегнет на ответную колкость. Зато так веселей, чем путешествовать одной.
Неудобства путешествия с собакой заключались только в одном — приходилось передвигаться своим ходом. Если бы я купила себе коня, Клык вряд ли бы за ним угнался. Приходилось бы периодически делать остановки, и все же это не выход.
Мне случайно вспомнилось, как я нашла маленького щенка в заброшенной лаборатории мага. Тогда у меня был заказ, так сказать, на одного вампира, который, якобы поселился в заброшенных развалинах недалеко от деревни Арриэт. Часом позже, другие очевидцы стали утверждать, что у развалин обитает и не вампир вовсе, а какой-то вурдалак или упырь. Еще через несколько часов, сплетни стали вещать о непонятном монстре, который держит под страхом всю деревню, а к развалинам никто не может подступиться. В конце концов, я решила не медлить и пойти проверить самой.
Помню, как передвигалась по густому зимнему лесу, через бурелом, от взрыва явно магического происхождения. Высокий шпиль бывшей лаборатории виднелся еще издалека и дойти до него не составляло труда. Разрушенное здание впечатляло своим великолепием. Я всегда имела странную тягу к подобным местам, а это, так вообще вызвало во мне трепет и живейший интерес. Правда, никакого монстра, который не подпускал к лаборатории уже за сто шагов от нее, я не видела. Хотя меч я все-таки на всякий случай вытащила и пошла через развалины, осторожно перешагивая через каменные обломки здания.
Такие места вообще надолго сохраняют ауру своего хозяина, а хозяин мог оставить после себя не только это. Ловушки. Вот чего я в тот момент остерегалась. Даже такая развалюха могла быть крайне опасной для неосторожных ненагеройствующихся авантюристов. В чем-то я оказалась права; пару раз из уцелевшего каким-то чудом пола, резким толчком высовывались острые лезвия, способные без проблем прорезать даже толстую подошву сапог.
Когда, наконец, я благополучно обошла всю лабораторию (вернее то, что от нее осталось), я уже собиралась уходить, как неожиданно из-под обломков раздался какой-то писк. Я напряглась, но проверить в чем дело, все же надо было. Откинув какую-то деревяшку в сторону, я улицезрела просто белый снег (дело было зимой), но когда этот снег самым неожиданным образом зашевелился и на меня взглянули большие черные глаза, я поняла, что имею дело с самым «опасным» на этом свете существом. Это был просто маленький щенок. Как он прожил в лаборатории в течение двух недель без еды, я не понимала. Естественно, бросить это чудо здесь я не могла и взяла песика с собой. Не долго думая над прозвищем, я окрестила его Клыком. А позже обнаружила и то, что могу с ним общаться ментально. Признаюсь, сейчас мне легче об этом говорить, но тогда я была безумно напугана, что медленно схожу с ума.
Я ласково посмотрела на своего найденыша и он, прочитав мой взгляд, ответил мне тем же. Ведь умеет быть примерным песиком!
Неожиданно по лесу раздался вой, отражающийся многократным эхом. Мы с Клыком взволнованно обернулись в ту, сторону, откуда он был слышен, хотя, казалось, что волки вокруг нас.
Брай тоже проснулся и, приподнявшись на локте, заинтересованно вертел головой.
Возникла дурацкая тишина, сменяемая сотней шорохов, которые становились все ближе и ближе.
Наконец снова воцарилась тишина, как затихает небо перед грохотом грома…
С яростным рычанием на поляну высыпали волки. Их было около восьми или девяти, насколько я успела посчитать.
Я, Брай и Клык вскочили на ноги, готовясь защищаться. Мы встали спинами друг к другу, выставив перед собой мечи, а Клык напустил на себя яростный вид, вторя рыку волков.
Волки медленно, словно предвкушая скорую расправу, окружали нас плотным кольцом. И вели они себя, словно разумные. Как люди.
Один из них, отшвырнул от себя кастрюльку с моей готовкой, по видимому обжег лапу, но виду не показал. Судя по всему он и был вожаком, потому что волки бросали на него вопросительные взгляды, ожидая приказаний.
Черт возьми, я могла бы поклясться, что волки ведут себя словно люди!
То, что произошло в следующий момент, удивило меня еще больше…
Брай опустил меч и выставил руку перед собой.
— Что, черт тебя побери, ты делаешь?! — зашипела я, скосив на него глаза, но продолжая наблюдать за противниками.
Что-то последнее время мне везет на волков!
Гребаный Охотник не потрудился ответить мне, а просто приложил указательный палец ко рту, призывая замолчать.
"Убирайтес-с-сь…" — услышала я ментальный приказ от Охотника адресованный стае.
Волки стали удивленно переглядываться и пятиться назад. Неуверенно, раскидывая лапам снег, продолжая рычать, показывая, что они здесь командуют парадом, а не мы.
"Во-о-он…"
"Каэ, по-моему, ты была права — он ненормальный" — вздохнул Клык.
— Я же говорила тебе, что это плохая иде…, подожди, что они делают?
Я удивленно озиралась по сторонам, наблюдая за тем, как волки, пятясь назад, исчезают в лесу.
— Они уходят?! Но… почему?!
— Все в порядке, — тяжело вздохнул Брай — Они больше не потревожат нас и другим не позволят.
— Но… как?!
— Очень просто — я им приказал, — улыбнулся Охотник и принялся наводить порядок, собирая разбросанные вещи.
— Вряд ли, если бы им приказала я, они бы послушались, — скривилась я.
Этот парень не так прост. И он что-то скрывает, а я не люблю, когда от меня что-то так явно пытаются скрыть. Бойся Охотник, придет время и я обязательно тебя раскушу, если ты до того времени сам мне не признаешься. Не нравится мне все это, ох как не нравится!
Я пнула ногой полупустой котелок и вздохнула. Видимо, обойдемся без завтрака…
* * * *
Тропу, по которой мы двигались, тесно обступали высокие деревья, защищавшие от холодного пронизывающего ветра. Деревья шумели в вышине, наполняя воздух ароматом бальзамической пихты, словно в святилище.
Внизу, на тропе, было тихо и безветренно, холодное дыхание зимы почти не ощущалось. Мы перешли маленький журчащий ручеек у бобровой запруды и оказались на полянке, заросшей поздними цветами. Вся земля была устлана, как ковром, их желтыми и бледно-голубыми лепестками, особенно много их было в ложбинках. Запоздалые цветы поднимали хрупкие бледные лепестки к тусклому осеннему солнцу как бы в надежде найти хоть немного тепла.
Звонко стучали топоры. Их разноголосая песнь привычно разносилась по всему посаду. Не бывает такого времени, чтобы нигде ничего не рубили, лишь по праздникам звон топоров сменяется колокольным.
Клык остановился на краю холма и повел носом, широко раздувая ноздри и вдыхая древесный аромат "Зеленого города".
— Ну, здравствуй, Алирон, — улыбнулась я, наслаждаясь захватывающем зрелищем.
Город лежал в ложбинке между высокими горами и был окружен сплошным ковром деревьев. Даже сам город скрывался среди этих «памятников» природы. Алирон называли "Зеленым городом" или "Городом друидов", хотя последние не имели к нему никакого отношения.
На территории гор было полно пещер, от маленьких до просто невероятно огромных подземных систем! В одной из таких пещер раньше и находились те, кого мы ищем, но об этом попозже.
Неожиданно яркое зимнее солнце, уже показавшееся из-за горизонта, но все еще касающееся его нижним краем, резануло уставшие глаза, словно кинжалом, и я зажмурилась. Стало уже совсем светло.
Снизу город казался совсем другим, нежели там, с высоты птичьего полета. Снега почти не было, а дорога была устлана влажными хвоинками. Сквозь небольшие просветы верхушек деревьев просачивались яркие лучи зимнего солнца. У деревянных одноэтажных домиков, расположенных друг от друга на большом расстоянии, стояли лесорубы, сидели на скамейках, делясь последними сплетнями женщины, а рядом резвились детишки, играя в прятки за толстыми стволами сосен.
Высокий и поджарый староста города стоял у конюшни, опираясь на крепкую трость и прищурившись, разглядывал новоприбывших через густые седоватые брови.
— Здравствуйте, господин Альмистер, — слегка склонила я голову в почтении перед старцем. Брай тоже поклонился, а Клык в знак приветствия лишь зевнул.
Староста, мужчина шестидесяти лет от роду, все также молчаливо смотрел на нас, покусывая потрескавшиеся губы. Затянулось неловкое молчание.
— Я Каэтана…
— Я помню тебя, дитя, — властно вытянул руку старец и тут же посмотрел на Брая.
Я проследила за его взглядом и поспешила представить своих спутников:
— Это Брай. Он — Охотник. А это — Клык, — указала я на пса — Не беспокойтесь, он дружелюбный.
— И пса твоего я тоже помню, — вздохнул мужчина, пристально вглядываясь в лицо Брая.
По-моему Браю стало не по себе от его взгляда, да и мне бы не понравилось, если бы меня так пристально разглядывали.
— Эээ… господин Альмистер? — я попыталась закрыть обзор старосты собой.
Тот вздрогнул и наконец-то посмотрел на меня.
— Извините, но у нас к вам есть несколько вопросов, — пробормотала я — Мы можем поговорить где-нибудь без посторонних ушей?
Староста кивнул и повел нас к своему дому. Хижинка у старика оказалась малопривлекательной, пыльной и с паутиной по углам. Несколько деревянных лавок, крепкий стол, с округлыми ножками и полотенцем поперек, на котором стоял кувшин. На чересчур маленьких окошках, едва пропускавших солнечный свет висели тряпки, имевшие наглость называться шторками. Потертый коврик с изумрудно-синим рисунком застилал лишь часть гостевой комнаты. В углу — крупная печка из которой тянет соблазнительным ароматом пирожков.
Из соседней комнаты, навстречу нам, вышла розовощекая девица с длинной косой до пояса и в крестьянском платье. Увидев нас, она почему-то еще сильнее покраснела и засмущалась.
— Это, Надин, соседская дочка, — староста похлопал девушку по спине — Помогает мне по дому.
— Ой, ну что вы, право, господин Альмистер, всего-то забегу — кушать приготовлю и все, — заулыбалась, довольная похвалой, Надин.
Старик усмехнулся и предложил нам позавтракать вместе с ним, а уж потом и поговорить о деле.
— Думается лучше на полный желудок, — подмигнул он мне.
С того момента, как мы сегодня увиделись, он стал более разговорчивым, но заинтересованные взгляды с Брая все равно не спускал.
Румяные, ароматные пирожки с луком, капустой и мясом пришлись всем по вкусу. Особенно, потому что мы все с утра еще ничего не ели.
Надин выложила на стол душистый мед, кисель и, по просьбе старосты, даже ром, тот, что обычно любят выпивать моряки.
— Сын привез, — похвастался Альмистер — Он у меня в королевском флоте служит. Капитаном!
Когда с едой было покончено, а наши желудки наконец-то заполнились и сосредоточенно занялись своим делом, староста приступил к разговорам, откинувшись на спинку стула.
— Так зачем ты снова пожаловала, Охотница? Не то, чтобы я не рад твоему приходу, но обычно приход Охотницы означает, что у города снова проблемы с тварями.
— Нет, господин Альмистер, я не слышала, чтобы у вас снова появились твари. Но пришла по поводу этого, — я выждала несколько секунд, наблюдая за реакцией старика — Лишь одно слово…
Староста сощурился и сложил руки на груди.
— Югара. Их пещера по-прежнему пуста? — спросила я.
— С тех пор, как ты и несколько Охотников, принимавших участие в изгнании оборотней Югара из Западных пещер, расправились с ними — они больше не появлялись, — насторожился он.
— Они напали на Вьяр. Полгорода оказалось перебитым. Раз они оказались там, настолько близко к прежнему месту жительства, я подумала, что они, вероятно всего, снова вернулись. Или хотят вернуться, — мрачно заключила я.
Лицо старца выражало усталость и тревогу за жизнь города. Всю жизнь ему докучали югарские оборотни, которые поселились в Западных пещерах недалеко от Алирона. Их постоянные набеги практически уничтожили город, пока не пришли вольнонаемные Охотники со всего континента. Нас было около сорока — на такая уж и большая цифра против восьмидесяти оборотней Югара, которые славятся необычный силой и сильнее человека раз в восемь.
Охотники окружили пещеры и пустили в одну из систем пещер озерную воду, стремясь выгнать оборотней через то место, где их поджидали всевозможные капканы, ловушки и тридцать пять человек Охотников.
К сожалению, все пошло не по плану. Хоть, оборотни Югара не очень-то и умны, но в этот раз борьба и страх за собственную шкуру подсказали им неплохой план: они вышли не через выход, где их поджидали Охотники.
Собственно, они вообще не вышли.
Они выплыли против воды, через то место, откуда в пещеру заходило озеро и расправились с пятью Охотниками, совершенно не ожидавшими их нападения. Потом они обошли пещеры и зашли в тыл другим Охотникам, хладнокровно убивая одного за другим…
Горели леса. Перепуганные Охотники, которые в одно мгновение сами превратились в жертвы, бросали бутылки с маслом в оборотней, поджигая землю факелами.
Все вокруг превратилось в огненный ад и местом смерти оборотней и людей…
Меня передернуло от воспоминаний того дня. Зрелище того момента до сих пор стояло у меня перед глазами. Мне тогда было около двадцати лет. Впрочем, не так уж и давно это было, но я стараюсь не вспоминать об этом.
Победа все же была за нами. Хотя Охотники понесли огромные потери — из сорока участвующих в Охоте, выжило около девяти человек. Хотя с тем, что от них осталось — лучше было, наверное, умереть. Я получила ожог на бедре, когда рядом со мной взорвалась бутылочка с маслом. Спасло меня лишь одно — крепкие доспехи, которые не стали плавиться на коже.
С нами был один маг-охотник. Он-то и сыграл решающую роль в битве. Не знаю уж, что он там сделал, в магии я не сильна, но в итоге, мы убрались из тех мест вдевятером, поддерживая друг друга.
Конечно, не все оборотни тогда погибли. У Югара сильно развито чувство самосохранения. Когда вокруг начал разгораться огонь, они просто бежали в лес, воспользовавшись тем, что Охотники были заняты битвой.
— Что ты собираешься делать, Охотница? — беспокойно спросил староста меня, пододвинувшись ближе и положив свои сухие морщинистые ладони мне на руки.
— Для начала — сходить к Западным пещерам и проверить, — глухо произнесла я.
— А не боишься, одна-то? — уныло посмотрел он на меня выцветшими голубыми глазами.
— А я и не одна, — всплеснула я руками — Со мной Брай и Клык!
Старец перевел взгляд на Охотника. И почему он так на него смотрит?!
— А ты уверена в нем? — прошептал он мне, пододвинувшись еще ближе. Брай все слышал, но сделал вид, что занят чем-то другим.
Я нахмурилась и пристально вгляделась в глаза Альмистера.
— А что?
— Ничего, дитя, дело твое, — староста отодвинулся от меня — Что вам нужно лично от меня?
— Провиант и лопаты, — быстро сказала я — Все остальное у нас есть. Дорогу… я помню…
— А ее и не тяжело найти! Там до сих пор трава не может вырасти, а все деревья обуглены дотла, — скривился старик — Хорошо. Попрошу Надин приготовить вам провиант. Когда вы планируете идти? — на его лбу пролегли тяжелые складки.
— Сейчас. Если там есть оборотни, лучше идти до начала сумерек, — раздался голос Брая.
Я посмотрела на него и кивнула.
— Он прав.
* * * *
Жутко было снова видеть это место с тех самых дней.
Уже в миле от города лес был обгорелым, земля без травы и снега и вообще вся часть этого леса сохранила воспоминания того дня. Создавалось такое ощущение, что идешь по кладбищу природы. Здесь не было белок, не пели птицы, не водились лисицы и медведи, волки обходили это место стороной. Здесь была неуютная тишина и черная тьма обожженного леса.
Пещера естественно никуда не делась. Сейчас вход в нее был завален, но это только вначале.
Мне вспомнилось, как один из Охотников швырнул сюда масло и свод обрушился, давя под собой и оборотней и людей…
Мы с Браем сбросили сумки и принялись откапывать вход. Клык тоже начал рыть лапами землю.
— А почему мы не можем пройти через другой ход? — спросил Брай, вытирая грязный пот со лба.
— Я не знаю, где он, и вряд ли там ситуация обстоит лучше — озерная вода наверняка размыла землю, разрушив входы, — ответила я, продолжая копать.
— Почему ты думаешь, что они тогда до сих пор здесь?
— Потому что пещеры простилаются на несколько миль вперед и вряд ли эти ходы единственные.
"Не нравится мне затея идти туда" — проворчал Клык — "А если они все же там есть? Оборотни?"
— Там и посмотрим, — воздохнула я.
Идея мне и самой казалась сумасшедшей, но откуда еще начинать поиски я не представляла.
— Ладно, — сказала я вслух, обращаясь к напарнику, — что теперь?
Брай оглядел гору земли, наполовину засыпавшую туннель.
— Придется нам ползти и волочить за собой снаряжение, — ответил он — Я проползу над завалом, а ты передашь мне факел, хорошо? — я кивнула.
Ноги Брая исчезли в отверстии. Потом из него вытянулась рука и я вложила в ладонь факел.
— Ого! — послышалось оттуда.
— Что там, Брай?! — спросила я, взволнованно.
— Мощно вы тут поработали!
Один за другим мы проползли в узкую щель, образовавшуюся в результате обвала, и продолжили свой долгий путь по туннелю. Он был невелик. Места хватало лишь на то, чтобы идти согнувшись. Земляные стены осыпались. Я не видела ничего, кроме стен и пола у себя под ногами.
"Как здесь жутко!"
— Да уж, не дворец! — согласилась я.
Мешок со снаряжением по-прежнему висел на плече Брая. В одной руке он нес короткий факел, но другую предпочел оставить свободной. Сразу за ним шел Клык, затем я, неся второй факел. Я предостерегла спутников, что они не должны касаться ничего, даже стен, пока я не скажу, что это безопасно. Хотя для большей безопасности, было бы лучше пойти мне первой, но Брай наотрез отказался менять позицию.
Туннель был завален не целиком, а лишь наполовину. Дальше мы смогли уже спокойно идти, выгнувшись в полный рост. Воздух здесь был спертый и влажный. Под ногами хлюпала грязь, а с потолка капала вода.
Туннель расходился надвое. Мы остановились на пересечении.
— Думаю, придется разделиться, — рассудительно заметил Брай.
— С ума сошел?! — встрепенулась я.
— Наверняка, мы снова пересечемся дальше, так что ничего страшного.
— А если нет?!
— Ну, в конце концов, это была твоя затея придти сюда и она ничем не лучше моей.
И почему мне так хочется треснуть его по макушке факелом?!
Я отвернулась и пошла направо. Клык поплелся за мной, пугливо озираясь по сторонам и стараясь не отставать.
Мы несколько раз попадали в большие залы, с какими-то странными сооружениями на полу. Кажется, это рельсы.
"Шахты!" — осенило меня — "Здесь были шахты!"
"Странно, что Альмистер не упомянул об этом…" — пробормотал пес.
Если это и вправду заброшенные шахты, тогда Брай прав — мы пересечемся дальше. Лишь бы не заплутать.
Неожиданно, факел вылетел из моих рук, а я провалилась куда-то вниз. На лету я успела ухватиться за какую-то крупную цепь и повисла в кромешной темноте над пропастью…
* * * *
"Кэээй?!!!"
— Я в порядке, Клык! Ну… почти, — я озиралась по сторонам, но ничего не могла увидеть.
Сверху полетели мелкие камушки, ударяясь мне об голову и падая вниз. Судя по тому, что звук терялся в неизвестности — ничего хорошего меня внизу не ожидает. Я вздохнула.
"Можешь вылезти?!" — спросил Клык, заглядывая вниз.
— Я постараюсь!
Я принялась подтягиваться по цепи, как она неожиданно начала падать вниз, таща меня за собой. Я замерла, тяжело дыша. В глаза набилась земля, а руки скользили по мокрым и грязным железным кольцам.
— Что там, Клык?!
"Она не закреплена! Лучше не двигайся!" — ментальный голос Клыка доносился до меня уже с трудом.
— Ты можешь подтянуть меня?! — закричала я наверх, стараясь найти в стене еще какую-нибудь опору. Безрезультатно. Здесь был плотный слой глины, который я не смогла проткнуть даже носком сапога.
"Предлагаешь мне держать железную цепь зубами?!"
— Придумай что-нибудь! — цепь снова поехала вниз, на сей раз, унося меня дальше.
"Такими темпами, ты до ядра земли доберешься!"
— Очень смешно. Очень, знаешь ли, неприятное ощущение, когда твои ноги болтаются над пропастью! — неожиданно меня осенило — Клык, кинь мне веревку!
"Издеваешься? Она у тебя в сумке!"
— А сумка где?!
"У Брая на плече!" — передразнил меня пес.
— Чертов Охотник! Найди его!
"Кого?"
— Брая, дьявол тебя побрал бы!
"Предлагаешь, мне оставить тебя одну?"
— Именно!
"А ты не упадешь?"
Порой это пес начинает действовать мне на нервы…
— Это будет зависеть от того, как быстро ты его найдешь! Давай быстрее!!! — заорала я, чувствуя, что пальцы уже затекают и я начинаю скользить по цепи вниз.
"Дождись нас!" — рявкнул Клык, и связь с ним резко оборвалась.
— Как будто, у меня есть выбор…
Клыка не было уже несколько минут, а я все висела и висела, боясь шевельнуться. Я даже почесаться нормально не могла! — цепь скатывалась все ниже.
Я уже и перестала надеяться, что кто-то придет, как сверху послышались чьи-то шаги. А затем цепь натянулась и замерла.
— Ну, наконец-то! — крикнула я вверх — Я думала, что вы про меня забыли!
Цепь так и застыла, не двигаясь.
— Вытягивайте, давайте! У меня уже пальцы онемели! — психанула я.
Тишина. А потом цепь резко выпустили из рук и я с криком полетела вниз…
* * * *
Я так и не поняла, что долетело до земли быстрее: я или железная цепь…
Приземлилась я неожиданно мягко — прямо в кучу рыхлой и мокрой земли, хорошенько извалявшись в ней. Вдобавок, после моего приземления, следом за мной приземлилась и вся цепь.
Прямо на меня.
А точнее — на мою левую руку.
Раздался глухой хруст, оповещая меня о сломанной конечности.
Надо же, так неудачно я еще ничего не ломала. Но спасибо насыпи, а то бы от меня после такого падения осталась бы жалкая кучка отбивной…
Отбивная из Охотницы! Налетайте господа!
Хм, очень смешно. Похоже, я медленно схожу с ума, раз в таком состоянии умудряюсь шутить. Или это состояние близкое к панике, поэтому мозг пытается "защититься".
Надо же, боль от сломанной кости проявляется только сейчас…
Я обхватила правой рукой левую и попыталась приподняться.
Интересно, куда это я приземлилась? Судя по всему, это нижний уровень пещер, а знатная яма — шахта подъемника, которого по какой-то причине здесь уже нет.
Раз такие пещеры вдоль и поперек испещряют подземелья Алирона, значит, здесь что-то добывали. Вот только что?
И вообще — что за сволочь скинула меня вниз?! Оборотень?
Я посмотрела вверх, но ничего не увидела. Факел потух и вряд ли я сейчас смогу его зажечь. Хорошо хоть, что при себе у меня есть незаменимый меч!
Я немедленно удостоверилась в наличии оного, а то что-то мне последнее время не везет. Аж даже страшно становится! Оборотни, волки, какой-то непонятный Охотник, волки, пещеры, ямы…
Хотя, что необычного? Так всегда, как только я собираюсь в отпуск!
Я поковыляла в единственно возможную для ковыляния сторону, туннель-выход здесь был только один. Глаза понемногу привыкли к темноте, но все равно тьма была жуткая! Встань прямо сейчас передо мною оборотень — я его не увижу даже на расстоянии вытянутой руки. Хоть вытягивай перед собой меч и тыкай во все и всех подряд!
Эх, Каэтана, ну угораздило же тебя податься в Охотницы! Ну, вот скажи, тебе оно надо было?.. Нравится такая жизнь, да? — сломанные конечности, боевые шрамы, царапины и синяки, которые уже даже и не заживают. Да и нервы последнее время сдают…
Возможно, сейчас всем покажется, что я сошла с ума, но в моем положении страшно было просто идти молча. Здесь такое гнетущее одиночество… Мои учителя всегда говорили, что если оказываешься один в трудной ситуации нужно или бежать, или драться, или разговаривать сам с собой. Последнее, естественно, если в этот момент на тебя никто не нападает…
Я уперлась носом в стену и свернула в другую сторону. Хожу-брожу, сама не знаю куда. Глядишь, когда-нибудь, да выйду отсюда?..
Вредный голосок внутри гаденько усмехнулся, мол, размечталась. Да бродить тебе здесь вечно, да и упокоятся твои кости в этих грешных стенах. Хотя, причем тут стены?.. Это я грешная, раз Бог решил подобным образом избавиться от меня!
Неизвестно, куда бы еще привели меня мои философские рассуждения, но ноги привели меня, похоже, в нужное место. Еще издалека я заметила оранжевый свет факелов и быстренько поспешила туда.
Воздух в туннеле заметно потеплел. Некоторое время коридоры виляли, но чадящие факелы на стенах несомненно радовали. Значит, здесь находится кто-то живой и вряд ли это оборотни. Этим свет не особенно-то и нужен.
Неожиданно коридор резко распахнул свои объятия и я вышла в широкую комнату, заваленную кучками земли, с факелами по кругу и… с копающими мертвяками?!
Рядом с ними стоял человек в выцветшем коричневом балахоне с широкими рукавами. Он переминался с ноги на ногу, наблюдая за зомби, и был глубоко в своих думах.
— Эээ… позвольте… — начала, было, я.
Мужчина подпрыгнул на месте, ошарашено посмотрел на меня и поспешно скрыться в проходе позади себя.
— …узнать, что здесь происходит, — рассеянно досказала я.
Мертвяки, не смотря на присутствие постороннего, на меня не реагировали. Никак. Они также безропотно продолжали выполнять свою работу по раскапыванию чего-то. Я осторожно приблизилась к ним, на всякий случай, не убирая руки с эфеса меча. Обойдя их, я свернула в тот проход, в котором скрылся странный человек. Некромант, судя по всему.
Ха! Вот так встреча! Некромантов я уже давно не видела. Коридор вывел меня в небольшую комнатку, обставленную довольно уютно для заброшенного подземелья. Пол был покрыт деревянными досками, которые натужно скрипели под ногами. Посередине комнаты возвышалась куча каких-то коробок и тряпья. Стол по правую сторону от меня, был нагроможден склянками, тарелкой с недоеденной курицей, дохлыми крысами, среди которых оказалась и живая, просто пробегающая мимо…
— Эй, вы куда спрятались? — я заглянула за коробки, но мужчина, словно тень нырнул в другую сторону — Да что вы от меня прячетесь-то?! Я не кусаюсь.
Мужчина оббежал кучу и вышел с другой стороны. Я ловко оказалась рядом с ним и перехватила его за рукав.
— Стоять! Руки вверх!
Некромант пугливо вскрикнул и вздернул худощавые серые ручонки, онемев от страха.
— Я пошутила, расслабься, — улыбнулась я — Кто ты такой, и что здесь делаешь?
— П-прячусь… — запнулся мужичок.
— От кого? — удивилась я.
— От Ох-хотников… Ты — Охотница? П-пришла, чтобы уб-бить меня? — испуганно посмотрел на меня он.
Я поднесла факел поближе к его лицу, чтобы лучше рассмотреть его. Боже мой, да он совсем старик! Серое, от нехватки солнца, лицо с узким длинным носом, серыми маленькими глазами и узкой полоской бледных губ. Волосы были растрепаны и криво подстрижены, отчего клоками торчали в разные стороны. Он закрылся от яркого света и я фыркнула от вида его грязных, покусанных ногтей.
— Фу-у! У тебя столько свободного времени, а ты не можешь даже привести себя в порядок! — назидательно проворчала я.
— Так никто ж и не видит! — махнул рукой мужчина — Так кто ты такая?
— Да, ты прав, я Охотница. Но на некромантов мне как-то не приходилось охотиться, да и заказа на тебя у меня не поступало. Кстати, меня зовут Каэтана, — я протянула руку.
— Илиан, — некромант бодро пожал мне руку.
— Слушай, Илиан, откуда здесь все эти мертвяки? — обеспокоено спросила я.
— Мертвяки? А-а-а… мои ребятки. Они помогают мне… Здесь несколько лет назад была стычка между оборотнями и охотниками… Оборотней я воскресить не смог…
Я обернулась назад, и с горечью посмотрела на бывших когда-то Охотниками, мертвяков. Они размеренно размахивали лопатами и кирками, совершенно не обращая на нас внимания.
Подойдя на шаг, я наклонилась к старику:
— Что ты тут вообще забыл? Что они ищут для тебя?
Задрожав, он попытался отступить, но уперся в стенку:
— Видишь ли, моя матушка с отцом, жили в этих пещерах. Когда они уезжали отсюда, отец потерял здесь фамильную драгоценность… По сути, безделушка, но она мне очень дорога как память.
Раздраженно махнув рукой, я схватила некроманта за грудки, но тут же отпустила, поморщившись. Больная конечность давала о себе знать.
— Сказки о фамильных сокровищах, будешь рассказывать на базаре, детишкам… Говори правду!
Поникнув, старик обреченно покачал головой:
— Ну, хорошо… Я ищу магический талисман, который подарит мне власть над оборотнями. И с их помощью я захватил бы мир…
Зарычав про себя, я как следует, встряхнула старикана одной рукой. Тот был настолько легкий, что даже на мгновения оторвался от земли:
— Я сказала: Правду!!! Мне не нужны сказки!
Некромант застыл, словно кукла и молчал. Только в глазах появился фанатичный блеск. Кажется, он не шутил.
Отпустив его, я развернулась и вышла из комнаты. Пройдя мимо усердно работающих зомби, я повернула за угол.
"Какая мне разница, чем занимается сумасшедший некромант в подземелье! Видимо он совсем рехнулся… А мне нужно искать выход отсюда… Да еще и Брай куда-то запропастился…"
Мои размышления были прерваны самым грубым образом. Сзади, отчаянно завывая, бежал Илиан. Периодически он выкрикивал мое имя, и не переставал махать руками, пытаясь привлечь мое внимание.
Добежав до меня, он, задыхаясь, опустился на землю:
— Я… пойду… с тобой… Охотница…
Только не это. Еще один попутчик, и тоже явно не в своем уме. Ни за что…
— Ну уж нет! — воспротивилась я, отшатнувшись.
Некромант хитро посмотрел на меня с лукавым прищуром и все так же, не приподнимаясь с колен, спросил:
— А ты знаешь выход отсюда?..
Я задумалась. Пропасть, коридор, коридор… коридор… никакого выхода, кроме как сюда, я не видела…
Вот дьявол в лице старого некромансера!
— Хорошо… Идем… — разочаровано вздохнула я — А с ними что?
— Как только они докапают — я сразу освобожу их бренные тела и мы уйдем отсюда.
— И куда же ты собираешься со мной идти?.. — вопросила я, вскинув бровь.
— Ты же путешественница, — развел руками Илиан — вот и пойдем… путешествовать…
— Хочешь осуществить свой план по завоеванию мира? — ухмыльнулась я.
— Да, и ты мне в этом поможешь! — оживился старик.
— Ага, с радостью.
Похоже, он и в самом деле сбрендил. М-да, эти пещеры плохо влияют на психику человека…
Мертвяки справно копали, не отвлекаясь на отдых, который, по сути, им и так не нужен был. Хорошие работнички, однако… Жалко, что такие полезные знания некромантов пропадают в связи с запретом на черную магию.
— Слушай, не знаешь, случаем, здесь оборотни сейчас водятся? — нахмурилась я.
— После битвы Охотников с оборотнями, через пару недель они сюда заходили. Попробовали на вкус одного из моих работников, — Илиан указал на мертвяка с палкой, вместо ноги — Но такое мясо видимо им не по душе. Больше я их тут не видел.
Куда мы пойдем с Браем дальше в своих поисках, я не представляла. Раз здесь нет оборотней, значит, они нашли себе новое логово. Вот только где?
Неожиданно из темноты донесся непонятный шум. Мы с некромантом обреченно уставились во мрак пещеры, из которой я вышла, и затихли…
Оборотни?..
Глава 6. Брай
Я шел вперед, раздвигая факелом гроздья паутины, свисающие с потолка. Оттуда же сыпались различные насекомые. Спокойно стряхивая их с одежды, я шел и внимательно оглядывался по сторонам в поисках следов Югара. Я чувствовал, что они когда-то были здесь. Но вот сейчас?
Неожиданно все чувства словно смазало, и по земле прошла дрожь. Как перед землетрясением. Припустившись вперед, я замер под небольшой аркой, ожидая продолжения толчков, но их не последовало. Зато до меня донесся полный отчаянья мысленный голос Клыка. Порой я поражаюсь, как, казалось бы, по всем законам лишенный эмоций ментальный голос, может нести столько красок и переживаний.
"Брай! Брай! Где ты? Каэ в беде!"
Кажется, случилось действительно, что-то серьезное, иначе бы Каэтана, ни за что не послала бы пса ко мне. Не того покроя девчонка. Жесткая, самостоятельная. Но кто знает, возможно, это только маска.
"Клык, я здесь. Беги на свет!"
Через пару секунд я услышал цокот когтей по полу, и в круге света возник взъерошенный пес.
"Каэ! Она упала вниз! Нужно помочь!"
Пробовали разговаривать с чрезмерно взволнованным псом? Я нет. Тысячи образов, проносящихся со скоростью табуна лошадей, все разорванные и сумбурные.
Кажется, у меня заболела голова. Еще пара секунд, и спасать нужно будет меня.
Отчаянно замахав руками, я воскликнул:
— Клык! Хватит! Ты сведешь меня с ума! Успокойся, пожалуйста!
Пес закрутился на месте, но, все-таки справившись с переполняющими его чувствами, уселся на пол, и уставился на меня полным беспокойства взглядом.
Порой мне кажется, что я смотрю в глаза не псу, а настоящему человеку.
"Каэтана в беде. Она провалилась в какой-то колодец! Ей нужно помочь!"
Перед моим взором возникла картина. Огромный темный провал, и девушка, изо всех сил цепляющаяся за ржавую цепь.
Кажется это действительно серьезно.
"Веди меня!"
Клык вскочил на ноги, и, оглядываясь на меня, устремился к коридору, по которому пришел ко мне. Перехватив факел левой рукой, я вытянул меч из ножен, я последовал за ним.
Мы бежали по петляющему во тьме коридору, и, наконец, достигли развилки. Клык, не сомневаясь, выбрал правый, и, не останавливаясь, продолжил бег. Я молча последовал за ним, и через несколько минут, мы достигли темного провала. Что-то неуловимо изменилось в воздухе. Пахло опасностью и… оборотнем. Кажется, одна из тварей побывала здесь, пока Клык, искал меня.
Я осторожно подошел к краю колодца. Цепь исчезла, как и девушка, висящая на ней. Повертев головой, я разглядел факел, закрепленный на стене. Стараясь не приближаться к краю, я подошел к стене, и вытащил факел из железного крепления. Осветив его, я с удивлением обнаружил, что масло на нем совершенно свежее, и недавно, кто-то уже пользовался им.
Не теряя ни минуты, я запалил его от своего факела, и, подойдя к провалу, бросил вниз. Огонь, освещая выщербленные стены колодца, устремился ко дну. Мгновение, и он ударился об пол, и, разбрасывая в сторону языки пламени, погас.
Слава богам, колодец оказался не таким уж и глубоким, и, скорее всего, раньше он было шахтой, по которой поднимали наверх уголь. Недалеко от стены, я успел рассмотреть железную корзину, которая раньше исполняла функции подъемника. Цепь так же валялась внизу, рядом с кучей земли.
Радовало то, что нигде не было видно Каэ, значит, она нашла в себе силы, встать и идти. Но вот куда?
Где-то поблизости должен быть второй спуск, ведь рабочие или рабы поднимались и спускались в штоки не на подъемнике. Я озвучил свои мысли в слух, хотя в этом не было никого смысла, ведь Клык, прекрасно их слышал и до этого.
"Я думаю, ты прав. Но как мы его найдем? Ведь указателей здесь явно нет!"
Конечно, он прав, указатели здесь действительно не повесили. Какое упущение! Но найти спуск вниз, как мне кажется, не составит труда.
"Пойдем, Клык. Я, кажется, знаю, где здесь спуск"
Пес уставился на меня удивленным взглядом.
"Откуда???"
"Мы проходили мимо, когда спешили сюда"
Наверное, если бы пес мог, он пожал бы плечами. Но сделать он этого не мог, и поэтому, махнув хвостом, устремился в указанном мной направлении.
Изрядно поплутав, мы наконец-то наткнулись на нужный ход, и, придерживаясь стены, стали спускаться вниз.
Все шло слишком гладко. Чувство опасности не оставляло меня. Им словно пахло в воздухе. И произошло то, к чему я был внутренне готов, но надеялся, что этого, все же не произойдет. Мы встретили того, для кого эти пещеры были домом. Оборотня Югара.
Свет факела, освещавшего нам дорогу, выхватил из тьмы очертания зверя. Оборотень стоял, прислонившись мощной спиной к углу, и тяжело дышал. Последний раз, шумно втянув воздух, он повернул уродливую морду в нашу сторону, и хищно оскалился. Еще мгновение, и он летел на нас, выставив вперед саблеобразные когти.
Я бросился в сторону, и, покатившись по полу, вскочил на ноги, выставляя вперед свой меч. Клык тоже не стоял на месте, и, распластавшись в прыжке, врезался в оборотня, пытаясь сбить. Сильные челюсти вгрызались в плоть монстра, передние лапы отчаянно молотили по голове монстра в попытке выбить глаза. Оборотень издал рык, который казалось, сотряс само основание пещер. Схватив пса за шкирку, отбросил в сторону. Клык отлетел на несколько метров, и, врезавшись в стену, затих.
Оборотень повернулся ко мне, и гигантским скачком преодолев, разделяющее нас расстояние, набросился на меня, повалив на землю. Несколько сильных ударов когтей, поразили мои плечи и грудь. Боль затопила сознание, а кровь почувствовав долгожданную свободу, потоком устремилась наружу.
Меч с шумом рассек воздух в отчаянной попытке поразить монстра. Острие клинка погрузилось в плоть, проделав несколько сантиметров пути, замерло. Вой оборотня оглушил меня, но я продолжал действовать. Вытянув из-за голенища сапога кинжал, я с яростью вонзил его в глаз югарца. Серебро не самый лучший друг для таких существ. Кожа вокруг лезвия вскипела, и глаз, словно оплавившись от ужасного жара, вытек из глазницы. Каждое движение приносило боль, но я продолжал наносить удары клинком в морду чудовища. Я чувствовал, как воздух вокруг меня разогрелся и наполнился запахом разложения. Второй рукой, нащупав булыжник, я подхватил его, и, пронеся по широкой дуге, нанес удар монстру в висок. Всей массой, навалившись на меня, оборотень затих, при этом, продолжая стремительно разлагаться. Бурая слизь залила мне лицо. Сдерживая рвотные позывы, я попытался выбраться из-под поверженного оборотня. Не тут то было. Огромная туша животного, мертвым грузом лежала на мне. Я чувствовал, как от напряжения трещат кости, и начинают рваться мышцы, но упорно пытался скинуть монстра с себя. Я начинал задыхаться. От усталости, и потери крови, перед глазами заскакали разноцветные пятна. Минута, две, три, прошли в отчаянной борьбе за свою жизнь.
Помощь пришла неожиданно. Какой-то старик на пару с Каэтаной, оттолкнули тело оборотня, и я, наконец, смог вздохнуть свободно, чтобы через секунду провалится в небытие.
* * * *
Неровный желтый свет нескольких факелов освещал пещеру, не оставляя темных мест. Это я успел понять, еще лежа. Собравшись с силами, я принял вертикальное положение, и чуть сдвинувшись, прислонился спиной к стене. Лежал я, как оказывается, на каких то тряпках, старых и довольно ветхих, но все-таки мягких. Подумалось, что, вероятно, это то самое тряпье, на котором спит Клык. Но это не играло для меня никакой роли, я привык спать в местах и похуже.
Ленивый поток мыслей, прервало неожиданное воспоминание: оборотень, разрывающий своими когтями мое тело. Кровь рвущаяся наружу. Слабость. Боль.
Впрочем, слабость и боль никуда не делись, но вот следы от ран… Их не было. Проведя рукой по абсолютно чистой коже, я все еще ошеломленно осмотрелся по сторонам.
Каэтана, обхватив Клыка за шею, сидела на полу в дальнем конце пещеры. Рядом с ней примостился тот самый старик, который помогал ей стащить с меня оборотня. Кстати об оборотне. Это тварь так же находилась в пещере, прикованная к стене серебряными цепями. На то, что цепи серебряные указывал легкий запах разложения, и едва заметный дымок в тех местах, где тело монстра соприкасалось с путами. Кажется, на завтрак у нас сегодня будет жареный оборотень в собственном соку. Только яблочко в пасть, и можно подавать на стол.
Я откинул в сторону покрывало, и с трудом оттолкнувшись от стены, встал на колени. Мои движения тотчас заметил Клык, но виду не подал. Каэтана разговаривала со стариком, и совершенно не замечала меня, или делала вид, что не замечает. Не знаю.
— Дорогая! — голос сочился не свойственным мне сарказмом — У тебя что-то подгорает!
Каэ повернула голову в мою сторону, и удостоила испепеляющим взглядом:
— А, очнулся, победитель оборотней! — девушка сделала приглашающий жест — Ну как говорится, коли встал, пора работать.
Улыбнувшись ассоциации, которая тут же возникла в моем мозгу, и была конечна, прочтенная Каэтаной, я, прихрамывая, подошел к оборотню.
— Хорошая собачка. Ути-пути, — я потрепал зверя за впалую щеку, и повернулся к Охотнице — Зачем он вам?
Девушка отпустила Клыка, который не преминул убраться подальше в угол, и попытаться стать совсем не заметным, не шуметь, и даже стараясь не думать лишний раз.
Поднявшись на ноги, она подошла ко мне:
— Во-первых, не вам, а нам. Во-вторых, его сила нужна была Илиану, — Охотница кивнула на старика — чтобы заживить твои раны. Еще вопросы?
Я прошел мимо Каэ, и присел рядом с мужчиной, который смотрел на меня испуганно-восхищенным взглядом.
— Так ты маг, старик? — я приблизился, и неожиданно почувствовал потоки магии, которые окружали мужчину — Некромант??
Маг неловко поднялся на ноги, отряхнув одежду, с достоинством поклонился:
— Позвольте представиться, сэр Илиан де Грегори — маг первой ступени, по специализации некромант, — в глазах мужчины появилась грусть, и он поник — Но титулы уже давно потеряли силу. Зови меня просто — Илиан.
Я слегка ошеломленно смотрел на мужчину. Что случилось с Каэ? На вид он, конечно, безобидный старик, но он некромант! Видимо я слишком «громко» об этом подумал, потому что через мгновение меня настиг мысленный голос Охотницы.
"Он и есть безобидный старик. Даром что некромант. И не забывай — он спас тебе жизнь!"
Именно в этом я и сомневался. Некроманты работают со смертью, и уже мертвой плотью. Лечение живых, удел лекарей и целителей.
Я взглянул на Илиана, мнущегося возле стены. Он, изредка бросая на меня взгляды, не решался заговорить. Я кивнул:
— Что ты хочешь сказать?
Словно заговорщик, он наклонился к моему уху, он с серьезным лицом шепнул:
— Я сохраню твой секрет, лесной владыка.
С недоумением, воззрившись на старика, я качнул головой:
— О чем ты??
Передернув плечами, старик с независимым видом поправил одежду:
— Нет нужды испытывать меня, владыка. Я умею хранить тайны.
Каэ, с интересом прислушивавшаяся к нашему с Илианом разговору, поймала мой удивленный взгляд, и, воздев глаза к потолку, покрутила пальцем у виска.
"Не обращай внимания, старик явно не в себе"
Я кивнул, и повернулся к Илиану:
— Зови меня Брай. Просто, Брай. Я рад нашему знакомству, — я протянул старику ладонь, которую он в начале довольно критично оглядел, и только потом принял решение пожать.
Решив что ритуал знакомства исчерпан, я развернулся, и направился к Каэ. Приблизившись, я наклонился вперед, и сделал вид, что с интересом разглядываю труп оборотня, подвешенный к стене.
"Что это значит, Охотница? Где ты нашла старика?"
Каэтана сделала большие глаза и ничего не ответив, отодвинула меня в сторону, наклонившись к костру, и осторожно помешивая содержимое котелка. Запах ароматной каши достиг моих ноздрей через пару мгновений, и, наплевав на жареного оборотня, я обошел костер по кругу. Нашел местечко, и опустился прямо на пол.
Присел, и тут же получил целую миску каши, и кусок темного хлеба. Желудок совершил радостный кульбит, и задрожал в нетерпении.
Клык тоже вылез из своего уголка, и подошел к костру. Илиан бросил отряхивать одежду, и, прихватив небольшую миску, поспешил к нам. Приблизившись, он покраснел, и протянул плошку Каэ:
— Можно мне побольше?
Каэтану улыбнулась, и, потянувшись половником, наложила каши в протянутую миску. Целых три половника! А мне всего один. Обидно. Придется просить добавки.
Пока я витал в полных обиды облаках, Каэ успела заинтересоваться чашкой Илиана.
— Скажи, ведь это серебро?
Старик, усердно прожевал кашу, которую можно было спокойно глотать не жуя, и кивнул:
— Да, госпожа Каэтана, настоящее Ирейское серебро!?<a l:href="#n_1" type="note">[1]</a>
Я бросил заинтересованный взгляд на сию диковинку, и неожиданно меня замутило. Острая боль свела желудок, и, выронив свою тарелку, я, согнувшись, упал на пол. Каэтана выронив половник, бросилась ко мне, и оттолкнула подальше от костра. Илиан же совершил странный поступок — произнес пару слов, и миска почернела, окислившись. Пока Охотница была занята мной, он спрятал останки в свой мешок, откуда извлек такую же, только совершенно целую. Но что-то в ней отличалось… Что же? И неожиданно меня осенило. Она не серебряная…
Боль затихла так же неожиданно, как и возникла. Приподнявшись на локте, я посмотрел на Охотницу:
— Ты видно вздумала меня отравить!
Каэтана обиженно ткнула кулаком мне в плечо и, встав, отошла на несколько шагов:
— Придурок! Я думала что-то серьезное, а тебе вздумалось подурачиться. Лучше бы и отравила. Каши больше не получишь.
В голосе девушке проскальзывала ярость, смешанная, как не странно, с беспокойством. Я удивленно почесал за ухом, и подбросил свое тело в воздух. Мягко приземлившись на носки, я отвернулся от костра, и пошел к своему тряпью.
— Я не шутил, Каэтана. Мне действительно было больно.
В ответ я услышал лишь сердитый смешок.
— Каши все равно больше не получишь. Собирайся, через пять минут мы выдвигаемся. Илиан нашел след оборотней.
Пожав плечами, я наклонился и собрал разложенное на полу оружие. Конечно, никому и в голову не пришло почистить его. Наплевав на внешний вид, прицепил меч набок, и засунул кинжалы на голенища сапог. Накинув плащ, я отошел от лежанки, и замер у выхода из пещеры.
Каэтана тем временем тоже не отдыхала. Ополоснув котелок водой, она сунула его Клыку, и залив остатками воды костер, поспешила к тому месту, где я спал. Бережно подобрав все тряпки, он свернула их и засунула в лежащую неподалеку сумку.
Мы вышли из пещер, в разгар короткого зимнего дня. Солнце било по глазам, и если бы не черные повязки, которые мы нацепили перед самым выходом, ослепли бы на пару часов. Медленно разгребая снег ногами, мы удалялись от пещер. Клык бежал впереди, потому что он единственный кому не нужна была повязка, и разбрасывал мошной грудью снег, расчищая нам дорогу.
Глава 7. Каэтана
Вечернее небо над Западными холмами было покрыто причудливыми облаками. Только далеко на юге несколько звезд мерцали у самого горизонта. Я втянула морозный воздух, а при выдохе наружу вырвалось облачко пара.
Резкий порыв ветра взметнул мои волосы, и на голове воцарился причудливый беспорядок. Я отбросила назад непослушную прядь и продолжала ждать, спрятав подбородок под меховым воротником куртки.
Позади послышался голос Илиана, разговаривающего с Клыком. Конечно, некромант понятия не имел, что Клык его прекрасно понимает и отвечает ехидными репликами на каждую его фразу.
—.. И вот тогда, я ему хрясь посохом! Прямо по макушке! Тут он и понял, что с великими некромантами, вроде меня, лучше не связываться! — гордо закончил Илиан, вскинув руки в победном жесте.
"Каэ, убери его от меня, пока он сам на себе не испытал, что с великими псами, вроде меня, лучше не связываться…"
Я улыбнулась, смотря как Клык, героически старается игнорировать мужчину и, отвернувшись, бросила некроманту:
— Илиан, не тереби ты его! Он может укусить.
Некромант бросил испуганный взгляд на пса и поспешил немного отодвинуться. Видимо ему не хватало общения, а мы с Браем сразу оживленно начинали заниматься своими делами, едва Илиан готовился потешить нас байками о своих подвигах.
— Каэ, а ты его моешь? От него псиной воняет! — фыркнул некромант.
"Сам помойся!" — фыркнул пес.
Неожиданно из кустов, обильно засыпанных слоем снега, появился Брай, сжимая за уши только что пойманного зайца
— Еда… — пропыхтел Илиан, потирая руками.
Все уселись по кругу, со звериным блеском в глазах рассматривая дохлого зайца. Дай нам команду — и набросимся прямо на сырого. Конечно же, это шутка. Хотя, конечно, для кого как.
— Так, надо его выпотрошить и приготовить! — я отвоевала тушку, и под жадные и голодные взгляды мужчин принялась потрошить ее ножом.
— А что, может, прямо так? Сырого? — заикнулся, было Илиан, но, поймав наши шокированные взгляды, промямлил — А что? Я, когда жил в пещере, прям так их и ел!
"Животное!" — искренне возмутился Клык.
С учетом того, что даже Клык не питался сырой пищей, я вполне могла согласиться с псом.
Поужинав, мы с Браем пошли прогуляться по лесу, а Клык остался с некромантом доедать то, что осталось от скромного ужина.
— Еще не пожалел, что пошел тогда с нами? — невзначай осведомилась я у Охотника, когда мы отошли уже на приличное расстояние от лагеря.
— Каэ, может, хватит спрашивать у меня это постоянно! Я не жалею о своих действиях… по крайней мере, с того момента, как себя помню, — несколько рассеянно под конец ответил Брай.
— Хорошо-хорошо! Я ведь только второй раз спрашиваю, — покачала я головой.
Мы замолчали, вглядываясь в ночную тьму леса и прислушиваясь к уханью совы где-то поблизости. Брай расправил плечи и развел руками, втягивая носом морозный воздух. Я с улыбкой наблюдала за ним. На фоне леса он кажется каким-то… словно родным в этой общей картине…
— Такое ощущение, что лес — это мой дом, — закрыв глаза, констатировал Охотник.
Я ухмыльнулась:
— У каждого Охотника такое ощущение. Лес — это основной дом, который населяют оборотни и вампиры, а также прочие твари. Здесь нам приходится бывать чаще, чем в любом другом месте.
— Потрясающее место. Лес.
Я удивленно посмотрела на Охотника, но ничего не сказала в ответ.
Неожиданно, он меня крепко схватил за запястье и подтянул ближе к себе.
— Эй! Ты чего? — только и успела воскликнуть я.
— Тс-с! — шикнул на меня Охотник — Слышишь? — Брай сосредоточенно прислушивался к чему-то.
— Да. Кажется, Клык наконец-то тяпнул Илиана за весьма интересное место! — засмеялась я.
Брай недовольно вскинул руку:
— Нет. Ты прислушайся! — велел он мне.
Я изобразила глубокую сосредоточенность, но ничего особенного, так и не услышала.
— Пошли! — Брай потянул меня за руку.
— Куда?! Слушай, Брай, если ты задумал что-то «такое» — сразу говорю, я могу дать отпор… — начала, было, я, но Охотник меня перебил.
— Брось, Каэ, у меня этого даже и в мыслях не было!
Я изучающее разглядывала его лицо. Каждую морщинку на лбу, возникших из-за того, что ему часто приходилось хмуриться. Морщинки в уголках рта, появившихся от чертовски привлекательной улыбки. Надо как-нибудь сказать, что ему идет улыбка…
Тем временем, я позволила ему повести меня куда-то, на всякий случай, похлопав свободной рукой по бедру с ножнами. Вот черт! Их там не было. Сняла в лагере, перед тем как садится ужинать.
Обернувшись в сторону лагеря, который уже давно скрылся за деревьями, я шагала за Браем, до сих пор не возразив на то, что он сжимал меня за запястье. Как то это грубо… Но вот что странно, мне нравилось!
Неожиданно деревья выпустили нас из своих объятий, и мы вышли прямо к руслу реки, покрытого тонкой корочкой голубоватого, при свете луны, льда. Мы остановились у самого спуска и застыли, благоговейно наслаждаясь призрачным сиянием. Такая идиллия…
— Красиво… — только и смогла выдохнуть я, пораженная.
Раньше, на такие вещи я совершенно не обращала внимания. Для меня природа была всегда чем-то вроде пристанищем тварей и моим частым домом в постоянных странствиях. Брай же, сумел показать мне другую сторону одной медали. Весьма красивую.
От его горячих пальцев у меня вспотела рука и я осторожно высвободила ее.
— С ума сойти… — протянула я, и подошла к обрыву несмотря под ноги.
— Каэ, я бы на твоем месте отошел подальше, снег зде…
Я поскользнулась, и театрально размахивая руками, словно собираясь взлететь, скатилась к воде. Тонкий лед не выдержал моего, прошу заметить, скромного веса, и провалился, освобождая мне дорогу к воде.
— БРА-А-АЙ!!! — заорала я, задыхаясь от холода. Ледяная вода моментально сковала ноги, еще чуть-чуть и их сведет судорога.
— Ох, Каэ-э… — покачал головой Брай, но тут же бросился мне на помощь.
Протянув руку, он с поразительно легкостью вытянул меня из воды. Стянув с меня мокрую и холодную куртку, накинул свой, прогретый теплом собственного тела, плащ.
Мы почти бегом вернулись в лагерь, и Брай тут же велел мне снять все мокрые вещи. Сам он подкинул в огонь еще дров и посадил меня ближе к огню, пристроившись сзади и обнимая за плечи.
Что же это?..
Впервые за много-много лет я почувствовала себя такой маленькой и беззащитной… Я просто утонула в его объятьях, как когда-то, тонула в объятьях папы, или… Алана…
Самое странное, что ощущение того, что я спрятана за мужчиной, как за каменной стеной — мне нравилось… Весьма и весьма необычно, если учесть то, что я всегда сама себе хозяйка и защитница.
Эй-ей! Как бы не разнежиться совсем, Каэтана!
Неожиданно до меня дошло, что Охотник прекрасно слышит мои мысли, и это меня смутило. Я всегда боялась того, что у кого-то может закрасться подозрение о моей слабости. Но Брай, как истинный джентльмен, не подал виду, что слышит мои мысли, и я разрешила себе хоть раз в жизни поддаться слабости и размякнуть в руках сильного пола.
Так мы и сидели — в кромешной темноте освещаемой лишь языками пламени. Совершенно одни. И словно зачарованные, не отрывали глаз от огня, не на секунду не замирающем в своем причудливом танце.
Я даже не заметила, как уснула, свернувшись калачиком в его руках.
* * * *
"Нэ-э!"
— Ты смухлевал!
"Неправда! Это клевета на весь мой собачий род!"
— Я видел, как ты хвостом прикрыл карту! Это нечестно!
"А кому сейчас легко?" — философски заметил пес.
— Если вы сейчас не заткнетесь, оба, я вам по шее надаю! — проворчала я, по уши, закутываясь в одеяло.
Так начался еще один мой день в компании Охотника и говорящего пса. Брай и Клык не обратив на мои угрозы ни малейшего внимания, продолжали азартно резаться в карты. Видимо поспать мне больше не удастся.
— Где Илиан? — спросила я, сонно потирая глаза и выразительно зевая.
— Пошел прогуляться, — буркнул Брай, почесывая макушку и размышляя над раскладкой карт.
Я достала из сумки баночку с мазью, которую Браю дала Эста и, открыв ее, смазала руку. Всего второй пользуюсь, а кость уже почти срослась. Хорошая мазь. Видимо, у меня еще был не такой уж сильный перелом, так как особых неудобств я не испытывала. Наверное, просто трещинка, бывало и похуже, а я уже сразу чуть ли истерику не закатила — перелом, перелом…
Неожиданно из леса с громким визгом, перешедшим в отчаянный вопль, выбежал наш некромант, выразительно тыкая пальцем в сторону леса. Мы синхронно повернули головы туда, куда он указывал.
Из-за дерева, с изящной грацией выпорхнул мужчина, в обтягивающих черных кожаных брюках, черной рубашке с поднятым воротником и плаще, завязывающемся только на горле. Темные глаза сверкали, оглядывая всю нашу компанию, а рот был хищно раскрыт, позволяя всем увидеть маленькие белоснежные клыки в уголках рта.
Брай, было, схватился за меч, но я сдавила ему плечо и прижала к земле.
— Нет.
Охотник непонимающе посмотрел на меня, но послушался. Клык тем временем, дружелюбно виляя хвостом, подскочил к незнакомцу и встал на задние лапы, позволив себя обнять.
— Клык!.. — незнакомец потрепал белого пса по голове, и подошел ближе к нам.
— Привет, Дирк.
— Здравствуй, Каэтана, — мужчина наклонился и галантно поцеловал мою раскрытую ладонь. Как всегда обольстителен и сексуален.
— Вы что, знакомы? — встал Брай и сложил руки на груди.
Я обернулась.
— Познакомься, Брай, это — Дирк. Дирк, это мой напарник, Брай.
Дирк скривился в усмешке, а Брай просто кивнул.
У-ух! Чего это они так напетушились?? Почему это сразу такое настороженное отношение друг к другу?
Заметив, взгляд Охотника, я опомнилась, и поспешила разъяснить ситуацию:
— Дирк — дампир. Именно поэтому он еще имеет счастье быть знакомым со мной и при этом быть живым… в какой-то мере, — я обернулась к дампиру — Кстати, о птичках… Что ты здесь делаешь?
Дирк насмешливо осмотрел некроманта, который в свою очередь, испуганно озирался, подыскивая себе укрытие понадежней, и коротко ответил:
— Ходил в Храм.
— Храм? — вскинула я бровь.
Мужчина переступил с ноги на ногу:
— Он самый. Уже несколько лет бегаю по континенту, разыскивая его.
— Тот, что с таинственным Голосом? — поинтересовалась я — Это же легенда!
— А вот и нет. Я только что был там! — дампир выразительно кивнул в сторону леса.
— То есть — ты его нашел?
— Да. И именно Голос мне и сказал, что вы здесь, — дампир взъерошил темно-пепельные волосы, — Он реален!
Я подошла к Браю, и, встав перед ним, взглянула на Дирка:
— Знаешь, как-то необычно видеть тебя здесь так неожиданно.
Дампир с независимым видом изучавший свой, естественно, безупречный маникюр, поднял голову, и насмешливо взглянул на замершего, за моей спиной, Брая.
— Я бы не пришел сюда, к вам. Но, Каэ, здесь рядом рыскают Охотники. Я не мог не предупредить тебя, — спокойно пояснил дампир.
— И что? — я удивленно вскинула брови — Мы тоже Охотники.
— Да, конечно, но с каких пор, в Охотники записывают некромантов?
Все разом обернулись на Илиана.
— Охотники на Чернокнижников? — удивленно поинтересовалась я — О, боги… Сколько их?
— Трое: боевой маг, детина с двуручником, и лучница. Все на лошадях. Я бы на вашем месте, спрятал бы где-нибудь это чудо, — кивок в сторону Илиана — Например, в Храме…
Я нахмурилась:
— Почему именно там?
— А где еще? Если он вам действительно нужен, — Дирк сделал особое ударение на последнее слово — То вам стоит поторопиться. А ближайшее поселение находится в двух милях отсюда.
— Хорошо, — кивнула я — Мы последуем твоему совету. Возможно.
Меня смущало неожиданное появление старого знакомого, его предложение посетить Храм Голоса. Но врать он не умел, да и не стал бы, а значит, Охотники действительно где-то рядом.
— Быстро собираемся! — скомандовала я — Дирк, спасибо за предупреждение.
Дампир очередной раз кивнул и пристально вгляделся в мои глаза. Я не стала отводить глаз и молчаливо смотрела в ответ. Он не лжет, но что-то тут не так…
— Дирк?
— Мне пора, Каэ! Рад был снова повидаться с тобой! — дампир исчез так же неожиданно, как и появился.
Все замерли в молчаливом оцепенении, только Клык торопливо перетаскивал лежанки ближе к мешкам.
— Не нравится мне он, — прищурился Брай.
Я ничего не ответила, и начала торопливо собирать вещи.
— Они что и впрямь так опасны? Может сразиться?
Иногда Охотники бывают чересчур назойливыми.
— Опасны, — буркнула я — С ними маг.
"Брай, не трогай ее" — услышала я совет Клыка — "Последняя с ними встреча, чуть не оказалась для Каэ таковой, в прямом смысле слова. Маги-охотники — это безжалостные люди, которым нужен лишь малейший повод, чтобы привязаться к кому-нибудь. Они возомнили себя самыми умными, и сильными. Охотятся не только на некромантов, но и убивают для собственного удовлетворения. И еще: если они нам попадутся, не купись на присутствие в их компании девушки. Они не менее жестоки, чем мужчины".
* * * *
Мы стояли на небольшой поляне, не далеко от огромного конусообразного строения. Храм, а это был именно он, мрачно сверкал черными гранями, в свете зимнего солнца. Ни окон, ни дверей…Что самое удивительное — снега возле него не было на много шагов. Только сочная, по-летнему, зеленая трава.
— Могу поклясться, я тысячу раз проходила по этому тракту, но ничего подобного раньше не видела! — покачала я головой, растерянно проводя пальцами по своему отражению на стене.
Некромант подошел, хлопнул мне по пальцам своей рукой, достал тряпочку, и благоговейно протер то место, где моя рука касалась стен.
— Если ты его не видела, Каэтана, это еще не значит, что его здесь не было, — напустился на меня Илиан — Не всегда простой смертный может увидеть проявление магии.
— Расскажи хоть, что за легенда об этом Храме? — попросил Охотник, усевшись на землю, и перебирая траву меж пальцев.
Я оперлась об стену, Илиан недовольно посмотрев на меня, встал рядом.
— Это все Дирк, он мне поведал о Храме много лет назад. Рассказал легенду якобы о том, что существует такой Храм, где с тобой разговаривает некий Голос — живое создание, которое не имеет материальной оболочки.
"Чушь!" — фыркнул пес.
— Как видишь, Клык, Храм перед нами, — вздохнула я.
Некромант, стоящий неподалеку, удивленно воззрился на меня, но промолчал.
Я привыкла разговаривать с Клыком, но сейчас то и дело забывалась перед некромантом.
— И что толку? В чем смысл? — Брай искоса посмотрел на меня, закусив только что сорванную травинку.
— Голос отвечает на твои вопросы и рассказывает то, что тебе нужно знать о своем будущем. Только не напрямую, а загадками-намеками. Вроде как, он даже наставляет тебя на правильный путь.
— А этот… вампир ничего не сказал тебе о том, как сюда войти, Каэтана? — сощурился некромант, почему-то поглаживая стену Храма.
— Он — дампир, Илиан. И нет, он ничего не сказал.
— Может, нам не надо в него входить? — заметил Брай, и уперся задумчивым взглядом в землю. Словно глаза прятал.
— Может и так, — пожала я плечами.
Едва Илиан оторвался от стенки, чтобы сесть на траву рядом с Охотником, как стена рядом со мной поднялась вверх, открыв узкий проход внутрь. Брай поднялся на ноги, и подошел ближе, пристально вглядываясь во тьму. Как только он приблизился, проход закрылся. Тогда мы повторили комбинацию, поменявшись с Браем местами — стена по-прежнему оставалась глухой.
— Кажется, тебе нужно идти первой, Кэй, — пожал плечами Брай.
"В порядке живой очереди? Голос принимает по записи?" — усмехнулся Клык.
Я приблизилась к гладкой, на первый взгляд, стене и вошла в открывшийся проход. Как только стена за мной закрылась, я оказалась в абсолютно пустом помещении, с точно такими же стенами, как и снаружи.
В Храме было пусто и очень светло, хотя никаких ламп, канделябров или окон, в которые мог бы попадать солнечный свет, я не заметила. Пастельно-серые стены, с изредка прорисовывавшимся непонятным рисунком. Иногда, мне казалось, что на стенах появляются чьи-то глаза. Даже не просто «чьи-то», а как будто бы мои, но не человеческие.
Каждый мой шаг по черному мраморному полу эхом отдавался в помещении. Я выждала некоторое время, но ничего не произошло.
— Эй? — на всякий случай сказала я.
Ей! Ей! Ей! — гулко отозвался Храм.
— Не надо шуметь, Каэтана, — послышалось ниоткуда и в тоже время отовсюду. Казалось, что теперь зал заполнился чем-то нематериальным, духовным, отчего исчезло все пространство.
Я подпрыгнула на месте, и завертела головой, пытаясь увидеть обладателя Голоса, хотя и знала, что его здесь нет.
— Не верти так головой, Каэтана — шею свернешь, — едко усмехнулся Голос.
— Кто ты? — с напускным равнодушием осведомилась я.
— Голос.
Краткий до талантливости ответ, меня совершенно не устраивал.
— А то я не догадалась! — фыркнула я — Кто ты такой?
— Высшая сила, если тебе так хочется. Существо, которому положено направлять смертных. Наставник. Дух. Как угодно. Тебе не столь важно знать кто я и откуда я. Цель твоего прихода заключается в другом.
— И ты ждал именно меня? — на всякий случай уточнила я.
— Да.
— То есть, меня нужно направлять и наставлять?
— Да.
Похоже фантазией, и богатым словарным запасом, данное существо не отличается. Придется брать разговор в свои руки.
— Ну?
— Что ну? — ехидно переспросил Голос.
— Наставляй, давай, — посоветовала я, и уселась на пол. Ох, не застудить бы чего.
Кажется, Голос впервые столкнулся с таким беспардонным существом, как Каэтана Аливан. Ничего, пусть привыкает, если уже не привык…
— Вот так сразу?
— А чего время терять? Там к тебе еще много претендентов. Не считая пса, двое.
— А-а, Клык? — усмехнулся Голос — Его я тоже хотел бы увидеть. У меня есть, что сказать ему.
— Что?
— Это касается только его.
— А то, что я его хозяйка и друг? — немножко уязвлено, спросила я.
— Не прокатит, Каэтана.
— Ты откуда так говорить научился?!
— Я переговорил с миллионами людей и нелюдей, еще до, и уже после твоего рождения. Приходили всякие. Я знаю все языки этого мира и еще много других.
— Значит, ничему новому я тебя не научу, — развела я руками — Послушай, я очень тороплюсь, поэтому быстро.
Голос замолчал, словно мысленно собираясь направить разговор в нужное русло, а потом спросил:
— Куда ты торопишься, Каэтана?
— Здесь поблизости шныряют Охотники. Мы должны уйти до их прихода.
Я начинала уставать от столь содержательного разговора. У меня разболелась голова, и к тому же, ужасно хотелось по маленькому… Ну, вы понимаете.
— Вы все равно с ними встретитесь.
— Почему?
— Это судьба, — спокойно ответил Голос.
— Я не верю в судьбу, — категорически заявила я, покачав головой — Человек решает, как ему жить.
— Как тебе угодно.
— И все же?
— Ты боишься столкнуться с Охотниками? — неожиданно спросил меня Голос.
— Не то, чтобы боюсь, но… не очень-то хочется.
— Что ты сделаешь, когда вы столкнетесь?
— Убью их.
— Почему?
— Потому что они плохие, — любезно пояснила я.
Голос потихоньку начинал раздражать меня.
— А если для них ты — плохая?
— Не думаю.
— У каждого своя правда, Каэтана. Как и у жертвы, так и у Охотника, который настигает ее. Каждый думает, что он поступает правильно, — голос у Голоса (простите за тавтологию) был мягкий, раскатистый, словно у любимого дедушки, только без старческого хрипотца. Голос ведь был вечен — он не старел.
— Что мне нужно знать? — я решила перейти к делу.
— Смотря, что ты хочешь узнать.
— Тебе не говорили, что с тобой очень тяжело разговаривать? — возмутилась я.
— Каждый раз.
— И тебе все равно?
— Я такой, какой есть. Вы думаете, с вами легко общаться? Вы не умеете задавать вопросы! — возмутился в ответ Голос.
— Не правда! Я — Охотница, и задавать вопросы является частью моей профессии.
— Только сначала ты протыкаешь мечом, а потом задаешь вопросы. Ладно, спрашивай.
Я задумалась. Что меня интересует? Мое будущее? — не думаю. Я, как и любой другой человек боялась его узнать.
— Кто такой Брай? Откуда он?
— Это уже два вопроса. И оба не совсем точны.
— Ты надо мной издеваешься?! Как еще спросить?!
— Вообще-то, я все равно не отвечу на них.
— Почему?
— Я не имею права, говорить тебе о ком-то другом.
— Совсем?
— У Брая есть тайна, которую он не знает сам.
— А ты, знаешь?
— Да.
— А ему скажешь?
— Нет.
— Почему?
— Потому что придет время, и он сам узнает.
— Это связано с его прошлым?
— Не только. Это идет за ним из прошлого.
— Ужасная тайна рождения? — сделала я страшное лицо, хотя совершенно не понятно для кого. Понятия не имею, видит ли меня это существо, или нет.
— Вижу. Не пытайся обмануть меня, Каэтана. Тебе не следует этого знать. Спрашивай о себе.
Так он еще и мысли читает. Совсем хорошо.
На языке так и вертелся вопрос: "Когда я умру?"
— Я часто боюсь.
— Чего? — спросил Голос.
— Себя. Иногда мне кажется, что я становлюсь другой… с каждой новой жертвой.
— Ты должна бояться. Если бы этого не было, ты бы уже была темной. Если ты не боишься, значит, ты уже мертвец, даже если ты еще дышишь. Запомни эти слова.
— Значит, это нормально? — попыталась удивиться я. Хотя, если честно, получалось уже плохо.
— Ты человек — для вас присуще все ненормальное.
— Ну, спасибо!
— Не обижайся, Каэтана, но это так.
— Я расправлюсь с оборотнями Югара?
— Нет.
Я поникла. То есть, все напрасно?
— Вы расправитесь, — с задержкой поправил меня Голос.
— О, как же меня раздражает, что тебе нужно задавать однозначные вопросы! — прихлопнула я по ноге ладонью — Я могу идти?
— Тебя никто не держит.
Я встала, и раздраженно смахивая непослушную прядку с глаз, пошла к выходу. Как только дверь открылась, Голос окликнул меня:
— Каэтана! — я обернулась — Он поможет тебе открыть свой дар…
— Чего? — только открыла я рот, как сильный поток ветра вытолкнул меня из Храма…
Глава 8. Брай
Я стоял прямо перед входом в Храм, и неожиданно открывшийся проход, заставил меня растеряться. А уж вылетевшая словно птица, прямо в мои объятья, Каэтана, заставила просто упасть на землю от неожиданности. Ну и не только от неожиданности.
Осторожно сняв девушку с себя, я поднялся на ноги, и помог встать ей. Очумело, покрутив головой, Илиан подошел ближе, и стал с интересом осматривать Каэ, практически касаясь ее своим длинным, крючковатым носом. Казалось, что он даже пытается обнюхать девушку. Через пару секунд Охотницу это достало и видимо поэтому, театрально ощупав себя, она поинтересовалась:
— У меня что, пара рогов или крылья выросли? Или может, что похуже?
Некромант, оторванный от интересного занятия, смущенно улыбнулся, и отодвинулся от Охотницы:
— Извини, Каэтана, просто я хотел узнать оставляет ли Храм, какие-либо магические следы…
Покачав головой, Охотница, отошла от пирамиды, и присела на траву:
— Ну и? Оставляет?
С видом заправского лектора, Илиан, стал нарезать круги возле меня, взволнованно помахивая руками:
— В том то и дело, что оставляет! Но насколько необычные! Таких я не видел уже много десятков лет! Мне кажется, что этот Храм, порождение Оссариса, одного из древних магов-предсказателей… — захлебнувшись от переполняющих его эмоций, некромант замер — Вы хоть понимаете, ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ?!
Ответом ему стало невразумительно мычание Охотницы, и мой безразличный взгляд. Мне действительно это ничего не говорило, да и не могло говорить. Прокомментировал возглас Илиана, только Клык, но, к сожалению, или к радости, маг его не слышал.
"Это значит, что если выковырнуть этот храм из земли, погрузить на тележку, отвезти в Гарран, и сдать на артефакты, можно заработать пару золотых. Не более. Я прав?"
Каэ с улыбкой потрепала по голове, подошедшего к ней пса.
"Это какая нам тележка нужна?"
Клык уселся рядом с охотницей, и уставился на замершего в ожидании нашего ответа, Илиана.
"Зачем нам тележка? У нас есть некромант!"
Я ухмыльнулся и решил ответить магу:
— Нет, Илиан, мы понятия не имеем, что это значит…
И одновременно с этим, псу:
"Он не унесет. Тем более, у нас нет лопаты"
Каэтана улыбнулась, прикрыв рот рукой, Клык возмущенно чихнул, а некромант, не слышавший нашего диалога, продолжал:
— …и когда он предсказал смерть короля Ирибора, его казнили, решив, что если нет предсказателя, нет и угрозы. Когда он взошел на плаху, случилось невероятное, он исчез!
Закончив рассказ, начало которого мы все удачно прослушали, Илиан, развернулся к Храму, и любовно погладил острую грань. Проход мгновенно затворился, породив сожаление на лице мага.
Пока Каэтана и Клык, обсуждали возможность сдать Храм на артефакты, я подошел к стене, где открывался проход. В это самое время, Илиан решил, что-то поискать в своем мешке, и отошел от строения.
Проход открылся. Неведомая сила, втянула меня внутрь. Проход закрылся. Все произошло так молниеносно, что я даже пикнуть не успел. Хотя и не собирался.
Внутреннее убранство Храма поражало воображение. Казалось, я оказался не в пирамиде построенной из черного камня, а через калитку в великолепный парк зашел. Деревья, кусты, трава, и даже небольшое озеро, в некотором отдалении. Где-то в вышине светит по-летнему яркое солнце. Чувствуются касания ветерка. И даже комары звенят где-то неподалеку, противной симфонией. Если хозяин Храма хотел произвести на меня впечатление, то у него это получилось. Кстати о птичках…
— Ау?! Есть кто дома?!
Голос наполнил мое сознание. Голос заполнил мир вокруг. Казалось от него не возможно спрятаться, и не слышать:
— Что же вы все так кричите?
Я пожал плечами, и подумал о Каэтане. Видимо таинственный Голос, имел в виду, именно ее. Да уж, Охотница может оставить о себе память…
— Извини, пожалуйста, великий и ужасный Голос, но можно и тебе говорить потише?
В моем сознании пронесся ряд образов. Но с такой скоростью, что я не успел ничего разобрать.
— Поразительная беспардонность, у нынешнего поколения. Каэтану я еще понимаю, но ты, Брай? Неужели ты все забыл?
Присев на ближайший валун, и сосредоточенно почесывая бровь мизинцем, я поинтересовался:
— Что именно я забыл, и откуда ты знаешь, как меня зовут?
— Я знаю все. Все о тебе, как и любом другом жителе вашего мира.
Я переключился на вторую бровь, и все так же задумчиво спросил:
— Тогда расскажи? Кто я такой?
Некоторое время царила тишина, словно невидимый хозяин собирался с мыслями, и Голос зазвучал вновь.
— Нет, Брай. Ты вспомнишь все сам.
— Тогда зачем я здесь?
Немедленный ответ, который видимо, повторялся тысячи раз, на протяжении сотен лет:
— Чтобы задавать вопросы.
— А если я не хочу задавать вопросы?
— Хочешь, — отрезал Голос.
Так, он и мысли оказывается, читает. Открытие, если честно, не принесло мне никакой радости.
— Ну, ладно. Где Югар?
— Я не отвечу. Задавай вопросы касающиеся только тебя. Твоей дальнейшей судьбы.
Я немного растерялся.
— Я создаю свою судьбу сам. Что ты можешь мне рассказать? То, что случится, случится при моем участии.
— Что же, я понимаю тебя. Тогда я скажу тебе то, что считаю нужным. Ты нашел ту, что искал… Лишь помоги ей проснуться…
Голос исчезал, испаряясь, словно вода на раскаленной сковородке. Мир вокруг померк. Исчезали деревья, кусты, трава, словно стираемые, чьими то мощными мазками. Сначала остался лишь свет, потом тьма. А через секунду, я обнаружил себя стоящим недалеко от того места, где ранее возвышался Храм. Теперь же, он исчез, а мои спутники, тихо переговариваясь, стояли поодаль.
Небольшая поляна была вновь заполнена снегом, а солнце, до этого пригревавшее не по-зимнему тепло, спряталось за набежавшими тучами. Поднялся ветер. И теперь, он словно сорвавшийся с цепи пес, радостно носился по лесу, срывая остатки сухих листьев.
Заметив меня, Охотница призывно помахала рукой, и что-то сказала Илиану. Тот в свою очередь резко обернулся и, замахав руками, поспешил ко мне. По колено, утопая в снегу, он несся словно на пожар.
Подбежав, он не говоря не слова, накинул мне на шею небольшой амулет, и приложил палец к губам.
— Не говори ни слова.
Я, конечно же, не послушался, и тотчас решил уточнить ситуацию:
— Что случилось? И что это за амулет?
Раздраженно замотав руками, он шикнул на меня, и поманил за собой.
Осторожно ступая вслед за магом, я подошел к нашему временному лагерю, а попросту разложенных кругом мешков, и вопросительно посмотрел на Каэтану.
"Что происходит?"
Каэтана пожала плечами, наблюдая за Клыком, который, принюхиваясь, обходил поляну по кругу.
"Пока тебя не было, произошли некоторые события. Одно из них — нас чуть не обнаружили Охотники. Хорошо, что Илиан, откопал у себя эти артефакты"
Девушка кивнула на медальон, висящий у меня на шее.
"Они скрывают нас от взоров Охотников, но это не надолго. Скоро их нагонит Охотник-Маг, и он с легкостью обнаружит нас"
Я пристроил меч за спину, и проверил, как он выходит из ножен.
"Обнаружит, и сразу забудет"
Девушка поморщилась, видимо припоминая события давности, и отойдя от меня, присела возле своего мешка.
"Не нужно быть таким самоуверенным, Брай. Они очень опасные противники"
Наш мысленный диалог был прерван самым неподобающим образом. Послышался треск ломаемых кустов, и на поляну, выкатился детина с двуручным мечом. Следом за ним, в снег осторожно ступил мужчина в черном плаще, покрытом магическими символами. В том, что символы магические, сомневаться не приходилось — они разгорались темно-бордовым цветом, по мере того, как Охотник-маг, а это был именно он, приближался к нам. Взор его был затуманен, но он, не останавливаясь, он шел прямо на нас.
Не доходя до нас около тридцати шагов, маг остановился, и сделал легкий пас рукой, словно отдергивал ширму. Глаза воина, следовавшего за ним, засветились радостью, и только он хотел выйти вперед, как был остановлен властным жестом Охотника-мага. Видимо в команде он старший.
Илиан при виде Охотников, как-то сразу поник и, опустив глаза, поспешил спрятаться за спиной Каэтаны. Он словно старался стать как можно меньше и незаметней, что при его габаритах, получалось совсем неплохо.
Первым заговорил маг:
— Добрый день, господа, — немного помолчав, он добавил — Я полагаю, только Охотники могут быть в это время в лесу. Так что, добрый день, коллеги.
Каэ, в глазах которой отражались смутные чувства, лишь кивнула, и я соизволил держать слово.
— День добрый, коллеги. Мы можем чем-то помочь?
Взгляд Охотника-мага, из спокойного, стал цепким, и очень злым.
— Можете… еще, как можете, — произнес он это тихо, и неожиданно резко добавил — Отдайте нам Некроманта!
Я удивленно наклонил голову, и пожал плечами:
— Позвольте, какого Некроманта?
Детина позади мага, недовольно заерзал и, положив меч на плечо, попытался выйти вперед, но вновь был остановлен мелким жестом Охотника-мага.
— Тот, что стоит у вас за спиной… Не играй со мной, Охотник. Некроманту это не поможет. Просто отдай нам его.
Строить удивленные глаза, отговариваться, пытаясь потянуть время, больше не имело смысла, и поэтому, я, взглянув в серо-стальные глаза Мага, коротко произнес:
— Нет.
Воин, бесцеремонно отодвинув старшего Охотника в сторону, вышел вперед.
— На нет, и суда нет.
Атака была молниеносной. Тяжелый меч, спорхнул сплеча в мгновение ока, словно соломинка. Занося меч по широкой дуге, он бросился ко мне, пытаясь одним ударом, развалить меня пополам. Быть разрубленным, сегодня совершенно не входило в мои планы, и поэтому оттолкнув в сторону Каэ, я поднырнул под удар, и вытянув свой меч, полоснул врага по спине. Вот тут я и совершил главную ошибку, совершенно позабыв о втором Охотнике.
С тонким шипением, в меня вонзилась белоснежная молния, и протащив по земле пару метров, ударила повторно. На мгновение я потерял сознание, а когда очнулся, битва была в самом разгаре.
Наконец очнувшаяся Каэтана, ловко метнула в Мага какой-то шарик, одновременно с этим выхватив серебряный дротик, и нанесла им удар по мечнику.
Я так и не успел понять, что за странное оружие использовала Охотница, но оно явно произвело положительный эффект. Молния прекратила терзать мое тело, а ее хозяина отбросило к кустам словно куклу.
Слегка покачиваясь, я вскочил на ноги и, скинув дымящийся плащ, бросился в атаку. Намериваясь отвлечь внимание воина, чтобы у Каэтаны была возможность вынуть меч, я коротким взмахом ударил в сухожилие на ноге мечника. Колено врага предательски подогнулось и из рассеченного места брызнула кровь. Сделав по привычке несложную восьмерку, я уже хотел было добить мечника, как неожиданно в моей меч, клюнула стрела. Следующая, угодила мне прямо в плечо, причем с такой невероятной силой, что я, покачнувшись, чуть не упал на землю.
Теперь стрелы летели в нас ураганом. Скрывавшийся ранее лучник, решил войти в игру, и теперь методично расстреливал живые мишени, коими являлись мы с Каэ.
Клык и Илиан были в относительной безопасности. Как только начался бой, умный пес, схватив упавшего некроманта за шкирку, отволок его в ближайшие кусты. Теперь осторожно выглядывая из сплетения веток, Клык ждал своего момента.
Отчаянно раскручивая меч, Охотница отбивала летящие в нее стрелы, но так не могло продолжаться вечно. Она уставала. Уклоняясь от редких, но не менее опасных выстрелов, я бросился за мешки, чтобы попытаться отследить стрелка. Ответ на свой вопрос: "Где он?", я нашел довольно быстро.
"Клык! Нужна твоя помощь!"
Перед мысленным взором, раскинулась картина увиденного.
Надеюсь, он поймет.
"Держитесь!"
Серая тень мелькнула в лесу, и через секунду, раздался болезненный женский вскрик. Оказывается, в нас стреляла девушка.
Клык, достигнув цели, не раздумывая, бросился на лучницу, и, схватив зубами за руку, опрокинул наземь. Тетива на луке лопнула, ударив Охотницу, задела и морду пса. Не обращая внимания на боль и кровь, пес не отпускал руку девушки, словно намериваясь, перекусить пополам.
Второй рукой, нащупав что-то на поясе, лучница замахнулась на Клыка, нанося удар, но тот вовремя отпустив несчастной руку, отскочил в сторону и, выждав секунду, бросился ей прямо в лицо.
Все было бы хорошо, но тут очнулся маг, и выигрышная позиция в этой игре со смертью, ушла от нас.
Неведомая сила откинула Клыка от девушки, а занесенный над воином, меч Каэ, разогрелся до такой степени, что, не выдержав, Охотница бросила его на землю. Мне тоже досталась своя порция магии. Я почувствовал, как раскаляется в моем плече стрела. С криком, выдернув ее из себя, я прикусил язык. Боль была ужасной, но, собравшись с силами, я метнул свой меч, в мага.
Клинок вошел в плечо врага, и вновь опрокинув его, буквально пригвоздил к земле. Через секунду, в его сторону долетел один из небольших шариков Каэ, и мощный взрыв отбросил Охотника в кусты.
Пока Клык, тряся головой, и отчаянно шатаясь, кружил на месте, лучница подхватила колчан, и поспешила, скрыться в лесу. Второй Охотник, бросив даже свой меч, так же попытался убежать, но был остановлен. Серебряный дротик вонзился мужчине в шею, и, пробив насквозь, показался с другой стороны. Разбрызгивая темно-алую кровь в разные стороны, воин повалился на землю, и больше, естественно, не шевелился. Что в принципе и не странно. Бегать с пятнадцатидюймовым дротиком в шее, не сможет никто.
Истекая кровью, я хотел, было, броситься в погоню за лучницей, но был попросту сшиблен с ног, неожиданным ударом Охотницы. Видимо она поняла, что по-другому меня не остановить. Или просто не было сил говорить. Одно из двух.
Растянувшись на алом, от крови снегу, я закрыл глаза. Сил больше не было. Запал боя ушел, я чувствовал, что с каждой секундой, проваливаюсь все глубже и глубже во тьму.
Очнулся я от звонкой пощечины. Надо мной нависла Каэтана.
"Даже и не думай умирать!"
Мысли текли вяло, но я смог сформировать в сознании ответ.
"Даже и не думаю, я просто упал"
Охотница затянула потуже узел у меня на плече. Пока я был без сознания, она успела замотать кровоточащую рану бинтом, насквозь пропитанным каким-то отваром.
"Вставай! И не смей так больше делать!"
Подбежал трясущийся Илиан, и дрожащими руками, помог Каэтане поднять меня. Я кстати, успел обратить внимание на то, что ни на нем, ни на Каэ, нет ни единой раны. Это мне не везет.
— Илиан! Проверь как там Клык! Я пока соберу вещи, нужно уходить… Брай, не закрывай глаза, иначе мне тебя уже не вытащить!
Звуки доносились до меня словно через слой ваты, но я нашел в себе силы затрясти головой и сделать несколько шагов. Уши отложило, и я, уже намного уверенней, подошел к мешкам, чтобы помочь Охотнице.
И только сейчас, выслушивая ее ворчание, по поводу непутевых Охотников, которые в детстве не научились драться, я понял, что зацепило мое сознание, как только я очнулся.
У бесстрашной Каэтаны, был испуганный взгляд, полный боли и тревоги.
Тревоги… за меня…
Глава 9. Каэтана
Яркий круг луны скрылся за дымчатыми облаками и снова вынырнул с другой стороны, словно играя с нами. Ветви деревьев плясали на пронизывающем зимнем ветру, их тени метались в призрачном лунном свете.
Я шла, держа под узды гнедую кобылу весьма крупных размеров. Судя по всему, она принадлежала тому Охотнику, которого я имела счастье убить. Дротик, я естественно хладнокровно выдернула из его глотки, даже не моргнув. Хотя не буду отрицать, что мне было весьма неприятно лицезреть его выпученные глаза и приоткрытый в глухом возгласе, рот. Черт, теперь я еще не скоро избавлюсь от неприятных воспоминаний его трупа.
Сейчас, на кобыле погибшего воина, полулежа, ехал Брай, осторожно придерживаясь за короткую гриву.
Кто бы только знал, как мне трудно было заставить сесть этого героя на лошадь! Он так меня убеждал в том, что у него все хорошо, и я почти поверила, пока у него от обессиливания не заплелись ноги, и он не грохнулся, чудом не сломав себе шею!
Некромант шел рядом со мной, боязливо оглядываясь по сторонам. Видимо, волновался, что Охотники так просто нас не отпустят.
Клык медленно брел позади нас, то и дело отставая. Я остановилась, и, полуобернувшись к нему, заодно проверила самочувствие Брая.
— Клык, ты как? Может, мы пойдем помедленнее?
Некромант устало посмотрел на пса, потом на меня, но так ничего не сказал. В конце концов не я одна разговариваю с животными и он уже свыкся с этим.
"Нет, я в порядке" — ответил пес, нагнав нас — "Но Браю, по-моему, совсем плохо. Скоро мы придем в город?"
— Брай, как ты себя чувствуешь? — взволнованно спросила я. Голос предательски дрожал.
— Как будто меня проткнули стрелой, — вяло усмехнулся Охотник.
— Не закрывай глаза! — напомнила я — Сейчас придем в Феанор, там есть целительница. Она поможет, хорошо?
— Не стоит беспокоить людей ночью.
— Это ее работа и за нее ей платят, — буркнула я недовольно.
— Я держусь, Каэ. В конце концов в меня попала только одна стрела. Это не смертельно.
— Ох, Брай, сколько в тебе легкомысленности! — покачала я головой и накинула капюшон.
И уже вскоре пришли в бывший военный город под названием Феанор. Сейчас Феанор был довольно большим городом, который наполовину заселяли маги и воины, а вторую половину простые люди. Феанор был известен двумя вещами: Академией, обучающей отличных мечников и Ареной, бывшей когда-то местом тренировки воинов, но теперь ставшей чем-то, вроде развлекательного центра. На Арене проводились бои, в которых участвовали далеко не все, а только самые отчаянные и безрассудные. Найти им другого названия я не могла.
Дом целительницы Иогары, находился недалеко от центра города, и мы сразу же направились к нему. На мой осторожный стук, дверь, почти мгновенно отворилась, и на порог вышла очень старая женщина. Нас обдало жаром камина, запахом лекарств и… кошек. За целительницей на порог вышла серая кошка, упорно трущаяся о ноги хозяйки, но, едва завидев Клыка, быстро нырнула обратно.
Женщина молчаливо оглядела всю нашу компанию, задержала взгляд на Брае, и так ничего и, не сказав, удалилась в глубь дома.
— И ты хочешь, чтобы эта… бабушка меня лечила??? — прошипел Брай, наклонившись ко мне — Да она, наверное, даже ничего не видит и вряд ли еще что-то помнит! Сейчас она меня вылечит…так вылечит, что я потом не буду помнить кто я и кем являюсь!
— Ты и так не помнишь, — рассудительно заметила я — Хорошо, если она тебе мозги вправит, чтобы ты лишний раз не геройствовал! А то тебя так и тянет последнее время, что-нибудь с собой сделать!
— Это почему же? — скривился Охотник.
— С тех пор, как мы с тобой «познакомились», ты почти каждый день попадаешь в передряги! Начиная с того момента, как я тебя нашла… полуголого в лесу, потом битва в пещере и заканчивая разборкой с Охотниками. Ты просто магнит для неприятностей!
Брай хотел что-то сказать, но в этот момент вышла Иогара с какими-то склянками. Руки у нее были маленькие, сморщенные и с пигментными пятнами по всей кисти. Целительница протянула мне две склянки, и тихо, почти шепотом, произнесла:
— Зеленая — пить, красная — смазывать.
— Сколько? — приподняла я бровь, аккуратно принимая бутылочки и укладывая в сумку.
Бабушка просверлила во мне дырку своими выцветшими глазами, и вздохнула, покачав головой. Дверь захлопнулась прямо перед моим носом.
— Чего это она? — удивился Брай.
— Видимо, она не берет денег с тех, кому помогает, — ответила я, но все-таки просунула золотую монетку в маленькую щель под дверью. Лекарства — дорогое удовольствие, тем более у волшебниц, коей и являлась Иогара.
Теперь мы направлялись на поиски гостиницы, в которой могли бы нормально переночевать. Впрочем, долго искать нам не пришлось. Крупное, трехэтажное здание, с резными ставнями. Вывеска изображала котел и петушиную голову над ним.
Трактирщик выделил нам две комнаты на втором этаже: одну для Илиана и Клыка и одну для нас с Браем и велел конюху позаботиться о кобыле.
Заметив замешательство Клыка, когда я заказывала номера, пришлось пояснить, что за Браем нужен присмотр и лечение, на что пес гаденько усмехнулся, мол, смотря какое лечение…
Разбуженная нами служанка, пряча зевки в кулак, наполнила большую бадью горячей водой и принесла мыло и полотенца.
Брай стал раздеваться, напрочь игнорируя мое присутствие в комнате. Я повернулась к нему спиной и, сложив руки на груди, буркнула:
— Мог бы постесняться.
Брай скинул одежду, и осторожно переступил через край бадьи.
— Кого?
— Меня! Кого же еще!
— Ты и так уже лицезрела меня в подобном виде, — спокойно пояснил он.
— Тогда ситуация была другая, — я обернулась и обошла бадью, подавая ему кусок мыла.
— Результат один и тот же, — Брай плеснул себе в лицо водой и намылился.
Я всплеснула руками и покачала головой. На что противный Охотник рассмеялся:
— О, Каэ, только не говори, что ты ни разу не видела мужчину голым!
— Видела, — буркнула я и запустила в Охотника полотенцем, когда он встал во весь рост передо мной.
Мне показалось, или он усмехнулся?..
Когда с купанием было покончено, я заставила Брая выпить зелье Иогары. Охотник с трудом сглотнул лекарство и уселся на кровать.
— Ты поможешь? — спросил он, зубами откупоривая вторую склянку — Мне неудобно.
Я кивнула, и присев рядом, разбинтовала раненое плечо Охотника. М-да, видок еще тот! Плечо опухло, а рваная рана покрылась кровавой корочкой. Плеснув в ладонь немного вязкой красной эссенции, я растерла ее, стараясь не надавливать на рану.
Все то время, пока я работала, Брай не сводил с моего лица глаз. Лицо его не выражало ничего, словно я сейчас не терзала жгучей мазью его рану. От этой эссенции у меня уже горели пальцы, представляю, какого было Охотнику!
— Что? — не выдержала я и подняла на него глаза.
— Что? — недоуменно отозвался Брай.
— Чего ты так на меня пялишься??? — грозно нахмурилась я.
— Тебе это мешает сосредоточиться на растирании? — вздернул бровь мужчина.
— Я уже закончила. Ложись спать.
Брай лег и устроился поудобнее.
— А поцелуй на ночь? — невинно улыбнулся он.
— Обойдешься! — зло ухмыльнулась я, хлопнув через одеяло по ране.
Охотник зажмурился и зашипел, а я мстительно приподняла правый уголок губ.
— Приятных сновидений, — пожелала я и скрылась за дверью.
Впереди вся ночь и чем же мне заняться? Думаю, стоит позавтракать, а потом, когда Брай проснется, принять ванну. Естественно, без его присутствия в комнате.
* * * *
Свет от лампы мягко отражался на стенах трактира, играя тенями. Я сидела за столом в зале в полном одиночестве, положив голову на руки и прикрыв глаза. Спать почему-то не хотелось, и поэтому я посвятила время рассуждениям.
Я вспоминала сегодняшнюю стычку с Охотниками, прокручивая в голове каждый момент боя: кровь, удары, стрелы летящие отовсюду, и, наконец, маг, сложивший пальцы щепотью, и выпускающий молнию. Дротик, аккурат попавший бойцу в шею… Рычание Клыка и тоненький вскрик девушки-лучницы, которую я не успела разглядеть… Помню только, как сильно испугалась, когда эта сука занесла над Клыком кинжал, сверкающий бликами. Изо рта вырвался немой крик, я точно хотела закричать, но почему-то не смогла.
Я посмотрела на ладонь. Вот почему мне так жгла руки мазь: на ладонях были извилистые ожоги от рукояти!
Я поморщилась и снова легла головой на стол.
Что же это такое?.. Почему мне так кажется, что встреча с Охотником для меня не случайна? Знакомство с ним принесло для меня много неприятностей, или мне так кажется? Может, все дело просто в том, что я привыкла путешествовать одна?
Я не заметила, как уснула…
И мне приснился сон. Только не такой, какой снится уже долгое время — с Аланом. Мне почему-то приснилась черная сова, сидящая так близко ко мне, что я могла бы протянуть руку и погладить ее, что я собственно и сделала. Сова поддалась на ласку неохотно, все так же, не сводя с меня огромных глаз. Потом, словно ниоткуда, появился волк белоснежного цвета. Он сел чуть поодаль, и махнув мордой в сторону леса, ударил лапой по снегу. Сова обернулась на него, снова на меня. Пристально посмотрела мне в глаза и, вспорхнув волку на спину, они оба исчезли в лесу…
— Каэтана!.. — прошептал кто-то над ухом, вырывая меня из объятий сна.
Я вздрогнула и подняла голову. Рядом стоял Илиан, неловко переминаясь с ноги на ногу.
— Да? В чем дело, Илиан? — спросила я, смахивая с лица упавшую прядь.
— Если хочешь, можешь поспать у меня в комнате. Я уже выспался.
— Нет, спасибо, — выгнулась я дугой, потягиваясь, и зевнула — Лучше пойду-ка я потренируюсь…
Глаза у некроманта заискрились:
— А можно мне с тобой?! Посмотреть?
— Вчера не насмотрелся что ли? — проворчала я.
— Ну, пожа-алуйста! — протянул некромант, сейчас напоминая мне ребенка, который умоляет, чтобы его взяли на ярмарку.
— Ну, пошли, — пожала я плечами, и мы вышли во двор.
Солнце только-только проклюнулось на востоке. Под ногами лежал свежевыпавший снег, мороза и ветра на улице не было.
— А можно мне попробовать? — умиленно попросил Илиан, наблюдая за мной.
— Хочешь потренироваться? — улыбнулась я, на свежем воздухе окончательно проснувшись. Некромант закивал — Тогда сходи к Браю в комнату и возьми его меч. Только тихо. Не разбуди его.
Илиан довольно заулыбался и быстро скрылся за дверью. В конюшне рядом, затоптались лошади, громко фыркая и переминаясь. Где-то среди них и наша… Ну, сейчас наша. Что же с ней делать? Продать или оставить себе? С лошадьми, конечно, быстрее передвигаться, но в труднопроходимых местах очень тяжело. А мы в основном и ходим по лесу, где не каждой лошади пройти. Да и Клыку весьма непросто будет поспевать за лошадью и сумок у нас не так много. Надо будет посоветоваться с Охотником.
Некромант чуть ли не в припрыжку выбежал из трактира, раскручивая мечом и тут же уронил его, не удержав.
— Осторожнее.
Илиан кивнул, и неправильно схватив меч, встал передо мной.
— Ну, кто так держит? — покачала я головой и помогла ему правильно взять меч — Так удобнее? — некромант кивнул, улыбаясь.
— Ну, хорошо. Попробуй на меня напасть, — пробормотала я.
Илиан выпрямился, и застыл на месте.
— Каэтана, а вдруг я тебя пораню? — шепотом произнес он, опуская оружие.
— Не смеши меня, — прищурилась я — Ты до меня даже дотронуться не сможешь.
— Как скажешь.
Некромант подбежал и, взмахнув мечом, ударил по мне. Я ловко подставила свой меч под его, преграждая путь к моей груди и с силой оттолкнула его. Некромант отбежал назад, чуть не упав, но снова бросился в атаку. Лезвия со звоном скрестились и снова разошлись.
Мелькнула мысль, что когда-нибудь в бою могут встретиться наши мечи: Брая и мой, как сейчас, только противником моим будет не Илиан, а Брай. И бой будет серьезным…
Я прочертила в воздухе несколько восьмерок, прокручивая меч перед собой, отчего Илиан попятился, беспомощно тыкая перед собой. Лезвие его меча попало в мою восьмерку и оружие вылетело у некроманта из рук. Я опустила руки.
— Глупо тыкать так во врага. Это же не рапира тебе.
Некромант пожал плечами.
— И никогда, я повторяю, никогда не закусывай губы!
— Почему? — удивился Илиан.
— Потому что может возникнуть такая ситуация, когда твои зубы сомкнуться на них, если тебя ударят. Прокусишь насквозь, поверь мне.
— Я даже и не подозревал, что такое может быть! — пораженно выдохнул Илиан и тут же посмотрел куда-то в бок. Я проследила за его взглядом и увидела Брая, опершегося на косяк двери и молчаливо наблюдающего за нами.
Я подошла к нему и поинтересовалась:
— Давно стоишь?
— С того момента, как Илиан разбудил меня, громыхая мечом по полу, — некромант виновато опустил голову, вызвав улыбку Охотника — Мне стало интересно, зачем ему понадобился мой меч и я спустился следом за ним.
— Он уговорил меня позаниматься с ним, хотя непонятно, зачем некроманту нужно владение мечом… — я обернулась на Илиана, который азартно раскручивал над головой новую игрушку и усмехнулась, когда меч плашмя ударил его по макушке.
Не за что не могла бы подумать, что столь взрослый человек может так себя вести, подобно ребенку.
— Илиан, занеси, пожалуйста, меч туда, откуда взял, — вежливо попросил Охотник — А то ты нам еще дорогу должен указать, а без проводника мы мало куда дойдем.
Некромант кивнул и исчез за дверью трактира.
Я снова посмотрела на Охотника и провела рукой по его щеке.
— Тебе стоит побриться, — улыбнулась я и вытащила из сапога кинжал гнома, протянув его Браю.
Мужчина задумчиво уставился на кинжал и отодвинул мою руку.
— Нет, благодарю, лучше обращусь на кухню. Не хочу бриться кинжалом, которым ты убивала оборотней.
Я пожала плечами и спрятала кинжал в сапог.
— Нам пора уходить, я думаю. Ты иди, брейся, а я приму ванну, — я зашла в трактир и поднялась наверх, по дороге перехватив служанку и попросив наполнить ванну.
Я подошла к лохани с водой и, скинув на пол грязную одежду, погрузилась в обжигающую воду. Многочисленные царапины, после путешествия по пещерам, неприятно защипало.
После ванны, я, наконец, почувствовала себя чистой и бодрой, хотя все еще нуждалась во сне. Одежду я стирать не стала, а просто переоделась в другой комплект: белый свитер и короткие черные брюки, благо сапоги закрывали открытую часть ноги. Поверх, как всегда, натянула черную куртку с мехом. Ремень сумки с вещами я перекинула через правое плечо, а сумку отпустила с левой стороны бедра — так намного удобнее.
В таком виде я спустилась на первый этаж, где уже было много народу, кто завтракал, кто, покуривая трубку, играл в карты. Илиан и Брай как раз только закончили завтракать. Для Клыка трактирщик принес тоже какую-то еду, сказав, что это за счет заведения.
И вообще, я заметила, что трактирщик даже не возразил вчера о присутствии пса внутри гостиницы, предупредив только, чтобы мы получше за ним следили и чтобы он особо не показывался постояльцам.
Расплатившись последними десятью золотыми за две комнаты, питание и три ванны (Илиан тоже успел искупаться), мы вышли из гостиницы более-менее отдохнувшими.
— Деньги закончились, — сообщила я своим спутникам.
— Значит, надо заработать, — развел руками Брай.
— Тех, на ком мы зарабатываем, нет за много миль отсюда, — сказала я, принимая кобылу за узду от конюха — Здесь полно стражников и магов. В Охотниках здесь не нуждаются, — вздохнула я.
— Каэтана? — тронул меня за руку Илиан — А что будет, когда переведутся все оборотни? Как вы начнете зарабатывать себе на жизнь?
Я обернулась и серьезно посмотрела на некроманта.
— Будем охотиться на некромантов.
Илиан отпрянул от меня, как от чумной и решил идти с другой стороны от кобылы.
"Может, продадим эту корову?" — проворчал Клык, путаясь под ногами у лошади.
"Я согласен с Клыком" — кивнул Брай головой — "Она нам ни к чему. Каэ, как думаешь, сколько нам дадут за нее?"
Я погладила лошадь по холке и широкому крупу.
"Думаю, пару сотен мы сможем выручить"
"Вот и отлично" — снова кивнул Охотник.
"Городская конюшня на той горе, на востоке. Давайте попробуем предложить им. В принципе, кобыла сильная, должны купить"
* * * *
На центральной площади было шумно и многолюдно, прямо как в столице. Вокруг носились торговки с пирогами и семечками, одергивая случайных прохожих за рукав и требуя что-нибудь у них купить, мол, все вкусно и сытно и пожалеешь, если не купишь. Интересно, это можно воспринимать как угрозу? Мимо разгуливали проезжие купцы, беседуя друг с другом и с местными жителями. Краем обойдя площадь, мы свернули в улочку между домами, а оттуда уже поднялись на невысокую горку, на которой рядком стояли несколько городских конюшен.
— Сколько? — важно спросил конюх, заинтересованно разглядывая кобылу.
— Двести, — твердо ответила я.
— Дорого, — покачал головой конюх — Кобыла неплохая (он не сказал хорошая, он сказал именно — неплохая), но конюшня и так переполнена.
— Хорошо. Ваше предложение?
Мои спутники сейчас стояли чуть поодаль, разглядывая боевых скакунов в одной из конюшен. Черные, поджарые жеребцы сурово топали ногой, встряхивая головой и фыркая. Красавцы! Если бы не Клык, я бы уже давно купила себе такого и путешествовала как нормальный Охотник.
Конюх обошел кобылу, подошел к морде и заглянул в зубы.
— Восемьдесят, — невозмутимо констатировал он.
— С ума сошел? Да я в первой же деревне продам ее намного дороже! — возмутилась я.
— Ваше дело, — развел руками упрямец.
Я развернулась и повела кобылу за узду к спуску, как неожиданно конюх окликнул меня:
— Девушка! Сто… двадцать. Сойдет?
Я остановилась и полуобернулась.
— По рукам.
"Я бы ее так вообще за бесплатно отдал, лишь бы избавиться!" — фыркнул Клык, когда мы уже спускались вниз с горы.
"Зато теперь у нас есть деньги" — улыбнулась я.
"Этого все равно мало. Сколько мы еще сможем прожить вчетвером на эту сумму? От силы четыре-пять дней, а там неизвестно — будет ли еще работа" — мрачно заметил Брай и замер, с интересом вглядываясь куда-то вдаль. Я проследила за его взглядом.
— Это Арена, — равнодушно произнесла я.
— Красиво, — протянул Илиан, тоже вглядываясь.
— И что это за Арена такая? — спросил Брай, не отводя глаз.
— Место, где любой желающий, может сразиться со своими страхами и получить за это выигрыш, — ответила я, пожимая плечами и тут же пожалела о своем ответе — Ну, Брай, нам там не место!
— Сколько? — прищурился Охотник.
— Триста на победителя. Мы туда не пойдем! — категорически замотала я головой — Это смертельно и никто тебя не спасет, пока ты не расправишься со своими ужасами. Короче, или ты или тебя. На смерть. Все. Забудь Охотник, это страшнее, чем кажется.
Но вместо того, чтобы благополучно забыть, Брай уставился на меня странным взглядом.
— Нет, — закачала я головой.
Брай призывно улыбнулся…
— Нет!
Победно приподнятый уголок губ…
— Брай, нет, я сказала!!!
— Боишься? — вскинул бровь Охотник.
— Да. Боюсь. Голос сказал, что страх — не порок и если ты не боишься, значит, ты мертвец, даже если еще дышишь. Вот так, — победно вскинула я руки.
— Да, а еще он сказал, что какими бы страхи не были, с ними нужно бороться, — любезно напомнил Брай — Как думаешь, к чему было сказано и это?
Я не помнила подобных слов от Голоса, но кто знает, может, он сказал такое Браю?
Я замолчала и посмотрела на возвышающуюся громаду Арены. Она была похожа на огромного каменного ежа, где иголки — это рецепторы, черпающие магию прямо из воздуха. Иголок на Арене было не так уж и много — каменные, блестящие, словно отполированные. Солнце медленно восходило, и лучи его терялись в этих самых иглах, переливаясь через просветы Арены.
Барабанная дробь известила нас о скором начале боев. Народ огромной толпой попер в сторону Арены, не жалея никаких денег ради зрелищ.
— Брай! — рявкнула я, все еще надеясь его отговорить.
— Каэтана? — невозмутимо передразнил Охотник.
Я вздернула подбородок и сложила руки на груди.
— Ну, Охотник, ты еще об этом пожалеешь, поверь мне, — процедила я сквозь зубы и поперлась за уже убежавшем вперед мужчиной.
Глава 10. Брай
Гнусно ухмыляющийся торговец, кивнул и пожал протянутую мной руку. Все, договор на жизнь и смерть заключен. Теперь мы гладиаторы на Арене, и должны сразиться со своими внутренними врагами, чтобы выйти победителями и получить приз. Или умереть. Третьего не дано.
Каэтана стояла в сторонке, по обыкновению, подпирая стенку. Клык примостился неподалеку, и казалось, застыл в ожидании. Все ждали слов Распорядителя, и он не заставил долго ждать:
— Теперь вы участники соревнования. Ваш номер — двенадцать.
Не обещающая ничего хорошего улыбка Каэ, бросилась мне в глаза, когда я имел глупость посмотреть в её сторону. Мужчина тем временем торопливо продолжал:
— Сколько участников выставляет ваша команда.
Оценивающе оглядев сначала меня, затем Каэ, он вскользь посмотрел на, мнущегося в сторонке, Илиана:
— Я полагаю двоих? — тут он обратил внимание на Клыка, и неожиданно предложил — Не хотите продать собаку? Она вам уже без надобности, а мне пригодится в хозяйстве.
Дернувшаяся, было в сторону Распорядителя, Каэтана, замерла под моим просящим взглядом.
"Успокойся"
Клык в свою очередь оторопело вперился взглядом в мужчину, от удивления даже раскрыв пасть.
"Что он сказал? Какую еще собаку?!?! Я пес!"
Я затряс головой. Не все сразу! В очередь, в очередь!
Я повернулся к мужчине, и, ткнув ему в грудь пальцем, тихо произнес:
— Лучше помолчи. Наша команда выставит двоих.
Распорядитель Боев, пожал плечами, и равнодушно произнес:
— Не хотите, как хотите. Значит двое? Хорошо. Пса можете тоже взять.
Каэтана, закончив оправлять мех на куртке, подняла голову:
— Зачем?
Очередной раз, пожав плечами, торговец развернулся на месте, и пошел в сторону бушующей Арены.
— Ну что, ты доволен?? Как я вообще согласилась пойти с тобой?? Триста золотых на победителя? Да это позор! Ты что на рынке никогда не был? Идиот.
Молчаливо выслушивая поток брани, сыпавшийся на мою голову, из миловидных губ Охотницы, я размышлял на тему своей непроходимой глупости. И зачем я только согласился на подобные условия?
Каэ услышала неприкрытые размышления, и обрушилась на меня с новой силой:
— Нет! Это я тебя спрашиваю, зачем Я согласилась?!
Кажется, у меня заболела голова, но точно сказать невозможно. Слишком много вокруг шума. Рев толпы, бешеные выкрики Каэтаны, и мысленное возмущение Клыка, по поводу того, что его назвали собакой.
Захотелось покончить жизнь самоубийством, но мгновенно в сознании всплыла мысль о том, что мы собственно сейчас этим и займемся.
— …ну и что теперь делать? — уже тише закончила Каэ, смотря на стену у меня над плечом, — Как мы будем сражаться? Два с половиной калеки, и собака — великолепная команда!
"Я пес!"
Каэ обреченно вздохнула:
— Хорошо. Два калеки, и пес. Легче стало?
"Да"
Клык тоже волновался, он впервые участвовал в подобной авантюре, хоть уже и довольно долго путешествовал с Охотницей. Мне показалось, что он больше беспокоится не за себя, а за Каэтану. В другое время, я бы может быть, растрогался, от подобной заботы, и даже всплакнул, но не сейчас.
Сейчас я был занят усердным киванием, на короткие реплики-команды Охотницы, и проверкой собственной боеготовности. Перевесив меч за спину, так, чтобы рукоять торчала из-за левого плеча, я проверил, как он выходит из ножен. Лезвие с тихим скрипом выскочило из теплого домика, и сверкнуло в лучах восходящего солнца.
Затолкнув меч обратно, я потянулся к голенищу, и проверил наличие кинжалов. Один присутствовал, а вот второй… Второй я забыл в комнате, оставив воткнутым в стол, после бритья. Вот Араша-растеряша!? Все знают эту легенду?<a l:href="#n_2" type="note">[2]</a>
Охотница в это время тоже решила проверить наличие оружия, и его боеспособность. Вытянув меч из ножен, слегка поморщилась и отпустила обратно. Раны на руке, давали о себе знать. Лекарство, данное Иогарой, хоть и помогало, но вылечить раны мгновенно, не могло.
Клык тоже поддался общему настроению, и теперь с сомнением, буквально горящем на морде, разглядывал свои клыки в отражение щита. Видимо оставшись довольным результатом, он растопырил передние лапы, и уставился на когти. Удовлетворившись разглядыванием конечностей, он поднял голову и уставился на нас.
"Ну что, когда наш выход?"
Каэ улыбнулась и подошла к псу. Опустившись на корточки, она потрепала его по голове.
"Волнуешься? Может, не пойдешь? Мы с Браем справимся"
Клык оскалился и сделал "страшные глаза", на мгновение напомнив мне, готовящегося к броску волка. К чему такие ассоциации?
"Никуда без меня!"
Ворота перед нами раскрылись, и рев возбужденной толпы заглушил ответ Каэтаны. Тысячи запахов и звуков хлынули в мое сознание. Это Клык не справившись с эмоциями, выплескивал их в разные стороны. По странной причине, я не оглох и не ослеп на несколько мгновений, как Охотница, а наоборот, воспринял мир таким, каким привык видеть раньше. Раньше?
Пытаясь сосредоточится на мелькнувшей мысли, я шагнул вперед, и лучи восходящего солнца ударили мне по глазам. Вопли толпы оглушали, давили к земле, били по сознанию. Где-то среди толпы сейчас бесновался и Илиан.
Клык прижал уши к голове, но упорно вышагивал за Каэтаной.
Мы ровным строем из двух человек, и одной со… одного пса, вышли в круг. Желтый, скорее даже оранжевый песок, тут и там, обагряли пятна крови.
Пройдя еще несколько шагов, мы рассредоточились, и замерли в ожидании начала. Я медленно осматривал Арену. Тысячи лавок, каскадом спускающиеся из-под самого навеса, доходили до самого ристалища. Нас и ближайшие зрительские места, отделяло всего несколько сот метров, и я поневоле задумался: Как же безопасность?
Мне столько раз уже сказали, что бои невероятно опасны для жизни человека, а тут такое…
Ответ на мой вопрос нашелся мгновение спустя.
Как только нал Ареной, перекрывая рев толпы, разнесся голос Распорядителя боев, из земли поднялась мерцающая стена, явно магической основы. Периодически озаряемая вспышками молний, она надежно отделила нас от зрителей, и даже голоса тысяч человек, стали тише.
Тишина распространилась над полем битвы людей и их страхов. Удар гонга! И я непроизвольно потянулся к мечу.
Охотница остановила меня взглядом.
"Сначала мой бой"
Продолжая озираться в поисках врага, я двинулся к центру ристалища, и только тут заметил постамент, возвышающийся над песком. От него ощутимо веяло магией. Злой, холодной, абсолютно чужеродной людской сути.
Каэ бесшумной тенью двигаясь рядом. Следом за ней, бежал и Клык.
Приблизившись к постаменту, мы в очередной раз замерли. Я повернулся к Каэ, и вопросительно пожал плечами.
"И что?"
Охотница не успела еще ответить мне, как местность сбоку озарила вспышка. Боковым зрением, заметив движение, я повернул голову.
Точно в центре арены, на огромном постаменте, напитанном магией под завязку, шевелился паук. Маленький, невзрачный, практически незаметный.
Таких ужасных монстров, сотнями ежедневно давят хозяйки по всему континенту. И это страх Охотницы??
— Что это Каэ? Ты боишься маленького жалкого паучка?! — усмехнулся я, полуобернувшись обратно к девушке.
Та, трясущимися руками указала мне в сторону паука. Пока я был занят насмешками над страхом Каэ, паучок, за доли секунды вырос и размерами теперь уже превосходил одноэтажный дом. Я упорно не замечал этого. Пока.
— Ну, ты даешь! — пораженно выдохнул я, неодобрительно покачав головой.
Решив, наконец, обратить внимание на злобного противника, я пожалел, что не стал магом, и не умею призывать дождь из огня.
— Твою богиню… за ногу, направо и об пол! — только и смог выдохнуть я, выхватывая меч, и отскакивая как можно дальше от монстра — Что это?!
Клык уже несколько секунд находящийся на приличном расстоянии, решил пояснить ситуацию.
"Видимо он переел человеченки"
Паучок видимо не собирался ждать, пока мило закончим обсуждение его выдающихся размеров, и причин их возникновения, и поэтому бесцеремонно прервал нас. А попросту метнул в замершую Охотницу сгусток ярко зеленого цвета. Надеяться, что он просто высморкался, не стоило и поэтому я метнулся к Каэ, выхватывая ее из-под атаки монстра.
Песок от попадания зеленой гадости вспенился, и мгновенно почернел. Мы с Охотницей кубарем прокатились в нескольких метрах от разрастающегося пятна, и мгновенно подскочив с земли, я, было, бросился на монстра, но был остановлен. Догадайтесь, каким способом? Похоже, это входит у Каэ в плохую привычку. Надо с этим разбираться. Если конечно выживем сегодня.
Очередной раз, прокатившись от сильного удара, по песку, я замер, и полежав пару секунд, решил, что мой живот окончательно загорел, и решил подставить солнцу спинку. В общем, для тех, кто не понял, я просто перевернулся, чтобы было легче следить за боем, который, кстати, разгорелся с нешуточной силой.
Паук соскочил с постамента, и теперь с потрясающей скоростью атаковал Каэтану. Та в свою очередь, как бы это неожиданно не прозвучало, отбивалась.
Зеленые плевки проносились по воздуху, но слава богам, пока ни разу не задели девушку. Видимо решив, что пора ответить противнику, Охотница вытянула из-за пояса один из печально известных шариков, и метнула в монстра.
Действие возымело определенный эффект, но совершенно не положительный. Взрыв разъярил паука, и вместо того чтобы быть отброшенным назад, он остался на месте, и только стал еще больше. Теперь размерами он превосходил взрослого Тантара, и одной лапой, мог оставить от моей любимой Охотницы мокрое место. Моей любимой Охотницы? Ладно, подумаю позже.
Вскочив на ноги, я обежал по небольшой дуге место боя, и зашел пауку в спину. Каэ, все это время увлеченно прыгала из стороны в сторону, уклоняясь от сокрушительных ударов Паука.
Оценив размеры филейной части паучка, начал действовать. Потянувшись к сапогу, я вытащил кинжал, зажал в зубах, и бросился к ближайшей из лап монстра.
Прыгнув вперед, и преодолев охватившее меня отвращение, я вцепился в мохнатый столб, и прополз до «колена». Удерживаясь одной рукой, я прихватил кинжал второй, и без долгих сомнений вонзил в лапу. Вытянул, и нанес еще один удар. Не останавливаясь ни на секунду, я наносил удар за ударом, стараясь привлечь внимание чудовища.
В конце концов, у меня это получилось, когда лапа монстра попросту подломилась, и паук, потеряв равновесие, попятился назад.
Каэтана воспользовавшись секундной передышкой, мгновенно перешла из защиты в атаку. Метнувшись вперед, она упала набок, и, прокатившись по песку, через мгновение оказалась под пульсирующим брюхом монстра. Перехватив меч двумя руками, она без сомнений вонзила его в тело паука.
Конечно, я был занят, уклоняясь от ударов одной из задних лап чудовища, но обратил внимание на чудовищный рев, разнесшийся над ареной. Оценив громогласность крика, я заключил, что это не Охотница, а ее оппонент. И улыбнулся собственным мыслям.
Раздумья чуть не стоили мне жизни, потому как еще больше разъяренное животное, попыталось отскочить в сторону, при этом, попутно растоптав мелких козявок, коими являлись мы с Каэтаной.
В наши с Охотницей планы, ну совершенно не входило быть раздавленными гигантским пауком сегодня. Может чуть позже, но не сегодня. И поэтому мы реагировали.
Каэ, упершись ногами в прорванное брюхо чудовища, повисла на плотно застрявшем мече, и теперь путешествовала вместе с паучком. Я же, оставив единственный кинжал, серебряный прошу заметить, выхватил меч, и одним мощным ударом снес покалеченную мной же конечность. Теперь не убежит.
Для того чтобы совершить прыжок, животному, по-видимому, нужны были все лапки, и по причине отсутствия одной, завалился на бок.
Распарывая, уже и без того покалеченное тело паука, Каэтана вытянула меч, и нанесла очередной удар.
Удар. Еще удар. Теперь они сыпались со всех сторон. Я без сомнений рубил лапы, Каэ с другой стороны. Мы попросту крошили паука, как мясо на гуляш.
Пара минут упорной работы, и тело чудовища превратилось в груду ошметков, и кусков побольше.
Тяжело дыша, мы отошли от груды мяса, которой стал великолепный экземпляр Паука Гигантского. Обреченно осматривая безнадежно испорченную куртку, Каэтана плюнула на останки паука, и, поморщившись, запихнула меч в ножны.
Первый бой был окончен, о чем собственно и сообщил удар гонга. Мощный звон разнесся над ареной, а паук, замерцав, исчез с песка ристалища.
Я облегченно вздохнул, и осмотрелся. Клык сидел в сторонке, и его слегка трясло. Он благоразумно не вмешивался в бой, потому как от его помощи легче не стало, а раздавить его, паук, вполне мог. Каэ подозвала пса к себе, и, потрепав по голове, произнесла несколько слов. Клык заметно успокоился, и, подняв голову, взглянул на меня. Я кивнул ему, и улыбнулся.
Гонг вновь разнес свои звуки над Ареной. Устроители видимо не собирались давать нам передышку.
Постамент замерцал, а я стоял и ждал. Ждал, пока мой страх ступит в мир. Каэтана тоже вся подобралась, не зная чего ожидать.
Мерцание над постаментом сменилось густым туманом, и из него, буквально через мгновение выступил оборотень, сжимающий в лапах, беспомощно трепыхающегося мальчишку.
Это мой страх? Что же это… тень прошлого? Что?
Монстр тем временем не стоял на месте, а, спрыгнув с каменного возвышения, шел вперед. Прямо ко мне. Паренька, он все так же держал за горло правой рукой.
Я почувствовал, что барьеры памяти открылись. Воспоминания потоком хлынули в мое сознание. Они буквально разрывали меня. Давили, прибивали к земле. Но я выстоял. Теперь я знал все: Кто я, кто этот паренек, кто этот оборотень.
И тело мое стало меняться. Вскипела кожа, возмущенно затрещали кости, рвались и снова вырастали мышцы. Белая шерсть, ровным слоем вырастала по всему телу. Боль, пронзающая все мою суть, постепенно уходила. Из черного носа, скатилась капелька крови, окрасив белоснежную шерсть на морде в красный цвет.
Каэтана с ужасом взирала на меня. Страх и боль, смешанные в ее взгляде, ударили меня больнее, чем серебро. Я заметил, как она медленно потянулась за кинжалом, но, передумав, убрала руку, лишь сильнее прижав к себе Клыка.
Пес тоже был поражен, хоть и не так сильно, как Охотница.
"В бой, старший волк"
Напутствие достигло моего сознания уже в прыжке. Я летел на встречу оборотню, чтобы как можно быстрее убить его. Разорвать на части, и останки, порвать еще на тысячи частей. Убить убийцу моего брата. Проклятого Югара!
Когда бой был окончен, я, стоя на трясущихся от усталости лапах, тяжело дышал. То, что осталось от Оборотня, медленно исчезало в магическом мерцании, а мне хотелось еще. Вновь убить его, растерзать! Вновь и вновь.
Но я понимал, что этим брата не вернуть, и что это всего лишь воплощение магии. Что настоящий Югар еще жив. Жив и ждет смерти.
Тело вновь менялось. Я становился человеком, так же, как и тысячи, миллионы раз до этого. Через дикую, и рвущую на части боль.
Я лежал на песке, и дрожал от холода. Кровь медленно остывала на моей коже, и легкий ветер, терзал меня не хуже ледяного урагана.
Несколько теней сбоку шевельнулись, и сбоку выступила Каэтана, с моим плащом в руках. Осторожно прикрыв им меня, она помогла встать. Странный блеск не покидал ее глаз. Она словно что-то хотела сказать, но так и не произнесла ни слова. Я знал, что разборки будут чуть позже, и возможно не только словесные. Возможно, она попытается убить меня, а я не буду сопротивляться. Не буду. Просто подставлю под удар шею, и спокойно умру.
Не знаю, откуда у меня такой настрой, но я знал, что поступлю именно так.
Мы молчаливо стояли перед выходом с арены, ожидая пока опустится магическая завеса. Но почему-то, этого не происходило. Лишь толпа начала скандировать наши имена. Видимо благодаря Илиану. Лишь он один, на всей арене знал наши имена.
Я и Каэтана, стали первыми, кто выжил в борьбе со своими страхами. Еще никто до нас не уходил с ристалища Ужаса, сам.
Терпеливо ожидая удара гонга, мы стояли напротив, и смотрели друг другу в глаза. В глазах Каэтаны плескалась боль, и сомнение. Что она видела в моих глазах, я не знаю. Возможно покорность судьбе.
Зрители аплодировали, следующие участники готовились к своему выходу, но купол также неподвижно мерцал.
Воцарилась тишина…
— Знаешь, Брай, думаю, брать с собой на Арену Клыка было плохой идеей… — нарушила тишину Охотницу, кинув взгляд на постамент.
Я непонимающе взглянул сначала на девушку, потом на Клыка, который с расширенными от ужаса глазами, взирал на постамент.
Арену тряхнуло с такой силой, что зрители чуть не попадали со своих мест, а мы еле удержались на ногах.
Постамент засветился ослепительно белым светом, и на нем появилось, огромных размеров, существо.
— Ч-что эт-то, Клык?.. — заикаясь, выкрикнула Каэтана.
"Д-дракон…" — в тон Охотнице, прохныкал пес, и, прижав уши к голове, подбежал к нам — "Прости, Каэ, я не знал, что страхи животных здесь тоже действуют…"
— Никто не знал… — еле слышно пробормотал я.
— Где ты дракона-то откопал?! — взвинтилась Охотница — Их же не существует!
"В моем сознании… существует…" — виновато промямлил пес.
Тварь, наконец, вышедшая из магического сияния, заметила нас, и настроена она была не самым положительным образом. Хорошо, однако, иметь маленькие, незаметные страхи. Хотя, кажется даже такие, Арена превратит в ужасный катаклизм.
Порция огня, устремившаяся к нам, заставила пылать всю площадь ристалища, а нас, бросится в разные стороны, спасая свою жизнь. Надо говорить о том, что парализованного страхом Клыка, я, держа за загривок, увлек в сторону? Сам, он попросту не сдвинулся бы с места, и мгновенно прожарился до золотистой корочки.
Глава 11. Каэтана
Времени на разговоры не было. Да и о чем можно было тут разговаривать? Ругать Клыка за его страхи я не имела права. У самой брюшко в пыльце.
Чудовище даже не позаботилось подняться во весь рост. Передние лапы были подогнуты под брюхо, а тело удобно лежало между задними. Шея была изогнута в виде буквы S.
Вскочив на ноги, я грязно выругалась. Огромный, зеленовато-серебренного цвета дракон, наконец, тяжелой поступью двинулся на онемевшего пса.
— Клык! Уходи! — закричала я.
Пес застыл как вкопанный, боясь пошевельнуться, а дракон, издавая гортанный рык, продолжал наступать. Громадные клубы пара, со свистом вырывавшегося из ноздрей разъяренного дракона заполнили все ристалище Арены. Дракон выпустил столп пламени на пса.
— Клы-ык! — заорала я, чувствуя, что не успею добежать до него.
Едва наш пес не превратился в шашлык, как его свалил с ног Брай, накрыв своим телом. Огонь прошелся "по верхам", опалив плащ Охотника. Оборотня.
Действовать следовало немедленно. Иначе могут пострадать они оба. Хотя я не уверена, что горько сожалела бы, если пострадал бы Брай. Поделом ему!
Метать в дракона его же оружие — огненные шары было бы верхом глупости. Ну а бросаться на такую громадину самой — вдвойне. А умной я себя не считала, раз не смогла отличить в человеке оборотня. И это с моим-то стажем!
Дракон даже и не заметил сразу меня, маленькую и резвую. Полоснув мечом по его броне, я поняла, что мы попали…
Мой меч не брал такую «высоту». Впрочем, наверное, как и оружие Брая.
— Брай! — крикнула я, сквозь рев толпы, который прорывался уже даже через купол. Наверняка такое представление они лицезрели впервые. Мы же его увидим последний раз…
Я не знала, что делали Брай и Клык. Дракон же теперь полностью был поглощен тем, что пытался раздавить меня своей огромной лапой, как букашку.
Все усугубилось еще и тем, что мой меч застрял между чешуйками дракона и чтобы его вытащить оттуда, мне надо было хорошенько упереться ногами в бок зверюги и потянуть меч на себя.
— Твою налево! — заорала я, перекатываясь через спину и тем самым, спасаясь от очередного рывка дракона.
Дракон пустил столп пламени в мою сторону. Видимо я его здорово отвлекала. Спасало меня только то, что я была гораздо ловчее этой махины и сноровка за долгие пять лет давала о себе знать.
Неожиданно дракон отвлекся от меня и двинулся в сторону. Похоже, я себя перехвалила, потому что не смогла вовремя увернуться от его шипастого хвоста и отлетела в сторону от удара.
Только потом уже, лежа на мокром, от чьей-то крови, песку, я увидела, как на морде чудовища сидел Охотник. Как он туда залез, я понятия не имела.
Дракон свел зрачки, чтобы углядеть обнаглевший ужин. И в этот момент, Брай, что есть силы, воткнул меч ему в глаз.
Арену в какой уже раз огласил рев. Я вскочила на ноги и, подбежав к чудовищу, схватилась за свой меч. Краем глаза я заметила, как Брай упал в песок и, так и остался там лежать неподвижно.
Меч вышел непокорно, с трудом. Из ранки между чешуей стала скапливаться темная кровь и, скатываясь по бронированному боку, падать на песок.
Я вонзила меч ослепленному дракону в горло. Там, где толстая кожа не была защищена ничем.
Дракон поднял голову вверх, в хриплом реве, подняв вместе с воткнутым мечом и меня. А потом сделал пару шагов в сторону и упал на живот, отдавив мне ногу, так как убраться я не успела.
* * * *
Я открыла глаза так резко, что сначала даже ослепла от яркого света. Подождав, пока зрение придет в норму, я, наконец, смогла различить лица и морды людей и нелюдей нависших надо мной. Лица, потому что на меня смотрели старуха Иогара, Брай, Илиан и Распорядитель; морды, потому что Клык наглым образом сложил лапы на моей груди и сосредоточенно обнюхивал мой висок.
— Клык! — сощурилась я и оттолкнула пса, когда его влажный нос коснулся моей кожи.
— Жива! — с беспокойством вздохнула целительница.
— Жива, — кивнул Охотник.
— Жива… — поморщился Распорядитель, явно не ожидая от меня подобной пакости — Вот ваши шестьсот золотых на победителя, как и было обещано, — он вложил Браю в руку мешочек с деньгами.
— Участников было трое, — жестко сказал Охотник.
— Собака не в счет! — возразил торговец.
— Было ТРИ боя и ТРИ победителя, — вскинул бровь мужчина.
— По правилам Арены, выигрыш вручается только людям. Я не понимаю вообще, с чего там появился третий соперник, — продолжал отпираться торговец.
— На сей раз правилам придется изменить, — процедил Охотник сквозь зубы и схватил Распорядителя одной рукой за ворот рубашки. Мужчина, едва доставая до пола лишь одними носками, запротестовал:
— Эй, отпустите немедленно!
— Брай, — хриплым голосом выговорила я — отпусти его, — торговец сделал победный вид, когда Охотник послушался меня и разжал пальцы — Пускай катится ко всем чертям.
Злобно поправив рубашку, мужчина удалился в неизвестном направлении, хлопнув дверью.
— Вот ублюдок, — сплюнул Охотник, проводив взглядом Распорядителя.
Я огляделась, чтобы понять, где я нахожусь: оказалось в зале ожидания, там, где мы сидели, ожидая своего выхода на Арену.
Иогара прощупала мою лодыжку и выдохнула:
— Слава Богам, у тебя ничего не сломано и не вывихнуто! Даже удивительно, как ты легко отделалась!
— Где мой меч? — завертела я головой, в поисках своего бесценного оружия.
— Я ей про одно, а она про другое! — рассердилась целительница — Тебе эта железка дороже собственного здоровья?!
— Это не железка, — улыбнулась я — Это серебреный меч и он для меня очень важен.
— Каэ, все в порядке, меч твой у меня, — Брай показал мне оружие.
Я осторожно встала с импровизированной кушетки, на которую меня положили, и осторожно взяла меч, разглядывая стальные гарды, агрессивно выгибающиеся вперед; эфес, который, тонким кружевом оплетала серебряная филигрань. Вернув меч в ножны, я потянулась к Охотнику. Достав, из мешочка у него в руках, монеты, я вложила парочку в теплые руки целительницы, сжав ее пальцы.
— Я знаю, что вы не берете денег за свою работу, но, примите это, пожалуйста. Просто, как благодарность.
Бабушка Иогара подняла глаза на меня и только сейчас я увидела, какая мудрость в них заложена. Я впервые видела человека, в котором были сопряжены доброта, невинность и великие знания в одном лице. Я была бы счастлива, иметь такую бабушку.
Когда мы попрощались с целительницей и вышли из дома, Брай попытался меня остановить. Илиан и Клык правильно рассудив, отстали от нас на несколько шагов.
— Каэтана, послушай, если ты хочешь…
— Нет, — грубо отрезала я.
— Что? — переспросил Охотник, пытаясь выровнять со мной шаг.
— Не хочу. Ты можешь идти с нами, — с напускным равнодушием, пожала я плечами.
— Я и сам не знал об этом, — Охотник почему-то старался избегать некоторых слов.
— О чем? О том, что ты оборотень? — резко остановилась я и развернулась к мужчине.
— Д-да.
— Прекрасно. Я чувствую себя самой последней идиоткой, которая неизвестно зачем поперлась в Охотники, если даже оборотня перед своим носом отличить не смогла! — кажется, я понемногу завожусь.
— По-моему, из тебя прекрасная Охотница, — невозмутимо сказал Брай.
— Ну, конечно! Для тебя. Потому что не убила тебя, пока могла! — вскипела я.
Неожиданно, Охотник выхватил мой меч из ножен на бедре и приставил к своей груди, плюхнувшись на колени. Мою руку он дернул на себя, заставив схватить меч.
Сбоку послышались испуганные вздохи Илиана.
— Так убей сейчас! — жестко сказал Брай, вперившись в меня взглядом.
Я застыла от неожиданности, сжимая рукоять меча, конец которого был направлен прямо в сердце.
Стоит сейчас сделать небольшой рывок, и меч войдет в грудь, распарывая кожу…
Я сдавила рукоять сильнее. Или туда, или обратно…
"Каэтана…" — осторожно позвал меня Клык, огромными глазами наблюдая за нами.
Я посмотрела на пса, потом на Охотника, молчаливо ожидавшего своей участи.
— Я не убиваю беспомощных. Только не так, — покачала я головой и убрала меч обратно в ножны — Когда-нибудь, я это сделаю, но тогда ты будешь сражаться со мной.
Я двинулась дальше, игнорируя взгляды людей, собравшихся на бесплатное представление.
Когда-нибудь, я убью тебя Брай. Потому что ты оборотень. А это моя работа. Я сделаю правильный выбор. Но не сейчас.
Не знаю, слышал ли Охотник мои мысли, но последние слова я сказала вслух:
— Сначала разберемся с Югаром.
* * * *
После обеда снова пошел снег. Я поймала рукой снежинку и задумчиво уставилась на нее, не сбавляя шага. Снежинка растаяла от тепла моей руки и стала уже маленькой капелькой.
— Что там? — поинтересовался Илиан, вырвав меня из душевных размышлений.
— Снежинка, — улыбнулась я и убрала руки в карманы куртки.
Мужчина покачал головой, но промолчал.
Позади нас, отставая шагов на двадцать, шли Брай и Клык, и о чем-то переговаривались. С Браем я старалась разговаривать как можно меньше. Сейчас все равно голова забита произошедшим на Арене. Интересно, Охотник пожалел о том, что мы все-таки пошли туда?..
Я без конца прокручивала в голове утренние события: то, как удивилась, увидев превращение Брая в белоснежного волка. И ведь какое превращение! Моментом, он даже стал похож на Югарского оборотня…
Я резко затормозила и развернулась к позади шедшим. Нагнав меня, Брай вопросительно уставился на пса, но тот ответил недоуменным взглядом.
— Вьяр, — произнесла я лишь одно слово, чтобы увидеть, как изменилось лицо Оборотня.
— Да, это был я, — подтвердил Брай, сразу догадавшись о чем, идет речь.
— Ты мне должен серебряный дротик, — вынесла я вердикт и, не дожидаясь ответа, догнала Илиана.
Восточная дорога шла по диким местам и считалась опасной; она поднималась через скалистые предгорья и густые леса к Белым горам. Минуя перевалы и глубокие пропасти, она приводила к Атене и каменистым холмам за ней.
Лес перемежался огромными оврагами и становился все темнее. Снег громко хрупал под ногами и раздражал тем, что без конца приставал к подошве. Когда-то мне это нравилось; я любила, вместе со страшим братом, лепить снежные фигуры, закидывать снег друг другу за шиворот и с громким визгом прыгать с крыши дома в гору снега…
Помню, как мы приходили домой, и мама была в диком ужасе, когда обнаруживала, что мы с ног до головы мокрые.
Я улыбнулась своим воспоминаниям, как вдруг Илиан слегка потряс меня за рукав куртки.
— Каэтана, как давно ты стала Охотницей? — задумчиво спросил он.
— Почти пять лет назад. А что?
— Просто интересно. Сколько же тебе лет?! — потрясенно воскликнул он.
— Двадцать два, — пожала я плечами.
— И в восемнадцать лет ты стала Охотницей? — удивился некромант.
Дорого преградил огромный овраг, через который нам предстояло перейти. Снега в нем почти не было, зато было очень много грязи. Из глиняной породы, словно когти какого-то страшного зверя, выступали скрюченные корни погибших деревьев. Видимо под землей проходили горячие источники, потому что снег здесь моментально таял.
Я опустилась на корточки, и, содрав зубами перчатку с правой руки, потрогала землю. И в самом деле — горячая.
— Охотниками становятся всю жизнь. Мой пятилетний опыт мало, о чем говорит, — отозвалась я.
— Тогда… почему ты стала Охотницей? — не унимался Илиан — Как героиня большинства книг: родителей загрызли оборотни и ты жаждешь отмщения?
Если бы Илиан оказался прав, я бы за подобную манеру говорить ему бы хорошенько треснула. Слава Богам мои родители целехоньки и живут, надеюсь, припеваючи.
— Да нет, — покачала я головой — Родители в порядке.
— Тогда почему они тебя отпустили, свою родную дочь, заниматься таким опасным делом?
— У тебя есть дети, Илиан? — задала я встречной вопрос.
— Нет, — отрицательно закачал головой мужчина.
— Вот тогда тебе не понять, как тяжело удержать ребенка в возрасте восемнадцати лет возле себя. Конечно, были и слезы и истерики, естественно с маминой стороны. Папа же мужественно держал себя в руках, и я благодарна ему за то, что он не противился моему решению. Брат же пытался отговорить, но и он сдался, когда я твердо сказала своей семье, что решила точно и ничто или никто не изменит моего мнения.
— Жестокая, — сжав губы, покачал головой Илиан.
— Иногда приходится быть жестокой с теми, кого любишь, — уныло произнесла я — Я уже не видела их пять лет…
— Что, за такое количество времени, ни разу даже не навестила? — удивился мужчина.
— До знакомства с Браем, мы с Клыком собирались в Стравин, но так вышло, что не получилось. Я даже не знаю, живут ли они там же, где и прежде. Боюсь, что теперь даже не узнаю свою семью…
— Узнаешь, — махнул рукой некромант — Сердце подскажет.
— Дожить бы еще до того времени, когда я смогу с ними увидеться. Эта история с Югаром выводит меня из себя, — вздохнула я и замерла, удивленно осматриваясь по сторонам.
— Мне кажется, или под ногами земля ходит ходуном у меня одного? — удивленно спросил, нагнавший нас Брай.
Я потопталась на месте, надеясь унять дрожь в ногах, но что-то все равно мешало. Казалось, земля как волны, шевелится подо мной.
Мы разошлись в разные стороны, пытаясь определить источник подземных толчков. Глина вязко хлюпала под ногами и пузырилась с каждой новой волной.
"Землетрясение?" — предположил Клык.
"В этой стороне континента?!" — покачал головой Брай.
Внезапно что-то тяжелое ударило меня сзади, чуть ниже колен, и я упала на спину, закричав от неожиданности. Яростный ветер, налетевший неизвестно откуда затрепал волосы. Я попыталась увернуться от неведомого врага, но что-то крепко сжимало мои лодыжки. Спутники в ужасе посмотрели на мои ноги. Они были стиснуты каменными кандалами. Страх превратился в животный ужас, когда камень начал дальше охватывать ноги, взбираясь, как виноградная лоза по шесту. Подскочивший Брай, стал, что есть силы дубасить мечом по глиняной жиже, которая буквально на глазах затвердевала. Следующий удар мечом пришелся уже по камню.
— Да что это такое?! — закричала я, пытаясь вытащить ноги из твердых объятий горной породы.
Камень дошел уже до колен, плотно удерживая свою пленницу.
Земля вздрогнула. Со страшным хлюпающим звуком передо мной прямо из-под земли выросла огромная каменная голова ужасного монстра. На каменном лице светились два отвратительно желтых глаза. Под ними находилась широко раскрытая пасть, из которой нестерпимо воняло серой.
Звук, исходивший из этого рта, заставил вздрогнуть. Через секунду из-под земли появилась огромная каменная рука, а потом со своей покрытой глиной и землей постели поднялось туловище чудовища. Я почувствовала, что поднимаюсь над землей. Камень, захвативший ноги, оказался частью бесформенного кулака твари, которая поднесла меня к своей морде. Монстр уставился на меня злобными глазами.
Меч Брая не причинял земляному элементалю ни малейшего повреждения.
И в очередной раз я почему-то выкрикнула имя Охотника, поняв, что нахожусь в весьма невыгодном для себя положении.
Клык вертелся под ногами у монстра, набрасываясь и рыча. Элементаль поднял огромную ногу и попытался раздавить пса, но тот вовремя увернулся.
Откуда-то послышались странные свистящие звуки. Наблюдать за происходящим вверх тормашкой было очень неудобно, но, судя по воткнувшейся в руку монстра, стреле серебристого цвета, я поняла, что где-то поблизости находятся наши недавние коллеги-охотники.
И еще я поняла, что стрела эта предназначалась не монстру, а мне. Только вот зачем? Что я могла сделать в таком положении магу или лучнице?..
Элементаль двинулся вместе со мной куда-то в глубокий скат оврага, ближе к пропасти. Я попыталась подтянуться, чтобы принять более удобное положение, но монстр с такой силой тряхнул меня, что в глазах потемнело.
Рык, пронесшийся рядом, немного успокоил. Белоснежной стрелой Клык пронесся рядом и снова исчез из поля зрения. Вдалеке что-то взорвалось и это напомнило мне о моем единственном оружие, способным хоть как-то, но причинить вред элементалю.
От висения вверх тормашкой и тряски, к горлу подкатил ком, а голова закружилась. Я сжала в руках гладкий шарик, стараясь не уронить его.
Только вот как его применить и не остаться при этом калекой?
Неожиданная пропасть под головой убедила, что мне грозит кое-что пострашнее, а именно, меня почему-то хотят сбросить в эту дыру.
Господи! Ну почему бы, не поставить на ноги и не попытаться раздавить?! Обязательно надо отправлять меня в свободный полет?!
Едва я содрала оболочку с огненного шара, как что-то со всех силы врезалось в монстра и я, не удержав, уронила взрывоопасную штучку прямо под своей головой. Ну, все, доигралась…
— Каэтана!!!
Резкий рывок, головокружение перед глазами и боль в боку. Я упала во что-то склизкое, перевернулась и только сейчас заметила под боком белую шерсть. Но это был не Клык.
— Брай?! — я толкнула оборотня под бок.
Волк попытался встать, но ноги у него подломились и он упал. Пока он медленно превращался снова в человека, я попыталась оглядеться, но совершенно не могла сообразить, куда мы попали.
Везде только грязь, камни и бездонное небо над головой. Неужели мы упали в пропасть? Но не могли же мы так легко отделаться от падения!
Обернувшись в сторону, я заметила, что камни, на которые я обратила внимание, вовсе не местного происхождения — это был тот самый элементаль. Только теперь он был, мягко сказать, неоднородного вида. Кажется, мы каким-то образом умудрились его развалить.
— Клы-ык! Илиа-ан! — мой голос эхом разнесся по карьеру и затерялся где-то вдали.
Ну почему мне так не везет?!..
Я, что есть силы, пнула Охотника, стремясь сорвать на нем все накопившуюся злость. И пусть только посмеет сказать, что он меня спас! Когда спасают — в таком дерьме не оказываешься!
Глава 12. Брай
Очнулся я от того, что кто-то носком сапога врезал мне под ребра. Ощущение не из приятных, скажу я вам. Разум постепенно заработал на полную, и мгновенно проанализировав ситуацию, заключил, что драка, скорее всего, еще не закончилась. Пришлось утруждать и без того измученное тело, стремглав вскакивать на ноги, озираясь в поисках предполагаемых врагов. Как оказалось, таковых не имелось, одна лишь Охотница стояла неподалеку и улыбалась. Нехорошо улыбалась.
Судя по всему, этот весьма болезненный удар принадлежал ей. Взгляд ее, так же не обещал ничего хорошего, и здесь, это могло вылиться в серьезные последствия. Стоп. Где это здесь?
Более внимательно изучив окружающий мир, я понял, что «здесь», это собственно небольшой выступ на отвесной скале, с которой мы имели счастье упасть. Настроение испортилось окончательно тогда, когда до отчаянно скрипящих мозгов дошло, что валялся я не на куче земли, а на том, что раньше было элементалем.
Далеко внизу покачивали голыми ветвями деревья, и серебрилась, несущая бурные, даже зимой не замерзающие воды, река. Очень далеко.
Солнце, замерев над горбом обрыва, едва согревало холодный воздух, и я почувствовал, что начинаю замерзать. Помимо всего, этому способствовало и то, что я был абсолютно наг, после трансформации.
Взгляд Каэтаны на секунду задержался на мне, и уж поверьте, отнюдь не на лице, и поспешно отвернувшись, она буркнула:
— Прикройся чем-нибудь, оборотень доморощенный.
Справедливо возразить, что нечем, я не пожелал, так как чувствовал, что лишние споры сейчас не нужны, и в бесплодной попытке, очередной раз осмотрелся по сторонам. Счастью моему не было границ, когда под кучей камней и глины, я заметил край своего многострадального плаща. Размышлять на тему: "А каким чудом, его занесло сюда?", я не стал, и поэтому присев на корточки, посвятил себя увлекательному занятию — ковырянию в промерзшей земле, окоченевшими пальцами.
Как-то умудрившись извлечь на поверхность то, что ранее было плащом, я критически осмотрел свое имущество. Конечно, товарный вид он потерял, и в свет теперь в нем не выйти, но прикрыть наготу вполне сойдет.
Встряхнув эту половую тряпку ради приличия, я натянул ее на себя, и тихонько прокашлялся, сигнализируя Охотнице, о выполнении поставленной ей задачи.
Каэтана после секундной задержки оторвалась от созерцания пейзажей, и, повернувшись ко мне, негромко спросила:
— И что теперь делать?
Всякая интонация в ее голосе отсутствовала напрочь, и было совершенно не понятно, толи она утверждает, толи спрашивает. А если и спрашивает, у меня ли?
Позволив себе, подумать пару секунд, и выбрал, как оказалось, в последствии, не правильный вариант. Я решил ответить ей.
— Что делать, что делать? Выбираться нужно.
Глаза Охотницы загорелись яростью, и мне вдруг подумалось "И кто из нас оборотень?". Благоразумно скрыв свои мысли, я не опасался вспышки гнева, еще и за подобные размышления. Хватало и так.
Двинувшись на меня, словно Талийский конь на Ерийского лошака, она, размахивая руками, видимо решила высказать мне все, что думает обо мне, и моем, собственно, мнении. Ткнув меня пальцем в грудь, что само по себе уже несло опасность — я стоял на краю выступа, она выпалила, задыхаясь от ярости:
— Какой умный! Тебе бы в Ассамблее заседать! Чего не пошел? Или из-за блох не взяли?! — и неожиданно, без перехода, совершенно спокойным голосом — Мне интересно, как это сделать?
Видимо последняя фраза, относилась к моему замечанию про: "Надо выбираться", и я стоически преодолев позывы гордости (блох у меня не было!), решил вновь озвучить свое мнение.
Уже не знаю, который раз за все знакомство с Охотницей, наш диалог был прерван. Причем произошло это, по обыкновению, довольно нагло. В землю рядом с моей ногой вонзилась стрела. Тонко подрагивая, она послужила показателем того, что мы отнюдь не одни.
Это давешние Охотники, не желая слезать с нас, пока мы не станем совсем уж мертвыми, продолжали атаку. С поразительным упорством, они решили довести начатое дело до конца. Принципиальные.
Вторая стрела должна была вонзиться мне прямо в макушку, и не произошло это, лишь потому, то я начал действовать.
Отскочив сторону, насколько это позволяло скромное пространство уступка, я схватил Каэ за рукав, и притянул к себе.
"Нет времени решать, как уйти, главное уйти"
Прижавшись ко мне всем телом, Охотница потянулась к ножнам.
"Каким образом?!"
"Элементарно"
Сформировать в сознании, ответ посущественней, я не успел, потому как боль трансформации уже затопила сознание. Охотница отшатнулась от меня, и это спасло ей жизнь. С тонким звоном, чиркнув по камням, в землю врезалась очередная стрела. Только теперь, наконечник был серебряный.
Схватив девушку, я вновь притянул к себе, повернув лицом. И теперь, Каэтана с ужасом на лице наблюдала мое превращение.
Уже привычно трещали кости, рвались и вырастали новые мышцы, вскипала кожа, выкидывая на поверхность клочки белой шерсти. Но в этот раз, все пойдет не так. Собрав силы, я попытался остановить трансформацию… и неожиданно, у меня это получилось.
Как и той ночью, во Вьяре, я замер между человеком и волком. Стал похож на одну из тварей Югара.
Превращение заняло всего пару секунд, но даже за это время, в уступ вонзилось еще несколько стрел. Видимо попасть в нас, лучнице мешал сильный ветер, но без сомнений, еще минута, и быть мне истыканным серебром.
Мимо пролетел огненный шар, размером с добрую корову — это маг включился в игру. Каэ попыталась вырваться, но я удержал ее, лишь на секунду выступив из тени, и показавшись на виду у лучницы.
Сверху раздался удивленный крик, и еще несколько стрел оказались в опасной близости от наших с Охотницей тел.
Секунда. Еще. Тишина. У невидимой мне лучницы, закончились стрелы, и она потянулась за новым колчаном. Пора.
"Прыгай мне на спину и держись!"
Каэтана расширенными от удивления глазами уставилась на меня, позабыв даже о попытках вырваться из моих объятий.
"Что я должна сделать?!"
Мгновенно отпустив Охотницу, я развернулся к ней спиной.
"Прыгай на спину и держись!"
Почувствовав, как сильные, и, прошу заметить божественно красивые, ноги уперлись мне в поясницу, я закинул руку за спину, и подтянул девушку повыше. Обхватив мою шею руками, она замерла в ожидании.
Заведя левую руку назад, я обхватил ее для надежности, и коротко разбежавшись, прыгнул в бездну. В следующее мгновение, небольшой уступчик, затопило пламя магического огня.
Крик Охотницы, чуть не оглушил меня, и, потеряв на мгновение ориентацию, я чуть не пролетел мимо уступа, на который намеревался попасть после прыжка.
В последнее мгновение, уцепившись свободной рукой за край, я, не теряя времени, подкинул свое, а заодно и тело Каэ, вверх.
Приземление, короткий разбег, мягко пружинят ноги, и мы вновь парим над бездной.
Пока я совершал чудеса звериной акробатики, преследующие нас Охотники, опомнились, и воздух исчез за градом стрел и заклинаний. Молниеносно развернув морду назад, я увидел что маг и лучница стремительно левитируют вслед за нами.
Тело встряхнуло, когда мы приземлились на следующий уступ. Я приготовился к очередному прыжку, но неожиданно в мое тело вонзилась стрела. Слава богам не серебряная! Не растерявшись, Охотница одним мощным движение выдернула ее из моей плоти, тем самым, давая мне возможность регенерировать.
Прохлаждаться под смертельно ливнем из стали, серебра и магии, было несколько опасно, и поэтому, завершив разбег, я оттолкнулся от камней, и прыгнул…
И только сейчас, я осознал, что следующего спасительного бережка нет, и приземлится я смогу только на землю. А она еще очень далеко. Слишком далеко.
В сознании раздался вопль Охотницы.
"Бра-а-ай!"
Времени на ответ не было, и пока наши тела по инерции двигались вперед, я лихорадочно искал пути к спасению.
Выход нашелся неожиданно. Небольшое деревце, загнув немногочисленные ветви к небу, упрямо росло прямо на голой скале.
Вытянувшись, я всем телом, буквально, устремился к нему. Отпустив Каэ, я выбросил обе лапы вперед. Только бы попасть!
Миг жизни, тянущийся бесконечно… еще чуть-чуть… и лапы мягко хватают вместо воздуха, упругое дерево.
Охотница, что было сил, вцепилась в меня руками, и еще сильнее обхватила меня бедрами, словно пылкая любовница, в порыве страсти.
Вытянув задние лапы вперед, я как гигантский маятник без упора, провернулся вокруг тонкого ствола. Неожиданный маневр, мешал лучнице прицелится в нас, и на несколько секунд поток стрел вновь иссяк.
Я чувствовал, что еще один оборот, и не выдержит либо Каэ, либо несчастное деревце, невольно спасшее нам жизнь, и поэтому, поймав момент, я разжал пальцы, отпуская измученное растение.
Сделав головокружительное сальто, мы вновь неслись вперед. Вперед и вниз, как это не печально. Земля упорно желала принять нас в свои объятья.
Коснувшись скалы, и чувствуя, как острые камни срывают шерсть и кожу с левого плеча, я выпустил трансформированные когти, и вонзил их в плоть горы. Войдя словно раскаленный нож в масло, они все же остановили наше падение. Не теряя времени, я выпустил когти и на второй руке, и вонзил их рядом. Теперь, мы висели более горизонтальном положении.
Ситуация не из лучших. Повиснув над пропастью, раскачиваясь от малейшего порыва ветра, и имея позади таких врагов как наши, долго не выживешь. Нужны идеи!
Ментальный голос Охотницы, слабой волной прорвался сквозь потоки моих мыслей.
"Брай! Они рядом!"
Повернув голову в том направлении, в котором предполагались преследователи, я их не обнаружил, чему признаюсь, был удивлен. Зато чуткий звериный слух, подсказал мне, что они сзади нас. Практически вплотную.
Звон отпускаемой тетивы, и едва слышный гул летящей смерти. Две стрелы одновременно устремились к спине Каэ.
Извернувшись, я подставил стрелам грудь, пряча Охотницу за собой. Лапы изогнулись в неестественных позах, причиняя мне ужасную боль, а кости, были готовы переломиться, но выдержали. Рвались мышцы, и вырастали вновь. Я стремительно перестаивал свое тело. Одного краткого мгновения хватило мне для трансформации, и теперь, я был словно распят на скале.
Стрелы, выпущенные лучницей, с противным чавканьем вонзились мне в грудь и живот. От дикой, ни с чем не сравнимой боли потемнело в глазах. Серебро!
Оскалившись на победно улыбающуюся лучницу, я вытолкнул из тела, ненавистный металл. Оторвав верхние лапы от скалы, я по широкой дуге направился вниз, удерживаясь лишь ногами.
Ударившись головой об острый выступ, я поспешно взмахнул лапами, и вновь врезался сталью когтей в податливый камень.
Позади меня, Каэ, от неожиданного удара щелкнула зубами, и чуть не сорвалась с моей спины.
Теперь мы висели вниз головой, на расстоянии в четыре сотни локтей над землей. Все лучше, чем лежать на ней, в луже собственно крови.
План возник мгновенно. Поочередно перебирая всеми четырьмя лапами, я, вонзая и через мгновение вытаскивая когти, заскользил вниз по отвесной скале. Набирая скорость, я словно гигантский паук, бежал к земле.
В бешеном темпе прошло несколько секунд, пока мы, наконец, не достигли той, что так тянула нас к себе. Все бы хорошо, но когти у меня отнюдь не стальные, и под конец, они просто не выдержали. С громким треском, они обломились на трех лапах, а одной задней левой, извините, я удержать себя и Каэ, не смог. Я падал, и увлекал за собой Охотницу.
Я даже не заметил, как спина, подчиняясь бессознательной заботе, трансформировалась, собирая вокруг позвоночника жир. Конечно не пуховый матрас, но, по крайней мере, приземление для Каэтаны, было мягче, чем для меня.
Сквозь туман боли и усталости, к моему сознанию вновь прорвался слегка дрожавший голос Охотницы:
— Брай! Вставай немедленно! Я кому говорю?! Не время разлеживаться!
С трудом, приняв вертикальное положение, я замер на все еще кровоточащих лапах. Из ушей, благодаря чудесному удару об землю, тоже текла кровь. Регенерация была замедленная из-за попадания серебра, но все же я чувствовал, как срастаются поврежденные ткани.
Задрав голову вверх, я с удивлением открыл для себя, что Охотники, все так же висят над пропастью, недалеко от того места, где в меня попали стрелы, предназначавшиеся Каэтане.
Видимо, у нас получилось их шокировать.
Девушка осторожно потянула меня за лапу.
"Бежим!"
Преодолев внутреннее сопротивление, я сдвинулся с места, и все больше ускоряясь, последовал за Охотницей в сторону возвышавшихся неподалеку деревьев.
Лес был странным. Не то, чтобы странным в полном смысле этого слова, но весьма необычным. Кости земли тут и там, создавали широкие прогалины в лесном массиве. Про сочетание росших здесь деревьев, я вообще молчу. Где это видано, чтобы вековые дубы, преспокойно росли вблизи от сосен и буков?
Перескакивая с камня на камень, мы стремились как можно быстрей найти хоть какое-то укрытие. Впереди показалась высокая каменная насыпь. Подбежав поближе, я разглядел небольшой вход в пещеру, и, махнув Каэ лапой, взбежал наверх.
Достигнув расселины, я раздвинул кусты, росшие на входе, и вошел внутрь. Следом за мной протиснулась и Охотница, аккуратно вернув растения, в первозданное положение.
Пещера оказалась на удивление просторной и светлой. Тонкими лучами, солнечный свет попадал сюда через небольшие отверстия в потолке. У дальней стены лежал стог сена, мерцающий магической защитой. Видимо, какой-то довольно богатый крестьянин, устроил здесь небольшое хранилище. Что же, воспользуемся.
Осторожно ступая, мы подошли к переливающейся оболочке. Как только я приблизился на расстояние не более двух шагов, защита разгорелась с неожиданной силой. Видимо она охраняла сено от животных. Предусмотрительно.
Пропустив вперед, молчаливую Каэтану, я отошел немного, и не без удовольствия созерцал подтверждение своей догадки. При приближении девушки, купол погас, и по пещере распространился запах свежескошенного сена.
Присев на кучу соломы, Охотница посмотрела на меня:
— Так и будешь стоять? Может, превратишься в человека? А то, я уже еле сдерживаюсь, чтобы не воткнуть тебе кинжал между глаз.
"Предлагаешь мне умереть от переохлаждения?"
Пожав плечами, девушка разворошила сено, и с победоносным видом извлекла на поверхность небольшой сверток. Кинув его к моим ногам, она отвернулась, видимо не желая наблюдать за тем, как я трансформируюсь.
Расслабив мышцы, я попытался начать превращение, но ничего не вышло. Вторая попытка также не увенчалась успехом.
"Каэ, я не могу превратиться!"
Кажется, в моем ментальном голосе проскользнуло что-то такое, что заставило девушку тут же обернуться. Поднявшись на ноги, она подошла ко мне, и, протянув руку, коснулось моей тяжело вздымающейся груди.
Странно, но под ее прикосновением, по телу прошла легкая дрожь, я стал превращаться в человека. Боли в этот раз я не почувствовал. Совершенно.
Мне оставалось лишь догадываться, что заставило Охотницу, поступить именно так. Лежа на полу, и дрожа от утомления и холода, я чувствовал, что не хочу подниматься.
Мягкие руки осторожно коснулись меня, и, подхватив за плечи, поволокли к стогу. Уложив мое тело на сено, Каэтана сняла куртку, и, накинув ее на меня, присела рядом. По телу разлилось приятное тепло, и вот организм наконец-то справился с серебряной отравой.
Началась бурная регенерация. Меня бросало то в жар, то в холод. Тело бил сильный озноб, и я трясся под курткой, словно осиновый лист. Каэтана сидела рядом, прижимаясь ко мне бедром, и я чувствовал жар, исходящий от ее тела. Повернув голову, она смотрела на меня, и я не мог понять, что ее взгляд несет в себе.
Неожиданно все закончилось. Я перестал дрожать, а из тела ушла боль и усталость. Я протянул руку, и, тронув Охотницу за колено, просяще указал головой на сверток.
"А сам подняться не можешь?"
Я кивнул.
"Могу, конечно, если тебя перестало стеснять то, что перед тобой постоянно разгуливает голый мужчина"
Каэ пожала плечами.
"А кто сказал, что это меня стесняет? Ни капли"
Неожиданный порыв заставил меня подняться на локтях, и сесть. Только сейчас заметив, что я так и не убрал руку с колена девушки, я улыбнулся. Игнорируя приказы сознания, вторая рука легла ей на плечо, и мягко притянув Каэ к себе, я поцеловал ее в слегка приоткрытые губы.
Я ожидал всего, пощечины, крика, безмерного удивления в глазах девушки, и поэтому был немного удивлен, когда она ответила мне.
Нежные лепестки ее губ, соединились с моими. Осторожно, едва касаясь. Но постепенно они обретали силу и страсть. Потянувшись к ее лицу рукой, я нежно погладил ее по щеке.
Руки девушки обвили мою шею, и еще сильнее притянули к себе. Необыкновенная нежность проснулась ко мне. Из глубины поднималось чувство, которое жило там с момента нашей встречи. Поцелуй наполнился страстью, и я, улучив момент, ушел от ее губ. Одной рукой держа ее за спину, второй я осторожно гладил ее по волосам. Потянувшись, я поцеловал ее в скулу, осторожно приближаясь к ее шее.
Сознание словно раздвоилось. Я чувствовал то, чувствовала Каэ. Я ощущал все ее эмоции, как и она мои. И это еще сильнее сближало нас.
Я целовал ее шею, осторожно прикусывая, и в ответ на мои ласки, я слышал вздохи наслаждения. Добравшись да ушка, я аккуратно прикусил краешек мочки, в мою обнаженную спину впились острые коготки.
Отстранившись, я взглянул в ее глаза. Они лучились нежностью, и страстью. Я чувствовал это.
Каэтана улыбнулась и легла на спину.
— Иди ко мне.
Я лег сверху, упершись коленом в сено, и, взяв ее лицо в руки, поцеловал в губы. Это не сон.
Мои руки скользили по ее телу. Гладили, ласкали, становясь где-то грубее, где-то нежнее. Я почувствовал ноющую боль внизу живота. Сладкую боль. Сразу за двоих.
Помогая снимать Охотнице одежду, я не отпускал ее губ. Каждой миг, который мы были раздельно, словно доставлял физическую боль.
Перевернувшись на спину, я усадил девушку сверху, и когда в первый раз вошел в нее, свет словно померк.
На улице пошел снег, и поднялся сильный ветер. Но мы не замечали этого. Мы любили друг друга, вновь и вновь. Музыка страсти наполняла своды пещеры. Тихо постанывая Каэ, принимала меня в себя. Острые коготки сладкой болью терзали мои плечи, бедра и ноги.
Словно вампир, она укусила меня за шею, и я подался вперед, на встречу этой новой ласке.
Время скользило мимо нас, а мы все не отрывались друг от друга, а наши сознания, соединенные вместе, дарили нам неописуемые ощущения. Мы чувствовали друг друга, и знали, что именно, каждый из нас хочет в данный момент. Что каждый из нас чувствует. Открылось все, даже самое сокровенное.
На улице стемнело, а мы лежали в стоге сена, и Каэтана прижавшись ко мне всем телом, лежала головой у меня на груди. Даже сейчас, мои руки не переставали ласкать ее.
— Каэ…
Девушка прижала указательный палец к моим губам.
"Молчи, ничего не говори. Иди ко мне"
Мы лежали, укрывшись сеном, и тихо переговаривались. Обсуждая случившееся, мы думали о том, что же теперь делать? И где Клык с Илианом? Но главный вопрос, который беспокоил нас: "Что нам делать с Охотниками, висящими на хвосте?"
За разговором время летело незаметно, и мы не заметили, как заснули.
Разбудил меня настырный лучик света, бивший прямо в глаза. Мне посчастливилось улечься прямо под небольшим отверстием потолке, и теперь помимо света, меня тревожила ледяная вода, тяжелыми каплями падающая на грудь.
Осторожно потянувшись, чтобы не разбудить Каэ, я коснулся губами ее щеки, и аккуратно поднялся. Прикрыв девушку курткой, я подошел к найденному вчера свертку, и, развязав веревку, открыл его.
Каэтана была права, внутри оказалась одежда, в которой трудолюбивый крестьянин косил траву. Стараясь не шуметь, я натянул на себя легкие льняные штаны, такую же рубашку и сапоги из мягкой кожи.
В животе неприятно урчало, события прошлого дня и ночи, требовали, немедленно подкрепится. Подойдя к вещам Охотницы, я заметил небольшой мешочек, наполненный чем-то круглым. Наклонившись, я поднял его с пола, и раскрыв, с умилением увидел там орехи. Закинув пару в рот, я завязал мешочек, и положил на место.
Подойдя к стогу, я наклонился над спящей девушкой, поцеловал ее в губы. Улыбнувшись, Каэ открыла глаза, и посмотрела на меня.
— Вставай, Охотница, нам пора выдвигаться, — я подал ей руку, и как только она взялась за нее, одним сильным, но осторожным движением, притянул к себе — Встаем?
Девушка горестно вздохнула, состроив недовольную гримасу:
— Встаем, встаем… Куда от тебя деваться?
Прикрыв грудь рукой, она отступила на шаг и, наклонившись к своей одежде, с тщанием отряхнула ее от соломы. Отворачиваться я не собирался, и поэтому, теперь наслаждался созерцанием каждой черточки ее божественного тела, в неясном солнечном свете.
Одевшись, Каэтана подошла к своей сумке, которую она благодаря какому-то невероятному стечению обстоятельств, умудрилась сохранить. Повесив ее на плечо, она пристегнула ножны, и, засунув небольшой кинжал за голенище сапога, повернулась ко мне.
— Ну что, идем?
Я критически осматривал собственную одежду, и, закончив, поинтересовался у Охотницы:
— А не боишься, что я замерзну?
Улыбнувшись, она подошла ко мне, и, встав на носочки, поцеловала в губы:
— Ты взрослый мальчик. Обрастешь шерстью на крайний случай.
Оставив стоять меня с разинутым ртом, она спокойно пошла к выходу.
Постояв так немного, я захлопнул рот, и, покачав головой, развернулся на пятках, и двинулся вслед за Каэ.
Выбравшись из расселины, я вдохнул по-зимнему чистый, и очень холодный воздух. Похоже, Каэтана была права, на крайний случай, придется срочно обрастать шерстью.
Все шло чудесно, и так не могло продолжаться вечно. Случилось то, к чему я был внутренне готов.
Где-то над головой раздался каркающий смех, и через мгновение, перед нами, с изяществом и грацией утки, приземлился маг-охотник. Из-за ближайшего дерева выступила давешняя лучница, с натянутым луком и стрелой на тетиве.
— Ты вчера нас удивил, оборотень. Вы смогли скрыться, но сегодня, этого не получится.
На его руке медленно разгорался магический огонек, и не сулил он моей шкуре ничего хорошего. Для Каэтаны, тем более.
"За деревья!"
Прыгнув в разные стороны, мы спрятались за деревьями. В мое, тотчас вонзилась стрела, затем еще одна, и еще. Теперь дуб, который стал для меня укрытием, был похож на причудливого ежа.
Толстенному буку, за который нырнула Охотница, пришлось гораздо хуже. В него, с яростным шипением впечатались сразу три огненных шара.
Видимо колдун, уже порядком поднадоел Каэтане, потому как наклонившись, она достала из-за голенища свой драгоценный кинжал, и, выждав мгновение, высунулась, и метнула его в грудь магу. Отступив на пару шагов, мужчина рухнул в снег.
"Туда ему и дорога!"
Но радость Охотницы была преждевременной. С усилием, поднявшись на локтях, Охотник выдернул кинжал, и метнул его обратно в Каэ. Клинок с треском вонзился в кору дерева, кусок которой, в свою очередь, неожиданно зашевелившись, и приняв странную форму, рухнул в снег. Талит!
Кажется маленьким существам, сегодня не повезло, и все их семейство сегодня будет убито в драке сцепившихся людей. Стоп!
Лучница все так же упорно продолжала стрелять в мою сторону. Колчан у нее был, судя по всему зачарованный, потому как стрелы там не кончались. Маг, тоже оправившись после ранения, шарашил по буку Каэтаны молнией, видимо, опасаясь подходить близко.
План, как всегда родился неожиданно. Взглядом, остановив уже потянувшуюся было к заветной сумочке с огненными шарами, девушку, я кивнул на мертвого Талита.
"Это можно использовать?"
Казалось, удивлению Охотницы не было границ.
" И что ты предлагаешь делать с этим трупом? Разорвать на куски, и закидать мясом наших врагов?"
"Орехи…"
Я не смог завершить начатую фразу, так как в край озверевший маг, придумал новый способ по доставанию Охотницы из-за дерева. Огромный огненный хлыст раз за разом врезался в ствол измученного бука. Эффект это производило нулевой, разве что дерево начало заниматься, и потянуло дымком.
"На орехи? Сейчас я ему выдам на орехи!"
Вытянув меч, Каэ вновь на секунду высунулась из укрытия, и, раскрутив клинок, метнула в мага. С невероятной ловкостью, уклонившись от летящей смерти, он вновь ударил по дереву хлыстом.
Они словно играли с нами, как жирный, откормленный кот, с загнанной в угол мышью. Такая роль меня не устраивала, и пока противник не решил перейти к активным действиям, я выложил свой план Каэтане.
Кивнув в знак того, что поняла меня, Охотница извлекла из-за пояса небольшой черный мешочек, и, отсыпав часть орехов, кинула его мне. Перехватив кошель в воздухе, я достал оттуда горсть орешков, и, отделив от кучи один, растер его пальцами.
Терпкий запах поплыл по лесу, смешиваясь с запахом горелого мяса и дерева. Казалось его практически невозможно различить на этом ужасном фоне, но мое действие, произвело нужный эффект. На близлежащих деревьях зашевелились сотни маленьких Талитов. Растерев еще один орешек, я мысленно досчитал до трех, и метнул свою горсть в лучницу, так же поступила и Каэ, только метнула она свою часть в мага.
Ответом нам стал громогласный смех мага и лучницы. Захлебываясь, он отпустил хлыст, который мгновенно растворился в воздухе:
— Вы…что… совсем ополоумели? Тангара! Они закидывают нас орехами! Грозное оррружие! Эй вы! Что дальше? Желуди? Яблоки?
Глумливая речь мага была прервана писком сотни голодных Талитов, которые, обезумев от такого количества Агара, так назывались орешки, прыгали с деревьев, прямо на наших врагов. Утонув под сотнями шевелящихся тел, наши враги затихли. Их попросту загрызли, и раздавили собой, маленькие, но очень тяжелые обжоры. Протянув оставшийся орех самому маленькому Талиту, я вышел из-за дерева, и направился к смеющейся Охотнице. Из ее слов я только и смог разобрать:
— Раздавлены… случайностью…
* * * *
Мы вышли к тракту под покровом тьмы. Изрядно поплутав по лесу, мы наконец-то нашли верный путь. Выйдя из сугробов на абсолютно чистую дорогу, я счастливо вздохнул. Каэтана озвучила общее мнение, слегка улыбнувшись.
— Цивилизация…
Вытряхнув из сапог набившийся снег, и взял у Каэ пару сухих тряпок, я обмотал ими ступни. Ноги под тонкими кожаными сапогами мерзли нещадно, а шерсть, не смотря на все мои попытки, совершенно не хотела расти.
Мы шли по тракту, следуя немногочисленным указателям. Оказалось, что мы практически добрались до небольшой деревни под название Елигай.
Сзади послышался топот лошадиных ног, и, обернувшись, я заметил невдалеке приближающиеся огни торгового каравана.
Наклонившись к Охотнице, я шепнул:
— Как думаешь, они нас подберут?
Каэ пожала плечами, и, повернув голову, оценила количество приближающихся огней.
— Скорее всего, нет, Брай. Они, пройдут мимо, не останавливаясь.
"Тогда придется разжиться у них одеждой, и капелькой еды"
Заглянув в мои глаза, Охотница покачала головой.
"Даже и не думай!"
Передовой отряд охраны настиг одиноко бредущую по тракту девушку через несколько минут. Глава караванной стражи хотел проскакать мимо, но был остановлен взмахом руки.
— Мне нужно поговорить с хозяином каравана!
Наклонившись к Охотнице, мужчина с легким акцентом поинтересовался:
— А с чего ты взяла, что Он захочет с тобой разговаривать?
— С того, что я Охотница, идиот. И у меня плохие новости для него.
Пока Каэтана с изяществом, достойным самого Каллиаста, разговаривала с купцом, которому принадлежал караван, я приступил к выполнению нашего маленького плана.
Крадучись, я приблизился к ближайшей повозке, я поднял брезент, и нырнул внутрь. Мне повезло. В ней везли продукты и одежду. Это судьба.
Торопливо набросав в заготовленный мешок, припасов, я приступил к выбору одежды. Скинув одежду крестьянина, вечное спасибо ему, я натянул свободные черные штаны, с мехом во внутрь, черную рубашку, теплую вязаную кофту с высоким горлом, черную кожаную куртку со стальными нашивками на груди, и стал озираться в поисках сапог.
Таковых, не обнаружив, я наугад раскрыл ящик, и увидел сложенные не аккуратной кучей, высокие гномские ботинки. Торопливо подобрав подходящие, я всунул в них ноги, зашнуровал, бросил горсть золотых монет на пол, и, подхватив лежавший у борта меч, с мешком на перевес выскочил наружу.
Караван медленно двинулся дальше, и я, скрывшись в придорожных кустах, ждал, пока длинная змея повозок протянется мимо. Наконец, последняя хибара на колесах скрылась в темноте, и я вышел на дорогу. Там меня ждала нервничающая Каэтана, и только завидев, сразу поинтересовалась:
— Надеюсь, ты не забыл мешок с едой?
— Конечно, нет, я даже денег оставил.
Глава 13. Каэтана
Шесть громадных кабанов жарились на кострах, издавая волнующий аромат, туши медленно поворачивались на железных вертелах, повара старательно обмазывали их маслом и настойками из трав до тех пор, пока мясо не запеклось и не начало истекать соком. Возле павильонов поставили скамьи и разложили столы, уставили их сладкими травами, копченой картошкой и свежевыпеченным хлебом.
Везде сновал народ, по улицам бегали и резвились дети, а у торговых палаток как никогда было много покупателей.
— Похоже, в Елигае какой-то праздник, — задумчиво произнесла я, заинтересованно оглядываясь по сторонам.
— От всех этих запахов у меня желудок судорогой сводит, — порывисто выдохнул Охотник.
— Что — оборотень почуял запах мяса? — усмехнулась я.
— Не то слово! Смотри, а вот и ответ на твой вопрос, — Брай указал на большую вывеску, которую протянули через улицу от одного дома к другому: "Добро Пожаловать На Ежегодный Праздник Разгула Нечисти!"
— Разгула нечисти? — хмыкнула я — Странные у них праздники, однако…
Брай согласно кивнул.
Мимо нас пронеслась целая орда ребятишек, с восторженными воплями догоняя акробата на ходулях. В стороне двое оборвышей сошлись в поединке на мечах под громкие поощрения собравшейся толпы, мешавшиеся с яростными проклятиями. Поединок закончила старуха: перегнувшись из окна, она выплеснула ведро помоев на головы противников.
— Как думаешь, Илиан и Клык добрались сюда? — спросил Брай, жадно оглядываясь на море разнообразной еды.
— Мы с Клыком еще давно договорились, что если когда-нибудь потеряем друг друга, то должны ждать в ближайшем городе. Елигай — самое ближайшее поселение к востоку от Феанора. Они должны быть здесь, тем более что маг и лучница не пошли за ними и они в полном порядке.
— Угу, если конечно, не ввязались во что-нибудь, — кивнул Брай — Каэ, может, перекусим? Все равно, если они здесь, то никуда не денутся!
Я не стала отпираться, так как сама ужасно хотела есть. Мы подошли к ближайшему павильону и заказали кучу всякой снеди. Брай предпочел хорошо прожаренного мяса и подогретого вина, а я взяла горячий травяной чай и тушеной рыбы в каком-то там соусе.
Заметив неподалеку лавку, торгующую одеждой, я оставила Брая набивать желудок, а сама поспешила прикупить парочку теплых вещей, тем более, что последние стали уже непригодными после валяния в глине и прыганью по скалам, когда моя куртка в конец изорвалась.
Приветливая торговка с напором втюхивала мне какие-то ужасные разноцветные шмотки и платья. Ее визгливый голос ужасно раздражал, и когда она порядком мне поднадоела, я резко развернулась к ней и выпалила на одном дыхании:
— Есть у вас одежда, которая выдержит холод и в которой не будет жарко, которую так просто не прорвут когти оборотня и лезвие меча, которая не будет стеснять движения и не лопнет при очередном акробатическом трюке?..
Девушка замерла, вытаращив глаза. Через несколько секунд на ее лице расплылась понятливая улыбка и она рассмеялась:
— О, вы верно, Охотница? — я кивнула — Тогда у меня есть для вас кое-что подходящее вашим запросам. Пройдемте за мной.
Перемерив целую груды одежды, я сразу переоделась в выбранный вариант: темно-синий вязаный свитер с широким горлом, брюки, покрытые тонким ворсом меха и черную куртку, устойчивую к холоду и дождям. Прикупив на всякий случай еще пару рубашек и свитеров, я вернулась к павильону, в котором сидел Брай, со скучающим видом, ожидавший меня.
Я повертелась перед ним, давая разглядеть новую одежду, и присела рядом.
— Пока ты там занималась покупкой, я тут познакомился с местным пареньком, — пояснил он — Оказывается, по местным поверьям в эту ночь на улицу выйдет вся нечисть в округе и чтобы утихомирить ее буйство, они отмечают этот праздник, каждый год принося в жертву домашний скот и устраивая разгул. То, что остается после пиршеств не убирается до следующего утра, чтобы нечисть не нападала на людей и поедала все, что осталось.
— И что, они и впрямь в это верят? — удивленно подняла я брови.
— Ты слышала об Атене?
— Да, — кивнула я — Город, как город, находящийся на стыке с Острой горой, которая в свою очередь разделяет наше государство с соседней Ирастаной. А причем тут Атена?
— Говорят, в последнее время между Атеной и Елигеем свирепствуют твари.
— Последнее время? — задумчиво произнесла я.
— Два года, — добавил Охотник с намеком в глазах.
— Ровно два года назад мы выгнали югарцев из Алирона, — поняла я, поймав мысль Брая.
— Это и говорил нам Илиан, когда сказал, что нам надо на восток до Острого пика.
— Тогда нам надо побольше расспросить у местных обо всем. Но сперва найдем Клыка и Илиана, — я встала со стула и, дождавшись, пока Брай расплатится с официантом, вышла наружу.
Глашатай объявил о выступлении какой-то певички и до гостиницы "Серебряный лес" мы добирались под приятный голос, усиленный с помощью заклинаний на всю деревню.
Хозяина гостиницы в холле не было, но служанка подсказала, что его можно найти на заднем дворе. Проводив нас до двери, она удалилась, а мы вышли на улицу.
Высокий и очень худой мужчина свежевал оленя. Руки его обагрились до локтя, и он отложил нож в сторону, едва завидев нас. Запустив руку внутрь туши, он вырвал сердце, и сжал его в кулаке, выдавливая кровь.
Заметив мое скривленное лицо, он хмыкнул:
— Что ты морщишься Охотница? Чай, похуже видела зрелища со своей профессией? — первый раз мой род деятельности кто-то назвал — профессией, не считая Клыка, тот всегда считал, что Охота — это работа.
— Я не вырываю сердце у своих жертв, — покачала я головой.
Трактирщик пристально посмотрел на меня. Что я не люблю, так это такую напряженную тишину. Обстановку разрядил Брай:
— Мы бы хотели снять у вас комнату на пару дней.
Хозяин кивнул и, ополоснув руки в ведре с водой, повел нас в дом. Записав наши имена в своем журнале и получив деньги вперед, он протянул нам ключ и сказал, что наша комната находится на третьем этаже. На вопрос — а нет ли чего пониже? Он сказал, что первые два этажа битком заняты приезжими гостями и ему самому приходится то и дело бегать туда-сюда с третьего этажа, так как его комната находилась рядом с нашей.
— Добро пожаловать в "Серебряный лес". Меня зовут Крейван, — улыбнулся трактирщик из-под пушистых черных усов.
Мы также представились. Поболтав еще несколько минут с ним, мы узнали, что большинство съезжается для того, чтобы посмотреть на Проклятую Рэстлесс, живущую у Кривых скал в заброшенной церкви. На наш удивленный вопрос о личности этой девушки, он порассказал много интересного.
— Девять лет назад кто-то зло пошутил над ней. Она убила всех своих родных и будущего мужа прямо перед алтарем. До сих пор она не снимает с себя свадебного платья и венка с головы. Платье уже давно потеряло белоснежный цвет, на нем засохли капли крови ее жениха и родных, платье порвалось местами, но она все равно его носит. И на груди огромный серебряный крест, который жжет ее кожу при соприкосновении. Зрачки у нее светло-голубые, невидящие… говорят, если заглянуть ей в глаза, то можно увидеть события того кошмарного дня…
А когда общаешься с ней, она шутит и смеется как сумасшедшая, впрочем так и есть…
Кажется, что ее совсем не гложет то, что она совершила девять лет назад, но это не так… по ночам Проклятая сидит перед разрушенной ею же, церковью и молится. Молитвы причиняют ей боль, но она все равно молится. И все цветы у церкви навеки стали черными.
Каждое полнолуние она умирает в ужасной агонии, но с первыми лучами солнца снова воскресает, чтобы продолжить мучится. И нет ей покоя, потому что умереть навсегда она не может.
Не вампир, не ведьма, не демон… просто Проклятая, одно ей имя… — закончил Крейван, наблюдая за нашими лицами.
Мы сочувственно выслушали его рассказ, но особо не поверили в существование некой Рэстлесс, которую невозможно убить.
— А вы пробовали? — не удержавшись, спросила я. Брай легонько двинул мне локтем в бок — Что? Я серьезно! Вы пробовали убить ее? Откуда вы знаете, что она бессмертная? Она имеет телесную оболочку, не является призраком… вы пробовали?
— Пробовали многие, но чертовка воскресает каждое утро и снова бродит у церкви.
— Тогда тот, кто сделал ее такой, до сих пор жив, — заключила я — И раз он сделал ее бессмертной, пусть заставив и мучаться, значит это никто иной, как некромант! Она нападает на тех, кто приходит к церкви?
— Нет, она даже разговаривает с ними, но если ее разозлить, то запросто убьет.
— Ну, это понятно, если меня разозлить я тоже могу убить, — хмыкнула я.
— А где находятся эти самые — Кривые скалы? — подал голос Брай, до этого молча внимавший наш разговор.
— Да тут недалеко, в полмили отсюда, — махнул рукой мужчина — Вы подождите до обеда, туда пойдет целая толпа людей, желающих посмотреть на нее и потыкать в нее чем-нибудь острым. Кто-то даже стреляет по ней из пращи. Но не советую вам заговаривать с ней, или пытаться чем-то помочь. Это невозможно.
Я ужаснулась бессердечности людей. Одно дело убить, чтобы прервать мучения, а другое издеваться, причиняя боль, убивая, но, зная, что она снова воскреснет.
Спрашивать, почему же она не уходит отсюда, я не стала. Каждый ребенок знает, что проклятые не могут уйти из того места, к которому их привязало проклятие. А проклинают-то в основном некроманты, ну и ведьмы иногда.
Решив принять ванну после долгого лазания по глине и скалам, мы поднялись в свою комнату на третьем этаже. Надо отдать должное хозяину гостиницы — дом находился в прекрасном состоянии, да и обслуживание было на высшем уровне. Две молоденькие служанки, застенчиво хихикающие при виде Брая, наполнили бадью водой и удалились из комнаты, бросая красноречивые взгляды на Охотника.
Первой искупалась я, занавесив ванну шторкой. Волосы, черной волной покрыли поверхность воды и словно змеи, изгибались в причудливые формы. Аромат апельсинового масла позволил напряженным мышцам полностью расслабиться и я даже немного вздремнула.
Когда через несколько минут над ухом раздался голос Брая, я резко открыла глаза:
— Я уже думал, ты утонула, — усмехнулся он, присаживаясь на край ванны.
— Нет, я в порядке и спасать меня не надо, — улыбнулась я.
— Ты уверена? — Брай наклонился к моему лицу и нежно поцеловал в уголок губ.
— Абсолютно. Через пару минут буду готова, — кивнула я и легонько брызнула ему в лицо водой.
— Готова к чему? — лукаво прищурился мужчина.
— К поиску наших пропавших спутников, — я игриво оттолкнула его от себя.
Когда он ушел, я помылась в уже почти остывшей воде и, накинув новую, светло-желтую рубашку, едва закрывающую бедра, вышла из ванны.
Переодевшись в повседневную одежду, я успела высушить волосы, пока Брай искал служанок, чтобы те наполнили ему ванну.
Я выглянула в окно: на улицу высыпало еще большее количество народа. До вечера, когда все запрутся в своих домах, чтобы не стать добычей для тварей, еще около восьми часов. Так что время есть.
Решив расспросить хозяина еще о чем-нибудь интересном, я оставила комнату и спустилась на первый этаж. Едва я вошла в холл, как на меня налетели Илиан и Клык, что-то громко вопящие и гневно оборачивающиеся на трактирщика.
— Каэтана! Наконец-то! — Илиан сжал меня в тиски, а Клык встав на две задние лапы передними облокотился об меня.
Я похлопала некроманта по спине и потрепала пса по голове.
— Что случилось-то?! — спросила я.
— Этот… этот тип отказывался нам говорить, где вы расположились с Браем! — Илиан выразительно тыкнул трактирщику в грудь длинным и кривым пальцем.
— Почему? — удивилась я.
— Госпожа Каэтана, поймите, вы пришли сюда вдвоем со своим спутником и я понятия не имел, что с вами еще кто-то путешествует! А уж когда сюда пришел некромант, — Крейван выделил последнее слово — я тем более заподозрил, что он неспроста сюда наведался. Вы ведь Охотница и я подумал, что этот тип хочет причинить вам зло! Именно поэтому я отказался говорить им номер вашей комнаты, но он отобрал у меня журнал и собирался бежать наверх. Слава Богам в этот момент спустились вы, — мужчина негодующе покачал головой и, махнув рукой, исчез за ширмой, ведущей на кухню.
— Как вы нас нашли? — потрясенно воскликнула я.
— Интуиция! — гордо вздернул подбородок Илиан.
"Слушай ты его больше! Мы тут все гостиницы обошли, расспрашивая о вас! И то он бы сам не догадался, пришлось его тащить за собой. Что с Охотниками?"
— Кстати, Охотники получили билет в один конец, — вслух сказала я.
— Куда? — сощурился некромант.
— В ад, — развела я руками, широко улыбаясь.
"А где Брай, Каэ?" — подозрительно сощурился Клык.
"Кончился" — ухмыльнулась я.
"Бедняжка, что ж ты его так довела-то?" — прохныкал пес — "А если серьезно?"
"Наверху, купается"
Мы втроем уселись за столик и я заказала новопришедшим обед. Так как денег у них с собой не было, они со вчерашнего дня ходили голодные и злые. Подождав, пока спустится Брай, Илиан начал рассказывать историю того, что с ними случилось, когда мы разделились. Мужчина в красках расписывал события вчерашнего дня, а Клык комментировал то, что было на самом деле. Получалось забавно, оказывается, некромант любил приукрасить правду в свою пользу.
Из их рассказа мы с Браем поняли, что Охотники так были сосредоточены на нашей с Браем поимке, что совсем забыли про некроманта и пса. Некромант бросился на наши розыски, отважно карабкаясь по скалам ("Вранье, — фыркнул Клык — он сразу же смылся!"), но найти нас не получилось и он решил идти в ближайший город, которым собственно и являлся Елигай. Правда, не город, а деревня, но это не столь важно.
История с тем, как они добирались до деревни, была полностью придумана, и Клык посоветовал лишь делать восторженный взгляд и вздыхать, удивляясь подвигам великого некроманта. Мы с Браем так и сделали, чем заработали благосклонность Илиана и повысили его самооценку до предела.
Закончив с обедом, мы вместе с толпой людей двинулись к Кривым скалам, чтобы самолично улицезреть Проклятую Рэстлесс.
Когда мы рассказали Илиану о ней, он загорелся желанием увидеть все лично и даже заикнулся о том, что, может быть, смог бы ей помочь, на что Брай заявил, что тогда деревня потеряет половину всех своих гостей.
Идти было тяжело, ноги вязли в раскисшей от дождей почве. Подошвы скользили и тяжелели от налипших комьев грязи. Снега здесь почти не было и уже ощущалось теплое дыхание весны, правда, пока оно еще выражалось в моросящем противном дождике и размякшей земле.
Проселок, которым мы шли, как нельзя более располагал к мрачным мыслям. Деревья почернели от бесконечной сырости, казалось, они умерли и уже никогда не расцветут на их ветках сочно-зеленые листья. Унылое серое небо прятало за собой солнце, отчего на душе становилось как-то печально и тоскливо. Заунывно каркали вороны, перепрыгивая с могильных плит на кладбище, мимо которого мы проходили.
Из-за нескончаемого дождя на землю лег густой туман, словно кисель неохотно проталкивающийся в легкие и, заставляя дрогнуть до костей. В общем обстановка как нельзя более располагала к суициду и к той, к кому мы шли.
Облезлые, ржавые купола церквушки показались уже за триста футов до нее. А когда мы подошли ближе, то увидели заброшенные сады, с разбитыми рядом садиками, в которых повяли все цветы, выжили только сорняки, но и они пожелтели и пригнулись к земле. Снег здесь лежал местами: грязный и талый.
Церковь, несмотря ни на что, все так же крепко стояла, правда в заброшенном состоянии выглядела какой-то серой и темной.
Мы стояли на небольшом пригорке перед ней. Выходить к нам Проклятая Рэстлесс, по-моему, не собиралась, а идти за ней никто не решался. Я заметила у пары подростков самодельные пращи и целую пригоршню мелких камушков, крепко набитых в подол курток.
Кто-то, особо отчаянный запустил камень в витражные стекла церкви и выкрикнул имя Проклятой. Несколько минут она по-прежнему не выходила, но потом дверь со скрипом открылась и на улицу вышла странная особа.
Если не считать бледной серой кожи, как у зомби, она вполне могла сойти за живого человека: длинные русые волосы роскошными кудрями спадали до поясницы, бездонные серые глаза взирали на мир из под пушистых ресниц. Проклятая, как и говорил трактирщик, была одета в свадебное платье, которое сейчас превратилось в простую грязную тряпку, которой и полы было бы неприятно мыть. Засохшие пятна крови, уже давно потеряли прежнюю яркость. Девушка была босая и ноги почти до колен покрывала грязь, также как и подол платья.
Но то, на что я сразу обратила внимание — это огромный серебряный крест на груди, а под ним ровнехонький ожог.
По толпе раздался возглас изумления. Девушка, как ни странно печальной не выглядела. Казалось, она рада неожиданным гостям. В чем-то ее можно было понять — девять лет прожить в такой глуши в одиночестве, пускай даже ты уже тысячу раз мертва!..
Какой-то мальчишка, стоящий неподалеку от нас, поднял с земли крупный камень и хотел, было, запустить им в Проклятую Рэстлесс, как Брай тыльной стороной ладони сшиб его на землю и навис над ним грозной скалой.
— Еще одна подобная проделка и тебе предстоит подобное существование вместе с ней! — с яростью сказал он.
Мальчишка, едва Брай отвернулся от него, сразу же состроил гримасу, но едва Охотник обернулся, поспешил ретироваться в неизвестном направлении. Наученные чужим горьким опытом, больше никто не поднимал камень на Проклятую.
"Смотрины" длились чуть больше часа, Рэстлесс с удовольствием общалась с людьми, но что-то в ее разговоре выдавало в ней сумасшедшую. Она неожиданно начинала громко смеяться или разбивать кулаки в кровь об камень. Несколько бабулек, пришедших самолично увидеть легенду Елигая, судорожно крестились при очередной ее выходке и испуганно пятились, когда она, заметив это, решительно направлялась к ним.
Когда, наконец, люди пошли обратно в деревню, мы смогли подойти к Проклятой ближе. Что мы никак не ожидали, так это то, что едва завидев некроманта, Рэстлесс начнет такую истерику и крики, что ей бы позавидовала сама Баньши! Она сжала кулаки и тяжелым шагом направилась к Илиану, явно не с целью мирно пообщаться.
Некромант позорно спрятался за спину Брая и оттуда пытался докричаться, что он пришел ей помочь. Пришлось брать ситуацию в свои руки.
— Рэстлесс! — я встала перед Браем и попыталась привязать внимание Проклятой к себе.
Полуживая-полумертвая девушка безразлично посмотрела на меня.
— Мы знаем, что с тобой случилось, и мы хотим помочь. Ты хочешь освободиться от своего проклятия?
Девушка как-то странно скосила глаза и наклонила голову, словно проверяя — издеваемся мы или нет. Сухие губы раскрылись, пугая черной пропастью рта и она медленно и тихо произнесла:
— Это невозможно.
— Все возможно, — покачала я головой — Важно только приложить усилия.
Проклятая как будто задумалась, опустив голову. Русые кудри упали на глаза, но она даже не постаралась их смахнуть. Я смотрела на нее и представляла, какая она, должно быть, была красивая, когда была жива. Кто же настолько бессердечен, что превратил юную девушку в ходячее зомби?
— Я тебя слушаю, — тихо сказала она.
— Для начала нам нужно знать, кто сделал это с тобой.
Илиан наконец смог осторожно выйти из-за спины Брая, все еще испуганно вглядываясь в Рэстлесс.
Девушка резко завертела головой и попятилась назад к церкви.
— Эй, ты куда? — удивился Брай.
Проклятая поманила нас за собой. Мы переглянулись и, пожав плечами, пошли следом.
Слабо скрипнули железные двери церкви, скользнул блик по резному металлическому кресту, а само помещение обдало нас запахом сырости и смерти.
Сквозь витражные стекла плохо проходил свет, но тот, что все же пробивался, ложился на распухший, от влаги, деревянный пол разноцветными кусочками. На стенах были прикреплены фигурки, ростом с пятилетнего ребенка, изображения человеческих богов: Тангара — богиня-покровительница Смерти, Гейзел — богиня домашнего очага, Кейанас — богиня стихий, Идвайн — покровитель авантюристов и еще многие другие, которых я особенно-то и не знала.
Во всем зале было много лавок, видимо для приглашенных на свадьбу гостей. У самой дальней стены, по центру стоял постамент, рядом с которым раньше, должно быть, читал молитвы священник. Позади него, на каменной стене были выгравированы лица людей, в молчаливой мольбе взывающие к богам, которые в свою очередь милосердно смотрели на них с небес.
Несмотря на заброшенность и жутковатость, церковь оставалась церковью: здесь по-прежнему мог найти приют потерявшийся в лесу путник, или же желающий переждать грозу. Могли бы. Если бы не было Проклятой. Вряд ли бы я решилась остаться здесь с ней один-на-один. Она то уже мертва, ей бояться нечего, а вот я еще жива, и дышу, и в ближайшие пятьдесят лет умирать в мои планы не входит.
— Зачем ты нас позвала внутрь? — напрягся Брай.
— Потому что ОН там, и ОН меня не отпускает, — Рэстлесс провела рукой по гравюрам на задней панели постамента и обернулась к нам — Правда, здесь замечательно?
Мы неохотно кивнули.
— Рэстлесс, там — это где?
— Снаружи, — пожала плечами девушка и хихикнула.
Брай выбежал из церкви, чтобы найти ЕГО, того самого некроманта, который так поступил с девушкой. Может быть, его поблизости и не было — Проклятая могла выдумать это. По ней сразу видно, что она потеряла рассудок.
Рэстлесс как-то странно покосилась на меня и быстро подошла. Я отшатнулась в сторону, но она схватила меня за рукав и притянула к себе.
Господи, какое это ужасное ощущение — находится рядом с Проклятыми!
От нее веяло ледяным холодом и смертью, а еще страхом и болью. Я случайно заглянула ей в глаза и словно сама потеряла рассудок…
Эпизоды ее жизни лихорадочной веретеницей проносились у меня перед глазами: крики, слезы, боль… много крови и открытые, остекленевшие глаза мужчины, которого я сжимала за окровавленную руку. Я чувствовала, что плачу и слезы на щеках превращаются в лед. Сама я как будто бы замерзала вместе с ними — внутри все холодело, и уже скоро изо рта пошел пар. Все мое свадебное платье было забрызгано кровью родных… В ушах звенели их крики.
Я почувствовала, что что-то сжимаю в руке и закричала, выронив нож. Он был по рукоять в крови, так же, как и мои руки.
Я покачала головой, не веря тому, что натворила и, обтерев ладони об платье, побежала к выходу из церкви. Сил видеть все это, больше не было.
Дверь захлопнулась прямо перед моим носом, и я закричала, разбивая руки в кровь, пытаясь открыть ее. Я кричала до тех пор, пока не охрипла и только потом заметила, что руки превратились в кровавое месиво. Но боли я не чувствовала, по крайней мере, физической.
Я зарыдала, облокотившись спиной об дверь. Прямо передо мной стоял ОН: ужасно уродливый, худощавый и высохший словно трость. Из-под капюшона виднелись только глаза, но уже по ним можно было определить, что ОН ужасен.
Я съехала на пол и закрылась руками, лишь бы не видеть этого кошмара. Но ОН схватил меня за запястье и потащил куда-то в глубь церкви, к трупам погибших от моей же руки.
Сев на корточки рядом с моим женихом, он вонзил ему в грудь руку и вырвал оттуда кровоточащее сердце. ОН хотел, чтобы я видела это, ОН специально демонстративно раздавил его и бросил в меня…
Кто-то неожиданно дал мне такую затрещину, что я мигом отошла от видения и, сделав глубокий вдох, который обычно делает захлебнувшийся, резко вскочила на ноги.
Брай остановил меня, прежде чем я успела добежать до двери, и крепко обнял.
— Тихо-тихо, все в порядке, — успокаивал он, гладя меня по голове.
— Я видела это, Брай! Все видела ее глазами! Все, что произошло в тот день!!!
Мужчина согласно кивал, продолжая гладить меня.
— Все еще думаешь, что я все это выдумала? — улыбнулась Проклятая. Вопрос, видимо, предназначался мне.
Брай рванул, было, к ней, но я его схватила за руку.
— Нет, она права, — покачала я головой.
— Вы не поможете мне. И он тоже, — она махнула в сторону некроманта — А теперь убирайтесь.
Мы не стали дожидаться второго предложения и чуть ли не бегом вышли из церкви. Свежий воздух пришелся как нельзя кстати. Меня все еще трясло, а на душе было мерзопакостно.
Я толком не помнила, как мы добрались до гостиницы. Но я запомнила вопросительные глаза Крейвана и, не отрывая от них взгляда, поднялась наверх.
Брай уложил меня в постель и заботливо накрыл одеялом. Поцеловав меня в лоб, он прилег рядом и сгреб в объятьях. В его заботливых руках я моментально уснула.
* * * *
За дверью раздались чьи-то осторожные шаги и прошествовали дальше по коридору. Половицы под ногами предательски скрипели, выдавая неожиданного полуночного гостя. Я открыла глаза, пытаясь хотя бы что-то разглядеть в темноте. Когда зрение более-менее стало различать очертание предметов, я села в кровати. Интересная особенность у меня — просыпаться от малейшего шума. С одной стороны — это хорошо, по крайней мере, ночью с ножом наперевес ко мне никто не подберется незамеченным; но с другой стороны — от случайного звука я тут же вскакивала как сумасшедшая. И если раньше, со мной в комнате все время ночевал Клык и я могла не беспокоиться, что если лень будет вставать, пес присмотрит за нашей безопасностью, то сейчас Клыка в комнате не было, а был Брай, которому, по-моему, начхать на излишний шум.
Я зевнула, прикрывая рот ладонью, чтобы сильно не шуметь и поерзала в кровати, укутываясь в одеяло, которое еще хранило тепло моего тела. Бросив мимолетный взгляд назад, я изумленно всхлипнула.
Брая рядом не было. Куда он же делся, на ночь глядя? И не его ли это были шаги?
Может, решил выйти по нужде? В конце концов, я, по-моему, слишком беспокоюсь за оборотня. Он взрослый мальчик и если что, вполне сможет постоять за свою волчью шкуру.
Хм, ясно было уже наперед, что так просто сидеть и ждать здесь одна, я его не смогу. Куда его понесло-то?
За окном была ночь и лишь круглая, как блюдце, луна ярко освещала улицы. Я натянула штаны и куртку, пристегнула ножны с мечом к поясу и вышла из комнаты, стараясь не наделать шуму и не разбудить постояльцев.
Холл тоже пустовал. На первом этаже было настолько темно, что даже изящные большие окна не спасали положение: перед ними на улице росли высокие кусты, которые загораживали почти весь обзор. Легкий ветерок зашевелил кусты и теперь по полу прыгали колючие, резкие тени голых веток, покусанных морозом.
Почти на ощупь я дошла до двери и надавив на нее, подтолкнула вперед. К моей огромной радости, она даже нисколечко не скрипнула. Выглянув на улицу, я заметила удаляющуюся в темноте худощавую фигуру. Судя по телосложению — это явно не Брай.
Крейван?..
Что ему могло понадобиться в такое время, да еще и в "Разгул Нечисти" на улице?
Охотничья интуиция взяла вверх и я последовала следом за хозяином гостиницы.
После дождя мелкие лужицы на земле покрылись в хрустящую корочку льда, которая предательски скрипела под ногами, едва стоило наступить на нее. Вода коснулась носков сапог и тут же снова спряталась под корку льда, когда я убрала ногу.
Странно, но Крейван шел к лесу…
Здесь явно что-то не так.
Я лишь на мгновение оглянулась в сторону гостиницы, но этого хватило, чтобы потерять мужчину из виду. Какой прыткий, однако!
Почти бегом я дошла до леса и мой взгляд зацепился за что-то у ствола сосны. Это были какие-то тряпки. И не просто тряпки, а одежда Брая!
Черт, неужели он снова оборотился и ушел в лес?! Зачем ему это надо было?!
Крейван вероятно услышал, как он уходит и последовал за ним. Вот проклятье Тангары! Он мог увидеть, как Охотник оборотился и тогда у нашей комнаты соберется такое количество культистов-охотников, что нам точно не сдобровать!
Ладно, сейчас я вряд ли их найду, поэтому лучше вернуться назад и поднять остальных, чтобы собирались. Не хватало нам еще неприятностей, которые и так уже сверх меры давили на нас.
Я развернулась к городу, как передо мной на землю спрыгнуло нечто…
Глава 14. Брай
Я вышел из здания церкви, которое, хотя если честно, назвать зданием язык не поворачивался. Так каменная коробка с ржавой крышей. Витражные стекла давно выбиты юными пращниками; плющ, некогда плотно увивавший все стены, завял, и теперь гниющими, под моросящим дождем, кучами валялся подле здания. Сорняки, плотно захватившие территорию, тоже не добавляли привлекательности данному месту.
Затворив за собой разбухшую от влаги деревянную дверь, я спустился по выщербленным тут и там ступеням, и аккуратно ступая, пошел вокруг церквушки.
Кажется, Проклятая действительно была сумасшедшей, потому как по близости не было ни одной живой души. Лишь одинокая собака, опасливо оглядываясь по сторонам, рылась в куче мусора. Спугнув ее для порядка, я поспешил назад, и как оказалось вовремя.
Каэтана, судорожно трясясь, металась по церкви из стороны в сторону. Глаза её были плотно закрыты, а из приоткрытого рта, доносились тонкие завывания. Отбросив в сторону что-то, видимое только для нее одной, девушка побежала.
Подскочив к дверям, она заколотила по дереву, разбивая в кровь руки. Потом девушка обернулась, и, не открывая глаз, зарыдала.
Неожиданно сжавшись в комок, Охотница повалилась на пол, и уставилась закрытыми глазами в сторону алтаря. Ее трясло. Неведомой силой протащенная по камням, Каэ лежала на камнях пола, и тянула руку к невидимому. Из-под опущенных век, катились слезы.
Не теряя ни минуты, я подскочил к девушке, и вывел ее из транса, самым проверенным способом. А именно смачной затрещиной. Будь моя воля, я никогда бы не посмел ударить Охотницу, но выбора не было.
Придя в себя, Каэ, глубоко вздохнула, и, вскочив на ноги, понеслась к выходу. Мягко перехватив ее, я прижал испуганную девушку к себе. Нежно и успокаивающе гладя ее по волосам, я шепнул ей на ухо:
— Тихо-тихо, все в порядке.
Упершись мне кулачками в грудь, девушка замотала головой:
— Я видела это, Брай! Все видела ее глазами! Все, что произошло в тот день!!!
Я кивнул, продолжая поглаживать Каэ по голове.
Тут решила подать голос, виновница всего происходящего. А именно Проклятая.
— Все еще думаешь, что я все это выдумала? — безжизненно улыбнулась Рэстлесс. Вопрос, видимо, предназначался не мне, а Охотнице, постепенно успокаивающейся в моих объятиях.
После слов Проклятой, девушка вновь затряслась, и я, отпустив ее, дернулся, было в сторону Рэстлесс, но был остановлен. Схватив меня за руку, Каэтана осторожно притянула меня назад. А зря. Надо было оторвать чертовке голову, и провести Этницу.
— Нет, она права, — покачала Охотница головой, прижавшись ко мне всем телом.
Проклятая скользнула к алтарю бесшумной тенью, и, остановившись на том месте, где пол багрила давно засохшая кровь, шепнула:
— Вы не поможете мне. И он тоже, — она махнула в сторону некроманта — А теперь убирайтесь.
Не дожидаясь повторного предложения, мы поспешили к выходу. Пропустив вперед Клыка и Илиана, я, поддерживая Охотницу, вышел на свежий воздух. Мы шли назад в деревню под моросящим, выводящим из себя дождем. Ноги у Охотницы иногда подгибались, и, подхватывая ее на руки, продолжал путь. Как только гордость девушки побеждала ее усталость, она упрямо слезала у меня с рук, и шла сама.
Последнюю часть пути до гостиницы, я пронес Каэ, упрямо игнорируя ее попытки идти самой, и лишь войдя вовнутрь, спустил на пол. Молчаливо пройдя мимо вопросительно смотрящего хозяина гостиницы, мы поднялись наверх.
Уложив Каэ на кровать, я накрыл ее толстым одеялом, нежно поцеловал в висок, и прилег рядом, прижав к себе. Через несколько минут, Охотница окончательно успокоилась, и, согревшись, моментально уснула.
Я лежал, и следил за причудливыми тенями на потолке. На улице окончательно стемнело, и люди спешили убраться по домам. Где-то не далеко, раздался дружный вой Стаи, и во мне что-то шевельнулось. Слишком знакомые голоса. Ашшаан! Лесной бог подери его за куцый хвост! Что Семья делает так близко от людского поселения?
Осторожно поднявшись, чтобы не разбудить Охотницу, я натянул на себя куртку, и осторожно ступая, вышел из комнаты. Притворив за собой дверь, я спустился по лестнице, огляделся в поисках Крейвана, и вышел на улицу.
Весь путь от комнаты до выхода из гостиницы, я чувствовал чей-то взгляд. Не злой, не агрессивный. Просто взгляд.
Где-то на границе восприятия, я ощущал всплески магии, но, отнеся это к грядущему разгулу Тварей, поспешил к окраине деревни. Перейдя с осторожного шага на бег, я вскоре достиг леса, и, заметив небольшую сосну, поспешил к ней. Скинув с себя одежду, я начал трансформацию. Кажется, я уже начинаю привыкать к тому, что превращение проходит практически безболезненно. С чем же это связано? Почему извечная спутница каждого Оборотня, ушла от меня? Вопрос. Может правильное питание?
Встав на все четыре лапы, я встряхнулся, и мощными скачками устремился в глубь леса. На встречу к Стае.
Впереди, как всегда летели молодые охотники. Дружным воем, оглашая свое появление, они неслись вперед, не разбирая дороги. Я преградил им путь, неожиданно выскочив из кустов, и повернув голову, зарычал. Ошарашенные столь неожиданным появлением другого существа на своем пути, волки замерли, и, попятившись назад, остановились.
Сзади подоспели матерые и старые хищники, и торопливо растолкав молодежь, вышли вперед.
Я сидел на небольшом взгорке, возвышаясь над стаей, а лунный свет лился на меня, придавая шерсти призрачный окрас.
Вперед вышел Ашшаан, и, щурясь на неожиданно яркий лунный свет, заговорил.
"Кто ты такой, чтобы преграждать Стае путь?"
Я молчал, насмешливо разглядывая старого друга. Волк не вытерпел, и повторил свой вопрос, уже более настойчиво и грозно. Решив, что хватит затягивать с театральными эффектами, я ответил, старательно скрывая посторонние мысли.
"А кто ты такой, облезлый хвост, чтобы требовать от меня ответа?"
Волк оторопел от подобной наглости, но вида не подал. Дернув хвостом, он успокоил заволновавшуюся Семью, и глухим рыком поинтересовался.
"Ты жаждешь смерти, глупец?"
Оскалившись, я медленно спустился к Стае.
"Я жажду укусить тебя за загривок, Ашшаан"
Лунный свет более не скрывал меня, и Семья наконец-то разглядела преградившего им путь, наглеца. Удивленные, можно сказать пораженные, волки один за другим склоняли головы передо мной, а Ашша, хрипло закашлялся, и как мне показалось, даже прослезился. Если конечно волки умеют плакать, в полном смысле этого слова.
"Старший!"
"Брай вернулся!"
"Он жив! Он показал Югару!"
Мысленные крики Стаи на мгновение оглушили меня, и как в прежние времена, подняв лапу, я призвал всех к тишине. Кивнув Ашше, я пошел в сторону. Старый волк последовал за мной, и как только мы отошли на достаточное расстояние, сразу накинулся на меня.
"Где ты был?!?"
Присев на задние лапы, я повел ушами, прислушиваясь к ночной тишине.
"Отдыхал у Дзайских монахов. Знаешь, ванны с морской солью, правильный загар. Поправлял здоровье"
Ашшаан с непроницаемой мордой выслушал меня и, помотав головой из стороны в сторону, придвинулся ближе.
"Я не перестаю поражаться твоим словам, Брай. Какие монахи, какие ванны? Хорошо. Ты ведь вернулся не для того, чтобы встать во главе стаи? Я чувствую, что ты изменился. От тебя пахнет другим человеком. Женщиной"
Я повернулся к волку, и, опустив голову, лапой подгреб под себя снег.
"Ты прав, старый друг. Сейчас, я живу с людьми. Так получилось. Но я пришел за советом к Семье, и к тебе лично. Поможешь мне?"
"Конечно, Старший Волк. Тебе, я всегда помогу"
Я бежал обратно к деревне, провожаемый воем Семьи. Стая, по моему совету, должна была уйти на юг, подальше отсюда. На прощание, Ашшаан рассказал мне о том, что они видели след Югара неподалеку от Обители — огромного замка, испокон веков, возвышающегося на огромной пустоши.
Перескакивая через кусты и небольшие взгорки, я спешил в гостиницу, чтобы поделиться с Охотницей новыми сведениями. Не останавливаясь ни на мгновение, я бежал по лесу, внимательно вслушиваясь в тишину. Странно. Необычно тихо сегодня в лесу.
Недалеко от того места, где я оставил одежду, я почувствовал людей. Они сражались, и яростные крики одного из них, оглашали окрестности. Голос женский, молодой. Неожиданная догадка поразила меня. Я прислушался, и узнал голос Каэтаны. Что она здесь делает? С кем так отчаянно сражается?
Прыгнув вперед, я оказался у места боя.
Размахивая, тускло светящимся посохом, на девушку наступал Крейван. Трактирщик — маг? Из его палки, вырвался сгусток тумана, и, выбросив вперед размытые щупальца, устремился к Охотнице. Еле уклонившись от порождения магии, Каэ покатилась по земле, и, подскочив на ноги, глухо зарычала. Приблизится к противнику, она не могла. Вокруг некроманта, а Крейван был именно им, мерцал купол защиты.
Моя позиция была удобна для неожиданной атаки, тем более, мужчина никак не мог ожидать ее. Бросившись вперед, я трансформировался прямо в воздухе, вновь замирая в странном облике между волком и человеком. Выпустив когти, я свалился прямо на мерцающий купол защиты, проломил его, нанося мощные удары по некроманту.
Знаете, еще несколько лет назад, я понял, что заклинания некромантов, не действуют на оборотней. Воспользовавшись именно этим знанием, я без опаски напал на Крейвена.
Некромант повалился на землю под моим весом. Не давая ему спуска, я наносил ему удары когтями, стремясь сделать как можно больше мелких ран. Чтобы потерял кровь, и обессилевший, не смог колдовать. На Каэ ведь его магия действует!
Неловко дернувшись подо мной, некромант вывернул шею, и собирался уже выкрикнуть какое-то заклинание, как резкий толчок, заставил меня слететь с мужчины.
Столкнув меня, Каэтана нанесла сильный удар по голове Крейвана, только что подобранным дрыном. Назвать это бревно палкой, не поворачивался язык. Глаза мужчины закатились, и он замер в бессознательном состоянии.
Пока Охотница была занята яростными проклятиями, коими она осыпал некроманта, я оборотился в человека, и торопливо натягивал на себя одежду. Закончив, я подошел к Охотнице, и, положив ей руку на плечо, поинтересовался:
— Ну, и что мы тут делаем, в столь поздний час, в такой неподобающей компании?
Бросив устрашающую палку на землю, Каэ повернулась ко мне и, стукнув кулачком мне в грудь, ответила вопросом на вопрос:
— А где тебя носило?
Я пожал плечами:
— Ходил к Стае, спросить совета. Да и узнать, может быть, они что-то знают о Югаре.
— Ну и?
— Его след видели возле Обители.
Девушка погладила меня по небритой щеке:
— Замечательно. А предупредить ты меня не мог? Что пойдешь в лес?
Виновато потупив глаза, я осторожно улыбнулся:
— А ты бы отпустила?
— Нет, конечно.
Поцеловав меня, Охотница подошла к валяющемуся без сознания некроманту.
С отвращением, ткнув его носком сапога, девушка наклонилась, и, подобрав посох, отбросила в сторону. Я все это время молчаливо наблюдал за ней. Девушка бросила на меня короткий взгляд и всплеснула руками.
— Ну, чего стоишь? Помоги мне оттащить этот мешок в деревню.
Это видимо она мне. Хорошо.
— Конечно, конечно. Но зачем он нам нужен?
— Сожжем на костре, — пожала она плечами, смотря на тело мужчины.
Таскание на загривке грязных некромантов, достаточно увлекательное занятие. Но я видимо не понимал всей глубины этого развлечения, и потому лишь занудливо брюзжал в ответ на веселые замечания Охотницы.
Поминутно интересуясь, не тяжело ли мне, она шла сзади и внимательно осматривалась по сторонам. Вконец не выдержав, я развернулся и, скинув некроманта на землю, едко произнес:
— Тяжело. Хочешь помочь?
Осмотрев Крейвана, Каэтана покачала головой, и аккуратно обойдя меня, сказала:
— Нет уж. Взялся, так и тащи. Недалеко осталось.
Решив, что достаточно покатал мужчину на горбу, я подхватил его за руку, и поволок, не отрывая от земли. Обогнав, удивленно посмотревшую на меня Каэтану, я вытащил некроманта в центр площади и, бросив, подошел к огромному колоколу.
— Что, может позвонить?
Каэтана пожала плечами:
— Ты думаешь, кто-нибудь посмеет высунуть нос из дома?
Я потрогал шнур, который шел к язычку колокола:
— Высунутся как миленькие.
Охотница подошла ближе и с сомнением оглядела плотно закрытые ставни на домах. Немного подумав, она категорически закачала головой.
— Даже и не подумают.
— Подумают!
— Не спорь со мной, мужчина!
— Женщина!
Засмеявшись, девушка прижалась ко мне.
— Зануда! Звони, если хочешь, — Каэ подняла голову, подставляя губы под поцелуй, чем я собственно и не замедлил воспользоваться — И зачем нам нужна толпа? Возьмем Илиана и Клыка, и двинемся к церкви.
Подумав, я решил, что Охотница, пожалуй, права.
— Так и сделаем. Кто пойдет за сонями?
Не раздумывая ни секунды, Охотница ответила:
— Ты, конечно, кто же еще?
Наши спутники видели уже десятый сон, когда я зашел к ним в комнату. С трудом, растолкав Илиана, я приказал ему в срочном порядке одеваться, и подошел к Клыку. Пес, перебирая во сне лапами, лежал на небольшой подстилке. Присев рядом, я потрепал его по ушам, от чего он немедленно проснулся. Подняв на меня сонные глаза, он спросил:
"Что случилось? Что-то с Каэ?"
Я встал на ноги и, подойдя к кувшину с водой, ополоснул лицо.
"Нет, сейчас все в порядке. У нас появилось дело"
Сопровождаемый мысленным голосом Клыка, который без остановки закидывал меня вопросами, я вышел из комнаты, бросив напоследок:
— Собирайтесь, мы с Каэ, ждем вас на площади.
На подходах к площади, я заметил, что вокруг Охотницы и поверженного некроманта собралась уже изрядная толпа. Возбужденно гомоня, люди обсуждали только что услышанный рассказ девушки. Часть толпы яростно пыталась что-то доказать уставшей от криков Охотнице. Вторая же половина, встав на ее защиту, упрямо доказывала обратное.
Бесцеремонно растолкав людей в стороны, я подошел к девушке, и сказал:
— А ты говорила, никто не высунется, — легкий кивок в сторону возбужденно спорящей толпы — Откуда они взялись?
Каэ устало оперлась на меня:
— Шли откуда-то. Видимо ходили ублажать местную нечисть. Я только что закончила описывать наши злоключения.
— Клык и Илиан пошли к церкви. Нам тоже пора. Пойдем.
Подхватив безвольно болтающегося некроманта, я закинул его на плечо, и так же непоколебимо расталкивая людей, вышел из круга, пропустив вперед Каэтану.
Сопровождаемые значительно возросшей толпой, мы подошли к заброшенной церкви. Илиан ждал нас недалеко от входа. Там же на ступенях, примостился и Клык.
Подойдя к ним, я в очередной раз скинул Крейвена на землю. Хорошо же его окатила Каэ, до сих пор в отключке! Обойдя наших товарищей, Охотница приблизилась к дверям, и громко постучала, выкрикнув имя Проклятой.
В узорчатых окошках церкви разгорелся призрачный свет, двери отворились, и на порог вышла Рэстлесс, вся окутанная голубоватым сиянием. Заметив нас, она недовольно поморщилась, и тут ее взгляд уперся в Крейвена. Ужас окутал мертвенно-бледное лицо, и девушка попыталась скрыться в здании. Схватив Проклятую за руку, Каэ молчаливо подвела ее к лежащему на земле некроманту.
— Это он, Рэстлесс?
Ужас и боль плескались в бездонных глазах Проклятой, но она нашла в себе силы ответить:
— Да…
Охотница повернулась ко мне.
— Брай… пожалуйста… ты же знаешь, что я не могу…
Кивнув, я принял от Илиана изогнутый серебряный клинок, и, приподняв Крейвена за волосы, приставил кинжал к его горлу. Толпа, с ужасом взирающая на нас, зароптала. В голове, словно по мановению богов, возникли слова Древнего приговора:
— Как всякий чернокнижник, чинящий вред и злобу, как людям, так и нелюдям, как живым так и мертвым, ты, исчадие зла, приговариваешься к смерти. Да будет это уроком всякому, кто посмеет ступить на эту дорогу. Во имя мира.
Мои слова гулко разнеслись над затихшей толпой. Лишь ветер упрямо пел свою грустную песню. Промедлив мгновение, я поднял глаза на Каэ, и она, увидев плескающееся там отвращение к происходящему, грустно кивнула.
— Да будет так.
Серебряное лезвие скользнуло к горлу некроманта, описывая полный круг по шее. Соединив линии, я вздохнул, и с силой вонзил клинок в затылок мужчины, одновременно с этим, отпуская его волосы. Разведя руки в стороны, я завершил древний ритуал.
— Покойся с миром.
Ослепительная вспышка, заставила отпрянуть всех собравших на площади возле церкви людей. Я, Каэтана, Илиан и Клык, единственные, кто не шевельнулся и остался на месте. Лишь Охотница, отпустила руку Проклятой, погладив по плечу.
Рэстлесс окутал свет. Она поднялась в воздух и, раскинув руки, закружилась на месте. Яркий, словно само солнце, свет, поглотил округу, а когда глаза вновь стали различать мир, мы увидели, что церковь вновь такая, как, наверное, была много лет назад.
Белый камень, увитый зеленым плющом. Прекрасные витражи, изображающие мифические баталии, и золотистый свет божественного присутствия.
Осмотревшись, я заметил девушку лежащую на ступенях. То была Рэстлесс, и на ней было вновь белоснежное платье, а в руках она сжимала свадебный венок. Она умерла. Но умерла свободной и счастливой. Подойдя к ней, я осторожно поднял тело, и под одобрительный кивок Каэ, внес в церковь. Пройдя несколько шагов, я положил Рэстлесс на белый камень алтаря и, отойдя на несколько шагов, обнял подошедшую Каэ. Так мы и стояли, молча, смотря на умиротворенное, и словно напитанное светом и добротой лицо девушки.
Сзади приблизились Илиан и Клык. Замерев позади нас, они тоже смотрели на алтарь. Тихая музыка наполнила своды церкви, и недалеко от тела, возникли призраки. Рэстлесс, ее жених, их родители и друзья, все кто погиб в тот проклятый день. Улыбнувшись нам, они обнялись и исчезли. На нас дохнуло теплом лета, запахом цветов и зеленой травы.
Сначала я думал, что мне показалось, но Каэ действительно плакала. Осторожно приподняв ее голову за подбородок, я вытер слезы, и поцеловал девушку.
"Я люблю тебя, Каэ"
Она несколько удивленно взглянула на меня и улыбнулась.
"Я тоже люблю тебя, Брай"
На выходе из церкви, нас ожидала замершая в едином порыве толпа людей. Вперед выступил одутловатый мужчина с золотой цепью Старосты на шее.
— Спасибо вам, Охотники. Вы помогли упокоиться беспокойной душе. Чем мы можем отблагодарить вас?
Я молча взирал на ступени. Тело некроманта истлело и превратилось в прах. Налетевший ветер, смахнул грязные останки с белого камня, не оставляя следов. Отпустив меня, Каэтана спустилась с порога, и, подойдя к Старосте, что-то шепнула ему на ухо. Кивнув, мужчина поспешил к своим людям, и громко сказал:
— Всем идти в деревню. Идите!
Торопливо закивав, сельчане развернулись, и пошли по дороге назад к поселению, лишь изредка оглядываясь на нас.
Староста, потерев затылок, вернулся к нам.
— Мне сложно просить вас, Охотники, но не могли бы вы помочь мне и моим людям еще раз?
Каэтана посмотрела на меня и, поймав мой утвердительный взгляд, ответила Старосте:
— Что ты хочешь?
Мужчина сложил руки на груди, и, обойдя нас по кругу, приблизился к церкви.
— Мне нужна ваша помощь, Охотники. В Обители, поселились вампиры. Они нападают на Елигай два, три раза в неделю, и убивают людей.
Охотница деловито подобралась, и поинтересовалась:
— Что ты хочешь от нас?
— Уничтожьте их.
Я спустился к старосте и, подойдя ближе, тихо произнес.
— Мы поможем, но теперь, это будет стоить тебе золота.
* * * *
Из Елигая мы вышли в полдень. Староста не поскупился, и теперь у нас был провиант на неделю, и новое серебряное оружие. В кошельке у Каэ плескалось золото. Ровно половина от затребованной нами суммы.
Сделав по тракту несколько километров, мы вышли из леса, и наши взгляды заскользили по бескрайней пустоши. Вдалеке виднелась громада замка. До него еще день пути.
Вздохнув, я первым спустился с тракта, и, подождав остальных, двинулся вперед. Пройдя несколько километров, мы остановились на привал. Солнце стояло в зените, и дыхания зимы совершенно не чувствовалось. Вокруг лишь голый камень, и тучи пыли.
Мы походили к громаде замка с подветренной стороны. Заходящее солнце окрашивало воздух и небо в багряные цвета. Быстро темнело, и мы прибавили ходу, чтобы дотемна успеть войти Замок Гор, он же именуемый Обителью.
Поразительно огромная, но одновременно с этим, не теряющая изящных очертаний крепость. Сложенная из тысяч плит черного биалита — камня, который с невероятным трудом, добывали где-то в Южных горах сотни и сотни рабов, она черной громадой возвышалась над окружающим.
Ров вокруг замка был совершенно пуст, и подошедший к обрыву Клык, сделал справедливое замечание, которое уже несколько секунд крутилось у меня на языке.
"Кажется рыбу, здесь половить не удастся"
Каэтана бросила короткий взгляд на пса, а затем на меня. Видимо сначала услышала мои мысли, а потом «голос» Клыка:
"Где вы видели, что бы во рвах, окружающих замки, водилась рыба?"
Только я собирался ответить Каэ, как Илиан, превзошел сам себя. Со скорбным видом, подойдя к обрыву, он поник, и грустно произнес:
— Кажется рыбу, здесь половить не удастся.
Каэтана закашлялась, и когда смогла говорить, голос ее дрожал от едва скрываемого раздражения:
— Вы что сговорились??! Вы о чем-нибудь кроме жратвы можете думать?!! У нас полные мешки всякой еды!
Илиан обиженно уставился на Охотницу:
— Каэтана, кроме меня никто слова не сказал. Что с тобой?
Однозначно дурацкая ситуация. Старик хоть и путешествует с нами уже довольно долго, но еще не знает, о странной особенности, которые связала наши с Каэ и Клыком сознания.
Надо спасать положение:
— Кажется рыбу, здесь половить не удастся, — мой голос разорвал тишину, и обиженно затерялся где-то на дне рва.
Мне показалось, что Охотница меня сейчас разорвет пополам, но положение спас старый некромант:
— О, боги, Каэ! Кажется, ты уже читаешь мысли наперед! — улыбнувшись, он осторожно отодвинулся от края — Знал бы, что такое невозможно, сказал бы, что ты настоящий маг! Точнее волшебница.
Нервно усмехнувшись, Каэтана решила перевести тему, и теперь, коллективно скрепя мозгами, все думали, как перебраться на ту сторону. Точнее думали Каэ и Илиан, а мы с Клыком обсуждали последнюю партию в карты. Пробовали когда-нибудь играть в карты с псом? Нет? И не пробуйте! Он победит.
Каэтана на секунду отвлеклась от своих мыслей, и подслушала наши обсуждения. Сложив руки за спиной, девушка приблизилась ко мне, схватила за грудки, и, притянув к себе, шепотом произнесла:
— Послушай, если вы сейчас не придумаете, как нам попасть в замок, то в следующий раз, Клык будет спать с нами в одной постели.
Живо представив нашу с Каэтаной постель, я мысленно дорисовал туда Клыка, и затряс головой. Ничего хорошего не выходило, и поэтому, обсуждение партии, пришлось отложить на более поздний срок. Куда деваться…
Осторожно освободившись из хватки Охотницы, я, прихватив ее за талию, нежно переставил в сторону:
— Тогда не загораживай обзор, — я улыбнулся и, наклонившись, поцеловал ее в шею — Иначе я не смогу ничего придумать…
Получив чувствительный тычок под ребра, я занялся мыслительной деятельностью, и меня тут же озарило:
— Илиан! — я на пятках развернулся к некроманту — А ты умеешь левитировать?
Маг пребывавший где-то в лабиринтах своего сознания, откликнулся не сразу, и пришлось повторить.
Почесав затылок, старик смущенно развел руками:
— А что такое "левитировать"?
Видимо моя реакция была написана у меня на затылке, потому как Каэ подошла и успокаивающе погладила меня по спине:
— Илиан, Брай имеет в виду полет. Ты умеешь летать?
Пытаясь хоть как-то помочь, я помахал руками на манер птицы. Кажется, это лишь усугубило ситуацию.
— Летать? Разве я похож на птицу? — старик обиженно насупился, но тот час просветлел — А! Так может быть вы про Легкоступ?
Он произнес несколько формул, и, подняв ногу, наступил на воздух. Сделав усилие, он, оперся на нее, и поставил на воздух вторую. Очевидно увлекшись, он сделал еще несколько шагов вверх.
Я окликнул его, и, честно, лучше бы я этого не делал. Некромант посмотрел вниз, и отчаянно закричав, начал падать, размахивая руками, как я, несколько секунд назад.
Метнувшись вперед, я подхватил мага у самой земли. Кости отчаянно затрещали, но я удержал его. Однако раздобрел наш некромант за последнее время. Все виноваты добавочки, которые постоянно он выпрашивает у Каэ.
Я развернулся к Охотнице, продолжая держать Илиана на руках. Девушка, склонив голову на бок, улыбнулась:
— А вы неплохо смотритесь вместе.
Опустив мужчину на землю, я хмыкнул.
— Видимо судьба у меня такая, всех на руках таскать.
Не обращая внимания на мага, который с подозрительным блеском в глазах, принялся читать формулы заново, Каэтана с напором поинтересовалась:
— Это на что ты намекаешь, мужчина?
Я осмотрел облака окрашенные закатом в багряные оттенки:
— Ничего такого.
Илиан вновь карабкался в воздух. На этот раз, как показалось сначала, более удачно. Поднявшись на расстояние около трех метров над землей, некромант победно вскинул руки:
— Кажется, у меня получилось! — и вновь с криком полетел к земле.
Боги! Что за день сегодня?!..
Глава 15. Каэтана
Илиан брел по краю обрыва, и холодный ветер развевал складки его широкого балахона. Призрачный лунный свет пробивался сквозь облака, разгоняя мрак. Я долгое время не отрывала глаз от его фигуры: было в этом что-то особенное и красивое. Все равно, что балансировать на тонкой веревочке между жизнью и смертью…
— Ну и? Ты уверен, наконец, что сможешь нас спустить? — проворчала я, ядовито взглянув на некроманта, который уже часа два, как ходил, бормоча себе под нос какие-то непонятные слова.
Илиан обернулся и недовольно хмыкнул. Сейчас он меня собственноручно спихнет в эту пропасть. А вернее, собственноножно. Что поделать, умирать в ближайшее время мне совсем не хотелось. Как там говорится? Умирать здоровым жалко? Вот-вот, я еще достаточно здорова и мне, надеюсь, предстоит еще до-олгая жизнь…
— Каэтана, я тебе уже раз пять сказал, что смогу это сделать! А ты все волнуешься! — проворчал некромант.
— И правильно делает, — кивнул Брай, осторожно заглядывая в ров — Ты уже несколько раз падал, и мы должны быть уверены, что нас ты не уронишь.
Илиан скривился так, как будто мы плюнули ему в душу! Мол, сами ни одной магической формулы не знают, а рассуждают, как профессиональные маги-воздушники.
Я встала с земли, отряхнулась, и пнула ногой небольшой камень, подкатив его ближе к некроманту.
— Вот. Попробуй спустить его, без малейших накладок.
Илиан гордо задрал нос, прошептал что-то и, подняв камень в воздух, стал медленно опускать его вниз. Получалось терпимо, если не считать, что трясло его (в смысле камень, а не некроманта) как одинокий осиновый лист на ветру.
Кстати об осинах. Я насчитала их тут несколько штук. Издевательство какое-то! Осины, рядом с замком вампиров… смешно…
— Хорошо, — оживился Брай, когда камень благополучно был спущен на самое дно рва — Сможешь также, но только человека?
— Еще бы! — заискрился улыбкой наш некромант.
— Илиан, не улыбайся так, ты меня пугаешь, — вздохнула я растерянно — Такое ощущение, что меня на смерть улыбающийся палач отправляет!
Улыбка моментально исчезла с лица некроманта. Брай подошел к нему и дружески потрепал по плечу.
— Ничего, покажешь ей, кто тут профи?
Я обернулась к ним и ухмыльнулась. Илиан кивнул Охотнику, и замер, словно собираясь с силами. Едва он сделал шаг ко мне, как я запротестовала:
— Нет, только я не первая! Вон, возьми Брая ему привычнее на высоте прыгать.
Охотник возмущенно посмотрел на меня, и взгляд этот не обещал мне ничего хорошего.
Я виновато улыбнулась и отошла на пару шагов, молчаливо наблюдая за процессом.
Брай, конечно, мог бы и оборотится, но с этим столько мороки. Да и склон тут не подходящий — выступов почти нет.
Я с замиранием сердца наблюдала за тем, как Охотник, стоя в воздухе, медленно снижается вниз, то резкими рывками, отчаянно размахивая руками, то, замедляясь и плавно опускаясь.
Сердце истерично скакало в груди, словно табун диких лошадей. Казалось, оно побывало во всех частях моей грудной клетки. Живот сводило судорогой страха, как было на первой моей Охоте.
Ну не люблю я летать, что с этим поделать?!..
Процесс полета, обычно, ассоциировался у меня со сбрасыванием моего бренного тела, каким-нибудь оборотнем вниз. А оборотни вообще питали большую любовь к тому, чтобы избавиться от меня подобным способом. Последнее время меня, правда, вниз еще и элементаль пробовал сбросить. Слава богам, что все обошлось, а то попивала бы я чаек на небесах с госпожой Смерти, Тангарой.
Когда оборотень был благополучно спущен вниз, Илиан обернулся ко мне, но я упрямо ткнула пальцем на Клыка. Пес поджал хвост и попятился назад, но благодаря некроманту тут же взлетел в воздух и быстро стал опускаться к Браю.
— Ну, ты и трусиха, Каэтана! — пожурил меня маг, плавно шевеля пальцами и смотря в пропасть. Я обиженно насупилась и сложила руки на груди.
Луна серебрила снег на дне рва. Брай потрепал Клыка по загривку, успокаивая и поздравляя с удачным приземлением. Осталась одна я, не считая самого Илиана.
— Ну?! — взмахнул руками некромант.
— А т-ты ув-верен, что спустишь меня нормально? — запинаясь, пробормотала я.
— Ну, чего вы там медлите?! — раздался крик Брая снизу.
— Да уверен-уверен!
— Н-ну т-тогда давай. Только аккуратно! — пригрозила я пальцем, когда мужчина сделал шаг ко мне — А то буду тебя преследовать после смерти и не посмотрю, что ты некромант!
Мужчина покачал головой и вздохнул. Ох, сколько со мной проблем…
Высота под ногами казалась пугающе большой. Хотя было в этом что-то… что-то непонятное, то, что невозможно передать словами. Ощущение полного единения с природой: ты в ее власти… Это почти то же самое, что и плавать — научишься и отдаешься воде, становясь с ней одним целом. Правда, летать человек не научиться, но ощущения левитирования были довольно близки к этому. Ноги наступали на невидимые ступени, которые еще периодически и проваливались под ногами. Я спускалась, разведя руки в разные стороны, как акробат на тонкой веревке. И зрители своеобразные у меня тоже были, и вздыхали также — с замиранием сердца, когда очередная «ступенька» вдруг не вовремя исчезала под ногами.
До земли оставалось около ста футов, насколько я смогла оценить, когда случайно глянула вниз. При моем нынешнем положении, такое расстояние, казалось неимоверно большим!
Я все это время, пока спускалась, молилась всем богам, которых знала и не знала, о том, чтобы благополучно оказаться на земле. Возникла даже мысль, что когда, наконец, окажусь на ней, упаду и стану целовать ее, перебирая меж пальцев, как это обычно делают моряки, долго не ступавшие на сушу.
Одна ступенька оказалась провальной. Я едва успела соскочить с нее на следующую… которая тоже пожелала исчезнуть, в самый неподходящий момент.
— А-а-а!!! — раздался мой крик на весь обрыв, когда я, подобно камню, ринулась вниз.
Земля с пугающей быстротой приближалась к лицу, и я зажмурила глаза, чтобы не видеть своей такой глупой смерти…
Раскинув руки в стороны, я вдруг почувствовала, как ветер принял меня в свои объятия и понес на руках. Мне кажется, или я больше не падала? Неужели Илиан смог замедлить падение?
Я открыла один глаз и осторожно осмотрелась. Что за проделки Кейанас?! Я лечу!!!
Пепельно-черные крылья плавно взмахивали в такт ветру, поднимая маленькое птичье тельце все выше.
А вот сейчас мне действительно хочется умереть… Что со мной творится??? Кто-нибудь, дайте мне зеркало, я хочу видеть себя!!!
Судя по округленным глазам всех троих моих спутников, случилось что-то из ряда вон выходящее. Я рванула к ним вниз.
Черт возьми, я вижу каждую морщинку на лице некроманта. И это на такой-то высоте и в кромешной тьме?!
Облака закрыли собой луну, и действительно стало очень темно.
Я хотела что-то им крикнуть, но изо рта донеслось только странное: "Уху!"
Шлепнувшись на землю, я вдруг заметила, что стала ростом меньше их всех. Да что там! Я едва доходила Клыку до головы!
Мои спутники ошарашено разглядывали меня, не в силах вымолвить даже слова.
— К-к… — замялся Илиан, пытаясь выговорить мое имя — К-каэтана, почему ты не ск-казала, ч-что ты с-с…
Что я?!
— С-сова, — договорил наконец-то некромант.
Кто?!!!
Я опустила голову вниз и сделала странное движение, подпрыгивая в воздух и пытаясь оторваться от своего нового тела. Тела черной совы.
* * * *
— Ну, и что с этим делать? — вздохнула я, попивая горячий чай из медной кружки.
Брай молчаливо тыкал в костер, разведенный прямо на дне рва, палкой, но, задумавшись, совсем не попадал в угли. Когда палка догорела почти до самых его пальцев, он встрепенулся и выбросил ее в огонь, который тут же яростно принялся ее пожирать, облизывая оранжевыми языками пламени.
Клык, лежал на животе, подогнув лапы под себя и наблюдая за костром. Это он сейчас такой молчаливый, но, зная его, я была уверена, что скоро начнется проявление его оригинального юмора.
Илиана же невозможно было заткнуть. Он дрыгался на месте, взмахивая руками и упоенно пересказывая мне полет совы глазами стоящих внизу.
— А как были прекрасны твои полночные крылья… — завел он очередной романтический рассказ.
— К делу, Илиан, к делу, — подтолкнула я его.
— Ну, в общем, ты анимаг.
— Какой маг???
— АНИмаг, — поправил некромант.
Ну вот, теперь ко всем моим проблемам, добавилась и еще одна — чей-то там маг.
— Что это? — отложила я кружку в сторону и вгляделась в лицо мужчины. Зрение в человеческом обличие было гораздо хуже. Не зря же совы ночные птицы и в темноте способны заметить крадущуюся мышку — Я что, тоже оборотень?
— Не-ет, — покачал головой мужчина — Ты — анимаг!
— Да объясни толком, что это такое-то! Приставка «ани», мне не о чем не говорит.
Некромант вскочил с места и стал рассказывать про каких-то древних, как мои сапожки, магов, которых можно было по пальцам пересчитать. Их долгое время, якобы, путали с оборотнями и из-за этого истребляли. Поэтому магическое сообщество думает, что магов этого вида больше не осталось. Ипостась этих магов не зависит от чего-либо. Это дается от природы и от наследственности, как цвет глаз и волос. Последнего анимага убили Охотники-культисты. Он превращался в белого тигра.
Я вздохнула и посмотрела на Брая. Охотник вяло улыбнулся. По его глазам невозможно было понять рад он моему неожиданному дару, или считает его проклятием?..
— Я не вижу отличий между оборотнями и анимагами. Не удивительно, что их убивали, как оборотней, — глухо произнесла я.
— Нет! Отличия есть и очень заметные! — замахал руками Илиан — Анимаги не теряют свои вещи при смене ипостаси, все остается с ними, когда они заново оборачиваются. Оборотень меняет структуру своего тела, а анимаг просто превращается, без боли и перестройки костей и мышц. У магов сохраняются татуировки и прочее, что люди любят навешивать на себя…
— А как же Брай? — вскинула я бровь — Татуировка Охотника до сих пор у него на пояснице!
— Татуировка клана Охотников — магическая. Ей не страшны никакие превращения, — пояснил Илиан.
— Илиан, а как же насчет боли? — прищурился Брай — Я последнее время тоже не чувствую ее.
— Насколько я могу знать, все оборотни со временем перестают ее ощущать. Или просто привыкают, — пожал плечами Илиан — А может в твоем случае есть и еще другой фактор, — некромант многозначительно посмотрел на меня.
* * * *
Я проснулась, когда вернулся Брай и подбросил дров в огонь. На небе все еще спала луна, укрывшись мягким одеялом облаков и звезд. Илиан лежал на спине и громко храпел. Я протерла глаза и зевнула.
— Выспалась, совенок? — улыбнулся Брай.
Услышав это, я тут же вспомнила недавние события. А мне показалось, что это все лишь был сон… Приятный, конечно такой, но… Никогда не думала, что меня когда-нибудь сможет каким-то боком коснуться магия…
— Думаю, да, — ответила я с улыбкой и подсела поближе, помогая Охотнику готовить — А где Клык?
— Нужду справляет, — подмигнул Брай.
— О! Можно было и без подробностей.
— Что естественно, то не безобразно! — невозмутимо парировал Брай.
Над обрывом проносились птицы, широко взмахивая крыльями и перекрикиваясь. Я не без удовольствия вспоминала снова и снова свой полет… Кажется, я начинаю любить высоту и небо. Так это приятно и захватывающе — парить над суетливым миром, когда ветер гладит тебя по мягким перышкам, щекочет тело, а зоркие глаза улавливают малейший шорох на земле.
Страх заставил во мне проснуться дару. Кто знает, может, если не падение, я бы не узнала, каково это — быть птицей.
Интересно, а почему сова?.. И достался ли подобный дар кому-то еще из моей семьи?.. И много ли анимагов умирают, так и не узнав, какой силой они обладают?..
Все эти вопросы терзали мою голову и душу. Я зачерпнула ложкой горячую кашу и зажмурилась от удовольствия. Вкуснятина!
— Расскажи мне про Алана…
Я удивленно обернулась на Брая и вскинула бровь.
— Откуда ты знаешь?
— Клык сказал, — спокойно пожал плечами мужчина.
Я опустила глаза.
Вот трепач! Ну, Клык…
— Кем он был для тебя? — задумчиво спросил Брай.
— Другом, — ответила я и только сейчас поняла, что это не так.
Никогда он не был мне другом. Алан жил только ради себя и для удовлетворения своих потребностей. В его голове была только одна любовь — жажда власти. Казалось, что он с нетерпением ждал, когда станет оборотнем.
Неожиданно мне стало настолько все ясно, как будто бы, я только что очнулась от всего этого! Все поняла. Алан был Охотником, но не по той же причине, что и я. Он убивал оборотней, потому что завидовал. Да-да! Завидовал их могуществу, их свободе. Рвался к ним и ненавидел одновременно. Он был для меня многим: учителем, наставником… даже отцом, но не другом…
— Возлюбленным, — снова бросила я слово, словно пытаясь услышать его звучание.
Он не был и возлюбленным… Мне так отчаянно захотелось сказать это Браю, но я почему-то не смогла. Мне казалось, что он и сам знает правду. Он единственный кто понимал меня без слов. Не так, как Клык — на ментальном уровне. А на каком-то другом, на уровне души…
Не было никакого Алана. Не любила я его. Был только жестокий, властолюбивый человек, который стремился лишь к одной цели, а я… зачем ему нужна была я? Скрасить одиночество? Нет. Я нужна ему была, чтобы передать навыки, заработанные за долгие годы его работы Охотником. Он ушел от меня, став тем, кого я ненавидела. Лунным Оборотнем, самым непредсказуемым, одним из самых опасных, но он оставил за мной право убивать. Может быть, даже оставил право убить его.
Никогда он не был моим страхом! Это лишь иллюзия, которую я навязала сама себе, думая, что любила. Если я и боялась чего-то, то это лишь только, что он переманит меня по ту сторону. Боялась, что убивая столько же, сколько убивал и Алан, могу стать другой… Жаждать власти и повелевать смертью… Об этом мы и говорили с Голосом.
"— Я часто боюсь.
— Чего?
— Себя. Иногда мне кажется, что я становлюсь другой… с каждой новой жертвой.
— Ты должна бояться. Если бы этого не было, ты бы уже была темной. Если ты не боишься, значит, ты уже мертвец, даже если ты еще дышишь. Запомни эти слова…"
Голос понимал. И знал, что со временем я тоже пойму. Однажды. И то, что пойму я это с помощью Охотника, словно сопоставив отношения с Браем и с Аланом.
Так вот почему тогда на Арене появился паук. Я пережила сильнейший шок и страх оттого, что Алан стал оборотнем. Но мне кажется, я внутренне уже была готова к этому. Я ожидала подобного. Знала, что Алан все равно однажды станет темным. Станет тем, кого так одновременно ненавидел и восхищался. Станет оборотнем.
Словно ниоткуда, появился Клык, прервав мои размышления, и подмигнул, поводя мордой в сторону.
"Там мышей полно, зачем ты всякую гадость ешь?"
— Клык!!! — выкрикнула я, замахиваясь на него ложкой.
"Чего? Я серьезно! Совы питаются мышами и крысами!"
— Я не настоящая сова! — вздернула я нос, сложив руки на поясе.
"Игрушечная что ли?" — продолжал усмехаться вредный пес.
— Все, хватит вам спорить, — примиряющее развел руками Брай — Будите этого соню. Поедим и пойдем в Обитель. Я тут прогулялся немного, и кажется, нашел туннель уходящий под гору. Судя по всему один из входов.
— Входов? — вскинула я бровь.
— Ну, да. Я думаю, они ведут в Обитель, — пожал плечами Брай.
Растолкав Илиана, я наполнила всем миски и после завтрака обтерла их талым снегом. Все время, пока мы ели, Клык бросал на меня издевательские взгляды. И не говорите мне, что собаки так не умеют!!! Этот, все умеет.
Глава 16. Брай
Мы подошли к темнеющему в горе провалу. Луна скрылась за облаками, именно в тот момент, когда мы вошли в узкий провал. Теперь свет давал небольшой камешек, который Илиан, истекая потом, удерживал на ладони. Пропустив старика вперед, я осторожно двинулся следом. За мной по пятам шла Каэ, а замыкал процессию, естественно, Клык.
В последний час, он не на шутку разошелся, подначивая Охотницу ее новооткрытым даром. Такого полета фантазии, я, если честно, от пса не ожидал никоим образом. Каэтана, поначалу спокойно отшучивавшаяся в ответ, теперь с угрюмым выражением лица, насколько я смог различить в темноте, молча выслушивала остроты Клыка. Еще пара шуток, связанных с чисткой перьев, и в нашей команде, станет меньше на одну собаку. Простите, пса.
Очередной раз, едко пройдясь по самолюбию девушки, пес обогнал ее, и поминутно оглядываясь, пошел рядом с некромантом. Мысленный голос его, наконец-то утих. Видимо осторожность взяла верх, так как Каэ сделал вид, что оглядывается в поисках камня потяжелее.
Наслаждаясь тишиной, я приостановился и, дождавшись пока Охотница нагонит меня, погладил ее по плечу.
"Ты же не сердишься на него?"
Девушка замерла возле меня, и прижалась горячей щекой к моей холодной руке.
"Нет, конечно. Я просто хочу его убить"
Тепло Охотницы приятно согревала мои замерзшие конечности, но расслабляться, не было времени, и поэтому, мягко подтолкнув Каэ вперед, я шепнул ей на ухо:
— Даже и не думай, нам не в чем его хоронить.
Улыбнувшись, первый раз за последний час, девушка взяла меня за руку, и потянула за собой.
— Ну, если только из-за этого, то ладно.
Проход заметно расширился, и несколько раз вильнув, пошел в гору. Теперь мы поднимались наверх. Низкие своды оглашали ежесекундные стоны некроманта, а его тяжелое дыхание, казалось, могло повторно оглушить даже глухого. Простите за каламбур.
Не забывая сетовать на проклятую судьбу, Илиан упорно тащился вперед, утирая обильно проступавший пот. Клык давно убежал на разведку, хотя возможно, он просто старался держаться от Каэ подальше. Я бы тоже так поступил, потому как в гневе, Охотница не знает границ. Может и покалечить. Потом конечно расстроится, вылечит, но виноватым ты так и останешься. Даже в собственном увечье.
Я успел понять эту простую истину совсем недавно. Вроде бы и Клык, должен был знать это, но, упорно рискуя здоровьем и жизнью, он доводил Каэ до белого каления. Слава богам, что сейчас, Охотница немного успокоилась, иначе досталось бы всем. Включая меня.
Очередной раз, резко свернув сторону, туннель привел нас к глухой стене. Подле нее, со скучающим видом метил территорию наш славный пес. Заметив наше приближение, он мгновенно опустил лапу, и постарался стать как можно не заметнее. К чему бы это?
Задумавшись, я осматривал преграду. Странно, но кладка на ней, какая-то неестественная, словно стена, предназначена для того, чтобы падать на головы, зазевавшимся путникам. Подойдя ближе, я состроил брезгливое лицо, обходя метку оставленную Клыком, и дотронулся до камней. Горячие.
Неожиданная догадка яркой молнией вспыхнула в моем сознании.
"Клык, будь добр, подойди ко мне"
Пес осторожно приблизился.
"Да, Брай?"
Я присел на корточки, и, вытянув руку, притянул к себе пса.
"Откуда взялось это?"
Пес попытался недоуменно посмотреть на потолок, но ничего не вышло. Я крепко держал его за шею.
"Клык?!"
"Я не виноват! Она сама упала сверху! Чуть не раздавила!"
Поднявшись, я подошел к терпеливо ожидающим меня спутникам. Охотница смотрела понимающе, она слышала весь разговор, а Илиан с некоторым недоумением.
— Этой гадости, — кивок в сторону вставшей на нашем пути преграды — раньше здесь не было. Клык случайно задействовал механизм, и его только чудом не раздавило.
Перебив Каэтану, некромант с сомнением поинтересовался:
— Откуда ты знаешь? Ты что, научился читать мысли собак?
Охотница замерла с открытым ртом, ожидая моей реакции.
— Зачем? Все понятно и без чтения мыслей. Уж ты как опытный маг, должен знать, что подобное просто невозможно.
Довольный похвалой, старик отстал от меня с расспросами, и занялся изучением стены. Как в случае и с Храмом, он почти вплотную прижался к преграде лицом, едва не касаясь камня своим крючковатым номом. Видимо вновь «вынюхивал» следы магии.
Воспользовавшись тем, что Илиан пока занят, я решил изложить Охотнице ход своих мыслей.
"Где-то неподалеку, должен быть рычаг, который задействует механизм. Скорее всего, он в полу. Думаю, тебе стоит оборотиться, чтобы нам было легче найти его"
Кивнув, девушка закрыла глаза, и расслабилась. Через мгновение, под потолок метнулась тень. Сделав осторожный круг по узкому туннелю, Каэтана опустилась мне на плечо. Вонзив острые коготки в кожу куртки, она замерла, склонив голову набок.
"Я нашла"
Для приличия, покрутив головой, я решил спросить точное месторасположение.
"Где именно? Покажи"
Спорхнув с плеча, сова приземлилась на пол в двух метрах от меня, и, распустив перья, заклекотала.
"Здесь"
Илиан и Клык, привлеченные необычным звуком, подошли ближе. Каэ, обернувшись в человека, сидела прямо на полу.
Я подошел, и помог ей подняться.
— Здесь? Ты уверена?
Вздернув бровь, девушка топнула ногой по полу, и преграда за нашими спинами, пришла в движение. Медленно поднимаясь, стена постепенно скрылась под сводом туннеля.
— Все еще сомневаешься?
— Даже и не думал начинать.
Мы шли по туннелю, который, извиваясь подобно змее, петлял из стороны в сторону. Все устали. Я вел выдохшегося Илиана под руку, терпеливо выслушивая его трескотню о том, что он, мол, еще всем покажет, дайте только передохнуть!
За очередным поворотом, словно сам воздух стал чище. Впереди забрезжил неясный свет. Приближаясь все ближе и ближе, я наконец-то понял, что это свет от факелов. Что ж, хозяева дома, придется к вам входить без стука.
Подав знак Каэ, я обнажил меч, и, отпустив некроманта, бесшумно побежал вперед. Неясной тенью бежал сбоку Клык, а Каэтана чуть приотстав, стремительно нагоняла нас. Туннель закончился, и мы дружно выскочили в огромный зал, освещенный огнями сотни факелов. Повсюду стояли люди. Точнее нелюди. Вампиры. Десятки, сотни вампиров в едином порыве обернулись на нас, едва мы переступили порог.
Впервые за всю свою достаточно долгую жизнь, я почувствовал дыхание смерти. Невероятно близко, где-то за плечом, буквально в двух шагах.
Каэтана опустила меч, но, подумав мгновение, подняла вновь. Клык оскалился, поднимая шерсть на загривке. Трое против сотни. Хороший расклад. Как говорится, погибать так с музыкой. Перехватив меч левой рукой, я достал из-за голенища сапога широкий кинжал, и приготовился к битве. Можно сказать к последней битве.
Но, судя по всему, в планы честолюбивой девы, которую смертные зовут Судьбой, не входила наша ближайшая гибель. Жизнь преподносила новые сюрпризы.
Скользя между собратьев, к нам приближался вампир. И что самое интересное, я знал его, и был обязан жизнью. Вот так номер, чтоб я помер. Саата.
Позади шевельнулась Каэтана, готовая бросится на нежить в любую секунду, и мне пришлось сделать рукой успокаивающий жест.
"Погоди секунду"
Возмущенно закашлявшись, Охотница чуть не выронила меч.
"Чего ждать?? Пока нас разорвут на куски?!"
"Это мой друг"
Незабываемый поток образов, который внятно объяснил мне, что Каэтана думает обо мне, достиг сознания. Сделав усилие, я отгородился от ментальной брани девушки.
"Дай мне минуту"
Саата осторожно приблизился, выставив перед собой пустые руки. Оружие при нем не было, но я совершенно точно помнил, что это существо может творить и голыми руками.
Приятный баритон бессмертного разрушил гнетущую тишину.
— Я рад приветствовать тебя в своем доме, Старший Волк. Тебя, и твоих друзей, — галантный кивок Каэтане — Уберите оружие, в нем нет нужды сейчас.
Медленно спрятав меч в ножны, я кивком приказал Охотнице сделать тоже самое. Скрипя зубами от переполнявших ее чувств, девушка спрятала клинок. Ох, и выскажет она мне потом, если живы останемся.
— Прими мой поклон и приветствие, повелитель Клана.
Вежливые расшаркивания с кровососом, давали мне лишние время, что бы оценить обстановку. И все было не очень хорошо. Просто совершенно нехорошо…
— Прости, что явился в твой Дом, с оружием в руках.
Вампир кивнул, и, видимо решив, что с официальной частью покончено, подошел ко мне, раскрывая объятья.
— Брай, старая ты псина! Я действительно рад тебя видеть. И хватит, наконец, сверлить моих братьев взглядом, они не причинят вам вреда.
Я обнял мужчину, и искренне улыбнулся. Все такой же, ни капли не изменился. Отстранившись, я похлопал его по плечу:
— Я тоже рад, вурдалак ты чердачный! Сколько мы не виделись? Сотню, две?
Нелюди по всему залу зашевелились, и один за другим накидывая широкие капюшоны, стали выходить из зала. На месте остались лишь несколько, самые старые и могучие. Видимо избранные советники и охрана Главы Клана. Не обращая на нас более никакого внимания, они расселись в кресла, и завели тихий разговор.
Вампир неопределенно махнул головой:
— Что-то около трех, точно не скажу, — Саата улыбнулся, обнажая клыки — Что ты тут вообще забыл?
Я по привычке осмотрел полок. Красивые, однако, барельефы.
— Да вот, пришел убить тебя.
В разговоре кровососов наступила заминка. Видимо они, маскируясь за своим увлекательным разговором, внимательно прислушивались к нашему.
Красивый, раскатистый смех пронесся по залу. Саата, стуча кулаком по колену, буквально валялся по полу. Отсмеявшись, он утер проступившие слезы, и посмотрел на меня:
— Ну, а если серьезно? Да, и почему ты до сих пор не представил меня, своей очаровательной спутнице?
Его потрясающая способность перескакивать с темы на тему, иногда сбивала меня с толку. Вот и сейчас, на мгновение, потеряв нить разговора, я замер с раскрытым ртом. Собравшись с мыслями, я ткнул его пальцем:
— Серьезно. Ты чего чинишь по округе? Елигай не твоя работа, хочешь сказать?
Подобравшись, Саата мгновенно посерьезнел. Из его глаз ушли веселые огоньки, а белоснежные клыки выползли из-под верхней губы, словно в приступе ярости.
— Это уже другой разговор, брат. Идемте со мной.
Качнув полами черного плаща, он торопливо пошел в сторону небольшой двери. Остановившись в проеме, он поманил нас с Охотницей пальцем:
— Идемте, есть серьезный разговор.
Мы вошли в кабинет Саата, и расселись в глубокие, удобные кресла, бордового оттенка. Вампир же, прошел к огромному письменному столу и уселся в свое кресло. Водрузив локти на столешницу, он сплел пальцы, и уставился на меня своим немигающим взглядом. Я в ответ смотрел на него, ожидая начала разговора. Каэтана, как я успел заметить, тоже сверлила кровососа глазами, но в отличие от меня, отнюдь не дружелюбно.
"Ты сейчас сделаешь в нем дырку"
Краем глаза заметив, что Охотница на мое обращение к ней, лишь неопределенно качнула головой, я продолжил.
"Поверь мне, Саата друг"
"Тебе придется кое-что объяснить"
Я почесал бровь мизинцем, и кивнул, вежливо улыбающемуся вампиру. На самом деле, кивок был адресован Каэ.
"Всенепременно"
Шевельнувшись в кресле, Саата вытащил из кармана небольшое кольцо, и одел на палец:
— Все ждешь, пока я начну разговор?
Оставалось лишь утвердительно качнуть головой. Тонко улыбнувшись, кровосос развел руками в стороны:
— Но ведь ты пришел ко мне в дом с целью убить. Тебе и говорить.
Сзади послышалось тихое хмыканье Каэтаны.
"В логике ему не откажешь"
Стараясь, сосредоточится на разговоре, я не обратил на слова Охотницы внимания.
— Что ты хочешь услышать, Саа? Нас нанял староста Елигая, почтенный Риг, чтобы мы очистили Обитель от Кровопийц, которые нападают на его… деревню. Собственно поэтому, мы и здесь. Только вот тебя я тут встретить не ожидал. Ведь Саат не убивает людей ради пропитания? Или вы изменили внутриклановую политику?
Вампир поднялся, и, пройдясь по кабинету, остановился подле небольшого шкафчика.
— Нет, конечно. Даже и не собирались. Меня и совет, вполне устраивает текущая политика в клане, по отношению к пище… простите, людям.? Мы не убивали смертных, это Матаэ.
— Хочешь сказать, вы обитаете в одном замке с другим Кланом??
Мужчина кивнул, и достал из бара, а это был именно он, пузатую бутылку. Разлив содержимое в три бокала, он поднес один Каэтане, один мне, а последний так и остался стоять на столе.
— Может, пригласите вашего спутника к нам?
Боги! Я совершенно забыл про Илиана! Поднявшись из кресла, я пошел к выходу. Пройдя по залу, в котором до сих пор тихо переговаривались Советники Сааты, я приблизился к двери, из которой мы имели счастье выскочить прямо в объятья моего старого друга. Тихонько постучал, и замер.
Дверь распахнулась неожиданно. На пороге стоял растроганный некромант, а в руке его медленно разгорался огненный шар, что до боли напомнил мне те самые, которыми нас забрасывал маг-охотник. Не открывая глаз, старик бросился вперед с диким криком:
— Не отведать вам моей кровушки!
Перехватив запнувшегося об порог некроманта, я сильным движением стряхнул файербол в сторону:
— Илиан! Открой глаза! Все в порядке, это я, Брай.
Недоверчиво распахнув один глаз, старик осмотрел меня с ног до головы, и, удостоверившись, что кусать его никто не собирается, открыл второй.
— А! Так это ты? А почему нигде не видно вампирьего праха? Тут что, никого нет?
И тут он заметил приподнявшихся со своих мест Советников. Заверещав пуще талонской галки, старик отскочил в сторону, и принялся шептать заклинания.
— Илиан! Остановись! Все в порядке — это друзья!
К Саате, я вернулся весь в саже. Что говорить, некромант не успокаивался до тех пор, пока не получил смачную оплеуху. От неожиданности, выронив огненный шар, который чуть не спалил мне штаны, он осел на пол. Тащить брыкающегося старика в кабинет, пришлось на себе. И только там, заметив Каэтану, преспокойно пьющую вино из высокого бокала, успокоился.
Глава Клана вежливо улыбнулся старику, и, кивнув на свободное место, присел за своим столом. Подхватив бокал, я вручил его Илиану, и, усадив некроманта в кресло, наконец-то повалился в свое. Переведя дыхание, я попытался отряхнуть сажу со штанов, но, увидев, что данное мероприятие не увенчается успехом, оставил, как есть.
Развернувшись к Охотнице, я поймал ее лучезарную улыбку.
"Тебе идет немного сажи на лице"
"Издевайся, пока можешь. Не долго осталось. Я злопамятный, и месть моя будет страшна!"
Усмехнувшись, девушка кивнула на вежливо ожидавшего нас Саату.
Ради приличия, приняв в кресле правильную позу, я продолжил прерванный разговор. Тем более что едкое замечание, уже давно жгло язык.
— Вы? С Матаэ в одном замке? Не смеши меня! Да вы бы перегрызли друг другу глотки через час!
— Они заняли подвалы, брат. Мы уже несколько месяцев живем в состоянии войны. Эти крысы упорно сопротивляются, и нам не удается вытеснить их из Обители. К тому же они нападают на Елигай, и к нам уже несколько раз являлись смельчаки нанятые Ригом. И поверь, большинство мы отпустили живыми… в подвалы.
— Вы потрясающе добры к людям… — я оглядел кабинет, и сделал мелкий глоток из своего бокала — Я так понимаю, что ты хочешь предложить нам…
Вампир решительно перебил меня, завершая начатую фразу.
— Предложить вам, небольшую помощь, в устранении проблемы.
Я вкинул бровь и, потянувшись, поставил бокал на пол.
— Хочешь сказать, Клан Саата поможет Охотникам?
— Не хочу сказать… Я говорю. Клан Саата, предлагает помощь тебе Брай, и твоей спутнице, прелестной Каэтане.
Видимо пока я отсутствовал, обаятельный кровопийца успел познакомиться с Охотницей. Он умел производить нужно впечатление на смертных, но, зная Каэ, могу предположить, что она лишь назвала свое имя. Не более.
Время торговаться.
— Сколько Саатару может предложить Клан? И сколько воинов может выставить Матаэ?
— Начал торговаться, волчара? Значит, согласен. Я предлагаю в помощь семерку Раата, и себя. Матаэ сейчас выставит не более двадцати-тридцати воинов. Да и нет у меня в планах, выходить им в лоб…
Поморщившись, я потер указательным пальцем переносицу.
— Раата еще жив? Жаль. Значит всего восемь воинов? Против тридцати Матаэ? Самому не смешно?
— Ни капли. Хочешь послушать, какой план пришел в мою умную голову?
— Излагай.
После разговора с Саатой, прошло много часов, и мы с Каэ сидели выделенной нам комнате. Точнее сидел только я, а девушка лежала рядом, положив мне голову на колени. За окнами медленно разгорался закат, но тяжелые шторы отгородили нас от солнечных лучей. Весело потрескивал камин, разнося в воздухе запах благовонных трав.
Обстановка комнаты была подобрана в соответствии со вкусами хозяев. Плотные бордовые шторы, мягкие ковры с высоким ворсом абсолютно черного цвета. Стены обделаны темным деревом. Широкая кровать, застеленная алыми шелковыми простынями, и несколько темно-бордовых кресел. Часть стен занимали стеллажи, на которых были выставлены древние фолианты.
Первое время мы обсуждали с Каэ предложенный Саатой план. Придя к выводу, что все предложенное нас вполне устраивает, посветили время купанию и стирке одежды, в небольшой ванной. Теперь же, я сидел, а Каэ лежала на огромных шкурах, расстеленных недалеко от камина. Прислонившись спиной к креслу, я задумчиво перебирал волосы девушки. Тихо мурлыкающая что-то под нос Охотница, закрыв глаза, раскинулась на шкурах.
Отвлекшись от мыслей, я нарушил тишину.
— Что ты поешь?
Девушка приподняла голову и, взглянув на меня, улыбнулась.
— Это песня, которую мама пела мне в детстве. Совершенно неожиданно вспомнила.
Осторожно притянув Каэ к себе, я прижался к ней щекой.
— Споешь мне?
— Ты, правда, хочешь?
— Да, маленький…
Мысли девушки не закрытые ментальным щитом впорхнули в мое сознание. Образы, волнения, страхи, чувства. Мои слова породили в ней смешанные чувства.
— Как ты меня назвал?
— Маленький.
Теперь мысли Каэ, были закрыты. Но я понял все и так. Поднявшись, девушка села на мои вытянутые ноги, и прижавшись ко мне спиной, откинула голову мне на плечо. Обняв ее, я произнес.
— Спой мне, пожалуйста…
Тихий, и невероятно нежный голос наполнил стены комнаты. Каэтана пела. Пела только для меня. И это было прекрасно:
"Утром снежным, белые волки,
С утренним снегом, как беглые толки,
Выбегут в поле следы разбросают,
Набегавшись вволю, бесследно растают…
Что вы ищите в выпавшем снеге?
Вам противен вкус нашего хлеба…
Вас гонит в зиму запах добычи,
Крови медвежьей и крови бычьей.
Вы холодные снежные звери,
Не исчислимы ваши потери,
Гибните сотнями в солнечном свете,
Ведь жизнь наша длится лишь до рассвета…"
Я слушал, и узнавал песню. Каэтана на мгновение замолчала, отбивая знакомый мне ритм, и запела вновь. Только теперь, ее голос смешивался с моим.
"Жутким плачем расколется ночь,
Все! никто мне не сможет помочь…
Застынет под окнами бешеный вой,
Это снежные волки пришли за мной.
Лишь расцветет, и белые кости,
Под сахарным снегом как тонкие трости,
Вырастут в поле под музыку вьюги,
Их не разыщут ни волки не люди…
Утром снежным, белые волки,
С утренним снегом как беглые толки,
Выбегут в поле следы разметают,
Не найдя ничего… все тают их стаи"?<a l:href="#n_3" type="note">[3]</a>
Мы замолчали. Я сидел, прислушиваясь к треску дров в камине. Охотница посмотрела на меня.
— Ты знаешь эту песню? Но откуда?
Я коснулся губ девушки, и медленно проведя по ним пальцем, улыбнулся.
— Это очень старая песня, я слышал ее в детстве.
Медленно сползая вниз, я вытягивался на шкурах. Теперь девушка лежала на мне, слегка запрокинув голову.
— Скажи, почему ты полюбил меня? Я стервозная, агрессивная. Мне лучше не попадаться под руку, когда у меня плохое настроение. Все кто знает меня, говорят, что невозможно любить меня…
— Потому что я вижу свет и тепло, льющиеся из-под темной и холодной маски. Я вижу то, что не видят другие. Ту, какая ты на самом деле.
Каэ усмехнулась.
— Да? И какая же?
Я протянул руку, и нежно погладил ее по щеке.
— Ты добрая, нежная, заботливая… Ты беспокоишься о близких. Тебе не чуждо сострадание.
Охотница приподнялась, и, соскользнув с меня, легла боком, прижавшись ко мне всем телом.
— Я добрая? Я заботливая? Ты ничего не перепутал?
— Нет, конечно.
Положив голову мне на грудь, Каэ вытянула руку, и, взяв мою ладонь, сплела мои пальцы со своими.
— Ты, правда, любишь меня, волк?
— Люблю, маленькая…
Помолчав несколько секунд, Охотница села, и глядя в огонь, произнесла:
— А я, люблю тебя, волк. Спасибо, что ты появился в моей жизни.
Встав, она прошлась по комнате, и вновь вернувшись ко мне, села сверху.
— Сколько времени до рассвета?
— Еще очень долго… Чем бы заняться?
— Что ты предлагаешь?
Я неопределенно махнул головой:
— Может партию в шахматы?
Охотница слегка наклонила голову в бок и многозначительно улыбнулась:
— Придумай что-нибудь еще…
Мои руки скользят по нежному телу, не зная преград. Они дарят ласку и наслаждение. Коснувшись мягких лепестков, я опускаюсь ниже. Теперь не только руки ласкают Охотницу, но и губы. Покрывая каждый сантиметр ее тела поцелуями, я опускаюсь все ниже. Я не тороплюсь, и это становится похоже на пытку. Только не болью, а наслаждением.
В камине тихо потрескивают поленья, за окном на небо вползла луна, и упрямо пытается пробиться во тьму комнаты.
Каэтана разметалась на алом покрывале. Ее руки сжимают тонкую ткань шелковых простыней. Глаза закрыты, и лицо преобразила маска наслаждения. На лбу и дрожащих ресницах замерли на мгновение, капельки пота, а через слегка приоткрытые губы вырывается музыка страсти.
Она поддается мне, и моим ласкам. Нет ничего прекраснее в мире, чем дарить любимой наслаждение.
Я поднимаюсь выше, тянусь к ее губам, а мои руки опускаются вниз. Как только мои пальцы достигли цели, девушка, вздохнув, впилась мне в шею поцелуем. Нежно покусывая кожу, она скользила по ней языком, медленно подбираясь к мочке уха. Мои руки стали агрессивней, и Каэ оторвалась от меня и, не выдержав сладкой пытки, громко застонала.
Закрыв ее губы своими, я медленно вдыхал страсть, которая с воздухом рвалась на волю.
Так могла пройти вечность. Мы любили друг друга, и словно само время текло мимо нас.
В первый раз, приняв меня, Каэ вонзила острые коготки в мою спину. Они терзали меня, и вместе с тем, дарили наслаждение. Словно даже боль доставляла мне удовольствие.
Бешеный такт двух сердец, двух пульсов и двух душ. Мы были едины в этот момент и сознанием и телом. Девушка тяжело вздохнула, и, притянув меня к себе, прошептала:
— Я люблю тебя, волк!
Откинувшись на подушки, она вновь отдалась бешеной страсти, горящей между нами. Словно сам воздух электризовался вокруг, заставляя двигаться все быстрее.
Сознание Охотницы распахнулось, и теперь тысячи образов, чувств затопили меня.
Неожиданно перевернувшись, девушка села сверху. Теперь она властвовала надо мной, управляя телом и душой. Медленно опускаясь, она играла со мной, заставляя, тянутся всем естеством лишь к ней.
Зверь проснулся во мне. Яростно взмахну головой, он восстал, и завладел моим сознанием. Мягко перехватив девушку под руки, я посадил ее на кровати, прижимая к стене покрытой ковром.
Наши сознания слились в единое целое, и теперь было непонятно, кто властвует сейчас.
Я брал ее раз за разом, и она, почувствовав звериную страсть, поддавалась мне. Болезненное, но от этого еще более сладкое наслаждение.
Ночь длилась вечно. Она должна была длиться вечно.
Утро наступило неожиданно. Мягкие солнечные лучи прокрались через маленький зазор между шторами, и теперь дразнили меня, не давая спать в объятиях Каэ. Открыв глаза, я осмотрел комнату. Некий ураган пронесся по комнате, и опрокинул кресла, разбросал шкуры, повалил несколько тяжеленных фолиантов с полок. Как пить дать, происки чужой магии.
Прижавшись ко мне спиной, рядом, лежала Каэ, тихо, почти неслышно, дыша во сне. Натянув алую простыню, я укрылся с головой. Вставать совершенно не хотелось. Но видимо моим планам о тихом и мирном сне не суждено осуществится, потому, как в дверь тихо поскреблись. Со стоном, поднявшись с кровати, я завернулся в одно из покрывал и, подойдя к двери, отодвинул засов.
В комнату скользнул Клык, пробежавшись вокруг поваленных кресел, замер, и повернувшись ко мне, наклонил голову набок.
"Что тут произошло?"
Я задвинул засов и, почесав затылок, попытался разъяснить сложную ситуацию псу.
"Мы вчера играли в шахматы"
Клык с сомнением посмотрел на спящую Охотницу.
"И кто выиграл?"
Я состроил псу страшное лицо.
"Ничья"
Минут через двадцать пришел Саата. Предварительно попросив задвинуть шторы, он вошел в комнату. Каэтана к этому времени встала, и теперь пребывала в ванной. В комнате я убрался, чтобы не вызывать лишних вопросов старого кровопийцы.
Скинув кожаные ботинки, он прошелся по ковру и, усевшись в самый темный угол, поинтересовался:
— Ну что, вы готовы?
Я неопределенно развел руками, подумал, и кивнул в сторону ванной комнаты.
— Практически.
— Тогда одевайтесь, и спускайтесь в столовую.
Договорив, Глава Клана превратился в едва заметенный туман и покинул комнату, просочившись под дверью. Ох уж эти вампирские фокусы! Ботинки кстати тоже исчезли…
Полной энергии и сил походкой из ванной вышла Каэтана, на ходу натягивая свитер.
— Мне показалось, или кто-то заходил?
Я был занят шнуровкой ботинок, и поэтому решил ограничиться коротким кивком.
— Саата, верно? Что он хотел?
Зашнуровав ботинки, я подхватил с кровати ножны, и поднялся на ноги.
— Сказал, что бы мы спускались в столовую, как будем готовы, совенок.
— А мы уже готовы?
Я поднял брови:
— Не совсем в этом уверен.
— Мне тоже так кажется…
В столовую мы спустились через час, сопровождаемые присланным Саатой слугой. Вместо предполагаемого завтрака, на длинных столах было разложено оружие и доспехи. Мечи, кинжалы, ножи из черного серебра. Обсидно-черные доспехи Клана Саат, и снежно-белые Клана Матаэ. Тонкие, можно сказать даже изящные. Невероятно удобные и прочные.
В зале находилось около десятка кровососов. Все они уже облачились в черные доспехи, и стояли в стороне, ожидая нашего появления. Семь кровососов Раата. Охотники на себе подобных. Безжалостные и смертельно опасные.
Сам Раата, гнить ему в бездне, стоял неподалеку, и криво ухмыльнулся при моем появлении.
К нам подошел Глава Клана, неся в руках два комплекта брони. За спиной его виднелась перевязь с мечами.
— Это вам.
Не став спорить, мы с Охотницей взяли снаряжение, и принялись облачаться. Как только доспехи были одеты, я раскрыл перевязь и, достав пару катан, пристроил их за спиной. Брать оружие, Каэ отказалась на отрез.
Время убивать.
Черные доспехи повсюду. Практически прижавшись друг к другу, я, Охотница и вампиры клана Саата двигались по узкому коридору, ведущему в подвальные помещения. Опасливо огибая окна, из которых рвались внутрь замка солнечные лучи, кровососы бесшумно продвигались вперед.
На нас с Каэ лежала особая задача. Дело в том, что почти все вампиры засыпают днем, и для того чтобы наша подмога не захрапела прямо посередь логова врага, маги Клана выдали нам небольшие амулеты. Фактически, теперь кровососы двигались за счет нашей с Охотницей энергии. Она не давала им заснуть. Правда, Саат сказал, что днем, в клане, некоторые вампиры могут не спать. Именно поэтому их еще не перебили другие Охотники.
Саата остановился у неприметной двери и, накинув капюшон, дал знак готовиться. Воины Клана рассредоточились вокруг, доставая из ножен мечи и кинжалы. Так же на свет показались странные крюкообразные приспособления. Зачем они нужны, я понятия не имел, и поэтому, счел свои долгом спросить у Главы Клана. Пожав плечами, он прошептал в ответ:
— Это Наарига.<a l:href="#n_4" type="note">[4]</a>
Видимо посчитав объяснение достаточным, он отвернулся от меня, и стал тихо переговариваться с Раатой. Посовещавшись, они разошлись, и Саата передав небольшую склянку одному из воинов, одним мощным ударом вынес дверь с петель.
Каэтана сделал большие глаза.
"И зачем им оружие? Я, конечно, знала, что они обладают колоссальной силой, но что бы такой"
Девушка замотала головой и, вытянув меч, влилась в поток вампиров, которые цепочкой просачивались в открывшийся проход.
Приветливо улыбаясь выщербленными ступенями, нас встретила крутая лестница. На половине пути, я промахнулся мимо узкой ступени, и чуть было не проделал оставшийся путь на пятой точке. Помогла Каэ. Вовремя схватив за руку, она удержала меня от падения.
Тихо поблагодарив Охотницу, я показал кулак ухмыляющемуся Саате, и двинулся дальше.
Наконец, ступени кончились, и мы вышли в очередной коридор. Только теперь его освещали факелы. Интересно, кому понадобилось зажигать здесь факелы? Ведь вампиры видят в темноте, ничуть не хуже чем оборотни.
В носу закололо, и мгновенно трансформировавшиеся рецепторы, расширили мир на сотни футов. Теперь я чувствовал запах Матаэ. Сотен спящих Матаэ. Не тридцати как сказал Саата!
"Здесь больше тварей, чем сказал Глава Клана"
Каэтана, осторожно ступая, приблизилась ко мне.
"Сколько?"
Я пожал плечами и махнул головой.
"Несколько сотен. Не меньше"
Охотница раздраженно взглянула на замершего возле ближайшей двери, Саату.
"Ловушка? Он решил нас подставить?"
"Не думаю"
Тем временем события начали развиваться. Подпрыгнув в воздух, один из кровососов вынес дверь ударом ноги. Черная масса хлынула в проем, и через секунду послышался звон мечей, рубящих камень и дерево.
Ворвавшись в комнату, я успел заметить, как несколько вампиров, с остервенением рубят саркофаги, расставленные вдоль стен.
Глава Клана осторожно стряхнул с черного плаща пепел, и подошел ко мне.
— У нас много работы.
Вспышки света, которые сопровождали смерть каждого Матаэ, заполнили комнату, и мы с Охотницей, прикрыв глаза, покинули помещение.
Ужасно болели руки и спина. Пепел набился буквально повсюду, но мы продолжали делать свою работу, медленно приближаясь к пещере, в которой, по словам Сааты, обитал сам Лоар — Глава Матаэ.
Безуспешно пытаясь очистить налипший на лезвие прах, я подошел к огромным арочным дверям. Постепенно подтянулись остальные. Последней подошла Каэ, аккуратно протирающая меч какой-то тряпкой. Впрочем, особого толку от этого не было.
Подергав за литую ручку, я с удивлением увидел, что двери абсолютно не заперты. Отворив одну створку, я скользнул внутрь… и замер.
За письменным столом, из мореного дуба восседал Лоар. Он не спал! Впрочем, объяснение нашлось быстро. Рядом, на белоснежном ковре валялись трупы нескольких девушек. И ни капли крови. Ни единой. Он постепенно пил их, также поддерживал свой "не сон" чужой энергией. Только для этого он убивал одну за одной, бедных девчонок.
Кивнув мне, словно давнему знакомому, Лоар уставился мне за спину. Я машинально повернулся, и увидел замершего с открытым ртом, Саату.
Нужно заметить, что Глава Клана, быстро справился с оцепенением, и позволил себе тонкую улыбку.
— Ждал нас?
Лоар медленно кивнул, и поднялся из кресла.
— Ждал. Меня предупредили о твоем визите.
Саата осмотрел пришедших с ним вампиров, и зарычал, выпуская клыки.
— Кто?!
Матаэ невозмутимо пожал плечами, и налил в бокал, немного крови из стоящего на столе графина. Отпив, он улыбнулся окровавленными губами.
— Разве это имеет значение? Делай, что задумал.
Молчаливо наблюдая за двумя разговаривающими кровососами, я продолжал оценивать и контролировать обстановку. Заметив подозрительное движение краем глаза, я слегка повернул голову в нужную сторону. Раата, вытянув черный кинжал из ножен, мелкими шажками придвигался к Главе Клана. Вот он, предатель!
"Каэ, у нас маленькая проблема"
"Вижу"
Передав девушке одну из катан, я отодвинулся в сторону, стараясь не привлекать внимания. Воины клана рассредоточились по комнате, и не решались поднимать головы. В Кланах, строгая иерархия, и когда разговаривают старшие кровососы, низшие вампиры не имеют права слушать и смотреть на них.
Перехватив меч поудобнее, Охотница приготовилась метнуть его в Раату. Но ее опередил Саата. Неожиданно прервав разговор с Лоаром, он развернулся и, схватив вампира прямо за голову, отбросил в сторону. Видимо Саат не рассчитывал сил, потому как вампир рухнул на изящный шкаф, безжизненной кучей. Проломив тонкое дерево, кровосос упал на пол, и более не шевелился. Туда ему и дорога.
— Ты думал я не знал, что этот пес твой слуга?!
Матаэ вновь пожал плечами, с сожалением оглядывая безнадежно испорченную мебель.
— Надеялся. Ты, кстати, сломал мой любимый шкафчик.
Стянув золотой браслет с руки, Матаэ задумался на мгновение, и кинул его Охотнице.
— Держи, вы ведь за этим здесь.
Поймав браслет в воздухе, Каэ пораженно уставилась на вампира. Тот в свою очередь вышел из-за стола и, раскинув руки в сторону, встал на колени перед Саатой.
— Руби. Карт в рукаве, у меня больше нет.
Мой старый друг на мгновение задумался и, вытянув меч из ножен, счел своим долгом поинтересоваться:
— Почему ты не устроил ловушку?
Лоар задрал глаза к потолку, и практически бесшумно зашевелил губами. На его лице было написано явное отвращение к происходящему. Закончив «молитву», в которой уж больно часто проскальзывали слова: «идиот», "где таких берут?" и "и он еще называет себя Главой Клана!", Матаэ взглянул на терпеливо ожидающего врага.
— Потому что у меня нет выводка магов, чтобы поддерживать "не сон" воинов. А получать энергию из крови, в Клане могут… мог только я. Неужели не ясно?
Видимо у Главы Саат было хорошее настроение, потому как его так и тянуло поговорить со старым противником.
— А что же вы не атаковали первыми? Ночью? Стянул в пещеры столько братьев, и даже не напал?
— Не видел в этом смысла.
— Ты либо глупец, либо… глупец. Третьего не дано. Встань, нам есть что обсудить.
Лоар с сомнением взглянул на вампира.
— Что обсудить? Хочешь лишний раз станцевать на моей гордости?
— Нет. Хочу предложить выгодный союз. На условиях Клана Саат.
Моя челюсть оказалось где-то в районе коленок. Прокашлявшись, я вышел вперед.
— Что это значит, Саа?
Глава Клана хотел, было ответить, но был беспардонно перебит Лоаром.
— О, старший Волк. Ты ведь Брай?
Справившись с возмущением Саата, ответил за меня.
— Да, это Брай. — он повернул голову ко мне — Я объясню тебе позже, — и снова Лоару — Ты согласен на переговоры Матаэ?
— Если ты гарантируешь мою безопасность, то да.
Саата спрятал меч в ножны, и, протянув руку кровососу, произнес:
— Клянусь Белой Королевой, тебя никто не тронет.?
Из Обители мы вышли ближе к закату. Каэтана оперлась на меня, и с удовольствием вдыхала холодный воздух. Признаюсь, и я дышал не без удовольствия. После затхлости подземелий, и запаха разлагающихся вампиров, меня слегка мутило.
Рискованный план удался. Маги и воины Сааты поработали на славу, помогая нам, и теперь за нашими с Охотницей плечами, успешно выполненное задание.
Неожиданное предложение Главы Саат, признаюсь, повергло меня в легкий ступор, но потом все разъяснилось. Надо спешить в Елигай, чтобы забрать свое золото, и наконец-то заняться поисками Югара. Тем более что Саа и Лоар, рассказали нам с Каэ, пару новостей.
На шесть крупнейших городов по всему материку напали оборотни. И все они принадлежали роду Югара. И что самое интересное, в каждом городе был похищен один лишь ребенок. Ребенок местного губернатора.
Оставалось лишь догадываться, зачем оборотням понадобились дети? Требовать выкуп? Да эти твари разговаривать даже толком не умеют!
Посовещавшись, мы приняли решение, после Елигая, сразу направится в Атену — единственный крупный город, на который еще не было совершенно нападение…
Глава 17. Каэтана
Узкая застава преградила нам путь. Несколько солдат, лениво почесываясь, смотрели по сторонам. Стражники были облачены в разномастные кольчуги: рифленые бороздки, рисующие чей-то герб на металлических бляхах, висящих на грудях, темно-зеленые плащи, с оранжевым рисунком на спине — лошадью, вставшей на дыбы — символика Атены. Перед будкой городской охраны толпилась пестрая очередь из пеших, конных и повозок. Последних, оказалось больше всего, и что самое интересное, все они стремились выехать из города, а не наоборот.
Узкий проход в город, представлял собой небольшую арку в виде двух каменных лошадей, сцепившихся передними копытами. Стражников было всего двое, потому что проверяли они только въезжающих. Мы заняли место позади телеги, загруженной бочками с вином, и терпеливо ожидали, пока выпустят всех желающих покинуть городские стены.
— Почему, так много людей уезжает? — удивился Илиан, провожая глазами телегу, на которой сидели мужчина, женщина и четверо детей. Дети все были маленькие, не больше десяти каждому. Они беззаботно болтали ногами, и казалось, их совершенно не волновало то, что приходится покидать родной город. Судя по большим коробкам, доверху загруженным какими-то тряпками и посудой, они не приезжие.
Очередь двигалась медленно. Некоторые путешественники проходили досмотр, подкупая стражу, другие, громко и шумно ругались, доказывая свое право на проезд.
Как я успела заметить, никого не пропускали "за так". Если уж Атену так скоро начали покидать, а другие наоборот, старались попасть в город, значит последним, действительно нужно было здесь что-то важное.
Хотя в целом, заметив, сколько берут стражники, за спокойный проезд, мы не волновались. Сумма оказалась меньше, чем стоимость ночлега в захудалой корчме.
— Итак, вампир сказал, что всего было совершено всего шесть нападений, — начал Брай говорить, но так тихо, что я едва улавливала его слова — и похищено было пять младенцев: из Арха, Сеона, Вильзара, Довеора и Приффа. Во Вьяре ребенка похитить не удалось, а это значит…
— Им не хватает еще одного… — глухо произнес некромант.
— Почему? — удивилась я — Почему вы вдруг решили, что им нужно шесть детей?
— Проще пареной репы! — вскинул руками Илиан — Во-первых, ребенка губернатора Вьяра похитить не удалось, а значит, им одного не хватает. А во-вторых, шесть — это магическое число. Если они и хотят совершить какой-то ритуал с помощью губернаторских детей, то их должно быть не больше, не меньше шести.
— И всего-то? Это все ваши аргументы? Незаконченное похищение и магическое число? Я не уверена, что югарцы умеют считать.
— Если верить тем фактам, что у нас есть, — развел руками Брай — то следующее нападение будет на Атену. Может быть и не нападение, а просто похищение. Югар где-то здесь, я его кожей чувствую…
— Так вот почему уходят люди. Нападения еще не было, но они явно ожидают его. Югар не настолько глуп. Он наверняка опасается выдавать свое местонахождение, зная, что сюда могут нагрянуть сотни Охотников. Одно интересно, почему именно Атена? Почему так далеко? — задумчиво рассуждала я, ковыряясь носком сапога в вязкой земле.
— Кто-нибудь знает, есть ли у губернатора Атены ребенок? — заинтересованно спросил Брай, стремясь как можно скорее подтвердить свою догадку.
— У него была семилетняя дочь, насколько мне известно, — пожал плечами Илиан — Но это было девять лет назад, когда я был здесь в последний раз. Сейчас, судя по всему, ей уже шестнадцать.
— Взрослая, — покачал головой Брай — Вряд ли она подходит. Может быть, я ошибаюсь?
— Увидим, — кивнула я — А пока, давайте уже пройдем досмотр и остановимся в какой-нибудь нормальной гостинице. Вон уже наша очередь подошла.
Нас даже не обыскивали. Охранник, сжимая пару золотых, просто поинтересовался, зачем мы прибыли в Атену и все. Услышав, что мы Охотники, он без замедления пропустил нас, и посоветовал остановиться в гостинице "Три бочки", где уже остановились несколько Охотников. Найти гостиницу не составляло труда — город был разбит на четыре части, и она была в верхней правой.
Естественно, в это место мы ни за что не пойдем — с нами ведь Илиан, ну и Брай, который в последнее время уж больно часто превращался в волка. Мало ли. Если здесь собралось так много Охотников, лучше не рисковать своей безопасностью.
Мы поблагодарили стражника, и пошли по дорожке, густо усыпанной мелким гравием.
Мимо нас проскакал всадник, плотно закутанный в черный плащ. На его голову был накинут капюшон. В единственное мгновение, что всадник был рядом с нами, я успела заметить его глаза, и взгляд, этих холодных, голубых глаз, показался мне очень знакомым.
Впрочем, не задумываясь над всякими глупостями, кои витали в моей голове в огромном количестве, я быстро забыла увиденное, едва наша компания ступила в холл богато украшенного здания.
Гостиница "Пять рун" была одним из самых дорогих заведений подобного рода в городе. Вряд ли Охотники станут раскошеливаться на такое, тем более, если они культисты, то обязательно поселяться в одном здании — уж такая у них политика.
Я сама не понимала, откуда у меня такая неприязнь к культу Охотников. Она просто была и все. Казалось, с самого начала моей работы на этой ниве. Может, потому что в культе был когда-то Алан… Странно, но с тех пор, как с нами стал ходить Брай, места для Алана в моей голове больше не осталось. Он уже не снился мне, и воспоминания о нем не приносили такую боль, как раньше. И сюда не подходит поговорка "Время лечит", скорее лечит что-то другое… Брай… любовь.
Кто бы мог подумать, что когда-нибудь я вновь соглашусь путешествовать в компании. Да еще и мужчины. Да еще и заводить с ним какие-то связи. Да еще и влюбиться… Где-то глубоко в душе я боялась, что могу потерять его, как в прошлый раз потеряла Алана. Но ситуация здесь была другая — Брай уже был оборотнем.
Кажется, я отвлеклась. В холле гостиницы стояло несколько кожаных диванчиков с изогнутыми спинками и лакированными подлокотниками, изящные столы, тоже лакированные до блеска. В центре зала высился небольшой фонтанчик, исполненный в виде лошади поднявшейся на дыбы. Изо рта у нее плескалась вода, звонко падая в бассейн. Стены украшали портреты каких-то людей, сплошь мужчин, в дорогих фраках и гордых донельзя.
Мы заняли две комнаты на втором этаже и оказались единственными постояльцами, проживающими в этой гостинице.
Хозяин "Пяти рун" — приятный пожилой мужчина, сообщил, что люди уходят из города, а те, кто приходят, селятся во вторую гостиницу, что подешевле и попроще. На вопрос "Почему люди уходят из Атены?", мужчина очень удивился нашей неосведомленности и объяснил, что последнее время между Атеной и Елигаем участились нападения оборотней. Хотя многие горожане, особенно богатые, свои дома покидать не собираются. Боятся, что когда вернутся, их роскошные особняки будут подчистую обчищены мошенниками.
Мы заказали ужин, а сами поднялись наверх. Илиан и Клык уже привыкли, что мы спим с Браем в одной комнате и более того — в одной постели. По-моему, только дурак не поймет, что между нами.
Я переоделась в свежий комплект повседневной одежды: красную рубашку с высоким воротом, черный жакет и широкие свободные брюки темного цвета. Критично оглядев себя в зеркало, я осталась довольна результатом.
— Отлично выглядишь, — подошел сзади Брай и приобнял меня одной рукой за талию, пальцами второй проводя по виску.
— Хотелось в столь роскошном месте выглядеть соответственно, — улыбнулась я и, обернувшись, поцеловала его в нос — Тебе стоит тоже переодеться.
Охотник кивнул. Я вышла из комнаты и спустилась вниз, как раз к ужину. Клык сидел на диване, беспардонно положив лапу на подлокотник. Рядом стоял Хозяин гостиницы и немного удивленно посматривал на него. Впрочем, учитывая то, сколько мы ему платим и то, что мы единственные в этом здании, он не беспокоился о собаке.
Я села рядом с Клыком и приобняла его. Все-таки, хоть он и паразитирующая язва, еще хуже меня, но как ни крути — мой любимый и единственный пес. Впрочем, его следующие слова, тут же заставили в этом усомниться.
"Ну, и где же твой жених?" — невинно поинтересовался у меня Клык.
"Он не мой!" — возмутилась я.
"О! Так он еще и немой?! Бедный Брай, вроде, недавно еще разговаривал…"
Я дала псу легкий подзатыльник, вызвав очередной недоумевающий взгляд Хозяина гостиницы. Должно быть, он удивлен тем, с чего я так неожиданно, присела, обняла и влепила подзатыльник…
По лестнице, оживленно беседуя, спустились Брай и Илиан. Клык спрыгнул с дивана и подбежал к ним.
"Брай, ты снова обрел голос?!" — театрально воскликнул пес.
"В смысле???" — удивился Охотник, косясь на меня.
Я неопределенно пожала плечами.
"Не обращай внимания, у него бывает"
Брай потрепал Клыка по голове и присел рядом со мной на диван. Клык и Илиан устроились напротив. Хозяин трактира принес на большом сверкающем подносе кучу всякой еды: густой суп из ячменя и оленины, салаты из шпината и яблок, посыпанные толчеными орехами, зажаренная в каком-то кисло-сладком соусе рыба. В общем, поели мы на славу.
После ужина, мы остались сидеть на диванчиках и продолжили разговор, начатый еще на заставе. Ни к чему новому мы так и не пришли, пока Илиан, неожиданно не спросил у трактирщика про губернаторскую семью.
К нашему огромному удивлению, у губернатора Атены оказалось еще двое детей, помимо взрослой дочери. Один из них, мальчишка двух лет отроду. Мы даже не знали, радоваться нам тому, что подтвердилась наша догадка, или же переживать из-за того, что ребенку грозит опасность.
Завтра нам предстояло пойти к губернатору и рассказать ему о наших предположениях. Хотя я очень сомневаюсь, что оборотни теперь так просто упустят свой шанс. Этот ребенок для них практически последняя надежда. Какой бы не было ценой, но они выбьют его из-под опеки папаши. Из города уехать тоже вряд ли получится — на них могут напасть на тракте. А если все так, как мы думаем, то скоро Югара придут за ребенком. Может, даже этой ночью.
* * * *
Я и до этого уже чувствовала какую-то тревогу, а сейчас все чувства обострились. С тех пор, как мы пришли в Атену, мне было не по себе. Это не проявлялось явно, не создавало значимых неудобств, но было что-то не так. Наверное, у каждого человека есть такие пресловутые чувства, когда должно что-то случиться. У Охотников они развиты сильнее, а может, мы просто слишком подозрительны ко всему.
Остальные мои спутники вели себя абсолютно спокойно. Брай ходил совершенно веселый и, казалось, его не волновало что где-то поблизости, целая стая сильнейших из всех оборотней.
Охотник уже давно спал, и в лунном свете, просачивающемся через окно, я видела лишь только, как мерно поднимается и опускается его грудь при дыхании. За окном глухо шелестел ветер, и изредка хрустел под ногами случайного прохожего, еще не растаявший снег.
Я сидела на краю кровати и, зябко укутавшись в одеяло, смотрела на тени, плавно колышущиеся по красивым узорчатым стенам комнаты. Мне почему-то не спалось. В голову ничего не шло: ни сна, ни каких-нибудь нужных мыслей.
Я встала и, взяв с кресла свои вещи, переоделась. Прогуляться что ли?
Несмотря на раннюю весну, погода была неожиданно теплой даже ночью. Я накинула капюшон куртки на голову и решила пройтись к лесу. Конечно, ночью это опасно, тем более в таком месте, как сегодняшняя Атена, но на сову-то никто внимания не обратит.
Город окружал защитный вал, но его никто не охранял. Ворота были открыты, и створки, распахнутые настежь, с протяжным скрипом качались на ветру, и это был единственный звук, доносившийся в этой стороне города.
Я вжала голову в плечи и прерывисто задышала. Где охрана?! Неужели, оборотни нагрянули именно сегодня?!
Почти бегом я достигла ворот, сжимая в руке меч, и едва успела юркнуть за заставу, когда услышала чьи-то голоса неподалеку. Оказывается, охранники просто отлучились по нужде.
Выругавшись про себя на беспечную стражу, так спокойно покидающую пост в такое беспокойное время, я осторожно обошла башенку и, держась стены, пошла прочь.
Чтобы лишний раз не светиться, я оборотилась в темном закоулке и, перелетев через стену, направилась в сторону леса.
Попутный ветер ласково гладил меня по черным перышкам и я, широко раскрыв крылья, полностью отдалась полету и ветру, который нес меня, не заставляя утруждаться взмахиванием крыльев.
На голых ветках деревьев, сердито сверкая желтыми глазищами, сидели мои, вроде как родственники и в то же время просто те, на кого я была похожа в своей ипостаси. Совы. На меня они, казалось, не обращают никакого внимания. Я мало знала о совах, надо как-нибудь поинтересоваться у Брая, все-таки лес и его жители ему роднее, чем мне.
Я взлетела так высоко, как только могла. Высоты я больше не боялась и наоборот, наслаждалась ею.
Вернулась я только под утро, вдоволь насладившись полетом. Брай все так же безмятежно спал и, кажется, не заметил моего отсутствия. Тихо, чтобы не потревожить его сон, я прилегла рядом, сплетя его ноги со своими.
— Каэ, у тебя ноги ледяные, — пробурчал он и снова уснул.
Я кивнула и прижалась к нему всем телом. Вскоре, от его мерного дыхания я почувствовала, что наконец-то засыпаю.
* * * *
Комнаты в этой гостинице, мы сняли пока на три дня. За это время, мы планировали выяснить, где скрываются оборотни и предупредить губернатора о возможном похищении его сына.
Завтрак не занял много времени. Илиан вообще отказался есть, сославшись на плотный вчерашний ужин. Клык же уплетал, едва успевая глотать. Мне кажется, что от подобных условий он просто-напросто растолстеет, как тюфяк и станет непригодным для сражений, что я не замедлила ему сообщить.
Сегодня было необычно солнечно. Снега в Атене уже почти не было, и виднелась трава, пускай еще и старая, прошлогодняя.
На заставе снова стоял народ. Желающих уехать больше не было, а вот приезжих добавилось.
Илиана мы оставили в гостинице, сославшись на то, что по городу ходят много Охотников и лишние проблемы нам сейчас ни к чему. Некромант против не был, гостиница ему настолько пригляделась, что он ленился выходить за ее пределы. Клык поглощенный едой, пробормотал что-то невнятное о том, что потом нас догонит.
Особняк губернатора находился в противоположной части города. Дорога туда займет чуть меньше пятнадцати минут. Но дойти до него мы так и не смогли.
Из ближайшего к нам дома, донесся отчаянный крик. Мы удивленно переглянулись и бросились туда.
Высокий частокол, ограждавший дом, был в полном порядке, а вот калитка заднего двора болталась как-то неестественно, будто кто-то налетел на нее нескромным весом. Следующее, что мы заметили, это выбитое окно и осколки, сверкающими кусочками осыпавшие траву.
Забежав в дом, мы заметили верещащую в ужасе женщину и бледного старика, пытающегося ее успокоить.
— Уведите ее отсюда! — выкрикнул Брай и старик тут же подчинился, пытаясь затолкать свою жену в соседнюю комнату. Когда он захлопнул за ней дверь, я вздохнула с облегчением, от ее криков я чуть с ума не сошла.
— Что случилось?! — Охотник бросил резкий взгляд на разбитое окно.
— Оборотень! Оборотень! — затрясся старик, оседая на кушетку.
— Что он сделал?! Как он выглядел?! Как он попал сюда?! — Охотник рассуждал быстро, и вопросы задавал также. Медлить было нельзя.
— Через ок-кно, — покачал головой старик.
— Не может быть, — я сделала несколько шагов в сторону окна — Осколки лежат на улице, а это значит, что существо ушло отсюда через окно, а вошло…
— Через дверь, — закончил Брай, осматриваясь.
— Почему ты врешь? — прошипела я, присев перед стариком на корточки.
— Я… я не знаю! Правда! Дверь была закрыта!
— Зачем он приходил?
— Он похитил нашу дочь! Элению! Наверное, это она открыла дверь…
— Оборотню? — вскинула я бровь.
— Или это был не оборотень, — как-то отстраненно сказал Охотник.
Я удивленно посмотрела на Брая, все так же сидящего на корточках.
— Мне нужна информация! — мой голос сорвался на крик — Я не могу искать иголку в стоге сена!
Медлить было нельзя. Если это оборотень утащил девушку, то он немедленно полакомится ею. Хотя, удивительно, что он не сделал это здесь, заодно растерзав и старика-отца. Испугался? Не смешно. Старый человек вряд ли остановил бы оборотня.
— Я… я… помню, он сказал… вернее, она сказала, — запинаясь, начал старик — она сказала: "Неприятность не приходит одна. С ней прихожу Я". Да! Именно так она и сказала!
— Сказала? — усмехнулся Брай — Интересная разновидность оборотней нам попалась Кэй!
Я опустила голову. Фраза, переданная стариком от оборотня, показалась мне, до боли знакомой.
— Каэ, с тобой все в порядке? — подозрительно посмотрел на меня Брай.
— Нет, не в порядке. Я знаю, кто это сделал! Кто украл Элению.
— И-и? — многозначительно протянул Охотник.
— Форсана, чтоб ее черти побрали!..
— Кто? — мгновенно нахмурился Брай.
— Охотница. Форсана. Нужно торопиться. Эта девушка еще опаснее оборотня. Кроме того, меня терзают смутные сомнения по поводу того, зачем она похитила девушку…
— Кажется, я понимаю, куда ты клонишь… — кивнул Брай и поспешил к выходу.
На маленьких стеклышках виднелись капельки крови. Видимо, Форсана выбросила девушку из окна и выпрыгнула следом, так как в это время в дверях стояли только что пришедшие родители Элении. Кровь, несомненно, принадлежала похищенной. От дома вели конные следы, а это значит, Форсана взвалила Элению на лошадь и направилась в какое-то место. В такое, где она смогла бы спокойно разделаться со своей жертвой, так, чтобы ей никто не помешал. Эта стерва любила убивать и любила протягивать это удовольствие. Теперь, я поняла, чьи глаза вчера мне показались такими знакомыми. И почему я не вспомнила этот холодный, ледяной взгляд пронзительно-голубых глаз?
Несколько случайных прохожих подтвердили, что видели странную всадницу на черном скакуне и девушку, перекинутую через круп. Показали в сторону высившегося над городом здания, вроде как бывшего храма или посольства, который уже давно пустует.
Мы втроем направились туда.
Стены храма отливали голубоватым отсветом. Треугольные окна были размером с человека, но настолько узки, что в них невозможно было что-то увидеть. Распахнув широкие, обшитые железом двери, мы вошли внутрь.
Охотница была прямо в центральном зале. Она села на корточки и схватила девушку за волосы, оттянув их назад. Вскинув голову, Охотница изогнулась и резанула кинжалом по горлу Элении. Девушка обмякла в ее руках, кашляя кровью и запрокинулась на бок, упав Охотнице в ноги. Форсана провела влажным языком по всей длине лезвия, аккуратно слизывая кровь и, довольная, кивнула.
Я и Брай, словно завороженные, не сводили с нее глаз. Красота, сопряженная с хищностью… Каждое ее убийство — это ритуал, за которым наблюдаешь с восхищением…
— Ну, здравствуй… Каэтана, — девушка встряхнула гривой блестящих черных волос, которые доходили ей до поясницы и чуть наклонив голову в бок, посмотрела на Брая.
С медленной грацией, она подошла к нему, мягко проводя тонкими длинными пальчиками по его плечу и обходя вокруг.
— Я люблю всех своих жертв… — ласково прошептала она ему на ухо — И они — любят меня…
Она обошла его и встала перед ним, проводя языком по окровавленным губам.
— Хочешь попробовать ее крови, Оборотень? — произнесла она последнее слово с выражением, обращаясь к нему как к равному, словно к любимому мужчине.
Брай не сводил с нее глаз. И ни один мускул на его лице не дрогнул, даже когда она приблизила свои губы к его губам, как для поцелуя.
Наблюдая за ней, я сама словно ощутила ее горячее дыхание у себя на лице. Вероятно, это и чувствовал сейчас Охотник-оборотень.
Форсана пробежалась подушечкой пальца по губам мужчины, посмотрела ему в глаза своим холодным, синим взглядом. Изо рта вырвалось горячее прерывистое дыхание, девушка закрыла глаза, так что длинные ресницы коснулись щек. На губах скользнула легкая улыбка.
Такая девушка не могла не возбуждать и я знала, что сейчас чувствует Брай, когда она обнимает его и гладит. Пока что Брай не реагировал на нее никак. Может, просто не показывал. Скорее всего, не показывал. Но Форсану было не так легко обмануть. Она чувствовала малейшее напряжение-возбуждение и наслаждалась этим, как хищница наслаждается страхом своей жертвы, прежде чем с ней поиграть, а потом убить.
— На меня твои штучки не действуют, — спокойно и с серьезностью в голосе сказал Брай.
Охотницу это ничуть не смутило, она скользнула рукой по его плечам, проведя пальцем по ямочке на шее, и убрала руки. Повернувшись ко мне, она сказала:
— Эления была оборотнем. Лунным. Она не смогла бы себя контролировать и переубивала бы в лучшем случае всю свою семью. В худшем — и посторонних тоже. Ее оборотили вчера. Прямо на моих глазах. Оборотень, оборотивший ее, уже мертв. Я пришла за ней, — Охотница кивнула головой на труп Элении.
— Нельзя так убивать! Она пока что еще человек! — возразила я.
— А какая разница? Сегодня — человек, послезавтра, в полнолуние — оборотень, — равнодушно пожала плечами девушка и снова повернулась к Браю.
— Он — перевертыш, Форсана, — насторожилась я.
— Перевертыш — не перевертыш… с каких это пор для тебя стало это иметь значение, Каэ? — прищурилась девушка.
Я замолчала.
— В любом случае, он оборотень, — Охотница развернулась к нам спиной и пошла к трупу Элении. Остановившись, она полуобернулась и насмешливо проговорила — Ну что, поиграем, Охотница?..
Следующее, что я запомнила — это пузырек, мелькнувший под ногами и ядовитый дым, вязко вошедший в легкие. Ноги подкосились и я упала.
* * * *
Кровь резкими толчками приливала к мозгу. В голове было все настолько туманно, что мысли терялись в этой дымке непонятных ощущений. Я открыла глаза и тут же пожалела об этом: глаза, словно кинжалом, резанул ослепляющий красный свет. Через несколько секунд я неуверенно повторила попытку, только уже осторожно, приоткрыв один глаз и только потом второй.
Чем же Форсана меня отравила?
Я приподнялась на локтях и удивленно уставилась на десяток своих копий, сидящих по сторонам. Подавив испуганный вскрик, я запоздало поняла, что это всего лишь зеркальные копии, а сама я нахожусь в комнате, в которой и стены и потолки и пол были покрыты зеркалом.
Рука интуитивно потянулась к мечу. Вот чертовка! Меч она у меня забрала, но кинжал по-прежнему оставался в сапоге.
Я неловко приподнялась, держась рукой за зеркальную стену и, только сейчас заметила, что комната ко всему прочему еще и круглая. Дверь нашлась быстро: аккуратная темная полоска прямоугольной формы, выпирающая посреди зеркала.
Пожалуй, уж слишком странное место!
Сжимая кинжал, я вышла в коридор, который также был полностью покрыт зеркалами. Вы пробовали когда-нибудь ориентироваться в помещении, полностью покрытом зеркалами? Очень сложно, с учетом того, что приходится тыкать рукой в стену, гадая — это коридор или зеркальная иллюзия, отражающая проход?
Наконец, я более-менее сориентировалась в сотнях отражений и смогла даже безошибочно различать мнимые проходы от настоящих.
Что же задумала эта… Охотница???
Зная ее, я была уверена, что что-то изощренно-подлое. Форсана не могла отказать себе в удовольствии поиграть с людьми и тварями. Судя по всему, с Браем сейчас все нормально и он где-то поблизости. Хоть он и оборотень, убивать сразу она его не станет. Даже с оборотнями она играла по-особому извращенно.
Я хотела свернуть в следующий коридор, но задумчиво остановилась перед углом и уставилась на него. Слишком уж какой-то… выпирающий, словно неизвестные строители специально вытягивали его, искажая зеркала…
Я уже несколько минут бродила по однообразным коридорам, понимая, что хожу кругами, как по лабиринту.
— Бра-ай! — на всякий случай позвала я.
Сзади раздался странный звук. Я обернулась, и, увидев Охотника, очень обрадовалась, что сразу подбежала к нему. Следующий его поступок меня в прямом смысле ошарашил. Мужчина вытянул из ножен меч и бросился на меня!
Я едва ушла в сторону из-под удара и ощутимо ударилась плечом о стену. Десятки отражений Охотника-оборотня сейчас бежали на меня, вытянув наготове меч, лезвием кверху.
— Ты что, совсем спятил?!!! — закричала я и присела.
Меч с яростным звоном ударился о зеркало и на последнем поползли кривые трещины. Я обернулась назад, увидела свое искаженное отражение… и побежала.
Черт! Брай, похоже, обезумел. В чем причина? Может, Форсана чем-то его опоила?
В зеркале мелькнул чей-то силуэт. Я едва успела затормозить, как передо мной возник Охотник. Развернувшись назад, я, открыв рот, застыла пораженная увиденным. Позади меня тоже стоял Брай!
Сначала я подумала, что это очередное отражение, но у первого Брая меч был в ножнах, а у второго в руках и острием направлен в мою грудь.
М-да, с моим кинжалом с двумя весьма крупными мужчинами я не справлюсь. Ну, Форсана, попадись ты мне, если я выживу! Твое счастье, если погибну прямо здесь.
Охотники в одно время бросились на меня. Я отпрыгнула в сторону, с ужасом наблюдая, как их мечи врываются в плоть друг друга. Я ожидала, что вот сейчас один из них упадет, истекая настоящей кровью, а второй просто исчезнет, как фальшивая копия настоящего Брая. Но этого не произошло. Вместо этого, оба Охотника моментально испарились, словно их и не было.
Что же теперь делать? Есть ли еще смертельно опасные копии Охотника, обладающие такой же силой, но, слава богу, обделенные мозгами настоящего Брая.
Неожиданно ниоткуда послышался смех Форсаны.
— Ах, Каэ… Каэ, — засмеялась она так, что у меня мурашки по телу пошли — Вы настолько близки, что ты даже не сумела отличить своего любимого от фальшивки? А вот он сумел.
Сумел? Значит… здесь есть и мои копии???
Словно в подтверждение из-за угла выскользнула девушка в черной куртке и широких брюках. Волосы ее были растрепаны и выбились из высоко приподнятого хвоста, а на глаза спадала черная прядь. Я словно почувствовав, что прядь эта мешает ей нормально видеть, смахнула ее у себя с лица.
— Привет! — кивнула я, улыбаясь своей копии.
Девчонка застыла и удивленно вперилась в меня взглядом черных глаз. Потом ее лицо исказила гримаса ярости, и она метнула кинжал в мою сторону. Я увернулась, продолжая улыбаться.
— Руку держи повыше, — назидательно проворчала я — Неужели, я тоже неправильно держу кинжал?
— Ты с ума сошла, дура?! — воскликнула откуда-то Форсана — Дерись с ней!
— Иди в бездну, — хмыкнула я, продолжая глуповато улыбаться своей копии, которая не спешила подбирать кинжал, так как он лежал у меня за спиной.
Девушка бросилась на меня, пытаясь ударить в грудь кулаком. Я перехватила в воздухе ее руку и сломала, ударив поперек колена. Девушка даже не поморщилась. Видимо они не чувствуют боли. Схватив саму себя за волосы, я на ходу отметила, что они у меня мягкие, как шелк и тут же ударила девчонку головой об зеркальную стену. Как и в прошлый раз, фальшивка просто испарилась, подобно дымке, только с искрами.
— Ну и как, понравилось себя убивать? — ядовито прошипела Охотница.
— Где ты, Форсана? Я хочу убить тебя.
Она засмеялась каким-то пустым смехом, похожим на шипение, притаившейся в траве змеи. В принципе змею она мне и напоминала.
— Убить меня? За что? — немного обиженно прогнусавила она.
— Спустись и я тебе скажу… на ушко.
Охотница снова засмеялась. Я сделала несколько уверенных шагов в сторону.
— Ты куда, моя дорогая Каэтана?
Ага, значит, она меня видит! Где же ты спряталась, Охотница за развлечениями?..
— Искать Брая.
— Хорошо. Смотри, не убей своего дружка, когда найдешь. Или молись, чтобы он не убил тебя…
Я пошла по коридорам, слыша за собой голос Форсаны. Эта стерва напевала что-то вроде: "Каэ-Каэ-Каэ…". Словно это была какая-то считалка.
Откуда-то со стороны послышался шум. Я резко метнулась к стене, прижавшись спиной, и осторожно выглянула за угол. По коридору шел Брай.
Я спряталась, чтобы он меня не заметил, и лихорадочно соображала он это или нет. Ткнуть в него мечом едва он повернет в мою сторону или сначала спросить?..
С моими копиями мне было проще, как и Браю, со своими: мы оба знали наперед все, что будут делать наши копии. Каждое их движение.
Брай прошел дальше по коридору, не заметив меня, так как изогнутые углы надежно прятали меня за стеной. Странный он какой-то. Беспечный. Вряд ли это настоящий Охотник.
Я вынырнула из-за угла и обхватила мужчину сзади, приставив холодное лезвие к шее, так же, как когда-то поступила с Ильсаром во Вьяре. Едва я успела это сделать, как мужчина резко надавил мне на запястье, что я выронила нож и, перехватил мою руку повыше, дернул что есть силы и повалил меня на пол.
— Еще одна?! — усмехнулся он.
— Брай! — завизжала я и вцепилась ему в шею.
Мужчина удивленно раскинул руки, постепенно осознавая, что наткнулся на настоящую меня и, поняв, тут же обнял.
— Каэтана? Ты чего какая дикая? Зачем из-за углов бросаешься?! Я ведь мог тебя убить, сочтя за фальшивку!
— С твоей копией мне драться совсем не хотелось, поэтому я решила просто приставить к горлу кинжал, — невинно заморгала я.
Охотник покачал головой и помог мне подняться.
— Руку не вывернул? — он проверил мое запястье. Я счастливо покачала головой, и в это время как раз послышался голос Форсаны.
— Опознали, значит, голубки.
Брай отпустил мою руку, разглядывая потолок и тут же подпрыгнув, ударил вверх. Потолок к моему огромному удивлению, треснул, словно был толщиной с ноготь. На нас посыпалась серебряная крошка, а затем весь потолок пошел трещинами.
— Что это?! — прищурилась я, закрывая голову.
— Понятия не имею, видимо какая-то зачарованная гадость. Она видит нас сверху, ходя по полу, а нам потолок кажется одним большим зеркалом.
Словно в подтверждение его слов, сверху откололся огромный кусок, и показалась другая комната. Оборотень подпрыгнул и, зацепившись рукой, исчез наверху. Я оборотилась и поспешила взлететь на этаж выше.
Форсана не ожидала, что ее так легко раскусят. Она крепко сжала губы и пробормотала что-то про идиотское качество современной магии и тупых магов.
— Убить тебя прямо сейчас или сдать Охотникам? — смаковала я, снова став человеком.
Форсана расширила глаза.
— Так ты тоже оборотень?!
— Анимаг, — покачала я головой.
Форсана, видимо, понятия не имела кто такие анимаги, но и спрашивать не стала, приняв за очередную разновидность Тварей.
Пол по-прежнему разрастался трещинами, и куски ударялись об пол, этажом ниже. Форсана была безоружна, и даже сопротивляться не стала, когда Брай, заломив ей руку, вывел из комнаты. Хотя я абсолютно была уверена, что ей труда не составит положить оборотня на лопатки. Я ни раз видела на что способна эта девушка и если она сейчас не сопротивляется, значит, что-то задумала.
Я пошла за ними, смотря себе под ноги на абсолютно прозрачное стекло. Конечно, Охотнице легко было наблюдать за нами, перемещаясь по этой комнате… Хитрый план. Только вот, непонятно зачем ей это надо было?..
Глава 18. Брай
Я вел Форсану по запутанным коридорам храма, заломив ей одну руку за спину. Каэ шла чуть позади, покручивая кинжал. В любое мгновение она была готова метнуть его в нашу пленницу.
Проплутав изрядное количество времени, мы наконец-то вышли в центральный зал. Солнечные лучи, просачивающиеся сквозь фигурные окна, ровными треугольниками отражались на мраморном полу. Куполообразный потолок был полностью из стекла и должны быть, обошелся недешево архитектору храма. Почему-то все это великолепие зала, я заметил только сейчас. Когда мы зашли сюда в первый раз, все наше внимание было полностью поглощено Форсаной.
Двери храма распахнулись и в зал вбежали Илиан и Клык. Они выглядели запыхавшимися.
— Что… случилось? — тяжело дышал Илиан, разглядывая нас.
"Брай, вы в порядке?" — Клык бросил полный презрения взгляд на Форсану и та ответила ему легкой ухмылкой.
Видимо они уже перекрещивались где-то… и встречей осталась довольна только Охотница.
— Да так, — пожала плечами Каэтана — Нас тут убить немного хотели.
Илиан нахмурился и подошел ближе к Форсане.
— Некромант… — вдохнула полной грудью Охотница — Надо же Каэ, как ты опустилась-то… Ходишь с сомнительной компанией, состоящей из оборотня и некроманта… А сама кем стала…
— Тебе не понять, Форси-и, — Каэ произнесла имя Охотницы издевательским тоном.
Форсана прикрыла глаза, с ухмылкой приподняв правый уголок губ.
Я обратил внимание на то, что Илиан уж слишком пристально разглядывает Охотницу. Не Каэтану, а Форсану. Его взгляд изучающее скользил по ее лицу, по каждой ее черточке: высоким угловатым скулам, тонким губам… Потом взгляд опустился ниже — на грудь девушки и некромант широко распахнул глаза, словно увидев что-то, что сильно его поразило.
— Илиан, ты в порядке? — с подозрением спросил я.
Неожиданно некромант рванул вперед и вцепился сухими руками в медальон, висящий на груди у девушки. Форсана резко открыла глаза и дернулась, со злостью посмотрев на руку мужчины.
— Убери свои грязные лапы, ублюдок! — Охотница попыталась высвободиться, но я лишь усилил хватку.
— Откуда у тебя это?! — некромант дернул за медальон, порвав цепочку — Откуда?!!
— Не твое дело! Если ты сейчас же не вернешь его мне, я обещаю тебе долгую и мучительную смерть!
Я удивленно посмотрел на Каэтану, которая, похоже тоже не понимала, что здесь происходит. Она поймала мой взгляд, встрепенулась и обратилась к некроманту.
— Илиан, может, ты объяснишь нам, чем тебя так заинтересовал медальон Форсаны???
— Это… это мой медальон, — старик прижал безделушку к груди, как что-то сверхдрагоценное.
— Не правда! — выкрикнула Форсана, из-за охватившего ее гнева, тут же покрывшаяся багровыми пятнами.
— Откуда он у тебя?!
— Это то, что осталось от моей матери, — Форсана почти начала оседать, но лишь благодаря мне еще стояла на ногах.
"Брай, она не врет, — произнесла Каэтана — Я знаю Форсану уже давно и эта штука все время была с ней. А история с ее матерью вообще болезненная для нее…"
"А что случилось с ее матерью?" — сощурился я.
"Умерла при родах. Ходят слухи, что ее беременную, бросил любимый, оставив от себя только этот медальон. Форсана за него глотку порвать готова. Илиан сейчас очень рискует. Надо что-то делать"
Я едва заметно кивнул и снова посмотрел на Илиана.
— Илиан, верни медальон, пожалуйста.
Некромант, казалось, совсем не услышал меня. Он раскрыл ладонь и, не отрывая глаз от медальона, изучающее разглядывал его. Возникла тишина. Форсана также пристально смотрела на ладонь некроманта. Через некоторое время, старик, все так же, не поднимая головы, произнес:
— Двадцать пять лет назад, я подарил его одной девушке…
Хватило только этих слов, чтобы до всех дошло, что он хочет сказать. Форсана широко раскрыла глаза, а Илиан тем временем продолжил.
— Она знала, что я некромант и все равно любила меня, прекрасно зная, чем ей это грозит. Когда объявили официальный запрет на черную магию, я решил покинуть ее, чтобы не подставлять ее жизнь под угрозу. Охотники словно с цепей сорвались и стали одного за другим убивать некромантов и их семьи, чтобы они не производили на свет подобных себе… Я ушел. Ушел, понимая, что люблю ее. Но я ничего не мог поделать. Я боялся за ее жизнь! — Илиан поднял глаза на Форсану — Ты так похожа на нее… Я это сразу заметил.
— Не-ет! Ты лжешь!!! — Охотница дернулась и почти вырвалась из моих рук, но подоспела Каэтана и что есть силы, врезала девушке по лицу.
— Держи себя в руках! — крикнула она.
Форсана злобно посмотрела на нее, потом снова на Илиана.
— Ты… не можешь… быть… моим отцом! Он умер! Она сказала, что он умер! Она всем так говорила!!!
— Она сказала тебе это лично? — сухо проговорил Илиан.
— Нет. Она умерла при родах! И все… все из-за тебя!!!
Кажется, Охотница все-таки признала Илиана своим отцом, но ненависть ее это не уменьшило.
— Я убью тебя. Как только доберусь до тебя, сразу же убью. Уничтожу, — девушка опустила глаза и помотала головой, из-за чего волосы упали ей на лицо — За нее…
Глаза некроманта влажно заблестели и стали красноватыми. Кажется, здесь не на шутку разыгралась семейная трагедия: встреча отца-некроманта и дочери-Охотницы. Надо же. Жизнь злая штука.
— Я хотел как лучше! — покачал головой старик.
— Ты бросил ее! Бросил одну!
— Форсана!
Внезапно Охотница извернулась и ударила меня по ноге. Я на мгновение потерял равновесие и этого ей хватило, чтобы убежать. Ни Каэтана, ни Клык, ни тем более Илиан не стали ее останавливать… Все и так прекрасно понимали, что она вернется. Вернется, чтобы убить того, кто бросил ее мать.
* * * *
Мы вышли из храма и, спустившись по ступеням, подошли к небольшой каменной скамье. Илиан тут же уселся на нее, и стал крутить в руках отобранный у Форсаны медальон. Мы долго наблюдали за ним, давая ему возможность более-менее собраться с мыслями. Хотя, по-моему, ему не хватит предоставленного времени. Насколько для него была сильна эта трагедия, было ясно даже только по одним остекленевшим, красным глазам. Я подошел к нему и присев на корточки, тронул за колено.
— Илиан, с тобой все в порядке?
Некромант поднял на меня глаза, из которых постепенно уходил туман боли.
— Да, да… Все уже хорошо, — сказал он, но в голосе чувствовалась фальшь.
Каэтана присела рядом со стариком, и приобняла его за плечи.
— Форсана на самом деле твоя дочь?
Илиан, вырванный из своих невеселых размышлений, неловко кивнул.
— Да. Она удивительно похожа на свою мать. И медальон. Я подарил его матери Форсаны двадцать пять лет назад, перед тем как покинуть ее.
Каэ погладила некроманта по руке. Она искренне прониклась ситуацией и ей было жаль некроманта, даже, несмотря на то, что Форсану она явно ненавидела.
— Пойдем, сидеть здесь опасно, хоть Форсана сейчас и не вернется.
— Почему опасно?
Я поднялся на ноги, и протянул старику руку.
— Потому что теперь, она убьет тебя.
Слезы хлынули из глаз некроманта. Кажется, я ляпнул что-то не то. Сотрясаемый сильной дрожью, он скинул руки Охотницы, и, подскочив с лавочки, побежал прочь.
Кажется, можно записать очередной плюс, в графу "манеры и тактичность". Мои мысли тотчас подтвердила Каэ.
"Ты верх тактичности, Брай! Догоняй, давай!"
Сорвавшись с места, я с легкостью догнал хромающего старика, и осторожно схватив за плечи, остановил, развернув его к себе лицом.
— Илиан, успокойся, все будет хорошо.
Некромант воззрился на меня полными слез глазами. Взгляд его выражал крайнее недоверие в мои слова. Интересно, я сам бы на его месте поверил в то, что сейчас сказал?
— Все хорошо?! Моя собственная дочь, хочет убить меня… и ты говоришь — все хорошо?!
Я сжал плечо мужчины, и слегка тряхнул его.
— Я обещаю тебе. Все будет хорошо.
Некромант затих, только дрожащие руки стягивали цепочку амулета.
— Правда?
— Честное слово.
Кажется, мне удалось на какое-то время успокоить старика. По крайней мере, будем надеяться.
Дождавшись пока Каэ и Клык догонят нас, мы пошли по направлению к гостинице. Людей в городе не прибавилось, и мы шли по абсолютно пустынным улицам. Очередной раз повернув, мы вышли к входу "Пяти рун" и, не останавливаясь, поспешили войти внутрь.
Там нас уже ждал хозяин, с огромным подносом в руках, на котором были расставлены высокие бокалы.
— Господа успели прямо к вечернему коктейлю, — увидев наши недовольные лица, он сразу же поинтересовался — Может быть, желаете поужинать?
Каэ вышла вперед, и кивнула хозяину гостиницы.
— Да. Накройте, пожалуйста, вон там.
Пальцем, указав на то самое место, где мы ужинали вчера, она повернулась к уже успокоившемуся Илиану.
— Ты будешь ужинать с нами, или попросить, чтобы тебе принесли еду в номер?
— Пожалуй, я пойду к себе.
Охотница повернулась к терпеливо ожидающему распорядителю.
— Вы слышали. Для нас ужин сюда, ему в комнату.
Мужчина услужливо поклонился.
— Как пожелаете.
Мы, удобно расположились на давешних диванчиках, поглощая заказанную еду, и обсуждали случившееся. Клык высказывался в пользу того, что ему не хотелось бы больше встречаться с сумасшедшей Охотницей, и стоит покинуть город пока не поздно. Каэтана в ответ справедливо заметила, что мы так и не узнали где Югар, и еще не были у Губернатора. Я же в свою очередь был занят едой, и в диспут не ввязывался. Как оказалось зря. Каэтана наконец-то заметила, что я на продолжении уже долгого времени не подаю голоса, и повернулась ко мне.
"Ты чего молчишь?"
Я пожал плечами, продолжая жевать кусок оленины.
"Когда я ем, я глух и нем"
Охотница улыбнулась и, выхватив у меня мясо, поинтересовалась.
— Теперь ты можешь озвучить свое мнение?
Осознанно потянув время (я пережевывал уже откушенное), я решил ответить.
— Теперь могу. Нам нельзя уходить из города, потому что мы можем упустить Югара.
Каэ указательным пальцем стукнула пса по голове.
— Вот видишь, а я что говорила?
Хозяин гостиницы, кстати, его вроде бы зовут Алай, до этого спокойно протиравший кружки, пораженно уставился на Охотницу. Заметив взгляд мужчины, Каэ опустила глаза.
"Бездна! Вечно получается так, как будто я разговариваю с собакой!"
Клык, махнув хвостом, взобрался на диван.
"Ты именно это и делаешь. Зачем возмущаешься?"
"Ты вообще молчи!"
Решив, что прервать эту молчаливую перепалку, я поднял руку.
— Алай! Принеси, пожалуйста, еще вина.
— Хорошо, господин.
Скрывшись за занавеской, хозяин гостиницы, он же бармен, и повар, поспешил на кухню, давая нам возможность поговорить спокойно.
— Значит так, — я угрожающе посмотрел на Клыка — Из города мы не уходим. Сейчас доедаем ужин, допиваем вино, спим пару часов, и отправляемся на разведку. Нужно попытаться вычислить месторасположение оборотней. Алай сказал мне, что сегодня оборотни напали на небольшой обоз, неподалеку от города. И это значит, Югар где-то недалеко.
Охотница согласно кивнула, и поднялась.
— Я, если вы не против, пойду немного посплю.
Встав с дивана, я подошел к девушке.
— Пожалуй, я с тобой. Клык! Допивай вино, и баиньки.
"Есть босс!"
К городским воротам мы подошли уже затемно. Стража как всегда на посту отсутствовала, и мы спокойно покинули город. Осторожно обойдя защитные нагромождения, присутствовавшие в виде нескольких валов с кольями, мы спустились в небольшой овраг, и поспешили в сторону леса.
Чем дальше мы продвигались, тем выше становились скалы, стоявшие по сторонам тропы, заставляя ее петлять то вправо, то влево. Деревья стояли сплошной стеной. Лунный свет почти совсем исчез из неподвижного леса. Дорога напоминала глухой тоннель. Мне это нравилось все меньше и меньше, и я, не замедляя хода, постоянно вглядывался в тени по сторонам. Каэтана шла прямо зам ной и, похоже, подобная обстановка ее тоже немного пугала. Илиан, несмотря на все уговоры, увязался с нами, и теперь шумно дышал прямо у меня над ухом. Если так пойдет дальше, и югарцы действительно где-то здесь, нас вычислят еще на подходах к их временному логову.
Сделав остальным знак остановиться, я вдохнул лесной воздух. Трансформированный нос, подсказал мне… подсказал, что он ничего не чует. Абсолютно!
Пораженно дотронувшись до носа, я повернулся к Каэ.
— У тебя что, нос замерз? — фыркнула девушка.
Я убрал руку и, подойдя к Охотнице, шепнул на ухо.
— Я ничего не чую. Совсем. Кто-то использует магию, для того чтобы скрыть следы присутствия. Югар здесь.
Сзади раздался подозрительный хруст, но я не обратил на это внимания. Должно быть, утомленный старик, решил присесть.
Девушка удивленно посмотрела на меня.
— Откуда у него маги?
— Понятия не имею. Может быть, спросить у Илиана? — я обернулся, ища глазами старого мага, но не нашел — Где Илиан?! Клык?!
Пес выскочил из кустов, и подбежал ко мне.
"Ну и чего ты голосишь? Что случилось?"
— Кажется, Илиан пропал.
Глава 19. Каэтана
Мы стояли втроем на этом небольшом кусочке поляны, свободном от густого леса. Мы с Браем были уже в полной боевой готовности, вытянув мечи из ножен и подозрительно озираясь по сторонам. Клык наворачивал круги вокруг нас, пытаясь хоть что-нибудь унюхать.
"Я ничего не чувствую" — пес поднял голову и посмотрел на нас. В темноте его глаза приобрели какой-то странный серебристый оттенок.
"Вот и я тоже…" — качнул головой Брай.
"Так, ребята, общаемся только ментально. Никаких разговоров вслух" — предупредила я.
Брай, все так же, не сводя глаз с окрестности, встряхнулся.
"Может мне оборотиться?"
"Спятил? Боюсь, что Югар так нас быстрее вычислит. Если уж кто и будет сейчас превращаться, то это только я. Я более незаметная в своей второй ипостаси, по сравнению с тобой. И вижу я лучше"
Брай пожал плечами, мол, как тебе угодно. Я расслабленно вздохнула. Хорошо хоть, что он не вздумал со мной спорить.
Вскоре, я, в своем пернатом виде, взлетела чуть выше. Пока все, что я видела, это только совы и кукушки, вальяжно расположившиеся на голых ветках. Где-то пробежала мышка, но я и не подумала ее ловить. Слава богу, подобных рефлексов в этой ипостаси у меня нет. И хорошо, что Клык ее не заметил, а то его ехидных замечаний было бы не избежать.
Резкий порыв ветра затрепал черные перья, уже не поглаживая их, как обычно, а яростно, словно пытаясь содрать все до последнего перышка. Я покачнулась на ветке, вздрогнула и полетела в сторону, где за высокими, словно обглоданными кем-то, кустами, что-то шевелилось.
Когда я через полчаса вернулась обратно, мои спутники уже расслабились и, не чувствуя опасности сидели и оживленно болтали. Ментально, слава богу.
Брай пристроился на высоком пне и жестикулировал что-то пытаясь объяснить Клыку. Я сделала круг над ними и резко приземлилась прямо на спину пса.
"Никогда не носил свою хозяйку на спине?" — ухмыльнулась я.
"Тогда ты была потяжелее" — пес задрал голову, пытаясь меня увидеть.
Я вспорхнула и прямо на лету оборотилась обратно. Встав и отряхнувшись, я спокойно посмотрела на своих спутников.
— Можете говорить вслух, Югара здесь нет, — развела я руками.
— Ты видела Илиана? — Брай подхватил с земли камушек, подкинул его и, поймав в воздухе, сжал в руке.
Я кивнула и присела на пенек напротив, упершись в него ногой.
— Да. И он не выглядел потерявшимся. Впрочем, как и похищенным.
— Каэ, что происходит? — напрягся Брай.
— Я видела пещеру югарцев, — пожала я плечами — Ничего особенного: несколько ярусов и запутанная система ходов. Почти то же самое, что и в Алиронских Западных пещерах.
— Ты видела самих югарцев?
— Да. Что радует, они на меня не обратили совершенно никакого внимания. Видимо анимагов в животной ипостаси они не ощущают, — развела я руками.
— Каэтана, давай расскажи все сразу и по порядку. Что из тебя все клещами приходится вытягивать?!
— Хорошо-хорошо. Я видела, как оборотни уходили к себе в пещеру. Позже, облетев пещеры на несколько футов вокруг, я не заметила больше ни одного входа-выхода оттуда. Вполне возможно, что этот единственный. Илиан зашел в их пещеру раньше, чем они вернулись в нее. Он вел себя непринужденно, словно так и надо…. Что же он задумал?..
— Может, хочет показать себя героем и сам расправиться с ними? — предложил Охотник, кутаясь в куртку.
— Не знаю… Брай, в руке он сжимал свой амулет. Тот, что откопал тогда в пещере, возле Алирона, — нахмурилась я.
"Он что, решил подчинить их амулету?" — встряхнулся Клык и тут же, без перехода — "Вам не кажется, что здесь слегка жутковато? Может, все-таки уйдем отсюда?"
Мнение на этот счет было единогласно и вскоре, мы уже шли к городу.
— Я подождала, пока югарцы скроются в пещере, и залетела туда следом, — продолжила я — Там очень темно. Нет, ну в смысле, мне, конечно, нормально, но если идти туда в человеческой ипостаси, мы ничего не увидим.
— Я могу перестроить свое зрение, — рассудительно заметил Охотник — А ты стать на время совой. Для тебя это еще лучше. По крайней мере, до определенного времени ты будешь в безопасности.
"А о моей безопасности, конечно же, никто не подумал" — фыркнул Клык.
— Ты будешь прикрывать, — хмыкнула я.
"Чем интересно?" — взглянул пес на меня с ехидством.
— Собой, — усмехнулась я.
"И откуда ты такая юмористка взялась?" — сердито буркнул пес.
— Откуда взялась, там больше нет.
"И слава богу!"
— Может, хватит вам? — не выдержал Охотник — Вас что, совсем не волнует судьба Илиана??
— Если он поперся туда один и по своей воле — значит, что-то задумал, — я отвела от лица ветку — Может, хочет завоевать мир? — мы с Клыком оба захихикали над этой мыслью. Я вслух, а он ментально.
Брай передернулся и одарил нас таким взглядом, что все смешки сразу же умолкли.
"Да ладно тебе, Брай! Чего ты бычишь?" — встряхнулся пес.
Охотник ничего не ответил и, прибавив шаг, пошел быстрее. Мы с Клыком переглянулись и поспешили за ним.
Ветви деревьев плясали на пронизывающем ветру, а их тени метались в призрачном лунном свете, пугая ощущением приближения чего-то непонятного.
Я уже едва улавливала в темноте черный силуэт Охотника, который спустился с небольшого пригорка и, не сбавляя шага, пошел к заставе. Стражники стояли на своих местах и остановили Брая, о чем-то спрашивая.
О чем он с ними разговаривал, я, конечно же, не услышала, но те довольно быстро его пропустили. Охотник обернулся, указал рукой на нас и, получив очередной кивок, скрылся за аркой. Стражники пропустили нас безоговорочно.
Когда я пришла в гостиницу, Алай сообщил, что господин Брай уже поднялся наверх и пошел спать. Открыв Клыку дверь его с Илианом комнаты, я вернулась в свою и прилегла рядом со спящим Охотником.
— Спокойной ночи, Брай, — в ответ тишина.
Меня не проведешь, я-то знаю, что он еще не спит!
Я перевернулась на другой бок и, разглядывая тени от деревьев, которые плясали по стенам нашей комнаты, думала о своем.
Почему Илиан решил нас покинуть и одному пойти в пещеру к Югару? Почему Брай так взъелся на нас с Клыком за насмешки над некромантом? Неужели он так привязался к старику, словно к отцу? Или, может, ему есть что скрывать?
Мы так долго шли к этому, к встречи, к борьбе с Югаром и его оборотнями. Я так много думала об этом, представляла, как все это будет. А сейчас… сейчас я просто не чувствую… страха…
Неужели случилось то, чего я так боялась? О чем разговаривала с Голосом. Этот разговор никак не выходил у меня из головы. Я уже столько раз мысленно возвращалась к нему, пыталась найти что-то, что могло скрываться за этими словами, смеялась над собой, думая, что навязываю себе что-то выдуманное, не существующее.
Вот он Югар, рукой подать, в такой опасной близости от города, а я виду себя так, словно его стая — это безобидная шайка сеонских белок. Может, Брай прав, что раздражается на нас с Клыком? Он-то ни раз сталкивался с Югаром и знает все, на что способен этот хищник.
Пожалуй, надо напрячься и вести себя посерьезнее по отношению ко всему происходящему. Опасность угрожает не только маленьким похищенным детям, но и людям. Ведь мы еще даже не знаем, что Югар задумал. Не питается же он губернаторскими детьми, в самом деле!
Примерно с этими мыслями я и заснула. Всю ночь меня мучили какие-то лихорадочные, непонятные сны про оборотней и Брая-волка.
* * * *
Под утро я проснулась из-за того, что услышала громкий смех Илиана. Резко вскочив с кровати, я замерла, удивленно прислушиваясь. По-моему, мне это только приснилось, потому что и гостиница и улица сохраняли тишину и спокойствие. Я обернулась назад и только сейчас заметила, что Брая на кровати нет. Опять куда-то пропал… Это уже входит в привычку.
Быстро переодевшись, я пальцами провела по волосам, более-менее укладывая их и наспех перевязав, спустилась в холл.
Алай раскладывал хрустальные бокалы по полочкам, протирая их мягкой тканью до блеска. Заметив меня, он слегка склонил голову и поинтересовался, не пожелает ли чего госпожа?
Я отрицательно помотала головой.
— Алай, ты Брая не видел?
— А то как же, видел, — усмехнулся мужчина, блеснув глазенками — Они с господином Илианом куда-то ушли.
— С Илианом?! — воскликнула я.
— Ну да, — удивленно пожал плечами хозяин гостиницы — Пожилой господин зашел за ним с утра, и они, недолго переговорив, ушли куда-то.
— А ты не слышал, случайно, о чем они говорили? — вкрадчиво поинтересовалась я.
— Что вы, госпожа, я не подслушиваю разговоры своих постояльцев! — возмутился мужчина.
— Ааа… куда они пошли не сказали? — встряхнулась я.
— Ничего не сказали, — буркнул Алай — А когда я спросил: "Не передать ли чего госпоже Каэтане, когда она проснется?", господин Брай подошел ко мне, как-то странно улыбнулся и покачал головой. А потом они ушли.
Я опустила глаза, пытаясь понять, что же произошло. То, что Илиан повел Брая к пещерам, я не сомневалась. Но почему без меня?!
— Госпожа Каэтана, — окликнул меня Алай — Только ведь, хоть он и дал понять, что ничего не надо, он все же оставил на столе вот это, — и трактирщик протянул мне что-то круглое и блестящее.
Камушек???
— Мне показалось, — продолжил Алай — что он не хотел, чтобы его спутник видел это.
Я взяла с теплой и крупной ладони трактирщика камень и повертела меж пальцев. Камень был красноватый, с крупными вкраплениями черного.
Мне вспомнилось, как Брай подхватил вчера у пещер с земли камень и подкинул его в воздух, тут же перехватив.
Черт, он что-то пытался мне сообщить, оставив его здесь. Причина не в самом камне, а в том, что его именно здесь оставили.
— Алай, как проснется Клык, накорми его поплотнее, пожалуйста, и скажи, что я буду через пару часов.
Трактирщик с лукавой улыбкой посмотрел на меня и ухмыльнулся.
— Так ведь пес все равно не поймет!
— Просто скажи. Этот поймет, — бросила я, уже выходя на улицу.
Предрассветные сумерки были сырыми и промозглыми. Хотя в этот день и не было дождя, все вокруг отсырело. Время от времени с деревьев скатывались крупные капли.
Я твердо решила идти во что бы то ни стало к губернатору и сообщить ему все (ну или почти все), что знаю о похищениях. Если мы успеем сорвать на какое-то время план Югара — это уже маленькая победа. Главное, не дать ему совершить экзекуцию над детьми. Правда, не факт еще, что это что-нибудь изменит и то, что мы справимся с Югаром. Хотя…
— У вас есть здесь армия? — я хлопнула ладонями по темному дереву, из которого был сделан стол губернатора, и заглянула ему в глаза.
— О чем вы, девушка? Какая армия?? — нервно рассмеялся мужчина, откинувшись на спинку стула.
— Люди, воины с мечами и алебардами. Лучники, на худой конец?
— Вы что, решили войну устроить? — подмигнул губернатор, совершенно не воспринимая меня всерьез.
— Вы что, не понимаете? Я серьезно с вами разговариваю! — возмутилась я.
— Я тоже вовсе не шучу, — мужчина едва скрывал улыбку, стараясь не рассмеяться прямо мне в лицо. Господи, ну что за шут?!
— Оборотни находятся от вас в трехстах шагах, — я сложила руки на груди и нервно прошлась по кабинету.
К губернатору Атены меня пропустили без заминок, едва я заикнулась об оборотнях, но самого губернатора, по-моему, веселило мое напряжение.
— Остался один ребенок, — вздохнула я — Это ваш мальчик.
— Алькерд? Вы что, угрожаете мне? — нахмурился мужчина.
Я замерла и серьезно посмотрела на него. Он или идиот, или искусно притворяется.
— Причем тут я? — вяло мотнула я головой.
— Вы хотите похитить моего ребенка? Играете на этом, чтобы я выполнил ваши прихоти?! — рассвирепел мужчина, перекатываясь толстой филейной частью на хрупком стуле.
— Да не нужен мне ваш ребенок! У меня своих будет навалом, — зачем-то брякнула я — Его хотят похитить оборотни!
Губернатор сузил поросячьи глазки и посмотрел на меня, словно проверяя, шучу я или же издеваюсь над ним.
— Ай, ладно, не важно, — махнула я рукой и, вздохнув, собралась уже было уходить, как он меня окрикнул.
— Если с Алькердом что-нибудь случится, я вас запомнил и легко найду!
— Вот свинья тупая, — буркнула я, не поворачиваясь и вышла из его кабинета.
Разговора не получилось. Губернаторы все такие идиоты? Или таких специально берут на ответственные посты? Я вспомнила губернатора Вьяра и устало вздохнула. Это врожденная патология Хаана.
Едва я хотела выйти из особняка, как меня за рукав куртки перехватил высокий и презентабельный мужчина. Гладко зачесанные, почти что зализанные волосы, блестели от света канделябров, а узкие, серые глаза сверлили во мне дырку, но я не сказала бы, что в них чувствовалась угроза. Нос у мужчины был длинный, с горбинкой, словно у коршуна. В общем-то типичный отрицательный герой. Как оказалось, в этом я ошиблась на этот раз. Впрочем, время покажет.
— Я слышал, что югарцы готовятся к нападению на Атену и хотят похитить ребенка губернатора? — тихим, но твердым голосом сказал он.
Я осторожно высвободила рукав куртки из его цепких длинных аристократических пальцев и тряхнула головой.
— А вам-то что?
Мужчина даже не моргнул.
— Ну, начнем хотя бы с того, что я вам верю.
— И что это меняет? — невозмутимо спросила я.
— Вы знаете, кто я? — поинтересовался мужчина.
— Нет. А должна?
Мужчина позволил себе рассмеяться, но через мгновенье его лицо по-прежнему выражало серьезность и спокойствие.
— Я — правая рука губернатора Атены, — мужчина слегка склонил голову, достаточно, чтобы проявить почтение к даме и представиться, но так, чтобы я знала, что по каким-то там рангам его ниже.
Я даже не шелохнулась. Меня эти обычаи не касаются. Я родилась в деревне в обычной семье, где люди здороваются между собой, крепко пожимая руку и с громкими возгласами обнимаясь.
— Я могу выделить вам воинов.
— Сколько? — вскинула я бровь.
— У нас их не много. В основном те, кто охраняет границу с Ирастаной, но по каким-то причинам сейчас в городе.
Я молча ожидала.
— Самое большее, это пять лучников и пятнадцать мечников. Это все силы, что сейчас находятся в городе, не считая тех, что охраняют губернатора и будут охранять его детей.
— Это лучше, чем ничего, — кивнула я и позволила себе немного дружелюбную улыбку.
Мужчина тоже улыбнулся.
— Где?
— В полночь, на заставе.
— Они будут там.
— Спасибо.
Мужчина еще некоторое время пристально смотрел на меня, а потом вздохнул:
— Удачи вам.
— Она мне пригодится, — хмыкнула я и вышла из особняка.
Двадцать воинов — это лучше, чем ничего, но все равно недостаточно. Нужна еще помощь. И, кажется, я знаю, к кому за ней обратится…
* * * *
Время шло, и утренняя прохлада сменилась жарой. День выдался необычно теплым для весны. Редкие облачка неспешно скользили по лазурной глади небес.
Почва под ногами была твердой и каменистой. Стволы деревьев понемногу расступались, образуя небольшие просветы. Дорога вела вдоль глубоких темных оврагов, петляла по усыпанным прелой листвой лощинам.
Я поправила меч и присела на корточки. Превращение для меня прошло так же незаметно, как и до этого. Я уже настолько привыкла к своей второй ипостаси, что сова казалась мне чуть ли не моим настоящим Я. Представляю, какого Браю. Волк для него, наверное, ближе, чем человек.
Вспорхнув на ветку, я терпеливо застыла там, словно каменная копия настоящей совы.
Время шло, а тех, кого я звала, все не было. Когда я уже было, отчаялась, кусты зашевелились и на поляну выбежала стая волков. Их было довольно много — двадцать или тридцать, примерно успела я насчитать.
Из стаи вперед выступил огромный, темно-серый волк. Он покрутил головой, виляя облезлым обрубком хвоста.
"Где ты?.."
Я слетела вниз и села на пень перед ним. Волк изумленно уставился на меня черными глазами.
"Сова??"
"Человек, в совиной ипостаси"
"Человеческая подружка Брая" — хмыкнул волк. Мне показалось, или в его голосе проскользнули издевательские нотки?
"Зачем ты нас позвала?" — встряхнул головой волк — "Откуда такая наглость и уверенность, что Стая придет на твой зов?"
"Но ты же пришел…" — на этот раз пришла моя очередь ухмыляться.
"Я не словесную перепалку с тобой пришел устраивать" — рыкнул волк и клацнул зубами, едва не задев меня.
"Закрой пасть, серый!" — фыркнула я, взлетев на всякий случай повыше — "Мне нужна ваша помощь"
"Мы не будем помогать людям! Они охотятся на нас и носят наши шкуры!" — выкрикнул какой-то молодой волк и тут же попятился назад, поджав хвост, когда поймал строгий взгляд вожака.
"С чего ты решила, что мы поможем тебе?" — оскалился волк.
"Ашшаан, верно?" — моргнула я — "Мне вы не будете помогать, я знаю… А если помощь нужна Браю??"
"Браю?", "Брай в беде?" — послышались возгласы Стаи.
Ммм… стая боится за своего вожака… Значит они мне помогут.
Ашша тряхнул головой.
"Что с ним?"
"Я пока еще не знаю. Надеюсь, что он в порядке" — распушила я крылья.
"Тогда с чего такая уверенность, что ему нужна помощь?" — волк ударил лапой по земле, покрытой гнилыми прошлогодними листьями.
Какой нетерпеливый. Кажется, моя медлительность достаточно сильно интригует его. Я сделала театральную паузу, для того, чтобы произвести большее впечатление, но, заметив, что волк начинает потихоньку выходить из себя, быстро ответила.
"Наверное, с того, что он сейчас в Логове Югара…"
Глава 20. Брай
Я шел вслед за Илианом, словно на поводке. Чужая воля сковала мое сознание, и даже ноги я передвигал по чужой команде. Команде некроманта!
Его приказы я исполнял беспрекословно, и когда впереди появилась стража, я гигантским прыжком прыгнул в ближайший переулок, и повалился прямо в лужу. Я не мог сопротивляться. Это сильнее меня.
Единственный раз, когда я смог вырваться из-под гнета чужой магии, это в гостинице. Как только Илиан приблизился ко мне, подозрительно сверкая глазами, я почувствовал неладное. От него пахло Югаром. Оборотнями.
Сопротивляясь из последних сил, я бросил на стол небольшой камешек, который подобрал близ логова Югарцев. Надеюсь, Каэ поймет.
Мы вышли из гостиницы, и я почувствовал, что напор магии усилился. Илиан словно опасался, что я могу вырваться. Вначале он немного переборщил, и я даже дышать не мог. Поняв, что слегка перестарался, он ослабил давление легким прикосновением к моей груди.
Обычно разговорчивый старик, теперь угрюмо молчал, а я, завязать разговор естественно не мог. Язык-то не слушается!
Преодолев заградительный вал, мы вышли из города. Не сбавляя шага, некромант устремился в сторону леса, тем самым, подтвердив мою догадку. Он действительно связался с оборотнями. Но зачем? Что может быть общего у Илиана и Югара?
Я почувствовал, что мои ноги плавно перешли на бег. Это старик, припустившись легкой рысцой, тянул меня за собой. Пару раз, споткнувшись о поваленные деревья, и камни, кои в огромных количествах были разбросаны по лесной земле, я запоздало осознал, что от ударов об землю, тело начинает болеть. Но даже боль была какой-то не такой. Словно приглушенная. Не моя. Надеюсь, в полной мере чувствовал ее некромант! Очень надеюсь! Знаете, почему у меня была такая надежда? Все просто. Так как мои глаза и мысли были свободны (надеюсь так и останется) я пристально следил за некромантом, и анализировал увиденное. Совершив несложные мысленные заключения, я пришел к выводу что старик, не мудрствуя лукаво, просто заставил повторять меня свои движения. Каждый раз, когда я падал на землю, он болезненно вздрагивал. Похоже связь двухсторонняя.
Отметив интересный факт, я пообещал себе подумать о нем позже, и прикрыл глаза. Впрочем, они тут же распахнулись. Хозяин не разрешал закрывать глаза.
Сохраняя выбранный темп, мы вскоре достигли пещер, в которых нашел приют Югар. Повсюду воняло оборотнями. Именно воняло.
Тошнота подступила к горлу, но тут же исчезла. Хозяин не разрешал бунтовать моему желудку. Бездна! Еще пара таких штучек, я точно сойду с ума.
Достигнув входа в ближайшую пещеру, мы остановились, и Илиан, оставив меня куковать на улице, вошел вовнутрь. Предварительно он вытащил из-под одежды небольшой амулет. От него и исходила та ужасная воля, что поработила меня и мое тело.
Некромант уже давно скрылся в пещере, я все думал. Думал. И наконец-то меня осенило! Это тот самый амулет, который он нашел в пещерах! Боги! Что же это такое? Неужели тот самый артефакт, о котором слагали легенды десятки менестрелей и поэтов? "Сердце Ирея"?
По легенде, тысячи лет назад, в мир спустился бог, по имени Ирей. Он всей душой ненавидел тварей, которых создал его брат Баир. Оборотней. И поэтому, отринув божественную власть, он обрел плоть, и стал истреблять моих древних сородичей. Он не разбирал между оборотнями и перевертышами, азарами и анимагами. Он уничтожал всех. Умирали тысячи невинных, и люди стали молиться другим богам о спасении от безжалостного убийцы, считавшего себя спасителем. Боги вняли мольбам, и покарали перешедшего границу. Но перед тем как умереть в муках ниспосланных бывшими братьями и сестрами, он проклял собственное тело. Каждая его часть после смерти Ирея, растворилась в мире. Каждая приняла новый облик. И каждая несла в себе смерть для оборотней, или безграничную власть над нами. Постепенно они являлись миру, и каждый раз он содрогался от разражавшихся войн. Цари, маги, и прочие, не упускали возможности использовать подчиненных их власти оборотней, в своих внутренних разборках, или даже в войнах.
Давным-давно, я тоже участвовал в одной из таких войн. Я был подчинен Иреиму — перстню крови Ирея. Но тогда мне повезло. Тот, кто управлял нами, погиб, а перстень был уничтожен. Власть исчезла, и освобожденные перевертыши и оборотни покинули поле боя, а люди не стали сражаться.
Только сейчас я понял. У Илиана была чашка из Ирейского серебра! Еще и амулет. Кажется, старик нашел в пещерах, Танай — место скопления "гнева Ирея". Таких мест в мире не очень много. В древности глупые люди собирали там осколки тела бога.
Интересно, что еще припрятал в рукаве старик? И вообще, зачем ему это все? Неужели его глупые мечты о завоевании мира совсем не глупые? Что если он всерьез решился осуществить свою задумку? Пострадают тысячи. А если он возьмет под власть самого Югара? Если уже не взял…
Тысячи вопросов и догадок терзали мое сознание, но я находил ответы не на все. От однообразного стояния на месте, затекло тело, а некромант все не появлялся. Может, он забыл обо мне?
Собрав волю в кулак, я попробовал сдвинуть ногу. И мне это удалось. Шаг за шагом я начал удалятся от пещеры. Это было ужасно. Словно на меня навесили десятки мешков с камнями!
Я прошел около десятка метров, и неожиданно замер. Я не мог пошевелиться. Кажется, магия Ирея вновь одержала верх надо мной.
Позади раздалось насмешливое покашливания. Моя голова развернулась, я глаза тот час различили стоящих рядом Илиана и Югара. Неужели у некроманта получилось поработить и его?
Видимо, моим ожиданиям не суждено было сбыться, потому как Югар преспокойно оттолкнув старика с дороги, подошел ко мне. Наклонившись, он обдал меня смрадным дыханием из пасти, и прорычал, изо всех сил копируя человеческий язык.
— Бррррай! А я уж-же заждался…
Некромант обиженно потиравший плечо, поднял голову, и посмотрев на меня, медленно спустился на землю. Подойдя к Югару, он похлопал его спине. До плеча он попросту не дотягивался.
— Югар? Ты помнишь уговор? Брай нужен мне живым!
Оборотень резко повернул морду, и оскалился.
— Зачем он тебе, дорогой некр-романт?
Старик покачал головой, и, подняв руку, махнул медальоном.
— Это не твое дело. Нужен!
Югар рыкнул что-то очень похожее на "глупый стар-р-рикашка", и вновь повернулся ко мне.
— У нас-с еще будет вр-р-ремя поболтать, пер-ревертыш-ш!
Договорив, оборотень подпрыгнул вверх, и, зацепившись за здоровенный сук лапой, быстро вскарабкался по дереву, и исчез в темноте. Прямо белка.
Илиан тем временем обошел меня по кругу, и, остановившись у меня за спиной, что-то тихо сказал. Я почувствовал, что мой язык может двигаться. Неужели!
— Илиан! Что это все значит?
Чужая воля развернула меня на месте. Моим сейчас был только язык. И это радует.
— Илиан?
Некромант убрал амулет под рубашку, и присев на поваленную ветку, взглянул на меня.
— Что именно, Брай?
— Зачем все это? Зачем ты связался с Югаром? Зачем ты притащил меня сюда?
Старик подпер голову руками, и теперь смотрел куда-то вдаль. Помолчав пару секунд, он решил ответить.
— Я решил исполнить свою мечту…
— Захватить мир? Тебе самому не смешно, старик?
Я никогда раньше не видел в глазах некроманта ярость. Настоящую, дикую, пожирающую. А сейчас она появилась.
— Нет, Брай! Не глупо! Я хочу освободить мир! Сделать его свободным от власти глупых правителей!
— Для начала, утопив его в крови людей?
Илиан вскочил.
— Я не такой, Брай! Я не буду убивать людей!
— Ты не будешь, но Югар…
— Я могу подчинить его своей власти!
Последняя фраза получилась у старика как-то неуверенно. Интересно.
— А почему не подчинил до сих пор?
Некромант пожал плечами, и отвернулся.
— Я не вижу в этом смысла, Брай.
— А может быть, просто не можешь?
Некромант передернул плечами.
— Могу! Я все могу! Чего ты добиваешься, оборотень? Ты такой же, как они!
Я хотел, было покачать головой, но естественно не смог. Увы.
— Ты и вправду так считаешь?
Старик молчал.
— Илиан?
— Да! Ты такой же, как все! Ты убивал людей… Ты хотел убить мою дочь!
У меня создалось впечатление, что сейчас некромант словно уговаривает сам себя.
— Илиан…
Старик бесцеремонно перебил меня, не дав договорить.
— Меня зовут Аринар! Илиан — глупый старик! Он умер…
Плечами пожать не получилось. Удивленно покачать головой, то же. Боги!
— Аринар? Что за глупое имя? Ты сам его придумал? Илиан, что случилось? Зачем тебе мир? Зачем тебе «дружба» с Югаром? Помоги нам с Каэ, и поможем миру, избавиться от такой твари, как нынешний твой союзник…
— Замолчи!
Некромант затрясся, и, выхватив амулет, заставил меня замолчать. Язык больше не подчинялся мне.
— Мир будет моим! Я помогу ему жить…
Глуповатая улыбка появилась на губах мужчины, и он, не спеша, направился в сторону главной пещеры. Сила амулет потянула меня за ним.
Где-то в высоте звенели уже вылезшие близ теплых источников, комары. Парочка упорно пытались сесть мне на хвост, и попить кровушки, но у них ничего не получалось. Сидевший рядом югарец, постоянно размахивающий вокруг себя дубинкой, которую он назвал веточкой, не давая маленьким кровососам даже сесть на меня. Как бы и меня ненароком не зацепил.
— Может уже хватит махать?
Это Илиан, простите Аринар, решил подать голос. Презрительно оскалившись в его сторону, оборотень отшвырнул «веточку» в сторону.
Мы второй час сидели в «засаде». Похоже, у оборотней были в городе слуги, или лазутчики, потому как несколько часов назад, взъерошенный Югар вывалился из пещеры, и буквально пинками заставил подняться, разомлевших на солнышке оборотней. Выскочивший вслед за ним некромант, взмахнул амулетом, и я почувствовал что трансформируюсь. Рассредоточившись, по небольшой поляне перед пещерами, Югарцы заняли свои боевые позиции, и теперь ждали неизвестно чего. Я сидел в небольшом овраге рядом с Аринаром.
Старик, периодически поднимая на меня взгляд, шептал на неизвестном мне языке разные формулы. Эффекта пока не было, и я надеялся, что не будет далее. Неизвестно что он задумал.
Я старался размышлять на отстраненные темы. Пытался не думать о Каэ. Старался не молить богов, чтобы она была осторожна. Но сил не хватало.
Сражаясь с самим собой, я не заметил, как черный туман вполз в мое сознание. В нем исчезло все. Каэ, Клык, я сам. Исчезли чувства, переживания, мысли. В меня словно вкачали другого Брая. Я исчез в темноте.
Огромный оборотень с белоснежной шерстью поднялся из небольшой канавки, и замотал головой. К нему тот час поспешил другой оборотень, только уже грязно-серого цвета. Притянув к себе, он только собрался сказать первому что-то, как раздался мощный волчий вой. Обернувшись, он зарычал, и вкинул лапы вверх. Отовсюду выскакивали другие оборотни, и с диким рычанием устремлялись на встречу стае. Смерть. Оборотни несли с собой смерть.
Глава 21. Каэтана
Солнце медленно скатывалось за горизонт, окрашивая небо причудливым цветом и придавая облакам оттенок свежепролитой крови. Злой ветер трепал мои волосы и с силой толкал вперед, словно торопил куда-то.
Когда я была маленькая, помнится, я все время разговаривала с ветром, с дождем, с любой стихией и почему-то считала, что они одушевленные. Мне даже казалось, что ветер меня понимает и когда я просила его свирепствовать, он исполнял мою просьбу.
У моего брата, Рассела тоже были подобные заморочки. Мы всегда представляли себя воителями, которым подчиняется любая стихия, стоит только обратиться к ней с просьбой. Интересно, была ли в этом доля правды? Ведь есть же маги-стихийники, которые могут оборачивать стихию в свою пользу! А раз я анимаг, значит кое-какие задатки к магии в моей крови все же присутствуют. Как прибуду в Стравин — обязательно проверю Рассела на анимагию. Может, моему брату тоже повезло и в нем есть магическая сущность, как во мне?.. Наверное, он был бы рад. Рассел не стремился к славе, власти или чему-то подобному, но все неизведанное было для его души как энергетическая подпитка, в которой он все время нуждался.
Я же на магию всегда смотрела сквозь пальцы и первое, что меня интересовало — это оружие. Холодное, прекрасное, острое и такое опасное…
Магия… что может магия против стали? Конечно, сильный маг может расплющить даже крутого бойца в лепешку, но энергия у них все же не бесконечная. И если маг без своей магии уже ничего не сможет сделать, чтобы отбиться от врага, то боец сможет нанести последний удар, даже будучи сильно усталым.
Наверное, противостояние меча и магии — вечное. Хотя в конце-концов, людям особенно то и выбирать не приходится. Родишься ты с магической жилкой и быть тебе магом, потому что твоя сущность будет требовать волшебства, а оружие неуклончиво откажется сидеть в руках.
Слава богу, что мой меч сидит в моих руках послушно и дерусь я неплохо для опыта всего в четыре-пять лет. И все это, несмотря на то, что я оказывается анимаг. Впрочем, магия моя не активная, а скорее более пассивного характера. Пресловутого файербола от меня не дождешься даже под страхом смерти, ведь для их сотворения требуется куча каких-то заумных формул, которые эти самые маги учат годами.
Помню, Илиан как-то, когда мы остановились на ночевку в лесу и разбили лагерь, рассказывал мне о магии. Это было уже после того, как все мы дружно узнали о том, кем я являюсь в сущности. Так вот, он сказал, что даже я, как анимаг, могу научиться нескольким заклинаниям. Хотя мое обучение усугубляется тем, что мне уже не много не мало слегка за двадцать, а маги обычно берут под свои крылышки учеников младше десяти лет. Так что, я слегка промахнулась лет этак на десять и подаваться в маги мне уже поздновато.
Хотя, если вспомнить, сколько рун и формул приходится забивать себе в голову ради парочки заклинаний — желание отшибает почти сразу же. Ну уж нет, я посвятила себя служению Мечу и буду продолжать развивать навыки ближнего боя. Для меня это как-то попроще.
За своими размышлениями, я не заметила, как добралась до казарм. Людей я увидела еще издалека: человек двадцать стояло у казарм Атены, занимаясь своими делами, и ожидая момента, когда на небесный престол взойдет повелительница ночи — луна.
Среди воинов были, как и обещал помощник губернатора, пять лучников. Сам помощник сейчас стоял неподалеку, наблюдая за процессом подготовки. Первым делом я подошла к нему, и кивнула в знак приветствия. Заметив меня, он слегка удивленно вскинул бровь.
— Мы же договорились на полночь.
— Договорились. Я не передумала. Просто решила проследить за подготовкой к бою. — я кивнула в сторону воинов, — Эти ребята хоть раз видели оборотней?
— Нет, но когда-то же надо начинать, — мужчина неопределенно пожал плечами.
— Кстати, я не представилась, — неожиданно меня осенило. Разговаривать, не зная имен друг друга было довольно неудобно, — Меня зовут Каэтана. Я Охотница.
— Я знаю, кто вы, — кивнул мужчина — Едва вы ушли, как я сразу же узнал все, что можно о вас, — я с ухмылкой прищурилась — Сэр Дариол, к вашим услугам, Охотница.
— Так уже лучше, — улыбнулась я в ответ, и посмотрела на лучников — Наконечники стрел из серебряного сплава?
— Естественно. Может мы и не Охотники, но далеко не глупцы.
— Отлично. А… мечи?
— Мечи, к сожалению, не все серебряные. Но у девяти-десяти человек они точно есть. У остальных же — обыкновенная сталь.
— Сгодится, если они будут метить в сердце или голову. Хотя с последним, сложнее, — опустила я голову.
— Это почему?
— Оборотни Югара выше обычного человека дюймов на сорок. А ваши парни, как я посмотрю не слишком высокие, — кивнула я на мечников — У вас есть где-нибудь поблизости оружейный магазин?
— Да. Прямо за казармами есть один. Но зачем? — удивился Дариол.
— Мне надо кое-что купить. Я же не могу идти к оборотням совершенно неэкипированная! И еще — отдайте кольчуги некоторых воинов в кузницу — пусть поставят на них серебряные шипы.
— Вряд ли кузнец успеет…
— Он же не один у вас, наверное! К тому же достаточно будет, если хотя бы несколько ваших ребят будут защищены подобным образом, — рассудительно заметила я — Это поможет вашим воинам прожить на несколько минут дольше.
Я развернулась на каблуках и пошла за казармы, чувствуя на своей спине потрясенный взгляд Дариола. Может быть, я и не разбираюсь в политике, так как он, но тактику боя и защиту от оборотней — я знаю лучше. Я обернулась и, заметив, что Дариол все еще смотрит на меня, воскликнула:
— Дариол! Время идет!
Мужчина быстро закивал и стал отдавать какие-то приказы своим людям.
Магазин был немного в стороне от казарм. Невысокое, но крепко сложенное здание с маленькими окошками, закрытыми слюдой. Крупная, железная дверь неприятно закряхтела, когда я стала открывать ее.
Магазинчик чем-то напомнил мне лавку гнома Галивана — так же все аккуратно, все на своих местах… Только вот у гнома, вместо слюды было стекло, да и петли он смазывал…
Я посмотрела на торговца, который молчаливо ожидал, пока я замечу его.
— Наконец-то вы пришли, Охотница, — улыбнулся парень, по-прежнему не сводя с меня глаз.
— Да? А вы меня ждали? — подозрительно сощурилась я, пытаясь понять, откуда он мог знать, что я приду.
Парень был молод. Пожалуй, слишком молод для того, чтобы торговать оружием. На первый взгляд ему было не больше двадцати лет. Он был невысокого роста, с глубоко посаженными глазами и резкими очертаниями лица. Пожалуй, эти три черты сразу же бросались в глаза, едва стоило посмотреть на него.
— Ждал, — кивнул мужчина — Я хотел дать вам совет.
— Совет? — хмыкнула я — Какой совет?
— Иди домой. В Стравин, — спокойно сказал парень.
— Что? — оторпела я.
— Я что, сказал что-то непонятное??? В Стравин! Уходи в Стравин! — всплеснул руками парень.
— Зачем? — скосила я глаза, недоверчиво поглядывая за парнем. Не ловушка ли это?
— Лисара. Она убьет Брая, когда придет время. Убьет, если ты не уйдешь немедленно в Стравин.
— Кто такая Лисара и почему она должна его убить?! — фыркнула я.
— Белая Ко… — парень внезапно захрипел и судорожно схватился за горло, словно его кто-то душил.
Я вздрогнула, и, продираясь через тумбы с оружием, бросилась к нему. Я не успела добежать до него нескольких шагов, как возле парня материализовался какой-то человек. Нет, не человек. Вампир.
Руки его были приложены к горлу несчастного. Вампир красными глазами посмотрел на меня и, едва я успела шевельнуться, превратился в летучую мышь и вылетел в распахнутую дверь.
Я обернулась вслед за ним и встретилась с удивленным взглядом, как оказалось потом, настоящего торговца. Мужчина смотрел на меня ошарашено.
— Кто вы?
— Там… там… — запинаясь, начала я и указала в сторону, где пару минут назад стоял парень.
— Что?
— Как что? — я обернулась и подавила в себе удивленный возглас.
Ни парня, ни его трупа там не было. Мне что это привиделось?
Я судорожно вздохнула и осела на тумбочку, стоящую рядом. Да что же это такое? Галлюцинации? Но, все было настолько реально…
Это и было реально! Только надо понять, к чему это было. И почему некая Лисара угрожает жизни Брая. Мы вернемся в Стравин, обязательно вернемся, но для начала нужно вытащить Брая из этого оплота оборотней…
Я не стала разъяснять настоящему торговцу то, что я видела духа и вампира. Однако, оказалось, что и вылетающую ему навстречу летучую мышь, торговец тоже не видел.
Меня передернуло от одного взгляда этого красноглазого вампира. Я встречала многих вампиров, но красноглазых, исчезающих и превращающихся — впервые. Должно быть, он очень силен.
Стараясь не заморачиваться по пустякам, я купила все, что мне было необходимо для похода в логово Югара: наручный арбалет и серебряные болты. К сожалению, арбалет был лишь двухзарядным, но это лучше, чем совсем ничего. На всякий случай я купила и кольчугу, решив тоже сделать на ней шипы. В случае если на меня кинется оборотень, то шипы вонзятся ему в тело и если после этого он не умрет, то, по крайней мере, будет не в состоянии, чтобы сражаться. Кольчугу я отдала Дариолу, чтобы он отнес ее в кузницу.
Когда Дариол принес для меня готовый заказ, я как раз показывала рекрутам боковой удар.
— Держи ноги порознь, — объясняла я — если не хочешь поскользнуться! Правильно. А теперь размахнись, как будто нанесешь удар, и вложи весь вес в клинок, — я перехватила рукоять, стоя позади рекрута и пыталась отточить его движения до идеальных. Хотя, судя по тактике боя — этих воинов даже баню не возьмут охранять. Наверное, поэтому они все еще в городе.
Нас окружили остальные мечники, лучники же тренировались неподалеку, стреляя по мишеням, но все же изредка они заинтересованно поглядывали и на нас.
— Каэтана! Твоя кольчуга готова. Я попросил сделать ее первой, — Дариол протянул мне справу и краем глаза глянул на рекрута — Уже поняла, насколько они безнадежны? — хмыкнул он.
— Ну-ну, Дариол, им просто нужны тренировки и хорошие мастера.
— Все на границе. Обучать их некому, — пожал плечами мужчина.
Я согласно кивнула и мы отошли в сторонку.
— Каэтана, это правда, что они все погибнут? — помощник губернатора махнул в сторону рекрутов.
Ох, не люблю я такие вопросы. Каркать будущую смерть мне совсем не хотелось, но и давать пустые надежды я не могла.
— Я не хотела бы, чтобы это было так, но Дариол, я заранее предупреждаю, что оборотни Югара самые сильные и опасные. Кидать в бой против них этих мальчишек — убийство. Обезопась их по возможности.
— Тебе не кажется, что тогда это самоубийство — идти туда? — прищурил один глаз мужчина.
— Они все равно придут в город. Только тогда пострадают еще и простые люди. Нужно идти сейчас. К тому же, основной удар на себя примут другие…
— То есть, они не единственные воины?
— Нет. Мы пойдем вторыми, когда количество оборотней уже значительно приуменьшится.
— А кто, если не секрет, пойдет первыми?
— Секрет, — отрезала я.
Не стоит ему знать про волков. Потом в жизни не докажешь, что ты можешь разговаривать с ними, при этом не являясь оборотнем. Иногда лучше всего промолчать.
Дариол хмыкнул, но доставать меня с расспросами не стал. И правильно. Не стоит.
Постепенно нарастала тревога. За Брая, за жизнь этих мальчишек, многие из которых погибнут по моей вине. Какая-то часть моей совести твердила, что я их веду на смерть ради одного человека. Хотя даже и не человека. Оборотня.
Нет, это не так. Оборотни все равно придут в Атену и тогда станет еще хуже. Тогда пострадает еще большее количество людей — женщины, дети… А этого нельзя допустить.
Дариол извинился и ушел заниматься своими делами. Я решила побыть здесь до позднего вечера, а потом зайти за Клыком в гостиницу. Сейчас в этом месте ему делать нечего, лучше пускай набирается сил перед боем. Нам предстоит тяжелая ночь.
Я развернулась и посмотрела на рекрутов. Пораженно вскрикнув, я подбежала к одному из них и с силой выбила из рук бутылку.
— Спятил, придурок?!! — зарычала я, нависнув над ним, словно скала.
Парень удрученно глянул на осколки стекла и песок, смоченный вином.
— А что тут такого?
— Что такого?! Хочешь, чтобы у тебя дезориентация началась, когда ты вступишь в бой?! Ты же будешь пьян! Да в таком состоянии тебя убить — раз плюнуть!
Нас окружили остальные парни, наблюдая за бесплатным представлением.
— Я в отличной форме! Думаешь, я побоюсь каких-то там псов?!
Я замерла с открытым ртом.
— Бездна! Ты что, совсем не понимаешь, к кому мы идем?! Да один оборотень порвет тебя и на лоскуты, совершенно не напрягаясь!
Так-так, Каэтана, молодец. Твоя «воодушевленная» речь отбила в этих горе-воинах всю итак небольшую смелость. Командир из тебя, прямо скажем никудышный…
— Кхм… Вообще-то, я хотела сказать, что алкоголь не способствует удачному бою… Вы должны помнить, там, за что вы бьетесь, — парни спокойно стояли, сложив руки на груди и слушая мою речь — Это не просто моя прихоть. Вы идете защищать свои семьи — сестер, матерей, бабушек, дедушек… — так, про смерть им лучше не говорить — это не способствует повышению боевого духа — Я просто хочу, чтобы вы знали, ради чего будете сражаться там. Не ради меня, а ради своих близких и немножко, ради себя…
Я развернулась и пошла прочь.
— Докажите, что вы не трусы, — коротко бросила я, полуобернувшись.
Я так и не поняла, что видела в тот момент в их глазах… Страх, удивление, размышления или храбрость. Я просто не хотела сейчас в этом разбираться…
Я остановилась и посмотрела на небо.
— Я иду Брай… — еле слышно прошептала я.
Тучи становились все темнее, день клонился к ночи. Зарядил мелкий дождь, сумрак между домами сгущался.
* * * *
Рекруты зябко кутались в плащи. В тени могучих сосен рос довольно редкий подлесок, поэтому местность просматривалась хорошо. На глаза то и дело попадались погибшие деревья, покоившиеся на упругом ковре старых листьев. По соснам бегали белки, которые, завидев путников, тут же начинали недовольно цокать. Противные вороны то и дело переругивались между собой, что вызывало неприятные ощущения. Так, словно мы идем на смерть… Причем мои ощущения были таковыми, что я больше беспокоилась не за себя. За кого угодно, но не за себя.
Клык брел рядом со мной, озираясь на призрачные тени. Мне было бы проще, если бы я превратилась в сову — так, по крайней мере, я сразу бы увидела оборотней. Но сейчас со мной шли те, кто не должен был знать некоторых моих тайн.
Хотя…
— Стойте! — я развернулась к ребятам, выставив перед собой ладони — Ждите здесь, я скоро вернусь.
— Куда вы? — подался вперед один из лучников.
— Просто ждите. Я скоро, — и посмотрела на Клыка — "Присматривай за ними, хорошо? Я скоро"
"Куда ты, Кэй?" — пес присел на пожухлую траву, высунув язык.
"Надо осмотреть местность. Что-то у меня нехорошее предчувствие. Надо найти Стаю Ашша"
Жестко перебирая крыльями, я летела, делая резкие рывки вперед. Стая бежала прямо к пещерам Югара. Я приземлилась впереди, чуть подальше от них. Первым вел Аш. Завидев меня, он остановился, тяжело дыша, и застыл, ожидая моих пояснений.
"Я должна проверить сама. Первая" — встряхнула я крыльями.
"Твое дело. Мы идем туда за Браем, а не ради людей" — сузил глаза волк.
"Отлично. Тогда я полетела"
"Найди Брая"
"Постараюсь"
Я вспорхнула на ветку и уже с нее полетела в сторону пещер. В голове проносилась лишь одна мысль: "Они хотят забрать Брая… Снова сделать его волком…"
Что ж, видимо ему придется делать выбор. Я не буду его склонять на свою сторону. Выбор только за ним.
Если, конечно, мы выживем.
Оборотни. Много оборотней. Отвратительные огромные создания. Они ожидают нас. Так и знала. Наверняка у них есть достоверные источники информации.
Илиан сидел неподалеку, прячась в каком-то углублении, вроде канавки, за небольшим камнем. Рука сжимала амулет, а веревка от него просачивалась сквозь пальцы. Оборотней было много, разных окрасов, но как бы они между собой не были похожи, одного я все же узнала…
В этот момент он посмотрел на небо. Черные глаза сузились, завидев сову.
"Брай, если ты меня сейчас слышишь… Брай…"
Никакого эффекта. Брай был во власти амулета и даже уже не слышал меня. Он просто смотрел на сову, и не видел ничего кроме птицы. Просто птица. Он даже не мог вспомнить кто я. И не пытался. Он безразлично опустил голову, готовившись к битве.
" Когда-нибудь, я убью тебя Брай. Потому что ты оборотень. А это моя работа. Я сделаю правильный выбор. Но не сейчас"
"Когда-нибудь в бою могут встретиться наши мечи: Брая и мой, как сейчас, только противником моим будет не Илиан, а Брай. И бой будет серьезным…"
"Я люблю тебя, Каэ.
Я тоже люблю тебя, Брай"
"Я люблю тебя, Брай" — подумала я, все еще надеясь, что оборотень услышит меня.
На секунду мне показалось, что так и есть — он услышал. Оборотень снова поднял голову и посмотрел на меня. Но надежда быстро сменилась страхом, когда его глаза загорелись гневом.
Лес огласил волчий вой. Стая, не дожидаясь команды, бросилась в бой. Чертыхнувшись про себя, я полетела назад. Придется поторопиться.
Рекруты, которых я, к своему стыду, про себя прозвала «смертниками», уже заскучали и расселись на пнях и поваленных деревьях. Завидев меня, уже в человеческой ипостаси, они повскакивали со своих мест и собрались в кучу.
— Пора, — кивнула я, стараясь перевести дыхание.
Мечи с жалобным стоном вышли из ножен, стрелы легли на луки, а в моем арбалете оказалось два серебряных болта.
Слава богам, что Аш выполнил хоть один, самый главный наш уговор — он отвел большую часть оборотней в лес. За нами те, что еще остались.
Рекруты на несколько секунд остановились, оторпев от страха перед оборотнями. Но уже через мгновение бросились, сломя голову в бой и даже моего приказа не понадобилось.
Лучники разом выстрелили и пять стрел разлетелись в стороны. Две из этой пятерки попали в цель. Оборотень споткнулся, поймав грудью стрелы и упал на землю, громко рыча. Один из мечников, подскочил к распростертому телу и всадил в спину меч. Выдернув оружие, он радостно обернулся к своим товарищам, совершенно не заметив, как за его спиной недавно пораженный оборотень воздвигается грозной скалой.
Я среагировала моментально, и болт, вылетевший из моего арбалета, вошел оборотню прямо в висок. Монстр задергался, получив смертельную дозу серебра, и завалился на спину. Кивнув опешившему парню, я бросилась вперед, в сторону входа в пещеру, в котором уже пытался скрыться Илиан, но путь мне преградил еще один оборотень. От неожиданности вздрогнув, я всадила меч ему в живот по самую рукоять. В ответ, оборотень ударил меня лапой, и я отлетела в сторону, будто бы весила не больше ста фунтов. Ощущения, если честно, словно лошадь лягнула.
Мой противник тем временем свалился прямо на живот, всадив меч себе еще глубже. Интересно, как я теперь его буду вытаскивать?
Я потерла ушибленное бедро и, захромав, направилась к трупу.
— Каэтана! — я едва успела пригнуться, как надо мной пролетела стрела и воткнулась в морду нависшего надо мной монстра.
— Спасибо, — махнула я и, развернув труп монстра, ногой уперлась ему в грудь, с упором потянув на себя меч. Лезвие заблистало красным цветом. Торопливо обтерев меч о мокрую пожухлую траву, я побежала к пещерам. Вход здесь был только один, и я уже в прошлый раз залетала внутрь этой пещеры.
Путь мне преградили сразу два оборотня. Не сбавляя скорости, я на ходу оборотилась в сову и подобно стреле влетела внутрь так, что оборотни даже не сообразили, что случилось.
Сдуру, почти сразу же оборотившись обратно, я кувырком прокатилась по жесткому полу, набив на голове и теле шишек, и вскочила, чувствуя, что еще чуть-чуть и точно развалюсь.
— Вот черт, — прохныкала я, обнаружив, как умудрилась раздавить взрывной шарик, который мне дал гном. Желтоватая жидкость заструилась из небольшой дырочки.
Обернувшись, я еще к тому же с ужасом обнаружила, что ко мне бегут двое оборотней, что охраняли вход в пещеру. Подождав, пока они подбегут ближе, я выпустила шарик из рук и едва успела отпрыгнуть в сторону, как произошел взрыв, огласивший пещеру громогласным эхом.
Уши заложило, на голову посыпалась каменная крошка и земля. Тяжело сглотнув, я обернулась и поморщилась: оборотней разнесло на куски и теперь их отвратительно вида мясо «украшало» весь пол пещеры.
Я побежала в глубь пещеры, стремясь найти Илиана. Искать Брая пока не было смысла — он все равно под влиянием амулета и сейчас с ним лучше не сталкиваться. Зато потом, когда амулет будет уничтожен, ему понадобится моя помощь.
Коридоры виляли как в лабиринте. Несколько раз я снова выбегала туда, откуда начала путь. За все это время я встретила только одного оборотня и тут же убила его выстрелом в глаз. Перезарядив арбалет, я продолжила поиски.
Свернув в очередной коридор, я, наконец, вышла в какой-то круглый зал по всему радиусу обвешанный факелами. В центре был небольшой постамент, с очерченной пентаграммой и свечами. Мазнув по рисунку пальцем, я обнаружила, что пентаграмма нарисована кровью.
Сзади что-то хрупнуло. Я обернулась и вздрогнула, заметив крадущегося белоснежного оборотня.
— Брай? — не удержалась я.
Все равно он меня не слышит. Я вытащила меч и едва успела отскочить, как оборотень бросился на меня, яростно ударяя лапами по воздуху.
Левой рукой он схватил запястье руки, в которой я сжимала меч. Рывком дернув ее на себя, он круто развернулся и с силой ударил меня о стену, а свободной правой рукой схватил за горло. Меч звонко ударился об пол.
Оборотень раскрыл пасть и яростно зарычал. Его клыки были в опасной близости от моего лица, и я зажмурилась. Брай сжал горло с такой силой, что у меня в глазах потемнело.
Что-то тренькнуло и рука вздрогнула от толчка. В правый бок оборотня вонзился арбалетный болт и слегка царапнув шкуру, отскочил в сторону. Оборотень по инерции сделал пару шагов назад.
Я быстро подхватила меч и выставила перед собой, готовясь в случае чего, защищаться до последнего.
"Каэтана!"
Я обернулась на зов и заметила в проходе темно-серого волка. Аш подобрался поближе. Брай пока не бросался, чувствуя опасность, исходящую от моего меча и неприятную боль от серебра в правом боку.
Мы стояли треугольником: Брай-оборотень, я и Аш. Волк был готов броситься на меня в любой момент, защищая Брая и я это чувствовала.
"Аш, он не в себе"
Но волк делал вид, что не слышит меня. На минуту даже воцарилась тишина, изредка нарушаемая вскриками, доносившимися с улицы. Где-то с потолка капала вода, словно с каждым ударом отсчитывая мое время.
— Так-так-так, — из темноты пещеры вышел Илиан, хлопая в ладоши. Все обернулись и посмотрели на него.
— Илиан! — выкрикнула я, выместив в одном этом слове всю злость и ненависть к этому человеку.
— И я рад тебя видеть Каэтана. Наконец-то все в сборе: Владыка леса, один из самых сильных и умных волков и, конечно же, Каэтана… Мда, жаль, что ты мне ни к чему и придется от тебя избавиться.
Некромант еще что-то говорил, но я уже ничего не слышала — мой взгляд был прикован к блестящей штуковине у него в руке. Вот бы до нее дотянуться и тогда Брай снова бы стал самим собой!
"Аш!"
Волк краем глаза глянул на меня.
"Отвлеки Брая, а я попробую добраться до амулета, в руке некроманта"
Я не поняла, согласился ли волк это сделать, но в следующую секунду, он неожиданно прыгнул на Брая, повалив того на пол. Брай с легкостью откинул волка в сторону, но тот с остервенением снова бросился на него, вгрызаясь прямо в плоть.
Я тем временем тоже налетела на некроманта, но тот вяло шевельнул рукой и все мои внутренности буквально скрутило жгутом. Боль была настолько невыносимая, что я не могла даже пикнуть.
Над головой послышался издевательский смех Илиана и моего виска коснулся носок его обуви.
— Хватит сопротивляться Каэтана! Обещаю за все хорошее, что ты для меня когда-то сделала, убить тебя наиболее безболезненным способом.
Я почувствовала, как из носа потекла кровь, но боль Илиан все же немного ослабил.
— Иди ты! — сплюнула я на пол перед его ногами. И тут же согнулась пополам от очередного приступа боли.
Я не видела, что было с Браем и Ашем, да и боль не давала возможности об этом задуматься. Я даже уже не слышала их.
— Ты все равно уже больше ничего не сможешь сделать, девочка, — Илиан говорил настолько дружелюбным голосом, что если бы меня не разрывало на части, я бы согласно закивала ему и, не подозревая, что он замышляет.
— Может быть… ты и прав, — откашливаясь проговорила я — Но кое-что, я все же еще могу сделать!
Из последних сил дотянувшись до сапога, я поймала вынырнувший навстречу руке кинжал и всадила его прямо в стопу некроманта.
Илиан закричал и упал, а я тут же с облегчением почувствовала, как ушла боль. Кое-как приподнявшись, я прыгнула на него и выбила амулет из его рук.
Деактивировать… деактивировать! Как же, черт побери, его деактивировать?!!
Недолго думая, я с силой ударила по нему каблуком сапога и с облегчением почувствовала, как он рассыпался под ногой крошкой. Так легко сломался? Надо же какие некачественные вещи раньше делали…
— Не-ет!!! — Илиан оттолкнул меня в сторону и принялся заботливо собирать маленькие кусочки амулета.
Я отыскала взглядом Брая. Оборотень удивленно смотрел на меня, постепенно все вспоминая. Ашшаан лежал рядом и, кажется, был серьезно ранен, потому как его шерсть приобрела красный оттенок с черным отливом.
"Брай?"
"Не сейчас Каэ" — оборотень моргнул и уставился куда-то, позади меня.
Я немедленно обернулась и прямо носом уткнулась в грудь грязно-серого оборотня. Почему-то интуиция незамедлительно подсказала мне, что это никто иной, как Югар…
Глава 22. Брай
Я лежал на полу, медленно приходя в себя. Где-то слева слабо шевельнулся Аш. Из-под него медленно вытекала кровь, собираясь в небольшую лужицу. Неужели это я? Я ранил своего друга? А что с Каэ?
Я закрутил головой и в поисках Охотницы. Да вот же она, и кажется все в порядке. Каэ стояла чуть в стороне, и с нескрываемой радостью смотрела мне прямо в глаза.
"Брай?"
Мысленный голос девушки с легкостью пробился к моему сознанию. Я вернулся. Захотелось немедленно ответить, что все в порядке, но голос не подчинялся.
Позади Каэтаны, мне почудилось некое движение, и поэтому я сфокусировал свой взгляд над ее плечом. Бездна!
"Не сейчас, Каэ"
Охотница попыталась проследить за моим взглядом, и, повернувшись, уткнулась носом в свалявшуюся шерсть. Югар собственной персоной.
Девушка отреагировала мгновенно. Отскочив в сторону, она выпустила серебряный болт из наручного арбалета. Большого эффекта это не возымело, так как Югар тоже не стоял на месте. Отпрыгнув сторону, он кувыркнулся по земле, и немедленно вскочив, бросился к Охотнице, не давая ей времени для повторной атаки.
Опершись на стену, я попытался подняться, но лапы подогнулись, и я с рыком повалился назад. Я ничем не мог помочь Каэ! Боги! Организм слишком медленно регенерирует многочисленные раны.
Тем временем бой Охотницы и твари, которую я ненавидел больше всего на свете, разгорелся не на шутку. Размахивая огромными лапами, которые венчали саблеобразные когти, Югар медленно наступал на Каэтану. Он медленно теснил ее в угол, пытаясь прижать к стене. Девушка отмахивалась мечом, и отступала. Один удар лапы такого оборотня как Югар — это верная смерть.
Последний раз, взмахнув мечом, девушка прочертила в воздухе сложный узор и, прыгнув к ближайшей стене, вонзила меч в камень. Потрясающая сила! Не отпуская рукояти, Каэ подтянулась и ударила подскочившего оборотня ногой. Югар отступил на несколько шагов, и вновь бросился в атаку.
Упершись ногами в стену, девушка сделала несколько шагов вверх и, оттолкнувшись, отпустила меч. Сделав сальто назад, девушка перелетела через оборотня. Мгновенно развернувшись, она прыгнула ему на спину и, схватившись руками за шею, потянула назад, вкладывая в это движение весь свой вес. Голова оборотня запрокинулась, и тот, потеряв ориентацию, попятился назад, пытаясь не упасть.
Одной рукой продолжая удерживаться за шею зверя, девушка второй вытянула кинжал, и с размаху вонзила его в спину оборотня. Югар судорожно дернулся, и попытался одной лапой зацепить наглую Охотницу, но та с ловкостью уклонилась.
Продолжая движение назад, оборотень все сильнее разгонялся. Каэ упорно продолжала вонзать клинок в спину и шею оборотня. И тут я понял, что задумала хитрая тварь.
"Каэ! Стена!"
Девушка стремительно обернулась и, соскочив с лохматой спины, откатилась в сторону. Кинжал так и остался у Югара в теле и он, со всего размаха врезавшись в стену, всадил его еще глубже.
Разъяренно взревев, монстр закинул руку себе за спину и выдернул кинжал. Отшвырнув безнадежно испорченное оружие в сторону, он вновь бросился на Охотницу.
Я видел, что Каэтана не успеет уклониться от Югара, впавшего в бешенство, и он попросту раздавит ее. Собравшись с силами, я метнулся вперед и, раскинув лапы в стороны, принял оборотня в свои «нежные» объятья. Выпустив когти, я успел нанести несколько ударов по ненавистной морде, но потом опомнившийся Югар, оттолкнул меня в сторону.
Удар его лапы я пропустил, просто наклонившись, и в ответ ударил оборотня в живот. Не собираясь уклоняться, зверь стоически принял мои когти, и через мгновение, на меня сверху сразу же обрушился сокрушительный удар. Сцепив лапы в замок, Югар с силой обрушил их на мою грешную голову.
Перед глазами потемнело и, повалившись на пол, я на секунду потерял сознание. Очнувшись, я ожидал еще удара, который должен прервать мое бренное существование, но такого не последовало. Задрав морду кверху, я увидел очень интересную картину. Каэ, вцепившись когтями в глаза зверя, наносила удары клювом. Пока я сражался с Югаром, у Охотницы появилось время, чтобы перекинуться в сову.
Оборотень ревел, и нелепо размахивал лапами. Упав рядом со мной, он закрутил головой, пытаясь стряхнуть с себя птицу. Почему он просто не схватил ее лапой, и не отбросил в сторону, я не знал.
Каэ обернулась обратно в человека, и нагло усевшись на мощную грудь монстра, обвила его шею ногами. Она решила задушить его!
Из пораженных когтями совы, глазниц, текла кровь. Глаз не было, а морда оборотня превратилась в сплошное кровавое месиво. Охотница постаралась на славу.
Я поднялся на ноги, и наблюдал, как девушка добивает монстра.
Кажется, я уже успел расслабиться, потому что не заметил, как выигрышная позиция Каэ, неожиданно стала проигрышной.
Обхватив шею девушки лапами, Югар мгновенно стянул ее на пол, и тут же навалился всем телом, словно пытаясь раздавить. Из-под оборотня раздался отчаянный крик Каэтаны, и моего сознания достиг ее мысленный голос. Точнее вопль.
"Брай! Я задыхаюсь! Он меня раздавит!"
Подскочив к Югару, я схватил его за плечи, и попытался откинуть в сторону. Не тут-то было! Осев мертвым грузом на Охотнице, оборотень потерял сознание, и теперь весил не меньше доброго куска скалы.
"Держись!"
Вонзив когти в истерзанную спину монстра, я потянул его на себя. Кусок мяса, коим сейчас являлся Югар, медленно приподнялся над землей.
"Выбирайся!"
Через мгновение на свободе оказалась голова Охотницы, потом плечи, грудь, бедра и наконец-то ноги. Полностью выбравшись, девушка откатилась в сторону, и тяжело закашляла.
"Я чуть не задохнулась!"
Убрав когти, я отошел от повалившегося на землю оборотня, и присел рядом с Каэ.
"Но не задохнулась же"
Наконец-то отдышавшись, девушка расположилась на полу, и недовольно покосилась сначала на меня, а потом на поверженного Югара.
"Ну, тебя! Почему так долго?"
Я покачал головой, наблюдая как длинная, когда-то белоснежная шерсть, безобразными сосульками перекатывается по моей шее.
"Он немного тяжелый"
Поднявшись сам, я помог встать Охотнице, и мы подошли к вожаку югарцев.
"Думаешь, он мертв, Кэй?"
Пнув тело оборотня кончиком сапога, девушка неопределенно взмахнула рукой.
"Такие гады, так просто не умирают. Он жив. Видишь, еще дышит"
— Дай меч, совенок.
Каэ удивленно посмотрела на меня, но оружие все-таки протянула. Сжав клинок в лапе, я направил его лезвием вниз, и, размахнувшись, вонзил его в шею Югара. В разные стороны брызнула кровь, и оборотень, дернувшись, замер.
— Теперь не дышит.
Я только собрался вырвать меч из плоти монстра, как сзади раздалось мерзкое хихиканье. Резко развернувшись, я успел заметить как Илиан, раскинув руки в стороны, приближается к нам. Последнее, что я запомнил, это черный туман, который тут и там, разрывали вспышки молний. Потом я отключился.
Сознание резким рывком вернулось ко мне. Замотав головой, я попытался шевельнуть рукой, но у меня это не получилось. Открыв глаза, я опустил взгляд вниз, и обнаружил, что мои руки туго притянуты к телу веревкой. Оказывается, пока я был без сознания, мое тело успело принять человеческий облик.
Я был привязан к деревянному столбу, недалеко от центра пещеры. Рядом, в таком же положении находилась Каэ. Заметив, что я очнулся, она едва заметно улыбнулась.
"Который раз наблюдаю тебя обнаженным. Но вот привязанным, в таком виде, к столбу, впервые"
"Наслаждайся, пока есть такая возможность"
Раздались осторожные шаги, и в пещеру неспешно вошел некромант. Заметив, что я пристально смотрю на него, он подошел ко мне.
— А, очнулся? Как самочувствие?
Не удостоив старика ответом, я попытался отвернуться, но тот схватил мой подбородок рукой.
— Неужели обиделся? Зря.
Пройдя в центр пещеры, некромант присел рядом с начерченной на полу пентаграммой, и открыл огромную корзину стоящую неподалеку. Я потянулся вверх, пытаясь рассмотреть, что же там лежит, и удивленно вздохнул. Сбоку раздался не менее удивленный вскрик Каэ.
В корзине лежали дети! Спящие дети!
— Илиан, зачем тебе все это нужно?!
Старик оглянулся, и слегка удивленно посмотрел на меня.
— Я уже объяснял, Брай. Неужели забыл? Я хочу освободить мир!
Каэ покачала головой, и решила включиться в разговор.
— Я не понимаю. Как ты хочешь освободить мир, если пытаешься захватить его!?
Всплеснув руками, старик потянулся к пентаграмме, ровняя какую-то из линий.
— Тебе не понять, девочка. Я хочу уничтожить глупых правителей, которые играют жизнями людей! Хочу скинуть гнет власти! Дать людям свободу…
— Неужели ты думаешь, что она им нужна?! Им живется и так хорошо! Они не примут твою свободу…
Старик недовольно покосился на Охотницу, продолжая ровнять рисунок легкими мазками.
— Примут. Все люди мечтают о свободе, но не могут получить ее.
Я неловко шевельнулся, пытаясь ослабить узлы. Заметив мои телодвижения, Охотница легонько кивнула, не поворачивая головы. Теперь она отвлекала Илиана как могла, давая мне время разобраться с путами.
— Зачем тебе дети, безумец?! Что ты хочешь сделать с ними?!
Старик, не отрывая взгляда от рисунка, пожал плечами и ответил.
— Зачем дети? Я проведу особый ритуал, который приблизит меня к победе!
Я отвлекся от своего занятия по освобождению рук и, подняв голову, посмотрел на старика.
— Ты хочешь убить их? Принести в жертву?
Старик поднялся на ноги, и вновь подошел ко мне. Помахивая испачканным пальцем рядом с моим лицом, он с брезгливостью в голосе ответил.
— Брай?! Плохого же ты мнения о старике… Нет, конечно. Я не собираюсь убивать их.
Охотница покосилась на некроманта.
— Тогда зачем они тебе?
Хитро прищурившись, Илиан покачал головой.
— Нет. Я не расскажу вам ничего, — резко развернувшись, он кивнул двум оборотням ожидавшим приказа на выходе из пещеры — Заберите девушку отсюда, она мне мешает!
Оторвавшись от стен, Югарцы подбежали к Охотнице и, вырвав из пола столб, к которому она была привязана, дружно водрузили на плечи, поспешив к выходу. Я наблюдал за происходящим, но ничего не мог поделать. Как только твари скрылись в проходе, я повернулся к старику.
— Куда они понесли ее?!
Некромант пожал плечами и, подойдя к корзине с детьми, осторожно вытащил одного.
— Понятия не имею. А теперь, не шуми, а то разбудишь детей!
Последнюю фразу, старик произнес уже шепотом. Так же невольно перейдя на шепот, я решил поинтересоваться.
— А почему я еще здесь? И почему югарцы все еще помогают тебе? Ведь Югар мертв…
Положив ребенка на один из углов пентаграммы, старик взял из корзины следующего.
— Хорошо, отвечу. Ты мне нужен для ритуала. А что касается Югара, так он жив…
— Я же лично всадил ему меч в шею! Он не мог выжить после такого!
Положив ребенка на очередной угол, некромант поднялся на ноги и, достав небольшую тряпку, подошел ко мне. С невероятной силой, он разжал мой рот, и запихнул в него кляп.
— Так-то будет лучше. Отвечу в последний раз. Брай, я некромант, в конце-то концов, — старик сделал театральную паузу — Я просто приказал его телу ожить, и все. Что непонятного?
Действительно, теперь мне понятно, что ничего непонятно. Мне казалось, еще в пещерах близ Алирона, он жаловался Каэ, что не смог поднять мертвых оборотней. Конечно, если только Охотница правильно передала мне разговор со стариком. Или, если старик не соврал ей…
Ощупав кляп языком, я скривился. Вкус у тряпки был просто отвратительный. Надеюсь, он только сморкался в нее, и больше ничего. Почувствовав рвотный порыв, я понял, что мои мысли убежали уже слишком далеко. Слишком.
Стараясь не думать о тряпке заткнувшей мне рот, и том, по какому назначению она раньше использовалась, я скосил глаза на некроманта. Тот продолжал заниматься своим делом, осторожно выкладывая детей по разным углам рисунка. Только теперь я заметил, что в этих местах, в полу сделаны специальные углубления, идеально повторяющие форму человеческого тела. Детского человеческого тела.
Кажется, Илиан и Югар знакомы гораздо дольше, чем я предполагал. Интересно, как давно? Судя по всему, достаточно, чтобы разработать и воплотить план, концовку которого я наблюдаю. Интересно, какая роль определена мне? Зачем я нужен им?
Пока мое сознание мучили бесконечные вопросы, некромант неторопливо завершил подготовку к ритуалу, (а в том, что это была именно она, я не сомневался) и подошел ко мне.
— Наверное, сейчас думаешь, зачем ты понадобился мне? Как давно я придумал это? Когда связался с Югаром? Верно?
Мне оставалось лишь утвердительно кивнуть.
Внимательно осмотрев с ног до головы, старик улыбнулся.
— Так как здесь, ты единственный достойный слушатель, я пожалуй расскажу, — некромант по обыкновению заложил руки за спину, и стал неспешно прохаживаться возле меня, — Все началось около года назад. Я работал в лабиринте близ Алирона, когда туда нагрянули твари Югара. К тому времени, я накопил уже достаточно артефактов, чтобы преспокойно отразить их нападение. Многих потрепало, некоторые погибли. Ирейское серебро, знаешь ли… И тогда Югар пошел на переговоры. Ему нужен был толковый маг, для того чтобы совершить задуманное, а мне, грубая сила, которая помогла бы мне завладеть миром. — старик усмехнулся, — Обвести этого зверя не составило труда. Вскоре, у меня в подчинении трудилась половина его рода. И я нашел! Нашел амулет! И тогда мы решили приступить к выполнению основного плана. Нам нужны были дети… Я доверил это Югару, и потом горько пожалел об этом. Надо было делать все самому! Но я остался в лабиринте. Я продолжал поиски, надеясь найти что-нибудь еще… а потом… случился обвал, — Илиан взглянул на меня — Амнезия. Не понаслышке знаешь, что это такое? Ведь так, Брай?
Что мне оставалось? Я кивнул.
Старик остановился и, потянувшись, продолжил.
— Кстати, ты никогда не задумывался, почему в ту ночь ты лишился памяти, и почему можешь принимать вид подобный югарцам? Нет? Время у меня есть, так что я, пожалуй, объясню. Без меня, ты бы никогда не догадался, — старик не преминул потешить свое самолюбие — Так вот, в тот вечер ты столкнулся с Югаром. Верно? Ты начал превращаться в волка, но неожиданно, трансформация замерла? А потом, много позже, ты обнаружил что можешь по желанию принимать подобный вид, и уже не чувствуешь боли при обороте? Так?
Интересно, чего он ожидает? Что я подробно отвечу на каждый вопрос?
Понаблюдав несколько секунд за мной, старик решил продолжать. Только теперь он не задавал вопросов, которые не нуждались в ответах, а утверждал.
— Ты попал под влияние Югара. Видишь ли, в чем дело. Наш с тобой общий «друг» обладал удивительными способностями. Он мог подчинять своей магии любого оборотня, заставляя его становиться подобным себе. Он лишал оборотней человеческой сути. Они становились такими, какими ты сейчас можешь видеть обычных югарцев. Но тебе повезло. Ты слишком мало времени был подчинен влиянию его магии. Твой организм начал меняться, но процесс не был завершен, и именно поэтому, серебро, которым тебя ранила Каэтана, произвело такой эффект. Почему ты просто не умер, я не знаю. Видимо удача.
Илиан прокашлялся, и с отвращением сплюнул слюну мне под ноги. Растерев плевок сапогом, он подошел к корзине, где ранее лежали младенцы, и достал оттуда небольшой глиняный кувшин. Вытащив пробку, он отпил немного, и поставил посудину на место. Вернувшись ко мне, он поскреб лоб пальцем.
— Так о чем это я? Ах, да! Так вот, тебе невероятно повезло, и ты остался в живых. Объяснить почему, я не могу, и поэтому мы опустим этот момент. Далее. Ты потерял память, и нашедшая тебя Каэ, отволокла тебя к знахарке. Я полагаю, это была Эста?
Очередной раз, утвердительно махнув головой, я прикрыл глаза.
— Не спишь? Хорошо. Удар серебра лишил тебя памяти на некоторое время. Но ты смог вернуть память! Тебе нужна была эмоциональная встряска, чтобы память проснулась, открывая настоящую, полную личность. Понимаешь? Тогда на Арене, ты увидел, как близкого тебе человека убивает оборотень. И ты проснулся.
Я открыл глаза и, посмотрев на старика, замычал. Ну, прямо натуральная корова. Некромант непонимающе взглянул на меня, но потом, сообразив, поинтересовался:
— Хочешь что-то добавить? Или спросить?
Ответом стал резкий кивок.
— Хорошо, погоди секунду.
Вытерев пальцы о свой плащ, Илиан потянулся к кляпу, и выдернул его. Аккуратно сложив тряпицу, он засунул ее в карман.
— Ну? Я слушаю.
Я подвигал челюстями, стараясь вернуть их к жизни.
— А когда «проснулся» ты? И зачем вообще пошел с нами?
Старик присел прямо на пол, и теперь смотрел на меня снизу вверх.
— Зачем? Даже тогда, когда я был лишен своей памяти, я чувствовал, что вы мне нужны. Поэтому и пошел. А что касается первого вопроса, то отвечу просто — когда увидел свою дочь.
— Тогда зачем мы тебе сейчас?
— Вы? Ты имеешь в виду себя и Каэ? Теперь уже не зачем. Теперь мне нужен только ты, а точнее твоя необычная кровь, лесной владыка.
Я покачал головой.
— Владыка — это Тамай. И ты это должен знать.
Старик вскочил на ноги, и ткнул мне пальцем в грудь.
— Тамай мертв! Не играй со мной! ТЫ единственный из Рода, кто остался в живых! Эриа, Талас, Матар, Тамай! Они все мертвы! Остался только ты, самый ничтожный и старый!
— Предположим что ты прав. Что ты хочешь сделать? Зачем тебе дети? И почему ты сказал, что МЫ уже не нужны? Почему только я? Какую роль ты отводил нам с Охотницей?
Некромант с яростью взглянул на меня.
— Ты хочешь знать?! Вы должны были доставить детей их родителям! Но вы явились слишком рано, да еще и убили Югара! Вы! Вы помешали мне провести ритуал так, как он задумывался!
В коридоре раздался шум, и старик, развернувшись в ту сторону, крикнул:
— Ну что там еще случилось?
Ответом ему стало тело оборотня, которое вылетело из прохода, и силой врезалось в противоположную стену. Упав на пол, югарец и не думал вставать. Он просто замер безжизненной кучей.
В пещеру один за другим вбегали волки моей Семьи, за ними следовали атенские воины, и последними, к моему безмерному удивлению, в пещеру скользнули вампиры клана Саат. Как эта разношерстая компания смогла добраться сюда, не поубивав друг друга, я не представляю. Главное, что они пришли.
Но у Илиана, как оказалось, оставалось еще несколько карт в рукаве. Взмахнув руками, он поднял оборотня лежавшего возле стены. Постепенно, движения его приняли невероятную скорость, и я почувствовал, как мир вокруг словно замирает. Остановились молодые охотники, замерли атенские вояки, одни лишь Саата продолжали двигаться с прежней скоростью.
Последний раз, взмахнув рукой, некромант прыгнул в пентаграмму, и повалился прямо в ее центр. Вокруг рисунка замерцала голубоватая оболочка защиты.
Ко мне подскочил один из Саата и, вытянув кинжал, разрезал веревки. Не произнося ни слова, спрятал оружие, и побежал к входу в пещеру. Из туннеля, неровным строем выходили поднятые оборотни.
Время вернулось к привычному течению, и все вокруг приняло нормальную скорость. Четыре волка моей Стаи, шестеро людей-воинов, и пятеро Саата встали против двух десятков поднятых оборотней.
Я растер затекшие руки, я начал трансформироваться. Встряхнувшись, я побежал вперед, в бой. Люди боязливо расступились, когда я метнул прямо на Югарцев. Выпустив когти, я крушил неповоротливых зомби с удвоенной яростью, а в голове пульсировала лишь одна мысль: "Что с Каэтаной?"
К битве подключились и вампиры. Выставив вперед черные мечи, они бросились на оборотней, отвлекая часть монстров от меня. Стало немного легче.
Люди и волки не вмешивались в драку, понимая, что помочь они не могут, а лишь помешают. Молодые охотники, окружили замершего в центре пентаграммы Илиана, и теперь гипнотизировали его ненавидящими взглядами. Периодически своды пещеры оглашал вой.
Стараясь не отвлекаться по мелочам, я медленно прорывался через мертвых оборотней, которые упрямо катились на меня. Белая шерсть уже давно стала ярко-красной, от бесконечной крови, которая проливалась на меня. Я шел вперед. Мне было наплевать и на вампиров, и на людей, и даже на часть моей Семьи. Я должен был найти Каэтану.
Неожиданно враги кончились. Я словно раскаленный нож сквозь масло, прошел через ряды югарцев. Не останавливаясь, я устремился дальше по коридору, а мои уши продолжали улавливать звон мечей Саата. У них еще много работы.
Так, где же Каэтана? Где Охотница?
Навострив уши, я внимательно прислушивался к каждому звуку. Мой нос отсеивал тысячи запахов, в поисках одного. И наконец-то мне повезло.
Легкий сквознячок принес мне тот самый запах, что я так упорно пытался отыскать. Резко затормозив, я свернул налево, и устремился к свету, что виднелся в конце. Туннель вывел меня прямо в небольшую пещеру, слабо освещенную тремя факелами. К одной из стен, был небрежно прислонен столб, к которому была привязана Охотница.
Услышав шаги, измученная девушка подняла глаза, и они засветились радостью.
"Брай!"
Подбежав к Каэ, я поднял столб в вертикальное положение, и одним ударом перебил путы позади деревяшки. Сбросив с себя веревки, девушка стремительно обняла меня, и тихо застонала от боли. Затекшие руки и ноги давали о себе знать.
Отпустив меня, Охотница принялась растирать конечности.
"Что случилось? Как ты освободился? Что с Илианом?"
Череда вопросов родилась в моем сознании, и теперь нуждалась в немедленном ответе.
"Атенцы, Стая, и Саат добрались до пещеры, в которой находились я и Илиан. По пути они перебили большую часть югарцев. А сейчас сражаются с ними же. Некромант засел в центре пентаграммы, и окружил себя щитом"
Охотница огляделась по сторонам.
"Где-то здесь должно быть наше оружие"
Заметив в стене пещеры небольшую нишу, она, прихрамывая, направилась к ней. Вытащив на свет свой меч, Каэтана пристегнула его на пояс. Дальше последовал кинжал, и наручный арбалет. Спрятав кинжал в сапог, Охотница зарядила арбалет, и кивнула мне.
— Я думаю пора помочь им.
На подходах к пещере, где по идеи должен был кипеть бой, мы не услышали ни единого звука. Повернув, мы вышли прямо к тому месту, где я с яростью прокладывал себе дорогу через оборотней. Кровь и разваленные на части зомби были на месте, но вот вампиров не было.
Вбежав в пещеру, я сразу понял, почему было тихо. Все, повторяюсь все, наши союзники, беспомощно парили в воздухе, и, судя по всему, не могли даже чихнуть. Вампиры, люди, волки. Забавная гирлянда из живых существ.
Но как оказалось, не все поддались магии. Двое Саата, встав по разные стороны пентаграммы, наносили мощные удары своими мечами по магическому щиту. Внутри стоял некромант и смеялся. Только вот звука слышно не было.
Сзади подбежала Каэ, и, остановившись рядом со мной, удивленно созерцала только что увиденною мной картину. Ее она тоже впечатлила.
"И что здесь происходит?"
Так как врагов помимо некроманта в пещере больше не было, Охотница убрала меч в ножны, и аккуратно ступая, подошла к увлеченным своим занятием вампирам.
— Э… Вам еще не надоело?
Вопрос прозвучал настолько обыденно, что даже я на секунду опешил. Словно не валялись вокруг десятки порубленных в капусту оборотней, а пол не был залит кровью, не летали под потолком обездвиженные существа, не стоял в центре пентаграммы наш враг, и не рубили воздух два разъяренных вампира.
Кровососы, услышав человеческий голос, замерли, и, опустив мечи, отошли от щита. Поочередно сняв шлемы, они представили миру себя. Саата и Лоар. Интересно, а они что здесь забыли?
Похоже, этот вопрос родился не только у меня, потому как Каэтана, потерев щеку, спросила:
— А вы тут чего забыли?
Саата вежливо поклонился, а Лоар лишь хмыкнул, и, достав небольшую тряпочку, принялся протирать меч. Глава Саат, поняв, что отвечать придется ему, галантно улыбнулся.
— Собственно, пришли на помощь.
Только сейчас, я понял, что продолжаю стоять на входе в пещеру, и удивленно таращиться по сторонам. Встряхнувшись, я подошел к троице, одновременно с этим трансформируя горло.
— Как вы узнали, что мы именно здесь? И что подвигло великого Саату прийти мне на помощь? ТЫ же никогда не рискуешь собой и своими воинами просто так…
Вампир кивнул, и обернулся посмотреть, как там поживает некромант. Тот видимо чувствовал себя отлично, потому как, тыкая пальцем в нашу сторону, что-то кричал и смеялся. Вернув голову в исходное положение, кровосос ответил.
— Ты прав, Брай. Никогда не рискую зря. Но сейчас у меня здесь своя выгода. Этот ваш некромант, — легкий кивок в сторону старика — задумал одну очень неприятную вещь. И она совершенно меня не устраивает.
Каэтана обошла вампиров и приблизилась к щиту, который теперь не слабо мерцал в воздухе, а буквально горел яростным, синим светом, отделяя весь мир от некроманта. Или наоборот.
— И что именно он задумал? — девушка повернулась к вампиру — И почему ты так спокоен? Неужели нет никакой опасности?
Саата пожал плечами.
— Он собрался воззвать к Белой Королеве,<a l:href="#n_5" type="note">[5]</a> и с ее помощью захватить мир. Армия из оборотней и вампиров… никто не устоял бы перед ней. Такой план, мог родить только сумасшедший.
Замолчав, вампир взглянул на Лоара.
— Ты уверен, что он не вырвется и ничего не сможет сделать?
Второй кровосос утвердительно кивнул.
— Теперь щит отрезал его не только от мира, но и от магии. Кстати, и от воздуха тоже. Так что если некромант не снимет его, он просто задохнется.
Саата удовлетворенно кивнул, и обратился к Каэтане.
— Вот и ответ на твой второй вопрос.
Девушка пристально посмотрела на вампира, потом на второго и, наконец, на меня.
— И еще, если он хотел просто воззвать к вашей Белой Королеве, то зачем он собирал именно губернаторских детей?
— Ему нужна была «голубая» кровь. Лишь на зов такой, придет Лисара.
— Лисара? — девушка удивленно вкинула брови — Я уже слышала это имя…
Саата тонко улыбнулся.
— Возможно, и слышала. Спорить не буду.
Охотница покачала головой, и сменила тему разговора, возвращаясь к Илиану.
— Почему вы так уверены в том, что он ничего не сможет сделать?
Кровососы только лишь улыбнулись, видимо считая, что этот вопрос не достоин ответа. Пришлось отвечать мне.
— Объединенная магия двух Кланов, может творить чудеса. Если они скажут, что сейчас здесь будет извержение вулкана, так оно и будет.
Тем временем, слова Лоара начали сбываться. Некромант уже не смеялся, а, схватившись за горло, метался по пентаграмме, грозя неосторожным движением раздавить детей. Детей?!
Я заметил, что в последнее время, одинаковые вопросы и мысли у нас с Каэ рождаются одновременно. В очередной раз, опередив меня, девушка воскликнула:
— А как же дети?!!
Лоар пожал плечами и промолчал. Слово опять взял Саата.
— С ними все будет в порядке. Он снимет защиту, вот увидишь. Подождем еще немного.
Мы собрались небольшой группкой и уселись прямо на пол, с интересом наблюдая за некромантом. Сзади послышался первый удар об пол.
Я обернулся, и успел стать зрителем того, как все подвешенные в воздух, падают вниз. Видимо у некроманта не хватало сил удерживать сразу два заклинания. Вскоре, на земле оказались все, но подняться смогли не многие. Все вампиры, два охотника, и четыре воина-человека. Остальные лежали на полу. Слава богам, живые! Видимо сил не было подняться.
Волки подбежали ко мне и, сунув морды мне в лапы, замерли. Люди и вампиры, порознь подошли к нам сзади. Все смотрели на некроманта.
Каэ повернула голову в мою сторону.
"Мне кажется, или есть в этом что-то неестественное?"
"Что именно?"
"Вот так сидеть, и ждать пока враг задохнется?"
Я погладил волков по головам.
"В этой жизни бывает все"
Ждать пришлось не долго. Через пару минут, щит Илиана помутнел, закрывая хозяина от наших взглядов, а еще через мгновение замерцал и исчез.
Обессиленный некромант лежал в центре пентаграммы. Проснувшиеся дети плакали. Несколько атенцев, отбросив оружие, подбежали к ним и, не смотря на мой рык, взяли их на руки.
Саата и Лоар неспешно поднялись на ноги, и подошли к старику. За ними последовала и Каэтана. Я тоже решил подняться на ноги, и поэтому, отпустив волков, приказал им отдыхать. Рывком вернувшись в вертикальное положение, я направился к пентаграмме. Интересная, кстати, картина. Стоящая рядом с вампирами Охотница, и поверженный некромант лежащий у их ног. Жизнь полна чудес!
Каэ ткнула носком в лежавшего ничком Илиана.
— Что с ним?
Саата пожал плечами, одновременно с этим внимательно следя за солдатами, которые старательно укачивали малышей на руках.
— Он истощил себя. Сейчас он не опаснее вон тех детишек.
Охотница слегка пораженно взглянула на кровососа.
— Вот так просто?..
Глава Саат взглянул на девушку.
— Что просто?
— Так просто победили?
Лоар вздохнул и пальцем указал на один из углов пентаграммы. Над ней мерцало непроницаемое пятно мрака. Никто из людей не осмелился приближаться туда. Я резко развернулся и пересчитал детей на руках солдат. Четверо!!! А не пять!
Охотница и Саата произвели те же вычисления и логические заключения, что и я, и одновременно произнесли.
— Кажется, у нас проблемы…
В другой ситуации, я бы с удовольствием посмеялся над этой мелочью, но сейчас не до этого. Развернув задумчивого Матаэ к себе, я наклонился и, сверкая клыками рядом с его лицом, тихо спросил.
— Что это значит, Лоар?
Вампир спокойно сбросил мою лапу с плеча, и так же тихо произнес.
— Это только начало. Он успел.
— Успел что?!
— Разбудить Королеву.
Я заметил, как Саата потрясенно раскрыл рот.
— Ты уверен, Ло?
Матаэ пожал плечами и, кивнув терпеливо ожидающим вампирам, пошел к выходу.
— Уверен, Саа. Мы опоздали.
Не поворачиваясь, Лоар и остальные кровососы, кроме Сааты, покинули пещеру. За ними, подобрав своих товарищей, вышли и атенцы. Молчаливые, сосредоточенные. В пещере остались только я, Каэ, Саата, валящийся на полу Илиан и несколько волков моей Стаи.
Каэтана кивнула на некроманта.
— Что будем делать с ним?
Глава Саат, пожал плечами.
— Для начала, приведем в чувство, и узнаем точно, что он успел сделать.
Я кинул и, подступив к неподвижному некроманту, перевернул его. Осторожно похлопав его по щекам, я замер, ожидая пока старик, придет в себя. Глаза мужчины открылись, взгляд сосредоточился на мне… и неожиданно… он заплакал! Закрыв глаза ладонями, мужчина рыдал как ребенок, при этом дергая ногами. Я ошарашено посмотрел на него, потом на Каэтану и Саату. Те с не меньшим удивлением созерцали плачущего некроманта.
Я взял старика за руку, и отвел ее от лица.
— Илиан?
Мужчина, увидев меня, вырвался и пополз в сторону. Упершись в ноги Каэтаны, он, не прекращая плакать, поднял голову, и увидев Охотницу, обхватил ее ноги руками.
Пораженная девушка не могла вымолвить ни слова, и поэтому Саата присев рядом со стариком, взял его за плечо.
— Кончай театр, некромант.
Илиан повернул голову в сторону вампира, и громко шмыгнув носом, что-то залопотал, захлебываясь слезами.
Охотница попыталась высвободить свои ноги, но некромант лишь сильнее обхватил их.
"Он что, сошел с ума?"
Я пожал плечами, и поднялся на ноги.
"Мне так не кажется"
Трансформировавшись, я вытащил из корзины одеяло, и, завернувшись в него, подошел к Илиану.
— Вставай!
Некромант повернул голову на мой голос, и лицо его озарила улыбка. Очередная порция невнятного лепета достигла моих ушей. С трудом разбирая исковерканные слова, я слушал старика, и понимал… понимал, что это не Илиан!
Каэтана тоже прислушивавшаяся к некроманту, удивленно вскинула брови.
"Мне показалось, или он действительно попросил отвести его к маме?"
"Не показалось. А еще он сказал, что он испугался большой собачки"
Близился рассвет. Мы стояли возле входа в лабиринты пещер, полной грудью вдыхая воздух. Саата нацепил на голову непроницаемый шлем, и теперь его голос доносился до нас с Каэтаной, немного невнятно.
— Как я и говорил, мне кажется все в порядке. У некроманта ничего не получилось. Его душу выбило из тела, а дух убитого малыша занял ее место.
Я посмотрел на сидящего рядом старика, который в свою очередь радостно хлопал в ладоши, наблюдая за тем, как резвятся молодые волки.
— Может ты и прав. Но где тогда душа Илиана? Что стало с ним?
— Видимо, она у Той, к кому он воззвал.
— Да кто она вообще такая?!
Саата пожал плечами.
— Тебе не обязательно знать, Брай. Но если так интересно, ты можешь сходить в книгохранилище Танра. Там есть упоминания о Ней. Мне пора, скоро рассвет. Прощайте.
Подпрыгнув в воздух, кровосос сделал сальто, и превратился в летучую мышь. Тяжело взмахнув крыльями, он устремился в сторону Обители. Надеюсь, успеет.
Я повернулся к Охотнице и, сжав ее руку, спросил:
— И что нам теперь делать?
"Ты разберись со своей Семьей, а я отведу малыша к родителям. Заодно и Клыка заберу"
"Где мы встретимся?"
Охотница обняла меня, и тихо шепнула.
"Возле ворот Атены. Мы собирались в Стравин"
"Хорошо"
Я стоял среди своей Семьи. Меня окружали те, кто выжил. Молодые, старые. Все. Ашшаан сидел рядом со мной, как и вся Стая ожидая моих слов. Я поднялся на лапы и, взмахнув хвостом, вышел вперед.
"Семья! Спасибо, что пришли мне на помощь. Я благодарен каждому из вас. Аш, спасибо тебе за то, что помог мне. Я хочу отблагодарить тебя"
Повернувшись к волку, я подошел ближе и, усевшись на землю, потянулся носом к его рту.
"Ты знаешь, что нужно делать"
Аш удивленно взирал на меня, не понимая, говорю и делаю ли я это всерьез, или просто шучу.
"Зачем, Брай?"
"Я так решил Ашшаан!"
Волк открыл пасть, я и просунул туда морду. Клыки Ашша коснулись моего носа. Челюсть волка дрожала, и в любую секунду могла сжаться смертельными тисками. Но он выдержал.
"Я доказал тебе свою верность, старший волк. Теперь ты глава семьи, Ашшаан"
"Спасибо, Брай"
Я стоял на краю дороги, в очередной, и уже последний раз наблюдая, как уходит моя Семья. Проводив исчезающих в лесу охотников, я вслушался в их прощальный вой. В нем смешалось все. И радость, и тоска, и грусть. Они уходили ведомые новым вожаком — Ашшем.
Схожие чувства родились и в моей душе. Боль, тоска, радость. Я сделал свой выбор, и теперь пойду по этой дороге до конца.
Мои размышления прервал окрик Каэ. Она спешила ко мне, радостно размахивая рукой. Рядом бежал и Клык. Вот те, кого я выбрал. И я буду с ними до конца.
Эпилог
Лунный свет освещает небольшую поляну, на которой удобно расположились три усталых путника: девушка, мужчина, и пес. Все они выглядят очень уставшими, но, не смотря на это, иногда весело перешучиваются. Как ни странно, двое людей разговаривают и с собакой, словно та, понимает.
Небольшая птичка, перескакивая с ветки на ветку, приблизилась к лагерю, и теперь с интересом скосила глаза на странных путников.
Некоторое время стояла тишина, и вот, ее неожиданно нарушил мужчина. Голос его был невероятно серьезным.
— Послушай, Каэ… Могу я спросить?
— Да, конечно…
Мужчина взглянул на девушку, и медленно подошел ближе.
— Ты выйдешь за меня?
Каэтана удивленно закашлялась.
— Ты это сейчас с кем, Брай?
— С тобой конечно, с кем же еще? Так что?
Девушка покрутила головой, и просверлила Брая взглядом.
— Так, кажется, мозг устал! Ну-ка марш в постель!
Мужчина покорно прошлепал мимо, и прилег на место девушки.
— К тебе в постель, когда угодно… Я серьезно.
Кэй встала рядом с полулежащим мужчиной.
— Почему так неожиданно, Брай?
— Предложение всегда должно быть неожиданным. Так что?
— Я не знаю.
— А если я сделаю все по нормальному? По человечески?
Девушка удивленно посмотрела на мужчину.
— Что именно?? В смысле, по нормальному?
Подложив ладонь под подбородок, Брай изобразил задумчивую мину.
— Приеду на белом коне, подарю цветы, встану на колени, и, открыв небольшую коробочку, протяну тебе кольцо?
В ответ тишина.
— Не знаешь что сказать?
— Это невозможно, Брай…
— Возможно все. Ответишь чуть позже… А сейчас, я пойду… мне надо кое-что найти…
Поднявшись на ноги, он с решительным видом зашагал в сторону города.
— Брай! Стой! Куда ты собрался?!
Мужчина оглянулся, и, подмигнув, крикнул в ответ:
— Как куда?! Искать белого коня!
Примечания
1
Ирейское серебро — по легенде, это застывшая кровь Ирея — убийцы оборотней. Прикосновение к нему для оборотней смертельно.
2
Араша — это девочка, которая была принцессой, и, потеряв любимую игрушку, приказала казнить половину своих слуг, обвиняя их в краже.
3
Стихи песни "Снежные Волки" певицы Насти
4
Наарига — ритуальное оружие Клана Саат. Используется вампирами для убийства себе подобных.
5
Белая Королева — древняя богиня, демон, олицетворяющая собой Мать всех вампиров.
Автор
mila997
mila9971660   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Фантастика и фэнтэзи
Просмотров
115
Размер файла
835 Кб
Теги
Кровь оборотня
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа