close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Оборотень

код для вставкиСкачать
Оборотень
Светлана Протасенко
ОБОРОТЕНЬ
Глава 1
Было девять часов вечера, и Мелена, сидя в кресле автобуса, сонно сощурив глаза, смотрела в окно. Почему-то, не смотря на то, что мелькавшие в темноте оранжевые огни фонарей навевали на девушку сонливость, она никак не могла заснуть. В этом не было ничего нового, в общественном транспорте, сколь бы сильно не устала, но заснуть ей не удавалось. На улице было уже не только ветрено, но и весьма холодно — для ноября такая погода была естественна. Уже вторые сутки беспрерывно моросил противный дождик.
В автобусе же в столь поздний час народу было мало, она легко нашла себе место. Тёплая одежда, включённый обогреватель и общая усталость привели тело к странному оцепенению, а сознание к сонливому безразличию — до остановки было ещё далеко.
Мелена училась на третьем курсе университета, по специальности менеджмент. В принципе, её всё устраивало и в месте обучения, и в выбранной профессии, однако, ездить приходилось каждый день в самый центр Москвы из, пусть не самых дальних районов, но очень уж заковыристым маршрутом, что не могло не навивать грусти. Вообще-то, девушкой была весьма практичной особой, так что предпочитала не портить себе нервы по пустякам, и смотрела на мир с пофигистской точки зрения. Хотя слишком большие затраты на дорогу постоянно навевали тоску.
День для студентки начался сегодня в половине седьмого утра, но ничего страшного в этом, в отличие от своих сокурсников, она не видела, ибо просыпалась легко, а за пять — шесть часов сна успевала неплохо отдохнуть и к вечеру практически никогда не чувствовала «разбитости». Хотя сегодняшнее состояние сильно отличалось от «обычного», но возможно, — подумала, устало, Мелена, — я просто немного простыла.
Дело всё было в том, что девушку вот уже двое суток мучили сильные головные боли, и градусник стабильно показывал температуру 37,8. Вероятно, ей стоило остаться сегодня дома, отдохнуть, отлежаться — выздороветь, но такова уж её натура, что многие веши до разума доходили с запозданием, и поэтому, когда Мелена поняла, что заболела, она просто учла этот факт и отправилась в институт. Сейчас, она, конечно, признала всю опрометчивость данного поступка — к обшей разбитости состояния прибавилась лёгкая боль в мышцах и ломота в костях, но делать что-то было уже поздно и Мелена приняла решение, хотя это был скорее сам собою напрашивающийся вывод — по прибытию домой кружка горячего чая и в постель, набираться сил.
Стоило только войти в квартиру, как что-то метнулось ей под ноги и громогласно мяуча принялось требовать положенный ужин. Споткнувшись о Грацию, Мелена тихо зашипела, вполне удачно проглотив, пришедшие на ум ругательства. Отнюдь не мелодичный мяв, гвоздём, ударил по ушам и вбился в череп с силой отбойного молотка.
Устало, стянув сапоги и кинув куртку прямо на пол прихожей, девушка, пошатываясь, прошла, на кухню. Сил развесить всё как положено уже не было. Она достала из холодильника фарш и наложила его кошке. Из последних сил, раздеваясь и кидая одежду прямо на пол коридора, Мелена вошла в ванную и, открыв кран с холодной водой побрызгала на лицо, пытаясь хоть немного остудить разгорячённую кожу. Попытка оказалась напрасной, она даже не ощутила, попадания капель на кожу. Стало очевидно, что жар усилился. Мелена, дрожа всем телом, едва ли не ползком добралась до кровати и с громким стоном повалилась на неё, даже и не думая натянуть на обнажённое тело одеяло.
Пока она валялась в забытье, прошло не больше часа. Сон был наполнен липким туманом и тошнотворным бредом. Проснулась Мелена от жуткой боли в мышцах, казалось, что какой-то невидимый садист выкручивает ей суставы, и обжигает огнём внутренности. Она дико закричала, срывая связки и начала метаться по постели, глухо воя от нестерпимых ощущений, то и дело, снова срываясь на крик. Она извивалась немыслимым образом, стремясь хоть чуточку уменьшить раздирающую тело боль.
Испугано зашипевшая кошка, распушив хвост до состояния ёршика, округлившимися глазами смотрела за мучениями хозяйки. Во время очередного вопля, животное одним прыжком очутилось на шкафу, и наблюдала за страшной картиной уже оттуда. Так продолжалось несколько часов, наполненных криками и воем. Ближе к полуночи боль спала, не то чтобы совсем, но теперь она теребила внутренности, заставляя обессилевший организм тихонько подвывать и плакать от бессилия.
Саднило сорванное горло и, в голове девушки пронеслась мысль, что теперь она, наверное, не сможет издать ни звука. Всю опрометчивость данной мысли Мелена поняла ещё через полтора часа, когда боль одним рывком достигла наивысшей отметки, и принялась, плавить кости: растягивая, ломая, корёжа. Все суставы страшно выкручивало, тело, будто ломало невидимой силой, ногти то укорачивались, то увеличивались, становясь слишком большими для тонких девичьих пальцев и, меняли свою текстуру, становясь настоящими когтями. Из воспалённых, распахнутых на пол лица глаз беспрерывно текли слёзы. Радужка практически заполнила белок и сменила цвет с тёмно-зелёного на жёлтовато-оранжевый, зрачок то и дело становился толщиной с волос и делался вертикально вытянутым, но долго не держался, расползаясь и делая глаза беспроглядно чёрными. Губы были рассечены увеличивающимися зубами, кровь текла по подбородку, пачкала меняющие форму, заострившиеся зубы. Клыки значительно укрупнились, по сравнению с остальными лишь заострившимися зубами и даже слегка загнулись вовнутрь. Окровавленными оказались также внутренние стороны бёдер — резкие изменения затронули весь организм заставляя тело подстраиваться и перетекать во что-то новое. Неожиданно тело девушки сложилось пополам, но не вперёд, а назад, как будто ей сломали позвоночник. Когда же оно вернулось в нормальное положение, то фигура уже мало, чем напоминала человеческую: другое строение бёдер, вытянувшиеся и поменявшие форму руки, иной контур черепа обезобразивший уже не человеческое лицо. Бессистемно, то тут, то там на теле прорастали клоки волос. Между ног вился, беспорядочно извиваясь, хвост. Мелена уже давно не кричала, из меняющегося горла раздавался тихий хрип. Но перевоплощение на этом ещё не закончились. Вытянувшиеся вверх уши поменяли своё положение и покрылись жёсткой щетиной волос. Менялось строение губ и челюстей, менялись кисти и ступни, кости таза, позвоночника и грудной клетки, волосяной покров становился всё плотней, гуще и к четырём часам утра на разодранной, испачканной кровью и потом кровати лежало странное создание. Пожалуй, самым близким по внешности животным можно было назвать лесную рысь, но и это было бы весьма приблизительно. В первую очередь из-за размеров. В длину она казалось, могла «переплюнуть» и тигра, в высоту достала бы человеку до пояса, и это только в холке. Шерсть, покрывавшая зверя, имела темно-коричневый, отливающий в рыжину окрас, сильнее вытянутая, чем у кошачьих морда и слишком большие клыки.
Когда зверь попытался подняться из его глотки раздался совершенно человеческий стон. Мелена снова упала на кровать. О пережитой боли, тело напоминало лишь лёгким покалыванием по всей поверхности кожи. Девушка тихонько всхлипнула от обиды и принялась вылизывать правую лапу, постепенно увлекаясь процессом. Как не странно, но Мелена прекрасно осознавала, что с ней произошло что-то совершенно не понятное и с логической точки зрения не поддающееся объяснению или мало-мальски достоверному обоснованию, но не слишком волновалась по данному вопросу. Единственное, что сейчас по-настоящему выбивало её из коли это воспоминания о тех ощущениях, которыми сопровождался процесс. Конечно, нельзя сказать, что произошедшее совсем не произвело на девушку впечатления, но всё в этом мире относительно, а относительно перенесённой пытки, превращение в зверя Мелену практически не волновало. Кроме того, ей казалось, что стоит задуматься об этом хоть на минуту, и она сойдёт с ума.
На данный момент, её пугала только вероятность, что изменения ещё не завершены полностью и мучения вот-вот начнутся снова. Но походили минуты: десять, пятнадцать, а боль не возвращалась. Спустя некоторое время девушке удалось сесть. Как не странно тело ощущалось вполне естественно, каждое движение было мягким и грациозным, хотя пока ещё немного скованным. Вообще-то в этом не было ничего странного, боль позволила ей прочувствовать каждую шерстинку на преобразованной плоти. Так что казаться чужеродным оно не могло. Заинтересовавшись, Мелена аккуратно встала и, сойдя с постели, потянулась всем телом, проверяя работу мышц. Припала на передние лапы, легонько подпрыгнула, оттолкнувшись всеми четырьмя, покрутилась за собственным хвостом, пытаясь его рассмотреть или даже прикусить. Ей этого, правда, не удалось, слишком уж короток тот был. Повалялась по ковру, громко мяукнув, затем, резко встав, отряхнулась, как будто стряхивая с себя воду, даже подрыгав передней левой и задней правой лапами. В общем, новое тело Мелена, находила очень даже неплохим. Сильное, гибкое — уже привычное. Оно даже говорить могло, правда привычные звуки из горла прорывались с трудом, но всё же говорить Мелена могла.
В целом ситуация уже перестала вызывать тот ужас, как несколькими минутами ранее, но тут девушка начала ощущать в голове уже привычную тяжесть, а в костях знакомую ломоту. Взвыв от отчаянья Мелена, легла на пол дрожа скорее от страха, чем от несильной ещё боли. Однако спустя некоторое время все ощущения вернулись в полном объёме. На этот раз из горла звероподобного существа раздался лишь полный муки стон. Обратное превращение заняло гораздо меньше времени, чем предыдущее. И к половине седьмого на полу комнаты лежало обнажённое девичье тело совершенно немного изменившееся со вчерашнего вечера.
В семь часов утра в квартире несчастной студентки раздалась переливчатая трель звонка. Прошло несколько минут, прежде чем не получившие реакцию пришельцы повторили свою попытку. Когда и этот призыв остался без внимания, за дверью раздались странные шебаршащиеся звуки, щелчки в замке и дверь, резко открывшись, впустила в квартиру троих плечистых парней в форме МЧС. За их спинами маячило подозрительное лицо соседки-старушки и вызвавшей службу спасения. Крики Мелены, ночью не давали уснуть доброй половине подъезда.
— Да говорю я вам. — Принялась снова втолковывать МЧСовцам бабулька, — всю ночь тут кто-то так орал да словно его по живому режут. Вы осторожней, а то ещё он тута буйный.
— Ты не боись мать, — один из парней аккуратно вытеснил пытавшуюся прорваться в квартиру соседку, — мы разберёмся.
— Ей! Сашка! — Из дальней комнаты высунулась усатая голова одного из парней, — мухой давай к машине за носилками и назад.
Парень кивнул и, выскользнув из прихожей, побежал вниз по лестнице. Оставшаяся без присмотра старушка напротив направилась к проёму, из которого высовывалась усатая голова. Её глазам предстала картина обычной трёхкомнатной квартиры, довольно милой и чистенькой, если не считать разбросанную по полу одежду. Правда, в спальне всё было совершенно иначе.
Широкая, полуторная кровать, несколько не вписывавшаяся в традиционный интерьер советских времён, в котором были обставлены все остальные комнаты, всё бельё оказалось смято, разорвано, вымазано кровью. На полу лежала хозяйка жил-площади, совершенного голая и растрёпанная, довольно миленькая, ростом под метр восемьдесят, крупная кость, фигуристая, волосы тёмно-русые совсем немного ниже плеч. Вокруг неё сейчас суетился усатый: считал пульс, слушал дыхание, мерил давление, проверял зрачки. Его черноволосый напарник пытался достать со шкафа испуганно шипящую Грацию.
— Что это с ней? — старушка состроила озабоченную мину. — Отравилась что ль чем?
— Да нет, — усатый задумчиво почесал затылок. — Похоже на истощение, смотри-ка, какая худая.
И действительно вблизи подслеповатая старушка заметила, что живот девушки буквально прилип к спине, а кожу на костях таза и рёбрах кажется можно проткнуть и пальцем.
— Кошку-то, похоже, чем-то здорово испугали. — Черноволосый отошёл от шкафа придерживая жмущееся к нему животное.
Тут из прихожей послышались шаги, и в комнату зашёл Сашка, принёсший носилки. Усатый завернул потерпевшую в найденное одеяло и её вынесли из помещения. Тот, что моложе, прошёлся по квартире, выключая приборы из розеток, перекрывая воду. Закончив, он выпроводил старушку и, захлопнув дверь, вместе с животным вышел из подъезда.
Мелена ещё до того, как открыть глаза поняла, что находится в больнице. Знакомый всем запах сейчас просто душил её. Она сразу поняла, что дело тут не в силе запаха, а в том, что её обоняние работает гораздо сильнее, чем раньше, но именно это в данную секунду волновало её меньше всего. Поборов первые признаки головокружения студентка открыла глаза. Был уже довольно поздний день, где-то час, три дня. Она оказалась в палате на шестерых человек. Три койки были не застелены, на них отсутствовали даже матрасы, а вот три остальных оказались заняты. На одной — лежала сама Мелена, на соседней с ней — какой-то мужчина лет пятидесяти, с большим отёчным лицом и пустым взглядом в потолок, на третьей же сидела высохшая старуха, перебиравшая в пакетике свои лекарства. Заметив, что девушка смотрит на неё, бабулька злобно зыркнула и снова вернулась к прерванному занятию. Мысленно пожав плечами, Мелена попробовала сесть. Как не странно, это получилось. В целом, она чувствовала себя не так уж и плохо, только желудок отозвался резкой болью голода, да слабость с головокружением портили общую картину. В этот момент где-то за дверью раздались ещё далёкие шаги, но с каждым ударом сердца они приближались. В какой-то момент дверь открылась и впустила в палату дородную женщину в медицинском халате. Увидев, что пациентка пришла в сознание, она приветливо улыбнулась и, подойдя поближе, присела на краешек койки.
— Ну-с, как мы себя чувствуем? — голос у врача оказался низким, глубоким, располагающий такой голос.
— Неплохо, — Мелена ожидала, что будет не в состоянии произнести ни звука, но голос был обычным, ну может чуточку сиплый со сна. — Вот только есть жуть как хочется. Простите, а как давно я здесь нахожусь?
— Тебя сегодня утром привезли, соседка МЧС вызвала, говорят, ты ночью кричала сильно, когда дверь открыли, нашли тебя в состоянии истощения и привезли сюда. Что с тобой случилось, рассказать сможешь?
— Знаете, — Мелена озабоченно нахмурилась, — я помню, как возвращалась домой на автобусе из института, у меня была небольшая температура, и я планировала выпить чаю, да лечь спать. А последнее, что помню, как наложила кошке поесть, а потом всё как в тумане. В себя пришла уже в больнице.
— Ты действительно ничего не помнишь? — Казалось, врач не верит пациентки, но после, посмотрев ей в глаза, и увидев там искреннюю растерянность, она вздохнула. — Вообще-то у тебя довольно сильное истощение, да и кричала ты говорят ночью. Может припоминается что-то?
— Знаете, сейчас кажется припоминаю. — Мелена нерешительно оглянулась. — Кошмары мне ночью снились. Я к контрольным готовилась всю неделю. И это, ну на диете сидеть пыталась, ну, вы понимаете? Я не думала, что из-за этого истощение может быть.
Врач скривилась. Судя по всему она именно подобную картину и представляла. Студенты частенько именно так доводят себя до больничной койки. Она покачала головой.
— У тебя есть, кому позвонить, родители, другие родственники?
— Мама сейчас в командировке. Знаете, давайте не будем её тревожить, со мной ведь ничего серьёзного, а мама волноваться будет. Я самостоятельная, до дома сама доберусь, а там брату позвоню, он за мной присмотрит.
Посмотрев на эту самостоятельную девушку, врач недовольно скривилась и, встав, сказала:
— Хорошо. Сейчас придёт медсестра и сделает тебе капельницу витаминизированную, ещё поесть принесёт и выписывать тебя будем. С тобой ничего страшного не случилось. Ты точно нормально себя чувствуешь, голова не кружиться, слабость, может тошнота? Нет? Ну, тогда поешь сейчас, пройдёшь процедуры и всё. Ещё пару дней советую отдохнуть. Я справку напишу, заберёшь тогда на вахте перед уходом.
Мелена согласно кивнула головой:
— Я просто учусь много. Я дома тогда отдохну, а потом тогда к себе в поликлинику схожу. Я же всё понимаю, — на её лице перемешалось растерянность и недомумение.
— М-да… — Врачиха поджала губы, с сомнением смотря на пациентку, и решила не комментировать.
— Хорошо, только сходи непременно! Если что, пусть сюда звонят. Я тебе направление напишу. И справку в институт тогда заодно у своего врача возьмёшь.
Дождавшись утвердительного кивка, так и не сказавшая своего имени врач попрощалась и вышла из палаты.
Минут через двадцать вошла чем-то расстроенная медсестра, неся коробочку с аппаратом измерения давления, но почему-то без градусника, как по привычке ожидала увидеть Мелена. Медсестра молча померила девушке давление и кажется даже не обратив внимания на результат, и, тем более не сказав его Мелене, вышла из палаты. Минут через пять она же поставила девушке катетер и, придвинув из угла комнаты специальный столбик, повесила на него капельницу и, присоединив её к пациентки ушла. Не смотря на заверения врача, Мелене сделали не одну капельницу, а целых три, правда, третью, совсем маленькую. Видимо решив накачать её витаминами под завязку. После этого катетер вынули и руку забинтовали.
Студентка снова притянула колени к подбородку и, обхватив их руками, принялась ждать обещанного обеда. Не смотря на то, что, как известно, обещанного ждут не менее трёх лет, обед принесли уже через пол часа и не только Мелене, но и злобной бабульке, и выпавшему из реальности мужчине.
Боль в желудке стала слишком сильной, стоило лишь почувствовать запах еды. Мелена, громко урча, сметала всё с подноса, от удовольствия изредка, громко взрыкивая. Когда там остались лишь вылизанные тарелки, девушка, подняв голову, наткнулась на округлившиеся глаза старухи.
Она мгновенно, почувствовав всю ненадёжность своего положения, стремительно вскочила и принялась одеваться, благо предусмотрительные спасатели догадались захватить из квартиры разбросанную по полу одежду. За необычностью ситуации она даже не сразу обратила внимание, на по прежнему сосущее чувство голода и на не вяжущееся с пережитым великолепное самочувствие. Благо, раз есть одежда, так что теперь есть хоть в чём отправиться домой. Да и в кармане своей куртки, девушка обнаружила документы, и, самое радостное, проездной на метро — они оставались там же где и всегда, не потерявшись во всех этих событиях. Выскочив из палаты, студентка рванула по коридору, и с трудом заставив себя идти спокойно, принялась искать вахту.
Дальше всё было просто, заполнив и подписав подсунутые ей документы, Мелена, вышла на крыльцо больницы. Вдохнув морозный воздух с большёй примесью всякой гадости, девушка подумала, что первым в плане дальнейшей жизни, первым пунктом стоит разобраться с тем что же с ней случилось и как теперь быть дальше. Ответ, почему-то сразу находиться не желал. Засунув руки в карманы и, спустившись с высокого крыльца, легко перепрыгивая через три ступеньки, она направилась к автобусной остановке.
Глава 2
Сегодня дождя не было, но небо за окном всё равно оставалось хмурым и тяжёлым, готовым в любую минуту извергнуть на землю потоки дождя.
— Мел, я чего-то по-прежнему не могу понять, с какого фига, ты решила забить на институт и провести все свободные дни в этом сарайчике без отопления.
Максим, Меленин однокурсник, был без сомнения прав. И на учёбу забивать не стоило, и тем более не стоило отправляться на дачный участок, где и был-то только однокомнатный домик, боле похожий на сарай, разве что утепленный нормально, да несколько гектаров одичавшего сада. Но, что ещё могла она сделать в подобной ситуации? Когда четыре дня назад с ней случилось что-то странное, нет просто странным это назвать довольно трудно, но как бы вы обозвали превращение обычной, в общем-то, студентки, в здоровенную зверюгу? Тем более, что произошло это безо всякой на то причины или сколь-нибудь веских предпосылок. Нет, вдруг, подумала Мелена, без причины в нашем мире ничего не бывает, тем более такие резкие перемены, а значит, причина есть, только она её не видит.
— Ты знаешь, — девушка смущённо улыбнулась. — Сама не пойму, захотелось вдруг вот и всё. Отдохнуть от инста, расслабиться. А то учёба эта — достала уже. И, кажется, у меня намечается осенняя депрессия. Надо же как-то лечиться, а то и на людей скоро бросаться начну.
Макс хмыкнул неопределённо, но промолчал. Мелена именно поэтому и решила попросить Максима её подвезти. Он умел не задавать вопросов. Не сказать, что бы он совсем не интересовался жизнью своих товарищей, просто считал, что если кому-то потребуется его помощь или совет, то они сами попросят. Максим, являлся вообще весьма интересной личностью. Несмотря на то, что он был студентом и негде не работал, у него была своя квартира и машина. Все считали это подарком родителей и, признаться, они были правы. Мелена с Максимом познакомилась просто как с интересным человеком, умеющим поддержать беседу, ей нравилось, что он в отличие от других ребят с их курса учился самостоятельно предпочитая лишний раз позубрить или напасать грамотную шпаргалку. Помнится, в своё время его способность создать оригинальную шпору Мелену искренне восхитила, тем более что и сама она частенько грешила подобным. Он был человеком компанейским и, не смотря на многие выверты своей личности удивительно добрым. Поэтому, когда ей потребовался транспорт для того, чтобы уехать из города, и она позвонила Максу, тот без промедления согласился.
Сейчас Мелена прибывала в недоумении, да и признаться, была порядком напугана. Она не представляла, что происходит, и какие изменения ещё произойдут или может быть, уже произошли с её сознанием и телом. Вообще-то уже прошло четверо суток, а её состояние так и пребывало в том же виде, в каком она оказалась, придя в себя в больничной палате, но, тем не менее, отказываться от проверки собственного тела не стоило. Она ведь совершенно не представляла, что с ней случилось. Усилившееся обоняние, слух, странные эмоциональные реакции — в первые дни это стало настоящей проблемой. Чтобы определить собственные возможности, нужно было, провести хоть какие-то исследования, но в громадном мегаполисе сделать это не представлялось возможным. Ведь она не могла с уверенностью сказать, что не способна нанести вреда себе или другим. Ну, предположим, что себе-то ладно, а вот за вред, нанесённый другим, пришлось бы отвечать по закону.
Поначалу ей не терпелось протестировать своё тело, его реакции. Останавливало лишь боязнь быть замеченной, или спровоцировать какие-то новые реакции собственного организма. Последние дни Мелена воспринимала собственное тело как бомбу, готовую в любой момент выдать нечто незапланированное. Ну и конечно останавливала возможность попасть на стол к учёным. Мелена, как любой трезвомыслящий человек не верила, что правительство или «палачи от науки» заполучив в свои загребущие ручки ничего не умеющего оборотня поступят с ним гуманно. Оборотнем — Мелена, прозвала себя пока лишь для начала. Как человек начитанный она интересовалась различными литературными жанрами, в том числе и сказками, приданиями, легендами, даже современной фэнтези. Ведь как любого человека, Мелену интересовало неизведанное, ей всегда казалось, что, то о чём говориться в древних сказаниях не могло не существовать на самом деле. Из этого следовало, что раз необъяснимые веши, случались раньше, а если судить по ней, то случаются до сих пор, тогда вполне вероятно, что такая грань жизни, которую принято считать магической, существует на самом деле. Согласно такой постановке вопроса девушка подразделяет всех людей на две категории: верящих в пришельцев, и верящих в магию, Мелена, причисляла себя ко вторым. Согласитесь, обвинять в своих проблемах бедных пришельцев, если она чётко помнила, что не имела с ними контакта, было довольно глупо. Предполагать же что память ей может отказывать было бы слишком. Да и просто, такая мысль была не слишком приятной
Самым главным, Мелена полагала определение возможностей своего обновленного тела, именно для этого ехала сейчас туда, где не мог за ней никто проследить или случайно увидеть превращение человека в зверя. Тем более что вероятность того, что новое превращение будет столь же болезненным, была реальна до тошноты. Помня, что превращение всё-таки состоялось полностью, она не сомневалась, что сможет измениться вновь. Во всей этой ситуации только возможность снова испытать ощущения той ночи и не давали Мелене покоя. Наверное, подсознательно девушке от этих экспериментов нужно было ощущения безопасности, знания, что боль не вернется снова.
— Ты точно не хочешь об этом рассказать?
— О чём? — Мелена удивлённо посмотрела на, казавшегося безучастным, сидевшего за рулём, Максима. Тот лишь пожал плечами, мол: тебе лучше знать. Мелена чуть заметно нахмурилась.
— Ты знаешь, кое-что действительно случилось, но пока я сама хочу разобраться так ли это серьёзно, как кажется на первый взгляд. Извини. — Девушка смущенно улыбнулась. Парень сидящий рядом с ней кивнул, не отрывая взгляда от дороги.
Мелена недовольно нахмурилась. Неужели по ней так заметно, что у неё проблемы, что даже мало знакомый человек, как Макс обратил на то внимание? Это с одной стороны конечно замечательно, что о ней так заботятся люди, которых сама Мелена, не считала за друзей, но факт, что по ней, все подряд, читают о её жизни как по открытой книге считать хорошим нельзя никак.
Следующие пол часа прошли в молчании. Когда же они наконец-то достигли цели своего пути, то картину им представшую назвать радостной было сложно. Небольшой участочек так зарос травой, что открыть ворота для загона транспорта у них не получилась. Возможно, сказалось ещё и то, что выросшая за несколько лет трава сейчас пожухла и спуталась, но менее прочной не стала. Наши герои, кое-как приоткрыв калитку, вошли на участок. Стоило лишь выйти из машины, как ноги сразу намокли от покрытой то ли росой, то ли каплями прошедшего дождя травы. Холодный ветер качал ветви деревьев. На территории заброшенных, по большей части участков, садовая растительность постепенно перетекала в тёмный, глухой лес. И, как Мелена знала достоверно, он тянется не на один километр. В промозглой тишине было слышно, лишь как накрапывает дождик, да скрипят древесные стволы. Неожиданно пространство порезало хриплое карканье, донёсшееся, судя по всему откуда-то из глубины леса.
— Вот она! Прелесть глуши, величие природы. — Максим, видимо задавшись целью отговорить сокурсницу, как ему казалось от девичьей дури и свойственных ей (то есть дури) необдуманных поступков, показательно глубоко втянул ноздрями воздух. Правда, тут же закашлялся. У природы было своё представление о температурном режиме. Мелена злорадно хихикнула и, просочившись через калитку, побрела в направлении домика. Открыть дверь с первой попытки не получилось, и, тогда девушка упёрлась ногой в стену и поднапрягшись рванула на себя. На этот раз упрямая дверь, как бы в насмешку, с лёгкостью выскочила из проёма, больно саданув студентку по пальцам.
— Уй! — Мелена прижала покалеченную руку к груди. На этот раз хмыкнул Макс, протискиваясь мимо неё в дверной проём. Через несколько секунд уже оттуда донеслось его презрительное фырканье. Мелена потрясла запястьем в воздухе, с него к удивлению студентки уже начел сходить, желтея, неслабый синяк. Подозрительно покосившись на собственную ладонь, как будто конечность чем-то угрожала хозяйке, Мелена последовала за спутником. Войдя в эту пародию на дачный домик, девушка с трудом подавила вздох. Одна единственная комнатка три на пять метров, под единственным окном старый, если не сказать умирающий в муках стол, у стены, со стороны входа, трухлявый шкаф, забитый, как знала девушка, всякой старой одеждой, да гниющими матрасами. Так же её обостренный теперь слух выловил со стороны этого самого шкафа шуршание и невнятный писк. У дальней от входа стены стоял большой, но практически плоский деревянный ящик, служивший, когда нужно ещё и кроватью. На столе так же присутствовала, почему-то лёжа, керосиновая лампа, правда, без топлива.
— Да-а-а уж. Спартанская обстановочка. Мелен, ты точно уверена, что хочешь забить на универ и пожить в этой глуши?
Девушка кивнула, с тоской оглядывая место своего будущего пребывания. Максим состроил рожу и, ничего не сказав, пошёл в машину — за вещами. Мелена же, неприкаянным призраком прошлась по единственной комнатке, провела пальцем по поверхности стола, понюхала оставшуюся на нём пыль и раскатисто чихнула. Спустя буквально минуту на «сцене» снова обозначилась сильная половина человечества тащивший ватный матрас и несколько одеял, одно пуховое и два шерстяных. Отодвинув плечом так некстати попавшуюся под руку спутницу, он свалил принесённые вещи на жалкое подобие кровати и, буркнув, что-то про то, что он ей в грузчики не нанимался, и не могла бы она хотя бы пойти притащить сумки с продуктами, снова покинул строение. Философски пожав плечами, девушка направилась за ним. По дороге она столкнулась со спешащим уже в обратном направлении Максимом, нёсшим небольшую печку, к которой предстояло ещё и дрова заготовить. Подойдя к калитке, которую, оказывается, её спутник уже успел распахнуть на всю ширь, Мелена вынула из багажника пакеты с продуктами, тёплой одеждой, и необходимыми предметами личной гигиены. В которые, при нынешних условиях входили и веник с совком. Вот так перетаскав все привезённые вещи однокурсники расстались, на прощание, выслушав/высказав напутственную речь про бабью дурость, и про то, что так как телефона у неё нет, то пусть ей местные волки и подавятся, они попрощались. Максим уехал, а Мелена принялась за очистку нового места своего проживания.
Ну, пожалуй, не стоит нагружать читателя описаниями непосредственно процесса уборки, думаю, каждый из нас имел хоть раз в жизни такую возможность, поубираться на даче после зимы. А, учитывая, что всё это простояло без уборки не один год…
Выметать из углов трупики пауков, и других насекомых, ползать по полу на коленях, и возить по нему грязной тряпкой — не самое приятное занятие. Когда процесс был завершён, девушка позволила себе лишь пару мгновений насладиться результатом, и принялась раскладывать привезённые вещи. Посредине комнаты разлёгся коричневый коврик с тёмно-зелёным рисунком, на столе появилась цветастая клеёнка, на окошке, тяжёлая шторка, в уголке примостилась печечка, трубу которой Максим вывел куда-то в щель под крышей, после чего, ему пришлось её, щель, затыкать, какой-то строительной фигнёй, названия которой девушка не помнила. Консервы разместились под столом и частично на нём, а на ящик лёг матрас, накрытый простынёй и пуховым одеялом. В общем, получилось довольно неплохо и вполне себе уютненько. Вот только, когда «юная натуралистка» спохватилась, что дров для розжига печки у неё нет, на улице было уже темно. Благо, с новым своим зрением Мелена и в этой, для обычного человека непроглядной, темноте ориентировалась довольно неплохо и минут через пять блужданий по мокрому, на сквозь продуваемому саду, ей посчастливилось набрести на недавно обломившуюся ветку, довольно влажную, но благо, ничуть не трухлявую. Размером едва ли не с пол дерева, старой яблони, с которой она видимо и отпала. Так проблема топлива была с успехом решена.
Где-то через полтора часа старательных попыток разжечь печку, это всё же удалось совершить и девушка с чувством выполненного долга, наконец-то завалилась спать. Правда, несмотря на физическую, да и эмоциональную усталость заснуть на новом месте сразу не получилось. Мелена против воли вглядывалась в темноту, вслушивалась в ночные шорохи, всё больше проникаясь мыслью, что мыши всё-таки живут в её шкафу… когда же она услышала лёгкий писк и частый звук перебираемых по полу лапок, то и вовсе уверилась в своих подозрениях. Правда надо заметить, что за всю ночь ни одна, даже самая наглая мышь не рискнула подойти к спящей девушке. То ли из-за того, что ещё не привыкли к людям, то ли оттого, что чувствовали в ней зверя. Хотя девушке казалось, что на счёт последнего она себе бессовестно льстит. Но по большому счёту эта ночь прошла спокойно.
Утро началось возмутительно рано… чисто городской житель, коим и являлась Мелена, привык просыпаться часам к одиннадцати, а то и к двум часам дня, если только не ставила будильник, но на природе это было попросту не возможно. По крайней мере, для Мелены. Чуть стало светать, как за окном запорхали, принявшись пересвистываться птицы, зашебуршались «домашние» мыши, и сама девушка, открыв глаза, поняла, что спать ей совсем не хочется. Несмотря на накопленную за вчерашний день усталость, за ночь, кстати, не прошедшую до конца, сон ушёл от неё безвозвратно.
Ну что ж, — подумала Мелена. — Похоже, моё звериное «я» настроено поработать сегодня.
И тут же спохватилась, что мысль эта слишком уж злорадна, будто бы она отделяет себя от этого зверя. Но Мелена, точно знала, что даже после изменения она остаётся собой. А издеваться над самой собой попахивает мазохизмом.
Посмеявшись над этой мыслью Мелена, встала и принялась одеваться. Уже застегнув куртку, она, вдруг, осознала, что, хотя одета она даже легче обычного ей всё равно жарко. Заинтересовавшись, она расстегнула молнию и, достав аптечку, нашла и поставила себе градусник. Присев на заправленную кровать она принялась ждать. Спустя пять минут, которые Мелена, для чистоты эксперимента, добросовестно отсчитала по часам. Девушка, уже догадываясь, что увидит, достала термометр. И лишь удовлетворённо хмыкнула, когда на столбике отобразилась температура тридцать восемь и три градуса. Наверное, ей стоило заволноваться, но Мелена, логично рассудила, что чувствует себя более чем неплохо и, следовательно, теперь такая температура не является для неё более не нормальной. Куртку, правда, она всё-таки решила накинуть, но застёгиваться не стала.
Выйдя, наконец, на улицу, она первым делом принялась чистить дорожку, ведущую от дома к калитке. Вернее не саму дорожку, которая за давностью лет давно поросла сейчас пожухшей уже травой, а то место, где, по мнению студентки, она должна была располагаться. Потом, вдохновлённая видом очищенного участка она прошлась с граблями по всему саду, попутно собирая различные ветки, сучки, опавшие с одичавших уже деревьев плоды и даже, одно небольшое, поваленное видимо грозой, деревце. То, что можно было в будущем использовать, как топливо, Мелена отнесла к домику, сложив около входной двери, что бы потом не ходить далеко, а всякий мелкий мусор высыпала в компостную яму, выкопанную ещё чуть ли не раньше, чем участок стал содовым.
Когда с делами по благоустройству было покончено, Мелена пошла готовить из привезённых продуктов что-то отдалённо напоминающее нормальный обед. Не то чтобы она не умела нормально готовить, просто из консервов не так-то просто сделать сколь-нибудь нормальное блюдо.
Свой график Мелена распланировала заранее, отведя на нужды подготовки места проживания времени ровно до обеда. После, как раз должны были начаться «эксперименты»… вот их-то девушка и боялась больше всего… потому в течение этого дня старательно пыталась не вспоминать о них, но по мере того, как подходило время Х, сознание всё упорней возвращалось к насущной проблеме. Под конец, Мелена даже усомнилась, стоит ли есть так старательно приготовленную пищу, или может подождать? Почему-то отчётливо вспомнилось, как по возвращении из больницы она умяла за один раз два килограмма практически сырого мяса, и потом никак не могла насытиться дольно долгое время. Стоило ненадолго притупить чувство голода, как потом оно накатывало по новой, хорошо, хоть с каждым разом слабее, чем в предыдущий.
Подумав так. Мелена пришла к выводу, что еду лучше оставить на потом, а сейчас заняться тем, зачем она собственно и приехала в эту глушь. Глубоко вздохнув, она крепко зажмурилась и, просчитав про себя до десяти, резко выдохнула. Кто-то, кажется, говорил ей, что это способствует успокоению, ну кто бы, что не говорил, а Мелене это не помогло…
Девушка грустно вздохнула, подбросила дров в печку и принялась раздеваться. Оставшись полностью нагой, она опустилась на пол, на привезённый коврик. И тут же мысленно похвалила себя за предусмотрительность. Мелена постаралась вспомнить всё, что когда-либо слышала, читала и представляла себе про оборотней. На самом деле она не сомневалась, что у неё получиться обратиться, просто это было очень страшно. Девушка снова постаралась успокоиться, и в этот раз, у неё, кажется, немного получилось. Она пыталась привести своё сознание к состоянию впадения в транс. В своё время она уже пробовала заниматься медитацией, но тогда у неё не очень-то получилось. Однако тогда, у неё не было чёткого представления, чего она хотела бы добиться этими действиями, сейчас же, отчётливо понимая, что она хочет получить в итоге, сосредоточиться оказалось намного проще. Девушка пыталась представить себя в звериной шкуре. Увидеть мир глазами хищника. Услышать обострившимся обонянием миллионы различных оттенков запахов. Снова испытать щемящие чувство дикой силы, пьянящее, сводящее с ума, пробивающееся сквозь усталость преобразования. Она вспоминала уже пережитое однажды.
Мелена ощутила, как волоски по всему телу приподнимаются, кожный покров стремительно покрывается мурашками и холодеет, а внутри нарастает жар. Как будто всё тепло тела кто-то собрал в одной точке и, когда там образовался костёр, принялся раздувать его до настоящего пожара, по-прежнему сжатого в маленький раскалённый шар.
И вот, когда казалось, что терпеть этот жар стало невозможно, он полыхнул и начал стремительно разливаться по всему телу, неся за собой волну изменения. Девушка вскрикнула, резко запрокидывая голову и глядя широко раскрытыми глазами в никуда. Зрачок её, заполнил собой всю радужку. Щёки стали мокрыми от слёз. И началось превращение.
На этот раз всё происходило быстрее… но не менее болезненно. Кроме первого судорожного крика из её горла не вырвалось более не звука и уже через пятнадцать минут на полу домика лежало уже знакомое нам существо внешне похожее на рысь. Превращение длилось всего четверть часа, четверть часа ставшие для неё адом.
Зверь, захрипел, пытаясь подняться. Упал. Замотал лобастой башкой и, раздражённо зарычав, резко рванулся вверх, подняв-таки своё тело в вертикальное положение. Мелену слегка повело, но она всё же смогла устоять на лапах. Заняв устойчивое положение, оборотень глухо застонала от пережитой боли. Постояв какое-то время без движения, Мелена глубоко вздохнула и для профилактики оглядев своё новое тело тяжёлой походкой подошла к двери. И замерла в недоумении. Мышиный шорох и писк преследовавшей её весь день сейчас исчез. На морде зверя отобразился оскал, демонстрирующий неслабые клыки. Если бы речь шла о человеке, то можно было бы сказать, что она злорадно улыбнулась.
Стоило Мелене выйти на улицу, и она тут же остановилась «оглушённая» лавиной звуков и запахов. На природе постоянно слышаться какие-то звуки и даже осенью полно различных ароматов. Для того, кто из человеческого восприятия переместился в звериное — это стало большим шоком, перевернув всё его представление о мире. Возможно Мелена этого ещё не осознала, но каждое такое маленькое открытие разбивало её разум. Разбивало и создавало заново, внося маленькое, но существенное изменение в её личность. Пока она стояла на пороге, пока она крадучись делала первые шаги, пока замирала, удивлённая необычностью происходящего, пока она радостно сорвавшись с места, неслась вперёд со скоростью с трудом различимую для человеческого глаза и даже не понимая этого. Каждое событие влияло на неё, не убивая её сознание, но изменяя и деформируя во что-то новое, и, пока ещё, совсем не привычное. Она ещё не знала об этом, но этот бег, купание в ледяной речки, не чувствуя холода, лазанье по деревьям со скоростью и сноровкой белки, и жажда кровавой охоты, когда она встала на след зайца и его кровь у неё во рту. Всё это, останется в её памяти навсегда.
Когда лучи солнца, пробивая утренний туман, упали на далёкую лесную поляну, им предстало мощное звериное тело, вольготно раскинувшееся на подстилки изо мха и палых листьев. Казалось, что сон оборотня безмятежен и крепок, но стоило с края полянки раздастся шороху, как туда обратился взгляд совершенно не сонных глаз. Мгновение чёрные глаза смотрели в жёлтые, затем башка зверя по птичьи наклонилась на бок. На секунду замершая было, завороженная взглядам хищника белка сорвалась с места, взлетая на ствол ближайшего дерева. Мелена проводила её взглядом, облизнувшись. Но стоило ей пропасть из виду, как рысь плавно встала, потягиваясь и зевая во всю ширину немаленькой пасти. Огляделась и, встряхнувшись, заставив разлететься вокруг веер брызг, спокойно зашагала в известном только ей направлении. Через два часа, идя по какому-то встроенному компасу, а так же на едва уловимый запах дыма, Мелена пружинистой рысью выбралась из леса. Ещё пять минут такой же вялой трусцы с редкими вспышками демонстрации звериной мощи её организма, когда перепрыгнуть забор казалось легче, чем его обойти, и вот, она уже стоит перед дверью своего домика.
Из неряшливо выведенной наружу дымоходной трубы уже не выходила даже лёгкая струйка, но и запах тепла человеческого жилища и дыма ещё до рези бил в чувствительные ноздри оборотня. Мелена покривилась, борясь с внутренним не желанием заходить в это место, пропахшее старостью, людьми и дымом, но это длилось не дольше мгновения, после чего, она, совладав с собой, поддела лапой ручку прикрытой двери, и вошла внутрь.
Оказавшись в помещении, Мелена повёла носом и, снова, недовольно сморщившись, тоненько с повизгиванием чихнула. В помещении пахло сырым, выстывшем за ночь воздухом с примесью дыма, а от печки тянуло теплом, но лишь на ладонь от поверхности. В общем, атмосфера некомфортная, и для медитационного сосредоточения весьма не приятная. Однако, как говориться выбор у нас есть не всегда, и часто отнюдь не тогда, когда нам он нужен. Бока зверя раздулись от совершенно человеческого вздоха, когда девушка всей тяжестью своей туши легла на коврик. Она положила голову со стоящими торчком ушами с чёрными, пушистыми кисточками на скрещенные лапы, закрыла глаза и попыталась вспомнить какого это, быть человеком…
Просидев так с минуту, она шевельнулась, переложила голову поудобней, и слегка заволновалась. Ничего не получалось.
Мелена попыталась унять возникшее волнение. Она старательно гнала от себя мысль, что возможно не сможет больше перекинуться, что она может так и остаться в теле зверя. Спустя некоторое время, ей удалось справиться с собой. Удалось отстраниться от всего того, что её окружало, удалось добиться сосредоточения. Какое-то время всё оставалось без изменений, но вот, прошло несколько минут, и постепенно шерсть начала втягиваться, мышцы сокращаться и менять положение и, снова, вспышка в сознании, когда ужас изменения готов свести с ума. Но остаётся какая-то маленькая стенка, не стеклянная даже, а как из прозрачной плёнки, дающая понять: ты можешь, ты справишься, бывало и хуже. И это спасает её разум.
Придя в себя, Мелена застонала сквозь сжатые зубы, пытаясь сесть. Остатки боли прошли чрез пару секунд, тогда она смогла встать. Мучила жажда, поднявшись на ноги, Мелена легко подхватила с пола пятилитровую бутыль с водой и, запрокинув её над головой, принялась судорожно пить. Когда девушка утолила жажду, воды оставалось лишь немногим больше литра. Мелена задумчиво посмотрела на бутыль в руке, аккуратно завинтив крышку, поставила её на место. Не смотря на то, сколько она выпила, желудок всё ещё тянуло — хотелось есть. Вот теперь девушка порадовалась, что додумалась оставить обед на сегодня. Правда вернуться так поздно она не рассчитывала, но…
Когда она заметила, что ей тяжело есть еду по человечески, то есть при помощи столовых приборов, Мелена потратила не мало усилий, что бы побороть в себе звериную сущность, но в конце-концов у неё это получилось. Закончив с завтраком, (или с обедом?) девушка выбросила одноразовые тарелки, и вымыла столовые приборы. Энергии ещё было много. Мелена довольно хмыкнула, в прошлый раз у неё было истощение и всего по мелочи. Сейчас всё хорошо. Возможно дело в том, что тогда был первый раз? Но в любом случае новоиспеченный оборотень очень была довольна результатом. Первое экспериментальное превращение прошло даже лучше чем она ожидала. Нет, те ощущения, от которых она так мечтала избавиться осталась. Но признаться, ей так понравилось бегать в звериной шкуре, что она готова была мириться с последствиями. Так, что же там дальше шло в списке проверки новых способностей? Мелена зябко передёрнула плечами.
Дальше: проверка регенерации. Ну, назвался груздем, полезай в кузов. Взяв со стола нож девушка сначала тщательно вымыла его. Потом обработала лезвие йодом и, задержав дыхание, полоснула себя по ладони. Резкая боль ударила по нервам, но не заставила, как бы то ни было отреагировать на неё. Мелена вообще сильно подозревала, что после процедуры обращения не одна пытка не будет ей страшна.
Из глубокого пореза вытекла лишь крупная капля густой крови. Девушка как завороженная смотрела, как края ранки сходятся, и на руке остаётся сначала рубец, а потом и вовсе просто гладкая кожа. На всё ушло меньше секунды. Против воли в голове возникла мысль, а как быстро заживёт более серьёзная рана? Раньше бы она не позволила такой мысли задержаться у себя в мозгу, разозлилась бы и посмеялась над собственными мазохистскими наклонностями. Но сейчас всё изменилось. И не долго думая, она вонзила себе нож в предплечье. Боль была намного сильнее, Мелене подумалось, что наверняка задета кость… не дрогнувшей рукой она одним резким движением вынула лезвие из раны. Кровь не брызнула, как в тайне ожидала экспериментаторша, на этот раз для полного заживления потребовалось секунд тридцать.
Интересно, подумала, Мелена, а если отрезать руку, она вырастит заново? Но к счастью проверить она так и не решилась. Хотя очень хотелось!
Следующим на повестки дня была проверка возможного вреда от: серебра, чеснока и на всякий случай осины.
Ну, серебра у Мелены с собой не было, а украшений каких бы то ни было она не носила. Чеснок, подумав, она вспомнила, что клала его в обед, и хуже себя, похоже, не чувствует. А осину, девушка решила вычеркнуть из списка. В лесу было полно осиновых деревьев. Об одно она даже когти поточила, вреда не ощутив. А в себя, его втыкать, ну уж нет, увольте! Так и не оборотню поплохеет.
Больше всего она расстроилась из-за невозможности испытать воздействие серебра. Ей всю жизнь казалось, что именно оно на оборотней воздействует хуже всего. Но девушка, прикинув, решила, что по приезду в город зайдёт в ювелирный и решит этот вопрос. Дальше вспомнилось, что на оборотней воздействует полнолуние, а вот об этом она поняла всё, вспомнив кое-какие прошлые события.
Во-первых, твёрдо помнила, что в предыдущую ночь на небе, когда немного разошлись тучи, стоял стареющий месяц. Но очень тонкий, только появившийся, а значит, полнолуние было два, три дня назад. То есть, она прожила его, даже не заметив.
Ну, хоть одна однозначно хорошая новость. По крайней мере, «лунным» безумиям она не подвержена. День у девушки прошёл сравнительно не плохо. Она тестировала свои новые возможности. Проверяла зрение и слух. Больше всего ее, конечно, порадовала регенерация. На эту способность она, если честно, не очень рассчитывала. С наступлением вечера приготовила ужин. А на ночь, опять перекинувшись, ушла в лес, гадая, сможет ли поймать какое-нибудь ночное животное или нет?
Кстати, Мелена заметила, что превращения с каждым разом проходят всё легче и быстрее. Это не могло не радовать. Признаться её не вдохновляла перспектива корчиться на полу по десять-пятнадцать минут, а то и дольше.
Теперь, узнав этот факт, она с облегчением принялась за целенаправленные тренировки. Был, например день, когда она исключительно перекидывалась. Раз шесть в течение дня. В итоге, на превращение стало уходить не больше минуты, полутора. Но к концу дня, это так вымотало, что она заснула прямо на том самом коврике, не имея сил добраться до кровати.
Был день, когда девушка проверяла свои скорость и рефлексы, гоняясь за зайцами и белками. Тогда же она отрабатывала скоростной восход по кирпичной стене, нашлась такая на одном из участков.
К исходу четвёртого дня Мелена обнаружила, что продукты, заготовленные на неделю, закончились. А значит, пора было возвращаться.
Глава 3
К полудню следующего дня, Мелена, задолго узнав о приближающейся машине Макса, принялась собирать веши, которые не хотела оставлять тут. Конечно, печка, и ещё кое-что по мелочи, она не имела ни малейшего желания тащить с собой обратно в город. Да и не нужны они были там.
Однако коврик, обуянная приступом непонятной жадности, девушка всё же захватила. Банки из под консервов убрались в пакеты, чтобы быть выброшенными по дороге. И, когда её однокурсник, не постучав, но, громко сопя и топая, вошёл в домик, она уже укладывала в сумки одежду, промычав ему что-то приветственное.
От Максима пахло бензином, сигаретным дымом, и ужасно разило одеколоном.
— Я так и знал! — Макс торжествующе расхохотался, — не хватило тебя надолго, юная натуралистка.
— Ну и что, — одеяло вбилось в сумку одним движением кулака. — Зато отдохнула от городской жизни.
— Ага, ага, оно и видно, что аскетичная жизнь тебе больше по вкусу. Вон, даже недели не выдержала!
— Я бы выдержала, просто продукты кончались.
Мелена, подхватила сумки и понесла их к машине.
— Кончались? — Макс недоверчиво посмотрел на девушку. — Да мы же три сумки с продуктами привозили. Ты что, медведям всё пораздавала?
— Не говори глупостей, — она зашвырнула вещи в багажник. — Аппетит был хороший.
— Ну, раз так, то не завидую я твоему мужу… он на одной жратве разорится.
Парень состроил невинную рожицу, пропустив мимо себя грозный взгляд и, быстро забежав в домик, в одной охапке притащил все оставшиеся сумки.
— Топорик забирать будешь?
— Зачем? Ты что, собираешься аки маньяк по улицам за людьми с топором гоняться?
— Ну тебя. — Максим обиженно надулся. — Я просто подумал жаль хорошую вещ тут оставлять.
— Действительно… — Мелена сделала вид, будто всерьёз задумалась над этим предложением. — Может он всё-таки пригодится? Там дрова из мебели нарубить, костёр из стульчика разжечь.
Однокурсник недовольно скривился и, захлопнув багажник, уселся в машину. Мелена, последний раз оглянулась на лес, расчищенную дорожку и без малейшего сожаления запрыгнула на переднее сидение.
— Ну, чем ты тут занималась без телевизора компьютера и даже плеера?
— Ощущала единение с природой. Не отвлекайся, рули давай.
— Злая ты. Вроде и нормальная девчонка, но очень уж грубая. Однако, я, как истинный джентльмен, готов это терпеть.
Мелена, покосилась на товарища. Что-то подозрительные речи он ведёт. Не к добру это. И она не ошиблась! Только не сказать, что была этому факту очень уж рада.
— Давай встречаться. А что, ладим мы вроде нормально, терпеть друг — друга можем легко, ты симпатичная, так почему бы, не попробовать?
Сначала, девушка так опешила, что не нашла чего ответить, во второе мгновение на ум пришли лишь нецензурные выражения. Зато в следующую секунду у неё в мозгу забрезжила интересная идейка.
— Хм… Макс, а когда ты начал думать об этом.
— Признаться уже довольно давно. — Он пожал плечами, не отрывая взгляда от дороги. Стоит заметить, что, не смотря на то, что водитель из Макса весьма не плохой, однако, он всегда, как прилежный ученик исполняющий домашнюю работу, вёл собрано и аккуратно. — Да всё удобного момента не представлялось.
— А-а-а, — Мелена расстроено отвернулась к окну.
Прошла минута. Наконец Максим не выдержал.
— Что «а»? Что ты думаешь?
Оборотень вздрогнула. Она так заинтересовалась новой идеей, что, расстроившись от её несостоятельности, совсем забыла, с чего всё началось. Но как жаль! Как бы было здорово, позволь ей оборотничество влиять на противоположный пол.
— Нет. Ты хороший парень, и интересный человек, и возможно сделай ты это предложение месяц назад, то вероятно ответ был бы положительный. А сейчас, извини, но нет.
Секунду Максим молчал, потом глубоко вздохнул и как будто с тяжестью выдавил:
— Ладно, надеюсь, не смотря на это, мы ещё друзья?
— Конечно! — Она ответила искренне и горячо. Ещё чего не хватало, терять хорошего друга из-за подобной глупости.
Макс облегчённо выдохнул.
— Отлично.
Теперь, расставив все точки над «Ё», он почувствовал облегчение и даже заулыбался.
— Знаешь, что-то я проголодался, заедим куда-нибудь перекусить?
— Отличная идея! — Последнее время перспективу поесть она воспринимала с немалым энтузиазмом.
В кофе народу было не много, что, в общем, и не удивительно, если принимать во внимание довольно позднее время. Обстановка являлась стилизацией к старорусским трактирам, вокруг деревянные балки, глиняные горшки, цветастые вышивки. Персонал улыбчивый и вежливый. А главное, порции большие и хорошо приготовленные. Мелена довольно повела носом и плотоядно облизнулась.
— Вина закажем? — Максим по примеру девушки принялся с энтузиазмом ковыряться в своей тарелке.
— Я не пью, ты же знаешь. — Да, курица под сметанным соусом оказалась именно такой, как она себе и представляла.
— Ну, помнится, китайское тебе нравилось.
— Что-то я сомневаюсь, что здесь нам подадут китайское вино.
— А мы сейчас посмотрим.
Максим открыл в меню раздел горячительных напитков, с интересом всматриваясь в строчки.
— Да не старайся, — девушка с ленцой откинулась на спинку стула. — Я не хочу, а ты всё равно за рулём.
— Ну, если так…
— Давай доедай уже, и поедем, что просто так рассиживаться?
Он согласно закивал, поспешно заталкивая в себя гарнир. Мелена усмехнулась и принялась оглядывать зал, хотя до этого осмотрела его довольно подробно, но взгляд то и дело останавливался на новых и новых деталях не замеченных раньше.
Неожиданно умиротворённое состояние исчезло. Её как будто ударило током. Не в прямом смысле конечно, но внутренние ощущения были как после удара шёкером. Казалось, что весь мир на какой-то миг замер, а потом по его замершей поверхности прошла волна, сметающая всё старое и привычное. Это длилось какое-то мгновение, затем, всё прекратилось, и напоминало о произошедшем, только взбудораженное состояние оборотня.
Мелена дёрнулась и округлившимися глазами уставилась на Макса. Хорошо, что в помещении царил полумрак, а то её друг был бы весьма удивлён вертикальным зрачкам в глазах у своей знакомой.
— Ты почувствовал? — Казалось, что от напряжения в её голосе начнут лопаться стёкла.
— М? Ты это о чём? А, ну немного сквозняком подуло.
Девушка оглядела зал. Всё было так же как минуту назад. Сновали официанты, припозднившиеся клиенты заканчивали или начинали трапезничать. Вот не аккуратный посетитель дёрнул рукой и пролил какой-то пенистый напиток на платье своей спутницы. Это вызвало некоторое оживление, но не надолго. Всё было спокойно. И только внутри у девушки не могла утихнуть тревога.
— Вот и всё, я наелся.
Максим вложил деньги в меню и, встав на ноги, направился к выходу.
— Пошли?
Девушка поспешила за ним. Тревога не отпускала.
Зазвенел колокольчик над дверью, когда Максим толкнул её от себя. Скрипнула петелька, отчаянно нуждающаяся в смазке. На улице накрапывал мелкий дождик, а на фоне хмурого неба на пол небосвода сияла голубоватым цветом с белёсыми всполохами гигантская арка. Так в фантастических фильмах принято показывать телепорт, только, Мелена, первый раз видела такой большой, да ещё и не в кино. Все люди, что были на улице так же, зачарованно, уставились наверх. На дороге остановились машины. Из них вышли водители и пассажиры. Все смотрели в небо.
— Что за чёрт? — Максим потрясённо оглядел арку и повернулся к спутнице. — Знаешь, мне что-то не хочется туда ехать…
В ответ Мелена уставилась на него. — Так нам ведь в другую сторону.
— И что, тебе, что, не интересно посмотреть, что там стряслось?
— Да не очень, — девушка подозрительно покосилась в сторону врат. С одной стороны в ней росло любопытство по поводу этого явления, но с другой разум твердил, что это может быть не так безопасно, как девушке хотелось бы, да и звериная сущность резко протестовала, против того, что бы она любопытства ради, совала голову в самое пекло. Так что два из трёх, сейчас сильнейших чувств, приказывали ей спокойно уезжать домой, и она послушалась.
— Поедем-ка лучше по домам, и подождём официальных объявлений.
— Ты, правда, веришь, что политиканы скажут нам правду?
— Нет, конечно, но попасть в самый центр этой правды мне что-то не улыбается. Да и мало ли, может на каком-нибудь заводе, взрыв неизвестного вещества произошёл? Вот и дало оно такой не стандартный визуальный эффект.
— Ха! Какой нафиг эффект? Ты что «звёздные врата» никогда не смотрела? Ну, чисто же портал.
— И что? Да я готова поспорить его уже оцепили от таких полоумных как ты. Пошли давай к машине, вон, все уже разъезжаются.
Действительно, люди, в первые минуты, не сводившие глаз с неба, сейчас простояв под накрапывающим дождиком и ветром, и поняв, что ничего пока интересного происходить, не собирается, садились снова в машины и ехали по своим делам. Ну, в самом деле, подумайте сами, ну открылась гигантская арка — портал на пол неба, ну и что? Гавриилова же труба не запела, ангелы (на худой конец черти) из прохода не показались, а домой, да по делам всем надо. Вон у старушки внук не кормленый, а тот паренёк на концерт, билеты на который он пытался полгода достать, уже опаздывает. Жизнь то продолжается!
Макс пробурчал что-то о вреде занудства, но, всё же перепрыгивая лужи, направился к машине, на ходу доставая ключи.
По дороге, им то и дело попадались следы аварий, видимо водители потеряли управление в момент, когда открылся портал над городом. Дороги были загружены пробками, из-за этого, а может и из-за, как они видели, проезжающих в определённую сторону шеренг войск. В общем, когда Макс довёз её до дома, было уже далеко за полночь.
— Ну, пока тогда? В универ придёшь завтра? — Макс устало зевнул.
— Приду, а к какой нам паре-то? — Не смотря на позднее время она совсем не чувствовала усталости, напротив, казалось что с наступлением ночи в неё начала поступать энергия, но девушка не удивлялась, так уже бывало раньше.
— К первой, только не опаздывай, она и так тебя уже в чёрный список занесла…
— Постараюсь, может, останешься? А то уже поздно, а тебе ещё ехать, так ты точно к первой опоздаешь.
— Да не страшно! Я-то в отличие от некоторых, на хорошем счету, мне, маленькие вольности позволительны.
— Ну, как знаешь, в таком случае до завтра.
— Пока!
Мелена захлопнула дверь и машина медленно набирая скорость, отъехала от подъезда. Девушка проводила её взглядом, ночное освещение не было помехой для глаз оборотня. Вдруг ей подумалось, что сейчас это конечно очень удобно, что её организм сам, когда нужно подстраивается под изменения окружающей среды. Но возможно как-нибудь это может выдать её. Она мысленно сделала зарубку на память потренироваться скрывать свои способности.
Когда девушка зашла в подъезд, не смотря на то, что никакого освещения там не существовало, оборотень видела в окружающем пространстве, так будто были густые сумерки. Конечно, в полной темноте не видит никто: ни кошки, ни оборотни, но даже в городских условиях в тёмных помещениях полной темноты не бывает. Где-то виден отблеск света, где-то он пробивается через не видимую глазу щель. Этого скудного освещения Мелене было более чем достаточно. Чуткие уши улавливали множество звуков: храп соседа с верхнего этажа, где-то звуки бьющейся посуды и семейной ссоры. Про запахи и говорить не стоило. С тоской она подумала, как же тихо и спокойно было на природе. Грустно вздохнув, девушка зазвенела ключами, с первого раза попадая в отверстие замка. Войдя в коридор Мелена вспомнила, что так и не забрала кошку. Ну, оставалось надеяться, та попала в хорошие руки. Когда она вошла в комнату то похвалила себя, что в кое-то веки, хотя бы перед отъездом, сподобилась убраться и теперь, глаза радовал чистый пол и лежащие на местах вещи. Но кое-что было не так как обычно. Через окно в помещение врывались тусклые лучи голубого света.
Мелена подошла к окну, и некоторое время неподвижно всматривалась в приобретший немалые изменения городской пейзаж. Из её окошка были видны несколько соседних зданий и, раньше, кусочек неба, теперь на его месте правда светилась Арка. Постояв так какое-то время, девушка разделась и легла спать. Сон пришёл моментально, не заставив себя ждать.
Уже сквозь дремоту она вспомнила, что не поставила будильник. Но вставать ради этого показалось глупостью. И её захлестнул сон.
Утро наступило как всегда в последнее время с рассветом. Вернее что наступил рассвет, Мелена поняла лишь по внутренним часам, так как в городской черте увидеть сие дивное явление представляется невозможным. В окно, как неоновая вывеска сияла уже начавшая раздражать своим мерцанием арка, как не посмотришь в небо, взгляд натыкается на неё. Интересно, а что об этом событие говорит народ?
Девушка взглянула на часы. На циферблате горело пять часов и сорок пять минут. Спать не хотелось, она подсела к компьютеру, включая системный блок.
«Невероятно! Вы видели Арку?», «Говорят, что их три штуки открылось! Одна в Москве, одна в Америке, одна в Канаде!», «Все пытаются узнать…», «Не на что не похожи», «поговаривают, что видели как из них кто-то выходил!», «Власти не комментируют», «не кто не понял, в какой момент они образовались…», «возникли как будто всегда были» — Мелена откинулась на спинку стула пытаясь переварить информацию.
Что ж, значит, никто, даже не заметил? Но ведь она чётко помнила, что этот момент был для неё не самым приятным, но точно не таким как все. Значит, простые люди этого не ощущали? Странно.
Выключив компьютер, девушка начала собираться. Не торопясь, ища учебники, тщательно продумывая, что одеть, и доставая из шкафа старые кроссовки. Новые сапоги, казалось, жмут. Она вообще заметила, что с недавних пор предпочитает такую одежду, которая совершенно бы не стесняла движений.
К семи часам она уже входила в метро, находиться в заполненном вагоне, было невыносимо, учитывая, что своим чутким слухом Мелена слышала все разговоры, что велись вокруг неё. Ну, о чём были эти разговоры догадаться не сложно, так что, выходя из метро и, увидев над головой знакомый пейзаж, её едва не стошнило прямо на асфальт. Хорошо удержалась, а то бы смотрелось очень не эстетично.
Опустив голову к земле Мелена быстрым шагом направилась в сторону института. Вместе с ней в том же направлении спешили многочисленные студенты. К сожалению, путь до универа проходил по заводской местности. Да и вообще, как девушка заметила, большинство высших учебных заведений находятся в не пригодных для жизни местностях. Рок такой что ли? Хотя она догадывалась, что виной этому банальная дешевизна помещений расположенных на подобных участках.
Не смотря на то, что Мелена, пришла за пол часа до начала занятий, вокруг уже толпился народ. Хорошо, хоть курящие, после разразившегося в прошлом году скандала, больше не стояли непреодолимой преградой перед входной дверью. Так что девушка свободно проскользнула мимо кучек оживлённо болтающих студентов. По ходу, конечно, приходилось здороваться с различной степени помнящимися знакомыми. Настоящих друзей у неё не было. Но вот разного рода шапочных знакомств набралось больше полусотни, и ведь со всеми надо поздороваться, потрепаться, и поделиться новостями. Так что она постаралась побыстрее оказаться внутри здания, где вероятность столкнуться с кем-нибудь из них до начала пар была минимальна.
Благо кабинет оказался открыт, хотя и тоскливо пуст. Так что Мелена спокойно села на заднюю парту и прикрыв глаза, попыталась доспать потерянные часы. Вот странно, пока на небе было темно, энергия так и била из неё ключом, но стоило взойти солнцу, как усталость овладела оборотнем.
Через некоторое время начали подтягиваться её однокурсники. И с каждым нужно было поздороваться да ответить на традиционный вопрос: а чё тебя не было-то? Сначала она пыталась придумать что-то правдоподобное, но уже спустя пяток однообразных вопросов принялась отделываться односложными ответами типа: болела. Поскольку на самом деле никого не интересовала причина её отсутствия, а вопросы были заданы приличия ради, то это сходило ей с рук.
Как и ожидалось, Максим на первую пару не пришёл. Однако, насчёт того, что она попала к преподавателю в чёрный список, он оказался прав. Мария Грегорьевна всю пару припоминала ей свои пропущенные уроки и капала на нервы относительно того, какая сегодня пошла безответственная молодёжь. Марии Грегорьевне было двадцать шесть.
Но вот, наконец, прозвенел звонок. Вообще-то эта функция работала лишь изредка, да и не постоянно. Мелена всегда удивлялась: с чем это связано? Ведь если звонок есть, то звонить должен постоянно, по расписанию. Но подойти к администрации с таким глупым вопросом казалось кощунственным.
Ко второй паре появился Макс. Он был хмурый и не выспавшийся, так что просто поздоровался с присутствующими кивком и парой рукопожатий, да плюхнулся на стул рядам с ней. Девушка едва успела выхватить из под его опускающейся туши свою сумочку, недовольно покосившись на товарища. Тот, не удостоив её даже взглядом, положил ей голову на плечо, и видимо попытался снова уснуть. Благо перемена была большая.
Через полчаса, вошёл преподаватель, девушка только успела обрадоваться, что вот сейчас дремлющий товарищ оставит её затёкшее уже плечо, наконец, в покое, но тот лишь приспустился пониже, так, что бы его не было видно от преподавательского стола.
Так прошло ещё две пары. Парень, правда, проснулся только к третьей по счёту. Но хоть так.
Уже собираясь, девушка молча протянула Максиму конспекты первых лекций. Тот так же молча принял, и они совместно направились к выходу. Неожиданно он остановился на пол пути.
— Слушай, Мелен, ты есть не хочешь?
Девушка задумалась, а ведь действительно хочет! Последний раз она питалась ещё вчера, в кафешке. И сегодня забыла позавтракать. Теперь же голодный организм начинал требовать положенного, а, учитывая новоприобретённую прожорливость, стоило поторопиться.
— Конечно! А есть предложения?
— Я тут на углу кафе новое заметил, пойдём опробуем?
Воодушевлённая, она с радостью согласилась. Конечно, можно было бы пообедать и в институтской столовой, но по понятным причинам, студенты старались без необходимости там не появляться. Оказалось, что новое заведение расположено буквально в двух шагах от входа. Там уже расположилось едва ли не половина студентов с нескольких факультетов. Зал, конечно, был оформлен если и дизайнером, то явно любителем, но кормили сносно, хотя сказать, что окружающая атмосфера радует глаз было весьма сложно. Вообще-то ей нравилась наука дизайна, Мелена даже специальную литературу почитывала, поэтому разбиралась в вопросе сравнительно не плохо. Хотела даже в своё время пойти на эту специальность, но способностей к рисованию не было ни каких, так что она решила не позориться.
— Слушай, а насчёт этого портала,…
— О нет! И ты туда же? Ну, сколько можно мусолить эту тему? Никто ничего не знает, но обсуждают все! Ну, о чём тут говорить? — Мелена, со злостью воткнула в блинчик вилку, и, отчитывая одногруппника, потрясала ей в воздухе, затем правда спохватилась и быстро положила её в рот.
Максим ухмыльнулся, в гневе она была смешна, ой ну то есть, страшна, но он к этому уже привык, а потому не испугался.
— Ты знаешь, поговаривают, что какой-то случайный свидетель видел, как из портала выходили существа похожие на людей! — Парень триумфально взглянул на неё.
В ответ на это смехотворное заявление девушка сделала вполне очевидную вещ, то есть рассмеялась.
— Умник, почитай в Интернете, там то и дело «видят» что из него кто-то выходит, то ангелы, то черти, то пришельцы, а кто-то даже видел, как оттуда дворняга выбегала. Думаешь это все, правда?
— Ну, нельзя же никому не верить? — Парень принялся задумчиво обгладывать куриную ножку, на его тарелке уже возвышалась кучка косточек. Видно он тоже с утра не завтракал — подумалось Мелене.
— А при чём тут вера? Простая рациональность. Смысл гадать о том, чего не знаешь?
Максим с довольным вздохом отставил от себя тарелку.
— Скучная ты, никакой фантазии. Ты, что даже мысли не допускаешь, что в твоей жизни может случиться что-то паронормальное?
— Ну что может случиться? — С тщательно выставленным на показ сарказмом ответила она.
— В оборотня не с того не с сего превращусь?
— Ну, знаешь ли…
Похоже на последнюю реплику товарищ здорово обиделся.
— Я-то говорю, что реально случиться может.
— Ага, пришельцы прилетят. Ты на машине?
— Да! Но ты пойдёшь ножками, мне ещё по всему городу по делам мотаться.
— Ну, тогда бывай.
Максим кивнул на прощание и быстрым шагом отправился на стоянку, Мелена же заспешила в направлении метро. С хмурых небес валил снег, первый в этом году.
Глава 4
Когда девушка, наконец, добралась до дома, то с неё просто коркой отваливался замерзший наст. Зябко поёжившись, она повесила куртку сушиться, а сама быстренько забралась в ванну — отогреваться. Несколько минут блаженства, они стоили того, чтобы замёрзнуть на улице и сейчас испытать это.
Из душа, Мелена вышла лишь с полотенцем в руках. Раньше, воспитанной в нравственной семье девушке и в голову не пришло бы, выйти в открытое помещение без одежды. Пусть даже это помещение её квартира и в ней никого нет. Однако видимо частый бег в зверином облике накладывал свой отпечаток на мировоззрение.
Ну, в самом деле, зачем нагружать свою тушку лишним ворохом ненужных тряпок? Обдумывая неожиданно пришедшую в голову идею, она, продолжая промокать всё ещё влажные волосы кусочком плотной ткани и, усевшись на диван, включила телевизор.
В первую минуту студентке показалось, что на экране демонстрируют новый фентезийный сериал, из тех, что стали модными в последние дни. Но, уже в следующую секунду, девушка поняла, что декорациями к нему служит какой-то подозрительно знакомый Кремлёвский зал, а в актёрском составе присутствует президент и прочие представители власти, которых легко узнают даже люди политикой совершенно не интересующиеся.
На красной ковровой дорожке стояли люди в жемчужно-серых струящихся одеждах, с головокружительными причёсками голливудских звёзд и обвешанные кучей разнокалиберных украшений. Пока Мелена с открытым ртом взирала на непонятное видео, дело усугублялось ещё и тем, что в углу экрана, показывающего этот бред стоял ярлычок: «новости», зазвонил телефон.
Слабеющей рукой она взяла трубку и сказала нетвёрдым голосом:
— Алё?
Признаться честно, в тот момент больше всего на свете ей думалось, что раздастся печально знакомый голос Дарта Вейдера, сообщающий, что земля захвачена маленькими зелёными человечками. Но это оказался всего лишь Максим.
— Ты смотришь телевизор? — по интонации казалось, что на экране показывают как минимум запуск ядерной ракеты, которая должна уничтожить США. И в любой другой ситуации девушка непременно высмеяла бы товарища, но конкретно в эту секунду могла ответить лишь невнятным: угу.
— А я говорил тебе! А ты: пришельцы, пришельцы…
Триумф в его голосе был такой, что создавалось впечатление, будто это он сам отбирал этих актёров и накладывал им грим.
— Макс, что вообще происходит? Это кто такие?
— А, ты не знаешь? — удивление в его голосе могло соперничать лишь с подозрительностью.
— Нет, я только включила, давай, не томи!
— Тут такое дело, в начале объявили, мол, спец-выпуск, говорить будет президент… так вот, ну он и начал распинаться, что, мол, мы всегда знали, что не одни на этом свете, и что велись у нас разработки по поиску собратьев по разуму, но вот они нашли нас первыми!
В этот момент, камера приблизилась к главарю пришельцев и, телефон едва не выпал у неё из рук. Мелена себе всегда именно так представляла классических эльфов. Ну, на счёт роста сказать было что-то определённое довольно затруднительно. Но всё остальное можно было хорошо рассмотреть.
Смолянисто чёрные волосы убраны в сложную причёску и поддерживаются при помощи многочисленных заколочек, шпилек и прочей мишуры названий которых девушка не знала. Даже на не тренированный глаз было видно, что каждый камушек настоящий, а металлы все, без сомнения из тех, что в школе на уроках географии помечали значком драг. мет. Скуластое лицо, высокий лоб, длинная шея, не смотря на то, что тонкая не смотрящаяся хрупкой, размах плеч: не назовёшь широким, но и узким тоже, так что-то среднее. Ниже уже было не видно, но и того, что было, хватало с лихвой.
Тонкие губы, чарующая улыбка, громадные и сияющие как звёзды глаза, лёгкий размах крыльев бровей, узкие ноздри, бархатистая на вид кожа. Или это такой слой пудры? Мелена не разобрала до конца.
— Ну, ты блин только посмотри на это! — Теперь в интонациях однокурсника проскальзывали определенно презрительные нотки. — Мечта гомика.
— Фу, Макс! Кто учил тебя так выражаться при даме? — Мелена состроила оскорбленную мину, продолжая втихоря любоваться смазливеньким эльфом. — Да и, скорее всего, это на официальную встречу просто красивенького мальчика выбрали, чтобы только лицо его показать.
— Ага, как же. — Теперь, тон принял угрюмую окраску. Тут же по экрану заскользили лица пришельцев: драгоценности, наряды, улыбки, глаза. Как будто моделей показывали, видимо схожий кадр, уже имел место быть, только тогда девушка его пропустила, и сейчас признаться не сильно расстраивалась, что сморозила что-то не то, на них стоило посмотреть.
Через несколько минут, студентка осознала, что смотрела передачу без звука, хотя в этом не было ничего особо страшного, её повторяли в разных ракурсах по разным каналам даже без перерыва на рекламу, что было вовсе делом не слыханным.
К концу дня уже наверно никто не мог не знать, что Земляне вступили в контакт с представителями расы Радов. Это было самоназвание, и переводилось как люди, поэтому его предпочитали произносить так, как это делали пришельцы. Без расшифровки.
Правда, когда оборотень решила посмотреть, что думают по этому поводу люди, то их кроме как эльфами, никто не звал. Хотя некоторые, особо культурные, предпочитали звать их сидхами. Кстати, уши у них действительно были острыми, и довольно большими при том. Они как будто продолжали линию верхних скул, аккуратная, практически незаметная мочка, чёткие очертания, размером сантиметров пятнадцать, может семнадцать. Кстати тоже все в украшениях — серёжках, но надо признаться смотрятся очень гармонично.
На самом деле, оборотень так и не поняла, как они умудрялись общаться с людьми, но их переводчики убеждали красивыми голосами всех окружающих, что они хотят лишь общения и дружбы, и вообще — мир вам братья! Политики кивали, делали понимающие лица, освещали, правда по сравнению с гостями довольно тускло, зал улыбками и, Мелена была уверена, отдают приказы о том, что бы к столице стягивались войска, и в усиленном режиме работали органы правопорядка.
Ближе к ночи позвонила мама, поинтересовалась, как дела у её лапочки дочки. Лапочка дочка, пытаясь побороть острое желание поточить коготки об диван, отвечала, что точно как всегда и быстренько переводила разговор на популярную нынче тему.
Вот тут-то мама и оторвалась, завалив дочурку своими или где-то услышанными домыслами, а так же предчувствиями, которые все почему-то были однозначно не добрыми и какими-то безрадостными. После, она сообщила, что ещё задержится, и, что, ей предложили тут замечательную постоянную работу, что она встретила такого интересного человека и уже сняла квартиру. А затем спросила, что доча обо всём этом думает. Ну что оставалось Мелене? Только благословить маму и заверить её, что сама она отлично справится и, что та может свободно развлекаться и не думать о ней.
Положив трубку, студентка едва подавила тяжкий вздох. С одной стороны она уже успела соскучиться по маме, но с другой, ей совершенно не улыбалось врать ей о себе. Однако и правду сказать, было бы довольно опрометчиво. А последнее время, Мелена привыкла взвешивать каждый свой шаг, избегая опрометчивых поступков.
Единственное, что радовало оборотня, что её странности, и не самое обычное поведение на фоне неожиданных происшествий последних дней проходили не замеченными. Самое интересное, на данную минуту для студентки, как и для любого, наверное, жителя земли представляли «братья по разуму».
Кто они, откуда взялись? Чего хотят?
На эти вопросы пока ответов не было. Да и очень сомнительно, что в ближайшем будущем они появятся. Вон, если судить по нашим государствам: живут на одной планете столько веков, а мира как не было, так и нет. Хотя, если они прибыли действительно с мирными намереньями и способны защититься от людей, то может, у наших миров действительно есть шанс прийти к союзу.
Всю следующую неделю по всем каналам, во всех газетах, по каждой радио волне крутили ролики с интервью то одного, то другого Рада. Они охотно шли на контакт, рассказывали о себе, о своём мире, делали шаги на встречу. Типа приглашали гостей и к себе в мир.
Кстати это вызвало небывалый ажиотаж, когда установили, с научными доказательствами, что мир эльфов является так называемым «параллельным», так любимые фантастами, а не телепортом с другой планеты, как были уверены любители техногенного развития. Снимки родного мира радов очень порадовали журналистов, в полный же восторг те пришли, когда их пригласили туда для полноценных съёмок и живых репортажей. Зрители, увидев подобные картины, тоже выразили свой бурный восторг.
Мир тот, был сильно похож на наш, однако, представлял собой сплошь лесную зону с довольно тёплым климатом. Как потом рассказывали их дипломаты, когда они вышли впервые в наш мир, то были шокированы низкими температурами, которые царили во всех местах открытия порталов. Поэтому они сделали вывод, что подобный климат для нас является нормой, но не были сильно удивлены, так как по определению понимали, что два мира не могут быть идентичны. Но позже, когда им рассказали, что у нас является нормой разносезонное изменение климатических условий, вот это стало по-настоящему удивительным для них.
Постепенно, эльфы становись из сенсации просто необычной новостью, как «шокирующие вести из жизни звёзд»: о них все знают, их жизнь удивительна, но совершенно бесполезна. А по этому, перестаёт так радовать и удивлять, как в начале.
В трёх странах мира появились их посольства, теперь на улицах можно было встретить группки туристов, не принадлежащих к человеческой расе. С другой стороны, можно было заказать путёвку по самым красивым местам эльфийских стран. Как стало известно широкой общественности, у новоявленных соседей имелось шесть крупных стран, и двадцать семь небольших автономных областей.
Среди расы сидхов выделялось всего четыре подвида. У них конечно были научные названия, но при всей схожести радов с книжными эльфами и разнообразнейших их подвидов, было наивно полагать, что в народе приживутся самоназвания гостей.
Так они и стали называться: классический или северный эльф — это рады сухощавого телосложения, имеющие бледные голубые, серые изредка бледно зелёные глаза и светло-русые либо же бледно-золотистые волосы.
Эльф тёмный или южный — смуглокожие, невысокие, но крепкого телосложения, с жёсткими, традиционно обрезанными до средней длинны волосами и небольших, по сравнению с остальными подвидами тёмными глазами.
Так же существовали лунные эльфы — они больше всех возмущались такому названию, когда оно дошло до них, так как оно было дано за… амулет с изображением месяца, он являлся ритуальным и обязательным для каждого представителя. Вот этот-то факт и использовали глазастые фэнтэзийщики. Внешность лунных эльфов привлекала контрастом светлого и тёмного. Волос: смолисто-чёрных; и бледной до белизны кожи, тёмных глаз, высокого роста и хрупкого телосложения.
Четвёртый подвид так называемые горные эльфы. На самом деле настоящих гор в их мире не было, лишь очень высокие холмы покрытые, как и вся остальная местность лесами. Внешне тот подвид, напоминал северных, только отличался чуть более смуглой кожей, да цветом волос ближе к русому.
Конечно, среди этой расы было больше четырёх видов, просто эти были самыми многочисленными и наиболее распространёнными.
Кстати, самих радов очень удивила схожесть их расы с нашими сказочными персонажами. Они даже сделали предположение, что когда-то, возможно, отдельные представители наших народов вступали в контакт и прежде, но их убедили, что это просто вымысел автора.
Так же, указанная внешность точно как и у людей не обязательно должна обозначать представителя того или иного вида. Они могли придерживаться иных религий, политических взглядов и пр., хотя, говоря о радах, нужно было учитывать, что в плане традиций они более скованны чем люди. Да и религия у них главенствовала одна: наиболее распространённая. Как у нас — христианство, католичество или буддизм.
Техническое развитие примерно находилось на одном уровне с человеческим, конечно было множество отличий, отсутствовали или, наоборот, существовали невостребованные у нас, отросли и часто строились по совершенно иным принципам, но, в общем, уровень был близок.
Так же, к удивлению людей, среди радовского народа пользовались большой популярностью так называемые жрецы, занимающие нишу монахов в нашем мире. Как не странно, рады хотя и являлись искренне верующими, но не были богобоязненным народом. Но, не смотря на это, искренне любили и уважали своих жрецов. Они, по официальным сведениям не имели никакой власти, и никогда не вмешивались в политические и общественные проблемы общества.
На деле же, жрецы обладали властью не меньшей, чем церковь в средние века.
Однако пользовались они ей не так охотно, как та же церковь. Возможно по этой причине или же по другой, не известной на данный момент, к ним прислушивались охотнее и намного внимательнее.
Так постепенно, рады вписались в человеческую жизнь, перестав быть сенсацией. Нет, конечно, видя на улице эльфа, ему в след оборачивались, да и шепотки за спиной не куда не делись, но, в общем и целом, люди стали привыкать к своим новым соседям.
Но вот, примерно месяц спустя, после открытия Врат, который Мелена прожила в довольно скучной атмосфере. Когда единственным развлечением было вытащиться на новое мероприятие с участием ушастых красавчиков, а единственным интересом в жизни: отрабатывать применение новых возможностей, что-то изменилось.
Началось всё весьма неопределённо, в, и без того, самый противный день недели — понедельник. Девушка возвращалась из института после дополнительных пар, которые им поставили как подготовку к близящейся зимней сессии. Было уже довольно темно, ноги то и дело, раз за разом проваливались в свежие сугробы, а холодный воздух с садистским наслаждением покалывал даже слабо-чувствительные к холоду щеки оборотня. Она только вышла из метро и решила срезать путь через узенький переулочек.
Вообще-то жители окружающих домов старались через него не ходить.
Вот вы сейчас наверно подумаете, что за ним закрепилась дурная слава: маньяки там, бомжа замёрзшего нашли. Но всё на самом деле намного прозаичнее. В этот переулок даже бомжи заходить брезговали, такой узенький, кривой, да и просто неприятный он был. Но Мелена, мысленно прикинув, что лучше уж так, чем морозиться на улице лишние пятнадцать минут свернула именно в этот отброс архитектуры города.
Девушка, по уши закуталась в тёплый, шерстяной шарф и, уставившись себе под ноги, постаралась побыстрее вырваться из этой кишки. Под ногами хрустел снег, холодный воздух морозил ей ушки, совершенно не обращая внимания на стоящую на его пути, как выяснилось, довольно хлипким заслоном, шапку. Света от луны и звёзд, по-зимнему ярких и колючих более чем хватало для звериных глаз.
Неожиданно за спиной раздался невнятный шорох.
Не удивительно, что чувствовавшая, на десяток метров вокруг, пространство оборотень, услышав, этот посторонний звук мгновенно замерла — вслушиваясь.
Послышалось?
Шурх, шурх… как коготками по камню. Шурх… скря-яб. Крыса? К сожалению мороз полностью перекрывал все запахи, замораживал молекулы и не давал её обостренному чутью помочь хозяйке.
Шурх, скряб.
Мелена медленно повернулась. На стене, прицепившись маленькими коготками за кирпичи, вниз головой висело… что-то. Непропорционально большая голова, на худеньком тельце, шесть костистых лапок, заканчивающиеся тонкими семипалыми кистями. Тельце покрыто то ли коротенькой шёрсткой, то ли очень мелкой чешуёй. Девушка почему-то ожидала увидеть хвостик, но существо его не имело. На мордочке поблёскивали два громадных влажных глаза, и вообще, оно размером не превышало двухмесячного котёнка, так что выглядело довольно мило. Непривычно, но мило.
Ведомая охотничьим инстинктом, девушка, пригнулась, попутно согнув колени, и медленно двинулась к существу, не сводя с него глаз. Тварюшка, удостоила её лишь мимолётным взглядом и, задумчиво нагнув головку к правому верхнему плечу, звонко чирикнула.
Оборотень на секунду замерла, но тут же сделала новый шаг. Ещё ближе. Существо издало визгливое чириканье и подняло верхнюю губу. Оно сразу же перестало быть таким милым, каким казалось по началу. Мелена точно поняла кого оно ей напомнило. Обезьяну. Те тоже пушистые и симпатичные, но чуть что им не нравится, то принимаются вот так же скалить внушающие уважение клыки, пугая окружающих.
Только маленькая тварь, страха внушала больше чем хвостатые обитатели тёплых континентов. Два ряда острейших зубов, казалось, являются просто зазубренным продолжением кости черепа, учитывая, что он у него был широкий и вытянутый, впечатление создавалось жуткое.
Крошечное создание не стало дожидаться, пока его хорошенько рассмотрят. Оно, оттолкнувшись от стены всеми шестью лапками сразу, прыгнуло Мелене в лицо.
Его скорость была довольно велика, но не настолько, что бы хорошо тренированный человек не смог бы поймать вёрткое тельце, что уж говорить об оборотне? Резкое движение кистью и вот, пальцы уже смыкаются на цыплячьих ребрышках твари, мгновение, и вот она уже с силой впечатана в стену, да так, что хрупкие позвонки ломаются, с хрустом сминаются рёбра, зубастая головёнка мотается на сломанной шее.
Девушка перевила дыхание, она и сама не заметила, когда её сердце начало стучать с такой скоростью. Затем, поднесла крохотный трупик к глазам. В тех местах, где кости прорывали шкурку, вытекала коричнево-чёрная кровь. Из пасти капала гнилостно-зеленоватая слизь.
Положив тельце на землю, она достала из сумочки целлофановый пакет, и погрузила тварюшку в него. Крохотное существо висело, дай бог, грамм триста. Сильные руки оборотня, его практически не чувствовали. Ещё раз, внимательно оглядевшись, окинув придирчивым взглядом высокие стены, проверяя на наличие неизвестных науки монстров, и не обнаружив таковых, она быстрым шагом двинулась в сторону дома. Только теперь, не смотря на холод, Мелена внимательнейшим образом вглядывалась и вслушивалась в окружающий её мир. Мало ли какие сюрпризы он в себе ещё таил? Но мир пока предпочёл оставить свои тайны при себе. Мир он такой, любит удивлять.
Девушка подозрительно озираясь вошла в подъезд. Теперь, ей в каждой тени мерещились маленькие монстрики, а если она позволяла своему воображению разыгрываться, то и не такие уж и маленькие. Чуть подрагивающими пальцами она принялась перебирать ключи и уже со второй попытки попала в замочную скважину.
В квартире было темно и тихо, кроме хозяйки никаких нечеловекообразных созданий не наблюдалось. Первым делом, Мелена, зайдя в ванну, из чистой брезгливости старательно вымыла руки аж по самые локти, и лишь после этого, расстелив на столе найденную в серванте клеенку аккуратно выложила на неё трупик.
В дохлом состоянии он вызывал какую-то странную смесь жалости и брезгливости. Но вот, неаккуратно выдернув, из-под слишком большёй головки, пакетик, взгляд наткнулся на, как будто прилипший к мордочке злобный оскал. Жалость пропала сразу.
— Что же теперь с тобой делать? — девушка задумчиво потыкала в него карандашиком. Тварь продолжала злобно скалиться, повернув к ней голову, на сломанной шее. Что с этим делать, она решительно не представляла. Сдать властям? Может в музей по изучению новых видов? То-то там удивятся. Или к чучельнику отнести? А что, забавно было бы оставить это существо у себя.
Постепенно, Мелена, к собственному удивлению, начала склонятся именно к последней мысли. В итоге, та так её захватила, что девушка решительно, минут за пять интенсивных поисков в Интернете, нашла раздел объявлений о создании различных чучел, в том числе и мелких животных.
Она правда не была до конца уверена, в том, что это животное, но что мелкое это однозначно. Поэтому, выбрав, из рекламных сайтов, несколько наиболее её заинтересовавших, она записала адреса, часы работы и телефоны, и принялась названивать владельцам.
Оказалось, что не такая уж это дешевая услуга — сделать чучело! Хотя, Мелена готова была признать, что запрашиваемая стоимость находится в приделах разумного.
Свой выбор, она остановила на частном лице, делающим чучела так сказать «для души». Это был признанный мастер, с множеством наград в этой области, и содержащий собственную компанию по изготовлению подобных элементов декора. Сам же он «ушёл на покой», а потому занимался только теми заказами, которые его всерьёз заинтересовывали.
К сожалению, как признавался автор найденной странички, таких животных, которые бы его заинтересовали уже практически нет. Поэтому он обращался к читателям с просьбой, приносить для изготовки чучел животных ему, обещая полною анонимность клиенту и запросить более чем умеренную сумму. Как поняла оборотень, он как раз специализировался, на редких видах. Возможно, что и добытых, с помощью браконьерства.
Но её это мало интересовало. Главное, что она получила возможность оставить это создание у себя! Мелена и сама не могла объяснить, зачем оно было ей нужно, но расставаться с такой, как девушка твёрдо была уверена, редкостью она была не намерена.
Глава 5
На следующее утро, забив на универ, Мелена созвонившись с тем самым чучельником и, уточнив у него адрес, спешила в указанном направлении, неся в руках пакет с трупиком неведомой тварюшки. Наиболее сложным, ей представлялось не повредить тельце в метро. Хотя предположить, что ему можно навредить больше, чем это сделала сама оборотень, казалось невероятным. Встреча была назначена на девять тридцать, и Мелена, в утренней давки всё же боялась за сохранность ноши.
Однако, как не странно, народу почти не было. В поездах, даже наличествовали свободные места. Правда она не стала занимать не одно из них. Она вообще в метро не садилась. Зачем, если можно постоять? Лавочки придуманы, для тех, чей организм не способен выдержать длительную поездку. Себя к таковым Мелена не относила.
Офис, где была назначена встреча, располагался в центральной части Москвы. Студентка приехала загодя до назначенного срока примерно за сорок минут. Секретарша, с призрением оглядев мокрую от растаявшего снега посетительницу, заявила, что нужно приходить в своё время и выставила её за дверь.
Мелена правда не очень расстроилась, в соседним здании, через дорогу она заметила кафешку и решила скоротать время там. Заведение ничего примечательного из себя не представляло. Но там подавали свежие круасаны, и горячий кофе, ничего другого, на тот момент, ей было не нужно. Как не следила девушка за временем, как не старалась точно угадать момент, но всё равно, пропустила назначенный час.
Из кафе она сорвалась со скоростью олимпийского чемпиона по бегу, едва не забыв, заплатить.
Теперь, увидев её, секретарша, лишь неодобрительно поджала губы, но всё же кивнула — мол, можете проходить, — на дверь расположенную в конце коридора. За ней, перед оборотнем открылся довольно просторный кабинет, и первое, что бросалось в глаза — были чучела. Они стояли на всех полках, на полу и даже, висели под потолком. Тут были представлены самые разнообразные звери: и громадный тигр, разлёгшийся на полу в полудремной позе, и ястреб казалось нацелившийся в глаза посетителя, и бурый медведь, с яростью написанной на морде, бьющий лапой в пространство перед собой. Видимо, даже после смерти он желал достать своего убийцу.
За столом, в дальнем углу, сидел сам хозяин этого замершего зоопарка. После того как Мелена прочитала про различные награды полученные этим человеком, она ожидала увидеть какого-нибудь старичка — эдакого дедушку сухощавого и в большущих очках. После этого чучельник её признаться немного удивил. Довольно высокий мужчина, лет где-то под тридцать, с широким размахом плеч, открытым лицом и с густой, ухоженной бородой.
— Э-э, здравствуйте. — Мелена в нерешительности замерла на пороге. Хозяин кабинета, привстал, приглашающее указывая рукой на кресло, для посетителей.
— Здравствуйте. Проходите, присаживайтесь.
Девушка скромно потупившись поспешила занять указанное место.
— Перейдём сразу к делу, вы сообщили, что у вас есть трупик животного, которое могло бы меня заинтересовать. — Это был даже не вопрос, а скорее утверждение. — Помнится речь шла о каком-то мелком животном, надеюсь оно у вас с собой?
— Да, конечно. — Студентка зашуршала пакетиком с интересом прислушиваясь к царившим в помещении запахам. Пахло клеем, деревом, кожей и, как не тривиально звучит — смертью. Она и сама не могла толком сказать, что понимала под этим определением. Может быть она учуяла запах бездушных тел, которые стояли тут во множестве? Лёгкий, практически не ощутимый, но явно присутствующий. Для себя девушка твёрдо решила, что не за что на свете не украсила бы свою комнату таким количеством тел животных.
Когда свету дневных ламп предстало принесённое Меленой существо, Грошев Владимир Семёнович, а именно так он представился в первый раз по телефону, подался вперёд возбуждённо втягивая ноздрями воздух.
— Ну, что скажите?
— Очень м-м-м… любопытно. Извините, а вы не подскажите, где вы нашли подобный экземпляр, и, да что это вообще такое?
— Хм, знаете, я думала, что вы поможете ответить на этот вопрос. Так случилось, что я встретила его буквально во дворе собственного дома. Я ведь права, и таких животных у нас нет?
— Да, да. — Владимир Семёнович привстал и потыкал какой-то палочкой в тельце на столе. — А вы уже нашли его в подобном состоянии? Или с ним что-то случилось? — Для наглядности он провёл «указкой» на уровне сломанных рёбрышек и неестественно вывернутой шеи.
— Нет, — Мелена заметно смутилась. — Так получилось, что это я его.
Грошев возмущённо ухнул. — Как же это вы голубушка! Попортить такой экземпляр!
— Ну знаете! — Теперь настал черёд оборотня возмущённо надуться. — Эта тварь между прочим мне в лицо прыгнула! Что же ещё оставалось делать? А если бы она ядовитая была?
— Извините. — Он подозрительно быстро остыл и пошёл на попятную. — Действительно, вы же наверное испугались? А тут ещё я.
От такого заботливого тона девушка тоже успокоилась и уже не знала куда себя от смущения деть.
— Да не страшно! — Она фальшиво рассмеялась. — Я вообще-то даже подумать ни о чём не успела, всё так быстро произошло. Но вы что, действительно, не знаете, что это за тварь?
— Думается мне, — он самодовольно улыбнулся тяжело откинувшись на спинку кресла. — Что особый тайны в этом нет. Скорее всего, это какой-нибудь радовский зверёк. Он же маленький, проскользнул в арку, его и не заметили.
Мелена согласно кивнула, досадуя на себя, что сама до такой постой мысли не додумалась. Ведь действительно! Всё лежит на поверхности, а понять мозгов не хватило. Она, даже отвесила себе мысленный подзатыльник, немного помогло.
В это время, таксидермист с немалым интересом разглядывал принесённый материал. Вертел трупик то так, то эдак, а затем вздохнул и задал совсем неожиданный вопрос.
— Слушайте, а вы не согласитесь продать мне это существо?
В первое мгновение она даже не придумала, что можно на это ответить. Потом пришло возмущение.
— Да вот щаз! Я, между прочим, мечтала эту халявную редкость у себя на каминную полочку поставить! С какой это радости мне её вам отдавать?
— Ну, ну. Не надо так горячиться, я же сказал продать, а не отдать, да и подумайте сами, ну зачем она вам? Как вы выразились «на полочку поставить»? Друзьям хвастаться? Я же предлагаю за него вполне приличные деньги. Буду возить его на различные соревнования. Вы же, собираетесь такую ценность, можно сказать первый в мире экземпляр, на свалку отправить! А для моей коллекции он прекрасно подойдёт! Ну. Что скажите?
— Да, пожалуй, вы правы. — Она сделала вид, что уже готова согласится на неожиданное предложение Грошева. — Оставлять редкий экземпляр пылиться на полочке глупо. Пожалуй я продам его за большие деньги какому-нибудь коллекционеру. Спасибо за идею!
Владимир Семенович сразу как-то скуксился и засуетился.
— Но позвольте! Милая девушка! Поверьте, что им ведь придётся ещё заниматься, делать чучело, бегать по разным специалистам — доказывая его подлинность, а оно вам надо? Вполне возможно, что вам сразу-то и не поверят, а это нервы, время, да и деньги немалые! А в итоге чуточку уважения да продажа за сущие гроши! Я же предлагаю вам вполне приличную плату, и обещаю, что укажу на вас, как на первого владельца существа.
— Ну, предложение конечно заманчивое, да только, так ли ничтожна будет плата, как вы говорите? Да и уважение мне не повредит. Может стоит всё же напрячься?
— Ни в коем случае! Поверьте, вам ведь на самом деле не хочется заниматься этой мишурой, ну предложите свою цену, уверяю вас, что заплачу её без разговоров.
Мелена задумалась, вот не любит она такие закидоны! Если цену предлагает покупатель, то можно уже поторговаться, а если ты выставляешь её, то идти на попятную уже как-то неэтично. Плохая ситуация, тем более торговаться о цене предмета, когда даже приблизительно не знаешь его возможную стоимость.
— Хм, ну предположим тысяч тридцать, вас устроит? — Она выжидательно уставилась на оппонента.
Грошев задумчиво крякнул. Повздыхал, удручёно, а затем спросил:
— Может, сбавите цену-то? Совесть иметь же надо…
Оборотень фыркнула. — Ну, вот ещё! Вы же обещались!
— Эм… Ну, раз обещался, тогда ладно, давайте подпишем сейчас договорчик. Подождёте, я сейчас попрошу секретаршу и, наконец, мы расстанемся довольные.
Он встал из-за стола, покосился на предмет торга, как будто убеждая себя, что тот стоит назначенной цены, и, выглянув в холл, позвал:
— Люба, подойдите пожалуйста, со стандартным договором. — После чего обратился уже непосредственно к Мелене. — Надеюсь, безналичный расчёт вас устроит?
— Да, конечно.
— Прекрасно! — Он снова уселся на своё кресло. Вошедшая Люба неодобрительно покосилась на трупик на столе, затем на студентку и лишь после этого показного неодобрения соизволила положить перед ними две версии договора.
Девушка вгляделась в строчки, в общем ни чего особенного там не значилось, да и пунктов было раз два и обчёлся, потому пробежавшись глазами по строчкам, она быстро подмахнула документ и протянула его Грошеву.
Выходила из здания со смешанным чувством. Так всегда бывает, когда в важные события приходится вписываться экспромтом: без чёткого плана, когда не знаешь ещё, как поведёт себя жизнь в ответ на твои поступки. Такое ей приходилось испытывать достаточно редко. Она является человеком, живущим по плану или подстраивающимся под обстоятельства, но когда ей приходилось по пути менять свои планы, тогда ей бывало не то чтобы тяжело, но довольно непривычно.
Но, в общем, день шёл своим чередом, и не сказать, что бы делал он это так уж плохо. Конечно, странного монстрика она продала, но зато получила не малую выгоду буквально на пустом месте. Это не могло не радовать. Теперь студентка с интересом ждала, что с собой ещё принесёт сегодняшний день. Она была твёрдо уверена, что все нестандартные, а то и вовсе негативные случайности, что отмерены на эти сутки, уже произошли, и новые события несут только позитив.
Так Мелена шла по тротуару, улыбаясь выглянувшему солнцу и спешащим мимо людям, чем заслужила парочку хмурых и гораздо больше недоумённых взглядов. Действительно, ну скажите на милость, чему улыбаться в такой холод?
Правда, ни первые, ни вторые не могли испортить ей настроение, она твёрдо решила, что ждёт от судьбы сейчас только хороших чудес, а потому, улыбка не сходила с её лица.
Мелена ждала чего-то необычного, так что, когда мимо неё на дикой скорости пронеслась чёрная машина, и от звука тормозов заложило уши, она даже не вздрогнула, лишь остановилась, проводя её изумлённым взглядом.
Хотя путь её оказался гораздо короче, чем вероятно пассажирам хотелось бы. Проехав ещё метров двадцать, автомобиль, дико взвизгнув, и, развернувшись буквально на небольшом пяточке, с силой врезался в стену ближайшего дома.
Дальше, оборотень и самой себе, не могла объяснить, зачем метнулась через проезжую часть к покореженному автомобилю, только именно так она и поступила.
Сорвавшись с места на спринтерской скорости, она подскочила к задней дверце. Водитель вылетел через лобовое стекло и спасать его, смысла уже не было — с половиной черепа не живут. Дверца с первой попытки не поддалась, тогда поднапрягшись, она рванула её со всей силы и, как тогда: на даче, она легко поддалась, только не открылась как там, а вырвалась с корнем! Девушка даже не взглянула на неё, легко отбросив в сторону и, чуть пригнувшись, вытащила из солона двух пассажиров. Кажется женщин, блондинку и брюнетку в их одежде преобладающий цвет был белый. Это, наряду со многими другими мелочами, Мелена отмечала не особо над ними задумываясь. Единственное, что её разум отнес в категорию значимого: то, что девушки были без сознания, и, что, они являлись единственными пассажирками. Ну, кроме мёртвого водителя, но он не в счёт.
Взвалив обеих пассажирок себе на плечи, Мелена лёгкой трусцой добежала до противоположной стороны улицы. Она только успела уложить пострадавших на землю, как за спиной раздался взрыв! Студентка, по-звериному пригнувшись, резко развернулась в сторону автомобиля. Он горел. Но не один, видимо проезжающий мимо автомобиль, не успел вовремя затормозить и, врезавшись в машину спасенных Меленой девушек, вызвал этот взрыв, возможно, от удара был повреждён бензобак. Оказывается, киношники здорово преувеличивали мощность пламени, но всё равно, горело не так уж плохо. Она успела заметить, что в салоне другой машины находился какой-то мужчина и за рулём — молодая, хорошо накрашенная женщина. Но им повезло больше, сработала подушка безопасности, да и оба они были пристёгнуты. Так что освободиться им удалось почти сразу. Выбежав, они остановились чуть поодаль. Женщина принялась рыться в своей сумочки в поисках мобильного, а, найдя, стала куда-то названивать. Оборотню хотелось верить, что в службу спасения, а не подружке, правда больше всё же склонялась к третьему варианту — страховой компании.
В это время за её спиной раздался приглушённый стон, Мелена сразу же вспомнила о своих подопечных и прекратила пялиться на аварию. Хотя, стоит заметить, что виноватой себя по этому поводу студентка не чувствовала. Ведь и верно, когда ещё доведётся, увидеть такое происшествие от начала и до конца, да ещё и с взрывом! Интересно же.
Спасенные выглядели признаться честно не очень: залитые кровью лица, растрёпанные гривы волос, самой что ни на есть, презентабельной длинны. Она даже на мгновение почувствовала зависть. Хотя всего лишь на мгновение, это чувство было ей не свойственно, какой смысл переживать о том, чего у тебя никогда не будет? Белые одеяния находились в беспорядке, может, если их как-то правильно — складочками, разложить, они бы и смотрелись как что-то прекрасное и воздушное, но сейчас, мокрые и грязные от снега и насыпанного на тротуаре песка выглядели, прямо скажем жалко.
Первая подала признаки жизни брюнеточка, она как-то странно подёргивалась и порывалась пощупать повреждённую голову, а вот блондинка лежала тихо, не шевелясь. Мелена подползла к ней и заглянула в лицо. На лбу приобретала цвет спелой сливы здоровенная шишка, невероятно бледная кожа и странно не живое выражение лица натолкнули её на мысль, что девушка уже мертва. Ну и что, что внешних признаков повреждения не видно? Оборотень вполне допускала мысль, что у неё могут быть какие-то заболевания, да и удар по голове мог оказаться сильнее, чем представлялся на первый взгляд. Нечёткими движениями, где же ей было тренироваться-то, студентка принялась искать на шее пострадавшей пульс. Как ни странно она отыскала его быстро, да и сама кожа оказалась довольно тёплой, не смотря на весьма прохладные погодные условия.
Облегчённо переведя дух, оборотень повнимательней присмотрелась к спасённой, вернее к спасённому, так как, не смотря, на обилие волос и смазливость лица, это всё же оказался парень! Приглядевшись, повнимательнее, она обнаружила то, что заподозрила сопоставив факт «волосатости» и неожиданного изменения пола. У обоих спасённых были заострённые уши! Сейчас, обратив внимание на этот факт, она не могла понять, как же сразу-то не заметила этого? Оказалось, что вблизи они действительно весьма сильно бросаются в глаза, хотя, из-за того, что близко прижаты к черепу, впечатление лопоухости полностью исчезало.
Боясь, что её опасения подтвердятся, девушка присмотрелась ко второй пострадавшей и так же с прискорбием отметила, что она тоже является парнем, кстати, высоким и хорошо сложенным. То-то Мелене они показались какими-то костлявыми, девушки такими редко бывают, но, учитывая современную моду на всеобщее голодание для придания себе формы скелета, она допускала, что это могли быть и представительницы слабого пола. Теперь эта иллюзия развеялась полностью.
Брюнетка, то есть брюнет, с видимым трудом принял сидячие положение. Он держался одной рукой за голову, а на другую опирался всем остальным телом, помогая ему принять вертикальное положение. Кажется, он пытался что-то сказать, слов Мелена не поняла, но судя по тону, что-то ругательное. Собственно, весьма ожидаемая реакция.
Эльф наконец-то утвердив своё тело в пространстве, и насторожено оглядел улицу. Сначала его внимание приковал горящий автомобиль, потом, он перевёл взгляд на подъезжающие машины ГАИ и скорой. Наличие последней приятно обрадовало студентку, она уже сама склонялась к мысли, что нужно туда позвонить, хорошо, что у кого-то из зевак хватило ума сделать это раньше. Последним, иномировой турист заметил своего товарища — лежащего рядом и склонившуюся над ним девушку. Больше всего, Мелену удивил его разрез глаз, из-за него, они казались нарисованными, потому, как в жизни таких, она была уверена, не бывает.
Пока она разглядывала пришедшего в себя рада, он в свою очередь разглядывал её, между тем не упуская из виду и своего приятеля. Первым решил наладить контакт как раз брюнет. Он изобразил странную мимику, которая, видимо, призвана была изображать дружескую улыбку, вот только пострадавшая голова так не вовремя напомнила о себе, поэтому, то выражение лица иначе как гримасой назвать было нельзя. Видимо он и сам понял, что что-то не так, а потому, прекратил корчить рожицы и что-то спросил. Она честно сообщила, что не понимает тот язык, на котором эльф к ней обратился и, для наглядности развела руками в стороны. Парень уловил суть проблемы и, уже не отвлекаясь на оборотня, придвинулся к своему товарищу и, как за минуту до этого делала девушка проверил у него пульс на шее. Удостоверившись, что приятель жив, рад внимательно уставился на студентку и, попытавшись утереть рукавом уже подсохшую кровь с лица, опять обратился к ней на том же языке. Только теперь тон его был требовательным, он явно собирался добиться ответа на свой вопрос. И, похоже, что языковой барьер его волновал мало.
— Да чтоб тебя! Ну не понимаю я тебя! Ду испик инглеш? Нет? Ну тогда чем мне тебе помочь? — наконец не выдержала она.
Рад презрительно скривился. Видно общение с такой дурой его не прельщало, но так как ближе её никого не было он попробовал снова, на этот раз жестами. Судя по всему, его интересовало, как они оказались так далеко от своей машины. Обрадовавшись, что наконец-то она нашла способ общаться с этим стукнутым эльфом, Мелена, так же жестами продемонстрировала, что это она вытащила их из салона. Со стороны это, должно быть, смотрелось довольно забавно.
Брюнет недоумённо нахмурился и опять произнёс нечто мелодичное, но совершенно не понятное. Мелена остановилась и язвительно уставилась в глаза пострадавшего. Он задумался, видимо в жестах выразить свою мысль он не мог. На этом драматичном моменте их прервали самым тривиальным образом: до эльфов наконец-то добрались медики. Блондина, так и не пришедшего в сознание уложили на носилки и понесли в направлении скорой. С брюнетом попытались поступить схожим образом, но он вырвался, раздражённо на них шипя. Её тоже попытались причислить к пострадавшим, но она быстренько объяснила, что является свидетелем и её оставили в покое. Тогда, свои права на неё предъявили ГАИшники и вот тут уж ей пришлось давать показания, честно рассказать о своём альтруистичном побуждении. За счёт чего пассажиры остались живы.
У брюнета наконец-то наметился сдвиг, в общении с окружающими. Судя по всему, вместе с представителями власти прибыл какой-то переводчик. Это значительно облегчило жизнь и людям и несговорчивому эльфу, от которого, наконец, отстали медбратья, успевшие, правда, обработать пациенту рану на голове.
Мелена уже начала ощущать зверский голод, после памятных событий организм привык питаться часто и обильно, и поэтому, сейчас она собиралась отправится домой, что бы покормить самого близкого ей человека, когда её остановил довольно неприятный тип. Высокий, с короткими, неопределенного цвета волосами и невыразительным лицом. У него был колючий взгляд и, когда девушка попыталась его обойти, тот поймал её за руку и произнёс чуточку хрипловатым голосом:
— Подождите пожалуйста.
— Ну что вам ещё? Я признаться уже устала и хочу домой! Я, знаете ли, сегодня участвовала как бесплатная служба спасения, а это довольно сильно утомляет.
Она попыталась было высвободить руку, но к её удивлению мужчина держал крепко, видно со своей жертвой он расставаться был не намерен.
— Именно об этом я и хотел бы поговорить. — Произнёс он с уверенной интонацией. — Ведь мне правильно указали на вас, и это вы спасли наших гостей?
— Каких гостей, о чём вы? — Студентка снова приняла очередную попытку высвободить запястье. — У меня гостей нет и довольно давно. А теперь, с вашего позволения я бы хотела пойти домой и покушать. Между прочим, уже обеденное время.
— Думаю, вам стоит немного потерпеть, так как с вами хочет поговорить гость нашего мира господин Мёней. Думаю, это в ваших же интересах выслушать его.
— Ну вот щаз! Делать мне больше нечего! Тем более, что ваш Мёней по-русски не гу-гу. О чём мне с ним говорить?
— Да вы не волнуйтесь. — Мужчина презрительно улыбнулся. Мелену передёрнуло. — Я буду переводчиком. Вам ведь не составит труда его выслушать.
Она неохотно кивнула и позволила увлечь себя в направлении машины скорой помощи, внутренне досадуя, что не удалось удрать раньше. На подножке как раз сидел знакомый оборотню брюнетик, а внутри наконец-то пришедший в себя блондинчик. Вокруг него суетились врачи, то проверяя реакцию зрачков, то простукивая череп. Так по крайней мере показалось Мелене.
Заметив приближающуюся девушку с конвоем, брюнет встал, и что-то сказал обращаясь к конвоиру. Тот ответил, межу ними завязалась беседа. Студентка разозлилась. Мало того, что голодной держат, так ещё и не обращают внимания? Зачем звали спрашивается? Она уже собиралась гордо покинуть место действия, но теперь Мёней обратился напрямую к ней. Из-за спины послышался голос провожатого:
— Приветствую вас, я бы хотел уточнить, это вы спасли меня из горящего автомобиля?
— Да, только, когда я вас вытаскивала, он ещё не горел. — Она себе как-то не могла представить, что кинулась бы спасать совершенно незнакомых людей из горящей машины, этот вопрос как-то даже заставил её растеряться. Дальше говорил «серый» мужчина. Он ведь так и не представился. Эльф серьёзно его выслушал а затем снова заговорил обращаясь к стоящий перед ним девушке. Вообще-то способ общения был довольно забавным, совершенно не привычным для Мелены. Говорить друг с другом, но доносить смысл фразы через третье лицо.
— Мы с моим товарищем очень благодарны за вашу доброту и находчивость. — Мёней попытался было изобразить поклон, но пошатнулся, так, что ей пришлось поддержать его. Восстановив равновесие, он смущённо отвел взгляд и, досадливо хмыкнув, продолжил. — Нам бы очень хотелось узнать ваше имя, и можем ли мы чем-то отблагодарить вас за вашу храбрость?
Эльф выжидательно уставился на неё. Мелена растерялась. Она как-то не думала, что этот поступок может принести ей выгоду. Она поспешно ответила.
— Да, конечно, меня зовут Мелена Крестова, только не нужно никакой благодарности! Я же не ради вознаграждения это делала, сегодня я вам, завтра вы мне. Сочтёмся.
На самом деле она всегда так отвечала, когда делала кому-то одолжение. Мелена не видела смысла требовать с кого бы то ни было денег. Деньги можно всегда попросить, если своих не хватает, гораздо ценнее иметь в запасе долг: услугу, когда человек не смотря на свои взгляды, будет прощать тебе некие огрехи, выручать из сложных ситуаций. Со стороны такая позиция кажется очень милой и ни к чему не обязывающей, но на самом деле провоцирует чувство ответственности перед оказавшим услугу. Это может и не слишком тонкое, но вполне прилично проведенное, при определенной доле сноровки, психологическое воздействие. Она всегда так отвечает, и сейчас ответила, правда совершенно не ожидая, что это сработает как обычно, в условиях современного менталитета, такое могло пройти только с хорошими знакомыми. Так что, сейчас, эта фраза была способом замять инцидент от случайной встречи и случайного знакомства.
— Мелена Кр`естова. — Эльф проговаривал фамилию очень чётко, старательно. Дальше переводил «серый»:
— Мы, нет, я, очень благодарны вам, и если случится так, что вам потребуется наша помощь, то она будет непременно вам оказана.
Он снова предпринял попытку поклониться, но на этот раз более удачную, девушке не пришлось, его снова ловить. Она несколько замешкалась, но всё равно, повторила его манёвр, правда в гораздо более скованной форме, после чего, ей позволили наконец откланяться, и Мелена заспешила к себе домой. Очень уж хотелось кушать.
Глава 6
Обед, это фактически самая важная часть дня. Без завтрака — обойтись можно, после шести — есть не рекомендуется, но вот обед должен быть обильным и сытным. Именно так думала оборотень, с немалым удовольствием вливая в себя третью тарелку борща и заедая её седьмой котлетой. Нет, только не подумайте плохого! Ни от завтрака, ни от ужина она не отказывалась. Другое дело, что они, конечно, не состояли из такого количества блюд, как обеденный приём пищи. Но всё равно, Мелена старалась ни один из них не пропускать.
Последние дни, ей надоело питаться теми полуфабрикатами или недожаренным мясом, как в начале, и она начала тратить некоторое время, на приготовление для себя нормальной стряпни. Неожиданно, этот процесс настолько её увлёк, что большую часть свободного времени она посвящала именно готовке. И признаться честно, была довольна результатом. Теперь, придя домой, перед оголодавшей студенткой стояли кастрюли с тремя видами супов и несколько вариантов второго. Подобное, конечно, не могло не радовать.
Приход домой для неё означал, в первую очередь, избавление от мокрой и грязной одежды и наконец-то тёплую ванную. Вот со стороны сидхи кажутся такими приятными, опрятными, а стоит побыть рядом с ними около часа, даже меньше, как весь оказываешься в таком виде, будто бы провёл ночь на свалке. Мелена огорчённо вздохнула, выкидывая в мусорное ведро недавно купленные светлые джинсы. Они пострадали слишком сильно и восстановлению не подлежали. Девушка мысленно пнула себя пару раз. Ну вот что ей стоило, не бухаться перед эльфами на колени, а аккуратно присесть на корточки? И джинсы бы остались целы. Но, как известно, умные мысли приходят опосля.
Правда, сытный обед немного поднял ей настроение. И даже практически полное истощение запасов продуктов не могло её расстроить. Готовые блюда в холодильнике ещё стояли в довольно большом количестве, а поход в магазин она решила отложить до вечера. Сейчас вставать с дивана не хотелось совершенно. Неожиданно зазвонил телефон.
Почему-то, любые средства связи, находящиеся в распоряжении оборотня имели особенность напоминать о себе именно неожиданно. Они не звонили в «самые неподходящие моменты», они не включались, как в мистике сами по себе. Они просто были неожиданными. Студентку подобное очень раздражало, но поделать с этим ничего было нельзя. Она даже всю электронную почту отключала, что бы не подскакивать от нежданного звука о приходе сообщения. И мобильного, она не имела по той же причине, но вот избавится от домашнего телефона было проблематично, да и совершенно не практично, а потому, приходилось терпеть.
Нехорошо высказавшись о тех, кто вечно портит ей жизнь своим существованием, девушка взяла трубку.
— Алё.
— Мела? Приветик! Тебя чего сегодня не было? — Звонила староста группы Фомина Марина. Она кстати действительно была хорошей старостой. Исправно выполняла свои обязанности, чутко следила за коллективом, умела находить общий язык практически со всеми. Да и в жизни она являлась замечательным человеком. Порой, Мелена даже жалела, что не может находить общий язык с окружающими так же легко, как она, но чего не дано, того не дано.
— Маришка? Слушай, ты знаешь, тут такая история, я собственно уже вышла, и тут меня какой-то придурок, мимо проезжающий окатил грязью, так обидно, испортил классные джинсы. Ну, я домой и вернулась, так расстроилась, что решила некуда не ходить. Ты извини, ладно?
Марина, всегда была человеком очень чутким к внешнему облику своему и окружающих её людей, и потому легко купилась на подобную отговорку.
— Ну что ты, только не расстраивайся сильно! Я тебя тогда отмечать не буду, лекции возьмёшь у кого-нибудь. Хорошо?
— Конечно Маришка! Спасибо тебе большое. Выручила.
— Ну о чём речь, я же всё понимаю, пока тогда?
— Да, пока.
Она положила трубку на место. Что ж, с этим разобрались. Взглянула на часы. Время ещё терпело, и Мелена взяла в руки недавно купленную книгу. Новый автор, пишущий в стиле фэнтази её приятно обрадовал. Оборотень любила хорошие книги, но относилась к ним весьма критично, а потому найти такого писателя который бы удовлетворял её вкус, было довольно сложно. Но, как говорится, мир не без талантливых людей и сейчас она наслаждалась творчеством именно такого человека. Поначалу, заметив эту книгу в магазине, она довольно долго просто проходила мимо. Какой-то уж больно тривиальной звучала аннотация. Но стоило только с месяц промаяться без нового чтива, и девушка скрепя сердце всё же приобрела эту книгу со звучным названием. Позже, она очень жалела, что не начала читать её раньше. Довольно тривиальный, на первый взгляд сюжет, вылился во что-то новое и захватывающее, скучный, не представляющий из себя ничего примечательного герой оказался нестандартной личностью с огромными возможностями и взрывным характером. Роман главного героя и его возлюбленной превращается не в слезливую мелодраму, когда от любви он, кажется, тупеет на порядок, а то и на два, но в весьма интересные взаимоотношения. В общем, сейчас девушка проводила время с, хоть и весьма сомнительной, но всё же пользой.
Отложила книгу, Мелена только тогда, когда заметила, что по необычно тёмным листам проходят полоски света от фар проезжающих за окном машин. В каком-то смысле новые способности действительно усложняли жизнь. Так как в темноте она видела более чем неплохо, то момент, когда солнце пряталось за горизонт, частенько ускользал от её внимания. Часы показывали уже половину десятого, так что оборотень, скатившись с дивана, поспешила начать одеваться, чтобы успеть до закрытия продуктового магазина.
На улице было довольно безлюдно, только небольшие компании на скамеечках, да редкие парочки портили ночной пейзаж. Даже машин практически не наблюдалось, что для пешехода являлось безусловным плюсом. Ближайший магазин находился буквально в двух шагах от подъезда, но студентка как-то раз отравилась купленной в нём колбасой, и теперь предпочитала отовариваться в других торговых точках. А следующая, по дальности находилась метрах в двухстах от её дома, и оборотень заспешила по направлению к ней. Как назло, магазин оказался закрыт. Почему в неурочное время, ни вывески, ни таблички объясняющей это обстоятельство, на дверях не весело. Обозленная, она легонечко стукнула по двери кулаком, опасаясь повредить чужую собственность. Можно конечно было плюнуть на всё, да и вернуться домой, но теперь купить продукты стало уже делом принципа. Засунув начавшие замерзать пальцы в карманы спортивной куртки, студентка двинулась в направлении следующего по дальности пункта продажи питания. Благо, как ей помнилось, он работал до одиннадцати и она, должна была успеть, не особо торопясь, приобрести в нём всё необходимое.
На этот раз ей повезло. Магазин работал, и необходимый минимум продуктов девушка в нём приобрела. Единственное, очередь таких же голодающих полуночников потрясала воображение, учитывая то, что на улице она никого из них не увидела, подобная концентрация их в одном месте неприятно удивляла. Но потом она заметила, что все берут по пять — шесть банок пива и разную закуску, и всё сразу встало на свои места. Видно некая компашка вышла за стратегическими запасами спиртного, а ей просто посчастливилось застать всех на кассе. Та тоже, работала в гордом одиночестве, заставляя покупателей томиться одной большой очередью.
Но вот, наконец, девушка смогла расплатиться, и, забрав провизию, заспешила в сторону дома, предвкушая, новую версию второго — на завтра. Возможно, даже некие виды десерта — собственного приготовления, в качестве третьего. Выйдя из хорошо освещённого помещения на тёмную улицу, она, не задумываясь, перестроила зрение с «человеческого» на «звериное», мир сразу же окрасился в сумеречные тона. Ночь уже не казалась полной чудес и загадок, снег не блестел волшебной пыльцой, но видимость, безусловно, возросла, что конечно радостно. Вдруг, немного впереди раздался режущий ухо ребячий голосок:
— Ну ма-а-ама! Ну купи-и-и-и!
— Тише ты! Поздно уже, завтра куплю. — Видимо бедная женщина уже давно старалась утихомирить собственное чадо. Она устало пыталась высвободить руку, на которой висело брыкающиеся тельце цветочка жизни.
— Ну ма-а-ама!
— Да сказала же нет! Пошли домой, и так вон вернулись уже поздно! Тебе спать давно пара!
— Ну купи! — Не унимался приставучий пацан. Женщина что-то быстро заговорила, пытаясь успокоить ребёнка. Мелена смущённо потупившись, прошмыгнула мимо. Она уже давно поняла, что милыми дети кажутся только когда находятся рядом с тобой не дольше десяти минут и только если изредка. Если временной промежуток возрастает, то тебя начинают использовать как безраздельную собственность и вести себя соответственно. Оборотню подобное отношение не нравилось, хотя кого-то оно умиляло. Она всегда удивлялась подобным людям.
Мелена уже успела отойти достаточно далеко от магазина, когда из-за спины раздался крик: кричала та самая женщина, её ребёнок почему-то резко замолчал. Удивлённая, она обернулась в их сторону.
Бедная мать так и не поняла, что произошло, но неожиданно из темноты выскочила большая тень — размером с взрослого добермана, она схватила непрерывно кричащего ребёнка и резко рванулась в сторону ближайшего дома, находившегося метрах в семи от тротуара. Голос ребёнка прервался. Мать закричала.
Для оборотня, видевшего в темноте намного лучше чем могут люди, ситуация предстала несколько в ином свете. В сумраке окружающей действительности она увидела, как со стороны дороги, приближаясь к строениям, бежит, стелясь по земле, чёрная тварь. Размером с взрослую собаку, кажется имеющая четыре лапы, большую голову, покрытую какими-то наростами, чётко в темноте не различимыми, она тащила в зубах тельце мальчишки. Был тот мёртв или просто находился без сознания, определить казалось невозможно. Существо попыталось забраться на стену дома, но оно явно не учло возросший вес и теперь, подняться по стене у него не получалось. Раздражённо взрыкнув, оно снова оказалось на земле и стремительно побежало в сторону противоположную заходящейся криком женщины. В сторону, где находилась Мелена.
Плавным движением, поставив сумки на землю, оборотень чуть согнула ноги и сильно пригнулась телом к земле. Эта поза не была чётко продумана или натренирована, хотя борцы разных техник принимают ей перед началом боя. Мелена нигде подобному не училась, и даже не задумывалась, почему в минуту опасности делала так, но возможно, это говорила в ней звериная кровь, стремящаяся прикрыть беззащитный живот от когтей других хищников. Да и бежать, имея возможность быстро опереться на две незадействованные в ходьбе конечности было для её звериной сущности, несомненно, привычней.
Тварь оказалась быстра, вероятно, обычный бы человек не смог её догнать, да и студентка, на человеческих ногах, наверное, тоже. Она, конечно, была быстрее даже хорошо тренированного человека. Быстрее, но не намного. Догнать она его конечно бы не смогла, но ей того и не требовалось! Существо само неслось ей навстречу, и девушка просто метнулась ему на перерез.
Заметив, бегущее ему навстречу препятствие, существо даже не попробовало найти пути отхода или свернуть с намеченного курса, оно было твёрдо уверено, что сможет себя защитить. Себя, и свою добычу!
Когда оборотень приблизилась к созданию, оно не снижая скорости, просто взмахнула одной из кажущихся такими хрупких лапок, на которых блестели в свете фонарей большие и наверняка острые когти. Студентка решила не проверять их возможную остроту на себе. Преодолевая последний метр, она с силой оттолкнувшись от земли, взмыла в воздух, пропуская лапу твари под собой. Уже в полёте, она почувствовала, что из её собственного горла раздаётся утробный рык, а от увеличившихся клыков во рту становится тесно. От изменившегося прикуса губы не могли плотно сомкнуться, и по подбородку стекала слюна, но в данный момент это было последним, что могло заинтересовать её разум.
В момент приземления Мелена пожалела, что не носит туфли на каблуке. Было бы здорово проломить твари хребет шпилькой. Но и так, вышло довольно не плохо, когда она на приличной скорости впечаталась всем весом в спину монстра. Раздался дикий визг, тварь выпустила из зубов тело мальчика, и его отбросило куда-то в сторону. Ноги существа подкосились, и оно рухнуло на землю, придавленное весом студентки.
Но лежало оно так не долго, Мелена почувствовала, как существо напряглось и резко дернувшись, попыталось передней лапой достать непрошеного наездника. Она прекрасно понимала, что попадись под эти когти, и бой можно будет считать законченным. Её человеческая оболочка слишком хрупка, что бы выдержать хотя бы один полноценный удар. Но и сходить на землю было нельзя! Тут действовало правило, которое первым заучивает любой занимающийся верховой ездой. Что бы ни вытворяла лошадь, как бы она не пыталась тебя достать, нужно сидеть на ней, так как это, самое безопасное место. Стоит оказаться в приделах досягаемости её копыт или зубов, и она просто вобьёт тебя в землю! Эта «лошадка» пыталась поступить именно таким образом. Однако к счастью, достать держащуюся у него на спине девушку оно не могло, а потому ужасно бесилось. Мелене сейчас приходилось довольно трудно. Да, она нашла безопасное место и опасность ей грозила только в случае падения, но долго так продолжаться не могло. Никакого оружия девушка с собой не имела, применять же природные «инструменты» было, скажем так, не рационально. Несмотря на то, что и зубы, и ногти в нынешнем, возбуждённом состоянии, безусловно, превышали человеческие, но для того, чтобы повредить шкуру монстра они явно не годились. Но она не была бы собой, если бы такая мелочь могла её остановить. В этом как раз и заключается истинная сила оборотня, в том, что он может использовать для боя и «звериный стиль» и «человеческий». «Звериный» был сейчас не доступен, а потому студентка решила применить противоположный и просто, без выкрутасов врезала кулаком по голове своей «лошадки».
Вероятно, такой удар не смог бы повредить бронированной шкуре твари, но ведь и наносил его не обычный человек. Она пошатнулось! Удар, нанесённый рукой оборотня, едва не проломил существу голову.
Тварь взревела. Она почувствовала опасность. Если изначально докучливый человечишка только мешал, то сейчас явно угрожал её жизни. Нужно было что-то делать. Но ничего сделать она уже не успела. Обезумившая от количества выплеснутого в кровь адреналина, Мелена в полную силу била по голове существа, пока, наконец, не послышался хруст, и кулак не погрузился внутрь проломленного черепа. Битва была окончена.
Тяжело дыша Мелена, попыталась освободить руку из «костяного» плена. Под пальцами чувствовалась противная слизь, на одежде темнели капли зеленоватой крови. Обломки черепа неприятно давили на запястье и, поморщившись, она, слегка изогнув руку, сумела, не поцарапавшись, высвободить кисть. Как ни странно, но усталость она не ощущала. Нет, конечно, лёгкие следы утомления присутствовали, немного саднило разбитые костяшки… какое-то время. Но они практически сразу зажили, Мелена едва успела заметить их состояние, как всё уже пришло в норму. С трудом поднявшись на ноги, она, слегка пошатнувшись, отошла на шажок что бы получше рассмотреть своего недавнего противника. Как она и предполагала, тварь отдалённо напоминала вчерашнего монстрика. Тот же кожный покров, те же тонкие семипалые конечности, только количество их несколько отличалось, и форма головы была, вероятно, другой, правда какой именно сейчас сказать было довольно сложно, оборотень просто разнесла её на осколки, буквально парой ударов полностью лишив морду первоначальной формы.
Мелена, огляделась по сторонам, тело мальчика лежало метрах в тридцати от места сражения, понятно, что оно не само туда улетело, рядом с ним на коленях стояла мать и, кажется, звонила в скорую. Или охотникам за приведениями, на что хватило фантазии. Девушка пригляделась повнимательнее, судя по тому, что женщина укутала ребёнка в собственную куртку и держала его голову у себя на коленях внимательно вглядываясь в лицо, малыш был ещё жив. Что ж хоть не зря старалась. Но был ещё один фактор, который радовать не мог. На тротуаре ближе к дороге стоял молодой паренёк, лет пятнадцати, может чуть старше, он держал в руках мобильный телефон и то ли снимал всё на видео, то ли на встроенный фотоаппарат. И то, и другое ничего хорошего не сулило.
Злорадно улыбнувшись, оборотень пошла в направлении непрошеного папарацци. Какое-то время он стоял неподвижно, только провожал её объективом камеры, но потом до него видимо дошло, что главное действующее лицо направляется непосредственно к нему, и, побежав, он попытался скрыться с места событий. Но так просто осуществить задуманное не вышло. Разогретая боем, Мелена догнала паренька в два скачка. Схваченный за куртку, пацан, громко вскрикнул и бухнулся на дорогу.
— Не надо! Чего вы хотите!? — Голосок у парня больше походил на мышиное попискивание. Для закрепления результата девушка встряхнула его и злобно проворчала:
— Камеру! А ну-ка, отдавай мне камеру!
Неожиданно паренёк успокоился.
— Ну вот ещё! Не отдам! — И попытался подняться на ноги. Но у студентки было другое мнение на этот счёт. Она дёрнула его за воротник, заставляя снова оказаться на земле.
— Ещё как отдашь. Иначе с тобой произойдет то же, что и с той тварью. Я тебя так отделаю, что мама родная не узнает.
— Не отделаете, да и вообще ничего мне не сделаете. Я видел, вы кинулись спасать ребёнка, значит и меня, не убьёте.
— А кто говорил об убийстве? — Мелена справедливо возмутилась. И для демонстрации серьёзности своих намерений отвесила ему полновесный подзатыльник. Только руку пустила несколько вскользь, всё-таки это был обычный человек, и одним таким ударом она сотрясение мозга обеспечила бы ему точно. Но и так получилось весьма ничего. Паренёк клацнул зубами, на мгновение у него потемнело в глазах.
— Ну? Что тебе дороже? Твой мобильный или твоё здоровье?
Мальчишка ещё какое-то время потрепыхался, но потом всё же нетвёрдым движением передал аппарат студентке. Удовлетворённо хмыкнув, она сжала телефон в руке и недолго думая, раздавила его в мелкие щепки.
Парень издал такой горестный вопль, будто она только что лишила его ближайшего друга и всех родственников разом. Но даже это не смогло разжалобить довольную собой девушку.
Опустив парня, Мелена принялась рыться в карманах, она точно помнила, что в одном из них оставалось пара влажных салфеток. Идти по улице с измазанными в крови и мозгах лице и руках, ей что-то не улыбалось. Наконец-то добыв искомое, она постаралась привести себя в относительный порядок. Кажется, это у её получилось, ну, по крайней мере, ей так думалось, со стороны-то она себя не видела. Тут, стоящий рядом горе-репортер, подёргал её за рукав куртки.
— Чего тебе ещё? Решил всё-таки получить по тыкве? — Выпавшее на сегодняшний день количество мерзких событий превысило некий лимит, и теперь настроение студентки колебалось в уровне от графы среднее мерзопакостное до, как меня достал этот глюкнутый мир!
— Нет, слушай, а что это была за зверушка? — Глаза парня светились таким неубиваемым оптимизмом и любопытством, что оборотень даже скривилась.
— Вот сам подойди к нему, и спроси. — И заметив, что тот собирается уже обидится, добавила, — но лучше подойди к той женщине и спроси, не нужна ли им помощь?
Она кивнула в направлении пострадавших. Видимо увиденное тут происшествие всё же впечатлило этого свидетеля, потому, что он, посмотрев в указанном направлении, захлопнул рот и, прекратив задавать дурацкие вопросы, пошёл в направлении ребёнка с матерью.
Мелена ещё разок окинула улицу взглядом и, не заметив больше других наблюдателей, подхватила с земли свои сумки и решила быстренько свалить, а то, что-то, не вдохновляла её перспектива общения с возможными представителями власти или, хуже того: прессой, пусть и такой же самозваной, как давешний оператор. Новых происшествий по дороге не случилось. Только уже заворачивая за угол дома, она заметила приближающиеся машины милиции и скорой. Что-то подобная картина, стала для неё уж больно привычной, не к добру это.
Пройдя в квартиру, Мелена сложила пакеты прямо в прихожей, а сама, едва скинув с себя куртку, и даже не разуваясь, прошла в гостиную и села на диван, смотря пустыми глазами в пространство перед собой. Признаться, ей было о чём подумать.
Откуда-то, возникли совершенно непонятные, явно хищные монстры. И возникли не где-то как-то, а непосредственно рядом с ней. Это наводило на подозрения. Откуда они взялись? Как предположил Грошев — из портала? Вряд ли, если бы оттуда лезли монстры, их давно бы заметили, учитывая, что не все из них размером под двадцать сантиметров, а значит, их должны были заметить и поймать. Или есть ещё такой вариант, что твари проходят через портал ещё маленькими, и потому поймать их не могут, а вырастают они уже здесь. Но если так, то ничего сделать студентка не сможет, это значит, что этих существ явно больше двух, а на тех, Мелена наткнулась случайно, и где-то бродят собратья убитых ею монстров.
Но есть ещё и другая версия, что существа эти, с порталом не связаны, неясно тогда, правда, откуда они взялись, но можно предположить, что они появляются лишь в непосредственной близости от студентки. И им нужна именно она. Мелена тряхнула головой. Да нет, дикость какая. Это уже мания величия развевается голубушка! Если бы им нужна была оборотень, они бы за ней и гонялись, а не нападали бы на совершенно случайных мальчиков.
Значит, наиболее вероятна версия с порталом. Вот только, что это всё означает? На той стороне, как нам известно, находятся дружелюбные эльфы, и от них такие монстры бежать не могут. Или могут? Может, не такие уж дружелюбные эти эльфы как нам кажется? Вернее, какими они пытаются казаться.
Или, ни эльфы, ни порталы тут не причём? Просто развалилась какая-то лаборатория сумасшедшего учёного, и оттуда, сбежали такие вот милые последствия экспериментов? Бред!
Вернёмся к радам. Твари явно явились из арки перехода. Эх, вот если бы знать, везде ли где они есть — это происходит, и в каких количествах лезут эти монстры!
Вот только интересно, судя по всему, этих тварей не так уж много, иначе о них давно бы сообщили народу и начали бы срочную зачистку. Нужно попробовать поискать информацию в Интернете, вдруг, она не единственная, кто столкнулся с такими созданиями? Вернее, теперь, она была уверена, что не является единственной, её больше интересовал процент таких встреч и сведения о выживших. Судя по тому, что она видела сегодня, простой человек не способен продуктивно бороться с такими монстрами. Во всяком случае, голыми руками.
Составив для себя план дальнейших действий, Мелена, несколько взбодрилась, и пошла на кухню разбирать продукты. Она нутром чувствовала, что купленное мясо уже мечтает оказаться в холодильнике, а пельмени уже не о чём не мечтают, просто тихо лежат и тают.
Глава 7
За разбором принесённой еды, Мелена не устояла и съела парочку купленных шоколадок. Настроение если и не поднялось на отметку «хорошо», то, по крайней мере, достигло уровня «не всё так плохо в этой жизни». В общем, пришло в удовлетворительное состояние.
Дальше, студентка отправилась под душ. Второй раз за день. Сначала, правда, положила стираться штаны и куртку, была надежда, что кровь существа подлежит таки очистки. Хоть и слабая, но потерять за день двое штанов она была не в состоянии.
Отмыв с волос капли этой дряни, девушка, накинув для разнообразия халатик, подсела к компьютеру. Странно, но информации о данных тварях было довольно мало. Вернее, как она и предполагала, подобные монстры действительно встречались сравнительно часто. Но вот сведения о них были разбросаны по всей сети в самых неожиданных местах. На одном форуме она даже нашла на редкость качественную фотографию одной из таких тварюшек. Судя по всему, это был самый крупный из виденных экземпляров: размером он практически превышал взрослого пони. Соответственно длина его клыков тоже более чем впечатляла.
Оказывается, дела обстояли ещё хуже, чем думалось студентке. Количество этих существ явно превышало все разумные пределы. И, как она и предполагала, бороться с ними у людей не получалось. Единственное, что можно было охарактеризовать, как некоторую, своеобразную форму везения, что жертвами они выбирали одиноких прохожих или, маленьких детей. Но так как те в одиночку не ходили, то зачастую, встретив на пути двух и более человек, предпочитали обойти намеченную цель стороной.
Кстати, оказывается, власти уже сообщали о существовании этих существ, правда как-то неуверенно, похоже, они и сами толком не понимали, с чем имеют дело. Они просто призвали граждан соблюдать спокойствие и бдительность. И пообещали выслать на улицы вооружённые патрули.
Между тем, среди простого народа назревало негодование. Возникли уже предложения, организовать группы народного движения для отлова этих существ. И, в общем и целом желающих вступить в такие группы было предостаточно. Эта идея пришлась девушке весьма по вкусу. Нет, конечно, она не собиралась вступать в эти самодельные группки самоубийц. Если честно, девушка просто не верила, что у них выйдет что-то путное. Но вот отправиться на собственную охоту было весьма интересным решением. Тем более что побегать в звериной шкуре хотелась уже давно. Охота в человеческом облике не могла принести настоящего результата. Во-первых, она трезво оценивала свои силы, а потому понимала, что встреча с той тварью, около магазина, лишь по чистой случайности не закончилась жертвами с её стороны. Во-вторых, не только бой, но и наверняка сам поиск в человеческом облике, может окончиться просто ничем. Это всё равно, что просто ходить по улицам, и надеяться, что на неё кто-нибудь нападёт. Конечно, она не сомневалась, что сможет дождаться нападения, но вот, что это будет именно паронормальная тварь, а не некие гопники твёрдой уверенности не было.
Задумчиво пощёлкивая мышкой, студентка, зная, что нужно искать, всё чаще натыкалась на упоминания о встречах с этими существами. Ей попалась очень показательной история, где описывался бой боксёра с одним из монстров, размером не превышавшей кошку. Бедная собака, заметив новое, опасное животное рядом с хозяином, кинулась на неё, но даже разок укусить — не успела. Имеющий в запасе такой нужный, как убедилась недавно Мелена приём, как высокий прыжок, монстр оказался на шеи четвероногого друга человека и элементарно перегрыз ему горло. Хозяин, признавался, что побоялся подойти к существу, а потому мог только издалека наблюдать за тем, как поедали его любимца.
Ещё она вызнала не маловажную деталь. Оказывается, этих существ уже начали встречать около недели назад, а не вчера — первый раз, как думалось оборотню. Прозорливыми пользователями Интернета так же поднималась версия, что это новые знакомые запустили к нам этих существ. Мол, они это специально сделали. Но к удивлению девушки тема эта развития не получила. Нашёлся человек, работающий одним из тех, кто время от времени вынужден прибывать, то по одну сторону портала, то по другую, так сказать налаживает контакт между расами. Так вот он, утверждает, что сидхи тоже столкнулись с данной проблемой. Непонятно откуда вылезшие монстры выбрались в города. Только, рассказчик, утверждал, что они нашли некий способ усмирения этих существ. Более подробно он не объяснил, ссылаясь на незнание, но стало ясно, что к возникновению тварей эльфы отношения не имеют. Хотя, то, что они возникли с обеих сторон портала, уже говорило о многом.
Выключив компьютер, студентка подумала, что неплохо бы сейчас пойти спать, но сон упорно продолжал обходить её десятой дорогой, выбирая менее активных жертв. Тогда она включила телевизор. Без особого восторга включила, надо признать — в такое время кроме порнографии и рекламы ничего не показывали. Как она и предполагала, смотреть было нечего, правда по одному из каналов, крутили «Вуди Вудпикера», видно для детей вампиров, которые днём спят. Без особой надежды, прощёлкав пультом, она попала на повторение последнего выпуска новостей. Там как раз рассказывали о важных для девушки событиях, связанных с появлением существ. Парочку даже заcняли, хотя, конечно коряво. Остановить их для съёмок у репортёров не получилось, так что зрители видели лишь пару размытых пятен: двигались существа быстро.
У Мелены возникла идея. Она встала и принялась быстро натягивать на себя одежду. А что, если уж решила заняться поиском и отловом, то почему бы, не сделать этого сейчас? На дворе вроде ночь, люди все, ну, по крайней мере — большинство, спят, так почему бы не побегать по крышам в мохнатом облике?
Девушка закрыла квартиру и, зайдя в лифт, поднялась до последнего этажа. Внутренне она чувствовала себя как-то, странно. Умом-то студентка понимала, что все жильцы дома по-прежнему спят, что даже если кому-то и вздумается прогуляться, то уж точно не на крышу. И всё равно, она вздрагивала от малейшего звука, представляя себе, как слышатся шаги и кто-то застаёт её здесь, интересуется причиной её пребывания тут так поздно. А она стоит и не в силах даже привести правдоподобную причину и её начинают подозревать в чём-то компрометирующем. Последние время у оборотня появился своеобразный пунктик — не выделяться из «толпы». Хотя в её положении, было бы странно, если бы он у неё не возник.
Но постепенно оборотень взяла себя в руки. Она была человеком практичным, а потому, поставив себе цель, быстро придумала правдоподобное оправдание. Хотя оно было и не нужно. Никто так и не появился.
Мелена подошла к решетке перегораживающий лестницу на крышу. Та была заперта, на висячий замок. Можно конечно было просто раздвинуть прутья в стороны, оборотень была уверена, что сил у неё хватит, но очень уж заметно бы смотрелось со стороны. И это ещё слабо сказано! Потому, Мелена осмотрела сам замок. Теоретически, он не представлял из себя большого препятствия. Такие открывают на спор скучающие мальчишки при помощи одной скрепки. Но у неё скрепок не было, да и, не смотря на то, что ей в своё время ужасно хотелось научиться такому трюку, но что-то не срослось и научиться у неё так и не вышло. Так что вскрыть замок, она не могла.
Тяжело вздохнув, Мелена потрогала такое хлипкое препятствие и, прикрыв его плотно одной рукой, чтобы не слышно было звука, другой с силой дёрнула душку замка. Результат превзошёл все ожидания. Оказалось, что он вообще не был заперт! Просто кто-то приложил дужку непосредственно к тельцу замка, что бы со стороны он выглядел запертым. Оборотень тихонько чертыхнулась.
Зайдя за другую сторону решётки, девушка повесила замок так, как он был до её прихода. Затем поднялась по лестнице на крышу. В смысле, сначала она попала на чердак, и лишь с него выбралась наружу. Было холодно, дул пронизывающий ветер, снег лежал едва ли не до середины икр. Какое-то время студентка постаяла так, а затем, развернулась и вернулась на чердак, полотно, прикрыв за собой дверь. Вот теперь, можно было раздеться и сныкать одежду в какую-нибудь нишу или полочку, что бы даже если кто сюда и поднимется, то не наткнулся бы на брошенные вещи. Просто, Мелена что-то сомневалась в своей способности медитировать сидя голой попой на снегу, продуваемая всеми ветрами.
Скинув с себя ворох ткани, оборотень, как и планировалось, спрятала вещи и лишь потом, опустившись на четвереньки, сесть на грязный пол она тоже не захотела, призвала своё второе «я». Изменение накатило обжигающей волной, сметая и холод, и грубость бетонного покрытия под пальцами, и всё человеческое. Обращение длилось почти две минуты, когда волна изменений прошла, с пола поднялся на лапы могучий зверь.
Открытие не обрадовало Мелену, оказывается если долго не превращаться, то срок обращения начинает увеличиваться! В последние разы, на это уходило секунд тридцать, а теперь так много! Но одно обстоятельство всё же заинтересовало девушку: боль практически отсутствовала. Теперь она сменилась жаром, но его можно было терпеть.
Животное, так похожее на рысь отряхнулось с явным удовольствием, буквально написанным на морде. Затем прогнулось по кошачьи — дугой, и потянулось, вытянув задние лапы и опираясь на передние. Как же хорошо! Давно она не позволяла себе побегать на четырёх конечностях. Что ж, в темноте сверкнули, ловя скудные отблески, зелёным светом, по кошачьи большие, глаза: пора отправляться на охоту.
По железной двери царапнули коготки, когда она поддела лапой ручку, и оборотень оказалась на крыше. Лапы проваливались в снег практически до половины, ветер теребил по-зимнему густую шерсть, она поморщилась, и, всё же не сдержавшись, тоненько чихнула. Затем насторожено принюхалась к воздуху. Оказывается, что в этом облике даже не смотря на холод запахи слышались более чем отчётливо. Морда зверя снова скривилась, так отчётливо ощущать городскую вонь, приятного мало, хорошо хоть ночь на дворе, выхлопных газов не слишком много. Так, пора попробовать попрыгать по крышам. У Мелены — это была мечта детства, благо сейчас она могла осуществиться. Студентка стала подбираться к краю, со стороны это смотрелось мило и донельзя забавно. Большая мохнатая киска, высоко поднимая лапы, и всё равно при каждом шаге проваливаясь в снег, с умильно сосредоточенным выражением на мордочке покоряла снежный простор. Но вот она таки достигла конечной цели своего пути. До соседней крыши было метров двадцать, Мелена остановилась. Если быть абсолютно честной, то девушка не верила, что сможет прыгнуть на такое расстояние. Но раз уж назвался груздем, то полезай в кузов.
В нормальном состоянии психики она бы на этот поступок точно не решилась бы, но сейчас, после долгого перерыва вновь почувствовав мощь звериной шкуры, она уже не могла остановиться. Отойдя подальше от края, она пригнулась и замерла на несколько вздохов, только короткий хвост бил по снегу с такой силой, что пробивал неслабый наст. Прошла пара секунд, и вот, зверь сорвался с места громадными скачками. Что бы достигнуть края ей потребовалось лишь три прыжка, последний был невероятно мощен и вот, мохнатая тень уже летит сквозь ночной мрак.
За несколько секунд полёта, Мелена уже десять раз успела пожалеть, что поддалась этому глупому порыву. И только молила про себя: ну ещё немного, ещё чуть-чуть. Ей казалось, что она не долетит. Или долетит, но впечатается в стену ниже, чем нужно — и сердце замирало в ожидании. Мгновения растянулись для оборотня в вечность, вот прошла одна вечность, вот вторая, и стало ясно как божий день, что она промахивается!
Остановившееся было сердце взяло бешеный темп. Мелена не дотягивала до крыши — она промахивалась на целый этаж. Вероятно, человеческое сознание было не способно адекватно отреагировать на ситуацию, но в ней странным образом сочетались и звериная чувствительность и холодный расчёт человеческого разума. Уже приближаясь к стене она немного изогнула лапы и чуточку поменяла расположение тела, нужно сказать, что в полёте это сделать было ой как не просто. Но ей удалось.
Удар был не так силён, чтобы повредить ей и, соприкоснувшись с поверхностью — оборотень, рванулась и впилась когтями в стену. Конечно, воткнуть когти в кирпич ей было не под силу, но вот цемент, находящийся между кладок был её коготкам вполне по силам. За него-то Мелена и зацепилась.
Повиснув на стене дома, она замерла. Не верилось, что у неё получилось — что осталась жива. Хотя в глубине души студентка, вспоминая о своих способностях к регенерации, испытывала здоровый скепсис на счёт того, что падение с высоты может её убить. Хотя опять же, это смотря с какой высоты. Но практически тут же она отогнала эти мысли. Ещё проверить не хватало. Зло фыркнув, она посмотрела наверх и, отцепив одну лапу от стены, потянулась, что бы подтянуться выше. По правде говоря, подобный способ восхождения не был так уж тяжел, и не прошло и минуты, как она стояла в конечной цели своего пути. На соседней от своего дома крыше.
Оказавшись непосредственно на горизонтальной поверхности, Мелена отряхнулась с такой силой, что ушки, ударяя по голове, создавали хлопающий звук. Затем, она тщательнейшим образом осмотрела свои лапки и даже почистила коготки, по-кошачьи — с помощью языка и зубов. Порой она ничего не могла поделать с просыпавшимися в ней инстинктами.
Наконец, она вспомнила, зачем вообще затеяла весь этот рейд. И тяжело вздохнув, огляделась по сторонам, понюхала воздух, оценила расстояние до ближайшей крыши и начала движение. Теперь она перепрыгивала только на те, расстояние до которых не превышало пятнадцати метров и только при условии, что они находились ниже уровня крыши, на которой она находилась в данный момент, вот до них она долетала без проблем. Больше всего её радовали здания, стоящие вплотную друг к другу.
На самом деле, где-то через пол часа такого бега она уже совершенно забыла, зачем же собственно пошла, и только почуяв в воздухе знакомый запах резко остановилась вслушиваясь в доносившиеся до неё звуки. Это было чавканье, шумное дыхание и до боли знакомое «скряб», издаваемое когтями, царапавшими по камню. Мелена замерла, определяя точное направление, откуда доносились звуки, и
… запахи.
Да, ведь именно запахи заставили остановиться упивающуюся бегом оборотня. Пахло кровью, внутренностями и смертью.
Осторожно двигаясь в направлении, откуда исходили звуки, оборотень пыталась загодя определить размер своего противника. Судя по всему, не настолько маленький, что бы пришибить его ударом одной лапы. Плохо. Наконец, её взору предстала намеченная цель. И её жертва.
Молодая женщина, вероятно на два, а то и три года младше самой Мелены — лицо было не повреждено и опознавалось легко. Девушка почувствовала, как горло сдавил спазм. Воздух отказывался проталкиваться дальше — в грудную клетку, на пол пути его останавливал рвущийся из самого сердца звук. Утробное, просто дикое и злобное рычание. Чешуйчатая тварь дёрнула головой предварительно вцепившись зубами в человеческую плоть, тело рывком поменяло своё положение. Волосы жертвы разметались по крыше, и, попав в лужу её собственной крови окрасились красным. Некогда тёплая жидкость, она ещё не успела стать льдом. Пустые остекленевшие глаза безразлично уставились на оборотня.
Из-за стиснутых зубов звук не мог вырваться наружу, сейчас его можно было ощутить лишь как вибрацию — он душил девушку. Поняв это, она разжала челюсти, неосознанно приподнимая верхнюю губу, обнажая саблевидные клыки.
Заметив, наконец, что за её полуночной трапезой наблюдают, существо звонко взвизгнув, припало на задние лапы и уставилась на незваную гостью. Но в отличие от её жертвы, в её глазах отчётливо можно было прочесть злобу и агрессию. Вот только во взгляде, обращённом на него этих чувств было не меньше! Не дожидаясь, когда тварь опомнится и нападёт, Мелена сделала это первой. Резкий прыжок, и вот, зубы оборотня уже сомкнулись на холке иномирового хищника. Раздался дикий визг, монстр рванулся в сторону, но уйти из захвата оборотня можно только в мёртвом виде! Если бы кто-то увидел сейчас глаза студентки, он бы сразу понял, что у твари нет не единого шанса. Она не собиралась отпускать свою добычу. И взгляд её был наполнен, на этот раз, самым настоящим бешенством!
Во рту стоял гадостный вкус крови, в общем напоминающий обычную, но в чём-то другой. Было в нём нечто такое, делавшее её совершенно не пригодной к употреблению. Челюсти Мелены сжались ещё сильнее и перекусили противнику позвоночник! Существо в последний раз тихонько чирикнуло и, дёрнувшись, затихло. Оборотень ещё не успела отпустить жертву, как с боку раздалось шумное сопение, топот и что-то вонзилась ей в бок, раздирая кожу. От боли девушка разжала челюсти и, зарычав, рванулась, пытаясь уйти с линии атаки. Отпрыгнув далеко в сторону, она едва успела заметить своего противника, как тот снова напал.
Это был такой же монстр, как и тот, которого она только что завалила. Видно, твари охотились в паре, а оборотень умудрилась не заметить присутствие второго. За что сейчас и расплачивалась. Избегая повторного ранения, Мелена ринулась навстречу монстру. Только в отличие от него, оскалившего клыки и рвавшегося в ближний бой, она ударила его по морде лапой — с выпущенными когтями, да так, что заставила тело противника мотнуться в сторону! Закрепляя успех, девушка метнулась вперёд, собираясь провести тот же трюк, что и с её предшественницей. Не вышло. Существо оклемалось на удивление быстро, и встретила нападающего полностью готовая к битве.
По крыше покатился клубок тел. Звери дико изворачивались, пытаясь избежать травм, и в этом их способности были примерно одинаковыми, но постепенно оборотень стала брать верх. Ей наконец-то удалось дотянуться клыками до горла противника, и это стало решающим аргументом в схватке. Спустя несколько минут, девушка стояла рядом с тремя трупами низко держа лобастую голову и хрипло дыша.
Бой получился совсем не так лёгок, как ей казалось будет. Всё-таки, необходимо в начале определять точное число врагов, а уж потом соваться в самую гущу. Но, в конце концов! Откуда она могла знать, что твари не всегда разгуливают в одиночестве? В следующий раз будет умнее. Звериные глаза уставились на труп девушки, ей она уже помогла, чем только могла, если примется доставлять её к людям, вполне возможны казусы. Так что она решила оставить всё как есть. Ничего, тела наверняка скоро найдут, и о девушке позаботятся, а вот ей уже пора отправляться домой. Хоть на небе ещё и темно, но лишь из-за того, что на дворе зима. Уже начали своё движение автобусы и, ранние пташки уже спешили куда-то по своим делам. Она бросила последний взгляд на растерзанное тело женщины и снова начала движение по верхушкам домов, только уже в обратном направлении.
Через часок, уже стоя под прохладными струями душа, Мелена никак не могла успокоится. Во-первых, саднило шрамы, оставшиеся от когтей существ. Они почему-то заживали втрое дольше, чем обычные раны. Во-вторых, она никак не могла перестать думать о той мёртвой девушке. Мелена впервые видела человеческий труп так близко. Тем более при таких обстоятельствах. У неё до сих пор перед внутренним взором стояло её лицо. Почему-то о ней никак не удавалось забыть.
Тихонько застонав, девушка опустилась на дно ванной и, заткнув сливное отверстие принялась наливать воду. Причём, температура была такой, какую сама девушка едва могла выдержать, зато стоило немного привыкнуть и наконец-то удалось нормально расслабиться. Мышцы будто размякали, как варёные макароны. Вымывшись, она, даже не вытираясь, легла в кровать, всё-таки даже её организму необходим отдых.
Проснулась, оборотень под трель дверного звонка. С трудом, заставив мозг хоть как-то откликнуться на внешней раздражитель Мелена поднялась и даже не открывая глаз, доплелась до двери. О том, что принято сначала смотреть в глазок, а пуще того спрашивать: «кто там?», она даже и не вспомнила. Дверной замок так же открывался на автомате.
Потревожившим её покой оказался никто иной, как Максим. Стоило распахнуться двери, как перед ним предстало существо с лицом изрядной помятости, неописуемым кошмаром на голове и закутанное в одно одеяло. Глаза существа были закрыты, и Максу даже послышалось лёгкое посапывание. Хотя почему послышалось?
Простояв так какое-то время, одногрупник неуверенно кашлянул и, не дождавшись реакции, помахал ладонями перед лицом подруги. С тем же результатом. Все факты указывали на то, что хозяйка квартиры снова заснула. Растерявшись, парень не нашёл ничего лучше, как потрясти её за плечо. Эта тактика принесла первые плоды. Мотнув головой и что-то промычав, девушка открыла глаза и, щурясь, посмотрела на гостя.
— Привет. Ты чего тут делаешь? — Голос, как ни странно был весьма бодрым, в отличие от всего остального.
— Да вот, в гости пришёл. Тебя в инсте уже два дня нет, телефон не берёшь. Я и решил проверить. Ты что же, заболела?
— Вроде нет. — Только тут она обратила внимание на свой внешний вид и на место где находится. — Ой! А чего это я тут делаю?
— Стоишь. — Парень злодейски усмехнулся. — А ты-то оказывается лунатик! Ну, войти-то дашь?
Всё ещё недоумённо моргая и тихонько позёвывая в ладошку, Мелена уступила дорогу. Пройдя в комнату, девушка, чувствуя подвох, задала приятелю главный вопрос:
— А времени сейчас сколько?
— Да день уже! Двенадцатый час.
Вспомнив во сколько она легла студентка громогласно застонала.
— Изверг! Кухня в твоём распоряжении, а я спать.
Глухо продолжая что-то ворчать, девушка поплелась в свою комнату — досыпать. Удивлённо застывший Макс проводил её взглядом и, покачав головой, с видимым энтузиазмом направился в указанном направлении. Только освободившись с занятий, он, как и всякий студент хотел сытно покушать. Заглянув в холодильник, парень удивлённо присвистнул. Правда, в этом звуке восторга было куда больше чем, других чувств. А ведь он и не знал, что его одногрупница так здорово управляется на кухне! Сюрприз, сюрприз, но до чего же приятный!
Разогрев себе тарелку первого, второго и ещё кое-чего по мелочи, Макс осознал, что жизнь прекрасна. Под таким благодушным настроением он даже перемыл всю грязную посуду, чего прежде не делал ни разу в жизни. Но вот, и это дело было закончено. Пройдясь по небольшой квартирке, он заглянул к подруге — убедился, что она спит и, не найдя, к чему себя пристроить, уселся к телевизору. Шли новости, причём, по большинству каналов. Ну что ж, послушаем, о чём нам собираются врать. Макс устроился поудобнее.
А там, передавали, опять про неизвестных тварей, заполонивших города. Только теперь не абстрактно, как делали это в начале, но на полном серьёзе. Учёные как всегда выдвигали теории их возникновения, однако на этот раз их версия звучала более чем правдоподобно. По крайней мере, так показалось Максиму. Возможно, всё благодаря тому, что к человеческим специалистам пришли на помощь собратья по профессии. Рады выдвинули версию, что в появлении тварей виноваты они. Один из их учёных, как всегда красивый и высокомерный до безумия, рассказал, что Врата, являясь межпространственным переходом, соединяя два мира, могли зацепить и третий, из которого и повалили эти монстры. Сделать они с этим ничего не могли — Макса очень порадовала такая честность. — Технология врат, хоть и была стабильной и довольно масштабной, но являлась по сути своей экспериментальной и новой, как и для людей, так и для самих радов. Зато, они предлагали объединить усилия двух рас в борьбе с этой напастью. Они обещали предоставить своих специалистов, которые якобы могли чувствовать и непонятным образом обезвреживать монстров. А от людей просили выделить боевиков. Что-то говорилось про то, что человеческие солдаты очень поразили пришельцев, похоже, что у них уровень подготовки рядовых военных был ниже, чем у нас. Да и просто численности по сравнению с теми же людьми им не хватало.
Глава 8
Выключив телевизор, Максим задумчиво похмыкал. Нет, ну надо же! Эльфы будут вместе со спецназом заниматься зачисткой местности! И что примечательно, ведь не против человеческие бюрократы-то. Выходит, что проблема гораздо более серьёзна, чем о ней говорят населению? Забавненько. Правда, не сказать, чтобы уж очень неожиданно. На протяжении всей истории человечества именно так дела и обстояли. Хорошо хоть, что вообще просветили об этих монстрах, а то с них бы сталось и полностью замолчать информацию. Хотя с появлением Интернета, сделать это стало бы, мягко скажем трудновато.
Однако долго придаваться процессу мыслительной активности Максим не имел никакого желания. Вот решать вполне конкретно поставленные задачки парень умел и очень любил, а рассуждать о каких-то посторонних проблемах было ему не по душе. Он, вскочив с дивана, прошёлся по комнате — от нечего делать, заглядывая в ящики и в горлышки вазочек, их тут почему-то стояло довольно много. Мелена сама поражалась количеству этого элемента декора, но поделать с ними ничего не могла — мама их любила до одури и скупала везде, где видела. И соответственно не лишала себя удовольствия одарить некоторыми представительницами гончарного или стекольного дела единственную дочурку.
Когда парень, уже не зная чем себя занять, начал пальцами рисовать на пыльных полочках различные рожицы да писать грозные лозунги, из спальни наконец-то выползла злая, не выспавшаяся, но до ужаса бодрая хозяйка жилплощади.
— С добрым утром! — Радостно воскликнул уставший от одиночества Максим.
— С каким нафиг добрым?! — Парень даже немного струхнул, казалось, что вместе со словами слышится звериный рык. Проснулась Мелена явно не в духе. — Ты ещё громче топать не мог?
— Да я вообще ходил как мышка! — Он изобразил праведное возмущение. На самом же деле вспоминая, что действительно ходил не особо таясь, да и телевизор включался на комфортную громкость.
— Ладно уж, нашлась мышка. — На самом деле совершено не отдохнувшая студентка являлась сейчас воплощением злости и язвительности. Недовольно фыркнув, она проскользнула мимо виновато скукожившегося одногруппника на кухню. Тут её злость слегка поувяла, вид чистой раковины заставил её совесть если не проснуться, то хотя бы лениво приоткрыть один глаз.
— Ой, ты что, всю посуду вымыл? — Мелена удивлённо воззрилась на товарища.
Поняв, что гроза прошла стороной, Максим, горделиво выпрямился и заулыбался во все тридцать два зуба.
— Я ещё и стол протёр! — Заметив виноватый взгляд хозяйки, решил ковать железо пока горячо. — А ты на меня ещё и ругаешься!
— Извини, — Мелена досадливо вздохнула. Даже позлобствовать ей не дали! — Молодец, что убрался.
И не желая долго придаваться чувству вины, открыла холодильник, выбирая «лёгкий» завтрак. На стол тут же встали две кастрюли с первым — борщом и рассольником, тарелка с жареной рыбой, тарелка с картошкой и пузатый заварочный чайник. На плите в это же время старательно посапывал чайник обычный.
— Сам-то ел что? — она заботливо оглянулась на выпучившего глаза на подобные аппетиты товарища.
— А? — Парень, наконец, оторвал взгляд от наливаемых, как ему показалось тройных порций, первого. А он-то ещё удивлялся, зачем ей такие здоровые тарелки?
— Да, конечно. — И не удержавшись, спросил: а ты уверена, что всё это съешь? — Этот вопрос, как-то не давал ему покоя.
Студентка смутилась, она постеснялась говорить Максу, что вообще-то собиралась ещё и макарон по-флотски себе «тарелочку» разогреть. Но всё же ответила ему вполне спокойно.
— Конечно! А ты что, во мне сомневаешься?
Отрицательно помотав головой, парень уселся напротив, собираясь на всю жизнь запечатлеть у себя в памяти это потрясающее событие. Смущённо кашлянув, студентка поставила в микроволновку греться вторую порцию первого, а сама, стараясь не обращать внимания на восторженный взгляд Макса, начала есть ту, что уже разогрела.
Проходили минуты, глаза товарища всё больше округлялись, блюда как-то неестественно быстро перекочевывали из посуды в организм оборотня всё новыё граммы еды, а аппетит явно даже и не думал утоляться.
— Хм, знаешь, все мои знакомые девушки постоянно голодают. Типа фигуру поддерживают. А как же ты-то справляешься? Что, решила забить на это дело и жить в своё удовольствие? — Максим уже не мог выдержать столь жуткого для его психики зрелища. — И куда в тебя столько лезет-то?
— Мммнпф… — студентка поспешно прожевала и проглотила кусок мяса. — Надо просто энергии больше тратить! — Мелена подчёркивая свои слова, вскинула ложку к потолку. И снова принялась за еду.
— Интересненькое дело! Какая это у тебя трата энергии, ты что, в спортзал ходишь? Чего это вдруг?
Мелена злобно сощурилась, Макс своими вопросами сбивал ей всё удовольствие от поглощения пищи.
— Отфтань. Я ием. — это было все, на что её хватило.
Парень многозначительно фыркнул и, встав из-за стола, поспешил снять с плиты визгливо засвистевший чайник. Девушка сопроводила это действие поощрительным гуканьем. Впрочем, даже не думая оторваться от тарелки. Наконец, он не вынес подобного издевательства, тем более, что собственный, полный, желудок при виде этого зрелища начинал тошнотворно скручиваться, и Макс вышел из кухни.
Мелена проводила его задумчивым взглядом. Ну не могла же она ему объяснить, что её организму требуется кормёжки как на двоих. Тем более, если бы она произнесла эти слова вслух, то уверена на сто процентов, что он её бы понял превратно. Она тяжело вздохнула, думая про себя, о тяжкой оборотничной доли и выпавшей ей судьбе одиночки. Только вот что-то вздох получился уж больно наигранным. Так и хотелось вскричать подобно Станиславскому — «Не верю!». Оборотень усмехнулась, весело поблёскивая глазами. Она себе тоже не поверила. Насвистывая, всплывший в голове мотивчик, встала, составляя грязную посуду в раковину. Эх! Надо бы почаще приглашать Макса к себе, а то, что-то надоело ей уже посуды мыть. А что? Она будет его кормить, а он мыть тарелки. Взаимная выгода.
— Ну, замолчи, наконец! Не могу уже слушать твой фальшивый свист!
— Это почему это фальшивый? — Мелена здорово оскорбилась.
— А потому! Взяла мою любимую песню и переврала! Не умеешь свистеть, так не берись.
Студентка, обижено надувшись, замолчала. И демонстративно пройдя из кухни в гостиную, уселась на диван рядом с товарищем, отвернувшись в противоположную от него сторону. Парень же устроенного для него спектакля не оценил, и, кажется, даже не заметил. Вместо этого он листал газетку, предварительно добыв оную из кармана куртки. Сама Мелена газет ни выписывала и не покупала, считая это лишней тратой денег. Тем более что Интернет предоставлял ей все необходимые услуги, но некоторым, вот например, как Максиму необходимо было ощущать информацию, как нечто вполне материальное.
— Вот, ты только посмотри на это! Об этих тварях уже везде говорят и пишут! Такое чувство, что грядёт апокалипсис. — Макс изобразил визгливые интонации юродивого. — Покайтесь, покайтесь люди, а то «демоны ада» захватят весь мир! И истребят всех людей под корень своим навязчивым присутствием!
Мелена поморщилась, уж она-то знала, что «демоны» могут убивать не только своей навязчивостью. В голове сразу же всплыли образы недопохищенного мальчика и светловолосой девушки, лежащий в луже собственной крови. Шутить на эту тему как-то сразу расхотелось. Да признаться, она-то в последнее время всё чаще сталкиваясь с такими тварями и совершенно не находила в них ничего смешного. Радовало одно, что раз уж Макс может так легко о них говорить, значит, его судьба от знакомства с монстрами миловала.
— О, кстати, Мелен, пока ты спала, тут свежую новость объявили, типа, что у нас с эльфами будет обмен специалистами, для борьбы с демонами.
— В смысле? — студентка удивлённо воззрилась на товарища.
— Да в прямом. Мы им предоставляем спецназовцев, ну или кого там, а они нам в свою очередь каких-то своих «профессионалов». Я что-то так до конца и не понял, они этих мобов то ли чуют, то ли приманивают. В общем, заместо радаров работают.
Оборотень хмыкнула.
— Ну они небось не только это умеют? Да и терминология твоя — «мобы», ну что за мобы? В ленейку переиграл что ли?
— Ну дык? — Парень гордо подбоченился. — За неделю тридцать левлов набрал.
Мелена охнула.
— Когда же ты всё успеваешь?
— А просто не сплю по пятнадцать часов в сутки! — не преминул он ей напомнить сегодняшнюю встречу. Студентка насупилась.
— Не напоминай. Я легла-то часа за три до твоего прихода.
— Офигела? — Макс округлил глаза. — Ты чего это полуночничаешь? Ухажёр что ли заходил?
Теперь настала очередь оборотня удивлённо вытягивать лицо, увеличивая глаза до размера пятирублёвых монеток.
— С чего это ты взял? Какой к чёрту ухажёр?
— Ну как же, ночами не спишь, причём судя по твоему состоянию после пробуждения, «отдых» явно был активным. Да и мне ты не столь давно отказала в весьма решительной форме. Значит, появился кто-то, а теперь скажи, что я не прав. — Макс торжествующе посмотрел на неё, довольный своим логическим построением.
Мелена, придавленная вескостью аргументов, даже не знала, что на это можно ответить. С одной стороны она и не предполагала, что её отказ создаст подобное впечатление, да и по правде говоря, она уже и думать о нём забыла. С другой стороны, принять подобное предположение было бы неплохим объяснением ситуации, но в то же время девичья гордость и чувство независимости просто таки в голос возмущённо вопили о ложности данной теории. Но, в конце концов, выдержав жестокую, но короткую битву с собственным эго, в Мелене, как часто и случалось, победила практичность.
— Да, ты прав, у меня появился парень. — Она выдавила жалкую улыбочку, и сама прочувствовала всю её фальшивость, но Макс, похоже, отнёс это к тому, что вынудил её «признаться».
— Только, ты это, — она несколько замялась, — не говори ни кому. Я бы хотела держать свою личную жизнь в тайне. — Эта реплика уже говорилась с небольшим налётом твёрдости. Возможно поэтому Макс довольный, что его теория оказалась верна, с достоинством кивнул, радостно скалясь. — Ну что ж, в таком случае. — Тут его взгляд случайно упал на стоящее на тумбочке электронные часы. В Мелененой квартире были только электронные ходики, так как она и до того, как стала оборотнем, слышала тиканье даже из другого конца квартиры, а уж с тех пор, как приобрела не совсем обычные способности то и вообще заменила все часы в доме.
— Ох, это что же, уже четвёртый час? Ну Меленка, с тобой время просто незаметно пролетает. Пойду ка я домой. Засиделся уже.
Вздохнув, студентка поднялась и прошла в прихожую, вслед за метнувшимся туда Максом. Когда она вошла в дверь, он уже натягивал куртку.
— Ты что же, даже посуду вымыть не останешься? — В голосе оборотня слышалась немалая доля грусти.
— Что, уже привыкла к халеве? — на лице у парня было написано злорадство. — Отвыкай, халява уходит. Всё, — он застегнул куртку. — Я ушёл. Пока.
— Пока.
Закрыв за товарищем дверь, Мелена замерла в нерешительности. Чем бы таким заняться? Решение никак не приходило. Ну в самом же деле, не читать же заботливо оставленные Максом лекции? Может посуду вымыть? Что бы уж так сказать поддержать порядок. Подумав об этом, она действительно пошла назад на кухню. Смотря пустыми глазами в пространство чуть выше механически двигающихся ладоней, студентка совершенно ни о чём не думала. Левой рукой держим тарелку, правой водим по ней губкой один раз, два, три, споласкиваем и ставим на полочку. И так раз за разом. Под конец это простое занятие настолько её захватило, что когда посуда закончилась, оборотень даже испытала некоторое разочарование. Зато в голове наконец-то прояснилось после столь тяжёлого пробуждения. Да ещё этот макс со своими озабоченными предположениями выбил её из колеи. Угомонив скачущие мысли, она поняла, что ей надо делать. Нужно добыть информацию о том совместном «проекте», что затеяли рады на пару с родным человечеством. Вопрос заключался лишь в том, как это сделать? В Интернете шанс наткнуться на необходимую информацию ничтожно мал. А Мелена не верила в такие чудесные случайности. Нет, она знала, что иногда подобное случается, но предпочитала не оставлять руководство своей жизни слепому случаю. Тут же вспомнился телефончик нужного человека, оборотень нашла телефонную трубку и принялась набирать номер.
— Алло? — голос был хриплым с явно выраженной негативной окраской, как у человека, которого отвлекли от дел в самый нежелательный момент. Но студентка не расстроилась. У её двоюродного брата всегда был такой голос, когда он начинал разговор.
— Денис?
— Да, Мелнка, ты что ли? — теперь интонации приобрели чуточку весёлые интонации.
— Я. У тебя же номер отображается, что же ты не смотришь?
— Да ну его. — Сразу представилось, как на другом конце огорчённо махнули рукой. — Надоело, вечно звонят всякие придурки.
Мелена, знавшая ситуацию, осведомилась:
— Это ты о начальнике?
Денис ничуть не смутился.
— Да хоть бы и о нём, чем это он лучше? Ты сама то зачем звонишь? Случилось что?
— Да нет. Просто так. Уже сто лет тебя не видела. Может, пригласишь девушку куда? А то дома скучно, делать нечего, да и новогодние праздники скоро, а мы уже столько не виделись.
— Хм, ну что мы не виделись это исключительно твоя вина, я тебя постоянно поймать не могу. А вообще-то давай, скажем… мнэ-мнэ часа через два у кафе «Аден», помнишь где?
— Конечно! Тогда буду, покедава.
— Джаяне.
— Ксо! Анимешник несчастный.
Над ухом раздалось мерзопакостное хихиканье и связь, оборвалась. Девушка возмущённо посмотрела на переговорное устройство и, кинув его на диван, пошла собираться.
Денис был замечательным человеком и изумительным другом, даром, что на добрых десять лет её старше, всегда поддерживал с сестрёнкой хорошие отношения и во многих вещах был просто не заменим. Например он мог добыть такие сведения, к которым обычные «смертные» доступа не имели. Нет, он никогда не распространялся особо о своей работе, но иногда если очень попросить, какие-то не особо секретные сведения мог тихонько и поведать на ушко любимой сестрёнке, даже когда те ей были совершенно не нужны. Поначалу она слегка опасалась, что за разглашение секретной информации с ним могут что-то сделать, но потом убедилась в том, что он очень аккуратно подбирает информацию, которой делился. Уже когда Мелена повзрослела она убедилась в том, что настоящие тайны, опасные, Денис хранить умеет как никто. Однажды, когда девушка вляпалась в неприятную историю, ей довелось увидеть другую сторону своего братка — балагура. Именно с тех пор она запомнила его спокойный проникновенный голос без капли злости или иных чувств: никогда так больше не делай, поняла?
О да, она поняла, тогда эта короткая фраза так повлияла на её ещё скорее детское чем подростковое сознание, что эффект лишь пары этих слов был выше, чем у многочасовой лекции, которую могли бы устроить ей родители. Они тогда так ничего и не узнали, стараниями всё того же Дениса. За что она была до сих пор ему благодарна.
Уже спустя полчаса она выходила из дверей квартиры собранная и готовая к новым свершениям. Единственное, весьма неприятное обстоятельство — в кармане лежало несколько последних сотен, но и этот вопрос решался довольно легко. Около пяти минут ушло на то, что бы дойти по сугробам до ближайшего банкомата, а дальше уже было дело техники. Мелена вставила в металлического болвана карточку и почувствовала, как глаза непроизвольно пытаются сместится этажом выше, резко увеличиваясь в размерах. Если быть до конца честной, то она ожидала увидеть на своём счету свои законные тридцать тысяч с копейками, глазам же её предстала совершенно иная картина. Нет, чучельник её не обманул. Он действительно заплатил за того карманного монстрика положенные тридцать тысяч, только не рублей, как думалось оборотню, а долларов. Девушка принялась судорожно вспоминать, а указывалась ли в договоре валюта. И с сожалением отметила факт собственной просто-таки удивительной невнимательности — действительно указывалась. Теперь уже она удивилась готовности Грошева платить такие деньги ради создания эксклюзивного чучела. В итоге студентка пришла к выводу, что он либо собирался выставлять чучело этой твари на торги и затребовать за него ещё большую сумму, либо он действительно психопат-коллекционер. В общем, и тот и другой факт был ей совершенно безразличен с эгоистичной точки зрения. Деньги-то уже лежали на её счету и назад их никто не потребует. Так что, она сняла тысяч десять — рублей конечно, и отправилась в сторону ближайшего метро.
То самое кафе располагалось не так, что бы очень далеко, просто, что бы до него добраться необходимо было ехать с двумя пересадками. Но в итоге она наконец-то оказалась на месте. Выходить на улицу из душного, но тёплого перехода не хотелось совершенно. Мелена грустно замерла на пороге, наблюдая, как с затянутого плотными облаками неба кружась, падают мелкие и колючие снежинки. Что-то уж больно снежной в этом году вышла зима. Прям, будто и не в отравленном мире с кучей ядовитых веществ в атмосфере живём, а где-нибудь в веке восемнадцатом, когда холодная и снежная зима являлась нормой. Тут сзади раздалось матерное ругательство и замершую девушку выпихнули из дверей прямо в снежный круговорот. Поминутно наталкиваясь на спешащих то в одну, то в другую сторону прохожих и ежесекундно извиняясь, она, наконец, выбралась из людского потока и облегчённо перевела дыхание. Нет, ну, в самом деле, нашла, где встать — на самом проходе! Удивительно, как её раньше-то не вытолкнули.
Оборотень обижено шмыгнула носом и тут же поперхнувшись, закашлялась. Коварный ветер, воспользовавшись лирическим настроением студентки, плеснул ей в лицо пригоршню колючих снежинок, тем самым, забив рот и нос. Настроение понятное дело куда-то сразу испортилось, возвращая Мелену в её обычное — пасмурное, как и небо над головой, состояние духа. Глухо чертыхнувшись, и, натянув повыше на лицо шерстяной шарф, студентка огляделась и заспешила в выбранном направлении, вливаясь в людской поток.
Когда она оказалась у кафешки, часы показывали половину пятого. Судя по всему, Денис уже добрых полчаса ожидает свою непунктуальную сестрёнку. Девушка, собралась, было огорчённо вздохнуть, но передумала, и решила сделать это, находясь уже в отапливаемом здании, куда нет доступа промозглому ветру. Она потянула дверь на себя и в очередной раз порадовалась знакомому перезвону колокольчиков. После снежно-серого пейзажа города, тёплый свет множества лампочек и золотисто-коричневый интерьер буквально приводил посетителя на границу с блаженством. Казалось, что из мира зимней стужи ты попадаешь в мир багряной осени, с ещё пока ярким и тёплым солнцем. Так и виделось, что кто-то могучий, но добрый остановил время в этом месте, превратив его в небольшой филиал Рая на грешной земле. Девушка моргнула, в ноздри сазу ударил аромат различных блюд, напитков, вин и сдобы. Рот наполнился слюной, не смотря на то, что совсем недавно она весьма плотно и обильно поела. Уши «поймали» тихую, но более чем приятную мелодию и вплетающиеся в неё звуки разговоров, смеха, перезвона тарелок и хрустальных бокалов. В этом месте помимо хорошего дизайна и качественного обслуживания ещё и потрясающе вкусно кормили.
Обойдя различные препятствия в виде декоративных перегородок — отделяющих общий зал от прихожей она прошла к входу в раздевалку. Или лучше сказать гардеробную? Там сдала молчаливой, высокой женщине куртку и, спрятав предложенный номерок в карман джинсов, прошла в обеденный зал.
Там, среди множества аккуратных столиков она замерла в нерешительности, шаря глазами по залу. Знакомой фигуры среди присутствующих что-то не наблюдалось. Уйти он точно не мог, не тот человек — обязательно дождётся. Дождётся и выскажет опоздавшему все, что думает о его пунктуальности. А значит, сам опаздывает, такое с ним случается не часто. У Мелены от переполнивших её эмоций даже начал дёргаться левый глаз. Она как-то совершенно не представляла, что Денис может столь сильно опоздать или упаси Бог вообще не явиться! О том, что с ним, возможно, что-то случилось, она даже не думала, более того, не воспринимала такой вариант, как сколь-нибудь серьёзный. Это был как раз один из таких случаев, когда действующем лицом выступает личность идущая по жизни как по компьютерной игре, где много всего интересного, но ничего из того, что может ему навредить в «реальной» жизни. И какое тому дело до того, что реальная жизнь это она и есть — живая и настоящая, и ужасно опасная. Судьба как раз любит таких, она на них смотрит весьма благосклонно, а Удача является верным спутником и возлюбленной — дамой сердца. Что примечательно, и она такому человеку отвечает взаимностью. Такие как Денис становятся либо шпионами, либо профессиональными мошенниками. Теми, кто предпочитают жить в постоянном риске, в ежедневном поиске приключений. Конечно, удача даже от таких притягательных людей со временем отворачивается, но если это случается, тогда они либо уходят в блеске славы, либо погибают будучи не в силах оторваться от сладостного нектара под названием «адреналин». Денис, как знала оборотень, ещё не успел разочаровать свою спутницу жизни. А потому неприятностей у него быть пока что никаких не могло возникнуть, по крайней мере таких, которые бы могли не пустить его на встречу с ней. Нет, конечно, когда-то в далёком детстве бывали моменты, когда студентка с ужасом ожидала, что в следующий раз может не увидеть своего братика. Но те времена давно прошли. Она выросла и уже давно свыклась с мыслью о неуязвимости родича. Хотя у всех остальных, подобное происходит с точностью до наоборот, но нельзя сказать, чтобы нынешнее положение дел Мелену огорчало.
Глухо взрыкнув от испытываемой досады, студентка нашла свободный столик около витражного окна и, сев за него, принялась терпеливо ждать. Правда, тут же пришлось отвлечься на молодого паренька-официанта подавшего ей меню в твёрдом переплёте. Поблагодарив его, Мелена углубилась в хитросплетение названий. А потому не сразу уловила чуть крадущиеся шаги, раздавшиеся у неё за спиной. Однако всё же она не была бы собой, если бы вовсе их не заметила.
— Можешь не красться! Сколько тебя ждать-то можно! — она в негодовании повернулась в направлении звука.
— Ну вот. Нет бы поприветствовать любимого брата! — Не растерялся высокий, худощавого телосложения мужчина.
— Ага, за то, что наконец-то явился. — Мелена и не думала переставать ворчать.
— В любом случае, — Денис радостно осклабился. — Приветик тебе.
Оборотень довольно улыбнулась, позволяя запечатлеть у себя на щеке лёгкий поцелуй.
Глава 9
Усевшийся напротив Мелены, мужчина выглядел на первый взгляд совершенно стандартно, казалось, что даже взгляду зацепиться тут не за что. Однако при ближайшем рассмотрении всё оказалось несколько иначе. Светлые коротко постриженные волосы платинового оттенка, лицо с чёткими чертами, где-то даже грубыми, широкий рот, но с узкими — сухими губами. Прямой нос правильной формы с узкими крыльями, глубоко посаженные большие глаза серо-зелёного оттенка. «Суровые» тяжёлые брови. Телосложение не столько мускулистое, но жилистое, и росту Денис был весьма высокого — без пяти сантиметров два метра. В общем впечатление грубого, умудрённого опытом и в жизни жестокого человека портила только вечная, до противного радостная, улыбочка, фривольная серьга в ухе, да неизменная футболка, которую, впрочем, сейчас под свитером не было видно, с изображением очередного аниме. Герои менялись, но тематика оставалась та же. Да ещё и движения его: тяжеловесные и обстоятельные, то и дело ускоряли свой ход, придавая некий «шутовской» колорит этой сухопарой фигуре.
Мелена с некоторой умильностью разглядывала брата, ещё бы, столько не виделись уже! Тот заметил, что на него смотрят, и принял горделивую позу и демонстративно «поплевав» на ладонь изобразил приглаживание ёршика волос. Стрижка, правда, была слишком короткая, и лечь как-то иначе они уже не могли по определению.
— Ну, как я вам? Нравлюсь? — Денис подпустил в голос эротичной хрипотцы. За что тут же и получил тяжёлой лапкой оборотня по дурной башке.
— Ой! Ну что ты дерёшься? Нет бы повосхищаться внешностью такого красивого и талантливого брата.
— Балагур! — Припечатала студентка. — Хватит уже. Я между прочим уже здорово есть хочу. А с тобой я ничего выбрать не могу.
— Оно и видно, что хочешь, вон уже в скелет превратилась! Ты что, тоже села на какую-то диету? С ума сошла? Ты же сейчас дистрофика напоминаешь! Без присмотра совершенно за здоровьем следить перестала. — Двоюродный брат с негодованием оглядел Мелену. — Я конечно понимаю, что ты была действительно несколько полноватой, но нельзя же так сразу лишать себя вообще всякой пищи! Только не говори, что в угоду моде на какие-то подозрительные таблеточки подсела?
— С ума сошёл? — Студентка изрядно разозлилась. — Я что похожа на дуру? Я вообще никаких лекарств не принимаю, просто энергии трачу много, вот организм и начал принимать свою естественную форму. — В самом деле, не могла же она сказать, что, мол, на содержание за свой счёт здоровенного хищного зверя все калории уходят именно ему. Учитывая, что масса «киски», как девушка сама понимала, превосходила её человеческую ипостась килограмм на двести, то это было и не удивительно. И сколько бы она последнее время не заталкивала в себя еды, всё равно всё уходило в «молоко». Но признаться честно, Денис действительно, что называется «ткнул пальцем в небо» и всё же попал точно в цель. Всю жизнь девушка была довольно полным ребёнком и если честно у неё просто не хватало силы воли в серьёз заняться собой. Так уж была устроена её психика, что на по-настоящему важные дела, необходимость которых она понимала, Мелена могла выложиться по полной, но если уж вес её не являлся критическим и жить ей не мешал, откорректировать его до идеала у неё просто не поднимались руки — лениво. Но порой, смотря в зеркало, и, ежедневно видя перед собой стройные фигуры одноклассниц, в девушке просыпалась зависть и некоторая обида — на своё слабоволие в основном. Так что, теперь заглядывая в зеркало, она в тайне, тихонько улыбалась довольная результатом. Хотя последние дни оборотня изрядно начала раздражать необходимость столь часто и так помногу питаться. А уменьшить количество потребляемой пищи тоже было невозможно. Вспоминая, что человек без еды может прожить больше месяца, ну или около того, то она здорово сомневалась, что если её лишить пропитания, прожить даже дольше трёх дней было бы действительно нереально. Что ж, за всё приходится платить, и за регенерацию, скорость, силу и выносливость в том числе. А, кроме того, наибольшее количество энергии всегда уходило во время перевоплощения. Так что и частота «оборотов» тоже было строго ограничена, если она не хотела умереть от истощения.
— Какую же естественную? — И заметив состояние готовой взорваться сестрички, примирительно поднял руки и сказал. — Ладно, ладно. Я тебе верю — это я ворчу просто. Только сейчас при мне съешь, всё, что я тебе закажу. Договорились?
Поколебавшись Мелена кивнула, правда она здорово сомневалась, что ей хватит того, что собирается заказать наивно-заботливый Денис. Ну, в крайнем случае, можно будет повторить заказ. — Решила про себя оборотень, и, подумав, так же мысленно добавила. — Ещё три раза.
Разрешив с сестрой все вопросы, Денис взмахнул рукой — подзывая официанта. К столу почти сразу подошёл тот же парнишка, что подавал Мелене меню, сейчас перекачивавшее в загребущие ручки её брата. Услышав заказ, девушка едва удержалась оттого, что бы уважительно не присвистнуть. Действительно, блюд было много, видимо из расчёта, что всё она не съест, но хотя бы осилит большую часть и этого ему будет достаточно для того, что бы почувствовать, что родственница не уйдёт голодной. Хотя на самом деле представив объём блюд, студентка подумала, что легко справится с ними всеми, хотя и можно даже будет не просить добавку, что бы не сильно шокировать Дениса.
— Ну, зачем же ты меня пригласила? — Денис отдал меню и выжидательно уставился на оборотня. Мелена так же непонимающе подняла глаза на брата.
— Ты это о чём?
— Ещё соври мне, что просто захотелось увидеться с братиком. Ты обо мне уже больше трёх месяцев не вспоминала, а до того отделывалась парой телефонных звонков. И как теперь назвать твоё неожиданное желание срочно повстречаться?
— А может я соскучилась? Почему я с тобой просто так не могу встретиться хоть раз в пол года?
— Соскучилась, это само собой, — Денис хитро сощурился, — но не надейся этим отбрехаться. И кстати! Когда ты уже заведёшь себе мобильный телефон? Домашний отключаешь, мыло включаешь раз в месяц — спам удалить, а мобилы нет! И как прикажешь тебя ловить?
— А чего меня ловить? Мне когда надо я сама с тобой свяжусь, ты, то у нас всегда на связи…
— Это да, но! — Денис поднял вверх указательный палец. — Ты опять уходишь от темы: зачем звонила-то?
Студентка хитро сощурилась. Иногда брат проявлял просто-таки чудеса смекалки, проницательности и внимания, или просто редко акцентировал внимание на том, что замечал?
— Я вот тут подумала. Ты с нашими эльфами встречался?
Денис хмыкнул.
— С каких это пор эльфы стали нашими? — Тут он, разозлившись стукнул ладонью по столу. — Тфу ты, Меленка! Нас на работе под страхом лишения премии отучают иномирцев эльфами звать, а тут ты мне весь настрой сбиваешь!
Девушка довольно заулыбалась.
— А вообще-то да, я типа один из специалистов отдела по взаимодействию двух народов. А тебе это зачем?
Мелена радостно похмыкала. Она, в общем, и не сомневалась, что двоюродный братец окажется, как всегда, в самом центре событий.
— Значит, и про этих монстриков знаешь?
— Про каких монстриков? — на лице Дениса было явное недоумение, которое впрочем тут же сменилось выражением прозрения. — Ах, ты про этих монстриков! А зачем ты интересуешься? И это, — он явно взволновался. — Ты случаем их сама-то не встречала?
Мелена поколебавшись всё же кивнула.
— Недавно. Он маленький такой был, как крыска. На меня напал так неожиданно, а я даже испугаться не успела, на лету, как кошку обычную перехватила, да в стенку впечатала. Я кстати тельце потом продала, а там история такая забавная вышла, мне за него тридцать тысяч долларов заплатили!
Мужчина изучающее всмотрелся в её невинно хлопающие глаза и заметно расслабился.
— Ну за такую тварюшку и больше запросить можно было. А вообще-то тебе повезло. Ты учти, что они большие вырастают, заметишь: сразу, не привлекая внимания — убегай. Эти твари опасней, чем кажутся!
— Да-да, я уже поняла это. Ты мне лучше скажи, что это за новости, будто у эльфов какие-то специалисты есть специально для борьбы с этими тварями? Это что-то вроде элитного спецназа?
Денис хмыкнул.
— Ну ты скажешь тоже, у них вообще только три вида военных: городовые, ну это я на понятный язык сразу перевожу — пояснил. — Они вроде только при бескровных разборках. Что-то вроде милиционера и психолога в одном лице. Военные — группы быстрого реагирования и жестокие меры пресечения. И храмовая служба — элитные телохранители.
Мелена непонимающе нахмурилась.
— Не поняла, к нам то кого определят? Военных что ли?
Денис заметно оживился.
— А вот тут то и начинается самое интересное. К нам отправляют жрецов. Ну священников ихних.
— Зачем это?
— А тут такое дело, они типа колдуны.
Воспитанная на фэнтезийной литературе девушка, боясь сморозить какую-то глупость недоверчиво уставилась на брата.
— Да-да, именно те, о которых ты подумала. Ну, они конечно не огненные шары пускать будут, я так и не понял до конца принципы их работы, ну что-то вроде наших волхвов, мол чудеса творят при помощи своего бога. Богини то есть, у них там женщина.
— А-афи-геть. — Мелена удивлённо присвистнула. — Слушай, а тебе ничего не будет, за то, что ты тут такие тайны разбалтываешь?
— Да какие тайны! — Парень досадливо махнул рукой. — У них жрецы на официальном уровне. Рады даже и не думают скрывать факт владения магией. Она у них как у нас, — он оглядел зал, — ну вот электричество. Распространена повсеместно!
Мелена на некоторое время зависла. Подобная информация требовала тщательного осмысления и так вот сразу не расшифровывалась. Денис, понимая её состояние, дал девушке время на обдумывание ситуации. Сам же принялся выглядывать того самого официантика, есть хотелось всё сильней, а того даже на горизонте что-то не наблюдалось.
Опомнилась Мелена спустя пару секунд, в животе уже поселилось ноющёе чувство, активно напоминающее, что организм оборотня нуждается в регулярном питании. Забыв на время обо всех посторонних проблемах, студентка многообещающе ругнулась и, резво встав, направилась в сторону кухни. За спиной раздались ободряющие лозунги Дениса.
— Давай! Покажи им там! Разберись, а то, что-то совсем оборзели!
В итоге девушка вынуждена была под заинтересованными взглядами других посетителей, не успев дойти до двери на кухню, развернуться и показать брату кулак. Тот лучезарно осклабился и царственно помахал ей ручкой: мол, иди, давай!
Раздражённо пыхтя, оборотень наконец-то добралась до цели. Как назло, ворваться в святая святых кафешки ей не дали. Прямо перед её носом дверь сама распахнулась, едва не стукнув посетительницу по носу. Чуть не сбившая её с ног женщина, в костюме менеджера с бейджиком на груди, тихонько ойкнула и поспешила извиниться. Однако Мелена пресекла её словоизлияние взмахом руки. Вообще-то она была девушкой очень воспитанной и столь по хамски относиться к людям старше себя не привыкла, но голод делал её на редкость злой и агрессивной.
— Не стоит беспокойства. — Произнесла оборотень многообещающим тоном. — Я как раз шла именно к вам. Мы с братом, — она ткнула в сторону весело помахавшего ладонью, посмотревшей в его направлении, женщине. — Уже около часа ждём заказанные блюда, вам не кажется это несколько неправильным?
Ещё раз извинившаяся дама попросила подождать ещё буквально минуту и пообещала разобраться с возникшей ситуацией. Недовольно заворчавшая Мелена, всё же послушно развернулась, направляясь на своё место. А менеджер поспешила снова скрыться на кухне, видно собираясь устроить кому-то хороший разнос.
— Ну, как? — Встретил её заинтересованным взглядом Денис.
— Обещала разобраться.
— Надеюсь, приготовление заказа это не задержит ещё больше. — Тоскливо вздохнул. Мелена повторила действия брата.
Как ни странно, но устроенная оборотнем акция всё же принесла свои плоды. Буквально спустя пару минут, к их столику подошла миловидная девушка, принёсшая извинения, как она заверяла чистосердечные, и что более важно несколько тарелок с едой.
Обрадованная такой постановкой вопроса, студентка, радостно покивав на слава официантки, поспешила схватиться за вилку и приступить к трапезе. Денис же опять никак не мог остаться в стороне и принялся клянчить японские палочки для еды. Он многословно давил на жалость, заявляя, будто бы настоящий анимешник ест только палочками, а столовыми приборами он вроде как есть не может по определению. Испуганная девушка мялась и убеждала его, что макароны палочками не едят, и вообще их (палочек) в заведении нет. По-прежнему злая оборотень, будучи не в силах нормально питаться при постоянном трёпе братика, наконец, не выдержала и, пнув его под столом, посоветовала, есть как все и не выпендриваться. Надувшийся парень всё же уткнулся в тарелку, обиженно буркнув под нос неизменное «итатакимас». Мелена вздохнула, порой она чувствовала себя воспитателем, ну на крайней случай няней для этого великовозрастного оболтуса. Хотя у неё довольно часто возникала мысль, что так он ведёт себя лишь в её компании. Но временами, ей случалось убеждаться в обратном. Многие общие знакомые, когда Денис начинал так себя вести в их присутствии лишь устало закатывали глаза, видно часто сталкиваясь с подобным явлением.
Скоро к столу поднесли и остальной заказ. Вот тут-то брат и обратил внимание на неуёмные аппетиты сестры.
— Ей, что-то ты уж больно активно наворачиваешь! Ешь помедленней, не убежит же!
В ответ на это Мелена только злобно прорычала нечто неблагозвучное, вгрызаясь в очередной кусочек мяса. Отложивший в сторону вилку, Денис удивлённо пригляделся к сестре.
— Слушай, ты, что же это такая голодная? Ты не заболела случаем? В тебе еда быстрее, чем в пасти льва исчезает.
— Ну что же вы все придрались к моему аппетиту? Вон и Макс сегодня меня с этим доставал. Нормально всё!
Из сказанного мужчина уловил главное.
— Что ещё за Макс? У тебя, что, наконец-то появился парень?
Студентка невнятно застонала, сквозь бутерброд.
— Да! — Мелена почувствовала, что согласиться будет наиболее быстрым способом отвязаться от чуткого родственничка. Однако на этот раз вышла промашка.
— Вот как? И кто же он? — Сейчас Денис был больше всего похож на гончую, вставшую на след дичи.
Проглотив очередной кусок, студентка саркастично улыбнулась, с насмешкой смотря на брата.
— Тебе-то что? Только не говори, что за меня волнуешься. Что-то моя личная жизнь тебя раньше не очень-то интересовала.
— Раньше её у тебя не было. — Резонно заметил мужчина. — И вообще, я, в конце концов, твой старший брат, имею полное право за тебя поволноваться немного.
Услышав об этом Мелена никак не могла решить, чем же лучше на это ответить? Раскатистым смехом или скорчить кислую рожу? В итоге она выбрала второй вариант.
— Ну что ты кривишься? — мужчина вспыхнул как сухой хворост, политый бензином. — Я действительно за тебя волнуюсь! Знаешь, сколько сейчас маньяков по улицам ходит? И не смотри на меня так скептически! Я то, как раз точную цифру знаю! Но тебе не скажу! — Тут же поспешил заявить он, заметив заинтересованный взгляд двоюродной сестры. — Ты же такая беззащитная! И не смей так противно хихикать! Да беззащитная, просто хорохоришься много! А я хочу, чтобы у тебя всё в порядке было!
— Я всё! — Растерявшейся от столь решительного заявления Денис подавился следующей репликой и недоумённо спросил:
— Что всё?
— Съела я всё. — Мелена довольно окинула взглядом пустые тарелки. — Давай ещё закажем той печёной рыбки?
— Как это всё? Когда это ты успела? — Он в ужасе оглядел картину, которую девушка осматривала с таким удовольствием.
— А ты трепись больше, ещё и не это проспишь. — Оборотень в нетерпении оглянулась в сторону той доброй девушки, что принесла-таки им заказ. Та в свою очередь, заметив беспокойных клиентов, поспешила вновь подойти к ним.
— Желаете счёт?
— Нет, не могли бы вы убрать со стола и повторить заказ?
Глаза официантки заметно округлились, а у Дениса так и вовсе стукнула челюсть, «упавшая» на стол, про его глаза и говорить нечего — они приняли идеально круглую форму.
— Так вы повторите заказ? — Уточнила только вошедшая во вкус студентка.
— Эм, да конечно! Вам всё как было, или чего-то добавить?
— Ты чего-то другого хочешь? — Оборотень заботливо посмотрела на выпавшего в осадок родственника. Наконец тот вздохнул.
— Да, ещё чаю чёрного принесите и сразу счёт!
Девушка невозмутимо кивнула и, поставив в блокноте галочку, отошла от стола. Денис растерянно уставился на сестру.
— Ну и зачем же ты это сделала? Ты что, ещё не наелась?
— Ну что ты! — Она поспешила успокоить парня.
— Ты же практически ничего не съел, я и подумала, что если ты уйдёшь голодным, то как-то нехорошо получится. — От такого объяснения Денис скривился, но всё же стойко принялся ждать. Наученные горьким опытом работники кафе практически сразу принялись подносить к столу блюда, но не все сразу, а на это раз по очереди. Мужчина, подперев голову рукой и меланхолично развозя вилкой по тарелке картофельное пюре, наблюдал, как девушка одну за одной поглощает приносимые тарелки с едой. Когда же на столе из заказа осталась только порция с разовозюканой картошкой, Денис щедро предложил её сестричке.
— Хочешь?
Та с интересом посмотрев в тарелку, с сожалением отказалась. Через пару минут, заплатив той самой официантке, со священным восторгом глядящую на Мелену, они, наконец, одевшись, выбрались на улицу. Мёл снег, он переливался под лучами фонарей и хлопьями опускался на спешащих прохожих, делая их похожими на снеговиков.
— Ну что, пока тогда? — Мелена в нетерпении смотрела в сторону метро.
— Знаешь, думаю, что прощаться нам рановато.
— То есть? — Студентка недоумённо посмотрела на Дениса.
— Мелен, ты что, не понимаешь, что твой аппетит это не нормально? Тебя саму это не волнует?
— Нет, конечно! Денис, не заморачивайся, я себя прекрасно чувствую, чего ты вообще об этом заговорил? — Мелена начала тревожиться. Уж если братик вбивал себе что-то в голову, то отвязаться от него бывало довольно сложно. Тем более, что, судя по всему, сейчас она явно сделала что-то, заставившее Дениса обратить на неё слишком пристальное внимание.
— Вот и отлично, ты конечно со всем справишься, и полностью здорова, но для моего спокойствия просто пройдёшь парочку тестов. На этом всё закончится — это если ты права. А нет, я хоть буду знать, что с тобой ничего не случится.
Собравшаяся было возразить, оборотень наткнулась на взгляд старшего брата. Толи это освещение было виновато, толи ещё что, но сейчас радужка утратила зеленоватый отлив, превратив глаза в холодную ртуть. Но твёрдости в них хватило бы и на стальной меч. Девушка поняла, что если будет отговариваться, то только больше убедит Дениса в том, что с ней не всё в порядке. И хотя её звериная сущность сейчас во всю глотку вопила, что от таких родственничков нужно драпать как можно скорее, она, зажав всё звериное, что в ней было, в самый дальний угол, осведомилась.
— Что прямо сейчас? Всё врачи же спят давно, или по домам сидят, ты время-то видел?
— Видел, это не страшно, поедем ко мне на работу, у нас один из лучших медицинских центров. Он конечно только для сотрудников, но я с этим разберусь. Поехали, давай. — Он направился в сторону чёрной, шикарной машины стоящей у дороги.
— Это ты на этом что ли приехал? — Мелена, знавшая своего брата, изобразила полный восторг.
— Ну, так! — Парень сразу же довольно заулыбался.
— Тога не удивительно, что так опоздал! — Ехидства в голосе хватило бы на троих. — Ты бы ещё на танке приехал бы, во время метели, да по Москве. Конечно! Ты мог только на машине поехать! В метро уже спуститься гордость не позволяет!
— Мне по работе надо было, — тут же принялся он оправдываться. — И вообще, ну опоздал один разок, так что, ты теперь всю жизнь припоминать будешь?
Мелена радостно осклабилась.
— А то, как же, такой повод!
Денис скривился.
Глава 10
Спустя добрых полтора часа стояния в пробках, — а вы чего хотели, по заснеженной-то Москве, да в час пик? — которых Мелена сама толком не запомнила, потому, как обожравшийся организм клонило в сон, они всё-таки добрались до места назначения. Оборотень с интересом присмотрелась к группе зданий находящихся за высоким каменным забором, но, отлично просматривающихся из-за кованных, узорчатых ворот.
— Вылазь давай, приехали.
— Так вот где ты работаешь? А что, нехило устроились.
Денис зазвенел ключами, активизируя, при помощи брелка, сигнализацию.
— Ты ещё здесь летом не была, там дальше здоровенный парк. — И подумав, добавил. — А ещё старинное кладбище, оно историческим памятником считается.
— Что, и госпиталь ваш тут?
— Конечно, и следы от неудачных операций закапывать — далеко ходить не надо. Пошли уже.
Как только они подошли к калитки, из сторожевой будочки, расположенной в прямом смысле сразу за воротами, тут же выбрался кутающийся в форменный тулупчик охранник.
— Денис Андреевич? Чего это вы тут так поздно делаете? — Не смотря на вопросы, охранник — мужчина лет эдак сорока, неторопливо, но сноровисто открывал встроенный в калитку замок.
— Да вот, с сестрой что-то не так, нашим медикам показать хочу, а то должны же они за что-то деньги получать? — Добравшись, наконец, до охранника, Денис пожал ему руку.
— Всё со мной в порядке, — не удержалась Мелена. — Ему, видите ли, аппетит мой не нравится!
Она, конечно же, не преминула нажаловаться на братский произвол первому встречному.
— Когда ты съедаешь за раз килограмм десять продуктов и всё равно худеешь, это не называется «всё в порядке»! И вообще, не грузи человека. Всё, Дмитрович, мы пошли.
— Удачи. — Сочувственно отозвался мужчина и, закрыв за ними калитку, снова скрылся в будочке.
Основная дорога, по которой шла, Мелена, была тщательно вычищена от снега, и представляла собой белую, утоптанную полосу, сейчас правда выглядевшую мягкой и мохнатой от укрывающей её снежинок. Девушка повыше натянула на лицо шарф. Мороз напрочь убирал все запахи, ну или большинство, а привыкшей уже к их изобилию оборотню это совсем не нравилось. Чуть впереди шествовал, оставляя в снегу чёткие следы, Денис. Он тоже плотно натянул шапку и сунул озябшие руки в карманы. Было видно, что погода явно излишне холодна для обычного человека. Мелена тут же подумала, что как раз холод её достаёт не так уж сильно. Следом пришла мысль, что вообще-то любимый брат может своей заботой лишь навредить ей. Интересно, а поймут ли здешние знахари, что она не просто «больная», но вообще не является человеком в привычном для них понимании слова? Мужчина свернул к большому пятиэтажному зданию, третьему по счёту от ворот. Студентка с интересом всмотрелась в его черты. Даже в темноте отлично угадывался весёленький розовый цвет и белые перетяжки на корпусе госпиталя. Но отличало его от всех остальных строений на территории множество горящих окон. Было видно, что в здании действительно работают круглосуточно.
Денис уже успел обогнать сестрёнку на добрых десять шагов, пока она интересовалась окружающими пейзажами. Мелена подумала, что вот он — отличный шанс сбежать. Она была твёрдо уверена, что ни охрана, ни забор, не смогут остановить желающего уйти оборотня. Это с одной стороны, конечно, выглядело бы наиболее подозрительно и непонятно, а потому страшно, но зато избавило бы её от знакомства с местными «палачами от науки». Однако, вздохнув, оборотень поспешила нагнать, казалось не обращавшего на неё внимания, брата. Она слишком любила его, что бы так расстроить и шокировать. Кроме того, вероятность, что в ней опознают не человеческое существо, если она будет вести себя стандартно — обыденно, намного меньше, чем, если бы она продемонстрировала свои возможности всем вокруг. Так что, пока, Мелена решила положиться на судьбу — иногда и она могла подсобить, если предоставить ей такую возможность, по крайней мере, студентка хотела в это верить.
Когда они вошли в большие пластиковые двери, самостоятельно открывшиеся при их приближении, первое на что обратила внимание, девушка было отсутствие привычного запаха больницы. По некоторым причинам это её порядком нервировало и раздражало. Во вторых, стоило оказаться внутри здания, как глаза зафиксировали сразу два выделяющихся момента — это столик охраны рядом с входом и стойка дежурного в конце коридора. Кроме них взгляду зацепиться было решительно не за что. Матово белые стены, чуть отдающие в серый плитки на полу, и снежно белый потолок. Признаться честно, раньше оборотень считала что помещения, выполненные в подобном стиле должны угнетать, теперь же она поняла, как была не права. Белый коридор больницы совершенно не давил на сознание, он вообще никак на нём не отражался, казалось, будто это проход на тот свет, существующий лишь для того, чтобы переправить человека в мир мёртвых. Он просто выпадал из восприятия, оставляя о себе несколько гнетуще-смазанное впечатление. Мелена зябко передёрнула плечами и почувствовала на себе проницательный взгляд охранника.
Денис, оказавшись в госпитале, как и сестра, несколько недоумённо осмотрелся, выдавая, что находиться в этом здании для него тоже не слишком-то привычно. А затем, решительным шагом двинулся в сторону стойки дежурного врача. Девушка последовала за ним.
— Здравствуйте, я могу вам чем-то помочь? — суровая дама лет сорока при виде посетителей привстала из-за стола.
— Здравствуйте. Да, не могли бы вы сообщить Дмитрию Юрьевичу, что его желает видеть Денис Андреевич Хищный.
— Подождите, сейчас. — Женщина снова поудобнее примостилась на своём месте, и принялась набирать номер по внутреннему телефону.
— Ало, Дмитрий Юрьевич? Здравствуйте, вас вахта беспокоит, тут подошёл некто Хищный Денис Андреевич… да, хорошо. До свидания. — И положив трубку, обратилась уже к брату. — Он сейчас спустится, подождите немного.
— Ну что ж, подождём. — Денис облокотился на стойку, задумчиво переведя взгляд на сестру. Та несколько занервничала.
— Ну что ещё?
— В смысле?
— Чего ты так на меня смотришь? — Сейчас, находящаяся и без того отнюдь не в радужном настроении, девушка на любую мелочь готова была реагировать более чем агрессивно.
— А на что мне тут ещё смотреть? — Братец являл собой саму невинность и лаконичность. Оглядев ещё раз всё помещение, Мелена была вынуждена признать правоту родственника. А потому лишь в ответ уставилась на него, внимательно рассматривая узор на «пиратской» серьге.
— А ты на меня что так пристально смотришь? — Оказалось, что и Денис порядком нервничал.
— Серьгу рассматриваю, это что, новая?
— Ну да, а ты только заметила?
Мелена хмыкнула. Признаться, она всегда удивлялась любви двоюродного брата к такого рода украшениям, причём проколоты у него были два уха, но вторую серьгу он одевал лишь на какие-то значительные мероприятия, ну, или которые считал таковыми. В обычные же — будние дни, предпочитая обходиться одной. Зато, и с выбором подарков для него поблеем никогда не было, если только не считать проблемой найти серьги правильного стиля, размера и качества. Это так же порой бывало не просто. Денис предпочитал аксессуары исключительно из драгоценных металлов с драгоценными же камнями. И стоили такие вещицы не так уж и мало по меркам бедной студентки. Хотя и не так уж и много, что бы она не могла себе позволить порадовать братика новой безделушкой.
— Я смотрю, тут у вас и охраны-то толком нет, что же это за госучреждение такое? — Мелена решила перевести разговор на более интересную тему.
— Это так кажется, то что ты её не видишь, не значит, что её нет. Но вообще-то её здесь действительно не так уж и много, а зачем? Тут никому, кроме сотрудников ничего не нужно. Бумажки всякие, да вот госпиталь. Кому тут, что может понадобиться?
— Как это? — признаться Мелену подобный ответ порядком удивил. — Ты хочешь сказать, что являешься обычным кабинетным работником?
— А ты видела меня в роли Джеймса Бонда? — Денис саркастически усмехнулся.
— Конечно, нет! — Подобное предположение возмутило оборотня до глубины души. — Но если ты думаешь, что я поверю в ту чушь, что ты только что сказал, то ты сильно заблуждаешься!
Денис неопределённо хмыкнул и видно решил не развивать дальше щекотливую тему своей работы. А потому, когда открылись двери лифта, находившегося недалеко от стойки дежурного врача, и из него вышел грузный мужчина уже в возрасте, он радостно заулыбался, и возможно, чуть более поспешно, чем следовало бы, двинулся ему на встречу.
— Дмитрий Юрьевич! Приветствую! — за громким приветствием последовало крепкое рукопожатие.
— Денис! Сколько уже не навещал старика! Прости что так долго, нужно было кое-что доделать. — Голос у говорившего оказался на редкость приятным.
— Ну что вы, это я тут по ночам шастаю, — Меленин брат, не переставая, улыбался, сразу становилось понятно, что встречи с врачом он действительно рад. — А я к вам опять по делам, вернее, хотел обратиться с просьбой.
— О чём речь Денис! Я всегда рад тебе помочь, ты же знаешь. А теперь, не хочешь познакомить меня со своей очаровательной спутницей? — Доктор чуть прищурил глаза, лукаво посмотрев в сторону студентки. Братец, спохватившись, обернулся к сестричке и, подманив её, вновь обратился к собеседнику.
— Это не спутница, собственно, это и есть дело, по которому я к вам пришёл. — Денис покровительственно положил руку на плечё изобразившей скромность Мелене.
— Позвольте вас познакомить, Мелена, это мой хороший знакомый Дмитрий Юрьевич, превосходный врач, буквально целитель. Заведует всем здешним хозяйством. — И, видимо для понятности обвел другой рукой голые стены коридора «царства мёртвых». — А это, моя двоюродная сестра — Мелена.
— Очень приятно с вами познакомиться. Я и не предполагал, что у этого прохиндея может быть такая милая сестрёнка. — Врач, приветственно улыбнулся. Оборотень смущённо замерла пробулькав что-то невнятное.
— Ну, что же мы тут стоим, — местный «хозяин» неожиданно принялся суетиться.
— Давайте поднимемся в кабинет, там и поговорим. — И он подошёл к лифту, нажимая кнопку вызова. Студентка, увлекаемая рукой брата, вынужденно последовала за ними.
Когда все оказались внутри подъёмника, Мелена попыталась понять, что же ей кажется не совсем правильным. И осознало это довольно быстро. Вместо пяти положенных кнопок на панельке, было как минимум вдвое больше. Это что же, тут так много подземных этажей? Странно.
Оборотень растерянно нахмурилась и даже начала по привычке принюхиваться к воздуху, но тут же одёрнула себя, поспешно покосившись на спутников. Не заметили ли? Но всё оказалось в порядке. Видно от неё совершенно не ждали никаких пакостей. Уже хорошо.
Они поднялись на пятый этаж, и Мелена оказалась приятно удивлена интерьером коридора. В отличие от первого этажа тут всё было выдержано в нежно бежевой гамме. Ковролин с густым ворсом, чуть более светлые стены, обои без рисунка, но мелкорефлёные, и даже потолок, хоть и предельно светлый, но всё равно не белый — смотрелось, признаться, действительно здорово. Светло, комфортно и даже, мягко как-то. Компания прошла в дальний конец коридора и оказалась в кабинете Дмитрия Юрьевича, скрытого за тяжёлой дверью из светлого дерева. Там из того что действительно обращало на себя внимание, были разве что огромный, массивный стол и тяжеловесный, даже на взгляд мягкий диван для посетителей. Вот на нём то и примостились родственники, предварительно избавившись от верхней одежды и, повесив её на стоящую у двери вешалку. Врач уселся во главе стола.
— Ну, рассказывайте, чем я могу вам помочь.
— Я даже не знаю, что можно сказать. Понимаете, мне кажется, что Мелена чем-то больна. Только как то странно, она сама себя чувствует, похоже, более чем неплохо, и утверждает, что полностью здорова. Но она за полгода скинула порядка тридцати килограмм!
— Это конечно очень похвально. Не понимаю, что тут такого преступного, многие девушки сейчас стремятся достичь подобного результата, да и признаться честно смотрится она не такой уж больной. — Дмитрий Юрьевич с профессиональным интересом вгляделся в сидящую напротив него девушку. Действительно, пожаловаться на внешний облик она не могла. Изящные пальцы, длинные ноги, широкие бёдра, достаточно густые волосы, не маленькая грудь, и просто-таки осиная талия — мечта, а не женщина. Единственное, к чему можно было придраться, это широкая кость, но при таких формах и росте это её совершенно не портило.
— Ей бы ещё пару сантиметров, и можно было бы сразу на подиум выставлять. — Студентка довольно улыбнулась, данные у неё были всегда, только постоянно державшиеся килограммы портили общую картину. Теперь же, она действительно смотрелась картинкой, ну, это если не обращать внимания, на излишнюю худобу, но под зимними свитерами она была не заметна. Только достаточно давно знавшие её люди обращали внимание на резкое изменение весовой категории оборотня.
— Если бы она действительно сидела на диетах, этот результат был бы действительно, более чем желаем. — Денис собирался прояснить ситуацию до конца и от своей точки зрения отступать не собирался.
— Но нет никаких диет, и не было никогда, ей всю жизнь на них силы воли недоставало, а сейчас происходящее меня просто-таки пугает. Она за один раз съедает по десять килограмм еды и всё равно выглядит вот так. — Для наглядности братик ткнул в неё пальцем. Мелена недовольно покосилась на него и возмущённо пробормотала:
— Ты только этот один раз и видел, как ты можешь судить и делать какие-то выводы?
— А мне этого достаточно! Ты же не отрицаешь, что ешь так каждый раз? Вот! И сколько раз за день?
— По-разному бывает. — Студентка не желала вдаваться в подробности, а потому предпочла ответить несколько уклончиво.
— Ну-ка, ну-ка. — После этих сведений Дмитрий Юрьевич несколько оживился.
— И всё же, как часто вы кушаете в сутки?
— Ну, — Мелена замялась. — Раза два, три. — Хотя это конечно было не правдой. Такого количества еды ей просто не хватало, в среднем в день она питалась три или четыре раза. Но не говорить же об этом врачу и снедаемому волнением брату?
— Любопытно, а, простите за вопрос, как часто в туалет ходите?
— По-разному. Да какая разница? Я себя нормально чувствую!
— Ну не скажите голубушка. — И заметив, как она поморщилась от подобного определения, поправился. — То есть Мелена. Но ваш брат прав, это совершенно не нормально, вы только не волнуйтесь, может это что-то незначительное. Скажем паразит какой-то. Это всё лечиться более чем легко. Что бы точно быть уверенными мы вас госпитализируем, — он принялся что-то неспешно отмечать в одной из лежащих на столе тетрадей. — Не слишком на долго, только определим, что с вами, вылечим да выпишем. Так что бояться вам совершенно нечего.
— Спасибо Дмитрий Юрьевич, прям выручили. — Денис привстал, пожимая руку врачу.
— Ну что ты Денис, обращайся в любое время, поможем, чем сможем. — Хозяин кабинета покровительственно улыбнулся. А Мелена, в лёгком ступоре смотрела на их обмен любезностями, пока, наконец, не сообразила, что любимый братец фактически решил уже всё за неё, совершенно не интересуюсь мнением самой родственницы.
— Ей! Что это значит? Я, между прочим, не на что согласия не давала! — она едва держала себя в руках, что бы не начать кричать или хуже того шипеть на своих «благодетелей».
— Мелен, ну мы же обо всём уже договорились. — Брат недовольно поморщился, но ей было наплевать на его недовольство.
— Мы не о чём не договаривались. Это ты что-то решил для себя, а я не считаю, что со мной что-то может быть не так.
— Постойте-ка, вы что считаете, что ваше состояние не является не нормальным? — Дмитрий Юрьевич внимательно взглянул на студентку.
— Конечно, нет! Я не больна, и чувствую себя просто отлично. Да и в деньгах-то особой нужды не испытываю, так что купить себе кусок хлеба точно смогу!
— Может вы ещё, и знаете, почему вам требуется так много еды? — Врач был просто само воплощение внимательности и терпения. Оборотень едва не брякнула, что, мол, знает, но благо вовремя спохватилась.
— Нет, но это ещё ничего не значит. Я же не умираю. Так что ничего страшного в чрезмерном аппетите нет.
— А вот этого вы знать никак не можете. — Врач говорил спокойно, рассудительно, он даже не пытался её уговорить, просто сообщал, что думал. — Поверьте, порой даже самый безобидный симптом может вылиться в нечто смертельно опасное, а ваш случай, извините, конечно, безобидным никак не выглядит. И раз вы отказываетесь, то либо знаете что-то такое, что нам не рассказываете, либо не понимаете до конца всю тяжесть своего положения. — И пристально вгляделся ей в глаза. Это было вроде бы просто обычное убеждение, но, однако, Мелена видела в нём явственный психологический момент. Если она продолжит так же агрессивно упорствовать, то сразу станет понятно, что она что-то скрывает, а студентке этого совершенно не хотелось. А потому, поборов внутреннюю настороженность и звериную агрессию, Мелена, силой воли затолкав на задворки сознания озверевшую сущность, постаралась выглядеть спокойно. Хотя бы внешне.
— Ну, хорошо, я согласна на небольшое обследование, если только и, правда, небольшое! — Изобразить взявшуюся за ум просто истеричную, избалованную барышню было не слишком сложно, зато и совершенно не приятно. Хотя на взгляд самой девушки это выглядело несколько натянуто. Хотя, судя по реакции зрителей, они почему-то ей поверили. Возможно потому, что видели то, что ожидали увидеть.
— Ну, вот и договорились. — Дмитрий Юрьевич снова стал радушным хозяином. А Денис хоть не начал снова улыбаться. Но выглядел гораздо спокойней, чем после того, как сестрёнка начала возмущаться.
— Что ж, Денис, прощайтесь с сестрой, она остаётся здесь. А вот ты теперь сможешь прийти только завтра. Найдёшь сам, выход? — Денис послушно кивнул. — Вот и замечательно. А мы с девушкой, пожалуй, пойдём, покажем ей её палату. Выходите, я закрою дверь.
Родственники вышли, хотя оборотень не совсем поняла от кого тут можно запираться, но врач действительно закрыл кабинет на ключ. Денис, на прощание, чмокнув сестру в щёку, отправился в сторону лифта, а её, повели по лестнице. Оказывается, она в здании всё же была, и вход на неё закрывали сливающиеся с «пейзажем» дверные створки. Спустившись на четвёртый этаж, Дмитрий Юрьевич, поздоровался с сидящей на вахте дежурной медсестрой.
— Приветик, вот, Любочка, это Мелена, покажи ей пожалуйста свободную палату. — А затем обратился уже к самой девушке. — Засим прощаюсь, ни о чём не переживайте, ложитесь спать, завтра мы всё решим. Спокойной ночи.
Хмурая студентка недовольно ему кивнула, не проронив, однако, в ответ ни звука. Затем, проводила тоскливым взглядом удаляющуюся спину главврача, переключила внимание на терпеливо дожидавшуюся медсестру.
— Пойдёмте. — Она развернулась и, пройдя буквально пару шагов, открыла ближайшую дверь. За ней скрывалась палата, выкрашенная в приятный персиковый цвет, с бледно синими шкафом, тумбочкой, и стандартной металлической кроватью. Правда, стандартную — по западным меркам, как из какого-нибудь сериала про больницу. Привыкшей к прелести советского качества больничным услугам, Мелена заметно растерялась, хотя и не на долго. У заинтересовавшей оборотня элемента интерьера и спинка, и нижняя часть лежака поднимались и опускались отдельно, при помощи прикреплённого к кровати пульта. И не сложно было догадаться, что когда Люба ушла обратно на пост, недовольная сложившимися обстоятельствами, оборотень плюхнувшись прямо в одежде на койку и около получаса убила на игру с пультом. В целом повела себя совершенно по детски. Наконец ей это надоело. Сначала, конечно детский восторг и интерес к новой игрушки помог отвлечься от возникшей ситуации, но и это не могло длиться вечно. Хотя, стоило признаться, что настроение таки это ей подняло, превратив его из злобно-мерзопакостного в просто тоскливое. Не выдержав тишины и чувства одиночества, оборотень встала, и, выключив свет, всё равно, он не имел для неё особого значения, подошла к окну.
Оно выходило на противоположную от входа сторону, и открывало чудесный вид, на пространство укрытое пушистым ковром снега. Он переливался в лунном свете и казался усыпан бриллиантами. Дополняли картину голые стволы качающихся на ветру деревьев, и кое-где вылезшие вместо грибов каменные кресты, и памятники. Вдохновляющая перспектива открывающаяся на старинное кладбище явно рассчитана была успокоить и направить мысли смотрящего в нужное русло. Мелена, правда не совсем поняла, в какое, но панораму оценила. Стараясь больше не смотреть в окно, девушка снова вернулась к кровати и, подумав, принялась раздеваться. Как никак, а времени уже было предостаточно и организм, не смотря на всё несогласие с ним своей хозяйки, собирался поспать.
Что по настоящему порадовало студентку, так это нормальный матрас, и качественное, приятное на ощупь постельное бельё. Такое она встречала, признаться, впервые. Хотя справедливости ради стоит отметить, что и в больничные учреждения она попадала не слишком часто.
Несколько нервировала большая подушка, она была, конечно, достаточно мягкой, но всё же на вкус оборотня излишне объёмной. Мелена вообще ловила себя последнее время на мысли, что стала предпочитать спать вовсе без подушек. Так что, бедная деталь спального гарнитура осталась не у дел, и была переложена на стоящую рядом тумбочку.
Вот теперь, ничего вроде бы не мешало отпустить ей своё сознание в царство Морфея. Однако так казалось только на первый взгляд. Чуткий нос оборотня слышал множество запахов, на которые всего минуту назад вовсе не обращал внимания. Уши стали ловить отголоски, проникавшие, даже сквозь звукоизоляцию стен. Вот зазвенел чем-то находящийся в соседней комнате человек, вот что-то негромко произнеся, прошла мимо двери дежурная. И вообще, до её сознание доходило слишком много факторов, что бы можно было спокойно уснуть.
Но твёрдо вознамерившаяся нормально выспаться, Мелена не сдавалась. Закрыв неплохо видящие в темноте глаза, она пыталась отстраниться от всего окружающего мира и провалиться в царство сна. Когда она уже стала думать, что у неё, наконец, получилось, в коридоре раздался громкий лязг, от которого, подскочил бы не только чутко слышащий оборотень, но и обычный человек, и явно разбираемые ругательства.
Не выдержав такого издевательства, студентка злобно шипя подскочила на кровати и не найдя глазами, на чём можно бы было выместить злость, с негромким матюгом упала опять на постель и накрылась одеялом с головой. Этот способ вроде бы помог больше, чем практически медитативное расслабление, во всяком случае, удалось хоть частично отстраниться от окружающей действительности и задремать. И девушка сама не заметила, как провалилась в глубокий спокойный сон.
Глава 11
Утро для студентки началось как всегда рано. Последнее время она даже перестала удивляться своим непременным пробуждениям с первыми лучами солнца. Даже если этого солнца на небе ещё и не намечалось. Но по какому-то внутреннему будильнику, организм её отсчитывал время и заставлял мозг просыпаться ровно в половине пятого. И ему было совершенно не важно, во сколько девушка легла вечером. Пробуждение всегда наступало ровно в одно и тоже время. Конечно, случались и исключения, например, когда ей пришлось всю ночь гоняться за потусторонними тварями и если бы не постороннее вмешательство, то могла бы проспать хоть весь день. Но это как уже было сказано выше, являлось редким исключением.
Открыв глаза, Мелена оглядела палату. Темно, тихо, комната не обладает своей индивидуальностью, вернее, индивидуальностью хозяина. Мёртвое помещение. Оборотень тихонько зарычала, но, уловив, что выбивается из образа, поспешно замолчала и лишь недовольно скривилась. Она не любила такие места — больницы, залы, офисы. Тут не было жизни, её звериное начало не понимало и не любило подобные помещения. Плавно сев, она, лёгким движением соскользнув с кровати, принялась сноровисто натягивать одежду. Полностью облачившись, постояла какое-то время в темноте и, не найдя лучшего способа занять себя, стала заправлять постель. Когда и с этим было покончено, девушка снова огляделась, глухо вздохнув, уселась на краешек кровати и, прикрыв глаза, принялась ждать. Спустя примерно часа два, или немногим больше, в палату вошла незнакомая девушка, вероятно сменщица Любы, неся в руке градусник. Войдя в комнату, она совершенно не пыталась скрыть своего присутствия. Шаги были громкие, дверь открывалась с максимальными звуковыми эффектами и, сразу же, совершено бесцеремонно, включился свет. Суя по всему, это был отрепетированный вход, специально, чтобы не тратить времени на побудку пациента. Но вот в этот раз, всё произошло несколько иначе. Стоило медсестре оказаться в палате, как на неё уставились два совершенно бодрых глаза, полностью одетой пациентки. Девушка настолько опешила, что где-то с минуту недоумённо таращилась на Мелену и, наконец, выдала такую фразу:
— А вы чего не спите?
— А вы?
Такая постановка вопроса привила медсестру в состояние полного недоумения. Наконец, посмотрев на неё ещё с минуту, девушка, нервно хихикнув, пришла таки в себя.
— Ой, что это я. Доброе вам утро, вот, поставьте градусник и посидите. Я его чуть погодя заберу.
И смущённо улыбнувшись, поспешно вышла за дверь. Студентка с тоской уставилась на термометр. Она отлично помнила, ещё с поры собственных экспериментов, что её температура совершенно не соответствует среднечеловеческой. Повертев приборчик между пальцами, всё же, с вздохом, решила-таки использовать его по назначению, ну будет в копилке врачей на одну странность больше, всё равно их и сейчас предостаточно. От ещё парочки ни чего не изменится. По неясной причине, просто недодержать термометр, Мелене почему-то и в голову не пришло. Ну, такое на самом деле бывает достаточно часто, когда наиболее простое решение в моменты мысленного напряжения почему-то не посещают человеческий разум. Снова потянулись необычно долгие минуты ожидания. Но сейчас студентка хотя бы знала, что их будет не слишком много.
И действительно, не прошло и ста восьмидесяти секунд, как дверь снова отворилась и вошла та же девушка, только сейчас она лучезарно улыбалась и передвигалась на редкость быстро, видно стараясь успеть везде и сразу. Оборотень уставилась на неё злым взглядом. Ну не любила она излишнюю активность по утрам!
— Давайте термометр. — Даже голос у неё был слишком громкий и весёлый. Покривившись, она отдала прибор, успев кинуть мимолётный взгляд на электронную панельку. Ну вот, что она говорила: тридцать восемь и семь. А стоит немного подвигаться, так и вовсе все тридцать девять будет.
Видно об этом же подумала и медсестра. Стоило только взглянуть на панельку, как её лицо перестало излучать такую чрезмерную радость, и она озабочено потрогала у пациентки лоб. Видно надеясь, что градусник ошибся. Но нет, всё было правильно.
— Так, раздевайтесь и ложитесь в постель. Зачем вы вообще встали? Я сейчас позову врача.
Мелена послушно кивнула, и проводила её чуть насмешливым взглядом. Ишь ты, волнуется. Ну, да ей это по должности положено. Выполнять распоряжения конечно не стала. Однако, подумав несколько секунд, всё же забралась на постель, сев в позе лотоса и принялась ждать дальнейших событий. Уж если не получается сделать всё по-своему, то нужно подстраиваться под уже существующую систему. Пока, она не чувствовала для себя никакой опасности. А в скором времени, была уверена, что врачам тоже надоест с ней возиться. Опознать в ней оборотня они, конечно, не смогут, на этот счёт она напрасно волновалась. И запереть здесь против её воли им тоже не удастся. Конечно, более чем вероятно, что они смогут обнаружить у неё скоростную регенерацию. Рано или поздно, но это произойдёт. Так что нужно избавляться от этих доброхотов, и чем скорее, тем лучше.
— Так, что тут у нас? — Теперь на сцене появился новый персонаж — невысокий, лысоватый мужчина лет эдак, тридцати пяти, с крупным носом, и необычно добрыми глазами. Следом за ним в дверной проём заглянула медсестра, но была отправлена на место серьёзным внушением. Та тут же поспешила скрыться. Подойдя к студентке, врач потрогал ей лоб, а затем с сомнением поглядел на совершенно не выглядевшую больной «больную».
— Девушка, как вы себя чувствуете? Голова не кружиться? Нет? Может слабость? Озноб? Что, совершенно ничего? — Теперь его взгляд приобрёл некоторую растерянность. Мелена сочувственно вздохнула.
— Скажите, вы не вспомните, сколько такая температура у вас держится?
На этот вопрос оборотень ответить, конечно, могла, ещё бы ей забыть, когда её жизнь сделала столь резкий поворот! Вот только, стоит внести хоть какую то конкретику, и положение студентки многократно усложнится. Доктора будут знать одно из условий начала изменений, произошедших с ней — время. А это было слишком большая уступка, пойти на которую она никак не могла.
— Нет? Хотите сказать, что не помните, когда у вас появился зверский аппетит и, столь значительно повысилась температура?
Оборотень смущённо улыбнулась одними губами, стараясь не показывать зубы.
— Ой, вы знаете, я совершенно не слежу за собственным здоровьем. Мне даже в голову не пришло, что это не нормально, так питаться. Пока Денис не отвёз меня сюда, я даже и не вспоминала об этом обстоятельстве. Когда худеть начала обрадовалась, конечно, но это так давно было! Подумала, что это результат какой-то диеты. Я же их постоянно перебирала. Так времени-то прошло с того момента о-го-го сколько! Но что-то конкретно я так вот сразу и не помню. Может пол года, может месяца три.
Врач недовольно поджал губы.
— Значит, конкретно ответить, давно ли у вас такая температура вы не можете. — Это была констатация факта, но студентка всё же кивнула.
— Но поскольку чувствуете вы себя неплохо, она могла держаться любое время. Появиться могла как в самом начале, так и лишь сегодня. Что ж вы так! Совершенно не хотите облегчить нам работу.
Девушка понуро кивнула, в душе соглашаясь с этим высказыванием. Действительно, совершенно не хочет.
— Ну, раз самочувствие вам всё же позволяет, мы проведём-таки те тесты, что собирались. Вставайте. Кстати, почему вы в этой одежде? В шкафу больничная пижама. Переоденьтесь и выходите в коридор, я буду ждать вас там.
И, более не обращая внимания на недовольную девушку, вышел, затворив за собой дверь. Оборотень послушно переоделась в голубенькую ночнушку, хотя она ненавидела этот цвет, и чуть более светлый халатик. Добили ее, правда, белые тапочки с нечитаемым рисунком. Видимо логотипом больницы. Благодаря этой обуви, она вышла на два минуты позже, чем собралась. Никак не могла отсмеяться. Врач встретил её недружелюбным взглядом на бесстрастном лице. Просто очевидно, что Мелена ему не нравится. Впрочем, она могла поспорить, что стоит им пообщаться ещё немного, и это чувство станет взаимным. Они спустились по лестнице на третий этаж. Похоже, именно здесь находились кабинеты диагностического отделения.
— Так, сначала у вас возьмут кровь, а потом…
— А потом мы пойдем, покушаем.
Доктор, на этот раз, уже откровенно скривился, однако согласно кивнул. Хотя чего кривиться-то? Мелена же о них и заботится, ведь после кровопотери, да ещё и не евши, она не была до конца уверена, что совладает с собой и не станнит воспринимать окружающих как пищу. Нет, конечно, это было несколько утрированно, но всё же, всё же.
На этом этаже уже было несколько оживлённей, чем на четвёртом. То и дело им встречались другие врачи или пациенты. Хотя последних, к удивлению студентки не так уж много. Наконец, они добрались до нужного им кабинета и «её» врач передал девушку на руки орудующих в помещении женщин, а сам принялся заполнять какие-то бумаги. Сначала, пациентку посадили за столик, и она, просто ждала, но вот, «её» врач, закончил отмечать, как поняла Мелена, необходимые анализы и к ней подошла одна из девушек, которую отличало на редкость хрупкое телосложение, невысокий рост и волосы необычного светлого оттенка. Стоило ей открыть баночку со спиртом, как студентка раскатисто чихнула прикрываясь правой рукой, держа однако левую перед врачом. Та сноровисто протерев внутреннюю сторону локтя смоченной в спирте ваткой, ловко воткнула в вену иглу. Боли как токовой и не было, единственное, что порядком раздражало девушку, это количество поставленных на стол пустых баночек. И предчувствие её не подвело! Они все действительно предназначались ей. Примерно на седьмой Мелена поняла, что ей нужно срочно поесть. В желудке противно засосало, а рот наполнился слюной в ожидании когда же в него попадёт кусочек мяса. Сейчас, оборотню пришлось приложить колоссальные усилия, которые, однако, некому было оценить, что бы не позволить себе даже частичного перевоплощения. Хороша же она будет, если в крови найдут какую-то составляющую не свойственную человеческому организму!
Наконец, экзекуция была закончена. Место от укола плотно забинтовали, хотя она и знала, что это сделано совершенно напрасно, но благо, об этом знала только она. К ней обратилась сама врач:
— Как себя чувствуете? Не тошнит? В обморок не упадёте?
— Нет, нет! Всё в порядке. Я могу уже идти.
— Точно? — Мелена, поспешно, кивнула.
— Ну, смотрите. Так вставайте, только осторожно.
Студентка легко поднялась на ноги и, заслужив одобрительный взгляд, самостоятельно вышла из кабинета.
— Уже всё? — От стены отошёл успевший уже поднадоесть ей врач. Мелена кивнула и нервно облизнулась.
— Так, где вы говорите находиться столовая?
— На первом этаже. Пойдёмте. — Он стремительно для своей комплекции развернулся и снова отправился в сторону лестничного пролёта.
Стоило оказаться на первом, как она поняла, почему на предыдущем этаже было так мало народу. Всё до элементарного просто, во время завтрака, большинство предпочитало нормально кушать. А не таскаться по врачам. Даже если находились в больнице. Этим людям девушка откровенно позавидовала и, сориентировавшись в окружающем пространстве, пошла в сторону стойки. Однако была бесцеремонно перехвачена за руку, чуть повыше локтя. Это вынудило её остановиться и злобно посмотреть на того, кто посмел встать между ней и едой.
— Ну что ещё? — Она просто взвыла. Сейчас, обоняние дразнили множество запахов съестных продуктов, и это отнюдь не делало голодающего оборотня милее или терпимее.
— Садитесь за стол. У вас специальная диета, я всё принесу. — Врач примирительно улыбнулся. Глубоко вздохнув, стараясь подавить рвущийся наружу рык, она послушно, в который раз! Села за свободный столик. Голод усиливался с каждой минутой всё больше, а окружающая атмосфера отнюдь не способствовала тому, что бы успокоить нервничающую девушку. По прошествии десяти или около того минут, на горизонте появился наконец так и оставшийся безымянным врач. В руках он нёс поднос с едой. Именно в этот момент студентка почувствовала некий подвох. С чего бы это лечащему врачу так с ней возиться, да ещё и за едой ей ходить, когда можно было в качестве провожатого выделить ей кого-нибудь из персонала, а за едой отправить её саму, снабдив предварительно необходимыми инструкциями? Догадываться о причинах она стала лишь, когда заметила на губах у доктора радостно-довольную улыбку, а затем количество еды на подносе, поставленным, перед ней. Мелена уставилась на тарелки, стараясь, справится с возникшим нервным тиком, а потому не сразу заметила, изучающий взгляд новоявленного недруга. Однако чувство голода не могло полностью лишить её осознания окружающей действительности, и чуть придя в себя, она поймала чужое внимание, направленное на неё. Медленно, она развернулась и встретилась взглядом с неожиданно серьёзными глазами мужчины. То, что он хочет узнать её реакцию на те или иные обстоятельства становилось понятно более чем отчётливо. Но, осознав это, Мелена, сделав над собой немалое усилие, постаралась выглядеть максимально человечно.
— Здесь не хватит.
— Вы думаете? — Он с интересом заглянул в тарелки, будто бы и не сам их принёс только что. Мелена снова начала злиться.
— Ну, вы же знаете, что я ем больше обычных людей, почему вы принесли мне это убожество? — Тарелка зазвенела, когда девушка поддела её кончиком пальца и откатилась немного в сторону.
— Понимаете, мне просто интересно. Вам не нужно так много еды. Раз вы съедаете такое количество, то ещё не понятно, куда она девается. Возможно, вам вредно столько есть. Вот я и хочу проверить, что с вами случится, если вы не буде получать необходимое количество. Есть, конечно, вероятность, что вам станет плохо, но уже это приблизит нас к цели. Тогда мы даже без громадного количества различных, замете дорогостоящих анализов, будим примерно знать, что с вами случилось. Метод без сомнения не самый приятный, зато точно действенный и наиболее быстрый. Ведь это вы хотели оказаться за стенами данного заведения за максимально короткий срок. Кроме того, если в вашем состоянии виноват паразит, по непривычным ощущениям мы поймём, где именно он находится. Так же и при других вариантах. По симптомам мы поймем что же с вами не так. А то, кроме аппетита и температуры у вас нет никаких негативных эффектов. То есть симптомы заболевания или его источник нам не известны. Нужно что-то, что бы заставить ваш организм подсказать нам, с чем мы имеем дело.
— Вы спятили. — Девушка спокойно посмотрела в глаза врача. Как ни странно, они не были ни безумными, ни одержимыми. Напротив, на редкость серьёзными и заинтересованными. — Кто вам вообще позволил ставить на пациентах подобные эксперименты?
— С чего вы взяли, что это какие-то эксперименты? Это обычная практика, не столь часто применяемая, как стандартная, но всё же имеющая право на существование. Чего вы так недоверчиво смотрите? Если не верите, давайте дождёмся директора, сейчас он, к сожалению, уехал домой. Отсыпаться после ночного дежурства, но после обеда должен прибыть. Он вам подтвердит мои слова. Так что не привередничайте, доедайте завтрак и пойдёмте, у нас ещё много разного запланировано на сегодня.
Студентка молча смотрела в стол. Правда, после последних слов послушно взяла ложку и начала есть свой «поёк». Ничего, этот день будет последним. Его можно и потерпеть. Она понимала, что местные врачи действительно желали ей только добра и делали всё, для того что бы ускорить процесс «исцеления». Только вот они не учли, что ей не станнит плохо, она вероятно или просто загнётся от голода или потеряет голову и начнёт восполнять нехватку калорий всеми до кого сможет добраться. И тот и другой вариант радужностью перспектив не отличался. Доев, она поднялась из-за стола, также молча, и не оглядываясь, пошла к выходу.
— Куда же вы? — Удивлённый он догнал свою пациентку уже у самой двери.
— Я, конечно, дико извиняюсь, но я отказываюсь от лечения. Когда приедет Дмитрий Юрьевич, я всё ему скажу, и брату ситуацию объясню. Спасибо за потраченное на меня время. — Она серьёзно кивнула и уже не останавливаясь, пошла в направлении соей палаты.
Просто удивительная наивность, и с чего она решила, будто сможет нормально пройти обследование и вернуться домой? Ведь что бы она там себе не думала, она остаётся оборотнем и то, на что человек отреагировал бы совершенно спокойно, для неё едва ли не смертельно опасно. Конечно, можно было бы честно признаться в большинстве, как выразился тот врач «симптомов» и, попросить их исцелить её. Вот только она была совершенно точно уверена, что ничем не больна. Что они собираются приписать болезни? Скоростную регенерацию, усиленные чувства, или может скорость и силу её тела? Благодарим покорно. С такой болезнью она согласна жить до самой старости. А уж лишить себя волшебных мгновений, когда она находится в звериной шкуре. Она и вовсе им не позволит!
Думая так, девушка скоростным шагом преодолела несколько лестничных пролётов и, оказавшись на четвёртом этаже, прошла в знакомую палату. Скинув больничную «робу», принялась второй раз за утро натягивать одежду. С ума можно сойти, интересно, а Денис за ней сегодня заедет? Ну, в смысле проведать. Вернее, это он думает, что проведать, а на самом деле забрать её из этого «страшного» места. Заняв уже привычное место в позе йога, на больничной койке она, прикрыв глаза, пыталась справиться с чувством голода и общим негативным состоянием. Что не говори, а утро получилось слишком нервным. А потому сейчас, ей требовалась вся сила воли, что бы усмирить бунтующие чувства. Скажем прямо, получалось из рук вон плохо. Если с душевными терзаниями она ещё что-то могла поделать, то голод оказался ей совершенно не по зубам.
Промучившись так некоторое время, она, наконец, решила пойти на хитрость. Возможно, что прогулка притупит эти неприятные ощущения, а там уже и Денис приедет за ней. Решив на этом, она, вскочив с постели, отправилась к выходу, не забыв по пути прихватить и куртку с шарфом. Мёрзнуть она не собиралась.
Оказавшись на воле, Мелена радостно втянула ноздрями морозный воздух, собирая по молекулам крохи окружающих запахов. Теперь, ей казалось, что она понимает достоинство зимнего времени года. Нет такого изобилия запахов, но те, что есть, удивительно чисты и запоминающиеся. Это тоже достойно права на существование. Довольно улыбаясь студентка направилась в сторону парка-кладбища. Кажется, братик говорил что-то насчёт того, что под него отдана очень большая территория, ну что ж, поглядим. И она направилась в выбранном направлении.
Светило солнце, порхали пташки, и снег так красиво переливался на мраморных надгробиях, что девушка просто не могла продолжать оставаться в том же мрачном расположении духа, что была до сих пор. Примерно час она убила на изучение этого крохотного островка природы, но и это ей, наконец, наскучило, ну, в самом деле, сколько можно заниматься ерундой?! Тем более что есть, хотелась всё сильнее. А вот интересно, среди строений находящихся на территории этого странного «санатория» нет ли какой-нибудь забегаловки? А ещё лучше кафешки, вероятно, что на ресторан рассчитывать не приходится. Сказано — сделано. Протаптывая в глубоком снегу, свежую борозду, она пошла в направлении виднеющихся за стеной деревьев строений.
Среди довольно большого количества зданий находящихся за каменными стенами забора, были представлены множество совершенно не вписывающихся в общую картину строений. Например, она нашла, чуть в стороне от остальных, стоящую часовенку, выполненную в старорусском стиле с удивительно красивой росписью. Не смотря на всё своё состояние студентка, некогда мечтавшая стать дизайнером, просто не могла отойти от этого творения рук человеческих. Ей потребовалось около получаса, что бы обойти часовню кругом, рассматривая роспись внешних стен. Внутрь она, правда, заходить не стала. Нет, отнюдь не потому, что боялась святого распятия — к нему она относилась, как и многие современные люди с опаской и большой порцией здорового скепсиса. Просто на дверях весела порядком огорчившая её надпись, гласившая, что здание находится на реконструкции.
Ещё Мелену очень обрадовал приличных размеров особняк, выполненный в стиле романтизма. Внутрь её тоже не пустили, но на этот раз уже злые охранники. По понятной причине, слова, что она просто хочет посмотреть отделку, никого не взволновали. За это обижаться было конечно глупо, но она всё равно обиделась. Просто так, за компанию как всем прочим своим проблемам.
Да и вообще, многие здания здесь являлись архитектурным памятниками. Девушка получила большое удовольствие, разглядывая местную архитектуру. Правда кроме упомянутых строений она не нашла больше ни одного выдающегося, но, зато, в остальных присутствовали какие-то стелизационные моменты, обратить внимание на которые было бы тоже весьма интересно.
Ей понадобилось около пятнадцати минут, что бы обойти их все, под подозрительными взглядами охраны. Как можно было предположить, но конечно не голодному разуму оборотня, никаких закусочных на территории комплекса не оказалось. Не смотря на логичность этого обстоятельства, она всё равно здорово расстроилась. Есть по-прежнему хотелось слишком сильно, что бы об этом можно было забыть за простой прогулкой. Может, стоит вернуться в госпиталь? Она, конечно, отказалась от лечения и соответственно паёк ей больше не полагается, но неужели её там не соизволят накормить?
Студентка уже развернулась, собираясь вернуться к таким недобрым докторам, как возле неё остановилась явно дорогая, машина чёрного цвета. Нужно заметить, что на территорию время от времени заезжали автомобили, но снедаемая чувством голода, она практически не обращала на них внимания, а они соответственно и не думали останавливаться около, ищущий, на государственном объекте, закусочную, девушки. Но вот этот автомобиль поступил несколько иначе и Мелена, настороженно развернулась в его сторону.
Прошла всего пара секунд, когда открылась ближайшая к девушке задняя дверь. Из салона, чуть щуря глаза от яркого солнца, выбрался молодой парень в длинных белых одеяниях. Его чёрные, длинные волосы были убраны в сложную причёску и закреплены несколькими шпильками, с россыпью крохотных бриллиантов. Ну, в драгоценных камнях девушка разбиралась не так хорошо, как ей самой того бы хотелось, но, во-первых, предположить, что для заколок использовалось простое стекло, было бы совершенным кощунственным, а во-вторых, на что-то меньшее, чем бриллианты уровень их хозяина не тянул. На плечи брюнета была накинута серебрящаяся шуба из меха какого-то животного. В мехах она тоже совершенно не разбиралась, а потому даже гадать не стала, какому бедолаге он принадлежал раньше, чем на него позарился охочий до шика эльф. Оставалось только надеяться, что не оборотню. Сама-то по жизни, Мелена предпочитала куртки и что-то более практичное чем изделия из шкурок невинно или не слишком, убиенных зверюшек.
Но не это всё было главным, главным не были даже заострённые уши этой не совсем, а вернее, «совсем не» стандартной личности. Самое интересное состояло в том, что она знала этого представителя иномирового племени!
Парень чуть заметно, но явно дружелюбно улыбнулся и спросил с весьма заметным акцентом:
— Мелена Кр'естова?
Глава 12
Удивлённо оглядев рада, она с некоторым изумлением признала в нём своего давнего спасённого. Если честно сейчас она узнала его не сразу. Собственно это и не удивительно, ей запомнился образ растрёпанного, измазанного в крови, грязи и снеге некого абстрактного рада. Сейчас же перед ней стоял представитель народа, который прозорливые люди окрестили эльфами.
Что ж, отличие его тогдашнего от него, представшего перед ней сейчас, было удивительным. Радостно улыбнувшись во все тридцать два зуба, Мелена, как бы здороваясь, произнесла:
— Мёней. — Все равно, кроме имени она ничего не знала о своём случайном знакомом. Тот, услышав столь бесцеремонное обращение, лишь улыбнулся и, закрыв дверцу машины, подошёл к ней поближе. Правда, за спиной его тут же обозначились несколько эльфов в несвойственной их расе одежде. Девушка тайком оглядела охранников рада. На них были одеты тёмно серые штаны, но пышные, как юбки, и лёгкие накидки, скрывающие фигуру примерно до середины бедра. Из-под пышных рукавов выглядывали тонкие пальцы, затянутые в чёрные перчатки. Сапоги на ногах у охраны тоже были чёрного цвета. И волосы их, хотя были достаточно длинными, но собраны в совершенно не помпезные причёски. Становилось понятно, что создавались они с расчётом на то, чтобы не мешаться своим хозяевам во время активных действий, почему-то казалось, что этим действием будет бой, а отнюдь не танец.
Охранники не стали бесцеремонно стоять и угрожающе дышать ей в затылок. Они расположились чуть в стороне от опекаемого объекта, стараясь контролировать наиболее широкое пространство вокруг Мёнея.
— Рад видеть вас Мелена.
Девушка изумлённо округлила глаза, уставившись на внезапно заговорившего эльфа. В их последнюю встречу, он помнится, был совершенно не в состоянии внятно изъясняться на русском, а тут такие перемены. Наконец, заметив обращённый на неё насмешливый взгляд, девушка справилась с собой и кривовато улыбнувшись, ответила:
— Что это с вами? Раньше вы помнится и двух слов связать не могли.
На это заявление эльф самодовольно улыбнулся. Видно, что он сам очень гордится успехами в изучении человеческого языка. Конечно, говорил он с каким-то диким акцентом — сглаживая согласные, и стараясь протянуть окончания, но понять его можно было без особого труда.
— Я учил ваш язык. Очень интересное фонетическое строение и большое количество синонимов. Не привычно. — Он чуть смущённо улыбнулся. — Не могу ещё правильно строить большие предложения, потому строю маленькие.
— Короткие. — Автоматически поправила его оборотень. — Поражаюсь вашей способности к языкам. За такой срок вы добились потрясающих результатов. Великолепно.
Мелена действительно была изрядно удивлена. Сказать по правде, у неё самой выучить даже более простой язык не получалось совершенно. Собственно, и за обязательный в школе английский ей постоянно ставили не выше двойки. И она сама ничего не могла поделать с этой проблемой. Изучение языков не давалось совершенно. Возможно, конечно, что сейчас, справившись уже с присущей юношескому возрасту лени, у неё и получилось бы одолеть кокой-нибудь иностранный язык. Но последнее время никак не удавалось выкроить для этого время.
— Не ожидал встретить вас здесь.
— Да я вообще-то тоже, вы тут по делам?
— Да, по делам. Бюрократия. — Он саркастично усмехнулся.
— А вы?
— Я тут случайно. Брата жду. Скоро должен подъехать.
— Он тут работает? — Как нечто само собой разумеющееся поинтересовался Мёней, не интересуясь больше, что тут делает она сама. И почему ожидает родственника на закрытой территории.
— Я точно не знаю. Вероятно бывает достаточно часто — Уклончиво ответила студентка. Ей совершенно не хотелось рассказывать этому иномировому красавчику, что милый братец отдал её в лечебницу. И должен приехать, что бы навестить её.
— Интересно. — Эльф продолжал мило улыбаться. Видимо это выражение лица должно было вызывать в собеседнике чувство его безобидности, дружелюбия и покладистости. Вот только в самой Мелене это ничего кроме недоверия и удивления не вызывало. Она отлично помнила, как бесился и ругался на своём языке Мёней, когда ещё не знал человеческого наречия, и не мог объясниться с ней. И с каким призрением смотрел на неё после, когда уже сумел объясниться при помощи переводчика. Так что сейчас он выглядел откровенно подозрительно. Но поскольку обвинить его в дружелюбности было бы несколько странно, то Мелена так же дружелюбно ему улыбалась, хотя внутри была напряжена и ожидала любой пакости. Просто так, на всякий случай. Последнее время она вообще ото всех ожидала какой-нибудь гадости. Она вообще подозревала, что скоро это превратиться у неё в привычку.
Тут, наконец не выдержал желудок, и звонким урчанием обругал свою хозяйку за жестокое обращение. Теперь улыбка стала откровенно весёлой. Мелена же досадливо поморщилась. Она не любила, когда кто-то развлекался за её счёт.
— Вы голодны. Пожалуйста, позвольте вас, — тут он запнулся, видимо вспоминая слово. — Накормить.
Она задумалась, первым порывом было конечно благородно оказаться, но сводивший от боли желудок быстро вернул её на бренную землю. Сидх видимо понял её терзания, а по тому поспешил добавить:
— Позвольте мне, так выразить вам мою благодарность за то, что вы для меня сделали. Мне ведь так и не удалось вас отблагодарить хоть как-то. Не лишайте меня такой возможности.
— Давайте. — Согласие её совершенно не выглядело смущённым или произнесённым из вежливости. А чего спрашивается смущаться, если, во-первых, он сам предложил, а во-вторых, проблема добычи пропитания, наконец, нашла должное решение.
Эльф довольно хмыкнул, он сказал что-то одному из охранников, и, подойдя к машине, передал ему тоненькую папку. Тот послушно кивнул и отправился в сторону того самого здания в стиле романтизма. А Мёней распахнул дверцу, приглашающее поведя рукой.
— Присаживайтесь, я ещё тоже не завтракал. Так что с удовольствием составлю вам, — он снова запнулся, но тут же добавил — компанию.
Судя по всему, проблемы бюрократии успели отойти для рада на второй план. Похоже, они все умудрились поместиться в отданную папку.
Оборотень поспешила занять предложенное место. Следом за ней в салоне оказались остальные эльфы: сам Мёней и трое его охранников. Не смотря на приличное количество народа тесно в автомобиле не было. Что тут скажешь, хорошая машина есть хорошая машина. Стоило Мёнею сесть на сидение, как он зябко поёжился, передёргивая плечами. Остальные не позволили себе столь явного проявления чувств, но становилась понятно, что такая погода совершенно не привычна для теплолюбивых радов.
— У вас очень холодно. — Мёней полностью подтвердил мысли студентки.
— По-разному бывает, да, кстати, и не так уж холодно, всего минус двадцать три. Вот в тайге сейчас до минус шестидесяти опускается, и ничего, и там люди живут.
Услышав эту новость, эльф даже слегка скривился, видно не в силах представить себе подобные Климатические условия.
— До того, как мы попали в ваш мир мы и не представляли, что температура воздуха может быть ниже нуля градусов. Это по вашей системе исчисления.
Мелена злорадно усмехнулась, и голосом совсем не вяжущимся с выражением лица ответила.
— Представляю, как вы у нас мучаетесь. Ничего, скоро привыкните.
Эльф поморщился и тоскливо выдохнул.
— Что-то я в этом сомневаюсь.
— Только часам к трём я должна быть снова там, за мной брат должен заехать.
— А вот, кстати, ваш брат не будет на меня злиться, что я вас увёз без разрешения?
Студентка недоумённо взглянула на эльфа.
— На вас? На вас то за что, это мне, скорее всего, достанется всё его негодование. Вы то тут не при чём.
— Странные вы люди. У нас женщина сама не может решать свою жизнь. А у вас, женщины равны мужчинам. Это как-то странно.
Подобные новости признаться едва ли не шокировали её. Это что же получается, у эльфов жёсткий патриархат? Чем дальше, тем страннее и страннее.
— У всех народов взаимоотношение между полами разное. У нас тоже есть народы, где женщина считается стоящий на другой ступеньке, нежили мужчины. Но в России подобное не принято.
Мёней согласно кивнул.
— Да, у вас интересная страна, да и вообще люди очень интересные создания. Ваш менталитет, культура. У нас многое совсем по-другому.
— Вы тоже кажитесь нам какими-то сказочными персонажами.
Рад скривился.
— Да, эти ваши эльфы. Ну, разве мы похожи на маленьких человечков с крылышками?
Оборотень весело рассмеялась.
— Ну конечно нет, вы не слышали о таком писателе, как Толкиен? Нет? В таком случае почитайте, там как раз и упоминаются эльфы, которые так напоминают вашу расу.
— Это конечно было бы интересно, но, к сожалению, ваша письменность мне даётся намного хуже, чем ваша речь.
— Купите аудио книгу. Проблем-то никаких.
— Как вы сказали? Что это вообще такое? — Рад заинтересованно подался вперёд.
— Ну аудио книга. Книга, которую зачитывают вслух и записывают на какой-нибудь носитель. У меня даже где-то лежала парочка таких, — припомнила студентка, — но вообще-то я предпочитаю читать самостоятельно.
— Интересная идея, конечно найду. Наконец-то узнаю, кем нас постоянно называют. Люди вообще мастера придумывать всякие, как это говорится? Клички?
— Прозвища.
— Вот-вот, прозвища. Странная особенность.
Мелена тихонько улыбнулась, видно радов действительно достало быть некими непонятными «эльфами».
— У людей вообще много всяких мифических, — и заметив непонимающий взгляд Мёнея, пояснила. — Ну, придуманных существ, и добрых и не очень. Люди отличаются тем, что горазды придумывать всякие сказки. Если хотите, я могу вам за обедом даже рассказать некоторые.
Она сказала так, по тому, что машина остановилась, и охрана, просидевшая весь путь в почтительном молчании, как предполагала девушка от незнания языка, вышла наружу, обеспечивая безопасность. За ними последовали и Мелена. Стоило оказаться на улице, как она завертела головой, пытаясь определиться со своим местоположением. Они стояли на одной из центральных улиц столицы перед каким-то дорогим рестораном. Признаться честно, Мелена бывала здесь пару раз, но внутрь конечно не заходила. Есть множество заведений не хуже, но гораздо дешевле. Что-то да подсказывало ей, что если эльф вовсе не представляет аппетитов своей знакомой, иначе некогда не предложил бы ей отобедать в таком дорогом заведении. Хотя, его предложение и его деньги. Он, небось, знает, на что их тратить.
Следом за ней из автомобиля выбрался Мёней.
— Ну что, пройдёмте?
Согласно улыбнувшись, девушка проследовала за ним. У дверей, когда эльф попытался взять её под руку, студентка нервно дёрнулась, но всё же позволила ему это. Дело было не в том, что она не до конца доверяла Мёнею, хотя без сомнения и это тоже. Просто, не привыкшая, к мужской галантности, оборотень, когда сталкивалась с проявлением оной смущалась, даже несколько терялась. А звериное начало в ней реагировало на подобные эмоции толикой агрессии. В общем, последнее время редко встречаются галантные представители сильной половины человечества, а если и попадаются, то такие качества как обходительность, у них заменяются чем-то вроде дипломатической вежливости. Мелена же, с детства не была избалованная вниманием и любое его проявление встречала с непониманием, а зачастую и негативными эмоциями. Она привыкла быть самостоятельной, сильной. И когда к ней начинали относиться как к тому, кому нужна защита, девушка терялась и не находила себе места.
Внутри ресторан выглядел не мене внушительно, чем снаружи. Кругом стёкла, драпировки, зеркала. В общем, абсолютно всё, что должно производить впечатление. И нужно признать, что со своей задачей интерьер справлялся.
Однако, то, на что первым обратила внимание студентка, был не декор, а запах, исходящий от её спутника. Чуточку сладковатый, вызывающий ассоциации с цветочным нектаром, оставляющий дурманящее послевкусие. Приятный такой запах, заставляющий вспомнить о лете. Вообще-то Мелена давно заметила, что теперь, окружающие приобрели для неё, новую индивидуальную особенность — запах.
Это кстати было забавно, вспоминать своих знакомых и гадать, как же они пахнут, пока не встретишься с ними лицом к лицу. Угадать у неё ещё ни разу не получилось. Но это было не самое важное, просто такого запаха как у Мёнея, она ещё не встречала. Оборотень даже позволила себе на миг отключиться от реальности и просто попробовать немного этот аромат на вкус. И сама себе в этот момент напомнила главного героя фильма «Парфюмер». Усмехнувшись, она снова обратила внимание на окружающую действительность.
К гостям подошла невысокая девушка в форменном костюме.
— Чего угодно господам? — Профессионально работает, Мелена оценила, то, что она не стала удивлённо округлять глаза при виде радов. Хотя возможно, Мёней действительно являлся здесь частым гостем?
— Столик на двоих в отдельном помещении.
Что значили слова «в отдельном помещении» оборотень не поняла, зато девушка, видимо сразу разобралась с поставленной задачей. Она чуть отошла в сторонку, пропуская их во внутреннюю часть здания.
— Сюда, пожалуйста. — Она повела рукой. — Позвольте вашу одежду. Проходите на второй этаж, пожалуйста.
Судя по всему первое предположение, что спутник находится тут уже не в первый раз, оказалось верным. Он двигался весьма уверенно, да и охрана держалась тут более чем привычно, позволяя объекту свободно идти впереди группы. Эльф вёл девушку через коридор, аккуратно придерживая её за руку около локтя. И студентка, по неясной для себя причине, могла думать только о его тонких пальцах, прохладу которых она ощущала даже сквозь ткань свитера и, о его запахе, который уже кружил девушке голову, оставаясь в то же время лёгким, едва уловимым. Почему-то, рядом с этим представителем иномировой общественности она чувствовала некое странное желание и сосущие чувство в животе. Сейчас она едва справлялась с собой, как зачарованная наблюдая со стороны за каждым его шагом, за каждым движением, ловя каждый его вздох. Казалось, ещё немного и она поймает ритм его сердца.
Её спутник кивнул в направлении одной из декоративно украшенной двери ближе всего находящейся к ним.
— Проходите, прошу. — И они вошли в отдельную кабинку, созданную видно как раз, для тех, кто не желает питаться на виду у целого зала людей, или просто нуждается в тишине и покое. Рад отодвинул ей стул, и девушка грациозно опустилась на него, следя за тем, как мужчина усаживается напротив неё.
— Просмотрите, пожалуйста, меню, и не стесняйтесь в выборе блюд. Вы можете заказывать, всё, что вам нравится.
Девушка послушно открыла поданную ей папку и вчиталась в строчки. Сейчас если честно, ей больше всего хотелось почувствовать во рту вкус крови, разрывая зубами мягкую плоть жертвы и услышать предсмертный крик добычи. Она из-за края папки с нежностью присмотрелась к фигуре эльфа. Интересно. Судя по всему, он не сможет оказать ей достойного сопротивления, и даже охрана не успеет ничего понять, прежде чем она разорвёт раду горло. Как красиво будут смотреться на этой белой ткани багряные разводы. Сейчас, девушке было приятно почувствовать себя эстеткой. Сосущее чувство внутри живота усилилось, рот наполнился слюной.
Осознав, что за образы сейчас она строит в голове, Мелена внутренне похолодела. Так вот, что за чувство обуревало её последние несколько минут! Это всё голод! И она уже на полном серьёзе представляет себе, как будет перегрызать горло своему случайному знакомому.
Оборотень поспешила уткнуться в строчки меню, стараясь не смотреть на Мёнея. Ей казалось, что вот-вот охранники, расположившиеся по периметру комнаты, осознают угрозу, которую девушка представляет для их хозяина и нападут на неё. Конечно, это была просто паранойя, но студентка всё равно здорово нервничала. В итоге, она, не долго думая, открыла страничку с мясными блюдами и, оценив представленный выбор, кивнула спутнику.
— Я выбрала.
В этот момент в дверной проём заглянул официант.
— Примите заказ. — Эльф холодно улыбнулся юноше. Когда тот достал блокнот, принялся диктовать.
— Мне как обычно — он перечислил выбранные блюда. Девушка вспомнила, что Мёней не читает на их языке. Похоже, он действительно часто бывает в этом заведение, раз помнит наизусть понравившиеся блюда. Официант с улыбкой обернулся в сторону к студентке, ожидая, когда она перечислит свои пожелания.
— Отметьте, пожалуйста, — Мелена демонстративно открыла папку на нужном развороте и провела пальцем от самой верхней строчки до середины страницы. — Вот это всё.
В общем, вышло около десяти пунктов. Улыбка казалась приросшей к лицу юноши.
— Извините, вы видимо не до конца поняли. Это блюда достаточно большого объёма, вы уверены, что хотите заказать их все?
— А вы во мне не сомневайтесь. И принесите что-нибудь прямо сейчас, а то я от голода скоро на людей начну бросаться.
— Сею минуту. — Персонал тут видно был вышколен достаточно хорошо. Сразу видно, что в основном имеют дело богатыми самодурами. Когда парень ушёл, Мёней с интересом спросил.
— Вы что действительно собираетесь всё это съесть или проверяете мою платоспособность? — говорил он вроде бы с шутливой интонацией, но в то же время, в голосе слышалась подозрительность.
— Конечно, собираюсь. Или вы действительно не сможете это оплатить? — Теперь интерес к данной теме проявила сама оборотень. Похоже, что рада оскорбило подобное предположение.
— Смогу. Не сомневайтесь. — Сейчас в голосе прорезались холодные нотки, но развиться теме не дали. К ним подошёл официант, с подносом в руках. Перед студенткой встала тарелка с крупными кусками мяса, украшенная фигурно нарезанной картошкой и листьями салата. А на середину стола уместилась салатница, содержимое которой частично перекочевало в тарелку к эльфу.
Мелене стоило огромных усилий приступить к трапезе так, что бы у сидхов не возникло бы ощущения её ненормальности. Третьего раза она бы не выдержала. Пожелав приятного аппетита своему спутнику, девушка, отрезая не большие кусочки при помощи ножа и вилки, начала есть, с интересом смотря на Мёнея. Тот ел листья салата, как будто находился на приёме у какого-нибудь короля. Казалось, что он не просто набивает желудок, как делают это все остальные, но совершает некий ритуал, смотрящийся в его исполнении более чем красиво.
Чтобы не портить себе аппетит, хотя если честно она не могла предположить, что бы сейчас было способно оторвать её от тарелки, оборотень предпочла не смотреть на этого позёра. Вот, что искренне удивило и порадовало её, так это то, что не пришлось по два часа ждать заказа. Блюда менялись с завидной регулярность, не давая клиентам мучиться в ожидании.
Необычно, но девушке действительно удалось, есть так, чтобы спутники не смотрели бы на неё как на больную. Она бала сама аккуратность и изящество, и на первый взгляд, совершенно не торопилась. Но когда её кавалер приканчивал свой заказ, она также успела разделаться со своим. Не смотря на то, что блюд было на порядок больше.
Однако, судя по взгляду, рад всё же оценил размеры её желудка, но комментировать не стал.
— Кстати, вы, кажется, обещали мне рассказать о ваших… мифах. — Сытый Мёней готов был поговорить на отвлечённые темы за стаканчиком вина, который он держал в руке. Мелена была ему благодарна, за то, что он не стал акцентировать внимание на её аппетитах, тем более что после насыщения, эльф больше не казался ей таким привлекательным. И в гастрономическом плане тоже.
— Да, ну о чём бы вы хотели услышать? О различных сказаниях я могу рассуждать часами.
— Выберете что-то на свой вкус. Я же совершенно не разбираюсь в вопросе.
Неожиданно в голове у девушки возникла занятная идея.
— Вы когда-нибудь слышали об оборотнях?
— О, как-как вы сказали? Оборотнях? Кто это такие? Просто, вполне может случиться, что и мне они известны, но называли их как-то иначе.
— Это полу люди, полу звери. Не слышали? — Эльф отрицательно покачал головой и в ожидании рассказа сделал небольшой глоток из бокала.
— Ну, тогда я вам сейчас расскажу.
— В средние века, а может и раньше, появилось поверие, что существуют люди, которые могут быть не теми, кем кажутся. Название оборотень произошло от слова оборот, так как из сказаний следовало, что такой человек, сделав кувырок через стальной нож, воткнутый в пень дерева в определённую ночь, может превращаться в зверя. Традиционно считается, что оборотни перевоплощаются в волков, — Мёней удивлённо вскинул брови и ей, пришлось, пояснить. — Это хищники из семейства собачьих. Они живут в основном стаями и за счёт этого являются очень опасными противниками. Так вот, оборотень, превращается в волка в определенную фазу луны — полнолуние, он теряет разум и над ним возобладает его звериная сущность. Тогда, оборотень, гонимый жаждой крови идёт в ближайшее поселение и начинает убивать людей. Справиться с таким зверем обычными методами практически не возможно. Он необычайно силён, ловок и проворен. Найти же такое создание днём, совершенно не возможно, так как несчастный, становящийся по ночам зверем, совершенно ничего не помнит о том, что делал в звериной шкурке. Оборотнями же становятся те, кого прокляли люди, поклоняющиеся злому богу, они назывались колдунами. — Это она так обозвала Сатану, имея в виду злого бога, просто, не желала вдаваться ещё и в эти объяснения. — Или, если тебя укусит или даже поцарапает другой оборотень, то ты тоже можешь стать таким как он.
— А как же справиться с подобным созданием? — Похоже, что рассказ здорово впечатлил её спутника.
— О! Тут есть свои способы. Во-первых, так как оборотень создание изначально порожденное злом, он обязательно боится знака светлого бога и святой воды. Во-вторых, достоверно известно, что они боятся чеснока — это такая трава. — Вообще-то Мелена достоверно помнила, что чеснока боялись только вампиры, но почему бы не приврать для красного словца? Тем более, что в её рассказе всё равно не было ни слова правды. Хотя со сто процентной гарантией она этого утверждать конечно же не могла. Кусать то девушка ещё ни кого не пробовала.
— В-третьих, существовали специальные охотники на нечисть. Они назывались ведьмаки, и охотились, при помощи разного оружия, осиновых кольев и серебряных стрел. Ну, ещё считается, что ведьмаки так же использовали помощь тёмного бога, но это точно доказано не было. Известно так же, что оборотень смертельно боится серебра и осины. Кроме этих вещей, бесполезно брать другое оружие. На таком существе всё заживает едва ли не быстрее, чем наносится рана. Вот так вот, так вам не известно о подобных созданиях?
— Нет, — казалось, что ей удалось здорово потрясти эльфа своей басенкой. — А что, у вас действительно водятся такие монстры?
Девушка засмеялась.
— Нет, ну что вы, это же просто сказки.
Глава 13
Обед закончился в непринуждённом молчании. Мёней даже не стал допивать бокал вина, который держал в руках на протяжении всего рассказа. Девушка заметила, что и ел, и пил рад на удивление мало. Вот только делал он это достаточно долго и основательно. Поражаясь выбору спутника, оборотень с сомнением поглядывала на эту злосчастную ёмкость, поражаясь, зачем же тогда эльф заказал целую бутылку дорогущего напитка.
— Мёней, а, сколько сейчас времени?
Рад поднял на неё удивлённые глаза и недоумённо спросил:
— У вас, что нет часов?
— Нет, я их не ношу.
— Зря, это ваше изобретение мне очень понравилось. Крайне полезная веешь. Особенно удобная, из-за того, что их можно носить на руке. Правда, и я их так же не ношу.
Признался в итоге он.
Мелена опешила.
— Как же это? Вам что,… а, в общем, не важно, давайте уже допивайте этот несчастный бокал и поедем назад, уверенна, что уже больше трёх.
— Знаете, вы единственная кто обращается ко мне столь бесцеремонно. — Заметил сидх, вставая из-за стола.
— В смысле? — Девушка последовала его примеру.
— Ну, например, обращаетесь ко мне по имени. У нас так не принято. — Он подал ей руку, которую девушка автоматически приняла. Она хмыкнула.
— А как мне к вам обращаться? Вы же мне тогда даже не представились. Я и имя-то от другого услышала.
Эльф недоумённо приостановился и заглянул ей в глаза.
— Действительно? Хм, прошу меня в таком случае извинить. Я и забыл, тогда была такая ситуация, что всё в голове перемешалось. Вообще-то ко мне принято обращаться Эльё Мёней. Это ничего особенного не значит, просто уважительное обращение. Ну, в то же время намёк на мой титул.
— Какой ещё титул?
— Вы не знаете? — Мёней доброжелательно улыбнулся. Они уже успели расплатиться и, накинув верхнюю одежду, вышли из здания ресторана. — Я вообще-то «эльдей», а, по-вашему это, как же там. Ах да, посол.
Оборотень даже не очень удивилась, она в общем уже склонялась к этому варианту. Только официального подтверждения и не доставало.
— Так что господин посол, мне обращаться к вам с приставкой Эльё? — Вопрос был вроде бы логичным по своей сути, вот только произнесла она его с такой насмешливой интонацией, что рад, что бы сохранить лицо вынужден был снисходительно улыбнуться, получилось у него на удивление достоверно, выдали лишь злобно сверкнувшие глаза, и сказать.
— Ну было бы неплохо Мёлена, но можете говорить как раньше. Будим считать, что это ваша привилегия за спасение моей жизни.
— Только вашей? — Студентка нахмурилась. — А тот блондин, что был с вами, он что, умер?
Сначала он видно не до конца понял вопрос, видимо слово «блондин» было ему не известно, но спустя пару секунд, эльф по контексту догадался, о чём речь.
— Не допусти Алья! Он жив, просто за спасение своей жизни, с вами, будет расплачиваться самостоятельно.
Мелена покачала головой.
— Я же говорила, вы мне ничего не должны. Я это просто так сделала, душевный порыв был и всё. Мне не нужна плата.
— Это замечательно. Но признаться не люблю ходить в долгах. У нас спасение жизни считается очень, м-м, важным поступком. Эм… дорогим? Так что мне хотелось бы при случае всё же оказать вам необходимую помощь. Тем более, — он улыбнулся чуть добрее, — как это у вас говорят? Свиделись два раза, свидимся и в третий? Скорее всего, так и есть.
Студентка пожала плечами и отвернулась в сторону окна, ну если ему так уж хочется для неё что-то сделать — пусть, авось действительно окажется полезным. Девушка ещё раз оглядела салон, нет, определённо, система расположения кресел на редкость практична и рационально. Друг напротив друга, как в какой-нибудь карете. Очень удобно разговаривать, когда собеседник сидит не в стороне от тебя, а напротив.
Что бы добраться до памятного заборчика с фигурными воротами им потребовалось не больше пятнадцати минут. Как же хорошо ездить, когда нет пробок! В отличие от того раза, когда её вёз Денис и остановился он за воротами, сейчас они проехали сразу на территорию.
— Куда вас отвезти? — Мёней тоже обратил внимание, на то, что они успели подъехать к месту назначения.
— Не стоит утруждаться, высадите на территории, я сама дойду. — Ещё не хватало, что бы её до госпиталя подвозили.
— Ну, если вы так хотите.
Эльф отдал команду, и машина остановилась.
— Спасибо за угощение, можно сказать жизнь спасли. Если не мне то окружающим. Пока. — И не дожидаясь ответа, девушка выскочила из салона с такой скоростью, будто точно знала, что впереди её ждёт нечто очень хорошее, ну или так, будто её укололи шилом в одно место. Но всё равно, поступок выглядел совершенно безкультурно. Что поделать, Мелене уже надоела эта новая манера рада изъясняться дипломатичными фразами и его стремление выглядеть воплощением терпимости и великодушия. Не хватало, что бы он ещё и длительное прощание в этом же духе устроил. Его бы она точно не выдержала.
Пройдя несколько метров, девушка скрылась за деревьями. Автомобиль ещё постоял какое-то время на дороге, а затем, свернул в другую сторону. Студентка проводила его задумчивым взглядом, и лишь, когда тот скрылся из виду за углом очередного строения, развернулась и направилась в сторону больницы.
На улице уже начало темнеть. Всё-таки, зима давала о себе знать, и стало заметно холоднее. Мелена ускорила шаг, что бы поскорей оказаться в отопляемом помещении. Спустя пару минут, она уже входила в здание больницы. Внутри всё было по-прежнему. Белые — безликие стены, стойка дежурного в конце и стол охранника около двери. Тот, кстати, сразу отреагировал на появлении оборотня.
— Вас искал Дмитрий Юрьевич. Просил, как только вы появитесь проводить вас в его кабинет.
Он поднялся из-за стола и, намекающее, встал у неё за спиной. Она покаянно вздохнула и послушно направилась в сторону лифта. Присутствие недовольно сопящего охранника порядком раздражало. Но ничего с этим поделать девушка не могла. Приходилось терпеть. Хотя долго он рядом с ней не задержался, стоило постучать в дверь кабинета, как за спиной послышались удаляющиеся шаги.
— Да, войдите.
Мелена приоткрыла дверь, осторожно заглядывая внутрь.
— Можно?
Тут её взгляд наткнулся на фигуру брата, сидящего на своём, вчерашнем месте. Она недовольно поморщилась, но всё же, вошла в помещение. Денис демонстративно не смотрел в её сторону, в то время как врач, напротив, вглядывался в неё добрыми, внимательными глазами.
— Здравствуйте, привет Денис.
— Здравствуйте, Мелена, присаживайтесь.
Она поспешила занять предложенное место. Садилась, стараясь не показывать, что слегка опасается реакции брата. Но в то же время, внутри у неё всё замирало, когда девушка представляла, что вот сейчас родственник от неё отодвинется, и снова отвернётся в другую сторону. Этого, однако, к облегчению студентки, не произошло. Денис остался на прежнем месте и хоть и не обратил на неё взгляд, но втихаря пихнул её локтём в бок. Оборотень, конечно, удивилась подобной фамильярности, но в то же время, почувствовала, как внутри неё, расслабляется комок нервов. Значит, брат всё же обиделся на неё, но не столько за себя, а за то, что она заставила его чувствовать себя неловко перед другими людьми. Ну что ж, это можно пережить.
— Скажите, почему вы отказываетесь от лечения? — Дмитрий Юрьевич обманчиво ласково посмотрел на студентку.
— Потому что вы собрались морить меня голодом! — Возмущению оборотня не было предела.
— Вам выдали совершенно стандартную порцию, чем вы так недовольны?
— Но вы же прекрасно знаете, что мне нужно значительно больше.
— Нет, это вашей болезни нужно больше, а не вам. Поймите, всё, что мы делаем, мы делаем для вашего блага. Вот, например, сегодня насколько мне известно вы не питались так, как привыкли. Но что-то по вам не заметно, что вам стало хуже. Значит, ничего страшного не произошло. — Врач, как ему показалось, обнадёживающе улыбнулся. Девушка смущённо потупилась.
— Ну, вообще-то питалась. Встретила тут одного своего знакомого, он меня свозил покушать.
Денис удивлённо покосился в её сторону.
— Откуда у тебя на территории закрытого учреждения знакомые? Ты же из дома практически никуда не выходишь! Но всё равно, у тебя знакомые по всей Москве!
— Мы случайно встретились. — Мелена предпочла уклониться о прямого ответа.
Брат сокрушённо покачал головой.
— Я, между прочим, вообще не хотела проходить никакого лечения! Это всё ты меня заставлял.
— Вы хотите сказать, что не считаете себя больной? — Дмитрий Юрьевич терпеливо вернулся к прежней теме.
— Конечно, нет! Я понимаю, что моё состояние не совсем обычно, но это совершенно не мешает мне жить. Я не собираюсь становиться для вас подопытным кроликом.
— Как будто у нас без вас не хватает кроликов. Денис, если она сама не видит очевидности своего тяжёлого состояния, это может указывать на сбои в психике. И тогда мы можем устроить лечение в принудительном порядке.
Студентка возмущённо уставилась на врача, который теперь демонстративно не обращал на неё внимания. Брат же в ответ на эту реплику лишь раздосадовано махнул рукой.
— Не стоит заморачиваться она в таком состоянии действительно ни на что не согласится, уж я то её знаю.
— Вы, кажется, не совсем поняли, — он сложил руки на столе. — Я не хочу устрашать вашу сестру. Говоря про принудительное лечение, я был совершенно серьёзен. Вы как старший родственник, вполне можете дать на него согласие. Велика вероятность, что она действительно не понимает всей тяжести своего положения. А делать с этим что-то нужно, ты же понимаешь. И…
— Нет. — Мелена резко встала и повернулась к брату. — Подъём. Мы уходим.
Денис беспомощно посмотрел на неё, а затем, вздохнув, поднялся вслед за сестрой.
— Простите Дмитрий Юрьевич, но это действительно немного не то. Я могу лишь помочь своей сестре решать проблемы, принуждать её я не собираюсь. Ещё раз извините.
— Ну что ж, — врач, недовольно скривившись, всё-таки последовал их примеру и протянул Денису открытую ладонь для прощания. — Если передумаете, то я буду вас ждать. До свидания Мелена.
— Прощайте доктор. — Она с искренней радостью, от предстоящего расставания, в голосе, схватилась за ручку двери и выскочила в коридор. Денис догнал её уже у лифта.
Пока они спускались и выходили из госпиталя под подозрительным взглядом охраны, родственники не перемолвились и парой слов. По пути до узорчатых ворот, оборотень оглянувшись по сторонам, постановила, что «её» эльф уже успел разделаться со своими делами и благополучно покинуть территорию. Во всяком случае, его автомобиля она не заметила. Когда же пара уселась в салон, то какое-то время они просидели в полной тишине. Парень молчал виновато, девушка выжидательно. Наконец, первым не выдержал Денис.
— Я, между прочим, не сделал ничего плохого. И извиняться я не собираюсь, всё было сделано, ради тебя. Вот, и нечего так осуждающе молчать.
— А я и не осуждающе. Ты считал, что мне нужно лечение, я уступила, но ничего путного у нас не вышло. Мне конечно безумно приятно, что ты так заботишься обо мне, но давай, я как взрослый человек буду сама решать свои проблемы. Ня?
Парень радостно усмехнулся.
— Ладно уж — ня. Только ты уверена на все сто процентов, что действительно не нуждаешься во врачебной помощи? А то, может у тебя действительно расстройство психики, а я тут тебя слушаю. Может Дмитрий Юрьевич был всё же прав?
Поколебавшись, Мелена решила всё же уточнить кое-что.
— Он был действительно кое в чём прав, ну, конечно не в моём психическом состоянии — с ним всё в полном порядке. Но я, правда, догадываюсь, что со мной случилось. Потому кстати и не волнуюсь, так как ты. Мне точно известно, что это не болезнь, не наркотики и не паразиты. Со всем остальным я сама справлюсь. Так что не переживай особо. Я уже большая девочка.
Денис не сильно ударил по обмотки руля и злобно уставился на сестру.
— Конечно! Ты совершенно взрослая, только вот факты скрываешь как ребёнок! Почему ты мне не сказала, что сама знаешь причину? Тебе, что, надо мной поиздеваться захотелось?
— Ну, нет же! Просто я не могла решить, говорить ли тебе правду. А потом решила сказать, но совсем чуть-чуть, просто, чтобы ты не волновался.
От столь прямого ответа брат некоторое время тупо смотрел в честные глаза сестрёнки и, наконец, раздражённо растрепав ей волосы, отвернулся и завёл машину.
Студентка, злобно фыркая, предприняла попытку привести волосы в порядок, но всё же забросила это безнадёжное дело и, пристёгивая ремень, поинтересовалась.
— А куда мы собственно едем?
— Домой тебя, разумеется, завожу. А ты, что ещё куда-то собиралась?
— Нет, но мало ли, может, ты ещё куда-нибудь собрался?
Это утверждение так и осталось без ответа.
К дому девушки они подъёхали уже ближе к девяти часам вечера. К сожалению, в отличие от дневного времени, вечерами дороги Москвы, оказались под завязку забиты транспортом. Особенно бесили громадные грузовики, которые вообще непонятно зачем ездили по улицам в такую поздноту, да ещё и в таких количествах. Тем более что фильтр у большинства либо не стоял вовсе, либо был безнадёжно испорчен. С запахом, конечно, справлялся мощный кондиционер, но постоянные облачка смолисто чёрного выхлопного газа, смотрящегося непонятной субстанцией разлитой в воздухе — за счёт оранжевой подсветки фонарей, удовольствия тоже не приносили. Но вот, по прошествии большого отрезка времени, показался, наконец, до боли знакомый внутренний дворик.
Мелена на прощание чмокнула брата в щёку.
— Всё, пока тогда. И помни, что обо мне можешь не волноваться.
— Да понял я уже, понял. Покедова.
Девушка выползла из тёплого нутра машины на морозный воздух, и, сунув, руки в карманы, поспешно зашагала в сторону подъезда.
Оказавшись в представляющейся такой родной квартире, студентка первым делом, конечно, отправилась на кухню. В общем, это уже стало условным рефлексом, при малейшей возможности проглотить парочку килограмм чего посытнее. Благо запас продуктов позволял свободно утолять даже самые лютые аппетиты. На этот раз, правда, Мелена ограничилась «холодной закуской», то есть, даже разогревать ничего не стала, а просто на скорую руку избавила холодильник от некой массы съестного. Следующим пунктом в плане стояло посещение ванной комнаты, но тут то девушка и застопорилась. Возникла идея снова отправиться в маршрут по крышам и тёмным улицам города. Подобная перспектива показалась ей настолько соблазнительной, что, не обдумывая долго другие варианты, оборотень накинула на плечи верхнюю одежду, отработанным движением закрыла квартиру и без прежнего нервного напряжения нажала на кнопку последнего этажа в лифте.
Вход на чердак так же преграждала решётчатая дверь, «закрытая» на сломанный замок. Не задерживаясь у неё долго, Мелена прошла дальше. Непосредственно чердачное помещение удостоилось лишь беглого взгляда. Ей вообще-то не было смысла всё детально осматривать, чуткий нос, сам, делал всю работу. Она даже уже не воспринимала это как нечто неестественное — к хорошему вообще быстро привыкаешь.
Проверив, не заперта ли дверь на крышу, девушка быстро разделась и, опустившись на предусмотрительно подстеленную куртку, позволила не подавлять больше своему человеческому сознанию звериную сущность. И та охотно заняла предоставленное ей пространство.
Волна изменения уже привычно накрыла её с головой, закружив в круговороте звуков, запахов, необычайной ясности тактильных ощущений. Закружила и спала, оставив лишь лёгкий жар да ломоту в ноющих костях.
Поднявшись с пола, зверь тягуче потянулся и довольно заурчав, принялся вылизывать встрёпанную после обращения шерсть. Внезапно, дёрнул пушистым ухом, украшенным чёрной кисточкой и, сощурив янтарные глаза, бодро вскочив на ноги, подошёл к двери и поддев её лапой оказался на свежем морозном воздухе.
Не смотря на шедший вчера снег, следы оставшиеся с прошлого посещения Меленой крыши по-прежнему портили своим присутствием открывшийся пейзаж. Они весьма чётко обозначали место, с которого в прошлый раз оборотень отправилась в свой полёт. Девушка подошла к этому месту и с явным призрением покосилась в сторону памятной крыши. Полюбовалась несколько минут видом и не долго думая, соскользнула вниз по стене, держась когтями за всевозможные выемки или щели в крошащемся от времени цементе. Нет, только не стоит думать плохо о строителях, рассыпаться здание вовсе не собиралось, но некоторые зазоры всё же присутствовали. И сколь бы небольшими они не были, но острым когтям оборотня этого было более чем достаточно.
В общем, на преодоление этого препятствия ушло не слишком много времени. Стоит, правда заметить, что невероятно сильно мешал жестокий на этой высоте ветер, но и ему было не под силу справиться с могучими мышцами зверя, которые держали её на стене.
Забираться на соседнее здание, было не в пример легче и, безусловно, гораздо быстрее. Лезть вверх вообще оказалось много проще, чем ползти вниз. Таким образом, она отработала способ более безопасного передвижения по улицам Москвы. Прыгать с крыши на крышу конечно быстрее и интересней, но напрасно рисковать девушка не собиралась.
Постепенно лазанье стало приносить своеобразное удовольствие, она, даже, приобретала в этом деле определённую сноровку и преодолевала подобные препятствия с просто небывалой скоростью. Девушка обходила свою территорию с вниманием вглядываясь в ковёр из колючих снежинок и чутко вслушиваясь в те оттенки запахов, которые ещё можно было уловить сквозь толщу снега. Она, конечно, находила следы пребывания на этой местности потусторонних тварей, но зачастую слишком слабые, а значит давние. Они не могли заинтересовать оборотня. Но, не смотря на неудачи, она продолжала искать, уверенная, что при упорном поиске кого-нибудь да встретит.
И спустя пару часов ей посчастливилось наткнуться на действительно интересную картину. Она как раз нашла сравнительно недавний след — его ещё даже не успело занести снегом, как взору девушки предстали бредущие внизу группка людей. Пять человек, одетые в униформу и обвешенные оружием, в компании тепло одетого эльфа. Он хоть и был укутан в шубу и, как не странно, шапку, но по фигуре и движениям представитель иномировой цивилизации узнавался более чем легко. Эта странная компания целенаправленно двигались в ту же сторону, куда вели следы. Для Мелены, свободно передвигающийся, как демоны, и по земле, и по крышам не было особой разницы, где пролегал след, а потому она легко шла напрямую. Но вот эта команда действовать схожим способом естественно не могла. В оборотне сразу загорелось совершенно детское любопытство. Как же они держат направление?
Пару минут она ещё колебалась, взвешивая все за и против, а затем, не выдержав борьбу с обуревавшими чувствами, поспешила оказаться поближе к поисковому отряду.
Догнать их не составило особого труда. Люди шли медленно, явно понимая, что искомый монстр находится близко и, стараясь не рисковать понапрасну. Ход надо сказать более чем разумный, вот только как же они, чёрт возьми, определяют расстояние до цели? Повесили на тварь маячок? Или что-то другое? Оборотню не терпелось это выяснить. Не обращая внимания на подбивающее её желание подкрасться ещё ближе, девушка предпочла двигаться на разумном расстоянии от охотников.
В эту минуту, дувший всё время куда-то вбок ветер сменил направление и шерсть на загривки Мелены непроизвольно поднялась. Цель была уже близко, а значит, близилась и развязка.
Тут эльф остановился и подал какой-то сигнал. Вслед за ним остановились и остальные. Но как? Она точно знает, что обоняние радов не превосходит людское, так как же он определил близость демона? А что цель чуял именно рад, теперь становилось ясно как день. Не удержавшись, девушка аккуратно подобралась ближе. Спуститься на землю она, правда так и не решилась. Если солдатикам приспичит обернуться назад, то ей даже спрятаться будет негде, не в снег же закапываться? Так что она предпочитала держаться примерно на уровне пятого этажа, и наблюдать за всем уже оттуда. Благо хоть окон на этой стороне дома не было. Они вообще довольно сильно портили оборотню-скалолазке жизнь. И зачем людям вообще эти куски стекла в стенах?
Наконец, внизу наметилось некоторое оживление. Бравые ребятишки, крайне профессионально, даже на дилетантский взгляд оборотня, двинулись вперёд, грамотно прикрывая друг друга. Девушка прикинула их расположение с точки зрения нападающего и одобрительно хмыкнула. Вот если бы она двигалась с той же скоростью, как и обычный человек, то не то что в драку с ними бы не полезла, а и близко бы не подошла!
Эльф оставался в хвосте отряда, что было в общем-то логично, так как у него даже оружия с собой не было. Во всяком случае на виду. Хотя кто знает, чем он там может пользоваться при необходимости? Мелена всё больше убеждалась, что группа действительно двигалась, ориентируясь на указания рада. Но пусть её загрызёт хомячок, если она понимает, как он это делает!
Внезапно её осенило. Ведь Денис тогда упоминал о неких эльфийских магах. Или он говорил о неких радовских священниках? В любом случае, смысл тут один. Похоже, что он ориентируется на некое внутреннее чутьё, так как ни приборов, ни признаков особой сверх чувствительности девушка у него не заметила. Хотя кто их знает эти новые технологии, в этом вопросе оборотень не разбиралась совершенно, а потому и судить не бралась. Но если это техника, то сведения могли бы получать все члены отряда, а не только мёрзнущий в условиях человеческой зимы эльф. Следовательно, рад действительно исполняет роль проводника для некой информации доступной только ему. Хм, а это интересно.
Однако, как только Мелена пришла к данному выводу, она поспешила забраться на этаж повыше. Кто их этих сидхов знает, на какое расстояние действует его внутренний радар? Не хватало только попасться из-за подобной глупости.
Как раз в этот момент боевики достигли цели своей охоты. Сравнительно небольшая тварь легко передвигалась, как будто стелясь по земле, не утопая даже глубокому снегу, приближаясь к охотникам. Массой она не превышала крупную дворнягу. Соответственно размер клыков и когтей тоже был не сильно устрашающим. Единственное, чем тварь внушала к себе уважение, была скорость.
Раздались первые выстрелы, но существо с легкостью ушло в сторону, даже не обратив на них внимания. Она шла, плыла, стелилась, проходя сквозь свинцовый дождь, не позволяя не одной пули задеть собственное тело. И вот она достигла ближайшего к себе боевика и, не прерывая движение, легко взвилась в воздух! Для человеческой реакции демон был слишком быстр.
И всё же они успели. Раздались новые щелчки выстрелов, которые, кстати, звучали необычно тихо на ночной улице, и дико взвизгнувшая, тварь, перекувырнувшись в воздухе, рухнула в полуметре от ног несостоявшейся жертвы.
Парень, громко ругнувшись, стащил с головы шапку-маску, открывая для обозрения круглое, миловидное лицо и ершик светлых волос на макушке. Нагнувшись, он взял в ладонь комок снега почище и, с наслаждением, провёл им по лицу. К нему подошёл товарищ, в то время как ещё один склонился над трупом монстра. Ребята расслабились, дело было окончено, и можно было немного отдохнуть.
Вот только Мелена не спешила покидать свой наблюдательный пункт. Она с немалым интересом ждала развязки.
Первым неладное почуял, конечно же, эльф. Но весь напрягся, всматриваясь в ту сторону, откуда прибежал демон. Громко вскрикнул высоким голосом, но его практически заглушил раздавшийся с той стороны злобный визг. В их сторону мчались товарки только что убитого монстра.
Глава 14
Первый демон был едва ли не вдвое крупнее уже убитой твари, чуть отстающий от него монстр походил на уже убитого как две капли воды не только размерами, но и окрасом, сложением и даже характером движения. Однако Мелена, что-то сомневалась, что люди успели разглядеть подобные детали. Снова раздались выстрелы и отборный мат, пули, со свистом вспарывая воздух, откалывали куски кирпича, или же бесшумно погружались в снег. Задеть скоростных существ пока не удалось ни разу.
А те и не собирались давать людям времени на то, чтобы получше прицелиться. Мгновение, и вот, они уже рядом! Раздался торжествующий вопль, и стоявший ближе других к монстрам светловолосый боевик нелепо взмахнув руками, падает на землю, заливая снег бьющей из горла фонтаном крови. Миг, и в воздух взвилась новая тварь. Вот только выбранная ей цель уже отошла от первой растерянности и встретила дорогого гостя автоматной очередью! К сожалению, парень сделал это слишком поздно. Имеющая, самый, пожалуй, лучший обзор, оборотень понимала это однозначно. Пули прошили распростёртую в воздухе тушку, но она всё же успела дотянуться когтями до своего убийцы. И единственным движением лапы сняла с него не только чёрную маску, но и половину лица. Признаться, девушка впервые видела нечто подобное. Острые когти ударили по голове человека с невероятной силой, и когда боевик уже падал на землю, стало понятно, что же случилось на самом деле. Просто тварь, раздробила человеческий череп как перезревшую дыню, и снесла ему половину головы одним единственным движением.
Упали они практически одновременно. Только человек, когда коснулся земли, был уже мёртв, а вот демон, глухо хрипя, ещё умудрился подняться. И хотя, он тут же снова упал, но упорно не оставлял попыток встать. У Мелены непроизвольно проскочила в голове мысль — «а сумела бы она, вот так же, получив в живот очередь из автомата не только выжить, но и найти в себе силы подняться»? Проверять что-то не очень хотелось, а потому она вновь обратила внимание на «поле» битвы. Раненого монстра уже добили несколькими выстрелами в голову. Вообще-то, действия, несомненно, здравые, ни кто не знает, смогла бы эта тварь оправиться и прикончить ещё парочку военных. Да и просто, оставлять без внимания ещё живого врага является верхом глупости. Боевики её к счастью не допустили, но им это не помогло.
Более крупная тварь оказалась ещё и куда расторопнее своих подружек. Она стелилась по земле, пробегала по стенам, совершала красивые прыжки и оставляла за собой разорванные трупы.
За те пару минут, что ушли на битву, она успела разделаться со всеми, кто стоял в этом тёмном переулке.
Что по настоящему произвело впечатление на оборотня, так это то, что демон ни разу даже не попытался ударить людей в защищённые бронежилетами тела. Все повреждения наносились либо по шее и голове, либо, сначала по рукам держащим оружие, и уже затем в голову. Единственное предположение, которое пришло оборотню на ум, так это то, что тварь уже встречалась с подобными противниками, а потому знала, как с ними бороться.
Однако была ещё одна странность, которая не бросалась в глаза так явно. Убив находившегося на её пути боевика, тварь рванулась к стоящему за спинами людей раду. Когти твари вспороли живот не способному хоть как-то защититься эльфу и, не смотря на то, что обычно, ради скорости демон убивал жертву сразу — точным ударом в жизненно важное место, но ещё до того как иномерянин начал падать, тварь вцепилась ему в горло, одним напряжением челюстей отделив голову от тела. И лишь после этого развернулась, стремясь добраться до оставшихся в живых противников.
Мелена, заинтересованно встопорщив ушки и наклонив голову, наблюдала за битвой. Сам собой напрашивался вопрос — зачем?
Зачем опытному хищнику, судя по всему не раз и не два встречавшимся с охотниками лицом к лицу, игнорируя потенциально опасных военных с оружием, стремиться в первую очередь прикончить безобидного эльфа? Единственной ответ, напрашивающийся в данном случае — самым опасным противником для твари из всей этой компашки, является именно эльф. Как да почему узнать уже не возможно, но принять к сведению подобную информацию лишним точно не будет. Что ж, учтём. К слову сказать, может опыт этого монстра ещё пригодиться и ей самой?
В этот момент раздался последний выстрел, и стало тихо. Свистел ветер, хрипло дышала тварь. Все люди были мертвы.
Дольше тянуть смысла не было, оборотень отцепилась от стены и, как следует оттолкнувшись прыгнула прямо на спину демона. Тот не успел даже дернуться в сторону, когда мощное тело упало на него сверху. Короткий рык и клыки сомкнулись на загривки монстра, а острые когти в два движения располосовали толстую шкуру. Пара мгновений и дело сделано.
Глухо ворча и кривя морду, оборотень поднялась на чуть подрагивающих лапах. Длительное висение на стене всё же давало о себе знать, и отошла немного в сторону. Она глухо кашляла и отплевывалась. Вот интересно, почему у этих существ кровь такого гадостного вкуса?
Внезапно чуть в стороне послышалось неясное шуршание. Ожидавшая в этот момент любой подлости Мелена, стремительно развернулась на звук. Один из боевиков, смотрел на неё единственным уцелевшим глазом. Второй был то ли выколот, то ли просто сильно залит кровью.
Вообще выживший выглядел весьма колоритно. Росту примерно под два метра, чёрные волосы, хотя точно определить цвет под коркой поблёскивающей в темноте кровью, было весьма проблематично, так что за точность суждений девушка ответственности не несла. Лицо, своей правой стороной худощавое, довольно привлекательное, густые тонкие брови, узкий, прямой нос, тонкие губы. Всё это правда так же покрывала внутривенная жидкость, а потому приобретало некую зловещую составляющую. Левая же половина лица обезображена крупными ранами — следами от когтей. Так что даже уровень повреждений определить трудно.
Вероятно, в момент удара парень сумел отклониться назад, из-за чего когти прошлись по касательной и это — спасло ему жизнь. Он лежал в нелепо расслабленной позе, раскинув в стороны руки и ноги, головой опираясь на стену — это позволяло ему наблюдать за происходящим. Видно пошевелиться сил у него уже не было. То ли из-за шока, то ли оттого, что жить ему оставалось уже не так долго как ему самому того бы хотелось. Единственный глаз, круглый от страха наблюдал за подошедшем к нему зверем.
Девушка решила скрасить последние минуты умирающего и уселась около него, всё равно ей тоже был необходим отдых. Зрачок боевика, расширился и заполнил собой радужку. Прошла минута, затем вторая. Парень продолжал хрипловато дышать и напряжённо следить за ней. Мелена перебрала лапками и чуть наклонила голову, парень моргнул, но даже не попытался принять более удобное положение. Или не мог, или боялся спровоцировать её на нападение.
Удивлённо поведя ушами, по расчётам оборотня парень должен был уже отдать богу душу, она отвернула голову в сторону, продолжая краем глаза следить за умирающим. «Умирающий» поняв, что прямо сейчас, его есть, по-видимому, не собираются, потянулся рукой к лежащему рядом автомату. Это окончательно уверило девушку в том, что она заметно поспешила записывать парнишку в покойники. Тот если и собирался в скором времени подохнуть, то не раньше, чем заберёт с собой эту странную рысь.
Легко поднявшись на ноги, девушка обошла раненого и отодвинула автомат подальше в сторону. Парень глухо застонал, причём в стоне слушалось больше разочарования, чем от боли. Убедившись, что до оружия он теперь не доберётся, Мелена пошла проверить остальных. Ведь если выжил один, то возможно кому-то ещё посчастливилось. Она старательно подходила к каждому, обнюхивала и прислушивалась — не раздастся ли тяжёлое дыхание? Но нет, черноволосый оказался единственным счастливчиком, остальным повезло значительно меньше.
Пока она проверяла тела, раненый продолжал внимательно следить за её перемещениями и одновременно пытался хоть немного привстать. Последнее у него, правда, совершенно не получалось.
Убедившись, наконец, что в переулке только двое выживших, студентка вновь приблизилась к моментально напрягшемуся парню и замерла в недоумении. Что же делать дальше? Оставить его здесь? Жестоко это, не по-людски как-то, может отнести в больницу? Глупость какая. Она-то конечно донесёт, вот только какова вероятность, что раненый удержится у неё на спине во время забега по крышам? Да и не сможет она нормально по ним скакать с такой тушкой на спине.
— Можно как-то с вашими связаться? — эти слова дались оборотню с немалым трудом, звериное горло было совершенно не приспособлено для того, что бы произносить звуки человеческой речи. Как не странно, но разобрать, что она произнесла, оказалось не так уж сложно, звуки казались приглушёнными, да и вообще, больше походили на рычание чем на слова, но смысл был ясен.
Девушка выжидательно смотрела на черноволосого, а тот на неё. Судя по всему, понятной речь казалась только самой Мелене. Она глухо зарычала, недовольно мотнув головой. Насколько бы было проще, сумей она объясниться с парнем. Но не превращаться же ради этого в человека прямо посреди этой бойни!
Тут у неё возникла новая идея. Когда она осматривала тела, то видела у одного из мертвецов рацию. Девушка проворно вскочила и, подобрав средство связи, вернулась к подозрительно косящемуся в её сторону боевику, вложив её прямо в ладонь парня.
Пальцы черноволосого сомкнулись на обслюнявленном предмете. Он какое-то время выжидательно всматривался ей в морду, и, наконец, видно что-то для себя решив, поднёс рацию к лицу.
— Ребят, нужна медицинская помощь, давайте сюда. — И не дожидаясь ответа, отключился. — Уходи, тут сейчас будут наши. — Голос у раненого был совсем слабым, низким и невероятно усталым. Согласно кивнув, чем заслужила проблеск удивления со стороны парня, она присела и, оттолкнувшись от земли, в один скачёк достигла уровня второго этажа. Уцепившись за стену когтями, она поспешила забраться ещё выше.
Уже с крыши Мелена увидела, что в переулок вбежали трое парней. Хорошенько рассмотрев представшее перед ними побоище, они поспешили проверить наличие выживших. В итоге двое засуетились вокруг черноволосого, а третий побежал куда-то в сторону центральных улиц. Заинтересованная, оборотень поспешила за ним. Оказалось, что эта группка боевиков не просто вышла из ближайшего подъезда, а приехала на крупной, возможно бронированной машинке. Всё очень серьёзно. Не просто так — поохотится, вышли, людей ведь спасают! Жаль только, что не могут толком справится с новым противником.
Мелена досадливо фыркнула и поспешила поскорее убраться с места происшествия. Почему-то испортилась настроение, пропало желание дальше гулять по крышам, да и драк с неё на сегодня было достаточно. Хотелось избавиться от гадостного привкуса демонической крови во рту, забраться в постельку и почитать хорошую книгу. Даже есть, как ни странно и то не хотелось.
На этот раз она довольно далеко забралась от дома, так что возвращение так же заняло приличный промежуток времени. Но это даже к лучшему. Ей было о чём подумать.
Нет, вовсе не о том, стоило ли ей вмешиваться ради спасения боевиков. Она всё же прекрасно понимала, что стоило показать свою мохнатую морду в пылу битвы, как тут же схлопотала бы очередью из автомата. Своя жизнь девушке была всё же дороже. Тех ребят конечно тоже жалко, но не на столько чтобы спасать их, рискуя быть убитой спасенными. Ещё с детства Мелена усвоила простую истину — не одно добро не остаётся безнаказанным. Хочешь совершить благое деяние? Приготовь себе заранее пути к отступлению, и лучше всего не меньше трёх. Тогда ещё что-то может и выгореть. А так не стоит даже и браться.
Мыслительный же процесс шёл сейчас в несколько ином направлении. Правильно ли она сделала, что оставила черноволосого жить? Это конечно малодушно думать подобным образом, но как говорится: своя рубашка ближе к телу. И что-то она сомневалась, что парень станет утаивать встречу с таким странным созданием как она. В самом деле, зачем ему это? Так что чувствовала оборотень, эта оставленная жизнь ей ещё аукнется. Но как не странно, в тот момент у неё даже мысли не возникло, что парня можно добить. Это сейчас она скачет и думает, что сделала явную глупость. А тогда над своими поступками девушка даже и не задумалась. Это было естественно — помочь раненому человеку. Всё-таки в ней ещё многое осталось от себя прежней.
Не стоит думать, что она пытается изжить из себя все человеческое! Отнюдь, просто с некоторых пор, она осознала, то, что раньше казалось ей до противного однозначным, вдруг стало иметь много решений. То, что раньше считалось недопустимым, стало простым, понятным и доступным. Многое изменилось в её сознании. Сам мир воспринимался совершенно иначе. Хорошее не стало плохим, а злое не сделалось добрым, только границы немного стёрлись, и термин «хорошо» приобрел новое понимание.
Можно привести пример: хорошо получить высокую отметку на экзамене, хорошо заботиться о собаке, хорошо помочь попавшему в беду или подать милостыню нуждающемуся. Это то, что знает любой человек с детства и коли он следует этим постулатам — он считается хорошим, если нет, плохим. Всё просто!
Сейчас Мелена понимала, что для неё, всё обстоит несколько иначе. Во многом её сознание руководствовалось животными мотивами. Они не были плохими, просто немного иными. Для любого человека самым лучшим, а потому и хорошим, и добрым являлась сама жизнь. Как любили говорить раньше: «жить хорошо, а хорошо жить ещё лучше». Кто откажется от этих слов? Вероятно, каждый человек в мире готов был бы под ними подписаться. И первой кто поставил бы свою подпись, была бы Мелена. Нас с детства учат, что человеческая жизнь священна. Но последние события продемонстрировали девушке, что это совсем не так. Вернее, не совсем так. Человек лишь одно из звеньев пищевой цепи, в которую мы привыкли ставить братьев наших меньших. Самого же человека мы почему-то привыкли из неё исключать. И возникшие из другого мира хищники наглядно продемонстрировали современности, что с подобным решением люди заметно поспешили.
Возможно, живи Мелена в другое время и в другом месте, она бы тоже присоединилась к этим созданиям, но сейчас, благо — еды хватало. Кроме того, в двадцать первом веке человечество покрывает собой весь земной шар, и о том, что с людьми нужно жить в мире понятно обыкновенной логикой. Мелена прекрасно сознавала, что с тех пор, когда она руководствовалась логикой человеческой и с тех пор, когда перешла на звериную её поведение практически не изменились, да и поступки остались схожими, но только ей одной было ясно, что хоть результат остался тем же, однако изменилась первопричина.
Помогать ближнему своему, что может быть естественней? Это понимает каждый человек, но не каждый сознаёт, насколько же это выгодно! Тут важен психологический аспект. Стоит помочь бескорыстно, и, во-первых, тебе будут доверять, а значит и не подумают подозревать в чём-то противообщественном, да и вернуть долг при случае едва ли откажутся. Жить в мире с окружающими не просто правильно, но и довольно удобно. Конечно подобный ход мыслей весьма эгоистичен. Однако девушка была уверена, что не она одна его придерживается. Что тут поделаешь? Каждый стремится облегчить жизнь именно себе, а не соседу. Если он при этом помогает другим, то почему бы ни позволить этому произойти?
Однако у этой медали была ещё и обратная сторона, которая вытекала из выше сказанного. Если жизнь другого человека помешает жизни самой Мелены, она была готова легко её прервать. Тут дело в системе приоритетов. Оборотень просто не понимала, как можно поставить чужую жизнь выше собственной. Или если говорить уж совсем честно, как можно поставить чужую жизнь выше собственного благополучия? Тут дело было даже не в моральном аспекте, но в стандартной логике зверя одиночке — заботься в первую очередь о себе!
Кстати, к этому же можно отнести то, что изначально девушка приняла за внутреннее спокойствие, возросшую психологическую стойкость. Теперь встречая мертвецов, кстати это вселяло некоторое беспокойство — их на пути оборотня становилось всё больше, она не испытывала по этому поводу никаких сильных эмоций. Что ж, теперь это становилось понятно — жаль, конечно, что чья-то жизнь оборвалась, но саму Мелену это никаким образом не касается, так стоит ли волноваться? Однозначно нет.
Когда оборотень ступила на крышу собственного дома, было уже раннее, но всё же утро. Если бы сейчас было лето, девушка была уверена, что небо уже принялось бы светлеть перед рассветом, но на дворе была зима, а потому небеса продолжали оставаться непроглядно тёмными, только ветер стал жестче — злее. Пригнув голову и прижав уши к макушке, полуночница прошмыгнула на чердак и довольно встряхнулась.
Обращение, как всегда принесло жар и мягкую истому мышцам. Она поднялась на ноги и принялась в скором темпе натягивать на себя одежду. Оказавшись без тёплого меха тонкая — человеческая кожа изрядно мёрзла, тем более что чердак толком не отапливался.
До квартиры как всегда добралась без происшествий. В этот раз девушка уже даже не смотрела по сторонам. Она окончательно уверилась, что жильцам дома абсолютно всё равно кто и по каким делам шастает здесь по ночам.
Зайдя на собственную кухню, оборотень метнулась к холодильнику и принялась перебирать продукты в поисках вполне конкретного овоща.
— Ага! — Мелена довольно улыбнулась с любовью смотря на крупный плод редиски. Вообще-то она не любила редис, но для того, что бы перебить вкус чего-то другого он подходил просто идеально. Совсем хорошо было бы съесть его обильно посыпав солью, но заставить себя пойти на это девушка уже не смогла. Но и так результат был вполне удовлетворительным. Избавившись, наконец, от этого мерзкого привкуса, она забралась в ванну и с наслаждением позволила себе поотмокать неопределённое количество времени. Под конец шуршание воды едва не усыпили порядком уставшего оборотня. Поймав себя на том, что голову над водой она держит уже исключительно на инстинктах, студентка, тяжело вздохнув, вынула затычку и, не вытираясь, прошла в гостиную. Досадно, что стоило вылезти из тёплой воды, как сонливость не долго думая, предпочла оставить её в гордом одиночестве. Часы показывали пять минут восьмого. От нечего делать она решила посетить так долго игнорируемое ей учебное заведение. Девушка сама себе признавалась, что это крайняя степень лодырничества, когда от нечего делать студент даже собирается посетить университет ради того, что бы просто убить время. Но что делать, если дома заняться действительно нечем?!
Осталось вспомнить — какие сегодня предметы? Мелена в нерешительности замерла посреди комнаты. А какой сегодня вообще день недели? Да уж, только она могла так расслабится во время учебного года. Учитывая, что на носу ещё и зимняя сессия, то факт, что семестр обходится без её непосредственного участия — порядком удручал.
Оборотень взлохматила мокрые волосы и принялась собираться. Вскоре надлежало заняться стиркой, чистой одежды практически уже не осталось. Но парочка свитеров и мятых, но что самое главное чистых джинсов ещё можно было найти в недрах шкафа.
Нежданно-негаданно проснулось чувство голода. Что-то давно оно не давало о себе знать. Заскочив на кухню, Мелена поставила разогреваться необходимый «минимум» пищи и снова побежала разбираться с одеждой. Ещё минут десять ушло на поиски фена. Когда она всё же поела, посушилась, и полностью собралась, то поняла, что безбожно опаздывает. А раз она планирует всё же успеть на первую пару, то стоило поспешить.
К огромному сожалению, заставить автомобильные пробки двигаться хоть немного быстрее она не могла, но, не смотря на подобные мелочи, ей удалось успеть доехать до университета с небывалой скоростью. А затем и добежать до кабинета за целых три минуты до начала первой пары.
Аудитория встретила её пятью парами сонных глаз и одним радостным воплем в исполнении незабвенного Макса.
— Явилась-таки! Приветик! Ты где это пропадала, я уже и заходил за тобой, но тебя дома не было. Уезжала куда-то? Могла бы, и предупредить товарища. А сейчас в любом случае спокойной ночи.
Оборотень замерла в нелепой позе, не успев дойти до парты одногруппника. Произнеся излишне бодрым голосом эту тираду, он уронил голову на руки, и, казалось, действительно отрубился.
Мелена злорадно скривилась, она успела за последние дни отвыкнуть от закидонов товарища. Дойдя, наконец, до парты, толкнула Максима в плечо, заставляя освободить ей место на скамейке, и пристроилась рядом.
Прошла минута, затем вторая, и вот в приоткрытую дверь вваливается, заставляя всех вздрогнуть, растрепанная и раскрасневшаяся староста.
— Его ещё нет? Уф! Успела.
И не проходя далеко, примостилась на скамейке первого ряда. Оборотень не особо церемонясь, ткнула Макса локтём в бок.
— Какой у нас сейчас предмет?
— Менеджмент. — Голос был хриплый и весьма сонный. Не понятно, как он умудрился так активно поприветствовать её всего несколько минут назад.
— Какой именно? Ты что, сразу сказать не можешь? — Девушка возмущённо поджала губы.
— Стратегический. Отцепись.
Мелена послушно отцепилась, не забыв, правда, достать из-под головы парня учебник и тетрадь с конспектами, которые тот использовал вместо подушки.
На последней странице тетради корявым почерком было выведено неутешительное: «Контрольная — ПОДГОТОВИТЬСЯ!!!!»
Студентка с удивлением покосилась на парня, что неужели действительно готовился? Прямо не верится как-то, но лучше что бы это действительно было так. Тогда хоть будет, у кого списать. Она и сама правда что-то помнит, но после стольких пропусков будет более чем естественно, если самостоятельно она, и на половину вопросов не ответит.
Неожиданно, её обострённый слух уловил за дверью подозрительное шебуршание и неясные голоса. Наконец, дверь открылась и показалась кудрявая голова знаменитого своими прогулами Котикова. Имени девушка как не старалась запомнить почему-то не могла.
— Здрасти можно?
— Разрешаю! — Мелена махнула парню рукой. — Заходи!
Котиков оглядел практически пустую аудиторию и, лучезарно улыбнувшись, ввалился в дверь целиком. Следом за ним показалось ещё человек двадцать, спешащих занять места, как будто они тут всегда сидели.
Глава 15
Прошло ещё пять минут, а преподавателя как не было, так и нет. Зато группа, собралась практически целиком и, поголовно все, десять раз перездоровавшись и обменявшись знанием у кого по какой теме наличествуют шпоры, мирно расселись, выжидательно уставившись на дверь.
Наконец, ручка начала плавно опускаться, вселяя в души студентов панику, Мелене даже показалось, что она слышит, как у кого-то стучат зубы. Раздался щелчок и, дверная створка резко распахнулась с душераздирающим скрипом, хотя, когда в класс входили студенты никаких звуков петли и не думали издавать.
Под полными священного трепета взглядами в помещение плавно прошествовал преподаватель. Нужно отметить, что это был совсем ещё молодой человек, может года на три старше остального контингента в классе. Невысокого роста, с худощавой фигурой подростка, симпатичным лицом на котором примостились узкие очки в тонкой, золотистой оправе, с глазами цвета грозового неба, тёмно-серыми будто бы даже с искорками в глубине. Венчали этот образ пшеничного цвета волосы, аккуратно зачёсанные назад, но всё равно так и норовящие растрепаться в художественном беспорядке. В общем, ангелок, а не человек. Ещё это милое создание отличалось развитым чувством юмора, а потому часто улыбалось мягкой, чуть насмешливой улыбкой.
Пока «ангелок» шёл до преподавательского стола взгляды абсолютно всех студентов неотрывно следили за его передвижением. Рядом раздался полный ужаса вздох Макса.
Сев на своё место, преподаватель, обвёл взглядом класс и нежно улыбнулся. С задних рядов раздался придушенный писк кого-то самого нервного.
— Ну что, дорогие мои студенты, все готовы к контрольной? — Даже голос у него был высоким, мягким успокаивающим. Класс придушено молчал.
— Не бойтесь вы так! Я же не кусаюсь! Никого не съем…
— Только понадкусываю. — На грани слышимости произнёс Максим.
— Так что давайте-ка — соберитесь. Староста! Кого нет?
Несчастная Марина вскочила с места и с придыханием отрекомендовала:
— Все здесь!
— Вот как? — Казалось «ангелок» приятно удивлён неожиданным, но счастливым обстоятельством. — Что же и Котиков тут? А, да, вон он — вижу. Что ж, староста раздайте билеты. Каждому по два.
Фомина метнулась и чуть дрогнувшей рукой взяла из изящных пальцев преподавателя стопку некрупно нарезанной бумаги.
— Все остальные, убрали всё с парт. Оставили лишь листики и ручку. Думаю никого учить не надо. Кто справился с вопросами подходит и отвечает мне устно. Всем ясно?
По помещению покатился нестройный хор голосов, вызвавший умильную улыбку ангелочка. В то время как это зрелище, откликнулось в студентах нервной дрожью.
— Какой улыбчивый. Всех сегодня завалит! — Мелена согласно кивнула.
Этого милого молодого человека звали Леопольд Вениаминович Розов. Поначалу, стоило только студентам увидеть его белобрысую головку и, даже в самую зубрильную голову прокралась облегчённая, а у кого-то и насмешливая мысль: с этим проблем не будет. И по началу всё обстояло действительно именно так. Ребята совершенно ни во что не ставили молоденького преподавателя: пренебрежительно относились, панибратски хлопали по плечу, девушки фривольно огрызались на замечания и чаще, грубо флиртовали. На всё это юноша лишь ласково улыбался и ставил какие-то заметки в маленьком блокнотике. На этого чудилу вообще перестали обращать внимания. Мелене было даже жаль его. В течение первой недели его уроки постоянно срывали и никакого почтения к субтильному преподавателю уж точно не испытывали. Но это продолжалось только первую неделю. Вторая началась с контрольной и, массового завала абсолютно всех студентов, без права пересдачи и исправления отметок. Дальше больше. Так растолковать культурными репликами, какими идиотами являются присутствующие мог далеко не каждый. Он пожертвовал целой парой своего предмета, для того, что бы растолковать всем, кем они в действительности являются и где они находятся. Оборотень тогда одной из первых, каким-то внутренним чутьём поняла, что находятся они в глубокой яме и отнюдь не водой наполненной. У неё тогда хватило ума помолчать. Но далеко не все были столь проницательны как она. «Кису», как тогда окрестили улыбчивого парня с именем Леопольд, попытались поставить на место. Сначала хамством и дерзостью, потом, как много позже узнала девушка ещё и силой. Но, судя по тому, что ласковая улыбочка с чётко очерченных губок никуда не делась, а вот задиры провели после недельку в больнице, воспитательная миссия удалась в полной мере. Только вот удачной её мог считать лишь ангелок. К нему, кстати, последнее время прикрепилось звучное прозвище «Люцифер» за ангельскую внешность и дьявольский характер. Розову потребовалось всего две недели, чтобы выдрессировать непослушных студиозусов. После всего этого они научились улавливать малейшее изменение в состоянии Леопольда Вениаминовича. Например, чрезмерная улыбчивость была верным признаком того, что сегодня Люцифер миловать совершенно не настроен. Так что те, кто собирались пройти на одном «авось» лишь грустно вздыхали и готовились увидеть новую двойку в журнале. На них, кстати, он редко когда скупился.
Но вот, очередь дошла и до неё. Недрогнувшей рукой девушка взяла протянутые ей старостой билеты и вгляделась в строчки. На каждом листике было по два вопроса, что примечательно, на первые в обоих билетах она ответить могла легко, а вот оба вторых вопроса даже малейшего отклика в сознании не вызывали. Решив не слишком торопиться и не паниковать раньше времени, девушка подписала листик и уже собралась начать отвечать, как заметила, что сосед так же без лишних стонов принялся за дело.
— Ты что готовился?
— А то, как же? Мне ещё пять двоек исправлять у этого зверя…
Тут их перешёптывания прервал медовый голос Люцифера.
— Вы там, уже закончили? Крестова! Мало того, что на занятиях не появляетесь, так ещё и на контрольной устраиваете званный вечер? Готовьтесь пока я добрый. У вас десять минут и вы первая идёте отвечать.
Мелена тяжело вздохнула и принялась скоро переносить на бумагу те крохи знаний, что завалялись у её на задворках сознания. Крохи оказались весьма приличного размера и заняли примерно половину необходимого, но вот дальше дело упорно не шло. Ну не помнила она ни видов конкуренции, ни конкурентной борьбы! Точно знала, что когда эти — одни из основополагающих тем учили, она их знала, а вот сейчас чёткого определения дать не могла! Ну, это, в общем, и не удивительно, столько пропустить, тут не то что «конкуренция», таблица умножения забудется. Но Леопольда Вениаминовича такая отговорка вряд ли устроит.
— Крестова! Ко мне!
Над ухом сочувственно хмыкнул Максим, и девушка, вжав голову в плечи, схватила вспотевшими пальцами листочек и поплелась к преподавательскому столу.
— Ну что ж вы? Быстрее, вас не гильотина поджидает, а вполне себе удобный стульчик.
Ещё раз тяжко выпустив из лёгких воздух, студентка примостилась на указанном пыточном инструменте, который так удачно прикидывался безобидным предметом обстановки.
— Ну? — Люцифер ангельски улыбнулся, — читайте, что вы там наваяли.
Оборотень честно рассказала всё что знала, стараясь разнообразить и продлить свой ответ витиеватыми оборотами и не нужными научными определениями.
— Так. Ясно, что на два других вопроса вы ответить не можете.
Мелена огорчённо сдулась. Нет бы, подыграть бедной студентке! Хотя от него ждать снисхождения точно не приходится.
— Ну Крестова, расскажите мне, почему вас не было в течение фактически всего семестра.
Девушка с тоской поковыряла пальцем преподавательский стол и, подняв глаза, наткнулась на насмешливый взгляд из-за очков. Стало абсолютно ясно, что выше двойки он ей всё равно не поставит, да и сейчас задаёт эти вопросы только из вероятности ноль целых и одна тысячная, что у неё действительно есть уважительная причина пропустить столько времени. Причина, конечно, была! Вот только поведать о ней она уж точно была не готова. Так что оборотень снова тоскливо вздохнула, чем признаться вызвала новую волну насмешки в серых глазах. Только в глазах, морду, ангелок, как всегда держал кирпичом.
— И причины нет? Ну что ж вы так? Пропустили практически пол года, чем вы хоть в это время занимались? Ну не может быть, что бы просто валялись на диване и плевали в потолок. Объясните мне, на что можно убить столько времени?
— У меня были проблемы со здоровьем. — Наконец нашла в себе силы промямлить, наверное, самый здоровый человек в этом районе города. А может и не только в этом. Правда, уже не совсем человек, но это уже мелочи.
— Вот как? — Теперь на лице отчётливо проступило презрение. Ну, его тоже можно понять, это была самая глупая отговорка, существующая ещё с начальных классов школы.
— Да, — Мелена, неожиданно, почувствовала прилив вдохновения. — Я неожиданно начала резко терять в весе, ну там всякие температуры были, рвота, врачей вызывали, мне поставили диагноз, какого-то непроизносимого названия, и фактически всё это время лечили. Видите, я сильно очень похудела? Ну, так вот это именно с тех пор. Я даже с постели встать практически не могла.
— И что? Это длилось на протяжении всего семестра?
— Нет, конечно! — Девушка изобразила праведное негодование.
— Меня просто потом в санаторий отправили специальный, для восстановления и наблюдения.
Казалось, будто Люцифер и в самом деле начинает верить этой сказочке.
— Вам что, на самом деле было так плохо?
Для достоверности оборотень попыталась вспомнить ощущения во время первого превращения. И неподдельно содрогнулась.
— Да.
— Хм. — Леопольд Вениаминович с сомнением покосился на студентку, которая смотрела на него с воистину собачьем выражением в глазах. — А справку вы, конечно, взять не подумали? Ясно. Так, сегодня три, а второго числа приходите и пишите те контрольные, что пропустили, вам понятно?
— Да, но второго числа здесь же закрыто будет!
— Вас это пусть не волнует. Буду ждать вас к семи вечера. Всё, свободны!
Девушка, дабы не искушать судьбу, рванулась к оставленным вещам и, на радостях, чмокнув Макса, метеором вылетела из класса.
Стоило двери за её спиной захлопнуться, как она едва сдержала рвущийся наружу вопль. Ну, надо же, действительно поверил! Хотя ещё не известно, что хуже, получить сейчас два и на этом успокоится или все праздники учить, чтобы второго числа прийти отвечать? Но дело уже в любом случае сделано, так что ничего изменить не удастся. А вот радость всё равно осталась. Нет, вовсе не от того, что ей поставили вместо ожидаемой двойки — три. Но оттого, что ей удалось сыграть так, что Люцифер ей поверил! Почему-то сам факт того, что её маленькая ложь и актёрский талант подействовали, вселяли в звериную душу чувство эйфории.
Подождать что ли Макса? Но ещё неизвестно, когда тот разделается со сдачей. Следовательно, если сегодня ничего больше нет, — она скосила глаза на расписание, висящее на стене коридора, — а сегодня действительно больше ничего нет, тогда пора отправляться домой.
Народу в метро было предостаточно, но благо, он весь спешил, в основном, в противоположном от её пути направлении. Примостившись на краешек совершенно свободного сидения Мелена протяжно зевнула. Эйфория ушла, и теперь потянуло в сон. Но, несмотря на столь явное желание организма, девушка решила восстановить хоть немного свой режим дня и лечь спать только часов в девять вечера. На повестке дня встал вопрос, чем бы себя занять на столь продолжительный промежуток времени. Неожиданно на ум пришла довольно интересная мысль. И девушка поспешила домой.
Стоило войти в прихожую и потянуться к выключателю, как настал черёд новой гадости преподносимых жизнью. Перегорела лампочка. Чертыхаясь, оборотень закрыла дверь и, пошла искать новую, для того, чтобы вернуть источник света. Как это не прискорбно сознавать, но память упорно отказывалась помогать хозяйке в поисках столь нужного предмета. Пришлось перерыть все полочки и шкафы, дабы, обнаружить искомое в первом ящике кухонного шкафчика. Но дело того стоило, свет был снова возвращён в эту скромную обитель.
После чего, студентка уже по привычке отправилась на кухню и, подкрепив свои истраченные силы, взялась за телефонную трубку.
— Да. — Голос хриплый со сна и не совсем внятный.
— Денис, ты сегодня, что, не работаешь?
— С чего ты вяла? — Смачный зевок, — работаю, привет кстати.
— Привет, а чего ты тогда спишь?
— А сколько сейчас? — Судя по всему, посмотрел на часы. Послышался звук падения, шебуршание и невнятный мат.
— Какого же я ещё дрыхну?! — И короткие гудки.
— М-м-м-м… я вообще-то поговорить хотела. — Мелена с осуждением посмотрела на трубку, которую держала в руке, как будто надеясь, что на том конце соизволят о ней вспомнить и всё же перезвонят. Но брат сегодня явно не собирался блюсти душевное равновесие двоюродной сестрёнки, хотя она и не сомневалась, что был ей безумно благодарен, за исполнение роли будильника.
Оборотень вздохнула в десятый, наверное, раз за это утро и, взяв недочитанную книжку того замечательного автора, завалилась на диван. Буквы мягко заменяли друг друга и, весь мир, согласился подождать, когда на него обратят внимание.
Спустя не один час она перелистнула последнюю страницу и огорчённо поморщилась. Ну ведь надо было прерваться на таком интересном моменте! Впрочем, так всегда бывает. Она перевела взгляд на чесы.
Вот ведь! Весь день на прочтение угробила! Лучше бы было действительно пойти спать, так хоть организму бы польза была. Кстати об организме, пора бы пойти покушать, желудок явно требует свою норму калорий.
Удовлетворив аппетит и вымыв, что с ней случалось не так часто, посуду, она пришла в выводу, что пора бы уже пополнить запасы провизии, да и готовкой заняться не помешало бы. По правде сказать, в этом её положении только одно обстоятельство сильно удручало девушку, с её аппетитом приходится слишком много денег тратить на добычу провианта. Но с этим приходилось мириться.
Оборотень, снова нацепив на себя верхнюю одежду, отправилась по магазинам. К счастью, ближайший к ней работал, и топать, как в прошлый раз за тридевять земель, не пришлось. Немного раздражали удивлённые лица прохожих, когда она тащила по пять неподъёмных пакетов в каждой руке. Было не совсем ясно, что их удивило больше, то, что она легко тащила такой груз или же само количество груза. Но оборотень решила просто сделать вид, что не понимает удивлённого выражения лиц окружающих. А что ей собственно ещё оставалось?
Дома девушка, разложив продукты по местам, принялась мыть и чистить картошку. Вообще-то она, как и любой нормальный человек не любила этим заниматься вот только стоило начать, как из головы исчезали все мысли, а механические движения руками погружали сознание к некое подобие транса, так что получалась схема вроде «и волки сыты, и овцы целы». То есть и картошка почищена и нервы успокоены.
И начался процесс приготовления. Готовка, сама по себе, не только ей, но и многим людям напоминает некую магию. Возможно не всем и не всегда, однако, сама Мелена воспринимала это именно так.
Нарезать мелкими кубиками овощи, отварить мясо, в бульон кинуть всё нужное и специй по вкусу. А потом стоять и помешивать, наблюдая, как закипает и исходит пузырьками варево. Или можно в это время метнуться к разделочной доске и готовить продукты для гарнира, постепенно наполняя помещение множеством оттенков запахов и самых разнообразных вкусов. Ведь так бывает, когда чувствуешь необыкновенный по своей насыщенности запах и тут же начинаешь ощущать во рту вкус самого блюда.
Оборотень благодаря своему чутью всегда знала, куда, сколько и чего положить и где чего-то не хватает. А потому у неё получалось создавать даже из простого борща симфонию вкусов и запахов, которые только она, к сожалению и могла оценить.
Неожиданно, что, в общем, было не удивительно, зазвонил телефон.
Девушка метнулась в комнату, по пути стараясь вытереть руки о фартук, забыв, правда, что держит в одной из них нож.
— Алло! — Студентка скривившись уставилась на окровавленную ладонь, которая практически сразу оказалась целой. Только фартук зря испачкала.
— Привет Меленка! Я тебя там не отвлекаю? — Голос Дениса был до противного, но привычно весёлым.
— Не очень, а что?
— Ну вот и мне интересно, «а что?». Ты же мне с утра звонила, чего сказать-то хотела?
— Мнэ-э. слушай, а действительно? Постой-ка, правда что-то спросить хотела, и… А! погоди, у меня тут подгорает!
Она отложила трубку на стол и, схватив деревянную лопатку, принялась активно помешивать кубики картошки на сковороде. Затем вернулась к столу и, зажав телефон плечом, приступила к нарезке колбасы.
— Ты там что, готовишь?
— А ты думал я здесь тараканами питаюсь? Готовлю, конечно. Три, а нет, четыре блюда одновременно, что б так сказать на несколько дней сразу.
— Ну, ни фига себе! — Возмущение в голосе совсем не выглядело наигранным.
— Главное сама домашнюю пищу ест, а братец, любимый, по ресторанам питайся?
Она снисходительно поморщилась.
— Ну, так женись, я тебе уже давно говорю.
— Здорово живёшь, женись! Я, думаешь, не пытался?
— В самом деле? — Мелена даже пожалела, что в этот момент Денис не может видеть её саркастично скривившееся личико. — Что-то я первый раз об этом слышу.
— А чего говорить? То дура попадётся, то готовить не умеет. А ведь это для женщины основное качество, я собственно ради этого только и согласен связать себя узами брака. А без этого, какой смысл?
Девушка вскочила и, помешав то, что необходимо было помешать, уменьшив огонь, где это было нужно и, достав, то, что в ближайшем будущем могло пригодиться, снова опустилась на место, положив под нож, уже красный от страха, помидор.
— Ханжа ты Деня, вот ты кто. Но я сегодня добрая, давай ко мне езжай, я тебя покормлю домашней едой — так уж и быть.
— А я собственно и так уже еду, как ты сказала, что готовишь, так и развернулся. А ты что, зажать продукты хотела да?
Оборотень рассмеялась и неожиданно вспомнила, зачем же звонила в первый раз.
— А вот кстати! Я в твоей этой клиники кровь сдавала, там анализы вообще делали, или я зря страдала?
Вопрос вовсе не был праздным. Если не делали, то хорошо бы было вообще эти миллилитры жидкости выкрасть от греха подальше, а вот если уже делали, то не плохо бы знать результат тех анализов.
— Да нет, не зря, хотя если серьёзно смотреть, то всё же зря. Ничего у тебя не нашли, мне только сегодня эти сведенья поднесли.
— Ну вот, — Притворно огорчилась Мелена, — Что даже холестерин в норме?
— Да я без понятия, я же в этом ничего не понимаю толком. Я только итоговое везде просмотрел, всё в норме, всё в порядке. А так, я и не вникал.
— Ну и то хорошо.
Девушка радостно улыбнулась, на этот раз довольная, что разговор идёт по телефону. Нет, она, конечно, была более чем уверена, что её кровь в человеческой ипостаси не должна ничем от стандартной человеческой отличаться, ну а в друг? Кому должна, она всё простила, и вот был бы номер, если бы она совсем не напоминала жидкость, текущую в венах хома спиенс!
— Ты вообще скоро будешь?
Успокоенная, она тихонько мурлыкала что-то себе под нос и одновременно помешивала в кастрюле с борщом.
— Да вот в пробке застрял, всё никак не сдвинемся. Хотя, вон уже поехали!
— Так, когда тебя ждать-то? — Девушка выключила газ и принялась заправлять салат.
— Теперь минут через десять, у тебя всё готово будет?
— Будет, будет. Жду.
— Ну, жди, чего-нибудь захватить?
— Если только себе. — Она вежливо отказалась. Спиртного последнее время даже на дух не переносила.
— Ну ладно. Тогда всё, джаяне. — И в трубки раздались короткие гудки.
Глава 16
Звонок раздался, однако, несмотря на заверения братца, ещё только через пол часа. Недовольно пробормотав нечто не слишком внятное, но, без сомнения, вовсе не лестное о некоторых любителях опаздывать, девушка, стремительно, добралась до входной двери.
— У меня, между прочим, всё давно готово! Сколько тебя ждать-то можно?
Едва переступив порог, Денис, совершенно не вслушиваясь в возмущенную сестринскую тираду, скоренько чмокнул её в щёку, и, скинув куртку, принялся стягивать тяжёлые зимние ботинки. Правый оказался на удивление упорным и совершенно отказывался покидать своё законное место пребывания. Денис пыхтел и не сдавался.
— Может, было проще сначала шнурки развязать? — Полюбопытствовала девушка, с интересом наблюдая, развернувшуюся пред её взором битву.
— Я думал так быстрее выйдет. — С вздохом сознался парень и решился-таки последовать дельному совету.
— Руки помыть не забудь. — Злорадно ухмыляясь, Мелена вновь отправилась на кухню, теперь уже накрывать на стол. Ну, и заодно убрать грязную посуду. Памятуя о том, как братец относится к её возросшему аппетиту, студентка, озаботилась, тем, чтобы не травмировать его нездоровую психику, а потому поела до его прихода.
Расставляя посуду, она слышала, как в ванной льётся вода и что-то бубнит драгоценный братец. Из чистого любопытства оборотень навострила ушки, силясь разобрать смысл. Он, правда, как таковой отсутствовал.
— Еда, еда, еда…
— Готово всё! Ты там ещё не утонул часом?
— Нет! — Денис как раз закрыл кран и метнулся к источнику таких соблазнительных ароматов. Оборотень насмешливо оглядела мокрое лицо, капающую с волос воду и язвительно поинтересовалась:
— А полотенцем уже сложно было воспользоваться?
Как раз, запихнувший в рот первую ложку борща, парень закатил глаза и что-то невнятно промычал. Проглотив суп, всё же соизволил ответить.
— Я весь день не жрамши. Так есть хочется, и пахнет так вкусно, ещё с лестничной площадки почуял! Какое нафиг полотенце? — Конструктивная беседа на этом прервалась и девушка села напротив, с умилением наблюдая за тем, как исчезают с тарелок кушанья. Она решила пока не отвлекать брата, давая ему возможность как следует наесться. В самом деле, поговорить они ещё успеют, так зачем же отвлекать человека от приёма пищи?
Спустя пару минут сидеть просто так наскучило, и она решила добросовестно вымыть уже горкой возвышающуюся посуду. Всё равно заняться пока что было нечем. В конечном счёте, она ведь не старуха, а Денис на внучка разве что характером тянет, да и то не всегда, так что пялиться на него ей очень быстро надоело.
— О! Мелен, коль уж встала, хлебушка вон того подай, а?
Студентка подала сразу и нож и батон чёрного хлеба, и когда парень, промычав нечто отдалённо напоминающее благодарности, вернулся к еде, она добропорядочно вернулась к немытой посуде.
Некоторое время в помещении раздавались только звуки льющийся воды, да звон тарелок. Но тишина не могла держаться вечно, как бы ни хотелось этого уставшей и грезящей лишь о постельке оборотню.
— Мел, а попить у тебя ничего нет?
— Чай можно сделать, или кофе.
— Сделай а? — Голос анимешника прямо-таки сочился подобострастными и просящими нотками. Хотя Мелена на это ясно дело не купилась, она довольно неплохо, если не сказать вовсе отлично знала повадки братца. Ему только дай волю, совсем на шею сядет.
— Встань, да возьми! — Праведно возмутилась она, — чай не первый раз здесь, так что у нас самообслуживание.
— На стол ты мне ведь накрыла! — Не преминул напомнить Денис.
— Ну, это я оттого, что давно тебя не видела у себя в гостях, и пребывала под впечатлением! — Отрезала девушка.
— Вредина ты! — Он совсем по детски надулся, но всё же сам встал, доставая заварку и включая электрический чайник. Тот обещал нагреться секунд за тридцать, так что в скором времени трапеза была завершена.
— Итак, где мне расположиться? — Неизменно бодреньки голоском, поинтересовался родственничек, у зевающей во весь рот студентки.
— Где обычно! Или ты думаешь, что мне стоит уступить тебе свою постель, а самой устроится на диванчике? — Недовольно проворчала уставшая оборотень. Что и не удивительно, практически двое суток без сна! Даже её организм не желал терпеть такие нагрузки, хотя девушка была уверенна, что при необходимости, сможет обходиться без отдыха ещё не один день.
— Было бы не плохо. — Мечтательно протянул парень, с надеждой поглядывая в сторону спальни, выражение лица у него при этом было до того мечтательным, что девушке показалось, что он вот-вот начнёт облизываться как сытый кот.
— Да вот счаз! — В свою очередь справедливо возмутилась оборотень.
— Где постельное бельё знаешь, где диван видишь, так что, спокойной ночи.
— Оясуме. — Покладисто кивнул двоюродный братец. Пиратская серьга в ухе озорно блеснула, поймав лучик света.
Пригрозив парню, что прибьёт его к потолку за уши, если он будет шуметь, девушка отправилась в свою комнату. Уже проваливаясь в дремоту, она слышала, как брат роется в бельевом шкафу и, застелив спальное место, скоренько укладывается. Кажется, этот день вымотал не только её. — Сонно подумала оборотень и, окончательно перестала воспринимать окружающую действительность, полностью проваливаясь в темноту.
Утро началось традиционно с восходом солнца. Оборотень протяжно зевнула и, сбив одеяло куда-то на пол, с наслаждением потянулась.
Часы показывали пятнадцать минут девятого и Мелена, решив, что нежиться в постели вовсе не стоит, одним слитным движением взвилась на ноги. За окнами, с силой стуча по стеклу, завывал ветер, бросая в прозрачную преграду горсти снега. Передёрнув плечами, девушка, стараясь не особо шуметь, что с её возможностями было вовсе не сложно, прокралась, мимо сонно посапывающего братца.
Что может быть приятней прохладного душа по утрам? Только остаться в постельке — досыпать. Но последнее время такое время препровождение ей было совсем не по душе. Так что сейчас оборотень с довольным мурлыканьем подставляла лицо под падающие капельки и изредка возмущённо пофыркивала, когда вода попадала в нос.
Со стороны гостиной раздались невнятные звуки, с немалым трудом пробивающиеся через шуршание водных струй. Похоже, Денис тоже соизволил проснуться. И побродив некоторое время по жил. площади, забарабанил в дверь ванной.
— Меленка, ну, сколько можно, вылазь давай, мне на работу пора!
С вздохом сожаления она закрыла краник и, обмахнув тело полотенцем, вышла, не забыв накинуть халатик. Родственничек бесцеремонно оттеснил её в сторону и сам поспешил запереться в освободившимся помещении. Но почти сразу раздался его возмущённый вопль.
— Меленка! Куда ты мою щётку дела?
Успевшая приготовить себе тост и даже откусить от него порядочный кусок, студентка промычала что-то громкое, но совершенно не внятное.
— Чего ты там бормочешь? Ясней говори! — Голос уже с самого утра сочился ехидством, и оборотень даже допускала такую возможность, что просто по привычке. Она с трудом проглотила кусок и недовольно прокричала в ответ:
— За зеркалом посмотри!
Мелена вернулась к еде, недовольно подумав, что братик мог бы и не орать так громко, со звериным своим слухом, в человеческой ипостаси правда здорово урезанным, она его и так бы прекрасно услышала. Но не объяснишь же это ему!
Денис присоединился к завтраку спустя пол часа, гладко выбритый, с влажными, но расчёсанными волосами и в одном полотенце на бёдрах. Оборотень поверх чашки с укоризной посмотрела на парня.
— Мог бы, и одеться нормально.
Двоюродный брат, как раз намазывая на бутерброд масло, поднял на неё недоумевающие глаза.
— Зачем? — Ехидно осклабился. — О нет! Только не говори, что я тебя смущаю!
Девушка хихикнула, представив вопрос в подобном свете. С братом они были действительно близкими друзьями и подобным пронять кого-то из них, было бы сложно. По мере взросления рядом им приходилась видеть себя и не в таком виде, а, учитывая, что ребята всегда предпочитали общество друг друга чем кого бы то ни было, повидать им пришлось достаточно. Мелене первым делом вспомнилось, как в двенадцать лет ей пришлось перетаскивать упившуюся тушку этого оболтуса с порога прихожей, раздевать — укладывать, а потом ещё и с тазиком к нему всю ночь бегать. Правда был в этом и свой плюс — с тех пор Денис больше практически не притрагивался к спиртному. Они всегда первыми делились секретами, и при случае умели не лезть в чужую жизнь, если это было необходимо. В общем, идеальный спутник жизни, не смотря на кровное родство, в первую очередь являющийся другом. Больше всего, конечно, девушку радовало то, что на их взаимоотношения никоем образом не повлияла разница в возрасте. А то ведь это могло сыграть решающую роль. Но к счастью, — с сарказмом подумалось студентке, — уровень развития Дениса остановился на пару лет младше её нынешнего.
— Кстати, Деня, вот ответь мне на один вопрос.
— Мгум. — Получив такой ответ, принятый ею за согласие, она, не совсем решительно продолжила.
— Если бы в твоей жизни случилось что-то необычное, приятное для тебя, но возможно опасное. Ты бы мне рассказал?
Парень тяжело вздохнул и, покосившись на неё, упёрся взглядом в стол, явно серьёзно задумавшись.
— Опасное говоришь. Эх, чую, что надо сказать, что непременно бы поделился, но… Мел, пойми, я бы попытался решить свои проблемы самостоятельно, и не подвергать тебя опасности. Пусть она была бы не серьёзна и не способна тебе сильно навредить, всё равно не стал бы. Но помимо прочего, — он до боли серьёзным взглядом уставился ей в глаза. — Я, являюсь твоим старшим братом, и, если бы ты попала в беду, всеми силами постарался бы тебя защитить.
— Ясно. — Девушка вяла новый тост, намазывая его теперь, помимо масла, ещё и земляничным вареньем.
— Ты мне не скажешь да? — Он тяжело вздохнул, явно давя, если не на жалость, как парень знал, она у сестры была давно атрофирована практически полностью, то хотя бы на совесть. Но и это было бесполезно. Студентка ещё в пору средних классов школы, когда поняла, что это чувство до ужаса мешает жить, нашла способ нейтрализовать и его.
— Нет. Предай мне кусочек хлебушка. — На этом серьёзный разговор был закончен.
— А тебе не жирно будет? — Денис мгновенно среагировал на потенциальную угрозу остаться без завтрака и, поспешно отставил уже полупустую хлебницу подальше.
— В самый раз, хотя… оставляй себе, у меня где-то печенье лежало.
Роясь на полке с всякими крупами и хлопьями, она спиной чуяла взгляд, буквально сверлящий ей спину. Нечего и говорить, что брат не был полным идиотом, да и вообще идиотом не был, так что, затевая этот разговор, Мелена понимала, о чём-нибудь он таки догадается. Конечно не о том, что происходит в действительности, но следить теперь за несговорчивой сестрёнкой будет значительно внимательнее. На самом деле, оборотень невероятно тяготилась необходимостью скрываться. Ведь зачастую, даже в человеческой ипостаси до безумия хотелось сделать что-то звериное, а избавиться или подавить в себе инстинктивные повадки не так уж просто. Сказать, что её это бесило, значит, ничего не сказать. Однако, инстинкт самосохранения был намного выше всех остальных желаний и приоритетов, так что оставалось только смириться.
— Мелена, успокой меня, что ты не связалась ни с бандитами, ни с чем бы то ни было преступным.
— Денис, ну ты нарочно мне аппетит портишь? И ты что-то такое уже помниться спрашивал, когда-то. Я тебе тогда ответила, что если впутаюсь во что-то противозаконное, то тебе сообщу. Что ещё не так?
— Ну, мало ли, — Парень отвёл взгляд в сторону, мимолётно усомнившись, что аппетит сестрёнке вообще можно чем-то испортить.
— Ты уже опаздываешь кстати. — Ехидно заметила она, посмотрев на часы.
Денис посмотрел туда же и, ругнувшись, с низкого старта рванул в комнату, едва не уронив табуретку. Спустя десять минут, которые довольная оборотень провела в компании десятой, наверно, кружке чая и третьей пачкой печения, из прихожей раздался голос.
— Кстати, Новый Год уже послезавтра, ты ёлку покупать-то будешь?
— Ну, купи. — Покладисто согласилась девушка, направляясь на звук.
— Тогда я тут его и встречу. — Хмыкнул парень, застёгивая куртку.
— А у тебя были другие планы? — Искренне удивилась студентка.
— Нет вообще-то. Ничего, если я друга приглашу к нам кстати? — Это уже из-за порога.
— Да хоть как в прошлый раз десять, только они тут не поместятся.
— Ок. Иттекимас.
Закрыв за убежавшим братцем дверь, Мелене вдруг подумалось, что на ближайшую неделю, Денис, судя по всему, намеривался тут поселиться. Это было конечно не плохо, но вот о прогулках по крышам придётся пока забыть. Зато, можно будет, наконец, заняться как добропорядочной студентке изучением пропущенного материала. Ужас как не хочется, но есть такое слово — надо!
Недовольно мотнув головой, оборотень подсела к компьютеру и принялась искать материал для сдачи контрольных Люциферу. Уж он-то ей за красивые глаза точно, только красивую пару и поставит. Похоже, пора возвращаться к серой жизни обычного студиозуса. Иначе гамма потрясающих ощущений ей обеспечена. Никакой бег по крышам не сравниться с адреналином, играющим в крови, когда идёшь на зачёт без должной подготовки.
Как всегда, долго высидеть на одном месте девушке не удалось. Да и кому бы понравилось учиться не отрываясь? Вот и Мелена, не выдержала и ради того, что бы не сидеть лишнее время за уроками, даже решила прибраться. К великому сожалению, по-настоящему большой беспорядок в доме отсутствовал, так что ей оставалось лишь собрать разбросанные вещи, да расставить их по местам. Ну, ещё застелить свою и Денисову постель. А вот убираться на кухне желания не возникало. У студентки и так было такое чувство, что она только тем и занимается последние дни, что моет посуду. Однако пока не вошла туда, она ещё мысленно соглашалась с тем, что кому-то это делать всё же нужно. Но, стоило бросить взгляд на раковину и, вся логика мгновенно улетучилась. Получалось, что Денис ни вчера, ни сегодня посуду не мыл, а оставил это на её хрупкие дамские плечи. Обозленная, Мелена предпочла вновь вернуться к урокам.
Так продолжалось часов до трёх, пока, наконец, она не решила немного отвлечься.
— Здравствуйте, а Максима можно позвать к телефону?
— Это я, Мелен, ты что ль? — Кажется, одногруппник изрядно удивился, Мелена на самом деле очень редко звонила, кому бы то ни было. Да и вообще редко с кем общалась. Хотя проблем с самим общением у неё практически не возникало.
— Ага, я. Слушай Макс, я вот попросить хотела, ты мне тетрадки с лекциями не дашь на недельку? А то с моим количеством пропусков надо получше подготовиться.
— Ты что, реально готовиться в праздники собралась?
— А что ещё остаётся делать? — Огорчённо вздохнула она. — Сдавать-то как-то надо. Так что?
— Да, пожалуйста, мне что жалко?
— Отлично. — Мелена искренне обрадовалась, — где тогда встретимся?
— Да зачем? Я же знаю, где ты живёшь, если не помешаю, тогда часам к семи буду.
— Сегодня? Замечательно! Тогда с меня ужин.
— Идёт. — Даже по голосу можно было определить, что собеседник радостно скалится. — А суп у тебя какой-нить есть? А то эти расворяшки уже надоели.
— Борщ пойдёт?
— Пойдёт, тогда жди.
— Пока.
Девушка довольная положила трубку. Ну вот, с конспектами разобрались. Только, похоже, нужно обзаводиться или женатыми друзьями, или такими, которые ещё с родителями живут. А то чувствуется, из неё скоро повариху сделают. Тяжко выпустив воздух сквозь сжатые зубы, она покосилась в сторону компьютера и села учить дальше. До вечера гостей можно было не ждать.
Девушка настолько заработалась, что когда раздался звонок в дверь, даже вздрогнула и слегка растерялась. Ей потребовалось около минуты, что бы вспомнить, что она вообще кого-то ждёт. Наконец, поняв, что это, скорее всего, прибыл Максим, пошла открывать.
— Ну, приветик! Ты чего в глазок не смотришь? — Он нагнулся, целуя её в щёку.
— А смысл? Я кроме тебя больше никого пока не жду. Принёс?
Он протянул ей пакет, забитый тетрадями и парочкой учебников.
— Держи, специально для прогульщиков собирал всё самое необходимое, там, в книжках, закладки на нужных местах стоят, посмотришь потом.
— Угу, проходи, давай. — Она приглашающее махнула рукой.
Оборотень прошла в свою комнату, с интересом перебирая материалы, оказывается, там ещё были несколько распечаток по разным темам. Студентка обречёно подумала, что все праздники только и будет делать, что учить. Иначе эту гору информации просто не успеет даже прочесть.
— Ты не пугайся особо! — Крикнул с кухни Макс, гремя посудой.
— Всё не так страшно как кажется. Тебе просто всё это прочесть разок, да пару формул вызубрить, корпеть над этим сутками не нужно.
— Тебе легко говорить, — она вернулась на кухню. — Ты-то лекции слушал, что-то сам знаешь, а мне всё учить с нуля придётся.
— Это только кажется. — Парень отрезал кусок хлеба и плюхнул в суп сметану. — Ты же основы знаешь, а остальное дело техники, сама там поймёшь!
Неуверенно кивнув Мелена настороженно прислушалась, к звукам, доносящимся из прихожей. Судя по всему кто-то пытался проникнуть в квартиру, гремя ключами. С одной стороны раз есть ключи, значит, имеет право ими пользоваться, но с другой, ключей ни у кого кроме неё от её квартиры не было. Даже у мамы. Так кто же это может быть?
Закрылась с негромким хлопком дверь, раздался звук расстёгиваемой молнии. Ну конечно — Денис. Только вот откуда у него ключи? Этот вопрос она решила задать в слух.
— Ты откуда ключи взял?
Максим вздрогнул от крика и удивлённо покосился на сокурсницу. Похоже, что он как кто-то вошёл не слышал. В будущем надо быть поосторожнее, недовольно подумалось студентке. Не хватало только демонстрировать всем свои возможности.
— Да твои тиснул. — Денис прошёл к ним и удивлённо застыл, рассматривая Макса. Затем перевёл на неё грозный взгляд. Мелена удивлённо принюхалась.
— Это что же? Пока я на работе, деньги так сказать зарабатываю, ищу и тащу сюда ёлку. — Девушка едва не хлопнула себя по лбу. Вот, что это за запах — ёлка! — Ты приводишь в дом незнакомых мужчин!
От этого патетичного вскрика Макс дёрнулся, а оборотень едва сдержала рвущийся наружу хохот.
— Вы не так всё поняли! — Максим поспешно вскочил. — Я щас уйду.
— Сиди уж. — Сказала студентка, отвешивая ойкнувшему брату подзатыльник. — Знакомься, это мой двоюродный брат Денис. А это мой одногруппник — Максим. Он мне конспекты принёс.
— Прикольно, — среагировал брат, протягивая в честь знакомства руку. Опасаясь от этого психа ещё каких-нибудь неожиданностей, парень осторожно ответил на рукопожатие.
— Пойдём, поможешь мне ёлку поставить, — не разжимая руки, Денис выдернул студента из за стола и, потащил за собой.
— Вы там только ничего не посшибайте! — Верно оценила ситуацию Мелена.
— Не учи учёного! — Денис весёлым голосом принялся командовать. Он, совершенно не смущаясь, руководил действиями новоявленного знакомого, сам, однако, держась чуть в стороне от активных работ.
Не желающая участвовать в этом балагане, оборотень сделала себе чай и решила пока не высовываться из импровизированного укрытия. А то ещё припрягут за милую душу, совершенно не интересуясь её мнением на этот счёт. А этого стоило избегать по возможности как можно дольше. А то, что-то ей подсказывало, что украшательством вечнозелёного растения в любом случае предстоит заниматься ей.
— Меленка! Мы всё! Иди, принимай работу и наряжай, давай!
Девушка вовсе не разделяла сквозившего в голосе брата веселья. Ей Новый Год не казался таким значимым праздником, но так уж повелось, что украшением комнат и ёлки традиционно приходилось заниматься именно ей. Недовольно ворча, студентка выбралась из-за стола и прошла в гостиную. Ну что ж, лесная красавица была действительно хороша. Ростом под самый потолок, с большими мохнатыми лапами и толстым прямым стволом.
— Ты где такую красавицу под самый праздник отхватил? — Против воли оборотень довольно вдохнула запах хвои и обошла деревце по кругу.
— Уметь надо. Так, — он довольно потёр ладони. — Ты наряжай, а мы, как уже сделавшие свою работу, пошли на заслуженный отдых, то есть на кухню.
— Ты за собой, кстати, посуду вчера не вымыл. Так что сегодня вся на тебе! — Не преминула заметить она.
— Да, пожалуйста! — Скорчил из себя оскорблённую невинность Денис.
Мелена довольно кивнула и пошла за игрушками.
Глава 17
Тридцатое декабря прошло на удивление спокойно. Собственно, это и не удивительно: Денис был на работе, а Мелена занималась исключительно зубрёжкой. Для отвыкшего мозга студентки это была самая настоящая пытка! Но не желающей завалить сессию оборотню приходилось силой заставлять себя работать. Знающая собственное сознание лучше, чем кто-либо другой, девушка понимала, что никаких послаблений себе давать нельзя. Она, потирая слепящиеся глаза, звонко рычала на себя в голос — «После смерти отоспишься. Работать!». И, как это ни странно, но подобное самовнушение помогало, и учёба продолжалась. Единственное, приходилось постоянно отрываться на длительные перекусы. По неясной причине, от умственной активности есть хотелось с удвоенной силой. Но и это не могло надолго отвлечь идущую к цели девушку. Поняв, через некоторое время, что работать она нормально не сможет, Мелена перетащила тетради и учебники на кухню и продолжила подготовку с бутербродом в зубах. Дело пошло на лад. Она уже заканчивала беглое изучение материала первого семестра, более детальное ещё было впереди, когда раздался звонок в дверь.
Оборотень удивилась — из тех, кто мог явиться вечером, на кануне праздников был Денис. Но он с утра тиснул у неё ключи, пообещав сделать за день дубликат. Максим, последнее время зачастивший к ней в гости, укатил на дачу, встречать Новый Год в кругу семьи. Так что больше никого она не ждала, но, услышав повторную трель, всё же встала и пошла открывать.
За порогом, обозначился женский силуэт. Лампочки, как всегда, вывинтили или частично побили, украв у видящей в темноте Мелене если не сами очертания предметов, то цветовую гамму точно. Силуэт лучился неуловимо знакомым запахом парфюма, меха и лака для укладки волос. За спиной гостьи «выглядывало», превосходя её размером едва ли не вдвое, шумно сопящие мужское тело. Его запах, да и сам облик, был совершенно незнаком хозяйке дома, но это не имело ровным счётом никакого значения в сложившихся обстоятельствах.
— Мама?
— Ну, наконец-то! — Высокая, всего на пару сантиметров ниже оборотня женщина, стряхивая с шубы снег, оттеснила дочь в сторону и вошла внутрь, уступив место спутнику. Тот не преминул воспользоваться приглашением.
— Мы уж думали, что тебя нет дома! Привет сладкая. — Она нагнулась, чмокая девушку в щёку.
— Мама! Я думала ты не приедешь! — Оторопевшая, студентка даже не знала, что сказать. Она, конечно, была рада приезду родительницы, но вот только совершенно к нему не готова.
— Ну, как так можно? — С неподдельным возмущением спросила светло-русая, правда крашеная, но очень качественно, женщина с искусным макияжем, вешая шубу на ближайший крючок.
— Игорёчик, ты не стесняйся, раздевайся, давай. — И снова повернулась к студентке. — Как можно было подумать, что я не приеду навестить мою дорогую кровиночку? Тем более в такой праздник? Мы же его всегда всей семьёй справляли!
Она начала снимать кожаные сапожки на небольшом каблучке, как неожиданно резко приблизилась к дочери, одновременно оглядывая её с нечесаной головы до ног, обутых в старенькие тапочки.
— Мелена, ты это что, похудела? Да как сильно! Наконец-то за ум взялась! Посмотри, какая ты у меня теперь красавица! Парни, небось, табунами ходят, а? — Она озорно подмигнула. — Кстати, позволь тебе представить, мой жених Игорь Константинович Мирон. Игорь, это моя красавица дочка — Мелена.
Двухметровый, довольно грузный дядечка, с ёршиком пшеничного цвета волос, с довольным, округлым лицом, перебитым носом и пудовыми кулаками, добродушно ей кивнул, протягивая руку, и пробасил:
— Рад знакомству, можно просто Игорь.
— Мелена. — Она кивнула в ответ, чувствуя, как аккуратно пожимают ей ладонь. — Когда свадьба?
— Мы ещё не решили. — Мама с довольной улыбкой наблюдала сцену приветствия.
— У тебя тут, кстати, еда-то найдётся? А то мы только прилетели. Ещё не успели нормально поужинать.
— Найдётся, проходите.
Она поспешила на кухню, стремясь поскорее убрать со стола учебные материалы и смахнуть роящиеся в изобилии крошки.
— Ох, ну надо же! Действительно нормальная пища в доме присутствует. — Мама прошлась, по хозяйски заглядывая в кастрюли, холодильник, кухонные шкафчики. Судя по всему, её не столько интересовала сама пища, сколь уровень жизни ненаглядной дочки. Кажется, она осталась довольна.
— Ну, я знала, что как только ты начнёшь жить самостоятельно, так и готовить научишься. А это что такое? — Она с интересом и искреннем недоумением перевела взгляд на стопку тетрадей, которые студентка прижимала к груди.
— Уроки, у меня же сессия скоро. А вы собираетесь тут остаться на ночь? — Вопрос вовсе не был праздным. Расположить новоприбывших родственников было совершенно негде.
— Ну что ты! — Светловолосая женщина, распоряжалась тарелками и запасами продуктов на своё усмотрение, ставя перед Игорем уже примостившимся за столом порции супа и второго, и сама, присоединяясь к нему. Мелена с тоской смотрела на борщ, который уже плескался на донышке громадной и некогда полной кастрюли.
— Мы сейчас перекусим да поедем ко мне. У тебя же и лечь негде. Тем более что вещи из аэропорта как раз должны доставить туда. Это мы просто заехали тебя проведать — столько уже не виделись.
Девушка кивала с умным видом, пропуская половину слов мимо ушей. Она, безусловно, любила свою маму, но предпочитала делать это издалека. Так как-то безопасней.
— Я вообще-то только на праздники вернулась. У Игорька там фирма без руководства осталась, да и мне признаться в Питере больше чем в Москве нравится. Совсем другая атмосфера. Ты, может тоже, с нами туда уедешь? У тебя же сейчас начнутся как раз каникулы зимние.
Студентка поспешно мотнула головой.
— Ну что ты, мам. У меня не каникулы, а подготовка к зачётам. Да и ты же заешь, я не люблю никуда ездить. Да и вам мешать тоже не хочется. — Игорь поощрительно ей улыбнулся. — Вы только на свадьбу пригласить не забудьте.
— Ну, это само собой. — Меленина мама посмотрела на часы и резко, как и всё что она делала, подорвалась с места. — Нам, кстати, пора, сейчас такси должно подъехать.
Проводив родительницу и её жениха, оборотень на некоторое время замерла, пустыми глазами глядя в ближайшую стену. Умела её мама своим недолгим присутствием огорошить и перевернуть привычную жизнь вверх дном. Это ж надо, выходит замуж! Мелена мотнула головой стараясь забыть только что произошедшие события как страшный сон. Иначе она так и не сможет сосредоточиться. Её мама уже не маленькая, сама со своей жизнью разберётся, а вот уроки за неё никто не сделает.
Подумав так, девушка поспешила вернуться к стратегическому менеджменту.
Тридцать первое принесло совсем немного хлопот по накрытию стола и много зубрёжки. К вечеру, у неё собрались все, кто претендовал на звание семьи. В общем «всех» было не так уж много: она, Денис, искренне обрадовавшийся приезду тёти, Игорь и мама. Вот и вся компания. Они привычно отслушали речь президента, его вдохновлённые надежды на светлое будущее бок о бок с новыми братьями по разуму и пожелания на будущий год. Отсчитали в слух бой курантов, выпили несколько бокалов шампанского. Студентка к неудовольствию остальных выделилась, отдав предпочтение томатному соку. И отправились погулять по улицам. Кругом валялись пьяные, веселилась молодёжь, гуляли парочки, и всё это в тридцатиградусный мороз, который, похоже, никого особо не расстраивал. Тем более что ни ветра толком, ни метели не было. Под светом фонарей, не очень хорошо было видно, что творилось вокруг, в местах, куда лучи электрических ламп не доставали. А потому никто и не заметил, кроме конечно моментально напрягшейся Мелены, как к очередному примостившемуся в сугробе пьянчуге подбиралась крупная тень потустороннего монстра. Тварь была на удивление аккуратна, избегала освещённых мест, обходила стороной большие сборища и медленно, но верно, подбиралась к намеченной цели.
Девушка ещё не успела подумать, что же можно предпринять в такой ситуации, как ближайшая компашка с визгом и смехом бросилась в стороны, а из центра импровизированного плаца в небо рванулись, оглушительно свистя и взрываясь, «ручной» салют.
Оборотень с интересом смотрела в след улепётывающей в обратном направлении твари и, невольно покачав головой, поспешила нагнать успевшую уйти вперёд семейку. Возможно, что жертв сегодняшняя ночь всё же не принесёт. Хотя и вряд ли.
Первое утро нового года подарило спокойствие. Денис отсыпался после вчерашних шатаний по заснеженной Москве, большинство горожан следовали этому мудрому примеру, так что тревожить девушку было решительно некому. Чем она и воспользовалась, посвятив утренние часы себе любимой. Во-первых, доела в одну наглую мордочку весь оставшийся салат оливье, поотмокала в ванной, посидела в Интернете, и только ближе к вечеру вновь села за уроки. Денис кстати очень возмущался её самоуправству насчёт салата, но поделать с этим уже ничего не мог. Зато, он доел все конфеты, чем сильно огорчил хозяйку квартиры, расстроившуюся, что не вспомнила о них раньше. Но вот настал новый день и новый вечер, и Мелена, оставив брата убираться на кухне поехала в институт на заклание.
Как не странно, институт был открыт, хотя присутствовали, тут дай бог человек десять на всей территории. Некоторое время девушке потребовалось, что бы найти нужную аудиторию, но всё же она успела к сроку. Люцифер встретил её добродушным взглядом и змеиной улыбкой. Передёрнув плечами, она вошла и села на первую парту, напротив преподавательского стола.
— Ну-с Мелена Крестова, готовы вы к сдаче или можно сразу ставить два. Да расходиться по домам? — Судя по выражению лица Леопольда Вениаминовича, его бы полностью устроил второй вариант.
— Готова. — Она уверенно посмотрела в глаза неопределённо хмыкнувшего преподавателя. Разве зря она все праздники убила на изучение пропущенного материала? Так что сейчас была в своих силах на сто процентов уверенна. Ну, во всяком случае, на девяносто пять — точно.
— Берите билеты. — Покорно кивнул парень, поправляя завернувшийся рукав свитера. Сказать по правде, Мелену очень удивил внешний вид «ангелочка». В течение всего времени, что они знакомы, девушка ещё ни разу не видела своего преподавателя в чём-то кроме строгого костюма безлико-серого или строго-чёрного цветов. В холодную погоду поверх одевалась ещё кожаная куртка, а на ногах поблёскивали начищенными боками туфли.
Сегодня же, на нём были самые обычные, немного мятые джинсы, тёплые зимние ботинки на подошве в три сантиметра и, оборотень готова была биться об заклад, с металлическими вставками. Верхняя часть туловища куталась в коричневый свитер с неразборчивым рисунком. На стуле же, поверх тёмно-синей, даже на вид тёплой куртки, лежал шерстяной шарф. Обычная разлетающаяся причёска сейчас выглядели так, какой старалась быть всегда — художественным беспорядком с, то и дело, падающими на глаза прядями. Не знай, она точно, сколько этому человеку лет, она приняла бы его за старшеклассника, тем более что и очков на тонком носу сегодня не было, а без них, его взгляд, как и у любого, кто имеет проблемы со зреньем, становился совершенно растерянным и беззащитным. Внутри у студентки, разглядывающей сидящего напротив неё парня, шевельнулось неясное чувство. Словами это, наверное, можно было описать так: «У-у, гад, прикидывается паинькой и не скажешь даже, что в жизни такая зараза.» Она готова была поклясться, что под этим предложением подписались бы все, кто имел сомнительное счастье слушать лекции у этого преподавателя. Решив, что чем она раньше приступит, тем раньше освободится Мелена приступила к выполнению заданий.
Больше всего времени ушло на то, чтобы верно расписать само решение задач, да вспомнить точную формулировку определений. По сути ничего сложного тут принципиально не было. Только то, что давали на лекциях. Так что спустя полтора часа она поставила последнюю точку и передала исписанные листы скучающему Люциферу. Как и ожидалось на проверку ушло времени значительно меньше, чем на само написание. Определения и правила лишь бегло просматривались, а решения либо перечеркивались вовсе, либо что-то аккуратно дописывалось. На всё про всё ушло не более пятнадцати минут. Иногда Леопольд Вениаминович зависал над каким-то словом, силясь разобрать её каракули. Наконец, вздохнув, как великомученик, парень взглянул на неё с тоской в глазах.
— Хорошо Крестова, на твёрдую четыре тянет. Ну, неужели в течение года нельзя было нормально заниматься или хотя бы на контрольных появляться? Ведь могли же не в праздники готовиться, а вместе со всеми сдать. Вам самой-то не стыдно?
Девушка покаянно уткнулась взглядом в стол, надеясь, что её вид сам за себя говорит, о том, как сильно её мучает совесть.
— Не стыдно. — Подвёл итог преподаватель. — Ладно, уж, не изображайте раскаяние, сам недавний студент. Меня вам не обмануть. Давайте зачётку.
Девушка с воодушевлением смотрела на выводимую четвёрку и роспись.
— Число сами проставите, на сам зачёт можете не являться. — Она кивнула, прибывая в состоянии некоторой эйфории. — До метро, кстати, не проводите? — Задал, казалось совершенно бессмысленный вопрос Леопольд Вениаминович. Всё еще прибывающая во власти цифр и правил, девушка уставилась на него пустыми глазами, пытаясь сопоставить произнесённую фразу со стратегическим менеджментом.
— У меня машина сломалась, или вы тоже не знаете в какую сторону метро? — Терпеливо уточнил парень.
— А, эм… да нет, знаю, конечно, провожу. — Она смутилась и поспешила вслед за Люцифером накинуть куртку. Уже оказавшись на улице, Мелена стараясь не очень торопиться, и приноравливаясь к шагу своего невысокого спутника, немного нервничала. Рядом с преподавателями вообще и с теми, с которыми не особо ладишь, в частности, даже рядом находиться психологически довольно сложно. Так что не удивительно, что и находясь в институте, студенты стараются их избегать, а уж о свободном времени и говорить нечего. Девушка решила побыстрее отделаться от добровольно взваленной на себя повинности и свернула с основной дороги на кривую и узенькую, но сокращающую путь в двое.
— Да не бегите вы так Крестова. — Послышалось у неё за спиной насмешливое. — Я вас ведь не съем. И, несмотря на моё прозвище, к тёмным силам я не имею никакого отношения.
Девушка остановилась, чувствуя, как в душе разливается веселье. Ну, надо же, а они-то думали, что Люцифер понятия не имеет о своём наименовании.
Кстати на самом деле, Розов, когда узнал о своём прозвище, а случилось это, как всегда при добыче необходимой ему информации, практически сразу, то очень им гордился. Хотя никогда бы не признался об этом вслух. Но после этого он изо всех сил старался соответствовать придуманному студентами образу — для поддержания имиджа.
Они прошли уже практически до конца, когда девушка резко затормозила, да так, что не успевший среагировать преподаватель едва не врезался в её напряжённую спину. Злобно скривившись, Розов собрался высказать студентки всё, что думает о её манере передвижения, но замер, так и не произнеся заготовленной фразы. Мелена стояла по колено в снегу, выпрямившись во весь рост и резко сдёрнув с головы шапку вслушиваясь в тишину узенькой улочки.
«Цок, цок, скраяб». Звуки раздавались сверху, не слышимые для человеческого слуха, но более чем явственные для неё. Двое. И пока думают, что остаются не замеченными. Это радует, но не сильно. Можно постараться отвлечь внимание на себя, она покосилась на подозрительно всматривающегося ей в лицо парня, но в любом случае, вторая бросится на Люцифера. Что делать?
Самым важным сейчас аспектом был как не странно — размер. Если они, такие как те, что встречала она последними, то шансов у парня практически нет. Мелена была девушкой сообразительной и более того, способной трезво оценивать свои силы. Сейчас, в человеческой ипостаси она не сможет по настоящему отбиваться от иномировых монстриков. Даже будь она в теле зверя, ей бы пришлось не сладко, а уж с таким урезанным набором, что у неё присутствовал на данный момент, нечего и думать, о том, чтобы выйти из схватки победителем. Живой бы уйти. Теоретически, если она со всех ног бросится бежать, то, может, твари не успеют её догнать до выхода на людный проспект, а уж там преследовать её они не осмелятся, но как быть с преподавателем?
Она задрала голову вверх, силясь разглядеть тех, кто издавал эти звуки. Терпеливо ждавши всё это время, Леопольд Вениаминович, наконец, не выдержал.
— Что-то случилось?
— Нет, то есть да. — Она по-прежнему всматривалась в верхушки зданий.
— Пожалуйста, я понимаю, что звучит несколько глупо, но сейчас вон с того здания к нам начнут спускаться такие демонята, о которых постоянно говорят в новостях. Не дёргайтесь, и как только они покажутся, постарайтесь держаться от меня чуть в стороне. Убежать, у вас не выйдет, они бегают в несколько раз быстрее. Просто держитесь рядом, а я постараюсь что-нибудь придумать.
— Мелена, — в голосе совершенно не слышалось паники, он посмотрел в том же направлении, что и девушка и, разумеется, ничего не увидев, аккуратно коснулся её плеча. — Я понимаю, что вы немного перетрудились, готовясь к контрольным, но давайте…
Дальше продолжать не имело смысла, из-за козырька крыши показалась костистая мордочка, а за ней и вся остальная тварь, Люцифер замолчал. Не особо торопясь, твари начали приближаться к замершим в испуге жертвам. К облегчению студентки, они оказались сравнительно небольшими, раза в два больше домашней кошки. С виду не особенно внушительные, они передвигались на удивление быстро и ловко. Прошло не больше минуты, с тех пор, когда монстры показались из-за края крыши, как первая уже распласталась в воздухе, целясь в горло стоящей ближе высокой девушке.
Мелена рванула вперёд, собираясь на лету поймать прыгучего демона, но сумела лишь ударить её, заставляя отлететь к стене. Удар пришёлся раскрытой ладонью, да ещё и вскользь, так что не удивительно, что противник недовольно вереща, вновь вскочил на ноги. Хотя, как понимала оборотень, ни один человек бы так легко не перенёс подобный полёт, но, как она уже осознала, кости потусторонних тварей были раза в три крепче, чем у обычных млекопитающих.
Оборотень зарычала, немыслимо извернувшись, что бы вернуться на прежнюю позицию и проделала тот же манёвр со второй тварью. Но на этот раз фокус не прошёл. Получившие удар в бок создание дёрнулось, и сжала клыки на запястье девушки. Послышался хруст костей! И, взревевшая от боли студентка с силой ударила по голове зарвавшегося монстра кулаком, ломая ей череп, и заодно собственную травмированную кисть. Боль затмила сознание на краткий миг, но этого хватило, что бы пришедшая в себя первая зверушка метнулась к ней, собираясь растерзать замешкавшегося противника. Но и это у неё не получилось. Она ушла в сторону, давая собственному мозгу хоть немного привыкнуть к изменившимся обстоятельствам. Резкая и неожиданная боль это всегда шок, пусть даже организм перевёртыша справляется с ней намного легче, чем человеческий.
Возмущённо чирикнувший демон, выпустив коготки, прицепился за стену чуть выше человеческого роста и, не думая о передышке, рванул вперёд. Мелена уже была готова и злобно рыча, перехватила здоровой рукой противника прямо в воздухе, менно так, как собиралась поступить изначально. На этот раз фокус удался. И, как будто тварь действительно являлась кошкой, отшвырнула её, надеясь, что пришедшийся на позвоночник удар убьёт наглую тварь. Вероятно, так бы и произошло, но в последнюю секунду, она как пресловутая кошка развернулась, приняв удар на спружинившие лапы.
Живучесть монстра поражала. Он снова метнулся в драку, вынуждая оборотня снова уходить с линии атаки. Девушка сноровисто ушла в сторону и яростно вскрикнула. На этот раз, целью монстра была вовсе не она.
Студентка оттолкнувшись от залитого её кровью снега взмыла в воздух. Уже около самого лица застывшего в изумлении, а может и от страха, парня у неё получилось поймать ловкую тварь. Ей удалось не дать монстру дотянуться до спутника. Хотя для этого и пришлось снова сломать уже начавшие восстанавливаться запястье. Они комом полетели на землю, Люцифер в одну сторону, а сцепившиеся противники в другую. Как же порадовалась тогда Мелена, что на ней одета толстая куртка, не пропускающая морозный ветер, и как оказалось, за одно и когти ревущего от бешенства монстра. Рыча, и чувствуя, как когти всё сильнее пропарывают верхнюю одежду, а вместе с ней и тонкую человеческую кожу, она дёрнулась, всем весом прижимая демона к земле и одним резким движением сворачивая ему шею. Раздался чавкающий хруст. Тельце под ней затихло.
Тяжело дыша и то и дело, срываясь на рык Мелена села, разглядывая покалеченное запястье. Боль тупым молотом била в сознание, хотя кровь уже и не текла. Однако, всё равно, рана выглядела более чем скверно. Как и всякая травма, оставленная клыками или когтями демонов она не спешила затягиваться тут же, как ей было положено. Более того, сломанная кость, разорванные мышцы и сухожилия, висящие лоскуты кожи, всё это вовсе не внушало оптимизма. Сама кисть посинела и опухла, став вдвое больше своей близняшки, то же произошло и с предплечьем. Зрелище прямо скажем, было не самое приятное. Хуже всего то, что кость немедленно надлежало поставить в правильное положение, иначе она и срастётся так, в каком положении находится сейчас. По крайней мере, девушка была в этом уверена. Регенерация это конечно здорово, но вот заставить кости срастись не только быстро, но и правильно, вот на это она вряд ли способна.
Пока оборотень разглядывала покалеченную руку, Леопольд поднялся и осторожно приблизился к ней.
— Мелена? Ты цела?
— Не совсем. Кость вот нужно вправить. — Она с надеждой вгляделась в лицо спутника. Тот осмотрел развороченное запястье и принял нежно зелёный оттенок.
— Ладно, я сама, — вздохнула, оборотень и, стиснув зубы, дёрнула и резко вывернула кисть. Крик она сдержать не сумела.
Глава 18
— У вас кровь. — Леопольд неловко указал рукой в сторону распоротой на животе куртке. Девушка перевела взгляд туда и с удивлением признала правоту преподавателя. Действительно, сквозь разрезы проступили кровавые пятна. Хотя ран как таковых и не было, просто глубокие царапины, которые уже успели практически полностью зажить. Так что волноваться тут было совершенно не за что.
— Не страшно, уже прошло.
Парень недоумённо взглянул её в глаза, а затем, будто бы увидев что-то пугающее, поспешил отвернуться. Мелена догадывалась, что он там увидел и недовольно поморщилась. Ей нужно было успокоиться, а то «текущее» от изменения лицо действительно не самое приятное зрелище. Ну, и в целях конспирации конечно. Она ясно понимала, что ей жизненно необходимо сейчас полностью, или хотя бы внешне стать человеком, но сказать намного проще, чем сделать. В крови гулял адреналин. Он будоражил кровь и застилал разум, требуя выхода энергии. Глубоко вздохнув и медленно с шипением выпустив воздух из лёгких, она поднялась на ноги. Розов поспешил подхватить её под руку.
Девушка несколько смутилась. Она не привыкла, что кто-то проявляет о ней заботу как о представителе слабого пола. Тем более, «кавалеры» столь явно уступающие ей в габаритах. Студентка оказалась выше преподавателя на добрую голову.
Особенно, если обратить внимание на то, что ранена она была не так уж и сильно, единственное, что досаждало, это травмированное запястье, но оно-то ей стоять не мешало! Хотя конечно в душе она была рада тому, что спутник, не боится её и не шарахается. Или, хотя бы умело, свои чувства скрывает.
— Нужно, наверное, обратиться к врачу. Потерпите немного, я сейчас вызову «скорую». — Он принялся шарить в кармане в поисках мобильного, и Мелене пришлось стремительно перехватывать его за руку, не давая совершить столь явную, для неё, глупость.
— Леопольд Вениаминович, у меня сейчас всё пройдёт. Не нужно никуда звонить. — Она говорила мягким тоном, успокаивая, как она считала, пошатнувшиеся нервы парня.
Правда, её мнение на счёт пошатнувшегося нервного состояния преподавателя приобрело резкое изменение, стоило ему поднять на неё свои широко распахнутые глазки. От былого волнения не осталось и следа, там сквозили совершенно другие эмоции. Преобладало над всем конечно любопытство, но и трезвый расчет она заметить тоже успела.
— Вероятно. Допускаю, что вы знаете свой организм лучше. — Он согласно кивнул и, придерживая студентку за локоток, мягко потянул её в сторону, где по его расчётам должно было располагаться метро. При этом он опасливо косился на трупики тварей живописно лежащие на истоптанном снегу.
Потребовалось около минуты, что бы девушка пришла в себя и резко затормозила.
— Простите, Леопольд Вениаминович. А куда вы собственно направляетесь? — По её подозрительному тону было совершено ясно, что говорит она вовсе не о ближайшей станции метро.
— Ещё не думал над этим вопросом. — Невинным тоном признался преподаватель. — Возможно, к вам домой?
— Зачем? — Не поняла Мелена.
— Тут тоже есть варианты. — Признался спутник. — Либо для того, чтобы убить меня, либо за тем, что бы мне что-то рассказать. Меня без сомнений прельщает больше второй вариант.
Мелена тяжело вздохнула. Она по достоинству оценила честность парня и потому ответила тоже максимально честно.
— А вы не могли бы просто сделать вид, что вы ничего не видели и никому ни о чём не рассказывать?
— Мог бы. — Он согласно кивнул. — Но только после того, как услышу объяснения.
И вероятно, предвидя, какие мысли, сейчас родились у неё в голове, серьёзно добавил.
— И учтите, моя смерть доставит вам значительно больше хлопот. Всё-таки вахтёрша и пара преподавателей видели, что из здания института мы выходили вместе. Я мог бы привести ещё некоторые примеры того, почему меня лучше сохранить в живых, но не считаю это необходимым. Иначе бы вы могли меня просто не спасать. Одной такой тварюшки, — он кивнул на всё ещё видимые трупики монстров. — Хватило бы за глаза. Так что давайте не упрямьтесь. Я уже замёрз, а вам всё же необходимо обработать рану на руке.
Осмотрев упомянутую рану, девушка выразительно сморщилась, представив, как отреагирует общественность на подобное зрелище и, сняв рваную куртку, замотала опухшую кисть, заодно фиксируя уже начавшее срастаться запястье. Правда не совсем понятно, какая общественность, тем более что на улице давно стояла ночь. Но, как точно знала оборотень, Москва, пусть даже и зимняя, с наступлением сумерек вовсе не прекращает активного существования.
Заметив, что Розов собирается отдать ей свою куртку, девушка решительно его становила. Ещё недавно, она относилась к нему, как и все студенты — с неясным трепетом, хотя вообще-то более чем ясным, но уже сейчас её отношение кардинально изменилось.
— Не вздумайте. Температура моего тела: во-первых, значительно выше обычной человеческой, во-вторых, здоровье значительно крепче, а вот если вы сляжете с воспалением лёгких, легче никому не будет. — И заметив, что он смотрит на неё более чем недоверчиво, добавила:
— Пожалуй, кроме ваших студентов. Вот они то с радостью примут такой подарок судьбы.
Это решило вопрос.
Конечно, если бы дома у Мелены по-прежнему проживал Денис, то она ни за что бы не повела преподавателя к себе. Но к счастью, сегодня утром, выходя на работу, он обещал, что больше не будет объедать её и надоедать своим присутствием. Девушка вполне натурально огорчилась такому факту — посуду теперь снова приходилось мыть самой. Но, как бы там ни было, её квартира опять стала её единоличной вотчиной.
Дорога заняла вовсе ничтожное количество времени. По крайней мере, так показалось студентке. Возможно, тому виной было её состояние. Поначалу, она, едя рядом с Розовым, постоянно нервничала, о том, что ему таки придётся что-то рассказать, но после впала в странное состояние апатии. Когда ничего изменить уже не возможно, так какой смысл об этом переживать? Правда, под конец пути её настигло уже привычное чувство голода, и оно заставило девушку слегка взбодриться, но больше ничего примечательного не происходило. В течение всего пути, они не перекинулись ни словом — каждый думал о чём-то своём. Тем более, что тем для размышлений хватало.
— Проходите. — Мелена открыла дверь и, бросив испорченную куртку в угол прихожей, поспешила скрыться в ванной. Там, под яркими лучами ламп дневного света тщательно осмотрела полученные повреждения. На животе отчётливо видимые пересекались сеточкой тонкие, но с неровными краями шрамы. Им предстояло продержаться до завтрашнего утра, с рукой же дела обстояли значительно хуже. Кость если и не полностью, но правильно срослась, и этот процесс продолжался. Лучше пока кистью было не шевелить, да девушка и не собиралась. В конечном счёте, она очень дорожила своим здоровьем. Правда, раны ещё толком не исцелились, но содранная клыками демона кожа уже начала отрастать заново. Хотя вид по-прежнему имела ужасный. На боль, Мелена, привычно не обращала внимания. Прежде чем выйти к ожидающему её Люциферу, студентка, не особо заботясь, о чём подумает её гость, приняла душ и только спустя минут пятнадцать вышла из ванной. Чтобы не смущать молодого парня, она надела большой банный халат, а не ту шёлковую непристойность, что обычно. На самом деле, она предпочитала именно тот халатик. Хотя, Денис и отзывался о нём, «развратная вещица», она носила его вовсе не из-за этого свойства, а из-за возможности таскать на себе как можно меньше ткани, хотя бы в пределах квартиры. Правда, многие девушки её возраста бы с ней не согласились.
Ёё звериную сущность очень нервировала необходимость постоянно напяливать на себя ворохи ненужной ткани. Ведь одежда, кроме функции красоты, к которой Мелена была более чем прохладна, ещё имеет как минимум две. Это защита кожного покрова от холода и неприятных условий окружающей среды. Ни то, ни другое для оборотня не являлось необходимостью. Холод как таковой не мог по настоящему навредить студентке, а уж её звериной ипостаси и подавно. Да и любые повреждения, от которых могла бы спасти одежда, ей тоже не казались чем-то страшным.
Гостя она обнаружила чинно сидящим на диванчике в гостиной. Он терпеливо ждал её, изредка скучающе оглядывая окружающую обстановку. Девушка села напротив и выжидающе взглянула на парня. Тот в свою очередь на неё. Леопольд ждал, когда она начнёт беседу, а ей соответственно делать этого не хотелось совершенно. Первым не выдержал Люцифер.
— Вы что-то хотели мне рассказать.
— Не было такого. — Она недовольно скривилась и поплотнее запахнулась в, и без того тёплый, халат. — Это вы меня вынудили на разговор. Я признаться даже не знаю с чего начать.
— Ну, тогда я вам помогу. — Преподаватель добродушно, видимо по привычке, улыбнулся.
— Например, не хотите рассказать мне, что вы из себя представляете? Извините, конечно, но ваши… возможности, совершенно не напоминают те, которые могут быть у человека. Если ещё можно допустить, что некими тренировками, препаратами или чем-то ещё можно добиться вашей силы и скорости, то скорость заживления ваших ран, — для наглядности он указал рукой на всё ещё опухшую кисть, — и то, что происходило с вашим лицом, — Мелена отметила про себя, что, несмотря на то, что Люцифер со стороны кажется спокойным, но по тому, что он постоянно сбивается с «вы» на «ты», следует, что не всё так просто, каким кажется. Хотя и саму Мелену начало нервировать то обстоятельство, что он никак не определиться с выбором обращения. — Это всё довольно странно не находите? И сейчас меня интересует, кто вы и насколько отличаетесь от обычного человека.
— Я, м-м-м, даже не знаю что сказать. Понимаете, Леопольд Вениаминович, я не могу вам доверять, а потому говорить мне несколько трудно. Я бы вообще предпочла бы не доводить до того, чтобы давать вам объяснений, но оставить всё так, зная, что вы видели значительно больше того, что можно списать просто на лёгкую странность, я всё же не могу.
Она замолчала, с интересом вслушиваясь в окружающую её выжидательную тишину. Наконец, решила продолжить.
— Я как вы уже поняли, не являюсь обычным человеком. — Она прикрыла глаза, чтобы её не отвлекали неучтённые факторы и не сбивали с мысли. — Если бы я сама чуть больше бы знала о своём положении, или знала бы чуть точнее, я бы сказала, что человеком я вовсе не являюсь. С некоторых пор, я стала меняться. Не постепенно, а именно сразу. Помните, я говорила вам, что болела?
Леопольд согласно кивнул. Не смотря на то, что тогда этой не совсем складной сказочке он не очень поверил, но сейчас был готов признать свою неправоту. А Мелена уже не могла остановиться. Она сама не сознавала, что ей настолько тяжело постоянно скрывать от окружающих свою сущность. Она конечно и сейчас, находясь в столь не выгодной для себя ситуации могла бы выкрутиться, придумать отговорку, соврать, в конце-концов просто упереться рогом в землю и, пригрозив преподавателю просто ничего ему не говорить. Она не боялась последствий, давно для себя взяв за аксиому понятие: «даже если вас съели, то у вас есть, по крайней мере, два выхода» и понимала, что безвыходных ситуаций действительно не бывает, но сейчас, она просто говорила. Конечно, каждое её слово было чётко взвешено, и все возможные, даже самые малоприятные последствия, а таких было большинство, учтены. Но, не смотря на это, она продолжала говорить. Возможно, просто действительно её слишком сильно давило одиночество? Не физическое, а эмоциональное. Хотя конечно, решив довериться эму человеку, она чётко сознавала для себя: если он её сдаст, она его убьёт. В этом знании не было какого-то понта или напускного безразличия, просто Мелена с детства ненавидела стукачей и предателей. И с новой своей звериной психологией не видела в убийстве чего-то запредельно злого. Она была готова так поступить, если возникнет необходимость.
— Так вот я вам соврала. — Леопольд скривился. Вот только что был готов поверить в то, что она ему тогда сказала и вот, ему признались, что это была лож. Обидно стало что ли.
— Я оборотень. — Она подняла голову и, встретившись с разочаровано-скептическим взглядом, добавила: — По крайней мере, так считаю я. Понимаю, что это звучит необычайно глупо, но это скорее рабочее название, а подтвердить или опровергнуть эту версию пока не возможно. Ну, в смысле, — она замялась, — пока все факты указывают на это, но остаётся вероятность, что я всё же называюсь как-то по-другому.
На этом студентка совсем сникла, пытаясь объяснить одновременно и свои умозаключения и произошедшие события и всё, что с этим связанно. Получалось как-то не очень. Снова на выручку пришёл сам слушатель со своим преподавательским терпением и опытом.
— Рассказывайте всё сначала, только факты, потом уже свои выкладки.
— Значит, — забывшись, потёрла лоб пальцами больной руки и недовольно скривилась. — Незадолго до того как открылись порталы, я ехала домой и не очень хорошо себя чувствовала. Температура поднялась высокая ну и всё соответствующее, тогда решила, что просто заболела, тем более что все симптомы были просто на лицо.
Признаться, сейчас вспоминая прошедшие события, девушка вообще не понимала, что с ней тогда происходило. И происходит по сей день. Рассказывая свою историю, она тешила надежду, хоть немного разобраться в возникшей ситуации.
— Но всё оказалось несколько сложнее. В ту ночь, я впервые обратилась.
— В волка? — Спокойно уточнил преподаватель.
— Э-э, нет, это что-то больше напоминает рысь. Ну, или какую-то большую кошку. Тогда очень боялась, что не смогу вернуться обратно, но у меня получилось, хоть и не сразу. Что резко изменилось в моём состоянии, ну когда я в человеческой ипостаси, это то, что у меня сильно возрос аппетит. Я думаю, тут дело в том, что моя звериная половина несколько крупнее по габаритам, чем я. После первого превращения у меня было сильное истощение, за счёт чего я и пришла к такому вот, — она демонстративно развела руки в стороны, — состоянию. И мне постоянно приходится очень много есть, не просто много, а действительно какое-то запредельное количество еды. Причём, если я буду питаться как обычный человек, то у меня в голове что-то переключается. Это, наверное, из-за того, что я всё же хищник, но я начинаю воспринимать окружающих как провиант. Один раз едва не сорвалась. Не смотрите на меня так насмешливо! У меня действительно изменилось не только тело, но и психология. Я вполне могу убить разумное существо только ради того, чтобы его съесть. Правда предпочла бы до этого не доводить.
— Ну, ещё что, когда я только начала понимать что со мной случилось, я уехала к себе в деревню. Прожила там, около недели исследуя, как именно я изменилась. Оказалось что разительно. В человеческой форме я быстрее и сильнее чем обычный человек. Ну, это вы уже сами видели. Но в качестве зверя, я становлюсь ещё опасней, тут, правда, в основном, за счёт клыков и когтей. Хотя и все пять чувств у меня многократно усиливаются. — Девушка перевела дыхание и убедившись, что её действительно внимательно слушают, продолжила.
— Кроме того, я установила, что факт полнолуния на меня никак не влияет это пожалуй единственное, что отличает меня от сказочной нечисти. Я могу превращаться сама по собственному желанию. Ну и конечно моя сверх регенерация тоже о чём-то говорит.
Она замолчала, не зная, что ещё стоит добавлять к уже сказанному. Люцифер задумчиво оглядел собеседницу.
— М-м… знаешь Мелена, ты, конечно, рассказываешь что-то, что считаешь правдой, вот только, не пойми меня не правильно, но, всё это очень сложно для осознания. Ты… как с тобой вообще это случилось?
— Я не знаю. Возможно, не очень-то достоверно, но я действительно не знаю. Всю жизнь считала себя обычным человеком.
Она выжидательно замолчала, надеясь, что у парня возникнет какая-то свежая идея.
— А это не может быть связанно с радами? Ведь ты сказала, что всё произошло не за долго до открытия врат, так может…?
— Нет, я уже над этим думала. По многим причинам нет.
Преподаватель вынужден был согласиться. Он и сам уже видел, что версия не выдерживает критики.
— Кстати, я, конечно, понимаю, что это немного по детски, — Леопольд мягко улыбнулся, как он не старался, смущения добиться не удалось. Только крайнюю заинтересованность.
— Но нельзя ли увидеть твою звериную, как ты выражаешься? Ипостась?
— Нет. — Оборотень ожидала подобного вопроса, а потому заранее для себя всё решила. — Во-первых, это больно, во-вторых, отнимает много сил. Сегодня всяко нет.
— Значит, теоретически можно будет это увидеть? — Недоверие в его голосе смешалось с изумлением. Всё-таки до конца он не мог поверить, что он говорит не просто с очень убедительно врущей, но обычной девушкой, а с настоящим оборотнем.
— Конечно, глупо было бы рассказать всё и отказаться от дальнейшего общения. Только, я надеюсь, вы понимаете, что я не хочу что бы что-то из того, что вы узнали, стало известно кому-то ещё.
— Да мне и не поверит никто! Если бы они увидели то же что и я, ещё была бы вероятность, а так, меня же за сумасшедшего примут.
Мелена серьёзно качнула головой.
— Кому надо поверят. Тем более что к любым странностям после возникновения этих демонов, относятся более чем прохладно. А я не желаю быть подопытной крысой для палачей от науки. Так что, если вы проговоритесь, я очень обижусь. И буду мстить. Но это так, к слову. Просто чтобы вы были заранее предупреждены.
Люцифер серьёзно посмотрел на неё, а затем будто бы спохватившись, взглянул на наручные часы.
— Я понял. На этот счёт можешь не волноваться, хотя — он усмехнулся, — что-то мне подсказывает, что всё равно будешь. Я, пожалуй, пойду.
Он поднялся и Мелена вслед за ним. Она не собиралась предлагать ему остаться. И что-то ей подсказывало, что даже предложи она, парень бы отказал. Им было о чём подумать и рассчитать как жить дальше с учётом возникшей ситуации. Девушка понимала, что она сильно рискует, рассказав ему всё это. Однако, чувствуя внутри у себя некое умиротворение не жалела о сделанном. Тем более что теперь она постарается не выпускать преподавателя из поля зрения на долго. И вовсе она не собиралась за ним следить! В этом не было необходимости. Напротив. Из сложившегося пути для Леопольда было два выхода, при условии, что он решит жить с ней в мире. Либо обо всём забыть и постараться жить дальше, либо потянуться к «приключениям» и постараться быть ближе к ней. Как бы Мелена не представляла себе дальнейшие обстоятельства, она никак не могла представить себе Люцифера в качестве труса, потому была уверена, что он предпочтёт именно второй вариант. И из этого уже стоило плясать.
Проводив нежданного гостя, девушка какое-то время бесцельно прослонялась по квартире, но затем всё же прошла на кухню, стоило перекусить и ещё раз обдумать изменившиеся обстоятельства.
Как теперь стоило вести себя? Что изменить в своей жизни?
Больше она не могла жить, претворяясь, что ничего не происходит.
Дело было вовсе не в том, что из-за того, что ей пришлось рассказать одному человеку о себе её жизнь должна как-то резко измениться. Вовсе нет. Но необходимо было понять, что раз она вообще добровольно рассталась со своей маленькой тайной, значит, она больше не может жить, делая вид, что её инаковость совершенно не мешает ей жить с обычными людьми, и ничем себя не проявлять.
Мелена сознавала, что это не эмоциональная необходимость и не из-за возникших обстоятельств. Тут скорее психологический аспект. Ей надоело прятаться. В конце-то концов! Она не преступник, и не совершила ничего плохого, чтобы прожить всю оставшуюся жизнь — скрываясь! Ей необходимо действовать. Вся её натура, весь её звериный настрой против мирной жизни. Она не могла больше врать и изворачиваться. Хотелось жить, не оглядываясь, каждый шаг через плечо.
Но в то же время, думая так, девушка как никогда отчётливо понимала всю степень того, что ей нужно, просто-таки жизненно необходимо скрываться. В ней к её счастью был необычайно силён инстинкт самосохранения. И сейчас, разрываясь мимо этими двумя желаниями, она решала, что делать дальше.
В конце концов, приняв некое решение, она легла, наконец, спать. Тем более что организм категорически требовал к себе внимания и заботы.
Утром, проснувшись уже в привычную для себя рань, Мелена позволила себе поваляться в кровати часов до одиннадцати просто тупо глядя в потолок. Затем встала и прибралась в квартире вплоть до того, что вымыла везде полы. Необычайно мешалась ёлка, после праздника её хотелось немедленно выкинуть, но впереди был ещё Старый Новый Год, так что Денис грозился страшными карами, если она избавится от его «красавицы». Мелена, ещё тогда, подумала, ничего удивительного в том, что братец решил справить Новый Год у неё не было. В конечном итоге, ему то не пришлось захламлять свою жилплощадь этим зелёным монстром.
Потом она заставила себя сходить в магазин — пополнить запасы провианта. И сготовила ещё несколько супов, тем более что последнее время с таким количеством гостей, почему-то именно это блюдо уходит быстрее всего.
В итоге, решив, что она сделала всё, чтобы достойно умереть, Мелена позвонила Денису. Именно это она решила ещё вчера. Рассказать, наконец, брату о том, что с ней происходит. Решение ей, в общем понравилось. Это наверняка принесёт ей море незабываемых ощущений и в то же время подарит чувство того, что ещё не весь мир знает о её необычности. Два человека, это ведь не так уж много? Но что-то подсказывало ей, что на самом деле слишком.
— Алло. Денис?
— Ну, ты же мне на мобильный звонишь! Конечно я. — Голос оказался неожиданно весёлым. И это в конце рабочего дня. Хотя, зная Дениса удивляться, было нечему.
— Ну не знаю, после прошлого нового года твой мобильный две недели у какого-то твоего знакомого провалялся. Он на звонки и отвечал.
— Нашла что вспомнить! — Он весьма искренне возмутился. — Зачем звонишь-то?
— Нужно поговорить. Ты не мог бы заехать ко мне вечером?
— Уже вечер. А по телефону никак? Ладно, не сопи в трубку. Заеду. Что-то случилось?
— Давно. Я тебе просто одну занимательную историю расскажу. Тебе понравится.
— Ловлю на слове, тогда скоро жди.
— Пока.
Глава 19
И снова была зима, и снова был вечер. Мелена ждала. Она сидела как будто на иголках, а не на мягком диване, то и дело меняла позу, ворочалась и, наконец, не выдержав, пошла на кухню. Правда, она не успела сделать в нужном направлении и трёх шагов, как раздался дверной звонок. Девушка замерла в несколько неестественной позе, затем вздохнула и потащилась открывать.
— Приветик. — Денис радостно заскочил внутрь, стряхивая на оборотня снег с только что стянутого с головы убора.
— Привет, чего звонишь-то? У тебя же ключи были? — Она недовольно стряхнула несколько попавших на неё снежинок, теперь ставших капельками холодной воды.
— Лениво доставать было. — Ни чуть не раскаявшейся братец вступил в неравный бой со шнурками.
Девушка некоторое время наблюдала за привычной сценой и невольно улыбнулась.
— Ты не пробовал покупать обувь на молнии? — Вопрос был чисто риторическим. Во всяком случае, двоюродный брат счёл его таковым и не удостоил собеседницу ответом. Если конечно не считать за оный возмущённое пыхтение.
Посмеиваясь, студентка прошла назад в комнату, где должен был состояться серьёзный разговор. Сейчас, с приходом Дениса волнение, сковавшее её с прошлой ночи, если и не ушло полностью, то заметно ослабло. Признаться, девушка была сему факту более чем рада.
Спустя энное количество времени, из прихожей донёсся победный возглас, и на предполагаемой сцене появилось второе действующее лицо. Как и сутки назад, Мелена устроилась на стульчике, а гостя посадила на диван. Парень, правда, в отличие от своего предшественника своевольно забрался на сидушку с ногами и, устроившись с наибольшим комфортом, перевёл взгляд на сестру, как бы предлагая начать беседу. Мелена постаралась быть серьёзнее и не обращать внимания на то, как глаза слушателя то и дело соскальзывают с её лица в сторону кухонной двери. Она начала говорить.
— Денис, я сейчас тебе кое-что расскажу, — парень величаво кивнул, мол: «Разрешаю». Девушка разозлилась. — Говорить я буду серьёзно! Так что не кривляйся, не перебивай и не корчи рожи. Представь вот, что начальство слушаешь. Да-да именно с таким серьёзным и внимательным выражением лица.
Она собралась с мыслями и начала свое сбивчивое повествование.
— Я оборотень. Пожалуйста, не корчь рожу. Я же просила! Сейчас поясню тебе следствие этого вывода. Постараюсь быть краткой. Понимаю, что ты устал за день работы, хотя по тебе и не скажешь. А, кроме того, если начну говорить долго, то сама запутаюсь больше, чем тебе объясню. Значит так… у меня с недавних пор, а именно с осени, возросла физическая сила. Возросла намного больше, чем может быть у человека. Сейчас докажу. Так понятнее будет и вопросов не возникнет.
Студентка встала со стула и под внимательным взглядом родственника взяла лежащую тут же — на столе, толстую наструганную доску, длинной пол метра и толщиной три сантиметра. Материал был приготовлен заранее и просто ждал своего часа. Кстати, рядом с доской лежал здоровый кухонный нож. Но это для следующего доказательства.
— Смотри сам, деревяшка настоящая. — Она перекинула доску братцу. Тот со всей серьёзностью покрутил её в руках, а затем вернул сестре. На лице у него не было и тени улыбки. Девушке даже на миг показалось, что парень на этот раз по настоящему серьёзен, но она тут же отогнала эту мысль. Значения это в данный момент не имело.
— Теперь, я одним движением ломаю эту дощечку. — Раздался треск, и брусок разломился на две не совсем ровные части. Денис не выказал и капли удивления, только поза его стала более напряжённой, а выражение лица ещё более сосредоточенным. Казалось, будто сейчас он ожидает со стороны родственницы если не смертельной угрозы, то какой-то опасной пакости, точно. А вот девушка напротив окончательно успокоилась и на этот раз взялась за нож.
— Так же, у меня значительно возросла регенерация. Только не пугайся, со мной ничего не будет. — Денис сосредоточено кивнул. Без излишнего промедления, и убедившись, что брат не собирается с криком бежать к ней и отбирать оружие, она как когда-то в деревне вонзила лезвие себе в ладонь. Метал, вошёл до самой широкой своей части — практически до рукояти, и тогда Мелена вытащила лезвие и положила его на стол. Краешком сознания с недовольством отметила, что её кровь испачкала полировку гостиного гарнитура и решила, что после всего стол нужно будет срочно отмыть. Перевела взгляд на пол у себя под ногами и присоединила новый пункт к мытью столешницы. Оборотень перешагнула красные капли и подошла к брату, демонстрируя зажившую ладонь, одновременно протерев её от крови.
— Кроме того, скорость моих движений тоже изрядно увеличилась. Не скажу, что смогу поймать голыми руками пулю, но что я быстрее самого быстрого олимпийского чемпиона по бегу это точно. Помимо этого, я отлично вижу в темноте. Ну, не в абсолютной конечно, но ночь, для меня, преградой не является. Ну, кажется, в общем всё. Теперь жду твоего вердикта.
Она облегченно вздохнула, когда, наконец, закончила заготовленную серию представлений и уселась на своё место, с интересом взглянув на родственника. Что он на всё это скажет? А Денис молчал. Он как-то по-новому смотрел на двоюродную сестру и пытался обмозговать то, что ему представили на суд. Говорить он начал спокойно, не повышая голоса и не глядя на неё. Так ему было проще.
— А теперь ты послушай меня, Мелена. Пожалуйста, не перебивай и ничего не говори. Я не хочу, да и не должен этого рассказывать, но тут просто не вижу другого выхода. В первую очередь запомни — ты не оборотень. И я тебе сейчас объясню почему. Оборотни действительно существуют. Мне это известно достоверно. Не спрашивай откуда. Потом поясню. Пока просто слушай. Оборотни существуют. И действительно обладают теми же качествами что и ты. Скорость, сила, регенерация. В бою они страшные противники и на счастье человечества появляются они не так часто. Но каждое появление их чётко фиксируется правительственными организациями. В каждой стране своими. Но везде неукоснительно. Понимаешь в чём дело Мелена, настоящие оборотни, кроме перечисленных свойств обладают ещё и мифической возможностью превращаться в зверя. Ты не обладаешь этой способностью, а потому не можешь являться оборотнем. Всё просто. Пока тебе всё ясно? — Девушка кивнула и с интересом взглянула на брата. Она и представить себе не могла, что он, оказывается, знает намного больше чем сама оборотень. Любопытно откуда? Денис перевёл дыхание и продолжил.
— Кроме того, ты должна знать, что всё оборотни подлежат немедленному уничтожению. Это вынужденная мера и не смотри на меня так! Я же сказал, что всё сейчас объясню. Это кстати ещё одна причина, почему ты не можешь быть оборотнем. Все оборотни просто звери, некогда бывшие людьми. После своего первого превращения они теряют разум и стремятся убить как можно больше народу вокруг себя. Именно поэтому отследить появление оборотня и не составляет большого труда. Они сами дают о себе знать — массовыми убийствами. Выследит их не очень сложно, всё-таки это всего лишь звери, но вот убить, а пуще того поймать их невероятно сложно. Именно из-за своих небывалых качеств. Мы мало знаем об этих созданиях. На это тоже есть свои причины. Люди сталкиваются с ними только в бою, а в таких условиях поставить эксперимент как ты понимаешь невозможно. Во всяком случае, не с этим противником. По той же причине запрещено ловить, а не убивать тварей. Они слишком сильны и в какой-то момент всегда сбегают, оставляя за собой растерзанные и сожранные тела. Так, теперь, когда я рассказал тебе суть твоего заблуждения пойдём дальше. Уточним, что тебе теперь делать.
Мелена, чинно, как в первом классе подняла руку и выжидательно уставилась на брата. Тот недовольно скривился и всё же кивнул.
— Я же просил не перебивать. Или у тебя ещё вопросы?
— Денис, ты всё конечно интересно рассказал, но вот только, из вышеперечисленного, ко мне не подходит только безумие. Я способна оборачиваться зверем. Просто, прежде чем строить планы о моём бедующем, я подумала, что ты должен это учитывать.
Денис резко сел, спустив, наконец, ноги на пол.
— Ты можешь это мне продемонстрировать? — Теперь в его позе совершенно не чувствовалось напряжения, но сосредоточенность возросла. А ещё, что признаться искренне порадовало девушку, страха с его стороны она тоже не ощущала.
— Да, я всё равно собиралась. Ты только прежде чем обвинять меня в злостных убийствах, которые я могу осуществить, учти, что и во второй ипостаси я сохраняю человеческий разум.
Парень кивнул, а девушка немного поколебавшись, принялась стягивать с себя халат и длиннополую футболку под ним.
Оставшись нагишом, она уселась на ковёр, подольше от входа. Подсознательно, что бы в спину не дуло сквозняком. Под внимательным взглядом парня, она устроилась поудобнее и попыталась сосредоточиться.
Упорно пыталась в течение трёх минут, когда всё-таки не выдержала.
— Денис! Ты что, бабы голой не видел? Или у меня третья грудь выросла? Отвернись, я сосредоточится, не могу.
Драматично серьёзный момент был напрочь испорчен и возмущённо фыркнувший парень, перевёл взгляд на соседнюю стенку.
— Я просто не видел, как оборотень ипостась меняет. Как ты такая стеснительная раньше то оборачивалась?
— Я не стеснительная. — Скривившись, девушка сменила позу и для лучшей концентрации закрыла глаза. — Мне просто спокойная атмосфера нужна, и раньше я из этого процесса представления не устраивала.
Настали долгожданные минуты тишины и покоя. Сердце стучало мощно и размеренно, отдаваясь в ушах приглушённым: бум, бум. Внутри, около него зародилась искра, затем ещё одна, и затем жар накрыл её с головой. Привычно плавились кости, и это уже давно не приносило боли. Тянулись, сокращались и меняли местоположение мышцы, разгораясь внутренним жаром. Менялось положение внутренних органов и это немного остужало мистический огонь. Горела огнём кожа, покрываясь густой шерстью. Песком швырнули в глаза и немилосердно заныли зубы и кончики пальцев. Её тело принимало иной облик. Со стороны дивана не доносилось не звука, хотя теперь она отчётливо ощущала своим звериным носом струящийся оттуда страх. Он тоже имел свой особый, неповторимый запах.
Мелена, поднялась на все четыре лапы и мотнула лобастой башкой, прогоняя пелену из глаз. Мощное тело требовало движения и тогда, оборотень потянулась, демонстрируя единственному зрителю всю доступную силу и запредельную грацию. Впервые ей захотелось покрасоваться. Она переступила могучими лапами и взглянула в сторону притихшего Дениса узким зрачком в окружении светлого янтаря. Его страх был забавен, ещё и потому, что боролся в нём с его собственной верой в сестру. Продемонстрировав в улыбке крупные клыки, Мелена, чуть пригнула голову к полу, а затем, подойдя с ленцой к брату, забралась на диван и, довольная произведённым эффектом, положила ему голову на колени.
Тот пару минут сидел не шевелясь, а затем неуверенно положил ладонь ей на макушку. Поняв, что есть его, действительно, не собираются, братец на пробу поскрёб пальцами за стоящими торчком ушками. Мелена пришла в восторг! В качестве поощрения она издала звук — что-то среднее между мурлыканьем и рычанием и потёрлась мордочкой о его бедро. Получившееся урчание её саму весьма удивило: своей силой и мощью. Как маленький трактор она принялась громко тарахтеть, требуя продолжения почёсываний. Они не заставили себя долго ждать. Денис как ребёнок, которому впервые подарили собаку, чесал её за ушами, гладил по спине, пытался ухватить мощные лапы, девушка их сразу же отдергивала. Подобное проявление восторга ей уже не так нравилось. Наконец ей это надоело и, громко взрыкнув, она повалила братца на диван и, придавив его сверху своей тушей, вновь довольно заурчала.
— Меленка! Слезь, раздавишь ведь! — Заметив, что голос у родственника действительно несколько задушенный, оборотень соизволила спуститься на пол.
Приняв вертикальное положение, Денис улыбнулся и потрепал её по макушке. Зверь недовольно затрясла головой и парень то ли облегчённо, то ли чуточку истерично рассмеялся.
— Всегда мечтал иметь большую кошку дома. Когда вырос уже не так, но всё равно мечтал. — Он умильно вздохнул. — А назад как?
— Так же. — Сказав это, оборотень скривила морду. Похоже, её опять не понимали.
— Так, говорить ты, значит, так не можешь? Не фырчи, вижу, что не можешь. Тогда кивками. Обращаться назад будешь?
Она кивнула, в звериной ипостаси это выглядело забавно.
— Но как я понимаю не сейчас? — Она снова кивнула, умиляясь понятливости братишки.
— Тогда я тебе пока кое-что расскажу. — Он снова стал внимателен и собран, а Мелена, поняв, что её ожидает ещё одна лекция, легла на бок, придавив своей тушей ноги брата. А то, вечно он без тапочек ходит. Данное обстоятельство невероятно бесило её ещё с юношеских времён. Двоюродный брат обладал просто-таки феноменальной способностью простывать даже в самую жаркую погоду. Не так, что бы температура и постельный режим, но насморк и головные боли он себе зарабатывал постоянно. И если летом заставить его дома ходить в обуви, было бы кощунственно, то зимой у них по этому поводу постоянно происходили баталии. Сам же парень отказывался зачастую под предлогом, что сама девушка тапочки точно так же не признаёт. А раз она младше, то и он может легко без этой детали гардероба обходиться. Возмущённые же вопли о том, что она в отличие от некоторых не простывает столь часто, высокомерно игнорировались.
Кажется, на этот раз Денис против такой грелки ничего не имел.
— Значит так. У нас появился новый факт неизвестный ранее. Получается, что не все оборотни после превращения теряют разум и заявляют на всю округу о своём присутствии. Из этого следует, что некоторые могут жить среди нас, и мы даже знать об этом не будем! Ведь, как я понял, ты обратилась впервые ещё осенью? — Она согласно мурлыкнула. Видеть её с такой позиции он всё равно не мог. — А это значит, что живёшь, не заявляя о себе несколько месяцев. И никто тебя от человека отличить не может. Факт, несомненно, доверия не внушающий. — Он вздохнул.
— Мало нам эльфов этих было, да тварей потусторонних, теперь ещё и это. Ладно! Вернёмся к нашим баранам. То бишь, к нынешней ситуации. Поясняю тебе суть проблемы. На территории России действует специальная организация, занимающаяся всякой считающийся потусторонней или нестандартной, или просто очень сложной ситуационной фигнёй. Что-то вроде секретных материалов, только конечно круче. Под юрисдикцию этой структуры попадает наблюдение за политической, социальной и духовной сферами жизни народа. Она призвана отслеживать всякую нестандартную ситуацию в России и за её пределами. Только за пределами вмешиваться никто не даст. По крайней мере, на официальном уровне.
— Значит с этим разобрались. Дальше. С этими ребятами лучше всего дружить. То есть, скрываться, находясь в Москве, тебе будет с каждым годом всё труднее, а потому предлагаю подумать над фактом, оповестить эту организацию о себе. Во-первых, мне необходимо рассказать о существовании вменяемых оборотней. Это даже не обсуждается. Но тебе придётся помочь мне с аргументацией.
До того, слушавшая этот монолог со спокойной душой, Мелена на последних словах прижала уши к черепу и злобно зарычала. Рык был тихим, скорее даже не звук, а вибрация, и вот её то Денис и почувствовал.
— Я понимаю, что ты об этом думаешь, но я могу гарантировать, что там сидят очень не глупые люди и никто не станет сажать тебя в клетку и ставить на тебе эксперименты. В первую очередь конечно не из благородства, а из элементарнейшего страха. Даже меня бросает в дрожь от мысли, что обозлённый на мир оборотень может обладать не только свойственными ему яростью и силой, но и человеческой мстительностью и интеллектом. Тебя не станут трогать. Я об этом позабочусь. Понимаю, что ты сомневаешься, но дай мне шанс доказать, что я смогу оградить тебя от большинства неприятностей с этой стороны. И да, как ты уже, наверное, поняла, я работаю в этой организации. А потому знаю, о чём говорю.
— Пойми, Мелена, это действительно очень важно. Особенно в нынешней ситуации. Ты должна понимать, о чём я. Так что прошу тебя помочь. Мелена? Что ты скажешь?
Какое-то время она пролежала не шевелясь, но спустя пару минут поднялась и, отойдя чуть в сторону, начала обратное превращение. Когда же оно было закончено, со стороны Дениса раздался неожиданный вопрос.
— А это не больно? Просто, тебя так корёжит, что глядеть страшно.
Студентка скривилась, накидывая на плечи халат.
— Поначалу больно было, особенно в первый раз. Тогда ещё и долго было, превращение практически всю ночь длилось. Кстати я не удивлена, что эти ваши оборотни с ума сходили. Я сама не знаю, как тогда нормальной осталась. Пошли-ка на кухню. Мне есть хочется.
Не говоря более ни слова, она развернулась и побрела в направлении кухни. Как только она снова превратилась в человека, сразу притупилось обоняние, и ухудшился слух. Эти первые минуты всегда оказывались самыми тяжёлыми, но их оставалось только терпеть.
Горячий суп вернул миру краски, а огромная, припасенная на будущее шоколадка изрядно подняла настроение.
— Не удивительно, что ты столько ешь. Наверняка это как-то связанно с нарастающей массой. — Парень внимательно оглядел фигуру студентки из-за края пузатой кружки. Он тоже не отказался от позднего ужина.
— Угу, я тоже так решила. — Мелена, с улыбкой довольного всем миром человека, намазывала на толстый ломоть хлеба слой шоколадного масла. Впереди её ожидало ещё несколько кусков пирога и вазочка с конфетами. Сегодня что-то потянуло на сладкое.
— Так что ты решила на счёт «добровольной сдачи»? — Двоюродному брату не терпелось закрыть эту тему. Кажется, он просто хотел разделаться со всем и пойти тупо спать.
— Дэн, я не знаю даже, понимаешь, с одной стороны в твоих словах есть резон. Тогда мне не нужно больше будет прятаться от тех боевиков, и я смогу нормально охотиться за демонами.
Тут ей пришлось прерваться, потому как на последних словах, Денис закашлялся, проглотив чай вместе с воздухом, и ей пришлось встать, что бы побить его по спине. Случая поиздеваться над старшим братом она никогда не упускала. С удовольствием, отлупив его по спине, она ожидала с его стороны ругани и мата, но к собственному неудовольствию не дождалась.
— Ты что делала?
— Ну не начинай. — У неё хватило совести не пытаться изобразить смущения, которого она всё равно не испытывала. — Эти твари охотятся на моей территории, я же не могу оставить им столько воли.
— Блин! Меленка! А в отделе-то гадали, почему количество демонов в этом участке значительно ниже! — Он разбушевался не на шутку и будь девушка лет на пять помладше то, наверное бы, испугалась.
— А что, я вам статистику сбиваю?
— Да какую к чёрту статистику?! Не смей так подставляться, слышишь? Оставь профессионалам их работу. Без тебя справятся.
— Видела я, как они справляются. — Оборотня перекосило от воспоминаний вида трупов и запаха свежепролитой крови. — Две твари пятерых боевиков и одного эльфика уложили, не особо напрягаясь. Так что на твоих профессионалов надежды…
Денис стукнул ладонью по столу. Удивлённая, Мелена замолчала.
— Я серьёзно. Не смей больше в одиночку идти на этих монстров. А если тебя ранят? Или вовсе убьют? Ты обо мне, или маме своей подумала? Не надо больше этого бесполезного геройства.
Студентка удивлённо вглядывалась в обеспокоенное лицо брата и тихо про себя удивлялась. Примерно этими же словами он постоянно встревал в её совсем ещё юношеские авантюры, когда те оборачивались серьёзными проблемами. Ей стало неловко. Она давно привыкла считать себя взрослым, независимым человеком и уже забыла даже, что кому-то всерьёз есть до неё дело. Беспокойство брата странным образом согрело душу, будь она прежней, она устыдилась бы, и пообещала ему вести себя хорошо. Она не любила заставлять близких волноваться за неё. Но с некоторых пор её решения изменились. Она ещё понимала, какие чувства возникли бы в ней, оставайся она по прежнему человеком, а потому пыталась понять, что же ей ответить Денису? Причина её смятений была проста до невозможности. Она не испытывала тех чувств, что могла бы. Ни смущения, ни смятения. Лишь недоумение и лёгкий налёт недовольства. Разум оборотня, не смотря на понимание своей человеческой сути, не понимал, что она сделала не так? Она защищала свою территорию, свои охотничьи владения и это было правильно. Она не понимала, почему это простое действие, естественное для неё вызывает такую реакцию со стороны родича. Прикрыв глаза, она попыталась совместить свои личности: прошлую и настоящую.
— Денис, я понимаю, что ты волнуешься за меня, и понимаю, что для тебя это естественно — ругать меня, если я впутываюсь во что-то опасное. Но прошу. Пойми и ты… они, эти потусторонние твари заводят логово и охотятся на моей территории! А я, убью любого, кто вторгнется на мою зону!
Сейчас, вместе с последним звуком из горла разнёсся гортанный рык. Девушка только сейчас поняла, как сильно её бесят демоны. Именно то, что они посмели претендовать на её зону, её логово! Твари, не способные понять своё место.
— Спокойнее. — Голос Дениса вызвал нужную реакцию — она начала успокаиваться. — Мел, ты ведь понимаешь, что это в тебе говорят инстинкты, а не разум.
— Не важно! Для меня это правильно, я не могу по-другому. Тебе придется смириться. — В голосе звучала совершенно неестественная для неё угроза.
Братец по шутовски поднял руки признавая, что не собирается спорить дальше.
— Хм, Мелен, а получается, что ты не только в зверином облике подвержена звериным инстинктам?
Нехотя, она кивнула.
— Судя по всему, я постоянно нахожусь в процессе трансформации. То когти звериные вылезут, то рычу вот. Я как бы теку. Парой кажется, что у меня нет постоянной формы. То и дело замечаю, что порываюсь что-то себе добавить из другой ипостаси, что-то убрать. Я не могу удержаться в одном облике. Постоянно мешаю эти два. Наверное, поэтому, когда зверь, я могу думать, а когда человек чувствовать.
Последнее признание окончательно её вымотало. В том, что она не в состоянии долго продержать один облик она даже себе признавалась с трудом, а сейчас вот просто так выложила всё Денису. Этот вечер её утомил.
— Всё, я спать. Спокойной ночи.
— Я тогда тоже пойду, оясуме.
Улыбнувшись, Мелена проследовала в свою комнату, а Денис принялся за благоустройство спального места.
Глава 20
На этот раз, для Мелены, утро наступило непривычно рано. Она притерпелась уже к тому, что организм самостоятельно будит её с рассветом. С наступлением зимы, ей, конечно, приходилось вставать иногда и пораньше, но чтобы в половине седьмого! Для оборотня это был явный перебор.
— Вставай же Меленка! Мы же собирались сегодня делами заняться. Харе дрыхнуть.
Девушка лишь проворчала что-то невнятное и, поплотней, запахнулась в одеяло, в душе надеясь, что братец всё же проявит милосердие и оставит её в покое. Надежды эти, однако, оказались тщетны, поняв, что тормашением и стягиваньем одеяла он ничего не добьётся, студентка была гораздо сильнее, он вышел из комнаты, а когда вернулся, то вылил на сестру кружку холодной воды. Расчёт оказался верным, оборотень подпрыгнула на кровати, матерясь во всё горло. Денис поморщился.
— Не матерись. Вставай, давай, а то позавтракать не успеешь.
— Тогда я перекушу тобой. — Кровожадно пообещала сестрица, без сожаления выбираясь из мокрой постели. Оказалось, что побудка при помощи воды на голову если и не прибавляет настроения, то, по крайней мере, является на редкость эффективной. Уже спустя пару минут, девушка сидела за столом: хмурая, но зато полностью проснувшаяся.
— Давай ешь, с делами лучше разобраться с самого утра. — Денис довольный результатом своих стараний с удовольствием принялся за еду. Мелена некоторое время смотрела на него, а затем решила прояснить ситуацию.
— Дэн, я ни куда не еду. — Парень удивлённо воззрился на собеседницу. — Ну, то есть еду, но не с тобой. Я конечно согласна, что для вас информация о разумности оборотней является, несомненно, очень важной. И скрывать её для тебя кажется кощунственным. Но пойми, чтобы ты не думал там о своих начальниках, у меня нет не малейшего повода, да если честно то и желания, им доверять. Так что с тобой я не поеду.
— А что же тогда делать? — Брат, с сомнением написанном на лице, в то же время прокручивал в голове варианты выхода из ситуации. Странно, ему-то казалось, что он вчера убедил родственницу в безопасности намеченного мероприятия. Оказалось, что не до конца.
— Ты, по большому счёту прав, раз уж оборотни находятся в таком положении из-за неполноты ваших сведений, то с этим нужно что-то делать. Мне, как ты понимаешь этот вопрос, далеко не безразличен, но и просто так пойти и сдаться властям я не могу. Тут дело даже не в инстинктах, хотя чувство самосохранения и так вопит на пределе громкости. Разумом я понимаю это даже лучше, так что за здорово живёшь сдаваться, не собираюсь. Есть вариант.
Денис коротко кивнул, демонстрируя, что он слушает и готов согласиться, по возможности, на её условия.
— Если намеченные события будут развиваться для меня не благополучно, я не хочу ставить себя заведомо в проигрышную позицию. Поэтому предлагаю такую тактику. Ты едешь сейчас к себе на работу и рассказываешь обо мне кому надо, я в это время, еду за город, допустим… в деревню, и жду вас там.
— Постой, какую ещё деревню? Где она хоть располагается?
— Ну, на ту старую. Где сад ещё раньше был.
Парень искренне возмутился.
— С ума сошла? Как ты туда проедешь? Дороги, небось, по крышу замело, не один транспорт не проедет.
— Разберусь как-нибудь, и вам придётся разобраться, потому что, те, кто поедут со мной на встречу, им придётся тоже ехать туда. Если что, то там я всегда смогу убежать от любого самозваного охотника, и если переговоры пойдут не так как нам бы хотелось, всегда смогу уйти раньше, чем они опомнятся.
— Мелка, не дури! Тебе ли не понимать, что даже если что-то пойдёт не так, никуда ты не денешься. Ну, убежишь, а тебя тут ждать будут. Или ещё где-нибудь, да мало ли способов?
Оборотень качнула головой и саркастично скривила в улыбке губы.
— Мало, если я уйду в леса, а ты знаешь, какие они у нас там, то меня ни одна поисковая команда не поймает. И… Денис, не хочу с тобой спорить, либо соглашайся на мои условия, либо давай забудем об этом разговоре вообще. Да и не ты ли меня только что убеждал, что всё пройдёт как надо?
— Ладно. — Он поднял руки, признавая своё поражение. Видя упорство сестры, Денис тоже стал подумывать о том, безопасно ли то, что он затеял? Он то конечно может быть уверен в своём руководстве, но чужая душа потёмки, мало ли что может произойти.
Он поспешно тряхнул головой, но избавится от назойливых мыслей, оказалось не так просто. Вот ведь Меленка со своим заразным мышлением! Он резко поднялся со стула, на ходу допивая уже остывший чай.
— Я на работу, а ты давай дуй куда планировала. И, м-м-м, как неудачно, что ты вечно без телефона, в общем, будь на нашем участке, что бы тебя искать долго не пришлось. Одеться потеплее не забудь, а то знаю я тебя.
С улыбкой, проводив брата взглядом, она, подумав мгновение, залезла в холодильник, решив перед трудным днём, как следует подкрепиться. Ведь завтрак самый важный приём пищи! Хотя сама Мелена считала таковым каждый.
Мелена впервые попала в такую ситуацию, когда неизвестно что может понадобиться и непонятно как планируют развиваться события. Она довольно сильно волновалась и не представляла, что делать дальше. Однако, чуточку успокоившись и трезво оценив ситуацию, оборотень взялась за сборы. Конечно, если довериться брату, то ничего подобное ей не понадобится, но ведь неизвестно что случится в будущем, так что подсознательно девушка готовилась к самому худшему. Что могло ей пригодиться? Если, скажем, придётся бежать? Вещи? Любимая фарфоровая статуэтка? Она знала таких людей, которые действительно не могли вдали от дома оказаться без чемодана всякого барахла. К счастью, к таковым себя Мелена не относила никогда, но и сейчас был экстренный случай. Что могло ей понадобиться в случае, если придётся действительно удариться в бегство? Подумав, он решила остановиться на паспорте и наличных, максимальное количество которых не помешало бы её передвижению. Всё оказалось до тривиального просто: документы, и деньги. Что ещё нужно для счастья вдали от дома неприхотливому оборотню? Девушка искренне считала, что ничего.
Следующей проблемой, оказалось, добраться до, самой же назначенного, места. Максима вовлекать не хотелось, да и найти его сейчас вряд ли бы удалось. Кроме того, она привыкла решать свои проблемы самостоятельно. Не по тому, что уже привыкла никому не доверять, хотя и поэтому тоже. Просто не любила оказываться кому-то обязанной. Девушка искренне верила, что попросить о серьёзной услуге — значит оказать что-то вроде чести тому, у кого просишь. Она вовсе не считала, что её проблемы, взваленные на чужие плечи, считаются манной небесной! Отнюдь. Просто для себя она давно решила, что если она попросит кого-то помочь, то это будет максимальной формой доверия, которое она может оказать стороннему человеку. Значит, на него можно положиться и довериться ему. Мелена не любила быть кому-то обязанной. И не доверяла никому настолько, что бы надеяться на бескорыстную помощь с чьей бы то ни было стороны. А потому по жизни предпочитала полагаться на собственные силы. На этот раз пригодилась практика из детских времён, когда до сада вместе с мамой добирались своим ходом, то есть на попутках и электричке. Единственное, зимой такой маршрут ещё ни разу не отрабатывался, но ведь всё бывает в первый раз?
Оказалось, что и зимой электрички ходят, да и на дороге стоять долго не пришлось, желающих подвести молодую привлекательную девушку за нормальную цену оказалось достаточно. Единственной неприятностью вставшей на пути стал только выбор машины. Братец оказался прав, проехать на легковушке там было не возможно. Но и это разрешилось довольно быстро. Весёлый парень на джипе с совершенно ему не подходившим именем, в связи с щуплостью телосложения, Миша, охотно согласился подвести девушку до пункта назначения. Он даже деньги в конце брать отказался, попросив вместо них телефончик. И Мелена его дала, Миша ей понравился, и обежать отказом хорошего человека было неприятно. Правда, она сомневалась, что сей галантный ловелас ей позвонит. В салоне чётко ощущался запах каких-то дорогих духов, и, судя по стойкости аромата, их обладательница в этом автомобиле бывала постоянно. Что ж, за Мишу Мелена, могла только порадоваться, что собственно и сделала. Кроме того, занятая такими мыслями она полностью успокоилась перед предстоящей встречей. В душе не было больше страха. Остался только азарт, предвкушающий щекочущие нервы события. Ей нравилось это чувство.
До содового участка от дороги она шла на своих двоих, отпустив Михаила раньше. Как она тогда порадовалась, что обула высокие сапоги, а не привычные кроссовки! По колено в снегу да в кроссовках это бы уже само по себе было незабываемым приключением, с этим никакому отделу «секретных материалов» не сравнится.
Дальше всё пошло не совсем, так как планировалось изначально. Окало калитки, уже стояла роскошная машина, черного классического цвета, их выбор транспорта полностью соответствовал выбору самой Мелены — представители властей также приехали на джипе. И судя по всему, приехали они уже давно. Остановившись чуть в стороне, девушка прислушалась к собственным ощущениям. Не к внутреннем, надеясь на интуицию, а к обонянию, слуху и зрению. По край ней мере в непосредственной близости никого нет. Выдохнув, и проследив, как её дыхание облачком пара растворяется в окружающей морозной действительности, Мелена пошла в направлении автомобиля. Мотор работал, заставляя девушку скривится от запаха выхлопных газов. Ну, осуждать их за это было бы глупо, ребята просто греются. Радостно хихикнув, студентка постучала в водительское затемнённое стекло. Она, конечно, не нарочно заставила «переговорщиков» дожидаться её в сугробе да на морозе, но всё равно сделанная даже невзначай гадость приятно грела сердце. Стекло тут же начало опускаться, явив девушке угрюмую физиономию мужчины лет под сорок.
— Чего надо?
Девушка снова не сдержала улыбки.
— Простите, а что вы тут делаете? А то иду, смотрю, машина какая-то дорогая в этакой глуши стоит, интересно же.
Тут хлопнула задняя дверца, и моментально провалившись в снег по колено, перед девушкой предстал крупный парень, лет возможно тридцати пяти. Что её по настоящему удивило, он был укутан в шубу. Оборотень впервые видела, что бы мужчина ходил в таком наряде. Но как не странно, смотрелось весьма не плохо. Темно-коричневая шуба мужской модели. Наверное, ещё и тёплая. Во взгляде Мелены появилось одобрение.
— Мы тут кое-кого ждем, не вас ли, а девушка? — Голос у него оказался низким и глубоким, а вот выражение лица было неожиданно дружелюбным. Внутренне Мелена напряглась чуть сильнее, но внешне старалась этого не показать. Чтобы сразу разрешить могущие возникнуть недоразумения, она клыкасто улыбнулась, и, чувствуя, что в таком состоянии говорить оказалось тяжеловато, ответила.
— Может и меня, не думаю, что в такую глушь к одному и тому же месту могут просто так забраться несколько идиотов одновременно.
Парень с любопытством, но не страхом осмотрел представленный ему прикус и чему-то про себя кивнув, сказал чуть громче, чем до того.
— Денис Андреевич, посмотрите, пожалуйста, это тот самый разумный оборотень о котором вы говорили, или мы случайно ещё на одного наткнулись?
Чувство юмора собеседника девушке пришлось по вкусу. Она довольно хмыкнула и уставилась на выбравшегося из машины, но уже с другой стороны брата.
— Тот — тот, ты что, пораньше приехать не могла? Мы тут уже час кукуем. Ты нарочно или как?
— Пробки были, и вообще, кто же знал, что вы так рано заявитесь?
Парень в шубе покачал головой и усмехнулся.
— Ну что вы девушка, такая информация как эта не может остаться без внимания или быть отложена в долгий ящик. Позвольте представиться — Денис Аркадьевич.
— Тоже Денис? Приятно познакомиться — Мелена.
— Вижу, с моим тёзкой вы уже довольно близко знакомы? Не просветите откуда?
— А что он вам сам рассказал?
Оборотень оказалась приятно удивлена, что братец предпочёл скрыть от коллег максимум информации. С одной стороны это хорошо, она сама сможет разобраться с возникшей ситуацией, а с другой в подобное не очень-то верилось. Она бросила мимолётный взгляд на пританцовывающего от холода родственника. Его коллега, кстати, себе такого не позволял. Или просто одет был теплее?
— Минимум, — Денис Аркадьевич скупо улыбнулся. Похоже, его самого подобное обстоятельство не слишком устраивало. — Сказал, что у него есть доказательства разумности некоторых оборотней и даже один такой оборотень, согласный пойти на контакт. Ну и так, по мелочи. Мы, знаете ли, такие сведенья мимо ушей стараемся не пропускать. Так что приехали на переговоры. Я кстати заместитель главы нашего отдела, так что можете судить, насколько для нас важны открывшиеся факты. Так же я прекрасно понимаю, почему вы выбрали для встречи подобное место. Хотя признаться предпочёл бы, чтобы было не так холодно.
— Ну, с этими претензиями к природе. Я двоюродная сестра Дениса. И пойти с вами на контакт именно он уболтал меня. Правда, я не совсем понимаю смысл этого. Денис верит, что вы мне не причините вреда, но я настроена не так оптимистично. Собственно поэтому мы стоим здесь, а не я сама пришла к вам.
Мужчина кивнул, соглашаясь с её решением. Действительно, с чего бы её доверять им? Но в то же время понятна и необычная для Дениса Андреевича скрытность. Когда на кону судьба родственника, тут волей неволей будешь осторожен.
А Мелена, стояла и не знала, что ещё можно сказать. Им необходимо было узнать, что разумные оборотни существуют? Так им вроде минимума доказательств хватило, что бы ей поверить. Что ещё может понадобиться им от неё? Чем ей это грозит? О чём можно ещё говорить с этим представителем власти? Она не знала и решила дождаться его следующего вопроса.
— Разумный ход с вашей стороны. Кхм, Мелена, а не хотите проехать куда-нибудь, где будет чуть комфортнее, чем здесь? Я понимаю, что вы не доверяете нам, но если мы тут все замёрзнем насмерть, лучше от этого никому не будет. Вам так не кажется?
Девушка покачала головой и уже хотела резко отказать, как со стороны родственника раздался театральный скулёж. Мужчина обратил на тёзку возмущённый взгляд, но тому было совершенно всё равно. Спектакль был рассчитан на любимую сестрёнку и свои плоды он принёс.
— Хорошо. — Она недовольно скривилась, а тут братец ещё и непоказательно чихнул, что полностью примирило её с принятым решением. — Можно до ближайшего кафе добраться. Там тогда и пообедаем.
На лицо переговорщика тут же вернулась вежливая улыбка.
— Благодарю за содействие в спасении наших жизней. Надеюсь, вы не откажитесь поехать с нами, или вы тоже на машине?
— Нет, не откажусь. Только если можно, на заднем сидении поедем, я и Денис, а вы пересядете на переднее.
— Думаете, могу что-то сделать? Например?
— Ну, например, уколоть меня каким-нибудь неприятным препаратом. — На её лице тоже появилась вежливая улыбка — зеркальное отражение улыбки собеседника.
— Вы излишне осторожны. — Он послушно сел на переднее сидение. Родственники устроились сзади. — Вам не приходило в голову, что нам тоже не совсем логично полностью доверять вам?
— Да, но вас целая организация, а я одна. Моя подозрительность легко объяснима.
— Хорошо вам говорить — «организация», — похоже, её рассуждения вызвали искреннее недовольство. — Изо всей организации нас здесь только трое. И это притом, что Николай водитель, я кабинетный работник, а тёзка больше координатор, чем боевик. Да вы сейчас вот перекинетесь здесь, и растерзаете нас, да удерёте куда подальше. Так что согласитесь, нам тоже есть чего опасаться.
— Забавно. — Она не стала просвещать собеседника о том, что для того что бы «растерзать» присутствующих ей вовсе не обязательно перекидываться. — Я как-то не рассматривала ситуацию с этой точки зрения.
— Я так и думал. Кстати, мне бы было интересно услышать вашу историю о том, как вы стали оборотнем.
— Зачем вам?
Денис Аркадьевич казалось, искренне удивился недогадливости оборотня.
— Ну как же, брат наверняка вам уже рассказал о том какова сейчас ситуация с представителями вашей расы? Так как мы не представляли, что оборотни могут быть разумны, мы истребляли всех, извините, конечно, но это так. Сейчас нам было бы интересно узнать, что происходит с вами на самом деле.
Мелена молчала несколько озадаченная тем фактом, что оказывается, оборотней выносят в отдельную расу, сама они предпочитала определять в отдельный подвид, но у каждого могло быть на этот счёт своё мнение. Что ж, на человека она действительно не очень то тянет, но услышать об этом вот так, со стороны, это было пусть маленьким, но всё-таки шоком. Наконец, она нашла в себе силы отодвинуть это обстоятельство на задний план, для дальнейшего осмысления.
— Да вам не за что просить прощения. Мне абсолютно всё равно, что вы там делаете с другими, как вы выражаетесь «представителями моей расы». Не знаю, конечно, с чем это связано, возможно, с тем, что я не знала о существовании себе подобных до того, как мне рассказал об этом Денис. Но как бы там ни было, меня совершенно не волнует, что вы там делали с теми психами, которые свободно убивали окружающих. Да и, вы ведь не то, что не убили не одного разумного оборотня, вы о них даже не знали. Так что вам не за что передо мной извиняться. А на счёт моей истории, знаете, думаю не смогу толком вам ничем помочь. Я не имею ни малейшего представления о том, почему я стала оборотнем. Меня не кусал в ночь полнолуния волк, надо мной не читали никаких тёмных проклятий, я не заключала сделки с дьяволом. Так что даже не знаю, что вам рассказать-то. — Она развела руками, но вовремя спохватилась, что собеседник её не видит. В это время за окном проносились то поля, то обшарпанные деревенские домики укрытые снегом. Из тёплого нутра машины, картина казалась весьма безрадостной.
— Это-то как раз не секрет. — Впервые подал голос двоюродный брат. Похоже, ему уже надоело молчать.
— Тёзка прав, тут мы можем вас просветить, коли вам интересно. — Мелене было действительно интересно, а потому, она затихла, приготовившись слушать.
— Перечисленные вами способы, вовсе не являются тем, благодаря чему человек может превратиться в оборотня. Собственно такой человек, человеком не является изначально. Но давайте по порядку. Мы как вы понимаете, досконально старались изучить данный вопрос, и вот какие сведения получили. Изначально, оборотни являются видом внутри вида. Нам не известно до конца, с чем это связано, но оборотни возникают сравнительно редко. Это, наверное, можно было бы назвать генной мутацией, если бы нам не было достоверно известно, что гены оборотня в человеческой ипостаси ничем не отличаются от человеческих. В звериной же, генный набор полностью меняется и если честно, мы не знаем, как это происходит и с чем связано. Нам доступны лишь некоторые разрозненные сведения, которые нам удалось собрать, исследуя мёртвые тела и показания больничных карт людей, когда они ещё не становились оборотнями. Понимаете, проблема в том, что раньше мы не догадывались о том, что смена ипостаси может происходить регулярно, так же, мы не подозревали о том, что даже в звериной шкуре вы сохраняете человеческий рассудок. До сегодняшнего дня мы не встречали никого похожего на вас. Так что вы должны понимать, что само ваше существование невероятно важно для нас.
Девушка хмыкнула, и недовольно скривилась.
— Я всё прекрасно понимаю, и в первую очередь то, что вы сами не знаете, из-за чего это происходит.
— Не совсем так. — Мелена заметила, что он отрицательно мотнул головой. — Нам точно известно, что «ген» оборотничества передаётся по наследству.
— Постойте, вы же сказали никакого гена нет?
— Нет, извините, я так выразился просто для удобства. Ну, смысл один, для того чтобы быть оборотнем, нужно чтобы в предках у тебя затесался оборотень. У вас никого такого подозрительного не было?
— Со способностями оборотня? — Она честно попыталась припомнить. — Да вроде нет. Ведьма была, баба Шура. Её ещё при царе на костре сожгли, а оборотней не было.
— Эм-м. — Похоже, своими рассказами о наличии в генеалогическом древе ведьмы, студентка явно смутила собеседника. — А почему её считали ведьмой? Действительно колдовала?
— Да нет же, — Мелена пожала плечами, снова забыв, что её не видят. — Образованная была для своего времени, да в травах разбиралась. Тогда большего и не надо было. Так вы там рассказывали, что оборотень в предках должен быть? Тогда я вообще не понимаю, почему вы не установите за всеми потомками оборотней постоянный контроль, или не отстреливаете их прямо в колыбели. Было бы намного проще.
— Какая вы кровожадная — мягко пожурил её представитель власти. — Мы продумывали такой вариант, но в том то и проблема, что не обязательно сын оборотня сам им будет. Вообще шанс встретить оборотня на протяжении хотя бы тридцати поколений фактически ничтожен. И после такой тьмы времени, далеко не факт, что хоть один из потомков соизволит оказаться не просто человеком. Что же вы прикажите три четверти населения планеты изничтожить? Сами понимаете, это не реально.
— Значит, изначально оказаться оборотнем может каждый встречный? — Подобная постановка вопроса Мелену искренне озадачила.
— Ну, фактически да. Единственное, мы не знает теперь, являются ли разумные оборотни тем же видом что и известные уже нам или нет.
— Поэтому вы наверняка захотите провести на мне какие-то эксперименты, я права?
— Если вы согласитесь, то это было бы, безусловно, замечательно.
— А если нет?
Денис Аркадьевич тяжело вздохнул.
— Вот такой поворот вопроса был бы весьма не желателен. В подобном случае вас постараются убедить.
— Или заставить силой? — Её рот вновь, как и утром исказился в недоброй усмешке. — Договаривайте уж, я всё понимаю.
— Нет, я понимаю ход ваших мыслей, но нет. Вы первый встреченный нами разумный оборотень, более того готовый идти на контакт! Вполне возможно, даже наиболее вероятно, что, такие как вы существуют. И если признаться, мы тихо лелеем мечту о сотрудничестве. Представьте себе, пусть не армию, но отряд оборотней, возможно не военных, но пожарных или спасателей. В условиях, в которых не сможет выжить человек сможет оборотень. Да и пресловутая регенерация. Вы ведь ей тоже обладаете. К сожалению, кровь мёртвых особей теряет все свои качества, но если провести несколько экспериментов с живым представителем вашей расы! Какой бы был прорыв в медицине. И это только малая часть того, чего можно добиться от сотрудничества с вами. Поймите, мы не хотим, что бы из-за нашей жестокости или несговорчивости мы бы упустили такой шанс. А потому вам ничего страшного не грозит, можете поверить мне. Или хотя бы довериться нам на время, пока не убедитесь, что мы не желаем вам зла. Просто подумайте над этим. Не обязательно сейчас, но дайте ответ чуть погодя.
— Мы, кажется, хотели зайти покушать? — Девушка отвела взгляд от торжествующе скалящегося братца. Слова Дениса Аркадьевича если и не убедили её до конца, то заставили по край ней мере всерьёз над ними задуматься.
— Давно пора, а то понимаешь, развели тут беседы, а некоторые с утра не жрамши. — Первые за всю дорогу слова Николая оказались на редкость правильными и были встречены, горячим одобрением со стороны студентки. Машина сделала крутой поворот и остановилась у какого-то японского ресторанчика. За разговором, они успели доехать до Москвы.
Глава 21
— Нет, ну наконец-то нормальная еда в нормальных условиях! — Денис довольно оглядел стилизованное под японский колорит помещение. Не дожидаясь, когда остальные толком устроятся, он достал из стоящей на столе вазочки, упакованные в бумажную обёртку деревянные палочки. Вторые он передал севшей рядом сестре, предоставив остальным самим добывать себе столовые приборы. Устроившиеся напротив родственников мужчины, скептически осмотрев уже разупакованные палочки, предпочли заказать у принёсшей меню официантки традиционные вилки и ножи. Миловидная девушка, не имеющая, правда, восточных черт, зато в красивом кимоно, понимающе улыбнулась и исполнила просьбу. Мелена радостно улыбнулась, вспомнив, что она в своё время, оказавшись с братом в таком ресторанчике до подобного, простого решения не додумалась. Зато научилась, есть этими странными столовыми приборами. И даже пристрастилась к японской кухне. Так что, когда ей случалось оказываться в подобных заведениях, то никаких неудобств от еды или способа её поглощения она не испытывала.
По негласной договоренности, во время еды о делах решили не упоминать. Хотя девушка сомневалась в том, что, увидев, сколько она съест, Денис Аркадьевич сможет удержаться от вопросов. Но тут уж оставалось только уповать на его терпение и деликатность, судя по всему, их, переговорщику было не занимать.
Как не странно, но даже особого удивления от количества заказанного тёзка её брата не проявил. То ли действительно был осведомлен о необходимом количестве пропитания для оборотней, то ли просто обладал не дюжей выдержкой. В то, что он просто не обратил на этот факт внимания, студентки не верилось. Спустя «энное» количество времени, наконец, насытившись, было решено продолжить беседу прямо тут. С одной стороны, подобные разговоры в общественных местах не ведутся, но с другой, это было намного удобнее, чем в машине, да и нейтральность территории тоже играла свою роль. Всё же Мелена ещё на так сильно доверяла своим оппонентам, что бы прийти на их территорию. А если сказать по правде, то вообще не доверяла. Девушка, безусловно, оценила их умение правильно вести беседу с таким негативно настроенным собеседником как она. Ей доставляло искреннее удовольствие вести дела с Денисом Аркадьевичем. Возможно, она заметила сей факт не столько по причине собственной наблюдательности, сколько по тому, что была в течение всего разговора предельно напряжена, хоть внешне это и не проявлялось. Однако не понять, что её собеседник является тонким психологом, было бы откровенной глупостью. На протяжении всего разговора девушка замечала, что каждая его фраза, каждая крупица той информации, что он выдавал, была строго отмерена и тщательно взвешена, перед тем как быть преподнесённой ей.
Не было похоже, чтобы он так уж откровенно врал, иначе, она знала это, двоюродный братец непременно бы её просветил на сей факт. Но ещё по собственным наблюдениям, убедившись на собственном опыте, оборотень сознавала, что ложь наихудшая тактика ведения беседы. Да по-хорошему говоря, ложь и не нужна, если не хочешь настроить собеседника против себя. Стоит чего-то не досказать, чуточку не так преподнести информацию, и смысл исказиться намного больше, чем от откровенной лжи. Правда, на самом деле намного более эффективное оружие, чем лож. И такой опытный психолог, и, несомненно, дипломат — он не мог не знать об этом. Что ещё искренне восхитило Мелену в её новом знакомом, так это то, как быстро и просто он нашёл общий язык с изначально подозрительно настроенным собеседником. Анализируя все произошедшие события, становилось понятно, какой именно способ применил Денис Аркадьевич. Простая девушка, далёкая от политики и интриг, на неё благоприятно подействовало участие в глазах мужчины. Он на десять шагов вокруг себя излучал откровение, терпение, уверенность в своей правоте и кажущееся добронравие. Он пытался казаться ей близким по духу, демонстрировал, что её судьба ему не безразлична, да и не только её, но и всех оборотней разом. А для того, что бы подозрительно настроенная девица не насторожилась ещё больше, он обернул всё это в легкий налёт эгоизма. Действительно, зачем сомневаться в намереньях собеседника, если эти намерения пойдут на благо и ему?
А ещё, Мелена не сомневалась, что стоит её знакомому оказаться на званом приёме или в деловой атмосфере рабочего кабинета, как его слова и действия примут совершенно другую эмоциональную окраску. Речь избавится от смысловых неточностей и ошибок. Просто, ну не может настоящий дипломат не знать, как быстро и правильно строить предложения пусть даже и экспромтом, а не по заранее заготовленной бумажке.
Данное открытие ещё больше запутало ситуацию. Мелена меланхолично ковыряла фруктовое мороженое и думала, как поступить. Будь её собеседник действительно добродушным идиотом, она мило бы покивала и смоталась бы без оглядки. Глупый противник намного опаснее умного, ведь его поступки практически невозможно предсказать! И если учитывать то, что этот глупый противник имеет такое высокое положение, следовательно, кто-то за ним стоит. Мелена не любила попадать в подобные обстоятельства. Да и кому бы это понравилось?
Будь это злобно настроенный военный, тут и думать бы не пришлось. Но её собеседник явно старался не действовать силовыми методами. Он хотел создать у девушки чувство доверия, но при этом действительно приводил, сомнений нет, очень веские аргументы, чтобы склонить её к сотрудничеству. От добродушного идиота его отличал лишь один факт: идиотом он не был. А умный человек всегда в первую очередь преследует свои интересы. В этом то и заключалась соль проблемы. Насколько разнятся их выгоды? Тут было два основных пути. Либо Денис Аркадьевич видит выгоду непосредственно в ней, либо в сотрудничестве. Как не посмотри, а эти пути имели лишь один общий фактор — молодая, глупая оборотень решившаяся на контакт.
Она доскребла из вазочки последние кусочки клубники и потёки варенья. В течение всего дня представитель властей доказывал ей, что наибольшую выгоду они планируют поиметь именно с сотрудничества. Довериться? Это было бы глупо. Но что остаётся? Отмотать всё назад она уже не сможет, о ней знают, она сама рассказала о себе! Бежать? Этот ход оставим напоследок, но всегда быть к нему готовой. Это не сложно и не внове для неё. Она жила с мыслью о том, что ей это предстоит все предыдущие месяцы, просто сейчас стоит стать ещё более осторожной, чем раньше. Это не страшно. Да и пока то её знакомые ничем не заставили сомневаться в них.
Пока, они старались договориться мирным путём. Неизвестно что произойдёт, если она пойдёт на конфликт. Мелена в мыслях кивнула, соглашаясь с приведёнными самой себе доводами. Она не станет создавать конфликт и согласится если и не пойти на уступки, то, по крайней мере, наступить на горло своей подозрительности. Но не так чтобы совсем придушить, а чтобы быть готовой реагировать, если на конфликт пойдут они.
Сейчас девушка порадовалась, что сидит, уткнув свои звериные глазёнки в стол, и собеседники не видят её изменившихся зрачков, а возможно и черт лица. Адреналин весь день, игравший в её крови, наконец, достиг своего апогея. Девушка сейчас как никогда раньше была счастлива, что позволила братцу рассказать о себе. Это было глупо, это было опасно, это было интересно, это было восхитительно. Чувство охоты, когда выступаешь в роле добычи. Дичь, способная в любую минуту превратиться в охотника. Это будоражило кровь. Сейчас, Мелена внезапно осознала, что стоит этой организации поступить, так как она от них ждёт, и ни малейшего разочарования она в этот момент не испытает. Хотя возможно сейчас в ней говорил не разум, а скорее возбуждение, но сути это не меняло.
Оборотень поморщилась и пообещала себе сегодня сходить на охоту. Судя по всему её животному «Я» уже наскучила размеренная жизнь добропорядочной студентки. Пора было побегать по крышам, а то скоро уже и люди будут в её глазах казаться дичью. Она заставила себя успокоиться и, вздохнув, вновь обратила своё внимание на спутников.
Брат пил уже, наверное, пятую кружку чая, Николай добыл откуда-то газетку и рассматривал ровные строчки, а Денис Аркадьевич заметно скучал. Мелена отставила, пустую вазочку и все сразу же встрепенулись.
— Вы, наконец, наелись? Мелена, ну, в самом деле, вы едите уже на протяжении трёх часов!
— Я разве виновата, что тут так долго готовят еду? Принесли бы всё сразу, я бы быстрее всё съела. — Смутить её подобным упрёком было сложновато.
Мужчина покачал головой и сказал:
— Ладно, с этим потом. Мелена, что вы скажите на счёт моего предложения?
— А именно? — Оборотень вовсе не хотела строить из себя наивную дурочку, тем более что делать это было поздновато. Но сейчас, определившись со своими дальнейшими действиями, ей хотелось слышать из уст собеседника исключительно конкретику. Чтобы не было такого, что она подписывается под контрактом, не прочитав то, что написано внизу мелким шрифтом. Денис Аркадьевич понял её правильно.
— Вы согласны довериться нашей организации и убедившись, что мы не желаем вам зла продолжать сотрудничать с нами? Или вам ещё нужно время, для того чтобы обдумать своё решение? Или, может, хотите с кем-нибудь посоветоваться?
— А звонок другу предусмотрен? — Воздержаться от ехидного замечания было решительно невозможно.
— Прошу прощения. — Как не странно на лице у мужчины действительно отразилось более чем натуральное смущение. — Просто так хочется чтобы эта ситуация побыстрее разрешилась, думаю, она надоела уже не только мне.
Девушка согласно кивнула.
— Я попробую. Только сразу предупреждаю, что резать я себя не дам. Ну и прочее, я найду, с чем не согласиться. Но убегать от вас пока что не собираюсь.
— Отлично! В таком случае, мы сейчас поедем к нам? Вы не против? Хотя можно конечно заняться всем этим завтра, но лучше уж сразу. — Он добродушно улыбнулся. Девушка поморщилась.
— Не бойтесь, я не сбегу. Вон Денис за мной присмотрит, уж от него я точно никуда не денусь. Но к вам я, пожалуй, приеду только завтра. У меня ещё кое-какие дела на «воле» остались.
— Мелена, — он состроил оскорблённую мину и осуждающе покачал головой. — Не говорите так, мы вовсе не собираемся сажать вас в клетку! И раз уж вы так говорите, то конечно можете приехать к нам завтра, Денис Андреевич вас проводит. Не стоит представлять, будто мы звери, какие!
Поняв, какой каламбур он только что сморозил, Денис Аркадьевич замолчал. Повисло неловкое молчание, студентка хихикнула, сверкнув жёлтыми радужками.
— Тогда до завтра. До дома, сама доберусь. На этот счет можете не волноваться.
Денис Аркадьевич кивнул и, положив на стол деньги, пожал её брату руку и мило улыбнулся её на прощание. Две трети мужской части компании поспешили выйти на улицу.
Мужчины молча сели в машину и отправились по своим делам.
— Думаешь, придёт? — Николай вывернул руль, плавно проникая в поток машин.
— Если не придет, будет дурой. — Денис Аркадьевич нащупал рычажок и откинул спинку сидения. Зимой, да по Московским дорогам у него точно ещё было не меньше получаса, чтобы вздремнуть.
— Ну, насколько все бабы дуры, но эта в отличие от всех ещё и слишком опасная. — Водитель достал упаковку сигарет и, обнаружив, что та пуста, лишь горестно вздохнул. Его спутник покосился на него из-под прикрытых век и усмехнулся краешком рта.
— Опасная, но не по тому, что сильная и кровожадная. Таких мы уже привыкли бить. Она опасна, потому что может анализировать. Я признаться ожидал встретить зверя способного говорить. А оказалось всё намного сложней. — Он замолчал на какое-то время и спутник его не торопил. Наконец, он уже откровенно заухмылялся. — Но каков Андреевич то! Так нас подставил! Сестра его видите ли. И нам ведь ничего не сказал!
— Не проси от него слишком многого. — Старший товарищ на этот раз чуть покровительственно взглянул на своего молодого начальника. — Он и так прошёл по краю, чтобы и честь соблюсти и сестру не заложить. Умеет стервец крутиться.
— За то и держим. Однако, похоже, мечта о боевом отряде оборотней совершенно не выполнима.
— Так ты об этом серьёзно говорил? Почему же не выполнима?
— Серьёзно. Перспективная была идейка и лежала-то на самой поверхности. Только похоже эти твари на инстинктах живут. Ты же видел, она нам с самого начала не доверяла. Я вообще не думал, что она согласится. Уже жалел, что отряд так далеко оставил. А она согласилась. Хотя может лишь для отвода глаз. Завтра поймём. Ну и вспомни, что она нам говорила. Её вероятность познакомится с такими же, как она совершенно не интересует. Одиночка по натуре. Чувствую что мало того, что они все такие, так ещё подозреваю, что друг дружке они доверять ещё меньше чем нам будут.
Слушая рассуждения начальника, Николай усмехнулся и покачал головой. Вечно у него сплошные проблемы. Ну, на то он и начальник чтобы их решать. Он снова покачал головой в очередной раз, пожалев, что так не вовремя кончались сигареты.
— Ты смотри, весь счёт решили оплатить. — Мелена пересчитала своими загребущими пальчиками оставленную наличность.
— Ну и хорошо. А то опять мне твой звериный аппетит оплачивать бы пришлось. — Денис последним глотком допил оставшийся чай и, забрав у сестры деньги, отдал их подошедшей официантки.
— Пошли что ль? Последней день на воле гуляешь!
Она недовольно скривилась, но послушно встали из-за стола. Родственниками решено было ехать на метро, чтобы не застрять в пробках, а то уж очень сильно хотелось домой. Практически всю дорогу о произошедшей встрече они не говорили. Только перекидывались незначительными фразами да поругались пару раз из-за пустяка. Но это уже было делом привычным.
До дома добрались уже, когда стало темно, но отнюдь не поздно. Зима никак не хотела уступать свои права, хотя от неё этого никто толком и не ждал. Прошла только половина холодного времени года, и снег продолжал заметать московские улочки, не обращая внимания на то, что городские службы и так давно перешли на чрезвычайное положение. Морозы так же не желали ослабевать. Судя по всему, природа решила отыграться на человечестве и за озоновые дыры, и за загрязнение почв и водоёмов, и за многое другое.
— Так. У тебя тут где-то ещё с утра чай стоял. — Денис по хозяйски зашарил на полочках.
— А с тебя не хватит ещё? Ты в ресторанчике его сколько выпил?
— Так с такого морозильника пришли! Согреться же надо! А ты, что, не будешь? — Парень добыл, наконец, искомый продукт и включил электрический чайник.
— Я не такая мерзлявая. — Она качнула головой, оставшись стоять в дверях.
— Так что ты на счёт всего этого думаешь? Я же говорил тебе, что у меня там не полные идиоты сидят. Теперь-то не будешь больше подозревать нас в злобных намереньях разделаться с единственным пока представителем разумных оборотней?
— Подозревать? Конечно, нет. Теперь я искренне уверена, что твоя организация не станет меня уничтожать потому, что хочет поиметь с меня какую-то выгоду. Просто теперь я постараюсь поиметь выгоду ещё и с них и смыться до того, как они смогут мне что-то сделать. — Ей надоело стоять в проёме, она подошла и уселась напротив братца. Тот поморщился, но решил не поднимать эту тему ещё раз. Пока она согласна сотрудничать, так что на время можно расслабиться. А позже она сама поймёт, что вреда ей никто не желает и останется с ними. Он искоса взглянул на расчётливо разглядывающую банку земляничного варенья сестрицу и успокоено вздохнул. В крайнем случае, если его дорогое руководство окажется не таким благородным, как он о нём думает, то уж вовремя смыться его подозрительная родственница всегда сумеет. Тем более, если он ей в этом поможет.
— Так какие планы на вечер? Ты же не зря договорилась на завтра? Что назначено на сегодня?
— Прогулка. — Девушка взглянула на часы, но решила, что ещё рано.
— И всё? Ну-у-у, как знаешь, куда тогда пойдём?
— Пойду я одна, — решительно взглянула на братца, — а ты спать ляжешь. Я рано вернусь! — добавила она, заметив недовольное выражение на лице Дениса. И решив, что врать не имеет смысла, честно сообщила: — рано утром.
— И куда же ты, на ночь, глядя намылилась? — Подозревая худшее, парень подозрительно прищурился.
— Прогуляюсь. — Говорить увёртками смысла не было, но и честно заявить, что она собирается в очередной раз поохотиться на потусторонних тварей, смелости не хватило. Ведь наверняка же начнется сразу лекция на тему как это опасно, и что она совсем себя не бережёт.
— Это типа к Карлсону? — Прищур стал совсем не добрым.
— Такого я там пока не видела. — «Призналась» девушка, — но встречу, обязательно тебе сообщу.
— Мелена! Ну, ты же знаешь, что это опасно! Мало того, что опасны сами твари, так ты бы хоть маршрут выбирала не столь экстремальный! Обязательно тебе по крышам топтаться? Почему ты, не можешь, если так уж инстинкты прут, выезжать за город и охотиться на зайцев? И тебе польза и мне пропитание. — У Мелены от возмущения аж челюсть отпала. Пропитание ему! — Вот хочешь, я тебя самолично каждые выходные в лесочек, какой возить буду? Что ты на это скажешь?
— После демонов, зайцы не катят. — Она покачала головой, дивясь на выдумку брата. — И, кроме того, мы это уже, кажется, обсуждали. Да и ведь раньше-то ничего со мной не случалось! Чего ты так волнуешься вечно? Я уже взрослый хищник, тебе не за меня, а за демонов опасаться нужно.
Гордые слова были встречены кривой ухмылкой и злорадным смехом.
— Хищник она, кошка облезлая! Нашла себе, понимаешь ли, развлечение!
Девушка встала и скрылась у себя в комнате, громко хлопнув дверью. Она, конечно, сознавала, что двоюродный братишка за неё просто волнуется, но тут он перешёл всякие границы! Облезлая кошка! Сам он… тихонько рыча, она, принялась размеренно разрывать на лоскутки простыню. Это вовсе не была бабья истерика. Мелена к таким вещам вообще не была слишком склонна, просто агрессия, замешанная на кипящем в крови адреналине, требовала выхода. Желательно выхода в разрушительной своей ипостаси. Поначалу возникла даже мысль разломать на щепочки письменный стол, но природная жадность и осознание, что помимо покупки нового ей ещё придётся и старый выметать веничком, мигом заставило ограничиться простынкой. Она мимоходом бросила взгляд на чесы. Ещё рано.
Тут в дверь виновато поскреблись.
— Мелка, ты там обиделась? Ну, прости меня, не облезлая, а очень даже пушистая! Прощаешь?
— К твоему сведению, я вообще, на кошачье, не очень похожа! — Так просто прекращать возникшее разногласие она не собиралась. Денис протиснулся внутрь, и предано заглянул сестрице в глаза.
— Как же не похожа, когда мурлычешь? А мурлычут — кошки! — Не разглядев, в отсвечивающих жёлтым глазах девушки негативных эмоций, брат примирительно потрепал её по голове и довольно заулыбался.
— А говорят — попугаи, — сарказма в этой фразе хватило бы на двоих оборотней. Ей совершенно не нравилось, когда её треплют по макушке, да и волосы все придётся заново расчёсывать.
— Ты вот у нас кто? Волнистый или какаду?
— Я человек! — пафосно воскликнул Денис, — а человек это звучит гордо!
— А оборотень — опасно.
Она обошла братца и, встав перед зеркалом, принялась расчёсывать гнездо на голове. Ради справедливости стоит отметить, что Денисова примирение на причёску повлияло не слишком сильно. По неясной причине, даже собранные в хвост волосы, у Мелены с детства по прошествии максимум получаса превращались в подобие художественного бардака. Со временем, девушке даже стала нравиться своя причёска, но вот постороннее вмешательство, в данном случае исходившее от виновато сопящего за спиной парня, превратило обычный хаос в настоящие колтуны, от которых она теперь и пыталась, шипя сквозь зубы избавиться.
— Мел, ты не злись, ну я же просто волнуюсь за тебя!
— Жену себе, наконец, заведи! Гр-р… — очередной рывок расчёской выдернул из головы и прядь волос.
— А то в тебе не реализованные отцовские инстинкты говорят! Задолбал ты меня уже со своей заботой.
Наконец волосы приняли более или менее приличный вид, и она с вздохом облегчения отложила предмет экзекуции.
— Но ты сегодня не идёшь на охоту, да? — Денис просительно засеменил следом за решившей закусить расстройство и отправившейся на кухню девушкой.
— Иду. И не корчь мне тут такие рожи, я либо сброшу агрессию на этих тварях, либо завтра на твоих коллегах!
— Лучше на коллегах, — моментально сориентировался заботливый брат. — Они тебя в ответ по край ней мере не укусят.
На этот раз обошлось без ругани, по тому, что рот у Мелены оказался занят ложкой с тем самым варением на которое она весь вечер облизывалась. Недовольно промычав нечто нечленораздельное, она бросила мимолётный взгляд на часы и облегчённо вздохнула. Уже можно было, не опасаясь быть замеченной лезть на памятный чердак.
Глава 22
— Мелка! Прекрати немедленно! Куда ты собираешься? — Девушка замерла на мгновение, с удивлением воззрившись на наполовину зашнурованный ботинок. Действительно, зачем она постоянно так полотно укутывается, когда ей и нужно-то только добраться до чердака? Ведь на улицу она выберется уже в натуральной шубе. Студентка хмыкнула и скинула обувь, и снова повесила куртку на крючок.
— Денис, ну достал уже. Ложись спать, я скоро вернусь. — Она чмокнула страдальчески застонавшего брата в щёку и, сунув ступни в привычные тапочки, скрылась за дверью.
Чердак встретил свою гостью уже знакомыми запахами пыли, какой-то химической жидкости и затхлости. Мелена прошла в уже ставший таким привычным тёмный уголок и, стянув с себя одежду, устроилась на ней. Как всегда, настроится на нужный лад, оказалось чуть сложнее, чем хотелось. Не смотря на то, что всё остальное время зверь из неё так и рвался, проявляя себя в каждом сильном чувстве, в каждом резком движении, именно сейчас, когда оборотень готова была отпустить себя, и отдать второй ипостаси тело, животная её половина трусливо затаилась где-то на дне души. Быть может, сосредоточению мешал адреналин предвкушения, возможно, то, что она не могла никак выкинуть из головы тот факт, что ушла, не успокоив брата, и, она была уверенна, он теперь глаз не сомкнёт. Будет ждать. Девушка мотнула головой, отгоняя любые мысли и загоняя волнение на задворки сознания.
В темноте чердака, слыша завывающий за стенами ветер и ощущая незащищенной кожей прохладный воздух, она заставила себя представить, как огонь изменяет её. Ногти, превращая их в острые, как и подобает звериным, когти, как заныли челюсти, от растущих и меняющихся зубов, превращающихся в клыки. Но главное, она заставила себя услышать запахи, звуки, ощутить прикосновение сквозняка к коже и, не только это. И всё, на пределе, за пределами того, что возможно для человека, человеческих органов чувств. Всё её естество сейчас стремилось преодолеть грань доступного человеку. Это-то и спровоцировало огонь изменений. Жар как всегда вспыхнул где-то в груди и прошёлся по каждой косточке, каждой мышце — меняя их. И вот опять чердачного пола коснулись могучие звериные лапы.
Мелена повела мордой из стороны в сторону, то ли оглядываясь, то ли принюхиваясь и сыто облизнулась широким языком. Прогнулась чуть в пояснице, по-кошачьи выгибаясь и выпуская когти, и пружинистой походкой направляясь к двери. Тут оборотня ждало неожиданное препятствие в виде маленького, похожего на декоративный, висячего замочка. Растерявшись, девушка сначала нерешительно понюхала нежданное нововведение, а затем, воровато оглянувшись по сторонам и убедившись наверняка, что в непосредственной близости никого нет, с силой ударила, лапай, по преграде. Будь на месте этой крохи что-то более внушительное, студентка бы даже пробовать не стала, но при данных обстоятельствах, шанс избавиться от нежелательной вещицы был немалый.
Всё получилось именно так, как она рассчитывала, жалобно скрипнув, замочек повис на выдернутой дужке и, избавиться от него теперь, не составило большого труда.
Стоило двери открыться, как ветер с силой швырнул в морду не успевшей среагировать Мелене пригоршню снега. Зверь принялся потешно тереть лапой нос и чихать. Отдышавшись, девушка с тоской подумала, что это похоже на то, будто всё вокруг неё против того, что бы сегодня состоялась эта охота. А то, какой-то неудачный получается вечер.
Мелена, вообще, с детства придерживалась такого принципа, что для неё жизнь делится на белые и чёрные полосы. Причём, если остальные люди и считали схожем образом, то в отличие от них, девушка точно знала, когда начиналась или заканчивалась та или иная полоса. Обычно, как раз вот при помощи таких вот мелочей, вроде бы и неприятных, но ничем особо не мешающих, и даже настроение испортить не способных. Но так всегда начиналась для неё «чёрная» полоса. И даже если знать, что жизнь намерена устраивать тебе как можно больше гадостей, то, как не старайся их избежать, ничего путного не выйдет. В такие дни студентка давно для себя постановила, что лучше запираться дома и не делать ничего, что было бы для неё сколь-нибудь важно. В раннем детстве, когда поступками её зачастую руководила лень, девушка даже и не злилась толком на проблемы в учёбе в такие дни, потому как понимала, что всё произошло из-за её собственной недоработки. Когда оборотень уже подросла и пошла в институт, то и чувство ответственности в ней повысилось. А потому, в день сдачи очередного экзамена, она поняв, что от «чёрной» полосы избавиться не удастся, решила доказать, что весь этот суеверный бред, который она себе напридумывала, является просто следствием её неподготовленности.
Не смотря на то, что предмет из себя ничего толком не представлял, и знала его девушка более чем неплохо, она в течение всей ночи неотрывно просидела над конспектами, в очередной раз, убеждаясь, что знает всё необходимое и более чем досконально. И вот, приехав на долгожданный экзамен, ответив полнее, чем было необходимо на все поставленные вопросы, она узнала, что преподаватель зачёта ей не поставит. Просто потому, что, несмотря на то, что она на всё ответила, в течение года она пропустила три пары этого предмета. Вот так, Мелену впервые в жизни завалили на экзамене. Вот скажите, кто из нас ни разу не прогуливал пары? Но сей факт, как собственно и факт практически досконального знания предмета, преподавателя не интересовали.
Тогда даже обиды не было, так как девушка понимала, что сделала всё от себя зависящее и гадость всё равно произошла. Вот с тех самых пор она искренне верила в свои «чёрные полосы» и старалась по возможности избегать их, находясь дома в постели.
Сейчас перед оборотнем встал выбор: либо пойти домой и упустить, может быть последний, шанс «оторваться», либо на свой страх и риск отправится на охоту и испортить себе окончательно настроение, но зато как следует размяться. Разумеется, она выбрала второй вариант.
Как ни странно, не смотря на то, что полоса неудачи уже началась, на след Мелена встала довольно быстро. И даже более того, чувствовалось, что демон, гуляющий по этому маршруту, был уже взрослым, заматеревшим хищником. И путь этот выглядел для оборотня действительно как автобусный маршрут. Судя по оставленному количеству следов, тварь прохаживалась этой тропкой постоянно. Данное обстоятельство немного подняло девушке настроение — охота обещала быть интересной. И даже тот факт, что след был уже старым, и его обладателя пришлось выслеживать едва ли не час, не мог перебить оборотню тщательно выпестованное чувство азарта. Наибольшее неудобство, собственно как это было почти всегда, доставляли пронизывающий ветер, да бьющий в глаза снег. Однако остановить её подобными обстоятельствами было сложно. Упорству оборотня мог позавидовать осёл, и Мелена этим своим качеством небывало гордилась. Не всякое препятствие могло сбить её с пути истинного. Вот и сейчас, никакие погодные условия не в состоянии были заставить девушку повернуть назад. Тем более что она уже встала на след. В мыслях, она уже чувствовала гадостный вкус крови демона у себя во рту и представляла, как будет разрывать когтями его плотную шкуру.
Однако на этот раз всё пошло совсем не так, как мечталось. Спустя некоторое время, оборотень почуяла, что обстоятельства весьма изменились. Собственно это было трудно — не понять, учитывая, что перед тем как перепрыгнуть на намеченную соседнюю крышу, внизу студентка уловила несколько фигур идущих до боли знакомой цепочкой. Пятёрка одетых в камуфляж военных и рядом один кутающийся в шубу эльф.
Мелена скривилась. Она всего второй раз встречает такой своеобразный отряд зачистки, но уже готовится к худшему. В общем, это было как раз и не удивительно. После того представления, что устроила перед ней предыдущая группа, было бы странно, если бы оборотень прониклась уважением к их коллегам.
Но, не смотря на то, что в бою, как была уверенна Мелена, эта компания ничего не стоила, ищейки из них выходили замечательные. Уже вот второй раз «поисковые» эльфы выводили группу прямо к монстру, а между тем, девушка по-прежнему не видела, что бы они пользовались, какой бы то ни было аппаратурой. Оборотень колебалась не дольше минуты и решительно двинулась вслед за отрядом.
Если люди и общались как-то между собой, то из-за масок на лицах, она этого видеть не могла, да и звук на такое расстояние долетал бы едва ли. Рад же, то ли не знал толком человеческого языка, то ли просто был не в настроении, но с разговорами он тоже ни к кому не обращался. Вся обязанность его сводилась к тому, что бы мотнуть головой в ту или иную сторону — указывая направление. Ещё Мелена обратила внимание на то, что конкретного места в отряде у иномирца не было. Он то оказывался в самом центре чёткого людского построения, то отходил назад и плёлся в самом конце, а иногда забегал вперёд — это, чаще для того, что бы указать в какую сторону идти. Не было также, похоже, чтобы люди, так или иначе, высказывали иномировому гостю своё недовольство его поведением. С вновь проснувшимся любопытством девушка кралась вслед за ними.
Сама оборотень всегда преследовала цель, идя точно по наиболее свежему следу. Это было просто и правильно, а самое главное — привычно. Поэтому как раз и не понимала студентка поискового способа, которым пользовался рад. Уже пару раз она то теряла, то вновь чуяла след, и с каждым разом он становился всё более чётким — свежим. Получалось, что сидх выбирал несомненно правильное направление просто по наикротчайшей дороге и шёл будто бы по компасу или ДжиПиЭс. Его как будто что-то вело прямо к цели. И это было удивительно.
Прошло не более пятнадцати минут, когда оборотень поняла, что дальнейшее преследование не имеет смысла — цель была настигнута. Появилось новое обстоятельство. Сейчас она была ближе к цели, чем пресловутая «группа зачистки» или как она там называлась. Встревожено поведя носом, девушка замерла — тряхнула недовольно головой и наперегонки с ветром метнулась за ближайший угол стараясь не оставлять на снегу глубоких следов. Ей везло — ветер дул в её сторону, и был такой силы, что те отметены, что остались на снежном покрытии после неё тут же снова замело снегом. Конечно, и хороший следопыт, и настоящая ищейка мгновенно бы учуяли её присутствие на этой крыше, но ни того, ни другого тут в ближайшем будущем не предвиделось. Так что студентка могла не волноваться. Что она собственно и делала. Демонические твари, невзирая на все их достоинства вроде скорости, силы, и ловкости, однако, не обладали чутким нюхом. По край ней мере в последнее время Мелена, убеждалась в этом всё больше.
На данный момент, план действий представлял собой лишь наблюдение и невмешательство. Оборотень собиралась, спрятаться за какой-нибудь выступ и уже оттуда понаблюдать за исходом схватки. Признаться, не смотря на то, с чьей стороны будет превосходство, но помогать она в любом случае никому не собиралась. Нет, конечно, помочь боевикам в случае проигрыша необходимо. Но вот они этой помощи уже не увидят в любом случае. Во-первых, просто так лезть в бой было опасно — ведь изрешетят пулями и разбираться не станут, что тут за зверушка такая, а во-вторых, сейчас у девушки не было никакого желания помогать ближнему своему. В душе сейчас зрело чувство презрения к тем, кто претендует на высокое звание охотника и на самом деле ничего из себя не представляет. В конце-то концов, она нянькой не нанималась! Да и не просил её об этом никто.
Так что студентка поспешила на всякий случай скрыться из возможного поля зрения тварей и зацепившись когтями, уже за вертикальную поверхность, настроилась наблюдать спектакль.
Между тем, эльф, точно как и она, ну возможно чуть позже, установил, что они достигли места назначения и, дал команду остановиться. И тут же отступил за спины, принявших некий боевой порядок, людей. Со своего места, Мелена заметила, что с противоположного конца крыши, на которой она сама находилась буквально пару мгновений назад показалась туша искомой твари. Не взирая на то, что по следам, которые находила раньше, она, в общем, имела представление о размерах монстра, но все равно, увидев его вживую, слегка опешила.
Тварь превышала размерами всех виданных раньше — только размер туловища был около ста шестидесяти сантиметров. Кроме того, передвигалось существо на шести конечностях, и, как и большинство своих товарок, имеющих схожее количество лап, она больше всего напоминала насекомое. Вы видели когда-нибудь насекомое размером с взрослого человека, имеющее огромную, полную клыков пасть и, кроме того, длинный гибкий хвост на конце которого, подобно ежовым иголкам были бы понатыканы костяные шипы? Вот и оборотень до сегодняшнего дня не была удостоена подобной чести. Да и сказать по правде, в голове у неё мелькнула мысль, что без этой привилегии она легко прожила ещё и не сильно бы расстроилась.
Между тем, тварь, перебирая всеми конечностями разом, с немалой скоростью, очутилась у края. Поведя лобастой башкой, уставилась, на ожидающих внизу военных. Вероятно, будь на месте этого монстра любая другая живность, она бы без оглядки кинулась прочь, стараясь не привлекать к себе внимание. Да о чём тут говорить? Мелена и то, насколько бы уверена не была в своих силах, но против вооруженного отряда, даже со своей скоростью и силой, не сунулась бы вот так в лобовую атаку. Однако, так же ясно, как и слышала окружающие запахи, оборотень чуяла и бурлящее в демоне желание разорвать, растерзать тех, кого ощущала добычей. Тварь не была голодна, но, увидев перед собой потенциальную цель, без раздумий метнула своё тело вперёд.
Оборотень ощутила, как шерсть на загривке встаёт дыбом и из горла рвётся чуть испуганное рычание. Невзирая на громадные размеры, демон передвигалась ничуть не медленнее чем самые вёрткие представители своего вида. Тонкие и обманчиво хрупкие лапы, мелькая, слились в одну полоску. Семипалые кисти цепко хватались за кирпич, а небольшой, но гибкий хвост то и дело вился, но ни разу не задевал боков монстра, видно, шипы были острыми не только на вид.
Будь студентка на месте демона, она бы просто спрыгнула с более-менее приемлемой высоты на головы горе-охотников. Но тварь, чьи суставы и когти больше были приспособлены для лазанья по отвесным поверхностям, за чёт чего она и развивала такую скорость, до последнего не желала терять возможности маневра, и неслась вниз, активно перебирая лапами.
За те несколько секунд, что потребовались демону, чтобы преодолеть разделяющее противников расстояние, Мелена только и успела, что посочувствовать боевикам. Сама для себя, оборотень уже решила, что если они тварь хотя бы не ранят, то на рожон она уж точно не полезет. В основе своей, техника её боя представляла собой прыжок сверху на крупных монстров — туда, где они не могли бы её достать. Но у этого создания наличествовал её и хвост, так что подобная методика здесь бы не подошла. Так что, студентка, подумав и оценив опасность, решила, что для развлечения она может найти себе и более безопасного противника. А этого она тоже уничтожит, только чуть позже и предварительно запасшись чем-то более значимым, чем просто когти и зубы, капканом например.
В эту секунду, раздались первые выстрелы, но они в любом случае уже безнадёжно опоздали. Демон, легко уйдя с линии атаки, наконец, посчитал, что достиг нужной точки и, оттолкнувшись всеми конечностями сразу, прыгнул в центр кучки людей. Сморщившись, Мелена посчитала, что фактически бой уже закончился и принялась продумывать пути отступления, а потому момент, когда эльф что-то выкрикнул высоким, но неожиданно сильным голосом и взмахнул резко рукой, едва не ускользнул от её сознания. В ту же секунду испуганно взвизгнувшая тварь окуталась как будто бы в зеленоватую сетку и, зависнув в воздухе, принялась дергаться, силясь выпутаться. Но ей не дали такой возможности.
Прозвучали автоматные очереди, и спустя минуту, а может меньше, всё было кончено.
Пачкая белый снег в грязно-зелёный цвет собственной крови, тварь шлёпнулась на землю. Один из военных, направив ствол автомата на труп подошёл ближе и потыкал мыском ботинка в оскаленную морду, а затем, повернувшись, сделал некий знак рукой, который видимо должен был обозначить «чисто». Или что-то в том же духе, но Мелена для себя, его интерпретировала именно так. Люди перекинулись парой фраз, смысл которых уловить из-за свистящего ветра было невозможно, но прислушивающийся к беседе рад, поставил точку в разговоре, мотнув головой в сторону, откуда они пришли. Кивнув в знак согласия, лидер группы отпустил иномирца в компании ещё двоих солдат, остальные остались около тела.
Посмотрев на это всё, девушка решила, что пара бы уже и сваливать. Все, что было нужно, она увидела. И даже больше того! Стелясь по поверхности крыш, она неслышной тенью скользила по снежному покрову, оставляя после себя, правда, вполне ощутимые следы. Сейчас оборотень меньше всего думала о том, что бы остаться незамеченной или как бы то ни было скрывать своё присутствие. В это мгновение, у неё перед глазами стаяла только одна картинка: взмахивающий рукой эльф и извивающаяся в сверкающих зеленью оковах тварь. Что это было? Магия?
В голове как бы отвечая на этот вопрос, сразу же всплыл разговор с Денисом, который состоялся практически сразу после появления демонов. Он ведь тогда кажется, упоминал, что для радов колдовство так же естественно, как для людей технологии или, как он там тогда выразился? Похоже, действительно, упоминал. Но из головы у Мелены просто-напросто выпал сей факт. Так что не удивительно, что, столкнувшись с подобным явлением, у оборотня сучился лёгкий шок. Хотя в таком случае, совершенно естественно, что эти остроухие колдуны чуют местонахождение демонов безо всяких приборов. Зачем магам ещё и технические приспособления?
Она перепрыгнула очередное препятствие и, выпустив коготки, принялась за очередной спуск по отвесной стене.
Но в свете последних новостей, совместная команда из боевиков и мага, или как тогда их обзывал Денис, больше не казалась студентке смешной или слабой. Получается, что радовские жрецы — вот правильное название! — весьма серьёзный туз в рукаве. И весьма опасный.
Девушка почувствовала, что по коже пробежала стайка мурашек, но отнюдь не от пронизывающего ветра. Она представила, что бы было, если бы она столкнулась с такой группкой охотников. Если от военных она бы ещё смогла уйти, то от жреца — едва ли. Хотя, если брать во внимание тот факт, что неизвестно будет ли на неё воздействовать их колдовство, то шанс ещё оставался, ведь не чувствуют же её эльфы когда ловят тварей, или это потому, что как-то настраиваются именно на них? В конечном итоге, в любой книге пишут, что на любое существо, заклинания действуют по-разному. Так может и на неё они не подействуют?
Но, подумав, девушка решила не слишком-то обольщаться. В отличие от авторов пресловутых книжек, она не верила, что заклинания для каждого нужны свои. Ведь и для зверя, и для человека сгодиться одинаковая пуля. Так что и магия, если уж сгодилась для потусторонних тварей, сгодится и для обнаглевшего оборотня. Так что — пришла к выводу Мелена, — если уж доведётся столкнуться в бою с магом, то его нужно или сразу же убивать, или очень быстро драпать, третьего не дано.
Задумавшаяся девушка так глубоко ушла в свои мысли, что, почуяв острый запах демона, испытала чувство, как будто бы налетела мордой на стену. Резко затормозив и, чутко принюхавшись к снегу, она огляделась, встревожено поводя ушами.
Сейчас она находилась буквально в паре кварталов от своего дома, а, потому ощутив, что тут располагается гнездо очередной твари, студентка испытала, сначала недоверие, затем переросшее в хорошую злость. Весь сегодняшний вечер не способствовал тому, чтобы создать у Мелены благодушное настроение. Собственно, при начавшейся «чёрной полосе», другого она и не ждала. Но сейчас, наткнувшись на чёткую дорожку к близкому логову демона, расположившегося на столь малом расстоянии от её собственного жилья, девушка просто вышла из себя.
Она сама ещё толком не осознала, но уже встала на след и на спринтерской скорости помчалась на поиски, наверняка близкой, цели. Чтобы настичь ничего не подозревающую мишень, ей потребовалось не больше пяти минут. Не ожидавшая нападения тварь, громогласно взвизгнула, кода на неё упала активно работающая когтями туша. Озверевшая от долгого бездействия, от накопившейся и требующей выхода энергии, от бушевавших недавно в крови эмоций плоть до омерзительного для неё чувства страха, оборотень бесилась сейчас, без всякого плана атакуя демона. Тварь не представляла из себя ничего по-настоящему интересного, да и размерами изрядно уступала уже виденному сегодня. Так что просто врезавшаяся в мясорубку Мелена, выбрасывающая накопившуюся в душе агрессию на подвернувшегося под лапу монстра ничем толком не рисковала. Вероятно, девушка и сама это понимала, хотя будь она чуточку спокойней, то, конечно же, никогда бы не бросилась в бой так глупо.
Катавшийся по крыше комок сцепившихся друг с другом клыками и когтями тел издавал то громкое рычание, то звонкий визг и скулёж. Так что совершенно не удивительно, что на весь этот гам явилась компаньонка атакованной твари.
Ощутившая в последнюю минуту опасность, Мелена, уже ничего не могла сделать — глобальная, финальная гадость «чёрной полосы» случилась. В то мгновение, когда ей уже удалось сомкнуть клыки на затылке вёрткой твари и сжать челюсти, ей в бок с силой ударилось что-то раздирая шкуру и режа мышцы. От боли у Мелены, потемнело в глазах, и единственное на что её хватило, это не взреветь дурным голосом, хотя больше всего хотелось именно этого. Она ещё крепче сжала клыки, ломая основание черепа первому демону.
Это спасло ей жизнь. Раненая, она избавилась, однако от одного из своих противников и получила шанс разделаться со вторым.
Почуявшая слабину со стороны врага, тварь, радостно взвыв, дёрнулась вонзить клыки в холку зверя. Мелена, вовремя ощутившая намеренья демона и уже чуть пришедшая в себя, дёрнулась, поднырнув под привставшего на задние лапы монстра. Её приём удался. Клыки демона прошли лишь на палец выше её шеи, в то время как пасть самой оборотня сомкнулась на подставленном горле монстра.
Заливая глотку, и пачкая густую шерсть, из раны хлынула густая зеленоватая жидкость с одуряющим запахом. Но, не смотря на полученные травмы тварь, продолжала жить!
А потому, оборотень обхватила его за плечи передними лапами, раздирая когтями покрытую мелкой чешуей плоть, и задними по-кошачьи развернувшись, принялась разрывать практически не защищенное брюхо демона. От боли и слабости, которые, однако, ощущались слабее с каждой минутой, девушка не позволяла себе задуматься о ситуации, в которой оказалась. Единственное, что сейчас чётко воспринимало её сознание — это то, что если она выпустит добычу, то неизвестно, сколько после этого она сама проживёт. Значит этого нельзя допустить!
Когда тело демона уже перестало издавать какие бы то ни было звуки и вовсе превратилось в безвольную куклу, только тогда Мелена позволила себе отпустить его, всеми четырьмя лапами отбросив в сторону.
Невзирая на то, что боль от ранения уже притупилась, но слабость всё не желала покидать тело оборотня. Девушка поднялась, на подрагивающих конечностях и пришла к выводу, что жить, не смотря на все усилия противников, будет.
Глава 23
Ещё несколько минут она постояла, чуть покачиваясь и ожидая, когда же уйдёт из глаз пелена, а из тела противная слабость. Белёсый туман, закрывающий обзор всё же согласился покинуть Мелену, а вот слабость всё никак не желала уходить. Глухо застонав, девушка отошла подальше и рухнула всем телом в лёгкие сугробики снега. Полежав пару минут и позволив себе немного отдохнуть, она, собравшись с силами, приподнялась, и, чувствуя, что ещё чуть-чуть, и останется лежать тут навсегда, принялась вылизывать полученные раны. На каждое движение шершавым языком, по телу оборотня проходила нервная дрожь, вызванная болью и слабостью. Ко всему прочему добавлялся ещё мерзостный вкус демонической крови, которой она была пропитана с головой. Частично, она попала и в рану, и сейчас девушка пыталась избавиться от этой отравы.
Больше всего в возникшей ситуации её страшило как раз то, что собственная кровь не спешила сворачиваться, хотя и замедлила скорость «утекания». Прошло около получаса, прежде чем вылизанные повреждения перестали кровоточить и начали с трудом, но срастаться. Это обстоятельство вызвало стон облегчения и новое падение в снег. Постепенно могучее тело оборотня стало нагнетать тепло внутри себя, и свернувшаяся калачиком Мелена, тихонько заскулив, снова принялась дрожать. Однако это была дрожь выздоровления, вызванная начавшими срастаться мышечными тканями, а не предсмертного замерзания, как недавно.
В среднем для того, что бы избавится от сработавшей не хуже яда демонической крови и прийти к такому состоянию, чтобы уже можно было без проблем подняться у студентки ушло чуть меньше часа. И в тот момент, когда к сознанию вернулась былая ясность, а тело уже более-менее стало слушаться, оборотень первым делом почувствовала позыв к рвоте и, ощущая на языке ненавистный вкус, с удовольствием позволила этому порыву взять верх над собой. Хотя, сказать по правде, оборотень сомневалась, что у неё тут был какой-то выбор. Тело решительно требовало избавиться от той гадости, которой она под завязку наглоталась.
Зато стоило избавиться от ядовитой дряни, и Мелена сразу же почувствовала себя значительно лучше. Удивлённо покачав головой, она вновь поднялась на лапы и осознала, что, не смотря на всё пережитое уже сейчас готова отправиться в дальнейший путь. Самым острым стимулом теперь стало чувство голода. Впервые с момента своего первого превращения она ощутила необходимость немедленно насытить свой организм белками, жирами, углеводами, а проще говоря, просто глобально нажраться.
Даже когда эти сумасшедшие врачеватели посадили её на вынужденную диету Мелена не ощущала такого голода как теперь. В отличие от того раза, сознание не туманилось, и животный инстинкт не брал над ней верх, напротив, разум сделался кристально ясным, а мысли стали прозрачными и чёткими. Однако именно в этот момент зверь взял над девушкой полный контроль.
Не было ощущения нереальности происходящего, не было безумной жажды охоты, не было азарта и бурлящего адреналина в крови. Странно, но никаких сильных или слабых эмоций оборотень не испытывала, более того те суматошные образы — мысли, что роились у неё постоянно в голове тоже можно сказать, что исчезли. Осталось только чёткое осознание необходимости найти еду.
Поднявшись на лапы, она ещё осознавала себя девушкой-оборотнем Меленой, но вот делая первый мощный толчок к краю крыши, она уже полностью стала обыкновенным зверем. Очень сильным, очень ловким, очень быстрым, но диким, не мыслящим существом. Не смотря на ещё не зажившие до конца и продолжающие болеть раны, зверь чёткими, экономными движениями двигался по направлению к тому месту, которое она ощущала логовом, и потому всеми силами сейчас стремилась к нему. Ещё из своих «человеческих» воспоминаний она припоминала, что в логове относительно безопасно и в нём всегда находится запас еды. Само место, где располагалось её жилище, как и весь этот город ее, совершенно не устраивал. И зверь не понимала, почему находится сейчас в нём и, что она вообще тут забыла, но пока над этим фактом она не задумывалась — нужно было достать еду. Только это сейчас имело значение.
Не прошло и пяти минут, когда животное забралось на крышу кирпичной коробки, в которой сейчас спало множество людей. Но они то, как раз её совершенно не интересовали. Поддев лапай дверцу, ведущую на чердак, она протиснулась в образовавшуюся щель и пружинистыми скачками понеслась вниз по лестнице. Оказавшись у нужной двери, животное не задумываясь, с силой врезалась в преграду, срывая её с петель. И не останавливаясь, проследовала из прихожей на кухню, совершенно не обратив внимания на успевшего привстать с дивана человека.
Денис, всю ночь прождавший сестру и так и не сомкнувший глаз, с ужасом и недоумением наблюдал за ворвавшимся в квартиру монстром. В основном, конечно, он был, что называется кабинетным работником, хотя приходилось ему участвовать и в военных операциях. Боевиком он понятное дело не был, но «диких» оборотней ему видеть приходилось. Так что не удивительно, что когда хищник ворвался в квартиру, парень мгновенно опознал в нём одного из тех, от кого старается избавится его организация. Дело осложнялось только одним обстоятельством: Денис прекрасно понял, что этот зверь является на самом деле его сестрой и потому, не представлял как себя вести. Однако так как оборотень им совершенно не заинтересовался, дало ему пару мгновений, чтобы прийти в себя.
Парень поднялся со своего места и, услышав лязг и грохот, раздавшийся с кухни, осторожно приблизился к дверному проёму. Оборотень же, которому надоело безрезультатно ковырять дверцу белого ящика, встала на задние лапы и, обхватив коробку передними, портя покрытие когтями, вывернула её и уронила на пол. Разумеется, это вызвало звяканье и грохот, от которого животное испуганно присело на задние лапы и, прижав крупные уши к голове, взволнованно бросила торопливый взгляд в сторону двери. Там уже стоял бледный до синевы Денис, и его присутствие неким образом успокоило зверя. Теперь она даже с некоторой гордостью осмотрела валяющийся на полу ящик с распахнутой дверцей, разлитыми по полу супами и разбившимися в дребезги банками.
Аккуратно обойдя осколки, она вытащила из недр холодильника целую курицу и принялась с урчанием жевать её не совсем разбирая, где кости, а где мясо. Хотя и кости ей, судя по довольной морде, разгрызать тоже нравилось.
— Господи. — Денис устало прислонился к косяку, глядя как измазанная в крови и некой зеленоватой гадости сестра уничтожает содержимое раскуроченного холодильника. Некоторое время он смотрел на творящееся безобразие, а затем, поняв, что оборотень больше интересуется разлитым по полу борщом, чем им, пошёл в сторону прихожей.
Выломанная дверь сразу как-то превратила маленький закуток в непроходимый заслон. Несколько секунд парень с нарастающим отчаяньем разглядывал пустой дверной проём и слушал раздающиеся за спиной звуки чавканья и довольного урчания, а затем, тяжело вздохнув, принялся ставить дверь на место. Естественно, повесить дверцу на петли было не возможно, их просто вырвало с корнем, но вот элементарно прислонить створку к косяку было необходимо.
Между делом, он выглянул на лестничную клетку. Шум, наверняка, слышали многие, но вот проверить, что его вызвало не вышел ни один. Он грустно усмехнулся и покачал головой. Сейчас Денис и сам не мог бы сказать, какие чувства испытывает в связи с данным обстоятельством. С одной стороны было конечно облегчение, что никто не увидит сестрицу в подобном состоянии, да и она сама никому не навредит, но с другой, трусость собственных сограждан слегка угнетала. Хотя, по-настоящему он не мог бы их обвинить, парень прекрасно сознавал, что сам едва ли не до дрожи в коленях боится свою родственницу и верней всего было бы сейчас сбежать да вызвать отряд боевиков — всё-таки безумный оборотень это слишком опасно.
Денис ещё намного постоял в прихожей, но тут со стороны кухни раздался звон и грохот, и любящий брат снова поспешил туда. Оборотень между тем была занят всё тем же, только на этот раз она добралась до содержимого морозильной камеры. Это было и не удивительно, в основе своей там лежала куча мяса, и то, что оно было заморожено до состояния каменистости, несколько не смущало голодное животное.
Сначала парень хотел помочь и поставить несколько кусков — размораживаться, но, подумав немного, решил, что с такими клыками сестрица и сама прекрасно справляется, а вот ему его пальцы ещё дороги, ну или руки — это если принимать во внимание аппетит, с которым поглощались съестные припасы.
Он недоумённо посмотрел на хозяйничающую около холодильника гигантскую тушу не то большой кошки, не то странного волка. Сейчас, во время приёма пищи стало очень заметны и вытянутая форма морды и излишняя массивность фигуры, но в то же время грация, крупные, скрывающие мощные когти лапы на мягких подушечках и плавные изгибы позвоночника, и, несомненно, кошачий зрачок в золотисто-янтарных глазах. Денис, растопыренной пятернёй растрепал и без того напоминающие воронье гнездо волосы, взволнованно дёрнул тяжёлую серьгу в ухе и резко развернувшись, вернулся в гостиную. Он вновь сел на диван, с которого встал несколько минут назад, и просидел так достаточно долго — уставившись в пустоту стеклянными глазами. В голове не было не одной мысли, и даже счёт времени он давно потерял. Потому, даже не заметил, что давно наступило утро и за окном стало светать, а значит если судить по часам, то день уже решительно вступал в свои права. Он выпал из своего заторможенного состояния только когда с кухни перестали раздаваться звуки бьющейся посуды, сытого урчания и сочного чавканья. Прошла пара минут и из дверного проёма показалась сама виновница.
— Ну что, и меня теперь сожрёшь? — Парень устало посмотрел на зверюгу.
Мелена, прижала уши к голове и просительно заскулив, подошла к сгорбившемуся брату и ткнулась носом в безвольно висящие кисти. Денис сначала никак не прореагировал, но, когда его пальцев коснулся шершавый язык, судорожно всхлипнул и порывисто обнял широкую шею оборотня. Он, конечно, не заплакал, хотя и ощутил сильное головокружение, когда его отпустило сковывающее на протяжении всей ночи напряжение. Однако сейчас ему было важно ощутить, что рядом с ним находится ещё кто-то живой.
Девушка терпеливо сносила тисканье, перебирающие мех пальцы и тихий, но вполне разборчивый мат в свой адрес. Что уж тут поделаёшь? Действительно заслужила. Она сама испытывала ужас от осознания того, что в том состоянии аффекта, в котором она прибывала всего несколько минут назад, могла не задумываясь, растерзала родного, пусть и двоюродного брата, вздумай он только встать у неё на пути. Тот к счастью подобной глупости не сделал.
Денису потребовалось около четверти часа, что бы полностью взять себя в руки, хотя возможно у него просто кончился запас ругательств. Он как раз пошёл по второму кругу.
— Я в норме. — Он немного отстранился, но рук не убрал, продолжая сжимать пальцами густую шерсть на загривке зверя. — Ты ранена. Перекидывайся, их нужно обработать.
Фыркнув, девушка отстранилась чуть в сторону, а затем и вовсе отошла шага на три и устроилась уже там. На этот раз брат отвернулся в сторону окна. После такой ночки совершенно не хотелось травмировать собственную психику ещё и видом «выворачивающегося наизнанку» оборотня. На этот раз изменение затянулось практически на две минуты, возможно, сказывались полученные повреждения, возможно ещё не совсем пришедшее в себя психическое состояние.
Наконец, переведя взгляд на сестру, парень увидел, что на ковре уже находится вполне человеческое создание. Девушка сидела в позе «недолотоса», когда для удобства, не слишком гибкие люди, просто перекрещивают ноги, а не кладут стопы на бедра.
Она с омерзением разглядывала, потёки демонической крови на коже и одновременно пыталась оценить ущерб, нанесённый собственному организму. Травмы, надо сказать, выглядели более чем значительно. Множество не слишком глубоких царапин по всему телу уже успели превратиться в бледные шрамики, а вот рваные раны на боку, бедре и, как чувствовала сама оборотень, на спине, начинающуюся в районе павой лопатки и опускающаяся практически до поясницы, хоть и успели малость стянуться, но всё равно выглядели устрашающе. Денис почувствовал, что жизнь сегодня решила на нём глобально оторваться и оружием своим выбрала его же собственную непутёвую сестру.
— Бог мой! Мелена! Немедленно иди в душ, я сейчас принесу лекарства. — Он вскочил и метнулся в сторону кухни, но нелепо замер на пороге, увидев, что вывернутый холодильник, это не единственное, что учинила его дорогая родственница. Девушка, заметно сморщившись, и с некоторым трудом встала на ноги.
— Ден, ну не суетись ты, у меня же регенерация уже полным ходом идёт. Кровь только, действительно пойду лучше смою. Ты бы, кстати, себя лучше успокоительного накапал, а то ты как полотно весь белый.
— Это же из-за тебя всё! Что с тобой случилось? Точно всё в порядке будет? — Он чуть дёрнулся от предложения накапать себе успокоительного и двинулся вслед за зашедшей в душ студенткой. Это конечно не совсем прилично, но, во-первых, он её уже не раз нагишом видел, во-вторых, ему даже после заверений, что всё в порядке, было слегка боязно за состояние сестры, а в-третьих, оставаться один он решительно не мог.
— Точно будет, я так уже попадала, — тёплые струи потекли по коже, силясь очистить её от уже засохших сгустков. — Просто нарвалась вместо одного демона на двух сразу, вот и не рассчитала слегка силы. Крови много потеряла. Башню фактически напрочь снесло. Но после капитальной жрачки всё на место встало.
Она поймала ртом капли и принялась жадно пить прямо из-под крана.
— Слегка не рассчитала? Ты что, на утренник детский отправилась? Или развлекаться пошла? Я тебя сам когда-нибудь прибью, если ты сама не справишься раньше! И что значит в порядке? У тебя раны должны в течение, максимум, десяти минут заживать! А это что такое? Это нормально?!
— Нормально, — Мелена примирительно глянула на брата, — не кричи так. У них на когтях микробы или что-то вроде того, регенерацию замедляет, и кровь, кажется ядовитая какая-то. Мне от неё резко так поплохело, хорошо, хоть выблевала её.
Денис с силой потёр лицо обеями ладонями и рассмеялся не то истерично, не то зло.
— Чёрт тебя возьми Мелка! «Регенерацию замедляет» — передразнил он сестру, — да что б ты знала, раны, нанесённые этими тварями, вообще не заживают! Твоё счастье, что ты оборотень, а не обычный человек! И яды на тебя никакие не действуют, ни химические, ни природные.
— Серьёзно? — Последнему обстоятельству девушка настолько поразилась, что даже рот приоткрыла от удивления, чего за ней отродясь не водилось. От этакой непосредственности Денис в сердцах махнул рукой и почувствовал огромное сожаление, что бросил курить, сейчас это было бы как нельзя кстати.
— Серьёзно, мы на твоих безумных собратьях чего только не проверяли. Природные яды вам вообще побоку, ну разве что помутит маленько, а химию всякую вы просто отрыгиваете. — Он помолчал немного, а затем признался. — Не знаю, правда, как вам это удаётся, яд выходит из глотки, даже если изначально попадает в кровь напрямую.
— Ты мойся, давай, и выходи, уже день давно. Я просто не представляю, что сейчас делать. Ты как, действительно в порядке?
— В полном. — Она ещё раз прополоскала волосы и, закрутив краны, принялась осторожно вытираться. — Больно только. Но это терпимо. Я вообще-то много шуму наделала?
— Да уж достаточно. — Парень так выразительно скривился, что оборотень испытала невольную грусть. — По дороге то хоть никого не убила?
— Нет, кроме парочки демонов, никого. Мы сейчас к тебе поедем? В организацию в смысле?
— А ты в состоянии? — Искренне поразился Денис. Мелена выбралась из ванной и, убедившись, что из ран не течёт кровь и они медленно, но верно срастаются, отправилась в комнату за одеждой. На кухню она даже заглянуть боялась и совершенно не представляла, как будет всё там убирать и приводить в порядок.
— Разумеется! Мы же вчера договорились. Только по дороге заскачем в кафешку какую, что бы я уж совсем в норму пришла. Просто, я решила, что пока ваши не дадут мне повода в вас усомниться, я буду тоже играть по правилам. А если я сегодня не явлюсь на встречу, которую и так до последнего оттягивала, представляешь, как это будет выглядеть? — Она с сомнением оглядела мятую, непонятно откуда взявшуюся в её шкафу мужскую рубашку и, откинув её в сторону, принялась напяливать на себя длинную шерстяную кофту с высоким горлом.
— Кажется, раньше ты, не смотря на всё это, решительно была против встречи. — Денис по-прежнему не слишком пришедший в себя после ночных происшествий пытался вписаться в бурное течение мыслей родственницы. Его же ход мыслей, был изрядно замедлен ещё и заметно сказавшейся бессонницей.
— Ха! Так раньше, уж если бы они решили играть нечестно, то им достаточно было бы нашпиговать меня на входе каким-нибудь обездвиживающем веществом, и можно брать тёпленькой. Теперь же, я знаю, что такой план в любом случае не сработает. А на кулачках я их побью и успею драпануть раньше, чем они опомнятся.
Денис покачал осуждающе головой и поморгал воспалёнными веками.
— Мел, ну что ты, они же прекрасно осведомлены, что яды на тебя не подействуют и в жизни бы не стали так подставляться. Если бы тебя хотели достать, то вовсе не обязательно было бы устраивать всё это. Поверь, что бы избавиться от оборотня, пусть даже и разумного есть способы и попроще.
— Зачем же было устроено всё это? — В студентке сейчас проснулся параноик, хотя точнее будет сказать, что просто более явно себя проявил.
— Да что бы завоевать твоё доверие! Чёрт. — Он тряхнул головой. — Ты собралась? Тогда пошли уже.
— Так в кафешку-то заедем? — Мелена не собиралась забывать о столь насущном вопросе, тем более, что, не смотря на то, что совсем недавно она уничтожила все собственные запасы провизии, есть всё равно хотелось.
— Заедем, я если кофе не выпью то сдохну. Да и позавтракать не мешало бы. — Он задумчиво глядел, как девушка нахлобучивает на голову шапку.
— Так давай быстрее! — И Денис действительно счёл за благо поторопиться.
Выходя из квартиры, оборотень с лёгким ужасом смотрела, как брат аккуратно прислоняет дверь к косяку и, предпочла поскорее покинуть собственный подъезд.
До кафе добрались быстро, просто заехали в первое попавшееся, где изрядно обрадовались сделанному заказу. Вернее его количеству. Денис-то, в самом деле, заказал только кружку кофе и яичницу с салатом, а вот Мелена даже в меню не посмотрела, сказала просто принести всего, что имеет наибольшую массу и количество, и чего не придётся ждать дольше пятнадцати минут.
— Так ты не расскажешь, что с тобой сегодня случилась? — Вторая кружка, наполненная кофеином, наконец, в должной мере взбодрила парня, а нормальная еда привела в обычное, разговорчивое состояние.
— Можно. — Мелена с удовольствием вгрызлась в куриную ножку и в перерывах между жеванием и откусыванием поведала, как лопухнулась, не проверив на наличие в окрестностях второй твари, и как она умудрилась превратить нормальный бой в звериную схватку. Не преминула она рассказать и о подсмотренной схватке между боевиками и здоровым демоном. Денис подтвердил её опасения.
— Всё верно, рады действительно являются нашим эквивалентом магов. Вернее их жрецы, я же тебе уже рассказывал, только тогда мы сами толком ничего этого не знали. Но магия у иномирцев действительно общедоступна, хоть и весьма дорогостояща, за счёт того, что всё-таки встречается у немногих представителей их расы. Но любого проявившего к ней способности тут же посвящают в жрецы. Видно для того, чтобы ни разбрасываться ценными кадрами. У них храм что-то вроде училища для магов.
— Постой, постой. — Мелена наморщила лоб, припоминая далёкую беседу, состоявшуюся на ту же тему. — Ты же, кажется, рассказывал, что их жрецы потому и являются жрецами, что им силу даёт их бог?
— Не совсем так. Мы тогда, говорю же, сами ничего не понимали, так что те сведения не точны. Да и какие это тогда были сведения? Так, обрывки предположений. Мы же сразу после первого контакта и говорить-то нормально не могли, не то, что объяснять противоположной стороне тонкости культуры и традиций.
— Значит, силу они не от бога свого черпают?
— Мелка, ты слушай, а не перебивай. Во-первых, не бога, а богини. Запомни на будущее, это важно. Далее, объясняю по порядку. Храм это действительно место, удалённое от сует мира и отнюдь не каждый жрец является магом. Там соотношение примерно один к пяти. Не слишком много, но и немало. Но это внутри Храма, в «миру» же, дети со способностями к магии рождаются примерно один на пять тысяч, а то и реже. Однако каждого, даже самого слабенького мага в любом случае посвящают в жрецы. Что ещё примечательно эта вера у них распространена даже более нашего православия, и заметно у него выигрывает в том смысле, что не делиться на всякие: протестантство, католичество, христианство. Может показаться странным, что если в жрецы записывают всех магов поголовно, то нет недовольных, но в том-то всё и дело, что недовольных действительно нет. Какое бы отношение не было у радов к Храму, но почтение перед ним несомненно. Там конечно много тонкостей, но не это сейчас главное.
— Основное, то, что их богиня действительно, как бы это нелепо не звучало, отзывается на мольбы своих эмиссаров и, насколько мне известно, в редчайших случаях даже сама является, если находит что-то пришедшееся ей не по нраву. Вот тут-то и кроется основная фишка повсеместного почитания представителей этой профессии. Даже те жрецы, которые не являются магами, могут творить маленькие чудеса. В основе своей это правда не какое-то физическое воплощение, вроде той мерцающей сети, о которой ты рассказывала, но тоже весьма впечатляюще. Чаще всего, жрецы могут неким образом влиять на сознание. Внушать доверие, успокаивать, можно даже сказать умиротворять, они, кстати, как-то странно воспринимают кошмары и умеют от них защищать. Доходит даже до того, что жрец при должном уровне «просветления» или как там у них это называется, может лечить безумие. Ну и чисто способности служителя светлой богини. Отвадить нечистую силу, например. И не надо мне тут так саркастично улыбаться, что бы ты знала, этих демонов они действительно воспринимают как демонов. И борются с ними не их пресловутые маги, которых один к пяти, а самые обыкновенные жрецы. Вот так-то.
Глава 24
— Постой, так это были даже не маги? — Мелена почувствовала, что несуществующая сейчас шерсть на загривке встала дыбом.
— То есть, всякие волшебные сети может любой эльф творить? Ну, то есть любой их жрец?
— Фактически да. — Денис недовольно посмотрел на остатки кофе в чашке и с сожалением отставил её в сторону. — Правда, тут стоит учитывать тот фактор, что подобное воздействие он может оказывать только на так называемое «зло». На человека же, пусть даже законченного отморозка это не подействует, а вот на этих демонов, как мы видим, очень даже.
Девушка поджала губы и решилась-таки спросить то, что её действительно волновало.
— М-м-м, Деня, а вот на меня скажем, такая сеточка подействует? Я же по сути уже не человек?
Брат нахмурился и, побарабанив пальцами по столешнице, вынужден был признаться:
— Вообще-то я не знаю, испытаний по понятным причинам никто не проводил, а предположения можно строить, сама понимаешь, какие угодно. Оборотни вообще существа весьма интересные. Ты же вот вроде бы и человек, и зверь, и разумом ты обладаешь, хоть немного и ущербным… ой! — За последнюю реплику парень получил увесистый подзатыльник и недовольно покосился на карающую длань, но и спорить по данному вопросу всё же не стал.
— Короче ты вроде бы и магическая тварь, однако, все твои превращения происходят на физиологическом уровне. Ты можешь посещать святые места, а вот нечисть на это не способна. — Оборотень внимательно слушала, хотя и не стала заострять внимание рассказчика на его собственную оговорку на счёт «нечестии». Но отметила про себя, что этот вопрос тоже было бы неплохо, потом уточнить. Так, для коллекции.
— А вот кстати, — Денис неожиданно оживился. — Меня давно интересует вопрос, действует ли на оборотней серебро? Понимаешь, проверять-то нужно на живом, а они нам в руки пока что не давались. Да и тратить драгоценный метал на проверку мифического способа убийства, нам никто не даст. Начальство всегда в ответ советует с осиновым колом на бой выйти, а этот вопрос не только меня, между прочим, интересует! Так действует или нет? Развей мои сомнения.
Мелена покривилась, но вынуждена была ответить.
— Действует. Я сама ведь поначалу свои способности с мифами сверяла. Осина, кстати, для меня просто деревяшка, как берёза или ясень. А вот серебро действительно жжётся. Не так что бы уж очень сильно, но вот ожог получить можно, если держать подольше. Сначала лёгкая сыпь, что-то вроде раздражения, и уже тогда весьма болезненно, а после, раздражение становится всё сильнее. Подозреваю, что если постоянно прижимать серебро к коже, то она и слезть может. Хотя я сама, ясное дело, до такого не дотягивала. И сходят ожоги не так уж заметно, но всё же медленнее.
Денис задумчиво потёр рукой лоб пальцами и, неожиданно, спохватился.
— Так ты поела? Пошли уже. Мы и так опоздали больше чем возможно.
Девушка обречённо подняла глаза к потолку, но на нём ничего кроме неярко горящего светильника не было. Так что она согласно покивала и поднялась вслед за братом.
Стоило сесть в автомобиль, Мелена, всё же решившись, попросила Дениса привести её квартиру в порядок. Он немного странно на неё посмотрел, но в итоге согласился, сообщив, что насчёт двери договорится уже сегодня, есть у него нужный телефончик, а ключи тогда передаст ей. Мелена облегчённо кивнула. В течение всего пути, пока парень молча вёл машину, Мелена глядела в окно, пытаясь найти в душе хоть капельку возбуждения или волнения от предстоящий встречи. Однако кроме пустоты там ничего не было. С одной стороны это не очень-то правильно, ведь сейчас она едет фактически сдавать себя властям — это если они поведут себя так, как думалось оборотню. С другой стороны, её чувства более чем оправданы. Бессонная ночь, полная беготни, изматывающих боёв, потеря нескольких литров крови, которые уже были восполнены, но всё равно напоминали о том, что их отсутствие имело место быть — всё это отрицательно сказывалось на выработке адреналина. В данную минуту, студентка лениво вглядывалась в проплывающие мимо здания и автомобили, думая о чём угодно, но не о предстоящей встречи. Единственное, что портило её безмятежное состояние, так это уже превратившиеся в шрамы ранения. Кожа в этих местах зудела и чесалась страшно, но и это должно было скоро пройти. А вот самим шрамам предстояло рассасываться ещё дня три, как напоминание о её беспечности.
— Приехали, вылась, давай. — Денис вытащил ключи из замка зажигания и, отстегнув ремень, выбрался на улицу.
Мелена последовала его примеру, удивлённо разглядывая место, в которое они прибыли. Признаться, она ожидала, что её привезут в какой-нибудь загородный бункер, а на самом деле они находились хоть и на окраине, но всё же Москвы. Девушка даже смутно припомнила, что тут уже бывала. Буквально в пятистах метрах от этого места находился большой музей, какой-то восточной культуры. Их сюда от института водили с экскурсией. Сейчас над студенткой возвышалось громадное здание, не столько высокое, сколько массивное и громоздкое. В высоту строение не превышало и десяти этажей, но вот в длину было весьма внушительно, и, судя по массивности архитектуры, можно было предположить, что в глубину оно, тоже более чем впечатляюще. Подъезд у этой махины был только один, за стеклянными дверьми которого виднелся силуэт охранника. Оборотень изумлённо покачала головой, она себе немного не так представляла секретное государственное учреждение, занимающиеся отстрелам иномировой нечестии и поиском опасных оборотней.
Братец подскочил к застывшей девушке и, схватив её за кончик шарфа, дёрнул в направлении входа.
— Ты долго ещё стоять собираешься? И ведь обязательно на самом ветру. Пойдём, насмотришься ещё.
— День, мне казалось, что ваша организация в полях, да лесах где-нибудь стоит, зачем её посреди города поставили-то? — Она не удержалась, что бы, не утолить собственное любопытство.
— Я то откуда знаю? Да и представь, как мы бы туда каждый день добирались бы? Все сотрудники, в основном, ведь в Москве живут. И так половина из-за вечных пробок опаздывает. — Он на секунду задумался, и уже берясь за ручку, добавил. — Или врут так. Может просто поспать любят.
Когда они оказались внутри, девушку приятно удивило тепло окутывающее помещение. Обычно, как ей представлялось, будто в различного рода учреждениях на отоплении вечно экономили, здесь же подобного что-то не наблюдалось. Кроме того, система охраны внушала невольное уважение. По крайней мере, сама оборотень с искренним любопытством разглядывала небольшие камеры под потолком и огнестрельное оружие в руках охранников.
Что примечательно, она чувствовала, что охраны вокруг понаставлено значительно больше, чем было нужно для рационального обеспечения безопасности. Если тут, конечно, не ждут одного не слишком дружелюбно настроенного оборотня. Девушка покачала головой, и жест этот выглядел более одобрительным, чем считала она сама. Во всяком случае, это демонстративное недоверие со стороны до того утрированно добрых властей пришлось ей больше по вкусу.
Пока родственники шли по прямому, не слишком длинному коридору, оборотень постоянно ощущала на себе множество настороженных взглядов. И к тому моменту, когда они с братом дошли до двери в конце, нервозность не только успела проснуться, в, казалось бы, слишком усталом организме, но и достигнуть своего апогея. Так что, когда очередной охранник плавно потянулся почесать нос, она резко вздрогнула и со свистом втянула в себя воздух.
— Спокойно. Мел, это естественно, что тебе не слишком-то доверяют, но подожди немного. На тебя не нападут, так что прекрати царапать своими когтями мою руку. — Голос Дениса сначала спокойный и размеренный, в конце фразы превратился в настоящее шипение. Мелена, вняла просьбе родственника и, отпустила его локоть, который умудрилась поцарапать даже сквозь толстую зимнюю куртку. Как ни странно, кроме не совсем к месту вылезших когтей, в целом ни выражение лица, ни характер движения не выдавали, насколько же внутренне она сейчас была напряжена.
В итоге, они достигли цели своего пути и оказались в весьма скромно обставленном кабинете. Множество ламп дневного света не оставляли ни малейшего шанса даже для самой завалящей тени. И, стоило оборотню оказаться в комнате, и попасть под прямыми лучами, как те больно резанули по ставшим излишне чувствительными, после более тёмного коридора, глазам.
Невзирая на скромность обстановки, можно сказать даже едва ли не бедность, выглядевшей старой, хотя и добротной мебели, комната эта имела важное качество. Она была большая. Не настолько, чтобы могла считаться залой или чем-то в том же духе, но вполне достаточной, для того, чтобы вместить в себя не только обе стороны переговорщиков, но и несколько человек охраны. Мелена огляделась и с трудом подавила тяжёлый вздох. Она и так за последние несколько суток изрядно вымоталась, а тут возможно опять придется драться. Если говорить по совести, оборотню подобного вовсе не хотелось. Сказывалась усталость. Ещё несколько секунд назад бурлящий в крови адреналин ушёл, прихватив с собой и азарт, и подозрительность, оставив лишь желание побыстрее со всем закончить.
Так как на данный момент от встречающей стороны присутствовала только охрана, родственники устроились в креслах для гостей и принялись ждать. Мелена не заметила, что бы кто-то побежал докладывать об их приходе, и не представляла, нужно ли ей кок-то самостоятельно сообщить о своём прибытии, так что, подумав об этом даже слегка заволновалась. Ведь, чтобы она не думала обо всей этой затее, но не хотелось бы испортить всё, пусть, даже если шанс благополучного заключения «союза», был столь вызывающе мал. Девушка скосила глаза на Дениса. Тот, похоже, если о чём и волновался, то явно не о том, как бы известить начальство о своём прибытии. Из чего студентка сделала вывод, что тут и без них справятся, и облегчённо расслабилась, выкинув из головы все лишние мысли. Правда даже в таком порядком измотанном состоянии, пусть даже не столько физическом, сколько душевном, она не переставала вслушиваться в запахи напряжения и внимания, исходившие от охранников и улавливать краем глаза любое их движение. Ну, просто так — на всякий случай.
Ждать им, кстати, пришлось не долго. Уже спустя пять, может быть семь минут, в комнату вошёл Денис Аркадьевич. Он приветливо улыбнулся, кивком поприветствовал Дениса, а вот растерявшейся Мелене, пожал руку, поблагодарил, что она всё же пришла, как и обещала. Хотя и не преминул заметить, что её ждали раньше.
— Признаться несколько опасалась нашей встречи. — Мелена начала беседу весьма прохладным тоном, не подержав начавшийся обмен любезностями. — И, судя по тому, что я вижу, — она кивком указала в направлении охранников, парни, глядели на гостью с прищуром, как в прицел винтовки. Страшно от этого не было, но и удовольствия, осознание, что в тебе видят потенциального противника, не доставляло. Тем более что чувства эти были взаимны. — Ваши слова, о том, что со мной готовы идти на контакт и хотят договориться о сотрудничестве, не совсем правдивы.
Он обезоруживающе улыбнулся.
— Мелена, ну поймите, вам, мы тоже не можем до конца доверять. — Мужчина обошёл стол и опустился на своё место. — Даже притом, что до сего момента вы не проявили никакой агрессии, мы должны быть готовы к тому, чтобы защититься в случае нежелательного стечения обстоятельств. Однако не думаю, что смог бы самостоятельно отбиться от вас, даже имей я при себе оружие, так что, приходиться надеяться на профессионалов.
— Но и у меня нет оснований доверять вам. — Девушка не собиралась принимать точку зрения противника. — Если притом, что я, возможно, могу напасть на вас, то, что мешает вам напасть на меня? Вы ещё замете, что если как вы считаете, буду нападать в силу звериных инстинктов, то подумайте ещё и над тем, что, заставляя меня ощущать себя в ловушке, вы тем самым только спровоцируете агрессию с моей стороны. Тем более, вам не кажется, что несколько поздновато вы вспомнили об осторожности? Если бы я хотела вас убить, я бы сделала это вчера. Если бы я хотела сбежать, я сделала бы это ночью. И если даже я внезапно возжелаю вашей крови. — Она выразительно улыбнулась, продемонстрировав заострившиеся клыки. — Ваши ребята всё равно не успели бы мне помешать.
Мужчина отвёл взгляд куда-то в сторону, похоже, подобные мысли приходили к нему и сами, но чувство самосохранения оказалось сильнее и следствием этого и стало привлечение такого количества охраны.
— Ну, зато, они смогли бы не выпустить вас отсюда, — Денис Аркадьевич побарабанил пальцами по столешнице. — Ребят, подождите за дверью.
Мужчины переглянулись и один, видимо главный здесь, недовольно проворчал.
— Вы бы поосторожней тут, — на фокус с клыками обратили внимания все, так что никто не питал иллюзий, на счёт того, кто же к ним пожаловал. Поэтому перед тем как уйти, он бросил многообещающий взгляд в сторону наблюдающего за ними оборотня и приказал, — пошли парни.
— Ну, — когда за вышедшими закрылась дверь, тёзка её брата вновь улыбнулся. Мелена даже поразилась его выдержке. Судя по всему, ей здесь или доверяли, больше чем казалось, или боялись меньше, чем хотели представить. Студентки почему-то казалось, что тут было верно и то, и другое.
— Теперь вы чувствуете себя спокойней?
Девушка не показала, что произошедшее имеет какое-то значение, но поза её стала значительно более расслабленной.
— Итак? С чего начнём?
— Вам уже известно, что наша цель это сотрудничество с вами и поиск оборотней похожих на вас. Как вы знаете, для нашей организации стало сюрпризом, что встречаются и разумные оборотни. И хорошенько осмыслив данное обстоятельство, мы пришли к выводу, что было бы неплохо найти подобных вам и предложить им присоединиться к нам. Вернее, — он замялся на мгновение, но почти сразу продолжил. — Это необходимо — найти их, остальное уже по обстоятельствам. Вы сами должны понимать, что даже если оборотень не теряет человеческую сущность, то он вполне может оказаться, помимо прочего, преступником. И мы должны быть готовы к возникновению любой нестандартной ситуации.
— Знаете, Мелена, вы же по себе видите, что доверять нам, ваши сородичи будут едва ли. И, если вы будите с нами, то в последствии можете стать тем фактором, который позволит вашим собратьям понять, что мы не желаем им зла.
— Это если я буду вам доверять. — Оборотень недовольно скривилась. — Всё что вы тут говорите довольно интересно, но признаться, я не думаю, что смогу стать «первой ласточкой». Просто не вижу причин, по которым я должна была бы вам довериться. М-м-м, знаете, даже если отбросить всю параною, я не понимаю, чем могу быть вам полезна. Ну, всякие эксперименты, которые я не горю желанием позволять на себе проводить, и сам факт сотрудничества, это понятно, но зачем мне-то это сдалось? Что я с этого всего буду иметь, если соглашусь?
Казалось, от такой постановки вопроса, Денис Аркадьевич даже слегка растерялся, но тут же понимающе усмехнулся и прекратил казаться всё понимающим альтруистом и стал больше похож на начальника большой организации, увидевшем интересный путь решения поднадоевшей проблемы.
— Так вас интересует это? — Он кашлянул. — Признаться мне казалось, что вы просто не верите в наши благие намеренья.
Она насмешливо фыркнула.
— Я поняла, что вы считаете, мня дурой, живущей за счёт инстинктов и идей о равенстве и братстве людей и оборотней. Так вот, придётся вас огорчить, это в корне неверно. — Она украдкой взглянула сначала на брата, тот оказалась, весьма заинтересованно слушал её отповедь, а затем перевела взгляд непосредственно на собеседника. Он не выглядел удивлённым, но слушал внимательно. Она по-прежнему оставалась непонятным фактором, который следовало определить точно. Девушка вздохнула.
— В благие намеренья я просто не верю. Ни в ваши, ни в чьи бы то ни было ещё. Возможно, вам покажется это эгоистичным и диким. Но мне абсолютно плевать, что будет с другими оборотнями. Найдёте вы их или нет, это ваши проблемы. Конечно, для их поиска вам понадобятся сведения, которые могу предоставить вам я. Но и на это меня, если честно, заботит мало. Ваши проблемы решайте сами — без моего участия. Однако изначально всё затевалось именно для того, что бы я чувствовала себя в безопасности от вас и ваших людей. Так что я прекрасно понимаю, что сотрудничество необходимо. Вот только, мне интересно, что я буду со всего этого иметь? Прошу прощения, но жизнь в роли вашей подопытной свинки в обмен на то, чтобы на меня не устраивали охоту меня, прямо скажем, совершенно не устраивает. Вот мне и интересно, что вы можете мне предложить такого, что бы я согласилась на сотрудничество.
Мелена выжидающе замолчала. Она предельно честно обрисовала свою позицию, сейчас всё зависело только оттого, что скажет на это представитель властей.
— Вот это уже разговор. — Он довольно улыбнулся и откинулся на спинку кресла.
— Мы вовсе не собираемся держать вас взаперти или что вы там ещё напридумывали. Вы, не смотря ни на что, остаётесь гражданкой России, независимо оттого, можете вы перекидываться зверем или нет. И в связи с этим, у вас по закону есть определённые права. — Оборотень саркастично усмехнулась, но промолчала. Реши они, что мёртвый зверь им интереснее, так ни о каких правах и не вспомнили бы. Она была в этом уверена, собственно, на их месте она поступила бы точно так же. — Мы предлагаем вам заключить с нами договор и работать на нас. — Мелена удивлённо приподняла брови, Денис молча внимал, так же вникая в ситуацию, которую навязывали его сестре.
— Нас, конечно, интересуют некоторые аспекты вашей психологии и физиологии, и мы были бы вам благодарны, если бы вы приняли участие в нескольких проектах. Но мы оставляем право выбирать соглашаться на это или нет за вами. Однако это не основное для чего мы хотим видеть вас в наших рядах. Ваши способности и знания были бы неоценимы в роли, м-м-м… приглашенного специалиста. Конечно, вы не можете являться боевиком, для этого у нас есть более — здесь он замялся, будто подыскивая слово, — квалифицированные в этой области сотрудники. Хотя ваши физические данные и превосходят те, что доступны людям. Но в качестве того, кто сам является оборотнем и понимает, как думают остальные и способен помочь в их поиске, вы неоценимы.
— Э-э, — Мелена настолько растерялась, что не знала, что можно ответить на данное предложение. — Не совсем уверенна, что я действительно понимаю, как думают другие оборотни. Я же никого из них прежде не встречала.
Денис Аркадьевич покровительственно улыбнулся.
— Этого и не нужно, вы же сама являетесь оборотнем, ваши реакции естественны для таких, как вы.
Девушка покривилась. Последняя реплика прозвучала не слишком то лестно.
— Хотите сказать, что предлагаете мне работу? И какова же оплата?
— Думаю это можно обсудить позже. Сейчас мне интересно, вы согласны?
Мелена мысленно поморщилась. Что ответить? Работа это конечно прекрасно, но вот что эта работа будет из себя представлять? Совершенно ясно, что её не хотят терять из виду, и отпускать на все четыре стороны. Это, безусловно, не совсем то, что может её устраивать, но на самом деле не имеет сейчас большого значения. На самом деле эта ситуация станет, да что тут говорить, уже стала проблемой и тут есть только одно «но» позволяющее с ней мириться. Она не актуальна. Оборотень не собиралась пока никуда уходить или пытаться скрыться от властей, желающих контакта. Быть может, сказывалось общее усталое состояние, но сейчас не хотелось ничего менять в своей жизни. Тем более куда-то бежать, от кого-то прятаться — это всё было лишним, учитывая то, что пока ей никто и не угрожал. А что будет дальше неизвестно, но и для неё было бы лучше знать, что делают те, кого она опасается. Вспомнилась поговорка: «друзей держи близко, а врагов ещё ближе». Конечно, эти ребята небыли её врагами, пока, по крайней мере. Но всё же.
— Мел, соглашайся. Это сейчас наилучшее решение. Вот тот выход, который устроит обе стороны. И работу получишь, ты ведь давно хотела найти нормальную работу, а не зависеть от мамы. Ну?
— Про маму хорошо вспомнил. — Девушка язвительно ухмыльнулась. — Я бы хотела увидеть договор или если его ещё нет, то и внести несколько пунктов от себя.
— То есть вы согласны? — Денис Аркадьевич довольно улыбнулся. Он, в общем, и не сомневался. Мелена была весьма умной девушкой, и сегодня он в этом окончательно убедился. Эта её вечная подозрительность и пессимистичный взгляд на вещи, причинял значительные неудобства в ходе переговоров, но, окажись она более доверчива, сказать по правде, Денис Аркадьевич бы расстроился. Конечно, из-за своей звериной сущности и излишней подверженности инстинктам, которые она демонстрировала при каждом удобном случае, оборотень могла сотворить какую-то глупость, но благо этого не произошло. Мужчина имел полное право гордиться собой. Он сделал всё, для того, что бы оборотень хотя бы попыталась довериться их организации. И, похоже, у него это получилась.
— Думаю, меня это, в самом деле, может устроить, да и Денис в целом прав, этот выход удовлетворит всех. Только, — она вдруг замерла, будто вспомнив о чём-то. — Мне видимо придётся переходить на заочный. — Голос стал растерянным.
Денис Аркадьевич даже на мгновение впал в ступор. Привыкнув, что имеет дело с неким абстрактным и крайне подозрительным оборотнем, она совершено забыл, что девушка ещё необычно молода. Сколько ей? Кажется то ли девятнадцать, то ли двадцать и учиться она в институте.
— Прошу прощения. Я совершенно упустил из виду, что вы ещё учитесь. — Он растерянно нахмурился, как-то по-новому взглянув на собеседницу.
— Думаю, можно будет решить этот вопрос. Если вам нужны какие-то документы…
Мелена поспешно замахала руками. В первую минуту это, конечно, оказалось неожиданно, но теперь полностью устраивало её. Какой же студент не мечтает о том, чтобы не появляться в учебное время в институте? А теперь у неё есть ещё и нормальная «отмаза», работа — это ведь очень серьёзно! Да и преподаватели к таким студентам лучше относятся. Правда дома всё же придётся учить — оставаться без диплома она не собиралась. Но это было намного проще, чем постоянно добираться по утрам в часы пик до учебного заведения.
— Нет, нет. Меня полностью устроит переход на заочку, ну или группу выходного дня. Так что всё замечательно.
Студентка серьёзно взглянула на мужчину.
— Только не надейтесь подсунуть мне кота в мешке. Если я пригожусь вам как оборотень, это просто замечательно, но вот если как подопытная свинка, то тут уж не обижайтесь. Надеюсь, что вы действительно предоставите мне право самой выбирать эксперименты, в которых я согласилась бы участвовать. Резать себя я не позволю.
— Не волнуйтесь вы так. Разумеется, всё будет, так как я обещал. Если вам что-то не нравиться можете смело отказываться. Заставлять вас никто не будет. Вы сейчас подпишите договор?
Мелена кивнула.
— Только оставляю за собой право изменить некоторые пункты.
— Разумеется.
Денис Аркадьевич встал и, выглянув за дверь, попросил позвать некого Антона. Денис довольно улыбнулся и подмигнул сестре.
Глава 25
Спустя пару минут, в комнату вступил высокий мужчина неопределяемого возраста. Короткие, аккуратно зачёсанные назад волосы ни то выгоревшие, ни то от природы настолько светлого оттенка, что даже будь в них седина, определить это было бы невозможно. Лицо грубое, с чётко очерченными чертами вроде бы и не было изборождено морщинами, но и по-юношески мягким не выглядело. И глаза его то ли льдисто серые, то ли просто водянистые, казалось, не имели определённого выражения. В общем, впечатление от облика этого, как поняла девушка «Антона», оставались более чем противоречивые.
Он молча подошёл к столу и отдал Денису Аркадьевичу папку. Тот, достал из неё копии договоров и протянул один Мелене.
— Ознакомьтесь.
Ещё пол часа ушли на то, что бы разобраться со всеми пунктами и найти компромиссы. Многое оборотню не понравилось, но изменить несколько моментов ей просо не дали, поясняя, что без этого, для них не будет смысла с ней сотрудничать. Студентка покривилась, но всё же вынуждена была согласиться. И вот, на десять раз переделанных и перепечатанных бумажках, красовалась подпись обеих сторон.
Работодатель, как и находящийся, на его стороне тёзка довольно улыбались, а Мелена недовольно кривилась, но всё же изменить уже ничего не могла. Дело было наконец-то сделано.
— Ну, будем считать до понедельника? — Денис Аркадьевич поднялся, протягивая, девушки руку. Она с кислой миной ответила на рукопожатие.
— И в следующий раз, прошу без опозданий. У нас этого не любят.
— Да я и не собиралась. — Мелена пожала плечами и горестно повздыхала. Ехать сюда с самого утра, да в час пик как-то не очень хотелось, но и выбора у неё не было. Уже нет.
Обратная дорога показалась девушке значительно короче. Хотя и в пробках они вроде бы стояли не меньше. На протяжении всего пути Денис радостно говорил ей, что ничего страшного не произошло, и что они поступили правильно. Почему «они» Мелена так и не поняла. Но и опровергать слова брата не стала, казалось, он то ли себя убеждает в этом, то ли просто сам испытывает облегчение, что всё закончилось столь благополучно. Да и по большому счёту, она была согласна с родственником. Сама оборотень ожидала гораздо худшего и сейчас прокручивала в голове всё произошедшее, надеясь, что нигде не допустила ошибки.
— Эх, завтра нужно будет в институт ехать, переводиться на заочное отделение.
— А почему завтра? — парень удивлённо приподнял брови, совершенно не аккуратно обгоняя, какой-то москвич. — Давай сейчас заедем, чего на потом-то оставлять?
Мелена вынуждена была с ним согласиться. Только заметила, что в любом случае придётся заехать к ней и забрать студенческий, зачётку и договор. Денис чертыхнулся и снова, в нарушение правил, развернулся, направляя машину в сторону Мелениного дома.
— Слушай, — девушка не выдержала. — Харе тут лихачить, езжай нормально.
Денис обиженно на неё покосился, но в дискуссию вступать не стал. Для него вождение всегда было чем-то важным, и за рулём он сидел с младых лет. Так что любая критика в свой адрес его естественно нервировала.
Наконец, машина припарковалась у подъезда и они поднялись на нужный этаж. При виде раскуроченной двери, настроение, как-то незаметно скатилось на отметку гораздо ниже среднего, и родственники молча вошли в квартиру. Мелена замерла над погубленным холодильником с кучей осколков посуды вокруг.
— Денис, слушай, а можно я у тебя чуток поживу?
Брат ответил ей недовольным взглядом и высказался в том духе, что он в целом не против, только с условием, что у него подобная история не повториться, и она не будет больше бегать ночами по крышам за всякой нечистью. Скромно потупив глазки Мелена обещала.
Так что, просто забрать бумаги и уехать у них не получилось. Оборотень принялась складывать необходимые ей вещи в сумку, а братец недовольно ходил по квартире, теперь уже не со страхом, а с ярко выраженным недовольством вспоминая ночные события. И, конечно же, не забывая высказывать своё отношение суетящейся сестрёнке. Та лишь виновато сопела, но и не думала перебивать. Вспоминая, в каком состоянии, она находилась тогда, и, понимая, что могла бы натворить, девушка приходила в ужас, только от одних мыслей об этом. Так что последние события, напрочь отбили у неё охоту продолжать в том же духе. Да и вообще, анализируя своё поведение, оборотень вынуждена была признать, что вся эта её «охота на крышах» от начала и до конца являлась не имеющей под собой логической основы авантюрой. Этого требовало даже не столько чувство территориальной собственности, или необходимость обезопасить себя и пространство вокруг «логова» от потусторонних тварей, сколько просто нереализованная энергия и совершенно невменяемое желание побегать, да подраться. В общем, ничего лестного, в этом осознании Мелена для себя не находила.
Среди всех этих размышлений по-настоящему проникнуться осознанием собственной глупости мешал лишь один факт. Мелена искренне не понимала, как в той ситуации она могла поступить иначе? Пусть в боях на первый взгляд и не было смысла, но ей они были необходимы. Ведь сейчас, только сейчас девушка поняла, что именно в минуты битв она училась доверять своим инстинктам, начинала воспринимать свою звериную сущность, как нечто само собой разумеющееся. Она узнала, что это такое, использовать на всю катушку обострённые чувства и возросшую силу. Возможно, что не представься ей возможность сразиться с таким противником, против которого, зачастую, и улучшенных качеств не всегда хватало, то она конечно бы разобралась с собственным организмом, но происходило бы это гораздо дольше. И сейчас оборотень лишь сожалела, что человеческое сознание не смогло взять контроль в минуту опасности. Оборотень никак не могла представить, что если бы в голову не пришла мысль о хранящейся в холодильнике еде, что бы она могла сделать с окружающими людьми. Врывалась бы в дома и людоедствовала бы? Хотя, в конечном счёте — это тоже её сущность, так что грех жаловаться. Ведь в итоге всё закончилось хорошо.
Девушка вздохнула, как себя не убеждай, всё равно обмануть собственный разум невозможно. Сейчас оборотень легко могла представить картину кровавой резни, устроенную ею ради добычи недостающей для полного восстановления материи. И дело даже не в том, что это жестоко или неправильно, или в том, что все люди братья, или прочей ерунды. Если бы возникла такая необходимость, она легко бы пожертвовала парочкой окружающих. Таков закон, не съешь ты, съедят тебя, и иногда в прямом смысле. Однако делать что-то, не имея возможности контролировать своё поведение, вот это уже было, сточки зрения девушки, до ужаса омерзительно. Если уж ей пришлось бы совершить поступок, за который могут потребовать ответ, то Мелене искренне хотелось знать, что она сама приняла это решение, руководствуясь, пусть даже, чувствами, а не логикой, но не просто тупым желанием пожрать. За свои поступки она привыкла отдавать отчёт, хотя и только себе.
Когда со сборами было покончено, Мелена с досадой отметила, что даже прибудь они сейчас в институт, то всё равно там никого не застанут. Денис на это только пожал плечами, сказав, что у неё ещё завтра будет полно времени со всем разобраться. Девушка согласилась, однако, уже выходя из квартиры, вспомнила о ещё одной детали, которую не плохо было бы забрать с собой. Так им пришлось, кроме одежды, перетаскивать в машину ещё и компьютер.
Мелена ещё дивилась тому обстоятельству, что, оказывается, пока она собирала вещи, Денис по новой прикрутил петли и кое-как навесил входную дверь. Преградой она по-прежнему не являлась, но теперь хотя бы не стояла, просто привалившись к косяку, что уже являлось несомненным плюсом. Мелена ещё напомнила брату, что он обещал кому-то позвонить, чтобы разобраться с этой проблемой. Денис обещал.
По пути они заехали подкрепиться в японский ресторанчик. Там, кстати, оборотню не понравилось. Порции были настолько мелкие, а цены такие большие, что получить удовольствие от трапезы она так и не смогла. А тут ещё и братец отказался оплачивать её заказ, заявив, что он по миру пойдёт, если возьмёт на себя заботу о её пропитании. Тем более, неожиданно вспомнилось, что Мелена и скоро сама выходит на работу, да и сейчас не нищенствует, так что пусть свои аппетиты оплачивает самостоятельно.
Вечерело, на улицах уже во всю горели фонари, Денис потирал слипающиеся глаза. Девушка с удивлением отметила, что спать ей, конечно, хочется, но как таковой усталости нет, хотя, если вспоминать события прошедших суток, это, мягко говоря, странно.
Уже на подходах к дому двоюродного брата, Мелена заметила горящую вывеску круглосуточного магазина. Ведь и завтра ей придётся чем-то питаться, а у Дениса, наверняка, последняя мышь в холодильнике повесилась. Данное предположение было высказано в слух, и поскрипывающий зубами от усталости парень вынужден был согласиться на очередное оттягивание встречи с любимой кроваткой.
— А вот мыши у меня все кормленные. — Удержаться от язвительного замечания он всё же не смог.
— Откуда у тебя мыши-то? — В свою очередь удивилась сестрёнка.
— У соседа, — сказал Денис довольный произведённым эффектом. — Только у него не мыши, а крысы. Домашние, две белых, и одна рыжая. Он их мне отдаёт временами, когда в командировку уезжает. А так как это случается весьма часто, так что они фактически у меня прописаны. Надеюсь, ты крыс не боишься, а то если будет выбор от кого отказаться, я предпочту жизнь с пусть пушистыми, но мелкими друзьями человека.
У Мелены глаза на лоб полезли.
— Какие нафиг соседские крысы? Почему я об этом в первый раз слышу? Ты что же это предпочтёшь общество грызунов, чем родную сестрёнку?
— Разумеется, — в свою очередь поразился парень, — мы с ними прекрасно ладим, а ты меня уже съёсть пыталась, так что нет тебе доверия в этой жизни.
Девушка даже не нашлась что ответить.
Правда, когда парочка добралась до квартиры, Мелена ещё раз, теперь уже плотно поужинала, и ей указали на отведенное место, никаких крыс или иных представителей животного мира, кроме уже практически завядшего кактуса на подоконнике в гостиной, найдено не было. Вероятно, сегодня сосед был дома, и живность свою держал при себе. Хотя, по правде сказать, девушку это расстроило не сильно. Зато на этот раз она по настоящему выспалась, и никакие крысы ей не мешали.
Утро началось до неприличия поздно, Денис ушёл из квартиры часам к семи утра, стараясь не шуметь, но девушка его всё равно засекла, хотя и никак не прореагировала. И ещё, до половины первого она провалялась в постели. Пускай спать и не хотелось, но вот просто понежиться под тёплым одеялом, когда за окнами началась метель, было необыкновенно приятно. Теперь, когда над ней не нависала проблема вражды с государственными структурами, оборотень подсознательно расслабилась и стала позволять себя небольшие вольности, от которых раньше, не отдавая себе в этом отчёт — отказывалась. Не смотря на то, что последние месяцы, она, понукаемая звериной сущностью, предпочитала вести чрезмерно активный образ жизни, но по натуре своей Мелена была лентяйкой. И сейчас это стало особенно хорошо заметно. В конце, встать её тоже заставило не чувство ответственности, что нужно ехать в институт и переводиться на другое отделение, а элементарный голод.
Готовить желания не возникло, так что девушка просто уничтожила всю колбасу и весь хлеб, что вчера купили. Между прочим, по два батона каждого. На мгновение в душе даже проснулась совесть, или что-то её отдалённо напоминающее, оборотню внезапно вспомнилось, что эту колбасы братик брал себе, однако самобичевания продлились не долго. На ум пришло высказывание, услышанное в детстве: «в большой семье клювом не щёлкают». Вот уж воистину, Мелена кивнула головой, в такт своим мыслям, и вгрызлась в очередной бутерброд.
К двум часам дня, Мелена добросовестно проходилась по коридором даже в каникулы не пустующего института и искала дверь с нужным номером, по крайней мере, послали её именно в этом направлении. Хотя сама студентка не была уверена, что назван был правильный адрес. Администрация вечно переезжали из одного конца института в другой, так что учащиеся, да и сами преподаватели вечно путались.
Этот этаж «принадлежал» другим факультетам, так что здесь Мелене ещё бывать не приходилось. Она вертела головой по сторонам и пыталась понять порядок нумерации аудиторий. Однако получалось у неё не слишком. В конечном итоге, отчаявшись, она решила спросить дорогу у первого встречного, но по закону падающего бутерброда, именно в этот момент коридор оказался абсолютно пуст. Скрипнув от безысходности клыками, девушка стремительным шагом выскочила на лестничную клетку, где послышались лёгкие шаги. И заметив невысокую фигурку, тихонько ойкнула, и поспешила ретироваться. Сделать ей этого конечно не удалось, что и не удивительно, так как она едва не сбила проходящего мимо с ног, но попробовать определённо стоило.
— Крестова! — Леопольд Вениаминович проворно схватил девушку за запястье, и та вынуждено замерла.
— Ой! Леопольд Вениаминович! Здравствуйте, — она искренне улыбнулась, так, будто всю жизнь мечтала увидеть злобного преподавателя, знавшего о её секрете, в разгар зимних каникул.
— Здравствуйте, Мелена, что вы тут делаете? — По его виду не возможно было определить, то ли он забыл об их разговоре, что вряд ли, то ли просто не демонстрирует, что для него это имеет принципиальное значение, что являлось более правдоподобным вариантом.
— А это уже запрещается? — Не имеющая возможности по быстрому слинять, оборотень от радостного дружелюбия, перешла к досадливой агрессии.
— Нет, почему же? Просто не ожидал вас здесь увидеть до летний сессии. — Люцифер вежливо улыбнулся, явно этой своей фразой намекая на постоянные прогулы одной конкретной студентки. Мелена скривилась, и, тоскливо вздохнув, призналась.
— Скорее всего, так и будет, я перевожусь на заочное отделение.
Розов отпустил её руку и нервным движением поправил и без того идеально сидящие очки.
— У вас проблемы? Мелена, послушайте, я понимаю, что в вашем положении наверняка есть сложности, однако не стоит забрасывать учёбу. Если вам не к кому обраться…
— Да нет же! — Девушка смущённо зарделась, она по-прежнему терялась, если какой-то, как ей казалось совершенно сторонний человек, проявлял о ней заботу. Странно было предположить, что преподаватель, узнав, кем она является: случайно, нелепо, но всё равно проникнется к ней какими-то чувствами вроде дружелюбия, а не попробует выкинуть из головы всё как страшный сон.
— Дело в том, что я нашла работу и ходить на занятия теперь станет проблематично, так что я решила закончить институт, только учась, так сказать дистанционно.
— Вот как? — Казалось, Леопольд Вениаминович приятно удивлён подобными новостями.
— То есть это не связано с вашей эм-м… особенностью?
— Ну, признаться мене предложили эту работу именно по причине моих «особенностей», — оборотень саркастично улыбнулась. — Во всяком случае, уж точно не из любви к ближнему своему, но это правительственная организация, и пока что они ведут себя достаточно честно, для того, чтобы я согласилась с ними сотрудничать.
В этот момент девушке пришлось замолчать, на пролёт выше открылась дверь и по лестнице принялись спускаться, громко гогоча, двое парней. Однако стоило им заметить благосклонно смотрящего в их сторону Люцифера, как они скромно потупились и поспешили убраться с глаз преподавателя. Проходя мимо, они, как сами думали, незаметно скорчили девушке сочувственные физиономии. Мелена в душе даже порадовалась такому проявлению студенческой солидарности и поддержки.
— Лоботрясы. — Леопольд проводил глазами ушедших ребят. Оборотень промолчала, хотя и не согласилась с преподавателем. Что бы лоботрясам делать в учебном заведении во время каникул? Правда, тут могли быть варианты. Вполне возможно, что они просто пришли на пересдачу заваленного предмета. Тогда характеристика оказалась бы верной.
— Значит, решили устроиться на работу? Что ж, единственное, прошу вас быть повнимательнее. Мелена, я понимаю, что вы уже взрослая девушка. Но всё же не доверяйте первым встречным. И ещё, — он серьёзно взглянул на неё поверх золочёной оправы. — Если вы ввяжитесь в неприятности, с которыми не сможете справиться самостоятельно, или вам понадобиться совет или помощь, вы всегда можете ко мне обратиться. Не думайте, что это просто слова, я действительно готов вам помочь в случае необходимости.
— Эм-м, — оборотень растерялась и даже рот приоткрыла от удивления, однако, тут е спохватилась.
— Люци… ой, то есть Леопольд Вениаминович, зачем вам это? Спасибо конечно, но согласитесь, ваше предложение выглядит весьма странно и не совсем правдоподобно. Вам то это для чего?
— Ну, во-первых, вы вынуждены были раскрыться, спасая меня, это для меня, поверьте, значило очень много. — Судя по интонации это было действительно так. И для Мелены, это стало новым поводом разрушить привычный миропорядок и привести свои чувства в смятение. Она то не хотела ничего такого! Тогда, да и сейчас подобные действия были для неё естественны, они не несли в себе цели сделать преподавателя своим должником. Приятно конечно, что он не стал воспринимать её как какого-то монстра, хотя с точки зрения самой Мелены следовало бы, но вот стать объектом такой вот неприкрытой благодарности, как ей казалось совершенно не заслуженной, было для оборотня совершенно чуждым. Раньше ей не приходилось сталкиваться с проявлением подобных чувств в свой адрес.
— Да и вообще, — тут Леопольд совсем по-мальчишески улыбнулся. Если бы Мелена не знала его уже довольно долгое время, она бы даже поверила ему сейчас. Но представить злобного преподавателя в качестве чуть более старшего товарища решительно не получалось. Особенно если вспомнить, что именно с такой улыбкой он расписывался за поставленную в зачётке двойку. К данному моменту у большей части студентов образовалась аллергия на эту мину и сама оборотень была в их числе.
— Не каждый день доводится встретиться с живым представителем сказочного фольклора, да ещё с таким, который бы не думал постоянно о том, что бы тебя побыстрее сожрать. Сами подумайте, ведь вы бы на моём месте тоже не отказались бы от такой встречи.
Вот в это девушка уже могла поверить. Ведь действительно, кто откажется от знакомства с настоящим оборотнем? Да ещё и до неприличия безобидным.
Она ответила на улыбку совей, так же, тщательно отрепетированную перед зеркалом. Вообще полезный навык, чем дружелюбней ты выглядишь, тем легче тебе общаться с окружающими.
— И в самом деле, от подобных знакомств тяжело отказаться. Жаль, что мы с вами больше не увидимся.
На сей раз, улыбка вышла не на столько огорчённой, как то пыталась её изобразить Мелена.
— На занятиях конечно нет.
Он отметил, как неудержимо расползаются к ушам губы девушки, и позволил себе тоже мило улыбнуться.
— А вот на экзамен вы всё равно придёте ко мне. Вот там то увидимся стопроцентно. — Радостное настроение мгновенно пропало, и сменилось кислой гримасой.
— Ну что ж, до свидания Мелена, я и так вас порядком задержал.
Парень кивнул и, развернувшись, направился к выходу, который располагался на нижних этажах. Девушка ещё пару секунд простояла на месте в попытках разложить полученную информацию на полочки в мозгу, как вспомнила одну немаловажную деталь и, перегнувшись через перила, успела крикнуть:
— Леопольд Вениаминович! А вы не подскажите, где находиться триста семнадцатый кабинет?
Люцифер остановился, запрокинув к ней голову, и сосредоточено нахмурил светлые брови. Через пару мгновений лицо его разгладилось, а на губах вновь возникла покровительственная улыбка.
— Так учебная часть в другом корпусе. Те аудитории, что отсутствуют здесь, находятся в другом здании. Советую поискать там.
И вновь кивнув на прощание, он вышел на улицу. А Мелена так и осталась стоять, злобно порыкивая и недобро поглядывая по сторонам, ища, на чём бы можно было сорвать злобу. Она эту проклятую аудиторию пол часа искала! Как она считала нужный коридор три раза из конца в конец обошла, думая, что просто пропустила дверь с необходимым номером! Вот это фокус! Не удивительно, что все вечно плутают в поисках учебной части.
Оборотень покачала головой и запрыгала по ступенькам вниз. Метель на улице снова набрала обороты и теперь, даже пальцев на вытянутой руке было не видно. Мелена натянула, поплотней шапку и, зарывшись носом в воротник куртки легкой трусцой затрусила в нужном направлении. С трудом, следя за очертаниями проплывающих мимо объектов, оказывающихся при ближайшем рассмотрении то машиной, то коробкой непонятного назначения, а то и открытым колодцем. Поняв, чем являлось последнее непонятное пятно на земле, она обошла его по десятой дороге на ходу мечтая, что бы тот, кто оставил открытым люк колодца, в него бы и свалился.
Дойдя до нужного строения, девушка ещё не меньше пяти минут искала вход в здание, так как злорадно завывающий ветер стремился залепить ей глаза снегом и не дать сделать то, что было так необходимо.
В конечном счёте, проблема оказалась решена, но только потому, что кто-то вышел из искомого подъезда. Получалось, что тот находился значительно правее, чем Мелена пыталась его найти. Недовольно матерясь, девушка позволяла себе подобное поведение, только если была уверенна, что её никто не слышит. Сама она ужасно не одобряла ненормативную лексику.
Она проследовала-таки в найденную учебную часть. Как не странно, её там хоть и не ждали, но приняли и после не слишком долгой волокиты перевели на заочное отделение. Обрадовано вздохнув, девушка вновь вышла в метель и отправилась домой.
Глава 26
Выходные прошли спокойно, главным образом потому, что сама Мелена только и делала, что отъедалась и отсыпалась, а Денис с самого утра уходил на работу. Оказывается, пока он брал отгулы для того, что бы разобраться с сестринскими проблемами, у него самого случилось нечто непредвиденное. Судя по тому, что к обеду он обычно уже бывал дома, ничего серьёзного, но по его собственным словам, едва ли не маленький Армагеддон. Девушке походу ещё вспомнилось, что брат является не то куратором, не то просто руководителем группы по связям с радами и в ней естественно загорелось любопытство.
Правда, ненавязчивые попытки добиться каких-нибудь сведений успехам не увенчались, парень говорил уклончиво и совершенно не охотно, так что оборотень от него быстро отстала. Тем более что все двое суток, не прекращаясь, на улице завывала метель. В аэропортах были отменены все рейсы, коммунальные службы не справлялись с расчисткой дорог, ТЭЦ работали на пределе мощности, чтобы обогреть всех желающих. В эти дни Мелене неудержимо хотелось спать, ну или просто тихо сидеть и не казать на улицу носа. Собственно, именно это ей удалось проделать в совершенстве. Единственное, смущало обстоятельство, что из окон Денисовой квартиры не было видно «Московский портал», как уже привыкли именовать его гости и жители столицы. А жаль, девушка уже успела привыкнуть к этому виду.
В понедельник, непогода и не думала прекращаться, но, не смотря на это, парень всё равно безжалостно поднял сестрёнку из постели и отправил умываться. Недовольно ворча, и зевая до слёз, оборотень с тоской посмотрела в зеркало на свою помятую физиономию, и, решив не мелочиться, залезла сразу в душ. Блаженно прикрыв глаза, она повернула оба крана одновременно, но по неясным причинам, на голову ей хлынула только холодная вода. Тут же подумалось, что всякая правильная девушка сначала завизжала бы, а потом бросилась бы к представителю сильного пола за помощью. Ну, теоретически всё прошло как должно. Это если не принимать внимания, что вместо тонкого визга из горла Мелены вырвался хриплый ор, и к брату она метнулась с вполне конкретно высказанными претензиями.
— Денис! Какого чёрта?! — Она ворвалась на кухню, судорожно кутаясь в огромное банное полотенце.
— Так внизу же объявление висело, что в связи с какими-то работами, горячей воды до двенадцати не будет. — Мгновенно уловил суть проблемы тот.
— Бл. ть! А мне то ты, почему об этом не сказал?!
Денис явственно скривился, но всё же соизволил ответить:
— Забыл потому что. И вообще надо хоть изредка из квартиры выходить, тогда знать будешь. И не матерись. Слушать противно.
Девушка покаянно кивнула.
— Извини, так, пойду хоть зубы почищу. — Она снова скрылась в коридоре, а затем и в ванне.
— И завтракать уже иди! А то мы так опоздаем! — Спохватившись, крикнул ей вдогонку брат. В ответ раздалось согласное журчание воды и на сей раз истинно женские повизгивания, хотя с тем же успехом они могли принадлежать и крупной собаке. Спустя пару минут она вновь показалась на кухне.
— А что у нас на завтрак? — Мелена заинтересованно повела носом улавливая весьма приятные ароматы.
— Вон в то-ой большой сковородке спагетти с томатной пастой. Можешь съесть её всю, только быстро.
— Ха-ай! — Она облизнулась и радостно схватилась за ложку. — Это мы мигом.
Брат кивнул и ушёл собираться. В последнем заявлении он нисколечко не сомневался. В итоге, как не странно, они все-таки успели вовремя. Да и вообще, вспоминая слова Дениса о том, что многие у них любят опаздывать, девушка всё чаще убеждалась, что сам братишка к таким не относится. А ещё, стоило подъехать к зданию будущей, в смысле, теперь уже нынешней работы, как Мелена искренне усомнилась, есть ли среди работников этого учреждения такие, кто позволяет себе подобные вольности. Во всяком случае, тем, кто сейчас едва ли не сплошным потоком входи в двери уже знакомого подъезда, никакая метель не помешала прийти вовремя.
— На вот, это тебе. — Денис, порывшись во внутреннем кармане куртки, передал сестре пропускную корочку. Завладев этим сомнительным призом, девушка заглянула внутрь и презрительно скривилась. В первую очередь, ей бросилась в глаза фотография. На ней была изображена без сомнения она сама, но вот только такая, какой она была до первого своего превращения. Тогда ещё волосы носили следы какой-то стрижки, лицо весьма миловидное, однако выглядевшее на пару лет старше из-за слишком полных щёк и серьёзного макияжа. Его она делала редко, но в день, когда была сделана фотография, явно не преминула воспользоваться косметичкой. К тому же фотография была чёрно-белой, так что вполне приятный розовый цвет помады, на фото выглядел едва ли не чёрным. Мелена вздохнула, но предъявлять претензии всё же не стала. Она, в самом деле, после приобретения второй ипостаси фотографий больше не делала, так что откуда бы их взять Денису? Потом, она перевела взгляд на сам текст и вот тут-то, и нашла одну заинтересовавшую её деталь. Оказывается, она всё это время не знала названия той организации, в которой собралась работать. Она так и оставалась для оборотня просто и незамысловато: «Организация» — с большой буквы. А тут, оказывается, у неё было название!
Увидев аббревиатуру, Мелена не смогла сдержать неприличного хихиканья. Парень недоумённо на неё покосился.
— ВПЯ? Что за ВПЯ такое?
Денис улыбнулся.
— Забавно звучит, да? Вообще-то Ведомство Паранормальных Явлений. Раньше ещё добавляли — государственное, но ГВПЯ звучит хуже, согласись.
Девушка согласно хрюкнула и закатилась по новой.
— Мы тоже над этим сначала долго угорали. Теперь уже привыкли. — Он дал ей отсмеяться и открыл дверцу.
— Ладно, хватит сидеть, пошли уже.
Продолжая радостно улыбаться, она вышла на морозный воздух, пряча новоприобретённый пропуск в карман куртки. В этот раз, как только они прошли будочку охраны, Денис свернул в сторону и они оказались совершенно в другом коридорчике, в котором уже вовсю сновали люди. Парень ухватил её за руку и потащил в нужном направлении. Сейчас они поднимались по лестнице, сначала на третий этаж, потом по запутанным коридорам до цели. Оказалось, что найти в этом учреждении какой-то конкретный кабинет, не зная деталей планировки и не имея длительной практики, фактически не возможно. Так что больше всего девушку сейчас волновало, как она будет искать дорогу назад. Но после очередного поворота решила не забивать себе голову пустой информацией. Как говорил один её знакомый: «будет день, будет пища».
В конце концов, они по какой-то несоединённый с общими пролётами лестнице поднялись на, как поняла Мелена, промежуточный между третьим и четвёртым, видимо на третий с половиной этаж. Или как это правильно назвать?
Родственники вошли в просторное помещение, соединённое арочным проходом с другим таким же. В первом было три рабочих места, если считать по столам и количеству стульев. А у стеночки примостился широкий кожаный диван непонятного назначения. Или, может, он стоял тут для посетителей? Смежная комната, по крайней мере, та часть, что была видна от двери, оказалась обустроена схожим образом, только вместо массивного дивана, там стоял не менее массивный шкаф, под завязку забитый книгами, пухлыми папками и стопками с распечатками.
Мелена замечала всё это краем глаза, отметив так же присутствие в комнате видимо одного из «жильцов». Это был невысокий кряжистый мужчина, в возрасте — уже лет сорока, сорока пяти. Чёрная густая шевелюра его была стянута сзади в хвостик, дабы в глаза не лезла, и даже борода его, роскошная, курчавая, была заплетена в короткую косичку и закреплена специальной заколкой, нужно признаться мастерски выполненной. Оборотень про себя аж залюбовалась открывшемся зрелищем. Единственное, что совершенно выбивалось из общего образа были тонкие очки полумесяцем, красующиеся на как будто не раз сломанном носу.
— Дмитрий Степанович! Здравствуйте. Вот, привёл вам подопечную. — Денис приветливо улыбнулся и совсем не ласково толкнул её вперёд, видимо, полагая, что дай сестрёнке волю, так она первым делом сбежит и спрячется. Девушка смущённо улыбнулась, про себя возмущаясь легко предсказуемым мыслям братца. Разумеется, сейчас она никуда бежать не собиралась. Ведь тогда получилось бы, что и вставала она в такую рань зря.
— Мелена, знакомься, это Дмитрий Степанович — руководитель вашей группы. Будь умницей и слушайся его, со всеми проблемами, непонятками и прочим, тоже к нему. Ну, я побежал, а то к своим лоботрясам опаздываю. До-скорого.
И махнув рукой на прощание, он резво выскочил из кабинета, хлопнув дверью. Новый начальник проводил его не одобрительным взглядом и, посмотрев на оборотня поверх очков, добродушно улыбнулся.
— Здравствуйте Мелена. Да не стойте около двери. Присаживайтесь. — Он сам привстал и указал на чьё-то не слишком аккуратное рабочее место. Девушка с изрядной долей сомнения оглядела предложенное место и, пожав плечами, убрала со стула всякие бумажки и скромненько примостилась на краешке, не забыв стянуть куртку и пристроить её у себя на коленях. Всё-таки тут было достаточно тепло.
— Ну-с, давайте знакомиться. Как вы уже поняли, я являюсь вашем руководителем. Вообще-то наш отдел весьма не большой, из-за того, что организован был совсем недавно. Всего тут работают шесть человек, включая вас. Когда они подойдут, вы с ними познакомитесь, а пока раз уж вы пришли пораньше я объясню вам ситуацию в целом.
Оборотень кивнула, показывая, что готова слушать.
— Вам, наверняка, многое уже рассказывали, ну да повторение лишним не будет. Значит так. С вашим появлением мы очень заинтересовались фактом того, что оказывается, среди человеческого населения могут находиться так же и разумные оборотни, а мы об этом ничего толком не знаем. Наш отдел как раз и создан для того, что бы находить таких как вы и уговорить их присоединятся к нам, или же просто фиксировать их местонахождение. Да, мы так же предположили, что далеко не все согласятся с нами сотрудничать — увы. К сожалению, кроме того, что оборотни могут оборачиваться в невероятно сильных и опасных хищников, а так же способов убийств этих самых хищником мы практически ничего о вас не знаем. Согласитесь, если мы хотим работать с вашими собратьями то это несколько не те знания, которыми можно перед ними похвастаться и вызвать доверие. Поэтому, благодаря вашему содействию, мы надеемся больше узнать об оборотнях и с помощью этого иметь возможность с ними договориться. Или найти способ противостоять им, не прибегая к крайним мерам, если они вдруг не пожелают содействовать и проявят агрессию. Пока всё понятно? — Он дождался кивка и поправил очки на переносице.
— Что ж, тогда продолжим. Как я говорил ранее, наш отдел состоит из шести человек. Один из них я. Моя задача направлять действия всего отдела, решать сложные и организационные вопросы. Так же у нас в отряде есть два боевика для непредвиденных ситуаций. Собственно, так как оборотни существа опасные, да вы и сами это понимаете, на выезды будете ездить именно с ними. Позже познакомитесь.
— Также, у нас еще работают два аналитика. Они занимаются тем, что по собранным данным, которые вы им поможете добыть, или же они получат своими способами — это не слишком важно. В общем, они как раз будут искать, так сказать, «подозреваемых». С ними тоже сейчас увидитесь. Тут вы будете работать в направлении изучении материала и, кстати, по всем бумажным вопросам тоже обращаться к ним. Типа если понадобятся какие-нибудь справки, документы и прочие. Так что не стесняйтесь. Всё понятно?
Переваривая полученную информацию Мелена неуверенно кивнула. Конечно, в работу ещё предстоит вникать и вникать, но общую часть ей уже объяснили. А ведь о