close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Richard Pipes about Russia in the Wall Street Journal 20.08.2011

код для вставкиСкачать
Richard Pipes about Russia in the Wall Street Journal 20.08.2011
1
THE WEEKEND INTERVIEW
AUGUST 20, 2011
A Cold Warrior at Peace
America's leading Russia scholar reflects on the 20th
anniversary of communism's collapse, and the new
threats to the world order today.
By NANCY DEWOLF SMITH
Twenty years ago, on Aug. 19, an attempted coup in
Moscow accidentally started the countdown on
what would be the final days of the Soviet Union.
The August putsch began as an effort by Communist
Party hard-liners to overthrow President Mikhail
Gorbachev and stop his reforms, including efforts to
give the Soviet republics more freedom from the
center. Civilian resistance in Moscow and other
cities, aided by military units who refused to move
against the protesters, effectively foiled the plot and
made a popular democratic hero of Russian
Federation President Boris Yeltsin. By the time Mr,
Gorbachev resigned on Christmas Day and Mr.
Yeltsin took power over Russia, most of the republics
had declared independence and Soviet Communism
was dead.
On the anniversary of the coup, you might expect to
find a celebration under way at the house of the
man who taught generations of Harvard students
the history of the world's most powerful totalitarian
regime. Especially someone who helped inform
America's response to the Soviet military threat and
served on the National Security Council under
Ronald Reagan. Surely, this particular professor—still
demonized in certain circles as the archetypal Cold
Warrior or, sin of sins, a fantasist about Soviet
military might—surely he is cackling with delight at
the thought of how we beat the Sovs?
Умиротворенный рыцарь холодной войны
("The Wall Street Journal", США)
21/08/201117:51
Двадцать лет назад 19 августа попытка
государственного переворота в Москве случайно
начала обратный отсчет последних дней
Советского Союза. Августовский путч начался
как попытка твердолобых коммунистов свергнуть
президента Михаила Горбачева и остановить его
реформы, в том числе намерение дать советским
республикам больше свободы от центра.
Гражданское сопротивление в Москве и других
городах, поддержанное военными
подразделениями, которые отказались выступить
против протестующих, фактически сорвали
заговор и сделали народно-демократического
героя Бориса Ельцина президентом Российской
Федерации. К тому времени г-н Горбачев ушел в
отставку на Рождество, и г-н Ельцин пришел к
власти над Россией, а большинство республик
объявили о независимости, и советский
коммунизм умер.
В годовщину переворота можно было бы ожидать
увидеть празднование в доме человека, который
преподавал нескольким поколениям студентов
Гарвардского университета историю самого
мощного тоталитарного режима в мире. В том
числе тем, кто помогал формировать реакцию
Америки на советскую военную угрозу и служил
в Совете национальной безопасности при
Рональде Рейгане. Этот конкретный профессор,
по-прежнему демонизируемый в определенных
кругах как архетип крестоносца холодной войны
или, уж куда хуже, сочинитель сказок о
советской военной мощи, конечно, он наверняка
должен кудахтать от восторга при мысли о том,
как мы обыграли Советы, не так ли?
Richard Pipes about Russia in the Wall Street Journal 20.08.2011
2
The dissolution of the Soviet Union was one of "the
most important events of the 20th century," says
Richard Pipes. But he says this while serenely sitting
on the porch overlooking the sunlit lake by his
summer home. This is a Cold Warrior at peace.
No wonder. Surveying the post-Soviet universe, he
sees no threats of the old magnitude on the horizon.
When it comes to new foreign powers, he says,
"China is the only successor, but the Chinese don't
have such world-wide aggressive intentions. For the
Russians, for them to triumph, the whole world had
to be communist. I don't think that is true of Chinese
Communism. They are perfectly content to be a rich
and powerful country, to have influence in their
region, but I don't think they have any intentions to
take over Africa, or Latin America or anything like
that."
Despite all he knows about Russia's sad history, he
was upbeat even about that country for a time after
1991, after the last Communist czar, Mr. Gorbachev,
stepped down. "I was rather optimistic" for the
Russian people, Mr. Pipes says. "I thought all the
chains which had held them had broken and they
are free. But it didn't happen."
By 2000, ex-KGB strongman Vladimir Putin was in
charge, and along with launching a war in Chechnya
(and other grim misadventures in the near abroad of
the former Soviet Socialist Republics) he began
rolling back new freedoms in Russia, eliminating the
election of governors, taking over television
networks, and reinstating a culture in which free-
speaking journalists get murdered. It may seem odd
to us that, in the face of re-oppression, Mr. Putin's
approval ratings soared. But Mr. Pipes is not
surprised.
Распад Советского Союза был одним из «самых
важных событий 20-го века» — говорит Ричард
Пайпс (Richard Pipes). Но он говорит это,
спокойно сидя на крыльце своего летнего дома с
видом на освещенное солнцем озеро. Эдакий
умиротворенный рыцарь холодной войны.
Не удивительно. Окидывая взором
постсоветскую вселенную, он не видит на
горизонте угрозы прежней величины. Когда дело
доходит до новых иностранных центров влияния,
он говорит: «Китай является единственным
преемником, но китайцы не имеют таких
глобальных агрессивных намерений. Для
русских триумфом была бы победа коммунизма
во всем мире. Я не думаю, что это относится и к
китайским коммунистам. Их вполне устраивает
быть богатой и могущественной страной, чтобы
иметь влияние в своем регионе, но я не думаю,
что у них есть какие-либо намерения захватить
Африку или Латинскую Америку, или что-нибудь
в этом роде».
Несмотря на все, что он знает о печальной
истории России, он был оптимистичен в
отношении этой страны даже какое-то время
после 1991 года, когда последний
коммунистический царь, г-н Горбачев, ушел в
отставку. «Я был довольно оптимистичен» в
отношении русского народа, говорит Пайпс. «Я
думал, что все цепи, которые сковывали его,
разрушены, и он свободен. Но этого не
произошло».
К 2000 году у власти оказался бывший
сотрудник КГБ Владимир Путин, и вместе с
началом войны в Чечне (и другими мрачными
злоключениями в ближнем зарубежье – бывших
Советских Социалистических Республиках) он
начал откат от новых свобод в России, отменив
выборы губернаторов, взяв под контроль
телевизионные сети и восстановив среду, в
которой убивают свободно мыслящих
журналистов. Это может показаться странным
для нас, но в условиях возвращения угнетения
рейтинги популярности Путина взлетели. А г-н
Пайпс не удивлен.
Richard Pipes about Russia in the Wall Street Journal 20.08.2011
3
"Russians like strong leaders, autocratic leaders: Ivan
the Terrible, Peter the Great, Stalin. They have
contempt for weak leaders, leaders who don't
impose their will but who listen to the people.
Kerensky, who was prime minister of the provisional
government in 1917, is held in contempt because he
was a democratic leader."
How and why Russians missed the social and
intellectual developments that infused the rest of
Europe with ideas on the rights of man and civil
society is the complex subject of Mr. Pipes's
scholarship. In simplified form, he explains: "First of
all, not only were the Russians peasants, which
there were in Europe too, but they were serfs, which
were not exactly slaves but close to it. They had no
rights. They had no civil rights, no legal rights, no
property rights. They were chattel. So that meant
they did not develop any sense of belonging to a
community."
This theory—received by many Russians as a
Russophobic accusation that they have a slave
mentality—has made enemies for Mr. Pipes, among
them the late novelist and gulag survivor Aleksandr
Solzhenitsyn. While both men saw the moral horrors
and mass human sacrifice that constituted Soviet
Communism, they explained its origins very
differently. "He said it was because Marxism was a
Western idea imported into Russia," Mr. Pipes says.
"Whereas my argument is that it has deep roots in
Russian history."
That drove the nationalist Solzhenitsyn up a wall,
judging by his reaction after Mr. Pipes mailed a copy
of his book, "Russia and the Old Regime," to
Solzhenitsyn in Switzerland in the mid-1970s.
«Русские любят сильных лидеров, авторитарных
лидеров: Иван Грозный, Петр Великий, Сталин.
Они презирают слабых лидеров – лидеров,
которые не навязывают свою волю, а слушают
людей. Керенского, который был премьер-
министром Временного правительства в 1917
году, презирают, потому что он был
демократическим лидером».
Как и почему русские пропустили социальные и
интеллектуальные события, которые заразили
остальную часть Европы идеями о правах
человека и гражданском обществе, является
предметом сложных исследований г-н Пайпса. В
упрощенном виде он объясняет так: «Прежде
всего, это не только из-за крестьян, которые
были и в Европе, но в России они были
крепостными, и хотя не рабы, но близко к тому.
Они не имели никаких прав. У них не было
гражданских прав, юридических прав, прав
собственности. Они были движимым
имуществом. И это означало, что у них не
развивалось какого-либо чувства
принадлежности к сообществу».
Этой теорией, воспринимаемой многими
россиянами как русофобское обвинение в том,
что им присущ рабский менталитет, г-на Пайпс
нажил себе немало врагов, в том числе в лице
покойного романиста и бывшего узника ГУЛАГа
Александра Солженицына. Хотя оба видели
моральные ужасы и массовые человеческие
жертвоприношения, лежавшие в основе
советского коммунизма, они объяснили его
происхождение весьма по-разному. «Он сказал,
это потому, что марксизм был западной идеей,
импортированной в Россию, — говорит Пайпс. —
А я считаю, что он имеет глубокие корни в
русской истории».
Этим он воздвиг стену между собой и
националистом Солженицыным, судя по его
реакции после того, как Пайпс послал ему по
почте в Швейцарию экземпляр своей книги
«Россия и старый режим» в середине 1970-х.
Richard Pipes about Russia in the Wall Street Journal 20.08.2011
4
"I never heard from him until two years later," Mr.
Pipes smiles, "when he attacked me . . . saying I was
a 'pseudo scholar.'"
Some things do not change. Earlier this month Prime
Minister Putin described the United States as "a
parasitic" country. But name-calling may be about
the worst that Russia can do anymore, at least to the
West.
"They do pose a threat to their ex-republics," Mr.
Pipes says. "They have no problem with Central Asia,
because those [states] are rather docile. But they
can't reconcile themselves to the loss of the three
Baltic Republics [Estonia, Latvia and Lithuania] and
Ukraine and Georgia. I feel fairly confident that if
Georgia or the Ukraine were to join NATO, as they
would like to, the Russians would invade and destroy
their independence. But to us they don't pose a
threat."
Even so, Mr. Pipes says, the rise of China has
presented the U.S. with an opportunity to nudge
Russia toward the fold of normal European
countries. "I don't admire President Obama in
general and I don't like his foreign policy. He doesn't
have a clear course," Mr. Pipes says. "If you liked, as I
did, Reagan's foreign policy, then you can't like
Obama's."
But he gives the president good marks for his choice
of an adviser on Russia, Michael McFaul, and he
judges the administration's so-called "reset" policy
with Russia as an apparent success. "There are no
conflicts right now," he points out, although "how
much this is a result of Obama's policy and how
much is a result of [Moscow's] fear of China and the
desire to move closer to Europe and the U.S., I don't
know."
«Я услышал о нем лишь два года спустя, —
улыбается г-н Пайпс, — когда он напал на
меня..., назвав меня псевдо-ученым».
Некоторые вещи не меняются. В этом месяце
премьер-министр Путин охарактеризовал
Соединенные Штаты как «паразитическую»
страну. Но обзывание может быть самым худшим
из того, что Россия способна сделать, по крайней
мере, в отношении Запада.
«Она представляет угрозу для своих бывших
республик, — говорит г-н Пайпс. — У нее нет
проблем со странами Средней Азии, потому что
эти [государства] достаточно послушны. Но она
не может смириться с потерей трех
прибалтийских республик [Эстонии, Латвии и
Литвы] и Украины, и Грузии. Я почти уверен, что
если Грузия или Украина вступят в НАТО, как
они этого хотят, то Россия вторгнется и разрушит
их независимость. Но для нас она не
представляет угрозы».
И при этом г-н Пайпс считает, что подъем Китая
предоставляет США возможность направить
Россию в лоно нормальной европейской страны.
«Я не восхищаюсь президентом Обамой, в
целом, и мне не нравится его внешняя политика.
У него нет четкого курса, — говорит г-н Пайпс.
— Если вам нравилась, как мне, внешняя
политика Рейгана, то она вам не может
нравиться у Обамы».
Но он дает президенту хорошую оценку за его
выбор советником по России Майкла Макфола
(Michael McFaul), и он считает политику так
называемой «перезагрузки» отношений с
Россией очевидным успехом администрации.
«Сейчас нет никаких конфликтов», —
отмечает
он, хотя «насколько это является результатом
политики Обамы и насколько результатом страха
[Москвы] перед Китаем и желанием стать ближе
к Европе и США, я не знаю».
Richard Pipes about Russia in the Wall Street Journal 20.08.2011
5
Mr. Pipes says Russia is "obsessed" with how its
neighbor's growth and progress threaten to make
Moscow seem irrelevant on the global stage. "China
is becoming a great world power. And that bothers
them terribly. They're willing to have America the
second great power but they are worried about
China being a great power."
Mr. Pipes notes that when foreigners visited Russia
in the 17th century, Russians would boast—fairly
accurately as it turns out—that their country was
the same size as the visible surface of the moon. It
still is, although an eclipse by China seems
unstoppable. "What can they do about it? They
cannot reduce Chinese exports to the United States,
the Chinese accumulation of hard currency, the
military buildup and so on."
That is why Mr. Pipes believes Moscow may be
ready to move closer to the West, an outcome that
would remove a major irritant. This assumes NATO
issues don't get in the way.
"I am very critical of what the Russians do but you
also have to allow for their sensitivities," he says.
"The Russians are very sensitive about NATO. If you
ask Russians who is the No. 1 enemy of Russia—I
think NATO would probably come in first place, even
now."
That's one reason that NATO may have outlived its
usefulness. "We have NATO acting in Afghanistan
and et cetera," Mr. Pipes allows. "But NATO was
created specifically against the Russian threat. The
Russian threat does not exist. . . . So I think the time
has come to consider dissolving it."
Пайпс говорит, что Россия «одержима» тем, что
рост и прогресс ее соседа угрожают сделать
Москву малозначимой на мировой арене. «Китай
становится великой мировой державой. И это
беспокоит ее ужасно. Она не хочет, чтобы
Америка была первой великой державой, но она
обеспокоена Китайским статусом великой
державы».
Пайпс отмечает, что когда иностранцы
приезжали в Россию в 17 веке, русские
похвалялись — и как выяснилось, это оказалось
правдой, что их страна такого же размера, как
видимая поверхность Луны. Они и сейчас этим
горды, хотя китайского затмения, кажется, не
остановить. «Что они могут сделать? Они не
могут уменьшить китайского экспорта в США,
китайских накоплений твердой валюты,
наращивания военной мощи и так далее».
Именно поэтому г-н Пайпс считает, что Москва
может быть готова к сближению с Западом, и
такой результат позволит устранить главный
раздражитель. При этом предполагается, что
вопросы НАТО не мешают.
«Я очень критичен по отношению к действиям
России, но следует также учитывать ее чувства,
— говорит он. — Русские очень болезненно
относятся к НАТО. Если вы спросите россиян, кто
является врагом №1 России, я думаю, что НАТО,
возможно, до сих пор будет на первом месте».
Это одна из причин того, что НАТО, возможно,
изжило себя. «У нас есть НАТО, действующее в
Афганистане и так далее, — рассуждает г-н
Пайпс. — Но НАТО было создано специально
против русской угрозы. Русской угрозы не
существует... Поэтому, я думаю, пришло время
рассмотреть вопрос о его роспуске».
Richard Pipes about Russia in the Wall Street Journal 20.08.2011
6
Mr. Pipes thinks the main challenge for America
today is militant Islam. "This is difficult to fight with
because it is not a direct threat. A direct threat you
can stand up to. It is also different because you are
dealing with fanatics," he points out.
"The communists were not fanatics. They were
vicious people, but you could reason with them . . .
and when the going got tough, they retreated." For
instance, he says, "You had the Cuban missile crisis:
Castro wanted the Russians to actually launch a
nuclear attack on the United States, and he said 'OK,
Cuba will be destroyed but socialism will triumph in
the world.' And Khrushchev said no, nothing doing."
The communists "were never suicidal," either, Mr.
Pipes adds, "and the ordinary Russians . . . they
wanted to live. So this is a different danger. It's not
as bad as the communist danger was because they
don't [control] the arsenals of power, of military
power. But they are fanatical, and they are irrational.
We have to stand up to them and not be frightened
of them. But we may be in for decades of the
Muslim threat."
Do we have the fortitude for that? At the end of the
Cold War, some of the victors questioned whether
the U.S. and the West could ever muster the will and
stamina for another prolonged ideological struggle.
This question seems to amuse Mr. Pipes, who still
speaks with an accent of his childhood in Poland,
from which he and his family escaped when he was
16. "I came to the U.S. in 1940 and I went to a
college in Ohio, and the war was already on. Пайпс считает, что основной проблемой для
Америки сегодня является воинствующий ислам.
«С ним трудно бороться, потому что это не
прямая угроза. Прямой угрозе можно
противостоять. Кроме того, он отличается тем,
что вы имеете дело с фанатиками», — отмечает
он.
«Коммунисты не были фанатиками. Они были
ужасные люди, но с ними можно было
дискутировать... И когда доходило до жестких
столкновений, они отступали». Например, он
говорит: «Был кубинский ракетный кризис.
Кастро хотел, чтобы русские фактически
предприняли ядерную атаку на Соединенные
Штаты, и он сказал: хорошо, Куба будет
уничтожена, но социализм победит во всем
мире. А Хрущев ответил: нет, так не пойдет».
Коммунисты к тому же «никогда не были
самоубийцами», — добавляет г-н Пайпс, — а
простые россияне... они хотят жить. А здесь
другой вид опасности. Это не так плохо, как
коммунистическая опасность потому, что они не
[контролируют] арсеналы власти, военной мощи.
Но они фанатичны и они иррациональны. Мы
должны противостоять им, а не бояться их. И нас
могут ожидать десятилетия мусульманской
угрозы».
Есть ли у нас мужество для этого? В конце
холодной войны некоторые из победителей
выражали сомнение в том, что США и Запад
могут проявить волю и выносливость в ходе еще
одной длительной идеологической борьбы.
Этот вопрос, кажется, развеселил г-на Пайпса,
который все еще говорит с акцентом, так как его
детство прошло в Польше, из которой он и его
семья бежали, когда ему было 16. «Я приехал в
США в 1940 году, и пошел в колледж в Огайо, и
война уже шла. Richard Pipes about Russia in the Wall Street Journal 20.08.2011
7
And I remember discussions of whether America
was strong enough, or too soft to meet the Nazis."
Mr. Pipes laughs. "The same discussions, and that
was 70 years ago. So I don't worry, I think that
America is great."
As for defeating the last known enemy of world
peace, Mr. Pipes gives credit to America's policy of
containment, which held communists back in most
places until the Soviet Union began an inevitable
decline. But it might have lingered for decades
longer if not for a big push. "Ronald Reagan
contributed mightily to the collapse of the Soviet
Union," he says. "It would have happened
eventually, but not as soon as it did. Because he
understood what communism was and how
unnatural it was."
Another lesson is "that you should not give in for
practical reasons to evil, which we had done for
many years under détente and so on. We gave in
and we treated these people not as crooks and
criminals but as worthy partners. And this was a
mistake, they were not. And history has proved it.
Not to everyone, of course."
Partly he's referring to scholars, in his own and
related fields, with whom he sparred for decades
about the nature of the enemy. "In general, the
profession in this country, they were not pro-
communist but they thought—and that is why I had
quarrels with them always—that the [Soviet] system
was popular and that it would be there forever. Ergo
we have to get along with them, which means we
have to make concessions and live with them, and
not attack them the way I wanted to attack them, or
Reagan wanted to attack them. Я помню дискуссии о том, насколько сильна или
слишком мягка Америка, чтобы противостоять
нацистам. — Пайпс смеется. — Те же дискуссии,
которые были 70 лет назад. Так что я не
волнуюсь, я думаю, что Америка великая
страна».
Что касается победы над последним известным
врагом мира во всем мире, г-н Пайпс отдает
должное американской политике сдерживания,
которая отбила наступление коммунистов в
большинстве мест, пока Советский Союз не
пришел к неизбежному спаду. Но, возможно,
задержался бы еще на десятилетия, если бы не
большой толчок. «Рональд Рейган сильно
повлиял на распад Советского Союза, — говорит
он. — Это бы случилось, в конце концов, но не
так скоро, как произошло. Потому что он
понимал, что такое коммунизм и как это было
неестественно».
Другой урок состоит в «том, что вы не должны
поддаваться злу из практических соображений,
что мы делали в течение многих лет при
разрядке и так далее. Мы сдались, и мы
относились к этим людям не как к мошенникам и
преступникам, а как к достойным партнерам. И
это было ошибкой — они не были достойными. И
история доказала это. Не всем, конечно».
Отчасти он имеет в виду ученых в своей и
смежных областях, с которыми он спорил
десятилетиями о природе врага. «В целом,
профессии в нашей стране присуще то, что ее
представители не были настроены
прокоммунистически, но они думали, и именно
поэтому я ссорился с ними всегда, что
[советская] система была популярна и что она
будет всегда. Следовательно, нам придется
ладить с ними, и это означает, что мы должны
идти на уступки и жить с ними, а не нападать на
них так, как я хотел бы или Рейган хотел бы
атаковать их. Richard Pipes about Russia in the Wall Street Journal 20.08.2011
8
I mean Reagan, whom they thought a dummy, said
this: The Soviet Union is going to collapse. And they
said ridiculous, he doesn't know what he is talking
about—and he was right."
So Mr. Pipes has been vindicated too? "Yes, of
course. But they don't admit it," he laughs. "They
have done no self-analysis asking: Where did we go
wrong? And they just merrily go on."
More than once, Mr. Pipes refers to a woman he
met in Russia in the 1960s, when he was visiting
Leningrad and she was assigned as his driver. She
had lost her husband in the war, felt utterly alone
and "looked worn out." He tried to comfort her, he
says, with words like, "'Don't give up. You are young,
you will find a husband, you will find a family.' And
I'll never forget her answer," he recalls with what
looks like a shudder: "What do you know? You live in
paradise."
Mr. Pipes seems a happy man today. Even the
faltering U.S economy—whose former vigor played
such a role in the Cold War victory—hasn't got him
down. "I have been through these recessions before.
If you're my age and you've been through Hitler and
Stalin, nothing frightens you. . . . Who's going to
frighten me, [Hugo] Chávez?"
Ms. Smith is a member of the Journal's editorial
board.
Я имею в виду Рейгана, которого, при том, что
они считали его манекеном, сказал следующее:
Советский Союз идет к краху. А они сказали:
смешно, он не знает, о чем говорит, — а он был
прав».
Так что г-н Пайпс оказался прав? «Да, конечно.
Но они не признают это, — смеется он. — Они не
сделали самоанализа, чтобы понять: В чем мы
ошиблись? А просто весело пошли дальше».
Г-н Пайпс все время вспоминает женщину,
которую он встретил в России в 1960-х годах,
когда он посещал Ленинград, а она была его
водителем. Она потеряла мужа на войне,
чувствовала себя совершенно одинокой и
«выглядела измученной». Он пытался успокоить
ее словами «Не сдавайтесь. Вы молоды, вы
найдете мужа, вы обретете семью». «И я никогда
не забуду ее ответа, — он вспоминает с дрожью.
— Что вы знаете? Вы живете в раю».
Г-н Пайпс сегодня кажется счастливым
человеком. Даже падение экономики США, чья
бывшая мощь играла такую роль в победе в
холодной войне, не расстраивает его. «Я
проходил через такие спады и раньше. Если бы
вы были моего возраста, и вы прошли через
Гитлера и Сталина, то ничего уже не испугает
вас... Кто напугает меня — [Уго] Чавес?».
Автор
omdaru
omdaru37   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
88
Размер файла
133 Кб
Теги
wall, russia, richards, journal, pipes, 2011, street
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа