close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

УС 1983-10

код для вставкиСкачать
• УРАЛЬСКИИ 10 ОКТЯБРЬ В галерее -
праздник о находке в Свердловскоu картинной zалерее рассказывает искусствовед Владимир Булавин. ФОТО А. Лаптева Читайте стр. 28-ю. ЛИТЕРАТУРНО­
ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ НАУЧНО-ПОПУЛЯРНЫй ЕЖЕМЕСЯЧНЫй ЖУРНАЛ ДЛЯ ДЕТЕй И ЮНОШЕСТВА ОРГАН СОЮЗА ПИСАТЕЛЕй РСФСР СВЕРДЛОВСКОй ПИСАТЕЛЬСКОй ОРГ АНИЗАЦИИ И СВЕРДЛОВСКОГО ОБКОМА влксм ИЗДАЕТСЯ С АПРЕЛЯ· 1958 ГОДА СВЕРДЛОВСК СРЕДНЕ- УРАЛЬСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДА ТЕЛЬСТВО УРАЛЬСКИЙ С n 3 1 ОКТЯБРЬ в номере: Б. Хаnзанов ЖИ80й ОГОНЬ НА КОНЧИКЕ ГРОЗЬ) 8. Хnыстун СЕВЕР... БЕЗ ЧЕМОДАННОГО "IАСТРОЕНИЯ Л. Богоявnенский ГРОЗД ЖЕЛАННЫй Л. Сергеева • ТАНК НА ШКОЛЬНОМ ДВОРЕ Е. Линд ДЕНЬ ПОБЕДЫ СРЕДИ ВОйНЫ Л. Гопу6ев СЫН КОРПУСА М. КОРШУНОВ ТРЕБУЕТСЯ ДВОРНИК РОМilНТi'i'н,1(КiНJ история. Окон­
чание С. Попов "САМОЦВЕТЫ" РУССКОГО ФЛОТ А А. Крашенинников полосАтыE СОСЕДКИ. Рассказ. В. Булавин В r АЛЕРЕЕ -
ПРАЗДНИК • О; Капорейко ВОСПОМИНАНИЯ О ВЕСНЕ СЛIEДОПЫТСКИй ТЕЛErРАФ Д. Биnенкин ПУСТЫНЯ ЖИЗНИ. Повесть. Н<1чаnо. КАЛЕЙДОСКОП. мой ДРУГ ФАНТАСТИКА Ю. Курочкин ПРОФЕССОР ЗАНИМАТЕЛЬНОй НАУКИ КРАЕВЕДllЕСКАЯ КОПИЛИА Н. Семченко СНЫ О ПЕНЖИНЕ • Р. Самфуnьмуnюков РАЗВОД. Рассказ Ю. Медведев СУДЕБ ПОСЛАННИК Э. Якубовский ПОДЛИННЫй ОСТРОВ СОIiРОnИЩ МИР НА ЛАДОНИ • 2 4 10 12 13 13 24 26 28 29 33 34 51 58 60 62 70 15 Редакционная копnегия: Станисnав МЕШАВКИН (rnaB!ibI" редактор), Муса ГАЛИ, Спартак КИПРИН, Владиспав КРАПИВИН, Юри" КУРОЧКИН, Давид ЛИВШИЦ (заместитеяь rnaBHoro редактора), Ген нади" МАШКИ Н, Никоnа" НИКОНОВ, Анатоnи" ПОЛЯКОВ, Лев РУМЯНЦЕВ, Константин· СКВОРЦОВ, Впадимир СТАРИКОВ (ответственный секретарь). Художественны" редактор Маргарита ГОРШКОВА Технический редактор Людмила 6У ДРИНА Корректор Маня БУРАнrУЛОВА Адрес редакции: 620219, Свердnовск, ГСП·3S3, уn. S Марта, S Телефоны 51∙09-11, 51∙22∙40 Рукописи ие возвращаютси. Сдано В набор 30.06.83. НС 12194. Подписано к печати 23.08.83. Формат бумаги 84х 108'iI6. Бумага типографская N, 3. Высокая печать. Усл.·печатных ЛИСТОВ 9,0. Усл.,кр. отт. 10.08. Учетно~издательских лИСтов 10,7. Тираж 287 000. Заказ 455. Цена 40 коп. Тнпографня издательства «Уральский рабочиЙ~. Свердловск. пр. Л еиииа. 49. Ча 1-й СТр. обложкl'I рису­
НОК розы АТЛАС 18 @«УраЛЬСIШЙ слеДОI1ЬП», 1983 г. ЖИВОЙ ОГОНЬ НА КОНЧИКЕ ГРОЗЫ 6арас ХАЛЗАНОВ Рисунок В. Меринова Песня ожидания Мы с мамою мерзнем под теплой рогожей, Боле~нь то трясет, То бросает ... ас в пот, И мысль нас к тому же все время тревожит, Что бабушка где-то в по~емке бредет, Бредет из соседней деревни одна, Г де шерсть на "артошку меняла она. Не то в эаБыьи,' Не то в полудреме Мы слышим, как воют И вьюга и пес. Подохли все мыши от голода в доме, И ходит под окнами лютый мороз, 'Такой, что стекло в лихорадке дрожит, На крыше в испуге Доска дребеэжит. Мы ждем нашу бабушку третьи сутки! Вдруг бабушка сбил ась в потемках с пути1 И мечется мама: Сон видела жуткий, Что бабушка больше nе может идти, Как в песне ямщик, Замерзает она. Вокруг белизна, белизна, бепиэна. То мама безмолвно стоит на пороге, То кинется снова растапливать печь, Как будто от смерти морозной в дороге Сумеет домашний очаг уберечь. Вдруг жалобный воЙ Покатился в леса, Как будт.о метель Заарканила пса. Мы вместе взглянули на черное дуло, И мама рванула РУЖloе со стены, И 11 дверь, словно в узкую прорубь, нырнула, И гром оттолкнул подступавшие сны. Не сразу, KOГД~ лиwь Dассеялась мгла, Она рассказать обо всем мне могла. Матерый волчище и бабушка рядом Сидеl1И от дома шагах в десяти, И' бабушка с волком сражались лишь взглядо~,' Она .. е могла уже даже ползти. И 80Лl<. С ... еОХ.01цею двинулся прочь, Когда пламя выстрела Врезалось в но"ь ••• За дверью OCTal)OCb остылое небо, За дверью поземки нетающий дым. Пускай 8 нашем доме ни крошечки хлеба, С каким наслажденьем картошку едим! И бабушка ласково треплет мой чуб, Улыбку даря с обмороженных губ: -
Ах, если бы дома меня вы не 'ждали, То я .бы, HaBep'iO, в пути умерлаl Меня ~адушили бы снежttые дали И я сквозь снега не дошла б до села! -
И бабушка смотрит и смотрит на нас. Оттаяла неж .. ость на донышках глаз. -
я знаю, нет силы сильней ожиданья, Поэтому сын возвратится домой. Мы ждем: Он пройдет через все расстоянья, Что был", .обуглены долгой войной.­
Качается бабУ>lжа взад и вперед, Она ожидания песню поет. Знакомы напевы старинные маме, Рожденные в ... ашем бурятском краю. Но слов я не знаю, Одними слезами Я с ними ту горькую песню пою. Забыв о невзгодах, отцу мы поем, Метель подпевает за белым окном. С надеждою hесню поем ожиданья, Еще и не ведают наши сердца, . Что где-то на заl"аде залпы прощанья Замолкли уже над могилой отца. А песня кружится в морозном краю, Одними слезами ее я пою, С войны летят товарняки Память, память моя, Ты подоБН<J Вселенной! И по ней, Прожигая прожектором мрак, На меня Из немерянной дали военной, Грохоча, Наплывает пустой товарняк. В эту черную ночь -
Крик мой черный несется, Эхо он разбудил С безымянных высот: -
Никого не вернуть! Никогда не вернется­
Кто остался s тебе Сорок горестный год! В моей памяти Горы от горя седые, Но ни голоса нет, Ни лица, ни руки ..• Только мчатся с войны До отказа пустые, Обезумев от скорости, Товарняки. Может, все же я сплю? Может, это мне снится? Даже бли.зкие люди Не в силах помочь,­
Память, Память, Не дай же мне насмерть разбиться, Если вдруг упаду я в ту черную ночы в нас горькая правда Мы -
дети войны. Наши сны Голодны. Голодная ночь Догрызает Огрызок луны. Мы -
дети войны. И пусть та война Для других далека, Ах, как ты, ПОЛЫНН<JЯ память, Горька! Ах, как же ты давишь, Неясное чувство _ вины,­
Мы -
дети войны, Мы дети войны! Стоим по холмам, Словно метки отцам, И кажется нам -
Пацанам-сорванцам: По меткам виднее Для тысяч солдат Дорога назад. Мы смотрим туда, Где .воюют они, Куда друг за другом Торопятся дни. Мы знаем: Отцы наши Насмерть стоят. Но сколько из них Возвратится назад? Как горько за~лачет потом сирота: На месте отца-
За СТОЛом пустота! .. Мы всюду, как клятву На все времена, Ножом вырезали Отцов имена. Мы вовсе не пепел, ~ пламень ЖИЕОй -
На кончике гул:<ом Грозы мировой. Мы -
дата нетлеННдя Лет роковых, Крик черной беды, Что еще не затих. Мы знаем, как надо Осилить беду: Мы нить золотая В солдатском роду. Но вновь, как из 4ерной дыры, Из Войны Сквозит черный еетер В просторы страны. И В эту дыру Мы кричим и сейчас: -
Отец, не молчи! Ну, откликнись хоть раз! Пускай мы ни слоза не слышим в Мы снова кричим ответ, В дни тревог и побед: ,--
Мы будем отчаянно Драться и жить,-
ПО сердцу проходят Отцов рубежи! ВЫ их отстояли от вражьих атак, И мы не отступим от ю.х ни на шаг! Сквозит черный ветер Из черной ВОйны. Горит Наша память: Мы -
дети войны! Перевод с бурятского Льва Сорокинд ТЮМЕНСКУЮ ОБЛАСТЬ ЧАСТО СРАВНИВАЮТ С ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ СЕРДЦЕМ -
ТАКИЕ КОН­
ТУРЫ ОНА ИМЕЕТ НА КАРТЕ. ЕСЛИ ПРОДОЛЖА ТЬ СРАВНЕНИЕ ДАЛЬШЕ, ТО НИТКИ ГАЗОПРОВОДОВ МОЖ­
НО ПРЕДСТАВИТЬ В ВИДЕ АРТЕРИЙ, КОТОРЫЕ ПРОНИ­
ЗЫВАЮТ ВСЮ НАШУ СТРАНУ. НО АНАЛОГИЯ ЭТА оп­
РАВДЫВАЕТСЯ НЕ ТОЛЬКО ВНЕШНИМ СХОДСТВОМ. ДРУГОЕ, САМОЕ ГЛАВНОЕ НАЗНАЧЕНИЕ СЕРДЦА -
ДА­
ВАТЬ ЭНЕРГИЮ, ВЫДЕРЖИВАТЬ. ОПРЕДЕЛЕННЫй РИТМ ДВИЖЕНИЯ. ГАЗ ~ ТА ЖЕ ,ЭНЕРГИЯ, КОТОРАЯ МЕНЯЕТ ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА, ПИТАЕТ ЭКОНОМИКУ. С ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЙ СКОРОСТЬЮ ОСВАиВАЮТСЯ ТУНДРОВЫЕ ПРОСТРАНС1-
ВА, ТАЯЩИЕ В СЕБЕ КЛАДОВЫЕ Г АЗА. ИДЕТ БОРЬБА ЗА ДОБЫЧУ ОДНОГО МИЛЛИАРДА КУБОМЕТРОВ В СУТКИ... ВЫСОКИ И СЛОЖНЫ ЭТИ ОБЯЗА ТЕЛЬСТВА -
ТАКИЕ СКОРОСТИ ОСВОЕНИЯ ДАЖЕ ДЛЯ НАС НЕПРИ­
ВЫЧНЫ. ГАЗОВИКИ, СТРОИТЕЛИ, ТРАНСПОРТНИКИ, ЭНЕРГЕТИКИ УВЕРЕНЫ, ЧТО выйДУТ НА ЭТОТ УРОВЕНЬ В ПЕРВОМ КВАРТАЛЕ 1985 ГОДА. НО МАЛО ПРОСТО ДОБЫТЬ ГАЗ -
ВАЖНО ДОСТА­
ВИТЬ ЕГО ПОТРЕБИТЕЛЯМ, КОТОРЫЕ НАХОДЯТСЯ НЕ ТОЛЬКО В НАШЕй СТРАНЕ, НО И ДАЛЕКО ЗА ЕЕ ПРЕ­
ДЕЛАМИ. ВОТ ПОЧЕМУ ОСОБОЕ ВНИМАНИЕ В ПРО­
ГРАММЕ ПЯТИЛЕТКИ УДЕЛЕНО СТРОИТЕЛЬСТВУ МОЩ­
НЫХ ТРАНСКОНТИНЕНТАЛЬНЫХ ТРУБОПРОВОДОВ. ... ВОТ ПОЧЕМУ КАЖДЫй ДЕНЬ В ШТАБ ЦК ВЛКСМ В ТЮМЕНИ ПОСТУПАЮТ ДЕСЯТКИ ЗАЯВЛЕНИй ОТ МО­
ЛОДЫХ ДОj)РОВОЛЬЦЕВ, РЕШИВШИХ ИСПЫТАТЬ СЕБЯ ЭТОй ТРАССОй, ПРИОБЩИТЬСЯ К ОБЩЕМУ ДЕЛУ. Всем миром соЯтись На Тюменском Севере много детей. Поразительно! Жизнь еще· не отстоялась, многое сделано на живую нитку, не хватает благоустроенных квартир, люди обита­
ют в вагончиках, балках, «бочках» -
круглых вагончиках, тысячипроблем ... А ребятни уже полным-полно! -
Детей у нас много оттого, что они общие. -
Как так?! -
вырвалось у меня. Элегантный, по-кавказски предупредительный Ал,", Гаибов, молодой газодобытчик, расплылся в улыбке: --
Я поначалу сам удивлялся. Сижу однажды в квар­
tнpe, стучат. Входит незнакомая женщина: «Вы дома?» Опускает на пол ребенка и воркует ему на ухо: «Ну, сы­
ночка, смотри, какой хороший дядя, он с тобой поиграет. А я скоро приду». Вес.. вечер провозился с ребенком ... А потом понял, как это хорошо, что здес .. так заведено: кто свободен -
сидит с детьми. У. меня у самого дочка растет ... ... Мы беседовали с Али о том, что держит здесь молодых людей, на этом самом Уренгое, где нет AOF;)or, где лето лютует· мошка рой, а зима давит холодам,", -
минус пятьдесят на солнце, где вечная мерзлота, болото на бо­
лоте, где пока не хватает ж,",лья, детских садов. Пере­
брали все видимые привлекательности:романтику, экзо-
тику, престижность~. -
Ден"ги? -
подсказывал Я. 4 СЕВЕРшвrn БЕЗ ЧЕМОДАННОГО НАСТРОЕНИЯ Виктор ХЛЫСТУН -
Вряд ли ... -
засомневался Али. Рисунок Рй;ш Атдае Позже, проехав всю газовую нитку, я и сам понял­
нет, не деньги! Точнее, не это главное. В Надыме в сем .. е строителя Володи Борисова мы с карандашом в руках подбил,", дебет-кредит. Месячный доход Борисовых со­
ставляет что-то около ТЫСЯЧи рублей чистыми, исключая налоги, разные взносы. На питание, отпуска, одежду, а здесь стараются себе не откаЗ"lват .. , уходило столько, что за шесть северных лет на сберкнижку попали вовсе не великие для такого .. срока пятнадцать тысяч рублеi'i. За этими якобы длинными деньгами стоит шест.. лет жизни в худом вагончике-балке, где и матрацы пример­
зали к кровати, и занавески. на окнах ПОКР .. IВit.Qись ине­
ем. Что такое пятнадцать тысячr Трехкомнатная коопера­
тивная квартира, которую северянам можно .приобрести почти в любом городе страны, стоит девять-десять тысяч рублей. Остальные сбережения идут на переезды и "об­
становку. За что, спрашивается, старались? Володя и его жена Катя таким вопросом себя не мучают. Им нравится здесь, они привыкли ·к строю И ритму эт-ой жизни, К ее укладу. Короче, Борисовы ре­
шили терпеливо дожидат"ся благоустроенной К/lартиры в Надыме и записали своего сына в первый класс на­
дымской школы. Беззубый же Сашка идет учит"ся, что­
бы стать вертолетчиком ... Али Гаибов и Сергей Шорин моложе Борисовых. Их рассуждения о деньгах пока розовые и к накоп"тел"ству они оба Относятся критически, считают: люди, приехав­
шие на Тюменский Север за длинными рублями, погоды не делают. Их самих тоже не деньги держат. Очень похожи у них биографии -будто парни спи­
сывали их· друг У друга. После школы поступили в ин­
ституты: один -
в бакинский, другой -
в московский. За­
кончили, попросились на север. Начали работать опера­
торами газового промысла. Потом Али стал сменным мастером и групкомсоргом, а Сергея выралии секрета­
рем комитета комсомола объединения «Уренгойгаздо­
Бы<I».. Обоих парней родственники ,призывают под роди­
тельский кров, но они упираются. Гаибов так и говорит: «Мне здесь теплее, чем в Баку». У Шорина 'в Москве мать и брат, но и он обеими руками за Уренгой: «Тут из меня человека сделалиl» За установками комплексной подготовки газа, где трудятся Али и Сергей, стоят найденные геологами, про­
веренные геофизиками, пробуренныe буровиками сква­
жины Уренгойского месторождения. За ними -
трасса газопровода в шесть ниток. "Установка» -
название чисто условное: это целый завод со своими цехами, котельной, подсобными помещениями, иногда даже с теплицей и другими ХОзяйственными подразделениями. Строительст­
во 'ведется быстро. Что дает скорость молодому чело­
веку? Медленное, вялое строительство, если хотите'­
зто затянувшееся становление человека, оно не дает увидеть результаты труда. Вот почему комсомольская стройка всегда считается ударной, значит, скоростной. Скорость требует большого напряжения сил -
грубо гово­
ря, много пота. А теперь прикинем: кто останется равнодушным к делу, если оно первое в жизни и если в него вложено CTOJ)bKO труда? Сережа Шорин вспоминает: -
Прилетел в Уренгой, а жить негде. Грустный по­
шел в столовую. И вдруг знакомое лицо: несколько раз ВI'дел парня в институте, он учился на старших курсах и меня, конечно, знать .. е мог. Слава Бутовский ... Никогда я не видел в людях такой искренней радости. Привел он меня в свою комнату -живи, будь, как дома. Али Г аибов с юга попал в самую жаркую зиму­
морозы доходили до 58 градусов, сорок ниже нуля счи­
талось оттепелью. Но самое страшное -
ветер, неумо­
лимо обжигающий тундровый «афганец». На хрупкую фи­
гуру Али вырешили ватник пятьдесят шестого размера­
хоть пуговицы на спине застегивай... Незнакомые люди нашли что нужно, обули, одели. Что там морозы, .. Только руки да ноги помнят теп-
лую благодать ХОЛОДНОй воды, в которой отогревались после работы. На месте надо было находиться столько, сколько требуется -
на этом принципе замешан весь Тю­
менский Север, вся' трасса. Шел тогда предпусковой пе­
риод строительства установки переработки газа. Ученые называют жизнь на севере пребыванием в экстремальных )'словиях: кислородная недостаточность, ПРИПОЛЯРtiые сумерки, от которых не спасают даже самые плотные шторы, какие-то особые магнитные поля, не очень укрепляющие здоровье, удаленность и так далее 11 тому подобное. После устроенной жизни на «большой земле» эти необычные условия наваливаются сразу и как бы испытыuают человека: выдюжит -
не выдюжит? Все понимают это и потому принимают новичка как брата, помогают, согревают участием. При крепком морозе, например, можно входить в лю­
бой дом. Встретят, напоят чаем, обогреют, и незнакомые люди станут знакомыми. Вот почему у каждого северя­
нина так много друзей. Продержался первый год -
счи­
тай, что самое страшное позади, будешь жить дальше. Есть такое понятие «братство» -
фронтовое, целинное, солдатское... Сейчас родилось на свет еще одно братст­
ВО -
тюменское, северное., И, как во все времена, оно помогает людям выстоять. r олое бригады Крупные масштабы строительства газопровода заво­
раживают. Что, к примеру, такое -
нитка Уренгой -
Пет­
РОВО(? 2731 километр ... И каждый километр -
наособинку. 224 из НИХ -
болота, 1512 -
леса, 240 -
скалы. Но и это не все. Магистраль пересекает .239 РЭI( и речушек. Чтобы одолеть красавицу Обь, строителям надо было «шагнуть» более чем на тринадцать киломеТJ:iОВ. А что значит 133 пе­
ре хода через железные .. автомо5ипьные дороги! Или строительство множества компрессорных СТ<lНЦИЙ! Назовем, наl<ОIl<Щ, самую большую цифру: стоимость строительства 5 ОДНОго только газопровода Уренгой -
Петровск состав­
ляет 2,2 миллиарда рублей. А кроме того, жилье, детские СдДЫ, школы -
все то, без чего не оБОЙП1СЬ ни проите­
лям, ни газодобытчикам. И тут тоже солидные объемы. В Новом Уренгое рассказали о КОМСОМОЛЬСКО-МОЛО­
дежной бригаде бетонщиков-строителей, где бригадиро,,,, Леонид Вахнован, а групкомсорrом Владимир ВаПНИЧI1ЫЙ. Одиннадцать ребят работают безотказно,- а ЭТОМУ каче­
ству на Севере цены нет. И вдруг обернулась безотказ­
ность не очень хорошими последствиями: стало действо­
вать правило -
кто везет, того и нагружают. Ребята из· бригады Вахнована «везли» все, что ни дадут. Недоделка где-тО -
их срывают: «Помогите! .. » По чьей-то вине на­
кладка произошла -
опять «ва')(новановцы, выручайте ... » Ладно, если ВЫЗlolвают на устранение kaKi'lx-нибудь ава­
рий, тут, как говорится, дело святое. Но латать чужие прорехи? .. Короче, ребята возмутились и сказали: -
Хватитl Дайте нам дом, чтобы мы его сами сде­
лали от фундамента до конька! .. Долго бились, но все-таки дали им дом, двухэтаж­
ный -,он был построен за два месяца. ЛЕ!ТО считается на Тюменском Севере затишьем. По­
сле тяжелых зимних дел люди уезжают в отпуска, чтобы набраться сил для нового рывка -
трасса через болота прокладывается тогда, когда мороз схватит трясину, когда появятся зимнне дороги. Для тех, кто остаетс!! в летние месяцы на месте, «затишье» оборачивается. удесятеренной нагрузкой. В это время идет непрерывная подготовка к зимнему сезону: на стационарах свариваются трубы в плети, на компрес­
сорных станциях не гаснут огни сварки, не смолкает шум моторов, не уходят на отдыx монтажники; в портах, на железнодорожных станциях, на вертолетных площадках идет выгрузка маl'ериалов, труб; на сухих участках трассы ведется прокладка газопровода, испытания. Дело обстоит так. Плети -
три труБы диаметром чуть не полтора метра, сваренные вместе,- доставляют на трассу по зимнику автомашинами «Урал» И «КрАЗ». Пле­
тевозы, как их здесь называют, разде(lены на отдельные группы, и водители объединены в бригады, которые ра­
ботают по единому наряду. Казалось бы, все в порядке. Но вот загвоздка: мощные тракторы-трубоукладчики на­
ходятся В ведении другого подразделения этого же тре­
ста, и обслуживающий персонал «СИДИП> на почасовой оплате. У людей нет никакой заинтересованности быстро проводить загрузку-выгрузку nлетевозов. Раздорам нет конца. Комсомольцы треста во главе со своим секретарем Юрием Тохтамышевым не один раз обращались к руко­
водству: «Давайте создадим комплексную бригаду, куда бы входили и механизаторы трубоукладчиков, оплату бу­
дем производить по единому наряду». А руководство­
ни В КаКУЮ. И пошли ребята, как говорится, «на ВЫ». ОНИ поста­
рались приблизить работу комсомольско-молодежной бригады водителей плетевозов, которой РУКОВОДИЛ Петр Бирюков, к комплексной. Постоянно следили, чтобы за­
грузка-ВЫГРУЗI<а велась Бытро.. В общем, караулили ... В результате пятнадцать автомашин одной только этой бригаДlo1 ВIoJвезли с ноября по апрель н.а трассу 51 кило-
6 метр трубl В то время K!'IK более сотни всех плетевозов автобазы одолели лишь 280 километров. -
Мы основательно занялись комплексной брига­
ДОЙ,- говорит Юриi1 Тохтамышев.- Подобрали нового молодого бригадира Михаила Гиренко. Отправили его В Москву на специальные курсы, которые были организо­
ваны министерством. Переговорили с ребятами -
все со­
гласны ... А руководство «добро» опять не дает!.. Рассуждают в тресте, видимо, так: дело движется, планы выполня­
ются -
зачем огород городить11 А разве нельзя взять в ум, что магистраль вышла на рубежи, которые с прошлым багажом не осилить1 И комсомольцы речь ведут уже не просто о коротких -
об уникально коротких сроках ... И бьются за новые формы организации тру.да. Бьются и добьютсяl ... Как и всякая река, газовая тем более слагается из маленьких ручейков .. Каждый из них делает свое незамет­
ное, но полеэное дело: он питает основную магистраль. Вот почему нужно, чтобы голос каждой бригады -
каж­
дого РОДkJ4чка -
был услышан, был крепким.. UJкола или антиwкоnа? Трудяга "Ми-8,> сел на площадку близ реки Пур, что­
бы дозаправиться. Кругом, среди зарослей иван-чая, В самом невероятном хаосе лежали тюки с цементом, тру­
бы различных диаметров, рельсы, балки, строитe.nьные панели, плиты, кучи ценнейшего и дефицитнейшего буро­
вого цемента. Рядом торчал поржавевший ковш для трак­
торного экскаватора. Мои спутники, строители какой-то не очень большой организации из Надыма, закачали головами: -
Вот б 101 нам «вертушку» ... -
этак запанибратски на­
зывают вертолеты "Ми-8>,.- Сколько добра отсюда вы­
брали бы! .. Разве можно? -
А кому это теперь нужн01 Цемент всю зиму про­
лежал, уже испортился. Панели, смотрите сами, н.а ладан Дlolшат. Все брошено ... Все! -
Кто бросил? -
А попробуй найди, кто ... Да... Хозяина погубл,енных материалов наЙ.ти теперь трудно. Но по его вине оборудование, стройматериалы, прошедшие такой огромный путь -
железной дорогой, водным путем, автомобильной трассой,- обречены нй бездарную и бесполезную гибель. Не раз и не два шоферы, не все, конечно, но многие, е~ли вдруг застряла машина, сбрасывают в канаву дефИ­
ЦИТНЫ,й и дорогостоящий груз и преспокойно едут даль­
ше: скорость превыше всего! В здании любой компрес­
сорной не найдешь и пылинки: цветы, специальные до­
рожки, чистота, как на корабле... А за стенами ее что творится? Заурядная свалка металла, тех же строймате­
риалов. Впрочем, можно ее и не увидеть, строители изо­
брели хитроумный' способ прятать отходы производства: они все зарывают в землю, благо мощная северная тех­
НИI(а позволяет сделат .. это в два счета ... Нетрудно представить, Ki9!tYIO ШКОЛУ проходят моло­
дые рабочие, на гла::;ах I{OTOPbIX совершается подобное ... Да разве нсльзя Н'::ЙТИ П;)~1,\'tонеНJ<С тем >::з отходам, раз уж OH~' eCТb~ На севере много детей. Их любят, им стараются соз­
дать условия. Но почему-то заботятся о них только не­
гласные ребячьи комиссары. BOl<pyr того же Юры Тохт?­
мышева веЧ>-tО ходит орава ребятишеl{: -
Дядя Юра, сделай качели... Дядя Юра, пои грай с нами! И дядя Юра делает, и дядя Юра играет... Только ведь на весь Новый Уренгой, где уже десятки тысяч жи­
телей, даже десятка таких доброхотов, которые по своей инициативе берут выброшенные строителями материалы и мастерят качели, качалки, турники,- не хватит. Что стоит строителям попутно создать для ребятишек дворовые площадки, поставить ограДI(И в СКАерах, где так оберегается нежная зелень, I<рылечки, да мало ли что~.: Много ли тут работы1! Как избежать потерь -
вот это сложнее. Слишком много на севере мелких организаций, заказывающих ма­
териалы сами по себе. Узкая специализация, поддержи­
ваемая разными ведомствами, мешает работать. В поселке Комсомольский у меня был любопытный разговор с человеком, который вроде бы к газопроводу не имеет никакого отношения,- с молодым директором местного леспромхоза Юрием Арыковым. -
Строители-газовики делают свой лесозавод. За­
чем? Точно такую же продукцию BblnycKaeM мы, гоним пиломатериалы за тысячи километров, а они или получают их издалека, или кустарно начинают производить сами. Посмотрите, что творится на железных дорогах, на авто­
страдах ... Я посмотрел. Вагонов не хватает. Автомобилей­
тоже. Между тем по дороге Комсомольский -
Советский идет навстречу друг другу поток с одним и тем же гру­
зом... Мелкие организации отстаивают свою независи­
мость! Раз ..... ы сами по себе, то почему бы не соорудить пыхтелку-лесопилку ... Почему бы не договориться насчет материалов в Комсомольском и не перевезти их в Со­
ветский -
всего каких-то пятнадцать километров... Неваж­
но, что материалы есть гораздо ближе,-
так удобнее! Рабочие из второго управления механизации города Надыма тоже жаловались: -
Не укладывается в голове: уже неСI<ОЛЬКО лет нам посылают запасные части для трактора Т-40. В совхозах мучаются из-за их нехватки. Мы эти запчасти i!ырасыыаем:: нет на Тюменском Севере такой марки тракторов ... И не было никогда! Нужно ли комментировать эт01 Школа Тюменского Севера должна быть одна. Она должна растить ",астоящих хозяев и быть примером для молодых людей рачительного хозяйствования. Подари мне цвеТОI{ МЫ сидели на немытом крылечке общежития строи­
телей. Вокруг живописрли разноцветьем этикеток пустые банки, бутылки, коробки. А картину дополняла, словно в гоголевс:ком Миргороде, огромная лужа. Жалобы рабо­
чи>. обильны: мусор не убирается, улица песком не посы­
пана, в комнаты тащится ГР!JЗЬ. Кончалось все привычно: !<уда смотрит начальство? -
Постойте! При чем тут начальство?! Неужели труд­
но привезти несколько самосвалов песка -
его же здесь, как в Сахаре?! Да хотя бы отодвинуть бульдозером сор от родного крылечка._ Число моих собеседников вмиг поубавилось._ Вопрос, кто должен создавать уют, носит скорее ри­
торичеСI{ИЙ характер. Конечно же, все. Вот такая форму­
лировка зачастую трансформируетCJI в иждивенческое на­
строение: все -
значит, н& я! В местечке Яныгья мне 'показали городок строителей треста «1(омсомольсктрубопроводстроЙ». Молодой инже­
нер Алексей Петунин не без гордости говорил: -
Баньку финскую скоро пустим, после мороза бань­
ка -
первое дело! На красный уголок линолеум уже по­
лучили, к зиме будет готов. И вагончики наши ничего­
жить там можно. Снабженцы, правда, намудрили: вместо односпальных кроватей полутораспальные завезли .•• Последняя деталь показалась слишком уж мелкой, нс! Алексей пояснил: -
Так ведь в вагончиках просторнее было бы .•. И то дело. И такие проблемы волнуют строителей. Поселок выглядит аккуратно. У круглых вагончиков-
деревянные пристрои типа сенец, на чистеньких крылеч­
ках жмурятся MOXHaTble коты. Опрятная улочка упирается в колодец. Над крышами домиков повисли антенны­
когда успели устроиться1 Трассовому городку Яныгья все­
го год два месяца от роду было! В Яныгье сейчас живут те же трассовики, которые в тяжелейших условиях -
пятое строительное управление создано недавно -
смогли пройти за первую зиму весь свой участ:ж трассы Уренгой -
Петровск. Теперь объемы сдачи газопровода им увеличили, но строители не уны­
вают. Понятно, что боевое настроение у них идет и от хорошего уюта, устроенного быта. Нет здесь чемодан­
ного нuстро~ия: мы, дескать, тут недолго пробудем .•• Есть два типа трассовых городков. Одни создаются, потом демонтируются и пере носятся. Другие продолжа­
ют жить дальше, и таких большинство. В поселке Комсомольский, где находится управленче­
СКИЙ аппарат «Тюменырансгаза», начальник технического отдела Карл Фридрихович Отт поведал мне такую исто­
рию. В Лонг-Югане, он находится на 69-й параллели, на местной компрессорной станции нашелся человек, началь­
ник линейного производственного управления магистраль­
ных газопроводов Борис Иванович Климов, который всех удивил: взял и привез среди СУР.ОВОЙ зимы в объединение букет тюльпанов. Выращены они в теплице компрессор­
ной станции. Теплички появляются в Уренгое, Надыме, Лонг-Югане, Комсомольском ... На головной компрессорной станции транспортники­
эксплуатационники из Пангодинского линейного производ­
ственного управления магистральных газопроводов осво­
бодили для детишек две комнаты в общежитии. Не до жиру, как говорится ... В долгие зимние вечера ребятишки носятся по коридорам, мешая отдыхать людям. Дети старшего созраста ездят на автобусах учитЬся в Пангоды, 1 за полтора десятка километров. Если учесть здешние мо­
розы, то понятно будет -
такой вариант не из лучших. Между тем среди жителей городка есть много учи­
телей, работнИ!(ов детских садов, которые приехали на се­
вер по семейным обстоятельствам -
за мужем. В Нады­
ме одна учительница высокой квалификации, преподава­
тель .литературы, устроилась работать ... в пожарке. Пожа­
луй, такое испол'ьзование высококлассного специаllиста для государства расточительно. А ведь сам городок, если его строить по всем пра­
вилам, -
с детским садиком, с начальной, хотя бы, шко­
лой, другими объектами КУЛЬТУРНОГО и бытового назначе­
ния,- не так уж и обременителен. Его стоимость вряд ли дотянет до пяти процентов от затрат, которые ИДУТ на строительство самого газопровода. Пока же в трассовых городках находит печальное под­
тверждеиие высказанная кем-то ирония: "Нет ничего 60-
дее, постоянного, чем временная мера». Ну, был когда-то Тюменский Север отдаленным кра­
ем. Теперь-то он, почитай, в центре! .. И география ТУТ ни при чем: именно в центре экономического развития на­
шей страны. Вот и подходить к его освоению надо комп­
лексно, всесторонне учитывая запросы человека. Между Уренгоем и Надымом есть местечко под на­
званием Хета. Начинался этот трассовый городок с того, что начальник участка пятого строительно-монтажного уп­
равления Тит Александрович Яголович поставил условие: "Сначаnа устроим быт, а работа приложится». Он насто­
ял, чтобы первыми сюда прибыли плотники, сантехники, электрики, повара, слесари. И спешили строители, и мате­
риалов не хватало -
но все сделали. В столовую любо­
дорого ВОЙТИ. Есть магазин, баня, общежитие, красный уголок, большая библиотека. В самом центре расположи­
лась березовая рощица ... Прав оказался Тит Александрович Я.олович: работа приложилась. За успешное выполнеltие плановых заданий пятое строитель но-монтажное управление треста ({Урен­
гойrрубопроводстрой» награ'ждалоеь переходяш,ИМ Крас­
ным знаменем ЦК КПСС, Совета Миннстроs СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ, Почетным ЗНдl<ОМ «За высоиую зффеlПviВ­
несть и качество работы», коллектив его занесен на Всесо­
юзную Доску почета ВДНХ СССР. В Лонг-Югане тоже произошли перемены .. Вслед за тюльпанами Борис Иванович Климов решил испытать кар­
ТОШКУ. Уродилась! .. Говорят, tамая .вкусная на Тюменском Севере -
может, потому, что доморощенная? .. Меткую строчку эту написал надымский поэт Анато­
ЛИЙ Алеl<сеее: «Слишком нежное слово для севера: «трудно»! Вывод ЭТОТ он сделал по отношению к большинству молодых людей, которых держит ,здесь серьезное, на­
стоящее дело, работа, ее крупномасштабность. Каждый год в Тюменсиой области, если судить по затратам, соз­
дается один завод КамАЗ, каждые два года -
БаЙКafIО­
Амурская магистралr.. 8 и Бес-таки масштабность несколько абстрактна для оrдеi1ьноrо человека, .. Иные отряды, посланные обиомами иомсомола в На­
ДЫМ, Уренгой, Комсомольский и другие города и поселки, распались, будто их не было вовсе, а иные посланцы QстаВИllИ после себя не очень приятные воспоминания. Иван Леонтьевич Оглезнев, заместитель председателя объединенного построй кома комсомольско-молодежного треста «Севергазстрой» ИЗ Надыма, рассказывал: Из Ореt<бурга' приехали ребята. Ну, замучились с ними... И письмо в обком писали -
ничего не помогает. Еле-еле избавились... Все потому, что пр .. ехал" ребята искать здесь манну I-Iебесную, а дело топком не знали, не уважали, работу свою не любили ... Не без гордости потом рассказывал Иван Леонтьевич, как он ездил в Белгород, в Пермь и сам подбирал ком­
сомольцев для работы в Тюмени. Оба отряда сейчас пре­
красно трудятся. Я познакомился с девушками отряда «Молодая гвардия)}, приехавшими из Пермской области. Люба Чере"анова и Таня Чикурова просто обожают свою прОфессию отделочников. «Наша работа -
самая замет­
ная во всем строитеl1ЬНОМ деле)},- считают они. Таня и Люба -
члены известной и знаменитой в Надыме комсо­
молы:ко-молодежной бригады, которой руководит Люд­
мила Грозь. Первая ласточка для зтого коллектива ---
от­
делка школы N2 4 -
была самой приметпивой и памятной: комиссия приняла работу с оценкой «отлично». Кто зна­
ком со строительством даже шапочно, и то сообразит, что бы это знач .. ло ... Тем более на севере. Здешние старожилы сетуют, что их потомки -
выпуск­
ниии средних ШКОЛ уезжают учиться в дальние края, что мало представляют они, от какой интересной работы ухо­
ДЯТ. И редко ориентируют их на север, особенно -
на строительство газопровода. Газодобытчики -
те смотрят дальше. Тут что? Комсо­
мольцы подбирают хороших специалистов по газовым ПРОМЫСЛ<1М и отправл яют и)( читать лекции школьникам. Потом приглашi'ЮТ девяти-
.. десятиклаССНИI(ОВ на прак­
тику, В связи с отирытием училища в Надыме и техникума в YpeHr"Oe будем считать, что проблема начала разре­
шаться кардинально: не все выпускники будут покидать CBOi4 север. Однако то, что практически комсомопьские организа­
ции всерьез не занимаются ПРОфессиональной ориента­
цией в местных школах, не показывают, не объясняют прелесть «нежного», как сказано у поэта, слова «труд­
но» -
явный промах. «Трудно» -
ведь это молодежный ориентир! Не деньги, не почести и привилегии, а настоя­
щее призва!"lие, выстраданная работа делают для каждого человека север Севером. И должен наш Север быть та­
иим! .. С коренными уренгойцам", надымцами, лонг-юган­
цами ... 3нергиSl мира Позади почти тысяча километров газопровода Урен­
гой -
Центр. Все тюменское плечо. Самое суровое, самое длинное, самое нужное. Даже проблемы -
а мы просмо­
трели ТОЛЬКО маленькую их частичку -
эдесь самые-самые. Только ли газ важен сейчас на ,Тюменском Сееерс? Тут жизнь ноааи строитси- как когда-то строил ась на Днепре, у горы Магнитной, в Казахстане и на Amae, за БаЙкалом.~ . В Надыме секретарь горкома комсомола В. Коваль­
чук показал два памитника. С ОДним было так. КОМСО­
мольско-молодежнаи бригада (все ее члены теперь уже вышли из комсомольского возраста и работают в других местах) включила в свои ряды Николаи Островского. День­
ги отчислялись, и на них был заказан бюст писатели в рост человека. И вот уже другие комсомольцы повели дело дальше. Они приходили вечерами, строили площад­
ку, сооружали фундамент; постамент. Трудились на по­
стройке лучшие бригады. Бюст Островского установили как раз против сквера, где уже взмыл на дощатый поста­
мент вездеход -
памятник первооткрывателим. Слишком явная здесь связь, чтобы ее не заметить: мы не МОгли строить новую жизнь на Севере, не пе­
ренеся туда наших исторических комсомольских свя­
тынь. Главное в любом, малом и большом, деле -
искрен­
ность и вера. Как у Павки Корчагина, который считал, что в жизни нет ничего незначительног(), преходящего­
ничего! .. .. .помню возмущение ~арла Фридриховича Отта: -
Нет, как вам нравится: до сих пор пишут, что нит­
ки газопровода пролегли там, r:Ae «не ступала нога чело­
века»?! Вот ведь прилипло сравнение... Почему же не ступала-то? В газовом коридоре два года работали архео­
логи Уральского государственного университета, Они на­
шли много мест, 1"Оворящих об эпохе бронзы. А в ЛОtIГ­
Югане обнаружили стоянки древних людей. Вот вам и «не ступала»! .. Кто это выдумал? Это была искренняя, ревностная любовь к своему краю. Так что, в конечном счете, значит для нас газ Севе­
ра? Что до жизни, производства и ЭКОНОмиКи -
тут вроде все "СНО. Одна кухонна,. горелка сжигает кубометр газа примерно за nJlTb часов~ Потребление огромное. Но, кап;.sтально осваиваJl Тюменский Север, мы дума­
ем не только о себе. Мы хотим торговать газом с други­
ми государствами. Газовые нитки понесут «энергию века» дальше, по системе ,<Интергаз» -
в Западную Европу. В Ямбурге наши порты' принимают корабли из Гамбурга. Они прИВОЗJlТ на Север трубы из Федеративной Респуб­
лики Германии в обмен на газ. Идет торговля -
древнее и мирное занятие людей. Но не всем это нравится... Президент США Рейган против того, чтобы государства Западной Европы поку­
папи наш природны~ газ. США всеми силами стараются нарушить сотрудничество, они предлагают в виде «ком­
пенсации» ФРГ за отказ от нашего газа ... уран! ."Наш самолет качнулся, нахохлился, готовясь к взле­
ту. В иллюминатор было видно, как из брюха огромного и какого-то домашнего, мирного аэрогруэовоза «Ил-76» выползает неуклюжий автомобиль-трубовоз, за ним -
вто­
рой. •• По полю к самолету и трубовозам уже бегут моло­
дые wоферы ... Мирные советские люди. • «Следы» космонавтов земле Евгений ШУМИЛОВ в космосе уже побывало более 100 человек. Однако лишь немногие из них оставили свои «следы» И на земле. Эти «следы» -
географические названия, данные в их честь. И эдесь повезло, разумеется, больше всего перв.о­
проходцам. Юрий Алексеевич Гагарин' (1934-1968) -
первый пла­
нетинин, побывавший в космосе. Он родилси в селе Клу­
шина Гжатского района Смоленской области. В 1968 году в память о Ю. А. Гагарине город Гжатск был переимено­
ван в город Гагарин. Ими пионера космоса носят также поселок в Севанском районе Армении и город в Джиказ­
ском районе Узбекистана. Кроме населенных пунктов имя Ю. А. Гагарина присвоено хребту в Антарктиде, открытому и нанесенному на. карту Советской антарктиче­
ской экспедицией в 1961 г.оду, подводной горе в Тихом океане, открытой советскими океанографами, ледяному куполу в архипелаге Земля Франца-Иосифа, глетчеру и пику в Казахстане ... "Космонавт-2» зовется один из проливов в Енисей­
ском заливе. Назван он в честь Германа Степановича Тито­
ва. Помимо этого его имя дано горе в Антарктиде, куполу на Земле Франца-Иосифа, а также подводной горе в Тихом океане, открытой в 1962 году. Космические братья Андриан Григорьевич Николаев и Павел Романович Попови.. стали и земными братьями. В архипелаге Земля Франца-Иосифа есть купоп Поповича и купол Николаева, а в Антарктиде имеются хребет Попо­
вича и хребет Николаева, OTKPItITble и HaHeCeHHble на карту советской антарктической экспедицией. Трое из одного корабля -
Константин П~трович Феок­
тистов, Борис Борисович Егоров и Владимир Михайлович Комаров оказались вместе и в Енисейском заливе. Здесь в честь их названы бы~и в 1964 году три мыса. Кроме того имя В. М. Комарова присвоено селу в Оренбургской обла­
сти, близ которого он погиб 24 апреля 1967 года. Командир корабля "Союз-11» Георгий Тимофеевич Добровольский погиб ЗО июня 1971 года. В том же 1971 го­
ду в память о нем был назван ручей Добровольский, левый приток реки Берелеха в Сусуманском районе Магаданской области. • 9 Л
ет тридцать назад Ках:еп­
ные Палатки и озеро Шар­
таш от крайних домов СвеРДЛОВСК1 отдешl.':Ш ПО.iоса топкого ЧистовCI;О­
го болота. Хорошо поыню, каЮНl ди­
ким и непролазным бы.:IO это место: ржавая БО.'Iотная вода и бурая вяэ­
кая тина, осока п рогоз, засыхаю­
щие ~IВШШИ и хворост, редкпе чах­
пые береЗЮI и тощие сосеНЮI ... А сегодня на бывшей тош! зе­
ленеет рядами ФРУI;ТОВЫХ деревь­
ев и ягодников КОЛ.'IективныЙ сад. II урожаи в нем устойчивые, надеж­
ные. Пблок снимают килограммов по тридцать с участка в четыре сотки. Это в среднем. А вот Ивану Георгиевичу, моему давнему зна­
комому и сослуживцу, одно лишь деревце золотой китаЙЮI дарит пу­
дов по шесть чуть ли не каждое лето. И Э1'О на уральской зе),lле с ее суровым климатом! А было ВРО­
мя -
люди полагали за невозмож­
ное вырастить здесь грозд желан­
ный _. яб,:IOКО. В ГЛУХ!IХ уральсних песах ДИЮlе иБПОНЬЮI не растут. Откуда же и в какое времи пе­
реселилась иб,:IOНЫШ на Урал? ... На ТамБОJ1щине знойпыц аЕ­
густ -
пора созревании плодов. По склону балки, на дне которой раз­
ливался пруд, за огородами нашей Семеновкп тинулся большой ябло­
невый сад с пчельником. К вечеру по дну балки растекалась туманная прохлада, она ПОЛЗ':Ia по саду, про­
I1итывалась его запахами, поднима­
лась к деревне и вливалась в каж­
дую хату ароматами фруктов и ме­
да. Нсжно-с.'IаДItиЙ. тягучий дух спелой антоновки -
ca~lOe светлое и радостное впечатление детства. Сннтиеурожап в саду и заготовка яб.:rок впрок, на зиму, длн нас, мальчишек, было до.:rгожданныM праздником: семейное торжест-
во, яблочный пирог с медом на сто­
ле -
обычай древний, как само яблоко. Титовку и антоновку, лучшие сорта русских яблок, мочили. Ук­
дадывали рядами в кадку и зали­
вали ~aCToeM ржаной муки, разве­
деннои в I,ипятке с добавлением мнты. Сверху IIрикрывали соломой и деревннным кружком, на кото­
рый К.iали гнет. ОПУСIШЛИ в по­
греб. ПJIOДЫ пропитывались раство­
ром и, не иаменян формы и плот­
ности, сберегались, не портясь, до весны. В свежем виде антоновку сохраняли в зерне -
в коробах или каДI,ах пересыпали слоями ржи или пшеницы. Анис сушили. Из мелко­
плодной китайки варили вареньи. Яблоне на Руси не менее TbI-
сичи лет. Она РОС.'lа в садах древ­
него Киева и во всех СТЩIЬНЫХ го­
родах русских княжеств. В архео-
10 ГРОЗД )КЕЛАННЫfI Лео.mд БОГОЯI3ЛЕНСИИй Рисунок В. Казакова ЛОГИ'IССКПХ ра'3};nп:ка'i: лровпсго Нов­
города ученые обпаРУШИ,lll хорошо сохрапипшпi1ся И,10Д Rу:rЪТ)"!JRоIi яблопи п еще п~хт-нб.:ТОЕа сиГ)прнп, спбllРСКОlI, П:IИ ЯГО':П-IСЙ, ~!'1.10НП:, дпно растущеi'! в ВОСТО'!ПОll Си5и­
P~I и в I-tитае. ВеТJOнтнее всего си­
бирrщ попа.:та в Новгород с торго­
въл\I Iщраваном через Среднюю Азию, но ВПО.lне возможно, что и северным путем. В ХI не};е новгоро;rСlше ратпи­
!Ш ходи.:rи военными походами в Юг6рскую зе~1ЛЮ -
на Печору, на Северный Урал и за Ура.'!, брали дань с местного насе,iения. Этим же путеы ходи.:rи туда и новгород­
сиие купцы. Они-то и могли при­
везти из-за Ура.iЬСКИХ гор и шюд и само доревце. Так или иначе, а сибирская яблоня росла в древнем Новгороде и спустя нескольио ве­
IЮВ BepHy.:raCb на Урал уже куль­
турным деревом -
золотой китай­
I<ОЙ. В XV сто.:rетии после ирисо­
единении ИнаНО~I III северных вла­
дениi'! Новгоро;:щ к l\IOCKOBCHOMY го­
сударству началось аКТИDНое засе­
ление русскими Прикамьн и Север­
ного Ур.ала. А в следующем веке, при Иване Грознои,- Среднего и Южного Урала и Сибири. С пере­
селенцами пришла на Урал и яб­
лоня. Есть два ботанических вида пулыурной яблони, созданных че­
ловеком пе менее 5000 лет' назад иа диких яблонь,- яблонн домашняя и яб.'IОНЯ сливолистная, или IштаЙка. Но сортов этих двух видов очень мпого, не менее десити тысяч. В первой по.:rовине XVIIl века aгpOHO~1 и писатель Андрей Тимо­
феевич Болоroll в одной лишь Туль­
СJЮЙ губернии описал 600 сортов яблонь! А из Тулы-то и переселя­
.:rись на Урал кузнецы и оружей­
ники. Отец и сын Демидовы, осно­
ватели МIIогочисленных горподобы­
вающих и горнообрабатывающих за­
водов на Урале и в Сибири, тоже были тулнками. :s городе Соликам­
cI,e они создали большой ботаниче­
скиji сад. В те же годы вознит, большой плодовый сад па реке Исети в Шадрпнском уезде ПеРМСJ;оii гу­
бернии ПР!! Далматовском ~юна­
стыре. И в самой Перми росли пло­
доносящие яблони. l3 начале XIX СТО:Jетия в Перм­
ской губеРНIIИ насчитывалось 120 закрытых и оащпщснных садов­
типа оранжереi! или с оградами из высоких плетней, заборов. камен­
ных стен. Подобные сады были в Уфе и в Оренбурге. А по peIiaM СЫJПЗС, Белой п 1-I:а)1е в l\:унrуре, Уфс, Бпрске, Н:араКУ:lIlНО, Сарапус де, на pel;e ~'рал б.'!ИЗ Оренбурга заРОДИЛIIСЬ очаги крестьянского садоводства. IIаМять народная сохранила имена зачинателей ураЛЬС!{QГО са­
доводства. Из Владимирской губер­
нии пере ехал на жительство в село Пески Шадринс!(ого уезда Mapr, Яковлевич Флорипский, челове!( об-· разованный и к тому же смелый и энергичный. Много полезного сде­
лал он для развития экономию! 3а­
уралья. А еще он сумел увлечь кре­
стьян садоводством. Потребова.:шсь саженцы. И Флоринский на свои средства снаряжает экспедицию в Поволжье и на Тамбовщипу. Воз­
главил ее И. П. Сукин, крестьянин деревни Чусовая, что ио соседству с ПеСIШМИ. Этот отважный человек со своими товарищами где ио воде, где ио суше совершил путешествие n 4000 верст и привез 300 яблонь. В 1858 году в Песках и Чусовой за­
ложили сады. Посадил яблони на своей усадьбе и сам И. П. Сукин, а через неСI<ОЛЬКО лет уже снимал с них пd 10~20 возов яблок. В конце 60-х годов из села Ле­
бедяни Тамбовской губернии пере­
ехал на службу сначала в Екате­
ринбург, а потом в Камышлов Пор­
фирий Степанович Гриднев. Решил и он заняться садоводством. Высе­
ял семена той самой сибирки, что некогда росла в древнем Новгороде, и получил саженцы-подвой. К ним привил череюш крупноплодных яб­
лонь, выписанных из Центральной России. 69 лет. Поnфирий 'Степано­
вич успешно выводил новые сорта яблонь. В 70--90-е годы в Екатеринбур­
ге очень активно занимался и практичеСIШМ и научным садовод­
ством Д. И. JIобанов, июкенер-пу­
теец, начальник жеЛfЗНОДОРОЖНОЙ станции Екатеринбург, хранитель музея Уральского общества люби­
телей есгествознания. Сад Лобано­
ва не сохранился. Продолжателями дела Лобанова' стали садоводы-се­
,1екционеры И. Д. Чистяков, Т. Л. КОw1Лев, М. С. 3игулев, П .. В. Алек­
сандров. Уже в советское время они создали много морозостойких круи­
ноилодных ураЛЬСI{ИХ Я,блонь ~ красаВJJЦУ 3игулева, кальвиль Ком­
лева, хорошавку, апорт Алексан­
дрова, ароматное ... В конце XIX века в Нижнем Тагиле учителr,ствовал Il:узьма Оси­
пович Рудый. В 1899 году па усадь­
бе по НИКОЛЬСIЮЙ улице он высеял в грунт семена I'УЛЬТУРНОЙ яблони. Сеянцы вымерзали. Кузьма Осипович обратился за помощью I{ И. В. Ми­
чурину, который поддержал идею Рудого выращивать из семян мест­
ные сорта яБJ10НЬ. «Начатое дшIO не бросайте!}} ~ писал он Рудому. Ми­
чурин вниыателыIO следил за раз­
витием садоводства на Урале. Под­
держивал связь со ыногими люби­
телями-селекционерами. Уже в со­
ветское время наиисал он статьи «Как выращивать на Урале плодо­
вые деревья», «Садоводам Урала и Сибири», «Бюро секции "Уралъско!'о общества естествознанию}, в кото­
рых доказывал <шолную возмож­
ность основания и ведения промыш­
ленного садоводства на Урале». По его инициативе в 1936 году орга­
низовалась Свердловская опытная станция садоводства. А тогда по Нижнему Тагилу ирошла молва: у Рудого яблоки ра­
стут! И люди потяиулись В сад глянуть на диво. Многие даже не представляли, что такое яблоко. Более полувека К. О. Рудый и его сын выращивали яблоки в' Нижнем Тагиле. Почти три десятилетия зани­
мался селекцией плодовых и ягод­
НЫХ I{УЛЫУР В Екатеринбурге­
Свердловске Д. И. Казанцев. Он был одним из инициаторов создания в городе :Мичуринской секции, позже прео.бразованноЙ в общество садо­
водов. Д. И. Казанцев написал две книги: научную ~ «Плодовый сад. Двадцатилетний опыт разведения плодово-ягодных растений иа Урале}} и художественную ~ для детей ~ «flБJIOЧНЫЙ пир'} и был принят в члены Союза писателей СССР. ... Пе так давно на свеРДЛОВСК01r ЦентраJIЬПОМ рынке произошла лю­
бопытная встреча. В павильоне тор­
говали южными фруктами. На сто­
лах возле весов возвышались аю{у­
ратными пирамидками яблоки­
украинская антоновка, белый на­
лив из Молдавии, аЮIa-атинский апорт ... Покупатели шлп вдоль ря­
дов, присматривались, приценива­
лись. Возле одного продавца, толь­
ко' что выложившего свой аромат­
ный товар на СТО.1, быстро выросла очередь. flБЛОIПI брали нарасхват. Выглядели они привлекательно­
крупные, цвета алой зари плоды. Хозяин qтрезал ножом ломтики и предлагал покупателям попробо­
вать. К столу подошел высокий, чуть сутуловатый пожилой человек и внимательно оглядел плоды. Лука­
во прищурив глаз, он спросил у продавца: ~ Что за сорт яблок? Тот охотно огветил: , -
Сорт известныii! Наш ураль­
ский апорт А.1eI{сапдрова! Уральское яблоко успешно кон­
курировало с южными. И как ра­
ДОСТIЮ было отметить это пожилому человеку -
он-то и был создателем этого сорта Павлом Владимирови­
чем Алы(сандровым. .. .:над высоким увалом между РСЧI{аМII СараПУЛRОЙ и Чериоголов­
Iшi1 гулял холодпый оссrший ветер. Втроем -
я, мой брат II наш отец ~ пришли сюда с лопатами па плечах. Голое поле кругом, залежь, не па­
ханная много лет. Ее и отдали под коллективный сад. Отец засомне­
валея: вырастет ли на этом ветро­
дуе что-нибудь? Выросло ведь! Весною теперь вся долина Черно­
головки в белой пене яблоневого цвета. Помню, снимали первый уро­
жай и добрым словом поминали то­
го, кто ПРИДУ:l1аЛ коллективные са­
ды, так приглянувшиеся всем. Го­
варивали, будто с Уралмаша они пошли. Уралмашевец Иван Алексан­
дрович Носов был человеком силь­
ной воли. Хорошо знал садовое де­
ло и любил его. Осенью 1944 го­
да ~ шла война ~ подыскал он пу­
стырь на окраине поселка у 9амо­
го леса и предложил друзьям рас­
корчевать землю под общий сад. Убеждал всех: яблоки могут расти на Урале! Первых охотников наш­
лось 16 человек. Были и иротивники: колхоз па Уралмаше придума.'IИ! Не пойдет! Но завком и директор поддержали Носова. Горсовет землю отвел. Вес­
ною 1946 года заложили еще два сада. В 1949 году правительство УЗaI\ОНИЛО I\Оллективное садоводст­
во. Ныне в СвеРДЛОВСI{е более три­
дцати с иоловино!! тысяч садоводов. Минимум тысяча тонн -
100 ваго­
нов -
своих, уральских, яблок ло­
жится на стол свердловчан осенью. И уже не стучат по рельсам от Мщ:щавии до Урала эти вагоны. К тому же для уральцев илоды, вы­
ращенные на месте, много полезнее южных. С коллективными садами яблонька продвинулась и на Север­
ный Урал -
в Серов, КарпинсR. .. Как самое дерево разрослось, разветвилось уральское плодоводст­
во. И помолщия -
наука о ябло­
не ~ уже выделила уральские сор­
та яблонь в особую, уральскую, группу. . TAtlK НА ДВОРЕ Людмила СЕРГЕЕВА Тридцать дог.rи)( лет бережно J<ра"ила Розалия МихаЙЛ06на Шасо­
лина AOKYMeIO"I, письма, фотографии военных лет .. Только в 1975 году появилась на свет книга «Все оста­
ется с нами», которую выпуспmо в Киеве издательство "Молодь». О существовании этой книги на украинском языке красные следо­
nblTbl свеРДЛО8СКОЙ школы N!? 66 ничего не знали до тех пор, пока не получили задание собрать ма­
териалы о танке "Школьник Сверд­
ловека». Нашлись очевидцы, кото­
рые видели, как в годы войны танк с таким именем вышел из ворот школы на станцию СаеРДЛОВСIС-СОР­
тировочная и отправился на фронт. Помнит об этом педагог школы N!? 66, ныне пенсионерка Зоя Ва­
сильевна Певзнер. Это она даЛ"iJ экспедиционному отряду 7 ({а» I(лас­
са адрес Олега Райченко, бывшего комсорга, который жил в Запорожье. Написали ему ребята письмо и по­
лучили ответ. Олег Ефимович рассказал, что танк "ШКОЛЫiИК Свердловска» был куплен на деньги, собранные учи­
телями и учащимися школы, и пере­
дан экипажу лейтенанта Воронкова в. апреле 1943 года. От Райченко ребята узнали адрес Розалии Ми­
хайловны ШасолиноЙ. Ее уже не было в живых, ответила следопы­
там ее дочь -
Мара Ивановна Ко­
лева. «На рассвете 23 июня 1941 года враг начал бомбить Николаев, где я жила,- писала она в письме сле­
допытам.- Мои родите.~И эвакуиро­
вались в СвеРДЛОDСК, и я стала, первоклассницеi1 ШКО.'!Ы N2 67 (те­
перь эта школа носит номер 66). Мой дядя, Ал€)ксавдр МихаЙЛО8ИЧ Шасолин, добровольно ушел на 12 фРОНТ. Он разыскал нас в эвакуаЦ'1>' в апреле сорок второго, а в июне f(ОМiJНДИР части сообщил, что дядя погиб... Мы очень плакали. Мама предложила своим товарищам по работе с хлебомакаронного ком­
бината собрать деньги на танк «Бое­
вая подруга» и подарить его фронту. Говорили в те дни у нас дома толь­
ко о покупн:е танка. Тогда и я реши­
ла поговорить с ребятами в школе, чтобы тоже собрать деньги на танк ... » Директором школы тогда был Ефим Ильич Каган. Он и сегодня, вот уже пятьдесят четвертый ГОД, трудится на директорском посту­
в школе N~ 130. Вот что рассказы­
вает·Ефим Ильич: -
В СОРОКОВЫХ годах многие шко­
лы Быии заняты под госпитали. Мне пришлось быть директором двух­
этажной школы по улице Красно­
флотцев. Это сегодня она трехэтаж­
ная, да еще пристроен спортзал И С10ловая._ В нашей Шltоле училось три тысячи детей -
в четыре сме­
ны. Заканчивались уроки в десять часов вечера. В одном здании раз­
местились классы из двух уралма­
шевских школ -
нашей и 77-Й. Мы Ндчали учиться в октябре. И однаж­
ДЫ, в начале учебного года, ко мне в иабинет пришла школьница Мара Копева ... Предложение Мары показалось Кагану очень важным. Пере"IМ"! из ::вердловски)( Шf(ОЛ решили он"! со­
брать деньги на танк. Собрали не­
обходимую сумму за ... три ДНЯ. В то апрельское утро 1943 года ва двор Шf(ОЛЫ медленно въехзл TaHI< с надписQ,.О ({lJJ~сольник Сверд­
левека». На M;'T"IHre щыступиг,"1 учи­
т;;mя школы, комсорг Олег РаЙЧQНКО, Мара I{олева. Вот что пишет I{олева следопы­
там: «Меня ПОДНЯли на броню тан­
ка. Я клялась любить Родину, хоро­
шо учиться и не забывать тех, кто грудью встал на защиту Родины». Выступил на митинге командир экипажа пейтенант Воронков. На про­
щанье он поднял на руки Мару I{олеву, поцеловал крепко и обещал написать ей письмо. Этот момент запечатлели кинооператоры Сверд­
ЛОВСКОй киностудии. Ребята ПРОВОДИЛи танк до стан­
ЦИи. Письмо от Воронкова пришло, когда танк переправился через Днепр и двигался в направлении станции Казатин. «Школьник Сверд­
ловска» освобождал Украину. А позже в школу пришла весть: танк. подорвался на мине, и весь его экипаж. погиб .. ; В школе был объявлен траур, все ученики носили на рукавах черные повязки ... В прошлом году ребята из экспе­
диционного отряда побывали в го­
стях у Мары Ивановны Колевой, со­
трудника ОДНОГО из киевских инсти­
тутов. Анжела Шебухова, Света Кузнецова, Юра Лобанов привез-
ли для школьного музея много интересных документов, связанных с историей танка. Немного раньше побывали в Киеве следопыты ШКО­
ТiЫ N2 77. Они по праву тоже счи­
тают танк своим, так как в годы войны обе ШКОЛЫ жили одной за­
ботой и мечтой. Н а с н "! М К е: кадр из хроники военных лет. Лейтенант Воронков и Мара Колева. • АЕИ'Ь ПОБЕДЫ СРЕАИ ВОЙНЫ Е вгешolЙ ЛИНД На набережной ленинградской речки Пряжки стоит школа N2 235. Ее адрес известен всей стране. Скрещенные скрипка и автомат­
эмблема музея «Музы не молчали», за каждым экспонатом которого стОит целая история ... В 235-й школе проведен вечер, посвященный сорокалетию испол­
нения Седьмой симфонии Д. Шоста­
ковича в блокадном Ленинграде и первому концерту -
состоялся он после трагической зимней паузы в 1942 году, когда на город еще не прекратились массированные на­
леты, было много жертв и разру­
шений. Этот день газеты назвали «днем победы среди войны». На концерте присутствовал ста­
рейший дирижер К. И. эЛиасберг. В зале звучали Чайковский, Глинка. Арию Орлеанской девы пела за­
служенная артистка республики, в будущем исполнительница партии Кармен -
Надежда Львовна Вель-
тер. Вельтер в гражданскую войну руководила хором в . Первой кон­
ной армии у Буденного; в Отечест­
венную -
выступала во многих кон­
цертах фронтовых бригад. Во всех оперных и балетных спектаклях участвовал СИМфониче­
ский оркестр ленинградского ра­
диокомитета, вместе с открытыми концертами и выступлениями по радио он выступил в блокаду свы­
ше 300 раз. .... СемнадцаТь музыкантов зна­
менитого оркестра поднялись на сцену вновь спустя сорок лет. Ты­
сяча сто зрителей встретили их шквалом аплодисментов: здесь уче­
ники музыкальных школ, училищ, консерваторцы, артисты всех жан­
ров блокадного искусства, бывшие бойцы ПВО, охранявшие здание филармонии во время военного концерта, около двадцати артил­
леристов 14-го контрударного пол­
ка, принимавших огонь на себя, во главе с начальником штаба В. П. Гор­
деевым. Более ста человек -
слу­
шателей, присутствовавших на премьере Седьмой симфонии в бло­
кадном Ленинграде 9 августа 1942 года, тоже здесь. Звучат стихи артиллериста Вольского, исполняется симфониче-
ская (н,еса, написанная учеlmком Шостаковича Владиславом Успен-
ским, играет ансамбль скрипачей учеников школы-десятилетки при консеоsаrории имен,. РИМСКСГ,:J­
Корсакова. Кадры кинохроники сме­
няются рассказами очевидцев пре­
мьер. Зал знакомится с почетными донорами артистами военного Ленинграда, это на их деньги, за их бесплатно сданную кровь был по­
строен самолет «Ленинградский до­
нор». После кадров фильма "г ерои­
ческая симфония» Вместо летчика, которого играет артист Николай Крючков, на сцену выходит тот са­
мый летчик, что привез партитуру Седьмой симфонии из Куйбышева в Ленинград. Ребята искали его долгие годы ... В зале те, кто стоял у истоков создания музея «Музы не молча­
ли», И юные следопыты. Они видят плоды своего труда, узнают многих артистов Ленинграда, кото­
рые давали концерты в своем бло­
кадном городе и у стен повержен­
ного Берлина. В прекрасном здании Дворца КУЛЬТУРЫ имени Первой пятилетки не случайно ГlрОХОДИЛ этот празд­
ник: ЗдеСЬ в начале войны по ини­
циативе Н. К. Черкасова был создан театр народного ополчения, музы­
кальным РУК060дителем которого был Дмитрий Шостакович ... • сын КОРПУСА Леонид ГОЛУБЕВ На встрече Дома пионеров нинского района ран-фронтовик со следопытами и школьников Ле­
Свердловска вете­
ИОСИф Исаакович Старосельский рассказал интерес­
ную историю про маленького тан­
киста. ... Доброsольцы 10-го Уральского TaHI{OBoro корпуса вели жестокие бои на Украине, форсировали Днепр. В подкрепление пришла новая Te~ Н:"ка с Урала -
эшелон танков. Гвардии сержант Старосельский вместе с другими танкистами при­
нимал на железнодорожной стан­
ции боевые машины. Наблюдал за приемкой танков начальник полит­
отдела полковник Илья Федорович Захарченко. С очередного танка сняли брезент и увидели прижавше­
гося к гусеницам мальчо:~ку . . -
Да ты как сюда попал>­
изумился ПОЛИ:,::Н~НИК ЗаХdрченко, МdЛЬЧИК смело взглянул в лицо офицера: -
На фронт еду, бить фаши­
СТОВ! За брата буду им мстить ... Звать-то тебя как? -
Толя Гончарук .. . -
Парень-гвоздь ... -
ПОЛКовник хлопнул мальчика по плечу.- Так 11 быть, зачислим тебя, Анатолий Гончарук, в наш корпус. Первое время Толя находился при штабе. Любому мальчишке это уже было бы в радость, а Толя за­
скучал. И не могли не заметить это­
го Офицеры. Решили передать его в разведбатальон, наказав, чтобы разведчики как следует присматри­
вали за ним, оберегали. Разведчики принял.и мальчика как родного, обмундировали в новенькую форму: один из бойцов сшил специально на 'мальчишескую фигуру. Толя ока­
зался смышленым, ловким, быстро научился обращению с автоматом. А убережешь как убере-
жешь... Война ведь... И просился Толя в самое пекло. 26 марта 1944 года танкисты ворвались в город Каменец-По­
дольский. Упросил Толя взять его С собой... Вылезли они из танка с сержантом Калининым, залегли­
ста!1И наблюдать, откуда фашисты стреляют. Засекли здание, этаж. Обошли дом стороной, поднялись наверх. Сержант в левом крыле на­
чал обстреливать фашистов из авто­
мата. А Толя, приоткрыв дверь од­
ной из квартир, увидел двух здо­
ровых фашистов ... Ровно на миг ОНИ растерялись, и Толе хватило этого мгновения, чтобы дать очередь .•• Оба фашиста рухнули на пол. За этот бой Толя Гончарук был награжден медалью «За боевые заслуги». Вместе с танкистами Анатолий Гончарук прошел большой путь. Приходилось делать в сутки пешие переходы по пятьдесят-шестьдесят километров, нести на себе оружие, диски патронов, гранаты... С танко­
вым корпусом дошел он до Берли­
на, освобождал Прагу. На Одере Был ранен, попал в госпиталь и в декабре 1945-го демобилизовался. Гвардии старшина Старосельский больше не встречал Толю. Но од­
нажды услышал случайно от кого-то, что живет Г ончарук в Нижнем Таги­
ле, работает на Уралвагонзаводе. Да, Анатолий после демобилизации при­
ехал на Урал, устроился учеником слесаря на Уралвагонзавод, работал потом слесарем-сборщиком в мед­
ницком цехе. А. В. Гончарук и сейчас живет в Нижнем Тагиле. К фронтовым награ­
дам добавил он "Знак Почета». В его семье растут четверо детей. На Уралвагонзаводе бывший сын танкистов обрел много новых друзей. Урал стал для него родным. • 13 РАБОЧИй ДЕНЬ ДВОРНИКА мо­
ЖЕТ БЫТЬ РАЗБИТ НА НЕ­
СКОЛЬКО ЧАСТЕЙ ЛЮБОЙ дли­
ТЕЛЬНОСТИ. Снег валил всю ночь. R утру перестал. Город СМЯГЧИЛСя в звуках и в очертаниях, утратил гордость, подомашнел и потеплел. Костя любил такой потеплевший город, несмотря на то,, что ра­
боты ему прибавлялось. Но снег успокаивал лю­
дей. А Костя ценил в людях прежде всего добро-
ту и человечность. . . Катя раскраснелась" что ей очень шло, волосы выбились из-под шапочки, прилипли к щекам и на лбу: она помогала Косте сгребать снег. Ино­
гда подкидывала снег высоко лопатой, подстав­
ляла лицо. баловалась... Похоже, что ее отноше­
ние к снегу было сродни Костиному . -
Обожаю валяться в снегу. Тоже память детства. -
ПоваляЙся ... -
Не прили~чес-тву-ет... . Они СОставили лоп~ты и покатили снег к краю тротуара. да порог дворницкой вышел Глеб Рож­
ков в одетом, .но заспанном виде. , -
Дорогой второй наш класс, беспокоимся о вас,- сказала Катя. . -
Чего не разбудили? -
Если желаешь ... -
Костя подхватил на ло-
пату снега. Глебка проворнЬ отбежал, но, когда опасность миновала, приблизился к Насте и сказал, что. хочет попробовать чистить тротуар. -. ПопробуЙ.-Катя отдала ему лопату. Глеб­
ка пристроил ее к лопате, которую держал Ностя, и вместе с ним двинул снежную волну. Но вско­
ре устал или ему наскучило. -
Он может себе позволить не работать,-
сказала Натя. ; Почему? у него есть деньги. Он вскрыл сейф. Сейф? -
поразился Ностя. ГЛИНЯНРIЙ. В виде яблока. Ты забыл? Зачем тебе столько денег? -
поинтересо-
вался тогда Костя.- На паТРОНI?I для прищепкй? u Не скажу.- Глебка, такой же насуплен­
ныи, мрачно ушагал. Натя, крикнула ему, 'Чтобы собирался в школу. Он даже не оглянулся: ничего Глебку с Катей не объединяло. Опять раздружился. Подошла Аида с утренней почтой, спросила Натю: Писем не ждете? Не жду. Ч то же -
неоткуда? Мне письма не нужны. Сейчас. Окончание. Начало см. в N2 9. 14 Требуется дворник Романтическая история. Михаип КОРШУНОЗ Рисунки А. Банных <-
Аида, ты мешаешЬ.~ Ностя специально подкатил лопату со снегом Аиде под ноги, за­
СЫрflЛ ее красивые замшевые сапоги. Аида пошла, остановилась. Начала перчаткой отряхивать сапоги. Снова пошла, раздраженная, разобидевшаяся, готовая к продолжению' борьбы. Аида привыкла нападать, а не защищаться. зии. Строгая девушка... Н тебе имеет прете н-
И к тебе. Ничего ей такого не сделала. Будто. Брутто,- улыбнулась Натя, запрятав в глазах колючий блеск. -
Брутто -
вес с упаковкой? -
Да. С замшевыми сапожками и ЗОЛОтыми сережками. . Ностя отвез к ~раю тротуара снег и вернулся за следующей порциеЙ. Катя,все еще не смяг­
чившись, сказала: -
Я не только самолюбивая девушка, я и не .пугливая девушка. Натя вонзила лопату в снег. -
Пойду убирать квартиры, вот что. -
Зачем ты затеяла с квартирами? -
Чтобы не потерять квалификацию. Ностя остался один. Из бойлерной вынырнул Цупиков. ЗНaIюмая картинка -
будет ждать Аиду для того лишь, чтобы потом долго смотреть ей вслед. Но Цупи­
ков подбежал к Носте и отчаянным голосом спро­
СЮI: Аида выйдет за меня замуж? Нак дума­
ешь? Спроси у нее. Ты спроси, когда будет возвращаться. И Цупиков исчез, испа рился. Совсем очумел или перегрелся в своей бойлерной. Аида шла уже с пустой сумкой, возвраща-
лась. Костя взялся за лопату и покатил снег па­
встречу. Аида остановилась, наБЛЮДЫIa. Костя приблизился, сказал: Медведя на кольце хочешь иметь? -
Что? -
3а углом стоит. Толя действительно выглянул из-за угла, как по заказу. -
Подержи.- Аида сбросила с плеч сумку. Костя едва подхватил ее. -
Дай сюда лоиату,- Аида выдернула у 1\0-
сти большую фанерную лопату и устремилась с ней туда, где прятаJIСЯ несчастный Толя. Лоиа­
та -
наперевес. ТОJIЯ в рва пои полушубке по­
мчаJIСЯ во весь дух в подъезд. Аида с той же скоростью добежала до ПОД'l:сзда, ОТШВЫРНУJIа JIопату и тоже влетела в подъезд. Аиды и Толи додго не бьmо. Доносились их ВЗВОJIнованные голоса. Костя успеJI выкурить си-
гарету. Наконец показалась Аида, подняла лопа~ ту и направилась к Косте. Следом вышел Толя, постоял немного и закричал: -
ЛюБJIЮ девчоНI{У с губами цвета кара­
мели! .. Костя подхватил лопатой снег и вдруг уви~ дел, что подстраивается вторая лопата. Он огля­
нулся -
Катя. -
Ты освободилась? -
"Уже,- ответила Катя, и они вместе пока-
ТИJIИ перед собой снег ... Катя сильная, не отстает от Кости, хотя Костя пытается ставить свою ло­
пату первой, но Катя замечает его уловку. -
Ты упряма, -
говорит Костя. -
Да. Со мной бывает. Вечером Глебка опять пропал, но Катя сразу догадалась, где он: она наШJIа его на квартире тетки. Он сидел один в темной квартире и, каза-
-
лось, ждал, когда за ним придут. .15 ИНВЕНТАРЬ, НАХОДШЦИЙСЯ В ВЕДЕНИИ СТАРШЕГО ДВОРНИ­
I\A: ЗАПИСНАЯ КНИЖКА И КА­
РАНДАШ, ТОПОР, ПРИСТАВНЫЕ ЛЕСТНИЦЫ, ТИПОВЫЕ ОГРАЖ­
ДЕНИЯ, ПОЛИВОЧНЫй ШЛАНГ, ТЕJIEЖI\И -ТА ЧКИ. Толыю что вернулись с базы коммупалыю­
бытовых предприятий: конец года, И, как сказала Фокасьева, надо бьшо выбрать фонды. Фонды выбрали -
песок для присыпки, типовые ограж­
дения, приставные лестницы, брезент, меТJIЫ, совки, фонари (<летучая мышы> , цепь, которой пе­
регораживают въезд в подворотни, и даже на­
грудный знак дворника и свисток. Выбирать фонды так уж выбирать -
до нагрудного знака и СВИСТl{а включительно. Со зпаF:ом Костя теперь ходит. Свисток прикарманил Глебн:а -
учится на нем играть. Если что и не получается, то ВСО­
таки ГлебlШ свистит лучше, чем Надыш в па­
переток ... Катя и Глебкн находились в помещеНИII жэка и ждали междугородного телефонного разговора. Разговор заказала Катя. Фокасьева просматрива­
ла цифры по жэку, подготовленные бухгалтером, сердил ась на жильцов, которые до сих пор не заплатили за квартиру. -
Просишь, вывешиваешь объявлеппя, а и;vl трудно сходить и оплатить счет. -
Во дворе плохой хоккей,- спазал Глебна, чтобы привлечь к себе внимание. -
За каТIЮМ сами следите. Хоть сегодня за­
лейте. Мне нен:огда. У :меня еще пеРНi}НСХОД по горячей воде. Влюбленный ЦупИI\ОВ гоняет боii­
лерную, IШК пароваз! Частыми звонн:ами зазвонил теш'фон. Глобка затих, напрягся. Разговор о хоккее Глебн:а завел д.ТIЯ того, чтобы не выдавать волнения- прсд­
стоял разговор с ма:иоЙ. Фокасьева придвинула аппарат I{aT€. Катя сняла трубку. -
Да, знт-;азывали.- Повернулась R Глебне: -
Приготовься. Глебка, I,азалось, перестА.Л дышать, молчал. I{атя протянула l'Jlебке трубку: -
Ну что же ты! Он взял трубку. -
Макси! Это я. -
И опять аамош,-
Когда ГJIебн:а был совсем ма,'I€НЬЮ1М, ~H1Ma Rупила швейную машину и начала шить, подра­
батывать. ГлеБIШ с утра и до вечера С;rIышал от заказчиц -
маr-(си да макси. -
Нуда прыть подевадась,- СЮlзаШl ФокасJ,­
ева нарочно грубовато, чтобы этим аастнвпть Г.;теБI{У УСПШЮI1ТЬСЯ. -
IIоадоропаii:ся,--- паПОМНИ.1U I\нтп.--.Мама прекрасно ПОШIмает, что это ты, 16 ~ Здравствуй. -
И Глебка перестал волно­
ваться, очевидно, еще от вопроса, который он ус­
JlЫШilЛ.- Учусь? -
ВЗГJIЯнул на I{атю: -Вак я учусь? -
Допустимо: -
Ничего учусь -
в зоне ... четверок. I\атя ПРОМОJlчала. Могу разложить варенье по трем БЮШНl\I. -
Не путай себя и маму,- СRазала I\атя. -
Макси! Не буду путать тебя и себя. Умею RОРОТRие слова говорить за один выдох, а длин~ ные -
за два выдоха. Что? Язьшом? Почти те­
перь не бренчу. Недавно на дверях нам показы­
вали прямую верхнюю ЛИНI1Ю, нижнюю И две боковые. iКиву? Под наблюдением. Все время. Тетя Слоия? Похудела? Я похудел? -
И опять взгляд на Катю: -
Я похудел? -
Нет. -
Макси, нет. Я сильный. Я rшши ем, одна за другой. А тетю Слоню стодом кормят, сыром. у НСС разрушился обмеп веществ. -
Скажи, что сн:учаешь. Ты же скучаешь. -
Сн:учаю, Макси! -
Гдебн:а заморгал, за-
ш:ныгал иосом.- Ман:си ... -
rOJIOC его задрожал. И вновь на помощь подоспела Натя. Скажи о хою,ее. -
Сегодня каток заливать будем. -
Поздравь с наступающим Новым годом.-
I\'атя не даваJlа Глебн:е возможности расслабить­
ся, пожалеть себя. -
С наступающим Новым годом! Слышишь, Ман:си! Ты меня СЛЬШJИШЬ? Я толстЫй я не ху­
дой! А линии на дверях -
31'0 геометр;IЯ.- Заго­
родил трубн:у ладонью и тихо сказал: -
Макси я R тебе СIЮрО приеду. Сам. ' Разговор закончился; Глебн:а отдал трубку Кате, и Рt<lТЛ опустила ее на аппарат. И тут с ГлеБI\ОЙ сдучилось нечто невероятпое -
Глебка Т\<lПНУЛ шубу Фокасьевой, ВJlез в нее и начал скан:ать по жэку, брыкаться и орать: -
l~епгур~! I\епгуру! Кого хочешь обскА.КНУ! --
С Rакои стати он орет про кенгуру в моей шубе! -
неприятно удивилась Фокасьева. -
По-моему, без ВСЯJЮЙ стати,- сн:азала Ка­
тя.- А (<Кенгуру» ... это я ~fечтаю себе сшить. Глебка СКа1ШЛ, опрокидывал все, что ему по­
падал ось по пути: доску показателей работы жэн:а, консервдые банки, в которых БЫJI высажен зеленый дун:, новенькие древки для флагов ящик с каРТОТ8IЮЙ: жильцов, ведра. Из соседпей ~OМ:Ha­
ты на шу:н прибежала бухгалтер. Глебку повн­
.тш.ЛИ, вытряхнули из щубы. Глебка не СО против­
JIШIСЯ, он хохотал от счастья. П()средипе катка храпились прикрытые Р()­
гожей фонды. Настя скаэал, что :нraчитеJIыJюю часть фондов вынужден бы.н устроить здесь: в I~a­
:чорке не хватило места. При 3i:lJIlшке н:атка присутствоваЛII все ребя-
та. Они выбежа,'!и во двор, RЮ~ ТОЛЬRО увидели, что Костя достает шланг, RОТОРЫЙ ему выдал старший ДВОРЯИR. Но основным действующим ли­
цом был Глебка: он тащил шланг вместе с H~o­
стей, ПОДRлючал его к водопроводному крану. Пустили струю воды на площадку. Вода потекла по ПJIOщаДI{е широкими паплы­
вами, охватывая прикрытые рогожей фонды. -
Может, надо теплой водой? -
спросил кто-то. -
Заливать ЕаТОЕ -
не Rупаться в ванне,­
ответил Костя. Лед для настоящих ИГрОRОВ -
святая святых. Ребята услужливо подтягивали за Костей шланг. ГлеБRа был, Rонечно, в первых рядах, но потом Катя его забрала: она боялась -
про мочит ноги. ГлеБRа шипел и ругался. Катя взяла его за во­
РОТНИR пальто и RреПRО держала. Глебка неза­
метно расстегнул пуговицы, суме.п высн:ользнуть из пальто. Катя его ухватила и БУI\Валыю всу­
нула в пальто, застегнула пуговицы и l{ГСШЮ перевязала своим поясом. -
Предательница! Подошел Костя. -
Бери шланг. Глебка не без торжества посмотрел на Катю. -
Он не шлепнется? -
спросила с соипеПII-
ем Катя, СПУСRая ГлеБRУ с пояса. В толпе KTO~TO из тех, ЕТО постарше, СRазал СRептичеСRИ в адрес ГлеБЮI: -
Малышба. ГлеБRа услышал, направил на обидчика струю из шланга. Пришлось шланг у Глебки отобрать, вытащить ГлеБRУ с Еатка и отвести домой. Тем более, оп здорово сам облился. -
Я с тобой в ссоре! -
Rричал ГлеБRа I\ате.­
Марселипа-iшельсипа! -
Хоть мандарина, пожалуйста,-- ответила Катя, развешивая дЛЯ ПРОСУШI{И Глебкипо паJIЪТО. -
Я на всю жизнь! -
Не надо на всю жизнь -
очень долго. Я со-
старюсь. -
И состарься! -
КаRОЙ ты змей на самом деле. ГлеБRа молчал. Он сидел в носках на стуле у батареи, рядом висело, сушилось пальто. -
Такое поведение настоящего мужчину по украшает. -
А во дворе про тебя говоря~ ... -
Глебl,а наRЛОНИЛ голову и смотрел недобрым ВЗГЛЯДЩI. -
Ты не слушай, что во дворе про мепя гово­
рят,- СПОRОЙНО перебила Катя.-
Ты лучше слу­
шай, что я тебе говорю. -
Ты мне не мать. --
Совсем меня не любишь? Пришел Костя. Поглядел на обоих. О чем спорите? . -
о любви и дружбе. --
Зачем обижаешь Катю? -
серьезно спро-
сил Костя. 2 <Уральский следопыт:> JV, 10 Глебка молчал, раюшхивал ногамн. ОН ПОНИ­
MaJI, что обижает Катю. -
Она первая начала. -
Давайте сядем за стол переГGВОРОВ и по-
обедае:\!. -
поночпо,- кивнула hатя.- ОбуздаО;>;I геге­
мониста. -
Что будом есть -
опять фасоль? -
спро­
сил ГлРбка. -
Бобовые будем есть. Пир у нас будет под Новый год. ~Тжин при свечах. Катя возилась на кухне, ра:югрева.ТIа фасо,ль. Костя пошеJI ей помогать -
бросил в кипяток со­
СИСЮI. Катя поглядела на сосиски. Спросила: Варишь в ь:ожуре? Чищу потом под холодной водой. КаЕ старый холостяк? Да,.-
Костя СRазал это с неl{ОТОРЬШ ВЫЗ0-
вои, хотя И ШVТJlИВО. IIоче~!у"? Не СЛОj-юшась ЖП3НЬ.- ОН поn,ал плечами. Ты 00 СК'Iадывал? Она меня пока что сюrадывает. Глобка сидел, просыха';l. l~огда Н.атя принесла фасоль, ГлеБI{а завошш: Где бобовые? -
Они самые и есть ... В старших клаССRХ бу­
дешь изучать ОДНОJlетпие растения и тогда не ошибешься. -
Ты сама гегемонист! Думаешь, не знаю, кто такие гегемонисты? Вожатая Нады{а объяс­
НЮI.а. Агрессоры. -
УСПОIl:ОЙСЯ. Под Новый год я: тебе сварю ТЯНУЧRУ. Глебка успокоился: тяну'ша -
это получше даже, чем варенье, блеманже и суфле. Потом на­
чал допытываться, поче:\lУ бы им Bce~! не встре­
чать Новый год в квартире у тоти Слонн. -
Вы мои гости, а не гости тети с.ТIOни-
сказал Костя. . ' Пообеда.JIИ быстро. Катя ПРОКОIlтролирова.ла, чтобы Глебка съеJI хотя бы СОСИСRИ. Потом ему была подана морковь. Именно подана -
на боль­
шой тареш{е, почти блюдо. -
УRреПJIЯЙ обмен веществ,- сказал Костя. -
Устроили из меня институт питания! -
кри-
чал ГлеБI{а, отбиваясь от моркови. Когда МОрЕОВЬ была ГJlебкой все-таки съеде-
на, Глебка СПРОСИJI: l\то такой старый холостяк? у кого нет женыI. Одинокий? Да. Значит, я старый холостяк .Катя начаJIa переодевать Глебку в сухое. Он долго и: нудно зашнуровывал ботинки. I~остя не стал ждать Глебку с Н.атеЙ, ушел. ПОД~'v!етать спег около бункеров. В бункерах поты вюгючили, конечно, свои фары: коты пе любят метлу, она действует им на нервы. 11∙ в };вартире тети Слони Глебка и Катя ото­
брали необходимую для праздничного ужина по­
суду, сложили в сумку, пошли через двор. Глеб­
ка вслед Кате держать его за руку. И Катя вдруг попяла, что Глебка хотел защитить ее от того, что говорят о пей старухи. -
Это укр'ашает даже старого холостяка,­
сказала Катя. И Глебка ее понял. Она оставила Глебку в дворницкой, а са:\IЭ от­
правилась на помощь к Косте, которому пред­
стояло сегодня полностью очистить от снега двор и тротуары: завтра праздник, завтра встреча Нового года. Взялись за работу 'в две лопаты. Надо было еще прорыть и очистить канавки. Ко­
стя принес лом и штыковую лонату. В армии я ценил вечерпюю поверку и от­
бой. Любишь спать? Второй Глебка, оказыва-
ется. Люблю тишину. Зачем тебе одному столько тишины? Мать у меня была очень тихой.' Катя сняла перчатку, надела ее на ручку ло­
паты. Пошевелила пальцами, размяла. Ты не привыкла к лопате? -
спросил Ко-
стя. я выросда среди снега.- Н'атя снова па­
дела иерчатку.- ТЫ знаешь, кто такие горно­
стаи? Звери на твоей ферме, конечно. Недавно в вольере дверцей придавила па­
лец. Окна домов -
елочного цвета. Проехал о так­
си, и у заднего СТeIша стояла совсем крошечная елочка в огоньках. Подобную елочку, только у переднего стекла, провез и троллейбус. В единст­
венной витрине гастронома дергалось что-то све­
тящееся и цветное. Бегали с последними покун­
ками жильцы. А один нес почему-то ковер. Ковер был свернут в длинпую трубку И персброшен через плечо. Не хватало только подвесить к ковру ведра, чтобы получилось коромысло. -
у тебя что-пибудь связано с НОВОГОДНШ\IИ праздпиками? -
снросила Катя. -
Ничего не связано. А у тебя? -
у меня? Что-то в общих чертах.- Катя помолчала.- Это плохо, наверное. -
Почему? Грустно без новогодних ВОСПОl\IинаниЙ. -
Они должпы быть у тебя особенными? -
Мне грустно.- Катя подбила лопату коле-
ном, сбросила с нее снег.- Ну, я пойду. ДО.'Iжна заставить Глебку па писать праздничную открыт­
ку матери.- Катя пошла и потянула за собой лопату. Костя смотрел вслед. Катя обернулась: Скоро уеду. -
Куда? -
Ты же не будешь грустить, нет? И ничего не ждешь, да? 18 Костя не успел ответить -
I~ нему подошс.'I Овражкин. -
Чем порадуете в предстояще:м году? Каки­
ми произведениямп искусства? -
Новый год -
новая экспозиция.- И Костя пошел и начал штыковой лопатой разбивать одну за другой снежные фигуры. Крушить. Громио хлопали электрические лампочки, разлеталпсь комья спега и куски льда. Костя взобрался на крышу беседки и сбросил оттуда кунола и ко­
кошники, покончил С памятНIШОМ старины. Да, он не грустит о прошлом, о прошедшем -
ни о своем, ни о чужом, потому что всегда надеется на будущее. А если кто-то чего-то ждет, на что-то надеялся и теперь о чем-то жалеет или сожалеет, то при чем тут Костя? Он-не-грустит-о-прошед­
шем-вот-такой-оп-забавный-если-он-забавный-черт­
его-возьми-совсем! И нет у него никаких воспо­
минаний -
ни простых, ни новогодних. Воспоми­
наний, достойных воспоминания. Не держим, не складываем, не ХРaIШl\~. Новый год. На столе -
канделябр, сделанный из пустых разновеликих БУТЫЛОI\, и в них свечи, тоже разновеликие. В держалки д.'IЯ флагов вставлены сосповые ветки. На крюке, который двигается к потолку и обратно, сидит маленькая стеюшнная птичн:а. Костя нрикрепил ее кусоч­
ком замазки. Для курток и Глебкиного пальто давно были вбиты гвозди. Из теннисной ракетки без струн сде.'IaIIO зеркало: бери и глядись в него. Огромный пляжный зонт, драный, залатанный, но с которого свешивается мишура со звездами,­
вместо новогодней елки. Катя нриготовила праздничный ужин -
салат, рыбу в маринаде, яички фаршировапные зелепью И, конечно, цветок из сливочного масла. «Я рабо­
таю только маслом»,- смеясь, говорила Катя. «СЛЩJOчным», -
добавлял Костя. Глебке I~атя сварила банку сгущепного моло­
ка: сделала тянучку, как и обещала. Глебка от тянучки был в восторге, беспрерывно погружал в нее ложку. Из квартирыI тети Слони принесли еще телевизор, поставили на пол и смотрели пе­
редачу. Глебка' устроился перед телевизором с бутылкой «БуратинО», но не переставал погля­
дывать на тянучку: она приковывала внимание Глебки больше, чем телевизор. И Глебка наблю­
дал за .КатеЙ, чтобы улучить момент и опять по­
грузит!> ложку В тянучку, а потом попытаться быстро отправить ее в рот. Соню Петровну обещали выписать из инсти­
тута, по только носле Нового года, чтобы у Сони Петровны не было соблазна сразу резко нарушить диету. Праздничпый стол -бич для тучпых боль­
ных, сказал врач. Тем более, Соня Петровна ра­
ботает поваром и умеет готовить всякие соблазны. На Косте был спортивный пиджак и галстук, на котором были нарпсованы срринные сююле­
тики. Ностя нарисовал их сам. И когда I~атя спросила -
почему самолетики? -
Костя отве-
тил, что видел такой галстук на одном счастлив­
чике, который приезжал к ним в Тулу из Моск-. вы И называл себя (<центровым парнем». Так чем он, Костя, хуже этого центрового парня? На К.ате самолетиков 'не было. На ней было длинное платье теплого красного цвета. Она до­
стала его из дорожной сумки, сказала, что была в нем на свадьбе. И туфли надела на очень высо­
ком каблуке. Тоже достала из сумки. Сделалась высокой на каБЛS'IШХ и в длинном платье и чу­
жой, нездешнеЙ. Глебку заставили надеть све-
жевыглаженную рубаху и новую курточку. \ Катя подарила Косте зажигалку, и Костя бес­
прерывно доставал ее из кармана, чиркал и смот­
рел на огонек. Глебка получил в подарок писто­
лет. Когда спросил: «Чем стрелять?>), Катя о.тве­
тила: «Пока стрелять не надо>}. ГлеБI{а не рас­
ставался с пистолетом, как и Костя с зажигал­
кой, носил пистолет в кармане и чувствовал его приятную тяжесть. Вооружен и опасен. В ответ Глебка подарил Кате бумеранг, чтобы она ох 0-
тилась у себя, по месту жительства, а Косте­
два своих самых любимых п;ветных карандаша, чтобы Костя нарисовал ими что-нибудь выдаю­
щееся и сделался бы знамепитым художником. От Кости Глебка получил в подарок клюшку и шлем, а вот что Костя подарил К.ате? Загадка. И для Глебки, и для самой Кати, потому что Костя сказал -
подарок есть и в то же время его нет. Пока что. Вот и сиди, ломай голову, варьи­
руй. ДВОРНИКУ ПРЕДОСТАВЛЯЕТСЯ БЕСПЛАТНО ЭЛЕКТРООСВЕЩЕ­
НИЕ НА ОДНУ СВЕТОВУЮ ТОЧКУ В 40 ВАТТ, 2 КУБ. :М. ДРОВ ПРИ ПЕЧНОМ ОТОПЛЕ­
НИИ И РАДИОТРАНСЛЯЦИОН­
НАЯ ТОЧКА. Так шел, продвигался в Дворницкой к завет­
ной полуночи новогодний вечер. hОСТЯ периоди­
чески сбивал вилной с канделябра нагар. I{анде­
лябр ОПЛbl.11 стеарином и приобрел заморский вид. Ты педант,- говорила Катя, подперев ла­
донью' щеку и наблюдая за мятущимися от Ко­
стиной вилки огоньками свечей. -
Не хочу, чтобы копоть испортила красоту вашей чес-ти. Катя сидела под огромным зонтом, с которого свешивал ась мишура со звездами. Волосы Катя термобигудямn превратил а в большие колоколь­
чики, а помадой сделала губы цвеrа карамели. Огоньки свечей отражались в Катиных глазах, освещали ее щеку и ладонь, которую она держа­
ла на ЩeI,е. hатя была празднично красивой, не­
обычной. Ты о чем думаешь? -
Вспоминаю фасолевый день. А ты? 2* -
Я? О тебе. Мне нужны повогодние воспо­
минания.- И Костя поднес огонек зажигалки, максимально усилив его регулятором, к канделяб­
ру, и получилось, что горит еще одна свеча, са­
мая яркая.-
Ты сегодня какая-то ... Какая? -
спросила Катя. -
Пронзительная. -
Ио-го-го, веселись как черт! -
заорал со своего места у телевизора Глебка. -
Что с тобой? -
спросила Катя Глебку.' -
Праздник. Глебка опять ;заорал и вместе с П1Iм заорал и Костя: -
Приятель, веселей разворачивай парус! Ио­
го-го ... Ты давал ему вина? -
серьезно спросила Катя. Он пьет лимонажку. -
А что,- сказал Глебка.- Холостяки пьют.­
И Глебка на четвереньках ношел по комнате. Катя встала, подошла к телевизору и подняла с пола бутылку «БуратинО>}. Понюхала. Глебка на четвереньках добрался до стола, потянулся к банне с тянучкой. Он погрузил ложку в банку, потом полную ложку густого и сладкого содер­
жимого заправил в рот и так II продолжал сидеть неимоверно счастливый. В детстве обожала тянучку,- призналась l(атя. Он не заболеет? Я не болела. Всегда была здоровенькой. И веселоИ. # А теперь? -
Что теперь? -
А теперь ты каная? -
настаивал на ответе Костя. Капризная: все чего-то жду. Иди кого-то? Или кого-то. А ты не прозевала? Не прозевала. И не ошиблась? . -
Я же тебе сказала -
я капризная. Это мое любимое занятие -
капризничать. А ты перестань капризничать. Когда? Теперь. Катя воспользовалась случаем, что Рожков у телевизора, и убрала со стола тянучку. Рожнов сидел н нил «Буратнно>}. Катя тоненьк() намаза­
ла хлеб маслом и ноложила на то место, где си­
дел за столом Глебка. -
Будет непрнятная неожиданность, -
ска­
зал Костя. -
Да, мой поступок вроде диетологов из ин­
ститута. Неожиданность действительно была, когда Глебка с ложкой вернулся к столу. Ты меня обманула! -
Передохни на хлебе с маслом. Рожков проявил великодушие, но не безвоз-
'м:ездно: Спать не заставишь раньше двенадцати? Нет. А после двенадцати? Гуляй, сколько ноги...смогут. Глебка промолчал. Начал есть хлеб с маслом. Ностя погасил ' канделябр. Остался гореть только фонарный столб. -:-
Зачем ты погасил свечи? -
спросила Натя. Надоело снимать нагар. -
Разрушил иллюзию. Беседы при свечах. А Косте представилось -
сидят они с Катей где-тона бульваре летом у фонарного столба" а рядом с' бульваром на какой-то БОJIЬШОЙ север­
ной реке вот-вот· загудит ночной буксир,' который толкает баржу с лесом или с чем-то там еще. И едят, конечно, они KeдpOB~тe орешки. И вда­
леке поет хор, и они счастливы. ,-
Где ты живешь -
есть река? -
спросил Ностя. Реки нет. Мне ка::щлось, что есть. Обидно. . . Комары есть,- улыбнулась Катя. Я не страшусь комаров. В армии я слу­
жил в .полесье. -
Ты по какому предмету не прошел в ин­
ститут? -
спросила Катя. Вопрос не был случай­
ным -
она давно хотела его задать и задала. По сочинению. Недобрал в запятых? Нет. Слишком раскрыл тему. Знаю. Ты поэт и не понят временем. Но у них все еще впереди. у кого? У приемной комиссии, чтобы понять. Да. Ты все-таки забавный. Единство содержания и формы. Первым мне об этом сказал помстаршины, когда выдал обмундирование. Кем ты был в армии? Прости, рядовой. Ты всюду рядовой. Не стал от этого хуже,- в голосе Кости прозвучала некоторая обида. _ -
Неужели ты так плохо обо мне дума­
ешь? -
покачала головой Катя. -
Я думаю о тебе замечательно.- И это было правдоЙ.- А ты как думаешь обо мне? Начнем все сначала? -
Новый год -
все сначала. -
А :меня нет,- вдруг сказала Катя.-
Ты разбил меня на асфальте ... При встрече. -
Потому что ты явилась настоящая,- не сдавался Ностя. -
В ХОlшей можно сыграть? -
напомнил о себе Глебка. Ему надоел этот длинный и бесплод-
RЫЙ, с()го точки зрения, f&lЗГОВОр. ' -
Можно,- разрешила Катя. Но Глебка не сдвинулся с :места, остался при 20 банке молока: вопрос о хоккее был чисто фор­
мальным, чтобы на Глебку обратили ВНИ~fапие. Но внимания не обратили. Натя сидела по-прежнему красивая и повзрос­
левшая. Вдруг. Сразу. Это заметил даже Глебка. -
Ты счастлива? -
спросил Костя. -
у меня свое понятие о счастье.- Катя опять подперла ладонью щеку. -
Встречай Новый год по-своему, чтобы по­
лучилось счастье. Полное. Глебке для полного счастья хватило тянучки и «Буратино». А тебе? -
А тебе? -
Я спросила первая,- Катя наклонила го-
лову, казалось, под тяжестью прически, колоколь­
чиков.- Ответить не :можешь? -
Могу. Но,- Костя помедлил,- боюсь. И Глебка вдруг понял, что разговор между Костей и Катей непростой и что нельзя мешать разговору, поэтому Глебка молчал. Не надо ничего преувеличивать,- сказала Катя. Не надо и преуменьшать,- возразил Костя. Знаешь, переворачивать фразы всегда лег­
че,- Натя встала и пошла на кухню, где в ду­
ховке выпекался пирог. Она гордилась пирогом так же, как и тянуч­
кой и кашами. Пирог уже давал о себе знать: его запах превосходил даже запах свечей, кото­
рым была полна дворницкая. Натя принесла дер­
жа~ом сковородку с пирогом, водрузила ее на стол, положив предварительно на стол дощечку под сковородку. Глебка тотчас перестал есть свою тянучку. Костя и Катя не возвращались к продолжению разговора. Так между ними и осталась недоска­
занность. Костя все боялся оступиться, быть He~ правильно понятым. У Кати, . до встречи с ним, были какие-то личные сложности. Это ясно. Они не прошли, может быть, или только проходят. И поэтому Костя считал себя не вправе первым что-то выяснить до конца. У него проездом оста­
новилась девушка. Она сделала это, не раздумы­
вая, не колеблясь. Это высший факт доверия. И она должна знать, что в Косте не ошиблась, а если и ошиблась, то в ком-то другом. -
Давайте в пирог воткнем свечи,- предло­
жил Глебка. -
Что значит ЧeJiовек из общества.- сказал Костя.- Про свечи все понимает. Ностя вытащил свечи из канделябра и во­
ткнул в пирог. Зажигай,-
потребовал Глебка. -
Меня этот педант угробит. -
Мне кусок со свечоЙ.- вновь потребовал Глебка. -
Уймись,- сказала Катя. -
Я в кино видел. Кусок пирога I{атя отрезала без свечи. -
Говорили, что все будет кю{ в кино. Все -
я не говорила. Спроси у Ности; раз-
ве бывает все, как в кино? Не бывает. Сами вы педацты! А тебе известно, кто такие педанты? Нет. Значит, ешь пирог и помалкивай. Глебка начал есть пирог. А пирог у тебя получился,"':"- похвалил Но-
стя. я старалась. }Сочется тебе понравиться. Полностью. вать. Ты сказаЛf\ -
не надо ничего преувеличи-
Не надо и преуменьшать,- сказал ты. Я могу сказать и что-нибудь поважнее. Я ... Что-нибудь еще о помстаршине,- переби-
. ла Натя. Назалось, она боится в данную минуту каких-то решительных с его стороны слов. А мо­
жет быть, и не в данную минуту, а вообще боит­
ся их. Ностя И красивая в длинном красном платье Натя сидели друг перед другом и между ними горели свечи теперь в пироге, иногда пуская коп­
тящие струйки. -
Скоро у нас будет как в курной избе,-
сказал Костя.- Тебе не кажется? :Кажется. И мне тоже кажется,- отозвался Глебка. Да что вы говорите, Глеб Епифанович. я не Епифанович. :Костя удивленно пожал плечами.·. -
Скажите, Екатерина Гайковна, чем я -ае угодил Глебу Ниндеевичу? -
:Косте было так лег­
че, это его стиль, его единство содержания· и формы. Сам ты Ниндей! -
Глебка пылал от гнева. Да. Он здорово наелся, до румянца. Он вооружен, ты забыл? Тогда я сматываюСь.- Ностя встал из-за стола, взял будильник, пошел надел куртку, су­
нул будильник в карман. Натя тоже встала из-за стола и тоже сделала вид, что торопливо собирается. Я с вами,- сказал Глебка. Он с нами, как тебе это нравится? Мне не нравится. Я с вами-и! -
Глебка заморгал, чтобы не заплакать. -
Ну, что -
рискнем? -
Рискнем,- уступила-согласил ась Катя.-
Пусть будет с нами. Глебка поспешно оделся. Он не хотел оста­
ваться в дворницкой. Он боялся теперь одиноче­
ства. }Сотел быть теперь с .RатеЙ и :Костей. По­
~тоянно. Натя задула свечи. Нопоть оторва.лась от све­
чей и, волнисто выгибаясь, улетела к потолку. Был приятный зимний вечер. Двое ребят са­
мозабвенно играли в хоккей:- лед уже окреп. 11 Родителям было сейчас не до ребят, и ребята полъзовали.сь предоставленной свободой. Фонды, посредине катка, не помеха: можно играть и без центра поля. Глебка постоял, посмотрел на боль­
шой хоккей, попробовал ногой лед -
скользко, даже без коньков,-
и снова вернулся к Косте и наблюдавшей за ним Кате. Костя должен был сегодня, после инструкта­
жа, проведенного участковым' инспектором, про­
верить все домовое хозяйство. н_остя, Глебка и Катя начали обходить подъезды: лампочки горе­
ли всюду, кроме одного подъезда. Костя сказал, что он только утром вкрутил лампочку, наверное, она отошла в патроне. Взялся рукой за открытую дверь подъезда и ловко подтянулся, а второй рукой достал до лампочки и шевельнул ее. Лам­
почка загорелась. -
Трюкач,- сказал кто-то сзади. Это был старший ДВОРНИК.- Я уже собирался идти за ле­
стницей. Чердаки не проверяй, я проверил. При­
бавится после праздник а бытового мусора. Костя промолча.'I. . -
Разве можно так о Новои годеl -
не вы­
держала Катя. -
Посидят, выпьют, намусорят больше обыч­
ного и разойдутся. Ты что-то засидел ась тут, дев­
ка. Без надзору живешь. Глебка вдруг сказал: -
Вы злой! -
Слежу за ПОРЯДКО~I. Что написано в «По-
ложении о дворниках», пункт шестой -
не допу­
скать проживания и ночлега в подъездах, подвалах, чердаках и других нежилых помеще­
ниях ... -
Она живет в жилом помещении,- не успо­
каивался Глебка. -
Не перебивай... Не допускать проживания лиц без про писки и сообщать, при надобности, участковому о нарушениях паспортного режима ... Я ее пропишу,- сказал Глебка. -
Где? -
У себя! -
Глебка показал на темпые окна теткиной квартиры.- Участковому расскажу. Он допустит проживапие. Старший дворник поглядел на Костю и кив­
нул в сторону Глебки: -
Видал-миндал. Сам па птичьих правах. ЛаМНОЧJ\а онять ногасда, и Костя онять под­
тянулся на двери и еще раз довернул ламночку покренче. А потом они трое ношли дальше. Он недант? -
спросил Глебка. -
Он дурак,- отвеТИJI спокойно Костя, до­
стал из кармана будильник, проверил, сколько ос­
тается времени до полуночи. Спросил Катю: -
Тебе не тяжело на каблуках? -
Нет. Они вышли со. двора и прошли по улице. Осмотрели Н'остипы метры -
асфальт, булыгу, щебенку, газоны, домовые фонари, угловые ука­
затели, канализационные и пожарные люки. Вез-
де все было в порядке. Осмотрели даже безымян­
ный межквартальный проезд, который к Кости­
ным метрам не относился. Катя шла, молчала. -
Ты о чем думаешь? -
спросил Глебка.­
О птичьих правах? • И опять что-то неуловимое, понятное только им двоим, объединило их, Катю и Глебку. Когда вернулись, увидели -
за столом сидят Аида и Толя Цупиков. Толя был в настоящем черном костюме, в белой сорочке и в галстуке­
ПО.1IОСОЧIШЙ. Аида, почтальон шестого доставочно­
го пункта, блистала и благоухала. На столе у пи­
рога заняла место принесенная ими бутылка шампанского. -
Разрешите быть вашими гостями? -
спро­
сила Аида. -
Под Новый год должны быть неожиданно­
сти,- сказала Катя, взяла теннисное зеркало и' погляделась в него. Что-то не понравилось в при­
ческе, поправила. Или просто взяла для того, чтобы как-то скопцентрироваться, лучше почув­
ствовать обстановку. -
Должны быть неожиданности, -
кипнул Костя.- Пошли. -
Ты что! -
возмутилась Аида.- Куда? -
Мы ведь уже пришли! -
удивился и Глеб-
ка. Он подбирался к банке с тянучкой. -
Через пять минут НОj3ый год! -
недоуме­
вала Аида.- Вон, по телевизору говорят. -
Здесь рядом. Одеваться не надо. Берите стаканы и шампанское. Когда вышли на порог, тут же и остановились в изумлении. У Кости в руках был огромный зонт, RОТОРЫЙ он осторожно вынес из дворниц­
кой и держал теперь над Катей. Он хотел под­
черкнуть ее ИСRлючительность, и Катя была ему за это признательна. Толя начал открывать шам­
панское: он понял, что никуда дальше они не пойдут. Во дворе, посредине катка, возвышался синий «Геликою>. Он был сделан из синего 'снега. Го­
рели на мачтах фонари «летучая мышы> с наде­
тыми па них бумажными коронами. К ма'!там были приставлены лестницы, по которым мат­
росы должны подниматься на реи, ставить и уби­
рать паруса. Канаты-ванты были украшены елоч­
ными игрушками, флажками, лентами. На кор­
ме -большой серебряный сундук. Ч то это? -
спросила Аида. -
В сундуке -
медные пятаки,- сказал Ко­
стя. Толя молча разлил всем шампанское, Катя прошептала: Корабля не было ... только что ... -
ПРИПJIЫЛ. -
Замереть можно,-:медленно покачала из стороны в сторону головой Аида. -
Ты говорил -
под рогожей песок и ~fe­
телки. Фонды! -
закричал Глебка. Оп не мог простить Косте подобного об~raНfl. -
Фонды и есть,- ответил hостя.- Поглядп . внимательнее. -
Нет,- запротестовала Катя.- Настоящий корабль, если медные пятаки. • -
Понимаю, почему ты у Тетеркиной вьшро­
сил столько синьки,- как бы опомнилась Аида.­
Она на фабрику-прачечную за ней ездила. Костя не ответил. Корабль звенел, раскачи­
вались живые огни на мачтах, шевелились ленты и флажки. Шевелились мишура и бумажные звезды, которые свисали с огромного зонта, пусть и драного, с заплатами, но под которыми стоя;г[а Катя -
и не Катя, а прекрасная Марселина­
апельсина. Г;г[ебка повернулся к Кате и закрича,'!: -
Женись на Косте! А меня в дети возь­
мете! В домах горели почти все окна и во многих из них стояли жильцы -
смотрели, немало по­
раженные. Ночь была тихой -
возможно, добе­
рется сюда и звон Спасских часов, и люди пове­
рят в свое счастье на земле. Вера эта постоянна в эту ночь, как постоянна в эту ночь и смена лет. Наутро Катя исчезла, уехала. В сдвинутых креслах, под фонарным столбом, крепко спал Глебка. За окном падал ~Iелкий снег и он запорошил корабль. Погасли фонари «лету­
чая мышы>: в них выгорел керосин. Расклеились, свалились бумажные короны. Сундук перестал быть серебряным. А Костя искал от Кати какой­
нибудь записки, какого-нибудь знака. Ничего. Через день вернулась тетя Слоня, вернулся домой Глебка. У Глебки начались нан:онец на­
стоящие каникулы, но радости они ему не до­
ставляли никакой. Глебка ходил печа;г[ьный и необщительныЙ. Даже не отвечал Музе, хотя Муза изощрялась, как могла, дразнила Глебку. Замкнулся. Потом вдруг подошел к Музе и позд­
равил ее с наступившим Новым годом. Муза по­
смотрела на Глебку, как на тяжелобольного. Глебка сказал: -
Я сделал это не для тебя. Не думаЙ.­
И отошел. Костя каждое утро чистил двор, работал не хило, но никаких фигур, архитектурных ансамб­
лей или других забав не лепил. Никаких новых творческих планов у него тоже не было. Лопата, метла и скребок делали свое обычное повседнев­
ное дело. Корабль постепенно разрушался, npевращаясь :в.простой сугроб. Костя снял с него еще оставав­
шиеся игрушки, лестницы, канаты-ванты, якор­
ную цепь -
теперь ею надо будет всего лишь перегораживать подворотни -
и загрузи;г[ елками, которые уже начали выбрасывать из квартир­
праздн;ик кончился! Костя выбросил зонт с ми-
шурой и звездами. Он лежал теперь эдесь среди прочего бытового мусора. ЧИРIШУЛ зажигалкой, помедлил и поднес огонь к елкам. Сухие елки вспыхнули как порох. И тут Костя увидел бегу­
щего по двору Глебку. За Глебкой, в капоте и в валенках, привычно гналась тетя Слоня. В руке она сжимала глиняное яблоко. -
Опять повытаскал! -
тетя Слоня потеря­
ла валенок. Старухи во дворе закачали головами: -
Господи, до чего отощала -
валенки со­
скакивают. -
Диета,- уважительно констатировала Те­
теркина. -
:Костя! -
кричит Глебка и бежит изо всех сил, чтобы Костя его поскорее услышал.- Костя! Тебе письмо! В копиш{е лежало! «Станция Тумо­
лейка в глубине Россию>! Костя схватил записку, прочитал ее сам, пе­
ревернул -
может быть, что-нибудь еще на обо­
роте? lIичего~ :Корабль догорел и погас. Даже сугроба не осталось -
черная вмятина. Глебка вспомнил черный «Геликон», но ничего Носте не сказал. -
Я ее привезу, Глеб Тумолеевич,- сказал Костя. -
Правда? -
с надеждой спросил Глебка.-
у :меня деньги на билет есть. Возьми. Я ее привезу,- серьезно повторил Костя. А корабль сгорел,- сказал Глебка все-таки. Корабль сожжен -
отступать некуда. На маленькую станцию прибьш поезд. Из ва­
гона вышел единственный пассажир -
Костя. На платформе -
только дежурная по станции в чер­
ной шинели, голова замотана неизменным плат­
ком, поверх платка надета фуражка с красным верхом. Поезд ушел, мелькнув последним окном в тамбурной двери и оставив за собой поземку, длинный ряд выбеленных снегом шпал и такую же, выбеленную снегом, будку стрелочника. Пе­
ремигнул светофор, а в будке стрелочника теле-
графно зазвенело. . у дежурной по станции Костя узнал, что не­
сколько дней подряд поезд встречала девушка. -
Кого-то все ждала. Потом на столбе при­
весила объявление и просила не снимать. Видать, большая чудачка. Костя подбежал к столбу: «Требуется дворник по адресу: Малая Восточная, дом 8». «Самоцветы» русского флота Сергей ПОПОВ Вот уже вторую сотню лет несколько поколений ко­
ра бл е й русского флота носят названия самоцветов. Де­
р е вянные шштовые RJшпера «Алмаз», <<Ji\емчуг», «Изум­
руд», «Яхонт» появились еще в 60-х г~дax прошлого века. Онн хотя И были военными кораблями, но никогда не ПУСl,али своих пушеl\ в ход, кроме салютов. Они прин если славу Отеч ес тву своими дальними плавания­
ми и научными исследованиями. Несмотря на то, что они имели одинаковые размеры, одинаковую паровую маШИllУ и парусность, ходонами они были разными. «Изумруд» прославился нан са~IЫЙ быстроходный из русских Iшилеров, не раз показывая боле е 13 миль в ч ас. А вот «Алмаз» имеJJ парадный ход вполовину меньше. Его тонкие мачты не по зволял и нести полное парусное вооружение в свежий ветер. К тому же он обладал слабым корпусом. В первом же, своем походе 1\ берегам Америки, в 1\ОТОРОМ ПРIшимал: уча с тие мичман Н. А. РИМСlшй-Корса1\ОВ, ВlIосд едс твии выдающийся РУ ССIШЙ коипозитор, «Алмаз» едва н е по ­
шел на дно. Командир 1\липера .напитан-леЙтенант П. А. Зеленой дважды ставил судно в дои Рио-д е-Ша ­
неЙро. Тогда «Алмаз» едва. дотащился до родного Крон­
штадта. Среди МНОГОЧИСJlенных островов новоземельского пролива Костин Шар своим необычным ДJlЯ ТУСIШОГО севе ра названием привлекает внимание остров Жемчуг. Он напоминает нам о плавании в этих местах ЭС1\адры вице -а дмираJlа К. Н. l10 с ьета в 1870 году. Тогда офице­
р ы Iшипера «Жемчуг» во ГJlаве с Iшмандиром капитан­
лейтенантом Ф. А. Геркеном выполнили морскую cъeM~y пролива и ОДIШ из островов наЗВaJ1И в честь своего 1\0-
рабля. «Жемчуг» ПРОСЛУЖИJl дольше других клиперов­
«самоцветов»." Он был исключен из спиtжов 15 февраля 1892 года. " Имя самого быстроходного русского клипера уве­
ковече но в названии пролива Изумруд, отделяющ е го остров I{apI<ap от Новой Гвинеи. Это название преДJlО­
жил знаменитый РУССНИЙ путешественник и ученый Н. Н." МИIшухо-МаклаЙ. 7 Д Е шабря 1872 года в заливе Астролябия он · поднялся на борт присланного за ним l\липера. Побывав в Маниле, Гонконге, (;Изумруд» через полгода зашеJl в Батавию для буннеровки и приобрете­
нин продовольствия. Одна1\О сделать это 0!<а заJ1 0СЬ не­
J1eГHO, таи ка1{ на острове в это время вспыхнуло вос­
стан ие местного насеJlения против голлаНДС1\ИХ колонц­
заторов. Не удалось ВЬШОJIНИТЬ и почетную миссию­
дост ави ть на родину знаменитого путешественнИlШ. Миилухо-Ма1\Jlай решил остатьсн здесь для обработки собранных им материалов ... Не с мотря на то что клипера-«самоцветы» плава J I~ много п далено, все они благополучно закончили свои Be~ на б е регу, на деревянном складе. Иная судьба жда­
ла бро нированные крейсера, которые в начале нашего 24 Крейсер р ранга «Алмаз)} века унаследовали НХ им е на. Правда, не обошлось без ИСКJlючения. Устар е вшее на з вание р у би на и сап фира­
яхонт -
не ста JlИ присваив ат ь. «ЛШIJ.З» же строился ка!( яхта для Р а3ъеадов паМ(JСТШШ<J царя па Да;lьн е м BOCTo~e. И ТО.:IЬНО на'lавшаяся война с Японией выну­
дила ll('реЧИС J lИТЬ его в крейсера. Тarшм образом, все новые «самоцветы» ОI,азались в одном «звании». «iКе мч у г» и «Изумруд» пр е восходили клипера вдвое по водои з мещению п почти втрое -
по снорости. Вместо семи старых пуш ен своих предшест­
венюшов они имели по ч е тырнадцать нов е йших орудий и шпь минных аппаратов. Гла нной же особенностью новых 1\орабл ей бьшо то, что опи были бронированы. «Жемчуг» и «Изумруд» были заJlожены на Невском судостроительном заводе в один день -
14 юоня 1902 года. Одпано в ст ро й первы м вошел « Ал м аз», заложенный тремя месяцами позже. КорабеJlам с пим было л.егче: ни брони тебе, ни миппых аппаратов, слабая. ар тилле­
рия. Что же касается шикарной отделки офицерских помещений, зернал, персидских новров и мягкой мебе­
ли, то н царсном адмиралтей.стве по этой части специ­
алистов было достаточно. Первым высо!(о оценил новый корабль сам «хозя­
ин земли РУСС1\ОЙ», наи н аз ыва л себя НИКОJlай П. Перед отходом «Алмаза» ш\ Д а)]ь ний. BOCTOI{ царь устроил смотр белоснежному 1\ораблю. Обходя строй, он остано­
ВИJlСЯ перед матросом Ив ан овым. -
На ТaIЮМ красавце плавать одна приятность, не правда ли, голуБЧИ1\? -
Так точно,- РЯIJННУЛ бравый матрос. -
Пушки ТОilЬИО больно тощие", ваш е веЛИ'Iестно, больше для са­
лютов приспосоБJIены. Царь нахмурился и поспеШИJl закончить обход мат­
РОССIШГО строя. Н:омандиру, l{аШIтану 2-го ранга Чагину, было Bbipa;r,eHo неудовольствие. Матросы ЛИШИШIСЬ тоадиционных серебряных рубл ей, а Иванов сел на де­
с;пь суток под арест «за недисциплииированный ответ его величеству». Все три кораб ля участвовали в Цусимском сраже­
нии. После гибел.и и плен е ния 2-й Тихоок еан ской эскад­
ры адмирала Рожд ес твеlIСНОГО Iюмандиру креисера «Изумруд» Ф е рзену, ПО J fЬ3УЯСЬ преимущ е ством в ход е, удалось оторваться от ППОНСIШХ I\ораблеЙ. Но по мере прибл.ижения к русским берегам н е рвы у ост зей сного барона начали С>'1авать. Он стал суетиться, отдавать про­
тиворечивые приказы, !(ОТОРЫМИ задергаJ1 офнц~сний состав. Проскочив в спеШI,е Владивосток, CTaJl ИС1\ать место унрытия от вообр ажае мого преследования, пона не посадил l{р ейсе р на на~ши в бухте В JJ адимира. Не зная обстзпоВIШ, опа с ааСl" что hре йсер достанется вра­
гу, Фер зе н ПРИНflзал его в зо рва ть, а JlПЧIIЫЙ состав бе­
регом приве,1 во .влади восток. КреАсер 11 ранга «Жемчуг» Как будто в · насм е шк у над царски ми военно-мор­
скими стратегами единств е нны м крупным кораб л ем, пришедшим во В л аДИВО С ТОI {, б ьш чуть л и не самый не ­
боеспособный «А Л ~jа з ». В. И. Л е нин так по д вел итог Цусимы: ~ДBYXДHeBHoe сраж е ни е, и и з двадцати воен­
ных судов России с 12-15 ты с пч а ми че л овек экипажа спаслось и прибыло во ВJlадивос т оlt то л ько о д но -
«Ал­
маз ». В первый день боя «Алма з » им е л н е СI\оЛЬКО пря­
мых попаданий н е больших с н арядов. Ночью « А лма з » по­
терял остаТI\И своей эс к адры, и ком.зндир кр е йс е ра Иван Иванович Чагин приют единст ве нно прав и:н,н ое реше­
ние -
поверпул к берегам Японии, г де его м е ньше в с е­
го ждал враг. 16 мая в по л овине сед ь мого в е чера «Ал­
маз» отдал якорь в бухте' Золотой Рог. Три д цать один алмазовец был награжден Георгиев ск ими I{рестами з а ~свято исполненный долг». «Жемчуг» вместе с крейсерами «Олег» и «Аврорю) был интернирован до конца войны в Маниле. По сл е заключения Портсмудского м и р а он в ерн улся в о В д а ­
дивосток. Его команда прн н им ал а акти в ное учаСТl f е в революционных событиях в город е. С нача л ом первой мировой войны «Ж е мч у г» был на­
правлен в распоряж е ние aJ I Г ЛИЙС I ЮГО виц е - адмир а ла Д ж ером а для б о р ь бы с герма ПС I ШМН р ейде рами в Ин ­
дий с ком о к еан е. Пос л е из н у рительн ы х походов 26 ок­
тября 1914 года кр е йс е р по у к а з а н и ю ад мирала заш ел в порт Пенанг для щелочения I,ОТJIOВ и п е р е борки ме ­
ханизмов. В порту находи л ось нес!{олько союзных ко ­
раблей, а патру л ьно-охранную с лужбу нес британ с кий наблюдательный пост. IIо э тому командир крейсера капи­
тан 2-1'0 ранга И. А. Черкасов р е шил дать отдохнуть и з ­
мученному личному со с таву, прик а зав на всякий случай зарядить орудин борта, обращ ен ного !{ входу в порт. Темная, душная тропичеСIШЯ ночь по д ходп л а к кон­
цу. Команда нрей се ра спала на в е рхн е й пал у бе. В это вр е мя в гавань вошел н е м е ЦJШЙ кр е йс е р «Эмдею). Для маскировки он ПОДНЮI съемную четвертую трубу. Сверк­
нуд прожектор с английсн:ого сторожевого поста и тут же погас. ТО JIИ англичане приняли !{рейсер з а свой, че­
тырехтрубиый «ЯРl1УТ », то ли вообще не заl1етили. «Эмдею) почти в упор выпустил торпеду и открыл огонь по носовой части «/Il е мчуга». В з рыв подбросил корму «Жемчуга» на полметра от воды. Почти сразу же заговорили ору д ия русского крейсера. «Эмд е ю), улепе -
1'ывая, выпусти л вторую торпеду, посл е чего «Жемчуг» переломился ПОПОIШМ и чере з 10 секунд на его месте торчал лишь обломо!{ маЧТЬL 82 человена погибли, 115 были р а нены. Погибшие моряки крейсера были похоронены на кл а дбище Пенанга. Совс е м п е давно там установден памятник, изготовленный на Мытищинском заво д е художественного JIИТЬЯ. «Русским военным морякам кр е йсера «Жемчуг» -
благодарная роди нз»,- н а пи са но на He ~!. «А i Iмаз» -
е д инствеrщ ы й из « с амоц ве т ов», I\О ТО РЬ Г Й уцеllе л до В ел икой Оf(тнб р ь с кой Р\i В О JlЮЦИ II. Ма тросы « Алма з а» на митинг е lljJИН ШIIf р ез о лю ц и ю о том, Ч Т О ко ­
манда (<призна ет то л ько С ов е т с к ую в ласть 11 присоеди ­
ня е тся к партии БОlIьш е в ик ов ». Над кре йсер ом был п од ­
нят красный фла г. Однако борьба за установлен и е Сов е Т С I ЮЙ вл а ст и В Одессе з атянул ась почти на два м ес яца. « А лма з» с т а л главной опорой ком и тета РСД Р П (б). З десь бывал и М. М. ВО ] Iодарск и й, л е гендарны й Ана то л и й Желе зняко в, А I Iма з овцы геройски ср а жа л и с ь с б ан дами Кал еди н а, rайдамаками, обороняли город от г ер м а н с кого на шес т­
вия. В марте вос е мнадцатого «А J IМа з» п е р ешел в С ева ­
стополь, где и был захвач е н нем е цкими О Ю'у п а нт а м и.· Те передали его Деникину. Неред о с вобо жде н и ем Кры­
ма в апреле двадцатого «А.1Jмаз» уже н е мог д в игат ься самостонтельно. По э тому б е логвар де йцы И С ПО Л Ь З 0ва ли его как баржу для выво з а награб ле нного за г р ан ицу. «Алмаз» увели на буксире в Кон ста нтинопо ль, а за т е м . n африканский порт Бизерт у, г д е фр а нцу з ы разобрал и его на металл. В советс!ше Bpe~1Н назвашш с а м о цв ето в П О:Т УЧИJI П пограничные сторожевые кораб л и Север н ог о флота -
«Рубин», «Сапфир», «Брил л иант», « Il\ем ч у т». О н и JIмели в оДоизмещение 600 тонн, спорость б о ле е 16 у зло в, име л и на вооружении три пушки, ше с ть пул е м е тов, БО ~ l Б омет ы. Первый вражеский бомбардировщик по граГШЧНI!IШ сбили 22 июня. И уж е ч е р е з н ес к ол ыш дн е й « Рубин » уничтожил в районе ЛумБОВ С IШ Х островов ф а ши с тс к ую подводную лодку. Его успех в июле за к реп ил и « Бри л ­
лиант» и «Жемчуr», потопившие в районе мыса С внт ой Нос еще две вражеские субмнрины. А 11 августа 1941 roAa при охран е морских к о мм у ­
никаций в этом районе был торпедирован «Жемчуг ». Вторым в бою с врагом пал «БРИJJ л иант ». Он зато ну л на рейд е Иоканьги, отражая на лет вра же СЮIХ бо м бар ди ­
РОВЩ1ШОВ. Оставшиесн в живых ч л ены е го эк и па жа бы ­
ли награждены з а мужество и стойкость ор ден а ми и медалями. Когда через четыре м е сяца э проно вц ы п од­
нюш «Бриллиант », то только в л ев ом е го бо р ту насч и ­
таю! около 800 пробошi. Кор а б;!ь отБ УКСИР ОlJ ал н в Ар ­
х анге.1ЬСК на ремонт. . . в Карском море в с е н т ябр е COPOI{ ч е т верт ог о ка п и ­
тан - лейт е нант М. В. l\JaxaHbKoB н а прав и л св о й кораб л ь нап е р е рез враж ес кой торп е д е, выпущ енн о й в о хра н не­
мый им транспорт. Це н ой с воих жизней мор я ки «БРЮ I­
;:шанта» спасли ц е нны е военные гр уз ы. В память о героич ес ких подви гах мор с ких погр а'НИЧ­
ников Заполярья места гиб е ли сторо же вых пор а блей «Жемчуг» и «Бриллиант» объявлены коор ди н а тами б о ­
ейой славы. Проходнщи е блиэ корабли вы ст раив а ют п о­
четный караул, ПРИСПУСI\ают флаг, отдав а я павш и м бо е ­
вые почести. А имена погибших приняли новые Iшрабли. 'Уже бол е е двадцати лет не с ет в сев е рных м о рнх нел е г ltу ю службу базовый тра л ьщик «Бриллиант ». Вернулс я в строй пограничных кораблей и «Ж е мчуг». Красивые на з вания драгоценных камн е й можно встретить и на бортах торговых судов, пла ва ющ и х с ей ­
час нод всеми широтами. Целая флотилин б о л ь ш их м о ­
ро з и л ьных траулеров -
«Агат», «Ам е ти с т », «Алек сан ­
дрит», «Б е рилл», «Рубию), «Сапфир» и таи далее':-' ве ­
дет лов рыбы. Есть среди них и «АiIм аз», «il\емчуг», «Изумруд », «Яхонт». А вообщ е ТaJ ш е н азва ни я в т орго­
вом флоте носят в основном неБО.1lь ши е буксиры, иссле ­
ДОlJilТ!еДЬСЮlе и вспо мо гательные суд а. Полосатые соседки, А ,мы, раау.мные люди, обвиliяе,м их в жестокости и CliupenOCTU. Аееl>IИР НРАWЕНИНН&ОСО8 Рисуно!( В. Ганзина АЛЬФРЕД БРЕМ Обычно я просыпался рано, когда еще ТОJIЬКО-ТОЛЬКО светало, сбегал по :каменным влажным ступенькам к речке, умывалея ЛО1ШОЙ водою 1I садился за работу или забирал УДИJIИще, Jшбо с корзинкой отпраВЛЮIСЯ по грибы. А в ЭТО утро проленился в душистых сумерках сеновала, открыл глаза, когда в щели под крышей, в скважины от выпавших СУЧl{оВ пучками сыпались раз­
ноцветные СО;IНечные лучи. Н не успел еще шевельнуться, не успел подогнуть ноги, лишь приподняд голову над подушной и вдруг замер. Под крышей сеновада еще плавала сипеватая муть, угадываЛIlСЬ в ней какие-то стравные полушария. :и оттуда, е высоты, с перели:вчатым звоном спускался, завивался воропкой шатучий смерч, вспыхивал в дучах самоцветами. Тонкий низ' ЭТОЙ воронки ввертывался в сено где-то у моих босых ступней. Н словно чувствовал, как щекочет их ветерок стреМIIТ~ДЬНОГО движения. «Это ОСЫ,- догадался я. -
Осы!» Но что же делать? CI{o.'[bKO я смогу пролежать на­
вытяжку? А если шевельнусь -
в ПОДОШВЫ вопыотся :rонкие ядовитые ш'лы. 26 н уже имел удовольствие с ними познакомиться. Однажды решил перерубить на кус!ш высохшую до тре­
щин слегу. Приспособил ее одним концом на землю, другим на старую нолоду, которая с незапамятных вре­
мен вдавливалась в траву за сараем. Недалеко от коло­
ды стояла жена, сушила на ветерке волосы после купа­
ния, ждала, когда я расправлюсь со слегой, чтобы ута­
щить обрубItи к летней печке. Никакой беды мы не ожидали. Н тюкнул топором по слеге, она спружинила, с маху не поддалась. Н наметился наискосок, ударил крепче. И тут острая щиплющая боль впилась в глаз, в ухо. Жена вскрикнула, замахала руками, выгоняя что­
ТО из волос. Неведома как мы очутились у речки, долго мочили ледяной водой взбухающие отеки с красными, проколами посередине. Оказывается) в колоде ГН8ЗДИЛИСЬ осы ... В другой раз я собирался в город по делам. До от­
правления теплохода оставались считанные минуты, я спешил иопрощаться с женой, которая прибирала мусор возле печки, устроенной над самым берегом. Внезапно точно осколок стекла врезался в верхнюю губу. Слезы брызнули. В таких случаях очень помогает холодная во­
да, сок петрушии или лука, но лечиться времени не ос­
тавалось. Жена быстро наполнила в речке полулитро­
вый термос, вставила его в карман моего рюкзака, и я пошел по тропинке, каи говорят боксеры, в состоянии «грогю>. Степенные пассажиры поглядывали на меня странно, сысшливые девчата прыскали в ладошки. Я терпеливо и обреченно мочил пз термоса платок, прикладывал его к губе, к носу, ощущая ПОД ним непонятное вздутие. В салоне теплохода подошел к зерIШЛУ и охнул: на меня смотрел Ведущий «НеоБЫЮIовенного концерта)} из ку­
I-:ОЛЬНОГО театра Образцова. На прпстани я еле-еле смог улестить шофера так­
си -
он с подозрительностью косился из-иод козырьиа фуражки на человеl:а, скрывающего истинное ЛИЦО свое под развернутым носовым платком. Дочь отнрыла мне дверь "1 нвартпру и отшатнул ась, подумала: кто-то явил­
СЯ в противогазе! О каrшх уж делах могла идти речь! Я позвонил в неотложку. Милая женщина в белом халате, с трудоы сирывая смешинки в глазах, похвалила меня, что выз­
вал, смерила температуру, осмотрела гортань -
пет ли отеиа и предупредпла: -
у вас ал"ергия на пчелиный и ОСИНЫЙ яд. -
П дала мне больничныIr на ТРl1 дня ... Потом все мои домаШ1'lие, да и я с иими, от души хохотали, ВСllOмииая волшебные изменения моего облика. Но в это утро мне' было не до смеха. Известно, что на подошвах человека, несмотря на всю их толстоко­
жесть, тысячи нервных окончаний, и я каждым из них ощущал: вот сейчас, вот-вот сейчас саданет! Все же осторожно, со скоростью самой нерастороп­
ной улитйи я подтянул, согнул в коленях обе НОГИ,сполз на лесенку; скатился вниз и легко вздохнул. Осы, ви­
димо, заняты были важным делом, на этот раз поща­
дили меня. На почтительном расстоянии я вразгоревшемся све­
те дня разглядел: под крышей футбольными. и теннис­
ными мячами, шариками пинг-понга висели осиные ,гнезда. Я забирался на сеновал поздно, в полутьме, ког­
да крылатые хищные соседки уже спали. И вставал я, как уже говорил, до солнца. Вверх, в темнеющий дву­
скатный угол не всматривался, даже не подозревал, ка­
хая угроза надо мной нависла. В прошлые лета прицепляли там осы одно-два гнез­
дышка величиною с деТСIШЙ кулак. Да разве стоило об­
ращать иа это внимание! Иногда в избе ни с того ни с сего раздавалQCЬ тонкое вьедливое жужжание. Стран­
ное существо, с яркими золотыми поясами поперек ч.,ер­
ного агатового тела, ударялось в стекло, ползало, дрожа узкими прозрачными крыльями, хищно двигая челю­
стями. И тогда ощущение опаски, боязни являлось, и надо было убить эту крылатую хищницу, иначе она не даст сидеть за столом, ие даст читать при огне. Она может «ударить»! Да кто ее звал сюда? Ловила бы, рва­
ла бы на куски бабочек, гусениц, мух -
там, на воле! .. Нак"то я видел, как охотилась оса за летящей ба­
бочкой-капустницей, полосатым веретеном кидалась иа нее сверху, сбоку. А эта порхающая тихоня с таким про­
ворством уклонялась, увертывалась, отлетала в сторону, зараиее точно угадывая удары, чтcv не поверил бы, если бы не наблюдал сам. И вот' ведь странно устроена пси­
~ика человека: я жалел бабочку, я радовался, КОГДа она спряталась где-то в травах, слилась с ними. Но ведь умом, умом-то знал, какой вред растениям наносят эти легкокрылые создания ... Ну, а теперь что делать? Нынешнее лето, видать, оказалось для ос благодатным: BQH сколько жилья себе наладили. Надо попросить у пасечника его боевые доспехи, поставить лестницу, в сумерках снять все эти футбольные и теННИСН1Ile мячи в мокрую тряпку. Ина­
че покоя не жди. Наверное, я сказал это вслух, потому что жена от­
кликнулась: -
Ты прав. И начинать надо с летней кухни. Rирпич:цую плиту летней кухни я сложил на зем­
ляной площадочке возле CaMQTO спуска-лесенки к реч­
ным зеленовато-серебряным струям. Над плитой на че­
тыI;tехстолбах 'соорудил крышу-навес от дождя и жар­
ких лучей. На доски крыши опускались ольховые ветки с чистыми нынешними побегами и косматыми прошло­
годни'ми шишечками. 3десь б~ло хорошо готовить не­
хитрое деревенское варево да и просто посидеть вечер­
ком, сл~ая переговоры струй с галечником на пере­
кате. И НliAO же -
у самой лесенки под крышею кухuи ОСУ вылепили свою грушу! Дым от печки им, конечно, ме­
шал, мы, бегая туда и обратно, им, разумеется, тоже мешали. Но ПОI,а они налаживали свое жилье и рэзре­
шалпсь потомством, мы их не замечали. Но вот как-то наш котенок Кузька, игрунец, интриган, прыгнул на ствол ольхи, по ветке добрался до крыши кухии, по­
бродил по ней немного и остановился от неожида1ШОСТИ и любопытства. До слуха его, очевидно, донеслось та­
инственное гудение, которое исходило из-под закраинки крыши. Rузька помешкал немножко, прижался живо­
тишком к доскам и пополз. Он добрался' до самого края, перевесился даше и весь приготовился. . -
Смотри,- шепнула жена,- он, наверное, за жу­
ком каким-нибудь ... В это мгновение Кузы,а вдарил лапой. Раздался ив­
вероятный вопль, совсем не похожий на кошачий. Rузь­
ка прямо с крыши стремительно пролетел в воздухе метров пять и исчез. Появился он только к вечеру с обиженной на весь мир физиопомией, три дия не мог садиться ... Te:d:epb осы не подпускали к кухне нас. Мы пробо­
вали выкуривать их дымом, издалека, прикрывпщ лицо, плескали крутым кипятком. Осы упорно держа:шсь. -
Да,- сказал Я,- ничего не поделаешь. 'Угоразди­
ло же их... Толы,о надо, чтобы собрались все. Иначе снова OTCTpO~T. Мы едва дождались вечера. Когда потускнела дол­
гая заря, от луговин потянуло прохладпыми запахами JIонника, мяты, я изготовилея. R пасечнику я не пошел: почему-то nеловко было признаваться, что хочу изнич­
тожить осиное гнездовье. Надел по-бабьи платок, сверху еще кепку. Глаза прикрыл целлофановой, пленкой, рот завесил марлей в три слоя. Телогрейка, рукавицы, толстые штаны и резиновые сапоги завершили мой бое­
вой наряд. Что ж. у страха глаза велики, я в самом деле опасался нападения. л\ена, глядя на меня, не могла удерrкаться от хохота. В, два рассчитанных прыжка я очутился у гнезда, сорвал его в марлевую салфетку, чуть ли не кубарем скатился к речке, сунул в воду. Минут через десять, освободив лицо и 'уши, развернул марлю. В ней, в мок­
ром месиве, еще шевелили лапами" еще пробовали дви­
гать крыльями десятка полтора крупных хищниц. Но не это поразило, не это потрясло нас. В то место, где только что висело гнездо и осталось едва заметное темное пятнышко. долбилась, отлетала, снова долбилась еще одна оса. Она, видимо, задержа­
лась где-то в ДОР0ге, запоздала до исхода зари, она даже, возможно, нарушила какие-то БУl(ВЫ своих законов, но добралась, вернулась домой... И весь другой день с утра колотилась она в высохшее уже пятно, не веря еще в беду или помутившись разумом. А может быть, была другая, заночевавшая где-то под листком и воротившая­
ся с первыми лучами? Не знаю. Только порядочно лет прошло с той поры, ПО не забывается это, и мучает, му­
чает дума: как же быть, 'почему мы мешаем друг дру­
гу, почему вынуждены друг от друга защищаться? I И не на равных. • Болыuие ОТRРЫТИЯ в Сверд­
ловской картинной галерее не так уж часты. Но когда это про­
исходит, в галерее -
праздник. 1> первые ДНИ января 1982 года в галерею пришло письмо из Ле­
нинграда со штемпелем Эрмитажа. В нем сообщалось, что отныне про­
изведение, хранящееся в фондах га­
лереии значившееся как работа неизвестпого фламандского худож­
ника школы Питера Пауля Рубен­
са, следует считать, согласно послед­
ним установленным ф1lRтам и до­
кументам, произведением знамени­
того живописца Антониса Ван Дей­
ка (1599-1641). Письмо из Эрмитажа было под­
писано заведующим отделом запад­
ноевропейского искусства ЮриеJl[ Ивановичем Нузнецовым. Именно еJl[У принадлежала честь установ­
ления авторства безымянного хол­
ста. Но должны были пройти не один день, неделя, Jl[еслцы, чтобы можно было с полной уверенностью заявить: «Да, это Ван Дейк!» Вернемся немного назад, к те!'.! дням, когда сотрудница галереи Т. М. Трошина (ныне она препода­
ет на кафедре истории искусств Уральского университета), уезжая в Ленингра~, захватила с собой фото­
графии, и' цветные слайды, сделан­
ные с этого пр.оизведения. В Эрми­
таже она показала их Кузнецову. Он заинтересовался произведением, внияательно выслушал короткую «биографию» его и попросил по ВОЗJI[ОЖНОСТИ В следующий приезд привезти саJl[ холст. . Можно ли было надеяться на что-то, мечтать о kaKOJl[-либо откры­
тии? Да, можно. Даже необходимо, ибо без надежды на подобные от­
крытия немыслима работа в любом музее, любой галерее. Но за эти надежды, за будущее открытие на­
до было бороться, иметь веру в свои убеждения, надеяться на по­
мощь коллег. 'Вскоре случай представился, и Rузнецов смог воочию увидеть пре­
красную живопись холста, убедить­
ся в блестящем мастерстве и вир­
туозности, с каКИJl[ он был напи­
сан. На формате, приближающемся к квадрату (размер 30 Х 34 см), крупно выделялась голова ребен-
1\а -
розовоще1\ОГО, упитанного, с курчавыми. волосаJl[И. Пастозное ПИСЬJl[О, мазки, брошенные сильной и мастерской рукой, выявляли без­
укоризненное знание анаТОJl[ИИ че­
ловеческой головы. Во всем облике Jl[альчика, в его пышущей здоровь­
ем натуре легко угадывался тот своеобразный флаJl[андский типаж, так знакомый по про изведениям Ру­
бен са. По-видимому, это обстоя­
тельство и дало когда-то повод при­
числить холст если не прямо кисти великого Рубенса, то его школе. . Здесь следует наПОJl[НИТЬ, что в мастеРСI<ОЙ Рубенса учились живо-
18 в галерее­
праздник Владимир &УЛАВИН См. 2
7
ю стр. обложки писцы, впоследствии ставшие зна­
менитыми художниками. Среди них был и Антонис Ван Дейк. Кузнецов засомневался в пред­
ложенной атрибущш: -
У меня возникло преДIЮЛО­
жение, что создателем картины Jl[ОГ быть знаменитый Ван Дейк. Одна­
ко это надо было доказать ... Началась ДJlИтельная и кропот­
ливая работа по сбору материалов, осмыслению фактов. Первым делом он сравнил Сllердловский холст с большой картиной Ван Дейка под названием «Мадонна с куропатка­
ми», где было множество детских фигур. Общий колорит, в частно­
сти, позволял говорить о схожести манеры написания обоих холстов. Во время fюездки в Голлан­
ДИЮ, в 1982 году, Юрий Иванович попутно продолжил розыски допол­
нительных материалов. В обширной фототеке Институ­
та истории искусств Гааги им была обнаружена фотография картины, проданной в антиквариате Лондо­
на, оказавшейся своеобразным двой­
ником свердловского этюда. -
Я убедился, что «Головка ре­
беНRа» из картинной галереи Сверд­
ловска _. этюд с натуры. А лон­
донский образец -
как бы следую­
щая стадия работы художника. Тут он уже превращает ребенка в Jl[алень­
IШГО херувима: вместо плечиков у Юlадепца появились крылышки. Кузнецову оче~ь хотелось оты­
скать изображение крылатого мла­
денца в творческом наследии Ван Дейка. Но это оказалось совершен­
но безнадежным деJЮМ. И вдруг опять его величество случай. Один :Из зарубежных исследователей Ван Дейка публикует сообщение о вновь найденных рисунках этого худож­
ника и прилагает снимки, на одном из которых узнается все тот же младенец (частное собрание, Ан­
глия). Этот рисунок предназначаJI-
ея для картины, которая: ныпе хра­
нится в мадридском музее Ilрадо. Важное свидетельство! Стало очевидным, что рисунок пером, хра­
нящийся в Англии, тоже весьма сходен со свердловским этюдом. Разница лишь во времени: экзем­
пляр с Урала относится к первому антверпенскому периоду творчест­
ва Ван Дейка и датируется 1617-
1618 годами. Для английского же рисунка испанские специалисты указывают 1618-1620 годы. Так были сняты все вопроси': тельные знаки с этого не60ЛЬШОГО холста, долгое время остававшегося в забвении, пока его не коснулась любознательная рука исследова­
теля. И все же одно (но» существует, оно связано с историей нашего края. Каким образом этот этюд по­
пал в собрание Jl[естного краеведче­
ского музея, откуда он в 1936 году поступил в Свердловскую ,картин­
ную галерею? Можно предполаг,ать, что в краеведческом музее холст появился благодаря деятельности ,членов Уральского общества люби­
телей естествознания (УОЛЕ) > 1lR-
тивно собиравших различные ред­
кости и Jl[узейные ценности. Бога­
тые купцы, уральские золотопро­
мышленники, заводчики Демидо­
вы -
все они ИJl[ели свои собрания старинной живописи, кичились друг, перед ДРУГОJl[ своими ценностями. Мня себя Jl[еценатаJl[И, покровите­
лями искусства, они время от вре­
~Iени жертвовали в художествен­
ный отдел при УОЛЕ свои картины, среди которых Jl[ОГЛИ быть дейст­
вительно редкостные сокровища. Однажды картина, написанная Ван Дейком, была уже обнаружена на Урале и увезена реставратораJl[И в Эрмитаж, Особенно много сенсаци­
онных открытий происходило ,в первые годы Октябрьской револю­
ции, когда в брошенных буржуази­
ей и :купечеством особняках нахо­
дили ценнейшие художественные сокровища. ' Какой из этих путей привел нового Ван Дейка в собрание крае­
ведческого Jl[узея, сказать трудно. И надо надеяться, что это будет не последнее большое открытие, слу­
чившееся в фондах Свердловекой нартинной галереи, которая таит в себе еще много загадочных поло­
тен. Уже давно ведется, например, атрибуция значительного по своей художественной ценности произве­
дения французс:кого живописца вто­
рой половины' ХУI столетия ... Не Bce~! любителям искусства известно, что в Ирбитском филиале галереи имеются несколько офор­
тов Ван Дейка -
портретные изо­
бражения Я. Брейгеля, Ф. Франка, Л.о Идена. Они были закуплены в 1977 году в Ленинграде в частном собрании. • Воспоминания о весне Олеr КАПОРЕйКО Фото автора я не могу себе представить, nаnие ощу­
щеnия в мире могут сравниться с тем, что испытываешь на zJtухариной охоте. В ней тап мнаго неожиданного, волнующего, таинственного, тр удного и nрелестuого, чта этих вnечатJtений ш! албудешь ни-
nагда в жизни. А. И. КУПРИН. Впервые за многие весны, проведенные на глуха­
риных Tottax, снились мне они, глухари ... Птиц было много, . будто кур, они заполнили, казалось, всю покос­
ную поляну от речушки-ключика .дО сосняка, что воз­
вышался стеной перед старым вырубом. Черные, круп­
ные, в праздничных латах, с распущенными хвостами, птицы кружились в весевнем танце, затевая шумные бои. Я смотрел через оконце скрадка на птиц, пытаясь их сосчитать. Глухари постоянно двигались, делали ко­
роткие перелеты. Я сбивался, начинал снова считать и опять Сбивался. Да тут еще отвлекали мое внимание ко­
палухи-глухарки. Они походили на черепах, у которых вместо панциря на плоской спине было ярко-коричпевое с желтым отливом оперение. Глухарки, вытянув шеи и без того длинные, шипеJШ... Надо сделать снимок! Где же- фотоаппарат? Он лежит,завернутый в махровое по­
лотен'це; в переднем углу скрадка. Пытаюсь дотянуться до него, но не могу. Очнулсд... Темно... Сквозь . редкую стенку укрытия вижу: на холодном небе поблескивают звезды. И мышь попискивает, шебаршит под самым ухом. Нашла же ме­
сто! Забралась под шапку, возится, пыхтит. Где ты там, негодница? Что спать не даешь? Про­
тннулруку, нащупал, поймал, вытолкнул наружу. Беги! Шлепнулась, прошуршали по сухой траве мышиные шажки и -
снова тишина. Набросил полушубок, пригрелся и задремал. И опять глухари, много глухарей. Танцуют, бегают, летают ... ∙ И -
настоящая побудка: сработали биологические часы, никогда не подводившие меня. Хоть время совсем равнее, настала та минута, ко­
торую жду не только я, но и глухари. Коротал я ночь в скрадке, согнувшись в три погибе­
ли. Ждал момента, когда мой петух-токовик, смелая и сильная птица, обронит в. тишину первое колено песни, которое так похоже на звук крупной капли воды, упав­
шей на дно пустой деревянной бочки. И потом замолк­
нет и будет выжидать, вслушиваться в шорохи, прежде чем обронит на спящий лес, на поляну, болото, кусты еще раа первое колено своей таинственной песв:и. , Глухариная песня... Кажется, -' она несложная, . но МО-
о лодой глухарь усваивает в первую весну лишь одно, первое колено, выговаривать же все точно, ясно, громко, сухо, как это делает опытная птица, е'му не дано. Надо еще потренироваться. А второе колено? Тут надобно учиться основательно, и не одну весну. Вот поэтому мо-' лоДОМУ глухарю не дается на токовище не только место, но и прав никаких. Охотники называют его скрипуцом, потому как он не играет, а скеркает, скрипит. Малыша-первогодка с токовища не прогоняют, из • б • гордости опытная птица не вступит с ним в .ои, ему лишь. разрешают наблюдать издали, учиться. Но если что не так, «С'l'арики», случается, все же гонят молодежь с игрища. А глухарки? Они просто не замечают пер ВО­
годков. Я лежал на холодной, неоттаявшей земле, от кото­
рой меня отделял лишь настил из двух ~OCOK да под­
стилка -
видавший виды спальный мешок. Мои .леспые· доспехи: растоптанные валенки-самокатки, ватные шта­
ны', телогрейка, полушубок, шапка, варежки ... Я ждал встречи с моим знакомым глухарем, которо­
го лет пять назад окрестил Черным. Он выделялся тем­
ным оперением. Был одет в концертный фрак .. И впрямь петух был здесь и дирижером, и солистом. Как он иг­
рал! С ним никто не пытался вступить в бой, разве что чужак, залетевший на токовище. Незнакомец, получив трепку, больше не показывался в этих местах. Наблюдая каждую весну за Черным, не раз убеждался, что токо­
вик не обижал зря п.ервогодков. Тумаки и шлепки от него получали лишь те, кто пытался зайти на его тер­
риторию, мешал ухаживать за глухаРЩ1МИ. Черный. был на токовище главой. Эту роль необходимо было отста­
ивать. Весну такая птица углядывает раньше других, даже не по капели, а по дуновению южного. ветра и по креп­
кому насту, на который. можно слететь с дерева, не бо­
ясь провалиться. По твердому насту можно походит~, расправив крылья, распустив их, точь-в-точь как на току, IЮКРУЖИТЬСЯ в весеннем танце, подпрыгнуть раз­
другой, потанцевать, наделать загадочных выкрутасов на снегу, наставить крестиков от лап. Это называется: глухарь начал чертить. Как пра­
вило, первым чертит, словно бы метит свою террито­
рию, именно токовик. Пока менее опытные птицы раз­
берутся, что н чему,;центр токовища он уже застолбил. В эту весну я жил в избушке. Когда увидел зто лесное жилище, не поверил глазам. Хорош ДОМИН -
сработан из бруса. Открыл дверь -
хоромы, да и толь­
ко! Метра три в длину, два с небольшим в ширину. Железная печка, нары, оконце. Стола, правда, нет, но это дело поправимое. Раздобуду досок, сколочу, да И пол заодно перестелю, чтоб не было щелей. Брусья, из которых сработаны стены, рассохлись, местами ладонь пролезет -
но и тут не беда: есть пакля, законопачу. Хоть и немало работы, потихоньку управлюсь. Зато жить в такой избушие -
не то что под сосной. И глуха­
риный тои с моим старым знакомым -
рядом, в двух километрах. Забрезжил рассвет пятого дня моего пребывания в лесу, иадев ЛI?IЖИ, отправился в район токовища. По на-
29 ету идти легко. НO"IЬЮ выпала небольшая пороша, и всякий след -
белки, куницы, зайца -
смотрелся четко, прорисовывались каждый коготок, подушечка лапки зверька. Вот и ток. Обошел его, но не нашел ни единого приз­
нака жизни птиц. Все вокруг, казалось, вымерло, только дятел с кри:ком носил на свою «кузницу» шишки, ловко обрабатывал их, бросал на снег, летел за новой добы­
чек " Вернувшись в избушку, все думал: почему нет птиц? Шли дни, а весна вдруг куда-то исчезла, спряталась, затаилась. Ночью мороз разговаривал с лесом совсем по­
зимнему. Громко лопалась кора на березах и осинах. Дрова не горели, а таяли в печи. Даже днем, уходя на час-другой обойти лесные угодья, подбрасывал в печур­
ку сырых дров. Тепло ждали все лесные жители. Воона явно при­
позднилась. До майских праздников оставалось полторы недели. "Уехать на недельку в город? Не хотелось рис­
:ковать. Поворот к теплу мог наступить сразу, прозевать этот момент, не увидеть самого начала -
потерять весну. Хотя и не сразу, но перелом к теплу наступил. О приходе первыми сообщили птицы. В березняке увидел на снегу следы глухарей. Птицы оставили дорожки сле­
дов-крестиков, по краям которых виднелись черточки от низко опущенных крыльев. Значит, глухари готовились R встрече своего весеннего бала~ Но KPYГO~'! -
глубокие снега! Весь день делал скрадок. Доски в нем должны были служить также и' лыжами. К.вечеру собрал кар:кас и до­
ставил на токовище своим ходом, как санки. И уже там накинул чехол из мешковины с квадратными оконцами. Ранним утром, до света, Ilрихватив теплую одежду, рюкзак с фотоаппаратурой, пошел на встречу с глухаря­
ми. Птицы «чертили!} от меня ДЗJшко. Выждав, когда закончится их время и они разлетятся, перетащил свое укрытие к сосняку, что клином выходил на поляну. Все-такн, думал я, утро не пропало. В поведении птиц приоткрыл я еще одну неизвестную страничку. Глухари вели себя странно. Они не хотели токовать на деревьях, прилетали на токовище лишь с расс.ветом. Поздняя весна внесла в жизнь птиц коррективы. Что будет дальше? Возвращаясь в избушку, встретил след глухаря, ко­
торый шел к сосняку. Решил поторопить птицу. Глуха­
ри -
хорошие ходоки. Не раз на осенней" охоте птица не улетала, а уходила пешком из-под самого носа моей собаки и, если поднималась на крыло, то в такой лес­
ной крепи, где из ружья ее взять непросто. Теперь пти­
чий след повел через осинник, ПO.1lяну, сосняк. Глу­
харь шел прямо, словпо по линейке, мерял снежную це­
лину крестиками. Птица все дальше уводила от дороги, где я оставил вещи. Примерно через километр тропле­
ния увидел, что иду по следу не один. В ряд с глухари­
ной дорожкой потянулся след куницы. Куница охоти­
лась и -
неудачно. Может бы:гь, помешал я? Скорее, птица почувствовала опаеность и взлетела на дерево. Минуты ожидания рассвета. СКОЛЪ:КО их было? Даже еслц собра'l'Ь все несные дневники и по записям крута-
30 путь время назад, пройтись по токам, вспомнить ночев­
ки в избушках, а то и просто так, у костра под сосно.й,­
не сосчитать, Сколыю сожжено дров за Iщроткие весен­
ние ночи? Сколько пройдено ночных километров? одна картина весны вызывает воспоминания о них, Были разные случаи, грустные и забавные. Груст­
ные, когда под кричащие ЗВУЮI бензопил падали дере­
вья на старых токовищах, сиротел, пустел лес, Забав­
ные... Uднажды я решил проверить, что будет делать глухарь, еCJIИ я лягу 'поперек игровой тропы. Выполз из скрадка по-пластунски в полушубн:е, в валенках на глу­
хариную тропу и замер, будто бревно. Глухарь все бли­
же, ногами по земле шаркает, крыльями гремит, Птицу не вижу, лежу лицом.к земле, но слышу, подошел глу­
харь совсем близко и, не мешкая, взобрался на спину, постоял -
и давай топтаться, кружиться туда-сюда, ту. да-сюда. Поиграл на моей спине, спрыгнул. Ну, думаю, эксперимент удался, отойдет петух подальше, уползу опять в с.крадок. А он вернулся и -
опять на спину, и топчется, играет. Видно, принял меня за черное обож­
женное бревно, каких в лесу немало. Но пора обратно, в скрадок, на сырой, холодной земле лежать не такое уж удовольствие. Подмокает полушубок, ватные штаны. А глухарь никак не уходит ... , Не раз я примечал -
любят токующие птицы взоб­
раться на пснек, на обрубок дерева: оттуда осмотр хо­
роший, видно далеко. Вот теперь и моя спина служила такой вышкой. Решаю заканчивать эксперимент. Поднялся в полный 'рост. И что же? Глухарь так и замер с раскрытым юпо­
вом. «Бревно» lIOДНалось и даже шагаетl Петух В<!J:W­
тел на сосну. Случалось и такое: глухарь садился прямо с лета на замаскированный скрадок. Матерчюгая крыша IIОЦ тяжестью полупудовой птицы провисала, и ne:ryx уже сидел в полном смысле слова на моей голове. .• .глухарь, :казалось, не шел ко мне, а плыл над сне­
гом черным шаром. Вот он перешел лесную дорожку, по которой возили зимой сено, вскочил на снежную твердую бровку и весь распустился этакиы цветком. И пошел, пошел прямо на мой скрадок. Сшибет! Нет, отвернул, но опущенным кры­
лом шумно задел стеш,у. Петуху явно не нравился скрадок, Медленно подни­
маю фоторужье, Объектив его уже смотрит D оконце. Но, увы, птица настолько "близко, что не хватает фоку­
сировки, Едва подумал о насадочном кольце, удар мощ­
ного клюва пришелся прямо по объективу, за ним вто­
рой, третий.' Всякое бывало на глухарином току, но та­
Roe! Вот ты какой драчун! Я протянул руку в меховой рукавице. Петух и ее клюнул. Но вот глухарь усмотрел на поляне, кажется, сопер­
ника, Бегом пустился через мелкие кустики к незнаком­
цу. А это был всего-навсего первогодок, который пред­
почел скрыться в осиннике. Моему глухарю оставалось торжествовать победу. И он заиграл песню, меняя коле­
RO за коленом. С тех минут, как птицы покину:r яичную скор'ЛУIIУ, IIач:инается их ЖllЗНЬ В большом лесном мнре. ОНII, IW,ц-
растая, крепнут, становятся на RРЫЛО~ учатся летать, добывать корм. Первое, что начинают глухарята,- раз­
личать свонх врагов. Бот и этот опытный глухарь, что был передо мной, хорошо знал, как разговаривают меж собою в ветреную и тихую погоду лес, деревья, травы. Глухарь тонко угадывал сухие щелчки обломившихся веток. Ему были знакомы трубные крики журавлей, уханье филина в ночи, глухие стоны лосей во время гона темными сентябрьскими ночами. Они птицу не бес­
покоили, не беспокоил и звон отбиваемых кос в разгар страдного времени дета. Глухаря загоняли в самую ча­
щу крики JlГОДНИI\ОЕ, которые ОСllователыю прочесыва­
ли лес. Бсе чаще и чаще слышал стаРИК-ГJIухарь рев бен­
зопил. Падали деревья, рушился JIесной дом. На целые IШJIометры ОГОЛЯJIась та территория, которая долгие го­
ды СЛУЖИJIа :rtтицам токовищем. и бывший лес, строй­
ный и сильный, показываJI всему живому с высоты пти­
чьего полета белые КРУГJIЯШИ пней с про ступившей на них смолой да ДОРОГИ-ВОJIОКИ. Когда здесь подниметоя дес? I{огда Он станет снова тем домом, каЮ1М был еще вчера? Токующий глухарь совсем рядом. Б объективе хоро­
шо видно весеннее оперение птицы. Пора начать съем­
~y, но мешает маленышй КУСТИI" торчащий из-под снега. «Шагни на метр вправо или влево, дорогой мой»,­
шепчу глухарю. И петух, словно услышав меня, под­
прыгнул, ударил крыльями и ОЧУТИJIСЯ на чистом мес­
те. ЩеJIЧОК сработавшего затвора, будто звук оБJIОМИВ­
шегося сучка. Только не МВДJIИТЬ! Это та же охота, хотя и не ружейная. И гдавное -
быстрота реакции. А пе­
тух -
мододец, словно позируя, застыл на своем пятач­
ке и поет-трубит, взывая к жизни и продолжению пти­
чьего рода. Осторожная птица, но IШЖДУЮ весну теряет бди­
тельность. Б азарте lIГРЫ может не заметить, как под­
берется JIиса, рысь... Потому-то каждый год нахожу я на токах растерзанные останки. Бо время второго коле­
на песни птица открывает IШЮВ так, что закрываются ушные раковины. На несколько секунд глухарь, хоть кричи, не услышит. Припоминаю времена, ногда охотник за одно утро брал по несколыч петухов. И ие было тогда ничего в ЭТ011 удивительного и противозаконного, так кан глу­
харей в наших ураJIЬСКИХ десах водилось иредостаточно. Глухариная гора -
так назвали мы это место. Здесь было настоящее итичье царство: встречались ряб­
чики, лесные нулини -
ваJIьдшнеиы сотнями собираJIИСЬ на осенних высыпках, перед отдвтом, и, Iюнечпо же, тут ВОДИJIИСЬ глухари. Природа иозаботилас'ь о птицах. Светлый сосновый бор с богатым черничником, с сырыми зарос;:шми лии­
нюш, тенистых папоротников, с полянами, с сосновым подростом, с речушкой, бегущей по оврагу, коренастыми лиственницами, с рощами рябин, с КРУПНОСТВОJIЬНЫМ осиннином. Лесные дорожки, по ноторым многие годы возили дрова, сено, были иродавлены тележными коде­
сами, ыестами обнажившими россыпи l1едкого галечни-
ка, так необходимого птицам. И корм, и дом, и покой имели здесь разные птицы. Нет, совсем уж тихим и недоступным не был лес­
ной УГОЛОI, -
Глухариная гора. Б пору, когда поспевали травы, как и во всем окружающем лесу, начиналась по­
, косная страда. Затем ГQибная. Наступали сроки, открывалась охота на боровую птицу. И будили тогда лесную тишину ружейные выст­
релы. Глухариная гора, добрый, щедрый лесной уголок, рдздаривала всем ягоды, грибы, дичь. Был лес, а теперь -
DыруБIШ с кипрее~[. Не пытайтесь I1CI{aTb Глухариную гору на RapTe. Немало подобных гор па Урале, и у всякой свое мест­
ное название -
Лысая, Сухарная, Половинная, Змеевая ... У всю{ой и своя судьба. Глухариная гора ... Когда же, в IШКОМ году последний раз видел'и здесь глухаря? Опу­
стел лес, не стало богатых ЯГОДlПШОВ. Осиротела гора, и вот она, причина: прошла рядом шоссейная дорога с регулярным автобусным ДВИJ~ением. Хлынули сюда лю­
ди. Нашестви~ таное пострашнее сотни охотников в 01'-
Rрытие сезона . ... ПРОШJIИ всего сутки, а дес не узнать. Запели зл6-
ликн, затрубили на Березовом болоте журавли. Затороиидась весна, засиешила. На всю лесную ок­
ругу шумят' речушки, ключики, болотные паточины. Переставив днем СI,радок ближе н центру токовища, ночью я отправился на свидапие с гл:ухарями. Лес спал креиким сном, стоило приостановиться, и было слышно, как вздыхала земля, принимая в себя влагу. Крадучись подходил я к темнеющему среди сосен скрадку. Но случилось непредвиденное. С шумом сор­
вался с сосны глуmрь. Он был так близко, что я ощу­
тил брошенную в лицо волну прохладного воздуха. Не' успел опомниться, HaR с другой сосны улетел еще один гдухарь. ПОI{а добирался до СI,радка, все птнцы IIОНИНУ­
ли деревья. Что же это такое? Неужели я угадал в самый центр токовища? Потеряно утро. Решаю приходить на токовище с вечера и ночевать там. Тiш мой СI,радок, сшитый из старых мешков, про­
дуваемый всеми ветрами, стал ночным <<ДОМИКОl1}), а л жил прямо среди глухарей. Итак, «ОХОТа» началась с той самой минуты, ногда я УСТРОИ;JСЯ в своем ночном жилище, и слушаJI, как не­
угомонно выкрикиваJI свою песню дрозд. А вот кто-то захрумкал над деревьями. Это лесной кулин, онустив свой длинный КJIЮВ, медленно летит вдодь кромки бо­
лота, СДОВНО гуляет, наслаждаясь тишиной уходящего вечера. Он, преодолев тысячи километров от берегов далекого Нила, ищет себе подругу... ' Кроме песни дрозда и хрумканья вальдшнепов уловил я необычный шорох. Будто кто идет в мою сторону. Ступит два-три шага -
и молчок. $1'0 же это? Глянул сквозь реДI{УЮ мешновину. А идет-то мой глухарь! Под­
нимет ланну, подержит ее в воздухе и ступит так, что­
бы не хрустнула сухая травинка . . Когда глухарь подошел к скрадку совсем бли~ко, я понял: это -
Черный, мой давний знакомый. Именно он когда-то играл на моей спине. 31 На закатном солнце одежда птицы смотрелась осо­
qеино черной, с ВОРОRеиым отливом, а клюв, словно ма­
ленькое зернальце, поблескиваJI жедтизНоЙ. Глухарь по­
стоял возле моего скрадка, не убыстряя шага, подошел к, сосне. Когда до дерева оставалось несколько метров, птица замерла,напружинилась, взмахнула крыльями, но не полетела, а лишь подпрыгнула и очутилась на нижней B~TKe. Пройдясь по ней, глухарь перепрыгнул на следующий сук, и так по сучкам, вверх, сдовно по лестнице, поднимался до самой удобной ветки, на кото­
рой собирался провести нынешней весной немало ночей и утренних зорь. Со своего места, как с трона, токовик должен был видеть все токовище и руководить им, от­
:крывать игрище и за:канчивать. Осмотревшись,' Черный решает под:креnиться молодой хвоей. Понаблюдав за своим дюбимцем, решил и я, за компанию, перекусить. Правда, мой стол был иуда бога­
че: горячий чай из термоса, пряники, хлеб, несколько вареных в мундире картофелин. Сгущались сумерки. С разных сторон поляны доно­
сились шумные посадки глухарей. Птицы собирались на токовище с вечера, чтобы до полуночи начать концерт. НасpJТИВШИСЬ сосновой хвоей, мой глухарь заиграл без подготовки. На голос токовика дружно откликнулись другие птицы. И начался вечерний разговор. Совсем темно. Выкатил ась луна и раздала тени де­
ревьям, кустам. Заблестели в уголках неба яркие звез-, ды. птицы не умо.шали. Я задремал под глухариную песню и пробудился под нее же. На небе -
ни звезд, ни луны. Темнота глухая, словно плотная иошма висела вокруг меня. Чиркнул спичку -
четверть третьего. Не раз удивлялся, с какой 1'ОЧНОСТЬЮ, дО одной ми­
нуты, открывал утро глухарь-токовик. Прибавлялся ве­
сенпий день, убывала ночь, а птица как будто высчи-­
тыалаходд времени. В этом убедился, когда останови­
лись мои часы. Пустил их по началу глухариной песни. И что же? Через неделю, уезжая из леса, на железно­
дорожном вокзале сверился. Ошибка во времени сос­
тавила всего несколько минут. Начало глухариной песни, первое колено -
это и побудка, и сигнал всему окружающему: «Мы oTKpblBalJM утро, слушайте нас!». И лес слушал, и слушался -
начи­
нал про сыпаться. Токовик после первого колена разом перешел па второе и, рассыпавшись в неудержимом азар­
те, зачастил. Всматриваясь в темноту, я едва различал его: черный комок, и только. Но он шевелился, этот ко­
мок, жил, трепетал. Даже если бы я не слышал песни, по движению ветки, на которой была птица, мог бы оп­
ределить, как опа играет, каное колено закладывает. Небо светлело, менялись краски на его шатре. Опять, иак и на вечерпей заре, захрумкали, зацикали над ле­
сом вальдшнепы. Их утренние полеты, непохожие на вечерние, были БЫСТРЫ1rIИ, скользящими, трассы -
ко­
роткими, лишь до грязи, где можно было до восхода солнца успеть поновырять длинным клювом оттаявшую землю и достать на завтрак личинок. Пожаловал туман. Потянуло холодной сыростью. Заря разгоралась, и свет ее пришел до глухариного то­
ковища. Птицы заиграли дружнее. А Черный пел, ка­
жется, вот-вот он захлебнется. Не зря 011 глава тока. 31 Причиной его азарта был не ТОЛЬRО свет зари, На токовище появились глухарки. Оборвав игру, мой г;з:у­
харь комом свалился на землю, тут же под сосной рас­
фуфырился и, вытянув шею, важно пошел по поляне. Следуя примеру токовика, один за другим слетели на землю петухи. Две весны не был я па этом токовище. Носила меня судьба в другие края. И вот снова сошел с автобуса там, где по моей просьбе шофер притормозил. С тяже­
лым рюкзаком за ПJlечами буквально вывалился в две­
ри. В автобусе зашушукались: -
Геолог, наверно ... Геолог так геолог. Автобус понатил дальше, а я уже шел знакомым лесом, в котором гуляла весна. Я не' уз~ навал этих мест! Дорога -
не та, совсем не та, разБИТ;i тракторами. По ней вытаскивали хлысты с делянок. Ва-, ляются бочки, пластмассовые воронии-кружки. Значит, пришли в лес вздымщики, сборщики живицы -
сосновой смолы. Токовище, тоиовпще ... Стою перед ним. Что осталось от него'? Разве что сохранилась поляна да болотце р мелким осинником. Через' токовище пролегла вырубка. Опустился на огромный пенек, оставшийсн как ПЩ\1Ять от той величественной сосны, KOTOpa!i служила не только Черному, но и др}тим птицам токовым деревом. По всей делянке валялись годные в дело лесины, сучья. Нет токовища, но остались ли птицы? Вот ОНIl, избушка... Сколько раз н приходил. в нее уставший, голодный. И она согревала меня, обсушивала, кормила похлебкой, поила чаем. Я ее не узпаю. Дверь сорвана с петель и отброшена, внутри грязь, битые бу­
тылки... Исчезла «летучая мышы, нет чайника, уцелели лишь кружка да топор. Понемпогу навел порядок. Навесил дверь. Заготовил дров. А ночью вышел послушать глухарей. Шел по той же дорожке, которой ходил все годы, прислушивался, не заиграет ли где пе~ух. Лес словно вымер ... И все же УСЛllIшаJI: глухарь играл, хоть и одиночка, но играл. Может, Черный? Глухарь играл без остановки, менял Rолено за ко­
леном. Подошел к птице на «выстрел». Медленно ухо-' дила ночь, свет наступающего утра просочился в лес и высветил глухаря. Птица восседала на самой вершине соспы. Оперение петуха показалось мне теllШЫМ, но на его мундире проблескивали nepb.!l с коричневатым от­
ливом, эти перья говорили о молодости птицы ... В избушку возвращался кромкой поля. Голубая сипь висела надо мной, звенел жаворонок. ОН первым приле­
тел сюда, занял территорию, обозначил ее невидимые границы песней -
на все четыре стороны. Вокруг жила, пела, трепетала веспа. Но глухари не давали мне покоя. Где же те птицы, что собирались из весны в весву па токовище? Может, они за Березовым болотом? Надо заглянуть туда. Кто знает, не повстречаю ,IИ там Черного.? • I • Евгения Стерлигова -
давний, верный друг и сотрудник «Уральского следопы та ». Она пришла в редакцию вскоре после онончания художест­
венно-графичесного фанультета Нижнетагильсно­
го педагогичесного института. Первые учениче­
сние рисунни она принесла Аленсандру Соломо­
новичу Ассу, бывшему тогда художественным редантором. Он опытным и острым глазом уви­
дел за робними линиями начинающего иллюст ­
ратора своеобразного художнина, тонно и ст рас т ­
но чувствующего, глубоко пронинающего своей неуемной фантазией в удивительные миры, создаваем ые писателями-фантастами ... Евгения Ивановна иллюстрирует фантастИI{У, но ей под силу и изящный, изысканный юмор, и реальные, земные образы. Редакция часто получает письма, в которых читатели просят ра ссказать о ХУДОЖНlше. Н а 2 - 4-й стр. ВК.ТI адки воспроизведены иллюстра ­
ции Е. Стерлиговой, созданные по произведению Аркадия и Бориса Стругацких «Трудно быть богом». Приемотритесь к ним. Они расскажут вам о художнике больше, чем любые слова. Ведь наж ­
дый рисунок -
это сплав чувства и мысли. С" " ГёЛЕдопытский1 ПОЛЕВАЯ rI[∙ ~} ТЕЛЕГРАФ J ПОЧТА 80-х l~ j ф Сталинrрадские были ~, • в московской школе нменн З. Космодемьянской есть любнтельская кнно­
СТУДНЯ (,AHCTeHOK>I. Однаж­
ды «8нстята>l побывал н в 235-14 wколе Ленннграда и увнделн в одной из комнат WКОльного музея стенд с рисунками блокадных де­
тей. Они сняли фильм, ко­
торый назвалн "На войне маленькнх не бывает». Со­
деРЖilнне фильма -
рисун­
ки малыwей от трех до семи лет. • «Ветеран! Отложи на время свон дела н напиwи о самом главном ••. » -
эту просьбу-призыв содержит тнтульный лист «альбома Памяти", который завели следопыты Ардонской сеnь­
ской WK01lbI Клинцовсного района Брянской области, чтобы увековечить память об освободнтелях родного села. Это а1lьбом-путеwест­
венник, потому что тому, кто не может IlриеХilТЬ в Ардонь, его высылают. • Более Двух-сот пятидеся­
т" фронтовых операторов создавалн документальную к"нолетопись Ве1lИКОЙ Оте­
чественной войны. Не вер­
"Y1l"Cb' с полей сражений тридцать восемь военных кинорепортеров, многие были ранены. О них рас­
сказывает созданный в 814-й московской wколе музей, КОТОрый называется «рядом С солдатом». • Четырнадцать моделей боевого снаряжения вре­
мен Отечественнон войны 1941-1945 гг. представлено в музее wколы 1-12 68 горо­
да Ростова. MaKeTbl, среди которых есть модели тан­
ка, самолета, бронепоезда, автомата, саЮ4тарнон палат­
кн н другне, воспроизведе­
ны с максимальной ТClчно­
стью. 3 "'Уральски!! следопыт,. :м 10 Интерес к 74-й гвардейской стрелковой дивизии по­
явился у учащихся Науяместской школы Паневежского района после знакомства с бывwим разведчиком диви­
зии Бронюсом Валентялисом. Ребята решили разыскать других бойцов этого воинского соединения. Переписка с ветеранами, связь со следопытами других городов по­
могли школьникам восстановить для себя картины битвы за Сталинград. • Эпизоды боев, рассказанные ветеранами, свидетель­
ствуют о непреклонности и силе духа защитников Ста­
линграда. После wестой атаки из всего орудийного рас­
чета, оборонявшего терр"торию завода «Красный Ок­
тябрь», остался один красноармеец М .. хаил Маликов. А фаш"стские танк .. уже идут, и один движется прямо на пушку ... Мал",ков схватил три бутылки с заж .. гательноЙ смесью и пополз навстречу танку. Пуля сразила бойца, и последнее, что он услел -
ударить бутылки о мосто­
вую; смесь вспыхнула, растеклось пламя, образуя не­
проходимый барьер. И танк попятился назад... Миwе Мал"кову было восемнадцать лет. Рассказали ребятам о нем журналисты, работавшие в д"в"зионной газете. А вот что вспом"нает бывwий лейтенант медицинской службы хирург М. Козякина. В блиндаж, где находились тяжелораненые, попал снаряд, но не разорвался. Следо­
вало не мешкая выоситьb раненых, а куда?.. Весь берег простреливается... Снаряд окружили колыwками, повя­
зали на них марлю, чтобы никто не ступил рядом. И так, рядом с.:> смертью, врачи и бойцы жили больwе недели, пока не появилась возможность перенести ра­
неных в безопаСl-iое место ... Герой Советского Союза бывwий старwина Г_ Дю­
дюкин рассказал про себя очень с_купо: «Уничтожил из орудия двенадцать танков, роту Г!1тлеровцев, пятнадцать пулеметных гнезд. Как это вышло -:-
мне и не Of1исать ... » Таков был накал боя, такая злость на врага, что не пом­
I1Я себя крушил солдат все вокруг, не думая ни о жизни, ни о смерти своей ... Сталинградские были предстают в воспоминаниях ветеранов; о них красноречиво свидетельствуют и экспо­
наты появившегося в процессе поиска школьного музея. • Музей... в порТq>еле В портфеле этом, действительно, целый музей: доку­
менты, фотографии, фронтовые письма, военная карта 1942 года, трофейный кошелек, сведения о танкис!ах­
Г ероях Советского Союза... Все это -, о 4-м гвардеиском механизированном корпусе. А хранитель и собиратель «портфеля-музея» -
инженер по обучению Тюменского ГПТУ-45 Б. Н. Хучахметов. Началось с того, что к нему попали адреса несколь­
ких бывших фронтовиков, и он им написал. Оказались они все . из 4-го механизированного корпуса. Спустя шесть лет число корреспондентов-ветеранов корпуса выослоo до семисот. Б. Н. Хучахметов работает над книгой, посвященной 4-му мех корпусу. Будет в ней и такой любопытный факт, а может быть, даже и фотографиЯ! ,танк, и возле него танкист И. А. Кисенко. Отец купил сыну-фронтовику бое­
вую маwину, наказав крепко бить врага. И всю войну сын-танкист воевал на «собственном» танке .•. Булата Нурнахметовича фронтовики приглашают на свои встречи. Дружит он и с ребятами из 38-й тюменской школы хочет с их помощью создать музей боевой сла­
вы 4.г~ гвар.!J,eЙСКОГО механизированного корпуса. t!I Посвящено верным друзьям В Центральной wколе во­
енного собаководства учат дрессировать собак разных пород. UJкола готовит специали­
СТОв караульной службы. Отсюда солдаты со своими четвероногими питомцами уезжают в части охранять разные объекты. В wколе есть музей. Соз­
дан он усилиями ветерана части генерал-майора Г. П. Медведева. Во время Вели­
кой Отечественной войньi в нашей стране впервые в мире в подрывной работе с танками были использованы собаки. За годы войны с их помощью уничтожено более трехсот вражеских танков. Случалось даже так, что целые колонны фаwистских бронированных машин уходили с поля боя, увндев «танковых» собак. Неоценимую помощь ока­
зали «четвероногие солда­
ты» В оказании помощи ра­
неным -
более 680 тысяч раненых бойцов вынесли они с поля боя. Использо­
вались собаки и как по­
сыльные -
ими доставлено около 300 т.ысяч донесенl'.Й. А в миннорозыскной слу­
жбе собаки оказались про­
сто незамениМ'ы. Четыре миллиона мин обезврежено ими! В музее военного соба­
ководства представлены на витрине деревянные мины «с сюрпризом», которые применяли фашисты. Ника­
кой миноискатель не мог их: обнаружить -
10ЛЫ(0 чут­
кий собачий HO~ находил ... 33 Глава первая Упорно уже который год мне снится один и тот же сон. Синий, так я егоназываю. Почему синий1 Не знаю, cl{opee он черный. Всякий раз вJoIжУ скаЛиСТУ/Q чашу кратера, две луны в ночном небе, их остекленелый свет, который всему при­
дает недвижность старинной, без полутонов, гра­
вюры. Вот так: два мертвенных глаза вверху, сдвоенные у подножья тени зубчатых скал, каме­
нистая площадка кратера, куда в полном беззву­
чии врезается тупой клин конных рыцарей. Бле­
стят доспехи и шлемы, блестят длинные, напере­
вес, копья, и эта лаl:lина мчится на нас, прижатых к скале. Мчится -
в неподвижности. Застывший миг времени. Замер смертоносный блеск копий, не колышатся султаны на шлемах, в изломе тяжкого бега, недвижны ноги коней -
все, повторяю, как на гравюре • .34 Пустыня дМИТРИJ4 &ИЛЕНКИН Все это я вижу как бы со стороны. И одноере­
менно я -
среди тех, кто прижат к скале, кому HeKYAj:l податьс.fl, в кого нацелены тяжеловесные копья. Для этоrо второго «я» движение' есть, 'только очень замедленное. Не знаю, как согласу­
ются оба зрения, но во сне никакого противоре­
чия нет. Просто сначала я вижу рисунок, затем себя в нем, оказываюсь сразу и наблюдателем, и участником события. При ·этом тот И другой «Я» С одинаково захолонувшим сердцем смотрят на громаду закованных в сталь рыцарей, их безжа­
ЛОСтный строй, в K~TOPOM нельзя' различить лиц, видишь лишь чешуичатые панцири, темные про­
рези забрал, щиты и шлемы. Слитность всего ' ~ , Шевеление Тупои массы уподобляет это движение надвигу каких-то чудовищных железных насеко­
мых, чья лавина готова подмять все и вся. И я, УЧj:lСТНИК происхор,ящего, как и' мои товарищи, НЕ:7ДОПУСТklМО медленно поднимаю разрядник, в ужасе осознаю, что выхода нет и придется бить t.laCMepTb, разитьэ.ту лавину чешу.Йчат.оrо метал-
жизни Повесть Рисунки Е- Стерлиговой ла, а это же люди, людиl И рука замирает в по­
следнем, таком невозможном для нас движении, и мысль колеблется -
не лучше ли резануть по лошадиным ногам? Но лошади -
на них f10ЧТИ нет металла, они-то для нас как раз живые, и воображение тотчас рисует вспоротые мышцы, сахарный излом костей, предсмертный всхрап. А секунда, когда еще можно дать огненный, под копыта, для паники и острастки залп, уже поте­
ряна. Вот такими мы были в канун Потрясения. Тут сон правдив. Поразительно то ощущение безопасности, с которым мы жили. Ведь начиная с двадцатого столетия, когда человечество познало ядерный огонь, дорога пошла над пропастью, а бремя мощи росло, то и дело крепясь за плечами, как . громоздкий раскачивающийс'Я тюк. Экологиче­
ский, информационный, генетический и прочие КРИЗИС!:>I никого не оставляли в покое. О каком благоденствии, казалось, могла идти ре!'!ы Но жизнь не подчиняется формальной логике. Каж­
дая победа над обстоятельствами, все социаль­
ные, в трудной борьбе достигнутые преобразо­
вания, которые только и могли предотвратить тот или иной кризис, так изменили все, что бы.., лые . времена голода, войн, угнетения и розни подернулись пеленой тумана. !Кон~чно, старин­
ные фантазии, в которых будущее изображалось безмятежным раем, где если и приходится пре,. одолевать непустяковые трудности, то исключи­
тельно в далеком космосе, если горевать, то лишь от неразделенной любви, если страдать, то от неутоленной жажды познания,- такие книги вызывали у нае улыбку. Сладкие грезь! об идил­
лии, которая, будь возможно осущее'ТВИТЬ ее, обернулась бы катастрофой, ибо там, где' нет противоречий, замирает движение, торжествует скука и наступает духовная смерть! И все же постоянство побед и долгое соци­
альное благоденствие наложили на Ha~ глубокий отпечаток. Мы слишком уверовали, что завое-
35 ванное непоколебимо. Что прошпое осталось позади навсегда, что немалый опыт предусмотри­
тельности надежно гарантирует будущее ... То, что произошло, надеюсь, нас излечило. В этом, быть может, единственное благо того времени, когда мы едва не лишились самого времени. Говорят, моя история показательна. Не знаю. Мой долг рассказать о том, как все было, вы­
воды делайте сами. Начну с того дня, когда я нарушил запрет, что и повлекло за собой все остальное. В то утро я патрулировал восточную границу центральноевропейского возмущения (какой гиб­
кий эвфемизм для обозначения катастрофы;' кто бы заранее поверил, что мы способны так успо­
каивать себя?). Всю ночь я мотался на предель­
ной скорости полета и теперь не без удовольст­
вия разминал ноги. Стояла редкая в ту пору ти­
шина. День был мглистый, спокойный, чуть шеле­
стела листва. Коммуникатор молчал. 51 наслаж­
дался коротким отдыхом, брел среди светлом весенней зелеЮ'l, которой все Н"Iпочем, и ста­
рался не терять из виду Барьер. Его сиреневое свечение разрезало мир на­
двое. Силовое поле бритвой прошлось по лесу, вспарывая корневища; траву и мох, ссекая ветви. За Барьером земля казалась вздыбленной каким­
то чудовищным, в<:е кромсающим лемехом. Словно кто-то пропахал им вслепую, затем сдер­
нул прежнее покрытие земли и на его место уложил новое, ничуть не заделав рваный гру­
бый шов. Позади него был уже другой лес. И другое время. . Правда, здесь шов не был таким жутким, как в прочих ме,стах. Даже неровности почвы в 06щем­
то согласовывались, что было верным признаком малого сдвига времени. Впрочем, возраст анома­
лии мне и так был известен, не это предстояло установить, тут я мог спокойно наспажда1ЪСЯ минутами тишины. Такими, однако, они были лишь с моей точки зрения. Барьер не достигал вершин самых вы­
соких деревьев, и поверх него то и дело сигали белки, столь стремитель,НО, что их длинные рас­
пушенные хвосты казались рыжими выхлопами реактивной тяги. Очутившись на той стороне, бел­
ки начинали возбужденно цвирикать и скакать с ветки на ветку. Птицы пели лишь далеко в глу­
бине леса, здесь они проносились в мо.n.чании, а некоторые метались кругами, словно искали что-то. Еще быl Сразу за «швом» начинался уже иной лес, И,главное, там было лето-даже сквозь зыбкое свечение Барьера я различал на кустах малинника осыпь спелых ягод. Май и июль соседствовали; белок и птиц такое, естественно, озадачивало. Нам бы их заботы~ т ем не менее в ту минуту мне было не ска­
жу легко и радостно, но светлей, чем обычно. В природе есть что-то успокоительное: рушился мИр целой планеты, признаки катастрофы были 36 прямо перед глазами, хватало и своей печали, а я вопреки всему испытывал удовольствие от ходьбы, шустрого мелькания белок, вида спе­
лых ягод и даже от запаха вздыбленной земли. Очевидно, сказывалась и усталость от долгого нервного напряжения. Разум честно фиксировал обстановку, сопоставлял, делал выводы, однако сознание как будто дремало, и навязчивым мо­
тивом в нем почему-то. КРУТИЛ,ась одна и та же фраза: «Пока существуют белки, пока существу­
ют белки ... » Что я этим хотел сказать? Что пока существу­
ют белки, еще не все потеряно? То, что внезапно открылось за резким изло­
мом Барьера, начисто вышибло сонную одурь. Впереди разноцветным огнем полыхала осень! Та ранняя чистая осень, когда свежи и ярки все оттенки перехода красок от темно-зеленого к багряному, когда уже наметан шуршащий покров листвы, но убор деревьев еще плотен и густ. Скупое сообщение со спутника об очередном хроноклазме, которое привело меня сюда, пло­
хо подготовило к встрече с этой трагичной кра­
сотой. Позади осталась весна, справа было ле­
то, впереди -
осень. Все вместе составляло неч­
то непередаваемое -
пятое время года. И над всем простиралось грустное мглистое небо. Вдали на пригорке неопалимым костром горела куртина берез. Осень клином подступила к Барьеру, но ниг­
де не пересекала черту, и я было подивился рас­
торопности полевиков, которые, выходит, успели оградить новый хроноклазм, как тут же сообра­
зил, что дело не в этом. Ничего они не успели и успеть не могли. Просто новым сдвиг произо­
шел в пределах старого. Отрадно! Небрежная скупость сообщения стала понятной: космиче­
ским наблюдатеЛ5JМ хватало забот поважней, им некогда было возиться с уточнением характера и границ столь мелкого и неопасного возмуще­
ния. Итак, какая, спрашивается, передо мной эпо­
ха? Золотая осень, те же, что и теперь, березы, осины, клены. Явно не мезозой и даже не тре­
тичный период. Геологическая современность. С одном стороны, очень хорошо, а с другой, мо­
жет быть, и очень плохо. Я пригляделся внимательней. Шов, отделяю­
щий осень от всего остального, был куда гру­
бее прежнего. Всюду развалы, выворотни корне­
вищ, влажные и даже как бы дымящиеся срезы глинистых увалов, рыжая муть ручейка, который уже не знал, куда ему течь,- словом, хаос. На­
лицо были признаки глубокого разлома времени, так как одно дело смещение на века и совсем другое -
на тысячелетия: то, что в наши дни стало ложбиной, тогда могло быть луговой гладью, даже скатом холма. И наоборот. Тут нечего было ожидать плавной СТЫКОВКИ рельефа. Ее и не было. Ни там, гд-е чужая осень граничила с нашей вес-
ной, ни там, где она вторгалась виновременное лето. Только растительность была, в общем, оди­
наковой. Что ей наши жалкие века и тысячеле­
тия! И все же --
какое прошлое передо мной? Включив гравитатор, я перемахнул через Барьер и опустился далеко за чертой хаоса. Под ногами тотчас зашуршали листья, легкие вобрали в себя щемящий запах увядания. Чувства не­
вольно настроились на встречу с осенней прохла­
дой, но разница температур, конечно, успела сгладиться. «Интересно,.,..- подумал я мимолет­
но,- что теперь будет с листвой? Опадет или сквозь желтизну увядания пробьется свежая зе­
лень?» Посторонние, конечно же, мысли. Строго ГО­
воря, мне следовало поскорее взлететь и раз­
ведать все сверху. Но уже от сознания этой не­
обходимости заныли все мускулы исхлестанного ветром лица. Успеется, р~шил я. Так, с малень­
кой поблажки себе, все и началось. Слепо я во­
шел в лес. Безбоязненно, как привык это делать всегда. Я старался не чересчур удаляться .от стыка с прежним хроноклазмом, так как, помимо проче­
го, надо было еще определить, стоит ли их раз­
граничивать Барьером. Иногда это оказывалось необходимым, однако я надеялся, что здесь это­
го не потребуется. Плохо у нас сейчас было с энергией. Что там плохо -
бедственно! Лес густел, и как-то сразу помрачнело мель­
кавшее в просвете листвы небо. Мутным оно ста­
ло, недобрым. И как прежде, ни ветерка. Что меня радовало, так это чащобная захламлен­
ность леса. Нигде ни малейшего признака чело­
веческой деятельности, всюду ломко трещащий под ногами валежник, очевидное безлюдье, а если так --
нет смысла ставить новый Барьер. Однако я не стал торопиться с выводом и правильно сделал. Впереди обозначился косогор. Подлесок расступился, сразу открыв строй мачто­
вых сосен, под которыми было просторно И гул­
ко. Вверху долгим вздохом порой ПР'окатывался глухой шум вершин. В прогалах тускло серело небо, однако его света было достаточно, чтобы еще издали различить на косогоре какой-то тем­
ный, мерно раскачивающийся меж' стволами предмет. Взад-вперед, взад-вперед, так он ма­
ятником ходил в мглистом просвете неба. Даже вблизи я не сразу понял, что это такое, как вдруг в сознании мелькнул полузабытый образ. Зыбка! Даже не колыбель, зыбка; память по­
чему-то вынесла наружу именно это древнее, как мой собственный род, слово. Зачем она здесь, в лесу? На фоне мрачнеющего неба тихо раскачива­
лась подвешенная на ремнях такая маленькая колыбель ребенка. Внизу холмиком бугрилась еще не успевшая оплыть земля. Это сказало мне все. Могила ребенка. Над ней -
его зыбка. Глубокой и печальной стариной повеяло на меня от этого обряда. О древности свидетельствовала и сама колы­
бель. Ни единого гвоздя, все крепко и грубо ско­
лочено никак не металлическим топором. Внутри подмокший, уже чуть прелый мех. Отполирован­
ное долгим касанием материнских рук дерево потемнело. Скорее всего верхний палеолит, вре­
мя, когда покойников уже снаряжали в потусто­
ронний мир. А что надо младенцу там, в ином мире? Только его колыбель ... Я отошел со стесненным сердцем. Оставалось выяснить, есть ли тут сами люди. Спускаясь с косогора, я наткнулся на осклизлую, явно звериную тропу и решил ею воспользовать­
ся. Первобытные люди умеют прятаться, и они, конечно, попрятались так, что их вряд ли сы­
щешь с воздуха даже инфрадетектором. А вот звериными тропами они, понятно, не пренебрега­
ли, и здесь мог оказаться их свежий след. Тропинка вела вниз сквозь кусты. Следопыт из меня, само собой, никакой, это умение давно стерто цивилизацией. Но тут не требовалось быть охотником, чтобы убедиться в обилии вся­
кого зверья: сырая почва была истоптана остры­
ми копытцами, в кустах что-то шуршало, вспар­
хивало, а однажды вроде бы даже мелькнула бурая медвежья спина. Как всякий человек сво­
еГ9 времени, я не испытывал ни малейшего стра­
ха перед хищниками, но разум велел остеречь­
ся, и я на всякий случай достал разрядник. Сде­
лав это, я странным образом почувствовал себя немного иным, чем прежде. Возможно, дело было в звериных запахах, на которые отклик­
нулся инстинкт. Изменилась даже моя походка; я шел уже не так споро, глаза озирали кустарник, ноздри ловили далекие токи воздуха. Более того, я вдруг почувствовал, что вспоминаю и эти запа­
хи, и эту узкую тропу. как пережитое, словно когда-то шел по опавшей листве, шел насторо­
женно, готовый затаиться, подстеречъ, набросить­
ся или, наоборот, убежать, хитрозanутывая свои следы. Ничего удивительного в такой перемене не было. В нашу службу подбирали людей с проб­
лесками атавизма, потому что разведчик мог оказаться (и часто оказывался) в условиях, ког­
да они требовались. Любопытно, что при отборе особое внимание обращали на то, любил ли че­
ловек в детстве играть в индейцев. Я любил и позже не раз задумывался над. судьбой всех этих могикан, гуронов, навахо. Поразительная судьба! Сломленные цивилизацией белых преж­
де, чем расцветала их собственная, почти истреб­
ленные, они, как никто, завладели воображением детей всех ,!!ремен, наложили такой отпечаток на духовную культуру столетий, что это их влияние не только не исчезло со временем, но и приго­
дилось людям в трудную для них минуту. Неда­
ром детство человека напоминает детство чело-
37 ,еечества, и лучшее е нем 'не случаи но воспламе­
няет искусство, которое, собственно, и продлило духовное существование тех же индейцев. Муже­
ство, стойкость и верность не гибнут вразгромах. Зачислению в разведчики еще более, конеч­
но, способствовала моя профессия учителя. Креп­
че, чем нас, закаливают разве что космонавтов. И то как сказать! Во всяком случае, наша подго­
товка куда разнообразней, ибо мы должны быть искусниками во I3сем, начиная с игры в прятки, кончая популяризацией новейших космогониче­
ских гипотез. В конце концов, неожиданности далеко не .каждый день подстерегают космонав­
тов, у них из месяца в месяц все идет по прог­
рамме, и в этой работе велика доля предусмот­
ренного. Не то у нас. Наперед неизвестно, что произойдеt в следующую минуту, какой фор­
тель выкинет тот или иной подросток, что он спросит и сделает. А реакция должна быть мгно­
венной и точной, иначе потом не оберешься хло­
пот. Конечно, и здесь есть стандартные ситуации, но и в них каждый подросток неповторим, все они изобретатели; а энергию каждого надо ис­
числять в мегаваттах. Тут приходится держать ухо востро, уметь все, что умеют они, толь'ко лучше, быть универсалом, чтобы никакой вопрос не застал врасплох. Всегдашнюю готовность к неожиданностям, психофизическую устойчивость к постоянным стрессам, мгновенность реакции­
вот что в нас воспитывали годами, хотя, разу­
меется, не только это. Но именно это потребова­
лось теперь, когда стали нужны особого рода разведчики, а готовить их было некогда. Вот по­
чему в наших отрядах оказалось так много быв­
UJИХ учителей. Ви'льнув, тропинка вывела меня к перелеску. За редкими деревьями приоткрывалась пойма из­
вилистой и мутной реки, которая тоже вроде бы не знала, куда ей течь. Еще недавно я сразу вышел бы из-за укрытия и, как положено власте­
лину Земли, хозяйски оглядел бы местность. Те­
перь я этого не сделал. И моя осторожность бы­
ла вознаграждена. Затаившись в кустарнике, я почти сразу уло­
вил впереди чье-то присутствие. Как это произош­
ло, я не знаю. Ветер тянул в мою сторону, но вряд ли мое неразвитое, хотя и обострившееся обоняние могло подсказать, что я не один. Тог­
да, возможно, шорох? И это сомнительно, по­
скольку незнакомец, как я потом убедился, был бесшумен, подобно тени. Все же что-то срабо-: тало во мне, как сигнал. Я осторожно прокрался вперед и раздвинул мешавшие обзору ветви. Человек! Прижавшис::. к стволу ивы, неподалеку сто­
яла девушка, почти подросток. На ней не было ничего, кроме пояска из шкур и какого-то оже­
релья на шее. Волнистая грива волос явно не зна­
ла ножниц. Я затаил дыхание. Девушка, несом­
ненно, принадлежала к тому же, что и я, виду 38 «человека разумного», более того, телосложени­
ем она так напоминала девушек моей эпохи, что мне даже показалось, будто я ее уже где-то ви­
дел. Конечно, иллюзия длилась недолго. Девушка повернула голову, и на меня глянула дикарка. Нет, ее лицо не было ни тупым, ни свирепым. Дело в ином. Цивилизация утончает чувства, эмо­
ции у нас те же самые, что и у наших далеких пред­
ков, но их спектр разнообразней, мягче и тоньше, край,:,ости сглажены -
сравните, например, взрослого и ребенка, и вы поймете, что я хочу сказать. Здесь богатства эмоциональных оттен­
ков и переходов не было и в помине. Обычное для людей моего времени и такое редкое в древних веках выражение достоинства,- вот что сближало нас и обманывало при первом взгля­
де. А ведь ее дела были хуже некуда. Шутка ли, внезапно увидеть, как померк прежний день и занялся новый! Как одно небо в грохоте земле­
трясения сменилось другим, и в осеннем возду­
хе повеяло запахом весны. Вдобавок сдвиг вре­
мени, похоже, отрезал девушку от соплеменни­
ков, что само по себе было трагедией. Особенно в ту пору, когда человек не мыслил себя вне пле­
мени и прочих людей обычно считал врагами. Ведь даже Аристотель полагал изначально сво­
бодными лишь греков, все остальные представля­
лись ему варварами и, как следовало по его ло­
гике, естественными рабами. Не потому ли девушка и не искала укрытия, что заранее чувствовала себя обреченной? епро­
чем, здесь, на открытом месте, она по крайней мере могла издали заметить опасность и, оце­
нив ее, либо кинуться наутек, либо нырнуть в ре­
ку, либо вскарабкаться на дерево. Здесь у нее были кое-какие шансы спастись. Выжить, пока стоит день. Ночью, не этой, так следующей, с нею, очевидно, будет покончено. Ей это, конечно, было известно. Возможно, я последний, кто видит это юное, прекрасное в своей юности и уже обреченное существо. Было легко предвидеть бесшумный прыжок из темноты, недолгое сопротивление, вскрик ... Ну и ладно, подумал я, чувствуя себя подон­
ком. Не мое это время. И вообще, чем я могу помочь, даже если бы имел на то право?! Хватит, пора уходить, таким трагедиям сей­
час несть числа. Но я медлил. Я знал, что должен быть тол­
стокожим, все мы это знали, кругом гибли и на­
ши люди, я сам как раз неподалеку отсюда по~ терял дорогого мне человека, и для спасения дру­
гих надо было, не отвлекаясь, делать свое дело. Надо было уходить. Однако не успел я двинуться, как справа из лесочка по казались люди. Четверо в зеленовато­
серых мундирах с каким-то допотопным оружи­
ем в руках. Появление солдат здесь, в камен-
ном веке, было столь диким и неуместным, что я не сразу сообразил, откуда они взялись, хотя удивляться, В сущности, было нечему: соседняя зона находилась в двух шагах, а там был два­
дцатый век. Форму я отождествил не в ту же секунду, а когда отождествил, то почувствовал брезгливое любопытство: фашистских солдат мне видеть не доводилось. Впрочем, парни были как парни. Моего возраста, рослые, загорелые, видно, при­
выныыe к физическому труду. Вопреки ожиданию, на их лицах не было ни растерянности, ни стра­
ха, разве что некоторое обалдение, вполне по­
нятное, когда происходит неизвестно что и вдо­
бавок из лета сразу попадаешь в осень. Но сол­
датская привычка приспосабливаться к любым обстоятельствам, похоже, чего-то стоит: держа пальцы на спусковых крючках своего оружия, парни шли осторожно и все же уверенно. На их естественно потрясенных лицах все еще как буд­
то лежал отсвет недавних побед. Весь облик сол­
дат слоEiно говорил, ЧТО им, подмявшим Европу, решителъно плевать на все непонятное, и пусть даже перед ними разверзнется ад, они и· его пройдут с боем, одолеют, как уже одолели столь ... ких врагов. Да, так они и шли, их самоуверен­
ность завораживала, Девушку они заметили несколько' секунд спустя. И, как по команде, замерли. Крайний, бе­
лоБрыыый детина, сложил губы трубочкой, с:лов­
но намереваясь свистнуть. На лицах остальных возникло радостно-недоверчивое изумление. Вы­
сокий, стоявший посредине парень сдвинул каску к затылку, точно освобождаясь этим движением от чего-то сугубо военного. Было в этой их непосредственности что-то ребячье. Я даже позабыл, кто они такие, и сов­
сем упустил из виду, какое впечатление произ­
водил на мужчин прошлого вид юной, хорошо сложенной и почти голой девушки. Она, я в этом убежден, з&метила их раньше, чем они ее. Но не шевельнулась. Даже не взгля­
нула в их сторону. Будто их не было вовсе. Рас­
считывала, что ее не заметят? Все разъяснилось спустя минуту. Не сказав друг другу ни слова, только обменявшись взгля­
дами, солдаты развернулись в цепь и, пригиба­
ясь за кустами, стали быстро окружать девуш­
ку. Я чуть не вскрикнул при виде этого четко от­
работанного волчьего маневра. Загон, я Был сви­
детелем загона, охоты на человека! Девушка наконец рванулась. Но то было чи­
сто импульсивное движение, ибо, сделав к реке два-три ковыляющих шага, она упала. Вот оно что! Девушка так долго оставалась неПОД8ИЖНОЙ просто потому, что не могла бе­
жать. Конечно, это поняли и солдаты. Они двину­
лись к ней, уже не скрыаясь •• Б.елоБрыыый хлоп-
нул BbIcoKoro по-плечу, оба засМеялись. Все ра­
зом заговорили. Изрядная архаика, тем не менее их речь была понятна без лингвасцета. Хуже было со смыслом реплик, которыми они перебрасыались •. «Аппе­
титный, однако, язык ... » -
при чем тут язык? «Во, выставилась, на такое паскудство только унтер­
менши способны!» -
интересно, а это как пони­
мать? «Дурак, раз вытавилась,' значит, дело зна­
ет. Сначала допросик ... » Белобрысый удовлетворенно потер руки. Что?! Я не поверил своим ушам. Бред, не сле­
nble же они! Ведь перед ними девочка. Раненая! Неужели эти мужественные, так повеселевшие ребята, неужели они способны ... Никакой ошибки, о том у них и шла речь. Ра­
зумеется, они перенервничали, ВЗВИНЧИ,вали себя бравадой, но это только распаляло их. Просто мне было нелегко влезть в их шкуру, хотя в исто­
рическом, точнеэ, в хронологическом смысле фашисты были куда ближе ко мне, чем эта де­
вочка из пещер. Переодень меня в их форму, я выглядел бы очень на них похожим. Подошвы их крепких сапог твердо и уверенно придавлива­
ли траву. Меж ними и дикаркой остался лишь Шj:lГ. И тут она встала на ноги, напряженно, но без страха вглядываясь в их веселые лица. Очевидно, выражение этих лиц ее обмануло. Впрочем, кто знает! Они о чем-то заговорили с нею, ветер отнес слова, и, не получив ответа, перешли к действию. Самый рослый из них обошел девушку сзади и, пере кинув оружие через плечо, быстрым и точ­
HblM движением заломил ей руки. Дальнейшее его, надо думать, удивило. Де­
вушка с неожиданной силой тряхнула плечами, высвободилась. Улыбку сдуло с их лиц. Задний вскинул ору­
жие и отскочил вбок. Да, это были профессио­
налы... Двое других, не сговариваясь, ударили девушку. Один сделал молниеносную подсечку, кулак другого врезал в скулу. Девушка упала. Рассуждать было некогда, руки опередили мысль. Я вскинул разрядник. Ширкнувшая над го­
ловой молния -
зрелище, надо полагать, впе­
чатляющее для тех, кто в глаза не видел раз­
рядников. Я не сомневался, что эти типы кинутся врассыпную, как зайцы. Ничего подобного. Они остолбенели, да, но им нельзя было отказать в мужестве и наход­
чивости. Они действительно кинулись врассы-'' ную, но лишь затем, чтобы залечь поодаль друг от друга, вскинуть автоматы и полоснуть оче­
редью в мою сторону. Что значит солдатская вы­
учка! Они не видели, откуда вылетела молния, и вряд ли поняли, с чем имеют дело, тем не ме­
нее уверенно ответили огнем на огонь. Пули тут же осыпали ближайшие ко мне кусты. Легко было догадаться, что так будут прочесаны и все осталь­
Hble. 39 Я никогда не был под обстрелом и не сразу поверил в реа.льность происходящего. Помог опыт бесчисленных игр; в мгновение ока я ока­
зался на земле, бесшумно залег и занял боевую позицию. Все же я никак не мог поборотьизум­
ление. Мне все еще казалось невероятным, что кто-то моей силе осмелился противопоставить свою, что режущие листву пули несут смерть. Мелькнуло даже 'шальное желание перехватить пулю, как я это, бывало, делал со стрелами, ког­
да мы играли в индейцев. Потребовалась не одна секунда, чтобы рассудок взял верх. Т ем временем обстрел вслепую сменился при­
цельным, видимо, они уловили какое-то движе­
ние. Я лишний раз убедился, что имею дело с ПРОфессионалами. Одна пуля взрыла землю ря­
дом с моей рукой, другая просвистела над ухом. Ах, так! .. Я не хотел их убивать, да и не имел на то пра­
вЪ. Но наказать эту нечисть я мог и не преминул это сделать. До предела сузив угол поражения и уменьшив заряд, я аккуратно, чтобы никого не задеть, воткнул по молнии перед носом каждого из бандюг. Земля полыхнула. Это подействовало. Стреnьба разомоборва­
лась, бравые парни пустились наутек, виляя за­
дами, по-пластунски заскользили меж кочками. Этого, я решил, таким пакостникам мало. Не дам я им отступить по-солдатски: бандитам -
банди­
тово! Несколькими вспышками, которые слегка подпалили их сзади, я заставил молодчиков уско­
риться ,.' уразуметь, что спасение в бегстве. Нако­
нец-то до них дошло, чего я от них хочу! И что противиться моей силе бессмысленно. Они задали деру,- только замелькали под­
ковки сапог. Так они, верно, еще не бегали! На­
конец их спотыкающиеся фигуры скрылись ки­
лометрах в полутора. т ог да я встал и вышел из-за кустов. Хотя пар­
ни и получили по заслугам, на душе было МУТОР-
, но, словно я развлечения ради поиграл в кошки­
мышки. Девушка лежала среди проплешин гари, она была без сознания, что меня не удивило,­
еще бы, натерпеться такогоl И только когда я над ней наклонился, мне стало ясно, в какой ту­
пик я себя загнал. Ладно, от затянутых в мундир подонков я ее избавил. А что дальwе1 Если эти бандиты ,Н не вернутся, то уж хищники точно не заставят себя ждать. От этой очевидной мысли мне стало совсем тоскливо. Прежде я разглядывал девушку, ре­
шая абстрактную задачу ее дальнейшей судьбы. Конечно, я и тогда ее жалел, но то была умст­
венная жалость. Теперь у моих ног лежал безза­
щит~ый подросток, измордованная девчушка. Ее голова припала к руке, словно она спала, правая нога была неестественно вывернута в лодыжке, под глазом вспухал синяк, из полуоткрытого рта с неровным дыханием вырывались постанываю-
40 щие всхлипы. Над бровью, совсем как у Снежки, темнела родинка. Тут мне стало совсем, нехоро­
шо, разом всплыло все, о чем я старался не ду­
мать. Став на колени, я осторожно ощупал повреж­
денную ногу. Закрытый перелом, тут не могло быть двух мнений. В клинике ее сразу привели бы в порядок, но о клинике нечего было и ду­
мать. Положив руку ей на запястье, другую опустив на лодыжку, я сосредоточился, впустил в себя ее боль и попытался наладить психоре­
зонане. Может быть, мне и удалось бы все до­
вести до конца, но она открыла глаза. Хорошие у нее были глаза, добрые. Я боялся, что она за­
вопит в испуге, и улыбнулся, как улыбаются детям, когда хотят их успокоить'. Она не закри­
чала, даже не ворохнулась, только зрачки рас­
ширились. Вряд ли моя улыбка была причиной такого ее спокойствия. Просто успел возникнуть· слабый психорезонанс, она почувствовала, как от прикосновения моих рук слабеет боль и по всему телу разливается благодетельное тепло. -
Лежи, маленькая, лежи,- сказал я, когда она попробовала приподняться. Слов она, конечно, не поняла, но голос по­
действовал. Она опустила голову, и я готов был поклясться, что читаю в ее взгляде благодарность. Я снова улыбнулся ей, и она, к моему удивле­
нию, ответила тем же. Это было уже странно, потому что древние племена, как я уже говорил, любого чужака склонны считать врагом, а я в своей одежде был для нее чужаком вдвойне. Впрочем, так ли удивительна ее довеРЧИЕ!ОСТЬ? Язык взглядов, жестов и голоса прекрасно пони­
мают даже животные. Тем лучше? Или, наоборот, хуже ... Психоре­
зонане, конечно, давно оборвался, а я был слиш­
ком взволнован, чтобы установить его снова. Так или иначе медицинским пакетом все равно надо было воспользоваться. Мое движение, когда я его доставал, вызвало скорее OTOPOl1b, чем испуг. -
Ничего, ничего,- говорил я, втирая R опух­
шую лодыжку биоактивную пасту.- Все будет хорошо ... Она что-то проговорила в ответ. Я потянул руку за лингвасцетом, но оказалось, что о,н уже вставлен в ухо, я и не заметил, когда успел это сделать. Конечно, лингвасцет ничего не пере­
вел,- в его расп.оряжении пока было слишком мало слов чужой речи. Наступил мой черед по тону голоса и выражению лица соображать, что именно было сказано. Кажется, ничего враждеб­
ного, Что же, однако, делать с нею дальше? Бро­
сить ее я уже не мог, остаться с нею -
тоже. Был один-единственный выход, но тогда я вступал в конфликт с установленным правилом. Наклады­
вая повязку, я все еще колебался. Пожалуй, толь­
ко сейчас я ощутил силу дисциплины как что-то внешнее и, оказыается,, не всегда справедливое. Такие понятия, как долг, обязанность, уже давно стали для меня чем-то вроде воздуха, которым дышишь. А что может быть естественней дыха­
ния? Что может быть естественней выполнения внутреннего долга? Всегда как-то так получалось, что любой поступок совпадал с велением совести. И когда Горзах приказал ограждать чужие вре­
мена барьерами, ни в коем случае не допускать проникновения людей другой эпохи в нашу, то .это решение было в такой же степени его, как и мо­
им. Не только потому, что оно основывалось на общем решении, но и потому, ЧТО в нынешней ситуации казалось единственно возможным и вер­
ным. Не хватало еще, чтобы к общему хаосу до­
бавилось вторжение невесть каких племен и на­
родов! Подумать страшно, что бы могла натво­
рить даже та четверка молодчиков с автоматами, ворвись она в любой наш поселок ... У кого там окажется под рукой разрядник? Словом, Гор зах был кругом прав. Только что же мне делать вот с этой бедняжкой? То, что из­
дали представлялось несомненным и, конечно же, благодетельным ДЛЯ самих людей прошлого, те­
перь означало смертный приговор этой девоч­
ке. А ведь в ее беде были виноваты мы сами! Одни мы, никто больше. И то, что наша вина была невольной, ничего не меняло по существу. Наша ошибка вырвала ее из далекого прошлого и . перебросила сюда. В моем, не каком ином времени оказался живой человек, которого по долгу совести и всем законам морали я должен был спасти, а из соображений высшей целесооб­
разности и согласно приказу, наоборот, обязан был оставить там, где ее растерзают не фаши­
сты, так хищники. Добро бы еще мои попытки помочь встретили ужас, отталкивание, злость. Нет, она доверилась мне. Что же теперь -
бросить ее и погубить? -
Не пугайся,- сказал я тихо. Я поднял ее на руки. Она не СОГlротивлялась, только в глазах ВОЗНИI( немой вопрос. Ее интуи­
ция была поразительной! Похоже, она понимала мое состояние и верно оценила намерение, пото­
му что стоило жестом попросить ее обнять меня и сцепить руки на шее, как она тут же сделала это с таким же доверием, с каким это сделала бы любая девушка моего времени. Я даже усомнил­
ся в верности всего, что читал о людях палеоли­
та. Убедившись, что она крепко сцепила руки, я включил граЕВ,патор и полого взмыл со своей но­
шей. Дрожь прошла по ее телу, но она не заби­
лась, не вскрикнула. В ее глазах застыло без­
мерное удивление. Я задал такую скорость, что воздух стал уп­
ругим и нас пронизывал ветер, а защитный кол­
пак я ВКЛЮЧИТЬ не мог, поскольку энергии едва хватало на все остальное. Мой костюм, как и по­
добает, тотчас отозвался на охлаждение тела и УСИЛ~1J1 подогрев. Но девушка могла замерзнуть, и я было подумал, не остановиться ли, не натя­
нуть ли на нее куртку. Но нет, к холоду ей, по­
хоже, было не привыкать, недаром до катастро­
фы она по осенней погоде разгуливала почти го­
лышом. Она лишь прижалась тесней. Струящиеся по ветру волосы щекотали мое лицо и руки, сквозь ткань одежды я чувствовал быстрые тол­
чки ее сердца. Барьер ОС,тался далеко позади, здесь была уже наша территория. Наша? Давно ли мы счи­
тали своей всю Землю... Ни в каком кошмаре нам не снилось, что ее придется делить с теми, кто жиЛ задолго до нас. С людьми и с нелюдь­
ми. Хорошо, что во время прежнего полета я заприметил эту пещерку, теперь не надо было искать убежище. Я затормозил у входа, внес туда девушку на руках, и -
велика власть ИСКУС­
ства! -
в моем воображении возник образ ры­
царя, спасающего принцессу от злого дракона. Я возмущенно затряс головой, настолько неуме­
стной была вся эта романтическая чушь. Нарвать травы и устроить девушку поудобней было делом недолгим. Не слишком удобное ложе, но вряд ли она привыкла к лучшему. Я оставил фляжку с питьем, все неизрасхоДован­
ные концентраты и, быстро повернувшись к вы­
ходу, слабо помахал рукой. На большее у меня не было душевных сил. Она посмотрела мне вслед как бы в раздумье, слегка недоуменно, с тем недосказанным выражением лица, которое было так свойственно Снежке. Снова меня оглу­
шило это поразительное сходство, которое буд­
дисты объясняли бы переселением душ, но в ко­
тором не было ни грана мистики. Ведь тип чело­
века почти не изменился с пещерных времен, а закон больших чисел есть закон больших чисел. Если даже в одном поколении человек может найти своего двойника, то что же говорить о сходстве во множестве поколенийl И все-таки я не мог отделаться от впечатле­
ния чуда. -
Не беспокойся, я приду,- пообещал я, хо­
тя не был уверен не только в завтрашнем дне, но и в следующей {\ .... иНуте. Глава вторая т ак я нарушил запрет и стал преступником. Может быть, это слишком сильно сказано, но чувствовал я себя погано. Даже не потому, что перенес девушку на свою территорию (тут я не сомневался в своей правоте), а потому, что не мог никому об этом сказать. Не мог, ибо в та­
ком случае Горзах ... Да, что Бы сделал Горзах? Само собой, распорядился бы вернуть девушку обратно. Ведь ДЛЯ него она была статистической единицей, мало что значащей, когда речь идет о спасе~iИИ миллиардов. Тут ничего нельзя было 41 доказать, Горзах был бы столь же прав в своем реш~нии, как я в своем. Оставалось и дальше сохранять тайну. Не свою, личную, что было есте­
ственно, а такую, которая затрагивала общество, чего ни со мной, ни с моими друзьями не слу­
чалось ни разу. С запозданием я сообщил в Центр результа­
ты разведки и доложил свои на этот счет сооб­
ражения. По делу никаких вопросов не последо­
вало: хроноклазм был ничтожный, на такие мы уже перестали обращать внимание. Не вышло за пределы Барьера -
хорошо; не возникли при этом огневики -
прекрасно! Однако мой ГОЛОС, похоже, сказал больше, чем я того хотел. -
Что-нибудь не так? -
этот дежурный был мне незнаком, разговор велся по радио, но я , мыСЛенно увидел его участливое лицо. -
Все в порядке,- быстро ответил Я.- Не-
много устал. -
Тогда извини. Доброго отдыха! -
Спасибо. Он отключился. Голос у него был с хрипот­
цой, тоже вымотался, бедняга. Меня кольнуло невольное чувство вины. Мало что так рассеивает скверное настроение, как неспешный, ради отдыха, полет над непо­
тревоженной землей, плавное скольжение над лугами и перелесками, откуда волнами накаты­
вает запах весенних трав, свежей листвы, болот­
цев и терпкой хвои. Я летел по прямой, ПОДО МНОЙ всюду была земля нашего века, которую и ребенок мог безбоязненно обойти босиком. Лишь в одном месте путь КЛИНОМ пересекал Барьер. Я не стал его огибать, потому что имен­
но там должен был находиться Карл-Иоганн (а может, Фридрих-Вильгельм), который всегда приводил меня да и других в хорошее располо­
жение духа. Конечно, за те дни, что я его не ви­
дел, он вполне мог исчезнуть вместе со своей' мызоЙ. Уже ни за что нельзя было поручиться, И, говоря кому-нибудь «до свидания!», никто не знал, увидит ли своего друга или тот канет в глу­
бину веков, а то и миллионолетиЙ. Думать об этом не имело смысла. Карл-Иоганн, он же Фридрих-Вильгельм, ока­
зался на месте. Черепичную крышу дома я за­
метил издали и, снизившись, нырнул в густую крону деревьев, котор61е осеняли мызу. Я не бо­
ялся напугать Карла-Иоганна (опыт показал, что это невозможно), мне лишь хотелось полюбо­
ваться им без помех. Полюбоваться было на что. Карл-Иоганн, как всегда, стоял у порога своей чистенькой мызы (возможно, домик назывался как-то иначе, но первый, кто его обнаружил, употребил слово «мыза», так и пошло). Сухопарый, уже в летах, Карл-Иоганн стоял, как на параде, его медная кираса ярко блестела на солнце, которое нако­
нец выглянуло из-за облаков. Блестела и накло-
41 ненная к земле шпага. Рыжие усы хозяина то­
порщились. Словом, KapJi-Иоганн-Фридрих-Виль­
гельм, или как его там, пребывал в своей обыч­
ной позиции. За его спиной КОПОШИЛИСЬ куры, такие же чистенькие, как аккуратно подметен­
ный дворик, как ровные кирпичи стен, как до го­
лубизны вымытые окна, как тщательно подстри­
женные кусты жимолости вдоль ограды. Кур горделиво опекал огненно-рыжий осанистый пе­
тух. И, это посреди всеобщего раззора! Никто из нас не видел Карла-Иоганна в другой позиции, разве что дождь загонял его пОД навес. Веро­
ятно, он отдыхал, но когда -
непонятно. Ему было безразлично, печет ли солнце его седую, с хохолком на макушке голову, обычно, впро­
чем, 'прикрытую шлемом с насечкой. Похоже, так же безразличен ему был род возможной опасности, любую он был готов встретить быст­
рым и точным выпадом шпаги. ОН стоял гордо и ничего не боялся. Кремень-старик! И какой контраст с жителями соседнего городка, которые, обнаружив неладное, подняли вой и, не знаю уж по какой причине, возможно, религиозной, экспромтом затеяли небольшую резню. Ну и дал же им Карл-Иоганн, когда, они к нему сунулись! С тех пор он и утвердился в своей позиции. Хотя нет. Это случилось раньше, когда он заприметил в небе нашего разведчика. Нисколько не уди­
вился, но со своей точки зрения вывод сделал правильный: человек, летящий, как птица, может коршуном обрушиться на дом и семейство, а по­
тому надо бдеть непрерывно. Что он и делал. Семейство же его, как говорили, состояло 1013 пухлой розовоще;кой жены и трех весьма неза­
висимых карапузов, которые иногда прорыва­
лись во двор, за что маменька их тут же порола ,хворостиной. От нее мы и услышали имя хозя­
ина. Правда, она почему-то называла ег,о то Кар­
лом'-Иоганном, то Фридрихом-Вильгельмом. Впрочем, это несущественно. Мужество и стой­
кость Карла.;Иоганна вызывали уважение. Опрят­
ность, с какой поддерживался дом, тоже. Во всем теперешнем хаосе это было, пожалуй, единст­
венное место, где все шло, как заведено, как должно, как прежде, непоколебимо. Скала в бу­
шующем море! Конечно, бравый воитель защи­
щал только себя и семью, однако в этой комич­
ной фигуре было такое достоинство и такое пре­
зрение к опасности, что на' сердце становилось легче. Странные мы все-таки существа, люди! Были, есть и, видимо, будем. Я немного полюбовался старым чудаком (за это' время он ЛИШЬ чуть изменил позу -
как на тросточку, слегка оперся на шпагу). Делать мне здесь было решител'ьно нечего, и, прошептав . Карлу-Иоганну «до свидания!», я взмыл в небо. Зона возмущений осталась позади. В небе на­
шего времени, как и внизу на дорогах, никакой паники, eCTeCTBe~'HO, не было. Однако все, что могло двигаться, двигалось на предельной ско­
рости. Сновали реалеты, мчались наземные ма­
шины, где-то возникали, а где-то, наоборот, свер­
ты вались эмбриоДома, сами реки, казалось, тек­
ли ускоренно. Впрочем, кто знает, может, так оно и было ... Подходы 1( Центру перекрывали передвиж­
ные трансформаторы масс-энергии, решетчатые раструбы которых тупо смотрели во все стороны света. Могло ли их действие что-либо предот­
вратить, оставалось вопросом теории, 1-10 так казалось надежней. Уж лучше сомнительная за­
щита, чем никакой. Южноазиатский региональ­
ный центр, правда, погиб, но там оборона была слабей, и оставалось надеяться, что эта выдер­
жит. Как и за счет чего? В том-то вся и беда, что этого никто толком не знал. Работу нашего шта­
ба, как всех прочих, на всякий случай дублиро­
вал Космоцентр. Но и там было неспокоЙно. в общем, ко всему стоило относиться с хладно­
кровием Карла-Иоганна и грести, пока руки удер­
живают весло. Сам Центр располагался в средневековом замке, от грубых стен и башен которого веяло спокойствием и мощью. Казалось, ничто не мо­
жет по колебать кладку массивных, понизу зам­
шелых каменных блоков, башни свысока взирали хмурым прищуром бойниц, могучие контрфор­
сы, казалось, противостояли самому времени. Замок пережил сотни бурь, выдержал. десятки войн и осад, у его подножья тявкали мортиры, рвались авиабомбы, а он стоял все так же на­
супленно и горделиво. Это впечатляло. Пожалуй, выбор его в каче­
стве Центра был оправдан психологически. Ко­
нечно, древняя кладка стен уступала в прочно­
сти материалу современных эмбриоДомов, тем не менее она могла ПРОТИ,востоять урагану лю­
бой СИЛЫ, даже землетрясению, а большего не 43 требовалось, так как против хронокilазма уже ни­
что не могло устоять. Тут, по крайней мере, вся­
кий ощущал за своими плечами Историю, несом­
ненную, как бы материализованную в облике этих башен и стен, требовательно взирающую на нас. Была еще одна причина, почему Центр обо­
сновался в замке, и тоже скорей психологиче­
ская. Развитая в нас способность к сомышлению и сопереживанию оставалась благом, но резкий, как сейчас, всплеск психической деятельно­
сти мог опасно срезонировать там, где сгуща­
лись силовые линии ноосферы, и нарушить рабо­
ту Центра. Толстый камень стен ослаблял психо­
поле, а главное, он действовал успокоительно, поскольку сознание привыкло связывать тишину с укромностью, мощь стен с безопасностью, замкнутость с отъеди.ненностью. Опускаясь на щербатые плиты внутреннего дворика, где у подъезда были различимы про­
тертые колесами экипажей колейные выбоины, я физически ощутил эту двойственность. Все во­
круг внушало спокойствие, однако мысли, чув­
ства вдруг заспешили, я даже слегка промазал и при посадке больно ударился пятками. Слишком многие сейчас с надеждой инетерпением дума­
лио Центре, мысленно взывали к нему, это эмо­
циональное напряжение отозвалось ЕО мне, как шелест невидимого, но близкого пожара. Что де­
лать -
чем гуще и,оносфера, тем сильней ее воз­
мущения, тем отчетливей они для нас. Интерес­
но, когда и кому впервые удалось почувствовать это не в толпе, которая зримо генерирует психи­
ческую напряженность масс, отчего трудно, уло­
вить скрытую причину той или иной внезапно раз­
разившейся эмоциональной бури. Во всяком слу­
чае уже в двадцатом веке наиболее чуткие люди подметили, что даже в тихих на вид коридорах крупны'х редакций, телецентров и министерств их- охватывает напряженность, сходная с той, ко­
торая пронизывает человека в н'асыщенной элек­
тричеством атмосфере. В гулкой прохладе заМК,а мне сразу полегча­
ло, хотя работа была в разгаре и каждый встреч­
ный, разумеется, спешил. Но то была несуетли­
вая спешка. Никто не сбивался с ног, не мчался с вытаращенными глазами, не метался в расте­
рянности, усталые лица были спокойны, сдержан­
но невозмутимы, все делал ось как бы само со­
бой, быстро, четко, красиво, никто из встречных не забывал приветливо кивнуть, даже если при этом прыжком одолевал пролет, чтобы, не теряя плавности хода, тут же скрыться из виду. Какой контраст с тем, что мне довелось на­
блюдать в иных веках! Никогда прежде мы не видели себя в зеркале далекого прошлого и тол­
ком не представляли, насколько изменилось че­
ловечество. Да, физический облик, в общем, остался прежним, исчезла лишь грубоватость лица и телосложения. И чувства не претерпели существенных перемен. Тем не f"eHee мы как 44 будто столкнулись С другой расой. Все, что для нас стало нормой, там было исключением,- не­
уязвимое здоровье, развитый ум, сама собой разумеющаяся сила, красота гармонично сложен­
ного тела, гибкая пластика движений. Но дело было не только в ужасающем обилии нищих, больных, полуголодных, не только в быстром и всеобщем старении, которое так безжалостно уродовало людей прошлого, что при виде по­
вальной, годам к пятидесяти, дряхлости нас бра­
ла оторопь. Различие оказалось куда более глу­
боким и тонким, оно коренилось в сознании. Шаткость психики, мгнС?венный переход от уни­
женной по корн ости к ярости, от молитв к жесто­
костям, от трезвой, в быту, рассудительности к безумию фанатизма,- вот что потрясало силь­
нее всего. Не верилось, что это наше, исторически близ-. кое, прошлое. Что люди, лобызающие руку сви­
репого хозяина, падающие ниц перед раскра­
шенными досками и статуями, сбегающиеся на публичные пытки и казни, как на праздник,- наши не столь уж далекие предки. Да как же все это вышло и утряслось за немногие столетия, кото­
рые разделяли нас1 Не усилиями же редких муд­
рецов и подвижников! Что могли одиночки ••• Все преобразуется согласно законам социаль­
ного развития, но сами события движутся по­
ступками nюдей, вот этих, никаких других. Чего­
то мы не успели или не смогли разглядеть в тех толпах, знание исторических закономерностей не наполнилось живым содержанием, мы содрог­
нулись -
И только, Во многом, как мне кажется, это и предопре­
делило наше решение все и всех изолировать Барьерами. А ведь если вдуматься, то еще вопрос, кто и от ~eгo должен был содрогнуться. Все предки, начиная с моей девочки из палеолита, вправе были спросить нас: вы-то, умудренные и могу­
чие, вы-то как могли дойти до жизни такой, что уже в который раз поставили под удар само бу­
дущее земли?! На лестнице мое движение затормозилось, ибо с верхней площадки в плотном кольце сви­
ты спускался Горзах. Его круглая костлявая голо­
ва мелькала в им же созданном водовороте дви­
жения лиц, поверх то и дело просверкивал бы­
стрый, физически ощутимый взгляд его малень­
ких, глубоко посаженных глаз. Нисходя по сту­
пеням, Горзах одновременно слушал, просмат­
ривал бумаги и отдавал распоряжения. Говорил он не повышая голоса, тем не менее его слова легко перекрывали шум. «Понятно, действуйте! .. В этой схеме есть уязвимое звено -
вот здесь ... Пустяки, человек может все, даже то, чего он не может,- если хочет ... Промедление-худшее из решений, отстраняйте тех, кто этого до сих пор не понял! .. Что? Ну, это закон бутерброда; спо­
койно намазывайте другой кусок, вот и все ... » То, что делал Горзах, было верхом организа­
торского N.астерспза. Его мысль с ходу проника­
па в суть тобаго вопроса, сверкала, как остро заточенный клинок, мгновенно рубила узелки проблем. Секунда -
решение, , сеrcунда -
реше­
ние, так без устали, словно играючи, и непреодо­
лимое вдруг становилось преодолимым, темное просветлялось, сомнительное оказывалось бес­
спорным, неуверенность сменялась решительно­
стью, каждый словно получал заряд бодрящей энергии. Молодые, вроде меня, смотрели на Г орзаха с обожанием. Я прижался к стене, пропуская свиту велико­
го Стабилизатора, который сейчас, подобно Ат­
ланту, удерживал на плечах весь накренивший­
ся мир. Все мы его поддерживали;- но широкие плечи Горзаха, конечно, составляли центр. Проходя, он еще успел кивнуть мне. Труд­
ное это было мгновение, но все обошлось -
Гор зах ни о чем не догадался и тут же перевел взгляд. Пространство за ним очистилось, я взбе­
жал и свернул в коридор. ПРОl-lесло! Не было дозорного, который после развед­
ки не поспешил бы к Хрустальному глобусу. Ни на что не опираясь, он висел в центре зала, где некогда пировали рыцари и копоть факелов еще темнела ~a стенах. Мягкий, льющийся изну­
три свет выделял все складки материков, все за­
падинки океанских равнин, изгибы хребтов, над которыми прозрачно голубела вода, а к югу и северу, сгущаЯСЬ
J белели поля вечных льдов. Только при взгляде на Хрустальный шар общее положение дел становилось по-настоящему зри­
МOIM. КО мне, едва я направился к шару, устремился кибер с каким-то аппетитным блюдом в клешне манипулятора. Многие вот так перекусываnи на ходу, но мне сейчас было не до этого, я досад­
ливо отмахнулся, и кибер так же бесшумно, как и возник, исчез в чреве огромного камина. Облик Хрустального шара мало изменился за последние сутки. Земной шар казался изъязвлен­
ным. Ало горели оспины глубоких провалов вре­
мени, которых, к счастью, было немного, хотя никто не мог понять, почему. Преобладала жел­
тая, розовая, оранжевая сыпь. Лихорадило все континенты, планету трясло от полюса и до по­
люса. Я легко отыскал место, где только что побы­
вал. Так, едва заметное желтоватое пятнышко ... Ничего примечательного для тех, в кого там не стреляли сгинувшие с лица земли фашисты. -
Любуешься? В Дверях, чуть наклонив голову и улыбаясь, стоял Алексей Промыслов, просто Алексей, длин­
ный, нескладный, зеленоглазый, рыжеволосый. Казалось, никаl,ие события в мире не МОГЛи сте­
реть с его продолговатого лица эту чуть ирони­
ческую усмешку. «Мы, рыжие, все такие,-
любил он по.., яснять.- Потому И уцелели в обществе нормаль­
новолосых». Никакой самый близкий друг поче­
му-то не мог назвать его Алешей; он, сколько я его знал, а знал я его с детства, всегда и для всех был Алексеем. -
Что нового? -
вырвалось у меня. -
А что может быть нового? -
он рассеянно взглянул на шар. Красноватые у Алексея были глаза, невыспавшиеся, и говорил он, словно по­
зевывая.- Все обычно. При рода жмет на чело­
вечество, на нас, теоретиков, жмет Горзах, мы жмем на природу, так все и уподобляется куса­
ющей собственный хвост змее. -
Мало на вас жмет Горзах! -
А ты ему подскажи что-нибудь из опыта прошлого ... На хлеб и воду посадить, например. Очень, говорят, способствует медитации, и как раз в духе Гор заха. С него станется ... -
Что ты взъелся на Горзаха? Он свое дело знает. -
Кто спорит! Отличный руководитель. Толь­
ко он человек из другого века. -
Как это? -
А так. Тебе никогда не приходило в голо-
ву, что можно родиться не в своем веке? Ска­
жем, Леонардо да Винчи или Роджеру Бэкону куда более соответствовала бы наша эпоха. Ну, а Горзах ... -
Алексей вяло помахал рукой.- Он при рожденный полководец. Войн нет, нашел себе другое применение. Природовоитель, спе­
циалист по кризисным ситуациям. Что, однако, было у нас до сих пор? Микростабилизация от­
дельных участков геосфер, доосвоение Марса, вакуум-полигоны и тому подобная рутина. 1-:1 вот, наконец, дело по плечу! Всемирная катастрофа. Тут надо действовать масштабно, решительно, если потребуется, беспощадно, и лучше Горза­
ха здесь трудно кого-нибудь сыскать. Ум, опыт, воля, энергия, авторитет! Все правильно, все не­
избежно, 'шторм требует беспрекословного по­
виновения капитану, иначе все пойдем ко дну. Но, милый, тем самым психологически мы скатыва­
емся в далекое прошлое. Вот кто ты теперь? Как кто? Дозорный наблюдатель, развед-
чик. Солдат ты, мой милый, солдат. А Горзах­
фельдмаршал. И 'я солдат. Ничего другого сей­
час быть не может. Но мы-то не привыкли, мы из другого теста. А Гор зах знает, кем мы обязаны стать, и репит нас железной рукой. Опять же все правильно, только восторгаться здесь нечем, а кое-кто уже восторгается Гop~aXOM, видит в нем надежду, оплот, чуть не спасителя. Короче, в на­
шем сознании ожили и нал",ваются соком све­
женькие пережитки прошлого. Хотя это неизбеж­
но, ликовать мне почему-то не хочется. -
Ты преувеличиваешь. Наша мораль, тра­
диции, воспитание, психосимбиоз .•. -
Знаю;.И тем не менее. Мне здесь видней. Ладно, у тсоя-то как? . 45 я отделалея парой общих фраз. Алексей тот­
час уловил неладное, но не сказал ничего, наобо­
рот, сменил тему, заговорив о работе своих тео­
ретиков. Им приходилось несладко, ибо если с деятельностью Горзаха связывалась надежда пре. дотвратить худшее, то от теоретиков ожидали кардинального решения. А что они могли сде­
лать за короткий срок1 Положим, они быстро вы­
явили связь между последней серией опытов по трансформации космического вакуума и внезап­
ным нарушением структуры времени. Ну а даль­
ше? Каким способом можно было прекратить эти «времятрясения», когда целые куски насто­
ящего проваливались в бездны прошлого, а на их место выпирали совсем другие эпохи? Действие опередило предвидение. На этом человечество уже много раз обжигалось, и нам даже казалось, что впредь ничего подобного слу­
читься не может. Однако случилось. Может быть, именно потому, что проникновение в глубины физического мира первым повлекло за собой грозные последствия -
человечество столкнул ось с этим еще в середине двадцатого столетия. Именно тогда были приняты и первые меры пре­
досторожности. Затем физика оказалась как бы в тылу. Экологический кризис повлек за собой революцию в биологии, навалились медико-ге­
нетические проблемы, позже вниманием завла­
дел психоадаптационный кризис, который рево­
люционизировал уже гуманитарные науки, искус­
ство, литературу и педагогику. И на всех этих этапах центральными оставались социальные про­
блемы, которые были ключевыми при решении всех остальных. Физический мир стал выглядеть спокойным, во всяком случае, не главным уча­
стком познания. Ослаб приток талантов, умень­
шились затраты, притупил ась бдительность. J1 природа нанесла контрудар. Может быь,, так, хотя Алексей был несколь­
ко иного мнения. Случайную ошибку предвиде­
ния он считал глубоко закономерной и потому неизбежной. Мы всегда окружены неведомым, говорил он. Мы всегда знаем гораздо меньше, чем следовало бы знрть. Иначе не может быть, потому что никогда, ни при каких обстоятельст­
вах мы не способны достичь абсолютного, реши­
тельно во всех областях, знания. Этот краеуголь­
ный вывод диалектического материализма так же верен в нашем столетии" как и в девятнадцатом, когда он был впервые сделан. Отсюда следу­
ет, что любое движение вперед всегда сопря­
жено с риском и никакое предвидение не гаран­
тирует полную надежность. А цена ошибок ра­
стет. «Чем дальше в лес, тем крупнее волки,­
добавлял он, переиначивая старинную 'послови­
цу.-
А волков бояться -
на печке лежать. Ну, а на печке лежать -
бока отлежать. У нас, пони­
маешь, прсх:то нет выбора». в глубине души Алексей был пессимисто-оп­
тимисто,м, сколь ни противоестественно такое со-
,46 четание. Пессимистом, потому что не слишком верил в свободу воли и полагал, что обстоятель­
ства повелевают нами с TO~ же жестокостью, с какой давление и температура обращают воду в лед или в пар. Оптимистом же он был потому, что не видел в этой зависимости ничего стращ­
ного, ибо «кто предупрежден, тот вооружен»­
это во-первых, а во-вторых, условия, в которых мы оказываемся, все более зависят от нашей собственной деятельности. Поэтому не надо быт!:> дураками, только и всего. Логически он тут, по­
моему, противоречил сам себе. Он это призна­
вал, но ничуть не смущался, поскольку считал, что всякая новая, прежде неведомая нам исти­
на обязательно парадоксальна, а' так как подоб­
ных истин должно быть бесконечно' много, то без парадоксов и противоречий в рассуждениях не обойтись и не стоит из-за этого нервничать,­
все объяснится в свое время или несколько поз­
же. -
И вообще,- говорил он, щурясь на гло­
бус,- так ли уж очевидно, что всю эту катава­
сию вызвали опыты с вакуумом? «После этого» не обязательно «вследствие этого», сие было из­
вестно задолго до расцвета наук. Приходится думать над параллельными вариантами. Тебе из­
вестно, откуда взялись оrневики и что они та­
кое? -
Если бы! -
я махнул рукой.- Но при чем тут огневики? -
Они не вписываются ни в какую картину прошлого Земли. И еще. Хроноклазмы есть, время крощится, а при чинность какой была, та­
кой и осталась. Не странно ли? Добавлю, что хро­
ноклазмы... какие-то они все аккуратные. -
И что же? -
Так, небольшая бредовая идея ... Помнишь историю Суэты? Конечно, я ее помнил. Кто же ее не знал? Безжизненная, вполне заурядная планета у Ри­
геля. Она перестала быть заурядной после того, как исчезла. Совсем. Вторая экспедиция не об­
наружила Суэту. Ее не было на орбите, ее не было нигде. Там, где она прежде находилась, осталось лишь облачко пыли, словно планету слегка обдули, прежде чем взять, как это дела­
ют с предметом, который слишком залежался на полке. -
Не понимаю, какая тут связь,- сказал я. -
Возможно, никакой,- Алексей стоял, по-
качиваясь на носках, и рассматривал светящийся хрусталь земного шара, словно прикидывая, можно ли его обернуть платочком и сунуть в карман.- Но, видишь ли, я кое-что сопоставил. Исчезало ли что-нибудь и в Солнечной системе? Да. Мы за последнее время распылили не один астероид. -
Верно,-
я попытался уловить дальнейший ход его мысли.-
Мы виртуализируем астероиды, а кто-то подобным образом проэкспериментиро-
вал с СуэтоJ.i1 Jlоt:'ИЧМО, только ведь зта давн"я гипотеза. -
Есть и кое-что HOBqe ... -
в немигающих глазах Алексея дрожал теплый отсвет Хрусталь­
ного шара.- Понимаешь, те опыыы с вакуумом, которые мы сочли первопричиной хроноклазмов, в них, строго говоря, не было ничего ПРИНЦJo1пи­
ально нового. Мы трижды все перепроверили -
ни-че-го! Рутина, стандарт, обыкновенно.сть. От­
ку,да же такие последствия? -
Чашу переполняет капля ... -
Ты дослушай! Гибель Суэты, как и пола-
гается, вызвала в вакууме своего рода ударную· волну. Так? Так. Рассуждаем дальше. Волна воз­
мущений, само собой, катится со скоростью све­
та, тогда как I-Iаши звездолеты опережают свет. В результате мы заранее узнаем о гибели Суэ­
ты и обретаем возможность сложить дважды два. Но не делаем этого, ведь все ПРОИЗОЦJло так далеко от нас. Что нам Ригель, это же за три­
девять земель! А ударная волна меж тем при­
ближается. Все как .в задачке для твоих детишек. Расстояние до Ригел..я известно, скорость изве­
стна, время исчезновения Суэты можно прики­
нуть; спрашивается, когда примерно волна долж­
на была докатиться до нас? При кинь-ка в уме ... Я при кинул, И мне стало не по себе. Получа­
лось, что волна возмущения накрыла нас где-то перед катастрофой! -
Ты уверен?! Алексей слабо пожал плечами. -
Пqка я уверен в одном. До сих пор мы жили и действовали так, будто кроме нас во Все­
ленной нет никого. Мы, как последние идиоты, убедили себя, что контакт между цивилизация'ми ограничен посылкой сигналов или материальных тел. А он может быть косвенным, опосредован­
ным, вот в чем штука ... Боюсь, что этого до поры до времени не учитывают и другие цивилизации. Слепота космического эгоцентризма. Делаю, как мне удобно, что хочу, то и ворочу, о 'других и мысли нет ... Так поступаем мы, и ту же ошибку, возможно, допустили те, у Ригеля. С той разни­
цей, что их эксперименты пограндиознеЙ. Они, надо думать, приняли должные -
с их точки зре­
ния должные! -
меры преДОСТОРОЖI;iОСТ.И и ба­
бахнули подальше от своего дома. А тряхнуло нас. -
Но почему же тогда ... -
Почему пострадали именно мы? Да пото-
му, очевидно, что больше нигде не эксперимен­
тируют с. вакуумом. В установках что-то, вполне возможно, вошло в резонанс, усилило слабые ко­
лебания -
и пошла цепная реакция! -
СлушаЙ ... -
волнение сорвало меня с ме­
ста, ноги сами понесли вокруг Хрустального ша­
ра.- Слушай, ведь это очень серьезно! Тут цепь косвенных доказательств ... Ты говорил с Гор за­
хом? Взгляд Алексея стал COнtiЫM. Сколько лет я его знал, а все равно он частенько ставил меня в тупик. Только что гневался, доискивался до пер­
вопричин, объяснял,- и вот равнодушный взгляд из-под полупри!<рытых век, откровенное выраже­
ние скуки, едва сдерживаемая зевота. -
Все знают те, кому это необходимо знать,- пробормотал он.- Все может оказаться простым совпадением ... Или чем-то совсем иным. Огневики-то почему и откуда? Ты с ними сталки­
ваешься, пригляделся бы. Может, они того, посла­
ны ... Засланы ... Он качнул рукой и, сутулясь, побрел к двери. Я не стал его удерживать, это было бесполезно, уж таков Алексей. При всех обстоятельствах он чувствовал себя свободным, как ветер, возмож­
но, это-то и позволяло ему так раскованно мы­
слить. Напоследок он все-таки обернулся. -
Кстати, уверен ли ты, что Гор заху моя идея ПРl4дется по вкусу? г пава ТреТья Если Алексей хотел меня сразить, то он сво­
его добилс.я. Казалось, под черепом, сопя и тол­
каясь, зашевелил ась добрая семейка ежей, ко­
торым срочно потребовалось свести счеты друг с другом. Это было уже чересчур, мне вполне хватило бы и утренних переживаниЙ. Настолько чересчур, что я бессмысленно воззрился на закопченные стены, которые, надо полагать, видывали и блеск оружия, и свадебные пиры, и придворные интри­
ги, а теперь равнодушно смотрели на, может быть, и неглупого, но вконец обалдевшего пар­
ня в тяжелой. амуниции хроноразведчика. Сколь­
ко подобных парней, должно быть, стояло в этом темном и обширном залеl Хватит, прикрикнул я на себя. Алексей ни се­
кунды не тратит на пустое, ничего не говорит просто так, но часто впадает в ошибку, предпо­
лагая в собеседнике равноценный ум, и потому смысл его слов остается темным. Все, как в по­
строениях иного гениального математика: «Из данного преобразования со всей очевидностью вытекает, что ... » -
и все промежуточное, для него и в самом деле очевидное, пропущено, а ты из­
воль сигать через пропасть. Ну что же, ну что ж ... Время есть, сейчас все спокойно обдумаем, разложим по полочкам, проанализируем, и что­
нибудь, авось, прояснится. Ничего я не успел обдумать. -
Конечно, где он еще может быть? Этот голос я бы узнал из тысячи, и, хотя судь­
ба свела меня с Феликсом Бекаа совсем недав­
но, на душе сразу полегчало. Карие, с золотистым ободком, глаза Феликса смотрели мягко, даже застенчиво, но я-то знал, сколь неполно это впе­
.чатление. Та сила, которую излучал Горзах, была и в моем командире, только в его присутствии вас не пронизывал ток нервной энергии. При зна­
комстве с Феликсом почему-то ни у кого не воз­
никало вопроса, умен ли этот человек, красив ли, добр; иное поглощало внимание -
редкость характера. Ведь характер потому легко прочиты­
вается, что душевные качества сочетаются не как попало и наличие одного предполагает присутст­
вие другого, либо родственного, либо, наоборот, полярного свойства. Так, смел,ОСТЬ невозможна без решительности, жестокость нередко сопро­
вождает сентиментальность, и, выявив в незна­
комом человеке какое-то одно свойство, мы ин­
туитивно охватываем всю ассоциацию, а то и весь характер. Но есть маловероятные, даже, каза­
лось бы, запрещенные сцепления; вот они-то как раз и составляли склад Феликса. Глубокая и по­
стоянная самоуглубленность противоречит откры­
тости, рационализм ума враждебен художествен­
ной эмоциональности, всегдашняя задумчивость препятствует решительности. А в Феликсе все это гармонировало отнюдь не по закону поляр­
ности! В прозрачной капле росы переливаются все краски мира; все понятно и просто, когда есть солнце. Но видеть такое при любом осве­
щении? Впрочем, в Феликсе ничто не блистало ярко. Физически, возможно и психологически, в нем смешались едва ли не все человеческие расы, над его обликом потрудились многие нации, и невозможно было сказать, кто он -
европеец, азиат или полинезиец. Так же нелегко раскрывал­
ся и его духовный облик. Задумчивый и рассе­
янный взгляд карих, с золотинкою, глаз, тонкие, кажущиесяхрупкими плечи,- попробуй угадать в таком лидера, бойца,' командира! И все-таки зто чувствовалось. Настолько, что едва наш от­
ряд сформировался и оставалось выдвинуть ко­
мандира, как мы дружно избрали Феликса, хотя он не был ни космонавтом, ни учителем, ни тем более стабилизатором; он был уже известным художником-видеопластом. Тем не менее мы не ошиблись. Общий сбор,- сказал Феликс.- Ты как? Разу меется! Т ебе положен отдых. Это не важно, я не устал. Иногда голос значительней слов. Если бы я мог воспроизвести не только слова Феликса, а их звучание, мне уже нечего было бы пояснять. Так, еще минуту назад мой ответ был бы ложью. Но не теперь. Не знаю, откуда взялись силы,' только призыв словно открыл какие-то шлюзы, я подтянулся, я снова был бодр и свеж, меня охватила радость, что во мне нуждаются, что все нелегкие размышления можно отложить на по­
том, что с этой минуты я уже не принадлежу себе, мое дело действовать, как скажут, действо­
вать хорошо, как надо, как я уже привык, не в оди­
ночку -
и это прекрасно. Трубили трубы, под окном бил копытами горячий конь, неважно, что никакого коня не было, да и быть не могло, важ:­
но, что трубы трубили сбор. -
Я готов! Феликс улыбнулся своей обычной мягкой, как бы для себя улыбкой. вики? Не торопись. Это упреждающий поиск. Что? -
У меня пересохло горло.- Огне-
Они самые. Ясно,- сказал Я.- Тем более ... в действитеЛЬНОСП4 ничего ясного не было, скорее наоборот. Огневики еще не возникли, им еще толь,ко предстояло возникнуть, пока суще­
ствовала лишь уверенность Феликса, что так будет. Уверенность, строго говоря, ничем не обо­
снованная. Просто у Феликса на них чутье. Сверхинтуиция. Так бывало не всегда, но доста­
точно часто: он предугадывал время и район их появления. Предчувствовал хроноклазмы, кото­
рые должны были выбросить огневиков. Как­
этого он и сам не мог объяснить. Многих это по­
ражало, многих, только не Алексея, который на­
ходил эту способность Феликса весьма инт~рес­
ной, безусловно полезной, но, в общем, триви­
альной. Будущее, говорил Алексей, всегда отбра­
сывает тени, всегда дает о себе знать, это давно известно. В принципе, добавлял он, все предель­
но просто; хотя наш мозг в силу чисто эволюци­
онных причин настроен преимущественно на во­
сприятие настоящего, есть люди более чуткие, особенно среди художников. Они-то подчас и улавливают для всех еще незримые тени буду­
щего. Угадывают же пчелы по осени, какой будет зима! А разве их информационный аппарат срав­
ним с нашим? От человека надо ждать гораздо большего, потому что его мозг неизмеримо сложнеl~. И точка, и все ... Нет, не все. Дар Фе­
ликса бесценен, в нем, быть может, таится са­
мый важный для нас секрет. Так почему, черт побери, вы даете Феликсу рисковать собой?! Это варварство, дичь! Однажды он это сказал при Феликсе, и тот ему ответил так, что Алексей -
Алексей! -
сму­
тился. С тех пор он обходил Феликса стороной. Меж тем, если кто-нибудь что-то и знад об огневиках, то именно Феликс. -
Ясно,- повторил я.-
Справимся, не впер­
вые. Я готов. Феликс кивнул. -
Я не стал связываться с тобой по ИНфОР­
му,- сказал он, когда мы двинулись по коридо­
ру.- Не люблю этих кричалок. Ты что-то хотел обсудить наедине, не так ли? Я невольн? замедлил шаг. Проницательность Феликса меня не удивила и не обескуражила; уж если незнакомый диспетчер что-то уловил в мо­
ем голосе, то друг тем БО:lее мог почувствовать неладное. Именно Феликс был тем человеком, которому я мог, даже обяэ~н был доверитьс;я, ему я и хотел рассказать о своем проступке, рас­
сказал бы, наверное, если бы не известие об ог­
HeB!'IKax. Тут у меня все прочее вышибло из мы­
слей. А у него нет. Это меня встревожило. Зна­
чит, мелькнула догадка, дело серьезней, чем я думаю. Нехитро ощутить беспокойство друга и поспешить 1< нему, когда ты свободен, и "совсем другое, готовясь к схватке, пойти его разыкиватьj
j лишь бы поговорить с ним наедине. Сбивчиво я пересказал ему всю историю. Фе­
ликс, не перебивая, слушал. -
А что мне оставалось? .. -
выкрикнул я под конец.-
Не было, понимаешь, не было другой возможности спасти эту девочку ... Феликс приостановился. И это все? Разумеетсяl Тогда почему это тебя тяготит? Как почему? -
мне показалось, что я ос­
лышался.- Ведь я нарушил приказ! -
И правильно сделал,- невозмутимо отве­
тил Феликс.-
Если приказ допускает гибель че­
ловека, он должен быть нарушен. -
Но его утвердило человечество! -
Тем caMblM отменив совесть? -
золотистые глаза Феликса потемнели.- Сообрази, о чем го­
воришь! Человечество думает, обязано думать с самосохранении, так. Тут надличностная забо­
та, иной счет, в этих координатах приказ Горза­
ха верен, и мы обязаны его соблюдать. Но если одновременно не беспокоить.ся о судьбе каждо­
го отдельного человека, во что тогда выродится забота о миллиардах? В бесчеловечность I Лицо Феликса стало жестким. -
У того же Горзаха,- добавил он уже спо­
койно,- нет возможности думать о каждом в отдельности. У нас таких возможностей больше. Вообще: если кто-то может спасти человека, но не делает этого, кто он тогда? Убийца. Он энергично тряхнул головой. Его волосы разметались, как от ветра, звук шагов чеканил каждое слово, в последних мне даже послышал­
ся звон брошенного в ножны меча. Но разве пе­
ред ним был противник? -
Да,- проговорил он, упреждая мою до­
гадку .-
Наихудший наш враг -
мы сами. Не толь­
ко ветряные мельницы могут при кинуться велика­
нами, но и великаны -
мельницами, потому что мы все, к счастью или к несчастью, немножечко Дон-Кихоты. УЖ я-то знаю, как это бывает с при зраками собственного воображения ... Чудак! Он обнял меня на ходу. Наверное, он чувст­
вовал гораздо больше того, что мог и хотел ска­
зать. Ход сузился, рука Феликса упала. Где-то над бойницей, мимо которой мы проходили, пи­
щали ласточки, очевидно, в расшатанной кладке стен было их гнездо. Стертые ступени вывели нас к башне, где некогда коротали время дозорные замка. При нашем приближении массивная дверь распахнулась, и я увидел всех наших ребят. 4 сУра."ьскиЙ следопыт~ Х, 10 О,. они подготовили встречу! Давно замечено, что ожидание опасности подстегивает грубова­
тый юмор. При виде Феликса все вскочили, изо­
бражая выкативших грудь служак, бравых солда­
тушек и прочих удальцов-молодцов. Раскатилась выбитая ложками по днищу тарелок дробь. «Смир-р-рна! -
рявкнул чей-то бас.- Отец-ко­
мандир идет! На кра-ул!» Гигант Нгомо даже по­
пытался щелкнуть каблуками, только у. него не получилось, видимо, тут был свой давно утерян­
ный секрет. -
Вольно! -
скомандовал Феликс и так живо изобразил в ответ надутого спесью генерала, что грянул ХОХОТ.- Все сыты, преисполнены долга,­
и как с боеприпасами? -
Братцы-- сказал я умоляюще.- Нет ли че­
го поесть~ Сам не знаю, почему я это сказал. Есть мне, правда, хотелось, но, очевидно, дело было не только в еде, иначе я давно воспользовался бы услугами кибера. Ко мне сразу со всех сторон потянулись ру­
ки. Руки, а не' захваты манипуляторов. На огром­
ном дубовом столе мигом очутились хлеб, кол­
баса, помидоры, сыр. Я ел, надо мной подшучи­
вали, я, как мог, отбивался и чувствовал себя так, словно не было ни горя утрат, ни бессонной ночи, ни загадок, которые мне задал Алексей, ни близкой опасности, ничего. Это не было изме­
ной памяти, нет. Посреди лютой стужи, которая морозила сердца тревогой, нас грел костер брат­
ства, его незримый отблеск играл на лицах, и на­
дежней этого тепла не было ничего. Он был обе­
щанием. Обещанием, что все измеНI~ТСЯ к луч­
шему, что иначе не может быть, когда вокруг столько друзей, столько сильных умов и рук, и ·так везде, на всей планете. Что нам разверзший­
ся ад! Мы молоды, мы крепки, мы все одолеем. Как бы двойным зрением вижу я тесную ка­
раулку, узкие просветы окон, потертый кирпич стен, заваленный оружием и снаряжением дубо­
вый, на приземистых ножках, стол, деловую су­
мятицу вокруг аппаратуры, проворно нарезаю­
щие ветчину и хлеб руки Жанны, всех, с кем меня свела судьба. Мы смеемся непритязательным шуткам, не знаем, что будет с нами завтра, каж­
дый готов выложиться без остатка, все былые заботы отпали, осталось главное -
жизнь, това-" рищество, хлеб. Неуверенность в будущем обо­
стрила всякий Миг настоящего, все стало" прими­
тивным, зато ярким, как никогда. На краю смерти -
иллюзия бессмертия. За маской веселья -
горе и ярость," которая ищет выхода. А где разрядка? Трудно возненавидеть природу, с хроноклазмом не схватишься вруко­
пашную, проблеме не снесешь голову. Всю не­
истраченную ярость можно обрушить лишь на огневиков. Ожесточение и усталость сузили нас, боя мы ждем, как освобождения, он пугает нас СDоей опасностью и все же пьянит. Наконец-то конкретн'ый враг! Так мы к нему относимся, не можем не относиться. Все просто и ясно: или он тебя, или ты его. Иное -
в сторону! Редкая сво­
бода безмыслия, и, как странно, она нам по душе, точно и не было веков цивилизации. То есть, ко­
нечно, былая культура не исчезла совсем, наеди­
не каждый размышляет о многом, но таких ми­
нут все меньше. Стоит нам собраться по сигна­
лу тре!JОГИ, как мы становимся тем, чем и обя­
заны быть,- мечом человечества. А меч не дол­
жен знать вопросов, сомнений и колебаний. и тот, кто его опускает, тоже. Сомнения и коле­
бания могут быть до или после, но не во время удара. К несчастью, у человечества не было ни­
какого «до», разить пришлось сразу. Мелькают проворные руки Жанны, постуки­
.вает нож, мой пример оказался заразительным, всех вдруг одолел ,голод, мы едим, говорим и смеемся, зто весель~ на тонком льду, мы длим эту минуту, упиваемся ею, но ход событий не­
умолим, одно слово Феликса «подъем!» -
и все обрывается. Теперь слышен лишь топот башмаков, лязг в общем-то бесп.олезного оружия, от стен веет внезапным холодом, он уже внутри нас самих. Все быстро, четко, привычно, говорить боль­
ше не о чем, мы понимаем друг друга без слово Трудно поверить, что еще недавно никто никого не знал, что' Феликса волновала красота мира, Нгомо лечил детей, а Жанна колдовала над аро­
матом «снежных яблок», чей вкус, как говорят, обещал затмить все ранее известное. Мы взбе­
гаем наверх и строем планируем с башни. Наши реалеты ждут нас за парком. Внизу мелькает пруд, который так плотно охвачен густыми вет­
лами, что вода в нем всегда кажется темной. Сейчас небо хмурится, вода черна и по-осенне­
му усыпана желтыми листьями. Откуда их на­
несло? Неужели оттуда, где я был у'тром? Возможно. Теперь все возможно.' Все по местам. Мы стартуем в зенит, старту­
ем так, что нас вжимает в сиденья. Машины кли­
ном рассекают облачность, и через четверть часа мы оказываемся над н'епогодой, которая быстро движется к замку. Непогода -
это мягко сказано. То, что мы ви­
дим сверху, вряд ли даже соответствует урагану. Это иное. Ведь что бы раньше ни происходило возле земли, в высях стратосферы, где мы лета­
ем, всегда был хрустальный покой ясного в фlotо­
летовом небе солнца. Теперь и эти небеса не узнать. Мы летим, а снизу, теснясь, напирают оплетен­
ные молниями громады туч. Их мрак охвачен жгучим блеском, порой он разверзается паля­
щим, как из жерла вулкана, огнем, тогда все мчится на нас клубящейся жутью атомного взры­
ва, грозного своей тьмой и ленивой неспешно­
стью, с какой надвигаются эти сверкающие мол­
ниями горы мрака. Реалет колышет, как бумаж-
50 ныи кораблик на волнах, подернутое фиолетовой дымкой солнце глядит с зенита воспаленным гла­
зом циклопа. Кажется, еще немного -
оно не выдержит, лопнет, прорвется, все прожжет и ис­
пепелит. Либо, наоборот, мутнея, угаснет тлею­
щим угольком, и на нас опустится бесконечная ночь. ~уже всего, что так может быть; никто же не знает, затронут ли хроноклазмы Солнце и ка­
ким огнем оно вспыхнет тогда. Вспыхнет или, напротив, канет в дозвездную тьму_ Точно сам гнев природы глядит на нас сквозь иллюминаторы, а мы, притихнув, глядим на него. Сейчас нам явлено то, что' мы предпочитаем утаивать и скрывать друг от друга,- наше ничто­
жество перед безумием природы. Вот она, прав­
да. Вот к чему мы пришли после стольких побед, после обуздания всех бурь и землетрясений. Мы снова отброшены назад, беззащитны, как у по­
рога пещер, если не хуже ... Ярость стихий завораживает, я с трудом от­
вожу· взгляд. Лица серы какой-то минеральной пепельностью и все повернуты к иллюминаторам. Нет, не все. Жанна вяжет. Вызовом' в,сему мель­
кают спицы, их короткий взблеск бросает на уррямое девчоночье лицо острые, как от брит­
вы, отсветы. Губы Жанны чуть шевелятся, ,узкие, обычно насмешливые глаза напряженно следят за движением пальцев. Гневу природы она про­
тивопоставляет свое уютное и домашнее занятие. Так ведет себя едва ли не самая неукротимая из нас, девушка, которая пришла к нам в отряд, села на пол и заявила, что выставить ее можно толь­
ко силой. Но и тогда она все равно вернется, так что нам лучше принять' ее сразу. Теперь наша Жанна д'Арк вяжет свитер, лег­
ко догадаться, кому. Вот только знает ли об этом ФеликС? Истово мелькают спиць'l, бросая на худое лицо быстрые отсвеТЫ-Гlорезы. Человек создан для борьбы, возможно, и так. Но борется он, чтобы обрести покой. Правда, когда по кой затягивается, нам снова хочется бурь и побед. Подняв голову, Феликс обвел всех нас дол­
гим взглядом. Лицо Жанны встрепенулось. Нгомо, чьи стиснутые в кулак руки каменели на подлокотниках, встретив взгляд Феликса, ярост­
но, словно его душили, мотнул ГОЛовой. ОН пс­
тянулся к карману, в его руках мелькнул стерео­
ролл; с тем же яростным усилием Нгомо вдавил клавишу, и грянула музыка, так внезапно, что все вздрогнули. Она гремела, наполняя собой раскачивающий­
ся реалет, подавляя все прочие звуки. «Память памяти» Снегина. Я не любил эту вещь, считая, что музыка прошлого хороша сама по себе и незачем ее переосмысливать, тревожа тени ве­
лик!'!х клаССИI<ОВ. Но .сеЙчас, в фиолетовом от­
свете смятенного неба, все звучало иначе. у меня даже перехватило дыхание. Споря с тем, что было вокруг, музыка утверждала свое, вела ритм тысячелетий. Рядом, в нас, гармонировали безмятежные пасторали и боевые звуки тамта­
мов, над тревожной поступью Седьмой симфо­
нии Шостаковича небесной зарей всплывали ме­
лодии Баха, бетховенская патетика странно и уди­
вительно сливалась с откровениями «Звездного хода» Магасапсайя, все крепло, мужало, возвы­
шалось памятью дерзких, мятежных, неустроен­
ных веков с их ужасом кровавых битв и устрем­
л~нием к надвечному, падением в тоску и тре­
петным порывом к звездам всечеliOвечности. Все великое в музыке было теперь с нами, здесь, сейчас, в это мгновение готовой разразиться и все поглотить катастрофы. Все подались вперед, казалось, ожил сам воз­
дух. Порывисто, чуть не брезгливо, Жанна от­
бросила вязан.ье. Нгомо еще выше поднял свой стереоролл, такой крохотный в его черной ла­
пище. Сквозь зыбкий свет и подкатывающую мглу нас. мчала упругая скорос'ть реалета. Лишь 4* Феликса не затронуло общее движение. Его при­
никшее к иллюминатору лицо теперь было по.., вернуто ко мне в профиль. Слышал ли он музы­
ку, ощущал ли ее, как мы? Наверное. И все же он был далеко от нас. Не отрываясь и не ми­
гая, он всматривался в ужас неба, какого еще не видывала Земля. Он был с ним наедине. Он вбирал то, от чего мы отводили взгляд. Неподвижный и бледный, он сам был подобен стихии, так страшно она его переполняла, так он с ней спорил, так его дух тор­
жествовал над ней. Или, наоборот, примирялся? Я даже похолодел. Так вот что значит быть художником, глазом человечества! Пропустить через себя даже то, что способно всех погубить, не забыть ни одной краски, ни одного пережива­
ния, вчувствоваться в гнев природы, как в свой собственный, стать им. Стать им... Да. Все пропустить через себя, все! Вобрать. Уподобиться. Пережить. Быть мо-
51 жет, залюбоваться тем последним взмахом косы, которую занесла над тобою смерть, во всяком случае запомнить, как блещет эта сталь... И не закрыть при этом r лаза. Наоборот! Во взгляде Феликса, каким он смотрел, читался вызов. Ты, безмозглая, гото­
еая затушить солнце, собираешься уничтожить меня~ А я тем временем изучаю тебя, прOt!и­
каюсь тобой, ненавижу тебя, восхищаюсь тобой, ты уже в моей памяти, и когда ты исчезнешь, лишь я могу воссоздать твой образ. Ты разру-
. шаешь, я созидаю, ты !-,есешь мне смерть, я да­
рую тебе бессмертие. Нет, мы не равны и ни­
когда не будем равны ... Возможно, не это говорил его взгляд, но только единоборство было, тут я не мог оши­
биться. Музыка смолкла. Словно в ответ последне­
му аккорду, просияло яркое свободное солнце. Черно-огненные тучи внизу стали понемногу рас­
сасываться, то ли выдохлись сами по себе, то ли их наконец одолели метеоустановки. Реалет пе­
рестало колыхать, под нами приоткрыл ась земля, все задвигались, шумно заговорили. Феликс, жмурясь и протирая глаза, прошел к пилотам, Жанн"" проводилi'1 его обеспокоенным взглядом, Нгомо, мощно откинувшись на спинку сиденья, подбросил на ладони стереоролл и улыбнулся чуть СКРНфуженной улыбкой. Сколь велика власть наглядного! Стоило небу утихнуть, как рассеялось и ощущение неотвра­
тимой беды. А r;eAb погодные катаклизмы были далеко не худu.:им злом, современным поселкам и зданиям они вообще не могли причинить серь­
езного ущерба. Но, вглядываясь в подступающий к солнцу Mpal(, вряд ли кто-нибудь из нас ду­
мал, о<ажем, о древних вирусах и микробах, ко­
торые, попав е наше время, возможно, несли с собой куда большую угрозу. Эту опасность устраняли где-то там, в тишине лаборатор",й, она не имела ни вида, ни цвета, редко кто вспо­
минал о ней. Нас тревожило осязаемое и кон­
кретное. Дымящаяся разломами хроноклазмов земля. Погода. Огневики. Люди прошлого. По­
топы. Из морских глубин выныривали «атланти­
ДЫ», И тогда на побережья обрушивались цуна­
ми. Мобильным постройкам нашего века это опять же мало чем грозило, их, получив преду­
преждение, свертывали и перебрасывали в глубь континента. Но что было делать с бережно хра­
нимыии кварталами старых городов, с архитек­
турными памятниками Лиссабона и Токио, Бом­
бея и Нью-Йорка? Участившиеся землетрясения нередко удавалось подавить в зародыше, бури­
ослабить, но океанским волнам мы могли про­
тивог.ОСТёlЕiИТЬ лишь дамбы и силовые поля, ко­
торыми нельзя было пере крыть все. С архитэк­
TYPHblX шедевров всюду м везде срочно снима­
лись структурные копии, однако какой-нибудь воспановленный п<>зже до мельчайшей щербин-
51 ки Руанский собор был бы лишь дубликатом; е,о заново воссозданные стены уже не хранили бы прикосновенил рук прежних создателей, и мы сразу чего-то лишались. Над побережьем, куда наКО~IЕЩ вырвалось звено наших реалетов, не оказалось туч, и, про­
летая над одним из старых городов, мы все уви­
дели воочию. Все снова притихли, когда эта па­
норама раскрылась. На земле, в спешке, кото­
рая была заметна и с воздуха, машины и люди возводили дамбы, ставили заслоны силовых по­
лей, которые мерцали вдали радужными, как в мыльных пузырях, отливами. В топкой грязи предместий муравьями копошились киберы, над ними мошками БИЛИСЬ люди. Город уже подверг­
ся атаке, кое-где вода сверкала прямо на улицах. Простертый от белых зданий набережной про­
стор океана был безмятеже!"" как в доБРblе ста­
pble времена, но его искрящаяся солнцем гладь в любой час могла вздыбиться, рушась на эти дамбbl, на эти здания, на всех, кто этрму обвалу противостоял. Люди, конечно, успели бы отле­
теть, но каково им было бbl увидеть МУТНblЙ вО­
доворот там, где был город, КОТОРblЙ они не смогли защитить~ Нет, что ни говори, наша ра­
бота, по сравнению с этой, бblла благодатью, хотя и считалось, что именно MbI находимся на пе­
реднем крае. Реалет качнуло в крутом развороте, море, кренясь, отвалило назад. Строй ГРУЗОВblХ ма­
шин в точности повторил маневр. -
К оружию, граждане, к оружию! -
объяв­
ляясь В дверях пилотской, провозгласил Фе­
ликс.- Спутник передал засечку, идем на сбли­
жение! -
Сколько их~ -
быстро спросил Нгомо. -
Врагов не считают, а уничтожают,- луч солнца косо перечеркнул лицо Феликса, его искрящиеся глаза смотрели возбужденно и весе­
ло.- По штуке на боевую машину, довольны? -
Ого! -
воскликнул кто-то. -
И мы, как' обblЧНО, nepBble? -
уточ! ... ил Нгомо. Естественно, другиене успеют, мы ближе всех. Значит, в одиночку с копьем на льва,- за­
думчиво ПОДblТОЖИЛ Нгомо и, еще немного по­
думав, кивнул: -
Можно. -
Нужно! -
звонко Вblкрикнула Жанна.-
Фе­
ликс прав: врагов не считают, а уничтожаютl -
Это не $1,-
мягко поправил ее Феликс.­
Это бblЛО сказано много столетий назад. -
Тем более! Феликс неодобрительно ПОI<ачал головон, Жанна вспыхнула, не отводя от него глаз. Зря она, конечно, все это говорила, вернее, так го­
ворила, дело .предстояло серьезное. Каждый по­
нимал, чего стоит промедление, и каждому бblЛО ясно, что это такое -схватка один на один. С ко­
пьем на льва, вот именно, с копьем на льва ... ~ало-помалу шум голосов затих, каждому хоте­
лось ост?ться наедине и внутренне при готовить­
ся к тому, что нам всем предстояло. Феликс уселся рядом со мной и, не торопясь, развернул на коленях карту. Тем временем ,гул моторов стал резче, от призрачно мерцающих плоскостей реалета потекли голубоватые струи уплотненного воздуха, земля внизу заскользила быстрей. Задумчиво, по-детски постукивая светокаран­
дашом по губам, Феликс долго вглядывался в испещренную какими-то отметками карту, за­
тем решительно провел длинную черту. -
Странно,- пробормотал ОН.- ЧТО же их ведет по НИТОЧf(еl Он сказал это, видимо, для себя, так тихо, что услышал лишь я один. -
Ты о чем? -
в моей памяти ожил вопрос Алексея. -
Об этом,- Феликс щелкнул' карандашом по карте.- Огневики всегда движутся по прямой. Всегда. Я кивнул, это было всем известно, такая осо­
бенность перемещения огневиков помогала с ними бороться. -
Мы сразу их давим, сразу,- так же задум­
чиво проговорил Феликс.- Никто не спрашивал себя, что было бы, если бы им дали ... погулять. Карандаш рассек воздух. -
погуляты-
я покрутил головой.- Об этом страшно подумать. .-
Верно. Но так же верно другое. Сегодня ночью мне ПРИСI:IИЛСЯ гадостный сон. Будто меня не то допрашивают, не то экзаменуют рыжие, похожие почему-то на спрутов, только безгла­
зые, огневики,- он поморщился.- Впрочем, не это важно. Но там был один любопытный вопро­
сик... Словом, проснувшись, я сделал одну про­
стую вещь. Я .проэкстраполирОвал движение всех, какие были, огневиков. Вышло что-то несураз­
ное: на линии их движения позже всегда возни­
кали хроноклазмы. -
Ничего себе! -
я присвистнул.-
И как это пони мать? -
Не знаю. Мы уничтожаем огневиков, но мы их не понимаем. Не по-ни-маем! -
Феликс ударил кулаком по колену.- Что они такое? От­
куда берутся? Их выносят хроноклазмы, но лишь в одном случае из двух. Что кроется за этой ста­
тистикой? Чем больше огневиков, тем слабее хро­
ноклазм. О чем говорит эта закономерность? По­
чему,- может быть, это самое главное,- огне­
вики всегда устремляются к будущим очагам? Тысяча и одно «почему», а мы знай себе палим из мортир. -
у нас нет выбора,- сказал я. -
Это у камня нет выбора'- падать ему или лежать. Ты думаешь? -
Я ищу. -
И? -
Теоретик лучше понимает камень, пчелу и цветок, когда от них удаляется. У меня все на­
оборот. Чем я ближе к огневикам, тем, кажется, лучше их понимаю. Но с ними приходится драть­
ся, вот в чем беда! А чтобы драться, надо озло­
биться. -
Еще бы! -
И это тупик. Мы все смотрим сквозь призму своих представлений и своих эмоций. Двойной светофильтр! Вся наша умственная ра­
бота сводится к попытке сорвать эти очки и взглянуть на мир непредвзято. Иногда это почти удается. Есть во мне сейчас ненависть, злоба? Он вопросительно посмотрел на меня. -
Нет,-
я покачал головой.- Нисколько. -
Возможно. Зато есть предвзятость. Эх, хоть на минуту почувствовать бы себя огне­
виком! Он говорил вполне серьезно. Я содрогнулся. Его лицо замкнулось, напомнив мне тот миг, когда он вглядывался в бурю, только сейчас взгля'д был обращен внутрь, к себе, то золоти­
стое, что было в глазах Феликса, потухло и по­
темнело. О чем он думал в эту минуту? Но это длилось недолго. Лицо Феликса вздрогнуло, как от толчка, он поспешно взглянул на наручный курсограф. -
Бэдленд,- донесся до моего слуха удов­
летворенный голос Нгомо.-
У дачное место вы­
брали огневики, дурной земли не жалко. -
Всякую жалко,- возразила Жанна. Я не прислушивался к их спору. Руки сами I искали занятия, я вынул, разобрал и снова со­
брал разрядник. Взгляд же следил за бурой пустыней внизу. «И вот нашли большое поле, есть разгуляться где на воле ... » -
с наВЯЗЧИВОСТQЮ молитвы всплыли в памяти с детства знакомые строчки стихов. С бесцветного неба наплыла СЕ!инцовая мгла, степь потемнела, 'заволоклась. Рокот двигателей притих, тело на миг сделалось невесомым, реалет камнем пошел вниз. Нас встретила тишина безветрия. Небо было мглистым и каким-то плоским, вдали оно неза­
метно смыкалось с такой же плоской и безвид­
ной землей, только степь была побурей, она ост­
ро пахла пылью, и на ней всюду топорщились колючки. Однообразие нарушала лишь глинистая, с неровными скатами, ложбина; на дне е.е поо­
даль пасся меланхоличный верблюд, которому, видимо, так надоела всякая, в том числе сыплю­
щаяся с неба техника, что наше прибытие он не удостоил вниманием. Жанна умчалась прогонять верблюда, а мы занялись разгрузкой севших за нами машин. Каждый украдкой поглядывал на восток, откуда должны были появиться огневики и где теперь Жанна сражалась с двугорбым упрямцем, кото­
рый был явно рассержен тем, что ему не дают спокойно отобедать' лакомыми колючками. По-
53 ка только эти две фигуры маячили на гори­
·зонте. Мы должны были успеть, Феликс не мог оши­
биться в расчете времени встречи, однако меня познаБЛ~1Вало, я тоже поглядывал на восток, де­
лал все проворно и механически, ибо мыслями был уже там, где находился враг. Барьеры оста­
навливали людей и животных, но, не огневиков; под их натиском силовые поля лопались, как пленки мыльных пузырей. Единственн~е, что до­
стоверно было известно об огневиках, Tat< это то, что они -
сила. Иногда они принимали облик, схожий с обликом живого существа, отчего ивоз­
никла гипотеза, что до биологйческой жизни на Земле развив.алась какая-то иная, плазменная, нам неведомая, может быть, протопланетная или даже звездная. Но все эти догадки немногого стоили, так как чаще всего огневики походили , лишь на самих себя, то есть вообще ни на что. Ничего не удавалось понять, да и времени не оставалось, чтобы присмотреться,- огневики пер­
ли, сметая все, леса вспыхивали, реки вскипали при одном лишь их приближении. Их надо было сразу остановить, иначе всю планету быстро ис­
пещрили бы шрамы пожарищ. Выход был только один -
немедленное уничтожение. Легко' сказать! Настоящего оружия пр,отив огневиков, в сущности, не было. Тоже парадокс. Уж если в прошлом что совершенствовал ось, так это оружие. Но когда с войнами удалось покон­
чить, 9НО стало ненужным. И мы мало что могли противопоставить огневикам. То есть, конечно, сn.ешно изготовленные и опробованные термо­
ядерные бомбы разносили их в клочья. Но это было лекарство худшее, чем сама болезнь, нам хватало и того генетического ущерба, который испытания ядерного оружия нанесли в свое вре­
мя человеку, и биосфере,- последствия давали знать до сих пор. Даже в нашем отряде был че­
ловек, которого они коснулись: Жанна. Да, она перенесла генооперацию еще тогда, когда ее сердце билось под сердцем матери. Оставались лишь те средства разрушения, ко­
торые применялись в горных работах и в космо­
се. Но ими трудно было одолеть этих тварей (если это действительно были твари). Сами сею-
. щие огонь, чудовища CTOJ;Jf<O противостояли на­
шей технике. Конечно, они были' уязвимы, конеч­
но, гибли, но какая мощь, какая невероятная жи­
вучесть и какой напорl Земля содрогалась, ког­
да они шли. А Алексей еще просил к ним приглядеться ... Все эмиттеры-«черепахи» y~e съехали по от­
кидным пандусам, раз вернулись цепью, все' скуг­
геры взмыли ,вверх и рассыпались строем. Каж­
дый из нас занял свое место у борта машины. Последней примчалась раскрасневшаяся Жанна, которая, наконец, справилась с верблюдом, про­
гнала упрямца далеко в степь и теперь на ходу оттирала с куртки зеленовату,,? жижу его пре~ри-
54 тельных ПЛ8ВКОВ. МЫ с трудом подавили УЛlоlб­
ки. Феликс погрозил ей. В ответ она с вызовом вскинула голову и королевской поход кой проше­
ствовала к «черепахе». «Смейтесь, смейтесь,­
говорил ее весело-дерзкий взгляд.- Сколько мужч~1Н -
И хоть бы один ... По-вашему, раз ско­
тина, значит, гибни?!» Феликс, крякнув, снова уткнулся в свой визор, по которому со спутников нас информировали о перемещении огневиков. Потянуло ветром, у наших ног закрутилась пыль. Было не по себе вот так стоять под мгли­
стым небом на плоской невзрачной земле, зная, что ничего этого скоро 'не будет. -
По машинам! -
взмахнув рукой, закричал Феликс. Последне,е, что я увидел: Жанна, белкой скользнувшая l;Ia броню, Нгомо, чье посеревшее лицо оскалилось улыбкой (он помахал мне), Фе­
ликс, который, широко расставив ноги, продол­
жал стоять и смотрел, как мы исчезаем в люках. Все, люк захлопнулся. Теперь я на все глядел сквозь перекрестье прицела. Вокруг расстилалась та же мирная степь, слева и справа гор бились другие «черепахи», над нами уже дрожал столб перегретого воздуха. В щитках эмиттера уныло посвистывал' ветер. Едва не касаясь мглистой облачности, в небе за­
стыли скуггеры, похожие на диковинных крыла­
тых ежей. Для разминки я несколько раз взял их на прицел. Повинуясь взгляду, черное перекрестье скользило по глади ветрового спектролита и за­
мирало точно на скуггере. Bc~ действовало ис­
правно. За доли секунды я мог поразить все, что находилось в пределе видимости, хотЬ крохот­
ный бугорок на горизонте, хоть всю степь сразу. Тем не менее меня била дрожь. По опыту я знал, что это пройдет, но заранее справиться с озно­
бом мне ни разу не удавалось. О приближении огневикЬв возвестило облач­
ко. Воздушное и невинное, оно возникло на го­
ризонте и тут же вытянулось СТРОЧКой белых ба­
рашков, словно там, вдали, парил и мчался допо­
топный пароваз. Гряда облаков стала быстро за­
волакиваться рыжеватой пылью, расти, и все это е.алекое, мутное, теперь уже дышащее, как хрип­
лая громоносная труба, покатилось на нас. Я включил инфразвуковую защиту и стронул «черепаху». Степь поплыла, колыхнулась, тесная коробка машины наполнилась сдержанным гулом мощных двигателей. , '-
Павел! -
в наушниках плеснулея радостно­
возбужденный голос Феликса.- Слушай, я, ка­
жется, догадался! Сообразил, что такое огне­
вики! -
Ну? -
сиденье подкинуло меня.- Ну? .. -
Эх, He~oгдa объяснять! Олухи мы, олухи ... 'в энергии, дело в энергии! Ладно, извини, не утерпел. Поздно, действуй, все.! В наушниках щелкнуло. Я увеличил 'Скорость, размышлять было не­
когда. Черт побери, молодчина Феликс! Все бу­
дет хорошо, все и так прекрасно, если сначала Алексей, затем Феликс ... Надо только побыстрей со всем этим там, на горизонте, управиться. Там все уже было клубящимся хаосом и му­
тью сотен смерчей.' Мы разворачивалнсь напе­
ререз. Инфралокатор наконец выделил семь теп­
ловых, в разбросе друг от друга, очагов, движе­
нием взrляда я тут же перевел при цел на бли­
жайший. Едва различимые скуггеры кружили над фронтом теперь близкого, взрывом распухаю­
щего громоносного вала. Цель! Сделано, перекрестье стоит, как влитое. Максимум! Перекрестье налилось алым светом. Огонь! \ Мысленная команда не заняла и секунды. От других эмиттеров, точно так же, как от моей «черепахи», вдаль протянулись ~илово-бледные на сумрачном фоне полосы. Синхронно с неба ударили скуггеры. Что-то ахнуло в глубинах пыли и пара, багро­
во засветилось внутри. Автоматика работала безупречно, плазменное лезвие вонзиriось точно в центр того теплового сгустка, в котором скры­
вался огневик, и било, полосовало, рвало. Энер­
гии было достаточно, чтобы уже минуту спустя почва там потекла лавой, но по опыту прошлого я не тешил себя надеждой. Можно было поду­
мать, что вся эта лавина огня для противника так, освежающий ветерок. Мерзкие исчадья, не знаю уж какого ада, не только не разлетелись в клочья, не только не пустились наутек, а на-
оборот, ринулись в атаку. ' . Начиналось главное -
то, ';Iero не могли сде-
, 55 лать киберы. «Отставить aB70MaT~1!{Y' ~ мысленно крикнул я.-
Ручное!» Теперь держись ... Тяжелее всего заСТЕ!ВИТЬ себя ослабить луч, подпустить огневика на ближ­
нюю дистанцию, точно подгадать, когда потребу­
ется вся мощность, и уж тогда врезать навер-
нях:з. я уменьшил импульс. Багровое, осветленное, клубящееся рванулось в зенит, надвинулось, точно прыжком. Вихрь на мгновение Rазорвал тучи, в просвете мелькнул кровавый шар солнца, казалось, он мечется в не­
бесах. Все тут же скрылось. В спектролит брыз­
нули струи песка. То был первый предвестник бури, смерча, самума такой силы, что рушились все привычные представления <> возможном и не­
возможном. Вот так, пока мы ничего не знали об огневиках, и гибли первые отряды -
машины сметало, как щепки, камни таранили непроби­
ваемую, казалось бы, броню, и ворвавшийся жар спекал все внутри. Но теперь мы были научены. -
Семь, внимание! -
крикнул я в эфир.­
Готовлюсь! -
Пятый, слышу,- хрипло отдалось в науш­
никах.-
Я, седьмой, готов! -
Я, шестой, вас понял! Бейте! Сжав ручку фиксатора, я до упора вогнал в почву манипуляторы. Выждал одну, самую дол­
гую в своей жизни секунду. По спектролиту уже чиркали камешки, молотом били по броне .. -
Максимум! -
заорал я и в то же мгнове­
ние переместил луч со своего огневика на со-
седниЙ. i о же самое сделал седьмой, стоящий через один от меня ЭМ.1Ттер. На этот раз, как было за­
ранее договоренО, все брали на себя мы, не­
четные. На уже близком огневике разом скрестились молнии пятого, шестого, седьмого эмиттера. В максимуме! И огневик, как положено, взорваЛС>1. С ним вместе, казалось, взорвался весь белый (нет,' теперь уже багровыйl) свет. Я слышал, КеШ скрежещут до упора вогнанные в землю мани­
пуляторы моей машины. Пламя снаружи, жалоб­
ный скрип металла -
все это было не так сущест­
венно. Важно было немедленно, сразу; повто­
рить маневр теперь уже с моим огневиком. Ма­
мочки родные, да как же мне его нащупать? Прицел ослеп. Да и у соседей, должно быть, тоже ... Если бы у нас было побощ,ше «черепах»! Как все было бы спокойно и просто при трехкратном преzосходстве ... !{то мог, однако, предполагать, что эти уникальные, предназначенные для дале­
ких и трудных планет машины потребуются на Земле, да еще в таком количестве?! Я бил вслепую, вгонял луч туда, где по моим расчетам должен был находиться огневик. Не 56 легче приходилось соседям, правда, им-то угро­
Ж,Jла меньшая опасность, ведь с их противника­
ми уже было покончено. Никакая автоматика тут уже не могла помочь, надо 6ыоo чувствовать соседа, угадывать движение его луча, чтобbl одновременно могли сложиться хотя бы два им­
пульса. Хотя бbl два! Чтобы точка в точку ... Ки­
беры этого не могли, в 'Их бессилии .мы убеди­
лись еще в первом сражении, когда все наив­
но полагали, чт'о с огневиками можно распра­
виться, сидя в безопасности перед оБЗОРНblМ экраном и подавая легкомысленные реплики­
с кем, мол, связались, беЗМОЗГЛblе твари ... Теперь от проворства и интуиции друзей за­
висела моя жизнь. я бил и бил лучом, если что и ощущая, то скользкий бег мгновений, каждое из которых десятикратно умножаno опасность. Я ждал, что очередная секунда грянет взры­
вом, КОТОРblЙ встряхнет машину, как погремуш­
ку, оторвет, покатит, я повисну на ремнях вниз головой, и это будет последнее, что я запомню. Предвестником ожидаемого просвистел пробив­
ший спектролит камешек. Щеку оБО>l(Гла струя горячего воздуха, глаза заслезились. Теперь от меня уже мало что зависело, мое дело было, ни на что не взирая, бить лучом в крутящуюся за­
весу охваченного огнем мрака, что я и делал. Все чувства так огрубели и сузились, что Я не удивился, когда .в просвете мелькнул силуэт дру­
гой «черепахи». Значение этого факта я оценил с бесстрастностью автомата: кто-то понял, к чему все идет, и Вblвел свою машину к моей, чтобbl увидеть направление моего луча и подстроиться К нему. Единственное, что меня тогда поразило, и то смутно, это само перемещение машины в ус­
ловиях, когда под напором вихря моя собствен­
ная едва держалась. Такое если и было возмож­
но, то чудом. Так положиться на удачу, так сма­
неврировать n бушующих потоках мог разве 'Что Феликс. Мощь наших залпов слилась. Все побелело беспощаДНblМ запредельным светом, которого не мог смягчить никакой свето­
фильтр. И тут же словно чья-то мягкая нога пну­
ла мою машину. Из-под меня сЬ стоном рвану­
лось сиденье. Падая, я ухватился за что-то. НО­
ВblЙ толчок, затем боль и тьма. Очнулся я в горячей и мутной тишине. Я ви­
сел вниз головой и, тряся ею, долго не мог по­
нять, зачем нахожусь в такой неудобной позе,­
именно зачем, а не почему. Еще я никак не мог сообразить, откуда такая Пblлища и что за же­
лезка у меня в ру·ке. Ах, да, это обломок фикса­
тора, который, само собой, не бblЛ обломком, когда я за него ухватился ... Все кое-как стало на свои места. Сквозь душ­
ную мглу откуда-то снизу пробивался тусклый свет аварийной лампочки. Горло словно продра­
ли наждаком, рот полон песка. Ленивое УдОВЛеТ-
ворение (все-таки ПРИI<ОНЧИЛИ огневика!) смени­
лось тревогой. ЗаКОliчен ли бой? Цела ли маши~ на? В порядке ли я сам! Вроде бы да. Я неловко. расстегнул ремни и сполз, вернее, плюхнулся вниз. Тело нигде не отозвалось болью, но повиновалось так, будто МУСКУЛЫ заменили ватой. И сознание было на­
столько нечетким, что я глупейшим образом по­
пытался решить сразу три зада.чи: выплюнуть пе­
сок, оценить состояние «черепахи» И нашарить запор люка там, где он должен был находиться, но где его теперь не было, поскольку пол и по­
толок поменялись местами. К тому же взгляд перемещался KiJK-ТО РЫВ­
ками, не удавалось ни сосредоточиться на пред­
мете, ни увидеть все сразу. Цепляясь за торча­
щую над головой спинку сиденья, я кое-как при­
поднялся. В висках резануло болью, однако зре­
ние прояснилось. Внутри машины, если не считать сломанной рукоятки, все' было цело. Наконец отыскался и запор ДОНI-IОГО люка. Порядок, люк не заклинило. Ничего особен!-юго снаружи не было. Горя­
чая муть. Ветер резал глаза, кожу больно коло­
ли песчинки. Все было терпимо. Все терпимо, когда проходит вялое ~.HeMe­
ние тела, каг да возвращается боль, а ё нею жизнь. Никаких огневиков -
и жив, жив! Отворачиваясь от жалящих порыво!З ветра, я спустился на опаленную землю и сделал несколь­
ко куцыx неуверенных шагов, чья затрудненность после всего пережитого меня I-Iе удивила. Откуда-то из ветра и мглы вынырнули две фигуры, в которых я едва признал друзей -
та­
кими черными были их лица. Оба кинулись ко мне молча, вскрик радости был в самом их мол­
чании, нет, не радости, скорей облегчения. И даже не T<lI<, я не сразу понял, что означало это молчание. I . Они зачем-то обхватили меня за плечи, пове­
ли так, словно помогали калеке. -
Что это вы, бросые ... -
начал было я, но, перехватиз их взгляд, тут же уставился на свою странно подвернутую, волочащуюся ногу. . Как я мог вылезти, даже идти, ничего не за­
метив! Зато теперь, когда мне открылась истина, ногу пронизала такая боль, что я обвис на руках друзей.' «Ну вот,- тупо шевельнулось в мыс­
лях.- Тогда была правая, сейчас левая... Хотя нет. Тот перелом был не у меня и очень давно ... Как давно? Утром же было .. ,» . -
Подождите,- сказал я, когда меня уже подтащили к машине.-
r де Ф~ликс? -
Нет ФеЛИl<са,- беззвучно ответил Нго­
МО.- Феликс погиб. ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ Еще о невидимках "После войны интерес к неви­
димкам в чистом виде заметно уга­
саеп>,- писали мы в предыдущем номере в ответах на микр.овикто­
рину «Недели», И даже попытались ВСКОЛЬЗЬ объяснить равнодушие со­
временной фантастики к невидимкам ненужностью, обреченностью этих последних в самом близком буду­
щем ... Спешим уточнить: речь шла именно о «чистокровных» невидим­
ках типа ГрИффина, в целом же­
далеко не все так просто. И неви­
димки, как Mbl еще убедимся, не собираются исчезать с горизонтов человечества, даже и самых от да­
ленных, и появляться в фантастике они вовсе не перестали -
не слу­
чайно иные ответы на этот вопрос сопровождались списками литера­
туры в 15-20 названий! Другое дело, ЧТО жизнеописа­
ний невидимок, подробных расска­
зов о тернистых путях, приводящих героев к достижению недостижи­
маго, мы в совреlylенной НФ, по­
жалуй, и впрямь не обнаружим: за прошедшие десятилетия изменил ась фантастика -
изменились и ее не­
видимки. Каковы же они сегодня? Что ж, давайте посмотрим ... Прежде всего, хотя и ИСКЛЮЧИ­
тельно мимоходом, фантасты нет­
нет да и совершенствуют аппарату­
ру, создающую эффеlП невидимо­
сти. Так, в повести С. Снегава «По­
сол без верительных грамот» мы обнаружим, к примеру, «защитные костюмы, создающие гравитацион­
ную, оптическую и электромагнит­
ную прозрачность». Понятно, что даже в исключительных обстоя­
тельствах далеко не всякий гражда­
нин будущего может получить к ним ДОПУСI{ ... Нередки в фантастике разнооб­
разные «купола (щиты, колпаки, экраны, завесы, зоны, зеркала ... ) невидимости», экранирующие от ОК­
ружающих не единичного индиви­
дуума, а маЛ~ie или большие груп-
51 пы l1ерсонажей" иной же раз -
и целые поселения. Вспомним хотя бы невидимый остров Дзид из повести В. Крапивина «Дети синего фла­
минго»... Подобные щиты, кстати, появились в фантастике отнюдь не в самые последние годы. Еще в романе «Большевики по Чемберле­
ну», вышедшем в Москве в 1924 году под нераскрытым ЗВУЧIfЫМ псевдонимом «Тое. I1нкогнито», от­
ряд комсомольцев отправлялся в Индию, вооружившись вполне на_ укообразными «натурографами», которые фотографировали окрест­
ности спереди и сзади ДвижущеГО"1 каравана и тут же завесой проеци­
руемых пейзажей окружали отряд, надежно его маскируя. Иные персонажи НФ достигали невидимости с помощью гипноза (<<Невидимая схватка» или «Кто же он?,) Г. Мартынова) либо благодаря психологически обоснованной «сле­
поте» окружающих (I(лассический образец -
примелькавшийся всем почтальон из рассказа Г& Честерто­
на "Невидимка»). В особую группу невидимок стоит выделить 'Усх, кто получил не­
обычайное :по свойство в резуль­
тате мутаций (семейство Хогбенов у Г. Каттнера, IC примеру) или же в процессе длительной эволюции' (таков, скажем, неуничтожимый ге­
рой в рассказе А. Bah-В,Ргта «Чудо­
вище»). Ну, а инопланетяне? По самой природе своей, в силу сложивших­
ся условий существования, они спо­
собны оказаться для землян и no-
лупрозраЧНЫ,ми Видящими Суть Ве­
щей в (,Балладе о звездах» Т. Аль­
това • В. Журавлевой, и совершен­
нейшими невидимками из «Вариан­
тов выбора» Р. Шекли. И появление у них аппаратов, по желаliИю -
на время -
придающих чудесное свой­
ство, кажется нам делом совершен­
но естественным, едва ли нуждаю­
щимся даже в самых поверхност­
ных пояснениях:' «научились», "уме­
ют» (как умеют, к примеру, Гиг и его невидимки в трилогии «Люди как боги» С. Снегова) -
и все тут ... Собственно, точно таковы и земля­
не на других планетах:' <<Таблетки невидимости», различные генерато­
ры в виде поясов и т. п.-
всегда у них под рукой; нам, читателям, и на ум не придет усомниться во всемогуществе наших отдаленных потомков! Ведь мы же основательно при­
учены к мысли о возможности та­
кого могущества: приучены с само­
го детства -
сказками. Современная фантастика, давно уже не ограничивая себя одними только научно-техническими про­
гнозами, охотно н многое черпает в сказках. Вот и шапку-неВИДI+МКУ мы легко обнаружим не только в сказ­
ках всех времен и народов или, к, 5.8 примеру, у злокозненного колдуна из ПУШI(ИНСКОЙ поэмы «Руслан и Людмила», но и в книге К. Булыче­
еа "Девочка с Земли», и в дилогии Х. Тухтабаева «Волшебная шапка» и «Конец Желтого Дива», и -
осо­
времененную, ставшую кепкой -
в развеселои повести А. и Б. Стру­
гацких "Понедельник начинается в субботу». Не приходится говорить о по­
пулярности волшебных колец. Мно­
гие читатели «Недели» С нескрыва­
емым удовольствием вспоминали в своих письмах мужественных «не­
ВЫСОКЛИКОВ» Бильбо и Фродо из кн,ИГ Д. Толкьена "Хоббит» И «Хра­
нители»... А иные предметы чаро­
действаl Самое необычайное об­
личье подчас обретают они в фан­
тастике -
вплоть до... волшебноi1 галоши (в повести М. Сергеева, которая так и называется: «Вол­
шебная галоша»)! А такой, например, способ? "Кто успеет сорвать цветок папоротника в полночь и положить его под язык, тот превратится в невидимку ... » Не сказка ли?! А процитировали мы начало повести А. Кутуя "Приклю­
чеhНЯ Рустема», в дальнейшем вполне реалистически рассказываю­
щей о похождениях юного героя ... И, наконец, сверхъестественные существа вроде знаменитого стари­
ка Хоттабыча, повесть Л. Лагина о котором появилась еще в предвоен­
ные годы. Подобных существ ныне в фантастике, сказочной и юмори­
стической, поистине видимо-не­
видимо. Сотворить для своего лю­
бимца или повелителя маленькое чудо исчезновения из глаз люд­
ских -
сущий пустяк для них! Это для них куда проще, чем, скажем, отладить собственное изобретение: вот уж триста лет бьется бакалавр черной магии М. Ф. Редькин над усовершенствованием портков-неви­
димок (превратившихся сначала в кюлоты, потом В штаны и, в конце концев, в брюки) -
ан, и во вполне современном НИИЧАВО не остав­
ляют его неудачи ... Но -
стоп! Полагаем, мы уже в полной мере убедились: живучи, ох, многолики и живучи невидимки в современной фантастикеl • Юрий КУРОЧКИН Н
а хорошо сохранившуюся книгу, конечно же, приятно взглянуть. Но иногда и затрепан­
ный томик может вызвать чув­
CTBd благодарного уважения и волну теплых воспоминаний, кото­
рые искупают его неказистость. Вот как, например, этот, что ле­
жит сейчас передо мной, взятый с дальней, но особо хранимой полки: «Я. И. Перельман. Занимательная физика. Книга первая. Издание четвертое. Петроград, 1919 г.». Изрядно досталось книге за эти годы: с нею прошли мои детство и отрочество, да и не только мои -
не один десяток товарищей разных лет прошел через ее школу, при­
общился не просто к физике, но и к основам научного взгляда на 'окружающий мир. И хотя никто из нас, кажется, не стал ученым­
физиком, уверен, что все мы со­
хранили глубочайшее уважение и 'благодарность к «Занимательной физике» и ее автору за то многое, что она дала нам в наши юные годы. Да что мы, на этой книге за 70 лет ее жизни (первое издание вышло в 1913 году, а последнее­
пока! -
двадцать первое, в 1982 году) BbIpOCJIO И воспиталось ' не одно поколение читателей. «Занимательная физика» была у Я. И. Перельмана не единствен­
ной книгой подобного жанра -
за ней последовали «Занимательная арифметика», такие же геометрия, алгебра, механика, астрономия и другие. Он настолько увлекся по­
пуляризацией науки, что, кажется, -совсем забыл о своей основной специальности -
ученого-лесово­
да. Увлекаясь сам, он увлекал за собой других -
авторами подоб-
Профессор U' занимательнои науки ных книг становятся по его призы­
ву многие известные ученые. По его инициативе и под его редак­
цией в ленинградском. издатель-
. стве «Время» в 1920-1930·х годах была создана целая энциклопедия занимательной науки. Тогда вы­
шли «Занимательная авиация» К. ВейгеЛИl1а, «Занимательная гео­
графия» С. Аржанова, «Занима­
тельная зоология» А. Никольско­
го, «Занимательная химия» И «За­
нимательная электротехника» Н. Рюмина, «Занимательная ми­
нералогия» А. Ферсмана, «Зани­
мательная ботаника» А. Цингера ... Известен был Перель!,'Л:ан и как страстный пропагандист идей К. Э. Циолковского. Книга Якова Исидоровича «Межпланетные пу­
тешествия» вышла так давно, что в это сегодня трудно поверить­
в 1915 году, а впоследствии мно­
го переиздавалась. Он стал и од­
ним из первых биографов Ци­
олковского, который глубоко ува­
жал и высоко ценил популяриза­
торскую деятельность Перельма­
на. Юношам двадцатых годов Пе­
рельман памятен как редактор любимаго многими журнала «В мастерской природы», выпус­
кавшего в качестве приложений библиотечку с описанием занима­
тельных и полезных приборов и ремесел. В моем домашнем архиве счаст­
ливо сохранился пакет с письмами Якова Исидоровича 1934-1935 го­
дов. Тогда я, молодой сотрудник свердловского детского журнала «Техника смене», решил просить у маститого популяризатора сове­
та -
как сделать Qтдел науки и техники в журнале более занима­
тельным. Написал ему без особой надежды на ответ, помня о его занятости -
ведь помимо работы над новыми книгами, многочислен­
ными статьями в газетах, журна­
. лах и сборниках, редакторской и организаторской работы, он пре­
подавал в Военно-морском учили­
ще имени Фрунзе, был научным сотрудником Астрономического ин­
ститута при Ленинградском уни­
верситете, состоял членом многих ученых обществ, в том числе за­
рубежных' (например, Британско­
го и Американского меЖПJlанет­
ных обществ). Но ответ не заставил себя ждать долго -
вскоре пришло письмо, написанное на удивление четким, прямо-таки каллиграфичесlill.М по­
черком, свидетельствующим об . исключительной аккуратности пи­
шущего, об уважении к тому, кто будет читать. За первым письмом последовало второе, третье, четвертое... Сове­
ты выдающегося мастера популя­
ризации многцм помогли молодо­
му областному журналу. Яков Исидорович намеревался и сам принять участие в нем как автор, но ... в это время он увлекся новой идеей, которая вскоре завладела им целиком, заставила свести к минимуму все остальные дела. Он писал: «В ближайшие месяцы я буду целиком поглощен работой по организации в Ленинграде Дома занимательной науки». Так и оказалось -
целиком. Об этом интереснейшем, совер­
шенно замечательном учреждении, первом и тогда (кажется, и до сих пор) единственном в мире комбинате занимательной науки с обширной научной программой, с анфиладой. демонстрационных задов (под которые был отдан один из дворцов на Невском), с комплексом аттракционов, с из­
дательским сектором, выпускав­
шим листовки, буклеты, книжки­
малютки и проч. и проч.- много писалось, а те, кому удалось по­
бывать в нем, помнят его до сих пор. о К сожалению, война прервала деятельность Дома занимательной науки. E~ блокадном 'Ленинграде, не пожелав расстаться с ним, в марте 1942 года пщиб и сам Яков Исидорович, не дожив до своего шестидесятилетия -
он родился 5 декабря 1882 года. ... Оглядывая выстроившиеся на полках многочисленные уже те­
перь тома разных «заниматель­
ных наук», видишь, что идея Пе­
рельмана оказалась очень живу­
чей -
что ни год, то новые и но­
вые выпуски встают на полки библиотек и книголюбов. Но, оз­
накомившись с ними поближе, ви­
дишь и другое -
не все они сле­
дуют методике и стилю, предло­
женными Перельманом. В некото­
рых занимательность присутству­
ет разве что в названии. А стоило бы вспомнить об изначальных установках серии, принесших ей успех и многолетнее неувядаю­
щее внимание читателя. И мечта­
ется Q том, что представитель­
ный редакционный совет, состав- о ленный из видных ученых, разра­
ботает долголетнюю программу выпуска классических образцов этого жанра и создания новых, достойно продолжающих начатое Перельманом дело. Это было бы достойным памят:' ником выдающемуся энтузиасту пропаганды знаний и научного мировоззрения -Якову Исидоро­
вичу Перельману~ • ЕЩЕ ОДИН ШЕДЕВР Летом 1981 года в редакцию пришло необычное письмо. В нон': верт, кроме ру!\Описного послания, был вложен свернутый вчетверо лпст потеыневшей от времени бумаги большого формата с ТС!{­
сто М, отпечатанным КИРИЛЛОВСIШМ шрифтом. Автор письма, житсль одного из' небольших ст а ринных городов Свердловской области, про­
читав в «Уральском следоч.ыте» пуБЛИI{ации о древних русских кни­
гах, решил поинтересоваться, что за фолиант находится у его родст­
венников. В редакции установили: при­
сланный ЛИСТОI{ -
страница знаме­
нитой на весь мир ОСТРОЖСI{ОЙ Библии, которую отпечатал вели­
кий uросветитель славянских наро­
дов Иван Федоров в 1581 году. 3па­
чит, где-то на Урале сохранился еще ОДI1В экзеьшляр реДJ(ОСТПОЙ I{НИГИ! Об истории Острожской Библни уже рассказывалось в одном из номеров журнала (<<Ураль ский сле­
допь!п>, М 10, 1930 год). Отметим лишь, что находка еще одного энзеМllляра - этой удивительной 110 красоте и обилию помещенного в ней орнаыентального материала­
заставок, КОНЦОВОI{, инициалов раз­
ных типов, строк вязи, маргина­
лов, наборных от л ивпых у"раше-
пий -
событие большого научного з начения. По харантерным, ор,игинальныы украшениям, даже не зная кирил­
лицы, можно леГI{О определить, что перед нами лист именно из Ост­
РОШСНОЙ Библии, а не из каl{ОЙ ДРУГОЙ. В реДaIЩИЮ прислали лист толыш с одним' инициалом. Прав­
да, и строчной шрифт не спутаешь ни с I{аl{llЫ другим, если ХОТЬ' раз видел федоровскую Библию или реПРО Д УI{ЦИИ ее страниц, он так и называется -
острожский кирилли­
ческий. После обращения к каталогаы, в которых указаны все необходи­
мые признаки, чтобы устаповить идентичность издаНИll, мы убеди ­
лись, что принадлежность прислан­
ного листа Эl{зеМ:r;IЛЯРУ Острожекой Библии доказана, о чем и сообщиди автору письма. Лист', разуыеется, заказной "орреспонденцией был отправлен обратно. Мы обратились к корреспонденту с убедительной. ПРОCl>бой сделать все, что можно, чтобы сберечь обнаруженную цен­
ность. долгоны\o не было ответа, но вот приш л о еще OilHO писыlO. В нем сообщалось, что книга сейчас нахо­
дится у роцствеННИ1\ОВ автора пи с ьма, что ЩJИ Ж8,lанин он мож е т забрать ее себе и распорядиться еК> по свосыу желанию, что I\нига неплохо сохранилась, правда, от­
сутствует первый титульный лист. А далее автор ВОСIшиц ае т: «Вот все говорят: ценнейшая ВСЩЬ, редкость, в ыузей сдать и т. 'д. А каи это праlпич е ски сделать? 1\оыу предложить?» Вопрос сложны й, однозначного ответа не дашь. Предложи подарить ыузею -
вдруг обидится, ведь вещь денег стоит, и немалых. Напиши: продайте, а владелец Dозьмет да подарит. В обще~I, посоветовали мы опреде л ит ь ин игу в музей, а в на­
кой и какиы способоы -
пусть саы решает и действует, I{аи ПОДс!{ажет совесть. Главное -
не дать шедевру пропасть, сделать его общенарод­
HЫ~I достоянием. н а с н п м !{ е: еще один Эl{зем­
пляр О с трожско й Библии, откры ­
тый на Ураде. ю. РЯЗАНОВ ФОТО Л. Щербакова • Корреспондент Максима Горького Документ, уточнивший лич-
ность одного из н:орреспондентов А. М. Горького, обнаружил в Со­
лигаличе рабочий местного известко­
вого комбината Н. Тихомиров. В ар­
хиве своего покойного отца, рабо­
тавшего в сороиовых годах редю{­
тором солигаличской районной газе­
ты, он нашел письмо от А. Ф. Яков­
лева, заведовавшего в ту пору рай­
онным отделом сельского хозяйст­
ва. Автор 'расска3ЬПJа.тI, как в 1930 году НaIшса.тI он письмо Горькому, лечившемуся в Иташш. Вопросы, иоднятые в том послании и волно­
вавшие тогда многих начинающих иисателей, I{асались литературной учебы. Алексей Максимович отве­
тил своему корреспонденту обстоп­
тельным ПИСbl\fOМ. (Ныне оио широ­
ко известно и вошло в 30-й тоы со­
чинений писатеш!, изданный в 1956 году). В комментариях сказапо об авторе очень скупо: «Учитель Пень­
КОВСI{ОЙ школы Ивановской. обла­
сти». Однако сведения эти оши­
бочны. Мне удалось отыскать са­
мого Анания Федоровича Яковле­
ва. Он на пенсии и живет в Волог­
де. Учителем Яковлев никогда не был. ПОС.тIе окончания общеобразо­
вательной школы поступи.тI в Кост­
ромской землеустроительный тех­
никум. Среди учащихся этого заве­
дения было немало ребят, пробо­
вавших свои силы в поэзии и в прозе. Приверженцы различных литературных тёчений и группиро­
вок, которых в то время было в стране великое множество, ребята в бесплодных дискуссиях искали ответ на главный занимавший их вопрос: нужно ли учиться, чтобы стать писателем, или это дар в человеке от природы? Решпли об­
ратиться к М. Горькоыу. Письмо еыу написал коысомольский акти­
вист Ананий ЯКОllJ.lев. Ответ авто­
ритетного арбитра положил конец спорам: настоящий литератор обя­
зан учиться всю жизнь и IШК писать и что писать -
таков БыJI смыс.:! ГОРЬКОВСI{ОГО письма. Сам А. Ф. Нl\Овлев писателем не ста.Л: пе захотел быть посред­
ственностью в JIитературе. Зато землеустроитель из него вышел превосходпыЙ. Многие годы рабо­
тал он в С()ЛЬСI,QМ хознйстве Верх-
певолжья. Заместителем I{омандира минометной батареи участвовал в ВелИIШЙ Отечественной войне. Пос­
ле тяжелого ранения был демоби­
лизован и вновь вернулся в сель­
ское хозяйство. Бережно хранил Ананий Федо­
рович оригинал письма веЛИI\ОГО писателя. Только в 1941 году, перед уходоы на фронт, передал его в Институт мировой литературы, где оно и хранится поныне. в. ПАШИН Были друrие премьеРЫеоо в этот день --9 августа 1942 го­
да -
по гитлеровским планам фаши­
сты должны были захватить Ленин­
град. И в этот день в осажденном Ленинграде прозвучала Седьмая симфония Дмитрия Шостаковича, партитуру которой доставили в город самолетом через кольцо блокады. Лучшие командиры и солдаты подразделений, оборонявших Ленин­
град, получили приглашение на пер­
вое исполнение симфонии. Командую­
щий Ленинградским фронтом гeHepa,~ Говоров отдал специальный приказ: подавить огневые позиции противни­
ка, заставить их замолчать. И в этот вечер иа улице Бродского у стен фи­
лармонии и на площади Искусств не упал ни один фашистский снаряд. Известно и уже много раз писа­
лось о том, как собрали оркестр, как вызывали бойцов· музыкантов с пере­
довой линии фронта, как репетировал с ними дирижер Ленинградского ра­
диокомитета Карл Ильич Элиасберг. Это была историческая премьера Седьмой симфонии. Но не первая ... «Седьмую симфонию Дмитрий Дмитриевич Шостакович сочинил в блокадную осень 1941 года в Ленин­
граде»,- так сказано во многих стать­
ях. Но это не совсем точно. Сам ком­
позитор писал в своих воспомина­
ниях: «Июль, август, сентябрь.... За три месяца я написал четыре пятых своей Седьмой симфонии. К концу года она была закончена». Первое исполнеиие симфонии со­
стоял ось 14 .марта 1942 года в Куй­
бышеве во Дворце культуры, в кото­
ром шли спектакли Большого театра Союза ССР. Сотрудник филиала газеты «Правда» К. В. Потапов так описы­
вает этот концерт: «Что творнлось В зале. Радость, горе, слезы -
все чувства смешались! Шостакович выходил на сцеlIV не­
СКО:'1ько раз, растеряннЫ!\ 01' лушен­
ныи приемом публики. Аплодировали все, в том числе летчики, танкисты, приехавшие с фронтов войны». Интересно, что статья А. Н. Тол­
стого о симфонии Шостаковича была напечатана в «Правде» 16 февраля 1942 года. Выходит, еще до куйбы­
шевской премьеры? Да, именно так: в начал€! января Толстой побывал на генеральной репетиции оркестра и был потрясен музыкой Шостаковича. Он писал в своей статье: «Шостаковича Гитлер не напу­
гал ... На угрозу фашизма -
обесчело­
вечить человека -
он ответил симфо­
нией о победном торжестве всего вы­
сокого и прекрасного, созданного гу'\!анитарной культурой... Шостако­
вич прильнул ухом К сердцу родины и сыграл песнь торж:ества». Когда началась война, в неболь­
шой городок Белебей был эвакуиро­
ван духовой оркестр. 1 ноября 1941 года в городском театре Белебея состоялся концерт ор­
кестра и была исполнена первая часть Седьмой симфонии. А потом в Башки­
рию из Куйбышева приехал сам ком­
позитор. Исполнение первой части Седьмой симфонии духовым оркест­
ром взволновало Д. Д. Шостаковича, концерт проше,'1 с большнм успехом. Это было 12 декабря 1941 года. И еще об одном концерте, состо­
явшемся до ленинградской премье­
ры. 22 июня 1942 года симфония про­
звучала в Лондоне в исполнении орке­
стра под управлением Генри Вуда в присутствии десяти тысяч человек .. Но всегда мы будем помнить о главной премьере -
когда в самом голодном и тяжелом для Ленинграда 1942 году была исполнена Седьмая симфония великого советского компо­
зитора Д. Д. Шостаковича. Б. ГАЛИН • . ВОТ УЖЕ ДВА ГОДА, НАН Я iIШВУ И Р~БОТАЮ НА «МАТЕРИКЕ», И, КОГДА ПРИХОЖУ. ДОМОй, В КОТОРЫй РАЗ ГОВОРЮ САМ СЕБЕ, ЧТО -
ВСЕ, УЕДУ, И ПОЧЕМУ ЭТО Я БОЛЬШЕ НЕ ВИЖУ РОЗО­
ВЫХ ОБЛАКОВ, ПОХОЖИХ НА ПЕРЬЯ ФЛАМИНГО? НОЧЬЮ НАСТУПАЕТ БЕССОННИЦА, ЛОМАЮТСЯ В РУКАХ СПИЧКИ, ПЕПЕЛЬНИЦА НАПОЛНЯЕТСЯ ОКУРКАМИ, И В СЕРЫй ПРЕДУТРЕННИй ЧАС, КОГДА ГАСНУТ ЗВЕЗДЫ, НО МНЕ ПРИХОДЯТ, КАК СНЫ, РАЗДУМЬЯ О МОЕй СТРАНЕ, ИМЯ КОТОРОй-
КАМЧАТКА. . . ОБ ЭТОй ЗЕМЛЕ ГОВОРЯТ И ПИШУТ МНOJ;'О, И РЕДКОЕ ПИСАНИЕ ОБХОДИТСЯ БЕЗ УПОМИНА­
НИЯ О ВУЛКАНАХ; С ВОСТОРГОМ ЗАЕЗЖИЕ ЛИТЕ­
РАТОРЫ ПОВЕСТВУЮТ О ПРЕЛЕСТЯХ ГОРЯЧИХ ИСТОЧНИКОВ В ПАРАТУНКЕ И МАЛКАХ -
ЗОНАХ 'ОТДЫХА ЖИТЕЛЕй ПЕТРОПАВЛОВСКА. А ТОТ, КТО ПОБЫВАЛ В ЧУДЕСНОй ДОЛИНЕ ГЕйЗЕРОВ, УЖ ВЕРНО, С ПОЛГОДА ПОТОМ ТВЕРДИТ: «БОТ КОГДА Я В ПОСЛЕДНИй РАЗ ЕЗДИЛ ТуДА ...• НО КАМЧАТКА ПО СУТИ СВОЕЙ.,- ЭТО БЕСКРАйНЯЯ, НЕОГЛЯДНАЯ ТУНДРА. ,ЭТО ТОЛЫЮ НА ЮГЕ. ПОЛУОСТРОВА ВЛАСТВУЕТ ЭКЗОТИКА. В СЕВЕРНЫХ РАйОНАХ КАМЧАТКИ НЕТ НИКА­
КИХ ОСОБЫХ КРАСОТ. КРАй ЭТОТ, НЕКОГДА НАЗЫ­
ВАВШИйСЯ ГИЖИГСКИМ ПРОМЫСЛОВЫМ' РАйОНОМ, НЕЗАТЕйЛИВ И СУРОВ. ОН ПРОСТ И СКРОМЕН, КАК КАРТИНЫ РОКУЭЛЛА КЕНТА. ОН ОБНАЖЕН В СВОЕй ЗИМНЕй БЕЗЗАЩИТНОСТИ ПЕРЕД ВЕТРАМИ, ВНЕЗАПНО НАЛЕТАЮЩИМИ ОГРОМНЫМИ СНЕЖ­
НЫМИ ТУЧАМИ, КОТОРЫЕ МОМЕНТАЛЬНО ЗАНАВЕ­
ШИВАЮТ ГРАФИЧЕСКУЮ ЧЕТКОСТЬ СОПОК, БЕЛОЕ БЕЗМОЛВИЕ ПРОСТО РОВ . И ОСЛЕП:ЙТЕЛЬНУЮ ЯРКОСТЬ ВАСИЛЬКОВОГО НЕБА. ЛЕТОМ ЭТА СТРАНА СПЕШИТ ЖИТЬ. КАЖДОЕ ДЕРЕВО, НАЖДЫй, КУСТИК И ТРАВИНКА ТОРО­
ПЯТСЯ ПОЛУЧИТЬ ОТ ЖАРКОГО, НЕИСТОВОГО СОЛНЦА ТЕПЛО, НЕОБХОДИМОЕ ДЛЯ ДОЛГОй ЗИ­
МОВКИ. ЗА ОДИН МЕСЯЦ ВСЕ СПОСОБНО ЗАЗЕЛЕ~ HET~, ЗАЦВЕСТИ И ДАТЬ ПJЮДЫ! ' НА СЕВЕРЕ КАМЧАТКИ МОЖНО УВИДЕТЬ МА­
ЛЕНЬКИЕ ГОЛУБЫЕ ОЗЕРЦА, ЩЕДРО. РАЗБРОСАН­
НЫЕ ПОВСЮДУ, НЕБОЛЬШИЕ СОПКИ И КРЯЖИ­
СТЫЕ ВЕРШИНЫ ГИГАНТСКИХ ХРЕБТОВ, ПРЕКРАС­
НЫЕ РЕКИ С ГОЛУБОй ВОДОй И РАСПАДКИ С Р АЗ-
НОЦВЕТНОй ГАЛЬКОй... • , ПО БЕРЕГАМ РЕКИ ПЕНЖИНЫ РАСТУТ УДИВИ­
тЕлыIю ГУСТЫЕ ЛЕСА, В КОТОРЫХ СТОИТ ОГЛУ­
ШИТЕЛЬНАЯ ТИШИНА. В ЧАЩЕ, ЗАВАЛЕННОй СУШ­
НЯКОМ И ПРОШЛОГОДНИМ ТРАВОСТОЕМ, НАТЫ­
КАЕШЬСЯ НА СЛЕДЫ ЛОСЯ ИЛИ МЕДВЕДЯ, ОТПЕ­
ЧАТАВШИЕСЯ НА СЫРОМ ПЕСКЕ. ВЕТЕР СЮДА НЕ ПРОНИКАЕТ, И СКВОЗЬ РЕДКИЕ ПРОСВЕТЫ ВСПУ­
ТАННОМ НАВЕСЕ ИЗ КРОН ДЕРЕВЬЕВ ВИДНЫ ПРОБЕГАЮЩИЕ ПО НЕБУ ОБЛАКА. ПРИВЬШНУТЬ К ЭТОй СТРАНЕ СРАЗУ ТРУДНО. НЕЗАТЕЙЛИВАЯ, НЕ3АМЫСЛОВАТАЯ, НЕ ОБЛА­
ДАЮЩАЯ НЕ СКРОМНОй ПЫШНОСТЬЮ, ОНА УДИВ­
ЛЯЕТ ПОСТЕПЕННО И ЭТО УДИВЛЕНИЕ НЕОТВРА­
ТИМО ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ПРИВЯЗАННОСТЬ. 61 eHbl о Пенжнне Никоnаii СЕМЧЕНКО 3накомство я попал впервые в' пенжинсние нрая с юга Приморья, где щедро лились светлые,' не надоед­
ливые дожди .. Их изредна прерывали вспышни ав­
густовсного солнца. А в Петропавловсне-l\амчат­
сном с ясеней падали желтые лиотья. Здесь я пере­
сел на самолет «Ян-40}) и через положенное время оназался в промежуточном аэропорту Тиличини~ Отсюда разный тундровый люд на маленьних «аннушнах» добирается до своих жилищ. «Ан­
нушнамИ» здесь ласново называют caMЫ~ надеж­
ные в условиях C~Bepa самолеты «Ан-2}). . Самолет понружился над носой бухты I\орф, похожей на нрыло чайни, и медленно полетел. н' RaMeHCI{OMY -
центру Пенжинсного района. С наждым часом солнце становилось все боль­
ше, оно ослепляло, и, глядя вниз, я видел бесно­
нечные цепи озер, редние.всплесни темных лесоч­
нов и зеленую гладь тундры. Рядом СО мной сидел дед с чрезвычайно нос­
матой, будто ниногда· не знавшей гребня бородой. Ногда мы уже подлетали н Наменсному, он толн­
нул меня острым лонтем: -
Эвон, глянь-но: озеро! Я посмотрел в иллюминатор. . -
Дан я на· ём щуну поймал,-
дед приме­
. рился, прищурился, ·развел рунами на всю ширь плеч.-
Двадцать семь нилограмм вытянула ... -
Эх, ну и дед'! -
встрял в разговор моло­
деньний нурсант, ехавший, нан видно, на по-
бывну. " Старин, осердившись, цыннул на паренька: -
Молод ищо пренословить. Фотографию с энтой ЩУRИ взяли пропечатать. Вот, гляди,-
он достал из . нармана мешноватого черного пиджана сложенный вчетверо номер «Н'амчатсного НОМСО­
мольца}).-
Внун мой читал да и говорит: «Тут, дед, про тебя пропечатано ... }) Смотрю -
и TO"!IHO: про меня. Был у нас в селе один из газеты ... I\ypcaHT помедлил, но газету взял и пробежал за:м;етну глазами . . -
Да, не залива~ШЬ2 Bpoдe .. ~ ИЗВИНИ
2 дед. Старик принял от курсанта газоту, сложил ее вчетверо и бережно засунул во внутренний карман. С этого' разговора и началось мое знююмство с ПенжиноЙ ... 30ЛОТЬЮ челны сентябрн Однажды вечером, уже на материке, достал свои камчатские блокноты. На их страницах­
размытые дождем записи, подпалины от костра. А между листами попадаются необыкновенные закладки -
маленышй листИI{ карликовой бере­
зы, черное перо из сорочьего хвоста. А вот засу­
шен~ые цветы рододендрона. И вдруг отнуда-то из глубин одной толстой тетради, плавно I\PY-
жась, падает золотистый листок' тополя. Ярно сияют на нем оранжевые занраИДРI. Ах, боже мой, все сразу отчетливо вспоминается. И я долго не могу успоноиться, и ногда гашу ночню" вдруг сразу приходит сон ... Все случилось внезапно. Небо посерело, и лег­
кий ветерок несмело шевельнулся в тугой траве. И вдруг поднялся незримым бушующим вели­
каном. 3азвенели в домах задетые его неунлюжей рукой стекла, понеслись по улицам пустые ведра, оглушительно бренча дужнами; СJlетело с I{РЫIШI железо и, как лист бумаги, зю,ружилось в возду­
хе. Всю ночь ветер урчал и ругался, с I{em-тО вел бой. Утром молоденьние. березы, распрямляясь, по­
тянулись к чистой золотой заре. Ветер, принес­
ший первый холодок, преобразил их: с веточек, понрытых густыми точнами родимых пятен, по­
званивая, слетали пожелтевшие за одну ночь листья. -
Поед€м на рыбалну,- сназал Михаил.­
Погода сейчас надолго установилась ясной. Но недели через две надо ждать дождей, потом­
заморозки ... Сердитый ветер, гонявший звонкие голосистые ведра, был первым предупреждением смены погоды. Моторная лодка леГI\О неслась по Пенжине, и холодные брызги обжигали лицо. Мы направ­
лялись к неширокой, меш{ой речне Онлан. ОIшансная вода настольно чиста и прозрачна, что снвозь нее виден наждый камешек Еще эта вода -
обмапщица: она как бы приближает дно к глазам, и тогда неопытныЙ рыбю{ опасливо глу­
шит мотор и пробует шестрм глубину. В оклаНСI{ОЙ воде почти I~eT химических при­
месей и пахнет она смородиновым листом,­
целые плантации этого нустаршша растут по-над берегами рени. . ' -
Один мой приятель уехал из этих мест в MOCKBYI-
рассказывал .михаИ,1.- 3агрустил там по Камчатке и, затосковав, попросил прислать ему бутылку окланской воды ... Я зачерпнул кружкой из Омана. Вода была холодной и вкусной. Мы пристали у песчаного мыса, заросшего бурой травой. Над ней переплетались в рукопо­
жатьях ветви чозении -
высокой серебристой ивы. Говорят, древесина этого дерева по твердо­
сти не уступает железу. На отмели трепетали серые стайки тоненьких иголочек. Они выпрыгивали из воды и хватали похожих на микроскопические запятые моше~. :Когда над заливчиком пролетал реДIШЙ для этой поры овод, мальки бросались врассыпную: пуга­
лись. Для них овод был все равно что самолет. А ведь на следующее лето из иголочек вырастут почти взрослые рыБIШ, и овод станет для них обычной пищей. По воде плыли желтые, с I{раснотой, листья смородины, и рыбки тоже бросались от них в разные стороны, замирали у I\амнеЙ. Пока Михаил н:олдовал над I\OCTPOM, я нашел огромную корягу, выступающую из воды, за­
брался на нее' с УДОЧIЮЙ. Неснолько длинных тене;й метнулось от моего отражения. Это были красивые рыбины с пятнистыми спиннами. Плав­
ники похожи на ЯРI{ие крылья тропических птиц. Крючок с наживкой плясал у них под самым носом, но рыбины, лениво шевеля велинолепньвш плавниками, и не думали обращать в'нимания на приманну. Нююнец одной из них эта игра надое­
ла, и она, стремительно налетев на нрючOI{, за­
трепетала в воде. Серые ИСIЮРНИ брызнули на солнце. -
Это нунжа,- сн:азал Михаил.- Удачливый ты рыбак! Ее не так просто поймать ... РыбiЩI{ИЙ азарт захватил, и вскоре в ведерке забилось два длиннотелых хариуса с плавнина­
ми-лепестками розы. Им было тесно, а может, они боялись нунжу И потому все время пыта­
лись, изогнувшись белыми брюшна:м:и, выпрыг­
нуть из посудины. В тот же день я выудил и гpOMaд~oгo чира. Весил он чуть ли не три ЮIЛограмма. Я уже знал, что Пенжина и ОКJIaП -
единственные на Кам­
чатке места обитания этой рыбы. Ловят чира еще на Печоре и Анадыре и, может быть, их прито­
ках -,там, где вода чистая и холодная. Камчат­
щшй вид этой рыбы считается особым. Окрасна у него более темная, чем у других сиговых, пита­
ется он только меЛЪ:ИJ\1И моллюсками и хиропоми­
Д~ми. Оттого И мясо его белое, нежное, чуть слаДIюватое. Полагают, что в Пенжине пона до­
статочно этой деликатесной рыбы. Рыбаш{а была удачной, и довольный Михаил, возлежа у Бостра, похваливал дымящуюся уху, в которой плавал КРУЖОЧI\аНИ золотистый жир. По рене меД.)1енно двигались золотые челно­
ки -
листья берез, чозении. Говорят, на' них в стародавние СIшзочные времена плавалп малень-
lше ЫЛЬПЫЧОН-I{арлюш и блестящими остро­
гами добывали рыбу. Хоть мы и не были ыльпы­
чонами, нона целый год запасли вяленого чира и вспоминали во время вьюг и метелей золотые челны сентября. Евражкн На Севере крепко порой пристает I{ че.ЛОВeI{У какое-нибудь прозвище. И не I{ IЩIюму-нибудь середнячку, а к личности незаурядной, ПРИ:\Iеча­
тельной. Здесь неинтересных людей никак не отмечают. В l\aMeHCI{OM одна женщина, работавшая в рыбкооповской столовой поварихой, во всех раз­
говорах значилась ЕвражкоЙ. Слово это, какое-то милое и на слух добродушное, было мне незнако­
мо, и я все пытался узнать, что же оно обозна­
чает. «А ты погляди на нее внимательнее,- гово­
рили ilше.- Сам и увидишь!» II\енщина эта Иl'.iе­
ла привычку держать руки, согнутые в .локтях, перед грудью, кистями вниз. Была она доверчи­
вой и доброй, могла в любую чепуху поверить. А потом·я узнал, что евражки -
это зверьки ТaIше. Рыжеватые евраЖI{И, или, по-нашему, сусли­
I{и, живут на сопках, среди камней в глуБОI{ИХ норах. Они намного крупнее материковых зверь­
ков. Еврююш эти невероятно любопытны. Зави­
дев или услышав, к примеру, человека, они ста­
новятся столбиками у входа в норки И, вытяги­
вая голову, разглядывают пришельца. Передние лапки у них нри этом лежат на животике полу­
согнутыми. Любопытствуя, они непрестанно что­
то свистят. (А может быть, обмениваются впечат­
лениями по поводу увиденного?) R ним можно подойти почти ВПJIOтную, если двигаться потихоны{у. Но И скрывшись В норку, евражка через несколыю секунд снова высунет наружу свою добродушную усатую мордочку и опять начнет тихонько посвистывать. Отойдешь подальше, смотришь: суслю{ снова стоит столби­
ком у входа в жилище. Доверчивых евражек звери !{рупнее/ и нахаль­
нее почти не трогают, и есть в этом свой смысл. Для них камчатский суслю, -
даровой работник. Внедолгое пенжинское лето он запасает орехи на зиму. Труд этот нелеший: нужно достать с веток стлаюша почти игрушечные шишки, вы­
шелушить оттуда орешки-невеЛИЧI\И, потом акку­
ратно уложить их -
зерно к зерну -
в подзем­
ных хранилищах. На эти запасы и покушается в r:олодное время медведь, да и белка не обзе­
вается, если подвернется случай попасть в евраж­
кины закрома. Передко в отсутствие хозяина кладовую разворовывает его ПОJюсатый собрат--
64 бурундук n стародавние времена, рассказывают, II тундровые люди -
корЯIШ -
подкармливались у евраЖ8I\. Считалось, что орехи, собранные ими, крупнее, внуснее и полезнее ДJIЯ здоровья. Евражку Jlепю приручить. Однажды мы за­
ехали по Пенжине далеко вверх, в места глухие, безлюдные. Быстро темнело, и, наскоро поставив палатн:у и отужинав, мы легли спать, чтобы с зарей начать рыбалку. "Утром я проснулся первым. Брезент провис, по нему мерно стучал дождь. Выглянув наружу, сразу увидел: почти у самого входа в палатну стоит столбиком евражка, в передних лашшх держит кусок хлеба (очевидно, забытый нами на­
Iшнуне) и быстро-быстро жует его. "Увидев меня, суслик юркнул в траву, через минуту-другую снова появился и, отряхиваясь от росы, стал пристально разглядывать нарушителя своего спокойствия. Стараясь не делать резких движений, я бросил нашедшуюся в кармане гале­
ту. Свистнув, евраn:ша мигом опустил ась на все четыре лапки и сделала шаг, остановилась, под­
нялась, поглядела на человеI{а -
опять на четве­
реньки. Так и добралась до галеты. Любопытно ведь, что же тан:ое ей бросили! Taт~, день за днем, мы приучали ,евраЖI{У есть из наших PYI<. Еду она даже I\лянчила. Встанет на задние лаш\И -
и ну сердито цвиркать ... За пять дней мы так привьшли друг К другу, что жалко было оставлять ее одну на острове. Потом туда ездили наши друзья и говорили, что тоже подружились с милым, любоft:6IТНЫМ сусли­
ком. Jlllорскне зайцы... и Пугачева На простор ах Пенжинской губы часто встре­
чаются кекуры -
островерхие большие камни. Они -
сигнал лодочнику: здесь мель и подводные скаJIЫ. Ориентируясь по ним, можно беспрепят­
ственно добраться до удивительного острова Аппапель. С ходу иройти сюда на моторной лодке не очень-то легко: кругом отмели. Нам обычно уда­
валось высадиться только с западной стороны АППС1пеля. Интересен этот остров своими птичьими база­
рами. Птицы сидят рядами на каменных высту­
пах Сl\ал и, словно торгуясь о чем-то, беспрестан­
но кричат и, волнуясь, спорят друг С другом. Появление людей вызывает здесь великий пере­
полах. Чайки с ПРОНЗИТОЛЫIЫМИ криками носят­
ся над саМQЙ вашей головой, а маленькие серо­
ватые мартыны, нахальные и отчаянные птицы, ПИIшруют прямо на чеЛОВeI{а и лишь в каком­
нибудь сантиметре от его .лица взмывают вверх. Снажу прямо, очень это непринтно. Если птицы все-таки СIЮРО привыкают к лю­
дям, этого не Сl\ажешь о нерпах илахтаках. Они -
весьма осторожные -
долго не решаются взобраться .на свои лежбища. l1.лавая и ныряя у берега, лахтаки во все глаза смотрят на пришель­
цев. Эти звери -
одни из самых крупных ласто­
ногих. Верхняя губа у них раздвоена, и поэтому зовут их морскими зайцами. Впрочем, еще и по­
тому, что, как и косой, лахтаки очень БQ,ЯЗЛИВЫ. Малейшее резкое движение, пезнакомый запах обращают их в паническое бегство. С нами бы,,'!а милая женщина Оля. Она знала, как приручить лахтаков. Оля включала магнит{)­
фон с песней Аллы Пугачевой «Бубен шамана>}, и звери потихоньку, словно завороженные, выби­
рались на берег и ВСlюре как ни в чем не быва­
ло лежали под горячим летним солнцем, млея от жары и веселой музьши. Морсн.ие зайцы . почему­
то не любили классических произведений, и сколько мы ни пытались, так и не приучили их к Баху и IПопену. Лахтаки сноро привыкли к нам и разрешили подходить I{ себе на пять -
десять метров. Однажды я нечаянно подслушал Один раз­
гопор с одним лахтаIi:ОМ. -
Какой ты красивый, губаст~к,'- говорила Оля, пододвигаясь к нему.- И усы у тебя пуши­
стые и невозможно роскошные ... Лахтат. глядел на нее веселыми ГJlазами. -
Ну, не бойся меня, пожалуйста! Я тебя только поглажу, ладно? . ЛаХТaI{ насторожился и показал, фыркнув, свои зуnы. -
Ух, какой сердитый! -
продолжа.ла Оля.­
У тебя щетина вон какая серенькая, мягкая, на-
верное. Ну, не убегай! . ЛаХТaI{ будтыхнулся в воду. -
Заяц ты и ость заяц! -
вздохнув, сказала Оля.- Разве я похожа на лису? Тем более­
морскую ... Но заяц был уже далеко в море, которое для него -
всегда спасение от неожиданностей суши. Улепетывая от нас, JIaхтаки всегда походили на косых: бросались из стороны в сторону, петляли, словно хотели запутать свои следы. Откуда им, глупым, знать, что следы на воде и так не оста­
нутся? На Анпапеле лежбище лахтаков и нерп не­
большое -
всего сто пятьдесят голов. А раньше, до ограничения на них охоты, и того меньше было. Толстая кожа морских за,Йцев шла на по­
дошвы торбасов -
меховых сапожек. Ласты же издавна считаются большим деликатесом. Пото­
му и уничтожали зверя ... От Аппапеля недалеко до мыса Елистратова. Острова близ него -
места глухие, никем не по­
сещаемые, и птице, и зверю тут живется воль-. готно. Сразу глохнешь от шума: здесь разме­
щаются невероятно огромные. базары бакланов, ТОПОРI{ОВ, чаек. Птицы живут на отвесных ска­
JIaX, издали похожих па неприступные башни старинных замков. 5 «Уральский следопыт» N. 10 Звук мотора нашей ЛОДIШ поверг в бегство многочисленную компанию лахтаков и нерп. Они не СIЮрО успокоились и только к вечеру -
не век же сидеть в воде! -
поодиночке начали выбирать­
ся на пляжи с золотистым мелким песком. Здесь мы увидели ларгу -
красивую пятнис­
тую 'l'олстушку. Ларги -
те же лахтаки, только м:еньше, изящнее. Ларги не хотят водиться с трусливыми родственниками и место для отдыха выбирают отдельное -
на голых плоских камнях. Они не очень пугливы, но и не сильно-то храб­
ры. Оле удалось однажды подойти настолько близко к одной ларге, что -зверь чуть не ударил ее хвостом по руке. Больше Оля с ними знако­
миться не пыталась. Звери эти все-таки сильные. Вот ТaI{ие «зайцы» водятся в море, в которое впадает медлительная ры\а Пенжина. Праздничные снега Вчера трава была зеленой и мягкой, а сего­
дня на нее упал иней, и она хрустит под ногами. Позади остаются темные следы; трава грустно пригибается к земле ине в силах распрямиться. Ручеек по бережку покрыт тончайшими осколоч­
ками льда, зато лужи -
полностью зеркальны, и сквозь их стerщо видишь пристывшие снизу яркие осенние листья. Воздух стал чуть терпким, кисловаты:.i на вкус, и, вдыхая его, хочется идти без конца ... А потом _через несколько дней внезапно при­
летит самая зимняя, самая пушистая, самая. теп­
лая птица -
снег. Ее приносит ветер, Снег начался внезапно. Стало тихо, и осто­
рожные СОРОН.и, перелетая с ветки на ветку, боя­
лись выдать себя голосом. Воздух наполнился леГI{ИМ движением. Сне­
жинки меДJlенно I,РУЖИЛИСЬ и не хотели опус­
каться на землю. Мороза убавилось, и я решил выйти за село, чтобы принять участие в снежном празднике. Тонко позвякивали худены{ие сосульки на ветках таЛЬНИI{а, и звук этот был поразительно громким. Неба не было. Был сплошной снег. Он покрывал деревья, I~УСТЫ, лепился на мое лицо и превра­
щался в холодные капельки воды. . Я вытянул ладонь, и на нее опустилась сне­
жинка. Она была похожа на маленькую белую звезду -красивая и пушистая. Я не уберег ее­
она тут же истаяла. Она не могла принять тепло. Снежинке нужен был, наверное, снеговик. Они бы поняли друг друга. Сорочий подарок За долгую зиму я привьш I{ этой сороие. Вообще-то в селе БыJIo много других сорок: они летали возле домов, франтовато помахивая длин-
65 ными хвостаМИ-ВИЛI<ами, заглядывали в ою:та, и ребятишки выносили им в студ{у какую-нибудь пищу, чтобы птицы не замерзли от холода. С ними свьшлись, как в больших Г9родах с году­
бями. Моя сорока была старой И мудрой. Когда Tepl\<ioMeTp по утрам показывал минус пятьдесят градусов, она выбиралась из пакли за карнизом, где пристроилась на зиму, и начинала требова­
тельно стучать в стекло. Я просыпался и под­
ходил к окну, и сорока, скашивая блестящпе глаза на термометр, что-то хрипло кричала. На­
верное, она говорила~ «Ну и засоня! Спишь в т<)пле, а я погибаю! .. » Я открывал фОРТОЧI{У и, чтобы птица пе pyra-, лась больше, сыпал на большую фанерну-кор­
мушку хлеба, обрезков сыра и колбасы., Она вни­
мательно наблюдала за моими руками, отскочив на безопасное, по ее мнению, расстояние. Я знал, что сорока любит сушеную IЮРЮШI,У -
малень­
кую рыбну, ,пахнущую свежими огурцами. Если я не клал корЮШНУ на кормушку, сорока начи­
нала браниться хриплым голосом и, прыгая по фанерке, так громко возмущалась, что на ее нри­
ни прилетало еще несколько птиц, чтобы посмот­
реть, в чем дело. Они, немного помолчав, тоже начинали браниться. Тогда я высовывал в форточку их любимый деликатес -
НОРI?ШНУ' и, моя сорона, царственно поглядывая на остальных, выбирала самую внус­
ную рыбну. Толыю после этого другим птицам разрешалось приступить н дележу угощения. Позавтранав, сорона нуда-то улетала. Летала она IIИЗНО, почти над самой землей: от незаметен­
ных снегом нустов и деревьев, от теплотрассы, опутавшей все село, все-таки было тепло, и птица' не боялась замерзнуть. Веспой, ногда стал таять желтый снег, а ру­
чейни роБIЮ засочились из сугробов, сорона взду­
мала дешJ.ТЬ мне ответные подарни. То и дело я: обнаруживал на нормушне фольгу от нонфет, раз­
ноцветные стекляшни и невесть где найденные бусинни. Птица, наверное, думала, что я тоже люблю'разпые блестящие и свернающие вещи. Однажды я увидел на фанерне тонное золотое I{олечно с анвамарином. «01'0,-
подумал Я.­
Сорока-то моя -
воровка!» Пришлось повесить объявление, чтобы отыснать настоящую владе­
лицу драгоценности. Ею оназалась девушна Ла­
риса, живущая в доме напротив. Днем опа про­
ветривала квартиру и не занрыла фОРТОЧНУ. Когда солнце совсем пригрело землю и вспыш­
юl.ми радуги засверкали в тундре первые цветы, все сорони исчезли из села. Улетели строить гнезда и выводить птенцов вдали от людей. Одно дело, видать, жить зимой с людьми, другое -
на­
лаживать свою семейную сорочью жизнь: здесь никто не должен мешать. Но каждую зиму ста­
рая сорока вновь поселялась за карнизом моего онна. Видно, привьшла. 66 Рододендроны Есть на севере чудесные цветы -
рододенд­
ропы. Веспой они вьшархи:вают из-под снега огромными желтыми бабочнами, и сош{и стано-, вятся лимонного цвета. Набежит ветер -
и цве­
ты поначиваясь на стеблях, нажется, вот-вот вз~етят и, набирая высоту, растворятся в синем воздухе. Долга северная зима, и люты ее причинда­
лы -
морозы, позеМI{И, бураны. Солнце почти H~ поназывается, и только древняя КОРЯНСI,ая боги­
пя Завина-I\у'гагт помогает отличить день от ночи. Она обожает румяниться, и нороткие зимние дни полностью использует на любимое занятие: небо, розовое с утра, постепенно становится к вечеру ЯРНО-I'расным. В стужу и холода с пропзительной ТОСIЮЙ по­
нимаешь, что быстротечное лето с нежными бе­
лыми ,ночами -
самая БОJIьшая награда за долгое терпение. Засидевшись дома, пойдешь бродить по соп­
нам и вдруг вспомнишь, что тут, под ногами, цвели весной рододендроны, и ты по-детсни радо­
вался им и приносил бунет из бабочен любимой женщине ... А сейчас цветы спят. И находит вдруг на тебя беспричинное беспокойство: да тут ли они, под снегом? А вдруг их убьют морозы­
и значит, не будет праЗДIПша весной? Снег не ТЮ~ ГJIубок Отгребаешь горсть за горстыо -
ПВСI\оре в ЯМБе видишь: вот они, родо­
дендроны! ЗеJIепые, нрепкие наощупь листья и среди них -
о, чудо! -
маJIенькие чешуйчатые бутоны. Значит, тоже ждут -
не дождутся тепла нреI,расные вестIПШИ весны. Осторожно срываешь неснольно веточен и, чтобы не замерзли по дороге, держишь под тулу­
пом. Неснольно дней стоят рододендроны в вазе, удивляясь теlШУ и свету -
и вдруг, словно опом­
нившись, начинают набухать !5утоны. И однаж­
ды YTPOl\f, просыпаясь, ты не веришь ЧУДУ: преI\распые желтые бабОЧI\И рассеJIИСЬ на тонких веточнах среди зеленых листьев. И сердце твое успон:аивается: значит, там, в ПОJIоне у зимы, н:опят силы все травы и цветы, чтобы вместе е тобой встретить весну. Белый свет Старый норю{ раССIшзывал мпе, что у гордого спльпого Ветра есть жена -
Заря, ИШI Завина­
Кугагт. Давно они живут вместе. Снольно коряни есть на свете, стольно лет этим возлюбленным. Н'ак тольно Ветер, возвращаясь из своих странст­
вий, подумает о Завине-Кугагт, щени ее начи­
нают румяниться. Каждое их свидание вот уже IЮТОРУЮ тысячу лет -
ка н: в первый раз. Днями Ветер бродит в других странах. Тольно н ночи возвращается домой. Ах, если бы оборвать ход времени, спутать день и ночь, если бы сблизить закаты с рассветами! Чтобы друг оставался ря­
дом дольше, чтобы можно было бесконечно пока­
зывать ему чудеса: белый хрупкий ,подснежник, синюю незабудку среди снегов, прекрасные сереж­
ки ольхи, рододендронов роскошные цветы. И, со­
брав все свои силы, смешала Заря день и ночь, остановила ход времени -
тю{ получилась белая ночь. Она всегда или почти всегда безветренна, ветер любуется Зарей. Белые ночи -
волшебное творение Зари. Чуть.:. чуть веришь древней сказке, когда не кончается белый свет, малиново полыхают небеса, а мглу истончает золотистая сеТIШ лучей невидимого солнца. ;Выйдешь на улицу, поднимешь голову к небу, а там -
белыми лебедями летят облюш. Живущие где-то вблизи села чирки стремительно возникают в воздухе и пытаются подняться вверх, наверное, к чуть бледнеющему на небе созвездию­
Атага -
"Утячье гнездо. Так называют на Пелжи­
не-реке Плеяды. Ночь -
призрачно-белая. Биден каждый лис­
точек на молодых пушистых ивах. Пахнет бере­
зой, и клейкие зеленые с~рдечки ее веточек легко и радостно трепещут. где-то тихо-тихо поет вода,перескакивая С камешка на камешек. Иду на звук. Ручей спря­
тался в сумрачной лощине. Со всех сторон обло­
Жил его кедрач -
разлегся лапами на валунах и зачароваано глядится в воду. Легкие струны, бесконечно переплетаясь, играют с упавшими в ручей отражениями. Разбивает их серебряным хвостом неизвестно откуда взявшийся здесь ха­
риус. Раззадорившись, пытается схватить рыбина легкую пушинку. Она спасется -
прилипает к моей руке. Испугавшись меня, веселая рыба пря­
чется где-то в камнях. Тоже не может уснуть. Слишком ясная, Пhянящая стоит ночь ... :Кое-где еще видны залежи снега. Он сжался в маленькие серые кучки. Из-под него уходят­
убегают ниточки ручейков, упося последние силы зимы. Даже трава уже не боится снега: проросли зеленые стрелки какого-то растения и стоят, гор­
до покачиваясь над виновником своего зимнего заточения. Постеrrенно ночь делается розоватой, и лег­
кие облака на горизонте -
словно перья. Засмот­
ревшись на них, тронешь нечаянно куст ольхи­
и слетит с него сухой дождик из жолтой пыльцы. И вдруг в небе появится чудесная армада розовых чаек. Они, смеясь и плача, пролетят над тобой, и ты в оцепенении сразу и не поймешь, что розовыми их сделала заря. В белые ночи и дышится леГIЮ, и радостно становится на сердце: НaIЮН<Щ-ТО после долгой зимы реюю и стремитеЛЬ;IIO наступает лето; и вдруг возникает пронзительное желание -
сбро­
сить медлительность, засветиться внезапной улыб­
кой и жить торопливо и стремительно. :Как все вокруг жив~т в соверные летние ночи. 5* Придешь домой и не ~пишь. Ты словно побы .. вал в храме и хочется говорить возвышенно и просто. Открываешь любимую книгу С1;ИХОВ И вдруг' тебя озаряет: «А ведь правы IЮрЯКИ, при­
думавшие тю,ую прекрасную сказку!}> И У тебя есть чудесная женщина, которая долго и молча­
ливо ждет тебя, и румянятся ее щеки, когда ты думаешь о ной. И так необходимо иметь на свете белые ночи, чтобы почувствовать все это. И так станет жалко, что ты -
не Ветер. Труженики Ногда сошш стали желтыми от цветущих рододендронов, тундра -
пестрой от трав и цве­
тов, проснулись шмели. Это были особенные, се­
верные шмели -
грозные, в мохнатых бархатных шубках, с большими головами. По ошибке они иногда залетали ко мне в комнату. Н своему сты­
ду, первого увиденного в своей пенжинской жиз­
ни ШМ'8ля Я принял за громадную осу и, конечно~ пытался спастись бегством. Случившийся ря:дом Михаил, улыбнувшись, взял длинный карандаш и, подпихивая им ЯРОС'fно бьющегося о стекло шмеля к открытой створке, Сlшзал: -
Это -
труженик. До смертного часа он со­
бирает нектар цветов для своей семьи. Целое лето я видел шмелей среди цветущих растений. Они невозмутимо летали к ним на сви­
дание даже в дождь и ветреные дни. В один из осенних дней, lюгда холодок уже трогает лицо" а с берез падают яркие желтые листья, я увидел в низине под сошюй пышные заросли иван-чая, который обычно цветет до первых снегов. Подошел ближе, и на земле, среди сухой травы, обнаружил двух шмелей. Они пол­
зали, вибрируя крылышками. «Собрались поги-
\ бать, что ли?}> Но нет, вот один взобрался по длинной былинке на стебель иван-чая, передох­
нул, устремился к соцветиям и, заПУСI{ая в буто-'­
ны хоБОТОI<, принялся откачивать сладкий нектар. Другой шмель двигался медленнее. Нрылышки его были обтрепанными, шубка как-то порыжела, залоснилась, шмель был худой и, чувствовалось, старый. Но он дополз к цветам и тоже стал сосать нектар, а потом под~ялся на верхушку растения и, быстро-быстро махая крыльями, набрался сил, I{Ю{ ,самолет перед стартом, и полетел. Второй шмель последовал за ним. Во что бы то ни стало они должны были принести пищу своим семьям, потому что были их единственны-' ми кормильцами. Река, Пришло наконец время сказать о главной реке IШМЧатского севера -
Пенжине, потому что без нее невозможно представить этот край. 67 Пенжина -
самая' благородная ре:ка этой тер­
ритории. В верхнем ее течении растут' велико­
лепные лиственные леса, в среднем -
тополь, сюда забредают из заказника «Река Белаю) лоси, бегают' стада снежных баранов, а вода буквально кишит разной рыбой. Рано весной, как только сойдет с' громким треском лед, вверх по реке' начинает свой ход маленькая рыбка -
корюшка. Она блестит ра­
дужными спинками, и завеса брызг от ее стре­
мительного движения висит в воздухе. В старо­
давние времена, говорят, эту рыбу черпали с лод­
ки берестяными туесками -
такими обильными косяками она шла. А сейчас ее ловят удочкой, ' реже.- сетями... I Вслед за :корюш:кой устремляется вверх :кета. Впереди :косяка, часто за пятьсот метров или даже километр, движутся две-три огромные ры­
бины. Их спинные плавники стремительно рассе­
кают воду, рыбины выпрыгивают на мели из волн и тогда видны их красноватые брюшки. Это -
лоцманы. Они показывают косяку путь. Косяк издали кажется голубым, и брызги, поднимаемые рыбой,- тоже голубые. Голубое сияние сопутствует этому. могучему движению. К лету Пенжина делается смирной, медли­
тельно катится меж берегов. И не один лодочник чертыхается на Мотином или ИНОМ д'РУГОМ пере­
кате, где сквозь прозрачную водицу видно разно­
цветную гальку. Течет Пенжина извечным древ­
ним руслом, и отражается в ней чистое небо, а ночью -
золотистые звезды качаются на волнах. Но забираешься на гребень холмистой гряды и вдруг видишь под собой все поречье, испещрен­
ное многочисленными протоками и проточками, ручьями и ручейками, питающими великую реку. Спустишься :Вниз и идешь по течению. Берега становятся круче, обрывистее, и замечаешь: ком­
ли деревьев, вставших над рекой, кем-то потрепа­
ны. На иных нет коры, другие выворочены с кор­
нями. Кто это натворил? Да вот эта медлительная Пенжина: в пору своего половодья несла глыбы льда, 'ревела, стремительно двигалась. к морю, подминая все на своем пути. А потом, застыдив­
шись, прикинулась тихоней: в иных местах, на перекатах, куропатка хвоста не замочит. Летом пенжинцы часто ездят на островки, ле­
жащие в великом множестве по этой реке. Здесь настоящие заросли черной и красной смородины. Семена ее каждый год заносятся с верховьев, и молодая поросль кустарников буйствует даже на песке. И что C'DpaHHO, грибы здесь тоже растут и на песке, и среди ... галечника. Иногда они тянут­
ся ровными рядами, словно специально кем-то посаженные. Это также натворила река: занесла споры во ВIlемя весеннего половодья. Пенжина все еще дикая река. Ее не отравля­
ют ни 'фабрики, ни заводы -
вода чистая. Много десятков километров пройдешь по ней на «мотор­
ке>} прежде чем встретишь жилье. Один человек, 68 по имени Ахмет, видимо, решив сдеJj:ать рекубо­
лее обжитой, поставил недалеко от села Камен­
ское бревенчатую избушку для охотников и ры­
баков. Ее так и прозвали Ахметовым зимовьем. Больше он не успел ничего ПОС'троить: умер. И по всему течению Пенжины нет ни одной избушки. Светлан тишина Грибы были разбросаны по зеленому барха­
тистому мху так щедро, что казалось: это добрый корякский божок Пихлач постарался доставить нам раДОС1Ь. Крепкие моховики собирались в плотные кучки и наблюдали издали за хоровода­
ми красноголовых подосиновиков. Пахло жимолостью и брусникой; в тихом, про­
зрачном воздухе падали с берез раздумчивые лис­
тья. Их сталкивали бойкими лапками бурундуки. Полосатые зверьки выбирались из зарослей стла­
ника и, громко цвиркая, улепетывали на дереВЬ-!I повыше. Видно, пугали их человеческие голоса. Не в пример тем их собратьям, живущим у села Каменсное на сопках, ноторые настолы\o при­
выкли к лющгм, что ПОДПУСI{ают к себе на один­
два метра. На голоса БУРУНДУI\ОВ прилетали сороки, что-, бы 'посмотреть, кто явился в лес, и, увидев все­
го-навсего двух мужчин, и I\ тому же без ружей, разочарованно стрекотнув, отправлялись искать более захватывающих зрелищ. -
ЖаЛI\О, что это последние грибы,~ СI\азал Михаил. -
Воздух ночами становится холодным и не дает силы молоденьким грибкам ... Действительно, небольшие, почти пуговичные подосиновики -
сухи, тусклы. Обабки напитались водой, их тоже брать нельзя. Однако ВЫВОДI\И БО-. ровиков были I\репкими. Их могли убить толы\o заморозки. Малышей мы прикрывали сухими листьями: тан уцелеют и от солнца, и от замороз­
ков, и, может, набредет на них удачливый' гриб­
ник и тоже вернется' домой, осчастливленный ле­
сом. Ближе к вечеру в. кустах начал запутываться легкий туман. Он был робкий и не смел поднять­
ся выше, к деревьям. Грибные заросли не I\онча­
лись. Мы даже устали от этого изобилия и выби­
рали только самЫе тугие грибы. На их шляпках свеРI\али прозрачные росинки. Туман прибывал. Стало сумрачно и тихо, как перед дождем. Корзины наполнились доверху, и мы остановились передохнуть от бесконечных по­
I\ЛОНОВ. -
Странно,- сказал Михаил,- не слышно реки ... «Грибное Эл:ьдорадо», отнрытое нами, находи­
лось на лесистом берегу реки Белой, которая впа­
дает в медлительную Пенжину. На Белой много галечных перекатов, и Бода быстро несется по ним. Глухой цrYM слышен да-
леко. А тут -
тишина. Лишь пикнет IШI:ая пи­
чужка. -
Знаешь,- сказал Я,- давай пайдем I,акой­
нибудь распадок Он обязательно выведет 1\ реке, а там определим, кю{ даЛeI,О мы забрели ... Наступила серая ночь, обычная для сентября, и мне было немножко не но себе. Здесь, в местах, заросших огромными IшмчаТСI,ИМИ тополями, кра­
савицей чозенией, ольхой, в густой стене I{ycTap-
ника и высо[юй, СI,рывающей человека с головой, траве, говорят, передко натыкались на медведей. fl не верил этим раССlшзам, пока однажды сам не увидел медведицу с пугливым сеголетком, H::t-
пролом песущихся от лодки в глубь одного И3 бес­
ЧИСJlеппых остроююв. Чертыхаясь, мы наконец вышли из зарослей кедрача. Земля под ногами -
мягкая, как ковер. Ее покрывал местами невысокий I{устарнИI(. Я пюшопился над одним И3 нустинов: он был -усы­
пан I{РУПНЫМИ ягодами. «Точно -
медвежий угол,- попробовал пошутить я. -
Медведи ведь JIюбят голубин:у ... >} -
Дальше тундра,- не слушая меня, сназал Михаил. -
Давай повернем назад. Деревья ведь все-тани растут б.лиже н воде. И снова мы НЫРНУJIИ в густую траву, и, про­
Дllраясь сквозь чащобу ивнян:а, я начал насвисты­
вать добрую мелодию. Хотелось заглушить страх: мы вышли на большую тропинку и не надо было большого ума, чтобы догадаться, нто ее проложил в этих зарослях. -
Норяки говорят, что в лесу живет малень­
кая женщина Нонгаач,- обеРIГУ.ВШИСЬ ко мне, сказал МихаИJI. -
Она пасет звереЙ. Может, по этой трош{е гоняет JIOсей на водопой, а? Голос друга был мягким, и я ПОНЯJI: улыбает­
ся, дух мой поднимает. Взошла луна, и в неясном свете мы разгляде­
ли высон:ое дерево. Михаил ловко вскарабr,ался на пего . и увидел, с I\аКОЙ стороны тянется туман. Мы снова продираJ1ИСЬ сквозь густой кустар­
ник, переходили вброд ручейки с холоднющей во­
дой: от нее начинало ломить ноги. НЮ{OItец в светлой тишине послышался сла­
бый шум воды. Теперь шли тольно на него. Ногда потянуло сыIостьюю и лицо от легкого тумана сделалось мокрым, в просвет ах между де­
ревьями мелышула река. Спустившись по крутому откосу вниз, к бере­
гу, мы поняли: вышли километра на два выше того места, где остаВИШI "lOдну. Уму непостижи­
мо, как мы могли тю\ заблудиться. Уж не Нон­
гаач ли над нами подшутила? Во всяком случае, можно БыJlo 'облегченно улыбнуться и закурить. Мое окно На камчаТСIЮ:\I Севере я жил в маленыюй, но замечательной номнате коммунальной квартиры. Здесь можно было сушить грибы, ставить в вазу листья осенних деревьев на ПОДОIЮННИI~е единст­
венного окна, в которое по утрам заглядывало солнце. Окно было для меня вроде цветного телевизо­
ра (до Наменсного телевидение еще не дошло). В нем были волны Синих метелей, отблески се­
верного сияния, тишина белых ночей. Но; глав­
ное, всегда можно было высмотреть, что делается па вертолетной площадке, расположенной на не­
высоной сопочке. Ее хорошо видно из этого ОIша. Прилетала винтокрылая «стрекоза» изредка, и I{ЮКДЫЙ раз случалось что-нибудь чудесное: или почта прибывала, или новые люди ноявлялись, или просто хорошие парни~вертолетчИIШ заходи­
ли в Тости. Осенью в окно бились редкие серые дождин­
ки, и среди них ВИЛИСБ яркие листья берез и ольхи. Даже в сумрачную погоду в моем доме все равно было светло. Осенью я ночевал дома редко. Почти каждую ночь уезжаJI с другом на острова Пенжины, не­
ДОЛГО спал в лодке под тентом -
над ним вполго­
лоса шумел н:ривой дождик. Прохладный ветерок будил нас, и мы, смеяеь, готовили удочки. В ту­
мане ветер приносил отr,уда-то сухие травиюш, листочн:и, он был нежным и МЯГI{им. Мой друг улыбался ему. Надо сказать, . что дружба -
первый закон Севера. «Ни в 1I:оем случае не пусi\айся в путь одию} -
это одна из его заповедей. И я по досто­
инству оценил ее, побывав с Михаилом в самых УI,РОМНЫХ уголнах Пенжины. Он помог мне уви­
деть и понять больше, чем я'смог бы в оДиночну. И выручал, нонечно, не раз. Мы возвращались домой усталые, :мокрые, лох­
матые, возбужденные от увиденного и услышан­
ного. И вроде бы все ЭТО были мелочи, наподобие рассказанных :мной выше, но нами они ощуща-
лнсь I,aK жизнь. Однажды я сидел у окна. Бились в него редю,:е снежинки н, падая вниз, превращались в малень­
ние белые лепешни. В комнате пахло брусникой и I,едра чом, пучки которого были поставлены Б вы­
сокую красную вазу. Тихо и покоЙно. И вдруг ме­
ня посетило особое состояние. Что-то вроде ито­
га, принесшего с собой какую-то значительность и внутреннюю полноту. Можно жить на земле, сравнивать себя с дру­
гими, огорчаться и радоваться, и знать, что все еще впереди, и зачем спешить: можно подождать и с путешествиями, и с открытиями. Все з;тридет. Но судьба может обернуться вот таким вечным ожиданием, и в итоге -
ничего. В ЭТОМ особом состоянии я понял, что открыл запахи и смысл тундры, леса вдоль Пенжины, рен и пебольших озерков. «Пусто ниногда не бывает в лесу, и если кажется, что пусто, то сам вино­
ват»,- писаJI М. Пришвин. Я сидел у ORHa и думал, RaR хорошо,' что на I\амчаТRе мне досталось вот это ORHO, из ROTOPOfO даже сидя дома можно увидеть так много. CIlЫ Уже уехав с I\амчаТRИ, я то и дело ловил се­
бя на том, что говорю о ней: «у нас, на Севере», и не могу ПрИВЫRНУТЬ R. размеренной и, вроде бы, отлично налаженной жизни. Однажды на ночь читал «Дорогу НИRуда» Александра . Грина и вдруг среди заманчивого, острого сюжета -
простая вещь: «Галеран видел оранжевыIe цветы на колючих стеблях, недоступ­
ных разящЕ\й силе л~чей солнца. В' мире было,~ много птиц n: растении, ИМ НИRогда не виденных. «1\aR монотонно и RaK нелюбопытно я жил»,­
размышлял. Галеран, испытывая беспокойство, за­
висть R неузнанному, что бы оно ни было, сожа­
ление о пороге старости и неСRОЛЬRО смешное же­
лание жить вторую, RO всему жадную жизнь .. ~ Ему вдруг безумно захотелось увидеть все вещи во всех домах мира и проплыть по всем peRaM ... » Я захлопнул RНИГУ и долго думал о правде этого желания -
все увидеть. Я узнал Север, у:щал егО' травы и цветы, его птиц и животных. Можно было бы раССRазать еще и О' медведях -
бурых и даже белых; о лютом холоде, когда по местному радио передают, что рабочий день отменяется; о том, что ПРИр,ода там bce-таЮI блаГОСRлонна к человеRУ и позволяет выращивать картофель и овощи, а в лесах iдоль моей реRИ много соболя и росомах. Но я не буду говорить об этом. Разве мы любим свою землю ТОЛЬRО за чудеса? . ... Ночью мне <шятся сны. Они о Севере, о Пен­
жине. О тополях с оранжевыми листьями, о гри­
бах-великанах, об утках и белоснежных' лебедях, о зимней радуге в небе... И просыпаясь, я пони­
маю, что счастлив. • 70 РАЗВОД Ра~с"аз Раис САIi(ФУПЬМУПЮКОВ Рисун.ок Е. Крутских -
я не могу больше так жить! Хватит! Я бро­
шу это несчастное сапожное дело и займусь жи­
вописью. Из меня еще выйдет настоящий худож­
ник. Не зря же люди говорят, что у Ибрагимови­
ча золотые руки. А я добавлю -
и голова. Да, да, голова! Двоюродный брат моей матери -
худож­
ник в Москве. И только невежды могут говорить, ЧТО он такой же сапожник, как и я. Он худож­
ник и я тоже художник. Пусть он рисует карти­
ЩiI, а я ляпаю паршивые коврики, чтобы про­
кормить мою семью. Но невежды, даже в нашем забытом аллахом городке, стали воротить нос ОТ ковриков. Люди разбогатели, им теперь подавай настоящие ковры. Мне тоже хочется настоящего искусства, и я ухожу к новой жизни. А ты оста­
вайся и попробуй пайти еще- такого осла, как я, чтобы ишачил с утра и до вечера.- Мой отец передохнул и, глядя куда-то в потолок, продол­
жил: -
Дорогу осилит идущий, а на моей дороге ты лежишь камнем. Ну почему, почему ПОСJ,Iе целого дня работы я не могу выпить стаканчик вина? Где это написано, где это сказано?! Так говорил мой отец, меряя комнату своими огромными шагами. Его темные глаза еще силь­
нее потемнели от возмущения. , Моя мама сидела на диване и штопала мои носки. -
Я уйду, ~тйду К маме,- твердо сказал отец и остановился посреди комнаты, ожидая, что же скажет на это моя мама. -
Уходи,- СПОIЮЙНО сказала она, не отры­
ваясь от ШТОПRи,- толы<о детей возьми с собой. Я не смогу их прокормить. Мне было жалItо маму, но я боялся, что, если подойду к ней, отец не возьмет меня к ба­
бушке. , И ВОТ мы -
отец, я, мой братишка -
вышли из дома. Отец выкатил из сарая телеrЮ,У с же­
лезными вихляющими колесами, погрузил кое­
какие вещи, в том числе и синий чемоданчик с красками, и, посадив' нас с братом на тележку, покатил ее вдоль пыльной, заросшей' по краям зеленой травой улице. Отец, чертыхаясь и дымя самокруткой, толкал тележку перед собой, а мы с братом, расшалившись, раскачив;али тележку из стороны в сторону, и от этого она еще больше виляла и скрипела. Отец иногда покрикивал 'на нас, и мы ненадолго замирали. Знакомые при виде нас улыбались и, любопытствуя, спрашивали у отца: -
Нуда ты везешь своих орлов, Рустам Иб­
рагимович?! -
Ослу под ХВОСТ ... -.не останавливаясь, от­
вечал OTeц.~ На базар продавать... Н всевыш­
нему ... Было тихо, жар~(), было лето, и я видел, как на темяом морщинистом лице отца появились ка­
пельки пота. Из-под отцовских сапог и из-под тележки поднималась серебристая пыль и долго висела ,над дорогой. Вот наконец отец остановился перед домом, где жил его старый друг, сапожник Хамид. Ногда Хамид приходил к нам, прихрамывая, опираясь на сучковатую палку, худой, с добры­
ми морщинами на продолговатом лице, все до­
машние знали, что они с отцом будут долго и не­
торопливо беседовать за бутылочкой вина о сек­
ретах сапожного мастерства и вообще о жизни. Хамид был хорошим, настоящим сапожником, к нему приносили обувь на починку со всего горо­
да, а отец мой занялся сапожным делом недавно. Вот наша тележка остановилась перед домом, где жил Хамид. Отец осторожно ссадил нас на землю и, сделав свирепое лицо, наказал: -
От тележки -
ни шагу! Ногда отец открыл узкую калитку, ведущую в дворик, заросший акациями, к дому Хамида, мы с братом побежали к колонке за углом и, брыз­
гая друг на друга, напились холодной воды, а потом медленно вернулись и легли на теплую траву в тень тележки. R'акие-то коричневые букашки бегали, пры­
гали среди зеленых стебельков травы, и мне пред­
ставлялось, что это лес, а я повелитель леса: сухой травинкой я ОПРOI\Идывал насекомых на спину. В это время брат мой заснул, и я не за­
метил, как вскоре сон сморил и меня. МЫ проснулись оттого, что солнце напекло нам затылок. Солнце уже клонилось к горизонту, а отца все еще не было, и нас это начннало тр~вожить. Мы проголодались. Мы пили воду из колонки, в животе бурчало и есть хотелось еще больше... Наконец, вздохнув о бабушкином моло­
ке, вспомнив о домашних лепешках и сравнив длинный путь к бабУШI{е и короткий -
домой, мы с братом дружно /взялись за 'гладкую дере­
вянную ручку тележки и потянули. Ногда мы вносили вещи в дом, мать с улыб­
кой принимала их у нас и раскладывала по ме­
ст-ам. А потом мы уселись за стол и стали с от­
менным аппетитом уминать рассыпчатую кар­
тошку, обильно макая ее в желтое подсолнечное масло. Мама, подперев голову рукой, подклады­
вала нам, спрашивая при этом: -
А где же отец-то ваш? Нуда ушел? -
Н ослу под ХВОСТ,- весело отвечали мы.-
На базар ... R' всевышнему ... Н Хамиду зашел. Мы уже засыпали, когда пришел, отец. Не за­
жигая света, он на цыпочках подошел к нашей маме. -
Дома орлы-то наши? -
Дома, дома,- шепотом ответила мама, и мне в ее голосе послышалась и радость, и обида. А обижаться-то было нечего. Мы же действи­
тельно были дома. Ногда я заснул, то мне при-' снилась теплая козья шкура, козье молоко, ба­
бушка. Это мой отец, виновато улыбаясь, УI<рывал меня своей любимой ТУЖУРI{ОЙ иа К6аьего меха. • Судеб по'слан·ник Юllиji МЕДВЕДЕВ КОГДА МЫ ГОВОРИМ, ЧТО ЖИВЕМ В НЕОБЫКНОВЕННОЕ ВРЕМЯ, ТО ЭТО, МЕЖДУ ПРОЧИМ, ОТНОСИТСЯ И К КЛИМАТУ. СЕРЕДИНА ДВАДЦАТОГО ВЕКА НЕТИПИЧНА ДЛЯ ПРЕДЫДУЩИХ ТЫСЯЧЕЛЕТИй И ДАЖЕ ДЛЯ ПОСЛЕД­
НЕГО МИЛЛИОНА ЛЕТ. ЧТО ГОД НА ГОД НЕ ПРИХОДИТСЯ -
ЭТО КУДА НИ ШЛО. НО КЛИМАТ МОЖЕТ БЕСПОВОРОТНО БЫСТРО ПЕРЕйТИ К ИНЫМ СРЕДНИМ ПОКАЗАТЕЛЯМ. В СУЩНОСТИ, МЫ СТОИМ НА КРАЮ, ПОТОМУ ЧТО МЕЖЛЕДНИКОВЫЕ ПЕРИОДЫ ДЛИЛИСЬ ОБЫЧНО ДЕСЯТЬ-ДВЕНАДЦАТЬ ТЫСЯЧ ЛЕТ, А ПОСЛЕДНЕЕ ОЛЕДЕНЕНИЕ ЗАКОНЧИЛ ОСЬ ПРИМЕРНО 10800 ЛЕТ НАЗАД. В НАУЧНЫХ ПУБЛИКАЦИЯХ ВСЕ ЧАЩЕ СТАВИТСЯ ВОПРОС: НЕ ГРЯДЕТ ЛИ НОВАЯ ЛЕДНИКОВАЯ ЭПОХА1 .• ЧЕМ БЫСТРЕЕ БЕГ, ТЕМ ДАЛЬШЕ НАДО ЗАГЛЯДЫВАТЬ ВПЕРЕД. ПЕРЕ­
МЕНЫ МОГУТ НАСТУПИТЬ И РАНЬШЕ, НО MHOГ~E, ЧТО МЫ ДЕЛАЕМ СЕ­
ГОДНЯ, РАССЧИТАНО НА ВЕКА. ПЛОТИНЫ ИЛИ, СКАЖЕМ, ЗАХОРОНЕНИЕ РАДИОАКТИВНЫХ ОТХОДОВ. ЛЕДЯНОй ПЛУГ СДВИГАЕТ ТО, ЧТО СТОИТ, И ВСКРЫВАЕТ ТО, ЧТО БЫЛО ЗАРЫТО ... МЫ ШИКУЕМ СЕГОДНЯ БЕНЗИНОМ РАДИ СКОРОСТИ, ЧАСТО БЕССМЫСЛЕННОй, И, НАВЕРНОЕ, ЗАТРУДНЯЕМ ПРИСПОСАБЛИВАНИЕ ЭКОНОМИКИ БУДУЩЕГО К ЛЕДНИКОВЫМ УСЛО­
ВИЯМ. ДА ЧТО ТАМ ЛЕДНИКОВЫЕ. ЭКОНОМИКУ ДЕЗОРГАНИЗУЮТ И КУДА МЕНЬШИЕ СДВИГИ. ОСОБО ЧУВСТВИТЕЛЬНО СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯйСТВО. КОР­
МИЛЕЦ МИРА, ОНО СТАРАЕТСЯ ИЗО ВСЕХ СИЛ, ВИДЯ ЗА СТОЛОМ КАЖ­
ДЫЕ ШЕСТЬ СЕКУНД НОВОГО ЕДОКА. МОБИЛИЗОВАНЫ ВЫСШИЕ ДОСТИ­
ЖЕНИЯ АГРОНОМИЧЕСКОй НАУКИ И ТЕХНИКИ. НО ИЗВЕСТНО: ВСЕ ЧЕРЕСЧУР ВЫСОКОЕ ОПАСНО БАЛАНСИРУЕТ. НАИБОЛЕЕ УРОЖАйНЫЕ • КУЛЬТУРЫ ВПИСАНЫ В СУЩЕСТВУЮЩИй КЛИМАТ. ДАЖЕ МАЛЫЕ ЕГО ВАРИАЦИИ БЫВАЮТ ТЕПЕРЬ, В ЭПОХУ ИЗОЩРЕННОй АГРОНОМИИ И СЕЛЕКЦИИ, ГУБИТЕЛЬНЫ. ПРДСЧИТАЛИ, ЧТО ОДИН ГРАДУС ЦЕЛЬСИЯ ВЫШЕ СРЕДНЕСЕЗОННОй НОРМЫ УРЕЗАЕТ ДОХОДЫ ФЕРМЕРОВ, СЕЮЩИХ ЯРОВУЮ ПШЕНИЦУ НА СЕВЕРНЫХ РАВНИНАХ США, БОЛЬШЕ ЧЕМ НА 130 МЛН. ДОЛЛАРОВ, А УМЕРЕННОЕ СОКРАЩЕНИЕ ОСАДКОВ -
ЕЩЕ НА СТОЛЬКО ЖЕ. МЫ НА КРАЮ ЕЩЕ И В ТОМ СМЫСЛЕ, ЧТО ЗА РОСТОМ НАСЕЛЕНИЯ ЗЕМНОГО ШАРА НЕ ПОСПЕВАЕТ РОСТ РЕЗЕРВОВ ПИЩИ, КОТОРЫЕ МОГЛИ БЫ ОСТ ABATbC~ НА ЧЕРНЫй ДЕНЬ. ТАК УЖ ПОВЕЛОСЬ: БЛАГОВОЛИТ КЛИМАТ, И ВСЕ ЖИВОЕ ДОВЕРЧИВО РАЗМНОЖАЕТСЯ И, ГЛЯДИШЬ, РАС­
ПЛОДИТСЯ СВЕРХ ТОГО, СКОЛЬКО СМОЖЕТ ПРОКОРМИТЬСЯ. КЛИМАТ СЕйЧАС ОПАСНО БЛАГОПРИЯТЕН, ПОТОМУ ЧТО ВЕРОЯТНОСТЬ, ЧТО СЛЕДУЮЩЕЕ ДЕСЯТИЛЕТИЕ БУДЕТ ХУЖЕ, ЧЕМ С 1966 ПО 1978 ГОД, ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ КЛИМАТОЛОГАМ ВЕСЬМА ВЫСОКОй. НО МОЖНО ЛИ ПРЕД СКАЗЫВАТЬ ТО, ЧТО ОТ НАС НЕ ЗАВИСИТ, ЧТО стихийноr 72 Во всяком случае, можnо сказать с. увереnnостью, что весnа и деТQ быди в то время гораздо красивее, чем теперь. Кто говорит обратnое, тот лжет, С;НЛЬВЕСТР ДЕ САСН (1785 Г.) Такая история с rеоrрафие~ Года два назад. в передаче "Жизнь науки» академик М. поделил­
ся с телезрителями печалью от «мно­
гой мудростИI). Им, физикам, тоже хочется верить в разные такие штуки, в инопланетян, неопознанные объек­
ты, но как верить, когда нет основа­
ний. Мне ваша искренность мила, скажет телезритель физику, но ис­
тина дороже. Человеку дайте вооду­
шевления, даЙ·те обольститься нем­
ножко и воспарить, а там видно бу­
. дет, кто прав. Оно, пожалуй, и науке пользительно. Возьмем Шлимана. Что за фигура ... Толстосум. Ак­
куратист. Сентиментальный бюргер. В родном ropoAI<e Шлимана был ста­
ринный замок, и люди шушукались о закопанных кладах. А во "Всемирной истории для детей.), подаренной· мальчику отцом, была красочная кар­
тинка: объятая пламенем Троя. Она и зажгла воображение. Не останавливаясь перед расхо­
дами, преодолевая препятствия со стороны научной общественности, считавшей, что он Ae,flaeT не то и не так, препятствий со стороны турецких чиновников, мучимых вопросом, что они будут с этого иметь, Шлиман упорно рыл холм Гиссарлык близ Дарданелл и откопал богатейший ку­
сок истории. Откопал <'град Приа­
мов». Легендарные подвиги героев "Илиады», троянцев и аргивян, были на самом деле, как и верил просто­
душно археолог-самоучка, переска­
зом исторических событий. Гомер пел о том, что· происходило всего лишь за шесть СТО,flетий до него. Между тем срок действия кон­
цессии на раскопки истек. Начались хлопоты о продлении. Пока суд да дело, Шлиман предпринял раскопки в Греции, ·на востоке Пелопоннесского полуострова. И снова удача: он от­
крывает ~окровища неведомой и изы­
сканной культуры, ныне известной под названием микенскоЙ. . .. Две тысячи триста лет назад город Микены, наХQДИВШИЙСЯ на об­
ширной равнине в ста километрах южнее Афин, переживал
l пору славы и экономического расцвета. Раскоп­
ки, начатые Шлиманом и продол­
женныe другими, обнаружили бес­
спорные следы экономического и военного могущества древних микен­
цев. Остатки массивных городских ЕОрОТ с двумя каменными стороже­
выми львами, стены, башни ... Это была твердыня власти. Веками Микены держали в своих руках торговлю на Эгейском море. Но затем величие Микен стало меркнуть. В 1230 году до нашей эры дворцы и житницы го­
рода были разрушены. Что произошло? Микены были покорены дорийца­
ми. Завоеватели вторглись с севера и опустошили микенскую Грецию, ос­
тавив после себя дорийский диалект, на котором и говорили здесь в клас­
сическую эпоху, много веков спустя. Вполне установившийся взгляд. Человек, который его не при­
нял,- американец Рис Карпентер, автор книг-и "Разрыв в греческой ци­
вилизации»,- шел по стопам Шли­
мана. Но, в отличие от него, он был не дилетант, а специалист, профессор, авторитет. Впрочем, научное вольно­
мыслие бывает не только следствием неискушенности. Вторжение северян, говорите? Полноте: неоткуда им было втор­
гаться. Район севернее Микен был населен «своими» греками, отнюдь не чужаками. С востока? Но острова эгейского архипелага неПRИСТУПНЫ. На северо-востоке Афины. Они оста­
вались независимыми, что вряд ли было бы возможно, окажись они на пути захватчиков. На западе остров Кефалония -
опять же свой, гре­
ческий -
загораживает все под­
ходы. В общем, ни сушей, ни морем предполагаемые пришельцы не 80С­
пользовались, во всяком случае, не оставили никаких следов своего при­
хода. Цивилизация пришла в запусте­
ние, местность обезлюдела, словно чужеземцы -
как писал один исто­
рик -
«не поселились в какой-либо из областей, которые они покорили, а ушли». Они И не приходили,- поправ­
ляет Карпентер. Не было никакого вторжения, а было рассеяние, бег­
ство, эвакуация микенских жителей. Что за причи'на? Ответ, разъясняет ученый, нужно искать в мифах, как некогда Шлиман искал у Гомера ключ к истории. Ответ содержится в мифе о Фаэтоне, который упомянут в диалоге Платона "Критий». Неосто­
рожный юноша не смог сдержать огнедышащих коней, и они чуть не спалили Землю. У этого сказания об­
лик мифа, но в нем содержится и правда: тела, вращающиеся по небо­
своду вокруг Земли, отклоняются от своих путей и поэтому через извест­
ные промежутки времени на Земле возникаlОТ гигантские пожарища. Лед и пламень Чтобы обосновать свою версию, Карпентер углубился в историко-кли­
матические изыскания. Тут была одна загвоздка. Засуха, погубившая микен­
скую цивилизацию, не затронула Афин. А от одного города до друго­
го, как уже сказано, всего сто кило­
метров. Для начала нужны доказательст­
ва перемены климатических условий. Ученый нашел их. В гавани, где при­
ставали суда, под водой сохранились железные кольца, вделанные в стену. Зачем они понадобились? К кольцу привязывали нос корабля. Значит, когда-то они были над водой, но по­
том уровень моря поднялся. Есть и другая отметка уровня воды -
ды­
рочки, просверленные в древесине старинных пирсов жучком-древоточ­
цем. Эти дырочки, найденные Кар­
пентером во многих пунктах среди­
земноморского побережья, от Гиб­
ралтара до Александрии, когда-то были почти вровень с водl-'ОЙ поверх­
ностью: теперь они -
много выше. (Знаменитая стена у Дербента, зак­
рывавшая проход между кавказским хребтом и Каспием, тоже когда-то высилась над водой, а теперь погру­
жена в воду на несколько метров, что, между прочим, косвенно под­
тверждает гипотезу известного совет­
ского историка Л. Н. Гумилева о при­
чине гибели «русской Атлантиды»­
Хазарии). Менялея уровень Средиземного моря. Однако море сообщается с мировым океаном. Значит, менялея уровень наполнения всей этой чаши. Куда же девал свою воду океан? Со всех земных точек она стекает об­
ратно, и, казалось бы,-
если суша не поднимается, океан не может обмелеть. Ледники! Вот единственные дос­
таточно крупные расхитители воды. Они способны надолго изъять из обращения несметные массы жидко­
сти, превратив их в твердое тело. Уровень моря служит регистратором степени общего оледенения. Чем ни­
же уровень, тем больше воды ушло в ледники. Наступление ледников, занявших пол-Европы, отклонило к югу атлан­
тические дождевые штормы. Цикло­
ны, пересекающие сейчас Централь­
ную Европу, тогда проходили над средиземноморским бассейном и се­
верной Африкой' и далее через Ме­
сопотамию, Аравию, Персию, Индию. Сахара мокла под дождем в течение всего года, пока Европа цепенела во льдах. С окончанием ледникового пе­
риода пояс иссушающих пассатов шириною примерно в 1600 километ­
ров стеганул по Северной Африке, превратив ее в пустыню. Однако пассаты привяэаны не столько к геог­
рафической широте, сколько к пози-
uии Земли относительно Солнца. Во второй половине июля и в августе вслед за летним солнцем пояс за­
сушливости сдвигается к северу, осо­
бенно в восточном средиземноморье, до тех пор, пока не покроет Эгей­
ское море. Афины, полагает Карпентер, мог­
ли избежать печальной участи близ­
лежащего района. Что тут удивитель­
ного? В горных местностях _ даже близкие соседи подчас находятся в очень разных условиях -
смотря на какой стороне ваше жилье. Когда теплый влажный воздух вползает на гору, он охлаждается наветренной стороной, за точкой росы начинается конденсация, вот-вот хлынет дождь. Когда же, перевалив через горную гряду, массы воздуха сползают в до­
лину, то даже сохранив часть влаги, они не уронят ни капли, потому что 1'емпература воздуха растет. Облака рассеиваются. Подобно тени, рассти­
лается за горою зона, защищенная от осадков. И вот результат: в Аттике выпадает за год осадков чуть ли не втрое меньше, чем в среднем по зем­
ному шару. Даже незначительное сокраще­
ние и без того скудного пайка может оказаться смертельным для флоры и фауны отдельных районов Эллады. Вот это и случилось с Микенами. Некогда цветущий город, очаг вели­
кой культуры, попал в «тень засуш­
ливости» И погиб. Так истолковал наш современник -
по подсказке древ-
-
них -
миф о Фаэтоне. Аранжировка классических мотивов Раннее детство и поздняя старость особенно чувствительны ко всему. Климат наиболее мог влиять на ран­
ние цивилизации и, наверно, будет влиять на" поздние. Эта мысль нас посещает во время каждой крупной непогоды, когда кажется, вот-вот хитросплетение коммуникаций наше­
го чересчур искусственного мира порвется, и топор, кирка, лом станут, быть может, единственными надеж­
ными средствами борьбы за сущест­
вование. Колыбель цивилизации, Месопо­
тамия, была на бойком месте, в тес­
ном окружении соседей, ее осажда­
ли, теснили, раздирали соперничав­
шие между собой владыки. Им труд­
нее было объединить конгломерат городов, чем, например, египетским фараонам в узкой нильской долине. !{онтраст Египту составляли и местные реки. Месопотамские реки подчине­
ны не столь отлаженному климатиче­
скому циклу, как в тропической Афри­
ке. Они содержанки снежных вер­
шин Армении, а таянье этих снегов 73 целиком зависит от капризов еесен­
ней погоды, и потому паводка мож­
но ждать каждый день с апреля до июня. Кроме того, они очень глини­
стые. Евфрат несет так Н!ного глины, что 'его ложе странным образом поднялось над уровнем плоских бе­
регов. В районе древнего города Ур река оказалась шестью футами выше полотна железной дороги, проло-
. жен ной вдоль нее уже другой циви­
лизацией. Это облегчало технику ороше­
ния. Достаточно прорыть канаву на берегу, и вода идет на поля. Но бере­
га могли не выдержать напора под­
нявшихся вод. Ринувшись в промои­
ны, вода заливала плоские равнины Междуречья во всю неоглядную ширь, так что на всем свете не оста­
валось сухого местечка. У каждого времени свои кошмары! Картина все­
мирного потопа возникла скорее все­
го в сознании провинциального шу­
мера. Так или иначе, природа предо­
ставила народу этой страны плодо­
родную почву, нанесенную долгим усердием рек, солнце без ограниче­
ний, изобилие вод. Люди терпением и трудом осушили землю, и она ста­
ла родить хлеб. А когда,рожает зем­
ля, плодится и человек. Больше едо­
ков надо накормить,- пора расши­
рять хозяйство. В итоге месопотам­
ская ирригация задала образцы на много веков вперед. Ирригационный бум принес С90И плоды. Энергия этноса била через край. Перекраивались царства, см е­
нялись династии, воздвигались двор­
цы и храмы, возникали города и исчезали города... Потом наступило успокоение. Расцвели ремесла, тор­
говtlя. Куда же все это делось? Закат месопотамской цивилиза­
ции идет рука об руку с медленным умиранием ее земледелия. Как и египетское, оно развива­
лось на поливных землях. Однако на плоской равнине Двуречья уклон почвы минимален, чуть больше чет­
верти дециметра на полтора кило­
метра, реки текут еле-еле, и вернуть в оросительную систему лишнюю воду с полей невозможно: она с гре­
хом пополам добирается до отдален­
ных участков 14 застаивается. Реки во всем мире солоноваты, а Тигр и Евфрат -
больше других. Во­
да испаряется, соль остается. Насы­
щается солью орошаемая почва. Что­
Бы восстановить плодородие, посев­
ные площади ~laAo время от времени дренировать, промывать. Но обитате­
ли древних царств этого приема не знали. К 2400 году до н. э. относятся первые документированные сведения о засолении почв в Южной Месопо­
тамии, о посевах неприхотливого ячменя там, где прежде ,росла рожь. Постепенно центр цивилизации пере­
мещается к северу, к ассирийским городам; в начале последнего тыся-
чеneтиSl до Hlwei:\ ЗР"I Ур уже поки* нут, а месопотамска. культура YI<P"'-
лась в Ниневии и Нимруде. Что положило конец великой эпqхе Междуречья? Нашествие мон­
голов, якобы разруwивших иррига­
ционную систему? Или -
что гораздо правдоподобнCj!Й -
засоление почв, обмельчание и заиливание каналов, восстановить которые не хватало сил у дряхлеющего общества? Земледелец действовал созна­
тельно. Но не предвидел последст­
вий своих дел. В западне, которую готовит будущее, древний челов~к мог усматривать разве что противо­
действие роковых сил. Греческий поэт' увековечил челоаеческую недально­
видность в образе царя Эдипа. Заблуждения проwлого прости­
тельны. Но у потомков память не имеет права быть короткой. Причины причин Любимое занятие детей и уче­
ных -
нани~ывать на каждое «пото­
му что ... » новое «почему?» Они и нам не дают свыкнуться хоть с чем-нибудь навсегда. Причин колебаний климатиче-
ского маятника множество: дрейф континентов; изменение солнечной активности; изменение отражатель­
ных свойств земной поверхн'ости; из­
менение отражательных свойств атмо­
сферы; изменение земной орбиты; изменение состава атмосферы, коле­
бания атмосфернqй циркуляции, вро­
де тех, о' KOTOpt.lx уже говорил ось. Предполагалось, например, что Земля и вся солнечная система вре­
менами попадают н;! своем пути в облако межпланетной пыли, солнце заwторивается от нас, и поверхность планеты охлаждается. Но такие обла­
ка уж очень далеко от нас. Опреде­
ленно извеСТliО, что последняя лед­
никова.jl эпоха была примерно 19 ты­
сяч лет назад. Если бы ее вызвало зашторивание, эта «штора» была бы все еще достаточно близко от нас, чтобы ее могли углядеть телескопы. Другой источник климатическю( возмущений находят в самом солнце. При этом оказывается, что рост лед­
ников связан не с "онижением, а наоборот -
с повышением солнеч­
ной радиации. Что такое ледниковый период? Это избыток снег;! и льда в высоких широтах. Дожди и снега приходят чаще со стороны океана, из тропиче­
ских широт. Раскочегаренная солнеч­
ная 'котельная натопит сверх обыч­
ного экваториальную зону, эта парил­
ка даст большой пар, и паровая машина атмосферы заработает бы­
стрее, перекачивая все новые и новые массы влажного пара вверх, к Арктике. Мощность паровой машины зависит от разницы температур в ее котле (на экваторе) и конденсоре (ПОЛllрная зона). В итоге nOI1S1pHble и субарктические РОЙОНbI получат при­
бавку снега и наростят постепенно ледниковые щиты. Если же истопник не уrомонится, тогда и 'на высоких широтах потеплеет, вместо снега прольются дожди, ледники начнут таять, исчезнут совсем. Наступит бан­
ная, влажно-теплая эпоха ... Однако не обязательно искать все причины «наверху». Нельзя ли в собственной биографии Земли найти объяснение ее климатических шата­
ниiН Поверхность земли, словно плащ, которым укрылся спящий богатырь, приходит временами в движение. Громадные участки земной коры сминаются; воздвигаются великие го­
ры и разверзаются морские пучины. На скомканной коре уровень моря ПОl'lижается, потому что массы воды скапливаются в глубоких' донных проемах. Прибрежное мелководье становится сушей. Геологических революций насчи­
тыаютT несколько, и между ними­
долговременные периоды покоя. Это явный намек на какую-то связь с лед­
никовыми делами. Ледниковые пе­
риоды, как и геологические перево­
роты, длились несравненно меньше, чем периоды мягкого климата меж­
ледниковыx эпох. Как могла влиять геология на климат? .. лорядочныe горы ни зимой, ни летом не снимают снежной wапки. Даже в субтропических зонах. Там, высоко, атмосферное одеяло тоньше. А ослепительный снег стоек. Он яро­
стно отражает солнечную радиацию-, до девяноста процентовl Воздвигнувшись, горные хребп.1 перегородили трассы ветров и пере­
хватили на полдороге хляби небесные. Влага Индийского океана остановлена Гималаями. Горы Аляски и Северо­
Запада Америки отгородили конти­
нент от Тихого океана. Эти высочен­
ные стены отбрасывают теперь на внутренние дворы материков тень :засушливости. С утратой зеленого покрова материковые зоны меньше поглощают и больше отражают сол­
нечную радиацию. А это ведет к медленному похолоданию. Мы вступили в новую эру исто­
рии при роды и истории людей. Климат, Сфера владычества стихий, попадает в зависимость и от второго 8ладыки, рвущегося стать первым,­
нового вершителя судеб. От челове­
I<a. Стихии стихийны. Человек созна­
телен. Их несходство в том, что чело­
век ставит перед собой цели, стихии­
нет. Ставящий цели стоит перед не­
обходимостью выбора путей и выбора самих целей, и здесь ох как важно не ошибиться! Недоосознанная деятель­
ность по своим результатам может оказаться стихийнее стихийноЙ-
... • Подлинный остров СОКРОВИЩ Эдуард ЯКУ&ОВСКИй Читатели «Острова сокровищ» спрашивают: где этот остров, нет ли там еще чего-нибудь, оставшегося от пи­
ратов? «Нет,- отвечают знатоки. -
«Острфв СОНРОВИЩ» вооб­
ще не существуеТ». Да, общепризнанно, что прообразом места действия романа Р. Стивенсона стал небольшой остров Пинос, ныне входящий в состав территории Республики Куба. После выхода книги на него обратили свои взоры мно­
гие искатели кладов,. авантюристы. И зря, ибо никаких «накоплений» капитана Флинта там не было. Попробо­
ваЕИ было вытянуть что-нибудь из координат, данных Стивенсоном,- тоже ничего, так как обычно пунктуаль­
ный в описаниях морских обычаев и правил писатель на ~;TOT раз дал координаты без пометок: западная или восточная долгота, северная или :южная широта. А те, кто решил проверить все варианты с широтами и долго­
тами, попадали или в ту точку мирового океана, где и вблизи не было суши, или прямо ... на конrинент. Ну, ладно, скажет неrерпеливый читатель, «острова сокровищ» не было. И что же, никогда нигде не' было островов, на которых зарывали бы клады? Такие остро­
ва есть. В частности, это -
остров Кокос у побе­
режья Коста-Рики. Интереспы сведения, относящиеся к спрятанным там сокровищам. Известно, кто их зарыл, даже что спрятано (там не один, а три клада), а вот где -
многовековая загадка. Об острове Н.OIшсе написано совсем мало. А там спрятаны баснословные сокровища! Можно напомнить, что по самым осторожным под­
счетам в пещерах острова Кокос лежит золота, се­
ребра и драгоценных камней на 30-50 миллионов дол­
ларов. Мало? Тогда вспомним, что эта сумма называлась в то время, когда еще не вспыхнула золотая горячка на биржах И за унцию золота платили в 12-14 раз мень­
ше, чем сейчас. И это по осторожным подсчетам. Что уж говорить о тех цифрах, которые называют любители по­
ставить три восклицательных знака при любом упоми­
нании о пиратских сокровищах. Приведу лишь перечень (ориентировочный) одного из кладов -
так называемого «Большого клада из Лимы». Следовало бы привести эти данные лишь в конце рас­
сказа, заинтриговав читателя. Но тогда кто же поверит в то, что сотни экспедиций рылись на необитаемом ост-
рове. .. Вот этот перечень: натуральной величины скульпту­
ры мадонны с ребенком и двенадцати апост()лов (все из чистого золота), 100 меньших золотых скульптур дру­
гих святых, 200 сундуков с алмазами, рубинами, сапфи­
рами и жемчугом, 350 сабель и 100 церковных чаш из золота отдеЛaI'!НЫХ драгоценпыми камнями, 300 слитков золота' и 600' серебра ... Хватит? Как же получилось, что небывалые сокровища ока­
зались в пещерах маленького (32 'lшадратных километра) гористого острова? Там практически нельзя жить -
ост­
ров покрыт тропическими джунглями, температура воз­
духа не опускается ниже 45 градусов, десять месяцев в году льют дожди, часты туманы. Даже подойти к Коко­
су опасно -
вокруг него много рифов, берега обры-
висты. Есть две бухты -
Уофера и Четэма. На бере­
гах первой легко разбить лагерь, найти место для высадки, но дно каменистое и якори держат плохо. Во второй бухте хорошо отстаиваться судну, но из-за от­
весных скал негде устроить БИВУaI(. Впервые остров появился на французских картах в 1541. году. Он никого не заинтересовал, и вспомнили о нем лишь в конце XVII века, когда пиратам понадоби­
лось место для стояIfOк И пополнения запасов воды. Один из первых (если не самый первый) отыскал этот остров английский корсар Джон Итон в 1685 году, описал его в корабельном журнале и тем самым увеI{Qвечил свое имя в ряду тех, кто внес вклад в прославление острова. По­
хоже, чтq уже Итон прятал там свою добычу. С ним был и земляк, тоже корсар -
Уофер, по имени которого и назвали бухту. Почему корсарам и пиратам приглянулся именно этот остров? Они нуждались в базе, где можно тайком произвести ремонт. А дело это не совсем простое. Тогда многие корабли ремонтировались по нескольку меся­
цев,в году. После каждой стычки с врагом, сильного ура­
гана надо было поправлять такелаж. В тропических морях деревянное днище за полгода обрастало ракуш­
ками и водорослями, суда нуждались в систематической чистке. И другое. Если посмотреть на карту, вы не увидите в Тихом онеане такого количества островов, кан в Ат­
лантике. В Карибском море, колыбели пиратов, напа­
давших на испанские владения, островов было не счесть, ;не только безлюдных, но и с большими портовыми горо­
дами, часто предоставлявшими пиратам. убежище. По другую же сторону Южной Америки этого не было. . Поэтому понятно, что лежащий вдали от традицион­
ных морс{{их путей остров, на {{ото ром можно было за­
пастись свежей водой и КОI,ОСОВЫМИ орехами (очень пи­
тательными, месяцами .не портящимися), освоили «рыца­
ри черного флага». Вулканического происхождения ска­
лы и пещеры давали ·возможность спрятать здесь лю­
бую добычу. Однажды тут появился англичанин Эдвард Дэвис. .Чуть ли не двадцать лет грабил он тихоонеанское побе­
режье Северной и Южной Америк -
от Калифорнии до Эквадора. Согласно общепринятой версии, он спрятал на острове Кокосе свой личный клад, состоящий из слитков золота и бочек золотых дублонов. Вести далее жизнь пирата, обладая таким богатством,' Дэвису не хо­
телось. Узнав об амнистии, объявленной королем Англии Яковом 1, он в 1700 году вернулся на Ямайку, после че­
го посеЛ'Ился в Виргинии (напомним, это на террито­
рии нынешних США). Но от богатств своих Дэвис не отказался и через два года на маленьком кораблике от­
правился на остров Кокос. Но то ли вспомнилось старое, то ли номанда уговорила, только по пути к цели Дэвис совершает совершенно непонят:В:ый поступок. Он нападает на город Портобелло в Панаме!.. Увы, силы уже не те, что прежде, горожане дают отпор, Дэвис от­
плывает в море и ... пропадает без следа. Прqходит почти сто двадцать лет. Одним из наибо­
лее известных пиратов становится Бенито Бонито, про-
15 званный I{pcBaBoll СаG;rеЙ. До сих пор неизвестно, "Кем он БЫJI -
испанцем, португадьцем иди аНl'JlИ<IанинОМ. ПОСJIеднее вероя:тнее всего. ПреДПОJIагается, что пиратом он стад, вывесив черный фJIаr на судне британского ад­
мираJIтейства, офицером которого был. До этого Бонпто даже отличился в ТрафальrаРСI\ОЙ бптве. И вот такой-то оиытнеiiший моряк rрабил rорода и атлантическоrо и тихоокеанCIЮГО иобережий обеих Аме­
рик. Он сумел установить своеобразный «рекорД», захва­
тив два исианских галеона, везших золото и драгоценные камни из Акапулько на Филипиины. Есть и друrая вер­
сия -
добычу захватил на суше, наиав на караван, вез­
ший деньги для платы испанским солдатам. Впрочем, это не важно. Хоть версия с галеонами и звучит вполне героически -
за двести лет пиратства до Бонито англи­
чанам лишь один раз удалось захватить два галеона -
самых совершенных корабля, но речь идет не о судах, а о добыче. Ее, как гласит легенда, пират разделил на четыре части. Считается, что сорок тонн (1) серебряных реалов спрятано в одной из пещер. В другой -
700-800 слитков золота. Якобы эта пещера находится на скло­
нах самой выеокой на острове горы Иглесиас. Ну, а боч­
:ки е золотьпш дублонами лежат на островке реки, ,впа­
дающей в бухту Уофер. За Бонито началась погоня. Стремясь уйти от нее, он решил вернуться в Атлантику. Но у мыса Горн его уже ждали три английских военных :корабля. Пират пы­
тался сопротивляться, но силы были неравны. Капитана и офицеров повесили, команду сослали на каторгу. Когда Бонито еще был офицером :королевского фла­
та, под его командой служил капитан Вильям Томпсон. он не пошел ВСJIед за начальником, остался на своей бригантине, которая в июле 1821 года стояла на якоре возле Лимы. В городе царила паника. К нему приближал­
ся с войсками генерал Сан-Мартин, борец за независи­
мость Южной Америки. В Лиму бежали богатые испанцы, везя с собой дра­
гоценности, накопленные за триста лет владычества в Америке. Но город имел слабые укрепления, да и неко­
му было выйти на стены крепости с оружием. Испанцы? Они давно потеряли дух КОНIшстадоров. Да и :эти же ис­
панцы делились на богатую верхушку и средний класс, который практически ничего не терял в случае провоз­
ГJlаШеНИЯ независимости Перу. Нужна им была вой­
на? .. Что же касается местных жителей, то приходилось опасаться их восстания при подходе сан-Мартина. И началось бегство из Лимы. Самыми значительны­
ми были богатства кафедрального собора. Монахи не мог­
ли довериться СJIучайному судну, поэтому и обратили внимание на бригантину английCIЮГО королевского фло­
та. Уж ее-то офицеры не :могли еочувствовать бунтовщи­
кам, и квалификация английских моряков была высокая. Скульптуры мадодны и аиостолов, сундуки с драго­
ценными камнями и золотыми монетами погрузили на бригантину. И здесь случилось то, что можно было ожи­
дать. Томисон и его товарищи не выдержали ... Несколько часов в трюмы их корабля сыпалось золото, которого они не очень много видели, находясь на королевской службе, золото, которое вовсю загребал их бывший ко­
мандир, ставший 'пиратом,- Бенито Бонито. А они чем хуже? Ночью испанские священники и солдаты, охраняв­
шие драгоценности, были убиты, и бригантина отправи­
лась прямиком к острову Кокос, где и выгрузили всю добычу, не считая несколько сундуков монет, по­
деленных между членами экипажа. Зарывал клад Томп­
сон и его первый офицер. Сразу после этого бригантина ушла от острова, но вскоре была настигнута исианским кораблем. Его капитан повесил всех, кроме... Томпсона и его первого офицера. Им сохранили жизнь, чтоб пира­
тЫ МОГJlИ показать место, где спрятаны драгоценности. Испанский корабль уже вошел в бухту (напомним, обычно кишевшую акулами), как вдруг Томпсон и его подчиненный прыгнули 'в воду и поплыли к берегу. Опомнившись, испанцы открыли стрельбу из мушкетов, 76 но было ПОЗI!ПО -
аНГЛИЧАне скры:пrсь в зарослях. Их искали, но в джунг:шх МОЖНU пройти JJ JI18TjJt! от чело­
вока и но заметить его. Испанцы ОТП:IЫЛИ ни с чем. Спустя иакое-то время в бухту зашел !штобойный корабль, и матросы, съехав­
шие на берег за свежей водой, увиде;ш двух мужчин, еле державшихся на ногах. То вышли из УI,РЫТИЯ, по­
нив, что экипажу китобойца не известны никarше под­
робности трагедии, РlJ.зыгравшеЙси в порту Лимы. Капитан забрал обопх, но в пути иорвый офицер . умер, и на сушу сошел лишь Томпсон. Поселившись в Северной Америке, он крепко помнил о кладе. В 1844 го­
ду иознакомился с рыбаком Джоном Китингом. Они yro-
ворилн богатого судовладельца идти на остров Кокос. Однако ТО)',ШС,Qну так и не удадось еще раз ступить на «землю обетованную» -
умер еще до начала рейса. А перед смертью он передал Китингу карту острова и то ли написал, то ли продиктовал записки, где расска­
зывал о том, как найти клад. I\итинг недолго раздумывал. На уже приготовленном судне он приплыл к острову. Здесь его ждал удар в спи­
ну -
понимая, что дело идет о каких-то ценпостях, Еоманда вэбунтовалась. Китинг и капитан, хорошо знав­
шие историю Томпсона, прыгнули с борта судна и спря­
тались в джунглях. Все повторилось: иоманда искала, двое беглецов старались не попасться на глаза. Судно ушло. И через некоторое время снова появился IШТО­
боец, но на этот раз нашел только одного <<потерпев­
шего кораблекрушение» -
Китинга. Из этого <<путешествию> Н:птипг вывез какие-то драгоценности, потом вторично появился на острове, забрав золота на 30 тысяч фунтов стерлингов. Распоря­
дился же деньгами не очеиь умело, так как умер в бед­
ности,. пытаясь организовать еще одно путешествие на остров. От него остались две карты -
обе подлинные,' обе с указанием места хранения клада и... обе разные. Если при жизни Китинга о ЮIaдах знало всего не­
сколько человек, то после его смерти об этом стали гово­
рить в портовых кабаRах. Карты l\итинга перепрода­
вались, копировались. Казалось, что даже без указаний можно найти клад -
ведь 32 l{вадратных километра можно прочесать за два-три месяца. Да, можно, но не на острове Кокос. Он взрыт ущельями, образован­
ными водными потоками и геологическими каТaIшизма­
;lШ. «Встряхивае'!'}> остров до сих пор, редкая экспеди­
цпя не ощущала зеМJIетрясений, изменЛJОЩИХ облик I\OKOCa; открываются одни пещеры и закрываются другие ... Всего 32 :квадратных к~шометра, но все авторы МПОГОЧИСJIенных RНИГ упоминают: подробней карты острова не существует. С момента смерти I\ИТШIга исто­
рия острова Кокос -
это история поисков сокро­
вищ. Bc€x ~шспедиций -
не счесть. Если и стоит расска­
зать о неСКОЛЬRИХ из них, то только потому, что орга­
низовывали их люди; вошедшие в историю, или из-за необьtчных приключений, случившихея с кладоискате­
лями. Одна из первых экспедиций, правда, не специально организованная, приБыJIa сюда в 1896 году. Британский адмирал Пеmшзье, уверовав во все, что говорилось, писалось тогда о зарытых l{ладах, целую недешо искал на острове 30;101'0. Ну, не сам, а во г:шве 300 матросов. Взрывал входы в пещеры, нерекопал ряд учаСТI\ОВ на берегах бухт. Ничего не нашел, вернулся в Англию, где был на­
казан. И этим сам же наказал своих моряков. Из-за его поступка остров был оБЪНВJIеп запретным для всех моряков Англии, а военным судам запретили даже при­
ближаться к нему. В 1935 году остров посети;r президент США Рузвельт, отдыхавший на крейсере «Хьюстош>. Он тоже заинте­
ресовался кладами и, провожая матросов на берег, якобы пожелал вслух: «Идите и найдите!» И матросы деЙСТDитеЛЫiО наш,щ... брИТ;ЩСI\УЮ научиую зкспеди-
ЦИIО, возглавллвшуюся Уорслеем. Встре,:ш была мирной, на берегу бухты Четэм президент даже дал прием в честь английских ученых. Бывало и хуже. В 1804 году ЭJ,спедиция лорда Фитцвильяма столкнулась (в худшем значении этого слова) с экспедицией Арнольда Грея. Самое смешцое не в стычне, а в том, что обе группы имели идентичные карты! И ни одна ничего так и не нашла! Кстати, не после ли этого случая появилось реше­
ние костариканского правительства -
одновременно не допускать на остров даже две экспедиции? Уедет одна­
милости ПIЮсим. Похоже, что поэтому в 1933 году объ­
единились два конкурента. Иснали сообща неснолько нед.ель. Ничем не поживились. Вообще, судя по имею­
щеися информации, костаринанцы не очень-то верят в клады. Становись в очередь и ищи -
только уплати за '.Щ, что в составе экспедиции будет находиться несколь­
ко солдат «для охраны», но, вероятно, и для нонтроля. Вдруг все же кто-нибудь что-нибудь' найдет? Тогда пра­
вительство заберет себе половину найденного... . . Ничего не· нашел и самый упорный исследователь острова немец Август Гисслер. В 1894 году он подписал скостариканским правительством соглашение о ноло­
низации острова, перевел на него жену. несколько дру­
гих «колонистоВ».' Последпие, не выдержав атмосферы острова, сбежали. Двадцать лет жил там упрямый не­
мец, пытался заложить плантации, построил дом и мель­
ницу. И, конечно же, искал клады и нашел пиратский лагерь: цустые бутылни, оружие, следы, позволявшие предположить, что тяжелые вещи с помощью блонов втягивались прямо на отвесные сналы над бухтой Че­
тэм, и ... один золотой дублон, отчеканенный в 1788 году. В 1848 году Джеймс Форбес, калифорниец, утверж­
давший, что он является праправнуком· Томпсона, шесть раз посетивший остр.ОВ, отыскал кусок золотой цепи. Другими энспедицилми найден церковный крест, не­
сколько дублонов. И все. А потери? Не считая денег, потраченных на экспе­
диции, остров взял свое и служебными неприятностями (у i вышеупомянутого адмирала I1еллизье, например), и даже жертвами. Тан, в 1962 году двух французов­
журналиста и писателя -
сожрали анулы 11 бухте Четэм ... Считается, что официальными являются сведения, приведенные в «Форин Оффис Хэндбую> (справочнин министерства иностранных дел Англии) за 1935 год. Там написано: «Остров Кокос... Установлен факт сущест­
вования на He~1 кладов. В ХУП веке и позже это была база пиратов и корсаров. В 1818 году Бонито укрыл на нем большой нлад, весивший около 350 тонн, Дэвис-
300 ТЫСЯЧ фунтов серебра, 735 слитков золота и семь бочонков золотых монет. Двумя годами позже Бонито сложил там новый груз золотых слитнов И монет стои"' мостью в 11 миллионов долларов. Около 1821 года чело­
век, пользовавшийся .именем Уильям То~шсон похоже плававший под командованием Бонито, Iio быв~ий TOГД~ капитаном брига «Мэри Дир», укрыл золото, золотые изделия, драгоценности и слитки серебра стоимостью OKOJ1O 12 миллионов долларов». .' Вот мы и дошли до официального подтверждения легенды о пиратских кладах. Впрочем, и после выхода в свет справочника ничего не изменилось. Сведения есть, а кладов нет. Все же верится: обнаружатся клады. Хотелось бы одного -
чтобы счастливчик понимал значение клада для науки. И чтобы не разошлись старинные дублоны, золотые руно яти шпаг по частным коллекциям, а попали в музеи. Чтобы неправедно нажитое, омытое ручьями нрови золото стало не причиной внезапного обогащения, а повестью о людях, в муках добывавших его, созда­
вавшqхиз мягкого податливого металла 'Скульптуры и укр~шения. И кто знает -
не увидим ли мы когда­
нибудь выставну «Из ltлада Бонито», как видим сокро­
вища гробницы Тутанхамона ... • БУТЫЛОВКА в ~ла1 оусте, . на левом берегу реки Ан, сразу у драмтеатра, воз­
вышаетси известнаи каждом]!. горожа­
нину гора БУТhlловка. Она дает на­
чало длииному южноурал'ьскому гор­
ному хребту У реныа. На одном нз склонов. I'оры расположил си жилой район, который в народе тоже нме­
нуетсиБутыловкоЙ. Основную часть его СОСl'авлиют пить Нагорных УЛИ!!. Названне жилого массива и rоры, казалось бы, ясное: пронсходит от слова «бутылка». Многие, жители БУТЫЛОВКR так н объисииют его. Не отрицаи того, что Бутыловка могла получить свое ими от слов «бутыль», «бутылка», обратнм вни­
мание еще на одно толкование. r еографическое название Буты­
ловка прекрасно ВJ1Исываетси в рид отфамильных .топонимов типа Мар­
mаловка (приток реки Ай выше Златоуста) -
от фамилии Марша­
лов, Неплюевка (населенный пункт в Карталинском районе Челибинской области) -
от фамилии крупного 1'0-
CYAapCTBeHHoro деители России И. И. Неплюева. Как сообщила директор Злато­
YCToBcKoro филиала госархива А. В. Иванова, в старых документах фамнлии Бутылов найти не удалось. Среди современных златоустовцев Бутыловы есть, однако глава и осно­
ватель рода не коренной житель Зла­
тоуста -
приехал сюда сравнительно недавно, в 1953 году. Родилси же и получил в наследство фамилию Бу­
тылов в других краих -
в Мордовии. Что же касаетси происхождении фамилии,. то она, возможно, свизана с русским диалектным словом «буты­
лы». В словаре В. И. Дали вначитси: «Бутылы (сибирское) -
бахилы, бродни; 8ТО там обычнаи, грубаи и просторнаи обувь крестьянина». Топоним Бутылкова М9жет и примо восходить К диалектному «бу­
тылы», тем более что Урал некогда считался частью Сибирн. С.СТРЕЯЬНИКОВ кто ОТКРЫЛ СИБИРЬ? РУССКИЕ, новгород­
СКИЕ УШКУйНИКИ, по­
СЕЩАЛИ СИБИРЬ, ЕЕ СЕ­
ВЕРО-ЗАПАДНУЮ ЧАСТЬ, ЕЩЕ В XI-ХIlI ВЕКАХ, НО ЗАКРЕПИТЬСЯ ИМ ТАМ, СУДЯ ПО ВСЕМУ, НЕ УДАЛОСЬ. ВТОРЫМ, НАСТОЯЩИМ ОТКРЫТИ­
ЕМ СИБИРИ ПОРОй НА­
ЗЫВАЮТ ЗНАМЕНИТЫЙ ПОХОД ЕРМАКА В 1581-'-
1582 ГОДАХ. И ВСЕ ЖЕ МЫ ВПРАВЕ ОТМЕТИТЬ НЫ­
НЕ ПОЛУТЫСЯЧЕЛЕТИЕ ПЕРВОГО ЗАФИКСИРО-
ВАННОГО ЛЕТОПИСЬЮ ОТКРЫТИЯ ... ГОРОДА СИ­
БИРИ. ДА, ВСЕГО ЛИШЬ ГОРОДА, А НЕ ТОй ОГ­
РОМНОй ЗЕМЛИ РАЗ­
МЕРОМ В ПОЛСТРАНЫ, К КОТОРОй МЫ ПРИ­
ВЬШЛИ ТЕПЕРЬ. СИ­
БИРЬЮ, ИЛИ ИСКЕ РОМ, ИЛИ КАШЛЬШОМ, В ТО ВРЕМЯ НАЗЫВАЛСЯ ГО­
РОДОК ОДНОГО ИЗ ПЛЕ­
МЕН УГРОВ -
СИБЕРОВ. 9 МАЯ 1483 ГОДА МОС­
КОВСКИЕ ВОЕВОДЫ КНЯЗЬ ФЕДОР КУРБ­
СКИй-ЧЕРНЫй И ИВАН ИВАНОВИЧ САЛТЫК­
ТРАВИН ВЫШЛИ С ОТ­
РЯДАМИ ИЗ ВЕЛИI-ЮГО УСТЮГА, МИНОВАЛИ ЧЕРДЫНЬ, ПЕРЕВАЛИЛИ УР АJlЬСКИЕ ГОРЫ (В ТО ВРЕМЯ ОНИ ЗВАЛИСЬ КАМЕННЫМ ПОЯСОМ), СПУСТИЛИСЬ ПО ИЕДЕ­
ЛЮ, ЛОЗЬВЕ, ТАВДЕ, ТО­
БОЛУ НА ИРТЫЩ ГДЕ НА ПРАВОМ БЕРЕГУ РЕКИ, ЧУТЬ ВЫШЕ СО­
ВРЕМЕННОГО ТОБОЛЬ­
СКА, И СТОЯЛА СИБИРЬ. ЗДЕСЬ ОНИ НЕ ЗАД ЕР­
ЖАЛИСЬ, ПОСЕТИЛИ НИЗОВЬЯ ИРТЫША И ОБИ И К ОКТЯБРЮ ВЕР­
НУЛИСЬ В УСТЮГ, 78 ЭТОТ ДАВНИЙ по­
ХОД ИНТЕРЕСЕН ЕЩЕ И ТЕМ, ЧТО ВПЕРВЫЕ, СУДЯ по НАйДЕННЫМ ДОКУМЕНТАМ, РУССКИЕ ПЕРЕШЛИ УРАЛ ПО НО­
ВОМУ ПУТИ, ВМЕСТЕ С НИМИ ШЛИ КОМИ. ВСКОРЕ ПОСЛЕ ЭТОГО ПОХОДА, КСТАТИ, ДЕЛЕ­
ГАЦИЯ МАНСИйСКОй И САМОДИйСIЮй ЗНАТИ ЗАЯВИЛА О СВОЕМ C~ ГЛАСИИ ПРИНЯТЬ ПОД­
ДАНСТВО МОСISВЫ. К. НОВОСЕЛЬСКИЙ Фильм о камие Много раз в тече­
ние 25 лет свердлов­
ские кинорежиссеры Вера Волянская и Лео­
нид Рымаренко обра­
щались к теме -
Алек­
сандр Евгеньевич Фер­
сман, его жизнь, науч­
ное наследие. Некото­
рые их фильмы по пра­
ву называют лучшими советского научно-по­
пулярного кино. Это­
«Рассказ о камне», «Же­
лезный вею>, «Воспоми­
нания о камне»,,, Последний, только что вышедший на экра­
ны фильм уральских кинематографистов -
о выдающемся советском минералоге, человеке высоких моральных ка­
честв Александре Ев­
геньевиче Ферсмане­
«Будь полезен челове­
чествуl», посвящен сто­
летию со дня рождения ученого. 5. ЗЕЛИЧЕНКО РЕБЯЧЬЕ ПАРОХОДСТВО БОЛЬЩИМ САМОСТОЯ­
ТЕЛЬНЫМ ПОХОДОМ по ЕНИСЕЮ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ ДВУХЛЕТНИй КУРС ОБУЧЕ­
НИЯ В КРАСНОЯРСКОМ ДЕТСКОМ РЕЧНОМ ПАРО-
ХОДСТВ'Е. fЗ-14-ЛЕТНИЕ РЕБЯТА ВСТАЮТ ЗА ШТУР­
ВАЛЫ СОБСТВЕННЫХ ТЕП­
ЛОХОДОВ, УПРАВЛЯЮТСЯ В МАШИННЫХ ОТДЕЛЕНИ­
ЯХ, НЕСУТ НОЧНЫЕ ВАХ­
ТЫ ... ХОТЯ ОНИ ЗАРАНЕЕ СДАЛИ ЗАЧЕТЫ И ЭКЗА­
МЕНЫ, ТАКОй ПОХОД, КО­
НЕЧНО,- ГЛАВНОЕ ИСПЫ­
ТАНИЕ. СВИДЕТЕЛЬСТВО ОБ УСПЕШНОМ ОСВОЕНИИ ТЕОРЕТИЧЕСКОй И ПР АК­
ТИЧЕСКОй ПРОГРАММ ДЕТСКОГО ПАРОХОДСТВА, СОЗДАННОГО НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД, СТАНОВИТСЯ ДЛЯ РЕБЯТ СВОЕОБРАЗНОй ЛЬГОТНОЙ ПУТЕВКОй В РЕЧНЫЕ УЧИЛИЩА, МОРЕ­
ХОДКИ, ИНСТИТУТЫ ВОД­
НОГО ТРАНСПОРТА. ЕЩЕ НЕ ТАК ДАВНО РЕЧНОй ФЛОТ НА ЕНИСЕЕ ИСПЫТЫВАЛ БОЛЬШИЕ ТРУДНОСТИ С КОМПЛЕК­
ТОВАНИЕМ СУДОВЫХ КОМАНД. ДЕТСКОЕ ПАРО­
ХОДСТВО СДЕЛАЛО ВСЕГО ТРИ ВЫПУСКА, НО И ЭТО ПОЗВОЛИЛО ЗНАЧИТЕЛЬ­
НО ПОПОЛНИТЬ РЯДЫ РЕЧ­
НИКОВ НОВЫМИ КАДРА­
МИ. СЕЙЧАС В КРАСНОЯР­
СКОМ ДЕТСКОМ ПАРО­
ХОДСТВЕ -
600 КУРСАН-
. ТОВ. ОТКРЫТЫ ФИЛИАЛЫ ПАРОХОДСТВА В НЕСКОЛЬ­
'КИХ ПОРТОВЫХ ПОСЕЛКАХ НА ЕНИСЕЕ. ЮНЫЕ РЕЧНИ­
КИ ВЕДУТ КРУЖКИ «ЮНГА" В ШКОЛАХ -
ДЛЯ РЕБЯТ ИЗ ЧЕТВЕРТЫХ-ПЯТЫХ КЛАССОВ. ЧЕРЕЗ НЕСКОЛЬ­
КО ЛЕТ И МАЛЬЧИШКИ ИЗ ЭТИХ КРУЖКОВ, ПОСТУПИВ В ДЕТСКОЕ ПАРОХОДСТ­
во, ПОЛУЧАТ ФОРМУ ~ ТЕЛЬНЯШКОЙ И БЕРЕТОМ, ДАДУТ ТОРЖЕСТВЕННУЮ КЛЯТВУ ВЕТЕРАНАМ ЕНИ­
СЕЯ, БУДУТ ПОСВЯЩЕНЫ В РЕЧНИКИ. ДОРОГА РОМАНТИКИ ВЕДЕТ РЕБЯТ ПРЯМО В СЕРЬЕЗНУЮ ТРУДОВУЮ ЖИЗНЬ. , в. ДАНИЛИН С ПАРАШЮТОМ В ШАХТУ Пожар в шахте -
гроз­
ная стихия. Главная зада­
ча горноспасателей -
ло­
l,ализовать огонь, не дать ему распространяться. С этой целью обычно ста­
вятся бетонные или дере­
вянные перемычки. Но на их возведение уходпт' не­
'мало драгоценного време­
HY~. В тесном творческом cOДPYJКOCTBe конструкторов Донецка и Уфы создана вентиляционная перемыч­
:ка «Парашют». С виду это обыкновенный парашют, только изготовляется он из прорезиненной ткани. В случае возникновения; пожара стропы крепят к стенкам подземного тун­
пелн. Поток воздуха на­
полняет парашют, закры­
вая куполом доступ воз­
духа !{ огню. Вес ориги­
на.'lЬНОЙ перемычки не более 26 килограмыов, пе­
реносится ,она в специ­
альной суыке, легко и быстро устанавливается. В. ЧЕМЛЯКОВ ОПЕРАЦJ1Я ПРОШЛА УСПЕШНО НЕОБЫЧНУЮ ОПЕРА-
ЦИЮ СДЕЛАЛ ДЭВИД ГЕРШУМИ, ХИРУРГ-ОРТО-
ПЕД' ИЗ КАЛИФОРНИИ. ЕГО ВЫЗВАЛИ К ПАЦИЕНТ­
КЕ, ВЕСИВШЕй ОКОЛО ... ТРЕХ ТОНН. ЭТО БЫЛА СЛОНИХА МАНДАВУ ИЗ ЗООПАРКА САН-ДИЕГО, КОТОРАЯ НЕУДАЧНО УПА-
, ЛА И СЛОМАЛА ПРАВУЮ ЗАДНЮЮ НОГУ. НАЛО­
ЖЕННАЯ ПОВЯЗКА НЕ по­
МОГАЛА, КОСТЬ НЕ СРАС­
ТАЛАСЬ. ПОЯВИЛАСЬ УГ­
РОЗА, ЧТО СЛОНИХУ ПРИ­
ДЕТСЯ УСЫПИТЬ, ЧТО СТ А­
ЛО БЫ ДВОЙНОй ПОТЕРЕй: ЧЕРЕЗ НЕСКОЛЬКО МЕСЯ­
ЦЕВ У МАНДАВУ ДОЛЖНО БЫЛО ПОЯВИТЬСЯ ПОТОМ­
СТВО. ТОГДА БЫЛО ПРИНЯ­
ТО РЕШЕНИЕ ОБ ОПЕРА­
ЦИИ, ПЕРВОй ТАКОГО РО­
ДА В МИРЕ. ВО ВРЕМЯ ОПЕ­
РАЦИИ ДОКТОР ГЕРШУМИ, КОТОРОМУ АССИСТИРО­
ВАЛИ ДВАДЦА ТЬ ЧЕЛО­
ВЕК, ВЫНУЖДЕН БЫЛ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ЭЛЕКТРО­
ПИЛОй И ЭЛЕКТРОДРЕЛЬЮ. СЛОМАННУЮ КОСТЬ УКРЕ­
ПИЛИ СТАЛЬНОй ПЛАСТИ­
НОй. Д. ЭЙДЕЛЬМАН МИР ЕЩЕ НЕ ВЕСЬ 01КРЫТ • НаБПlOдая Паппаду -
крупный астероид, сотрудники Казанской а ст рономической 'обсерватории замеТИI1И, что еще за двадцать секунд до ero IJрохожде нн я на фоне звезды яркость поспедней начапа заметно уменьшаться. Так бt.lпа обнаружена атмосфера BOKpyr Паплады. Ранее атмосфера зафиксирована зарубежными ас­
трономами 'и BOKpyr Цереры -caMoro большого извест­
Horo астероида. Исспедователи предпопагают наличие на астероидах летуч их веществ. Возможно, под воздействием метеорит­
ных ударов они и образуlOТ временнуlO атмосферу во­
Kpyr этих мапых ппанет, которая затем рассеивается из­
за СПИШком спабого гравитационного попя. • Океанопоги Академии наук СССР организовали оче­
реднуlO экспедициlO в район Бермудского треугольника. Этот' интереснейший участок Атлаl tти ческого океана по­
родип массу загадок. Однако уже установлено, что при­
чину многих невероятных историй объясняlOТ естествен­
ные природные явпения. Район Бермудского треугопьни­
ка, в '1астности, О'i'носится к одной из энерг о активных зон океана. Здесь происходит 'интенсивное взаимодействие океана и атмосферы. , Советские океанологи не ищут сенсаций (их экспе­
диции в Бермудский треугопьник продопжатся до 1985, rOAa); ппавания наШ'fХ исследователей имеlOТ цель изу­
чить природные процессы и разработать методы Aonro-, срочного ПРОГНОЗИРОВilНИЯ norOAW. • Обнажившееся поспе сипьнейшей засухи дно круп­
Horo озера Чапапа (Мексика) преподнеспо ученым не­
мапо СlOрпризов. Здесь найдены кости многих давно вымерших животных. На дне Чапапы открыты также род­
ники с почти кипящей водой. НИlCогда прежде хоподное озеро не давапо повода npeAnonaraTb их напичие. • в марте -
апрепе нынешнего rOAa rpynna молодых урапьцев впервые в истории туризма успешно соверши­
ла семисоткипометровый сквозной переход по Байкапу на буерах. В пути смельчаков поДстерегапи многочиспен­
ные опасности -
трещи н ы, снежные заносы... Все пре­
Дыдущие пОпытки TaKoro ледового перехода по Байкапу были неудачными, как утверждаlOТ победитепи трассы. Руководип переходом уральцев Александр Михай­
пов, работаlOЩИЙ на Бепоярской атомной электростанции (поселок Заречный, Свердловская область). • Установлено, что ткани некоторых растений (напри­
мер, КУКУРУЗЫI и фасоли) спосо бн ы передавать свет к кпеткам наподобие оптиковолоконных кабелей, хотя и с гораздо меl~ьшей эффектIIвностыо. Учены!! считают, что, вероятно, это сво йство TK'IheH-С ОетоаоАов имеет опреде­
ленное значение для развития растений • • Атмосфера Земли с увепичиваlOщейся концентрацией уг~екиспого г аза стано в ится «одеялом", под которым со­
храняется все большее копнчеСТВQ солнеЧIlОГО тепла. Американские ученые рассчитапн, что за сто минувших лет уровень воды в Мировом океане из-за таяния ледя­
ных шапок на ПОЛlOсах Земли уже повысился на 10-15 сантиметров, а в' слеДУlOщем столе,,!и он может поднять­
ся еще на два метра. ~.a.a.a.aaa.a.a.a.a.a.ala.aID ДОМ ДЕТСТВА Более ста лет стоит на земле этот бревенчатый дом, уr,рашенный затейливой резьбой. Годы состарили строе­
ние: прогнили и осели стены, пообломалась резьба на нарниз а х, разрушюIИСЬ надворные построЙrш... Н емал о времени и выдумни потратили худотнин 10. Истратов, рабочие, чтобы по старым фотографиям, по рассказам старотилов восстановить отчий дОМ П. П. Батова. Мастера постарались не просто отрест аврир овать дом, где прошли детсние годы aBT0I;a «Мала хитов ой шнатулни», но и воссоздать бытовую оостановну, харан­
терную для усадьбы рабочего горнозаводсного Урала нонцаХ1Х столетия. Почти натдый энспонат в батовсrюм доме -
будь то панок для мальчишесной игры в б аб ни, рыболовные снасти . изделия наслинсних мастеров-ли тейщин ов -
папом~нает нам о том или ином сназе из «Малахитовой шнаТУЛIШ». В этом одна из главных особенностей нового мемориального музея П. П. Батова. СысеРТСIШЙ дом-музей, во многоы дополняя энспо­
зи циIO дома П. П. Батова в Свердловсне, стал одним из филиалов государственного объ единенного му зея писате­
лей Урала, а танте одним из объентов на туристсном маршруте «По батОВСБИМ ыестам». . р. а с н и 1\[ ка х; мемориальный дом -музей П. П. Ба­
това в Сысерти. Я. АНДРЕЕВ ФОТО В. Ветлугина 19 ТЕПЛО ДЕРЕВА Интересно наблюдать за зрителями на выставке Юрия Северухина. Что, к приi.fеру, означает эта ВЗДfJР­
liутая кверху рука с маской на,.. JIадони? Или "женщина, держащая обеими руками у сеоя над головои иамень? Каи за последнюю СОJIОИИШ(У, зрители хватаются за надписи под ЭI(сдонатами, НО их н е т ... ,Художиии и здесь пе БРОСИJI им спасатеJIЬНЫЙ круг. -
Я хочу не созерцания, а' соучастия,- говори! IОрий СевеРУХИlI.- Хочу, чтобы зрители Вl1есте со МНО!1 добывали истину. Работаю с березой, лиственницеи, вишней но любимый материаJI -
сосна. Лес ДJIЯ меня живой ~ВIIдетель JIЮДСI\ИХ шщещд и трагедий. Леса возле города Каме!iска-Уральского, где я живу, помнят пуга­
чевских атаманов. Здесь I,улаки стреJIЯJIИ в моего отца, когда оп ехад орг аниз овывать КОJIХО З. Лес для меня особое место, в него я хожу IШК В храм. -
Трудно ШI работать? А ра з ве в искусстве кому-то легко? Правда, в мал ой П JIа стике, которой я занимаюсь, есть и свои, так сказать, специфичесиие СJIOЖНОСТИ. Здесь, нан в никаКО~i другом виде искусства, надо быть хорошим реиесленнИIШМ и в то же время не опускаться до ремеСJIенничества. Резцом должна водить мысль. JIпшь тогда отироется душа дерева. 'l'ах,ую фигурку хочется взять в руии, ощутить исходящее от дерева теrшо ... Н а с н и м !( е: 10. Северухпн и его СI(УШ,ПТУРЫ. ДРЕВНЕЙШАЯ РЕСПУБЛИКА МИРА В. КЛОЧКОВ В центре Италии на склонах горы Монте Титано рас­
положено одно из пяти государств-карликов Европы­
республика Сан-Марино. На территории в 61 квадратный километр живет 21 тысяча человек. Склоны Монте Ти­
тано покрыты виноградниками, фруктовыми садами и небольшими полями пшениц'ы и кукурузы. Своей промыш­
ленности в республике почти нет. Пользуясь тем, что 'налоги в Сан-Марино ниже, чем в других странах, неко­
торые итальянские промышленные фирмы открыли там свои филиалы. Однако основными статьями дохода явля­
ются поступления от туризма и продажи почтовых марок. Сан-Марино -
древнейшая республика Европы, осно­
вана она была еще в 301 году. Окруженная со всех сто­
рон империями и королевствами, республика векаМ'и под­
вергалась нашествиям соседей -
итальянские короли и герцоги, папа Римский, австрийские монархи И,~ наконеl,J" итальянские и немецкие фашисты оккупировали, присое­
диняли республику, но свободолюбивый дух мал:нького народа победил: Сан-Марино осталась независимои стра­
ной, где часто находили убежище политические деятели, ГОнимые своими правителями. , Высшим законодательным органом республики явля­
ется Большой генеральный совет, который возглавляют два' капитана-регента, избираемые на полгода. 'в 1921 году в республике была создана комму.нисти­
ческая партия, которая на протяжении всех этих лет поль­
зуется уважением санмаринцев. В 1981 году одним из · капитанов-регентов был ,:!збран коммунист Гастон Пазо­
лини. Сан-Марино никогда не выпускала своей монеты и пользовалась валютой Италии. и других стран. Первые шесть монет были выпущены в середине прошлого века, а в конце 20-х и начале 30-х годов .ХХ века чекан собст­
венной монеты возобновился: было выпущено еще восемь мо н ет. В 1972 году республика приступила к регулярной чеканке монет массовыми тиражами. Только за три года было выпущено 35 монет разного достоинства и в разных металлах. Конечно, такому маленькому государству хва­
тило бы и сотой части выпускаемых монет, но туристы, посещающие ресnуБЛИI<У, растаскивают валюту. Событием в нумизматике стал выпуск серебряной монеты ДОСТОИНСтвом в 1000 лир в честь 150-летия со дня рождения Л. Н. Толстого. Эскиз монеты подготовил извест­
ный флорентийский скульптор Пьетро Аннигони, а Рим­
ский монетный двор отчеканил ее тиражом 100 тысяч штук. На оборотной стороне изображен профиль писа­
теля и сделана надпись: "Лев Николаевич Толстой. 1828-1978». Лицевая сторона изображает герб страны­
трехглавую вершину Монте Титано, увенчанную тремя крепостными башнями. Над гербом -
название страны, под ним -
номинал, по гурту монеты выбита надпись: «150-я годовщина со дня рождения». В 1980 году в республике вышла серия из десяти монет, посвященная XXII Олимпийским играм в Москве. Монеты номиналом в 1, 2, 5, 10, 20, 50, 100, 200 и 500 лир изображают спортсменов олимпийских видов спорта: гим­
настку, футбол и ста, бегуна, всадника, прыгуна с шестом, лыжника, стрелка из лука, борцов и боксеров. Первые четыре монеты алюминиевые, две из латуни, две из нер­
жавеющей стали и одна из серебра. На лицевой стороне изображен герб,· название страны, пять олимпийских ко­
лец и выбита надпись: «22-я Олимпиада. 1980». Все монеты отчеканены Римским монетным Двором. и .. ВИКТОРОВ ~, -
,\ ...... '~"'. ," ...... ". Рисунки М. ВУРЭ440ва JSSN 0134-241X 4 0 коп. Индекс 73413 ФОТО А. Лаптева 
Автор
val20101
Документ
Категория
Уральский следопыт
Просмотров
988
Размер файла
35 689 Кб
Теги
1983
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа