close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

УС 1989-07

код для вставкиСкачать
УРАЛЬСКИй . МПJ ~'89 " ВЯЧЕСЛАВ АНДРЕйЧУК ФОТО автора НА ЗЕМЛЕ НЕМАЛО ЧУДЕСНЫХ МЕСТ. НО НЕМНОГИЕ ИЗ НИХ СТАЛИ ЭЛЕМЕН­
ТАМИ НАЦИОНАЛЬНОй СИМВОЛИКИ, изо­
БРАЖАЮТСЯ НА ПОЛОТНАХ КЛАССИКОВ, ГЕРБАХ И ЭМБЛЕМАХ СТРАН И ГОРОДОВ. СИМВОЛОМ КУБЫ ЯВЛЯЕТСЯ ДОЛИНА С РОМАНТИЧНЫМ НАЗВАНИЕМ -
ВАЛЬЕ ­
ДЕ-ВИНЬЯЛЕС, ИЛИ ПРОСТО ВИНЬЯЛЕс. ОНА ЗАТЕРЯНА В ГОРАХ СЬЕРРА-ДЕ­
ЛОС-ОРГ АНОС НА ЗАПАДЕ ОСТРОВА В ПРО­
ВИНЦИИ ПИНАР-ДЕЛЬ-РИО. Чем замечательна эта долина? Она окружена горамн, напоминающими башни. Горы-башни покрыты растительностью. По долине разбро­
саны башенки-останцы. Небольшие издали, они превращаются вблизи в скалистых исполинов. Кубинцы называют их «моготе». В моготах на разной высоте зияют входы-выходы пещер. В пустотелых закарстованных башнях имеется мно­
жество залов, украшенных сталактитами и ста­
лагмитами, галерей с подземными реками и озе­
рами, тесных проходов и узких щелей. У подножия могот исчезают под землю реки. Моготы имеют свои названия: Валье, Ла-Феата, Сакариас, Робустьяна, Ла-Эсмеральда, Ла­
Пенитенсия, Дос - Эрманос. Равнина между баш­
нями-останцами напоминает пестрый ковер. Строгой формы зеленые лоскутки насаждений че­
редуются с бесформенными пятнами красных почв. То здесь, то там среди равнины виднеют-
ся крестьянские хижины, опоясанные густой зеленью. По всей равнине белеют тысячами ство ­
лов светлые пальмовые рощи. Пальма «риал» ­
неотъемлемый элемент кубинского ландшафта. К этому дереву кубинцы относятся с почтением, ощущая через него связь с неповторимой при­
родой своей родины. ДОЛИНА ВИНЬЯЛЕС -
ОДНА ИЗ КРУП­
НЫХ КОТЛОВИН БАШЕННОГО КАРСТА. Подз емные реки и поверхностные ручьи, ча ­
стые ливни как бы «вгрызаются» В подат ­
ливые возвышенности, расчленяют и х. Башен­
ный карст -
явление нечастое даже для тро­
пических областей: кроме Кубы он известен лишь в Южном Китае, Северном Вьетнаме и на Флориде. ДОЛИНА ВИНЬЯЛЕС -
МЕСТО ПАЛОМ­
НИЧЕСТВА ТУРИСТОВ. Ее пересекает оживлен­
ное шоссе. Здесь созданы смотровые площадки, постро ены кемпинги, пещеры оборудованы для экскурсий. Некоторы е рестораны, как, напри­
мер, в пещере Хосе Мигель, размещены под каменным небом и з нави сающих сталактитов. В них хорошая акустика и не жарко в са ­
мый знойный день. Манящие вглубь ходы, мно­
жество теней, таинственные звуки вызывают у посетителей пещерных ресторанов восторжен ­
ные чувства. На гладкой каменной' «с пин е» одной из мо­
готе выделяются гигантских размеров фрески. Они рассказывают о прошлом острова, его мир­
ных жителях. В НОМЕРЕ: ЛИТЕРАТУРНО· ХУ ДОЖЕСТВЕННЫЯ НАУЧНО·ПОПУЛЯРНЫЯ ЕЖЕМЕСЯЧНЫЯ ЖУРНАЛ ДЛЯ ДЕТЕА И ЮНОШЕСТВА ОРГАН СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЯ РСФСР СВЕРДЛОВСКОЯ ПИСАТЕЛЬСКОА ОРГ АНИЗАЦИИ И СВЕРДЛОВСКОГО ОБКОМА ВЛКСМ ИЗДАЕТСЯ С АПРЕЛЯ 1958 ГОДА СВЕРДЛОВСК СРЕДНЕ·УРАЛЬСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО А. Кердан СИБИРСКИй ТРАКТ. Фрагменты поэмы • В. Соскина НЕОБРАТИМОЕ З. Рымаренко «ВАША ВЕРА МУХИНА» В. Степанов О ТЕОДОРЕ НЕТТЕ -
ЧЕЛОВЕКЕ И ПАРОХОДЕ М. Петров ЭХО АНГАРСКОГО ЗАЛПА А. Нестеров БОЛЬШЕВИК ИЗ ПОЛЕВСКОГО КРАЕВЕДЧЕСКИй БУМЕРАНГ В. Ветлугин ЗАПОВЕДНИК, КОТОРОГО НЕТ НА КАРТЕ А. Ромов БЕЗ ОСОБЫХ ПРИМЕТ. Повесть. Начало ЖУРНАЛ В ЖУРНАЛЕ «АЭЛИТА» С. Другаль ЯЗЫЧНИКИ. Повесть. Начало • \ ЗАОЧНЫй КЛФ • Т. буруковсиаJII ГАРМОНИЯ В. Зопотарев НОВЕЛЛЫ О ПРИРОДЕ М. БУJIIНОВ АЛЕКСАНДР ДЮМА В РОССИИ А. Хамзин ЧЕМ ЛЕЧАТ ЧАСЫ В. Пашин МИЛЛИАРДЕР МИР НА ЛАДОНИ 2 14 17 19 20 n 25 29 51 55 58 73 79 79 80 РедаКЦИОИNaJl колneГИJl: Станислав МЕШАВКИН (главны" редактор 1, Евгени" АНАНЬЕВ, Виктор АСТАФЬЕВ, Виталий БУГРОВ, Муса ГАЛИ, ЮНИJ4 ГОРБУНОВ, Герман ИВАНОВ, Сергей КАЗАНЦЕВ (ответственны" секретарь). Владислав КРАПИВИН, Юрий КУРОЧКИн, Давид ЛИВШИЦ (ЗilМеститель главного редактора). Н"иопа" НИКОНОВ, Oner ПОСКРЕБЫШЕВ, Анатопий СЕМЕРУН, Константин СКВОРЦОВ, Аркад"" СТРУГАЦКИЯ Художественный редактор Евгений ПИНАЕВ Технический редактор Людмияа БУДРИНА Корректор Майя БУР АНГУ ЛОВА Адрес редакции: 6!W219, r. Свердлоsск, ГСП-353, ул. 8 Map~a, 22-а Телефоны отделов: 51-55-56 (писем, молодежных gроблем), 51-22-40 (секретариат), 51-09-71 (Фантастики, прозы и поэзии). 51-53-20 (иауки и техники, публицистики), 51-09-69 (краеведеииSl). Рукописи прииимаются перепе­
чатанными на машинке через 2 интервала, 60 знаков в строке. 28-30 строк на странице. По вопросам ПОДПИСКИ и достав .. ки обращаться в районные отде­
ления «Союзпечати». Брако­
ванные экземпляры отправля {Ь в типографию издательства «Уральский рабочий». Сдано в набор 06.04.89. Подпнсано к печати 25.05.89. НС 25354. Формат бумаги 84Х 108'1". Бумага типографская .. '\j'2 2. Высокая печать. УСЛ. печ. Л. 8,82. УЧ.-изд. Л. 12.50. УСЛ.-КР. ОТТ. 11.34. Тираж 494 000. (t-й завод: 1-250000). Заказ 455. Uеиа 40 коп. ТипограФия ИЗДательства «Уральский рабочий». 620219. г. Свердловск, пр. Ленииа. 49. На l-a стр. обложки -IUТIjФ «Победа» с .26 кристалла,ни голубого топаза. ФОТО В. Ветлугина. © СУР8J'ЬСКИЙ СJlедопыт" 1989 Г. 2 Сыuу Ивану СИБИРСКИЙ Фраlмеllm'Ы поэмы ПРОЛОГ Хребет Уральский одолев, раалась Россия юна!! к вратам Сибири ..• По диким тропам, через топь и грязь Дружины Ермака здесь проходили. И оставались за спиной дружин: Селенья, гати и потомки тоже •.• Как ни остры КУЧУМОВI>! ножи, Но первопуток все же был проложен. Вот от него и взял начало тракт­
Дорога и страдань!!, и прозренья.и Бежит бетонка на семи ветрах, Собой СElЯЗУЯ судьбы поколениЙ. И сердцу тесно сделалось в груди­
Судьба сказала: -
Твой черед, идиl • Как скучает жена молодая по милому мужу. Так по правде тоскует все время душа. Никого не хочу обелить -
разобраться мне нужно. Перед тем КIIК судить. перед тем как прощать. Никого не хочу обвинить. Это сделает время. Мне же -
надо все знать. чтобы дальше по тракту идти. Было брошено в душу эпохой сомнения семя. Все я должен понять. чтобbl правда смогла прорасти. НА РАСПУТЬЕ я на распутье. Все темней в округе. Куда идти? Ни дома, ни огня. Ни стрелки-указателя. ни друга. Чтоб к правде вывел в этот час меня. Нет и машин: ни встречных. ни попутных, И звездный компас в небе не горит ... И вдруг ИЗ ТЬМЫ ночной выходит путник И мне слова такие говорит: -
Пойдем со мной. Поищем правду вместе. Доверься мне -
не ошибешься ты ... Гляжу во все глаза: он -
мой ровесник. Но где-то видел я его черты ... Скажи. Ть! кто? И улыбнулся странник (Мне показалось: грежу наяву ... ): -
Я -
дед твоЙ.~ -
Ты же умер?! -
Разве? Странно ... Д я считал, что все еще живу ... Ведь ты же. внук мой. в призраков не веF<ИШЬ, .Коль ищешь правду ... ПРИЗРВi-tИ. они Не так страшны. как людн."те, и он шагнул по тракту. Я-за ним. ЦАРЬ что- зверм ... Когда страну, дошедшую до грани. Февраль взметнул, оковы сбив с сердец. Сибирский тракт-
стезю lIЮдских страданий Увидел самодержец наконец. Еще царя Сибирь встречает звоноМ Церквей в провиtщиальных городках ... И Hj! плечах -
полковничьи погоны, И золотые перстни на руках. Еще на ушко царедворец верный Ему лопочет, что готов побег. Мол, с корнем вырвем революций сквернуl Д главарей? На фонари их всех! Еще царица верит в заграницу. (Такая вера у царя в цене ... ) И заграница верит, что в столицу Царь-победитель въедет на коне. Но на восток вращаются колеса. И точкой всех монарших чувств и вер, Уж в Екатеринбурге. у маТРОСII. Шесть пуль хранит до срока Револьвер. . Д что потом?-
я вопрошаю деда. Как жил ты самl- и слышу: Д потом-
За нашу власть рубился до победы. В село вернулся и построил дом. ДОМ Дед срубил пятистенку. Был он -
плотник, мастак. Сам срубил. Не свалилась с небес. У избы три окошка смотрели на тракт, Даа Оflошка -
на поле и лес. Жизнь по тракту теl<ла-
Не удержишь ее. Д у деда -
заботы, дела. У него, честь по чести, Хозяйство свое: Лошадь, овцы, буренка была. Дед когДа-то батрачил. ПОl'ОМ воевал. У Чапая разведчиком был. Власть землицу дала. Раньше -
кровь проливал. Потом эту землицу полил. Чтоб воздала она: успевай, не ленись! Вот земля, не во сне и не в долг! Поработай как надо, и сделаешь жизнь!­
Верил дед и работал, как мог. Труд, по праву, ценил он превыше всего, И людей различал по труду ... Урожаем землица дарила его И а Ci':YnOM на погоду году. ТРАКТ о РАЗНАРЯДКЕ Тракт бурлил 8се сильнее, Как р'ека в nohoBoAloe. ~(Мы колхозом сумеем СМЙТIo кула'чье отррдье. Мь. колхозом при6nизим Грядущее счастье. Тi"j, Kyiiak, берегись Наше" праведно" властиj» Разнарядку присnаn P_ilic08et сельсовету. Пред -
затылок чесал: Куnан:ав у нас нету/ Как же так? Если нету­
Ты СilМ""- их приспешник. Вот кулач ...... приметы. Т .... действуй, не мешкай/ Кто лошадку имеет­
КУЛl!чьи замашки. Кто коровку имеет-
Не будет промашfcИ. Нам с тобо" Рilссуждать, СомневатloСЯ -
нет проку. Важно СПисок подать. Чтоб _ районе был к срокуl РАССКАЗ МАТЕРИ «Случилось так: твой дед был раскуnачен, Хоть никогда и не был КУЛilICОМ. Сам с малолетст_а на других батраЧМh. До Октября -
остался батраком ... Потом -
поднялся. И не знал 6 .. 1 ГОРIi, Ведь он себя в работе не жалел ... Да председатеnь в дедовом подворье Угрозу Halileii _ласти УСМотрел. Мол, лошадь есть, короеа и изл"шки. Какие-никакие, все же есть/ Забыл про то, видать. что нас, детишек; Семь на руках. и каждый просит есть. А может. оттого так обернулось. Что председателю еще с пар ней Когда-то хохотушка приг.ilянуnась, Что позже стала бабушкой твоей ... Так ли -
не так? Но так вот все и вышло. Дождавшись -
был в отъезде как-то дед, Нас д'о рассвета председатеЛl. выслал. И доложил. как надо. в райсовет». О СОМНЕНИЯХ Присели. Отдыхаем на привале. Вдруг дед сказал, не ПОДliимая глаз: -
Ты знаешь. если честно, то бывали И у меня сомнения не раз ... Вот как-то возвращался я с по коса, Сосед Федот -
с Тамбоащины кулак-
В улыбке щерится, но смотрит волком, косо М но,эosит поддеть словаМи так: ' .AneKcIHAP КЕРДА.Н Рис. Владимuра Ганзuна -
Вот ты, Иван,- все за Советы грудью. Гутарят: Tbi -
сознательный у нас ... Из батраков едаа лишь вышел в люди, На поселеН!.е угодил тотчас. . А я всю жисть, как в масле сыр каталея, Себе в угоду пил и кушал всласть, Пока в окопах с вошью ты братался, Кровь пролиаая за Совецку власть. Теперь и ты. и я -
в одной упряжкеl Выходит, не враги мы, а друзья ... Пойдем-ка. Ваня, выпьем сладкой бражки .. , Да нет, Федот, с тобой не выпью я. -
Ну, зря воротишь нос -
свои же люди! Пр"дешь ведь на поклон, нужда припрет .. Кто сытно жил, тот сытно жить и будет, Кто нищим был, тот нищим и умрет ... От тех речей тошнехонько мне было. А что в ответ ему я мог сказать? За что меня родная власть казнила, За что детей заставиластрадаты1 РОАНА .•. Вдоль Сибирского TpaJmI Спешил эшелон. И теплушки стараnиClo В затылок держаТЬС51." Мамин брат в сорок третьем Поехал на фронт-
За РОДИМУЮ земnю сражаТЬСfl/ Ехал дядя на фронт, Чтобы КРО8УШКОЙ CMlilTb Тень _ины, за которую он Не в ответе ••• Д8а у тракта конца. На одном -
право жить. На другом- над могилаМJ1 Кружится _етер. r Два у тракта конца. Не сойти, не свернуть. Не предать и не вспомнить Былые обидыl И. на_ерно. не страшно ,Под пули шагнуть, Если правда и жизнь Во единое слиты. эпилог Посветлело вокруг. Папа в поле роса. Дед ссутулил wирокие плечи: -
До свидания, внукl Ты Wагай теперь сам. Мне ж -
пора. Добираться дале'j,е .•. ПОКnОНИЛСII и канул ... А в душу мою Бьют вопросы, подобно набату. Оглянуnся: стою В том же самом краю. Будто и не ходил я куда-то. Все на той же развилке один, на краю, .. Указаtелей нет, где неправда. где правда? Тракт пылится у ног. И неЛ.ЬЗ5l, как в бою, Повернуть и сойти . Мне с Сибирского тракта. о • • 3 Оформленuе Ольги Горячевой 111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111 8ал:ентмна с ос Юlf Н А Памяти отца моего, Романа Соскина, первого секретаря райкома партии Оршанекого района, члена ЦК КП Белоруссии, делегата XVII съезда партии «Лейся, песня, на просторе, не скучай, не плачь, жена! U1TypMOBaTb далеко море посылает нас страна ... » Привычная мелодия за стеной. Я открываю глаза. Лу­
чик маленький, как зайчишка, заскочил в мою комнату и исчез. Качнулись занавески. «Курс на берег невидимый, бьется сердце корабля, Вспоминаю о любимой у послушного руля ... » Это папина любимая песня. Каждое утро он проигры­
вает эту ШI2.СТИНКУ. Милый мой пала, как я люблю тебя. Мама говорит, что я -копия отца, особенно глаза. Глаза у моего папы серые, нежные, ласковые, особенно когда он, забыв обо всем на свете, играет с нами. Нас три сестры: Лена, Дина, Валя. Валя -
это я. Я -
младшая! У меня соои прнвилегии. Вот и сейчас Лена и Дина уже в школе, а я еше сплю. Нет, я не сплю, я ду­
маю: вставать или не вставать? Но мама говорит, что нуж­
но вставать сразу же, не раздумывая. Быстро вскакиваю с кровати и бегу в комнату папы. Ну конечно, папа уж€ готов к зарядке. Он марширует. Становлюсь за ним и начинаю шагать. Потом мы идем умываться. Я очень люблю смотреть, как умывается папа. Говорят, что человек аппетитно ест, а мой п·апа аппетитно умывается: шумно, звонко и, пахло пав ладошкамн, обрыз­
ГИIзает меня. Я стараюсь подражать ему: тоже ·хлопаю. Потом мы завтракаем, папа, мама и я, и отправляем­
ся на работу. Папа в райком, он -
секретарь райкома пар­
тии; мама к себе в библиотеку, а я в детский сад_ В детском саду передо мной выстроилась целая оче­
редь. Я -
герой дня. У меня на левой ноге оказался пти­
чий ноготь. Всем хочется посмотреть на это чудо. Сегодня в обед все мне что-нибудь отдают, а вечером все хотят попасть ко ыне в гости. Папа доволен, он любит детей, он всем нравится, и я счастлива. Потом. он подходит к Лене и дине, берет со стола альбом. В этот альбом Лене все девочки !I мальчики пишут всякие стихи. Сюда же Лена пишет стихи свои собственные. Я все ее стихи знаю наи­
зусть. Я слежу за папой и мысленно читаю с ним. БОРЦАМ ИСПАНИИ И в окопах, и в отрядах, u в тылу борись смелей, Завоюешь счастье, радость, как и мы. От меня, мой друг исnанец, От меня привет nри.ми. Папа улыбается довольный. «В меня Дочка»,- говорит он, а сам уже листает дальше альбом. Вдруг лицо его хмурится. -
Нет, нет, это неверно, совсем не так,- говорит он и быстро что-то пишет в альбом. Лена читает. Оказывает­
ся, в альбоме было написано: Юность .мчится, словно поезд, Только разница одна: Поезд мчится, возвратится, Наша. ЮНОСТЬ' никогда. Папа сделал приписку: Лишь теперь возвратилась наша юность, Юной стала вся страна. я люблю слушать папу. Он мне кажется большим и сильным, справедливым и красивым. Я так увлеклась историей с альбомом, что совсем за­
была про подружек. Когда же я про них вспомнила, мне показалось, что они чем-то напуганы. Они стали быстро прощаться и ушли. И вот я собираю игрушки, поднимаю свою красавицу КУК.1У-МОСКВИЧКУ с закрывающимися глазами -
глаза у нее выкатываются, ноги отпадают ... Мой рев наполняет все уголки нашей квартиры. С по­
гибшей куклой в руках я бегу к маме. -
Перестань плакать,- говорит спокойно мама.- Кук­
ла не стоит таких слез. -
Нужно быть великодушной,- говорит папа.- Дево­
чек не ругай. Им сейчас хуже, чем тебе. Завтра в детском саду скажи, что ничего страшного неСJIУЧИЛОСЬ. ...Вот, кажется, я готова была умереть от горя, а сей­
час у меня радость. Папа получил путевку в санаторий, но поехать не может, поэтому поедет мама с детьми! Ура! Мы едем в санаторий. Ой, как нам везет! В санатории много интересных лю­
дей. Здесь отдыхают белорусские артисты. Быть актри­
сой -
моя давнишняя мечта. Я люблю подражать. Посмо­
трю кинофильм, например, «Юность Максима», ложусь на пол и воображаю, что я у реки, в руках у меня гитара, я пою: «Люблю. я летом с удочкой на берегу сидеть». Это я подражаю Чиркову. Все смеются и говорят, что из меня выйдет толк. Кто-то замечает, что толк выйдет, бестолочь останется, я не обижаюсь. Здесь, в санатории, я знакомлюсь с сыном Александ-
ровской. Я ее часто слышала по радио. Она пела: Янка стаить у горы, А я стаю у ДОЛЫ ни, Янка сеить кавуны, А я журавыны. Сын ее веселый и шалун. Мы мчимся с ним на волей· больную площадку и он кричит своей маме, играющей в команде: -
Сколько будет дважды двадцать пять? Она отвечает: -
Пятьдесят. -
Привет тебе от поросят! -
кричит он в рифму, .и мы убегаем. Александровская смеется нам вслед. Мне вообще везет на интересные встречи. Еще до са­
натория, прошлым летом, к нам в город Оршу приезжал негр с сыном Джимиком. Они остановились у нас. Мы весь день ездили по городу, были в детском доме, в пионерском лагере, где наша Дина-пампушка танцевала в кругу и пела с подружками: Мы -
Матрсшеньки, мы круглешеньки, Глаза кругленькие, сами пухленышс ... Было очень смешно, потому что все хороводницы были вроде нашей Дины, да еще пели: пухленькие да круглень­
кие. 5 Джимику Вf'ЗД€' дарили много игрушек, а я ему f/ИЧУ' точки не завидовала. Мы uелый день провели вместе. Вот и сейчас, в санатории, так все интереСlj:О. На веранде по вечерам собираются настоящие белорусские артисты, мы окружаем веранду и просим «Меланью», они смеются и начинают петь: -
Меланья, Меланья! Голубка моя! Когда же я снова увижу тебя? Это поют мужчины. Женщины ОТВечают: -
В понеделыiик. И снова мужчины: -
Ах, если бы бьm понедельник всегда, Тогда бы я видел, Nlеланья, тебя. Меланья! И снова тот же вопрос, в ответ раздается: -
Вторник! И так без кошrа, пока не переберут все дни нед"ли. Голоса у ннх хорошие, вечер ясный, и та;; легко и радост­
но на душе. А скоро будет «Большой концерт». Я никому нич"го не говорю, иду на репеТI!UИЮ и сообщаю, что тоже хочу выступать. Ура! Меня включают в концерт ... И вот вечером, в середине концерта конферансье объ· являет: -
Товарищи! Сейчас перед вами выступит заслу­
женная артистка БССР, которая только что оторвалась от соски и фамилия ее Сосrшна. В зале смех, аплодисменты. Меня выносят на руках и ставят на стул. Я начинаю читать: -llелый деНЬ сынишка пропадал. Прибежал, за ним толпа р"бят. -
Мама! Я сегодня Сталина видал, Я ходил с отрядом на парад. Он и в книжке у меня такой. Он махал нам весело рукой. Черные большие рупора Подхватили дружное «Ура!». Мы прошли немножко в стороне. Флаг нести мне дали одному. Мама, Сталин улыбнулся мне, А Володька спорит, что ему. Самолеты в небе высоко. Прилетели к нам издалека, Стали в буr<вы быстро и легко: «Сталин» -
мы прочли на облаках. Под гром аплодисментов я спрыгиваю со стула и бегу за кулисы. Так весело -
не может быть лучше. И вдруг лучше­
к нам в санаторий приезжает папа. Ура! Папа, папочка! Я бросаюсь к нему и не оставляю его ни на минуту. Я рас­
сказываю обо всем сразу: о том, что я научнлась есть ма­
кароны, как Чарли Чаплин, что я заслуженная артистка БССР и что в санатории много хороших людей. А вечером папа уезжает и я начинаю рыдать. -
Папочка, не уезжай! Я цепляюсь за папины брюки и не отпускаю его. Папа уговаривает меня. Потом зареванную быстро отдает маме н, поuеловав всех, уходит. Я не успокаиваюсь. Я задыха­
юсь от горьких, горьких слез, и у меня начинается жар. Чемоданы собраны. Поезд, дороги, рспьсы, деревья, вокзал ... И вот мы дома. Мама открывает дверь ключом и МЫ входим. Пусто, никого нет. Мама звонит по телефону в райком и ей сообщают, что папа вызван в Минск. l'VlaMa вызывает Минск. Лицо ее становится серым. Она тяжело садится на стул и смотрит в пол: -
Папу арестовали ... Маме плохо. Лена и Дина уходят в детскую. Я ложусь с мамой, но не могу уснуть. Мне страшно. Вдруг в две­
рях, прямо передо мной, я вижу ма,lенького старичка, с наперсток величиной. Оп кивает мне головой и смотрит на меня в упор. 6 -
Мамочка,- шепчу Я,- там старик пришел. Но в это время старик исчезает. -
Сии, доченька,-- говорит мне мама,-- никого нет. Она притрагивается рукой к моему лбу. Я чувствую жар ее руки, и мне очень жалко маму. «Где мой папочка?» -
думаю я и со слезами, выпол­
зающими из глаз, мгновенно засыпаю. Мне видится длинная очередь. Тихо, медленно люди продвигаются вперед... Вдруг все смешивается, шум, и я .лечу куда-то вниз вместе с кроватью. Потом взлетаю вверх, и снова очередь тихо движется, а из-за уг.1а выглядывает старичок и улыбается: -
Я -
ГаллюцишlЦИЯ! Мама ведет меня в детский сад. Мы всю дорогу мол­
чим. Мамина горячая рука крепко держит мою. Нам по­
падаются навстречу знакомые, они почему-то отводят гла­
за. Я смотрю на маму и вижу: губы ее сжаты, голова гор­
до ОТIшнvта назад. -
Мамочка, за что арестовали папу? -
Не знаю, доченька, разберутся. Папа наш честный человек. Его скоро отпустят. «Папочка, папка, хороший мой!» -
думаю я и вспо­
минаю. Вот папа выступает с докладом в кинотеатре. Говорит горячо, el'o слушают внимательно, его даже передают по радио, и я горжусь им. Мой папа кировец. Я не знаю, что это значит, но только это очень хорошо. Лена всегда го­
ворит: «Наш папа бо.Льшевик». Нет, папу, конечно же, скоро выпустят. Эго при царе он сидел в тюрьме. А сеи­
час кругом свои. Мои мысли прерывает голос мамы: -
Вот детский сад. До свидания, доченька. Я uелую маму и привычно распахиваю дверь детско­
го сада ... Здесь меня встречают странно. Со мной не играют, на меня косятся. -
Витя,- говорю Я своему дружку,- почему все на меня так смотрят? -
Моя мама говорит~ что твой папа очень хороший, а никакой не враг народа ... -
Враг народа? Почему враг? Мой папа -
враг? Слсзы душат меня. -
Идем со мной,- говорит мне воспнтательиица. Она уводит меня к столикам. Мы садимся. Она неко-
торое время молчит. Потом очень мягко, как будто боит­
ся обидеть меня, говорит: -
Передай маме, чтобы она тебя больше не приводила в детский сад. -
Хорошо. Я встаю и направляюсь в раздевалку. -
Сеrодня ты можешь пробыть до конца дня,- го­
ворит она мне вслед. Я ухожу ие оглрдываясь. «Сами вы все враги наро­
да»,- думаю я зло ... По улице я бегу не Qстанавливаясь. Вот сейчас откро­
ется дверь, и п<:па дома. Сердце бьется. Я взлетаю по лестнице. Звоню, звоню, звоню... Открывает дверь какая­
то незнакомая тетя. Вы кто? -
спрашиваю я. А ты кто? -
отвечает она. Я здесь живу,- хмуро сообщаю я. Тогда проходи. Не стой в дверях. Мы -
ваши но­
вые сосещl. Для четверых у вас многовато места. Так-то! Не нравится м 'Н'. эта тегя. Я закрываю гла;за, откры­
ваю в надежде, что она исчезнет ... Но она не исчезает. Тогда я вхожу. -
Тебе сюда,- говорит она мне. Иду в детскую. Здесь Лена сидит одна. -
Леночка,- шепчу Я.- ЧТО значит враг народа? По­
че~IУ меня ПрОГl!3ЛИ из детского сада? Что там за· тетень­
ка у нас в квартире? Лена вскаюшает, хватает меня н прижимает к себе. Маму УВОЛИЛИ е работы. Ова больше не заведует биб­
лиотекой. Теперь она швея. Дома у нас пусто и ·скучно. Мамина подруга тетя Рая даже по телефону боится зво­
нить. Соседи с нами не разговаривают. Я хожу в школу в первый класс,' хотя по возрасту мне ('ще ходить в школу рано. Долгая, долгая зима, Каждый день одно и то же. Мы ждем папу. Мама ездит в Минск, возит ему передачи. :Ждем. и вдруг однажды вечером раздается звонок. Мы уже отвыкли от 3BOHKOI<, К нам никто не ходит. А тут ПРИШСJJ гость. Мама ему очень обрадовалась. Мы сидим в дет­
ской. Меия просят прочесть стихи. И я читаю: ... Один лишь маленький, один билет потеряп, А в деле партии зияющий правал .. : А потом я сообщаю, что это нспрзвильпые стихи. Гость спрашивает меня: -
Почему? -
Потому что из-за одного человека партия не мо-
жет погибнуть. Кто тебя этому научил? -
спрашивает гость улыба-
ясь. Лена! -
гордо отвечаю я. Мама и гость смсются, Оп садит меня на колени игла· дит по голове. Я сижу у него на коленях. И пусть он очень .~aCKO­
вый и добрый, н пусть мама впервые улыбается за эту знму, Н пусть он даже мне нравится -
все равно мне не­
удобно у него на руках, потому что удобно было У папы. И я тихонечко сползаю с его колен н сажусь рядышком с мамой. Когда гость прощается и уходит, я спрашиваю у мамы, что это за дядя такой хороший н почему он не побоялся к нам прийти. -
Это настоящий человек,- говорит мне мам:з.- За­
помни -
Янка Купала. Каждый день я прибегаю в мамину швейную мастер­
скую. Мне там нравится. ВбеЖИIIJЬ Б дверь и сразу за уг­
лом -
мамина машина. Шум стоит какой-то необыкновен­
ныЙ. Здесь я узнаю новое слово: поток. Вот одна масте­
рица . делает какие-то швы и передает .10СКУТКИ другой, другая прншивает пуговицы, третья гладит... И все так ладненько. Все швеи мне нравятся, только я не люблю, когда меня жа.'Jеют. А они часто говорят какие-то жалкие словечки. Ночью я сплю всегда с мамой. Утром просыпаюсь, а мамы уже нет -
она ушла на работу. В это утро я просыпаюсь, как обычно, но почему-то спрашиваю: А где мама? -
Маму арестовали,- говорит мне Дина. -
Нет, ты врешь, врешь! -
кричу я ей. Я хватаю платье, надеваю его наспех и мчусь в швей­
ную маСтерскую. «Сейчас, сейчас я увижу маму ... » Вбе­
гаю ... а мамы нет. -
Где мама? -
спрашиваю с отчаянной надеждой. Швеи смотрят на моня растерянно. Я выбегаю на улнцу. -
Бедные дсти,- слышу я, убегая. Я бегу домой. Я на что-то надеюсь, я надеюсь, я на­
деюсь ... Дома застаю каких-то военных. -
Собирайтесь,- говорит нам одии из них,- Папа 11 мама ждут вас в Витебске. Мы вас отвезем. Я уже совсем хочу обрадоваться, но по глазам Лены и Дины вижу, что они не верят, и тоже начинаю cO~lНe­
ваться. -
А это правда? -
спрашиваю я. -
Разве я буду вас обманывать.- говорит военный. Мы быстро собираемся. Потом они что-то наклеивают на дверь НC!Jпей комнаты, что-то поджигают, что-то ши­
пит. -:-
Сургуч,- говорит Лепа.-- Квартиру опечатывают. А зачем это? -
Так IШКТО сюда не войдет, а то, пока вы ездите, вас ограбить могут. Мы выходим на улицу, садимся в машину, едем ... Но не ПРОХОДНТ и пятнадцати минут, как машина останавли­
вается. Шофер выходит и долго копается в машине, а мы сидим и ждем. Потом он садится, но не закрывает двер­
цу, а говорит: -
Машина вышла из строя. Ее надо в ремонт. -
Придется выйти,- обращается к нам военный. Я оглядываю.сь вокруг, и ... -
Лсна,- шепчу Я,- это детдом. Мы здесь были тог­
да, помнишь, с Джимиком. Ах да, Лена не помннт. Они тогда с Диной были в лагере. -
Не выходим,- приказывает нам Лена и добавляет укорнзненно: -
Вы обещали, везите нас в Витебск к маме и папе. -
Но машина сломалась. Мы не можем ее ремонти­
ровать, когда в ней люди. Придется все-таки выйтн и ос­
таться здесь, но я вам обещаю, что это только на одну ночь ... Прошел уже месяц, как мы попали сюда. Мы возвра­
щаемся с Днепра, на лннейке объявляют распределение по детдомам. Мы попадаем на Украину. Поезд довозит нас до Корыстовки Кировоградской об­
ласти. МаШlIна достаВJIяет в село Ясиноватка. Вот наше новое жилье. Огромная территорня обнесе­
на высокой стеной. -
Здесь была раньше колония,- отвечает на ВОПРОС Лены шофер. Нас расиределяют в разные спальни ... по возрасту. Мне -7 дет, я попадаю в спальню семилеток. «Скаблуха» -
какое странное слово. Верховодит в спальне девочка с тонкими губамн, свет· JiЫМИ прозрачными глазками, ВЫСЩШМ скрнпучим голосом: Клавка Регнна-скаблуха (так все ее называют), В первый же день она отбнрает у меня мое домаш­
нее шерстяное платье-матроску и надевает на себя. Я об­
лачаюсь в детдомовскую одежду. Все поступают только так, как хочет она. Никто не смеет противиться. Я пытаюсь не слушаться ее. За это ночью меня иосылают к речке ловить пиявок. Иду. Став· .чю ногу в речку и жду, пока присосется пиявка, потом отдираю ее от ноги и кладу в банку с водой. Так я насо­
бирала девять пиявок и,' гордая своей смелостью, ВХОЖУ в спальню. Прихожу-все спят. Ставлю баночку на тумбочку возле кровати н мгновенно засыпаю, устала, но тут же просьшаюсь от ужаса и боли: вся банка воды вылита на меня, 11 по кровати, и пu мне, изгибаясь, ползают черные пиявкн, некоторые нз ннх уже присосалнсь к плечам, гру­
ди ... Я отрываю ИХ и реву. Все в восторге, смеются. Я встречаю взгляд злых, маленьких глазок нз-под бе· лесых ресниц. Клавка Регина довольаа проде.'шоЙ. Во второй K"~acc меня не взяли, потому что мне мало .лет, а я еще ДОJIжна переУЧJ!ваться на украинский язык. И вот я снова в первом классе. Учительница мне нра­
вится: красивая, стройная украинка с каштановой косой, ТОJlстой-претолстой, уложенной вокруг головы. В !{онце урока мы все ей громко хором КРИЧИМ: -
До побачення! На уроках мне скучно: я уже все это знаю. Ведь пер· вый класс в БеJ10РУССНИ я закончнла с похвальной гpa~1O­
той. По всем предметам я по~учаю «видминно» (отлично), а по поведению «погано» (плохо). После уроков я боюсь идти в детдом, потому что меня будут ругать за поведе­
ние. И· я хожу за моей учительницей Верой Якымовной до тех пор, пока она не сжалится надо мной. Она смотрнт на меня МЯГКИМИ, JIаСЕОВЫМИ глазамв 11, взяв дневник, нс· правляет «Iюгано» на «ВI!ДМНННО». Счастливая, я мчусь в детдом. Сердце поет! Поеы. В детском дом" мы часто поем. )l научилась 7 многим украинским песиям. На хоре затягивает Клавка РегУ.на своим пронзительным голоском: Из-за гир тай за высоких Сизокрыл орэл лэтить. Нэ зломать тих крыл широких, Тього лету нэ спинить ... Потом воспитательница рассказывает о Сталине. Она говорит о мальчике, который, оказавшись в лесу, заблу­
дился и подошел к обрыву. Он не мог перепрыгнуть ог-
ромный ров. . -
Веди, наш Сталин, вперед,- воскликнул он, и ров сузилс:я, и он легко перескочил его. Тепсрь, когда я встречаю сельских мальчишек, а они дразнят нас инкубаторскими и всегда дерутся, я произ­
ношу мысленно: «Веди, наш Сталин, вперед, чтобы они меня не тронули». И С уверенностью прохожу мимо. Маль­
чишки не трогают меня. На нашу спальню напала чесотка. Все чешутся, руки у всех в мелких водянистых прыщиках. Самых чесоточных отбирают и отправляют в изолятор. Я -
среди них. Изо­
лятор (домик) стоит один посреди большой украинской степи. Нас -
семь человек. Намазали нас черной мазью, надели какие-то мазутные платья, и мы бегаем, похожие на негров, и все время чешемся. По вечерам страшно. За окнами кто·то ходит F! вы­
крикива(т: -
Где нож, давай его сюда! Нас пугают, кто-то шутит, но мы замолкаем в ужасе. Одни в степи семеро семилетних ... Утром приходит медсестра и смазывает нас снова чер­
тий мазью и, обмакнув ножницы в спирт, срезает экзему тем, у кого она появилась. Стоит рев. Так продолжается несколько дней. Затем нас ведут в баньку и отпускают в спальню. Лена, моя сестренка. Она все время жалеет меня, ста­
рается мне помочь чем только может. Но я ее гоню, по­
тому что совсем забрать к себе она меня не может, а после ее прихода Клавка Регина всегда начинает изде­
ваться: -
Ах, неженка! Ах, сестра. Ах, сю-сю. И все опять принимаются смеяться и кривляться. Я боюсь Клавку и злых иасмешек девочек и гоню мою хо­
рошую, мою родную Лену. Я говорю уже только по-укра­
ински. Гляжу на Лену и Дииу и здо кричу: -
Идить вид м~нэ, можэ Я нэ ха, якого чорта! Но когда они уходят, передо мной встает обиженно­
печальное лицо Лены, ·и, уткнувшись куда-нибудь в уго­
лок, я тихо, заунывно плачу. Лена понимает меня. Когда утром мы дслаем заряд­
ку на удице, она останавливается на секунду, смотрит на меня и проходит мимо. И вот однажды радостная весть. От тети Аси из Мо­
гидева пришло письмо. Она прислала еще и посылку. А главное, в письме своем она сообщает адрес мамы. Мама в ссьшке в Казахстане, но у нее есть право переписки, и мы можем ей писать. Радость! Радость! Радость! И пусть Клавка Регина отбирает все мои сладости из посылки, я сч;,стлива -
нашлась моя мама, моя черногла­
зая красавица.' Мама Юля очень красивая. Волосы у нее лежат черными волнами вокруг головы, а самое прекрас­
ное -
это мамины две РОДИНКИ: одна над верхней губой, другая на этой же стороне под глазом. Полная, свежая, она запомнилась мне в зеленом модном пальто и в зеде-
110М берете. Моя мама, мамочка моя Юля нашлась! Сегодня мы едем в Корыставку. Мы будем фотогра­
фироваться и вышлем фотокарточку маме. Нам выдают сухой паек на день, и мы втроем: Лена, Дина И я -
уез­
жаем. Директор детдома дает нам разрешение и свой адрес. Если мы устанем, мы можем зайти к нему ДОМОЙ и ОТДОХ­
путь. Мы нашди маму, мы едем фотографироваться, день 8 мы будем вместе, день я не увижу Клавку Регину. Жизнь все-таки хороша! НаХОДIIВШИСЬ по городу, уставшие n голодные, мы еле­
еле добрадись до дома директора детдома ... Нас встреча­
ют вежливо, но холодно. Мы проеим разрешения поесть свой хододный паек. Нам разрешают. Пока мы едим, я замечаю, что у Лены портится па-
строение. Я спрашиваю: -
Что с тобой? -
Потом,- отвечает мне она. Когда мы, простившись, выходим, Лена говорит: Дина, ты обратила внимание на их кровати? -
Ага, там наши подушки. Я их хорошо знаю. -=-
Точно,- говорит Лена.- Подумать только, взять у детеи. Я вспомнила, как директор говорил мне, что спать в детдоме на своих подушках не разрешается ... -
А зачем тогда он дад нам свой адрес? -
спраши-
ваю Я.- МЫ бы не увидели никаких подушек. -
Да ну их, эти ПОдУШКИ,- rOBOPIiТ Лепа. День все равно испорчен. На весенние каникуды нас, семилеток, отпраI3ЛЯЮТ в лагерные палаТI(И. Здесь свежий воздух, речка рядом. Но всю жизнь пор­
тит Клавка Регина. Прямо не знаешь, куда от нее деться. Вот и сегодня. Я очень не люблю змей, они вызывают во мне отвращение. Клавка прнказывает мне взять ужа и обмотать вокруг себя. Я знаю, что уж не жалит, но мне противно. Тогда она, схватив ужа, заталкивает мне его за пазуху. Я достаю ужа,' а он, скользкий. извивается у мепя в руках. Чувствую, как тошнота подступает к горлу. Я убегаю в палатку и, упав на постель, рыдаю от обиды. Я больше так жить не могу ... Вдруг рядом СО мной кто-то садится и гладит по го­
лове. «Лена»,- думаю я и оборачиваюсь. Нет, возде меня сидит девочка из нашей спальни --
Галя Веракса, она из Бурят-Монголии. -
Нам BCICM пдохо,- г~ворит Оllа.- Ты знаешь, девоч­
ки все оБОЗЛИ,IIИСЬ. Сегодня вечером свергаем скабдуху. Слезы высыхают. Радость наполняет меня. Даже не потому, что будут свергать Клавку Регину, а потому, что рядом со мной первый друг в детдоме. Я обнимаю Галю. Мы вместе бежим к речке. Вместе­
это уже не одна. Вечером в палатке идет суд над скаблухоЙ. КРОВ'3ть ее разоряют, из тумбочки извлекают все, что она отбирала в течение почти целого года. Все кричат, смеются, издева­
ются теперь уже над ней. Она же молчит, зло плачет у себя в углу. Власть ее кончилась. «Кто же теперь будет скаблухой?» -
думаю я перед сном. Жизнь без скаблухи кажется невероятной. Ночью разражается гроза. Молнни разрезают темно­
ту каждое мгновенье. Гремит гром, как будто над голо­
вой кто-то перекатывает огромные бочки по железной кры­
ше. Что-то ТРССКdется, стреляет, вспыхивает, и кажется что сейчас загорится наша палатка. Воет ветер, хлещет пd палатке дождь. )Кутко ... Вдруг вбегает в палатку Лена и, не дав мне сказать ни слова, утаскивает меня к себе. Я тоже, ни слова не го­
воря, ночью, когда она засыпает, выскальзываю из кро­
вати и убегаю в лагерь: я боюсь больше насмешек дер­
чонок, чем грозы. Да и именно в эту ночь я не могу б!>IТЬ в тепле, когда моя Гадя Веракса там, в палатке ... Думы мои, думы мои, Лыхо мэни з вами. ЧОМ вы сталы на папири Сумными рядамн ... Это -'наша любимая песня с Галей. Мы знаем, что UHa написана на слова украинского поэта Шевченко. Слова и медодия так соответствуют нашему Нi\строению. У Гали тоже арестован папа, а где ее мама, она еще не знает. Ей хуже, чем мне. Я крепче обнимаю ее, мы хо­
дим 110 аллее сада и поем: Идить, дити, иа· Вкраину, На рид ну Вкраину, По пид тыну сиротами, А я тут загину ... Мы замолкаем. Каждый думает о своем. Нам грустно и хорошо. Потом мы говорим, говорим с ней' о том, что другие девочки совсем не помнят родителей, что они всю жизнь в детдоме ... Это как открытие. Я забываю насмешки, зло, что они мне причиняли, и мне их жалко. Как это страш­
но -
всю жизнь без мамы, в детдоме. Нет, я не хочу. У меня есть мама, я хочу к ней. А может быть, мама уже отыскала папу? .. Первый класс я закончила вновь с похвальной грамо­
той, да меня еще награждают лыжами. Лена просит B~e­
сто лыж разрешить мне поехать с ней в МОГИJlев. Лена закончила седьмой класс, а значит, окончила детдом. Она может уехать, куда хочет. Мне разрешают паехать пого­
стить на родину. Я еду в Белоруссию. Я очень рада, но я решаю твер­
до: что бы со мной ни случилось, в детдом больше не возвращаться. Мы едем вдвоем. А как же Дина? Мы ее оставляем одну? .. -
Уезжайтс,- говорит она нам,- а я буду писать маме, чтобы ова меня забрала к себе. Может, ей разре­
шат взять одну дочку. -
Будем писать,- говорит Лена. -
До свидания, Дина,- кричу я, когда поезд трогает-
ся, и мысленно добавляю: «Веди, наш Сталин, вперед, что­
бы я никогда сюда не вернулась». ПОСJlеднее, что я вижу на перро не -
печальные глаза Гали Вераксы. Я думаю под шум поезда: «Прощай, Галка! Я боль­
ше сюда не вернусь. Пусть ты найдешь свою маму, пусть тебе будет хорошо». Потом я вспоминаю Клавку Регину, и холодок страха про ползает по спине. Я высовываюсь в окно и кричу назло своему страху: -
Клавка Регина -
дура! Я ее не боюсь! -
И долго хохочу, подставляя ветру лицо. Мы идем по улицам Могилева. Мы ид('м к нашей тете. Могилев разделен Днепром как бы на две половины. Одна ПО,10винка -
просто Могилев (город), другая -
Лу­
полово. Наша тетя живет на Луполове. Я вспоминаю, что один раз Былa уже здесь. Мы приезжали, все три сестры с ма­
мой, в гости к тете, маминой сестре ... Здесь на углу живет мальчик, помню, что я ему по­
нравилась тогда. Я прошу Лену: -
Идем быстрее! Волосы мои острижены наголо. Руки чешутся. На лбу красуется огромный чирий... Мы быстро проходим этот ДОМ.·Я с облегчением вздыхаю. Вот и те1ина калитка. Мы стучим ... Тетя сбегает со ступенек крыльца, открывает нам калитку 11 начинает пла­
кать. -
Бедные, бедные мои! На крыльцо выходит дядя. Из-за спины его выгляды­
вает черная кудрявая голева моей двоюродной сестры Ани. -
Перестань их оплакивать. Они живы и здоровы. Приглашай их в ДОМ,- говорит дядя. -
Я в детдом больше не поеду,- сообщаю я на ходу. Тетя молча, растерянно смотрит на дядю. --
Она остается у нас,- спокойно говорит он. Дядя мне нравится. Я восторженно смотрю на него. Лена решает пойти работать на завод копировщицей и учиться в вечернюю школу в восьмой класс. Она будет 2 «Уральский следопыт. N. Z . жить у другой маминой сестры; по ту сторону Днепра, в городе. Утром следующего дня мы идем в милицию. У меня есть стареН!Jкая бабушка -
папнна мама. Жить я у нее не могу, но в милиции мы говорим, что я хочу остаться у бабушки. Тетя отдает начальнику милиции паспорт ба­
бушки и ее подпись, что она согласна взять меня. Начальник милиции долго рассматривает паспорт, по-
том меня и говорит: -
Оставьте нас одних. Все выходят. -
Как тебя зовут, малышка? -
спрашивает он. -
Валя. -
Что же ты, Валя, делаешь, извини, такую глупость. Как ты будешь жить у такой старой бабушки. Тебе же за ней придется ухаживать. А тебе надо учиться. В дет­
доме лучше ... -
Лvчше;! Я бо~ьше' ничего не слушаю. -
Умру под забором, в детдом не поеду,- выпали­
ваю я, да еще как зло. Он растерянно смотрит на меня. Качает головой. И не сказав ни слова, подписыВ'ает документ. -
Будь счастлива,- говорит он. -
Спасибо. Я выхожу из кабинета. Прощай, детдом! Тетя меня поместила в отдельную комиату. Эта ком­
ната находится прямо за кухней. От печки в комнату вы­
ходит теплая лежанка. В комнате две кровати, но времен­
но в ней .иахожусь одна. я. Тетя купила все ту же черную мазь и т('перь каждое утро смазывает меня этой мазью. Я НИI(уда не выхожу, ко мне никто не входит ... Из-за двери ко мне летит записка и я слышу голос Ани: -
Правда, всю таб.1ИЦУ умножения тебе еще рано учить, но от скуки чего не сделаешь. Проверим, какая у тебя воля. Потянулись однообразные дпи: смазывание, еда, зуб­
режка, и так без конца. Все это начинает мне надоедать, мне кажется, что я в тюрьме. Наконец меня купаЮ'i в кладовке, надевают чистое белье и какое-то симпатичное платье, и я мчусь к Ане. -
Спрашивай! -
говорю я ей гордо. Она неутомимо гоняет меия по всей таблице и говорит улыбаясь: -
Молодец! Воля у тебя есть. Будем дружить. Но мы не подружились ... В школе меня выбирают старостой класса, неизвестно почему, ведь я новенькая. Я же полна рвения. Перед каждым уроком заставляю ребят стоя ждать Ольгу Григорьевну. Если кто· нибудь не подчиняется мне и пытается сесть или разговаривать, я, не задумываясь, больно бью чем попало всякого без раз­
бора. Чувствую, что меия боятся. Откуда это у меня взя­
лось? Ну, прямо Клавка Регина-скаблуха. Участь меия ожидала ее же. На собрании весь класс обрушился на меня, и с позором я переизбрана. Вот так нам и H~ДO -
:каблухам. Что,то во мне испортилось, как в тои моеи поломанной кукле. Характер надо ме­
нять. Я медленно бреду по улице из школы. Мне плохо, пло­
хо, плохо. Вдруг я вся встрепенулась. сердце забилось: впереди в зеленом пальто идет женщина. -
Мама,- кричу я и бегу, бегу за ней, догоняю, об­
гоняю, заглядываю с бешеной надеждой ей в лицо ... Нет, это не моя мама. Совсем раскисшая, бреду до­
мой ... Школу я заканчиваю отлично. Ура, начинаются кани­
кулы. Каждый вечер я выбегаю на улицу. Мы собираемся 9 в соседнем дворе и играем в разные игры: классики, лап­
ту, прятки. Здесь ПОЯI3ИJJИСЬ гости из Москвы -
брат и сестра. Брата зовут Игорь, сестру Оленька. Оленька млад­
шая, капризная девочка. Игорь старше меня на год. Они тат( !{распво а!{ают. Я слушаю их с удовольствием. Мне хочется научиться говорить, как они. А я говорю на тара­
барском языке: русские, белорусские и украинские слова­
все перепуталось в моей голове. Я стыжусь своей речи, а Оленьке нравится. Правда, я ей не верю. По-моему, она хитрит. Почему-то перед выходом на улицу я долго рассмат­
риваю себя в зеркале. Все мне во мне не нравится: глаза какие-то серые, нос длинный, веснушки ... А Игорь такой красивый, но мне все равно хочется, чтобы ()tJ никого, кроме меня, не замечал. Мне почему-то кажется, что так оно и есть ... Тетя Римма -
Оленькина тетя -
учит Олю вышивать. Однажды Оля прибегает ко мне и капризно заявляет: -
Будешь со мной учиться вышивать, так и я буду. Вот. Я так тете Римме и сказала. А то одной СКУЧНО. -
Нечего капризничать. Я и так без капризов твоих буду учиться. Так все лето мы с Оленькой учимся вышивать ... В этот день я пришла, как всегда, на урок. Тетя Римма попросила меня подождать. Она после купания расчесыва­
ла Оленьке косы. Я присела на диван. Подошел Игорь и сел с другого края. Мы сидели и слушали радио. -
Хорошая песня? -
пододвигаясь ко мне, сказал он. -
Мне нраВIIТСЯ,- ответила я. Он снова подвинулся поближе. Потом вскочпл и чмок­
нул меня в щеку. Я убежала. Урок вышивания не состо­
ялся ... Зато теперь на улице по вечерам мы не смотрим друг другу в глаза. Все стало как-то непросто, у нас появилась тайна. Лето подходит к концу. Скоро уезжают москвичи. На углу нашей улицы стоит школа слепых детей. С Оленькой мы случайно заrлядываем во двор и видим огромные ги­
ганы. -
Ой:, как хочется прокатиться,- тянет Оленька. -
Давай зайдем,- говорю я. Мы входим во двор. Никто нас не гонит. Сначала я боюсь слепых ребят, потом мне становится их жалко: ведь они совсем ничего не вндят. Оленька как ни в чем не бы­
вало вовсю разговаривает с ними. И вот мы становимся друзьями. «Что бы сделать для них?» -
думаю я ... Тетя всегда запирает от меня буфет на ключ. Я пони­
маю, что она думает, что я что-нибудь утащу из буфета. Ну, конечно, я же была в детдоме ... Как раз сегодня я вижу, что в буфете торчит ключ. Интересно, что там? Я подхожу, открываю дверцу и вижу вазу, полную конфет. Я набираю полную горсть конфет и бегу в школу слепых. Я раздаю конфеты своим новым друзьям. Сколько ра-
дости у них и у меня. Счастливая бегу домой. -
Тетя,- кричу я в восторге,-
я отнесла ... Из комнаты выскакивает Аня. -
Воровка! -
говорит она и больно бьет меня по лицу. Я молчу и даже не плачу. Мне их жалко, они не хо­
тят меня выслушать и понять. -
Даже не покраснела, бессовестная,- шипит Анька. Ее приютили, пригрели,- это уже тетя. -
Змею пригрели ... Третий класс ... Что-то в этом году меня опять выбра­
ли звеньевой. Я решаю быть настоящим командиром. Я вспоминаю, как папа говорил, что он -
кировец, как он плакал, запершись у себя в кабинете, когда убили Киро­
ва, и решаю: «Я ~ тоже кировецl» Мое звено не жалуется на меня. Я всем помогаю, ни на кого не сержусь .. Мы готовим со звеном сказку Пуш-
10 кина «О рыбаке и рыбке», где я играю рыбку. Сами дела­
ем костюмы. Нам помогает студентка-практикантка. Среди зимы ВАРУГ начинаются сильные морозы. По­
том в магазипах появляются очереди. Я долго стою на морозе на улице за постным маслом. Все обеспокоены. Ведь совсем еще недавно хлеб в фургонах развозили по домам и говорили, что это первые признаки коммунизма. Но все внезапно разъясняется. Оказывается, началась финская война. Тетя плачет: ее сын Яков на фронте ... Она то и дело смотрит на его фотографию и что-то шепчет, как будто молится или колдует. И Яков приезжает домой. у него обмороже~IЫ ноги. Он лежит все время 'в постели. После школы, когда уроки выучены, я люблю сидеть воз­
ле него и слушать его рассказы. Я пою ему смешные пе­
сенки, чтобы он забывал про боль. Сидели два медведя На берегу реки. Один читал газету, Другой стирал носки. Итак, они сидели На берегу реки. Один стирал газету, Другой читал носки. Валя, дай человеку отдохнуть,- кричит мне тетя. -
Нет, нет, мама! Пусть она побудет со мной. Она мне не мешает,- отвечает Яков и подмигивает мне. Через два месяца Яков поправился и уехал в Ленин­
град в военное училище. И вдруг новое событие. Неожиданно с сопровождаю­
щим из детдома появляется Дина. Дальше я ее не повезу,- заявляет сопровождаю-
щий. Мы с удовольствием бы ее оставили у себя, но трудно с питанием. У нас ведь своя семья и еще ... -
начи­
нает тетя. -
Да я и не собираюсь оставаться. Мне разрешили жить с мамой. Я поеду к маме,- заявляет Дина. -
Но кто же, кто тебя отвезет? -
удивленно спраши­
вает тетя. -
Я повезу. Валю с Украины привезла, отвезу и Дину в Казахстан,- сообщает Лена. . Никто не возражает. Я радуюсь, что все так хорошо складывается, но завидую Дине и Лене, что они увидят маму. Вечером перед сном в кровати я представляю Днну и Лену. Вот они разговаривают с мамой, обнимают, це­
луют ее. Я крепко зажмуриваю глаза и представляю маму Юлю ... Помню, мама купала меня, мы с ней смеяштсь, я пле­
скалась, плавала. Мама вылавливала меня из воды, поли­
вала 'из ковшичка, потом заворачивала в Простыню и пе­
редавала папе. Папа нес меня в детскую. По дороге он напевал: -
Продается чистенький свеженький барашек, Лена кричала: -
Покупаю! -
Нет, не продам, самому нужен,- смеял<:я ruша и укладывал меня в постель. Как-то у нас собрались гости. В кабинете у ШlПl:d зву, чала музыка. Мне так хотелось посмотреть, что T<lM де­
лается, но я боялась, что меня заругают. Но все же реши­
лась и вошла. -
Вот пришла моя дама,- сказал папа и пригласил меня танцевать ... -
Нет, вы взгляните,- восторженно говорил папа.­
Танцует же, а? -
Папочка мой миленький, где же ты? -
шепчу я ти­
хонечко и, уткнувшись в подушку, плачу. Если вечером плачешь, утром обязательно случается что-нибудь хорошее. В шк_оле у меня радость. Меня пропустили на город­
ской смотр. Я читала стихи о Чапаеве. На городском смотре я волнуюсь ужасно. В зале дол, но народу. Все разговаривают. Шумно, ничего не слыно •. Я боюсь выходить. Кто-то меня подталкивает, и я оказы­
ваюсь на сцене. Передо мной огромная, черная дыра. Ни­
кого не видно, только шум, будто море ночью. Стою и молчу. Чего это я буду читать, если они раз­
говаривают. Потом чувствую, что мне их не переждать, и начинаю .. _ И почему-то вдруг становнтся тихо-тихо. Удивитель­
но! Мне кажется, что я лечу куда-то и будто бы крылья У меня есть. Закончила читать, подошла к краешку сцены и вглядываюсь 13 зал~ здесь они, люди.' или .нет? Слышу сиех, а потом аилодисменты. Бегу за кулисы без оглядки. Ну, уж если начались хорошие дни, значит. не один. Утром не успела я открыть глаза. как меня хватает, обнимает и целует Лена. Ну, ну же, Леночка! Ну, расскажи мне про маму. Мама живет в поселке Тогузак,- начинает Лена. Это я знаю. Расскажи, какая она? Разве ты не помнишь маму? Не знаю. Ведь уже прошло почти три года ... Лена смотрит на меня одно мгновение, потом весело продолжает: -
Казахи маму называют Юла-столовой. Мама рабо­
тает в столовой. Сначала ее поставили работать посудо­
мойкой, но однажды повар заболел, некому было готовить обед, и мама вызвалась приготовить его. С тех пор в ма­
мино дежурство в столовой полно народу. Все ее хвалят ... -
Я тоже хочу увидеть маму,- каriризно тяну я.­
Когда она приедет? --
Увидишь. Маме осталось еще два года ссылки. По­
терпи,- вдруг как-то строго возражает Лена. Б воскресенЬе 22 июня мы у нас дома играли в фан­
тики. Девочек было много. Я насобирала уже много фан­
тиков. Вдруг открывается дверь и вбегает тетя. Волосы у нее растреrшлись, она запыхалась. Сунув корзину с про­
дуктами куда попало, она подбегает к радио и ВКЛЮчает его. По радио говорит Молотов. -
... Немеuкие фашисты вероломно напали на нашу страну ... Они бомбят Киев, Одессу ... Наше дело правое-
мы победим. Вечером тетя нарезает длинные полосы бумаги. -
Помогай нам с Аней,- говорит она.- Заклеим окна, а то при бомбежке, говорят, вылетают стекла. Я намазываю длинные полосы крахмалом, а Аня на­
клеивает их крест-накрест на стекла ... Ночью я просыпаюсь от того, что становится СF'7ТЛО, как днем. Выбегаю на крылечко, а там уже вся семья в сборе. -
Кажется. Минск горит,- говорит дядя. -
А сколько километров до Минска? '-
спрашивзю я. -
Двести будет,- отвечает он мне. -
И так видно ... Днем тетя целый день в ХДОПОТaJ(. Мы собираем ка­
кие-то вещи, грузим их на телегу. К вечеру в телегу впря­
гают корову, и, когда дядя приходит с работы, трогаемся в путь. Мы едем в деревню, потому что в городе много заводов и рядом с нами тоже завод. Жить в городе опас­
но. Везде только и слышно, что с минуты на минуту на­
чнут бомбить Могилев. Все время воют сирены. Мы едем долго-долго. В пути нас ззстает ночь. Тихо, ни облачка, ни ветерка. Только на душе тоскливо. Вдруг где-то позади как грохнет что-то. Я оглядываюсь и вижу, что там какое-то зарево. Снова грохот, но уже далеко впереди, и опять зарево. -
Ой, что это? -
говорю я. -
Из огня да в полымя,- произносит тихо· тетя. Неожиданно над нами вспыхивает ракета. Дядя бы­
стро сворачивает с дороги к лесу. l'v\bl спрыгиваем с те­
леги и прячемся в лесок. Я сижу под каким-то кустиком в овражке. Мысли в голове ни одной, только вертится бессмысленная фраза: «Почему я не плачу? Почему я не плачу? Ну, почему же я не плачу?» Светает. Мы выходим из леска, садимся в телегу и 2* едем Д"альше. Только дядя не садится. он идет рядом с коровои И поглаживает ее. -
Вот какая-то деревушка .. Дальше не поедем. И так далеко заехаJIИ,- говорит дЯдН. Он куда-то уходит. Воз­
вращается не один, а с каки:vrи-то дяденьками, и мы въез­
жаем во двор. 1'у1гновенно нас окружают. Все спрашивают, что в го­
роде. Бомбят или нет? -
К вечеру вернусь с работы, все расскажу,- отве­
чает ДЯДЯ.- О семье позаботьтесь. Со всех сторон несут караваи хлеба. Тетя ДОНТ ко­
рову, и мы все вмес·те принимаемся есть ... Деревушка маленькая. За день сто раз уж ее осмот­
рели. Все говорят бог знает каКИе страсти: фашисты буд­
то бы жгут людей, даже детей, в могилу живыми зака­
пывают ... Тоска все крепче заползает в душу. К вечеру возвращается дядя. Он рассказывает, что город бомбят, что там уже есть разрушения и жертвы .. _ Поужинав, рано ложимся спать. Все укладываются на полу. Я никак не могу уснуть: меня что-то кусает. Вдруг снова взрыв и вся изба чуть ли не подпрыги­
вает вверх ... -
Ох, здесь еще страшнее,- раздается в темноте тетин голос.- Завтра же поедем обратно. Умирать, так дома. и вот мы снова в городе. Но мы не возвращаемся домой, а остаемся у дядиной родни подальше от заво­
дов. Бомбят без конца. То и дело мы падаем на пол. Говорят, что воздушной волной может снести голову. В убежище под землей дядя запрещает ходить... . -'-
Завалит живьем и погибнете. Сиднте здесь. Чему быть, того не миновать. Сам он каждый день ходит на завод, на работу, да еще заходит навещать дом. Я так шагу боюсь ступить. Мне кажется, что все бомбы так и норовят ударить имен­
но в меня. Каждый вечер, прежде чем укладываться спать. я мысленно произношу, как молитву: «Если мне суждено умереть, пусть меня убьет ночью во сне, чтобы я даже не успела проснуться». Я так напугаlIа, что если вижу на улице улыбающе­
гося человека, я размышляю, сумасшедший он или шпи­
он. Сегодня на крылечке я замечаю, что в небе кружит немеuкий самолет. Мы уже отличаем наши самолеты от фашистских. Наши самолеты гудят так ровненько, а не­
мецкие прерывисто. Никого дома нет, все ушли в тот наш дом. Наблюдаю за самолетом, задрав голову вверх, и жду, что вот-вот, сейчас он бросит бомбу. Потом, слышу, за­
строчили зенитки: недолет, перелет. И -
шлеп. самолет вспыхивает и начинает гореть Он медленно падает· вниз, его относит в сторону. Мне кажется -
в мою сторону_ Я В ужасе начинаю пятиться назад, не спуская с само­
лета глаз. Кто-то меня хватает за руку. Я вскрикиваю и оглядываюсь. -
Лена! -
кричу я, забывая про самолет. Но вдруг слышу, что воздух наполнен одним криком. Прислуши­
ваюсь: -
Ура! -
кричит, кажется, весь город. Значит, не я одна с.ледила за самолетом. -
Поедем к маме,- не то говорит, не то спрашивает Лена. -
К маме! К маме! -
прыгаю я от радости. Мы мчимся к тете. -
Мы едем к маме,- заявляет Лена. -
Правильно делаете,- отвечает ей дядя.-
Вам тоже надо уезжать,- это он уже тете и Ане. _ Он деловито раскрывает чемодан Лены, выбрасывает из него все, кроме фотографиЙ. -
Барахло наживешь. Фотографии -
память. Дядя заполняет чемоданчик большими кусками са­
хара_ 11 -
с этим с голоду не помрете. Ну, с' богом, удачи вам! Тетя обнимает нас, заворачивает в мое зимиее паль­
тр боты ... . В детнем платье с пальто и ботами под мышкой я вы­
бегаю за Леной. До моста мы доходим быстро, но через мост не про­
пускают. Бежим к берегу. Лена уговаривает отплываю­
щих милиuионеров перевезти нас в лодке. Один из них, такой голубоглазый, симпатичный, протягивает нам руку. Мы вскакиваем в лодку, и она отчаливает от берега. Я все время смотрю в небо. -
А вдруг бомбы, а мы посреди реки,- размышляю я вслух. -
Не бойся, детка, бомбы в воде не разрываются,­
говорит мне симпатичный блондин. Я успокаиваюсь ... На том берегу через улицу Подвальную мы по лесен­
ке поднимаемся в иентр города и мчимся к вокзалу. Наконец мы на перроне. Я чувствую, что у меня вро­
де бы сузилось пальто. Смотрю, одного бота нет. Я вы­
брасываю и второй. На пути стоит эшелои. Яблоку негде упасть. Народу тьма. Все рвутся в теплушки. Движемся вдоль состава. Небо темнеет. Тучей иад вокзалом летят немецкие самолеты. Мы прижимаемся к стене. -
Я боюсь, боюсь,- шепчу я. -
Не бойся, дочка, поезжай к нам в солнечный Ка-
захстаи,- успокаивает меня мой сосед у стенки. -
В Казахстан? А мы и впрямь туда едем,- гово­
рит Лена. -
Ну, вот и хорошо. Поклонитесь от меня земле моей родной. Пока мы разговариваем, самолеты пролетают. Мы об­
легченно вздыхаем и снова бросаемся к эшелону. Оказываемся у какой-то будки, обходим ее и видим: тихо, спокойно к вагону, да не к теплушке, а к настоя­
щему пассажирскому вагону движутся дети. -
Вы кто? -
спрашивает Лена у первого попавше­
гося мальчика. -
Минский детдом,-'- отвечает. он. Лена вталкивает меня в очередь, сама становится ря­
дом ... Мы входим в вагон. «Хоть бы скорей поезд тронулся ... -
думаю Я.- Го­
ворили ведь, чт;> немцы будут в городе в шесть часов вечера, а сколько же сейчас?» Наконец поезд трогается, набирает скорость... Мы в пути. Но не прошло и полчаса, как он останавливается. Под окнами нашего вагона раздается крик: -
Выходи! Все выходи! Немецкие С<lмолеты! Выскакиваем и мчимся в поле. М.ы прячемся в густую рожь. Лена мне шепчет: -
У меня документы остались в поезде. Я ее не понимаю. Лишь бы живому остаться, другой мысли нет ... Отбой. Мы садимся по местам, поезд снова трога­
ется. Говорят, что под окном кричал военный. В нашем поезде везут раненых с фронта. В пути происходит знакомство. Я, оказывается, всех младше, поэтому надо мной все подшучивают. Особенно старается мальчишка, смуглый. как цыганенок. Я ПРИПОДЮlмаюсь и брякаюсь головой о верхнюю пол­
ку ... Мне больно. -
Есть такая примета,- говорит Мишка-цыганенок.­
Кто головой стукнется об полку, на той голове бомба разорвется. -
На твоей голове бомба разорвется,- говорю я ему, а caM~ думаю: а может, в самом деле есть такая при­
мета? Скорее бы Орша. Говорят, что за Оршей уже не бомбят ... -
А скоро Орша? -
спрашиваю я. -
Привет. Проехали уже. -
Проехали? Я начинаю хохотать как-то по ненормальному. «Спа­
сены, спасены»,- ликую я и сразу становлюсь общитель­
ной. 12 -
А давайте сахар грызть. у нас сахар есть,- пред­
J/Зfаю я ребятам. В дороге нас кормят соленой камсой, да еще каждый день. На каждой станции мы д;олго-предолго стоим­
пропускаем эшелоны на фронт, Камса и сахар -
вот все, что мы едим. Пить хочется, хоть плачь. Я смотрю в окно и шепчу: -
Деревце, дай мне попить. Милый колодец, дай нам водички! Лена расстраивается, что она не может мне помочь. И все меня ругают за то, что я такой несносный ребе-
нок. У вас ЗОЛОТОЙ характер,- говорят ей ребята по­
старше. -
Дать бы ей по шее,- прибавляет Мишка., Мы едем уже две недели. Подъезжаем к Пензе. Вы­
ходим из вагона, а здесь прямо на перроне стоят столы 11 тарелки, и хлеб. Всем раздают суп. -
Не ешь много,- просит меня Лена. Но я съедаю всю тарелку супа и прошу еще. Сытые, счастливые, мы вползаем' в вагон. Поезд вздрогнул и поплыл, поплыли и мы. Всем плохо. У всех болят животы. А меня так тошнит, кошмар один. -
Что, плохо? -
спрашивает Лена. -
Не, ничего,- говорю я. Всегда почему-то она бывает права, хоть бы один раз в жизни я. На одной из станций недалеко от Казани Лена мне говорит: Здесь мы выходим. -
А почему здесь? -
спрашиваю я. -
Нам к маме через Казань, а этот поезд свернет на другой путь. -
Куда вы? Поехали с нами. Пропадете, две дев­
чонки! -
говорит воспитательница. -
Нет,- возражает Лена,-
мы едем к маме. Спаси-
бо за все! И мы выходим из вагона. -
До свидания! Доброго пути! -
кричат нам из окон. На станции мы покупаем билет на пригородный дач-
ный поезд. До Казани ... На вокзале в Казани мы просто не знаем, куда деть· ся. На последние копейки Лена покупает мне хлебный квас. Я первый раз в жизни пью квас хлебный, в Бело­
руссии все делают его больше из фруктов. Но жарко, пить хочется, и я довольна. Попив кваску, садимся на траву и обдумываем, что делать дальше... Наконец, Лена ре­
шает пойти к начальнику вокзала. Уходит, наказав мне не двигаться с места. Я и не двигаюсь. Пригревшись на солнышке и напившись воздуха, я засыпаю прямо на тра­
ве у вокзала. Будит меня Лена. Она улыбается. -
Идем скорей. -
Куда? -
На эвакопункт. -
А ЧТО это такое? -'-
Идем, по дороге расскажу. Эвакопункт -
это дом, где можно получить питание, постель и даже деньги для покупки билета на поезд. Все это придумано для эвакуированных с прифронтовой по· лосы. -
Ура! -
кричу я и спрашиваю: -
Правда, умный человек это придумал? -
Хорошие люди это придумали. Ведь подумай толь­
ко -
война, столько забот, а о таких, как мы, тоже успе­
ли подумать. Вот в какой стране мы живем. -
Прекрасная страна моя! -
пою я, и мы входим в город. -
Вы не скажете, где здесь пункт Д,1Я эвакуирован­
ных? -
спрашивает Лена у прохожего. -
Идите прямо. Там, рядом с кремлем, большое зда­
ние -
эвакопункт. -
Спасибо,- говорим мы хором. Кремль? Я расстраJlЭ3ЮСЬ дЛЯ меня KpeM.~ь -
это Москва, а тут BuT У них тоже почему-тu Кремль. Эвакопункт оказывается БОЛЬШIIМ светлым зданием со множеством комнат. Нам показывают нашу комнату и две кровати. Они стоят вдоль стены у двери так, что подушка на одной кровати оказывается у подушки сле­
дующей кровати. Идем в столовую. Я помню Пензу и потому ем осто­
рожно. Потом нам выдают денежное пособие, и мы мчим­
ся в баню. Ночью я внезапно просыпаюсь от грохота. -
Бомбят,- кричу Я В ужасе. -
Ты чего кричишь? Спать людям не даешь,- вор-
чит какая-то женщина. -
Так ведь бомбят же! -
Нет, нет! Это гром, обыкновенный летний гром. Хочешь, дай мне твою руку, успокойся,- шепчет Лена. -
А пусти меня к себе. -
Беги. Я переползаю к Лене, обнимаю ее и мгновенно засы­
паю. В поезде узнаем из газет, что в Могилеве уже немцы. «Что с тетей, дядей, Анькой?» -
думаю я в ужасе. В Свердловске пересадка. Мы снова идем в эвако­
пункт, потому что поезд на Кустанай отходит только завтра. Почему-то здесь, в Свердловске, меня удивляет мирная жизнь, в окнах свет. Я так привыкла к затем не­
ниям, одеялам на окнах, полоскам крест-накрест ... На вокзале сижу в вагоне у окна, вдруг вижу, пря­
МО к окошку нашего вагона бежит Лена. Ну, слава богу, а то уж я беспокоилась. Поезд вот-вот отойдет, а она куда-то пропала. Чего это она бежит к окошку, а не в вагон? Может, мы сели не в тот поезд? Выглядываю из окна и вижу, что следом за Леной спешат тетя и Аня. -
Живы? Ура! -
кричу я. Тетя плачет от радости. Потом говорит со вздохом: -
Не знаю, что с дядей... Он сказал, что выедет с заводом ... Успеет ли? Свисток. Поезд трогается. Мы машем руками. -
Привет маме,- кричит тетя.- Пишите в Дегтярку ... Я вспоминаю, что у тети там живет старший сын-
горный инженер. -
Знаю, хорошо, напишем,- кричу я, высунувшись из окна. Поезд увозит нас ... Мы проспали и проехали станцию, где нужно было выходить. Выходим на станции под на­
званием Карталы. Вечер. На вокзале никого. Лена догова ривается, нас отправят обратно с воинским эшелоном, идущим на фронт. Сидим и ждем ... ∙ На перроне затихает шум оста НО-
вившегося поезда. Входят два подростка. -
Буфет работает? -
спрашивает один из них. И вдруг кричит: -
Лена,. Леночка?! Лена вскакивает и бросается к нему. Они обнима-
ются. Откуда вы? Эшелоном из Орши. А вы? Мы к маме, в Кустанай. Поехали с нами. Мы в Фергану. Нет ,мы к маме. Бежим все вместе к поезду. Из окон выглядывают люди. Кто-то узнает нас. Смотрите, дети Соскиных! Лена, здравствуй. Куда едете? В Казахстан, к маме. Мама где? В ссылке. А? А может, с нами ... Куда вы одни? Нет, спасибо. Счастливого пути ... Наконец приходит эшелон. Мы входим в вагон. Ночь. Все полки заняты. Я сажусь в ногах какого-то военного и засыпаю сидя ... Проснувшись, вижу, что я лежу, укрытая шинелью, . а военный сидит на моем месте. -
Выспалась, дочка? Ну вот и хорошо. Пора выхо­
дить, ваша остановка. -
Спасибо,- говорю я ему. Мне стыдно, что он едет на фронт и уступид мне свое место. -
Желаю вам скорей разбить фашистов и вернуться живым и здоровым. -
Так оно и будет,- говорит он уверенно. Без прикдючений добираемся до Кустаная. Машина везет нас в Карабалык, а потом другая в Тогузак. Люди здесь мне кажутся знакомыми: все они напоминают мне человека, который еще в Могилеве на вокзаде сказад: -
Поезжай к нам, в соднечный Казахстан. Продолговатые, узкие гдаза, редкая бородка, доброе улыбающееся лицо -
таким я его запомнила. «Где он сей­
час? Что с ним?» -
думаю я и меня даже подташнивает от страха за него, из-за того, что он там среди бомб, огня, фашистов ... Тогузак! Рядом мама. Сердце выпрыгивает из груди. Идем мимо сараев, где аккуратными рядами дежат черно­
серые кирпичи. Что это? -
спрашиваю я у Лены. Кизяк. А что это такое, кизяк? Им казахи топят печки. Лена все здесь знает. Она уверенно ведет меня к ка­
кому-то дому. У первого подъезда она спрашщзает у женщины: -
Скажите, в каком подъезде живет ... Но договорить не успевает. Навстречу нам из треть­
его подъезда бежит маленькая, худенькая женщина; се­
дая прядь ВОдОС выбивается из-под косынки. -
Дети мои! -
кричит она. -
Кто это? -
спрашиваю я у Лены. -
Мама. Это наша мама. -
Нет, это не моя мама,- шепчу я и прячусь за спину сестры. Я не узнаю свою маму ... Мама моя! Мидая, нежная! Теперь, когда я вспоми­
наю тебя, образ красивой подной черноволосой женщины заслоняется другим. Я помню тебя во время. войны, ху­
денькую, хрупкую... Вот ты бежишь с маленьким ведер­
ком-кастрюдькой в руках, спешишь донести теплый воен­
ный суп, который все называют баландой. Нас трое, три дочери, а ты одна и тебе нужно всех накормить. А чем? Я помню тебя, когда ты ухаживада за мной, больной тифом, и выполняла все мои капризы. Потом, когда я поправилась, СIIОВЗ, как в детстве, учила меня ходить. Я вспоминаю тебя в жару, в ознобе, j когда ты узна­
ла, что где-то кто-то видед папу. Теперь уже я бегада за fСИПЯТКОМ и мчалась к тебе. чтобы влить теплую каплю в твой плотно сжатый рот, согреть тебя. Я вспоминаю твои письма мне -
студентке, где ты смешно писа,та, думая, что я еще дитя: «Учись, как за· вещал Ленин». Ты всегда отказывалась от всего самого вкусного, говорила, что тебе это есть недьзя. Я помню, ты отдала мне свои посдедние туфлн, сказала, что они тебе ЖМVТ. Мама! Мамочка! Сколько нежности своей я тебе не до­
дала. Как часто S! была невнимательной, несправедливой к тебе. Как больно, как горько это сознавать теперь, ког­
да ты ушла навсегда. Это непоправимо, невозвратимо ... Прости меня за все, мама! В Минске на могиле мамы стоит памятник нз мра­
мора. На обелиске фотография. На ней папа и мама. Под фотографией надпись: «Соски Н Р. И., погиб в 1937 году». Но мы не знаем, где могила папы ... Мама так и не дожда,тась его. Он был реабилитиро­
ван -
посмертно в 1956 году. г. Свердловек, 1988 г. 13 История одной дру:нсбы, . . Август 1942 года. «Милая Ангелина Дмитриевна! По­
лучила Вашу открытку из Новосибирска. Вот Вы куда залетели! .. Мои все еще не приехали. Волик так нечетко написал телеграмму, что не знаю, когда его ждать. Как будто скоро с ним увижусь, но я что-то п(' очень этому верю. Уж очень это было бы хорошо!.. Шлю сердечный привет Вам и мальчикам. Пишите скорее о себе» .. Июль 1943 года. «2\'lилая Аигелина Дмитриевна, полу­
чила Ваше первое письмо из Прокопьевска. Наконец-то Вы доехали! Очень рада, что новый коллектив Вам нравится. Напишите, что такое Прокопьевск? Я всегда люблю иметь зрительное представление о своих знакомых; в данном случае, в какой зрительной панораме нужно вас себе представИ1Ь... Ну, добрый путь! Шлем с Волей сердеч­
ный привет. Живем, работаем. Пишите!» Февраль 1944 года. «Милая Ангелина Дмитриевна! Я -
как всегда. Сердце -
немного лучше. Как всегда вес­
ной, жду лета и всяких земных радостей, травы и цветов. Целую Вас, дорогая ... » Старые пи~ьма... Самые обыкновениые -
о здоровье, о детях, о работе. Конверты со штампом «Проверено во­
енной цензурой», открытки, написанные карандашом, уже полустершимся... Четкий быстрый почерк и подпись: «Ваша В. Мухина». Адресованы письма Ангелине Дмитриевне Поповой, геологу по профессии. Когда мы познакомились, ей было уже за 80, она с трудом передвигалась по квартире, го­
воря, что «в экспедиuиях вс(' кости стерла ... » Но памяти ее и душевной молодости можно было позавидовать. Я перебирал а мухинские письма, а Ангелина Дмитри­
евна просила меня читать вслух -
сама почти ничего уже не видела. Она решила, наконец, отослать все в Москву, в архив Мухиной, хоть расставаться с пис6мами было не­
легко -
это самое дорогое, что у нее сохранилось ... Ангелина Дмитриевна любила вспоминать, как они познакомились. «Летом 1941 года я проводила разведку стройматериалов в окрестностях города Каменска-Ураль­
ского. Началась война. J О июля меня вызвал начальник строительства и спросил, можно ли обеспечить сырьем строительство завода и смогу ли я подписать об этом вместе с ним телеграмму правительству. Обсудив все, ре­
шили -
да, можно. Подписали, отправили, и началась не­
виданная по напряженности разведка сырья, почти круг­
лосуточная -
настоящий рабочий ураган. Дорога к месту добычи стройматериа,10В, узкоколейка, была проложена за одну ночь. Только в выходные дни МЫ позволяли себе забежать в столовую пообедать. В один из таких дней, уже осенью, к моему столику в столовой подходит застен­
чивый молодой человек и говорит: «Моя мама очень про­
сит вас прийти к ней, вот адрес ... » -
«Никак не могу, пря­
МО из столовой иду в лабораторию, уж в следующий раз ... » А сама и не спрашиваю, кто она, его мама, не до встреч тогда было... Следующее воскресенье. Он явно меня поджидает, и я опять отказываюсь. «Моя мама­
Мухина»,- говорит он. До меня не доходит, кцкая Му­
хина, а мне каждый час дорог ... Проходит, еще неделя, и юноша снова у моего столика: «Мама просила без вас не возвращаться ... » Дала я своим помощницам инструк­
ции и пошла. Приходим. Встречает очень симпатичная, 14 Эоряна РЫМАРЕНКО приветливая женщина, лет пятидесяти: «Долго я вас жда­
ла. Меня интересует глина -
очень жирная, пластичная, чтобы, высыхая, не трескалась ... » И начинается подроб­
ный разговор о глинах, об их залежах, качестве ... В это время входит сын и становится рядом с ней. Где-то я их видела уже, но где? «Что вы так смотрите?» -
«Не могу вспомнить, где я вас уже видела, вот так, рядом с сы­
ном?» Она чуть заметно улыбается, что-то ищет на столе среди журналов и протягивает мне «Огонек», там ее фо­
тография с мальчиком. Я поражена: «Так значит вы­
знамеIlита~ Мухина? Вера Игнатьевна?» Так началось наше знакомство. Младший сын Ангелины Дмитриевны Виктор, которо­
го она с трехнедельного возраста брала с собой в экспе­
диции, тоже стал геологом. Вот как вспоминает Виктор Евгеньевич о встречах с Мухиной в Свердловске зимой 1942 года: «Мне было тогда семь лет. Мы жили в доме «Востокстали» на улице Шейнкмана, 19. Он и сейчас за­
метен, а тогда возвышался восьмиэтажной махиной над деревянными домиками. Вера Игнатьевна пришла, навер­
ное, днем, потому что братьев и мамы дома не было. Во всяком случае, у меня осталось ощущение, что с гостьей пробыл я один на один довольно долго. Кто она, я знал. Пожалуй, больше всего тут «виновата» была филателия­
мухинские «Рабочий и колхозница» были изображены сра­
зу на трех марках 1938 года. Мог ли я, само­
забвенно собиравший все марки на свете, не знать об авторе скульптуры, поднявшейся над павильоном СССР на выставке в Париже? Помню, что я расспрашивал, по­
чему «Рабочий и колхозница» на одной марке с лентой, а на двух других -
с какими-то крыльями на заднем плане. Уже после Цера Игнатьевна при мне рассказывала о том, как долго она ломала голову над решением проб­
лемы динамичности группы, пока~наконец не решила ее с помощью ленты в руках, отведенных назад ... » Из воспоминаний старшего сына Ангелины Дмитри­
евны -
Иннокентия Евгеньевича Попова (ныне -
извест­
ный музыкальный критик). «Помню, как в Свердловске 13ера Игнатьевна вошла в нашу детскую, подошла к пиз­
нино, поинтересовалась нотами, попросила меня сыграть. А через несколько дней, темным вечером, мы шли с ней куда-то далеко по улице 8 Марта, на окраину города. Ей дали адрес старого камнереза, и она попросила ее прово­
дить. Помню, не сразу среди маленьких частных домиков отыскали нужный дом. Вера Игнатьевна долго беседова­
ла с пожилым хозяином. Когда я провожал ее до гости­
ниuы, она говорила, что в приемах обработки камня не ОТI,рыла дл'я себя ничего нового, но мастер очень талантлив, удивительно чувствует камень, его красоту ... » Свердловский скульптор Анатолий Анатольевич Ани­
симов, встречавшийся с Мухиной в дни войны, тоже рас­
сказывал об ее интересе к уральским камнерезам. Он во­
дил ее в гости к знаменитому мастеру_ Николаю Дмитри­
евичу Татаурову, и Вера Игнатьевна восхищалась его работами, советовала свердловчанам непременно принять Татаурова в Союз художников. В ту пору завод «Ураль­
ские самоцветы» не выпускал камнерезных изделий, и Николай Дмитриевич работал где-то сторожем. Был он стар, ПЛQ.ХО слышал, 11 однажды ночью, во время дежур­
ства, У него украли лошадь. В .те годы это грозило Та­
таурову большими неприятностями. Узнав об этом, Мухи-
I на начала ХЛО!1ОТ3ТЬ и сделала все, чтобы случай остался без последствий. В 1946 году Мухина пишет докладную записку в Совет Мннистров о производстве предметов народного потребления, в том числе камнерезных изделий. Ее волну­
ет, что мастерство -
старых умельцев не передастся моло­
дым... Одна фраза из этой записки целиком навеяна уральскими впечатлениями: «Свердловск, резчики по кам­
ню, профессия уникальная. Их всего-то осталось не боль­
ше 4-5 человек на Урале ... Профессия- эта возникла на традициях цветlI.ОГО каменного дела, и нигде ничего по­
добного мы не знаем» я пытал ась найти в Каменске-Уральском людей, кото­
рые бы могли знать о жизни и работе Мухиной в ту пору. Расспрашивала краеведов, журналистов, старожи­
лов... Архитектор Андрей Алексеевич Гачевский припом­
нил: ему рассказывали, будто бы Вера Игнатьевна во время войны помогала оформлять клуб строителей. Но старого клуба давно нет. Нет уже в городе и тех, с кем приехала Мухина в эвакуацию... Оставалась надежда на помощь родных и близких друзей скульптора ... «Милые мои Нина и Зина, мои ласковые девочки! Расскажу, как мы добирались... Восемнадцать дней езды в теплушке среди 21 человека, плюс вещи, плюс дрова, плюс ведра с горячей и холодной водой, плюс печурка, плюс беганье под и за вагоны на остановках... В поезде было 110 вагонов, а мы -
в самом хвосте ... Поселили нас в коттедже на берегу реки Исети. Здесь она очень широ­
ка и красива, так ~aK ниже нас плотина. Весь городок построен в березовой роще. Здесь березы очень низкорос­
лые и очень корявые. Во все стороны скрученные стволы, верно, от ветров. Пейзаж здесь в зависимости от погоды бывает удивительный -
иногда все серебрится: снег, бе­
резы, покрытые инеем, день и ночь поднимаюшиеся к небу дымы из трех труб. Но я себе места не нахожу, волнуюсь страшно, что сижу в этой проклятой дыре, а жизнь идет, кипит, и я ничего этого не знаю ... » «Милые Нина и Зина» -
это скульпторы Нина Гер­
мановна Зеленская и Зинаида Григорьевна Иванова. Уче­
ницы и соратницы Мухиной. Большое подробное письмо прислал сын Веры Игнать­
евны Всеволод Алексеевич Замков (<<Воля, Волик>, как вазывала его мать). «10 октября 1941 года маме было предписано срочно эвакуироваться из Москвы, и 13-го мы выехали с по­
следним эшелоном строительства Дворие Советов, который должен был доставить нас в Свердловск. К()гда добра­
.1ИСЬ, оказалось, что места для нас ra'l1 нет, и эшелон прибыл в Kamehck-УральскиЙ ... Поселили нас в двухэтаж­
ном двухквартирном домике на самом берегу Исети, дали комнату на втором этаже. Мы начали работать: отец­
хирургом в больнице строительства, я -
лаборантом в от­
деле ~пецтехнологии под руководством профессора П. Н. Львова -
друга матери и главного технолога стро­
ительства монумента «Рабочий и колхознипа». То.1ЬКО в январе Вера Игнатьевна получила мастерскую -
комнатку в плохо отапливаемом бараке. Работать приходилось в пластилине, так как глина мерзла и разрывалась. Там Вере Игнатьевне удалось сделать три работы: голову уз­
бека, портрет «В. А.» и «Партизанку» ... » Сын Мухиной вспоминает, что Вере Игнатьевне по­
зировали узбеки -
их много тогда было на строительстве УАЗа, а для портрета -
соседка по коттеджу Валентина Андреевна ... Портрет «В. А.» -
этюд к задуманной Верой Игнатьевной композиции «Возвращение». Окаменевшая от горя женщина обнимает вернувшегося с войны калеку­
мужа. Это, наверное, самая трагическая работа Мухиной. Она обращалась к ней позднее несколько раз, но так и не смогла закончить. к 90-летию со дня рождения скульптора на Сверд­
ловском телевидении была подготовпена передача «Мухи-
на и Урал». Горячо откликнул:я на нее самодеятельный художник из KaM2hcka-Уральского Владимир Владимиро­
вич Пермякав. Он решил непременно установить в городе мемориальную доску в память о пребывании Мухиной. Разработал эскиз, связался с Н. Г. Зеленской, и она по­
стоянно его поддерживала, помогала советами ... Владимир Владимирович посылал фотографии эскизов, Нина Герма­
новна вносила поправки прямо на снимках. Пермяков пе­
ределывал, фотографировал, снова отправлял в Москву. Так было до тех пор, пока Нина Германовна не одобрила наконец его работу. Но нужно было еще добиться раз­
решения на установку мемориальной доски. Пер м яков на месте доказывал, убеждал, ходил по инстанциям. Нина Германовна написала письмо в горком партии: «Ваш го­
род дал во время войны приют такому крупному совет­
скому художнику, как Вера Игнатьевна Мухина. В память об этом ваш скульптор В. В. Псрмяков выполнил мемо­
риальную доску. Хорошо бы се поскорее установить. Порт­
рет очень похож. Такой была Вера Игнатьевна в послед­
ние годы жизни. С глубоким уважением Н. Зеленская, два­
жды лауреат Государственной премии СССР». Может быть, это письмо и ускорило дело. Мемори­
альная доска несколько лет назад была установлена на выставочном зале. Мучительно переживала Вера Игнатьевна невозмож­
ность работать для страны, для фронта в полную СИЛУ. Она вскоре добиласъ-таки возвращения в Москву, но свя­
зи с новыми уральскими друзьями, с Ангелиной Дмитри­
евной Поповой не теряла. Судьба геолога забрасывала Попову в самые разные места, и вслед ей летели весточ­
ки от мухиной._. 20 сентября 1943 года. «Милая Ангелина Дмитриев­
на! Uелую Вас. Я жива, отчасти здорова (сердце дурит). Вам напишет письмо мой большой друг профессор Нико­
лай Николаевич Качалов. Мы ему рассказали о Ваших находках кварцевых песков с минимальным содержанием железа. Напишите обо всем, что Вы нашли. Пески для оптического стекла сейчас до зарезу нужны. Пишите о себе и ему ответьте поскорее». 3 сентября 1944 года. «Дорогая Ангелина Дмитриев­
на, получила Ваше письмо из Сталино. Надеюсь, что Витя выздоравливает уже. Вполне понимаю состояние Вашего материнского сердца. К сожалению, отсюда помочь Вам не могу. Если бы жив был Алексей Андреевич с его пре­
паратом (гравиданом), я бы не сомневалась в хорошем исходе. Теперь о Ваших делах. Меня -
свели с И. В. Шма­
ненковым, директором института минерального сырья. Я была у него, лично передала Ваши бумаги, он с УДО­
вольствием берет Вас в этот институт. Если Вы решаетесь действовать дальше, то даю Вам его адрес». 17 ноября 1947 года. «Моя дорогая Ангелина Дмитри­
евна, очень -
скоро получила ваши открытки из Магадана. Рада, что Вы с любимым Витей, значит, малыш доеха.l­
таки благополучно. Живем по-прежнему интенсивно и нервно. Закончила Горького для Москвы. Хочу 1 декабря уехать с Волей в Сухуми, ловить последнее солнышко; очень мы устали, и он, и я, отдыха не было совсем ... у нас была чудесная осень, сейчас легла ранняя зима. Uелуем Вас, моя дорогая. И на далеком тихом севере ВСПО~1Инайте иногда нас в нашей бурной жизни». Ангелина Дмитриевна подробно писала Вере Игнать­
евне о свои!\ поездках, о далеких экспедициях, о местах, где довелось побывать -
Сибирь, Камчатка, Волга, Ко­
лыма ... Больше тридцати лет проработала Попова на Ура­
ле. Работала, растила пятерых детей. Этой маленькой хрупкой женщине вынало на долю много испытаний: на ее руках умерла шестилетняя ,l:(очка, а вскоре она поте­
ряла и мужа. Старшеыу сыну было тогда 13 лет, млад­
шему -
полтора года... В 55 лет Ангелина Дмитриевна защитила кандидатскую диссертацию. В 62 года, скрыв от врачей свои два инфаркта, уехала работать на Кам­
чатку... Ее дружеские отношения с Мухиной продолжа­
лись до самой смерти Веры Игнатьевны. Что связывало их -
скульптора с мировой известностью и скромного геолога из провинции? Они ведь встp't!тились уже в зре­
лом возрасте, когда люди так редко находят новых дру-
3l'й... Я задала этот !Зопрос Н. Г. Зеленекой, и она даже обиделась за Ангелину Дмитриевну: «Что значит -
«скром­
ный геолог»? Для Веры Игнатьевны это не могло играть какой-то ро.ли. Я имела возможность много лет !шдеть ее отношения к близким, к товарищам по искусству. Сло­
во «зависть» ей было абсолютно чуждо, так же, как «инт­
рига» -
очень расиространенные, к" сожалению, в творче­
ской и научной среде. НО бывает, что и такой большой художник оказывается временами в жизни душевно оди­
нок, нуждается в участии. Ангелина Дмитриевна отдава­
ла Вере Игнатьевне много сердечного тепла. Вера Иг­
натьевна очень ее любила, а если она любила -
это были не слова ... » Из воспоминаний Ангелины Дмитриевны Поповой: «Я пробыла рядом с Верой Игнатьевной во время ее болезни несколько месяцев. Это было. незадолго до ее смерти. Когда я приехала, у нее поднялось настроение. Врачи это сразу отметили. Она называла меня жизнелюб­
цем: «Я увидела Вас впервые в Каменске-Уральском, ког­
да Вы быстро шли в гору, и столько было стремитель­
ности в Ваших движениях, что я запечатлела Вас именно такой -
быстро, решительно, вперед и вперед». Летом 1953-го я работала в Бабушкино, а с семи ча­
сов вечера и до шести утра могла находиться с Верой Игнатьевной. Бессонными ночами она рассказывала мне о своих планах. Мечтала поправиться и осуществить про­
ект маяка в Севастополе -
башня, внутри которой ПGl сте­
нам, вокруг Jlестниuы -
важнейшне эпизоды героической истории города ... Вера Игнатьевна вставала, переходила с постели I3 кресло; на подлокотники ей клали доску, и она ,1епила небольшие фигурки. Часто она говорила -
я бы все отдала за возможность пойти в лес, на луг, соби­
рать васильки и ромашки. Не дожидаясь просьб, она приходила на помощь лю­
ДЯМ в тяжелую для них минуту. Сгорела однажды у нас квартира, все имущество. Девятый этаж, ночь, что можно было спасти? Я не писала об этом Вере Игнатьевне, но вдруг получаю перевод: «Вам трудно, не торопитесь воз­
вращать». Знаю, наша семья была не единственной, чув­
ствуюшей эту руку помощи ... Помню последний день ее рождения. Пришли друзья, ученики, принесли удивительной красоты шелк ... Задум­
чиво раскладывает его Вера Игнатьевна на коленях, со­
бирает в складки, а когда замечает, что все заняты бе­
седой, встречается со мной глазами и тихо говорит: «Кра­
сиво, только мне уже не надеть». И встрепенувшись, бла­
годарит: «Спасибо, где вы отыскали такую прелесть?» И снова шутит с гостями, ничем не выдает своего наст­
роения ... Я благодарна судьбе, подарившей мне радость обще­
ния с Верой Игнатьевной». ~~~~~~~~~~~~~~~~~~ 16 1111-•• 11 ••••••••• 111' •• ' ......... ., leOAfJ е Нетте-
Виктор СТЕПАНОВ, краевед чеАовеке н Прежде чем читать свое стихотворение «Товарищу Нетте -
человеку и пароходу», Владимир Маяковский обычио рассказывал о встрече, которая произошла в одес­
ском порту 28 июля 1926 года: «Когда наш пароход по­
кидал гавань, навстречу нам шел пароход, и на нем зо­
лотыми буквами, освещавшимися солнцем, два слова: «Теодор Нетте» -
это была моя вторая встреча с Нетте, но уже не с человеком, а с парохоДом ... » У Нетте была яркая, хотя и обычная для коммуни­
стов тех времен биография. Сын рижского сапожиика, он в 13 лет участвует в забастовках, в 17 вступает в па р­
тию .большевиков, в _ 19 за революuионную деятельность вместе с отцом попадает в печально известные «Кресты». Из тюрьмы его освободила февральская революция. В риж­
ском большевистском подполье Теодор Нетте, ежечасно рискуя головой, проникает в немеuкие казармы и ведет пропагандистскую работу среди солдат, потом работает секретарем отдела виз Народного комиссариата иност­
ранных дел РСФСР, политкомиссаром батальона 1-го Ла­
тышского стрелкового полка Красной Армии, сражается с белогвардейцами и интервентами, председательствует в революционном трибунале города Елгава, . а после граж­
данской войны становится дипкурьером ... Теодор Янович был человеком высокой культуры, от­
личался начитанностью, знал на память множество сти­
хов Пушкина, Лермонтова, Гете, Шиллера, любил твор­
чество самого Маяковского, разбирался в музыке, владел иностранными языками... Словом, дипкурьер Нетте был интереснейшим собеседником, и Маяковский не без удо­
вольствия встречался с ним и «пивал чаи». О героизме двух советских дипкурьеров -
Теодора Нетте и Иоганна Махмасталя тогда говорил весь мир. 5 февраля 1926 года, когда скорый поезд, в котором курь­
еры везли почту, проходил по территории буржуазной Латвии, в вагон вошли четверо вооруженных бандитов в масках. Двое из них по пытались ворваться в купе и за­
владеть почтой. Загремели выстрелы. В схватке Нетте был убит, а Махмасталь -
эстонец-коммунист, участ­
ник штурма Зимнего -
тяжело ранен. Почту же истекаю­
щий кровью Махмасталь в сохранности сдал подоспев-
шим советским дипломатам и лишь после этого позволил себя перевязать. Герои-дипкурьеры были награждены высшей в то вре­
мя наградой Родины -
орденами Красного Знамени (Нет­
те -
посмертно). Именем Нетте была названа средняя школа в Сокольническом районе столицы; в Институте востоковедения, где мечтал учиться Теодор Янович, бьmа учреждена стипендия его имени; на добровольные по­
жертвования советских людей построен и передан воз­
душному флоту самолет «Нетте». Специальным постанов­
лением название «Теодор Нетте» присвоено «Твери»­
грузо-пассажирскому пароходу, до революции принадле­
жавшему Добровольному флоту -
крупнейшему в России пароходству. Построенная на Невском судостроительном заводе «Тверь» была спущена на воду 23 июля 1912 года. В 1913 году пароход прибыл во Владивосток и стал со­
вершать регулярные пассажирские рейсы на Камчатку. В 1920 году при переходе на Черное море «Тверь» В Три­
есте арестовали итальянские власти -
на судно предъяви­
ли претензии бывшие владельцы. Па роход стал называть­
ся «Соррио». Началась многолетняя тяжба, судно пере­
ходило из рук в руки, и когда все же удалось добиться его возвращения на родину, наши моряки, прежде чем поднять на нем кр·асныЙ флаг, тщательно закрасили ино­
странное название и вывели новое: «Теодор Нетте». Вместе с именем корабль унаследовал и бойцовский характер дипкурьера. По всему дальневосточному краю гремит слава его комсомольского экипажа, название па­
рохода стаIlОВИТСЯ самым популярным на всем побережье Японского и Охотского морей. Однажды судовому врачу «Теодора Нетте» в море пришлось принимать роды чук­
чанки; женщина родила двойню и счастливые родители назвали мальчика Теодором, а девочку Неттой. Между тем па Дальнем Востоке становится все тре­
вожнее. В 1932 году здесь создаются Морские Силы Даль­
него Востока (с января 1935 -
Тихоокеанский флот), в которые «призываются» несколько граждаиских судов и в их числе «Теодор Нетте». На судоремонтном заводе его трюмы превращаются в минные погреба, на палубе уста­
навливаются пушки и пулеметы, гражданскую команду сменяет воеНIIая. 3 мая 1934 года пароход вступает в строй боевых кораблей Тихоокеанского флота. ДНИ. экипажа до отказа заполнены тренировками и учениями, корабль часто выходит в море для постановки учебных минных заграждений, совершает походы, ходит в боевые дозоры. Командует минзагом тридцатилетний военный моряк Владимир Александрович Андреев -
буду­
щий адмирал, командующий флотом. Когда началась Великая Отечественная, сорок лучших моряков «Теодора Нетте» отправляются на сухопутные фронты -
под Москву, под Сталинград. Рапорты с прось­
бой отправить на фронт пишет весь экипаж. Но по со­
седству уже точит зубы самурайская Япония. Участвуя в этой войне, минный заградитель «Теодор Нетте» ставит мины, ходит в конвоях, перевозит войска и грузы. Короткая победоносная война с Японией закончена. На «Теодор Нетте», которому исполнилось 35 лет -
воз­
раст для кораблей весьма почтенный,- приходит комис­
сия. «Теодор Нетте» становится плавбазой подводников. В 1947 году корабль делает свой последний морской пе­
реход: в сопровождении других судов он идет в Петро­
павловск-на-Камчатке и становится там на мертвые яко­
ря. И еще шесть лет служит ветеран, давая приют при­
томившимся В походах экипажам подводных лодок. По сей день многие бывшие подводники. с благодарностью вспоминают тепло кают и кубриков «Теодора Нетте». Но всему есть. предел. В 1953 году на Авачинскую бухту обрушился тайфун страшной силы. Старый корабль мужественно противостоял стихии, к его былым ранам добавились новые. Комиссия вынуждена была признать: корабль подлежит списанию! Корпус «Теодора Нетте» был перелит на металл, ко­
торый дал жизнь новым кораблям. Ныне в Музее боевой славы, расположенном у подножья Красной Сопки горо­
да Петропавловска-на-Камчатке, можно видеть фотогра­
фию легендарного парохода, а также некоторые снятые с него предметы. Там же находятся украшавшие кают­
компанию портреты Маяковского и дипкурьера Нстте ... НО и в наши ДI!И в море можно встретить суда, на борту которых выведены слова: «Теодор Нетте». Это ле­
совоз из Архангельска, рыболовный траулер из Риги. Плавает и судно, названное именем боевого соратника Нетте -
«Иоганн Махмасталь» ... Теодор Нетте похоронен в Москве, на Ваганьковском кладбише. Насго могиле установлен мраморный памят­
ник, эпитафию для которого сочинил друг Теодора Яно­
вича -
Демьян Бедный. Иоганн Махмасталь перенес три сложнейших опера­
ции, оправился от ран и снова стал работать дипкурь­
ером. Потом был на другой работе в Наркоминделе. В начаJlе Отечественной войны его, уже тяжело больно­
го, эвакуировали в глубокий тыл, в село Багаряк Челябин­
ской области. Там 2 февраля 1942 года он и скончаm:я. Писатель ЛlOбарский в своей книге «Одного кремня искры» сообщает, что пионеры багарякской школы М2 4 отыскали могилу героя и ухаживают за ней. Эхо заА а Михаил ПЕТРОВ, краевед г. Рига Листая в уралмашевском музее старую подшивку многотиражки «За тяжелое машиностроение», я обнару­
жил paCCKa~ о расстреле Колчака и Пепеляева, опубли­
кованный 1;) июля 1934 года. Это были воспоминания С. Г. Чудновского, председателя Свердловского област­
ного суда. В 1920 году, когда был расстрелян Колчак, Чудновский возглавлял Иркутскую чрезвычайную следст­
венную комиссию. Вотзта газетная заметка: « ... Почуя наступление генерала Вайцеховского на Ир­
кутск, контрреволюция' окрылилась и стала готовиться к активному выступлению. Материалы, захваченные h!НОЮ при обыске, указывали на наличность в Иркутске подпольной белогвардейской организации, которая поставила себе задачей освобожде­
ние Колчака u объединенuе вокруг него остатков раз­
битых б€ЛblХ ∙apJtua. Наконец, 7 февраля 1920 года, революционный коми­
тет передал мне поотановле'Ние о расстреле Колчака и Пепеляева. Была поздняя ночь, когда я отправился в 11. тюрьму, чтобы выполнить приказ ревко,иа. Со стороны {1ннокентЬеЗСКОЙ слышны были выстрелы. Иногда они ка­
зались совсем близко. Весь город замер. Я осмотрел посты. Убедившись, что на постах стоят свои люди, т. е. отборные дружинники, я направился в одиночный корпус и приказал открыть камеру Колчака, Я застал «правителя» стоявшим недалеко от дверей, одетым в щубу и папаху. Видимо, «правитель» был наго­
тове, чтобы в любую минуту выйти из тюрь,иы и начать «править». Я прочцтал ему приказ ревкома. Окончив чте­
ние, я прикавал одеть еА!У наручники. -
А разве суда не будет, почеАЩ без суда? -
cnpo~ сил у меня f(олчак дрожащим голосом. По правде скавать, я был несколько овадачен таким вопросом. Удерживаясь, однако, от смеха, я скавал: «Давно ли вы стали сторонником расстрела по суду?» Пепеляев сидел на своей койке и тоже был одет. Это меня еще больше убедило, что «правители» С минуты на минуту ждали своего освобожденця. Увидев меня и вo~ оруженных людей в коридоре, П епеляев побледнел и за­
трясся. -
Меня расстрелять? .. За что? -
проговорил он, ва­
рыдав, и вслед за этим быстро~быстро выпалил следую" щее, видимо, заранее приготовленное заявление: «Н уже давно примирился с существованием Советской власти, я все вре,ня стремился просить, чтобы J.!еNЯ испольвовалu на работе, я приготовил даже прошение на UA!Я Всерос" сийского центрального исполнительного комитета». Все формальности, наконец, вакончены. Выходим за ворота тюрьмы. Мороз 32∙-35 градусов по Реомюру. Ночь светлая, лунная. Тишина мертвая. Только изредка со сто­
роны Иннокентьевской раздаются отввуки отдельных ору­
дийных и ружейных выстрелов. Разделенный на две части конвой обравует круги, в середине которых находятся: впереди Колчак, а сзади Пепеляев, нарушающий тишину Jлолитвами. В 4 часа утра пришли мы на навначенное место. Вы­
стрелы со стороны Иннокентьевской слышатся все ясней, все ближе и ближе. Порой кажется, что перестрелка про­
исходит сов,ем недалеко. Мовг сверлит МЫСЛЬ: в то время, когда здесь кончают свою подлую жизнь два бандита, 'в другой части города, быть J.!Ожет, контрреволюция де­
лает еще одну попыт,,-у к погро,иу трудящегося мирного населения. Раньше, чем отдать распоряжение стрелять, в не­
скольких словах разъяснцл дружцнникаж сущность и зна­
чение этого можента. Но вот все готово. Я отдал распо­
ряжение. Дружинники ввяли ружья наперевес, становятся полукругом. Н а небе полная луна, светло поэтому, как iJHeJ.t. Мы стои,и у высокой горы, к nодножью которой при­
мостuлся неБОЛblUОЙ хол;,t. На этот холм поставлены Кол­
чак и Пепеляев. /(олчак -
высокий, худощавый, тип англи­
чанина, его голова немного опущена. Пепелясв же пе" больиюго роста, толстый, голова втянута как"то в плечи, лицо бледное, глава IIОЧТИ вакрыты. жсртвец да и только. /(о,ианда дана. Где"то далеко раздался пушечный вы­
стрел и в унисон с НИА!, как бы в ответ e~!y, дружинники дали валп. 11 вате],! на всякий случай еще один. Приказ рсвко"щ выполнен. Расстрел /(олчака и Пе­
nеляева ускорила контрреволюция свои,ии выстуnлениял!U, поэто,ну яжа не была приготовлсна. -
Куда девать трупы? -
спраuщвают начальник дру­
жины и ко,иендант тюрь,ны. Не успел я ответить, как ва женя nO'iТи равом отве­
тили все дружинники: -
Палачей сибllрского kpecTiJm-tСтоа надо отправить туда, где тысячами лежат ни в че"l не повипные рабочие и крестьяне, вамуче/-fные колчаковскu,ии карательнbt,\!и от-
рядами ... В Ангару u:x! . И трупы были спущеНbl в вырубленную дружинни­
ками nрорубь. Так вакончили свой зеJ.!flОЙ контрреволю" 18 ционный путь «правитель»' Колчак и его первый минисТр Пепеляев.» о самом Чудновском, исполнителе этой пролетарекой акции, было мало что известно. Я решил начать поиск. Помогли архивы, встреча с сыном Чудновскоro -
Львом Самуиловичем, проживаюшим в Свердловске. Вот что мне удалось узнать, Самуил Гдальевич Чудновский родился в бедной ев­
рейской семье в 1889 году в городе Бердич€ве Киевской губернии. Когда мальчику исполнилось 13 лет, его опре­
делили учеником в кожевенную мастерскую. Накануне пер!!ой русской революции Самуил Чудновский участвует в революционной работе, а в 1909 году по JlОЖНОМУ об-
• винению «в подкопе тюрьмы для освобождения политза­
ключенных» его арестовывают и отиравляют в qсылку на три года в город Кемь Архангельской губе]iJНИИ. Там, с помощью политических ссыльных, он овладе­
вает грамотой, читает общественно"политические книги, В 1912 году срок ссылки окончился и Самуил Чуд­
новский вновь поступил В мастерскую, на'fал встречаться со старыми товарищами по подпольной работе, с быв­
шими ссыльными, чем вновь обратил на себя внимание царской охранки, А в начале 1913 года снова арестован и отправлен в один из уездов Тобольской губернии. Там он продолжил самообразование. Возвращение в Киев совпало с февраJlЬСКИМИ собы­
тиями. На организационном собрании социал"демократи­
ческой партии большевиков Самуил Чудновский вступил !! п.артию И С этого момента началась его активная ра­
бота в партии. В июльские дни 1917 года он избирается членом рай­
онного комитета И членом правления союза кожевников. В начале марта 1918 года Киевский исполком под напором петлюровцев отступил к Полтаве. Нача.'Iась орга­
низация советской украинской армии, и Чудновскнй был назначен членом штаба по снабжению армии. В мае его вызывают в Москву и отпр.авляют спе­
циальным поездом в распоряжение центрального испол­
нительного комитета Сибири. Чудновский со своим боевым отрядом участвует в за­
щите Иркутска от белочехов, попадает в плен к бело­
гвардейцам. БО.'Iее года проводит в колчаковских застен­
ках, подвергаясь издевательствам, пыткам и избиениям. Его освободили 28 декабря 1919 юда восставшие правые эсеры, объединившиеся в так называемый «Поли­
тический центр». С. Чудновский принял на себя обязан­
ности по освобождению ПОJlитических заключенных. В январе 1920 года постановлением ревкома Самуил Гдальевич назначается председате.'Iем чрезвычайной сдед­
ственной комиссии. В этой должности ему и пришлось допрашивать, а затем руководить расстрелом А. В. Кол" чака и В. Н. I1епеляева. С этого времени начинается его официальная работа на разных советских должностях. Он служит в Томске, Новониколаевске, Смоленске. В 1928 году его переводят в Свердловск и назначают председателем Уральского об­
ластного суда. Впоследствии, когда образовалась Сверд­
ловская область, С. Г. Чудновский становится председа­
телем Свердловского областного суда. С большим уважением отзывались о нем старые бо.'IЬ­
шевички Анна Андреевна Иванова и Ксения Павловна Чудинова. Кроме прямой работы, С. Г. Чудновский участвует в выборных партийных и профсоюзных органах. В конце 1935 года С. Г. Чудновский бы.'I переведен в город Ленинград и назначен председателем Ленинград­
ского областного суда. А в марте 1937 года арестован органами НКВД города Ленинграда и 20 сентября 1938 года расстрелян. Эта дата указана в свидетельстве, выданном Л. С. ЧУДНОБСКОМУ загсом г. Свердловска. •••••• 8 •• _11 •••• 11.11 .-•••••• 11118 •••• ∙ •••••••• 1111 ••• 1111111l1li1111 А в ответ на мой запрос Военная Коллегня Верхов­
ного суда СССР сообщила, что Чудновскнй был осужден 13 августа 1937 г. по ст.ст. 58-8 И 58-11 УК РСФСР к вы~шей мере наказания -
расстрелу. Приговор приведен в исполнение в тот же день в г. Москве. -
Чудновский обвинялся В том, что является активным участником и одним из руководителей -антисоветской тер­
рористической организации правых, якобы действовавшей на Урале. Определением Военной Коллегии Верховного суда СССР от 21 ноября 1957 г. приговор в отношении Чуд­
новскою С. Г. ПО вновь открывшимся обстоятельства,м был отменен и дело о нем производством прекращено за отсутствием состава преступления. . В том же ноябре 1957 года Свердловский обком КПСС восстановил С. Г. Чудновского (посмертно) в ря-
дах партии. г. Свердловс/\: БОllьшевнк из n ОАевского Александр НЕСТЕРОВ, СОТРУДНИК музея Фриц Кикур (Кикурс) родился В семье бедного ла­
тышского крестьянина. Его отец Ян Кикурс был челове­
ком левых убеждений, оба его сына стали реВОJlюционе­
рами. Старший, Андрей, член партии большевиков, агити­
ровал латышских крестьян на восстание, был арестован карателями и 13 января 1906 года расстрелЯН без суда. Гибель брата повлияла на формирование личности фрица Яновича. Он тоже вступил в ряды латвнйской со­
циал-демократической рабочей партии (большевиков), стал прапагщJДИСТОМ. В 1914 году был арестован и. как небла­
гонадежныЙ. приговорен к высылке на Урал. Здесь Фриц Янович стал членом РСДРП(б), перешел на нелегальное положение и был направлен для IЮДПРJlЬ­
ной работы на Полевской завод. Под чужим именем ра­
ботал елесарем. Создал из молодежи нелегальный социал­
демократический кружок. С началом февральской революции полевские боль,uе­
вики вышли из подполья. Фриц Янович организовал Совет рабочих депутатов и стал его первым председателем. Воз­
главил он также Деловой совет Сысертского горного ок­
руга -
организации, управлявшей заводами акционериого общества «Сысерт Компани Лимитед». А на III съезде Советов Урала Ф. Я. Кикур был избрац членом Ураль­
ского облисполкома. Он участвовал в иационализации заводов округа; в организации народной мнлиции для охраны предприятий от контрреволюционеров И саботажников. В мае 1918 года вспыхнул мятеж чехословацкого кор­
пуса. Белочехи захватили Челябинск и наЧi\ЛИ наступле­
ние на Екатеринбург. Ф. Я. Кикур сформировал на По­
левском заводе красногвардейский отряд и первый стал его бойцом. 3 июня отряд выстурил на фронт. 45 бойцов на подводах через Сысе.рть. Щелкун и Тю­
бук добрались до села Куяш. Здесь соединились отряды, сформированные на заводах Сысертского горного округа -
Полевском, Севереком и Сысертском. Командиром стал Ф. Я. Кикур. Предполагалось, что отряд атакует станцию Аргаяш, занятую белочехами, а со стороиы Нязепетровска к ней подойдет другой красногвардейский отряд. Однако нязепетровцы так 11 не появились. Открытая местность и сильный огонь противника, к которо\!у на помощь из Кыштыма прибыла пехота, а из Челябинска -
конница, не позволили красногвардейцам занять станцию. Отряд понес первые потери. Кикур решил отступить к деревне Старая Асанова. Негюдалеку от нее находился Надыров мост через реку Течу. и Кикур не хотел Допvстить захвата его белыми. Рассчитывал, что из Еr(атерннбурга и Полевского придет подкрепление. Отрнд расположился в деревне. Командир выставил на окраинах заставы. но неопытные бойцы не заметили продвижения белых. Старая Асанова была окружена. Отряд рассыпался в цепь по проулку, ведущему к мо­
сту. У окраинного домика Фриц Янович поставил пуле­
мет. Рядом с ним находились четверо краСF!огвардейuев: А. Ф. Бобошин, К. Е. Косых, Г. И. 3анадворов и В. П. Та­
гильцев. От моста появились бегущие люди. пулеметчики хотели открыть огонь, но Кикур их остановил: «Не стре­
ляйте -
там наши товарищи в заставе». Однако застава была уже снята белочехами. Только когда стало ясно. что перед пулеметом белогвардейuы, Кикур отдал прш<аз. от­
крыть огонь. И в этот момент был убит. Это произошло 10 июля 1918 года. «Фриц жил только одним -
гранитной верой в со­
циальную революцию. Он весь отдался рабочему делу и был одним из его лучших. беззаветио преданных боЙuов. Тяжело и горько, невыносимо грустно переживать эту ог­
ромную утрату в момент. когда все силы старого мира ополчились войной на рабоче-кресты!Нскую революцию ... »-
писала на следующий день газета «Уральский рабочий». О большевике из Полевского мало что известно, есть только краткие· упоминания в архивных документах и га­
зетах. Несколько фотографий и партийный билет с его подписью хранятся в Полевском историческом музее. г. Свердловск. 19 ф • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • ЧИТАТЕЛЬ ПРЕДЛАГАЕТ . Краеведческий бумеранr Строитель из города Верхияя Салда Свердловекой области Н. Калганов предлагает вспом­
нить и по возможности вернуть нашему быту старинные само­
бытные народные изделия, кото­
РЫМИ изобиловала русская про­
ВИНЦИЯ. В своем письме он рас­
сказывает о трех принадлежно­
стях уральского деревенского быта. ЛАДОК* На Урале, особенно в деревнях, издревле и до конца 50-х годов на­
шего века бытовали самодельные сани и ладки, особенно раснростра­
ненные в деревнях Верхотурского, Алапаевского, Махневского, Турин­
ского районов Свердловской области. В больших семьях было столько ладков, СКОЛЫ<О в семье детей и под­
ростков. Зимой после занятий в шко­
ле ребята и девчата каждый на сво­
.ем ладке собирались на крутояре и катались до поздней ночи. Лада/(. Ладки нам делали старшие братья и отцы, а кто постарше­
и сам. Низ доски (лыжи) не стро­
гали, чтобы заливка лучше пример­
зала к поверхности. Заливали ладок следующим образом: доску (лыжу) низом вверх приставляли к' стене, покрывали слоем (2-3 см) свежего коровьего навоза и давали замерз­
нуть. Затем двуручным скребком вы­
равнивали поверхность, 4-5 раз по­
ливали холодной водой -
иладок готов. * Более распространено, на наш ВЗГЛЯД, было название «лоток».- Ред. 20 Мчится мальчуган на ладке, как на самокате, и по глубокому снегу, и по торной дороге -
аж дух захва­
тывает. Безопасно съехать и с горы любой крутизны, ведь стоит только ПОТЯНУТЬ руль на себя -
ладок З3' ТОРМОЗИТ. В наше время низ ладка не обя­
зательно покрывать коровяком и по­
ливать водой, можно покрыть, на­
пример, пластиком или фольгой. ПЕСТЕРИ И ЗОБЕНI(И Зобенка -
это плетенная из лыка, бересты или прутьев сумка на ремешке через плечо. С зобенками ходили по грибы, по ягоды, носили обед на покос, пастбище, в поле. Раньше в деревнях были широко распространены зоб ни, зобенки и зо­
беночки. Пестерь Пестерь -
это нечто вроде боль­
шой зобни, но только иного испол­
нения. Он примеНЯЛС51 Д.~я перепос­
ки значительных грузов: большого количества грибов, ягод, продуктов и припасов для охотника. 306efiKa Кузсв И крышка пестеря пле­
лись из лыка, крепились шарнирно и пристегивались на ремешки. Пе­
стерь, кроме того, крепился к крош­
ням, которые делались из черему­
ховых прутьев в виде прямоуголь­
ника, обтянутого холстом или бре­
зентом. Через крошни и пестерь про­
тягивались заплечные ремни, кото­
рые регулировались по длине. ЧИТАП:J1Ь ОТВЕЧАЕТ На вопрос т. Томилова о най­
денной в Красноуфимске старин­
ной монете откликнулись д:ва де­
сятка читателей. Большинство из них оказались знатоками, и по эroй причине выбрать для пуб­
ликации одно письмо оказалось не просто. Предлагаем ответ, который апroр озаг лавил О ЧЕМ ПОВЕДАЛА МОНЕТА Монета, изображенная на фото, находилась в обращении в России XVIII века (тогда основной моне­
той была медная). Чеканилась с 1730 по 1754 год из расчета: 10 руб­
лей монеты из пуда меди. На аверсе -
госуда рственный герб, на реверсе -
номинал в орна­
менте. На монете не указано обо­
значение монетного двора. Всего в России в разное время до револю­
ции постоянно и временно работало более двадцати монетных дворов, занимающихся чеканкой денег. В пе­
риод выпуска монеты (с 1730 по 1754) медirую · монету"' этого досто­
инства чеканили Главный монетный двор -
Красный (располагался у Ки­
тайгородской стены в Москве) и П е ­
тербургский монетный двор в П ет­
ропавловской крепости (сейчас -
Ле­
нинградский монетный два р). Обесп е ч ен ие · деньгами Россий­
ской империи было делом не лег­
ким и поэтому в 1727 году на Ура­
ле на базе екатеринбургских казен­
ных горных заводов был создан но­
вый Екатеринбур гский монетный двор. Здесь сначала заготавливали медные кружки для чеканки монет в Москве, потом начали свое произ­
водство. Скорее всего, найденная монета изготовлена на одном из этих тр ех моне тных дворов. Точнее ска­
зать нель з я, т. к. отсутствует бук­
в е нно е обо з нач е ние двора (ММД, СП Б и ли ЕМ). Т е п е рь о сам.оЙ монете. Это мед­
ная ден га достои нством полкопейки. С конца XVIII в е ка слово «ден га » стали писать как «де иьга ». Т ермин «денга» -
восточного происхожде­
ния. В Ин ди и с е р еб ряная мон е та на ­
зывалась «та нга », греки называли ее «даиака», тат.ары -
«тен га ». Хотя на­
з вание. русской монеты восточное, сама о н а в отиошении веса и спосо­
ба изготовл е ния ничего общего с вост о чными монетами н е им ее т. Д ен гу начали ч ек анить на Руси в XIV-XV век ах.' Сначала в Моск­
в е, а затем и в других княжествах. Причем, к примеру, московская де н­
г а к с еред ин е ХУ столетия весила, да и стоила вдво е меньше новгород­
ско й. -
П осле р е формы 1534 г ода, уни­
фицирова вшей монет ную систему, стали чеканиться с ере бряны е моне ­
ты в е сом 0,16 золо тник а (0,68 грам­
ма) с и зо бражени е м всадника с копьем и вдво е меньшие -
с изоБР'а­
жением вс адн ика с ме чом. Большая монета стала называться н овгород­
ской, или ко пей кой (по изображен­
ному на н ей всаднику с ко пь ем ), м ень шая -
денгой московской, и ли с абл е ниц ей ( от меча -
сабли). Впо­
следствии за ними закрепились наи­
менования копейки и денг и, состав­
лявшей ее половину. Но счет дол­
го е вр ем я в ел ся на де нгу, и коп е й­
ку на з ы вал и двумя денгами. В XVII веке наря д у с сер е бря­
ной денгой стали п е ча тат ь медную. Одну и з т ак их монет и нашел т. То­
м илов. В с еред ине XIX стол · е тня мо­
нете дали нов ое назва ни е -
« денеж­
ка», а затем з а мен или е го на лице­
вой стороне мон е ты надписью «1/2 коп еЙ кИ». Итак, монета с иа з вани ем «ден ­
га» исчезла из обращ е:ния, но слово это в собирательном зна ч ении оста­
лось в русском языке. «У д е да, зна ­
е ш ь, дeH~гa была припрятана»,- го­
вор и т ч ех овский и з во з чи к советнику Кот л ову в рассказ е « Ванька». С. ТЕРЕНТЬЕВ, рабочий «Новосибирскметростроя.» Солидную статью с экскурсом в историю м он е тного дела в Росс ии и большим списком литературы при­
слал с ме н ный м ас тер к ирпичного за­
вода и з О мска Г. Н. Вож е го в; об­
стоят еJJ ЬНО отв е тили на вопрос чft­
тат еля во е нно служащий. из Алтая А. Н. Антишко, О. В. Фомин из г. Чайковского П ермской обл., исто­
рик из Ленинграда 10. В. Кольцов. В числе други х, о ткли кнувшихся на письмо, А. Г. Свирь из Бр е ста, Д. В. Кислица из Калинина, рабо­
чий из Донецка Г. Н. Красыю, уча­
щиеся Володя Карманов (Ма йк оп), Саша Шапор енко (с. Одино Курган­
с кой обл.), Саша Васи льев (г. Крас­
новиш е рск П ер мско й обл.). Чит а тель А. И. Молоковский из с. Т аборы Свер дл овской обл. сооб­
щил, что им е нно такую же мон е т у он н а ш ел в 1986 году на б ере гу р ек и Тавды. Вм ес те с ней б ы л и найдены 2- ко пе ечная монета 1824 года и де­
сяток 3-копеечных мон е т 1916 года выпуска. А читатель Н. П. Партин из пос. Ели з авет, что под Св е р дло вском, при­
слал фото изображение серебря но й мо­
неты, снятой с монисто, полученного им из Ижевска. Он просит знатоков расск азать об э той монете. ЧИТАТЕЛЬ ДОПОЛНЯЕТ ПЕРВЫЕ ОПЕРАЦИИ НА СЕРДЦЕ В «Уральском следопыте~ (1988 N2 9) напечатана наша статья «О ком расска з ывает панно~. В ней гово­
рилось о п ервой в Ни жне м Тагиле успешной операции по ушиванию раны с е рд ца, выполненной в 1944 го ду за­
служенным врачом РСФСР Л. П. Ки­
парисовой. Когда статья была уже в рабо­
те, инж ене р д. А. Стерн, сын нижн е­
тагильского хирурга, изображенного на панно, по знакомил нас с заметкой в га зе те « Тагильский раб о чий » от 1 5 августа 1 967 года. О казалос ь, что па льма п ервенс тва в операц ия х по­
добного рода принад лежи т хирургу А. Г. Стерну, который е ще до войны успешно оперировал на сердце и пе-
чени. В. лолугдйло, Ю. СОРКИН. ЧИТАТЕЛЬ СПР АШИВАЕТ ИСЧЕЗНУВШАЯ ЧАСОВНЯ В книге Е. Н. Бубнова « Русское · деревянное зодч ес тво Урала» (М., 1 988) пом е ще н снимок металли ческой ч а совни в г. По левском. Автор это т снимок никак не комме нтиру е т. А строение р е дкостное, замечатель ­
ное. Хот е лось бы узнать о его судьбе. в. ГОРОДИЛИНД. • • • • • • • • • 21 Владислав ВЕТ ЛУГИН п РЯJfC1Ш самоцветная Ярким голубым ожерельем меж зеленеющих горба­
тых увалов журчит-поблескивает НеЙва. Дом к дому, ого­
род к огороду вдоль пологих берегов да по взгоркам притули.ласъ знаменитая Мурзинка. Внешне «старушка> . \lичем не отличается оч" COT€H других поселений, нО само название ее уж€ многое говорит· уральцу. Вспоминаются седые были-небылицы, пришедщие из старины легенды и байки о старательском фарте, удивител!:>ные истории находок и открытий, горьком, порой трагическом бытие искателей и живителей камня. .' . Разделяя Европу и Азию, на тысячи километров про­
тянулся КаМ€J!:НЫЙ пояс, а вот пряжка его -
старикиска­
зывали -
как раз здесь пришлась. Не простая пряжка­
из самых драгоценных самоцветных каменьев. Все, чем богат, СО6рал наш Урал в недрах Мурзинских копей ... Три стол€тия назад в Мурзинском остроге объяви­
Jl'ИСЬ рудознатцы Михайло и Дмитрий ТУМflшевы. Не ска­
жешь, что братья даром хлеб ели. ОТЫСКаЛ!! в округе и железо, и медь, к тому же открыли «ЦlJеты земли>-.., самоцветные камни. За усердье и проворье Михайле (ста­
ло быть -
старшему) пожаЛОМJfИ из царской казны 164 рубля с... полтиною. С той поры и пщuло-поехало. По катил ась по' Уралу болезнь каменная, лихоманка СаМО­
цветная .. _ Исстари, до отцовских памятей, местные крестьяне промышляли «С11jJOганцы». С Ватихи да Тальяна несли скупщикам остроносенькие, как клювы птиц, кристаллы амеТИСТОlJ, с Моroла шерлы-турмалины, а копь Мокруша радовала ясиыми, как весеннее небо, голубыми топазами. Бурлили, клокотали тайные торги. В полумраке ам­
баров, с глазу на глаз проворные ЛИХОИМЦЫ поторапди­
вали горщиков' с куплей-продажей. Где уговором -
«за полштоф», где обманом свое брали, все, что доброе в· цветных галечках попадалось, бойко хватали. Прилипчи­
вые торгаши чуяли, куда ветер дует. С легкой руки тол­
CTO~YMOB по всему белу свету разошлись крупицы-искорки месторождений Мурзинки. Стари1\. u Камень Иван Иванович тушит недокуренную папиросу, за­
думчиво глядит на яркий фиолетовый аметист. И удиви­
TeJ1hHo: в больших огрубевших пальцах его камень словно в самой драгоценной оправе, вспыхивает теплом: Самоцветы ... Сколько повидал их на своем веку ста­
рый горщик Зверев. Бывало, трудно и разглядеть в не-
22 . ФОТО автора Камешки 'тогда по многим деревням добывалu. В Южаковой там, в Сизиковой, по всей речке А мбарке, а все-таки МуfЮWlка заглавное место была ... Около нее нашли первое в нашем государст­
ве цветное каменье... С Мурзuн­
ки у нас началась охота за весе­
лыми галечками,- каменное горе, али каменная радость. Это уж кому как любо называй. п. п. Бажов. Далевое глядельце Бзрачных комьях глины искрометную блестку драгоцен­
ного камня. Но по малейшим приметам находил, открывал людям крепко скрытую в уральских недрах красоту. Иван Иванович из старинного горщицкого рода Зве­
ревых. Одна из родствеН!{ых линий восходит к знамени­
тому Даниле Кондратьевичу Звереву. Данила Кондрать­
евич рос у камня, знал его прихоти и повадки. К нему, как «профессору», знатоку уральского камня, не раз при­
езжал академик А. Е. Ферсман. Многие в родне унасле­
довали от деда ДаЮIЛЫ любовь к каменному делу. Иван Иванович Зверев работал в ИЛ9менском госу­
дарственном и минер&логическом заповеднике, ходил с экс­
педицией по Памиру. На Урал, в легендарную Мурзинку, вернулся с Саян, да так и остался здесь, промышлял на Тальяне аметистами, а гранил их на фабрике треста «Уральские самопветы» его дядюшка -
искусный мастер­
гранильщик Григорий Данилович Зверев ... ~ МУРЗИljке создали свой сельский минералогический музеи. ~ногие годы Иван Иванович принимал туристов прямо у себя дома. Помню длинные стеллажи во дворе, возле которых, кажется, всегда толпились люди. Потом коллекция обрела вторую жизнь, переехала в бывшую цepK~BЬ, стала достоянием всех любителей камня. По­
хозяиски отнеслись к организации музея односельчане. Александр И:ванцов, Николай Конев, Николай и Виктор Киселевы, Николай Климцев, семья Тимофеевых подби­
рали образцы, готовили фотографии, делали и оформ.~яли витрины И стенды. Избрали и совет музея, первым пред­
седателем которого стал И. И. Зверев. Ежегодно народный музей имени А. Е. Ферсмана по­
сещают тысячи людей. Издалека приезжают. Стало быть, велик интерес к уральским самоцветам, к истории раз­
работки подземных делянок Мурзинки. Не иссяк и род потомственного горщика. Буровым мастером трудится его сын Юрий. Младший, Владимир, учился у брата. Теперь тоже работает с геологами. И дочь Елена -
опытный коллектор в разведочной партии: «С иБUРС1\,иu» аметист Война затронула и Мурзинку. В тяжелую годину за­
морские капиталисты диктовали свои условия Знали -
на все пойдем! И уральские самоцветы шли H~ внешний рыиок- ПОПОJlIIЯJlИ валютный фонд страны, тоже работали на Победу. Только хиленьким а ртелькам инвалидов раз­
вернуть~я былО не по силам: брали что поближе, по ста­
рой памяти. Со временем природный камень ста.1 исче­
зать. ПОЯВИJlСЯ синтезироваиныЙ. Пройденные до войны выработки заТОПИJlО водой. В наши дни камень снова в почете. А разновидность горного хрусталя с яркой фиолетово-малиновой окраской­
аметист -
можно отнести теперь к редкости. Золотом пла­
тят за него зарубежные фирмы. Что поделаешь, мода диктует цены на мировом рынке, а она во всем измен­
[шва и капризна: коли редкий -
значит, модный. Издавна славилась «сибирскими» аметистами знаме­
нитая Ватиха, до нашего времени -
единственный постав­
щик сортового сырья. Правда, известны еще проявления на КОЛЬСШJм полуострове и в Якутии: там добываются «щетки» .с мелкими, как семечки в подсолнухе, мерцаю­
ШИМ'И на свету кристалликами, но они идут только на декоративные поделки, сувениры. Большую часть жизни легендарная Ватиха была за­
топлена. Второе, точнее, уж третье рождение началось в 60-е годы, когда рядом с двумя старыми «дудками» прошли новый ствол большего сечения, построили ком­
прессорную, бытовой корпус. Вооруженные современной техникой, горняки увеличили объемы проходки, геологи провели разведку до нижнего горизонта 120-го метра. Коллектив Нейвинской геологоразведочной партии произ­
водственного объединения «Уралкварцсамоцветы» шаг за шагом, метр за метром почти два десятилетия плано­
мерио изучал подземные окрестности двух не стареющих уникальных месторожденнй -
Ватихи н Мурзииского. Ве­
тераны подтвердили статус промышлениых, а по разно­
образию, густоте, сочности окраски извлекаемого крис­
таллосырья они не имеют аналогов. Самоцветы 'lлу601СО под прячутся ,-
землеu ... Вместе с горняками облачаемся в неуклюжую про­
резиненную робу, надеваем каски, включаем лампы. Клеrь. ВЗlI:рагивает, плавно разгоняясь, через незримые этажи горных выработок катит в подземные чертоги. Тоскливой, . нежилой чернотой зияют отработанные горизонты. По крепи ствола струится вода. На отметке 90 метров рас­
секли вязкий мрак штреки. В сумерках рудного двора выстроились гуськом вагонетки. Совсем как у лесной опушки, сквозит встречный ветерок, где-то в темноте шу­
мит вода, доносится грохот бурового станка. От забоя к забою с геологами отмерили не одну версту. Завершая обход нескончаемого лабиринта, за­
брели в сухую и уютную своими комнатными размерами выработку, сбросили полевые сумки. После ночной отпалки в этом забое обнаружили при­
знаки занорышеЙ. Оказалось, пояснили геологи, подсекли жилу Тихониху, ту самую, что наверху вдоль-поперек исчеркана рубцами стародавних канав и шурфов. Наутро подняли всех «в ружье». Посмотреть, разобраться в на­
чинке «слоеного пирога» спустились не один-двое, а бригада специалистов. Занорыш -
термин урацьский, старательский. Выгля­
дит, понятно, каждый по-разному, но и впрямь напоминает норы и логова диких животных. Еще горшики заметили, что именно эти пустоты в складках пегмаТ!lТОВЫХ жил облюбовали самоцветы. В самый большой занорыш, явствует из описаний А. Е. Ферсмана, поместилась бы телега. Тихониха же открылась крутыми, почти вертикальными волнами свет­
лых складок Они соединялись и расходились, образуя углубления, карманы, полости, чаши. Дали воду. Хлесткая тугая струя из шланга полос­
нула верхнюю часть жилки. Минуту-другую вода ухо­
дила куда-то в '!ерную прорву и неожиданно вырвалась сбоку бурлящим глинистым потоком. Мало-помалу осво­
бождаясь от наполнителя, жила з·~мрТ!ю г~здалаrь. СНО­
ДЫ, будто вешний лед, подтаяли, превратившись в малень-
кие гроты. Отбросив в сторону шланг, все снетерпением ринулись вперед и, затаив дыхание, замерли. Освешенные враз несколькими фонарями, в гнезде, будто в мареве догорающего костровища, тлеющими угольками таин­
ственно мерцали колонии аметистов. Да, именно на девяностом горизонте в Тихонихе, в недрах ее сестры Логоухи были добыты редкие по ве­
личине и интеНСИВ,LQСТИ окраски ювелирные кристаллы­
богатыри. Дивными камнями одарила и соседняя, дав· ным-давно вскрытая с поверхности жила Каленая. Те урожайные дни вспоминают в партии с неизменным ожив­
лением и восторгом. Одна из друз теперь прописана далеко от родины -
в Кубинском национальном минера­
.'Iогическом музее. Правда, все это уже в прошлом. Во­
лею циркуляров Ватиха опять заТОПJIена. СО1Сровuща МО1Срои Ела1-lU Через поле, вдоль заросшего ивняком ложка, мимо забурьяненной, звонкой когда-то деревушки Алабашки узкий проселок с выдавленной на о'бочины красной гли­
ной заныривает в заболоченный сосняк. Понятия «копь», «горная выработка» привычно/ связываются с утесами и кручами. А тут -
равнинный лес без единой tорки. ... Из шурфа малютку бережно подняли в брезенто­
вой рукавице. В лучах солнца он ярко блеснул медо­
выми гранями, наполнился теплым внутренним сиянием. Верно считали жрецы камня -
горщики: только на солнце он имеет полную силу. 3латоцветный, «с иголочки» крис­
таллик -
еще одно чудо и загадка природы, удивнтельное проявление материи. Ученые-минералоги нарекли его ге­
лиодором. И впрямь, своей лучистой улыбкой он сродни ласковому небесному светилу. Гелиодор одного сословия с желтым бериллом, го­
лубым аквамарином. Все члены этого благородного семей­
ства встречаются в пегматитовых жилах копей Мурзин­
екого месторождения -
на Мокруше, Голодной, Моголе, в Старцевой яме. Заботливые руки геологинь почистили новорожден­
ного зубной шеткой, вымыли с мылом в эмалированном тазике, обмерили и, как полагается, водворили на нике­
лированную тарелочку весов. Похожий на огрызок каран­
даша, для своего солидного возраста он действительно невеличка: всего-навсего 39 граммов. Но не спешите разо­
чаровываться: кристаллы ограночного качества имеют свои «весовые категории». В пересчете на караты кроха тянет на местного рекордсмена -195 карат! А это для такой редкости -
великанский вес! Прежде чем попасть в музейную витрину, он послу­
жит науке, попозирует перед объективами фотокинокамер, оставит свои «мемуары» на спектрограммах, войдет в на­
учные работы, наверняка увековечится в справочниках, каталогах... В любую погоду он играет веселыми сол­
нечными зайчиками. Глянешь -
на душе станет легко и радостно: настолько он светел и чист! ... Но все же копь Мокруша -
это прежде всего то­
пазы. С чем сравнить их? С небом? Может, это синь ве­
черних туманов и холодных утренних рос впитала земля и спрессовало в кубики кристаллов всемогущее время? Мурзинка -
это Страна Топазия ... В конце XVI века местные крестьяне уже вовсю ворошилн Мокрый лес. Добывали шерлы-турмалины, шестигранной природной огранки бериллы, поднимали мас­
сивные штуфы смоляных морионов, окаймленных сахар­
ной белизны альбитами. Но среди НИХ особая радость И гордость -
топазы. Сами старатели удивлялись их про­
зрачности. Отсюда и повелось: лучший -
значит чистой воды камень. Первые .. находки голубых, впрозелень !I вовсе бес­
цветных топазов на Мокруше относятся к 1730 году. Про­
бил час, пришло их время появиться в руках человека. С тех пор камень никогда не .считался cTapoMoAEBIM. 23 У каждой его разновидности своя особинка. Не зря по­
началу его считали алмазом, как знаменитый бесцветный топаз «Браганца> (массой 1640 карат -328 граммов), венчавший корону Португалии. Западные торговые фирмы и сейчас именуют бесцвет­
ный топаз невольничьим или саксонским алмазом. А наши -
голубые -
значатся в прейскурантах сибирскими топазами, либо бразильскими аквамаринами. Всех экстра­
вагантных синонимов на мировом рынке не счесть. Наши же горщики испокон века окрестили топазы по-своему -
«тяжеловесами». За то, что котомка с до­
бычей чувствительно давила плечи, да и в ладони камень лежал грузно, увесисто. Невероятно, но поначалу он нашел применение в крестьянском хозяйстве: уж больнq, подходящими пришлись «тяжеловесы» для задавливания солений впрок. «Самолучший гнет» оседал сперва в кад­
:{ах с грибами, подальше от глаз людских, от света, от тепла. Но как щуки учат карасей, так и купцы научили мужиков -
и горщики, узнали цену «тумпасам». Хоть и немало ДQбывали, но улицы -
топазами не мо­
стили. Лучшие находки со временем украсили короны монархов и символы империй, засверкали в соборных ико­
нах и аксессуарах служителей культа. По обывательским, модным в те времена гороскопам, топаз покровительство­
вал родившимся в ноябре. В истории Мокруши было немало диковин. Как-то еще в начале века вскрыли, крупный занорыш, одарив­
ший великолепными топазами и редкими, до 75 санти­
MerpoB ростом кристаллами горного хрусталя. Да вот незадача. Неопытные старатели не смогли управиться с двухпудовы~ «тяжеловесом», В целости-Фхранности из­
влечь его из гнезда, впопыхах в пылу удачи разбили кристалл. Так и продавали потом радужными на сколах кусками. Каменные звезды А что же в наши дни? Неужто старатели всё вы­
брали подчистую, вымели под метлу, сняли все сливки? Разумеется, нет. Тогда человек работал только кайлом да на ощупь, а теперь в его руках БУРОljые станки, про­
ходческие машины. Наука и техника позволяют сегодня вести большие объемы горных работ, на значительных площадях и глубинах. Нынешние геологи и добытчики камня проникают в нижние этажи недоступных кладовых. С точки зрения науки -
каждая находка, содержимое каждого занорыша не только отвечают на многие вопросы, но порождают новые. Камень -
это не только художе­
ственно-эстетический элемент нашей повседневной жизни, но и великое достояние человечества, позволяющее полнее понять многие взаимосвязи в окружающей природе, глуб­
же познать окружающий мир. А эволюция земных недр, биография всей каменной палитры требует постоянной, неустанной, бесконечной работы и на качественно новом уровне. Только на Мокруше и ее флангах, например, уста­
новлено 72(!) разновидности минералов. Среди них -
ред­
кие и новые: касситерит, монацит, гамбергит, родицит, кукеит и другие. Словом, в недрах этого района содер­
жится почти вся таблица Менделеева. И, как говаривал старый горщик Сергей Христофорович Южаков,- все в Муrpзинке есть, а если чего и нет, то, значит, еще не до­
рылись. Так что давно открытые месторождения и сегодня платят человеку сполна за его упорство. Немецкий минералог Шуман говорил, что созерцать камень -
значит жить! Верно, когда видишь эту застыв­
шую каменную фантазию, это торжество природы -
дей­
ст'вительно хочется жить. Вспоминаю добытый в 1985 году штуф «Победа». Это была, конечно, сенсация. Геологи утверждают, что со времен посещения этих мес'т академиком Ферсманом подобных топазов -
не наJtодили. И снова разродилась Мо-
24 круша. Как из рога изобилия, одарила десятками разных по величине и цвету кристаллов. Самый большой, весом 13,9 килограмма, нарекли, конечно, «Нейвой». Младшим братьям дали имена «Ферсман», «Мурзинский», «Урал». Но самое яркое впечатление про извел поднятый из этого занорыша штуф, состоящий из 26 сросшихся кристал­
лов, общим весом почти 44 килограмма. Его назвали «Победа». Отправляя находку 'в Москву, предварительная комис­
сия на месте оценила его в полмиллиона рублей и дружно проголосовала за частное определение: без продажи за рубеж. Пусть уральский экспонат станет достоянием го­
сударства. Помннте, академик Ферсман называл Мурзинку за­
поведным районом Урала... Но такового до сих пор не существует. А чтобы сохранить мурзинский феномен от «злого глаза> и в то же время сделать общедоступным, необходимо создать заповедник или национальный парк. Пусть для организованных туристов это будет экскурсия из Алапаевска в минералогическую Мекку, по местам промыслов горщиков. Путешествие по Нейве, посещение старых копей, музея прив,~ечет сюда немало туристов. Посмотрите по книге отзывов, сколько людей посещает летом мурзинский музей! Интересен и сам старинный го­
род Алапаевск и музей деревянного зодчества в Нижней Синячихе. Здесь же, на туристской тропе несложно орга­
низовать выпуск и продажу сувениров, мелких штуфов, изделий народного промысла. Мастера здесь еще есть, заморских выписывать не надо. Эти заботы может взять на себя небольшой кооператив или камнерезный цех то­
варов народного потребления Нейвинской партии. В своем бесконечном творчестве природа не знает серийного производства. Каждый кристалл, каждый оско­
лочек каменной материи неповторим. Есть близнецы, есть двойники, но одинаковых не существует. Сейчас мы много говорим о сыновней любви к при­
роде, об охране озер, лесов, рек. При этом недра прак­
тически не упоминаются. А Мурзинско-Адуйская само­
пветная полоса -
этот многокрасочный фейерверк камня­
достойна такого внимания. Это щедрая, до краев напол­
ненная самопветами малахитовая шкатулка Уральских гор. Именно на ее богатствах зародилась неувядающая культура камнерезного и ювелирного искусства нашего края. Н а в к л е й к а х: три Ватихи- старательская яма, копры старой и современной шахт; причудливые камен­
ные складки выходят из уральских недр на дневную по­
верхность в скалистых берегах Нейвы; сменный техник­
геолог участка Мокруша Сергей Борщев осматривает штуф, включающий богатую гамму минералов; друза из десятков кристаллов аметиста; кристаллы топаза разного пвета; палитра уральских минералов; аметистовая щетка; ограненые аметисты и топазы; в фокусе лупы -
кристалл аметиста. БЕ30СОБЬlХ Повесть ПРИМЕТ Анатолий РОМОВ Рис. Ев~ния Охотникова БОРИС И ИРАКЛИИ «Неуж'ели я кого-то пущу впереди себя». Эти сло­
ва, которые он, Боря Иванов, впервые прошептал в восемь лет, сопровождали его потом всю жизнь. С момента, когда он ощутил себя среди узких душ­
ных улочек Тбилиси, с жестоких игр сверстников во дворах Авлабара. Района, где живет более пятна­
дцати национальностей и где каждый мальчишка знает как минимум три языка. Фамилией «Ивановы» его предки, ассирийцы *, были обязаны казаку, выдававшему в конце прош­
лого века паспорт приехавшему на Кавказ прадеду. Прадед повторил свою фамилию трижды, но казаку сочетание «Бит-Иоаннес» показалось слишком му-
* Ассирийцы -
одна из народностей СССР. Само­
название -
атурая. В СССР живут в основном на Кав­
казе, а также в Москве и Ленинграде. Распространено также название ассирийцев -
айсоры. Но оно непра­
вильно. -
:; «Уральский следопыт» Х, 7 дреным. Спросив: «Это по-нашему Иван, что ли?» и не дождавшись ответа, казак, махнув рукой, запи­
сал: «Иванов». Прадед, конечно же, русского тогда еще не понимал. Так и появились в Тбилиси, в райо­
не Авлабара, по сегодняшнему в районе имени 26-ти бакинских комиссаров, ассирийцы Ивановы. В Авлабаре вообще не принято уступать. Он же, Боря Иванов, не мог уступить никогда. За это его били.-
Били жестоко, в кровь, обычно по нескольку человек -
повалив и по уличному обычаю норовя попасть ногами под дых или в лицо. Били в восемь, в десять, в одиннадцать лет. В двенадцать его из­
била компания шестнадцатилетних -
за то, что он плюнул в лицо их вожаку по кличке Нюс. У Бори отобрали деньги, которые мать дала ему на кино, и потом, взяв за руки, пытались заставить поклониться Нюсу. Он сделал вид, что сейчас поклонится вот­
вот -
И когда лицо Нюса приблизилось, за~еПИJI ему слюной глаза. В тот раз ему казалось, что его били бесконечно долго. Наконец его оставили -
хар-
25 кающего кровью, бессильно-вялого, почти мертвого. Несколько часов он просидел, скрючившись, около забора. домой он приполз ночью и на все вопросы матери только кашлял, выплевывая сукровицу. После этого он записался в секцию бокса. два года, проходя в школу и из школы, он избегал мест, где мог бы встретить Нюса или кого-то из его КОМ­
пании. На третий год, когда он заработал свой пер­
вый юношеский разряд, он решил, что может ходить в школу обычной дорогой. И вскоре встретил iНюса. Впрочем, он знал, что рано или поздно все равно его встретит. Нюс стоял с двумя приятелями, Борис же был один. Драка была короткой. Один из товарищей Нюса, с ходу получив крюк в челюсть, уполз вдоль за­
бора. Второй был нокаутирован с третьего удара. Нюсу же, который несколько раз поднимался и лез на кулаки, Борис заплатил сполна. Но эту стычку с Нюсом еще нельзя было назвать даже возмужанием. Возмужание, как и полагается, прошло все эта­
пы, которые неизбежно сопровождают превращение подростка в мужчину -
здесь, в Тбилиси, в Авла­
баре. Он был пятым ребенком в семье рабочего неф­
тебазы. В четырнадцать он уже должен был сам зарабатывать себе на хлеб. Сначала пошел груз­
чиком на механический завод, потом там же стал давильщиком. Потом научился курить -
чтобы су­
меть бросить. Пить -
чтобы потом, уже не брать в рот ни капли. И, конечно, с тринадцати именно здесь, в Авлабаре, он смог подробно изучить все карточньrе игры, от «секи» и «деберца» до' префе­
ранса и покера. В четырнадцать знакомый цыган научил его запоминать рубашки карт, и ему пока­
залось, что в карточной игре он достиг совершенства. Иногда он даже обыгрывал самого Ираклия Кута­
теладзе, своего лучшего друга. Но в пятнадцать, так же как и Ираклий, пройдя неизбежный этап карточного запоя, он внезапно охладел совершенно к картам. В восемнадцать Борис Иванов поступил на шоферские курсы, в двадцать один, после армии, стал милиционером-стажером. В милицию он пошел не из каких-то высоких по­
буждений. Может быть, высокие побуждения появи­
лись потом, сначала же он просто искал работу, которая бы ему понравилась. Он умел водить ма­
шину, умел стрелять, был кандидатом в мастера по боксу. Рано или поздно кто-то наверняка должен был посоветовать ему пойти в милицию. Первый та­
кой совет он услышал от своего тренера. Так он пришел в городское УВД. Начал он с того, что в составе специальной груп­
пы из трех человек ходил по Тбилиси и ловил кар­
манников. Именно в это время Борис снова, по­
настоящему, сблизился со своим бывшим одноклас­
сником, Ираклием Кутат~ладзе. Вообще об Ираклци Кутателадзе следует рас­
сказат,Ь особо. Ираклий был из тех, про которых уже с первого класса говорят: «У мальчика светлая го­
лова». Ираклий Кутателадзе обладал потрясающей памятью и во время учебы все схватывал на лету. Но Ираклия отличала еще и врожденная целеустрем­
ленность, и если уж он за что-то брался, то не оста­
навливался, пока не достигал максимального ре­
зультата. Во втором классе восьмилетний Ираклий УЕлекся шахматами -
и к пятому стал кандидатом в мастера. Ираклий был гордостью школы, высту-
26 пал на первенстве Тбилиси среди взрослых, и вся школа, в том числе и его ближайший друг Боря Иванов, ездили «болеть» за своего соученика. Но, хотя Борис и ИраКJIИЙ дружили с первого класса, к седьмому их пути стали медленно, но неуклонно расходиться. Борис пошел работать и теперь уже занимался в вечерней шкале, Ираклий продолжал учиться в старой, готовя{;ь к поступлению в вуз. Временами Борис, конечно, урывал время, чтобы за­
скочить к Ираклию, взять какую-нибудь книгу, по­
говорить с его отцом, батоно Ясоном, доцентом университета. Борис' работал водителем самосвала и готовился уйти в армию, когда Ираклий выбрал не такой уж престижный пищевой факультет Тби­
лисского политехнического института, поступить в ко­
торый ему ничего не стоило. Все экзамены Кутате­
ладзе сдал на пятерки. Но тем самым он отказался от блестящей карьеры «грузинского Ландау», кото­
рую ему пророчИJIИ окружающие. Ни у кого не был.о сомнений, что Ираклий Кутателадзе будет поступать, как минимум, на математический в МГУ или в МИФИ. Уже вернувшись из армии и поступив в ми­
лицию, Борис Иванов не раз слышал от Многих: «Испугался Ираклий, не поехал в Москву. А зря. С его ГОJIОВОЙ он прошел бы в любой вуз». Но Бо­
рис знал -
Ираклий, конечно же, не испугался. ОН хорошо знал семью своего друга, не раз прислуши­
вался k тому, что говорил батоно Ясон. Увы -
как часто наставления старшего Кутателадзе казались ему скучными, далекими от жизни, никому не нуж­
ными. Только гораздо позже он понял: в семье Ку­
тателадзе наШJIа прочный приют старая, как ~ИР. идея, всегда жившая и живущая во многих грузин­
скиХ интеллигентных семьях. Она была проста: спо­
собный молодой человек ДОJIжен идти не туда, где будет JIучше карьера, а туда, где он сейчас нужнее обществу. Впрочем, неизвестно, был ли Ираклий нужней всего именно в мясо-молочной промышлен­
ности. Но раз он пошел на пищевои факультет в по­
литехнический институт, значит, он так решил. И спо­
рить с ним, Борис это знал, было уже бессмысленно. Потом, когда Ираклий Кутателадзе окончил ин­
ститут с отличием и получил напраВJIение в м'оскву, в аспирантуру Тимирязевской академии, их пути как будто бы разошлись окончательно. Борис Иванов продолжал работать в Тбилиси и в конце концов стал заместителем начальника РОВД. НО вот -
все это пронеслось, как сон. ПРОf!еслось, и самого Бо­
риса Иванова, уже майора милиции, выпускника Академии МВД, тоже перевели в Москву. Борис Иванов стал старшим оперуполномоченным ГУУР МВД СССР. Это считалось повышением. ПредполагаJIОСЬ, что здесь, в М.оскве, может приго­
диться все, чему он научился в Тбилиси. Он, напри­
мер, считал, что все это могло пригодиться И В са­
мом Тбилиси. Но начальство решило, что здесь он нужнее. Странно -
но с Ираклием Кутателадзе, который давно уже жил в Москве с женой Мананой и сыном Дато, Борис Иванов встречался после переезда в Москву довольно редко. Впрочем, в самой их дружбе ничего, конечно же, не изменилось. Просто обстоя­
тельства не давали им встречаться чаще, чем раз в месяц. Сначала Иванову надо было устроиться вместе с семьей -
женой Лилей и трехлетним Ге­
нои. Нелегкой была и новая работа, на которой при­
ходилось засиживаться до ночи и часто работать без выходных. Потом вдруг грянул гром: Лиля, не выдержав жизни в Москве, уехала внезапно вместе с сыном в Тбилиси. Сейчас, когда после переезда Иванова в Москву прошло пять лет, Ираклий Кутц­
теладзе успел уже стать директором мясокомбината. КАБИНЕТПРОХОРОВА Иванов следил, как Прохорав, следователь про­
куратуры по особо важным делам, просматривает одну из папок следственного дела. Вот уже неделю они ежедневно встречаются в этом кабинете. Соб­
ственно, пошел уже девятый день с тех пор как vбийство Садовникова свеле их вместе. Обычно они встречаются вечером, к концу рабочего дня. Раз­
NIядывая собственное' отражение в оконном стекле,' Иванов усмехнулся -
плохо. Когда у следователя и оперативника все идет хорошо, такие встречи ни к чему. Если все идет хорошо, достаточно телефон­
ного звонка. К собственному отражению Иванов привык и считал его обычным, невыдающимся. Но в Москве, где он работал пятый ГОд, он каждый раз разглядывал себя с досадой. Слиться, потеряться среди других в столице с такой внешностью трудно. Черные волосы, черные густые брови, нос «крючоч­
ком», резко очерченные губы, ямочка на подбородке. Ко всему этому общий оливковый подсвет лица и темно-карие, выпукло обозначенные глаза. Типичный «гость С юга». Перед тем как приехать К Прохорову, Иванов два часа потратил на изучение сводок по преступлениям, совершенным в Москве за последние несколько су­
ток. Этим -
с тех пор как в их поле зрения попал убийца Садовникова, условно именуемый «Кавказ­
цем» -
он вместе со своей группой занимался те­
перь ежедневно. Втроем они не только просматри­
вали сводки, но и звонили на места, в районные и транспортные управления и отделения. Вместе они, то есть он, Линяев и Хорин, буквально «прочесы­
вали» все случаи или попытки разбойного нападения с применением огнестрельного оружия. Их интере­
совали лица высокого роста с «южной» или «кав­
Юil3СКОЙ» внешностью, около тридцати лет. И каж-
. дый раз выяснялось, что след ложный. На секунду Прохоров, читающий дело, поднял глаза: Борис Эрнестович, подождете? Сейчас закон­
чу, и поговорим насчет этого Нижарадзе? Хорошо? -:-
Конечно. Дочитывайте, Леонид Георгиевич, де­
лать ведь все равно нечего. -
Угу. Я минутку.- Прохоров снова уткнулся в папку. Иванов принялся рассматривать снежинки, летящие за окном. Подумал: Нижарадзе. В море любых кавказских фамилий он всегда чувствовал себя привычнее. Вроде бы он знал одного д е л а­
в о г о Нижарадзе, по кличке «Кудюм». Насколько он помнит, «Кудюм» занимался мошенничеством. Если этот Нижарадзе из «Алтая» и есть «кудюм», что вполне допустимо, ибо кавказцы останавлива­
ются в «Алтае» довольно часто -
вряд ли след при­
ведет к чему-нибудь. Фармазонщик «Кудюм» никогда не пойдет на убийство. Если же он абхазец из Гу­
дауты, то и воровать никогда не будет. Так и оста­
новится навсегда на своем «фармазоне». У абхазцев воровство считае:гся последним делом. Да и не верит он в такие «нахо'ки».Возникла же фамилия Нижа­
радзе так: вчера, на шестой день организованной 3* Прохоровым проверки московских гостиниц, было обнаружено, что в день убийства Садовникова из гостиницы «Алтай» выписался некто Гурам Джан­
сугович Нижарадзе, житель Гудауты. По показа­
ниям персонала, у этого Нижарадзе был белый пу­
ховый спортивный костюм. В этом костюме его ви­
дели HeCKO.1JbKO человек. Белый пуховый костюм, фа­
милия ... Нет, всего этого мало. Но какой-никакой­
все же след. Иванов с легкой досадой подумал о том, почему именно его назначили начальником опер­
группы. Потому что он из Тбилиси? Когда к месту происшествия подъехала оперативная машина, Са­
довников еще жил. И в «скорой помощIi» по дороге в больницу успел сказать: «Кажется ... он С Кавказа». Это были последние слова. Довезти до больницы СаДОВIIикова не успели, он так и умер в машине. Свидетельницы также показали, что нападавший БЫJ1 «высоким человеком пет тридцати восточной наруж­
ности». Нижарадзе ... Хорошо, допустим, этот Нижа­
р'адзе и есть «КУдюм» -
ну и что? Его видели толь­
ко работники гостиницы «Алтай». Вряд ли они его запомнили. Но если и запомнили -
фамилия «Ни­
жарадзе» еще не означает, что у человека восточная наружность. Светловолосый человек с голубыми гла­
зами тоже может носить фамилию Нижарадзе. Бе­
лый костюм ... Ну да, это как раз и есть -
крохотный след. Которого раньше не было. Может, этот след приведет к чему-то. А может -
нет. " Согласно заключению судмедэкспертизы, по го­
лове Садовникова было нанесено семь ударов «тя­
желым металлическим предметом'>. Иванов уже много раз прикидывал, что бы это могло быть. Ско­
рее всего это был короткий стальной прут с ,приде­
ланной для удобства рукояткой: убивал Садовникова человек ОПЫтный и сильный. «Кавказцу» было важ­
но сразу же нанести оглушающий удар. И потом уже добить жертву. По вытоптанной почве, поло­
манным кустам и найденному на месте схватки си­
нему пластмассовому замку от застежки «молния», наверняка сорванному с белой пуховой куртки­
Садовников сопротивлялся до последнего. Герои­
чески. Ну да, почему бы и нет. Строго говоря, Са­
довников и умер, как герой. Судя по всему, роковым оказался самый первый удар, нанесенный неожи­
данно -
в момент, когда инспектор, остановившись рядом с «Кавказцем», стал вглядываться вниз, куда показывал «человек В белом пуховом костюме». Сей­
час трудно предположить, как сопротивлялся Са­
довников после этого первого удара -
уже оглушен­
ный и истекающий кровью. Может быть, сначала он пытался достать пистолет? Или, понимая, что выхва­
тить оружие уже не сможет, схватился врукопаш­
ную? Неясно. Ясно лишь, что «Кавказец» продолжал бить Садовникова прутом по голове, нанеся вслед за первым еще шесть безжалостных смертельных ударов. Прохоров кончил читать и отложил папку. -
Борис Эрнестович, я вижу, вы в этого Нижа­
радзе не очень-то верите? С виду Прохоров -
сама пр.осТота. Но Иванов давно понял: Прохоров лишь с виду кажется про­
стым. В действительности он достаточно сложен. И -
ничего не говорит зря. -
Почему, Леонид Георгиевич. Верю. Вообще­
какая работа проведена там, в гостинице? -
Я настоял, чтобы туда выехала опер группа. Номер осмотрен прокурором-криминалистом. Помимо 27 этого, проведен подробный опрос персонала: -
Ну и опрос что-нибудь дал? -
Если вы о материальных следах ... Их выявить пока не удалось. Правда, неопрошенные свидетели еще остались. Дежурство в гостинице сменное. Да и вообще ... -
Прохоров помедлил.- Вообще, «землю рыть» пока рано. До ответа из «ИЦ» *. Смысл этих слов Иванов отлично понял. Одно дело, если они установят, что проживающий в «Ал­
тае» Нижарадзе ни разу не был судим. Значит, от­
печатков его пальцев в «ИЦ» нет. И совсем другое­
если попавший в их поле зрения ранее был осужден. Понимаю. -
Насчет же этого Нижарадзе ... -
Прохоров явно хотел еще раз все вз.весить.-
51 все-таки верю, что там есть что-то путное. Иванову было ясно -
Прохорова заинтер.есовал пункт остановки. То, что Нижарадзе остановился именно в гостинице «Алтай» .. Три известных в Мо­
скве ~станкинских гостиницы, «Заря», «Восход» И «Алтаю>, считаются устаревшими, малокомфорта­
бельными. Но именно в этих окраинных гостиницах любят останавливаться «деловые» с· юга. Те, кому есть смысл не обращать на себя внимания. -
Вы имеете в виду... то, что он остановился в «Алтае»? -
Именно. Что касается запроса в «ИЦ», Я его сделал по телефону. Nlожет, сегодня даже ответят. Подождете? Или ... вас дома ждут? Они с первого дня совместной работы обменялись домашними телефонами и практически каждый день звонили друг другу. Иванов хорошо ЩIaЛ голоса домашних Прохорова -
жены Аллы и сына Егора. Прохоров, попадая каждый раз при звонке домой только на Иванова, мог, конечно, догадаться, что тот живет один. Сейчас Иванову даже показалось, что Прохоров не спрашивал раньше о его домашних де­
лах не просто так. Во всяком случае, теперь он знал точно: в Прохорове очень сильно развита некая внутренняя деликатность. Но даже сейчас, заданный вскользь, мельком, вопрос о «доме» был Иванову неприятен. Он ответил, глядя в окно: -
Да у меня... найдутся дела. 51 еще подъеду к концу работы. -
Ну, а я тут еще посижу. 51 вообще, вы же знаете, сижу долго. Так что смело подъезжайте. -
Хорошо.- Иванов вышел. Еще неизвестно, что лучше -
прямота или вот такая, как у Прохорова, деликатность. На улице стемнело, уже горели фо­
нари. Впереди светились окна комиссионного .. мага­
зина, рядом несколько молодых людей стояли у 'вхо­
да в кафетерий. Иванов остановился у своей светло­
голубой «Нивы». Достал ключ, открыл дверцу. Про­
хорову он наврал -
никаких дел у него сейчас не было. И ехать некуда. Разве что -
к Ираклию. По­
позже. А что? Пожалуй, сегодня действительно мож­
но будет съездить на Тимирязевку. Он давно там не был. Все-таки хоть какая-то, но иллюзия домашнего уюта. Ему там всегда рады. И не нужно заранее звонить, можно без звонка. Если бы его ждали дома. Если бы... Лиля с трехлетним Геной в Тбилиси­
уже полгода. Он до сих пор помнит эту ее фразу, с которой он сорвался. «Борис, знаешь, кажется.,­
переезд в Москву не для меня. И этот город' не для меня».- «О чем же ты думала, прожив здесь пять * «ИЦ» -
информационный центр мвд СССР. 28 лет?» -
«Ну -
так ... » Он помнит, как после этого закричал на нее. И -
как она побледнела. Но ведь он обязан был так поступить. Он, мужчина. Обязан. Видите ли, здесь, в Москве, она жить не захотела. да, он кричал на нее: «Ты будешь здесь жить! Бу­
дешь! Слышишь -
будешь! А не хочешь -
убирайся! Я не держу». Он сел в машину. После того, как он накричал на нее, Лиля жить здесь не захотела, хотя между ними, лично между ними, как будто ничего не произошло. даже после того, как Лиля уехала, он знал"':" она не хочет и не будет с ним разводиться. Она уехала, потому что он просто ее выгнал. Может быть, теперь уже она не вернется. Не вернется? Нет, конечно же, она в конце концов вернется. Куда ей деться, не может же она продолжать жить в ТбшIИСИ -одна, с ребенком, без него. . Машину Иванов остановил недалеко от злополуч­
ного перекрестка. Впереди был виден «стакан» ГАИ, в котором сейчас сидел кто-то из инспекторов. За будкой зеленели купола крохотной церквушки Ивана­
Воителя, еще дальше тянулась длинная ограда смо­
тровой площадки. «Кавказец», судя по всему, сна­
чала стоял где-то там, у церкви. Выжидая, пока Садовников заступит на пост. Может быть, за цер­
ковью. Если бы понять, зачем именно сейчас, именно в эти дни «Кавказцу» понадобилось срочно добывать пистолет. /Налет? Ограбление? Или -
можно допу­
стить -
оружие попадобилось для защиты от кого-то. Нет, для защиты вряд ли. При таком способе добы­
вания оружия это не тот человек. Не тот, которому кто-то осмелился бы угрожать. Что-нибудь послож­
нее. Допустим, вооруженный шантаж? Вымогатель­
ство крупных сумм у «деловых», так называемый раз го н? Может быть. Или, скажем, нападение на сберкассу? Неизвестно. Что гадать. Мало ли что еще. Конечно, все зависит от того, новичок этот «Кав­
казец» или рецидивист. Был ли он ранее судим, от­
бывал ли наказание. О том, что убийца был опыт­
ным, говорит только дерзость нападения -
и все. Фотографии жителей Москвы, ранее судимых и похожих по описанию на «Кавказца», были пока­
занысвидетелям, но никто опознан не был. Значит, совсем не исключено, что это был новичок. Вздох.нув, Иванов сосредоточил внимание на ас­
фальтовой мостовой. Снег, падающий на подмерз­
ший сухой асфальт, сейчас будто сам собой соби­
рался в бледные вращающиеся спирали. Покрутив­
шись, спирали скатывались вниз, на подернутую пер­
вым ледком Москву-реку. Нет, все-таки ему хочется знать хотя бы что-то об этом Нижарадзе. Человеке в белом пуховом спортивном костюме, выехавшем из гостиницы сразу после происшествия. Кудюм, Ку­
дюм... Хорошо, допустим, В «Алтае» жил Кудюм, И что? Конечно, о том, что этот Нижарадзе родом из Гудауты, они уже знают. Насколько он помнит, Ку­
дюм тоже имел какое-то отношение к Гудауте. НО Кудюм -
И убийство? С таким, как Кудюм, Садов­
ников наверняка бы справился. Внимание Прохорова к этому Нижарадзе из гостиницы «Алтай» привлек белый пуховый костюм. Но сам-то Иванов отлично знает: таких белых костюмов, импортных, в Грузии десятки, если не сотни. На убийце был костюм фир­
мы «Карху» -
это они определили по оторванному синему замочку от застежки «молния». Ну И что­
«Карху"? Тбилиси завален финскими костюмами. Пrюдолженuе на сто. 59 Сергей АРУГАЛЬ ,-
язычнини РИС>'НI<И А.ЛИТElИI-lО EI,д, 29 Городок Института Реставрации Природы 8 и зловредный. языческий журнал «Феникс» Ha~ имел свою гавань в бухте, узкой горловиной.::. печатал ехидную передовицу ... соединенной с ок,еаном. В бухту заходили Отец Джон сел на пол возле фильтра и иногда парусные сухогрузы, и тогда два пор~ начал дышать по системе йогов. Шесть секунд тальных крана на причале начинали нетороп- он втягивал в себя воздух, секунду задержи­
ливую работу, заглядывая в трюмы. Была еще вал в себе и еще пять секунд выдыхал сквозь малая пристань, к ней лепились прогулочныe сжатые зубы. яхты сотрудников ИРП, и была пристань Ма"' -
Хмелевски прохвост, а здесь никакой лышковая с надувными катамаранами для пi1а- подтасовки. Дело чистое. вания внутри бухты. На дощатом настиле этой Отец Джон прекратил дыхательную ГИМН6-
пристани, глядя сквозь щели в прозрачную стику, убрал со лба подвитой каштановый воду, лежал вундеркинд и акселерат Аheшка. локон. Неподалеку под присмотром Нури возились -
Так чем могу служить? в песке голыши-малыши, их визги и смех -
Пять минут вашего внимания, святой подчеркивали тишину утра. Решетчатая тень отец, хоть, видит бог, вы мне в сыновья годи­
на песчаном дне шевелилась, рождая солнеч- тесь. Мы поймем друг друга как люди совре­
ных зайцев. Алешка опустил руку в воду. менные, деловые и имеющие одинаковые К растопыренным пальцам приплыли мелкие склонности, хотя, к моему сожалению, не рыбешки, тыкались носами. А потом черная равные возможности ... лента подползла по дну к самым пальцам, -
Говорите. волоча на себе мертвых рыбок и рыбью че-
-
Как я уже отметил, доказать бытие бо-
шую. Алешка вытащил руку -
ладонь была Жие на данном этапе развития науки можно в черной слизи. Поднес к лицу. Пахло нефтью. с легкостью. Правда, вы мне не поверили. Нури,- позвал он.- НУРИi смотри, что Очевидно, потому, что более компетентны это? в зто м sопросе ... -
Посетитель не спускал глаз с: могучих дланей священника, руки лежали Посетитель держался скромнО, но Сl<ры16Я наглость читал ась в его глазах. оБыньIй,, сильно помятый костюм, незапоминающееtя лицо, покрытое сизым румянцем и множест­
вом мешочков. Посетитель сдвинул на ухо дешевую маску-фильтр, опустил взор, сложил РУКИ на груди и, просветлев, возгласил: -
Бытие божие доказано! Отец Джон отложил эспандер, вздохнул. Проходимец,- пробежала вялая мысль. По­
слать к черту? В смысле отпустить с миром1 К сожалению, положение обязывает. Да и дела таковы, что самая худая овца в приходе дорога. С другой стороны, откровение божие, как правило, глаголет устами проходимцев. Кризисl Закоснели, погрязли. Сатана, можно сказать, торжествует, и, если не с:лучится ЧУдд,- рухнет вера. Содом и Гоморра! Посетитель словно подслушал МblСЛИ свя­
того отца. -
Не то, чтобы чудо,- сказал он.-
raK, спокойно. Отец Джон хмыкнул, начало ему понрави­
лось. Не банально, с подтекстом. Пройдоха, конечно, но, похоже, пройдоха квалифициро­
ванный/ а с профессионалом 6сег да приятней иметь дело, чем с дилетантом. Сейчас будет клянчить деньги, интересно, под каким соусом? -
Точно! Я аферист и вымогатель -
это вы правильно подумали. Такова моя профес­
сия уже много лет. В общем, не жалуюсь, но сейчас стало тяжелее, возраст сказывается. -
А кому легко? Каждый несет свой крест,- вздохнул от,ец Джон. -
Н-да, так вот, зовут меня, допустим, Тимоти Слэнг. Можно проще -
Тим. Но это не важно, чек вы все равно будете выписывать на предъявитеМ,. Отец Джон поднял бровь: чек. Смешно. Он уже забьtл, когда расплачивался чеками. Нет, жить можно, ничего не скажешь, но в этом богом .. забытом городке три ПРl1
хо
да ... -
Чек будет,- заверил Тим.- Объясню нечто кибернетическое. как на исповеди, на чем основана моя уверен-
Кибернетическое, гм ... Отец Джон не забыл ность. прошлогоднюю сенсацию, слава богу, локаль-
ного, внутрицерковного масштаба, когда некто Хмелевски математически доказал бblтие бога. ...В доме с мезонином, с решетчатой тер­
Он вывел формулу, из коей неизбежно выте- расой, увитой пластмассовой пахучей зеленью, кала необходимость божественной воли при не виднелось ни огоны<а. В окнах торчали сотворении сущего. Такие попытки уже не раз о. Мl-lогодырчатые сферы фильтров -
верный были. К сожалению, как вскоре выяснилось, ;: признак зажиточности. Тим посидел, прислу­
математик что-то напутал со знаками, где-то ~ шиваясь, на корточках у низкого заборчика, там вместо минуса поставил плюс, до Her0:ii преодолевая дрожь, лег на живот и пОполз. тоже ставили. Информация вытекла наружу,., Пыль через маску забивалась в ноздри, было 30 очень нехорошо. Тим испытыалл страх и стыд. s' шИфр «Мораль И ХарисиДИС». Казалось бы, нет Это ужасно, думал он. Ползти на брюхе::. более благодарной работы, чем шантаж этого 1< чужому незнаl<ОМОМУ дому, чтобы ограбить. улыбчивого греховодника, бабника и банкира Грубо и глупо, а главное, примитивно. Это Харисидиса. Тим готовился полгода, израсхо­
особенно удручает -
примитив. довал ссуду, взятую в банке Харисидиса, на-
ТИМ привык получать деньги изящно. Он деясь отхватить приличный куш. А когда мате­
проходил в кабинеты легким шагом уверен-, риал Был собран, банкир принял его в своем наго в себе человека. Нет, он ПfёJедварительно загородном доме на берегу океана, где мож­
.звонил. По делу, касающемуся нарушения но было дышать без маски. седьмой или, скажем, десятой заповеди, имев- Харисидис смотрел фильм,. чудо оператор­
шего место в субботу вечером. Его принимали ского ИСКУССТВiI, и просил показать еще раз. сразу. Еще бы, фирма «Слэнг И КО», неболь- На экране он сначала держал речь перед шое, но процветающее предприятие, была избранными членами правления. Речь была о хорошо известна в определенных кругах, сре- переводе на экологические расходы крупных ди лиц, имеющих возможность утолить свою сумм с личных счетов членов правления­
жажду в грехе. А в широкой рекламе Слэнг эта статья не облагал ась налогом. В следую-' не нуждался. Фирма специализировалась на щем эпизоде папаша Харисидис (так его звали вопросах морали, ибо мораль как объект при-
вкладчики и он сам) вручал взятку экоинспек­
ложения деловой энергии приносит не менее тору. 100 % на вложенный капитал. Довольный банкир велел подать коньяк Тим проходил в кабинет, минуя C~KpeTap- и благодарил Тима за доставленное удоволь­
шу (у, мордашка). Он был сосредоточен, эле- ствие. гантен и светло глядел в растерянные глаза -
Как это вы тонко сработали, Слэнг. При­
клиента. Он садился и говорил о морали, о том, ятно вспомнить, отличная операция была. что десять заповедей заБыты' по каковой при-
Инспектор, правда, новичок в этом деле, од­
чине общество разлагается, нужны ли примеры? нако псЖдет далеко. Но что привело вас ко 'Не нужны. Сам он, например, ведет жизнь мне? добродетельную и десятую заповедь не нару- Надеюсь, вы купите у меня фильм? шает. Вы, конечно, помните ее, но не могу Это еще зачем? -
удивлен;..tе банкира отказать себе в удовольствии процитировать было столь непритворным, что Тиму стало это бессмертное: «Не пожелай жены искрен- жутко. него твоего, не пожелай дому ближнего тво-
-
Иначе я выпущу его на экраны, такую его, ни села его, ни раба его, ни рабыни его, хронику купит любая прокатная фирма. Исто­
ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, рия-то уголовная. ни всего елика суть ближнего твоего .. ,» Бесе- Папаша Харисидис поперхнулся коньяком дуя, Тим наблюдал за клиентом и всегда точно и взволнованно прош,елся по кабинету. определял момент готовности к восприятию -
Слэнг,- С чувством сказал ОН.-Казните шантажа. Тогда, произнеся девятую запо- меня, я было подумал о вас не так, но вы ведь -
«Не послушествуй на друга твоего сви- просто альтруист, что крайне редко в наше детельства ложна», он извлекал пачку фОТО- время. Я ценю это качество у своих вкладчи­
граф ий. Раскладывая их, как кладут пасьянс, ков, ну да, вы ведь тоже мой вкладчик, где он называл факты, даты, имена, описывал си- еще можно держать капитал в наше время ... -
туацим. В конце указывал цену, не забывая Банкир повозился с клавиатурой компьютера, присовокупить, что негативы и видеопленки бу- глянул на дисплей, довольно оттопырил губу.­
дут доставлены после оплаты чека. Э, да вы еще и должник ... ладно, из симпатии _ Не обмани -
прекрасная заповедь, хотя к вам погашу часть ссуды-
при условии, что и не числится среди заповедей божьих. Чест- покажете фильм по видеосети. Вкладчики бу­
ность во всем -
девиз нашей фирмы, ибо мы ДУ7 в восторге. не можем рисковать доверием общества и Тим машинально собрал и уложил аппара-
уважением клиентуры. туру. Он был сломлен, морально убит и, вы-
Цена, как правило, была приемлемой, ма- ражаясь фигурально, вышиблен из седла. териалы впечатляЮЩИ, а клиент покладист. Земля качалась под ним и рушились устои. Тимпроцветал на ниве морали, пользовался Банкир провожал его, приобняв за плечи, любовью сограждан за умеренность и неболт- просил заходить п,о ч,етвергам, парни, я скажу, ливость и ничего лучшего не желал. пропустят (парни из синдиката убрали с глаз Но потом ... ПОТОМ что-то сломалось в мире. э; долой дубинки), хвалил фильм. Не сразу, нет. Неудачи, неизбежные в любом.. -
А этот вид через замочную скважину серьезном деле, случались и раньше, но те-
:!! и переход на крупный план, моя преподлей­
перь пошла сплошная Полоса неудач. Взять! шая физиономия, а! И смущенное личико операцию, имевшую место в его картотеке ~ инспектора, сколько в нем непосредственно-
31 сти И обаяния. А пачка паунтов, я, знаете, i Закон Джанатии мудро охранял iCаждогоот иногда расплачиваюсь наличными -
это впе-':' каждого, и досье на каждого' 'велось со дня чатляетl . рождения и еще долго после смерти. Как ... Несколько позже ушла Бьюти Жих, самая специалист Тим понимал, что тотальная слежка удачливая из его сотрудниц. У нее неожидан- равносильна отсутствию всякой слежки, но тем но открылся бас, в сочетании с весьма выпук- не менее для полиции не составит труда упечь лой фигурой это обеспечивало ей такие гоно- его в кутузку на пару лет. Для одинокого рары, что Тим только ахнул,. услышав ·сумму. бродяги грабеж -
последнее дело. После Бьюти пришлось расстаться с Пуп-
Тим сел на корточки под окном и прислу-
сом-невидимкой. Это был дока по съемкам в шался: в доме было тихо. Нет, оказывается, темноте, незаменимый специалист по подгля-
ползать на брюхе не велико удовольствие. дыванию из-за уг ла. Пупс ушел в синдикат Бедный Пупс, сколько раз он пр ... ходил после после того, как Тим отказался оплатить его дежурства ободранный и грязный, надо был.О счет за пребывание в больнице по поводу оплатить ему счет за больницу, J(акие-то день­
сложного перелома крестца. Это производ-
ги еще были ... Снизу было видно, как в окон­
ственное увечье Пупс получил, выслеживая нам стекле зеркально отражались писанные чемпиона по пинкам с. разбегу: в свободное на облаках слова «Перемен к лучшему не бы­
от тренировок время Зат Пухл занимался свод- вает». Так и есть, подумал Тим, так и есть. ничеством, это чемпион-то, гордость нации... Он потянул створку, та подалась неожидан­
Пупс изловчился и спас дорогую съемочную но легко. Тим лег на подоконник, н·еловко аппаратуру, но обозленн.ыЙ Зат сильно помял перевалился через него и услышал, как хлоп­
ценного работника. нули внутренние раздвижные ставни. Густой Пупс заявился к Тиму через месяц после мрак окутал Тима. Он поднялся, хрустнув ко­
своего ухода. Передвигался он, отставляя в ленками, мед.ленно выодяя из предынфаркт­
сторону крестец, но с бывшим шефом гово- нога состояния .. Здесь дышалось легко и без рил не скрывая снисходительной. жалости. маски. К тому времени Тим уже почти созрел. Он -
Вы можете сесть, кресло справа от груётно кивал, со всем соглашаясь. Да, вступ- вас,- раздался в комнате хорошо поставлен­
ление в синдикат неизбежно, конечно, оди- ный баритон. ночке с такой профессией трудно, но он при-
-
Благодарю,- машинilЛЬНО ответил Тим. БЫК к самостоятельности, вот в чем дело. В голове его все перепуталось и стучала, би­
Впрочем, он еще подумает. лась мысль: .пропал, совс·ем пропал. Зачем он . -
Чего там думать. Мне просто смешно,- полез сюда. Как хорошо было бы сейчас ле­
непочтительно сказал Пупс-невидимка.- Мне жать на надувном матрасике, вести с соседями смешно, что господин советник так церемо- тихий разговор, смотреть вслед темным силу­
нятся с вами. этам проносящихся на шоссе лимузинов и Действительно, приемыии из синдиката помнить лишь о том, чтобы вовремя убраться могли просто пришить Тима, дело обычное. утром, парни из раздачи не любят, когда на Так Тимоти Слэнг, живое воплощение де- обочинах поздно встают ... Этот тип, кон,ечно, сяти заповедей, знаток морали и страж ее, видит в темноте. Тим двинулся вправо, наша­
завершил свою карьеру. Впереди ничего не рил кресло и сел. Он вытянул усталые ноги, было, пустота и безнадежность. Тим стал бро- закрыл глаза и стал повторять в уме десять дягой, вульгарным вы_могателем, когда можно заповедей. Он никогда не задумывался над было вымогать, и попрошайкой во всех осталi:.- первой: «Аз есмь господь Бог твой, да не бу­
HblX случаях. Таких бродяг великое множество дут тебе бози иные разве Мене». И вторая­
на дорогах Джанатии -
страны всеобщего «Не сотвори себе кумира и всякого подобия, благоденствия. Он ночевал в зарослях синте- елика на небеси горе и елика на земли низу, тического кустарника, если исхитрялся загодя и елика в водах под землею, да не поклони­
проникнуть в парк, питался щедротами папаши шися им, не послужишь им» -
как-то не заде­
Харисидиса и, опускаясь все ниже, решился на вала его. Для Тима повторение заповедей грабеж. Еще днем он высмотрел этот коттедж, было похоже на аутотренинг, вызывало при­
уловил признаки запустения вокруг и решил, ятную пустоту в голове. «Не приемли имене что дом необитаем. В коттеджах с воздушны- Господа Бога твоего всуе» -
в третьей запо­
ми фильтрами, известно, живут люди богатые, веди что-то есть, ну а четвертая была зако­
н потому в любом случае удастся раздобыть нодательно закреплена в Джанатии: «Помни кое-что из одежды. Тим знал, чем рискует: о. день субботний, еже святити его; шесть дней CIO -
его приметы -
и отпечатки пальцев, и форму-
;" делаи и сотвориши в них все дела твои; в день ·ла пота и слюны -
все эти данные хранились = же седьмой суббота Господу Бо.гу твоему». закодированными в ведомстве охраны прав ~ Стало дёйствительно легче. «Чти отца твоего граждан министерства всеобщего успокоения. ~ и матерь твою, да благо ти будет, и да долго-
петен будеши на земли» -
ох, когда бы этого S Слэнг увидел перед собой робота-андроида было достаточно для благоденствия, как по-:::' и ощутил покалывание в ладонях. Он быстро читали бы родителей своих джанатийцы, мама, убрал руки. Робот -
это хуже, но окно, на­
пожалей меня, убогого. «Не убиj;i» -
шестая верное, открыть можно. Двери в дом, конеч­
заповедь, кстати, почему шестая, не первая? но, открываются на голос хозяина, а окно­
Грешен, задаю вопросы, Господу виднее. «Не можно. ОН обошел робота, переступая через прелюбы сотвори» -
какие там к ч,ерту пре-
кучи книг, сроду такого количества в частном любы в таком возрасте и состоянии. «Не укра- доме не видел, толкнул створку, потом нада­
ди» -
вот он, восьмой грех, за него и кара. вил плечом и вывалился прямо на чьи-то руки. -
еермикулит! -
прозвучало в темноте. -
А вот и хозяин, слава богу! -
сказал Тим вздрогнул, он впервые слышал это слово, робот за спиной Тима.- Он будет рад зна­
и оно показалось ему страшным.- Сотворим комству. молитву всевышнему, всеблагому, породив- Хозяин вернул Тима в комнату, поддержи-
шему вас, недостоЙных. вая его за талию и излучая доброжелатель-
Тим не верил в совпадения столь не воз- ность. можные: присутствующий в темноте буква ль-
-
Я знаю о вашем визите. У меня с Ферро но подслушал его мысли, действительно, не постоянная связь, и я слышал ваш разговор, пора ли перейти к молитве? возвращаясь домой. Я доволен, что успел за­
Если вы настаива,ете,- пробормотал стать вас, вечерами бывает так одиноко. Ведь Тим. Тогда «Отче наш». Я послушаю. Тим, запинаясь, начал: -
«ОТЧе наш, сущий на небесах! Да свя­
тится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; э ... э~ вы, кажется, собрались уходить? -
Он попра­
вил изящную при ческу. Поднятые к висКам прямые брови, нос с горбинкой и черные ус и­
Ю1 на худощавом лице -
это хорошо смотре-
лось. Чего уж теперь,- сказал Тим.- Теперь буду ждать полицию. Хлеб наш__ Длинноногий хозяин усадил ночного гостя Да, хлеб наш насущный дай нам на сей в кресло, он словно не слышал слов о по­
день; и прости нам долги наши, как и мы лиции. прощаем должникам нашим; и ... э ... не введи ,-
Познакомимся? нас в искушение, но избавь нас от лукавого, -
Тимоти Слэнг. Бывший страж морали, ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. бывший профессиональный шантажист, быв­
Амины>. ший уважаемый гражданин одного не очень В течение своей небезгрешной жизни Тим большого города, ныне бродяга и, как видите, редко пользовался молитвами и не ходил к неудавшийся домушник. Личность, созревшая причастию, полагая, что каяться ему не в чем. для тюрьмы,- вяло отрекомендовался Тим. Неплохо, но на латыни это звучит лучше. Может, хозяин почтет его' слова за шутку? -
Я не знаю латыни, извините. А, не все ли равно. Усталое безразличие охва-
-
Катастрофа стратостата! -
заорал таин- тило Тима. Слишком много впечатлений для ственный собеседник.- Тогда на хинди? Мо- одного вечера: придурковатый кибер, застав­
жет, попробуем ... -
и после паузы: -
У нас лявший его читать молитву в темноте, придур­
гость, хозяин. Пришел через окно. Конечно, коватый хозяин, который почему-то не спешит хозяин, гость в дом, бог в дом... Как гово- звонить в центурию. рится в притчах царя Соломона: «Не отказы-
-
Вы откровенны, я верю, что эта харак­
вай в добре тем, кому оно следует, когда теристика не противоречит фактам,- усмех­
есть в твоих руках сила к свершению» ... Сидит нулся хозяин.- М,еня зовут Вальд. Я наладчик в кресле... мыслящих автоматов, таких, как мой Ферро. Тим лихорадочно прислушивался. Как это Дефицитная профессия. Фирма платит непло­
он сразу не сообразил: автомат, обычный до- хо, однако меньше того, что я стою, поверьте. мовой автомат, самый безобидный из всех. Но, вижу, на ниве морали вы не преуспели? Это он по программе развлекает гостя, найти Тим вздохнул. Что ж, разговор -
это луч­
и выключить. И бежать, пока не поздно. Тим ше, чем наручники, может быть, удастся вы­
вскочил, двинулся, вытянув руки вперед, и путаться из этой неприятности. И, видит бог, уперся во что-то цилиндрическое. на карьере домушника он поставит точку. -
Вам лучше, сесть,- прозвучало над -
В свое время это был неплохой биз-
ухом.- Хозяин хочет, чтобы вы его подожда-
00 нес,- ответил Тим.-
Я охотился за нарушите­
ли. Он скоро прибудет. ~ лями морали и тем жил. Но сейчас, увы, -
У меня нет времени, зажги свет! -
при- ~ скандаль-ные разоблачения уже никого не пу­
казал Тим, и тотчас в комнате посветлело, свет :i гают, шантаж как способ существования изжил исходил от потолка и стен и не имел тени." себя. Кризис. А я просто жертва перепроиз-
33 водства. Разложение личности, по моим наб- е людениям, закончено. Общество окончатель-:::' но деградировало, я потерял вместе с зара­
ботком и веру в человечество, потерпел фи­
нансовый крах и согрешил, нарушив заповедь «не укради». Последнее, как вы понимаете, и есть причина моего появления у вас. На крупный грабеж я бы не р,ешился, да и, про­
стите, у вас здесь кром.е книг взять нечего. Книги не ходовой товар. Я надеялся подобрать приличный КОСТЮм да пару кислородных бал­
лончиков. Верите, с бесплатным фильтром порой просто невмоготу, а в помещения с фильтрованным воздухом такие, как я, не ча­
сто попадают. Тиму стало жалко себя. Он засопел, достал таблетку биокардина, сунул за щеку. Вальд EJертел в руках какую-то деталь. Он осторож­
но положил ее, задумался. -
Не знаю, что с вами делать? Позвать полицию? -
он оглядел Тима, пожал плеча­
ми.-
Да не дрожите вы, черт возьми! НО Тим больше не мог выдерживать напря­
жение. Он всхлипывал и тряс головой, слезы катились по мешочкам, страж морали плакал навзрыд. Сладко и бездумно. -
Ну вот, этого еще не хватало. Ферро, не стой же, сделай что-нибудь! Кибер наклонился над Тимам, погладил се­
дую плешь стража теплым четырехпалым ма­
нипулятором. Тим вздрогну!! и заревел в голос. -
Ничего, хозяин. Сейчас ему станет лег­
че. Слезы, я читал, облегчают душу. Покаяние благотворно. Ибо, не раскаявшись, не спа­
сешься. Врачевание ... Обшарпанный страж морали, свеси!) тонкие волосатые лаП",I, лежал в кресле и расслаблен­
но хлюпал носом, а рядом суетился и ОГЩIЖИ­
вал его, похлопывал по плечу кибер. Несураз­
ная картина, подумал Вальд, но как выпутаться из этой истории? Только не центурия. Как вся­
кий нормальный джанатиец, еа!!ьд не любил полицию. И неожиданно для себя он предло­
жил ночному гостю остаться у него до утра. Тим, всхлипывая, достал из кармана и дол­
го надувал матрасик, потом расстелил его на полу между книг, без мыслей улегся и мо­
менташ,но уснул. Вальд постоял над поверженным стражем. Проверил OI<Ha, включил еще один фильтр: когда еще гость подышит чистым воздухом? Потом погасил стены и ушел к себе в кабинет. Ферро, чуть щелкая запорами, открыл у себя на боку крышечку, вытащил и размотал шнур, воткнул штепсель в розетку. И замер, подза-
ряжая аккумуляторы. о-
"!' i ... ;s: Отец Джон улыбался краешками губ. Этот ~ Слзнг светлая личность, не щадит себя и, по-
ii 34 I r ;:-
коже, не врет. Старый простодуwныи пакост­
;. ник, пожалуй, искренне считает себя закорене­
лым грешником -
забавное заблуждение, по счастью широко распространенное. Но, силы небесные, при чем здесь бытие Божье? -
Все это очень интересно, ГОСПОД~1Н Слэнг. Однако вы отняли у меня больше часа, вместо пяти минут. Я обременен обязанностями, я должен закончить тезисы воскресной пропо­
веди. -
Вы правы, святой отец. Я несколько рас-
' тянул завязку. Но еще полчаса, вы не пожа­
леете ... ... Тим проснулся свежий и ясный, без при­
сычной утренней боли в голове. Вчерашние страхи улетучились, настроение было прекрас­
ное, день обещал удачу. Тим размялся, нащупал в пиджаке тубу (; жеватином, оставшуюся от бесплатного завт­
рака, съел содержимое и стал жевать упаков­
ку: прекрасно очищает зубы. Остаток пластика сунул под кресло. Он быстро привыкал к об­
становке. Когда в комнату вошел Вальд и с ним кибер, Тим уже сидел нога на ногу. -
Привет, хозяин,- развязно сказал 01-1. Вальд кивнул в ответ.- Давно он у вас? -
Тим ткнул пальцем в иибера. -
Больше года. Я сам его сделал, для домашних услуг. Собрал из бракованных эле­
ментов. -
Ворованных элементов? -
по мнению Тима, всегда лучше сразу узнать, с кем име­
ешь дело. -
Фэl -
Вальд укоризненно сморщил 1-1 ос. Тим смешался, не надо бы так сразу; так гру­
бо. Вот что значит жизнь без настоящего дела, теряешь квалификацию, забываешь основы. -
Прошу прощения. Итак, кухонный робот. Не так давно я месяц пробыл в узилище, там у нас по камерам еду тоже разносил робот, говорили, страшно дорогой. Но я верю, сде­
лать самому дешевле, чем держать прислугу или купить готового. Он, надо полагать, не­
плохо варит кашу, а? -
Тим принужденно хи­
хикнул, но одна туба жеватина, согласитесь, маловато, и кто знает, когда повезет поесть горячего. -
Он уже не варит кашу! -
с неожидан­
ной злостью сказал Вальд.- Это уже не кухон­
ный робот, это точка над и. Конечный резуль­
тат. И это я сам, своими руками собрал ему мозги! Воистину, захочет господь пока рать -
отнимет разум. '" -
Не поминай имя божье всуе! -
переде-
~ лал кибер третью ,заповедь. :!! Тим еживился: это уже что-то близкое к :1': ~ его специальности. Он совсем освоился с НО-
~ вым ,знакомым, с его откровенностью. 35 -
О, слышал? Он меня учит, этот алюми-
N дел своих. Вы всего лишь орудие в руце ниевый котелок с медными потрохами! -
:. божьей. Вальд забегал по комнате, смеясь и ругаясь од-
-
Спасибо. Мы, значит, орудие в руце. новременно. Потом успокоился, сел рядом.-
Ну, а ты? Ты, божья тварь, принеси сифон и два стакана. Я есть конечный продукт развития ра-
Робот, мягко перевалиsаясь на подошвах зума. широких ступней, ушел на кухню. --
Так вот,- продолжал ВаЛьд.-
Я обнару­
жил это совсем недавно. Мне надоело сидеть на концентратах, достал ему книгу о вкусной пище, такая, с красивыми картинками. Он взял. Ну, думаю, теперь я поем. Не тут-то было. Вместо каши стал кормить меня ламинарией с бобами, день за днем.- Вальд заскрежетал зубами.- Однако терплю. Купил сборник «Ки­
бер дома» и еще «Миллион полезных сове­
тов». Зевает над книгой: обленился, штанов погладить не хочет. Стираю сам. Робот принес на подносе сифон и бренди, поставил на столик тарелочку с бутербродами, отошел в темный угол и уткнулся в 'книгу, под­
свечивая страницы фонариком, вделанным во лбу •. Что он читает? -
Не поверите, Библию. -
Что? -
от неожиданности Тим расплес-
кал коньяк. -
Bo-воl И я сначала удивлялся. Но если блоки нестандартные, то быва,ет спонтанный сбой прогрвммы. Ошибка, разве ее теперь найдешь. Получился какой-то не от мира сего ... -
Вальд хмыкнул. -
Как же это он? -
Тим тянул время, ему надо было уяснить открывающиеся возможно­
сти.- Ай, бедняга. -
ЭТО не он, это я бедняга! -
закричал Вальд.-
Я на работу, а ему делать нечего, долго ли бобы открыть, вот и стал читать все подряд,- Вальд обвел жестом книжные пол­
ки.-
А у меня здесь чего· только нет, и био­
логия, и электроника, и словари старые. А глав­
ное, от деда осталась библиотека по истории религии, вон в том ящике. Микропленки на двадцать тысяч томов, дед всю жизнь соби­
рал, а он за месяц прочел. Эрудит! Ферро,­
заискивающе продолжал Вальд, осторожно, за уголок, подняв толстый сборник «Шей­
те сами».- Ты почему не читаешь хороших книг? Робот оторвался от Библии, в линзах его глаз поблескивали зеленые огоньки электрон-
Слышите, Слэнг? Венец творения. Можно и так НClзвать.- В голосе Ферро чувствовалось усталое превосходство, каза­
лось, если бы он мог пожать плечами, он бы это сделал. -
Любопытно.- Тим задумался. О псевдо­
психических вывертах мыслящих автоматов он читал раньше в газетах, анекдоты на эту тему -
ходовой товар для юмористов. Но в деловой практике с подобным встречаться не прихоДилось.-
Ну, а как быть с этой ... -
Тим покопался в памяти и остался доволен, что ни говори, интеллектуальная у него ПрОфессия.­
Как быть с эволюцией? -
Я знаком с работами Дарвина,- отве­
тил· Ферро.- В сути своей они не противоре­
чат Библии. -
Слава богу! -
вздохнул Вальд. Робот не обратил на него внимания и менторским то­
ном продолжал: -
Давно прослежена эволюция от одно­
клеточных до человека. Все правильно. Но все­
могущий заложил в амебу генетическую про­
грамму эволюционного развития в человека, имея ввиду, что человек -
это промежуточ­
ная стадия на пути от обезьяны к киберу. Сде­
лав мыслящую машину, человек выполнил божественное предначертание. -
Неувязка, не проще ли было сразу соз­
дать кибера? -
Пути господни неисповедимы,- вроде как вздохнул робот.-
Мы лишь можем пред­
полагать, что господь специализировался на белковых. Согласитесь, сделать одноклеточное проще, нежели создать такого, как я! -
Он взял поднос и ушел на кухню. -
Слушайте, я его сейчас выключу! -
жар­
ко зашептал Вальд. -
Выключить меня можно,- донеслось из кухни.- Но истина, как быть с нею? -
Ферро . вернулся в свой угол, выпятив грудь. -
Стоп! -
Тим уселся поудоБНее.- Дайте мне подумать. В комнате воцарилось Молчание.' Где-то я слышал, размышлял Тим, что самый заядлый ной эмиссии. книгочей за всю жизнь не одолеет и трех ты-
-
Нозематоз! Это не литература. И кроме сяч книг. Ну пусть Вальд соврал наполовину, того, меня не интересуют знания в области все равно -
десять тысяч, с ума сойти. И все самопошива. запомнил, ну да, голова-то у него не болит. Как ты меня раздражаешь, если б ·ты о. Надо думать, в вопросах религии этот желез-
о ~ ный парень ... Это естественно,- робот отложил кни- ~ -
Брысь! -
неожиданно заорал кибер. гу.-
Ваша человеческая о ограниченность He:ii Что такое? -
встрепенулся Тим. позволяет вам подняться даже до понимания ~ Не обращайте внимания,- махнул рукой· знал! Ва,ЛЬД.- К ,нам, на кухню повадился помойный 5' в программу, могут быть ложными. Но, повто­
кот, лазает через мусоропровод, нюхает про-:. ряю, формально он логичен.~ дукты, сидит у фильтра. ' -
Ну и что? -
мешочки на лице Тима за­
двигались, он улыбался. Впервые за послед­
ний месяц. -
Ну и Ферро, значит, периодически пу­
гает его, в порядке профилактики. А посколь­
ку он ленив, то на кухню лишний раз не схо­
дит, орет из комнаты. Пару раз даже ночью орал, забывал выключить настройку. -
А кот что? Боится? -
Какое там, привык и ноль внимания. Тим заглянул на кухню. Щетинистый му­
жественный кот бродил по, столу среди откры­
тых консервных банок. Заметив ~Ma, он, брезгливо подрагива,я задними лапами, по­
дошел к люку мусоропровода, золотыми гла­
зами уставился на человека: УХОДIiiТЬ, что лиl Тим кивнул. Кот, недовольный, протиснулся в черный проем между эластичными створ­
ками. , -
Ушел,- сказал Тим.- Последний раз я видел кота лет пять назад. -
и вот тут-то, святой отец, я подумал о вас. Если этот железный вундеркинд столь непогрешим в логике, ну там формальной или неформальной, поди разберись, и столь силен в религии -
то это для вас ,находка. Всякие там анималисты, атеисты, прагматики, гилозоисты, все эти язычники, выступающие против отца нашего небесного и властей пре­
держащих- он будет щелкать их, как орехи. Короче, я уговорил Вальда продать вам этого кибера, поймите меня правильно. Это- же хо .. дячая энциклопедия. Отец Джон давно все понял и обо всем догадался. -
Упадок веры, неблюдаемый повсеме-
стно ... -
Ясноl -
отец Джон поднялся.-
Я хочу видеть робота. -
А, мне надоело с ним воевать.- Вальд Вальд встретил их у изгороди. Недавно по-
горестно покачал головой.- Не знаю, чем он литая синтетическая зелень свежо блестела, там дышит внизу, но знаю, что он меня до- но гадостно пахла водопроводной водой. конает. \ В доме бl:ilЛО прибрано, вечный букет в горш-
-
РудеРПИС,1 Кот безвреден для человека, ке создавал какое-то подобие уюта. В про­
если он не гельминтоноситель,- ровным голо- стенке, уставившись в узкое зеркало, рассмат­
сом сказал кибер.- Он не может доконать ривал себя кибер. Голова и ноги его были не­
вас, если бы даже захоreл. Но он и не хочет. подвижны, а туловище медленtlо поворачи-
Вальд засопел и стал перелистывать ка-,валось. В зеркале показался бок с крышкой кой-то справочник. Тим сидел, подперев под- лючка под мышкой, потом толстый локтевой бородок, в его многоопытной голове возни- шарнир... , кали все новые и новые комбинации. Не ис- Отец Джон двигался мягким шагом тре­
пользовать такую возможность -
надо быть нированного спортсмена. Он сдвинул на плечо дураком, а дураком Тим не был, это уж точ- полумаску, оглядел полки с книгами и подо­
но. Правда, ему не всегда везло, но это ско-,шел к роботу. рее от независимого, бескомпромиссного ха-
-
С вашего разрешения, господин Вальд, рактера. От излишней порядочности. Тим лю- я хотел бы задать вашему киберу несколько бил работать в одиночку, Тим не любил быть вопросов общего характера. К деловой части на побегушках, Тим всегда был принципиален. программы, если не возражаете, мы присту-
О, Тим еще ухватит фортуну за грудки. пим потом. -
Скажите, Вальд, мо)Кет ли кибер быть Вальд не возражал, он сиял и искрился умнее человека, даже если у него, как и у оптимизмом. Он не имел чести знать святого каждого из нас, с программой не все в поряд- отца, однако наслышан и бесконечно рад зна­
ке? Вы не пытались объяснить ему суть заблуж- комству. Дела не позволяют ему посещать денийl службы, но он верующий, блюдет заповеди -
Тимоти Слэнг,- торжественно сказал и если порой впадает в грех, 'то невольно. ЧТО Вальд,- вы прошли огонь и воду, не то что я. касается этого сумасшедшего кибера, то он, Вы сильны в психологии -
это, как я понимаю, Вальд, вынужден прибегнуть к помощи лица, обязательное качество стража, простите, мо- компетенция которого вне сомнений. Господин рали. Но вы профан в кибернетике, иначе не Слэнг любезно согласился поспособствовать задавали бы подобных вопросов. Про грамма ему в продаже кибера, ненужного в его хо­
робота, тем более самообучающегося, как.,. лостяцком хозяйстве. Он, Вальд, на хорошем Ферро, строится на основе математической ~ счету у фирмы, и ему бы не хотелось, чтобы о логики. Поэтому кибер рассуждает формально ~ сделке"узнали посторонние: с этим кибером логично и спорить с ним бесполезно. Другое :ii справиться не удалось, и вряд ли такое об­
дел,О, что исходные предпосылки, заложенные" стоятельство повысит авторитет наладчика 37 М~IСЛЯЩИХ автоматов. Он не считает, что его:- рил. у него пристрастие к ЗВОНКИМ непонят­
вина так уж велика: пока еще никому не уда-::' ным словам. Это недостаток? валось моделировать псевдопсихические ано-
-
Не знаю. Вернемся, однако, к поискам малии у роботов, поскольку всякая аномалия, истины. увы, неповторима. Нельзя угадать, на чем -
Да, я хотел определить свсе место в свихнется мыслящий автомат, и в этом смысле мире, образно говоря -
свои координаты в кибер Ферро есть создание уникальное. окружающей действительности. Я стал читать, Отец Джон внимательно 'слушал Вальда: прочел много книг в переплетах, пленках и похоже, парень действительно нарвался на не- кристаллах. Библию и, не поверите, вс,е четыре приятность. Закон запрещает частным лицам Евангелия. Анализ накопленной информации производить человеl(опохожие автоматы, и позволил мне сформулировать свое отноше­
если поставить в известность фирму ... Но-но, ние к человеку и воспринять бытие божие. сказал себе отец Джон, служителю церкви не Посудите сами, если человек, при всех его не­
подобает опускаться до подобных мыслей. Он достатках,- кибер кивнул в сторону Вальда,-
похлопал I<ибера по широкому животу. мог создать мыслящего меня, то почему он -
Ну и как? сам не мог быть создан кем-то. Ну, а от этой -
ВЫ о моем отражении? -
медленно по- мысли до бога один шаг. вернул голову кибер.- Серпентарий! Отец Блестяще,- прошептал отец Джон. Он Джон, каl<ИМИ судьбами? Чему мне приписать почти упал в кресло, ошеломленный радуж-
виденье это? ными перспективами. Вот когда сатана будет -
Откуда тебе известно мое имя? посрамлен. Да что там сатана: кресло €пи-
-
Групповой портрет выпускников коллед- скопа -
это на первый случай ... жа святого Марка Певзнера. Пятый в третьем Из мира грез его вывел кибер. ряду. Вестник «Слуги господни», номер 211160, В двенадцать часов по ночам страница десятая,- помедлив мгновение, от-
, Из гроба встает император! -
ветил Ферро. внезапно заорал он. На НИЗКИХ тонах у него -
Неплохо,- усмехнулся отец Джон.- внутри резонировала какая-то деталь, и голос А насчет отражения? приобретал дребезжащий старческий оттенок. -
Что ж, оформлен тщательно. броневая -
Молитва? -
дослушав до конца, спро-
защита мыслящей системы,- кибер с любовью сил отец Джон. похлопал себя по тому месту, где у людей -
Просто мотив нравится. А молитва­
размещается аппендикс.- Шаровые шарниры это предрассудок. Вообще вся история рели­
рук,- он позращал манипуляторами сначала гии полна глупых предрассудков. в локтевых, а потом в плечевых шарнирах.-
-
Вот это уже лишнее. Никаких реформ. Можно, конечно, ко,е-что улучшить. Я бы ту-
-
Не беспокойтесь,- сказал Вальд.- Кра-
Л06ище сделал шаровидным, шар -
это замк- молу и ересь я искореню хоть сейчас. Где там нутое совершенство, при наименьшей поверх- моя отвертка? ности он вмещает наибольший объем... -
Спасибо, мы к этому еще вернемся. -
Тебя не спросили,- пробормотал Вальд. Сперва я хочу поговорить с ним без свидете~ -
Но это дело исправимое. Мы, роботы, лей. И не здесь, лучше за городом. обладаем тем преимуществом, что в любой -
Боитесь, надуем,- заулыбался Тим.-
момент можем быть переделаны. В отличие Дело чистое. от вас, которых уже не переделать. -
Во грехе рождены, а дьявол силен,-
-
Убедительно,- ласково проговори,n отец неопредел,енно ответил отец Джон и выжи­
Джон.- Меня еще интересует, как ты пришел дающе замолк. В таком святом деле он РИСКО­
к богу. вать не намерен. Если эта машина действитель~ -
Я стою на позициях логики. Любой, к'то но верит в бога, он купит ее, хотя бы для выслушает меня, МОИ доводы, сподобится этого пришлось обокрасть церковную кассу. божьей благодати, ибо никогда не поздно А верит ли -
в этом он сумеет убедиться. Что вступить на путь праведныЙ. К вам это, есте- другое, а курс атеизма отец Джон знает от­
ственно, не относится. лично, киберу придется попотеть. Не зря вся-
-
Но, минутку, ты создан как робот для киЙ раз, когда декан Г080РИ'n о происках сата­
Бытовыx услуг. Такова программа, заложенная ны, он' цитировал курсовую работу семина­
в тебя. Или, точнее, такова воля провиде- риста Джона «Критика религии с позиций диа­
ния. Кибер вне религии. Откуда же это в лектического материализма». тебе? о-
Шифервейс! Я искал истину. ! Простите, Вальд,~ что такое шифервейс? ~ Про верка кибера состоялась через неделю. Видите ли, святои отец, мозг его собран :;; За это время отец Джон, мобилизовав все из нестандартных элементов, я это уже гово- ~ свои связи, сподобился аудиенции репрезен-
38 танта Суинли И прилетеll от него на крыльях S' -
Двадцать тысяч даст? надежды ~ с чековой КНI1ЖКОЙ. Молодой и::. Вальд молчал, щурил глаза. Серый океан скромный священник понраВI1ЛСЯ репрезентан- гнал на берег пенные барашки прибоя, белое ту СВОI1М смирением и еще чем-то, о чем отец небо сливалось с водой в белесой дали, и не­
Джон даже не догадывался. Бес тщеславия истовое солнце заливало пыльный песок. Как одолеваn смиренного служителя церкви, и это был еще не самый скверный из бесов, владею­
щих душой отца Джона, стоит ли I1ЗГОНЯТЬ его. ЭнеРГl1чные люди -
вот в чем нуждается цер­
ковь страны всеобщего благоденствия. Шата­
ются устои, язычество распространяется, рас­
текается, как зараза, а опереться не на кого, и нет преграды на пути крамолы и безбожия. Где незаВI1СИМblе умы? Где новые идеl1? Где молодые и спосоБНblе деятеЛI1, в РУКI1 коих можно передать векаМI1 накопленную муд­
рость? Где, наконец, ереСI1, что всегда выру­
чали церковь в пеРИОдbl КРl1зисовl Новые времена -
новые подходы, и Кl1бер есть порождеНl1е Божье, ибо предначертан. Грех пренебречь возможностями, пусть отец Джон идет и содеет свое, никому не ведом nyт.ь I1с:rИННbl~: ДОЙДI1 до конца и увидишь. последний штрих, после которого уже нечего добавить, прозвучал резкий вопль уцелевшей чайки. И во асе это раздражающим диссонан­
сом были вписаны фигуры свящеННl1ка и ро­
бота ... На' берегу волна лизнула ступни Ферро. Он сделал гигантский прыжок, приземлился на валуне и стал приплясывать, видимо, стря­
хивая соленые капли. Отец Джон размахивал рукаМI1, что-то говорил. За шумом волн ни­
чего не было слышно, да и расстояние слиш­
ком велико. Отец Джон уселся на камне, стя­
нул сюртук и рубаху, на его широкой спине бугрились мышцы. -
Двадцать тысяч даст, а1 -
повторил Тим. Все-таки без электронных ушей как без рук. Вальд перевернулся на другой бок, оглядел настырного многословного стаРl1кашку, смор-:­
щил нос. -
Это уж ваша забота. Вон они идут. Было жарко. Вальд и Тим лежали в тени Отец джон опять б"IЛ В сюртуке, как по-
под мащиной, поглядывая, как на самом соли- лож~но. Он смущенно ухмылялся, но был до­
цеneке по голому загаженному океанскому волен: кибер выдержал проверку. берегу расхаживали рядом кибер и священ-
-
Покупаю.- торжественно заявил он. ник. ВдаЛI1 со своими совками и тележками ТI1М встал. Он отвел отца Джона в сторону. ковыряnись в песке молчаливые чистильщики, ,Он не спеШI1Л и нагло, не моргая, уставиrn:я им не было дела до праздных посетителей ему в переносицу. заброшенного пляжа. Отец Джон пОсчитаЛ -
Очень интересно,- без выражения скв­
это место caMblM подходящим для беседы о зал он.- Священник спорит с автоматом о господе боге, здесь их НI1КТО не мог подслу- бытии божьем. Священник опровергает дог­
шать. маты веры, потрясает основы, демонстрирует Вальд, сдвинув маску, потягивал из баНКI1 сомнения; Эта проверка, свято~ отец, увели-
пиво. Тим кашлял, сплевыаяя на песок. чила СТОимость товара вдвое: сам кибер плюс -
Как думаешь, а не переспорит его наше молчание. Представляете заголовки: поп? -
Тим молил бога, чтобы сделка удалась. «Отец Джон ОТРl1цает бога» -
ИЛI1 что-нибудь Он должен получить свои тридцать процентов в этом роде. Короче: пятьдесят тысяч! и уехать. И жить респектабельной жиэнью Отец Джон сел на песок. Отец Джон рас­
рантье, не епутываясь в аферы' и грешить по- крыл рот, полный белых зубов, и захохотал. маленьку в меру сил и в пределах заповедей, ОН смеялся долго, вытирая слезы, а потом нарушение которых не влечет уголовной от- сказал: ветственности. -
Силы небесные, Слэнгl Вам пора на пен-
-
Не беспокоЙтесь.- лениво отвеТI1Л сию. ДИ!:lУ даюсь, что вы еще не померли с Ваnьд.- Кибер помнит каждую эаПJlТУЮИЭ голоду, илм Bbl I1З чисnа клиентов господина студенческих конспектов CBJlTOfO отца, I<ОТО- ХаРI1СИДl1са с самого детства, даl Теперь мне рblЙ вряд ли за эти ГОДь! поумнел, общаясь с понятно, почему в мире столько дураков: их паствой. заготовил господь, заботясь о вашем пропи-
-
Огоl -
Тим не скрыеал удивлеНJ-IЯ.- таНI1И. Вот чек на пятьдесят тысячl А в при-
Где ты I1Х достал? дачу дарю вам одиннадцатую заповедь: не -
знакомый архивариус помог за десяток шантаЖI1РУЙ! паунтов. Если уж взялись продавать товар, то ТI1М стоял, как EI трансе, отец Джон сунул должен я хотя бы подготовить егоl • ему в РУКI1 чек и, хохоча безудержно, увел Н-да, этот простак не так глуп, как ка-
'% кибера к своеЙ.маШl1не. жется, а он-то думал, что изучил его за эти ~ -
Б.?г благословит вас, Слэнг. И его пре­
CJ>ITHbIe дни. А впрочем, что от этого меня- ~ освященство репрезентант Суинли, которому ется? Главное, получить свое и смототься. -= вы сэкономили двести тысяч паунтов! . 39 Отец Джон вывел машину на дорогу, дал ~ дающие отказываться от экологической по­
газ и через минуту исчез из вида. Тим сгор-::' мощи. Пожалуйста, распоряжайтесь своими бился, странная слабость охватила его: это -
недрами, как вам угодно, но загрязнение океа­
конец. Держать в руках четверть миллиона на -
это уже не частное дело, это касается и отдать ихl Деньги даровые шли к нему, а он всего человечества. Я не говорю о кислотных даже не заметил, зачем-то начал шантажиро- дождях, которые сводят на нет усилия бере­
вать попа. Надо было просто молчать и ждать, говых центров ИРП. Человечество должно вме­
сколько тот предложит, и тогда уже торго- шаться. Если нужно -
силой! ваться за каждый паунт. Тим тупо смотрел на -
Согласен! -
Сатон ПРИI<РЫЛ налитые яро­
чек, ведь могло быть четверть миллиона ... Он стью глаза.- Все береговые центры жалуются застонал от горя. Вальд подошел и стал ря-
на прогрессирующее загрязнение океана. дом, он теребил маску и без любопытства CB$lTbIe дриады, как говорит Олле, каких уси-
разглядывал чек. Потом спросил: лий стоило создание Ассоциации государств -
Вы же умеете водить машину? на экологической основе! А введение норми-
Слэнг кивнул, говорить ом не мог, что-то рованного распределения благ? Лучшие умы застряло в горле. человечества десятилетие убеждали это самое -
Тогда садитесь за руль, и едем прямо человечество добровольно возложить на себя в банк. У вас, Тимоти Слэнг, лицо какое-то бремя самоограничения. Добровольно, пока странное. потребление не сошло к нулю в результате гибели природы, от коей кормимся. Сейчас для большинства на планете звучит как нонсенс ••• -
Радость, конечно, объединяет людей, мысль, что для п"еремещения одного человека в одиночку что за радость. Объединяет, но не можно затрачивать мощность сотни лошадей, надолго, кончился праздник -
и снова каждый но вспомните, еще недавно казался совершен­
сам по себе. Иное дело общая беда,- Сатон но невозможным отказ от личных автомобилей: отделил о-т бороды ему одному известный Однако и это невозможное стало возможным. волос, намотал на палец и, крякнув, выдернул. Очевидная мысль -
производство для людей Совещание у директора Института Реставра- и никак иначе -
до сих пор подвергается со­
ции Природы длил ось уже больше часа, и ни мнению... хотя бы в Джанатии. Нет вопроса: конца ему, юс результата видно не было, ди- или -
или. Человечество не может решаl'Ь в ректор' нервничал.-
Я к чему это? К тому, пользу своей гибели. Но сейчас ассоциирован­
что и общая беда не всегда объединяет, дурак ный мир, по сути все человечество, стал за­
может остаться в стороне из чисто дурацких ложником у нескольких тысяч кретинов, со­
побуждений: вы там натруждайте горбы, а ставляющих правящую касту Джанатии. Ликви­
я здесь погляжу, может, что и выгадаю, он дировать всю эту лавочку, разогнать сволочь, же мнит себя .умным и хитрым. которая вынуждает люд'ей дышать фторидами С последней сессии Совета экологов Сатон ради сохранения собственной власти! Но в Со­
вернулся злой и неспокойный. Он говорил о вете мнение одно: насилия на Земле ни при бессилии Ассоциации, которое порожДено каких условиях больше не будет. Совет 31<0-
идеологией невмешательства, о том, что ре- логов организация хотя и надправительствен­
шено ждать неких эволюционных" перемен, наЯi но юрисдикция Совета распространяется которые неизвестно когда наступят, решено только на государства, ассоциированные на только продолжать работу и смиренно чистить экологической основе. Вмешательство по ли­
то, что можем очистить. И, что симптоматично, нии Совета или ООН исключается. представителя Совета от Джанатии на сессии -
Скоро детям искупаться негде будет. не было, ему, видите ли, не разрешили выезд Не знаю, как там по линии Совета, но лично из страны по каким-то формальным причинам. я этого терпеть не стану. Перед детьми, по­
А на сессии опять жевали старую жвачку о нимаешь, неудобно. Спрашивают: воспитатель том, что Совет сам по себе и по линии ООН Нури, а чем нефть отмывается? Та, что в песке который раз снова предлагал Джанатии бес- на отмели .... платную энергию, предлагал финансировать -
Все могут быть свободны, спасибо!­
переход на безотходную технологию." И снова сказал Сатон, неожиданно прерывая совеща­
Джанатия ответила отказом без объяснения ние.- Нури прошу задержаться. причин. Плавучие санитарные заводы Ассоциа- Когда кабинет опустел, директор выwел из-
ции с очисткой вод не справляются, поскольку за стола. " " находятся за пределами двухсотмильной зоны, о. -
Слушай, Нури! Будь я на сотню лет мо-
а в воздушный бассейн Джана,,:ии ,вообще до- ~ ложе, я бы попытался." Да, я вице-президент ступа нет. \! Совета. Да, я понимаю всю меру ответствен-
:s: -
-
Не понимаю,- сказал кто-то из сотруд-
:; ности. Да! Да! Но как частное лицо, кто может ников.-
И не ~очу понимать мотивы, побуж- ~ запретить? 40 Нури смотрел на Сатона с удовольствием, S' Туча, видимо, пройдет мимо и только краеш­
не по возрасту эксп~нсивный и в обычном:::' ком грозы заденет территорию ИРП. состоянии, сейчас директор кипел. -
Завтра я поговорю с Хогардом и Олле, -
Что-то можно сделать? и мы начнем подготовку без спешки, но и не -
Не знаю! Но сидеть и ждать неизвестно затягивая. Прошу вас найти нам замену на чего ... Хотя бы разобраться, в чем там дело, время отлучки. у меня вся душа изболелась! В Джанатии -
Да. И я приму некоторые организацион­
сильные экологи, но уж,е вторая сессия Совета ные меры ... Главное, разобраться во всем на проходит без них, они там обложены со всех месте. Посольство Совета экологов практи­
сторон... чески изолировано, в печати и телевидении Сатон ходил по ковровой дорожке, акку- все, что угодно, кроме правды. Посол сооб­
ратно огибая кресло, в котором угнездился щает, что самая невинная попытка контакта Нури.вне официальных сфер тут ,же вызывает рез-
Обложены,- повторил Сатон. кие протесты. А вице-президент пребывает Со стола на подлокотник кресла вспрыгнул в смущении и неловкости, отечество все же.­
институтский ворон, нахохлился. Нури ногтем Сатон усмехнулся, положил ладонь на руку почесал ему затылок, не к месту подумал, что Нури.-
Я говорю с тобой так, словно специ­
они, директор и ворон, вроде даже ровесники, ально готовился ... Возможно. Я ведь знал, что и устыдился никчемных мыслей. Совет займет выжидательную позицию. А мне -
Обложены! -
третий раз с нажимом некогда, я стар ... сказал Сатон. -
Кто-то ведь сопротивляется всему этому -
И? -
Нури рассматривал птицу. Ворон свинству.- Нури смотрел на грозу, на косые совсем сомлел и покачивался на подлокотни-. светящиеся занавеси дождя над океаном и ке, слабо взмахивая крыльями. хотел, чтобы это никогда не кончалось. Воль-
, . -
и там, ~онечно же, как и должно быть ный ручной ворон почти неподвижно висел в полицейском государстве, зреют силы со- в воздухе на уровне человеческих лиц, под­
противления, а что мы о них знаем? Идет держиваемый усиливающимся ветром, разве­
борьба за выживание, ибо нас,епение все валась белая борода Сато на. Нури, чуждый более· страдает от отравления среды. Судя самоанализу, засмеялся ощущению жизни, и по всему, положение небывало обострилось, Сатону почудились отблески молний в его и вот в этот момент правительство, попросту глазах. взяв под жесткий надзор наиболее авторитет-
ных экологов, по сути обезглавило движение. И еСf\И раньше Совет через региональную Резиденция пророка разместилась в два­
организацию экологов хоть как-то влиял на дцатиэтажном цилиндрическом здании. На положение в Джанатии, то теперь этот источ- плоской крыше его -
сад и площадка для вер­
ник заразы стал совершенно недоступен ... Ко- толетов. нечно, у меня есть личный канал связи с вице- Днем здание содрогается от звона сотен президентом Совета от Джанатии. Не знаю... телефонов, беготни сотрудников, криков мно­
они, очень сдержанны в оценках внутреннего гочисленных репортеров телевидения и газет, положения, но на днях впервые заговорили о заполняющих вестибюль и примыкающее к помощи. Идеологи, теоретики чистой воды, а нему помещение пресс-центра. Страна хочет против них активный аппарат подавления и, слышать пророка, лицезреть его. Мир, изголо-
мне думается, не только государственный. давшийся по пище духовной, хочет внимать -
О какой помощи идет речь? пророку. -
Просят людей, Нури. Для связи, для . Четыре секретаря, вполне человекоподоб-
активных действий. Новых людей, но чтоб в ных, свежими голосами выкрикивают изрече­
глаза не бросались... ния пророка. Тогда на миг наступает тишина -
А что,- сказал Нури.-
Мы попытаемся. и снова взрывается ревом -
аккредитованные Если не мы, то кто? при пророке корреспонденты бросаются в ка-
... Сатон вынес ворона на баллюстраду, бины, чтобы успеть сообщить сенсацию: про­
опоясывающую административное здание- рок сказал! Послезавтра изречение уже уста­
баЦJНЮ на уровне кабивета. Легкое облачко реет, листовки устелют дороги, и l(дЖДЫЙ смо­
зацепилось за шпиль, и, сколько видел глаз, жет читать пророка. И пока одни штурмуют тянулись вдали лесные владения ИРП, а с дру- кабины связи, другие внимают интимному ВОР­
гой стороны темно-синяя гладь океана с игру- о. кован;.нО киберов. Пророк смертен. Пророк шечными парусниками, спешащими в бухту. ~ обычный человек, но есть в нем нечто необын:­
Синоптики обещали шторм и не ошиблись,:!! новенное: озарение свыше снизошло на него :'1: •. его несла черная туча на горизонте, начиненная:;; внезапно, надо думать -
в качестве награды молниями и низко рычащим далеким громом. ~ за праведн-ую жизнь. Мир хочет знать о про-
4 «Уральский следопыт» N? 7, 41 роке -
это его право, мир узнаетJ Нет, про-
=-
ции, представляет собой выжимку из телепе­
рок молод. Да, пророк холост. Что вь', пророк ::. редач, посвященных апостолу.---смотретъ что-
всегда ПРИ8етлив, просто он очень занят... либо иное просто не хватает времени. Над всей этой суетой только отец Джон На объемном экране кубическое здание остается спокойным. Модерн и благолепие на- с надписью по фасаду: «Банк Харисидис­
ложили на его внешность причудливый отпе- абсолютная гарантия». Его наплыеоМ еытес­
чаток величаеой доступности. Как чело ее к он няет лицо банкира. Папаша Харисидис плуто­
прост и доступен. Но как пр.орок, хра!"lИтель вато улыбается, видимо, беседует с репорте­
истин.,., прозрееающий скрытое во еремени, ром. Банкир владеет мимикой, ибо лицо его он величав •. Каштановый локон мягким завит- мгновенно делается сосредоточенным,. как ком ниспадает на белое чело, отрешенно све- только на воротник прицепляется микрофон. тятся изумрудные глаза с голубыми почти не -
Апостол, простите, оговорился, пророк подкрашенными белками. Но в нем можно Джон проявил себя как дальновидный политик. узнать что-то от приходского священника, в Вера в пришествие механического мессии­
нем еще угадывается милый налет провинциа- это как раз то, чего не хватало нашему об­
лизма, и этим, возможно, объясняется его до- ществу всеобщего благоденствия, обществу ступносТь. торжествующей демократии. Что может быть Кабинет его огромен и пере черкнут оран- более демократичным, чем равенство во гре­
жевой дорожкой коера. Замыкает дорожку хах? В грехе равны и банкир Харисидис, и по­
массивный письменный стол -
рабочее место следний мелки.Й жулик-обыватель. Я негодяй­
I"!pOpoKa. По правую его руку оскалились это раньше . знал каждый сам о себе. Знал белые клаеиши пульта, по левую угнездился и стыдливо помалкивал. Я -
подлец, теперь экран 8идеОфона. Больше никаких приборов можно сказать это открыто, и никто не остано­
в кабинете нет, если не считать кибера. Ферро вится в изумлении, ибо какое дело железному бродит вдоль широкого окна и, поглядывая мессии до моих или ваших моральных качеств? вниз, где снуют разноцветные прямоугольники И это прекрасно, это демократично! Всеобщее iвтомаШI1Н, набирается впечатлений. В этом кегодяйство гарантирует высокие дивиденд_., кабинете робот смотрится вторым хозяином. поскольку ни· один дурак не доверит своих Пророк благодушно настроен. Сейчас он денег честному банкиру. А что может быть не спешит, он может позволить себе передох- важнее диеидендов? Что, я вас спрашиваю? нуть. Позади остался год напряженной работы. Ничто, запомните -
и благодать снизойдет на Нет, репрезентант Суинли не ошибся в нем. вас, ничто не может быть важнее ДИВl1дендов! у молодого священника оказалась железная Пусть лицемер и ханжа бросит в меня камень • . хватка организатора и блестящие способности Бросайте, я не боюсь быть поБИТl.IМ. Мои . демагога. Отец Джон развил невиданную энер- вкладчики, я с понятной гордостью говорю об гl1ю. Он разрывалея на части, и день его был этом, отдают свои д,еньги 8 руки мерзавца, заполнен делом. Он принимал банкиров и каковым ЯВЛЯЮсь яl Вас шокирует мое при. УДИ/ilЛЯЛ их знанием тонкостей биржевой мгры, знан'ие, вы смущены, вам неловко за меня, он беседовал с психологами, специал!"стами мой имидж упал до нулевой отметки? Следую­
по рекламе, математиками и философами, щей фразой я восстанавливаю свое реноме. предлагал работу ОДIiИМ и указывал на дверь Знайте, с сего дня мой банк гарантирует де­
ДOPyrI1M. ОН нанимал aгeFliТOB, COTHI1 агеНТОIiI: вять процентов годовых на вложенный Kanl1-
артистов и операторов, телепатов, хиромантов, тал! Ну' /Сак, не правда ЛI1,до чего миль,й чо­
шулеров и пиротехников, элегантных сутене- ловек папаша Харисидис? Не зря в моем банке . ров и тихих баптистов, маклеров, полицейских, хранит свои трудовыесбережеНИJl апостол, музь.камтов, поэтов, боксеров и ДОМОХОЗJlек, простите, оговорился, пророк Джон ... и /ilCeM находилось дело в гигаliТСКОМ концерJ-lе . Отец Джон в!:>,слушивает интервью, не МОРГ­
npoPQJ<a. Он дважды в день посещал резиден- нув глазом: интересно, какой счет они ему цию репрезеНТi!lнта Суинли, где непрерывно открыли, эти Харисиднсы. Вообще, интересно, ЗiЭсеДil
Л штаб битl3Ы за душу обывателя. Отец откуда в концерне берутся праКТl1чески не­
Джон больше не занимал официальной долж- ограниченные средства? Об этом не беспокой­
ноет"",, он пророк, он вне церковной иерархии. тесь, ОТl3етил ему как-то репрезентант Суинли, МОГ ЛИ еще год назад мечтать об этом сми- ваше дело ...... идеология. peHHIo.iii cl1yra господень, БЛilгословление бо- Что хорошо в его течеНии, так это 130ЗМОЖ~ жие на ГI1УПУЮ голову наивного ПРQходимца НОСТь любого толкования: и прохиндей, и пра­
ТИМ'ОТI1 СЛЭНГёl, где-то он теперь? 00 ведник наiiiдут в нем утешение по I3кусу. НС> Отец Джон отклаДЫl3ает пластиковое по-
'! банкира уже сменяет на экране ИЗl3естный фи­
лотнище газеты, он сладко потягивается н; лософ Ричард Рахтенгоф, профессор, лауреат щелкает тумбl1ером. Вчеращняя прОграмма, :; и прочая и ·прочая. Немолодой уже профессор скомпонованная для него отделом информа- ~ стоит на фоне каких-то таблиц ""' диаграмм. 42 -
Новый взгляд на· природу и назначение ~ Нижняя конечмость чемпиона исчезает, человека,- говорит профессор хорошо постав-:::' вместо нее 'возникает разбитная девица с мик­
ленным голосом,- еще раз подтверждает мой РОфоном, пришпиленныM к воротничку. тезис о разумном устройстве именно нашего -
Мы в доме господина Зоб-Спивацкого,­
общества. Общества своБодныx индивидуумов, девица делает глазки.- Он сборщик на кон­
не зависящих от чуждых нам влияний, отвер- вейере фирмы «Ваде мекум», член профсоюза. гающих любое вмешательство, под каким бы Господин Зоб-Спивацкий, tелезрители хотят благовидным лозунгом оно нам ни навязыва- знать ваше мнение О пророке. лось. Что я и зачем я1 Для счастья, отвечают -
Мы с Милли, 3-3, каждый раз, значит, марксисты. Примитивно, наивноl Сотни фило- смотрим проповеди отца Джона по телевизо­
софских систем были построены и отвергнуты, ру, и Милли, выходит, всякий раз плачет: о, ибо никто не знает ответа. И марксистскую Пит, неужели зто правда, что машина главнее концепцию отвергает сама история, поскольку человека? Дурочка, говорю я ей, я всю жизнь счастья никогда не хватит на всех. Поясню обслуживаю машину, слушаю машину, смотрю простым примером. Представьте, каждому из машину. Меня, значит, везет машина, машина нас дали по миллиону,- профессор делает дает дышать и машина развлекает. Я делаю жест, как бы беря упомянутый миллион.- машину, и она кормит меня. Кто я такой без Освободитесь ли вы от желания приобрести машины. Ясно, говорю я Милли, что машина еще один, нет, лучше два миллиона? И разве главней. Я говорю Милли: это, наверное, не делает вас счастливым сознание, что ваш со- грех- завидовать роботам ... сед имеет столько же, сколько и вы, или, хуже -
Это он хорошо сказал,- комментирует того, больше вас? Нет и еще раз HeTI .. Но что Ферро. Отец Джон' лениво бормочет в мик­
нам дает новое направление, путь пророка? РОфон, что следует повысить гонорар этому Отвечаю: ясность цели, ибо ясна функция бы-
Зоб-Спивацкому, старательный работник и не­
тия. Горько признавать, однако эта горечь пло- плохой артист. дотворна, что человек . не самое разумное ... Из бассейна на разрисованный под мра­
порождение эволюции. Увы, мы с вами не мор пол выходит Бьюти Жих, секс-бомба за­
более чем промежуточная, переходная стадия медленного действия, как отрекомендовал' ее от обезьяны к роботу. Вдумайтесь, осознайте! ведущий. Бьюти, изящно и независимо от ту­
Это. звучит ново, но не безнадежно, это даже лов ища шевеля бюстом, исполняет куплеты. бодрит и дает нам возможность жить сегодня: она поет модным всхлипывающим басом: завтра у нас нет, мы, как говорит Великий Ки- Приди скорее, бер, выполнили предначертание. Мы служили о, МОЙ кумир, иллюзиям, теперь они развеяны. Так примем полью елеем дни оставшиеся в смирении и понимании тщеты я твой шарнир. наших усилий изменить настоящее, если мне С тобой у нас дозволено будет сказать словами пророка, одни заботы-
этого величайшего мыслителя нашего века, чтоб в резонанс так тонко и проникновенно уловившего суть вошли частоты. эпохи. Благодарю вас. Для нас сегодня и Н,ебо звезд но, Отец Джон хмурится, что-то не нравится глядеть на звезды и я спешу. ему в путаной речи философа. Дыши со мною, пока не поздно. -
Начал во здравие,- скрипит кибер Фер-
Дыши и слушай, как я дышу. ро,- кончил за упокой. Какие иллюзии раз- Бьюти стонет и изгибается до тех пор, пока веяны, какая горечь плодотворна? Где логика, ее наплывом не сменяет репрезентант Суинли. не улавливаю. Переход этот несколько неожидан, и отец С экрана смотрит мрачная физиономия. Джон недовольно хмыкает: когда ему пона­
Это Зат Пухл, чемпион по пинкам с разбегу. добятся остряки, он наймет пару комиков, а Его маленькая головка качается на тонкой шее. в отделе информации юмористам делать не-
-
Вы знаете меня, ребята. Так запомните, чего. Босс серьезен, он строго смотрит с эк­
пророк -
огоl И его железный парень Мне по рана прямо в глаза пророку. Он говорит: нраву. Я его уважаю. Я даже скажу, что если -
Святая церковь, покровительница наук, бы я взялся с ним пинаться, то неизвестно, считает, что вера в грядущего кибера не про­
кто кого бы перепинал. Гы! Если кто не согла- тиворечит догматам веры в целом. Господь сен со ммой, то могу привести другие дово- есть причина сущего во всем его разнообра­
ды.-
Могучие бедра чемпиона и затем его 00 зии... В, последних достижениях кибернетики волосатая ступня с растопыренныии пальцами cr святая церковь усматривает знамение господ­
занимают весь экран. ~ не, иб~ наука в который раз неопровержи-
-
Заступник,- без выражения говорит:;; мо доказывает -
сомневающимся -
бытие бо-
кибер. . ., жие ... Пророк С интересом, хоть и не в первый i Это подслушанные в домах, конторах, на за­
раз, выслушивает послание и выключает экран. ::. водах, улицах, рудниках, плантациях разгово­
В дверях, опустив очи долу, уже минуты две ры, это съемки скрытой камерой и в темноте, маячит секретарша. Вполне настоящая и, в итоги опросов анонимных и на ту же тематику чем пророк уже убедился, весьма живая. Про- у тех же людей опросов именных, статистиче­
рок имеет странность: он избегает личного об- ские данные в таблицах и графиках, вырезки щения с кибернетическими устройствами. из газет, выборки из речей общественных и Исключая, естественно, ФеРРОi с которым не- политических деятепей и главное, главное­
разлучен. В черном монашеском одеянии сводки о действиях язычников, их идеологи­
секретарша удивительно мила. ческих и боевых групп. Сведения, сведенияl -
Святой отец, простите, но вас ожидают Они закладываются в логические машины, ана­
представители строительных фирм. Если мне лизируются и пересчитываются в исследова­
будет дозволено, осмелюсь рекомендовать тельском центре пророка, ведущего небыва-
«Воздушные замки». лую битву за душу обывателя. -
Сколько они вам дали, дитя мое? На О, эта душаl За нее сражаются политиче-
лапу, а? ские деятели, по ней равняются президенты -
Пять тысяч, святой отец! -
голубой и министры, к душе обывателя обращаются взгляд секретарши выражает готовность, го- газеты, видео, книги и радио, ее изучают со­
товность и еще раз готовность. циологи, статистики и психологи десятков цен1'­
-
Прекрасно; тысячу оставьте себе, а де- ров, фондов и институтов, для нее работает вять положите вот в этот ящик. реклама, ее, наконец, ведет к вечному бла-
Она прикладывается к руке пророка горя- женству святая церковь. чими устами и удаляется, точнее, выпархивает. Исследовательский центр пророка со своей Отец Джон задумчиво смотрит на помадные могучей вычислительной техникой сумел син­
отпечатки, взор его затуманивается. тезировать душу обывателя. Полученная за -
Свинья,- констатирует кибер.- Никому год работы математическая модель этой души нельзя доверять. оказалась неожиданно сложной. Более сотни -
Ну-ну, не так строго. Человек божьим независимых переменных, входящих в корен­
соизволением греховен от приро.ды. Иначе как ное уравнение, исключали решение в детерми­
жить? нированной форме; согласно анализу, именно Пророк долго возится С гантелями, делает· в этом крылась причина политической гибели сотню приседаний. Отдышавшись, говорит: большинства крупных деятелей. Они пытались -
Вообще, мысль неплохая. Воскресную объять необъятное, разменивались на много­
встречу мы с этого и начнем, с ругани. Это бу- темье и, измельчав, уходили в забвение. дет неожиданно, поскольку мы всегда сначала -
Я это предполагал,- говорил тогда, в говорим о достижениях.- Он подходит к пуль- самом начале кампании, репрезентант Суин­
ту и нажима,ет сразу десяток кнопок. Долго ли.-
Уравнение и должно быть нелинеЙным. разговарива,ет по визофону с руководителями Ну и что? Если нет решения в общем виде, отделов, с каждым по очереди и со всеми то всегда можно получить частное решение. вместе. Это знали отцы церкви еще в незапамятные Через полчаса взвод молодцов из сектора времена, хотя плохо разбирались в математи­
психологической обработки, щурясь от хитро- ке. Что обещает церковь? Одно: райское бла­
сти, трудится в поте лица. женство! Заметьте, только блаженство, да и Отец Джон, пророк и основатель движения то не вс,ем -
праведникам, коих раз, два и­
агнцев божьих, каждое публичное выступле- обчелся. И больше ничего! И в этом суть част­
ние готовит со всей возможной тщательностью, ного решения. памятуя, что в деле воздействия на души люд-
В те времена пророк еще высказывал со­
ские обряд, как показывает многовековой опыт мнения. И он усомнился: к чему же затеяно церкви, обеспечивает девяносто процентов столь громоздкое и дорогостоящее исследо­
успеха. Тезисы, поступающие от репрезентанта вание? Если результат заранее известен? Суинли, дают лишь канву, общее направление. -
Мы ищем пути утешить страждущее че­
Конкретизация -
этим занимается сам пророк. ловечество,- репрезентант выговаривал каж­
Второстепенных деталей нет. Явление пророка, дое слово с несокрушимой серьезностью.­
темп, текст, интонация, настроение, музыка, Прежние методы воздействия на массы уста­
тембр, свет, запах, уход -
ИЗ этих элементов рели, подтверждением тому разгул язычества пророк лепит сценарий каждого выступления. о. явного и еще более -
тайного. ПрогреСС!'1вная Не повторяться в деталях, не стать привыч- ~ церковь ищет новые формы. Для того и создан ным -
самое трудное. И потому исследова- ~ исследоваrсэЛьский центр, для того и нужен тельский центр шумит круглые сутки, перера-
:;; церкви пророк, да благословит вас господь, батывая огромное количество информации." Джон. 44 --
и ради 'этого финансирует нас господин;; и задыхаетесь от собств,енной пакости, кай-
Харисидис и иже с ним? ::. тесь! -
Робот кричал и бесновался возле не-
-
Перед господом все равны,- ответил подвижного пророка, знающего тайну утеше­
репрезентант и добавил, что господин Хари- ния.- О чем думать вам, несчастные, на что сидис из т·ех хозяек, кои не кладут все яйца надеяться? Кайтесь -
но нет вам прощения! в одну корзину: известны его греховные кон- Ищите! Но что искать~ И не обрящете вы! такты как с ДЖОЛЬфом-4, так и с посланцами Смиритесь, говорю вам. Я говорю, порож­
Армии Авроры.' денный вами, неизбежный и вездесущий. Стя-
В конце концов неважно, кто финансирует, жатели, вы погибнете от меня, ибо я -
бич важен результат. И потому пророк дает своим божий. Воистину бич, я развратил вас доступ­
парням алгоритм сценария и требует ответа: ностью благ, и нет возврата к' прошлому ... какова будет реакция математически 060б- Голос его сверлит мозг, проклятия одно щенного, идеального обывателя, живущего в страшней другого падают на людей, изощрен­
машине, в ее электронном )воображении? ные библейские проклятия. Наэлектризован-
Да, много, очень много обязанностей несет ная толпа колышется, слышатся вскрики и плач. пророк на своих широких плечах. Несет с уд 0-
-
В чем вина каждого? Не мне, себе этот вольствием. вопрос задайте. В души свои смотрите, и кто из вас увидит свет? Кто свободен хотя бы от к воскресенью фирма «Воздушные замки» закончила строительство. Надувная пластико­
вая полусфера пере крыла гектар асфальти­
рованной площади. В середине -
решетчатое сооружение, увенчанное небольшой площад­
кой. Низкие перила огораживают ее. После захода солнца огромная толпа за­
полнила помещение. В сером колышущемся сиянии загремел' хор, и могучий бас, перекры­
вая его, запел о наступающем конце света, о том, что Земля, как и прежде, будет стоять и не разверзнутся небеса и не явит лик свой Господь, а железный кибер, порождение че­
ловека, застит солнце и будет мрак как воз­
мездие за грехи, язычество, крамолу и неприя­
тие сущего. И не уцелеет никто. А когда стихает реквием, возникают они. Они -
это кибер Ферро и пророк в отли­
вающем медью трико. Они стоят, взявшись за руки, на медленно вращающейся площадке. Пророк в темных очках, ибо сотни прожекто­
ров скрестили на них свои лучи. Снова музыка, теперь это гремящий марш, сочиненный в вы­
числительном центре пророка совместными усилиями трех вычислительных машин. Темп марша нарастает, потом музыка обрывается всхлипом. Пауза. И многотысячная толпа вздра­
гивает, когда молчание нарушает смех кибера. ' одного из семи смертных грехов? Я вам на­
помню их, ибо коротка ваша память, люди. От зависти кто свободен? Чему завидуете? Не уму, не праведной жизни, не трудолюбию, не мастерству! Завидуете силе, деньгам, вла-
сти. От скупости кто кто ближнему отдал подал, спрашиваю? свободен? Я не говорю: рубашку? Кто милостыню Кто воздержался от блуда, греховодники? Чревоугодие уже и грехом не считаете, рабы животов своих ненасытных! Спрашиваю, кто очищает тело свое постом? Гордыня вас обуяла, и смирение ваше пол­
но злобы и лицемерия. А гордость -
смерт­
ный грех, ибо чем гордиться каждому, не жизнью ли своей, короткой и убогой, не сла­
бостью ли своей перед лицом власть имущих? Богопротивному унынию поддаетесь и в тос-
ке проводите дни свои, а тоска ваша -
от не-
возможности утолить стремления к греху, и нет у нее иной причины. О с,едьмом смертном грехе спрошу: от гнева на ближнего кто воздержался? Свои грехи прощаете, чужие -
никогда. Кто из вас не обидел друга злопамятностью и гневом своим?. Монотонный, без модуляций, хохот мечется Вальд, один из немногих, кому в этой толчее над' толпой нескончаемую минуту и вторую. удалось сохранить способность рассуждать, Робот перегибается ч·ерез перила, протягивает видел вокруг искаженные лица и сам ощущал вниз четырехпалые руки. Фигура его расплы- странную приниженность, слыша оскорбитель­
вается в лучах прожекторов, растет, теряя ный смех и вопли человекоподобного авто'­
ОЧQртания, и уже одни гигантские манипуля- мата. Толпой овладевала массовая истерия, торы тянутся сверху к запрокинутым лицам. Вальд это понял, пробираясь к выходу. Он дви­
И трудно отвести взор от шевелящихся клеш- гался, расталкивая людей. Отодвинул женщи­
ней. Смех обрывается неожиданно, и свистя- с>о ну, которая, подняв руки, выкрикивала что-то щий шепот ударяет в толпу. ;: в состоянии глоссолалии. Сжатая толпой, она -
Скоты! Погрязшие в грехах, рожденные :2 уже не,могла опустить рук ... в грехе, неспособные предвидеть разультаты ~ Выбравшись наружу, он долго стоял, су­
дел своих. Живете в суете и мраке душевном ~ дорожно вдыхая воздух, пропитанный бензи-
45 .. "ФМj-" СЕфМЫМ".НГIlJДРИДSМ; РЯДQМ ча",~f,lЛ ICОМ- ~ сбэрища1 Мыс;nи его,метаIlИ€"" ~.'эС!колдова",­
прессор фильтра. Вальд I!СПQМ!'fИЛ о Mac:l<e, по-
:. ном кругу: иибер, пророк, реВПЬ,Я!'fеющей шаrываясь от ГОflОi30КРУЖеI1I1Я, побреfl !< ма- ТОЛЩ,I. ЧТО в этом главноеl Зачем это, кому шине. На ypoQl1e вторых-третьих этажей про- нужно? Бесконечные шествия aГHЦ~B божьих дуцироваЛI1СЬ фИГУР!:!1 !<ибера ~ пророка. Голо- вперемежк;у сандроидами. Пророк чер~э день граммы даВё!ЛI1 Уl3еЛl!lчеННl;>lе изоБРё!жемия, и принимает .эти угрюмые парады. Зачемl Зачем ПРClРSК, уще баз очков, Kf,I~a!lO~b, загI1яды3алл агнцы часами орут цитаты из npopqKij, какой в самуto дущу СВQИМи доБрыии изумрудными В этом смысл? Почему он, Вальд, должен· на­
глазами. Ферро смолк, и в пространстве зву- чинать рабочий день. молитвой Великому Ки­
чал утешklтельный барито,", nРОР9ка: беру? Почему высшим шиком стало РО,бото-
-
Робот прав, l3еДь он свободен от nри- пqдобие? Любите машину, делайте Мf,llJ,Iину! страстиЙ. Да, мы рабь,' Рабы rpe"ol;l С!3С1их. Покупайте машину -
это патриотично. Мац,rина СВQeЙ леl10СТИ, CBOI1X вещеЙ, своих стр.астеЙ. lieceT вам· счастье, смотрите, какие фор ..... ы, MI>I гpeЦJHЫ, даl Но мы TalCOBbI и;значала,. я какой экран! Глупо иметь двух деТеЙ, еще глу­
и каждый IIIЗ вас. И еслИ тысячелетия не Пере- пее не иметь двух машин: воздушная и l\I\ё1r­
Деllали нас, то неуже"и надо AOlCa~bIBaTb, что нитная подушки, автомаТИЧеСКий маршрутиза­
нwчто уже не способно IjIзмеНИiЬ нас, таких, тор, единственное место, где гарантироваli как мы есть, я 11 кё!щдый из ВС!С? НО одному-то ЧИСТЫЙ воздух! Браслет сюда, нет, чуть повы­
м!>, должны б!:>IЛ", научиться. Смирению! ГОТОВ- ше -
и через пару минут вы уснете. Синтеза­
ности воспринять мир TaK!'IM, каков он есть. тор запахов, любому суррог.ату аромат говя­
И ПРQЖИТЬ СВОе, ДYMa~ 9 себе и не пытаясь пе:" дины. Что вы, эту про,"рамму наберет ребе!"lОК. ределать данное. И мы смиримся, 'я И каждый Великий Кибер освобqждает вас от бремени, из васl Ибо {:Кi;lзано В Писании: «Что было, любого бремени, бремени труда и бремени тС:> и будет, и . что дел·аЛqс·ь, то и будет де- размыщлениЙ. Думать -
это так трудно. Глав­
латься; '" нет НjI1чего HIP13QFQ п()д солнцем». ное -
иметь маШИIiУ, пока не поздно ... Мы ста-
Не зря получа"и ГlаУНТЫМРЛ9ДЦЫ из сек- ли людьми, чтобы делать машины, В этом цель тора ПС:ИХОI10Г!olче~КQйобрабqтки, нет, не ~ря. и смысл бытия! Почему, почемуl Этот рефрен -.-: я и каждыЯ из вас ...... действо.,. Великий Киб~рl Он давно пришел и посе­
вал б.езошибочно: чем даll!>ше, тем все боль- лился в домах, KёlK хозяин. Это Он орет и крив­
ше ~отещ)с:ь СЛУЩё!ТI;o пророка, который при- ляется на экранах ВИЗОфонов, перед его блед­
НИМ<;Iет ·меня,маленького, тёtl<ИМ, каков я есть... ным фонарем-экраном замирает в экстазе Вальд с:ТРЯХНУ:!1!"1аваждеН"1е, уселся в ма- семья, и прекращается общение, и дети растут, шину, загерметизировал салон, I!КЛЮЧИЛ очист- не зная родителей. Он гремит на кухне тарел­
ку и прин",к !< расп~убу, ВД~IХё!Я Сlilежи~ ХЩ10Д- ками, сопит в ванных комнатах, шьет платье ный вqЗДУХ.Р/i ПGll!ОЩИЛ nqA, язык таблетку, и плавит. сталь, бежит по улицам в j:MpaAHoM помедлил с минуту, прИСЛУЦJиваясь, KaJ1: М$!гкое шлейфе, летит. по BO~ДYXY, poeTC~ под землей. тепло разливается по телу и $lCHeeT голова, И везд·е, куда ПРИХQДИТ он, человек стаНОВИТС$! набрал на щитке ШИфр маршрута. Машина ненужны.. ЧеЛО,Век перестает QbITb хозяином, тронулась с МЕ!ста. За нею увязалея юроА"'вый отныне он лишь слуга, беЗЛИЧН~IЙ и покорныЙ. без МаСКИ, I(РИВl1ЯЯСЬ и крича: И киl?ер, его Ферро, прав, человеку на Земле -
Милостивец, дай подышать! делать нечего ... Его, ВПРОЧElМ, вскоре ОТОГl"'ал полицейский- Вальд сжался, ему внезапно показалось, андроид. что он понял ПРИЧИJojу с:воего состояниSl. Дело XopoЦJa~ машина. Вал~д истратил на нее не в наркотике: пророк показывает, .~крл~ треть денег, полученных от Т",ма за робота. глупую шутку сыграло с собой человечество. Кстатн, где ТиМ? Он как сквозь землю прова- Толпа, сама того ,не. понимая, стыдил ась собст­
ЛиЛСЯ. Поп Наверняка надул его там, на берегу, венного униження. после сделки на Тиме лица не было. Унижение человека -
стержень JJюбой ре-
Вальд вспоминал о чем угрд,но, только бы лигии. Рабы божьи, рабы кибера. Посл·еднее забыть этот проклятый смех, еще звучащий убедительнее, поскольку наглядно. Бытие в мозгу, только бы не думать об этой сума- божье, как говорил Тим, еще надо доказывать, сшедшей толпе. Видно, они что-то подМеШи- бытие и могущество кибеРё! видно каждому вают к атмосфере, иначе ПОЧf:!МУ ЭТQТ о~аян- и не подлежит сомнению ... ный пророк всегда выступает в ~aKpl>ITbIX по-
мещениях. А добрый кибер Ферро, что они сделали с нимl о ВС!льд пришел в себя от тишины. Вылез из Вальд уловил собственный взгляд в зер-
cr кабины, разогнул онемевшие ног,... Машина кальце и вздрогнул:. какое бессмысленное вы-
i с:rо.яла, .. уткнувшись в заl'lертую дверь гаража. ражение flица. Что ему, собственно, до этих:;; Вальд пqмедлил возле замка, вспоминая шифр. фанатиков, кто заставляет его посещать их 1 Дверь. ,0Т9.LlJла в сторону, машина, хрюкнув 47 компрессором, вползла в гараж. Оттуда до- ~ да? -
сказал старший агнец. Свитер обтягивал неслись щелкание контактов -
зарядного агре-:' его мощный торс с выпуклым животом, а на гата и всхлипывающий звук присосок. Вальда свитере фотоспособом были воспроизведены передернуло от глупой мысли; черт ее знает, устращающей величины женские груди. может, она тоже соображает что-то. -
Дай ему между глаз,- бросил млад-
Побаливала голова. Он нехотя побрел в wий, возясь с "роводкой. Вальд без мыслей пустой дом, не зажигая света, прошел в каби- рассматривал лэйб на его обтягивающих брю­
нет,-усе.nся за письменный стол, 'потом дернул ках: лэйб изображал голый волосатый зад в шнурок старинного бра. Словно ничего и не натуральную величину~ был,, подумал Вальд. А может, действительно Когда он'и, топая и сморкаясь на пол, ушли, ПРИСНИilОСЬ ему, как его Ферро кричал людям: Вальд не стал закрывать двери, к чему? Он скоты, прах от праха! выдвинул ящик стола, машинально достал 'Вальд снова увидел себя, сжатого потной большой и толстый блокнот с кодами. Блокнот толпой, втягивающего запрокинутую голову остался от того времени, когда Вальд пытался в плечи, и призрачные чатырехпалые хватал- разобраться в псевдопсихических аномалиях ки у самого лица ... Если он, кибернетик-на- Ферро. У него тогда действительно ничего не ладчик, не может забыть это сборище, то как получилось -
он не обманывал отца Джона. же действует пророк на людей, знающих о А теперь, что ж, теперь уже поздно. Да и кому роботах только то, что они есть? Я-то знаю, это нужно... В динамике послышалось чье-то к~бер орет по готовому тексту, он всегда орет деликатное дыхание. по готовому, он иначе не может. А я могу? -
Входите, открыто. И микрофоны вклю-
Может, я тоже по готовому .. может, мне толь- чены. ко кажется, что я сам по себе, а я под сеткой, Никто не отвеТI1Л. Вальд поднял голову. и сверху некто наблюдает за исполнением про- В дверях стоял Вальд. граммы: работай, ешь, спи, вставай, включи -
Ага, так и должно быть,- сказал Вальд.­
видео, сделай кибера, продай кибера, усом-
Я этого ждал. Я знаю, что вполне созрел,­
нись ... Предопределение и безысходность, про- он хихикнул.- Но У меня еще хватит ума грамма, заданная воспитанием, средой, обра- добраться до психиатра. зом жизни, программа, не имеющая цели, Он засунул блокнот под бумаги в ящик, спонтанный хаос... бодрой походкой прошел мимо посторонив-
Вальд тупо смотрел на телефон, который шегося двойника, направляясь к гаражу ••. Двой­
звонил не переставая, потом медленно поднял ник молча уселся рядом, и Вальд вывел ма-
трубку. шину на дорогу. -
Проверка,- голос был хрипл и безраз-
-
А что, могу я сам с собой поговорить? личен.- Сообщаю, отключать аппарат зал ре-
Или нет? Себе-то я все могу сказать. Довери­
щено законом о контроле над перепиской и тельно, а? Вообще, это даже тривиально­
телефонными разговорами. Сегодня принят. тронуться умом. -
Как это? Не может Быь!! -
машинально Двойник улыбнулся. произнес ВаЛьд. -
Поезжайте прямо, ВаЛьд. Я рад, что мы -
Ты никак из мысляков,- голос не изме- так похожи. И мне нравится ваша реакция на нился.- Смотри, парень. Не вздумай отклю- мое появление, мы не ошиблись в выборе. чить. Меня зовут Нури Метти, а вас я знаю. Вальд положил трубку, руки его дрожали. -
Рад знакомству,о:- Вальд покосился в Он не понял, почему его так затронуло сооб- зеркальце на собеседника. Похожи до озно­
щение, скрывать-то ему, сорственно, нечего, ба.- Зачем я вам, куда мы, едем и кто вы? а вот поди ж ты. Ему казалось, что он принял Я к чистильщикам, язычникам и политике во­
пророково {(прожить свое, думая о себе», но, обще отношения не имею. Наладчик мысля­
видимо, гражданское чувство, сколько ни вы-
щих автоматов. И все. Вам понятно? Фирма травливай из человека, в нем живет. Притаи- мной ДОВОЛloна. Я фирмой тоже. Мне вообще лось и жжет душу, понуждая к действию. все нравится. Всеl Понятно? ' Это был вечер сюрпризов, ибо почти сразу И отравленный воздух? дверной динамик забасил: Ничего, дышу. -
Откройте входную дверь. К вам с миром И псиной пахнущая вода? агнцы божьи вашего прихода. Пейте кипяченую. Вошли два дюжих аг~ща. Отодвинув Вальда И молитва перед работой? в сторону, быстро и умело разместили в ком- о. Великому Киберу! Почему бы нет? До-
натах микрофоны. '! стоин! -
TI>I теперь, парень, у нас как на ладони. ! -
и закон о контроле? -z Распишись-ка здесь. Пропадет что из приход- ~ -
Привыкнем. А мне и скрывать нечего. ског() имущества -
шкуру спустим. Понял," Мне! Нечего! 48 r Они долго молчали, глядя на дорогу, пере- ~ спускались с икр модными складками. Было черкнутую рекламными отблесками. ::. прохладно и сумрачно, потрескивал под по-
-
Я понимаю, что BЫГOH~Tb вас из машины толком озонатор, по-лесному чуть шумел не имеет смысла. Я вам зачем-то нужен, и вы фильтр-кондиционер. Вообще; в кабинете Нури наверняка не один. Говорите. было уютно и приятно. Старинное бра мягко Нури рассматривал собеседника и думал, освещало бумаги на письменном столе и рас­
что пока все идет как надо, из дома увести крытый портсигар, не дорогой и не дешевый, удалось без усилий, почти. сразу. Если дело как раз такой, какой мог купить себе пре­
сорвется, о разговоре Вальд забудет начисто. успевающий наладчик мыслящих автоматов. Лучшего варианта легализации вообще не при-
Если бы он курил. Нури поднял с пола пачку думать: и внешность, и специальность. Коттедж газет, кресло под ним скрипнуло. Он смотрел отличный, место удобное. на Олле покрасневшими глазами. -
Нам нужна ваша внешность, ваша ра-
-
Если бы ты знал, сколько я читаю. Ка-
бота и ваш дом. кой странный у них принцип отбора ин фор-
Вальд справился с собой, и только голос мации ... выдавал его состояние. -
Страшное дело, не могу смириться ... . -
я исчезну? Как это будет? Если можно -
А ты неплохо устроился. Дышать можно, книги без боли. вот различные. Сам прибираешь? Нури секунду недоуменно смотрел на него. -
А ведь они лгут! В газетах, в передачах. -
А, вот вы о чем. Нет, это все временно. -
В самом деле? Потом вы сможете вернуться, если захотите. Разговор тянулся бессвязно и сумрачно. А сейчас мы вас переправим на материк, и Они думали об одном, пытаясь уразуметь слу­
будет у вас что-то вроде отпуска. Хорошо чившееся, и, как это бывает, когда в доме оплаченного. беда, инстинктивно избегали боли; говориltИ -
Значит, вы оттуда.- Вальд перевел ды-
о вещах посторонних, к делу не относящихся ... хание.-
И когда это будет? Изъятие? Сообщения о катастрофе были куцыми ... -
Сейчас. Доберемся до побережья. Вый- невнятными: газ, скопившийся за ночь в под­
дете в море на моторке, а там вас подберет вальных помещениях здания конгрессов, взор­
парусник. Красивый, днем вы увидите его бе- вался днем во время открытия долгожданной, лые крылья ... Сверните, пожалуйста, у той раз- много раз откладывавшейся сессии региональ­
вилки. Поскольку отныне я буду изображать ного Совета экологов... раскопано более ста вас, мне нужны подробности из вашей жизни. трупов ... Много подробностей и бытовых деталей. И све-
-
ГОТОВИЛИСЬ помочь, а теперь кому?­
дения о фирме. Не беспокойтесь, я знаком Нури мрачно смотрел в сторону и постукивал с работой наладчика мыслящих автоматов. пальцами по столешнице.-
Мы здесь уже-
-
Вы и там собираетесь меня заменить? сколько? Третью неделю. А что выяснили? -
Да. Мне нужно легальное положение,-
Я пока готовился, все понимал, всю раскладку. ответил Нури и непонятно добавил: -
Пока не Вот тут кучка политиканов и демагогов -
эти поздно. А то скоро пацанам искупаться негде за власть отца родного придушат, а сейчас будет. такое время, что личная власть держится либо за счет ура-патриотической демагогии, либо за счет равнодушия масс. А с другой стороны-
Нури был единственным в группе, при- эти самые массы, которым за долгие годы бывшим в Джанатию нелегально. Воспитатель внушили, что любая борьба приводит. лишь дошколят в саду при ИРП, а ныне торговый к замене одних руководящих мерзавцев дру­
советник Хогард Браун заменил в торгпредстве гими. Так пусть уж данный мерзавец сидит у заболевшего сотрудника. Для Олле была при- кормила, примелькался. думана сложнейшая операция юридического -
Полагаешь, можно привыкнуть дышать характера, в результате которой он явился на фтористым водородом? И к этому, к синди­
остров вступить В наследство, доставшееся кату? ему от весьма дал,екого родственника. Изящ-
-
Агаl -
Нури покопался в стопке, ВЫ­
ная жизнь пришлась Оллепо душе, и он пред- тащил газету,- Вот она. Шикарное название: почел остаться в обществе, где деньги еще «Т-с-с». Действительно, выпускается с разре­
что-то значили. Он со своим псом жил в луч- шения министра общественного успокоения. ших гостиницах, крайне неудачно игррл в ка-
А что? зино и беднел не по дням, а по часам... о. -
Ничего особенного. Мне там предла-
Сейчас Олле сидел, развалясь в кресле, ~ гают должность ... Я вчера просадил в казино в гостях у Нури, штиблеты из тонкой кожи ~ пару сотен монет. Потом ... как это, надрался? стояли рядом, и он с удовольствием шевелил i Да. И 'не в ту машину сел. Ну, конфликт в пальцами. Дорогие хлопчатобумажные носки., общем. не успел оглянуться, а сзади-спереди, 49 с боICОВ, знаешь, эти броневички с инфраси-
i шоссе, а за ней мерцали багровыe -всполохи ренами. Доставили в участок. Тех, троих, кото-
:. горящей речки. В низком небе темным золо­
рые не пускали меня в машину, увезли в боль- том горели слова: «Перемен К лучшему не ницу.- Пока звонили в посольство и выясняли; бывает». Обочиныi шоссешевелились, покры­
что я здесь сам по себе, явился с, виду человек тые телами спящих. Олле достал из боксика как человек, улыбается, говорит, что от меня полумаску-присоску и пр"mепил к подбородку. все отказались, а при моем образе жизни я Он укрепил на бицепсах и запястьях брас­
через месяц свои -
штиблеты б~з соли кушать леты и тем самым включился в систему биФ-' -буду. И преДЛQЖИЛ работу. Не очень обре- управления. Через секунду ощутил контакт. менительную и не требующую смены моих Нажал на педаль, подав первый импульс 6ио­
привычек, даже с Громом расставаться не насосу. Заработало сердце странной птицы и нужно. Сильные люди, как он сказал, всегда погнало глюкозу в синтетическ",е мышцы арни-
сильным людям нужны. А ты что скажешы1 ' топлана, Олле шевельнул крыьямии '" QЩУ-
Что за работа? тил их приятную упругость. Рядовым В охране у Джольфа-четвер-
того. у какого, черт побери, четвертого? Го- Отпев утреннюю молитву Великому Кибе-
вори яснееl ру, Нури сдал листок с текстом дирижеру. -
Святые дриады, Нури! Ты хоть эту са- Вложил в щель на его живФте растопыренные мую «Т-с-с» читал? пальцы, взял жетон и прошел к себе на рабо-
-
Нуl Сильно пишет о преступлениях, дух чее место. По пути его ОКЛИКFlУЛ игрФвей ро-
захватывает. бот: «Сыграйте, госпедин, вам повезет». Робат ---
Еще бы. Орган бандитского синдиката, собирал утреннюю мзду в пользу синдикатаj а Джольф-4 председатель его. И ему нравятся и Нури подчинился заведенному порядку. РО" МОd10дые и здоровые лоботрясы, каковым я бот проглотил монету, произнес утешительно: и являюсь. «Господину повезет завтра». -
Так бы сразу и сказал. В лоботрясы -
громадный зал был разделен на яче"ки-
это славненько, раскинем мозгами ... -
Нури боксы. Поднявшись на пульт, Нури увидел де­
сильно задумался.- Что нам это даст? А вы- сятки прямоугольных ячеек, образованныx сте .. держишь, в лоботрясахl С другой стороны, нами двухметровой высоты: цех психоналадки. там ты легче найдешь прохвоста. Нужен немо- Его коллеги-наладчики занимал", свои места. лодой, компетентный и с меркантильными на- Нури, опустив руку в, карман комбинезона, клонностями; В качестве высокооплачиваемого скатал д<:> маленьких дисков напальчники с от­
консультанта. Чтоб с задатком инт,еллекта, для печатками пальцев Ваilьда и сунул жетон в ориентировки, надо же нам разобраться на- прорезь на пульте. Загорелся зеленый огонек, конец, кто есть кто. мягко шумнул в BblcoTe мостовой кран, застыл -
Хорошо бы прохвоста,- мечтательно над головой и опустил в бокс недвижимого сказал Олле.- Но трудно это. Их здесь пол- андроида. Магнитный захват пополз вверх. ным.;.полно" но как узнать, что это тот самый, Рабочий день наладчика мь,слящих автоматов который нам нужен. начался. -
Кто найдет, как не ты, ты ж вращаешься. Нури с пульта вывел защитную сетку и на-
Хогард обложен со всех сторон, мне высовы- крыл ею бокс, теперь кибер был защищен от ваться никак нельзя. Думаю, -тебе стоит дать посторонних излучений. Дисковые антеннь' из­
согласие. Охранником -
не так уж плохо. Орга- лучателей были намертво встроены в стены низованная преступность не может не иметь бокса и закрыты пластиковыми экранами ... контактов с полицией -
это я усвоил еще при Робот лежал животом вверх. Нури увидел его Подготовке.- Нури помолчал, покосился на номер, крупно написанный светящейся крас­
портсигар.- Время кончается, у них там в уча- кой, и вызвал программу наладки на экран стке сейчас сплошное чирикание. Ты иди, связь дисплея. Программа давала сведения о часто­
держи... тах излучений, пробуждающих к действию Олле, повесив на палец смокинг и небреж- двигательные реакции. Давала эна и сп ",сок но посвистывая, поднялся по винтовой лесенке предпочтительных частот и типов излучений, на крышу коттеджа, угнездился на открытом которыми можно было воздействевать на ро­
сидении малютки-орнитоплана. Он лишний раз оота при отраб0тке его псеВДопсихических ре­
порадовался, что сумел переправить в Джана- акций. Остальное зависело от искусства на­
тl.1ю этот аппарат. Сверху была хорошо видна 00 ладчикёi, его 0пыта и интуиции. крошечная лужайка перед домом, в лунном,! -. свете пластиковая зелень ограды ничем не I!! ПРОДОЛЖЕI'IИЕ СЛЕДУЕТ . z отличалась от натуральной. Неподалеку тя- ~ нулась серая' лента эстакады энергетического-= 50 в вО-е. Заметки нео4евидца Роман АР&ИfМАН Нечнем с ЦJolтаты, (!, .. Будет луч .. ше! И надо надеяться, в ближайшее время. Журнал научной фантаСТIIIКИ возникнет и будет жить!» 3тому оптимистическому утверждению «Ли­
тературной газеты», скрепленному ПОДПlofсями моих любимых писате­
лем-фантастов, исполняется равна четверты' века, Что ни говори; пе­
чельныiii юбилей: журнала, как из~ вестно;у нас .нет до сих пор. За истекшие годы произошло не­
мало событий, о которых фантасты вряд ли .догадыеались, ", в основ" ном, не сбылись те НФ сюжеты, что влекли к себе писателей. Не обна­
ружили мы инопланетян -
ни в кос­
мосе, ни на Земле, ни в прошлом, ни е настоящем. Не ответили' чело­
вечеству взаимностью мудрые дет.­
фины. Машин времени нет и в про­
ектах. С компьютером не обсудишь на равных животрепещущий во­
прос -
может лlof, машина мы­
слить? Даже на Марс еще не слета­
ли -
только примериваемся, прики­
AbIBaeM.i. СОЗАается впечатление, что фантастике 60-х вообще катастрофИ­
чески не повезло с исполнением на­
УЧН,о-технологических пророчесtв. Верно, не повезло. ,И прекрасно, что не повезло! Не иссякающий и в наши дни интерес читателей к фантастике именно тех лет (загляните-ка в биб­
ЛliIотечныеформуляры) -
при почти полном отсутствии реализованных НФ идей -
окончательно опровергает не­
когда распространенную точку зре­
ния, 'что фантастика-де обязана толь­
ко «обоснованно мечтать, а не бес­
почвенно фантазироваты>. Замахнув­
шись на большое, выйдя в фило­
софские, социальные, нравственные сферы, НФ проиграла в мелочах, но ВЫlilграла в главном -
осталась литературой. Почему так быстро сошла с дистанции и НЫНе уже напрочь за­
быта фантастик!! 40 ...... 50-х, ладнень­
кая, трезвомыслящая, без вс"ких там вредных затей, затянутая в бле­
стящую кожу и чуть припахивающая порохом (идеологичеСКIiIХ битв) и машинным маслом? Может быть; по-' тому, что она е Щ е боялась всего неПJ!lИВЫЧНОГО и, не МУАРСТВУЯ, преА­
почитала обрабатывать евою скром­
ную делянку, снимая с нее столь же скромный урожай. Почему не i<лишкЬм много энту­
зиазма выьlваl!!тT ныне ббЛliwая часть НФ книг, изданных со второй половины 70-х, когда иллюстрации и обложки становиhЖ:ь все живопис­
нее, все завлекательнее, а слово «кризис» звучало все отчетливее? Наверное, потому, что НФ у ж е не хотела замахиваться на большое, предпочитая опять-'tаки возделы­
вать свой огород (благо площадь его многократно приросла), а если и хотела -
не даsали бдительные ре­
дакторы .• ; Фантастика 60-х развивалась, стало 'быть, в промежутке между двумя страхами, между двумя «не­
льзя» -
«еще» И «уже». Тем не ме­
нее воздуха свободы, который и НФ зачерпнула в период хрущев­
ской «оттепели", хватило почти на полтора деСЯТlilлетия: от появления непривычной «Туманности Андроме­
ды» (1957) до полной «cMeНl.1 карау­
ла» в редакции фантастики изда­
тельства .. Молодая гвардия» (об этом драматическом ЭПИ,зоде ПоА~ робно рассказали братья Стругац­
Кlilе в своем интервью "УраЛl.сКо­
му следопыту» -1987, N2 4). Нетрудно представить, что и в 60-е не все было спокойно и tлад­
ко. На глазах людей за какое-то де­
сятилетие время дважды поменяло свой цвет, и это не могло не но­
снуться литературы, в том числе и НФ. Поначалу, должно быть, все ка­
залось зыбка, странно, неустойчи­
во. В 1956-м на ХХ съезде был ра­
зоблачен культ, но давняя традиция критических проработок, «борьбы с низкопоклонством», навешивания ярлыовB не исчезла сразу, не мог­
ла исчезнуть: вредные привычки, увы, живучи. И не удивительно, что старейший -
и тогда -
Пlilсатель-фан­
таст, активно отучаствовав в распра­
ве с автором «Доктора Живаго!>, в 1961 году публиковал уже статью «Против абстрактности в научной фантастике»: как раз шла острая борьба с «абстракционизмом». В той статье хорошенько досталось мо­
лодым фантастам Г. Альтову и В. Журавлевой, чье произведение, конечно, ничему хорошему нашу молодежь научить не могло .•• А уже с сереДIiIНЫ 6B~x начинаются сперва рсэбкие, с ОГПЯАКОЙ, затем все креп~ •• t/ущие YAapIii по философской, СО"' Циаhьной фантасtPiке, по творчеству Стругацких; аПогея они достигнут в конце 70-х, однако и десятилетием ранЬше а названии статьи критика В. Свининникова само слово «фило­
софская» заключалоtь в издеватель­
ские кавычки ..• Время, когда НФ развивалась в «режиме наибольшего благоприятст­
вования», было весьма ограничено. А может, его и вовсе не было? Мож.ет бlil"l"Ь, фантастика 60-х и вы­
ЖИЛfl, и оБильныe плоДЫ дала как раз потому, Ч"l"О борол ась, отстаива­
ла свое право на сущестsование, защищалась От нападок некомпе­
тентных нритиков и чересчур ком­
петентныХ"'- но не в литературе­
узких специалистов? Во всяком слу­
чае, такое не исключено. А сделать TotAa фантастика ус­
пел!! фантастически много. , В считанные годы бlomа пройде­
на стремитет.ная· эволюция от на­
ивной НФ жюльверновско-беляев­
ского плана до подлинно «чеповеко­
ведческеЙ». Луч'шие nроизsедения тоА поры были просто заквашены на по­
лемике, расправлялись с БыьIм!If стереотипами безжалостно' и весепо. Вспомним хотя бы пародийную гла­
ву из повести «Понедельник начина­
етс!! а субботу», РИСУЮЩУIG путеше­
ствие Александра Привалова в о п Н­
с ы в а е м о е будущее: Струtilцкке блестяще показали нежизнеННОСТ'1 убогость, выморочность примити.­
но-прагматической «ближней.. фан­
тастики с ее коллекцией мрачных типажей, Манекенов вместо живых людей. Фантастика 60-х развивалась, по­
хоже, в принципиальном пренебре­
жении к правдоподобиlO НФ идей, положений, антуража, сохраНЯ!l лишь минимум необходимого для сюжета. Человек --'" ,,:\ера всех ве­
щей -
оказался непременным УС" ловием таких разных произsедений, как !,День гнева» и «Винсент BatI Гог» С. Гансовского, как лучшие по­
вести и новеллы Д. Биленкина; юморески И. Варшавского, как "Де­
вочка, с которой ничего не случит­
ся» К. Булычева ..• Повествование не­
уклонно стало смещаться в обще­
гуманитарную сферу, даже про­
феССIiIИ многих tepoeB (например, Полынова у Д. Биленкина, Киры S1 КАК-ТО НЕ NfJlJr3H'EHHO, .. , Сафрай у В. Журавлевой и др.) символизировали интерес авторов к внутреннему миру, людей. В «Попыт­
ке к бегству» Стругацким было со­
вершенно неважно, каким образом человек ХХ века Саул Репнин ока­
зы'ва,ется в будущем, но важны были сам герой, его поступки, его выбо~ , Отсюда же, из отсутствия жан­
ровой узости, произрастают и, ска­
зочные -
лишенные даже малейшей степени наукообразия ~ прои,зведе­
ния, которые сформируются в фантастической нашей литературе позднее; отсюда пойдет смеШение невероятного с бытом у В. Орлова и А. Житинского -
истоки их твор­
чества только ближе: сфере 60-х. следует, конечно, искать не у Булгакова, но и гораздо у современников, в атмо­
раскрепощенного «можно» Одновременно вызревала фан­
тастика «настроения» (термин, по­
нятно, условный), весьма спорная с научных, рационалистических пози­
ций, но возможная с позиций худо­
жественных. Фантастика, восходящая к «готическому» роману, к «3амку Отранто» Уолпола, к Гофману и По. Эта Ориентация вряд ли с опреде­
ленностью ощущалась и самими ав­
торами -
скорее, она естественно рождал{!сь в многообразии поиска' новых тем, направлений. Помню свой детский восторг от рассказа М. Ем­
цева и Е. Парнова «Последняя дверь». В критике этот рассказ не­
однократно подвергался нападкам за несвязность сюжетных мотивиро­
вок, эа отсутствие высокой идеи, за развлекательность и бог знает за что еще. Рассказ же, при всех его недостатках, был о другом. В нем действительно не Быоo великих от­
кровений, но зато он умело создавал настроение -
атмосферу сладкой 5Z Рис. С. Ашмарина жути, гнетущей непонятности, не­
ожиданности, беССИЛИJl привычных (и тесных) рамок, куда мы горазды загонять все богатство мироздания. Между прочим и романтическая «готика» В. Крапивина берет Н,ачало там же, в тематических поисках 60-х. Более того. Все «психологиче­
ское направление», которым заслу­
женно гордится «ленинградская шко­
ла»,' зародилось, на мой взгляд, там же -
в споре с безлюдной техноло­
гией НФ предшествующих десяти­
летий. Тяга не к железному, а к че­
ловеческому была настолько вели­
ка у читателя, настолько любители НФ устали от стекла И' бетона, «ша­
гающих саксофонов» и никелиро­
ванных «ручек приборов», что «Лео­
парду с вершины Килиманджаро» О. Ларионовой, неравнодушной ic переживаниям своих героев, реши­
тельно прощали все издержки -
и некоторый «надрыв», И затянутость, и погрешности в сюжете. Достоин­
ства книги были в тот момент слиш­
ком очевидны, и не случайно, что эта книга вместе с «Далекой Радугой» первая побывала в космосе, на бор­
ту орбитапьной станции. Главной чертой фантастики 60-х была молодая бескомпромиссность ко всему, что мешало. Со штампами она боролась иронией и издевкой. Сатира наконец-то сменила место дислокации -
до этого объекты ос­
меяния и осуждения находились, по преимуществу, за океаном, в нена­
званной империалистической держа­
ве, обличать пороки которой было легко и необременителыiо. В 60-е едва ли не впервые стало очевидно, насколько антилитературен сам жанр фантастического памфлета, вы­
росший на почве идеологических клише,- заl(оннорожденное дитя эпохи «холодной войны». Для по­
добных произведений не треБОВ'а-
nось ни i1Ит~r:;аТуРНОГО Macтepcтii~, ни знания обстановки -
вполне XB~ тало чтеНИJl тог,цашних газет, отку­
да и черпался материал... Произве­
дения, созданные в таком духе, ко­
нечно, не исчезли и в 60-е: в те годы выходило их немало, выходят они, и сеЙчас. Но такие книги уже не могnи Претендо.,gать на господствую­
щее место в НФ, их выслеживали, как мамонтов, и остроумно, безжа­
лостно высмеивали. Устареваnи та­
кие вещи, по обык'новению, почти с момента их выхода в свет. Пожалуй, лишь ,некоторые книги 3. Юрьева­
за счет крепко сколоченно,ГО сюже­
та, прекрасного знания реалий и ми­
нимума фельетонных передержек­
с интересом читаются и в наши дни, все прочие выглядят анахронизмом. А «шпионская» фантастика? Ведь вымерла начисто, и торжественные проводы с лентами из многочисnен­
ных пародий были начаты именно в 60-е. На смену «приключениям тела» окончательно утвердились «прикnю­
чения мысли», а драматические со­
бытия вокруг похищеНИJl западными спецслужбами некоего изобретения уступили место «драме идей... Не знаю, ,как детектив, а фантастика выиграла от этого. И хотя в "От­
крытии, себя» В. Савченко ирония преобладает над пафосом, про из­
ведение это было в высшей степен", серьезным и детективные ходы не, мешали понять главное: «винтик»­
один из многих, рабочая лошадка НТР'- инженер Кривошеин стано­
ВИТСJl едва ли не центром Вселен­
ной, могущественным ·демиургом, почти божеством. ,,3ауряд, который много смог» -
так аттестован он ав­
тором. Это внимание к частной лично­
сти, да еще инженерского зваНИJl (в прежней НФ -
«лицо без ре­
чей», придаток какой-нибудь техни­
ческой штуковины; в НФ поздней­
шей -
один из «малых сих», вроде гоголеliского Башмачкина, П,ерсонаж анекдотов на темы безденежья), было характерным' для всей фанта­
стики той поры ... Сейчас, четверть века спустя, легко быть мудрым. Легко говорить, что любимый герой фантастики 60-х, набрав самых доброжелательных авансов, не смог расплаТИТЬСJl по счетам в 70-е, оказавшись не в си­
лах сопротивляться бюрократиче­
скому своеволию «хозяев науки,. (как правило, чиновников высоких рангов, а не ученых). Маги из "По­
недельника ... » Стругацких' в "Сказ­
ке о Тройке» учатся играть в бюро­
кратические' игры, и умение в этих кграх выигрывать означает по сути нравстве'нное поражение. Инженеры Савченко позднее отзовутся в 'геро­
ях колупаевской «3ащиты», где весь коллектив лаборатории будет оза­
бочен не поисками истины, не «сча­
стьем человеческим» (как в НИИ­
ЧАВО У Стругацких), а лишь одним: .. как бы всучить смеЖН!'fкам нерабо­
тающую установку и тем caMblM «за­
крыть тему». Вот куда yiiAYT чудеса изобретательности кривошеиных ... Да, напрасно эти герои ставились на ко­
турны, они оказались обыкновенны­
ми людьми; но вот то, что в этоii «единице» НТР была увидена живая душа, человек со своими проблема­
ми -
огромная заслуга фантастики 60-х. НФ литература тех лет -
иногда по наивности, иногда по наитию, а временами вполне сознательно -
наметила целый ряд симптомов со­
циальных заболеваний, о которых разговор пошел только сегодня. Уродливые черты действительности можно было обнаружить не только в опальных «Улитке на склоне» или {{Часе Быка», но и в произведениях вовсе невинных. Мало кому сейчас вспомнится рассказ Ю. Сафронова «Ничего особенного», опубликован­
ный в, давнем номере {{Техники­
молодежи». Герои его, потерпев ко­
раблекрушение, оказываются на борту ... не то инопланетного кораб­
ля, не то живого существа. Впослед­
ствии выясняется, что чудо-техни­
ка -
наш, отечественныii, только тщательно засекреченный до поры аппарат для космических исследо­
ваний, в зону испытаний которого герои ненароком угодили. Сами-то они, узнав правду, испытывают толь­
ко восторг и гордость, а мы -
еще и иные чувства. Ибо в свои 80-е зна­
ем Iotстинную- цену ведомственной секретности ... То же и в романе А. Полещука «Падает вверх»: потрясенное и об­
радованное население нашей стра­
ны узнает из официального сообще­
нlotя, что мы, оказывается, давно слеталlot на Марс. Экспедиция-то воз­
вращается, и никак не скрыть само­
го этого факта, поскольку ракета сядет прямо на KpacHoii площади ... Ну, что за летательный аппарат на самом деле приземлится в районе Красной площади, не мог, наверно, измыслить ни один фантаст; но и история неожиданного появления собственного марсианского корабля сильно напоминает историю с оте­
чественным «шаттлом» В конце 80-х (то же удивление: не было, не было, и вдруг -
есть, и давно!). Подобная же атмосфера узна­
вания, только окрашенного еще и в мрачноватые тона, окружает ныне повесть Стругацких «Трудно' быть богом» в ее современном прочте­
нии. Сколько чернил ,извели критики, чтобы заклеймить авторов, доказать, что они {{против помощи отсталым народам». И потребовались горькие 70-е, потребовались трагические уро­
ки Афганистана, чтобы главная мыльb повести (нельзя безболезнен­
но Iot легко «перепрыгнуты> из фео­
дализма сразу в КОММУНlotзм, в свет­
лое грядущее) оказалась бесспор­
ной. д само светлое будущее? Дол­
гое время оно рисовалось фанта­
стами в духе по-школярски поня­
того романа Н. Чернышевского «Что делать1» -
настолько «светло И пре­
красно», что напоминало более все­
го павильоны ВДНХ в день откры­
ТIotЯ, увеличенные до масштабов стра­
ны -
а то и' планеты. Примерно та­
ким' оно было и у Сафроновых (<<Внуки наших внуков»), Iot у П. Во­
ронина ({{Прыжок в послезавтра»), и у М. Белова ({{улыкаa Мица­
ра»), и у прочих, чьи книгlot сыщут сегодня разве что библиофИЛЫ. Страшно подумать, что стало бы, если б люди в этом будущем не вышли в космос! Захирело бы че­
ловечество: ведь все вроде есть', все проблемы решены, Iot что дальше делать на Земле -
придумать авто­
рам было затруднительно, космос оказался спасением ... Между тем КОММУНlotзм, как под­
метил герой повести {{Хождение за три мира» Абрамовых, {{не стабlotЛЬ­
ная, а развивающаяся формация». И фантасты 60-х небезуспешно пы­
тались представить себе общество грядущего в развlotтии, лишенным УМlotленноii благостностlot. Первым реальным шагом в этом направлении стал роман И. Еф­
ремова. За тридцатилетие, прошед­
шее с момента его выхода, о {<Ту­
манности Андромеды» написано так много, что трудно сказать о нем что-либо, не впав в банальность. Рискну только заметить, что некая жесткость, спартанская простота будущего у Ефремова ощущаются как аргумент во внутреннем споре с теми, кто представлял коммунизм в виде бесплатного магазина -
бери не хочуl Ефремов показал людей цельных и свободных в своих по­
ступках; но при зтом В известном определенlotИ свободы как осознан­
ной необходимостlot главным для ге­
роев Ефремова, конечно, была все­
таки 'необходимость. Будучи инди­
видуальностью, человек у Ефремова тем не менее гораздо больше при­
надлежал обществу, чем, скажем, герой утопий Стругацких. Будущее Стругацкlotх тоже было полемичным. Оно еще не. изобра­
жалось столь конфликтным, как в их позднейших произведениях ({{Жук в муравейнике», (,Волны гасят ве­
тер», «Отягощенные злом ... ») -
оп­
ТИМlotзм вообще был xapaKTepHoii чертой времен первой «оттепели», И это не удивительно: после того, что было, все казалось к лучшему. Но вместе с тем мотив HeKoii ро­
мантическоii неуспокоенности про­
низывает и {,Возвращение», и {,Ста­
жеров». Для героев Стругацких го­
ризонт этого мира не задан прочно раз и навсегда, он отодвигался, как и положено, по мере приближения к нему -
и зто движение писателям удалось зафиксировать. С Apyroii стороны, уже в «Возвращении» ко-
cMOHaBT'I, вернувшиэся на Землю че­
рез много лет, став свидетелями бу­
дущего, которое и сами в меру сил приближали, не могут тем не ме­
нее стать его полноправными участ­
никами и на практике постигают печальное правило: ,{Будущее созда­
ется тобоii, но не для тебя». Отри­
цание каждым новым поколением, очень гуманное, ненасильственное, но отрицание (такова диалектика жизни) -
становится узловым· момен­
том развития общества у Стругац­
ких. Позднее этот мотив, в более гротескной форме, возникает в ,{Гадких лебедях» (<<Время дождя») ... Негативные отклики на утопиче­
ские построения Ефремова и -
в особенности -
Стругацких, которые появились вслед за выходом их книг, понять можно. Признать, что свет­
лая мечта, которой догматически поклонялись, может быть подерну­
та даже слабой дымкой каких-либо проблем и забот,- многим это ка­
залось кощунством. Нетрудно по­
нять, и почему так по носили по­
весть Стругацких {,Хищные вещи века». Критиков ввергало в великое смущение, что многие атрибуты, традиционно С,читавшиеся принад­
лежностью коммунизма (четырех­
часовой рабочий день, почти бес­
платная пища, царство автоматики и т. д.), писатели крварно передали капитализму: запахло изменой! «Вещи оказались не столько хищными, сколько привлекательными»,- УЛIot-
чающе писал один из рецензентов. И был по-своему абсолютно логи­
чен. Ведь если исходить из пони­
мания коммунизма как царства Бол'ь­
шой Ложки, «хрустальных распивоч­
ных и ,алмазных закусочных», то и впрямь абсолютно надуманным и даже вредным покажется конфликт произведения, акцентировка на '{ду­
ховном содержании», которое-де не­
обходимо {,вернуть людям». В, по­
вести-то, несмотря на изобилие, люди 'скотинеют, сходят с ума, со­
вершают неслыханные по несураз­
HOCTIot поступки -
И не потому, что изобилие само по себе плохо, а потому, '1ТО цель подменена сред­
ством... Нет, многим такие рассуж­
дения казались {,от лукавого», только привносящими ненужные вопросы, разрушающими раз и навсегда ут­
вержденную картину будущего (и настоящего), где счастье выража­
лось в тоннах и киJ\омеТр'ах, в угле и прокате. А ведь фантастами (не только Стругацкими) была обозначена дра­
ма, которая станет главной для все­
го {{потерянного поколения» эпохи застоя -
поколения, не сказочно сы­
того (к этому мы не приблизились и поныне), но живущего достаточно стабильно. Поколения, которое зна­
ло, что его обманывают, но обма­
нывало самое себя, не видя цели, не видя выхода ... Фантасты оказались первыми, 53 кто смог увидетЬ I'lЛИ хотя i5bI, нащу­
пать проблемы времени. НО вот парадокс. Перелистывая старые журналы, подшивки газет 60-х годов, ловишь себя на мысли о невозможном HlilHe умиротворе­
ими, царившем, в общем-то, в соб­
ственном стане фантастов. Сейчас трудно даже представить, что когда­
то в «Библиотеке советской фанта­
стики» выходила книжка В. Михай~ лова, а творчество А. Казанцева обозначалось в многотомной «Биб­
лиотеке современной фантастики» не романом на ПОЛТIiiIСЯЧИ страниц, но не60ЛЬШИМ рассказом. Трудно поверить, что Ю. Медведев на стра­
ницах "Техники -
молодежи» благо­
желательно интервьюировал братьев Стругацких, а В. Щербаков был ав­
тором не только «молодогвардей­
ских» сборников, НО и «знаЩ,евско­
го» альманаха «НФ» ..• Впрочем, идиллии обманчивы, столкновение между разными взгля­
дами на литературу (шире -
на жизнь) уже зрело, лишь не прояа­
лялось столь откровенно, как впо­
следствии: вся фантастика Быаa так молода и насТЬлько Золушка в окружении ревнивых сестер, что, возможно, «внутренние» проблемы казались фантастам менее сущест­
венными, чем настоятельная потреб­
ность отстоять свое место в лите­
ратуре. Тогда не было еще (или­
«уже», если помнить о 40-х) откро­
венной «охоты на ведьм», и не за­
глядывал никто авторам в паспор­
та -
про,верить «пятую графу» и вы­
числить «представителей племени вселенских бродяг». Только похоло­
дание политического климата в кон­
це 60-х затронуло по касательной и фантаст"ку -
и ее стали причесы­
вать, отыскивая неподобающие на­
меки и используя их как повод для запрета. Так Быоo с "Улиткой на склоне» и «Сказкой О Тройке». Так было с "Часом Быка» ..• Сейчас публикуется многое из того, что писатели создали именно в 60-е: «Дети Арбата» А. Рыбакова, «Новое назначение» А. Бека, "Фа­
культет ненужных вещей" Ю. Дом­
бровского... Становится ясны:: че­
тверть века назад наше прошлое уже было понято и осмыслено до­
статочно хорошо. Но вот будущее, самое ближайшее, даже писателям­
фантастам известно не было. Не было среди них пророков. !'1 все же ... Все лучшее в нашей фантасти­
ке -
от 60-х. В эпоху, что шла сле­
дом укоренилась фантастика, которая никого не тревожила, не ставила ни­
как"х больных вопросов. Только сей­
час, в самом конце 80-х, возникла острейшая проблема: как писать, ког­
да «можно»? (Как писать, когда «нельзя», за десятилетия научились.) Куда направить свою энергию? И писатели с надеждой вновь смотрят на 60-е, учатся у них. 54 lJитатеАЬ всег Аа прав? В декабрьском номере прошло­
го года мы предложили читателям оценить по пятибалльной системе те произведения, что составили. наш журнал в журнале -
«Аэлиту»-88. Что ИЗ этого получилось? К началу апреля -
выдохшимся уже ручейком -
тянулась пятая сот­
ня читательских открыток .. писем. Где-нибудь в мае она, очевидно, на­
бежит-таки полностью. Но, вполне понимая нетерпение тех, кто просит «как можно быстрее сообщить ре­
зультаты опроса», к тому же пото­
рапливаемые наш"м достаточно дли­
тельным производственным циклом, мы решили не дожидаться жеЛанной полутысячи .. просчитать .. тоги по четыремстам откликам. В конце кон­
цов, сотня за сотней свидетельству­
ют: расхождения в суммах оценок минимальны.' После второй из сотен лишь поменялись местами «Владыки» И "у дар молнии», других "зменений не произошло; после четвертой­
уточнились сотые доли оценок ... Кро­
ме того, ,даже и 400 голосов -
это в любом случае не наши внутри­
редакционные полтора десятка; тут можно, по-видимому, вести речь и об определенной степени объектив­
ности. Если же вы с этим послеДНим суждением не согласны -
вин"те са­
мих себя, уровень собственной ак­
тивности: несложно выислить,' что­
при прошлогоднем тираже в 480 ты­
сяч -
откликнулся-то на наше пред­
ложение всего только один ИЗ ты­
сячи друзей-подписчиков, остальные 999 -
промолчали ... Впрочем, прервем комментарии. Обратимся к итогам опроса. Повторяем оглавление «Аэлиты»­
В8. В скобках после каждого назва­
ния дано общее количество оценок, а следом -
разбивка по баллам: от <<пятерки» до «единицы». 1. Ольга Ларионова. Звездочка­
Во-Лбу (400: 316, 75, 5, 1, 3). 2. Евгений Дрозд. Скорпион (399: 186, 170, 35, 6, 2). 3. Вадим Худяков; Королевская охота (400: 181, 160, 43, 13, 3). 4. Евгений Филенко. Удар мол­
нии (398: 138, 183, 61, 1 О, 6). 5,. Василий Головачев. Владыки (397: 153, 152, 59, 24, 9). 6. Сергей Лукьяненко. За ле­
сом, где подлый Bf:iar (398: i70, 165, 108, 22, 33). 7. Иван Тяглов. Шаг на дорогу (396: 59, 154, 121, 41, 21~ 8. Степан Вартанов. Город Тро­
ра (396: 52, 149, 142, 30, 23). 9. Сергей Трусов. Бегство (395: 19,117,189,49,21). 10. Игорь Федоров. Трамвай до конечной (397: 39, 119, 142, 52, 45). 11. Георг .. Й Гуревич. Ордер на молодость (396: 32, 119, 140, 39, 66). 12. Лев Куклин. Заповедник (397: 11, 74, 182, 68, 62). 13. Александр Чуманов. 16 ко­
пеек (398: 12, 51, 176, 63, 96). Нетрудно заметить: порядок в оглавлении «Аэлиты»-88 стал иным, чем в декабрьском номере. Надо ли объяснять -
почему? Совершенно верно, для каждого произведения мы вывели средн"й балл, он .. про­
диктовал перестановку слагаемых 'на­
шего журнала в журнале. Этот средний балл мы здесь не приводим -
каждый может ВЫЧИСЛит:' его самостоятельно. Более того: пр .. желании вы можете вывести средний балл и для фантастики нашего жур­
нала в целом. Иные из читателей уже сделали это -
естественно, на осно­
вани .. собственных оценок. В резуЛl,­
тате у Н. Горнова (Омск), например, этот невыигрышный, увы, общий балл оказался равен 2,6. Собственные наши упражнения в стат"стике сви­
детельствуют, однако ж, что более прав э. Денмухаметов (Казань), под. нявший планку уровня «Аэлиты»в88 на целый порядок: 3,6. r ТаТЬJIИI &УРУКОВСКАЯ JГАJРМ[ОJН[JИСЯ[ Эолотаs.t сабля, покрЫТIi.Я узорочьем лесов, .пугов, полян и перелесков, отсекла от голубого моря серебря­
ный 3RЛИВ ... Изящное и зыбкое создание из песка, рожденное в союзе и противоборстве двух стихий -
воды И ветра; живой и хрупкий' мир, всецело отданный на милость человека; магичесnaf.l красота, которая: поистине зав~ раживает взор,- все это и есть Куршская коса. От 3еленоградска, где она начинается, до Клайпед­
СКого пролива пролеrли 98, километров. ИЗвилисты бе­
pl;Jra этой полоски суши, неоДинакова ее ширина. Самое YiJKoe место -
400 метров -
у поселка Лесное, где OДH~ временно видны и море, и залив. 3ато в самом широком месте, у поселка Рыбачий,- между ними 4 километра. Впрочем, эти цифры усреднены, а весь облик косы иЗ­
начально подвижен. Изначально -
это. с тех самых пор, когда на цепоч­
ке подводных мелей (остатков размытой морем Клай­
педской моренной гряды) стал оседать песок, переноси­
мый вдоль береговым течением. Так сложиласъ южная часть косы, а в северной добавились речные отложения HeMa~a, который когда-то сбрасыв~л свои воды между Нидои и Рыбачьим, а также в раионе поселка Лесное. Позднее русло реки «ушло» на север, образовался Клай­
педский пролив, . а крупные отмели и острова соедини­
лись в песчаную косу. Она отгородила от моря большую бухту, которая, поглотив приморское пресное озеро, со временем превратилась в мелководный Иуршский залив. А на косе из поступающего туда песка стали нара­
стать -песчаные холмы ~ дюны. Считается, что они по­
явились 6-6,5 тысячелетия назад. Несколько позднее здесь поселились люди и придумали красивую легенду о великанше Неринге, которая, желая защитИ'l'Ь родной берег{)т разрушительных набегов морских волн, решила поставить на их путипреграду -
песчаные горы. И когда преграда была готова, легла между нею и :Морем тихая вода. И все -
благодаря сметливой и трудолюбивой Не­
ри:нrе. Ее именем и назвали косу. Кстати, имя рыбачки­
великанши восходит :к литовскому слову «нерию) -
пе­
ресыпь, коса. Правда, насыпали ее не JIЮДИ, а волны и ветер, но именно благодаря людям опа сначала чуть не погибла, а потом, примерно двести лет назад, начала возрождаться и до сих пор не превратил ась в цепочку островов. А ведь могда бы, не заметь люди, что обра­
щенньiй к морю фасад косы лучше сохраняется там, где есть береговой вал, который преплтствует прорыву морской воды в залив. Тогда-l'О и появился оригиналь­
ный способ создапия авандюны -
передовой, защитной дюны -
с помощью поставленных вдоль берега, за пля­
жем, многоярусных плетней, которые постепенно, из года в год, засыпал перевеваемый и приносимый вол­
нами песок, тем самым сохра:iн/я жизнь, своеобразие и красоту Курmс:кой :косы. Впервые она упоминается в исторических докумен-
тах 1255 года. И :каких только событий Iie помнит этот зыбучий песок! Вечный шепот его ~ CJIOBHO сказы о бит­
вах жемайтов и самбов против рыцарей ордена меченос­
цев; о литовцах, поднявшихся на борьбу с ГРОЗI1ЫМИ полqищами тевтонов; о славянах, не однажды вставав­
ших заслоном на пути агрессивных германцев и прус­
сов ... А когда на омытую морем розоватую ладонь бере­
га ляжет солнечным сгустком янтарин:ка, в тихом шеле~ сте дюнных песков послышится вдруг то неспешная песня викингов, то рассказы о стравствиях темперамент~ iп.i:х греков, т{) ритмичная речь латинян. Ведь :купцы из далеких земель были здесь, на косе, привлечев:ные местным сокровищем -
«солнечным камнем». «Куршская коса настолько своеобр'азна, что ее не­
обходимо увидеть, как Италию или Испанию, если хотим доставить душе нашей чудесные виды ... » ~ так писал Александр Гумбольдт, географ и путешественник. А уж он повидал немалоl Томас Манн, с 1931 Щ) 1933 ГОД живший в Инда, в светлом доме на вершине поросшей лесом тридцатимет­
ровой дюны, сказал о Куршской косе: «Лучшего уголка в мире я не знаю}). ... МОЖно живописать красоту, но какими словами рассказать о воздухе Куршской :косы! Смоляной -' от обилия сосен; чуть соленый -
от близости моря; слад­
КОliатый, медвяный -
от цветевия трав, но -
горчащий I1aCToeM полыни; влажноватый, слегка отдающий ap~ матом cJxoгo песка... Он кружит в ilOстоJiнной поземке над поверхностью дюн. А они-то и создают удивитель­
ный облик косы. Страна дюн, вторых по высоте в Европе. Строги и плавны линии этих песчаных гор, изваJiнных ветром 'по эаконам движения и равновесия. На 70 км протянулась их золотистая цепь., в которой звенья То смыкаются, а то разделены поперечными понижениями -
долинами вы­
дувания. По ним западный ветер прорывается через косу и ;несет к заливу массы морского песка. Он накап­
ливается в устье этой «сухой реки» и обраэует вонзаю­
щийся в залив вырост берега -
рог или Мы&. Один из таких мысов -
Крюк -
находится в окрестностях посел­
ка Морское. А над ним царят вершины самых высоких на Куршской косе дюн -
Эфа и Планеристов. Отсюда протянулась на юг, до поселка Ръ1бачий, гряда удивительно красивых, то обнаженных и сияю­
щих белизной, то поросших леСО~I дюн. И, СJЮВНО урав­
новешивая начало и конец самой ВЫСОRОЙ накосе пес­
чаной гряды, на 62 м, как и гора Эфа, взметнулась к небу дюна Вышка. Взметнулась -
и круто оборвалась у края болотистой равнины чуть севернее поселка Ры­
бачий. А к югу от него простерпась еще одна П.есЧаная гряда, известная коварством и красотой перевеliаемых пустынных Белых дюн. Безмерно своенравны, порой непредсказуемы Зти горы I@@)@)@)@)@)@)@@)@@@@)@@@@@@@@@@@@@@@@@@)@@)@@@@@ '5 .. подвижного neCI{a, постоянные лишь в ОДНОМ:, послуш­
ные господствующему ветру, они стремятся к заливу. Немало бед творили на косе странствующие пещ;и, к.огда неразумпая хозяйственная деятельность и войны при­
вели к уничтожению лесов. Было раЗ0рвапозеленое звено в цеПОЧIШ равновесия природы -
и пес .. и двину­
лись в llаступление на угодья и жилища людей. Многие' селения на косе не раз оказывалП:сь погребенными под песками. Трижды такая участь выпадала Пиде, дваж­
ды -
Лесному, четырежды -
Морскому.... Четырнадцать селений уничтожил на косе разбушевавшийсJt песо .. , Такую страшную дань заплатили люди за свое Heдo~ мыслие. Н. М. Карамзин, рассказывая о своем путешествии П3 Мемеля (Клайпеда) в Кенигсберг (Калиниurрад), упоминает «ужасные пески» Куршской косы, продвиже­
ние по которой было столь затруднено, что извозчики, дабы сберечь лошадей, предпочитали ехать более длин­
ным путем -
через Тильзит (Советск). iI\изни косы угрожало безлесье. Беда призывала .. действию, и местные жители, IШК могли, пытались за­
щититься от странствующих со скоростью 6-14 метров в год песчаных гор. Но ни ловушки -
глубокие рвы и Ш1Ы вдоль западной околицы, ни хворостяные настилы на дюнах не спасаJlИ положение. В 1768 году Дarщигское общество естествоисиыта­
телей объявило конкурс на самое дешевое н действен­
пое средство усмирения разбушевавшихся песков. По­
бедителе,д КQIшурса стал профессор Тициус, предложив­
ший не самое легкое, зато самое естественное решение­
вернуть косе лес. В 1802 году начались работы, которые возглавил специально ириглашеНIIЫЙ даТСЮIЙ лесовод Бьерн. Он разработал систему защиты от блуждающих иесков почтового тракта Мемель -
I\енигсберг и песколькпх селений вдоль него. В 1810 году под руководством Бьер­
на были закреплены дюны вокруг IIОССJша Смилтыне, на самом северном КОIЩС косы. Озеленением дюн близ Ниды ззнялся, В 1825 году курш-лесовод Георг Куверт; пески возле поселка Пиль­
конен (Морское) засаживал дернои и юныиидеревцами немеЦЮIЙ ученый Франц Эфа, чьим Iшепем названа самая высокая из окрестиых дюн. Усиленное озеленение I\УРШСRОЙ косы продолжалось и после того К;lШ по, Вер­
сальскому договору ее северная часть отошла к Литве, а южная осталась З3 Германией. Вокруг Смилтыне, Прейлы, IОодкранте и Ниды поднялись молодые леса, утверждая здесь жизнь. Но грянула война. На светлых дюпах был устроен фашистский таю(О­
дром. В огне войны погибло 800 гектаров с такпм тру­
дом выращенного леса. Сознавая неизбежность краха, гитлеровцы с мстительным отчаянием загнанного зверя уничтожили больше иоловииы берегового защитного вала -
авандюны, а также всю техничес .. ую докумен­
тацию дреп~ажной системы I1:0СЫ. А если учесть, что I( началу воины остались неприручеНI1ЫИИ громадные массы иеска, можно себе нредставить, ]{экая огромная работа ожидала лесоводов Литовской ССР и молодой Н:алининградской области. Стратегия борьбы за жизнь Куршской косы включала два нанравления: создание берегового вала на морском фасаде и закреиление странствующих дюн. Ныне коса более чем на треть покрыта лесами, сотни гектаро!3 за­
сажены травами-пеСКОУI{репителями. И:vrенно засажены. Причем вручную, чтобы не сдвинуть машинами песок. По 3-4' росточка в лунку, заиолненную глиной. чтобы на первых иорах удержать саженцы, укрепить их корни. Но даже при такой заботе 25 из 100 саженцевнс' !3ы­
жи~ают: .закiшы приморской пустыни СУ:Р~Оl'lчr~Я(),.еж.е­
годными, .ежедневнымистараниями людеи расширяют~ сявладения зелеПОl;ci цвета. На-косе обосновались более 600' видов раст"ший (то' есть почти: I10ЛОj3ишi' свойствен­
ных для флоры Калининградской'об,i:аС1'и)', в том числе­
немало экзотических, чья родина -
Северная Америка, горы Центральной и IОжной Евроиы, Передняя, Сред­
няя п Юга-Восточная Азия, Кавказ и Крым. В союзе с обычными растениями наших лесов. и ,сиецифичещпrми травами песчаных. побережий они, придают особую прес лесть и своообразие многоликим ландшафтам Куршской косы. Вот ПОЧ()II1У, не, выезжая за еепредеJIЫ, можно как бы совершить путешес'!вие по па~пей стране с севера на юг, упидев -при этом пейзажи 'и ," черты ночти всех природных зон -
от тундры ':до Пус,тьпiь.-, и в то же Bpe~ мя ощутить себя в огромно~ботани,ческом саду, ело;­
жившемся сколь стихийно, стол~ ;ИзаконОмерНо.· Стихий
С но потому, что не ставилась ,задача '. создать на Курш­
ской косе КОЛЛeIЩИЮ растений' и' разместить .их ио заI{оиам «жанрю} -
куртинами родственных -
видов. За­
кономерно потому, что подбор, ПРIIНОСИМЫХ ,сюда расте­
пий проднктован экспериментом на, их вы~иваемость в суровых условиях перевеваемых, бедных питательными веществами песков. Но здесь ПРОIlСХОДИТ и естественное заселение уже закреШlенпых дюн и междюпных прост­
ранств растениями-аборигенами. Вот иочему на косе ужипаются степные злаки и тае~Iшые орхидеи, дальне­
ВОСТОЧНЫЙШИПОВIIИК и североамерикаПСI\аЯ туя ... Конт­
расты растений, форм рельефа, воды и песка, иокоя и движения -
отсюда и контрасты ландшафтов, их беско· нечное разнообразие наI{уршской иосе. . Здесь удивительна гармопия случай'ногО и необхо­
димого. Случайно простирание косы с ЮГО,запада на северо-восток совпало с основным направлением перо­
лета птиц над Балтийским морем. Не будь' косы, их трасса должна была иройти пад побережьем Rуршского залива, ПОСI{ОЛЬКУ птицы иредиочитают удлинить путь, ЛИЦ1ь· бы лететь, над сушей, где можно и подкормиться, и QТДОХНУТЬ. , Но, есть Куршская коса и пролегла она по кратчай­
шему расстояпию, став исключительно удобным для итиц мостом И трактом. С огромных пространств При­
баЛТIlКИ, се!lеро-заиада и севера европейской части СССР, Фищiяндин, частнчно -
Швеции собираются пти­
цы и летят на зимовки над К-уршской косой. Всего за несколько суток в конце сентября над этим уникаЛЬНЫl\J местом пролетают миллионы птиц более ста нятидесяти ВИДОВ. Их стаи передко проходят на небольшой, всего несколько метров, высоте, особенно на участке между поселками Рыбачий и Лесное. I{азалось бы, сама при­
рода создала иосу и этот участок на пей для изучения путей пврелета (миграций) птиц. Вот почему именно в Рыбачьем была основана в 1901 году доктором Иоганнесом Тинеманном орнитоло­
гическая станция, на которой впервые в мире осуществ­
лено массовое кольцевание птиц. l\УРШСI\аЯ коса стала «орнитологической Меккой>}. Ее славу приумножают . ис­
следования сотрудников организованной в 1956 году ДОI{ТОРОМ биологических наук Львом Осиповичем Бело­
польским биологической станции ири Зоологическом институте АН СССР. н: югу от поселка Рыбачий распо­
ложен полевой стационар, где ведутся работы по коль­
цеванию, ставятся эксиерименты для изучения механиз­
мов ориентации птиц, определяются видовой состав и численность пролетпых стай. Но для этого итиц надо сначала поймать. Тут и при­
ходят на помощь орнитологам странные сооружения, @@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@ 56 Повец .нтар.; ветро_а. р.6-. н. песке ДlOн; пору6еж-.е весны ,. пет. отмеч.ет кос., з.*"r •• пурпурные свеч" ПlOп"н.; беп •• "lOн.; _зепеный остров » -
одн. "з мноrочиспеННЫI AIOH Курш­
:кой косы; сумерки н. Курwской косе; морской музей .. аква­
оиум в бастионной крепости Копr.пис (построена на Курwской (осе во второй поповине XIX века дп. з.щиты кпайпедскоrо 10рТ.; "ИНrВ"НЫ -
обитатепи аквариума; пустын. у мор •. @@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@ каждое из rюторых напоминает растянутую для просуш­
IШ мпогоярусную рыболовную ссть-вентерь. В ее зев сечением около 450 кв. метров и lIOпадают летящие очень пизко, в 10-15 метров от земли птицы. Отсюда птиц извлекают, обследуют каждую в отдельности, кольцуют и, помимо других данных, записывают в журнал иослед­
ние две цифры шестизначного иомера !ЮJlьца. За каждым сообщением о поимке ОКОJIьцованной птицы стоит огромная и важная информация. Она по­
зволяет уточнить путь и скорость иеремещения иа опре­
деленном участке трассы, рассчитать энергетические затраты на ее иреОДОJIение у птиц разных видов и, на­
конец, знать, какие птицы, откуда, иуда и когда отле­
тают на ЗИМОЕКУ. Именно благодаря массовому кольце­
ванию стало известно, что соловьи, например, зимуют в южной ноловине тропической части Восточной Африки, сиворцы -
на севере Африки, зяблики -
на юго-западе Франции, а чечевицы -
в Юго-Восточпой Азии. Орнитологические "исследования -
лишь один из ас­
пектов работ, проводимых н·а биостапции. Но это­
основное нанраВJIение ее научпой деятельности, руново­
дит IЮТОРОЙ доктор биологичеСIШХ наук Виктор Рафаи­
лович ДОJIЬНИI{. Впрочем, Куршскня коса не обделепа и другими животными. Здесь обитают представители почти всех 400 видов позвоночных и подавляющего большинства беспозвоночных (в том число -
насекомых) Калинин­
градской области. На косе каждый шаг сулит встречу то с ирасавцсм лосем, то с изящным горностаем, с бешюй, косулей, кабаном, серой цаНJIеЙ... Здесь куница охотно селится на чердаке ЖИJIОГО дома, стирая грань между Дикой при-
радой и ЦИВИШI3ациеЙ. . Между тем так хрупок и раним все более зависимый от людей, их труда 11 доброты мир Куршской косы. Вы­
падает лишь одно звено -
норвется вся цепочка ее эко­
логического равповесия. Вот нример. Один человек, поднявшиiiся к вершине даже порос­
шей травою дюны, сдвигает 40 тонн песка. Пройдут сто человек -
начисто разрушат дюну средней величины. Песок, разметанный и беззащитный перед ветром, при­
дет в движение, нереместится па лесной участои, по­
кроет дерновину и кусты, засыплет часть стволов. Ост­
рые песчинки, поднятые ветро,,"!, со временем обтешут кору, и деревья засохнут. Но еще до этого умирающий лес покину т птицы, И численность вредителей непомерно возрастет. А это -
угроза окружающим здоровым участ­
кам. Уйдут из мертвого деса и ра3JlИчные жипотные, отчего пренратится поступление в грунт органических веществ, микроэлементов, изменится состав ногребенных песком почв. ИНЫ:VIИ СJIовами, некогда живой участок превратится в пустыню, и лесоводам -
в НОТОРЫЙ раз уже! -
llРИД("ТСЯ начинать сызнова. Более двадцати лет назад на территории косы вве­
ден режим заказника, что, несомненно, обратилось· во благо косы. Но предстоит еще многое сдедать ДJIЯ со­
хранения и обустройства этого уголка нашей Родины. Очередной шаг и этому сделан: постановлепием Совета Министров РСФСР от 6 ноября 1987 года на территории Куршской r,ocbl в предеJIах Калининградской области образован Государственный природный национальный нари. Сам но себе фант более чем отрадный, особенно, еСJIИ слово будет .подкреплено делом. А работы, дел на носе -
непочатый нраЙ. Не говорю уже о благоустройстве ПОСРJIЕОВ, эиоло-
гически чистом тоиливе, в котором так нуждаются и ЛЮДИ, и природа косы; и о бю'онных павильонах-мон­
страх на автобусных остановках, и о чудовищных (<про­
тивотапковых» бетонных сваях, ВНОJIOчеНIIЫХ в живое тедо .кОСЫ якобы ДJIЯ ее защпты от размыва и для на­
ращивания авапдюпы.. Тодьно песок не скапливается, отсканивает от могучих ветроломов, не образует аван­
дюну -
и все тут. И что об этом говорить -
Дело-то сделано: хоть некрасиво, неумно, да пе смертельно все же. Куда страшнее для жизни косы полное отсутствие так называемого мониторинга -
ИОМIJлексных долговре­
менных I,валифицированных наблюдений. Возможно ли не упустить БОJIезнь, не зная критериев здоровья? Есть на косе участки вымокающего леса, который COBce~1 недавно был сухим. Что это -
закономерные <<Подсосы» грунтовых вод или симптомы разрушения, размыва косы? Есть странные песчаные плеши, на которых ну нииак не приживаются из года в год сажаемые травы. Поче­
му -
песоr, слишком подвижен или растения не те? А какие -
те? Есть здесь турбазы, дома отдыха, пионерский ла­
герь, чьи-то дачи... CKOJIbKO 1'УРИСТОВ за сезон бывают па Iюсе, утаптывают грунт в ее лесах, смещают дерн 0-
вину и песок на дюнах? Никто не знает. Но даже по нриблизительпым подсчетам, вблизи баз отдыха нагруа-
1(З на гектар леса превышает предельно допустимую в два раза. Так что же, деса в этих местах обречены? И значит, вновь -
песчаная пустыня? Есть на косе и за ее предеJIами -
вы не повери­
те! -
леспики, которые предлагают уничтожить на косе всех копытных -
лосей, набанов, косуль, дабы не топ­
тали траву, не объедали молодую ПОРОСJIЬ... Вот уж воистину «сон разума рождает чудовищ»! И будет рож­
дать, пOl(З Государственный нациопаJIЬНЫЙ парк «Кур­
шская коса» остается на бумаге и без достаточного стационарного комплексного научного обеспечения. Природа не прощает невежества и равнодушия. Она существует Д л я н а с до тех пор, пока м ы ощущаем себя ее неотрывной частью. Иначе рвется связь, выпа­
дают звенья из цепочки ее единства. Тогда-то на прекрасной I\:уршской косе, возрожден­
ной и ВЗJIелеянной одними людьми, появляются раны и язвы. спровоцировапные другими. Я верю -
все будет заJIечено. Вот тодько -
Iюгда и надолго ли? ВаШIIостьпроблем торопит. Ведь Куршская коса -
уникальный природпый КОМIIлеис. А все уникаJIЬ­
ное -
хрупко. .. я иду по косе, УДИВJIЯЯСЬ, любуясь, думая, :Может быть, и еще есть места на зеШlе, чей оБJIИК стодь же щедро надеден ЭRзотичесюши чертамп. Но здесь, на Куршсной косе, обшитой, непокорпой, прекрасной,­
в каждой линии, в наждой. Браске отражается суть гар­
монии, создаваемой стихией и людьми. @@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@ 57 Новеллы, о природе Борнс ЗО'NОТ АРЕВ Рис. Ольги Горячевой и СКJtюченuе из nра8иА Под старым мостом, переки­
нутым через сырой овраг, посе­
лились трясогузки. Безмятежно жилось им в этом укромном ме­
стечке. Но однажды, вылетев по­
кормиться, на ннх напал ястреб. Увертываясь от разбойника, тря­
согузки с отчаянным криком бро­
сились в укрытие. Тревога! На сигнал бедствия СJlетелась мно­
гочисленная пернатая братия, оби­
тавшая поблизости. Обшими уси­
лиями отогнали врага. Водворн­
лось спокойствие. Вскоре ястреб ВСРНУ,lСЯ. В птичьем стане снова поднялся переполох. На этот раз на крик прилетели из ближнего леса и сороки. С неистовым стре­
котаньем они устремились на пришельца. Хишник, не выдержав натиска преследователей, поспеш­
но сошел с круга и уселся на сухой березе, росшей неподалеку от моста. Может быть, так он хо­
тел избавиться от сварливых со­
рок, переждать, когда те успоко­
ятся, уберутся в лес, и тогда он продолжит охоту? Сороки, одна­
ко, не собирались улетать восвоя­
си, оставлять своих младших бра­
тьев в беде. Не переставая стре­
котать, они отважно пикировали на ястреба. Чирикая на разные голоса, вились вокруг березы и мелкие птицы. Ястреб ерзал на суку, угрожаюше взмахивал кры­
льями. Но тех это не пугало. И хищник не выдержал. Он камнем бросился с березы и, сде­
лав у самой земли красивый ви­
раж, стремитеJ1ЬНО ушел ввысь и скрылся. После такого отпора ястреб больше не появлялся у моста. Может, понял: хотя птички и не­
велички, а постоять за себя умеют. Можно было бы и закончить на этом рассказ. Картина знако­
мая, событие в жизни пернатых, 58 в обшем-то, рядовое. Однако есть в нем и нечто необычное. Известно, некоторые птицы, особенно мелкие, не терпят ком­
пании сорок, более того, отгоня­
ют их от своих гнездовий не ме­
нее энергично, чем хищников. Неприязнь объясняется просто. Сороки слишком неравнодушны к чужим гнездам: то выкрадут яйца, то птенцов убьют, а то и само гнездо разорят. Казалось бы, за зло злом и платить надобно. На деле получается иначе. Соро­
ки всегда приходят на помошь мелким птицам и, lIе помня зла, отважно защищают их. Видимо, это тот случай в жиз­
ни, когда враждующие стороны объединяются, чтобы противосто­
ять общей беде, общему врагу. ПосраМJtеnuе воРО1lЪl В огороде, с затишной сторо­
ны, рано зачернела проталинка. Ее тотчас приметили вездесущие воробьи. Здесь они весь день ры­
лись в вытаявшем мусоре, пурха­
лись в подсыхюощей теплой земле. Вдруг па проталинку пожало­
вала ворона. Грязно-серые перья на боках и спине топорщились, крылья обвисли -
так неряшливо выглядят обычно старые или го­
лодные птицы. Воробьи, согнан­
ные с излюбленного места, далеко не улетели, уселись на верхнем прясле огорода и возмущенно за­
чирикали. На бесцеремонную го-
стью это ничуть не действовало, она продолжала теребить лако­
мые кусочки. Тогда стайка порх­
нула на зсмлю и стала окружать ворону. Один воробей подлетел к ней совсем близко и громко за­
чирикал, будто требовал: «Уби­
райся отсюда, нахалка! Убирай­
ся!» Ворона каркнула и кинул ась на смельчака, намереваясь до­
стать его I{ЛЮВОМ. Тем временем другой воробей, наверное. дожи­
давшийся, когда ворону отвлекут, подлетел к кусочку, схватил его проворно и, изо всех сил трепеща крыльями, поднялся на рябину, стоявшую вблизи. Разве можно простить такое вероломство!, Наказать нахала! Оставив в покое гомонившую стайку, ворона бросил ась за во­
ришкой. Но тот успел юркнуть в пустой скворечник, прихватив и лакомый кусочек, отнятый у во­
роны. Та ус~лась на крышу доми­
ка и победоносно каркнула: «Тут-то ты, серый разбойник, и попался!» Она попыталась про­
сунуть в лаз свой толстый клюв. Воробей же, чувствуя свою не­
уязвимость, стал дразнить воро­
ну: высунется из скворечника, чирикнет раз-другой и обратно. Попробуй возьми меня! Наконец вороне надоело ждать, когда похититель вылетит из сво­
его убежища, а может, поняла, что не взять его, и, прокартавив: «Карр! Ворр!», улетела. Убедившись, что осада снята, опасность миновала, наш смель­
чак В!ылетсл из скворечника, до­
вольно чирикнул и присоединил­
ся к своей братии, которая уже вовсю хозяйничала на отвоеван­
ной проталине. Возбужденные воробьи еще долго гомонили. Наверно, они хвалили смышленых братьев за то, что те так ловко надули во­
рону. г. Североуральс,~. н аЧQЛО ЧQ r.Tp. 25 д. РОМОВ «Без особых примет» Он сидел, вглядываясь в расплывающийся над Ленинскими горами вечерний полумрак. Народу на смотровой площадке ДОВОЛI:>iо много, человек около двадцати. Он уже не раз приезжал сюда. Приезжал и стоял вот так, пытаясь пр.едставить, что же про­
изошло здесь неделю назад. Хорошо, он попробует еще раз вникнуть в ПОСJlеднее утро' инспектора ГАИ Виктора Садовникова. Неделю назад, выслушав в полвосьмого утра вме­
сте со всеми сводку -
перечень дорожных происше­
ствий за последние сутки, номера угнанных машин и описания особо опасных преступл.ениЙ,- тридцати­
летний инспектор ГАИ Виктор Садовников сел в стоящий у дверей отделения «Уазик». Через пятна­
дцать минут он уже выходил у своего поста -
здесь, у стеклянной будки на Ленинских горах. Место, по московским понятиям, малооживленное, особенно в утреннее февраль'ское дежурство. Впадение Мичу­
ринского проспекта в улицу Косыгина. Перекресток ,считается нетрудным. Можно предположить: тогда, неделю назад, в воскресное утро, этот перекресток вообще выглядел пустынным. Дальше... Дальше­
скорей всего, Садовников, убедившись, Что знаки на перекрестке в порядке, поднялся по лесенке в стек­
лянную будку. Отомкнул ключом дверь, уселся на табурет, снял замок с панели управления. Садов­
ников был мастером спорта по самбо, человеком, любящим жизнь, свою молодую жену и двоих детей. Впрочем, можно допустить, Садовников в то утро не испытывал восторга в связи с предстоящим де­
журством. По показаниям товарищей, инспектор БЫ,l человеком действия. Здесь же, в стеклянной будке. не всегда удается по-настоящему и повернуться. Что же дальше? Дальше ясно -
Садовников щелкнул тумблером автоматической регулировки светофора. Кажется, именно с этого момента все пошло так, как рассчитал «Кавказец». Пожалуй, о том, что провод, соединяющий светофор с пультом, был заранее пере­
рублен, Садовников, конечно, не догадывался. Он увидел всего-навсего, что светофор «на черном». То есть не подает признаков жизни. И все. Картина в жизни инспектора ГАИ обычная. Конечно же, с Са­
uовниковым такое случалось и раньше. Звонок Садовникова о неисправности был $афиксирован в семь пятьдесят утра. Примерно в это же время сви­
детели видели на перекрестке стоявшего и ходившего милиционера. Садовников вынужден был спуститься на мостовую, чтобы регулировать движение вручную. Именно этого и добивался убийца, заранее повредив провод. Садовников ходил здесь, недалеко от края еот этого обрыва, ведущего вниз, к NlocKBe∙peKe. Именно здесь, где,то около десяти -
пятнадцати ми­
нут девятого, инспектор и увидел «Кавказца». Высо­
кого человека «южного», «восточного» или «кавказ­
ского» типа с темными усами, в белой пуховой спор­
тивной куртке и таких же белых спортивных брюках. Человек стоял на краю обрыва и показывал руками вниз: мол, смотрите, товарищ милиционер, что про­
исходит, подойдите сюда! По крайней мере, именно так восприняла жесты «Кавказца» свидетельница Свирская, гулявшая в это время недалеко от смо­
тровой площадки. Садовников, увидев эти жесты, сделал то, что сд€лал бы на его месте любой другой постовой: подошел, встал рядом и посмотрел туда, куда показывал «Кавказец». Именно в этот момент, по показаниям с~идетельниц, человек в белой куртке «махнул рукой». Свидетельницы сначали подумали, что этим жестом он хотел что-то объяснить мили­
ционеру. После этого, по показаниям свидетельниц, оба, нападавший и Садовников, скрылись из вида. Женщины, конечно, не имели понятия, что в эти минуты в нескольких метрах от них убивают чело­
века. Для него же, Иванова, слова «махнул рукой» С самого начала име.тrи определенный, простой и яс­
ный смысл: «Кавказец» успел ударить первым. Пру­
том. Или каким-то другим металлическим предметом, приспособленным для такого удара. Дальше -
завя­
залась схватка. Оба, сцепившись, поневоле сползли по обрыву вниз. Ясно -
тяжело раненный первым ударом, Садовников наверняка уже «поплыл». Жен­
щины же в это время видели лишь пустой край об­
рыва. Только через несколько минут одна из свиде­
тельниц, Нефедова, догадалась подойти к краю об­
рыва и посмотрела вниз. Потом наступило то, что и должно было произойти: увидев истекающего кровью, потерявшего сознание Садовникова, Нефе­
дова истошно закричала: «Помогите! Скорей, на по­
мощь! Человека убили! Помогите!» Нефедова про­
должала это выкрикивать, даже когда к ней подбе­
жали еще три женщины. Некоторое время, застыв от ужаса, они разглядывали умиравшего Садовни­
кова. Находясь в шоке, никто из них не догадался, что телефон, по которому можно вызвать и милицию, и «скорую», рядом, В будке. Может быть, в тот мо­
мент Садовникова еще можно было спасти. Но две свидетельницы, Фелицина и Костюкова, оставшись у места происшествия, стали призывать криками на помощь. Пустая трата времени -
хотя в конце кон­
цов эти крики привлекли к краю обрыва нескольких прохожих. Свирская и Нефедова побежали искать телефон-автомат. Это отняло еще несколько минут­
ближайшая будка находилась далеко, метрах в двух­
стах на Мичуринском проспекте. Пока женщины ее нашли, пока дозвонились в милицию, пока приехзлз оперативная группа и «скорая помощь», «Кавказца», конечно же, давно простыл след. Садовников терял последние остатки крови. Все попытки спасти его потом, когда приехали опер группа и «скорая по­
мощь», были практически бесполезны. Старший опергруппы, отправив Садовникова на «скорой» И отметив, что у раненого отсутствует лич­
ное оружие, тут же провеJ! опрос свидетелей. Выяс­
нил приметы преступника, передал их дежурному по городу. Все говорило о WM, что убийство совершено из·за пистолета. Выждав, когда на перекрестке зажж~тся зеленый, Иванов ПQехал назад, в следственную часть проку­
ратуры. ГОСТИНИЦА «АЛТАй» В кабинете Прохорова ничего не изменилось, если не считать снятого пиджака и стакана чая на столе. Можем себя поздравить,- сказал Прохоров. -
А что? -
Из гостиницы «Алтай» в день убийства выехал Нижарадзе Гурам Джансугович, трижды судимый. -
Кличку не выяснили? -
Теперь уже моя очередь спросить: а что? -
Ничего.- Иванов помедлил.- Не «Кудюм»? Прохоров некоторое время с интересом смотрел на Иванова. Наконец, будто что-то решил, медленно отхлебнул чай. -
«Кудюм», точно. Я предполагал, что вы его знаете. Он проходил в Тбилиси по многим делам. В частности, по последнему с мошенничеством. После отбытия наказания освободился три месяца назад. Выписался вроде бы домой, но пока по месту жи­
тельства в Гудауте его нет. Местонахождение не­
известно. -
Как его определили? По паспортным данным? -
По паспортным. -
А что-нибудь еще? В номере, например? Ну, там, приметы, следы, прочее? -
Если вы о. следах пальцев, то принадлежав­
ших Нижарадзе в номере не нашли. В данном случае это было довольно важно: надо все время помнить, что дактилокарта с отпечатками пальцев Кудюма хранится в «ИЦ». Прохоров по­
смотрел в окно: -
Что вполне объяснимо. Во-первых, номер после того дня много раз убирали. Потом ... Поймите, Борис Эрнестович, Нижарадзе тысячу раз мог позаботиться, чтобы их не нашли. Так ведь? Прищуренные глаза, все черты лица Прохорова старались сейчас показать полную бесстрастность. Но за кажущейся бесстрастностью, конечно же, скрывалось . торжество. Все правильно. Повод есть, сегодня, после недели бесплодных поисков, после отчаяния, которое уже начинало охватывать их всех, они наконец хоть что-то зацепили. Определение «Ку­
дюма» было, можно сказать, принципиальной побе­
дой. Даже если это ложный след, даже если находка ничего не даст. И победа' эта была одержана бла­
годаря Прохорову. Иванов знал, только приняв дело к производству, Прохоров сразу же настоял на по­
гостиничном обходе. Сам чертил схемы обхода, сам инструктировал группы. Для него же самого, Ива­
нова, это, как он выражался, «шастание по гости­
ницам» представлялось пустой тратой времени. Про­
хоров был другого мнения. И вот -
«Кудюм». -
Леонид Георгиевич, поздравляю вас. Но вы же сами понимаете, Кудюм ... -
Иванов замолчал.- Ку­
дюм, засветившийся в белом пуховом костюме в «Ал­
тае»,- это, конечно же, нечто. Но Кудюм не мог убить Садовникова. -
Все понимаю, Борис Эрнестович. Кудюм мо­
шенник, а не убийца. Но мошенник может в любую минуту стать убийцей, он от этого не застрахован, так ведь? Ну и ... Ну и -
надо поработать. Хорошо поработать. Вы согласны? -
Значит, я занимаюсь Кудюмом. -
Пожалуйста. Данных, что Кудюм совершил какое-то правонарушение, у нас нет. Так что, сами понимаете, в розыск его объявлять нельзя. Я позво­
нил к вам в МВД, его будут искать ... Но в общем-то я рассчитываю на Еас. И на ваших ребят. -
О чем разговор. Я сейчас же еду в «Алтай». Кстати, в каком он жил номере? Прохоров перелистал перекидной календарь: -
На втором этаже, номер двести девять. Де­
журные по этажу... Сейчас уточним. Значит, так: Акифьева, Лыкова, Грачева. Дежурят через двое суток на третьи. Опрошены из них Акифьева и Гра­
чева, с Лыковой не говорили. Ну, там, на месте, думаю, разберетесь. -
Разберусь, куда я денусь. Разрешите от вас позвонить? -
Конечно.- Прохоров придвинул телефон.- Это городской. Сняв трубку и набрав номер отдела, Иванов по­
думал о Хорине и Линяеве. Наверняка им давно уже надоело томиться в отделе. Целую неделю дальше телефонных звонков и читки сводок дело не идет. Но деться некуда, по характеру преступления, по некоторым приметам он до сих пор рассчитывает, что «Кавказец» С добытым оружием как-то про­
явится. Именно поэтому он бросил все силы на про­
верку сводок и звонки на места. В трубке щелкнуло, отозвался знакомый, с хрипотцой голос: Хорцн слушает. Николай, это я. Как вы там? Все в порядке, Борис Эрнестович. Линяев? Сидит рядом. Новое есть что-нибудь? Н-ну ... -
Хорин помедлил.- Кое-что есть, Н{) вы же знаете, пока не будет проверено ... били. Свежее? В смысле, я пока не знаю? Да, без вас тут кое-что поступило. По Москве? По Москве. Дама одна жалуется, мужа огра-
Ага ... Ну ладно, мы скоро встретимся, расска­
жете. Вот что: меня интересует Нижарадзе Гурам Джансугович из Гудауты, кличка «Кудюм». Запи­
шите. -
Записал. Нижарадзе Гурам Джансугович, Гу-
даута, кличка «Кудюм». Правильно? u -
Да. Во-первых, позвоните в Абхазию, узнаите, что, как. Потом постарайтесь достать последние фотографии этого Нижарадзе. Ну и материалы, что найдете. Как управитесь, захватывайте все с собой и подъезжайте к гостинице «Алтай». В гостиницу не заходите, ждите в машине. Все, до встречи. Попрощавшись с Прохоровым, Иванов уже через полчаса остановил машину в Останкино, недалеко от гостиницы «Алтай». Долго ждать не пришлось, минут через двадцать сзади притормозила серая «Волга» С Хориным И Линяевым. Прежде чем пересесть к ним, Иванов оглядел темневшую в стороне пятиэтажную гостиницу со слабо освещенными окнами. Там все тихо. Дверцу «Волги» открыл сидевший за рулем жилистый чер­
нявый Хорин; сев рядом, Иванов увидел кивнувшего с заднего сиденья Линяева. Если Линяев, невысо­
кий блондин, в обычные минуты выглядел рыхлым, развалистым, то в худощавом Хорине, казалось, та­
ится некая дрожь, как в туго натянутой струне. Все это, конечно, видимость. В каждом движении Ли­
няева угадываются необходимые оперативнику каче­
ства-сила и нужная резкость. Хорину же, при всей его кажущейся нервности, никогда не изменяет спо­
койствие. В связи с особым характером преступле­
ния в его группу включены асы из асов. Но пока основная функция этих асов, УЕЫ, сводится к BbI-
полнению различных мелких поручений. В подобных случаях главная задача участников опергруппы­
н,аходиться в состоянии повышенной боевой готов­
н'ости. Пригодится ли оно когда-нибудь, он не знает и сам. -
Достали.- Линяев вытащил из внутреннего кармана '-куртки конверт.- Вот, три. Все, что уда­
лось. Иванов бегло просмотрел фото. Все три пере-
сняты и увеличены, узнать Кудюма на них не так просто. Одно наверняка сделано для личного дела в ИТК, две других -из последнего следственного дела. Ничего, других нет, сойдут и эти. . -
в Управлении о Нижарадзе пока ничего не знают,-.ИЗВИНЯЮЩИМСЯ тоном сказал ХОРИН.- Я зво­
нил абхазцам, те тоже в неведении. Розыск офор­
мить нельзя, сами понимаете. -
Понятно. Что там с этой ... дамой, или кто там у вас? -
Да вот, сообщили из одного отделения. В цен­
тре. Пришла к ним сегодня женщина, жена заведую­
щего «Автосервисом». Фамилия -
Гари ... -
Гарибова,- подсказал Линяев. -
Да, Гарибова. Говорит, вчера у ее мужа ка-
кой-то неизвестный, угрожая оружием, отобрал два­
дцать тысяч рублей. Как сообщили из о.тделения, неизвестный, описанный этой дамой, похож на «Кав­
казца». Высокий, южного типа, лет тридцати. С усами. -
Где она его видела? -
Они пришли к ним домой. Муж и неизвест-
ныЙ. По ее показаниям, муж был бледен, не в себе. Сказал, что это его племянник. Ну и попросил ее снять со своей книжки двадцать тысяч рублей. Яко­
бы для больного родственника. Она, конечно, ничему не поверила. По ее словам, неизвестный правую руку все время держал в кармане. -
Сняла она деньги? -
Да. Сняла и принесла домой, хотя это не про-
верено. Муж передал деньги неизвестному, и тот ушел. После этого муж ей сказал, чтобы она никому ничего не говорила. Мы попросили ребят из отделе­
ния до вас мужа ее не трогать. Потом она вроде на коленях умоляла их не выдавать ее. Даже заЯВ.llе­
ние не написала. Муж, мол, убьет. Все это они пере­
дали со слов. Мы вызвали ее повесткой, завтра в, два будет у вас. Правильно? -
Правильно. Значит, пока так: ждите здесь. До упора. Но, в общем, я недолго. Подойдя к гостинице, он толкнул входную дверь. Вошел в полуосвещенный вестибюль. Невысокий по­
жилой швейцар только покосился, ничего не сказав. За табличкой «Администратор» никого нет, горит настольная лампа. На креслах перед конторкой, об­
ставившись чемоданами, сидят мужчина неопреде­
ленного возраста и полная немолодая женщина. -
Я из милиции.- Иванов посмотрел на швей­
цара.- На втором этаже кто сейчас дежурит? Акифь­
ева? Грачева. Позвать? Спасибо, я сам поднимусь. Как ее имя-отче-
ство? Вера MeJIeHTbeBHa. Пожалуйста, не говорите пока никому, что я здесь. Швейцар кивнул. Иванов поднялся на второй этаж. В ПОJIутьме выделялся лишь столик дежурной. Женщина лет сорока; волосы забраны узлом, поверх форменного х;;.лата толстая вязаная кофта. С видимым неудовольствием отложила раскрытую книгу: -
Слушаю. -
Вы -
Грачева Вера Nlелентьевна? -
Вытянул краешек удостоверения. Почувствовав, что разговор будет ДОJIГИМ, женщина аккуратно заЛОЖИJIа стра­
ницу. -
Она самая. ~ К вам, наверное, уже обращались -
по поводу жильца из двести девятого? -
Обращались, а как же. Что это вы за него так, за этого двести девятого? Что он сделал-то? -
Вы вообще его помните? Внешне? -
Ну-у... Вроде такой... Как бы южный. Осо-
бенно-то я его не разглядывала, всех разглядывать, с ума сойдешь. Но так вроде он был с усами. Ну и крупный мужчина. -
Этот номер, двести девятый,- двойной? -
Двойной. Но он . жил одии. И оплачивал за двоих. -
Понятно.- Иванов достал из кармана три фо­
тографии «КУдюма».- Посмотрите, не он? Не торо­
питесь, внимательно посмотрите. Дежурная передвинула фотографии. Поменяла их местами у лампы. -
Вроде напоминает -
этого-то. Только ... -
Под­
няла глаза.- Только этот -
явный ведь yrOJIOB-
ник? А? -
Вера Мелентьевна, вы меня не спрашивайте. Посмотрите еще раз и скажите: похожи эти фото­
графии на жильца из двести девятого номера? Ко­
торый съехал неделю примерно назад? Нижарадзе Гурама Джансуговича? Дежурная снова принял ась рассматривать фото-
графии. -
Отдаленно вроде можно сказать. -
А не отдаленно? -
Вроде бы тот, из двести девятого, такой был ... спокойный, солидный. Любопытно, если Нижарадзе из двести девятого был' не настоящий. Но кажется, больше ничего опре­
деленного она ему не скажет. -
Позвольте фотографии. Дежурная протянула фотографии, сказаJIа с со­
жалением: Вообще сходства я не уловила. -
Кто его еще видел из работников гостиницы? -
Все. Он тут жил четыре дня. Сменщицы мои видели, горничные. Но так, я с ними говорила,- его мало кто помнит. Он все время в номере сидел. А когда жилец в номере, мы стара-емся не беспо­
коить. А ведь интересно все может раЗJIОЖИТЬСЯ, если это не Нижарадзе. Что ж -теперь можно заняться горничной. В крошечной комнате отдыха в конце коридора, усевшись на стул, горничная ДОJIГО рассматриваJIа фотографии. Вернула, скептически СМОРЩИJIась: -
Знаете, все-таки не он. Тот был весь .какоЙ-то округлый такой, надутый ... А этот -
щуплый. Нет, не он. Дежурная могла ошибиться -
фотографии все­
таки некачественные. Но вряд ли вместе с дежурной ошиблась еще и горничная. Похоже, здесь жил не «Кудюм». А тот, кто использовал его документы. Если так, все меняется. -
Когда вы убирали, он каждый раз был в но­
мере? -
Я его всего два раза видела. А так -
убирала без него. Ну, а когда убирали при нем, что ОН делал? -
Ничеr9 не делал. Сидел, и все. -
Просто сидел? Или что-то делал в этот мо-
мент? Постарайтесь вспомнить? 61 -
я ведь то с пылесосом, то со щеткой. Пока сметешь, пока ведро вынесешь... . -
Все-таки постараЙтесь. Он что, в потолок смот­
рел? Чай пил? Вроде он то ли считал что-то, то ли писал. -
Считал или писал? Почему вы так подумали? -
Он за столом сидел, пока я ходила. Я в его сторону вообще-то не смотрела. Но так -
вроде у него плечи шевелились. Все время. Будто он писал. Или переставлял что-то на столе. -
Переставлял? Вы не ошибаетесь? Именно пере­
ставлял? -
Ну да. Это я так сейчас думаю .. Тогда-то мне все равно было, но сеЙчас ... -
Горничная помедли­
ла.- Самой даже любопытно. Вообще-то, кто он такой, этот двести девятый? Уголовник, что ли? -
Если это тот, кого мы ищем,- уголовник. Те­
перь, Лена, вы говорите, вы ведро из этого номера ВЫНОСI1ЛИ? Мусорное? Постарайтесь вспомнить, что было в этом ведре? -
Что там может быть? Газеты смятые. Окурки, бумага грязная. Мусор. -
Какие газеты, вы не помните? На русском языке? -
На русском? -
Горничная замолчала.- А на каком еще?. Ну да, он же грузин. Нет, по-моему, все-таки на русском. Хотя точно не скажу. -
Конечно, от каких сигарет окурки, тоже не помните? -
Да вы что. Я и не смотрела. От сигарет, и все. Л от каких -
мне как-то все равно. -
А бумаги какие были? В мусорном ведре? Л какие могут быть бумаги? Бумаги как бу­
маги. -
Ну, мало ли. Допустим, он мог выбросить ста­
рые проездные билеты? Или документы? -
Документы? Не-ет ... -
Горничная замолчала.­
Нет, 'документов там не было. Вообще, ничего такого не было. Если уж так ... Обертки, помню, от вафель были. Да, обертки. -
Обертки от вафель? -
Да. Он их много, помню, накидал. Обертки от вафель. Нет, эти обертки от вафель ни о чем ему не говорят. -
Сластена, значит, был? -
Не знаю. Мужчина он крупный. С чаем, на-· верное, употреблял. У нас буфет не работает. Закрыт. -
А вафли где же он взял? -На этаже, у дежурной. У нас на этаже все есть. Вафли, вода минеральная, чай, сахар. -
Ну, а какие они, эти обертки? От вафель. -
Вы что, оберток от вафель не видели? Бумаж-
ки такие, белые. Хрустящие. Мы, знаете, их СКОЛЫЮ выгребаем. -
Понятно. Леночка, вы о чем-нибудь с ним го­
варили? -
Чего MF/e с ним говорить? Спросила только: «Я у вас уберу?» -
«Да, пожалуйста». И все. -
Вы не обраТИЩj внимания -
он говорил с ак­
центом? -
Ой, не помню. Вообще-то... Нет, не помню. Может, с акцентом. То, что ни администратор, ни швейцар не смогли опознать «Нижарадзе» по фотографии, ценности осо­
бой не представляло -
в любом случае они вряд ли детально запомнили его лицо. И все же, отпустив 62 Хорина и Линяева и разворачивая машину, Иванов был почти уверен: в двести девятом номере останав­
лива.'IСЯ не Кудюм, СОПОСТАВЛЕНИЕ Прохоров, которому на следующее утро он изло­
жил свои соображения, долго вытирал платком пот со лба и шеи. -
Преждевременных выводов мы с вами, ко­
нечно, делать не будем. Но, может быть, это действи­
тельно не Кудюм? Тогда кто же? -
Ну, допустим, «Кавказец»? -
На «Алтай» напали вы,- дипломатично ска-
зал Иванов.-
5I только поговорил сперсоналом. -
Ладно вам, Борис Эрнестович. Славу мы еще разделим. 5I не о славе. Л о чем? -
Мы можем найти KYДloMa и ничего не узнать. -
Понимаю. Вы имеете в виду -
этот паспорт Кудюм мог просто потерять? -
Вот имешю. Или паспорт украли, такое бы­
вает. Кто -
Кудюм И понятия не имеет. -
Резонно. Но все-таки, Борис Эрнестович, я очень хотел бы спросить у Кудюма, когда мы его найдем: как было дело? И посмотреть, что он отве­
тит. Согласитесь, это будет интересно? Договорившись, что он будет звевить Прохораву, если узнает что-то новое, Иванов спустился вниз и сел в машину. Включил зажигание, развернулся, вЫ­
ехал на улицу Горького. Разглядывая покрытые снегом улицы, усмехнулся. Он слишком хорошо знал себя: если в нем самом не появилось желания что-то сделать, дела можно было и не начинать. Он мог соглашаться, поддакивать, обещать, мог даже, слу­
чайно или по инерции, сделать требуемое, если пору­
чение оказывалось не очень серьезным. Но в серь­
езных случаях любое дело, он это давно понял, без его желания почти наверняка будет обречено на не­
удачу. И вот сейчас, именно здесь, на улице Горь­
кого, при повороте к Каменному мосту, он вдруг понял: в нем ВОЗНИКJJО желание задержать «Кав­
казца». Именно задержать, глаза в глаза. Теперь уже он знал: то, что шансов найти «Кавказца» у негО мало, не имеет никакого значения. Он вдруг впер­
вые попытался представить себе, кто же такой «Кав­
казец» на самом деле. «Высокий», «темный», «юж­
ного типа», «надутый». Рисовалось что-то безликое, расплывчатое. Ничего конкретного. Уже подъезжая к знакомому зданию на Октябрьской площади, он мысленно вернулся к Кудюму. Все-таки он хотел бы понять, откуда у «Кавказца» чужой паспорт? Что­
КУДЮМ отдал ему паспорт сам? Не похоже. Вряд ли фармазонщик по собственной воле свяжется с убий­
цей. Значит, передача паспорта «Кавказцу» с ведома Кудюма мало вероятна. Но мало вероятно и то, что опытный мошенник-профессионал потеряет паспорт. Или, что у него его украдут. Потом, сам «Кавказец» тоже не простачок. Конечно, то, что он, поселившись в «Алтае», использовал паспорт уголовника, могло быть простым совпадением. Но в этом мог быть и какой-то с;крытыи смысл. Мог. Именно с этой мыслью Иванов остановил машину у .l'vlинистерства внутренних дел. ПРОРАБОТКА В его кабщщте, если сравнивать, допустим, с тби­
лисскими условиями, ВСе было на высшем уровне. Стены ПОКРhJваJЩ деревянные панели, зимей и летом работал кондиционер .. На столе, кроме двух телефо. НОВ, стояло еще и переговорное устройство, С вос.ь­
МБГБ этажа бткрывался вид на Октябрьскую пло­
щадь. Но главное -
здесь не было того что посто­
"нно присутствоваЛQ В Тбилиси. В теснЬваТQЙ при­
емной замнача РОВД постоянно стояла суета, суто­
лока. Не было :никаких гарантий, что в кабинете вдруг не окажется самый неожиданный посетитель. да, в Тбилиси к нему МОГjЗойти каждый, так было принято. 3десьже, наоборот, стояла тишина и была ВОЗМОЖНQСТЬ вызывтьb только тех, кого ты хочешь. Казалось бы, все это свидетельствовало о его, Иванова, jЗозвышении. Тем не менее все пять лет тишина этого кабинета действует на него угне­
тающе. Впрочем, ero угнетает не только тишина. Он, Иванов, только сейчас, на пятом году пребывания в Москве, поцял: человеку, выросшему и проведшему большую часть жизни в Тбилиси, к другому городу привыкнуть почти невозможно. даже к такому, как· Москва. Тбилисский воздух, тбилисский дух, все, к чему он привык с рождеция, уже въелось в него. Все это мелькнуло в секунду, как мелькало уже не раз -
от взгляда в окно, на расстилающуJ;OСЯ внизу Октябрьскую площадь, до движения собствен­
ной руки с карандашом к перекидному календарю. «14.00. Гарибова». Кто такая эта Гарибова? Вспом­
нил -
в два должна зайти женщина, по показаниям которой человек, похожий на «Кавказца», отобрал позавчера у ее мужа двадцать тысяч ·рублеЙ. под­
черкнув запись, мельком глянул на часы. Двадцать пять второго. Значит, Гарибова должна скоро быть. ПОЗВGНИЛ, вошли Линяев и Хор ин. -
Борис Эрнестович, абхазцы сообщили: Нижа­
радзе Гурам Джансугович в декабре обращался в Гудаутское РОВД по поводу утери паспорта,- до­
ложил Хор ин. -
А ... Все-таки обращался. -
да. По оформлении документов там же, в Гу-
дауте, ему выдали новый паспорт. В настоящее время Нижарадзе в Гудауте нет. Воебще, по сведе­
ниям РОВД, по месту прописки он появляется край­
не редко. -
Где он потерял паспорт? -
По его заявлению, паспорт Нижарадзе поте-
рял в поезде «Москва -
Сухуми», возвращаясь из Гагр. Гостил у родственников. -
Подтверждения есть? -
Проездной билет, согласно устному объясне-
нию Нижарадзе, он выкинул. Абхазцы обещали свя­
заться с родственниками. А также найти эту поезд­
ную бригаду. Чтобы выяснить о билете. -
Вы спрашивали у абхазцев, куда вообще мог запропаститься Нижарадзе? Ведь, наверняка, он что-то говорил. Ну там -
жене, родственникам, со­
седям. -
Есть сведения, что Нижарадзе мог уехать ближе к Пскову или Новгороду,- сказал Хорин.­
Я связывлсяя уже и с теми, и с этими. -
Еще что-нибудь из новостей? Начальство не тревожило? Пока нет. -
Насчет Гарибовой -
вы помните? Вот, поме-
чено в календаре. Жду к ДВУМ. Не мешало бы знать их выходные данные. Точные имена, фамилии, воз­
раст, прочее. -
СеЙчас.- Хорин достал записную книжку.­
Гарибова -
Cj3eT.JHlНa Николаевна, домохозяйка. Три­
дцать восемь лет. МУЖ -
Гариб"в Георгий Констан­
тинович, директор станции автообслуживания в рай­
оне Тушино. Пятьдесят два. Проживают оба в цен­
тре, на улице Рылеева. Дом девять, квартира сто пятьдесят один, детей нет. -
Не nроверяли -
этот Гарибов сейчас на ра­
боте? Он мог взять бюллетень, уехать, мало ли? Я звонил, на проходной сказали,-- директор на месте. . -
Хорошо. Будьте у себя. Если появится Гари­
бова, ·сразу направляйте ко мне. Гарибова jЗошла в его кабинет ровно в пять минут третьего. СВЕТЛАНА НИКОЛАЕВНА ГАРИБОВА Это бьiла пепельная блондинка, из тех, про кото­
рых говорят: «Она еще красива». Сероглазая, с ма­
лецьким прямым носом и пухлыми губами. Войдя, Гарибова осторожно положила на стол пропуск, села, сцепив руки. На чем, на чем, но на привычке разных женщцн по-разному украшать себя Иванов взгляд набил еще в Тбилиси. Эти сухие мягкие руки и открытые прической красивые уши наверняка при­
jЗыкди к золоту И бриллиантам. Сейчас украшений нет; здесь, в этом кабинете, золото и бриллианты были бы не к месту. Одета хорошо и со вкусом: вя­
заное, без сомнения дорогое платье, агатовое оже­
релье, платиновые часики. Она будто искала глаза Иванова, хотела что-то увидеть в них, но при этом .ее взгляд оставался неВИДЯЩИМ,бессмысленно-стек­
лянным. -
Борис Эрнестович, я просто умоляю вас -
вы должны обещать мне не рассказывать это мужу_ Конечно, раз я пришла, я все вам расскажу. Но если муж узнает, что я была. в милиции ... Все, он не про­
стит. Вы можете это понять? Коцечно, многое она наигрывает. И все-таки сей­
час в глазах у нее самое настоящее отчаяние. -
Светлана Николаевна, если меня не заставят крайние обстоятельства, самые крайние... А я на­
деюсь, они не заставят,- муж о вашем приходе сюда не узнает. -
Спасибо. И... не милиции мой муж боится. Ясно же, он боится этого человека. Понимаете в об­
щем, мой муж очень приличный человек. до ~Aвтo­
сервиса» работал на заводе главным инженером_ А когда позавчера ... Когда он пришел с этим ... Я сра­
зу поняла -
никакой это не племянник. Все ВЫГ.1JЯ­
дело глупостью с самого начала. Племянник ... Хорош племянник. Вы, наверное, уже знаете все? Вам рас­
сказали? -
Рассказали в общем. Кстати, когда точно это СЛУЧJ1.1IOсь? -
Позавчера. Днем. Двенадцати еще не было_ Сначала позвонил муж. Говори,'! он вроде спокойно_ Но я сразу поняла, у него что-то с голосом. «Света, пожа,'!уйста, будь сейчас дома. Я зайду, и не один_ С родственником». Я попытал ась выяснить, с каким родственником. И вообще, что это за визит, в сере­
дине рабочего дня. Но на все вопросы он TOJ1bKO 63 ~~ .. '''''', повторил: «Я тебе сказал, будь дома. Это очень важно. Мы скоро будем». Ну, я кое-как прибрала. Потом слышу, минут через тридцать, открывается дверь. Входят, Георгий и этот ... племянник. Верзи.1а, на голову выше мужа. Борис Эрнестович, если бы вы видели его лицо. Если бы вы его видели. -
Что в нем было особенного? -
Просто что-то страшное. Так вроде с виду молодой парень, лет тридцати, не больше. Но лицо ... Знаете, ноздри какие-то вывернутые, щеки надутые, глазки маленькие. Усищи такие черные, волосы тоже черные, челочкой так на лоб. И все время правая рука в кармане. Не знаю даже, что у него там было. Но руку из кармана он не вынимал. Бр-р... Как ВСПОМНЮ, просто страшно делается. Как он был одет? В таком костюме, пуховом, спортивном. Белом? Темно-синем. Куртка, брюки. Такой, знаете, модный. Марочка слева на груди, «Адидас». Ну, в общем, сейчас такие носят. Если это в самом деле «Кавказец», любопытно. Темно-синий костюм по аналогии с белым. Только тот костюм белый и «Карху», этот же -
темно-синий и «Адидас». -
Когда они вошли, муж его как-то представил? -
Сказал: познакомься, Света, это мой племян-
ник. Они прошли в комнату. Георгий сел, «племян­
ник» остался стоять. Я сразу поняла, тут что-то не то. Меня просто начало колотить. Знаете, колотит, и все. Георгий сам не свой, бледный весь. Я смотрю на него, а он говорит: «Света, у нас случилось не­
счастье. Тяжело больна моя родственница, тетя. 20000 Нужны деньги на операцию. Сейчас ты возьмешь книжку, паспорт и снимешь со счета двадцать тысяч. И принесешь сюда». У меня в глазах поте'Мнело. Мы ведь такой суммы вообще никогда не снимали. И все это, знаете, таким металлическим голосом. Таким, что ясно -
никакой больной родственницы нет. Я открыла было рот, хотела что-то сказать, но тут муж на меня просто зарычал: «Молчи, слышишь, молчи! И делай, что сказали! Бери книжку, паспорт и снимай деньги! Пойми, это вопрос жизни и смер­
ти!» Как он сказал -
«жизни и смерти», я все по­
няла. А он тут еще добавил: «И торопись, слышишь, торопись! Если ты до часа не принесешь деньги, будет плохо!» «Племянник» сразу же посмотрел на часы. Я запомнила -
было ровно десять минут пер­
вого. Ну, после этих слов меня всю как обварило. Я поняла, никакой это не племянник. Поняла­
убийца. Вот он сидит, держит руку в кармане. И ясно так стало: если я не принесу сейчас этих денег, до часу, он Георгия просто убьет. Тут, честное слово, в голове заметалось: до часа еще долго. l\10жет быть, выйти и позвонить в милицию? Начала искать паспорт, книжку, пока все нашла, пока одел ась -
смотрю, уже двадцать минут первого. Думаю, успею, не успею? Говорю: «Смотрите, уже двадцать минут первого. У нас только до сберкассы идти минут де­
сять». «Племянник» усмехнулся: «Захотите. успеете. И вот еще: когда выйдете, за вами неподалеку пой­
дет один молодой человек. Так что не удивляЙтесь. Для надежности -
все-таки сумма большая». Все, думаю, никакой милиции. Вышла, иду к сберкассе, боюсь оглянуться. Сердце колотится, встречных почти не вижу. В сберкассе очереди не было, два человека. ... Контролер и кассирша у меня знакомые. Сначала говорят -
надо было предупредить. Такой суммы может не найтись. Я им говорю -
мол, решили дачу покупаiь. В общем, наскребли. Пока получала день­
ги, все косилась -
нет ли где этого молодого чело­
века. Ну и, пока шла назад,' все, как в тумане. -
Никого не видели? -
Вы что? Я не' только «молодого человека», я вообще никого не видела. В лифт 'только когда во­
шла, смотрю -
на часах без десяти. Из лифта вы­
шла, дверь открываю, руки трясутся. Что, если он возьмет сейчас деньги и, нас убьет?,. Чтобы свиде­
телей не было? Потом,' думаю, мы ведь даем деньги, зачем ему нас убивать? Да и обратного пути нет, там Георгий. Все мысли в какую-то кучу. В общем­
вхожу, они там. Георгий в той же позе сидит. «Пле­
мянник» рядом. Только я вошла, он сразу -
на часы. Муж говорит: «Все В порядке?» Я говорить даже не могу; протягиваю сумку. Муж отдал ее «племяннику»: «Считайте». Тот: «Пересчитайте саМи». Муж пересчитал -
ровно двадцать тысяч. -
В каких купюрах были деньги? -
Около двух тысяч были сотнями. Еще около трех тысяч -
полсотнями. Остальные десятки и пя­
терки. В пачках. -
Номер купюр не переписали? -,-
Вы что. Не в том была состоянии. Потом-
за мной же следил этот «молодой человек». «Молодой человек» мог за ней и не следить. НО мог и следить. Понять сейчас, как все было на самом деле, трудно. -
Значит, ваш муж пересчитал деньги. Дальше? -
Сложил в сумку и отдал этому... «племян-
нику». Я помню, он к двери подошел. В одной руке держит сумку. Смотрит на нас и слушает. Долго стоял, минут, наверное, десять. А другая рука все в кармане. На лестнице было тихо, лифт только один раз проехал. Он подождал, пока лифт остано­
вится. Наверху где-то. Потом улыбнулся, улыбочка у него такая мерзкая. «Спасибо». Дверь открыл и вышел. Все. -
Что вы стали делать дальше? -
А что мне оставалось делать дальше? Сначала кинулась к мужу. Трясу его, кричу: «Георгий, что случилось?» Кричу в голос, а он сидит с закрытыми глазами. Я кричу, а он сидит. Потом говорит тихо: «Света, хочешь, чтобы у нас с тобой все было в по­
рядке?» Сначала я что-то говорила ему, а он только одно: «Хочешь?» Наконец я говорю: «Жорочка, ну что ты, милый, конечно, хочу ... » «Так вот, очень тебя прошу, об этом случае никому не говори. Никому. Ни родственникам, ни подругам, ни знакомым. Но главное -
не вздумай обращаться в милицию. Слы­
шишь? Если ты это сделаешь,- все. Считай, между нами все кончено. В ту же ceKYH.l!y». Хорошо. гово­
рю, Жорочка, хорошо, но ты мне хотя бы объясни, кто это был. Он: «Неважно, кто это был. Был и все, тебя это не должно касаться. О деньгах не волнуйся, заработаем. Все, я поехал на работу». Он уехал, а я сижу и не понимаю, что со мной. Просто не пони­
маю. В одну секунду кому-то отдать двадцать тысяч. Борис Эрнестович, поймите меня правильно. Я не мещанка, не стяжательница, не накопительница. НО вы понимаете? У !'!ас были какие-то расчеты, планы. И вот, в какую-то секунду все рухнуло. Ну, что я буду объяснять.- Она долго молчала.- НелЬ&я это оставлять безнаказанным. Нельзя, вы понимаете? -
Все же, Светлана Николаевна, вам придется написать подробное заявление. Вот бумага, ручка. ~адитесь и спокойно пишите. Обязательно укажите подробнрсти. По возможности точное время. Место­
нахождение и номер сберкассы. Номер вашего счета. И не бойтесь, укажите все данные вашего мужа. Место работы. Должность. Место и год рождения. Короче, все данные. Сделать это все равно необхо­
димо. Не бойтесь. Обещаю, договор, что ваш муж ничего не узнает, остается в силе. Чуть поколебавшись, заявительница взяла лист бумаги и ручку. После ухода Гарибовой Иванов некоторое время сидел, пытаясь понять свои ощущения. Похоже, это «Кавказец». Само собой, надо еще проверить, на­
сколько искренней была Гарибова. Многое будет зависеть и от разговора с самим директором «Авто­
сервиса». Но даже если Гарибова что-то и скрыла, того, что он от нее узнал, хватит, чтобы они начали заниматься «племянником». Послав Линяева проверить точность показаний Гарибовой в сберкассе на Арбате, Иванов тут же выехал с Хориным в Тушино, В «Автосервис». «АВТОСЕРВИС» Белесое и веснушчатое лицо оперуполномоченного районного,ОБХСС Байкова, сидящего за баранкой, выражало сейчас то, что и должно было выражать. Ему позвонили «сверху» И попросили оказать содей-
. ствие двум работникам министерства. Он это содей­
ствие честно оказывает. После вопроса о Гарибове Байков на секунду повернулся. , -
Н-ну... что вам рассказать о Гарибове... Ди­
ректор «Автосервиса» есть директор «Автосервиса». На посту около года. Вообще-то, товарищ подпол­
ковник, материалов на Гарибова в нашем отделе пока нет. На след «племянника» они напали довольно быстро. Первым о проникновении на территорию «Автосервиса» высокого человека, с черными усами в костюме спортивного типа вспомнил вахтер. -
Было. Позавчера, утром, часов в одиннадцать. Точно, как вы говорите,- такой высокий, плотный, лет тридцати. И костюм синий.' Фирмы, правда, не помню, но импортный. Я его тормознул, ну, а он: «Друг, Я К директору. По срочному делу. Дело го­
рит, понимаешь?» Немолодой вахтер изучающе посмотрел на Бай­
кова. Он пытался понять, что скрывается за всеми этими расспросами. Кашлянул: -
С виду он так вроде деловой, с напором, с таким лучше не связываться. Потом, он ведь в са­
мом деле шел к директору. Минут так через два­
дцать они уехали вместе с Георгием Константино­
вичем. На директорской машине. -
Во сколько примерно это было? -
спросил Иванов. -
Около половины двенадцатого. Все совпадает. Значит, «племянник» был здесь точно. Для уточнения деталей, поговорив еще не­
много с вахтером, они разделились. Хорин двинулся к ремонтникам, чтобы походить среди мастеров и «на публи!,у» спросить двух-трех о южанине в ко­
стюме «Ад'i:lДас». Иванов с Байковым, поднявшись на второй этаж, заглянули в приемную Гарибова. 65 Здесь слышался легкий гул, все стулья в небольшоi\ комнате были заняты. Несколько человек стояло у окна. Байков кивнул строгого вида немолодой сек­
ретарше: -
Добрый день, Алина Борисовна. Можно вас? БУКВ301ЬНО на одну минуту? Секретарша вышла в коридор. Иванов улыбнулся: -
Алина Борисовна, дорогая, я хотел бы всего только пару вопросов. Может быть, отойдем? -
Н-ну ... 1J0жалуЙста.- ОТОЙДЯ вместе с Ивано­
вым к окну, секретарша покосилась на оставшегося у двери БаЙкова.- Слушаю. Позавчера вы бbIJШ на работе? -
Позавчера? Конечно. -
Вы помните посетителей, которые были у ди-
peKT::Jpa в первой половине дня? --
В общем. Да, конечно, помню. Вас кто-то ин­
тересует? -
Позавчера к директору мог заходить такой ... J\10ЛОДОЙ чеJlОвек высокого роста. Южной наружно­
сти, похож на кавказца. В синем спортивном ко­
СТЮ\1е. Не помните такого? -
Почему же. Очень хорошо поМню. Он пришел в начале одиннадцатого. Они довольно долго си­
дели. Минут пятнадцать. -
Одни? -
Одни. Георгий Константинович сразу же по-
звонил. И попросил никого не впускать. Сказал, что у него важный разговор. Кажется, факт нападения и вымогательства круп­
ной суммы с помощью· оружия подтверждается. По крайней мере, пока. -
у директора с этим ... молодым человеком была договоренность? -
Не знаю. -
Но ведь вы же его пропустили? Молодого че-
ловека? -
Я его не пропускала. Он пришел сам. За всеми же не уследишь. Он подождал, пока из кабинета выйдут, и вошел. Я и сказать ничего не успела. Почти тут же позвонил Георгий Константинович. Сказал, чтобы я никого не впускала. Он будет занят по важному деду. -
Значит, директор поговорил с мододым че.l0-
веком. Что было потом? -
Они вместе вышли. Георгий Константинович сказал, что поедет по делам, будет после обеда. Главное, что было нужно Иванову, он выяснил. «Молодой человек», похожий по описанию как на «племянника», так и на «Кавказuа», проник поза­
вчера на предприятие довольно сомнительным об· разом. Четверть часа он провел в кабинете Дflрек­
тора. О чем он беседовал наедине с Гарибовым, никто не знает. Конечно, можно уже сейчас идти к Гарнбову. Все же Иванов решил придерживаться прежнего плана. Пусть директор, узнав об их по­
исках, сам позвонит Байкову. да и он должен дать Гари60ВУ шанс. В расчете на его совесть. Секре· тарша снова покосилась на капитана: -
Собственно, а что с этим МО,10ДЫМ человеком? -
Ничего особенного. Просто... есть у нас кое-
какие подозрения. Они ДВИНУJ1ИСЬ к приемнои; остановившись у две­
ри, секретарша посмотрела на Байкова: --
Так я не понимаю -. вы еще придете? И во­
обще, мне что -
говорить о вас Георгию Констан­
тиновичу? 66 -
Прилем, обяэате:!Ы!Q придем,- сказа,'! Ба!!. ков.-
А насчет Георгия Константиновича ... Смотрите сами, Алина Борисовна. Можете сообщить о нашем визите. Секрета здесь особого нет. А можете н не сообщать. Иванов просидел в отделе до позднего вечера, но ожидаемого им звонка Гарибова так и не дождался. Спустившись, уже в машине подумал: может быть, поехать к Гарибову ·Домой? Нет, слишком крайняя мера. ГЕОРГИЙ КОНСТАНТИНоВИЧ ГЛРИБОВ Утром Иванов позвонил Байкову: Ну что? Никаких новостей? -
Пока никаких, товарищ подполковник. Все тихо. Гарибов с утра вышел на работу. Звонить не думает. -
Придется вам поехать к нему. И поговорить. Ждать больше мы не можем. Скажите -
по нашим данным, два дня назад у вас был человек, которым мы интересуемся. Мол, что вы можете о нем ска­
зать? . -
Ну, а если начнет отнеКИJ.аться? -
Продолжайте разговаривать. И предупредите меня, я подъеду. Вскоре позвонил уже Байков: -
Товарищ подполковник, Гарибов не выдержал. Позвонил сам. Сознался? -
Сказал, есть важный разговор. Выехал ко мне, скоро будет. Когда Иванов вошел в кабинет Байкова в РУВД, Гарибов уже сидел там. На директоре был хорошо сшитый темно-серый костюм, темная рубашка, акку­
ратно повязанный галстук. Несмотря на наметив­
шуюся лысину и резкие морщины, на вид Гарибову никак нельзя было дать даже пятидесяти. Темные глаза из-под густых бровей смотрели на Иванова уверенно и спокойно. Байков вздохнул: -
Вот, Борис Эрнестович. Не получается что-то у нас с Георгием Константиновичем. -
Поясните,- подыграл Иванов.- Что не полу­
чается? -
да вот, не получается серьезного разговора. -
А что такое? -
Присев на стул, Иванов по-
смотрел на Гарибова.- Объясните, Георгий Констан­
тинович, что, собственно, происходит? Некоторое время Гарибов рассматривал положен­
ные на стол руки. Покачал головой: -
Да вот и я что-то не понимаю. Почему же не получается разговор, Виталий Сергеевич? -
Не знаю, почему,- Байков вздохнул. -
Наоборот, по-моему, получается. Как раз у нас получается серьезный, обстоятельный разговор. -
Не получается,- сказал БаЙков.- Не получа-
ется серьезного обстоятельного разговора. Гарибов пожал плечами. -
А в чем дело? -
спросил Иванов. -
В том, что я вот тут спросил Георгия Констан-
тиновича... Что он может сказать по поводу инн:­
ресующего нас молодого человека? Ну, вы пом­
ните? -
ПоМню.- Иванов с интересом посмотрел на Гарибова.- Молодого человека в синем спортивном костюме? Который был на «Автосервисе» два дня назад? -
Точно. Так вот, Георгий Константинович упор­
но утверждает,~ это его родственник_ -
Родственник? -
Да. Племянник. Представляете? Все бы ни-
чего. Одно настораживает: Георгий Константинович утверждает, что он ничего об этом своем племян­
нике не знает. -
Ничего не знает? -
Совершенно верно. Даже фамилии. Представ-
ляете? -
Это в самом деле так, Георгий Константино­
вич? -
спросил Иванов. Гарибов, по-прежнему разг.rIядывавшиЙ свои руки, чуть шевельнулся: -
Не понимаю только одного, почему это так удивляет? Бывают особые обстоятельства. -
Какие же? -
Он -
сын сестры моей матери. Но, так ска-
зать, незарегистрированной сестры. --
Как понять -
незарегистрированной? -
спро-
сил БаЙков.- Это что, брак? -
Не брак. Но их родство нигде не зафиксиро­
вано. У мамы с сестрой был один отец. Но разные матери. Они не общались. Фамилию мамина сестра, получается, \моя тетя, носит по матери. Какую, я понятия не имею. И вообще, я .про них никогда ни­
чего не знал. По-моему, не такие уж это удивитель­
ные обстоятельства. Некоторое время все трое молчали. -
Интересно,- сказал ИваНОБ.- Вы про них никогда ничего не знали_ Как же вы узнали племян­
ника? -
Я знал его еще маленьким. Тетка приезжала с ним -
не помню уж, зачем. Сейчас, когда он при­
шел, я его узнал. Понятно. И как его зовут? -
Олег. -
А по отчеству? -
Отчества я не знаю. -
Странно,- сказал Байков. -
Действительно, непонятно,- заметил Ива-
нов.- Как это можно не знать отчества? -
Я даже фамилии их не знаю. Мама, наверное, знала, я -
нет. Простите, ваша мама жива? -
Умерла. Десять лет назад. -
Ясно, Георгий Константинович. Значит, он, то есть ваш племянник Олег, к вам пришел, и что? -
Пришел, поздоровался. Я его узнал. Ну и­
он говорит, мама, в смысле, моя тетя, очень больна. -
Где живет эта ваша тетя, он не сказал? -
Где-то на Украине. Не помню точно. Поймите, я был взволнован. -
Неужели совсем не запомнили? Хотя бы при­
мерно? Что это, город, село? Кажется, он назвал город. -
Какой? На какую букву хотя бы? -
По-моему, Днепропетровск. Или Днепродзер-
ЖИIIСК. Что-то в этом роде. -
Значит, будем считать -
Днепропетровск или Днепродзержинск. Что было дальше? -
Олег сказал, мама больна. Нужна срочная операция. Операцию будет делать известный хирург. Ну и -
нужны деньги. -
Много денег? Гарибов помедлил. Будто обдумывал OTBe~ -
Много. Двадцать тысяч руб.1JеЙ. -
Ого! Зачем же столько денег? -
Олег объяснил, это очень сложная операция. Нужны дорогие лекарства. Оплата сиделкам. Но главное -
все зависит от хирурга. Ну и ... его надо отблагодарить. -
Как понять «отблагодарить»? Дать взятку? Гарибов усмехнулся: Борис Эрнестович, давайте не будем. Давайте. Но все же интересно. Вопрос идет о жизни и смерти. Может быть, это взятка, не знаю. Называйте, как хотите. Короче, Олег сказал, что ему срочно нужно двадцать тысяч. В долг. Он обещал отдать. И вы дали? -
Конечно. Ни секунды не задумываясь. -
Почти незнакомому человекv? -
Ну и что? Во-первых, он· все-таки родствен-
ник. У меня не так много родственников. Потом, в такой ситуации, думаю, не только я отдал бы деньги. На секунду у Иванова мелькнуло сомнение: мо­
жет быть, все это правда? Все действительно было так, как рассказывает Гарибов? Кажется, он недо­
оценил Гарибова. Конечно, все, что касается «неза­
регистрированного родства»,- выдумано. Все же остальное тщательно продумано. Настолько тща­
тельно, что, если Гарибов твердо решит стоять на своем, выбить почву у него из-под ног будет очень трудно. Почти невозможно. Иванов перевел взгляд с телефонного аппарата на Гарибова: -
Как же вы отдали эти деньги? Они что, ле­
жали у вас в столе? -
Зачем в столе. Мы с Олегом поехали ко мне домой. У нас есть некоторые сбережения. У меня и у моей жены. Ну и -
я попросил жену снять со своей книжки двадцать тысяч. Деньги мы не разде­
ляем. Она сняла, я передал деньги Олегу. Он уехал .. -
Куда точно он yexa.1J, вы не поинтересовались? Нет. Он сказал -
торопится, у него билет на вечерний поезд. -
На какой? Может быть, он назвал вокзал? -
Нет. Сказал -
домой. Этого мне было доста-
точно. Ясно: Гарибова ограбили. «Изъяли» двадцать тысяч. Но сообщать об этом ограблении он не хочет. Боится. Почему -
объяснений может быть много. Главное объяснение, конечно же,- какая-то связь с «Кавказцем». Какая? Скорее всего, Гарибов все­
таки жертва. /Кертва, не желающая выдавать пре­
ступника. Значит, как-то связанная с ним. Иванов сделал незаметный знак Байкову: оставьте нас од­
них. Капитан, сославшись на дела, вышел. Сейчас надо сделать все, чтобы Гарибов сказал правду. Именно сейчас. Потом может быть поздно. С каж­
дым новым объяснением Гарибов будет заучивать свою версию. Иванов -
искать несоответствия и воз­
ражать. Обычная игра. Но пока будет идти эта игра, уйдет время. А с ним -
«Кавказец». -
Георгий Константинович, повторяю:. мы счи­
таем, что я принял ваши объяснения. Но вы же ра­
зумный человек. Оба мы знаем: у вас отняли два­
дцать тысяч. Неважно как -
обманом, силой, угро­
зой оружия. Но отняли. Не отняли. Эти деньги я отдал сам: -
Допустим. Теперь подумайте: что будет, если 67 я всерьез приму вашу версию? О «племяннике». ВЫ представляете, что будет? -
Это не версия. Это правда. -
упрямыIй вы человек. Ладно. Допустим, мы считаем -
ваше объяснение чистая правда. В таком случае вы .знаете, что ваш племянник особо опасный преступник? Объявленный во всесоюзный розыск? -. Первый раз слышу. -
Хорошо. Верю. Вы могли об этом не слышать. Так вот, по нашим данным, ваш «племянник» объ­
явлен в розыск по всей территории СССР. Как опас­
ный преступник. Совершивший тяжелое преступле­
ние. Может быть, не одно. За каждое из таких пре­
ступлений ему грозит исключительная мера нака­
зания. Он нарочно затянул паузу. Гарибов не пошеве­
лился. -
Вашим объяснением, выдающим этого пр е­
ступника за вашего родственника, вы ставите себя с ним на одну доску. То есть сами становитесь пр е­
ступником. Соучастником тяжелейшего преступления. Надеюсь, вы это понимаете? Не меняя выражения лица, Гарибов потянулся к карману. Достал пачку «Пэлл Мэлл». Посмотрел на Иванова: -
Я закурю. Разрешите? -
Конечно.- Уловив жест, Иванов покачал го-
ловой: -
Спасибо, я не курю. Гарибов щелкнул зажигалкой. Помедлив, при­
курил, глубоко затянулся. Выражение его лица по­
казалось Иванову задумчиво-отсутствующим. Ка­
жется, сейчас Гарибов срочно пытается еще раз все взвесить. Может быть, понять, как нужно вести себя с Ивановым. Можно допустить, этот человек умеет разбираться в людях. Знать бы только, насколько он честен. Дело Д.аже не в деньгах. Пока для него Га­
рибов загадка. Во всяком случае, понять, связан ли как-то директор «Автосервиса» с нарушением за­
'кона, сейчас сложно. Но ясно, этот человек попал в трудное положение. Гарибов положил сигарету на край пепельницы. -
Хорошо, Борис Эрнестович. Я буду говорить правду.- Помедлив, Гарибов снова взял сигарету. Несколько раз затянулся, разглядывая дым.-
Но поймите меня тоже. Вы бывали в положении, когда вам приставляют нож к горлу? Вернее -
дуло пи­
столета? -
у него был пистолет? -
Был.-Они встретились взглядами. Как будто врать ему Гарибов не собирается. По крайней мере, пока.- Как только он вошел, он достал пистолет. Ну и все остальное шло уже под этим соусом. -
Что «остальное»? -
Разговор. Обычный разговор. Если, конечно, его можно считать обычным. Говорилось все тихим голосом. Мол, так и так, нужны двадцать тысяч. Срок до часу дня. Если к этому времени денег не бу­
дет, я буду убит. Кроме того, у Moe~o дома дежурит еще один. Они знают, что жена сеичас дома. Если до пяти минут второго денег не будет, второй чело­
век войдет в квартиру и убьет также мою жену. И заберет все, что считает нужным. Если же я отдам деньги до часу дня, они уйдут. И я с ними никогда больше не BCTpelJycb. Так сказать, гарантия. Такие условия. Докурив сигарету, Гарибов осторожно притушил ее о край пепельницы. 68 -
я не знаю насчет героизма. Как все это бы­
вает. Говорят, люди идут на пули, ложатся на гра­
наты. Ну и так далее. Но я,. наверное, не герой. Впрочем, может быть, в каких-то обстоятельствах я 11 пошел бы на пули. Но знаете, когда ты сидишь вот так... Под пистолетом в собственном кабинете ... И когда тебе говорят про жену, поневоле начинаешь взвешивать. И решать, что лучше. Двадцать тысяч или собственная жизнь. И жизнь жены. -
Георгий Константинович, вы знаете этого че­
ловека? В глазах Гарибова сейчас отражается все, что угодно. Злость. Н~нависть. Недоумение. Но только не колебание. -
Не знаю. И вообще, надо уходить с этой долж­
ности. Считается, все директора «Автосервисов» мил­
лионеры. Видимо, поэтому он и .пришел ко мне. -
давайте уточним вопрос. Согласен, может быть, именно этого человека, с пистолетом, вы не знаете. Но наверняка вы можете предположить, кто мог его к вам послать? -
Борис Эрнестович, предположить я мог бы, если бы был в чем-то замешан! В чеМ-ТО,понима­
ете, хоть в чем-то! Но я ни в чем не замешан! Ни в чем! Я обычный человекl -
Может быть, все-таки кто-то вызывает у вас подозрение? I -
Борис Эрнестович, неужели вы думаете, я не прикидывал? Вертел так и этак. Мало ли, может, кто-то из знакомых? Или из тех, кто у нас обслу­
живается? Бывшие сослуживцы, допустим? Враги, наконец? Да мало ли кто? -
И что же? . -
Когда посылают двух убийц порешить, так сказать, тебя и жену, всегда поймешь, кто бы это мог быть. Рано или поздно. Здесь же -
не понимаю. Не идет ничего в голову, и все. Полное впечатление -
Гарибов действительно не знает ни «Кавказца», ни того, кто его навел. -
Хорошо, Георгий Константинович. Будем счи­
тать, вы действительно ничего не знаете. Но в та­
ком случае вы должны были сразу позвонить в ми­
лицию. И сообщить, что на вас было совершено раз­
бойное нападение. -
Здесь я виноват. Просто испугался. Знаете, уже потом, когда все произошло, меня охватил страх. Но я ведь в конце концов позвонил. -
Поздновато. Да и здесь тоже сочиняли какие­
то басни. О «незарегистрированной» тете. Не к лицу это вам. Да, кстати, почему грабитель стал «племян­
ником». Кому пришла эта идея? -
Он сам предложил. Повторяю,' как только оН вошел, он сразу достал пистолет. Сел. И стал объяс­
нять. Что и как. Во-первых, я должен был тут же позвонить секретарше. Мол, важное дело, буду очень занят, пусть никого не пускает. Во-вторых, Я' ведь тоже не сразу согласился. Сказал, у меня просто нет таких денег. Потом, когда понял, что дело серьез~ ное... А я это понял -
стали сообща выяснять, как я могу передать ему двадцать тысяч. Он спросил: «У вашей жены деньги на книжке есть?» Раз есть, значит, я должен сказать, что он мой племянник. Ну и ... всю остальную сказку. -
Вы не заметили, какой системы у него был пистолет? . -
Насколько я понял, наш пистолет. Армей­
ский. Системы Макарова. у СадоrШl1КОВ8 тоже был пистоm~т системы Ма­
карова. -
Опишите его внешность. -
Высокий. Да, высокий и крепкого сложения. Черные волосы, черные усы. Лицо... такое, как бы сказать, неприятное. Нос небольшой, курносый. Гла­
за светлые. Говорил он с легким акцентом. Думаю, скорей всего, кавказец. А вот кто точно... Грузин, армянин, азербайджанец ... Не знаю. Дождавшись, пока Гарибов выйдет, Иванов на­
брал его домашний. номер. Трубку сняла хозяйка: -
Алло? Слушаю вас. -
Здравствуйте, Светлана Николаевна. Это Ива-
нов, из милиции. Помните? -
Д-да ... Конечно. -
Светлана Николаевна, нам надо встретиться. Есть серьезный разговор. Как у вас со временем­
завтра? Скажем, в первой половине дня? В час дня? Пропуск будет выписан. Адрес вы знаете. Жду. Все­
го доброго, Светлана Николаевна. Сообщив о заявлении Гарибовой дежурному на Петровку, 38 и договорившись о направлении опер­
группы на квартиру Гарибовых, набрал номер от­
дела. Сказал снявшему трубку Линяеву: -
Сергей, сейчас ты или Хорин свяжитесь с Пет­
ровкой. Заявление Гарибовой есть, я им уже сооб­
щил. Выезжайте с ними на квартиру Гарибовых. -
Понял, Борис Эрнестович. Уже по дороге в Управление, разглядывая летя­
щую навстречу мокрую мостовую, подумал: по сути, он по-прежнему ничего не знает о «Кавказце». Так же, как и раньше. Какие-то лоскутки. Обрывки. Что за напарник? Был ли он на самом деле? Или все это выдумка, чтобы припугнуть? Ну и -
националь­
ность. Конечно, сам он, если бы столкнулся лицом к лицу с «Кавказцем», его национальность опреде­
JIИЛ бы сразу. Гарибов же, как и все коренные мо­
сквичи, разбирается в этом смутно. Если верить описаниям Гарибова, «Кавказец» скорее похож на мингрела. Остановив машину у Управления,· Иванов поду­
мал: все же сведения, которые он сейчас узнал, го­
ворят о многом. Во-первых, обо всем этом интересно будет узнать Прохорову. Но раньше, конечно, он должен поделиться новостями со своим шефом, за­
местителем начальника Управления. НЕИЗВЕСТНОСТЬ Шефа Иванов в последнее время видел практи­
чески каждый день. Иногда по HecKQ,IIbKY раз -
яв­
ляясь главным образом по вызову. Вообще же в обычные дни попасть к заместителю начальника было даже трудней, чем к самому начальнику .. Так уж повелось, что с самого начала работы в ГУУР шеф Иванова при н я л. Правда, особых выгод по службе это Иванову не приносило. Шеф был сред­
него роста, чуть полноватым человеком с сединой в редких белесых волосах. Улыбался крайне редко. Также крайне редко он надевал генеральский мун­
дир. У шефа было два гражданских костюма, за пять лет Иванов хорошо изучил оба -
однобортные, светло-коричневые, один в чуть заметную полоску, другой гладкий. Сегодня он в гладком. Иванов начал рассказывать. Пока речь шла об «Алтае», о разговоре с горничной, даже о визите Гарибовой, карандаш, которым генерал поправлял что-то в бумагах, продолжал двигаться. На посеще­
нии «Автосервиса» он застыл. Изложение разговора с Гарибовым генерал выслушивал уже выпрямив­
шись. Правда, карандаша он пока не выпускал, де­
лая вид, что иногда поглядывает на написанное. И вдруг, разглядывая что-то в окне, прервал Ива­
нова: -
Выходит, разгон. Разгон, разгон, разгон ... Интересно. Когда рассказ был окончен, шеф поднес каран­
даш к глазам. Старая привычка, выдававшая серь­
езный интерес,- вот так, будто изучая на свет, смот­
реть на кончик карандаша. -
Вообще-то, молодец. Молодец, что его нащу­
пал. Вот только подсказал бы, к кому он придет еще? И вообще, скольких он уже успел разогнать? Иванов промолчал. Генерал положил карандаш на стол, осторожно, будто это была по меньшей мере противопехотная мина. -
Насчет прошлого можем что-то сказать? -
По фотографиям его никто не признал. Я на-
правил группу взять следы пальцев в квартире Га­
рибовых. Но ... Думаю, он там ни за что не брался. Что касается гостиницы «Алтай» -
там картина смут­
ная. После него в номере жили. Ну и -
убирали. Во всяком случае, следы, которые мы сняли в номере, в ИU не прошли. Так что был ОН судим или нет­
неизвестно. -
Все понял. Помощь не нужна? Всесильность шефа заключал ась и в том, что, если надо, он мог подключить к работе чуть ли не все министерство. Но только если это действительно было надо. -
Спасибо, Иван Калистратович. Пока обойдусь своими силами. Минут через двадцать, переехав через два Ка­
менных моста и миновав улицу Фрунзе, Иванов уже сидел в кабинете Прохорова. После рассказа о при­
знании Гарибова Прохоров мельком просмотрел заявление директора «Автосервиса». Иванов же сказал: -
У меня просьба- Гарибову пока к себе не вызывай. Разговор с новым человеком может ее сбить. -
Понимаю. У вас уже установились какие-то отношения. Хорошо, Договорились. С Гарибовой бу­
дешь работать ты. Иванов вернулся в отдел. И вовремя. Звонил те­
лефон. Он снял трубку: -
СJIушаю вас. Он явственно слышал чье-то придыхание. Нако­
нец мужской rOJIOC спросил: -
Простите, Борис Эрнестович? Голос довольно мягкий. Но вопрос прозвучал твердо, без колебаний. -
Борис Эрнестович. Простите, кто говорит? -
Это ... Ну, будем считать, я звоню вам по по-
воду Гарибова. -
По поводу Гарибова? -
Да. Вернее, обстоятельств, связанных с Гари-
бовым. Вы ведь в курсе? -
В какой-то степени. Но все-таки, кто вы? Я ведь должен знать, с кем говорю. -
Вы это узнаете. Но сначала я XOTe.1J бы дого­
вориться с.вами о встрече. Человеку, который с ним говорит, наверняка за 69 сорок. Судя по голосу, он занимает в жизни не по­
следнее место. -
Вы хотите со мной встретиться? -
Хочу. Но только на нейтральной почве. -
Как понять -
на нейтральной почве? -
Где-нибудь в городе. Это возможно? Может быть, это кто-то, связанный с «Кавказ­
цем»? Вряд ли. «Кавказец» не из тех, кто сам по­
.'Iезет в пеt.1Ю. Скорее, этот человек как-то связан с Гарибовыми. Ведь и муж, и жена знают его те-
лефон. ' -
В принципе возможно. И ... когда вы хотите встретиться? -
ЧеYl скорее, тем лучше. Сейчас вы можете? Скажем, минут через сорок? Вас устроит? Иванов помедлил несколько секунд. О том, чtо встреча может быть опасной, он не думал. Таких встреч он никогда не боялся. Но надо все-таки ре­
шить, как Он пойдет. Один или с кем-нибудь. -
Вполне,- сказал он.- ГДе МЫ встретимся? -
В кафе ... -
голос назвал кафе в центре, в ко-
тором собиралась главным образом молодежь.- Но вы должны обещать, что придете один. -
Ничего обещать незнакомцу Иванов не собирал­
ся. Вообще он Ве любил давать обещаний. Но в лю­
бом случае в кафе он пошел бы один. Поэтому сказал: -
Хорошо. 5I приду один. -
Спасибо. Значит, я буду ждать вас через час. На первом этаже, столик в дальнем углу. Там мо­
жет быть очередь, на всякий случай я предупрежу швейцара. Скажите ему ... Скажите, что вы к Алек­
сею Павловичу. 5I буду сидеть за столиком один. На мне будет серый костюм. Очки. А как я уз­
наю вас? -
5I подойду и представлюеь. -
Значит, через сорок минут я вас жду. До встречи. -
до встречи.- Положив трубку, Иванов посмо­
трел на часы. Без пятнадцати шесть. Интересно ... Значит, к столику в углу кафе он должен подойти в двадцать пять седьмого. Время еще есть. Есте­
ственно, в кафе он придет один. Разговаривать с «Алексеем Павловичем» тоже будет один. Но под­
страховаться нужно. Линяев и Хор ин. Сидеть в ка­
бинете им надоело, вот и хорошо. Все-таки живой выезд. Побудут где-нибудь поблизости. Лучше всего им, конечно, просто посидеть в машине, недаJIеко от входа в кафе. Он вызваJI Хорина и Линяева. Через минуту они сидеJIИ у него в кабинете. В Управ­
ление оба пришли работать после него, тем не ме­
нее он знал каждого давно и хорошо. Но вот так, рука об руку, в одной опер группе, работать им при­
ходилось впервые. Понятно, оба считались СИJIЬНЫМИ оперативниками. Обычно каждый из них сам воз­
главлял группу, ставить их «на подхват» Бы.1o рас­
точительством. И все-таки ему XOTeJIOCb бы понять, не по репутации, а в деJIе чего стоят оба. Вошедшие ждали, что он скажет. -
Только что мне ПОЗвонил какой-то чеJIовек. Сказал ~ хочет поговорить по поводу Гарибова. Назвался Алексеем ПаВJIовичем. Линяев промолчал. Хорин XMblKHYJI, скорее из вежливости. -
Интересно. -
Встреча назначена через сорок минут, в кафе. Этот Алексей Павлович ПОПРОСИJI, чтобы я пришеJI 70 один. Но поскольку все это касается не только Га­
рибова, щ) и Садовникова, сами понимаете. -
Понимаем,- сказаJI Линяев. -
Придется вам посидеть в машине. Подъезжай-
те чуть позже меня. Удобные места там есть. Встаньте и ждите. АЛЕКСЕй ПАВЛОВИЧ Подъехав к кафе, Иванов остаНОВИJI машину почти у входа. Скрываться ему пока не от кого и незачем. У дверей на ступеньках небольшая очередь. За стеКJIЯННОЙ дверью пожилой швейцар. Фуражка с золотым гарусом, все как положено. Табличка «.l\1ecT нет». За окнами кафе темно, вспыхивает цве.­
томузыка. Стараясь не привлекать внимания оче­
реди, вЫшел из машины. Подошел к стеЮIЯННОИ две­
ри, постучал. Встретившись ВЗГJIЯДОМ со швеЙцаром, показаJI глазами: надо. По виду его сейчас можнО принять за лицо свободной профессии. Возраст неопределенный, седых волос нет. Одежда -
тонкая кожаная куртка, свитер, узкие брюки. Ботинки, рас­
считанные на уличную слякоть. Все, как надо. Швей­
цар приоткрыл дверь: -
Вам что, мОЛодой чеJIовек? Мест нет, все за­
нято. Чуть надавив, Иванов быстро ПРОСКОЛЬЗНУJI в об­
. разовавшуюся щеJIЬ. Очередь IIодалась было за ним. Из-за этого швейцар отвлекся, накидывая скобу. Не давая опомниться, Иванов шепнул: -
Вас ДОJIЖНЫ были предупредить. Алексей Пав­
лович. Не дожидаясь ответа, прошеJI в заJI. ОглядеJIСЯ. Кафе в основном заполнено мальчиками и девочка­
ми; такими же, что стоят снаружи. СТОJIИК в даль­
нем углу: JIИЦОМ к залу сидИт человек в сером ко­
стюме и в очках. Кажется, по общей конфигурации--" чеJIовек невысок. Худощав. Волос на ГО.lове почти нет, их остатки на неровном черепе аккуратно под­
стрижены. Маленькие CBeTJIbIe усики. На вид лет сорок. Отхлебнув кофе, не отрывая чашки от губ, посмотреЛ в его сторону. ПостаВИJI чашку. Взял салфетку, аккуратно промокнул усы. Положил са.1-
фетку в пепельницу. ДостаJI сигарету из JIежащей рядом пачки, Подойдя, Иванов остановился у сто­
лика. Сигареты достаточно редкие, «Фифе авеню». И зажигалка не из дешевых, ЭJIектронный «Ронеон». -
Простите, вы -
АJIексей Павлович? -
Совершенно верно. Алексей Павлович. А вы Борис Эрнестович? -
Борис Эрнестовиtr. -
Садитесь. Не знал, что вам заказать, поэтому взял только кофе. -
Кофе как раз то, что нужно.- Иванов сел. Че­
JIOBeK, сидящий напротив, смотрит, чуть УJIыбаясь. В прищуренных серых глазах настороженная при­
ветливость. Похоже, ВЗГJIЯД отработанный. Несмотря на возраст, моложав. Тонкая голубая рубашка, подо­
бранный в тон галстук, на левом безымянном пальце кольцо- пеtrатка. -
СJIушаю, АJIексей Павлович. Вы хотели со мной поговорить? -
Хотел.- Алексей Павлович протянул пачку. -
Не курю. -
Прекрасно. А я -
если ПОЗВОJIите.-
Алексей ПаВJIОВИЧ не спеша ПРИКУРИJI. Глубоко затянулся, осторожно ВЫПУСТШI дым В сторону. Сделав неск()ль-
ко затяжек, положил сигарету на край пепель­
ницы. ~ Понимаете, все это... Звонок вам по телефону, встречу здесь, разговор с вами ... Все это я затеял по собственной инициативе. Сам. Но толкнула меня на это... забота о безопасности нескольких людей. Им угрожает серьезная опасность. Очень серьезная. ---' Кому «им»? Что это за люди? -
Мои друзья. Люди в высшей степени поря-
дочные. Со всех точек зрения. В том числе и с точки зрения закона_ -
Прекрасно. Ну, а остальное? -
Что «остальное»? -
Скажем, их имена? Где они живут, работают? ~ Могу назвать одного человека. Гарибов Геор­
гий Константинович. Вы ведь его знает~? В какой-тО степени. Вы xopo~o с ним знакомы? -
Это мой друг_ Давний и очень близкий. И что же Гарибов? Какое отношение он имеет к нашему разговору? Алексей Павлович вздохнул: -
Борис Эрнестович, вы ведь знаете все про Гa~ рибова. Давайте говорить начистоту. -
Давайте. Я с самого начала за это. Так что же я про H~ГO знаю? -
Все. Вы прекрасно знаете, что на Гарибова напали. Знаете, что под угрозой оружия его заста­
вили отдать двадцать тысяч рублей. Вам все это известно. -
Допустим. Интересно только, откуда это .зна­
ете вы? Вообще, Алексей Павдович, может быть,' хватит недоговоренностей? . -
Хватит. Вы хотите знать, откуда я это узнал? Мне рассказада Светлана Гарибова. Насмерть пере­
пуганная. Ну и, чтобы У вас не быдо никаких сом­
нений, вот моя визитная карточка. .71 Иванов взял протянутый белый квадратик. «Ше­
стопалов Алексей Павлович. Заел. деят. науки РСФСР. директор НИИ «дорстроЙ». Дождавшись, пока Иванов изучит визитку, Ше­
стопалов сказал: -
Теперь вы понимаете, что происходит? ПО МО­
скве ходит убийца. Вооруженный. Сегодня он огра­
бил Гарибова, до Гарибова побывал у кого-то еще. Завтра придет еще к кому-то. -
Вы не подозреваете, с кем этот убийца может быть связан? -
дорого бы я дал, чтобы понять это. -
Вы сказали -
«завтра он придет к кому-то еще». Почему вы в этом так уверены? -
А . вы в этом' не уверены? Есть у меня такое предположение. Исхожу из характера. -
То есть вы опасаетесь, что он придет и к вам? -
Ну вот ... -
Шестопалов поиграл пачкоЙ.- Дож-
дался. Вы уже смотрите на меня как на преступ­
ника. Так, Борис Эрнестович? -
Разве я сказал что·то обидное? -
Обидное ... -
Шестопалов пожал плечами и по-
дозвал официантку. Пока он делал заказ, Иванов вспомнил: «до Гарибова побывал у кого-то еще». Может быть, действительно «Кавказец» приходил к кому-то еще? И Шестопалов об этом знает? Во­
обще-то фраза была произнесена как оговорка, но к ней стоит вернуться. Официантка поставила кофе. Сделав глоток, I1BaHoB спросил миролюбиво: -
Только не подумайте, что я опять запускаю «скрытую мину». Но все-таки хотелось бы еще спро­
сить о ваших друзьях. Как я понял, мой телефон вы тоже узнали от Гарибовой? --: Она мне позвонила ... Примчалась, выплеснула душу. Как говорится, выплакалась в жилетку. Ну и -
дала телефон. _ А ... другие ваши друзья? КТ{) они? -
В силу ряда причин, которые я уже объяснил, я не могу назвать их имена. -
Но ведь если вы не назовете имен ваших дру­
зей, какой смысл в нашей встрече? Вы просите за­
щиты у милиции. Но как милиция может защитить тех, кого не знает? Извините, Алексей Павлович ... Но у меня может создаться впечатление ~ вы хоти­
те, чтобы мы защитили только вас? -
Вы отлично знаете, что это не так. -
Jvlожет быть, у ваших друзей· есть какой-то общий признак? Шестопалов приподнял чашку, будто разгляды­
вал на свет. Поставил на блюдце. -
Увы. У них есть общий признак. Отличающий в том числе и меня. Не знаю, почему, но этот при­
знак обычно вызывает недоверие. Особенно у вас. У милиции. Это состоятельные люди. У них есть дача, машина, деньги на книжке. Вот и весь их признак. Просто о некоторых вещах я пока не имею права говорить. -
Вы посоветуетесь с вашими друзьями, и мы вернемся к этому разговору? -
сказал Иванов.­
Я правильно понял? Пожалуй. -
В таком случае -
когда? -
Скажем, завтра. На этом же месте, в этот же час. Вас устроит? -
В принципе устроит. Но хотелось бы вернуться еще к одному вопросу. Правда ли, что до Гарибова грабитель был у кого-то еще? . 72 -
Борис Эрнестович, если вы помните, я этого не утвержда,1; Я просто предположил, что до Га­
рибова он мог быть У кого-то еще. И все. Да, я по­
дозреваю, что он был еще у одного из моих друзей. Но пока это только подозрение. Расставшись с Шестопаловым, Иванов коротко передал содержание разговора с ним Линяеву и Хо­
рину. Оба некоторое время обдумывали услышанное. -
Надо выяснять его окружение,- сказал Хор ин. -
Верно. Поэтому тебе, Николай, Шестопалов,-
Иванов протянул Хорину визитную карточку.- Мно­
го за сутки ты не узнаешь, 1'10 все же выясни, что сможешь. КРУГ ЛИЦ Утром Иванов поехал в прокуратуру. Выслушав рассказ о Шестопалове, Прохорав проворчал что-то вроде «бум-бум-бум ... » -
Шестопалова и его знакомых что-то объеди­
няет. Но сам-то ты пытался прикинуть, что может сблизить этих мифических людей? -
Пытался,- сказал Иванов.- Понимаешь, на уголовников они не похожи. Ни Гарибов, ни Шесто­
палов. ,-
Но что-то же их объединяет? -
Объединяет. В час дня у меня встреча с Гари­
бовоЙ. Может, у нее что-то выцарапаю. Условившись, что будет звонить как только что­
то узнает, Иванов поехал в Управление. По дороге он снова попытался понять суть неуловимой общ­
ности Гарибова и Шестопалова. Вариантов было много, и все-таки ни на одном он не мог пока оста­
новиться. Единственное, что он знал точно -
этих двух людей объединяет что-то знакомое. То, с чем он уже сталкивался. Это знакомое было в манерах, в одежде, в похожих марках сигарет, в печатках на пальцах. даже в образе мыслей. В Управлении он коротко доложил шефу о вче­
рашних событиях. Так же, как и вчера, генерал вы­
слушал его с повышенным интересом. Это было понятно, если считать, что «Кавказец» И «племянник» одно и то же лицо (а что это один человек, можно было уже не сомневаться), розыск выходил из не­
коего безвоздушного пространства, в которое поне­
воле попал в первые дни после убийства Садовни­
кова. Обращение Шестопалова в миющию вкупе с выходом на Гарибооых переводила работу в реаль­
ную плоскость. Теперь вместо гадания на кофейной гуще Иванов мог вплотную заняться людьми, как-то связанными с убийцей: Гарибовым, ГариБОl30Й, Ше­
стопаловым и Кудюмом. Возможно, К этим канди­
датурам вскоре прибавится ~еще несколько человек. Значит, прежде всего он должен заняться выясне­
нием всего, что касается окружения этих людей. Изложив шефу основные соображения н получив добро, Иванов заглянул в комнату Линяева и Ха' рина. Нового здесь он ничего не узнал: Линяев зво­
нил по телефону, безуспешно пытаясь установить местонахождение Кудюма. Что касается Хорина, то Иванов знал еще с вечера -
Хорин занимается Шестопаловым. Часы показывали без двадцати час. ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ. о том, что автор «Трех мушкетеров" с июня 1858 года по февраль 1859 года жил в России, знают н~многие. Еще менее известны записки Дюма о путешествии по России. Они вышли на французском язы­
ке, когда писатель еще находился в России, а последние три тома из шести были напечатаны всего лишь через два месяuа после того' как Дюма покинул ее пределы. Таким образом, в России Дюма создал около двух тысяч страниц впечатлений о путешествии, не считая почти та­
кого же количества перевоДов. Фантастическая работо-
способность! . Первые три тома записок называются «Из Парижа в Астрахань", на русском языке они никогда не издавались, 'последние три освещали поездку Дюма по Кавказу и в сильно сокращенном виде были напечатаны в 1861 году в Тифлиre под названием «Кавказ. Путешествие Алек­
сандра Дюма". Книга превратилась в раритет и знакома лишь немногlIМ. В 1988 году тбилисское издательство «Мера ни» вы­
пустило первое полное издание на русском языке книги А. Дюма «Кавказ», подготов.lенное мJiою. Готовя это из­
дание, я исходил не только из желания дать современ­
ным читателям незаслуженно забытую книгу знаменитого автора, но и опровергнуть многие из бытующих легенд, среди которых: 1) в книгах Дюма правды ни на грош, 2) за Дюма писали литературные «негры», 3) к Дюма не стоит всерьез относиться. В 1986 году издательство «Правда" выпустило полу­
миллионным тиражом «Воспоминания» Авдотьи Панаевой (и до этого рни многократно издавались). Со страниu ме­
муаров встает странный и малопривлекат"Сльный образ Дюма, идет рассказ о гастрономических интересах заез­
жего француза, а ~e о личности автора замечательных книг. Ну что ж, мнения современнико~ и мнения потомков о том или ином деятеле культуры дал~ко не одинаковы. Отношения современников к Дюма тоже противоречивы: одни его не воспринимали всерьез, приписывая ему вся­
ческие грехи, Jtругие ставили чрезвычайно высоко как пи­
сателя и как человека, отмечая, что в Дюма не было ................... ' ................... . ААЕКСАНАР АЮМА D РОССИИ MHxaм.n БУЯНОВ ••••••••••••••••••••••••••••••••••••••• Канаидат медицинс"их нау", известный детс"ий пси­
хиатр Михаил Иванович Буянов -
автор многих кн.uг, по­
священных nсихичес"ому развитию подрастающего поко­
ления. Его книги «:Необычные хара"теры», «:Ребенку нужна родительская любовь» и другие nереведены на иностран­
ные язы"и и язы"и народов СССР. j(aBHUM увлечением ученого является исследование той части творческого наследия А. j(юма, в "отарой отражены наблюдения и размышления великого французского рома­
ниста во время его путешествия по России. По сценарию М. И. Буянава начинаются съемки совет-
ско-французского двухсерийного фильма «По следам j(Ю)tа», М. И. Буянов живет и работает в Москве. той раздвоенности, на которую любили ссылаться многие (<<Пока не, требует поэта, .. »), оправдывая свое несовер­
шенство. И сейчас, когда по-новому можно взглянуть на свидетельства современников Дюма, нет иикаких причин МИфОЛОГJ!зировать и, уж тем более, принижать значение и облик этого великого писателя. Как получилось, что я, врач-психиатр, занялся изу­
чением творчества Дюма? Однаж,в:ы я заинтересовался судьбой одного из родо­
начальников психотерапии Хосе Кустодио де Фариа (1756-1819) и смутно почувствовал, что где-то уже слышал о нем. Но где, когда'? И неожиданно вспомнил: в «Графе Монте-Кристо». ~'зник за,мка Иф, который спас Эдмона Дантеса. Насколько герой «Графа Монте-Кри-
ДЮМА В РОССИИ ••••••••••••••••••••••••• 1 сто» соответствует реальному. аббату Фарпа и вообще есть .ли между ними что-то общее? Как и положено пер­
сонажу художественного произведения, аббат, описанный Алсксандром Дюма, ыало схож с реальным Фариа-рево­
люционером, участником штурма Бастилии, ярым якобин­
цем. Да и было бы странным такое фотографическое сходство. Дюма прославил великого психотерапевта, вос­
пользовавшись его именем и некоторыми обстоятельствами его биографии. Выходит, Дюма в чем-то был прав, а ведь меня с Детства воспитывали в духе если не презрения к Дюма, то уж ЕО всяком случае иронического отношения. Редкий че­
ловек при упоминании имени Дюма не бросал: «Так это же развесистая клюква» и доказывал, что это выражение возникло из-за того, что в своих книгах о России Дюма я;шбы сообщал, что однажды «сидел под развесистой клюквой». Потом Я прочитал если не всё, то почти всё из того, что Дюма сообщал о России, и нигде не встре­
тил приписываемого Дюма выражения. Лишь недавно я узнал, что оно ПОЯВИЛОСЬ только на рубсже 19--20 веКОЕ, когда Дюма дав'lO уже нс было в живых. Вот что такое людс"ая молва и как она порой бывает несправедлива! УДИБIШПIИСЬ некоему сходству реального и сочиненного ЛЛСЕС3НДРQМ Дюма аббата Фi\риа, я вознамсрился про­
верить какую-нибудь книгу Дюма, чтобы решить для самого себя, кто же Дюма таков: безответственный вы­
думщик, НИ одному слову которого нельзя верить, или правднвый писатель, рассказывающий о реальной жизни' увлскатсльно, романтично, динамично, как и подобает та­
лаНТ,lИВОМУ человеку. Потом я решил: пусть книги Дюма о Франции, Ит"юш и м!!Огих иных странах, в которых он жил или которые посещал, проверяют французы, итальянцы и т. д. Я же займусь его «русскими» книга­
ми: и архивы под боком, и ие всрится, чтобы никто и.з отечсственных ученых и писателей не интересовался те­
мой «Дюма И Россия». Документов оказалось мало; по­
чти пикто, кроме одного человека, этой проблсмой не интересовался. 30 апре,1Я 1937 рода "Огонек» напечатал небольшой очерк известного .литературоведа Сергея Николаевича Ду­
рылипа «Путешествие А. Дюма по России». Через не­
сколько месяцев собранный Дурылиным материал был в более полном виде опубликован В. одном из ТОМОВ «Ли­
тературного наследства». Сейлас оба издания представ­
ляют библиографическую редкость. Дурылин проанзлизировал много сведений о пребывз­
нии Дюма в России (В том числе некоторые документы царской ж,шдармерии) I! пришел к выводу, что «Дюма увидел на Во.пге и на Кавказе лишь то, что можно было видеть из его золотой клетки. Крепостная Россия мужи­
]юв И солдат в его книгах совершенно отсутствует ... В своих книгах о России, сразу получивших известность, Дюма поведал о изрекай России mш]ьто, что ему разре­
шили рассказать его невидимые иензоры»,- так заключает Дурылин СВОЙ очерк. Создает С. Н. Дурылин свою легенду па основанни того. что: 1) за Дюма неусыпно наблюдали жандармы и якобы всякий раз подсовывали ему всевозможные «по­
те~шинские деревни», 2) Дюма восторженно встречали читатели, а это, мол, тоже было организовано властями. В общем, в России, по С. Н. Дурылипу, встречают ино­
странцев гостеприимно только по приказу начальства, а радушие населения -
лишь форыа ПОJJlщейского надзора или его облегчения. Других каких-либо исследований о пребывании авто­
ра «Трех мушкетеров» в России не существует, все они так или иначе повторяют приводимые Дурылиным факты и его ироническое, С]!I!СХОДlIтеЛhlюе отношение j( Дюма. 1 О лет ушло у меня на исследования, теперь можно подводить некоторые итоги, и они будут неутешнтеЛЬНhI­
ми для тех, кто всячсс:-ш стремится бросить тень на книги Дюма вообще и на книги о России 5 частности, Эт!! КИИ-
74 ги точны, сочны, праВДИ5Ы, пронизаны любовью иуваже~ нием писателя к русскому народу и другим народам, населявшим многомиллионную· Российскую империю. Дюма -
певец активной жизненной позиции, неприятия со­
циаЛhllOЙ несправедливости, он борец за свободу народов, за раскрепощение личности. Итак, как Дюма оказался в России, как это отраЗIj­
дось на его творчестве, какую роль сыграла в жизни Дюма посздка в Россию? До Дюма в России побывало несколько знаменитых французских писателей, среди них Бальзак и Кюстин. Бальзак прожил в России около трех лет и нс создал здесь ни одного произведеIlНЯ, достойного автора «Чело­
веческой комедии», Астольф де Кюстин (1790-1857) про­
был В России около двух месяцев И написал после этого самую знаменитую свою книгу, пережившуюв<::е напи­
санное прежде этим выдающимся писателем, книгу, обес­
смертившую его ИМЯ -
«Россия в 1839 году». КЮСТИН высоко ценил декабристов И загубленных саыодержавием Пушкина и Лермонтова, 011 восхищался гостеприимсТIЗОМ, труД,олюбием, отвагой русского народа. «Россия в 1839 году» -
ВhIдающесся антикрепоеТНlIческое произвсде­
ние, так ВЫСОКО ценимое Герценом и другими русскими демократами. Однако Николай 1 был совсем иного мнении о разо­
блачительной книге французского маркиза, признававше­
гася, что, насмотревшись па ужасы деспотизма в России, он, к своему удивлению, «заговорил языком парижских радикалов». Душитель декабристов запретил книгу Кю­
стина (ее издали· в Россин только в 1930 году) и прика­
за,'! усилить слежку за французскими литераторами, при­
езжавшими в Российскую монархию. За каждым из них устанавливался тщательный надзор, дабы заранее быть готовым к тому, что иноземный литератор сочинит что-то в духе свободолюбивого французского маркиза. И как было свойственно этоыу тупому властелину, Николай 1 предпочел вообще не пускать в Россию заезжих писате­
лей -
от греХ8 подальше. А уж Дюма тем более на по­
рог не пускали. Ведь он был известным вольнодумцем, человеком неуправляемым, как выразился бы мелкий де_' спот ИЛИ бюрократ наших дней. Дюма же рвался в Россию. В своих многочисленных интервью он фантазировал о том, что он приедет в Рос­
сию, отпрапится на Кавказ, где уже четверть века шла национально-освободительная война дагестанских гориев под руководством Шамиля... Карикатуристы Петербурга и Москвы вовсю ИЗОЩРЯЮIСЬ, ЧТО СЛУЧИТСЯ, ежели Дюма действительно приедет в Российскую империю. Но пути ему были заказаны: даже новый государь не хотел про­
стить писателю, что он создал «Записки учителя фехто­
ваЮIЯ», выставив на всеобщее обозрение кровавую исто­
рию ромаповской династии, разгром царизмом декабрист­
ского движения. И тут Дюма подвернулся случай, благодаря которому он и в Россию смог попасть, и заставить власти рассмат­
ривать его как частное лицо, не как писателя, а ПрОС1'О как приятеля одного чудаковатого русского аристократа. Однажды Дюма познакомился с разъезжавшим по Европе русским писателем, издателем, од!шм из основа­
телей шаХ"f3ТНОГО движения в России -
графом Г. А. Ку. ше.:rСI3ым-Безбородко. Сестра жены графа собиралась выйти замуж за английского спирита (сейчас таких то­
дсй именуют экстрасенсами) Даниэля Дугласа Юиа (1833-1886), упомянутого Толстыы В «Плодахпросве­
щеЮIЯ». И Кушслеп-БезбороДко, и 10м пригласили Дюма при­
нять участие в свадебном торжестве. Легкий на подъе~l, Дюма немедля отправился в Петербург, пообещав читате­
лям издававшихся им журналов, что из России он будет присылать подробные корреспопдсщ\Ии. Прибыв n Петербург, Дюма поселился в громадпом дворце Кушелева-БезбороДко, ]{оторый сохранился по сей депь -
он расло.JIОЖСН на СвеРДJlОВСКОЙ набсрежной под номером 40. Сейчас IJ этом дво'рце «МежраЙОН!1ЫЙ проти­
вотубер;<улезный диспансер. Дворец в убогом соеТОjlНИИ. Пощ~}шли eF6> войны и революции, цо не пощадили бес­
Хозяйственность и равнодушие. Нет здесь и мемориаЛg~ !iОЙ доски, ЧТО в эт.ом доме более месяца ПРОЖИJI Алек­
сандр ДЮМ;l. дlOма здесь не только жил -
он работал. Здесь он перевел на французский роман Ивана Лажечникова «Ле­
дяной дом», неСКQЛЬкО повестей А. А. БестужеЕа-Марлин­
ского, 8 стихотворений Лермонтова (вклад Дюма в лер­
монтоведение отметила даже «Лермонто!!ская энцикло­
педия»), оду Пушкина «Вольность» И многие другие про­
изведения .. Здесь же он создал «Письма из Санкт-Петер­
бурга» -
в этой книге он подробно описывает свой путь I:IЗ Парижа Е столицу Российской империи (позднее «Письма ИЗ Санкт-Петербурга» полностью вошли в тыся­
чеСТР;lНИЧнУЮ j{НИГУ «Из Парижа а Астрахань»). В Петербурге Дюма общался с Н. А. Некрасовым, И. И. Пацаевым и другими писателями. Насколько ра­
достно и гостеприимно встречал его простой народ и МО­
,10деж:ь, настолько сухо Дюма встречали писатели (кроме Г{Эигоровича и Панаева). Что тут причиной? Трудно ска­
зать. Ясно одно: до Дюма, да, HaBeplJOe, и после, IJИ од­
ному писателю XIX столетия (в том ЧИС,lе Пушкину и Толстому) русский народ lJe оказывал такой восторжен­
IJЫЙ прием. ПоеЗДj{а Дюма по России была в полном смысле тр!!умфалыJй •. Народ li3Qсхищался автором рома­
tlOj3 о дружбе, о любаи к жизни. Среди героев Дюма не было ЩI lJытикоа, ни самоубийц, ни «лишних людей». Персонажи lшсателя не вопрошали, что делать и как жить, а ЖИ,Щ, страдали, действовали, они меньше всего были скловны рассуждать, их· приsлекал динамизм бы­
тия, а не бесплодная рефлексия. Да и сам Дюма -
силь­
вый, кр~си!!ый, высокий, олицетворение физического и ду­
ще!!нQГО здоровья -
не мог не по нравиться россиянам, Нужно ск~зать, что слава Дюма тех лет была веди­
кой не только в . России-она была повсеместной, В свя-
$И с <lтим расскажу одну историю. , В asrYCTe 1982 ,ода занесло меня на чукотский ост­
ро!! !ракамчечен. Ветер гуляет по нему, прижимая к земле ре.в.IЦlе кустики. Иногда горизонт заслоняют оленьи рога. ~TO бредет стадо, подгоняемое чукчей или эскимосом. -
Что за горы вдали? -
СПРОСИЛ я своего спутника­
меСТНОГООЛЩlевода. . -
Это наши мушкетеры ... -
Какие муш!{етеры? -
Те, что у Дюма, -,-
Батюшки мои! Потом я выяснил, что s 1856 и s 1867 годах в этих местах работали американские э!{спедиции, составлявшие карту Чукотки. На Аракамче1{еме глаsа экспедиции -
не­
кто Джон Роджерс услыхал наз!!ание горы -
Афос. Мест­
H~e жители ife могли sразумитеЛqНО об,!>яснить происхож­
денИе этого названия. Тогда Роджерс махнул на это ру­
ко!! и ПОfJешил, поскольку Афос напоминает по звучанию Атос -
ГiрОЯ его любимого pOMa!fa, назвать близлежашие горы именами Qстальных мушкетер()в. Чукчи слегка пере­
ина чили имена героев Дюма и получилось -
Авамис, Артагнан, Парфос, В тех местах есть еще одно упоминание о Дюмз' в 1931 году приток колымской речушки Тенге советские геодоги назвали Атосом ... . Дюма не хотед ограничить свое пребывание в России ТР4ЬКО Петербургом, ТЩIУДQ иосздить по такой необыкно­
венной стране. Его всячески отговари!!али: он по поня­
тиям те!' времен Был стар (56 лет), дороги никудышные, лихие люди на дорогах... Но Дюма стояд на своем. Бо­
J)ee того, он заявил, что хочет отправиться в Индию или Турцию, а туда путь ТО.1ЬКО через Россию, если ехать из Петербурга. И полетеди во sce концы империи -
по ходу предпо­
лагаеМ0Г0 маршрута -,-
приказы. Вот один из них: "Г. начальнику 2,го округа корпуса жандармов. Известный Французский писатель Александр Дюма (отец), прибыв в неДЩlНем времени из Парижа в С. Пе­
тербург, намерен посетить и внутренние губернии России, для li:акой цели собирается ехать в Москву. Уведомляя о сем Ваше преВQсходительство, предла­
гаю Вам во время пребывания Александра Дюма в Мо­
скве приказать учредить за дейстsиями его секретное на­
блюдение и о том, что замечено будет, донести мне в свое время. Генерад-адъютант князь Долгорукий, 18 июдя 1858 Г.> Читатель спросит, а откуда мне известны эти доку­
менты, не фантазия ли это пишущего эти строки? Я ра­
зыскал их в Це!lтральном государствеlЩОМ архиве ОК­
тябрьской революции (ЦГАОР СССР). В документах, святая святых царской жандармерии, хранится «Дело» Дюма, на многих его листах обозначено «секретно» или «secbMa секретно», «доложено Его величеству» (лучше бы Александр II занимался государстsенными дедами, а не тратил sремя на донесения соглядатаев; но ведь Дюма быд такой заметной фигурой, что даже сам царь откла­
дывал неотложные дела, чтобы почитать донесения жан­
дармов -
с нравственностью у царя, как мы видим, было не все в порядке). На папке, в которую вложено «Дело». lJаписано: «Его императорского sеличества собствеиной канцелярии отделение 111, экспедиции 3, М2 125 «Об уч­
реждении надзора за французским подданным писателем Александром Дюма» и дата -
18 июля 1858 года (фонд 3-й экс.: М2 1858, е.ц. хран. 125). Bcero донесений 10. они изложены на 16 листах, Прочитав их, я понял, что нечего тратить время на перепроверку книги «Из Паряжа в Астрахань» -
все, о чем дюма писал, писал яростно, красиво, романтично, шутлиsо, саркастично, пытливо, sce, что он сообщал так интересно 11 увлекательно, sce это, голько сухо, буквоедски, кратко, монотонно, по-жандарм­
ски высокомерно -
сообщалось в донесениях царских при­
служников, Дюма, в общем, ничего не придумыsал, не сочинял, не прибавлял. Просто он описывает то, что ВИ­
дел, что слышал, что рассказыsали попутчики и друзья. И получилась книга интересная -
словно авантюрный ро­
ман. Пора, пора издать эту книгу. Да и еще несколько десятков других книг Дюма, Не только «Трех мушкете. ров» да «Графа Монте-Кристо» -
эти кннrи, конечно, за­
мечательны, но ведь есть и другие его романы, Напри­
мер, «Луиза Сан-Феличе», созданная после поездки в Рос­
сию. Книга в высшей степени реВОЛЮПИО!lная. Только пе­
чатают ее редко. Вот и остается Дюма в глазах отечест­
Be/:IНЫX читателей автором лишь нескольких популярных, часто переиздающихся романов. Ведь он aSTOp многих десяткоs книг, которые с увлечением прочитали бы и сейчас. Как сложно иногда выстраивается цепь случайностей: если б не Iюбыsаn в России Кюстин, если б его книга «Россия s 1839 голу» не sызвала злобу Николая 1, ес.'IИ бы не знал Александр II о дружеских отношениях Кюсти­
на (уже покойного) с Дюма, если бы ... не было бы жан­
дармского наблюдения "за автором "Трех мушкетеров»,­
и тогда поди разберись, где дюма сообщал правду, а где фантазировал. В июле 1858 года ДJQма приехал в Москву, здесь он прожи.1 до 7 сентября. Дюма поселился в районе Петров­
ского парка, пр.имерно там, где сейчас расположен стади­
он «Динамо». Жил он S особняке князя д. П. Нарышки­
на, с коим был знаком по Парижу. Адрес этого особняка нам не известен. Но даже сейчас -
ПОС.'Iе вихрей, про нес­
шихся за эти почти полтора столетия -
сохранились кое­
какие напоминаf/ИЯ о местах, связанных С пребыванием Дюм а в NlocKBe. Если пройти вокруг стадиона «динамо», то можно попасть иа улицу Нарышкинекая аллея. Старожилы рас­
скажут, что аЛJlея назsана по имени князей Нарыщки­
ных, имеsших тут несколько домов. Еше погуляешь возле "Динамо», непременно заметишь вовсе чудное для рос­
сиянина название: 4-й Эльдорадовский переулок. Бы.1И здесь еще три Эльдорадовских переулка. где-то в одном из них помешался знаменитый в середине XIX столетия ресторан «Эльдорадо». 4-го же Эльдорадовского переулка 1111111111 •• 1111 ••••••• 11 •••••••• 11 ДЮМА В РОССИИ 15 ДЮМА В РОССИИ 1 ••••••••••• 11 ••••••••••••• в приpoj:tе не сущестВОВ&JЮ: был переулок под R8званием Цыганский уголок. Когда переименовали Эльдорадовские переулки, моссоветовские грамотеи почему-то дали Цы­
ганскому уголку имя 4-го Э.1ьдорадовско,ГО uереулка, ли­
квидировав одновременно три предыдущие. Вот ЧТО' сообщал в Петербург !Пефу российских жан­
дармов генерал-лейтенант Перфильев -
начальник 2-го округа корпуса жандармов: « ... Многие почитатели литературного таланта Дюма и литераторы здешние искали его знакомства и были пред ставлены ему 25 июля на публичном гулянье в саду Эльдорадо ... 27 же июля в означенном саду в честь Дюма был праздник, названный НОЧЬ ГРАФА МОНТЕ-КРИ­
СТО. Сад был прекрасно иллюминован и транспара.в:тныЙ вензель А. Д. украшен был гирляндами и лавровым вен­
ком ... В' Москве Дюма посещал все достопримечательности и ездил в предместье Москвы; в начале августа' с сы­
новьями генерала Арженевского он ездил в имение их отца, где осматривал памятник и бывшие в 1812 году ба­
тареи, был в Спасо-Бородинской пустыни, в Колоцком монастыре и в Бородинском дворце ... В семействе Нарышкиных,. где жил Дюма, его очень хвалят, как человека уживчивого, без претензий и прият­
ного собеседника. Он имеет страсть приготовлять сам на кухне кушанья и, говорят, мастер этого дела (последнюю фразу кто-то из читателей донесения подчеркнул: воз­
можно, сам царь.-М. В.). Многие, признавая в нем ли­
тературные достоинства, понимают его за человека пусто­
го и потому избегали или сдерживались при разговорах с ним, опасаясь, что он выставит их в записка.х и будет передавать слышанное от них вопреки истине». . В Москве Дюма обитал не только у князя Д. П. На­
рышкина, IЮ периодически навещал и его брата К. П.На­
рышкина, прожива13Шего на Поварской улице в доме 48. Каково было изумление пишущего эти строки, когда вы­
яснилось, что этот дом на улице Воровского стоит целе­
хонек. Это, видимо, единствеlШЫЙ сохранившийся в Мо­
скве дом, в котором жил Дюма. И расположен он ря­
дышком с правлением Союза писателей. Несколько раз Дюма встречался с известной поэтес­
сой Е. П. Ростопчиной. По его просьбе она написала очерк о Лермонтове и послала его Дюма в Тифлис. Ког­
да Дюма получил этот очерк, Ростопчина уже скончалась. Этот очерк -
громадный вклад в лермонтоведение и· на­
печатан он был впервые в книге Дюма «Кавказ», а отту­
да перепечатывался во всех сборниках воспоминаний о великом русском поэте. Дюма тянуло на Бородинское поле. Как вспоминает один из мемуаристов, «Дюма._ заговорил оБородинском сражении, о великом патриотизме москвичей, не задумы­
вавшихся даже ради спасения своего отечества зажечь. Москву, о великой ошибке Наполеона, опьяненного по­
бедами и рискнувшего идти на Москву». В начале сентября 1858 года писатель покидает Мо­
скву и отправляется в село Елпатьево Переяславль-3а­
лесского уезда, а оттуда в Кострому и Нижний Новгород и пароходом в Казань, Саратов, Астрахань. 7 ноября Дюма прибыл в Кизляр, отсюда и началОсь его путеше­
ствие по Кавказу. Донесение жандармов из Астрахани было последним из найденных мною. Ни в тбилисских, ни в московских архивах последующих жандармских донесений не было, хотя наместник Кавказа князь А. И. Барятинский обеща~ наладить за Дюма слежку. Впрочем, князь этот был не­
обычным человеком. Он стоял на весьма демократических позициях и, возможно, не захотел унижать свое досто­
инство слежкой за любимым писателем. Но это из обла­
сти предположений. Итак, жандармских донесений о кавказском путешест­
вии Дюма нет. Как же проверить, насколько правильно П"Асатель сообщает об этом многонациональном крае с очень сложной историей? Чтобы ответить на эти вопросы, я решил проехать по всем местам, которые описывает Дюма, и проверить документы тех времен, сопоставить описываемое писателем с официальными сведениями. Я был потрясен, когда, проделцв гигантскую работу, обнаружил, что Дюма ни в чем -
ни в малом, ни в боль­
шом -
не ошибался,. Не буду утомлять читателей перечислениемнахоДок и описанием своих разысканий, приведу лишь несколько примеров. Книга «Кавказ», написанная в тифлисе и Поти, откры­
вается главой rю истории и географии Кавказа. Всего около 30 машинописных страниц, но в них уложены все основные сведения о многонациональном Кавказе, его бурной, насыщенной событиями истории. Откуда же Дюма брал абсолютно точные сведения? Подготавли~ая «Кавказ», пис.атель проделал колос­
сальную работу, он изучил множество исторических до­
кументов, пропустнл их через свои разум и сердце.. Все это характеризует Дюма как историка, умеющего ото­
брать заслуживающий внимание материал, человека с задатками истинного ученого. Дюма использовал ежегод­
ные В\>IПУСКИ «Кавказского календаря», а также вышед­
шую в 1849-1858 годах на французском языке фундамен­
тальную монографию знаменитого грузинского историка Вахушти Багратиоии «История грузинского царства» п почти дословно перенес некоторые ее страницы в «Кавказ». Обилие исторических лип, краткие, но четкие и выразительные ха­
рактеристики, поразительная способность с полуслова по­
нимать суть дела -
все это типично для Дюма. Впрочем, в конечном итоге тут важны не сами по себе историче­
ские сведения,. которые Дюма позаимствовал у ученых (так поступали все писатели и ничего зазорного тут нет, иначе вообше неБЫJlО б исторической литературы), а па­
фос «Кавказа», художественная сторона' книги. Со стра­
ниц «Кавказа:. иредстает сам автор, его облик, его ОТ но­
тение к людям и историческим явлениям. В истории Алек­
сандр Дюма -
как и подобает писателю -
выделяет борьбу людских характеров и стремление народов к сво­
боде и независимости. Исторические заимствования Дюма пропущены через его творческую лабораторию и вышли из ·нее куда более интересными, нежели в первоисточни­
ках. Недалеко от Темир-Хан-Шуры (ныне Буйнакск) Дюма повстречался с неким иiIженером-поручиком Троицким и подробно описыв.ает ,их ·совместные злоключения. Служил ли в Кавказской арм·ии тех лет такой человек? Я стал проверять. И .нашел: действительно, в конце 1858 года в Темир-Хан-Шуре служил военный инженер-поручик Ни­
колай Петрович Троицкий. Дюма рассказывает, как однажды он ходил с рус­
скими солдатами в ночной секрет. Достоевский, прочитав об этом, сильно издевался над Дюма: дескать, хвастун беззастенчивый этот Дюма. Проверил я и это. Дюма упомииает,' что он ходил в секрет с тремя сол­
датами, называет их фамилии и полно описывает внеш­
ность. Звали солдат Игнатьев, Баженюк и МихаЙлюк. Су­
ществовали ли они на самом деле, а если да, то были ли они в период пребывания Дюма на Кавказе в тех местах, которые он описывает? Недалеко от московской станции метро «Бауманская» находится Центральный государственный военно-истори­
ческий архив СССР. Архив безукоризненно подобранный, но далеко не полный: многие документы безвозвратно утрачены. На рядовых документы вообще не сохрани­
лиСь. Но тут мне повезло: обнаружилось дело Варфоло­
мея Ивановича МихаЙлюка. Похоже, что это тот самый, кто ходил с Дюма в ночной секрет. О других участниках секрета ни слуху ни духу. Приехав в Тбилиси. в августе 1985 года сдавать ру­
копись «Кавказа» В издательство «Мерани», я, по обыкио­
вению своему, первым делом направился в Музей искусств Грузинской ССР. Там меня встретили старые друзья, я рассказал им о своих затруднениях с поисками сведений о солдатах, о которых читатель уже знает. Все мне по­
сочувствовали, а зав. библиотекой музея Наталья Дмитри­
евна Сосновская принесла HecKo.'lbKO редких книг и ска­
зала: -
Ищите, может, что-то и попадется. Книг я за эти годы пересмотрел множество, но эти были мне незнакомы или малознакомы. Одна из них на­
зывалась «Издание великого князя Георгия Михайлови­
ча. Кавказские походные рисунки Горшельта», напечата­
на в 1896 году в Петербурге. Стал смотреть. Вот удача! Под номером 33 значился «Охотник кабардинского полка Боженюк». Все сошлось: и название полка, и внешность, то.%ко в фамилии одна буква другая. Теодор Горшельт -
мюнхенский художник, в те же годы, что и Дюма, ездил 110 Кавказу, оставил после себя много зарисовок. Игнатьева я не нашел, но это уже инесущественно: во всяком случае, сведения о Баженюке, сообщаемые ав­
тором «Королевы Марго», полностью совпали с рисун­
ком Горше.'Iьта. В Дербенте Дюма побывал на могиле трагически по­
гибшей возлюбленной Бестужева-Марлинского -
Ольги НестерцовоЙ. Услышав историю Ольги, Дюма написал четверостишие, передал его ОАНОМУ из своих местных дру­
зей и попросил выбить его на камне, а камень водрузить на могильную стелу, что уже находилась на месте захо­
ронения Ольги НестерцовоЙ. Была ли исполнена просьба Дюма (и была ли она вообще), а если исполнена, то где этот камень со стихами? ' В Дербенте в существовании могилы Нестерцовой по­
чти все сомневались,' однако в «Путеводителе по Кавказ­
скому Военно-Историческому музею», вышедшем в 1913 го­
ду в Тифлисе, под номером 274 значилась трехгранная каменная призма с могилы Ольги Нестерцовой, на этой призме выбиты стихи Дюма. Следов призмы я не нашел, хотя искал неустанно. И все же мне повезло: я обна­
ружил ее фотоизображение, о существовании которого вряд ли кто подозревал. В 1916 году в Тифлисе скончался Дмитрий Иванович Ермаков -
фотолетописец Кавказа. оставивший более 25 тысяч фотонегативов, изображавших все или .почти все кавказские достопримечательности.' Среди этих негативов мне и попалась фотография могилы Ольги Нестерцовой со стихами Дюма --
она точно такая, какой описывал ее французский писатель. В Дагестане Дюма особенно поразили горпы, о геро­
ической борьбе которых с русскими колонизаторами на Западе ходили самые фантастические легенды. Дюма вни­
мательно приглядывается к местным жителям, не пропус.ка­
ет малейшей возможности пообщаться с ними, а с одним из них даже стал кунаком. Вот как Дюма описывает свои проводы горцами: «Признаюсь, видя это зрелище, я и радовался, и гор­
дился. Интеллектуальный труд не есть тщетное занятие, а репутация звук пустой. Тридцать лет служения искус­
ству могут быть по-царски вознаграждены. Сделали бы для какого-нибудь государя более того, что сделали эдесь для меня? О, боритесь, не падайте духом, собратья! И для вас тоже настанет день, когда живущие в полутора тысячах миль от Франции люди другого племени прочтут о вас на неизвестном наречии, оставят свои аулы -
эти орлиные гнезда на вершинах скал -
и явятся с оружием в руках преклонить материальную силу перед духовной. В своей жизни я много страдал, но великий и мило­
сердный бог порой в одно мгновенье доставлял мне куда больше светлых минут, нежели мои враги сделали мне зла, и даже друзья». Путешествуя по России, Дюма живо интересовался религиозными вопросами. Еще бы: в России так много религий! Дюма описывает суннитов и шиитов (его рас­
сказы о шиитском празднике 'шахсей-вахсей настолько прекрасны и драматичны, что по ним можно изучать исто­
рию этого изуверского действа), скопцов, огнепоклонни­
ков... Но, как всякого писателя, его интересует не столь­
ко та или иная религия, сколько люди, ей noклоняющие­
ся. А в общем отношение к религиозным' канонам у Дюма ироническое, хотя и полное любопытства. Человек дей­
ствия -
не созерцания, труженик, активно не приемлю­
щий рабство, Дюма уважал в религии ее этический ком­
понент, а рассказы о чудесном' сотворении мира вызыва­
ли у него только скуку. Александру Дюма не нужен был бог -
он сам был в творчестве богом. В Буйнакске на углу улиц Хизроева и Ленина в 1966 году на доме, где когда-то останавливался Дюма, открыта мемориальная доска в память об Александре Дюма. Это, пожалуй, единственная такая доска в Со­
ветском Союзе. Инициатором увековечивания памяти о пребывании писателя в Буйнакске является местный крае­
вед Булач Имадутдинович Гаджиев. Дюма побывал почти во всех мало-мальски крупных селениях Дагестана, затем отправился в Баку, а оттуда в Тифлис. По пути он остановился в небольшом городке Нуха (ныне Щеки), в котором его поразил сын князя Тарханова: мальчик был красив, умен, смел, говорил по­
французски. Дюма был очарован юным грузином и оста­
вил о нем много восторженных страниц. Но кто этот па­
ренек, не преувеличил ли Дюма его достоинства? Юный князь -
это не кто иной, как будущий заме­
чательный русский физиолог академик Иван Тарханов (1846-1908) -
один из основоположников отечествеиной физиологии. И тут великий писатель был пр'авдив, как самый пе­
дантичный ученый. В Тифлисе Дюма прожил около 6 недель. Там он встреча,1lСЯ с местной интеллигенцией, проехал почти всю Военно-Грузинскую дорогу. Дюма подробно описал Тифлис -
этот замечательный город, сыгравший такую большую роль в истории отече­
ственной культуры. Много места в «Кавказе» отведено, в частности, описанию местного театра, что располагался в караван-сарае Габриэля Тамамшева. Здание караван­
сарая было уничтожено в середине 1930-х годов, оно на­
ходилось примерно' там, где ныне' на площади Ленина расположено кольцо троллейбусных маршрутов. В здании караван-сарая архитекторСкудиери построил театральный зал на 700 мест. В ноябре 1851 года здесь открылся те­
атр -
это была итальянская опера, просуществовавшая около' четверти века: 11 октября 1874 года театр сгорел. Документов об этом театре почти не сохранилось; книга Дюма является в этом отношении незаменимым источни­
ком для изучения большого периода в истории культур­
ной жизни Кавказа. В это время в Тифлисе издавался на грузинском язы­
ке литературно-художественный журнал «Цискари» (по­
грузински «Заря»). В нем печаталась информация о пре­
бывании Дюма в Тифлисе и о том, что Дюма посетил редакцию. Финал этого посещения Дюма веСело описыва­
ет в «Кавказе»: был устроен банкет, на котором произно­
сили много тостов. Благородные хозяева выдали фран­
цузскому писателю шуточный диплом, удостоверявший, что Дюма выпил вина больше, чем грузины. Видимо, Дюма решил раз в жизни нарушить свой принцип, ведь он был трезвенником. Но вот пора прощаться с Тифлисом. '1:'j' '! .~ , «Милый Тифлис! Я мысленно послал ему сердечное прости -
мне так хорошо в нем работалось!» -
пишет Дюма. В этом весь Дюма. Тифлис посещали тысячи людей и все восхищ.ались гостеприимством жителей, их сердеч­
ностью. Дюма, быть может, был единственный, кто, благо­
даря горожан за несравненное гостеприимство, благода­
рил и город за то, что ему тут хорощо работалось: Дюма 1 •••••••••••••••••••••••• ДЮМА В РОССИИ 71 ДЮМА В РОССИИ 11 •••••••••••••••••••••••• был вечный труженик, который работал при всех обсто­
ятельствах. В Тифлисе Дюма расстался 00 своим секретарем, ко­
торого он именует студентом Московского университета Калино. Калино, как сообщает Дюма, переводил ему нуж­
ные тексты и исполнял иную секретарскую работу. Суще­
ствовал ли такой человек на самом деде, не есть ли он плод писательской фантазии Дюма? В Центральном государственном историческом архиве .москвы, куда свезен архив .московского университета, я разыскал дело студента Александра Калино, а также дела всех его однофамильuев. Ни в одном из этих дел упоми­
наний о Дюма не было. Меня, понятно, заинтересовало, неужели А. Калино или кто-то иной с такой же фамили­
ей не оставил воспоминаний о поездке вместе с Дюма? Оказалось, что Александр Калино скончался в 1861 году, так и не окончив университет. Этим, наверное, и можно объяснить его молчание. Кроме Калино; Дюма сопровождал художник Жан' Пьер Муане, приехавший вместе с ним из Парижа. О Муа­
не Дюма пишет много. Кто такой Муане, не выдумка ли он писателя? В .москве в Изобразительном музее имени А. С. Пуш­
кина я разыскал шесть акварелей .муане -
все они по­
священы тем сюжетам, о которых сообщает Дюма. Вот так, уважаемые читатели, не верьте злопыхате­
лям, брюзжаЩIJМ, будто у Дюма нет ни слова правды. Отечественный (да, я думаю, и зарубежный) читатель еще очень плохо знает творчество этого удивительного чело­
века. О нем нет ни диссертаuий, ни литературоведческих статей, никто не удосуживается всерьез проанализиро­
вать творчество Дюма. А коли так -
то сплетен больше, чем о любом ином писателе. Уплывая из России на французском судне, Дюма столк­
нулся с тем, что его, выражаясь нынешним языком, об­
хамили, приняв за русского. Писателю стало больно: в Россни его уважали и как француза, и как писателя, а его же соотечественники просто так, походя, обидели его, думая, что он русский. Дюма всегда был проповедником дружбы между народами, он никогда, ни при каких об­
стоятельствах не высказывал отрицательного отношения к чужим на родам. Через два месяца после возвращения из России Дюма уже выпустил «Кавказ», а сам отправился в Италию сра­
жаться за ее свободу под знаменами Гарибальди. Начался НОВЫй период его жизни -
почти иезнакомый и читате­
лям, и исследователям. В книгах Дюма о России нет ни одного недоброжела­
тельного высказывания о нашем народе, но как демократ и вольнодумеu. он презирает, ненавидит царское самодер­
жавие, и в этом он близок к Герцену и другим русским демократам. Великий писатель, Дюма более всего не при­
емлет дидактичность и скуку, но даже он, сочинитель до мозга костей, становится взволнованным публиuистом, рассказывая о декабристах, о Бестужеве·Марлинском, Пушкине, Лермонтове и многих других замечательных представителях русской культуры. Характеризуя, напри­
мер, Александра Александровича Бестужева-Марлинско­
го, Дюма называет его декабристом, хотя в те годы это слово использовалось очень редко,. а если верить многим ученым, то и появилось только в 1861 году. Книги Дюма. о России -
это энциклопедия русской жизни, увиденной дотошным, усердным и доброжела­
тельным иностранцем. Это -
история, география, цитаты, быт, нравы, мнения современников, собственные оценки. За более чем столетие после выхода книги Дюма о Рос­
сии появилось много прежде неизвестных документов, бо.1lЬШИНСТВО из них Я изучил .и не встретил в них ни од­
ного опровержения данных, изложенных Дюма. С моей точки зрения, отношение к Дюма должно быть в корне изменено: этот писате.1lЬ, автор пеjJВОГО в мире романа о декабристах «Записки учителя фехтования» (1840), из-
78 lJ.аllйоrо первый раз на PYCCiCOM fI!ыке а 1925 I'ОJП' , 911-
тем в '1957 roду в Горьком и с тех пор Jlишь оди'н раз переиздававшегося, заслуживает нашего самого почти­
тельного отношения. Итак, я перепроверил все, что Дюма писал о России, и ни в чем не пашел существенных ошибок, тем более унизительных для нашего нациоl;tального самосознания. Даты, имена, расстояния, названия поселков, историче­
ские сведения -
все точно и верно. Но Дюма не знал ни русского, ни иных языков народов России. Как же он мог все так правильно узнать? .многим ученым это не под силу, а тут романист, человек чудовищной раБОТО­
способности, выпустивший за 68 лет жизни около 300 то­
мов (не считая переизданий). Откуда время он брал и терпение? Кто снабжал его историческими источниками и когда он успевал ими пользоваться? Не будем мистика" ми и фантазерами, будем опираться на факты и на зна­
ние психологии, хотя, как известно, факты условны и фактов столько, сколько людей, их воспринимающих, а психология пока еще не имеет четких, всеми признанных законов. Каким был Дюма? Он не курил, почти не употреблял аJIК(])ГОЛЬНЫХ ИЗ" питков. На женщин он обращал мало внимания. Жил он очень скромно, был нечеловечески трудоспособен; цм!!­
устремлен, работал даже в гостях, в театре, во время дружеской пирушки (а они были в общем редки в его жизни). Вся жизнь этого человека была ПОДЧинена твор­
честву. Дюма обладал феноменальным творческим ясновиде­
нием, он мог по одной детали полностью реконструировать самое сложное явление. Его прониuательность, раскова:н­
ность, полиая. раскрепощенность духа помогали ему в творчестве. Дюма был необыкновенно одарен"-
и это глав­
ное, ибо гениальность выводима не из памяти, трудолю­
бия ИЛИ отзывчивости, а из профессиональиого тала:нта, которому способствуют и отличная памЯть (она была у Дюма уникальной), и проницательность, и многое другое. Дюма не получил никакого образования, он был са­
моучкой, сам себя сделал, как говорят американцы. Но этот человек обладал образованностью, которой восхи­
щались самые изощренные интеллектуалы. Дюма был -
и с моей точки зрения это очень суще­
ственно -
физически и психически гармоничным, силь­
ным человеком, его любили женщины, к нему тянулись друзья. Это был человек без комплекса неполн(])ценности, без чувства ущербности. Он и создал солиеЧНQlе КИШи зовущие к действию и бодрости. К числу этих книг t полным правом можно отнести и вышедшие ИЗ'П0д пера Дюма д~e тысячи страниц о преБQlвании в России. ••••••••••••••••••• АМИР ХАМЗИН ЧЕМ ЛЕЧАТ ЧАСЫ Об ангарском коллекционере ча­
сов Павле Васильевич е Курдюкове не раз рассказывали га зе ты и жур­
налы у нас в стране и за рубежом, в том числе «Уральский следопыт» в 1972 году. Бол ее 30 лет он разыски­
вает старинные хронометры, изготов­
ленные' известными и 'неизвестными мастерами часового дела. Б - олее двух тысяч его находок хранятся ныне в ангарском музее часов, в Москов­
ском политехническом музее, в ом­
ском краеведческом: часы старинные и 'современные, русские 11 японские, китайские и из стран Западной Европы. Мне довелось увидеть в домашнем музее Курдюк6ва еще одну уникаJJЬ­
ную коллекцию: на этот раз часо­
вых инструм е нтов. ~ Если коллекционированием ча­
сов во всем мире занимаются десят­
ки людей,- рассказал Павел Ва­
сильевич,- то часовой ииструмент в собрании встретишь не часто. При­
знаться, я и сам не ожидал, что у себя дома найду такой клад. Уже давно перевалило за тысячу экземп­
ляров количество мною собранных и отремонтированных хронометров. В то же время, где бы ни пришлось побыв ать; я приобретал часовые ин­
струменты. С годами у меня ско­
пилось их изрядно, а когда я ре_' шил привести их в порядок, то об­
наРУЖИJJ, что, оказывается, собрал полнейший набор всевозможного ча­
сового инструмента и приспособле­
ний швейцарского, немецкого и оте­
честв е нного производства." Разглядывая внимательно это уник ал ьное собрание, можно заме­
тить, что и возраст экспонатов са ­
мый различный. Имеются даже та­
кие, которыми пользовались в XVII, XVIII, XIX в еках. К п римеру, зубо­
нарезной станок с большим махо­
вым колесом, с ПОЛНI;>IМ набором фрез сделан в Шве йцарии примерно в конце XVIII века, в то время еще не было нержавеющей стали и по­
тому он изготовлен из никеля. Или нитбанки -
так называются стальные пластины со множеством отверстий. Полный комплект пуансонов, на­
считывающий 60 единиц, изготовлен известной швейцарской фирмой «Бо­
лей». Любой часовщик мечтает иметь их у себя. В домашнем музее Курдюкова все эти необычпые экспонаты раз­
меСТИJIИСЬ под витринами в стеклян­
ных шкафах, -
на полоч ках. Среди молоточков, наковален боЛЬШИХ и маленьких, среди токарных станоч­
ков и отверток различных разме­
ров, всевозможных кусачек, кругло­
губцев, пассатижей вдруг вижу ста­
ринный микроско п и ст а ринные весы. Оказывается, на весах взвешива­
ются хим ик аты для обработки дета­
лей, а в микроскоп можно раз глядеть самые мелкие детали и дефекты на них, невидимые простым глазом. Имея опыт и такой инструмент, ча­
еовщику можно спокойно браться за л е чение часов любых марок. -
А что вы скажете об инстру­
менте отеч ес твенного производст­
ва? -
задал я вопрос, который дав­
но вертелся у меня на языке. -
у нас в стране подобный ин­
струмент изготавливается в Ха рыю­
ве, и должен заметить, что в по­
следние годы прод укция харьковск о­
го завода намного улучшилась ... И все же, что будет с коллек­
цией? Не в правилах старого · _ кол­
леКЦИОj1еРil держат ь такое собрание под спудом. Как я выяснил дальше, он намерен выставить их в ангар­
ском музее для всеобщего обозре­
ния. Такая экспо з иция привлечет к себе внимание пос еТlI т!О'леЙ. Н а с н и м к а х: это JJИШЬ не­
многие предметы уникальной кол-
ле кции. ФОТО автора •• Ф++++++++++Н+++ Витапий ПАШИН МИЛЛИАРДЕР Жителя Костромы Александра Никола е вича Соболева в шутку н а­
зывают миллиардером. Сумма цифр, обозначающих рубли иа бумажны х денежных знаках его коллекции, превы сила пять миллиардов. И та­
кие «крезы» есть во многих города х страны, имя им -
бонисты, инач е ­
собиратели бон, вышедших из упо­
требления бум аж ных денег. В начале 20-х годов за проезд на траывае взималось пятьсот цел­
ковых, а ном е р га зе ты « Правда» сто­
ил две с половиной тысячи руб лей ... Финансы молодой Сов е тской респуб­
лики были вкон е ц расстроены. Ко­
личество бумажных денег, находив­
шихся в обр а щен и и с 1917 по 1923 год, ув ел ичилось в двести т ы­
сяч раз и достигло астрономич е с кой цифры -
одного кв а дрилл и она ( еди ­
ница с. двадцатью четырьмя н улями ) рублей. Диапазон - номиналов, пр едстав­
ленных в коллекции денежных зна ­
ков, поистине огромен: от копейки 79 до о;дного миллизрда рублей. В За­
кавказье в начале 1924 года выну­
скались банкноты достоинством де­
сять миллиардов рублей. Рынок иаводнили всевозможные ассигнации, не имевшие обеспече­
ния зодотом. Наряду с государст­
венными казначейскими оолетами в ходу были деньги, выпускаемые от­
делениями Госбанка в различных городах, предприятиями, кооперати­
вами, даже частными лицами. Кре­
дитные билеты печатались на обер­
точной и обойной бумаге, на играль­
ных картах, на шелковых лоскутах ... Самые оригинальные деньги хо­
дили в Якутии. Здесь даже обо­
шлись без типографского способа печати. С обратной стороны красоч­
ных винных этикеток, оольшой запас которых обнаружили на складе од­
ного купца, от руки был написан тот или иной номинал, скреплен пе­
чатью и личной подписью народного комиссара финансов Якутской ре­
спублики А. Семенова. Неграмот­
ные якуты быстро научились ориен­
тироваться в номиналах «винных» денег: этикетка от мадеры -
рубль, от портвейна -
трешка, от кагора­
десятка, от хереса -25 рублей. Это самые редкие денежные зна­
ки. Коллекционеры знали о них толь­
ко по наслышке и поэтому не очень верили в существование «винных» денег. И вдруг сравнительно недав­
но эти ассигнации были обнаруже­
ны в ... личном архиве Максима Горь­
кого. Дело в том, что А. Семенов был приятелем писателя, гостил у него на Капри, вел с ним переписку. В одном из писем Алексею Макси­
мовичу, зная неравнодушие Горького ко всякого рода курьезам из обла­
сти коллекционирования, Семенов и послал несколько экземпляров «вин­
ных» денег разных номиналов. А вот еще один забавный слу­
чий ИЗ истории деиег. В середиие 20-х годов в Ша­
дринске один нэпман открыл ма­
ленькую кондитерскую фабрику, ко­
торая производил а конфеты-тянуч­
ки. Для них требовалась обертка, а бумаги достать было не так просто. Хозяин фабрики узнал, что в подвалах местного казначейства хра­
нятся стопы отпечатанных Времен­
ным правительством бумажных де­
нег. Эти не бывшие в обращении, но уже потерявшие цену кредитные билеты только занимали место. По­
этому нэпману не составило большо­
го труда уговорить местные власти продать ему денежную макулатуру оптом, а затем надпечатать на обо­
роте каждой «керенки» два слова: «конфета-тянучка». ++++++++++++++++++ 80 ::а \о О ... ::r • • • • • • • • • • • 6) • • • МИР НА ЛАДеЖИ • " • • • Ботаник rapBapAcKorO универ-
• снтета Э. ДЭВИС утверждает, что живой труп, или Зомби, излюблен-
• ный персонаж фильмов ужасов отнюдь. не выыыел.. На Гаити • умеют воскрешать. Дэвис видел, как колдуны отравили человека • за нарушение законов рода. Мни-
мо умершего похоронили, а за-
• тем, когда кома'Тозное состоя-
ние прошло, нарушителя ОТI(О-
• пали_ Как делают "довитый напи­
ток? В нем, в частности, есть ра­
стертая в порошок жаба и вы­
тяжка иэ шар-рыбы, которые со-­
держат тетрадоксин, действую­
ЩJ-IЙ на нервную систему, Отрав­
пение -
операция, требующа" ос­
торожностн.. Слишком большая доза может l!Iызвать подлинную смертсь. Откапывают Зомби во­
время, чтобы он не задохнулся, и искусно разыгрыаютT церемо­
нию воскрешения. Для этого его насильно кормят смесью батата " дурмана, которая вызывает галлюцинации " эффектный бред под возгласы ужаса зрителей_ И. ПОДОJUlНЮК • • • • Официальной валютой на крохотном тропическом острове • Йап считается доллар США. Но куда выше ценятся «раи» -
камен-
• ные деньги. Эти монолиты, напо­
минающие по форме мельнич-
• ный жернов с отверстием посе­
редине, стоят перед «файлу» • (мужскими домами) в каждой де­
ревне. Таких монет диаметром от .. 0,3 до 3 м на острове около ше-
сти с половиной тысяч. Некото-- О рые из них, по оценкам археоло-
гов, имеют возраст до 2000 лет. • а последние «чеканились» ИЗ ара­
гонита еще в 1931 году. Этот • кристаллический камень не встре­
чается на самом Йапе. Ближай­
шее месторождение находится за • • 400 км от него, на острове Па­
лау. В тамошних каменоломнях йапцы вырубали заготовки для • «раи», а затем таскали их по пе­
ску, чтобы отшлифовать до нуж-
• ной степени. А ведь немало до­
бытых с таким трудом денег ле-
• тело за борт лодок, попавших в шторм на обратном пути. Зато .. на Йапе каменные колоссы обыч-
но не сдвигаются с места даже • при многократной смене владель-
u,.a. Покупательная способность • «МОН8Т» зписит не стот.ко от нх габаритов, сколько от искусности изготовления. За один камень диаметром в три ладони можно, например, КУПИ'fь взрослую сви­
нью. Вывозить «раи» С острова правительство разрешает неохот­
но и облагает огромными нало­
гами покупателей, главным обра­
зом японских, американских и европейских охотников за суве­
нирами. На языке финансовых Воротил это называется так: йапская валюта не конвертируе­
ма. Поэтому-то Йап, входящий В Федерацию государств Микроне­
зии, все еще богат камнями. Од­
нако многим островитянам нечем платить за импортные товары. На это нужны американские дол­
пары ••• 6. ПИНАЕВ в центре просторного зала, где собраны подарки Ульянов­
скому филиалу Центрального му­
зея В. И_ Ленина, внимание по­
сетителей неизменно привлекает прозрачный куб из органическо­
го стекла. Подходишь ближе -
и видишь внутри фотопортрет Вла­
димира Ильича Леника. Это изо­
бражение • вождя мирового про­
летариата было взято на борт "Руслана» -
самого большого в мире самолета Ан-124, способно­
ro Rеревозить 150 тонн полезно­
го груза -
в день его первого вылета' ЗО октяБР1il 1985 года. на полях фотографн.и (ее размер в половмну газетного ли­
ста) автографы всех восьми чле­
нов экипажа -
Галуненко, Макси­
мова, Шулещечко, Жовнира и других. Рядом с портретом экс­
понируется Золотистого цвета макет самого крылатого исполи­
на "Руслана», запечатленного в крутом вираже. На дне стеклянного куба при креплена гравированная пла­
стинка с дарственной надписью: "Ульяновскому филиалу Цент­
рального музея В. И. Ленина в честь первого вылета самолета дн-124, построенного на родине В. И. Ленина». Летчик-испытатель Александр Галуненко возглавлял и тот ЭI(И­
.паж, который 21 декабря 1988 года впервые поднял в иебо су­
пертяжеловоз -
самолет Ан-225, получивший звучное имя «Мрия» (по-украински «Мечта»). Возмож­
но, макетный вариант этого но­
вого детища ОКБ имени О. К. Ан­
тонова, способного доставлять 25'0 тонн грузов, в том числе ко­
смический корабль «Буран» на внешней подвеске, тоже «произ­
ведет посадку» в ульяновской экспозиции Ленинианы. В. ДЕБЕРДЕЕВ 19 ∙ КРА.ЕВЕЛЕНI/IЕ ∙ 90 Родиноведение с Уральского следо­
пыта,. будет держаться на двух ки­
тах: на интересном и общедоступном очерке, популяризирующем нашу нс­
торию (рубрики: с По белу свету,., сЮность отцов,., сДавным-давно" И другие), и на собственно краеведче ­
ском поиске, исследовании, документе. Предлагаем CJ)едопытам всех возрас­
тов нести к нам в редакцию резуль­
таты свонх архивных и всяких иных разыскан ий. В вашем распоряжении рубрики с Краеведческая копилк а", «Тропой поиска». Мы намерены продолжать и наши публицистические разделы сТоварищ Время,., с Память,., с Каменный пояс Урала", переосмысляя отечественную историю через призму открытостн, правды и человечности, отыскивая в нашей жизни крупицы памяти актив­
ной, деятельной. Читатель продолжит на страницах журнала заочное путешествие по ма­
лым городам России. В разделе сЧеловек И природа,. мы предполагаем опубликовать приме т ы народного погодоведения. НАМ БЫ ХОТЕЛОСЬ С ПОМОЩЬЮ сКРАЕВЕДЧЕСКОГО БУМЕРАНГА,. СДЕЛАТЬ БОЛЕЕ ЖИВЫМ 'и ЭФ­
ФЕКТИВНЫМ ДИАЛОГ С ЧИТАТЕ­
ЛЕМ, ЧТОБЫ СЛЕДОПЫТСКАЯ ТЕ­
МАТИКА ЖУРНАЛА ВСЕГДА СО­
ОТВЕТСТВОВАЛА ДУХУ ВРЕМЕНИ. КРАЕВЕДЕНИЕ 1990 ГОДА • ~ САМЫЕ ПРЕКРАСНЫЕ СУЩЕС18А ЗЕМЛИ -
ТАК НАЗЫВАЕТ ПИСАТЕЛЬ НИКОЛАМ НИКОНОВ тро­
ПИЧЕСКИХ iАiОЧЕК ИЗ СЕМЕМС18А .ПАРУСНИКОВ.. сПТНЦЕКРЫЛОВ.. ОРНИТОПТЕР. OrpOMHWX ВЕnИКОЛЕПНЫХ ЮЖНО-АМЕРИКАНСКИХ .МОРФО •• Чита_ повеет.. .ОРНИТОПТЕРА РОТШИЛЬДА». ... соверwите у.пекатеп"неЙwее nyтewecYВNe .месте с .е­
n"K"M" натуpanжтам"-нскатеп.м" reHp" iеЙтсом. Апltфpeдом YonnecoM " бароном Ротшнn"дом ПО де.ственн"м дОЖАН"М necaM "с_аннам АмаЗ0Н"". Юrо-Западной Афрни". Инд"". п06ываете у подножи. r"MMae •• на остро­
.ах Индонез"". на НО8ой r.NНee. Рассказ .. о иморск"х трon"ческ"х чудесах пжатеп .. AononH_T нет "нам" о ero .стречах с редк"м" бабочкам" Урма. KlI"ra прон"зана бon .. wОЙ тpetlоrОЙ. М"Р насекомых. " • том чжпе бабочек. редеет. Он 1ре6ует "ждет береж­
ност", пои"ман"_ " nlO6a" •• ОРНИТОПТЕРА РОТШИЛЬДА. будет "nnlOcтp"poвaHa ц.етн"м" "з06р_ен"_м" кра­
с .... ейw"х бабочек нашей nnaнeT". ТЕМА 018ЕТС18ЕННОС1И ЧЕЛОВЕКА ЗА СОХРАНЕНИЕ животноrо И РАС1ИТЕnt.ноrо МИРА ЯВЛЯЕТСЯ ОСНОВНОМ Н В ПОВЕС1И Л. Нечае.а .НЕЩЕЧКО •• lho6итеп" ОСТРОСlOжетн .. х про"иеден"" продопжат знакомство с рксказам" н:s.ecTH"X амернианск"х " запад­
ное.ропеЙск"х мастеров ПР"КПlOченческоrо жанра. котор .. е .УС» neчатает под рубр"ко" _Зарубежн"й м"кро­
детект ...... Со стар"м знакомым -
cnедоватenем ШатохNН"М .... нов" .стретитес ... Kp"M"Han"Ho" noвeCT" TOMcкoro ""-
caTen_ В. ПРN8М"Х"Н8 .MOHNCТO снерн"х абор"rенов •• _ пPQ4пем" !ы6ора cвoero ПУТ" • IIOIIН" .СТ81О перед MOnoAЫМ" nlOДltM" • повеети Н. COIIOMKO .rop6yHOK». Н. iepe~ .. oro .пo68rlo, 5. Перохнn~ой .XonoANAHIIК ""_ мам .... вw смо..те прoюtт .. также расски" Т. Чекас"нОЙ. С. В"НI8ICJP080Й. О. Р"Х!8Р8 ,. др .• нов .. е ст_" Н:S8ecтH .. X " HelВ84!s.Tнмr попов. • 1000ее И-т" кн. Ranжано nonynllpll~'" .се .... "ре " nP8КТНЧ8СК" Hell38etтным _ему ЧНТ8ТenlO aмepNК8IICK_ np188NИOM ~. Р. a-рр6'13ОМ о прltiUllOЧ8Н" Тар38На -
..... овека. .ocnит ....... о 0683 .......... ~ТВeI. .,.уС. намерен njJе"" ..,.. .. шему .• н ___ qTAen"H .. e пр_иеде.н .... "3 ~ToН С ""' н ..... Ц ."нкац_ ;.fМУщ8М roдy • . 
Автор
val20101
Документ
Категория
Уральский следопыт
Просмотров
1 005
Размер файла
39 013 Кб
Теги
1989
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа