close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

УС 1990-12

код для вставкиСкачать
БorОllВпенский мужской монастырь 4ereB~LI Ю. ГОРБУНОВ старов qер~ыIии с ~той крепости на XOnMe начинапась Чердынь Дом купца Апина-6опьwоrо Читайте очерк на стр. 4 В НОМЕРЕ.: ЛИТЕРАТУРНО­
ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ НАУЧНО·ПОПУ ЛSlРНblй ЕЖЕМЕСЯЧНЫй ЖУРНАЛ ДЛЯ ДЕТЕЯ И ЮНОШЕСТВА ОРГАН СОЮЗА ПНСАТЕЛfй РСФСР СВЕРДЛОВСКОй nНСАТЕЛЬСКОй ОРГАНИЗАЦИИ ... СВЕРДЛОВСКОГО 06КОМА ВЛКСМ ИЗДАЕТС§ С АПРЕЛЯ 1958 ГОДА СВЕРДЛОВСК СРЕДНЕ. УРАЛЬСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО И. ЮгаНnC'лек ТЮЛИ·СЕ. /1оэма Ю. Горбунов ЛЕГЕНДЫ СТАРОй ЧЕРДЫНИ Н. Никонов ОРНИТОПТЕРА РОТШИЛЬДА. Окончание А. Нестеров МОНЕТЫ ИБРАХИМ ХАНА А. Дун О РЕПЕ И УТЕРЯННОй ПЕРЕПИСКЕ В. Ромашов РОДИНА КАМЫ -
ИНДИЯ! • ЖУРНАЛ В ЖУРНАЛЕ "АЭЛИТ А» н. Галкина НАДЗИРАТЕЛЬ ПРОШЛОГО А. Карапетян СКОРО БУДЕТ ВЕСНА А. Щеголев ГЛАВНЫй ВРАГ м. Алферова ИДОЛЫ С. Казмекко СИЛА СЛОВА КJ.Iф Э.6ерроуз • ТАРЗАН -
ПРИЕМЫШ ОБЕЗЬЯНЫ. Окончание д,. Андреев БОРЬБА С ДУХОВНОСТЬЮ. Глава 1013 книги С. Ахметов ЖЕМЧУЖНАЯ РИЗА ПОЭТА В. Дагуров СТИХИ Е. Ястребов ДРЕВНИЕ ДОРОГН УРАЛА (tУРАЛЬСКНй СЛfДОПЫТ» в 1990 ГОДУ Н, Мигаев ПОДАРОК ЭФИОПСКОМУ ПРАВНJЕЛЮ Редамционнаи коллегии: Станислав МЕШАВКИН (главный редактор), Евгений АНАНЬЕВ, Виктор АСТАФЬЕВ, Виталий БУГРОВ, Муса ГАЛИ, Юний ГОРБУНОВ, Герман ИВАНОВ (заместитель главного редактора), 2 Серrей КАЗАНЦЕВ I ответственный секретарь), 4 Владислав КРАПИВИН, Юрий КУРОЧКНН, 9 Давид ЛИВШНЦ, Николай НИКОНОВ, 29 Оnег ПОСКРЕБЫШЕ В, Анатолий СЕМЕРУН, 30 Константин СКВОРЦОВ, Аркадий СТРУГАЦКИЙ, 30 Юрий ШННКАРЕНКО 32 34 37 43 45 51 57 67 73 75 76 79 80 Художественный редактор Дмитрий ЛИТВИНОВ Технический редактор ЛЮДМ>1ла БУДРИНА Корректор Ольга НАГИБИНА Адрес редакции: 620219. Г. Свердловск, ГСП-353. ул. Декабристов. 67 Телефоны отделов: 22-36-62 (фантастики). 22-45-01 (краеведения, секретариат), 22-10-74 (лисем, науки и техники), 22-04-81 (прозы и поазии, пуБЛИЦИСТIIКИ • молодежных проблем). Ру копиеи принимаются перепе­
чатанными на машинке через 2 интервала. БО знаков в стро­
ке. 28--30 строк на страниuе. По вопросам подписки и до· ставки обращаться в районные отделения «Союзпечати» . Бра ко· ванные экземпляры отправлять в типографию издательства «Уральский рабочий>. Сдано в набор 06.09.90. Подпис.ано в печать 24,10,90. Формат бумаги 84Х 108'/'6. Бумага типографская и. 2. Высокая пеЧ'ать, У сл. печ. л. 8.82. УЧ,-изд, л. 13.8. Уел. кр,-отт, 11,76. Тираж 500 000, (2-11 завод: 250001-500000). Заказ 537. Цена 40 коп. Типография издательства <Уральский рабочнЙ>. 620151, Г. Свердловек. пр. Ленина. 49, На l-й стр, обложки фОТО Владимира Холостых © .УральскиЙ СJlедопыт». 19))0 Г. Иван ЮГАНПЕЛЕК 1. no весне, едва растают Горь. сахарных снегов, В небе скнем вьipастают Чумы птичы4Х косяков. 8от он" простились с югом И стремятся друг за другом Над воскресwею ВОДОЙ,­
Чередой и полукругом, Нитью, клином -
друг за другом Дружной радостной ордой ... И ни пед, ни ветер лютый не n.pикажут им: вернисы Птицы CB$lTO, CIIOBНO люди, nOMHJlT край, где РОДИАНС';'. 8о1'.И мчат над Fioбepежьем Перья в завод .. ронять, Haдo~ одеждь. Пllатья южные менять. 2 Переведеннаи мною в начале 70-х поэ­
ма «Тюли-се" принадлежит перу ненецкоro поэта Ивана Антоновича Юганпелека. Ими его, могу сказать с уверенностью, ПОЧТИ не знакомо русскому читателю. а «Тюли­
се» и по сей день едва ли не единственное более или менее крупное произведение поэта, увидевшее свет. Казалось бы. на­
лицо яркое, самобытное дарование, а вот ПОДII ж ты ... ему далеко за шестьдесят, он безвестен н одинок. разлучен с !tолыбелью своей -
Ямалом. и встречает старость в тихих покоях Ялуторовского дома инвали­
дов! Что же: ирония судьбы, суровая ее закономерность? Не берусь судить. Помию только коренастого замкнутого человека, тяжело хромающего по хрусткому сале­
хардскому снегу. Вот он останавливается перед высоким тесовым крыльцом редак­
ции «Красный Север". вытаскивает из кар­
мана пачку папирос. толкает под мышку трость, прикуривает из ладоней н начинает трудный подъем. Скрипу протеза времен войны тоскливо отзываются послевоенные ступени. Здесь его «контора» «Нарьина нгэрм» -
дубль «Красного Севера" на ие­
нецком языке. А возглавляет националь­
ный отдел соплеменник' Ивана Антонови­
ча -
энергичиый, еще молодой, ио уже известныii на всю страну поэт Леонид Лап­
цуй. Для русских он -
родоначальник ямальскоii литературы, для ненцев -
ну­
мэн (звезда), живой классик. Наверно, в тени такого могучего Дерева трудно расти I Но ..• Однажды случаii свел меня с Иваном Антоновичем в нацпедучилище. Нас при­
гласили выступить перед будущими ненец· кнми учителими. Первым читал я, по-рус­
ски, естественно, и был принят тепло, хотя и со свойственной северянам сдержанно­
стью. ПО1'ом поднялся Юганпелек и стал читать свои стихи на родном языке. Его чтение напоминало молитву, ритмически однообразную, монотонную, обращенную в небо молитву. В kaKO/l-ТО момент, как мне показалось, совершенно неож.иданно, он оборвал речь •.• Молчание аудитории. И вдруг -
овация. Я и не знал, что 'ненцы могут так бурно реагировать на C.llOBO. ЧТО же так ВСКОJlЫХНУJlО их прнрожденную сдержанность, оживило до иеузнаваемостн бесстрастное ндолоподобное выражение , . Поэ,м,а Далеко из тундры виден Ход утиt'lых косяков, Но ни разу я не видел Перелета куликов .•• 2. Это странно. И, не скрою, Сам wептал себе: очнl!сы Когда утренней порою Вдруг, откуда ни возьмись: «Тюли-тюли, тюли-се-е ... » Тонко 'свищет одноножка, Стоя, будто бы мopoWKa, no коленочко в росе. «Тюли-тюл·и, тюли-се-е ... » Клювик, острый, как игnи",ка •• Как ты, птичка-неееличка, Очутилась на косе?1 "Тюли-тюли. Рассвело-оl»­
Озираются глазочки-
лнц? Свет на стайну» пролнла моЙ.старыЙ друг, журналист ТаСII JlапсуЙ. -
Понимаешь,- с мягко/l улыбкоii ска­
зала она,- Леня (Лапцуii) у нас замеча­
тельный поэт. НО ОН очень высоко под­
нялсн иад намн. Внутри, наверное, он очень обрусел. А Юганнелек -
ЭТО плач, понятныii н родной ДJJЯ каждого ненца. Боже сохрани меня от сопоставлеииЯ имен, тем паче противопоставления двух этнх людей, двух П09ТОВ! Тем более, что неСI\ОЛЬКО лет назад деiiствнтельно щедро одаренныll Леоннд Васильевич ЛапцуА в расцвете снл безвременно покинул мир жнвых, оставнв нркиii след в нашей лите­
ратуре и памяти. И все же. объективно­
сти ради, попытаемся рассмотреть их твор­
ческие позиции через призму временн. Время, скрестившее наши путн под север­
ным небом. теперь именуют застойным. Однако в памяти тех, кто соприкоснулся с Ямалом начала 70-х, осталось неизБЫ8-
ное ощущенне весны, пробуждения, взи­
та. Вспомните первые нефтяные и газовые фонтаны, вспомннте походы первых меха­
lIизированных колонн и рожденне молодых белокаменных городов. Лапцуй нскренне (уверен!) воспрннял зтот момент как еднн­
ствеННЫ/l шанс Ямала вырваться к3 мерт­
вящеii дух глухоманн. ШIWС, который неЛЬЗII упустить! ПерелистаАте его книги тех лет: зто -
буровые, вездеходы, краны, созидание; это -
люди в рабочнх спецов­
ках, дружеские рукопожатия, романтика. Это. в сущностн, гнмн прогрессу, которыА возродит его мощную роднну. А что же Юганпелек, инвалид ВОЙНЫ, испытанный огнем сражений и салютом победы. шква­
лом страданиii человеческих н торжеств? Как же он отнесся к тому счастлнвому шансу? Увы, ОН ОДИН из тех, кто первым почуял угрозу в победоносном рокоте бу­
ровых станков, тракторов и амфибий. И чуткая душа его отозвал ась ПJlачеМ. Чистая, прозрачная, как РОДНИК, сТю­
ли-се» -
лишь одна слезинка на щеке Яма ... ла. Но про чтите ее. и вы ощутнте горечь н соль многострадального 9ТОГО края. Вы услышите надломленныii голос поэта, чьн СТНХН и поэмы, Я уверен, еще ВСПJIыву1' из неСПllаведлнвого заБытыI. Две мерцающие точкio\ Цвета ягоды моло. А. ГОЛЬД К золотинке -
золотинка, В черных лучиках -
перо. Сам-то меньше, чем тростинка, А в сердечке -
се.реброl Вот, как леска, натянулся, Чтобы все слыхали, все: «Аныороваl • Я ж вернулсяl Тюли-тюли, тюли-се-е ... Я вернулся, я вернулся, Будто спал и видел Cf!I"'. Долго, долго ... а проснулся­
В тех же заводmc: весны. Нет ни холода, ни 'вьюги, И так нежен неспроста Голосок моей ПОАРУГИ у родимого() rtle3Aёl1» • Аньторова (ненецк.) -
здравствуйте П~ лохмаТlslМ холt«lм кО'4ек, По сверкающей росе Льется тонкий КОЛОКОЛЬЧИК: «Тюли-тюли, тю1lИ-се •• ..» в. Ку,личок, мой братец малый, Погоди чуть-чуть, не пой ..• по дорожке зорьки алой Не спеши к себе Домойl Радость встреч и слезы вдовьи­
Все вода водной реке. Помню я твое гнездовье На песчаном бугорке ... Да и пеСIiЮ: «Тюли-тюли»­
КО11Ок<>льцы-бубенцы! -
Как лилась она в июле, Когда вывелись птенцы ... Видел я -
у ппщ пору ка Человеческой под стать: Ты уч,ил их петь. Подруга­
Чистить перышки, летать .•. В мире все ведется мудро по заведомой канве ... И однажды было утро С первым снегом на траве. И стоял я у обрыва, А над гребнями реки Молчаливо, молчаливо Пролетали кулики ..• Лебедь, гусь -
те обозначат Час прощания: кричат. Тюли-се, прощаясь, плачут, Это слезы в них молчат! И такая в том молчаньи Нескончаемая грусть, Будто длинное звучанье: «Я вернусь, вернусь, вернусь •.. » 4. Ты вернулся, братец малый, Но не пой пока, не пой. ПО дорожке зорьки алой Не спеши к себе домой •.. Жизнь порою крутит круто! И подарит звездопад Зерна радости KOMY~TO. А кому-то -
боль утрат. Берег твой, твои березки, Твой песчаНЫй бугорок Оказались в перекрестке Двух сбежавшихся дорог. И на нем, покой взрывая Грозным рокотом станка, Чум железный -
буровая Поднялась под облака. Там работа -
локоть в локоть, Дни, как белки в колесе •.• Ты прости мою жестокость, Это -
правда, тюли-се! S. ПО заре на склоне мая, Перелетною порой, Вот опять -
за стаей стая, Вот опять -
за строем стРой. И ОПЯТЬ Bbl не успел,и Разглядеть наверняка, Как от стаи отлетели Два веселых кулика. И назад не оглянулись, Промелькнули по косе: «Мы вернулись, мы вернулисы Тюли-тюли, тюли-се ..• » А земля дышала паром, Жаром вытаявших трав ... Вдруг один завис над яром, Будто что-то потеряв. И всплеснув крылом упру го, Неуверенно, не в лад, В тот же миг его подруга Вдруг отпрянула назад. Очертив без передыха Над железной вышкой круг, Простонала куличиха: -
Возвращаемся на югl -
Не спеши, -
он ей ответил,-
Не печалься, оглядись­
Разве есть земля на свете Лучше той, где родилис;ь! Сердцу каждому известно: Лишь на родине отцов­
Звонче голос, ярче песня, Крепче крылья у птенцов! Затаи евой крик печальный, Глянь, как дали широки! Я найду другой песчаный Бугорочек у реки. Облюбую золотую Кочку в утренней росе И весне отсалютую: Тюли-тюли, тюли-се! 6. Вот и снова у реки Поселились кулики. По лохматым холкам кочек скачет нежный колокольчик: «Тю-ли, тю-ли -
Я живой!» ~.B двух шагах от буровой. Перевод А. Гольда Рис. Сергея Малышева 3 ~еrеи~ыI- eтapifd~· .-и~~~~Ч~Р~IШI Медная поэма о стране Биармии Пытаться заu()лнить анкету Чердыни -
напрасный труд. Она не помнит г,ода рождения, забыла, чем была в пору своей юности -
острогом, городом, страной? Не знает M€CTa, где родилась, и даже имени своего, с которым по­
явилась на свет, увы, не назовет. Считай, что половина анкеты -
СПЛOlliflые пропуски. Зато в чем не испытывает Чердынь недостатка, так это в легендах. Как огромная океанская глыба льда, яв­
Jl!Яет она на.шему взору ТО,1ЬКО маленькую верхушку своей сути, все OC1.'ШИIНO€ ск,рыто в зыбкой были-небыли легенд и преданий. Впрочем, Ч1'О есть предание для нас, ныне живущих? Даже документами и фактами подтверждешtая вчерашняя явь чердынская видится нам легендой -
так стремительно .легкостунно и безоглядно мы от нее оторвались ... В древние языческие времена края пермские, !Сак ут­
верждают, населяла загадочная чудь, а страна чуди име­
новалась БиармиеЙ. Владения того народа были велики: на севере Иj}остирались до рек Печоры и Мезени, на за­
паде до Север.1ЮЙ Двииы, Сухоны и Вятки, на юге -
до 4 Белой и Сыmзы, а на востоке упирались в горы Каменного пояса. И столицей той страны-легенды была Чердынь. Одно из немногих свидетельств того легендарного времени нам надежно сохранила чердынск3!я земля -
эт,о медно-БРОНЗ0вые тотемы, ЗН<lКИ-СИМВОЛЫ и украшения пермской чуди. В чердынско.м музее целая витрина насе­
лена пришельцами из БЫJ!и-неБыли полуфантастической страны Биармии. Кого только тут не встретишь: чеЛовека с лосиной ГOJIOвой И крыльями; птицу с изображением человеческого лика на груди; медведя или росомаху с крыльям!! 11 пти­
чьим хвостом; утку, наделенную головой лося; ПОJl)"чело­
beka-ПОJIуживотное в окружении симпатичнеiilших зве­
рей ... Безграничной кажется фантазия чудских литейщиков liI ваятеJIей! Медиевнсты-энтографы именуют их творения СJIОЖНЫМи зооморфными И зооантропоморфыыми образами. А мы назовем это медно-6ронзовое царство поэмоiI о стране Биармии. Пришельцы оказались столь оригинаJIЬНЫМИ, Чi'0 ис­
кусство древней ком:и-пермяцкой чуди получило в науке особое назначение -
иер.мскиЙ звериный стиль. Страr;шо, НЕ: правда ли? Сразу ВСПОМИНilЮТСЯ жеС10кие ЯЗЫЧССIШС нравы и жертвоприношения. Но стоит пообщаться с мед­
но-бронзовым населением музейной витрины, как впечатле­
ние тотчас изменится. Эти загадочные существа наивны, добры, лукавы, но отнюдь не жестоки. Ничего в них нет от того звериного облика, каким наделены их современники из стран южного Востока. Внутри каждого ЖИВОТНОГО, считали наши дале­
кие предки, непременно обитает человек, и мудро-нанвные художники изощряли свое искусство, фантазию в том, что­
бы слить человека с миром окружающей его природы. Преобладание женских персонажей в чердынской «гла­
ве:. поэмы ученые объясняют просто: у охотников Верх­
него Прикамья к тому времени еще сохраняется rлавенст­
во в роду женщины --
покровительницы очага, в то вре­
мя как в Нижнем Прикамье с развитием скотоводства и земледелия уже давали о себе знать отнощения патриар­
хата. Да, да. Мы это в школе проходили. Но почему Jl:об­
рое материнское начало, почему-то именно оно согревает во мне легенду о загадочной Биармии, наделяя ее мягким женским обликом. И этот образ передается затем самой Чердыни -
тихому, одноэтажному купеческому городку, который словно бы покоится В теплых ладонях хранитель­
ницы очага, пришедшей в наши днн из глубины веков, с медно-бронзовых страниц поэмы о стране Биармии. r ости из Чердыни В XI веке <: появлением в Лриуралье новгородцев легендарная Биармия начала обретать реальные очертания Перми Великой, а ДРСIIНЯЯ чудь уступила место коми и пермякам, остякам и вогулам. О Чердыни же кап: столице Перм!'! Великой историки нашли первое упоминание в Вычегодско·ВымскоЙ летопи­
си 1451 года: сюда на княжение был послан Московией Михаил Ермолич- знатный молодец из небольшого кня­
жества Вереинского, ЧТО находилось IЮД рукой Москвы. Где стояла тогда столица, трудно сказать. Как и то, куда подевалась чудь доисторическая -
талантливый, на­
ивный и любознательный народ. Похоронила себя заживо в земле, не приняв единобожня, как толкует предание? Или, изменив природе и тотемам своим, помудрела и обратилась в коми? Никто этого не знает. А любители начинать историю с нуля могут теперь аккуратно заполнять анкету Чердыни. В 1535 году столица Перми Великой бросила, нако­
нец, якорь на береговых холмах реки Колвы (притоке Ви­
шеры) у впадения в нее Чердынки. Некий строитель Давид Семенович Курчев срубил на Троицкой горе крепость -
шесть башен, четверо ворот, стены и тайник. Следы крепостного вала и посейчас за­
метны на том холме -
пустынном и голом. Через Чердынь шла в ту пору единственная дорога за Камень -
для купцов и для воителей необъятной Сиби­
ри. Чердынь ту дорогу исправно стерегла. То был короткий -
вполвека, но сладкий миг влады­
чества и славы Чердыни. Проступили в ее облике черты не женщины, но мужа. Чердынь uахала землю, пасла ста­
да, ловила рыбу. А главное ~- лихо и воинственно торго­
вала, добираясь по рекам до Великого Устюга, Вычегды и молодого города Тюмени. Воинственно потому, что хоте­
лось ей самой держать всю торговлю, не делясь с москов­
скими наместниками. И на какое-то время пермскне купцы получили царскую грамоту на право монопольной торгов­
ли с остяками и вогулами. Бывали чсрдынцы на всех пристанях от Каспия по Волге и Каме, Северной Двине и Печоре к Студеному 1\!ОРЮ. Стала она и центром далеко не бескровной христиа­
низации языческих племен, отправным пунктом не только торговли, но и военного освоения Сибири в соперничестве с казанскими и сибирскими ханами. Оплотом раСПРQстра­
нения христианства среди псрмичей и вогулов был в Чср, дыни д"рс:вянный Иоанно- Богословский монастырь с древ­
нейшей на Урале цеРIШВЬЮ Иоанна БОГОСJlOва, ПО переписи 1579 года значилось в Чердыни 290 дво­
ров и 325 жителей мужского пола. Это был самый восточ­
ный русский город и самый крупный. населенный пункт в Прикамье. Сол!!камск ходил у него в пригородах. Пермь Великая и Чердьшь означали одно и то же. Но и исторический миг педолог. В 1597 году посадский человек Артемий Бабинов пред­
ложил купцам новую дop~гy, которая, минуя Чердынь, пошла от Соликамска на 1 Ю}lень через новый уральский форпост- Верхотурье. Путь сократился чуть ли не вчет­
веро, преодолевался за одну навигацию. И ЧеРДЫI!Ъ тотчас обеЗ,1юдела, сникла. Москва не стала присылать сюда наместников, В, наконец, ее адми­
нистративно ПОДЧИНИЛИ Соликамску. А в 1638 году рззыгралась в Чердыни стихия -
воз­
ник пожар. CJIизнувшиil: все ее деревянные церкви, лучшие жилые дома,,1авки и прочие заведения. Предстояло стро, иться и жить заново, навсегда оставив в снах C,'laBHOe прошлое Великой Чердыни. Сгорев почти еще столицей, она возродилась скром­
ным провинциальным поселением без надежд и претензий. Возроднлась, обретя вновь мягкий, уступчивый и покро­
вительственный облик. Принял ась справлять лсс и плот­
ничать, снабжать хлебом служилых людей в Сибири, слать туда своих агрономов для начала хлобопашества .. И мир­
но торговать всем, что давала чердынская земля, ближай, шие города и ярмарки. Торговать уже без всякой былой гордынн. . С тех пор стала Чердынь уездным купеческим городом. Надо представить себе трогательно маленькую, одно­
этажную, всю в маковках сердобольных церквей, бездо­
рожную матушку-Чердынь, словно бы за какие-то грехи остаВ,1енную в центре неохватной территории северо-во­
стока европейской России, чтобы оценить как следует эко­
номическую роль ее купечества. Прикамье с его хлебом-солью, всевозможными промы­
слами н богатыми ярмарками -
это с одной стороны. А с другой -
не менее обширный Север с его пущниной, ры­
бой и другими охотничьими трофеями. И полное отсутст­
вие иных дорог, кроме водного пути летом и санного­
зимой. Кто еще в силах был обеспечить нормальную жиз­
недеятельиость двух регионов: снабдить самым необхо­
димым охотников и рыбаков бассейна Печоры и дать до­
рогу на большую землю их обиходному товару? Матушка­
Чердынь безропотно этот крест несла. Пригодились давние -
чудские еще -
купеческие традиции и професси­
ональный опыт. Купечество обеспечивало и нормальное функциониро­
вание самого города и его уезда. Об этом еще в иачале прошлого века писал в солндном сочинении титулярный советник и «исторических наук учитель» Никита Попов. Капитала у купечества и мещанства обращалось в ту пору до 35 тысяч рублей -
при населении немногим бо­
лее тысячи человек. На этот капитал торговцы закупали хлеб, шелковые и другие мелочные товары и снабжали ими городскнх обывателей и уездных крестьян, а излишки отправляли на Печору. Но чердынское купечество, как утверждает, пожалуй, единственный его исследователь Э. п. Андерсон, имело торговые связи с Прикамьем, Поволжьем, центральными районами России и Сибирью. -
Старожилы Чердьши покажут вам дома купцов Али­
HЫ~: «Этот, -
скажут, -
Алина-малого, а тот, на Пионер­
скои, Алина-большого». О купцах этих до сей поры ходит 110 городу уважительная MOJ1Ba. Никто при этом не отри­
цает, что богаты были непомерно, своего не упускали, но и дело знали получше нынешнего многолюдного мини­
стерства торговли. Посредничали по всему Прикамью и Печоре, были непременными участниками Нижегородской и Ирбитской ярмарок, давали сезонную работу сотням крестьян. И не случалось, чтобы их обозы не появнлись вовремя на дальних печорских пристанях, лишив охотни­
ков и jJыбаков хлеба, пороху, дроби и прочего нужного товара. То оы.па ПР";'~;С:С!Iональная, многими поколениями отработанная надежность. . 5 Наверно, только 'хорошо поставленное дело могло позволить купцу второй гильдии Василию Алину-большо­
му отправить зимой 1896/97 года из Чердыни в обе сто­
лицы 267 тысяч штук мороженых рябчиков. Разумеется, это была у Алина не главная статья до­
хода. Той же весной он вывез с камских пристаней на Печору 90 тысяч пудов ржаной муки, 18 -
овса, а также солод, гороховую муку, крупчатку, чай разных сортов, дробь, снасть рыболовную, кожевенные, шорные и ско­
бяные товары. У мелких торговцев закупил домотканые холсты, в Соликамске -
соль ... Такай вот обоз в начале навигации пришел на чер­
дынскую пристань, а оттуда отправились товары по Чер­
дынскому, Усть-Сысольскому и Печорскому уездам. До­
ставить все это потребителю нелегким было делом. Алин нанимал несколько барж и ежегодно от 350 до 500 под­
вод. Через полгода баржи и подводы возвращались, и тоже груженные круто: пушнина и сукно зырянское, рыба и ворвань (жир морских животных), моржовые кожи и замша, утки соленые и коровье масло ... Что на барже по мелководным рекам и волокам, что гужом по любой погоде -
тяжело давался крестьянам этот путь. Не всякий мог выдюжить. А потому и набор сезонников Алины вели по-своему. Собирали богатые сто­
лы и, созвав претендентов, кормили их от пуза, а сами меж столами расхаживали: «Что-то ты, парень, плохо ешь, не так ли и работать будешь?» Нет слов, и купечество было разное, и роль этого со­
словия в капиталистическом обществе нельзя оценить од­
нозначно. Но думая нынче о социалистическом рынке, если это -
не очередной экономический эксперимент на живых людях, нам предстоит непременно оглянуться на опошленное всуе сословие, и не морщась брезгливо, взять во внимание здоровые зерна опыта их широкой посред­
нической деятельности . ... Мы гостим в доме Марии Тимофеевны Гриба новой, в прошлом учительницы начальных классов, ныне пенси­
онерки. Дом деревянный, просторный, каких уйма в Чер­
дыни. Обстановка в нем, как говорит сама хозяйка, в стиле ретро_ Мария Тимофеевна бережет в нем память о родителях. Весь интерьер, за небольшим исключени­
ем, -
старинный. Массивный, с купеческим достоинством комод, дубо­
вый стол работы чердынского плотника Лама нова -
сто лет стоит, не пошатнется, часы, зеркало -
старинные, не­
здешние, тумбочка, точенная из орехового дерева, витые венские стулья (отец еще молодоженом покупал в кредит у купца Богомолова -6 рублей дюжина), кровать «вар­
шавская» купеческая... Все стоит там, где стояло при родителях. Собственно, это уже не квартира, а музей быта чердынской мещанской семьи. Отец хозяйки Тимофей Николаевич Грибанов служил писарем в земской управе, а мать была купеческая дочь. Этим все сказано: вне дома она не рабатывала, зато хо­
зяйство держала. Была рукодельница, художница. Вместе с мужем пела в церковном хоре. Семья была в родстве с купцом Лунеговым и вообще близка к купечеству. Плохого она, учительница, от роди­
телей о купцах не слыхивала и сама сказать не может. Ворота дома купца Алина были всегда настежь рас­
пахнуты: в любое время суток там был накрыт стол с простой крестьянской пищей -
любой мог найти приют. В краеведческом музее поражает богатством и каче­
ством исполнения коллекция фауны Верхнего Прикамья. Хранители не без гордости сообщают, что основу этой экспозиции составила домашняя коллекция Н. П. Алина. Из купеческих домов перешли в музей и служат людям образцы мебели, посуды и других предметов' купеческого быта. Далеко не все прибавочные купеческие капиталы шли на удовлетворение их личных запросов. Кое-что, а иног­
да и в нем алой степени, возвращалась народу. В 90-х годах прошлого века чердынская земская упра­
ва затеяла прокладку в городе водопровода. Расходы .6 взяЛи на себя, кроме самого земства, местное общество потребителей и купцы -
кому сколько не жаль. Так вот, доля купца-пароходчика Г. М. Лунегова составила 10 ты­
сяч рублей из 52-х, потребных на устройство водопровода. Тот же Лунегов построил в Чердыни детский приют, двух своих сестер наделил домами. В одном lf3 этих домов И живет ныне учительница М. Т. Грибанова. Вообще купеческие дома и до сей поры первое укра­
шение городского пейзажа. Ничего прочнее и надежнее за последние десятилетия в Чердыни не IЮстроено. В купе­
ческих домах и в домах, сооруженных земством, т. е. с участием всего уездного общества, располагаются ныне почти все государственные и общественные учреждения, вплоть до райисполкома. Красиво, добротно, на века по­
строены эти дома. Они -
живая память прошлого. Стоит вспомнить добрым словом и династию купцов Черных из пригородного села ПокчИ. В начале нынешнего века историк сообщает нам, что в селе этом действуют целых два детских приюта, открытые на средства купцов, и богадельня, построенная на капитал, пожертвованный в размере 40 тысяч рублей Иваном Васильевичем Чер­
ных, а затем и его сыном. Об этом заведении мы привыкли говорить в ироническом смысле, забыв, что богадельня­
это общественный дом для инвалидов и престарелых, со­
держащийся, как правило, на пожертвования благотво­
рителей. Рассматривая в нынешней Покче полуразрушенный храм Благовещения, мы случайно набрели в прибрежном овраге на остатки мраморного памятника: «Здесь погребено тело чердынского 1-й гильдии купца Василия Сидоровича Чер­
ных ... Вечная ему память». Это некогда он начинал в Покче баржестроение, и его капиталы есть в тех трех покчинских приютах. А что касается памяти, то с этим товаром вечно у нас напряженка ... Древоделы На одной из медных статуэток чердынской коллекции есть изображение орла, распростершего крылья над жен­
щиной. Не птица ли это Феникс, в старости сжигающая . себя, чтобы из пепла вновь родиться молодой? Не он ли, Феникс, таким языческим манером покровительствует на­
шей Чердыни? Так или иначе, но в 1792 году, через 154 года после уже упомянутого опустошительного пожара, Чердынь сго­
рела вновь. Сгорела дотла, как на высоком жертвенном огне. Ходит легенда, что пламя расплавило даже двухсот­
пудовый колокол Воскресенского собора. Тем более не осталось следа от Соборной и Троицкой площадей, Гостиного двора, приказной и таможенной изб,ратуши, хлебных амбаров, десяти приходских и трех монастырских церквей. Огонь и дерево хорошо понимают друг друга. Уцелел на окраине один Иоанно-Богословский мужской монастырь. В груды пепла обратились 350 домов чердын<:ких обы­
вателей. И началось третье возрождение Чердыни из пепла­
на этот раз по плану, предложенному «Комиссией камен­
ных дел и строений Санкт-Петербурга и Москвы>. А ОТ той прежней Чердыни остались лишь легенды" Деревянных дел мастера добавили городу добрую то­
лику женской стати. Она не в облике и в убранстве, нет. Его трудно себе домыслить. Но остался у Чердыни осо­
бый плотницкий нрав матери-созидательницы, вновь и вновь восстающей из пепла. Он зародился где-то в середине XVII века, когда уезд начал отдавать свои леса на стройматериал. Лес шел по рекам в Казань. А в молодой город Верхотурье Чердынь посылает плотников. Об руку с мастерами из примор­
ских городов строят чердынцы мирные торговые суда для перевозки хлеба по Сибири. Того хлеба, что выращен чердынскими же агрономами. Обзаводится и сама Чердынь "збамв с просторнымв сенями по сторонам горниц, крепкими и ладными амбара­
ми -
особой ГОРJJ:ОСТЬЮ купеческой столицы. Еще была у здещних плотников страсть покудесить с воротами, разукрасить JJ:epeBoM же, хитроумный запор смастачить­
тоже чаще всего деревянный. А еще любили с утварью домашней повозиться. Ков­
шик-уточку вырезать, челыш для добывания из кипятка пельменей женушке преподнести, а себе седелко для бу­
дущего сав"зСа, солоницу малую либо рожок пастушеский из бересты смастерить. Смотришь в музее на все это ру­
комесло и видишь словно бы улыбку, бабушкин прищур старой Чердыни-мастерицы. Храмы после того пожара стали возводить из кирпи­
ча. НО руки плотников долго не хотели уступать бого­
угодное дело холодной глине и камню неподатливому. Несли хозяйки парное молоко и яйца свежnе, лили в ра­
створ -
то ли на крепость той глины, то ли на умягче­
ние и согревание. А плотники держали купола, малые часовенки не то­
ропились отдавать камню. А то нет,нет да и всю церк­
вушку, помолясь, сработают в каком селе одними топо­
рами -
праздник для души! Самая древняя из таких церквей -
Богородицкая -
еще стоит в Пянтеге -
живая легенда, которую можно потрогать рукой. Хорошими ясными утрами, наверно, ру­
били ее из отборной сосны. Без конопатки, а комар, как говорится, носа не подточит. Высокий шестигранныи сруб уже почти четыре века противостоит ветрам. И еще оставили плотники лукавую загадку в стенах того храма: два спаренных окна с юго-восточной стороны и одно сильно вытянутое по горизонту -
на юго-запад­
ной. Смотришь, вроде нескладица какая-то. Но когда начиналась престольная служба и распахивали глухие став­
ни этих окон, то народу с улицы открывалось все небольшое пространство церкви, и действо богослужений можно было слышать и видеть, не заходя внутрь. «Хитрые» окна как бы всю площадь собирали под своды храма Богородицы. Еще одно чудо плотницкое рукотворное дотлевает в селении Керчево. Часовенка поставлена вокруг ствола многовекового дерева так, что пять его могучих ветвей служили столбами звона колокольни и поддерживали кону­
сообразную крышу. Словом, умели мастера-плотники лукаво улыбнуться богу своему, и он, наверно, отвечал им тем же ... Не отдали камню деревянных дел мастера и иконо­
стас -
главную принадлежность храмового убранства. В самой Чердыни и в окрестных селах жили непревзой­
денные творцы этого искусства. Многие храмы Прикамья украшены чердынскими иконостасами. Чердынь -
горvд портовый, он всегда умел и любил ладить струги. Но ничего наглядного не осталось нам­
все унесла безжалостная Лета. Промысел этот давнишний. В· ХУН веке плотники из чердынской деревни Большие Долды ставили суда, полу­
чившие название «долдинеКие ладьи». С той поры судост­
роение повсеместно распространилось по чердынской земле. Ежегодно в уезде спускались на воду 60-70 барж. На каждую требовалось 12-14 плотников. Значит, на плотбищах находили работу ежегодно около 800 крестьян, не считая помощников. Баржи шли по рекам самосплавом, вверх поднимались бечевой или на парусах. А в 1880 году купец И. А. Сус­
лов пустил lЮ Печоре первый чердынский пароход для буксирования барж. .К девяностым годам параходы на здешних реках стали обычным явлением, Просветители I • ' С годами, а то и столетиями неизменно мирной, тор­
'гово-созидатеJlЬНОЙ жизни обретала Чердынь еще одну QCобенность -
непременное желание усадить за парту каж­
дого' своего обывателя. Тут надо сказать, 'что после отмены крепостного права и все-то россияне жадно потянулись к просвещению и самостоятельности. Возник.[IИ opгaH~ самоуправления­
губернские и уездные земства. Они ОТКРЫВ;iЛИ школы, бибо!!иотеки, больницы, музеи, насаждали культуру .хозяй­
ствования. Так накапливалась в русской провинции раз­
ночинная интеллигенция -
тОт 'тонкий плодородный 'слой, который долго и трудно образуется, легко исчезает под гусеницами небрежения, но без которого гигантские пласты народной почвы никогда не 'давали и не дадут плода. «Гумусный слой» общества уездной Чердыни к перио­
ду революции уже сильно давал о себе знать. Постаралось уездное земство, во главе которого около тридцати лет стоял Николай Степанович Селиванов, личность сгинувшая и постыдно затерянная нами в исторических пертурбаци­
ях 1. В его бытность земство открыло в уезде 77 учебных заведений, больницу и аптеку, публичную библиотеку, для которой сам председатель управы пожертвовал немалае число личных книг. Полюбопытствуйте у любого исполкомовского работ­
ника наших дней, простое ли это дело открыть в районе какое бы то ни было культурное заведение. Только не говорите ему про семьдесят селивановских школ -
навер­
няка спросит, не из психушки ли вас досрочно выпустили. после Селиванова в 1898 году его место в уездном земстве занимает Дмитрий Аристархович Удинцев, зять Мамина-Сибиряка, человек прогрессивный, образованный и не менее настойчивый в деле народного образов~ння. Он собрал в городе деятельный кружок интеллигенцни, куда входили и социал-демократы. Подошел между тем большой пушкинский юбилей-
100-летие со дня рождения поэта. ПО предложению УДИН­
цева в день памяти Пушкина был открыт в Чердыни му­
зей. Он назывался «музеем прикладных знаний». В уставе было сказано, что он «имеет своей целью содействовать развитию самообразования жителей Чердынского уезда и в особенности учителей начальных школ». Получили пушкинский подарок и маленькие житеJJН Чердыни. Училищный совет предложил земской управе закупить недорогие книжки Пушкина и бесплатно раздать крестьянским детям. (Не забудем истины ради напомнить', что в нашей тогдашней «пОголовно безграмотной стране» к пушкинскому юбилею было издано, по самым приблизи­
тельным подсчетам, больше миллиона экземпляров только дешевых, буквально копеечных книжек великого поэта. Значит, было кому читать. Тогда издатели книг денег на ветер не выбрасывали.) Можно хотя бы приблизительно себе представить, ка­
кую массу здоровых сил чердынского общества подняли на просветительскую работу эти земские начинания! Хотя бы, например, музей. При нем почти сразу со­
бирается «Общество любителей истории, археологии и этнографии». Своими экспедициями оно расшевелило па­
мять и энергию населения, подняло первые слои кладов чер­
дынской земли. Именно тогда понесли в музей крестьяне медно-бронзовые чудские статуэтки, предметы культа и домашнего обихода. Один столичный историк поражался обилию памятников старины и легкости их приобретенЙя. Чудские средневековые предметы крестьяне продавали оп­
том -
ПО пять рублей за ковш. Особенно воспрянули учителя. Профессия эта стала одной из самых распространенных в Чердыни -
после Куп­
ца и плотника. Много живет о них расёказов-леген,l(. . . ВСIЮмним, например, Павла Павловича Полцкова. В село Искор его почти что сослали за то что окончив Казанскую семинарию, не захотел стать с~ящецником, а поехал учителем словесности и пения. Первым е!'о при­
обретением, на которое ухлопал все свои сбережения была фисгармония. Но сделалась она достоянием обще~ ственным -
вокруг нее стал собираться хор. Крестьяне удивлялись, что не под сводами храма. и приходили сна­
чала робко, будто полюбопытствовать! А придя раз, ОТ второго уже отказаться не могли. Учитель покорял энту­
зиазмом и песенным дар'Ованием. Из окрестных сел стали съезжаться и приходить крестьяне в поляковекий хор. I Единственная статья о нем Д. Чистюхина иапечатана в местиой газете «Северная Звезда». '7 Словом, когда приехал в Искор из Пермивозбужден­
ный слухами знаток хорового дела Александр Дмитрие­
вич Городцов, он попал на генеральную репетицию ... опе­
ры Глинки «жизнь за царя». Костюмы, массовые сцены, декорации... И отлаженный многоголосый хор -
сотни вдохновленных искусством людей всех без исключения классов и сословий. Это, напомню, происходило в тринадцатом году в заХОJJУСТНОМ чердыпском селе! Потом Павел Павлович учительствовал в Чердыни. В 1919,м Колчак при отступлении мобилизовал все здо­
ровое мужское население, и в том числе Полякова. За­
брали белые с собой и заключенных из тюрьмы, а среди них был брат жены Полякова девятнадцатилетний сек­
ретарь большевистского Совета Василий Горохов. При попытке пробраться к нему в вагон и передать еду Полякова поймали, и только чудом не оказался он в компании с заключенными, которых потом, как расска­
зывают, живыми сбросили в шурф на Луньевской ветке железной дороги. Тифозный, изнеможенный вернулся учитель в Чердынь и снова отдался школе. Хоровое пение, музей, походы по родному краю -
все это составляло со школой единое нераздельное целое и называлось ОБРАЗОВАНИЕМ юно­
го человека. Одна его ученица много лет спустя ВСПОМlI­
нала: «Я каждый день знала, чувствовала, что он меня любит». И это же могли сказать многие, если не все уче­
ники Павла Павловича. Вспомним еше одного забытого деятеля той поры­
Григория Александровича Вологдина. Послужной его спи­
сок не впечаТJJяет: доверенный в частном имении Лаза­
ревых, деJJопроизводитеJJЬ по народному образованию в уездном земстве, там же инструктор по внеШКОJJЬНОМУ образованию... Чиновник по теп~решним понятиям. Но кроме всего этого был Григории АJJександрович беско­
рыстным энтузиастом музея в Чердыни. ИСПОЛЬ:jУЯ его богатую экспозицию, преподаваJJ в ШКОJJах родиноведе­
иие -
предмет, о котором мы, нынешние патриоты всех мастей, даже приБJJизительного понятия не имеем. Он пр~­
НЯJJ на себя музей в тяжелые годы КОJJчаковского хозяи-
ничанья. • Н. Подвижники разных времен: ВаСИJj}!И Попов, иколаи Карнаухов, Дмитрий Четвериков (отец изве~тного сове:­
ского писателя Бориса Четверикова), Николаи Белдыцкии, В. Бортновский, Илья Лунегов и ':,1ного-много других­
собирали фольклор, пополняли музеи, играли в спектаклях и пели в хорах -
и все это было для них единым просве­
тительским делом. Им благодаря Чердынь так много сберегла из своей истории: выпестовала замечательный музей (одна лишь этнографическая его коллекция насчитывает свыше трех тысяч экспонатов), собрала богатейший а~хив, сохранила уникальную библиотеку старинных издании. Несмо~ря на примитивную автобусно-паромную связь с «Большои зем­
лей», буквально вся наша страна побывала в музее Чер­
дыни и оставила восторженные отзывы. Прошлое сраму не имет, или послесловие к легендам В 1601 году повозка, окруженная конной стражей, до­
ставила на чердынскую землю первого государственного преступника. Это был боярин l'v1ихаил Никитич Романов­
дядя первого царя из динасгии Романовых, чем-то креп­
ко насоливший Борису Годунову. Узника заковали в цепи и поместили в земляную яму 2. С тех пор никакие снега не могут замести ту прокля­
тую каторжную дорогу. Бесконечные вереницы государ­
ственных узников идут и идут по ней до сей поры. На­
зовем лишь некоторые имена, сохраненные историей: ре­
волюционеры Е. Н. Васильев, И. Г. Рассомахин. Л. Ф. Фе-
2 См. С. Ильин. Песня о ныробском узнике _. «"j.iральскиЙ следопыт.», 1990. N. 7 8 доров, Павел Ногин и другие. Жил здесь с семьей в ссылке Климент Ворошилов. Вынужденно провел два ,года секретарь Льва Толстого Н. Н. Гусев. Затем начались послереволюционные массовые гонения. Верхушка правяшей партии расправлялась с собствен­
ным преданным народом. Узники той поры потеряли пра­
во на имена и фамилии, на могилы с крестом православ­
ным. Кто, сколько, когда и где похоронен здесь? Кто вернулся в жизнь с искалеченной, униженной душой? Только случайно сохранились некоторые имена, например. Осипа Мандельштама. Это было прицельное уничтожение обшечеловеческой нравственности и KYJlbТypbI. Все те бескорыстные чердын­
ские просветители, о которых мы только что вели речь, стали в той или иной мере жертвами борьбы с духовно­
стью. Земский деятель Н. С. Селиванов осужден на каторж­
ные работы, но по дороге застрелен в селе Усолье. П. П. Полякова, по воспоминаниям дочери, в начале 30-х годов обвиняли то в великорусском шовинизме, то в причастности к партии эсеров, то в принадлежности к поповскому сословию. Сколько нервов было убито на уни­
зительных допросах! На Г. А. Вологдина власти заве:!И дело о его сотрудничестве с колчаковцами. Как видим, не абы какая выбиралась цель, а было намерение искоренить ту культурно-нравстзенную почву, из которой берет обшество живительные си.1ыI. Канули, кажется, в невозвратное прошлое времена ГУЛАГа, но высоких непроницаемых заборов, обнесенных колючкой, на чердынской земле вроде бы не стало мень­
ше. Северные населенные пункты района опутаны густой колючей сетью исправительно-трудовых колоний разного режима. Но сами эти «зэковские» поселки, типа Ныроба, и малые города близ них, такие как Чердынь, они ведь ни в чем преступном не замешаны. У них исторически сложившийся облик, чей-то здесь дом родной, кто-то по разным причинам не может, связав пожитки в узелок, бежать на все четыре стороны: возраст, принципы, МОГИ.1Ы предков ... Родина ... Как ни крути, а эти шесть букв '11'0-
то ведь да значат в общечеловеческом алфавите. Сейчас уже мало что сохранилось от гуманистических традиций старой Чердыни в Чердыни современной. I1ли спрятались они где-то за стенами ДОМОВ, наблюдают со стороны, уступив главенство зэковско-деревенской воль­
нице. Дело в том еше, что в Чердынь переливается скудею­
шая и бездельная окрестная деревня. Та самая, что испо­
кон веков бессчетными своими промыслами кормила и поила матушку-Чердынь, почти каждому четвертому обеспечи­
вая посреднический капитал. Ныне она растеряла все свои промыслы, все умение и сама неудержимо хлынула в го­
род: к работе, к теплому ЖИЛЬЮ, к магаЗИ,нам и столо­
вым обшепита, массовой культуре -
село же нынешнее и вовсе ничего этого не знает, скукожилось село. История старой Чердыни опасливо забилась по углам, незадействованная, незапрошенная. Неуместной выглядит старина, купеческо-плотницкий созидательный норов, про­
светительская жизнь --
все это голодной, напичканной при­
шлым людям Чердыни ни к чему. Самой старине не привыкать-стать. Она притерпел ась к пожарам, к тлену, людскому небрежению п бесцер~мон­
НОСТИ. И еше одно столетие пролежит тот мраморныи па­
мятник купцу i3 прибрежном овраге Колвы, позарастут самосевными березками карнизы брошенных храмов. Исто­
рия сраму не имет. Но скоро, совсем скоро потеря памяти скажется на самих JJЮДЯХ. В результате безоглядно-революционных прео5Рёlзований, пагубных экоР.омических экспериментов плодородный гумусный слой чердынского обшества истон­
чился до опасных пределов полного исчезновения. Хватит ли у него сил, чтобы остановить падение Чердыни? Где ты, чердыI!каяя птица Феникс? Сумеешь ли восстать мо­
лодой ПОС;lе еше одного самого опустошительного пожара? Q Сем ... Гр"бановых Од"и "3 купеческ"х домов 60rород"цка. церков" Купеческ"е амбары Медио-БРОИЗ0Вые татемы ФОТО Олега Каnор е йко ~~rJL~пшmп~~т ~"~~~HOB ШПOl]L~lil~ т И в тех же репьях, крапиве, лишь обычно к осени, в августе, сентябре, перед первым хладом, появляется на пустырях бабочка-адмирал. Адмирал не зря носит столь звучное имя. Он близкий родственник репейницы, но похож на нее только нижними крыльями, а на верних, черных и блестящих, носит, как положено адмиралу по чину, крас­
ные ленты-л;tмпасы. Адмирал самая редкая бабочка из племени крапивниц-репейниц, и, помню, был памятно f)б­
радован, когда поймал на пустыре за огородом эту бой­
кую красивую lIимфалиду. Адмирал на Урале, мне дума­
ется, также перелетная. кочующая бабочка и даже, воз­
можно, за Л,Р т н а я. Осенью пятьдесят первого она по­
падалась часто. Еще раз я видел ее в следующую осень. С тех пор она словно вымеР,1а. Я не мог встретить ни одного экземпляра. Вообще в бурьянах я охотился на бабочек до самой поздней осени. Здесь попадались они такие, которых не встретишь в лесу: странная нимфалида-углокрыльница, не­
сколько похожа на крапивницу, но крылья ее как будто исстрижены как попало чьими-то ножницами, здесь дер­
жались постоянно ярко-красные с голубыми павлиньими глазками бабочки дневной павлиний глаз (есть еще сов­
сем особенное семейство группы ночных бабочек -
сатур­
нии или павлиноглазки), в бурьянах бывало порядочно бабочек голубянок, бабочек -
сатиров (они же бархатни­
цы). И сюда же залетали крупные черные траурницы. Я уже упоминал о них в воспоминаниях об осиновых. дро­
вах. Я охотился в бурьянах, благо было совсем рядом с моим домом, пока холод не губил травы и даже крепкие осенние тысячелистники, одетые снегом и подтаявшим ледком, не превращались в кубачинское черненое серебро. Тогда в сухих, при мерзших бурьянах начиналась другая, манившая меня жизнь. Налетали щег.1ы' бойко пиликаю­
щие, переп~рхивающие, переносящиеся с репья на репей белыми стаиками, вспыхивающие в мрачном осеннем солн­
це желтым блескучим пером, появлялись шумно галдящие чечетки, осыпающие стаями лебеду, являлись снегири, так красиво и печально перекликающиеся на зорях в тон сне­
говому низкому небу. Шел пролет певчей птицы. Но од­
наЖi!;Ы я видел на таком бурьяне замерзшую бабочку­
репеиницу. Она была как напоминание о Лете, как жертва Лета Зиме. Я надолго, до новой весны, убирал сачок, расправлял собранных насекомых, писал этикетки. Размещал бабочек по видам, родам и семействам. В первое лето активного собирательства имел уже все обычные виды «дневных булавоусых». Две-три более менее не часто встречаю­
щихся и н и о Д н о й р е Д к о Й. Так не было в моем со­
брании за то лето ни махаона, ни парусника-подалирия, еще более редкого на Урале, ни аполлонов (по Плавиль­
щи!,<ову, их здесь встречается три вида: обыкновенный, чер­
ныи, или Мнемозиuна, и аполлон Феб, редчайший и словно бы уже вымершии), не было у меня бабочек-переливниц (ивовая и тополевая), не было ленточников (большого то­
полевого и меньшей камиллы). Редкостей не было. Я еще не знал, что даже посвятив всю жизнь сбору отечественных дневных бабочек (да, да не каких-нибудь заморских див!), м о ж н о н е н а й т и (а ныне тем бо­
лее!) редкие виды из большинства перечисленных. Ред­
кость на то и -
РЕДКОСТЬ. Красота -
не ма{;совое по­
нятие. Я не знал этого. Замурзанный за лето «Плавильщиков» ничего не сообщал мне об этом. И я готовился новым Окончание. Начало в N, 10-11. 2 сУральскиi1 следопыт» Ng 12 летом добраться до редкостей. Грешная мечта каждого коллекционера. Да что поделаешь -
человечество неиспра­
вимо и в каждом поколении, наверное, повторяет ошибки цредыдущих. И долог путь к его совершенству. Мечты Наши путешествия не обошлись даром ни мне, ни Рас­
селу. Прим:рно два-три раза в год, чаще раНflей весной или позднеи осенью, то у меня, то у Альфреда случа.1ИСЬ тяжелые рецидивы тропических лихорадок. Я слабее здо­
ровьем 11, если Альфред перемогаJI болезни за счет своей неудержимой натуры, могучего роста, атлетического сло­
жения, меня лихорадка сваливала В постель на недели. Я не был женат, как Рассел, и зверски скучал в этом бо­
лезненном одиночестве, весь пропитанный будто горечью хинина, которым пичкал меня доктор, и трясясь во время приступов, когда заваленный пледами и одеялами пил чай, бренча зубами по чашке. В такие перио~ы Рассел приезжал ко мне, жил у меня, ухаживал за мнои, как самая добрая нянька, сидел у по­
стели, и мы вели нескончаемые беседы о нашем прошлом совместном пл~вании, !КИЗНИ на Амазонке, или он расска­
зывал про свои Малаиский архипелаг (В то время писал книгу, а я уже издал свой труд, который понравился Дар­
вину 1). Или мы просто мечтали -
старикам куда как сла­
достно помечтать -
было бы с кем и о чем. Иногда я за­
писы~ал после наши беседы и здесь приведу содержание ОДНОИ из них. -
На !1-елебесе,-.говорил, улыбаясь в бороду, Рас­
сел,- какои-то чудно и, вывернутый мир. Находншься на острове, а ощущение -
будто ты попал в Гималаи. Глубо­
ченные ущелья, каньоны. Скалы в самое небо! И леса ... Пожалуй, более странные леса я видел только на остров!.' Тимор, там растут дикой величины эвкалипты и ясно, что он осколок Австралии или как-то тяготеет к ней, а на Це­
лебесе удивительная смесь малайской, филиппинской, авст­
ралийской, новогвинейской и даже африканской флоры. Каково? А эти целебесские обезьяны, куда больше похожие не на азиатских макак или гиббонов, а на африканских павианов? Или -
ловишь бабочек и вдруг вынимаешь из сачка парусника, похожего на нашего подалирия и ама­
зонскую Уранию Лейлус, но у подалирия черные полосы на верхних крыльях идут по светло-желтому, а тут будто все наоборот и похоже на светописный негатив -
фон чер­
ный, а полосы желтые! И на уранию этот парусник 2 по­
хож или она на него? Даже змеи здесь попадаются какие-то особые, словно бы вышедшие из океана? Все-таки, Генри, я бы еще раз побывал на Uелебесе и на малых островах Зунда 3. И как бы хорошо, друг, вместе с тобой. Мне так не хватало тебя во всех этих странствиях; Не хватало, Генри. На больших островах я нажился досыта, особенно на Яве, на Суматре. Борнео -
это целый мир, которому надо посвятить жизнь. А Малые 3ундские ост­
рова интересны тем, что их бесчисленное множество. Кто сосчитал их? Очень мног.ие из них совершенно необитаемы, и на каждом можно наити новые виды или хотя бы под­
виды ве,1иколепных бабочек, жуков, прямокрылых, птиц пресмыкающихся, растения. Да что -
птиц, мне рассказывали: что на таких островках попадаются гигантские ящеры, не то вараны, не то крокодилы семиметровой. величины 4. Мо­
жет быть, это уцелевшие динозавры? Где им и сохранить­
ся, если не в островной изоляции? К тому же температура в этом поясе отличается удивительным постоянством мил­
лионы лет. Не знаю, как насчет ящеров, а крокодилов, I Очевидно, имеется ввиду книга А. Р. Уоллеса «Малайский архи­
пелаг -
царство орангутана и райской птицы». а также книга са­
мого Г. Бейтса «Натуралист на Амазонке» (Здесь и далее прим. авт.). , По всей вероятности, имеется в виду парусник Графиум Резус. ~ Имеются в виду Большие и Малые 30ндские острова <1 На острове Комода и прилегающих к нему OCTpOBa~ встречается гигантский индонезийский варан, и пусть не семиметровый, но дли­
ною до пяти метров, питающийся козами, свиньями и падалью. Что же касается КРОКОДИЛОВ, то гребнистый крокодил принадлежит действительно к самым крупным, до 10 метров. 9 гигантских, жутких, я много раз видел плывущих в от­
крытом море. Они плавают между островами, и вообще здешний КРОl>ОДИЛ кажется единственным способным жить в море. Настоящее чудище! Малайцы рассказывали, он на­
падает на лодки, опрокидывает и хватает людей. Поедем, Генри, на архипелаг. Вместе .. Это БыJIo бы так чудесно! -
А я все еще мечтаю совершить кругосветное пла­
ванье на хорошей собственной шхуне или паровой яхте. Что, Фред? Ты богаче меня, но давай сложимся, закажем в Бристоле или в Глазго новую крепкую шхуну. Оснас­
тить -
и в путь? -
Особенно с твоей лихорадкой, дружище! -
.'lихорадка вздор. Даст Бог, я ее укрощу. А так хо-
телось еще повидать мир. Плавают же люди на пар усни­
'(ах и в одиночку? -
В одиночку -
величайший риск. Я даже затрудняюсь представить степень безрассудства шуток с океаном. Мне хватило одного кораблекрушения и того чуда, когда нас спасли. Второго чуда, Генри, не бывает.. На добром ко­
рабле или на военном клипере я, пожалуй, отправнлся бы и сейчас хоть на край света. (Конечно, строи;ь шхуну до­
рого и долго. ОснастиТl, ее для вокруг-земного плаванья :, того сложнее.) Наверное, непременно надо, чтоб он имел высочайшую прочность, парусное оснащение и надежный д,вигатель. Надо иметь и более чем годовой запас продук­
тов. Хороших продуктов. А как их сберечь? Солонина и рыба в жестянках приедаются очень скоро. От них воротит душу. Ах, Генри, как я скучал на архипелаге по нашему английскому сыру, маслу, овсянке и яичнице с беконом! Там чай не такой, как дома. Слишком китайский! Он пах­
нет словно бы жасмином или духами. -
Можно, конечно, везти с собой живность, например, кур. "0 .. -
тут я усмехнулся.- Кто будет их рубить? Я на это совершенно не способен. -
И я тоже,- ответил Рассел.- Я, кажется, мог бы подстрелить курицу из ружья, как доводил ось это делать .1а Малакке. Там множество мелких диких кур, и очень странно слышать пенье петухов где-нибудь в самом глу­
хом лесу. Впечатление, что рядом деревня и жилье чело­
века, и в то же время знаешь, что кругом дичь и глушь. Нет. Курятина отпадает.. Продукты в нашем возрасте, ко­
нечно, нужны стабильные .. Но -
ведь в океане полно рыбы. Про рыбу ты забыл? Мы возьмем удочки, сети, гарпуны на акул и черепах. Возьмем шлюпку, надувной каучуковый плот. Это новинка! На крайний случай можно стрелять и морских птиц, правда, мясо у них, по отзывам моряков, отвратительное. Ну, что еще? -
Семена полезных растений и зерно на тот случай, если нас выбросит на необитаемый остров! -
я уже сме" ялся. И Рассел тоже. Он любил, как и я, мечтать вслух, и со стороны мы, наверное, походили на двух впавших в детство старых остолопов. "~f$:";.;o-~ -
Да, от перспективы робинзонады моя лихорадка словно бы усиливается,- сказал я, кутаясь в одеяло.­
Хорошо это написано у Дефо, но на деле.. Не приведи, господи! К тому же на судне я хотел бы путешествовать с комфортом, какого мы не могли позволить в молодости, Фред! Мы взяли бы с собой мой кабинетный рояль? И мою добрую скрипку? И еще твою отличную кухарку? Мы уже просто хохотали. -
Надо еще и доброе вооружение,- сказал Рассел бо­
лее серьезно.- Я не отказался бы не только от хороших ружей и револьверов, но взял бы на борт и скорострель­
ную пушку. В Малом Зунде и в проливах Южно-Китай­
ского моря порядочно пиратов. Причем, пока они не при­
БЛИЗИЛIIСЬ и не напали, их не отличить от мирных рыбаков на их неуклюжих джонках и прау 5. Как-то, близь Тимора, наше судно остановили и попросту хотели обчистить, но помешала голландская охрана. Голландцы, надо признать, молодцы, и порядок в их колонии, особенно на Язе, от-
менный. -
Ну, пусть будет оружие. Правда, я никогда слишком не полагалея на Hero. Итак, мы купили судно и оборудо-
... ________ ................ l1li ....... _______ 11 ' Малайская лодка. 10 пли его. J91-ы УСТРОИЛИСЬ 11 каютах на корме, IIЗЯJlИ слуг, наняли команду и капитаиа. Человек десять? Или восемь? Для небольшого судна хватит. А дальше? -
Дальше, Генри, мы отправились' бы из Лондонской гавани или из Бристоля к I(анарским островам, а оттуда прямо к устью 1(0HrO. На Амазонку, Генри, меня что-то не тянет. Мы жили там, и, как говорят японцы, кто не был на Фудзи -
дурак, а кто был дважды -
дважды дурак. Африку, и особенно ее юго-запад, мы не знаем совсем или, точнее, знаем по коллекциям да рассказам сэра Ротшильда. Сдается, там рай для натуралистов. Бельгийское 1(0Hro-
неисследованная страна, и там можно было бы жить го­
дами, Но мы не ставим такой цели. Мы просто делаем стоянку где-то недалеко от устья и путешествуем в глубь континента по 1(0HrO и ее притокам. Я думаю, больше того,- уверен, мы собрали бы великолепные коллекции ф.чоры и фауны тропической Африки. Я взял бы на себя млекопитающих, а из насекомых -
жуков и прямокрылых и, конечно, растения, ты, Генри,- бабочек, птиц, пресмы­
кающихся и земноводных. В них я разбираюсь хуже. -
Да, я согласен с тобой, Фред,- сказал я, загораясь его убежденностью и словно уже всерьез пытаясь осмыс­
лить наш будущий год,-
I(OHI'O действительно самая экзотическая река Африки, если не считать верховьев Го­
лубого и Белого Нила. Мне рассказывали, в верховьях Нила есть такие гигантские 'болота, а в них острова суши в сотни километров, куда никогда не ступала нога чело­
века, даже аборигена. l(aK в заповедниках, там сохрани­
лась первобытная, не затронутая никакой цивилизацией жизнь. Там живут, быть может, еще неведомые миру виды антилоп, а вдруг и слонов и носорогов? Вдруг там еще сохранилась третичная фауна? ЮжныА слон, носороги, мегатерии и гигантские птицы? Ах, если бы с верховьев 1(0HrO пробраться туда! Я даже представить себе не могу, что за открытия ждали бы нас там? Но и в верховьях 1(0HrO еще полным-полно белых пятен. Там, в болотах, может оказаться множество неизвестных водоплавающих птиц, а в лесах крупных жуков и бабочек. Туда ведь не добирался и сэр Ротшильд! -
Ты, Генри, мечтатель почище меня,- сказал Рас­
сел,- но, насколько я представляю, Африка все-таки не блещет крупными жесткокрылыми и чешуекрылыми. Судя по коллекциям Лондона, там особенно распространены и ярко представлены нимфалиды, пьериды-белянки, сатиры и голубянки. И среди них есть замечательно красивые, даже уникумы, но парусники? -
Фрачников на 1(0HrO должно быть больше, чем где­
либо в Африке. Убежден,- они далеко не все открыты. Ты же прекрасно знаешь закон жизни тропического леса. В нем масса экологических ниш, и значит, множество видов и форм животных и растений, но ни один вид не распространен слишком широко. I(оличество особей любого вида может быть крохотным. -
Да, ты прав,- задумчиво сказал Рассел.- Дождевой лес создает столько укромных убежищ во всех своих ярусах от почв до вершины, что, возможно, самых инте­
ресных его существ мы еще и не видели. Я думаю, они живут в вершинах и никогда не спускаются на землю. А прыгать там, подобно гиббонам, натуралисты еще не научились. -
Француз-энтомолог Ле Мульт писал, что ему, спе­
циально для ловли жуков и бабочек, заключенные в ка­
торжных лагерях французскоА Гвианы строили вышки до крон самых больших и цветущих деревьев. Так он добы­
вал редчайших жуков и бабочек. -
Я знаю Ле Мульта,- сказал Рассел,- но не люблю его. Это не столько натуралист, сколько предприниматель и торговец. Ведь это он придумал, изобрел эту чертову глупость -
веера и письменные приборы, изукрашенные крыльями бабочек морфо. I(стати, твоих л ю б и м ы х м о р Ф о! -
выделил он. -
Но ведь и мы с тобой продавали коллекции и экспо­
наты, чтобы иметь В03можностit жить-быть и путешество­
вать? -
возраЗИJl Я. -
Да, Генри, но мы не сделались n р е Д при н и м а-
, 2'" т е JI я м Н! И еСJlИ я по иужде что-то продаваJl из дубдей своих: собраний, я и сейчас тоскую по ним. Пусть я тебя не убедил, но вернемся к главному: ты прав, что на I(OHfO есть где ПО охотиться с ружьем и сачком. 1( тому же бед­
ность дневных бабочек там замещается богатством ночницl В коллекциях африканских ночных бабочек я видел по­
трясающие экземпляры сатурний и бражников. -
А ты забыл про жуков-голиафов? -
воскликнул я.­
Они же водятся в основном в 1(0HfO И l(aMepYHe? Ты зна­
ешь, что я привез с Амазонки огромное собрание жуков. В нем и жук-геркулес, и жук-слон, и усач-арлекин, и ог­
ромные златки, рогачи и бронзовки, но африканский голи­
аф превосходит их всех! -
Насчет голиафов-то я, предположим, не забыл. В моей коллекции есть все четыре вида 6,_ усмехнулся Рассел. -
А ты не хотел бы открыть еще один-другой вид ГОЛИАФА! -
Да, Генри! Ты искуситель. И ради одних этих жу­
ков я готов ехать с тобой. Но что бы мы делали после 1(0HfO? -
Я предложил бы, обогнув Африку, отправиться на Мадагаскар. -
Ты слишком спешишь в таком случае,- возразил Рассел.- Южная Африка -
это величайший природный за­
поведник реликтовой флоры. Ведь там сосредоточено столь­
ко н и г Д е б о л е е н е в с т р е чаю Щ и х с я цветковых растений, что ботаники теперь выделяют Южную Африку в особое I(апское царство растений! Царство, Генри! Мне уже сдается, что эта часть Африки когда-то была отделе­
на от основного континента. Иногда же мне приходит чу­
довищная по глупости мысль, что I(апская земля -
это кусок древней Антарктиды, оторвавшийся от нее быть мо­
жет еще в Мезозойской эре и со всей своей сохранившейся там флорой причаливший .к Африке! l(aKoBo? Иначе от-­
куда там взяться такому обилию нигде больше в Африке и вообще в мире не встречающихся эндемиков и реликтов? Ведь Африка не остров, черт побери, а если и остров, то гигантский. В конце концов. тогда все материки -
острова в Мировом океане? Так вот почему, кроме повсеместно почти распространенных молочаев-эвфорбий, алоэ, гастерий и гаворций, в Южной Африке есть целые области, расти­
тельность которых состоит из «живых камней»? Это лито­
псы, конофитумы, похожие на разноцветный морской га­
лечник, там растут плейоспилосы -
«живой гранит», в са­
мом деле похожий треугольными сочными листьями на камни, и, наконец, растения с глазами! Да, да, Генри! Я сам видел их недавно в Лондонском саду, растения, при­
везенные из пустыни Намиб и Юфру. Эти растения имеют на верхушках прозрачные глазки-соконца», которыми они смотрят в небо и так пропускают через свои линзы свет вглубь, внутрь себя, а сами CKPbITbl от зноя В песке! Там, по слухам, есть гигантские растения с длинными листьями, стелющимися по песку, а ствол весь скрыт в земле! 7 Альфред всегда увлекался. Егобыло трудно остано­
вить, да я и не хотел этого делать. Он был пр,евосходным ботаником, и я даже не знаю, что Он любил больше, жи­
вотных или растения. Его феноменальная . память тотчас схватывала и усваивала новые названия. Он шпарил ла­
тынью, как оксфордский профессор, сам не БУ)),УЧI! никогда даже студентом колледжа. Его познания были столь глу­
боки и обстоятельны, что тягаться с ним Ii' узкому специа­
листу было нелегко, а побеждал он именно своей широко­
охватностью, недостававшей его оппонентам. И вот сейчас, не замечая, что я больше размышляю о нем и любуюсь им (таким и только таким мог быть в е л и к и й естествоиспы­
татель, ученый и путешественник), он продолжал расска­
зывать мне о I(апской флоре, ее лилейных, орхидных, сложноцветных, о ее жуках-чернотелках, фаунах пресмы­
кающихся и птиц, фауне бабочек, которая, по его мнению, богатства, OAHI!KO, не представляла. • в настоящее время известно 5 видов жуков·голиафов, I(рупнеfiшиil из них -
гигантски1I голяаф, свыше 10 сантяметров в длину. 7 Растение зто действнтельно есть, Это вельвичия удивительная., 11 -
Ладно,- согласился Я.- Остановимся на мысе Доб­
рой Надежды, в Кейптауне. И пока ты· ездишь вглубь за своими «живыми камнями», я займусь жуками и бабочка­
ми и докажу тебе, что в Южной Африке есть что поискать. Не помешало бы нам только враждебное отношение буров. Они не жалуют англичан. И как бы там не было войны. Но дальше-то, друг, мы отправимся, конечно, на Мадагас­
кар. Всю жизнь я мечтаю побывать там, ибо сдается, нет острова удивительнее. Я столько о нем чита .. , слышал, смотрел коллекции с Мадагаскара. Они удивительны, как сам остроз. Как-то трудно представляется, Фредди, что остров столь гигантский и близкий к Африке, не имеет с ней обшей фауны. Ведь на Мадагаскаре нет ни слонов, ни носорогов, ни антилоп, ни обезьян! Общие с Африкой не­
сколько видов галаго. А остальное: лемуры, крупные птицы, черепахи, многие бабочки, жуки, оригинальная раститель­
ность,- все мадагаскарское! Не подлежит сомнению, что остров отделился от континента очень давно. Или он изоли­
рованно существует, как осколок ушедшей под воду суши? -
Это ма.l0вероятно. И все-таки в твоих суждениях, Генри, может быть доля истины. Я согласен. Ведь тут есть порядочно островов. -
Д гигантские пальмы на Сейшелах, разве не аргу­
мент? Таких пальм больше нет нигде в мире?! А нелетаю­
щие птицы? А гиганты -
эпиорнисы, которые по непрове­
ренным данным еще водятся на Мадагаскаре? -
Я хотел бы при везти с Мадагаскара коллекцию та­
мошних жуков,- особенно рогачей,- сказал Рассел.- Там встречаются удивительные экземпляры, просто поразитель­
ные! -
А я хотел бы привезти с Мадагаскара комету! -
Ты имеешь в виду, конечно, эту диковинную длинно-
хвостую павлиноглазку? -
Да. По моим сведениям, на Мадагаскаре водится много эндемичных бабочек, и в том числе ураний и сатур­
ний. Но комета превосходит всех своей необычной формой и своей красотой, величиной. Признаться, ядо сих пор не могу объяснить, зачем бабочке, да еще ночной, такие чу­
довищно длинные «хвосты» на крыльях. Рулевые перья? Все павлиноглазки летают стремительно, и такое украше­
ние лишь отягощало бы их полет. -
Я не соглашусь с тобой, Генри,- отрицательно кач­
нул головой Рассел.- В Индии, на Малакке, на Суматре и даже на Uелебесе, хотя там собственный подвид, водит­
ся прелестная небольшая бабочка Лампроптера Мегес. Так вот ее «хвосты», а она относится все-таки к парусникам, превосходят ее в длину почти в два раза. Еще меньше ее Лампроптера Курия. Но обе летают стремительно, как шмели или мухи. Это драгоценные бабочки, и я стремился иметь их в коллекции, но ловить их было исключительно трудно. К тому же «хвосты» этой бабочки-мухи очень лом­
кие. Я думаю, что комете ее длиннейшие украшения не 11.0-
меха для полета. Или, скорее, она ими жертвует, когда ее хватает летучая мышь. Так ящеРИI~Ы отламывают хвост. -
Боюсь, что здесь не прав ты, Альфред. Хвосты"на крыльях этой павлиноглазки скорее какие-нибудь чувств и­
. тельные органы, как усики у всех сатурний. В общем, я потрясен этой красавицей, и мне надо увидеть ее и добыть самому. -
В моей коллекции дублей есть пара комет,- сказал Рассел,-
и раз уж ты их так обожаешь, я дарю их тебе, пока мы доберемся до Мадагаскара. -
Благодарю тебя, друг мой, за щедрость. В следую­
щий раз я таким способом выклянчу у тебя. еще что-ни­
будь! -
Согласен. Какие могут быть счеты меж друзьями. Но не кажется ли тебе, Генри, что твоя любимая комета имеет подобных и не менее красивых, пусть не таких длин­
нохвостых, родственниц в Южной Америке? -
Ты имеешь в виду павлиноглазок армиду и семира­
миду? Не так ли? Близко к истине. Я хотел сказать: «Да!» Семирамида особенно похожа на комету своими «хвоста­
ми». И ярче по окраске. Это прекраснейшая сатурния Южной Америки. Но .. Как Ма-да-гас-кар! мог с Америкой соединяться? Скорее, это уж закон конвергенции. В сход-
12 ных УСJlОВИЯХ развиваются сходиые пусть по mrдy формы, как аКУoIIа и дельфии. Но ведь и .в Азии, в Индии, напри­
мер, и в самоА Африке водятся хвостатые павлиноглазки. Например, азиатская селена. Пусть ее хвосты менее длинны. -
Селена.. Селена .. -
пробормотал, задумываясь, Рас­
сел.- А все-таки, друг мой, комета ближе всего к амери­
канской семирамиде! -
Но как? Ка-ак! Они могли быть родственны? -
Через Антарктиду,- буркнул он, не смущаясь.-
Я уверен, Генри, когда-то Азия, Африка, обе Америки и Антарктида были одним огромным континентальным щитом. Праматериком. Тогда еще не было ни млекопитающих, ни птиц, ни, может быть, даже пресмыкающихся. А насекомые были и благоденствовали. и .. И павлиноглазки, их родст­
венные общие предки, у ж е с у Щ е с т в о в а л и! -
Я готов тебе поверить, что континенты движутся. Я сам так думаю. Но объяснение родства столь далеких бабочек, согласись, выглядит фантастично. -
Ничего особенного. Африка и Южная Америка были вместе гораздо дольше. И вместе, кстати, с Мадагаскаром! Он отделился первым, за ним разделились Африка и Юж­
ная Америка! -
торжественно провозгласил Рассел.- Толь­
ко этим и можно обосновать отсутствие на нем крупных четвероногих, как и в Южной Америке. Они рано обосо­
бились, Генри. Пусть мои суждения тебя удивили. -
Сознайся, друг, фантазии многовато! -
Но без нее, Генри, не было сделано ни одного вели-
кого открытия. Согласен? -
Пусть будет по-твоему. Однако, что мы еще прине­
зем с Мадагаскара? Я бы собрал там, во-первых, коллек­
цию хамелеонов. Мадагаскар -
их царство. Затем, как я знаю, на Мадагаскаре растет порядочно замечате,lЬНЫХ крупных орхидей. И это уже по твоей части, Альфред. -
Конечно. Еще Чарльз предсказал, что коли на Мада­
гаскаре есть одна орхидея со столь глубоким венчиком цветка, то ее способен опылять какой-то бражник или дру­
гая бабочка с невероятно длинным хоботком. Не менее 12-ти дюймов (30 см)! Орхидеи на Мадагаскаре огромные. Кроме того, там есть с в е т я Щ и е с я мхи! И есть с деся­
ток эндемичных видов парусников! Словом, едем на Мада­
гаскар. -
Хорошо, а дальше? Куда мы двинем оттуда? -
Дальше, друг мой, отправимся в Индию, а оттуда на 'твой «Малайский архипелаг в царство орангутана и райской птицы». Согласен? Рассе.l вздохнул. -
Я так долго там был, Генри, что мне уже будет тяжело возвращаться туда. Я сделал бы это лишь для тебя, чтоб быть твоим проводником. Острова Зунда, конечно, райские острова. Но вряд ли уже хватит сил у нас обоих забираться в такие дебри. Суматра.. Борнео.. Uелебес .• Новая Гвинея.. В общем, друг мой, выздоравливай поско­
рей. Корабль мы успеем снарядить. А пока выздоравливай, чтоб мы опять отправились с тобой в какое-нибудь стран­
ствие. Ну, хоть ко мне, хоть в Девоншир, и опять пойдем искать окаменелости и ловить желтушек и крапивниц. Ах ты, мечтатель! ВОСПОМИНАНИЕ ШЕСТОЕ: Аполлоны. Ленточники. Переливницы. Зимним.и вечерами (фу, какой штамп, но если так было на самом деле?!) я рассматривал довольно часто свою пер­
вую наУЧllО, по Плавильщикову, собранную коллекцию б у л а в о у с ы х '1 е ш у е к рыл ы х. Все бабочки разме­
щались в э н т о м о л о г и '1 е с к к х коробках, строгими рядами, на э н т о м о л о г и '1 е с к и х булавках, под каждой идеально расправленной белянкой или нимфалидой, сати­
ром или голубянкой -
четкая стандартная, опять же по Плавильщикову, этикетка. Ну, скажем так: «Желтушка шафрановая (Colias croccus Fur.) о (обозначение самца). Окрестности г. Kamehck-УральскиЙ. VH. Лесостепь». И все зто, ПОllимаете, четким мелким почерком. Почерк .же у меня ужасныА, пришлось отрабатывать. Тушью. На ват­
мане. l(рзсIЛа. Jlюбовался КOJIлекциеА как произведением искусства. В моей голове теперь была четкая схема систе­
матики дневных бабочек. И вот они, пусть не редкости, пускай не уникумы, на чей-то равнодушный взгляд и вовсе ерунда, детская забава, но для меня они были составной частью М'оего т о ч н в г о познания мира, его прекрасными эстетическими формами. И я уже любовался этими Ванес­
сами УРТИ1(ае, Ванессами Л-альбум, Ванессами Полихло­
рас (крапивницами обыкновенной, А-альбум и многоцвет­
ницей). Под стеклом и в строгом порядке они были, пожа­
луй, красивее, чем в природе. «Ну, подумаешь, разница, в каких-то два-три пятнышка! Эка невидаль!» -
воскликнет некто. Говорите такое кому хотите, только не коллекцио­
неру. Коллекционер есть человек увлеченный, а значит, преданный своему делу (хобби?!) всецело и для того, что­
бы создать п о л н у ю коллекцию (чего) кого бы то ни было, добыть все виды-раЗНОВИДНОСТ\I, установить их с точностью, не щадит ни времени, ни сил. Именно такая страсть к пол­
ноте собрания, точности, подлинности, отменному качеству отличает «чудака»-коллекционера от простых смертных. И я становился как будто таким к о л л е к Ц и о н е l' о м. Я вдруг почувствовал словно бы самый вкус собиратель­
ства и его, в то же самое время, затягивающую гарпагон­
скую трясину. На занудных лекциях по методике препода­
вания, по школьной гигиене (был и такой предмет, а читал его вычищенный до стерильности, с безукоризненной фар­
форовой челюстью старик-доцент Серебро!) я погружался в том профессора Плавильщиков а, чтобы, возможно, в со­
тый раз и как можно точнее, запомнить, чем рыжая шашеч­
ница авриния отличается от сходно окрашенной шашечницы матурны, а перламутровка еуфросина (Ефросинья, если по-нашему-то!) от перламутровок ниобеи. Вместо познания грандиозности гениального учения педагога Песталоцци (да на черта он мне сдался!) я теперь грезил добычей ред­
ких бабочек, именно р е Д к и х, с которыми мне так не по­
везло в первое и второе собирательское лето. Сидя на лек­
циях, я уже прикидывал, где буду искать махаонов и аполлонов, вспоминал свои излюбленные охотничьи места, лесные дороги, тропинки, речки, поляны, широкие приозер­
ные луговины и поймы -
редких бабочек можно было встре­
тить там. Надо было только искать. Махаона я рассчиты­
вал раздобыть скорее прочих. А вот подалирий? Или апол­
лон? Или апOJlЛОН мнемозина? Такого я что-то не замечал никогда, как не встречался и с тополевым ленточником или ивовой переливницеЙ. Уж таких-то красавиц бабочек я бы непременно заметил, не будучи тогда еще и завзятым энтомологом. В сотый раз читал у Плавильщикова: «П. кр. (значит, «передние крылья») С большими черными пятнами. З. кр. (значит, «задние крылья») С большими красными пятнами в черном ободке. 70-90 мм. Сосновые леса и перелески на песке (?). V-VII (значит май -
июль). Аполлон». Вот и все данные. В сосновых лесах аполлонов я ни­
когда не видел. «Перелески на песке?» Почему «на песке»? На Урале нет никаких песков, кроме как у озер. Сосняки же, повторю, были, особенно вдоль Московского и Сибир­
ского трактов. Про другого аполлона -
черного, или мнемозину, све­
дения были еще более противоречивы: «Кр. белые (почему тогда он ч е р н ы й?) с немногими черными и серыми пят­
нами, красных пятен нет. 52-60 мм. V-VI». Вот и все. Но, несмотря на сверхкраткость описанного, я простогреЗИJl этими бабочками. Определения знал-пом­
нил наизусть • только ждал тепла, чтоб начать поиск. Забегая вперед, скажу, что новая весна ничем не одарила меня. Никаких редкостей, никаких аполлонов ни в мае, ни в июне не попадал ОСЬ. И радовали меня только жуки (их я собирал попутно), когда, оснащенный всеми атрибутами энтомолога, я бродил в окрестностях города и в упомя­
нутых сосняках. Никаких аполлонов. Никаких махаонов. Все попадавшееся бblЛО известно. Из белых бабочек лета­
ли только МНОГОЧИС,1енные горошковые беляночки, слабые, хлипенького вида мотыльки, да мелкие самки бабочек­
аврор. Разочаровавшись в поисках, я, однако, не прекращал брать с собой сачок и взял его даже тогда, когда по льготной студенческой путевке поехал отдыхать на тур­
базу -
случай, вероятно, уникальный для прибblвшего «туриста». На турбазе шла обblчная (для нее инеобычная для меня), вольная, отчасти и пьяная жизнь. Мы жили в палатках на два -
четыре человека, занимались кто чем, вырвавшиеся из семейных уз крутили краткосрочную стре­
мительную любовь, играли в волейбол, в домино, ходили в походы «с привалами». Я же, вечный отщепенец, никогда не вписывавшийся ии в какой к о л л е к т и в -
слово сие мне всегда противно,- все свободное от еды время (поду­
майте сами: завтрак, обед, полдник, ужин!) посвящал обследованию новых мест, чтобы убедиться почти с го­
речью: места новые, а бабочки старые, все те же, нсклю­
чая разве один новый невзрачный вид рыжей шашечницы и одну мелкую бабочку -
голубянку. Несмотря на назва­
ние, она была ярко-светло-красной (самец) и буровато­
невзрачной (самка). Я определил бабочку как червонец щавелевый. Мелких этих мотыльков в окрестностях тур­
базы было множество, но еще больше оказалось опасных весенних клещей (дело было в конце июня), от которых вполне. возможно заразиться энцефалитом. Забота о здо­
ровье( отнюдь не страх -
его тогда по молодости ЕЩЕ не было, как теперь нет по уже противоположной причине) выгоняла меня из лесу на более безопасные от клещей луговины вдоль речек. Тут же я и загорал после осмотра брюк и рубашки и удаления клещей -
они все-таки туда забирались. Вот так однажды, загорая в одиночестве на берегу и щурясь на солнечную рябь мелкой речонки, я об­
ратил внимаиие на крупных белых капустниц, пролетавших вдоль речной луговины взад и вперед. «Везде эти капуст­
ницы. Сколько их много»,- думал я, следя за их полетом. Полет белых бабочек несколько отличался от обычного своей как бы неуклюжестью. «А почему тут капустни­
цы?» -
последовал вопрос самому себе. Ведь белянки эти привязаны словно к огородам и полям, но отнюдь не к лугу и лесу. Заинтересованный этим, я встал, взял сачок и, не прицеливаясь даже, небрежно махнул им по ближай­
шей небыстро летящей бабочке. Открыл сетку. Но .. Что это?! В сачке вовсе не белянка, а бабочка, даже некруп­
ная, с черными и серыми пятнами на общем беловатом фоне. «Да это же мнемозина! Черный аполлон!» ~ вслух вскрикнул я. И -
вот она, первая редкость, попавшая в мою коллекцию тем памятным летом. Я поймал на лугу еще несколько этих аполлонов и прекратил ловлю. Их бblЛО тут много. Больше, чем капустниц! Странно? Да, странио. С тех пор нигде и никогда я этих бабочек не встречал, а добравшись лет пять назад специально на это же место­
не увидел ни одной. ЧеРНblЙ аполлон исчез. Впоследствии я узиал, что странные и редкие эти бабочки и распростра­
нены удивительно разрозненно и редко. Как бы «пятнами», и «пятиа» эти не стабильны. Их, бабочек, можно встре­
тить в относительном изобилии на какой-нибудь горе, участке луга, берега реки. Они не удаляются дальше, чем на километр-другой и в иных местах не попадаются даже десятилетиями. Аполлон черный совсем не пленил меня красотой. Ка­
пустница, пожалуй, ничем не уступает ему величиной и изяществом. Теперь, кстати, эта прежде обычная белянка стала также редкостью и словно бы BblTej:HeHa своими бо­
лее мелкими и неприхотливыми собратьями. Но я гордил­
ся, что в моей коллекции все-таки появился первый пред­
ставитель семейства парусников (подсемейство парнассие­
вые!). Парнассиус Мнемозина! Судьба в то лето, очевидно, решила одаривать меня, или мой поиск редких бабочек сделался более настоiiчи­
вым, изощреННЫI\I? Почти в те же дни, лишь вернувшись с турбазы домой, я отправился благодатным теплым утром на свою любимую лесную гору в тридцати километрах от города. Гору я любил и знал с детства. Любил за про­
сторный сосновый бор, одевавший ее, за склон, свободный от леса, но обильно заросший словно бы вечно цветущими травами, за отменных зябликов,- знатоки птичьего пения поймут меня,- что ВОДИЛИСЬ в опушке этого бора, за .жу-
ков, изобильно попадавших тут на пнях, на цветах и про­
сто так бегущих меж травяных стеблей. Жуки-усачи, стран­
галии, лептуры, бронзовки, жужелицы, листоеды, навоз­
ники и хрущи,-
все жили-были-встречались-попадались тут, и без жуков я не мыслил бы живой прелести 9ТОЙ моей горы. Она всегда словно кипела жизнью, цвела ею, пахла пресным и жидким медом, пыльцой, пергой, иектаром, ам­
брозией -
дыханием молодого и как бы вечного лета, веч­
ного счастья. Я бывал на горе всякий год, и каждый раз она одари· вала меня чем-то, от высыпков ранних маслят с хвоинками на суховато-липких щляпках до иервых крепких груздков, горстей черники, чем еще.. Просто видом и чутью своего лесного и словно всегда радостного рая. Я любил 9ТУ гору. И, когда добрался до нее снова, тотчас обнаружил с десяток огромных желтых махаонов, летавщих вдоль опушки леса и садившихся на уже отцветающий дрок и ракитник. Поверьте, я совсем не жадничал, когда на вы­
бор поймал трех бабочек: дза ярко-соломенно-желтых сам­
ца и огромную светло-палевую самку. Бабочки летали тут, как тропические орнитоптеры, и я долго любовался ими. У меня никогда не было специфической коллекционерской жадности -
«нахватать побольше и потом меняться». Ни­
каких обменов я до странности не люблю и всегда ставлю рядом два слова: о б м е н и о б м а н. Мне думается, они родственны и при каждом обмене какая-то сторона, коль не обе, обманывают друг друга. Пусть я ошибаюсь, но по жизненному опыту знаю, когда менялся, всегда попадал впросак. Но как бы там IIИ было, в т о рой пар у с н и к, вторая редкость украсила мою коллекцию. Я мог уже гор­
диться. Вернулся почти триумфатором. С гордостью про­
демонстрировал добычу моей молодой жене, по-моему, не слишком разделявшей странноватое увлечение мужа, глав­
ным образом из-за 9тической и нравственной стороны. «Тебе не жало их убивать? Пусть бы летали .. » -
«Да ведь ОIlИ все равно через месяц -
два пропадут!» -
«Ну, тем более, жаль. Жизнь у них такая короткая». Почему-то тог­
да я еще не вдумывался в. простую мудрость ее слов. Оиа все на свете жалела, все на свете живое любила любовью простой деревенской девушки, близко стоящеА к самой сути природы. Не скажу, чтобы мне было приятно убивать пойманиых бабочек, сдавливая пальцами через сачок, как рекомендовал профессор Плавильщиков. Утешался приве­
денным выше рассуждением: я не хищник, ловлю не­
много, бабочки у меня сохранятся надолго и тому подоб­
ное. Но совесть -
моральный, нравственный ли закон внут­
ри нас -
все-таки тревожила и даже всегда тревожила. По молодости отмахивался. Бог с ними, с 9ТИМИ законами, когда так хочется собрать полную и, главное, н а У ч н У ю коллекцию бабочек Урала. Утешало и то, что я никогда не свирепствовал, пойманную ненужную бабочку тотчас же отпускал: «Лети! Я даже радуюсь вместе с тобой. Лети. Пусть ты хоть в р е Д н а я капустница, хоть репница. Лети!» В то до сих пор памятное лето моя коллекция редко­
стей стала пополняться и еще одним путем. Я обнаружил, что в мага~зин~ «НаГ,lядиые пособи!!» продаются уже кем-то пойманные и прекрасно расправленные бабочки. Зачем 9ТО де.г.алось? Для демонстрации детям красоты? Может быть. 1( тому же и бабочки были великолепные, редких видов. И не раздумывая долго, я купил там парусника подарилия, которого не мечтал встретить на Среднем Урале. (Написа­
но ведь у Плавнльщикова: «Центр. Юг.») А подарилий был нужен мне для полноты собрания. Я купил в магазине две бабочки, присоединил их к коробке с редкостями и, что самое главное, не испытал при этом вышеописанных угрызений. Любуясь бабочками, я думал, что у меня теперь есть уже почти все редкости, кроме аполлона и тополевш'о ленточника, и уже есть чем похвастать перед знатоками (о, rрешная страсть че.10веческая!). Уже писал, что лето выдалось весьма уда·шое. Стояла ровная благая теплынь. Дни пасмуриые чередовалисьгро­
зами и солнцем, и если б все лето представить в красоч­
ном изображении (странное желание, постоянно пресле­
дующее меня с детства), то я цаписал бы БОJlЬШое и радостное 14 полотно ИЗ ясных розовых, желтых, серых, сиреневых, густо­
лиловых и снова нежно-голубых, золотистых, ор;шж~вых И винно-красных тонов. ВПОJlне возможно, т,акие мозаики роднли в тот год окраски летних небес. Я люблю лето, как люблю и все времена года, но его поэзия схватываете!) труднее, она тоньше, она не лежит на паверхности, а скры­
та как бы в глубине и в вышине, и только (хорошо писа­
лось в старину) у с т р е м л я я туда в Д у м ч и вый взор, можно ощутить, можно понять, можно и передать истинно б о ж ь ю прелесть Божьего лета. Надо бы с «ятью» И В старой орфографии: Божьяго Лъта! Заря-досветка. Синяя и голубая. Серебристая.. И зорька вполне ясная. Луча­
щаяся, розовая, легкая.. И солнце вполкрай. Хо.qодное. Умытое. И день ЗВОНКИЙ, ЯСНЫЙ, бегущий, как новый трам­
вай. Лето. Газировка. Тоюше платья. Очертания юных ног. Мреющая жара. Томление. Вечный поиск. Мимолетность находки. Сожаление перед вечером. И снова заря. И, быть может, туча. Тучи. ГнеВllЬН1 .блеск. Дождь. Или без дождя. И ночная долгая, долгая заря. Лето .. Я продолжал ездить в лес. И, помнится, поехал на «мою» гору уже в июле, когда все цвело и жарко пари­
лось, и уже другое было лето, с ромашками-поповником, бе,1ым-бело одевавшим склоны, и с желтым сухим погрем­
ком, с иван-чаем, малиновым и манящим. Другое было лето, и другие бабочки на цветах. Сатиры, толстоголовки, голубянки и, конечно же, перламутровки, шашечницы­
«лесные бабочки», по определениям моего папы: РЫ:Н~!lС, серые мелкопятнистые, среди которых МОЙ искушеНI!ЫИ и уже отточенный на определителе глаз должен был вылав­
ливать новые и новые виды. С шашечницами и перламут­
ровками было нелегко. Внешне все похожие, ну, чуть боль­
ше, чуть меньше, виды их различаются только после свер­
ки испода крыльев с рисунком опредеЛlIтеля. Его прихо­
ДИЛОСЬ носить с собой, чтобы зря не губить бабочек. И вот таким образом я узнавал, что эта рыжая «лесная» -
пер­
ламутровка таволжанка, 9та, покрупнее -
перламутровка аглая, 9та -
ниобея, эта -
совсем крупная -
большая лес­
ная перламутровка, и еще более крупная перламутровка пандора. Звучит? Еще как звучит! А были среДII 9ТИХ рыже-серых, крапчатых, КОРlIчневых и вроде совсем оди­
наковых и цирцея, и галатея, и аталия, и селена, и агрип­
пина, и даже мегера. Последние, правда, все из семейства бархатниц, которые я собирал как-то без большого инте­
реса. И большую часть тут же выпускал. Так, бродя по опушке без большого азарта, я спустил­
ся к подножью горы. Начиналось лесное болото, и по краю его рос свежий матов о-зеленый осинник, до дрожи смею­
щийся в 9ТОТ ЯСНЫЙ голубоглазый день. Я невольно за­
любовался осинниками, 9ТИМ главным лесным деревом, постоянно лепечущим даже в самый безветренный зной. Смотрел в небо над ними, как бы зеленеющее и розовею­
щее на сходе к вершинам. Вдруг огромная, кофейно·корич­
невого тона бабочка с широкой сверкающе-бе,~ой перевязью точно спланировала откуда-то с вершин леса, сделав ши­
рокий свободный круг, пронеслась надо МНОЙ. Ленточник! Тополевый ленточиик! -
может быть даже закричал я, следя за ней жадным взглядом. Может быть, так именно, дрожа от восторга, выслеживали и ве­
ликие натуралисты-открыватели своих морфо и орнитоптер! Я сразу понял, что 9ТО летала не просто одна И3 самых крупных И редких нимфалид нашей фаУtlЫ, а еще и самка тополевого ленточника -
редкость из редкостей! Совершив круг над опушкой, поднявшись ввысь до самых осиновых крон, бабочка вдруг сделала замысловатое скольжение в , восходящих горячих потоках и, спустясь ниже, села прямо на листья осины метрах в полутора над моей головой. Я понимал, что если не поймаю бабочку сейчас, она уле­
ти'!' и больше я никогда ее, возможно, не встречу. Так бы­
вает при встрече с красавицей, через секунды исчезающей навсегда в людской суете. Так бывает .. А редкость и есть , е Д к о с т ь.. И, подобравшись к осине на самое близкое расстояние, я, как можно осторожнее, поднял сачок. Ба­
БО'lка, наверное, видела меня, но считала себя в безопас­
ности, а такому прыжку, вероятно, позавидовал бы и чем­
пион. В прыжке я достал ленточницу и уже чере.3 секунду держал ее сквозь ткань сачка. К сожалению, я немного .. ___ .......... IIIIIiI .. -------IIII'III .. lIIiI'!i7'JII5"iP"i~ ... с: ..... -1 повредил одно крыло бабочки, но все было пустяки в сравнении с радостью добычи. Не забудьте: это было со­
рок лет назад. Земля и Мир ее казались неисчерпаемыми. Им ничего как будто не грозило. Черпай и черпай. Руби и пили. Вывози и откапывай. Стреляй, добывай,- все без предела. И даже лучшим умам не лезли в голову мысли о столь скором и возможном оскудении природы. Тот июльский день с золотыми и белыми к полудню об­
лаками я запомнил еще и потому, что меня ждала впередн примо-таки невероятная удача. Отдохнув на опушке, весь еще в возбуждении от редкостной находки, я решил перей­
тн близкую железнодорожную линию, чтобы на открываю­
щейся за ней болотистой луговине, плавно клонившей к реке, половить разных луговых бабочек, желтушек, голу­
бянок и бархатниц -
ведь луг и река -
это уже Д р у г о й б и о т о п, и там встречаются другие IЩды бабочек, не те, что присущи лесу и его опушкам. Все это я узнал посте­
пенно и на собственном опыте. Я пересек насыпь, перешел довольно грязную черноземную дорогу вдоль линии и по­
ше.~ уже кое-где обкошенным лугом. Копны свежего зеле­
ного сена стояли на скошенных местах. Зато когда я вошел в еще не скошенное густо цветущее и кишащее цветной жизнью разнотравье, впереди меня внезапно взлетел ДОJIГО­
клювый бойкий бекас и подальше неловко поднялся из травы, подлетел и упал в нее коростель. Я шел не спеша. выщупывая ногой кочки, стараясь и в сапогах не свихнуть себе лодыжки, подумывая о змеях, которых не раз видал на этой луговине. Когда идешь в густой болотной заросли, часто чудится, что под ногой у тебя вот-вот окажется серая юркая гадюка. Но страх этот чаще неQCнователен. Змеи, если и есть, не ждут, когда вы на них наступите, и чем даJl6ше идешь по болоту, скорее проходит это неприят­
ное ощущение. Я уже приблизился к берегу реки, когда мое внимание привлек быстро двигающийся навстречу бе­
лый лоскуток, который, еще ближе, оказался бабочкой. настолько крупной, что я сразу понял -
это не боярышни' ца -
самая крупная из белянок и к тому же в те годы очень распространенная. Сейчас, когда пишу эти строки, боярышница сделал ась весьма редкой бабочкой, пожалуй, еще более редкой, чем настоящая капустная белянка. Боль­
шая белая была уже совсем близко. Она летела по пря~ мой. И тут я узнал ее. ПАРНАССИУС АПОЛЛО! АПОЛ­
ЛОН! Надо ли повествовать, как кинулся я к ней с сачком наперевес и как поймал налету даже без большого труда. Бабочка, может быть, из-за своей огромной величины ле­
тала невертко и куда как уступала стремительным лесным нимфалидам, на которых натренировалась моя рука. Дрожа от азарта и удачи, развернув огромные белые со слюдяным блеском ее крылья, увидел черные и красные пятна в ободках. Убедился: аполлон! Совершенно точно. Что это был за день. День абсолютных удач? Как редко такие бы­
вают в жизни. Или подошла именно такая ее полоса. Ведь жизнь полосата, как окраска африканской зебры. И не в этой ли ее окраске, в явлениях черного и белого, темного и светлого, вся философия природы и бытия? Парнассиус Аполло не входил тогда в Красные книги. Самой этой книги еще не предвидел ось. И в голову никому не приходило: «ба-бо-чек» надо охранять. Скажу точнее: их н и к т о н е охр а н я е т у н а с и т е пер ь, все это в лучшем случае на бумаге, но, слава Богу, немногие и интересуются бабочками! А исчезновение их объясняется совсем просто: земля, вода, воздух грязнеют и отравля­
ются. Пространства распахивают, леса рубят, болота осу­
шают, насекомых травят -
они «вредители». Яды же дей­
ствуют одинаково и на какую-нибудь озимую совку, и на клопа-черепашку, н на самую прекрасную бабочку. К тому же она ведь и р е Д к а я! За всю свою жизнь я только трижды встретился с аполлоном. Два случая здесь описа­
ны, а третий был лет двадцать назад. Я стоял на окраин­
ной трамвайной остановке. Было начало августа. Уже вече­
peJ!O. И мимо меня пролетел, торопясь к дальнему лесу, аполлон. Может быть, только я и знал из всей толпы, стоявшей, скопившейся на остановке, что за редкость про-
15 м.чалась мимо. Может быть, зжо и хорошо. Может быть, и совсем плохо. В магазине наглядных пособий я купил для полноты коллекции европейских парусников и поликсену. Бабочка была невзрачненькая и отдаленно напоминала не то ма­
хаона, не то подалирия, не то желтушку из семейства белянок-пьер ид. Иногда я даже думал, что это странный гибрид трех названных видов. Тройной гибрид? Почему бы и нет? Но, скорее, совсем не так: поликсена -
бабочка более древняя, более примитивная и, скорее, от обших родственников с ней появились и махаон, и подалирий. Как бы там ни было, в коллекции редкостей недоста­
вало лишь бабочек-переливниц. По Плавильщиков у, они не считались редкостью, однако, у него ведь и аполлон не был так обозначен! Переливницу ивовую -
Апатура Ирис -
я благополучно купил в магазине наглядных посо­
бий. Крылья бабочки действительно обладали странным свойством: черно-коричневые, если б смотреть на них сверху, они загорались дивным голубым, электрическим пла­
менем, если смотреть сбоку. Светилось левое крыло,­
взгляд справа и правое -
взгляд слева. У меня теперь нет сомнения, что переливницы состоят, пусть в отдаленном, однако явном родстве с американскими бабочками морфо и с азиатскими орнитоптерами. Тогда я лишь угадывал такое родство и потому все лето искал бабочек на грязных лесных дорогах, где, по Плавильщикову, они были обязаны встречаться. О, грязные лесные дороги, с гниющими в них останками мостков, и хляби, с кофейной и фиолетовой жижей, среди которой подчас струится, пересекая и уходя в траву, чистая родниковая жилка! Здесь бегают прямо по воде мохнатые лесные мизгири, роятся мошки, спуска­
ются деликатно пить, подбирая крылышки, как юбки, раз­
нообразные бабочки и прежде всего голубянки. О, грязные лесные дороги. кто рискнул еще воспеть вас до меня! Разве что Набоков. Вот нахожу у него в «Других берегах»: «Было одно место в лесу на одной из старых троп в Батово, и был там мосток через ручей, и было подгнившее бревно с "рая, и была точка на этом бревне, где пятого по старому календарю августа 1883 года вдруг села, рас­
крыла шелковисто-багряные с павлиньими глазками крылья и была поймана ловким немцем-гувернером этих предыду­
щих набоковских мальчиков исключительно редко попадав­
шаяся в наших краях ванесса. Отец мой как-то даже горя­
чился, когда мы с ним задерживзлись на этом мостике, и он перебирал и разыгрывал всю сцену с начала, как бабоч­
ка сидела дыша, как ни он, ни братья не решались уда­
рить рампеткой, и как в напряженной тишине немец ощупью выбирал у него из рук сачок, не сводя глаз с благородного насекомого». Как видите, страсти-увлечения могут переходить на­
следственно и даже не только наследственно. Отец (здесь уже мой) не раз повествовал, как ловил ту или другую редкую бабочку, а упомянутая ванесса (павлиново перо), по Плавильщикову -
Ванесса Ио, встречал ась в моем детстве отнюдь не редко. Встречается эта действительно благородная Ио и теперь. Слава Богу, е щ е в с т р е ч а­
ется. Переливницу тополевую я все-таки добыл не на гряз­
ной лесной дороге, а просто в перелесках под городом, и это уж~ было через год, когда вместе с этой последней редкостью вдруг начала убывать и затихла HaдOJlfO -я думал даже навсегда -
моя энтомологическая страсть и жадная тяга к б у л а в о у с ы м ч е ш у е к рыл ы м. Почему? Почему я не сделался фанатиком-энтомологом? Почему не посвятил все мои досуги, часы и дни бабочкам? Почему не открыл н о в ы е виды? Ведь если стараться и посвятить этому жизнь, я уверен, новые виды открыть еще удастся. Ну, почему не изъездил хотя бы нашу огромную страну в поисках редких и редчайших бабочек? Такие лю­
бители-коллекционеры есть, и я их знаю~ Почему? Почему? Почему .. Одно из свойств моей натуры -
не доводить ни­
какое увлечение до мании. Тем более -
мании граидиоза, в конце' концов выедающей всю человеческую сущиость. Я видел-знавал коллекционеров, буквально съеденных сво­
им увлечением. ЗнаJl антикваров, заполнявших квартиры 16 старинной мебелью, часами, бронзой. фарфором, так что негде было повернуться, и от, наверное, дыхания этим тленом уподоблявшихся своим вещам, знал аквариумистов, превращавших жилье в аквариум и становившихся как бы рыбой-телескопом, знал птичников, у кого дом напоминал вольеру, и везде ·пели, чирикали, щебетали, звенели дикие птицы и канарейки, знал нумизматов, отдававших последний грош за какое-нибудь «крупное серебро» или черную медь. Все такие собиратели в конце концов превращались в то, что собирали: в книги, марки, в монеты, в ходячие музеи, и это было страшно. Я не хотел злого волшебства и потому ни одну свою страсть, в том числе энтомологию, не доводил .дО логического абсурда. К тому же в то лето, когда я поимал переливницу, судьба Р,аспорядилась мной отнюдь не лучшим образом, направив по окончанию инсти­
тута в военное училище, суровую скуку которого мне так не хочется вспоминать. Стало не до бабочек. К тому же времени мы обзавелись детьми. Семья требовала расходов. Расходы -
денег. Деньги -
их трудовых поисков. Эти са­
мые деньги и нужда довели меня как-то до того, что я всерьез решился на крайнюю меру -
продать коллекцию. Н а у ч н у ю коллекцию! Я полагал весьма наивно, что она представляла серьезную ценность. Но в пединституте, куда я ее предложил, на меня посмотрели, как на забавного чудака. Именно там, после разговора с людьми, рассмат­
ривавшими меня так, как бывалый доктор-психиатр, раз­
говаривая при этом, заполнял карточку на привычно по­
нятного пациента, я понял, что нашему деловому челове­
честву, да еще в моей «юной прекрасной стране», да еще в институте, поставлявшем (тогда!) в убогую догматиче­
скую школу таких же убогих, ничего толком не смыслящих в биологии, не знающих ничего, кроме тусклых учебников, горе-учителей, не нужны никакие коллекции, никакие чешуекрылые-жесткокрылые. Я ушел из кабинета, где скучный человек скучно объ­
яснил мне абсолютную ненужность моего увлечения. А скучные лица великого Павлова, великого Мичурина и великого Лысенко со стен аудитории лишь подтверждали его правоту. Уж поверьте на слово, за всю свою жизнь, за девят­
надцать лет ее, отданных школе, не встретил я там био­
лога широкого профиля. Я не встретил биолога, который на вопрос любого знато({а дал бы безошибочный спокой­
ный ответ. Ну, допустим, чем лунный копр отличается от шахтного копра, или чем пищуха одного семейства отли­
чается от пищух другого. Или, скажем, какие виды бабо­
чек отличаются большей длиной своего тела (крыльев) по отношению к ширине. Я спросил, в общем, пустяк. Мне ответят, наверное: «Нельзя объять необъятное, нельзя все знать! И Вы тоже многого не знаете! И в биологии -
тоже!» И я сдаюсь. Сдаюсь. Замечу только -
ведь я-то н е б и о л о г. А коробки с бабочками сначала перекочевали со стен n шкафы. Из шкафов в антресоли. С антресолей в кла­
довку на даче. Их постигла все та же судьба всех кол­
лекций. Иссохли, увяли, развалились, потускли. Живы были, пожалуй, только воспоминания -
вот хотя бы это: «Лист­
ва осин, жаркое небо и парящая в нем огромная бабочка с белой перевязью, в любой момент готовая улететь». Я всерьез думал, что мое увлечение бабочками прошло безвозвратно. Его как бы заслонили другие дела, заБQты и увлечения. Парусники с Амазонки Моя коллекция бабочек с Амазонки, кроме морфо, вклю­
чает и сто двадцать видов парусников -
все, что я мог собрать за одиннадцать лет пребывания в Южной Амери­
ке. Эти бабочки добыты и сохранены мной с таким трудом, что меня всегда тянет хотя бы немного.о них рассказать. Они составляют лучшую часть коллекций, привезенных мной в Англию 8. Я хотел бы сразу сказать, что за бабоч-
8 Генри Беilте собрал 14712 видов животных, Это были млекопитаю­
щие, птицы, преемыкающиеея, рыбы, моллюски, насекомые, 'Около 8000 из RИХ оказались НОВЫМII ВllдаМlI, в ТО)( ЧIICJIе бабочки-
ками я охотился, наверное,- с большей страстью, чем за кем бы то ни было. К тому же амазонский лес и не от­
крывает сразу никаких своих богатств. И я, и Альфред прекрасно знали, что на реке и в лесах живут крупные животные: тапиры, ягуары, пумы, водится множество цепкохвостых обезьян. Но никаlСИХ следов крупных живот­
ных здесь не обнаруживалось, и за все время жизни на Амазl'lнке я видел очень мало больших животных. Леса слишком обширны, а количество четвероногих слишком незначительно, к тому же они очень пугливы, чтоб по­
падаться на каждом шагу. Зато бабочки в Бразилии вид­
нее всех. Можно сказать также, что и Амазонка с ее ле­
сами это прежде всего страна бабочек. Прекрасные ним­
фалиды, данаиды и ласточкохвосты летают тут по буль­
варам и площадям городов, бабочки всюду порхают в пар­
ках. Иногда видишь такую красавицу, что захватывает дух, а она проносится мимо и никто jle обращает на нее ни­
какого внимания. Мысль невольно возвращается к нашим бедным английским лугам и перелескам, столь скудным на этих существ. Парусники и здесь, на Амазонке, имеют царственный вид и, конечно, выделяются величиной, формой крыльев, особенностью своего полета. Интересно, что среди них нет голубых, синих, интенсивно зеленых форм, как в Азии, а преобладают в окраске желтый с черным, коричневым, фиолетовый с красным и даже с черным цвет, разре­
женный лентами и перевязями. Часть парусников с Ама­
зонки напоминает махаонов, но ярче, желтее и крупнее размерами, однако попадаются фрачники, и совсем некруп­
ные, и очень многие без хвостиков, и даже как буд­
то подражающие в окрасках и очертаниях крыльев не­
съедобным вонючим бабочкам геликонидам. Одним из первых бразильских парусников был мной пойман ликофрон. Это крупная ярко-желтая бабочка ти­
пичного для парусников вида с фиолетовыми и черными лентами по общему желтому тону. А за ним почти тут же я поймал небольшого, но -
очень изящного парусника гекто­
ридес. Он был черный, с хвостиками, и через оба верхних и нижних крыла с угла наискось к туловищу были белые широкие перевязи. Бабочка походила на школьницу-гимна­
зистку в парадной форме и очень понравилась мне своей легкой изящной красотой. Отметил я также, что гектор и­
дег напоминал, и многих африканских парусников. Количество этих замечательных бабочек в Бразилии поражает, как потрясает обилие бабочек вообще. За одну лишь дневную экскурсию можно поймать 70-80 видов, из них пятнадцать -
двадцать могут быть парусники, циф­
ра ни с чем не сравнимая ни для какой тропической стра­
ны. Правда, парусники с i\мазонки, быть может, не по­
трясают воображение сложностью окрасок и самой формой крыльев, не отличаются и гигантской величиной, как парус­
ники из Африки и особо из Юго-Восточной Азии. Здесь, на Амазонке, нет аналогий орнитоптерам (орнитоптер как бы замещают морфо!). И тем не менее я наслаждался ловлей парусников, их изобилием и жаждой открытия новых ви­
дов этого, без сомнения, благороднейшего семейства днев­
ных бабочек. Бродя еще с Альфредом по окрестностям городка Пара в устье Амазонки, напоминающей здесь безбрежное море, мы, не углубляясь в лес, без устали работали сачками, издавая возгласы радости и делясь впечатлениями от на­
ходок, как дети. Нами владела жадность натуралистов, наконец-то добравшихся до земли обетованной, до ее мно­
гочисленных новинок. После скудной на дневных бабочек Англии (всего шестьдесят с небольшим видов 9) богатство добычи потрясало. Взмах сачком -
и добываешь из сетки одну, а то и две ярких новых нимфалиды, взмах -
и в сетке замечательный расписной парусник, еще взмах -
и совсем незнакомая полосатая, как зебра, и тоже хвостатая бабоч­
ка, которую теряешься, не зная, как определить. Кто это? Парусник, нимфалида, данаида или, быть может, пьер и да­
белянка? Многие бабочки других семейств здесь имели , в Англии насчитывается 64 вида дневных бабочек, из нвх 3 внда семейства паПНJIИО. крылья с хвостиками, и, наоборот, многие типичные папи­
лио были без них. Попробуй, разберись. И все-таки наша коллекция парусников стремительно увеличивалась. Мы торжествовали. Хочу сказать, что собирание жуков и ловля бабочек за': ним али меня в Бразилии больше всего. Всякое утро, если только не лил сплошной тропический дождь (дожди здесь сущее мучение, а особенно, когда наступает их период, и ливни идут беспрерывно, реки выходят из берегов, и на сотни километров прибрежье заливается водой), я, Сllаря~ женный более, чем просто -
в Англии меня, наверное, при­
няли бы за бродягу и арестовали по королевскому указу­
то есть в старой шляпе, защищавшей голову от тяжелого отвесного солнца, в грубых башмаках и латаных брюках отправлялся в поход с ружьем за спиной и сачком в руках. Из ружья добывал я только птиц и не раз стрелял по бражникам, приняв крупную эту бабочку (бражники здесь летают днем) за колибри, с которыми они удивительно схожи. В кожаном плотном мешке (для защиты от мура­
вьев и термитов) я носил плотные коробки для крупных жуков и бабочек. В этих же коробках и мешках, да еще подвешивая их к потолку, я хранил сборы от тех же на­
секомых и еще от тараканов, которые здесь огромны и величиной превосходят крупного английского жука-пла~ вунца. Тараканы эти мерзко хрустят, когда наступишь на них в темноте, и могут больно укусить, равно как и домо­
вые пауки. Обычно я бродил с рассвета до полудня вдоль берегов ручьев и речек, окраин болот. Я старался держаться опу­
шек и тропинок, редких полян или мест на стыке леса с возделанной землей. Добыча была везде. В глухом лесу, в его сумеречной глубине бабочки почти не встречались, и я реже забирался туда, лишь в поисках жуков, ящериц _ и лягушек. Здесь, на упавших гниющих деревьях, я нахо';!,­
дил жуков, в основном усачей, златок, рогачей и жужелиц. Жуков в тропическом лесу надо искать очень тщательно­
так сильно они мимикрируют, прячутся или просто сидят неподвижно на стволах и листве, ничем не выдавая своего присутствия. Что такое глубина амазонского леса? Это прежде всего духота, ощущение недостатка воздуха из-за парной 'ат­
мосферы перегретой солнцем оранжереи, это запах раз­
лагающейся листвы, опавших цветочных лепестков, иногда вонючий и дурманный, это корни деревьев, крепостными контрфорсами уходящие ввысь, иногда голые, бледно-се­
рые, иногда поросшие мхом и особыми мелкими па порот­
ничками, это редкая трава или почти полное отсутствие зелени, когда по ковру опавшей листвы торчат странных форм белые и розово-красные грибы, подчас точь-в-точь похожие на заурядные английские поганки. Жизнь здесь сосредоточена в верхних ярусах леса, и потому-
я даже избегал заходить сюда. В таком лесу есть что-то опасно­
гнетущее. Совсем не то ощущение у реки, особенно в ме­
стах, где песчаные белые косы тянутся на целые мили, и в отлив или в сухой период тут кипит самая разнообраз­
ная жизнь. На отмелях и в воде стоят цапли, гигантские аисты-ябиру, бегают разноцветные кулички, сидят на ко­
рягах птицы-змее шейки и ножеклювы. Из воды нередко выставляется бревно видное туловище черного каймана, а в заводях, сплошь заросших сковородками виктории и других водяных растений, плещутся и хрюкают гигантские рыбы арапаимы 10. Арапаима всегда встречается на мелких местах и в заводях. Это странная и даже страшноватая рыба. Индейцы говорили мне, что она может глотать детей. Ловить бабочек на плесах, на грязи и мокром песке одно удовольствие. Они слетаются сюда тучами, даже ка­
кими-то сверкающими облаками. Особенно резко-яркие округлокрылые геликониды. От них идет кислый отврати­
тельный клопиный запах. И, похоже, этих бабочек никто не преследует. Один раз взяв геликониду через сачок, долго не можешь отделаться от ее запаха. Кажется, пахнут не только пальцы, но и рампетка, н вся одежда. От сидящей !о ОдЖl из самых крупиых преСНОВОДИЫХ рыб, обладающая свой­
ством двоякодышащих. 17 где-нибудь на стволе геликониды пахнет на расстоянии до десяти футов (три метра). И все-таки я ловил их, привле­
ченный контрастирующей окраской из сочетаний черного, красного и палевого, хотя были геликониды и оранжевые с черным. Формой крыльев эти бабочки несколько напоми­
нают искусственные поделки наших ювелиров, которые в спросе у деревенских модниц, есть в геликонидах, в их легком полете, и что-то от стрекоз или поденок. Защищен­
ные своим запахом бабочки эти не пугливы, и поймать их не составляет труда. Махнув сачком, я часто захватывал по три-четыре экземпляра. То-то запах! Но настоящий натуралист-собиратель не должен быть брезглив. Ведь часто насекомых, в том числе и великолепных жуков-на­
возников, афодиев, рогачей и хрущей,- находишь на по­
мете животных, .и на этот же помет спускаются подчас изумительные парусники н морфо. На отмелях Амазонки или ее притоков я мог ловить бабочек хоть целый день, но обычно занятие это прерывала гроза, надвигающаяся после полудня. К полудню зной и духота на реке достигали предела. Все словно бы раски­
сало в ней вплоть до твоей рубашки и шляпы. У реки дышалось отнюдь не легче и донимали комары. Гроза же накатывалась и разверзалась мгновещlO, от нее мало спа­
сал зонтик, которым я укрывался. Ливень всегда был ди­
кий, и перед ним все бабочки куда-то исчезали. После грозы на недолгое время приходил а относительная про­
хлада, и я частенько купался, не заплывая далеко и из­
бегая слишком тихнх заросших заводей. В заводях водятся кайманы. Эти крокодилы С'lИтаются не опасными для че­
ловека, но все равно не хочется купаться, когда знаешь, что поблизости в воде лежит кайман. Вообще, купаясь в Амазонке, надо быть осмотрительным. Река очень глубока, местами течение крутит опасные водовороты. В заводях и на мелководье можно получить удар током от электри­
ческого угря, а бродя по воде, наступить на ядовитого хвостокола. Рыбы-пираньи, о которых я много слышал, не доставляли мне, правда, никаких хлопот, и я не видел кого-нибудь, укушенного ими. Самих пираний я ловил и могу сказать, что вид у этой рыбешки свирепый, а зубы способны перекусить небольшую палку. Занимаясь ловлей бабочек на отмелях, я заметил ин­
тересное явление: целый ряд бабочек разных родов имеет форму крыльев и окраску «под геликонид». Есть такие дана иды, пьериды-белянки, например, Леитофобия Памела, и даже парусиики. Очеиь похож на крупную геликониду и парусник. К примеру, Папилио Асколинус, из других ви­
дов, явно подделывающихся под несъедобных бабочек, будут Папилио Загреус и Папилио Бахус. Эти парусники не имеют хвостов, их крылья оранжевого тона покрыты коричневым узором под геликониду, и отличаются они лишь несколько большей величиной и, конечно, отсутствием за­
паха. Прожив в Бразилии более десяти лет, я собрал огром­
ную коллекцию амазонских бабочек дневных и ночных. Но должен признаться, что когда я сравнивал свое собра­
ние с коллекциями Индо-Малайской фауны Рассела, азиат­
ские парусники и орнитоптер"! превосходил и американских. Самые крупные бабочки Южной Америки морфо икалиго уступали в величине и потрясающей изощренности «опере­
IIIIЯ» орнитоптер. Но там, в коллекциях Рассела, было все определенно: парусники -
~TO парусники, нимфалиды -
нимфалиды. В моей коллекции бабочки путались. Парусни­
ки, как я уже писал, были похожи иа данаид и геликонид, геликониДЫ на парусииков. Было много нимфалид с оди­
ночными, двойными и даже тройными «хвостаМII». Поймав таl<УЮ бабочку, я часто гадал: не новый ли вид парусника в моем сачке? Мне так хотелось открыть побольще новых видов фрачников, но из-за этого пережил не одно разоча­
рование. К примеру, поймав. как-то коричневую бабочку с белыми продольными полосами на верхних и нижних крыльях, я на сто процентов был убежден -
это новый вид папилио. Каково же было разочарование, когда своего «tIOBOro» парусника я нашел в опреде,1ителе среди ним­
фалид, им бьша Марпезия Орзилохус, бабочка, чаще встре­
чающаяся в Венесуэле. 18 Надолго запомнилась мне еще и ЛОВJlЯ на Амазонке прекрасных и, может быть, красивейших сре/l.и чешуекры­
лых бабочек-ураний. Урании, как известно, не относятся к дневным булавоусым. Это бабочки из особого семейства ночниц. но летающих днем, а также и ночами. Распрост­
ранены они только в тропиках. Форма крыльев и внешний вид их удивительно наноминает парусников. К тому же, садясь, они не складывают крылья домиком, «1{РЫшеЙ,., как настоящие ночные бабочки. Скажем так; урании -
это «ночные» парусники. Большинство видов их имеют на зад­
них ~рыльях хвосты или даже HecKOJlbKO «хвостиков». Окраска ураний БJlещет золотом по черному фону. Они расписаны будто очень тонкой Юlстью, косыми линиями, причем, Великий Художник, проводя ЭТИ линии, всяlНfЙ раз обмакивал свою кисть то в золото, то в бронзу, то в серебро. Мне запомнился перелет ·этих бабочек в северном направлении через реку. Урании летели стаями, лишь на секунды присаживаясь ПИТЬ на влажный песок, но не сме­
щиваясь с кишевшими тут желтыми, цвета серы. голубыми и коричневыми бабочками других видов. Это была одна из самых красивых -
Урания Лейлус. По виду соверщеlПlЫЙ ласточкохвост, фрачник, черный с золотисто-бронзовой рос­
писью, как у европейского парусника подалирия, а длин­
ные черные «хвосты» были еще оторочены белым. Самые красивые представители семейства ураний живут на Мадагаскаре. Их я видел в коллекции Рассма 11. Они похожи на Уранию Лейлус. но крупнее, ярче и окрашеиы по нижним крыльям в золотые и серебряные тона по чер­
ному фону. Мои коллекции бабочек с Амазонки пополнялись, одна­
ко, менее быстро, чем коллекции жуков. Жуков здесь было множество от крохотных перистокрылок до гигантов в пять дюймов. Особенно много попадалось ярко окрашенных и богато скульптурных рогачей, навозников и злат{)к. Жуки, личинки которых питаются древесиной, преобладали. Почти на каждом поваленном дереве я находИ'л при внимательном его обследовании богатые сборы. Жуки прекрасно мими­
крируют, прячутся в поросли ползучих папоротников, при­
сасывающнхся к таким стволам, маскируются среди мел­
ких орхидей и бромелей. Вначале я не умел так ловко находить жуков, как делают это индейцы, но постепенно научился. Жуков на поваленных деревьях нужно искать и с осторожностью. Из-под ствола всегда может ужалить прячущаяся там ядовитая змея, паук-хищник или сколо­
пендра. А парусников к концу моего пребывания на великой реке я научился добывать и на приманки из полураздав­
ленных загнивших бананов особого сорта, издающего аро­
мат наподобие дешевых сортов одеколона. Сам я этот за­
пах выносить был не в состоянии, по-моему, он тошно­
творен, но бабочкам, и особенно фрачникам, этот сорт за­
куски (или выпивки?) нравился необычайно. Особенно большие уловы бабочек семейства папилио я делал в верховьях Амазонки, куда проникали виды уже горные и вообще не встречающиеся в среднем течении, например, великолепный черный парусник Папи,шо Аристеус с двумя слово бы языками пламени на верхних крыльях. Здесь попадался не менее крупный и еще более прекрасный Папилио Клеотас, очень маленький, но прелестно распи­
санный 'lepHbIM, белым и красным Папилио Агавус, краси­
вый Папилио Асканиус и множество друrnх ин;;гда весьма удивительно, иногда даже очень скромно окрашенных па­
русников. Я заметил также, что больше всего бабочек на Амазонке встречается в сухой сезон, то есть когда дожди перепадают не часто, а раз в 3-4 дня. И бабочки благо­
денствуют. Это их время. Их видишь всюду, мелькающие цветные лоскуточки -
самое заметное на опушках леса и у реки. Сухой сезон здесь никогда не бывает засушливым. За все время на Амазонке я не помню, чтоб более двух недель держалась погода без дождя. Неделя и то редкость. Зато в сезоны дождей (на Амазонке их два!) вода льется с небес, наводя на мысль о потопе, и тогда наступает райское время для рыб и земноводных, а насекомые за-
11 Имеется В ВИДУ, ПО-ВИДИМОМУ, Урания Рифеу.:. метны реже. Но и во время периодов дождя всегда быва­
ют перерывы, которые я торопился использовать для своей охоты и находил в это время бабочек, которые несвойст­
венны сухому сезону. Скажу в завершение -
дельному натуралисту на Амазонке некогда скучать. Он всегда за­
ыят, и ыаходки его безграыичны. Тейнопалпус и Бутанитис -
Ты зыаешь, Генри, кого я жду сегодыя к обеду?­
прямо с порога, приветствуя меня, объявил Рассел. При этом он так радостно улыбался, что я ые мог не сказать себе, до чего этот человек, уже переваливший за семьдесят, мог сохранить в себе совершенно детскую способность к удивлению и неподдельыой радости.- Я пригласил госпо­
дина Свенсона, который совсем недавно вернулся из путе­
шествия в Гималаи! Представляешь, Генри, он был в Не­
пале, в Бутане, Ассаме и в Индии! Был в Пенджабе у гуркхов, шерпов и сикхов. Он вернулся живым и здоро­
вым и привез замечательные коллекции из этих таинствен­
ных районов! Мне сообщил об этом мистер Стивен, храни­
тель энтомологического отдела Британского музея. Он го­
ворил, коллекции поразительные! Свенсон демонстрировал их во время своей лекции в Королевском обществе. --
Ах, Генри,- продолжал мой друг.- Ты просто не представляешь, как хотел я в молодости попасть в Гима­
лаи и в этот удивительный Тибет. Но ... К сожаленню. Ты помнишь нашу бедность. Наши жалкие сбережения. Ведь даже поездка на Амазонку представляется сейчас чистым авантюризмом. А в Гималаи ... Тогда?. _. Не этот ли Сиенеон -
автор очень дельной работы по горным дневным бабочкам Палеарктики? -
Тебя ничем не удивишь, Генри. Именно ои! -
Тогда это интересно вдв~Йне. Он ведь ездил в Рос-
сию, был на Алтае, Тянь-Шане и Памире. Кажется, заби­
рался и в Тибет. -
Да. Это очень знающий человек. Превосходный энто­
молог и путешественник. Разговаривая, мы вошли в столовую. Слуги уже сервировали стол. Был светлый пасмурный день поздней английской осени. В столовой топился камин, н уютно пахло углем, хотя для гостя камин сегодня топи­
ли дровами. ВеЛИКОJlепные отблески дрожащего пламени жеJjТО и роз~во отражались на столовом серебре, на фа­
мильных расписных тарелках с видами замков графства Кент, развешанных по стенам. Столовая у Рассела была отменная, отделанная с большим вкусом и благородной стариной. Как все англичане, Рассел любил старину, до­
бротные вещи и отличался разумной бережливостью, кото­
рая странно сочета.1ась с его неукротимым духом, напори­
с-тостью и щедростью. В столовую из кабинета, а также из гостиной вели резные двери мореного кентского дуба, камин был отделан деревом, и в тон ему были большие напольные часы в· дубовом футляре, с расписным саксон­
ским маятником. Повторю, Рассел умел обставить свое жилье, и это также одна из 'lepT этого замечательного характера. Меня чаровала его способность любить вещи, быть как-то неназойливо бережным и бережливым в отно­
шении с ними. И я замечал, что вещи также очень любили своего хозяина, платили ему редкой взаимностью. Рассел не был сребролюбом. По понятиям своего времени он был ;J.аже небогатым ЧСJIOЕе.ком. У него, насколько я знал, име­
лось очень небольшое унаследованное состояние да не­
сколько тысяч фунтов дала продажа его коллекций -
имею,в виду только дубли, привезенные с Малайского архипелага. Кое,что он зарабатывал на своих лекциях и книгах. Он, однако, умел извлекать из своих средств ту умеренную роскошь, какая бывает доступна лишь спокой­
ным, трезвомыслящим, хорошо сбалансированным людям. «Бедность без долгов -
зажиточносты>,- часто любил по­
вторять он. Я был, пожалуй, богаче его, но, как ни стран­
но, жил беднее и, бывало, прибегал к корыстной помощи кредиторов. Может быть, Рассел просто умело подбирал служивших ему людей. Их было всего четверо: кухарка, горничная и двое слуг, один из которых считался дворец­
ким, а второй исполнял обязанности конюха, кучера, двор­
ника и помощника Рассела по саду. Это были простые, хорошо воспитанные и преданные своему господину люди. Рассел очень ценил их, заботился о них и ни за что не расстался бы с ними. В отношениях со слугами он БЫ.1 очень прост, обходителен 11 ласков, как вообще со всеми, с кем общался, но никогда не замечал я в ответном от­
ношении слуг к Расселу и тени панибратства. В этом !l.oMe все устойчиво стояло на своих местах. Слуги обычно ко­
пируют своих хозяев,-
или такие подбираются? Они бьши рачительные, умеренные, спокойные и работящие. Не пред­
ставлялось даже, что кто-то из них мог разбить фужер или севрскую тарелку, в то время как моя кухарка то и дело коло­
тила даже саксонский фарфор, а готовила весьма приБЛli­
зительно и словно нехотя. Я не сказал об одном качестве. Рассела, его чудовищной работоспособности. Еще до ран­
него чая 12 он был уже на ногах. Для разминки с утра уходил в свой чудный сад, в теплицу с ботаническими редкостями, возился с огородом и так до ленча. После он работал в кабинете до вечерного чая, затем гулял или опять возился в саду до обеда. После обеда читал, встре­
чался с друзьями, ужинал с ними и ровно в полночь, а если недомогал, то на час раньше, ложился спать. Спа.л он только шесть часов и всегда, смеясь, говорил, что не страдает бессонницей. Я старался подражать ему в его раз­
меренной жизни, отлаженной, как час.овоЙ механизм, но очень скоро понял, с моим характером и темпераментом все это непосильно. Я предпочел жить своей жизнью несколько более безалаберной, но также достаточно удобной. Если б только не подводило здоровье. Подорванное лихорадками, оно становилось хуже и хуже. Болезни часто укладывали меня в постель. А Рассел даже болеть не умел. Я никогда не видел его лежащим, даже во время недомоганий. Он умел побеждать и тут. И я не замечал, чтобы болели его слуги. Все они были отменно здоровые люди. А Рассел к тому же был неплохим врачом, его диагнозам я доверял больше, чем докторам, лечившим меня. Вот почему, выкуривая у камина свою трубку, я с удовольствием наблюдал за хлопотами у стола. Это были, пожалуй, не хлопоты, а достойное спокойное дe.~O. Казалось, Рассел понимал мои мысли, потому что мол­
'13, С улыбкой смотрел на меня. Он так уме,1 улыбаться, словно бы не лицом, а душой. И этой улыбке я, наверное, был обязан нашим близким знакомством, когда мы еше жили в Лестере и служили, я -
клерком в фирме Оллсопа, а он -
учителем английского языка в Лестерской гимназии. Еще тогда совсем молодыми людьми мы втроем, я, мой младший брат Фред и Рассел, увлекались энтомологией и все воскресные дни проводили в лесу, на пустошах и бо­
лотах, собирая бабочек и жуков н строя свои планы поез­
док на Амазонку, в Африку и на Малайские острова. -
Послушай, Генри, ты что-то редко стал приезжать,­
выговаривал мне Рассел.- Без тебя я чувствую себя таким одиноким. Мне уже не хочется ходить одному в лес или за окаМlшелостямИ. Пожалуйста, приезжай чаще. Мне по­
стоянно не хватает тебя, дружище. Ведь частый гость становится врагом хозяина,- воз­
разил я пословицей. -
Но ты, старина, во-первых, не гость, а во-вторых, есть и другая восточная пословица: «Где гость -
там уда­
ча!» Да, кстати, сейчас должен быть Свенсон. Он швед, а шведы никогда не опаздывают и, говорят, никогда не торопятся. Я пригласил его к пяти... И ... -
Рассел достал серебряный брегет, отщелкнул крышку.- Без пяти минут ... В это время послышался шум колес экипажа и лай со­
бак в усадьбе. -
Что я говорил?! -
Рассел поднялся с кресла и по. спешил навстречу гостю. Вскоре он вошел в столовую со Свенсоном. Это был узкопдечий, тощий человек со светлой сероватой шевелю­
рой и такой же с проседью бородкой, в очках-пенсне, де­
лавших удлиненное лицо несколько холодноватым, если не " Обычай аиг .пичаи пить чай в 7 часов утра и часто в постели. 19 рысокомериым. Ростом он был ниже Рассела, но Рассел­
Гнгант и, значит, высокого роста. В руке он держал сак­
вояж, который, осмотревшись, поставил у камина. Мы познакомились. «О! Я знаю вашу книгу «Натура­
лист на Амазонке»! -
промолвил гость, на что я не преми­
нул ответить, что знаю и его работы по бабочкам горной Палеарктики. Кажется, это сразу растопило показную чо­
порность гостя. Он сделался проще. Да и как мы могли­
трое натуралистов, столь долго странствовавших по свету, быть равнодушнь:ми друг к другу и тратить время на пустопорожние правила высокого тона? Рассел приг ласил в кабинет, где также горел камин и было еще уютнее, чем в столовой. Мы сели в кресла, и опять Свенсон захватил свой саквояж, казалось, он боялся с ним расстаться. Свен­
сон не курил, а потому опустился в кресло, предложенное хозяином, и некоторое время осматривал кабинет. Это была очень уютная средних размеров комната с двумя окнами в сад, письменным столом, диваном, двумя крес­
лами по обе стороны камина, отделанного мрамором, и с фламандским пейзажем на противолежащей от окон стене. Вблизи письменного стола под стеl(ЛОМ и в ящичках крас­
ного дерева размещались драгоценные экземпляры ОХ от Рассела: бабочки орнитоптеры и морфо, коллекция жуков с Целебеса и жуки-голиафы, расписанные зебровым рисун­
ком. -
У меня есть для вас презент, господин Рассел,­
медленно и торжественно произнес СвеНСQН. По-английски он говорил прилично, лишь С более растянутым произно­
шением и большей твердостью согласных, свойственной иностранцам.- Не откажите принять в дар вот это.- Он доста.l из саквояжа две плоских полированных коробки. Они были различной величины. В той, что была приблизи­
тельно в три раза больше первой, помещал ась коллекция отменн) расправленных н препарированных бабочек с бе­
лыми и в основном полупрозрачными, наподобие кальки или пергамента, крыльями, испещренными полосками и кру­
гами черных, серых, красных и даже снннх пятен. Это были редкие горные бабочки -
аполлоны различных видов. Во второй коробке были только две бабочки, достаточно крупных, примерно до четырех дюймов в размахе крыльев (одна бьша меньше), очень странной расцветки, как бы повторяющей узоры малахита или яшмы коричнево-серых благородных тонов. У той бабочки, что была крупнее, ннжние крылья оканчнвались тройными хвостиками, и по облику она была похожа на папилиониду. «Да это же редчайший вид!» -
про себя подумал я, но не успел ничего сказать, ибо Свенсон меня опередил. -
Эта пара бабочек, господа, конечно же, Тейнопалпус Империалис, подвид Гималакус Ротшильд. Я дарю их вам, господин Рассел, в "есть нашего знакомства. А здесь,­
указал он на большую коробку,- различные аполлоны, в их числе две бабочки еще не описаны. И, конечно,- тут он с торжеством блеснул стеклами своих ОЧКОВ,- извест­
ная вам, господа, редкость из Гималаев Бутанитис Люд­
дердаля! Только тут я заметил, что в большой коробке рука Свенсона прикрывал а крупную и словно бы странно ра­
стянутую в стороны темно-коричневую бабочку с желтым тонким зебровым рисунком верхних крыльев и тремя хво­
стиками на каждом нижнем крыле, украшенном глазчатыми пятнами. Бабочка походила на два сложенных вместе про­
пеллера. -
О-о! Драгоценный бутанитис! -
воскликнул Рас-
сел.- И тейнопалпусы! Не правда ли, господа, на крыльях этого самца словно бы горят два буддийских костра?!­
указал он на меньшего из двух тейнопалпусов в отдельной коробке, где желтыми язычками пламени действительно светились два равнорасположенных огонька.- Вы знаете, господа,- продолжал Рассел.-
Я всегда удивлялся тому, как бабочки подходят к стране и даже континенту, где они водятся. Разве наши простенькие сельские английские желтушки не в тон пустошам и перелескам? Разве голу­
бянки не в тон речкам и ручьям, а бархатницы -
нашим сырым лугам? Разве морфо не гармонируют с чудовищной по красоте и мощи Формации амазонского леса, как орни-
20 топтеры -
вообще ни с чем не сраВI!И!АЫМ дебрям НОЕ0l1 Гвинеи? 3аметье, господа, бабо'!ки Африки как бы отра­
жают цветную сухость этого континента, а бабочки Малай­
зии и островов 3унда их пышную влажность. В Японии водится небольшой парусник Паnилио Макилентус, чест­
ное слово, он такой я п о н с к и Й, как будто сошел с их странных, рисованных на шелке картнн. Честное слопо, гос­
пода, эти бабочки,- он указал на тейнопалпусов и короб­
ку с аполлонами и бутанитисом,- донельзя горные, тибет­
ские, именно тибетские. Мне кажется, они должны были летать в саду у далай-ламы_ Ну вы поглядите, какая таин­
ственность в цвете у тейнопалпусов! Дневные бабочки, а расписаны, как ночные сатурнии! Правда, они напоминают сатурний, Генри? И эти аполлоны тоже. Господа? Вам не приходила мысль, что аполлоны -
это переход от сатурний к дневным бабочкам и, в частности, к паРУСliикам? -
А урании? -
возраЗИJl Я.- Урании еще больше по­
хожи на парусников? -
Урании, на мой взгляд, и есть парусники, только ночные, я включил бы их как особое подсемейство в папи­
лио! -
с важностью сказал Свенсон. -
А я что говорю, Генри? Я согласен с господином Свенсоиом насчет систематики ураний, но я говорю о пер е х о Д е от с а т у р н и й к парусникам! Ведь даже пугают эти бабочки так же -
валятся наземь и трепещут крыльями! Но тейнопалпусы! -
продолжал восхищатыя 011.-
Все тайны востока и Тибета зашифрованы в их крыльях! А эти бесценные аполлоны! Среди них я вижу Аполлон Император! А вот этот маленький аполлон, долж­
но быть, Парнассиус Акко?! Сердечно благодарю вас, гос­
подин Свенсон! я: чувствую себя вашим должником! Вы словно угадали мои тайные желания -
ведь такого бута­
нитиса, наверное, нет в Королевском музее, а тайнопалпу­
сы -
это несомненный гималайский подвид! -
Господа изволят пройти в столовую. Все готово!­
доложил старший лакей. Мы двинулись в столовую, где уже ждала нас супруга Рассела, и разместились за большим обеденным столом. Я уже отмечал, что он был всегда идеально сервирован. Рассел и его жена были большими знатоками в раскладке всех этих приборов, ножей, вилок, салфеток, фужеров и рюмок. Кухня у Расселов состояла всегда из простых, но вкус­
ных и отменно приготовленных блюд. Даже самый обычный печеный картофель его кухарка умела приготовить так, что он становился чертовски вкусным, а поданный в серебряной фольге, напоминал изысканные яств«. Равно вкусными были и цветная капуста, и спаржа, и зеленый горошек,­
все свежайшее и не с рынка, а из огорода усадьбы, детища рук Рассела. Он наконец утвердил<:я в постоянном житель­
стве, ибо раньше никак не мог найти подходящего места и строил дом даже в старой заброшенной каменоломне. Конечно, Рассел был эксцентриком, как многие истые ан­
гличане, но жить в каменоломне дольше трех лет не сумел. Там было место для отшельника, но не для его горячей деятельной натуры. Лишь теперь, получив от правительства Гладетона еще пожизненную пенсию, он построил этот дом в 50 милях от Лондона в прекрасной местности И, кажется, был доволен. Подали рыбу и легкое белое вино. Хотя хозяин, я знал, всем винам предпочитал родниковую воду, да изредка хорошее шотландское виски или грог. Вода была и здесь в хрустальных запотелых графинах. Мы принялись за обед, в промежутках которого Свен­
сон посвятил нас в свое дальнее путешествие. -
Вы знаете, господа, побывать в Гималаях было моей, пожалуй, еще детской мечтой,- заговорил ОН.-
Я жил, а точнее, родился в Сконе, самой равнинной провинции Шве­
ции, и одному всевышнему известно, почему я так любил даже небольшие горы и холмы. я: всегда любил лазить по горам, карабкаться по скалам, добираться до вершин, ис­
пытывая при этом, наверное, те самые чувства, какие ве­
домы одним альпинистам. Мое юношеское увлечение­
энтомология. Я был самым страстным собирателем бабо­
чек и жуков, какие, наверное, встречают,ся только изреДlGl.. (Мы переглянулись, Судьба всех натуралистов, не исклю­
чая нашего великого Чарльза, была поразительно одина­
кова. Все начинали как коллекционеры-любители и, глав~ ным образом, собиратели бабочек и жуков.) Это увлече­
ние пробудил ось во мне очень рано,- продолжал Свен­
сон.- Вместе с мечтами о путешествиях. Я собирался посетить тропики, но больше всего меня влекли горы, горы и только горы. Так получилось, что в шведских и норвеж­
ских горах я находил и более редкие виды бабочек. Да хоть тех же аполлонов! Я склонен думать, господа, что это реликтовые бабочки, оставшиetН нам 'как наследие Ледни­
ковых эпох, и они всегда связаны с альпийскими ландшаф­
тами, хотя первых аполлонов н ловил по берегам рек. Но реки, берущие начало в горах, ведь тоже следствие лед­
ников. Итак, мечта моя, казавшаяся недостижимой, была Гималаи. Возможностей же, прямо говоря, никаких. (Мы с Расселом снова переглянулись.) К сожалению, я не при­
надлежал к обеспеченным людям, и мне пришлось потра­
тить два десятилетия для того, чтобы накопить денег и сделать свою мечту осуществимой. (Этот Свенсон рассказы­
вал нашу судьбу с той разницей, что я и Рассел рискнули отправиться в свое совместное путешествие на Амазонку почти нищими, надеясь зарабатывать на жизнь пересылкой бабочек, жуков, чучел птии и сбором орхидей.) Итак, я на­
конец получил возможность отправиться во главе неболь­
шой экспедиции из трех человек, считая меня самого, сна­
чала в Индию, в ее северные штаты, а затем и дальше, в Непал, Бутан и Сикким. Надобно признать, господа, те двадцать лет, какие я упомянул, были потрачены не толь­
ко на приобретение состояния. Я не сидел сложа руки. Во-первых, я подробнейшим' образом изучил по картам маршрут будущего путешествия до возможных мелочей. Во-вторых, я собрал все, что смог достать по географии и биологии Южиых Гималаев, а в-третьих, я прочитал и, точнее, проработал весь материал по жесткокрыл~м и че­
шуекрылым Тибета, Китая, Непала, Бирмы и самои Индии, ибо здесь встречаются и гималайские виды. Но самое слож­
ное, господа, было проникнуть в Непал. Это княжество абсолютно закрыто для иноземцев, и для того, чтобы по­
лучить разрешение на въезд, мне пришлось основательно заняться буддизмом и выдавать себя за ревностного по­
следователя Гаутамы. Я изучил также кое-как собранный словарь шерпов, чтобы иметь возможность объясняться, и, кроме того, мне просто весьма повезло, что я смог почти беспрепятственно передвигаться по этой стране, донельзя дикой, своеобразной и не тронутой. цивилизацией. Мой ин­
терес к монастырям, знание буддииских сутр и языка рас­
полагали ко мне прежде всего лам, а, значит, и население. Половину времени в Непале я провел на подворьях мона­
стырей, но я не жалею об этом, ибо помимо ,,:ого, что по­
бывал там, куда были закрыты двери европеицам, я, по­
жалуй, глубже понял суть учения Будды и, наверное, в значительной степени теперь разделяю его заповеди.­
Свенсон усмехнулся и обвел нас взглядом, в котором уже не было того чопорного высокомерия, какое присутствовало при первом знакомстве.- Я провел в Непале три года ~ около года в Бутане. Я видел примитивную жизнь людеи на граня биологического существования, чему способствует еще и кастовая разобщенность, как в Индии. Это закрытый мир. Люди не знают ничего, KpOl\ie своих гор, их .жизнь полна самой жестокой борьбы за существование, за то, чтобы иметь простейшую пищу, жилье, обогрев. Я питался такой пищей все эти годы и, кажется, надолго утратил вкусовые ощущения .. Но главное! -
Тут Свенсон принял вдруг вдохновенный вид и даже снял свои очки-пенсне.­
Главное, господа, осуществилась моя мечта -
я видел Ги­
малаи. Я был в них. Еще в Индии я видел эту страну, эту стену гор на северном горизонте и думал, что вижу оби­
тель богов. Это потрясающая горная страна, равной кото­
рой, по справедливости, нет в мщ)е! (Я-то думал, что такая страна есть. Это Кордильеры и Анды! Но не стал опровер­
гать Свенсона.) Это страна, которая кажется бесконечной как вдаль и вширь, таи и в высоту. Она нацелена в неб;), точно пытается уйти в него и соединиться с ним. И со­
е.ll,иняется, господа! Потому что тучи в период муссонов буквально скрывают купола гор, а поднявшись туда на 2-3 тысячи метров, в заоблачье, чувствуешь себя словно в райских долинах. Тучи внизу. Ты почти ходишь по ним. Земля скрыта, а на альпийских лугах солнце, летают ба­
бочки, поют птицы и такое безлюдье, как на Земле Д о ч е л о в е к а. Он словно не нужен здесь. Сначала меня охватывало здесь дикое одиночество. Никого. Никому нет дела до т~бя. Ты можешь беспрепятственно идти, хоть на Эверест, хоть в Тибет, хоть остаться тут среди лугов 'и поднимающихся в небо скал или погибнуть -
до тебя нет дела никому, кроме Бога. Такого одиночества, как в Гима­
лаях, я никогда и нигде больше не испытывал. И в то же время я не испытал большей радости от находок. Здесь всюду летали бабочки. Хотя они явно принадлежали к знакомым семействам и даже родам -
они были все-таки иные. Вам знакомо это чувство, господа? Чувство откры­
вателя н о в ы х видов? Когда, взглянув в сачок, видишь, что в твоих руках совершенно новая, никем еще не описан­
ная и не пойманная до тебя бабочка: белянка, желтушка, нимфалида, а тем более -
парусникl Правда, позднее я понял, что до высоты в 2000 метров поднимаются бабочки из Индии, а также некоторые формы из Тибета, с той сто­
роны, с севера, хоть та же репейница. Она вездесуша!Но все-таки, как человек, осуществивший свою мечту, и как энтомолог, я был глубоко счастлив. Я стремился в Гималаи прежде всего не как альпинист, как натуралист-энтомолог. Меня интересовали дневные бабочки, а из ночниц -
сатурнии. Я ставил перед собой и зоогеографическую задачу, куда все-таки относится Непал по своей фауне -
к Индо-малайской области или к Пале­
арктике? (Оговорюсь, пришел к выводу, что это особая подобласть Индо-МалаЙзии.) НО природа страны так оча­
ровала меня, что я не мог не наслаждаться ею и как художник, как созерцатель. Поверьте, господа, это глубо­
чайшее счастье -
созерцать' горные вершины, то розово­
теплые в свете утренних лучей, то кристально-холодные и безжизненно-синие, когда из-за них крадется' ночь и над ними горят ледяные, ужасные звезды. Звезды здесь по­
rрясают! Ночи холодны. И чем выше в горы, природа ста­
новится все суровей, но это не северная суровость, 9ТО какое-то странное приспособление южных форм к более суровым условиям обитания. Здесь лианы вьются по ска­
лам, а на скалах иногда сплошь или крупными гнездами цветут орхидеи. Мхи здесь явно южного типа, так богаты, а некоторые моноподиальные орхидеи имеют стебли много выше моего роста! -
Это, конечно, ванды?! -
воскликнул Рассел, с бле­
стящими глазами слушавший рассказ Свенсона.- Вы мо­
жете описать их цветы? (Рассел был большим любителем орхидей.) -
Конечно. Это пестрые пятнистые соцветия, которые идут прямо из стебля и свешиваются вниз. Кисти очень боль­
шие и напоминают стайки сидящих бабочек. Кроме того, мне попадались ванды с лазурными цветами. Они были не так крупны и росли на толстых деревьях. В Гималаях орхидеи встречаются даже на соснах, на дубах... Их много на мшистых скалах, у ручьев. Многие орхидеи здесь имеют яйцевидные бульбы, очевидно с запасами питания, или какие-то довольно крупные луковицы, из которых выходят по одному, два листа. Я H~ ботаник, господа, но могу ска­
зать, что в Гималаях орхидных множество и очень много великолепных лилейных, диких тюльпанов, диких роз, нар­
циссов, флора здесь еще ждет исследователей и садоводов. Она прекрасна. Среди моих спутников был один ботаник, и он не уставал восхищаться своими находками. Я могу познакомить вас, .мистер Рассел. Он бывает в Англии и довольно часто приезжает в сад Кью. В это время слуги подали сыр и десерт, и на некоторое время рассказ Свенсона прервался. Мы воздали должное яблокам и сливам из сада хозяина. Честное слово, если б Альфре:ц не был путешественником и натуралистом, он был бы. великим садоводом! У этого человека был столь много­
цветный талант ко всему, за что он брался. Приходилось поражаться, как разнообразно он одарен и какую огром­
ную работу у~певал делать. Он трудился в своем ботаии-
1/ej:KOM саду, где; как·я уже. ГDВОРИJl, собрал до· тысячи видов редких растений. Он успеваJl описывать свои стран­
ствия по Малайским островам. Olf писаJl статьи в защиту ЭВОJlЮЦИИ, которую обосноваJl и разработаJl Ifезависимо от Дарвина, но великодушно призпаJl ПРИОРИТеТ ЧаРJlьза и всюду защищаJl его от з.лобных нападок консервативных профессоров и богословов. Оп писа.л статьи по зоогеогра­
фии, этнографии, ботанике, ЭНТОМОJlОГИИ, орнитологии, фи­
лософии! Я не упомяну.л, что Рассел бы.l1 еще и ОРИГИllаJlЬ­
но мысляшим философом. Пусть я не разде.лял его взгляды, б.лизкие к взглядам ИПДllйцев о пересе.лении душ и вере­
нице превращепий, я восхищался его смеJlОСТЬЮ в пост­
роении картии Мира. -
Друг мой,~ говори.л пе одпажды РассеJl.- Вот ты часто рассуждаешь о исходе, о том, что жизпь коротка и так жаль с ней расставаться, а я скажу тебе, что ж и з н ь в е ч н а, а смерть всего лишь мгновенный переход к ново­
му бытию (ведь время на момент перехода исчезает), и нет в природе ничего мертвого, все живет. Даже в распаде заключена жизнь. Такая мысль lIеизбежно приходит в джунглях, и разве она не приходила к тебе, когда видишь, как из погибшего древесного великана растут семьи пальм, папоротники, орхидеи и мхи, а на погибшую ящерицу на­
брасываются жуки и муравьи, а прекрасная бабочка от­
кладывает свои яички на чеЙ.то еще теплый помет. Все живет, друг мой, и нет неживой природы. Живет почва, живут скалы, превращаясь в камни и песок, живут кри­
сталлы (индийцы считают ИХ первой формой сознательной жизни!), живут растения, грибы -
иногда я, ей-богу, ду­
маю что под их шляпками размещен какой-то разум! Ты не ~адавался понять, к а к и ч е м Д у м а ю т растения? Как опи определяют свои сроки роста, цветения, плодоно­
шения, образования новых побегов, допустим, если повреж­
дена !lерхушка? уж я не говорю про разум ЖИВОТНЫХ. Ра:зве, общаясь с ними (Рассел самозабвенно любил собак и кошек), ты не получаешь наслаждепие от мысли, что общаешься с думающими существами? И вот сейчас, занятый обедом, я не устарал наблюда,ть за своим другом и любрваться им. Я всегда ЛЮQОВaJ\СЯ Расселом. Оп представлялся рбразцом чеЛОВека, образцом мужчины, образцом апгличаllина и образцом иатуралиста. Весь его облик ГОIIОРИЛ р доброте, :знаиии, человеЧНОСТJt, мужестве. Его светлые, начавшие седеть волосы были еще густы. Глаза сквозь очки смотреЛII зорко, от могучей фи­
гуры шло дыхание силы. Несмотря на его семидесятилетие, он никак не отождествлялся со стариком. Такие люди словно не стареют духовно, тем бодее физическJt. Закончи\! обед, мы переwли в ГQСтИПУЮ, и здесь rоспо­
дин Свенсон ПРОДОJlЖИЛ свой рассказ о путешеСТВИII в Не­
пал и Бутан. -
Господа, нредстав!>те, что Гималаи разочаровали меня отсутствием эндемичиых ридов парусников! К парус­
цикам, наверное, как И вы, я чувствую страстное тяготе­
иие. Ради них я готов БЫJJ на любые дишения, ради них, возможно, и стремидся в Гималаи, и вот -
разочарование! Парусники в высщшгорных ДОJIинах БЫJIИ и н Д и й с к и х видов. Папилио Кришна, ПаПИJIИО Гектор, ПаПИJIИО Па­
рис -
бабочки, СОГJIаситесь, изумитедьпо прекраспые, но, к сожалепию, уже описаны. Я и не преДПОJIагаJI, что эти житеJIИ теПJIl,>lХ дождевых лесов проникают в горы так вы­
соко. Словом, "а высоте в 2000 метров я· ие открыл ни одного нового парусника. И тогда я решил искать новых бабочек выше. Кстати,· собирая насекомых вБЛИЗII седеиий шерпов, мы встречались с неприязненным удивлением мест­
ных житеJIеЙ. МЫ ЖИJIИ сами, как кочевники, в JIегких па­
латках и нигде не защiРЖИlJaЛИС!> подолгу. Мы оБХОДИЛIIСЬ без проводников -
в горах ОРl1еНТI1РQваться бl>lЛО несложно. Постепенно мы ПОДНЯJIИСЬ до высоты В зооо метров, и здесь начиналось царство аПQЛJIОНОВ. На аЛЬпИЙСКИх лугах и: в перелесках из гималайской сосны эти белые бабочки Летали в изобилии. И я отвел душу. Чаще прочих попада­
днс" в сачрк крупные, но известные и в Палеарктике Апол­
ДОНИУСI>I, не так редок БЫJJ веJIиколепный АПОJIJIОН Импе­
ратор, АПОJIJIОН Чарльтона и сорсем маJJенькиЙ. похожий на капустщщу, Апо,цлон Аккр. И все-таки я добыд неско.ТЬ-
22 КО IЩОЛДОНОВ, которых уже не мог определить, как ни старадся. Это новые виды иди формы Аполлона Сцехени. а может быть, АПОJJJJона ABTQKpaTopa, известного более из Афганистаllа. Здесь же я 'поймал нескодько парусников IfЗ редкого рода дабаза, известного и в Северной Индии, но не часто встречающегося и там. Желтый Дабаза Пойе­
на был похож на бумаJ\{НЫЙ китайский змеек. А когда я поймал Дабаза Диас с cOBepweHHo малахитовыми крылья­
ми, мне на секунду показалось, что это редкостный Тейно­
паJIПУС Империалис. Но я ошибся и был разочарован. Тейнопалпусов J\{e не встречал ось нигде, хотя я искал их повсюду. Места, где мы остановились, пораJ\{али красотой. Это словно быда воистину господняя обитель: скалы, водо­
пады, влаJ\{ная яркая зе.лень дугов, цветы, совершенно кри­
стальный воздух и небо, в котором, казаJlОСЬ, вот-вот уви­
дишь парящего ангела,- все было великолепно, господа. Но дышать снепривычки БЫJlО yJ\{e ТЯJ\{еJlО -
сказывалась вь!сота, особеино, когда погнавшись за какой-нибудь яркой бабочкой, ты чувствуешь вдруг звон в ушах и головокру­
J\{ение, а грудь, словно разрываясь, ищет воздух. Один раз я даJ\{е сваЛИJIСЯ, тело ОТЯJ\{е.лело. Но все-таки и на этой высоте постепенно адаптируешься, грудь начинает дышать легче и появляется чувство здоровья, чистоты и какой-то пранической, что ли, си.лы! MOJ\{eT быть, высоту, на кото­
рой ты находишься, постоянно и нево.льно сопостав.ляеwь с еще БОJIьшей и безмерной yJ\{e высотой вздымающихся в неприступном отдалении ледяных вершин. К вечеру здесь быстро холодеет. Солнце исчезает за горами. закаты не­
обыкновенны -
все оттенки розовых, красных, сиреневых и фИОJIетовых полос. Звезды вспыхивают мгновенно, и рас­
ПОJIОJ\{ение их неприв~чно для северянина. А ночи холодны и полцы звуков, совершенно неведомЬ/х и непонятных. Слышны завываllИЯ волков, рев-мычание яков, какие-то свистящие и щипящие звуки, MOJ\{eT быть, их издают пти­
цы. Утром опять просыпаешься от гомона птиц, но про­
хдада стоит долго, и пока не обсохнет роса, бабочки почти не летают. Они начинают летать БЛИJ\{е к полудню, а в пасмурные дни не показываются. Аполлоны J\{e летают только в самые жаркие часы полудня. Солнце здесь без­
J\{аЛОСТНQ, и мы обгорели на нем немилосердно. И все-таки, господа, я нашел тейнопалпусов, когда стал охотиться за бабочками не на дугах, а в сосновых пере­
десках. Я обратил внимание на крупных темных бабочек, КРУJ\{ИВШИХ над вершинами сосен или стремитеJIЬНО несу­
щихся словно бы по ветру, Они не СНИJ\{ались и не опуска" лись 1{ земле. Но, зная повадки парусников, я подозревал, что на водопой бабочки все-таки спускаются после полудня и БЛИJ\{е к вечеру. Так оно 11 оказалось! ВОЗJIе одного из ручьев, бегущего в каменных ПJJитах, я обнаРУJ\{ИЛ ровное местечко, усыпанцое мелкой шоколадного ЦВета галькой. Отмель хорошо пригреваJIО. и здесь я поймаJI первого спустившегося с вершиц теЙнопаЛПУС/i. Этому экземпляру я был рад, как младенец цовой игрушке. Я любовался им. Он был рыжевато-коричневый и расписан яркими желтыми мазками. Следом за самцом на водопой прилетела самка. Она была совсем другой тонаJIЬНОСТИ, много крупнее, и ее серо-коричневые крылья отливали серебром. Ее НИJ\{ние крылья имели по пять хвостиков. Она была OCTop0J\{Ha, и я е.ле ДОJ\{дался, когда она сядет на песок у ручья. Я под­
краJIСЯ со всеми преДОСТОРОJ\{НОСТЯМИ и накрыл ее. Тут, у ручья на песке, мне каJ\{ДЫЙ день попадд.JIИ тейнопалпусы, но главным образом самцы, ибо самок я поймаJI всего трех, и одна из них в той коробке. Поскольку коробки остались в кабинете Рассела, мы лишь снова представили, как сияла и переливалась словно Бы присыпанная серебристо-золотым тальком бабочка, ка­
завшаяся вЫТQчненной из агата или нефрита. Самец много про"грыва,/l самке по красоте. -
Если бы Jle эта отмель,- продолжал Свенсон,-
я вряд ли поймал бы AaJ\{e одного тейнопалпуса -
бабочки летают исключительно высоко и быстро. Здесь же, в пере" лесках и кронах сосен, я заметил и еще одну странную бабочку. ОНа бl>lла крупнее, и на высоте JIетала странным качаюшимся полетом -
представьте себе, господа, некий дво~нОЙ листок, который, сорвавшись с дерева, колыuiется в' воздухе, однако не падает и не опускается, а как бы сам собой то поднимается выше, то стоит на одном месте, буд-, то в раздумье, то вдруг уходит в кроны деревьев и там исчезает. Перебрав в уме всех крупных бабочек Непала и Индии, я пришел к выводу, что это может быть только Бутанитис Люддердаля, одна из самых красивых и зага· дочных бабочек в лесу. Я читал, что он встречается и в Северной Индии, и в Ассаме, и в горных районах Бирмы, и даже в тропиках Южного Китая, но встретился с ними в Непале. Бабочка не просто редка -
ее редко кто видит, ибо она житель вершин, дальних гор и горных круч, за·' росших лесом. Эту странную бабочку, однако, знают и в Тибете, и в Индии, потому что используют в знахарской медицине. Бабочка обладает довольно сильным приятным запахом. Может быть, это свойство помогает бутанитису находить нары? Или самок? Спускаясь к земле, бабочка совершенно прячется. Я никак не мог заметить, куда она садится, и хватался за сачок, когда бутанитис внезапно улетал. Лишь зная места, где он спускается, и обходя их с сачком наготове опять-таки после полудня, я наконец поймал эту красивую капризную «зебру». Крылья бутани-, тиса, несмотря на коричневый тон и полоски, просвечивают, как у стрекозы, а яркие пятна-глазки на нижних крыльях не бросаются в глаза. Бутанитис совершенно по-стрекози­
ному взмывает вверх и в сторону. Но, зная его повадки и в результате терпеливого поиска, я поймал несколько этих редкостных красавцев,- Свенсон замолчал. -
Позвольте мне, господин Свенсон, в память о нашей встрече преподнести и вам мой небольшой подарок! -
вос­
кликнул Рассел. Он отправился в кабинет и вернулся с яшичком крас­
ного дерева. -
Это вам,- сказал он, подавая его Свенсону. 8 ящич­
ке была пара чудесных бабочек, несоразмерных по вели­
чине. -
О-о! -
вскричал швед.-
8ы дарите мне Орнито-' птеру Ротшильда?! Я чрезвычайно признателен"" Такая роскошь и красота! -
Не думаю, господин Свенсон, что я должным обра­
зом отблагодарил вас, но все-таки рад сделать вам при­
ятное. Эта пара орнитоптер -
одна из трех, привезенных мной с Новой Гвинеи. Мы долго еще сидели в гостиной у Рассела, вспоминая эпизоды охоты за редкими бабочками. И больше говорил Свенсон, оказавшиися, что б не сказать больше, словоохот­
ливым. Это было трудно предположить для шведа. Шведы считаются скупыми на язык. -
Гима.1аи, как всякие высокие горы,- говорил он,-' интересны тем, что в них может встречаться множест,во редких эндеМИЧНi?lХ животных, каких не встретишь на рав­
нинах. На каждой горе и в каждой долине могут быть эндемики и реликты. ОДНaJШ я думаю, что число ориги­
нальных мест обитания для животных в горах так велико, а горы так громадны, что потребуется не одно столетие, чтоб исследовать их подробно. К тому же передвижение в горах страшно утомляет. Завидуешь бабочкам и птицам! 8 горах надо родиться. 8прочем, то же самое можно ска­
зать о любом биотопе: саванне, степи, джунглях, тайге,­
Свенсон посмотрел на меня и Рассела.- Я всегда пора­
жался вашему здоровью и мужеству, господа. Прожить столько лет в джунглях, на этих Малайских островах, на Амазонке и выдержать это десятилетиями. Это невозмож­
ная выносливость для европейца, по крайней мере, для меня, северянина. -
Сегодня и мне так сдается,- засмеялся Альфред.­
Но вы знаете, мистер Свенсон, от чего я больше страдал на островах Индонезии? -
Так от чего же? От москитов, пиявок? Жары? Нет, друг мой. И вы, наверное, сейчас согласитесь. Я, во-первых, страдал от невозможности объять необъят­
ное. Столько красот и тайн оставалось за бортом! Я стра­
дал оттого, что не могу перенести всю эту красоту сюда, в Англию. 8зять хоть тех же бабочек. Те же растения! Господи, сколько крас.ивеЙших видов растении я так же­
лал бы взять с собой! 801' сейчас, когда светопись делает ... 23 такие уtпехи, а изобретение братьев Люмьеров 13 дает на­
дежды снимать и показывать картины мира, я думаю, если б можно было все это заснять в красках и показать ни­
'(его не ведающим людям?! -
А во-вторых? -
Во-вторых, я ужасно страдал от дождей, хотя дождь в джунглях и в тропиках, наверное, проявляет их красоту. Какие муссонные синие тучи! Какие молнии! Какое буй­
ство громов! Но я был обречеli на безделье, и это выво­
дило И3 себя. Бродить по джунглям в дождь для собира­
теля ~ дело безнадежное, к тому же мокр, как рыба, как лягушка, а результаты равны нулю. Правда, иногда, из­
мотанный бездельем, я выбирался на экскурсии за жуками. Это были в основном скудные сборы. Чаще я приносил найденные орхидеи или какие-то еще растения. Но иногда удача улыбалась нам. Вода выгоняла жуков из укромных убежищ, из гнилых деревьев, и так мы собирали велико­
лепные экземпляры рогачей, навозников. Как-то нашли несколько экземпляров жука-слона ... Однако я заболтался. Рассел' умолк и начал поправлять поленья в камине. В гостиную подали старый коньяк, сыр, ликеры и кофе. -
Друзья мои,- сказал Свенсон, принимая с подноса кофе.- Ведь вы позволите считать вас моими друзьями? Натуралист счастлив, забираясь в немыслимые дали и де­
лая замечательные открытия. Но все-таки, все-таки он больше всего счастлив, когда возвращается домой. Это и есть г л а в н о е счастье. Недаром одна восточная послови­
ца гласит: пуститься в путь -
наша воля, а вот вернуть­
ся -
воля Божья! И мы согласились со Свенсоном, попивая кофе в уютной гостиной моего друга. Только дома ждет человека истин­
ное счастье. ВОСПОМИНАНИЕ СЕДЬМОЕ: тропические бабочки Лет семь назад я приехал в Москву и по обычной своей привычке прямо из аэропорта Домодедово отправился на известный всей Москве пт~чий рынок, который иногда и, по-моему, не для москвичеи именуют еще КалитниковскиЙ. Особенность ли это России или царицы-глупости, но так часто у нас все простое делают сложным вместо того, чтоб сложное делать простым. Был, например, в моем детстве лечивший от всех болезней аспирин,- стала теперь «ацетил­
салициловая КИСЛОТА». Вот из-за смены названия и лечит теперь хуже. Какая-то «ацетиловая», еще и «сали­
циловая», и к и с л о т а к тому же. Был обыкновенный «марганец», стал «перманганат калия»? Вот и думай. Спросите коренного москвича: «Как проехать на Калитни­
ковский рынок?» Пожмет плечами.- «А на «птичий»?­
«Так бы и сказали!» И охотно тотчас расскажет, где надо сесть на метро, доехать до Таганки, а там, выстояв дол­
гую очередь на маршрутное такси, до самого, может быть, странного места в Москве, напоминающего типичную тол­
кучку-барахолку, и рынок, и вертеп, и Ноев ковчег одно­
временно. Господн-боже! Что творится тут в субботний­
воскресный день! Лай собак. Писк котят. Кукареканье пе­
тухов. Стукотня-свиристенье канареек, чавканье попугай­
чиков. Возгласы продавцов: «Голубчика, голубчика кому?», «Трубочник, трубочник! Выдержанный!», «Малинка мел­
кая. Малинка!», «Лучший витаминный корм для всех рыб!», «Водоросли, пожалуйста!» И на прилавках, в людской толчее: Коряги вываренные. Песок аквариумный. Кактусы. Раковины. Окаменелости. (Где их только берут?!) Камни шлифованные и необрабо­
танные. То бишь -
ми-не-ра-лы! Черепахи. Ящерицы. Ужи. Полозы. Лягушки квакши и жерлянки. И рыбки, рыбки, рыбки. Всех размеров, форм, расцветок. Голубые, сини!" желтые, красные, черные, полосатые, крапчатые. Особо крабы. Пресноводная креветка похожая на плавающего таракана. И самые тараканы. Огромный кубинский, напо­
минает жука-плавунца. Сидит неподвижно. Один уже ест 13 Кииематограф. 24 другого. Или так они спариваются по своим тараканьим законам? «Индийский поющий сверчок». Сидит в клеточке что-то черное, полосатое, страшное. «Мадагаскарский пою­
щий таракан». Вроде большого кузнечика. (Возгласы про­
ходящих, главным образом, женщин: «Вот погань-то! Еще и поет!», «Нехватало еще их, пою щи х!», «Да. Паеду вот летам в степь. Нлавлю сранчи. Буду прда-вать па питерке! Х-ха-ха».) «Рыбки кому? Рыбки! Вместе с банкой. Всего­
рубль. Улиточек, пожалуйста ... » Продавцы тут интереснее товара. Такая коллекция типов. И Чехов, помнится, Антон Павлович, не брезговал, описал такой рыиок, тогда он был на Трубной. «На Трубе». Типы замечательные. И Дуре­
мара тут, продавца лечебных пиявок, встретишь, прямо с сачком и с банками, и Карабаса -
только торгует Карабас водорослями, и с ним в помощь этакая бойкая бесстыже раскрашенная толстуха, одив глаз на товаре, ДI1УГОЙ успе­
вает подмигивать. Есть дохловатого вида, изношенный без предела мужчина -
знаток, не вынимающий изо рта сига­
рету. Есть и пропитый, прокуренный, просушенный лагеря­
ми и пересылками, в синих наколках некто, продает что-то ворованное для аквариумов. Сипит: «Бери, Иван, с воен­
ного завода ... Все крепкое». Словом, по своей коллекционерской привычке находил я тут бездну новостей и удовольствий, ну, разве пройдешь мимо человека, по виду -
доктор наук, кандидат как ми­
нимум. Академическая бородка (еще бы шапочку акаде­
мическую, да молод пока), взгляд познавшего высшие истины. Продает кактусы. Четкая, хорошо обозначенная цена. На вопросы возможного покупателя отвечает с доса­
дой, оторвавшись от чтения (читает едва ли не Канта, не Фихте-Гегеля «Критику чистоГо разума»): «Там все написа­
но!» И снова в чтение, подняв умную бровь. Вот тэк-с! Так, разглядывая товар, продавцов и покупателей, на­
ткнулся я однажды на вовсе нежданное. Невысокий чело­
век с умными, d иронию даже, глазами продавал в коробке под стеклом бабочку. Бабочка была невероятная: яркая, отливающая по черному бархатистому фону золотом и се­
ребром. Узкие полоски. Хвостики на задних особо Я.рко расписанных крыльях. «ТРОПИЧЕСКАЯ!» -
ахнул, дога­
дался я. И тотчас спросил: «СКОЛЬКО?7> Бабочку эту я вы­
торговал за десятку (стоила двенадцать, и я сперва не взял,но, одумавшись, поспешил исправить ошибку. Сколько раз было так: пожалеешь лишнюю рублевку, а потом скре­
бет досада. Надо было II"УПИТЬ. Надо было.) Ушел с рынка счастливый. Теперь у меня была н а с т о я Щ а я т р о п и­
ч е с к а я б а б о ч к а! С какой предосторожностью вез ее домой! Как воевал, чтоб не сдать в самолетный багаж (дипломат мой был тяжелее какой-то дурацкой нормы: 5 кг!). И все-таки привез бабочку целой. С чувством три­
умфатора явил домашним. Был «взрыв восторга». Очень красивая! К тому же ока­
залось, 'по это Урания Рифеус и что она относится «к красивейшим бабочкам мира!» Так сказали мои кой-какие справочные книги. И еще я нашел, что бабочка эта с МАДАГАСКАРА! Про ураний .читал и раньше у Пузанова, знал, что это бабочки ночные,' но летают и в сумерках, и днем. Распространены в Африке, Южной Америке, на Ма­
дагаскаре. По виду напоминают парусников. На нижних крыльях «хвостики». Окраска темная с золотыми и сереб­
ристыми полосами и пятнами. Около ст.а разновидностей. Красивейшие встречаются на Ямайке, МадагаСlшре, в Юго­
Восточной Африке. Купленная Урания Рифей наглядно подтверждала все сказанное. Я любовался ею много дней. И что это за свойство пер в о й коллекционной ПОКУПКИ? С первой птички-чижовки на всю жизнь овдадела мной любовь к певчим птицам, с первой марки «Перелет через Северный полюс» -
К филателии, с первой книги «Хожде­
ние по мукам», купленной на студенческие копейки, страсть к книгам, с первой опунции -
к кактусам, с орхидеи -
к орхидеям. (<<Не слишком ли много?» -
сурово спросит кто-то.) Не слишком, не слишком. Объял бы весь мир, да прав Козьма Прутков. Но с первой тропической бабочки опять ярким пламенем разгорелось мое давнее увлечение насекомыми, и я сделал новый шаг к познанию и со6ира­
нию бабочек. с Уже ЕИО зиа.л, что нельзя объять неоБЪЯ1'иое, я виnе­
лил из него формулу: «Jlучше объять лучшее». И реши". специая'изироваться на этом лучшем, изучив ба60чек са­
мых редких, ценных и красивых. А это в первую очередь семейство парусников, или кавалеры. Они же Папилиони­
ды -
РарШопidае. Попутно я решил, что не повредит и познание бабочек морфо, а из ночных -
сатурний и ура­
ний. Сказано -
сдеяано. 11(1 прежде всего найти литера­
туру по этим бабоч,кам. Теперь, не ра:щумывая, я отпра­
вился в ту самую п у б л и ч н у ю имени Белинского. В ту самую, где когда-то из-за Зои Григорьевны и почти тюрем­
ного режима не стал читать даже профессора Пузанова. Перерыв весь сис,тематический каталог, убедился, по парус­
никам, ураниям, сатурниям, морфо -
ничего нет. НИЧЕГО Н ЕТ! Морозное дыхание времен сталинщины-лысенко-мичу­
,РИllfа ошущалось и тут. Тут можно было найти "С"равочник по в р е Д и т е л я м огородных и садовых культур», книгу «Вредные и полезные насекомые в сельском хозяйстве», «Непарный шелкопряд и монашенка -
вредители сосновых лесов». И дальше все в том же, таком же плане: «Вреди­
тели, вредители, вредители!» Больше ничего. Никаких там ожидаемых мною: «Бабочки мира». Еще лучше бы: «Кра­
сивейшие бабочки плаиеты». «Бабочки Амазонки» или «Бабочки Южной Америки» (Африки! Индии! Новой Гви­
неи!). Ничего такого. Ничего не было. Тратить бумагу. Вот если бы их собирал товарищ Сталин! Или если бы все они были в р е-д и-т е-л я-м и! Так расшифро­
вывалось убожество каталога. Был, правда, ветхозаветный Брем в разделе «редкие книги» И был Биологический сло­
варь, справку которого процитирую: «ПАРУСН ИКИ (Papilionidae) семейство дневных бабочек. Крылья в раз­
махе у европейских видов 4-10 см. У нек-рых тропиче­
ских до 25 см. Задние -
с «вырезанным» внутренним краем и не прилегают к брюшку, часто с выростом в виде хво­
стика. Окраска яркая, разнообразная; золотисто-зеленые, золотисто-голубые и желтые птицекрылы (род Ornithopte-
га) -
одни из самых красивых бабочек. Для мн. видов характерен половой и сезонный диморфизм (это значит, самки и самцы выглядят по-разному, а те, что вывелись весной или во второй половине лета, в тропиках в сухой или дождевой периоды, отличаются по размерам или даже окраске). Св. 530 видов (более точно, свыше 600), большии­
ство В тропиках; в СССР -35 видов, в т. ч. аполлон, ма­
хаон, подалирий и др.» «И др.» -
подумал я, покидая каталог и направляясь в иностранный отдел, где на прось­
бу найти мне альбомы-определители или каталоги тропи­
ческих бабочек, очень умненького вида девушки-библио­
текарши, бойко стучавшие меж собой по-немецки, посмот­
рели на меня, как на забавного' эксцентрика и хуже то(,о. И тогда, проклиная весь этот дубовый консерватизм, почти отчаявшись, я решил обратиться в Институт биологии Академии наук! Почему-то один мой знакомый, любитель певчих птиц, считал, что все, работающие в Академии наук,- акадеМИI(И. На мой смех даже оскорбился, закри­
чал: «Так ОН же в а к а Д е м и и н а у к! (речь шла об общем знакомом). Раз в а к а Д е м и и -
значит, АКАДЕ­
МИК». Подходя к серому, внушающему некое почтение зданию в глубине ботанического сада, испытывал некото­
рое сомнение. Вдруг там действительно все т а к и е у ж е а к а Д е м и к и?! Как оказалось, к счастью, люди были хо­
рошие, даже подвижники, н е а к а Д е м и к и, доброжела­
тельные, открытые и, главное еще, знавшие меня. Может быть, мой вопрос дать мие систематику парусников удивил их. Их ведь тоже (кажется и по сей день!) заставляют заниматься вредителями, вредителями, вредителями п л о­
Д о в ы х и я г о Д н ы х к у л ь т у р. А э т о т п и с а т е л ь всегда слыл чудаком. Но мне после долгих поисков нашли­
таки канадскую брошюру на английском языке и даже щедро дали домой на целый месяц. «Эжен Монро. Клас­
сификация семейства парусниковые (Дневные бабочки). Энтомологический институт. Оттава. Канада». Я был счаст­
лив. Наконец-то у меня полный перечень всех видов се­
мейства парусников и даже их четкая систематика. Нако­
нец-то я узнаю, с к о л ь к о их в мире, какие они, где во­
.дятся, чем различаются .. И прочая, прочая. Зачем-то мне 3 «Уральский сле,цоиыт:> ,N;, 12 стаJЮ "о жизненно необходимо. И весь январь, погружем­
иый 8 сладостное состояние ПОЗНАНИЯ, я переписывал брошюру в общие тетради, просил дочь, ВJIадеющуlO англий­
ским, перевести кое-что, а многое стереотипное понимал и без перевода (<<Не надо переводчика,- сказал Остап.­
Я уже как-то начал понимать по-бенгальски»). Парусни­
ков, по Монро выяснилось, имеется до 700 видов! Виды ведь разделяются на подвнды и формы. Отсюда неточность видового количества. У Монро я вычитал, что все виды делятся на две большие группы по иентрам распрщ;тране­
ния. Первый центр лежит в Юго-Восточной Азии, второй ~ в Южной Америке. Отсюда и главное богатство видов. Индия, Бирма, Гималаи, Малайзия, Индонезия,. НоваяГви­
нея, Северная Австралия. Здесь живет подавляющее боль­
шинство видов парусников. Африка уже много меньше­
нет и ста видов. Северная Америка небогата -
видов 40. Европа -
все можно сосчитать по пальцам. Южная дме­
рика -
опять много, НО из другого центра развития. Систематика! Что за тайное очарование скрыто в тебе, и зачем так старательно я вписывал в тетради, что семей­
ство парусниковые делится на 3 подсемейства: барониевые, аПОJIлоновые и собственно парусники? Зачем я .так тща­
тельно усваивал, что каждое из них делится на трибы­
объединения родов, например, аполлоновые, или парнасце­
вые (аполлоны), и зеринтиевые. А подсемейство собствен­
но-парусниковые на 3 трибы: лептоцирщtны, папилио и троЙдесовые. А дальше надо было знать и довольно четко каждый род. количество видов в нем. И к а к и е э т о в и Д ы! Я словно бы становнлея богаче. «Я. знаю теперь всех парусников мира!» -
горделиво красовадось в душе великое заблуждение. Знать в с е х пар у с н и к о в мог только Господь-бог, творивший их со всеми формами-вари­
антами, да еше разве что человек-фанатик, с младенчества посвятивший себя этим бабочкам. А есть ли такие? «Есть многое на свете, друг Горацио ... » Но я благодарен Монро и тем, кто мне его дал. Ориен­
тироваться в мире парусников мне стало гораздо легче. Но теперь встал очень четкий вопрос: «Где повидать их всех? Повидать воочию?» Пересмотрев все свои книги по тропикам и животным, а их, книг, немало, я мог составить зримое представление примерно о сотне видов. Остальные неизвестны. Может быть, посетить музей? Мысль не раз приходив­
шая и не раз отвергавшаяся. Дело в том, что я п о с е щ а л музей, и еще двадцать лет назад там была одна-единственная плохонькая коробка «Тропические бабочки», кое-как реставрированная добро­
хотом-краеведом, и несколько лучшая коробка -
«Жуки». Я помнил, что произвела на меня впечатление только одна голубая бабочка, видимо, морфо, как величественное про­
изведение И)велира-природы, а все остальное под стеклом требовало вмешательства того же Ювелира. Идти в музей было незачем. Но судьба была благосклонна ко мне в период поисков, как говорят на телевидении и в кино -
видеоряда. Я за­
шел в книжный магазин и заметил там довольно странное издание -
Каталоги Киевского музея Академии наук. В числе их был Зоологический каталог, открыв который, я увидел заснятую в цвете коллекцию парусников. Там было не менее ста видов прекрасных тропических бабочек, жаль только, уменьшенных в размере, так что разобрать видовые подписи на этикетках было не' везде возможно. Я купил каталог и опять пришел домой в состоянии вос­
торга. Еще бы! Целых сто двадцать видов парусников! По крайней мере, шестую или пятую часть списка я мог те­
перь ясно представить. Я наконец увидел, кто такие орни­
топтеры, тройдесы, атрофанеуры, графиумы, трогоноптеры, баттусы, дабазы, тейнопалпусы, зеринтии, аполлоны, лепто­
цирцины. Все это разные роды семейства папилио. Кол­
лекция, как я понял, была у киевлян давняя, может быть, дореволюциоиная. Такую, думалось, ныне никак не собрать и ни за какие деньги- ведь в ней были даже Орнитоптера Виктория (самец и самка!) и Орнитоптера Ротшильда. Ряд бабочек я не мог определить. Надписи нечитались. И тогда я послал в этот Киевский музей письмо, Ko~opoe 25 мог написать лишь фанатик. Я попросил прислать мне обозначения всех бабочек, сфотографированных в каталоге иа цветиой таблице. К моему удивлеиию, ответ пришел. Сотрудница OTдe.~a благодарила за отзыв о KaTa.~oгe и любезио прилагала список видов, оформленный чьей-то, явно ученической, рукой. Что ж, спасибо. Огромное спасибо, уважаемая сотруд­
ница Киевского музея Академии Наук. Вы даже подтвер­
дили, что коллекция тропических бабочек, засиятая в ка­
талоге, была привезена в Россию профессором Караваевым «более 90 (!) лет иазад». Караваев -
осиователь музея, и для сбора бабочек выезжал за границу. {Все это при «ужа­
сающем царском режиме».) Сообщала сотрудница, что в музее хранится около 20000 тропических бабочек. Самая крупная коллекция в Советском Союзе! Стороной я узнал, что фондам музея достал ась и еще одна коллекция фана­
тика-собирателя. Он собрал несколько тысяч экземпляров, сам занимаясь сбором бабочек (отечествениых) для мага­
зинов «Наглядных пособий». Может быть, имени о от него вошли в мою «научную» коллекцию парусник подалирий, переливница ивовая и переJlИвница Шренка. Коллекционер менял тропические виды на отечественные и собрал таким способом крупнейшую КОJlлекцию. Он тратил, как говори­
ли знавшие его, на бабочек последний грош. Ходил чуть ли не оборванцем. Конец коллекционера был печален и почти B!>IДYMaH -
он подскользнулся на арбузной корке, упал, сломал позвоиочник и умер. Коллекция же оказалась в музее. И все-таки киевский каталог не дал мне полного и реального представления о семействе папилио. Ну, хорошо! Теперь у меня есть изображения примерно двухсот видов папилио. А где же взять еще четыреста с лишним?! Со­
трудница музея l1исала, что «специалисты пользуются для определения бабочки книгой Н. J. Lewis. «Butterflies of the World» Лондонского издательства, то бишь «Бабочки м.ира». Но где было взять этого Левиса?! Где увидеть еще четы­
реста парусников? Для кого-то мой вопрос покажется смеШНj>lМ. Зачем? Каких-то ба-бо-чек? «Ну, и не увидишь, так что?» Я 'вы­
ражаю таким людям свое глубокое ... непочтение. Потому что для меня (и меня ли только?) не увидеть какое-то из интереснейших сушеств, то же самое, что не знать «Ма­
донны» Рафаэля, «Моны Лизы» Леонардо и, скажем, Да-
. вида Микеланджело, пусть даже в копиях. Разве я вино­
ват, что в нашей стране миллионными тиражами по сей день катят одиозные картины-плакаты и нет денег издать на русском «Бабочки мира»? «Ах, не найдется покупате­
лей?» -
«Да что вы?» -
«Нет бумаги? Издательства?»­
«Скажи-re, а много ли убытка от какого-нибудь «Проф-
и Политиздата»? Я должен был найти нужный мне позарез «видеоряд». И Я вспомнил; «Марки!» Еще тридцать лет иазад я соби­
рал марки с изображением животных, и уже тогда было на них немало бабочек. Увлечение филателией, к счастью, заКОНЧJfЛОСЬ, и я не знал, сколько серий новых прекрасных марок с изображениями бабочек и жуков напечатали­
выпустили все страны мира. Знал только, что МНОГО, очень МНОГО. И в первую очередь на марках репродуци­
ровали бабочек-папилио. Они самые красивые, редкие, ред­
чайшие, исчезающие в каждой стране, в мире вообще. Не собрать ЛII серии -
только парусников? -? -? -! В бли­
жайшую субботу я отправился на секцию филателистов­
любителей. Она помещал ась теперь в клубе железнодорож­
ииков, НОСИ8шем когда-то имя Андреева. «Клуб Андре­
ева» -
зовут старожилы и сейчас, хотя Андреева этого ни­
кто не знает и вряд ли стоило знать. В клубе я застал все тех же филателистов, что и тридцать лет назад. Не­
тленны, что ли? Ведь будучи тридцатилетним, считал их старцами. Теперь мне под шестьдесят. ОНII -
моложе. Бой­
кие такие. Оказывается, и меня помнят. Один, по профес­
сии он режиссер, который и тридцать лет назад при первом знакомстве начинал внушать: «Живите по-солдатски. Хлеб. Каша. Капуста. Утром гимнастика. После нее -
бег. Обля­
ваюсь ледяной водой», сразу узнал меня. Глядите-ка! Пом­
нит! И сразу к деду: «Бегом занимаетесь?» -
«Что вы, ка-
26 кой бег».- «А я -
занимаюсь! Жить надо просто. По-сол. датски. Хлеб. Каша. Капуста. Сплю под солдатским одея­
лом. Водой обливаетесь? Нет? Зря. А я -
обливаюсь. Каж­
дое утро. Жить надо ПО-СО.щатски. Хлеб. Каша. Капуста. Утром -
гимнастика. Бег... Обливаюсь. ЛеДЯIiОЙ водой ... » Где бы мне марки. С бабочками? чек. С бабочками? Картинки? Собираете?! Что тут плохого? Ну, это же какой-то и н Ф а н т и л и з М! ВОТ уже и унизили. Да. Нужны мне каРТИIiКИ бабо-
Картинки. Это вон -
у Попугаева.- Указал на лы­
сого, масляного, с обличьем зап.исиого ханжи. Брать марки у Попугаева я не стал. Цены были дикие. Зачем радовать плута. Поглядев другие кляссеры, понял -
филателия не путь к энтомологии. Мечта осталась. А переписанную брошюру я вернул столь отзывчивому кандидату наук. Это был в самом деле милейший человек. Я разговорился с ним по душам и посетовал, что хотел бы приобрести коллекцию тропических бабочек или хотя бы иллюстрированную лите­
ратуру о ннх. «Но,- добавил Я,- вещь эта, видимо, без­
надежная. Живи я во Франции, Англии, в Чехии, ГДР, даже на острове Пасхи, я бы, конечно, раздобыл желае­
мое. А на Урале, в «закрытом городе», с «некоивертируе­
мым» рублем, с этим вечным «нельзя». Ничего вам нельзя. Ни купить, ни продать, ни прислать, ни переслать ... » Кандидат сочувственно выслушал меня. У него, я знал, была коллекция тропических бабочек, а в ией -
Морфо Циприс! -
мечта всех КОJlлекционеров, голубая, переливаю­
щаяся, как редкий жемчуг и перламутр, южноамериканская редкостЬ. -
А почему бы вам не встретиться с Кулибинским?­
спросил 00.-
Не слыхали? Здесь, недалеко.- ОН назвал степной за.уральскиЙ городок.- Коллекция у него одна ИЗ лучших. В свое время он ловил наших бабочек, высылал за рубеж, а оттуда получал «тропики». Вот И осе. У меня есть адрес и телефон. Осталось поблагодарить за такое великодушие. Вечером я позвонил в городок и услышал довольно бодрый старческий голос, в котором уловил, во-первых, оттенки насмешлив~й превосходительности! Так говорят отпетые фанатики-коллекционеры с едва носвященными и чающими приобщения. Во-вторых, голос был требователь­
ным, а в-третьих, желающим знать, в какую сумму я имею возможность, как писали в стаРШIУ, «взойти». -
Что вас интересует-то? -
годос произнес это «вас» С маленькой буквы. А. частица «то» дополняла насмешливое уничижение меня. Тропические бабочки. Понял. Но -
внды? -
Парусники. Морфо... Еще что-нибудь. -
А поконкретнее вы не могли бы,-
голос перевел меня теперь в несколько более высокую букву, но все-таки не заглавную. -
Например, Орнитоптера Ротшильда, Орнитоптера Приамус. Желательно парами. Самец и самка. Ну, еще Папилио Антимахус, Папилио Залмоксис, Морфо Циприс. В общем, редкие папилио и морфо,- брякнул я. ,« Пусть не задается! Подумаешь, кол-лек-цио-нер!» -:-
Бабочки есть ... -
послышалось после некоторого мол­
чания.- Есть бабочки... Но... Они ведь ... дорогие. У меня есть и по четыреста долларов пара ... Международная цена. «Ничего себе! Шутит, что JlИ?» -
подумал я. Но сказал в трубку: -
Долларов у меня нет. Есть рубли. -
Сколько? На какую сумму вы бы взяли? -
голос приблизился к партнерству и как бы паритету. Как бы.,. -
Разве это обязательно? -
А как же? Вот вы идете, допустим, в комиссионный.;. Купить пальто ... «Эге! Да ты, оказывается, точь-в-точь по г,олосу. (Пред­
ставьте, что я по голосу, тембру, манере говорить опреде­
ляю, пустlo С некоторой ошибкой, все: возрает, характер, ум, образование, привычки и т. д. Не хотите -
не верь-
'I'e.)>>,-
nOnYMI!.JI n и еще раз nОРlfnовался своеА проии­
цатеJlЬНОСТII. Знаю, ЧifО люди Tawro голоса любят одевать­
ся через комиссионный, вещи сдают туда же, знают толк в антиквариатах, любят БIJюзжать, себя считают венцом творения, иных-прочих, будь хоть премьер, ниже себя, женятся чаще всего на женщинах как бы тоже из комис­
СИОНlfОro, а более бонкие из них еще и не по одному IJазу. Был такой один зна'Комы'н адвокат, четыре раза женился. К сожалению, уже был. -
Так вот, если вы собираетесь покупать себе пальто, должны знать, за сколько? -
Ну... Рублен на пятьсот-восемьсот. я бы купил,­
осторожно сказал я. «Черт-те ЧТО за товар-то»? В трубке было молчание. Покашливание. -
Ладно. Я вам напишу. Список... Сумма, конечно ... Предложенная ваl\'1И (буква стала почти заглавной... По­
чти ... ) не велика ... Но ... Посмотрим ... Дайте мне ваш адрес ... Телефон. Вышлю список. Бабочки нерасправленные. Р аспрощались. . А через неделю я получил список и письмо, написанное четким, в старину бы назвали к а л л и г раф и ч е с к и м, почерком, с завитушками, каким я хотел бы научиться писать, да что поделаешь, невозможно, почерк ведь -
рисунок души, отпечаток темперамента, и коль уж буквы пляшут камаринского или бегут цепочками, скачут вразно­
ТЫК,- весь ты тут. Старик сообщал, что предлагает мне сто сорок видов тропических бабочек, среди них много редких и редчайших. Например, Орнитоптера Ротшильда, Орнитоптера Посей­
дон! МоIJФо Циприс! Морфо Елена ИТ. д.! Список однил морфо содержал 20 видов. Список парусников -
60'. «Остальные,- писал старик,- тоже красивые тропические бабочки. Полагаю,- заканчивал этот «энтомолог»,- бабоч­
ки будут стоить 2200 рублей. Цена окончательная. Если согласны -
приезжайте смотреть. Есть и книги. О них до­
говор отдельный». Итак, за 140 бабочек,-
2200 рублеи. Свои сомнения я изложил жене: -
Бабочки редкие. Очень красивые. Двадцать морфо. Почти половина -
папилио. -
С хвостиками? -
спросила жена, не СТО.% наторелая в энтомологии. -
С хвостиками. -
Тогда поедем. Надо посмотреть. И вот мы катим по зимнему тракту. Дело было в фев­
рале. В тот степной зауральский городок. Где -
вот диво! -
есть Орнитоптера Ротшильда! «Мороз и солнце. День чудесный». Нет, день был морозный, но бессолнечный. со снегом. Мы ехали долго. Автобус еще останавливался на обед. Дорожная трактовая столовая, где самая вкусная еда­
вареные рожки с полухлебным шницелем и суп-«баланда». Едят всё одной алюминиевой мятой ложкой. Запивают компотом не знаю из чего, но лучше не разглядывать. Сладковато. Кисло. И половина коричневой бурды оста­
ется в стакане; Ее можно в дело опять. Отдохнув, водитель. снова погнал свой «Икарус», не со­
брав, как выяснидось, всех пассажиров. Не дождались каких-то цыган, не то кавказцев, всю первую часть дороги громко обсуждавших должно быть торговые дела. На сиденье остадись вместитедьные чемоданы. На предложе­
иие подождать водитель лишь еще раз бибикнул и тро­
нулся. Прошло с полчаса, в продолжении которых я все думал, как же теперь эти отставшие цыгане? Однако вскоре автобус обогнал бойкий «жигуденок». Из «жигуденка», крича, высыпадись жестикулирующие черново,10сые дюди. Автобус встал, и отставшие пассажиры с криками ввали­
лись в него, призывая, очевидно, все цыганские кары на голову водителя, который только махнул и снова погнал. Убедившись, что чемоданы на месте, черноволосые люди опять принялись обсуждать торговые дела. Автобус прибыл в городок. И вопросо-ответная система привела нас на удицу с тем бездиким названием, которого я сейчас уже не упомню, но знаю, что было оно стерео­
Тflпное, ВРОАе Комсомольская, Советская, Коммунистиче-
3* ская, Студенческая и что-то в этом роде. На этой улице, недалеко от угла, стояла за рядом унылых подстрижен­
ных по ранжиру тополей ТaI{ая же унылая пятиэтажка «хрущеба», тех первых лет борьбы с архитектурными из­
лишествами, бетонный панельный дом, где, как острили в те времена, коридор совмещался с кухней, туалет с ван­
ной, а пол с потолком. Нашего приезда ждали. Открыла жена хозяина, рыхлая пожилая женщина из когда-то красивых, типичная дом 0-
хозяюшка, целиком подчиненная своенравному диктатору­
мужу. Появился и он, почти такой, как я представляд, седенький, тощий, иронический, с признаками перенесенных инсудьтов-инфарктов, которые обычно делают многих ста­
риков невыносимыми. Все недостатки личности от этих не­
дугов возрастают, а все достоинства умаляются. Я понял, что энтомодог даже БОJтее, чем предполагал, капризен, скуп и заносчив, но решил терпеть. Показать коллекции? -
молвил ОН.- Давайте. Смот­
рите! На свет началось извлечение коробок. Коробка за ко­
робкой. Те самые, эитомологические, из магазина «Нагляд­
ные пособия». А бабочки в них сплошь редкие, ценные, огромные, цветные, металлически блестящие -
годова кру­
гом! Здесь были парусники, морфо, сатурнии, бражники, нимфалиды. Была даже мадагаскарская павдиног лазка ко­
мета с длиннейшими хвостами. Бьша громадная Сатурния Атлас! Была самая большая бабочка в мире: «Физания Агриппина». Орнитоптеры Титан и Ротшильда! Папилио Антимахус (самец и самка!) и другие бабочки видов со­
рока! Словом, весь цвет отряда чешуекрылых и цвет его лучших семейств. Огдушив,- иного слова не подберу -
нас водопадом редкостей, старик перешел к деду. -
Вот здесь, в коробках, то, что я предложил и, если сойдемся в цене, будем отбирать. Тут вот: морфо. ТУТ­
орнитоптеры. Тут -
папилио! -
Он положил склеротические руки на картонные коробки, где, очевидно, бьши в пакети­
ках из кальки нераСl1равленные бабочки. -
С хвостиками? -
спросила жена. Старик удостоил ее снисходительного взгдяда. -
С хвостиками... Мы, наверное, возьмем,- сказала она, гдядя на меня. -
Подумайте ... Не ТОРОПДЮ ... А бабочки редкие. И воз-
можность такая -
раз в жизни ... Где еще ... Мне показалось дорого. Я решид посоветоваться. И мы договорились погулять, чтоб обсудить проблему лично. Старик согласился. . МЫ ВЬШIШI на ту же унылую улицу. Под февральский ветер. и походили около какого-то сквера спадисадником, где стояли по обитые гипсовые пионерки с ржавой арма­
турой вместо руки или ноги. -
Вот '11'0 Я ему предложу: две тысячи и пусть от­
дает еще одну книгу о бабочках мира (у старика их бьшо две). Может, не стоит? Две тысячи -
деньги. Но ведь с хвостиками. Где мы еще таких возьмем? Да, конечно, с хвостиками бабочки красивые! Возможность редкая. Он прав. Единственная. Раз так -
бери. С хвостиками ведь! Мы вернулись. Но старик вдруг уперся: --
Две двести и никаких книг. -
Но у вас же останется один определитедь! В конце концов, я согласеи взять любой! Уступлю двести, но без книги. Нет. Без книги я не могу. Нужен определитель. Две и без книг. Две. Но с книгой! Нет. Да что вы? Я же хорошо плачу. Вот деньги. Пожа-
дуйста. Нет. Бабочки к тому же нерасправленные. Кот в мешке. Бабочки хорошие. Но и цена тоже! Две и без книг. ].1 -
Хорошо.СКОJlЬКО стоит книга? Двести руБJlеАСТОIIТ? Я даю вам две двести и беру CSабочек с книгоА. -
Нет. -
Тогда нам не о чем говорить. Мы ушли. Правда, когда выходили из дома, старик появился на балконе и с.казал, что согласен за 2200 с кни­
гой. Но теперь уже вожжа под хвост попала мне, и я отказался. В молчании мы добрались до автостанции. В молчании ехали обратную дорогу. Я пытался вдохновить себя и жену, что деньги целы, а бабочки ... Ну и пусть. Обойдемся. В кон­
це концов, не предмет первой необходимости. -
Но ведь с хвостиками,- грустно сказала жеиа.-
Где ты теперь их найдешь. -
ОбоЙдусь. И снова было молчание. Д приехав домой, я все не находил места. Ощущение словно бы какой-то потери грызло меня. И даже когда лег ли спать. оно усилилось. Бабочки мерещились. Ночью я дремал, не будучи в состоянии крепко уснуть. Я видел морфо, орнитоптер, африканских парусников. Бабочек из Бразилии. Жена ворочалась. Утром выяснилось, что И она не спала. -
Зря не купили,- сказала она за утренним чаем.­
Где ещt> такие бабочки. Когда найдешь? С хвостиками! -
Да далось тебе! С хвостиками! С хвостиками!­
рявкнул я. Д потом. поуспокоившись, решил: -
Вот сейчас позвоню ему и скажу, что согласен. Скажу, тогда у меня не хватило денег. Еще раз съездим -
и возьмем? Идет? -
Звони скорее,- улыбнулась она.- Вдруг передумает. По телефону ответила супруга старика. -
Да-да,- поспещно согласилась она.- Сейчас по· дойдет. -
Владимир Михайлович? Это снова мы, покупатели. Так вот. Мы посоветовалиСЬ и решили купить. Но, как до­
говаривались. С книгой! -
Да-да,- на сей раз он был уступчив и говорил, как с равными.- Приезжайте. Это точно? -
дбсолютно. Мы приедем за бабочками завтра. Толь· ко, пожалуйста, подберите. я не стану описывать вторую поездку. Скажу лищЬ, что возвращались мы из нее веселые и почти счастливые. Мы везли четыре небольших картонных коробки. совсем невесомых, где в пакетиках, свернутых уголком, лежали еще не расправленные драгоценные бабочки. Я отдал за них две пачки новых десяток. Две шубы! Мутоиовых!­
ахиет КТО-ТО.- За каких-то ба-бо-чек! «Он уж совсем с ума сошел. Две с п о л о в и н о й тысячи за бабочек от­
дал»,- ахала одна наша слишком завистливая знакомая. (Это было потом, после!) д. мы ехали веселые. Ведь в ко­
робках я вез 20 видов морфо, И среди них МорфО Uиприс, Морфо Гекуба, Морфо Елена, Морфо Менелай! Шестьдесят видов парусников, и средь них был целебесский андроклее и целебесский Папилио Блюмей! Были Орнитоптера Приа­
мус и Посейдон! И как самая великая редкость была Орнитоптера Ротщильда! (Самец и самка!) Мог ли я когда­
то предположить, что стану владельцем коллекции с ба' бочками, за которыми гонялись великие натуралисты еще прошлого века. Девятнадцатого века. . И еще. Я привез книгу «Бабочки мира». Книга эта встала на полку моей библиотеки, красочная и величест­
венная, и, глядя на нее, чувствуя, что теперь у меня есть почти все дневные бабочки мира, я решил, что мое увлече­
ние снова прерывается на долгие годы. Прерывается ли? Не знаю. Однажды, че так давно, я взял сачок и решил. половить бабочек неподалеку от своего деревенского дома. Я вышел на еще не кошеliНУЮ цветущую луговину, махнул сачком. И вот первая бархатница уже бьется в его сетке. Вот я привычно пеjJехватываю ее через ткань сачка. В моих паль-
28 цах ее ТеЛ1tце. ,-
Сдавить, как рекомендуеТ руководство, и бабочка уже не бабочка. Но держа ее за грудку, я вдруг хорошо почувствовал дрожь жизни. Трепет этого малень­
кого существа за св(;ю жизнь! И тотчас я открыл сачок, разжал пальцы. И бабочка радостно полетела в июньское небо, запорхала над луговиной. С тех пор я больше не брал в руки сачок. Д если и думал о нем, то без всякой связи с ловлей новых бабочек. Я уже просто стараюсь как МОЖIiО больше привлечь их на мой садовый участок. И не раз ко мне уже прилетал ма­
хаОIi. Как тропическая орнитоптера, Оli кружился liад скаль ником, и жена восторженно говорила: «Смотри! Какая красота! Как хорошо, что он прилетает! Какая все-таки красота!» Да. Бабочки многому научили нас. Учили жизни, кра­
соте,сочувствию, познанию природы. И я рад, что энто­
молог-фанатик из меliЯ не получился. Пусть будет так. И пусть бабочки летают. Полезные, вредные, всякие. Пусть летают. декабрь 1989 г. .' ••• 1I11~ •• ∙ ............................. : ........ .. Монеты Ибрахим хана Александр НЕСТЕРОВ, краевед Находки монет и целых кладов на территории Урала и Западной Си­
бири -
не редкость. Правда, чаще находят русские монеты XVIII -
на­
чала ХХ веков, причем, как правило, медные ~- екатеринбургской, аннин­
СКОй, сибирской чеканки. Значительно реже встречаются монеты нерусские. Бывали и курьезы: в археологи­
ческой коллекции Свердловского исто­
рико-краеведческого музея долгое время хранилась неизвестная китай­
ская монета, найденная в поселке Палкино близ Свердловска в 1920-х годах. Внимательное изучение монеты позволило прочитать четыре иерогли­
фа: «Цянь лун тун бао» -
«Ходячая монета правления Цянь лун» (1736-
1795). Монета, таким образом, сви­
детельствовала о русско-китайской торговле, интенсивно развивавшейся во второй половине XVIII и в XIX веках ... Больше загадок хранят монеты, ПОЯВИВШиеСЯ на Урале до начала его промышленного освоения. В числе наиболее экзотических находок моне­
гы государства Сасанидов Ирана (226-656 гг.), царя Понта из Бос­
пора, Митридата VI Евпатора в Башкирии, Однако эти монеты- слу­
чайные находки. Чаще встречаются на Урале и в Западной Сибири дирхемы -
арабские монеты VIII-X веков, чеканившиеся из высокопробного серебра и поэтому ставшие наиболее распространенными денежными единицами Евразии. В ог­
ромном количестве дирхемы находят на территории древнерусского госу­
дарства, в странах Центральной Евро­
пы, на Южном Урале. В 1870 году целый клад дирхемов обнаружен на реке Нице недалеко от города Ирби­
та. К сожалению, его судьба неиз· вестна: он был «сдан начаJIЬСТВУ» и, вероятно, попал на переплавку. Если дирхемы проникали на Урал 'Iерез Среднюю Азию и Казахстан, то деиарий германского короля Генри­
х1 1 (919-936 годы), найденный в районе Челябинска, свидетельствует о другом направлении торговых свя­
зей местных народов. Денарии в Х­
ХI веках проникали в Восточную Европу через Новгородскую землю и довольно широко распространились 113 территории древней Перми Вели· кой. Единичные их экземпляры встре­
чаются при раскопках пещер на Се­
верном Урале. Новый этап в истории монетного обрашения начался в XIII веке, ког­
да Западная Сибирь, русские кня-
жества, Средняя Азия, степные про­
странства Дашт,и Кыпчака (совре­
менные Казахстан и степная зона европейской части страны) оказались под властью монгольских ханов из династии Джучидов -
потомков стар­
шего сына Чингис хана. Находки монет периода расцвета Джучидского государства (которое часто и непра­
вильно называют 30ЛОТОЙ Ордой) многочисленны. Однако во второй половине XIV -
начале XV века дер­
жава Джучидов стала распадаться на отдельные владения враждующих ханов, чеканка резко сократилась и во миогих отношениях остается изу­
ченной очень слабо. По крайней мере, до недавнего времени считаJJOСЬ, что правители отдельных. государств, иа которые распалась Джучидская дер­
жава,- Казанского, Сибирского, Аст­
раханского ханств, Мангытского улу­
са -
своих монет практически не вы­
пускали, исключением было только Крымское ханство. ... В 1912 году уральский архео­
лог Ю. А. Аргентовский провел рас­
копки на дюнах у деревни Могилевой Шадринского уезда Пермской губер­
нии. В числе многих других вещей ему удалось найти четыре монеты с полустертыми надписями арабским шрифтом. Для определения монет Аргеl1ТОВСКИЙ обратился к хранителю коллекции восточных монет Эрми­
тажа, выдающемуся русскому нумиз­
мату, профессору А. К. Маркову. На монетах удалось прочитать имя пра­
вителя, выпустившего их: «Ибрахим хан». Кто же был этот Ибрахим хан? А. К. Марков решил, что перед нами монеты хана Казани Ибрахима (1467-1479), до этого момента абсо­
лютно неизвестные. Единственным ос­
нованием для такого вывода послу­
жило «то обстоятельство, что имя Ибрахим и вообще имена с оконча­
нием «ах им» ие встречаются совсем ии у крымских ханов, ни в Золотой Орде». С таким определением Ю. А. Аргентовский и опубликовал найденные монеты в ХХХI томе «3а­
писок Уральского общества любите­
лей естествознания». Сами монеты до наших дней не дошли, а их фотографии я обнаружил в архиве известного уральского археолога В. Я. Толмачева. На фото­
графиях ясно видны все сохранив­
шиеся элементы изображения, и это сразу же поставило под сомнение определение профессора А. К. Мар­
кова. Действительно, на лицевой сторо­
не монет прочитывалась надпись: «Султан высочайший Ибрахим хаю> (<<Ас-султан ал-адил Ибрахим хаю». Однако Марков ошибался: среди Джучидов имя· Ибрахим носили, кро­
ме казанского хана, еще три пред­
ставителя династии, так что основ­
ной аргумент отпал. С обратной сто­
роны на монете изображена таillга­
двузубец с двумя точками между зубцами, и круговая надпись «Отче­
канено в Орду-Базаре». Орду-Базар -
кочевая ставка хана, она могла быть у любого правителя. А решающим для определения монет было исследование тамги. Тамга описанного вида была уже известна -
она встречалась на моне­
тах ханов первой половины XV века, отчеканенных в Хаджи-Тархане (со­
временная Астрахань) и кочевой ставке Орду-Базаре близ Хаджи-Тар­
хана; вообще тамга оказалась проч­
но связанной с Нижним Поволжьем. Это сразу же устранило из числа претендентов на выпуск найденных монет Ибрахим хана Казанского: он не имел никакого отношения к этому региону. Удалось также установить, что в первой половине XV века там­
ги потеряли характер родовой эмбле­
мы и стали связываться с конкрет­
ной местностью -
в данном случае с Хаджи-Тарханом. Таким же образом отпали еще два кандидата на выпуск монет. Остался один -
Саййид Ибра­
хим хан бен Хаджжи Мухаммад хан Шейбанид, правитель государства си­
бирских Шейбанидов во второй по­
ловине XV века. Саййид Ибрахим хан (в русских летописях иногда встречается напи· сание его имени в сокрашенной фор· ме -
Ибак или Изак) был личностью незаурядноЙ. В 1469 году он сумел разгромить занимавшее огромные пространства Казахстана Узбекское ханство и собственноручно убил его правитеJiЯ Шайх Хайдар хана. В 1480 году он закЛючил союз с ве­
ликим князем Московским Иваном "! и активно способствовал победе рус· ских войск над ханом Большой Орды Ахмадом и тем самым окончатель· ному свержению монголо-татарского ига. В 1481 году Саййид Ибрахим хан напал на Большую Орду и­
опять же собственноручно -
убил Ахмад хана, объявив себя верховным ханом всего Джучидского государст­
ва. Столицу державы он решил пере­
нести в свою ставку -
город Чимги­
Тару в районе современной Тюмени, 29 туда же была переведена из Хаджи­
Тархана и кочевая ставкаОрду-Ба­
зар. Видимо, именно в этот краткиi'r миг наибольшего могущества и выпустил Саййид Ибрахим монеты с указанием своего верховенства (вспомним: «сул­
тан высочайший ... »). Однако объеди­
нение было эфемерным: Джучидская держава ушла в прошлое, и попытка реанимировать империю провалилась. Отход Мангытского YJlyca от союза, переворот в Казанском ханстве в 1487 году привели к краху державы Ибрахим хана. В 1495 году он был убит основателем новой сибирской династии -
князем Искера Мухаммад беком Тайбугидом, а в 1505 году был разбит сын Ибрахима -
Кутлук хан,· и государство сибирскцх Шейба­
нидов прекратило существование. Только в 1563 году внуки Саййид Ибрахима -
Кучум хан и Ахмад Ги­
рей хан -
восстановили при помощи своих узбекских родственников Шей­
банидское сибирское ханство. А памятником краткого могущест­
ва Шейбанидской державы остались только монеты Ибрахим хана. г_ Свеpihl.f;юск, о ,епе -
и утерянном переписке АnексанДр ДУН, neAaror Марко Вовчок (1833-!1!I\17)-
классик украинской литературы. Под этим псевдонимом писала Мария Александровна Вилинская. На Украи­
не выходят многотомные собрания ее сочинений, изучается жизнь и твор­
чество. Тут большую помощь оказы­
вает опубликованная персписка пи­
сательницы. В 1974 году в Киеве вы­
шел двухтомник «Письма К Марко Вовчку», а в 1984·м тоже в двух томах изданы письма самой Марко Вовчок. 30 сентября 1911 года в екате­
ринбургской газете «Уральский край» появилась статья п. Сивкова «Из прошлого уральской печати. Памяти п. Н. ГаJIина». Автор посвятил статью третьей годовщине со дня смерти Петра Николаевича ГаJIина -
редак­
тора первой на Урале общественно­
JIитературной газеты «Екатеринбург­
ская недеJIЯ». п. Сивков писал: «После Галина должна остаться большая переписка: он БЫJI дружен со многими видными литераторами его времени, н&пример, 30 Саловым, Марко Вовчок, Минаевым и многими другими». . К сожалению, эпистолярное насле­
дие Галина не удалось обнаружить ни в центральных, ни в свердловских архивах. Не упоминается ею имя и в большой картотеке окружения Мар­
ко Вовчка, которую составил правнук писательницы· Б. Б. Лобач-Жученко. Однако есть несколько «ниточек», ведущих к разгадке тайны знаком­
ств.а писатеJIЯ и журналиста. Уже в советское время п. Сивков снова писал о п. Гадине! И есть в его статье интересная подробность: сред!! газет, которые получаЛа «Екатерин­
бургская неделя», упоминается «Са­
ратовский вестник» -
издание, r де, как известно, сотрудничала и МЩЖО Вовчок. С Саратовом БЫJI связан н еще один корреспондент п. Галина­
писатель И. А. Салов. Представляет интерес и письмо п. Галина от 30 ноября 1893 года к поэту и переводчику, столичному цен­
зору Николаю Матвеевичу Соколову: «На днях уезжаю из Екатеринбурга в Саратов и пробуду в отсутствии до 6 января». Именно в это время (конец 1893 -
начало 1894 года) приехала в Саратов и Марко Вовчок. Может быть, именно тогда и позна­
к-омились редактор «Екатеринбург­
ской недели» и украинская писатель­
ница? Небезынтересна и такая деталь. п. Сивков в статье упоминает, что п. Галин «был при мер аккуратности И порядка» в отношении своего архи­
ва. Тогда не о Галине ли идет речь в письме Марко Вовчка к Б. А. Мар­
ковичу от 2{) декабря 1906 года? В этом, последнем в своей жизни письме она писала: «Хорошо, если бы ты, по примеру одного моего приятеля, храНИJI мои письма под номерками. Умрете, дай господь, чтоб жили долго,- но все-таки умрете­
и тогда каждая Ваша строчка возы­
меет цену. В награду за это я на­
писала ему пространное письмо о способе выращивать с небывалым ус­
пехом репу даже на нспригодной для нее рочве». Несмотря на иронический тон этого высказывания, его тоже нужно учесть в поисках утерянной переПИСIШ. г. Лен.uнабад Родина ИНДИЯ? Камы-
Виктор РОМАШОВ, краевед У реки Камы древнейшая история. В 1780 году в селе CJIYAKa, что раски­
нулось в устье впадающей в Каму реки Обвы, дети нашли клад дико­
винных вещей: четыре серебряных блюда и чашу. О находке JlJ>ЛОЖИЛИ «хозяину» Прикамских земель графу Строганову. Тот затребовал ее к себе в Петербург. Ученые определили при­
мерный возраст диковины -VI-VIII века н. э. И прои<:хождение -
Древняя Пер сия (Иран) и Византия. Эта на­
ходка стала началом знаменитой кол­
JIекции Сасанидского серебра Строга­
новых, которая после Октября стала до<:тоянием Эрмитажа. С тех пор археОJIОГИ настойчиво искали и многое нашли в Прикамье. ОказаJIOСЬ, что река Кама -
один из древнейших путей торговли «мягким золотом» (пушниной). Уже в начале средних веков этот товар пользовал­
ся бо.1ЬШИМ спросом У вельмож Ближ­
него и Среднего Востока. Из шкур ШИJIИ головные уборы, кафтаны и другие предметы одежды. Центром торговли пушниной в Прикамье издревле была Чердынь. Там находилась резиденция князей охотничьих племен, проходили боль­
шие пушные базары, туда ·стекалась пушнина, добытая в огромном Печор­
ском крае. О том сохранились пись.­
менные свидетельства арабских путе­
шественников Ибн-Фадлана, Ибн-Ба­
туты и других. В настоящее время серебряных древнеперсидских блюд в Иране по­
чти не .сохранилось. Почему? С рас­
пространением на Среднем и Ближ­
нем Востоке ИСJIама люди стали уст­
ранять из обихода изделия с изобра­
жение;l! людей и животных, так как религия объявляла эти предметы греховными и требовала уничтоже­
ния. А предприимчивые купцы скупа­
ли «уцененные» серебряные вещи и увозили на Север по Каспию, Волге, Каме, где и производили ВЫГОДНый обмен на соболиные, горностаевые и другие меха. Племена Прикамья, до­
бывавшие пушнину, были идолопоклон­
никами. Серебряные чаши и блюда они использовали для языческих ритуалов: на них ПРННОСИJIИСЬ жертвы идолам, они подвешиваJIИСЬ на «священные» ели как «символы солнца» и т. д. КОJIлекция Сасанидского серебра в Эрмитаже ныне самая крупная в мире, и БОJIЬШИНСТВО ее экспонатов найдено в Прикамье. В СВЯЗИ С такими тесными торго­
выми связями Прикамья с Востоком в древние времена не. ИСКJIючено, что ООМО название реки «Кама» индий­
ского происхождения, т. к. У местных жителей такого слова не было. по­
IIНДИЙСКИ «Кама» означает любовь, желание. Индий<:кое божество Кама, и.ли Кама-два, соответствует грече­
скому Эросу. г. Александрав СЕМИНАР Бориса Стругацкого :;"~4;':-': .. ~.:.::. :"~'" ." 31 Когда я ломал голову, пытаясь по-
точнее представить читателю «Уральского следопыта» эту новую подборку рассказов Ленинградского семинара, тщась Наталья ГАЛКИНА отыскать ту формулу, которая объединит столь разные (во всех отношениях) рассказы совсем уж не похожих друг на друга авторов, КаЖдое утро, как ищейка, он обегал вверенный на помощь мне пришел наш староста и глав- ему музей. Подозрительно вглядывался в каждый экс­
ный координатор по связям с «Уральским сле- по нат: не сдвинулся ли с места, не изменился ли, не допытом» Александр Щеголев. начал ли расти, менять цвет и форму. Посетителей не ожидалось. Строго говоря, их и В своей обычной манере, когда совершен- быть не могло. Музеи давно закрыли для широкого но непонятно, шутит человек или говорит посещения, попасть туда можно было только по осо­
серьезно, он произнес: «Это -
ранние расска- бому разрешению. Изредка забегали сотрудники Ко-
зы зрелых мастеров». миссии РЕТРО, исследователи хроноциклонов, актеры, И археофутурологи. трех секунд на размышление хватило Он был директором этого музея, самого крупного мне, чтобы понять, насколько точна и исчер- в городе Музея Два-Бис; до того" как занять пост пывающе rюлна эта формулировка. Я и сам директора, он сотрудничал в Комиссии преследования. мог бы набрести на нее, если бы вовремя ОНИ отмежевались от прошлого два века тому на-
зад. ОТРе1<ЛИСЬ от него. Вступили в новую эру. Воз­
сообразил, что ведь и в самом деле: не при- вели стену. Прошлое было предано анафеме. готовишки, не ученики, не кандидаты -
ЗРЕ-
Связь времен была осуждена раз и навсегда во ЛЫЕ МАСТЕРА передо мною! Ах, как летит имя Прогресса. Ошибки прошлого .в нынешнем дне время! Как быс:гро ВС
у меняется вокруг, и повторят.ься не должны были. Прошлое l:Ie поддава-
,лось. 04-10 просачивалось, проступало, возникало в быстрее всего остального меняемся мы сами ... памяти, проникало в произведения искусства, низ-
Нет, ,разумеется,- Наталья Галкина, член вергалось в сны. Наконец, прошлое пошло на открытую Союза писателей, прекрасный и давно уже при- диверсию. Его поле времени стало прорастаТЬ,экстра­
знанный поэт... какие здесь могут быть со- полироваться на их блистательное сегодня. Так когда-
Р • то прорастали зерна из древних амфор тысячелет-
мнения -
это мастер, это давно уже з елыи ней и двухтысячелетней давности, поднятых со дна мастер, но не в фантастике же (казалось морского или из недр земных. Сотрудники музеев мне)... были вызваны по тревоге в Группу А. А Марианна Алферова? Еще только вчера, И вот теперь он обходил, точнее, обегал свой му-
зей, как ищейка. Это был обычный утренний обход, кажется, появилась она на семинаре с пер- ничем не отличавшийся от преДЫДУЩI1
Х
• вым своим -
очень недурным -
рассказом Честно говоря, ему никогда не Нp<lвилась новая «Поглощение», и вот сегодня ею написано уже должность. Сам воздух Музея Два-Бис казался ему листов двадцать прозы и в том числе повесть подозрительным, отличающимся по цвету, составу и «Пейзаж С озером Нево», из-за которой чуть запаху от атмосферы улиц, магазинов, стадионов, до-
мов и парков. Питательная среда для ростков прош­
не повздорили главные редакторы двух жур- лого. Он не понимал, почему музеи не искоренили налов фантастики... как таковые, для чего сохранена жизнь подозритель­
А Андрей Карапетян? Все мы знали ным пришельцам из сомнительного существования прекрасного художника Карапетяна, а теперь прежних эпох с их невежеством, грязью и хаосом. К Назначение многих экспонатов было неясно, и эта это уже опытный новеллист арапетян... убийственная таинственность казалось ему откровенно А Сергей Казменко способен сегодня предло- враждебной, опасной, ставящей в тупик. Что это за жить любому издателю материалы на два, а штука, например, там, за углом, в комна'Ге с проз­
то и три полновесных сборника самого что ни рачным потолком? была ли она некогда подвижна или Е неподвижна? плавала, как рыба, или летала, как пти-
на есть профессионального уровня... сли же ца? служила одному или многим? ни названия, ни ан-
говорить об Александре Щеголеве, то его уж нотации, ни цели, ни смысла; издевательство, да и И вообще впору считать лидером пятого поко- только. Даже не предмет, а его неопознанный труп. ления советской фантастики -
поколения Кадавр. Директор чувствовал себя прилетевшим с другой планеты; в собственном музее он терялся и 80-х... недоумевал постоянно. Зрелые мастера. Ничего не скажешь, так о Эти вещи перестали быть источниками информации оно И есть -
зрелые мастера. И их ранние рас-
;; или дезинформации. Они утратили все свойства, ни о сказы. Верно. Но -
лучшие из ранних! :! чем не могли рассказать, ни на кого не воздейство-
Приятного чтения дорогой читатель! ~ вали., В ~opгe директорствовать и то было бы веселее. , '" Музеи д6а-Бис считался одним из крупнейших не-
Б. СТРУГ АЦКИ й ~ специализированных музеев в стране. Именно в силу З10Н несrlеu,Иализации, некоей широты охвата, которая!:f фиями не существовало. Описи портретов с описа­
отличаЛа его в ДОИСТQрические времена, сенчас он .... ниями ИХ В музее тоже не имелось. Он запомнил напоминал большую свалку истории, где можно было -
даму и решил приглядеться к нен в ближайшие дни. увидеть кораллы Большого Барьера австралийских' ри- Рядом с нею веселый голландец держал за талию фов, обломки Великой Китайской стены, яйца афри- свою жену и собирался пропустить рюмочку. Опять-
канских страусов, первые русские самолеты, окаме- таки директору не понравилась рюмка и цвет вина-
'нелОСТИ девона, блоки кварца, друзы аметистов, ма- возможно, прежде голландец пил из бокала ИЛИ из н,ильски'е канаты, рыцарские' доспехи, образцы лунного кубка, и красное, а не белое. Да и жена голландца ... и венерианского грунтов, первый телетайп, японские «Что это СО мной сегодня?» -
подумал директор. зонтики, королевские короны, ткани доколумбовой Он сунул руку в карман, достал облатку, глотнул кап-
'Южной Америки, орудия пыток, грампластинки и чу- сулу с транквилизатором. чело кита. А также многое другое, неизвестно к ка- Особу у окна он приметил давно. Откуда бы он кому времени и к какому народу относящееся. Ког- ни смотрел на нее, она поворачивала глаза и усмеха-
да-то с этими осколками былого связано было счастье лась. То' же проделала она и теперь. «Дьявольская изучать, радость узнавать, удовольствие спрашивать тварь», -
сказал он вслух. Естественно, ни звука е и бесконечная возможность углублять знания. Фраг- ответ. менТы и обломки удивляли посетителя, подстегивали И все-таки чего-то они ждали, все эти типы, оптом любопытство, заставляли остановиться, вглядеться, и в розницу. Все эти субъекты, играющие с директо-
вдуматься. Теперь же в своей загадочной тюрьме они ром в «замрю>, одетые каждый на свой лад, кто в окружали бегущего директора, вглядывающегося по тоге, кто в камзоле, кто во фраке, кто в кринолине. обязанности, хотя больше всего хотелось ему отвер- кто в плаще, а кто и вовсе нагишом. Директору "д-
нуться. Музей не пополнялся; он был статичен и мертв: залось -
когда он отворачивался, они вперялись ему не институт памяти, а храм склероза. Но вещи, коим в затылок все разом, как та уродина у окна. Он резко недоставапо общения, каким-то образом объединя- оборачивался, чтобы их поймать, но реакция у них лись С прорастающим прошлым -
почему бы и нет? была лучше. ведь они насквозь, как мумии смолою, пропитаны -
А ведь я могу уничтожить вас, -
сказал он были тем, чужим, забытым и насильс:твенно забвенным им. -
ХОТЬ сегодня .. Сказано же, что в музеях наблю-
временем. одни из них стали ветшать, таять, рассы- далось самовозгорание. паться в прах. Другие... Вот о других-то и шла речь НО все они молчали, как преступники на допросе. на экстренном заседании в Группе А. -
Сволочи, -
сказал он 101М. Началось все с музея АНДРЕС, где замечено было И обратил внимание на портрет у двери. самов,озгорание свеч, ламп, каминов, плит, в резу ль-
Директор остановился. тате чего восковые фигуры статистов бытовых сценок Подошел побл,иже. разных времен и народов безнадежно были испорчены~ На портрете был 10Iзображен молоД,ой человек с В конце концов, ничего страшного не произошло, од- ненатурально белыми волосами, собранными сзади в ним музеем меньше, но замечено было, что на ули- косичку с бантом. Похоже, в парике. Узкий камзоль-
цах стали появляться люди, отличающиеся от совре-
чик темной шелковистой ткани стягивал узкие плечи. менных горожан то цветом кожи, то разрезом глаз, Белый шарф переходил у ключиц в прихотливую по-
то ростом; и вот уже и горожане принялись допу- лупрозрачную пену кружев. Лицо несколько необыч-
скать вольности в при ческе и одежде, говорили гром- ных пропорций, странный птичий прОфиль, маленький че, ВОЗНик какой-то жаргон, странные словечки, слы- рот, покатый лоб. шал,ся громкий смех, в воздухе витала некая непри- Но изображение было не в фокусе. вычная развязность, раскованность, нечто про исходи- Директор протер глаза и посмотрел на соседний лос нормой, она оплывала подобно восковой фигуре. портрет старИка на фоне неба и желтых трав: Нет, И в домах появились старинные кресла, свечи, предме- зрение директора не подводило: сосед выглядел как ты быта, нарушавшие стерильность, серийность, ти- положено. Директор неслышно подкрался к портрету. ражность и чистоту штампованных гармонических со- Контур потерял четкость, форма -
определенность, временных интерьеров. Похоже, что в стене, воздвиг- зато в целом картина обрела объемность и глубину, нутой между новым временем и старым, пробита была досепе директором не замечаемую. Он провел ла-
брешь, и в эту брешь хлынул мутный поток былого. донью ПО холсту. Холст как холст. Да, утренний обход ничем не отличался от вче- Уродина у окна глядела на него, глаза вбок н от-
рашнего или послезавтрашнего; но так же, как и на- кровенно осклабясь. «Завтра же всех мерзавцев рас-
кануне, директор задержался в комнате портретов. пределю по разным камерам ... залам, то есть»,- по-
Чутье преследователя заставило его еще и еще раз думал директор. обойти помещенне. Все как вс.егда; почему же не- Чеканя шаг по-военному, шел он по пустым му-
объяснимая тревога охватывала его, едва он пере- зейным залам, и шаги его звенели в безлюдных объе-
ступал порог? Он с подозрением и недоброжелатель- мах. Фарфор и стекло светильни'ков и посуды отве-
стаом вглядывался в лица в тяжелых золотых рамах, чали мелкой дрожью и звяканьем. Директор нена-
легких багетах, в скульптурные терракотовые головы видел эти многодетальные предметы, ненавидел их без глаз. Не нравилась ему эта компания. У него было усложненность, прихотливые формы, мелкие детали, чувство, что все они в сговоре и прекрасно ладят. их роскошь и хрупкость. "Настанет день,- подумал Хотя их разделяли века и страны, ему мерещилось в о'н, -
коГда у меня С.дадут нервы и я начну бить эту ннх нечто общее. Заговорщики. Преступники. Него- ДРЯНЬ». Мелькнула мысль -
а не так ли дело обстоя-
дяи. Бледнолицый человек с подробнозавитой черной ло с ВОсковыми фигурами? Экспонаты, незваные при-
бородой смотрел с персидского портрета на гражда-
шельцы из былого, ко,го угодно разложат и на что нина Древнего Рима, коротко остриженного -
почти хошь спровоцируют... ПО сути дела, музей -
само современная стрижка, надо должное отдать. ТОТ ОТ- прошлое, а о,н, директор, состоял при прошлом над-
вечал ему взглядом на взгляд. Директор повернул зирателем, смотрителем, надсмотрщиком, он ощущал римляНина лицом к стене и подождал немного. Ни-
огромную ответственность перед настоящим. чего. Тишина. Директор шагнул дальше и всмотрелся = Директор проверил сигнализацию, видеосвязь и в даму в голубом на фоне вечернего сада. Внезапно ;, посты дежурных. Он еще держался военной дисцип­
ему показалось, что раньше это был портрет анфас. ~ лины и п'орядка -
по cTapoi:t памяти, хотя яд новой Теперь же дама повернула голову вправо. Но пору- ~ должности помаленьку одурманивал его. читься он не мог -
и смутился: профсссионалымя.ё Он решил пройтись пешком до автодрома. Город­
память начинала его подводить. Каl'алога с фоЮl'ра-
1:1 ские улицы, Вроно<:Jlщиеся мимо мобнли, едущие на 33 д вижу Щ их с я т роту а рах и ид ущ и е по не п од в ижн ы М :;" !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!~ ярко одетые люди успокаивали его. Директор оста- ~ I •• '~~'.'.II"" новился у витрин, разглядывал голографические спек--
такли фирменных реклам, пил сок и кофе из алых, голубых и коричневых автоматов. Постепенно он при­
шел в равновесие. Самолеты. летали часто; его ждал вечер отдыха на океанском побережье. Обратно ди­
ректор намеревался вернуться утрен'НИМ рейсом. С жетоном е руках он шел к своей движущейся дорожке, когда один из пассажиров на соседнем эскалаторе привлек его внимание: молодой человек в белом комбинезоне, вроде бы ничем особо не ОТ­
личавшийся от других молодых людей. Директор, затаив дыхание, вглядывался в странный птичий про­
филь, профиль портрета из зала Музея Два-Бис. Ди-
ректор перепрыгнул на соседнюю дорожку и взял молодого человека за локоть. Тот с легкой улыбкой посмотрел ему в лицо и спросил: -
В чем дело, служивый? Дерзкая его фамильярность неприятно поразила директора .. Пожалуй, он даже растерялся. И сказал: -
Простите. Я ошибся. И вернулся на свою дорожку. Молодой человек в белом хохотал, оглядываясь, и, исчезая в самолете, еще раз обе'рнулся и послал директору воздушный поцелуЙ. Океанское побережье показалось директору огром­
ным и отчужденным. Ночью ему снились страшные сны. Утренний обход начал он с непривычной внутрен­
ней дрожью. Римлянин. Дама в голубом. Чернобородый перс. Тварь у окна. Директор нехотя побрел к двери. Ему не хотелось смотреть на юношу в белом парике. Но он все же глянул. Портрета не было. Как в лихорадке, таскал он шандалы со свечами и напольные подсвечники, витые и золоченые, в зал портретов. "Ну, хватит,- бормотал ОН.- Ведь преду­
преждал я вас. Предупреждал я вас, сборище мон­
стров!» Через полчаса он набрал номер аварийной. -
говорит Музей Два-Бис. Музей Два-Бис. Случай самовозгорания. В музее пожар. Высохшее старое дерево, легкие холсты, рукотвор­
ные ткани вспыхивали, как· порох. Пылали рукописи и книги. Лопались стекла. Дым и· пепел витали вокруг здания. Директор вдруг подумал -
а что, если и пе­
пел падет на землю, Kal! некие семена? что, если и дым этот, смешавшись с воздухом, даст свои всходы? .. пока пожарНые накрывали музей, вернее, то, что от него остал,ось, прозрачной sакуумирующей обо­
лочкой, директор сидел в открытом мобиле. Он чув­
ствовал страшную усталость. «Все бессмысле.нно,­
думал ОН,- время обманывало нас и раньше, а теперь и вовсе обнаглело. И НИ стен, ни плотин против него нет. ОНО сквозь стены проходит. Его сожжешь, а оно из пеПЛа возникнет -
и снова тут как тут. Но какое счастье, что не директор я больше. Какое счастье», 34 Андре" КАРАПЕТЯН ПО вечерам, когда отец и Хромой приходили с работы и карга Стружиха насупленно раскладывала металлический стол и таЩиЛа еду из кухоньки, когда ОНИ, отец и Хромой, по очереди мылись у жестяного крана и переговаривались кратко,- так вот, по вече­
рам мальцы забирались наверх, к себе, на обширную верхнюю полку и поглядывали из темноты, прислу­
ши·вались к разговорам. Там, наверху, было теплее, там было два змеевика, на которых облупил ась крас­
ка, к ним можно было прижаться спиной или погреть руки. Там, наверху, давно уже находились дутые чугунные блямбы-игрушки и книги, и телевизор, и же­
леЗНЫе куклы; они были сложены и спрятаны по углам и щелям у зазубренных, сваре'нных из сталь­
нОго Л1о1ста стен. Стены пахли' ржавчиной и шлаком, на полке было тепло и привыч'но, но мальцы лезли на свет, свешивались с полки и прислушивались. Толь-
. ко самый из четверых младший, щекастый Ку6ыраш, ползал и кувыркался по одеялам и,"и щел,кал теле­
визором, выбирая сказку, он был глупый и веселый, ему было все на свете интересно. Отец в последнее время. приходил повеселевший. Он быстро расправлялся со своей порцией супа, вы­
тирал руки о штаны и направлялся к щиткам, и отту­
да говорил, улыбаясь, что скоро будет весна, что снаружи перестало крутить, и Хромой кивал косма­
той своей головой ~ сипел: -
Дьявол тут поймет, что будет скоро, а чего вообще не будетl А отец говорил ему на то, оборотившись,· что синее солнце уже выходило два раза и снаружи быва­
ли уже сильные морозы, а такое вроде бы к весне. НО Хромой молчал, отец хмыкал неопределенно и, миг,нув мальцам, подносил к глазам панельку, вы­
сматривал ее и долго щупал закраины и выводы. Мальцы сопели и шмыга,ли носами, и ждали, что ска­
жет Хромой, только самый малый, Кубыраш, тара­
щился в махонький экран дитячьей трансляци'И -
ему еще было в новость все. Мальцы знали, что там, снаружи, крутило и рвало, било градом и секло ледяной крошеной мразью, там ревело мОре и ползли к берегам водяные мутные смерчи, а к скалам, обливаемые ледяным штормом, ПРИЛИflЛИ личиНки драконов -
огромные, безголовые, издающие стоны и скрипы и с невероятнбй силой вонзающие свои крючья в камень, переползая мед­
лен·но из расщелины в расщелину. Знали мальцы, что ИНОГДа разрывало тучи и горой стояло над завьюжен­
ным морем черное солнце, тусклое и призрачное, в вихрях и багровых трещинах. И знали еще, что толь­
ко в низких и очень тяжелых броневиках можно было выезжать из пещер железного города, чтобы кое-как сменить разбитые антенны и воздухосборни.ки. А воз-
О вращались не всегда -
каменные черепахи проши6а­
~ пи броню своими клювами, ежели встречались на ~ пути, да И В расщелину могло стянуть смерчем по о::: ледяной корке. Хромой вот, правда, вернулся, да ле­
~ жал е госпитале после, и H~a у него TiN1ePb KpttBOII ;: .. меРТВВII. НО отец говорил, 4ТО скоро будет весна, '!То сна-:;:;' МО'К, скрючивался над ним и выворачивал губу в за­
ружи перестало крутить и выходило пару раз уже:::; думчивости. синее' солtiце. во всяком случае дед, когда был жив -
Мальцы weвелились, высматривали из темноты еще, рассказывал, что та, прошла я, весна начиналась отца, а тот молчал, мудрил с панелька,ми и гудел под в. точности так, что появлялось маленькое ТУСКJ10е нос что-то задумчивое. Штевенек жался к сестре-
СОлtiце -
синий карлик -
и вместе с громадным черным старшая все-таки, да и мерз по худобе своей, а долго. и неподвижно излучало в чистом лиловом небе Штырь хмуро пихал его в бок И, состроив гадкую планеты, затмевая мелкие звезды вокруг, и стояли рожу, отворачивался к своим железным куклам. Один страшные морозы, и выходить наружу в принципе Кубыраш что-т·о бормотал тихонько и, морща нос, можно было, но приходилось быстренько убираться улыбался сказкам на маленьком экране -
ему пока восвояси, потому что замерзали ранцевые бат<,\реи, что было в новость все. ломалась теплоупрочняющая сетка костюмов и ды-
-
Ну-у! -
говорил отец, отрывая·сь от панели. -
шать было совершенно невозможно. Но было тихо, Тут н ЖiН'Вности бы никакой не было, что ты .•. Тут все пропадали личинки драконов -
примерзали к скалам, повт.оряется, пооторяется! видимо; и каменНые черепахи исчезали тоже; и туск-
И ГО'ворил снова: лый свет синего сол,нца вместе с красноватыми спо-
-
Нет, пора, пора весне быть, пора-а! лохами черного окрашивал скалы сумрачно н страш-
-
Оно ведь, конечно ... -
кивал Хромой и чесал но; и стояла тишина над замерзшим морем. вИсок индикатором. -
Это, что и говорить ... -
и под-
Так дед рассказывал. нимал, в виде разминки, сатанинские свои брови.-
ИЗ четверых мальцов только младший, Кубыраш, Девчонке-то -
то во ... оЙ-ё-ёЙ ... коли весна не насту-
да . старшая, Тень, верили сразу же всему, что гово- пит, то ей-то -
тово .. . рилось. НО Кубыраш был весел и глуп, а старшая, А отец задумывался и водил туда-сюда губами, молчалицая и бесплотная, слушала неподвижно и пуг- и повторял, принимаясь за щитки: ливо,- любила она прятаться в это время в темноту -
Не-ет, скоро уже ... и холода, гляди, какие ... уже и слушала оттуда взрослых, и верила всему, что ни скоро ... говорил.и. А старшая, Тень, вопросительно вскидывалась. Под Однако говорили разное, и Тень мучилась. глазами у нее были отечные мешочки, и худое серое Одни говорили, что еще пару раз прорвутся в же- ее личико испуганно торчало в темноте верхней пол-
лезный город личинки драконов ... все -
кранты, лю-
ки; а Штевенек....., хитроумец -
не понимал ничего дям не выжить. Жрать будет нечего, света не будет. вроде бы, -
глядел оттуда во все глаза на отца и на И Тень вырямляласьb в ужасе и до слез жалела Хромого. Понимал все наверняка Штырь, но он уже мальцов. в точности, как Хромой, научипся скрючиваться над А другие, мах,нув рукой, хмыкали -
лапша, ГОБО- разломанными, разверстыми железными куклами, рил,и, и не такое переживали. Помните, говорили, по- мудрил там, бубнил и отстранялся от всего -
совсем ПОЛЗ1lИ однажды из нижних галерей ледяные черви -
как взрослый. в ТУ'ннелях только гнутое железо оставалось ... А когда Иногда штурвал двери, дернувшись, медленно василиски з_елись в дальних штольнях и чуть не от- поворачивался, могучая дверь туго и скупо отворя-
равиЛlИ всех парами хпора? .. Ну -
и чего? А вот они, лась, и всовывался кт.о-н.ибудь из мужиков, а комнату МЫ,- целехонькие, управились,- говорили и махали наполнял шум туннелей: где-то раздавались взлаива-
рукой. И Тень улыбалась виновато, но это все тоже ния и визги туннелеходов, ухали и сбрасывали В03-
было невесело. душную волну дальние заводь/, и грохотали по риф-
Долговязый У'4Итель рассказывал, что прошлой лен'ке ноги прохожих, и трещала свалка в одном из весной вся живность планетная имела очень миролю- поперечных проходав, вздуваясь призрачным огнем, бивый и симпатичный вид. Планета была безопасна и что-то вдруг начинали говорить по общей трансля-
весной, некому было валить ворота и прорываться в ции, и уходили вдаль цепочки огней. пещеры,- а Тень знала, что это такое, да и мальцы Мужик спрашивал отца про комаНдные блоки или знали. Слушая долговязого учителя, она задумыва- безволНовые элементы, и в дверь тянуло холодом и лась и отвлекалась, а учитель рассказывал историю карбидным дымом. Если к тому времени карга Стру-
жел·езног·о города, заводясь и свирепея: жиха не уходила еще, то она непременно выскакива-
-8 железном городе могут жить только желез- ла из кухоньки и костерила мужика за холод и вонь. ные людиi -
'и ПОТРЯсал пальцем поверху.·- Только Хромой делал квадратНые глаза, шипел: «Спасайся, самые сильные и упря.мые, только самые угрюмые кто как может!» -
или командовал зычно: «8 атаку, выживали! -
орал он несчастным голосом и, бешено повзво-одно-о-о .. ,» Недовольный мужик тянул на себя вытя,нув на себя медлительную дверь, выбегал, а в дверь и исчезал, Стружиха озлобленно лаялась на группе долго стОяла ТИШИ'на, пот.ому что долговязого Хромого, а тот вытягивался фельдфебельски перед учителя боял,ись -
OtI запросто мог ожечь линейкой, ней, смешно приставив кривую ногу, и преданно ел разойдясь. _ С1аруху глазами, а мальцы укатывались к змеевикам и Но дед говорил, чт·о прошлая весна начиналась с выпускали в одеяла сдавленный смех. морозов. 4т·о пропадали животные и переставало кру- Утром, ко·гда отец и Хромой, наевшись, уходили на т,ить, и по туннелям намерзали бороды сосулек. свою электростанцию, Стружиха выпихивала мальцов Tetк дед говорил -
старшая, Тень, сама это слы- за дверь -
им пора было в школу. Мальцы топали шала и зало·мниЛа крепко, хотя и была тогда еще туда напрямик, через насосные и мастерские, между незапамят'НО мала, ковшами с тяжелой синеватой стружкой, по лужам Но Хромой не верил ничему на этой планете. Он зеленоватой смазки, по пере ходам и спускам, по уз-
говорил, что если четыре солнца пишут чертовы крен- ким мосткам вдоль клепаных цистерн и сварных деля вокруг одной поганой планетки, то добра не многосЛОЖНых колонн и ферм. Они брели по неровно жди, а когда будет эта весна, и вовсе НИКОМУ неве- вспученной рифленке, глазея на непри.ступных мужи-
домо, а может, и не будет ее вовсе, может, о>на ков-монтажников и ныряя под стремительные мотор-
была-то всего раз, ко'гда соwл'Ись в небе три солнца: ные ремни вытяжной вентиляци·и. синее, желтое и красное, а че:рное упороло как раз ~ ПО пути Кубыраш оставался в детском боксе на подальше. «Да кто Ж теперь скажет,- говорил он.:. пятом проходе и долго махал им вслед из-за покра­
и сплевывал,- повторится это иltи нет! Да тут оди,н ~ ше,нной в жеЛТОе решеточк'И, а потом усатая тетка дьявол разберет всю Э1'у ПОi'оНУЮ мexaH'ltKyl» И Хро- ~ УВОД'ила его за оцинковакную дверь. май опять сплевывал и см. оркался в сторону, и аг/ять ~ Мальцы по чугунным ступенькам поднимались на 6.рал 11 страшНЫе СIIО.. руки' 6ЛОЧОl< ПilУТИНlНЫХ схе-
0Ii ~TaKaдy, переходили через реЛЬСОВl>lе пути, TaJot., +а'ад рельсами, под самой эстакадой пристроена была про-:;; -
Брось тыl Хромой, кончай! -
и, обняв Тень, за­
зрачная будка, где сидел в темноте едва различимый а говорил: -
Да что ты, ей-богу, ну конечно, все может диспетчер и что-то говорил в микрОфОН. Его слова быть, да только если бы был хоть оди,н непеРИОД11: громыхали над путями, повторял,ись неоднократно чес кий закон -
у нас бы ни одна машина не работа-
эхом и исчезали где-то в туннелях, на путях вдруг ла бы. В,се повторяется, -
улыбался отец, -
только начинали сцепляться вагонетки, перекатывались, сдер- по-другому немножко, пон,имаешь? -и опять обнимал жанно постукивая, составы, вздрагивала эстакада, а ее. -
Брось, брось! Ты уж прямо всему так и веришь! перед диспетчером в неосвещенной будке, мигнув, И в этот вечер отец долго рассказывал про то, ка·к меняли расположение многочисленные красные, зеле- наступит весна и мальцы вылезут из пещер, из желез-
ные и желтые огоньки. Старшая, Тень, зачарованно НОГо города, потому что снаружи станет тепло и глядела на них, Штевенек вертелся и высматривал в тихо, I'f желтОе солнце вместе с синим будут стоять туннелях дальние составы, а Штырь сосредоточенно в небе с самого утра, и теплое море, в котором мож-
глядел вниз на рельсовые стрелки, жестяные указа- но купаться до одуре,н.ия, будет отливать чистейшим тели и пробегающие вагонетки. изумрудом и долго i<атить по пе·счаному пляжу каж-
Дальше шли по галере.е и около завода под.нима- дую волну, низкую и поющую пе'ной и пузырьками. лись на другую галерею, но прежде опять останавли- Можно будет, говорил отец, подниматься на скалы и вались возле стеллажей с оранжевыми от ржавчины уходить по плоскогорью, туда, где начинаются зеле-
колесами и пялились сквозь частые скрещения эста- ные холмы и дует беско,нечный ветер, или не ухо-
кады на громадный завод, что начинался отсюда. В глу- дить, а босиком бродить над обрывом, пугая кузне-
бинах завоДа было темно, хотя и горело наверху чикав, и смотреть в море, и из-под ног в узкие рас-
множество ртутных ламп; там над конструкциями и щелиНы будут сыпаться струйки крупного песка. мостками возвышались железными спинами машины и И далеко где-то, на пустынных пляжах, будут трубить шевелили время от времени мгновенно и тяжко ма- обсыхающие драконы, а у пещер загорелые и бело-
лозаметными своими лапами; и тотчас, ухнув, гремело зубые детишки понастроят из песка и булыжников что-то; клочья и щупальца пара д-ыбом взлетали, и бесконечные стены с башнями и мостами. шипели оглушительно, и горбились над машинами, и Так говорил отец, и даже карга Стружиха садилась наливались кровью; и весь завод наполнялся вдруг на ОТКИДНОЙ чугунный стулец, подпиралась рукою и приближающимся заревом; и раскаленный лист мель- кивала' горестно головой. кал среди черных I<ОНСТРУКЦИЙ ослепительным приз-
Отец говорил, что взрослые, конечно, останутся раком и угасал в пасти самой широкой ма,шины. работать в пещерах, они будут выходить на минутку, Штырь важно объяснял Штевеньку про исходящее, тот щуриться на свет -
и уходить опять, работать во тьме вытягивал шею и кивал. Какой-нибудь мужик в черной железного города, готовиться к лету, когда трескает-
куртке и тяжелом шлеме топал по мосткам и глядел ся земля, отступает море и умирают травы, а на на них, и вроде б улыбался даже грязными морщи- камни -
не наступить, и круглые сутки по очереди нами,- тогда Тень вспоминала про школу, можно было жарят с неба желтое и красное солнца, близкие и нарваться на выговор от долговязого учителя. Они испе,пеляющие. Но это -
летом, а весной лишь будет карабкались на вторую галерею, а там наверху, над появляться к вечеру красНое солнце, еще далекое и заводами и туннелеходами уже валила ребятня и неопасное; не выходя целиком из моря, поползет оно галдела, и Штырь пихал знакомцев, а Штевенек пуг- к закату, потащит за собой широкую алую дорогу; и ЛИВО озирался -
его самого часто пихали, а он -
не синее солнце; а следом и желтое, пропадут за ска-
мог. Умен был, но робок и плаксив, но то, ЧТО Штырь -
лами; и красное тоже утонет вдали, утянув последние тот тоже был умен, но спуску не давал Н,ИI<ОМУ. факелы и флаги огненной дороги. Пропасть звезд Однажды долговязый учитель сказал, что планета живет по непериодическим законам -
и это было не­
понятно. Тогда он объяснил, что один раз весна была и один раз, давно совсем, было испепеляющее, бес­
конечно долгое, на четыре поколения, лето без вес­
ны и осени, а другой раз лета не было -
и все это ничего не значит, что будет потом -
неизвестно. Вот это уже было понятней и хуже. Учитель сказал им, что личинки драконов, возмож­
но, просто' очередная фаза превращения, что драко­
НЫ,возможно, и были личинками этих личинок, что каменные черепахи, может быть, рассыплются на ты­
сячи мелких гадов и уйдут в плоскогорье с побере­
жья ~ ведь мы ж не знаем ничего о будущем, потому что: прошлое не повторялось ни разу, потому что че­
тыре солнца и одна планета не должны следовать периодическим законам. Это было уже совсем скверно, ведь Хромой го-
варил то же самое, хотя долговязого учителя очень будет глазеть с неба, на скалах тихо и бесконеч,но будут петь удивительные и пугливые создания -
си­
рены, а далеко в море раздастся вдруг фырканье и плеск -
пройдет мимо берега косяк морских пили­
гриМОв с тусклыми огоньками на весу, -
и снова одни сирены будут петь над морем, да низкие волны шелестеть и выплескиваться на редкие камни. И все-таки, говорил отец, надо будет готовиться к лету, надо будет уходить в глубь к ледяным под­
земным озерам и обшивать железом новые туннели, запа·сать продукты и воздух, чинить машины и элек­
тростанции, п,отому что лето будет почище зимы, да и подлиннее, возможно, и вряд ЛИ вы доживете до осен'и, да и неизвестно, какая она будет,эта осень, но, видимо, все-таки лучше, чем лето и зима. Хромой сопел над схемками, сопел со свистом, не поднимая головы -
он работал. Конечно, приятно представить себе, что будто бы снаружи тепло и тихо, кто б чего говорилl Но сказки рассказывают не одобрял. И Тень опечал,илась, и думала об этом детишкам, а тут схемки латать надо, Дьявол, летят по пути домой, и почти не смотрела на завод, как одна за другой -
и не понять главное, почемуl И, бежит сияющий металл, освещая мимоходом высочен- Штырь сказок не одобрял всем своим видом, харак-
ный, в переплетах и путанице, потолок. тер имел чугу,нный -
весь в Хромого; скрипел клю-
Вечером, когда отец мылся возле крана, а Хромой чом в очередной разломанной кукле, выдирал отту-
лопал из миски суп, чавкая и прихлебывая, Тень расска- да клеммочки и переходнички. Краем уха слышал зала про это. Отец поморщился, вытерся полотенцем, о все, безусловно,- но краешком. Д Штевенек даже а Хромой изумленно огляделся и сказал, обращаясь;; рот раскрыл, заслушавшись, хотя и он сидел бочком наверх, к Штырю: :! на вся'кий случай -
мало л.и чего, а так -он просто -
Ну вот где ж у него мозги, у долдона этогоl- ~ с Ку6ы.рашем телевизор смотрит, и все тут, не пр'и и бросил ложку в суп. < чем он. Отец засмеялся примиряюще: .,. Тол.,ко Тень стояла в темном углу неподвижн,о, да 36 старая карга Стружиха злилась обиженно и, встав со;:: себе сон -
любила думать в темноте и покое. А ино­
стульца, скрипела, не глядя: ~ гда, когда ей особенно не спалось, когда Хромой осо­
-
Болтаете ... ∙ все болтаете... Давно ль ворот.а вам -
бенно натужно и простуженно дышал во сне, а потом повалили~ Как живы-то естались -
не угляделаl помалу, всхлипами и рыками начинал свой храп, фОР~ , А все -
болтаете ... -
и уходила на кухоньку греметь менный крик души, вообще говоря, а не храп, -
там посудой и ящиками. Тень открывала глаза. О чем-то странном и спокой-
Совсем недавно привелось мальцам увидеть тот ном думалось ей под храп Хромого, не о таком ду-
самый прорыв в центральные ворота. Это старшая, мал.ОСЬ, как обычно, не о железном. Мерзнущий Ште-
Тень, поволокла тогда Штыря и Штевенька за собой венек прижимал·ся к ее спине, попискивал Кубыраш, по второму вспомогательному туннелю к большому и Штырь вдруг взбрыкивал и сердито перебрасывап-
ангару. Она, старшая, разнюхала, что там монтиро- ся О1а другой бок, а внизу храпел Хромой; !сог да же вали новые машины, и хотела поглазеть на них, пока у них ночевала Стружи ха, то они громыхали с Хро-
машины вск,рltlТЫ и разноцвет·ны, бесчисленны и зага- мым в две глотки; и далеко за железными стенам .. дочны. Ко,нечно, и Штевенька пришлось взять с со- ухали и говорили заводы; вверху слышались шаги-
бой -
он ведь тоже был большой любительпогла- кто-то работающий, когда все спят, ходил по 8ТОРОМу зеть, а Тень жалела егО. Ну а Штырь и сам куда хо- уровню, и Тени было особенно одиноко и беспредель-
чешь мог усвистать, но со старшей, натурально, пошел но. Она представляла себе, какая скоро. наступит еее-
охотнее. Уютнее чувствовал себя со старшей Штырь, на. Конечно -
по фильмам, по рассказам отца, по, хотя и суров был не по летам. урокам долговязого учителя; своего она придумать Не оказалось тогда Стружихи с н+lми -
ушла она не могла -
откуда жеl за Кубырашем, вот и поперлись они к ангару, некому И только когда неподвижность застилала звуки, и цыкнуть было на них. время, стремительно замедляясь, меняло и 8ЫТЯГИ-
Скрежетали на поворотах рельсовые тележки, в.ало пространство, и ее незаметно поднимало и влек-
груженные контейнерами и балками, громыхали по ло, -
Тень улетала над удивительно спокойным мо-
железу шаги неразговорчивых людей, мальцы жа- рем вдоль берега к скалам, нагретым, обросшим тра-
л,ись к стенам, где на кро,нштей'нах тянулись беско- вой и кустарником, очень и очень высоким. и, нечные коммуникации, а' у самой стены рИфлен,ка минуя их, неслась к дальн,им плоскогорьям, где по рвано и гнуто обрывалась, и оттуда дуло и пахло ка- зеленым холмам сплошь росли красные и желтые кой-то дрянью. цветы, и дул. горячий пустын.ный ветер, сгоняя по ОД"'-
Др'пговязый учитель говорил потом, что, почуяв наковым склонам волну за волной бесконечнь,е травы. приближение морозов, личинки драконов поползли Где-то сзади оставался, 010, впрочем, тоже летел и спасаться в пещеры. Они ушли бы в глубину и копо- плакал Штевенек, и Штырь летел тоже и тянул его за wипись бы там неторопливо до тепла, подминая и собою вверх, и ругался. А Кубыраш сидел в траве, поедая друг дружку. Но в од·ном месте наткнул,ись совсем уж далеко, на каком-то холме, и высоко 8 они на железные, поросшие грязным льдом ворота, небе парилБРОНЗОВО-фиолетовый дракон. Тень ста-
и не поползли в другие места, а поперли почему-то ралась свернуть -
ей было смерть как жалко всех. прямо на них. Видимо, таков был инстинкт, -
говорил она летела обратно, пытаясь не забыть, где сидел в долговязый учитель. Ворота через пять минут вырваны траве и цветах маленький и веселый Кубыраш.еЙ были из камня -
так осатанели личинки драконов. было тепло, ветер сушил лицо и губы, и она летела, Вспоми·нать такое -
себе дороже. Тень плохо спа- конечно, куда-то мимо, и сверкали на мгновение ря-
ла, всю ночь промаялась, -
все вспоминалось ей, все дом совсем огромные драгоценные крылья дракона, вспоминалось... не умела она придерживать память. а Штевенек и Штырь пропадали совершенно, терялись Бежали к большому ангару мужики, выла сирена, в ДРУГОй стороне, и маленький Кубыраш пропадал мелко и страшно дрожала рифлен ка, х.олоДом задуло, где-то. Мелькали далеко внизу обрыв, скалы, берег. завертело по туннелям. А впереди, в большом анга- Бесконечно уменьшенный Хромой махал руками .. ре, в решетчатой арке туннеля валились машины и ос- ковылял вдоль моря, а отец просто стоял и смотрел neпительно-белым и черно-синим мигало между ко- ей вслед, и Тень плакала обильно и горько, и не лонн -
это палили из лучеметов, и, вдруг, под аркой могла остановиться, и, плача, засыпала наконец. встало и вздулось выше галереи чле,нистое, в крю-
чьях и щупальцах тел·о драконьей личинки и, разре-
занное пополам, свалилось судорожно. Другая ли-
чин,ка завертелась среди обломков, и гигантская тень каменной черепахи взгромоздилась на перекрытия большого ангара. Тень сжималась и ежилась под одеялом, потом подымалас .. на локоть. Было спокойно. Горела. дежур­
ная лампочка над дверью, мальцы спали, и она ложи­
лась опять. Каменную черепаху не брали лучеметы, Тень это знала прекрасно. Штевенек орал навзрыд, Штырь рвал ей руку и тащил назад. А ей показалось, что откуда-то сбоку, припадая на кривую ногу свою, вы­
валился Хромой, обвешанный связками гранат, с ро­
гатиной лучемета в руках, и пропал сре,:!и бегущих Александр ЩЕГОЛЕВ туда. и выла, и выла режущим плачем сирена. И ка-
кие-то тетки взвалили на туннелеход голубые тяжелые баллоны, и туннелеход сорвался, вопя невозможно, Выстрел. Еще. И еще. Пули с забавным чмоканьем и умчался по туннелю в ангар, а бегущие мужики от- впились в дерево -
пок, пок, мок ... И тишина. ГлухаSi прыгивали в сторону и падали. Тетки эти и увезл!! тишина. Мрачная. Только что стрекотала местная жив-
мальцОв на рельсовой тележке вместе с ранеными, о ность, откуда-то неслись странные завывания и по­
по пути обругав и накостыявB солидно по шеям. ;; визгива'НИЯ, в листве диковинных растений шелестел Так она промучилась до утра, но потом -
ничего, I! ветер. и вдруг выстрел -
и тишина. Неземная тиши­
на следующую ночь она уже не вспоминала, память ~ на. Как будто выключили звук. В груди образовалась отвлеклась, отпустила. Тень в·ообще не очень-то креп- ~ звенящая пустота, волнение исчезло -
вот оно нача-
ко спала' по ночам. Может 'быть, она сама отбивала '" лось I ' 37 Я бросился на сырой мох под ближайшим кустом, ~ поля, по всей ВlИдимости, тоже не быno~ Есл'И бы эти затем осторожно оглядел полянку. Снова раздался ~ механизмы находились на не котором расстоянЮ4 от выстрел. С какой CTOPOHbl, определить невозможно. поверхности, тут можно было бы сказать с уверен-
Ударило в шлем -
я судорожно пригнулся, окунув ностью -
силовое поле. Но эти полусфе.plЫ касались лицо в грязь. Неприятель меня видел. А я его --
нет. земли, они слевно бы скользили по дороге. Создав а-
Плохо. Я представил, как враг чуть опускает неизвест- лось впечатление, будто взяли большой шар, разреза-
ный мне смертоносный аппарат и неторопливо при- ли его IК! две половинки, поставили эти половинки на целивается. Перед глазами мелькнул пункт инструк- дорогу в'ыуклостьюю вниз и подтолкнули. Предвари-
ции, я резко вскочил, пробежал несколько метров, тельно, конечно, посадив туда солдат. пятляя, плюхнулся носом В землю. Вовремя. Серия А то, что сидящие в полусферах существа -
солда-
выстрелов слилась в оглушительный залп, на месте, ты, было вне сомнений. В одинаковых одеждах, в оди-
где я только что лежал, взвился десяток фонтанчиков наковых головных уборах, они были как две капли земляных брызг. Вот теперь я засек, откуда стре- воды похожи друг на друга. Каждый держал в руках ляли. С противоположного конца поляны. Тогда я толстую палку с набалдашником, вероятно, оружие. оТПОЛз в сторону, Д'остал бинокль, высунулся и начал Но самое главное -
эта раса была гуманоидной! Суще-
осматривать предполагаемое местонахождение про- ства, сидящие в полусферах, походили на людей. тивника. Голова, туловище, руки, ноги. И при всем том они от-
Методично изучая один объект за другим, я заме- личались от нас. Как, на,пример, кошка отличается от тил: в кроне невз;:>ачного деревца -
прямо напротив -
собаки тех же размеров. Разница между ними есть, что-то блеснуло. 'я прибавил увеличение, и бинокль по виду сразу определишь, где кошка, а где собаl<а, негромко загудел. Дерево резко скакнуло на меня. но описать словами эту разницу на редкость трудно, Теперь -
вверх по стволу, осторожно, внимательно... только злишься зря. Так и здесь. Главным же, ПО6ТО-
Так и есть! За листьями был виден неясный силуэт. ряю, было следующее: существа оказал,ись гуманоида-
«Если обнаружишь неприятеля, которого можешь ми, и логи,ка т, и тактика, наверное, сродни наl.uеЙ, уничтожить и который не нужен тебе для решения человеческой. С таким противником приятно воевать. боевой задачи,- уничтожы> Я повернулся с живота на Я навел прицел на резкость и уставился в малень-
бок и подвинул сумку. Быстрее, солдат! .. Психогенный кий экран. Там две полусферы медленно приближа-
излучатель. Не то, не то ... Лазер. Ну, лазером действо- лись к перекрестию в центре. За мгновение до того, вать глупо, асе равно, что хоккейной клюшкой играть как первая машина вошла в перекрестие, я нажал на в гольф. Ага, вот она! Коробка, на которой нарисован спуск. До меня донесся далекий взрыв. На экране я светящийся череп. Внутри -
боеприпасы. Здесь сой- увидел: страшная сила подбросила первую полусферу дет обычная разрывная граната; я торопливо нащупал !! воздух -
нет, это была уже. не машина другой циви-
автомат и отработанным движением вогнал гранату в лизации, это было обычное облако грязи. Вторая магазин. Mara:;Io!H растянулся, аппетитно зачавкал, пQ-
полусфера замеrалась, по ней я дал очередь остаl3ШИ-
том захлопнул,ся. Ствол сделался короче, но пошире. мися гранатами. Я постааил автомат на ножки и тщательно прицелился. Дерево испуганно задергалось. Я успокаивающе по-
Звук выстрела был ПQХОЖ на звук открываемой хлопал его по чешуйчатой коре и удовлетворенно пробки. При клад мягко, по-дружески толкнул меня в оглядел в бинокль дорогу, на которой дымились две плечо. На экране прицела я увидел, как дерево будто воронки. Затем начал слезать вниз. Сумка за спиной взорвалось изнутри: веОХУШI{а отлетела, ствол раско- тяжело бултыхалась. Когда оставалось около метра, лолся надвое, во ВСС стороны посыпались какие-то ноги мои вдруг потеряли опору, и я рухнул сапогами ошметки. Я неПРОl1ЗВОЛЬНО улыбнулся. Сознание от- на мягкую пушистую землю, умело спружинив на бок. лично выполнеНrОГО допга всегда доставляет радость. Вскочил. Что TaKoei Огляделся. Дерево издевательски По инструкции мне следовало проконтролировать шумело листвой, И тут такое зло меня взяло! Не помня ситуацию: осмотреть место, попытаться найти останки себя, я схватил камень и замолотил им по стволу, что-
неприятеля, какие-нибудь принадлежащие ему вещи. то яростно крича -
одним словом, психанул. Только Но я помнил, что случай не совсем обычный. Уничто- когда до меня дошло, что камень в моей руке выры-
женный противник, по всей видимщ:::rи, был дозорным. вается и визжит, как поросенок, SI пришел в себя. Значит, он имел связь со своей "базой и наверняка Брезгливо ОТШВЫРIiУЛ его в сторону и достал из кар-
сообщил о моем появлении. Скорее всего, в населен- мана сумки активатор. С мстительной радостью я смот-
НОМ пункте сейчас боевая тревога, а по направлению рел, как дерево зашипело, затрепетало и буквально к этой злосчастной поляне уже мчатся на полном ходу в ПЯТЬ минут высохло. Потом окончательно оправил-
бронетранспортеры, битком набитые вражескими сол- ся, обтер перчатку от дурацкой слизи, которую ка-
датами. Да, встреча с дозорным усложняла мою зада- мень выделил мне на ладонь, и бодро зашагал к до-
чу. Я вздохнул Что ж, пункты и параграфы инструк- роге. Вскоре я стоял на краю воронки. ции предусматривали и этот случай. Там была какая-то каша. Куча хлама в вонючем боло.е из черной жижи. Можно было подумать, что это забытая помойная яма, если бы не запах после-
Сук был толстым и весьма неуютным. Острая че- взрывных газов. Я даже не предполагал" что разрыв-
шуя терзала тело через ткань комбинезона. Руки не- ная граната способна на такие страшные разрушения. много ныли: вскарабкаться на дерево, да еще при Скорее всего, она послужила причиной взрыва самого полном снаряжении -
это тебе не на курорте отдох- механизма. Неподалеку валялись знакомый. головной нуть. Нетренированный после такого упражнения ва- убор и чеРliая палка с набалдашником. Я подошел, лялся бы сейчас, не в силах ногой дрыгнуть. А 600б- взял в руки головной убор. Он напоминал берет и ще, позицию <1 выбрал хорошую. Обнаружить меня в был разорван по краям. Еще он был теплы,' липким, листве трудно, незамеченным к дереву подобраться и я гадливо бросил его обратно. Палку с набалдашни-
нельзя, и дорога просма,ривается довольно далеко. I<OM трогать не стал -
это могло быть оружием. Чешуйчатый сук будто для того создан,· чтобы я на Я направился ко второй воронке и тут 'явственно нем установил ножки автомата. Очень удобная по- услышал голос. 4то за наваждение? Остановился, при-
зиция. g слушался. 14 вдруг заметил небольшой ящичек -
го-
Впрочем, во. и те, кого я жду. Вдалеке ПОЯlЗились ;, ЛОС доносился оттуда. Я рассмеялся. Это была всего­
две темные точкloI, они быстро приближались, 'и вско-
:!! навсе,го рация! Собственно, прибор назват·ь рацией ре я смог их разглядеть. Это были странные полу.сфе-
i§ было нельзя, рация -
термин чисто зеМIiОЙ, а я же на­
ры, двигввшиеся непонятным образом, во всяком слу- ~ ходился отнюдь не на Земле. И не должен был это чае, ни колес, ни гусениц они не имели. СНЯ060ГО "забывать... Хотя, какое имеет значе.н.ие, как назы,вает-
38 ся эта штука? Важ+lO, что передо мной -
средство свя- о:' машину, и та разорвалась на тысячи кусочков -
лоп­
зи, и что тревога на вражескои базе сейчас достигла;:;' нула, как мыльный пузырь. Тогда. луч перескочил' на апогея. Теперь они вместо легких полусфер, в KO'l"O-
другие машины. Он восторженно заплясал в простран-
рых ихние аристократы, наверное, совершают после- стее между первым и последним танком, словно упи-
обеденные прогулки, пошлют настоящие машины. ваясь способностью разрушать, он безжалостно вы-
Голос был монотонным и крайне странным. Он не- жигал мечущиеся по дороге механизмы. А я, заку-
прерывно тянул одну ноту, часто делая короткие про- сив губу и стиснув до боли рукоятку, водил лазером межутки- Это походила на работу ЗВУКОВОГО генера- туда-сюда, наслаждаясь тем, как подчиняется моей тора -
будто кто-то от нечего делать жмет на ключ. воле этот ужасный луч. Почему я решил, что это голос? Не знаю. Просто по- Все было кончено. чувствовал. Я поднял пере говорное устройство и ки- ~незапно я заметил: ИЗ ямы-воронки, разворотив-
нул его в яму. ВСКОЛЫХНУЛИСЬ ленивые волны, черная шеи дорогу, медленно выползает черный шар. Отку-
жижа всхлипнула, запузырищ!Сь и медленно поглоти- да он там ВЗЯЛСЯ? Неужели это тот самый первый ла разговаривающий ящик. танк, Ц1едший в голове колонны? Ни черта не пони-
Затем принялся за дело. Было ясно -
сейчас они маю! А потом что-то взорвалось у меня в голове бросят сюда лучшую технику. Для них в этом районе уши заткнула тугая пробка, и я обнаружил, что сиж; происходит нечто непонятное, причем степень опасно- на земле, тупо протирая засыпаННЫе грязью глаза. сти этого непонятного возрастает. А так как легкие В ~олени мне приткнулся лазер со сломанной трено-
силы терпят поражение, то посылать их больше нет гои, сумка и автомат валялись метрах в десяти, а на смысла. месте дерева торчал нелепый огрызок. Вокруг были Раздумывая о своем положении, я шел по доро- разбросаны щепки, резко пахло Озоном. Я ощупал ге -
в направлении, откуда прибыли полусферы. себя. Вроде не ранен ... Странно, как я уцелел? Вон-
С этой же стороны, вероятно, должен был появиться дерево разнесло... Пошатываясь, добрел до сумки и и новый отряд неприятеля. Наконец, решил: вот здесь aBT~MaTa. холодный при клад отрезвил мой контужен-
удобнее всего. Расстояние до места первого боя боль- ныи разум, я огляделся и ПОкрылся потом. На меня шое, к тому же дорога здесь делает поворот, так что наДВЮ'ался танк. Вблизи он казался огромным. Вот дичь раньше времени вспугнута не будет. А дерево, он уже совсем близко, а его башенка поворачивается вылезшее вперед из основной массы леса, вполне раструбом ко мне. подойдет мне в качестве позиции. Здесь и встретим !I сорвался с места, зайцем допрыгал до ближай-
врага. шеи кочки и без сил свалился на землю. Из раструба И вот -
снова .сижу на толстом суку и снова ожи­
даю неизвестно чего. Передо мной установлен на тре­
ноге лазер, маленький, но достаточно мощный. На поясе удобно устроилась коробочка дистанционного управления взрывчаткой. Автомат до отказа набит снарядами с кумулятивным зарядом и разрывными гранатами. Словно леопард в засаде, я затаился в мирной листве дерева. Я подстерегал добычу. Мне не пришлось долго ждать. Вскоре в· том месте, где дорога сходится с горизонтом, появилось пыль­
ное облако. В нем различались черные точки -
МНО­
жество черных точек, которые двигались в мою сто­
рону. Доносился неясный гул: этот гул был мне зна­
ком. Так передвигается колонна тяжелых танков. Впро­
чем, ЭТО и были таliКИ, только не наши, не земные. Когда колонна прибл.изилась на достаточное расстоя-
ние, я смог их рассмотреть. несколько запоздал·о вырвалась огненная струя _ пылающим следом очеРТила путь, проделанный мною. Я снова вс«очил, понимая, что оставаться на месте нельзя. Краем .глаза успел заметить, как из lJаструба вылетела струика дыма, и тут же за моей спиной жутко грохнуло. Я упал, сверху на меня посыпалась земля. Кочка вмиг превратилась в аккуратную яму. Я вскину.Л автомат. Судорожно прижимая приклад к животу, нажал на спусковой крючок. И не отпускал его до тех пор, пока не выпустил все содержимое магазина в этот проклятый черный шар. Поверхность таНка покрылась спЛошным взрывом, его на мгновение заволокло дымом. Когда же взрыв­
нЫе газы рассеялись, я чуть не заикал от страха. Тан,к был цел. По-моему, на его блестящей поверх­
ности не появилось и вмятины. Правда, он растерян­
но крутился на месте: очевидно, для экипажа мой залп оказался сл'ишком неожиданным. А я уже бежал по перепаханной взрывами земле. Лазер сиротливо лежал на боку, уставившись матовым глазом-окошком в небо. Я в панике схватил его за сломанную треногу. Индикатор еще горел! Подняв голову, я увидел, что шар успокоился и стоит, не дви­
гаясь, а его башенка с раструбом нетороплив.о раз­
ворачивается в мою CTOPOliY. Скорей, скорей! .. Шлеп­
нувшись в грязь, положил лазер на бугорок и навел его на цель. Ч-черт, почему дрожат руки? .. Вот и кно­
почка -
РОдная мояl Нажал на нее и откинул голову. Шар взорвался мгновенно, шумно, брызнув во все сторОНы осколками. Я вжался в чужую землю, обнял По дороге стремительно мчались уже не полуСфе­
ры, а целые шары такого же черного цвета, и пере­
мещаm1СЬ они таким же непонятным способом -
скользили, едва касаясь поверхности. У каждого шара наверху была башенка, из которой вылезал зловещий раструб. Я спокойно включил ла.зер. Загорелась шка­
ла, стрелка индикации установилась на «100». Все в порядке. Потом настроил заранее подсоединенный к лазеру прицел, поймал в него колонну. Между тем танки неумолимо приближались к месту, где была за­
копана взрывчатка. Я нащупал кнопку дистанционного управления. И когда первая машина, наконец, дост,иг­
ла поворота и оказалась точно на заряде, я вдавил кнопку в пр'иборный щиток. . ее, шелча молитву. Сначала я увидел, как вверх взметнулись пласты почвы, а потом услышал грохот. Земляной столб под­
нялся в воздух и стал рассыпаться. Из него вырвалась передняя машина, медленно перевернулась, повисела в воздухе, нехотя двинулась ВН.из. Она упала в обра­
зовавшуюся яму, и земляной столб накрыл ее. От взрывной волны дерево заходило ходуном. ~ Колонна остановилась, танки растерянно закрути-,:, лись на месте. Я сжал рукоятки лазера, мельком гл я-
~ нул на прицел, потом затаил дыхание и нажал на ~ спуск. Ультрафиолетовый л~зер -
страшная штука, Из ~ OKOWKa вырвался невидимыи луч, у,царил в последнюю .. Победа. Да, бращы мои. Она самая, Обессиленный, я перевернулся на спину, подложив ПОд голову руки, и посмотрел в небо. Странное здесь небо, с каким-то зеленоватым оттенком. Неземное небо. Птиц нет, хотя, судя по всему, сейчас лето. Ни облачка, ни тучки. Интересн,о, бывает здесь дождь?.. ОтдохНуть бы. После тяжелой-то работы. Колонны вражеских' танков больше не существует­
я сделал работу на «ОТЛ~ЧНО», я выполнил свой долг ... Ради вас, родные мои. Все -
ради вас. Как вы там без меliЯ? Соскучился, дико соскучился, только сей­
час поНял -
к а к. Тоска... Я устало потер виски. И вспомнил инструкцию. «Если тебя О.долели воспоминания о доме, будь мужественным, постарайся npOrH!lTb их железной во- о' Через два с половиной часа, когда я одолел боль­
лей истинного воина. Если. тебе это не удастся, пред-;!:I ше п,оловиНы пути, открытые пространства· кончились ставь себе, что сделал бы неприятель с твоими близ-
-
и я снова вошел в лес. Меня обступили завывани~ КИМИ ... » И повизгивания, стрекотания и стоны. Глухо шелесте-
Я честно попытался справиться с воспоминаниями. ла листва деревьев, сквозь которую с трудом проби-
НО воля моя, видимо, оказалась недостаточно трени- вался дневной свет. Было сумрачно и тоскливо в этом рованной. Тогда я представил, что сделал бы враг "лесу. Частые крики вдалеке, неприятная прохла,~а, с моей женой и дочкой, окажись те у него. Вообра- неожиданно наступавшая тиш·ина навевал,и тревогу. жение у меня хорошее. И мне как-то сразу расхоте- Растения приглушенно гудели, будто обме.ниваясь лось что-либо вспоминать, захотелось крошить, рвать мнением о не званом госте, невысокая трава со стран-
на части этих псевдолюдей, а потом втаптывать их ным бормотанием пыталась расступиться и опадала, ненавистНые останки в грязную лужу. Короче, выле- когда я ступал на нее. И это тоже тревожило. 8ся чился. Непонятно только, откуда взялись во мне эти атмосфера была пропитаНа тревожным ожиданием. сентиментальные заскоки? Когда указатель направления показал, что осталось Вдруг меня как ток,ом дернуло. Почему я сразу не около пяти километров, я удвоил осторожность. подумал? Лежу, отдыхаю, бол,ван... Они же теперь Существовала реал·ьная возможность встретить кого-
авиацию пустятl Дозорный убит, легкие машины ун и-
нибудь из местных жителей. Или, что еще хуже, сно-
чтожены, колонна танков разбита. Что остается? Авиа- ва нарваться на пост. Если дозорный был выставлен ция. Пошлют звено бомбардировщиков, которые живо за двадцать километров от населенного пункта, то за превратят этот район в пустыню. ПЯТЬ он должен быть обязательно. Так и есты Прошло всего несколько минут, и небо Очень быстро я убедился в своей правоте. К обыч-
нап,ОЛНИЛОСЬ оглушительньiМ ревом. Воздух завибри- ным для этого леса звукам примешался вдруг новый~ ровал, передавая дрожь земле. Из-за леса выскочила звук был мне знаком -
такой же точно несся из стальная сигара. Потом еще одна. Потом еще... Выта- переговорного устройства, которое я кинул в ВОРОН-
щить кокон И приготовить его было парой пустяков. ку. ЭТО был неприятный, тянущий одну ноту инопла-
Самое трудное -
влезть в него. Конечно, относительно нетный голос. Вскоре раздался другой звук, более трудно, как, например, влезть в узкую трубу головой высокий. Голоса были далеко и разносились эхом. вперед. Когда вой бомбардировщиков стал перехо- Так смело в лесу разговаривают только в мирное вре-
дить в пронзительный свист, я, наконец, полностью мя, когда нечего бояться, когда можно не опасаться, втиснулся, отделился от внешнего мира чудовищно что где-нибудь поблизости наХОДIНСЯ вражеский де-
крепкой перегородкой. Потом отключил звук и при- сант. Странно, неужели эти псевдолюди так беспеч-
готовился. ны? Или они настолько уверены в своей безопасно­
сти? Странно. О какой безопасности может идти речь в двух шагах от места боя! Боже правый, во что они превратили местносты Я продолжил путь, неслышно ступая по мягкому Откуда это поле? Куда подевался лес, где дорога? мху. Голоса слышались все четче. Сомнений не Кругом ямы, землЯНые холмы, болота из грязи. Небо было -
я встретил неприятеля. Вскоре моего уха кос-
затянуто пыью •. И густая тишина. Ничего не скажешь, нулся шум реки. Да, так и есть! Впереди между де-
обработали участок грамотно, не придерешьсяl Я еще ревьями забрезжил просвет, в к,отором виднелась раз огляделся и содрогнулся, представив, в каком аду серо-черная вода. Голоса стали совсем громкими и находился. ясными. Я осторожно подобрался к краю леса-
Так. Ждать мне больше некого, меня наверняка дальше начиналось береговое пространство-
и выгл9.-
считают уничтоженным. Вернее, не меня лично, а не- нул. Голоса раздавались отсюда. понятную местным воякам силу, которую я представ- Берег был покрыт крупнозернистым песком зло-
ляю. Бомбардировщики были последними, вряд ли вещего багров'ого оттенка. Песок отвоевал у леса сюда пошлют еще что-нибудь. Разве' что комиссию -
лишь небольшую полоску и создал здесь маленький разбираться в происшедшем. уютный пляж. А голоса принадлежали двум гуманои-
У ног моих валялся скомканный кокон. Я посмот- дам, плескавшимся в реке, словно дети. НО это не рел на него и понял: пора браться за дело. Ме·ня были дети: слишком крупны, ростом с 'Тех солдат ждет работа. Я солдат, война -
моя работа. Меня в полусферах. Скорее все'го -
молодые гуманоиды. ждет война. Я СЛОжил ко'кон, В результате чего он Уже не дети, но еще и не взрослые. Они гонялись сделался меньше ШКОЛЬНОI"О ранца, потом вскинул друг за другом, ныряя, поднимая тучи брызг, и ра-
сумку на плечи и зашагал прочь. ДОСТНО вопили на роД'ном языке. Одежда их валя-
До заданного населенного пункта было километров лась недалеко от меня. Пока они так резвились, рас-
двадцать, мне предстоял довольно долгий путь. Сна- смотреть их было трудно. Я только увидел, что кожа чала идти было трудно, исковерканная взрывами по-
их красного цвета. верхность не давала войти в четкий ритм ходьбы. Да, даl Отвратительного красного цвета! Это были Только когда я оставил район, подвергшийся бомбеж- цветНые гуманоидыl Мне стало мерзко. Аборигены, ке, шаг мой стал ровным, размеренным. Я шел быст- между тем, окончил·и купание и вылезли на берег, ро, иногда сверяясь с указателем направления, ст,рел- тогда я, мужественно преодолев естественное отвра-
ка которого постоян,НQ указывала кратчайший марш- щение белого человека, ,стал их разглядывать. рут. Пропорции их тела были впол,не привычны, поэтому Этот горОд обнаружила предварительная разведка оitИ чудовищно походили на людей. Это оказались из космоса. Конечно, он был не единственным на юноша и девушка. Точнее -
два гуманоида мужского планете, но в других местах готовились работать дру- и женского пола, самка и самец. Они были почти без гие. А мое дело -
именно здесь. И когда при,шло одежды, узкие повязк,и не МОГЛи скрыть схо,дства их время перейти от бессмысленных наблюдений к пер- фигур с чело·веческими. Итак, ю,ноша и девушка дру-
вому боевому контакту, я высадился н&Лодале,ку от гой ци,виnизации вмес'5е ку,палltCь. Банально. заданного объекта. Мне предстояло выяснить, с кем Гуманоиды БРОСИJlИСЬ на песок. Девушка положи-
предстоит воевать, какая техника противостоит нашей, g ла уродливую головку ЮJiоше на грудь, тот ласково короче, провести пробный бой. Все это я выполнил, ~ гладил ее бурые, слипшиеся от воды волосы. Их даже не дойдя до населенного пункта. Но начатое I! красные тела сливались с песком. А я смотрел на дело нужно доводить до конца. Необходимо в любых ~ них и задавался вопросом: что делать? В мозгу 00-
условиях стремиться решать гла.вную задачу -
так :i слушно всплывали пункты и параграфы иНструкции, предписывает ИIiСТРУКЦИЯ. 1:1 но npимен'ить их к ситуации было сложно. 40 ( Боже, до чего похожи на нас... :::ё,Я отшвырнул ее, как пушинку, она плюхнул ась на Вступить с гуманоидами в непосредственный бое-;!живот, тут же привстала, подползла к телу юноши, вой контакт? Или продолжить путь? Собственно, обхватила его и замерла. Ее красная кожа, мокрая бояться мне нечего, это мирное население, не сол- От пота, блестела на солнце, а огромные глаза неот-
даты. Вреда они причинить не могут. Но стоит ЛИ рывно следили за мной. Тогда я неторопливо достал обнаруживать себя раньше времени? Вдруг у них из сумки психогенный излучатель и остальные при-
есть какой-нибудь способ сразу сообщить обо мне? надлежности. Потом так же неторопливо приладил к Цветные хитры на выдумки. К тому же непосредст- голове девушки датчики. Она не двинулась с места. венный боевой контакт, да еще с мирными жителя-
Я облегченно вздохнул и быстро про извел необходи-
ми -
неприятнейшая вещь... А с другой стороны, мую настройку. инструкция предписывает при любом удобном случае Оружие бь,ло готово к работе. Оно получило епо-
брать пленного и использовать его согласно постав- собносТl. приносить мучительную смерть гуманоидам, ленной задаче. пси-ритм мозга которых соответствует только что еде-
Основная моя задача _ убивать. ланному замеру. Это успех операцииl SI взглянул на В сумке за спиной nежит психогенный излучатель, съежившуюся около трупа девушку. Самка, потеряв-
который мне дали на случай встречи с гуманоидами. шая самца ... Почему-то мне 61>IЛО не по себе. Говоря Воспользоваться им я пока не мог, мне не был из-
по чести, меня мутило. вестен пси-ритм мозга этих гуманоидов. Теперь же... Грязную работу, не испачкавшись, не сделаешь. передо мной замерли на песке два представителя огромные глаза просверливали меня насквОЗЬ. По-
гуманоидной расы, пси-ритм мозга которой надо заме- чему она так смотрит? Боюся? Плачет? Да, я лишил рить. Они целиком нахОДЯТСЯ во власти инстинкта' ее друга, да, я убил егоl Но ведь это война. Я убил продолжения рода -
подходи и бери голыми руками.. врага. И пусть он был мирным жителем, пусть он был Строго говоря, ситуация была однозначной. И оп- молод. Это враг. Инструкция требует: "Уничтожай равданий моей нерешительности не существовало. неприятеля. Уничтожай неприятеля в собственном Однако я колебался, забыв, что обязан следовать не сердце. И да не закрадутся в твою душу жалость и только букве, но и духу инструкции. Болван ... Я опом- сострадание». Девиз инструкции гласит: "ТВОй Г ЛАВ-
нился. «Не дури,- приказал я себе.- Ты солдат. НЫЙ ВРАГ -
СОМНЕНИЕ, УБЕй ЕГО". Инструкция, Драться -
твоя работа. Убивать -
твоя работа. Иди понимаешь! работай, солдат». Пальцы мои терзали ручку психогенного излуча-
Я выпрямился во весь рост и уверенно шагнул из теля. Перед глазами встали на мгновение лица, знако-
леса на красный песок. Услышав посторонний шум, мые до мельчайших черточек,- женское, детское. девушка шевеЛЬНУЛёlСЬ, повернула голову. Лицо ее И исчезли ... Что бы с вами сделал неприятель, попади исказилось, она вскочила, издав пронзительный звук, вы к нему в лапы? Что бы с вами сотворили эти вар-
чем-то напоминавший пожарную сирену. Юноша тоже вары! Эти дикари! Представляй, солдат, быстро, не вскочил, и девушка конвульсивно прижалась к нему. жалей красочных деталей... Дорогие мои, ради вас. Он обнял ее длинными руками, будто хотел закрыть Я возвращусь героем, я прискачу на коне -
горди-
От меня. Будь это люди, картина, возможно, показа- тесь мной. лась бы трогательной. Но это были псевдолюди. Перед тем, как испытать оружие, я посмотрел в Меня охваrило идиотское состояние. Инструкция лицо врага. Гигантские глаза светились разумом. Они жгла мозг, деться от ее заповедей было некуда. Вме- ненавидели меня за свершенное. То, что я сейчас сте с тем я отчетливо сознавал: то, что сейчас про- сделаю, было им безразлично. я направил психоген-
изойдет -
чудовищно. Сомнения разъедали твердость ный излучатель в сторону этих глаз, зажмурился и духа, это чувство было отвратительным. Оставить за- нажал на спуск. думанную акцию? Боже мой, до чего хочется поско-
рей вернуться... Женское лицо. Детское ... Милые мои, ради вас я все сделаю! Боевой контакт? Что ж, я готов. Милые мои, ради вас... К тому же, если я до­
ставлю пси-ритм мозга противника, это будет боль­
шим успехом. Я увидал огромные, распахнутые глаза девушки и больше не колебался. Я подошел, взял эту самку за переднюю конечность и потянул на себя. Пси-ритм надо снимать у кого-нибудь одного; я выбрал самку. Та вздрогнула и за6илась в объятиях самца, который продолжал крепко прижимать ее к себе. Я ласково заговорил, пытаясь интонациями своего голоса успо­
кс;ить их, одновременно, слегка поглаживая, разводил руки парня. Но упрямец держал подругу намертво, и мне больше ничего не оставалось, кроме как силь­
но оттолкнуть его. Краснокожий отлетел в сторону. Я потащил упирающуюся самку к лесу. Тут паре,нь вскочил и, словно ненормальный, бросился на меня. Я, впрочем, ожидал, что он поступит так опрометчи­
во, поэтому нападение не застаJlО меня врасплох. Отскочил в сторону и ударил его ногой. Враг упал на землю. Даже не упал, а просто опустился, будто прилег отдохнуть. Тогда я прыгнул к нему и вдавил тяжелым сапогом в песок безвольно откинувшуюся голову. Слаба у него оказалась КОСТЬ! Под сапогом живо образовалось какое-то месиво. Собаке -
собачья CI смерть, сказал я себе, отгоняя не ОТНОСЯЩl-lеся к делу ~ мысли. Цветной неприятель другой смерти не заслус ~ живает. ~ Я почувствовал, что ·сзади кто-то вцепился мне в.ё комбинезон. Это была девушка. Ну, просто смешно I '" 4 "У:раJlЬСКИЙ СJl(ЩОПЫТ» Н, 12 пока дезинфицирующие струи смывали с него грязь, он постепенно приходил в себя. Наваждение расплывалось неясными образами, оставляя ощущение ПОРЯДка в делах и уверенности в мыслях. Шлюзовая камера была тесной клетушкой с клепаными метал­
лическими стенами. На овальной двери висела таб­
личка: «Выход только по сигналуl,,; неяркий свет лил­
ся из оконца в потолке. Он подождал, пока дезин­
фекция закончится, потом повесил автомат на плечо поправил за спиной сумку и нетвердым шагом вышел: В кабинете за дорическим письменным столом царски восседал оплывший жиром манекен. Рука ма­
некеНа вместо скипетра сжимала фломастер. Он сидел, не шевелясь, а глаза его внимательно рассмат­
ривали что-то на стене. Их величество директор по кадрам ... Когда человек вошел, лицо манекена продол­
жало хранить державНое спокойствие, только взгляд с достоинством переместился на гостя. Этот взгляд ощупал его фигуру с макушки до кончиков сапог и остановился где-то на животе. Гость вытянулся в струнку, отрапортовал: 7"" Испытуемый п.рограмму закончил! Директор еще раз осмотрел вошедшего целиком, ncwoM добродушно улынулся:: -
Садитесь. Испытуемый с наслаждением провалился в бездон­
H~ мягкость кресла. Автомат положил на колени. -
.Молодец! -
сказал директор по кадрам. Зачем­
то открыл коробку С сигарами, подумал, глянул на гостя и закрыл. 41 Я ... -
пробормотал испытуемый, расцветая. ;::;' зорныЙ. Как мыльНЫе пузыри взрываются' танки, в Ну-ну, не робейте, вы действительно молодец. ~ которых кто-то находится. Странная черная жижа во Я старался,- скромно сказал испытуемый. -
взрыв,ной воронке. И снова расползается голова жи-
Лучше было не обольщаться: похвала манекена -
вого существа под неумолимым сапогом. мертвая похвала. -
Что с вами? -
уже настойчиво повторил дирек-
-
ВЫ действовали отменно. Скорее всего будете тор по кадрам. Даже ПРИ8стал от ожидания ответа. ПРИН.яты, пока на низшую должность, конечно. -
Ничего ... Нервы. Сейчас пройдет. Испытуемый закрыл глаза. Боже мой... Неужели?.. -
Что пройдет? Что, собственно, вас так взвол-
-
Глаз у вас точный, рука твердая, не дрогнет, новало? когда нужно. И вои'нская смекалка есть. Инструкция -
Ничего. имеет, естественно, первостепенное значение, но, -
Вас взволновало то, что пришлось убивать по-
сами понимаете, она предусматривает не все случаи. настоящему,- жестко сказал ОН.- Не отпирайтесь, Манекен ожил. Только что сидел недвижим, и теперь это не поможет. Вы пришли сюда не в бумаж-
вот -
задвигался, глаза разгорелись, даже румянец ках копаться И не сопли инопланетным младенцам появился. Очевидно, набрел на любимую тему. подтирать, вы пришли сюда для дела. НАСТОЯЩЕГО Лишь бы не заметил слезы... ДЕЛА! Так какого черта... Ладно, что с вами сюсю-
-... несмотря на это, вам придется тренироваться каться! Вы не воин, вы плаксивая баба. и тренироваться. Предупреждаю, будет тяжело. Но Он переложил на столе безликие папки, успокаи-
наши сотрудники всегда должны быть в боевой готов- ваясь, пОтом поднял голову и сказал официально: ности... -
Испытуемый, вы не выдержали главно,го испы-
Испытуемый обмяк в кресле, смакуя льющиеся из тания. Мы не можем зачислить вас в штат· группы холеных уст речи. Наконец-то можно было стать са- «Внеземные культуры». Вам надлежит сдать сна ряже-
мим собой. Все позади. Принят. Милые мои, родные, ние и форму, вытравить инструкцию, пройти глубо-
гордитесь. кую санацию памяти,- он усмехнулся и добавил:-
-
Испытание прошло успешно,- подвел итог ди- Да, кстати. Это был действительно тренажер. Та самая ректор по кадрам.- Управление Внеземных Исследо- неЙроиндукция. Вы мирно лежали в ванне и никого ваний заинтересовано в таких сотрудниках, как вы. не убивали. А снаряжение и остальные игрушки пона-
Человек вскочил, вытянулся по стойке «смирно», добились только для поддержания атмосферы основ-
изображая, как умел, преданность и служебное рве- ного испытания. ние. Хотелось что-нибудь запеть. Даже военный марш. Возложив руки на жиеот, ОН улыбался. Бородав-
Хозяин кабинета одобрительно кивнул. чатый подБОРОДО.1< горделиво рассекал воздух. Равно-
-
Вольно. Я думаю, мы сработаемся. Из вас полу- душно помаргивала на свету эмблема УпраВ.яения, чится достой,ный специалист по контактам с братьями приколотая к кителю... И вдруг выяснилось, что В по разуму,- он вдруг рыкнул и часто заколыхался, кабинете очень тихо. И нестерпимо пусто. Не взяли,-
мгновенно покраснев. Вероятно, смеялся. Успокоив- подумал испытуемый. Не взяли ... НУ'и что? Не первый шись, пояснил: -
Проблема контакта? Для вас тут нет же раз, в конце концов. Ерунда, переживем. Началь-
проблемы! ственной перчаточкой по морде -
не в первый же Испытуемый все еще стоял навытяжку. раз ... Выходит, зря? Подготовка -
страшная, изнуряю-
-
Сядьте,- ухмыльнувшись, приказал бывший ма- щая, зубреж поган·оЙ инструкции, наконец -
испы-
некен.- Сядьте. тания. Служаки чокнутые! Тот испоnнил. Родные МОИ,- подумал испытуемый. Опять ... Ну? Как вам понравился наш тренажер? Опять -
выкручиват!>ся, молиться на каждый медяк. Я... Видет!> ваши потухшие взгляды. Родные мои, как вер-
Смелее. нуться к вам теперь? Прежним' ничтожеством? Как Удивительная штука,- севшим от волнения го-
я могу вернуться? .. Девиз и'нструкци,и гласит,- поду-
лосом сказал испытуемыЙ.- Все из башки вылетело -
мал испытуемый. Он поднял голову, распрямился, где я, что я... Нейроиндукция, да? Я изучал нейро- ощутил сладостную покорность выдрессирован,ных кндукцию, КОгда учился на невропатолога... мышц. Девиз. Инструкция. Гласит. -
3наю,- оборвал директор,- смотрел ваше досье. Он был бесконечно спокоен. Можете не рассказывать о себе. Рука сжала авт,омат, лежащий на коленях. Потом -
Я ... Не думал, что такое возможно. потянула его к себе, следуя вполне оформившемус!! Манекен обрадовался. желанию. Директор по кадрам продолжал приветли-
-
Все удивляются! А разгадка дешева, как в опе- во улыбаться, профессионально упаковывая отказ. ретте. Сейчас, думаю,. вам можно рассказать. Дело Впрочем, он явно, до неприличия откровенно устал в том, ЧТО это не тренажер. быть живым, он уже неуклонно превращался в исход-
Испытуемый посмотрел на своего будущего на- ный коронованный манекен... Когда посетитель вски-
чальника. нул автомат, лицо директора по кадрам изменилось. -
Не... На секунду он поднял к лицу руки, словно хотел И заткнулся. Директор вбил: заслониться. И тут же опомнился -
вдавил палец в -
Да. кнопку вызова охраны. На лбу его проступил лаби-
Будто гвоздь. р'инт из старческих морщин. Глупец! Забыл, с кем Не понимаю,- сказал испытуемый твердо. имеет дело: с достойным специалистом по J(OHTaKTaM. -
Это скорее полигон. Вас поразила достовер- Испытуемый увидел крохотные, ставШие мутными кость того, что с вами происходит? Так вот. Учтите, глаза. В них не было ничего, кроме страха. В них не эти сведения секретны. Наши биоинженеры конструи- было разума, только страх. В такие глаза легко стре-
руют, затем клонируют в лабораториях Управления лять... Это бессмысле,нно,- подумал испытуемый. Но живых существ и заселяют ими специальные заповед-
я должен. Кому? Странный вопрос. Понимаю, я по-
ники. Там есть не только человекоподо6ные твари, хож на душевнобольного. НО все мы в этом мире которых вы видели. Фантазия биологов безгранич,на. сумасшедшие. Дорогие мои, я делаю это ради вас. На этих полигонах и проводятся испытания. g Скорее! Сейчас сюда ворвутся другие специалисты. Живые существа!.. Огромные глаза были живыми.;, Неизвестно, заряжен ли автомат. Очевидно -
нет. В них горел разум. Они все понимали... :! Тогда придется воспользоваться им, как дубинкой. -
Что с вами~ -
спросил директор по кадрам. ~ Но может быть и заряжен -
для поддержания атмо-
Тяжелый грязный сапог вдавливает в песок голову. ~ сферы основного испыта,ния. Впрочем, О'Н успеет это Разлетает,ся в щепки дерево, на котором сидит до-
.. проверить. 42 !!!!!!!!!~!'!!!!!!!!!!!!'!'!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!'!!!!!'!'!!!!!!!!!!!!!!!'!"!'!!!!'!'!!!!!!~!!!!!!!!!!!!!!!!'!"!'!!!!!~~ .... Амит хотел броситься к ней и сказать, что слова, ~ упавшие меж ними и создавшие пропасть, лживые сло-
Марианна АЛФЕРОВА Когда Амит взял в руки топор, они испугались. Они все поняли и, перетрусив, повалились ему в ноги, как собаки, лизали пальцы. Он нанес два удара, почти одновременно, а затем разрубил идолов на куски. Мертвые, они все еще напоминали людей, только тела их отливали не бронзой, а синевой. Куски Амит бро" сил в выгребную яму, и ОНИ почти сразу же утонули, потому что были тяжелы, как камень. В темноте Амит С.flустился к источнику И долго мылся ледяной водой: ему казалось, что 'грязь не смывается, а впитывается в кожу. Назад, в хижину, он крался, как вор, закутав­
шись в плащ: ему было стыдно, что у него нет больше идолов и он идет по деревне, как нищий или бродяга, как мальчишка, не начинавший жить. Другие осторож­
ней. Шот старого своего идола закопал во дворе под пальмой и вечерами приходил посидеть на его могиле. А новый идол, желтолицый и надменный, прятался за плетнем и наблюдал -
не собирается ли Шот от­
рыть своего старого кумира. ва, а главное ... Он хотел ... Но оба его ИДQла, осмелевшие после прощающих слов Симы, прибежали из-под навеса и завопили напе­
ребой, заглушили все мысли и переполнили Амита глухой злобой и сознанием своей правоты. Он похо­
дил на чучело, набитое прошлогодней СОЛОмой. Он не мог ничего сказать, не мог подойти к Симе и кос­
нуться ее руки ... И она ушла. Амит всПОмнил своих ИДОЛQВ -
толстый нос одного, обвислые щеки другого. Почему они такие безобраз­
Hыe~ Раньше он Не замечал их уродства. И вдруг за­
метил. В тот день, когда ушла Сима. Заметил, что они безобразны, завистливы, злобны. Заметил, что они трусливы. Идолы хотели, чтобы Сима ушла, потому что ее беловолосый кумирчик мешал им. Он говорил тихо, по вечерам терся о руки Симы и просил, чтобы его гладили по голове, он занимал очень мало места, но все равно мешал его идолам ... Теперь идолов у Амита нет. Но и Симы нет ря­
дом -
она поселилась в своей старой хижине на краю деревни. Встречая Амита на улице, Сима подносила руку ко лбу в приветствии и торопилась пройти мимо. И ее идол торопился. Каждый вечер Амит решал, что позовет Симу назад. Придет и скажет ... Но что~ Где найти такие слова, чтобы Сима вернулась? Если б идолы знали их ... НО идолы вопили: не смей, не уни­
жаЙся ... И он не смел. Не унижался. А сегодня разбил своих идолов ... Амит пришел в хижину и сел на циновку. А вме-
сте с ним пришла Тишина. Она легла белым лунным На другое утро, вЫйдя ИЗ хижины, Амит вылил, пятном, упавшим из маленького окна. За Тишиною как положено, десять больших бадей на дорогу, что-
явилась Тоска. Тоска сочла стены, потолок и пол, бы было больше жидкой грязи. Вместе с идолами горшки с фасолью, полки с этими горшками, мотыгу исчезли все дела и заботы, даже в поле Амит не в углу и очаг посредине, пустые корзины И кувшин пошел, а брел по дороге без цели. Одному ходи;ь с водою. Тоска ухмыльнулась Тишине: идолов в хижи- непривычно: Амит все время оборачивался, и неприят-
не не было. Никто не требовал, не кричал, не гне-
ный озноб пробегал по коже, будто прохватывало вался... "Зачем ты их разбил? -
спросила Тоска.- холодным ветром. Первым в то утро он встретил С ними было веселее». "Я устал,- ответил Амит.- Шота. ШОТ нес большую корзину с крышкой, а сле-
Устал их все время слышать ... » дом шествовал его желтолицый идол. В низкой хижине идолы доставали головой до ло-
-
Эй, Шот,- крикнул Амит,-
Я утопил своих идо-
толка. Здесь было душно и тесно, хотелось ругаться, ловl кричать, ДОказывать свою правоту до хрипоты. И ОТ Шот, заслышав голос Амита, вздрогнул. этого Амит уставал больше, чем от дневного зноя 11 -
Да ты не бойсяl Чего ты боишься?! Знаешь, как 'разбивания мотыгой плотной красной земли. без идолов хорошо? Никто не ворчит, не требует ... Амит вспомнил, как уходила Сима. Положила не- Послушай, неужели тебе твой истукан не надоел? Он хитрые пожитки в корзину и взяла за руку крошеч- такой наглый, каких еще не было. Давай мы его ного, похожего на ребенка, идола с белыми волосами разобьем и утопим, а? старика. Утро лишь начиналось, ДОЖДЬ вымыл небо и Шот не отвечал, а убыстрял шаги, почтительно про-
зелень, мир был переполнен светом, а Сима уходила, пуская своего идола вперед. А тот презрительно фыр-
И Амит не мог найти слов, чтобы ее удержать. От чал и раздраженно передергивал плечами. И тут вы-
этой немоты все в нем клокотало и рвалось на части. лез на дорогу Кат и оба его идола следом -
наглые, В ярости Амит схватил ком глины И бросил в спину мордатые,- чем-то схОЖие с теми, которых Амит Симе. Вокруг не было ни души, никто не мог крик- разбил. нуть: "Закон!» Двор был обнесен плетнем, отгорожен -
А где твои идолы, Амит? -
спросил Кат, УХМЫ-
от соседей зарослями орешника. Но над плет,нем ляясь.- Неужели ты совсем без идолов, будто жить внезапно вОзникла круглая бритая голова Ката. Кат начинаешь? 'отворил ворота и вошел. -
Да, без идолов! -
запальчиво крикнул Амит.-
Амит замер: грязь перепачкала все покрывало Плевал я на всех кумирчиков и божков! Я теперь Симы. Сима могла закричать: "Закон»,- а Кат -
услы- могу в ваших дурней, холеных и любимых, грязью шать ... Идолы за спиНой Амита пищали от ужаса... кидаться, а вы мНе ничегошеньки не можете сделать, -
Неужели Амит швырнул грязью? -
спросил ясно?! Кат, облизываясь, как кот, и обходя Симу вокруг.-
-
Кидайся, кидайся,- презрительно выпят,ил губы Почему ты не кричишь? Не зовешь на помощь? Кат.- Только все равно без идолов жить не сможешь. 'Идолы Ката, здоровые, мордатые, веалились во -
Смогу! -
замотал головою Амит. двор. Они прыгали и плясали, предвкушая забаву. Ка<т засмеялся. Засмеялись е<о идолы. Захрюкали, А идолы Амита ничего сказать не могли, они спря- ~ запрыгали От восторга. Амит схватил ком грязи по­
тались под навес, где Амит держал ослика, когда у .. больш~ 11 швы?нул Катову идолу в лоб. Второй кусок него был ослик... :! чернои ЖИРНОИ грязи -
другому в рот. Нате -
Il0да-
-
Мне незачем кричать "Закон», я сама упала в ~ витесы Э, как я вас! А вот ещеl И еще! Не нравится? лужу ... -
прошептала CI1Ma, а беловолосый ИД<lЛ ее.< Ничего, питайтесь! заплакал. .. Амит швырял И швырял,непрероIВНО, подле него 43 на дороге образовалась целая яма. Идолы, облеплен-:;; -
Он,и лгали,- пробормотал Амит. ные грязью, выли. Первый, носатый, под тяжестью ~ -
д ты сделай вид, что веришь ... Как же без идо-
налипшей грязи шатался и готов был рухнуть. Дмит -
ла?! Без ИДОла всегда так и бывает, как с тобою .•• схватил ком грязи побольше, размахнулся, бросил и... ТЫ бы потихонечку вырастил себе нового, а прежНl'tх Сорвалась рука, и грязь полетела не в идола, а в припрятал ... Ката. Потекли черные струи по лицу, по груди, по -.Они похОЖИ на Катовых,- упрямо бормотал белой накидке, стоимостью в три корзины фасоли. Дмит.- Они противные ... У, каl(ие противные ... Идолы завизжали от радости. Д люди, что собрались «ОТ идолов какая польза? -
думал Дмит.- Идолы вокруг И наблюдали с замиранием сердца, предвку- не принесут воды, они лишь вечно ссорятся и требу-
шая, завопили: «Закон!» Крик пронесся над деревней ют, требуют, требуют... Они не дают человеку жи'гь и достиг дальней хижины, где жила Сима. и умирать не дают спокойно. Хорошо, что он с ними Дмита схватили и поволокли, руки заложили за разделалея. Если б можно было еще и Катаных идо-
спину. Кат бежал впереди и показывал путь. Впрочем, лов разбить и утопить там же ... Но не выйдет. К"то-
и без него знали. Дмиt заметил, что у двоих, его вы идолы -
это Катовы идолы, и только Кат над ними держащих, не хватает кисти на правой руке, и похоло- властен ... » дел, понимая, что эти ни за что его не отпустят. И Кат не помилует. Это не Сима ... -
Сима! Сима! -
звал Дмит. Тихо в хижине. Тихо и холодно. Некому принести хвороста и разжечь огонь в очаге. Во рту сухо, голо­
ва пылает -
некому водой смочить губы и лоб... Кто-
Толпа бежа,'а за Катом и пленником, а следом то прошел ПОд окном. Остановился. Потом двинулся неслись идолы. Они выли, кричали, визжали, вцепля- вновь. Шлеп-шлеп. Это босые ноги ступают. Д сзади Л'ИСь друг другу в волосы. Путь до жертвенного кам- ап-ап .. , Это идол плетется следом ... н,я через священный лес не мал, но кончился для Шелестит циновка. Знакомые шаги... Сима! Дмита быстро. Вот и камень -
серый, ноздреватый, Ну конечно пришла! И идол с нею, привычно гла-
с изголовьем и углублениями для рук и ног. Д над дит его по голове ... ним священное дерево протянуло узловатые ветви, -
Дай водыl -
гневно требует Дмит.-
Д своего похожие на старческие руки Шота. урода гони вон! От идолов все беды! _ Ложись,- приказал Кат. Сима закрывает голову покрывалом и хочет уйти. Дмит рванулся, ,но его повалили, тугие петли об-
-
Нет, стой ... Не уходи ... И этот ... так и быть ... хватили руки и лодыжки. Он вновь рванулся, уже не пусть остается ... надеясь вырваться, лишь желая увидеть Симу. Но Сима колеблется ... петля захлестнула горло и душила. Дмит захрипел, -
Останься,- Дмит уже не кричит, а просит и пла-
опрокинулся на спину... Все! Нет спасения! Кровь чет, сам того не замечая, и протягивает в сторону билась в висках, во рту пересохло. Кат суетился над Симы искалеченную руку ... ним. Он так торопился, что не смыл грязи с лица и И просыпается ... шеи. В руках у Ката появился топор с темным нечи- Нет в хижине Симы. И ночи нет. Солнце забралось щенным лезвием, похожим на тот, которым ДМИТ В хижину, обрызгало все золотыми пятнами. Д на разбил идолов, только тяжелее и массивнее. полу возле постели чашка, и в ней вода, и плавают Наконец приготовления закончились. Кат встал по- белые лепестки ... Так приходила Сима ипи это только удобнее и замер. Смолк говор людей, их дыхание почудилось ему? И был лишь сон о примирении и ушло. Ветер стих. Дмит не видел стоящих вокруг -
любви? лишь толстые ветви, что протянулись над ним. Листва Снаружи кричали. Шум был под самыми окнами обвисла, ожидая вместе с человеком удара. Дмит и проникал в хижину. Дмит встал, придерживаясь здо-
смотрел на листву священного дерева, широко открыв ровой рукой за стену, и вышел наружу. Ему показа-
глаза. ПО закону ЭТО ПРОИСХОд'ИТ, когда человек опу- лось, что шум имеет отношение к нему ... скает веки. Но Дмит не моргал. По скулам его кати- Сначала он увидел Шота. Тот стоял в стороне, как лись слезы, глаза жгло. Но он -
не моргал. Кат топал всегда, с корзиной в руках. Д спесивый его идол от нетерпенияногами, кричал ... Дмит не моргал. Но сидел в стороне и грелся на солнце. Тело идола бле-
тут подскочил один из идолов Ката, наклонился низко, стело, отливая благороднqй желтизной. Потом Дмит выпучил пустые глаза, похожие на внутренности. От увидел Ката и двух его распухших чудовищ ... И, нако-
нагретой солнцем башки идола пахло теплой грязью. нец, за спинами стоящих людей и прыгающих от Дмит зажмурился от отвращения. В тот же миг раз- восторга идолов -
Симу. Она хватала комья грязи и дался короткий свист, удар и хруст. Кровь хлынула швыряла их в Катовых идолов, но никак не могла из отрубленной руки. Оба Катова идола подбежали и, попасть, и комья шлепались обратно в лужи. Дорогу толкаясь, стали пить алую горячую жидкость. Осталь- тоЛько что ПОЛИЛи водой, Сима вся перемазалась -
ные идолы толпились вокруг и слизывали с камня ее юбка покрылась серыми пятнами, а слезы высеет-
брызги,.. лили на перепачканных щеках две тонкие дорожки. Шот протиснулся меж идолов и разрезал ножом -
Это за Дмитаl -
кричала Сима, и вновь наби-
веревки, что связывали Дмита. Культю он обернул раЛа пОлные пригоршни гряз.и, и швыряла, почти не чисто вымытыми заранее приготовленными листьями видя, куда летят комья. Д Кат расплывался в наглой священного дерева. Шот действовал обстоятельно и улыбке и, как показалось Дмиту, подходиЛ' ближе, неторопливо -
за такую перевязку придется отдать подставляясь ПОд удар. Его не трогало, что грязь корзину фасоли. Д может быть, Шот потребует еще обольет лицо. Его интерес,овало то, что будет после и козленка. С каждым приношением идол Шота раз- того, как прокричат «ЗакоН» ... дувается от спеси. Д когда-то Шот был другим чело-
-
Сима! Симаl -
закричал Дмит, холодея.- Оста-
веком. Тогда жил у него прежний идол, которого он новись! Остановись ... закопал. Шот ходил с ним по лесу, собирая травы и Сима, как ослепшая, повернула лицо в его сторону распевая песни. Д с новым идолом Шот никогда не и посмотрела, но не на дм,ита, а как-то сквозь ... Д по-
пел... g том в' отчаяньи опять схватила кусок грязи и швырнула -
ТЫ глупый,- говорил Шот Дмиту.- Зачем ты,:, уже намеренно в Ката, позабывшись ... Кат утерся по­
разбил своих идолов? С идолами надо осторожно.:!! лой своей белой накидки, отплевался и завопил: Пока не завел нового, старого не бросай. Ты -
МОЛО- ~ -
Закон! доЙ. гnлова горячая... Ну и выкинул -
раз-раз! Надо.'С и все вокруг подхватили: ж такое учудить, а?!.. '" -
Законl 44 Сима' замерла ... Огляделась Вок'руг... Происходящее :;;' !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! медленно до нее доходило. И-поняла... Побледнев, ~ , •••••••••• попятю1ась. Сжала кулачки. Меж пальцев, выжатаЯ'-1I потекла грязь. Нет ... -
пробормотала Сима и замотала головой. Закон! .. -
неслось со всех сторон. Стойте! -
Амит стал протискиваться вперед, к Кату, придерживая' перевязанную культю, как мла­
деНца.-' Я замену . дам, замену ... -
и . ОН вытянул впе­
ред здоровую руку. Внутри,там, где желудок, cдe~ лало:сь гтУ'сто, а вокруг тела на мгновение образова­
лась невидимая твердая кожура, и все вокруг это ощутили и попятились ... Но Кат взглянул на Амита лишь мельком и, рас­
плывШись в улыбке, положил руку на плечо Симы. Та сжалась, пытаясь ускользнуть от короткопалой толстой руки Ката. -
Не нужна замена! -хмыкнул Кат, и .дмит бро­
силсявперед, целясь здоровой рукой Кату в нос. 'Но Шот очутился между ними, он повис на Амите, и вдвоем оНи рухнули на дорогу. Амит стукнулся культей о камень и закричал. Он кричал от пустоты внутри и отчаянья, а стоящие вокруг думали, что он кричит потому, что кровь вновь течет из раны. -
Ты с ума сошел, Амит,- шептал Шот ему на ухо.- Ты без одной руки намаешься, а без двух совсем пропадешь. А Симе что ... С Симы не убудет ... д Кат вел Симу в свою хижину, ее маленький идол бежал следом. спотыкаясь, как слепой, и плакал без­
утешно, как ребенок. Зато Катовы ухмылялись во всю ширь своих толстыx морд. Сима остановилась на пороге хижины, ухватил ась за крашеные столбики и выглянула наружу из-под Катовой руки, будто про­
щал'ась. Кат толкнул ее в спину, и она скрыл ась в хижине. Следом протиснулась его толстая туша. Шат­
кая бамбуковая дверь закрылась ... Тут же оба Катовы идола прилипли к окнам, выста­
вив толсТЫе зады. дмит вскочил, оттолкнув Шота, охватил т'олстый прут и стеганул идол,ов по задам. Они завыли, а люди вокруг захохотали. Амит хлестал Катовых идолов, пока не обессилел. Потом повалился на землю и лежал, судорожно втягивая ртом воздух. Постепенно' толпа раэошлась. У дверей остался лишь Амит;два' избитых идола Ката да бел,оголовый идол Симы. Он сидел на ст'арой циновке. у входа и весь дрожал, а гю лицу его стекали крупные капли пота ... Серrей КА3МЕНКО Утолщение на кОНчике побега росло на глазах. Бледно-зеленое вначале, оно постепенно наливалось соком, желтело, потом начало краснеть и теперь спу­
стя десять минут, достигнув размера неболы.uого арбу­
за, уже отливало фиолетовым. Еще две-три минуты, и эккиар созреет -
но Ондизаг никак не мог заста­
вить себя протянуть руку к заманчивому плоду. Есть хотелось зверски. С самого утра, а точнее со вчераш­
него вечера, во рту у него не было ни крошки. А тут в паре шагов перед ним висел, чуть покачиваясь На тонком черенке,великолепный эккиар... И все же Ондизаг не решался приблизиться к плоду И взять его в руки. Урок, полученный в один из первых дней пребывания на Алькаме,- нет, Ондизаг был не из тех, кто забывает подобные уроки. Даже мастерство местных лекарей, за какие-то два дня излечивших его ожоги, не изгладило памяти об ужасной, почти непе­
реносимой боли, рисковать снова -
нет, к этому он еще не был готов. И дернул же его черт п,ойти без провожатогоl Дорога в соседнее селение шла берегом ручья, и Ондизаг не раз за время жизни на длькаме ходил по ней- но никогда не ходил один. Всегда вместе с ним был кто-нибудь из местных жителей. Д сегодня утром он проснулся очень рано, едва лишь начало светать, и не стал дожидаться попутчиков. В крайнем случае вернусь назад,- подумал он, выходя на тро­
пинку. Кто знает, быть может, не попытайся он вер­
нуться, и авантюра эта закончилась бы вполне благо­
получн,о. Эккиар, висевший перед ним, совсем почернел. кожура его сморщилась, черенок высох, и на нем ясно обозначился пробковый слой- стоило лишь слег­
ка потянуть, и плод сам свалится в руки. А внутри, под тОНКой кожурой- Ондизаг так ясно представил себе Сима зажгла светильник и поставила ето на низень- это, что рот моментально наполнился СЛЮНОЙ,- была ~ий столик, Горьковатый запах горящего масла напал- сочная красная мякоть, великолепн,о утоляющая и нил хижину. Давно наступила нqчь, но Сима не ложи- голод и жажду.' лась... Пока она двигается, метет пол, носит воду, Или отрава. П'Ока руки ее ,и ноги заняты, в голове сохраняется Рисковать не хотелось. В конце концов, без пищи холодная пустота, и память не мучает ее. он сможет протянуть долго. Без воды труднее, но Неожиданно пламя в светильнике заколебалось: рано иЛи поздно, если не пойдет дождь, он наткнется кто-то открыл дверь и остановился. Она различила на какой-нибудь ручей. Здесь, в этом лесу; много темный силуэт на пороге. ручьев, Ондизаг прекрасно помнил это. Да и вообще, -
Кто здесь? -
прошептала Сима и задрожала... дело не в воде и не в пище. Его наверняка найдут Ей почудилось, что это КаТ. Она коснулась плеча гораздо раньше, чем их отсутствие станет критиче-
своего идола. Тот спал, укры·тыЙ толстой циновкой, ским. Опасность в другом -
в том, чтq он, отличаясь и стонал, и всхлипывал во сне. от аборигенов, Аль камы в каких-то мелочах, co"ep~ . -
ЭТО Я,- ответил тонкий, будто детский ГОЛОС.- шит н:простительную здесь ошибку, и лес этот, ка-
Я, новый идол Амита... завшиися всегда таким уютным и безопасным, когда Идол шагнул внутрь хижины, на свет, и Сима уви- Ондизаг бывал в нем не один, навеки поглотит его дела, что ростом он не больше пятилетнего ребенка и растворит без следа. Это для аборигенов здешний и еще нетвердо стоит на тоненьких ножках .•. И личи-
лес -
как родной дом. Это им он Bcer,r:ia даст и кр'ов, КО . У него красное, сморщенное, к&к у новорожден-
и пищу, и ощущение безопасности. А Ондизаг навсе-
ного. А голова совсем голая, ЛIfШЬ на макушке хохо- гда останется здесь чужим, как бы н ... пытался при-
лок темных курчавых волос. способиться. -
Я пришел от Дмита,- проговорил идол, глядя ~ Впрочем, он и не старался приспосабл,иваться. НИ-
снизу вверх в лицо Симы темными печальными гл а- А когда не старался. Приспосабливаться к миру -
это зами,- ОН просит тебя вернуться. Тебя и твоего:!! удел низШих рас, Ондизаг никогда не позволил бы идола... ~ себе ступить на этот путь. Раса, представителем кото-
И он протянул руку, но не к Симе, а к ее идояу,.'( рой он был, уж'е тысячи nСТ наращивала свое мору-
}I коснулся влажных спутанных белых волос... "щество именно тем; что приспосабливала бесчислен-
45 I'fые миры к своим нуждам, ,."ичем делала это исклю-:Оощутил нечто вроде ущербности, собствеН11О!! непол­
чительно силами других, низших по предназначению ~ ноценности. Он, привыкший всегда чувствовать свое рас. Потому что владела способом заставить эти расы -
превосходство над представителями други,х рас,- хотя служить своим целям без малейшего намека на при-
и не выставляя это свое чувство напоказ,- вдруг ощу-
нуждение, а значит и без малейшего повода к ока- т 101:11, что вот здесь, наедине с этим лесом, он беспо-
занию сопротивлен,ия. Насилие и' угнетение были из-
мощнее и НИЧТ'ожнее последнего из абори,генов Аль-
начально чужды представителям расы Ондизага. Да и камы. Зде.wнИЙ лес даст укрытие, накормит и напоит многого ли можно добиться насилием и угнетением? любого из них -
но чужака он готов уничтожить и Сколько их было -
завоевателей, сил,ой покорявших поглотить. И пяти месяцев, проведet1НЫХ на Алькаме, иные миры? Где они теперь? Даже память о них не конечно же, недостаточно для того, чтооы перестать сохранилась -
лишь следы разрушений, мертвые и быть здесь чужаком. Возможно, для этого не хватит безжизненные планеты, иногда встреча,ющиеся на и целой жизни. галактических путях. Законы развития неумолимы, они Даже если ЖИЗI+Ь его не ооорвется в ближа!!шие не оставил,и завоевателям места во Вселенной. Как и часы. техногенным цивилизациям. ОН услышал легкий шорох справа и резко повер-
Последние, впрочем, выполнили свою миссию, нулся. И тут же облегченltо вздохнул, потому что соединив МНОГ04исленные обитаемые миры сетью над- из-за СТВОЛа дерева показался Киунга. Cnacettf -
по-
пространственных коммуникаций, связав их в единое думал Ондизаг, и все страхи, мучившие его еще ми-
целое вне зависимости от разделяющего в простран- нуту назад, растворились в воздухе. Спасен! стве расстояния. И ушли навеки, освободив место -
Рад видеть тебя живым, Учитель,- сказал Киун-
иным цивилизациям и иным расам, более приспособ- га, подходя ближе.-
Тебе не' следовало ухоД'ить в ленным к дальнейшему развитию. Возможно, думалось одиночку. иногда Ондизагу, и мы тоже всего лишь выполняем -
Я тоже рад тебя видеть,- ОНДИЗIIГ &Стал, отрях-
некую историческую миссию, распространяя свое НУЛСЯ.-
Я тут чуть было опять не влип в какую-то влиЯние на все большее количество миров. Придет историю. время, и мы тоже сойдем со сцены, уступив место -
Кейенко,- небрежно бросил Киунга, и чуткое кому-то другому. Но -
и в этом он никогда не сомне- ухо Ондизага насторожилось. Этого слова он еще ни-
вался -
время такое придет еще очень и очень не когда не слышал и затруднился бы высказать хоть скоро. какое-то предположение о его значении, так неооыч-
Раздался негромкий щелчок, резкий и отчетливьrй fЮ для местного языка оно звучало. А ведь даже сре-' в абсолютной тишине предзакатного леса, и Ондизаг ди своих изощренных в лингвистике соплеменников очнулся от своих размышлений. На кожуре экк,иара Ондизаг по праву считался одним из лучших. У диви-
ясно обозначилась длинная -
сверху донизу -
трещи- тельно! прожив на Алькаме уже пять месяцев, осно-
на. Еще щелчок -
и новая трещина ооразовалась ря-
вательно изучив многие диалекты, на которых гово-
дом. Потом два щелчка сразу, мгновение тишины и рят аборигены, продвинувшись, 1(111< ему казалось, в целая очередь щелчков. Ондизаг не успел даже как разработке метаязыка для этой планеты, он вдруг следует удивиться, а поверхность эккиара уже была столкнулся со словом, совершенно ему t+eпонятным! покрыта сетью трещин, разбивших черную кожуру на Это немедленно, несмотря на усталость, несмотря на мелкие чешуйки, которые начали скручиваться по кра- пережитые опасttoсти прошедшего дня, пробудило в ям и с легким шелестом, как кусочки бумажного пеп-
нем инстинкт исследователя. Ведь за каждым словом ла, осыпа,ться на землю. Не прошло и минуты, как в каждом языке сто-ит какое-то понятие, и никогда эккиар повис перед л'ицом Ондизага тяжелой крова- нельзя с дост,оверностью предсказать поведение пред-
во-красной грушевидной каплей, слегка раскачиваясь ставителя низшей расы в определенной ситуации, если и маслянисто поблескивая. Такого Ондизаг еще ни- не овладеешь в достаточной степен," понятиями, ко-
КОГДа не видел, но -
от усталости или от удивления -
торыми оперирует его сознание. не сразу сообразил, чт'о это может быть опасно. Он -
А-та лика нуага? -
осторожt.lо спросил он Киу-
отступил на шаг, другой и застыл, не в силах оторвать н,гу. взгляд от этого странного плода. И тут черенок эккиа-
-
Е. Кама нгоро туабо коррегали стом. Pёl обломился, и ярко-красная капля разбилась о ко- Онр/изаг понял, что спросил не то lff!И не так. Ки-
рень породившего ее дерева. Ондизаг вовремя за- унга либо уже позабыл топько что брошенное слово, держал дыхание, но все равно его едва не вырвало либо предпочел сделать вид, что н-е понял существа от распространившегося в воздухе зловония. Хорошо вопроса. Так или иначе, переспрашивать не стоило. еще, что ни капли жидкости не попало ни на кожу, Ондизаг вообще старался держаться предельно осто-
Ни на одежду. С трудом сдерживая дыхание и ста- рожно, по возможности скрывая свой специфический раясь не бежать, чтобы не попасть в какую-нибудь интерес к языку аборигенов. Кто знает, как они мо-
новую ловушку, заготовленную проклятым лесом, гут себя повести? Тем более, что, оказывается, какой-
Ондизаг зашагал прочь. т,о пласт их сознания остался далено в сто'роне с>Т Только шагов через двести он остановился, чтобы его ",сследовательского взгляда. отдыщаться. Зловоние сюда не д,олетало, воздух был Пять месяцев назад Ондизаг не понимал _ единого свеж и -
видимо, по контрасту -
удивительно арома- слова в и-х языке. Сегодня он мог I'Oворить свободно тен. Ондизаг устало опустился на, землю, прислонил- пра,ктическ", с любым обитателем планеты -' даже с ся СП"'НОй к стволу старого киерса и переi3ел дух. теми выходцами с Южных островов, чей язык был ЧТО ж, подумал он, вот я и попытался вырастить с,овершенно t+eпонятен жителям его деревни. Овладев эккиар. И ведь все, казалось бы, делал по прави- строем мышления аборигенов, он не испытавал ни лам -
не зря же так долго наблюдал за аборигена- малейших трудностей в налаживании контакта с лю-
ми. Да и они никоrда не скрывали от него своих бым из них: изощренный разу,м мгновенно схватывал приемов, всегда были рады помочь, научить чужака новые слова н грамматическ_ формы, И уже через своему искусству ... Точно так, как делают это абори- полчаса-час общения Ондигаз мог легко и без малей-
гены, Ондизаг отыскал подходящий побег, прищипнул шего недопонимания разговаривать на самые отвлечен-
верхнюю почку, надавил ногтем у основания, а потом g ные темы, незаметно даже для себя самого экстра­
легкими Движениями стал поглаживать это место,;' полируя и классифицируя полученную лингвист,иче­
пока не убедился, что на конце побега начинает набу- ~ скую ",нформацию. хать желанный плод. И вот результат... И некому по- ~ Он был достойным представителем С80ей расы. МОЧЬ,ПОДСКSзать, что же он сделал не так, в чем ~ Овладев ЯЗЫком какого-л,,,,бо народа, соплемеННИf(И ошибся. Впервые, наверное, с своей жизни Ондизаг 111 Ондизаrs без труда затем овладевали и самим наро--
46 дом. Ве-дь eCI1+f несомненно то, что язык является от-
i=:' ПОНятие лежало в стороне от системы понятий, кото­
ражением мьiслительных процессов, то верно и обрат- ~ рыми описывался м",р на языке расы Ондизага. Сам ное -
сама мысль, существуя в виде выраженных ело-
-, он способен был пользоваться любовью, способен вами абстракций, является в определенном смысле был изображать любовь, он даже мог, отвлекаясь от порождением языка, на котором она сформулирована.· своей высшей сущности и снисходя до мышления на А раз так, то, изменив язык, на котором говорит тот языке какого-нибудь из низших народов, отчасти по-
иЛи ИНОЙ народ, можно изменить и весь строй его нять, что это такое. Но все же любовь как таковая мышления, можно направить это мышление по жела- всегда оставалась для него чем-то чуждым и внешним. емому пути, преследуя собственную вполне определен-
Не любовь объединяла людей расы Ондизага, не она ную выгс>ду. Именно так поступала раса Ондизага. двиr'ала ими в покорении Вселенной. А что? Он над Именно с этой целью он и прибыл на Алькаму, и этим не задумывался. Думать над такими вещами-
Алькама была не первым миром, который ОН посетил. удел Енгари кООбе. Если ему повезет, если он когда-
Конечно, сам он не сможет воспользоваться плодами либо достигнет этого высшего статуса -
тогда и он СВОИХ трудов -
сознание меняется медленно, посте- будет думать о вещах, которые движут всем сущим. пенно, а жизнь человеческая коротка, и не одно по- Но право думать об этом еще предстояло заработать. коление сменится, прежде чем далекие потомки Он- Хромая, -
колено совсем разболелось, -
он вошел дизага смогут прийти на Алькаму как законные хо- в свое жилище, одну из многочисленных ячеек, обра-
зяева. Но его это мало волновало. Он видел перед зованых выростами на I<ОРНЯХ каких-то ме'СТНЫХ де-
собой конечную цель, видел смысл своей работы. Раса ревьев, и рухнул на мягкое ложе ... Ондизага отличалась терпением и настойчивостью, и Долго дремать ему не дали. Вскоре в жилище во-
ничто пока не смогло остановить ее продвижения по шел лекарь и, что-то неразборчиво бормоча себе под Вселенной. Понимания этого было достаточ,но Ондизагу, нос, принялся туго бинтовать Ондизагу колено длин-
чтобы чувствовать, что жизнь его не напрасна. ным листом айяга, предварительно смазав его какой-
До деревни Оl(азалось совсем недалеко. Чуть боль- то ароматной мазью. Он не успел закончить, как ше километра. Это, конечно, нисколько не удивило боль совершенно утихла. Ондизага. Он с самого начала знал, что блуждает где-
Когда лекарь ушел, соседки принесли пищу -
толь-
ТО поблизости. Как знал и то, что сам, в одиночку, КО что выращенные плоды дладде и горячую кашу скорее всего обречен на долгие и бесплодные ски-
из сонто, -
его любимую еду. А после ужина пооди-
тания ПО лесу и, возможно, даже на гибель. Точно ночке и группами стали заходить жители деревни, и так же, как Киунга, спокойно идущий впереди Онди-
для каждого из них у Ондизага находились свои сло-
зага по узкой тропинке, был бы беспомощен в недрах ва, с каждым было о чем поговорить и что вспомнить, насыщенного техникой Танкога, планеты, на которой И вСКоре даже память '0 тяжелом дне не омрачала Ондизаг родился и провел детские годы. Там все было настроения. ЧТО с того, что он заблудился и чуть не привьiчно и безопасно для Ондизага, там любой чело- погиб в лесу -
ведь все это в прошлом, А сейчас век был защищен от последствий собственной глупо- можно было весело посмеяться вместе с аборигенами суи или неосторожност·и многочисленными блокиров- над своиМи приключениями и не думать о том, чем ками -
и все же Киунга наверняка потерялся бы в они ему грозили. том мире и вполне мог бы погибнуть. Просто из-за И только одно не давало Ондизагу покоя. «Кейен-
того, что мышление человека изначально не подго- ко». Слово, оброненное КиунгоЙ. Ондизаг с трудом товлеНо к восприятию реальности иного мира и его ОТГОНял от себя мысль впрямую спросить кого··нибудь реакции мо{'ут оказаться непредсказуемыми. Ведь и о его значении. здешний лес тоже наверняка снабжен всеми мыли-- Но наконец наступила ночь -
время отдыха. Стены мыми системами защиты -
и все же он едва не убил перестали светиться, вход постепенно затянулся гу-
Ондизага. Со временем, если не спучится ничего не- стой сетью не то корешков, не то побегов, а ложе предвиденного, у Ондизага выработаются все необходи- приобретало особую, свойственную только ночному мые навыки, он научится мыслить так, как мыслят оби- времени мягкость. Он и сам не заметил, как заснул. татели Алькамы, и тогда этот лес превратится для него Утро начиналось с уроков. Ондизаг и учил, И учил-
и для других представителей его рась/ точно в такой ся сам. Еще в глубокой древности люди постигли, что же родной дом. Со временем это придет. Как и то, такой способ общения незнакомых кулЬтур приносит что здешние жители, подобно обитателям Танкога и обоюдную пользу, и эта традиция -
традиция рассы-
еще множества других миров, будут не за страх, а лать по Вселенной с'транствующих учителей -
была, за совесть служить расе ОНДИЗдга. Они поймут, что пожалуй, одной из немногих, общих почти для всех в этом заключается их высшее предназначение. Они человеческих цивилизаций. Люди, заселившие некогда поймут -
Ондизаг достаточно умен, чтобы вложить бесчисленное множество миров, с течением времени в их сознание это понимание. все сильнее отличались друг от друга -
дивергентное Только выйдя на поляну перед деревней, Ондизаг развитие бь/ло естественным следствием жизни в раз-
понял, насколько он устал. У него едва хватило сил ных условиях. Но с древнейших времен человечество дотащиться до своей жиЛой ячейки -
но даже край- инстинктивно противопоставляло неизбежной дивер-
ния усталость не помешала ему привеТI1ИВОЙ у·лыбкоЙ генции стремление к узнаванию и сближению, к пои-
отвечать на улыбки встречных аборигенов. Раса Оиди- скам точек соприкосновения -
даже тогда, когда не зага никогда не пренебрегала внешними выражениями было для этого иных стимулов, кроме • жажды позна-
дружелюбия, справедли·во считая, что это всегда оку- вать новое. После того, как с исторической арены пается. Впрочем, они даже и не Зддумызались никог-
ушли завоеватели, делавшие ставку на силу и подав-
да над такими вещами -
просто дружелюбное пове- ление непокорных, теНденция эта усилилась, и долгие дение было у них в крови, они H€ МОГЛИ и не умели скитания из мира в мир носителей незнакомых ку'ль-
вести себя как-то иначе. Как рассказал по пути Н:иун- тур НИ У кого не вызывали ни удивления, ни протеста. га, в дереВНе совсем недавно узнали, что ОН пропал Все миры были открыты для любого человека, и ни-
в лесу, и тут же десятки аборигенов отправились на кто не опасался эа целостность своей культуры перед поиски. Ведь его здесь любили. нашествием чужеземцев, ибо история свидетельст-
. Раса Ондизага умела внушать к себе любовь. Все g вовала, что пришельцы, задумавшие поселиться в ка­
его соплеменники воспринимали эту ПЮUОВЬ как нечто .. ком-то мире, очень. скоро, всего через несколько по­
впОЛне естественное. И так же естественны были для :!! колений становились неотlЖЧИМЫ от аборигенов -
или них ответные чувства к представителям других рас -
~ в~/нуждены быnи уiliти. сродни тем, что испытывают к домашним животны.ё Все пришельцы, кроме расы Ондизага. или же к привычным, удобным вещам. Любовь -
это '" Это б!>/ла единственная, наверное, раса, которая умудрялась везде сохранять свою сущность. Благодаря ;о не удалось. «Кейенко, кеЙенко ... » -
звучало у него в этому обретала она все большее могущество во Все- ~ сознании странное слово. Он стал мысленно произно­
ленной. НИ один завоеватель даже ценою титанических -
сить его на самые разные лады, но оно оставалось усилий не смог бы получить на той же Аль каме и по-прежнему непонятным, и в душе Ондизага нара-
ничтожной доли того, что с полным основанием рас- стаЛа тревога. Еще тревожнее становилось от того, считывал принести своей расе Ондизаг. что ему почему-то совершенно не хотелось выяснять Ученики -
по утрам учились только дети -
собра- у кого-то значение этого слова. Эту странность Онди-
лись на поляне. заг отмечал за собой здесь уже не впервые. Ощуще-
-Е туай китану, -
приветствовал он их на языке ние было такое, бу,IJТО он стыдится расспрашизать «нкода». аборигенов о некоторых вещах. Но как, как он, пред-
-
Е киантануай ки,- хором ответили дети. ставитель высшей, призванной властвовать расы может И начался урок. испытывать чувство стыда перед низшими -
или пе-
Собственно, это не был урок в привычном смысле. ред теми, кому суждено стать низшими?! На языке Просто разговор -
живой и веселый. Раса Ондизага расы Ондизага даже само понятие такого стыда не-
отличалась умением разговаривать и в простом раз- возможно было бы выразить, и он вдруг поймал себя говоре сообщать собеседнику столь многое, что по- на том, что думает о своем состоянии на языке а50-
мимо его воли это навсегда откладывалось в памяти. риге нов. В этом умении и был основной источник силы расы Это уже никуда не годилось. Ондизага. И еще, конечно, в их языке. Вернее даже, Это могло завести его слишком далеко. это было ВО многом одним и тем же -
язык и особые Легкая занавеска, закрывшая с наступлением жары способности расы. Ведь мысли формируются ИЗ слов. вход, шелохнулась, и на пороге его жипища показа-
Слова есть абстракции, которыми можно оперировать, лась Тьяги -
самая красивая, наверное, девушка, кото-
а язЫк образует, кроме того, некий набор правил, рую он видел на Аль каме. ПО крайней мере, с точки заложенный в самой его структуре, по которым мо- зрения Ондизага. Жаль, что она была другой расы, гут группироваться понятия. И оказывается, что уже из- и Ондизаг не имел права передать ее потомкам свои начально несет он в себе многие из тех мыслей, ко- гены. Жаль ... -
и вдруг кровь бросилась в лицо Онди-
Topble на нем можно выразить или даже просто «по- загу. Прежде сама мысль о возможности подобного думать». Тот, кто разговаривает на тего-эхани, неспо- преступления не могла бы прийти ему в голову. собен к мыслям о насилии. Только на диалектах эф-
Нет, определенно с ним творилось что-то неладное. фенгеда можно выразить принцип запрета повторений, -
Привет, чеЛОвек без рук, -
сказала Тьяги, улыб-
неведомый носителям других культур. И только в языке нувшись. расы Ондизага существует, скажем, загадочное для -
Привет, -
он постарался скрыть свое состояние, ГОворящих на иных языках понятие «Енгари кООбе». но голос все равно прозвучал как-то глухо и неесте-
Язык -
не только продукт мысли, не только носитель ственно. Впрочем, только изощренный слух человека мысли -
он еще и «материал мысли». его расы уловил бы в нем следы внутреннего смяте-
Именно на этом и держалось могущество расы ния. -
А почему «без рую,? Ондизага. В ответ она только рассмеялась. Потом отвела за-
Потому что каждый из ее представителей был при- весу рукой и прошла к дальней от входа стене его рожденным лингвистом. Он легко и непринужденно жилища, туда, где на уровне человеческого роста она усваивал другие язы1,' быстро овладевал правилами образовывала узловатый выступ. Остановивши·сь в их построения, порою неведомыми даже тем, кто на полуметре от стены, Тьяги протянула вперед руку и, них разговаривал, и проникал в мыслительные струк- сосредоточившись, начала водить рукой по выступу. туры, которые скрывались за этими правилами. Легко, Ондизаг не раз видел, как это делается, не раз пы-
непринужденно, быстро... хотя разнообразие челове- тался повторить -
безуспешно. А сейчас он даже не ческих языков в ту эпоху было таково, что все языки следил за тем, что она делает -
просто смотрел на древней Земли представлялись Ондизагу и его сопле- ее профиль, на руки, словно выточенные из слоновой менникам не более чем диалектами одного общепла- кости, на изгибы просвечивающего сквозь легкое оде-
нетного языка -
ведь люди на Земле жили в сходных я-ние тела. Краска стыда постепенно отливала от лица, условиях... мысли потекли спокойнее. Греховное желание, так С детьми Ондизаг занимался недолго -
часа два. поразившее его самого, уступило место расчету. Мысль Затем просто бродил по деревне, разг-оваривал с о потомках, конечно, была случайностью. Зачем ему людьми, что-то рассказывал, слушал их рассказы, пы- это, кОгда в его власти поселить в ее сознании безум-
тался временами -
довольно не умело -
помогать им ную любовь к нему и нежелание иметь детей. Испо-
в их повседневных делах. дволь, ненавязчиво он уже делал это -
внушать к сеЕе Он уже почти готов был к тому, чтобы посеять любовь так просто и так обычно для людей его расы. здесь семена нового мышления. Почти готов -
НО что- ПОЧТИ все заводили себе верных, преданных подруг то ему мешало. Какая-то непонятная недосказанность в других мирах -
на несколько месяцев или даже лет. все же оставалась в его разговорах с аборигенами. «Акфрэ» -
так называлось это на языке расы Онди-
Вернее даже -
смутное ощущение недосказанности. за га. Но неожиданно для себя он понял, что думает Или тень Ьт смутного ощущения. Как ни старался Он- об этом на местном языке, думает местными СЛОilами: дизаг убедить себя в обратном, все же оставалось «биквонг», «игин-го», «ТУГОО-КЭ». Постыдными; низмен-
что-то в мышлении обитателей Алькамы' до сих пор ными словами -
и снова кровь прилила к щекам Он-
скрытое от его понимания, и услышанное вчера не- дизага! понятное сл-ово служило тому подтверждением. Нель- Между тем из выступа в стене показал-ся мясистый зя начинать атаку на сознание аборигенов, пока не молочно-белый побег и, слегка покачиваясь, начал достигнуто полное п-онимание их мьlслительныx про- тянуться к лицу Тьяги, как бы притягиваемый ее взгля-
цессов, -
эта истина на языке расы Ондизага Bblpa-
дом. Наконец, ОНа перестала поглаживать выступ у жалась сЛОВом «аКl<еат». «Аккеат туонго тэлго», -
основания побега и повернулась к Ондизагу. сказал себе Ондизаг. Перевести эту фразу с языка -
Ну, покажи, как Tbl вчера добывал эккиар. его расы было бы невозможно. g В голосе ее не было теперь и намека на насмеш-
Солнце поднималось все выше. Пришел полдень -
,:. ку. И лицо было совершенно серьезно. Ондизаг вдруг время отдыха, и Ондизаг вернулся в свое жилище. :!! понял, что сегодня, совсем скоро он поймет что-то Вчерашние страхи и тревоги остались позади, он думал ~ очень важНое для себя, что-то такое в жизни а60РИ­
лечь и по местному обычаю часок вздремнуть в про- ~ генов, что прежде ускользало от его сознания, и мысль хладе своей ячейки, пока минует жара, но уснуть ему '" об этом мгновен.но затммла все посторонние М!oICAIC. 48 Он DCTan, noAowsl'l к стене 14 nOCMOTpel'l на побег -
;:-
l<еиенкоl Онги реКВI1У тон го! почти такой же, как вчерашний, чуть не погубивший его ~ И все вдруг стало ясно. Так ясно, что не остава-
в лесу. Протянул руку. Побег был чуть тепловатый и -
лось места для какого-то ,",ного толкован,",я. И не клейк,",й на ощупь. Он провел рукой от основан,",я до стало надежды на отмену пр,",говора. Пальцы Ондизага вершинной почк,"" осторожно сжал ее двумя пальцам,"" сам,", собой разжал,",сь, перед глазам,", потемнело, и потом ПР'"'ЩI1П1·'УЛ. Снова провел пальцам,", от основа- он, как слепой, натыкаясь на стены, с трудом доб-
н,",я побега до его верхушки, надавл,",вая через равные рался до своего ложа,", рухнул на постель. промежутки -
так как бесч,",сленное множество раз Когда ушла Тьяг,"" он не помн,",л. делал,", это на его глазах абор,",гены, заставляя побег,", Мысли его были в полном смятен,",,",. Несколько ча-
плодонос,",ть. Так, как он сдела,~ это вчера. сОв пролежал он, отгоняя ,",х, тщетно пытаясь ни о И все повтор,",лось -
только Тьяги не дала экк,",ару чем не думать, чтобы не ДОПУСТlo1Ть до своего созна-
созреть. Кожура плода была еще ярко-желтой, когда ния смысл вдруг открывшейся ему ,",стины о себе она протянула руку и надломила побег у основан,",я. самом. Но время не облегчало боль, лишь ус,",л,",вало Как и накануне, экк,",ар копил в себе яд, и она про- ее, потому что раз за разом ловил он себя на том, сто не в силах была сдерживаться. Ондизаг не уд'"'- что думает на языке аборигенов Аль камы -
язык его в,",лся -
он не смотрел на растущий плод, он след'"'л собственной расы не содержал н'"' необходимых по-
за Тьяги и видел, как сосредоточенное ожидание бы-
нятий, Н'"' конструкций для манипул,",рован,",я ,",м,",. На-
стро сменилось на ее лице гадливостью. Она смотре- конец, с вел,",к,",м трудом он взял себя в рук,", и со-
ла 'на эккиар, но обостренным чутьем Онд,",заг понял, средоточенно проделал весь комплекс мысленных что гадливость эта ОТНОСlo1Тся не только к ядовитому упражненийэгийер-кн'аги -
мучительный, но действен-
плоду -
'"' к нему самому тоже. Чувствовать это было ный способ очищения разума, с незап·амятных времен странно '"' непривычно, '"' он не мог даже подобрать известный его соплеменникам. слова на языке своей расы, чтобы оп,",сать собственное ОН вновь обрел способность к ясному мышлению-
душевное состоян,",е. '"' какую-то пустоту енутр,"" которой никогда не заме-
Но что, ЧТО тут было описывать?! Почему вдруг чал прежде. отношеН,",е этой девчонк,", так задевает, уязвляет его? Что ж, мНогое теперь становилось понятным. Поч-
Что такого в том, что он не способен управлять мест-. т,", все. Он понял, наконец, что ,",менно в мышлен,",,", HbIM,", ж,",вы,", орган,",змам,",? Немыслимо думать все- аборигенов оставалось для него неясным, понял, что рьез о том, чтобы в совершенстве овладеть HaBbIKaM,", удерживало его от начала атак,", на ,",х внутренний м'"'р. всех рас. Это и не нужно, когда владеешь главным -
Тр,", слова, брошенные Тьяг,"" раскрыли ранее непо-
способностью превращать друг,",х в сво,", послушные нятныe связ,", '"' снял,", покров тайны .. Теперь абор,",гены орудия. Один этот навык стоит всех прочих, вместе были в полНой его власт,",. Но радост,", не было. взятых. Еще вчера у него даже не было средств для того, Тогда почему же ему так... так стыдно? Именно чтобы сформул,",ровать такие мыл'"'.. Но три слова, стыдно, про,",знес он про себя на местном языке. которые он услышал сегодня, разрушил,", плотину в Стыдно, стыдно, стыднО ... И, когда Тьяг,"" наконец, по- его сознан,",,", -
и все измен,",лось. Мир вокруг стал вернулась и посмотрела на него, он отвел взгляд. другим -
только потому, что Ондизаг не мог смот-
-
Кейенко,- чуть слышно произнесла она и по- реть на него прежним взглядом. И в этом ,",зменив-
шла к выходу. И слово это, как '"' накануне совершенно шемся мире вдруг оказалось немыслимо совершить непонятное, обожгло Ондизага, словно пощеч,",на. то, рад,", чего пр,",был он на Аль каму, и' остаться при -
Тьяги, -
сказал он впол·голоса, но она не оста- ЭТОм сам,",м собой. в этом новом м'"'ре естественный новилась. для 'людей расы Ондизага образ мыслей '"' образ дей-
-
Тьягиl -
сказал о,н громче. -
Подожд,"" Тьяг,",1 -
ств,",й, как высн'"'лось,' вообще несовмест,",м с самим Он кинулся вслед и встаl1, загород,",в проход. Он не понятием «человек». И ничего поделать с эт,",м было знал, не мог понять, зачем делает это, но почему-то нельзя -
если не позабыть напрочь слова, услышан-
чувствовал -
так, будто ему сказали, -
что не должен, ные им сегодня. Но даже есл,", бы он позабыл их, не ,",меет права отпустить ее вот так, что не будет у остались бы в его памят,", смысловые 'связ,"" порож-
него больше возможности понять ... не это слово, нет -
деННые осознан,",ем их, '"' н,",чего ровным счетом не понять, что же такое твор,",тся с н,",м самим. измен,",л,ось бы. А есл,", бы какое-то чудо вдруг лиш,",-
-
Пропуст,"" человек без рук, -
сказала она по- ло его пониман,",я этих связей -
то он уже не в с,",лах прежнему чуть слышно '"' попытласьb отодв,",нуть его был бы навязать абор,",генам нужный образ мыслей. со своего пут,",. Но ,",менно попыталась -
и тут же Ему всегда казалось, что это так просто -
слегка ,",.з-
отдернула руку. Так, будто коснулась чего-то горя- мен,",ть структуру языка, ,",наче расстав,",ть акценты, чего. Или мерзкого. ввести некоторые новые обороты ... Никто ни о чем не -
Почему? Почему Tbl называешь меня «человеком подозревает, никто не тревожится -
но мышление но-
без рук»? вых поколен,",й, вступающих в жизнь, становится дру-
-
Теб.е не понять ЭТОГО,- она смотрела в сторону. гим. Таким, какое требуется расе Ондизага. В глубине жилища послышался стук -
это обо рва- Еще вчера все это было вполне достижимо. лась и упала на пол ветка с несостоявшимся эккиаром. Но теперь это было невозможно, совершенно не-
Тьяги даже не вздрогнула, просто стояла и ждала, возможноl Ибо совершивший все это мог называться когда Ондизаг освободит ей проход. Так ждет чело-,только «кейенко», '"' это про него можно было ска-
век, когда кончится дождь. Или пока автоматы не зать: «Онг,", рекалу тонго». очисТЯт загрязненную зону, вспомнил свой родной «Человек без рук»... Вот, знач,",т, что ОНlI имела в мир Ондизаг. Так ждет человек, когда отступит чужая, виду, вот на что надеялась. И вдруг убедилась, так, косная сила -
так никогда не ждут поступков дру- что'"' тени сомнения не осталось: не человек без рук-
гого человекаl человек без сердца, человек б~з души. Душа... Само -
Ты должна мне объясниты- почти прокричал ПОНЯт,",е это, столь обblчное для многих покоренных он ей прямо в лицо, но она молчала, закусив нижнюю народов, было совершенно чуждо расе Ондизага. губу. -
СЛblШИШЬ, Ть! должна мне объясниты -
Он И он, как и все его соплеменники, относился к душе схватил ее за плечи и стал трясти изо всех сил. -
Ты о естественным для себя образом -
как относится есте­
должна, должна объяснить мне этоl ~ СТВ·ОИСПblтатель, анатомируя под микроскопом бабоч-
Она попыталась оторвать его руки, но силы бblЛО ~ ку. ОкаЗblвается, и у него самого есть душа, и эта слишком HepaBHblMI1, и тогда, размахнувшись, она уда- ~ душа болит. Проклятье! -
он опять думал на языке рила его по щеке. Но гораздо больней пощечины уда-
'" аборигенов. Но думать на родном языке он бbl се­
рили ее слова: ~ ГОДНЯ не смог. В нем просто не было средств, чтобы 49 выразить то сокровенное, что открыnось ему сеrодня. s' ... Он не 1:разу заметIoIn вздутие Н!;! месте спящей ПоОЧ­
То главное, чем он отличался от аборигенов и что ли- а ки -
лишь когда верхний, сухой слой коры треснул, шало его даже малейшей надежды овладеть их талан~ и ИЗ-ПОд него показался кончик побега. Но он ста-
том в управлении природой, тот душевный изъян, по рался не отвлекаться и не смотреть на этот побег, которому. все в этом мире сразу распознавало в нем он все гладил и гладил кору у его основания, и толь-
чужака. Кан просто и понятно становилось все те- ко когда мягкая и чуть клейкая почка коснулась его перь -
и безумно сложно, практически невозможно груди, Ондизаг оторвал руку от ствола. что-то поправить, что-то изменить. Никогда прежде не бывал он в таком состоянии. "ОНги рекалу тонго» -
это было сказано о нем. Даже кОгда дурманЯщие слова песен т'юнгора проюof-
О человеке, КОТОРЫй считает, что ему принадлежит кали в его сознание -
а ЛЮДи его расы нечастопо-
все, который привык брать то, что ему требуется, и зволяли себе расслабляться и петь эти песни -
даже даже не думает о том, чтобы что-то отдавать. В этом тогда не было в теле его и в мыслях той легкости, заключалось отличие его от аборигенов. Потому что что ощущал он сейчас. И в этой легкости и дурмане для них -
тольк,о сейчас он понял это! -
именно в как-то затерялось опасение, что, возможно, живет том, чтобы отдавать, и состоял смысл жизни. Отда- он последНие минуты -
сама мысль о предстоящем вать -
и не требовать ничего взамен. Отдавать -
и слиЯНии с этим лесом несла в себе какую-то странную, получать неизмеримо больше, ведь на Алькаме все непонятную, неведомую прежде радость. построено на этом универсальном принципе. Да и Медленно и осторожно, так,' чтобы причинить де-
как могло быть иначе, если сам этот мир был творе- реву как можно меньше боли, Ондизаг провея паль-
нием бесчислен,ных поколений аборигенов, без остат- цами от основания до кончика побега и прищипнул, ка отдавших себя этому миру? Каким же жалким урод- верхнюю почку. Затем все так же медленно стал пере-
цем выглядел рядом с ними он, Ондизаг, «кейен- бирать пальцами вдоль побега -
туда и обратно. Он ко» -
человек, который берет, не отдавая, «тот, КТО не стремился повторить виденные столько раз дви-
хочет проглотить весь мир», если попытаться букваль- жения -
он старался заглушить, загладить причинен-
но перевести это слово. ную дереву боль. Он Д<iже застонал от омерзения. Через десять минут эккиар лежал у него на ладони. Но не это было для него самым страшным. Ондизаг разломил его надвое и откусил сочной, слад-
Ондизаг смог взглянуть СО стороны не только на кой Мякоти. Он совершенно не боялся смерти. Он себя самого -
на всю свою расу. На людей, которыми просто не думал об этом. Он знал, что прощен. всегда гордился, чье могущество всегда служило не- Прощен и принят в среду людей. И никто уже опровержимым доказательством их права на владение не посмеет СI(азать про него: «кеЙенко». Никто И ни-
Вселенной. Но теперь -
теперь перед его мысленным когда. Потому что того Ондизага, каким он был еще вЗОром предстал жутк,ий образ расы-паразита, сосу- утром, больше не существовало. щей жизненные сОки из других народов, и уйти от Сзади хрустнула ветка, и он оглянулся, И не уди-
этих мыслей было уже невозможно. вился -
так, будто ждал этого. Наверное, она давно Не в силах более выносить это мучение, Ондизаг уже стояла здесь, в пяти шагах от него. Он улыбнул-
вскочил на ноги, схватил свою накидку и бросился к ся, шагнул к ней навстречу и протянул половину эк-
выходу. Больше всего на свете боялся он встретить киара. Так, будто ничего, ничего не произошло меж-
кого-нибудь из аборигенов: жуткий стыд охватывал ду ними всего несколько часов назад. Так, будто не его при, одной только мысли о том, каким чудовищем ему сказала она те страшные слова. предстает он в их глазах, и он страшился прочитать Да их, в сущности, и не быnо. Потому что сказаны в первом же взгляде подтверждение этой мысли. По они были другому человеку ... счастью, было время вечерней еды, ион закоулками -
Ты злой, грубый и жестокий, -
говорила она выбрался из деревни, не встретив никого на пути. ему эТОй ноЧью в перерывах между поцелуями.-
НО куда было деваться от стыда перед самим собой? Ты не умеешь вести себя с девушками. У меня оста-
Быстро, почти бегом двинулся он через поляну к лись синяки на плечах от твоих крючковатых паль-
лесу. Две минуты -
и деревня скрылась из глаз. На- цев, -
и счастливо смеялась, а Ондизаг целовал и гла-
всегда, если он не сбросит с себя позорное и,мя дил ЭТИ синяки, и крепко сжимал ее в объятиях, и «кеЙенко». Навсегда, если не сумеет стать человеком. был счастлив -
нааерное, впервые в жизни. Ведь это Он перевел дух, огляделся по сторонам. Было тихо, такое счастье -
отдавать, думал он. И отдавая, тоже сумрачно и спокойно. Влажная земля издавала чуть можно покорять Вселенную. горьковатый запах прелых листьев. Где-то высоко Но эту мысль он оставил на утро. шумела под ветром листва -
но' внизу не ЧУ6ствова­
лось ни малейшего движения воздуха. Лес ждал Ондизага. Он о.сторожно подошел к ближайшему дереву, раздвинул мох и обнаЖlofЛ кусок коры с ладонь раз­
мером. Вон та темная точка внизу -
кажется, так и ДОЛЖНа выглядеть спящая почка. Ондизаг осторожно прикоснулся к ней пальцем, стал поглаживать кору вокруг. Но НlИчего, ничего не менялось. Вчера ему noeеэло, вчера он нашел растущий побег -
но не су­
мел вырастить эккиара. Сегодня у него не было вы­
хода -
он должен был заставить эту почку проснуть­
ся. Но нет, нет же, она не хотела расти. Кейенко! Проклятый кейенкоl -
думал он, с отчаянием видя, что ровным счетом ничего не происходит. Ты опять думаешь не о том, кейенко! Ты опять хочешь что-то получить от этого мира. Но права на это у тебя нет. АЭЛИТА-90 ФАНТАСТИКА «УРАЛЬСКОГО СЛЕДОПЫТА» СОДЕРЖАНИЕ 1. Дмитрий Баюшев. Допущение. Повесть . 2. Иван Тяглов. Круги Магистра. Повесть 3. Александр Стоянов. Вполне порядочный мир. Повесть 4. Николай Орехов, Сергей Орехов. Присказка. Рассказ Б. Сергей Михалёв. Форс-мажор. Рассказ . -
6. Алексей Иванов. Охота на «Большую Медведицу •. Повесть 7. Аркадий Стругащ<Ий, Борис Стругацкий. Понедельник начинается в субботу. Сценарий . 8. Александр Романов. Чуда не бу~т... Рассказ 9. Владимир Михайлов. Ночь Черного Хрусталя. Повесть 10. Владислав Крапивин. Крик петуха. Повесть . 11. Артур Конан Дойл. Владыка Темной Стороны. Повесть 12. Георгнй Гуревич. Бхага. Повесть . у тебя осталось одно-единственное право -
искупить g свой грех. Жизнью своей искупить грех свой и своей ,;, 13. Наталья Галкина. Надзиратель прошлого. Расекав расы. Пусть ты погибнешь в этом лесу, и тогда он :!! 14. Андрей Карапетян СlЮро будет весна. Рассказ примет тебя, и ты растворишься в нем, и ткани твои ~ 15. Александр Щеголев. Главный враг. Рассказ сольются с его тканями, и соки твои вольются в соки..ё 16. Марнанна Алферова. ИilI.ОЛЫ. Рассказ . его деревьев. ::: 17. Сергей Казменко. СиЛоа СЛ()fJа. PaCCKQ<l 21 45 60 67 69 108 109 155 2'15 227 254 257 253 265 е
· .. @ ••••• : ••• е ~<1O't~bli& i-~ под Обзор отВетоВ на ;]и U КР О СКОПОМ Викторину .. 90 ,---------------
Ольга КНЯЗЕВА ----------------
Третим вечер читаю эту чертову фантастику, аж в голове трещит. Ракеты, лланеты, полеты, дюзw, музы, грузы, приwельцы всякие .•• Г. Гуревич. В зените Угасла заря третьего, а потом и девяносто третьего вечера и 156 человек (14 % -
женщины, 33 % -
школьники и учащиеся ПТУ), доверив' свою «головную болы> почте, получили возможность -
по выражению одного из участников викто­
рины -
«предаться занятию Обломова». Ну, а мы уже в 15-й раз от основания викторины и в 4-й -
после тайм-аута 1986 года вновь проверяем на себе истинность поговорки: «Как аукнется -
так и откликнется». Похоже, впрочем, что «сход лавин» (362 письма с ответами на викто­
рину-87 и 346 -
в 1988-м), К сожалению, прекратился и количество участников теперь примерно такое же, как и перед тайм-аутом. Но независимо от этого числа, около одной трети участников отвечают на вопросы следующих викторин. Вот и в этом году у нас 56 таких писем: 23 читателя участвуют второй раз, а 33 -
четыре и более (есть ветераны и с 1 О-летним стажем!). Правда, не всегда в нашей статистике все так просто рассчитать. Например, сум­
марное число ответов на туры I-А и I-Б (107 и 97 соответственно) и в этом году превышает количество участников викторины. Когда «все еще впереди», трудно пред­
видеть, какой из вариантов окажется «легче», И поиск, естественно, ведется «по всему фронту», а потом (на всякий случай и -
не пропадать же трудамl) высылает­
ся обычно итог всей проделанной работы. Тут-то и появляются странности в стати­
стике: хотя в зачет идет лишь один вариант, мы учитываем все ответы, чтобы опре­
делить СЛИШКОм легкое и чересчур сложн,ое, очень скучное и вызвавшее интерес­
и постараться учесть это в новых викторинах. Впрочем, перейдем к ответам, поблагодарив при этом тех, кто помог нам снаб­
дить текст эпиграфами. Это -
С. Воркункова (Северодв'1НСК), И. Воронов (Тольятти), В. Дюдиков (Ленинград), В. Журавлев (Юбилейный Кировекой обл.), И. Колиганов (Бийск), В. Колядин (Рязань), (1) Колдошников (Магнитогорск), М. Кононов (МЫТ'1щи), В. Краснеев (Ульяновск), С. Ларичев (Владивосток), Е. Лисовекая (Обухов Киев­
ской обл.), К. Максимов (Киров),Р. Масленников (Кострома), Н. Никифоров (Измаил), 1<. Пенкин (Ковдор), И. и В. Почиталины (Орск), О. Федоркин (Мытищи), В. Чашеч­
ников (CYMbl), А. Яковлев (Ульяновск). Тур J--A Кот с досадой выплюнул цве­
ток и, весь сморщившись, потер лоб. -
Отчаянное положение,-
ПРОГОВОрил он.- Ведь кое-что помню! А. и Б. Стругацкие. Понедельник начинается в субботу 1-А. «ЗАБОТЯСЬ О МЛАДШЕМ ПОКОЛЕНИ"', ОСТ АЮЩЕМСЯ ИНОГ­
ДА В. ЖИЛИЩЕ БЕЗ ПРИСМОТРА, ПРОФЕССОР ИЗОБРЕЛ НЕЗАГОРАЮ­
ЩИЕСЯ СПИЧКИ, ВЫПУСКАЕМЫЕ СЕЙЧАС НА ЗЕМЛЕ В МАССОВОМ ПОРЯДКЕ». ОТКУДА ЭТОТ ОТРЫВОЮ -
А меня больwе всего инте­
ресует Станислав Лем. надцатому» из знаменитых "Звезд­
НbIX дневников Ийона Тихого» С. Ле­
ма. Заметим, кстати, что в этом году уж,е почти никого не удивляли неко­
торые разночтения цитат в наших вопросах и текстах найденных чита­
телями книг: такая ситуация обычна при переиздании проиэведений за­
рубежных авторов в новых перево­
дах или расширенных и дополнен­
ных -
отечественных, Эта мысль -
в разных вариан­
тах -
встречается в ответаJl: почти на каждый вопрос: и «ведь недавно чи­
талl», и «когда же, наконец, наведу порядок в своих записях1», и даже краткий пересказ «того самого» про­
изведения, но ... Но в результате по­
лучилось, что в среднем взрослые набрали по 11,1, а школьники -
по 8,5 балла в этом туре. Впрочем, нет худа без добра -
даже если и не находился ответ на вопрсх:, за время поисков набирался иногда М<'Irериап на хороwий реферат. О рефера1ОёIX речь впереди, а I1OК8_. -
Кажется, 51 где-то слыwал о нем. -Bcero лиWь слыwали! То, что вы говорите, ужасноl В. Генкин, А. Кацура. Лекарство для Люс Не менее эмоциональны и ответы участников викторины. «Конечно же, такое изобретение мог сделать толь­
ко такой великий исследователь и разносторонний человек, как про­
фессор Тарантога»,- утверждают В. Гуревич (Комсомольск-на-Амуре) и еще 34 взрослых и 18 школьников, отсыпая нас к «Путешествию две-
1·Б. «-
ГДЕ ЖЕ РАКЕТАI -
НИГДЕ. ЕЕ НЕТ. ОНА ПРОПАЛА. -
ВЫ ШУТИТЕ... ПОИЩИТЕ ЕЕ В МОЕМ ЧЕМОДАНЕ». ИЗ КАКОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ ЭТОТ СТРАННОВАТЫй ДИАЛОГ! Коммодор протер глаза. Ко­
рабль исчезl Но не мог же он провалиться в ничто! Г. Франке. Самоуничтожен~е 51 КоммоДор прав. И хотя некото.. рые читатели честно искали «подхо­
дящие» чемоданы (в повестях К. Бу­
лычева, в «Человеке С KeikoM» Р. Са­
габаляна) или предполагали, что дело не в необычности чемодана, а в мини­
атюрности самой ракеты,- корабль действительно исчез, а терпящий в H~M бедствие космонавт «просто" оказался на Земле. Произошло это в рассказе В. Щербакова «Мы играли под твоим окном ... », О чем сообщи­
ли нам 21 взрослый и лишь один школьник. (В. Черников, 9-классник из г. Желтые Воды Днепропетров­
ской обл.). 2-А. {(-
ХОДЯТ СЛУХИ,- СКАЗАЛ ОН, ПОГЛАЖИВАЯ БОРОДУ,- ЧТО БУДЕТ ВИДНА ЗЕМЛЯ. ДА, ЗВЕЗДО. ПЛАВАТЕЛИ. ВСЕ ГАЗЕТЫ· ПОЛНЫ ЭТИМИ СЛУХАМИ». ОТКУДА ЭТА ЦИТАТА! Все эти слухи вызвали такое волнение на близлежащих плане­
тах, что специальной экспедиции было поручено исследовать окре­
СТНОсти. С. Лем. Путешествие' 25-е Догадавшись, что предложено по­
I+CKaTb «что-то довольно старое» (основные аргументы -
борода и «звездоплаватели» В цитате), 4 чело­
века прямо указали на книги Г. Мар­
тынова. Источник же цитаты -
рас­
сказ Г. Альтова «Девять минут»­
обнаружили лишь 17 более внима­
тельных читателей. Кста,ТИ, единст­
венный среди НИХ школьник -
10-
класснкк из Уфы А. Давлетов -
был уверен, что «для читателей не со­
став,ит труда разгадать», откуда взят отрывок ... 2-Б. В КАКОМ ПРОИЗВЕДЕНИИ В СОСТАВ ЭКИПАЖА ЗВЕЗДОЛЕТА ВХОДИТ УЧИТЕЛЬНИЦА РИТМИЧЕ­
СКОй ГИМНАСТИКИ! -
Разрешите представить,-
сжаэал он,- наших rостеЙ. С се­
rОДняшнеrо дня -
членов Hawero ЭКNПatКa. К. Булычев. Последняя война Отыскать этот экипаж оказалось несложным делом для 22 человек (В том чисnе -
8 школьников). Учи­
тельница ритмической гимнастики Ионе Мар на звездолете «Тантра» СИ. Ефремов. Туманность Андроме­
.IIы), как заметили многие, была так. же распределителем питания, воз­
дVWHblM оператором и коллектором научж.tX материалов. 3·А. (1-
Я МАРСИАНИН! -
СКА-
ЗАЯ ен гЛУХОВАТЫМ ГОЛОСОМ.­
ВСЕМ, ОСТАВАТЬСЯ НА МЕСТАХ, ИНАЧЕ ПУЩУ В ХОД АННИГИЛИ. рующкя БЛАСТЕР С ФАМАГУ. CiOJii». r ДЕ ЭТО ПРОИСХОДИТ! -
и "ТО это все BcerAa при. кидываlOТСЯ, будто они с Марса! -
раздраженно поинтересовался Сэм. Ч. Фрич. Маскарад Подавляющее большинство при­
шельцев -
во всяком случае, мни­
MblX -
И впрямь предпочитают в НФ в качестве родной планеты Марс; не стал исключением и тот ИЗ них, что вызвал переполох в глухом провин­
циальном заборьевске... Повесть Г. Шаха «О, марсианеl», где расска­
зана эта история, вспомнили 10 школьников и 31 взрослый. 3-Б. «-
ВЫ НЕ МОГ ЛИ БЫ по­
МОЧЬ НАМ! -
СКАЗАЛ МАРСИА­
НИН.- ВСЕ ПОСОЛЬСТВО НЕ СПИТ. МЫ ПЕРЕРЫЛИ ВСЕ ЭНЦИКЛОПЕДИИ, ИЗУЧИЛИ ВИДЕОФОННУЮ КНИГУ, НО НЕ МОЖЕМ НАЙТИ, КТО ТАКАЯ БАБА-ЯГА И ГДЕ ОНА ЖИВЕТ ... » ОТ· КУДА ЭТА СИТУАЦИЯ! -
Фу. как банально! -
разоча­
рованно воскликнул КаЙманов.­
Нккакой тебе искры божьей. ни­
каких тайн мадридскоrо двора. В. Савченко. Алrоритм успеха Подобными эмоциями пронизаны ,и ответы на этот вопрос, признанный всеми самым легким в нынешней викторине. 64 человека (школьни-
ков -
15) без труда определили, что приведенная ситуация возникла в рассказе «Я набираю номер» из цик­
ла К. Булычева «Девочка, с которой ничего не случится». Впрочем, как заметил О. Костенко (Ленинград), «инопланетяне постоянно попадают впросак из-за земных сказок». 4-А. «ПОВОДОМ ДЛЯ ЭКСПЕДИ. ЦИИ ЯВИЛОСЬ СМЕЛОЕ ПРЕДПОЛО­
ЖЕНИЕ ПРОФЕССОРА. ЧТО ВСЕМ ИЗВЕСТНЫЙ ХРАМ ВАСИЛИЯ БЛА­
ЖЕННОГО ЯВЛЯЕТСЯ НЕ ЧЕМ ИНЫМ, t<AK ПАМЯТНИКОМ. ОСТАВЛЕННЫМ НА ЗЕМЛЕ ИНОПЛАНЕТНОЙ ЦИВИ· ЛИЗАЦИЕЙ ... » ГДЕ РАССКАЗАНО ОБ ЭТОМ! -
Откуда этот отрывок! -
спросил за.гадочныЙ человек. пры· гая с камня на камень. Г. ГОр. Синее окно Феокрита Ни имени азтора, ни заголовка бестселлера, который перед «твор­
ческой встречей с населением» чи­
тает милиционер Баловнев, так и не открыли Ю. Брайдер и Н. Чадович в своем «Поселке на краю Галактики». Отыскали этот рассказ 13 взрослыx и 5 wкоm.нИ+<ов. 4-Б. ({-
И ВI>IХОДИТ, ЧТО ТРУДО. ЕФJ1 ВАШ СТАЖ ... -
ТУт НИКОЛАЙ АНИКЕЕВИЧ УЖЕ СОВСЕМ НЕ МОГ УДfР)Io[АТЬСЯ И РАСПЛЫЛСЯ В ВЕ­
СЕStE~ШfЙ У ЛЫБКЕ.- ВАШ СТ АЖ ... -
ТЫСЯЧА СЕМЬДЕСЯт ШJ;СТЬ ЛЕТ". ОТКУДА ЭТОТ ДИАЛОГ! -
Давно летаешь на фотон­
ных ракетах! Вместо ответа я отвернул яац­
кан курТк .... показывая ему медаль. на которой было выrравировано: «Сто световых лет». А. Колпаков. Гриада «Стаж измеряется годами,- рас­
суждает Р. Мазитов (Салават БашАССР),- годы днями и часами, а часы, как известно, работают с по­
мощью пружин. Но ведь могут ра­
ботать «Часы без пружины». когда захотят. И это наглядно доказывает Зиновий Юрьев ... » Кроме Р. Мазито­
ва, прааильный ответ нашли 13 взрос­
лых и лишь 3 школьника. 5-А. «ОДНАЖДЫ КОРАБЛЬ. ОГ· РОМНЫЙ до БЕЗОБРАЗИЯ. СТУКНУЛ НАС ТОЧНЕХОНЬКО ПОСЕРЕДИНЕ. И ПОТРЕБОВАЛАСЬ ПСИХОЭНЕРГИЯ ВСЕГО НАСЕЛЕНИЯ. ЧТОБЫ ПРИДАТЬ НАШЕМУ ОСТРОВУ ВИД АЙСБЕРГА. КАЖЕТСЯ. «ТИТАНИК» -
ВОТ КАКОЕ НАЗВАНИЕ БЫЛО НА БОРТУ КОРАБ­
ЛЯ". ОТКУДА ЭТА ЦИТАТА! -
Айсберr прямо по курсу! Мэрдок немедленно скомандо­
вал: -
Лево на борт! Стоп маши. наl Полный назад! Поздно... «ТитаниК» вздроrнул от толчка. К. Сельк"н. Короткая жизнь (IТ"ТIIника" «Хм-м, пахнет эльфами ... » -
поду­
мал Бильбо (д. Толкиен. Хоббит). С ним, несомненно, согласны 30 уча­
стников викторины (в их числе 8 школьников): именно о контактах лю­
дей и эльфов идет речь в рассказе А. Азимова «Небывальщина». 5-Б. -
ПОЛЕТ ВООБРАЖЕНИЯ! ПРЕДСТАВЫЕ СЕБЕ. ВСЕ ОТКРЫТИЯ Я ДЕЛАЛ ВО СНЕ. И СЕГОДНЯ МНЕ УДАЛОСЬ РЕШИТЬ ОЧЕНЬ ВАЖНУЮ ПРОБЛЕМУ. -
КАКУЮ! -
К СОЖАЛЕ~ИЮ, УЖЕ дВА ЧАСА НЕ МОГУ ВСПОМНИТЬ». ИЗ КАКОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ ЭТОТ ОТРЫВОЮ -
Простите. я не доспал nо­
ложенное.- ледяным тоном ска­
зал он. перевораЧИliа.ясь на дру. rой бок. В. Григорьев. Коллега, я назвал его так Невероятно, но факт: лишь 2 взрос­
лых и 3 школьника (включая и авто­
ра вопроса) прислали верные ошеты. А нам кеэat10СЬ, ЧТО «rI10rOf( СОnlща» Е. Веnтистова достаточно известен ... б-А. «-
МЕНЯ ЗОВУТ ГАЛИЛЕО ГАЛИЛЕЙ,- ГЛУХИМ, НО ГОРДЫМ ГОЛОСОМ СКАЗАЛ ЧЕЛОВЕК.-
МА. ТЕМАТИК И ФИЛОСОФ, К ВАШИМ УСЛУГАМ». ОТКУ ДА ЭТОТ ОТРЫВОК! -
Надеюсь, велики" Галиnе" для вас достаточны" авторитет! В. Михановски". Велосипед Авторитет великого итальянца смутил многих. НО 18 человек (среди них 2 школьника) все-таки отыскали его в повести С. Ахметов а «День на Венере». 6-Б. "НЕ УСПЕЛ Я ВЫЙТИ ИЗ ВА­
ГОНА, КАК СРАЗУ УЗНАЛ ЕГО ПО ВНИМАТЕЛЬНОМУ ВЗГЛЯДУ, КОТО­
РЫМ ОН ОКИДblВАЛ ПРИБblВШИХ ПАССАЖИРОВ .•• -
МИСТЕР УЭЛЛС! -
СПРОСИЛ Я". ГДЕ ОПИСАНА ЭТА ВСТРЕЧА! Встретиться с Гербертом Уэл­
лсом, против всяких ожидани", оказалось не так уж сложно. Г. Миwкевич. Три часа у великоrо фантаста Герберт Уэллс и впрямь нередкий rocTb на страницах НФ. НО на этот­
ТО раз речь идет об Артуре Уэллсеl Лишь два-три человека (в том числе 9-классник И. Колиганов из Бийска) отыскали его в романе «Властелин мира» Ж. Верна ... 7-А. «-
МЬ! ОХАРАКТЕРИЗУЕМ ВСЕ ОКРЕСТНЫЕ ПЛАНЕТbI... И КАК ТОЛЬКО ПРИЛЕТИТ «БУРАН», НАЧ­
НЕМ ЧЕЛНОЧНblЕ РЕЙСbI". ИЗ КА­
КОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ ЦИТАТА! -
Это невозможно, это фан. тастика! -
Наоборот, раз фантастика, значит возможно. д. Биленкин. Не будьте мистиком Свои челночные рейсы «Буран» совершает в повести Х. Шайхова «Блеск алмаза» (<<В плену «черной дыры»). О том сообщили нам 2 школьника и 14 взрослых, коммен­
тируя при этом, естественно, совпа­
дение названия корабля в НФ и в жизни ... 7.Б. «ДОГАДКУ О МОРЕ ПОД КАРАКУМАМИ ПОДТВЕРЖДАЛИ НЕ ТОЛЬКО АРТЕЗИАНСКИй ЗОНДАЖ И КАВЕРНЬ! ЗblБУЧИХ ПЕСКОВ... СОТ· НИ РЕК -
ТЕДЖЕН, МУРГ АБ И БОЛЕЕ МЕЛКИЕ -
ПРОПАДАЮТ В ПЕСКАХ. ГДЕ ИХ ВОДЫ! В ПОДЗЕМНОМ МОРЕ!» ГДЕ ВblСКАЗАНО ЭТО ПРЕД­
ПОЛОЖЕНИЕ! 1990-"... 1990-" ?! Краткая хроника событий, ~заПАанированных~ фантастами Столь обильных, как ны~еШlfЯЯ хроника, пожалуй, и не ПРИ ПОМНиТЬ -
Щ)ИШЛОСЬ даже кое·что оставить за бортом. Сказал ась, разумеется, «округлость» даты, но и добровольные наши ПОМОЩНИКИ постарались на славу. Девять произведений отыскал А. Лысенко (Шевченко КазССР), восемь -
А. Почуев (Донской Тульской обл.). по семь -
А. Лапудев (Железнодорожный Московской обл.) и В. Молчанов (Пермь), шесТl, -
А. Выставкин (Москва), по пять -
А. Дороднов (Ульяновск) и В. КОЛЯДIIН (Рязань), внесли посильный свой вклад другие наши читатели. Мы признательны всем вам. друзья, и очень ~raдеемся, что ЭТО внимание к датам грядущих происшест· вий вы сохраните и в дадьнеЙшем ... 1990. Увенчались успехом многолетние поиски гравитационных ВОЛН: первым обнаруженным источником "х оказался пульсар в Крабовидноl! туманности (П. Ам­
нуэль. Бомба замедленного действия. 1989). 1990, КОНЕЦ ЯНВАРЯ. Началась ядерная война. Уцелевшие в ней люди мути­
ровали в ... квадраты и треугольники (Е. Геворгян. Фантистическое эссе-1990. 1987). 1990. Программист Павел Големба благодаря большой дозе катализатора Памяти приобрел способность предсказывать будущее (Ц. Лазарева. Зеленый дождь. 1985). 19НО. Родился Вил Сергеевич Тополь, будущий геофизик, участник ЭкспеДl1Ц",И 2017 года к Юпитеру для создания защитного облака, способного противостоять несущемуся к Земле nO'rOKY антиматерии (А. Шейкин. Солдатская дорога домой. 1967). 1990. Ученый-психолог швейцарец Карел Вайсман, заметив рост самоубийств в европейских странах, занялся исследованием причин загадочного явления (1(. Уилсон. Паразиты сознания. 1966. Укр. перевод -1986). 1990, ВЕСНА. В центре физических исследований в Бьернском лесу проведен эксперимент с темпоральными квантами, в результате которого возник временной туннель «1943 год -
ХХУ век» (Ю. Брайдер, Н. Чадович. Сигнал тревоги. 1987). 1990. Исполнилось 70 лет Джону Блэку, командиру будущей Третьеli экспедиции на Марс; благодаря успехам науки он и в восемьдесят выгладит о'т СИЛЫ на сорок лет (Р. Брэдбери. Третья экспедиция. Рус. перевод -1963). 1990. У берегов Новой Зелаидии убита сорокафутовая -
самая крупная среди известны" до сих пор -
белая акула (А. Кларк. Большая глубина. 1957. Рус. пер"­
вод -1966). 1990, 14 МАЯ. В семье Егора Голганова, безнадежного графомана, родился сын Евгений, в будущем -
известный советскиii писатель, чьи сочинения составили 22-томное академическое издание (А. Варакин. Писатель. 1982). 1990. Лишились труб, полностью автоматизированы и почти целиком уведеиы под землю промышленные предприятия; создана единая энергетическая ССТЬ от Атдан­
тики до Урала; ленты-транспортеры на улицах; моментальное бритье «благоухаю­
щим воздухом» (К. Бем. Репортаж из 1990 года. Рус. перевод -1964). 1990. Все факты и статистические данные года собраны в сАльманахе-1990», 01) ошибке попавшем в прошлое и оказавшемся в руках перспективного молодог.о ЮРИ­
ста, ставшего в 1990-м министром финансов США (А. Бестер. О времени и о третье;! авеню. Рус. перевод -1974). 1990. Согласно расчетам профессора Со Хио Со Хио из Токиilского университета Венеция полностью скрыл ась под водой (Д. Родари. Спасение Венеции. Рус. пере­
вод -1984). 1990. В семье Вестонов родилась Глория -
девочка, чьей няней через 6 лет ста· нет неговорящий робот Робби (А. Азимов. Робби. Рус. перевод -1964). 1990. В Филадельфийском университете получил диплом инженера младший сын фермера из штата Кентукки; в будущем ему предстоит стать командиром засекре­
ченного космического корабля. а затем -
Кецалькоатлем, Небесным Пернатым 3меем (Х. Лампо. Рождение бога. 1964. Рус. перевод -1981). 1990, 1 июля. День сдачи экзамена для шестилетних детей на право внесения в списки населения: не сдавшне экзамен уничтожаются (О. Акахита. В надежде на будущее. Рус. перевод -1981). 1990. Начался великий кризис, охвативший весь западныil мир и приведши~ впоследствии к всеобщему разоружению (Е. Хрунов, Л. Хачатурьянц. Здравствуй. Фобос! 1988). 1990, ИЮЛЬ. Отметил 25-летие своего бессмертия, получениого благодаря ино­
планетному эликсиру, 42-летний ленинградец Павел Васильевич Белобрысов (В. Шеф­
нер. Лачуга должника. 1982). 1990. Выпущена серия «электронных сыщиков», среди иих -
Шерлок Холмс,128 (А. Имерманис. самолеты падают в океан. 1968). 1990, 1 СЕНТЯБРЯ. «Последний пропойца» нашел свой старый б"окнот (<<Дне;!-' ниК последнего пропоЙцы.), сидя в президиуме и поражаясь прочитанному (В. Сер­
геев. Репортаж из музея зеленого змия. 1985). 53 1'990. CiIITSI&t>b. Фи)ик·~кt!lеJ!имеитатор И. )'ГJf8иов,Сте"JfОR и писатеllЪ Wl Новосибирска И.,ья Петров совершили первое путешествие на МВ в будущее­
в 2081 .'од (>Г. Прашкеви ... КОТ иа дереве. 1986). 1990. По сообщениям газет, взбунтовалась природа: среди самых разных поро;], деревьев CTa~IHf попадаться экземпляры, совершенно не поддающиеся обрабоrке (А. Ячменев. Бувт. 1983). 1990. Американцы осуществили полеты челночных космических кораблей (Л. Ха-
чатурьянц, Е. Хруиов. На астероиде. 1984). . 1990, 3 НОЯБРЯ. День статистика: Всемирной с.лужбоЙ Контроля над народо­
населением устранен «излишек» представителей данной прОфессии (д. Блнш. День с-татистика. Рус. перевод -
1980). 1990. Исполнилось 45 лет Максиму Ивановичу Кориееву, радиоинженеру, изобре· тателю МВ (В. Заяц. Темпонавты -
так их назовут. 1983). 1990, ДЕКАБРЬ. В «Вестнике истории» впервые опубликована рукопись Берт<>ль­
да Рижского, найдеиная в отрывках и относящаяся к лету 1215-МУ (К. Буль]'.ев. Похищение чародея. 1979). 1990. Заблаговременио выстроив подземный городок, BeCI, год провели в тщетном ожидании запланированной ИМИ ядерной катастрофы члены секты «тех, кто ВЫЖИ~ вет», обосноваllшейся на американском Западе (И. Подколзин. Год черной собаки. 1987). 1990. Нарастает поток печатиой продукции: за год на Земле выпущено примерно МИЛЛИОН на~1ваний книг (Г. Шах. « ••. И дepeBЫ~, как всадники ... ». 1972). Кроме того, по-прежнему продолжают спать. замерзнув, во льдах и снегах <ерои книг «33 марта» В. Мелентьева (1957), «Внуки наших внуков» Ю. И С. Сафро­
новых (1.95&), «Прыжок в послезавтра» ·П. Воронииа (1970), «Завещание каменного века» Д. Сергеева (1971) и многих других. :Кроме того, по-прежнему находятся в пути туда и обратно МНОГОЧИС~'1еннЫе путе­
ш-ественник.и BOr времени ... -
Тысячепетия, пронесwиеся над Каракумами, изменипи панд­
wафт". В. КурдицкиЙ. Миражи Каракумов В общем-то, вопрос довольно прост -
«ключев ые слова» налицо в самом названии рассказа М. Греш­
нова «Каракумское море». Тем не менее, правильно ответили лишь 23 человека (среди них 3 школьника). 8-А. ({-
ТУННЕЛЬ ПОД БЕРИНГО­
ВЫМ ПРОЛИВОМ, НАЧАТЫЙ ТРИ ГОДА НАЗАД.", ТУННЕЛЬ ДУВР­
КАЛЕ, ЗАКАНЧИВАЕМЫЙ В ЭТОМ rOAY, В ДОСТАТОЧНОЙ СТЕПЕНИ ПОКАЗАЛИ, ЧТО сООРУЖЕНИЕ ПОД­
ВОДНЫХ ТУННЕЛЕЙ НЕ ПРЕДСТАВ­
ЛЯЕТ ТРУДНОСТЕЙ ДЛЯ СОВРЕМЕН­
НОЙ ТЕХНИКИ». ИЗ KAKOrO про­
ИЗВЕДЕНИЯ ВЗЯТЫ ЭТИ СООБРАЖЕ­
НИЯ! -
Вот-вот,- сказап он.- Что­
то тут есть". -
Допустим,- согпасипся Я,­
но что "менно! д' У"ндем. Видеорама Поопи 17 человек (1) были уверены, что правы, называя в своих ответах кни­
ги А. Казанцева, но лишь 21 взрос­
лый да еще 9-классник. И. Черенкоа (Ижевск) вспомнили Б. Келлермана " его «Туннель». 8-Б. "ЭТОй ОСЕНЬЮ ЯРКОСТЬ ЛИСiЬЕВ НА КЛЕНАХ ПРЕВЫСИТ СРЕднerодовую НА 18 ПРОЦЕН­
ТОВ, А ДАЛИ БУДУТ ПРОЗРАЧНЕЙ ",А 2<4 ПРОЦЕНТА, ЖУРАВЛИНОЕ ЖЕ КУРЛЫКАНЬЕ ПРОЗВУЧИТ ОСОБЕННО ПРИЗЫВНО». ГДЕ ФИГУРИРУЕТ ЭТОТ дОЛГОСРОЧНЫЙ ПРОГНОЗ! Приwел тот час, когда навеет скорбь Кр"к стаи журавпей, петящей вдаль ... Р. Шекли. Обмен Разумов Как верно заметил 11-классник "з п. Миезерского КАССР д. Могелай­
нен (кстати, единственный "з школь­
ников, ответивший на вопрос), это не совсем прогноз -
это только меч­
та о нем из романа С. Снегова «Лю­
ди как боги». Сред" взрослых пра­
вильНо ответи,ли 7 человек. 9-А. ({-
ТЫ, НАВЕРНОЕ, НЕ ПОМ­
НИШЬ ЭТОГО,- ВЫРАЖЕНИЕ ЛИЦА У БОНАПАРТА СТАЛО МЕЧТАТЕЛЬ­
НОЕ,- КОГДА Я ЗАХВАТИЛ ФРАН­
ЦИЮ, Я ПРОДИКТОВАЛ ТАКУЮ ТЕ­
ЛЕГРАММУ: "ПРИШЕЛ, УВИДЕЛ, по­
БЕДИЛ". ОТКУДА ЭТОТ отрываю -
Да это совсем не то! -
за­
кричап дядюшка.- Тут чистая бес­
смыслица! Ж. Верн. Путешествие к центру Земли. И дядюшка прав -
это опять са­
мозванец. Обитает он в романе П. 3ейтунцяна «Легенда ХХ века», неоднократно издававшемся на рус­
ском языке и, тем не менее, не при­
помнившемся ни одному (1) из участ­
ников викторины. 9-Б. «-
ЭТОТ ТОВАРИЩ ГРИН­
ПАРУС ПЛОХО ЗНАЕТ, А МОРЕ ЛЮ-
GМТ... ПРО ЭТУ ЖЕНЩ'IIfНY ПРАIJДY ГОВОРИТ. КОТОРАЯ БЕГАЕТ ПО ВОЛ­
НАМ. -
ТЫ ЕЕ КОГДА-НИБУДЬ ВИДЕЛ! -
САМ НЕ ВИДЕЛ, А СТ АРЫЕ МОРЯКИ ВИДЕЛИ ... » ИЗ KAKoro ПРО ИЗВЕДЕНИЯ ЭТОТ ДИАЛОГ! -
Апександр Грин! .. СтепаНОвичl Р. Бахтамов. Две тысяч" золотых пнастров Кое-кто из читателей объявил этот вопрос очень легким: роман Е. Вой­
скунского И И. Лукодьянова .. Экипаж "Меконга» достаточно известен, его герои хорошо запоминаются... Меж­
ду тем, вспомнил" о нем лишь 3 школьника и 9 взрослых. 10-А. «-
ЗНАЧИТ, ПРЕДСТОИТ ДРАКА. ИХ ОРУЖИЕ -
ТАЙНА; СЛЕ­
ДОВАТЕЛЬНО, НАШЕ оРУЖИЕ­
ГЛАСНОСТЬ", ОТКУДА ЭТО ВЫСКАЗЫВАНИЕ! ... Костыпин отмахнвапся дуби­
нон, а Поль весело скап"п зубы. -
Любпю rласность,- приrова-
ривал он. А. " Б.Струrацкие. Полдень, XXII век Приведенный в вопросе отрывок 13 человек (в том ч"сле 6 школьни­
ков) нашли в другой повести Стру­
гацких -
«3а миллиард лет до кон­
ца света», 10-Б. ИЗВЕСТЕН ЛИ ВАМ 4-й ЗА­
КОН РОБОТОТЕХНИКИ! rAE ОН СФОРМУ ЛИРОВАН! -
В каком учебнике помести­
ли этот закон! -
Разумеется, в учебнике фи­
зики,- сказап дракон.- Хотя мо­
жет быть, в учебнике "стории. .К. Бупычев. Заповедник сказок Прав С. Малышкин (Магадан): «золотая жила» Аз"мовских законов, без сомнения, активно разрабаты­
вается фантастами и, вероятно, су­
ществуют десятк" «четвертых зако· нов». Вот один из них: «Робот не должен допустить, чтобы с его по­
мощью был ПРИЧk1нен вред чело­
вечеству» (В. Комаров. Четвертый за­
кон). А вот еще один: "Робот не может быть пристрастным и помогать отдельным людям» (Р. Шекли. Робот Рекс)... Что каСается нашего вопро­
са,' ю его авторы и'мели в виду рас­
CKa~ы болгарского писателя Л. Ди­
лова «Роботы осознают свое пред­
назначение», «Модная тенденция», «Последнее интервью Адама Ника­
са». В первом из них новый закон сформулирован так: «Четвертый за­
кон требует, чтобы робот во избе­
жание недоразумен"й никогда не скрывал, ч.ю он робот». К сожалению, лишь 3 школьника и 7 взрослых нашли ХОТЯ бы один 14G, ~ТИХ рассказ о!]. t1-A. "НА ПРАВОй ШЕЕ ВИСЕЛА ТАБЛИЧКА: "НЕ КОРМИТЫ» НА ЛЕ­
ВОй ШЕЕ ВИСЕЛА ТАБЛИЧКА: "НЕ ДРАЗНИТЬ!» ЧТО -
И В КАКОМ про­
ИЗВЕДЕНИН -
ВНСЕЛО НА СРЕДНЕЙ ШЕЕ! -
Это не драконы,- noморщн­
пась Голова.- Это злая карикату­
ра на благородных вымерших драконов. Б. Штерн. Горыныч Предоставим специалистам вы­
яснять, является ли Змей Горыныч драконом: для нас в данном случае важно, что полностью на наш вопрос ответнли 35 человек (среди них 9 школьников). Еще четверо забыли, что нас интересовал и текст вывески. Цитата из «Заповедника сказок" К. 6улычева заканчивается так: «На средней шее дракона висела вы­
веска: Зм'6Й Горыныч. Последний экземпляр. Уже нигде не водится». 11-Б. "УЛЫБКА ДЕРЖАЛАСЬ ЕЩЕ НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ СПУСТЯ ПОСЛЕ ТОГО, КАК ОН ИСЧЕЗ. -
УВИДИМСЯ НА ТИТАНЕ,- СКА­
ЗАЛА УЛЫБКА. Н РАСТАЯЛА В ВОЗ­
ДУХЕ». ГДЕ ФИГУРИРУЕТ ЭТА ГОВОРЯ­
ЩАЯ УЛЫ6КА! Сначала Алиса никак не мог­
ла понять, что же это такое, но через минуту сообразила, что в воздухе одиноко парит улыбка. Л. Кэрролл. Алиса в Стране Чудес. Оказав должный почет и внима­
кие улыбке Чеширского кота, чет­
верть участников викторины, отве­
чавших на тур 1-А,-
23 взрослых и .nишь 2 школьника,- обнар,ужили и обладателя «нашей .. улыбки: Уинсто­
на Найлса Румфорда. «Это было в городе Ньюпорте, Род-Айленд, США, Земля, Солнечная система, Млечный ПУТЬ», а еще точнее -
в романе /iC. BOHtlerYTa "Сирены Титана». 12-1.. «В ОТВЕТ НА ЭТО ЕГО ВЕ­
ЛИЧЕСТВО ПРИКАЗАЛ ОСТРОВНТЯ­
НАМ БРОСАТЬ НА ГОРОД БОЛЬШНЕ КАМНИ. НО ГОРОЖАНЕ УКРЫЛИСЬ ОТ ЭТОй СВИРЕПОй КАРЫ В СВОИХ БАШНЯХ И ПОГРЕБАХ, ПРНПРЯТАВ В НИХ СВОИ ПОЖИТКИ». ОТКУДА ЭТОТ ОТРЫВОК! -
Не заимствована ли ваша идея у Свифта! И. Варшавский. СУС На этот раз все в полном поряд­
ке: никаких двойников и подвохов! «Разрешите познакомить вас с Джо­
натаном Свифтом, автором весьма острой политической сатиры ... » (Р. 6рэдбери. 4510 по Фаренгейту). Мы очень рады, что прекрасная классика не пылится на дальних пол­
ках: 30 взрослых и 12 школьников, отвечая, легко и уверенно указали на третью часть «Путешествий Гул­
ливера». 12-Б. "ЭТО ДЕРЕВО ОБЛАДАЕТ ОСОБЫМИ. УЖЕ ЗНАКОМЫМИ ВАМ СВОЙСТВАМИ. ИМЕННО ОНО И ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЮ "КОАТЛЬ» АЦТЕКОВ, ИЛИ "ДЕРЕВО ЖНЗНИ» СРЕДНЕВЕКОВЫХ УЧЕi-IЫХ». ГДЕ МОЖНО НАйтН ЭТО УТВЕРЖДЕН НЕ! -
Вы слышали что-нибудь о Дереве! О дереве Жизни! А. Климов. Селыа Как оказалось, и здесь все об­
стоит благополучно: рассказ «Бухта Радужных Струй» И. Ефремова на­
звали 30 человек (в том числе 6 школьников). 13-1.. "МЕРКУРИй ВСЕГДА СЧИ­
ТАЛСЯ САМОй КАВЕРЗНОй ПЛАНЕ­
ТОй ВО ВСЕЙ СОЛНЕЧНОй СНСТЕ­
МЕ, НО ЭТО УЖ СЛНШКОМ!» ОТ­
КУДА ЭТО ВОСКЛИЦАННЕ! -
Сколько себя помню, меня всегда интересовал Меркурий ••• А. Нурс. Через солнечную сторону Исследования участников виктори­
Н!>I убеждают: да, Меркурий занимает в НФ весьма заметное место. При этом почему-то именно здесь скон­
центрированы различные опасности, каверзы и фразы типа: «Только не на Меркурий! -
поспешно восклик­
нул я» (А. Колпаков. Гриада)... Что касается рассказа А. Азимова «Хоро­
вод», его вспомнили 6 школьников и 22 взрослых. 13-Б. ,,-
Я САМ ИЗ ТОРЖКА, РЕ­
ЧУШКА У НАС ТАМ МАЛЕНЬКАЯ. НО ОЧЕНЬ ЧИСТАЯ. А В ЗАВОДЯХ­
КУШВННКИ. АХ, КАК ОТ ЛИЧНО!» НЗ КАКОГО ПРОИЗВЕДЕННЯ ЭТО ПРИ­
ЗНАНИЕ! Правда, на портретах он обыч­
но выглядел этаким античным фи­
лософом ••• А. и Б. Стругацкие. Малыш Лирические воспоминания Леони­
да Андреевича Горбовского из по­
вести Стругацких «Возвращение (ПОЛ­
день, XXII век)>> идентифицирова1Wl 5 школьников и 16 взрослых. -
Я постараюсь,- пообещал я,- я посмотрю литературу. А. горбовскнii. Что вы сделали с нами Что-то в последнее время нам с этими просмотрами литературы во итоги ВИКТОРИНЫ-90 Победителями очередной нашей викторины стали в группе взрослых читатели, набравшие в целом свыше 40 очков: А. Цеменко (Керчь; 52,5), А. Фисенко (Ли­
пецк; 45,0), В. Молчанов (Пермь; 45,0), К. Максимов (Киров; 44,2), А. Никифоров (Павлодар; 43,7) и В. Гу­
ревич (Комсомольск-на-Амуре; 40,9). В группе школьников победителями стали те, кто набрал 25 и более очков: Елена Ларченко (Челябинск, 8 кл.; 28,7), Андрей Каракашев (Грозный, 9 кл.; 28,5), Дмитрий Могелайнен (п. Муезерский КАССР, 11 КЛ.; 25,0) и Сергей Соболев (Липецк, 9 КЛ.; 25,0). Как и в прошлом году, в отдельную группу М!>I вы­
делили читателей, которые" не попадая в списки при-
зеров, тем не менее три года подряд упор':!о стреми­
'лись к победе. Лидеры среди взрослых в этой группе­
М. Захаров (д. Заречье Тульской 06л.; в трех виктори­
нах набра!' 105,0) и В. Чинарин (Междуреченск Кеме­
ровской обл.; 99,9), а среди школьников -
Александр Пургин (Варнавино Горьковской обл., 10 кл.; 53,0), Ма­
рат Рыбкин (Минусинск, 10 кл.; 48,9) и Александр Шуль­
гин (п. Новоугольный Тульской обл., 9 КЛ.; 45,5). Каждому из названных здесь читателей будет вы­
слана книга с автографом советского писателя-фанта­
ста. Кроме того, В. Гуревичу, неизменному участнику и призеру десяти наших викторин, высылаем памят­
ную грамоту. 55 " туре не 8езет -
варианты получа­
ются совершенно нерВ8ноценными. Вот и 8 нынеwней викторине вариант (,А" почти в 10 раз меньше по объ­
ему варианта «Б". ДЛЯ ,олучениясо­
измеримых баллов мы, конечно, ввели коэффициент (0,1), но разни­
цу затраченных сил и времени урав­
нять не можем ... Библиографию Анатолия Петрови­
ча Днепрова (1919-1975) составляли 68 человек (из них 24 школьника). В основном мы получали простое перечисление художественных произ­
ведений писателя, лиwь кое-кто по­
старался найти статьи, заметки, ре­
цензии, еще реже поисковая работа была оформлена с той серезностью, какая для этого требуется и на ка­
кую мы ВСЯКий раз рассчитываем. Лучше всех с этим заданием спра­
вились: среди взрослых -
А. Спири­
донов (Уфа), В. Колядин (Рязань) и Н. Ильиных (Красноярск), а среди школьников -
А. Царев (Степано­
горск Целиноградской обл.), Д. Мо­
гелайнен (п. Муезерский КАССР) и И. Колиганов (БиЙск). Общий пере­
чень художественных произведений, статей, рецензий, заметок по проб­
лемам НФ, написанных А. П. Днепро­
вым, включает 85 наименований. Мы· благодарим также тех, кто сообщил о встретившихся им выступлениях писателя по другим вопросам. Несмотря на очевидное неравен­
ство вариантов, сбором произведе­
ний с изменявшимися названиями, считая это не только интересным, но и .нужным, занялись 18 школьников и 50 взрослых (при этом зачастую готовился параллельно и вариант «А,,). Многие просили напечатать сводный список -
«чтобы знать, где искать новое, и не путать с прочи-
А ВАША ОЦЕНКА? Как и в прошлые годы, предлага­
ем читателям оценить произведения, составившие ilаш сборннк фантастики. На последней странице декабрь­
СКОГО выпуска «АЭJlиты-90» помещено оглавление всей книги. Произведения, в нее вошедшие. пронумерованы. Просим "ас переписать на открытке (с пометкой: «Аэлита-90») эти номе­
ра -
от 1 до 17. И каждому произве­
дснию (указывать их названия, авто­
ров не обязательно) -
воздать долж­
ное. Предлагаем все ту же пятибал.1Ь­
ную систему: 5 -
в вострогс; отличное произведение! 4 -
хорошее, добротное, нужное: пра­
ВИЛЬНО сделали, ЧТО напечатали; 3 -
не возражаю против публикации, но ... можно- было И не печатать; пере­
читывать, во ВСЯКОМ случае, не буду; 2-
вызывает массу замечаний: недо­
работанное, сырое произведение: автор и редакция слишком поторопились с публикацией; . 1 -
категорически против публикации; зря потрачена бумага, занято чужое ~CTO! Открытку с оценкой . «Аэлита-90" просим отослать на адрес редакции не позднее, чем через месяц после полу~ чения этого номера. 56 TaHH"IM;O. К СОЖllnекмlО, мы поке не готotIы IC теким подвигам: взглянув на количество баллов у самых тер­
пеливы)( и упорных, легко предста­
вить, сколько страниц в журнале за­
нял бы. этот материал. (Напомина­
ем: если в варианте «А» каждая за­
чтенная позиция приносит 0,1. балла, то здесь -
из-за введенного нами коэффициента -
ее цена равна 0,01). Наибольшее число баллов в ва­
рианте Б» набрали: среди взрос­
лых -
А. Никифоров (Павлодар; 6,17), а среди школьников -
Р. Ерумс (Рига; 4,00). Ну, а кто оказался peKOpACMetiOM среди писателей? Нетрудно догадать­
ся, что основной причиной появле­
ния другого названия чаLЦе· всего является перевод иноязычного про­
изведения разными переводчиками. Поэтому поиски выявили: у Г. Уэл­
лса -
48, У С. Лема -
ЗО, у Р. Брэд­
бери -
24, у Ж. Верна -20 пере­
именовывавшихся произведений, а среди отечественных фантастов у К. Булычева -...,. 10, у И. Ефремова и В. Журавлевой -
по 8. Больше всего (11!) переименований у романа Ж. Верна «Двадцать ТЫСЯЧ лье под водой». По неизвестноii пnанете бро­
ДЯТ неизвестные звери. Они, бед­
няги, еще не знают, как их З08ут. А Я уже знаю ... А.и Б. Стругацкие. Попытка к бегству Пис"ма с ответами на этот тур принесли нам самые полярные ОТ­
клики и один очень верный упрек: работа здесь больше сравнима с на­
писанием рефератов, ее трудно со­
измерить с поисками библиографиче­
ских сведений. МЬ' '" сами поняли это -
когда менять что-либо было уже поздно. Значит, придется вновь вво­
дить какие-то коэффициенты и все­
таки набавлять баллы «за стиль и языю> ... Итак, прочитав отзывы от «слиш­
ком нудно и невыгодно» через "хо­
рошо, НО блин комом» (из-за «ба­
нальной симметрии псевдобабочек» и «минимизации размеров изображе­
ния») до «самое лучшее задание» и «обязательно делат.. такой тур каж­
дую викторину», МЫ приступили К изучению описаний. Как и предполагалос .. , все изо­
браженные животные -
за редчай­
шими исключениямм -
инопланетного происхождения. Некоторые из них, впрочем, будут позднее. акклимати­
зированы и на Земле. И даже будет, как считает Р. Масленников (Кост­
рома), обязательно будет создан «Юный биоконструктор (Игра для детей младшего школьного возра­
ста)>> .•• Земной ноукой ИНОПЛанетные пред_ ставители изу_ мeAOCT<J.fO"lHO, па­
нятно поэтому, что разные авторы приводят не только различные их названия, но даже места обитания, способ существования и т. д. Более того, по некоторым источникам часть объектов не принадлежит к живой материи -
это следует, на­
пример, из фундаментаЛl,нейшего труда профессора Таранзеки «Кто есть Где: Выборочный системный справочник-указатель живых форм материи и духа. Фауна, флора, ме­
таллика, кремнийорганика, энерго­
фауна, экзофауна Галактики» (<<пере­
вод с лемтарьянскс;>го" осуществил А. Цеменко, Керчь). однако данные Таранзеки расходятся со сведениями, поступившими от сотрудника Инсти­
тута изучения внесартанских форм жизни Ган Стира» (С. Разенков, Елец), и зоологическим справочником «Жи­
вотные космоса и опасности для че­
ловека на семи ближайших планетах типа Земля: Сокращенное издание» (А. Горобец, Владивосток), а также рядом фактов и сведений из не­
названных определителей и докла­
дов, предоставленных в наше распо­
ряжение Г. Ляпиным (Челябинск), о. Федоркиным (Мытищи) и неко­
торыми другими читателями. А. СКО­
робогатых (Охотск) сообщил нам, что большинство животных уже описаны в том или ином НФ произведении. При этом большинство наших иссле­
дователей считает, что изображенные существа не являются носителями разума. Но есть и исключения. В об­
ратном категорически уверен, напри­
мер, Е. Пермяков (Свердловск) ... Всего же в этом туре участвова­
ли 10 школьников и 17 взрослых. .-------~~~""="".,.-:----,\ Эдгар 6ЕРРОУЗ Рис. Елены Пьянковой и Николая Мооса Опять великан Перед старомодным домом одного из предме­
стий Балтиморы остановился таксомотор. Мужчи­
на лет сорока, хорошо сложен,ный, с энергичными и правильными чертами лица, вышел из автомо­
биля и, заплатив шоферу, отпустил его. Минуту спустя он входил в библиотеку ста­
ринного дома. -
А! Мистер Канлер! -
воскликнул старик, поднимаясь навстречу. -
Добрый вечер, мой дорогой профессор!­
сказал гость, радушно протягивая ему руку. Кто вам открыл дверь? -
спросил профес-
сор. -
Эсмеральда. -
В таком случае она сообщит Джен о ва-
шем приезде,- заявил старик. -
Нет, профессор,- ответил Канлер,- потому что я первоначально хотел повидаться именно с вами. Продолжение. Начало в N. 4-11 5 «Уральский следоt1Ь11С» М 13 А, очень польщен,- сказал профессор Пор­
тер. Профессор,- начал Канлер с большой ос­
торожностью, старательно взвешивая слова.­
Я пришел сегодня, чтобы поговорить с вами от­
носительно Джен. Вам известны мои стремления, и вы были достаточно великодушны, чтобы одоб­
рить мое ухаживание. Профес.сор Портер завертелся на своем крес­
ле. Этот предмет разговора был ему всегда непри­
ятен. Он не мог понять -
почему. Ведь Канлер­
блестящая партия! -
Но,- продолжал Канлер,-
я не могу по­
нять Джен. Она откладывает свадьбу под разны­
ми предлогами. У меня всякий раз возникает чув­
ство, что она с облегчением вздыхает, когда я. с ней прощаюсь. -
Не волнуйтесь,- сказал профессор Пор­
тер,- не волнуЙтесь. мистер Канлер! Джен в высшей степени послушная дочь. Она исполнит то, что я ей скажу. -
Значит, я все еще могу рассчитывать на вашу поддержку? -
спросил Канлер с тоном об­
легчения в голосе. -
Несомненно, милостивый государь, несом­
ненно! -
воскликнул профессор Портер.- Как мог­
ли вы сомневаться в этом? -
А вот этот юный Клейтон, знаете,- заметил Канлер,- он болтается здесь целые месяцы. Я не говорю, что Джен им интересуется, но, помимо его титула, он, говорят, унаследовал от отца очень. значительные поместья, и не было бы странным, если бы он в конце концов не добился своего, разве только ... -
и Канлер остановился. -
Ой, ой, мистер Канлер, разве только -
что? -
Разве только вы нашли бы удобным потре-
бовать, чтобы Джен и я, мы повенчались тотчас же,- медленно и твердо договорил Канлер. -
Я уже напоминал Джен, что это было бы желательно! -
печально проговорил профессор Портер.-
Мы не в состоянии больше содержать этот дом и жить сообразно с требованиями ее по­
ложения. И что же она вам ответила? -
спросил Ка н­
лер. -
Она ответила, что еще ни за кого не соби­
рается выходить замуж,- сказал профессор,-
и что мы можем перебраться жить на ферму в се­
верном Висконсине, которую ей завещала мать. Ферма эта приносит немножко больше того, что нужно на жизнь. Арендаторы жили на этот доход и могли еще посылать Джен какую-то безделицу ежегодно. Она решила ехать туда в начале буду­
щей недели. Филандер и мистер Клейтон уже там, чтобы все приготовить к нашему приезду. -
Клейтон поехал туда? -
воскликнул Кан­
лер, видимо, огорчен!ныЙ.- Отчего мне не сказа­
ли? Я тоже с радостью поехал бы и принял все меры, чтобы все устроить удобно. -
Джен считает, что мы и так уже в большом долгу у вас, мистер Канлер. Канлер собрался возразить, н{) из приемной раздались шаги, и Джен Портер вошла в ком­
нату. -
О, прошу извинить меня! -
воскликнула она, останавливаясь на пороге.-
Я думала, что вы один, папа! 51 ~ Это только я, Джен,- заявил Канлер, вета­
вая.- Не хотите ли вы войти и присоединиться к нашей беседе? Как раз речь идет о вас, -
Благодарю вас,- сказала Джен Портер, входя, и села на стул, придвинутый для нее Кан. лером.- Я только хотела сказать папе, что Тобей придет завтра из колледжа и упакует книги. очень бы я желала, папа, чтобы вы определенно указа· ли, без чего вы можете обойтись до осени! Пожа­
луйста, не тащите за собою всю библиотеку в Висконсин, как вы бы потащили ее в Африку, если б я не вмешал ась. -
Тобей здесь? -
спросил профессор Портер. -
Да, я только что гОВОРИЛа с ни~. Он И Эс-
меральда заняты теперь своими религиозными дис­
путами у черной лестницы. . -
Ну, ну,- Я должен повидать его,- пробор­
мотал профессор.--: Извините меня, дети, я на ми­
нуту.-
И старик поспешно вышел из комнаты. Как только он ушел настолько, что ничего не мог слышать, Канлер обратился к Джен Портер. -
Вот что, Джен,- сказал он грубо.- Долго будете вы еЩе оттягивать? Вы не отказались вый­
ти за меня замуж, но и не обещали определенно. Я хочу завтра получить ваше согласие, и тогда, не дожидаясь оглашения, мы могли бы спокойно обвенчаться до вашего отъезда в Висконсин. Об­
венчаемся без треска и шума, я уверен, что и вы $ТО предпочтете. Девушка вся похолодела, но храбро подняла голову. -
Ваш отец желает ЭТОГО,- добавил Канлер. -
Пшщмаете ли вы, мистер Канлер, что вы меня покупаете? -
сказала она ровным холодным голосом.- Покупаете за несколько жалких дол­
ларов? Конечно, вы $ТО знаете, Роберт Канлер! Надежда на такое стечщше обстоятельств несом­
ненно была у вас в y!l4e, когда вы дали Папе де­
нег взаймы на ту сумасбродную экспедицию, '{о­
торая чуть было не кончилась так неожиданно блестяще. Но если бы нам повезло, то Bbl, МИСТЕ'р Канлер, были бы поражены больше всех! Вам и в голову не приходило, что эта затея может ока­
заться удачной. Для этого ВЫ слишком хороший делец. И не в вашем духе давать деньги на по­
и,ски зарытых в землю кладов или давать деньги взаймы без обеспечения, если вы не имеете каких­
нибудь особых видов! Но вы знали, что без обес­
печения честь Портеров вернее у вас в руках, чем с обеспечением. Вы знали,· что это лучший спо­
оСоб, не подавая и виду, принудить меня выйти за вас замуж. Вы никогда не упоминали о долге. Во всяком другом человеке я СОЧJjа бы это за вели­
кодушие и благородство. Но вы себе на уме. мистер Роберт КЮfлер! Я вас лучше знала, че!14 вы ду­
маете. Мне, 1fонечно, придется выйти за вас за­
муж, если не· будет другого выхода, но нам надо раз и навсегда понять друг друга. Пока она говорила, Роберт КаJ{лер то краСНел, то бледнел, ц когда закончила, встал и с наглой улыбкой на энергичном лице сказал: -
Вы. меня удивляете, Джен. Я думал, что у вас больше самообладаНИЯ,больше гордости. Ко­
нечно, вы правы: я вас покупаю и я знал, что вы это знаете, но я думал, что вы предпочтете делать вид, что это не так. Я хотел думать, что самоува­
жение и гордость Портеров не допустят вас до 56 признания даже себе самой, что вы продажная женщина. Но пусть будет по-вашему, деточка,­
добавил он весело.- Вы будете моей, и это все, что мне надо! . Не говоря ни слова, Джен повернул ась и выш­
шi из комнаты. Джен Портер не вышла замуж перед своим отъ­
ездом с отцом и Эсмеральдой на маленькую ви~ консинскую ферму, и когда она из вагона отхо­
дящего пое:ща холодно попрощалась с Робертом Канлером, он крикнул, что присоединится к ним через неделю или две. На станции их встретили Клейтон и мистер Филандер. В огромном автомобиле, принадлежав­
шем Клейтону, они быстро помчались через гу­
стые северные леса к небольшой ферме, которую девушка не посещала с раннего детства. Домик мызы, стоявший на пригорке, на рас­
стоянии каких-нибудь ста ярдов от дома аренда­
тора, испытал полное превращение за три недели, проведенные там Клейтоном и мистером Филан­
дером. Клейтон выписал из отдаленного города целый отряд плотников, штукатуров, паяльщиков и маляров. И то, что представляло собой лишь развалившийся остов до их приезда, явилось те­
перь уютным маленьким двухэтажным домиком со всеми современными удобствами, которые мож­
но было создать в такое короткое время. Что ж это такое, мистер Клейтон? -
крик­
нула Джен Портер. Сердце у нее упало, когда она прикинула в уме вероятный разм'ер сделанных затрат. -'-
Т-с ... -
предупредил Клейтон,- не говорит.е ничего вашему отцу. Если вы не скажете ему, он никогда не заметит, а я просто не мог допустить мысли, чтобы он жил в той ужасной грязи и за­
пустении, которые мистер Филандер и я застали здесь. Я сделал так мало, когда бы мне хотелось сделать так много, Джен. Ради него, прошу вас, никогда не упоминайте об этом. -
Но вы знаете, что мы не сможем отплатить вам! -
воскликнула девушка.- Зачем вы хотите так ужасно меня обязать? -
Не надо, Джен,- сказал Клейтон печаль­
НО.- Если бы это было только для вас, поверь­
те, я не стал бы этого делать, потому что с са­
мого начала знал, как это повредит мне в ваших глазах. Но я просто не мог представить себе до­
рогого СТарика живущим в дыре, которую мы здесь нашли. Неужели вы мне не верите, что я это сде­
лал именно для него, и не доставите мне, по край­
ней мере, это маленькое удовольствие? -
Я вам верю, мистер Клейтон,- отвеТИJlа девушка,- потому что знаю, что вы достаточно щедры и великодушны, чтобы сделать все именно ради него. И, о Сесиль, я бы хотела отплатить вам, как вы того заслуживаете и как вы сами же­
лали бы! Почему вы этого не можете, Джен? Я люблю другого. Канлера? Нет. Но вы выходите за него замуж! Он сказал мне это перед моим отъездом из Балтиморы. Девушка вздрогнула. Я не люблю его,- объявила она почти гордо. В таком случае из-за денег, Джен? Она кивнула. -
Значит, я менее желателен, чем Канлер? у меня денег довольно, более чем достаточно для всяких нужд,- промолвил ОН С горечью. -
Я не люблю вас, Сесиль,- возразила она,­
но я уважаю вас. Если я должна унизить себя торговой сделкой с каким-нибудь мужчиной, я предпочитаю, чтобы это был человек, которого я и без того презираю. Я чувствовала бы отвраще­
ние к тому, которому продаласр без любви, кто бы он ни был. Вы будете счастливее без меня, сохранив уважение и дружбу, чем со мною, если бы я стала вас презиратР. Он не стал больше настаивать, но если кто­
либо жаждал убийства, то это был Уильям Сесидь Клейтон, лорд Грэйсток, когда недедю спустя Ро­
берт Канлер ПОД1>ехал к домику мызы В своем шестицилиндровом автомобиле. Прошла неделя без всяких приключений, но напряженная и неприятная для всех обитателей маленького дома ВИСКОНСИНСкОй мызы. Канлер не переставал настаивать на не мед­
ленном венчании. И она уступила просто из от­
вращения к его беспрерывной и ненавистной до­
кучливости. Было условлено, что следующим утром Канлер поедет в город и привезет разрешение и священника. Клейтон хотел уехать, как только узнал о принятом решении, но устаЛрlЙ, безнадежный взгляд девушки удеР2Кал его. Он не в силах был ее бросить. , «Что-нибудь, можеТ, еще случитрся»,- старался он мысленно утешить себя. А душой он чувство-
5* вал, что достаточно пустяка, чтобы его ненависть к Канлеру перешла в действие. Рано утром на следующий день Канлер уехал в город. На востоке низко rrад лесом стлался дым, лес Г0рел уже целую неделю недалеко от них, но ветер все время дул с запада, и опасность им не угро­
жала. ОЮ'Jло полудня джен Портер вышла на про­
гулку. Она не П0зволила Клейтону сопровождать ее. -
Мне хочется побыть одной,- сказала она, и он подчинился ее желанию. дома профессор Портер и мистер Филандер были заняты обсуждением какой-то серьезной на­
учной проблемы. Эсмеральда дремала на кухне, а Клейтон, уставший после проведенной без сна ночи, бросился на кушетку в столовой и вскоре погрузился в беспокойный сон. На востоке черные клубы дыма rwднялись выше, неожиданно повернули и стали быстро нестись к западу. Все ближе. подступали они. Семьи арен­
датора не было, так как был базарный день, и никто не заметил приближения огненного демо­
на. Вскоре пламя перебросилось через дорогу и отрезало путь для возвращения Канлеру. Легкий ветер направил огонь к северу, затем повернул назад, и пламя стояло почти неподвижно, будто какая-то властная рука держала его на привязи. Неожиданно с северо-востока показался беше­
но мчавшийся большой черный автомобиль. Он остановидся перед коттеджем. Черноволосый ПI­
гант выскочил из него и бросидся к двери. Не 59 останавливаясь, вбежал он в дом. На кушетке ле­
жал спящий Клейтон. Человек содрогнулся от изумления, но одним прыжком очутился около спавшего. Он его резко потряс за плечо и крик­
нул: -
Боже мой, Клейтон, вы здесь все с ума сошли? Разве вы не знаете, что вы почти окруже­
ны огнем? Где мисс Портер? В одну минуту сбежались Эсмеральда, про­
фессор Портер и мистер Филандер. -
Где мисс Джен? -
закриqал Клейтон, схва­
тив Эсмеральду за плечи и грубо тряся ее. -
О Габерелле! Масса Клейтон, ми~с Джен пошла прогуляться. -
Она еще не вернулась? -
И, не ожидая от­
вета, Клейтон помчался во двор, сопровождаемый другими. -
В какую сторону пошла она? -
спросил черноволосый гигант Эсмеральду. -
Вот по этой дороге! -
крикнула испуган­
ная негритянка, указывая на юг, где взор встре­
чал сплошную высокую стену ревущего пламени. -
Сажайте всех в ваш автомобиль, что стоит под навесом,- закричал незнакомец Клейтону,­
и везите по северной дороге. Мой автомобиль ос­
тавьте здесь. Если я найду мисс Портер, он нам понадобится. А не найду,- никому он не будет нужен. Делайте, как я сказал,- добавил он, за­
метив, что Клейтон колеблется. И тотчас они уви­
дели, как гибкая фигура метнулась через поляну к северо-востоку, где лес еще стоял, не тронутый огнем. Каждый из присутствующих почувствовал об­
легчение, будто большая ответственность был а снята с их' плеч. Они испытывали нечто вроде безотчетной веры в незнакомца: он спасет Джен Портер, е,сли ее еще можно спасти. -
Кто это? -
спросил профессор. -
Не знаю,- ответил КлеЙтон.- Он назвал меня по имени, и он знает Джен, потому что наз­
вал' ее. И Эсмеральду он назвал по имени. -
В нем что-то поразительна знакомое,- во­
скликнул мистер Филандер,- а между тем я знаю, что никогда раньше не видел его. -
Да! -
крикнул профессор Портер.- В выс­
шей степени замечательно! Кто бы это мог быть, и почему я чувствую, что Джен спасена теперь, когда он отправился за нею в поиски? -
Не могу сказать вам, профессор,- ответил Клейтон задумчиво,- но я испытываю такое же странное чувство. -
Однако пойдемте! -
воскликнул ОН,-
мы сами должны выбираться отсюда или будем от­
резаны.-
И все присутствующие поспешили к ав­
томобилю Клейтона. Когда Джен Портер повернулась, чтобы идти домой, она испугалась, заметив, как близко под­
нимался теперь дым лесного пожара. Она тороп­
ливо пошла вперед, и вскоре испуг ее перешел почти в панш;у. На глазах у нее громадные язы­
ки пламени быстро прокладывали себе дорогу между ней и коттеджем. Путь был отрезан! Джен свернула в густой кустарник, пытаясь пробить себе дорогу на запад, обойдя огонь, и та-
. 60 ким образом добраться до дому. Но бесплодность ее попыток стала почти очевидной, она поняла, что ее единственная надежда -
повернуть назад на дорогу и бежать к югу по направлению к городу. Ей понадобилось не менее двадцати минут, что­
бы выбраться на дорогу, но за эти двадцать ми­
нут огонь успел снова отрезать отступление. Пробежав немного вниз по дороге, Джен оста­
новилась в полнейшем ужасе: перед нею подни­
малась сплошная стена огня. ПОЛQ.са пламени пе­
рекинулась на полмили к югу от главного очага пожара, захватив и этот небольшой участок до­
роги в свои неумолимые объятия. Джен Портер поняла, что пробраться через кустарник немыслимо. Она попыталась это сде­
лать, но без успеха. Теперь она видела ясно, что через несколько минут протя'нутые с севера и юга горящие щупальца сольются в сплошную массу волнующегося пламени. Девушка обреченно стала на колени в дорож­
ную пыль и стала проеить небо, чтобы оно дало ей силу мужественно встретить свою судьбу и чтобы оно спасло отца и друзей от смерти. Она и не подумала молиться о собственно~ спасении -
так очевидно было, что никакой на­
дежды нет и что даже сам бог не сможет спа­
сти ее. Внезапно она услышала, что кто-то громко зо­
вет ее. -
Джен! Джен Портер! -
прозвучало сильно и громко, но голос был незнакомым. -
Здесь! Здесь! -
крикнула она в ответ.­
Здесь! На дороге! И вдруг она увидела, что по ветвям деревьев к ней мчится с быстротой белки какая-то испо­
линская фигура. Порыв ветра обволок все облаком дыма, и она потеряла из вида человека, который спешил к ней. Но внезапно ее подхватила большая рука и подняла куда-то вверх. Она почувствовала напор ветра и изредка легкое прикосновение ветки в быстром полете вперед. Джен открыла глаза. Далеко под ней рассти­
лались мелколесье и земля. Гигантская фигура, которая несла Джен Пор­
тер, перепрыгивала с дерева на дерево, и ей ка­
залось, что она в каком-то сне, снова пережива­
ет приключение, выпавшее на ее долю в далеких африканских джунглях. О, если бы это был тот самый человек, кото­
рый тогда нес ее сквозь запутанную зелень лист­
вы! Но это невозможно. И однако кто же другой во всем мире достаточно силен и ловок, чтобы де­
лать то, [!то делает сейчас этот человек?· Она украдкой бросила взгляд на лицо, близ­
ко склонившееся к ее лицу, и у нее вырвался сла­
бый испуганный вздох,- это был он. -
Мой любимый! -
шепнула она.- Нет, это предсмертный бред! Должно быть, она сказала это громко, потому что глаза, по временам скользившие по ней, за­
светились нежностью. -
да, ваш любимый, Джсн, ваш дикий, пер­
воБЫТIIЫЙ возлюбленный, явившийся из джунглей потребовать свою подругу -
потребовать женщи­
ну, которая' от него убежала,- добавил он почти свирепо. -
я не убежала,-:- прошептала она.- Я со­
гласилась уехать только после того, как целую не­
делю прождали вашего возвращения. Они уже выбрались из полосы огня, и он по­
вернул обратно к поляне. Теперь они шли рядом к коттеджу. Ветер опять повернул, и огонь гнало_ обратно, еще час -
и все должно было погаснуть. Отчего вы тогда не вернулись? -
спроси-
-
ла она. Я ухаживал за д'Арно. Он был тяжело ра-
нен. Ах, я знала это! -
воскликнула она.- Они уверили, будто вы присоединились к неграм, что вы были из их племени. Он засмеялся. -
Но вы им не верили, Джен? -
Нет! Как мне звать вас? -
спросила она.-
Я не знаю, как вас зовут. -
Я Тарзан, из племени обезьян. -
Тарзан из племени о{5езьян? -
крикнула она.- Так это была ваша записка, на которую я. уезжая, ответила? -
Да! Чья же еще о-на могла быть? -
Я не знала, только она не могла быть ва·· шей: ведь Тарзан, из племени обезьян, писал по­
английски, а вы не понимали ни слова ни на ка­
ком языке! Он опять засмеялся. -
Это длинная история: я написал то, чего не мог сказать, а теперь д'Арно еще ухудшил дело, выучив меня говорить на французском язы­
ке вместо английского. -
Идем! -
добавил он.- Садитесь в мой ав-. томобиль, мы должны догнать вашего отца, они не могли уехать далеко. Когда они отъехали, он снова обратился к ней: -
3начит, когда вы написали в записке к Тарзану, что любите другого, вы подразумевали меня? -
Да,- ответила она просто. -
Но в Балтиморе,- о как я искал вас там! -
мне сказали, что вы, быть может, теперь уже за­
мужем! Что человек по имени Канлер приехал сюда, чтобы повенчаться с вами! Правда ли это? Правда. вы] его любите? Нет. Любите ли вы меня, Джен? Она за-крыла лицо руками. -
Я дала слово другому. Я не мо·гу ответить вам, Тарзан! -
крикнула она. -
Вы мне ответили. Теперь скажите, как вы решаетесь выйти замуж за человека, которого вы не любите? -
Мой отец ему должен много денег. В памяти Тарзана неожищiнно всплыло пись-­
м-о, которое он прочел, и имя Роберта Канлера, и то горе, на которое она намекала в письме. -
Если бы ваш отец не потерял своего кла­
да, вы были бы все же вынуждены сдержать ваше _ обещание этому Канлеру? . -
я могла бы просить его вернуть мне мое слово. А если бы он отказал? -
Я дал а свое слово. С минуту они молчали. Автомобиль бешено мчался по изрытой неровной дороге, потому что 61 огонь стал угрожать им справа и новая перемена ветра могла мгновенно пребросить erG через един­
ственный путь к спасению. Наконец они миновали оnaсное местО, и Тар­
заи замедлил ход. -
Предположим, что я его [юпрошу? -
пред­
ложил Тарзан. -
Едва ли он согласится исполнить просьбу незнакомца,- ответила девушка,- особенно та­
кого, который сам жела€т меня получить. -
Теркоз согласился,- мрачно промолвил Тар­
зан. , Джен Портер вздрогнула и с испугом взглян)'ла на него. -
Здесь не джунгли,- сказала она,-
и вы уже больше не дикий зверь. Вы джентльмен, а джентльмены не убивают хладнокровно и зря. -
Я все еще дикий зверь в душе,- прогово­
рил он тихо, как бы про себя. Они снова помолчали некоторое время. -
Джен Портер! -
сказал наконеп Тарзан,­
если б вы были свободны, вышли бы вы за меня? Онг. не отвеТИ,1а сразу, но -
он ждал терпеливо. Девушка старалась собраться с мыслями. Что знала она о странном существе, сидящем рядом с нею? Что знал он сам о себе? Кто он? Кем были его родители? Даже имя его было отзвуком его таинственного происхождения и дикой жизни. У него не было человеческого имени. Могла ли она быть счастлива с мужем, который всю жизнь провел на вершинах деревьев в африканских джунглях, который с детства играл и сражался с антропои­
дами, вырывал куски из трепещущего бока све­
жеубитой добычи и вонзал крепкие зубы в сырое мясо, в то время как товарищи его рычали и дра­
лись вокруг него за свою часть? Мог ли он когда­
нибудь подняться до ее общественного круга? Могла ли она вынести мысль о том, чтобы спу­
ститься до его уровня? Будет ли кто-нибудь из них счастлив 11 таком ужасном неравном броаке? -
Вы не ответили,- сказал ОН.- ВЫ боитесь причинить мне боль? -
Я не знаю, что отве1'ИТЬ,~ печально прого­
ворила Джен ПОртер.-
Я не могу разобраться в своих мыслях. -
Значит, вы меня не любите? ~ спросил он ровным голосом. -
Не спрашивайте меня. Вы будете счастли­
вее без меня. Вы не созданы для мелочных огра­
ничений и условностей общества. Цивилизация скоро станет вам невыносима, и вы будете рвать­
ся к свободе вашей прежней жизни ~ жизни, к которой я так же не -
ПРИСI10собл<ена, как и РЫ к моей. -
Я -
думаю, что понял вас,- спокойно отве­
тил он.-
Я не буду больше настаивать. Для меня важнее видеть вас счастливой, '1ем быть счастли­
вым самому. Я саМ понимаю теперь, '1ТО вы не смогли бы быть счастливой -
с обезьяной! В его голосе прозвучала едва уловимая нотка горечи. -
Не надо,- умоляюще _ проговорила она.- Не говорите так! Вы не поняли! Но прежде чем она успела сказать что-либо дальше, неожиданный поворот дороги привел их к маленькому лагерю. Перед ними стоял автомОбиль Клейтона, ОК· 62 руженный всем обществом, которое он вывез из коттеджа. ЗаКJ\ючение При виде Джен Портер крики облегчения и восторга сорвались со всех уст, и когда автомо­
биль ТаРЗqна остановился рядом, профессор Пор­
тер за,ключил дочь в свои объятия. В первую минуту никто не обратил внимания на Тарзана, который продолжал молча сидеть на своем месте. Потом о нем вспомнил КЛ1ейтон и, обернувшись, протянул ему руку. -
Как сумеем мы отблагодарить вас? -
во­
скликнул он.- Вы наш спаситель. В коттедже вы назвали меня по имени, но я никак не могу при­
помнить, где мы встречались и ка.К вас зовут, хотя в вас есть что-то очень знакомо€. Мне ка­
жется, '1ТО я вас знал при совершенно др,угих об­
стоятельствах и с ~ex пор ПРОШЛО много Bpe~ мени. Тарзан улыбнулся и пожал протянутую руку. -
Вы правы, мо-сье Клейтон,- ответил он по­
французски.- Простите, что не говорю с вами по­
англиЙски. Как раз учусь этому языку, и хотя понимаю его очень хорошо, но говорю на нем еще неважно. -
Но кто же вы? -
спросил Кл-ейтон, на этот раз по-французски. -
Тарзан, из племени обезьян. Кл,ейтон отшатнулся от удивления. -
Клянусь Юпитером, -
воскликнул он, -
верно! И профессор Портер и мистер Филандер при­
близились, чтобы присоединить свою благодар­
ность к бл!агодарностям Клейтона и высказать Тарзану свое изумление и удовольствие встрет-ить своего друга из джунглей так далеко от его ди­
кой родины. Все вошли в бедную деревенскую гостиниuу, где Клейтон тотчас же сделал распо­
ряжение, чтобы их устроили и накормили. Они располагались в убогой маленькой гости­
нице, когда их внимание привлекло отдаленное пыхтень.е приближающегося автомобиля. -
Господи боже МОЙ,- сказал мистер Филан­
дер с тенью неудоволь,ствия в голосе.- Это, KO~ нечно, Канлер. А я-то надеялся ... Я думал ... Э ... Впрочем, мы все очень рады, что он не попал в полосу пожара,- докончил он с грехом пополам. -
Ну, ну, мистер Филандер,- сказал профес­
сор Портер.-
Я часто увещевал моих ученико.В считать до десяти, прежде чем начинать гово­
рить. Будь я на вашем месте, я считал бы, по крайней мере, до тысячи, и все же даже и после этого хранил бы с,кромное молчание! -
Спаси, господи!, Вы правы,- сконфужен но согласился Самуэль Филандер.- Но что это с ним за джентльмен клерикального вида? Джен побледнела. Клейтон беспокойно задвигался на стуле. Профессор Портер нервно снял очки, подышал на них и надел их снова на нос, забыв протереть стекла. Вездесущая Эсмеральда заворчала. Только один Тарзан не понимал ничего. Роберт Канлер влетел в комнату. -
Слава богу,- крикнул 01-1,-
Я БОЯJIСЯ наи-
худшего, пока не увидел вашего авт'Омобиля, Клейтон! Пожар отрезал меня на южной дороге, и мне пришлось вернуться в город .. а оттуда на­
правиться по западной. Я уже думал, что никоr­
да не доберусь до коттеджа. Никто не высказал большого восторга. Тарзан наблюдал за Робертом Канлером, как Сабор на­
блюдает за своей добычей. Джен Портер взгля­
нула на него и нервно кашлянула. -
Мистер Канл,ер,- сказала она,- это мосье Тарзан, старый друг. Канлер обернулся и протянул руку. Тарзан в'стал и поклонился так, как только один д'Арно мог научить джентльм,ена кланяться, но, каза­
лось, не заметил протянутой руки Канлера. Канлер, по-видимому, не обратил на это вни­
мания. -
Вот пастор, почтенный мистер Т)"С.леЙ, Джен,- объяснил Кан.лер, повернувшись к свя­
щеннику, стоявшему позади него.- Мистер Тус­
лей, мисс Портер! Пастор поклонился и засиял. Канл~р представил его и остальному 'Обществу. -
Джен, обряд венчания может быть совер-
шен немедленно,- сказал Канлер.- Тогда мы сможем поспеть на ночной поезд в город. Наконец Тарзан все понял. Он посмотрел из­
под полуопущенных век на Джен Портер, но не шевельнулся. Девушка колебалась. Комндта н'аПОЛ'1lила,сь напряженным молчанием. Все глаза обернулись к Джен Портер, ожидая ее ответа. -
Нельзя ли п'Одождать еще несколько дней? -
промолвила она.- Я та.к потрясена! Столько при­
шлось мне пережить сегодня. Канлер почувствовал враждебность, исходя­
щую 'От остальных. Это его разозлило. -
Мы ждали до тех пор, покуда я соглашал­
ся ждать,- резко ответил он.- Вы 'Обещали ВЫй­
ти за меня замуж. Я не позволю больше играть собой. У меня в руках разр,ешение, а вот священ­
ник. Идемте, мистер Туслейl Идем, Джен! Свиде­
телей здесь д'Овольно. Даже больше, чем надо,­
добавил он неприятным тоном. И, взяв Джен Пор­
тер за руку, он повел ее к уже ожидавшему свя­
щеннику. Но едва успел он сделать шаг, как тяжелая рука опустил ась ему на плечо, плотно сжав его стальными пальцами. Другая рука схватила Кан­
л,ера за горло и мгн6вени,е спустя так легко подбросила в воздух, как кошка подбрасывает мышь. Джен Портер в ужасе и изумлении обернулась к Тарзану. И когда она взглянула в е'го лицо, то увидела на лбу красную полосу, которую уже видела в дал,екой Африке ве время ,смертельного поединка Тарзана с большим антропоидом -
Тер­
козом. Она знала, что в этом диком сердце таит­
ся убийство, и с криком ужа,са бр'Осилась вперед, чт'Обы упросить обезьяну-человека отказаться от своего намерения. Но она боялась больше за Тар­
зана, чем за Канлера. Живо представила 'Она себе суровое возмездие правосудия ци:вилиз'Ован­
ных стран. Но прежде чем она успела что-то произнести, Клейтон подскочил к Тарзану и попытался выр-
63 вать I\анлера из его тисков. Одним взмахом руки англичанин был отброшен в дальний угол ком­
наты. И тогда Джен Портер твердо положила бе­
лую ручку на кисть руки Тарзана и взглянула ему в глаза. -
Ради меня,- сказала она только. Рука немного отпустила горло Канлера. -
И вы хотите, чтобы вот это жило? -
спро­
сил он с удивлением. -
Я не желаю, чтобы он умер от ваших рук, мой друг,- возразила она.- Не желаю, чтобы вы стали убийцей. Тарзан снял руку с горла I\анлера. -
Освобождаете ли вы ее от обещания?­
спросил он.- Это -
цена вашей жизни. Канлер, с трудом дыша, утвердительно кивнул головой. -
Вы обещаете уйти и никогда больше ее не тревожить? I\анлер опять кивнул головой. Лицо его было все еще искажено страхом смерти, близость ко­
торой он только что испытал. Тогда Тарзан отпустил его совсем. Канлер, шатаясь, направился к двери. Еще мгновение­
и он ушел, а за ни'м -
пораженный ужасом па­
стор. Тарзанобернулся к Джен Портер. -
Могу я минуту поговорить с вами наеди­
не? -
спросил он. Девушка кивнула головой и направилась к двери, которая вела на узкую веранду гостиницы. Она ушла туда, чтобы там объясниться с Тарза­
ном, и потому не слышала последовавшего разго­
вора. -
Стойте! -
крикнул профессор Портер, ког­
да Тарзан направился вслед за Джен. Профессор совершенно растерялся от неимо­
верного т'емпа событий, сменившихся за несколько последних минvт. -
Прежде· чем входить в дальнейшие разго­
воры, милостивый государь, я желал бы получить объяснение того, что случилось. По какому пра­
ву вы, милостивый государь, решились вмешивать­
ся в отношения между моей дочерью и мистером Канлером? Я обещал ему ее руку, милостивый государь, и, не взирая на то, нравится ли он нам или не нравится, обещание необходимо сдержать. -
Я вмешался, профессор Портер,- ответил Тарзан,- потому, что ваша дочь не любит мисте­
ра Канлера, она не желает выйти замуж за него. Для меня этого вполне достаточно. -
Вы не знаете, что вы сделали,- сказал профессор Портер.- Теперь он без сомнения отка­
жется жениться на ней. _ Непременно откажется,- заявил Тарзан вы­
разительно и энергично и добавил: -
Вам не сле­
дует бояться, что гордость ваша может постра­
дать, профессор Портер! Вы будете иметь воз­
можность уплатить этому Канлеру все, что вы :му должны, в ту же минуту, как вернетесь домои. -
Ну, ну, милостивый государь! -
восклик­
нул профессор Портер.- Что вы хотите этим ска­
~aTЬ? -
Ваш клад найден,- заявил Тарзан. -
Что, что вы сказали? -
крикнул, задыха-
ясь, профессор.- Вы с ума сошли! Это невозможно. Однако это так. Сокровища ваши украл я, 64 не зная ни ценности клада, ни кому он принад­
лежит. Я видел, как матросы зарывали его. Я вы­
тащил его и снова закопал, но уже в другом ме­
сте. Когда д'Арно сказал мне, что сундук при­
надлежит вам, я вернулся в джунгли и достал его. Этот клад вызвал так много преступлений, страданий и горя, что д'Арно отговорил меня вез­
ти его сюда, что я намеревался сделать. Вот по­
чему я привез только аккредитив. Возьмите его, профе,ссор Портер,-
и Тарзан, вынув из кармана конверт, передал его изумленному професссру.-­
Тут двести сорок одна тысяча долларов. Клад был тщательно оценен экспертами, но на случай, если у вас могут появиться какие-либо сомнения, д'Арно сам купил его и хранит для вас. -
К без того уже огромной тяжести нашего долга перед вами,- сказал профессор Портер др,ожащим голосом,- вы добавили еще одну ве­
личайшую услугу. Вы даете мне возможность спасти мою честь. I\лейтон, вышедший из комнаты минуту спу­
стя после Канлера, вернулся. -
ИЗБините,- сказал ОН,-
я думаю, что луч­
ше попытаться добраться в город еще засветло и выехать с первым поездом из этого леса. Туземец, приехавший верхом с севера, сообщил, что пожар медленно движется уже в этом направлении. Заявление Клейтона прервало дальнейшие раз­
говоры, и все общество направилось к автомоби­
лям. Клейтон с Джен Портер, профессором и Эсмеральдой заняли автомобиль Клейтона, а Та р­
зан взял с собою ассистента. -
Спаси, господи! -
воскликнул мистер Фи­
ландер, когда они двинулись за автомобилем Клейтона,- кто мог это предположить. Послед­
ний раз, когда я видел вас, вы были настоящим диким человеком, прыгавшим среди ветвей тро­
пического африканского леса, а теперь вы везете меня по висконсинской дороге во французском ав­
томобиле. Господи боже мой! Но ведь это в выс­
шей степени замечательно! -
Да,- согласился Тарзан и после HEKOTOj":O-
го молчания добавил: -
Филандер, можете ли вы припомнить подробнОоСТИ относительно нахожде­
ния и погребения трех скелетов, лежавших в моей хижине на краю африканских джунглей? Могу и очень точно, милостивый государь, очень точно! -
ответил мистер Филандер. -
Не было ли чего-нибудь особенного в од­
ном из скелетов? Мистер Филандер пристально взглянул на Тар­
зана. -
Зачем вы спрашиваете? -
Для меня это имеет очень большое значе-
н.ие,- признался Тарзан.- Ваш ответ ра'зъяснит тайну. Во всяком случае, оон не может сделать что-либо хуже, ч·ем оставить тайну тайной. В пос­
ледние два месяца я создал свою теорию относи­
тельно этих скелетов и прошу вас ответить мне открыто и начистоту: были ли все скелеты, которые вы похоронили, человеческими? -
Нет,- ответил мистер Филандер,- самый маленький, найденный в колыбели, был скелетом обезья ны -а нтро поида. -
Благодарю вас,- сказал Тарзан. В автомобиле, ехавшем впереди, Джен Портер лихорадочно обдумывала свое положение. Она по-
Rяла намерения Тарз.ана, когда оп попросил поз­
воления CKa3{J.Tb ей несколько слов, и знала, чТо должна быть готова дать ему ответ. Он не такой человек, от которого МОЖНО было отделаться кое· как. И вдруг эта мысль вызвала в ней удивле­
ние, и она засомневалась, не боится ли она его на самом деле? А могла ли она любить того, кого боялась? Она ПQнимала очарование, овладевшее ею в глубин,е далеких джунглей, но здесь, в прозаич­
нам Висконсине, не могло быть такой сказочной любви. И безупречно одетый молодой француз не будил в ней первобытную женщину, как тот лес­
ной бог. Любила ли она его? Этого она сама теперь не знала. Она украдкой взглянула на Клейтона. Вот че· ловек, воспитанный в той же среде и обстановке, в которых была воспитана она, человек с таким общественным положением и культурой, которые она была приучена считать главной основой для подходящего брака. Неужели ее чутье не указы· вала на этого английского джентльмена? Ведь его любовь была такой, какую ищет всякая ци­
вилизованная женщина, думая о своем будущем муже ... Могла ли она полюбить Клейтона? Она не ви­
дела причины, по которой не могла бы. Джен Пор­
тер не была по природе существом холодно-рас­
судочным, но воспитание, обстановка и наследст­
венность -
все совместно научили ее рассчиты вать наперед даже в сердечных делах. То, что она была так безумно увлечена силой молодого гиганта, когда его большие руки обни­
мали ее в далеких африканских джунглях и се­
годня в лесу Висконсина, могло, как ей начинало казаться, быть приписано только временному воз­
врату к прототипу, к психологическому отклику первобытной женщины, таившейся в ней, на зов первобытного мужчины. Если он никогда больше не коснется ее, рас· суждала она, она не почувствует к нему влечения. А в таком случае она, значит, не любит его. Это было не более. как временная галлюцинация, вызванная возбуждением и физическим контак­
том, но, если бы она вышла за Тарзана замуж, то все очарование притупилось бы в совместной жизни. Она опять взглянула на Клейтона. Он был кра-
; сив и был джентльменом с головы до ног. Таким мужем она могла бы очень гордить,ся! И в это время он заговорил. Минутой раньше или минутой позже -
и три жизни пошли бы со­
вершенно иначе, но судьба Бмешалась и подсказа­
ла Клейтону психологический мо.мент. -
Т.еперь вы свободны, Джен,- заявил Od.-
Скажите «да», и я ПОСВЯЩУ ВСЮ свою жизнь, что­
бы сделать вас счастливой. -
Да,-
шепнула она. В то.т же вечер в зале для ожидающих на стан-' ции Тарзану удалось застать Джен Портер одну. -
Теперь вы свободны, Джен,- заявил он.­
и я проше.д сквозь века, из далекого и туманног') прошлого, из логовища первобытного человека, чтобы требовать вас себе по праву: ради вас я сделался цивилизованным человеком, ради вас я переправился через океан и материки, ради вас 65 я сделаюсь таким, каким вы захотите! Я могу дать 82." счастье, Джен, в той жизни, которую вы знаете и которую любите. Выйдете вы за меня замуж? Что. она наделала! 07тога что. испугал ась воз­
мажнасти уступить заву этага гиганта, анз Cf)-
жгла за сабай все мосты и ат страха савершить жизненную ошибку допустила ошибку еше балее ужасаюшую! И тагда ана сказала ему все, сказала ему всю правду, слова в слова, не пытаясь абелить себя или аправдать свай паступак. -
Что. же нам делать? -
спросил ан.- Вы признались, что. любите меня. Вы знаете, что. я люблю вас, на я не знаю этики а·бшества, ката­
рою вы рукавадствуетесь. Оставляю решение во­
проса в ваших руках, патому что. вы лучше пани­
маете, что. может устроить ваше благополучие. -
Я не могу атказать ему, Тарзt;lн! -
заявила ана.- Он таже любит меня, и ан хораЦIИЙ чело­
век; Я никагда не смагу взглянуть в лица ни вам, ни другому честному человеку, если я откажу Клейтону. В эта время вошли в камнату остальные, и Тарзан отошел к окошку. Но он. НИ'Jего не заме­
чал. Перед его глазами неотступно стояла зали­
тая солнцем лужайка, окаймленная спутаннай массай роскошных тропических растений, над ней колебалась листва могучих дерев, а над всем этим сверкала лазурь экватариальнага неба. Мысли его. прервал прихадстанцианнага слу­
жащего, катарый спрасил, нет ли тутджентльме­
'на по имени Тарзан. Я -
масье Тарзан;- сказал обезьяна-чело.-
век. Вам депеша из Парижа, пересланная из Балтимары. Тарзан взял конверт и вскрыл его.. Депеша была ат д'Арно. В ней значилась: «Отпечатки пальцев даказывают, что. вы Грэй­
стак. Паздравляю. Д'Арна». Кагд.а Тарзан прачел телеграмму, вошел Клей­
тан и направился к нему с пратянутай рукой. Тар­
зан сматрел на нега. Ват человек, катарый носит титул Тарзана, владеет его поместьями! Он женится на женщине, котарую любит Тарзан и катарая любит Тарзана. Одно лишь слава его. перевернет жизнь этаго че­
ловека: Она отнимет у нега титул, отнимет по­
м,естья и замки, ана атнимет их также и у Джен Партер. -
Знаете ли, старина? -
взвалнованна сказал КлеЙтан.- Я все еще не имел случая поблагада­
рить вас за то, что вы для нас сделали. Вы толь­
ка тем и зани,мались, что спасали нам жизнь и в Африке и здесь. Страшно рад, что вы сюда. при· ехали. Мы должны поближе познакомиться. Знае­
те ли, я часто думал а вас и о замечаJiьНЫХ обстаятельствах нашего. знакамства. Хотелось бы мне спросить вас, если пазволите, каким образом, черт возьми, попали вы в те далекие страшные джунгли? -
Я там родился,- спакайна атветил Тар­
зан.- Мая мать была абезьяна и, само собой ра­
зумеется, не магла мне многага объяснить. Отца своего. я никагда не знал. . . каНЕЦ ПЕРВОй КНИГИ и вновь о « т арззне» Неосторожная наша оБМОЛQl\а в «Анонсе» о том, что некото­
рые подписчики вЫражают сомнение в необходимости продол­
жения сТарзана" в будущем году, вызвала бурю протеста. В сентябре редакцию захлестнул поток писем. Несмотря на раз­
ницу их стиля -
от вежливых просьб: « ... нам бы очень хотелОсь увидеть на страницах журнала продолжение серии романов о Тарзане», до "непарламентских» выражений: «Кто вам сказа.~, ЧТО ему не нужен «Тарзан», плюньте ему в ЛИЦО и З8 меня тоже, даже ДВа раза" и угроз не подписываться на журнал в случае прекращения публикации,- наши читатели снетерпением ждут новых встреч с повелителем джунглей. Пришло всего два письма, авторы которых не то чтобы сов­
сем против «Тарзана»,- они опасаются, что он может значи­
тельно потеснить другие интересные произведения. И в этом, конечно, есть свой резон, учитывая объем нашего журнала. Руководствуясь такнм редким в епоху развитого плюрализма почти единодушным мнением читателей, редколлегия решила С 4-ГО НОМЕРА ГРЯДУЩЕГО ГОДА НАЧАТЬ ПУБЛИКАЦИIQ новаго РОМАНА ЭДГАРА БЕРРОУ3А «В03ВРАЩЕНИ~ ТАР3АНА В джунгли». Почему мы не начннаем печатать роман с первых номеров? Для нас, работников журнала, немаловажно, ЧТО в условиях, когда к -»8.чалу ПОДПИСНОЙ кампании подготовлен каталог только на всесоюзные издания, республиканские вряд ли быстро ПРII нынешней «оперативности» ответственных товарищей дойдут до подписчиков. Кто им раЗЪЯСhИТ при нынешней бестолковщине и разобщенности, что каталоги каждая республика в етом году готовит и распростt)аняет самостоятельно? И когда они еще дойдут до «глубинки», где у нас масса читателей? Поэтому тех, кто не сумел в сентябре -
октябре подписаться на "УС", приглашаем сделать это в начале 1991 года. Тогда, по крайнеil мере, вы сможете прочитать BCIQ вторую книгу о приключениях Тарзана. Кстати, многие наши читатели, отпраВИJJ письма в редакцию, надеются получить ответ уже в следующем номере журна .. а. Сделать зто мы не в состоянии. ибо очередной номер готовитCI' " печати за 3-4 месяца до его выхода в свет. ВОТ и это обра­
щение мы сделали 8 начале сентября, а прочтете вы его JlИШЬ в декабре. Поэтому упреки, прозвучаВШllе в некоторых письмах: «Почему В «Анонсе» не объявлена новая СТОИМОСТЬ подписки­
так было бы честнее» -
мы принять не можем, Т. к. сами до последнего времени были в совершенном неведении. Редакция от всего сердца благодарит всех, кто откликнулся на наше предложение обсудить план публикаций на будущий год. Мы получили массу полезных советов и замечаний как по содержанию, так и по художественному и техническому офОРМ­
лению журна~l)а. Эти предложения мы проанализируем, обобщим и постараемся сделать соответствующие ВЫВОДЫ. Еще раз напоминае.м наш индекс: 73413. Стоимость одного номера журнала (не по нашей вине и желанию) -
80 копеек. Годовая подписка -
9-60. До новых встреч! ЗАВЕТНАЯ ПОПКА Даниил АНДРЕЕВ Книга, рожденная в застенке н ам сейчас т РУ{)/Щ представить размеры той славы, которой пользо­
вался при жизни Леонид Андреев. Маленькие рассказы «В тумане» и «Бездна» вызывали полемику, за ко­
торой следила вся читающая Россия. Библиография прижизненных статей и рецензий о Л. Андрееве НQС'lитbt­
вает тысячи названий. Иногда кажется, что второй сын писателя, даниил Леонидович, ода­
ренный по-своему, быть может, не менее отца,. искупал своей полной безвестностью непомерную литератур­
ную славу родителя. В самом деле, за пятьдесят два года жизни (отец nРQжил сорок BOCe,l1b лет) даниил Леонидович смог издать всего одну брошюру, да и то в соавторстве с (i;. MaTBeeBblM -
«Замечательные ис­
следоваТми горной Средней Азию, (Географгиз, 1946). Когда 30 марта 1959 года его не стало, лишь не-
Борьба с духовностью Глава из книги Существует ходячее представление, будто бы матери­
риальная бедность общества отражается, и притом прямо, и на его духовной бедности. И наоборот: материальное изобилие влечет -
или обязано влечь за собой -
также и духовное богатство. Объективные исторические наблюдения не подтвер­
ждают этого тезиса. До поздней фазы капитализма бо­
гатством располагали те или иные привилегированные классы или группы, а не общес тво и различествовал н не средние уровнн этих обществ, а материальные уровни со­
ставлявших их групп. К обществу в целом прилагать по­
нятие материального изобилия можно лишь на поздней стадии исторического развития. Можио говорить об изо­
билии и богатстве -
по крайней мере, в определенные периоды -
таких обществ, как современная Швеция, как Голландия последнего столетия, как Швейцария. О бо­
гатстве Соединенных Штатов можно говорить тоже, хотя с некоторыми существенными поправками, ибо разница материальных уровней различных групп населения в этой стране очень велика и далеко не все общество бывало охвачено так называемым просперити даже в самые луч­
шие спои времена. Что касается стран социалистического лагеря, то я не упоминаю о них здесь, потому что эти обр аз ования относятся к еще более позднему историче­
скому п ериоду. Я был бы очень заинтересован, если бы кто-нибудь сумел убедительно показать мне, что переЧИСJlенные об­
щества, достигшие высокого уровня общего материально­
го благосостояния, ка к -то: Швеция, Голландия, Швеица­
рня проявили одновременно также и подлинное духовное богатство. Правда, что они вносили и вносят · кое-что в мировую науку и технику, но наука, как и техника, от­
носится в основном к ряду не духовных, а интеллекту­
альных ценностей. С самого начала следует научиться делать различие между ,ними двумя рядами явлений. Умонастроекие определенного типа, весьма ныне распро­
страненного, не отличает духовного от интеллектуально­
го. Гуманитарные науки, искусство, общественность, эти­
ка, религия, науки физнко-математического и биологиче­
ского циклов, даже некоторые аспекты техники -
все сва­
ливается в одну кучу. Творчество Калидасы и Дарвина, Гегеля и Эдисона, Рамакришны и Алехина, Сталина И' Ганди, Данте, и Павлова рассматриваются как явления одной и той же области -
«духовной" культуры. Эту аберрацию можно было бы назвать дикарской,. если бы в неil не были повинны цивилизованиые люди. весьма интеллигентного облика. А между тем, ясно, как день, что эдесь перед нами два совершенно разлнчных ряда явлениА: духовный и интеллектуальный. Почти вся' область науки и тем более техники принадлежит ко вто­
рому ряду; в него входят также философские, эстетиче­
ские и М'оральные построения в той мере, в какой они' высвобождаются из-под представлений и переживаний ино-прнродного, ино-материального, запредельного, духов­
ного в точном смысле этого слова. В той же мере входят в него общественные движения, политичеl>кие программы, экономическая и социальная деятельность, даже искусст­
во и художественная литература. Духовный же ряд со­
стоит из человеческих проявлений, находящихся в связи именно с понятием многослойности бытия и с ощущени-
67 сколько друзей знали, что ушел из жизни замечательньш мэт и не .ме­
нее замечательный философ и исто­
рик русской культуры. Д аниил Л COlluiJOBUti родился 2 но­
ября 1906 года в Берлине, где тог­
да жил его отец. Его рождение сто­
ило жизни матери, АлексанДре Ми­
хайловне Велигорской, которая умер­
ла через две недели от последствий родовой горячки. Восnреемником, то есть KpeCТHblM отцом ,lIальчика, был «цеховой малярного цеха Алек­
сей Максимович Пешков», в ту пору, впрочем, уже все,lIирно известный пи­
сатель. вления, рекламы, /faiJnucu. Эта ра­
бота давала определенную независи­
мость, оставляла много свободного вреАlсни. Можно не СО.мневаТI>СЯ, что Д. Л. Андресв жил UIiIСНСIШНОй ду­
ховной жизнью. эти даты стоят е рукописи. Следует добавить, что до 21 uпреЛfl 1957 года автор находился в тюрьме и только в течение последних полутора лет kLог еи{с раз записать КJiuгу на ['130-
боде. Заканчивая эту неверояТ/iО трудоемкую работу, Даниил Леони­
дович не раз брал силы взаймы у будущего, а долги нужно было пла­
тить. После ОКОН'lUнuя рукописи Д. Л. Андреев прожил всего пять с половиной месяцев, но он умер с сознанием исполненного долга. Ко­
нечно, он nони.мал, что его рукоnи<:ь увидит свет не скоро. Она и до сих пор его не увидела 1 Во время вОйliЫ Даниил Анд­
дреев -
рядовой 196-й стрелковой дивизии, вместе с которой в числе первых вошел по льду Ладожского озера в блокадный Ленинград. ЭТЩIУ вреА!ени посвящена поэма «Л снин­
градский апокалипсис», до сих пор не опубликованная. Учеба в частной московской гим­
назии Реnман в Мерзляковском nе­
реулке дала неnлохое общее образо­
вание, которое Даниил продолжил с 1924 года на только что OTKPblTblX Выщиих государственных литератур­
ных курсах -
они nомещались сnер­
uа в доме Герцена на Тверском бульваре, потом переехали на Суха­
ревку, а nОТЩI еще куда-то. Мы мало знаем о жизни д. Л. Ан­
дреева в За-е годы. Средства к су­
ществованию он зарабатывал как художник-шрифтовик, писавший объя-
21 апреля 1947 гада Даниил Лео­
нидович был арестован по nреслову­
той 58-й статье -
по трем ее подпунк­
там, включая террор. Теперь мы эна­
ем цену этим обвинениям, но ровно десять лет д. Л. Андреев пробыл во Владимирской тюрьме. Здесь он продумал и начал записывать глав­
ный труд своей жизни -
обшиРНblЙ исторuософский трактат «Роза мира», который обеспечил eAlyceoe место в истории русской культуры и фило­
софии. С. ДЖИМБИНОВ 1 Статья С. Джимбинова, отрывок ИЗ КОТQф рой мы преддагаем, была напечатана в журнале «Новый мир» И сопровождала публикацию двух отрывков ИЗ «Розы мира» (1989. N2 2). Кроме того. в том Же журва.lе (1987, N, 4) напечатана подборка стихов Д. Андреева. А в нынешнем ГОД\' вышла первая его книга «Русские боги». ~ ВК.аючив· шая большую часть стихотворного HaC.rl€∙ дня. И, наконец, скоро увидит свет «Роза мира», главу из которой мы предлагаем вниманию читателей. Текст падгаТОВ.'1ен к печати и передан редакции вдова!"! писа­
тел>! Аллой Александровной АндреевоЙ.­
Ред. Мы точно знаем время работы д. Л. Андреева 'над «Розой ,\lUра»: 24 декабря 1950 -
12 октября 1958, ем многообразных нитей, которыми связан физический план жизни с планами ино-материальными и духовными. Сюда полностью относятся области религии, спиритуали­
стической философии, метаистории, магии, высокой этики и наиболее глубокие творения литературы, музыки, про­
странственных искусств. Если понять и усвоить это различие двух родов яв­
лений, духовного и интеллектуального, тогда станет ясно, '!то духовное богатство находится отнюдь не в прямой зависимости от богатства материального. Дурно отража­
ются на духовной деятельности только две крайние сте­
пеии материального достатка: нищета и роскошь. Первая заставляет тратить все силы на борьбу за существова­
ние, вторая ведет к погоне за умножением богатств либо к пресыщенности, к опустошению, к затягиванию психики душевным салом. Не Швеция, не Голландия, не Соединенные Штаты, а бедный Таиланд, полуцивилизованные (разумеется, с точ­
ки зрения европейцев) Цейлон, Бирма и Камбоджа, «по­
лудикие» Тибет и Непал, полунищая Индия являют собой образцы обществ, жизнь которых гораздо более, чем жизнь обществ западных, пронизана артистичностью, пов­
седневным участием масс в сотворении высокоэстетических ценностей, интенсивными идейными исканиями и тем ду­
шевным теплом, которое найдешь только в странах, еде пеками царил нравственный климат, создаваемый огром­
ными водоемами духовности. У нас привыкли сосредото­
чивать внимание на экономической отсталости этих стран, на индийской бедности, на тибетской малограмотности, на примитивности цейлонского быта, на пер ежит к ах в Иидии кастовой системы, а в Тибете -
теократического феодализма, на несовершенствах семейного уклада. И со­
знательно закрывают глаза на другую сторону жизни этих стран: ту сторону, чьими силами создавались и под­
держивались города, наполовину состоящие из храмов потрясающей красоты и просветленности; взлетами %его гения лик земли украсила дивная архитектура; благода­
ря чему священные реки текут по этим странам между берегов, увенчанных бесчисленными памятниками челове­
ческого устремления к духу, свету и красоте. Забывают ту сторону индийской жизни, без наличия которой ника­
кой народ не мог бы от векового порабощения освобо­
A1lTbCSl методами н е н а с и л и я ,-
самыми этически чи-
стыми методами, какие только удалось до сих пор из­
мыслить. Не интеллектуализм, а именно духовность веет от всевозможных проявлений народной жизни индийской и индомалайскои метакультур: и от пронизанных внут­
ренним светом, изумительных ремесел, и от народного ис­
кусства, 11 от отношения «человека массы» к проблема м жизни и смерти, и от мистерий и героических эпопей, ко­
торые целыми ночами представляются на жалкой площа­
ди в любой, самой захудалой деревне, и от поражающей нас незлобивости по отношению к недавним поработите­
лям, и от незначительного, особенно в сравнении с Аме­
рикой и Россией, процента уголовных преступлений, и от высокоморальных программ действия, принимаемых мас­
совой правящей партией, и даже, например, от преобла­
дающих в индийском обществе типов женщины, так рель­
ефно изображенных Рабиндранатом Тагором и Прэмом Чандом. Подмена понятия духовного понятнем интеллектуаль­
ного, причем с сохранением именно термина «духовный», столь повсеместна в России и даже на Западе, что ста­
новится совершенно ясным ее смысл и цель. Ее смысл и цель -
все в том же стремлении вывести человеческую психику из области высших ценностей в область ценно­
стей утилитарных. Это стремление и его действенное осу­
ществление составляет одну из главнейших сторон пере­
живаем ого нами этапа культурно-исторического процесса. Это связано, конечно, и с выхолащиванием далекого со­
циального идеала, и с усилиями сделать это постепенно, дабы общество, мало-помалу выхолащицаясь само и пе­
рерождаясь, не замечало образующегося вакуума, не за­
мечало, как у него отнимают ценнейшие из ценностей и взамен подставляют другие, подчиненные. Материальный достаток есть сам по себе безусловная ценность. Это есть естественный, достойный человека уро­
вень его внешнего существования. Он представляет со­
бою ценность, потому что это -
та самая броня внешне­
го благополучия, которая дает возможность спокойно соз­
ревать и плодоносить семенам души. Но провозглашать материальный достаток и внешнее покорение сил приро­
ды ради, опять-таки, материа,qьного изобилия человечест­
ва ценностью основной и наивысшей, целью организован­
ной борьбы масс во всем мире, идеалом общественного развития, во имя которого следует при!!осить в жертву «Роза мира» Даниила Андреева В
споминаются старые слова: in doloribus pinxi -
«написал в му­
ках». Труд Даниила Андреева возни" среди страданий. Зрелище человече­
ского духа, противопоставляющего УН-llжению и насилию -
незавиСIL­
мость своего внутреннего бытия, дол­
жен вызывать у каждого глубокое уважение и сочувственную солидар­
ность. Об этом не может быть двух мнений. «Роза МUJЮ», написанная автором во Владимирской тюрьме и закон­
ченная на свободе осенью 1958 года, представляет собою очень большую работу -
около 40 печ. листов. таистория и метакультура. Метаис­
тория -
суть вNешней истории. Мета­
культура -
суть творческой деятель­
/юсти народа. Все про изведение состоит из 12 книг, разделенных на главы. Исходной точкой является концеп­
ция автора о многослойностu Все­
ленной и персонuфицированных си­
лах Добра и Зла, сущностей, прояв­
ляющuх себя в этой Вселенной. Каждый народ имеет своего свет­
лого Водителя -
Демиурга и свою светлую Соборную Душу. Все Де­
,иuурги -
братья, все СоБОРNые Ду­
[ии -
сестры. Напротив, о са/ной книге «Роза hlUpa» (давно уже читаемой в спи­
сках и обсуждаемой в интеллигент­
ски:( разговорах) hlНения могут быть са,ИЫАЩ раалиЧНblАЩ'- от горячего Эfiтузиазма до резкого отталкивания. Ну что же, пусть они будут разными, эти мнения: пусть они рождаются, высказываются, сталкиваются в спо­
ре. Для этого нужно одно: напеча· тать книгу. КОНIJ,еnция не манихейская: Доб­
ро изначально. II Зло емц не равно. Де;'llIургу зеркально противосто­
ит в нижних Л!UрIlХ тел!Ный Демон Г осударственности. Борьба этих сил неминцемо за­
кончится победой сил добра, но сей­
час и здесь, на Зе;.tле, в пее вовлече­
ны все живущие, независимо от их воли. В высишх мирах над каждой СТРIlНОЙ творится ее небесное прояв­
леNuе, неподвластное гибели, даже если страна u культура погибают на Зе;'lле. Земля является пересе'lепием ухо­
дящих ввысь Миров Просветления и уходящих вниз Миров Возмездия. Большой раздел книги посвящен одухотворенной природе, выражению ее стихий как СУЩNостей -
Стихиа­
лей и должно,иу отношеншо к ней. Надо надеяться, прошли времена, когда эпитет «спорный» звучал как приговор. Культура, сведеfiная лишь к тому, что официально прuзнано «беССПОРНЫА!», не только непоЛ/ю, но u нежизнеспособна. То, что мы восприпимаем как ис­
тори,<:, есть отражеNие в земном слое этой борьбы. Андреев вводит два понятия: ме-
Через всю ющгу проходит идея­
одна из основополагающих идей рус­
ской культуры -'Всемирное Братст­
во и общий путь человечества к Богу. С. С. АВЕРИНЦЕВ, ЧЛ.-корр. АН СССР цеЛblе поколения и все, что относится к духовному ряду ценностей,- это есть или lрагическая ошибка, или полу­
ос.ознанныЙ обман. Однако же именно эта ложная мысль, иногда провоз­
глашаемая ПОЛНblМ голосом, иногда недоговариваемая до конца, но всегда присутствующая в комплексе револю­
ционных идей нашего века, определяет и характер идеа­
лов, венчающих этот комплекс, и усвоенную им методику. Ту многообъемлющую социально-политическую и фи­
лософскую доктрину, которая была выработана в середи· не прошлого века на Западе и постепенно сделал ась ге­
гемоном в области передового, реВОJlЮЦИОННОГО мышле­
ния, станем для краткости обозначать здесь словом Док­
трина. Не трудно представить себе, что эта Доктрина, тесно связанная г~нетически с IIредыдущими звеньями за­
падной фнлософской и научной МЫСJlИ, даже с христиан­
ством, рззрабатывалась, однако, при активной помоши тех сил, которые озабочены созданием мощного учения, долженствующего сделаться ведущим в человечестве, но ведущим [10 лестнице идейно-социальных lIодмен к тако­
му состоянию общес.твенному, культурному, IIСИХОЛОIИЧС­
скому И техническому, откуда останется лишь один корот­
кий ска'IOК до абсолютной единоличной тирании. Если ДОIlУСТИТЬ такую посылку, то луч IIрожектора, при котором МЫ IIРИВЫКЛИ созерцать явления КУЛЬТУрbl и искусства, внезапно резко сдвинется; погрузятся в тень явления, до сих пор казавшиеся нам такими отчеТЛИВbl­
ми, и напротив, выступят из тьмы феномены, о которых Мь! раньше не подозревали либо не обращали на них внимания. Железно-упрямый, не желающий уступать ни пяди, буквально с lIеной у рта отстаиваемый материа­
лизм; жгучая, до неистовства доходящая ненависть ко всему, что можно заllОДОЗРИТЬ в религиозности, в мисти­
ке или в идеализме; полное исключение духовных цен­
ностей, приравнивание их к пережиткам древности и ут­
верждение лишь материального и интеллектуального ря­
дов ценностей; поставление во главу угла идеи о мате­
риальном изобилии большииства; благос.~овение любblХ средств, если они способствуют достижению этой цели; провозглашение диктаТУрbl пролетариата, затем подмена пролетариата одиой единственной партией, а еще позд­
нее -
подмена партии фигурой единовластного вождя; возвещение суровой иеобходимости подчинения всех ос-
А. АНДРЕЕВА тальных классов обшества, а потом физическое уничтоже­
ние мешающих классов; строгий контроль государства, то есть единовластной партии, над всей идейной и культур­
ной продукцией общества; колоссальная роль, отводимая технике, машине, индустрии, аВТО:llатизации,-
и п[.оизвод­
ственных процессов, и социаJlЬНЫХ отношений, и самой психики; -
все это и многое другое приобретает под новым углом 3pt ния новый И достаточно зловещий смысл. В высшей степени симптоматично, что та самая ДОК­
трина, которая пробива,lа себе путь на общественную по­
верхность при помощи освободительных лозунгов и тирад о свободе, начала эру своего господства с разгона всена­
родного собраиия представитедей, в выборе которых сама же У'lаствоваJlа, тщетно надеясь подучить большинство. За этим немедленно последова,10 наложение запрета на деятельность всех других партий и политических органи· заций и уничтожение всех органов печати, кроме своих собственных. Под указанным здесь углом зрения метаистории важно рассмотреть и такие феномены, как науку, технику и ин­
дустриализацию. В человеческом существе -
не в физическом его теJlе только, но во всем СЛОЖIЮМ. разноматериальном конгло­
мерате его существа -
заложеНbl такие потенции, разви­
тие которых беСКОJ;lечно раздвинуло бы возможность на­
шего пользования матеРЮIЛЬНblМИ средами и совершенно измени.~О бbl соотношение между человеком и простран­
СТВОМ, человеком и временем, чедовеком .и природой, че­
ловеком и другими слоями бытия. Проблему полета спо­
собна решить не только авиация. Борьба с болезнями за продление нормаЛЬНblХ сроков жизни может вестись и совершенно другими методами, чем те, какими пользует­
ся медицина. Быстрое передвижение в пространстве и об­
щение на громадном расстоянии вовсе не являются мо­
нополией наук, связанных с усовершенствованием видов транспорта и средств связи < ... > На позднейших культурно-исторических стадиях, в лоне ВblсокораЗВИТblХ религий, так иди иначе прикасались к этой проблематике очень многие течения и ШКОЛbl: и пифагорейство, и каббала 1, и восточно-христиаиское мо-
1 Мистическое течение в иудаизме.- Примеч, ред. 69 нашество, и монашество )IДОСИ3ма и ламаизма. Кажется, сознательнее всех преследовал и цель развития в себе именно этих потенций индийские йоги. При этом связь подобной работы с личной этикой была им уже совершен· но ясна< ... > В метакультурах древности, включая Византию, обще· ство еще не сделало окончательного выбора между этим путем развития и другим -
тем. который для краткости можно назвать научно-техническим. Правда, в панораме древнеримской империи видятся признаки того, что в пла· не древнего общественного сознания тогда уже почти ни· чего не осталось от идей первого типа развития, они еде· лались достоянием эзотерических 2 и полуэзотерических об­
ществ, мистических культов, некоторых кругов жречест, ва. Но социально-экономические условия древнего Рима, Византии, даже западного средневековья ие могли еще способствовать быстрому продвижению общества по вто­
рому пути. Рубежом следует считать приблизительно XV век -
эпоху от изобретения пороха и книгопечатания до открытия Америки, Индии и до вызванных этим колос­
сальных экономических и психологических сдвигов. С начала XVII века преобладание тенденции ко вто­
рому пути развития и стремительное угасание потенций первого пути становятся уже предельио ясиыми. Второй путь развития характеризуекя несколькими особенностями. Во-первых, резко и полностью разрыва­
ется связь между наукой, то есть познанием окружающе­
го мира, и какой-либо духовностью. Духовность оконча· тельно отбрасывается в область богословия, культа, ми· стической философии и искусства, то есть в ту область, на которую наука не обращает ни малейшего внимания, лишь гораздо позднее начиная изучать ее со своих же, иауч­
ных, позиций. Во-вторых, методика познания сужается до скрупулезной эмпирики и чисто рассудочных обобщений эмпирически добытого материала. В-третьих, иаучиая де­
ятельность как таковая полностью эмансипируется от ка­
ких бы то ни было связей с практическойэтикой: корыст­
ность или бескорыстность мотивов, порочиость или добро­
детельность ученого не имеют больше никакОго отноше­
ния к плодотвориости его заиятиЙ. Конечно, кармические 3 следствия дурно направленной научной или технической деятельности, например, военного изобретательства, при­
ходится пожинать каждому в его посмертии; но эти след­
ствия находятся далеко вне круга его сознания при жиз­
ни. И в-четвертых, наука в принципе делается открытой для всякого, обладающего упорством и прилежанием. Окончательный разрыв между духовным и интеллекту­
альным рядами становится незыблемой реальностью. Как расценивать ~ с метаисторической точки зрения­
этот выбор пути, совершенный западным человечеством, а позднее определивший иаправленность умственной дея­
тельности и в других метакультурах? Если бы миссия Христа не была оборвана, человечество получило бы мо­
гучий импульс к движению именно по духовному пути. Вот тогда были бы открыты и усвоены те методы, кото­
рые позволили бы вовлечь на этот путь народные мно­
жества вместо тех единиц, которые вовлекаются на него в Индии и странах буддизма; несравненио большими, для всех явиыми, были бы и достижения этих п()колениЙ. Это подобно тому, как отличается размах научных достиже­
ний в древности, когда в этом направлении работали единицы, от размаха научных достижений теперь, когда в эту деятельность вовлечены миллиоиы. Тот, кто обор­
вал жизнь Христа в самом ее начале, продолжал свою глубоко целеустремленную, сатанински разумную деятель­
ность и в дальнейшем. И, уж конечио, он приложил не­
мало сил к тому, чтобы r'лушить все побеги духовности и способствовать бурному росту научиой и технической мысли. Не требует объяснений, зачем именно ему нужно было первое; во втором же он нуждался потому, '110 без 2 Тайные общества Iie полнтического. а дУХОВНО'элитарного направ' ления. , Далекоидущие. суммарные. • Мировой период, характеризующийся определенным состоянием материи. 70 высочаиших nОС1ижении техиики не быJrO бы мыслю,то объединение человечества в монолит, а без этого объеди­
нения невозможно установление всемирной тирании -
един­
С1венной тирании, заслуживающей наименования аБСОJlЮТНОЙ. НО объединение 'lеJlOвечества есть цель, вернее, необ­
ходимый этап нз пути к конечной цели -
не только для демонических начал. Объединение человечества -
этап в достижении конечной цели так же и для начал провиден­
циальных. Ибо, пока объединение не достигнуто, челове­
чество будет терзаться войнами и революциями -
война­
ми все более и более разрушительными; наступит день, когда их разрушительность превратится в угрозу для всей органической жизни на поверхности Земли. Вне всеобще­
го объединения, полигического и социального, нет спо­
собов к предотвращению этоii угрозы. И поскольку чело­
вечеством уже давно, хотя и неосознанно, сделан выбор научно-технического пути развития, поскольку невозмож, но в короткий срок изменить соответствующим образом общее умонастроение в сторону пути духовного, постоль­
ку провиденциальные силы принуждены, со своей сторо­
ны, форсировать движение человечества по научно-техни­
ческому пути. Такова метаисторическая диалектика. Силы Света озабочены TOJlbKO тем, чтобы направить научную мысль, поскольку это зависит от иих, по таким дорогам, которые меньше других грозят гибельными для людей открытиями и изобретениями < ... > Но и помимо умножения разрушительиых сил войны, развитие техники имело для человечества первостепенное и противоречивое значение. От всех других явлений духовного и интеллектуально­
го ряда, даже от ЧИСТОй науки, в значительной степени движимой чувством жажды познания, техиика отличается одним: она не может не быть насквозь утилитарной. Пси· хика людей, повседневно работающих в технике, над тех­
никой, с техникой, приучается ко всему иа свете подхо­
дить с критерием практической полезности. Если человек не сумеет сам заметить эту опасность, если ои ие отго­
родит глухой стеиой ту сферу своей жизни и деятельно­
сти, где властвует техника, от остальных сфер своей жизни и души, он превращается в духовного кале· ку, духовного импотента, духовного слепца. Нет луч­
шего способа угасить в себе проблески чего бы то ни было духовного; нет более верного пути к выхолащива­
нию психики от понимания искусства, от любви к приро­
де, от тяготения к религии, от тоски по мировой гармо­
нии, от жажды любви. В нашем эоне 4 развитие техники неизбежно, неотвратимо и оправдано потому, что без иего невозможно ни объединение человечества, ни установле­
ние того всеобщего материального уровня, которого до­
стоин человек. Но горе тем, кто позволил технике власт­
вовать над своей душой. Строго закономерно, исполнено железной историче­
ской логики то обстоятельство, что Доктрина апеллиро­
вала прежде всего к пролетариату и имеино пролетариат был предызбран ею, как будущий класс-гегемои. Тогда еще можно было вводить умы в заблуждение, взывая к чувству справедливости и жалости и вопия о том, что пролетариат пока еще создает только материальные цен­
ности лишь потому, что он бесправен, угнетен, задавлен, нищ, сир, наг. Наивные энтузиасты веровали, что, осво­
бодясь от эксплуатации и придя к власти, этот класс соз­
даст такие высшие ценности, перед которыми померкнут все шедевры прошлого. И что же? Феодальная аристократия эксплуатировала народ, но объем культурных ценностей, созданных этим классом, не поддается ни исчисдению, ни обозрению. Жречество и духовенство эксплуатировали, как это известно теперь даже грудному младенцу, темноту масс, 110 они создали ие только религиозные концепции и культ, они создали вечные памятники зодчества, живописи, поэзии, музыки, философии, они создали высокие нравственные заветы. Буржуазия повинна во всех смертных грехах, но куль­
турное творчество этого класса составляет едва ли не большую часть того, что теперь именуется культурным иаследием. КреСТЬЯIIСТВО оставадось на социальном дне, 110 все же и оно создало песни и сказки, орнаменты и ле­
генды, художественные ремесла и фольклор. А рабо'шй к.тасс? Я живу в стране, где рабочим класс остается гегемоном уже пятое десятилетие. Что же соз­
дал он, кроме все тех же ценностей материального РЯ;JЗ да всевозможных технических, производственных усовер­
шенствований? Скажут, может быть, а как же вся рабо­
чая интеЛJlИгенция, то есть выходцы из рабочей среды, становящиеся инженерами, экономистами, юристами, уче­
ными, литераторами? Но это -
не рабочий класс: это­
те, кто его перерос, кому нечего больше делать в этой среде и кого навсегда отделили от этой среды и харак­
тер деятельности, и круг интересов, и материальные усло­
вия жизни. Монах, расписывавший фресками храм, оста­
вался монахом. помещик, писавший у себя в усадьбе или в своем городском доме романы, поэмы и картины, оста­
вался помещиком, буржуа, посвящавший свой досуг ис­
кусству и науке или предававшийся меценатству, оста­
ва.~СЯ буржуа, и крестьянин, сочинявший былины или рас­
писывавший утварь, оставался членом своего класса. Но рабочий, становящийся интеллигентом, тем самым пере­
стает быть рабочим. И того, что созд;:!.~а эта интеллиген­
ция, не приходится ПРИИИ'llать к рассмотрению, когда мы говорим о том, что создаJI этот к.ласс как таковой, Духовной -
в точном смысле слова -
продукции рабо­
чего класса не существует вообще; его интеллектуальная продукция ничтожна. Рабочий класс -
не венец человече­
ства, а его трагедия, его -
mешепtо mori 5, грозное на­
поминание о том, что миллионы людей, потенциально ни­
чем не отличавшихея от остального полноценного обще­
ства, осуждены этим обществом на духовное скопчество, на культурное вырождение. смягчаемое лишь тем, что эти несчастные в подавляющем большинстве сами не пони­
мают всего ужаса своего положения. Утратившие связь с матерью-землей и не вознагражденные за это приоб­
щением к мировой культуре, психически искалеченные веч­
ной возней с машинами, эстетически колеблющиеся от красот индустриального пейзажа до частушки и пошлой олеографии, эти люди становятся жертвами одуряющей скуки, как только оказываются наедине с самими собой. Они, как огня, боятся тишины, ибо тишина ставит их лицом к лицу с их душевной опустошенностью. Природа для них мертва, философия смертельно скучна. искусство и литература доступны им лишь в самых сниженных сво­
их проявленилх, религия возбуждает в них лишь высо­
комерную насмешку невежд, и только наука вызывает чувство инстинктивного уваж~ния, как нечто бесспорно высшее, чем они. Их отдых -
карты, водка. домино, спорт, примитивный ф.~ирт да кинематограф, И пусть не лгут, будто я клевещу на этих людей: им слишком долго ка­
дили фимиамом, их растлевали потоками демагогической лести и лжи, приходит время, когда перед ними поставят их собственные, ничем не разукрашенные портреты. Закономерно и логично, что именно эту человеческую формацию Доктрина возвела на пьедестал, именно из нее создаются IШДРЫ единовластной партии, именно она воз­
носится перед человечеством, как якобы самый ценный из человеческих слоев, как образец, коему должны по мере сил следовать все остальные. Смысл индустриализации -
одного из главнейших ме­
роприятий государства в 20-х и 30-х годах нашего века­
отнюдь не исчерпывается тем, что эта мера усилила обо­
роноспособность страны, одновременно поднимая, хотя и черепашьими темпами, ее материальный уровень. Смысл индустриализации еще и в том. что она произвела на­
сильственную ломку психологии крестьянства и интедли­
генции, заставив Россию, как выразился один иностран­
ный журналист, «мыслить машинами», а в обществе рас­
пространяя тот психологический режим, который бы.~ до этого свойственен рабочему классу: психологический ре­
жим, при котором все расценивается мерилом практиче-
5 ПОМНИ О смерти! (лат.) 6 Игвы -
по Д. Андрееву -
демоннзированные существа, «анТиче­
ловечество» . ской полезности, все чувствуют себя винтиками в гигант­
ской машине и считают это нормой; режим, при котором вырождается искусство, становнтся государственной про­
ституткой литература, умирает религия, опошляется куль­
турное наследие и выхолащивается этика: психологиче­
ский режим бездуховности. Культурное наследие остается едииственным каналом, по которому духовность все-таки проникает еще в созна­
ние людей. И не мешает припомнить, что в первые годы после великой революции, когда еще верили в мираж ско­
рой революции во всем мире, в русской культуре буше­
вало такое течение, которое требовало и всю культуру прошлого сдать в архив. Один из идеологов Доктрины, Маяковский, лишь гораздо позже пришел к заключению, что Пушкин писал не так уж плохо, сначала же он, как и другие, требовал, чтобы Пушкин быд сброшен с кораб­
ля современности. При этом Пушкин понимался, конеч­
но, как некое олицетворение классики вообще. Самый та­
лантливый театральный деятель этой эпохи, МеЙерхо.тьд, выворачивая классиков наизнанку, культивировал урба­
нистический, конструктивистский. оголенно-схематический стиль. И еще поразительнее было отражение архитектур­
ного стиля игв 6 конструктивным стилем тех зданий, кото­
рые возникли среди русских гороДов в 20-х годах и в на­
чале 30-х: дишенные каких бы то ни было украшений, это бьши сочетания кубов, ромбов, паралделепипедов­
голых геометрических форм -
при явном преllебрежении закруг .тенноЙ линией < ... > Впрочем, воздействие вкусов и стиля античеловечества в архитектуре ХХ века оказалось далеко не в одной России: конструктивизм на Западе ока­
зался даже устойчивее, чем у нас, он до сих пор уроду­
ет своими железобетонными ублюдкамн прекрасные го­
рода Франции, Англии, Германии. Удивляться нечему: ин­
вольтация демонических начал -
всемирна, и если на не­
которых отрезках истории Россия сделалась ее основным плацдармом, то и остальное человечество не было остав­
лено без демонического внимания, чтобы в случае, если Россия отобьется от рук, было где и на чем продолжать сооружение фундамента грядущей сатанократии< ... > Глубоко закономерен был, конечно, стратегический курс, взятый государством с самого начала революции в отношении религии как таковой. Но тактику приходилось варьировать 8 зависимости от ситуации и от зоркости тех, кто этим курсом руководил на данном отрезке времени. Доктрина ещt' не успела захватить власть, как уже объя­
вила, что религия есть опиум для народа. На первых порах ради ослабления православиой церкви, так долго господ­
ствовавшей над умами наиболее широких народных масс России, в особенности над крестьянством, попытались рас­
шатать монолит православия, оказывая попустительство всевозможным сектам. Но скоро уяснилось, что такими паллиативами церковь расша гать нельзя и что напротив, дух религиозного искательства начинает разливаться вширь. Поэтому секты подверглись тем же гонениям, что и цер­
ковь. Их судьбу разделили религиозные, философские и мистические организации и группы, бытовавшие среди ин­
теллигенции: антропософские и теософские ложи, оккульт­
ные кружки, религиозно-философское обшество и рели­
гиозные ордена любой окраски. Деятельность антирелиги­
озных организаций, и в первую очередь общества "Без­
божник», выплеснулась в клубы, лектори,!, на эстрады, трибуны, кафедры, в печать, театр и кино, даже прямо на городские и сельские площади. В дни церковных празд­
ников храмы окружались стаями молодежи, изощрявшей­
ся в разных видах кощунства, и шутовскими процессия­
ми, в которых комсомольцы изображал!! пузатых попов со съехавшими набекрень митрами и с бутылями в руках; эти скоморохи двигались по улицам параллельно крест­
ному ходу верующих. Недостаток остроумия, эстетнческое бесплодие и отпечаток непроходимой пошлости, J!ежавший на этих затеях, мало способствовали их удаче. Скудоумие приходилось восполнять трехпалым свистом, взрывами кое­
как срепетированного хохота, хлопушками, ракетамн, а зачастую и прямым хулиганством. Скоро стало очевидным, что и эти приемы бессильны 71 отвлечь от религии СКОЛЬКО-НИбудь заметное число люби­
телей духовного опиума. даже напротив: храмы бывали так полны, как никогда этого не случалось до революции. И когда в 1925 году скончался находившийся под до­
машним арестом патриарх Тихон, его похороны ВЫ.лиаись IJ такую миллионную демонстрацию, что перед ней по­
меркли все, внушенные правительством и партией, массо­
вые изъявления ['оря, которые годом раньше IJоразили москвичей в дни похорон или, вернее, мумификации пер­
вого вождя. После этого тактика была изменена, и цер­
ковь расколота изнутри. Преемник IJОКОЙНОГО патриарха выступил с широкопс, щательным заявлением, что отныне радости безбожного государства -
и наши радости, его горести -
и наши го­
рести. Превышая свои полномочия, высший иерарх рус­
ской церкви включил в текст великой ектиньи моление о «властях предержащих» и о пребывании их «во всяком благочестии и чистоте». Весьма вероятно, что субъектив­
ные мотивы, руководившие при этом высшей иерархией, сводились к мысли, что лучше хоть таким путем сберечь церковь от полного физического разгрома, хоть этими спо­
собами обеспечить для народа выполнение основных ее функций: таинства крещения, исповеди, евхаристии. Но, так или иначе, этим было положено начало тому политическому курсу со СТОрОНЫ церквн, который вскоре превратил ее в безропотную рабу антирелигиозного пра­
вительства. Естественно, что такой поворот вызва.l среди духовенства и мирян резкое разделение. Большинство свя­
щенников илн отказал ось напрямик, или уклонял ось от поминовения властей при богослужении. На саботажни­
ков обрушились кары -
отнюдь, впрочем, не церковные. За тысячу лет своего существования русская церковь насчиты­
вала среди своих святых едва ли десяток мучеников за веру. Теперь эта недостача была пополнена в изобилии. Тыся­
чи священников и веруюших мирян погибли в тюрьмах и трудлагерях. Храмы подверг лись закрытию и разруше­
нию, либо превращению в склады, мастерские или обще­
жития. Истребительный самум обращал в груды щебня и те храмы и монастыри, которые пользовались мировой известностью как уникаJlьные памятники искусства. Ко­
локола, веками катившие над городами и полями России волны благовеста, отзвонили в последний раз, и сброшен­
ные с разломанных колоколен, были отправ.lены, как ме­
таллический утиль, на переплавку. К середине 30-х годов в Москве из 600 действовавших церквей уцелело едва ли 40, а в Киеве, например, остался открытым один-единст­
венный собор. Судьбу православной церкви разделили и все другие вероисповедания. К тому времени уже давно было сконструировано, свинчено то, что долженствовало заменить собою церковь, как водительницу душ, как учительницу жизни, как мас­
совую организацию. Эта квазицерковь приняла от своей предшественницы и ее исконную догматическую неколе­
бимость, и свойственное ей сочетание централизованности с демократизмом, и ее систему сурового внутреннего под­
чинения, и ее претензии на роль единственного индикато­
ра истины. Постарэлись имитировать даже то душевное тепло, которое свойственно церкви. Идейное и структурное единство партии охранялось такими же беспощадными мерами, какими некогда, в века своего становления, хри­
стианская церковь оберегала свое единство, вступая в же­
стокую борьбу с любой ересью. Д исключение провинив­
шегося члена из лона квазиuеркви стало таким же страш­
ным наказанием и воспринималось несчастным столь же трагически, как в средние века воспринималось отлучение от церкви. Мало-помалу квазицерковь выработала и квазикульт. Вместо жалких, кустарных антирелигиозных маскарадов в дни церковных праздников упор был взят теперь на уст­
ройство грандиозных массовых шествий, парадов и пом­
пезных действ в дни праздников революционных, на хо­
ровое исполнение партийных квазипсалмов и квазиакафи­
сто в и на поклонение квазимощам, покоившимся в квази­
храме у стен Кремля. Средствами экономического и внеэкономического при-
72 нуждения на службу квазицеркви было привлечено все­
от художественной литературы до цирка, от сцен веду­
щих театров до ресторанных эстрад. Стержнем же этой системы было сделано так называемое просвещение. то ССТЬ лестница образовательно-воспитатеЛЫIЫХ и научных учреждений от детских садов до Академии наук СССР. Человек какого о б раз а ВОСПIlтьшаася этой всеобъ­
емлющей педагогической системой? Каков был ее идеал? Она развивада в испытуемом смелость, ибо смелость эта было нужна государству для борьбы с врагами и для грядущих боев за всемирную власть. Воспитывалась воля, но ,,,кая IJО"lЯ, которая !1шюрва государпзу и квазицерк­
ви и тверда в осуществлении их -
и толы(о их -
дирек­
тив. Воспитывалось чувство товарищества, но товарищест­
ва по отношению только к тем, кто неукоснительно и тзердо отстаивал дело именно этого государства и этой квазицеркви. ВоспитьшаЛIIСЬ правднеость и честность но '!естность особого рода; такая честность когда чел~век не колеблясь, предаст товарища. друга, ~'ща, выдаст лю~ бую доверенную ему тайну, если они хотя бы в деталях противоречат интерес.ам государства и указаниям квази­
церкви. Воспитывалось творческое отношение к труду,­
BC~ ради эффективности трудовых процессов в интересах тои же квазицеРКIJИ и того же государства. Поощрялась жажда знания, но напраПJ]ялась она по строго определен­
ному руслу: такому руслу, которое обеспеЧИВ;lЛО техни­
ческий прогресс и формирование определенной идеологии. Все это окрашивал ось тщательно культивируемой, выра­
щиваемой, питаемой, поливаемой, подогреваемой ненави­
CTb~ к врагу, причем врагом считался каждый, мысля­
щии иначе, чем квазицерковь. В итоге получалась разви­
тая, энергичная, жизиерадостная, целеустремленная, во­
левая личность, по-своему честная, по-своему идейная, жестокая до беспощадности, духовно узкая, религиозно невежественная, зачастую принимающая ПОдJlОСТЬ за подвиг, а бесчеловечность -
за МУЖ,ество и героизм. Со­
здавался законченный тип самоуверенного фанатика, во­
ображающего, что его государство -
лучшее И3 всех го­
сударств в мире, его народ -
талантливее всех народов, его квазицерковь -
ковчег абсолютной истины, его идео­
логия -
безупречно правильна, его вождь -
иепогреШИ:\1 не только ех cathedra, но и во все МИНУТЫ своей жизни, все же остальное -
ветошь, исторический мусор, только мешающий жить и осужденный на безжалостное уничто­
жение. Но какими бы прочиыми НИ были позиции занятые Доктриной в битве за человеческие души, внутри этих душ продолжала протекать почти невидимая посторонне­
му глазу, часто невнятная рассудку самих людей, борь­
ба провиденциального начала с теми, кто пытался его ис­
коренить. В повседневности, в быту, в семьях, в дружбе, в любви, в тайных движениях человеческого сердца, в смутной тоске, в неутолимых сомнениях, сэмопроизвольно ВОЗНИIШЮЩИХ из недр совести, в общении с природой. в струях красоты, низливавшихся в душу от великих T[J:J-
рений прежних времен, сказывалось непобедимое сопро­
тивление духа. Таких стадий достигла борьба с ДУХОВНОСТЬЮ в три­
дцатых годах нашего века, когда над шестой частью зем­
ного шара обрисовалась с окончательной рез!юстью испо­
линская фигура страшного человеческого существа, еще издалека предвиденная и предсказанная . великими проро­
ками России. *1!1!МF!3 = .&Jg:, FM\;tmjМН'AriL == Спартак АХМЕТОВ последнее время в различных изда- Отплывают тельствах вышло несколько книг и жемчуга ищут вокруг, Н. Гумилева. При тщательном пои- И стараются их отогнать ске мы обнаружили в них 189 упо- на восток минаний двадцати шести камней. С аравийского берега Для сравнения скажем, что в знаме- сотни фелук. нитой поэме Ш. Руставели (казна- Найденные жемчужины сортиру-
чея царицы Тамар) имеется 201 УНО- ЮТ но размеру, нанизывают на шел-
м,инание пятнадцати самоцветов. IЮВУЮ нить и используют в качест-
Сразу скажем о двоякой роли дра- ве украшений: «Проезжают вожди гщенных камней в стихах Гумилева. из r>устыни, в их тюрбанах жемчуж-
С одной стороны, они выступают в ные нити» (<<Судан»). Попутно ука-
качестве собственно самоцветоз во жем на строчки, в которых Гумилев всех аспектах их применения (от блистательно сблизил глаголы «уни-
ювелирных изделий до строительных ззть» и «унизить»: материалов), с другой стороны-
используются поэтом для построе- И на миг забывая nокой, ния метафорических рядов, часто Ты припомнишь закат и сnега, традиционных (жемчужные зубы, И невинной, nрозрачной слезой хрустальные волны, гранитные кры- Ты унизишь мои жемчуга_ лья и т. п.). Описывая физические свойства Жемчужiiая Жiiиза'·' ,со поэта Николай Гумилев был одним ИЗ основоположников акмеизма. Это ли­
тературное течение собрало под сво­
им знаменем выдающихся поэтов на­
чала ХХ века -
А. Ахматову, О. Ман­
дельштама, Г. Иванова, С. Городец­
кого, М. Кузьмина. В статье «Утро акмеизма» Осип Мандельштам писал: «Акмеизм -
это была тоска по ми­
ровой культуре». Статья пересыпана словами «строить», «зодчий», «доло­
то», «гранитная глыба», «тютчев­
ский камень в основе здания акме­
истов», «архитектор», «готический собор». Культура античного мира и эпохи Возрождения, воплощенная в божественно прекрасных памятниках архитектуры, всегда волновала Ман­
дельштама (и других акмеистов). Гумилев отверг статью «Утро акме­
изма» в качестве манифеста, однако в собственном поэтическом творче­
стве постоянно использовал темы Древнего Египта, Эллады, Рима. До­
статочно сказать, что мрамор, люби­
мый камень зодчих и скульпторов античности, встречае;гся в стихах поэта намного чаще драгоценных ал­
мазов, изумрудов, рубинов и сапфи­
ров. Впрочем, давайте по порядку. Н. Гумилев получил блестящее образование. Он слушал лекции в Сор бонне, изучал живопись. Его эру­
диция охватывает самые неожидан­
ные пласты науки и культуры. Он совершал трудные и опасные путе­
шествия по Африке, храбро воевал, издавал литературные журналы. Он был не меньшим знатоком самоцве­
тов, чем А. И. Куприн, -
об этом свидетельствуют стихи и поэмы. В хотворениях и поэмах Н. Гумилева минералы и горные породы встречены 189 раз. На первом месте стоит жем­
чуг, далее следуют мрамор, алмаз, рубин, изумруд, янтарь, хрусталь, коралл, гранит, лазурит, бирюза, кремень, яшма, аметист. Как видно, Гумилев лучше всего разбирался в модификациях карбо­
ната кальция. Здесь мы видим жем­
чуг, мрамор, коралл, известняк. И это естественно, потому что жемчуг давно стал символом Руси, а мра­
мор -
любимый камень античных скульпторов и русских акмеистов. ПО стихам поэта можно изучить биографию жемчужины и полюбо­
ваться ее портретом. На вопрос: «Где зарождается жемчуг?» -
Гумилев от­
вечает в стихотворениях «Открытие Америки» и «На горах розовеют снега», «Раковина я, но без жемчу­
жин», «Для кого Я сбирал жемчу­
га в зеленеющей бездне морей?!» В стихотворении «Красное море» поэт не только указывает место сбо­
ра раковин-жемчужниц, но и расска­
зывает об опасностях этого промы­
сла: Здравствуй, Красное море, Негритянская ванна, акулья уха, песчаный котел! На твоих берегах вместо влажного мха Известняк, хак чудовищный кактус, расцвел. с африканского берега coтnu nирог блеск, выражающийся в свечении, сиянии, мерцании. И зачем эти тонкие руки Жемчугами про резали тьму. «Корабль» Редкость и вытекающая из нее высокая ценность жемчуга подчер­
киваются Гумилевым в строках: «Моя жемчужина, мой свет, позвольте мне вам жизнь отдать» (<<Мик»); «Из-за слов твоих, как жемчуга, я ведь безумным стал, красавица» (<<Под­
ражанье персидскому»); «Перл меж­
ду перлов и чудо чудес» (<<Надпись на «Пути конквистадоров»). Еще больше сведений может по­
черпнуть читатель из стихов Гуми­
лева о мраморе. Можно даже сыг­
рать в такую игру. Предположим, что нам ничего неизвестно об этом благородном материале. Единствен­
ный источник информации -
книги Гумилева. Внимательно читая отто­
ченные строки, мы прежде всего уз­
наем о цветовых разновидностях мра­
мора. Оказывается, он может быть белым: Цветы склонялись с высоты На мрамор брошенной плиты, Дышали нежно, и была Плита горячая бела. «На палатине» Может -
розоватым: И страШНbl угрожающие зубы На розоватом мраморе могилы. «Гиена» А также черным: Сады моей души всегда узорны, В них ветры так свежи . и тuховеЙnы. 73 в них золотой песок и мрамор чернЬ/й, Глубокие, nрозрачные бассейны. «Сады души» И, наконец, желтым: Солнце жжет высокие стены, Крыши, площади и базары. О янтарный мрамор Сиены, И молочно-белый Каррары! «Пиза» В последнем четверостишии ука­
заны также месторождения высокока­
чественного мрамора. Сиена -
город в Центральной Италии, основанный римлянами в 1 веке до новой эры. Близ него находятся мраморные карьеры, которые дали материал для выдаюшихся памятников архитекту­
ры готического стиля: соборов, цер­
квей, дворцов. В той же области Тоскана почти на берегу ЛигуриЙ· ского моря расположен и город Кар­
рара. Здешний бе,~ый мрамор изве­
стен с незапамятных времен. В на­
стоящее время половина местных рабочих занята ломкой и обработ­
кой мрамора, большая часть которо­
го идет на экспорт. Что еще можно узнать о мрамо­
ре из стихов Гумилева? Например, то, что минерал способен образовы­
вать крупные монолиты, из которых вытачивают надгробия и колонны: «Столпами из мрамора в пылающем небе укреП!l:ЛИСЬ мои сады» (<<Семи­
рамида» ). Или что твердость мра­
мора значительно ниже твердости стали, о чем указывается в стихот­
ворении «Сон Адама» не только сло­
вами, но и изобретательной звуко­
писью: «Он любит и скрежет сталь­
ного резца, дробящего глыбистый мрамор для статуй». Или, наконец, то, что блеск полированного мрамо­
ра сравним с блеском жемчуга: «Там вечером и страшно, и красиво в ту­
мане светит мрамор плит» (<<Памяти Анненского») . На втором месте по частоте упо­
минания после карбонатов кальция стоят минералы кремнезема. К ним относятся хрусталь (кварц), аметист, яшма, агат, кремень. К этому спис­
ку можно причислить и гранит, гор­
ную породу, состоящую в основном из кварца и полевых шпатов. Как известно, аметист окрашен в фиолетовый цвет. В полированных изделиях в определенном положении иногда видны красноватые отблески, которые внезапно вспыхивают в ка­
лейдоскопической разгранке. Это свой­
ство присуще лишь кристаллам аме­
тиста высшего сорта. Именно об этом с большой поэтической силой и достоверностью пишет Гумилев в поэме «Дракон»: До глубин ночами и днями Аметист светился и цвел Многоцветными огоньками, Точно роем веселых пчел. В Китае одним из популярней­
ших камней является яшма. Даже 14 ;\.. эпитет такой сушествует -
«яшм 0-
. вый» как синоним чего,то прекрас­
ного, утонченного, дивного. Зная о точности Гумилева при описании деталей быта, мы при первом чте­
нии книги «Фарфоровый павильон (Китайские стихи) », конечно же, предвкушали встречу с яшмой. И не ошиблись. Уже в первом стихо­
творении, по которому названа вся книга, есть строки: И ясно видно в чистом оэере­
Мост вогнутый, как месяц яшмовый, И несколько друэей эа чашами, Повернутых вниз головой. Прозрачная чистота горного хру­
сталя позволяет Гумилеву строить такие образы: «Голос хрустальный казался особенно звонок» (<<Отказ»); «Выпускает ночь из рукава хрусталь­
ных нимф» (<<Фра Беато Анджелп­
ко»). В предисловии к одной из книг Гумилева В. К. Лукницкая пишет о предвидениях поэта. Например, Н. Гумилев предчувствовал свою ги­
бель от пули, предвещал Африке высокое будущее. В 1920 году он написал: «В созвездии Змия заFО­
релась новая звезда». Как ни по­
разительно, но 14 февраля 1970 года японские астрономы обнаружили в созвездии Змеи новую звезду пятой величины! Алмаз, царь самоцветов, в переч­
не камней Гумилева стоит на треть­
ем месте. Причем почти повсюду он участвует в построении метафориче­
ских рядов. Поэт пренебрегает вы­
сочайшей твердостью минерала. В этом смысле он может поставить алмаз рядом с гранитом: «И В глу­
бине земли, точа алмаз, дробя гра­
нит, ключи лепечут скоро» (<<Де­
ревья»). Гумилев приписывает алма­
зу необычайную прочиость. Между тем минерал довольно хрупок. Изго­
тавливать из него щиты и панцири совершенно бессмысленно. Но поэт то и дело занимается этим: Над морем встал алмаэный щит Богини воинов, Паллады. «Одиссей у Лаэрта» Я встретил ангела, что пел Про человеческий удел, Алмаэным панцирем эвеня. «Мик» В приведенных строчках алмаз играет чисто декоративную роль. Он сверкает, переливается радужными огнями и ошеломляет размерами и ценой. Подобное же место зани, мает алмаз (бриллиант) в других стихотворениях Гумилева. H~KOTO­
рые из них столь же совершенны, сколь совершенна тонкая структура алмаза: Звуки Jtчались и кричали, Как виденья, как гиганты. И метались в гулкой зале, И роняли бриллианты. «Маэстро~ Совсем по-иному относится поэт к минералам группы корунда -
ру­
бинам и сапфирам. Гумилев четко различает красные рубины и синие сапфиры. «Синяя, как "Iаша сапфи­
ровая, сокровищница лыtа» (<<Нор­
вежские горы»). Однако общий для обоих самоцветов славянский тер­
мин «яхонт» он, по-видимому, отно­
сит только к сапфиру. Гумилев знает цвет истолченного рубина. Это следует отмети1'Ь осо­
бо, так как тtJ'лько минералогам из­
вестно, что цвет минерала и цвет порошка (цвет черты, как говорят они) не всегда совпадают. У густо­
красного рубина цвет порошка ро­
зоват, что и отмечает поэт в стихо­
творении «Помпей у пиратов». ИЗ минералов группы берилла в стихах Гумилева нашлось место только собственно бериллу и изум­
руду. Изумруд нужен поэту лишь для построения метафор, основанных на цвете камня. Изумрудно-зелены­
ми у Гумилева могут быть волны Нила, змеи, кр{)кодилы, рыбы, пти­
цы, жуки, египетские равнины, сок травы. Ни одного самоцвета,изумру­
да в гумилевских списках нет (за исключением строк, переведенных из «Ги.%гамеща»), И это кажется до­
статочно странным. А когда на иэумрудах Нила Месяц эакачался и поблек, Бледная царица уронила Н а него алеющий цветок. «Заклинание> Янтарь, как и изумруд, понадо­
бился Гумилеву для определения одного из цветов спектра. В яитар­
но·желтыЙ цвет он окрашивает смо­
,1У, различные пл{)ды, p-or IЮeорога, зерна ячменя, чубук к~рите.льноЙ трубки и даже зрачки др.акона. Лишь в трех случаях Гумилев укра­
шает янтарным ожерельем своих героинь: «Я надела алый пояс, ян­
тари и жемчуга» (<<Невеста льва»). Вот мы добрались и до эмали. Вообще говоря, это не драгоценный камень, а всего лишь цветное стек­
ловидное покрытие на металле, об­
разовавшееся в результате высоко­
температурной обработки. На такое искусственное происхождение эма­
ли указывает поэт: Художник! Акварели Тебе не будет _жаль! В купели Расплавь свою эмаль. «Искусство» Эмаль БЫJlа изобретена в глубо­
кой древности. При археологических раскопках ученые часто находят металлические изделия, покрытые эмалью различных цветов. Любили эмаль в древнем Китае, на что на­
мекает Гумилев в стихотворении «Я верил, я думал ... ». Выдающийся средневековый уче­
ный-энциклопедист Бируни в З\lаме­
нитой книге «Собрание сведений для познанl!'Я драгоценностей (минер ало· гщ!)~ описал эмаль наряду с алма· зами и рубинами. В старину выс()ко­
сортную эмаль уподоБЛI!ЛИ синему яхонту. Теофил Готье свою лучшую поэтическую книгу назвал «Эмали камеи». Не потому ди и Гумилев (кстати, переводчик стихов Готье) украшает перепдеты древних книг самоцветами и эмадью. Впрочем, ему известно и более будничное приме­
пение эмади: Весь двор усыпан был пес ко},!, Цветами редкостными вышит, За ним сиял высокий дом Своей эмалевою крышей. «два сна (китайская поэма)>> ГIочти с одинаковой частотой встречаются у Гумилева популярные на Востоке лазурит и бирюза. От­
личие одно: лазурит, или ляпис· лазурь -
всегда камень, а бирюза идет только на эпитеты. Бирюзовы­
ми у поэта могут быть небо, море, глаза героини. Впрочем, в стихотво­
рении «Лес~, обращенном к Иrин: Одоевцевой 1, упомянут зе.1енО\затыи С<lмоцвет: Я придумал это, глядя на твои KQCbl, кольца огневеющей змеи, Н а твои зеленоватые глаза, Как персидская больная бирюза. Действительно, ПОд воздействием органических веществ (например, косметики) бирюза меняет окраску, как говорится, «болеет~. Она или ооесцвечивается, или приобретает оттенки зеденого цвета. О лазурите Гумилев узнад, пере­
\lОДЯ «Гильгамеша~. ИЗ поэмы вы­
ясняется, что в древнейшие времена лазурит был так же ценен, как зо­
лото: «Вождь могучий развяжет над нею свой пояс, одарит ее золотом и ляпис-лазурью». Его включали в формулу торжественной клятвы: «О. боги, стоящие здесь, как я не З<lбуду моего ожерелья из ляпис­
лазури, так же и этих дней не за­
буду, всегда буду помниты> На вес лазурита оценивался особо ценный товар, как в наши дни измеряют что-то на вес золота: «ОНИ восхища­
лись длиною рогов бычачьих, три­
дцать мин лазурного камня их масса». Довольно часто в стихах Гуми­
лева называются просто драгоцен­
Hыe каменья иди кристаллы. Из это­
го' числа выделим ТОЛЬКО. «черный камень» мусульман, противопостав­
ленный кресту: Завтра мы встретимся и узнаем, Кому быть властителем этих мест. Им помогает черный KaJ,teHb, Нам -
золОтой нательный крест. «Африканская ночь» 1 И. В. Одоевцева -
автор книги ВОСПОМИ~ наний оН. С. Гумилеве «На берегах Невы», М., 1988. В Мекке, месте падомничества мусульман, находится Кааба -
храм кубической формы. В нем хранится одна из главных KY'lbТOBbIX свя­
тынь -
«черный камень». Согласно легенде, это обуг ленныe ост анки ан­
гела, посланного Аллахом на зем­
лю. Доказательством божественного происхождения «черного камня» яв­
ляется его неоБыновеннаяя лег­
кость -
он не тонет в .воде. Дли­
тельное время считадось, что «чер­
ный камень» кааБы действительно упал с неба. Однако совсем недавно датская ученая Э. Томсен доказала, что крупный метеорит (или астеро­
ид) послужил лишь причиной. Энер­
гия его удара расплавила кварци­
товые породы, из которых затем И образовалось пористоестекло. Внед­
РИБшиеся мельчайшие частички ~e­
теорита придали стеклу черный цвет. И поныне в аравийской пустыне Руб-эль- Хали можно найти кусочки «черного камня». Итак, мы вЫяснили Отношение Гумилева ко многим саМОЦветам. МЫ увидели, что его любимыlyIИ кам­
нями являются жемчуг и мрамор, что он знает свойства, ИСторию и географию многих цветных камней, что красный, желтый, зе"1еныIй и го­
лубой цвета ассоциируются у него с кораллом, янтарем, изумрудом I! бирюзой. Однако поэт видел полез­
ность драгоценных камней не толь­
ко в построении метафорических ря­
дов. Задолго дО Г. Банка 011 очер­
тил полный круг использования са­
моцветов в человеческом обществе. Как известно, западногерманский ученый-геммолог назвал следующие основНые области применения дра­
гоценных камней; предметы религии и культа; магия и древняя медици­
на; печати и перстни с печатями; ювелирные украшения, династиче­
ские регалии; коллекции, сокровищ­
ницы и музеи; эквивалент валюты; наука и техника. В строчках Н. Гу­
мидева читатель найдет и блестя­
щее поэтическое ПОДТ\lерждение то­
му, какое большое место занимают в нашей жизни камни-самоцветы. . Поэт Николай Гумилев был рас­
стрелян в 1921 году Петроградской Чк. Через шесть лет другой русский поэт, отлученный от родины' посвя­
тил ему сонет. В четырнадцати строчках Игорь СевеРЯНИН сумел с исчерпывающей полнотой дать порт­
рет Рыцаря, ГIутешественника, Лю­
бовника, Зверобоя, Солдата. Не за­
нимаясь кропотливыM ПОдсчетом самоцветов, Игорь Северянин с ве­
ликолепной точностью указал глав­
ный камень Поэта: Путь конквистадора в горах Цветы романтики на дне остер. и жемчуга на дне-
IiЩlисли. т рехцветились, морские мысли -
когда ветрел костер. Владимир ДАГУРОВ Не верьте, что чудес на свете нет. Зима, как медсестра в халате снежном. Укрылся белым снегом белый свет и кажется задумчивым и нежны •• Витают хлопья, словно мотыльки,­
Они прекрасны и к тому ж поле~ны и малышам, играющим в снежки, и лыжникам, . порхающим по лесу. Снег ваЛится не с неба: ведь зима земные испарения моро~ит, и потому выходит, что земля сама себе подарок преподносит. Снег новогодней сказкой норовит украсить все края ~eMHOГO шара, и, задыхаясь, Африка глядит на белые снега Килиманджаро. Снег студит лоб тебе, ~ двадцатыи век. Мой русский снег несет вам счастье, люди! «Мир дому, люди!» -
~ шепчет белыи снег. И верю я, что так оно и будет! ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ Рубашка __ распахнутый ворот, улыбка -
до самых УЦJеЙ. Я бросил в каНИКУJ;lЫ город во имя ее Патруше!1. Иду по деревне, и МЫ.I:ЛИ., ~aK та КЛЮЧевая вода, КОТОрqЯ на корОмысле н"полнила об
q ведра. ПО п,ояс стою оголенны,' и ковшик студеной, KqK л.ед, нс! шею мою в огороде ДеВЧОНКq бедовая ЛЬет. А I! час НеУЮТНЫЙ прощанья проводит меня на вок~ал и скажет печа.льно-пе ч а.l1ЬНО i!lce то, что я ей не ска~ал. Уеду пускай Недалечк()­
плаТ()Чек в руке у нее трепещет, как будт() сердечко. как будто сердечко мое! 7S АРЕВННЕ ДОРОГИ Евгений SlСТРЕБОВ Пути "Iереэ YpaJl суш:еСТБОвалп с незапамятных вре­
мен. В тундрах крайнего Севера, где обитали в основном ненцы, хребет как летом, так и зимой пересекали нарты, запряженные в оленьи или собачьи упряжки. В таежной зоне обитали коми, манси, ханты. Здесь удобнее было передвигаться по рекам, пользуясь лодками-долбленками, спроворенными из ствола толстого дерева. С одной реки на другую их переправля.~и по волокам. В равнинных и горных степях и лесах ЮЖНОГО Урала, где кочевали баш­
киры, преобладали конные дороги. Когда на Урал пришли русские, они тоже воспользо­
вались этими дорогами, чтобы побывать в неведомых прежде районах. Впервые русские люди (это были новгородцы), про­
ДвигаяCJo на восток по рекам бассейнов Северной Двины и Печоры, вышли в конце ХI века к наиболее северной части Уральских гор. Почти 400 лет ходили они сюда за ясаком и распространили свое господство практически на всё северное Предуралье и западный склон Северного Урала. В конце XV столетия эти владения отсшли к Мос­
ковскому государству, что способствовало хозяйственному развитию северного Предуралья. Дорог в ту пору здесь проходило несколько. Самая северная и отдаленная шла от верховьев реки Усы (пра­
вый приток Печоры) по небольшой речке Елец и далее по реке Собь, стекающей на восток в Обь. Второй путь шел по правому притоку Печоры -
реке Щугор, недалеко от известной горы Тельпосиз. Подни­
маясъ по Щугору, путники затем преодолевали довольно высокий перевал и попадали на восточный склон хребта, на реку Ляпин, впадающую в Северную Сосьву. Еще южнее, по другому правому притоку Печоры -
реке Илыч проходила аналогичная дорога и за перевалом приводила J( верховьям Северной Сосьвы. Четвертая была преимущественно водной. Она шла вверх по Вишере и ее левому притоку Вёлсу, затем под­
нималась на перевал и спускалась на восточном склоне хребта к рекам Тальтие и Ивделю. Далее путь шел по Лозьве и Тавде. В 1589 году при впадении Ивделя в Лозьву построен Лозьвинский городок, где находился гарнизон для охраны дороги. В середине 50-х годов XVI века к России была при­
соединена предуральская и частично горная часть Баш­
кирии. Тогда же русские проникли на реку Яик, о где­
ляющую южную оконечность Уральских гор от МУГОДЖ1Р. С 1775 года эта река по указу императрицы Екатерины Второй стала называться Уралом. Башкнры н другие народы степных и полупустынных районов издавна поль­
зовались яикским водным путем. Русским же он стал известен с начала второй половины XVI столетия. Об этом свидетельствует тот факт, что в 1555 году они по просьбе башкирских биев (местных князьков) провели межевание земель по правобережью Яика от устья реки Ори километров на 100 вниз по течению, включая отроги южноуральских гор. Верхний же участок Яика, выше впа­
дения Ори, стал известен им, очевидно, в начале XVII века. Возможно; что вдоль правого берега Яика шла и сухо­
путная конная дорога, каких немало было в Башкир ии. Через северную Башкирию проходила еше одна дорога от Волги, в частности от Казани,- на восток вдоль Камы, нижнего течения Белой и вдоль реки Уфы. В верховьях 76 УРАЛА Уфы она пересекала неВЫсокие Уральские горы и спуска­
лась в бассейны рек Исети и Миасса. Скорее всего, доро­
га была проложена еще древними народами. Путь был удобен и проходил через невысокий перевал. Позднее он стал называться Старой Казанской дорогой. С западным участком ее наши предки познакомились в начале второй половины XVI Ber,a, а к востоку от Уральских гор про­
никли позднее. Однако вернемся к Прикамью, где в последние десяти­
летия XVI века активизировалась хозяйственная деятель­
ность ро~сиян. После того, как предприимчивые солепро­
мышленники братья Строгановы получили от Ивана Гроз­
ного жалованные грамоты на владение землями по Каме и чусовой. Один из братьев -
Яков -
стал полновласт­
ным хозяином всей Чусовой от истоков до устья и земе,1Ь, прилегающих к реке. Если нижнее течение Чусовой было известно русским задолго до этого, то о среднем !1, тем более, верхнем ее участке они еще ничего не знали. Сибирские татары совершали набеги на строгановские земли, пользуясь путем по реке чусовой. Чтобы обезопа­
сить себя, Строгановы пригласили дружину Ермака. В 1579 году (прежде считалось, что в 1581-м) Ермак отправился вверх по Чусовой, ее правому притоку Сереб­
рянке, и далее по рекам Баранче, Тагилу и Туре проник в Сибирь, чтобы уничтожить Сиб",рское ханство. Поход увенчался успехом, и граница Русского государства ото­
двинулась далеко к востоку. Таким образом, стал изве­
стен еше один водный путь в Сибирь с гораздо более низ­
ким перевалом, 'IeM на прежних северных дорогах. На Туре в 1586 году возник первый русский город в Сиби­
ри -
Тюмень, а в следующем, 1587-м, основан Тобольск, ставший главным административным центром Сибири. Теперь неизбежно встал вопрос о налаживании с ней прочной транспортной связи. В те времена дорог.'! из Москвы на Урал приводила в Соликамск. Далее в Сибирь шла Вишерская дорога. НО ни она, ни водный путь Ерыа­
ка не были утверждены для постоянного ПОЛЬ?<ОВ31':lЯ. Вишерскаl'l дорога была слишком длинной, а на чу~он· ском пути, не исключено, столкнулись государственные интересы с лпчными интересами Строгановых: с нревра­
щением реки в постоянно действующую водную (зимой саиную) дорогу Строгановы остались бы на Чусовой толь­
ко формальными, а не фактпческими хозяевами. В 1595 году царь Федор Иванович -
сын Ивана Гроз­
ного -
приказал проложить новую более прямую дорогу в Сибирь. Ее предложил житель Прикамья Артемий Бэби­
нов. Он рекомендовал трассу от СОЛИК:lмска к реке Туре. Местность была гористая, покрыта я девственным лесом. Видимо, бывалые манси (их чумы встречались в районе намеченной дороги} подсказали ему, где и как лучше проложить путь. Проект был принят, началась рубка просеки и строительство дороги. Спустя 2 года, в 1597 го­
ду она была в основном готова, но впоследствии еще долго приводилась в надлежащий порядок. Эта полностью сухопутная дорога вошла в и<:торию как БабиновсiO 11. Длина ее от Соликамска до Туры составила около 270 верст (примерно 300 км). Через реки были сооруже­
ны деревянные мосты, на болотах настланы гати. Появились вдоль дороги и небольшие населенные пунк, ТЫ; Сурмог, Верх-Яйва, Чнкман, Nlолчан, Bepx-Ко:'Ьва, Ростее, Ilавда, Караул. ИХ жители в основном оБСJIУЖIi' вали этот нелегкии таежный путь. В конечном пункте дороги, на реке Туре, в 1598 году возник город Верхо­
турье. Туда перевели гарнизон из Лозьвинского городка, сам городок ликвидировали. Если же какие-нибудь выс<Жопоставленные чиновники направлялись в Сибирь по неотложным государственным делам, то им розрешалось иногда проехать другим путем. Так случилось, например, с русским посольством под на­
чальством Избранта Идеса, направлявшимся в 1692 году по распоряжению Петра Первого в Китай. Началась весеltняя раСПУ1'иnа, ч, чтобы не задерживать посольство, соликамский воевода предложил ИЗllенить маршрут и ехать 110 чусовой. Он выделил пять небольших судов с пятью гребцаllИ в каЖДОll. Путники сплавились по Каме и поднялись ПО Чусовой до Уткинской слободы (теперь село СJlобода, в 3 км от железнодорожной станции Коу­
ровка) . Это на 206 км выше устья Серебрянки, докуда дошел по Чусовой Ермак. От Уткинской слободы путешественники проследовали проселочной дорогой через невысокие среднеуральские горы и на их восточном склоне вышли к Аятской слободе. Затем через Арамашевскую слободу достигли реки Ней­
вы и сплавились по ней, а также по Нице, Туре и Тоболу до Тобольска_ На восточном склоне Урала, как и на реке Чусовой, Идес не мог обойтись без ПО1l0ЩИ местного на­
селения. Значит, русским этот путь через Средний Урал уже был хорошо известен_ Но пользовались они им толь­
ко для местных нужд. Бабиновская дорога официально существовала до 60-х годов XVIII века, хотя по ней ездили и в последующие годы. Однако еше раньше ее особый статус стал все '1аше нарушаться. На Среднем Урале начал складываться горно­
промышленный район, вскоре превратившийся в крупней­
ший во всей России. Было бы нелепым поддерживать с ним связь через Соликамск -
Верхотурье -
Тюмень. Это показала первая же попытка доставить с Каменского за­
вода по Бабиновской дороге в Москву обоз с пушками и снарядами. Выручила Чусовая. Тут уж Строгановым не помогли никакие жалованные грамоты 150-летней дав­
ности. Интересы государства требовали того, чтобы ураль­
ское железо, чугун и металлические изделия регулярно поступали на рынки Европейской России. А регулярно, значит раз в год, в период весепнего половодья, когда уровень воды В. Чусовой резко повышается и скорость течения намного возрастает. Именно в этот короткий пе­
риод большие груженые барки могли преодолеть межен­
ные мелкие перекаты и быстро доплыть до Камы, где грузы перегружались на более крупные суда. С промышленным развитием Среднего Урала здесь стала формироваться также сухопутная сеть дорог. Сна­
чала это были обычные проселочные дороги, а в 30-
40-х годах XVHI столетия началось строительство трак­
товых. Самыми значимыми среди них были те, что шли от Екатеринбурга на восток, в Тюмень, и на запад, в Кунгур. Прокладывалась и новая трактовая дорога от Москвы через Нижний Новгород и Казань до Кунгура. В 1745 году по ней уже была налажена почтовая связь из Москвы через Екатеринбург до Тобольска. Тем самым у,рал оказался пересеченным еще одной сухопутной доро­
гой, причем через самый удобный перевал. Новая дорога от Москвы через Урал в Сибирь еще долгие годы достраивалась, кое-где спрямлялась. Со вре­
MRHeM она превратилась в одну из важнейших сухопут­
ных транспортных артеРИll России. В 1783 году дорога была официально узаконена в качестве нового Большого Сибирского тракта взамен окончательно потерявшей свое былое ЗНflчение БабиновскоЙ. За многие сОтни лет формирования дорожной сети Урала наблюдалась такая закономерность: сначала рус­
ские освоили дороги через северную часть гор, затем узна­
,ТfИ о дорогах Южного Урала и наконец -
Среднего. Такая п{)следовательность произошла потому, что знакомство русских с Уралом шло с севера Н'а юг. Дороги. на схеме; 1 -
Елецкая. 2 -
Щугорская, 3-
Илычская, 4 -
Вишерская, 5 -
Яикская, б -
Старая l(азанская, 7 -
Бабннов­
екая, 8 -:-
Чусовская. 9 -
БОЛI>ШОЙ Сибирский тракт. '11 ПРОЗА. ЗАРУБЕЖНЫЙ МИКРОДЕТЕке ТИВ. ТРИБУ{fА ПИСАТЕЛЯ Б а л а ш о в В. Есенин. Константиново. N.ll. Б е рез о в с к и й Н. Побег. N. 6, 7. Б е р р о у з Э. Тарзан -
приемЬ!ш обезьЯны. N.4-12. Б л о к Л. Удачный вечер бизнесмена. N. 2. Д р о б и з Г. Спасение жука. N, 4. З У е в В. Вот. иапример, Мироновичи, .. N,I. И в а н о в Ю. Урок труда. N. 1. К р И С Т И А. Трагедия в Масдон МеЙнор. N, З. К у л а к о в Ф. Любов Поклончиков. N. З.· Н е ч а е в Л. Нещечко. N. 2, 3. Н и к о 11 О В Н. ОРНИТО!1тера Ротшильда. NQ 10-12. Нисковских Ю. Звездный чаС.N. 11. Пер е х в а л ь С К а я Е. Холодильник для мамы. H~ 4. При в а л и х и н В. Умягчение злых' сер-
дои. N. 8. 9. С о л о м к о Н. Горбунок. N, 5. 6. Т а й r а н о в а Т. Пасынок. N, 3. Ф о м и н Л. Возрождение. N, 11. Х е м м е т Д. «Смерть И К'». N, 2. Ч е ~ а с и н а Т. ИзаБСJlла и Катя. И. 1. ПОЭТИЧЕСКИЕ МАРШРУТЫ Г о Д и н а Н. Так ВИДнее будущее ... N, 4. Д" r у jJ о В Б. СТИХИ. l'J', 12. Д е и И с о В В. Наши души еще не истле-
ли ... N~ il. З а с т ы ре!1 А. В чужом лиие. И. 8. К а с и м о в Е. Стихи. N, 3 К у з е в а н О в а Е. Стихи. N, З. К ы м ы т в а Jl ь А. На краю необъятной страны . .N9 10 М а р ч е н к о С. Стихи. N, 1. М е р ~ ж н и к о в Н. Не просто свидетель. No 9. Н а (1 Д И Ч М Мне выпала ДО~1Я ... Н2 8. Н охр и н С. Стихи. N, 10. П о л е в а А. Танец на цыпочках. JV. 8. П о с к р е б ы ш е в О. Испытывает время нас.. N9 6. С а м с о II О В Ю. Стихи. JII', 6. С о р о к и н Л. я вижу ТО, ЧТО скрылось вдалеке.. N!? 2. Т е л и q к о Н. Стихи. JII'. 5. Ч е ч у л и н А. И осени близятся сроки. JV,7. Ш а м с у т Д и н о в Н. Мурло . .I\~ 1. Ш 3 Х Р и н В. Стихи. JII'. 3. Ш к а в роЛ. Останется вечно со МНОЙ ••• N,5. Ю r а н п е л е к И. Тюли-се. Поэма. N. 12. ЖУРНАЛ В ЖУРНАЛЕ «АЭЛИТА,. А л ф е р о в а М. Идолы. N. 12. Б а ю ш е в Д. Допущение. JII'. 1. 78 «Уральский слеДОПblТ» Г а л к и н а Н. Надзиратель прошлого. J';, 12. Г у р е в и ч Г. Бхага. JII'. 11. И в а н о в А. Охота на «Большую медве-
дицу». И. 4. К а 3 м е н к о С. Сила слова. JII'. 12. К а рап е т я н А. Скоро будет весна. И, 12. К о н а и Д о й л А. Владыка Темной сто-
роны. JII'. 10. К рап и в и н В. Крик петуха. N, 8. 9, 10. М и х а л ё в С. Форс-мажор. No 3. М и хай Л о в В. Ночь Черного Хрусталя. N. 6. 7. О Р е х о в Н .• О Р е х о в С. Присказка. N, 3. Р о м а н о в А. Чуда не будет .. N. 5. С т о я н о в А. Вполне порядочный мнр. JII'. 3. Стругацкий А., Стругацкий Б. Понедельник начинается в субботу. Х. 5. Т я г л о в И. Круги магистра. N, 2. Щ е г о л е в А. Главный враг. И, 12. ЗАОЧНЫЙ КЛФ Б е л о ш и с т а я А. Не отпуская руки ... JII'. 11. Б о р и с о в В. Эксперименты фантастов. No 1. Б о р и С о в В. Оцениваем фантастику .. "' .. 2. Б о р и с о в В. Новое или старое? JII', з. Б о р и с о в В. Фантазии, в которые ве­
ришь. ,N'., 4. Б о р и с о в В. Человек и его окружение. JII'. 5. Б о р и с о в В. Художник и время. No 6. Б у г Р о в в.. К н я 3 е в а О. Фантастика под микроскопом. JII'. 4. Б у г р о в В .. Х а л ы м б а Д ж а И. Сверд­
ловск: «Аэлита» -90. JII'. 9. Б у р я В. Земные маршруты фантаста. и.4. Вести Из Ленинграда. JII', 7. Д о р ч е Н к о Г. «Внимание: метеоритыl.» N. 1. И в а н о в В. « .. .5.1 серьезно думал над ЭТИМ ... » N!! 11. К а 3 а н Ц е в С. Соц!l:он-l. JII'. 1. К и р е е в К. Не допустить вакансии! .. N, ~. К о 3 У б о в В. НЛО: свЯзь времен. ".1И аргонавты Хроноса. N. 4. М и хай л о в В. ЖИВем мы в реальном мире ... No 8. На перекрестках времени: год 1990-Й. N. 2. Пор о х н я Л. Ищите Хоббита! "', 2. Т риф о н о в Д. Аварии в космосе . .N'. 10. Фантастика под микроскопом. Виктори-
на-90. JV, 1. Фантастика и фантасты в перестро("'{ке. -"'!! 3. Ш а б а н о в С. Любовь по-инопланеТ>lII­
ски ... N. 6. ПАМЯТЬ. ПОДВИГА. ТОВАРИЩ ЮНОСТЬ СЕБЯ ВРЕМЯ. ОТЦОВ. ЛЮДИ НАйТИ « ... Беспомощность перед громадой нееде­
ланного». N2 6. В а л е к К. Особая армия зенитчиков. V. 9. Г Р е б е н н и'к Ов В. Помнить или забыт!>? "'. 1. Д е с ь к о в И .• Д е с ь к О В В. ВИДеть звез' ды! N.6. З'е м Ц о в В. «Сиянье шапок этих мед­
НЫХ ... » N!:? 1. Н;о Ф Ф е Г. Безумство храбрых -мудрОсть жизни? N.7. К и е н я В. Из афганского диевника . .1\. 1l. 1(.0 з у л н н Б. Сестра комиссара. N. 2. Лsе в и н Ю. Берлин. май сорок пЯтоro. N.5. Л,у 3 Я Н И Н О В О. Во имя и во славу. N.6. М,и ш к е в и ч Г. Шесть ордеиов Ленина. N. 1. Мо и с е е в А. Миасские эксы. И. 7. М о л ч а н о в Э. На тропах Маньчжурии. No 7. Н е п е и н И. «Я адмирал Колчак». /11. 9. Ол е ш к о В. Афган: продолжение потерь. No 1. П,е ч е н к и н Л. <Приказано тебя заме-
НИТЬ», Х2 5. Пеш к о в а И. Ничего, кроме травы ... "'. 5. Письмо мертвого человека. Н! 9. П ь я н к о в И. Трехгранное время. J'(, 5. С т а х е е в В. Семейные реликвии. JV. 2. Ш;а в ы р и н В. Куликова поле. N. 4. КРАЕВЕДЧЕСКАЯ КОПИЛКА. ПО БЕЛУ СВЕТУ. ДАВНЫМСДАВНО. ТРОПОй по­
ИСКА. СТРАНА ТОПОНИМИЯ. МАЛЫЕ ГОРОДА РОССИИ. КЛУБ СОБИРАТЕ-
ЛЕЙ. А н д р е е в Д. Борьба с духовностью. Гла, ва из книги. N2 12. Б е р о е в Б. Покоритель гор. И. 2. Б о г о я в л е н с к и й Л. Крепость на ИСё­
ти. N, 10. Б о Р и с о в В. На челябинской сцене. ;'1(,3. Б у х а р к и н а О. Неизвестная рукопись П. В. 3асодимского. N. 4. В и г и л е в А. Замечательные чудаки. И. з. В и л и н о в Ю. Легенды каменного котда. N, 1. Г а л а й Ю. Справка о конкуренции. N,4. Г о Р б У н о в Ю. Далматава -
город из прошлого. N2 4. Г о Р б у н о в Ю. Легенды старой Чердыни. "', 12. Г о Р б у н о в Ю. На 'девяти холмах стоя­
ли ... Х, 8. Г о р о Д и л и н а В. «Я буду великим му­
зыкантом .. ,» N2 5. Г о р ш м а н А. Неизвестный обретает ilМЯ. N. 3. Д у н А. О репе и утерянной переПliCке. No 12. Д У н а е в Ю. Шишим. N, 2. Е м л и н Э. Знаки на камне. ,N'., 11. Ж е м ч у ж н и к о в В. Байкальцы камеп~ НОГО века .. M~ 3. 3 а й Ц е в Г. Клад Пугачева: легенды и факты. N. З. в 19'90 roAY 3'3 Х 3 Р О В С. Это песни твои и мои. 1\'2 5. 3'0 л о т а р е в Б. Северный вяз. 1\'2 8. 3 ъ! Р Я Н О В В. Цирк Труцци. N2 1. И)В л е в Н. I(амзол. парИI< и папироса. N2 10. Юл ь И Н С. Песня о ныробском узнике. .м. 7. RJa ё т а Г. Первый. первым и впервые ..• Ni! 3. К!а л и н и·н М. Часовня Павла Сюзева. .м. Н. !(Ia т к О в А. < ... Для чего стольким про­
стреливать грудь?» N. 11. К .. е н я В .• М и х а л ё в С. Неизвестаый автограф Горького. N2 7. !(;л ю ш н и к о в ю. Подписано Суворо­
вым. N2 8. в:: о 3 Л О В С К И Й М. Будет адресная книга. N23. КО б з е в И. Размышление у парадного подъезда N2 10. К о в е р Д а п. «Думал. ЧТО это ферзь ... :> N28. 1( о n ы J! о в В. I(то вы. инженер Зорге? .м. 11. 1( о р о в и н А. царь и паровые машинЫ. N.1. в:: о р о в и н А. Стенька Разин из Били"'­
бая. N.9. I(раеведческий бумеранг. М 3. 7, 9. !( У Д р я в 11. е в Э. I(оллекция Рыбакова. N.2. Л • с у и с к и й О. Заветная полка. М 7. М а т в е е в А. Пропавшая вершина. N. 2. М и г а е в Н. Подарок эфиопскому прави-
телю. N', 12. М 11 н С к и й М. Царские марки на совет­
ской почте. N'. 1. М о ш и н с к а я Р. «Роман наподобие Вальтер Скотта?» N, 2. Н е с т е р о в А. Монеты Ибрахим хана. N. 12. О с н н 11. е в Л. Шадринский бульвар. ". 7. П а н а ч е в В. Майор Теплов -
герой Бо­
родина. N, 4. Пр ы т к о в В. Экспедиция в старую кре­
пость. N'. 6. Рез н и ч е н к о А. КОЛJlекционер земле-
трясений. N'. 6. Р о м а ш о в В. Родина I(амы -
Индия? Р я б.и н и н Б. Озеро Джека Лондона. "2 3. С а в,ч е н к о А. По С,1едам катастрофы «БаЙгача». N2 3. С а р Д а к О. Рюрик на аверсе. N2 3. С е н т я б р е в Ю. Село. пожившее столи­
цей. N2 11. С н б и р е в а . Н е с м е л о в а В. Храм на Вавожской горе. N'2 4. С д У ч а и к о Б. Ожерелье королевы и француз из Феодосии. N'2 7. С о Р о к и н М. Сибирские травники. N'2 10. С У Р и н Л. I(ак ныне сбирается вещий 0,1ег ... М 5. Т риф о н о в Д. Детские ясли 191'5 гoдia. N', 1. Х о х л а ч е в В. И виноградная косrочка~ " лунный глобус ... N'2 11, ч е р и ы х Н. I(ак вятский мужик генера­
лов прОКОРМИ,l. М 2. Ч е ч у л и н А. Изумруд. не сиившийся Юлию Цезарю. N'. 8. Ш к е р и н В. Палач декабристов на Ура­
ле. N', 6. Ш у м о в В. Фнгнеры из Нижне-ОзерчоЙ . N, 1. Я б л о к о в М. За уроками к тюменцу д.ф­
ромееву . N, 11. Я к У б о в с к и й Э. Мадам Вон и цругие пираты ХХ века. N2 1. Я с т р е б о в Е. Древние дороги Урала. N, 12. ЧЕЛОВЕК И ПРИРОДА. НАУКА И ТЕХ­
НИК~ УРАЛЬСКИЕ3АКРОМА Б е л я е в И. Травы на Бугре. М 3. Б е н ь к О В С К И Й Л. Дерево русское. !If9 З. Б е р с е н е в И. Советы тем. кто в поле и в тайге. N, 5. Б о г о я в Л е н с к и й Л. Как вал гречне­
вую кашу съел ... N. 2. Б о г о я в л е н с к и й Л. Обыкновенный волк. М9 4. Б у р у к о в с к а я Т. Эстафета идеи. N. ". Б ы к о в а М. I(олыбель I(оми. N2 З. Г Л О Т О В В. Второе рождение, или гипо­
тетические суждения О ТОМ, ЧТО МЫ. люди. «считываем» инФормацию, иду­
щую из вакуума. N. 4. Г о Щ и 11. к и й Н. Лабытнангский дневиик. Д,,", 2. Д е б е р Д е е в В. Ф·I: знакомый незнако­
мец. N. 7. Ж у л а н о в Б. Мой суровый, нежный 1<0-
Олень. 1'>1, 10. З и г у н е н к о С. Институт человека .. "f, 5. И щ е н к о Е. Разговор о жизни и смер­
ти с восточным целителем ЦЗЯНОМ. N2 8. 1( а з а н 11. е в С. Аномалия. N, 4. 1( а пор е й к о О. )I(ивая· мертвая вода. N'22. 1( а пор е й к о о. Скворец обыкновенный. N,5. 1( а пор е й к о о. Просто осень. N. 8. Л и н н и к Ю. 30В нространства. N. 1. П а в JI О в и ч И. Многоэтажная Вселеннай. N',10. П е т р о в М. Взрыв вместо зубила. N. 2. П е т у х о в п. Верить ли Вере ПрокоФьев­
не? N', 7. П е ч е н к о Г. Истребитель в небе над I(ольцовом. JI& 1. Письма об экологии. N'. 1. Р е м п е л ь С. С I(ашпировским -
по био­
ПОЛЮ. N'28. С е м е н и н А,. Растет в нашем крае ... N'.I. С е м е н и н А. Стиль «мексиканских, как. ТУСОВ». ИЛИ когда попала «под со­
кращение» ландшафтная архитектура? N, 3. С е м е н и н А. ЭКЗ0ТЫ на окнах. Ne 7, 8, Х а к и м о в А. Морской паук. N, 7. ". Щ е к у т о в а Н Лихие травы.1\'. 8. 9, 11. Я к у б о в с к и й Э. Медь и цинк... по ре­
цепту. N'. 8. ВСТРЕЧИ С ПРЕКРАСНЫМ. РУКОМЕСЛА А г е е в а М. Рафаэль в Тагиле? Н. 6. А р т е м о в А. Люди I(олымы. N. 6. А х м е т о в С. Жемчужная риза поэта. N. 12. Б у р у к о в с к и й Р. Тайна эликсира к.лео­
патры. N. 10. В е р е и н А. Дебютанты «зональной,. вы­
ставки. N. 8. В л а с О в а о. Строгановское золотое ши­
тье. N. 9. Вячеслав Смирнов. N" 2. Е iI г Р iI Ф о в а Л. Эмаль, ставшая искус­
СТilОМ. N', 11. 3 а r о р о Д с к Н Х И. Царская охота. ,1';. 6. К у л е м з и н В. По следам хантыйской культуры. N2 10. Ма к с я ш и н А. Сделаны из меди. N. 2 . Н а С е Д к н н а А. Новое в экспозиции му-
зея. N. 3. П и н а е в Е. Пароль -
сБа"тика:.. N. 2. П и н а е в Е. Мой друг -
фантастнка. ,1';.4. Рыж о в А. Праздник леТа красного ...... 7. С е н т я б р е в Ю. Домик в 3латогорово. N25. Шар Д а к о в П. На тихом бреге ... 11"2 7. НАШИ ИНТЕРВЬЮ. СТАРТЫ. ДИАЛОГ­
КЛУБ. МУЗЫКА И МЫ. к. а 3 а н 11. е в С. Нести мир и радость, -".10. К. а л м ы к о в В. Открывая неба красоту. М 7. М а к с и м о в а Н. ИЗ объяснительной еЙ, вам и ему ... М 6. Ор л о в М. Наш гимн -
жестчеl М 3. П и н а е в Б. Рок против апартеида. N. 8. П о л я к о в О. Парад мелодий. М 7. П о н и з о в к и н А. О чем танцуется на цыпочках. или рок-леди и ее имиджи. н.8. П о н и 3 О В К И Н А. Пишите письмаl N, 9. Ученый ... с 13 лет. N. 5. Ш и н к а р е н к о Ю. Вла-стелины и пла­
стилины. N2 6. . .. Никита миr АЕВ, научный ,отрудннк музея Подарок эфиопскому nра8uтеАЮ Холодное оружие существует дав­
но. С мечами сражались воины Алек­
сандра Невского на льду Чудского озера. С саблями шли в атаку на французов русские гусары и уланы. Однако издавна холодное оружие выполняло и другие функuии. Широ­
ко бытовал обычай награждать им воинов, отличившихся на поле боя. В дореволюционной России офиuеры и генералы. удостоенные золотого георгиевского оружия, приравнивались к награжденным боевыми орденами. Холодным оружием, так же, как и боевыми орденами, награждали союз­
никоь И глав дружественных госу­
дарств. Конечно, такое оружие neJJa-
лось с особым искусством лучшими оружейным И мастера ми. И,I'отовлением украшенного ходод­
нога ОРУЖИjj до начала XIX века за­
нимались отдельные русские масте­
ра-самородки, Московская оружей­
ная палата, а также эпизодически Тульский и Сестрорецкий заводы. Но уже в конце XVII] века на· чальнику Гороблагодатских и Камен­
ских заводов было приказана подо­
брать на YpaJle место для строи­
тельства специального оружейного завода. Проект создания фабрики холодного оружия на Урале при Златоустовском чугунолитейном и железоделательном заводе был раз­
работан и представлен на утвержде­
ние в 1811 году. К строительству приступили в 1814-м. Оно продол­
жалось менее двух лет, и с конца 1815 года на оружейной фабрике уже работала часть мастерских. А теперь обратимся к более близкому нам времени. На далеком от России Африкан­
ском континенте на рубеже XIX и ХХ веков отстаивала свою независи­
мость Эфиопия. Борьбу возглавил тогдашний правитель страны негус (император) Менелик 11 Итало-абис­
синская (эфиопская) война 1895-
96 {'одов ПОЛУЧИJJа большую извест­
ность в европейских столицах. Побе­
ду войск Менелика 1I приветствоваJJа 80 вся прогрессивная общественность. Россия была одной из тех держав, которые постоянно поддерживали от­
ношения со свободолюбивыми эфио­
пами. В Аддис-Абебе на рубеже двух столетий работала ру~ская дипло­
матическая миссия. Вернувшийся из Эфиопии штабс­
капитан лейб-гвардии 4-го стрелко­
вого батальона Давыдов 20 февраля 1901 года докладываJJ, что во время его отъезда из Аддис-Абебы ему был вручен через поверенного в де­
лах русской миссии КJJИНОК, принад­
лежавший негусу Менелику П, с по­
ручением «передать оный в Мини­
стерство иностранных дел для выдел­
ки и присылки В Абиссинию по просьбе негуса нескольких КJJИНКОВ по образцу присланного». Таких клинков он XOTeJJ получить десять-двадuать. По поводу выделки самих клинков дипломаты высказали пожелание, чтобы пять или шесть из них были сделаны из стали, которая по своим боевым качествам не усту­
пала бы знаменитой дамасской. Все холодное оружие поверенный в де­
лах русской миссии просил украсить золотой насечкой с синевой, а на клинках, предназначенных для само­
го Менелика II, изобразить на одном российский вензель, на двух других­
вензель эфиопского негуса. Для этого он передавал в Петербург образец вензеля и традиционный эфиопский клинок. -
В своем рапорте гвардейский штабе-капитан Давыдов изложил и некоторые интересные наблюдения. Оказывается, рукояти хододного ору­
жия богатых эфиопов делались из носорожьего рога, который, по мне­
нию Давыдова, можно успешно за· менить обыкновенным. На ножнах эфиопских воинов укреплялись осо­
бые кольца по числу убитых врагов. Русский путешественник сказал, что таких колец дедать не следует, так как неизвестно, в чьи руки попадет оружие, а владелец может их поста­
вить сам. От глаз пытливого наблю-
дателя не ускользнула и борьба с варварскими обычаями, которую вел правитель Эфиопии. Тогда еще мно­
гие эфиопские воины имели холодное оружие с ножнами, у которых были наконечники филигранной работы, специа,lЬНО заостренные и загнутые вверх -
для того, чтобы вешать скальпы, снятые воинами с убитых или раненых врагов. NlенеЛllК II за­
претил под страхом стрorого нака­
зания этот дикий обычай, и Давыдов в своем рапорте замечал, что такого приспособления на ножнах делать не следует. 3 июля 1901 года последовало указание изготовить на Златоустов­
ском казенном заводе 12 КJJИНКОВ по образцу доставленного в горный де­
партамент. Как свидетельствуют архивные документы, для Менелика П и его свиты было ИЗГОТОВJJено 12 шашек. Первые три в описи, сохранившейся до наших дней, помечены размаши­
стой карандашной надписью, которая указывает, что они предназначены «лично Менелику». У всех этих трех шашек были золотая и серебряная на­
сечки на клинках, они имели бархат­
ные ножны со стальными оправами, насеченные золотом и серебром, и украшены были рисунками в русском стиле. 1 мая 1902 года из Екатеринбур­
га в столицу, в Главное артиллернй­
ское управление прюпло ПОСJJание от заместителя начальника Уральских горных заводов, в котором тот уве­
домлял о выплате за изготовление 12 шашек «мастеру Златоустовского оружейного завода Василию Кисе.~е­
ву 150 рублей и помощнику его Дмитрию Людновскому 100 рублей». Так в наши дни мы узнаем имена создателей уникалъных образцов ору­
жия. Уральские клинки, проделав дли­
тельное морское путешествие, были доставлены в столицу Эфиопии и очень понравились негусу. г. Ленuн,град ПI-IКНИК НА ОБочине. СЕРГЕИ КУДРЯВЦЕВ -
ЛЕТОПИСЕЦ НЛО Его рисунки вы уже не раз встречали в нашем разделе «Заоч­
ным КЛФ~. Любитель фантастики Сергеи Кудрявцев «раньше фантасти­
ку предпочитал всем другим жанрам,- пишет ОН,- НО последние 5-6 лет сильно к ней охладел: ..• фантастика -
ЭТО ДЛЯ юношества, более старше­
му поколению уже ТРУДНО "огрузиться в мир фантастики с увлеI.Jением, вокруг столько реальных проблем, каждодневных дел, ответственных ре­
шений -
перед ними бледнеют придуманные фантастические миры ... :. Мо­
жет, поэтому Сергей в последнее ВреМя отображает в своих рисунках самую что ни на есть реальность,- неБОJlЬШУЮ подборку И3 его худо­
жественной летописи мы пред .. lагаем вашему вниманию. Сергею 30 лет, он совмещает работу слесаря и художника-офОрми­
теля (справда, С трудом,- самокритично признается он,- потому что как следует не умею делать ни то, ни дpyгoe~). ПО поводу cдpyгoгo~­
читателю судить. А живет слетопнсец НЛО~ в прекрасном русском го­
роде с красивым именем -
Гусь-Хр_устальныЙ ... 
Автор
val20101
Документ
Категория
Уральский следопыт
Просмотров
1 100
Размер файла
30 116 Кб
Теги
1990
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа