close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

«Рисуй глазами!» - The Tretyakov Gallery Magazine

код для вставкиСкачать
Третьяковская галерея
Художник о художнике
Художник о художнике
Виктор Чижиков
«Рисуй глазами!»
Судьба свела меня с Константином Михайловичем Кузгиновым в начале 60-х годов прошлого века. Встретились
мы в доме нашего общего знакомого художника Игоря
Грюнталя. Представляя мне Костю, Грюнталь сказал: «А вот
автор знаменитой фестивальной ромашки…» Я стал с интересом разглядывать художника, создавшего популярный символ недавно прошедшего фестиваля молодежи.
Внешне Костя напоминал Кирилла Столярова, популярного киноактера, правда, был меньше ростом. Он производил впечатление очень спортивного и стремительного
человека.
Константин Кузгинов.
Фотография. 1946
Konstantin Kuzginov.
Photo. 1946
102
ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV GALLERY / #3’2007
К
онстантин Михайлович родился
22 декабря 1913 года под Саранском в семье сельского учителя, преподавателя русского языка
Михаила Васильевича Кузгинова, после смерти которого семья переехала в
Москву.
К началу Великой Отечественной
войны за его плечами остаются ФЗУ, завод, затем изостудия Клуба им. С.М.Зуева, курсы подготовки в вуз при комбинате им. С.В.Малютина, а также МХУ
памяти 1905 года.
В 1941 году он уходит в армию.
Имея первый разряд по классической
борьбе, направляется на спортивный
факультет Института им. И.В.Сталина,
работает преподавателем физподготовки в Арзамасском пулеметно-минометном училище. С войсками 2-го Белорусского фронта доходит до польского города Штетина и в 1945 году в звании лейтенанта возвращается к мирной
жизни.
В первые послевоенные и последующие годы он активно сотрудничает
со многими издательствами Москвы.
Вступает в Московский союз художников. С 1948 года Кузгинов работает во
Всесоюзной торговой палате, пишет
ряд панно для международных выставок в Германии, Франции, Италии,
Финляндии, Индии. Он создает плакаты, шесть из которых отправляются на
фестивали молодежи и студентов в
Берлин и Бухарест, делает проспекты,
каталоги, сотрудничает с журналами
«Знание – сила», «Мурзилка» и др.
В преддверии Всемирного фестиваля молодежи и студентов, прошедшего в
1957 году в Москве, им была выполнена эмблема этого праздника, которую
все назвали «фестивальная ромашка».
Она была утверждена Венским конгрессом Всемирной федерации демократической молодежи на все последующие
форумы. В 1958 году Константина Михайловича избирают депутатом Свердловского райсовета г. Москвы.
Сейчас дело Константина Михайловича продолжает его дочь Любовь
Константиновна Ажаева-Борисова, замечательный художник, характером
очень похожая на отца.
Костя много рисовал с натуры.
В метро, парках, в гуще народа и на
безлюдье, когда уезжал на свою любимую рыбалку. Без альбомчика в кармане он на улицу не выходил. Одна из его
учениц вспоминает: «Когда я забыла
рисовальные принадлежности дома,
Константин Михайлович сказал: “Рисуй
глазами! Пройди взором тот путь, который ты бы прошла кистью, тогда, приехав домой, ты легко воспроизведешь
этот пейзаж”».
Мне необыкновенно нравится подход Кузгинова к работе с натуры, будь то
пейзаж, натюрморт или портрет. Сразу
видно, что это работа смелого, уверенного в себе мастера, что он не гость на
этом листе бумаги, а абсолютный хозяин.
Изображение натуры всецело подчиняется руке художника. Такое ощущение
может возникнуть только в том случае,
когда автор прекрасно владеет рисунком
и, как пишет искусствовед Вильям Мейланд, «обладает «талантом созерцания»,
которым в полной мере обладали лучшие российские пейзажисты XIX–XX веков от Ф.Васильева, А.Саврасова, И.Левитана, В.Серова и вплоть до выдающихся мастеров более позднего времени –
С.Герасимов, Н.Крымов и т.д.». Большинство работ Константина Михайловича написаны в сложной технике гуаши,
прозрачность которых не уступает акварели. Искусство Кузгинова импонирует
своей незамученностью и непосредственностью. Это относится и к портретам литовских рыбаков, и к пейзажным
работам, и к замечательным детским
образам.
География написанных Костей произведений удивительно обширна – это
Прибалтика, Кольский полуостров, Украина, Татарстан и, конечно же, любимое Подмосковье.
Москва. 1940
Бумага, акварель,
белила. 15×22
Moscow. 1940
Watercolour, white
paint on paper
15 by 22 cm
Порmреm
девочки. 1940
Бумага, акварель
26×19,5
Portrait of a Girl.
1940
Watercolour on paper
26 by 19.5 cm
ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV GALLERY / #3’2007
103
The Tretyakov Gallery
Artists on Artists
Artists on Artists
Черемуха. 1954
Гуашь, бумага. 49×50
Bird-Cherry
Branches. 1954
Gouache on paper
49 by 50 cm
Маки. 1954
Бумага, гуашь. 59×41
Viktor Chizhikov
Poppies. 1954
Gouache on paper
59 by 41 cm
“Draw it with Your Eye...”
I met Konstantin Mikhailovich Kuzginov in the early 1960s at
the home of our mutual acquaintance, the artist Igor Gryuntal. Introducing Kostya to me, Gryuntal said, "And here is
the author of the famous Festival Daisy…" I looked with
interest at the artist who had designed the popular symbol
of the Moscow World Youth and Students Festival in 1957.
Athletic and forceful as he was, Kostya resembled Kirill Stolyarov, the then popular Soviet movie star, even though
Kostya was somewhat shorter than him.
K
Константин Кузгинов.
Фотография. 1985
Konstantin Kuzginov.
Photo. 1985
104
ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV GALLERY / #3’2007
onstantin Mikhailovich was born
on December 22 1913, not far
from Saransk, into the family of a
provincial Russian teacher Mikhail
Vasilievich Kuzginov. When Konstantin’s
father died, the family moved to Moscow.
Before World War II, he had managed to complete a training course with
the Factory and Plant Vocational School,
and worked as a smith, later completing a
course with the fine arts studio at the
Zuev Club, and a course affiliated with the
Malyutin Factory for admission to university, and then the Moscow Art College
named after the 1905 Revolution.
In 1941 he was drafted and left for
active service. Being very athletic, and
with a top category status in wrestling, he
joined the sports department of the Stalin Institute, and later taught physical
training in the Arzamas Machine Gun and
Mortar Cadet College. Then, with the
Second Byelorussian Army he saw the
end of the war in the Polish city of Stettin.
In 1945, with the rank of lieutenant, he
returned home to a peacetime career.
In the first years following the war,
and later, he actively collaborated with
many Moscow publishing houses, also
joining the Moscow Union of Artists. In
1948 Kuzginov began working with the
All-Union Chamber of Commerce, executing a number of panels for international
exhibitions in Germany, France, Italy, Finland, and India. He also designed posters,
with six of them sent to festivals of Youth
and Students in Berlin and Bucharest,
designed brochures, catalogues, and
worked with the monthly magazines
“Znanie-Sila”, “Murzilka” and others.
On the eve of the Moscow World
Festival of Youth and Students he
designed the logo for the event, which
later became known as the Festival Daisy.
This logo was approved by the Vienna
Congress of the World Federation for
Democratic Youth for all later forums. In
1958, Kuzginov was elected a People’s
Deputy from the Sverdlovsk District
Council of Moscow.
Today, Lyubov Konstantinovna
Azhaeva-Borisova, a wonderful artist who
works amazingly with both painting and
graphic media, continues the work of her
father. Her personality is akin to his –
with the same uncompromising straightforwardness.
Kostya painted and drew many
works in a “plein air” environment, from
nature: in subways, in parks, among
crowds and in open empty spaces when
he went fishing, which was his favorite
pastime. He would not leave his house
without a sketchbook. One of his students recalled: “If I forgot my sketchbook
at home, Konstantin Mikhailovich would
tell me, ‘Draw it with your eye! Follow with
your eye the entire way as if you were
drawing it all along, tracing it with your
brush; then, when you come home, you
won’t have any difficulty placing this
landscape on canvas or paper.’”
Kuzginov’s approach to drawing
from nature – whether a landscape, a still
life or a portrait – is exceptionally appealing to me. It is obvious that this is the work
of a brave, self-confident and accomplished artist who is an absolute master
on a given sheet of paper – rather than an
“accidental guest” on it. The artist’s hand
is completely in control of the reflection of
nature. Such an impression results from
the artist’s complete capability in drawing
and, in the words of art expert William
Meiland, of the artist’s “talent of contemplation”. It is a talent fully demonstrated
by the best of Russian landscape painters
of the 19th and 20th centuries, beginning
with Fyodor Vasiliev, Alexei Savrasov,
Isaac Levitan, Valentin Serov, and running
down all the way to the later period with
such masters as Sergei Gerasimov, Nikolai Krymov and others. Most of Kuzginov’s
works were made in a complex technique
of gouache, the transparency of which is
comparable to watercolours: his pieces
draw in with their sense of immediacy.
Such are the portraits of Lithuanian fishermen, and his landscapes which are particularly appealing to me as well as his
series of fantastic children’s portraits.
The geographical scale of the works
the artist completed is amazingly wide,
and includes the Baltic Republics, the
Kola Peninsula, Ukraine, Tatarstan, and,
of course, his favorite areas around
Moscow.
When I look at landscapes by Konstantin Kuzginov, it seems to me that, having survived the war, he immensely
enjoyed his newly-discovered immersion
into the peaceful life of the country, his
“dive into the aroma” of the Motherland –
with its fields, forests, and rivers. This
“intoxication with the Motherland” can be
felt in all of Kuzginov’s works, along with
the period of their creation, which is
extremely precious in itself.
His youngest daughter recalls that
on his trips, on which she often accompanied him, the artist would spend
mornings and evenings drawing sketches. If he couldn’t put something on a
canvas or a paper, he then wrote it down
in his notebook, registering it as an emotion he felt.
But let us get back to the Festival
logo which is now an image from history,
recognized internationally. Now, when we
mark the anniversary of the Moscow Festival of Youth and Students, we find it difficult to explain to today’s youth its huge
significance for young people in the
1950s. It became an enormous breakthrough into the world surrounding us:
undoubtedly, it was a historic milestone.
And for me, it is particularly pleasant that
a person dear to my heart and our wonderful artist, Konstantin Mikhailovich
Kuzginov, made such an important contribution into its success.
ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV GALLERY / #3’2007
105
Artists on Artists
Художник о художнике
Сmарые баркасы.
Лиmва. 1958
Бумага, гуашь. 31×42,5
Old Barges.
Lithuania. 1958
Gouache on paper
31 by 42.5 cm
Деревенский
дворик. 1959
Бумага, гуашь. 42×32
Хаmка. 1940
Бумага, акварель
22×15
Домик у реки. 1959
Бумага, гуашь
29×40
A Country
Courtyard. 1959
Gouache on paper
42 by 32 cm
A Small Hut.
1940
Watercolour on paper
22 by 15 cm
A Little House
by the River. 1959
Gouache on paper
29 by 40 cm
Глядя на пейзажи Константина
Михайловича, мне кажется, что, вернувшись с войны, он с удовольствием
погрузился в мирную жизнь, почувствовав запах Родины, ее полей, лесов
и рек. Это «упоение Родиной» ощущается во всех работах Кузгинова, ощущается и время их создания, что уже
само по себе необыкновенно ценно.
В поездках, как вспоминает его
младшая дочь, которую он при первой
возможности брал с собой, и утро, и
вечер художник посвящал этюдам. То,
что он не успевал запечатлеть на холсте или бумаге, записывалось как образное ощущение в блокнот.
Однако вернемся к эмблеме фестиваля, которая стала изображением
историческим, известным всему миру.
Сейчас, отмечая юбилей Всемирного
фестиваля молодежи и студентов в
Москве, трудно объяснить современным молодым людям его огромное
значение для 50-х годов прошлого века. То был мощный прорыв в другой,
разноликий мир. И мне необыкновенно приятно, что этому в большой степени способствовал милый моему
сердцу человек, замечательный художник Константин Михайлович Кузгинов.
Лиmовский рыбак 2.
1958
Из серии
«Литовские рыбаки»
Бумага, акварель
40×30
Lithuanian
Fisherman II. 1958
From the series
“Lithuanian
Fishermen”
Watercolour on paper
40 by 30 cm
Оригинал эмблемы
«Ромашка». 1957
The original of the
emblem, “Festival
Daisy”. 1957
106
ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV GALLERY / #3’2007
ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV GALLERY / #3’2007
107
Документ
Категория
Культура
Просмотров
29
Размер файла
345 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа