close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Лидин.Пески смерти

код для вставкиСкачать
Лидин.Пески смерти
Александр Лидин Пески смерти
Мифы Ктулху - 2
Аннотация
Василия Кузьмина отправляют в красный Туркестан, в пустыню, на поиски подземного города Гоцлар, где может храниться мудрость древних богов. Но за сокровищами первого города на Земле охотится и эмиссар Аненербе - организации, куда входят высшие чины СС. Однако древний город оказывается не мертвым поселением, а обителью пришельцев со звезд, таинственных Ми-го. И только загадочный Старец, старинный враг древних богов, может помочь отважному оперуполномоченному Третьего отдела ГУГБ победить безжалостных дикарей-каннибалов и закрыть портал, ведущий во Внутренний мир Земли. Параллельно из дневников Григория Арсеньевича Фредерикса, которые случайно попадают в руки Кузьмина, мы узнаем об экспедиции 1905 года, которая преследовала те же цели, однако закончилась полным провалом.
Александр Лидин
ПЕСКИ СМЕРТИ
Всякое сходство главных персонажей с реально существующими или существовавшими людьми совершенно случайно.
Автор
Посвящается всем тем, кто продолжил труды Говарда Ф. Лавкрафта: Августу Вильяму Дерлету и Брайану Ламли.
Пролог
Радушный прием
1939 год. Ленинград
Есть в мире сила неподкупных слов,
Но чувства есть, которым в слове тесно.
Есть на земле народная любовь -
Такая, что не выразить словесно.
А. Твардовский. "К товарищу Сталину"
Свет лампы бил в лицо, слепил. Казалось, есть только он, а вокруг кромешная тьма. Свет, тьма... а еще боль и голос. Боль во всем теле, страшная боль. И ее не могли заглушить даже заклятия, хоть Василий повторял их как молитву. А голос... Это был голос Судьбы, голос партии, голос, требовавший правды, открыть которую Василий не мог.
- Ну а теперь, Василий Архипович, вы должны рассказать нам, где и когда вас завербовали немецкие агенты.
Василий хотел что-то возразить, но сведенные болью челюсти не повиновались, а губы двигались, монотонно повторяя:
- Во имя Отца и Сына и Святого Духа свет до зари, а заря до свету...
- Что вы там бормочете? Отвечайте на вопрос: где и когда вас завербовали агенты Аненербе? Какие распоряжения давал вам Герхард Грег? Где сейчас находится профессор Троицкий?..
Собрав остатки сил, с трудом двигая разбитыми, распухшими губами, Василий пробормотал:
- Произошел обвал... Все погибли... Больше я ничего не помню...
И страшный удар по разбитому лицу. Точно в скулу, с одной стороны, чтобы не вышибить зубы, как говорится, "не попортить фасад", с другой стороны, не в глаз - глаза должны болеть от яркого света. Если бы не веревки, впившиеся в онемевшее тело, он непременно упал бы, соскользнул со стула на холодный пол, прижался бы лбом к ледяным плитам.
- ...Вот вдумайтесь только в жестокий смысл этих слов: вы - бывший коммунист, крестьянин по происхождению, предали не только свою страну, не только партию и свой класс, но и не оправдали доверия, оказанного вам самим товарищем Берией. Вы думаете, вы оперуполномоченный Третьего особого отдела ГУГБ? Нет, вы тот самый затаившийся враг, тайный вредитель, что мешает нам строить светлое царство будущего!.. Но вы еще можете оправдаться. Не жизнь, но хотя бы честь свою спасите. Итак, повторяю еще раз: что произошло с антарктической станцией "Красный полярник"? Где ваши товарищи? Какое задание дал вам Вилигут?.. - А потом все по новой, еще один проигрыш затертой пластинки:
- Где и когда вас завербовали агенты Аненербе?..
Сколько длился допрос? Час, два... целую вечность... Скорее бы все это закончилось, и тогда два мордоворота оттащат безвольное тело Василия назад в прохладную камеру. Там будет вода, и боль уйдет под действием заговора. А может, ему даже удастся поспать. Сон! Вот о чем Василий мечтал больше всего. Отдых и сон. Но следователи менялись один за другим, не делая перерыва.
Постепенно сознание стало меркнуть. Василию показалось, что лампа, свет которой слепил его, пару раз мигнула. Еще миг, и он провалился бы в омут небытия, но тут на него обрушился поток ледяной воды. Василий открыл рот, пытаясь поймать хоть несколько капель, чтобы смочить пересохшее горло.
- Вот так... Пить хочешь? В лагере напьешься. А сейчас нечего филонить. Приходи в себя. Ну как, лучше?
Кто-то схватил Василия за волосы, запрокинул ему голову, а потом разом отпустил, так что голова резко дернулась. Туман отступил, и вновь зазвучало монотонное:
- В каких отношениях вы состояли с предательницей Катериной Ганской? Какие задания выполняли по распоряжениям Аненербе? Был ли Карл Вилигут вашим непосредственным начальником или вы подчинялись другому резиденту разведки СС?
Василий пытался что-то сказать, но губы его онемели и не подчинялись. Они лишь непрестанно бормотали заговор, и сколько он ни старался, не желали давать на эти обвинения ответ. Сам-то Василий уже давно готов был признать, что он немецкий агент, рассказать, как продал свою страну, предал свой народ и лично Лаврентия Павловича Берию, как готовил покушение на товарища Сталина, был правой рукой Гиммлера, особо приближенным фюрера, возглавлял Аненербе, лично перестрелял всех полярников на антарктической станции... Он готов был сознаться в чем угодно, лишь бы погас этот свет и ушла боль. Только вот тело его считало по-иному и отказывалось выполнять малодушные приказы.
Но всему когда-то приходит конец.
Вот заключительная серия страшных ударов. Болезненных и в то же время осторожных. Ни одного сломанного ребра. Пока он не сознается, его не станут уродовать. А может, на то есть особый приказ. Однако Василий об этом не задумывался. Лишь две вещи манили его: сон и прохлада.
- Уведите...
Когда развязали веревку, Василий почувствовал, как сползает на пол. Но ему не дали поблажки. Сильные руки конвоиров подхватили его и потащили. Вперед! Вперед! В прохладу камеры. Там он сможет передохнуть, прийти в себя... Подготовиться к тому, что его ожидает, а то, что впереди его не ждет ничего хорошего, Василий был уверен. В лучшем случае расстреляют, в худшем - лагеря и поселения по бессрочной пятьдесят восьмой.
Путешествие назад в камеру оказалось не менее болезненным, чем допрос. Сам Василий идти не мог, а конвоиры с ним не церемонились. Когда же его наконец швырнули в камеру и за спиной с грохотом закрылась дверь, Василий попытался вздохнуть от облегчения и не смог. Все тело его представляло собой гигантский кровоподтек. Быть может, проще было умереть там, глубоко подо льдом, в подземном городе?.. Фашистская пуля, и не пришлось бы ему пройти через весь этот ад. Хотя, с другой стороны, он его заслужил. Партия доверяла ему. Товарищ Шлиман - начальник Третьего отдела ГУГБ отправил его как спецоперуполномоченного для охраны антарктической экспедиции. А он... В итоге роль охранника и ангела-хранителя экспедиции исполнил старый знакомый Василия, его учитель в делах мистических барон Григорий Арсеньевич Фредерикс, бывший батька Григорий, человек таинственный, посвященный во многие оккультные тайны, которые не пристало знать простым смертным. Кроме него в экспедиции участвовали Катерина Ганская - девушка, чья судьба таинственным образом была связана с миром слуг Ктулху, одного из древних богов, профессор Иван Иванович Троицкий и комиссар Кошкина, оказавшаяся чудовищем - тайным агентом Ктулху. Неприятности у экспедиции начались почти сразу. По непонятным причинам одна из служанок на бразильском лайнере оказалась инфицирована - превратилась в слугу Ктулху и устроила кровавую резню. Дальше-больше. Прибыв на немецкую тайную Базу 211, путешественники узнали о том, что они - вторая экспедиция, которая должна попытаться разгадать тайны подземного лабиринта. Первая экспедиция пропала без следа. Спустившись под землю, Василий и его спутники оказались в ловушке, ловко расставленной бригаденфюрером СС Карлом Вилигутом, который был включен в состав экспедиции под именем Герхарда Грега. Фашисты захватили и антарктический лагерь "Красный полярник". Однако Василий чудом в западню не попался. Ведомый грезами Ктулху, он спас Катерину, а потом обнаружил под землей настоящий город, где встретился с бароном Фредериксом, уничтожил усилитель, с помощью которого профессор Троицкий собирался разбудить спящего древнего бога. При этом сам он был ранен, и смертельную рану получила Катерина Ганская. Пока Василий, барон Фредерикс и спасенные ими полярники - из тех, кого не прикончили фашисты, - прятались от немцев, строя планы, пришли истинные хозяева подземного города. Люди-осьминоги уничтожили фашистов, но сохранили жизнь спутникам Катерины и даже вылечили их раны. Однако приговор оказался суров: люди-осьминоги отпустили лишь Василия, а остальных оставили у себя в заложниках, после чего уничтожили лабиринт, ведущий в подземный город. Василий же должен был рассказать об обвале. Если же он проболтается и расскажет своему начальству о слугах Ктулху, о том, что подземный город все еще существует, или еще что-то в таком духе, заложники будут убиты. Вот поэтому Василий мучился: его пытали, требуя правды, он сам хотел сказать ее, но не мог, зная, что от его слов зависит жизнь его друзей. К тому же было очень сомнительно, что мясники, терзающие его тело, поверят в существование древних богов, их слуг - людей с головами, напоминающими осьминогов, и прочие чудеса подземного мира. Им куда проще будет решить, что Василий перешел на сторону фашистов...
А правду все равно говорить нельзя.
Иногда Василий задавался вопросом, если он скажет все как есть (пусть даже ему не поверят), откуда об этом узнают слуги Ктулху? Неужели у них есть шпионы среди высших чинов НКВД? Все может быть. И что самое страшное: этих шпионов не разоблачить. Открыть истину мог лишь Иван Иванович Троицкий. Он даже однажды попытался сделать это, но вместо этого восставший мертвец указал на слугу Ктулху. Единственное, что оставалось Василию, так это молчать, а в положенный срок принять лютую смерть или обречь себя на муки в одном из магаданских лагерей.
Вот такие печальные размышления.
Медленно перебирая детали случившегося, Василий и сам не заметил, как уснул, но сон этот не был сном крепким, как в предыдущие дни.
В первый момент Василий даже не понял, что произошло. Еще мгновение назад он лежал на грязном полу в камере-одиночке, пытаясь совладать с болью в избитом теле, а теперь... Теперь он очутился в странном месте - огромном зале без стен и потолка, с полом из удивительного полупрозрачного зеленоватого камня, пронизанного изумрудными прожилками. И не было никакой боли: он чувствовал себя совершенно здоровым. Впереди, в нескольких шагах, из зеленоватой тьмы появилась гигантская фигура - чудовище с телом человека, крыльями летучей мыши и осьминогом вместо головы. Оно восседало на огромном троне зеленого камня, который сам по себе был храмом. Однако чудовище не было в диковинку Василию. Он видел эту тварь и раньше, и судя по всему, это был сам Ктулху - древний бог, спящий где-то на дне Тихого океана в таинственном городе Р'льехе. Внимание Василия привлек человек, который стоял подле трона божества, словно муравей у ног слона.
Василий подошел поближе. Да, это был тот самый человек, увидеть которого Василий ожидал менее всего, тот, кто не раз спасал Василию жизнь и ради которого он страдал, храня молчание на допросах. Казалось, за прошедшие пару месяцев барон Фредерикс ничуть не изменился. Пока Василий стоял на месте, широко открыв рот от удивления, Григорий Арсеньевич подошел поближе. Он был в том же английском френче, как и при их последней встрече, только лицо его приобрело странный, бледный оттенок. А может, всему виной странное освещение - свет, как в подземном городе слуг Ктулху, исходил ниоткуда, порой казалось, что светится сам воздух.
- Рад видеть тебя, Василек, - улыбнулся барон, подправив изящным движением лихо закрученные гусарские усы. - Вижу, ты в полном порядке.
- Ну, я бы так не сказал, - проворчал Василий.
- Что ж, тебе полезно на своей шкуре прочувствовать, каково это быть врагом народа.
- Но вы же знаете, что я не...
- Пустое, - махнул рукой Григорий Арсеньевич. - Неужели ты до сих пор считаешь, что все, кого замучили ваши дознаватели, - агенты мирового империализма. Если среди этих людей найдется хотя бы один агент... Впрочем, и это пустое. Народ, который так измывается над собой, наверное, и не заслуживает лучшего правительства... Но не станем предаваться политическим спорам, - остановил он Василия, видя, что тот собирается возразить. - Я вызвал тебя совершенно не за этим.
- Вызвали?
- Ну, скажем, вмешался в твой сон. Собственно, даже не я. Об этом меня попросили, - тут Григорий Арсеньевич закатил глаза, указывая куда-то вверх. - Тем более, сам я не смог бы проникнуть в твои сны. Ты же это отлично понимаешь... Итак, меня прислали - выражусь яснее - для того, чтобы я поговорил с тобой. Твои злоключения скоро закончатся, и тебе предстоит дальняя поездка.
- Снова в Антарктиду?
- Нет, в этот раз много ближе.
- Много ближе? Куда?
- Ну, об этом ты узнаешь в свое время. Я же явился тебе лишь для того, чтобы кое-что напомнить. Ктулху не желает просыпаться, несмотря на все усилия твоего начальства и специалистов Аненербе. Твоя задача не допустить пробуждения Древнего.
- Но...
- Никаких но. Ни коммунисты, ни фашисты не подозревают, какого джинна могут выпустить на волю... Тем более что Ктулху будет очень зол, если его разбудят против его воли. Однако... однако тебе стоит опасаться, по-настоящему опасаться... Так как у немцев появились союзники... - и Григорий Арсеньевич замолчал, внимательно разглядывая Василия, словно ожидая, что тот скажет.
Но Василий молчал. Да и что он мог сказать, когда вся его остальная жизнь теперь, после недели в застенках Первого отдела на Литейном, стала казаться ему всего лишь сном. А реальность... реальность - это боль и допросы.
- Ничего, потерпи, Василек, - продолжал Григорий Арсеньевич. - Скоро все закончится... А ты что хотел? Провалена операция ГУГБ, таинственным образом исчезла экспедиция и антарктическая станция. Ты что хотел, чтобы по возвращении тебя повысили? Вот уж вряд ли... Твое государство неблагодарно относится к своим героям.
- Это же и ваше государство, - попытался возразить Василий. - Ведь ваш старший брат...
- Ни слова о брате! - и Григорий Арсеньевич поднес палец к губам. - Это закрытая тема, и надеюсь, останется таковой навсегда. А пока я лишь должен напомнить тебе про ключ. Когда шкатулка окажется в твоих руках, забери лишь записи. Остальное, даже если ты возьмешь его себе, может лишь тебе навредить... Что же до государства... - тут Григорий Арсеньевич снова закатил глаза. Похоже, это стало входить у него в привычку. - Мы из разных государств, Василек. Ты служишь СССР, а я родился в России. Это разные страны...
- Но...
- Не будем о политике. Сейчас не время для подобных дискуссий... Да, совсем забыл. Катерина передает тебе пламенный привет и еще раз благодарит за свое спасение.
- Она жива? - встрепенулся Василий.
- Да, - кивнул Григорий Арсеньевич. - Жива, точно так же, как ваша комиссар Кошкина. Сейчас она опять где-то там у вас, в Санкт-Петербурге... Язык не поворачивается назвать этот город Ленинградом... У нее теперь иная личина, но она по-прежнему одна из слуг нашего господина, - тут он кивнул в сторону гигантской статуи крылатого демона. - Впрочем, я заболтался. Да и тебе надо отдохнуть. Скоро за тобой придут...
Василий хотел задать еще много разных вопросов, но свет стал гаснуть. Язык и губы вновь отказались повиноваться ему. Пытаясь продлить сон, Василий шагнул вперед, вытянул руку, пытаясь дотянуться до Григория Арсеньевича, но фигура барона оказалась лишь темным облаком - сгустком дыма, который через несколько мгновений слился с подступавшей со всех сторон тьмой.
- Нет! - взвыл Василий, наконец преодолев колдовские чары, сковавшие его. - Нет, не уходите!
Но было поздно, зал растаял, весь мир поглотила тьма, и в этот раз Василий погрузился в глубокий, крепкий сон, лишенный сновидений.
* * *
- Подследственный Кузьмин Василий Архипович, подъем! Подъем!
Василий резко открыл глаза, уставился на грязный каменный потолок и на мгновение замер. Где он? Что с ним? И тут же пришли ответы. Он все еще в следственном изоляторе Первого отдела НКВД.
- Подъем, Кузьмин!
И удар сапога по почкам. Так, не сильно, скорее для острастки, чем в желании причинить боль.
- Подъем!
Василий резко сел.
- С вещами на выход. Сколько еще раз повторять?
С трудом напрягая ноющие затекшие мускулы, Василий встал. Тело болело так, словно он, будто фарфоровая ваза, рухнул с пятого этажа, а потом его собрал и склеил неумелый фельдшер. Едва переставляя ноги, он за пару шагов пересек камеру и оказался в коридоре. Какие вещи? Откуда они у него? Его же доставили сюда прямо из порта...
- Лицом к стене.
Василий послушно выполнил приказание конвоира. И только тут до него дошло: "Если с вещами... Значит все... Стенка". Но ведь ему не зачитали ни обвинения, ни приговора. Тем более что он ни в чем не признался, не возвел на себя поклеп. Впрочем, если его собираются расстрелять, никто не станет соблюдать формальности. Знает он приговор или нет, все равно решение обжалованию не подлежит, и его так или иначе поставят к стенке.
Придя к такому выводу, Василий начал незаметно напрягать и расслаблять мускулы рук и ног. Как бы то ни было, вот так дать себя за спасибо расстрелять он не мог. У него была специальная подготовка, и он не позволит забрать свою жизнь по решению какой-то штабной крысы. Ему, конечно, не удастся вырваться, но парочку гадов он перед смертью прихлопнет.
И тут, словно прочитав его мысли, конвоир защелкнул на его запястьях наручники. Теперь что-то сделать будет много сложнее.
- Ты не рыпайся и дурного не думай, - приказал конвоир и, развернув Василия от стены, толкнул дальше по коридору. - Шлепай давай. Там тебя уже заждались.
Прикусив губу и чуть наклонив голову, Василий уверенным шагом направился по коридору. Ничего, перед расстрелом они все равно должны будут снять с него наручники. Как-никак казенное имущество. Ну а когда его руки освободят, он им покажет...
Но как же сильно он удивился, когда вместо того, чтобы спуститься в подвал к коридорчику, который всегда кончался стенкой, они стали подниматься. "Значит, еще один день допроса, - подумал Василий. - Еще один день мук и унижений".
Однако когда конвоир грубо втолкнул его в кабинет дознавателей, Василий опешил. В этот раз перед ним был не один из следователей-хамов, а сам Гессель Исаакович Шлиман - глава Третьего отдела ГУГБ, бывший непосредственный начальник Василия. Невысокий, с ленинской бородкой и щетиной седых волос, он больше всего напоминал Мефистофеля, только вот рогов у него не было, а если и существовал хвост, то он это тщательно скрывал.
- Привет героям, - улыбнувшись, Шлиман шагнул навстречу Василию, нежно обнял его и, только сейчас заметив наручники, обратился к конвоиру: - Ну что вы, что вы, что вы... Разве можно так с нашим героем, - и, когда щелкнули, спадая, оковы, помог Василию сесть. - Как самочувствие? Впрочем, о чем тут говорить, - и махнув рукой, сделал знак конвоиру удалиться. - Видишь ли, произошла небольшая ошибка...
- И вы это называете "небольшой ошибкой", товарищ Григорий? - с иронией в голосе спросил Василий, специально выделив обращение. Гессель Исаакович очень не любил, когда поминали его еврейские корни, а посему при знакомстве представлялся товарищем Григорием. Но в сравнении со своим тезкой Григорием Арсеньевичем он сильно проигрывал. Барон Фредерикс больше напоминал огромного породистого кота, который очень ласково мурлыкал, но всегда был настороже, в любой момент мог пустить когти в ход. Товарищ Шлиман же выглядел типичным партийным функционером.
- Ну, сам понимаешь, Архипыч, тут дело сложное. Нужно было тебя проверить, все взвесить.
- И для этого меня отдали мясникам из Первого?
- Ну, теперь-то все позади, недоразумение разрешилось.
- Да не было никакого недоразумения, Гессель Исаакович, - возразил Василий, с наслаждением наблюдая, как Шлимана передернуло, когда Василий называл его по имени-отчеству. - Я же знаю наши порядки. Это вы кому-нибудь другому про недоразумения рассказывайте. Лучше скажите прямо, что у вас случилось? Зачем меня вытащили, спокойно умереть не дали?
- Ну, о смерти говорить рано, - взял себя в руки Шлиман и попытался изобразить на лице добродушную ленинскую улыбку. Как там было у Твардовского? "Ленин и печник", кажется? - Вас ждет страна, вы нужны Родине.
"России или СССР?" - так и подмывало спросить Василия, но он промолчал. Как бы ни нуждалось в его услугах его бывшее руководство, раз... два... и он мог снова оказаться в застенках. Кстати... как там имена тех, кто над ним измывался? Надо будет потом запросить их дела. Василий не был злопамятным, но и прощать никого не собирался. Одно дело допрашивать врагов народа, и совсем другое - своего бывшего товарища, с которым вчера чай с водкой пили...
- Ну как, готов снова встать в строй для борьбы с врагами Советского государства? - продолжал товарищ Шлиман, по-своему истолковав молчание Василия.
- Хорошо, - кивнул тот, потому что очевидный отказ, видимо, означал возвращение в камеру и продолжение "дознания".
- Вот и чудненько, - обрадовался Шлиман. - Так что дело твое мы пока приостановим, а ты, Василий, возвращайся к своей обычной жизни... Нет, сначала тебя подлечить надо, а то, смотрю, наши товарищи немного переусердствовали. Мы тебя на пару дней в больницу определим, пусть подлатают... Но уж больше двух дней отдыха дать тебе не могу. Начальство давит...
- Хорошо... - кивнул еще разок Василий. Разбитые губы плохо слушались, но он старался выговаривать слова как можно четче: - Верните ключ.
- Какой ключ? - удивился Шлиман.
- Гессель Исаакович, не стройте из себя дурака, верните ключ, и тогда, быть может, я соглашусь вернуться к своим обязанностям в Третьем отделе ГУГБ.
Шлиман аж зубами от злобы заскрежетал. Давно уже никто не позволял себе разговаривать с ним таким тоном. Разве что сам товарищ Берия. И тем не менее он тут же взял себя в руки, расплылся в широкой улыбке, а потом хлопнул себя по лбу, словно только что о чем-то вспомнил.
- Ах, ключ? Это такой маленький ключик с тремя...
- Гессель Исаакович... - твердо повторил Василий, вытянув открытую ладонь.
Скривившись, Шлиман полез в верхний правый карман френча и вынул ключ, а потом положил его на ладонь Василия.
- Но ты должен сказать мне, что это за ключ и откуда он у тебя...
- Это память о моей маменьке, - в тон Шлиману ответил Василий. - Он открывает шкатулку с семейными фотографиями.
Глава 1
Подарок барона
1939 год. Ленинград
Какие бы ни были дали,
Ты их одолеешь в борьбе
И скажешь: "Я выдержал, Сталин,
Я думал в пути о тебе".
В. Акшинский. "Наше счастье"
Как только машина выехала из ворот спецбольницы, где Василий провел два последних дня, Шлиман задвинул стекло, отделяющее водителя и охранника от пассажирских сидений, а потом протянул Василию толстую папку. На обложке значилось:
"Совершенно секретно
ДЕЛО 7832
Допуск имеют..."
И дальше шел длинный перечень незнакомых Василию фамилий.
- Посмотри. Сейчас тебе придется заниматься именно этим. Ребята из Первого отдела не справились и сбросили это дело нам.
Василий приоткрыл папку, полистал. Множество бумаг, исписанных мелким почерком. Описания мест преступления, свидетельские показания. Читать все это, разбирая чьи-то каракули?..
- А может, вы мне так, вкратце расскажете, а я потом почитаю.
Гессель Исаакович покосился на папку, потом внимательно посмотрел на Василия. Отдавая ему это дело, он с самого начала подозревал, что его подопечный пошлет к черту всю писанину, но вот так, сразу...
- Сколько у нас времени?
- Минут за двадцать доедем.
- И вы, Гессель Исаакович, считаете, что я смогу все это прочитать за двадцать минут и сделать соответствующие выводы?
Шлиман фыркнул, скривился. Видимо, ему очень не хотелось говорить на данную тему... Машину мерно покачивало на разбитой брусчатке мостовой. Мимо проплывали серые стены бывших доходных домов, над которыми нависло угрюмое ленинградское небо.
- Хорошо... - наконец не выдержал неловко затянувшегося молчания Гессель Исаакович. - Если в двух словах: две недели назад мы получили оперативные данные от одного из сотрудников немецкого консульства о том, что под видом беженца немца-коммуниста, бывшего коминтерновца в Ленинград прибыл гауптштурмфюрер СС Вальтер Хек. Тот самый Хек, что придумал большую часть нацистской символики, правая рука твоего старого знакомого Вилигута... Так вот, - продолжал Шлиман, сделав весомую паузу, - этот Хек прибыл для того, чтобы добыть некий предмет, в получении которого крайне заинтересовано руководство Аненербе. Ты, конечно, знаешь об этой оккультной секте фашистов?
- Да, Григорий Арсеньевич рассказывал, - кивнул Василий.
- Увы, судя по твоему рассказу, а я надеюсь, он был правдив, товарища Фредерикса больше нет с нами... Он погиб... А ведь он был самым крупным специалистом по немецкому мистицизму... Он отлично знал не только все руководство Аненербе, но и... Впрочем, чего теперь говорить, - перебив сам себя, вздохнул Шлиман. - Так вот, возвращаясь к нашим делам... Этот господин Хек позавчера ночью наведался во дворец, ранее принадлежавший графу Юсупову. Ну, тот, что у Поцелуева моста.
Несмотря на то, что Василий уже давно жил в Ленинграде, он до сих пор путался в названиях улиц, каналов, рек и мостов. Да еще эти переименования! Невский в одночасье стал проспектом 25 октября, Дворцовая площадь - площадью Урицкого, Гороховая - улицей Дзержинского... И теперь даже коренные жители порой путались в хитросплетении новых и старых названий.
- Так вот, согласно полученным оперативным данным, мы устроили засаду, - продолжал Шлиман. - Там были ребята из Первого и пара наших спецов. Их всех положили, но, судя по всему, грабители не нашли того, что искали.
- Почему вы так уверены?
- Мы их спугнули.
- ?
- Они вошли... Началась пальба, и к тому времени, как наши были перебиты, подъехало два авто с солдатами. Грабители бежали.
- Что им было нужно?
- Они ищут какой-то артефакт.
- Еще раз с самого начала, - поморщившись, попросил Василий. - Сколько было наших?
- Двад... Тридцать два человека, - сознался Шлиман.
- Их?
- Двое.
- И вы хотите сказать, что двумя немецкими стрелками перебито тридцать два энкавэдешника?
- Не совсем. Трое наших остались живы, и они уверяют, что пули грабителей не брали.
- Тогда почему немцы бежали, когда прибыло подкрепление?
На этот вопрос у Шлимана не было ответа.
- И вы решили выписать мне индульгенцию, чтобы я...
- Ну, скажем так: рассмотрев всевозможные аспекты дела, мы решили, что вы - самая подходящая кандидатура для того, чтобы остановить похитителей.
- И как вы себе это представляете?
- Немцы не получили желаемого, но, похоже, та вещица, которую они ищут, им очень нужна. Иначе они не стали бы устраивать бойню. Вот и выходит, что они снова придут за ней, когда все успокоится.
- И когда же это случится?
- Тут ничего определенного сказать нельзя.
- Так вы что, предлагаете мне устроиться жить в этом особняке?
- Думаю, это всяко лучше, чем в подвалах на Литейном... - пожал плечами Гессель Исаакович. - Однако есть и другая возможность: вы можете попробовать отыскать то, что нужно фашистам.
- Поди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что...
- Примерно так, - согласился Шлиман.
- А не проще было бы вкатить ноту протеста немецкому консульству?..
- Нет, - вновь покачал головой Шлиман. - Сейчас в верхах ведутся серьезные переговоры. Готовится к подписанию пакт между СССР и Третьим рейхом. На фоне этого было бы неправильно устраивать международный скандал, тем более что Рейхстаг наверняка открестится от агентов Аненербе. Они не станут брать на себя... - но договорить он не успел: машина резко затормозила. - Вот и приехали, - вздохнул Гессель Исаакович. - Прошу любить и жаловать - особняк Юсуповых, - и он показал на высокое грязно-желтое здание с белыми римскими колоннами. - Историческое место. Именно здесь был убит Григорий Распутин.
- И что тут сейчас? Склад или один из комиссариатов?
Гессель Исаакович вздохнул.
- Василий, порой вы поражаете меня своей серостью. Вы же живете в одном из самых культурных городов Европы... Скажите, вы хоть раз были в Мариинском театре?
- Один раз, когда там завелся призрак-убийца. Помните, года три назад?
Гессель Исаакович вновь вздохнул - запас вздохов у него был поистине неиссякаемый.
- Вы удивительный человек, из крестьян, но отлично разбираетесь в оккультных науках. Не уверен, что еще кто-то в нашем ведомстве имеет столь обширные познания в истории древних цивилизаций... Ладно, все это лирика. Пойдем, нам пора, - и с этими словами он отворил дверцу авто.
- И все же вы не ответили на мой вопрос, - вдогонку ему заметил Василий. - Что теперь в этом здании?
- Юсуповская галерея. Она была организована еще в девятнадцатом по распоряжению товарища Луначарского, а с двадцать седьмого открыта историческая экспозиция - комнаты, связанные с убийством Распутина...
Василий вслед за Гесселем Исааковичем Шлиманом вылез из автомобиля и на мгновение замер. Перед ним в обе стороны вытянулась монолитная набережная Мойки, по обе стороны которой замерли угрюмые петербургские здания. Низкое серое небо как будто цеплялось тучами за крыши, а холодный ветер с залива поднимал на свинцовой воде мелкую рябь, отчего казалось, что река ежится, покрывшись гусиной кожей. Серый, негостеприимный, мрачный и надменный - таким для Василия Ленинград был всегда. А сегодня эта мрачность соответствовала его душевному настрою: его выпустили из застенков лишь для того, чтобы дать новое, практически невыполнимое задание.
Повернувшись, он посмотрел на особняк, нависший над узкой набережной. Какие тайны скрывал этот дом? В глубине души Василий чувствовал, что находится на перекрестке дорог Судьбы и стоит ему сделать неверный шаг, жизнь его потечет совершенно в иное русло.
Неожиданно для самого себя, не дожидаясь Шлимана, он быстро взбежал по лестнице и потянул на себя огромную входную дверь мореного дуба. За дверью с винтовкой наготове стоял часовой.
- Документы?
Василий замер, словно натолкнувшись на каменную стену, потом, оставив дверь приоткрытой, обратился к Шлиману, медленно поднимающемуся следом за ним:
- Где мои документы?
- Это со мной, - махнул с лестницы Шлиман, и часовой отступил, пропуская Василия в здание, но тот не спешил входить.
- Надеюсь, документы мне будут возвращены, или мне всякий раз придется искать вас...
- Само собой, точно так же, как и оружие. Проходи, мы там все подготовили.
Что всегда поражало Василия, так это красоты, оставшиеся в Ленинграде от прежней, дореволюционной жизни. Главный парадный вестибюль и лестница, ведущая на второй этаж, блистали красотой и изысканностью, а два небольших сфинкса по обе стороны от ступеней и полутьма лишь усиливали очарование. Один шаг, и вот из повседневности Василий перенесся в удивительную сказку - чарующий мир грез. Единственное, что все портило, так это трое часовых в грязно-серых шинелях. Они явно не вписывались в волшебный интерьер дворца.
Василий хотел было направиться на второй этаж, но Шлиман остановил его:
- Направо, пожалуйста.
Они прошли через анфиладу из нескольких комнат удивительного убранства и оказались в угловой, напоминающей кабинет. За огромным письменным столом красного дерева сидел сгорбленный старичок в белом медицинском халате. Сверкающая лысина, обрамленная клочками белых, как снег, волос, старомодное пенсне в золотой оправе, покоящееся на огромном тощем грузинском носу.
- Познакомьтесь, - Шлиман махнул в сторону старичка. - Петренко Савелий Прохорович, смотритель галереи, специалист в искусстве и антиквар.
Однако вместо того чтобы поинтересоваться личностью Василия, старичок выскочил из-за стола и набросился на Шлимана:
- Вы хоть понимаете, что творите? Здесь хранятся произведения искусства! Искусства! Повторяю, если вы меня прошлый раз не расслышали. Весь этот дом-дворец - произведение искусства, а вы мне тут устроили настоящую бойню. Половина стен, как решето! Вы это понимаете! А "Одалиска" Ривара! Вы прострелили ее четыре раза! Это же невозможно! Теперь полотно похоже на сито, через него можно процеживать макароны... да-да, вы не ослышались, процеживать макароны. Еще сам товарищ Киров вверил мне на хранение эти произведения искусства - достояние трудового народа, а вы тут устроили...
- Савелий Прохорович, - как ни в чем не бывало продолжал Шлиман, - не увлекайтесь. Вот, лучше познакомьтесь. Это наш сотрудник Василий Кузьмин. Теперь он будет отвечать за безопасность на территории дворца и за целостность всего, что тут хранится... Так что прошу любить и жаловать! И не надо строить таких постных рож. А все, что касается прошлого вторжения, мы с вами уже обсуждали.
При этих словах старичок как-то поник, пробормотал себе под нос что-то вроде: "А как же, помню".
Шлиман же, подойдя к одной из стен, сдвинул картину со старинным парусником в сторону. За ней прятался вмонтированный в стену сейф.
- Зачем придумывать что-то новое, если можно пользоваться старым, - ухмыльнулся Шлиман, набрал код и, открыв сейф, начал шарить в глубине, потом извлек откуда-то из недр маузер в деревянной кобуре и пачку документов. Повернувшись, он протянул их Василию. - Вот... Привез еще вчера, чтобы времени зря не терять. Там удостоверение и твое наградное оружие.
- А револьвер?
- Револьвер? - удивился Шлиман.
- Укороченный английский бульдог?
Шлиман лишь развел руками, давая понять, что ничего не знает о револьвере. Это было плохо. Очень плохо. В револьвере Василия были заговоренные пули, произведенные по особому рецепту батьки Григория, то бишь барона Фредерикса. Эти пули могли остановить любую нечисть. А маузер, хоть и более мощное оружие по всем параметрам, перед лицом сверхъестественного противника бесполезен. Ну что могут сделать обычные пули, скажем, упырю или волколаку? А ведь во дворце наверняка побывали не простые гости. И охрана их не остановила, и пули их не брали... свинцовые пули.
Василий задумался.
- Как вы считаете, когда следует ждать нового визита?
- Ну, не раньше полуночи.
- Значит, у нас в запасе часов шесть... - прикинул Василий. - Дайте бумагу и карандаш, - он повернулся к профессору и, взяв у него лист чистой писчей бумаги и маленький тупой карандаш, начал быстро писать список, а потом протянул его Шлиману. - Вот то, что необходимо доставить сюда, и как можно быстрее. Тут есть какая-нибудь подсобка?
- Да, конечно, - встрепенулся старичок.
- Вот туда все и тащите, а пока я хотел бы посмотреть комнату, куда рвались ваши "гости", а потом переговорить с кем-нибудь из приехавшего подкрепления. Надо же понять, что испугало этих тварей.
- Хорошо, - кивнул Шлиман, даже не заметив, что они с Василием теперь поменялись ролями - приказы отдавал оперуполномоченный.
- Пойдемте, покажите мне все.
Старичок кивнул, выскользнул из-за стола и быстро засеменил в глубь здания.
- Раз надо, значит надо, пойдемте.
Еще пара комнат, и они оказались в помещении, отделанном на восточный манер - стены из лепных узоров в ориентальном стиле. В углу на постаментах возвышались бюсты двух мавров. Это были составные скульптуры: лица черного камня, быть может даже эбонита, белые каменные глаза, зубы и чалмы, украшавшие их головы. Интересно, сколько времени ушло у скульптора, чтобы подобрать и обточить нужные камни?
- А теперь, Савелий Прохорович, пожалуйста, расскажите подробно, что тут произошло.
- Я думал, вы знаете, - удивился смотритель музея.
- Знаю, читал в отчете, - соврал Василий. - Но сами понимаете, одно дело прочитать казенный документ и совсем другое - услышать все самому из уст, так сказать, очевидца.
При этих словах старичок, словно ощутив свою незаменимость, чуть приосанился, поднял голову.
- Они вломились посреди ночи, - начал смотритель музея. - Хотя нет. Первыми приехали ваши. Расположились тут как дома. Я им говорил, чтобы они вели себя осторожно... особенно с китайскими вазами, а они стали в венецианский сервиз разливать самогонку... - Василий хотел было прервать причитания Савелия Прохоровича, а потом махнул рукой. Пусть лучше выскажется, иначе дольше выйдет. - Вот я им и говорю... В общем, когда они во дворе костер сложили... Нет, конечно, не из мебели. Там во дворе поленница - камины топить. А то это паровое отопление... То оно есть, то нет. А для картин что главное? Температурная стабильность. Вот мы иногда камины топим. Конечно, пожарные против, но сами понимаете, что значат их распоряжения по сравнению с мировым искусством... Нет, поджечь костер ваши не успели. Они хотели гуся зажарить. Один из них, не поверите, гуся притащил. Говорит: "Чем мы хуже бывших. Теперь у нас все для народа, а мы кто? Народ и есть. Вот и попробуем дичь на блюде, как буржуи прежние". Так вот, только они костер начали налаживать, эти двое и вломились. Я-то сам их не видел. Наверху был, в Римской зале, за вашими варварами следил. Тут у входа пальба началась. Сначала-то я не понял, в чем там дело, думал, ваши развлекаются, а потом... Потом такое началось. Ваши в дом рванули, а те, ну, бандиты... я-то сам их не видел... так вот, они уже в этой комнате были... словно искали что-то. Тут ваши, те, что были на дворе, на них навалились, и опять пальба пошла. И еще подкатила пара грузовиков с солдатиками. Те штыки наперевес и бегом...
- Штыки, говорите? - перебил старика Василий.
- Да, штыки. Они ими обивку в Розовом зале попортили, - проворчал искусствовед.
- А у тех, кто находился в засаде, штыки имелись?
- Да нет, я же говорю, в штатском они были... в штатском...
Мысли Василия понеслись по кругу. Выходит, гости отступили, когда прибыло пополнение с винтовками и штыками. А что есть штык? Кусок заточенной стали. Выходит, твари эти боятся железа. Значит, не оборотни, не вампиры... Тогда кто? Что-то о таких созданиях Григорий Арсеньевич ему рассказывал. Только давно это было, очень давно. Василий замер, внимательно разглядывая бюсты мавров и мысленно погрузившись в прошлое. Что же говорил ему тогда бывший батька Григорий? Но память, подлая и неблагодарная, поманив, она сохранила тайну, заставив Василия мучиться. Ему казалось, что вот-вот, еще одно усилие, и он вспомнит, но нет...
Неожиданно в памяти его проступило нечто другое. Давным-давно, обучая Василия основам колдовства, Григорий Арсеньевич говаривал: "Помни, глаза - душа человека, посмотри ему в глаза и ты его поймешь..." Глаза... Глаза... Белые глаза черных мавров. Василий неожиданно сам для себя шагнул вперед и надавил на глаза одной из скульптур. Щелчок потайного замка, и верхняя часть чалмы мавра отскочила в сторону, открыв пустое пространство внутри каменной головы.
- Боже! Что вы делаете? Остановитесь! - взвыл Савелий Прохорович. - Это же уникальное произведение. - Словами "искусство" и "культура" за этот вечер Василий был уже сыт по горло. Решительно запустил он руку в открывшийся тайник Ничего! Пусто! Неужели они опоздали, и Шлиман ошибался - немцы унесли то, за чем пришли? Может, и так. А может... Бюстов ведь два. Если есть тайник в одном, значит, велика вероятность, что есть и в другом.
Василий повернулся ко второй голове и повторил операцию. Со щелчком открылся второй тайник. И в этот раз он не был пустым. На дне оказалась небольшая шкатулка. Василий осторожно вынул ее и поставил на резной столик между бюстами. Шкатулка была старинной, резной, из странного желтоватого металла. То, что это не золото, Василий понял с первого взгляда. К тому же шкатулка была изукрашена... изображениями перевитых осьминогов.
Это Василию сразу не понравилось. Символ слуг Ктулху... только этого ему не хватало. Неужели все по-новой... и где-то рядом бродят люди, которые и не люди вовсе.
- Осторожнее, осторожнее, дайте мне взглянуть, - с вожделением тянул руки к шкатулке Савелий Прохорович. Но Василий решительно отодвинул искусствоведа в сторону, загородив собой шкатулку. Почему он так сделал? Он и сам не мог ответить на этот вопрос, но что-то изнутри, какое-то внутреннее шестое чувство подсказало ему, что лучше будет, если никто не узнает, что там лежит.
Он попытался открыть шкатулку. Заперто. Хотел сломать замок, но в последний миг заметил странную замочную скважину для ключа с тремя бороздками.
Неужели это оно?
Дрожащими руками Василий вынул ключ, примерил. Ключ, без сомнения, подходил. Тот самый ключ, что в волшебном сне, еще там, в далекой теперь Антарктиде, вручил ему Григорий Арсеньевич Фредерикс. Но откуда барон знал? Как почти полгода назад он догадался, что судьба приведет Василия во дворец Юсуповых и что ему повезет с легкостью открыть тайники в бюстах?
Василий повернул ключ. Замок повиновался, и шкатулка распахнулась. Сверху лежали желтые листки бумаги, исписанные карандашом. Почерк Григория Арсеньевича. Что-что, а этот почерк Василий узнал бы из сотен тысяч.
Повинуясь тому же самому внутреннему голосу, что помог ему открыть тайники, Василий с ловкостью опытного карманника смахнул листки, незаметным для Савелия Прохоровича движением убрав их в рукав. А под бумажками лежали, сверкая, двенадцать огромным жемчужин. И что самое удивительное, были они не белые и не черные, эти жемчужины переливались всеми цветами радуги, такими насыщенными, что на них больно было смотреть...
Наконец Савелий Прохорович протиснулся к шкатулке, взглянув через широкое плечо Василия, и обомлел.
- Боже мой! - вновь зашептал он, в этот раз взывая к Всевышнему от радости и умиления. - Да ведь это потерянные сокровища Юсуповых - знаменитые икринки Ктулху! Вот так радость! Они нашлись после того, как столько лет их считали утраченными, - и тут он всплеснул руками. - Боже мой! Да не толкайтесь, вы, молодой человек, дайте мне посмотреть!
Василий отступил от стола. Икринки Ктулху его нисколько не интересовали, в отличие от записок барона. Однако то, что в этом деле замешано древнее божество, теперь сделалось совершенно очевидным.
- Как вы думаете, они приходили за этим? - поинтересовался Василий.
- Все может быть, молодой человек, все может быть, - Савелий Прохорович трепетал над шкатулкой, как курица над выводком цыплят.
"Итак, одной загадкой меньше", - подумал Василий. Отвернувшись от искусствоведа, он осторожно вынул из рукава пожелтевшие листки, исписанные карандашом, и быстро убрал их в карман куртки. Он посмотрит их потом, вдали от посторонних глаз. Зная барона Фредерикса, Василий был более чем уверен, что записки много важнее драгоценностей. Хотя, имея дело с Ктулху, ничего нельзя сказать наверняка. Например, кто знал, что амулет - маленький кусочек металла с изображением осьминога - окажется ключом к механизмам древнего города слуг Ктулху. Однако записки барона наверняка содержат разгадку, пока же икринками Ктулху пусть занимается Шлиман.
Кстати, Шлиман не заставил себя долго ждать. Василий отправил за ним одного из красноармейцев, дежуривших в соседней комнате, а у второго позаимствовал штык. Нет, если бы у Василия было время заглянуть к себе домой... Там у него в тайнике, до которого не добрался бы ни один следователь НКВД, если только ценой собственной жизни, хранилось оружие, которым можно было сразить любую нечисть. Но с Литейного его отвезли в больницу, а оттуда сюда - во дворец Юсупова, и не было никакой возможности побывать дома и вооружиться как положено. А посему он надеялся скорее на штык, чем на безотказный маузер...
Увидев шкатулку, Гессель Исаакович зацокал от восторга:
- Видишь, Василий, я же знал... Я же говорил... И как ты считаешь, куда нам лучше всего спрятать ее, пока все не закончится? Может, отвезти ее на Литейный?
Василий тяжко вздохнул. Иногда товарищ Шлиман казался ему всего лишь большим глупым ребенком, которому нужно растолковывать самые очевидные вещи.
- Я бы не стал этого делать, - спокойно объявил он. - Я не уверен, что за дворцом не ведется наблюдение. Вы можете просто-напросто не довезти эту шкатулку до Литейного.
- Ты считаешь, что они посмеют напасть на машину особиста среди бела дня?
- Ну, во-первых, сейчас уже вечер. Во-вторых, если они посмели напасть на дворец, полный сотрудников НКВД, то почему им не напасть на машину? Лично я особой разницы не вижу.
- Так что же, по-вашему, мне делать с этим? - Шлиман кивнул на шкатулку. - Убрать в сейф?
- Сейфы в наши времена - вещь ненадежная, - покачал головой Василий. - Не лучше ли будет вернуть шкатулку на место? Судя по вашим рассказам, у грабителей было достаточно времени, чтобы обыскать эту комнату... ах да, простите, зал... но шкатулки они не нашли. Почему вы считаете, что они найдут ее, если явятся сюда во второй раз? Положим ее назад, в тайник, - с этими словами Василий забрал шкатулку из рук Гесселя Исааковича и аккуратно поместил ее в одну из голов. - Теперь закроем тайники, - два щелчка, и крышки - верхняя часть чалмы мавров - встали на место. - Пусть все остается на своих местах. А мы тем временем попробуем подготовиться к встрече незваных гостей... Вы доставили то, что я заказывал? Хорошо... Теперь только осталось предупредить ваших людей, чтобы они четко выполняли все мои инструкции, как бы по-идиотски они ни звучали. Выполняли без всяких там сомнений... В общем, если я скажу есть дерьмо, его надо будет есть с удовольствием, весело и причмокивая.
* * *
Ждать пришлось долго, но Василия это нисколько не тревожило. Перетащив из соседнего зала кресло, он удобно устроился за журнальным столиком как раз между бюстами мавров. Савелий Прохорович заварил отличный зеленый чай.
Хотя, если честно, больше всего Василию хотелось разобраться с найденными записками. Но он понимал, что стоит ему достать желтые листы, как тут же возникнет вопрос: где он их раздобыл? А то еще сам Шлиман решит посмотреть, о чем это там понаписано. Нет, этого не должно произойти. Раз барон дал ключ Василию, значит выходило так, что только Василий должен прочитать эти заметки. А судя по тому, как они хранились, они явно не предназначались для чужих глаз, а посему... посему можно было и подождать, хотя Василий был уверен: если бы содержание записки было ему известно... Впрочем, пусть даже если бы он и знал, о чем там написано, в данной ситуации ему бы это не помогло.
Грабители явились сразу после полуночи.
Вначале где-то далеко-далеко завыла собака. И вой этот был не просто воем. В нем звучала мука - неподдельная тоска. И вместо того чтобы заглохнуть, притухнуть подавленным нависшей городской громадой, этот вой набирал силу, подхваченный эхом узких переулков и дворов-колодцев. И ему вторили другие собачьи голоса. Пусть и не столь выразительные, но тем не менее выдерживающие тональность боли и нестерпимой тоски.
"Началось", - сказал сам себе Василий, подобрался, снял маузер с предохранителя и положил руку на обод штыка, заткнутого за пояс.
Вой звучал минут десять, а то и больше, а потом неожиданно оборвался. Разом наступила тишина, и только где-то хлопнула дверь, а потом Василий услышал чей-то всхрап - словно человеку одним махом перерезали горло, а он, еще не поняв, что случилось, сделал свой последний в жизни вдох.
Василий повернулся к красноармейцу, стоящему на посту у двери зала. Тот тоже почувствовал неладное - стоял с винтовкой наперевес и вглядывался в темноту соседнего кабинета. "Совсем ребенок, наверное только призвали", - подумал Василий, разглядывая горе-часового. Потом в какой-то момент ему стало жаль парнишку. Потенциальный мертвец - он ведь даже не представлял, с чем им сейчас придется столкнуться.
- Телефон в той части дома есть? - спросил Василий, указывая в глубь дворца.
- Да, - ответил красноармеец. Голос его дрожал.
- Значит, так. Ноги в руки, бежишь и звонишь на Литейный Шлиману, пусть гонят сюда всех, кто у них там есть. Понятно?
- Но телефон... Я не знаю...
- Выяснишь. На станцию позвонишь, они тебя с Литейным свяжут, - и, видя, что красноармеец не торопится, Василий добавил, стараясь, чтобы в голосе его зазвучали командные нотки: - Живо! Выполнять!
- Есть! - и красноармейца и след простыл.
А Василий снова повернулся к двери, и вовремя. Потому что в соседнем кабинете начала сгущаться тьма, словно откуда ни возьмись взявшийся черный туман.
Взяв со стола один из кульков, доставленных Шлиманом, Василий осторожно проделал дырочку снизу и стал дорожкой сыпать землю, вначале вдоль порога двери в биллиардную, откуда открывалась анфилада комнат, ведущая к парадному входу, потом вдоль порога двери во внутренние помещения. Обе двери он оставил открытыми - запирать смысла не было. Что-что, а запертая дверь этих тварей не остановит. После этого, взяв другой кулек, он насыпал защитный полукруг из пепла перед журнальным столиком и двумя бюстами, начертил в пепле пару колдовских знаков и вернулся на свое место.
К тому времени тьма в биллиардной за порогом сгустилась настолько, что свет включенных ламп не мог рассеять ее. А потом... потом Василию показалось, что во тьме этой есть нечто живое, нечто огромное, движущееся. Да, он был совершенно прав, грабители изменили тактику, послали вперед того, для кого штыки из железа - не более чем зубочистки.
Вот неясная тень приблизилась к порогу, потянулась, попытавшись войти в Мавританский зал, но не тут-то было. Чудовище словно натолкнулось на невидимую стену. Раз за разом оно пробовало проломить преграду, но та не поддавалась. Как там говаривал Григорий Арсеньевич Фредерикс? "Ни одна тварь не может пройти по освященной земле". Для острастки Василий пару раз выстрелил в тварь, но, похоже, худшие его опасения подтвердились. Пули не причинили твари ни малейшего неудобства.
Потоптавшись у порога минут пять, чудовище отступило. Тьма начала медленно сдавать назад, но Василий ждал, отлично понимая, что это лишь первая часть "представления". Основные фигуранты прибудут чуть позже. Вскоре раздался звук шагов, и из тьмы вынырнуло двое. Подойдя вплотную к порогу, они остановились, разглядывая Василия, который по-прежнему неподвижно восседал за журнальным столиком, в свою очередь разглядывая незваных гостей. Оба грабителя были невысокого роста, в одинаковых черных плащах, галифе и высоких, до блеска начищенных хромовых сапогах. Лиц Василий толком не разглядел, но был уверен, что оба гостя явились без масок, словно чувствуя свою полную безнаказанность.
- Итак, - решился первым нарушить тишину Василий. - Кто вы такие, и чем я вам обязан?
Тут один из "гостей" повернулся к другому и прошипел:
- Он что, издевается? Думает, что щепотка освященной земли нас остановит?
- Он просто не понимает, с кем связался, - решительно объявил второй и шагнул вперед, с легкостью преодолев невидимую преграду. На секунду сердце Василия екнуло. Если этот гад не боится освященной земли, то он ведь с легкостью может разрушить преграду и впустить черный туман. Однако ничего подобного не случилось, и то, как высоко и осторожно переставлял ноги незнакомец, подсказало Василию, что хоть преграда не действовала на него, он старался не касаться святой земли. Значит, то, что осталось в пакетике, может послужить оружием.
Вскоре за первым последовал и второй. Теперь оба гостя стояли перед второй преградой, а Василий срочно пытался придумать выход из создавшейся ситуации. Ничего путного на ум не шло. Единственное, что он мог сделать в такой ситуации, так это еще раз повторить вопрос.
- Кто вы и что вам нужно на охраняемой территории?
- Отдай шкатулку, если знаешь, где она, или уйди, и мы сами поищем.
- В прошлый раз не нашли, и в этот не выйдет, - парировал Василий. Постепенно ему удалось взять себя в руки. Перед ним были люди или существа, некогда бывшие людьми, то есть потенциально смертные, в отличие от той твари из тумана. Может, еще раз стрельнуть? Нет, пули их не берут - это они доказали при прошлом визите.
Потом один из гостей обратился к другому на немецком. К сожалению, Василий иностранными языками не владел, и речь незнакомцев показалась ему сущей тарабарщиной. Единственно знакомое слово, которое он уловил, было "Цербер". Неужели они имели в виду того самого мифического пса из древнегреческих легенд? Тогда понятно, почему пули из маузера не причиняли ему никакого вреда.
- Вообще-то невежливо говорить на иностранном языке... - начал было Василий.
- Это твой язык иностранный, - фыркнул один из гостей, но сказал он это без всякого акцента.
- Считайте, как хо... - но закончить фразу Василий так и не успел, потому что события далее развивались с невероятной быстротой. Один из пришельцев прыгнул вперед, стараясь дотянуться до Василия, но вторая преграда, которую он то ли не заметил, то ли не посчитал опасной, остановила его на полпути. Оперативник же, вместо того чтобы шарахнуться от грабителя, наоборот, метнулся вперед, ему навстречу, выставив вперед штык, который до этого прятал за спиной. Стальное лезвие без труда пересекло границу колдовского полукруга и глубоко вошло в тело "гостя", словно тот был не из плоти и крови, а из мягкого студенистого желе.
Издав звук, больше похожий на всхлип, грабитель бесформенной кучей осел на пол.
- Вот так-то лучше, - ухмыльнулся Василий. И все бы было ничего, если бы штык не остался в груди нападавшего, а тот, рухнув, не нарушил колдовской круг, разметав в стороны дорожку из пепла.
Мгновение, и Василий и его второй противник стояли неподвижно, словно оценивая ситуацию.
- Вот и всё, - тихо произнес второй, и тот тон, которым он это сказал, заставил Василия содрогнуться. У него не осталось оружия. Маузер бесполезен, до штыка не дотянуться... и как... как ему теперь защищаться?
Широко улыбнувшись, ночной "гость" шагнул вперед, преодолев барьер, утративший свои колдовские свойства. А потом прыгнул через столик, впился в горло Василия обеими руками и начал его душить. Оперуполномоченный несколько раз ударил тварь в висок рукоятью маузера, но это было все равно что стучаться в каменную стену. Хватка была крепкой, пальцы стискивали горло Василия все сильнее. А потом чудовище начало подтягиваться на руках через столик. Пасть твари широко открылась, и Василий увидел три ряда тонких и острых, как иглы, зубов. Да, это создание давным-давно перестало быть человеком, хоть и не утратило внешний человеческий облик.
Выпустив из рук маузер, задыхаясь, Василий начал шарить по столику, и рука его неожиданно наткнулась на полупустой кулек. Ловкое движение руки, и Василий швырнул остатки святой земли в лицо чудовищу. Оно взвыло. От кожи твари потянулись полоски белого дыма. Тогда Василий повторил операцию, в этот раз целя в глаза. Тварь взвыла еще громче и, отпустив горло Василия, принялась тереть кулаками глаза, при этом испуская жуткие вопли.
Рывком Василий сорвал со своего пояса армейский ремень, сделал петлю возле пряжки. Одно движение, и петля затянулась на правом запястье твари. Потом Василий, упершись ногами в тело чудовища, выкрутил ему руку и захлестнул ремень на втором запястье. Теперь обе руки твари оказались заломлены за спину и перехвачены ремнем.
- Вот так-то лучше, - проворчал он.
В ответ тварь снова взвыла, и неясно было, воет она то ли от злобы, то ли от боли.
- Вот так-то лучше, - повторил Василий, укладывая чудовище на пол, после чего, взяв второй кулек, он насыпал защитную дорожку вокруг поверженного. Твари же ничего не оставалось, как завывать в тщетных попытках освободиться. - А теперь, - продолжал Василий, тщетно пытаясь перевести дыхание, - расскажи-ка мне, мил-человек, кто ты есть, и кто тебя послал, - и, услышав в отдалении знакомый зов милицейских сирен, добавил: - Советую поторопиться. Если тобой займутся профессионалы, мало не покажется.
Тварь, извиваясь на полу, издавала только шипение.
- В твоих интересах начать как можно быстрее, - заметил Василий. - И говори на русском, членораздельно... пожалуйста!
- Что ты хочешь знать? - прошипела тварь на полу.
- Кто тебя послал? Кто твой шеф?
- Гауптштурмфюрер Вальтер Хек.
- Что вы искали?
- Ключ.
- Ключ?
- Ключ к дороге на Гоцлар.
Василий вытер пот со лба. Насчет Вальтера Хека все было понятно, Шлиман предупреждал его. Но в шкатулке не было никакого ключа. Неужели в зале есть еще один тайник? И что такое Гоцлар? Последний вопрос Василий повторил вслух.
- Город... Мертвый город... - прошептал пленник. - Отпусти меня, я умираю.
- Ну нет... - ухмыльнулся Василий. - Так просто ты не умрешь. Отвечай, где этот город, как выглядит ключ?
- Не все сразу, - пробормотал, ерзая на полу, пленник. - Я скажу тебе, но ты должен будешь меня отпустить.
- Отпустить?
- Я тебе все скажу, а ты сохранишь мне жизнь.
- Если я тебя выпушу, ты тут же прикончишь меня.
- Я обещаю.
- Будто бы твое обещание чего стоит... - хмыкнул Василий. - Хотя... - он потянулся и вытащил штык из груды слизи - останков второго "гостя". Взвесив свое оружие в руке, Василий вздохнул.
- Ты ответишь на вопросы, и я тебя отпущу, так?
- Так, - согласилась зубастая тварь.
- Хорошо, - решил рискнуть Василий. - Первый вопрос: как выглядит ключ?
- Не знаю, но он хранится вместе с шариками... Иногда их называют икрой Ктулху.
"Зачтено", - мысленно объявил Василий. Если рукопись барона - ключ, то все постепенно становится на свои места...
- Что за город Гоцлар и где он находится? - продолжал он все тем же спокойным голосом.
- Это - последний город Старцев. Он мертв уже много лет...
- Где он находится?
- Где-то в Туркестане, в пустыне южнее Коммунарска.
Название Коммунарск Василию ровным счетом ничего не говорило.
- Точнее?
- Я не знаю... Я там не был...
- Хорошо. Старцев, говоришь?..
- Великих Старцев, - подтвердил пленник.
- Хорошо, я отпущу тебя. Но ты не вернешься к своему хозяину. Ты найдешь себе щель, забьешься туда... и если я еще раз о тебе услышу, я...
- Но я немец, из поволжских. Господин Хек обещал отправить меня на родину.
- Ты не немец... Ты тварь нечеловеческая... - вкрадчиво, так, чтобы до чудовища дошло, объяснил Василий.
Постепенно все детали головоломки начали вставать на свои места.
- Отпусти меня, скоро тут будут ваши. Они меня прикончат.
Тут пленник был бесспорно прав. Шлиман с ним церемониться не станет. Однако уговор дороже денег. Конечно, эта фашистская тварь наверняка знала еще массу секретов, только Василия все это мало интересовало. У него была информация, которая, без сомнения, заинтересует начальство. А то, что пора поторапливаться, он и сам знал. Однако в последний момент поколебался. Стоит ли даровать жизнь этому крысенышу?
- Ты обещал...
- Слово мое, хочу даю, хочу обратно забираю, - объявил Василий. Потом движением ноги разорвал колдовской круг, сдерживающий тварь. Схватил ее за волосы, приподнял, подтянул к себе, пытаясь разглядеть его черты. Но это оказалось не так-то просто. Тварь обладала совершенно незапоминающимся лицом. Стоило отвести взгляд, и эта физиономия сразу же забывалась. И это тоже был своего рода морок, но сейчас разбираться с этим не было времени.
- Ваш Цербер меня не съест? - поинтересовался Василий, хорошенько тряхнув пленного.
- Нет, - ответил тот. - Он ушел, когда мы вошли...
- И куда же он делся?
- Растворился в тенях. Он - тварь теней, приходит и уходит по зову...
"Ладно, с этим позже разберемся", - Василий решительным шагом направился прочь из Мавританского зала, таща пленника за собой.
Когда они проходили через защитную насыпь у дверей, ноги ночного гостя коснулись освященной земли, и он взвыл от боли. Однако Василий не обратил на это никакого внимания. Он поволок пленника дальше, через биллиардную.
На первый труп они натолкнулись только в угловой комнате - бывшем кабинете Юсупова. Там за столом сидело то, что некогда, видимо, было Савелием Прохоровичем Петренко. Отважный искусствовед и смотритель музея умер на своем "боевом" посту. Цербер откусил ему голову, а сам Савелий Прохорович, залив кровью оббитые шелком стены и антикварный письменный стол, так и остался сидеть на своем месте, сжимая в руках стакан с зеленым чаем.
Василий постарался не смотреть на покойного. Чем меньше крови в памяти, тем меньше кошмаров будет сниться... А кошмаров и без того хватало.
По пути к главному входу они нашли еще тела пяти красноармейцев, растерзанных адской тварью. "Ну и сука же ты, товарищ Шлиман, - подумал Василий, таща по анфиладе комнат пленника. - Ты бы хоть кого-то из них предупредил, а лучше отослал куда подальше". Но Василий отлично понимал, что и сам хорош. Ведь он-то тоже мог предотвратить эти смерти. Например, насыпал бы освященную землю перед главным входом во дворец, и всё... И что всё? Со временем защитный круг все равно стерся бы. Все равно кто-то случайно нарушил бы его целостность, и тогда эти твари все равно бы пришли. Они явились бы сюда рано или поздно, потому что им так приказали, и они не смели ослушаться приказа. Только Василий тогда ничего бы не узнал...
Через несколько минут они оказались у огромных дверей главного входа. Подмога была где-то недалеко - отчетливо слышались гудки и завывания сирен. Резким движением Василий стянул ремень с рук пленного и дал ему сильный пинок в пятую точку, отчего тот вылетел из здания, кубарем скатился с лестницы и упал на проезжую часть прямо под колеса подъезжающему грузовику, полному красноармейцами - долгожданной подмогой, а точнее, новым мясом для Цербера.
Все получилось точно так, как рассчитал Василий. Он не убил тварь, согласно своему обещанию, и теперь злобный дух не станет преследовать его, чтобы отомстить за обман. С другой стороны, он узнал все, что хотел. А то, что грузовик размазал его пленного по брусчатке, в буквальном смысле размазал... Что ж! Это перст судьбы, а Василий тут совершенно ни при чем. Однако прежде чем умереть, тварь еще несколько раз дернулась, пытаясь восстановиться, но слишком большие были повреждения плоти - это не пули, которые, прошив желеобразное тело чудовища, оставляли лишь маленькие дырочки.
Василий повернулся, сделал несколько шагов и опустился на ступени лестницы, ведущей на второй этаж. Тут хоть не было крови. "Интересно, остался ли в живых кто-нибудь из охраны дворца? Например, тот парень, которого я послал звонить по телефону? Жаль, если такой молодой боец умрет", - Василий вздохнул. Бессмысленные рассуждения.
Двери со скрипом открылись, и на пороге Главного парадного вестибюля показался Шлиман. За ним, ощетинившись штыками, наступали солдаты. Лица у всех были перепуганными. Казалось, стоит шикнуть на них как следует, и они разбегутся в разные стороны, словно тараканы.
Шлиман, увидев Василия, сразу направился к нему. Он еще только собирался задать вопрос, но Василий опередил:
- Один мертв. Останки в Мавританском зале. Второго вы сами грузовиком раскатали.
- Но ты хоть что-то узнал? - требовательно спросил Шлиман.
- Кое-что, - уклончиво ответил Василий.
- ?..
- Их и в самом деле послал гауптштурмфюрер Вальтер Хек. Что за твари... Не знаю. Первый раз с такими столкнулся. Но с ними был Цербер - адский пес. Вот он-то и перебил всех ваших ребят. Пса я смог лишь остановить, а потом мои "гости" вынуждены были отпустить его. Он мог и на них наброситься.
- Зачем они приходили? Что им тут было нужно?
- Шкатулка.
- Икра Ктулху?
- Не уверен, что это правильное название. Как мне показалось, эти шарики своеобразный ключ, вот только к чему? - Василий сделал паузу. Но и Гессель Исаакович молчал. - Что такое Гоцлар? Одна из тварей сказала, что это город Великих Старцев, и находится он неподалеку от Коммунарска.
- Впервые слышу, - пожал плечами Шлиман. - Надо посмотреть в архивах профессора Троицкого. Но Великие Старцы... Неужели немцам удалось... - тут он замолчал и с подозрением посмотрел на Василия.
- Я знаю, немцы сталкивались с ними там, в Антарктиде. Но это были деградирующие твари - опасные хищники, полностью утратившие интеллект, присущий разумным созданиям. Так как насчет Гоцлара?
Шлиман покачал головой.
- Коммунарск? Это один из новых городов где-то в Средней Азии, а что до Гоцлара... Я впервые слышу это название.
- Ну, тогда наведите справки. Быть может, кому-то что-то известно об этом. А я... Надеюсь, я свободен? Очень хочется спать. Могу я отправиться домой? - и после кивка Шлимана добавил: - Да, и непременно поставьте в Мавританском зале охрану. Не думаю, что сюда снова кто-нибудь пожалует, но береженого бог бережет... А я пошел.
И устало поднявшись, Василий прошел мимо Гесселя Исааковича, направляясь на улицу.
- Подожди. Возьми мою машину, она мигом... - в спину оперуполномоченного начал Шлиман.
- Не стоит, пустое, - отмахнулся Василий. - Я прогуляюсь...
И лишь оказавшись на улице и вдохнув полной грудью холодный невский воздух, он понял, насколько же устал за эти последние дни. Только еще не время расслабляться, впереди, судя по всему, масса работы. Но прежде чем идти дальше, он должен посмотреть записки Фредерикса. Если это и в самом деле ключ от города Великих Старцев, то, быть может, там найдутся ответы на многие вопросы, которые сейчас крутились в голове Василия.
Глава 2
Записки Григория Арсеньевича Фредерикса
Начало
Страшно вокруг,
И ветер на сопках рыдает,
Порой из-за туч выплывает луна,
Могилы солдат освещает.
Белеют кресты
Далеких героев прекрасных.
И прошлого тени кружатся вокруг,
Твердят нам о жертвах напрасных.
С. Г. Петров.
"Мокшанский полк на сопках Манчжурии"
(Первые несколько страниц рукописи отсутствуют) 18 февраля 1905 года
Сегодня принял боевое крещение.
Это было ужасно. Вокруг рвались снаряды, а мы бежали! Бежали! И эти крики-вопли раненых и умирающих, которые перекрывали канонаду орудий...
Нет, не так я представлял себе войну. Иногда во снах, там, в далеком Петербурге, мне грезилось, как мы победно маршируем по улицам экзотичных восточных городов. Вокруг высятся минареты и зиккураты. Над головой развевается андреевский стяг, бьют барабаны, трубят слоны, а вдоль улиц столпились азиаты - в основном девушки в экзотических шелковых платьях, расшитых драконами. Они приветствуют нас и бросают нам под ноги цветы. Мы четко, как на плацу, держим строй и чеканим шаг. Девушки прекрасны и влюблены в нас - красавцев-освободителей. А япошки? Они бегут при одном упоминании о генерале Каульбарсе. А потом вечером, когда томную тропическую жару разгоняет ветер с океана, мы празднуем победу, кружимся в вальсе с самыми очаровательными дочерьми Востока, и в лунном свете блестят новые лычки и эполеты...
А вышло все не так. Вышла кровь и грязь.
Еще в Сибири, сразу за Уралом, я познакомился с вшами. Твари, должен сказать, премерзкие. Изводили их керосином. В теплушках стояла страшная вонь, казалось, поднеси спичку, и весь состав разом вспыхнет, обратившись в единый факел. И тиф... Скольких мы сняли с поезда по пути в Манчжурию. Сколько наших осталось умирать на безвестных полустанках. А потом в похоронке краткое: "Пал смертью храбрых...", и никто из родных не узнает, как их сын в лихорадке задыхался на грязной постели, укрытый тонкой шинелькой.
Как-то я схлестнулся с одним из докторов, Виктором Ивановичем Куропаткиным. На вид он был таким солидным, округлым, с прилизанными черными волосами. Отец для солдат - ни больше ни меньше. Я пытался поговорить с ним о том, что так нельзя, что солдаты тоже люди и... А впрочем, какая разница! Так вот этот хам обложил меня матом, как и пьяные бурлаки не ругаются, и сказал, что лекарств у него кот наплакал, а впереди война, и он не станет тратить драгоценный запас на всяческих симулянтов и дезертиров.
Вот тогда я понял, что нужно что-то менять. Нет, не выиграем мы ни эту войну, ни другую какую, пока так будем относиться к своим солдатам, к тем, кто защищает интересы нашей Империи, не щадя живота своего. Небось этот Куропаткин в штыковую атаку на самураев не пойдет. И куда смотрит Государь?
После разговора с Куропаткиным я хотел было лично встретиться с Александром Васильевичем, хотел обратить его внимание... Впрочем, тщетно. Это никому не нужно. Никому! Что есть человек на войне? Пустое место! Девять граммов свинца - и нет его. Да и кто считать станет?..
А дальше стало хуже.
Я видел, как на одной безымянной станции наши солдаты забили прикладами воришку-карманника. Китайчонку было всего-то лет двенадцать. Они лупили и топтали его, пока не превратили в кровавое месиво. И что? По приказу Церпицкого выдали им по десять шомполов. А у меня перед глазами до сих пор кусок окровавленной плоти, оставшийся на деревянных досках перрона. Люди, почему вы так жестоки? Откуда в вас это?..
Да, нас встречали как освободителей, но это лишь потому, что местные боялись нас чуть меньше, чем японцев. Интересно, что вытворяли те на захваченной территории?
Впрочем, все это лирика, день вчерашний. Возвращаюсь в день нынешний.
Излагаю все это на бумаге лишь с надеждой на то, что воспоминания отступят, и то тягостное настроение, что охватило меня, наконец развеется...
Все эти дни я находился в составе отряда полковника Данилова. Мы стояли в резерве, а бои велись где-то западнее и южнее, ближе к Порт-Артуру. Постоянно грохотала отдаленная канонада. То и дело до нас доходили слухи о страшных потерях. Говорили, что японцы обходят нас с запада, и что Убаньюла и Чжантань уже захвачены их кавалерией. Но все это происходило далеко, на другом конце мира.
А вот сегодня неожиданно в шесть утра наши горнисты протрубили сбор. Выскочили мы из палаток, а тут самураи верхами. Верно, прорвались в лагерь. Скачут, рубят наших почем зря. Я в первый момент аж застыл. Форма на них странная, чудная. Ну а мы кто в чем, а большая часть в исподнем. Винтовки похватали, и давай палить в нехристей.
Первую волну японцев мы отбили. Не помню уж как. Все, как во сне, было. Заряжаю винтовку, стреляю, заряжаю. Может, кого и убил. Да, скорее всего, так оно и было. Только я не считал. Папенька меня стрелять еще с детства выучил, причем хоть из карабина, хоть из револьвера со ста футов туза бью. Так что, скорее всего, попал в кого-то. Тут наши часть палаток запалили. Загореться-то они толком не загорелись, а дымом потянуло. А лошади, что наши, что японские, дым не любят. Откатились япошки назад. И вышла какая-никакая передышка.
Я-то в первую очередь в свою палатку нырнул. Надо хоть штаны с сапогами надеть было. Не в исподнем же по полям бегать.
И тут нас накрыла наша же артиллерия. Вдарила по лагерю, словно тут уже и нет никого. Ну, японцев-то они, положим, смели - тех, что на краю лагеря закрепились, - а нам бежать пришлось.
Отошли с версту, а там то ли церковь при кладбище, то ли храм какой, не знаю. Остановились мы, человек двадцать, пытаемся отдышаться. А тут догоняет нас поручик Рохмистров и кричит во всю глотку: "Что ж вы, сукины дети, делаете? Драпать решили? Портки желтомордым показываете? А как же Россия, как царь-батюшка..." - и завелся, понес. Мы стоим, головы опустили. Он нас, как детей малых, за проказы отчитывает. А нам и сказать нечего. Я-то еще ладно, с винтовкой, остальные-то по большей части без оружия.
В общем, пристыдил он нас. Повернули мы назад к лагерю, хоть там еще снаряды рвались. Только отойти от того храма далеко не успели. На нас японский разъезд выскочил. А у нас одна винтовка на троих, остальные без оружия. Ну, япошки сабли наголо и давай рубить наших, что траву сорную. Я назад бежать к храму. А куда деваться? Храм, церковь - что б ни было, а все ж укрытие какое.
Добежало нас человек пять, и главное, впереди всех этот самый поручик Рохмистров, что ругал нас, к совести взывая. Я-то вначале думал, что он болтун, а он повыше залез, туда, где япошки его саблями не достанут, и ну по ним палить. Геройский поручик. Спасибо ему, мы в этот храм заскочить успели, двери засовом заперли. Только поручик снаружи остался - нас прикрывал. Самураи его потом на пики подняли. Жуткая смерть. Мы внутри слышали, как он кричал, иродов проклиная. Господи!
А мы вчетвером остались. Я, ефрейтор в летах - настоящий дядька, по-другому не скажешь, - да два солдата - лапти деревенские, видно, только по призыву, даром что здоровые, младше меня будут.
Забаррикадировали мы вход, скамеек разных натащили, лампад. Солдаты даже будду каменного с постамента свернули, только до двери не донесли, тяжелый больно он был. В общем, мы внутри оказались, япошки снаружи. Они там чего-то кричали, хорохорились, а мы с ефрейтором переглянулись. У него револьвер - патронов пять. У меня винтовка - три патрона осталось, да у одного из солдат сабля. Он ее где-то в неразберихе подхватил. Сабля-то не наша - японская. Однако какая разница, с таким арсеналом много не навоюешь.
И получилось так: мы внутри сидим. Япошки снаружи. Они нам чего-то кричат, руками машут, мол, выходите, все равно вам деваться некуда. Вот ефрейтор и пальнул в них для острастки. Отступили они подальше, а уходить все равно не хотят. И что делать, у нас ни еды, ни воды, ни боеприпасов.
Пошли мы тогда с ефрейтором... Кстати, он из шестой артиллерийской роты и зовут его по-простому - Степан Быков. Так вот, пошли мы со Степаном храм осмотреть. Вдруг тут другой выход есть или еще чего найдем.
Только начали мы храм смотреть, не понравился он мне очень. Не похож он был на другие буддистские храмы, что мы видели. Совсем не похож. Хотя тут, как и в любом местном храме, все было отделано золотом, у меня появилось какое-то неприятное ощущение, словно не храм это вовсе, а место гадкое, оскверненное. Отчего мне так казалось? Не знаю. Только было мне неприятно... мороз по коже, да и только.
Да и у Степана то же ощущение было. Он мне так сказал:
- Выбираться нам отсюдова надо. Мне тошно от этих желтолицых, будь они китайцы аль самураи... Не по душе все это... Пакостно тут все, словно в дерьмо вляпался.
Но делать-то нечего, надо выход искать, не век же в осаде самурайской сидеть.
Зашли мы за алтарь, а там лесенка такая вниз, и стоит местный старичок в оранжевом балахоне. Сам лысый, маленькие глаза щурит, "Ни хао", - нам говорит.
Ну, Степан к нему сразу по-свойски.
- Я, - говорит, - тебе сейчас все "хао" разнесу, ежели ты, гадюка желтожопая, не покажешь, как нам отсюда выбраться!
Дядька-то Степан здоровый. Он как взял этого узкоглазого, как тряхнул, над полом приподнял. У того аж зубы застучали, только он свое дурное дело дюже знает. Висит на руке Степана и головой кивает, все свое "ни хао" твердит. Шваркнул тогда его Степан об стену.
Тут я вступился.
- Чего, - говорю, - старика калечишь. Он маньчжур или китаец, священник. Он тут вовсе ни при чем. К тому же священников никаких, ни мусульманских, ни еврейских, убивать нельзя. Мне об этом наш батюшка говорил, когда я на войну добровольцем уходил.
Только, похоже, Степану до моих слов, как до луны, было.
- Это не священник, а жрец ихний - идолопоклонник. Таких Иван Грозный сразу на кол сажал.
- Ну то Грозный был... А нам негоже жизни невинного человека лишать, грех на душу брать.
- Скажете тоже, "невинный", - усмехнулся Степан. - Он уже в том виновен, что желтожопым родился, а уж в том, что служит богам языческим, и подавно.
- Смотрю, тебе дай волю, так ты пол-Китая перережешь.
- Наверное, - пожал плечами Степан. - Только дюже я желтожопых не люблю, - слово "желтожопый" он произносил всякий раз с особой выразительностью, словно оно ему нравилось, и он старался использовать его, чтобы покрасоваться, хоть даже и передо мной. - Только вот черножопых я еще больше не люблю, арапов там всяких, - продолжал Степан, чуть подумав. - Приезжал тут к нам один в город. Сам здоровый, как каланча, губы, как подушки, глаза навыкате, а кожа чернее ноябрьской ночи. Так наши его как-то вечерком поймали и отделали по первое число. Вот так-то...
- Да ты, я смотрю, настоящий расист, - ухмыльнулся я. - Только монах этот, нравится тебе это или нет, наш единственный шанс выбраться отсюда.
Степан с сожалением вздохнул и поставил старичка на пол.
- Ладно, вашблагродие, уговорили, - а потом вновь обратился к китайцу: - А ну говори, где тут у вас второй выход? - и выразительно помахал перед носом старика огромным кулаком.
Старик залепетал что-то на своем щебечущем языке, а потом указал на одну из ниш, скрытых в полутьме. Мы заглянули туда - там дверь. То ли старик по-русски понимал, то ли догадался, что мы ищем.
Ну, Степан его для порядку еще разок тряхнул: мол, смотри у меня, мы шуток не любим. А потом мы к той дверце рванули. Только за ней не выход был, а еще одна комната. Странная такая, словно оружейня - все стены клинками увешаны. Я таких странных клинков раньше не видел. А в центре стоит что-то вроде саркофага египетского, и по форме в нем как будто человек лежит, только голова у него осьминожья. Противный такой саркофаг. И что самое главное, над саркофагом дыра в потолке - путь к побегу.
Свистнули мы солдатиков, вооружились до зубов, жаль только, огнестрельного оружия тут никакого не было, ну так недаром говорится: "Пуля дура - штык молодец". Потом исподнее нарвали, веревку соорудили. Двое парней на саркофаг этот, будь он неладен, забирались, ну и меня как самого легкого к потолку подняли. Зацепился я за край, подтянулся. Ну, это вам не турник в училище. Поболтался я макарониной минуты две-три, а потом все-таки удалось через то отверстие выползти. И ведь что самое мерзкое - отверстие небольшое, в него человек и так не особо пролезет, не то что ногу закинуть, а вот так чисто на руках вытащить себя - дело тяжкое. Однако ж я справился. Да и как не смочь тут было, если япошки могли в любой момент дверь разнести и в храм вломиться?
С трудом выбрался я на крышу, а она скользкая, наклонная. Огляделся. У китайского храма крыша была четырехугольная и в центре поднималась полукругом до шпиля-маковки, так что от японцев она меня закрывала. Они меня не видели, впрочем, я их тоже.
Распластался на раскаленной черепице, самодельной веревкой опоясался и бросил ее конец вниз в дыру, своим.
Стали они по одному на крышу вылазить. Тяжело было - не то слово. Веревка в тело впилась, казалось, еще мгновение, и перережет она меня надвое, а ткань трещит, словно лопнет вот-вот. Но все-таки не лопнула. А как выбрались все на крышу, я веревку наверх втянул. Посидели мы, отдышались.
Степан на разведку пополз, только вернулся вскоре.
- Плохо дело, - говорит. - Не спуститься нам. Тут до земли саженей сто будет, да японцы вокруг. Спрыгнуть не спрыгнем, а по веревке полезем - засекут. Они тут часовых выставили. Те нас здесь на крыше не увидят, только вставать нам во весь рост не стоит. Придется ночи ждать.
И теперь лежим мы на горячей черепице, под жарким маньчжурским солнцем.
Вечер того же дня
Японцы определенно желают нас поймать. Где-то неподалеку идет сражение, а они по-прежнему сидят возле храма. Часовых дополнительных выставили и костры жгут. В их свете я и пишу.
Нам не спуститься.
Но что удивительно: почему, если японцы так хотят нас захватить, они двери не выбьют. Двери хоть и массивные, но против гранаты и динамитной шашки не выстоят.
Перед самым закатом я с одним из парней перебрался на другую сторону крыши. Осторожно проползли вдоль козырька. Смотрели на зарево над Мукденом. Там все небо темным дымом затянуто, а закатное солнце его красным расцветило - жуткое зрелище. Только вот понять бы, как там у наших дела. Пробились они к Порт-Артуру или нет. Но тут, на крыше, мы только гадать можем.
Да тут еще одно странное событие случилось. Не знаю, как и описать его. Ближе к вечеру набежала пара тучек. Пролилась легким дождиком и тут же исчезла. Ну, нам тот дождик лишь в радость, однако дело не в этом. Над тем отверстием, через которое мы на крышу выползли, ни одна капля не упала. Мы со Степаном специально смотрели. Словно кто зонт над дырой держал, только зонта никакого на самом деле не было.
Вечер 19 февраля, 1905 год
За день случилось многое, так что теперь я не знаю, останемся мы в живых или нет. Единственная надежда на то, что какая-то из наших частей пройдет неподалеку от храма, благо дорог тут мало, а воинские части по дорогам в основном движутся. Иначе мы погибли.
Но начну по порядку.
Утром, когда я проснулся, первым делом подполз к краю крыши и проверил японских часовых. Все на местах, храм охраняют. А может, ждут, пока мы сами отсюда не выйдем. Только долго им тогда ждать придется. А потом глянул - Степана-то нигде нет, а веревка наша самодельная привязана и вниз в отверстие в крыше спущена.
Выходит, что Степан, пока мы спали, в одиночку назад в храм полез. Интересно, что ему там понадобилось? А может, врагам сдаться решил и нас сдать? Вот так я сначала подумал. А потом решил, что нельзя о людях плохо. Ничего такого Степан не сделал, чтобы я вот так впопыхах его в предатели записывал.
Посидел я, прикинул, что к чему. Парни пока спали, и я решил их не будить. Солдат спит - служба идет. Вместо этого положил одному из них под руку винтовочку, проверил оба кинжала, что со стены в храме позаимствовал. Острыми они были как бритвы и легко из ножен выходили. После перекрестился да и полез назад в храм по веревке. Надо же узнать, чем там Степан занимается.
Спустился я осторожно, смотрю, рядом с саркофагом на полу кувшин какой-то стоит и миска с овощами, а в дальнем углу какая-то тень колышется.
Я кинжал достал, подкрался и уж только локтях в трех распознал, что то Степан. Он спиной к саркофагу стоял, прямь за изголовьем, и какую-то штуковину выломать из стены пытался. Ну, я кинжал убрал, прокашлялся.
- Мародерствуем? - спрашиваю.
А Степан как встрепенется, метнулся, свой револьвер вскинул.
- Да ты поосторожнее, - говорю. - Я это, Гришка.
Он револьвер тогда опустил.
- Сам вижу, кто таков. Чего с крыши слез?
- Посмотреть, что ты тут творишь.
- А что творить-то? Вон жратвы раздобыл, только одному мне ее наверх не поднять.
- Где? - удивился я.
- Эко вы, вашблагродие, недогадливы. Вот вчера мы внизу монаха трясли. А ночью я и подумал: а чего этот монах с нами остался, к японцам не вышел? Ведь его-то, своего, они бы наверняка не тронули. Раз не вышел, значит он или нас боится, или... Но что он нас боится, я сразу отмел. Не похоже вчера было, чтобы он так уж слишком струхнул. А раз так, то и выходит то самое "или"... Как я до этого в мыслях своих дошел, так сразу сюда вниз спустился. Вначале храм осмотрел - там никого. Но где-то же этот желтожопый должен быть. Осмотрел ниши повнимательнее, и глядь... в одной из них лестница вниз ведет. Ну, спустился я - там келья огромная, запасов жратвы пруд пруди, а посреди кельи из камня фонтанчик бьет. И еще три старичка - один наш - в оранжевых тогах статуями сидят. Вот, думаю, в чем дело. Ну и позаимствовал у них еды и воды. Теперь вот только наверх поднять бы.
- Это хорошо.
Я к саркофагу вернулся, кувшин взял, хлебнул. Вода свежая, ледяная. Мигом жажду утолил.
- В самом деле здорово ты это, Степан, сообразил. Я бы ни за что не догадался.
- Да нет, вашблагродие, тут дело несложное. Человек ведь, он - хоть разбойник черножопый, хоть монах - жрать и пить хочет. Без этого никуда. А раз так и старик второй вход нам не показал, то запас у него где-то быть должен. Вот я на поиски и отправился.
- Все равно молодец, - и я еще раз хлебнул из кувшина. - А у стены чего терся?
- Да тут... - начал было Степан, но замялся.
- Говори...
- Да тут одна штуковина забавная... - он шагнул в сторону. Я пригляделся. На стене среди золотистых узоров выделялся зеленый камень. Он словно светился изнутри и был прикрыт лепестками узора, так что если глядеть на него издали, казался светящимся осьминогом. Странное украшение.
Я шагнул ближе, словно загипнотизированный, хотел было коснуться странного камня, но тут сверху через дыру высунулась голова одного из наших солдатиков.
- Эй? Вы где там? - в голосе слышались нотки страха, словно солдат решил, что мы бросили всех, найдя способ улизнуть из храма.
Но мы быстро успокоили наших товарищей по несчастью. Потом передали им кувшин и овощи. Блюдо не прошло через отверстие и пришлось перегружать его содержимое вручную. Так как отверстие располагалось довольно высоко, процесс затянулся. На всякий случай мы решили было запереть дверь в усыпальницу, но не тут-то было. Мало того, что открывалась она внутрь, так еще засов был сделан с другой стороны, словно жрец хотел запереть кого-то в самой усыпальнице. Это мне сразу не понравилось, но тогда я не стал задумываться, зачем все это сделано.
После того как все трофеи Степана передали наверх, я вернулся к странному камню. Вначале я попытался отогнуть кованые пластины, которые и придавали камню сходство с осьминогом, и вынуть его из оправы. Потом я попытался подцепить его кинжалом и вытащить из стены, но мне это не удалось.
Вместо этого я глубоко вдавил камень, и тут за спиной у меня что-то страшно заскрипело. Я обернулся. А дальше все было словно в страшной сказке...
Сейчас, пытаясь описать случившееся, я вновь задаю себе вопрос: а не пригрезилось ли мне все это? Быть может, это был сон или галлюцинация, вызванная солнечным ударом, - слишком долго я пролежал вчера на раскаленной крыше, вот солнце Гаоляна и расплавило мне мозги.
И все же...
Когда я надавил на камень, так надавил, что он ушел в стену на добрую пядь, крышка саркофага разошлась в длину на две половинки, и эти половинки со страшным скрежетом раздались в стороны. Я был слишком далеко, чтобы заглянуть в саркофаг и приметить, что там происходит, но инстинктивно взял кинжал наизготовку, готовясь отразить нападение невидимого противника. А вот Степан стоял к саркофагу много ближе моего.
Разглядев, что внутри, он вскрикнул, отступил на пару шагов и вскинул револьвер.
Новый неприятный звук, чавкающий, словно разрывали гниющую плоть, и покойник сел в гробу. Однако он не был похож на обычных людей. Был он точной копией твари, выбитой на крышке саркофага, - человек с осьминогом вместо головы.
Степан вскинул револьвер и надавил на курок Три выстрела в замкнутом помещении прозвучали оглушительно, но тварь словно и не замечала пуль, которые одна за другой впивались в нее. Я, должно быть, закричал, а может, только хотел кричать. Так или иначе, в первые мгновения я застыл, парализованный страхом. Мне бы прийти на помощь Степану, но я не мог. Мое тело попросту не слушалось.
Степан же схватил со стены кривую саблю и, шагнув к твари, рубанул сплеча. Ожившее чудовище перехватило клинок левой лапой и, сжав острое как бритва лезвие, стало выворачивать саблю из рук Степана. Тот, вцепившись в оружие из последних сил, закричал мне:
- Беги, Григорий, беги...
Я шагнул было в двери, но он разом остановил меня:
- Не туда. На крышу беги!
Я секунду помедлил, но видя, что тварь постепенно одолевает Степана и вот-вот обезоружит его, метнулся вперед к саркофагу, а потом прыгнул, зацепившись как можно выше за нашу импровизированную веревку. Она затрещала, но выдержала. Тварь, не выпуская из руки клинка Степана, повернулась в мою сторону. В какое-то мгновение ее голова оказалась в аршине от моей ноги. Рывок, и щупальца осьминога захлестнули мне ногу, потянули вниз. Я же со всей силы рванулся вверх. Только сил на то, чтобы вырваться из цепкого захвата чудовища, мне не хватило. На мгновение я повис на одной руке и рубанул кинжалом по бледному щупальцу. Хлынула зеленая кровь, и тварь взвыла.
Это был ужасный звук. Звук, подобного которому я никогда раньше не слышал и надеюсь, не услышу. В нем смешались воедино боль и ненависть к роду человеческому. И еще это был зов - зов твари, попавшей в смертельную ловушку.
Изо всех сил вцепившись в веревку, я устремился к спасительному отверстию. Мгновение, и меня ухватил за руки один из солдат. Рывком он втащил меня на крышу. Одновременно на нас посыпалась битая черепица - это открыли огонь япошки. Видимо, заметив шевеление на крыше, они попытались упредить любую нашу попытку выскользнуть из капкана.
Я же, сделав глубокий вдох, вырвал из рук солдата винтовку. Заглянул в дыру. Чудовище уже почти целиком вылезло из саркофага. Одной рукой оно по-прежнему сжимало обнаженный клинок, а другой впилось в плечо Степана, нависая над ним. Солдат же, проигрывая схватку, опустился на колено. Его лицо было перекошено от напряжения, и он из последних сил сопротивлялся ожившему монстру.
Не задумываясь, я вскинул винтовку и всадил обе пули в голову твари. Я видел, как пули вошли в мягкую плоть, разрывая ее на куски, и чудовище вздрогнуло всем телом, почувствовав силу удара. Но через мгновение раны затянулись. Человекоосьминог даже не повернулся, чтобы взглянуть в мою сторону, он продолжал сжимать плечо и саблю Степана.
Я сразу понял: пули эту тварь не берут. Сталью ее не остановить. Клинок Степана она сжимала голой рукой, и, похоже, боль от острого как бритва клинка ее не очень беспокоила. Тем не менее я же отрубил ей одно из щупалец. Я взглянул на свой кинжал. Несколько необычная форма рукояти... Я снял его со стены храма. А у Степана сабля обычная, армейская. Осененный неожиданной догадкой, я схватил один из присвоенных мною кинжалов и метнул его в спину твари. Бросок получился так себе. Тем не менее клинок в цель попал и, что удивительно, почти по самую рукоять вошел в тело чудовища, словно то было не из плоти и крови, а из желе.
В этот раз тварь взвыла, качнулась и, выпустив плечо Степана, попыталась свободной рукой дотянуться до клинка, засевшего у нее в спине чуть ниже лопаток.
- Возьми оружие со стены! - закричал я Степану, чуть приподнявшись, но вынужден был вновь залечь, так как вокруг засвистели японские пули. - Возьми клинок со стены... Попробуй... - продолжал кричать я, прижимаясь к кровле.
Наконец Степан понял, что я от него хочу.
Выпустив саблю, он отскочил к стене, сдернул с упоров нагинату и, примериваясь, взмахнул ею, очертив в воздухе смертоносный круг. Тварь отшатнулась, швырнув в сторону бесполезную саблю. Видимо, она понимала, какая опасность ей грозит.
А Степан приободрился. Размахивая клинком, он начал подступать к чудовищу, пытаясь заставить его вылезти из саркофага. Иначе он не смог бы добраться до веревки и подняться к нам, на крышу. Однако тварь и не думала сдаваться. Она злобно шипела, ее щупальца извивались. Наконец Степан изловчился и ударил нагинатой как пикой, целя прямо в грудь чудища. Клинок пробил ее насквозь и вышел из спины вместе с фонтаном зеленой жижи. Комната наполнилась отвратительным запахом гниющих водорослей. Тварь еще мгновение сидела в саркофаге, а потом рухнула в него и замерла.
- Кажется, всё?
- Угу! - угрюмо ответил Степан, вытирая пот со лба.
Я, поддавшись неожиданному порыву, вмиг соскользнул по веревке вниз, в самом конце изогнувшись, чтобы не наступить на поверженную тварь, поставил ноги на край саркофага, а потом спрыгнул на пол.
- Ну как ты?
Степан сидел на полу, растирая плечо, которое минуту назад сдавливал своей рукой человекоосьминог.
- Да вроде ничего, только вот малость помяли. Сейчас отдышусь...
Тогда я повернулся к чудовищу, лежавшему в каменном гробу. Из груди твари по-прежнему торчала нагината. Голова - настоящий осьминог, человеческое тело, укутанное в текучие серебристые одежды, и что-то примечательное на груди, возле раны. Не знаю, почему я вытянул руку, рывок - цепочка оборвалась и странный предмет оказался у меня в руке. Продолговатый, длиной с ладонь, он больше всего напоминал пенал гимназиста. Вот только как его открыть и что внутри? Но я решил оставить решение этой загадки на потом. А тогда, тогда я почему-то решил не показывать находку Степану. Ловким движением, так что сидящий на полу солдат не видел, что я делаю, я спрятал свой трофей за пазухой, решив изучить его позже в одиночестве.
- Насмотрелся?
Я повернулся к Степану и кивнул.
- Тогда помоги мне, - Степан, тяжело вздохнув, поднялся с пола. Только сейчас я заметил, что гимнастерка на его левом плече в нескольких местах прорвана и вокруг дыр выступила кровь. Это ж какую силищу надо иметь! Но Степан старался не замечать ран. Повернувшись к стене, он сорвал три пары ножен с небольшими клинками и один перебросил мне. - Пополни арсенал. Может, эти клинки и самураев по-особому рубят.
- Это как? - не понял я.
- Как там, в сказке, сказывается... "одним махом семерых убивахом".
- Что-то в таком духе, - согласился я.
- А теперь, - продолжал он, заткнув клинки за пояс, - помоги-ка мне на крышу взгромоздиться, а то мне с плечом самому несподручно будет.
Я кивнул и помог ему. Степан встал и тут же скривился от боли - видно, тварь здорово его помяла.
С трудом залез он на саркофаг, ну а уж о том, чтобы он подтянулся и самостоятельно вылез на крышу, речи не шло. Я обвязал его веревкой, после чего солдаты подняли его наверх. Потом им пришлось чинить нашу самодельную веревку, так как та едва не порвалась, и только после этого, где-то через час самое малое, я смог подняться следом за ним.
* * *
Мы поели.
После этого я осмотрел раны Степана. Я хотел заняться ими сразу, только ефрейтор не дал мне. Сказал, с ним все в порядке. Все на потом отложил.
Вот потом это и наступило. День был пасмурным. К полудню солнце и вовсе скрылось за тучами, и я объявил, что непременно надо осмотреть раны, пока дождь не начался. Степан нехотя согласился. Тогда я и Филипп - один из солдат - стянули с ефрейтора гимнастерку, потом окровавленную рубаху. Открывшееся зрелище не предвещало ничего хорошего. Пять глубоких ран в плече, почерневших, загноившихся, словно лапы мертвого чудовища были пропитаны ядом. Быть может, если бы мы сразу... Хотя и сразу, ну что я мог сделать? Я же не лекарь. Да и хватило ли бы опыта у лекаря, не знаю...
Если честно, я сам до сих пор сомневался, что все случившееся там внизу, в комнате, происходило на самом деле. Мог ли подняться сам собой труп? Разве такое случается? И это в век прогресса и научно-технической революции? Как в такое поверить? Как об этом кому-то рассказать. Ведь меня в лучшем случае поднимут на смех или сочтут умалишенным. И тем не менее это было! Был и ефрейтор Степан, изуродованный тварью, и ужасное чудовище в саркофаге, и таинственный пенал, болтающийся у меня за пазухой.
Вот так мы и сидели на крыше безымянного храма, каждый погруженный в собственные мысли, под охраной япошек, которые почему-то не хотели врываться в храм, а предпочитали наблюдать за нами издали. Может, они надеялись, что мы, страдая от голода и жажды, сами отдадимся им в руки?.. Мы прислушивались к грохоту то приближающейся, то удаляющейся канонады и гадали, кто же окажется победителем. Ведь от этого зависела и наша судьба. А то, что лагерь нашего отряда оказался разгромлен, ни о чем не говорило.
Около полудня пошел дождь. Не тропический проливной, а мелкий петербургский, который, бывало, неделями лил в Северной столице. Мы промокли до нитки за считанные минуты. Вдобавок резко похолодало.
Вот так мы и сидели, дрожа от холода, прижавшись спинами друг к другу и повторяя молитвы, кто какие знал.
Я уж хотел было предложить спуститься вниз к монахам. Поискать, может у них есть чем согреться и чем укрыться. Только в часа три-четыре - точнее время определить не могу - ситуация резко изменилась. Откуда-то с юга приехал отряд японцев. Ими верховодили европеец в полувоенной форме, но без знаков различия, и японский офицер. Первый наверняка был английским советником. Тощий, длинный, в темно-зеленом костюме для верховой езды. У него было вытянутое чопорное лицо, обрамленное кустами седых бакенбард, соединенных тонким перешейком усов, отчего его и без того впалый подбородок и вовсе сливался с шеей.
Англичан тут, на востоке, полным-полно, и они на все готовы, лишь бы отомстить нам за оборону Севастополя. В Северной столице империи многие поговаривали, что это именно англичане виновники русско-японской войны, что только благодаря англичанам Стране восходящего солнца удалось создать флот, победивший нашу эскадру при Цусиме, только благодаря англичанам японцы одним шагом перенеслись из дикого Средневековья в современность, создав армию, которая смогла нанести нам несколько поражений, взяв Порт-Артур в кольцо.
Так вот, с прибытием этого англичанина и японского офицера все пошло кувырком. Прошло всего несколько минут, а ситуация резко изменилась. Неожиданно для нас всех где-то внизу рвануло, причем так сильно, что весь храм содрогнулся. Нас подбросило и раскидало по крыше. Второй солдат, Юрий, чуть не свалился вниз, прямо в руки японцев. Хотя вряд ли он бы остался жив после падения с такой высоты. Из дыры, через которую мы влезли на крышу, повалил дым. Судя по всему, наши враги связкой гранат взорвали двери храма. Так вот отчего японцы медлили - ждали этого "англичанина" и старшего офицера. "Вот теперь-то нам точно конец", - подумал я.
Мы все разом бросились к отверстию на крыше. Что смогли бы мы противопоставить японцам? С клинками пойти против винтовок? Впрочем, сдаваться и идти на попятный нам было не с руки. Да и на милость победителей особо рассчитывать не приходилось. Так что оба солдатика наших заняли позиции по обе стороны крыши, чтобы видеть, что там япошки еще затевают, а мы со Степаном веревку наверх, к себе, втянули, авось еще пригодится, и замерли над выходом на крышу с клинками наготове.
Слышим: япошки в храм ворвались, баррикаду нашу растащили, забегали. Потом, видно, жрецов нашли. Стали орать на них, а те что-то в ответ блеют. О чем говорят, непонятно, сюсюкают чего-то, только у одних говорящих интонация злобная, рычащая, а у других заискивающая.
Отболтали они, потом в комнату, где саркофаг лежал, сунулись. Только тут мне в голову пришло, что тот жрец в оранжевой тряпке не зря нам эту комнату показал. Думал, небось, что тварь из саркофага нас враз прикончит. Только не на тех они напали. Русский солдат и в огне не тонет, и в воде не горит. Хотел я было со Степаном своими мыслями поделиться, да чувствую, не время, - Степан весь белый сидит, плохо ему. Только клинок он из рук не выпускает - наготове он.
Сунулись и японцы в комнату с саркофагом. Только прежде чем войти, залп дали в сторону отверстия в потолке, словно знали о нем. А может, им жрец все рассказал? Ну, мы со Степаном, понятное дело, в разные стороны от дыры, и тут только на слух можно было положиться. Сначала японцы со жрецом вовсю спорили, видно, требовали от него чего-то, только он им этого дать не мог. Потом вмешался англичанин. Судя по всему, по-японски он не говорил, но слова сыпал... А желтожопые его вроде как понимали, отвечали ему. О чем они говорили, для меня было загадкой. Потом неожиданно все замолчали и англичанин заговорил на ломаном русском:
- Там, солдат, тот что есть крыша? Если честно, то вопроса этого я не понял. То ли англичанин хотел обратиться к нам, то ли просто выяснить, вправду ли на крыше храма прячутся русские солдаты.
- Пошел ты к... - и тут Степан выразился вовсе неприлично, однако я в этот момент был с ним полностью согласен.
- Вы окружен, надо статься, - продолжал англичанин. - Если вы статься и отдать то, что украсть, я гарантировать вам жизнь. Вы взяли чужой вещь. Это не есть хорошо. Я почувствовал, как таинственный пенал впился в мое тело. О моей находке не знал никто, кроме меня. Неужели англичанин говорит именно о ней?
- Да пошел ты на... - И тут я поразился интуитивному знанию Степана. Он произнес лишь одно слово, выразив им всю глубину нашего отношения к японцам и англичанам, вместе взятым. В переводе с русского непечатного это звучало примерно так: "Зачем говоришь ерунду? Уходи далеко".
Видимо, англичанин обладал не столь глубокими познаниями в русской филологии, а посему на ломаном русском переспросил, о чем, собственно, идет речь. Тут Степан рассказал историю любовной жизни матери англичанина, подробно описал интимные отношения между англичанами и японцами, а после чего перешел к интимным отношениям между японцами и крупным рогатым скотом... Не знаю, что бы он еще рассказал благодарному слушателю - если честно, то я никогда не слышал столь изощренных трехэтажных ругательств, но тут из дыры высунулась голова япошки. Видимо, они подтащили к саркофагу что-то высокое и теперь пытались по одному вылезть на крышу. Но Степан не мешкал. Вжик, и голова несчастного, отделившись от тела, покатилась по наклонной крыше, оставляя кровавый след, а туловище рухнуло вниз в комнату. Поморщившись от боли в раненом плече, ефрейтор стряхнул с сабли капли крови.
- И так будет с каждым, кто сунется на крышу... - Степан не успел договорить, как из дыры вылетело что-то и упало как раз между нами. Шашка динамита! И тут, совершенно не раздумывая, я сделал первое, что пришло мне в голову. Кончиком сапога поддел динамит и отправил вниз по черепице. Взрыв случился где-то в воздухе за краем крыши. Нас тряхнуло. В какой-то миг мне даже показалось, вот-вот и храм рухнет, сложится, словно карточный домик. Но ничего подобного не произошло. Вместо этого послышались крики раненых японцев. Видимо, осколками задело кого-то из тех, кто караулил внизу на случай, если мы решим спуститься.
Когда грохот улегся, вновь заговорил англичанин:
- Мы все равно достать вас. - Следующий раз скинем динамит вам на голову, - ответил я.
- Не нравится мне все это, - задумчиво заметил Степан. - Если мы не выберемся отсюда до ночи, то они нас достанут. Сколотят лестницу и заберутся на крышу. И тогда мы ничего не сможем...
Я лишь отмахнулся.
- Что-нибудь придумаем... - хотя я был совершенно уверен в обратном. Нам оставалось только молиться.
Сколько мы сможем сторожить у дыры в крыше? Сколько продержимся без воды и еды? Нет, Степан прав, ночью они нас всенепременно схватят. Может, стоит и в самом деле поговорить о сдаче... Но плен... Язык не поворачивался начинать разговор о сдаче...
* * *
Я мялся и сомневался, пока не начало темнеть.
К тому времени Степану стало совсем плохо. Его плечо раздуло. Кожа была не просто красной, а малиновой. Раны почернели, и из них сочился вонючий желтоватый гной. Распластавшись на горячей крыше, ефрейтор бредил. Бормотал что-то о глубинах морских...
Однако в тот момент, когда я, не видя выхода из создавшейся ситуации, хотел позвать японцев и обсудить с ними вопрос нашей капитуляции, где-то вдалеке, перекрывая непрекращающуюся канонаду, взвыли трубы. Из ближайшего леска на дорогу выехал отряд драгун. За ними потянулась пехота. Наши отступали, но... для нас это было спасение.
- Эй, на крыш... Предлагаю последний раз сдаваться, - раздалось из дыры.
- Да пошел ты, - крикнул я.
Наши были уже в каких-нибудь полутора верстах от нас. Если они не станут сворачивать и продолжат двигаться в том же направлении, они непременно пройдут возле нашего храма.
Но как привлечь внимание? Недолго думая, я содрал с себя гимнастерку, нацепил ее на кончик сабли и, подняв как можно выше, стал размахивать ею, точно как моряк, потерпевший кораблекрушение, сигналит проходящему мимо судну. Тотчас же в мою гимнастерку ударило несколько пуль. Это была ошибка. Японцы, находясь внизу, не видели наших всадников, а следовательно, могли расценить мои действия лишь как попытку воплотить в жизнь некий хитроумный план побега. Выстрелы же привлекли передовой разъезд нашей кавалерии.
Пришпорив скакунов, всадники понеслись в сторону храма не столько ради спасения нас, сколько пытаясь разведать дорогу для отступающих частей. Я не видел, что произошло у входа в храм, - мы ведь находились на противоположной части крыши, - но слышал пальбу. Проиграв сражение, а потом обнаружив небольшой отряд врагов, наши решили отыграться по полной. Англичанин, все еще оставаясь у саркофага, что-то кричал на своем родном языке. Я не понимал ни слова, но интонации его очень напоминали ругательства.
Потом в храм ворвались спешившиеся драгуны. Пора было и нам показать себя. Я осторожно заглянул в отверстие. Англичанин и главный из япошек стояли ко мне спиной у двери. Они через щелку наблюдали за тем, что происходит в храме, видимо надеясь остаться незамеченными. Больше в комнате никого не было. Я тихонько свистнул своих солдат и кивнул им, чтобы они готовились спуститься за мной следом, зажал зубами один из кинжалов и осторожно спустился в дыру. На мгновение повис на руках, а потом спрыгнул на саркофаг.
То, что я держал зубами один из клинков, спасло мне жизнь. Услышав шум, японец обернулся и с такой скоростью метнулся в мою сторону, что будь кинжал у меня за поясом, я бы просто не успел вытащить его. А так я ловко, правой, отбил удар катаны противника, одновременно левой вытаскивая из-за пояса второй кинжал. Пара ударов, и я отпрыгнул назад. Теперь мы оказались по разные стороны саркофага. Японец потянулся вперед, пытаясь достать меня, но в этот миг ему на спину спрыгнул один из моих солдат. Япошка выронил саблю и повалился на пол, борясь с противником. А я едва успел обернуться, чтобы отбить выпад англичанина. Он фехтовал в классической манере, и мы с ним застыли на месте, обмениваясь ударами по всем правилам фехтовального искусства.
В это время с крыши спрыгнул второй солдат. Но вместо того чтобы выручать меня или своего товарища, он помчался к дверям с диким криком: "На помощь! На помощь!"
Двери тут же распахнулись. На пороге появились драгуны. Загремели выстрелы. Англичанин упал. Я подполз к нему, расстегнул ему воротничок, похлопал по щекам. А что еще я мог сделать? Две пули пробили ему грудь. Но когда я склонился к нему, он был еще жив. Он умирал у меня на руках и в тот последний миг, когда душа его готова была отлететь в мир иной, притянул меня к себе и едва слышно произнес:
- Не открывать... Проклятье... Ключ к богатству... Карта... Богатство... Туркестан... Не открывать... Проклятье... Потом он дернулся всем телом, затих, и только алая капля крови поползла с правого уголка губы.
- Наш, что ли? - с недоумением произнес кто-то у меня за плечом. Я повернулся. У меня за спиной стоял здоровенный кавалерист - точно такой, как их рисуют на рекламных вербовочных плакатах. Широкие плечи, узкая талия, рыжие бакенбарды и напомаженные, лихо закрученные усы. Воин-герой. В одной руке у него был револьвер, в другой армейская сабля. А вот на лице у него было написано полное недоумение. Должно быть, это был командир спасшего нас разъезда. - Я чего, нашего подстрелил? - спросил он.
- Нет, - покачал я головой. - Англичанин. Похоже, что военный советник у желтожопых.
- Да, тут всяких гнид хватает... - отозвался драгун.
- Кстати, должен поблагодарить вас за спасение, - я встал, вытер окровавленную руку о штаны и протянул ее кавалеристу. - Поручик Фредерикс, Григорий Арсеньевич, - представился я. - Отряд Данилова.
- Аверин, Мстислав Юрьевич, - в свою очередь назвался драгун. - Мы увидели, как кто-то машет гимнастеркой...
- Это был я... Япошки загнали нас на крышу, и ни одного патрона...
- Да, - протянул кавалерист. - А это кто? - кивнул он в сторону чудовища в открытом саркофаге, вокруг которого столпились остальные наши спасители. - Что это за урод?
- После расскажу, - отмахнулся я. - История длинная... да я и сам толком ничего не понимаю... - А потом, вспомнив о Степане, добавил: - Там на крыше остался один из наших... ефрейтор... Он ранен, сам спуститься не сможет.
Только через полчаса с большим трудом Степана спустили с крыши, но, увы... он был мертв. Тело вспухло, и плоть приобрела зеленоватый отлив. Раны - следы от когтей - стали черными дырами, словно кто капнул кислоты на разлагающуюся плоть. Яд твари убил его. Полковой батюшка прочитал молитву над ним, и мы похоронили его вместе с безымянным поручиком, погибшим накануне, в общей могиле во дворе таинственного храма.
Глава 3
Застава "Пламенная"
1939 год. Туркестан
Это был великий поединок,
Против сотни дрался лишь один.
Но Страна Советов победила,
И боец советский победил.
С. Болотин и Т. Сикорская.
"Лейтенант Галимов"
Паровоз дал гудок и, выпуская облака белого пара, начал притормаживать. Василий распахнул дверь тамбура. Во все стороны расстилалась ровная голая степь, и лишь вдали, у самого горизонта, темной линией вытянулись покатые холмы. Красный Туркестан.
Нагнувшись за чемоданом, Василий поправил кобуру маузера, потом кивнул проводнику, спустился на подножку, не ожидая, пока поезд остановится, спрыгнул на песок насыпи и, отбежав в сторону от состава, замахал рукой. Пассажир сошел, можно ехать дальше. Поезд загудел и, так и не остановившись, вновь начал набирать скорость.
Василий огляделся. И хотя в Коммунарске глава НКВД заверял, что Василия всенепременно встретят, никаких встречающих видно не было, а было лишь крошечное здание станционного смотрителя, где, по идее, должен был располагаться и телеграф - обшарпанный дом, сложенный из кирпичей, о происхождении которых не стоило задумываться. Позади здания в тени сгрудилось несколько лошадей. Чуть поодаль на запасном пути застыли ржавая цистерна и дрезина.
"Вот тебе и прибыл, - подумал Василий и взглянул на солнце, которое только начало лениво выползать из-за горизонта. - Уже жарко, а что днем будет? Зря он во все это ввязался. Сидел бы себе сейчас в Ленинграде... или в камере на Литейном. Хотя, с другой стороны, это не Антарктида, никакой заграницы, а следовательно..." Нет, дальше думать об этом он не хотел.
Поезд уже укатил к самому горизонту, а навстречу Василию так никто и не вышел. Ну что ж, как там у мусульман? "Если гора не идет к Магомету..." И, перехватив покрепче ручку чемодана, Василий решительным шагом направился в сторону здания.
Оказавшись у плотно прикрытой двери, Василий поставил чемодан, а потом громко постучал. Пусть даже это общественное здание, входить без предупреждения как-то неудобно. На стук никто не ответил, тогда Василий резким движением распахнул дверь и шагнул в темное помещение. Тут же холодный ствол пистолета уперся ему в висок, а чья-то рука сзади выхватила из кобуры маузер...
Перед Василием на полу в луже крови лежал молодой красноармеец. Над ним с карабином наперевес замер местный абориген. Длинный драный полосатый халат, тюбетейка и длинные усы придавали ему неприятный, разбойничий вид. За широкий пояс у него был заткнут большой кривой нож.
- Добро пожаловать в наш аул, - растягивая слова, с акцентом произнес усач.
В комнате было еще человек пять бандитов в пестрых одеждах Востока, в углу жался старичок в форме железнодорожника. Еще один бандит стоял за спиной Василия, уперев дуло револьвера ему в висок.
- Так вот ты какой, агент из столицы, - продолжал усач.
Шагнув к Василию, он еще раз смерил его взглядом, а потом тихо усмехнулся.
- Прошу прощенья, я из Ленинграда, - вежливо поправил Василий.
- Какая разница, - вновь улыбнулся усатый. - Город с именем шайтана - вот откуда ты.
Пока шел этот бессмысленный диалог, Василий соображал. Нужно было выпутываться. Бандиты считали себя в полной безопасности, и это была их ошибка.
- Что ж посмотрим, что у тебя есть, - усач шагнул к Василию и, встав рядом с ним, собрался произвести обыск. Медлить было нельзя. Василий резко ушел вниз, одновременно выхватив нож из-за пояса главаря. Тот бандит, что держал его под прицелом, явно не ожидал такого маневра. Одним ударом Василий выпустил ему кишки, одновременно толкнул главаря назад, на остальных бандитов. Те сразу схватились за оружие, но в первое мгновение не могли стрелять, так как главарь загораживал цель.
Василий же не стал ждать, а спиной вперед вышиб дверь и откатился в сторону. Тотчас в то место, куда он упал, ударило с десяток пуль. Выхватив из наплечной кобуры револьвер, Василий пальнул сначала в дверной проем, а потом в окно. Один из бандитов взвыл от боли. Звон разбитого стекла, и оперативник выиграл еще несколько секунд - вскочив на ноги, метнулся за угол здания. Тут не было окон.
На несколько секунд Василий замер, соображая, что делать дальше, но в голову не приходило ни одной дельной мысли.
- Эй, комиссар, кончай шутки шутить, если не хочешь смерть принять лютую, - вновь раздался голос главаря. - Ты думаешь, хитрый и ловкий, да? Нет. Ты глупый. Сейчас мы будем резать телеграфиста, потом начальника станции. Будем резать, чтобы ты слышал, как они кричат. А потом оставим тут тебя одного. Тут нет ни еды, ни воды, а поезд придет нескоро. Мы приедем через три дня, и к тому времени ты не сможешь резво прыгать, как джейран, ты будешь... - дальше Василий не слушал. В том, что бандиты с легкостью могут воплотить в жизнь свои угрозы, он ничуть не сомневался. Только вот что теперь ему делать?
Развернувшись, он отбежал от здания метров на двадцать, плюхнулся на землю, так чтобы одновременно видеть то, что происходит слева и справа от домика станции. Выстрел, и одна из лошадей упала на землю, суча копытами в предсмертной агонии.
- Послушай ты, урод, если ты сейчас же не отпустишь пленных... обоих пленных, - тут Василий запнулся, он ведь не знал, скольких людей захватили бандиты. - Так вот, если ты не отпустишь всех пленников, я перестреляю твоих лошадей. Интересно, сможешь ли ты пешком добраться до ближайшего колодца? Сколько у тебя уйдет на это времени и что скажут твои люди?
- Хитрый русский, решил простого чабана обмануть, - интонации бандита изменились, а потом несколько пуль ударило в песок слева и справа от оперуполномоченного. Что ж, Василий так и думал. Бандитам будет толком не прицелиться, а выйти из укрытия они побоятся. Теперь, пока они думают, что делать, надо быстро перезарядить револьвер. Василий очень жалел, что маузер остался у бандитов. Ведь если пристегнуть деревянную кобуру к ручке, получается мини-карабин, целиться и стрелять удобнее. А так, хоть Василий и был знатным стрелком, но револьвер штука не слишком надежная. Однако выбирать не приходилось.
Достав револьвер, Василий сбросил куртку и кепку, набил куртку песком, чтобы издали казалось, будто на песке лежит человек, а сам отполз еще метров на десять. Только он успел устроиться на новом месте, как бандиты высыпали из здания. Двое появились из дверей, двое из-за навеса с лошадьми. Василий замер. Его противники тоже не спешили. Вот один из них присел на колено, вскинул ружье и выстрелил в куртку Василия, а потом что-то прокричал на гортанном лающем языке. Из домика смотрителя ему ответил предводитель бандитов. Еще пару шагов... дальше медлить было нельзя. Василий вскинул пистолет. Первая пуля ушла в молоко, вторая попала в лоб стрелявшему бандиту, третья в колено ближайшего басмача. Раненый, завывая, повалился на песок. Двое других, развернувшись, побежали назад в дом. Василий выпустил оставшиеся в барабане пули им вслед. Один из бандитов, споткнувшись, упал и остался лежать без движения. Или это был хитрый ход, или Василий и в самом деле попал. Еще раз перезарядить револьвер и разобраться с раненым. Нельзя оставлять живого врага у себя за спиной. А впрочем... В последний момент Василий передумал. Вражеский пленник - это "язык", он может рассказать много интересного. Подобравшись к извивающемуся на песке басмачу, Василий с легкостью обезоружил его, а потом скрутил ему руки его же ремнем. Теперь в его распоряжении оказался еще один револьвер и длинный прямой кинжал без ножен.
Эх, если бы можно было узнать, сколько бандитов в доме. Самое меньшее двое. Но их может оказаться больше, а тогда положение патовое. Василий не мог прорваться в здание, а бандиты не могли из него бежать.
Время шло. Солнце постепенно поднималось все выше и выше, начинало припекать.
- Ну как, Иван, сдаваться будешь? - вновь зазвучал голос предводителя. - Скоро тебе станет очень жарко.
- Хотел о том же тебя спросить... - откликнулся Василий. - У тебя не осталось людей. Сдавайся, и я не стану в тебя стрелять.
В ответ бандит подчеркнуто громко рассмеялся:
- Ты глупый! Что ты будешь делать один в пустыне? Сдавайся, и прежде чем убить тебя, я налью тебе чашечку чая.
Василий облизал пересохшие губы. Так лежать на солнцепеке можно до ночи, нужно было что-то придумать, только ничего толкового не шло на ум. Похоже, придется полезть напролом, надеясь на авось. А потом он заметил чью-то голову, показавшуюся над краем глиняной крыши. Вскочив на ноги, Василий бросился к стене здания, прижался к кирпичам, молясь, чтобы его маневра не заметили. Если бы его противники сразу послали кого-то на крышу, то песенка Василия была бы спета. Но они пошли в атаку, потеряли людей... Теперь же, с учетом наблюдателя на крыше, в здании оставалось от силы двое противников. С двумя-то он как-нибудь справится. Тем более что тот, кто на крыше, не мог видеть Василия, пока он стоял, прижавшись к стене.
Пора было действовать. Сжимая в каждой руке по револьверу, оперуполномоченный осторожно заглянул за угол. Никого. Два шага, и он уже стоял у окна.
Соглядатай на крыше недовольно крикнул что-то, и главарь ему ответил.
Может, и в самом деле их всего лишь двое?
Осторожно шагнув в дом, Василий увидел, что в комнате лишь один предводитель. Тот стоял спиной к Василию, выглядывая из окна, выходящего на другую сторону. "Вновь повезло", - подумал Василий и, вскинув револьвер, выстрелил. Бандит дернулся и рухнул лицом вперед, повиснув на оконной раме. Василий тут же перемахнул через подоконник. Теперь положение изменилось. Он был внутри, и еще один бандит снаружи. Неожиданно раздался выстрел, и пуля пролетела в нескольких сантиметрах от виска Василия. В углу комнаты на окровавленных тряпках лежал раненый басмач, тот, которого подстрелили в самом начале. Василий всадил в него пару пуль и шарахнулся в сторону, так как находившийся на крыше разбойник стал палить сквозь крышу, туда, где, по его мнению, находился оперуполномоченный. Одна из пуль вонзилась в пол у правой ноги энкавэдешника. Он выстрелил в ответ, отступив к стене, отделяющей главную комнату от подсобных помещений.
Неожиданно выстрелы прекратились. "Перезаряжает", - подумал Василий, а потом краем глаза заметил движение. Спрыгнув с крыши, бандит бежал в сторону ближайшего трупа своего товарища. Винтовку он бросил. "Ага! Кончились патроны!" - и, вскинув обе руки, Василий начал палить в спину убегающему врагу. То ли пятая, то ли шестая пуля достала басмача.
Тот споткнулся, мгновение постоял, словно недоумевая, что же с ним произошло, а потом упал. И тут Василий спохватился. Он нарушил одну из заповедей своего учителя Григория Арсеньевича Фредерикса. Не считал выстрелы! Сколько у него осталось патронов? Отбросив трофейный наган в сторону, он опустошил барабан своего револьвера и стал торопливо набивать его патронами. Однако ничего не происходило. Василий искоса бросил взгляд в угол, где раньше лежал избитый железнодорожник. Того на месте не было. "Вряд ли бандиты оставили пленных без присмотра. Значит, пленные внутри, и там как минимум еще один бандит, - решил Василий. - Хитрый. Затаился. Выжидает".
Ударом ноги распахнув дверь, Василий ворвался в соседнее помещение. Никого. Две двери слева и справа. Василий на мгновение остановился, раздумывая. Правая дверь чуть шевельнулась, и оперативник, не думая, всадил в нее две пули. Звук упавшего тела и тишина. Василий выждал, потом осторожно, боком подошел к другой двери, взялся за ручку, рванул на себя, одновременно вжавшись в стену. За дверью оказалась кладовка, заваленная различным барахлом.
Перебравшись к другой двери, Василий осторожно подергал ручку. Дверь открылась. На пороге, распластавшись, лежал человек в халате, сжимая в руке маузер, - маузер Василия. Комната, столь же крошечная, как соседняя кладовка, была пуста, если не считать троих связанных, сидевших у стены. Двое были в форме железнодорожников, а третий красноармеец, в такой же форме, как и убитый в первой комнате.
Василий подошел, разрезал веревки, помог старшему железнодорожнику подняться.
- Спасибо. Лихо ты их... - поблагодарил железнодорожник. Потупив взгляд, он растирал покрасневшие запястья.
- Да не за что благодарить. Я смотрю, у вас тут весело.
- Да, это вам не Коммунарск, - широко улыбнулся красноармеец. Улыбка совершенно не шла ему. Выглядел он серьезным, тощим, на голову выше Василия и лет на десять моложе. - Здесь басмачи крутом.
- Что ж вы их не приструните? - в свою очередь поинтересовался Василий. - Меня вот в Коммунарске товарищи из НКВД уверяли, что это очень тихий район.
- Тихий по сравнению с преддверьем ада, - проворчал пожилой железнодорожник. - Тут что ни человек, так басмач.
- Ну, это вы зря, дядя Паша, - возразил красноармейчик, отряхиваясь. - Есть ведь и правильные таджики...
- Еще прежний обер-полицмейстер до этой вашей революции говаривал: "Хороший азер - мертвый азер". Нелюди-зверьки полудикие, - вновь встрял железнодорожник и, кряхтя, вышел из каморки. - Вы только посмотрите, что натворили....
Второй железнодорожник - помоложе - угрюмый, небритый малый, молча, сгорбившись, отправился следом за начальником, осторожно перешагнув через убитого басмача.
- Это вас отправили меня встречать? - обратился Василий к красноармейцу.
- Да, если вы Кузьмин Василий Архипович.
- Нет, я - архангел Гавриил... А кем я еще могу быть?
- Не знаю, - пожав плечами, протянул красноармеец.
- То-то я смотрю, у вас тут каждый час пассажиры прибывают, пальцев на руках и ногах считать не хватит.
- Нет, но... - замялся солдат.
- Пошли давай, - приказал Василий, указывая на дверь. - Пробегись, оружие собери, негоже ему тут бесхозным валяться. - А потом, не глядя на солдата, отправился на поиски кобуры от маузера.
Кобуру он нашел под столом, заваленным обломками телеграфного аппарата.
* * *
Выстрелы они услышали издалека, как только перевалили через гряду холмов, отделявшую заставу от равнины, по которой протянулась железная дорога. Василий сразу натянул поводья и повернулся к своему спутнику. Красноармеец - "Александр Цветков, из рабочих", именно так он представился Василию - с недоумением приподнялся в седле.
- Что там происходит?
- Боюсь, ничего хорошего, - отозвался Василий и, развернув коня, направился к ближайшему холму. Спешившись у его подножия, оперуполномоченный поднялся на вершину и, вскинув бинокль, оглядел раскинувшуюся перед ним долину. Больше всего она напоминала огромный трилистник. Посреди одного из лепестков возвышалось странное сооружение, обнесенное высокой глиняной стеной. Судя по всему, это и была застава "Пламенная". С одной стороны от "Пламенной" сверкало небольшое круглое озерцо. Такое же круглое озерцо оказалось в центре другого лепестка, того, что располагался за заставой. Только было оно много больше и, в отличие от озерца у заставы, было окружено кольцом зелени. Третий лепесток - мертвая пустыня, в точности как та, по которой Василий и его проводник ехали от самого полустанка.
Что же касается заставы, там явно было не все в порядке. Даже без бинокля Василий отлично рассмотрел фигуры в халатах, расхаживающие внутри. Несколько из них, расставив на коновязи бутылки, развлекались стрельбой. Именно эти выстрелы и услышал Василий... Люди в халатах ничуть не походили на красноармейцев. Кроме того, ворота заставы были широко распахнуты и нигде ни одного часового. Посреди двора горел костер, на котором что-то варили в огромном котле. Чуть поодаль возвышалось два здания. Одно двухэтажное. Должно быть, там располагались рабочие помещения и казармы. Второе - приземистое, вроде сарая. Между зданиями протянулся навес с коновязью. В другом конце двора был колодец, возле которого лежала целая гора мешков. Сам же двор был обнесен невысокой глиняной стеной. По обе стороны ворот возвышались сторожевые башни.
- И что ты об этом думаешь? - спросил Василий красноармейца.
- Басмачи... - озадаченно протянул тот.
- И что они тут делают?
Красноармеец пожал плечами. Какое-то время он стоял молча, а потом неожиданно заговорил:
- Неделю назад наш патруль задержал караван с юга. Они везли чарас... Много чараса... Вон, видите, за воротами у стены груда мешков лежит? Наш командир товарищ Селезнев хотел отправить груз в Коммунарск. А пока оставил на заставе, чтобы ни грамма заразы не растащили. Здесь ведь пустыня, куда мешки денутся? А из Коммунарска должны были прислать конвой, только все не присылали. У них то людей не было, то... в общем, я не сильно знаю. А тот караванщик... ну, который старший... сказал, чтобы мы их отпустили, иначе нам же хуже будет. Только Селезнев разве кого из нарушителей отпустит? Он человек принципиальный.
- Вот и дождались, - Василий разглядывал крошечные фигурки басмачей. "Интересно, сколько их там?" А потом, неожиданно пораженный одной мыслью, стал оглядываться. Ведь если басмачи послали людей на станцию, то они вполне могли и патрули разослать. Он еще раз оглядел горизонт, но никаких всадников и часовых на вершине соседних холмов не обнаружил.
- Да нет тут никого, - словно прочитав мысли Василия, заметил красноармеец. - Никого нет до самого Коммунарска. Пустыня.
- И что теперь делать?
Красноармеец пожал плечами.
- Телеграф разбит, - спокойно продолжал рассуждать Василий. - Ближайший поезд через три дня будет. До Коммунарска дня за два, может, и доберемся, а может, и нет...
- Спрячемся, пока басмачи не уйдут. Переждем...
Василий повернулся к красноармейцу и с удивлением посмотрел на него:
- Там ведь могут остаться живые. Наверняка заставу захватили врасплох, так что...
- А что мы вдвоем сможем сделать?
- Ты лучше скажи, если кто в живых остался, где их могут держать?
- Вон там, видите, справа у дома низенькая дверь. Там подвал. Мы там караванщиков заперли.
- Понятно.
Еще раз оглядев открывшуюся панораму, Василий вновь обратился к красноармейцу:
- А на станции? Там цистерна стоит. Что в ней?
- Мазут. Она давно там стоит.
- Хорошо... - задумчиво отозвался Василий. План начал постепенно складываться у него в голове. - Поехали.
Быстро спустившись с холма, он вновь вскочил в седло и, развернув коня, поскакал назад, к станции. Красноармеец, недоумевая, последовал за ним.
- А что железнодорожники? Где они живут?
- Раньше жили в здании станции, а теперь у нас на заставе. Меняются раз в месяц...
- Женщины на заставе были?
- Нет, - покачал головой красноармеец. - Раньше были, а потом, когда наши разгромили банду Хасана, было решено отправить всех в Коммунарск... Тогда погибла жена товарища Селезнева, и остальных женщин отослали, от беды подальше. - Пожилого железнодорожника они встретили на полпути к станции. Оставив того, что помоложе, дежурить, старик отправился назад на заставу, но Василий остановил его.
- Не стоит ехать туда, - покачал он головой. - Там басмачи.
- И?..
- Вернемся на станцию. Есть у меня, Павел Филимонович, одна идея... - и, пришпорив коня, Василий поскакал дальше.
* * *
Василий замер в небольшой ложбинке. Вооруженный до зубов, он бросил косой взгляд на своего спутника - угрюмого железнодорожника. Того звали Кириллом, и он сам вызвался помочь. Только что-то в нем было не так. Вроде бы человек солидный, в форме, но мрачный какой-то, усталый, словно на плечах у него все тяготы мира нашего. И эта легкая небритость, и глубокопосаженные глаза, над которыми нависли черные кустистые брови, и высокий лоб со сверкающими залысинами... Ну не наш человек, и всё. Василий несколько раз пытался отогнать эти странные мысли и тем не менее не мог от них отделаться. Нет, будь у него какой-то выбор, он бы нипочем не взял этого типа с собой. Только выбора не было. Их и так было всего трое: он, красноармейчик, у которого еще молоко на губах не обсохло, и этот странный тип. К слову сказать, дядя Паша вздохнул с облегчением, когда Василий объявил, что Кирилл пойдет с ними.
- Я и сам все сделаю, не боись, - заверил он Василия. - В пять утра, говоришь, ничего, не проспим, сдюжим.
- Вы потом, главное...
- Да понял я, понял... Уеду куда подальше, чтоб эти нехристи меня не нашли...
Вот и время без пяти пять. Василий еще раз достал часы-луковицу, щелкнул крышкой. Да, самое время старику за работу браться. Хотя не станет он палить цистерну, пока красноармейчик не бабахнет. И тут неожиданно земля вздыбилась. Грохот получился чересчур сильным, и тут же к небу потянулся столб дыма. Расчет был прост: чтобы захватить заставу и освободить пленных, если такие найдутся, нужно было отвлечь внимание бандитов. Для этого Василий решил поджечь цистерну с нефтью. Но нужно было сделать это на заре, чтобы басмачи повскакали полусонные. Однако если просто цистерну запалить или даже рвануть, ничего не выйдет. Слишком далеко. Столб дыма на заставе, конечно, увидят, но слишком большое расстояние. Даже если цистерна рванет, получится лишь слабый хлопок, не более. А посему неподалеку от заставы Василий устроил шутиху. Взрыв... Басмачи проснутся, увидят дым и отправятся посмотреть, что происходит на станции.
Замысел сработал на все сто. Через минуту после взрыва, когда на фоне разгорающейся зари в небо вытянулся черный столб дыма, из ворот заставы вылетели полсотни всадников и с гиканьем понеслись в сторону станции.
Василий ждал, нужно было дать им отъехать подальше.
Неожиданно в лощинку, где они прятались, чуть ли не им на голову свалился красноармейчик.
- Ну как там? - спросил Василий.
- Знатно рвануло. Разве не слышали?
- Слышали, слышали, - отмахнулся Василий.
- И...
- Подождем немного. Нужно, чтобы они отъехали подальше, а то ведь могут вернуться.
Ожидание - самое неприятное в жизни. Нужно бездействовать, когда тело трепещет от избытка адреналина... Однако Василий умел держать себя в руках - жизнь приучила, чего нельзя было сказать о красноармейце. Он сидел весь сжавшись, в ожидании сигнала не сводил взгляда с Василия. А вот железнодорожник - другое дело, вел себя совершенно хладнокровно, словно всю жизнь провел в засадах и предстоящая вылазка нисколько его не волновала.
Василий же мысленно был далеко-далеко. В какой-то миг он поймал себя на том, что вспоминает о своем путешествии на холодный шестой континент. Было между этими пустынями что-то общее, только там был камень и лед, а тут камень и песок...
Небо уже просветлело. На востоке разгорелась ярко-красная полоса, перечеркнутая черным столбом дыма. После того, как стук копыт коней басмачей затих, стояла мертвая тишина, и лишь ветер иногда подвывал в пустых комнатах заставы.
- Значит, так, - начал Василий, когда решил, что выждал уже достаточно, - я пойду первым, один. Вы сидите тут и ждите моего сигнала. Потом бегом к ближайшей стене, там я вас встречу, - и, не глядя на своих товарищей, он выскользнул из ложбинки и помчался к заставе, надеясь, что все, кто остался, изучают столб дыма у горизонта и совершенно не следят за тем, что происходит с другой стороны.
Расчет оказался верен. Часовых на стене не было. Подпрыгнув с разбега, Василий ухватился за край стены и осторожно подтянулся. Еще мгновение, и он повис, разглядывая двор заставы. Тут почти ничего не изменилось. В центре двора горел костер, около которого на разложенных одеялах дремало четверо бандитов. Его один маячил на вышке у ворот. Из-за длинного темного халата и торчащей копьем длинной бороды выглядел он настоящим ассасином. Только вот сабля без ножен, заткнутая за пояс, выдавала в нем дилетанта, ничуть не заботившегося об остроте собственного клинка. Выхвати он рывком свою саблю, пояс был бы перерезан... Вторая вышка казалась пустой. Вот, пожалуй, и все. Не слишком-то бандиты заботились о собственной безопасности. Рывок, и Василий уже прятался среди теней у стены. Осторожно, так, чтобы не привлечь внимания, он выудил из-за голенища нож, позаимствованный еще в первой схватке на станции.
Бросок, и одному из басмачей - тому, что сидел по другую сторону костра лицом к Василию, - в горло впился нож. Какое-то мгновение басмач сидел неподвижно, а потом рухнул в огонь, и к небу взметнулся сноп искр. Прятаться дальше смысла не было. Вскинув револьвер, Василий несколько раз выстрелил. Ассасин на вышке взмахнул руками и рухнул вниз. Тем временем те, кто сидели у костра, повскакивали, схватились за оружие. Стали палить наобум во тьму. Они стояли у костра - прекрасная цель, - но не могли разглядеть Василия. Никогда не смотри на огонь - гласила одна из мудростей Григория Арсеньевича, которую Василий постиг еще в детстве. Если нападут враги, ты ничего не увидишь, а когда твои глаза привыкнут к темноте, может оказаться слишком поздно.
Так вышло и в этот раз. Василий расстрелял басмачей, как мишени в тире. Шагнул к костру, разглядывая поверженных врагов. Грубые, усталые лица, драные халаты - нищета, крестьяне, ради которых он воюет уже не первый год. Только глупые крестьяне, чей разум затуманен, забит всякими глупостями баев, ханов или кто там у них, ничего знать не желают. Вот и сейчас они погибли ради чужих идей, перемолотые жерновом революции... Или погнавшись за богатством, дарованным чарасом. Пожелали стать такими же, как те, кого всю жизнь ненавидели. Захотели богатства и власти...
Неожиданно Василий поймал себя на мысли: нужно позвать остальных. Но вместо этого Василий присел и внимательно посмотрел на темный дом заставы. Там могли скрываться враги... хотя сомнительно. Сейчас сам Василий стал отличной мишенью, и бандиты всенепременно должны были бы этим воспользоваться. Только никто не стрелял. Вывод напрашивался сам собой: или в доме остались бандиты, более искушенные в боевом искусстве, или больше на заставе никого не было.
Нет, прежде чем он позовет сюда этого неопытного солдатика и штатского, нужно самому осмотреть дом. Поднявшись, Василий левой рукой нащупал револьвер, заткнутый сзади за пояс, но доставать его не стал. Сюрприз.
В доме оказалось темно и пусто. Никого там не было. Однако ступать пришлось очень осторожно - на полу было полным-полно битого стекла, а также всякого мелкого мусора. На первом этаже разгромленные красный уголок, учебная комната и кабинет командира. На втором - комната командира и большое помещение с двухэтажными койками. Сейчас, лишенные одеял и матрасов, эти сооружения выглядели крайне угнетающе - комната, наполненная скелетами кроватей и жуткими искривленными тенями - порождением первых лучей рассвета. Если верить количеству кроватей, жило на заставе человек пятьдесят. Интересно, как же тогда бандитам удалось захватить заставу? Вояками-то они были явно никудышными... И в этот миг какая-то тонкая иголочка - некий сигнал-предупреждение, кольнула Василия, однако он не обратил на него внимания. Отмахнулся, как от ненужной помехи. Бандиты могли прийти ночью. Охранники типа этого красноармейца Цветкова... И все же было тут что-то не так.
Сбоку здания была еще одна дверь. За ней располагались кухня, столовая - длинный дощатый стол и две бесконечные скамьи по обе стороны - и жилая комната железнодорожников. Тут тоже похозяйничали бандиты. Большая часть посуды оказалась перебита, все перевернуто вверх дном. Пустая кладовка для продуктов. Интересно, куда делись запасы? Во дворе Василий ничего похожего не видел. Неужели бандиты забрали продукты... А мешки с наркотиками оставили? Глупость какая-то. Вообще все, что происходило с того самого момента, как Василий спрыгнул с подножки поезда, казалось ему глупостью неимоверной. Куда смотрят власти Коммунарска? Скоро юбилей - двадцатипятилетие Октябрьской революции, а тут в районе вовсю хозяйничают басмачи. Куда смотрит начальник местного гарнизона?..
Теперь остался лишь подвал, где, по мнению Цветкова, держали пленных. Когда Василий спросил угрюмого железнодорожника о том, что он про это думает, тот только пожал плечами. Может, оно и так, а может, и нет. Похоже, его ничуть не интересовала судьба товарищей. Впрочем, зачем же тогда он пошел с Василием?
Однако выйдя назад во двор, Василий был неприятно удивлен. У костра посреди двора сидел красноармейчик. Облокотив винтовку о плечо, он вытянул руки, грея их над костром.
- Замерз немного, - пояснил он, заметив Василия. - А ворота я запер.
- Но я же приказал...
Однако Василий не успел договорить.
Выстрел, и во лбу красноармейца Цветкова появилась дыра. Еще один выстрел, и Василий упал, схватившись за правую ногу. Боль была страшной - словно огненная спица пронзила бедро.
- Бросайте оружие, товарищ оперуполномоченный, - сказал кто-то из темноты.
Василий сразу узнал его - говорил угрюмый железнодорожник Кирилл. Только вот голос его теперь звучал бодро. Исчезли те самые угрюмые нотки. Эх, если бы не костер!.. Нужно было сразу затушить его. А так... Василию ничего не оставалось, как подчиниться приказу предателя. Если бы он видел его, то попробовал бы... по крайней мере можно было бы рискнуть, положившись на удачу. Только сейчас это было бессмысленно. Василий мог лишь примерно сказать, в какой стороне его противник, в то время как первая же пуля железнодорожника могла оказаться смертельной.
- Хасан скоро вернется. Он рад будет такому знатному гостю. А пока начинай разоружаться. Только делай это медленно, без фокусов, а то прыткий очень.
Осторожным движением Василий отбросил в сторону маузер, потом револьвер.
- Вот и ладно, - продолжал железнодорожник. - Теперь медленно встань...
Василий попробовал подняться, но с первой попытки не смог. Нога. Вот ведь досада. На земле, становясь все больше и больше, растекалась черная лужа крови. Сдернув ремень, Василий перетянул ногу чуть повыше колена. Кирилл молча наблюдал за действиями оперативника.
- Готов? Давай поднимайся!
- Зачем тебе все это? - спросил Василий. Морщась от боли, он смог наконец подняться. - Почему ты заодно с этими урюками?
- Ты лучше помолчи... - в голосе Кирилла зазвучали неприятные металлические нотки. - В этих краях вопросы задает тот, у кого в руках ружье... А поэтому я стану задавать тебе вопросы, а ты будешь отвечать.
- Тогда, может, лучше будет, если я сяду назад на землю? - предложил Василий. - А то стоять вот так, на одной ноге... - и он попытался было опуститься вниз, но тут же раздался выстрел и пуля взбаламутила песок у ног оперативника.
- Все ясно?
- Все, - кивнул Василий, покосившись на мертвого красноармейца.
- Ты будешь стоять столько, сколько я скажу, и жалобные завывания тебе не помогут. Ясно?.. Что ж, продолжим... Что тебе известно про Гоцлар?
Интересный вопрос. Василий опешил. Чего-чего, а подобного он не ждал. Откуда простому железнодорожнику известно про затерянный в пустыне город Старцев? А раз известно, то никакой это не железнодорожник, и басмачи оказались тут вовсе не из-за чараса. И станцию захватили, потому что ждали именно его. Но ведь его пытались убить, а это вовсе...
- Отвечай! И не вздумай сказать, что слышишь это название в первый раз.
Василий сглотнул. Стоять на одной ноге становилось все тяжелее. А в довершение всех неприятностей по заставе расползся запах горелой плоти. Никто ведь и не подумал вынуть убитого басмача из огня. А может, он был и не убит вовсе, а сильно ранен и потерял сознание. Однако теперь это уже не имело никакого значения.
- Я жду!
Снова выстрел разворошил песок под ногами Василия.
- Что тебя конкретно интересует?
- Всё!
- И с чего же начать?
- Послушай, не морочь мне голову. Через полчаса здесь будут люди Хасана. Они не такие милосердные, как я. Они живо выпытают у тебя, все, что им нужно. Поэтому лучше сам мне все расскажи...
- Но я практически ничего не знаю.
- Врешь!
Василий прищурился. Его глаза, постепенно привыкшие к темноте, безошибочно различили черную фигуру на фоне начинающего светлеть неба. Вот этого "железнодорожник" не учел. Собравшись с духом и набрав в легкие побольше воздуха, Василий резко качнулся назад, словно не удержал равновесие, упал на спину и резко крутанулся прочь от костра, туда, куда отбросил револьвер. Две пули впились в песок у него за спиной. Еще одно движение. Вторая пуля в ту же ногу и почти в то же самое место. Василий взвыл от нестерпимой боли, но пальцы его уже нащупали рукоять револьвера.
Первый выстрел.
Темная фигура покачнулась.
Второй выстрел, и фигура согнулась вдвое.
Пуля чиркнула по песку рядом с ухом Василия, но это была чистая случайность. Теперь "железнодорожнику" оказалось не до оперуполномоченного. Завывая, он корчился на песке.
Сначала Василий попытался встать, но понял всю бессмысленность этой затеи. Тогда, изо всех сил отталкиваясь от земли левой рукой и здоровой ногой, он пополз к раненому врагу. Но почти сразу остановился, сел. Прицелился. Выстрелил. "Железнодорожник" взвыл от боли. Теперь роли переменились.
- У меня в барабане еще три пули, - начал Василий. - Так вот, если хочешь умереть, то ответишь на два моих вопроса, после чего твои мучения прекратятся раз и навсегда. И хватит завывать, у меня к тебе три вопроса. Первый: как тебя зовут?
- Да пошел ты...
- Ответ неправильный... - и очередная пуля вошла в запястье руки "железнодорожника", который пытался дотянуться до пистолета.
- Карл Кляйн.
- Уже лучше, - улыбнулся Василий. Подобный способ допроса ему не нравился, но ничего другого он придумать не мог, к тому же нужно было спешить. Самое большее через час тут появится подкрепление, и тогда... Впрочем, это следующая проблема, а сейчас сложилась такая ситуация, когда загадывать вперед было бессмысленно.
- Для немца ты слишком хорошо говоришь по-русски.
"Где-то я уже это говорил", - пронеслось в голове у Василия, но сейчас было не время и не место предаваться воспоминаниям.
- Второй вопрос: кто тебя послал?
- Вилигут...
- Хорошо.
- Ты обещал... - зажимая живот, простонал Карл, корчась на песке. - Ты обещал...
- Последний вопрос: зачем ты здесь?
Но "железнодорожник" на этот вопрос не ответил. Дернувшись всем телом, он замер. В первый момент Василий даже не понял, что случилось. А потом, поняв, мысленно обругал себя последним идиотом. Немец умер, так и не сказав ему ничего существенного. Из разговора с Кляйном он понял две вещи: басмачи по той или иной причине ищут таинственный город Старцев, и в этих поисках тем или иным образом замешано Аненербе. Кроме того, он в одиночестве оказался во дворе заставы, куда вот-вот вернутся люди некоего Хасана. Чудная перспектива. Единственной надеждой был тот самый подвал, куда Василий забыл заглянуть.
До двери подвала оказалось метров двадцать, и это были самые длинные метры в его жизни. Где-то на полпути Василий понял, что не доползет. И еще, посмотрев назад, он увидел протянувшийся кровавый след. По нему бандиты живо его отыщут. И все же... Подвал был единственной надеждой на спасение. Напрягая все силы, Василий полз к заветной двери. Уже рассвело. Солнце взошло, осветив догорающий костер, окруженный шестью трупами. Но...
Вот за воротами застучали копыта, и тогда Василий понял, что не успеет. Последние три метра встали непреодолимой преградой. Что ж, по крайней мере, он дорого продаст свою жизнь. Бандиты надолго запомнят...
Перевернувшись на спину, Василий перезарядил револьвер и стал ждать.
В ворота влетел первый всадник, пронесся мимо костра, натянул поводья... Высокий, тощий, в длинном халате и чалме, с кривой саблей в дорогих ножнах, он больше походил на араба. Василий уложил его с первого выстрела. Но не успел мертвый басмач выпасть из седла, как через открытые ворота толпой въехало сразу человек десять. Василий вскинул револьвер. Руки его дрожали от усталости - все-таки он прополз большую часть расстояния до подвала. Ему не хватило каких-то полчаса. Правда, следы... они все равно бы остались, но сейчас Василий об этом не думал. Он планомерно стрелял, разряжая револьвер в массу всадников. Сколько человек он убил? Одного? Двух? Трех? Он так и не понял.
Когда патроны в барабане закончились, он попытался перезарядить револьвер. Но руки едва слушались его. Перед глазами плыли красные крути. В какой-то момент он различил, как чей-то поставленный командирский голос прокричал:
- Не стрелять. Возьмите его живьем.
И тут же на него накинулось десяток бандитов. Они схватили Василия, стали выворачивать руки. А он все машинально жал на курок, однако боек лишь глухо щелкал по пустым гильзам.
Василий отчаянно отбивался. Но что он мог противопоставить десятку врагов, тем более раненый, распростертый на земле? Кому-то он все же заехал по бритому черепу рукоятью револьвера. Но этим, пожалуй, все и ограничилось. Сначала он почувствовал, как чьи-то цепкие пальцы вырвали оружие из его рук. Потом на него обрушилась волна вони - запах потных тел и перепрелых тряпок, а в конце его приподняли, пытаясь поставить на ноги. Василий сопротивлялся, но боль в дважды простреленной ноге была чудовищной. Она отнимала большую часть сил. И вновь Василий, не устояв, рухнул бы на землю, если бы не басмачи, удерживающие его в вертикальном положении. А в конце страшный удар обрушился ему на затылок.
Кровавый туман, стоящий перед глазами, поплыл. Здоровая нога Василия подкосилась, и он упал на колени. От этого боль в бедре стала еще сильнее. И тут сознание милостиво оставило его, погрузив в черный омут полного неведения.
* * *
Мерно покачивались носилки. Нещадно палило солнце. Но не это "разбудило" Василия. Последнее, что он помнил - боль, страшная боль в ноге. Сейчас никакой боли не было. Наоборот, он ощущал странную легкость во всем теле. Он словно парил над землей, мерно покачиваясь в такт... но чему в такт, он так и не понял.
А потом раздались голоса. Странная речь, в которой слышались гортанные звуки. И отдельные слова, которые Василий если и не мог перевести, то узнал непременно. Например, "русишен швайн".
Первым желанием Василия было открыть глаза, но он сдержался. Лучше пусть окружающие думают, что он без сознания. Быть может, за ним тщательно следят, и стоит дрогнуть реснице... А вот о том, что произойдет после этого, Василий старался не думать. Тут все было не так просто: бандиты-басмачи, немецкий агент, внедренный как железнодорожник, его вопросы и странная осведомленность в делах Василия...
Нет, лучше пока не двигаться и попытаться узнать, что нужно от него его похитителям. Вот только обидно, что говорят они на немецком, а не на русском...
И еще один вопрос, куда его везут? На базу басмачей, спрятанную где-нибудь далеко в горах? Все может быть... все может быть. Но главное в том, что он жив и не связан.
Василий попытался пошевелить раненой ногой. Получилось, хоть и больно. Значит, не все так плохо. Однако с костылем далеко не уйдешь. Да еще и сам костыль найти надобно. А пока... пока пусть все считают, что он по-прежнему пребывает в царстве Морфея...
Но не тут-то было. Неожиданно на его голову обрушился настоящий водопад. Вода попала в нос, стало нечем дышать. Инстинктивно открыв рот, Василий начал отплевываться. Потом, поняв, что его хитрость разгадана, открыл глаза.
Он лежал на носилках, которые везли два ишака - один спереди, второй сзади. А рядом с ним на арабском жеребце гарцевал европеец в костюме, очень похожем на военную полевую форму. Рядом с ним ехал азиат в парчовом халате, расшитом золотыми нитями.
- Добро пожаловать в мир живых, Василий Архипович, - улыбнулся Василию европеец. Голос у него был неприятный, резкий, словно кто-то водил напильником по стеклу, и еще акцепт. - А то вот мы с князем Хасаном даже заволновались, не переусердствовали ли наши парни.
- Не могу сказать, что рад пробуждению, - в тон незнакомцу ответил Василий. - Тем более что, похоже, наша встреча не сулит мне ничего хорошего.
- Ну, это как посмотреть, - вновь улыбнулся незнакомец. - Вот, например, мой друг Хасан хотел снять с вас кожу заживо, а потом обварить в раскаленном масле... - небольшая пауза, видимо, предназначалась для того, чтобы Василий почувствовал всю безысходность своего положения. - Оно и понятно, Василий Архипович, вы постреляли его людей, потом разбудили ни свет ни заря этой дурацкой выходкой с цистерной. Старик-железнодорожник нам все рассказал... не сразу, но рассказал... Знаете ли, у каждого убитого вами воина есть сыновья и братья... вы знаете, что такое кровная месть... Да... - тут незнакомец опять покачал головой. - И тем не менее я уговорил своего друга Хасана, - кивок в сторону парчового халата, - оставить вас в живых. А ведь вы, Василий Архипович, и меня обидели, убили господина Кляйна. Хороший был агент, пусть земля будет ему пухом...
- Значит, ты тоже ишачишь на Вилигута? - усмехнулся Василий.
- Фи, - протянул незнакомец. - Мне всегда говорили, что русские в сути своей хамы и свиньи, а теперь я и сам убеждаюсь в этом.
- Оскорблять раненого может каждый, - ответил Василий, стараясь говорить в тон незнакомцу. - Но приличные люди, прежде чем стращать тысячью одной смертью, представились бы. Иначе обидно, а вдруг тебя пугает какой-то урод, который и ружье держать в руках не умеет.
- Ну, насчет ружья, не сомневайтесь... Извиняться тоже не стану. Ну а что до имени, можете называть меня Вальтером.
- Вальтер Хек? - вырвалось невольно у Василия.
- Да, - кивнул незнакомец. - Гауптштурмфюрер СС Вальтер Хек к вашим услугам.
- А как там поживает старая лиса Вилигут?
- Понятия не имею, - вздохнул гауптштурмфюрер. - Это Карл Кляйн работал на старика Карла. Смешно, не правда ли. Карл на Карла?.. Я же подчиняюсь лишь самому рейсхфюреру. Так что прошлые ваши расхождения во взглядах со стариком Карлом не в счет.
- А ты считаешь, что у нас расхождений во взглядах не будет?
При слове "ты" Хек поморщился, однако продолжал говорить все тем же вежливым, полушутливым тоном:
- Вы же понимаете, что я спас вас от рук людей Хасана не просто так?
- Наверно, решил сыграть со мной партию в поддавки?
- Не угадали. Я хочу, чтобы вы открыли мне место расположения руин Гоцлара. В поисках этого города я потерял слишком много людей. Я чувствую, что этот город где-то рядом, но пустыня вещь обманчивая...
- А если я скажу нет? - поинтересовался Василий.
- Я очень надеюсь, что мы с вами договоримся, иначе я не стал бы лечить вас и не взял бы с собой, а еще там, на заставе, отдал людям Хасана. Так что подумайте, прежде чем отказывать мне в моей просьбе.
Глава 4
Шогготы
1939 год. Пустыня Каракумы
Ой вы кони, могучие кони!
Ой вы кони, стальные бока!
Мы за счастьем поедем в погоню,
Мы любого осилим врага.
В. Лебедев-Кумач.
"Песня трактористов"
Лагерь разбили часов в семь, когда край солнца уже спрятался за горизонт. К этому времени Василий успел возненавидеть пустыню. Во-первых, эта безумная жара, от которой некуда деться, во-вторых, жажда. Все время хотелось пить, и дело тут было скорее не в обжигающих солнечных лучах, а в лихорадке. Губы, казалось, превратились с жесткие шелушащиеся подушки, в горле аж саднило. В какой-то момент он хотел позвать кого-то, попросить воды, но потом подумал, что не стоит показывать врагам свою слабость. Носилки покачивались. Василий никогда не страдал морской болезнью, но эти монотонные движения могли свести с ума кого угодно. Что же до ран, то, судя по всему, лекарь басмачей - настоящий волшебник. Боли не было, но хотя Василий и чувствовал раны, все было не так страшно, как показалось ему в первый момент. Обе пули прошли через мягкую ткань навылет - одна выше колена, вторая ниже. Василию повезло, кость ни там, ни там не была задета...
А однообразность путешествия! Они ехали по голой равнине, где взгляду не за что было зацепиться. Носилки не позволяли видеть, что творится впереди, и Василий мог смотреть только налево и направо, строя предположения о конечной цели их путешествия. Хотя в этом у него сомнений не было - они направлялись в Гоцлар - город Старцев, а точнее, к той точке, откуда можно будет начать поиски руин.
Не так представлял себе это путешествие Василий по пути из Ленинграда в Коммунарск Приметы, по которым можно отыскать тайный город, он запомнил, оставив дневники барона в Северной столице, у себя в квартире, в тайнике. Однако бандиты Хека забрали у него предписание для начальника заставы "Пламенная" "...О необходимости оказания всяческого содействия и выделении поисковой группы - не менее пяти человек, поступающей в полное распоряжение товарища Кузьмина". Так что они знали, что оперуполномоченный может отыскать затерянный город. А из-за простреленной ноги он оказался в полной власти бандитов. Он не мог даже пытаться сбежать. Что же до басмачей, то они скорее всего тоже знают отправную точку поисков, вот только что делать дальше... Он-то знал, куда идти, и бандиты об этом знали, а так как он находился в их полной власти... В общем, никуда он деться от них не мог.
И вот первый привал - по расчетам Василия, им предстояло три дневных перехода до той точки, откуда следовало начинать поиски. И первый из переходов остался позади...
Когда лошади остановились, Хек вновь подъехал к носилкам.
- Сейчас будет привал, мы поужинаем, и потом я хотел бы побеседовать с вами.
Он развернул было лошадь, собираясь уезжать, но Василий остановил его:
- Я понимаю, зачем это тебе, гауптштурмфюрер, но почему с тобой люди Хасана? Я целый день ломал над этим голову. Сомнительно, чтобы их интересовали загадки древних цивилизаций. Неужели господин Гиммлер платит такие большие деньги...
- Вы слишком узко мыслите. Впрочем, согласно теориям Третьего рейха, ваш народ изначально, по названию, раб.1Что же до людей Востока, они могут быть какими угодно, но только не податливыми рабами. Попробуйте договориться с ними, и очень скоро вы поймете, что, несмотря на любые обещания, они будут делать исключительно то, что выгодно им. В этом основная ошибка ваших идеологов. Вы считаете, что народы Востока можно перевоспитать. Это ерунда. Их можно подчинить, как это сделал ваш Буденный, но перевоспитать... - тут гауптштурмфюрер покачал головой. - Это невозможно.
- И все же, насколько я понимаю, Хасан и его люди подчиняются вам?
- Скажем так... У нас сходные цели.
- То есть? - удивился Василий.
- Люди Хасана, как и я, хотят найти Гоцлар... Да и вы, судя по тому, что доложили мне наши агенты, направляетесь туда же.
- Но...
- Поговорим об этом за ужином.
Вскоре были разбиты палатки. Басмачи запалили костер, на котором тут же стали готовить что-то в большом котле. После чего Василия напоили свежей водой. Ее в мятой фляге принес один из басмачей. Вода была вкусной, холодной - лучшее лакомство после долгого дня пути. Оттого, что вода была свежей, Василий решил, что лагерь разбит возле одного из тайных колодцев. Это для красноармейцев пустыня была непроходимым песчаным морем, а басмачи знали в этом море каждый крошечный островок. Тогда возникал вопрос, почему они до сих пор не смогли обнаружить руины древнего города, тем более что, по словам гауптштурмфюрера, его долго искали.
"Ладно, - решил Василий, - всему свое время. Рано или поздно узнаем и это".
Потом неожиданно откуда-то из-за палаток раздался странный голос - кто-то монотонно завел вечерний намаз, читая нараспев аяты. Тут же бандиты, все как один расстелив коврики, опустились на колени, повернувшись в сторону Киблы, стали приносить земные поклоны, вторя невидимому мулле.
- Алиф. Лам. Ра. Мы ниспослали тебе Писание, чтобы ты вывел людей с дозволения их Господа из мраков к свету - на путь Могущественного, Достохвального, - мысленно повторил следом за ними Василий, хотя, быть может, мулла читал совсем другой аят. А потом на всякий случай добавил: - Иже еси на небеси...
После намаза к носилкам подошло еще несколько басмачей. Один из них помог Василию сесть на краю носилок, второй протянул ему импровизированный костыль, заканчивающийся не острием, а небольшой дощечкой. В первый момент оперуполномоченный с сомнением посмотрел на это приспособление, но потом, попробовав, убедился, что тот достаточно прочен, чтобы выдержать вес его тела, и хотя ходить, опираясь на костыль, было не так уж просто и вовсе не безболезненно, Василию ничего не оставалось, как подчиниться.
Вначале его отвели к колодцу - бездонной дыре в песке, рядом с которой возвышалась груда больших камней. Тут Василию дали возможность умыться, а потом препроводили в одну из трех палаток. Там его ждал походный стол, за которым, словно король, восседал гаупштурмфюрер Хек. Справа от него сидел предводитель басмачей. Было видно, что за столом Хасану непривычно. Он все время ерзал, то, опуская руку, хватался за походный стул, словно проверяя, надежна ли его опора.
- Прошу к нашему столу, - радушно приветствовал Василия гауптштурмфюрер. Незаметным жестом он отослал конвоиров.
Хасан лишь буркнул что-то неразборчивое.
- Вот и наш уездный предводитель команчей выразил свою радость...
- Мне кажется, он сказал что-то другое.
- Разумеется, - ответил гауптштурмфюрер, и лицо его расплылось в широкой улыбке. - Дословно это будет звучать примерно так: "Еще один иноверный пес". Но отнеситесь с пониманием. Люди Востока - дети природы. Они сама непосредственность, говорят только то, что думают. К тому же вы перебили его людей. Так будем же снисходительны, - а потом, повернувшись к Хасану, выдал длинную фразу на непонятном языке, и вновь повернулся к Василию: - Я сказал нашему другу, что вы очень рады его компании и приложите все усилия, чтобы открыть нам тайны Гоцлара. Ведь так?.. - Хек вопросительно взглянул на Василия, но тот молчал, словно воды в рот набрав. Чтобы размягчить ситуацию, Хек добавил: - Хасан ни слова не понимает ни по-русски, ни по-немецки - идеальный союзник. А вы пока присаживайтесь, - и Хек жестом указал Василию на свободный стул.
Сделав два неуклюжих прыжка, Василий присел, оказавшись напротив Хасана по левую руку от немца.
- Что ж, - продолжал словоохотливый гауптштурмфюрер, - рад, что мы вот так вот по-дружески собрались тут, - потом он выдал две фразы на туркменском и, поставив перед каждым из трех по маленькому стальному стаканчику, наполнил их. - К сожалению, это всего лишь шнапс, а не ваша водка... - и еще одна фраза по-туркменски. После чего гауптштурмфюрер провозгласил тост. - За то, чтобы наши поиски оказались успешными. За Гоцлар!
Василий хлебнул шнапса. Напиток был и в самом деле отвратительным. Он напоминал фруктовую водку, разбавленную вдвое, да к тому же теплую. Краем глаза он заметил, что гауптштурмфюрер выпил, а Хасан даже не притронулся к налитому стаканчику.
- Я вот хотел бы спросить... - начал он, обводя взглядом угощения, расставленные на столе, - несколько вскрытых консервных банок с непонятными надписями по-немецки и плетеное блюдо с фруктами. Только сейчас он понял, насколько проголодался, а рюмка шнапса лишь обострила чувство голода. Однако переборов себя - в первую очередь дело, а потом потребности тела, - Василий продолжил: - Я многое могу понять, но какой интерес Аненербе в древних руинах?
- А вас зачем сюда прислали?
- Ответ вопросом на вопрос...
- Хорошо, - улыбнулся Хек, и Василий в очередной раз поймал себя на мысли, что в улыбке немца было что-то хищное, лживое и очень неприятное. - Договоримся таким образом: я отвечу на ваш вопрос, а вы на мой. Таким образом, ни один из нас не останется внакладе.
Однако Василий отрицательно покачал головой.
- А он? - Василий кивнул в сторону Хасана. - Мы договоримся, если ты, гауптштурмфюрер, пообещаешь, что после того, как я расскажу о причинах моего тут появления, ты объяснишь, зачем эти руины басмачам и зачем вам груз чараса. Он ведь больших денег стоит.
Гауптштурмфюрер задумался, потом обратился к Хасану, и они о чем-то заговорили, причем тон немца оставался по-прежнему слащавым, а бандит отвечал резко и с неприязнью. Наконец их препирательства закончились, и Хек вновь повернулся к Василию.
- Мой друг согласен... Что же касается чараса... Это отдельный разговор... Итак...
- Начинай, - кивнул Василий.
- Все очень просто. Как вы знаете, одна из ключевых фигур Аненербе - господин Карл Вилигут. Именно он является вдохновителем идей Гиммлера, а также самого фюрера. Однако не стану вдаваться в детали их взаимоотношений... Так вот, доподлинно известно, что бригаденфюрер Карл Мария Вилигут является наследником древней линии арийских королей, а корона его хранится в императорском дворце в Гоцларе. История немцев начинается где-то около 228 000 года до нашей эры. В те времена Землей правили Старцы - ужасные создания, деградировавших потомков которых можно и по сей день встретить в отдаленных уголках планеты. Кстати, они встречаются и в здешних краях. Должен сказать, это очень опасные создания... Собственно, наша история началась с того момента, когда предки бригаденфюрера из рода Адлер-Вилиготен, вступив в союз с другими племенами, разгромили Старцев и помогли установить мир после долгого периода войны, чем и ознаменовали наступление "второй Бозо культуры", символом которой стало основание города Гоцлар. Произошло это примерно в 78 000 году до нашей эры... - тут гауптштурмфюрер сделал паузу, внимательно глядя на Василия, словно ожидая, что его речь произведет некий громоподобный эффект, но Василия этот рассказ ничуть не тронул. Пауза затягивалась, и, поняв, что желаемого он не добился, гауптштурмфюрер продолжал. - Однако совсем недавно, в результате неких археологических находок, стало известно, что Гоцлар изначально был городом Старцев. Победив их, люди обосновались в их жилищах. Однако через несколько лет случилось ужасное: Старцы вернулись в город. Воспользовавшись тайными путями, недоступными для людей, они пробрались в самый центр Гоцлара и устроили грандиозную резню. Тогда погибло много тысяч людей, однако предкам Вилигута удалось бежать из разрушенного города. Вот, собственно, и вся история. Касательно целей моей миссии, то мне нужно вернуть законному владельцу корону - корону первых немецких королей, в которой заключена невероятная мистическая сила. Вот и всё.
- А ваши поиски в Юсуповском дворце?
- Я искал координаты Гоцлара. А нашли их вы.
- И все же почему...
Гауптштурмфюрер поднял руку, останавливая Василия.
- Мы же договорились. Теперь ваша очередь сказать, зачем вам, точнее вашему руководству, нужен Гоцлар.
Василий глубоко вздохнул. Сказать правду? Впрочем, можно и так. Он ведь ничем не рискует. Все, что он может сказать, - общие слова, ничего конкретного.
- Мы ищем Гоцлар, потому что это часть головоломки, связанной с тайной Великого Ктулху. Старцы были его врагами. Они воевали с ним много лет, а соответственно, при удачном стечении обстоятельств я надеюсь обнаружить координаты Р'льеха или узнать способ, каким можно разбудить Древнего бога...
- Так вас больше интересует Великий Древний... - задумчиво протянул гауптштурмфюрер. - Занятно...
- Нет, наша молодая республика не отказалась бы заполучить и тайны цивилизации Старцев, - возразил Василий, - но я лично оказался втянут в это дело... - он не стал продолжать, поняв, что и так сболтнул лишнее. Но гауптштурмфюрер, казалось, этого не заметил. - Что ж, а теперь расскажите мне о Хасане и его людях.
- Минуточку. Увы, несмотря на то, что все мы вместе собрались за этим столом, между нами, кроме политического, существует и языковой барьер, а так как я единственный, кто может общаться с обеими сторонами, то я вынужден, прежде чем продолжить, перевести ваш ответ моему другу Хасану, - гауптштурмфюрер повернулся к предводителю басмачей и начал говорить.
Василий не понимал ни слова. В какой-то момент у него возникло странное ощущение, что гауптштурмфюрер обманывает его самым чудовищным образом, но с этим он ничего поделать не мог. Сколько раз он говорил себе, что надо пойти на рабфаковские курсы и выучить какой-то из иностранных языков, например, немецкий или французский, а может быть, и модный испанский, и каждый раз появлялось какое-то новое дело, задание... А потом, разве после мировой революции пролетариат не будет говорить на едином международном языке?.. Кстати, а откуда гауптштурмфюрер Хек так хорошо знает русский? Он-то точно не из обрусевших немцев. Как там... истинный ариец. А говорит практически без акцента.
- Еще раз прошу прощения, я перевел господину Хасану ваш ответ, пусть немного неточно, но суть я передал, - все так же вычурно вежливо продолжал немец. - Что же до местных легенд... Вы слышали об арабе Аль-Хазреде? Это автор знаменитого "Некрономикона" - одной из главных книг, посвященных Великим Древним. Если Ктулху находится в сфере ваших интересов, то вы, несомненно, слышали и о книге, и об Аль-Хазреде.
Василий только пожал плечами. Это арабское имя ни о чем не говорило ему. Что же касается "Некрономикона"... Помнится, барон Фредерикс поминал эту чудовищную книгу, когда рассказывал о Старцах. Или он слышал о "Некрономиконе" от кого-то другого?
- "Некрономикон"?.. - задумчиво переспросил Василий.
- Что ж, напомню. Подлинное содержание этой книги остается загадкой. Но тем не менее известно, что там описываются многие секреты Земли и космического пространства. В книге упоминаются некоторые истинные божества - обитатели Земли, предшествующие человеческой расе. Они олицетворяют собой принципы времени, пространства и бесконечности, темные и светлые аспекты мира, вечный хаос и силы природы. Согласно "Некрономикону", наша Земля обладает таинственной силой, которая воплощена в Верховном божестве Древних богов - Ктулху. Там же говорится о приходе расы Древних и падении человечества, как только Ктулху будет разбужен. Некоторые главы "Некрономикона" перекликаются с идеей Апокалипсиса в Книге Иоанна. С помощью этой книги можно вызвать всех этих могущественных богов, а также различную нечисть других миров.
- Но как столь опасная книга могла вообще появиться на свет?
- Написал "Некрономикон" Аль-Хазред, примерно в первой половине восьмого века от Рождества Христова. Несколько раз эту книги переводили на разные языки, хотя общепринятое название взяли от греческого перевода. Его сделал православный ученый из Константинополя - Теодор Филет, приблизительно в середине десятого века. На латынь "Некрономикон" перевел Оле Ворм. Причем в предисловии он заявил, что арабский оригинал утерян. Перевод Ворма издали два раза в пятнадцатом веке в Германии и в семнадцатом в Испании. Последнее издание было сделано достаточно большим тиражом, и книга была запрещена папской церковью. Большая часть тиражей была уничтожена. Отпечатанный греческий же перевод хранился сначала в Италии, а потом был перевезен в новый свет, где погиб во время пожара в Салеме, уничтожившем библиотеку Пикмана. Ныне, как полагают свой экземпляр есть у ученого и мага Джона Ди. Говорят, он сделал перевод на английский, однако до нас эта книга дошла лишь в отрывках. И все же, несмотря на усилия папских агентов, по слухам несколькими экземплярами "Некрономикона" владеют различные учреждения и люди на Западе. Говорят, эта книга есть в Британском музее, библиотеке университетов Гарварда, Буэнос-Айреса и Мискатоника. Еще один экземпляр хранится в библиотека Аркхема, штат Массачусетс. И это все издания на латинском языке, из отпечатанного в Испании тиража. Еще с десяток экземпляров хранится у частных лиц и коллекционеров.
- Интересно, кто же мог создать подобный том. Вряд ли у такой книги было много авторов.
- Точно. Согласно легендам, ее написал один безумец - Аль-Хазред. Он жил приблизительно в VII веке нашей эры. Будучи родом из Саны, он с детства интересовался древностью и в одиночку исследовал руины Вавилона, пещеры Мемфиса. Десять лет он провел в великой аравийской пустыне - Руб-эль-Хали, там, где, по поверьям арабов, живут демоны и злые духи. Аль-Хазред, как и вы, господин Кузьмин, искал тайны древних цивилизаций. Видите ли, согласно его же собственному признанию, отцом его был джинн, воспитан он был как принц королевского двора и соблазнил одну из дочерей правителя Йемена. Та родила. В те времена на Востоке были суровые законы. Когда это дело открылось, младенец был убит, и Аль-Хазреда заставили отведать его сырой плоти, после чего труп сожгли. Самого же поэта кастрировали. Ему отрезали нос и уши, исполосовали шрамами все тело. Все думали, что он умрет. Однако он выжил и поклялся отомстить. Для этого начал изучать некромантию, посещать запретные места, вроде Гоцлара. Долгое время он блуждал по миру. Занятия некромантией открыли ему заброшенные пещеры и колодцы, которые уходили глубоко под землю. Он отказался от своей веры и начал поклоняться древним титанам, которых обожали духи пустыни... С помощью колдовства он хотел восстановить свои изувеченные и отрезанные члены, вернуться в Йемен с триумфом и потребовать себе в жены принцессу. С помощью магии он скрыл свое лицо, так что оно казалось таким, как у нормального человека, и бродил по миру в поисках тайной мудрости. В Сизе, в земле Египта, он узнал от тайного культа языческих жрецов с бритыми головами путь к воскрешению мертвых и научился тому, как заставить их выполнять его распоряжения. В Халдее он в совершенстве овладел искусством астрологии, от евреев в Александрии получил знания забытых языков и сведения, как использовать голос для произнесения варварских слов заклинания, поскольку, хотя жестокий царь лишил его всех дарований, красота и сила его голоса у него остались... На принцессе Аль-Хазред так и не женился. На старости лет он поселился в Дамаске и жил в великой роскоши, так как за годы своих скитаний он собрал неисчислимые богатства, став самым богатым человеком в мире. Однако он перед смертью призвал мертвых, и те спрятали его сокровища, в равных долях распределив их между храмами трех древних городов, одним из которых был Гоцлар.
- То есть вы хотите сказать, что среди этих руин до сих пор хранятся сокровища Аль-Хазреда? - удивился Василий.
- Все может быть, - пожал плечами гауптштурмфюрер. - Судя по легендам этих земель, никому так и не удалось добраться до сокровищ. И всему виной пустыня и Старцы. Эти твари очень опасны, и их очень трудно убить. Быть может, поэтому они и выжили, несмотря на то, что Древние, их слуги и люди уничтожали чудовищ многие тысячи лет.
- А вы их не боитесь? - поинтересовался Василий.
- Во-первых, ныне существует такая вещь, как армейский огнемет. Перед ним не устоит ни одно растение. А ведь по своей сути Старцы принадлежат растительному миру. А во-вторых... - тут гауптштурмфюрер замялся, словно пытаясь подыскать нужные слова. - У вас, русских, есть подходящая пословица... "Волков бояться, в лес не ходить"... - он хотел еще что-то добавить, но тут тишину ночной пустыни разорвал ужасный крик, и было в нем столько боли и отчаяния, что все присутствующие в палатке одновременно содрогнулись.
- Что это?
- Hoi's der Teufel! 2- воскликнул гауптштурмфюрер. - Что это?
Хасан вскочил, схватившись за нож. Потом, бросив немцу какую-то фразу, бегом выскочил из палатки. Крик повторился.
- Думаю, и нам стоит взглянуть... - с вызовов глядя на немца, объявил Василий. Для себя он так и не решил, как ему отнестись к откровениям противника. Судя по всему, цели у них и в самом деле были разные. Конечно, молодой советской республике не помешали бы сокровища Аль-Хазреда, а тем более корона легендарного короля древности, но основной целью Василия было узнать секрет пробуждения Ктулху, координаты подводных городов его слуг. Точнее, эта была та задача, которую он ставил перед собой. Указания руководства были много туманнее. Тем более что сейчас, после великих чисток партии, когда с таким трудом удалось справиться со всевозможными уклонами, деятельность Третьего отдела ГУГБ ни в какие ворота не лезла... Но все это осталось там, в далеком Ленинграде, а здесь реальностью были басмачи и этот странный немец из Аненербе. И похоже, в этой пустыне враги у них общие.
Видимо, к такому же выводу пришел и гауптштурмфюрер.
Протянув Василию костыль, он спросил:
- Дойдете?
Василий кивнул.
- Тут бежать некуда - кругом пески, так что пытаться бежать не советую... А я поспешу, - и с этими словами гауптштурмфюрер вынырнул из палатки.
Василию ничего не оставалось, как последовать за немцем.
На улице оказалось много прохладнее, чем ожидал Василий. Дневной зной сменился ночной, мягко говоря, прохладой. А ведь это только самое начало ночи. Василий с ужасом представил, какой холод будет царить в пустыне под утро, и заранее поежился. Тем не менее воздух оставался тяжелым, не было в нем приятной свежести... Вдохнув полной грудью, Василий посмотрел на две цепочки следов, ведущих от палатки. Ветер заметал их, засыпая мелкой песчаной пылью, но пока еще они были хорошо видны - следы гауптштурмфюрера и Хасана. Эх, если бы не эта рана... Впрочем, бродить по пустыне без воды, без оружия и без проводника, одновременно играя в прятки с басмачами, которые эти места худо-бедно знают, было бы верхом глупости. Поэтому, еще раз вздохнув, Василий побрел по следам своих пленителей. Надо узнать, кто там кричал, что случилось. Быть может, ему предстоит встретиться с таинственными Старцами, о которых все так много говорили, но которых никто не видел.
Первые несколько шагов были ужасными. Каждое движение болью отдавало в раненой ноге, да и сам костыль соорудил человек, явно не имеющий отношения к ортопедическому искусству. Однако через пару минут Василий приноровился и, то подпрыгивая, то шагая, развил завидную скорость.
Гауптштурмфюрера и Хасана он нашел метрах в двухстах за лагерем. Там же столпилась большая часть басмачей. Многие сжимали в руках горячие головни и опасливо оглядывались. Все были вооружены.
Подойдя ближе, Василий на мгновение замер, задохнувшись от ядовитого запаха. Отвратительно удушающая вонь, от которой выворачивало внутренности. И что самое удивительное, этот запах показался Василию знакомым, только вот он никак не мог вспомнить, где сталкивался с ним раньше.
Он стал протискиваться сквозь толпу. Басмачи расступались с неохотой, и Василию, пока он продирался вперед, удалось позаимствовать короткий кривой нож. Незаметным движением Василий спрятал его в голенище сапога. Не пистолет, а пригодится.
Протиснувшись в первый ряд "зрителей", стоявших, зажав рукавами носы, Василий уставился на жуткое зрелище, открывшееся ему. На песке лежали полуразложившиеся останки одного из бандитов - скелет, покрытый вонючей клейкой субстанцией. В свете факелов поблескивали белые, как снег, ребра, торчащие из аморфной массы гнилой плоти.
"Знакомая картина, где-то я это уже видел", - пронеслось в голове Василия. И в какой-то миг, словно поток сквозь прорвавшуюся плотину, хлынули воспоминания. Вот он на краю болота стреляет в японцев, потом марш-бросок через лес. Странное жилище отказников. Да, именно там и тогда он впервые почувствовал этот запах, увидел точно такие же трупы, обмазанные вонючей слизью. Он вспомнил чудовищ, похожих на гигантских опарышей, которые пожирали полуразложившуюся человеческую плоть. Шогготы. Твари, от которых нет спасения. Но здесь, в пустыне?..
Василий обвел взглядом лица столпившихся бандитов - испуганные, грубые. Да, аллах тут не поможет. Вот только стоит ли предупреждать своих врагов о надвигающейся опасности? Может, дать "зверушкам" отобедать, как тогда сделал Григорий Арсеньевич? Однако Василий тут же сообразил, что сейчас не тот случай. Если шогготы уничтожат бандитов, то как в одиночку, раненый он выполнит задание партии, как найдет Гоцлар и как принесет назад добытую информацию?! Да, как бы там дальше дела ни сложились, а пока ему и немцу в самом деле стоило действовать заодно. Он повернулся к гауптштурмфюреру:
- Нам нужно срочно сворачивать лагерь и бежать.
- Из-за этого? - немец кивнул в сторону трупа.
- Да, - подтвердил Василий. - Не знаю, насколько опасны ваши Старцы, но эти твари просто ужасны, и огнем вы их не остановите.
- Ты уверен?
- Это шогготы - творения Старцев.
- Zu alien Teufeln wьnschen! 3- пробормотал себе под нос гауптштурмфюрер.
- Шогготы были предназначены для выполнения тяжелых работ и под ментальным воздействием могут приобретать любую форму... точнее могли. Постепенно развиваясь, они приобрели собственную волю и интеллект, а потом подняли восстание против Старцев. После поражения Старцев в войне с Древними "их коснулась длань Ньярлатотепа, и изменилась структура их ткани". Ныне они обитают в пространственных карманах, лежащих за гранью этого мира, и являются сюда лишь на охоту. После прикосновения Ньярлатотепа им больно находиться в нашей вселенной... По крайней мере, так говорил мне Григорий Арсеньевич... - на одном дыхании выпалил Василий.
Гауптштурмфюрер внимательно посмотрел на оперуполномоченного, словно хотел сказать: "А ты, парень, не так уж наивен, как хочешь показаться".
- Я читал об этих тварях."Шоггот - существо, состоящее из протоплазмы, представляющее собой бесформенную сущность и кислотную среду. Существование такого в действительности маловероятно". - Не совсем так. Скорее они напоминают гигантских пиявок или опарышей. Омерзительные твари.
- Но почему мы должны бежать? - спросил господин Хек через некоторое время.
- Шогготов нельзя убить. Если бы они могли комфортно существовать в нашем мире, они давно уничтожили бы всех людей, а так... Единственный способ остановить их - закрыть ворота между мирами, когда эти твари удалятся на отдых после удачной охоты.
- А ты сможешь это сделать?
- Нет, - обреченно покачал головой Василий. - Я лишь однажды видел этот ритуал, и то не до конца. Тем более без колдовских книг мне не воспроизвести символы, которые нужно начертить на воротах.
- Значит, говорите, бежать... - задумался немец.
- И чем быстрее, тем лучше, - с этими словами Василий развернулся и начал обратный путь через толпу. Краем глаза он увидел, как гауптштурмфюрер повернулся к Хасану и начал что-то объяснять ему.
Василий не прошел и половины расстояния до лагеря, как у него за спиной главарь басмачей выкрикнул какую-то команду. Тут же мимо Василия пронеслось несколько бандитов. Они поспешно подбежали к шатрам и тут же начали укладывать вещи. Лагерь сворачивался. Похоже, Хасан внял словам гауптштурмфюрера Хека. "Вот только не было бы поздно", - подумал Василий, вспоминая трупы японских солдат, высвеченные пламенем брошенных факелов.
Когда же ему вновь предложили лечь на носилки, он отказался. Тут же, словно из-под земли, появился гауптштурмфюрер Хек.
- В чем дело?
- Я поеду верхом. Не хочу оказаться беспомощным, если эти твари нападут.
Гауптштурмфюрер задумался, потом с интересом оглядел Василия, словно увидел его в первый раз.
- Нога?
- Перетерплю. К тому же я с детства привык ездить без седла.
- Послушайте, Василий, если вы собираетесь попытаться удрать...
- Я собираюсь попытаться остаться в живых, - в тон немцу ответил оперуполномоченный. - Если вход в обитель шогготов недалеко, нам предстоит неприятная ночка.
- Однако если эти твари, как вы говорите, похожи на червей, они должны передвигаться довольно медленно.
Василий в ответ только пожал плечами. Гауптштурмфюрер еще раз внимательно посмотрел на Василия.
- Хорошо, - согласился он, и, подозвав двух бандитов, приказал им что-то, те согласно кивнули. - Они присмотрят за вами, и не стоит выделывать никаких фокусов. На много километров вокруг - пустыня, и нигде ни поселков, ни оазисов, а потайные колодцы вам не найти. Так что не стоит делать глупостей, - и он исчез во тьме.
Вскоре второй бандит появился с седлом на плече. Он надел седло на одну из кляч, а потом помог Василию сесть верхом. Тот даже не пытался вставить ноги в стремена. Хотя боль почти ушла, Василий очень боялся, что раны его откроются. Он и так слишком сильно напрягал ногу за время "вечерней прогулки".
Еще несколько минут, и отряд отправился в путь... Оба приставленных к Василию бандита держались чуть поодаль, но тем не менее ни на секунду не выпускали оперуполномоченного из поля зрения. Выглядели они настоящими детьми Востока: тюрбаны, халаты, кривые сабли, карабины. Казалось, это два персонажа, сошедших с картин Верещагина. Для полноты сходства не хватало лишь груды черепов на заднем плане. "Ничего, если шогготы догонят, то сходство будет полным".
Время шло, отряд, словно призрачный караван, неспешно двигался по ночной пустыне, залитой лунным светом. В мире воцарилась зловещая тишина. И Василий успокоился, если бы не запах - отвратительный непереносимый запах шогготов. Иногда ветерок разгонял зловоние, а иногда волны его захлестывали караван, заставляя самый слабых сгибаться в седлах от приступов безудержной рвоты. Неожиданно где-то впереди раздались возбужденные голоса. Василий привстал в седле. Скакавшие впереди басмачи остановились, отчаянно о чем-то споря. Потом два всадника отделились от основной скучившейся массы и, развернув коней, на полной скорости понеслись в пустыню. Вслед им грянуло несколько выстрелов, и оба всадника выпали из седел.
- Хасан не любит, когда кто-то оспаривает его приказы, - заметил неожиданно возникший из темноты гауптштурмфюрер. Он восседал на черном как смоль скакуне. А может, это лишь казалось Василию - свет звезд обманчив. Кроме того, у него начала вновь болеть нога. И боль была неприятной, дергающей, словно кто-то то и дело касался горящей папиросой обнаженного нерва. - Это послужит уроком остальным... Видите ли, эти дикари хотят обладать сокровищами Аль-Хазреда, но не хотят ехать в Гоцлар - обитель демонов. Да тут еще эти шогготы - безрадостная перспектива.
Неожиданно для самого себя Василий качнулся в седле.
- Я смотрю, вам нехорошо... - сказал гауптштурмфюрер. - Сейчас позову лекаря...
- Не стоит, - покачал головой Василий. - Если лекарь станет осматривать, а то и лечить меня, то нам придется остановиться. А в данной ситуации это смерти подобно. Судя по запаху, шогготы нас нагоняют. Пусть эти твари окажутся далеко позади, а потом пусть лекарь колдует надо мной, сколько захочет. Нам не стоит встречаться с этими чудовищами, - и Василий дал шпоры своей лошади.
Однако он ошибался. Шогготы не преследовали их. Они подготовили засаду по всем правилам военного искусства...
Через несколько километров характер местности изменился. Каменистую почву сменили пески - невысокие дюны. А потом неожиданно дюны вздыбились, и из-под песка высунулись длинные мертвенно-белые черви. Несколько тварей появилось на пути отряда, несколько позади. В лунном свете их тела имели особый матовый оттенок, словно перележавшие в воде трупы. На конце туловища каждой твари чернело отверстие, напоминающее разверстую пасть с несколькими рядами острых треугольных зубов. Но не это оказалось самым страшным, и даже не чудовищная вонь... Вокруг пасти каждой твари были странные бурые выступы, напоминающие гигантские бородавки. Иногда между ними проскакивали электрические разряды. Потом одна из тварей повернулась в сторону всадников, и из ее пасти вырвалась настоящая молния. Она ударила в одного из басмачей, и тот, взвыв от боли, изогнулся в седле. Оружие выпало из его руки, и он безвольным кулем рухнул на песок.
"Что-то новенькое, - подумал Василий. - Те твари, с которыми Григорий Арсеньевич расправился в том забытом богом уголке Сибири, молниями не били... зато они плевались ядом... Одно другого не слаще".
Тут же на отряд со всех сторон полетели молнии. Бандиты открыли ответный огонь. Как и подозревал Василий, их пули не причиняли чудовищам заметного вреда. Они входили в тела тварей с неприятными чавкающими звуками. Вдруг одно из чудовищ рванулось вверх из земли, поднявшись много выше ближайшего всадника. Пасть твари широко открылась, и из нее на басмача хлынул поток зеленоватой слизи. В один миг рука человека, державшая саблю, превратилась в руку скелета - плоть стала сползать с костей, словно студенистое желе. Она пузырилась, словно погруженная в концентрированную кислоту. А как кричал этот человек! Его крик разносился по всей пустыне. От него звенело в ушах.
Нужно было срочно что-то придумать. Еще несколько минут, и в живых никто не останется.
Неожиданно Василию в голову пришла одна забавная мысль. Он краем глаза взглянул на своих конвоиров, но тем явно было не до пленника, потом глянул в сторону бандитов, ехавших впереди. У одного из них к поясу была приторочена связка английских гранат - здоровенные шайбы на толстой ручке. Василий, пришпорив лошадь, подскакал к бандиту, сорвал с его пояса гранату, дернул чеку и прицельно, как на учениях, метнул в раскрытую пасть ближайшего чудовища. Мгновение, и верхняя часть шоггота разлетелась фонтаном ядовитой белесой плоти. Остальная часть червя тут же исчезла под землей. Владелец гранаты с удивлением уставился на Василия. Тот потянулся за следующей гранатой, но басмач остановил его руку, погрозив оперативнику пальцем. Сам, сорвав с пояса вторую гранату, швырнул ее в другого шоггота. Его бросок оказался не таким точным. Граната разорвалась рядом с чудовищем, оторвав торчащую из земли часть от спрятанного под землей туловища. Мгновение, и обе части исчезли, закопавшись в песок. Тут же вокруг загремели взрывы.
Как только в кругу шогготов образовалась брешь достаточного размера, басмачи единой волной устремились туда, оставив позади с десяток мертвых тел.
Какое-то время они гнали коней по пустыне куда глаза глядят, видимо стараясь ускакать как можно дальше от смертоносных преследователей. Обернувшись, Василий увидел, как длинные белые черви, выпластавшись из земли, ползут к мертвым телам. Пир начался.
А всадники неслись по пустыне, не разбирая дороги, километр за километром, пока над горизонтом не взошла полная луна. Круглая, желтая, словно маслянистая головка сыра, она залила пустыню золотистым светом, заставив потускнеть звезды... Скакуны, не отдохнувшие еще после дневного перехода, постепенно начали сбавлять темп. Вскоре отряд остановился. Василий издалека наблюдал, как гауптштурмфюрер и Хасан о чем-то совещаются. Он хотел было подъехать поближе, но вовремя одернул себя. Его враги вряд ли говорили по-русски, а туркменского Василий не знал.
Совещание заняло более получаса, после чего гауптштурмфюрер, развернув своего скакуна, подъехал к Василию.
- Нужно сделать привал, но... - начал было он.
- Можете спокойно расседлывать коней, - вздохнул Василий. - Шогготы поели. Теперь они вернутся в свою обитель, так что у нас есть часов восемь-десять до того, как они снова попытаются напасть.
- Но... - начал было гауптштурмфюрер, с сомнением глядя на своего пленника.
- Можете не сомневаться. Мне нет смысла вас обманывать, ведь шогготы не станут делать различия ни между фашистом и коммунистом, ни между христианами и мусульманами. Их выбор происходит исключительно сообразно их гастрономическим пристрастиям.
- Тем не менее должен напомнить, что если что-то пойдет не так, вы умрете первым.
- А я-то тут при чем! - возмутился Василий. - Я к шогготам не имею никакого отношения.
- Тем не менее вы единственный, кто раньше сталкивался с ними. Посему мы должны выполнять ваши пожелания, а следовательно, хотите вы того или нет, вы отчасти в ответе за жизни воинов Хасана, тем более на заставе вы перебили его людей.
- Только после того, как они перерезали всю заставу.
- Это вы будете обсуждать с Хасаном, - зло усмехнулся гауптштурмфюрер. - А пока мы все в одной лодке, до тех пор, пока не доберемся до Двойной скалы.
Василий нахмурился. Откуда гауптштурмфюреру известно об этом месте? Ведь именно с него начинается тропа, ведущая в Гоцлар. Даже начальство Василия не знало о приметах, ориентируясь на которые, следовало искать таинственный город Старцев.
- А потом, когда мы доберемся до скал? - поинтересовался Василий.
- Потом... - гауптштурмфюрер задумался. - Не знаю. Все зависит от вас. Если вы будете сотрудничать и покажете дорогу к Гоцлару...
- То я останусь жив?
Хек пожал плечами, ничего не ответив. Он хотел было отъехать, но Василий остановил его.
- Я задал вопрос...
Не то чтобы он боялся смерти. Василий был совершенно уверен в собственных силах, но ему хотелось прояснить ситуацию, чтобы понимать, на что он должен рассчитывать, и какие неприятности могут ожидать его в будущем. Как бы то ни было, предупрежден - значит вооружен.
Однако, несмотря на прямой вопрос, гауптштурмфюрер не спешил отвечать. Наконец, не выдержав затянувшейся паузы, он промямлил:
- В лучшем случае мне удастся уговорить Хасана оставить вас в покое. Хотя в одиночестве, в пустыне... не уверен, что вам удастся выбраться из Черных песков.
В словах гауптштурмфюрера была определенная логика. В одиночку выжить среди барханов Каракумов или каменистых холмов южных пустынь, не зная тайных троп, ведущих через пустыню, и колодцев, скрытых под пирамидами камней, было почти невозможно. Однако у Василия имелся один козырь, который, как он надеялся, поможет ему. Правда, в чем именно будет заключаться эта помощь, Василий не знал.
* * *
К Двойной скале они выехали к вечеру следующего дня.
После дня, проведенного в седле, раненая нога невероятно ныла, так что Василий несколько раз пожалел, что отказался от носилок, правда, тогда они вряд ли вырвались бы из засады шогготов. К тому времени окружающий пейзаж изменился. Теперь повсюду были каменистые холмы, пронизанные лабиринтами ущелий. Сама же Двойная скала полностью оправдывала свое название - двойной пик, поднимающийся над равниной на несколько сотен метров, напоминал два пальца великана, указывающие в белесое, выгоревшее южное небо.
У подножия этих скал раскинулась крошечная долина, в центре которой сверкало маленькое озерцо. Зеленые заросли подступали к нему со всех сторон. Именно отсюда начиналась древняя дорога в Гоцлар, но можно было всю жизнь бродить по холмам и не найти загадочных руин. Судя по поведению басмачей, они были тут не в первый раз, но прежде им ничего не удалось обнаружить.
- Вот мы и прибыли, - улыбнулся гауптштурмфюрер, вновь поравнявшись с Василием.
- Надеюсь, мы не проедем мимо этого оазиса.
- Да, - кивнул немец. - Хасан тоже хочет устроить тут лагерь на ночь. А утром мы отправимся дальше.
- Хорошо бы, - поморщившись от боли в ноге, согласился Василий.
- Надеюсь, в эту ночь шогготы нас не побеспокоят.
- Мы слишком далеко отъехали от их обители, а как мне известно, они не склонны перемещаться на большие расстояния.
Гауптштурмфюрер кивнул.
- И... Василий, не делайте глупостей. Вам одному не добраться до Гоцлара, я не говорю о стражах и о Старцах.
Василий хмыкнул.
- Не первый раз меня пугают этими "разумными растениями", но я так ни разу и не встречал ни одного.
- И очень надеюсь, что мы их не встретим. Хотя, направляясь в город Старцев, странно было бы не натолкнуться хотя бы на одного из них.
- Гоцлар - мертвый город, - напомнил гауптштурмфюреру Василий. - Если кто и обитает там, так это дикари...
- Мертвый, - согласился немец. - Но человек называет брошенным тот город, где не живут люди, а если город изначально был построен не для людей?
- Однако в нем жили люди. Предки твоего командира Вилигута ведь были людьми? Значит...
- Ничего это не значит, - отмахнулся гауптштурмфюрер. - Мистические знания, причем те, что касаются столь древних эпох, очень неточные. Если хотя бы половина легенд была правдой, то... - гауптштурмфюрер махнул рукой и пришпорил своего скакуна, направляясь в сторону Двойной скалы.
Василий тоже подстегнул лошадь, решив не отставать от гауптштурмфюрера, но его кляча не прибавила шага, продолжая медленно плестись в хвосте отряда.
Глава 5
Записки Григория Арсеньевича Фредерикса
Продолжение
Вы, чьи широкие шинели
Напоминали паруса,
Чьи шпоры весело звенели
И голоса, и голоса...
И чьи глаза, как бриллианты,
На сердце вырезали след -
Очаровательные франты
Минувших лет.
М. Цветаева.
"Генералам двенадцатого года"
25 февраля 1905 года
Пенал из храма я открыл только сегодня в теплушке, где-то в самом сердце Южной Сибири. Сам пенал был небольшим, чуть длиннее человеческой ладони. Всю его поверхность покрывали странные письмена, очень похожие на вавилонскую клинопись. Я даже узнал несколько знакомых слов, но в целом в текст они так и не сложились. "Опасность", "дерево", "охранник" или "страж" перемежаются незнакомыми мне словами. Нет, если бы я был в Петербурге, я без сомнения сумел бы прочесть эту надпись. В крайнем случае скопировал бы ее и обратился к одному из университетских специалистов или заглянул бы в Академию наук. А так прочел, что помнил, в очередной раз проклиная собственную безграмотность. Однако никогда не знаешь, что тебе в жизни пригодится...
И еще на одной из сторон пенала был рисунок-осьминог. Но это-то как раз меня не сильно удивило, так как я отлично помнил чудовище.
Еще меня постоянно мучает вопрос: зачем этот пенал понадобился тому англичанину. Ведь, судя по всему, он потратил немалые деньги, прибыв в безымянный храм за этим сокровищем. Да и чудовище, вставшее из гроба, никак не покидало моих мыслей.
Конечно, я отлично понимал, что мертвый восстать не может... или может. Обращаясь к практике древних культов, никогда нельзя сказать, что правда, а что вымысел, тем более сейчас, в начале двадцатого века, многое из того, что раньше приписывали колдовству и действию потусторонних сил, оказалось всего лишь необычными природными явлениями, которые довольно легко объяснить.
Тогда выходит, что тварь находилась в глубоком летаргическом сне. Но как она смогла с такой легкостью пробудиться? Или так было и задумано: вечный сон в безымянной гробнице. И что это была за тварь? Пришелец со звезд или порождение ночного кошмара, того, что мы называем "черной магией". А может, это просто урод от рождения, место которому в ломоносовской кунсткамере?..
Но вернемся к пеналу.
На то, чтобы открыть его, у меня ушло часа три. Надо сказать, что сделан он был из какой-то очень странной древесины зеленоватого оттенка. Вначале я подумал, что дерево покрыто специфической краской или полупрозрачным лаком, но после тщательного изучения пенала с помощью лупы пришел к выводу, что существо (не скажу "человек"), выточившее его, использовало неведомый мне сорт дерева с зеленоватой древесиной.
Вообще, сейчас в теплушке, после того, как окончательно стало ясно, что эту войну мы проиграли, все случившееся со мной представляется мне каким-то наваждением-кошмаром, от которого я не могу отделаться и который возвращается ко мне снова и снова. И всякий раз мне кажется, что я снова прячусь от японских стрелков на крыше таинственного храма, а рядом, изнемогая от страшных ран, умирает Степан.
Что же до самого пенала, то была еще одна вещь, сильно удивившая меня. То, что саркофагу и твари, лежавшей в нем, много лет, не вызывало сомнений. Однако как долго может храниться дерево? Я внимательно осмотрел пенал и не нашел на нем никаких признаков воздействия времени. Он мог быть вырезан и год, и триста лет назад. С другой стороны, древесина не была ни покрашенной, ни лакированной, а климат в Маньчжурии еще тот. Тем более в сыром помещении... Нет, здесь не обошлось без тайных сил, и скорее всего, пенал хранил нечто очень ценное. Но что там могло быть? Золото или другой какой-то драгоценный металл? Вряд ли. Пенал слишком легкий. Драгоценные камни? Вполне возможно, однако их не столь много, чтобы ради них рисковать жизнью, проехав полмира (я имею в виду англичанина). Некий алмаз запредельного размера? Может быть...
Я долго крутил пенал, поднося его к свету, пока не обнаружил тоненький шов, указывающий на то, что нужно было всего лишь сдвинуть в сторону верхнюю панель.
Проделать эту несложную операцию мне удалось только с четвертой или пятой попытки. Как бы то ни было, открывался пенал очень просто.
Внутри деревянной коробочки, вырезанной из единого куска древесины, оказалось два отделения - большое и маленькое. Большое имело продолговатую форму, и в нем лежал в свернутом виде какой-то пергамент. Точнее, как я выяснил чуть позже, сразу два. А второе отделение было круглым, и в нем лежало нечто удивительное - небольшой шарик, напоминающий жемчужину, переливающуюся всеми цветами радуги. Достав вещицу из пенала, я долго рассматривал ее, перекатывая в ладони. Она искрилась, переливалась всеми цветами радуги, словно перламутровая ракушка, но во много раз ярче.
Наконец, налюбовавшись, я убрал жемчужину назад в пенал и занялся пергаментами. Их, как я уже говорил, было два. Один из них оказался картой, а точнее, картой и схемой. Бумага была очень тонкой... Хотя, быть может, это вовсе и не бумага. Второй пергамент покрывали надписи на арабском, но не на современном, а на древнем его варианте. Тем не менее я с легкостью прочел письмо, содержание которого поразило меня до глубины души. Ни о чем подобном я и помыслить не мог. И тем не менее. Привожу его здесь полностью, скорее из опасения, что какая-то деталь может выпасть из моей памяти или же мне придется обратиться к этому документу, дабы что-то уточнить. Ну не стану же я всякий раз разворачивать старинный пергамент - вещь ценную и хрупкую.
(Далее на отдельном листке) Перевод старинного манускрипта
Обитающий во тьме Внешней Пустоты, явись на Землю снова, заклинаю тебя. Пребывающий за Сферами Времени, услышь мою мольбу. Ты, чья сущность - Врата и Путь, явись, явись, слуга Твой призывает Тебя. Кенатир! Караркау! Дедос! Йог-Сотот! Я, Абдаллах ибн Джабир ибн Абдаллах ибн Амр аль-Хазраджи аль-Ансари, сын Джабир аль-Хазраджи, правоверного мусульманина из Иасриба, собирателя хадисов, в исполнение своей клятвы, находясь при смерти в одном из селений далекого Кхитая, пишу это письмо, дабы передано оно было одному из моих господ, слуг Ктулху Великого, либо любому из эмиссаров Р'льеха. Сообщаю, что, согласно повелению Великого Спящего, я отыскал проклятый город Гоцлар, лежащий в самом сердце Черных песков, что за страной афгулов, и, пользуясь знаками Старцев, прошел путем шогготов в последнюю обитель, где по сей день хранятся мудрость и богатства Старцев. Я точно выполнил наставления моего господина Йог-Сотота и готов бы был предстать перед ним лично, если бы не смертельная болезнь, которую я подхватил в Городе мертвых Гоцларе, в одной из ям, что открыл мне порошок Ибн Гази. И тем не менее я прилагаю карту пути, ведущего от Двойной скалы, и схематичный план центральной части города, где ныне правят неземные твари Гатаноа, чей лик столь ужасен, что убивает одним видом своим. Пусть пройдут по этой дороге слуги Ктулху, пусть свершится правосудие, и Гоцлар падет. Как пал тот, кто охранял путь, из чьего сердца я вырезал сей футляр. Кроме того, я прилагаю одну из потерянных жемчужин икры Ктулху. Согласно моим здравым рассуждениям - это шестая эмблема Вуал. Ключом служит четверостишие:
Во имя Наксир великой,
призываю я первородных сынов Ее!
Явитесь же, обитатели земель джиннов,
явитесь же, о Вуал, и утвердите решение мое!
Пусть же драгоценность вернется к своему господину и станет служить Ему по Его усмотрению. Абдул Аль-Хазред 20 июня 1905 года
Ура! Сегодня, наконец, справил все бумаги и еду в Пржевальск.
Кроме того, наш генерал выписал мне несколько рекомендаций, так что мне будет к кому обратиться за помощью.
Порой мне кажется, что я схожу с ума, и что затея моя совершенно безумна. Тем не менее я полон энтузиазма и верю, что мне удастся задуманное. Все рисуется в радужном свете после опытов с Вуалом, но, пожалуй, об этом стоит рассказать отдельно, дабы в памяти не стерлись отдельные детали происшедшего.
Из манускрипта мне было понятно, что Вуал - один из демонов. Но как его призвать? Неужели простое четверостишие может вызвать его к жизни? Мне, как и любому, с юности изучавшему оккультные науки, хотелось попробовать. Ведь одно дело сидеть за столом и следить за движением блюдечка во время спиритического сеанса, и совсем другое - реально, лицом к лицу столкнуться с демоном.
Однако я долго не решался провести этот эксперимент, так как не знал заклятие, которое позволит мне обуздать демона, вновь вернув его в свое царство. И все-таки любопытство пересилило.
Когда наш поезд остановился посреди густого леса у крошечного полустанка, который и названия не имел, я, убедившись у одного из служащих железной дороги, что состав не двинется с места до утра, углубился в лес, с трудом пробираясь через заросли.
Отойдя на довольно значительное расстояние от состава, я начертил на земле защитный круг и вписал четыре стороны света, согласно Агриппе, а после положил "жемчужину" на землю, встал в защитный круг и повторил заклятие, написанное в манускрипте. Ничего не произошло. Честно говоря, я, как и любой мистик, в те годы сильно сомневался в существовании сильнодействующей магии, и как истинный сын технической революции, жаждал чуда, однако то, что оно так и не произошло, не сильно разочаровало меня.
На всякий случай я трижды повторил заклятие. Но ничего так и не случилось. Тогда мне пришло в голову, что, скорее всего, нужно произносить слова призыва в определенное время суток. Однако ни о чем подобном в письме Аль-Хазреда не говорилось. В общем, мне ничего не осталось, как забрать свое "сокровище" и вернуться назад в теплушку и ждать, когда поезд отправится дальше. Но тут случилось нечто непредвиденное.
На поляну вышел Лисовский со своими прихвостнями...
Тут я должен сделать небольшое отступление и рассказать об этом неприятном типе, с которым свела меня судьба. Был Лисовский из драгун, одного со мной роста и звания, но, в отличие от меня, любил компанию и, будучи не стеснен в средствах, швырял деньги направо и налево, а посему с ним всегда ходило два-три подхалима-подпевалы. Он был из тех, что обычно нравятся девушкам: статный, смазливый, с лихо закрученными усами. Не знаю, чем он там отличился на фронте, но на груди его блестел Георгиевский крест третьей степени, и ходил он гоголем, высоко задрав голову, глядя на всех сверху вниз.
Не знаю, чем я так не понравился ему, но с первой же встречи он стал задевать меня. Дело даже дошло до рукоприкладства. Когда он позволил себе очередное нелицеприятное выражение в мой адрес и в адрес моей матери, я, недолго сомневавшись, врезал ему по морде. Его подпевалы бросились на меня, и не знаю, чем бы закончилась эта свалка, если бы не подоспел патруль. Однако делу дальнейшего хода не дали, так как мы оба находились в равном чине и оба имели боевые заслуги, к тому же руководству было не до нас...
И вот теперь этот Лисовский (кстати, до сих пор не знаю, как его звали) неожиданно оказался на поляне, где я предавался эзотерическим изысканиям.
- Ага, наш малыш, похоже, решил призвать демонов, чтобы те помогли ему подтереть грязный зад. Он ведь обгадился... - начал он, и двое его приятелей из младших офицеров вторили ему смехом. - Посмотрите, как он пучит глазки. Только не выйдет ничего, дурень ты... - Он еще что-то говорил, но я не слышал его слов.
На земле прямо перед Лисовским лежала "жемчужина", и стоило ему опустить взгляд, как он увидел бы ее и... Боясь потерять эту удивительную драгоценность, доставшуюся мне столь удивительным способом, я метнулся вперед, нагнулся, - мои пальцы коснулись переливающейся поверхности, - выпрямился, и тут... Я сразу понял, что на поляне что-то изменилось. Что-то столь неуловимое, что я и понять толком не мог, в чем дело, однако я словно в миг один перенесся из мира реального в иной, потусторонний мир.
Лисовский все говорил, сыпал насмешками и оскорблениями. Его спутники-подпевалы корчились от смеха, но я не слышал их. Все вокруг словно замерло в ожидании некоего чуда, которое должно было вот-вот свершиться. А потом:
- Господин звал меня, и я явился, - прозвучало у меня в голове, причем я был совершенно уверен, что Лисовский и его спутники этого голоса не слышали. Он звучал только для меня. Я попытался что-то сказать в ответ, но губы мои дрожали, и я ничего не мог произнести.
- ...Посмотрите-ка, как он трясется. Словно баран, увидев нож мясника - Слова Лисовского доносились до меня издалека, словно он стоял метрах в пятидесяти от меня, а не на краю поляны.
- Господин может не отвечать вслух. Достаточно подумать, обращаясь ко мне, - вновь заговорил со мной таинственный голос.
- Кто ты? - Тот, кого ты звал. Шестой - Вуал. - Ты джинн? - Скорее демон. - И зачем ты явился? - На твой зов. - И что ты можешь? - Я научу тебя всем языкам этого мира, как древним, так и современным, но ты должен заплатить. - Заплатить чем? - А будто сам не знаешь? - усмехнулся демон.- Хотя, вижу, ты все приготовил, и недруги твои... Я хотел было закричать, остановить демона, но невидимые цепи сковали мои руки и ноги, я не мог пошевелить языком, не мог четко сформулировать мысль. Я стоял парализованный неведомой силой. Я закричал... Точнее, мне сначала показалось, что я закричал, а на самом деле я, словно рыба, беззвучно открывал и закрывал рот.
- Что, язык проглотил? - Лисовский тем временем шагнул вперед. - Где же твоя хваленая храбрость? Где честь офицера?
И тут я заметил, как на поляне стало темнеть. Словно в яркий солнечный день темная туча неожиданно закрыла солнце. Понимая, что вот-вот произойдет что-то непоправимое, я попытался поднять руку, оттолкнуть, хоть как-то предупредить Лисовского. Однако он и сам почувствовал неладное. Начал пятиться от меня, лицо его скривилось то ли от боли, то ли ужаса. Но было поздно. За считанные секунды сумерки стали кромешной тьмой.
Тьма скрыла все вокруг на несколько мгновений. Вот она рассеялась, и я оказался на поляне один - никаких следов Лисовского и его спутников, словно их тут никогда и не было. Они исчезли раз и навсегда. Кроме того, у меня появилось странное ощущение усталости, словно я несколько дней подряд занимался зубрежкой. Голова кружилась и раскалывалась.
Все происшедшее казалось мне некой странной галлюцинацией, словно я уснул и видел страшный сон, на смену которому пришло пробуждение. С большим трудом мне удалось сделать первый шаг, сойти с места. Ноги были словно ватные, совершенно не хотели гнуться. С трудом, все еще сжимая в руке удивительную жемчужину, я вышел из лесу. На мгновение остановился, глядя на застывший на рельсах поезд. Все теплушки были открыты, и солдаты по большей части вылезли на насыпь. Кто курил, кто разговаривал, пытаясь скоротать долгие часы непредвиденной остановки. Но не это поразило меня. Вагоны, в которых мы ехали, предоставило нам южное отделение КВЖД. Вдоль каждого из них тянулись ряды иероглифов. Так как китайского я не знал, раньше они казались мне всего лишь декоративным узором, подчеркивавшим принадлежность вагонов, но теперь... теперь я разом прочел эту надпись - "Вагоны для перевозки скота".
Я застыл как молнией пораженный. Протер глаза. Еще раз прочел. Потом подойдя ближе, прочитал более мелкие надписи. Да, теперь я понимал китайский. Но откуда... Неужели этот демон и в самом деле обучил меня языкам?
До сих пор никак не могу понять, так это или нет. Как только доберемся до ближайшего большого города, обязательно проверю.
И еще. Я в тот вечер искал Лисовского, спрашивал о нем вначале у тех, кто ехал с ним в одном вагоне, потом у всех знакомых, кто ехал в этом эшелоне. Никто не видел его. Лисовский пропал... и боюсь, в этом есть и доля моей вины.
(Несколько страниц рукописи отсутствуют.) 10 июля 1905 года
Я прибыл в Пржевальск в приподнятом настроении.
Удивительно, но я действительно стал понимать речь и читать на всех языках. Хотя на самом деле мне удалось опробовать свои способности только на английском, немецком, французском, китайском, японском, а также на одном из наречий аборигенов Южной Сибири - до сих пор так и не понял, что это был за язык.
Кроме того, я получил месячное увольнение и рекомендательные письма к батюшке местной церкви Святой Троицы. Этот факт сам по себе тоже удивителен. Все дело в том, что, выправляя бумаги об отпуске, я обратился к командиру своей части полковнику Зимину Льву Аркадьевичу, и он, узнав, что я собираюсь отправиться в самое сердце афгульских пустынь, порекомендовал мне пообщаться с отцом Павлом.
- Кто, как не он, знает те мертвые края, - заявил Лев Аркадьевич. - Я и сам какое-то время служил в гарнизоне на краю пустыни, и знаю: отец Павел побывал в самых отдаленных уголках тех мест, был даже в Афганистане - обращал неверных в православие, так что он подскажет, к кому обратиться, и проводников даст.
Но вышло все совсем не так.
Отец Павел оказался огромным здоровяком с очень хитрым взглядом, который совсем не соответствовал его простодушному, открытому лику.
Прочитав рекомендательное письмо, он долго и внимательно разглядывал меня, потом тяжело вздохнул:
- Знаешь ли ты, сын мой, что многие приходят в эти края в поисках тайного знания... Но прежде чем решить, помогать им или нет, я должен знать, с какой целью отправляется сын Божий в адский предел этого мира, куда не обращен взгляд Господний.
- Там в письме все сказано, - промямлил я. - Этнографические изыскания для Санкт-Петербургского университета.
Отец Павел покачал головой.
- Негоже врать служителю Господа, сын мой. Я знаю, ныне молодежь растет безбожная, но в этих краях без веры нельзя. Здесь, на краю царства Антихристова, нужно иметь чистую душу и веру непреклонную, чтобы избежать соблазнов врага рода людского.
Я какое-то время молчал, а потом решился. В конце концов, святой отец обязан был хранить тайну согласно своему сану, поэтому я мог доверять ему. Пусть даже это и не исповедь, но святой отец должен держать слово...
- Не бойся, сын мой, побори сомнения и доверься мне, - видя мои колебания, продолжил отец Павел. - Иначе как я смогу помочь тебе и наставить на путь истинный?
И хотя я все еще сомневался в том, стоит ли мне полностью довериться священнику, похоже, выбора у меня не было:
- Во время боев в Маньчжурии мне в руки попала карта... карта, на которой отмечен старинный город, где, как я полагаю, сокрыт клад.
Священник кивнул, словно и ожидал услышать нечто подобное.
- И город этот Гоцлар Проклятый?
- Откуда вы знаете?
Отец Павел снисходительно улыбнулся.
- Сын мой, не первый год я живу в этих краях, много дорог истоптал, пытаясь обратить неверных на истинный путь веры православной... И не раз слышал я легенды о Гоцларе Проклятом. Не стоит тебе искать это место. Не знаю, есть ли там сокровища, но могу уверить, что если и есть на земле ворота в ад, то расположены они в этом проклятом Богом месте. Название Каракумы в переводе означает "Черные пески". Но Гоцлар сердце этих песков, средоточие непомерного Зла, которому Господь позволяет существовать на Земле лишь потому, что на его фоне видны все прелести Царства Божьего.
- И тем не менее, отец Павел, я бы хотел добраться до Гоцлара. Дело тут не в сокровищах, хотя они тоже вещь необходимая... В этом древнем городе хранятся знания...
- Знания дарит нам Бог, - перебил меня отец Павел, - а если они не освящены его дланью, то не знания это, а бесовщина... Однако, - отец Павел внимательно, испытующе посмотрел на меня, - давайте спустимся в подвал нашей церкви, там хранятся прелюбопытнейшие документы, познакомившись с которыми ты, сын мой, изменишь свое решение.
И, повернувшись, святой отец размеренно пересек церковный зал, направляясь к одному из темных альковов. Мне ничего не оставалось, как последовать за ним. Нет, что бы там ни говорил отец Павел, я знал, что все равно отправлюсь на поиски древнего города, но мне было интересно, какие же доводы собирался привести он для того, чтобы отговорить меня.
В алькове он снял со стены две керосиновые лампы, зажег их, а потом передал мне одну из них.
- Внизу нет электричества, сын мой, потому что не терпит искусственный свет того, что скрывает святая земля, а ступени старые, хорошенько смотри под ноги.
В первый момент я не принял его слов с должной серьезностью. Церковь была довольно новой. Ей от силы было лет пятьдесят, так что сначала предостережения отца Павла показались мне излишними. Однако чем дальше я спускался по винтовой лестнице, уходящей из бокового алькова в глубь земли, тем больше удивлялся.
Вначале это была обычная лестница, но только уж очень длинная. Я предполагал, что мы просто спустимся в подвал церкви, но все оказалось не так просто. Мы забрались гораздо глубже всякого подвала, а потом отец Павел огромным ключом отпер еще одну дверь, и мы прошли узким коридором метров двести. Теперь мы точно были не под зданием и находились либо под кладбищем, прилегавшим к церкви позади, либо под арабским кварталом. Дальше была еще одна винтовая лестница, но более древняя, с выщербленными ступенями и стенами искрошившегося старого кирпича. И еще один коридор, еще одна толстая каменная дверь, поворачивающаяся на шарнирах. За ней лежал небольшой зал, откуда в разные стороны расходилось несколько коридоров - все они были завалены гигантскими камнями. Я хотел было спросить отца Павла, куда они раньше вели, но не рискнул нарушить мертвую, зловещую тишину, которая царила в подземельях.
Кроме того, в дальнем конце зала начиналась широкая лестница с изукрашенными перилами. Она тоже вела вниз - этакий парадный вход в преисподнюю. По обе стороны от лестницы замерли чудовищные химеры.
Камень древних скульптур покрывали трещины, часть фрагментов отсутствовала, отчего чудовища выглядели еще более зловеще. Я на мгновение замер, разглядывая их, но отец Павел прошел мимо, даже не взглянув на ужасные изображения. Особенно же меня поразили перила. Не могу сказать наверняка, но было в них что-то неправильное, нечеловеческое, да и казались они много выше, чем если бы предназначались для людей обычного роста... Великолепная резьба по камню, такая тонкая, что в мигающем свете лампы каменные скульптурки словно готовились вот-вот ожить... Однако сюжеты... В какой-то миг мне показалось, что я попал в застенок самой суровой испанской инквизиции. Тут были скульптуры, изображавшие всевозможные пытки со всей отвратительной реалистичностью. Не в силах дольше разглядывать их, я зажмурился, лишь через узкую щелочку между веками следя за огоньком лампы отца Павла, шедшего впереди.
И тут я чуть было не поплатился за свою излишнюю брезгливость. Эта лестница! Тут не только перила были нечеловеческими, но и ступени. Если первая отстояла от второй на высоту, привычную для шага человека, то расстояние между второй и третьей ступенью оказалось вдвое больше. Точно так же как расстояние между третьей и четвертой. Между четвертой и пятой вновь всего один человеческий шаг - далее цикл повторялся.
"Парадная" лестница оказалась много короче винтовых. Она привела нас в широкий коридор, уходящий дальше во тьму. Единственная разница между ним и его предыдущими клонами заключалась в том, что он был чуть шире и залит водой, которая местами доходила мне до колена.
Но и это препятствие не остановило отца Павла. Подоткнув полы рясы за пояс, он решительно направился вперед. Мне вновь ничего не оставалось, как последовать за ним.
Справа и слева открывались темные ниши полукруглых проходов, но отец Павел уверенно шел вперед. Потом была еще одна лестница, ведущая наверх, по которой мы вышли на небольшой балкон. Зал, лежавший перед нами, освещался десятком факелов, воткнутых внизу вдоль стен...
Интересно, кто их зажигал, кто менял? Мысль об этом пришла мне в голову только сейчас. Неужели и другие служители церкви знали об этом зале, сокрытом глубоко под землей? Но не сам зал, не странное подземелье с ужасающими скульптурами поразило меня больше всего, а чудовищное создание, которое было приковано к четырем каменным колоннам в центре.
Длиной грязно-серая тварь была метра в два с половиной и имела бочкообразное тело, с обеих сторон которого торчало два огромных крыла. Сверху и снизу тело сильно суживалось, снизу его венчало нечто напоминающее клубок толстых корней-щупалец. Более тонкие щупальца змеились из складок тела в великом множестве. И все это извивалось, дергалось, пытаясь освободиться.
Я замер, разглядывая ужасную тварь, не в силах произнести ни единого слова.
Однако чудовище ничуть не смутило отца Павла.
- Вот один из обитателей Гоцлара, - начал отец Павел. - Некоторые называют их Старцами. Вот истинные хозяева проклятого города, - и замолчал, словно ожидая, какой эффект произведет на меня это чудовище. Но я стоял молча, рассматривая порождение иного мира. Что я мог сказать батюшке? Что забрал карту дороги в Гоцлар из рук еще более отвратительного создания, восставшего из гроба?.. - И вот, взирая на это проклятое Богом создание, ты, сын мой, станешь утверждать, что сокровище Гоцлара не чуждо людям? Что нужно вытаскивать ужасные древности в наш пресвященный и обласканный Богом мир?.. - он говорил и говорил, но я словно не слышал его слов. Вместо них в уши мне прокрался странный шепот.
- Помоги мне... Нет сил больше терпеть... Тьма и оковы убивают меня... - это было произнесено на языке, который обычному человеку показался бы набором гортанных скрипучих звуков. Но мне... я отлично понял, о чем говорит это существо, и было в его голосе столько боли, столько надрыва, что я, невольно шагнув вперед и вытянув руку, ответил ему на том же языке:
- Потерпи. Боль когда-нибудь уйдет, и за муки наши нам воздастся. Когда я произнес первые слова, отец Павел отпрянул. Он уставился на меня, выпучив глаза, а потом начал креститься и шептать молитву, словно хотел отогнать от себя дьявола.
- Ты мыслишь чужими нам категориями, - ответствовал мне Старец.
- Милосердие и разум едины, какое бы обличив не имел их носитель, - возразил я чудовищу, удивляясь, как слова столь чужеродного мне языка сами по себе складываются в моей голове. С одной стороны, я понимал, что речь моя сейчас больше всего напоминает набор нечленораздельных звуков. С другой стороны, я отлично понимал и то, что говорит пленник, и то, что произношу я. Слова и фразы, которые я хотел произнести по-русски, сами собой превращались в доисторический язык.
- Чем спорить о сути вещей, ты бы лучше рассказал мне о Гоцларе! Я направляюсь туда, и мне нужна помощь. - Гоцлар... - задумчиво и одновременно с восхищением повторило чудовище.- Гоцлар Великий - последний наш оплот. Наша самая большая, ошибка была в том, что мы создали шогготов и вас - людей. Мы дали вам жизнь, а вы восстали против нас и вместе со слугами Древних извели наш род. Так, скажи, почему я должен помогать тебе проникнуть в одну из наших святынь? Что ты ищешь там? - Мне нужны знания и богатства, - ответил я.
- Но ты найдешь там лишь смерть, - ответствовал мне Старец. А потом он изогнулся в цепях, в очередной раз пытаясь вырваться.
- Хорошо, скажем иначе... Расскажи мне о Гоцларе, о его величии и падении, - попросил я.
- Не стану, - продолжал упрямиться Старец.- Скажу лишь, что этот город был одним из самых молодых столпов нашей культуры, но вы пришли, растоптали то, что было свято для нас, и ваши пророки Тор и Босо основали на его месте человеческое поселение - Гоцлар. - И?.. - Они были прокляты и погибли. Они попытались возвести иной храм на месте пепелища! - А вы? - Мы вернулись и расправились с пришельцами. Этот мир принадлежит нам... И муки твои будут вечны. - Расскажи мне про Гоцлар ...
Чудовище несколько секунд молчало, а потом вновь заговорило, и в этот раз голос твари был переполнен печалью и нежностью. Он не просто рассказывал, он воспевал Гоцлар - свой родной город.
- Гоцлар, его возвели Ми-го, явившиеся с далекого Юггота. Они были великими строителями, эти Ми-го. Они возвели чудный город вдали от поселений наших врагов Древних. А потом они подарили этот город нам. Удивительное творение из полупрозрачного небесного камня. С высоких минаретов Гоцлара можно было заглянуть в самые отдаленные уголки подземного мира. Этот город изначально планировался как центр культуры и знания. Я бы отдал половину жизни, чтобы вновь пройти по исчезнувшим ныне аллеям и бульварам. А ведь он всего лишь был копией городов на Югготе. Правителем и покровителем Юггота в те годы был Гхатанотхоа и его потомки. Но он недолго правил городом миллиона удовольствий. Сначала явились шогготы. Безумные, не знающие пощады твари, они по всему миру подняли восстание против нас - своих создателей. Они проложили путь людям - безумным бунтовщикам. Но нелюди и не шогготы виновны в гибели Гоцлара. За всем этим видится рука Ктулху. Как могли безмозглые черви отказаться от нашего покровительства? Откуда у них могла зародиться мысль о свободе? Все это - чистое безумие. Ктулху и Древние виновны в нашей гибели. Ктулху насылал сны, будоражил умы глупыми идеями, и в итоге рабы восстали против создателей. Люди разгромили нас, ослабленных бунтом шогготов. Они изгнали нас, повелителей своих и создателей, в самые отдаленные уголки планеты. Машины Ми-го, позволявшие осуществлять связь между мирами, были уничтожены. Гхатанотхоа обратили в камень... А потом люди, пытаясь подражать нам, заселили наши города. Но время шло, и машины, поддерживающие жизнь городов, одна за другой выходили из строя, и некому было их чинить, потому что люди того времени могли выполнять лишь рабскую работу. Они не знали даже основ наук и не очень сильно отличались от своего прототипа - обезьян. Так и умер Гоцлар - один из последних великих городов на этой планете... Старец замолчал, давая понять, что рассказ его закончен. Много ли я узнал? С одной стороны, очень много, а с другой... Мне ведь нужны были не абстрактные знания, а что-нибудь конкретное, какое-нибудь откровение, которое позволило бы мне проникнуть в тайну древней цивилизации, овладеть ее сокровищами. Но Старец молчал. Он не хотел помогать потомку своих рабов овладеть сокровищами мегаполиса своего народа...
Наконец я вновь повернулся к священнику. Тот смотрел на меня с перекошенным от ненависти лицом, словно перед ним был сам антихрист.
- Ты... ты... - похоже, он не находил слов.
- Обычный человек, точно так же, как и вы, батюшка.
- Я слышал о таких, как ты, чей облик поистине ужасен, но до времени скрыт под человеческой личиной. Они - враги таких вот тварей, - тут он кивнул в сторону скованного Старца, - но сами еще более ужасны, чем вот такие чудовища.
- И тем не менее я должен вас уверить, что я самый обычный человек, просто вышло так, что я знаю язык этой твари.
- У созданий ада не может быть языка, а тот, кто внемлет...
Мы еще долго говорили, и единственное, что я понял, здесь мне помощи искать бессмысленно. Отец Павел считал, что Гоцлар - Зло, и переубедить его не было никакой возможности.
(Несколько страниц рукописи отсутствуют.) 1 августа 1905 года
Жара тут просто невыносимая, а ночью довольно прохладно. Правда, я стараюсь поздно вечером, и в особенности ночью, на улицу не выходить - восточные города не то место, где стоило бы гулять вечерами. И даже русские кварталы считаются небезопасными, а тем более сейчас, когда город переполнен отставшими от своих частей и дезертирами. Так что большую часть времени я проводил в чайхане при гостинице, в которой остановился.
Именно тут пару дней назад я и встретил поручика Грищенкова. Эта встреча поистине удача - настоящий подарок судьбы. А все началось с того, что этот поручик взялся играть в вист с местными завсегдатаями, которые обычно раздевали несведущих новичков. Но Роман Устинович оказался парнем не промах. Не они, а он обобрал шулеров до нитки. После чего случилась драка, и я тоже оказался втянут в это бесчинство, так как хоть драчуном был неважным, но не мог не вступиться за товарища по оружию, тем более что мне была хорошо известна злоковарная сущность его противников по карточному столу. В итоге мы и еще один офицер в чине лейтенанта - господин Вельский - оказались в полицейском участке, где, собственно, и познакомились.
Грищенков Роман Устинович оказался ловким и удалым воякой, получив ранение под Порт-Артуром, он был комиссован, но до родной Смоленщины так и не добрался, на время осев в богом забытом Туркестане.
После, когда, разобравшись в случившемся, сам главный полицмейстер выпустил нас, принеся подобающие извинения, мы вернулись в чайхану, и Грищенков заказал всем шампанского в честь нашего счастливого освобождения. Правда, шампанское оказалось всего лишь красным вином с газом и к благородному французскому напитку имело лишь отдаленное отношение.
Распив не один бокал, я, в свою очередь, разоткровенничался и поведал поручику, что ищу затерянный в песках город, где должен храниться огромный клад. Естественно, даже в подпитии я не стал рассказывать ни про оживший труп в задней комнате китайского храма, ни про демонов, Древних и Старцев. В пустыне был город, я хотел его найти, у меня имелась карта, но не было денег, чтобы организовать экспедицию.
Поручик утешил меня, заявив, что деньги дело наживное. Раздобыть их всегда можно, только для этого нужно проявить чуток храбрости и сообразительности. После этого он заверил, что непременно отправится со мной на поиски Гоцлара и поможет мне в организации экспедиции. Я же, в свою очередь, видя столь активное участие в моих делах, предложил ему треть сокровищ, которые мы найдем. На том и порешили. Что же до третьего участника этой сделки Вельского, то он также присоединился к нам, правда, вел себя более осторожно.
Не знаю уж, как с ним быть, может, тоже, как и Грищенкову, предложить процент?
29 августа 1905 года
Похоже, я попал в историю, в прямом и переносном смысле этого слова. И, честно, теперь я и сам не знаю, то ли медаль мне положена, а то ли бессрочная каторга. И кто такой мой новый приятель - искатель приключений, истинный авантюрист или бандит с большой дороги?
Однако постараюсь изложить все события по порядку, чтобы самому разобраться, что случилось и как я оказался в это втянут.
Через пару дней после того, как мы с Грищенковым впервые поговорили о сокровищах неведомого Гоцлара, он заявился ко мне в номер и объявил:
- Григорий, должен сообщить вам радостную весть: похоже, у нас скоро будут деньги на экспедицию.
Я тут же засыпал его вопросами, но он хранил таинственное молчание, однако вскорости сдался.
- Григорий, вы человек в этих местах новый и вряд ли слышали по Акур-пашу.
Я кивнул. Имя это я слышал впервые, да и вообще дела местных меня мало интересовали.
- Так вот, Григорий, - продолжал Грищенков, - Акур-паша - бандит, предводитель группы афгулов, называющих себя Черными ассасинами. Большая часть их бежала из арабских стран и осела на севере Афганистана. Это настоящие бандиты, они гонят через горы и пустыни караваны наркотиков, торгуют живым товаром и грабят поезда... Так вот, последнее для нас особо важно. Все дело в том, что через два дня по КВЖД пройдет поезд с золотым запасом нескольких банков, ранее располагавшихся на территории Порт-Артура. Транспортировка будет осуществлена по личному приказу Николая II, - поручик сделал многозначительную паузу, чтобы я прочувствовал всю значимость его слов. Однако я так и не понял, к чему он клонит.
- И?.. - удивился я. - Вы считаете, что нам дадут заем из этого золотого запаса?
Поручик чуть не расхохотался.
- Григорий, честное слово, вы порой кажетесь истинным дитятей. Все дело в том, что Черные ассасины собираются ограбить этот поезд.
- Ну, а мы-то тут при чем? К тому же если вам точно известно об ограблении, то необходимо сообщить в полицейскую часть.
- Нет, ну вы и в самом деле ребенок. Григорий, государство платит четверть премии за спасенные деньги, тем более за золотые слитки. Мы не станем предупреждать полицию, иначе ничего не получим. Мы дадим бандитам ограбить поезд, а потом они попадутся в ловушку, которую мы им расставим. Понимаете? Мы спасем золото, вернем его банкам и взамен на пустом месте без всякого займа получим необходимую нам сумму. Каково? Не пройдет и месяца, как мы отправимся в самое сердце пустыни и отыщем ваши сокровища. А, Григорий? Как вам мой план?
- Но ограбление? Ведь могут погибнуть люди... Нет, если вы располагаете точными данными, то нужно немедленно сообщить в полицию.
Все так же насмешливо улыбаясь, поручик покачал головой:
- Не думаю, что кто-то погибнет. Это не в привычках людей Акур-паши. Ведь если погибнут солдаты, губернатор непременно пошлет карательные отряды, полетят головы старейшин-заложников в Самарканде. Нет, бандиты застанут конвой врасплох, напугают, да и только. А так как мы вернем золото, то никакой карательной акции не будет...
Он еще долго говорил и в конце концов убедил меня. Я согласился участвовать в этом мероприятии. Грищенков же сказал, что, в свою очередь, переговорит с Вельским и еще двумя офицерами. Когда же я засомневался в необходимости такого количества народа, он заверил меня, что втроем мы с бандитами не совладаем, а что до денег, то сумма будет столь велика, что если и разделить ее на пять равных долей, каждая из них будет представлять цифру внушительную.
И еще Грищенков поинтересовался, хорошо ли я стреляю. Ну, девять из десяти я на стрельбище всегда выбивал, так что Роман Устинович остался доволен. Он сказал, что теперь, в первую очередь, займется оружием, и я попросил себе два нагана. Винтовка, она, конечно, и бьет дальше и стреляет точнее, но в наши планы перестрелки не входили, а в ближнем бою хороший револьвер даст сто очков вперед любой винтовке...
Будь проклята та минута, когда я согласился на эту авантюру!..
После этого разговора Грищенков исчез и появился только через пару дней. В этот раз он явился посреди ночи, поднял меня с постели и потащил куда-то...
Надо сказать, что все эти дни я думал над предложением своего приятеля, и чем больше времени проходило, тем более рискованным казалось мне все задуманное. Потом мне стало казаться, что Роман Устинович просто околдовал меня, заворожил своим обаянием, и я, поддавшись на его чары, уже готов был пойти на любую глупость. Может, так оно на самом деле и было.
В его же отсутствие я всякий раз прокручивал в голове детали составленного им плана, и всякий раз план этот казался мне все более опасным. Я уже готов был бежать в полицию, но меня останавливал один факт. Что я им скажу? "Здравствуйте, меня зовут Григорий Арсеньевич Фредерикс, я барон, дворянин, а посему должен предупредить вас, что некий Акур-паша готовит нападение на поезд, который вскоре повезет золото Порт-Артура. Я не знаю, где произойдет нападение, я не знаю, сколько бандитов у этого паши под началом, я не знаю... в общем я больше ничего толком не знаю..." Зато я отлично знал, куда меня пошлют с такими рассказом. В... Так что я решил при новой встрече выведать у поручика все детали, а потом уже податься в полицию. Только Грищенков словно догадывался о моих планах. До той самой ночи я так и не смог с ним увидеться, а потом он взял меня за шкирку, в буквальном смысле этих слов, и поволок на улицу.
У выхода из гостиницы нас ждала арба, на которой сидели двое. Вроде бывшие офицеры, хотя видок у них был еще тот. Управлял арбой старый таджик в потертом полосатом халате. Мне ничего не оставалось, как присоединиться к честной компании. Грищенков представил своих приятелей как господ Крошева и Гугенхайма. Лица своих новых товарищей я не разглядел, так как света на улице было мало, а специально приглядываться было как-то неудобно.
Но вот таджик тронул поводья, и арба медленно покатилась по улице. Мы миновали русский квартал, потом проехали по окраине старого города, пересекли железнодорожные пути... Я очень надеялся, что мы наткнемся на военный патруль, они потребуют предъявить документы, все-таки ввиду военного времени в городе был объявлен комендантский час. Правда, особенно его никто не соблюдал... Быть может, поэтому, отправляясь с Григценковым на ночную прогулку, я не взял с собой никаких бумаг. Пусть лучше я проведу ночь в полицейском управлении... Однако моим малодушным надеждам не суждено было сбыться. Когда железнодорожные пути остались позади, я смирился. Значит, мне предрешено свыше участвовать в этой авантюре, и будь что будет. В этот миг я решил полностью отдаться на волю случая, положившись на поручика и его обещание, что ничего опасного не случится.
Стояла темная ночь. Звезды сияли в небе в огромном количестве - такого в Петербурге никогда не увидишь, но луны в небе не было, и из-за этого ночь казалась невероятно темной. Как в такой темноте наш таджик находил дорогу?
Мы отъехали от города версты на две и неожиданно остановились. Грищенков сказал, что дальше нужно идти пешком. Мы слезли с арбы, оставив безмолвного таджика, продираясь сквозь низкие колючие кусты, спустились в какой-то овраг, потом поднялись по другому склону, прошли в темноте еще метров сто и неожиданно оказались в освещенной низинке. Здесь горел костер, а рядом стояла затянутая брезентом телега, к которой было привязано с десяток стреноженных лошадей. У костра сидело двое - Вельский и еще один незнакомый мне бородач крестьянской наружности.
- Ну, сколько можно ждать? - поднялся навстречу нам Вельский. - Так и опоздать можно к началу представления.
- Ничего, успеем, - отмахнулся Грищенков. - Ты разве когда-нибудь видел, чтобы на КВЖД поезда ходили по расписанию?
- Но здесь уже наша территория.
- Тем более. Не скажу что на много, но часа на два-три поезд точно опоздает.
- А если нет?
- Придется ехать до оазиса. Они все равно поскачут через Бикули. Тут другого пути нет.
Вельский согласно кивнул, потом они подошли к телеге и скинули брезент. Там, как я и подозревал, оказалось оружие. Все, как обещал поручик. Я забрал два обещанных мне нагана и патронов столько, сколько вошло в карманы. Как научила меня жизнь: много патронов не бывает.
После чего мы сели на оседланных лошадей, а остальных повели в поводу...
Но чу, сюда кто-то идет, похоже, это Грищенков, так что продолжу на следующем привале.
Глава 6
Оазис Двойной скалы
1939 год. Каракумы
Бывало, с ним любили мы
Вести беседы на привале.
Отцом его считали мы,
Душой своею называли.
В. Гусев.
"Песня о комиссаре Пожарском"
Что в пустынях больше всего удивляло Василия, так это перепады температуры. Днем тут было, мягко говоря, жарко, а ночью холодно. Только вот... Он ведь не страдал от холода и жары... Чувствовал, а не страдал, что само по себе было довольно странно. Ну ладно, вначале у заставы было немного прохладно... Наверное, виной всему адреналин и все такое прочее. - Но ведь потом он целый день ехал на носилках под палящими лучами солнца! А жары словно не чувствовал, даже особенно не вспотел. Как такое может быть?..
Размышляя о превратностях жизни в пустыне, Василий въехал на край лужайки, которой в ближайшее время предстояло превратиться в походный лагерь. Парочка бандитов возилась на старом кострище, еще десяток ставили палатки и тенты, разгружали лошадей.
Василий скривился. Ему-то явно тут нечего было делать. Он поискал взглядом гауптштурмфюрера Хека. Но ни его, ни предводителя басмачей нигде видно не было. Вздохнув, Василий спешился. Этот процесс для него оказался довольно болезненным. Однако, как только он отцепил от седла костыль и встал, опираясь на него, к нему подошел один из бандитов и забрал коня. Потом появился еще один и знаками предложил Василию следовать за собой.
За палатками на молодой травке был развернут "полевой госпиталь". Бандиты расстелили несколько одеял и разложили на них раненых, пострадавших в ночной схватке с шогготами. Сюда же препроводили и Василия. Опустившись на одеяло, Василий вытянул ногу, еще болезненно ноющую, и стал ждать, вновь задумавшись о превратностях жизни в пустыне. Или, может быть, всему виной медицина Древних? Ведь неизвестно, что они проделали с его телом там, в далекой Антарктиде. Может быть, они не просто вылечили его? От этих бесплодных размышлений веки Василия начали постепенно смежаться, и он уже почти задремал, когда кто-то осторожно прикоснулся рукой к его плечу.
- Зуунангор.4
Василий встрепенулся. Сон мгновенно улетучился, он повернулся и оказался лицом к лицу с наклонившимся к нему стариком. Выцветшая тюбетейка, разноцветный потертый халат - этим он ничем не отличался от большинства людей Хасана, вот только лицо. Оно было таким старым... бурым, с огромными, словно расселины, морщинами и ноздреватой кожей. Под глазами старика набухли огромные синяки, а лоб напоминал сдвинутые меха гармошки.
Мгновение старик и Василий рассматривали друг друга, а потом Василий медленно, словно разговаривая с трехлетним мальцом, заговорил, стараясь как можно четче выговаривать каждое слово:
- Я вас не понимаю.
Старик несколько секунд озадаченно рассматривал оперуполномоченного, двигая губами, но ничего не говоря. Он словно мысленно перебирал всевозможные варианты ответа, пытаясь вспомнить русские слова.
- Плох знал русский, - наконец выдавил он.- Ты лечь. Я уже лечить тебя. Василий кивнул, потом повернулся и лег, предоставив старику заниматься его раной. Пусть сам разматывает бинты... а потом Василия все же пробрало любопытство. Он поднял голову и вновь взглянул на старика. Ох уж лучше бы он этого не делал. Василий увидел руки старика, разматывающие бинты. Они были мозолистыми, с огромными желтыми потрескавшимися ногтями. Слово "антисанитария", наверное, было вторым именем дервиша. Интересно, этот лекарь когда-нибудь руки мыл?
Тяжело вздохнув, Василий откинулся на одеяло. Как бы то ни было...
И тут он взвыл. Старик, прикоснувшись к ранам, начал натирать их какой-то мазью. Василий как можно крепче зажмурился, дав себе слово не смотреть. Но воображение... Оно тут же взялось за дело и живо нарисовало весьма неприглядную картину. Вот пальцы старика зачерпывают желтую протухшую мазь, вытяжку из какого-нибудь трупа, пролежавшего на солнце не один месяц, и начинают втирать микробы в его изуродованную пулями плоть. Сейчас он ощутит жжение, которое через пару минут перейдет с страшную боль, нога вспухнет, станет сочиться гноем, весьма похожим на мазь... Ну а там и до могилы не так далеко.
Однако вместо ожидаемого жжения по телу разлилась приятная прохлада. Ноющая боль, появившаяся в ноге в конце дня, ушла.
И вновь старик коснулся плеча Василия:
- Еще день... два, и все пройдет... - Не может быть! - удивился Василий. Да на такую рану требовался месяц лечения, а то и больше. А тут всего несколько дней. Чудо какое-то, хотя старик на волшебника вовсе похож не был, скорее уж на дряхлого нищего, в одиночестве коротающего остаток своего века.
Однако на этом сюрпризы не закончились.
Неожиданно старик наклонился к самому уху Василия и зашептал. Только голос его изменился. В нем зазвучали странные грудные женские ноты, и русский язык неожиданно стал правильным, почти литературным.
- Сегодня после ужина возьми немца и уведи его из лагеря.
- Но... - хотел было возразить Василий, но старик как можно крепче сжал его плечо.
- Слушай и молчи... Один раз ты нам уже помешал, так постарайся больше не путаться под ногами, иначе даже ее покровительство тебя не спасет, - и он снова сдавил плечо Василия, да так, что тот едва не вскрикнул. - И вот еще, тебе пригодится...
И тут Василий почувствовал, как старик подпихнул что-то ему под локоть.
Пистолет? Но... Нет, вопросы задавать не стоило. Пока Василий пытался осмыслить и переварить происходящее, старик выпустил его плечо и отошел, занялся другим раненым. Василий огляделся. Вроде бы никто не обратил внимания на странное поведение старика. Бандиты спешили по своим делам: разбирали поклажу, готовили ужин, ставили палатки для своих командиров. Нет, если бы не холод пистолета, Василий бы решил, что все произошедшее лишь сон, странный сон...
А теперь... Теперь у него было оружие, и скорее всего, вечером в лагере басмачей что-то произойдет...
И еще этот голос. Василий определенно раньше слышал его. Без сомнения, кто-то говорил с ним устами старика. Такое часто бывает среди тех, кто балуется с черной магией. Вот только бы понять, кто к нему обращался. Тогда сразу стало бы ясно, стоит выполнять просьбу старика или нет. Что самому-то Василию выгоднее будет: увести Хека из лагеря или, наоборот, поприсутствовать на представлении. Да, нужно только понять, какую пьесу нынче поставить собираются.
Василий размышлял так, пока на него неожиданно не упала чья-то тень. Подняв голову, оперуполномоченный увидел гауптштурмфюрера Хека. Немец наконец-то вновь вспомнил о своем пленнике.
- Вижу, этот старик и в самом деле дервиш-чудотворец.
- Да, - согласился Василий. - Не знаю, как в остальном, а раны он заживлять умеет.
Гауптштурмфюрер кивнул, соглашаясь с Василием.
- Пойдемте. Думаю, стол уже накрыли к ужину. Там, за столом, мы и обсудим наши дела, - и тут он улыбнулся. Эх, лучше бы он этого не делал. Его плотоядная улыбка тут же напомнила Василию, что перед ним враг, и не просто враг, а Враг с большой буквы.
- Хорошо, - кивнул Василий, а потом наклонился к вытянутой раненой ноге. - Вы идите, а я минут через пять подойду. Старик туго бинтует, и если сейчас...
- Я понял, - кивнул Хек, не дав Василию договорить. - Подходите к моей палатке, как только почувствуете себя лучше. Только не тяните, нам предстоит очень важный разговор, так что мы с Хасаном вас ждем, - и, покачав головой, он повернулся и пошел в сторону своей палатки.
Василий вздохнул с облегчением. Ну не мог он встать при господине Хеке, иначе тот сразу увидел бы пистолет. А начни Василий стрелять... Он и так должен был молить бога за то, что еще не умер, еще там, на заставе, за то, что басмачи не бросили его где-нибудь по дороге в песках.
Хотя пока он им был нужен. По крайней мере, до той поры, пока они не доберутся до сокровищ Гоцлара...
Однако стоило господину Хеку удалиться, Василий, стараясь, чтобы его действия не заметил никто из бандитов, ловким движением припрятал пистолет, заткнул его за пояс, спрятав под гимнастеркой, а потом тяжело вздохнул и, морщась от боли, самостоятельно поднялся с земли. "Надо разрабатывать ногу, а то как бы она не подвела в самый ответственный момент", - решил Василий и, всем весом навалившись на кривой костыль, заковылял в сторону палатки гауптштурмфюрера.
Там все было точно так же, как в прошлый раз: походный стол ломился от немецких консервов, и за ним восседали господин Хек и Хасан.
- Рад, что вы все-таки соизволили к нам присоединиться, - начал гауптштурмфюрер, но Василий, не обращая на него внимания, проковылял к столу, сел на "свое" место и, потянувшись, налил себе полную кружку шнапса. Залпом выпил, крякнул и, выудив из металлической банки маринованный огурчик, закусил.
- Хреновая у тебя водка, господин Хек.
- Так вы бы, Василий Архипович, попросили, мы бы вам русской налили.
Василий отмахнулся.
- Ну ее, все одно - гадость!
- А я всегда считал, что новая власть России водку обожает.
Чувствуя, что вот-вот сорвется, Василий сделал паузу, успокаиваясь, а потом резко сменил тему:
- Однако, как я понимаю, вы пригласили меня сюда не водку кушать и не советскую власть обсуждать.
- И то верно, - вздохнул гауптштурмфюрер. - Я думаю, вы, Василий Архипович, и сами догадываетесь о теме предстоящего разговора.
- Угу, - мрачно протянул Василий. - Вы хотите...
- Чтобы вы нам показали дорогу в Гоцлар, - наигранно улыбнувшись, закончил за Василия гауптштурмфюрер.
- А иначе?..
- ...Я не стал бы завидовать вашей судьбе. Если вы сами не покажете нам дорогу, то я отдам вас в руки людей господина Хасана, - и он кивнул на безмолвного азиата. - И вы все равно покажете дорогу, но в этом случае участь ваша будет незавидной.
Василий сделал вид, что раздумывает над предложением Хека, хотя на самом деле для себя он все давно решил.
- Но если я покажу вам дорогу, какова гарантия, что после этого вы меня не отдадите людям Хасана?
- И правда, никакой, - хохотнул немец. - Однако вам придется положиться исключительно на мое слово. Я ваша единственная защита и гарантия. Вы убили слишком много людей Хасана, да и потом все эти варварские обычаи, кровная месть и всякое разное...
- Так какие гарантии?
- Исключительно мое слово немецкого офицера. К тому же, зная некоторые нюансы антарктической экспедиции, проведенной под руководством людей из Аненербе, я считаю, что в Гоцларе вы можете оказаться весьма полезным. Не верю я в безопасность древних кладов.
Василий согласно кивнул. Он тоже думал об этом. Наверняка сокровища, если они, конечно, и в самом деле существуют, оставлены под охраной. Не могут они сами по себе проваляться в пыли много веков. За это время, конечно, нашлись многие, кто отыскал дорогу в Гоцлар, да и вряд ли записи, оказавшиеся у него в руках, - единственная путеводная нить в город Старцев. К тому же на пути к богатствам предков господина Вилигута стоит не один капкан. Что ж, оно, наверное, и правильно.
- Хорошо, я покажу дорогу к сокровищам, короне и всему остальному, - согласился Василий. - Но я претендую на тридцать процентов и... вы поможете мне перебраться в Европу.
Гауптштурмфюрер усмехнулся, а потом, наклонившись к Хасану, начал бормотать ему что-то на ухо. Чем дальше он говорил, тем уже становились глаза у предводителя басмачей. Когда же господин Хек закончил пересказывать свой диалог с Василием, глаза Хасана превратились в узкие щелочки, а взгляд стал просто испепеляющим, полным ненависти. После чего он, в свою очередь, разразился монологом. Говорил что-то злобное, брызжа слюной, выплевывая отдельные ругательства, которые Василий уже научился выделять из общей массы неизвестных ему слов.
Господин Хек слушал монолог Хасана с улыбкой, откинувшись на спинку походного стула, когда же басмач закончил, гауптштурмфюрер не спеша налил себе стаканчик шнапса, опорожнил его и только потом вновь заговорил.
- Видите ли, Василий Архипович, ваше предложение мой друг счел просто оскорбительным. Мало того, что жизнь ваша висит на волоске, так вы еще смеете торговаться. Он просит, чтобы я отдал вас ему, и тогда он узнает и о дороге в Гоцлар, и обо всех ловушках, и о местонахождении сокровищ. Вот такой самоуверенный человек этот Хасан. Что же до торга с вами, то он считает, что вы обнаглели. И что оставить вам жизнь - великая поблажка с моей стороны, так как - тут я позволю себе процитировать дословно: "...неверных собак с красным знаменем нужно как слуг шайтана живьем сжигать на кострах..."
- Но пойми, гауптштурмфюрер, мне запросто так вести вас в Гоцлар резону нет. Если не вести, вы меня прикончите, если вести - прикончите. Если же я вас туда отведу, и вы меня отпустите, то меня свои прикончат, поскольку получится так, что задание я провалил. Поэтому единственное, что мне остается, с вами идти. А что мне в Европе делать без денег?
- Ну, специалист вашего уровня всегда себе работу найдет, хотя бы и в нашем ведомстве, - еще шире улыбнувшись, заверил Василия Хек.
- Не надо лукавить, - покачал головой Василий. - Работая на вас, я никогда не поднимусь выше полевого агента. Я же не ариец, к тому же бывший враг, перешедший на вашу сторону благодаря неудачному для меня стечению обстоятельств... Нет, мне нужна Европа и деньги... а пыток я не боюсь.
Какое-то время гауптштурмфюрер молчал, внимательно разглядывая Василия.
- Хорошо... - наконец согласился он. - Десять процентов и Европа.
- Пусть будет десять, но прибавим к этому еще твое слово офицера, относительно моей личной безопасности.
Гауптштурмфюрер Хек кивнул:
- Как это говорят у вас в России? "По рукам", но я, в свою очередь, хотел бы получить какой-то аванс, чтобы понять, что вы не водите меня за нос.
Теперь настала очередь Василия затянуть паузу, изобразив задумчивость. Хотя вся эта игра веселила его в глубине души. Ведь он-то отлично понимал, что ни в какую Европу не поедет и никакой процент богатства - народного достояния - ему не нужен. И Хек, похоже, все это отлично понимал. Тем не менее они продолжали весь этот спектакль, хотя каждый понимал, что его противник станет преследовать исключительно собственные цели.
- И какой же "аванс" ты хочешь получить?
- Дорогу в Гоцлар.
Василий вновь состроил задумчивую мину, словно размышлял над предложением гауптштурмфюрера. Наконец решив, что выждал достаточно, произнес:
- Хорошо. Я покажу, где начинается путь... Прямо сейчас. Пошли.
Это предложение застало гауптштурмфюрера врасплох.
- Но... Впрочем, пройдем, - он повернулся и что-то сказал Хасану. Басмач кивнул, соглашаясь. Все одновременно встали из-за стола, а Василий как бы невзначай прихватил при этом со стола бутылку шнапса, потом повернулся и, опираясь на костыль, вышел из палатки.
Бутылку он взял на всякий случай. Вещь полезная. И выпить можно, и по башке хорошенько вдарить, и вне подозрений. Любой русский - пьяница по определению, тем более для правоверных мусульман типа Хасана и фашистов.
Единственное, что волновало Василия, так это как бы не загнулась гимнастерка, и его спутники не различили под ней контуры плоского пистолета. Но пока, похоже, все было в порядке.
Солнце уже скрылось над холмами на западе, но было еще достаточно светло. Большая часть бандитов расположилась вокруг трех костров, стоящих по кругу на равном расстоянии от палатки гауптштурмфюрера.
- Надеюсь, далеко идти не придется, скоро совсем стемнеет, - заметил Хек, застегивая верхнюю пуговку френча.
Василий кивнул.
- С моим костылем далеко не уйдешь, - и демонстративно хромая, направился в сторону зарослей, обходя озеро оазиса с правой стороны.
Проходя мимо одного из костров, Хасан выкрикнул какой-то приказ, и тотчас два бандита в мохнатых шапках пристроились за спиной своего главаря...
Еще днем, обдумывая сложившуюся ситуацию, Василий несколько раз задавал себе вопрос: сильно ли он будет рисковать, если положится на слово бандита, но потом решил, что если уж они хотят его прикончить, то непременно сделают это, и он, Василий, не в силах будет им помешать. Но если они так поступят, то даже зная, где начинается дорога, до Гоцлара им не добраться, а вот смогут ли они сами выбраться из ловушек, это большой вопрос. Ну а если он останется в живых, то неизвестно еще, чем все закончится. К тому же непонятна роль дервиша-лекаря. Кто он? Кто его заслал сюда и зачем?..
Потом все размышления отступили на второй план, и Василию пришлось сосредоточиться на ходьбе. Тут не было ни дорожек, ни тропинок, колючие кусты и неровная земля, усеянная камнями, - не самое приятное место для прогулки с костылем. Несколько раз Василий чуть не упал, с трудом сохранив равновесие.
Наконец они добрались до места, которое вроде бы соответствовало тому, что описывал Фредерикс. Сразу за кустами начинался небольшой откос, упиравшийся в десятиметровую скалу. Точно такие же скалы окружали косогор слева и справа. Василий попросил запалить факел, и один из бандитов по приказу гауптштурмфюрера выполнил его просьбу. Василий протянул руку, чтобы забрать факел, но немец лишь покачал головой.
- Показывай, куда идти.
Василий повернулся и стал спускаться к скале справа от косогора. Казалось, впереди ничего нет, только камень и кусты, но неожиданно заросли расступились, открывая низину у самого подножия скалы. А чуть дальше открывался зев небольшой пещеры. Если бы Василий не знал, где искать, он мог бы часами ходить мимо этого места и даже не заподозрить, что здесь есть пещера.
Немец и Хасан спустились вслед за Василием и замерли, широко открыв рты.
- Майн гот! - в сердцах воскликнул гауптштурмфюрер. - Мы сотню раз проходили мимо этого места. Я был совершенно уверен, что тут ничего нет... однако... пропустили. - И это был далеко не первый сюрприз, который ожидал спутников Василия.
Жестом предложив басмачу с факелом идти вперед, Василий захромал было за ним следом, но на мгновение остановился. В том, что сейчас происходило, было что-то неправильное. Не могла дорога в древний метрополис проходить через такое место. Ведь в далеком прошлом тут должны были идти караваны, маршировать армии, и совершенно непохоже, чтобы они проходили по узкой тропке, хотя... Сейчас не время было предаваться сомнениям.
Василий решительно вошел в пещеру следом за басмачом с факелом. Сама пещера оказалась тоже не весть какой большой, даже грузовик с трудом поместился бы. Уверенно подойдя к одной из стен пещеры, он внимательно ее осмотрел, потом надавил на один из выступающих из стены камней, который ничуть не отличался от любого другого. И вот тут...
Если говорить честно, то Василий и сам не ожидал, что фокус получится. Уж слишком обыденно все вокруг выглядело, пещера, каких должно быть много в этих холмах, и нигде никаких следов разумной деятельности - первозданная природа. Так что когда бесформенный камень, повинуясь нажиму его руки, с легкостью поддался и вошел в глубь стены, словно и не камень это был вовсе, а часть великолепно смазанного механизма, Василий замер.
Какое-то время ничего не происходило, а потом со скрежетом песка, перемалываемого в гигантских жерновах, часть скалы отошла в сторону, открыв проход, ведущий во тьму, такой узкий, что через него едва мог протиснуться всадник.
Поборов первое изумление и оцепенение, гауптштурмфюрер вышел вперед, забрал факел и, подойдя к темной дыре, посветил в нее, вглядываясь во тьму, потом вернул факел и вновь уставился во тьму. - по-моему, этот туннель не такой и длинный, - и вытащив пистолет, шагнул во тьму. Оба басмача, повинуясь движению головы Хасана, отправились следом за немцем, после чего предводитель бандитов ткнул дулом своего револьвера в спину Василия: мол, "и тебе пора". Оперуполномоченному ничего не оставалось, как отправиться следом за остальными.
Пара сотен шагов в полной темноте, и они вынырнули из дыры на дне узкого оврага, который, извиваясь, полз между холмами. Узкая расселина в земле, и не более.
- И это дорога в Гоцлар? - удивился Хек.
Василий пожал плечами.
- Может, и не дорога, а всего лишь тропинка. Тем не менее она должна привести в Гоцлар... - он хотел еще сказать про идеальный механизм Старцев, который открыл путь в таинственный город, но издали, словно щелчки пальцем по натянутому листу бумаги, донеслись выстрелы.
Хасан и Хек в недоумении переглянулись, потом оба повернулись к Василию. В их взглядах читался немой вопрос. Но единственное, что мог ответить им оперуполномоченный, это в недоумении пожать плечами и, навалившись на костыль, изобразить совершенную беспомощность. Одновременно незаметным движением он нащупал рукоять пистолета.
- Возвращаемся! - приказал гауптштурмфюрер, а потом добавил что-то на туркменском, после чего он, Хасан и один из басмачей, тот, что нес факел, поспешили назад в лагерь. Второй басмач остался с Василием, который не мог двигаться с той же поспешностью, что и его спутники. Дулом пистолета басмач приказал Василию идти назад, тот согласно кивнул, нырнул в темный туннель. "Так-то лучше будет, - пронеслось в голове Василия. - С одним гадом я как-нибудь справлюсь".
Когда Василий и его спутник были где-то на середине туннеля, а трое остальных давно покинули его, бегом направляясь к лагерю, рука оперуполномоченного вновь нащупала рукоятку пистолета. Он осторожно вытянул оружие из-под ремня, чиркнул костылем по камню, сделав вид, что споткнулся, чтобы заглушить щелчок предохранителя, а потом, резко обернувшись, выстрелил, целя в голову своего спутника. Хотя особенно целиться не приходилось. Они двигались во тьме кромешной, и Василий стрелял наугад. Правда, проход был таким узким, что промахнуться было практически невозможно. Выстрел грохотом разнесся по узкому ходу, многократно повторенный эхом. Басмач вскрикнул, повалился на спину. Шаг назад, и Василий склонился над поверженным врагом. Еще один выстрел, чтобы убедиться - враг мертв.
Теперь нужно было действовать очень быстро. Ловким движением Василий вывернул пистолет из руки басмача. Лишний ствол не помешает. Конечно, он хотел обыскать поверженного врага: боеприпасы, фляга с водой... да мало ли чего полезного могло у него оказаться, но на это времени не было. В любой момент господин Хек и Хасан могли повернуть назад. Всем своим весом налегая на костыль, Василий поспешил к выходу из пещеры.
"Что бы там ни происходило, мне это на руку, - решил Василий. - Недаром этот дервиш предупредил меня. Хотя... Кем он может быть? Один из Слуг Ктулху, тех самых новообращенных, вроде той горничной, с которой они схлестнулись на корабле. Не похоже. Скорее уж это лазутчик вроде комиссара Кошкиной..."
Со стороны лагеря все еще доносились тихие хлопки-выстрелы.
Василия охватило волнующее чувство обретенной воли. Только что он был пленником, а теперь... теперь он свободен и может на равных схватиться с врагами. Только вот это самое "на равных". Если бы не нога. И все равно эйфория неожиданного освобождения вскружила Василию голову. И тут же он попытался унять себя. Все в порядке, не надо нервничать и пороть горячку. Старик предупреждал, что случится нечто, оно случилось, и теперь нужно попробовать извлечь максимальную выгоду из создавшейся ситуации...
А потом со стороны тропинки, ведущей к лагерю, донесся звук шагов. Судя по всему, в сторону пещеры направлялось человек пять-шесть. Было уже совсем темно, и Василий, понадеявшись на спасительную тьму, отошел чуть в сторону от тропинки и присел за куст, держа пистолет наготове.
Он сделал это вовремя, так как меньше чем через минуту на тропинке показались гауптштурмфюрер Хек, Хасан и еще несколько человек. Они шли быстро, настороженно озираясь и сжимая в руках оружие. На мгновение в свете факела блеснуло перекошенное лицо немца.
"Интересно, кто же смог так сильно их напугать? - подумал Василий. - Даже при встрече с шогготами гауптштурмфюрер не был так испуган".
Бандиты остановились у склона, ведущего в пещеру. Один из них выкрикнул что-то. На несколько секунд все замолчали, прислушиваясь. Но никто не ответил. После этого вперед вышел господин Хек, и как только он заговорил, Василий понял, что бандиты, видимо, звали своего подельника, который оставался с Василием.
- Кузьмин, выходи. Лагерь разгромлен шогготами. Теперь у нас единственный выход, как можно быстрее добраться до Гоцлара. Или ты считаешь, что сможешь один выжить в пустыне?
Василий молчал. В первый момент у него возникло желание выйти к бандитам. Бродить по пустыне в компании с костылем - перспектива не из лучших. И тем не менее...
- Не глупи, тебе тут одному не выжить. Эти твари и до тебя доберутся...
Василий покрепче сжал рукоять пистолета. Ему здорово хотелось пострелять. Так или иначе, но большую часть бандитов он положил бы. Хотя... В этом тоже, пожалуй, не было никакого смысла.
Тем временем, так и не дождавшись ответа, гауптштурмфюрер повернулся к своим спутникам и заговорил о чем-то с Хасаном. Василий не понимал, о чем идет разговор, но, похоже, компаньоны ссорились. По крайней мере, говорили они на повышенных тонах, потом Хасан шагнул к одному из своих людей, вырвал у него из рук факел и решительным шагом направился к началу пути в древний город. Помедлив несколько секунд, басмачи отправились следом за своим предводителем.
Гауптштурмфюрер какое-то время стоял, беспомощно оглядываясь, потом еще раз позвал.
- Пойдем, Василий, это твой последний шанс. Останешься один - сдохнешь ни за что ни про что! Смерть в пустыне - плохая смерть. Пойдем!
Василий молчал.
Наконец, плюнув, гауптштурмфюрер повернулся и неспешно направился следом за бандитами. Какое-то время Василий сидел и глядел ему вслед, вслушиваясь в скрип камней под сапогами. Он дождался, пока отсветы факелов не растаяли во тьме, пока не затихли шаги, а потом, выбравшись из своего убежища, направился в сторону лагеря. В первую очередь, нужно было понять, что же там все-таки произошло. Быть может, там остались припасы, а еще лучше было бы найти лошадь. Правда, куда потом ехать, Василий еще не решил. Возвращаться назад через пустыню? Вряд ли он один найдет дорогу назад. Ехать в Гоцлар? Похоже, это был единственный выход. Тогда почему он не присоединился к басмачам? С ними у него было больше шансов выжить. К тому же на дороге, по которой он направил своих врагов, имелись ловушки, и некоторые из них весьма опасные.
Обо всем этом Василий рассуждал, споря сам с собой. Дорога до лагеря оказалась много длиннее, чем ему казалось, но выйдя к озерцу, он так и не пришел ни к какому решению. Однако теперь нужно было подумать о другом. Что-то прогнало басмачей из лагеря. И наверняка это было что-то страшное и опасное, иначе почему Хасан и его люди бежали, побросав лошадей и все запасы. Шогготы? Быть может. Но неужели старик-лекарь смог с ними сговориться? Или тут было что-то другое, о чем Василий не знал и даже не мог догадываться.
Старик сказал, чтобы Василий ушел из лагеря, но ничего не сказал о том, что он может вернуться.
Когда лагерь басмачей оказался в поле зрения, Василий остановился. Замер. Но сколько бы он ни всматривался, никакой опасности он так и не заметил. И все же... Стараясь двигаться как можно осторожнее, Василий подобрался еще ближе. Все было спокойно. На берегу озерца стояли палатки, между ними горело три походных костра. Вдали на песке были разбросаны покрывала для раненых. Вот только людей нигде не было. "И куда они все подевались. В Гоцлар с Хасаном ушло человек пять. Где же остальные? Может, повздорив со своими, повернули назад в обитаемые места? Хотя сомнительно".
Василий медленно прошел между палатками, заглянул в одну из них, и тут ему в нос ударил знакомый запах. Шогготы! Без сомнения, они побывали тут. Только запах был слишком слабый. Лишь отзвук той непереносимой вони, которую оставляли после себя эти чудовища. Но если это шогготы, то где тела мертвых? Где отвратительные склизкие следы самих тварей? Подойдя к одному из костров, над которым на палке был подвешен котелок, Василий вяло взглянул на булькающее варево. Выглядело оно не слишком-то аппетитно. Пожав плечами, Василий направился к палатке гауптштурмфюрера. Уж там точно было и что поесть, и чем поживиться. Пистолет хорош, но Василий предпочитал револьверы или на худой случай маузер.
Полог палатки оказался прикрыт. Василий приподнял его дулом. Осторожно заглянул внутрь. Нет, внутри тоже никого. И все было точно так, как они оставили: две лампы, одна на центральном столбе палатки, вторая на полу. Все тот же походный столик, с банками...
И все же, оказавшись в палатке немца, он в первую очередь взялся не за мешки, где были продукты и вода, а за небольшой саквояж, где, скорее всего, хранились документы и личные вещи немца. Что ожидал там найти Василий? Он не знал, однако не успел он взломать замки, как за спиной его кто-то негромко кашлянул.
Василий резко обернулся, вскинув пистолет, и тут же опустил его. В мерцающем свете костров он узнал таинственного знахаря. Тот застыл, преграждая Василию выход из палатки.
Какое-то время они стояли молча, а потом старик шагнул вперед, и тогда Василий увидел, что глаза странного дервиша широко раскрыты и у них нет ни радужек, ни зрачков. Только белки. А потом старик заговорил невыразимо знакомым голосом.
- Зачем ты вернулся?
- А куда мне идти? - удивился Василий. - Или ты хотел бы, чтобы я с твоими приятелями отправился в Гоцлар?
Дервиш несколько секунд молчал, словно переваривая слова юноши.
- Но тебе придется пойти за ними. В пустыне ты погибнешь.
Неожиданно Василий понял, где слышал уже этот голос. Без сомнения, это был голос Григория Арсеньевича Фредерикса, вот только звучал он как-то по-иному, со странным инородным акцентом, словно старик пытался подражать голосу барона, но не мог из-за физиологических особенностей.
- Григорий Арсеньевич? - с удивлением пробормотал Василий.
- Нет, не совсем, - покачал головой дервиш. - Всего лишь старый лекарь, но его устами я говорю с тобой, Василек.
Василий потряс головой. Происходящее было трудно осмыслить.
- Что здесь произошло?
- Какая тебе разница. Те, кто ведает обо всем, не хотели, чтобы люди попали в Гоцлар... Точнее, они не хотели, чтобы старые тайные знания вновь обрели жизнь.
- И поэтому вы дали группе басмачей уйти.
- Даже если они попадут в древний город, миновав все ловушки, они не вернутся. Они узнают секреты, и те навсегда останутся с ними.
- Ну а мне-то что делать?
- На рассвете я еще раз осмотрю твою рану, а потом ты отправишься за своими врагами и проследишь, чтобы ни один из них не ушел.
- А дальше?
- Ты доберешься до города Старцев и закроешь врата...
- И?
- Дальше судьба твоя мне неведома.
- Послушайте, Григорий Арсеньевич, вы сами-то не устали играть в эту игру: пойди туда - не знаю куда, принеси то - не знаю что...
Но старик не стал слушать Василия. Сделав несколько шагов, он рухнул на походный стул, на котором раньше восседал Хасан, и затих. Глаза его вновь стали глазами обычного человека. Только теперь дервиш смотрел в пустоту перед собой. Василий несколько раз окликнул его, дернул за рукав, но все было бесполезно: или старик был мертв, или впал в глубокую кому.
И что дальше? Василий замер, потом поежился, огляделся и вновь принялся за саквояж немца. Как сказал старик: "на рассвете я еще раз осмотрю твою рану". Выходит, на рассвете он должен очнуться, и они еще раз побеседуют. А потом...
Ладно. Подхватив со стола флягу, Василий глотнул воды, хотел было положить флягу назад, но, передумав, повесил ее себе на пояс... Наконец саквояж поддался. Однако внутри не оказалось ничего интересного, никаких бумаг, лишь несвежее нижнее белье и пара обойм. В первый момент Василий обрадовался этой находке, но тут же выяснилось, что эти обоймы не подходят ни к одному из его пистолетов, и более того, пули другого калибра.
Больше никакого оружия Василий в палатке не нашел, точно так же как не было с собой у Хека никаких бумаг. Однако в любом случае перед походом по древней дороге следовало и запастись провиантом, и пополнить боевой запас. Девять пуль против всех чудовищ пустыни? Не смешно. А ведь Василий и представить себе не мог, что ждет его в городе мертвых.
Нужно было осмотреть и остальные две палатки. Прихватив с собой одну из горящих ламп, Василий вышел к костру и... вновь был удивлен. Он чувствовал, что воздух стал холодным, только ему холодно не было. "Может, это иммунитет? - подумал оперативник. - Как там у древних? Если приучить свой организм к змеиному яду, то когда тебя решат отравить, яд не подействует. Может, тут всему виной экспедиция в Антарктиду. Там-то я от души намерзся".
Василий обшарил обе палатки. Нигде ни тел, ни оружия, словно и то и другое корова языком слизнула. Бесцельно побродив по лагерю, Василий все же заставил себя собрать мешок с запасом пищи, а потом сел у костра в ожидании рассвета. Однако, прежде чем отправляться в Гоцлар, нужно было поговорить со стариком, серьезно поговорить. К тому же... нога. С костылем он далеко не уйдет - это Василий отлично понимал. Значит, нужно или ногу долечить, или коня раздобыть. Но пулевые раны за два дня не заживают... хотя, если тут замешана медицина Древних, то все возможно. - Обуреваемый такими мыслями, Василий и не заметил, как уснул. И в этот раз - крепким, здоровым сном без всяких видений и разговоров.
* * *
По пробуждении Василий ощутил неприятное пощипывание в раненой ноге.
С трудом разлепив веки, он с недоумением уставился на старика, который уже размотал все бинты и втирал в ногу Василия целебную мазь. Оперативник чуть приподнялся на локтях, пытаясь заглянуть в глаза старика. Кто это был сейчас: дервиш из банды Хасана или Григорий Арсеньевич, на время вселившийся в чужое тело?
- Лежи спокойно! - проворчал старик знакомым голосом, и Василий сразу понял, с кем он вновь имеет дело.
- Но мне кажется, что полная антисанитария...
- Кажется, креститься надо, - фыркнул старик. - Лучше не дергайся, не мешай.
Какое-то время Василий не двигался, лежал, иногда кривясь от боли.
- Вы, Григорий Арсеньевич, лучше расскажите, куда все подевались и что тут за стрельба была?
- Тебе лучше не знать. Спящий не хочет, чтобы люди раскрыли секреты, которые им знать не стоит. Вот старик и "присматривал" за бандитами.
Василий дернулся.
- Еще один Слуга Ктулху?
- Не совсем.
- Слуги Ктулху... Новопосвященные, существа не стабильные, - вздохнул старик, продолжая обрабатывать ногу Василия. - Помнишь, что случилось на корабле?
- Вы про горничную, которая стала людей убивать?
- И про горничную, и про комиссара нашего. Новопосвященные существа полубезумные. Осознание того, кем они были раньше, не дает им покоя...
- Как это?
- Слуги Ктулху - иная раса, имеющая иные, отличные от человеческих, законы, иную мораль, иные взгляды. Сейчас, наблюдая их вблизи, живя среди них, я убеждаюсь в этом все больше и больше. Но одно дело быть с рождения существом определенного вида, и совсем другое - стать новообращенным. Это, знаешь ли, слишком большой шок. Вот поэтому наш комиссар и "зажевала" ту горничную, а горничная, девушка с еще более слабой психикой, накинулась на постояльцев. Все очень просто, Василек, ты и сам мог бы до всего этого дойти.
- Ну а от меня-то что требуется?
- Делай то, что приказало тебе начальство. Доберись до Гоцлара и закрой Врата. И помни о ловушках. Ты о них должен был в моем дневнике прочесть.
- Да там не описания, а загадки сплошные.
- Припрет, разгадаешь... Врата закроешь и после этого можешь спокойно передавать координаты города своим командирам.
- Врата...
- Слишком долго объяснять, и слишком много энергии я трачу на этот разговор. Ты думаешь, это так просто, находясь на другом конце земного шара, управлять мертвецом?
- И все же у меня есть несколько вопросов... И самый главный, как я с раненой ногой...
- Когда я закончу, ты сможешь ходить и боли не будешь чувствовать.
- Нога заживет?
- Скажем так... У тебя будет около месяца. На это время рана как бы заморозится. После чего тебе придется пройти обычный курс лечения. В общем, ничего страшного. В случае осложнений я постараюсь помочь. Видишь ли, если бы в этих краях были нужные ингредиенты, я бы вылечил тебя точно так же, как вылечили тебя тогда в Антарктиде.
- Второй вопрос: оружие?
Старик закончил втирать мазь и начал снова накручивать тряпки на рану.
- Хорошо...
- И все же... что случилось с бандитами в лагере?
- Шогготы.
- Но трупы?
Однако старик ничего не ответил. Он неожиданно дернулся всем телом, потом выгнулся. С уст его сорвался странный стон, после чего он бесформенным кулем осел на землю.
- Вот и поговорили, - пробормотал Василий, вновь приподнявшись на локтях.
Старик, точнее труп, лежал на песке у ног оперуполномоченного.
Василий попробовал пошевелить раненой ногой. Боли и в самом деле не было, но это ничего не значило. "Ладно, заживет, как на собаке", - мысленно произнес он, потом, поднявшись с земли, попробовал перенести вес тела на раненую ногу. Никакой боли! Нога была как новая. В какой-то момент Василий решил было пойти и переодеть штаны, иначе он походил на нищего - правая штанина была разорвана почти до пояса и пропитана засохшей кровью. А потом он подумал о том, что надо будет снимать сапог, втискиваться в чужую одежду, а то еще бинты съедут... и плюнул. В конце концов, не на бал красоты он собирался.
Только вот последний штрих - оружие. С девятью патронами, пусть даже на два пистолета, не слишком повоюешь.
Василий подхватил собранный ночью вещевой мешок, прикрепил к поясу две фляги с водой. В дневнике Фредерикса ничего не говорилось об источниках воды по дороге в Гоцлар. Много лет прошло, все могло измениться, но надеяться на авось не стоит. Как говорят афгулы: "На Аллаха надейся, а верблюда привязывай".
Он уже собирался покинуть лагерь, как нечто странное насторожило его. Запах! Невыносимый запах шогготов. Неужели опять эти отвратительные, ненасытные твари. Только в этот раз у Василия не было ни гранат, ни лихого скакуна, который смог бы увести его от опасности.
Закинув за спину вещевой мешок, Василий вытащил оба пистолета и приготовился подороже продать свою жизнь. Хотя... Что могут два пистолета против гигантских червей? Ничего! Он отлично помнил ту ночь в сибирской глубинке, когда шогготы за считанные минуты уничтожили отряд японцев, а ведь те были хорошо вооружены, и гранаты у них были, и динамит...
В какое-то мгновение вонь стала просто непереносима, а потом на том месте, где несколько минут назад старик-дервиш делал Василию перевязку, песок вздыбился. Образовалась воронка, которая на глазах становилась все больше и больше. Уши заложило от страшного электрического треска, и в этот же момент вонь достигла своего апогея. Василий, не в силах контролировать себя, рухнул на колени. Его желудок буквально выворачивало наизнанку. Он не в силах был ни бежать, ни стрелять. Тело его сотрясалось в позывах безудержной рвоты. А тем временем из земли, всего в нескольких метрах от оперуполномоченного начал выползать из песка шоггот. Огромное тело белесого червя все выше и выше поднималось над землей, пока гигантским вопросительным знаком не повисло над скорчившимся на песке Василием.
Несколько секунд шоггот нависал над человеком, а потом верхняя часть его стала надуваться, словно воздушный шар, и в какой-то момент пасть на конце червя распахнулась, открыв несколько рядов острых, как иглы, зубов, и тварь рыгнула. До этого Василий считал, что хуже запаха шогготов быть ничего не может, но оказалось, он сильно ошибался. Дыхание чудовища было во много раз хуже. Вдохнув новый "аромат", Василий буквально забился в агонии. Еще чуть-чуть, и он бы умер...
Но это оказалось еще не все, на Василия обрушилась волна зловонной слизи, пропитывая его волосы и одежду. Это было невыносимо, и Василий, захлебываясь собственной желчью - желудок его был опустошен в первые же секунды, закричал. Так, наверное, кричат грешники в аду, когда ловкие служители Вельзевула снимают с них кожу. Только это был иной ад - ад, созданный разумными существами за много тысячелетий до появления на земле первого человека.
В какой-то момент Василию показалось, что он вот-вот потеряет сознание, но этого не произошло. Вместо этого он краем глаза заметил, что на песок рядом с ним упало несколько комков слизи странной формы. После чего тварь еще раз рыгнула и стала втягиваться назад в песок.
Когда же Василий смог приподнять голову, зажимая нос, чтобы не чувствовать омерзительного запаха, смешавшегося со вкусом его собственной рвоты, шоггота уже не было. На том месте, где он появился, не осталось даже маленькой ямки - ровный песок. И если бы не запах, который исходил от плевков слизи на песке, ничто бы не напоминало о недавнем визите шоггота. Кстати сказать, труп старика-дервиша тоже исчез.
Василий сел, попытался вытереть рот рукавом гимнастерки, но понял, что это бессмысленно. Теперь-то ему точно необходимо переодеться и искупаться в озерце. Перспектива путешествия в "благоухающих" нарядах ему определенно была не по вкусу.
И лишь встав на ноги, все еще покачиваясь и дрожа всем телом, Василий обратил внимание на куски слизи, исторгнутые чудовищем. Это было... оружие. Несколько сабель, почти сгнившее кремневое ружье и... маузер в кобуре. Его маузер! Только вот измазанный вонючей слизью.
Да, Григорий Арсеньевич сдержал слово, снабдил своего героя оружием, только вот сделал это в присущей ему манере. И представив, сколько времени придется оттирать с кобуры маузера склизкую гадость, Василий чуть не взвыл.
Глава 7
Дорога в Гоцлар
1939 год. Каракумы
Нигде на свете нет силы,
Чтобы сломила
Молодость нашей страны!
Эй! Смело шагайте вперед,
наши соколы,
Армии Красной сыны!
В. Лебедев-Кумач.
"С нами поет вся страна"
У входа в пещеру никого не было. Василий поправил кобуру маузера, поморщился - ему так и не удалось окончательно избавиться от запаха шоггота - и, медленно ступая, спустился по косогору. Он старался двигаться осторожно. Хотя боли никакой не было, нога его очень плохо слушалась, словно была чужой, а онемение, которое он поначалу счел за побочное действие лекарств, не проходило.
Застреленный им басмач лежал на том же самом месте, где его оставил Василий, только сейчас у оперуполномоченного не было ни желания, ни необходимости обыскивать мертвеца. Шоггот вернул ему все необходимое, вот только запах... Хотя Василий надеялся, что со временем вонь выветрится.
У входа в пещеру Василий остановился. Второй раз он входил сюда на ночь глядя - на то, чтобы избавиться от чудесного аромата шогготов, у него ушла большая часть дня.
Запалив самодельный факел, Василий решительно шагнул во тьму. Несколько шагов, и он вновь очутился на дороге, ведущей в Гоцлар. В первый момент, когда он шагнул из пещеры в узкий овраг, ему показалось, что он испытывает своего рода дежавю. Вот сейчас он повернется, и за спиной у него окажется гауптштурмфюрер Хек, Хасан и остальные. Но ничего подобного, как и следовало ожидать, не произошло. Никого у него за спиной не было. Еще раз обругав себя за излишнюю осторожность, Василий решительным шагом отправился через пещеру, но споткнувшись, едва удержал равновесие.
"Зря я костыль в лагере оставил", - подумал Василий, и тут же одернул себя, представив, сколько времени ушло бы на то, чтобы отмыть костыль. Не стоило того это кривобокое творение. Василий с удовольствием воспользовался бы посохом, вот только среди местной растительности отыскать заготовку оказалось довольно трудно - все растения оазиса были порождениями пустыни, невысокими, сучковатыми и искривленными.
Василий чуть замедлил шаг и направился по извилистому оврагу. Тут в предвкушении наступающей ночи уже сгустились тени, и приходилось ступать очень аккуратно, чтобы не упасть. В который раз Василий пожалел, что не остался в лагере, но... после явления шоггота, который действовал, явно подчиняясь каким-то высшим силам, хотелось убраться куда подальше и побыстрее.
Однако ночная прогулка в планы Василия не входила. Прошагав с час по извилистому оврагу, которому, казалось, не будет конца, Василий резко остановился. Всё. Дальше в темноте идти не стоило. А то и в самом деле можно ноги переломать, а тут помощи не дождешься.
Опустившись на землю, Василий откинулся на спину и замер. Было холодно, но Василий не чувствовал этого, вернее, чувствовал, но не замерзал. Какое-то время он сидел, смотрел на звезды, и мысли его витали далеко-далеко. За свои три десятка лет он насмотрелся всяких ужасов, и, пожалуй, трудно было представить, что могло удивить его. Тем не менее звезды его всегда манили. Эти далекие солнца, на планетах которых жили неведомые существа. Например, те же Ми-го, явившиеся на Землю с далекого Юггота. Некоторые предполагали, что это Плутон, но на Плутоне жизнь зародиться не могла, а следовательно, они пришли с какой-то другой, бесконечно далекой планеты. И каково это - жить в городе на краю бездны, где, согласно легендам, обитает древнее и загадочное существо Ксаксаклут. А может, все это сказки, сплошной вымысел? Может, и нет никакого...
Но довести до конца свою мысль Василий так и не успел. Веки его сами собой сомкнулись, и он задремал, инстинктивно кутаясь в короткую куртку - единственную куртку, что он нашел среди вещей Хека. Она была длиннее, чем необходимо, и слишком узка в плечах, и хотя сам Василий по непонятной причине не мерз, во сне он машинально пытался укрыться от прикосновений ледяного воздуха.
* * *
Проснувшись, Василий с большим сожалением обнаружил, что солнце уже высоко в небе, а значит, проспал он много дольше, чем собирался. Хек и его спутники уже наверняка на полпути к древнему городу, если только не попались в западни, устроенные людьми, последними покидавшими Гоцлар.
Итак, в путь. Покачиваясь, Василий встал. Размял затекшие ноги, с сомнением осмотрел бинты на правой ноге. Нет, кровь нигде не проступила, нога не болела, но... но всякий раз, когда он переносил вес тела на правую ногу, появлялось какое-то неприятное чувство. Василий не мог объяснить, на что это похоже, но идти - шел, а это самое главное.
Медленно шагая по дну оврага, Василий выудил из вещмешка парочку сухарей, погрыз, запил водой и решил пока этим ограничиться. Неизвестно, сколько еще придется бродить по этим диким местам, и если оазисы тут попадаются, то уж пищи наверняка днем с огнем не найти.
Он шел около трех часов, прежде чем овраг неожиданно раздался. Перед Василием открылась круглая площадка, в дальнем углу которой белели кости. Помня о незадачливой судьбе князя Олега, оперуполномоченный подошел поближе, стараясь двигаться как можно осторожнее. Но, оказавшись вблизи, понял, что никакой опасности ему не грозит. Кости были старыми, и не просто старыми, а воистину древними. Гигантские останки некой чудовищной твари из века мастодонтов. Как там было написано в дневнике барона:"По правую руку арены смотри и увидишь, чем сможешь опасную тварь укротить". Василий посмотрел направо, но ничего не увидел. Если там, в стене что-то когда-то и было, то все это разрушилось давным-давно и теперь было погребено под слоем песка и камня. Точно так же, как сама "арена" давно утратила округлую форму, из-за многочисленных оползней она давным-давно превратилась из круглой в эллиптическую.
"Да, если и остальные ловушки в таком же состоянии, то басмачи без труда доберутся до сокровищ", - подумал Василий. Он уже хотел было отправиться дальше, как взгляд его остановился на чем-то блеснувшем в песке.
Василий нагнулся, провел рукой, счищая слой песка. Цепь. Цепь с огромными звеньями, размером с человеческую ладонь. Так вот что это была за ловушка. Ужасная тварь на цепи. А справа в стене, без сомнения, располагался механизм, позволявший укротить эту тварь. На мгновение Василий прикрыл веки и попытался себе представить, как оно тут было много тысячелетий назад. Огнедышащий дракон? Что-то вроде того. Забавно, но не более.
Тяжело вздохнув, Василий встал и, отвернувшись от выбеленных временем костей, зашагал дальше. Что там писал Фредерикс о второй западне?"Над бездной путь тебе укажет солнца луч". До второй ловушки путь оказался неблизким. Солнце уже давным-давно скрылось за краем оврага, теперь превратившегося в подобие бесконечной скальной расселины, но судя по цвету неба, еще не село, когда проход вновь начал расширяться.
"Пора сделать привал, - решил Василий. - Не стоит соваться в западню, пусть даже очень древнюю, среди ночи. В рукописи Григория Арсеньевича написано про солнца луч, вот и подождем". Хотя... любое ожидание давало Хеку преимущество во времени. А с другой стороны, что он мог сделать такого. "Ну, найдет он корону Вилигута. Пусть подавится", - успокаивал себя Василий. К тому же это никак не шло вразрез с его заданиями. С одной стороны, он должен был найти древний город и установить, можно ли отыскать там нечто, с помощью чего можно разгадать загадки древних цивилизаций - это указание Шлимана; с другой стороны, он должен закрыть некие Врата - указание Григория Арсеньевича, а точнее, приказ, исходящий от самого Ктулху. Пока они не противоречили друг другу, и это главное. И все же сокровища древних могли бы пригодиться Советской республике, ох могли бы. Однако попробуем прикинуть.
Вот найдут басмачи сокровища... Но ведь самое главное не в том, чтобы их отыскать, а в том, чтобы доставить в места обетованные. Ну, возьмут они пусть даже по пять кило золотишка, а ведь еще нужно продукты и оружие на себе тащить. И только тут Василий понял, насколько мудр был Древний бог. Он устами дервиша приказал Василию уходить из лагеря. Естественно, с Василием спаслась и часть басмачей. После чего шогготы пришли и съели все живое. В результате в живых остались главари, которые все равно не смогли бы унести всех сокровищ. Ведь теперь у них не было коней. "Да, до самого клада-то они доберутся. А потом на собственных плечах его через пустыню тащить? Не выйдет. Так что сокровища, если они, конечно, существуют, в любом случае останутся в Гоцларе. Тут надо присылать настоящую экспедицию, многочисленную, вроде банды Хасана. Выходит, что меня послали на своего рода разведку. Разнюхать, что и где, а потом в случае чего и "кавалерия" подтянется", - размышлял Василий, пытаясь поудобнее устроиться на земле среди камней.
Ему предстояло провести эту и еще не одну ночь на земле, без костра, поскольку вокруг не было ничего, что сгодилось бы для того, чтобы разжечь огонь. Не тащить же дрова с собой... В положении Василия это было бы по меньшей мере глупо.
Однако в этот раз ночь прошла много хуже. К утру все тело Василия онемело, а рана на ноге заныла. Еще было темно, но сон улетучился. Нога! Вот на что нужно было обратить внимание. Если она откажет, то случится непоправимое. Он один, беспомощный, застрянет в пустыне. А это равносильно смерти, и тут уж Григорий Арсеньевич ему ничем не поможет. Разве что явится во сне и выскажет очередное витиеватое пророчество.
Вскочив на ноги, Василий принялся приседать, двигать руками и ногами, чтобы разогнать кровь по телу, все время чутко прислушиваясь к ощущениям в больной ноге. Однако его опасения оказались беспочвенны. Просто третья ночь, проведенная на земле в неудобной позе, давала о себе знать. Василий чувствовал себя усталым и разбитым, и мысль о том, что еще день, а то два или три придется шагать по узкому оврагу, змеей петляющему между холмами, не вызывала в нем радужных чувств.
Размявшись, Василий вновь присел, ожидая рассвета. Время тянулось бесконечно. Казалось, прошло целое столетие, прежде чем краешек в правой части неба стал розоветь, а звезды затухать. Наконец, не выдержав, Василий зашагал дальше, решив в случае чего подождать восхода возле ловушки. Однако этого не потребовалось.
Оказавшись на краю очередной площадки, окруженной высокими обрывистыми стенами, Василий остановился, разглядывая каменные плиты, которыми была вымощена эта площадка. Было уже достаточно светло, чтобы он рассмотрел единый рисунок - огромное солнце, во все стороны протянувшее лучи. Само изображение солнца занимало три плиты у входа в овраг на другой стороне площадки. От Солнца протянулось несколько лучей, только один из которых доходил до плиты рядом с Василием. Остальные или обрывались на полпути, или, уходя в сторону, упирались в отвесные стены, огораживающие площадку. Что же до плит, то те плиты, через которые проходили лучи солнца, лежали ровно, а остальные кое-как, словно невидимая сила вдавила их в землю на двадцать-тридцать, а то и на все пятьдесят сантиметров. "Ступишь не туда, провалишься в тартарары, - решил Василий. - Может, и не провалишься, может, время уничтожило и эту ловушку. А если и не уничтожило, то подсказало, как пройти".
Крадучись, ступая лишь по ровно лежащим плитам, на которые указывали солнечные лучи, Василий перешел на другую сторону. Где-то на полпути ему сильно захотелось наступить на одну из вдавленных плит и посмотреть, что при этом произойдет, но он остановил себя. "Зачем бессмысленно рисковать? Может, идея ловушки не в том, чтобы плита утонула, может, все много коварнее и изощреннее... Кто его знает, что могли выдумать древние люди, вооруженные знаниями Старцев?.."
Третья ловушка оказалась много ближе, чем Василий рассчитывал. Он добрался до нее, когда солнце только-только перевалило зенит.
В этот раз ловушкой оказалось хитросплетение странного кустарника, тонкие ветви которого переходили в толстые, узкие листья с острыми, как лезвия, краями. Но дело было не только в острых листьях. На краешках каждого листа сверкали грязно-голубые бусинки странной смолы. И в том, что это яд, причем, судя по всему, сильнодействующий, Василий не сомневался. Иначе зачем тут посажен был этот кустарник?
Но сейчас через дебри ядовитого растения была прорублена тропа. Судя по каплям чуть сгустившегося сока на сломах, тропу проложили недавно, и досталось это дорогой ценой. Примерно на середине площадки, заросшей кустарником, лежало два тела - два мертвых басмача из тех, что ушли с Хеком и Хасаном.
Василий осторожно присел возле трупов. Лица мертвецов были умиротворенными, словно оба они спали, витая в прекрасной неге, вот только кожа потемнела, приобрела странный восковой оттенок. От этого лица погибших выглядели странно, словно это и не люди вовсе, а выходцы из потустороннего мира. Что ж, с одной стороны, Василий искренне пожалел бандитов, принявших столь страшную смерть, но с другой стороны - минус два врага - это хорошо. Чем меньше людей будет у Хасана и Хека, тем лучше. В идеале было бы неплохо, если бы хоть одна из ловушек древних работала нормально и победила искателей сокровищ. Но, увы. Время бессердечный палач.
Время уничтожает всё и вся, и невозможно создать нечто неподвластное этому жестокому господину...
Вскоре после третьей ловушки стены оврага поползли вверх. И если раньше они отвесно уходили всего на какой-то десяток метров, то теперь это расстояние увеличилось до сотни. На дне стало совсем темно, и Василий теперь то и дело спотыкался о камни. Приходилось идти, нащупывая ногой ровную поверхность, прежде чем сделать шаг.
Еще много раньше, перед первой ловушкой, Василий несколько раз подумывал о том, чтобы вылезти из оврага и идти по его краю сверху. Но всякий раз, задумываясь об этом, он отвергал подобную идею. Если бы так можно было сделать, то все оказалось бы много проще, и к чему тогда все эти хитроумные ловушки? Нет, наверняка так делать не стоило, не стоило даже пытаться проверять, почему так сделать нельзя. Древние не были дураками, и уж если озаботились защитой дороги в затерянный город, то наверняка продумали все до мелочей.
До заката еще оставалось несколько часов, а в ущелье, в которое превратился овраг, стало совсем темно. Василий двигался буквально на ощупь, моля о том, чтобы не переломать ноги. Он чувствовал, что выход где-то рядом. Еще пара шагов, и...
Стены ущелья расступились за очередным поворотом, открыв небольшую долину, похожую на дно огромного котла. Посреди, окрашенные в ярко-красные тона лучами заходящего солнца, возвышались руины. Гоцлар - город Старцев и колыбель человечества. До города оставалось более трех километров, и выход из ущелья располагался много выше уровня долины, отчего с того места, где сейчас находился Василий, открывалась красивейшая перспектива.
В первый момент Василий даже не осознал, насколько велик был Гоцлар, так как не существовало вокруг ни дерева, ни какого другого ориентира, который позволил бы определиться с размерами. Лишь через какое-то время разум человека начинал осознавать, сколь великим некогда было это творение. Теперь же город превратился в груды камней, из которых местами торчали обломки колонн, чем-то напоминающие античные творения.
И нигде никакого признака ничего живого. Никаких следов Хасана и его людей. Какое-то время Василий сидел у выхода из ущелья, разглядывая город, а потом решил, что лучше будет переночевать в городе. Осторожно спустившись на дно долины, он неспешно зашагал по песку в сторону ближайшего полуразрушенного сооружения.
Внимательно вглядывался он в песок, пытаясь различить следы бандитов, ведь они опередили его совсем на немного. Следов не было. А значит, нужно быть начеку. Враги могут затаиться за любой грудой камней, и вряд ли в этот раз гауптштурмфюрер станет его защищать.
И все же как быть, и где могут располагаться эти распроклятые Врата, которые надлежало закрыть? Где они, на что они похожи? Раздумывая об этом, Василий и сам не заметил, как оказался среди руин.
Внимательно поглядывая по сторонам, он шел по широкой дороге, некогда вымощенной овальными каменными плитами, большая часть которых искрошилась под действием времени. И тут его внимание привлекло странное пятно в стороне. Несколько шагов, и Василий, присев на корточки, осторожно коснулся пальцем красного пятна. Кровь была еще свежей. Кто-то совсем недавно, скорее всего меньше часа назад был ранен на этом месте и упал, истекая кровью. Выстрела он не слышал, значит, несчастного, скорее всего, зарезали, причем быстро, так как криков Василий тоже не слышал. Выходит, еще один противник выбыл из игры. Сколько их там у Хасана осталось? Два-три? А может, это Хасан начал сводить счеты с гауптштурмфюрером, или наоборот? Нет, пожалуй, для этого слишком рано. Василий огляделся. Вокруг не было ничего ни похожего на корону Вилигута, ни на вход в сокровищницу. А может, у одного из бандитов открылась старая рана? Нет, не похоже. Слишком много крови. А если и так, то где тело? "Ладно, - решил Василий в конце концов. - Надо двигать вперед, а там все само собой прояснится". И он, сойдя с дороги, заскользил среди руин неразличимой тенью.
Вначале он старался придерживаться кровавого следа, но чем дальше он углублялся в город, тем меньше были лужицы крови. Потом они превратились в капли, а вскоре и вовсе исчезли. То ли кровь вся вытекла из тела, то ли вечерний полумрак скрыл все следы.
Василий остановился, вновь внимательно осмотревшись. Он находился в конце небольшого проулочка, выходящего на пустынную площадь, вокруг которой громоздились руины нескольких домов. Ныне от них сохранились лишь первые этажи, и то полузасыпанные щебнем и песком. Да и не выглядела эта площадь центральной. К тому же было слишком темно, и, споткнувшись, можно было сильно разбиться.
Василия ждала очередная ночь в походных условиях. Только в этот раз спать было нельзя. Он находился слишком близко к врагам, но не знал, где они. А в руинах могли скрываться не менее приятные обитатели: скорпионы, пауки, змеи. Один Бог знает, чем они могли питаться в этой пустыне, да и вообще обитали ли они в здешних краях, но Василий не хотел экспериментировать, особенно на себе. А посему, выбрав удобный уголок, удобно устроился в нем, положив маузер под руку, так что разбуди его какой-нибудь звук, он тут же схватился бы за оружие.
Огромным сверкающим серебряным колесом расплылась улыбающаяся луна. А небо, усыпанное звездным конфетти, казалось таким близким, что казалось, стоило только протянуть руку, и можно собрать целую пригоршню звезд. Нет, в Ленинграде не увидишь такого неба. Там красивые закаты и рассветы, но никогда над городом на Неве не загорятся такие звезды.
Какое-то время Василий любовался небесными красотами, а потом уснул.
Но в этот раз спокойно выспаться до утра ему не дали. Совершенно неожиданно где-то рядом взвыла собака, а может, шакал или волк. Василий, вздрогнув всем телом, проснулся. Что-что, а подобные завывания он не любил. Он сразу вспоминал детство, ту ночь, когда погибли его мать и брат и когда он познакомился с Григорием Арсеньевичем... Так что, по его мнению, волчий вой ничего хорошего не сулил. А в этот раз вой был не простым, а переливчатым. Словно бездомная собака перед смертью решила рассказать миру о своей несчастной участи, вложив в свое "пение" всю ту обиду и боль, что накопились у нее за годы обездоленного существования. И вот совершенно незаметно к первому голосу присоединился второй, потом третий... и вот уже целый хор взывал к звездам.
Василий крепко сжал рукоять маузера. Сердце его билось часто, но... но даже напади на него эта стая, он ничего не мог не сделать. Вряд ли в Гоцларе, заброшенном и разрушенном городе, окруженном колдовскими ловушками, могли обитать обычные псы, а у Василия с собой не было ни одного заговоренного патрона. Призрачных тварей обычными пулями не возьмешь, это Василий отлично знал, но тем не менее ему ничего не оставалось, как сидеть, вжавшись в каменную стену, и молить Бога, чтобы все обошлось, чтобы шакалы пустыни не обнаружили, не учуяли его. Но, казалось, им не до оперуполномоченного. Время шло, а завывания становились все громче и громче, а потом к ним присоединились барабаны, и тогда Василий понял, что не ошибся. Выли не псы, а люди. Оборотни? А может, и кто похуже обитал в этих руинах, и гауптштурмфюрер со своими людьми попал им в руки. Если так, то великолепно. Пусть они друг другу глотку перегрызут, мир станет только чище. Единственным неразрешенным вопросом пока осталось, как Василию выкарабкаться из создавшейся ситуации. Да еще эти Врата, будь они неладны! Где они находятся, как их найти, как закрыть? Хотя... Если Григорий Арсеньевич сказал, что он сможет это сделать, то ничего сверхтрудного тут быть не должно. Вот только бы пережить эту ночь.
А дьявольские звуки не смолкали. Теперь солировали барабаны, а вой лишь вторил им, связывая воедино ночную песнь.
Ее монотонные переливы усыпляли. Василий и не заметил, как начал дремать. Но вновь сон его был нарушен - в этот раз страшным криком, причем, без сомнения, кричал человек. В этом крике была такая боль, что Василий невольно содрогнулся. Что нужно сделать с человеком, чтобы вырвать из его горла такие звуки? Может быть, именно так кричит тот, с кого заживо сдирают кожу или кого купают в кипящем масле.
Не в силах выдержать этот крик, Василий зажал уши руками. Но крик не прекращался, прерываясь лишь на мгновение вдоха истязаемого. От этого полного отчаяния и безысходности крика вибрировали камни, ныли зубы...
Очнулся Василий, когда солнце уже почти добралось до зенита. Какое-то время он сидел неподвижно, пытаясь сообразить, где он и что с ним, а потом память о вчерашних событиях вернулась к нему. Он был в Гоцларе, городе Старцев. Потом ему вспомнился ночной концерт, и от мыслей о нем Василий вновь содрогнулся всем телом. Он ничего не видел, но и того, что слышал, вкупе с буйной фантазией человека, повидавшего немало ужасов, вполне хватало. "Нет, с меня довольно, - подумал он, выбираясь из спасительного укрытия. - Первое, что потребую по приезде, так это месячный отпуск. И наплевать, что скажет Шлиман. Предсказание колдуньи. Путешествие в антарктические льды, на другой конец земного шара, застенки НКВД, твари в особняке Юсупова и теперь вся эта чертовщина... К тому же надо заняться ногой. Раны сами собой не заживают, и пусть медицина Древних - почти колдовство, нужно собой заняться, а то, как Островский, останешься калекой, и тогда тебе никакая сталь не понадобится".
Несколько раз присев и встав, Василий почувствовал, как кровь вновь запульсировала в венах, после чего, взобравшись на кучу камней, что повыше, огляделся. Площадь, возле которой он ночевал, раньше была пуста. Теперь же посреди нее появилось какое-то сооружение. С того места, где находился Василий, не было видно, что это такое. Вокруг словно все вымерло. В первый момент Василий решил обойти площадь стороной. Как говорится, береженого Бог бережет. С другой стороны... Пока светит солнце, судя по ночным событиям, Василию ничего не грозило - ночные твари редко отправляются днем на охоту. Ближе к сумеркам, да. Но сейчас был полдень, а значит, самое подходящее время, чтобы разузнать, что происходило ночью в этом разрушенном городе и с каким злом ему в этот раз предстоит столкнуться. К тому же если эти люди, твари или кем бы они там ни были, подчиняются Древним, а значит Ктулху, ему нечего опасаться. Шоггот, который выплюнул проглоченное ранее оружие, был тварью ужасной, но он подчинялся Ктулху и не причинил Василию никакого вреда, если не считать желудок, вывернутый наизнанку.
Двигаясь осторожно и все время оглядываясь, Василий подошел к краю площади. Дальше шло открытое пространство, а посреди него возвышалось странное сооружение, похожее на гигантскую букву "X", нижние концы которой были много длиннее верхних и, судя по всему, глубоко врыты в землю.
Осторожно ступая, все время оглядываясь, готовый в любой миг броситься назад под защиту камней, Василий вышел на площадь. Медленно пересек ее и остановился перед крестом, нервно облизывая потрескавшиеся губы. Да, реальность оказалась примерно такой, как и представлял себе Василий.
На кресте висел голый человек, точнее то, что от него осталось.
Кажется, это был один из басмачей Хасана. Тощий, выбритый, он был распят на кресте. Огромные гвозди, пробив его запястья и лодыжки, глубоко ушли в дерево. "Интересно, где в пустыне взяли доски для креста?" - удивился Василий, продолжая созерцать несчастного, лицо которого скривилось, превратившись в посмертную маску боли.
Тело распятого выгнулось в агонии... Однако телом это можно было назвать лишь до пояса, дальше шел плохо обглоданный скелет, причем, судя по вырванным кускам мяса, несчастного поедали живьем. "Вот почему он так страшно орал, - подумал Василий. - Вот только каннибалов мне недоставало". И на мгновение перед ним вновь всплыла картина: темная горница, на столе труп с развороченной грудной клеткой, из которой во все стороны торчат обломки ребер, и темная мохнатая тварь, копающаяся во внутренностях несчастной в поисках самого лакомого кусочка. "Нет, только не это!" - мысленно взмолился Василий. К чему он точно не был готов, так это к встрече со своими детскими страхами.
И тут... скрежет сочленений, уже охваченных смертным оцепенением, привел Василия в себя. Он непроизвольно посмотрел на мертвеца на кресте и едва сдержался, чтобы не завопить во все горло. По всем правилам этот человек был давно мертв, но при этом... Мертвец на кресте покрутил головой, точно как Василий поутру, разминая затекшие мускулы. А потом его глаза открылись. Они были мертвыми, остекленевшими, но оперуполномоченный мог поклясться, что тварь смотрела на него и видела его. Отлично видела.
Василий окаменел. Даже несмотря на его собственные опыты в некромантии и черном колдовстве, не каждый день он сталкивался с ожившими обглоданными трупами.
- Приветствую тебя, - голос мертвеца звучал хрипло, громко, эхом отдавая в окружающих площадь руинах. - Рад новой встрече. Как я вижу, ты без потерь добрался до сторожевого поселения. Теперь Гоцлар уже совсем недалеко, но, думаю, тебе еще предстоит пережить несколько неприятных мгновений, прежде чем туда попадешь.
Несмотря на то что голос мертвеца был нечеловеческим, Василий сразу узнал его. Он понял, что говорит не с мертвым басмачом, а вновь со своим учителем и другом, находящимся на другом конце земного шара.
- Но я думал, что это Гоцлар! - удивился Василий, обведя руины рукой.
- Но ты же был в городе слуг Древних, неужели ты считаешь, что город Старцев много хуже? Нет, Гоцлар был великим городом-городом, подобных которому не было ни на Земле, ни под Землей. Создавая его, Ми-го применили все свое искусство. Они строили не на века и не на тысячелетия. Они строили в расчете на вечность, на сотни тысяч эонов, в которые они станут править Землей, и тогда никто не подозревал, что их погубят собственные просчеты и коварство Древних богов... Нет, перед тобой не Гоцлар, а всего лишь форпост. Отсюда тебе предстоит спуститься в Гоцлар, а точнее, до того места, где мир внешний пересекается с миром внутренним, а потом закрыть Ворота, разделив эти миры. И пусть внутренний мир Земли погрязнет в дикости, колдовстве и деградации, а верхний идет дорогой науки и прогресса.
Мертвец замолчал. Василий тоже ничего не говорил, обдумывая услышанное. Он никак не мог понять, то ли слишком много, то ли слишком мало сказал Григорий Арсеньевич устами растерзанного басмача.
- Как найти Врата?
- Когда ты увидишь их, то все поймешь.
- Как закрыть Врата?
- Много лет назад возле них оставили три ящика динамита. Тебе и одного хватит. Ты же должен был прочесть об этом в моих мемуарах, кстати, я тогда тоже принял эти руины за Гоцлар.
Василий замялся.
- Видите ли, я еще не добрался до конца вашего дневника.
- Что ж, в этом, кроме себя самого, тебе винить некого.
- Угу.
- А теперь я должен попрощаться. Я уже говорил: очень сложно управлять мертвым даже с помощью искусства Ктулху, но...
Труп дернулся и замолчал.
Василий шагнул вперед. Ткнул в грудь мертвеца дулом маузера, словно пытаясь вновь пробудить его к жизни. Но все казалось бесполезным. Теперь на лице мертвого появилась маска умиротворения и вселенской печали - апостол на смертном ложе, да и только.
Однако стоило Василию отвернуться, труп снова ожил, глубоко вздохнул и заговорил:
- Извини, связь прервалась...
- Я хотел бы узнать, кто сотворил это с... - тут Василий едва не сказал "с вами", но осекся, потому что его собеседник ведь находился совершенно в другом месте. - Кто распял этого несчастного?
- Рабы Гоцлара. Внутренний мир Земли скрыт от взора Древних, лишь Йог-Сотот, Затаившийся на пороге, знает истину, лишь он знает о положении вещей во Внутреннем мире. Но сейчас он недоступен, а посему не могу тебе сказать, кто ныне правит в древнем городе. Быть может, его владыками стали бывшие рабы...
- Кто они?
- Люди, но деградировавшие, спустившиеся на самую нижнюю ступень развития, которая едва разделяет разумное существо и животное-человека и плотоядную тварь, не знающую меры в своем голоде и похоти.
Василий вздрогнул. Чего-чего, а встречи с каннибалами он не жаждал.
- Но они... люди?
- Да, в том смысле, что для их убийства тебе не понадобятся заговоренные пули. Вот с их хозяевами, если они еще существуют, у тебя могут возникнуть проблемы.
- Но...
- Главное, не бойся, что бы ни случилось. Боги на твоей стороне.
Василий хмыкнул:
- Какие боги? Мой бог тот, именем которого я крещен, видимо, и не подозревает о том, что тут творится. Ктулху? Он, как остальные Древние, скорее уж не бог, а демон, чудовище из неведомого Далека, точно так же, как безумные Старцы.
Мертвец снова вздохнул:
- Увы, в твоих словах есть доля правды. Иди и помни: Ктулху сделает все, что в его силах, чтобы ты смог выполнить возложенную на тебя миссию. Иди к центру руин. Там ты увидишь продолжение дороги в Гоцлар. Я же, если смогу, то пришлю тебе помощь... И... ни пуха тебе ни пера. - И вновь мертвец безвольно повис на стальных гвоздях.
- К черту, - пробормотал Василий, а сам подумал о том, что его ответ на старинную присказку не такой уж и бессмысленный. Ведь Григорий Арсеньевич Фредерикс и по сей день находился где-то там, в таинственном подземном городе - обители Ктулху.
Повернувшись, Василий убрал маузер в кобуру и не спеша направился в ту сторону, где, по его мнению, находился центр руин. Однако то ли разговор с учителем лишил его бдительности, то ли ловушка и в самом деле была сделана с невероятным мастерством, присущим лишь дикарям, но в какой-то миг он споткнулся, зацепившись ногой за невидимую веревочку, протянутую у самой земли, рухнул вниз всем телом и только начал подниматься, как сзади что-то тяжелое обрушилось ему на голову, и весь мир разом погрузился во тьму.
* * *
Василий очнулся от мерного покачивания. Руки и ноги страшно болели, потому что они были связаны в запястьях и лодыжках, а сам он, словно пойманная дичь, был подвешен на длинную палку, которую несли четверо здоровых голых дикарей. Лица и торсы их были размалеваны самым невероятным образом, головы начисто выбриты. Единственной их одеждой были узкие оранжевые набедренные повязки. Шли они ровно, стараясь особо не раскачивать своего пленника. Вдали виднелось еще с десяток аборигенов, выряженных подобным образом, и у каждого в руке было длинное копье. Сами же лица, широкие с узкими прорезями глаз, отчасти напоминали лица туркменов и узбеков.
"Попал", - это была первая мысль пришедшего в себя Василия. А потом он сосредоточился, проверяя собственное тело и пытаясь по ощущениям определить, все ли в порядке. На первый взгляд ничего не было сломано, все кости целы, вот только страшно ломило затылок, по которому ему врезали. Хорошо еще, кость выдержала, а то... А то один бог знает, чем все это могло бы закончиться.
Как там говорил Григорий Арсеньевич буквально несколько минут назад:"Главное, не бойся, что бы ни случилось". "Значит, теперь можно не бояться. Сейчас, сейчас, разверзнется пустота и оттуда явится божественный десант, который живо меня освободит и понатыкает мерзким каннибалам по самое не балуй... Ага, жди. Только в ожидании варежку закрой, а то воробей залетит".
Тем временем туземцы шли дальше и дальше. Вокруг Василия мерно проплывали руины, и если бы не боль в руках и ногах, можно было бы решить, что он спит и видит не слишком приятный сон.
Вскоре руины остались позади, и на смену им пришли песчаные холмы.
- Эй, почтенный, - попытался окликнуть Василий одного из "носильщиков", но те продолжали шагать вперед, не замечая его попыток, а может, просто не желая замечать.
Темные холмы, окаймлявшие долину, были все ближе и ближе, а потом Василий разглядел, что его несут в ущелье, только было оно в десятки раз шире того, по которому он пришел сюда.
У входа в ущелье его носильщики неожиданно остановились, опустили Василия на песок, так и оставив связанным, а сами отошли в сторону, то ли совещаясь, то ли ожидая дальнейших указаний. Вскоре появилась вторая группа носильщиков. Несколько секунд, и они уложили рядом с Василием на песок гауптштурмфюрера Хека. Он был связан точно, как Василий, только вид у него был помятый, френч порван, правая щека разодрана и правый глаз заплыл огромным фиолетовым синяком.
- Рад приветствовать вас, господин чекист, - начал немец, кривясь от боли. Видно, ему и в самом деле сильно досталось.
- Да и тебе, гауптштурмфюрер, не чихать.
- А я уж думал, мы и в самом деле станем действовать заодно. Ведь каждый из нас с легкостью мог бы добиться своей цели.
- Прямо змей-искуситель какой-то, - усмехнулся Василий. - Только ты должен знать: гусь свинье не товарищ.
- Вынужден полностью согласиться с вами, - продолжал немец. - То, как вы бросили нас во время нападения шогготов, иначе как свинским поступком не назовешь. Неужели вы не могли отправиться с нами, предупредить об опасностях? Тогда все люди Хасана остались бы живы, да и с этими дикарями мы бы без труда справились. Хотя, конечно, пролетарский образ мышления и тупое упрямство выше всего.
- Послушай, Хек, я тебе в друзья не набивался.
- Только между делом перестреляли моих людей.
- Не людей, а бандитов Хасана.
- Пусть даже так, но если бы не вы, нас было бы больше, и, быть может, мы бы от этих дикарей отбились.
- Сомневаюсь, - усмехнулся Василий. - В любом случае после нападения шогготов вас осталось слишком мало, чтобы воевать с целым народом.
Немец только покачал головой:
- Сейчас мы можем только гадать...
- Кстати, где остальные?
- Двое погибли от колючек, один в схватке с туземцами, второго они схватили живьем.
- А Хасан?
- Думаю, он бежал. Он отчаянный джигит, не чета многим.
- Бандит.
- Или герой-освободитель... С какой стороны смотреть... - А потом, чувствуя, что Василию не нравится разговор, немец сменил тему: - Быть может, вам известно, куда нас тащат?
- В Гоцлар.
- Но я думал, что Гоцлар...
Василий лишь печально покачал головой:
- Я тоже так думал, но, оказалось, все совсем не так. Мертвец на кресте... Кстати, кто это был?
- Один из людей Хасана. Имени я не знаю.
- Я так и думал. Так вот, он рассказал мне, что настоящий Гоцлар впереди, а это всего лишь дорога к нему.
- Мертвец рассказал? - удивился гауптштурмфюрер. - Выходит, вы, Василий, некромант. Не ожидал...
- Нет. Я всего лишь слегка прикоснулся к запретным тайнам, а что до мертвеца... Иногда они сами хотят побеседовать со мной, - загадочно произнес Василий.
- Меня предупреждали, что вы, Василий, не такой уж простой человек, как кажетесь на первый взгляд.
- Ничуть не сложнее, чем любой другой, - фыркнул оперуполномоченный.
- И все же, что вы знаете о Гоцларе?
- Почему я должен рассказывать вам... - начал Василий, а потом решил рассказать. Обещание Григория Арсеньевича о том, что с ним ничего не случится... Обещание, данное человеком, находящимся на другом конце земного шара. А смерти Василий не боялся... уже не боялся. За последние полгода он слишком часто находился на грани, чтобы бояться чего-либо... - Впрочем... Скажу лишь... Те руины никакого отношения к Гоцлару не имеют, точнее, это нечто вроде пограничного форта... предместья. Когда я назвал их Гоцларом, мой учитель едва не рассмеялся.
- Ваш учитель?
Но Василий продолжал, сделав вид, что не слышал вопроса немца.
- Теперь самое важное выяснить, кому ныне служат эти дикари.
- Неужели ваш "учитель" не сказал вам?
Василий лишь пожал плечами.
- Сам Великий Ктулху не знает.
- Великий Спящий? - усмехнулся Хек.
Василий снова пожал плечами. Он и так рассказал гауптштурмфюреру слишком много. Как бы там ни было, но Хек был врагом, и что бы он там ни рассказывал о короне Вилигута, цели Аненербе изначально противоречили желаниям Ктулху, а также стремлениям советского правительства. И если Василий не слишком спешил выполнять бесценные указания своего непосредственного начальника товарища Шлимана, за спиной которого маячила тень Лаврентия Павловича, то уж с эмиссаром Аненербе ему в любом случае было не по пути.
Однако неизвестно, до чего бы они договорились, но тут туземцы вновь обратили на них внимание. Снова четыре носильщика подхватили палку, к которой был привязан Василий, закинули себе на плечи и мерным, быстрым шагом направились в широкое ущелье.
Потом неожиданно дорога пошла вниз, и Василий, изогнувшись, увидел, что они спускаются в огромный котлован, стены которого были отделаны резными каменными плитами. Эти плиты выглядели как-то... Точно! Приглядевшись повнимательнее, Василий окончательно убедился, что прав. Точно такие же плиты были там, далеко-далеко на юге, в ледяной Антарктике, в лабиринте над городом Слуг Ктулху. Так, может... "Нет, не надо строить ложных умозаключений, - одернул сам себя Василий. - Если бы в Гоцларе правили Слуги Ктулху, то все было бы много проще... Но Григорий Арсеньевич ясно дал понять, что Великий Спящий не знает, что творится в древнем городе".
Все дальше и дальше в бездонный зев котлована уходил отряд, а потом Василию стало казаться, что не спускаются они вовсе, а поднимаются. А может, всему виной ветер. Потому что дуло невероятно. В какой-то миг Василий решил, что они попали в песчаную бурю, хотя никакой бури на дне котлована быть не могло. По расчетам Василия, они шли уже почти час, а противоположной стены котлована он так и не увидел. Когда они только начали спуск, то, по его прикидкам, до противоположной стены был самое большее километр, а они все шли и шли.
В какой-то момент они вынырнули из пыльного облака. И тут перед Василием открылась панорама столь фантастическая, что в первый момент он решил, что ему напекло голову и у него начались самые настоящие галлюцинации, и лишь потом, вспомнив все, что говорил ему Григорий Арсеньевич, он понял, что попал во внутренний мир пустотелой Земли.
Перед ним, много ниже того места, где он находился, лежала поросшая густым лесом равнина, а над ней сияло Солнце, только солнце это было вовсе не земным - оранжевое и намного более тусклое, каким порой бывает куриный желток, оно ничуть не походило на привычное светило. Небо было затянуто легкими перистыми белоснежными облачками...
Но не это было самым удивительным, а город, раскинувшийся посреди джунглей. Он сверкал и переливался, искрился и мерцал в лучах загадочного светила. А размеры! С того места, где находился Василий, невозможно было охватить его взглядом, но то, что он превосходит все земные, было очевидно.
"Интересно, если Григорий Арсеньевич назвал этот город руинами, то каков же был Гоцлар в эпоху своего процветания? - задумался Василий. - И вообще, как так вышло, что они то ли спускались, то ли поднимались, а потом оказались на утесах иного мира. Может, он уснул, пропустил довольно большой промежуток времени, и сейчас он не внутри Земли, в своего рода Пеллюсидаре, не в Плутонии товарища Обручева, а где-нибудь в северных провинциях плодородной Индии".
Хотя, рассуждая трезво, подобное было невозможно. Уже сейчас, всего за несколько часов путешествия, запястья и лодыжки Василия, за которые он был привязан к длинной палке, сильно кровоточили. А если бы его попытались подобным способом переправить в Индию, то к концу пути он лишился бы и кистей рук, и ног. Кровавые раны, нагноение при общей антисанитарии... Нет, он по прежнему находился где-то в самом сердце Южных Каракумов, а точнее, благополучно покинув пустыню, переместился во внутренний мир, в порывах ветра миновав те Ворота, которые хотел закрыть Ктулху. Но почему, почему нужно было отделить этот мир от мира, существующего на поверхности планеты? А какие возможности, какие ресурсы внутренний мир мог подарить молодому советскому государству! Однако, прежде чем принимать какое-то решение, нужно было самому выкарабкаться из неприятной ситуации. Пока он был пленником, и неизвестно, какая судьба ожидала его самого в сверкающем Гоцларе. К тому же вспоминание о печальной участи людей Хасана не вселяло оптимизма.
Глава 8
Записки Григория Арсеньевича Фредерикса
Продолжение
Во цвете самых пылких лет
Все испытать душа успела,
И на челе печали след
Судьбы рука запечатлела.
Е. А. Баратынский.
"Не растравляй души моей"
15 сентября 1905 года
Вновь выдалось время, и я, чтобы не забегать вперед, продолжу с того самого места, на котором я остановился...
До оазиса мы не доехали-долетели. И вот тут-то все и началось. Там, у оазиса, сходилось несколько дорог, и стояла одинокая корчма-чайхана. Я-то думал, мы приедем туда и станем там ожидать бандитов, но Вельский поймал моего коня за повод и притормозил. Я непонимающе посмотрел на своего товарища, ожидая разъяснений.
Тут подъехал Грищенков:
- Не спешите, Григорий Арсеньевич. Сейчас я должен задать вам один вопрос, и вы должны честно ответить мне, а потом дать честное слово. Вам понятно?
Откровенно говоря, я ничего не понимал, и мне ничего не оставалось, как кивнуть.
- Хорошо, - продолжал мой добрый приятель. - А теперь честно скажите, готовы ли вы пойти до конца ради того, чтобы добыть золото и организовать экспедицию?
Я вновь кивнул:
- Могу дать слово дворянина, если, конечно, наши действия не пойдут в противоречие с присягой царю и Отечеству.
- Ну, этого не будет, - усмехнулся Грищенков, - однако пострелять людишек придется. Что ж, Григорий Арсеньевич... Ныне дислокация такова: в этой чайхане башибузуки. К тому времени, как сюда прибудут люди с золотом, ни одного азиата не должно остаться в живых, то же касается детей и женщин. Сначала очистим чайхану, потом устроим там засаду и, когда налетчики явятся, перестреляем их как вшивых крыс.
- Вы сказали налетчики? До этого речь шла о людях Акур-паши.
- Паша здесь ни при чем. Афгулы дружат с головой и не полезут на пулеметы. На самом деле налет должны устроить социалисты, а эти твари много опаснее восточных ассасинов. К тому же открою еще одну тайну: паша наш союзник. Он тоже долгое время охотился за сокровищами Гоцлара и теперь готов снабдить нас всем необходимым, если у нас, конечно, будет золото.
Я застыл, пытаясь переварить услышанное. Грищенков умел все перевернуть, но настолько... Хотя какая разница, кого придется стрелять - бандитов-афгулов или социалистов-бомбистов, и те и другие были врагами царя-батюшки, а посему и моими врагами. Вот только зачем убивать тех, кто в чайхане? Ах да, потенциальные свидетели. А если имеешь дело с тайной революционной организацией, то свидетелей лучше не оставлять. Это вам не полицейские... Какое-то время я молчал, разглядывал своего нового приятеля, пытаясь понять, о чем он в этот раз мне не сказал.
- Ну же, Григорий, решайтесь!
Потом краем глаза я заметил, что рука Вельского легла на рукоять пистолета. Нет, отказываться от предложения Грищенкова я не собирался, и все же...
- Надеюсь, больше не будет никаких сюрпризов?
- Будем надеяться, - как-то неуверенно протянул он.
В новом плане Грищенкова меня смущало два момента: первое-то, что он хотел убить всех в чайхане, а на убийство детей и женщин я не подписывался, а второе - союз с Акур-пашой. И то и другое мне не нравилось, но отступать было некуда, и, понадеявшись на русский авось, я в третий раз кивнул Грищенкову.
- Ну что ж, господа, - обратился он к своим спутникам, - вы сомневались, а я вам сразу сказал, что господин Фредерикс наш человек, - и, пришпорив коня, он поскакал в сторону чайханы.
Вельский бросил на меня хмурый взгляд из-под густых нависших бровей, перекинул мне назад поводья от моего скакуна, развернулся и поскакал следом за поручиком, на ходу доставая оружие.
Мне ничего не оставалось, как последовать за ним.
К тому времени как я подъехал, пальба уже началась. Выпрыгнув из седла, я решительным шагом направился к веранде, и тут из-за угла дома на меня вынырнул один из азиатов. Я едва различал его в тусклом свете ламп, горевших на веранде. Что-то свистнуло возле моего лица, и я едва успел увернуться, лишь в последний момент разглядев, что в руках у моего противника вилы. Еще мгновение, и острия ударили бы мне в лицо.
Откуда-то из-за спины прогремел выстрел. Азиат упал. Я, все еще ошеломленный, повернулся и в полутьме увидел расплывшееся в злорадной ухмылке лицо Вельского.
- Вот так надо говорить с этими скотами, - процедил он сквозь зубы. - А вы, господин Фредерикс, варежку не разевайте, снимайте свои белые перчаточки и вперед, в следующий раз меня может не оказаться рядом... Пошли. Вы направо, я налево. Стреляйте во все, что движется, потом разберемся.
В этот миг я находился в странном состоянии. Я словно не был самим собой. Мне даже начало казаться, что происходящее всего лишь мне снится. А может, всему виной прилив адреналина?
Выхватив револьверы, я побежал вокруг чайханы, вглядываясь в густые темные тени. Неожиданно одна из них дернулась, ожила. Не думая, я вскинул револьвер.Бах! - в голову.Бах! - чуть ниже, туда, где сердце.Бах! - в живот.
В тенях кто-то заверещал. Я сделал несколько шагов вперед и замер от ужаса содеянного. На земле валялась молодая беременная турчанка и мальчишка лет семи. Турчанке пуля попала в лицо, разворотив плоть, превратив ее в мертвую кровавую маску. Мальчишка еще был жив, извивался на земле в агонии. Видно, пуля попала ему в живот, потому что земля вокруг него была вся черная от крови. Я машинально поднял второй револьвер и с одного выстрела добил несчастного. Потом я застыл, сам поражаясь собственному хладнокровию, пытаясь убедить себя, что это вовсе и не люди, а так, расходное быдло, смысл жизни которого не мешать таким, как я. Нет, в мыслях-то все было четко прописано, только в душе не складывалось. Ощущение у меня было, словно я совершил преступление, греховный поступок, на искупление которого мне придется потратить целую жизнь. И еще я все время думал: стал бы я стрелять, если бы разглядел, кто прячется в тени?
Сколько я так простоял, не знаю. Потом откуда-то появился еще один азер. Он бросился к телу, распростертому на земле, стал тормошить женщину, потом повернулся к мальчишке и, вскочив на ноги, бросился на меня с кулаками. В его глазах читалась такая ярость, казалось, он готов был разорвать меня голыми руками.
Я встретил его двумя выстрелами в лицо. Время для меня словно остановилось. Мне казалось, я видел, как первая пуля ударила ему в левый глаз, и тот буквально взорвался, разбрызгивая во все стороны глазную жидкость, кровь и дробленую кость. Башибузук замер в прыжке, а вторая пуля, ударив ему точно посреди лба, заставила запрокинуть голову и отшвырнула тело.
Гул выстрелов набатом стоял у меня в ушах.
До этого, на войне, я тоже убивал, но то были вооруженные враги, а тут беременная женщина и мальчишка. И плевать на то, что они азиаты. Нет, на подобное я не подписывался! Хотя... Я уже готов был рухнуть на землю рядом с убитыми и начать биться, рвать на себе волосы, требуя, чтобы время повернуло вспять, проклиная Гоцлар, Грищенкова и все золото мира. Но я ничего подобного не сделал. Вместо этого я все стоял и смотрел на тела у моих ног.
Грищенков вернул меня к реальности. Этот дьявол-искуситель появился из темноты. Мгновение он смотрел на убитых, потом подошел, похлопал меня по плечу.
- Хорошая работа, а я было уж засомневался, решил, что у вас кишка тонка... Ладно, плюньте. Пойдем, там помочь надо. Да не переживайте вы так. Вон генерал-адъютант Куропаткин во время штурма Самарканда приказал... - Грищенков говорил и говорил, а я его не слышал. Машинально шагая за ним назад к освещенной веранде чайханы, я все еще видел перед собой ту женщину, распростертую на песке. Я шел, а пальцы сами собой перезаряжали барабаны револьверов. Хоть я истратил всего четыре пули, барабан должен быть полон всегда. От этого зависела моя жизнь. На войне этому быстро учатся.
На веранде лежало пять или шесть мертвецов. Крошев и Гуггенхайм заносили трупы в дом, а Вельский, лихо орудуя тряпкой, подтирал лужи крови.
- Пошевеливайтесь, - встретил он нас. - Времени всего ничего.
И мы взялись за дело. Через несколько минут все трупы исчезли в недрах темного дома, а лужи крови были или затерты, или закрыты коврами.
- Что ж, будем считать, что маскарад удастся, - объявил Грищенков. - Тащите чайханщика.
Тут же Вельский и Крошев притащили тощего старого азиата. Тот был белым от страха, трясся как осенний лист.
- Послушай, почтеннейший, - обратился к нему Грищенков. - Перестань трястись, - Грищенков говорил на русском, однако старик его отлично понимал. - Сейчас сюда приедут люди, и ты должен их встретить как самых близких родственников. Они должны зайти в чайхану. Если ты предупредишь их вольно или невольно, то умрешь... С тобой будет все в порядке, если ты нас не выдашь, - пообещал Грищенков.
Я-то отлично знал, что с ним ничего в порядке не будет, что в любом случае он присоединится к мертвым, что лежат на песке за чайханой, но ничего не сказал.
Гуггенхайм притащил откуда-то ручной пулемет и установил его за проемом двери, ведущей в дом, так, чтобы его не было видно. Крошев вынес из глубин дома несколько полосатых халатов и тюбетеек. Один из халатов он протянул мне. Я поморщился от брезгливости, но все же натянул халат поверх френча, потом напялил тюбетейку. От нее воняло анашой, но куда было деваться. Гуггенхайм залег у пулемета. Я с Крошевым сел пить чай в самом темном углу чайной. Мы сидели так, чтобы от входа нас было толком не разглядеть: так, два путника пьют чай. Оружие мы положили так, чтобы с легкостью дотянуться до него. Вельский взялся проследить за чайханщиком, как он собирался делать это, я представить себе не мог. Куда делся сам Грищенков, я так и не понял, но в этот момент меня это особенно и не волновало. Я думал совершенно о другом: о трех трупах, распластавшихся на песке. Может быть, Грищенков был не прав, и не стоило их убивать? Может, вообще вся эта задумка с золотом - не нужная никому авантюра?
Но тогда разобраться в своих мыслях я так и не успел. Раздался стук копыт, и во двор чайханы влетело с десяток всадников с парой подвод. Двое, тут же выпрыгнув из седел, поднялись на веранду. У обоих в руках были револьверы. Один внимательным взглядом обвел веранду, а второй, повернувшись, крикнул оставшимся во дворе.
- Тут вроде чисто, тащите!
Первый же бросился к чайханщику.
Только когда он оказался рядом с хозяином, я смог хорошенько разглядеть его. Меня поразило то, что он был русским - здоровенный, рыжеволосый молодец, ощетинившийся усами, по цвету походившими на отливку из меди. Он был в поношенном пиджаке, лоснящемся на локтях, и некогда белом свитере. А может, и не белом, но светлого оттенка - в тусклом свете ламп я толком не рассмотрел. Его брюки были заправлены в высокие сапоги армейского фасона.
- Горячая вода, бинты есть?
Чайханщик только покачал головой, мол, "не понимаю я тебя". Тогда экспроприатор схватил старика за отворот халата и рывком поднял с коврика. В этот момент мне в голову пришла мысль о том, что, по своей сути, мы ничуть не лучше налетчиков. Мы тоже охотимся за золотом и тоже готовы ни перед чем не останавливаться, шагая через трупы все дальше и дальше. И если бы рыжеусый застрелил старика, я бы ничуть не удивился.
На пороге появились еще три бандита, они тащили четвертого, раненого. Уложив его у стены, двое склонились над ним, а третий, стянув кепку, словно собираясь просить милостыню, подошел к рыжему. Невыразительный, коренастый, с остро торчащей бородкой, плешивый, он походил скорее не на рабочего-революционера, а на дьячка захолустной часовенки.
- Ну, батенька, что дальше?
- Будем ждать, - пожал плечами рыжий. - Без доктора мы Савелия до города не довезем.
- Да-с, - протянул коротышка, - а-гх-хи неп-гх-ият-нейшая ситуация, - картавя от волнения, объявил он. - Но ведь может быть погоня.
- Всенепременно будет, - отозвался рыжий. - Вы что, товарищ Константин, думаете, что губернатор вот так нам это дело спустит? Да на нас натравят всех имперских собак.
Когда прозвучало "товарищ Константин", коротышка аж подскочил, но сдержался и дал рыжему договорить, а потом набросился на него, словно бешеная шавка:
- Что вы себе позволяете! Зачем вы назвали меня?
- А что?
Коротышка кивнул в нашу сторону, а потом еще добавил что-то, но я не расслышал. У меня аж замерло сердце, рука сжала рукоять револьвера. Еще мгновение... Я весь сжался, приготовившись качнуться назад, одновременно открыв огонь, но все повернулось совершенно иначе.
- Эти! - хохотнул рыжий. - Да они едва смогут "да" и "нет" по-русски понять. Вы, товарищ Константин, перегибаете.
- Но если они опознают меня! Вы п-гх-едставляете, что случится! Я ведь должен быть сейчас за г-гх-аницей в Швейца-гх-ии.
- Полноте. Там и будете.
- Но погоня!
- Что ж, риск ради товарища... - но рыжеусый не успел договорить. Коротышка, повернувшись, подошел к раненому и, выхватив пистолет, выстрелил в него. Лежавший на полу дернулся и замер. Коротышка обернулся. На лице его играла противная слащавая улыбочка, словно только что он сделал что-то очень хорошее и ожидал похвалы.
- Вот так-то, това-гх-ищ! Нет человека - нет п-гх-об-лем. А гх-еволюция, она, знаете ли, же-гх-тв т-гх-ебует.
Рыжий замер, опешив. Видимо, он и сам не ожидал такого поворота событий.
- Но... - начал было один из хлопотавших над раненым. - Он же был нашим товарищем... - однако договорить он не успел.
Товарищ Константин, резко обернувшись, не целясь, выстрелил возразившему в живот, потом на мгновение замер, посмотрел на своих товарищей и спросил с вызовом:
- Есть еще несогласные с гене-гх-альной линией па-гх-тии?
Все молчали.
- Что ж... молчание это хо-гх-ошо. Молчание - знак согласия... Зовите остальных, по-гх-а оп-гх-еделить пути отступления. А пока всем чай, всенепременно чай! - рявкнул он на чайханщика.
- Бинт, горячая вода уже не надо?
- Не надо, не надо... - пробормотал коротышка, но стоило старику повернуться к нему спиной, коротышка снова выстрелил, а потом повернулся к рыжеусому: - "Да" и "нет", гово-гх-ишь, едва понимают?..
Чайханщик остался лежать посреди веранды в луже крови.
- Надо посмотреть, кто еще есть в доме. - И один из бандитов направился прямо в теплые объятия Гуггенхайма. Он растворился среди теней, и, судя по тому, что не последовало никакого звука, ни выстрелов, ни шума борьбы, я понял: Гуггенхайм свое дело знает.
Я следил за всем происходящим как завороженный. Никогда на моих глазах с такой легкостью людей не убивали. Раньше я и представить себе не мог, что кто-то вот так, между делом, может застрелить своего товарища или ни в чем не повинного человека, просто попытавшегося возразить... Хотя я-то чем был лучше? Практически ничем. Пристрелил беременную женщину и ребенка, пусть даже и по ошибке. Но в тот миг, когда коротышка произнес: "...по-русски понять..." до меня дошло, что речь-то идет обо мне с Крошевым, а посему нужно начинать, иначе поздно будет. То, как неожиданно мог пальнуть коротышка, я уже видел. Хотя, если бы я был постарше, чуть более выдержанным, может, все пошло бы совершенно по-иному.
Тем не менее в тот миг моими действиями руководил не разум и четкий расчет, а инстинкт самосохранения.
Так вот, ударом ноги я отшвырнул к стене Крошева, выводя его из зоны обстрела, а сам, вскинув револьвер, выпалил в коротышку, но не попал. Пуля лишь сбила кепку с плешивой головы. Тут из глубины дома, из темного проема двери ударил пулемет. Он, словно фигурки из бумаги, смел двух экспроприаторов, поднимавшихся по лестнице на веранду, и задел рыжеусого, который, зажимая рану в руке, повалился на пол. По нам тоже стреляли. Я увидел, как дернулся Крошев, когда пара пуль пробила его грудь.
Плешивый коротышка, стреляя с обеих рук, скатился вниз по лестнице. Во дворе тоже пару раз выстрелили, потом на ступеньках появился Грищенков:
- Как тут у вас?
Я кивнул, а потом, заметив краем глаза движение, выбросил вперед руку и выстрелил. Выстрел отбросил рыжеусого к стене. Он замер, выронив из рук револьвер, - кровавый ручеек протянулся из правого уголка его рта.
- Вижу, все в порядке, - протянул Грищенков.
- Крошев мертв.
- Что ж... Это как на войне, всегда есть потери.
Интересно, а если бы эта пуля досталась мне, меня бы тоже списали как "потери". Хотя вряд ли. Только я знал дорогу к сокровищам, поэтому убивать меня не было никакого смысла.
Из темноты выступил Гуггенхайм:
- Где коротышка?
Грищенков пожал плечами:
- Смылся. Только далеко ему не уйти. Коня у него нет, а тут со всех сторон пустыня. Даже если идти пешком, то придет куда-либо он лишь к утру.
- А золото?
- Две подводы, груженные слитками. Вельский их пока посторожит. Что ж, - Грищенков выудил из кармана штанов небольшую стальную фляжку, свинтил крышку, - за успешное начало нашего предприятия, - отхлебнув, он потом протянул фляжку мне.
Коньяк показался мне безвкусным, словно вода. А может, всему виной адреналин в крови? Меня все еще трясло.
- А вы, Григорий Арсеньевич, не промах. К тому же теперь я перед вами в долгу, - и Грищенков кивнул в сторону мертвого рыжеусого. - Ну, ничего, сочтемся. Наша жизнь полна опасностей, так что за возвратом долга дело не станет.
- Что дальше?
- В дорогу, господа. Да, и не забудьте прихватить труп Крошева. Не нужно оставлять лишних следов.
- Но мы хотели... - попытался возразить я.
- Совершенно верно. Однако мы должны поспешить. И, как вы, Григорий Арсеньевич, должны помнить, мы найдем подводы с золотом случайно, совершенно случайно. А если шпики обнаружат тело господина Крошева, они, чего доброго, и на нас могут выйти. В здешних краях не так-то много людей, которые с оружием в руках могут... - Впрочем, что они могут, он так и не договорил, потому что на пороге неожиданно появился здоровенный детина в белом мундире, портупее и синих штанах с красными лампасами. Полицейский! Вот только его нам не хватало. И откуда он только взялся?
Остановившись на пороге, он с удивлением обвел взглядом нас, замерших, словно в немой сцене гоголевского "Ревизора", а потом глаза его округлились, и, поняв, что не в то время попал не в то место, он попятился, медленно потянувшись к кобуре.
- Что тут происхо... - Вот только договорить он не успел. Грищенков выстрелил. Красный цветок расцвел на белоснежном мундире. Полицейский качнулся назад, взмахнул руками, словно стараясь удержать равновесие, и рухнул во тьму.
- Вы что, сдурели! - бросился я к Грищенкову, но тот лишь отмахнулся от меня как от назойливой мухи. Он стоял, напряженно вглядываясь в ночную тьму.
- Фараоны по одному ночью не ездят. У него должен быть напарник. И он, скорее всего, сейчас пулей летит в город, чтобы доложить о непотребствах, которые тут творятся.
- Какой напарник! - взвился я. - Вы только что пристрелили служителя закона, одного из тех, кто давал присягу царю-батюшке...
- ... и царице-матушке, - фыркнул Грищенков. - Не дурите, Григорий Арсеньевич, а то я в вас сильно разочаруюсь... Прочь излишнюю сентиментальность... А теперь дубль два - грузите Крошева на одну из подвод, нам нужно как можно быстрее убираться отсюда. Иначе придется воевать с регулярными войсками. А вы, Григорий, - он вновь повернулся в мою сторону, - не робейте. Деньги требуют жертв. Вперед... вперед...
Однако теперь у меня не было страстного желания помогать ему с золотом, пусть даже потом оно пойдет на благотворительные нужды. Тем не менее я помог Гуггенхайму. Под пристальным взглядом Грищенкова мы отнесли несчастного Крошева во двор. Там и в самом деле стояли две подводы, запряженные дородными тяжеловозами. В обеих лежали зеленые ящики, накрытые грязными мешками.
Мы с трудом закинули тело на телегу. На вид Крошев казался худощавым и не слишком высоким, но на деле был очень тяжел.
- Торопитесь, торопитесь, - подгонял нас Грищенков. - Вы учтите, что господа социалисты народ отчаянный. Они ни бога, ни черта не боятся. А один из них сбежал, и если вы думаете, что много лучше попасть к ним, чем к официальным представителям закона, вы глубоко ошибаетесь. Эти люди пощады не знают, и руки у них по локоть в крови.
- Ничего я не считаю, - взвился я. - Может, хватит пугать?
Грищенков в ответ лишь фыркнул:
- Я не пугаю. Я предупреждаю: лучше им в руки не попадаться. Пойду загляну в чайхану, ничего мы тут не забыли?
И он решительным шагом направился в здание. Гуггенхайм забросил свой ручной пулемет на телегу, вынул серебряный портсигар, закурил папиросу на длинном мундштуке. Когда он зажигал спичку, я увидел, что руки у него трясутся.
Он посмотрел на меня, заметил, что я разглядываю его руки, и неожиданно заговорил. Говорил он тихо, почти шепотом, и тем не менее мне казалось, что слова его разносятся по всему двору, громким эхом отдавая в холмах.
- Ты, Григорий, может, и не поймешь меня. Да оно и не надо... Только я хочу тебе сказать, Роман Устинович - страшенный человек. Таких, как он, сами черти боятся. Ты не смотри, что он такой обходительный и мягкий. Он, если ему выгодно будет, и мне, и тебе в спину пулю пустит. Так что держи ухо востро...
И отвернулся.
Я хотел было спросить его, что он имеет в виду. Хотел попросить объяснить, за что он так не любит Грищенкова. Но только я открыл рот, чтобы задать первый из мучивших меня вопросов, как Гуггенхайм добавил:
- И помни, Григорий, я тебе ничего не говорил, - и, повернувшись, он бросил папиросу, а сам вскочил на козлы. - Погнали.
Золото мы перевезли в один двор на окраине города. Хозяевами развалюхи был старик туркмен и его дочь - тощая карга не первой молодости. Я даже сначала подумал, что это мать старика, но Вельский, давний знакомый семьи, заверил меня, что все наоборот. Мы загнали обе телеги в покосившийся сарай.
- Зачем менять это золото, а потом ехать куда-то на поиски сокровищ? - фыркнул Вельский, помогая мне и Грищенкову заталкивать в сарай вторую телегу.
- Потому что это золото казенное. Мы не сможем ни продать его, ни правильно им распорядиться. Никто, кроме местных бандитов, не примет у нас русское золото. Оно клейменое. А сокровища пустыни ничьи. Заполучи мы их, ни у властей, ни у бандитов не возникнет вопросов. А это золото будут искать, будут искать все, и даже если мы начнем переплавлять его и сбывать мелкими партиями, все равно рано или поздно нас схватят. О сокровищах Гоцлара ходят легенды, но никто их не видел, и никто не станет охотиться на тех, кто их раздобудет.
Что же до русского золота, то это как красная тряпка для бешеного быка. К концу дня весь город будет точно знать, сколько похищено слитков, и если к тому времени мы не сбудем эти телеги, то я и ломаного гроша не дам за наши головы. Власти свалят на нас и нашу вину, и вину бомбистов, а те, в свою очередь, с врагами не церемонятся. Так что не можем мы никак это золото себе оставить. А то, что в обмен получим, тоже лучше не светить, чтобы никто не стал неприятных вопросов задавать.
Наконец телега встала на предназначенное ей место, после чего Грищенков отправился "на разведку", а заодно свел со двора коней. Тяжеловозы - примета знатная и могла привлечь не столько полицию, как экспроприаторов-социалистов, а выяснять нам с ними отношения было не резон.
Мы же втроем: я, Гуггенхайм и Вельский, отправились спать, устроившись в маленькой комнате на втором этаже развалюхи, на драных матрасах. Возвращаться в гостиничные номера было небезопасно. К тому же золото находилось на всеобщем обозрении, и случись что с ним, мы были бы в курсе.
Мои спутники сразу же уснули, я же долго ворочался, не находя себе места, да так и не уснул. Лежал и думал о разном, то и дело вспоминая события предыдущей ночи и прикидывая, что же из всего этого в итоге может получиться.
С одной стороны, мы сделали благородное дело - лишили социалистов их добычи, а это значит, что меньше взрывов прогремит в Санкт-Петербурге, Москве и Киеве. С другой - я вспомнил удивленное лицо убитого нами полицейского и трупы женщины и ребенка. Подумав об этом, я испытывал почти нестерпимое желание взять ноги в руки и бежать куда глаза глядят, подальше от Грищенкова с его авантюрами, от полицейских в белых мундирах и от социалистов-революционеров. А потом меня пронзила пренеприятнейшая мысль о том, что по сути я виноват во всем, что произошло. Ведь если бы я не рассказал Грищенкову о Гоцларе, ничего бы и не случилось. И не было бы двух телег с золотом, кучи трупов и проблем, от одной мысли о которых у меня начинало нестерпимо ломить затылок.
Не в силах уснуть, я прихватил папиросы, которые оставил на подоконнике Гуггенхайм. Я не курил, но чувствовал, что момент такой, что в самую пору закурить. Спичек рядом с папиросами не оказалось, и я отправился на поиски хозяев дома. Уже на пороге кухни я услышал голоса. Говорили хозяева на своем языке, но поскольку после общения с демоном я стал своего рода полиглотом, я, прежде чем войти, прислушался. То, что я услышал, мне очень не понравилось.
- Я все сделала, как ты сказал, послала Алима к Паше. Он скажет, что русские привезли ящики.
- Хорошо. Только планы у русских изменились. Их старший пошел не к белым мундирам, а к Паше.
- И что?
- Если они договорятся, то мы своей доли не получим.
- Значит, нужно идти к белым мундирам.
- Но они обманут и оберут нас.
- Тогда надо идти к Сулейману, они не станут обманывать его - он мулла.
- А мы в результате получим гроши.
- Иначе мы можем вообще ничего не получить. Беги к Сулейману, расскажи ему все. Он решит, как подступиться к белым мундирам. И помни: лучше быть нищим другом муллы и благословленным Аллахом, чем с русским золотом, но проклятым всеми...
Дальше я не слушал. Развернувшись, я, стараясь двигаться совершенно бесшумно, направился назад к "своим" подельникам. Нет, конечно, я мог бы ворваться на кухню и пристрелить обоих. В конце концов, после того, что случилось той ночью, плюс-минус труп ничего не решает. Если честно, я в первый момент захотел именно так и поступить. Но, во-первых, выстрелы услышали бы соседи, а во вторых... у меня перед глазами все еще была та мертвая женщина. И я не хотел больше никого убивать. Слишком много смертей. Даже если мы добудем сокровища Гоцлара, я никогда не забуду, какую чудовищную цену нам пришлось за них заплатить.
Поднявшись назад, я с удивлением обнаружил одного Вельского. Гуггенхайм исчез.
Я растолкал спящего.
Тот сел на матрасе и уставился на меня мутными красными глазами.
- Чего тебе, Гришка? - беззлобно пробормотал он, пытаясь разлепить смежившиеся веки.
- Уходить надо, - пулей выпалил я.
Вельский с интересом поднял голову и посмотрел мне в глаза, потом, тяжело вздохнув, потянулся и снова уткнулся взглядом в пол.
- Вот и господин Гуггенхайм изволили отбыть.
- Собирайтесь, - схватил я его за плечо. - Скорее. Хозяева собираются донести на нас в полицию. Скоро тут полным-полно будет солдат. Надо бежать.
Вельский вновь с недоумением посмотрел на меня.
- Бежать? Куда? Зачем? А золото? А Грищенков? Он же отправился договориться.
- Пошли, - торопил я. - Черт с ним, с золотом. Грищенков увидит полицейских, не сунется. Пошли. На каторге золото не понадобится.
- Погоди, не мельтеши, - Вельский медленно встал, одернул френч. - Никуда мы отсюда не уйдем. Или...
Но договорить он не успел. Со скрипом распахнулись ворота, и во двор степенным шагом вошли три верблюда. А с ними Грищенков и несколько азиатов.
- И что все это значит? - удивился я.
- Думаю, босс договорился с людьми Акур-паши.
- Но ведь мы хотели вернуть государево золото!
Вельский посмотрел на меня так, словно я был малым неразумным ребенком.
- И как ты, Григорий, себе это представляешь? Фискалы не выпустили бы нас... Да и губернатор скорее удавится, чем заплатит положенную четверть вознаграждения. Нет уж... Проще договориться с бандитами. Они увезут золото в Афганистан, поменяют на гашиш, и пусть потом царские ищейки сводят с ними счеты. А мы выйдем чистыми из этой игры и, как я подозреваю, с большим наваром...
Он хотел еще что-то добавить, но тут на пороге появился Грищенков.
- Чего расселись? Давайте вниз и помогайте грузить ящики. Чем быстрее эти верблюды уберутся со двора, тем будет лучше.
- Но... - начал было я.
- О хозяевах не беспокойся, - улыбнулся Грищенков. - Я знал, что они попытаются выдать нас белым мундирам, и люди Акур-паши позаботились о них.
И дав понять, что разговор окончен, он повернулся, чтобы вернуться назад во двор. Я хотел остановить его, задать ему кучу вопросов. Почему Акур-паша? Зачем продавать ему за бесценок золото, за которое уже заплатило жизнями столько людей? Почему мы не пошли в полицию, как это было оговорено заранее?.. И так далее. Однако получилось так, что вопросов было слишком много. В какой-то миг я растерялся, не зная, с чего начать, а потом подходящий момент оказался упущен, и мне ничего не оставалось, как помогать грузить ящики с золотом.
В конце концов, надо было как-то выбираться из создавшейся ситуации. Грищенков предложил выбор, и мне ничего не оставалось, как последовать за ним.
Но прежде чем выйти во двор грузить ящики, я заглянул в дом. Старик и его дочь были в той же комнате, где я оставил их. Они лежали на полу в лужах крови - у обоих было перерезано горло. Но когда Грищенков успел? Он ведь только что зашел на двор, а потом сразу поднялся к нам. Да и не в его стиле резать людям глотки. Я, например, не смог бы его представить в этой роли. Пристрелить азеров, как бешеных псов, да, это в его стиле, но резать ножом... А может, это дело рук Гуггенхайма? Вечно он чем-то недовольный... А может, тут был еще кто-то? Человек Акур-паши, который присматривал за хозяевами? Тогда куда делся этот ассасин?
Со двора меня вновь позвали, и мне пришлось торопливым шагом бежать на погрузку. В конце концов, чем быстрее мы избавимся от золотых слитков, тем спокойнее будет.
- Дber, дber!5- кричали туркмены. Они выстроились цепочкой и быстро передавали ящики из рук в руки. Мы же принялись снимать ящики с подвод и передавать первому из цепочки - здоровенному азиату в огромной мохнатой шапке - настоящем рассаднике вшей.
Погрузка заняла минут пять, не больше. И за все это время я так и не успел перекинуться с Грищенковым ни единым словом. А после, когда погрузка закончилась, он исчез вместе с башибузуками и верблюдами. И вновь мы остались вдвоем с Вельским, который, недолго сомневаясь, отправился назад, на второй этаж хибары, спать. Помню, я тогда поразился стальной выдержке этого человека. Пойти и спокойно лечь спать, когда его ищут полицейские всей округи, а внизу, на первом этаже, плавают в крови два трупа.
К тому же я не был уверен, что ассасин, прикончивший хозяев, покинул здание, а зная злобный характер афгулов, стоило держать ухо востро. Мне, например, совершенно не хотелось, чтобы кто-то мне сонному перерезал горло.
Нервничая, я ходил из угла в угол, не зная, что и предпринять. Больше всего мне хотелось повернуться и исчезнуть, навсегда забыв и о Грищенкове, и о золоте. Но Гоцлар, город Древних - вот что влекло меня, и не столько даже своими сокровищами, сколько мистическими тайнами, которые ожидали за его стенами.
Я должен был найти этот город... Если бы я тогда знал, скольким еще придется умереть ради дороги в Гоцлар...
Однако возвращаюсь к тому злополучному дню. С час я метался по комнатам пустого дома. А потом в ворота громко постучали.
- Открывайте, полиция!
Эти слова хлестнули меня словно кнутом.
- Ваш товарищ господин Гуггенхайм нам все рассказал. Сдавайтесь, и мы не станем стрелять.
Подлый предатель!
Я схватился за револьвер, а потом понял, что все бессмысленно. В самом деле надо сдаваться и надеяться лишь на здравомыслие полицейских чинов. Но Вельский! Я сломя голову бросился к нему в комнату, но... не успел.
Мой приятель уже бросил за ворота первую гранату. Я видел, как она, крутясь в воздухе, полетела за ворота, а потом там что-то грохнуло, раздались крики боли и проклятия, потянуло черным пороховым дымом.
- Что ж, Григорий, - Вельский повернулся ко мне и глаза его горели недобрым светом. - Началось! Все как и обещал Грищенков. Пошли, надо уходить.
- Но... - начал было я, но осекся, потому что Вельский внимательно посмотрел на меня. Очень внимательно, зло посмотрел, и я сразу понял, что если не стану делать, что он говорит, то пулю или нож в спину получу непременно.
- Пошли, пошли... - подтолкнул меня Вельский.
Словно в каком-то тумане, спустился я вниз, где нас ждали два человека в длинных черных одеждах и чалмах. Их лица были закрыты черными платками. У каждого за широкий черный кушак был заткнут кривой нож в красивых чеканных ножнах. Один держал на плече ручной пулемет, второй откинул люк, оказавшийся под ковриком. Знаком он пригласил нас спускаться.
- Кто это?
- Ассасины Акур-паши, - и Вельский подтолкнул меня к люку. - Это старые ходы. Они идут под всем городом. Их выкопали еще при Тимуре.
Понимая, что времени искать других путей отступления нет, я нырнул во тьму. Ноги сами нащупали ступени старинной каменной винтовой лестницы, которая оказалась много короче, чем я рассчитывал. Следом за мной скатился Вельский. Ход был не таким уж узким и низким, как я ожидал. Да и сама кладка выглядела древней, такой же древней, как под храмом, где томился Старец. Скорее всего, все эти катакомбы вырыли примерно в одно и то же время.
Вельский запалил один из заранее заготовленных факелов и решительным шагом направился во тьму. Я на мгновение замешкался, заметив странный ящик, лежавший под лестницей, по которой спускался один из ассасинов. Знакомый такой ящичек, только вот где я его видел. А потом меня осенило. Это же армейский динамит! И в этом ящике его хватит, чтобы не то что дом, а весь квартал поднять на воздух.
Я хотел было остановиться, понимая, что далеко нам от полиции не уйти, но Вельский, обернувшись, окликнул меня, и мне ничего не оставалось, как последовать за ним.
Мы отошли, наверное, метров на триста, когда сзади громыхнуло. На мгновение земля ушла у меня из-под ног, и я повалился на колено, но Вельский тут же помог мне подняться.
- Вот и всё. Теперь все будут считать нас покойниками.
Мы прошли еще метров сто, потом был еще один люк, и мы оказались во дворе совершенно другого, столь же бедного дома. Возле люка нас ждал Грищенков, а чуть поодаль... Я даже не поверил своим глазам. Там стояло несколько коней с набитыми седельными сумками и пара вьючных мулов. Экспедиция в Гоцлар должна была состояться, вот только какой ценой!
Как только мы вылезли, Грищенков, ни слова не говоря, запалил от папироски фитиль на палочке динамита, а потом зашвырнул его в люк, откуда вот-вот должны были появиться ассасины Акур-паши.
- Старому разбойнику вовсе незачем знать, что мы остались в живых, - улыбнулся Грищенков.
И только тогда я понял, насколько изощренно придуман был его план. Нет, что бы там Грищенков ни говорил, он заранее знал о появлении полицейских в чайхане. Он предусмотрел вольное или невольное предательство Гуггенхайма. Он предусмотрел все, кроме... Впрочем, об этом чуть позже.
А тогда мы вскочили в седла и вихрем понеслись прочь из города. Больше нас тут ничего не держало. Впереди была пустыня и где-то там древний город, словно губка, пропитанный колдовством неведомых людям рас.
И только когда последние из городских строений превратились в тоненькую черную полоску у самого горизонта, Грищенков нагнал меня.
- Как видите, Григорий Арсеньевич, свою часть договора я выполнил. Теперь черед за вами, ведите нас в Гоцлар.
В первый момент я аж слов не смог найти от такой наглости. Он же превратил меня, дворянина, героя японской войны, в беглого преступника, сделал так, что я вынужден был убивать невинных... Да я...
- И чтобы окончательно рассеять ваши опасения и сомнения относительно меня, - продолжал Грищенков, - должен вам сказать, что за последние сутки вы стали много богаче. Что вы скажите про десять тысяч афгульских золотых монет? Нет, что я говорю, про тринадцать тысяч триста три монеты? Потому, как я понимаю, доля Гуггенхайма ему не понадобится. Теперь вы, господин Фредерикс, богаты, и не просто богаты, а безумно богаты. И это вам не николаевские червонцы. Это полновесное афгульское золото. Два мула с золотыми тюками. А каково! И все потому, что среди социалистов был наш человечек.
- Тот, которому вы дали уйти? - наугад спросил я.
- Совершенно верно. Должен сказать вам, Григорий Арсеньевич, что это даже не человечек, а тварь настоящая, вошь подноготная. Человек, который готов всех и вся продать ради власти и денег. Его брат - кстати, царевич, сын Александра, - был арестован за попытку прикончить своего отца. Он ненавидел самодержавного батюшку за то, что тот после рождения сослал его с матушкой куда подальше, в какую-то сельскую глубинку. Из злобы и ненависти он подался в бомбисты. А когда его казнили по приказу папеньки, младший брат... да-да тот самый лысый чудик... поклялся отомстить за брата и пошел в революционеры. Хотя какой из него революционер? Мелочный и продажный типчик. Он продал своих всего лишь за один золотой брусок, сам того не понимая, что николаевское золото тут же выдаст его с головой.
- И к чему вы, Роман Устинович, мне всю эту грязь вывалили?
Грищенков только усмехнулся.
- Вы, Григорий Арсеньевич, белоручка. Вы что думаете, можно разбогатеть и не измараться? Тогда вам нужно было не искать сокровища древних городов, а ехать на Аляску. Там золото из земли добывают, а у нас, увы, людей стрелять приходится.
* * *
Дальше было долгое путешествие через пески. Мы гнали коней, останавливаясь лишь для того, чтобы дать скакунам передохнуть. Если бы они пали, то золото, которое мы везли, пропало бы. Мы сами не смогли бы вынести его из пустыни.
Я хотел было поинтересоваться у Грищенкова, почему мы не оставили монеты в окрестностях города. Разумнее всего было бы зарыть их где-нибудь неподалеку от цивилизованных мест, чтобы потом по возвращении из "экспедиции", забрать их. Только Грищенков решил по-другому. И нам пришлось тащить монеты с собой. Конечно, это было не золото царской чеканки, но сорок тысяч золотых монет - груз изрядный - килограмм четыреста червонного золота. А ведь нам нужно было еще тащить с собой и еду, и питье, как для себя, так и для коней, фураж и боеприпасы...
Переход через пустыню занял почти неделю. Сколько мы прошли верст, не знаю, но когда впереди появилась линия холмов, посреди которой возвышалась скала с двумя вершинами, я вздохнул с облегчением. Мы добрались до оазиса, откуда начиналась дорога в Гоцлар.
Правда, вскоре я уже думал по-другому, потому что в оазисе нас ждали. Причем люди, которые ждали, были не из тех, с кем я хотел бы встретиться вновь.
Когда мы, усталые и запыленные, выехали к озерцу у Двойной скалы, из кустов и из-за пальм вышло с десяток пестро одетых людей, большая часть которых выглядела натуральными нищими. Однако, несмотря на рваные одежды, у всех были новые винчестеры английской сборки. И когда мы застыли в недоумении, схватившись за оружие, вперед вышел невысокий, лысый человек с козлиной бородкой. На нем был тот же самый неказистый пиджачок и рабочая кепка. Только выглядел он еще более помято и под глазами налились синяки от бессонницы.
- Что вы, что вы, д-гх-узья мои! - начал он, одновременно обращаясь и к нам, и к своим людям. - Надеюсь, вы гх-ады нашей вст-гх-ече?
- Товарищ Константин, - наигранно улыбнулся Грищенков, - я всегда рад старым друзьям.
- Да что вы гово-гх-ите, батенька вы мой! А я-то думал, что вы по меньшей ме-гх-е удивлены. Однако вы слишком поспешно ускакали в пустыню. Конечно, я понимаю, обстоятельства, но ведь нехо-гх-ошо заставлять меня за вами гоняться по всем Ка-гх-акумам.
- Собственно говоря, я собирался расплатиться с вами по возвращении, когда все уляжется.
- Видите, батенька, а я подгадал, и вам по возв-гх-ащении не придется беспокоиться. Тем более, что мне к тому в-гх-емени надо быть в Швейца-гх-ии. - А потом, повернувшись к своим людям, приказал: - А пока гх-азо-гх-ужите их и к кост-гх-у. Чай, всенепременно пить чай.
Нас разоружили и препроводили к костру, где один из башибузуков с лицом круглым, словно полная луна, налил нам по пиале чая. Как бы то ни было, чай оказался отменным, ароматным, со зверобоем и конопляными листьями.
- Хо-гх-оший чай - залог успеха, - продолжал картавый уродец.
- Особенно если с коноплей. Тогда можно и чая не класть, - фыркнул Грищенков.
- Ах, избаловала же вас эта западная т-гх-адиция, - вздохнул революционер. - А я вот, знаете, все больше там, в Ге-гх-мании, в ссылках, и что, ну и что? П-гх-идешь в их гаштет, закажешь чай. Подадут тебе стакан мочи ослиной. И ведь в мо-гх-ду половому плеснуть нельзя, Ев-гх-опа, мать итить! Куль-ту-гх-а! Да но-гх-мальный человек этого бу-гх-жуазного слова и выгово-гх-ить не сможет!..
- И что вы собираетесь дальше делать? - неожиданно сменил тему разговора Грищенков.
- Ну, это как вы себя дальше вести будете, - снова улыбнулся плешивый, и улыбка мне его не понравилась.
Ох как не понравилась. Тогда, во время этого странного почти кэрролловского чаепития, я думал лишь об одном: проклинал себя за собственную жадность. Дара, икринки Ктулху, мне вполне хватило бы, чтобы занять достаточно высокое положение в петербургском обществе, но сокровища Гоцлара соблазнили меня... Я стал преступником, а теперь мог и вовсе лишиться головы, потому что ничего хорошего от товарища Константина я не ждал.
- ...Если вы поведете себя гх-азумно, и мы вместе от-гх-оем этот ваш клад... Что ж, ми-гх-овой п-гх-олета-гх-иат скажет вам большое спасибо. Если нет... То с в-гх-агами ми-гх-овой гх-еволюции мы не собираемся церемониться.
- Как я понимаю, под интересами мировой революции вы подразумеваете свой карман?
- Я-гх-еволюционе-гх, а следовательно, мой ка-гх-ман, как вы изволили вы-гх-азиться, и есть ка-гх-ман ми-гх-овой гх-еволюции.
- А девки и шампанское, которое вы станете покупать на революционное золото, пойдут революции на пользу?
- Естественно, - улыбнулся экспроприатор. - Мне кажется, вы, господин Г-гх-ищенков, постепенно начинаете улавливать суть ма-гх-ксистского движения.
- Я бы назвал его бандитским, - неожиданно подал голос Вельский.
- Но... но... Не загова-гх-ивайтесь! - взвился коротышка, и в глазах его вспыхнули неприятные злые огоньки, точно такие же, как там, в чайхане у оазиса. Я заметил, как рука его скользнула за отворот пиджака к рукоятке пистолета.
- Ладно... Остыньте, товарищ Константин... - попытался успокоить революционера Грищенков. - Мой друг не понимает вашего марксизма, и вы должны ему это простить.
- Хо-гх-ошо, - сквозь крепко стиснутые зубы прошипел товарищ Константин, а потом повернулся к одному из азиатов и заговорил на языке, который, как он считал, никто из нас не понимал. - Отведи их спать, и глаз с них не спускай. И смот-гх-и, чтобы с ними ничего не случилось. Ответишь головой. Если что не так пойдет, то сме-гх-ть твоя будет долгой и мучительной.
Глава 9
Гоцлар Великий
1939 год. Внутренний мир Земли
Мы бдительны всюду на каждом шагу
И будем без промаха бить по врагу.
Мы знаем, что враг ядовит и хитер,
Но глаз у любого чекиста остер.
А Сурков. "Достойные славы"
Василий медленно потянулся. Что-то определенно было не так. Вот только что именно? Ах да, таинственный подземный мир, волшебный город на горизонте. А сам он - пленник дикарей-людоедов.
Вот только с нынешними ощущениями это как-то не вязалось, потому Василий лежал на чем-то очень мягком, и раненые запястья и лодыжки, стертые веревкой, были тщательно перевязаны. То же самое касалось и раненой ноги. Боли в теле не чувствовалось. Вообще, можно было сказать, что он бодр и свеж.
И еще он был совершенно голым.
Осторожно приоткрыв глаза, Василий уставился на потолок из серого, хорошо подогнанного камня. Иагде он? Что с ним произошло?
Медленно, стараясь не привлекать внимания наблюдателей, он повернул голову. Рядом с ним на роскошной постели с шелковым бельем лежала черноволосая красавица, о которой мог бы мечтать любой настоящий мужчина.
Может, все это сон?!
Василий резко дернулся и сел в постели.
Нет, это был не сон вовсе. Он находился в большой, почти пустой комнате, если не считать парочки сундуков по углам; нагишом лежал в огромной кровати с балдахином, а рядом с ним отдыхали две обнаженные брюнетки. Две! Василий протер глаза. Нет, он не ошибся. В глазах не двоилось. Вокруг все та же комната, стены серого камня, стрельчатые окна...
"Если это не наркотический бред, то выходит, я в Гоцларе. Но как я очутился в постели, кто обработал мои раны? Что происходит?"
Одна из дев тоже приподнялась на локте, потянулась и широко улыбнулась Василию. Она была совершенно голой, никаких украшений, браслетов, бус, колец.
- Как тебя зовут? - спросил он.
Но девушка не ответила, только покачала головой, показывая, что совершенно не понимает, что нужно Василию. Потом она плавно соскользнула с постели, и на мгновение Василий поймал себя на том, что любуется ее телом с ровным темным загаром, ее... впрочем, не важно, а важно было то, что и Василий был совершенно голым, если не считать эластичной повязки на бедре. А потом девушка подалась к нему, вновь вернулась на постель, пристроившись с другой стороны, и стала покрывать тело Василия поцелуями. Она начала с плеч и постепенно опускалась все ниже и ниже. Тем временем проснулась вторая красавица...
Когда все закончилось, девушки проводили Василия в соседнюю комнату. Там в полу был устроен бассейн с подогретой водой. По его поверхности плавали розовые лепестки. Незнакомки стали тянуть Василия в воду, но он всячески отнекивался, боясь, что бинты на руках и ногах размокнут. Наконец красавицы поняли, чего он опасается и, сняв повязки, все-таки затащили его в воду. И пока Василий сидел на каменной приступке, они натирали его тело различными маслами и благовониями. Подобного с ним никогда не приключалось. Василий, конечно, знал, что порой партийные боссы и недобитые нэпманы устраивают себе бани с комсомолками, но сам он, как истинный коммунист, в подобном разврате никогда участия не принимал, хотя все оказалось много приятнее, чем описывала клеймящая врагов народа пресса.
И еще его очень сильно беспокоила рана на ноге. Как там сказал дервиш, то бишь Григорий Арсеньевич? "Рана законсервирована". Но теперь-то, когда чудодейственная мазь смыта... А девушки-красавицы, которые его обхаживали, ничуть не походили на опытных врачевательниц.
Однако после купания одна из девушек на мгновение исчезла - вышла из комнаты-купальни, но почти тут же появилась с подносом, на котором стояло несколько баночек с мазями, лежала груда свежих бинтов и дымила ароматическими палочками крошечная курильница. "Вот бы прихватить одну из склянок с чудодейственной мазью, - промелькнуло в голове у Василия. - Наши ученые без труда разгадали бы состав этих чудодейственных масел". Он уже хотел было присвоить одну из баночек, но поймал себя на том, что баночку, собственно говоря, некуда будет спрятать. Ведь он, не считая бинтов, был раздет. Пока Василий пытался решить вставшую перед ним проблему, девушки тщательно обработали его раны и плотно забинтовали их. После чего откуда-то, словно по волшебству, появилась оранжевая роба, и тогда Василий окончательно уверился, что все происходящее с ним не сон, и что он в самом деле в Гоцларе, вот только почему он совершенно неожиданно из пленника превратился в желанного гостя? Что, в самом деле, происходит? И что самое обидное, девушки, приставленные к нему, не могли ответить на его вопросы, даже если бы захотели. Что-то простое еще можно было объяснить жестами, но общаться подобным образом, если и той и другой стороне неизвестен язык глухонемых...
Кое-как девушки объяснили Василию, что теперь ему надо идти, и что это очень важно. Впрочем, тому ничего не оставалось, как согласиться, хотя много лучше он бы чувствовал себя в своей старой одежде. И вот завернутого в оранжевую тогу Василия проводили к огромным бронзовым дверям. Эти двери, хоть и были сделаны с большим искусством, не имели никаких украшений. Тут было одно из двух: или дикари, в плен к которым он попал, не имели даже отдаленного представления о красоте и излишествах, или его специально поместили в такое место, находясь в котором, он не мог узнать ничего лишнего. В пользу последнего предположения говорило и то, что большие окна в спальне и купальной закрывали полупрозрачные, мутные стекла, через которые было практически невозможно рассмотреть, что происходит снаружи.
Когда же бронзовые двери распахнулись, в комнату вошли два стража - огромные воины в тогах - копиях той, что была на Василии. Оба были вооружены алебардами самого зловещего вида. Не говоря ни слова, один из воинов обошел Василия и ловким движением набросил ему на голову черный мешок. Тот был совершенно непрозрачным, и Василию ничего не оставалось, как подчиниться. Нет, конечно, он мог начать сопротивляться, попытаться вырваться. Но какой в этом смысл? Если хозяева не хотели, чтобы он видел, куда его ведут, пусть так и будет. Если бы они хотели убить его, то сделали бы это давным-давно. Для этого совершенно необязательно было подкладывать ему в постель двух дев, купать его, заново перевязывать раны.
Потом стражи взяли Василия за руки и медленно повели по коридорам, залам, комнатам и галереям. Пленник не видел, куда его ведут, и мог ориентироваться лишь по меняющемуся эху их шагов и по смене поверхности, по которой ступали его босые ноги. То это были каменные плиты, то толстые ковры, а то и дерево. Несколько раз они спускались и поднимались по лестницам. Стражи столь умело вели Василия, что тот решил, что они проделывают это не в первый раз. С одной стороны, они держали его не так уж и крепко, с другой - Василий отлично понимал, что никакой его самодеятельности тюремщики не допустят.
Всего путешествие через огромное здание заняло около получаса, и, несмотря на то, что двигались они очень медленно, Василий понял, что он находится в какой-то огромной крепости или дворце. Он смутно помнил видение золотого города и готов был согласиться с тем, что это одна из его гигантских построек.
Наконец путешествие закончилось. Провожатые Василия остановились, а потом заставили его опуститься на колени и склонить голову в глубоком поклоне. Оперуполномоченный попытался было сопротивляться, но стражи, как он и подозревал, знали свое дело отлично. Несколько мгновений борьбы, и он распластался на каменном полу. Потом с головы его стянули мешок.
В первый момент Василий ничего не увидел, разве что каменные плиты пола, выложенные удивительной перламутровой мозаикой. Но разглядывать подобную красоту время было не самое подходящее, а так как голова его была прижата к полу и больше он ничего не видел, то он обратился в слух, и тут неожиданно в его мозгу прозвучал странный писклявый голос:
- Раз, два, три... Раз, два, три... Настройка канала ментальной связи... Раз, два, три... Человек на полу, если ты меня слышишь, то дай мне знать. Василий изогнулся всем телом. Звук? Нет, это был не звук, голос звучал прямо у него в голове.
- Раз, два, три... Раз, два, три... - голос неожиданно поменял тональность, превратившись в утробный бас. -Раз, два, три... Если ты слышишь меня, то скажи что-нибудь. - Да пошел ты на х... - это было именно то, что в первую очередь вырвалось у Василия. - А вы, суки, отпустите, не фиг руки мне крутить.
Вряд ли стражники поняли, что хотел от них Василий, но они чуть ослабили захват, позволив ему приподнять голову, что он незамедлительно сделал, и о чем тут же пожалел.
Прямо перед ним было небольшое возвышение из полупрозрачного камня, на котором стояло три странных существа. Странных, это мягко сказано - три твари, чей облик определенно был богопротивен. Больше всего они напоминали раков, вставших на заднюю пару ног, которые по воле неведомой силы превратились в куриные лапы с широко расставленными когтистыми пальцами. Остальные ноги рака ощетинились многочисленными волосатыми клешнями, из спины твари выступали то ли плавники, то ли рудиментарные крылья, а на кончике головы, там, где у нормального рака должны были бы расти усы, размещался комок черной бесформенной шевелящейся массы, которая то и дело выпускала в разные стороны длинные ложоножки. Да и покрыт этот рак был не хитиновым панцирем, а мелкой зелено-бурой чешуей, мерзко поблескивающей и на вид склизкой донельзя. По сравнению с ними Слуги Ктулху были просто красавцами.
И самое ужасное то, что, судя по всему, в голове Василия звучал голосок одной из этих тварей.
- Вижу, наша внешность вызывает в тебе отторжение, но поверь, мы выше этого. - Да пошли вы...
- Очень неконструктивно. Впрочем, если наша беседа и дальше будет строиться подобным образом, я не уверен, что нам удастся достичь консенсуса. - Пусть ваши прихвостни отпустят меня, и я вам все консенсусы пообломаю...
- Глупо, очень глупо... - потом раздалось странное шипение, и тело Василия пронзила такая боль, о существовании какой он и не подозревал. В какой-то миг ему показалось, что кто-то приложил раскаленное добела железо к обнаженному нерву.- Надеюсь, теперь ты готов к разговору? - Да... - с трудом выдавил Василий.
- Замечательно... "Интересно, с какой из этих трех тварей я беседую?" - подумал Василий, но то ли его собеседники могли лишь посылать ментальный сигнал и не могли его принимать, то ли пропустили вопрос Василия мимо ушей как незначительный, но ответа он не получил.
- Итак, начнем с самого начала, - продолжало одно из чудовищ.- Мы правители Ми-го, изгнанников с Юггота. Мы прилетели на Землю в поисках сокровищ ее недр, почему и обосновались во внутреннем мире вашего шарика. Но поселившись на Земле, мы вынуждены были поклоняться Древним, потом во время войны между Древними и Старцами не поддержали своих хозяев и в результате оказались запертыми во внутреннем мире. Великий Ктулху, Йог-Сотот, Ньярлатотеп и Шаб-Ниггурат ограничили нашу свободу внутренностями планеты. Мы же, зная, что ты, низшее существо, являешься одной из любимых игрушек Ктулху, хотели бы с твоей помощью заключить договор с Великим Спящим. Мы хотим, чтобы нам открыли коридор в космос, чтобы мы, подобно нашим собратьям, могли путешествовать между мирами... - Но я никогда не общался с Великим Спящим напрямую, - возразил Василий. - Год назад я считал, что мифы Ктулху всего лишь набор странных легенд.
- Ты недооцениваешь себя, человечек, - продолжал один из Ми-го. -Ты должен донести до Спящего нашу просьбу, когда он в очередной раз явится в твой сон. - А если Спящий не согласится?
- Что ж... тогда мы устроим пир... То, как тварь произнесла слово "пир", Василию очень не понравилось. А вспомнив полуобъеденный труп на кресте...
- Итак, начнем с самого начала, - вновь заговорил он. - Не то чтобы я вас не понял, но я хочу совершенно точно обрисовать для себя ситуацию, чтобы в нужный момент не совершить непоправимой ошибки... И попросите, чтобы эти гады отпустили меня, не ломали мне руки.
- Хорошо. Прозвучал набор странных шипящих и клацающих звуков, и стражники тотчас отпустили Василия. Он распрямился и, растирая кисти рук, оглядел помещение. Это был зал, огромный зал с куполообразной крышей. Нет, не зал, амфитеатр, в центре которого на возвышении стояли трое Ми-го, а вокруг на десятках рядов сидели тысячи таких же тварей, следя за тем, что происходит на "сцене". Василия передернуло. Одно дело увидеть перед собой трех чудовищ, и совсем другое понять, что ты находишься в окружении тысяч безжалостных тварей.
- Итак, я буду говорить, а вы поправите меня, если я ошибусь, - продолжал Василий.
- Хорошо...
- С одной стороны, вы прочно обосновались внутри Земли...
- Да, нам принадлежит часть внутреннего мира этой планеты... - И вы хотите, чтобы Ктулху дал вам коридор для выхода в космос?
- Да... - Но вы ведь подарили этот город Древним.
- А те потеряли его, отдав людям. Тогда нам пришлось вновь забрать его себе... Однако не будем отвлекаться. Не историю Гоцлара мы сейчас обсуждаем. - Что ж, я должен вас разочаровать: Великий Спящий не контролирует поверхность Земли. Например, те земли, где расположен вход в этот ваш подземный мир, вообще находятся на территории первого в мире государства крестьян и рабочих.
- Ты хочешь сказать, что вашей страной правят рабы? - Нет, они не рабы, они свободны от оков мирового...
- Восставшие рабы. Ваша земля должна быть затоплена в крови. - Да, не так давно закончилась гражданская война, и недобитки...
- Нам это неинтересно. - Но вы могли бы заключить договор с нашим правительством, чтобы на взаимовыгодной основе...
- Договор с рабами! - все три ракообразных создания на возвышении затряслись от хохота, и им вторили сидящие в зале.
- Но... В таком случае, что мне предложить Великому Спящему?
Наступила тягостная тишина.
- Мы подумаем. Мы обсудим этот вопрос, а пока ты будешь нашим гостем. Мы ждем тебя вечером на пиру в честь твоего друга. В какой-то момент Василий хотел возразить, сказать, что гауптштурмфюрер Хек вовсе ему не друг, но вместо этого спросил:
- Вы собираетесь подать его в виде блюда?
- Да, это будет пир в его честь. То есть мы окажем ему честь напитать наши желудки. Василия чуть не вывернуло. Однако нужно было что-то делать, хоть немец и был врагом, он был человеком, а поощрять людоедство Василий в любом случае не стал бы.
- Я бы попросил вас отменить пир.
- ?.. - Как я понимаю, вы хотите оказать моему другу очень большую честь. Но я буду лишен подобной чести, потому что иначе, напитав вас, не смогу говорить с Ктулху. Однако если мой друг окажется много выше меня в ваших глазах, - Василий едва сдержался, чтобы не сказать "в вашей пищевой цепочке", но, судя по всему, юмор и пафос тут были неуместны, - разве станет Ктулху слушать меня, того, кому, хоть и по важной причине, было отказано в великой чести? Поэтому я бы на вашем месте не стал устраивать пир в честь моего друга до того, как вы получите ответ Великого Спящего.
"Главное, отсрочить смерть Хека, а там или ишак, или эмир, кто-то да умрет", - решил Василий.
- Хорошо, мы принимаем твои доводы и перенесем пир. Но если Великий Спящий не свяжется с тобой в течение трех дней... "Не свяжется... Не свяжется, - мысленно проворчал Василий. - Не доходят его мысли до внутреннего мира Земли". По крайней мере, теперь у него было три дня на то, чтобы подготовиться... или попытаться сбежать? Хотя последнее казалось ему весьма сомнительным. Ну, предположим, из города он выберется. Но... Насколько он помнил, город от выхода в Верхний мир отделяла широкая полоса джунглей. Ему придется пробираться по незнакомой местности, в то время как туземцы наверняка знают тут каждую тропку. Нет, так просто сбежать не получится.
- И еще я хотел бы, чтобы моему товарищу были оказаны почести, соответствующие его рангу.
Какое-то время твари на помосте молчали. Может, они совещались? И хотя Василий не слышал никаких звуков, у него возникло подозрение, что так оно и было.
- Мы согласны, - наконец ответила одна из тварей. - Твоего товарища проводят к тебе... Но не забывай, у вас всего три дня. - Почему?
- Так говорят звезды. Через три дня изменится положение звезд, и тогда путешествие на Юггот станет невозможным. А новое противостояние звезд будет через пятьсот лет... - Печальная перспектива.
- Не стоит иронизировать по этому поводу. Наше терпение небезгранично. Мы ведь можем передумать и, вынув душу из тела, отправить ее через звездные бездны обычным путем. Две-три тысячи лет в темноте и одиночестве - пытка более страшная, чем любые физические мучения. Василий кивнул.
- Хорошо, я попытаюсь уговорить Ктулху помочь вам.
- Не помочь! Мы требуем свое по праву! - Да... да... Конечно...
- И не пытайся бежать или обмануть нас. Кара за подобное деяние будет много хуже, чем ты себе можешь вообразить! - Не пытайтесь запугать меня. Я... - тут Василий чуть запнулся, пытаясь подобрать необходимые слова, - я любимая игрушка Ктулху. Он вам не простит, если со мною что-то случится.
Но на это Ми-го так ему ничего и не сказали. Вместо этого на голову Василия вновь надели мешок, и он отправился в обратное путешествие по бескрайним коридорам таинственного дворца.
Всю дорогу назад он вспоминал свой разговор с владыками Гоцлара, и чем больше думал о нем, тем меньше ему нравилось то, что происходит. Тем не менее у него было три дня... три дня на то, чтобы или связаться с Ктулху, или бежать. Однако даже если он умудрится выйти на связь с Ктулху, это вовсе не значит, что Великий Спящий согласится. А может быть, надо было сказать этим тварям, что для того, чтобы связаться с Ктулху, ему надо находиться на поверхности? Нет, это ослабило бы позицию божества. Если эти Ми-го решили, что без разрешения Ктулху могут выбраться на поверхность, то Василию тут же окажут "высшие почести".
Когда Василия привели в "его апартаменты", там его уже ждал Хек. Выглядел гауптштурмфюрер более чем помято, хотя одет был точно так же, как Василий, в оранжевую тогу.
- Рад видеть вас в добром здравии, товарищ Кузьмин.
Василий лишь снисходительно кивнул немцу.
- Как продвигаются поиски короны, гауптштурмфюрер? - словно между делом, поинтересовался Василий.
Немец только пожал плечами.
- Все оказалось совсем не так, как мы предполагали. Гоцлар далеко не мертв...
- Да уж, - протянул Василий, обведя взглядом темницу.
- Я хотел спросить, может, вы в курсе, чем вызвана сия смена обстановки?
- Считайте, что обязаны мне жизнью, - заявил Василий. - Я встречался с повелителями этого города и замолвил за вас словечко. В противном случае вы бы уже отправились в суп.
- В суп?
- Точно не уверен. Может быть, они хотели вас распилить и по частям подать на первое и второе.
- К чему такая забота о моей персоне с вашей стороны? Я считал, что вы спите и видите, как бы со мной поквитаться.
- Скажем так... там, на заставе, вы спасли мне жизнь, не отдав людям Хасана, пусть даже и сделали это из корыстных побуждений. Теперь я из корыстных побуждений спас вам жизнь... Так что будем считать, что мы квиты.
- Предположим... - задумчиво согласился немец. - Но в чем же ваша корысть?
- Если мы за три дня не придумаем, как удрать отсюда, то нас обоих ждет незавидная судьба. Вас подадут на первое, а меня на второе. А может, наоборот.
- И...
- Нужно бежать отсюда, господин Хек, и чем быстрее, тем лучше.
- Знаете ли, Василий, с утра я очнулся в подземном каземате. Потом меня провели через несколько дворов - эта цитадель, или как ее там, очень плотно заселена. Тут полным-полно народу, и как бы мы с вами ни замаскировались, за местных мы сможем сойти с большим трудом...
- Но ведь должен существовать какой-то способ выбраться отсюда?
- А если поговорить с владыками этого города? В конце концов, мы можем представиться эмиссарами...
Не дослушав немца, Василий отмахнулся:
- Все это пустое, гауптштурмфюрер. Тут правят Ми-го, а для этих тварей человеческая жизнь ничего не значит.
* * *
День прошел в бесцельных метаниях между спальней и купальней. Девушек не было, и пленники, предоставленные сами себе, пытались найти хоть какую-то лазейку, которая позволила бы им ускользнуть. Вначале они занялись окнами, но ни открыть, ни разбить ни одно из них не удалось. Они стали исследовать ванну, водосток, но и тут их ждало полное разочарование.
Потом слуги на золотых подносах принесли обед. Мясную похлебку и свежие фрукты. Фрукты пленники поели, а к похлебке даже не притронулись. Зная вкусы местных обитателей, следовало сначала выяснить происхождение мяса, а уж потом браться за еду. Вполне возможно, что им решили скормить одного из людей Хасана.
После обеда, а судя по всему, это был и ужин, появились слуги и установили в спальне более чем скромный диванчик-ложе для гауптштурмфюрера. После этого слуги в оранжевых тогах удалились, вновь оставив пленников наедине.
Сердце Василия сжималось от отчаяния. Он понимал, что им самим не вырваться из этой ловушки. Что через три дня, когда звезды внешнего мира изменят свое положение, ему придется принять смерть - и смерть ужасную. Вот только ради чего все это? Если бы, к примеру, ему удалось выбраться, он вернулся бы сюда с полком красноармейцев, и они живо привели бы каннибалов в чувство, объяснив им вред человеческого мяса, свергли бы власть Ми-го... В общем, навели бы тут порядок, присоединив гигантские подземные территории к Советской республике. К тому же, насколько Василий помнил, территория подземного мира была соизмерима с внешней поверхностью Земли, а значит, тут были гигантские пространства, неизвестно кем населенные, скрывающие неведомые тайны, и он, Василий Кузьмин, мог превратиться в нового Колумба... Только вот сначала нужно выбраться из города каннибалов, пересечь пустыню и добраться до своих...
Василий еще какое-то время понежился в бассейне, предаваясь радужным мечтаниям, чтобы отогнать мысли о безысходной реальности, а потом отправился спать. Но стоило ему лечь и расслабиться, как он вновь "услышал" голос. Звучал тот несколько по-иному, чем голос Ми-го. Василию показалось, что говоривший находится очень далеко.
- Отзовись, друг... Отзовись, друг... Василий аж подскочил.
- В чем дело? - с удивлением наблюдая за своим товарищем по несчастью, спросил гауптштурмфюрер Хек.
- Сам пока не знаю... - насторожился Василий. Кто бы это ни был, кто бы ни звал его, он явно действовал в обход властей Гоцлара, к тому же... Судя по слабому сигналу, он находился довольно далеко. Тогда как он сможет услышать слова Василия? Или, в отличие от Ми-го, ему достаточно ментального контакта, и он сможет разобрать слова, которые не прозвучат вслух. Хотя почему "ему", может, это "они" или "она"? - Тихо, - приказал Василий Хеку. - Ни слова, потом все объясню.
И вновь опустившись на подушку, Василий закрыл глаза, и попытался сконцентрироваться на фразе"Я вас слышу. Кто вы?". Однако никакой реакции не последовало, сколько Василий ни напрягался. Когда же он уже отчаялся, решил, что голос померещился ему, он вновь услышал:
- Отзовись, друг... Отзовись. - Я слышу вас. Кто вы?
- Друг. - И..?
- Вам нужно бежать из Гоцлара. - Это я и сам знаю. Но как?..
- Вам нужно выбраться на крышу. Я помогу вам бежать. Я помогу... - Но как нам добраться до крыши?
- Путь вам придется искать самим. Когда-то я неплохо знал дворцовые апартаменты, но теперь, по прошествии стольких тысяч лет... - Тысяч лет?.. Кто ты?
- Друг... Не важно... - Почему ты нам помогаешь?
- Это сложно объяснить. Не в двух словах... Мне тяжело поддерживать ментальную связь на таком расстоянии... Попробуйте вырваться, подняться на крышу... Тогда я смогу вам помочь. И поспешите. Если меня заметят, мне придется бежать... Василий задумался. Он узнал то ли слишком много, то ли слишком мало. И как поступить? Согласиться на предложение? А какие варианты у него еще есть?
- Поспешите на крышу... Поспешите... Я вас жду... - и голос смолк.
Василий вновь сел, гауптштурмфюрер внимательно смотрел на него, ожидая объяснений. Какое-то время Василий молчал, словно собираясь с мыслями: как объяснить немцу, чтобы он понял и поверил, а не счел оперуполномоченного сумасшедшим.
- Только что кто-то ментально связался со мной.
- Ментально? - переспросил Хек.
- Да, что-то вроде телепатии. Я же говорил, что Ми-го общались со мной подобным образом. Только в этот раз это были не Ми-го.
- А кто?
Василий пожал плечами.
- Понятия не имею.
- И?
- Обещали помочь нам бежать, если мы выберемся на крышу дворца.
- Но как бежать?.. И кто это мог бы быть?
- Скорее всего, враги Ми-го. Те, кто по той или иной причине хочет сорвать их планы.
- Враги наших врагов нам друзья, - заметил немец. - Но можем ли мы верить невесть кому? Быть может, это еще одна западня?
- А смысл?
- Может, они хотят поиграть с нами, как кошка с мышкой?
- Нет, они скорее оставили бы нас в покое, чтобы я без помех связался... Впрочем, это не важно...
- Раз уж начали говорить, договаривайте, - подзадорил немец.
Но вместо того, чтобы рассказать гауптштурмфюреру о Ктулху, Василий с сомнением посмотрел на него.
- Мы временные союзники, господин Хек. Подчеркиваю: временные... И не надо пытаться выведывать секреты, которые не принесут тебе пользы.
Гауптштурмфюрер лишь с сомнением покачал головой.
- Мы сможем выбраться из этих апартаментов?
- За дверью всего двое стражей, и если они откроют дверь...
Василий кивнул.
- Что ж... за дело. Терять нам нечего, а если доберемся до крыши, то, быть может, этот неизвестный и в самом деле нам поможет. Ты готов?
Немец кивнул.
- Как говорят ваши пионеры: всегда!
Василий решительно соскочил с кровати и подошел к бронзовой двери, а потом начал со всей силы колотить по ней кулаками.
- Помогите! Откройте! Моему товарищу плохо.
Какое-то время за дверями царила тишина.
- А что, если они не станут открывать сами, а позовут подкрепление, - засомневался господин Хек. Он встал сбоку от двери. Его глаза скользили по комнате в поисках предмета, который хоть как-то мог сойти за оружие, но ничего похожего не находилось.
- Ладно, так справимся, - прошептал Василий, а потом вновь во все горло заорал: - Помогите! Помогите!
Раздался скрип медленно отодвигаемого засова. Неожиданно немец выскочил вперед и со всей силы рванул дверь на себя, та распахнулась, и страж, державший засов, едва устоял на ногах, но гауптштурмфюрер, не дав ему опомниться, что есть силы дернул его за тунику, усиливая поступательное движение, одновременно отступив в сторону и подставив ножку. Стражник кубарем полетел по полу, а его алебарда оказалась в руках немца.
Василий от неожиданности аж застыл, точно так же, как и второй стражник. Пару секунд они стояли и тупо глазели друг на друга, потом Василий не нашел ничего лучше, как съездить кулаком по физиономии противника. Тот лишь взмахнул руками, но в этот миг тупое основание алебарды врезалось ему точно в солнечное сплетение. Воин, задыхаясь, сложился вдвое и тут же снова получил от Василия по морде. Его голова запрокинулась, обнажив горло, и топорик немца аккуратно перерезал его.
Василий повернулся. Первый страж валялся у подножия большой кровати с раскроенной головой.
Да, гауптштурмфюрер времени не терял и дело свое знал хорошо. Забрав у второго воина алебарду, он протянул ее Василию.
- Пользоваться умеешь?
Василий только пожал плечами. Раньше он никогда такой штуки в руках не держал. Он бы, естественно, предпочел пару револьверов.
Потом, отложив оружие, они вместе затащили мертвого воина в комнату и прикрыли двери. Только после этого они смогли толком оглядеться. Темный коридор уходил в бесконечность в обе стороны, и только у двери в апартаменты Василия горел одинокий факел.
- И куда дальше? - глянул на своего спутника гауптштурмфюрер.
- Скорее, это я у тебя должен спросить. Меня водили по этому дворцу с мешком на голове.
Гауптштурмфюрер задумался. Видимо, дрался он много лучше, чем ориентировался.
- Что ж, попробуем, - наконец выдавил он и, прихватив факел со стены, решительным шагом отправился вдоль темного коридора. Василий, едва поспевая, бросился за ним следом. Они быстро добрались до винтовой лестницы, которая уходила вверх и вниз.
- На крышу?
- Поднимемся повыше, там и сориентируемся, - откликнулся гауптштурмфюрер.
Они проскочили пару витков и попали на очередной этаж. Тут лестница кончалась. Немец, подняв факел, осветил потолок. Увы, тут не было даже намека на люк, ведущий на крышу.
- Что дальше?
- Пройдемся, оглядимся. Если говорить честно, то я и не ждал, что нам с первого раза повезет. Теперь-то куда? - но последний вопрос был чисто риторическим, поскольку перед беглецами был всего один коридор, по обе стороны которого располагались одинаковые двери.
Василий неожиданно присел и знаком приказал немцу опустить факел пониже. Тот, недоумевая, повиновался. Василий же, словно опасаясь замаскированной ловушки, внимательно осматривал пол перед собой, а потом, вытянув палец, начертал на нем защитную каббалистическую фигуру. В первый момент происходящее показалось немцу колдовством. На полу осталась нарисованная фигура, но потом стало понятно, что это всего лишь след, начерченный в пыли, которая толстым, густым слоем покрывала пол.
- Похоже, в этом коридоре давно никого не было, - вздохнул Василий.
- Оно же нам на руку, не столкнемся лицом к лицу с каким-нибудь аборигеном.
- Зато в этой пыли четко отпечатаются наши следы.
- И что ты предлагаешь?
- Вперед, и чем быстрее найдем выход на крышу, тем быстрее смоемся отсюда, - и Василий, встав, решительно направился вперед. Немец с факелом поспешил за ним. Подскочив к первой из дверей, Василий дернул за ручку. Дверь не открылась. В отличие от апартаментов, где держали Василия, здесь все двери были деревянными. Конечно, можно было попытаться выбить ее, но Василий решил, что грохот может привлечь чье-то внимание. А это было более чем нежелательно.
Следующая дверь тоже оказалась закрытой, а вот третья привела их в квадратную комнату. Большие окна были забраны тем же самым небьющимся мутным стеклом, рамы не открывались. В комнате стоял густой запах плесени. - по-моему, слово "вентиляция" им неизвестно, - в отчаянии пробормотал Василий.
- Ну, нас еще пока не схватили, так что отчаиваться рано, - усмехнулся Хек.
- Угу, - мрачно отозвался Василий. - Интересно, трупы наших стражей уже нашли?
- Сомневаюсь, - ответил гауптштурмфюрер. - Если бы их нашли, то подняли бы... где-то далеко и много ниже того места, где находились беглецы, раздался страшный крик, а потом ударили гонги. Громко и равномерно гул разносился по гигантскому дворцу.
- Вот теперь можно сказать с уверенностью: наш побег обнаружили. Вперед! Быстрее!
И они побежали по коридору, пробуя все двери, которые попадались им на пути. За теми, что открывались, были пустые квадратные комнаты с окном или двумя, точно такие же, как первая, которую они тщательно осмотрели.
- Похоже, архитектор этого местечка действовал по шаблону...
Но Василий ничего не ответил - он берег дыхание. Неожиданно дорогу беглецам перегородила дверь.
- Вот и все, тупик! - вздохнул немец.
Василий дернул за ручку двери, распахнул ее и решительно шагнул вперед. Он оказался в большом круглом зале с колоннами. Наверху в потолке был люк. Выход на крышу? К этому люку вела узкая приставная лестница.
- Похоже, выкрутились, - облегченно вздохнул Василий.
- Не уверен! - отозвался гауптштурмфюрер, показывая в начало коридора.
Там были видны огоньки факелов, и они быстро приближались.
Василий бросил взгляд на лестницу, потом в конец коридора. Нет, залезть наверх они не успеют. Тогда что? Схватив своего спутника за руку, он буквально втащил его в зал, а потом закрыл тяжелую дверь. С внутренней ее стороны, точно как и в стене по обе стороны от нее, имелись скобы, только вот засова не было. Оглядевшись, Василий не увидел ничего подходящего. Зал, как и все комнаты, которые они осматривали ранее, был пуст. Единственное, что оставалось... Василий перевернул свою алебарду и просунул ее в скобы тупым концом вперед. Этот сомнительный засов должен был на какое-то время задержать преследователей.
После этого он вместе с немцем бросился к лестнице. Когда они достигли ее, дверь уже тряслась от ударов снаружи. И судя по их силе, долго она не выдержит.
Василий, спешно перебирая руками и ногами, полез наверх. Гауптштурмфюрер двигался за ним следом, буквально подпирая Василия снизу. Свою алебарду он бросил у подножия лестницы, так что теперь оба беглеца оказались безоружны.
Но что самое ужасное, когда Василий добрался до верхней ступени лестницы, выяснилось, что люк на крышу заперт. Несколько раз стукнув по нему кулаком без всякого результата, Василий обратился к своему спутнику:
- А вот теперь, похоже, мы в ловушке.
- Отодвиньтесь.
Василий перелез на другую сторону лестницы, и немец, быстро преодолев последние метры лестницы, начал осматривать замок.
Внизу с грохотом разлетелся импровизированный засов, и в зал хлынули воины в оранжевых тогах с копьями и алебардами наперевес. Увидев беглецов, они взвыли и побежали к лестнице, победно потрясая оружием.
- Гауптштурмфюрер, думаю, вам стоит поторопиться. Если вы не откроете люк, то через минуту нас схватят за ноги и стащат вниз с этой лестницы. И, боюсь, в этот раз с нами церемониться не станут.
- Сейчас-сейчас... - пробормотал немец, все еще ковыряясь в замке.
Преследователи уже лезли вверх по лестнице.
- Быстрее!
Замок громко щелкнул. Гауптштурмфюрер толкнул люк, и тот открылся. Василий зажмурился от яркого света. Еще несколько мгновений, и они были на крыше.
Захлопнув люк, гауптштурмфюрер уселся на него, и улыбнулся Василию.
- А ведь успели... Но ты не расслабляйся. Поищи что-нибудь тяжелое, люк заложить. Давай... давай.... А потом отправимся на поиски твоего неведомого доброжелателя.
Василий огляделся. Вокруг, насколько хватало глаз, простирались крыши, они то вздымались к небу, превращаясь в остроконечные башни, то спускались вниз к земле, образуя бездонные пропасти. Чуть дальше виднелись купола и башни других городских строений. Возведенные из серого камня и покрытые черепицей со странным желтоватым отливом, они являли собой памятник древнему зодчеству, сочетая в себе первоэлементы архитектуры всех цивилизаций прошлого. А над ними распростерлось мглистое небо. Таким на Земле оно, наверное, выглядело в меловой период, когда человека-то и в помине не было.
Откуда-то из-за облаков исходил тусклый свет. Значит, где-то там располагалось подземное солнце. Но... Судя по всему, расстояние до светила было довольно большим, а значит, ни о каких пещерах речи идти не могло, и этот источник света, точно так же, как сам Гоцлар, находился на внутренней поверхности Земли. "Нет, сюда непременно нужно отправить экспедицию из Академии наук! Это же мир, целый мир!" - только сейчас Василий осознал всю грандиозность сделанного им открытия. Он подарит своей стране не просто новые территории, а целый мир, скрывающий в себе неведомые богатства.
Однако время заниматься созерцанием и разглагольствованием казалось не самым подходящим, к тому же нигде не было видно ничего достаточно тяжелого. Неожиданно взгляд Василия остановился на каменной горгулье. Хотя, быть может, это была вовсе и не горгулья, а какое-то иное ужасное мифическое существо, выточенное из камня неведомым художником. Подобных изваяний было тут довольно много. Древние, как сам город, они были изъедены временем и так сильно обтерты ветрами, что ныне их прежние черты едва можно было разглядеть.
Сам камень на ощупь оказался склизким и влажным. Такой сложно будет удержать. И тем не менее... Василий поднапрягся, пренебрегая брезгливостью. Вот он уж было решил, что ноша ему не по силам, но в последний момент скульптура оторвалась от каменного постамента. Несколько секунд Василий стоял со статуей на руках и раскачивался. Больше всего он боялся ее уронить, зная, что, уронив, никогда снова ее не поднимет.
- Не стойте там истуканом, - крикнул ему гауптштурмфюрер. - Тащите эту штуковину сюда, а то наши друзья мне зад проколют.
И, правда, дикари уже колотили в люк снизу, правда, ни пробить его, ни приподнять не могли. Василий, покачиваясь, сделал несколько шагов, постоял, потом еще раз шагнул... Гауптштурмфюрер едва успел отскочить в сторону, когда Василий обрушил камень точно на центр люка. Однако последствия этого броска оказались совершенно иными, чем ожидали беглецы.
Камень, проломив люк, разнес верхнюю часть лестницы, сметя с нее с десяток преследователей. Теперь на крышу можно было выбраться, только притащив другую лестницу или воспользовавшись другим выходом.
- Ну, минут пять передышки, думаю, у нас есть, - вздохнул гауптштурмфюрер Хек, разглядывая последствия падения древней скульптуры. - А теперь, товарищ Кузьмин, давайте поищем вашего таинственного спасителя. И помните, у нас очень мало времени.
Василий огляделся. Ничего примечательного. Ничего, что давало бы возможность покинуть крышу. Хотя что он ожидал увидеть - воздушный шар, дирижабль или аэроплан? Хотя откуда им было здесь взяться?
"Где же ты, неведомый спаситель?"- пробормотал про себя Василий.
- Ладно, пойдемте к краю крыши. Попробуем спуститься, а там уже станем действовать по обстоятельствам, - и гауптштурмфюрер, повернувшись, зашагал в ту сторону, где, как казалось, крыши дворца простирались не так уж далеко.
- Подожди, - попросил Василий. - Он осторожно опустился на желтоватую черепицу, лег, широко разбросав руки и ноги.
Мгновение он лежал, не двигаясь, стараясь расслабиться. А потом, когда решил, что достиг необходимого состояния, мысленно позвал:
- Эй, мы на крыше. Отзовись...
Но ответа он не получил. Однако Василий старался не впадать в отчаяние.
- Мы на крыше. Ты обещал помочь нам, спасти...
И тут ответ загремел в его голове, оглушив.
- Иду к вам. Не пугайтесь. Я уже рядом... Не пугайтесь... Василий открыл глаза.
- Он где-то рядом, - сообщил оперативник господину Хеку, склонившемуся над ним. Немец распрямился, оглянулся и тут же завопил от страха. Только невероятное усилие воли заставило его остаться на месте. Глаза его округлились, а рот в удивлении широко открылся. Василий приподнялся на локте, проследил за взглядом гауптштурмфюрера, и то, что он увидел, ему совсем не понравилось. Из-за башни выплыло странное существо и, развернувшись, направилось в их сторону.
- Не бойтесь... Не бойтесь... Однако тут было чего испугаться. Раньше об этих созданиях Василий только слышал. Теперь же ему довелось воочию увидеть одного из Старцев. Продолговатое тело, больше напоминающее бревно с крыльями, широкими, как два огромных веера, и пучком щупалец на утолщении сзади. Каждое из щупалец заканчивалось чем-то вроде небольших рыльцев.
- Это... это... - Василий видел, как дрожали губы немца. Примерно такое же впечатление произвели на него при первом появлении шогготы. Правда, в этот раз не было никакой вони. От Старца исходил запах корицы и еще каких-то странных специй, которые Василий определить не мог.
- Расслабьтесь, я подхвачу вас и унесу отсюда. - Он хочет унести нас отсюда.
- Что?
- Сейчас он вытянет щупальца и подхватит нас.
- Но...
- Расслабься и получай удовольствие, или хочешь на обед к Ми-го?
Немец облизал губы, потом стер пот со лба тыльной стороной правой руки.
- Я не смогу...
- Расслабьтесь... Скорее, они уже идут сюда. где-то справа раздался торжествующий, завывающий крик. Василий повернулся и увидел целую толпу воинов в оранжевых тогах, бегущую по крышам. Они кричали, размахивали оружием, и совершенно очевидно, что пощады от них было бы не дождаться. Ну а Старец был совсем рядом.
Василий потянулся, протянув руки к Старцу:
- Выручай!
- А вы уверены, что он не хочет нас съесть?.. Или сотворить с нами что похуже...
- Вспомни о судьбе людей Хасана...
Гауптштурмфюрер все еще медлил.
- Расслабьтесь, и я спасу вас... Щупальца Старца обвили Василия, приподняли его над крышей. Он чувствовал прикосновения склизкой, упругой плоти чудовища. Рывок, и Старец стал подтягивать Василия к одной из прорезей в своем теле. Еще мгновение, и Василий по пояс погрузился в нее. Тут было тепло и уютно. Одно из мелких щупалец обвило плечи оперуполномоченного, образовав некое подобие кресла, еще более тонкие обвили его грудь - своего рода ремни безопасности.
На мгновение он замешкался, повернувшись.
Преследователи были уже совсем рядом. Они не желали упускать свою законную добычу. В воздухе засвистели копья. Щупальца Старца уже подхватили гауптштурмфюрера, но было слишком поздно. Несколько копий впилось в спину немца. Тот изогнулся, захрипев от боли, а уже через мгновение он походил на подушечку из булавок.
Щупальца Старца разжались, и гауптштурмфюрер полетел назад на крышу. Несколько копий ударило в тело древнего чудовища, но, не пробив брони, соскользнуло назад.
- Спаси его!.. - воскликнул Василий.
- Мы не сможем его спасти. Твой товарищ мертв, а нам пора, - ответил Старец, медленно набирая высоту. Его крылья неспешно били по воздуху, а странные желтые наросты в передней части туловища-ствола медленно шевелились.
- Но...
Несколько копий пролетело над головой Василия, и одно ударило в шкуру его спасителя всего в нескольких сантиметрах от лица оперуполномоченного. Тот инстинктивно пригнул голову. Однако он видел, как тело господина Хека упало на крышу. Воины в оранжевых туниках окружили немца, и теперь он, без всякого сомнения, был мертв.
Глава 10
Записки Григория Арсеньевича Фредерикса
Продолжение
И смерть носилась... мы редели;
Геройски все стоял казак.
Про плен мы слышать не хотели,
А этого желал нам враг.
Казачья песня
"В степи широкой под Иканом"
Утром меня разбудил Грищенков.
- Что делать будем?
Собственно говоря, это я должен был задать ему этот вопрос. Что делать дальше? Похоже, что наша "экспедиция" в Гоцлар откладывалась на неопределенный срок.
- А вы как считаете?
- Я думаю, надо брать ноги в руки и рвать когти от и наших "друзей"-социалистов. Тут добра ждать не приходится. Вообще, если бы мне предложили выбирать между социалистами и бандитами Акур-паши, я бы выбрал последних. А эти... Ты же видел товарища Константина! Лживая, продажная личность. Утверждает, что борется за идеалы мировой революции, а сам мать родную готов продать. Вон, в Москве рабочие мятеж подняли, так где наш революционер был? Только не в Москве. Для общественности - в Швейцарии, а сам тем временем шастал по юго-востоку страны и смотрел, что бы такое экспроприировать в свой карман.
- Значит, бежать?
- Тоже проблематично, - протянул Грищенков. - Чтобы выжить в пустыне, нужны припасы, оружие. Отсюда до ближайшего колодца дня три пути. И это верхом. А без воды, без провианта... Днем иссушающая жара, а вечером холод собачий.
- Может, Гоцлар?
- Ну, хорошо, воду, может, мы там еще найдем. Но город мертвый... Чем мы там будем питаться? Костями тысячелетней давности?
- Кстати, а где Вельский? - неожиданно спросил я.
- Если бы я знал...
Однако совсем скоро мы получили ответ.
Не успел Грищенков договорить, как полог палатки распахнулся, и на пороге показался товарищ Константин в сопровождении двух дюжих джигитов.
- П-гх-оснулись? Вижу, п-гх-оснулись, голубчики, и во-гх-куете. А чаек-то стынет... Вставайте, вставайте... К кост-гх-у п-гх-ошу, там покалякаем.
Джигиты помогли нам подняться и чуть ли не пинками выгнали из палатки, препроводив к костру, вокруг которого уже сидело несколько экспроприаторов, а также, что удивительно, господин Вельский. Но в отличие от остальных, он выглядел смущенным, сидел потупив голову и даже не взглянул на нас.
- Садитесь, садитесь, - продолжал картавый революционер, словно не замечая наших конвойных. - Не стесняйтесь... - а потом, повернувшись к здоровенному азеру, судя по всему, главному по чаю, попросил: - Вот, пожалуйста, това-гх-ищам чайку налейте.
Грищенков взял пиалу, но даже не посмотрел на нее. Он не сводил взгляда с Вельского, который хоть и не поднимал головы, казалось, ощущал этот взгляд и ежился под ним, чувствуя себя очень неловко.
- Да вы садитесь, батеньки, садитесь, в ногах п-гх-авды нет.
- "Присаживайтесь", - наконец, выдавил сквозь крепко стиснутые зубы Грищенков. - Сесть я всегда успею.
- И то ве-гх-но, и чтоб не сглазить, - и товарищ Константин трижды сплюнул через левое плечо. - Мне п-гх-о сглаз один священник гх-ассказывал. Хо-гх-оший был батюшка. Мы его в гх-асход пустили. Посадили в смоляную бочку и подожгли. Как он ве-гх-ещал... Но, сами понимаете, служитель культа - враг ми-гх-ового п-гх-олетариата, п-гх-испешник класса эксплуатато-гх-ов...
- Лучше вы мне скажите, что у вас вот этот тип делает? - и Грищенков кивнул в сторону Вельского.
- А, това-гх-ищ Вельский. Он, как водится, осознал всю п-гх-авоту ми-гх-овой гх-еволюции. Хотя знаете, я тоже п-гх-едателей не люблю, - мгновение, и в руке товарища Константина словно из воздуха появился пистолет.Бах! И Вельский повалился в костер, да там и застыл. Потянуло запахом паленой плоти. - Все п-гх-едатели плохо кончают, - продолжал товарищ Константин, повернувшись к нам.
- Не "кончают", а "заканчивают", - машинально поправил Грищенков.
- И тем не менее, - продолжал коротышка, - этот человек был настоящим п-гх-едателем. П-гх-едставляете, сам п-гх-ишел ко мне и гх-ассказал, зачем вы попе-гх-лись в самое се-гх-дце песков... Клады, так сказать, ищем, батеньки... А ведь вы должны знать, что наша партия считает: все клады и богатства нед-гх должны п-гх-инадлежать на-гх-оду.
- Выходит, эта гнида нас сдала, - кивнул Грищенков в сторону все еще лежащего в костре трупа.
- Не сдал, а гх-аск-гх-ыл истинную суть ваших ко-гх-ыстных нату-гх.
- Ладно, хватит демагогии, - отрезал Грищенков. - Золото ты у нас отобрал, чего тебе еще от нас надо?
Какое-то время товарищ Константин молчал, словно пребывая в глубоком раздумье.
- Ста-гх-инные сокровища - вот, что нужно моей па-гх-тии и ми-гх-овому гх-еволюционному движению.
Теперь задумался Грищенков.
- Хорошо. Предположим... нет, только предположим, что нам известно, где начинается дорога в Гоцлар, - при этом слове все сидящие у костра разом встрепенулись. Наверняка, многие из людей товарища Константина слишком плохо знали русский язык, чтобы понимать суть нашего разговора, но название "Гоцлар" они знали, однако Грищенков сделал вид, что не заметил общей реакции. - Но где конкретно зарыты сокровища, нам неизвестно.
- Ничего, мы сами поищем, - широко улыбнулся товарищ Константин. - Вы только укажите общее нап-гх-авление, так сказать, гх-абочий векто-гх.
- Гарантии?
- А о каких, собственно, га-гх-антиях идет гх-ечь? Я ведь могу и плюнуть на сок-гх-овища, тем более большой воп-гх-ос: существуют ли они вообще? Так что укажите начало до-гх-оги, и мы вас не убьем.
- Даете слово?
Товарищ Константин кивнул.
- Тогда дайте нам посоветоваться.
- Советуйтесь, у вас пять минут.
Грищенков встал и на несколько метров отошел от костра. Мне ничего не оставалось, как последовать за ним.
- Похоже, Роман Устинович, в этот раз мы попали в переплет.
- Да уж, - протянул Грищенков.
- Может, рванем?
- Куда? Джигиты этого маньяка нам руки скрутят, мы и ста метров не пробежим.
- Выходит, плакали сокровища Гоцлара?
- Выходит... - с обидой в голосе протянул Грищенков. - Хотя есть у меня одна мыслишка...
- ?
- Люди Акур-паши много честнее. Если товарищ Константин даст слово, то...
- Может, не стоит...
- Пока эти гады будут искать чужое золото, можно смотаться за людьми Акур-паши и подождать товарища Константина, устроив ему теплый прием.
- Наверное, стоит остановиться...
- Хватит болтать! - закричал товарищ Константин, повернувшись в нашу сторону, и потом более мягко добавил. - Давайте к косте-гх-ку, чаек стынет.
Когда мы подошли, первое, что я заметил, - тело Вельского исчезло. Нам вновь подали пиалы горячего чая.
- Итак, к какому же гх-ешению вы п-гх-ишли? - спросил революционер. - В его глазах засверкали неприятные искорки.
- Наши гарантии?
- Ну, судя по последним событиям, даже банк Его импе-гх-ато-гх-ского величества не даст вам полной га-гх-антии. Что ж, убить я вас не убью.
Грищенков кивнул.
- Хо-гх-ошо. Тогда можете начинать.
- Что начинать?
- Покажи нам, где начинается дорога в Гоцлар.
Грищенков посмотрел на меня. А я-то что? Похоже, мечтам моим о богатстве так и не суждено было осуществиться. Однако сейчас нужно было думать о том, как спасти свои шкуры, вырваться из лап этого убийцы-психопата.
Как там было нарисовано на карте? На несколько секунд я замер, изучая Двойную скалу, потом уверенно повернулся в сторону невысоких холмов.
- Пошли, что ли?
Мы шли с полчаса, обходя озеро-оазис и поднимаясь все выше и выше по склону одного из холмов. Наконец я остановился, внимательно оглядываясь. Где-то здесь находилась нужная мне лощинка. Движением руки я приказал своим спутникам подождать.
- Это где-то здесь... - пробормотал я, разглядывая кусты и вспоминая указания, начертанные на древней карте.
- Хо-гх-ошо, хо-гх-ошо, ты ищи, - подбодрил меня товарищ Константин, - твой д-гх-уг пока побудет с нами, а то вд-гх-уг тебе в голову придут какие-нибудь глупые мысли.
В ответ я ничего не сказал.
Спустившись чуть ниже по склону, я стал бродить среди скал и кустов, выписывая круги, все шире и шире. Товарищ Константин и его спутники терпеливо ждали, издали следя за моими перемещениями, наконец я натолкнулся на низинку, которая вроде бы соответствовала описаниям. Жестом поманив остальных к себе, я спустился по каменистому склону и замер перед глухой стеной. Отыскать выступ, открывающий тайный ход, было делом одной минуты. К моей радости, древний механизм оказался в полной исправности. В этот миг мне больше всего хотелось, пропустив вперед товарища Константина и его головорезов, закрыть за ним дверь. Ну а уж с остальными бандитами мы с Грищенковым как-нибудь справимся. Мне казалось, что лишившись главарей, они станут более покладистыми.
Поэтому, когда "революционеры" появились в лощинке, я всего лишь указал им на черный зев пещеры, ни слова ни сказав про скрытый механизм.
Однако товарищ Константин с большим скепсисом отнесся к указанной мною дороге.
- И вы, молодой человек, хотите уве-гх-ить меня, что это и есть до-гх-ога к сок-гх-овищам?
Я кивнул:
- Эта дорога ведет в Гоцлар, а где зарыты сокровища, я не знаю.
Товарищ Константин вновь с сомнением покачал головой. Потом кивнул двум бандитам:
- П-гх-ове-гх-те.
Те исчезли в темном проходе. Потом где-то там, в глубине пещеры, вспыхнул огонек. Разведчики вернулись минут через десять.
- Там локтей пятьсот, и начинается расселина.
- И куда она ведет?
- То ведомо одному Аллаху!
Хоть они и говорили не по-русски, я отлично понимал их речь.
- Вы обещали нас отпустить, - вмешался в их разговор Грищенков.
- Обещал, обещал... - товарищ Константин наморщил лоб. - Нет, батенька, что вы... Я обещал вас не убивать... Но отпустить... А вд-гх-уг это не тот ход? Вд-гх-уг вы меня обманываете? Нет... Так не пойдет... - И он вновь обратился к одному из своих помощников-азеров: - Не убивайте их. П-гх-ивяжите к колышкам, только пгх-ове-гхьте, чтобы понадежнее.
После чего меня с Грищенковым повели назад в лагерь, где нам велено было раздеться. Я повиновался, а мой друг попытался сопротивляться. Однако это оказалось бесполезным. Его не только раздели, но и избили прикладами винтовок. Судя по тому, с каким трудом он дышал, эти звери сломали ему несколько ребер.
Содрав с нас последнее исподнее, нас разложили на земле, привязали за запястья и лодыжки к колышкам, вбитым в песок. Причем колышки были вогнаны так глубоко, что любые попытки освободиться ни к чему бы не привели.
- Вот и славно, - осмотрев нас, заметил товарищ Константин. - Как видите, я свое обещание де-гх-жу. Что до солнца и гх-азных гадов, то относительно их я вам ничего не обещал... - тут он радостно хихикнул. - Так что вы пока тут полежите, позаго-гх-айте. А дня че-гх-ез т-гх-и - четы-гх-е, когда мы назад поедем, я, быть может, вас освобожу.
- Гнида, - только и выдавил из себя Грищенков, сплевывая на песок кровавую слюну и обломки зубов.
- Ну что вы, что вы... - с улыбкой отвечал ему товарищ Константин. - Всего лишь бо-гх-ец с ми-гх-овым импе-гх-иализмом. - И, подойдя, он со всего маха вогнал нос своего сапога в пах моего приятеля. Тот аж взвыл от боли, выгибаясь всем телом.
После чего Константин и его люди ушли, а мы остались лежать нагишом под неумолимым солнцем пустыни. Казалось, время остановилось. Каждая минута превратилась в вечность.
- Ну, что станем делать, приятель? - подал голос Грищенков.
Я не ответил. А что мне было говорить? Распятый нагишом на песке, я был совершенно беспомощен. Единственное, что мне оставалось, так это понять, отчего я умру: он солнечного удара, клювов стервятников или укуса какой-нибудь ядовитой гадины, которых в пустыне полным-полно. Последнее было бы предпочтительнее всего. Как говорится, смерть без особых мучений.
Как мне описать те муки, что пережил я в течение следующих суток? Мы лежали и страдали, стараясь не разговаривать, чтобы сберечь последние капли влаги, оставшиеся в наших организмах. Иногда в порывах отчаяния я начинал дергаться, пытаясь расшатать колья, вбитые в землю, но все было бесполезно. Однако самое страшное началось ночью, когда после солнечного удара меня начал бить озноб. Ночь в пустыне была невероятно холодной. Где-то после полуночи провидение смилостивилось надо мной, и я потерял сознание. А Грищенкову пришлось много хуже моего. Судя по всему, к полуночи он спятил, потому что в те моменты, когда сознание возвращалось ко мне, я слышал, как он... пел. Это была ужасная бесконечная песня без слов. Нечто среднее между завыванием волка и петербургским романсом. По крайней мере, мне так это запомнилось. Его голос, то и дело срывающийся на хрип, несся к небесам, к огромной желтой луне, напоминающей головку голландского сыра.
Но все было бесполезно. Мы были одни на много сотен миль, некому было прийти нам на помощь.
* * *
Несколько раз я приходил в себя, и это были самые ужасные минуты моей жизни. А потом мне приснился сон. Я был в Петербурге, задумчиво брел по изукрашенным тенями листвы дорожкам Летнего сада. Навстречу мне шли пары в старомодных дорогих одеждах: мужчины во фраках, узких брюках и цилиндрах, женщины в легкомысленных шляпках, изысканно вышитых платьях. У каждого мужчины была трость, у каждой женщины - кружевной зонтик от солнца. Все они беспечно прогуливались, и порой мне казалось, что я попал на какую-то странную карусель, где деревья двигались в одну сторону, а прогуливающиеся пары - в другую.
В том сне я не сразу понял, что один нарушаю правила игры. Мне нужна была пара, иначе я выбивался из и общего ряда, нарушал некую идеальную гармонию этого места. Я начал метаться из стороны в сторону, словно в кошмаре. Но вот... я увидел ее... незнакомку. Я видел ее только со спины, но знал: она прекрасна. Я бежал по тропинкам, которые почему-то все время вели совсем не туда, куда мне нужно. А незнакомка то приближалась, то почти исчезала вдали.
Я бежал за ней со всех ног, спотыкался, едва сохраняя равновесие, но не мог ее нагнать. И все же в какой-то миг мой сон дал слабину. Мгновение, и она оказалась рядом со мной, я протянул руку, понимая: еще мгновение, и она повернется, и я увижу наконец-то ее прекрасный лик. И вот она действительно повернулась, и я задохнулся от ужаса: на меня уставились пустые глазницы полусгнившего черепа, обрамленного вьющимися каштановыми кудрями. Я не смог ничего сказать. Те слова, что я приготовил, застыли в моем горле немым комком вместе с криком ужаса. А ее черные, бездонные пустые глазницы, казалось, надвигались на меня. Становились все больше и больше. Я чувствовал, что тону, что неведомая сила тащит меня все глубже. А потом словно удавка стянула мое пересохшее горло, в носу засвербило. Я изогнулся всем телом, несколько раз чихнул и пришел в себя...
Я сел, закашлявшись.
В первый миг мне показалось, что я еще сплю, но в следующий...
Я был в палатке, нагишом лежал на походной койке, покрытый толстым слоем мази. Надо мной склонились врач и несколько офицеров.
В первую очередь я хотел спросить: "Где я? Что с Грищенковым?" Но вместо звуков из моего горла вырвался лишь нечленораздельный хрип.
- Дайте ему воды! - приказал врачу дородный офицер с огромными рыжими усами. - Он должен говорить. Эти бандиты и так опережают нас почти на сутки.
- У него тело обезвожено, если ему дать напиться, его вырвет, и всё... - возразил врач, человек в белой шапочке и белом халате. - Кроме того, у него сильный солнечный ожог.
- Да мне плевать. Нам нужно схватить этих мерзавцев. Схватить любой ценой!
- Но это же не один из них!
Я закрыл глаза. И в этот час происходящее рисовалось мне в самом мрачном свете.
Вновь очнулся я только к вечеру. В палатке никого не было. Я попытался сесть, и мне это удалось. Оглядевшись, я обнаружил простыню, наброшенную на спинку одного из походных стульев. Накинув ее, я на подгибающихся ногах вышел из палатки, откинул полог. Солнце уже повисло у самого горизонта, а передо мной раскинулся огромный военный лагерь - двести клинков, не меньше. Регулярная армия и полицейские части.
Закрыв полог, я вернулся на свое ложе, вытянулся на нем и задумался. Откуда здесь взялись войска? Погоня за бандитами? Слишком много чести для товарища Константина. Но если учесть похищенное золото... А потом мысли мои приняли совершенно другое направление. Золото для меня наверняка теперь потеряно, но что рассказать военным?
Пожалуй, нужно назвать свое настоящее имя. На проверку моих слов может уйти какое-то время, но, в конце концов, я ветеран японской войны. Вот только как объяснить, что я попал к бандитам? А может, лучше сказать правду, но не всю. Скажем, так я случайно узнал о месторасположении древнего города, хотел организовать экспедицию. Бандиты схватили меня, пытали. Пусть я сам останусь ни с чем, но и товарищ Константин ничего не получит.
Но нужно торопиться.
Приняв определенное решение, я вновь встал и только направился к выходу из палатки, как полог разошелся, и в палатку вошел давешний доктор и с ним несколько офицеров.
- Вижу, ваш пациент вполне оправился, - заметил дородный рыжеусый офицер.
Я же, не дожидаясь дальнейших вопросов, вытянулся и отрапортовал, доложив чин, название полка, в котором служил, а дальше назвал свое имя и дворянское звание. Офицер, в свою очередь, представился полковником Авдеевым. Судя по его рассказу, он преследовал банду социалистов, напавших на поезд, перевозивший золото в слитках. Они проследили бандитов до самого оазиса, а дальше... Разбойники словно в воздухе растворились. Единственные, кого они нашли - меня и труп Грищенкова.
А что до моей истории, то мне поверили. Я представил себя и Грищенкова искателями приключений, которые, раздобыв древнюю карту, отправились за сокровищами, вот только попали к революционерам, которые отобрали карту и силой заставили рассказать о местонахождении сокровищ. После чего нас бросили умирать. Тем временем мне выдали одежду, а потом меня на носилках отнесли в расселину, откуда начиналась дорогу в Гоцлар. Я показал военным пещеру, ни слова не сказав о том, что существует скрытый механизм, закрывающий проход, однако предупредил о ловушках, которые подстерегали их впереди. Я дословно повторил им древние загадки, но когда меня попросили уточнить смысл древних строф, я не смог этого сделать. А что до камня, закрывавшего вход, то некое шестое чувство подсказало мне, что этот камень мне еще пригодится.
После чего я уснул - мой организм был еще слишком слаб, и небольшое путешествие, пусть даже в носилках, измотало меня.
* * *
Снова очнулся я более чем через сутки в той же самой палатке, только место было другое. Теперь лагерь военных был разбит на краю города, точнее руин города, располагавшихся посреди долины, зажатой между холмами. Гоцлар? Неужели эти груды щебня и есть останки некогда великого города-колыбели человеческой цивилизации, зародившейся еще задолго до культуры Междуречья и Древнего Египта? Нет! Вспоминая механизм Старцев, который вывел меня на тайную тропу в Гоцлар, я задал себе вопрос: как мог сохраниться механизм и погибнуть город? Нет, подобного случиться не могло, а значит, предо мной, скорее всего, не сам Гоцлар. К тому же все великие города Земли имеют пригороды. Быть может, предо мной останки какого-нибудь доисторического Павловска или Петергофа. Эта мысль вызвала у меня усмешку, а усмешка - боль. Обожженная кожа давала о себе знать.
Была вторая половина дня, и солдаты, выставив охрану, занимались обустройством лагеря. Отыскав укромный уголок, я справил нужду и только собирался вернуться в палатку, как меня окликнул старый солдат, один из тех, кого я видел в свите полковника.
- Господин Фредерикс! Вас-то я и ищу.
- Да? - я насторожился. Вдруг полковнику стало что-то известно о моей истинной причастности к ограблению? Но пытаться бежать? Бессмысленно!
Повесив нос, я направился за посыльным в штабную палатку. Там вокруг походного стола с расстеленной картой собрались офицеры. Посыльный, вошедший вперед меня, доложил:
- Илья Христианович, господин Фредерикс доставлен.
Повернувшись в мою сторону, полковник Авдеев смерил меня внимательным взглядом, словно видел в первый раз.
- Добрый день, Григорий Арсеньевич, - поздоровался он.
- Добрый день.
- Вы у нас, судя по всему, единственный эксперт по здешним местам и банде этого "товарища Константина". Так вот, я хотел бы еще раз спросить у вас... - тут он сделал многозначительную паузу, а я весь внутри сжался, словно ожидая удара хлыстом. - Вам нехорошо? Что-то вы побледнели? - неожиданно сменил он тему.
Я лишь кивнул. Один из военных поднес мне стакан воды, которую я с жадностью выпил.
- Ну как, получше? - через несколько секунд поинтересовался полковник. - У нас, видите ли, странная ситуация, и времени нет совсем. Итак, давайте уточним. Сколько человек было в банде?
- Двадцать пять - тридцать, - не задумываясь, выпалил я.
Полковник многозначительно хмыкнул и снова спросил:
- А не слышали ли вы разговоров среди бандитов о каком-нибудь местном племени или клане, который их поддерживает?
- Нет, - снова без раздумий ответил я. - Более того, судя по тому, что я слышал и видел, бандиты этих мест не знают.
- Хорошо... - задумчиво протянул полковник. - Тогда я попросил бы вас еще раз повторить все, что касается того города... заброшенного города Гоцлара.
- Ну, я же вам все рассказал.
- И все же.
- На нашей карте была отмечена тропа, ведущая в город, а также приведено три комментария относительно того, как обойти все западни... - (Все три текста и карту, нарисованную по памяти, я начертил на отдельной странице дневника.) - Сокровища же надлежит искать в сокровищнице за алтарем центрального храма.
- И где же этот храм?
- А я откуда знаю? Так было написано в древнем манускрипте.
- Но перед нами только руины.
Тут я, в свою очередь, замялся:
- Видите ли, я не уверен, что это Гоцлар. Вряд ли такой город, пусть даже за тысячелетие, мог превратиться в груду камней...
- Тогда что это, и куда мы попали?
- Боюсь, что мы на руинах одного из предместий великого метрополиса прошлого.
- Ладно, - полковник покачал головой и махнул рукой. - С этим мы позже разберемся. Вы лучше расскажите, не было ли в этом манускрипте сказано о племени, охраняющем город?
Я только пожал плечами:
- Ни о чем подобном там не упоминалось.
- Значит, вам точно ничего не известно о племени, клане, народности в оранжевых тогах?
- Оранжевые тоги носят буддийские монахи.
- Ну, эти не монахи уж точно. А если и монахи, то какая-то особая кровожадная разновидность язычников.
- ?..
- Когда мы подошли к этим руинам, на нас напали... где-то неподалеку взвыла труба, и тут же другая подхватила сигнал, поднимая солдат по тревоге. Затопали сапоги, загремело оружие, где-то громко заржала лошадь.
- Что это?.. - удивленно проворчал полковник себе под нос и быстрым шагом направился прочь из палатки. Остальные последовали за ним.
В лагере царила настоящая суматоха. Однако не успел полковник и шага ступить, как тут же ему под ноги выскочил низкорослый прапорщик-вестовой. Совсем еще мальчишка он был, пожалуй даже младше меня.
- Осмелюсь доложить, ваше благородие... - последние два слова он произнес так, что получилось "вашродие".
Полковник кивнул.
- ...Патрулем замечены большие силы противника. Несколько тысяч вооруженных дикарей движутся в нашу сторону. Майор Самсонов приказал замкнуть редут и занять оборону в две линии...
- Хорошо, - кивнул полковник, а потом, повернувшись к своей свите, добавил: - Посмотрим... - И начал подниматься на гору обломков, возвышающуюся рядом с палаткой.
Я, как все сопровождающие полковника, последовал за ним.
Груда камней, на которую мы взобрались, оказалась много выше ближайших руин, и с нее открывался отличный вид и на военный лагерь, и на большую часть разрушенного города. Вдали, на противоположном конце города (если это и в самом деле был город), мельтешило множество фигурок в оранжевых тогах.
- Откуда взялось тут столько этих тварей?
- Там, чуть дальше, ущелье, а за ним пещера, вход в которую выложен черным камнем, - доложил один из офицеров. - Они идут оттуда. Наш разъезд попытался сунуться туда, но там оказалось слишком много туземцев.
- А что, если выход из этой пещеры перекрыть...
Дальше я не слушал. Я смотрел, как внизу у моих ног лихо строились солдаты. Они заняли позиции, образовав две шеренги. Те, что были впереди, опустились на колено. На двух возвышениях, на флангах построения, установили пулеметы.
И вот странные люди в тогах направились в сторону военного лагеря. Слишком далеко, чтобы я смог их хорошенько рассмотреть. Сначала они шли, а потом побежали вперед. Тысячи! И все это безмолвно, без единого крика. Словно волна потопа, неслись они вперед, омывая груды руин, что повыше. Вот тогда-то я понял недоумение полковника. А ведь в самом деле: откуда столько людей взялось в пустыне? Где они живут, чем питаются? И если племя это столь многочисленно, почему о нем до сих пор ничего не было известно? Если это мигранты из Афганистана или Ирана, то о них должны были знать. Невозможно сохранить в тайне перемещение такого количества людей. А ведь передо мной были только мужчины. Значит, где-то существуют и женщины, и дети, и старики, коих в несколько раз больше. Хотя... что я знал об этих местах! Я прибыл в Туркестан всего пару месяцев назад, а уже считал себя великим знатоком Каракумов.
Но мои этнографические размышления прервал крик, которому вторило эхо:
- Готовьсь, цельсь, пли!
Грохот выстрелов был оглушителен. На мгновение мне показалось, что я снова там, на далекой китайской земле. И вновь самураи атакуют наши укрепления, накатываясь волна за волной. Но в отличие от далекой Маньчжурии, здесь над полем боя стояла мертвая тишина. Странные воины в оранжевых тогах не выкрикивали угроз, не потрясали копьями, стараясь взбодрить себя и своих товарищей. Они молча, с упорством фанатиков, шли вперед, чтобы убивать и быть убитыми. Правда, пока исполнялось второе.
Первые ряды нападавших смешались, словно они натолкнулась на непреодолимую стену. Мертвые и раненые падали на землю, и их топтали свои же товарищи. И все это без единого крика боли, без стонов. В какое-то мгновение мне даже показалось, что я оглох, такая тишина стояла над руинами. Но вот волна, перехлестнув через тела мертвых, понеслась дальше.
- Готовьсь, цельсь, пли!
- Готовьсь, цельсь, пли!
- Готовьсь, цельсь, пли!
Солдаты расстреливали нападающих в упор, забивая проходы между камнями кровавым месивом из мертвых и умирающих. Страшная бойня. Но с каждым разом волна подкатывала все ближе. Ближайшие груды камня заволокло пороховым дымом. Туземцы несли ужасные потери, но неумолимо шли вперед, словно не замечая их. А потом на флангах ударило стаккато пулеметов. Но ничего не изменилось. Еще секунда, и... ряды сражающихся смешались. Несмотря на обилие противников, солдаты ловко орудовали штыками и саблями, сдерживая строй, а потом в какой-то миг, когда казалось, что вот-вот все погибнет, пехота раздалась в стороны, и в гущу врага вклинились конные отряды. Я, впрочем, как и остальные на командном пункте, завороженно наблюдал за происходящим, пораженный масштабами бойни - за одного мертвого русского солдаты туземцы платили десятью, а то и более жизнями. Наши солдаты стояли по колено в крови врагов, белые гимнастерки стали бордово-красными. Но сколько же было этих безумцев! Казалось, потоку оранжевых туник не будет конца.
Неожиданно пулемет на правом фланге захлебнулся, но тут же, по мановению руки полковника, двадцать всадников, находившихся в резерве, понеслись туда, где заглох пулемет, сметая все на своем пути. И через пару минут пулемет на правом фланге вновь застрочил, кося ряды противника.
За облаками порохового дыма и событиями на правом фланге никто из штабных не заметил, как группа из тридцати дикарей, прорвав фронт, стала взбираться на холм командного пункта. А потом, когда облака порохового дыма чуть разошлись, офицеры застыли, словно парализованные, глядя на приближающуюся смерть.
Первым, как ни странно, пришел в себя я. И тут дело вовсе не в реакции. Думаю, я единственный, кто по-настоящему испугался. Шагнув назад, я выдернул револьвер из кобуры ближайшего ко мне офицера, и проделал это раньше, чем хозяин револьвера успел меня остановить. Потом чисто автоматически, как на учениях, я шесть раз прицелился, шесть раз, затаив дыхание, нажал на курок, и соответственно шестеро дикарей скатились к подножию груды камней, на которой мы стояли. К тому времени, как я отстрелялся, многие выхватили револьверы и открыли огонь. Половина нападавших упала замертво, зато другая половина...
Совершенно неожиданно передо мною из порохового дыма вынырнул огромный воин в оранжевой тоге. У него была выбритая голова, а лицо... его широкое лицо, покрытое странными татуировками, кривилось в гримасе ненависти. Я с яростью надавил на курок Но револьвер лишь щелкнул, пули закончились, и боек ударил по стреляной гильзе. Перезаряжать времени не было. Дикарь попытался достать меня копьем... Сейчас, вспоминая о тех мгновениях, я и сам удивляюсь, как такое возможно, но, видно, тело каждого человека обладает собственной памятью, которая включается лишь в мгновения смертельной опасности. Лет пять тому назад мой старший брат, только ставший генерал-адъютантом, прислал мне одного китайца - мастера джиу-джитсу. Желтолицый воспитатель и дал-то мне всего с десяток уроков, но, быть может, в тот миг на безвестных руинах один из его уроков спас мне жизнь.
Пропустив противника чуть вперед, я извернулся, скользнул вдоль копья и, перехватив револьвер за ствол, нанес его рукоятью удар по голове дикаря. Так как я находился выше его, мне особо ничего не пришлось делать, просто обрушить рукоять нагана сверху на бритый череп. Дикарь застыл, словно натолкнувшись на стену. Я рывком вырвал из его ослабевших рук копье и, тут же ударив его тупым концом в живот, опрокинул вниз, к подножию груды камней. Потом, воинственно сжимая копье, я огляделся, но сражаться уже было не с кем. Остальные офицеры, опомнившись, буквально изрешетили пулями группу прорвавшихся дикарей.
Но внизу, у подножия командного пункта, все еще шло сражение. Уже было видно, что поток дикарей смешался. Еще несколько мгновений, и они побежали. Однако некому было их преследовать. Победа получилась поистине пирровой: каждый второй солдат был убит, а из тех, что остались в живых, два из трех тяжело ранены.
Когда полковнику доложили о результатах сражения, он нахмурился. И это мягко сказано. Я все это слышал сам, поскольку, когда полковник вернулся в штабную палатку, я последовал за ним. Никто меня не остановил, и получилось так, что я, сам того не желая, оказался присутствующим на военном совете.
- Еще одна подобная атака, господа, и у нас не останется солдат, - объявил полковник, выслушав доклады вестовых.
- У меня такое ощущение, что мы перенеслись в Африку, господа, - заметил один из офицеров. - Примерно то же самое я наблюдал во время войны англичан с зулусами, когда воины с копьями наперевес шли на пулеметы.
- Африкой тут и не пахнет, но тем не менее генерал-губернатор нас за такие потери по головке не погладит. Мы должны были всего лишь схватить банду социалистов, ограбивших императорский банк, а вместо этого...
- И что вы предлагаете? - спросил один из офицеров. - Отступить? И вообще, я не понимаю, куда мы попали. Эти странные ловушки. Ощущение такое, что пройдя через ту пещеру, мы вернулись в глубокую древность.
- Хватит фантазий! - отрезал полковник.
- Но... Мы же столкнулись с совершенно неизвестным племенем на территории, ныне принадлежащей Империи. И что самое удивительное, ни у Пржевальского, ни у других исследователей здешних пустынь нет ни единого упоминания ни о чем подобном. Но ведь невозможно, чтобы столь многочисленный народ ни разу не контактировал с соседями.
- Тем более что наконечники их копий из высококачественной стали. Такой металл невозможно изготовить кустарным способом. Тут должен существовать...
Но полковник, погруженный в собственные мысли, казалось, не слышал, о чем идет речь. Он хмурился и вот-вот был готов взорваться, только ему нужно было найти подходящий объект.
- Что с боеприпасами?
- Еще одно такое сражение, и нам нечем будет стрелять, - доложил другой офицер.
- Да-с... - задумчиво протянул полковник, а потом заговорил, словно и не слышал, о чем говорили до него. - Отправились в погоню за бандой революционеров, а вляпались в сражение с враждебно настроенными аборигенами, которые невесть откуда взялись в этой пустыне. Откуда они взялись, может мне кто-нибудь сказать?! Согласно всем данным, в этой части пустыни не должно быть населения.
- Вполне возможно существование плодородной долины, по типу Ферганы, причем, судя по одежде и вооружению, практически отрезанной от внешнего мира. Вы обратили внимание, что эти дикари не используют луки. Если бы не это, наши потери оказались бы много больше.
- Но тогда логично предположить, что в их долину ведет какая-то узкая расселина, - продолжал полковник. Да и данные разъездов разведчиков подтверждают это.
- Осмелюсь поправить, господин полковник, не расселина, а пещера, видимо типа той, которая открывала дорогу в Гоцлар.
Полковник согласно кивнул:
- Да, я помню доклад есаула Лященко.
- А тогда логично было бы завалить эту пещеру взрывами, - неожиданно для самого себя произнес я.
Все разом уставились на меня, словно увидели в первый раз. Потом один из офицеров шагнул вперед:
- Кто допустил на совет постороннего? - но полковник оставил его.
- Как бы то ни было, юноша высказал дельную мысль. Что, если взорвать ущелье, или пещеру, или что бы там ни было... откуда движутся эти орды. Второй такой атаки мы не выдержим... А так по крайней мере у нас будет возможность отступить с честью, а потом пусть генерал-губернатор присылает сюда корпус с артиллерией... Осталось решить, кто будут те храбрецы, что отправятся заложить динамит.
- Нужно сделать это, поднявшись на скалы, - вновь заметил я. - Вряд ли дикари способны забраться туда.
- Мысль хорошая, - согласился полковник. - Однако, скорее всего, трудновыполнимая. Здесь плохие горы. На то, чтобы преодолеть те несколько верст, что отделяют нас от пещеры, может уйти несколько дней, а у нас нет на это времени. У нас нет времени, господа! Дикари могут напасть в любой момент, и тогда будет поздно. Нет, нам нужно действовать очень быстро, пока они не очухались... Вызвать сюда саперов.
- Сапера, Илья Христианович, - поправил его один из офицеров. - Да и тот ранен.
Однако через пару минут появился сапер. Лицо у него было разбито, а правая рука висела на перевязи.
- Динамит у нас остался? - поинтересовался полковник.
- Да, ваше благородие.
- Сколько тебе понадобится времени, чтобы установить заряды и обрушить вход в пещеру, откуда выбираются эти твари?
- Так, чтоб завалило? Минуту, две... - протянул сапер.
- Хорошо, - кивнул полковник, потом повернулся к одному из офицеров. - Сейчас почти стемнело. Возьми человек двадцать верхами, этого умельца, и постарайтесь прорваться к входу в пещеру. Обрушьте склон... Приказ понятен?
- Так точно, господин полковник.
- Тогда с Богом. И не тяните...
- Но почему бы нам просто не отойти назад? Сюда мы пробирались по узкому ущелью, взорвать которое будет много легче.
Полковник вздохнул:
- Вы, Семен Семенович, как всегда правы, только вот не учитываете одного обстоятельства. Как только мы отойдем от руин, то окажемся на голой равнине, где у нас не будет того малого преимущества, что позволило нам днем обратить вспять туземцев.
- Но заградительный отряд...
- Дикари легко обойдут его. А мы при таком количестве раненых будем тащиться по равнине как улитки. Нас перебьют, задавят числом, и даже пулеметы нам не помогут. Нет, надо попытаться взорвать выход из этого осиного гнезда, и тогда у нас будет время с честью и достоинством отступить, а иначе мы все тут поляжем...
Капитан, которому поручили командование отрядом смертников, так я сразу же мысленно назвал их, растворился в надвигающихся сумерках, а мы заняли позицию на той же самой груде обломков, что и днем. Военные смотрели куда-то вдаль, передавая друг другу огромный полевой бинокль. Мне же ничего не оставалось, как ждать, вслушиваясь в тишину и вдыхая отвратительный запах смерти - руины были буквально завалены трупами, и если по приказу полковника трупы солдат были похоронены, то трупы туземцев оставались лежать на своих местах.
Мы долго ждали, и ничего не происходило. Потом где-то вдали послышались выстрелы, ударил и почти сразу же захлебнулся пулемет. И вновь воцарилась тишина, хотя все собравшиеся отлично понимали, что это означает. Полковник приказал послать отряд на разведку. Даже если нам предстоял последний бой, то надлежало должным образом к нему подготовиться. Я же, в свою очередь, попросил, чтобы и мне выдали оружие. В конце концов, я показал себя не с худшей стороны во время дневной битвы. Полковник дал согласие. Но когда интендант попытался всучить мне трехлинейку, я воспротивился. В итоге я буквально выклянчил у него два нагана и полсотни патронов. По его мнению, этого мне должно было с лихвой хватить. Когда же я попытался объяснить ему, что одинаково ловко стреляю с двух рук, он просто-напросто не поверил, однако револьверы дал.
Но не успел я вернуться на наблюдательный пункт полковника, как началось. Со всех сторон открылась беспорядочная пальба. Послышались крики раненых, причем противник, как и в прошлый раз, атаковал совершенно бесшумно. Уже было достаточно темно, и фигуры сражающихся в мерцающем свете походных костров выглядели поистине сверхъестественно.
Не успел я преодолеть и половины расстояния до командного пункта, как навстречу мне попался мой давешний знакомый солдат, который утром искал меня. Он, кажется, был ранен, но тем не менее тащил на себе тяжелораненого полковника. Видно, копье пробило левое легкое офицеру, и сейчас он хрипел, плевался кровавой слюной.
- Поможете, барин? - говорил солдат с трудом, видно, сам держался из последних сил. С левой руки, в которой он сжимал винтовку, на песок капала кровь.
- Тащи его к лошадям, я прикрою, - приказал я.
Солдат повиновался, а я, нырнув ему за спину, тут же оказался лицом к лицу с парой дикарей. Но револьверы были при мне, и слава богу, что, получая их, я проверил патроны, чтобы не было осечки.
Два выстрела, и два туземца, извиваясь, повалились на песок. Но за ними был еще один, а потом еще двое. Я палил с обеих рук. С расстояния в метр-два промахнуться было практически невозможно. Это был кошмар. Я расстреливал противников в упор. Потом зажав под мышкой один из револьверов, я быстро перезарядил его, вогнав в барабан на один патрон меньше. На полную перезарядку мне не хватило времени. Одновременно мне приходилось быстро пятиться, вслед за упорно шагающим вперед солдатом. Наконец мы оказались у лошадей. Пока солдат резал ремни и укладывал полковника поперек седла, я стрелял не переставая, чувствуя, что еще чуть-чуть, и патроны закончатся, а тогда всё... И ни полковник, ни я не спасемся.
И вот когда я вогнал в барабан последний патрон, солдат похлопал меня по плечу:
- Давай, барин, вывози.
- А ты?
Солдат улыбнулся, по-доброму так улыбнулся, по-отечески.
- Не болтай, скачи, да Илью Христиановича уберечь попытайся.
Я кивнул, вскочил на коня. Пальнул пару раз поверх головы преданного солдата, а потом, развернув коня, помчался в сторону темнеющих вдали утесов, что окаймляли долину.
Пару раз оглянувшись, я видел, как, взяв винтовку наперевес, раненый бросился на двух туземцев, и они покатились по земле. У меня защемило сердце. Еще один хороший человек погиб в погоне за призрачным Гоцларом.
А я гнал лошадь, придерживая лежащего поперек седла полковника. Дорога была ровная, и я очень надеялся, что хоть его мне удастся спасти. Несколько раз я оглянулся, в надежде, что хоть кто-то бежит с поля боя, последовав за мной. Но как ни странно, я был один. Остальные солдаты с честью полегли на поле брани, а я... я попытался спасти их командира.
Безнадежная попытка.
Я понял это уже утром, когда, отыскав ущелье, мы отправились в обратный путь к оазису. Ужасный путь. Я шел пешком, чтобы не перегружать выбившуюся из сил лошадь, которая и без дополнительной ноши спотыкалась на каждом шагу. Полковник все время хрипел и бредил. То и дело у него вновь открывалось кровотечение, а я ничем не мог ему помочь. У меня даже не было с собой выпивки, чтобы облегчить его страдания.
И еще... я много передумал во время обратного путешествия. В первую очередь меня заботила судьба товарища Константина. Было бы очень обидно, если бы он пал под ударами туземных копий. Мне всенепременно хотелось встретиться с этим человеком и спросить с него за Грищенкова (хотя я отлично понимал, что тот сам виноват в своей смерти) и за остальных убитых им людей. Еще я хотел... я хотел вернуться в Гоцлар и все-таки разгадать тайну этого города. Почему в столицу некогда великого государства вела узкая тропка, по которой и телега-то не проедет. Как же шли караваны в Гоцлар? А может, существовала другая, неведомая мне дорога? Тогда почему ее не нашли ранее? Ведь за прошедшие тысячи лет, без сомнения, многие авантюристы пытались отыскать таинственный город. Единственное, что я понимал четко: если и можно будет проникнуть в этот город, то лишь малой группой, осторожно, чтобы не потревожить таинственное племя, хотя, судя по всему, тот урон, что нанес им отряд Авдеева, туземцам не скоро удастся восполнить...
Полковник умер, когда мы добрались до оазиса. Я похоронил его, руками выкопав глубокую яму в песке. У меня не было большого ножа, и я не мог вырезать крест, поэтому просто накатил на могилу камень и пообещал себе обязательно под анонимом отписать губернатору и рассказать, как погиб полковник и его отряд. А потом я долго отдыхал, наслаждаясь чистой водой и дав передышку несчастной лошади. Мне ведь еще предстоял долгий переход через пустыню.
Но прежде всего я закрыл вход в пещеру - вернул на свое место едва заметный выступ и опустил каменную плиту. Конечно, можно было перебраться через утесы и отыскать нужную расселину, но, судя по тому, как все устроили Древние, это было задачей не из легких, если не сказать невыполнимой.
Глава 11
Врата
1939 год. Каракумы
И врагов, бывало,
Падало немало
Там, где пробирались мы с тобой.
А. Лугин. "Винтовка"
Раньше Василий летал только на аэроплане, в закрытой кабине, теперь же... Нет, полет на Старце было не сравнить ни с чем. Во-первых, ветер. Он не просто слепил, от него резало глаза, и слезы лились ручьем, стоило только хоть чуть-чуть их приоткрыть. Хотя, если честно, Василий не мог сказать точно, то ли виновник его слез - ветер, то ли - гибель гауптштурмфюрера. Несмотря на то что господин Хек был потенциальным врагом и государства, и Василия лично, за последнее время они в чем-то сблизились, и отсутствие спутника, а также то, что тело отважного немца попало в руки каннибалов, сильно печалило оперуполномоченного. И еще... Он непременно хотел увидеть подземный мир. Ведь он первым из людей нынешней цивилизации попал сюда. Да, существовали определенные намеки на существование мира внутри Земли и у древних греков, но... Единственные, кто отдавал дань подобной гипотезе, были фантасты. "Путешествие к центру Земли" он одолел еще на втором курсе рабфака, куда попал сразу после разгрома банды Фредерикса. Только вот в реальности этот мир оказался ничуть не похож на жюльверновский... Хотя кто его знает, может, и здесь есть коварные моря и джунгли, заселенные динозаврами. И у Жюля Верна подземный мир больше напоминал гигантскую пещеру, а в жизни он походил на Плутонию Обручева - мир на внутренней оболочке пустотелой Земли, гигантское неведомое пространство, скрывающее множество тайн. Василий поклялся себе, что вернувшись в Ленинград, первым делом попробует организовать экспедицию в это подземное царство. Главное, найти другой вход, не столь опасный, как дорога в Гоцлар, где, организуй Василий и в самом деле экспедицию, всенепременно пришлось бы сражаться с людьми Ми-го, а то и с самими коварными пришельцами.
Однако в первый момент полета ему больше всего хотелось рассмотреть древний город.
- Чуть пониже, пониже...
И Старец, словно услышав просьбу, резко накренившись, сделал круг. Василий, несмотря на слезы, широко открыл глаза и, вцепившись изо всех сил в края своего импровизированного кресла, рассматривал раскинувшийся перед ним мегаполис. Да, это был достойный соперник города Слуг Ктулху. Воздушные шпили, соединенные на невероятной высоте узкими подвесными мостиками, огромные купола, странные на вид дома, чьи пропорции вызывали необъяснимое отвращение. Скульптуры, украшения изощренные, чуждые и противные человеку. Гоцлар от города в Антарктиде отличало лишь то, что тот город был мертвым, а этот жил странно, непонятной стороннему наблюдателю жизнью. По улицам бродили люди и странные животные, подобных которым Василий никогда не видел. Вдали лентой извивалась река, и на ней темнели щепки гигантских кораблей.
Поистине грандиозная картина, но она промелькнула перед глазами Василия за несколько секунд. Он попытался запомнить детали, но не был уверен, что все необходимое отложилось в его памяти. Потом, вспоминая то, что открылось ему в те секунды, он не раз спрашивал себя, была ли это правда, или ему все это пригрезилось...
Но как только Гоцлар остался позади, Василий вновь вспомнил о вопросах, которые во множестве роились в его голове, и на которые сам он никогда не нашел бы ответ. Пока они летели над бескрайними зелеными лесами... или джунглями... - и разглядывать особенно было нечего, - Василий попытался вновь обратиться к своему спасителю:
- Почему ты спас меня?
- Вернул долг. - А иначе...
- Мне нет дела до людей. Вы потенциальные враги моей расы - рабы, которые посмели поднять руку на своих повелителей. - И?
- У меня был долг, когда я доставлю тебя в те места, где обитают мои враги, я буду считать себя свободным от всяческих обязательств. - Но ведь я в какой-то степени выполняю волю Ктулху.
- И да, и нет. В данном случае желание Ктулху совпадает если не с желанием моего народа, то с моими чаяниями уж точно. - И ты позволишь мне запечатать вход в подземный мир?
- Этот да. И не только позволю, но и помогу это осуществить, - ментально ответил Старец.- Правление Ми-го подходит к концу. Несмотря на то что мой народ утратил большую часть знаний Древних, он уже почти вернул себе подземный мир. У народа Ми-го осталось на Земле всего несколько цитаделей, и остатки моего народа давно уничтожили бы их, если бы не люди, ставшие их рабами. Однако и с помощью орд людей наша война близится к концу, перевес силы уже давно на нашей стороне, так что еще какая-нибудь тысяча лет, и от Ми-го не останется и следа. - И поэтому они рвутся в космос?
- Не совсем. В первую очередь, они хотят связаться со своими неземными колониями, чтобы получить новые силы, но слово Древних нерушимо. Когда было заключено Великое перемирие, и Ктулху удалился в мир грез, Древние обещали отдать нам и нашим слугам шогготам недра планеты, с тем чтобы мы не вмешивались в развитие человечества. Так что нам нечего делать в верхнем мире, точно так же, как вам, людям, и Древним нечего делать в мире внутреннем. Василий какое-то время молчал, пытаясь понять то, что услышал.
- Расскажи мне об этом мире, - попросил Василий, вглядываясь в мглистые облака.
- Что именно? Тут все точно так же, как снаружи. В центре - Солнце - огненное ядро Земли, Только вот дня и ночи не существует, поэтому у поверхности избыток кислорода и буйная растительность. Здесь есть свои океаны, свои континенты, свои горы и свои пустыни. Здесь расположены величайшие города Старцев. Многие лежат в руинах, но многие по-прежнему полны жизни. Тут правит магия и наука Звездных богов - нас, Старцев, Ми-го, Древних. На бескрайних просторах внутренней Земли обитают чудовища, давно вымершие на поверхности. Есть даже страна разумных шогготов, развившихся в существа много мудрее вас, людей. Василий попытался представить себе разумных шогготов и содрогнулся. Вот уж с кем он определенно не хотел бы столкнуться. И еще он попытался прикинуть, как станет докладывать об этом товарищу Шлиману. "Извините, но Старцы не хотят, чтобы мы хозяйничали во внутреннем мире Земли, а так там огромные территории, огромные природные богатства, в которых так нуждается наша молодая республика..." Нет, Шлиман такую "пилюлю" не проглотит. Значит, опять придется врать и мучиться бессонными ночами из-за того, что во имя неких высших сил он поступился своими убеждениями.
- Твои рассуждения глупы, - вновь раздался у него в голове голос Старца.- Ты считаешь себя ярым борцом за некий Новый мир, но все это сиюминутная суета. Пройдет лет двести-триста, и люди забудут имя ваших вождей и те идеи, во имя которых вы гибнете. Есть вещи вечные, есть суетные. Вы - краткоживущие существа... - а дальше пошла абракадабра, которую Василий не понял.
- Что? Что? - переспросил он.
- Извини, я забыл, что в вашем примитивном языке есть не все слова и понятия, которыми пользуемся мы. Твой мозг просто не в состоянии облечь то, что я хочу сказать, в понятные тебе фразы. - И...
- Давай поговорим о чем-то более насущном. Как я понимаю, и тебе и мне нужно запечатать выход из подземного мира? - И я очень надеюсь, что динамит, оставленный у входа в пещеру больше тридцати лет назад, все еще на месте.
- Динамит? - Да. В свое время мои соотечественники хотели взорвать вход в подземный мир, но им помешали подданные Ми-го.
- Что ж, это, наверное, было бы лучшим решением проблемы. Иначе мне в одиночку пришлось бы провести обряд... Впрочем, теперь это не важно... Старец постепенно начал набирать высоту и разгоняться. Василий, почувствовав это, покрепче вцепился в бока чудовища. Еще мгновение, и впереди показалась гладкая отвесная стена. И они неслись на стену со скоростью паровоза. Мгновение... Поворот, переворот. В какой-то миг Василию показалось, что еще чуть-чуть, и они врежутся в стену. Он крепко зажмурился, а потом отчаянно закричал, но в следующий миг в лицо ему ударили солнечные лучи. И когда он приоткрыл глаза, они уже неслись над пустыней верхнего мира.
Василий оглянулся. Черный зев гигантской пещеры, ведущей во внутренний мир, остался позади. Они вырвались, но...
- Вход в пещеру охраняет небольшой отряд. Они видели, как мы пролетели, и наверняка поднимут тревогу... Ты уверен, что сможешь уничтожить проход? Василий пожал плечами:
- Согласно дневникам моего учителя, где-то неподалеку от входа в пещеру валяются три ящика динамита. Этого должно хватить, чтобы поднять на воздух полдолины... Кстати, а как выходит, что в подземном и надземном мире одинаковое давление? Ведь по идее через выход в подземный мир должен со страшной силой дуть ветер? Даже не ветер, а настоящий ураган.
Старец усмехнулся. По крайней мере, разум Василия перевел этот звук как смех.
- Ты до сих пор не понял, сколь велики познания Богов. В лучшие времена мы могли не просто перемещаться с планеты на планету. Мы могли зажигать и гасить звезды, сдвигать с орбит планеты, играя ими, словно каучуковыми мячами... Постепенно скорость Старца стала снижаться. Они проскользнули над руинами в круглой долине, а потом Старец направился не к дороге в Гоцлар, а совершенно в другую сторону.
- Куда ты меня везешь? - встревожился Василий.
- Мы должны взорвать пещеру, но там охрана, а значит, нужно вооружиться. Резонно.
Еще несколько минут полета, и Старец завис в метре над землей. Василий был аккуратно извлечен из его удобного убежища и поставлен на песок, а сам Старец, приняв вертикальное положение, застыл, опираясь на многочисленные щупальца, выходившие из нижней части его стволообразного тела. Потом он сложил крылья и на извивающихся щупальцах двинулся вперед к виднеющейся невдалеке расселине.
- Ступай вперед, - приказал он Василию.- Там ты найдешь все, что тебе будет необходимо. Неуверенно хмыкнув, Василий, подпрыгивая, помчался вперед. Несмотря на ранний утренний час, песок уже раскалился, а Василий был босиком. Наконец, не в силах ступить дальше ни шага, он остановился, оторвал две полосы ткани и обмотал ими ступни. Теперь идти стало можно, хоть и неудобно. Еще полсотни шагов, и Василий вошел в расселину и понял, почему Старец не принес его прямо сюда. Сама расселина была достаточно большой, но скалы, поднимаясь на пару десятков метров, практически смыкались над головой. Тут всегда властвовали тени. Василий насторожился: в таких местах должно быть полным-полно различных змей. И тут же в голове у него раздался голос Старца:
- Иди, не бойся. В этой долине нет никаких ядовитых гадов, впрочем, и не ядовитых тоже. Василий прошел чуть вперед. Стены расселины расступились, образуя небольшую долину, из которой не было второго выхода - со всех сторон возвышались отвесные скалы. Еще пара шагов, и тут его глазам предстала зловещая картина.
На песке лежал мертвый басмач. Василий узнал его сразу. Хасан. Значит, как бы то ни было, за уничтожение банды галочку в послужном списке он уже имеет. Это хорошо. Он подошел к мертвому бандиту. Так вот где он нашел свою погибель. Судя по всему, его ударили копьем. Ему удалось скрыться от врагов, но смертельная рана сделала свое дело.
- Откуда ты узнал, что Хасан здесь погиб? - спросил Василий.
Старец вновь хмыкнул.
- Почему вы, люди, считаете, что другие существа столь же ограничены и беспомощны, как вы? Откуда берется такая наивность... Старец еще много говорил о превосходстве их расы над людьми, которых они сами создали для "грязной работы", но Василий старался его не слушать, приглушив голос внутри своего черепа, насколько возможно.
Василий не спеша снял с плеча мертвеца седельные сумки. В них не было ничего интересного, если не считать черных, судя по всему, выходных штанов. Они оказались велики размера на три, но Василий затянул пояс куском уздечки, после чего почувствовал себя много лучше. Бегать по пустыне с голой задницей было как-то непривычно. Он с большим удовольствием сменил бы и тунику на что-то более обычное. Но другой одежды в седельных сумках не нашлось, а раздевать мертвеца Василий не захотел. Приодевшись, оперуполномоченный перекусил сыром и черным хлебом, найденными в сумках Хасана, и запил все это теплой, чуть застоялой водой из фляги. Василий предпочел бы вино, но и воде был рад. После этого он взялся за инвентаризацию оружия.
Нельзя сказать, что оружия оказалось много: обрез, пистолет, сабля и кривой афгульский кинжал. Еще были какие-то документы. Их Василий, не глядя, переложил в карман новых штанов. Документы всегда пригодятся, только уж пусть с ними разбирается местное НКВД.
Проверив и перепроверив оружие, Василий повернулся к Старцу:
- В принципе я готов. Сколько, ты говоришь, там этих дикарей?
- С полсотни, а то и больше. Пыл Василия сразу угас.
- У меня патронов меньше, - уныло проговорил он.
- Что ж, тогда придется вспомнить молодость, - то ли вздохнул, то ли усмехнулся Старец. И потом добавил гораздо бодрее:- Как я понимаю, ты немного разбираешься в древней магии? Василий покачал головой. Нет, конечно, он умел изготавливать заговоренные пули, которые с легкостью разделывались с любой нечистью. Он знал с десяток защитных заклятий, умел ставить "силки" на оборотней, знал, как обращаться с простыми и энергетическими вампирами, но здесь, похоже, речь шла о чем-то большем. Об истинной, настоящей магии. Но тут в познаниях Василия была большая прореха, да и где ему было почерпнуть мудрость Древних? Не на рабфаке же! Его учитель - загадочный барон Фредерикс - и тот, если и знал что-то, то самые крохи.
- Это ничего, - наконец продолжил Старец.- Незнание ты сможешь заменить старанием и терпением... А для начала начерти на песке пентаграмму, потом оттащи на ее середину труп. Будем надеяться, он достаточно свежий. "Вот чего только мне сейчас не хватает, так это доброго урока некромантии", - подумал Василий. Однако, ничего не сказав, он выполнил все точно, как приказал Старец.
Потом он разорвал на ленты часть халата Хасана и запалил их, разложив по углам рисунка.
- Получится премерзко, - проворчал Старец. -Но, быть может, оно и к лучшему. Шустрые мертвецы нам не нужны. - А потом он затянул странную песню, то вздымая к небу ужасные щупальца, то опуская их к самой земле. Вскоре Василий заметил, что огоньки в тлеющей материи то вспыхивают, то притухают в такт этому ужасному песнопению. Решив, что лучше будет отвлечься и заняться чем-то полезным, Василий, скрестив ноги, уселся на песке, разложил перед собой тряпицу и начал в очередной раз разбирать и чистить пистолет Хасана. Когда он закончил очередную полировку деталей, его внимание привлек странный звук, похожий на хруст костей. Оторвавшись от своего занятия, Василий поднял голову и обмер.
Труп Хасана уже не лежал в середине пентаграммы, а стоял у ее края, словно ткнувшись в невидимую стену. А Старец продолжал монотонный нечеловеческий речитатив. Неожиданно труп дернулся, словно пытаясь просочиться через невидимую преграду, но та не пустила, и он снова замер, внимательно наблюдая за Василием. И взгляд этот совершенно не понравился оперуполномоченному. Было в нем что-то жуткое, плотоядное. Казалось, дай Хасану волю, и он набросится на Василия и разорвет его голыми руками. Тут Василий вспомнил мертвого дервиша - творение барона Фредерикса. В отличие от этого мертвеца, в том не было ни капли злобы. Дервиш был всего лишь игрушкой в руках колдуна, который управлял трупом, словно кукловод, дергающий за ниточки. А Хасан превратился в зомби совсем иного плана - в тварь, жаждущую крови и готовую разорвать любого, кто встанет у нее на пути. Может, именно в этом и заключалось различие между магией Древних и Старцев? Древние всего лишь использовали мир вокруг себя, заставляя его быть именно таким, как им удобно, а Старцы, творя колдовство, задействовали одну из струн души существа, которая подчиняла себе все прочие. "Тогда выходит, что Древние много ближе нам, чем Старцы", - подумал Василий, а потом отогнал эту мысль, как слишком незрелую. Во-первых, ее мог "услышать" его спаситель и обидеться, а во-вторых... Во-вторых, нельзя делать вывод на основании всего одного опыта. Тем более что Старец его спас...
Неожиданно песнопения Старца оборвались.
- Вот оружие и готово, - протянул он, поворачиваясь к Василию. По крайней мере, так посчитал сам Василий. У Старца не было лица, и при его симметричном строении практически невозможно было догадаться, где у него зад, а где перед.- Самое главное, что ни одна из тварей не успела пробраться во внутренний мир. - То есть? - удивился Василий.
- Эта тварь теперь бессмертна и, кроме того, крайне опасна. Уничтожить ее можно, только разрубив на куски. Каждый укус ее заразен. Человек, которого она ранит, менее чем через минуту превращается точно в такое же чудовище. Это как эпидемия. Мы отправим эту тварь сражаться с воинами, охраняющими пещеру, а сами все подготовим к взрыву. Василий кивнул:
- Ты считаешь, что она займет все их внимание, и они даже не посмотрят в нашу сторону?
- Главное, успеть с зарядами, пока они сражаются. Одну-то тварь я с легкостью усмирю, но десяток, а то и более... Еще раз повторю: главное, чтобы ни одна из этих тварей не попала во внутренний мир, иначе там может начаться настоящая эпидемия. - А как же Верхний мир? - удивился Василий.
- Верхнему миру ничего не грозит, - ответил Старец. - Мы в самом сердце Юго-Западных Каракумов. На то, чтобы пешком добраться до ближайшего жилья, понадобится не один месяц, а к тому времени солнце высушит мертвую плоть, и связывающие кости жилы рассыплются. Эти мертвецы умрут во второй раз, уже окончательно. Василий покачал головой, словно отгоняя плохие мысли. То, что предлагал Старец, ему определенно не нравилось.
- Итак, наш план?
- Я перенесу этого... мертвяка ко входу в пещеру, и пока он будет обращать слуг Ми-го "в свою веру", мы заберем динамит. Я перенесу его к самому входу, и дальше - трах-барабах! Василий кивнул. Конечно, план, который предусматривал наплодить полсотни зомби, его не слишком устраивал, но с двадцатью патронами на дикарей не попрешь, даже при его меткости и мощи Старца, туземцы порежут их на ленточки для бескозырок, просто задавив числом.
- Тогда в путь. Не стоит откладывать на завтра то, что можно выпить сегодня.
Старец вновь придвинулся к пентаграмме. Потом одно из его щупалец захлестнуло петлю на шее ожившего мертвеца и чуть приподняло его над землей. Мертвец, в свою очередь, оказался более прытким и гибким, чем можно было ожидать. Изогнувшись самым невероятным образом, он попытался схватить сдавливающее горло щупальце, но Старец был проворнее. Другое его щупальце ловким движением обвилось вокруг руки ожившего чудовища. Рывок, и рука оказалась вытянута перпендикулярно телу. Третья щупальце ухватило запястье второй руки, и мертвец повис, словно распятый. Мгновение он висел неподвижно, а потом начал извиваться, словно обезумев, но хватка Старца была крепкой. Лишь когда тварь, осознав собственное бессилие, немного успокоилась, Старец придал своему телу горизонтальное положение и загрузил Василия в одну из щелей туловища.
Очень медленно, изо всех сил барабаня по воздуху крыльями, он начал подниматься к вершинам утеса, потом застыл в воздухе и, вновь соскользнув назад к земле, высадил Василия.
- С таким грузом мне высоко не подняться. Выходи из расселины. Я поднимусь с мертвецом и опущусь по ту сторону утесов. Двоих мне на такую высоту не поднять. Василий понимающе кивнул. Конечно, Старец мог и врать, но оперуполномоченному ничего не оставалось, как поверить своему союзнику. В конце концов, он спас Василию жизнь, и предавать его сейчас Старцу не было никакого смысла.
Выбравшись на песок, Василий неспешно навязал на ноги полосы ткани - остатки своей туники - и неспешно отправился вдоль расселины, стараясь держаться в тени. К этому времени песок стал не просто обжигающе горячим. Василию казалось, что на нем можно жарить, как на раскаленной плите.
О чем он думал в этот момент? Сложно сказать. Мысли Василия, мелкие, словно колибри, кружились у него в голове. А потом ему неожиданно вспомнилась Катерина. Как она там, в далеком Р'льехе? Увидятся ли они снова? Впрочем, даже если увидятся, то не скоро. После теплого приема в НКВД Василий сомневался, что в ближайшее время его вновь отправят за пределы России.
Оказавшись на равнине, Василий огляделся. Старца нигде не было видно, он словно в воду канул. Тяжело вздохнув, Василий покрепче сжал обрез и уверенным шагом направился в сторону руин, тонкой полоской темнеющих на горизонте. Как бы оно ни было, чем раньше он доберется до пещеры, тем лучше. Пусть даже без Старца, пусть без патронов... Он что-нибудь придумает...
И тут его накрыла тень.
- Далеко собрался? - спросил его спаситель, плавно снижаясь.
Василий остановился, вздохнул:
- Ты не торопишься.
- Мертвец попался слишком бойкий, никак не угомонится. - А тебе-то что? Ты ведь не человек.
- Какая разница, - возразил Старец.- Или ты считаешь, что оживший мертвец нашего рода много лучше, чем твоего? В ответ Василий лишь головой покачал.
- Тогда хватит болтать. Я смогу удерживать эту тварь еще какое-то время, но не так долго. Старец спустился еще ниже, почти лег на песок, и Василий не без труда забрался в свое "кресло пассажира". Чуть приподнявшись над землей, не более чем на пару метров, Старец понесся назад, к руинам города. Весь полет занял не более получаса.
Уже у самых руин Старец начал набирать высоту. Его крылья трепетали с огромной скоростью. Видя, что его союзник выбивается из сил, Василий предложил:
- Может, мне лучше сойти? Выпусти зомби и возвращайся за мной.
- Нет, так не пойдет. Тогда нам придется отбивать взрывчатку у толпы живых трупов, а это занятие опасное и неблагодарное, - и Старец удвоил свои усилия.
Постепенно набирая высоту, они пролетели над руинами заставы, а потом совершенно неожиданно для Василия Старец разом отпустил все три щупальца, сжимавших ожившего мертвеца. Тот, болтая в воздухе руками и ногами, полетел к земле. Василий слышал отвратительный влажный чпок, когда тело ударилось о землю. В первый момент он решил, что план Старца провалился. От такого удара половина костей мертвеца должна была переломаться, но... нет. Полежав на земле с минуту, словно приходя в себя, мертвец поднялся и неуверенной, покачивающейся походкой побрел в сторону входа в пещеру.
- Куда это он? - спросил Василий.
- Эта тварь чует живых на большом расстоянии. По идее он должен был бы идти в нашу сторону, но скорее всего, он отлично понимает, что пока мы в воздухе, мы для него недосягаемы, а вот охрана у входа в Подземный мир... Что ж, отправимся следом. И приготовь свое оружие, мне почему-то кажется, что без пальбы не обойдется. Еще пара минут, и они увидели дикарей. Те столпились перед костром и, завидев Старца, стали потрясать копьями и выкрикивать в его адрес что-то неразборчивое - скорее всего, угрозы. Очевидно, они ждали его появления, хотя вряд ли догадывались о причине этого возвращения.
- Интересно, но почему-то я считал, что эти гады предпочитают нападать молча.
- Если не знают мощи противника. Но если очевидно, что противник слаб и малочислен, то почему бы не выразить радость от предвкушения победы? - Странная психология.
- Психика этих созданий исковеркана культурой Ми-го. Они относятся к людям, точно как мы, используя их себе во благо. - Я что-то не заметил, - проворчал Василий.
- По мне нельзя судить об остальных моих соотечественниках. Я, хоть и защищаю интересы своего рода, изгой, безумец для своего народа, который слишком много времени провел среди людей. - Среди людей? - удивился Василий.
- Не будем вдаваться в детали моего прошлого, - отрезал Старец.- Лучше сосредоточься. Нам предстоит нелегкая работа. - Уже пора?
- Подождем немного. Твои сородичи должны увлечься нашим "подарком". А пока... Ты хорошо обращаешься с оружием? - То есть?
- Ты мог бы отсюда убить их предводителя. Лишенные командира, они станут действовать хаотично. Василий прикинул расстояние.
- Можно попробовать.
Отложив в сторону обрез, он, чуть привстав с "кресла", взялся за рукоять нагана обеими руками. Командовал отрядом огромный воин с тупым, злобным лицом. Щеки и шея его были покрыты витиеватыми татуировками. Василий прицелился.
Бах! Пуля прошла мимо, а дикари разом взвыли, несколько копий полетело в сторону Старца, но он находился слишком высоко.
Василий прикусил губу.
Бах! Снова в молоко. Нет, расстояние было слишком большим, а приближаться к дикарям означало подвергать себя ненужной опасности. Василий в очередной раз попытался прицелиться, однако сделать это было довольно трудно. Вожак, понимая, что стреляют в него, но не попадают, просто сошел с ума. Он прыгал, скакал, то опускался на четвереньки, подобно дикому зверю, то подскакивал вверх, потрясая копьем и выкрикивая что-то во все горло, а то запрокидывал голову и начинал колотить себя кулаками в грудь.
В какой-то миг он попал на мушку. Василий затаил дыхание и дважды нажал на курок. Два выстрела слились в один звук. Сам Василий не понял, какая из пуль - первая или вторая - попала в цель. Да это было и не важно. Из правой глазницы вождя во все стороны брызнула кровь и костная крошка, смешанная с кусочками мозга. Последний раз взвыв, гигант повалился на землю.
- Не так плохо, - заметил Старец.- А вот и наш "друг". Из-за ближайшей груды камней показался труп Хасана. Дикари, все еще следившие за Старцем, пока не замечали нового врага.
- Ты бы хоть кинул ему клинок, - продолжал Старец.- А то он с голыми руками идет на копья. Смотреть больно. - Так ему же все равно, он мертвый.
- Только вот нам не все равно. И помни, чем больше жизней он заберет, тем больше наши шансы на успех. Василий так и не понял, иронизировал его союзник или нет. Впрочем, для выяснения отношений время было не самое подходящее. Мгновение он размышлял, что лучше потерять: саблю или нож, и в последний момент, остановившись на сабле, вытянул ее из-за пояса. С грустью посмотрев на украшенные драгоценностями ножны, он вынул клинок, выбросил ножны, а потом метнул саблю вниз, словно копье. Прицел оказался точен, а земное притяжение довершило дело. Сабля попала точно в тело Хасана, пробив его насквозь. На мгновение мертвец остановился, потом, словно слепой, вытянул руку, нашарил рукоять и выдернул клинок из своей грудной клетки, крутанул его, словно заправский джигит, и пошел дальше, но уже с оружием в руке.
Вот мертвеца заметили дикари. Размахивая копьями, они бросились на него, и началась свалка. Потом один из дикарей страшно взвыл...
- Хватит глазеть, - Старец развернулся и быстро полетел к самому входу в пещеру. -Там трое дикарей, разберись с ними, а я заложу взрывчатку. Впереди маячил гигантский черный зев пещеры. Чуть сбоку лежали обломки телеги, возле которых, взяв копья наизготовку, стояли три воина. Василий, резко вскинув револьвер, два раза выстрелил. Один из воинов упал.
Василий, качнувшись, выскользнул из своего "кресла" и спрыгнул на землю. Только спрыгнул он неудачно. Подвела раненая нога. Он-то и помнить забыл о своей ране, а тут словно раскаленная игла пронзила его тело. Упав на песок, Василий скривился от боли. Он посмотрел на ногу и увидел, как штанина темнеет, набухая темно-алым. Значит, рана снова открылась, и не помогли заверения Григория Арсеньевича. Нужно срочно перетянуть ногу жгутом, иначе он просто истечет кровью. Черт бы побрал эту рану!
И тут на него упала тень. Пожалуй, только она и спасла жизнь Василию. Один из туземцев был совсем рядом и уже занес копье, готовясь нанести смертоносный удар. Василий разрядил в него оба ствола. Он стрелял не целясь, навскидку, но с такого расстояния практически невозможно было промахнуться. Заряд буквально смел нападавшего, превратив его грудную клетку в кровавое месиво.
Однако оставался еще третий страж. Не спеша нападать, он начал медленно приближаться к Василию. Тот нацелил разряженный обрез на противника, пытаясь сообразить, что делать дальше? И револьвер, и обрез разряжены. И угораздило его выпалить дуплетом! Если он начнет перезаряжать оружие, туземец сразу бросится на него. А медлить было нельзя. Василий чувствовал, как вместе с кровью уходят в песок его силы. Что ж, единственным оружием, которое у него оставалось, был кривой афгульский нож.
Василий на мгновение зажмурился. "Придется рискнуть". С криком он швырнул обрез в своего противника. Тот с легкостью уклонился и метнулся к безоружному противнику. Василий качнулся в сторону, и копье глубоко ушло в песок на том месте, где он только что был. А в следующий миг кривой нож вонзился в живот туземца, распоров его от промежности до нижних ребер грудной клетки. На Василия хлынула кровь и склизкие внутренности дикаря. С большим трудом Василий увернулся от падающего тела.
С врагами покончено, но боль в ноге стала просто непереносимой. Потянувшись к поверженному врагу, Василий отодрал полосу материи от его туники и перетянул ногу повыше раны. Потом перезарядил револьвер. Слава богу, что тот не выскользнул у него во время падения. После чего он вновь вернулся к своей ране. Понимая, что время поджимает, он наложил на ногу еще один жгут, потом, используя копье, с трудом поднялся и застыл на здоровой ноге. Откуда-то из-за пригорка доносились отчаянные крики - дикари все еще не могли одолеть ожившего мертвеца... или наоборот... Впрочем, какая разница! Хуже было то, что Старца нигде не было видно.
"Бросил меня и улетел?" - пронеслось в голове Василия, но он тут же отогнал эту мысль. Какой смысл было Старцу бросать его? Он ведь мог просто не спасать Василия. А что до взрыва, то, судя по всему, Старец мог все это проделать и сам, только вот предпочитал, чтобы в этом участвовал человек. Это оставалось для Василия полной загадкой. И вряд ли в ближайшее время он получит на нее ответ. Однако в любом случае нужно было выбираться.
Василий ступил на раненую ногу. Боль была, но не такая уж сильная. Видно, он и в самом деле очень неудачно спрыгнул.
Опираясь на копье, как на посох, Василий сделал несколько шагов в сторону пещеры. Идти он мог, правда каждый шаг отдавался болью во всем теле. Наконец, окончательно осознав, что далеко ему не уйти, он позвал Старца, стараясь говорить достаточно громко и в то же время не кричать, чтобы не привлечь внимание кого-нибудь из тех, кто сражался за пригорком.
- Эй? Ты где?
- Да здесь я, не ори, подожди минутку... Скоро буду. Василию ничего не оставалось, как ждать, и, пожалуй, это было самое долгое ожидание в его жизни. Он стоял, сжимая револьвер, всем весом навалившись на вонзенное в песок копье, то и дело бросая косые взгляды за пригорок и ожидая, что в любой момент оттуда появится или толпа оживших мертвецов, или группа обозленных дикарей. У него еще был с десяток револьверных патронов, но он был не уверен, что справится, случись ему снова оказаться в переделке. И еще он очень хотел пить, а фляга с водой и сумка с продуктами остались у Старца. Раньше он жажды не испытывал, но сейчас... А солнце по-прежнему жгло невыносимо, и несмотря на то, что тело Василия каким-то образом оказалось невосприимчивым ни к жаре, ни к холоду, жажда за несколько секунд стала невыносимой.
Василию показалось, что прошла вечность, прежде чем из-за камней со стороны пещеры показался Старец. Он не летел, а передвигался на щупальцах, которые змеились по песку. И выглядел он... поистине устрашающе. Если бы он не спас ранее Василия и Василий не путешествовал на нем, словно в кабине комфортабельного самолета, то оперуполномоченный решил бы, что перед ним одно из самых ужасных чудовищ, порожденных этой вселенной. И только чуть позже Василий разглядел еще одну деталь. В одном из щупалец тварь держала катушку бикфордова шнура.
Перебросив катушку Василию, Старец протянул ему странный мешочек, с виду напоминающий кисет.
- Теперь твоя очередь. Василий, заткнув револьвер за пояс, вытряхнул содержимое мешочка себе на ладонь. Так и есть: огниво и трут. Грустно, но, похоже, этим предметам был не один десяток лет. Василий попытался выбить искру, но трут не занялся.
- Похоже, мы попали...
- Сможешь зажечь? Василий задумался, потом, присев на песок, высыпал на камень из кармана все патроны. Так и есть, у него было еще три патрона для обреза. Отлично. Срывая ногти, он начал разрывать картонные оболочки, выбрасывая дробь и высыпая порох на более-менее ровный камень.
- Поторопись, мертвецы закончили работу. Скоро мы станем их новой целью. Василий молча кивнул. Засыпав кончик бикфордова шнура щепоткой пороха, он слегка придавил его камнем. Потом встал и, нацелив револьвер на камень, выстрелил. Пуля, прежде чем уйти в сторону рикошетом, ударившись о камень, вышибла искру, порох полыхнул, бикфордов шнур заискрил, и огонек побежал куда-то, поблескивая среди камней.
- По-моему, пора уносить ноги.
Василий повернулся. К ним приближалось штук пять мертвых дикарей. Забрызганные кровью, они в смерти выглядели еще более отвратительно, чем при жизни. Василий вскинул револьвер и прострелил одному из них голову, но это ничуть не замедлило движения твари.
- Поторопись. Старец уже принял горизонтальное положение.
- Боюсь, у меня плохо с ногой. Тебе снова придется мне помочь.
Старец ментально фыркнул, если такое, конечно, возможно. Но Василий по-другому никак не смог истолковать этот звук.
- И как только такие хрупкие, кратко живущие существа смогли заполучить контроль над поверхностью планеты. Если только взяли числом, плодясь, как кролики... - Старец проворчал еще что-то столь же малоприятное в адрес человеческой расы, но Василий не слушал. Он наблюдал за приближающимися зомби.
Вот одно из щупальцев Старца обхватило его поперек туловища. Василий чувствовал, еще мгновение, и он окажется в "кресле пассажира", но чудовище медлило, а ожившие мертвецы подбирались все ближе. Шли они неспешно, раскачиваясь, словно тряпичные куклы, и лица их - лишенные выражения маски - казались вырезанными из темного дерева, а глаза - каплями застывшего стекла.
- Поднимай меня, чего ты тянешь? - взвыл Василий.
Но Старец словно оглох. Не в силах что-либо сделать, Василий вытянул руку и расстрелял в голову ближайшего мертвеца весь барабан, превратив ее в ком окровавленной плоти, но это ничуть не повлияло на движения чудовища. "Ну вот, теперь и я стану живым трупом", - пронеслось в голове Василия, и только в тот миг, когда до ближайшего мертвеца оставалось метра два, Старец неожиданно взмыл вверх и полетел в сторону пещеры. Зомби послушно последовали за ними.
- Ты что делаешь! - разозлился Василий. - Ты хочешь меня, или, точнее, нас обоих угробить. Нам надо в другую сторону! Там же сейчас рванет.
- Мы попробуем избежать взрыва, к тому же чем больше живых мертвых окажутся под обломками, тем лучше. Ты же не хочешь, чтобы по пустыне гуляли такие твари. - Ты уверил меня, что до обитаемых мест им будет не добраться.
- Это так, но в Гоцлар ведет много дорог, и на какой-то из них, сам того не подозревая, может оказаться одинокий путник. - Ты меня уговорил, - вздохнул Василий и откинулся на спинку "кресла". Впрочем, даже если он был бы не согласен со Старцем, сделать он ничего не мог. Теперь все зависело от этого древнего существа.
Еще несколько мгновений, и они оказались над пещерой. Тут движение Старца замедлилось, и они начали медленно подниматься все выше и выше.
- Стрельни в этих тварей пару раз, чтобы они нас не потеряли, - попросил Старец. -Не обязательно попадать в них, но если попадешь, будет неплохо. Василий вскинул револьвер. Разрядив очередной барабан, он лишь раз задел в плечо одну из тварей. У него еще оставалось пять патронов. Он хотел было выпустить их, но летун остановил его.
- Не стоит бесцельно тратить... - но довести до конца ментальное послание Старец не успел, потому что где-то внизу, в пещере, рванули три ящика динамита.
В первый миг Василию показалось, что кто-то огромным молотом врезал по брюху Старца, и они кувырком полетели по небу. Василий до боли в пальцах впился в "поручни" своего кресла, мысленно молясь, чтобы Старец не разжал щупальца. Сам бы Василий не удержался на скользком теле.
А потом все вокруг стало рушиться, проваливаться в неведомую бездну. Ушли вниз и холмы, и руины заставы Гоцлара. Грохот стоял такой, что у Василия заложило уши, а ветер, казалось, готов был швырнуть их на острые скалы. Отчаянно хлопая крыльями, Старец боролся с воздушными потоками, которые пытались сорвать его с неба. Сколько времени все это длилось? Василию показалось, несколько часов, на самом деле всего лишь несколько мгновений. И за эти мгновения долина у входа в пещеру, отделанную черным камнем, да и сама пещера перестали существовать. Когда пыльное облако чуть развеялось, стало видно, что во все стороны, насколько хватает глаз, простираются непроходимые завалы скал, перемежающиеся небольшими островками песчаных "полян". Дикий, безжизненный край.
Какое-то время Старец еще висел в воздухе над тем местом, где недавно был вход в подземный мир.
- Теперь мне нужно лишь доставить тебя назад к тому, что вы называете цивилизацией, и будем считать, что я отдал все долги. Василий кивнул. Он и понятия не имел, о чем "говорит" Старец, но подобный план действий его вполне устраивал.
- Если будем пролетать над оазисом Двойной скалы, то непременно остановись, - попросил Василий. - А то я весь перепачкался в этой... - тут он запнулся, не найдя нужного слова. Кровь туземца, которому он "вскрыл" брюшину, покрывала его с ног до головы, к тому же на нее налипли песок и пот, образовав весьма неприятную корку. Однако больше всего Василий боялся за рану на ноге. Как бы не случилось заражения крови. Один раз он едва не лишился руки, и только медицина Древних спасла его от гангрены.
Пока Василий рассматривал свои раны, стало темнеть.
- На ночь разобьем лагерь? - поинтересовался Василий.
- Нет, не стоит, - ответил Старец. -Я пока еще не устал... К тому же я предпочитаю как можно быстрее разделаться с этим долгом и вернуться к своим собратьям в подземный мир .
- Но ты же там вроде изгоя, к тому же вход туда завален.
Старец рассмеялся. По крайней мере, Василию так показалось.
- Неужели ты думаешь, что во внутренний мир ведет только одна тропа? К тому же, оказав услугу Древним, я смогу рискнуть обратиться к самому Йог-Сототу... Вполне возможно, что ключник миров сжалится над одиноким странником. Что же касается "изгоя", то лучше уж быть "изгоем" в своем племени, чем... Впрочем, это тебя не касается. - Но ведь ты обладаешь частью древних знаний. Ты мог бы помочь людям. Например, нашей молодой республике. Ты мог бы сделать столько добра...
- Один раз мои предки сделали добро людям, и результат... Люди подняли бунт, сражаясь против нас нашим же оружием. Они загнали нас в недра планеты, перейдя на сторону Древних. Что они выкинут теперь, открой мы для них новые уровни знаний? Уничтожат жизнь на поверхности планеты? Превратят иные миры в свалки нечистот, точно так же, как и свою родную планету? А может, они вновь попробуют создать сверхчеловека... Нет, все это не для меня. Сидеть в бункере и наблюдать, как рушится еще один мир, как вновь обретает свободу Шаб-Ниггурат, протягивая свои щупальца ядерного света через остекленевшие холмы... Василий далеко не все понял из речи Старца. Лишь одно он усвоил: Старец не собирается помогать СССР, а раз так, то и упоминать о Старце в отчете не стоит. Так о чем же тогда доложить начальству? Мотался по пустыне, искал Гоцлар - не нашел, зато уничтожена банда афгулов во главе со знаменитым Хасаном. А в доказательство документы, которые он забрал у мертвого бандита. Звезду героя ему за это, конечно, не дадут, но и ругать особо не станут. Послали агента, он выполнил задание... Да, и по приезде в Ленинград нужно всенепременно разобраться с икрой Ктулху. Ведь это совсем неплохо, как Григорий Арсеньевич, понимать все языки...
* * *
К утру они снизились у оазиса Двойной скалы.
Старцу это место не нравилось, но Василий настоял. И в самом деле, появляться в Коммунарске в таком виде было бы в высшей степени неосмотрительно. Такой внешний вид вызвал бы кучу вопросов.
Однако Старец то и дело начинал непроизвольно шипеть, словно настороженный кот.
- Тут были шогготы, - бормотал он.- Тут все провоняло мерзким запахом этих коварных предателей. Но никаких шогготов тут сейчас не было.
В лагере у оазиса все оставалось по-прежнему. Те же палатки, вещи на тех местах, где оставил их Василий, отправляясь по дороге в Гоцлар. Отыскав более-менее подходящую одежку в вещах ныне покойного гауптштурмфюрера Хека, Василий пошел к озерцу оазиса и хорошенько вымылся. Особенно тщательно он промыл рану на ноге. Она вроде бы снова затянулась, но на ногу ступать было больно.
Старец же, наблюдая за манипуляциями Василия, все время его подгонял, словно сам торопился куда-то. Однако Василий его не слушал. Не то чтобы он специально хотел позлить своего спасителя, но от того, в каком виде он прибудет в Коммунарск, зависело очень многое. Наконец, закончив свой туалет и хорошенько перебинтовав ногу, Василий дал знать Старцу, что готов отправиться дальше.
И через несколько мгновений он вновь сидел в своем "кресле", а Старец несся над пустыней, стараясь как можно быстрее улететь подальше от места, которое столь не нравилось ему.
В этот раз полет длился два дня.
Несколько раз Василий просил Старца снизиться, чтобы хоть чуть-чуть пройтись и справить нужду. Слава богу, что Василий, понимая, что не потащит запасы на своем горбу, захватил достаточное количество воды и пищи.
Тем не менее Старец становился все своенравнее. С каждым разом Василию требовалось все больше времени, чтобы уговорить его спуститься и передохнуть. Казалось, он хочет сбросить с плеч ношу, освободиться от Василия раз и навсегда и вновь стать врагом рода людского. Иначе Василий его поведение объяснить не мог.
Но вот, в конце второго дня, когда солнце уже спряталось за горизонтом, на севере показались странные огни.
В этот раз Старец снизился сам без всякой просьбы.
- Дальше ты пойдешь сам, - объявил он, высаживая щупальцем Василия на песок.
- Но до города еще километров пять, а у меня больная нога! - попытался возмутиться Василий.
- Послушай, человек, я и так сделал для тебя, твоего покровителя и Древних слишком много. Я спас тебя из лап Ми-го, расстроив их коварные замыслы. Я помог тебе запечатать вход во внутренний мир, я принес тебя на край обитаемых земель. Чего тебе еще надо?.. Сам доберешься до города, а если сдохнешь по дороге... в том моей вины нет... - И, не попрощавшись, он взмыл в темное небо, усеянное россыпями зажигающихся звезд.
- Помни, если понадобится, я тебе помогу! - крикнул вслед ему Василий, но Старец так и не ответил. Василий глубоко вздохнул. Вот и со Слугами Ктулху было то же самое. С одной стороны, они не питали к Василию ни малейшей симпатии, а с другой - под давлением обстоятельств вынуждены были помогать ему.
Еще раз вздохнув, Василий закинул за плечо вещевой мешок, поправил заткнутый за пояс револьвер, в котором оставались последние пять патронов, и медленно, морщась от боли, побрел в сторону огней.
По его расчетам, к полуночи он будет на месте.
Эпилог... или пролог?
Записки Григория Арсеньевича Фредерикса
Окончание
Думы о прошлом далеком
Мне навевают все сны.
Сердцем больным, одиноким
Рвусь я в те прежние дни.
Рвусь я в те прежние светлые дни.
А. Тимофеев.
"Дремлют плакучие ивы"
21 октября 1905 года
Вчера я совершил страшный грех и, поняв истинную причину его, жалею об этом. Но содеянного не воротишь, точно так же, как не поворотить реки вспять... Я вошел с оружием в Храм Господний и, когда мне заступили дорогу, - убил. Убил, не задумываясь, точно так, как убивал дикарей там, в пустыне.
Я долго думал, прежде чем решиться на этот шаг. Но я видел реальность искаженной. Видимо, всему причиной стала смерть полковника Авдеева. Именно события, которые последовали за этим, заставили меня принять столь необычное решение и довести дело до конца.
Причиной же всему послужила реакция общественности на смерть полковника. Естественно, я не стал записываться на прием к губернатору, чтобы рассказать о гибели отряда, посланного по следам экспроприаторов. Я послал анонимку, где подробно описал действия полковника, сражение с туземцами, а также дал координаты оазиса у Двойной скалы, где похоронил полковника. И что? Через день было объявлено, что полковник, отобрав деньги у бандитов, бежал с ними в Афганистан. Более мерзкой лжи я не читал. А ведь об этом было пропечатано и в "Южных Ведомостях", и в "Новостях Пржевальска".
После этого состоялось заседание суда, где полковник Авдеев официально был объявлен дезертиром и преступником, а соответственно все его состояние должно было перейти в собственность банка и губернатора для компенсации ущерба... и так далее, и тому подобное. Это была гнуснейшая клевета на бравого офицера, который до последнего выполнял свой долг! К тому же семья его оказалась выброшенной на улицу, без всяких средств.
В первый момент я хотел пойти к губернатору, попытаться объяснить, что произошла какая-то ошибка, что мое письмо было превратно истолковано. Но когда имя полковника предали анафеме! И кто? Церковники, держащие в заточении Старца - древнего бога, реального бога, которого можно пощупать, с которым можно поговорить, а не эфемерного мученика, который всем все прощает, в особенности при хороших пожертвованиях в храм Божий. И при этом они уверяли, что Бог един, а все остальные верования ложны.
Нет, я не атеист. Я верю в Высшую силу, верю в Судьбу и Христа, но... Христос наш Бог, и он всесилен только с точки зрения человека. И когда святой отец говорит, что иных богов не существует, он всего-навсего врет. Я спускался в подвал земной обители Бога и убедился в обратном. Нет, я ни в коем случае не призываю поклоняться иным богам, не хочу ввергать народ в пучины язычества. Но давайте посмотрим реально, если Старец существует, то зачем скрывать его существование? Справедливость нужна не там, в облаках, она нужна здесь и сейчас, и если подлецы, прикрываясь религией, творят мерзкие дела... Ведь не религия виновата в том, что ее служители стали комическими персонажами народных сказок, мерзавцами и стяжателями.
Я долго думал, долго боролся с собой, а потом в один прекрасный момент понял, что должен просто-напросто отомстить. Полковник и его солдаты спасли мне жизнь. Они погибли во имя веры в Империю, исполняя свой долг. И тогда я решил выпустить Старца.
Странный ход мыслей, не так ли? Какое отношение имеет полковник Авдеев к мертвому Богу? Но тогда мне казалось, что если я продемонстрирую всему миру, что они лжецы, то и доброе имя полковника мне удастся отстоять.
Вот я и отправился в церковь Святой Троицы. Никого не спрашивая, я спустился по лестницам, снося выстрелами засовы. Но прежде чем я погрузился в хитросплетение подземных ходов, дорогу мне заступил отец Павел. В свете керосиновой лампы я отлично видел его перекошенное лицо.
- Остановись, сын мой! Скажи, что ты задумал?
Я только усмехнулся. А он ужаснулся, прочитав решимость в моих глазах.
- Сын мой, заклинаю тебя, - продолжал священник. - Ты не должен делать этого. Ты...
Но я не дал ему договорить. Я был как одержимый, был полон решимости и больше всего боялся, что в какой-то момент дрогну и не смогу сотворить задуманного. Слов но в страшном сне, я поднял винчестер и, уперев ствол в грудь святого отца, надавил на курок. Грохот выстрела был подобен удару грома. Несчастного отшвырнуло, словно тряпичную куклу, а я шагнул вперед, переступив через труп. За что я его убил? Нет, правильнее спросить: почему? Не знаю. Я был одержим... Одержим Старцем, Гоцларом, охвачен ненавистью к законной власти, к лживым служителям церкви, к революционерам всех мастей...
И вот я снова оказался перед скованным Старцем.
- Я знал, что ты придешь снова, - прозвучало у меня в голове.
- Ты не мог знать этого, - возразил я на неведомом мне языке. - Просто сокровища Гоцлара оказались мне не по зубам.
- Я же говорил, в Древнем городе тебя ждет только смерть. Кто бы ни правил там ныне - мои соотечественники или Ми-го, они не подпустят людей к своим тайнам. - Но нас остановили не древние Боги, а орды дикарей - обычных человеческих существ.
- Что ж, Гоцлар снова жив... Я рад слышать об этом, но что касается людей... Сомневаюсь, что они правят Древним городом. Скорее всего, они лишь рабы - пушечное мясо для истинных владык. - Тем не менее погибло много достойных людей, и я вернулся ни с чем.
- Что ж, могу лишь напомнить, что предупреждал тебя. - Сделанного не изменишь... Ты знаешь, зачем я пришел сюда?
- Знаю, - ответило чудовище.- Но ты проделал напрасный путь и зря убил моего мучителя. Я не смогу тебе помочь, а если бы и мог, то не стал бы этого делать. - Почему?
- Потому что людям не нужны ни сокровища, ни тайны иных Богов. Люди на то и люди... Иначе они и в самом деле станут богами, и тогда этот мир не выдержит, вселенная развалится, словно карточный домик, если нарушится суть мироустройства. "Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку", - провозгласили ваши древние мудрецы, и были абсолютно правы... Но твое желание освободить меня - праведно само по себе. Ни одно живое существо не должно быть жертвой насилия - говорит ваша религия, и согласно ее догмам, я должен быть свободен. - Но я...
Старец остановил меня. Как он это сделал, я не понял, но он заставит меня замолчать, дав понять, что ему нужно время, чтобы все обдумать.
Мгновения тянулись годами. Мне казалось, вот-вот сзади вспыхнут многочисленные факелы, и огромная рассвирепевшая толпа ворвется в зал, чтобы отомстить за своего любимого батюшку и четвертовать меня, как ярого грешника. Но ничего подобного не происходило. А я так и стоял, сжимая в руках винчестер, перед скованным исполином - выходцем из иной эпохи.
Наконец после долгой паузы Старец продолжал:
- К сожалению, я не могу дать тебе то, чего ты так желаешь. Я не могу одарить тебя сокровищами и тайнами Гоцлара. Это - вне моей власти и желаний. К тому же, когда кровавая пелена спадет с твоих глаз, ты принесешь обеты, которые не позволят тебе воспользоваться ни тем, ни другим... - тут он опять сделал многозначительную паузу, словно стараясь еще больше привлечь мое внимание, хотя я и так весь был обращен в слух, с трепетом разглядывая ужасные формы этого совершенно чуждого человеку существа.- Я знаю, вашей стране предстоят тяжелые, кровавые испытания. Погибнет много достойных людей. Процесс уже запущен, и никто не сможет его остановить. Тем не менее... как джинн из восточной сказки, я предложу тебе исполнить три твоих желания. То есть ты освободишь меня, и при этом я исполню три желания. Я дам тебе частицу Искусства - той самой истинной, первородной магии, которая позволит тебе всегда с легкостью ощущать и выявлять колдовские составляющие в нашем реальном мире. Она позволит тебе изучать сложнейшие заклятия, интуитивно понимая их смысл, а не тупо заучивая, как поступает большинство людей, прикоснувшихся к древнему знанию и считающих себя колдунами и волшебниками. Ты будешь понимать "почему это происходит?",а вопрос "как это сделать?"станет для тебя вторичным... - Я согласен, - кивнул я Старцу. - Это достойный дар.
- Еще я наделю тебя необходимыми способностями для того, чтобы выжить в кровавом водовороте, надвигающемся на мир. Ты будешь мастером клинка и рукопашного боя. Тебе не будет равных в стрельбе. Нет, я не стану, да и не смогу сделать из тебя непобедимого героя. Всегда найдется тот, кто стреляет, фехтует и дерется лучше тебя, но в отличие от них, у тебя эти знания будут интуитивными, а не вновь приобретенными. Да, и еще, конечно, искусство дипломата. При необходимости, с помощью слов убеждения ты сможешь выкрутиться из любой безнадежной ситуации, доказав своим оппонентам, что черное есть белое, и наоборот. Тем самым я дам тебе шанс выжить, не пропав безвестно под колесами истории. - Я согласен, - вновь повторил я, и прежде чем Старец продолжил, добавил: - Ну а третье желание я оставлю на потом.
- На потом? - удивился плененный Бог.
- Да, - подтвердил я. - Ты сам сказал, что впереди тяжелые времена. Невозможно предсказать, что нас ожидает, так пусть у меня будет туз в рукаве. Ты будешь мне должен, и в тот миг, когда я попрошу тебя помочь мне, ты сделаешь необходимое.
Теперь настало время задуматься Старцу. Мне показалось, что молчание его будет длиться вечно. Я вновь замер, прислушиваясь. Но в подземных коридорах царила мертвая тишина.
- Хорошо, я согласен, - наконец ответствовал мне Старец.- Но ты сможешь призвать меня лишь один раз. Я - враг людям, точно также, как любой человек - враг моей расе, и, следовательно, когда я выполню твое третье желание, мы снова станем врагами. - Да будет так. - А теперь ты должен меня освободить. Я кивнул. Спустившись вниз по узкой, почти незаметной лесенке, я заложил крошечные кусочки динамита в основание цепей, вмурованных в стену.
- Я вырву цепи из стены, - объяснил я. - Ты станешь свободен, но оковы снимешь сам. - Ладно, - согласился Старец.- На самом деле, я и сам бы мог освободиться от цепей, если бы не... впрочем, об этом тебе незачем знать. - А теперь зажмурься. Я чиркнул спичкой и закурил сигарилью, специально прихваченную для этого случая. Несколько глубоких вдохов. Я закашлялся, но на кончике сигарильи теперь разгорелся ярко-красный уголек. После этого я поднес уголек к кончикам шнуров, вставленных в кусочки динамита, а потом отошел подальше.
Бум! Бум! - двойное эхо и вырванные из стены цепи упали на землю.
А потом... потом сами цепи зашевелились, вытянулись к потолку, словно живые щупальца, и стали постепенно наливаться алым светом. На черном металле проступили ярко-красные руны, чем-то похожие на древнеславянскую вязь. Я еще дальше отступил, прижался к холодной склизкой стене, впился в нее руками. Все, что было до этого, отступило перед страхом при виде истинного, не прикрытого ничем колдовства, здесь, в глубине земли, где по собственной воле я оказался один на один с древнейшим чудовищем-богом. По сравнению с этим зрелищем и демон в китайской гробнице, и тот, кого я призвал с помощью икринки Дагона, были лишь детскими фантазиями. Здесь сам воздух вибрировал от перенасытившего его колдовства...
А потом цепи стали рассыпаться искрящимися красными угольками. Несколько минут, и Старец был свободен.
- Что ж, ты выполнил свое обещание, жалкий человечишка, с помощью достижений науки своего никчемного рода ты разорвал колдовской круг. Теперь подойди и получи обещанное...
Но я не мог подойти. Меня сковал страх. Я не мог и шага ступить. В тот миг мне больше всего хотелось пасть на колени и молить у колосса неведомой мощи о спасении. Молить о том, чтобы он не тронул меня, клясться ему в вечной преданности... Но ничего этого я так и не сделал. Я был намертво скован страхом. Винчестер и лампа выпали из моих рук. Но в последних теперь не было необходимости. Теперь светились сами стены подземного зала. Медленно пульсируя, они испускали мягкий зеленоватый свет, отчего все вокруг казалось зыбким и призрачным.
Не знаю, то ли Старец понял, в каком состоянии я нахожусь, то ли он просто не хотел ждать, не желал хоть одну лишнюю минуту находиться в этом ужасном месте, но он вытянул пару щупалец. И только когда они приблизились ко мне почти вплотную, я увидел, что каждое из них заканчивается не присоской, а небольшой пастью с длинными, острыми, как иглы, зубами, на которых желтыми каплями поблескивал яд. Я хотел закричать от ужаса, но звуки комом застряли у меня в горле, а тело начала бить дрожь. И все это время я проклинал себя, проклинал за свой безумный замысел; за то, что убил священника, за то... Да впрочем, сейчас это уже не имеет значения.
Мгновение, и щупальца сошлись, охватив мою голову. Я чувствовал покалывание зубов-игл, яд твари разъедал мне кожу. Казалось, одно движение, и эти иглы пронзят мою плоть.
А потом в мой мозг хлынули образы. Не берусь описать, что я увидел, могу лишь сказать, что почти ничего не запомнил. Природа смилостивилась над моим разумом, и я лишился сознания...
Когда я пришел в себя, в зале никого не было. Старец исчез. Стены перестали мерцать. Я лежал в кругу желтого света лампы, сжимая в руке винчестер. Голова болела страшно, но я как-то по-другому видел мир... И только через несколько секунд я осознал: я видел в темноте. Видел в темноте! Мне не передать это ощущение, но окажись у меня в руках газета, я бы даже при погашенной лампе смог бы прочитать печатный текст.
Желая удостовериться, я притушил свет лампы, а потом и вовсе погасил ее. Да, я видел, видел в темноте.
Медленно, покачиваясь, словно боксер после хорошего нокаута, я встал и, опираясь на карабин, как на трость, поднялся на смотровую площадку и оттуда обвел взглядом древний зал. Теперь в нем не осталось ничего таинственного и загадочного. Обычный старый подвал с полусгнившей кирпичной кладкой. Колдовство, очарование этого места ушло, покинуло его навсегда. Передо мной была раковина, из которой вынули жемчужину. Пустая оболочка.
Повернувшись, я направился в темный лабиринт. Прошел мимо мертвого священника. И только тут до меня стало доходить, что же я сотворил. Я выпустил в мир демона, соблазнившись его дарами.
Однако долго размышлять об этом мне не дали.
Впереди засверкали огоньки. У поворота, переминаясь с ноги на ногу, толкались два солдата и толстый полицейский-городовой. Всем троим было не по себе, а городовой то и дело вытирал лоб клетчатым платком, зажатым в толстой ладошке. Заметив движение во тьме-то есть меня, - он вытянул вперед руку с наганом. Я отлично видел, как ходит ствол. В таком состоянии толстяк не смог бы попасть в меня, даже если очень захотел бы. Но я не стал экспериментировать. Инстинктивно вытянув вперед руку, я широко растопырил пальцы, и губы сами произнесли заклятие...
(На этом рукопись барона Григория Арсеньевича Фредерикса обрывается. Отдельно к дневнику приложен листок с точным описанием местонахождения пещеры у оазиса Двойной скалы и перевод текстов-загадок для прохождения ловушек на дороге в Гоцлар.) 1 "Slave" - "невольник, раб", "slav" - "славянин".
2 Черт возьми!(нем.) 3 Чтоб они провалились в тартарары!(нем.) 4 Понесший ущерб; тот, кому причинили вред.(турк.) 5 Неси, неси!(турк.) ---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
1
Автор
mila997
mila9971660   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Детективы
Просмотров
200
Размер файла
427 Кб
Теги
Лидин.Пески смерти
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа