close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Геном вечности

код для вставкиСкачать
Быть молодым и жить вечно – мечта каждого здравомыслящего человека. Но так уж предназначено, то ли судьбой, то ли матушкой-природой, - никому не дан сей дар вечности и молодости. Хотя кто знает, где кончается черта реального и начинается
ГЕНОМ ВЕЧНОСТИ
(ФАНТАСТИКА)
Глава 1
Дмитрий Соколов был не из тех людей, кто вечно жаловался на жизнь, но в такие моменты, как эти он больше всего походил на них. Хотя он не плакался на плече у друга или коллеги по работе, как это все время делал Игорь, его друг еще со школьной скамьи, но он мысленно нарекал на всю его судьбу. - Соколов, вы не только никудышный работник, но и беспринципный человек, - орал во все горло Павел Борисович Огоньков, ректор института, в котором Дима работал уже восемь лет. – Больше имя вашего отца не сможет прикрывать ваш зад. Я долго терпел вас в этом здании ради Николая Петровича, этого святого человека! Все время удивляюсь, как у такого гениального человека мог родиться такой безалаберный и безответственный сын, как вы. Вам должно быть стыдно, что вы так позорите вашего отца.
Дмитрий молчал. Его потухший взгляд говорил, что он находился не в этой комнате, а где-то далеко отсюда, где-то там, куда был запрещен вход для других, кроме него самого. - На этот раз имя вашего отца не сможет вас прикрыть, - продолжал Огоньков. – Вы позволили себе уж слишком многое в отношении студентки Анны Милосской. Надо было думать вот этим местом, - гневно сказал ректор, указав пальцем на голову, - а не этим местом, - указав ладонью место, что находилось ниже пояса. – Не только у вас есть влиятельный папа, Дмитрий! Господин Милосский занимает должность заместителя губернатора Санкт-Петербурга. Огоньков вышел из-за стола и подошел к Дмитрию. - Что вы молчите, Соколов? – спросил ректор. – Вас же не только выгонят из этого университета, вам будет закрыт доступ в любое учебное заведение. – Дмитрий улыбнулся. – Чему вы радуетесь? - Мне нечего вам сказать, - ответил Соколов. – Это все что вы хотели мне сообщить? Тогда я, пожалуй, пойду. – Он направился к выходу.
- Нет, это не все, что я хотел вам сказать. – Огоньков был жутко рассержен поведением провинившегося работника. – Куда вы направились, Соколов? Стойте! Вам это так не сойдет с рук! – кричал он в след выходившему из кабинета сотруднику. Дмитрия не остановили громкие слова ректора. Он тихо вышел, даже не закрыв за собой двери.
Возле ворот Дмитрию перекрыл путь шикарный, красный Mercedes Benz. Дверцы открылись и из них сперва показались туфельки на десятисантиметровых каблуках, затем самые длинные ноги, которые видел Дмитрий в своей жизни, а уже в конце его взору предстала самая красивая блондинка, какую он видал, в красном, коротеньком платьице, облегающем тело владелицы, словно вторая кожа. Дама ласково улыбнулась и захлопнула дверцы машины. - Димочка, котик, привет, - промурлыкала барышня, игриво прикоснувшись его руки. – Какой неожиданный и в тоже время приятный сюрприз! - Да уж, приятный! – буркнул Дмитрий, грубо убрав ручку дамочки со своего рукава. Он сразу не узнал эту персону non grata из-за ее пятиметрового слоя макияжа. Но, только услышав ее слащавый голосок, в его памяти всплыл образ невоспитанной, заносчивой студентки по имени Анна Милосская. – Было бы приятнее в сотни раз увидеть болотную жабу, чем тебя! - Димочка, зачем ты так со мной?! – надула губки белобрысая фифа. – Я ведь так готовилась к этой встречи с тобой. Целый час выбирала платье, потом еще полчаса делала макияж и прическу в салоне красоты. А ты так со мной плохо себя ведешь!
- Анна, я встречу, кажется, с тобой не назначал! – обозлился Дмитрий. – Так что нечего передо мной тут обиженную куклу разыгрывать! Кому из нас двоих надо обижаться так это только мне. Зачем ты наврала всем, что я тебя изнасиловал? Из-за твоей лжи меня вытурили из университета! - Прости, Димочка! – стала ныть Анна, вцепившись снова в рукав своей жертвы. – Я просто тогда так обезумела от твоих слов, что не понимала, что творю. Но ты не беспокойся, мой папуля все исправит. Вот, увидишь! - Анна, тебе сколько лет? - Двадцать, - быстро ответила девушка. - Может, тебе уже хватит все свои проблемы скидывать на отца! Хоть ты и выглядишь уже взрослой, но ведешь себя, как пятилетняя девочка. - Димочка, котик, почему мы ссоримся? – попыталась девушка помириться со своим якобы кавалером. – Давай все забудем, и ты лучше меня покатаешь на машине. А потом мы можем заехать в один очень милый ресторанчик на Кутузовском проспекте.… А потом ко мне… - при этих словах студентка соблазнительно лизнула язычком верхнюю, пухлую губку, давая понять Дмитрию, чего ей надо от него. Если бы не тот факт, что эта девица была его студенткой, и еще причиной его увольнения из университета, то Дмитрий, не раздумывая, запрыгнул бы с ней в ее автомобиль и увез бы ее туда, куда она умоляла его так страстно. - Анна, я тебе говорил это тогда, повторю это и еще раз, - сказал он, убрав ее теплую ручку со своего рукава. – Ты моя студентка.… Теперь бывшая… - Правильно. Наконец ты это сам признал. – Пошла в атаку девушка. - Значит, теперь мы можем быть вместе. Теперь тебя никакие ограничения не сдерживают.
- Анна, какая ирония судьбы! Даже после этого факта я не буду с тобой. - Почему? - Потому, что с таковой, как ты, не имеют серьезных, длительных отношений. - Почему?
- Потому, что на крашеных куклах не женятся.
Анна призадумалась, а Дмитрий воспользовался этим и вырвался от нее, ускорив шаг. - Сам ты крашеная кукла! – услышал он обиженный голос девушки, будучи уже на другой стороне улицы. Черный фургон стоял у обочины, мимо которого прошел Дмитрий, обдумывая дальнейшие планы на жизнь. Секунду спустя к нему подъехал мотоцикл. Его владелица была одета в кожаные штаны и куртку черного цвета. Сняв шлем, под которым прятались длинные каштановые волосы, она, прежде постучав, вошла в фургон. - Здравствуйте, мальчики! – поздоровалась девушка с двумя парнями в черных костюмах. – Неужели этот дипломированный ловелас и есть тем человеком, которого мы искали? - Да, - ответил парень с лысиной на голове. Другой парень тем временем был занят делом. Он что-то внимательно рассматривал на мониторе компьютера. Потом сняв наушники, он радостно воскликнул:
- Вот, смотрите! – На большом плазмином экране, который занимал четверть фургона, появилось изображение. Девушка внимательно стала смотреть записанные кадры. - Да, уж, сердцеед хренов! – съязвила она, отчего-то сильно расстроившись. - Я бы такую конфетку так прокатил! – объявил парень с волосами. – А он ее послал куда подальше! - Может он гомик или импотент? – предложила девушка. - Нет, ни то, ни другое, - запротестовал парень с лысой головой. - Откуда такая уверенность? – не сдавалась девушка.
- Недавно мы подслушали любовную прелюдию этого субъекта и его подружки. Они этим занимались в лифте. Было уже далеко за полночь. Девица так стонала, что я думал, она перебудит весь подъезд. - Кстати, меняет он женщин с невероятной скоростью, - добавил другой парень. – Ни с кем не встречался больше двух недель. И это при том, что живет он все еще с родителями. Они у него пенсионеры. Все время проводят в квартире. - Стало быть, он их оприходует в лифтах всего города! Прям какой-то маньяк-извращенец! - У него есть собственная квартира, о которой его родители даже и не ведают. Вот туда он и приводит своих красавиц!
- Странный тип! – призадумалась девушка. – А, кстати, сколько ему годиков от роду?
- Тридцать восемь, - ответил парень без волос. – Женат ни разу не был, детей тоже нету. - Интересно, почему он скрывает от родителей свою любовную берлогу? - Просто ты не видела его родителей. Они у него уникумы, как и он сам! Лифт открылся, и Дмитрий вышел на площадку. Не успел он прикоснуться к звонку, как двери квартиры открылись. Перед ним стоял его отец, человек он был тучный, которому перекатило далеко уже за семьдесят. Николай Петрович был явно не в настроении. Он молча пропустил сына в квартиру. Заперев двери, он сказал:
- Мы с мамой ждем тебя в гостиной. Бывший профессор исторических наук медленно вышел из коридора, оставив сына одного. Дмитрий снял ботинки и пошел следом за отцом. Его взору предстала очень трогательная картина. Мать Дмитрия лежала на диване с мокрой тряпочкой на лбу. В кресле напротив нее сидел его отец. - Как ты мог, Димитрий! – поднесла Инесса Павловна руку ко лбу, показывая, как она страдает. – Я и представить себе не могла, что ты на такое способен. Мы тебя с отцом так не воспитывали. Ой, мне плохо! – застонала женщина, схватившись за сердце. - Дорогая, тебе плохо? – спросил Николай Петрович, подбежав к супруге. – Я все-таки вызову врача. - Не надо, - ответила она. - Меня выгнали из университета, - сухо констатировал Дмитрий. – Кстати, с такой репутацией меня больше никуда не возьмут, даже в простую школу. Родители учеников не позволят, чтобы их родное чадо воспитывал учитель-насильник! - Ты так спокойно об этом говоришь, как будто ничего страшного не случилось! – возмутился Николай Петрович. - Надеюсь, вы не верите тем гадким сплетням о вашем единственном сыне? – спросил Дмитрий, поочередно посмотрев на обеих родителей. - Конечно, нет, - ответил его отец. – Только эта девица имеет очень влиятельного родителя! Даже я со своими связями не могу тебе помочь. - Мы так мечтали с твоим папой, чтобы ты пошел по его стопам, - сказала Инесса Павловна, - чтобы ты добился даже большего, чем Колинька. И теперь все, конец нашим мечтам! - Нет, дорогая, это еще не конец, - успокоил муж жену. – Дмитрий это натворил, он это и исправит! - Как это можно исправить? – не успокаивалась Инесса Павловна. - Наш Димочка жениться на этой Милосской. Инесса Павловна от неожиданности даже присела на диване, а Дмитрий был сильно удивлен, откуда отцу было известно об этом факте. - Пока ты спала, дорогая, - обратился Николай Петрович к супруге, - я встречался с отцом этой Анны Милосской. – Оказывается, его дочка безумно влюблена в нашего Диму, а он ею пренебрегает и отвергает, поэтому та вдалась на такие экстренные меры. Эта история будет замята и честное имя нашего сына будет восстановлено, если он жениться на этой девушке. - И что ты ответил на это предложение, Колинька? – полюбопытствовала женщина, сияя от счастья. - Сказал, что наша семья согласна, конечно. Свадьба состоится как можно быстрее. - Как замечательно! – обрадовалась Инесса Павловна. – Как все хорошо уладилось! Наконец-то наш Димитрий жениться и скоро подарит нам внуков! – Жена обняла мужа за плечи и поцеловала его в щеку. – Димочка, правда, как все замечательно сложилось?! – обратилась она к сыну. Только повернув голову в ту сторону, где еще минуту назад стоял их сын, она удивилась. Дмитрия не было в комнате. Глава 2
Листья опало с деревьев. Ноябрь начался дождями и утренними сумраками. Прохожие горожане кутались в теплые шарфы и варежки. Было уже около восьми часов вечера. Дмитрий бродил грустными улицами Москвы. Мимо него проходили уставшие люди, спешившие домой с работы. У всех были невеселые лица и, это еще больше угнетало Дмитрия. Он раздумывал о скоротечности жизни. Ему уже было почти сорок лет, а он так и не жил по-настоящему. Жестокая правда терзала ему сердце. Он был неудачник. Хотя многие так бы не сказали. Большинство его знакомых считали его счастливчиком и завидовали его жизни. Однако ему самому уже было так тошно от его якобы счастливой жизни, что уже не было сил так существовать. Он ненавидел свою работу преподавателя истории в университете и только работал там ради своих родителей, особенно отца. Они гордились им. Но эта скандальная история решила за него то, на что он никак не решался сам. Он не сожалел о случившемся. Но вместо того, чтобы радоваться, он впал в депрессию. Ведь его родители будут несчастливы от осознания того, что их сын так опозорил их перед соседями, знакомыми. На них падет такое пятно, от, которого не отмоются еще не меньше двух поколений Соколовых. Хотя вряд ли это поколения появиться на свет, потому что Дмитрий все никак не находил подходящую женщину на роль матери его детей и вряд ли найдет. Все те женщины, с которыми он имел дело и близко не походили на ту единственную девушку его мечты, которую он видел дважды во сне. Она была так прекрасна! Так идеальна! Но он столько ждал, столько ждал! А она все так и не явилась ему! Конечно, было безумием любить несуществующую девушку, но он ничего не мог с собой поделать. В каждой женщине он искал хотя бы малую долю сходства с девушкой из его снов, но так и не нашел. Самое худшее было то, что он не мог больше никого полюбить, никто не пробуждал в нем те чувства, которые пробуждала несуществующая девушка из сновидений. Вдали показался Бородинский мост. Дмитрий часто здесь гулял, когда ему было плохо. Он мог больше часа здесь стоять, всматриваться в реку и раздумывать о жестокости бытия. - Прикурить найдется? – спросил его прохожий человек, таких же лет, что и он сам. - Да, пожалуйста, - ответил Дмитрий, дав незнакомому мужчине спички. Пока мужчина прикуривал, Дмитрий смотрел на затуманенный мост. - Вот, возьмите, - услышал он голос незнакомца, который протянул ему спички. – Спасибо большое. - Оставьте себе, - ответил Дмитрий. – Мне они уже больше не нужны. - Бросаете курить? – спросил незнакомец. – Молодец! Я вот все ни как не могу. Ну, ладно, удачи вам. - Вам тоже.
Мужчина пошел в противоположную сторону, а Дмитрий направился к мосту. Дождь усилился, но Дмитрия это не остановило. Он подошел к поручням моста и стал всматриваться в темноту. Стук дождя об асфальт навевал страшную тоску, а колыхание воды манило в глубину бездны. Пустота в сердце и ужасное одиночество, или еще что-то неизвестное, толкнуло Дмитрия к радикальным мерам. Он выбросил пачку сигарет через мост в реку-Москву. - Да, я бросаю курить, - сказал он, вспомнив незнакомца. – Там уже не покуришь! – Эта фраза заставила его улыбнуться, но не изменила его решения. Дмитрий взобрался на поручни моста и уже был готов прыгнуть в бездну, как вдруг он услышал «нет», и чьи-то руки вцепились в его куртку, не дав упасть в пропасть. Однако потом Дмитрий все-таки ощутил падение об асфальт. Еще он почувствовал, что лежит на чем-то мягком и теплом. Открыв глаза, он увидел перед собой чьи-то удивленные глаза. Присмотревшись, он понял, что это лицо принадлежало женщине. - Спокойно, парень, - сказала девушка, находившаяся под его крепким телом. – Всем бывает хреново в этой жизни. Но не надо вдаваться к таким методам излечения депрессии. Ты же красив, молод, здоров! Надо только найти то, ради чего была бы охота жить. Пока девушка уговаривала самоубийцу отказаться от его ужасного решения, тот сам внимательно изучал свою спасительницу. Внезапно одна мысль пронзила его словно молния. Она! Это же была она. Та самая девушка из его снов – его истинная любовь! Дмитрий сглотнул, закрыв при том на минуту глаза. В голове мелькнула мысль, что он умер и очутился на небесах. Все-таки рай оказался действительно блаженством! Та единственная и неповторимая девушка его грез лежала под ним, в его крепких объятьях, что-то шепча ему на ухо. От такого райского наслаждения у него помутился рассудок. Он, убрав со лба прядь ее волос, прильнул к ее манящим губам. Дмитрий настолько растворился в этом жгучем и страстном соединении губ, что не заметил сопротивления девушки. Задыхаясь от нехватки воздуха и от боли, пронзившей его рот, он отстранился от девушки. Ощутив кровь на нижней губе, он понял, что это милое создание укусило его. - Наглец! – зашипела она, оттолкнув его в сторону. – Бабник хренов! Несколько секунд понадобились им, чтобы встать на ноги. - Негодяй! Лучше бы ты утонул в реке! Тогда ты себе такое не позволил бы! Дмитрий смотрел удивленно на девушку, с которой стекали капли грязной воды из лужи, в которую они упали. Волосы ее были также влажными от дождя. - Я разве не умер? – спросил озадаченно он. – Ты живая? – Дмитрий протянул руку к девушке, чтобы прикоснуться к ней и убедиться в его догадках. - Только еще раз посмей ко мне прикоснуться! – пригрозила девушка, сердито зарычав, словно дикая кошка. Она стряхнула ладошкой капли воды с кожаной куртки и добавила:
- Надеюсь, ты больше не полезешь через мост в реку, а то больше некому будет тебя спасать. Сказав эти слова, она бросилась бежать. Сообразив, что девушка его мечты убегает от него, он бросился бежать за ней. Добежав до конца моста, он увидел, что эта строптивая кошка запрыгнула на мотоцикл и умчалась прочь. Над аэропортом сгущались тучи. Но они не могли остановить самолеты. Те взлетали и летели по назначению. Люди в черных костюмах и солнечных очках суетились возле одного из ангаров. Они грузили огромные ящики в Боинг B757 F. Всем этим управлял Сергей Любецкий, по кличке Майор. - Быстрее, быстрее, - командовал он. – Вы здесь не арбузы грузите. Все должно быть готово к приезду Главной. - Майор, я лично прибыл, как только мне позвонили, - сообщил пилот самолета.
- Отлично, Игорь, - похлопал Любецкий коллегу по работе. – Иди, осмотри свою птичку. Может ей надо кое-какие перышки смазать. - А куда мы на этот раз летим? – спросил пилот. - Что за нездоровое любопытство?! - Ну, надо же ходьбы знать, сколько горючего заливать!
- Как всегда, полон бак, - ответил Любецкий. – А нужные канистры уже загрузили внутрь. Нечего тебе волноваться чужими проблемами. Ты свою работу знаешь. Так что нечего пихать свой нос, куда не следует. - Ладно, ладно, Майор. Не кипятись ты так! Игорь ушел в направление самолета, а Любецкий продолжил раздавать команды. Дмитрий проснулся от надоедливого звонка мобильного телефона. Открыв глаза, он ощутил ужасную боль в висках. От этого он молниеносно закрыл глаза обратно. Это действие привело к облегчению, но, однако мобильник продолжал трезвонить, этим нервируя Диму. Он, не открывая глаз, нащупал в кармане трезвонящий предмет.
- Алло! Что надо?! – грубо ответил Соколов, ответив на звонок. – Меня нет дома! Я улетел на Юпитер! Нечего мне звонить и меня искать! Не дав человеку на другой стороне и слова вставить, он выключил мобильник. Медленно открыв глаза, Дмитрий попытался припомнить, от чего он напился до такого ужасного состояния. Он никогда не злоупотреблял горячительными напитками, только изредка в кампании близких друзей. Что же такое страшное могло бы произойти, из-за чего он набрался до белой горячки? Ведь тот факт, что он целовал девушку своей мечты, нельзя не назвать галлюцинацией. Однако это было столь упоительно приятно, что он готов еще сотню раз мучиться от столь жуткого похмелья, чтобы испытать райское блаженство. Соколов встал с постели и медленно пошел в ванную, слегка пошатываясь в разные стороны. Он открыл кран и, набрав в ладоши холодной воды, брызнул ею себе в лицо. Посмотрев на себя в зеркало, он вдруг вспомнил реку и Бородинский мост. Неужели он пытался покончить жизнью? Дмитрий не мог никак понять: было это на самом деле или ему это приснилось. Не в состоянии решить эту головоломку, он решил отложить это дело до более подходящего момента. Прикоснувшись рукой к щеке, он ощутил жесткую щетину. Но браться за бритву он не спешил. Ему не нужно было идти на работу, родителей он пока не желал видеть так же, как и своих двух нынешних подруг. Так что ему не нужно было выглядеть сногсшибательно. Он вообще решил провести несколько дней дома, не отвечая ни на какие звонки. Только подумав об этом, как в квартире раздался звонок. Один человек мог знать его тайное убежище, его дядя Рома, родной брат его отца. Своих подруг он приводил по ночам, так что вряд ли они могли распознать улицу или номер подъезда. Им тогда было не до этого. Дмитрий подошел к двери и заглянул в глазок. Глава 3
Трехэтажная вилла вульгарно сияла яркими огнями, давая сразу всем понять, насколько был богат хозяин этого величественного особняка. Вокруг было настолько людно, что не было чем дышать, поэтому многие гости толпились не в помещении, а вокруг его стен, дыша свежим воздухом. На вечеринке Иннокентия Царина было все столь изумительным и изысканным, что никто не мог найти хотя бы малейшего изъяна, как в самом владельце виллы, так и во всем, что окружало гостей. Все приглашенные люди были избранными самым хозяином и были также сказочно богатыми, как и он сам. Откуда у Царина такие огромные статки точно ответить не мог никто. Одни говорили, что он унаследовал свое богатство от дальнего родственника, у которого не было прямых наследников, кроме внучатого племянника. Другие верили в то, что Царин сам заработал эти деньги очень нехорошим путем. Каким именно - также были разные мнения. Кто-то верил в то, что Царин торговал наркотиками, кто-то в его везение в азартных играх, другие твердили, что у него сеть борделей по всему миру, а еще были сторонники теории, якобы Иннокентий Царин заключил договор с самим дьяволом: несметные богатства взамен на его душу. Но слухи остаются слухами, а правду знал только сам Царин, а ее открывать он не спешил никому. - Господин, к вам посетительница, - сообщил дворецкий Царина, войдя в его кабинет, где он спрятался от надоедливых и шумных гостей. – Госпожа Арсеньева.
- Сама Арсеньева! – удивился Иннокентий, приподняв правую бровь. - Какие будут распоряжения?
- Пускай, конечно, - ответил тот.
Дворецкий вышел, а Царин встал из-за своего рабочего стола, чтобы поприветствовать столь величественную гостью. Пением этой великой артистки он восхищался с самого начала ее карьеры. - Дорогая Диночка, какая честь видеть вас лично в моем доме! - радушно поприветствовал хозяин свою гостью, когда та вошла в его кабинет. – Мои глаза никогда еще не видели столь изящной красоты! – Он галантно поцеловал даме руку, приглашая ее присесть на диване. - Ах, вы льстите мне, молодой человек! – сказала Арсеньева, сев на диване. – Моя настоящая красота уже увяла. Мне уже шестьдесят лет. - Это вы мне льстите. Ко мне уже нельзя обращаться, как к молодому человеку. Мне уже далеко за тридцать, мадам. А вы что в шестьдесят, что в тридцать, - разницы нету! Вы столь обворожительны, что я не могу отвести от вас глаз. И это не грубая лесть, а правда.
- Ах, Кеша, как приятно такое слышать от столь красивого и импозантного мужчины, как вы! – выпалила на одном дыхании Арсеньева. – Вы не против, если я буду вас так называть?
- Нисколько. Даже наоборот, обижусь, если вы это не сделаете. – Царин присел возле своей гостьи. - Вот, и чудненько! – воскликнула радостно Арсеньева, хлопнув три раза в ладоши. – Чувствую, мы найдем с вами общий язык.
- Непременно, Диночка. – Царин встал с дивана. – Какой я невежда! Забыл предложить такой прекрасной даме что-нибудь выпить! - Ах, ну, что вы! Такая мелочь! Не стоит себя так казнить из-за такой ерунды! - Нет, стоит. Это непростительная грубость и оплошность с моей стороны! Царин подошел к столу и поднял трубку телефона. - Василий, будьте столь любезным, принесите лучший напиток для госпожи Арсеньевой и меня, - попросил он дворецкого. - Кешенька, не надо было себя так утруждать! – закатила глаза великая артистка. – Я и без спиртного уже пьяна из-за вашего присутствия! - Диночка, еще никто не делал столь лестный мне комплимент! Вы - Богиня красноречия и учтивости! И мне стоило было себя так утруждать, чтобы услышать такие приятные слова из ваших уст, мадам! В двери постучали и затем они отворились. В кабинет вошел дворецкий с золотым подносом, инкрустированным бриллиантами, которые сияли, словно лучи солнца. На нем стояла бутылка изысканного коньяка с двумя бокалами, столь тонкой ручной работы, что они казались какими-то неземными, божественными. - Спасибо, Василий, - поблагодарил Царин старого слугу, который поставил содержимое подноса на столик возле дивана, на котором сидела гостья. Дворецкий медленной, но галантной походкой вышел из кабинета, закрыв за собой двери. - Кстати, мой дворецкий Василий, который только что вышел, в вас влюблен без ума, - поведал Царин своей гостье, разливая царский напиток в бокалы. – Только не говорите ему, что я выдал его тайну, да еще вам. - Почему же он мне даже слова не сказал? – удивилась Арсеньева, принимая бокал из рук Царина. - А что бы он вам мог сказать? Госпожа Арсеньева, я вас люблю? И что бы вы ответили, мадам, бедному несчастному влюбленному?
- Да, вы, Кеша, конечно, правы. Ничего хорошего из этого бы не получилось. - Я уверен, что в последние минуты своей жизни Василий будет вспоминать встречу с вами, госпожа Арсеньева, - грустно подытожил Царин. – А вы уже забудете о нем, как только переступите порог моего кабинета. Вас окружат снова ваши воздыхатели и поклонники, и вы больше никогда не вспомните о бедном дворецком господина Царина, который вас любил, любит и будет любить до последней минуты своей жизни. - Как это все грустно! Давайте, не будем больше говорить о разбитых сердцах, - предложила Арсеньева. - Хорошо, - согласился Царин, взяв свой бокал. – Давайте выпьем за счастливую любовь, и главное, взаимную!
- Замечательный тост! За это и выпьем! Арсеньева и Царин неспешно пригубили немного коньяка. - Какой изумительный вкус и аромат! – восхитилась женщина после первого глотка. - Столь сказочный напиток я никогда еще не пила! А перепробовала я немало коньяков! Можете мне поверить на слово.
- Не сомневаюсь, - улыбнулся кошачьей улыбкой Царин.
- Не подумайте, что я злоупотребляю спиртным, Кеша, - попыталась выправить свою оплошность Арсеньева. – Я просто…
- Я имел в виду, что не сомневаюсь в том, что вы никогда не пили столь божественного напитка, чем этот. Арсеньева снова сделала глоток и, закрыв глаза, сладко промурлыкала. - А что вы скажете после второго глотка, мадам Арсеньева? – спросил Иннокентий, любуясь обворожительной женщиной. - После такого не жалко и умереть! – ответила тихим обмяклым голосом Дина.
После слов женщины Царин также сделал несколько глотков. - Вы это хотели услышать? – задала вопрос Арсеньева, сделав еще один глоток. - Именно это я и ожидал услышать. - Как называется этот коньяк? Где он выпускается? – потребовала Арсеньева.
- Называется он «Сладкое мгновение», - ответил Царин, пригубив еще немного коньяка. – А изготовляется оно, точнее изготовлялось в одном городке, которого сейчас уже нету. - Что, значит, нету?! – встревожилась Арсеньева. - То и значит, что нет городка - нет и «Сладкого мгновения». - Как?! Не может этого быть! - Как это звучит не прискорбно, но рецепт этого коньяка сгорел вместе с городком, в котором его изготовляли, - закончил Царин. Арсеньева откинулась на спинку дивана, положив руку себе на лоб, пребывая в отчаянии. - Но вы не волнуйтесь, Диночка, - стал ее успокаивать Иннокентий. – У меня еще осталось немного. Женщина посмотрела грустными, почти несчастными глазами на полупустую бутылку коньяка и от увиденного схватилась за сердце. - Как мало радости от денег, если ты не можешь на них получить то, чего желаешь больше всего в жизни! – простонала Арсеньева. - Не волнуйтесь вы так, Диночка. У меня для вас есть подарок. - Ах вы, негодный мальчишка! – стала причитать Арсеньева. – Сделали меня на миг самой счастливой женщиной в мире! И так же легко оставили меня несчастной на всю оставшуюся мне жизнь!
Царин встал с дивана, взял трубку и сказал пару слов на непонятном для Арсеньевой языке. Через три минуты в кабинет постучали.
- Войдите, - разрешил хозяин дома.
Двери открылись и в кабинет вошли два мужчины в служебной форме. Они поставили огромный ящик посередине комнаты и также молча вышли. - Это вам, моя госпожа, - сообщил нежным голосом Царин. – Взгляните, пожалуйста, и я, уверен, что на вашем личике опять засияет яркая улыбка. Арсеньева послушалась мужчину, чтобы того не обижать. Она была уверена, что его подарок не сделает ее счастливой. Но когда увидела ящик, полон бутылок, ее сердце на миг оттаяло. Ее вдруг осенила мысль, что это может быть коньяк, о котором она уже и не мечтала. - Сорок бутылей «Сладкого мгновения» на каждый ваш день рождения, мадам Арсеньева, - сказал ласково Царин. – И пусть в тот момент, когда вы будете его пить, вы будете вспоминать меня.
- О, Кеша! – простонала радостно женщина, не веря своему счастью. – Что я могу для вас сделать, мой мальчик?! Просите, что хотите, я все для вас сделаю. - Просто будьте счастливы, мадам. И хоть изредка вспоминайте обо мне и о моем дворецком Василии. Глава 4
- Кеша, у меня к вам есть еще одна просьба, - очень осторожно молвила Арсеньева.
Было видно, что она волновалась. Хотя по внешнему виду это никак не выражалось. Она была столь искусной актрисой, что на ее лице это нигде не было написано. Наоборот внешне она была одно спокойствие.
- Только вот не знаю, с чего начать.
- Мадам, а вы начните с самого главного, - предложил ей Царин.
Арсеньева встала с дивана и подошла к окну. Она долго над чем-то раздумывала, решалась – говорить или не говорить. - Дорогой мой мальчик, если бы вы встретились со мной лет так тридцать назад, я уверена, вы бы в меня влюбились, - после долгих раздумий молвила Арсеньева.
- Диночка, дорогая, я и так…
- Не надо говорить, что вы влюбились в старуху! – Арсеньева повернулась к хозяину дома лицом. – Каковой я сейчас являюсь! Хватит лести! От вас, мой мальчик, я ее не потерплю! Мне хватает тех ухажеров, якобы в меня влюбленных. Дина повернулась опять к окну, всматриваясь в голубое небо, на котором не было видно ни облачка. - В молодости я была красавицей, какую было не сыскать в те годы нигде в целом мире, - грустно и радостно сказала женщина. – И я бы отдала все на свете, чтобы вернуть дни молодости. - И чем именно вы готовы ради этого пожертвовать, мадам? – спросил Царин. - Всем, - ответила Арсеньева после минутного раздумья. – Даже славой, сценой.
Женщина отвернулась от окна и подошла к ящику с бутылками коньяка.
- Я даже пожертвую этим божественным напитком, - сказала она. – Хотя я прикипела к нему всей душой. Арсеньева подошла к Царину и села рядом с ним на диване. - Слава – это как наркотик! Раз на него подсел – больше с него не слезешь! Поклонники, фанфары, яркие огни, толпы фанатов, вечно гоняющиеся за мною журналисты, самые красивые и желанные мужчины у моих ног и не только у моих ног, а и у моей постели, вечно льющееся шампанское, тонны красной и черной икры, разные подарки, цены которым нет, ночные тусовки и вечеринки, сотни шкафов с шикарными платьями и туфлями.… Это с одной стороны. А с другой стороны – страшные завистники, самые злобные враги, коварные друзья, попросту желающие нажиться от дружбы или знакомства со мною, сплетники, плетущие за моей спиною паутину лжи, в которую впутывают меня с ног до головы…. А что самое грустное – отсутствие любви! - Диночка, не может такого быть, чтобы вас не любили! – удивился Царин. – Ведь даже я вас люблю после несколько часов знакомства с вами. Что же говорить о ваших кавалерах! Они, наверное, ползают у ваших ног, вымаливая вашего внимания и любви. - Все это так, Кешенька, но я говорю о любви взаимной, - грустно молвила Арсеньева. - Такой, о которой пишут в книжках, поют в песнях, рисуют на холстах. Ради такой любви не жалко и умереть! Были несколько мужчин, которые меня любили по-настоящему, я это чувствовала, но которых, к сожалению, я не любила. Или это божье наказание или судьба такая жестокая – лишить меня сердца! - Как это? – не понял Царин. – Что вы имеете в виду?
- Может, я бессердечная или бесчувственная?! - Нет, мадам, что вы. У вас столько тепла и доброты, что вас невозможно не любить. - Царин взял руку женщину и нежно прикоснулся губами к ее ладошки в теплом поцелуе. – Вы само совершенство! Диночка, вы созданы, чтобы вас любили и боготворили!
Арсеньева расплакалась. Царин очень бережно прижал ее к своей груди, поглаживая ее по спине, успокаивая ее нежными и приободряющими словами. - Кешенька, к большому моему несчастью и несчастью тех мужчин, которые меня любили и еще любят, у меня не было настоящих искренних чувств. Вы же понимаете, о чем я сейчас толкую? - Да, конечно.
Арсеньева высвободилась из дружеских объятий Царина.
- Я имею, в виду, такую любовь, которая заставляет тебя мчать сквозь бури и ураганы, сквозь годы и расстояние, ждать годами, утратив всякую надежду, но все же верить слепо на встречу с тем, кто послан тебе небесами, с тем, кого ты чувствуешь каждой клеточкой своего тела и всеми фибрами души. - Да, я понимаю, о чем вы говорите, мадам. - Вы кого-то любили, Кеша, ради кого готовы пожертвовать всем? - Да, любил, люблю и буду любить, хотя ее больше нету с нами в этом мире, - грустно молвил Царин. При этом его глаза потускнели, а лицо приобрело мрачный вид. - Разве ваша жена умерла? – удивилась Арсеньева.
- Да, много лет назад. Я не люблю об этом говорить, потому что это мучит меня изнутри, будто кто-то или что-то режет меня ножами медленно и страшно болезненно. - Но мне говорили, что вы сейчас женаты. Вот, сплетники! Вруны! - Я действительно женат, - ответил неохотно Царин. - А мне не говорили, что вы были дважды женаты! - Ну, и хорошо. Надеюсь, что и вы никому не расскажете об этом, мадам.
- Можете, даже не сомневаться, молодой человек. - Мне ее не хватает до жути, - с резкой болью в голосе добавил Царин. – Она была для меня всем! Арсеньева видела, как воспоминание об этой женщине мучили Царина, поэтому решила перевести тему разговора, чтобы его как-то отвлечь от столь болезненных мыслей. - А мне вот не приходилось никого любить. И это терзает мое сердце, словно рой диких пчел, жалящих его ежеминутно, ежесекундно. Я даже создала себе образ человека, которого я люблю, которому дарю всю себя до последней клеточки. Но в реальном-то мире нету такого человека! Нету! Дина вытерла слезинку, скатившуюся по ее щеке.
- Имея все в этом мире, что только может пожелать нормальный человек, я не имею ничего! – подытожила грустно Арсеньева. - К огромному нашему сожалению, Диночка, мы не властны над судьбами. Я когда-то так же, как и вы, считал, что могу в этом мире все, имея богатство, но потеряв ее, я осознал, насколько я ничтожен и бессилен. Кто-то там выше облаков показал мне, кто правит миром на самом деле! – Царин указал рукою вверх. – Можно сказать, поставил меня на место. А то я был возомнил, что не хуже его, а даже выше! Какая наивность! Есть все-таки в мире нашем грешном такие желания, какие не купишь на деньги. - Кеша, а я все-таки верю, что встречу свою любовь, - сказала Арсеньева, и глаза ее заблестели. – И в этом, надеюсь, поможете мне вы.
- Я? – удивился Царин. – Как? Я же только что вам рассказал, что я не Бог. Как я вам смогу помочь? У меня для этого нету столько возможностей, чтобы воплотить вашу мечту в реальность. - А я слышала от других людей, что вы обладаете все-таки такими возможностями, которые не даны всем другим. - Интересно, интересно! – сыграл дурачка Царин. Он догадался сразу, о чем пойдет речь. Только вот он не знал, откуда у Арсеньевой эта информация. Кто ее посвятил в тайны братства молодости? Ему нужно было это осторожно выяснить. - Какие же возможности есть у меня, которых нет у других?
- Меня послал к вам Алекс, - ответила дама, внимательно изучая его реакцию. Царин также внимательно изучал женщину. Он хотел уловить в ее чертах, что-то такое, что расскажет ему – блефует она или нет. Алекс был его правой рукой. Он доверял ему, как самому себе. Этот человек никогда бы его не предал. - Алекс сказал, что вы меня поймете, - продолжила женщина. – Еще он сказал, что вы сделаете все возможное, чтобы мне помочь.
- Какой пароль он вам передал, мадам? – спросил Царин. - Сейчас вспомню, - задумалась Арсеньева минуты три. – Нету никакого пароля, гражданин Царин.
- Правильно, - согласился он.
Царин встал и подошел к столу. Сев в черное кожаное кресло, он открыл тумбочку и вытащил оттуда папку. - Кеша, если вы мне поможете, я вас щедро отблагодарю, - сказала быстро Арсеньева, к которой подкрался страх, что Царин собирается ей отказать. – Я свое слово держу. Можете не сомневаться. У меня с собой есть чековая книжка, и я готова прямо сейчас вписать туда сумму, которую вы запросите. Я же понимаю, что вам нужны средства, чтобы содержать охрану, врачей-экспериментаторов, лабораторию и многое другое, о чем я точно не знаю. И я готова за это заплатить. - А вы готовы стать одним из нас? – спросил вдруг Царин.
- Что? – не поняла Арсеньева.
- Вы готовы, мадам, стать членом братства молодости? – продолжил допрос Иннокентий. - Да, готова, - быстро согласилась дама. - А вы знаете, что требует наш статут? - Нет, но я готова сделать все, что вы от меня потребуете.
- Мы ничего не требуем, мадам, - обиделся Царин, перелистывая бумаги. – Мы никого не заставляем идти в наше общество. Наши братья и сестры делают все добровольно, по их собственной воле. К нам очень трудно попасть, а выйти вообще невозможно. - Я готова к этому, Кеша. - Вы знаете, что вам придется расстаться со сценой, с вашими фанатами, ухажерами, известностью? – задал вопрос Царин, отложив один лист бумаги в сторону. Арсеньева призадумалась. Иннокентий очень внимательно изучал черты ее лица, и пытался понять, о чем она сейчас думает. Что она выберет? Вечную жизнь или славу? - Алекс говорил мне, что придется многим пожертвовать, - начала Арсеньева. – Но как я говорила вам, мой мальчик, я готова пожертвовать ради этого многим, даже сценой. И так мне петь осталось еще немного лет. Очень сомневаюсь, что в восемьдесят меня будут любить также пылко, как и сейчас. Так что я немногое теряю. - Вам придется инсценировать вашу смерть и организовать собственные похороны, - сказал Царин, внимательно изучая Арсеньеву. – После этого вы будете жить вечность под другим именем. Вас это не пугает, мадам? Вам придется отказаться от всех ваших прежних знакомых и близких вам людей, наблюдать издалека на скоротечность их жизни, видеть их смерть, и потом дальше жить без них. Вы готовы к этому, Дина?
- Да, готова, - ответила спокойным голосом Арсеньева. – У меня и так никого нет. Я одинока в своей славе и богатстве. - Еще один вопрос и тогда вы сможете присоединиться к братству молодости.
- Спрашивайте, - сказала дама. - Какая у вас группа крови? - А какое это имеет значение? – удивилась Арсеньева.
- Большое!
- Вторая.
- А какой резус? - Что? – не поняла женщина.
- Резус какой – положительный или отрицательный?
- Положительный, - ответила она. Глава 5
Иван Соколов сидел за своим рабочим столом и работал над рукописью, материал для, которой он собирал всю свою сознательную жизнь. Вдруг раздался звонок. Отложив очки в сторону, он не спеша открыл двери. - Коля?! – удивился Иван появлению своего старшего брата, которого он не видел уже много лет, хотя они и жили в одном городе. Николай вошел в квартиру брата так быстро, что тот даже не успел пригласить его войти. Иван закрыл двери и пошел вслед за братом. - Где он? – резко спросил старший Соколов, осматривая однокомнатную квартиру своего близкого родственника. - И тебе привет, братишка! – Вместо ответа сказал Иван. – Давно не виделись. А ты постарел! - Да и тебя время не пощадило!
- Да время еще та сука! Никого не щадит! – задумчиво молвил младший Соколов. - О том, как мы жили все эти годы, поговорим потом, если захочешь, - резко сказал Николай. – Хотя я и так знаю, как ты провел все эти годы… - Николай обвел глазами комнату, давая брату понять, о чем тот думает. – Сейчас меня волнует только мой сын!
- Дима? А что с ним? – обеспокоенно спросил Иван. – С ним что-то случилось?
- Ты как будто не знаешь! Не притворяйся дурачком! – Обозлился Николай. – Где ты его прячешь? - Кого? Диму? – не понимая, о чем говорит брат, Иван пошел следом за ним. Николай поочередно осмотрел ванную комнату, кухню, заглянул во все шкафы в квартире. От того, что его сына здесь не было, он сел на диван и схватился руками за голову. - Я знаю, что Дима не прекращал с тобой общаться, - тихо сказал Николай. Иван молчал. – Мы с ним вчера немного повздорили. Он не пришел ночевать. На звонки телефонные не отвечает.
- Из-за чего-то хоть поссорились? – поинтересовался Иван. – Наверное, снова учили Диму, как надо жить? - Мы с Инессой только хотим, чтобы он был счастлив.
- Может, у него другое представление о счастье. - Наверное, такое же, как у тебя. И что хорошего в таком счастье? Ни детей, ни семьи, ни карьеры! Я не хочу такого для своего единственного сына. Посмотри, до чего ты докатился, Ваня! Ты же был лучшим специалистом в области истории! Тебя ждала слава не только в России, но и за рубежом! А ты все променял на то, чтобы заниматься.… Как ты там тогда говорил? А вспомнил! Делом всей твоей жизни! Только вот, что ты имеешь от этого дела? Что ты молчишь, братик?! Да это из-за тебя тогда у отца случился сердечный приступ! Это ты виноват в его преждевременной смерти! Дмитрий вышел из самолета. Еще два назад он не смог бы себе даже представить, что вот так будет близок к своей мечте. Когда в двери позвонил незнакомец, Дмитрий поначалу не хотел даже открывать двери, но что-то внутри ему подсказало, что это его судьба стучится в двери и он не должен от нее отказываться. Соколов без промедления согласился на предложение незнакомца, ведь ему не было что терять. Родителям он отослал сообщение на мобильный телефон, что уезжает на некоторое время, чтобы решить, как дальше жить. - Дмитрий, вот мы и прилетели, - сказал Алекс, хлопнув его по плечу. – Ну, так что? Ты еще не жалеешь о своем решении? - Нет, не жалею, - ответил Соколов. - Тогда по машинам! Нам еще предстоит два часа трястись по этим диким ухабам. Алекс оставил Диму и подошел к Любецкому. - Смотри, чтобы ребята осторожно разгрузили самолет и также бережно все перетащили в фургоны, - распорядился он.
- Конечно, шеф, - ответил Сергей. – Все будет пучком. О чем базар! - И еще одна к тебе личная просьба.
- Да-да, конечно! Для вас, шеф, я на все готов. - Не надо, пожалуйста, вот так вульгарно изъясняться при Главной. Она этого не любит. И еще называй меня Алексей Сергеевич при ней.
- Как пожелаете, шеф.
- Дима, пошли, - обратился Алекс к Соколову, - нас ждет машина. Они спустились по трапу и сели в джип. Шофер завел мотор и машина тронулась. - Ты так и не спросил меня за всю дорогу о своем гонораре. Разве тебе не интересно?
- Меня не волнует материальная сторона в этом деле, - ответил Дима. – Еще со школьной скамьи я загорелся этой идеей. Я ею жил все эти годы. Это стало моей главной целью в жизни. И вот теперь я так близок к своей мечте!
- Ты действительно фанатик своего дела. Это хорошо. Это очень-очень даже хорошо! Ты главное делай свою работу, а о финансовой стороне не волнуйся. После этой экспедиции ты вернешься в Москву богатым человеком. Очень богатым! Соколов был поражен, насколько хорошо была организована экспедиция. Столько много специалистов было залучено. Столько много техники было предоставлено для пользования этим специалистам. Здесь были известные всему миру гении во многих отраслях науки. Они разговаривали на разных языках. Поэтому для общего понимания у каждого был свой личный переводчик. Каждый имел свою личную палатку, в которой была небольшая переносная кровать, коврик на полу, большой сундук для личных вещей, маленький столик со стулом, лампой и ноутбуком, самой новейшей разработки, а самое главное в таких погодных условиях - это обогреватель. - Ну, как тебе твое пристанище? – спросил Алекс, когда вошел в палатку Дмитрия. – Я вижу, ты уже немного обосновался здесь. - Немножко, - ответил Дима, выкладывая свои личные вещи из чемодана в сундук. - Какое твое первое впечатление от всего этого? - Если честно, Алекс, - начал Дмитрий, закрыв сундук и запихнув чемодан под кровать. Соколов повернулся спиной к собеседнику и продолжил: - Я думал, ты преувеличиваешь, когда с таким размахом описывал мне все это. Думал, ты просто пускаешь пыль в глаза. И представь мое удивление, когда я увидел собственными глазами всю грандиозность этой экспедиции. – Дима замолчал на минуту. Он почесал затылок. – Кто же этот человек, который спонсирует все это? Здесь же вложено столько денег! А ведь успешное завершение нашей экспедиции стоит под большим знаком вопроса! Кому же надо так рисковать ради неизвестности? - Дима, ты умный человек. Ты же понимаешь, что именно на твои знания полагается этот, как ты выразился, спонсор этого проекта. Конечно, успешное завершение его стоит под большим знаком вопроса. Но этот человек также, как и ты умеет мечтать. И у вас общая мечта! – Алекс подошел к двери. – Если бы у тебя были деньги, ты бы не задумываясь, вложил их в то, что ты веришь, невзирая на его успешное завершение.
Алекс покинул Диму, так и не дав ответа на его вопрос. Он так заговорил его, что Соколов понял это только тогда, когда тот вышел от него. Но Дмитрия это не огорчило. У него еще будет время узнать всю правду. А пока у него на уме было обойти весь палаточный городок, чтобы получше его узнать. К его облегчению этот самый спонсор говорил на русском языке, поэтому большинство его коллег по экспедиции разговаривали по-русски. И по этой же причине у Дмитрия не было переводчика. В его присутствии не было необходимости. Это еще больше радовало его. Место, на котором расположился палаточный городок, было пустынным. Поблизости не было видно никакого селения. Только слева от городка возвышались горы. Палаток в городке Дмитрий насчитал около семидесяти. Пятьдесят были такими же, как и у самого Соколова, десять были вдвое больше предыдущих. В них поселились охранники, численность, которых была не меньше сорока человек. Пять палаток были предназначены для личных потреб каждого из городка. Две палатки были душевыми, одна женская, другая мужская. В самом центре городка расположилась огромнейшая палатка, которая занимала почти половину территории. Здесь была лаборатория. Дмитрий еще не успел в ней побывать. Его внимание больше занимало место, где можно было что-нибудь перекусить. Он так проголодался, что его желудок издавал жалобное урчание. А из палаточной столовки пахло разными вкусностями, от которых у Соколова сжало все внутри. Он уже решился заглянуть туда, ка вдруг его взору предстала палатка, которую Дмитрий еще не видел. Она значительно отличалась от всех остальных не только формой, но и цветом. Эта палатка была чуть больше Соколовой, но в ее внешнем виде было что-то такое, что указывало на некую неприступность и загадочность. - И тебе она кажется странной? – услышал Дмитрий за спиной. – Палатка нашей руководительницы Цариной!
Он повернулся к незнакомцу. Тот был ниже самого Соколова приблизительно сантиметров десять, натуральный блондин с голубыми глазами. Лет ему было двадцать пять, тридцать.
- Приятно слышать здесь родной язык, - сказал Дмитрий. – А то за последний час я не встретил никого, кто бы мог мне разъяснить, когда здесь обедают. - Проголодался? – улыбнулся тот.
- До коликов в животе! - Так пошли, пообедаем вместе, - предложил блондин. – Я Сергей.
- Дима.
- За кушаньем и поболтаем.
Столовка оказалась внутри очень даже вместительнее, чем казалась снаружи. Да и выглядело все здесь очень прилично и уютно. Больших столов было около шестидесяти, а маленьких приблизительно сорок. Меню в палаточном городке было очень разнообразным. Выбор пищи был почти, как в ресторане. Единственный минус – самообслуживание. Но Диму это не расстроило нисколечко. - Как хорошо, что здесь русские повара! – обрадовался Дмитрий, когда они сели с его новым знакомым за стол. – Я-то думал, придется питаться тут разными азиатскими деликатесами, вроде улиток или сырой рыбы! А здесь и щи, и вареники с картошкой, со сметанкой! – Дмитрий, перечислив содержимое подноса, принялся все выкладывать на стол. – И даже кисель! Мой любимый! Абрикосовый! - Организатор и спонсор этой экспедиции – русский, - объяснил Сергей, принявшись хлебать щи. – Иннокентий Царин очень богатый и влиятельный человек в России. У него там какой-то бизнес в Москве. Но какой именно толком так никто и не знает. - Понятно, - кивнул Дмитрий, поедая содержимое тарелок. – Обожаю булочки с чесноком! - Я вижу, тебя больше кушанье интересует, чем то, что я рассказываю. - Нет-нет. Я тебя внимательно слушаю, - сказал Соколов, принявшись за вареники. – Ох, какие вареники! – похвалил он мастерство поваров. – Я такие вкусные еще нигде не пробовал. - И ты еще говоришь, что меня внимательно слушаешь, - обиделся Сергей. – Да тебя эти пироги нужнее, чем моя болтовня!
- Да-да, ты прав, - сказал Дмитрий. – Я с тобою полностью согласен.
Он продолжал кушать вареники со сметаной, не обращая на собеседника никакого внимания. - Ты, наверное, даже не заметил бы, если я бы сейчас ушел. - А ты почему не ешь? – спросил Соколов, доев последний вареник и взглянув на полные тарелки Сергея. - Я не могу за минуту опорожнить две миски, как это сделал ты. Ну, ты и обжора! - Про таких, как я говорят: «Отменный аппетит!» Глава 6
Сергей оказался специалистом по компьютерам и всей технике, которая только есть в палаточном городке. Его залучили к этой экспедиции так же, как и самого Соколова. Однажды просто постучали в двери и предложили работу. Он, не раздумывая, согласился. Ведь на тот момент он скрывался из-за того, что его искала не только российская милиция, но и ФБР из самых Штатов, как хакера, который сломал пароль к сайту американской государственной безопасности. В мире хакеров он считался лучшим. Такого было не сыскать больше нигде. Лучший него пока еще не родился. После вкусного обеда Сергей повел Диму знакомиться с лабораторией. Внутри все оказалось настолько грандиозным, что у Соколова от восторга на минуту пропал дар речи. Лаборатория состояла из нескольких огромнейших помещений. В каждом было много компьютеров и разной спецтехники. На удивления Димы лаборатория уже было заполнена работниками «умственного труда». Это только он еще не приступил к работе. Здесь Соколов встретил Алекса.
- Почему же меня не предупредили, что нужно уже приступить к работе? – спросил Дима.
- Твое время работать еще не наступило, - ответил Алекс. – Ну, как ты уже освоился здесь? - Да.
- Если что не ясно, подходи, спрашивай, не стесняйся. Я всегда готов к сотрудничеству. - Спасибо, буду иметь в виду.
- Вижу, ты уже наладил контакты с Сергеем.
- Скорее наоборот. Он со мной. - Ну, ладно, Дима. Я отойду, а ты можешь здесь остаться, понаблюдать за работой других.
- А когда начнутся раскопки?
- Скоро. - А точнее.
- Дня через два, не больше.
- Алекс, сколько тебя ждать?! – услышали они рассерженный, женский голос за спиной у Димы. - Мария, я сейчас освобожусь, - сказал спокойно Алекс. - Ты решил проблему, о которой я тебя просила? – продолжила женщина.
Ее голос показался очень знаком Дмитрию, однако пока он не мог определить прав он или нет, потому что женщина находилась вне поля его зрения. Огромная спина Алекса и его длинные волосы мешали Диме увидеть желаемое. - Ну, как тебе сказать! – замялся Алекс. – Я ее решил. - Ну, так хорошо! Я очень этому рада. - Только боюсь тебе не понравиться, как я ее решил.
После этих слов Алекс отошел немного в сторону, чтобы Мария смогла увидеть то, о чем он говорил. - Ты! – одновременно проговорили Мария и Дмитрий, уставившись друг на друга. - Что это значит, Алекс? – рассерженно спросила она помощника. – Я же просила найти другого человека. - Мария, не злись ты так, - попытался Алекс угомонить рассерженную начальницу. – Я все могу объяснить. - Что тут объяснять! Все и так ясно! Это все Кеша? – спросила она. - Да, милая, это моих рук дело, – сказал Иннокентий Царин, подкравшись незаметно к разговаривавшим людям. – Пойми, так надо было. Дмитрий был настолько шокирован, что видел и воспринимал все происходящее, как сквозь пелену.
- А меня можно было хотя бы об этом проинформировать!? – продолжала злиться Мария. - Эва, ты знаешь мое мнение, - спокойно продолжил Иннокентий. - Давай не будем на людях это выяснять. Ты же понимаешь, что это невозможно найти такого специалиста, как Соколов за несколько дней. Да что я говорю! Даже за месяц, даже за полгода! Мы же искали Дмитрия больше пяти лет! И ты хочешь нас подставить из-за своей прихоти?
- Ты, конечно, прав, Кеша, - наконец-то согласилась Мария.
Соколов никак не мог прийти в себя. Ему не верилось в то, что он видел. Значит, все, что случилось на мосту, было правдой и он действительно целовал ее - девушку из его снов, девушку его мечты. Дима задумался над тем, как ее зовут. Он закрыл глаза и попытался припомнить, о чем только, что говорили его новые знакомые. Мария! Дмитрий мгновенно пришел в себя, услышав чей-то голос. Взглянув на собеседников, он припомнил суть разговора. И это снова ввело его в ступор. Почему Мария не хочет, чтобы он принимал участие в этой экспедиции? Это огорчило его очень сильно.
- Ну, вот и хорошо! - радостно сказал Иннокентий. - Наконец мы все уладили! Царин поправил волосы и повернулся к Соколову, который очень пристально следил за ним. Дмитрию он показался очень странным. Его внешность была очень необычной. Черные волосы со смуглой кожей смотрелись шикарно. В нем соединились и азиатская, и славянская расы. Но изюминкой Иннокентия Царина были его зеленые кошачьи глаза и манера поведения. Его взгляд магнетизировал, проникал в человека, выведывая его потаенные мысли.
- А ты, наверное, и есть Дмитрий Соколов, - обратился он к Диме. - Наконец-то я с тобой познакомился.
Царин протянул руку для пожатия.
- Я Иннокентий Царин, организатор этой экспедиции.
- Очень приятно с вами познакомится, - Дима пожал его руку. За те несколько секунд, что их ладони соприкасались, Дмитрий ощутил странный прилив энергии.
- И также самый счастливый человек на Земле, - добавил Царин, взяв при этом Марию за руку и нежно заглянув ей в глаза, - муж самой красивой и обаятельной женщины во всей вселенной.
Что дальше говорил Царин, Дмитрий уже не слышал. Он даже не видел, когда все ушли, оставив его наедине со своими мыслями. Он пришел в себя уже на улице, почти находясь в пяти метрах от палаточного городка. - Она замужем, - тихо молвил он, тяжело вздохнув.
Впервые в своей жизни Соколов почувствовал нотки зависти в душе. Как бы ему хотелось быть на месте этого Иннокентия Царина! Однако как все-таки жестоко судьба сыграла над ним шутку! Через столько лет поисков и ожиданий он наконец-таки нашел ту единственную и неповторимую, но она оказалась занятой. Ирония судьбы! И теперь ему с ней работать, видеть, как она мило сюсюкается со своим муженьком, знать, что по ночам она страстно отдается не ему, а этому миллиардеру!
- Проклятье на мою бедную и тупоголовую голову! – выкрикнул гневно Дмитрий. – Я идиот, идиот, хренов! Втюрился в эту фифу, как последний не целованный девственник! Да пошло все это к черту! Я, как только захочу, так и выброшу ее из своей долбанной башки! Соколов оглянулся вокруг. Палаточного городка уже не было видно. Он настолько обезумел от горя, что не заметил, как заблудился. Сзади него распростёрлись степы, а спереди виднелись горные скалы, укрытые деревьями, а чаще кустарниками. Место казалось настолько пустынным и одиноким, как и сердце самого Соколова. Свинцовые тучи нависли над этой частью Земли, навевая еще больше тоску и раздирая то ли клыками, то ли когтями и без того растерзанную и окровавленную душу Димы. Невозможно было оторвать часть сердца, где хранилась любовь к Марии, при этом оставив вторую половину биться. Это было столь невозможным, как и оторвать небо от земли. - Эй, постой! - послышалось где-то позади. Дмитрий обернулся. Его зрачки расширились от увиденного. Он протер глаза рукавом. Но видение не исчезло. В десяти метрах от него стояла Мария. Она секунды две не двигалась, но потом решилась и быстрым ходом подошла к нему. - Нам надо поговорить, - сказала она официальным тоном. - О чем? – спросил холодно Дмитрий, не сводя из нее глаз.
- Я увидела, как ты направился из городка и пошла за тобой, чтобы нас никто не смог услышать. - Зачем такая секретность? – иронично задал вопрос Соколов. - Послушай ты! Как там тебя?! – повысила она голос. - Дима, - ответил спокойно Соколов.
- Да, Дмитрий! Я спасла твою ничтожную шкуру не для того, чтобы ты сейчас надо мной хихикал и не для того, чтобы ты своими мерзкими ручищами меня… - она запнулась, прикусив верхнюю губу. - …лапал, - договорил Дмитрий, удивленный, что она об этом заговорила, да и еще первая. - Ты тогда, конечно, не знал, что я замужем, - продолжила она. – Но сейчас тебе это известно. Так что не позволяй себе больше никаких вольностей в отношении ко мне! Иначе…
- Иначе что?! – спросил Дмитрий. – Натравишь на меня своего благоверного и его банду головорезов?! Если я захочу, то поцелую тебя, когда захочу и где захочу! И твой муж мне не препятствие в этом! - Что!? – У Марии от услышанного глаза стали вдвое большими, а лицо пунцовым, как солнце на закате. – Да как ты смеешь мне такое говорить, мне, жене одного из самых богатых людей в мире! Да если я захочу, то от тебя и мокрого места не останется! Тебя закатают в бетон, замуруют в стенке самого угрюмого замка с привидениями, утопят с большим камнем на ногах…
- Хватит, хватит! – остановил ее Дмитрий. – Я все понял. Все это случиться только тогда, если ты захочешь. Но я уверен, что ты такого не пожелаешь. Тебе слишком понравилось лежать подо мной и ощущать касания моих рук и губ! Поэтому ты этого не сделаешь. - Что?! – взорвалась Мария от пошлых слов наглеца. – Да ты… да ты.… Да мне не только не понравилось все это, но меня каждый раз тошнит, вспоминая этот кошмар! Ты только посмотри на себя, а потом на моего Кешу. Да ты и нисколечко меня не волнуешь! – указала она пальцами воображаемую длину. – Разве ты можешь тягаться с моим Кешей? Ты и на половину не красив, как мой муж! Даже если бы я не была замужем, я бы не обратила на тебя внимание!
- Ой, ой, ой! Какая королева бензоколонки! Больно-то мне надо, ваше высочество, с вами путаться! Не настолько ты красива, чтобы позволить твоему муженьку меня кастрировать!
- Да ты хам! - бушевала Мария. - Ты... Ты... - Да я хам! Но живой и невредимый! И тебе лучше поторопится в палаточный городок, пока господин Царин не заметил пропажу своей драгоценной и бесценной женушки. Ведь я предпочитаю жизнь вместо твоих объятий!
Дмитрий вел себя настолько грубо с Марией, чего он не делал еще ни с кем. Он сам не понимал, почему он это делал. Единственное, что стояло у него в ушах так это ее хваленые слова в честь ее мужа. Мария была настолько возмущена поведением наглеца, что у нее пропал дар речи. У нее от обиды подступил комок к горлу. С ней еще никто так в жизни не разговаривал. Она, не сказав больше ни слова, развернулась и пошла от этого наглеца прочь, даже не обратив внимание, что она направилась в горы, а не в палаточный городок. Дмитрий сразу заметил оплошность девушки. Он только собрался ей об этом крикнуть, как внезапно она с воплем провалилась сквозь землю. Глава 7
Дмитрий ужасно перепугался, мгновенно бросившись к тому месту, где исчезла Мария. Пока Дмитрий бежал, он молил Бога, чтобы с ней все было в порядке. Когда он приблизился к тому месту, где пропала Мария, то он ничего не увидел. Ни Марии, ни дыры, в которую она попала, не было нигде видно. - Маша, Маша! - начал он громко кричать, упав на колени, ища хотя бы крохотный след ямы. - Ты меня слышишь? Скажи что-нибудь. Как тщательно не искал Дмитрий любую зацепку, ему не удавалось ничего разыскать. Вокруг была трава, не топтаная. Дмитрий был сконфужен. Такого по канонам физики не бывает. - Машенька, милая, отзовись! - От страха у Дмитрия голос звучал очень хрипло. - Что с тобой, родная? Пожалуйста, Господи, помоги мне ее найти! Соколов припомнил, как в детстве чего-то очень боялся, то сжимал сильно губы и кулаки. Он думал, что перерос этот недостаток еще в подростковом возрасте, но как оказывается, ничего бесследно не исчезает. Так и сейчас он сжал до боли губы и стиснул кулаки так сильно, что у него посинели жилы. Дмитрий ударил кулаком по траве, потом еще раз и еще раз. Он так вошел во вкус, что минуты три калошматил то место, в которое провалилась Мария, отчего на этом месте вместо травы виднелась черная земля. - Как такое может быть? - спрашивал он сам себя. - Какая-то мистика! Не может человек провалиться под землю бесследно. Такого просто не бывает!
Он уже потерял всякую надежду на то, что найдет Марию. Поэтому он собрался в палаточный городок звать помощь. Как вдруг он заметил что-то странное. Цветок одуванчика был спрятан под землей, только зеленые листья торчали среди травы и других одуванчиков. Дмитрий нагнулся и попытался вытащить цветок, но только его оборвал. Цветок так и остался под землей. - Здесь должна была быть дыра, - предположил он. – Но когда она закрылась, то и утащила с собой под землю и цветок. Значит, где-то здесь и есть вход вовнутрь. Только как его открыть?
Соколов поднялся с колен и стал прыгать на этом участке. Он даже не ожидал, что провалится под землю так же, как это произошло с Марией. Падал он не долго. И при этом у него ничего не хрустнуло. Сознание он также не терял. Хотя, конечно, он ушиб пара ребер при падении. А так у него больше ничего не болело. Вокруг было темно и сыро, а также очень холодно. Дмитрий присел и стал искать зажигалку в кармане. - Маша, ты здесь? – спросил он, вытащив зажигалку. – Скажи что-нибудь. Сердце Соколова гулко стучало во тьме и тишине. Он мысленно молил Бога, чтобы при зажигании зажигалки он не увидел бездыханное тело Марии. - Машенька, если ты здесь, скажи что-нибудь. Не бойся. Это я, Дима. Но ответа не последовало. Тогда он набрался храбрости и черкнул зажигалкой. Осмотрев внимательно место его заточения, он понял, что очутился в пещере, созданной самой матушкой-природой. Все здесь было покрыто каким-то странным минералом. Но долго размышлять над каким именно он не стал, а вместо этого стал искать Марию. К счастью ее бездыханного тела он здесь не нашел. Он поднял голову вверх, чтобы обнаружить какие-то следы прохода между этим подземным миром и внешним. Но ничего такого он не смог найти. Вокруг все было покрыто каким-то минералом, то ли мрамором, то ли еще чем-то неизвестным Дмитрию. Но более непонятным и даже мистическим для него было то, как он и Мария сюда попали. Ведь здесь не было никаких следов прохода оттуда сюда. Матушка-природа сама не могла над таким чудом потрудиться. Здесь непременно поработали руки человека или еще кого-то, - неизвестного самому человеку. Это был какой-то механизм, неизвестный не только Дмитрию, но и человечеству. Его нужно будет исследовать позже, а сейчас для Соколова главное было - найти Марию. Оставив пять камней на месте падения, чтобы потом найти сюда дорогу, Дмитрий направился в туннель, соединяющий остальные части пещеры с этой секцией. Он защепил пиджак на пуговицы, чтобы было теплее. - Маша! Если ты слышишь, отзовись! - Время от времени кричал Соколов, проходя еще один поворот. - Это я, Дима. - Он пробыл в пещере не меньше получаса, но ответа он так и не услышал. У него уже почти кончился газ в зажигалке, поэтому он экономил свет, запаливая только на прямых участках, хорошенько изучив до того промежуток дороги. С каждым поворотом становилось все холодней и холодней. На стенах кроме шаров минералов стали проступать иней, паморозь, а еще позже Дима увидел толстый шар льда.
- Где же ты, Маша? - От отчаяния Дмитрий присел, опершись об обледеневшую стенку. Он понимал, что нельзя было останавливаться, а тем более приседать, чтобы не замерзнуть на смерть, но у него больше не было сил и веры в успех его поисков. - Сколько будет тянуться эта пещера? Когда я увижу свет в конце туннеля? Неужели он так и закончит свою жизнь, так и не нашев свою любовь - Марию? Ему было так плохо, что просто не хотелось дальше бороться за свое никчемное существование. Диме припомнилась первая встреча его с Марией. Он тогда же ее впервые и поцеловал, считая это просто продолжением после смерти, настоящим раем. Это было столь прекрасным, а воспоминания столь сладостными, что Диме не хотелось возвращаться в холодное, одинокое и жестокое настоящее. В том мире не было места для него и для Марии, а в мире снов они были вместе. У Дмитрия уже не было сил ворошить даже пальцами рук из-за обморожения, как вдруг он услышал какой-то звук. Он насторожился, прислушиваясь, однако ничего снова не услышал. - Почудилось, - тихо произнес Соколов.
Но отчетливый женский плач заставил его молниеносно встать на ноги и броситься в сторону исходящего звука. Он так быстро бежал, что удары сердца гулом отдавались у него в ушах. Ему было трудно дышать из-за тяжелого воздуха и мороза. Когда плач стал настолько отчетливым, что казалось девушка находиться где-то рядом, Дмитрий стал продвигаться медленнее, зажег при этом зажигалку. Он миновал еще два проема и только на третьем увидел Марию, лежащую на холодном полу. У Соколова с глаз потекли слезы радости. Он готов был расцеловать Бога за это, если бы у него было тело. Но увидев в каком плачевном состоянии оказалась девушка, желание у Дмитрия поубавилось. Мария настолько замерзла, что у нее не было сил даже дрожать. Чтобы хоть как-то согреться, она скрутилась калачиком, как маленький котенок, время от времени всхлипывая от ужаса, страха и холода. - Машулька… - все, что и смог с себя выдавить Дмитрий, присев рядом с девушкой. Горький ком стал ему поперек горла, не давая вымолвить больше ни слова. Измученная девушка приоткрыла глаза и посмотрела на явившегося гостя. У нее был такой потухший взгляд, что Соколов испугался за ее душевное состояние. Провести во тьме столько времени, да еще в таких условиях, при этом в одиночку – сведет с ума любого. - Родная, ты больше не одна, - сказал хриплым голосом Соколов. Он впервые в жизни готов был расплакаться, как девчонка, но все-таки мужская натура сдержала поток слез, при этом только голос выдавал его чувства. – Теперь все будет хорошо.
Он только собрался снять пиджак, чтобы укутать им девушку, как неприятности снова посыпались на него. И его последние слова показались Дмитрию ужасной неправдой. Дело в том, что запас газа в зажигалке кончился, и свет вокруг них потух, окутывая их темнотой. Хотя и Дмитрий ужасно расстроился, но он быстренько снял с себя пиджак и в полутьме приблизился к Марии. - Милая, ты можешь немного привстать? – спросил он, прикоснувшись к руке девушки. Она у нее была холоднее, чем у мертвеца. Это повергло Диму в оцепенение. Он молниеносно решил, что она умерла. – Не умирай, Мария! – завопил Дмитрий что было силы, обняв обледеневшее тело девушки. – Не умирай, пожалуйста, - повторил он только уже тихо и еле слышно. Дмитрий крепко обнимал Марию за плечи, при этом его щека прикасалась ее щеки. - Я же слышал чей-то женский плач, - сказал Дмитрий сам себе. – Неужели мне почудилось? У него больше не было сил пребывать в неведении, поэтому он решил проверить бьется ли у нее сердце. Дмитрий направил руку в то место, где оно должно было быть, но нечаянно прикоснулся вместо него женской груди. Молниеносно кровь его заиграла по венам, и его ладонь сомкнулась вокруг мягкой округлости. - Руку убери, придурок, - еле слышно сказала Мария. – Хоть я и умираю, но еще сумею постоять за свою честь. – Однако она было настолько истощена и еще ее тело окоченело от жуткого холода, поэтому она даже не могла пошевелить рукой. А ей так хотелось дать в морду этому самодовольному болвану за его наглые и пошлые приставания. Дмитрий мгновенно убрал руку, обрадовавшись, что девушка оказалась живой.
- Слава Богу, ты жива! – Соколов снова прикоснулся руки девушки. Однако на этот раз Мария сумела поворошить рукой. Она крепкой хваткой вцепилась за что-то мягкое. Это оказался пиджак. – Не бойся. Я просто пытаюсь тебя согреть. - Это теперь так называется! – съязвила Мария. – Умно и находчиво!
Только после этих слов к Дмитрию дошло, что она имела на уме. Ему стало так за себя стыдно, что казалось, щеки у него горели ярким пламенем. - Прости, я не нарочно, - извинился он. – Я хотел послушать, бьется ли твое сердце. - У меня вывихнута лодыжка, - сказала Мария слабым голосом. – И снова жутко болит. И еще я боюсь темноты с детства. До жути боюсь. – Голос Марии ставал все мягче и мягче, пока не перешел в плач. – А здесь так темно! Мне страшно!
Дмитрий без раздумий прижался к плачущей девушке. Она не сопротивлялась, просто еще громче расплакалась. - Я не хочу умирать! Мне страшно умирать. - Ты не умрешь, - попытался Дмитрий ее успокоить. – От вывиха еще никто не умирал. - При чем здесь это. Отсюда нет выхода! Мы не сможем отсюда выбраться. Ты понимаешь? Только сейчас Дима понял, что она имела в виду. Что-то у него от холода стали мозги тормозить! - Не волнуйся. Мы найдем отсюда выход.
- Очень я в этом сомневаюсь. Я уже брожу здесь, мне так кажется, целую вечность, но выхода я так и не нашла. - Давай, сперва ты оденешь мой пиджак, - попытался Дмитрий отвлечь девушку от грустных мыслей, - а уже потом мы подумаем, как отсюда выбираться. Мария послушно позволила Дмитрию одеть на нее его сюртук. Ей сразу же стало теплее. Глава 8
В палаточном городке начался страшный шум из-за исчезновения жены Царина. Все уже сбились с ног, обшарив каждый дюйм места их остановки. - Соберите людей и отправьте их в горы, - приказал Иннокентий, прикуривая сигарету. Два человека мигом вышли из кабинета. Царин остался один. Он закинул ноги на рабочий стол, пуская сигаретный дым. Со стороны казалось, что он наслаждается процессом курения, однако его мысли были сосредоточены на единственном дорогом ему человеке. Он не мог понять, куда девалась Мария. Она такого никогда не делала. Если куда-нибудь шла, то всегда его об этом извещала. А сейчас исчезла без единого следа. Иннокентий не хотел думать о худшем. Он всегда был уверен в безопасности его жены. Но произошедшее подорвало эту уверенность. Царин так задумался, что не слышал, как в его кабинет стучали уже минуту. - Да-да, войдите, - сказал он, придя в себя от грустных мыслей. Двери открылись, и на пороге показался Алекс. - Вы ее нашли? – спросил Царин.
- Пока нет, Кеша, - ответил тот, закрыв за собой двери. – Но у меня есть интересная информация. - Какая? Говори скорее. - Дмитрий Соколов тоже исчез. Наступила тишина. Царин призадумался. - Думаешь, они вместе? – спросил он после минутной паузы. - Думаю, что да. Не может быть два таких совпадений одновременно. - Ты уже узнал, кто видел Соколова в последний раз? - Да. Мы уже его допросили. Он видел, как наш Соколик три часа назад вышел за пределы палаточного городка в сторону гор. - Значит, наш следопыт решил исследовать территорию без нас, - заключил Иннокентий, отложив сигарету в пепельницу и убрав ноги со стола. - Выходит, что так, - согласился с ним Алекс. - Если ему удалось попасть вовнутрь, то я уверен, что мой отец оставил для чужаков множества ловушек. По рассказам матери, он был очень жестоким к тем, кого не любил. Наверняка, расхитителей гробниц не было в круге дорогих ему людей. Так что на посетителей его мавзолея ждет радужный прием! - А что если Мария все-таки с ним? – предположил Алекс. Иннокентий сжал ладони так, что вены аж посинели. - Тогда надо поскорее ее найти, пока не произошло худшего. Этот Соколов мне показался надежным парнем. Так что надеюсь, он позаботиться о ней, даже ценой собственной жизни. Марии стало теплее в пиджаке, хотя и не настолько, чтобы согреться полностью. Вывихнутая лодыжка очень болела, но она все-таки попыталась встать с помощью Димы. - Ты уверена, что сможешь идти? – спросил он, придерживая ее за локоть. – Может, я тебя понесу?
- А кто будет дорогу искать тогда? - Да, ты права, - согласился Дима. - Плохо, что у тебя нету мобильного с собой. Мы бы смогли его использовать, как фонарик, как это делала я, пока телефон не разрядился. - Да, не повезло, так не повезло.
- Плохо, что здесь нету связи, мы бы тогда могли позвонить и попросить о помощи.
- Да, плохо, - согласился Дмитрий. – Но что поделаешь! Нету, так нету! А нам надо дальше отсюда выбираться, хоть и в полутьме. У Марии жутко болела нога, но она притворялась, что это не так, продолжая медленно идти, держась за Дмитрия. Да и делать это было не сложно, так как было темно. Ее спутник не мог видеть, как она со всех сил сдерживала себя, чтобы не закричать от боли, кусая губы. Соколов медленно вел за собой свою спутницу, одной рукой придерживая ее, а другой, прикасаясь к стенам пещеры, ища им дорогу. Он весь промерз, пребывая в одной футболке, так как пиджак отдал девушке, чтобы та согрелась. Его левая рука, казалось, превратилась в лед, он даже не мог уже согнуть или разогнуть пальцы. Еще несколько так минут и у него произойдет обморожение руки, а после и омертвение клеток, в результате чего придется делать ему ампутацию части руки, если он вообще до того доживет. С каждой минутой он стал терять надежду в их спасение. Конца туннеля не было и видно, также как и выхода из этой ловушки. - Тебе не кажется, что становиться труднее дышать? – спросила Мария. - Пожалуй, с тобой соглашусь, - ответил Дмитрий. – Действительно стало труднее дышать так же, как и думать. Мне все время хочется спать, глаза сами закрываются. Хотя ими в такой темноте и не воспользуешься. - Если ты еще можешь шутить, то еще не все потеряно для нас. Дмитрий не знал, как ответить на это, поэтому просто промолчал, остановившись. Мария также молчала, заметив, что боль в ноге притупилась. Но при этом она еле-еле могла ею двигать. Так бывает при обморожении. Мария прекрасно знала, что бывает в таких случаях, но это ее уже не пугало. Ее вообще совсем уже ничего не волновало. Она пребывала в каком-то таком состоянии, когда уже ничего не хотелось и ничто не волновало. Ей так же, как и Диме хотелось спать. - Это, наверное, конец? – грустно предположила она. – Отсюда нету выхода. Мы в ловушке, созданной нашими предками. - Они были жестокими, если создали это место, - поддержал Дмитрий девушку. – Хотя и умными. Может, даже умнее нас, если мы не можем разгадать их ребус. - Да, ты прав. - Расскажи мне, что на самом деле вы здесь хотели найти, - попросил Дмитрий. – Ведь вы мне и капли правды не сказали. Мария молчала, обдумывая слова ее соратника по несчастью. - А что тебе рассказали? – спросила она. - Ты разве не знаешь? - Догадываюсь, но этого мало. - Держишься до самого конца. Молодец! Хвалю! Преданность – самое главное в жизни. Будь то преданность супругу, жене, другу, товарищу по службе, родителям, разным верованиям или государству. Я очень ценю эту черту в людях. - И я также это ценю. Я сама не люблю, когда меня предают, поэтому и сама никого не предаю. - Похвально! В наше время редко встретишь человека умеющего хоть чем-то дорожить и быть чему-то или кому-то преданному.
- Так было и когда-то, когда мне было… - Мария замолчала, прикусив язык. Она еле не проболталась человеку, которого знала несколько часов. Хотя он бы не поверил ей, только бы посмеялся над ее яркой и богатой фантазией. - Ты так говоришь, будто тебе больше восьмидесяти лет, - Дмитрий громко рассмеялся, - будто ты прожила уже столько, сколько другие не живут. А что! Было бы здорово жить сотню лет! Видеть, как поколение сменяет другое поколение, как новое верование вытесняет старое, как бывшие пороки стают обычным явлением, не являющимися греховными. - Какая у тебя бурная фантазия! – Мария также улыбнулась. – Тебе бы писать книги!
- А я так и делаю. Почти. Хотя это пока что небольшие эссе или научные статьи, но со временем, я надеюсь, что у меня хватит фантазии на целый роман. - Ах, да я совсем забыла! Мы же и нашли тебя по твоей выложенной в интернете работе. - А ты ее сама читала? – спросил Дмитрий. - К сожалению, нет. Мне Кеша в двух словах обо всем описал. - Понятно. - Ты что обиделся? - Нет, просто мне грустно осознавать, что ты ее так и не… - Дмитрий запнулся на полуслове, поняв, что сказал лишнее. - Что нет? – не поняла сразу Мария, а когда через минуту к ней дошел смысл его слов, то она громко рассмеялась. Ее смех был больше похож на истерический. - Не прочту! – выкрикнула она. – А знаешь, как не смешно получается, но в последние минуты жизни я почему-то сожалею о какой-то там не прочтенной статьи. Вместо того, чтобы, например, сожалеть о не родившемся у меня ребенке, или сожалеть, что так и не сказала маме: « я тебя люблю» в последние минуты ее жизни. - Не надо так говорить, - попытался Дмитрий ее приободрить. – Ты еще непременно родишь ребенка, прочтешь мою пустую статейку и скажешь… - Вот этого-то я точно уже не смогу ей сказать, - грустно констатировала факт Царина. Дмитрий услышал, как она тихо заплакала, поэтому притянул ее к себе и нежно, но крепко обнял. - Она покончила жизнь самоубийством. Приняла лишнюю дозу снотворного, так и уснув при этом навеки. Мне было тогда одиннадцать, и я нуждалась в материнской опеки, как никогда в своей жизни после этого. А она так и не попрощалась со мной. Я помню, что она уезжала куда-то с папой, а меня оставили с нянькой. Она еще сказала, что мы увидимся через три дня. Но на самом деле этого так и не случилось. А мне так не хватало ее объятий, ее ласкового голоса.
- А почему она это сделала? - спросил Дмитрий. - Если не хочешь, не говори. - Я просто не смогу тебе это объяснить. Это слишком сложно и запутано. Дмитрий не стал настаивать на этом. Он понимал, как сложно Марии это вспоминать. - Ты это слышал? - спросила Мария, отстранившись от Дмитрия, прислушиваясь к еле уловимым звукам, которые исходили издалека. - Нет, - ответил тот, также прислушиваясь.
- Вот, снова. Слышишь? - Нет. А на что это похоже?
- На стук воды. Да точно, это стучат капли воды. Пойдем скорее.
Мария, сказав это, поспешила вперед, оставив Дмитрия в одиночестве. Однако он быстро направился за ней. То что он увидел, поразило его до глубины души. Узкий проход сменился небольшой впадиной, в которой было светло, хотя и по-прежнему очень холодно. Свет исходил от самых стен, которые были покрыты странными минералами. А в самом углу капала вода. Она просто сочилась из стены. - Я же говорила, что слышала стук воды! - радостно сказала Мария.
Глава 9
Иннокентий смотрел на заход солнца, на минуту забыв обо всех проблемах, что свалились на него за последние два года. Он не хотел о них думать. Потому что они ему делали больно. А он устал уже от душевной боли и пустоты. Царин удивлялся, как странно создан мир. Как бы человек не пытался взять на себя функции Бога, у него это всегда получалось криво, всегда что-то шло не так, как это планировалось. Он за последние годы все-таки больше придерживался мнения, что он и другие людишки, как бы не пытались воплотить свои желания и мечты, не смогут этого сделать без разрешения Бога и его могущественной Вселенной. В этом мире есть определенные правила, по которым надо жить, и которые невозможно обойти, как бы человек не пытался. Царин никак не мог понять: то ли он обошел эти правила, то ли это разрешил сам величественный Бог. Неужели это его судьба жить столько, сколько другие не живут, иметь то, что другим не под силу иметь, видеть то, что другие никогда не увидят? Недалеко от Царина несколько человек распаковывали огромные коробки со специальным оборудованием и запасами пищи. Слева от него в десяти шагах два повара трудились над ужином. Оттуда исходили очень аппетитные запахи, которые пробудили урчание в его желудке. Ему очень захотелось кушать. Он вспомнил, что не ел ничего с самого утра. - Вкусно пахнет, не так ли? – спросил Алекс, подойдя к шефу. - Да, - ответил тот. - Поскорей бы что-нибудь перекусить, а то я чувствую, мой желудок скоро перетравит меня самого, если я не вкину в него что-нибудь съедобное. – Алекс улыбнулся очень остроумной шутке.
- Друг мой, чтобы я делал без тебя, - сказал Иннокентий, хлопнув того по плечу. – Ты всегда меня утешаешь, когда мне грустно на душе. Я уже было решил, что это будет предательством с моей стороны наслаждаться разными вкусностями, пока Мария неизвестно где. Она ведь голодная тоже. И ей, я уверен, намного хуже сейчас, чем мне. - Кеша, мы обязательно ее найдем живой и невредимой. Я в это верю. - Мне бы твоя уверенность.
- У меня очень хорошее предчувствие. А ты знаешь, оно меня никогда еще не подводило. - Я-то это знаю. Только вот не уверен, говоришь ты мне правду или врешь, пытаясь меня приободрить. - Ведь у нас же самое лучшее техническое оснащение, какое только есть в мире. У нас работают лучшие специалисты. И что главное, мы знаем, где искать.
- Вот только бы та информация, которую мы получили от Соколова, была правдивой!
- Мы же точно сопоставили все данные. Это должно быть именно это место. - Оно очень похожее на правдивое, но так ли это. Помнишь, сколько раз мы уже были вот так уверены в правдивости местонахождения захоронения, но каждый раз мы попадали в просак. - Да, было такое. - Хотя и данные, полученные от Соколова очень, ну, уж очень правдивые. Меня все-таки волнует вопрос, откуда эта информация у него. Он отказался это говорить, пока мы не найдем захоронение. И я согласился на его условия так, как у меня не было выхода. Может, это было какой-то ловушкой? Мария все-таки пропала. И он тоже пропал. И ни ее, ни его мобильные не отвечают. Они в не зоне доступности. - Кеша, а может, все не так и уж плохо. Может, этот Соколов пошел на поиски захоронения сам, а к нему присоединилась и Мария? Он же фанат этой его теории о пришельце с другой планеты. Вот, не смог дождаться начала раскопок! Я ему сказал, что они начнутся не раньше, как через три дня. А ты можешь себе представить, что значит для такого человека, как он, ждать три дня без работы, будучи при том в одном шаге от истины. - Может, ты и прав. А я просто придаю ситуации черные краски. - Крупнейшее открытие российских ученых из Курчатовского института. 17 декабря было объявлено, что расшифрован геном русского мужчины. О последствиях этого открытия говорить пока рано. Но уже точно известно, что тяга к выпивке у нас не больше, чем у остальных европейцев. Какие еще качества заложены? Поможет ли геном разгадать тайну долголетия и вечной молодости? – вещала телеведущая Мая Собко. - Грандиозный прорыв - мы вошли в число стран, которые умеют расшифровывать полный геном человека, - объяснил директор Российского научного центра "Курчатовский институт", член-корреспондент РАН Михаил Ковальчук. - Генетический код запрятан в молекулах ДНК. 99,9% генома у разных людей ничем друг от друга не отличаются, и это не удивительно - все жители планеты, что называется, сделаны одинаково: у них есть руки, ноги, голова. Но вот оставшаяся 0,1% и делает каждого человека уникальным, не похожим ни на кого другого. Генетические особенности русского человека еще предстоит досконально разобрать, но некоторые итоги можно подводить уже сейчас. - А как вы считаете, Николай Петрович? – обратилась ведущая ко второму собеседнику.
- Генетический текст каждого человека будет определяться еще до рождения, но в нем будем заложена не только информация о потенциальной слабости или силе, в нем заложена вся история человечества и вся история всего живого, потому что у каждого из нас уже был предок, когда и человека-то еще не было, и обезьян не было, - рассказал директор Института общей генетики им. Н.И.Вавилова, член-корреспондент РАН Николай Янковский. И все равно у каждого индивидуума была бабушка, и у нее была бабушка тоже. Еще человека не было, а его бабушка уже была.
- Причем все это - вовсе не фантазии о далеком будущем, - продолжил Михаил Ковальчук. - Один из ведущих американских ученых составил приблизительный прогноз, как будет меняться человечество в связи с расшифровкой генома.
- О таком даже в Голливуде не мечтали: генетические процедуры уже в 2010 перестанут считаться чем-то выдающимся, а 25 наследственных заболеваний можно будет заранее предупредить, - добавил Николай Янковский. - Через десять лет - появление лекарств от диабета, гипертонии, новые способы лечения рака. К 2030 году - детальное изучение генов старения, начало испытаний по увеличению продолжительности жизни, а к 2040 - все здравоохранение переходит на генетические методы, предрасположенность к большинству заболеваний определяется еще до рождения, а средняя продолжительность жизни - уже 90 лет. Прослушав это, человек в серой маске на лице швырнул стаканом в экран плазменного телевизора, что привело к его поломке. - Все это ерунда! – крикнул он. – Вы и на половину не приблизились к расшифровке генома молодости и бессмертия. Просто играете на публику. Лжецы и вруны! Он подошел к окну огромнейших размеров, за которым его взору предстала лаборатория. Посередине стояла медицинская койка, на которой лежал человек. Он был нашпигован разными иголками, которые с помощью трубочек были подключены к другим аппаратам. Также в лаборатории были три врача в зеленых халатах. Они работали над чем-то очень важным. Это было видно по их лицах. - У него повышенное сердцебиение, - сказал доктор Копылов. – Надо немедленно отсоединить его от аппарата. - Я, конечно, понимаю, что вы пытаетесь спасти жизнь этому подопытному, но его уже ничто не спасет, - констатировал доктор Шпигель. У него был сильный немецкий акцент.
- Он не только подопытный, но он также и человек, - продолжал возмущаться доктор Копылов, пытаясь отсоединить провода от подопытного. - Он имеет право на жизнь! Он такой же человек, как и мы с вами, господа! Третий врач подошел к Копылову и спокойно сказал:
- Закрой свой рот и делай то, что тебе велят, и за, что тебе платят деньги! Если не хочешь попасть на его место! При том, что у этого человека на руках кровь сотни невинно убитых людей, выглядел он очень милым и приятным. Поэтому Копылов не сразу поверил, что тот говорит правду. - У нас как раз нехватка подопытного мяса, - сказав это, доктор Охтинский ласково улыбнулся. После этих слов Копылов поверил в их правдивость и не стал больше ничему препятствовать. Человек в серой маске долго наблюдал за работой врачей, внимательно изучая каждый их шаг и действие. - Ничего у них не получиться, - сказал он вошедшему человеку в армейской форме. - Вы в этом полностью уверены? – спросил генерал Зотов. – Ведь кровь этого подопытного помогала вам лучше других. - Она-то помогает, но мне приходиться каждый день вливать кровь этого подопытного пациента. У него не так много крови, сколько нужно мне. К ним подошел доктор Охтинский.
- Что там у тебя? – спросил человек в серой маске.
- Подопытный скончался две минуты назад, - ответил тот. - Я так и знал, что так и будет. Найдите другого носителя молодости в ближайшие три дня, - приказал он доктору, который немедленно вышел. - А вам, генерал, желаю удачи в поисках источника молодости. - Спасибо. Глава 10
Мария не могла поверить своим глазам. Все-таки слух ее не подвел. - Это вода! – радовалась она, забыв обо всех горестях, свалившихся на нее за последние сутки. – Вода! Мы спасены! Дмитрий также радовался их находке только не так бурно, как делала это Мария. Ему было приятно смотреть на нее. - Здесь должен быть выход! Давай его искать, - предложила девушка. Но после тщательного осмотра этого уголка, они пришли к выводу, что выхода отсюда нет. - Не может этого быть, - загрустила Мария, присев на небольшой камень. Она сразу ощутила боль в ноге. - Радует только одно: здесь гораздо теплее, - попытался Дмитрий утешить девушку. – И есть свет. Пещера светилась благодаря странным камням, светившимся в темноте. Они покрывали всю пещеру. Камни были похожи на рубины. Некоторые светились желтым цветом, но большинство источали зеленый цвет. - Я думала, мы спасены… - снова повторила Мария. – Но это еще одна ловушка моего могущественного деда!
- Кого? – удивился Дмитрий. – Твоего деда? Но ответа он не услышал. Мария впала в ступор от ужаса осознания того, что они здесь погибнут. Ее глаза стали стеклянными, а сама она все время повторяла одну и ту же фразу: «Мы погибнем». Дмитрий понимал, что ему надо привести ее в сознание. Но как он не пытался достучаться к ней, утешая, что все будет в порядке, что они обязательно выберутся отсюда, ему это не удавалось. Она по-прежнему оставалась замкнутой от этого мира. - Мария, послушай меня, - говорил он ей. – Я знаю, что тебе страшно, но нельзя сдаваться, нельзя останавливаться на полпути. Мы отсюда найдем выход. Помнишь, мы уже раз так опустили руки, чуть не замерзнув от холода, но ты услышала стук воды и мы выбрались оттуда. Вот и этого раза мы непременно что-нибудь, да и закрутим! Мы выберемся отсюда, вот увидишь. Только не сдавайся. Не уходи от меня. Ты меня слышишь?!
К сожалению, его уговоры ни к чему хорошему не привели. Мария продолжала смотреть в никуда и повторять одну и ту же фразу:
- Мы погибнем! Мы погибнем! Мы погибнем! Мы погибнем… - Мы не погибнем! – закричал Дмитрий от ее надоедливого повторения. – Мы не погибнем! Уймись уже, - сказал он ей, взяв ее за руки и став ее трясти. – Замолчи! Прошу тебя. А то я тоже сойду сума! Опомнившись, Дмитрий отпрянул от Марии. - Что я делаю? – спрашивал он сам себя. – Я точно выжил из ума. Машутка, родная, прости меня. Дмитрий встал на ноги и отошел от девушки в сторонку. Его рука по-прежнему была холодной и менее дееспособной, казавшись наполовину живой. Но это его уже мало волновало. Слова Марии действовали, своего рода, как гипноз. Через пять минут Дмитрий стал ощущать, что впадает в такую же пустоту, в которую впала Мария. Ему стало все безразличным и ненужным. Зеленый свет от камней погружал его в какой-то мир, где не было ничего, только пустота, безразличие и обреченность. - Мы погибнем, - повторил Дмитрий за девушкой. Эти два слова подействовали на него, как ушат холодной воды. Он сразу опомнился и на минуту закрыл глаза. Ему почему-то показалось, что это свечение камней так действовали на них. Они обладали какой-то странной, гипнотической силой, которая навевала на человека панику и безнадежность ситуации. - Мы не погибнем! – закричал Дмитрий изо всех сил. Эти слова он адресовал самой пещере, которая их пленила. – Не погибнем! Вот увидишь, сука, ты пещерная! Я так просто не сдамся. И Марию тебе не отдам! Соколов подошел к девушке и присел возле нее на колени. - Родная моя, я непременно нас спасу, - сказал ласково он. – Вот увидишь! Я не дам нам погибнуть в этой чертовой дыре. Я не позволю этой пещере нас убить, особенно тебя. Ведь ты для меня все. Ты самый дорогой человек для меня. Преодолевая свою застенчивость и трусость, он тихо произнес:
- Я тебя люблю. Но и эти слова не подействовали на девушку. Она продолжала назойливо бубнить одно и то же: - Мы погибнем! Мы погибнем! Мы погибнем… Тут-то Соколов решился на самый смелый поступок в его жизни. Так ему это казалось. Хотя он это уже однажды проделал с ней, но тогда он считал, что просто умер, поэтому это далось ему очень просто. А сейчас он минуты две набирался смелости, чтобы сделать такую дерзость в отношении к ней. - Не знаю, разрешишь ли ты мне это, но я все-таки это сделаю, - сказал он тихо. – Поэтому у тебя еще есть шанс меня остановить. Слышишь меня, Маша? Я собираюсь тебя поцеловать. Останови меня, если сможешь. Девушка никак не отреагировала на его слова, по-прежнему оставаясь отчужденной. Это придало Дмитрию силы. Он взял Марию руками за лицо, приподняв его ближе к себе, и нежно коснулся ее губ. Они были мягкими и теплыми, что свидетельствовало – Марии стало значительно теплее. - Опять ты за свое! – услышал Дмитрий слова возмущения из уст Марии, когда она отпрянула от его назойливого поцелуя. – Что ты себе позволяешь? У меня для этого есть муж!
- Слава Богу, ты возвратилась! – обрадовался Дмитрий, не обращая никакого внимания на гневную тираду девушки. – А то я уже понемногу начал терять рассудок вместе с тобой. - Возвратилась? – удивилась Мария. – Откуда? Я никуда не уходила. - Закрой глаза, - приказал властным голосом Соколов девушке.
- Что?! – возмутилась она. – Что бы ты меня снова стал лапать?! Никогда! - Да не собираюсь я к тебе больше приставать, - попытался Дмитрий ее успокоить. – Больно мне это надобно! У меня для этого есть другие женщины. Более симпатичные! – Дмитрий врал умышленно, чтобы ее успокоить. – Я это сделал, чтобы привести тебя к рассудку. Ты впала в ступор и все время бубнила, что мы погибнем. Так действуют на нас светящиеся камни. Поэтому закрой ненадолго глаза. Не хочу, чтобы ты опять впала в прежнее состояние. Мария открыла, было, рот, чтобы что-то сказать, но, подумав, вместо этого закрыла послушно глаза. - Я ничего не помню, - сказала она. – Но я тебе верю.
- Мне кажется, что эти камни влияют на человеческую психику, - объяснил Дмитрий. – Их свечение каким-то образом гипнотизирует нас, наше сознание. И главное, что оно приводит к падению нашу психику. - Я чувствую себя так, будто проспала эти минуты. Это как провал в памяти. Но чувство у меня осталось от этого очень неприятное. Я действительно была похожа на сумасшедшую? – спросила она, открыв глаза. - Да, - грустно ответил Дмитрий. – Я так испугался за тебя. Соколов очень ласково об этом рассказал. Мария даже показалось, что этот мужчина питает к ней нежные чувства. Дмитрий заметил удивление в ее глазах, поэтому обо всем догадался. Чтобы не выдать себя, он ловко добавил:
- Представляешь, каково это быть в пещере, откуда нету выхода, где холоднее самой Тундры, да и в придачу ко всему этому за спиной у тебя сумасшедшая, способная на самые ужасные вещи! - Ну, спасибо тебе за комплимент! – улыбнулась Мария, но уже через минуту ее лицо скривилось от боли, которая была настолько сильной, что она не смогла это спрятать от Дмитрия, схватившись за больную ногу. - Очень болит? – спросил Дмитрий и быстро подошел к Цариной. – Давай, я посмотрю.
- Не надо, - стала протестовать она. – Мне не так уж и больно. – Ей стало так больно, что она сжала крепко зубы, чтобы не закричать. - Оно и видно! – съязвил Дмитрий, присев возле девушки. – Сними ботинок, - приказал он таким властным тоном, что она даже не пыталась отказаться. Мария только наклонилась, чтобы дотянуться к обуви, как немедленно отпрянула назад, опять сжав крепко зубы. - Не надо, я сам, - нежно сказал Дмитрий. Он развязал шнурки на ботинке и осторожно снял его. Потом он стянул голубой носок, и его взору предстала распухшая лодыжка. - Ну, что там? Жить буду? – шутливо спросила Мария, чтобы утешить Дмитрия, который был темнее тучи в грозу. - У тебя, кажется, нет перелома, просто вывих, - констатировал он, осмотрев ногу. – Но … - Что значит это «но»? – поинтересовалась Царина, внимательно посмотрев на ее заботливого «врача». - Сам не знаю, - ответил он, прикоснувшись рукой к ее лодыжке, которая была очень горячей и покрасневшей. - У тебя такая холодная рука, - удивилась Мария. – И к тому же очень красная, а в некоторых местах даже синего цвета. - Тебе показалось, - соврал Дмитрий, спрятав руку за спиной. – Я просто сильно замерз. - У тебя обморожение, - четко констатировала Мария. – Надо немедленно что-то сделать, иначе через час или два станет просто поздно. - Нету у меня обморожения. Тебе просто показалось. - Дай сюда руку, - приказала Мария так, что Дмитрий немедленно выполнил ее требование.
Прикоснувшись к руке мужчины, Цариной показалось, что она прикоснулась ко льду. - Ее надо согреть и еще ею надо много двигать, чтобы возобновить правильное кровообращение в ней. Дмитрий молча смотрел, как Мария колдовала над его рукой. Она сначала стала массировать занемевшие пальцы. И что самое странное, это начало помогать. Он сумел пошевелить легко и свободно. Потом Мария приказала ему самому делать круговые движения. - Ну, как тебе уже лучше? – спросила она.
- Да, спасибо тебе. Я уже могу снова двигать пальцами. А то они, было, уже совсем окоченели. После этого Мария просто минуты пять держала его ладонь в своих нежных и теплых руках, от чего он почувствовал, как тепло стало поступать в его конечность. - Я тебе очень благодарен за твои нежные руки и заботу, - поблагодарил он девушку. – А теперь давай, оденем твой ботинок. Он дотянулся к второй паре ее обуви и взял ее больной рукой, но поднять ее он не смог. Она застряла. Дмитрий внимательно посмотрел вниз. То, что он увидел, заставило его сердце воспрянуть опять жизненной энергией и силой. Глава 11
Дмитрий быстро опустился на колени, руками изучая отверстие под ногами. - Здесь что-то есть, - произнес он, быстро разгребая пальцами землю. – Твой ботинок застрял в дыре. Мария также оживилась. Она присоединилась к Дмитрию, став энергично рыть землю под ногами. - Это должен быть выход отсюда, - твердила она, помогая своему коллеге по несчастью, выбраться из этого ужасного места. - Здесь какой-то проход, - сказал Дмитрий, прекратив работу. – Остановись, - попросил он девушку. – Слышишь? - Что? – спросила она, прекратив рыть. – Что ты имеешь в виду?
- А ты прислушайся, - настаивал Дмитрий. Мария на минуту даже затаила дыхание, чтобы внимательно услышать то, о чем твердил Соколов. Кроме шума воды и биения их сердец, Мария отчетливо услышала еще кое-что. Это напоминало плеск волн в море перед бурей. - Это что вода? – спросила она. - Похоже на плеск волн, - согласился Дмитрий. – Правда? Будто волнение моря перед грозой.
- Да, очень похоже на то. Только что море делает под землей? – удивленно спросила Мария. - Не знаю. Я в таком же неведении, как и ты. - А что если там не выход, а очередная ловушка? – предложила Мария. – Что тогда? - Ты хочешь сказать, что остаешься здесь, потому что тебя пугает неизвестность. Хочешь умереть здесь, в этом вот месте, где царит мрак, вместо того, чтобы идти дальше. Пусть там и опасность, но это все же лучше этого места! – прокричал Дмитрий последние слова. - Но если там еще хуже, чем здесь? – в панике спросила Мария. – Дима, пойми, я боюсь. Очень боюсь. - Маша, не надо бояться, - попытался Дмитрий утешить девушку. – Я уверен, что там не хуже, чем здесь. Вот, увидишь, что я был прав. А теперь давай продолжим копать. Соколов только было притронулся к дыре, как земля под ними затрещала, и они даже не успели испугаться, как провалились куда-то. Мария мгновенно промокла, очутившись в воде. Дмитрий ощутил то же, что и его напарница по несчастью, при этом всем еще и жуткий холод, пронзивший все его тело. Осмотревшись, Мария увидела, что они были в не глубокой воде, очень чистой. Это было видно из-за странных камней на дне этой лагуны, конца или начала, которой было не видать отсюда. Вода светилась разными оттенками. Казалось, что они были в центре радуги. Это было столь необычным, что завораживало. Дмитрий также чувствовал себя словно во сне, больше похожим на сказку. Эти разноцветные камешки были размером с большой кулак округлой формы. Матушка-Земля точно не могла такое сотворить. Это чудо происходило с другой планеты. - Маша, ты цела? – спросил Дмитрий, когда пришел в себя и вспомнил, что они минуту назад упали сверху вниз. - Вроде бы да, - ответила девушка. – А ты?
- Я тоже.
- Где это мы? – изумленно спросила Мария.
- Вроде бы на Земле, то есть под землей. Ну, ты меня поняла!
- Да.
- Я имел в виду, что кажется, мы, будто попали на другую планету. Ты так не считаешь? - Полностью с тобой согласна. Ты будто прочел мои мысли, - улыбнулась Мария. - Как твоя нога? – озабоченно поинтересовался Дмитрий, разглядывая девушку. – Ты не ушиблась еще хуже?
- Слава Богу, нет. Но нога все-таки болит. При этих словах Мария пошатнулась. Еще немножко и она упала б, но Дмитрий вовремя ее поймал. Мария застонала от жуткой боли в лодыжке. - Держись за меня, и ты не упадешь, - посоветовал Дима. - Хорошо, - согласилась охотно Мария, так и сделав. Мерцание камней в темной пещере да еще под водой делали это место столь необычным и сказочным, что ее посетителям хотелось здесь остаться навечно, чтобы всегда иметь возможность созерцать такую красоту. Дмитрий нагнулся и взял рукой один камень. Тот светился желтым цветом. На ощупь он был гладким и холодным, и полностью помещался в ладони. - Какая изумительная красота! = с восторгом произнесла Мария, когда Дмитрий положил этот желтый комочек счастья ей в ладонь. – Я никогда в жизни такое не видела. А прожила я не мало! Она это так произнесла, что Дмитрию показалось, будто, она прожила целую вечность и видела на своем пути много-много необычного, что не вписывается в обычные человеческие рамки. - Мы все-таки нашли правильное место, - задумчиво сказал Дмитрий. – Здесь должно быть захоронение инопланетного существа. - Откуда тебе известно об этом? – спросила Мария.
- Пока я не могу об этом говорить, - серьезно ответил Дмитрий, подняв еще один камешек. Тот светился ярко-белым цветом. - Почему? – настаивала девушка.
- Я вас привел в то место, о котором мы договаривались. Откуда мне это известно – вас, кажется, это не интересовала сначала. - Это мы делали вид, что нас это не волнует. На самом деле, мы считали, что ты рано или поздно об этом заговоришь. - Может быть так и будет. Но только не сейчас. Мария поняла, что бессмысленно это продолжать. Он действительно ничего не скажет. - Кроме того я уверен, что вы также всего не договариваете. – Дмитрий внимательно наблюдал за реакцией девушки, но та промолчала, даже не взглянув на него. Таким ее поведением он понял, что она с ее компанией исследователей внеземного многое скрывает. - Этот белый камень – божественный, - молвил восторженно Дмитрий, чтобы как-то смягчить эту нелепую ситуацию. – Напоминает яркий свет в конце туннеля после смерти.
- А ты что уже умирал? – пошутила Мария. - Я нет, но те, кто были в коме, об этом рассказывают. Надеюсь, что я в следующей жизни буду птичкой. Буду себе порхать с ветки на ветку, перышки клювиком чистить и увиваться за пернатыми барышнями!
- А какая разница между этими двумя жизнями?! Ты и сейчас похож на напыщенного индюка в красном камзоле, сшитым по последней моде, то и дело, что раздуваешься до страшных размеров при виде каждой женской юбки!
- Минуточку, барышня! – остановил ее Дмитрий. – Здесь маленькая нестыковочка! - Какая?
- Даме не обязательно носить юбку, чтобы я обратил на нее свой пылкий взгляд. Я даже не могу припомнить ни единого раза, когда я видел тебя в юбке. - Очень остроумно! – обиделась Мария, высвободив свою руку из крепких объятий Соколова, пошатнувшись. Дмитрий среагировал молниеносно, ухватив девушку за талию, чтобы та не упала. - Убери свои руки! Мне не нужна твоя помощь. Справлюсь как-нибудь и без тебя. Я же как-то жила все эти годы, и ничего со мной страшного не случилось. Но стоило мне только встретить тебя, как на меня, словно рой диких пчел, посыпались одни неприятности. Мария отошла от Соколова на метр не меньше и услышала его смех. - Чего ты смеешься?
Дмитрий ей не ответил, а наоборот еще громче стал хохотать. - Правда может быть горькой, но не смешной. Нечего тут надо мной потешаться! – обиженно крикнула Мария, надув при этом губки, словно маленькая обиженная девочка. Дмитрий сразу среагировал на это, прекратив смеяться. Он уставился пристально на губы девушки. - А вот так делать я тебе не советую! – он прямо-таки хрипло прорычал. Взгляд мужчины очень напугал Марию. Его глаза молниеносно потемнели, улыбка исчезла с его лица, губы плотно сжались в узкую полоску, и лишь изредка была видна пульсирующая жилка сверху над левой бровью. - Если не хочешь моих жарких поцелуев и объятий, то не веди себя так вызывающе, - хрипло, но твердо проговорил Дмитрий, сжав руки в кулаки, да еще за спиной от греха подальше. – Нечего меня соблазнять, а потом от меня отбиваться. Я не железный! Я и так себя еле сдерживаю и то только из-за того, что мы на волосинку от смерти. Мария была шокирована его признанием так, что не могла и слова вымолвить, просто глупо стояла и хлопала глазами, открыв от изумления рот. Дмитрий хотел было еще кое-что сказать, как вдруг прямо-таки из неоткуда ему в ногу что-то вцепилось, очень больно ранив. - Ав! Больно! – крикнул он. - Я тебе ничего не делала, - озадаченно молвила Мария. - Я к тебе даже не прикасалась! - А жаль, что не ты в меня вцепилась! – саркастично ответил Дмитрий. – Твои прикосновения, я уверен, намного приятнее, чем клешни этой твари. Дмитрий приподнял ногу из-под воды, чтобы увидеть то, что к нему присосалось. От ужаса Мария завопила не своим голосом.
- Что это такое? Что это за редкая мразь?!
Неизвестное существо действительно было таким мерзким и уродливым, что Дмитрию самому захотелось крикнуть от ужаса. Но он же мужчина все-таки! Вспомнив об этом маленьком факте, он просто сильно сжал зубы и кулаки. Неопознанная зверюшка напоминала земного краба, только этот монстрик был с тремя клешнями вместо двух обычных, с множеством лапок вокруг округлого, мохнатого тельца и примерно четырьмя глазами-глазищами прямо сверху туловища вокруг его оси. Соколов вцепился в чудище прямо голыми руками, но отодрать его от ноги оказалось не так-то просто. Оно очень крепко держалось. - Димочка, тебе больно? – засуетилась вокруг него Мария. – Чем мне тебе помочь? - Во-первых, не паниковать и не орать! – ответил Дмитрий, продолжая душить уродца, но тот был таким твердым, словно камень. – А во-вторых, смотреть по сторонам. Осторожно! Сзади! – закричал Дмитрий, увидев, как к Марии плывет другая тварь. Он, долго не думая, пихнул Марию в сторону, отчего она упала воду, а непонятный зверь впился клешнями Дмитрию в другую ногу, да еще посильнее, чем первый. Глава 12
Поднявшись на ноги, Мария увидела, как Дмитрий борется с двумя странными чудищами. Как он не старался, но снять с себя сразу двух монстров было не в его силах. Мария понимала, что должна ему как-то помочь, а то в ином случае она останется здесь совсем одна и то ли надолго. Ведь расправившись с мужчиной, они примутся за нее. Поэтому она, как могла, напрягла свои мысли на спасение Соколова. И как не странно, решение пришло мгновенно. Она схватила самый большой камень из-под воды, который только нашла, и со всей силой ударила одного монстра. - Он немного ослабил хватку, - сказал Дмитрий, - продолжай в том же духе. Царина повторила попытку, но вредоносное существо не хотело так просто отпускать свою добычу. Только с третьего раза краб-монстр разжал клешни, и Дмитрий легко оттянул его от своей ноги. - Дай мне камень, - попросил он у Марии. - Не надо. Я сама. Ты лучше удерживай того другого, чтобы он тебе не отгрыз ногу. Мария отобрала раненого зверя у Дмитрия и положила его на выступ, который был поверх воды. Она размахнулась со всей силой и ударила камнем по существу. От удара он раскрошился надвое, и изнутри прыснула какая-то жидкость ярко-зеленого цвета. - Фу, какая гадость! – брезгливо крикнула Мария от отвращения, быстро увернувшись от мерзкой струи. – Еще немного и меня бы обрызгало этой мерзостью!
Дмитрий за то время пытался освободиться от оставшегося монстра, но безуспешно. Тот держался мертвой хваткой. Тогда Соколов нагнулся и поднял из-под воды большой алый камень. Со всего размаху он ударил несносное существо, и оно сразу разжало клешни, и упало в воду. Дмитрий успел со всей силой раздавить его ногой, отчего вода вокруг Соколова стала зеленой. Тяжело дыша, Мария и Дмитрий посмотрели друг на друга.
- Вот, уродцы! – злобно буркнул Соколов.
- Инопланетные твари! Это им по заслугам! – поддержала его Царина. - Я думал, что это уже конец.
- Как твои ноги? – спросила Мария, подойдя к раненому. – Дай, посмотрю. - Все нормально. Не надо ничего смотреть, - увернулся Дмитрий от девушки.
- Как может быть все нормально, если вода вокруг твоих ног стала красной! – обозлилась Царина. Дмитрий взглянул вниз. – А что если здесь есть еще эти твари и они сплывутся на запах твоей крови? - Тогда нам надо немедленно отсюда уходить, - сказал Дмитрий.
- А как же твои раны? – не сдавалась Мария.
- Об этом подумаем потом, когда выберемся на сушу. Надеюсь, эти существа живут только в водной среде. - Хорошо. Но потом я обязательно осмотрю твои раны. - Ладно, ты меня уговорила. Дмитрий взял Марию под руку, и они медленными шагами стали продвигаться вперед. Теперь не только Марии было трудно идти из-за больной лодыжки, но и Дмитрию из-за кровоточащих ран на ногах. Туннель все тянулся и тянулся, казалось, не было ни начало ему , ни конца. Радовало пленников пещеры то, что из-за светящихся камней под водой было видно, куда идти. - Дима, смотри! – вдруг закричала Мария, когда они миновали где-то шестой поворот. Соколов мгновенно остановился и посмотрел в ту сторону, куда уставилась с ужасом в глазах девушка. - Ах, ты гад! – воскликнул Дмитрий, увидев, как к ним с большой скоростью плыл третий краб-монстр. – Ну, погоди, тварь! Я тебя счас урою! – При этих словах Соколов нагнулся и поднял камень, который светился зеленым цветом. Также он снял рубашку, оставшись в футболке. - Что ты собираешься делать? – спросила Мария, спрятавшись за спиною у мужчины. - Счас увидишь! Когда существо приблизилось к Дмитрию на расстояние вытянутой руки, то он набросил на него рубашку, поймав того в ловушку. Потом он ударил монстра камнем несколько раз, пока вода вокруг него не стала ярко-зеленой. - Вот, тебе, эдакая ты мразь! – злобно закричал Дмитрий. – Будешь знать, где твое место! Ты низшая ланка пищевой цепочки, а не я! Подбирай себе противника по зубам! - Дима, Димочка! – завизжала Мария, схватив того за руку. - Оставь его, он и так уже мертв. Ты лучше посмотри туда. – Она указала рукой направление, откуда плыли н6е меньше двух десятков этих злобных тварей. - Бежим! – крикнул Дмитрий, схватив Марию за руку. Они так быстро бежали, что забыли обо всех своих ранениях. Их сердца громко стучали в груди, грозясь оттуда выпрыгнуть. Позади уже был слышен звук плывущих монстров. Сотни лапок создавали ужасающее эхо в пещере. От этого звука в убегающих поползли мурашки по коже. Каждому казалось, что вот-вот и они их настигнут, и тогда придет их конец, ужасающий конец в страшных мучениях, когда эти твари вонзятся в их тела, и начнут медленно поедать их плоть, пока они не умрут в страшных и несносных муках. - Я не хочу вот так умереть, Дима! – завопила от ужаса Мария, чувствуя, что силы ее покидают, и она не может уже бежать. - Ты так не умрешь! – крикнул Дмитрий. – Я им этого не позволю! – Он остановился, отпустив руку Марии. – Беги, я их задержу!
Царина продолжила бежать еще метров три, пока горькая правда не дошла к ее разуму. Тогда она сразу остановилась, повернувшись назад. - Нет! – закричала она с такой болью в голосе, что у Соколова побежала слезинка по щеке. Он видел, как Мария рыдала, кусая от безысходности губы и заламывая руки. Звук приближающихся монстров был уже очень близко. Вот, он каков его конец, думал Соколов. Он никогда бы не подумал, что умрет от клешней инопланетных тварей.
- Жизнь еще та сука! – тихо молвил он. – Если ты слышишь меня, о Всемогущий, спаси хотя-бы ее! – обратился он с мольбой в голосе к Господу. – Это последнее, о чем я тебя прошу. Это все происходило за считанные секунды, поэтому задумываться о действиях, не было времени. В этот момент человеком правило его истинное «Я». Дмитрий увидел, что девушка двинулась к нему. - Нет, Машенька! – закричал он от страха за ее жизнь, чувствуя спиною вибрацию смертельных тварей. – Не делай этого! Ты должна жить! - Зачем … если не будет тебя? – спросила сквозь слезы Царина, подойдя впритык к Дмитрию. Они смотрели друг другу в глаза, понимая и без слов то, о чем их сердца знали еще с их первой встречи. Их стремление и тяга друг к другу были столь сильны, что разъединить их теперь было не под силу даже Всевышнему. - Если умирать, так только с тобою вместе, - проговорила Царина, обняв Соколова. Он в свою очередь тоже обхватил ее руками. Об этом он так давно мечтал!
- Моя храбрая дурочка! – тихо молвил он. – Что ты наделала?
От устрашающего понимания происходящего Дмитрий завопил во все горло: - Нет! – Он почти минуту тянул это одно единственное слово, отчего ему показалось, что он уже умер, что все уже произошло, и эти твари разорвали их на мелкие кусочки. Но минуты шли, а он все еще чувствовал стук ее сердца, ее дыхание у себя на шее, а также его руки касались ее спины и их тела были крепко соединены друг с другом. Такое блаженство могло быть только раем! Значит, он попал в божественное место вместе с Марией. Он, такой грешник, и в Эдемском саду?! Однако, когда он открыл глаза, вокруг было полутемно и его ноги по-прежнему болели от несносной боли. Неужели, это и есть рай?! Что-то маловероятно! - Дима, очнись! – услышал он такой дорогой его сердцу голос. - Мы умерли? – спросил он, посмотрев в глаза любимой девушки. - Нет, - тихо ответила она.
- Как нет? – удивился Дмитрий. – А как же те твари? Как же…? - А ты посмотри сам, - посоветовала Мария, отстранившись от него. Дмитрий повернулся назад, где еще минуту назад он слышал шум ужасных тварей. Его глаза расширились от удивления и одновременного чувства радости и облегчения. Позади, шатались в воде примерно двенадцать мертвых монстров, а за ними кишела стая из сотни таких же уродливых тварей. Они издавали пугающие звуки и метались в разные стороны, но дальше мертвых своих сородичей не плыли. - Они мертвы? – удивился Дмитрий. – Отчего?
- Не знаю.
- А почему другие живи?
- И почему они остановились? - Кажется, их что-то не пускает дальше, - предложил Соколов. Они задумались, внимательно рассматривая все вокруг. - Смотри, там есть светящиеся камни, а под нами нету, - заметила Мария. - Точно, - согласился Дмитрий, - дальше темно, как в склепе. - Очень это кстати сейчас, Дима, - иронично ответила Царина. – Умеешь ты утешить напуганную девушку! - Видишь, мертвые достигли темной полосы, а живые находятся в зоне светящихся камней. - Да, вижу. Значит, жизнь этим монстрам дают эти божественные камни, - констатировала Мария. - Это все проделки явно не матушки-природы. Здесь поработали более умелые ручки с других планет или даже галактик. - Ты действительно веришь в существование внеземных цивилизаций? - Да. А ты разве нет? - Ну, у меня есть сомнения по этому поводу. - Тогда зачем ты принимаешь участие в этой экспедиции? - Потому что это экспедиция моего … мужа, - на последнем слове Мария запнулась. - Конечно, я мог бы и не спрашивать, - недовольно буркнул Дмитрий при упоминании своего соперника. - Давай, я посмотрю твои раны, - перевела Мария тему. - Не надо, я как-то так продержусь и без твоих нежных касаний! – гневно отстранился он от ее рук. - Но у тебя может быть потеря крови или еще что-нибудь похуже этого, - не обратила она внимание на его гневные высказывания. - Хуже этой реальности уже ничего нету! Лучше я умру от ран, когда мы выберемся отсюда, чем видеть тебя с твоим мужем! Мария приоткрыла рот от изумления. - Прости, если я дала тебе какую-то надежду. Но я замужем. - А ты его любишь? – спросил Дмитрий напрямик. - Конечно, - ответила быстро Мария, даже не задумываясь над ответом. - Врешь! – нахально молвил Соколов. – Ты меня любишь! – самоуверенно заявил он.
- Что? - откуда ты это взял? Что за фантазии у тебя? - Это не фантазии, а, правда. Я видел это по твоим глазам и действиям в тот … момент. - Ты себе много нафантазировал. Мне просто было тебя жаль. - Нет! Ты это сделала подсознательно, так тебе велело твое сердце. Но сейчас тебе твой разум препятствует быть счастливой со м…
- Хватит! – остановила Мария его на полуслове. – Прекрати делать себе больно и ставить меня в неловкое положение. Я жена Иннокентия Царина! Так оно есть, и так оно будет и дальше! Ясно это тебе? - Ясно, - тихо ответил Дмитрий, делая вид, что согласен с ней, хотя это было далеко не так. Глава 13
В квартире раздался звонок. Инесса Павловна, поправив завивку, подошла к двери. Взглянув в глазок, она увидела незнакомую девушку. - Кто там? – спросила она.
- Открывай, Дима! – услышала Инесса Павловна гневный голос незнакомки. – Я знаю, ты дома. Соколова поняла, что это была знакомая его сына, поэтому открыла двери без опасения. На пороге она увидела красивую блондинку, столь прекрасную, что Соколова мысленно назвала ее Афродитой. Одета она была в мини-юбочку, столь коротенькую, что она еле прикрывала ее симпатичную попку, а ее изумительная грудь была еле прикрыта облегающей маечкой. На ее ногах красовались красные туфельки на пятнадцатисантиметровых шпильках и черные колготки в сеточку. В руке она держала кожаную алую куртку и сумочку того же цвета. Всю картину завершал очень вызывающий макияж: ярко-алые губки и глазки, раскрашенные почти во все цвета радуги. Инесса Павловна поняла, кто перед ней предстал. - Димочки нету дома, - сообщила она вульгарной девице. - Я вам не верю, - запротестовала девушка, оттолкнув Соколову и вбежав в квартиру. - Димочка, ты где? – кричала она, осматривая апартаменты Соколовых. – Хватит прятаться! Тебе все равно от меня не скрыться!
Инесса Павловна еле успевала за наглой девицей. - Дамочка, прошу вас покинуть мой дом! – говорила она той вдогонку. – Такой женщине, как вы, в нем не место! - Почему это? – обиженно спросила та, остановившись и подойдя к пожилой даме. – Я что не так одета или не так накрашена?! - Это еще мягко сказано! Милочка, я не буду платить за неоплаченные счета моего сына, - заявила Инесса Павловна с гордо поднятой головой. – Вам придется ждать его возвращения. Он вполне взрослый мальчик, чтобы самостоятельно оплачивать свои мужские потребности! - Какие потребности? Что оплачивать? – непонимающе хлопала ресницами девица. – Я что-то никак не врубаюсь в то, что вы говорите. - Что тут непонятного?! Вот, молодежь безголовая пошла! Надо было не давать ему в долг!
- Чего не давать? – не понимала блондинка. - Не надо корчить из себя дурочку? – обозлилась Инесса Павловна. – У меня нету времени на таких, как ты! У меня еще куча дел. - Какие могут быть дела у пенсионеров?! – специально подлила девица масла в огонь. Инесса Павловна так обиделась, что раскраснелась, как помидор. Она стала фыркать, и, приложив руку к сердцу, притворилась, что ей плохо. - Я … я пенсионерка?! – затараторила она. – Да, как у вас, милочка, язык повернулся такое сказать?! Мне всего сорок лет. И я в расцвете сил! И дел у меня столько, что нету времени на сон. - Бабушка, да вы смотрелись в зеркало сегодня? Да какие у вас могут быть дела, кроме как встать с постели и сходить пописать! - Бабуля?! – закатила глаза в истерическом припадке Инесса Павловна. – Ах! Ты, мерзкая и бесстыдная девка! И хорошо, что тебе мой Димочка не заплатил за твои услуги! - Вы что принимаете меня за шлюху? – шокировано спросила блондинка. – Меня, дочь Милосского и вашу будущую невестку! - Ты кто-кто? – побелела от ужаса Соколова. – Невеста Димочки?!
- Представьте себе, да! – гордо ответила Милосская, поправив руками волосы. Инесса Павловна минуты две смотрела на девушку, а потом, как ничего не бывало, затараторила радостно:
- Ой, деточка, как я рада тебя видеть! - Я бы не сказала, что по вас это видно! - Милая, знаешь такую пословицу: «Кто старое помянет, тому ворон глаз выклюет!»
- Слыхала, - сказала Милосская. - Давай забудем старое и начнем сначала, - предложила мать Дмитрия. – Меня зовут Инесса Павловна. А тебя как зовут, дорогуша?
- Анна, - ответила Милосская. - Аннушка, дай я тебя поцелую, - попросила Соколова, обняв девушку и поцеловав в щеку. – Как моему Димочке повезло с невестой! Ты такая красавица и умница! Какие у вас будут детки красивые!
- А как вы узнали, что у нас будет ребенок? – удивилась Милосская. – По мне что видно? - Ты что беременна?! – обрадовалась и удивилась одновременно Соколова. - Да.
- Я скоро стану бабушкой! – радовалась она, как ребенок, которому подарили подарок, о котором тот день-нощно мечтал. – А Димочка мой наконец-то станет папой! – У пожилой дамы от счастья на глазах появились слезы, и медленно покатись по щекам вниз. - Думаете, Димочка, обрадуется этой новости?
- Непременно. Ты еще спрашиваешь! Инесса Павловна предложила девушке присесть. Они прошли в уютный зал и, Милосская уселась на диване. Пожилая дама пошла на кухню, чтобы заварить зеленого чаю. Через минут пять она возвратилась к гостье с угощеньем на подносе. За приятной беседой прошло не меньше полтора часа. Потом их уединение прервал Николай Петрович, возвратившийся домой с рыбалки. Он очень радостно встретил будущую невестку. Они втроем посидели за приятной беседой еще часок. Анна стала им настолько близка, словно это их родная дочь. Они уже даже посоветовались и решили, как назвать еще не родившегося ребенка. - Семен – очень красивое имя, - заключила Инесса Павловна. – Семочка! Сема! Так славно звучит! - Да и Светочка – очень мило! – подытожил Николай Петрович. – Светик-самоцветик! В эту секунду в экране телевизора появился ведущий известной программы «Все и обо всех» Роман Плямочкин. Он вытирал носовым платочком глаза, которые были красными от слез. То ли это было наигранным, то ли всерьез. Телеведущий находился возле огромного забора, за которым виднелся большой двухэтажный особняк. Вокруг него собралось еще много народу. Каждый держал в руках то ли цветок, то ли носовые платочки, которыми вытирали слезы, катившиеся по их лицам. - Мы сейчас находимся у дома известной всем и глубоко любимой всеми личности, - начал Плямочкин, смотря в объектив оператора. Он вытер опять слезинку, скатившуюся с его правого глаза, продолжив очень тихим, охрипшим голосом: - Вы сами видите, сколько людей собралось здесь, чтобы почтить память такой великой и гениальной женщины. Сердце Дины Арсеньевой перестало биться в пятницу в двенадцать часов ночи. Врачи, приехавшие на вызов прислуги, ничего не смогли уже сделать. Госпоже Арсеньевой выполнился шестьдесят один год месяц назад. Причину смерти пока что не разглашают. - Диночка! – только и сказала Инесса Павловна перед тем, как упасть в обморок. Хорошо, что она сидела на диване, а то так и ударилась бы. Николай Петрович мгновенно очутился рядом с женой, обмахивая ту платочком. - Ой, как мне плохо! – простонала женщина, придя в себя. – О Господи, Диночка умерла! С ее глаз градом посыпались слезы, смыв при этом весь макияж. - Дай сюда, - отобрала Инесса Павловна платочек у мужа. – Отчего она умерла такой молодой? Она же вчера только пела! Как это могло произойти?
- Мой папочка вчера был на ее концерте, - вставила Милосская. – Он ее так обожал! Она была его нимфой! Как ему, наверное, счас плохо! Нужно ему позвонить. Узнать, как он там. – Девушка медленно встала с дивана и направилась в другую комнату. Пока Анна разговаривала с отцом по телефону, Николай Петрович утешал свою бедную и несчастную жену. - Ой, Колинька, я это не переживу, - рыдала Соколова. – Я же только вчера слушала, как она поет, а сейчас говорят, ее больше нету с нами. - Может, это просто чья-то злая шутка? – предположил мужчина. - К сожалению, нет, - услышали они голос Милосской, которая вошла в комнату. – Это правда. - Нет, этого не может быть! – еще сильнее заголосила Инесса Павловна. - Максим Леопольдович знает, отчего это случилось? – задал вопрос Соколов. - В высших кругах говорят, что ее убили, - ответила Анна.
- Дину? Убили? – удивился он. – Ее-то за что?
- Ой, мамочки! – схватилась за сердце Инесса Павловна. – Я этого не переживу. - Кто? И как это им удалось? Ведь у Арсеньевой телохранителей было не меньше десятка. - Диночка, бедненькая! – рыдала женщина, вытирая слезы платочком.
- Это должно быть кто-то из ее круга, - предположил Николай Петрович. – Иначе им не обойти ее охрану. - Папуля, говорит, что в этом замешены медики, - сообщила Милосская. - Медики? – удивленно поднял левую бровь Соколов. - Якобы Арсеньева лечилась у врачей-экспериментаторов, - продолжила Анна. – Вот они ее и угробили! Глава 14
Царина, оставив своего попутчика, двинулась вперед. Пройдя метров три, она остановилась, поскольку дальше было очень темно. Свет от камней сюда не доходил. Она решила было уже пойти назад, чтобы взять несколько камней, как впереди увидела Соколова. Он держал в ладонях камни. Отчего вокруг было очень светло. - Я тут поразмыслил и пришел к выводу, что дальше будет темно, - выложил Дмитрий. - Ты был прав, - согласилась Мария.
- Идем дальше вместе? – спросил осторожно Соколов.
- А разве есть другой вариант?
- Обопрись о мою руку, - предложил Дмитрий.
- Нет, не надо. Спасибо, - отказалась Мария. – Я как-нибудь сама справлюсь. У тебя тоже раненые ноги. - Как пожелаешь! – быстро согласился Дмитрий, и они двинулись вперед. - Кажется, становиться теплее, - сказала Мария.
- Да, ты права. У меня уже не стучат зубы от холода и сосулька на носу растаяла! – Соколов улыбнулся своей остроумной шутке. Мария также рассмешил мужской юмор. - Я серьезно, - улыбнулась она опять. – Посмотри, на стенах уже нету льда. Царина, чтобы убедиться в своей правоте, прикоснулась пальцами к серым камням. - Да, ты права, - поддержал ее Дмитрий, также внимательно изучая каменные нашарования. - Смотри, вот это изображение похоже на курицу! – указала Мария на странное пятно на стене. - Угу, - согласился Дмитрий, присмотревшись повнимательней. – Жареный цыпленок на большом медном подносе под французским соусом. Объедение! У меня уже слюнки текут. - И у меня тоже. Желудок мой взбунтовался полностью. Требует пищи и то немедленно!
- А может вернуться нам к тем монстрам и распотрошить одного, более всех упитаннее? А! Как ты считаешь? – спросил Дмитрий. - Я считаю, что тебе немедленно надо что-нибудь вкинуть в желудок, а то твои мозги начинают ссыхаться. - Боишься находиться в моем присутствии? Думаешь, что я скоро сойду с ума и съем тебя на завтрак? – Дмитрий отошел от стены и двинулся дальше. - До завтрака нам надо еще дожить! – Мария поспешила за Соколовым. - Ну, зачем так пессимистично?! Не надо вешать нос, детка! - Не надо так фамильярничать! Я все-таки твоя работодательница. - Слушаюсь, начальница! – Дмитрий поднял руку и отдал честь своей спутнице так, как это делают военные. Они двинулись дальше. С каждым поворотом становилось все теплее и теплее. На стенах появились разные виды мха, столь необычные для планеты Земля.
- Этот мох такой необычный! – заметила Мария, прикоснувшись к растению. – Я не помню, чтобы такую разновидность я встречала в книге.
- Лучше тебе к нему не прикасаться, - предупредил Дима. – Может, оно кусается, а?! - Не думаю. У него для этого нету ни единого зуба, а тем более рта. – Мария продолжила исследовать неизвестное миру растение. По виду оно не было похожим на мох. Единственное, что связывало его с этим видом растений так это тот факт, что оба крепились к каменистой стене. Листья этого растения были сероватого оттенка и по размерам они были больше, чем листья средне статического мха. - Ты очень смелая и любознательная, - Соколов подошел поближе к девушке, чтобы в случае непредвиденной опасности, он был вблизи. – А какой университет ты заканчивала? Наверное, что-то связанное с биологией и ботаникой. - То учреждение уже не существует, - ответила Мария, продолжая внимательно изучать странный объект. - Ты так говоришь об этом, словно его закрыли полстолетия тому назад. Тебе тогда было …, - Дмитрий призадумался. – Нет, тебя тогда вообще не было. - Не смешно! - А представь себе, если бы ты родилась полстолетия тому назад, - стал фантазировать Соколов. – Тебе сейчас было бы около пятисот лет. Ух, ты! Круто, да?! - Не очень.
- Почему это? Разве тебя не радует перспектива жить почти вечность? - Нет, - ответила невесело девушка. - Почему? – удивился Соколов. - Я бы не хотела быть сгорбленной пятисотлетней бабулькой с единым зубом во рту! - А кто сказал, что ты будешь сгорбленной?! Если будешь каждый божий день заниматься фитнесом, то ты будешь пошустрей любой двадцатилетней девушки. - Но …
- А медицина сейчас на таком высоком уровне, что вставят зубы даже мертвому! – перебил девушку Дмитрий. – Что там им пятисотлетняя бабулька! Раз плюнуть! Так что не переживай, челюсть со вставными зубами тебе не светит! Будешь, как суперстар, блистать беленькими и ровненькими зубками! - Но я бы не хотела жить вечность с морщинами по всему телу, а главное лицу, - подытожила Мария. - А я разве не сказал, что ты будешь вечно молодая и красивая?
- Нет, не сказал. Все, Дима, хватит фантазировать! – рассердилась Мария. – Мне сейчас не до твоих дурацких выдумок. Лучше, вот, посмотри! – указала она рукой на мох, который рассматривала уже более пятнадцати минут. - Ну, и что ты там нашла? – нехотя посмотрел Дмитрий на растение. – Нобелевскую премию тебе уже можно давать?! - Не знаю, как премию, но куча бабла я отберу у этих там разных селекционеров! - услышал Дмитрий чей-то незнакомый женский голос справа от себя. – Ванюша, мы будем богатыми! – радовалась незнакомка, ущипнув Дмитрия за его мягкое место, от чего он тихонько вскрикнул. - Это так теперь знакомятся с молодыми людьми?! – спросил он у женщины, которая открыв рот, смотрела на Дмитрия своими большими глазами секунд тридцать, а потом она заорала во все горло. - Успокойся, - сказал тихим, прямо ангельским голосом Соколов. - Мы не собираемся тебя убивать или что-то в этом роде. Увидев, что от этого не было результата, и женщина по-прежнему орала, как резаная, Дмитрий добавил:
- Мы не претендуем на твое бабло и премию. Эти слова возымели эффект. Незнакомка прекратила орать. - Как тебя зовут? – спросила Мария, которая до сих пор молча наблюдала за происходящим. - Катюша, я бегу! – услышали они еще один голос, только в этот раз мужской. Дмитрию он показался знакомым. – Я тебя спасу! Сзади женщины появилась тень, а потом и сам спасатель, который держал в руках пистолет дореволюционной давности. Такими еще пользовались во времена великой Октябрьской революции. - Где тебя черти носят?! – спросила гневно женщина, спрятавшись за спиной у своего спасителя.
- Мне нужно было в одно место, - стал оправдываться незнакомец. - Какое место?
- Ну, в очень деликатное место! При посторонних неприлично об этом вспоминать. – Мужчина поправил очки, которые ему сползли на нос. - Как ты мог в такой момент делать свое мокрое дело?! – злилась женщина. – Меня тут могли убить, а ты там справлял свою нужду!
- Катенька, ну, не надо при посторонних! – застеснялся незнакомец. – Я же не знал, что такое с тобой случиться. Ну, прости меня, милая! Прости ты, дурака старого!
- Ладно, прощаю, - успокоилась незнакомка, погладив того по голове. – Но только почему тебя так долго не было? – опять продолжила она.
- Ну, я искал более уединенное место! – ответил мужчина, поправив очки. Наступила тишина. Дмитрий и Мария внимательно наблюдали за происходящим. Обоим было очень интересно, что же ответит на это женщина. - Ну, и как ты нашел это место?! – очень спокойно спросила незнакомка, но это так казалось на первый взгляд. Это была только молния, а после, как нам всем известно, следует гром. - Ты знаешь, милая, - ответил мужчина, опять поправив очки и спрятав пистолет в пиджак, - нет. Последовала очередная тишина, после которой непременно должен был ударить гром. - Плохо, что нет, - миленько сказала незнакомка. – Это было бы отличное место, куда бы ты мог спрятаться от меня и от моего гнева! – Последние слова она произнесла с раскрасневшимся от злости лицом, и была уже готова наброситься на бедного беззащитного мужчину, но вдруг Дмитрий прокричал от неожиданности:
- Дядя Ваня! Ты что ли?! – он бросился к родичу и крепко того сжал в объятиях. - Дмитрий, это ты? - Да, я. Вот так встреча! Где-где, а вот здесь под землей я не ожидал тебя увидеть! - Вы знакомы? – спросила Катерина.
- Это твой дядя? – удивилась Мария. Глава 15
Только через три часа команда Иннокентия Царина нашла вход вовнутрь. Благодаря прогрессивному оборудованию, имеющемуся в ассортименте, им удалось засечь пустоты под землей. - Ройте немедленно, - приказал Иннокентий, отталкивая на своем пути рабочих, пробираясь к месту их находки. - Здесь копать нельзя, - ответил спокойно человек в военном обмундировании. - Это еще почему? – разозлился он. – Моя жена там под землей, а ты мне тут сказки рассказываешь! Можно - нельзя! Копать я сказал! – очень грубо и резко приказал он, пихнув какого-то рабочего с лопатой в руке. – Мне плевать: можно, не можно! Чушь собачья! Царин был очень взвинчен из-за пропажи самого дорогого человека в мире, поэтому чтобы его успокоить, к месту происшествия поспешил Алекс. - Кеша, давай выслушаем этого человека, - предложил он. – У него, наверное, есть причины говорить, что копать нельзя. Правду я говорю? – обратился Алекс к военному. - Так точно! – отрапортовал тот. - Как звать-то тебя, старшина? – спросил Алекс, хлопнув того по плечу. - Майор Куницын к вашим услугам, - ответил тот. - Зачем так официально? Ты свое имя скажи или кликуху. - Федор или просто Федя.
- Вот, это я понимаю, разговор! Ты вот мне лучше, Федя, такое скажи, - обратился Алекс к Куницыну. Взяв того за плечо, он отвел его в сторонку и что-то там ему минуты три впаривал. Потом они возвратились. - Иннокентий Бедламович, здесь копать нельзя из-за толщины грунтового покрова, - объяснил он Царину. – Нам в этом месте копать придется не меньше двенадцати часов. - Нет, такое мне не подходит, - запротестовал Иннокентий. - Поэтому я предлагаю пройти немного дальше в сторону, где покров тоньше, - закончил Куницын. - Понятно. Почему сразу так и не сказал?! - Так вы не дали и слова вставить, - попытался тот оправдаться. - Ладно, делай, как считаешь нужным, но только потом с тебя и весь спрос, - сказав это, он повернулся к Алексу. - Кеша, пойдем отсюда, - предложил тот. – Тебе вредно нервничать. Я сам за всем прослежу. Тебе лучше немного отдохнуть и поесть что-нибудь, а то ты так из сил выбьешься. Царин позволил себя увести в палатку и немного перекусить. - Ну, не могу я есть, - сказал Иннокентий, когда перед ним поставили поднос с едой. – Я чувствую себя виноватым, зная, что Мария там голодает. Как она там? Что с ней? – Он отодвинул поднос и встал из-за стола. – Не могу больше терпеть это неведение! Мне нужно немедленно узнать, что с Марией, а то иначе я сойду с ума. - Кеша, успокойся, - начал Алекс, подойдя к другу. – Потерпи еще немножко. Мы скоро ее найдем. – Он положил руку другу на плечо. – Я уверен, что твоя жена жива и невредима. Нужно только немножко еще подождать и ты ее увидишь. Ты сможешь скоро ее обнять, поцеловать. Очень скоро. Только больше терпения и веры. Иннокентий сдался и поверил другу, позволив себя усадить обратно за стол. - Вот, так! Отлично! А теперь попробуй что-нибудь съесть. Все так аппетитно пахнет! У меня прям слюни текут! Алекс принялся за свою порцию. - Какая божественная пища! Прямо-таки еда Богов! Царин взял вилку и, принялся есть. - Молодец! – похвалил Алекс друга, когда тот съел половину порции. – Тебе нужны силы. А то иначе просто сляжешь в постель. И придется вызывать к тебе доктора. - Еще мне не дает покоя тот факт, откуда этому Соколову известно о местонахождении захоронения моего покойного батюшки. – Царин отложил вилку на стол. – Ты, уверен, что все хорошо проверил о нем? - Да. Я тщательно изучил и проверил каждого его знакомого, друга, врага и так далее и тому подобное. Нам даже известно, какую марку бритвы он использует и сколько раз на день он ходит в туалет. Источник его сведений нам не известен.
- У меня почему-то такое предчувствие, будто нас обвели круг пальца. – Иннокентий пригладил волосы упавшие ему на глаза. – Может, этот Соколов заманил нас в ловушку? - Если твоя теория правдива, то у него должны быть помощники, - предложил Алекс.
- Или наоборот начальники. – Царин встал из-за стола. – Что если он выполняющий чьи-то приказы? Может все-таки вы упустили из виду какую-то маленькую деталь, которая могла бы поставить все точки над «и»? - Думаешь, кто-то давно наблюдает за нами? - Я в этом уверен. Да и ты тоже. Я это знаю. У нас много врагов. А еще больше любопытных, заинтересованных слухами о братстве вечности. - Но как могла информация просочиться в массы? – Алекс также встал из-за стола. – У нас ведь такая дисциплина и порядок царит в братстве! Я не хочу верить в то, что один из нас мог нас предать. - Я тоже не хочу в это верить, но факты на лицо, - констатировал Царин. – Моя жена пропала с этим Соколовым. А мы уже столько времени возимся здесь на поверхности, как должны были бы быть уже под землей! – Царин ударил громко кулаком по столу. – Проклятье! - Кеша, я вдруг вспомнил! – обрадовался Алекс, подойдя ближе к другу. – Ты помнишь Владимира Стаценко? - Знакомое имя, но, к сожалению, не могу точно вспомнить кто он такой.
- Ну, как же, Кеша, он работал в нашей лаборатории! Он был в команде ученых, которым удалось раскрыть геном вечности. Помнишь, я тогда был их первым пациентом, которому трансплантировали твой ДНК. - Ты был первым, который выжил. - Грустно вздохнул Царин. – Пред тобою были сотни добровольцев, которые умерли молодыми, так и не дожив до старости. - По рассказам ученых, именно Стаценко пришел к заключению, что пациенты умирали из-за непереносимости их группы крови с твоей группой. - Да, я помню. Тогда еще миру не было известно, что существует резус-положительные и резус-отрицательные носители крови. - Вот именно этот резус приводил к летальному исходу! – Алекс подошел к столу и сел на стул. – К моему счастью наш гений Стаценко был первым ученым в мире, который открыл резус. Но, к сожалению, его открытием мы не могли поделиться с миром. Он так и умер неизвестным. - Алекс, в нашем братстве желание славы самый большой порок! Ты что-ли забыл об этом?
- Нет, не забыл. Просто так высказывания вслух. - Ну, и что с тем Стаценко случилось? – спросил нетерпеливо Иннокентий. – Я все-таки его никак не могу вспомнить. - Ему также трансплантировали твой ДНК. У него была четвертая резус-отрицательная группа крови, поэтому ему удалось удачно перенести трансплантацию и выжить. - Ну, и к чему ты клонишь? Я никак не могу понять ход твоих мыслей.
- Владимир был очень здоровым человеком, никогда не болел, занимался разными видами спорта для поддержания иммунитета. Ему никакая болезнь не была страшна. А он умер от разрыва сердца! Представляешь!
- Я, кажется, начинаю припоминать, - сказал Царин, сев на стул напротив своего собеседника. – Для нашего братства его смерть тогда была большим шоком. Многие тогда впали в панику и тряслись над своим здоровьем так, что даже боялись выйти на улицу, кабы не заразиться каким-то неизвестным вирусом, который грозил нашим братьям и сестрам. В братстве даже ходили тогда слухи, что кто-то из наших врагов сотворил этот вирус, чтобы уничтожить братство вечности. Эта хрень кабы смертельна была только для нас. Для всех других смертных она была не страшна. - Но после вскрытия его тела наши патологоанатомы сообщили, что у него был врожденный порок сердца. Бездыханного Стаценка нашли в его доме возле одного из многочисленных его тренажеров. И тогда мы припустили, что его сердце не выдержало чрезмерных физических упражнений. - Да, было такое дело, - согласился Царин с другом. – После этого в нашем братстве снова воцарился мир и покой. - Но если ты помнишь, трансплантация ДНК вечности делается только в том случае, если пациент полностью здоров. - Да, я такое помню, - улыбнулся Царин. - Соответственно, возникает вопрос, почему Стаценко сделали трансплантацию ДНК при наличии у него врожденного дефекта сердца? Царин задумался всего на пять секунд, а потом сказал:
- Не было, значит, у этого Стаценко порока сердца! - Он бы еще умер сразу после трансплантации, - добавил Алекс. - Кто-то действительно убил его из вне братства! - Кто-то очень влиятельный и богатый, потому что для такого нужно иметь большие возможности и деньги. Такое пока что не может сделать ни один ученый из мира смертных. - Значит, они выведали у него все, что ему известно о братстве вечности, может, даже разгадали код бессмертия, взяв у него его кровь, - констатировал Алекс. Царин встал из-за стола и подошел к окну палатки.
- Разгадать-то они, может, и разгадали, но воспользоваться его кровью они не могли, - заключил он. – Для этого у них не было источника молодости. Глава 16
Генерал Зотов подъехал на черном BMW к воротам. Перед ним предстал забор огромнейших размеров. В высоту он был не меньше трех метров, а где заканчивался – трудно было и сказать. Когда открылись ворота и Зотов въехал вовнутрь, то его взору открылся пятиэтажная вилла, очень напоминающая своим видом Белый Дом. Спереди нее красовался фонтан, а с левой стороны был бассейн. Как не странно это могло показаться, но Зотов работал на человека, чьего имени он не знал, а лица никогда не видел. Он его просто звал Боссом и всегда видел в черной маске. Прям Фантомас какой-то! Так он шутил про себя, мысленно. Задания он получал по телефону или изредка от самого Босса лично. А деньги за их выполнение ему переводили на банковский счет. - Хозяин вас ждет, - услышал он, когда входная дверь открылась. - Проходите на второй этаж пятая дверь слева.
Перед ним стоял человек выполняющий обязанности дворецкого, хотя внешне больше напоминающего холоднокровного убийцу. Взгляд у него был зверский, прям какой-то демонический! Зотов вошел в холл. Дверь за ним закрылась. Он пошел к ступенькам. Выйдя на второй этаж, он направился влево. Когда нашел пятую дверь, то постучал в нее и только через тридцать шесть секунд вошел в кабинет. Внутренняя обстановка была настолько странной, не имеющей даже близкого сходства с виллой, что это заставляло гостей конфузиться. Повсюду были развешаны чучела мертвых зверей и птиц, а весь пол был устлан шкурами убитых тигров, леопардов, гепардов, бурых и белых медведей. В комнате не было окон, поэтому вокруг было темно. Только свет от ламп в форме факелов немного освещал пространство помещения. - Нравиться? – услышал Зотов голос Босса, исходящий с конца кабинета, где стоял письменный, дубовый стол и стул в виде царского трона. - Нравиться, и пугает одновременно, - ответил генерал. - Так и было задумано, - сообщил человек в черной маске, одетый в черный костюм с черной рубашкой и черным галстуком. - Уверен, это ваша идея. – Зотов пригладил прядь волос, упавшую ему на глаза. - Ты очень проницателен. Поэтому я и нанял тебя. Хозяин виллы встал со своего трона и взял трость. - Этих зверей и хищных птиц я добыл сам. - Верю. Такому человеку, как вы все под силу.
- Лесть - это хорошо. Нравиться всем. – Потом человек в черной маске замолчал, а после спросил:
- Так какие у тебя новости?
- Я нашел источник молодости, - ответил Зотов с гордо поднятой головой. Человек в черной маске от услышанного еле не подпрыгнул на месте от радости. Но он себя сдержал и ничем не выказал, что это его так сильно взволновало. Хотя из-за маски на его лице генерал все равно не увидел бы этого. - И кто он? – спросил он спокойным тоном, хотя на самом деле его аж распирало от любопытства. – Скажи мне его имя. - Царин, - ответил Зотов. – Иннокентий Царин. Возраст – примерно тридцать, тридцать пять лет. Очень богатый и успешный бизнесмен. Женат. Детей нет. - Я так и знал, что это он, - сказал радостно человек в черной маске. Он пребывал в таком возвышенном состоянии, что ему казалось, будто он достиг вершины блаженства. – Наконец-то я скоро, очень скоро стану снова молодым! Наконец-то снова смогу наслаждаться жизнью в полную силу! Скоро! Очень скоро! В эту минуту позвонил телефон. Хозяин виллы поднял трубку.
- Да, - ответил он. Несколько минут он внимательно слушал человека с той стороны аппарата, а потом просто положил трубку. - И где он сейчас пребывает? – спросил он неожиданно для Зотова, который сначала даже не понял, о ком идет речь, но поняв, быстро ответил:
- На Украине. В Крыму, если точнее. - И что он там делает?
- Проводит раскопки.
- Раскопки чего?
- Захоронения первоначального источника молодости. Хозяин виллы призадумался ненадолго, потом порылся в своем письменном столу, вытащил записную книжку в коричневом переплете и стал внимательно изучать ее содержимое. Зотов за то время успел перечислить все чучела и шкуры в кабинете шесть раз. - Сообщи доктору Охтинскому, чтобы приехал ко мне, - неожиданно молвил Босс. – А также организуй экспедицию к источнику молодости. Зотов очень удивился, но виду не подал, а только задал интересующий его вопрос:
- Вы также едите, Босс?
- Непременно. Еще скажи, твой источник надежный? - Конечно, - ответил Зотов. - И кто сливает тебе информацию?
- Это приближенный к самому Царину. - Ты уверен в его правдивости? - На все сто. Только у этого человека есть требования.
- Какие?
- Информатор требует вашей личной аудиенции. Хозяин виллы задумался. - Хорошо, - ответил он. – Сегодня в три. Здесь. Скажи, чтобы не опаздывал. Глава 17
- Почему вы так легко одеты, если знали, что идете в такое место, как эта пещера? – задала вопрос Мария после долгого повествования с обеих сторон.
- Не могу сказать, откуда, но я знаю, как безопаснее всего достаться к тому месту, к которому мы все идем, - ответил Иван. – И, пожалуйста, Маша, не спрашивай меня больше об этом. Я все равно не скажу. Не расспрашивай меня, как мы здесь оказались или откуда нам известно об этой экспедиции. Царина поняла, что дело это бессмысленное, поэтому прекратила расспросы. Она надеялась, что, может, со временем все-таки уговорит его рассказать всю правду. А пока она заняла позицию – выжидания. Молчание этого человека нисколько не удивило Марию, а вот на счет Дмитрия она была разочарована. Ей не понравилось, что он от нее скрывает что-то очень важное. Ведь ей казалось, будто между ними воцарилось некое доверие, а получается, ей все это просто показалось. Как она заблуждалась в отношении к нему! Он же, наверное, нарочно был с ней таким милым, чтобы приспать ее бдительность и втереться к ней в доверие. Какой же она была дурой, что поверила в его любовь! Оказалось, что на самом деле он просто очень мастерски играл роль влюбленного. - Тогда пойдемте скорее, - предложил Дмитрий. – Мне не терпится найти это захоронение.
- Подожди немного, парень, - остановила его Катерина. – Вы, наверное, голодны. Ведь не готовились к этой экскурсии. Вот, поешьте немного, - предложила она, вытащив с рюкзака два бутерброда с ветчиной и помидорами. - Спасибо, - поблагодарили одновременно Дмитрий и Мария, взяв по бутерброду. Они молниеносно скушали угощение, таким образом, утолив свой голод. - Ну, теперь можно идти! – Мария встала на ноги. Однако ушиб лодыжки дал про себя знать немедленно. Она стиснула зубы от боли и приподняла ногу, остановившись. - Ты ранена? – встревожилась Катерина, подбежав к пострадавшей. - Да, пустяки, - отмахнулась Мария. – Жить буду. И нам надо спешить.
- Мертвец никуда от нас не сбежит, - сказала Катерина. - У нас не было времени, как следует осмотреть ее ногу из-за всех тех опасностей, которые нам пришлось пережить, - объяснил Дмитрий. – Но сейчас самое подходящее время это сделать. Мария окинула его убийственным взглядом, дав понять, о чем она думает. - Ну, хорошо, я сдаюсь! – согласилась Царина. – Но осмотрите заодно раны на ногах у Димочки. Я вообще удивляюсь, как с такими ранениями он стоит на ногах!
Соколов одарил девушку таким же взглядом, при том молча дав дяде осмотреть себя. - Кстати, у Димочки еще обморожение левой ладони, - добавила Мария, когда Иван окончил перебинтовывать раны племянника. – Дядя Ваня, не дайте ему остаться калекой. Я же знаю, насколько Димочке дороги его руки. Без одной из них он не сможет увиваться за прекрасными барышнями! - Ты права, дорогуша, - согласился с ней Иван. – Дмитрий еще тот ловелас! - Да, дядя Ваня. Я с вами полностью согласна. Он не может прожить и дня без того, чтобы не испробовать свои чары обольщения на какой-нибудь красотке.
- Да-да, вы все правы! – иронично согласился с ними Дмитрий, разыгрывая дурачка. – Таков я есть! И тут уже ничего не поделать. Меня разве что исправит могила! - Или женщина, в которую ты втюришься до потери памяти! – перебила его Катерина. – Такая женщина отобьет в тебе охоту смотреть на другие юбки, разве что кроме ее собственной. - Тетя Катя, вы ошибаетесь, - Дмитрий встал на ноги. - К сожалению, такую женщину Бог не создал. Поленился, что ли?! – Он почесал подбородок, чувствую пальцами жесткую щетину. – Но я на него за это не в обиде! Мне и так хорошо. - Вот не лги, Дмитрий Николаевич! – гневно молвил Иван. – Разве не ты, плакался мне в рубашку спьяну, рассказывая, как тебя достала такая разгильдяйская жизнь?! Как тебе одиноко и плохо? Как тебе хочется иметь семью: детишек и любимую жену? - Дядя Ваня, что ты такое несешь?! – обозлился Соколов на родича.
- Правду.
- Но, кажется, ты забыл, что эта правда не для сторонних ушей.
- А кто здесь сторонние? Катюша - моя любимая женщина! От нее мне нечего скрывать. А Мария – твоя любимая женщина! Тебе от нее нечего скрывать.
Услыхав слова Ивана, Дмитрий и Мария замерли на месте, только изредка бросая друг на друга взгляды, полные негодования и непонимания. - Дядя Ваня, откуда ты это взял?! – рассмеялся Дмитрий. – Мы с Машей знаем друг друга несколько часов. Что за бред ты несешь? - Несколько часов? – удивился Иван. – А по вашим глазам вы как-будто знаете друг друга всю жизнь.
- Что за нелепое предположение, Иван Петрович? – вмешалась Мария, придя в себя. – Я замужем. - Замужем? – вместе спросили Иван и Катерина, замолчав на две минуты. Это время они обдумывали что-то, известное только им двоим. - Ничего страшного! – молвила Катерина первой. – Разводы для того и существуют, чтобы объединять два любящих сердца!
- Господи, да кто вам сказал, что мы с Дмитрием любим друг друга?! – злобно спросила Мария, не выдержав больше этого дурдома. - Вы, - ответили они вместе.
- Мы? – удивились Соколов и Царина. – Когда?
- Я что-то не припоминаю, чтобы такое говорила, - продолжила возмущаться Мария. - Да и я тоже, - согласился с ней Дмитрий. - Ребятки, какие вы еще глупые! – молвила Катерина, взяв Ивана под руку и одарив его нежным взглядом, полным любви. – Нам об этом рассказали ваши глаза, зеркала души. Чувства невозможно спрятать от других. Тот, кто умеет читать по глазам, видит все тайны человеческого сердца. Их невозможно спрятать ни под одеждой, ни под маской, ни под чем. - Вы можете это отрицать, но истинная любовь рано или поздно всегда найдет тропинку к избранному сердцу, - закончил Иван. - Дядя Ваня, ты знаешь, кто такой Иннокентий Царин? – задал Дмитрий такой вопрос, ответ, на который положит конец этому спектаклю. - Конечно, это организатор экспедиции, в которой ты участвуешь, - ответил Иван.
- И муж Марии, - добавил Дмитрий.
Царина посмотрела на него с благодарностью за то, что ему наконец-то удалось прекратить этот фарс. А Иван и Катерина обменялись удивленными взглядами, замолчав. Так молча они и тронулись дальше. Хорошо, что было тепло, а также светящиеся камни были им вместо света. Хотя Иван и Катерина имели с собой фонари, но все решили одноголосно ими не пользоваться, пока светятся камни. - Этот туннель, по которому мы сейчас идем, - рассказал им Иван, - будет еще тянуться не меньше трех часов ходьбы и то, если идти быстро. - Но с такими, как мы, вы будете двигаться медленнее, - перебил его Дмитрий.
- Ничего страшного. Если помнишь, тот, кого мы ищем, никуда уже не сможет сбежать.
- У тебя с юмором всегда было все отлично! Но я очень сильно устал и сомневаюсь, что пройду еще более часа. Представляю, насколько устала Маша.
- Со мной все в порядке, - отозвалась сама девушка. – Я еще много могу пройти.
Все понимали, что она просто врет, чтобы никого не задерживать. Да и Дмитрий врет, чтобы не задевать чувств Цариной. Хотя его раны были и глубоки, но идти он смог бы еще полдня без остановки. - Давайте, пройдем еще полтора часа, - предложил Иван, - а потом остановимся и отдохнем. Может, кто-то и вздремнет, если сможет. Все с радостью приняли предложения старшего Соколова. Мария шла последней, сразу за Катериной. Ее лодыжка уже так сильно не болела, от чего она могла свободно ставать на ногу. Однако все-таки она прямо валилась с ног от усталости, но со всех сил делала вид, что с ней все в порядке. Благодаря ее лихорадочным мыслям, она почти на час забылась, просто машинально следуя за провожатыми. А мысли ее были не радостными. Она мучилась вопросами. Что здесь делает дядя Дмитрия? Кто такая Катерина? Откуда Иван знает обо всем этом? Что именно он скрывает? Почему и Дмитрий, и Иван скрывают, откуда им известно местонахождение захоронения? Что, если их встреча была не случайностью? А если они это все задумали с самого начала? То есть Дмитрий запудрил ее мозги своей якобы любовью, чтобы приспать ее бдительность, специально заманил ее подальше от лагеря, а потом как-то сделал так, что она провалилась в эту пещеру. Они, наверное, назначили место, куда Дмитрий ее приведет, будто бы спасая ее жизнь. А что будет дальше? Зачем она им? Они ее убьют или будут шантажировать ею ее мужа? Все это какая-то чушь! Почему Иван и Дмитрий Соколовы, зная точное место нахождения их объекта, сами не откопали это захоронение? Зачем Дмитрию надо было их заверить, что ему известен путь к их цели? Зачем он проник в их команду? Что он пытается разузнать у них? Как не крутила, не вертела, Мария не могла с точностью себе ответить ни на один из волнующих ее вопросов. - Мы достались! – услышала Мария радостный голос Ивана. – Мы достались! - А вы говорили, что мы не сумеем! – добавила Катерина.
- Мы нашли захоронение?! – с волнением спросила Мария, подбежав к остальным. - Нет, Маша, ты, что! – рассмеялся Иван. – Мы дошли до того места, о котором я вам говорил. Мы добрались сюда меньше, чем за два часа. - Вот, и хорошо! – радостно сказала Катерина. – Теперь привал! - Наконец-то! – с облегчением вскрикнула Мария, сев на выступ. Все одновременно посмотрели в ее сторону, сразу догадавшись по ее виду, что она еле живая и только притворялась сильной и бодрствующей. Глава 18
Когда Мария уснула, Иван крепко обнял Дмитрия, уткнувшись тому лицом в плечо. - Ну-ну, дядя Ваня! – успокаивал тот родича, похлопывая его по плечу. – Тише, а то она проснется и увидит эту слезную сцену, и тогда все поймет, если еще это не сделала. - Я просто думал, что тебя больше не увижу. Я так рад тебя видеть живым и невредимым, мой мальчик! – Иван отошел от племянника и сел на рюкзак в самом дальнем углу, приглашая и того последовать за ним. – Я тебе звонил, а ты не брал трубку, вот я и подумал, что с тобой что-то плохое приключилось. Мы же, как договаривались?! Ты должен был меня информировать обо всем, что происходит. А тут ты не прислал сообщения в назначенное время, вот я и стал волноваться. Я немного подождал, но результата это не дало, поэтому я стал действовать. Я немедленно собрал все необходимые вещи, позвонил Катеньке и вот мы тут! Кстати, мы явились очень вовремя! - Да, действительно, вы нам спасли жизни, - согласился Дмитрий. – Кто знает, сколько мы бы здесь продержались без пищи и воды! Я тебе очень благодарен, дядя. Но мне не дает покоя одна мысль. Она все время крутиться у меня в голове. Я никак не могу ее выкинуть оттуда. - Ну, и что это за мысль? Говори скорее. Ты меня заинтриговал. - Дядя, как тебе удалось так быстро добраться с Питера в Крым? Иван опустил глаза и затих. Было видно, что он не собирается отвечать на поставленный ему вопрос. - Я был терпелив очень долго, и не спрашивал тебя о многих вещах, которые крутились в моей голове. Но всему приходит конец! Ты мне сейчас рассказываешь всю правду, а не крохотную ее часть или я не буду тебе больше помогать. - Дима, я не могу тебе сейчас обо всем рассказать, - стал оправдываться Иван. – Я тебе расскажу, ты же это знаешь. Но только не сейчас.
- А когда?
- Я тебе открою тайну, когда придет время.
- И когда оно наступит?
- Скоро, очень скоро.
- А хочешь, я тебе расскажу правду. Когда я улетел с Алексом, ты последовал за нами. Поэтому ты так быстро добрался сюда. Это единственный правильный ответ на мой вопрос. - Ребятки, тише, а то Мария проснется, - предупредила их Катерина. – И еще услышит ваши эти шептания. - Ну, и пусть, просыпается! – разозлился Дмитрий, что случалось крайне редко. – А то она меня также замучила вопросами? Хотя она и не спрашивает вслух, а мысленно, но это очень раздражает. Я чувствую всем нутром, как она мучиться вопросами, а ответы на них не находит. Вот, ты и нам дашь ответы на наши вопросы! - Боюсь, что они тебе не понравятся, - ответил Иван.
- Какая бы не была горькая правда, но она все же лучше сладкой лжи! - Так значит, хочешь узнать всю правду? – Иван посмотрел на племянника, внимательно изучая его глаза. – Ты ее получишь! Соколов сел возле Марии. Сделал он это очень шумно, чем разбудил спящую девушку. Было ли это нарочно или нет? Этот факт известен только Ивану. - Мария, ты хочешь узнать всю правду, откуда Дмитрию и мне известно местонахождение этого захоронения? – спросил Иван девушку. - Что? – непонимающе спросила Мария. – Правду? Какую? А! О захоронении? Дмитрий и Катерина молча наблюдали за происходящим.
- Да, о захоронении, - ответил Иван. – Так что?
- А что разве есть вам, что нового мне рассказать об этом? Такого, чего неизвестно мне? - Да, есть. - Тогда я готова слушать. – Мария поднялась с земли, устланной теплым одеялом, присев рядом с Иваном. - Ванечка, может рано еще говорить им об этом, тем более Марии? – обеспокоенно спросила Катерина.
- Сейчас или позже – какая разница? Дмитрий и Мария переглянулись. В ее взгляде Соколов увидел мучавший ее вопрос: «Неужели он также не знал правду?» - Дима, - начал Иван, посмотрев на племянника, - для тебя это будет шокирующей правдой. Так как ты действительно не знаешь, чье захоронение мы все ищем. Что касается тебя, Маша, - он посмотрел на девушку. – То я уверен, тебе известно, что мы здесь ищем. - Дядя Ваня, ты снова пытаешься нас обмануть, - вмешался Дмитрий. – Я так же, как и Маша, знаю, что здесь захоронен пришелец с другой планеты, а может и галактики. - Дима, не перебивай меня, - потребовал строго Иван. – Этот, как ты высказался, пришелец с другой вселенной приходиться отцом Иннокентию Царину. Иван посмотрел на Марию. Она была бела, словно мел. А вот, Дмитрий смотрел не верящими глазами то на Ивана, то на Марию. Потом он вообще рассмеялся, да так громко, что его смех эхом раздался по всей пещере и далеко за ее пределами. - Вы шутите, наверное?! – продолжал смеяться Дмитрий. - Ты хотел правду – вот она, правда! – развел руками Иван. – Какая никакая, но правда! Во всей своей красоте! Вдруг Катерина завизжала не своим голосом, да так громко, что у всех присутствующих заложило уши. Она вся побелела и рукой указывала на Ивана. - Ванечка, осторожно! – прокричала перепуганная женщина. – Эта гадость ползает по тебе. Посмотри!
Все одновременно глянули на Ивана. По его брюкам ползло что-то белое, похожее на дождевого червя. Только это существо было огромных размеров, она было не так длинным, как толстым. Оно напоминало еще гофрированную трубочку. Передвигалось это существо при помощи маленьких лапок, которые как в улитки усики, то выдвигались, то опять прятались в тело. Вместо головы у этого ужасного червя был маленький, чуть темнее всего тела, узелок. - Фу, какая мерзость! – одновременно воскликнули обе женщины. - Гадость, так гадость! – добавил Иван. – Сними это с меня, Дима, - попросил он племянника избавить его от присутствия этого незваного гостя. Дмитрий уже протянул руку, чтобы уцепиться в эту тварь, как вдруг Мария сказала:
- Стой! А если оно ядовитое?! - Да, точно, - согласился Иван с ней. – Возьми какую-то палку или перчатку, чтобы не притрагиваться к этому существу. - Ну, где я тебе найду в пещере палку или перчатку? – возмутился Дмитрий. – Были бы мы снаружи - дело другое! А так это гиблая затея! - Стяни рукав своей рубашки! – потребовала Катерина, которая страшно волновалась за Ивана. – Не могу. Ты прям как маленький! - Я в одной футболке, если вы не заметили, Катюшенька! – обиделся Дмитрий. Пока они решали, чем снять незваного гостя, само оно пробралось под рубашку и впилось в грудь Ивана от, чего тот завопил, как резаный. - Что, что случилось, Ванечка?! – засуетилась вокруг него Катерина. Увидев, что твари уже нет на Иване, она успокоилась. – Чего ты кричишь, дурачок?! Только меня до смерти пугаешь! Оно уже ушло. Его нету на твоей рубашке. - А ты посмотри под нее! – стиснув зубы, вымолвил Иван. Он себя еле сдерживал, чтобы не вопить на всю пещеру от жуткой боли. Иван дернул рубашку, от чего пуговицы все отлетели. Взору Катерины открылось ужасное зрелище. Этот мерзкий гофрированный червь медленно проникал вовнутрь Ивановой груди. Катерина, увидев это, закричала, что было силы. - Он его поедает! – пискнула Катерина и упала в обморок, гулко ударившись о землю. Иван также, закрыв глаза, упал на землю, то ли от боли, то ли от слов возлюбленной. Мария при виде всего этого впала в ступор, широко открыв глаза. Только Дмитрий быстро сориентировался в ситуации и без никакой перчатки или палки вцепился в этого мерзкого червя, который стал извиваться в разные стороны. - Цепкая, зараза! – сквозь зубы, промолвил Соколов, ухватившись в тварь уже двумя руками. Неизвестное существо было по ширине не меньше двух его кулаков. – Ну, вылезай, мерзость ты эдакая! Я тебе не отдам своего дядюшку, ползучая ты тварь! За то время, что Дмитрий возился с червем, Катерина успела прийти в себя. Она медленно поднялась с земли, ухватившись за затылок. - Ванечка! – закричала она, увидев сцену борьбы Дмитрия с инопланетным существом. – Родненький мой! Держись, я тебе помогу! Катерина, пошарив в рюкзаке, вытащила оттуда пистолет. - Ну, берегись, мерзкий червяк! – воскликнула она, спустив курок, и направив дуло пистолета в сторону Дмитрия и бледного Ивана, который уже в то время пришел в себя. – Я тебя счас размажу по стенке! И уползешь ты в преисподнею к свои инопланетным сородичам! - Катенька, не надо! – только и успел крикнуть Иван. – Ты же и меня убьешь! Женщина остановилась, а Дмитрий продолжал удерживать червя руками, не давая тому вползти еще глубже вовнутрь груди его дяди. - Я никак не могу его оттуда вытащить, - сообщил он присутствующим. – Держится крепко, зараза! - Тогда давайте его отрежем, - предложила Катерина. – Нужен нож. У кого есть нож? – стала она спрашивать, всматриваясь в лицо каждому. - Не смотри на Машу, - сказал Дмитрий, понимая, что Царина пребывает до сих пор в шоке. – У нее его нету. Так же, как и у меня. Он если есть так только у вас с дядей. - Точно! – вспомнила Катерина. – Он у меня в заднем кармане рюкзака. Она направилась к рюкзаку. В эту же секунду Иван снова закричал. - Как больно! – Сквозь зубы вымолвил Иван. - Словно тебе режут ножом! Только ведь я еще жив! Катерина залилась слезами, зарывшись в рюкзаке почти с головой. - Нету на поиски времени! – крикнул Дмитрий Катерине. Он, что было силы, еще сильнее вцепился в червя и одним рывком оторвал часть инопланетного существа от груди дяди. От этого он упал на землю, тяжело дыша. В груди Ивана зияла огромная дырка, залитая его кровью. А в ладонях Дмитрия остались мерзкие останки червя, точнее, они были похожи на месиво, столь гадкое, от чего Катерину при одном взгляде на это зрелище стошнило прямо над рюкзаком. Дмитрий же попытался как можно быстрее избавиться от резко воняющей кашицы. Он стал вытирать ладони о стены пещеры. Глава 19
- Господи, какая гадость! – воскликнул Иван, закрыв рану ладоней. – Часть этого червя остался внутри меня. Катерину все еще страшно рвало, а Мария продолжала пялиться на все происходящее огромными, пустыми глазами. Дмитрию удалось, наконец, очистить свои руки. Он увидел, что из-под ладони дяди течет кровь, поэтому поспешил к нему. - Давай я тебе помогу переместиться на теплое одеяло, - предложил он. – А то тебя просквозит и, не дай, конечно, Господи, схватит еще радикулит. - Дима, меня никогда еще не беспокоило это заболевание, - возмутился Иван, но все-таки послушно позволил себя переместить на мягкое и теплое одеяло. – И ты об этом прекрасно осведомлен. - Конечно, осведомлен! – сделал гримасу Дмитрий дяде. – А ты в курсе, что истекаешь кровью?! – задал он ему вопрос, наблюдая за его реакцией. Иван убрал ладонь с раны, и оттуда хлынула кровь. Дмитрий быстро закрыл рану своей ладонью, сильно прижав больное место.
- Больно же! – крикнул Иван, пытаясь убрать руку племянника с раны. – Ты в своем уме, что делаешь?!
- Я-то в своем. А вот ты, что делаешь? Ты что хочешь истечь кровью и умереть? Иван успокоился, поняв, что был не прав. - Катерина, Мария, дайте кто-нибудь пояс и кусок чистой ткани, - обратился он к женщинам. Но в ответ тишина. Дмитрий повернул голову в их сторону и увидел, что Мария по- прежнему была в ступоре, а Катерину все еще тошнило возле рюкзака. - Спасибо, милые дамы, за помощь! – съехидничал Соколов. – Что бы я без вас делал?! Прямо таки не знаю! Дмитрий повернулся к раненому. - Дядя Ваня, с тебя бутылка дорогого французского коньяка! – Дмитрий одной рукой снял с себя футболку и приложил ее к ране. – Ради тебя я пожертвовал своей любимой футболкой. Ткань через минуту стала красной. Хотя до этого была зеленой. - Дамы, вы слышали, что я вам сказал? – опять обратился он к женщинам. – Да что это с вами? Тут человек истекает кровью, а вам на это наплевать, что ли?! Дмитрий повернул голову в сторону женщин, чтобы вычитать не только Катерину, но и Марию. Он увидел, что Катерина также впала в ступор, прекратив свое тошнотворное дело. Ее глаза были направлены в сторону Марии. Девушка все еще пребывала в каком-то литургическом состоянии. Дмитрий приготовился уже к гневной тираде, как вдруг одним краем глаза заметил что-то белое на Марии. К нему сразу дошла вся горечь правды. Он уставился на девушку. Присмотревшись внимательнее, он заметил пять червей на Цариной и еще примерно десять возле ее ног, готовых вылезть на свою жертву. Он весь побелел от ужаса. К горлу приступил комок, который не давал ему дышать.
- Маша, очнись! – крикнул он ей. – Возле тебя стая этих гадов! Сделай что-нибудь, а то… Дмитрий широко открыл рот, чтобы ему было легче дышать. - Катерина, иди сюда! – приказал он властно женщине. – Иди, подержи ткань на ране дяди. Но она его не слышала, скрутившись в клубочек у стены. - Черт бы побрал это Богом забытое место! – закричал Соколов, сцепив плотно зубы, от чего у него расширились даже зрачки в глазах. Он размышлял. Ему не хотелось жертвовать никем, но видно все-таки ему придется это сделать. - Прости, дядя Ваня! – обратился он к раненому, вставив тому в руку красную ткань и прижав ею ему рану. - Я все понимаю, - спокойно ответил Иван, надавив футболкой место кровотечения. – Не казни себя. Иди к ней. Ты сейчас ей нужнее. В этот момент они услышали ужасающий крик Цариной. Дмитрию показалось, что земля ушла из-под его ног, и он медленно падает в пропасть небытия. Его сердце так громко застучало, что казалось вот-вот еще секунда, и оно вырвется из груди наружу. - Мама! – услышал Дмитрий жалобный крик девушки. – Мамочка, мне страшно! Забери меня отсюда! Соколов видел, что Мария наконец-то пришла в себя, но от ужаса увиденного пребывала в бездействии. Он молниеносно добрался до нее, и стал ногами давить мерзких червей. Те извивались в предсмертной агонии, издавая глухие звуки. От месива под ногами его еле не стошнило, но он стал стаскивать гадких тварей с побелевшей девушки и топтать тех ногами. Сняв последнего червя с Марии и раздавив того ногой, он сразу заключил обессилившую девушку в свои объятия. - Моя девочка, ты в безопасности! – шептал он ей на ухо. – Слава Богу, ты жива и невредима! Мария расслабилась в теплых объятьях и позволила себе разреветься, как маленький ребенок.
- Не надо плакать, милая моя! – Дмитрий гладил ее волосы. – Ты со мной. И тебя больше никто не обидит. Этих монстров уже нету. Я не дам тебя в обиду никому, даже этим инопланетным тварям! Верь мне, родная! - Я так испугалась, - сказала Мария, несознательно ближе прижимаясь к теплому мужскому телу. – Мне было так страшно. – Она также обняла Дмитрия, положив руки ему на плечи. От нежных касаний девичьих пальчиков и от ее столь близкого присутствия кровь Дмитрия стала бежать быстрее, стук в висках стал громче, и все его тело напряглось от невысказанной страсти. - Какая у тебя гладкая кожа! – прошептала Мария ему на ухо, опустив руки чуть ниже плеч. Ее теплое дыхание обожгло ему кожу, а ее слова и касание пальцев заставили его размякнуть до последнего предела. - Мария, ты понимаешь, что говоришь? – тихо спросил он. - Да, до последнего слова, - ответила мягким голосом девушка.
Дмитрий посмотрел в ее глаза и увидел там полыхающую страсть. От осознания столь сладкой правды у него закрутилась голова. Он прекратил сдерживать свои мужские порывы, позволив им обуять его со всей силой. Наплевав на присутствия дяди и его женщины, он решился поцеловать Марию, однако, как только он приблизился к ее губам, он ощутил укус на своем ребре. - Ай! – тихо сказал он, нехотя отстранившись от девушки. Ниже его груди они увидели червя, впившегося в кожу. - Ах ты, гад инопланетный! – разозлилась Мария, ухватившись за мерзкое тельце червя. – Я тебе покажу, как приставать к моему мужчине! – С этими словами она отдернула тварь от Дмитрия, бросив того на землю, раздавив того только одним ударом ноги. – В следующий раз будешь знать, где твое место ползанья! - Молодец, девочка! – услышали они голос Ивана. – Только так надо этих гадов давить! - Спасибо, - робко ответила Мария, раскрасневшись. Дмитрий понял, что она пришла в себя только сейчас, а до этого был кто-то другой, только не она. И осознание своих действий вгоняло ее в краску. - Ребята, смотрите! – послышался встревоженный голос Катерины. Все посмотрели сначала на нее, а потом в ту сторону, в которую она указывала рукой. Из-под земли в том месте медленно выползали сотни этих же червей и неспешно расползались некоторые по земле, а другие по стенам пещеры. - Надо отсюда немедленно уходить, если мы хотим еще раз хотя бы увидеть солнце, - сказал Иван. – Быстро соберите только все необходимое и бежим отсюда. Катерина, Мария и Дмитрий быстро собрали все необходимое и положили это в рюкзак Ивана. - Где еще один светящийся камень? – спросил Дмитрий Мария. – Он был, кажется, у тебя. - Он у меня в кармане, - ответила она, даже не взглянув на него. Она явно избегала его взгляда. - Катя, не надо, - сказал Дмитрий, когда она взялась за рюкзак. – Я еще будто мужчина. Сам понесу. Он ведь тяжелый. - Мария, помоги мне с другой стороны, - попросила Катерина, взяв Ивана под руку. - Хорошо. - Ваня, ты главное, держи крепко ткань над раной, - обратилась Катерина к возлюбленному. - Идите первыми, - сказал Дмитрий. – Я буду за вами. Так они двинулись вперед. - Дядя, далеко еще к нашей цели? – спросил Дмитрий.
- А что нам надо торопиться? – пошутил Иван. – Черви близко?!
- Они по-прежнему на таком же расстоянии, когда мы вышли. Напористые твари! Не отстают! - Действительно, дядя Ваня, нам еще далеко? – напомнила Мария Ивану вопрос, от которого он так ловко ушел. - Думаю, еще недолго, - ответил он после минутного раздумья. Глава 20
И действительно Иван не соврал. Они очень скоро пришли к странной двери. - Наконец-то мы пришли! – обрадовались женщины, опустив раненого на землю. – Мы спасены!
Они так измучились, таща Соколова, что также опустились на землю возле него.
- Эти черви отстали от нас не меньше, чем на двадцать метров, - сообщил Дмитрий, догнав своих коллег по несчастью.
- Вот и славно! – обрадовались сидящие на земле. - Что с вами, ребятки? – спросил Соколов, поставив рюкзак недалеко от двери. – Вы, наконец, достигли намеченной цели! И вместо того, чтобы изучать вот эту дверь, вы сидите здесь, как старички во дворе на лавочке! Я вас не узнаю!
- Прости, Дима, если не все такие богатыри, как ты! – съязвила Мария. – Но у нас руки отваливаются, ноги отваливаются от усталости! Мы хотим спать! Мы хотим есть.
- А я хочу в душ! – добавила Катерина. – Нет, не в душ, а хочу огромную ванну с ароматной пеной! - А мне надо сходить в туалет, - сказал Иван. – Ну, и к врачу! - Простите меня, - извинился Дмитрий. – Я что-то не подумал, что вы все страшно устали. Видно, я все-таки физически сильнее вас, поэтому я все еще на ногах. Дмитрий взял фонарик из рюкзака и подошел к двери.
- Ладно, вы немного еще отдохните, - молвил он. – А я тут пока без вас поработаю расхитителем гробниц! Дверь была круглой формы, от чего сразу было понятно, что это творение рук внеземных цивилизаций, более развитых, чем земная. Соколов был уверен, что дверь состоит из какого-то инопланетного сплава металла, хотя и сверху она была покрыта зеленым мхом. Дмитрий осторожно очистил небольшой участок от зеленого покрова. Оттуда сразу хлынул свет. - Смотрите, ребята, - воскликнул восторженно он. – Она светится! Мария и Катерина сразу забыли об усталости, вскочив на ноги. - Почему она светиться? – недоумевала Катерина. - Не знаю, - ответила Мария. - Давайте, сотрем весь покров мха, - предложил Дмитрий. – Может, там есть какие-то надписи, указывающие, как открыть эту дверь.
- Хорошая идея! – одобрили ее женщины, принявшись усердно трудиться. - Не мучайтесь напрасно, дамы, - молвил к ним Иван. – Сотрите только верхнюю правую часть двери. - Почему это? – спросили одновременно женщины. - Сделайте, как я вам говорю, тогда увидите.
Они послушались его и быстро очистили верхнюю часть двери ото мха. Очищенная половина так светилась, что больше не было нужды ни в фонарике, ни в светящихся камнях. - Вот это внеземная красота! – воскликнули они все вместе после двухминутного молчания. - Что это за металл такой, который светится во тьме, словно луна? – недоумевала Катерина. – Я непременно это выясню после того, как мы отсюда выберемся. - Мария, а тебе не кажется, что эта дверь сделана с этих камней? – спросил Дмитрий у Цариной, вытащив из кармана один. - Пожалуй, я с тобой соглашусь, - ответила девушка, также вытащив свой камень из кармана. – Он также светится, как и эти двери. Они приложили камни друг к другу напротив двери и стали любоваться их свечением, забыв обо всем на свете. - Эй, голубки! – крикнул им Иван. – Нам еще предстоит войти вовнутрь, чтобы эти черви нас не сожрали. Так что хватит любоваться друг другом! Мария и Дмитрий даже не слышали, что им сказал Иван. Они пребывали в каком-то гипнотическом трансе. Им было так хорошо и спокойно. Они забылись в этом ярком свечении, не помня ни о чем. - Катенька, забери у них эти камни, - попросил Иван подругу. – А то они будут наслаждаться друг другом до самой их смерти! - Какое странное влияние вызывает совокупление этих камней! – залюбовалась Катерина. – Разве такое бывает?!
- Этот металл называется корнием. Его привезли из планеты Тантинум. Еще его называют камнем грез. - Почему?
- Потому, что он соединяет влюбленные сердца. - Как это? - Он оказывает такое действие только в том случае, если женщина и мужчина созданы друг для друга. Если быть точнее, то это займет кучу времени, которого у нас нету.
- А давай также проверим себя, - предложила Катерина. – Вдруг я не та, которая тебе нужна?!
- Я и без этих камней знаю, что ты моя единственная, - успокоил ее Иван. – Мне для этого не нужна проверка. Катерина засмотрелась на Соколова.
- Катенька, поспеши, пожалуйста, - попросил ласково Иван возлюбленную. – Мне кажется, я слышу звук этих тварей. Женщина быстро забрала камни из рук Дмитрия и Марии, от чего они сразу пришли в себя. - Вот это да! – восторженно воскликнула Катерина. – Нам бы парочку таких камней – и считай, разводов бы у нас больше не было! - Что? – не поняли Дмитрий и Мария. - Ничего. Просто мысли вслух.
- Мне кажется, я пьяна, - вдруг сказала Мария. – Я как-то себя странно чувствую. У меня даже голова кружиться. - Странно, но у меня те же симптомы, - поддержал ее Дмитрий. – Это, наверное, на нас так действуют эти двери. - Да, я с тобою полностью согласна. - Ваня, и что же нам дальше делать? – спросила Катерина. - Видишь в самом верху три маленькие незаметные пятнышка? – задал вопрос Иван.
- Вижу, и что дальше.
- Они должны засветиться поочередно зеленым светом. Потом двери откроются. - И как заставить их засветиться? – спросила Мария. - Дима знает, как это сделать, я ему рассказал. Царина посмотрела на него, а потом в дальний угол пещеры. Ее глаза наполнились ужасом.
- Смотрите, - попросила она всех. – Они уже здесь. В трех метрах от узников пещеры ползли черви. - Быстрее, Дима! – закричали они втроем. Соколов вытащил свой мобильный. Потыкав несколько раз по телефону, он приложил его к верхней части двери. Из мобильного послышался мужской голос, очень напоминающий голос Ивана. Марию это очень удивило. Из диктофона слышались несколько слов, на непонятном для девушки языке, повторяющиеся несколько раз. - Дима, быстрее! – подгоняла его Катерина. – Черви уже совсем рядом! - Копайте их от себя ногами, - предложил Дмитрий, убрав телефон от двери, на которой загорелась одна зеленая точка. - Это работает! – обрадовалась Катерина. - Заберите дядю оттуда ближе к двери, - попросил Дмитрий женщин. Они быстро это выполнили. Соколов тем временем вытащил из кармана бумажник, а из него бумажку, сложенную вдвое. Развернув ее, он приложил ее к тому же месту на двери, что и в первый раз. Не успел Дмитрий спрятать листочек обратно в бумажник, как загорелась вторая точка. - Ура! – обрадовались женщины. – Молодец! - Осторожно! – крикнул Дмитрий, ударив ногой о землю. Женщины глянули вниз и увидели под ботинком Соколова мерзкую лужицу. - Не робейте, дамы! – посоветовал он им. – Давите этих гадов! Смелее! Или мы, или они! Поспеши, Димочка! Пока Дмитрий что-то искал в своем мобильнике, Мария и Катерина смело давили наступающих врагов, придерживая роты, чтобы их не стошнило. - Дима, быстрее! – кричали женщины. – Их становиться слишком много! Мы не успеваем всех давить!
- Нашел! – выкрикнул радостно Соколов. – Еще немножко продержитесь, девочки! Спасение уже близко!
Возле двух зеленых точек появился алфавит внеземного языка. Дмитрий быстренько набрал нужное слово. Алфавит исчез, и загорелась третья точка. - Есть! – обрадовался Дмитрий. В эту же секунду заорали женщины. - В меня вцепился один червь! – завопила Катерина.
- И в меня тоже! – поддержала ее Мария. Дмитрий поспешил на помощь женщинам. Он стал давить инопланетных червей так быстро, что те не успевали подползать.
- Сейчас должна открыться дверь, - сказал он. – Помогите дяде укрыться. Я их задержу!
И действительно в эту минуту открылась дверь. Она была не толще тридцати сантиметров. Мария и Катерина, забыв о червях на своих ногах, потащили Ивана вовнутрь. Когда женщины исчезли за дверьми с Иваном, Дмитрий остался один на один с голодными и прожорливыми тварями. Он стал еще быстрее давить их, но силы были не равными, поэтому он стал медленно отходить к двери. Соколов был уже почти у входа в спасительное место, как вдруг на него упал сверху один червь. Хорошо, что он среагировал молниеносно, и быстро откинул врага подальше от себя. Посмотрев вверх, Дмитрий увидел больше тридцати монстров над своей головою. - Вот гады! – разозлился он. – Все ползут и ползут! Откуда их столько взялось?! Соколов увидел, что двери стали медленно закрываться, поэтому он раздавил последнего червя, и еле успел запрыгнуть вовнутрь. Вход в гробницу закрылся, оставив непроходимую преграду для инопланетных червей. Глава 21
Попав вовнутрь заветного захоронения первое, что увидел Дмитрий, были те же двери, только закрытые. Он вздохнул облегченно. Монстры-убийцы остались за дверью. Они были в безопасности. Так он решил. Однако услышав крик женщин, он понял, что ошибся. - Помогите! – вопила не своим голосом Катерина. – Эта мразь пытается меня сожрать! - Держи ее крепко, - советовала ей Мария, которая также боролась с червем, вонзившегося в ее ногу, ниже колена, - а иначе это существо попадет в твой организм! Иван лежал на полу без сознания. Дмитрий даже подумал, что его дядя умер. Подойти к нему сейчас он не мог. Он должен был спасать женщин.
Встав с пола, он подбежал на помощь к Катерине, которая еле держалась. Мария, как ему показалось, справлялась с ситуацией лучше. Дмитрий вцепился за конец червя и одним рывком оторвал гадкое существо от ноги Катерины, раздавив его в жидкую кашицу. При виде этой сцены, женщина упала в обморок. Приводить ее в сознание, у Дмитрия не было сейчас времени. Ему надо было спешить на помощь Марии. Не успев даже вытереть ладоши от этой мерзости, он подбежал к девушке. Однако в его помощи она уже не нуждалась. Царина сама справилась с инопланетным червем, раздавив того голыми руками. - Молодчина! – только и нашелся, что сказать Дмитрий. – А ты не собираешься терять сознание? – спросил сразу он. И понял, что очень сглупил. - Даже и не подумаю! – обиженно воскликнула она, широко распрямив плечи. – Не собираюсь доставлять тебе такое удовольствие! Соколов хотел ей все объяснить, но у него не было на это времени. Он подбежал к Катерине, которая была еще без сознания. Разорвав ее блузку без капли стыда, он порвал ее на две части. Сделав из одной жгут, он пережал ей ногу выше колена. Другую часть он приложил ей к ране, пытаясь приостановить кровотечение. В эту минуту Катерина пришла в себя и, решив, что эта ткань – инопланетный червь, попыталась ее скинуть, размахивая руками. - Прочь, прочь от меня, вонючая тварь! – закричала она. - Катюша, успокойтесь! – попытался урезонить ее Дмитрий. – Это не червь. Это ткань, чтобы приостановить вашу кровь. Этот монстр уже мертв. Не волнуйтесь! Успокойтесь! Увидев, что Соколов говорит правду, она прекратила срывать повязку, облегченно вздохнув. - Подержите это, чтобы не сползало, - попросил Дмитрий. – Мне нужно вас ненадолго покинуть.
- Нет, нет, не оставляй меня, Димочка! – взмолилась Катерина, схватив того за руку. – Мне страшно! - Не волнуйтесь, Катенька! – попытался ее успокоить Соколов. – Мы в безопасности! Здесь нету этих монстров. Они остались за дверьми! А мне надо помочь еще Маше. Понимаете? Отпустите мою руку, пожалуйста. Испуганная женщина разжала ладонь, и Дмитрий сразу же помчал до Марии. Девушка стояла, как вкопанная, разглядывая все вокруг себя. В ее глазах читался восторг и удивление. Однако у Дмитрия не было времени, чтобы поступить также. Он сдернул с Цариной пиджак, от чего она сразу обратила внимание на него, забыв о захоронении.
- Ты чего надумал, маньяк?! – выпалила она злобно, увидев его оголенный торс. – Совсем здравый рассудок потерял, что ли?! - Я пытаюсь спасти тебе жизнь, а ты, Бог знает что, себе возомнила! – разозлился Соколов. – Снимай майку! – приказал он. – Как видишь, на мне уже ничего нету! - Вижу! Не слепая! – рявкнула она. – Только вот я тебе не девочка по вызову! Если уж так приспичило, то я не виновата! - Маша, хватит нести чушь! – разозлился Дмитрий, прикоснувшись к ее животу, пытаясь снять майку. – Лучше помоги мне! - Я тебе не скорая помощь, чтобы помогать! – продолжала буянить Царина, ударив того по руке. – Если уж так не иметься, то иди помастурбируй! Может, и полегчает! Только после этих слов к Соколову дошло, как это выглядело со стороны. Царина восприняла его помощь, как насилие. Хотя действительно, что могла она еще подумать, когда какой-то мужик, полуголый, стал срывать с нее одежду?! К тому же он неоднократно к ней приставал! Вот она и восприняла все не так, как оно есть на самом деле! Ну, он и идиот! Терзал он себя мысленно. - Маша, мне нужна ткань, чтобы перевязать твою рану, - объяснил он спокойно, хотя и не уверенно. – Для этого мне и понадобилась твоя майка. Понимаешь? Я ведь отдал свою рубашку на перевязку раны дяди Вани. Помнишь?
Царина покраснела, поняв, как ошибалась. Ей стало так стыдно за свое поведение и свои слова, что она не знала, куда спрятать глаза от кареглазого взгляда Дмитрия. - Я уже перевязал рану Катюши, - продолжил рассказ Соколов, посмотрев в сторону женщины. – Она пожертвовала своей блузкой без всяких протестов с ее стороны. А со своей стороны я оставался хладнокровным, как евнух! – очень забавно пошутил Дмитрий, улыбнувшись. – Как видишь, я не сделал с ней ничего дурного! Если не веришь – спроси сама у нее. Или может, ты боишься не меня, а саму себя?! Боишься – не справиться с соблазном?!
Это был уже перебор. Соколов это понял, когда увидел глаза Цариной, полные негодования и злости. Она еле себя сдерживала, чтобы не ударить его. Он это знал и готов был к пощечине. Но она не последовала так, как Катерина отвлекла ее внимание. - Мне кто-нибудь поможет? – услышали они ее рассерженный голос. – Я тут кровью истекаю, а вы там заигрываете друг с другом! Будете делать это потом, если выживете, конечно. А сейчас помогите мне! Нет, лучше помогите Ванечке! – Катерина увидела Ивана, лежавшего на полу, и впала в жуткую истерику, разразившись слезами.
- Сейчас, я ему и тебе помогу, - сказал ей Дмитрий. – Только сперва перевяжу рану Маши. Когда Соколов повернул голову к Цариной, то увидел, как она снимала майку. У него перехватило дыхание при виде полуобнаженной девушки. - Хорошо, что я всегда ношу бюстгальтер, а то сейчас выглядела бы очень глупо! – сказала она, разорвав майку на две части. - Да, действительно, твое счастье, что ты такая предусмотрительная! – глубоко вдохнул Соколов, и так же глубоко выдохнул. В его глазах девушка легко прочла, что он чувствовал в эту секунду. Она с легкостью могла бы закончить фразу, которую он так и не сказал, хотя и думал именно об этом. - Дмитрий, иди лучше помоги дяде или Катерине, - вдруг сказала Царина. – А то с тебя не будет никакой мне пользы! Этими словами она дала ему явно понять, что хватит уже пялиться на ее глубокое декольте. Соколов еще раз глубоко вдохнул, набрав побольше кислорода, и взял себя в руки, сдавив при этом сильно ладони. - Нет, позволь тебе все же помочь, пожалуйста, - очень учтиво предложил Дмитрий. – Я хочу исправить хоть чем-то все те глупости, которые наделал до этого. - Ну, если ты искренне так считаешь, то, пожалуйста, помоги мне, чем можешь! – с улыбкой на лице согласилась она на перемирие. Соколов взял у нее одну полоску ткани, другую оставив пока у нее. Он склонился на одно колено. Разорвав штанину надвое и закатив ее, как можно выше, он быстренько сдавил самодельным жгутом ей ногу ниже колена. - У тебя не сильное кровотечение, - сообщил он ей, приложив вторую часть майки к ране. – Но все же поначалу лучше подержать ткань над ранением. - Спасибо тебе, - поблагодарила Царина мужчину.
- Не за что, - ответил он, поднявшись с колена, и поравнявшись с ней взглядами. Оба они еле сдерживались, чтобы не наброситься друг на друга в сладких и томных объятиях. Это был поединок рассудка и сердец, бьющихся в страстном ритме любви, не знающих покоя от безумных фантазий и сладостных мыслей. Из этого состояния их вывел голос Катерины, рыдающей над телом Ивана. - Ванечка, очнись, - рыдала женщина, обхватив мужчину за плечи. Она забыла о своей ране, потеряв по дороге часть блузки, служившей ей, как бинт. Поэтому из нее сочилась медленно кровь. Дмитрий и Мария бросились им на помощь. Девушка закрыла рану Катерины частью своей майки, которую убрала со своей ноги. А Дмитрий тем временем пытался убрать руки женщины с Ивана. Ему еле это удалось.
- Попридержи ее как-то, - попросил он Марию, сдвинув женщину немного набок. Соколов с трясущейся рукой притронулся к руке дяди. Он боялся, что она окажется холодной, как лед. К счастью, она была теплой. Это придало ему храбрости, и он прикоснулся ладоней к его груди. - Слава Богу, оно бьется! – облегченно воскликнул он. От его крика Иван пошевелился, сладко зевнув. - Ты что уснул? – спросил Дмитрий дядю.
- Не помню, - ответил он, еще раз зевнув. – Кажется, мы были на волосок от гибели. Эти черви! Дверь! Да, все-таки я уснул. Вот, ужас-то приснился! Никому такого не пожелаю! - Ванечка, ты жив, милый! – набросилась Катерина на мужа, не обращая никакого внимания на протесты Марии. - Представляете, он себе спал, пока мы тут за него переживали! – разозлился Дмитрий. - Но как можно спать в такой обстановке? – удивилась Мария.
- Я очень устал, - ответил Иван. – Я не сплю почти вторые сутки. - Нифига себе! – услышали они ошарашенный голос Катерины. – Да это не мавзолей, как мы представляли себе это место. Это прям космический корабль! Все трое последовали примеру Катерины и стали рассматривать все вокруг себя. Глава 22
Перед глазами исследователей предстал корабль огромных размеров. Пол был сделан из странного материала, который излучал свет, и благодаря которому здесь было все видно. Корпус корабля был светло-серого оттенка.
- Вот это да! – раскрыв рты, офигенно смотрели на все вокруг исследователи. - Ну и ну!
- Я даже себе такое не мог представить в моих самых смелых фантазиях! – говорил Дмитрий. - Это же на самом деле космический корабль инопланетян! – заключила Мария, подойдя к панели с разными кнопочками. Они были, как и разного цвета, так и разных форм. Под каждой были какие-то непонятные надписи на неизвестном для Марии языке. - Здесь не больше пятнадцати метров в ширину, - сказал Дмитрий. - Мне нужно это все увидеть, - заговорил Иван, пытаясь встать. – Помоги мне, Катюша. - Но ты себя хорошо чувствуешь? – спросила тревожно она. - Отлично! – ответил он. – У меня уже ничто не болит.
- Дай я осмотрю твою рану, - предложил Дмитрий. – А ты, Катенька, крепко держи тряпочку над своей раной, а то стечешь кровью. Соколов посмотрел на рану дяди и страшно удивился. - Ну и ну! – присвистнул он. – У тебя уже прекратилось кровотечение. Даже рана стала подживать. И цвет лица у тебя улучшился. Прям какие-то чудеса!
Дмитрий забрал часть рубашки, измазанную кровью, и отдал ее Катерине, чтобы она приложила ее поверх ткани, которую она держала над раной. - У вас, кажется, не прекращается кровотечение, - сказал он женщине, посмотрев на нее. – И цвет лица стал очень бледным. Иван очень встревожился, услышав такое. - Надо бы поискать здесь какие-то медикаменты, - предложил Дмитрий. – Если они летали на большие расстояния, то у них должна была быть аптечка. Разве что они совсем не болели! – пошутил он.
- Я знаю, где у них аптечка! – выкрикнул Иван радостно. – Счас я принесу. – Он быстро встал на ноги, как-будто совсем не болел недавно.
Дмитрий и Катерина удивленно посмотрели на Ивана, как на пришельца с другой планеты. Мария также повернулась в их сторону. Иван понял, что сделал большую ошибку с его стороны. Ему надо было быть больше сдержанным, но воспоминания прошлого нахлынули на него сразу, как только он увидел корабль, и ему было тяжело прятать свои чувства, не показывая их никому, даже Катерине. - Я имел в виду, - стал он оправдываться, - что видел в одном фильме, где должна храниться аптечка. - А, понятно! – успокоился Дмитрий, улыбнувшись. – А то я уже пришел к заключению, что ты тут раньше бывал! Представляешь, какая у меня бурная фантазия! – громко рассмеялся он. Мария повернулась обратно в сторону панели управления кораблем. А Иван пошел искать медикаменты. Дмитрий последовал за ним. - Мне кажется, это место должно служить аптечкой, - предположил Иван, остановившись напротив панели, где не было вообще никаких явных признаков, что здесь должна быть хоть какая-то дверца. - Ты уверен? – спросил Дмитрий. – Здесь ведь нету ничего, чтобы могло указывать на аптечку. Нету даже кнопок, чтобы открыть этот тайник. Иван не хотел, чтобы его племянник знал его тайну, поэтому отвлек парня:
- Смотри, кажется, Мария, нашла что-то очень интересное.
Дмитрий повернул голову в ту сторону, где была девушка. За это время Иван прикоснулся к пустой панели и на ней появился маленький белый треугольник. Он нажал на него и панель открылась. В эту секунду Дмитрий повернул голову обратно.
- Как ты это сделал? – удивился он, рассматривая увиденное. - Не знаю, - ответил Иван, вытащив изнутри небольшой чемоданчик белого цвета. – На нем нету красного крестика, как у нас. Может, это не медикаменты?
- Это же пришельцы! У них все не как в людей! – съязвил Дмитрий.
- Рискнем? Или нет? - Давай открывай, если еще удастся эту штуку открыть, - согласился Соколов с дядей. Иван нажал на зеленый треугольник и чемоданчик открылся. Внутри было много разных флакончиков, разных форм, но все были одного цвета – белого. - Ну, и где тут бинт? – поинтересовался Дмитрий. – Или может он влез в какую-нибудь из этих баночек? Или они прикладывают таблетку к ране, а та моментально заживает?! - Дима, будь серьезен немножко! – обиделся Иван. Или так только показалось Дмитрию. – Это же такие технологии, к которым людям еще идти и идти! А ты смеешься тут над их прогрессом! - Ой, да ладно, тебе, дядя! Я же просто шучу!
Иван хотел что-то ответить на юношескую дерзость племянника, но забыл, увидев, что Катерина лежала без сознания. Он сразу побледнел.
- Катюша! – закричал он, взяв чемоданчик. – Держись! Я уже иду!
Иван и Дмитрий подбежали к женщине, распростертой на полу. Мария сделала также, услышав крик Ивана. - Милая, держись! – ворковал возле нее муж, убрав красную ткань с ее раны. – О Боже! – испуганно крикнул он, увидев, что кровотечение у нее не прекратилось, а наоборот усилилось. - Вот, мерзкие твари! – разозлился Дмитрий. – Что они наделали, гады! - Странно, что кровь не прекращает течь, даже при тугом жгуте? – удивилась Мария. – Может, у нее не сворачиваемость крови? – спросила она у Ивана. Но тот ей не ответил. Он вообще никого не замечал вокруг, кроме раненой. Соколов внимательно рассматривал флакончики из чемоданчика. На них были какие-то надписи на непонятном языке, незнакомом для людей. Но, кажется, для Ивана он был знаком. Казалось, он читает каждую надпись на флакончиках, выбирая нужный. На расспросы Дмитрия и Марии он не реагировал. - Вот она! – воскликнул радостно Иван, вытащив из чемоданчика флакончик треугольной формы. – Держись, милая! – обратился он к жене. – Сейчас я тебе помогу. Иван притронулся к кончику треугольника, и он открылся. Внутри был белый порошок, который мужчина быстро нанес на кровоточащую рану.
- Что вы делаете? – испугалась Мария. – Нужно было дать Дмитрию прочитать, ему же известен этот язык! Что если вы не то дали?! Дмитрий взял треугольник, и минуты три внимательно изучал ее надпись. - Это средство для свертываемости крови, - сказал Дмитрий, положив лекарство обратно в чемоданчик. И действительно, белый порошок впитал кровь, не оставив и следа. Дмитрий и Мария смотрели на это, как на чудо, в то время, как Иван искал еще что-то в аптечке. Перебрав дюжину флакончиков, он остановил свой взор на одной самой маленькой коробочке, округлой формы. Открыв ее тем же способом, что треугольник, он вытащил оттуда беленький кружочек. Умелыми движениями он поставил таблеточку на зияющую красную ранку женщины. Это лекарство тут же стало таить прямо на их глазах, покрывая рану ровным белым слоем. - Нифига себе! – открыв Дмитрий от изумления рот. - Ну и ну! – повторила за ним Мария, пребывая в стане оцепенения. Через минуты три таблетка исчезла полностью, а на ее месте образовался ровный белый слой, покрывший всю рану. При этом Катерина пришла в себя, открыв глаза. - Катенька, родная! – обратился Иван к жене, взяв ее за руку. – Я так за тебя испугался, заинька моя! Соколов расцеловал женщину в две щеки, а потом нежно прижал ее к своей груди, бережно приподняв. - Ты видел, как профессионально он это сделал! – тихо шепнула Мария Дмитрию. – Такое просто так не сделаешь! Такому надо учиться!
Дмитрий это понимал, но чтобы отвести подозрения от его дяди, он сыграл недопонимающего дурачка: - Что не сделаешь ради любимого человека! Как это романтично! Мария поняла, что Дмитрий заодно с дядей и ни за что его не выкажет. Поэтому она решила также строить наивную дурочку из себя, втихаря все запоминая и наблюдая за всем странным, не свойственным планете Земля. - Может, и тебе стоит такое проделать с раной? – предложил Дмитрий девушке. Он порыскал в чемоданчике и нашел треугольник, который его дядя использовал для остановки крови. - Забери ткань, - попросил Соколов Царину. - Не надо, - отказалась она. - Маша, что ты, как маленькая девочка! – разозлился Дмитрий. – Мне что прибегнуть к силе или подождать пока ты шлепнешься в обморок, как это сделала Катерина?!
- Мне не грозит обморок, - сказала Мария. – У меня уже не течет кровь.
- Покажи! – потребовал Соколов. Царина поняла, что он от нее не отвяжется, пока она не сделает то, что он хотел. Поэтому она убрала ткань с раны. Действительно крови на ней не было, однако там зияла огромная мясистая дырка. - Доволен?! – спросила она, собравшись накрыть рану. - Подожди! – приказал Дмитрий тоном, не терпящим протеста. – Надо обработать ранение, как это сделал дядя с Катериной. Мария стиснув зубы, позволила Соколову снять жгут и положить на рану ту же таблеточку, что излечила Катерину. В мгновения ока дырка покрылась белым, твердым слоем странной жидкости. - Вот так, то лучше! – обрадовался Дмитрий. – Теперь тебе больше не понадобиться твоя маечка. Можешь ее выбросить или сшить куски обратно! Сможешь еще немного ее поносить, пока не надоест красный цвет!
- Идиот! – сквозь зубы, выпалила злобно Мария, отойдя от наглеца подальше. Глава 23
После того, как обработали рану Ивана чудо клейким веществом, то же проделали и с ранениями на ногах у Дмитрия, которые выглядели очень плохо. Ведь разве могла простая земная зеленка быть конкурентом инопланетному лекарству?!
- Не знаю, что стало бы с твоими ногами, если бы не эта мазь! – сказала Мария, спрятав круглую коробочку в чемоданчик. – Твои раны начали уже гноиться! Как ты еще только ходил? Разве тебе не было больно? – спросила она Соколова. - Не было когда думать о боли! – ответил Дмитрий, закатив штанины вниз. – Только сейчас действительно чувствую боль. - А как твоя рука? – поинтересовалась Мария, взяв Соколова за руку. – Теплая. И нормального розового цвета. - Я и забыл о ней. Она меня не беспокоит. - Как странно! - Почему это?
- Ну, ведь мы ее ничем не лечили! А она, как новая! – удивилась Мария. - Да и твоя лодыжка стала, как новая! Разве это не странно? - Да, странно, - согласилась Мария. – В природе так быстро ничего не заживает, да еще и без медикаментов. - В земной природе, может и да, - вставил Иван, - а вот на других планетах и не такое бывает!
- Хотела бы я жить на такой планете! – с восторгом сказала Царина. - Я тут подумал, может, все дело в светящихся камнях, - предположил Соколов.
Все переглянулись между собой.
- Ну, вот я долгое время держал в обмороженной ладони этот камень, как фонарь! И она теперь, как новенькая! Мария призадумалась. - Но я ведь не могла никак держать своей больной ногой камень, - сказала она, развязав ботинок. Сняв его, она стала рассматривать лодыжку. - Совсем нигде не болит, - подытожила девушка, взяв ботинок в руку, чтобы обратно его надеть. Но тот соскользнул из руки и упал на пол. Из ботинка выкатился маленький камешек белого цвета, который уже не светился. - Это же светящийся камень! – радостно воскликнул Дмитрий. – Он все время был у тебя в ботинке. Значит, моя теория правдива! Эти камни могут излечивать болезни! Представляете, какой фурор это вызовет в мире! Не будет больше болезней и страданий, не будет клиник и таблеток! Люди станут счастливыми!
- Не станут, - перебил его Иван. - Почему это?
- Потому что «сильные» мира сего не допустят этого, - ответил он. – Они же потеряют такие доходы от того, что люди станут счастливыми! Не будет больше надобности в их медикаментах, клиниках и тому подобное. А это приведет к их банкротству. Поэтому они этого не допустят, Дима! - Он прав, - согласилась с ним Мария. – Против общественных уставов и традиций очень трудно пойти! А еще труднее изменить логику и верования человека. Церковь также не допустит этого. Ведь в Библии сказано, что все наши болезни это расплата за наши грехи. Церковники не допустят, чтобы их паства стала безгрешной! - Как вы правы! – согласился с грустью в голосе Дмитрий. – Как вы правы! – тяжело вздохнул он. - Если они узнают про эти камни, то станут ими торговать и зарабатывать этим себе еще больше статков, - сказал Иван. - Это место надо сберечь втайне от них, - заключила Царина. - Посмотрите, - попросила Катерина всех взглянуть на камень в ее руке. – Дима, этот камень ты держал в руке? – спросила она у Соколова.
- Кажется да. Только тот светился. - Минуту назад он перестал светиться. Я видела это собственными глазами.
- Да и этот камешек не светиться, - добавила Мария, рассматривая камень, выпавший из ее ботинка. - Постойте! – остановил всех Иван. – Мне кажется, все понятно. Эти камни излечивают, но потом утрачивают свою силу, переставая светится. Так что этот ресурс также не вечен, как и человек. После этих слов наступила тишина. Все над чем-то размышляли. Прервала молчание первой Мария:
- Как вы думаете, как этот корабль запускается?
- И вообще можно ли его запустить после стольких лет? – добавил Дмитрий.
- Это можно узнать – рассмотрев здесь все, внимательно изучив и переведя все надписи на панелях, - ответил Иван. - Хорошо, что у нас есть Дима, который откуда-то знает язык инопланетян, - съязвила Мария, намекая Соколову, что ему пора бы и рассказать, откуда он его знает и где его изучил, и кто его ему научил. - Интересно, как этот корабль попал под землю? – перевела Катерина разговор в немного другую сторону. – И кто развел здесь этих монстров?
- Ну, эти твари здесь точно для того, чтобы охранять корабль! – ответил Дмитрий. – Ну, а корабль спрятали от глаз людей! - Интересно, сколько лет он лежит здесь под землей? – поинтересовалась мнением всех Мария. - Мы это выясним, отдав образки металла на экспертизу, - сказал Иван. – А пока что надо довольствоваться тем, что мы имеем.
- Дима, давай уже начни что-то переводить! – нетерпеливо попросила Царина Соколова, который сидел в кресле. – Хватит рассиживаться! Займись делом!
- Маша, позволь мне еще хоть чуть-чуть насладиться этим мгновением! – улыбнулся Дмитрий. – Не каждый день тебе дается такое счастье – посидеть в кресле, в котором сидел когда-то пришелец!
- А ты не хочешь насладиться иероглифами, написанными когда-то теми же пришельцами?! – съязвила Царина. - С удовольствием получу от этого наслаждение! – ответил остроумно Дмитрий, встав с кресла. Он подошел к пустой стене и стал всматриваться в нее очень внимательно. - Как ни странно, но здесь нет пыли! – удивилась Катерина, проведя пальцами по панели. - Милая, это потому что здесь не было воздуха, - объяснил ей Иван. – И дверь была заперта герметично. - Интересно, пол засветился, когда мы сюда попали или он здесь светиться, кто знает, сколько лет? - Я думаю, что он засветился автоматично, когда сработал механизм, связанный напрямую с дверью. – Иван почесал затылок. – В другом случае, здесь должна где-то быть не маленькая электростанция.
- Хотите фокус? – спросил Дмитрий у всех, загадочно улыбаясь. - Если он такой же глупый, как твои шуточки, то не надо! – ответила Мария.
- Что же вы, господа исследователи, так скисли?! Вы же прошли огонь, воду и медные трубы! Вы столько всего перенесли ради вашей мечты, а сейчас, когда вы стоите рядышком с ней, вам лень к ней притронуться, чтобы ощутить всю ее прелесть! - Дмитрий, мы же не нашли, то что искали! – разозлилась Мария. – Конечно, мы нашли что-то другое, не менее важное, чем то, что мы искали. Но все-таки тела пришельца мы не нашли! - Разве?! – Дмитрий улыбнулся и прикоснулся к стене. В ту же секунду стена исчезла, и перед ними появился человек в очень странном белом одеянии, больше похожим на женскую одежду, чем мужскую. Все встрепенулись от неожиданности, раскрыв рты, кроме Соколова. - Я думал, что здесь мы найдем мертвое тело пришельца, - сказал Дмитрий разочаровано. – А тут на тебе - живой человек! Эй, приятель, скажи что-нибудь! – попросил его Дмитрий. – Не стой, как истукан!
- Вам он никого не напоминает? – спросил он в коллег, которые еще не могли опомниться от шока. – Да, точно. Я тебя все-таки где-то раньше встречал, дружище, - обратился он к незнакомцу. – Только вот, как ты сюда попал? Чего молчишь? Отвечай, когда тебя спрашивают! – потребовал Дмитрий ответа. – Не культурно так обращаться с новыми знакомыми! Как ты вообще сюда попал? Там с той стороны, наверное, есть еще один вход. Да? – обратился он к странному незнакомцу. – Так ты сюда и попал. Правильно?
- Тавриус? – испуганно спросил Иван, придя в себя. – Неужто это ты, приятель?
- Папа? – закричала удивленно Мария.
- Царин? – удивилась Катерина. – Как вы нас нашли? – спросила она у человека, который не сказал пока и слова. Услышав слова друзей, Соколов заподозрил что-то неладное. К нему прокралась одна сумасшедшая догадка. Чтобы ее развеять, он протянул руку к незнакомцу и наткнулся на прозрачную преграду. Ее не было видно, но она существовала. Это не было стекло, потому что не было отражения от него, и на ощупь оно было другим. - Господа исследователи, познакомьтесь, - обратился Дмитрий к коллегам, - это тот субъект, которого мы искали! Мария шлепнулась в обморок, с грохотом упав на пол. Соколов подбежал к ней. Он взял ее на руки и усадил в кресло. - Это мертвец? – спросила шокировано Катерина. – А выглядит, как живой. Даже глаза открыты! И, кажется, что он улыбается. Иван притронулся к невидимой преграде и отшатнулся от нее, как от какой-то заразы.
- Все-таки ты мертв, - сказал он, глядя на пустые безжизненные глаза человека. – А я думал, что ты жив …. Я так надеялся ….
- Я и не знала, что Иннокентий Царин умер! – воскликнула обескураженно Катерина. – Бедняжка! Прямо от горя лишилась чувств! – Женщина посмотрела на Марию, которая еще была без сознания. – Наверное, она его сильно любила?! - Какой это Царин! – разозлился Дмитрий от непонятливости некоторых его коллег. – Это же наш пришелец! К тому же все-таки мертвый. Его хорошо забальзамировали! Даже очень хорошо! Выглядит он действительно, как живой! - А я решила, что это муж Марии, - сказала Катерина. - Не вы такая одна, Катенька! – съязвил Соколов, посмотрев на Марию, которая в этот момент открыла глаза. – Этот человек действительно очень похож на Царина. Но это не он. - Слава Богу! – облегченно вздохнула Мария. – Я уже подумала, что потеряла самого дорогого для меня человека. Дмитрия очень задели слова девушки. Нотки ревности проснулись где-то глубоко в его сердце. Дмитрию не хотелось верить в то, что она действительно любила своего мужа. Глава 24
Найденный исследователями человек действительно был мертвым. Он не говорил, не моргал и не двигался. Из этого выходило, что он не был жив. Проверить на ощупь, у них пока что не было возможности, потому что они не знали, как избавиться от невидимой преграды, разделяющей их от пришельца. - Я не могу никак понять одно, почему он так похож на твоего любимого муженька? – недоумевал Дмитрий, глядя на Царину. – Разве что он действительно его отец! – Соколов громко рассмеялся. – Хорошо же ты дядя тогда пошутил, рассказав нам этакую байку! – Он хлопнул Ивана по плечу. – Удачно отмазался, чтобы не говорить только правду. - Это была не шутка, - спокойно сообщил дядя Дмитрия. - Ну, конечно, не шутка! – съязвил Соколов. – Этому пришельцу, кто знает, сколько тысяч лет, а его сыну стукнуло недавно тридцать! Вот, это отличный сюжет для фантастического романа! Только я тогда не пойму: то ли сын инопланетянина должен быть бессмертным, то ли его сделали в лаборатории из ДНК уже тогда мертвого отца?! - Дима, подумай тогда, почему Иннокентий Царин истратил столько денег на поиски этого человека? - спокойно задал вопрос Иван племяннику. Соколов последовал совету дяди и задумался. - Мальчик мой, ты хотел правды, вот она, правда! Только почему-то ты отказываешься в нее верить. Если ты не веришь мне, спроси тогда у Марии. Она знает, кого именно искал ее муж. - Это правда, - ответила Мария на зрительный вопрос Соколова. – Этот человек был отцом Кеши. - Катенька, и вы также верите в эту чепуху? – спросил Дмитрий жену его дяди. - Да, - ответила она. - Тогда объясните мне, как такое возможно?! – потребовал Соколов, начиная сердиться. – У меня уже голова пухнет от разных версий! И все они уж слишком нереальные!
- Дима, а разве тот факт, что мы находимся сейчас в космическом корабле, не кажется тебе фантастичным? – спросил Иван племянника. – Все те вещи и существа, которые ты видел недавно, разве не казались тебе нереальными? - Ну, так это правда. Так оно есть. Для меня это не кажется странным. Я всегда верил, что существуют пришельцы с других миров. - Тогда, пожалуйста, поверь, что существуют люди, живущие сотни лет, - предложил Иван упрямцу. – Это также реально, как то, что ты сейчас находишься в корабле инопланетян. - Ваня, оставь парня в покое, - попросила его жена. – Если он не хочет верить в это, пускай не верит. В процессе исследований, которые мы проведем, он сам в этом убедиться. Иван посчитал замечание Катерины очень логичным, и послушался ее совету, прекратив уговаривать племянника, поверить в его слова. - Интересно, и долго вы так протяните?! – спросил Дмитрий у коллег. – И надо же, когда вы успели сговориться, чтобы надо мной так подшутить? Но я уверен, вы долго не протяните! Кто-то из вас рано или поздно не выдержит и рассмеется. - Хочешь верить, что это шутка – верь! – разозлилась Мария. – Меня уже достало, тебя уговаривать! Давайте, лучше начнем наши исследования, - предложила она. Все послушались ее предложению и начали детальное обследование. Дмитрий стал переводить сначала с аптечки в виде маленького чемоданчика. Там было множество всяких медикаментов, кроме что зеленки и бинтов. К сожалению, названия болезней оставались для исследователей загадкой, ведь таких названий не было на Земле, как и самих заболеваний. - От укуса ядовитого коралиса, - перевел Дмитрий надпись на коробочке в виде формы красивого цветка. – Кто такой этот коралис? Вы мне скажите, пожалуйста. И так большинство всех названий. Мне кажется, нам надо сначала найти их энциклопедию в иллюстрациях или учебники по ботанике, культуре и так далее. - Нам надо найти способ включить их бортовой компьютер, - предложила Мария. – Или что-то в этом роде. Там я уверена, храниться любая информация обо всем, что им было известно. Так мы сэкономим время на обсуждении названий, которые нам не понятны или не известны. Все оживленно искали что-то похожее на кнопку включения земного компьютера, кроме Ивана. Он сидел на стуле напротив мумии и смотрел на мертвого пришельца, будто ожидал, что он вот-вот и проснется. Было заметно, что он о чем-то размышляет и что-то даже вспоминает. - Дядя Ваня, ты похож на человека, который впал в ностальгию по минувшим дням! – улыбнулся Дмитрий. – А еще со стороны, кажется, что ты как-будто здесь уже бывал. - Я с тобой согласна, Дмитрий, - поддержала Царина Соколова. – Со стороны, кажется, что вы знали умершего. - Маша, ну и у тебя фантазия! – рассмеялся Дмитрий. – Я же просто шучу. Если верить твоей теории, то выходит, что мой дядя тоже должен быть пришельцем и лет ему тогда должно быть около тысячи. - Дима, а что тут невероятного? – спросила Мария у Соколова. – Ведь моему мужу тоже примерно шестисот лет. Он ведь сын этого пришельца и земной женщины. - Ты снова за старое?! – разозлился Дмитрий. – А я думал, что вы уже и забыли о своей шуточке! Придумать такое - жить столько лет! Это же невозможно!
- Невозможно на нашей планете, - исправила его Мария. - Смотрите, я открыла одну панель! – обратила внимание на себя Катерина. – Здесь какие-то коробочки. - А что ты сделала? – спросил Дмитрий, подойдя с Марией к ней. – Что ты нажимала?
- Да будто ничего не нажимала. Просто прикоснулась ладонью к панели, и она открылась.
Мария прикоснулась к другой панели, и она тут же открылась. Там также были коробочки. Девушка взяла одну из них и открыла ее. - У них даже бумага на ощупь и вид другая, - сказала Мария.
- Может, они делают ее из какого-то коралиса, - пошутил Дмитрий, улыбнувшись. - Интересно, у них есть деревья? – задалась вопросом Катерина. – И какие они если есть? А цветы!
- Да я тоже хотела бы увидеть цветы с другой планеты! – также замечталась Мария. – Особенно розы! Думаешь, у них есть розы? – обратилась она к Катерине. - Непременно, - согласилась с ней женщина, мечтательно вздохнув.
- Да, девочки, у них растут розы, - вмешался в их разговор Дмитрий, устав от их женской болтовни. - Ты тоже так думаешь, Дима? – удивилась Мария. - Конечно, - согласился он. – У них и розы растут, и кактусы цветут, и сорняки плодоносят! Мария рассердилась на мужскую шутку, надув губы, рассмешив при этом Дмитрия. - Здесь какие-то пилюли, - сказала Катерина, заглянув в коробку, которую держала Мария.
Соколов и Царина посмотрели на коробочку.
- Тут что-то написано. – Дмитрий взял коробку в руки, и стал внимательно изучать. Женщины выжидательно смотрели на него. - Мясо коралиса! – выкрикнул Дмитрий радостно и удивленно одновременно. - Дима, хватит шутить! – рассердились обе женщины. - Я не шучу, - сказал он, взяв одну таблеточку в руку. – Интересно, какое оно на вкус? – Соколов языком лизнул пилюльку. – На вкус и на запах действительно мясо. Только интересно, как его употреблять?
- А ты почитай, - предложила Мария. – Может, на коробочке написана подробная инструкция для употребления. - Не думаю. Думаешь, они были такими тупыми, что без инструкции не могли поужинать нормально?! Они же не американцы, которые не могут сходить в туалет, не прочитав перед тем, как пользоваться туалетной бумагой! Женщин очень рассмешила шутка Дмитрия, и они громко рассмеялись. - Вы как хотите, а я собираюсь изведать это кушанье. – Соколов положил пилюлю себе в рот. – Не думаю, чтобы мясо этой дичи было также ядовитым. - Ну, и как на вкус? – спросила Катерина. – Я тоже не прочь полакомиться такой дичью. - Трудно сказать, - ответил Дмитрий, глотнув таблетку. – Что-то вроде морской рыбы и курицы. Соколов взял еще несколько пилюль и пихнул их всех себе в рот. Катерина последовала его примеру и взяла одну таблеточку. - Интересно, как он выглядит?! - спросила Мария. - Кто?
- Ну, как кто! Коралис этот! - А тебе, зачем это знать? – Дмитрий взял еще один кулак пилюль. - А что если это животное выглядит, как кошка?
- Ну и что!
- Не буду я кушать кошку! – возмутилась Царина. – Это же домашние любимцы! Это не гуманно! И бесчеловечно!
- Думаешь, они могли бы кушать своих домашних коралисов, которые так сладко мурчат и мяукают?! Они же не изверги какие-то! Все-таки выше нас по разуму и технологиям! Они же тоже люди! Ой, нет, не люди! Я совсем забыл. Они инопланетяне.
Слова Дмитрия убедили Марию, и она также скушала несколько таблеточек. Они также обнаружили еще наличие пилюль с надписями что-то вроде салата, овощей разных и фруктов. Все это было тут же испробовано исследователями. - Это на вкус, как помидор, - сказала Катерина, раскусив красную пилюлю.
- А эта похожа на петрушку, - добавила Мария, съев зеленую таблетку. - У-у, - сладко замурлыкал Дмитрий, наслаждаясь вкусом, при этом закрыв на минуту глаза. – Клубника! Такая сладкая! - Дай мне, - попросила Катерина, протянув руку к Дмитрию. – Я обожаю клубнику. - Я тоже, - сказала Мария, протянув и себе руку за розовой таблеткой. - Что не понравилась петрушка? – засмеялся Соколов. – Любишь сладенькое? - А кто не любит сладкое! Все любят вкусное! И я не исключение. - Может, дать немного клубники дяде Ване? Может, он отойдет от своих горестных мыслей и воспоминаний?
- Да, хорошая идея, - согласилась Катерина. – А то он, совсем бедненький, что-то подустал. Женщина взяла несколько разных таблеток и подошла к Ивану, который по-прежнему сидел на стуле в той же позе. - Не хочу, - только и ответил Иван на предложение жены покушать, опять впялившись в мумию. Глава 25
- Что это с ним? – спросила Мария Дмитрия. - Не знаю, - ответил тот. – Я никогда его таким не видел. Катенька, может, вы ему как-то или чем-то поможете? – обратился он к женщине, которая держала Ивана за руку. - С ним такое случается крайне редко, - сказала Катерина. – Но если случается, то нужно его оставить поразмыслить. - Так это он так размышляет! – улыбнулся Соколов. – Ну, ладно, пусть себе размышляет! Только нам лучше было бы, если он поразмышлял над нашим совместным судоку. Оставив Ивана, исследователи принялись за свою работу. Катерина и Мария искали интересные и самые важные на их взгляд находки, а Дмитрий переводил надписи на них, если таковые были. - А кто вы за профессией? – поинтересовалась Мария у Катерины. - Я окончила исторический факультет, но занимаюсь всю свою жизнь археологией. - Так вы с Иваном единомышленники, значит? - Да. Ведь археологи – это люди, которые ищут утерянную историю, в то время как историки только изучают полученные ими факты и вносят их в учебники. - Никогда бы не подумала так об этих профессиях. - Девочки, тише, - попросил их Дмитрий шутливо. – Вы своей пустой болтовней мешаете размышлять дяде Ване! Да и мне тоже мешаете сфокусироваться над буквами.
- Да, ладно тебе, профессор! – съязвила Мария, улыбнувшись. – Здесь нету личного кабинета, так что - терпи!
- Милые дамы, я же просто шучу. Я так же, как и вы люблю приятную беседу. Соколов приложил ладонь к красному треугольнику и панель исчезла. - Передохнуть не желаете, дамы, - предложил он, войдя в маленькую кабинку. Женщины последовали за ним. - Здесь есть миленькая опочивальня! Перед исследователями предстала маленькая комнатка метров пять на пять с двумя кроватями, стоящими одна напротив другой. Постельные принадлежности были белого цвета. - Ничего себе! – присвистнула Катерина, войдя в комнату отдыха. – Я была бы не против здесь порезвиться с Ванечкой! Соколов и Царина с широко раскрытыми глазами посмотрели на женщину, а потом друг на друга. - Не думал, Катенька, что вы с моим дядей еще занимаетесь такими шалостями! – пошутил Дмитрий. - Думаешь, ради чего мы поженились на старости?! Чтобы растирать друг другу спины мазью от ревматизма?! - Ну, что-то типа того! – улыбнулся Соколов.
- Какая мягкая ткань! – сказала Катерина, прикоснувшись к покрывалу. – На ощупь что-то похожее на атлас или шелк. Только это еще приятнее. Дмитрий разлегся на постели, заложив руки под голову и поставив ногу на ногу. - Как здесь удобно отдыхать! – воскликнул он. – Я бы здесь также не против с кем-то заняться теми шалостями, о которых вы упоминали, Катенька! – Соколов при этих словах улыбнулся загадочной улыбкой и взглянул на Марию, которая раскраснелась, широко открыв рот. Царина посчитала унизительным отвечать на такую вульгарность, поэтому просто тихо вышла из кабинки. - Это надо было мне отсюда выйти, - сказала Катерина, - чтобы вы могли заняться теми шалостями, о которых ты упоминал.
- Ну, что вы, Катюша! – Дмитрий поднялся с постели. – Я же просто шутил. Вы не правильно меня поняли. - Милый лгунишка! – улыбнулась Катерина. – Я так же, как и Мария, правильно тебя поняла. Недаром она убежала стремглав. Хватит отнекиваться шутками! По твоим глазам видно, что ты еле сдерживаешься. Если бы нас с Ваней здесь не было, ты бы просто на нее набросился при виде кровати и затащил ее туда. Соколов хотел что-то ответить на это, но передумал, встав с кровати. Он, пригладив волосы, вышел отсюда. Катерина думала, что когда выйдет из кабинки, увидит Дмитрия возле Марии, но ошиблась. Соколов внимательно изучал одну панель в противоположной стороне от Цариной. Они делали вид, что не замечают друг друга, но зоркий глаз Катерины засек их истинное состояние. Эти двое влюбленных пытались со всех сил убежать от того, чего им не избежать. Она это видела по их сильно стиснутым челюстям, трясущимся рукам, напряженным спинам и главное блуждающим взглядам. - Эй, вы двое! – крикнула Катерина им. – Хватит убегать друг от друга! Вы же, как бочка с порохом, можете бабахнуть ежесекундно! Идите немедленно туда, откуда мы только что вышли и не возвращайтесь оттуда, пока не насладитесь друг другом в полной мере! Двери там запираются. А подслушивать я не буду. Обещаю. - Катерина, что вы такое говорите?! – не удержалась Мария и повернулась к ней. – Я же замужняя женщина! А вы такую пошлость говорите! Я устала от ваших намеков и глупых предположений! Если вы принимаете неприязнь за симпатию, то я в этом не виновата. Только увольте меня от ваших дурацких высказываний! - Глупая девчонка! – грустно вздохнула Катерина. – Жизнь такая короткая! Потом на старости лет будешь себя ежеминутно упрекать, если сейчас его упустишь. - Дима, ну скажи ты ей что-нибудь вразумительное, - потребовала Мария у Соколова. – Я уже устала ее убеждать в обратном. Не дай Бог, она еще ляпнет такую глупость при Кеше, когда мы отсюда выберемся. Да он убьет тебя на месте, даже не разобравшись, правда это или нет! - Хватит, Маша! – сказал Дмитрий, повернувшись к женщинам. – Я слишком устал от вранья. Я сам ему скажу о своих чувствах к тебе, если это не сделает раньше меня Катерина. И мне плевать, что он меня убьет. Жизнь без тебя, Машулька, - не жизнь! Не хочу больше жить так, как я жил до встречи с тобой. Не хочу по утрам просыпаться в одиночестве, а по ночам просыпаться от эротических снов и пытаться после этого снова уснуть, при этом зная, что только там я смогу тебя любить. - Замолчи! – закричала Мария. – Не хочу это слушать! - Что ж я больше тебя не потревожу, не беспокойся, - поспешил ее заверить Дмитрий, повернувшись при этом назад к панели. - Дура, ты, Маша, дура! – закончила Катерина, склонившись над зеленой панелью. Царина была в бешенстве. Ее так оскорбили, а она даже была не в состоянии сказать и слова в свою защиту. Она, задыхаясь от возмущения и обиды, вернулась к тому месту, где недавно работала. Глотая слезы, Царина машинально изучала и рассматривала панель напротив себя. Она была настолько поглощена своими мыслями, что не заметила, как послышался странный звук, и все стены в комнате засветились, а потом вдруг снова погасли.
- Что это было? – испугалась Катерина.
- Вы тоже это видели? – спросил ее Дмитрий. – Куда оно девалось?
- Не знаю. Я ничего такого не делала. Может ты? - Нет, я в эту секунду ни к чему не притрагивался. Я вообще ни о чем не думал.
- Понятно, - ответила Катерина, поняв, о чем он размышлял последние минуты. - Маша, ты к чему-то притрагивалась? – спросил Дмитрий Царину. Когда она не ответила, он подошел к ней. - Маша, ты меня слышишь? – спросил снова он.
Царина вздрогнула от неожиданности. Она задумалась, поэтому не заметила, как к ней подошел Соколов. Она попыталась отвернуться от него, чтобы он не заметил ее слез, однако это ей не удалось. Дмитрий увидел блестящие капельки на ее грустном лице. Его сердце сразу защемило от боли и раскаяния. - Машенька, родная, прости меня, - попросил он у нее прощение, прикоснувшись непреднамеренно руками к ее нежной коже под пиджаком. Он почувствовал, как она вздрогнула от его прикосновения. Его сразу кинуло в жар. Дмитрий готов был прижаться всем телом к ней и обхватить ее руками, но этому помешала, как-будто сама судьба. В эту минуту снова засветились стены. - Что это? – встрепенулась от неожиданности Мария, отстранившись от Дмитрия. - Я ни к чему не прикасалась, - сказала Катерина.
- Я то… - хотел сказать Дмитрий, но осекся, увидев сверлящий взгляд жены его дяди. – Ну, я прикасался, но от этих прикосновений стены не зажигаются! - Знаю, я, что от этого зажигается! Можешь, передо мною не оправдываться! - Что это такое? – удивилась Мария, рассматривая все вокруг. – Это похоже на их бортовой компьютер. Вам так не кажется? - К чему ты притрагивалась? – спросил Дмитрий.
- Не помню, - ответила Мария. Соколов стал разглядывать панель, над которой трудилась девушка до этого. Там было много надписей. Сразу все перевести не удастся. Подумал он. На это потребуется некоторое время. Но вдруг его взору предстал один значок. Это был кружочек с тонкой линией внутри. Он очень напоминал знак включения компьютера. Однако никакой надписи под ним не было. Дмитрий все-таки решил к нему прикоснуться. Сразу после этого стены опять погасли. - Что снова случилось? – растерялась Царина. – Я ни к чему не прикасалась. Соколов повторно нажал на значок и все стены опять загорелись. - Вот эта кнопка включает и выключает их систему, - объяснил Дмитрий, указав на значок. - Отлично! – обрадовалась Катерина. – Что дальше будем делать? - Надо внимательно рассмотреть стены, - предложил Дмитрий, увидев, что Мария уже этим и занимается. Глава 26
На стенах виднелись иероглифы инопланетного языка разного цвета и на разном цветном фоне. Поэтому корабль казался одним большим компьютером с папками, файлами разных форматов в них, программами и так далее. Только как ими управлять, как их открывать и считывать оттуда информацию, исследователям пока не удалось узнать. - Помните, в разных фантастических фильмах о космосе всегда был бортовой виртуальный капитан, который выполнял разные команды, управляемый человеческим голосом. – Катерина закашлялась после своего предположения. – Может, так и здесь? - Возможно, вы и правы, Катенька, - согласился с ней Дмитрий. – Только как ее или его включить? - Дима, переведи вот этот рядок, - попросила его Мария, указав пальчиком на странное изображение в виде квадрата в квадрате.
Соколов послушался ее и стал внимательно изучать слова. С каждой секундой его вид ставал все серьезнее и серьезнее. - Что там, Димочка? – спросила испуганно Катерина. – Не пугай нас! - Это значок самоуничтожения корабля, - ответил Соколов.
- Что?! – одновременно перепугались женщины. - Не беспокойтесь вы так, - попытался их успокоить Дмитрий. – Она не запущена. Чтобы ее активировать, надо нажать на этот квадрат в квадрате, как выразилась Маша.
Женщин такой ответ немного успокоил.
- Только ни к чему не притрагивайтесь, - уведомил он их. - Конечно, - согласились они. - Нам пока не известно, как управлять этими файлами, как их открывать, как запускать программы. Но я думаю, что это не сложнее, чем пользоваться компьютером или ноутбуком. Надо только разобраться, как именно им управлять. Я буду переводить все, что нам видно в данный момент на стенах, а вы записывайте это. - А еще будет лучше сделать такую же схему, как на стенах, - сказала Мария. - Да, ты права, - согласились с ней Дмитрий и Катерина. После получасовой работы у исследователей была детальная схема с переводом. Стены действительно выполняли функцию экрана, на котором виднелись папки, программы, файлы, ярлычки. Только вот как ими пользоваться исследователям еще не было известно. - Как там Иван? – спросил взволнованно Дмитрий, когда Катерина возвратилась от него. – Никаких перемен?
- Нет, - покачала головой женщина с поникшим взглядом. - Надо что-то с этим делать, - сказала Мария. – Это не нормально так себя вести. - Может, закрыть эту мумию назад? – предложил Дмитрий. – Это, наверное, она на него так действует. - Но почему мы тогда не прикованы взглядами к этому пришельцу? – поинтересовалась Мария. - Не знаю. Но надо хоть что-то сделать.
- А ты помнишь, на что ты нажимал, чтобы открыть эту так называемую гробницу? – спросила Катерина у Соколова. Дмитрий подошел к мумии. Рассмотрев внимательно все вокруг мертвого тела, он сказал:
- Кажется, вот эта кнопка закрывает назад двери. Но я не уверен. Под ней написано слово «ключ». Но что именно это значит, я не знаю. - Ты нажимал эту кнопку? – спросила Мария.
- Нет, - ответил он. – Там была другая кнопка. Но ее сейчас нет.
- Как это?
- Наверное, исчезла, как и двери. - Что же тогда делать? Ведь если мы наоборот вытащим мумию из этого странного раствора воздуха, и она испортиться, что тогда? Мы потеряем все, к чему так долго шли все эти годы! Нам нужны гены этого мертвеца невредимыми! - И что вы собираетесь с ними делать? – полюбопытствовал Дмитрий. – Клонировать что ли? - Может и клонировать! – ответила резко Мария. – Это уже не твое дело. Мы тебя наняли в качестве проводника и переводчика. Так что будь любезным, не лезь не в свое дело! - Вот, значит, ты, как заговорила! – улыбнулся рассерженно Дмитрий. – Только, Машенька, понимаешь, сейчас здесь нет твоего муженька, который мне платит. Так что я буду делать, то, что мне заблагорассудиться! Поняла?! - Это бунт?! – спросила она тоном начальника. - Считай, как пожелаешь, ваше величество! – съязвил Дмитрий. Царина опустила на минуту глаза. Казалось, она собиралась с силами или прятала боль. Только когда она снова посмотрела на Дмитрия, в ее глазах не было и следа злобы или обиды. Просто одно равнодушие! - Твой дядя и Катерина здесь не случайно оказались, - молвила равнодушно и холодно Мария. – Я это поняла с самого начала. Только ждала удобного случая, чтобы спросить об этом. А если быть честной, то ждала, что ты сам об этом расскажешь. Царина остановилась и посмотрела внимательно на Дмитрия, изучая его каждую мимическую морщинку на лице, пытаясь узнать, о чем он думает. - Но вижу, ты и сейчас не собираешься мне ничего рассказывать.
- Ты неплохо разбираешься в людях, - съязвил он, дав этим понять, что ничего не расскажет. - Я все-таки была права насчет тебя! – Мария остановилась, сделав долгую паузу, прежде чем продолжить. – Не надо было тебя нанимать! Уверена, что ты со своим дядей спланировали это все с самого начала. Может, даже у вас есть кто-то выше вас самих? Кто-то, кто дает вам распоряжения. Только вот зачем вам это? Зачем было втираться в наше доверие, потом выкрадывать меня…
- Тебя никто не выкрадывал! – перебил ее Дмитрий. – Ты сама провалилась сквозь землю! - … заставлять меня поверить в твою якобы любовь ко мне…
- Я тебя действительно люблю, дура, ты! – разозлился Дмитрий из-за ее недоверия. - Хам! – обозвала его Мария обиженно. – Если любят, то не врут тому человеку! – заключила она. В эту секунду Соколов и Царина увидели, как гробница исчезла за стеной. Возле нее стояла Катерина. - Удалось! – обрадовалась она, подбежав к Ивану, который выглядел так, словно отошел от долгого сна. - Катюша, у меня такое странное чувство, - сказал он, - будто я спал. Но я ведь не спал, правда? – обратился он к жене. – Мне ничего не снилось. Однако я не помню, как здесь оказался. - А что ты помнишь? – спросила заботливым голосом Катерина. - Помню, что видел перед собой знакомого человека, - ответил он. – Только он не мог здесь никак оказаться. - Ванечка, ты действительно видел человека, похожего на мужчину, которого мы видели когда-то. Я имею в виду Иннокентия Царина. Ты видел мумию, которую мы искали, которая очень похожа на мужа Марии. Катерина во всех подробностях рассказала мужу, что случилось, пока он был в отлучке, кроме некоторых, не имевших значения, моментов. - Вы включили бортовую систему, говоришь? – переспросил Иван, встав со стула.
- Да, - ответила Катерина.
Иван Соколов сразу взглянул на противоположную стену от дверей. - Вы активировали самоуничтожение корабля?! – выкрикнул он в ужасе. – Вы с ума сошли здесь, что ли?! Дмитрий еще никогда не видел своего дядю в такой ярости. Он прямо метал молнии! - Зачем вы прикасались к тому, в чем не разбираетесь?! Мы сейчас слетим все на воздух, а главное и сам корабль! - Дядя Ваня, успокойся, - попытался Дмитрий утихомирить Ивана. – Это просто значок самоуничтожения, он не активирован. Я же все перевел. Неужели, ты думаешь, я мог нас всех подвергнуть такой опасности? Посмотри внимательно.
Иван внимательнее взглянул на стену. - Да, ты прав, - успокоился он. – Это просто значок. - А откуда вы знаете, что значит этот символ? – спросила Мария строгим тоном. – Хватит отмалчиваться, дядя Ваня! Хоть раз скажите правду! Иван долго думал, а потом подошел к стене. Не касаясь стены, он максимально близко нажал на треугольник внизу экрана. В мгновении ока появилась странная папка, потом еще одна, и еще одна. Потом все они закрылись. - Надо поискать бортовой дневник, - объяснил он, то ли себе, то ли его коллегам, которые разинув рты от удивления, во все глаза смотрели на его действия. – Там сохраняется все видео, которое записывалось камерой. Сейчас она не работает, конечно. - Откуда тебе все это известно? – спросил Дмитрий, немного отойдя от шока. - Индикатор записи не горит, - объяснил он.
- Я не об этом спрашиваю, дядя, - разозлился Дмитрий. – Откуда у тебя умения пользоваться инопланетным компьютером? Хватит отмалчиваться! Я устал от этого. Мне это уже вот где! – провел он пальцем по горлу. – Говори немедленно всю правду! - Дима, не сейчас, - сказал Иван.
- Ты говорил, что тебя научил инопланетному языку какой-то седой старик, который должен был скоро умереть. В это еще можно поверить, как и в то, что он тебе детально рассказал местонахождения этого корабля. Но как можно, научиться чем-то пользоваться так профессионально, не имея этого при себе. Я имею в виду эту систему! – Дмитрий развел руки, указывая на стены. – Хочешь, я тебе отвечу вместо тебя? Ведь ты и так не скажешь. Я прав? – Он посмотрел в глаза Ивану, который продолжал молчать. – Так вот! Этому можно только научиться отсюда, то есть, пребывая здесь. Иван понял, что попался. Его собственный племянник выдаст его с потрохами. Он так долго хранил молчание, но видно придется теперь все-таки рассказать всю правду, какой маловероятной или фантастической она бы не была. - Да-да, мой любимый дядя Ваня, здесь уже бывал! – подытожил Дмитрий, посмотрев поочередно на каждого из присутствующих на корабле. Задержав свой взгляд на Иване, он сказал: - Я помню, как ты пропадал несколько лет. Папа думал, что ты уже умер где-то в какой-то Тайге или Тундре. Но потом ты объявился. Так вот где ты пропадал все это время! Ты был здесь! Иван вздохнул с облегчением незаметно для всех других. Он был в безопасности. Дмитрий понял все не так, как оно было на самом деле. И, слава Богу! Он мысленно поблагодарил Господа за свое спасение. - Ты изучал здесь их язык и весь корабль! – закончил удовлетворенно Дмитрий. В эту секунду на экране появилась видеозапись. Все впились взглядами в стену. Глава 27
Исследователи смотрели на экран с открытыми ртами, кроме Ивана. В кадре было видно пятерых человек, сидящих в креслах и двух стоящих возле панели управления кораблем. Они о чем-то беседовали. К сожалению, их голосов не было слышно, также как и других звуков. - Почему нету звука? – спросили Мария и Дмитрий одновременно. - Сейчас посмотрю, - ответил Иван. – Но видео придется закрыть на время. - Хорошо, - согласились все. Иван стал исправлять проблему передачи звука, роясь в разных программах и файлах. - Это же были пришельцы, правда? – обратилась Мария к Катерине.
- Конечно, - согласилась та. – Ты видела, какая у них странная одежда! - Да, чудная.
- А как на меня, так это они в специальных костюмах для межгалактических полетов, - добавил Дмитрий. - А какие у них всех длинные волосы! - И кожа у них желтого цвета, как у азиатов. - Надо это видео заснять, - предложил Дмитрий. – У кого-то работает камера в мобильном? - У меня работает, - ответила Катерина, вытащив сенсорный мобильный телефон последней модели. – Как я сама раньше не додумалась начать снимать?! - А разве нам было до этого?! Мы пытались выжить! В тот момент нас ничего больше не волновало. Катерина включила камеру и поставила телефон на специальную подставку позади них, чтобы было видно все происходящее на корабле. - Сожалею, ребята, - обратился Иван к коллегам, - но вы не услышите речь марсиан. Довольствуйтесь тем, что хотя бы видели их по видео. - Почему? – спросили они все сразу.
- Кто-то испортил этот файл, - ответил он. – Давайте досмотрим хотя бы видео. Все согласились, и Иван снова включил видеозапись.
На ней пришельцы сидели, ходили, разговаривали, управляли кораблем. Так длилось больше часа. - Я успела изучить каждую морщинку на их лицах! – пошутила Катерина. – Меня это немножко достало. Скучновато! - Я не заметила ни единой морщинки на их лицах, - запротестовала Мария. - Я высказалась фигурально. - Странно, что они все одного возраста, - добавил Дмитрий. – Будто клоны какие-то!
- Они просто выглядят молодыми, - вмешалась Мария. – Но они все разного возраста. - Вы что дальше за свое? – улыбнулся Дмитрий. - Им больше сотни лет, - добавил Иван. – В такие серьезные междугалактические полеты не берут раньше ста лет.
- Да, очень остроумно, дядя Ваня! А у нас день длиться сорок часов с хвостиком! – съязвил Дмитрий. - Кстати, на планете, откуда они прилетели, день действительно длиться сорок восемь часов, - сообщил Иван. - Господи, как мне надоело слушать эти байки! – разозлился Соколов. – Ну, может, уже хватит надо мной шутить?! Если вы поставили на деньги, то я готов всем заплатить, только прекратите с меня клоуна делать. Дмитрий подошел к жене дяди.
- Катенька, ну, вы же добрая женщина! – обратился он к ней. – Скажите, что вы надо мной шутите. Итак, тошно от закрытого пространства! Я больше дня не видел солнца и неба. Не спал, не принимал ванну, не навещал нормальный санузел. Я жрать хочу! – завопил Дмитрий, сжимая ладони в кулаки. – Как мне все это надоело!
- Дима, успокойся, - попросил его дядя. – Нам всем нелегко. Мы здесь все на одном корабле, так сказать. - Ну, так над вами хотя бы никто не шутит! – взбесился сильнее Дмитрий. – Прекратите свои шуточки, и я успокоюсь! Будто взрослые люди, а ведете себя, как семилетние малыши!
- Дима, я же твой дядя. Разве, я тебе когда-нибудь врал или шутил так над тобою? Может и скрывал правду, но врать – не врал. - Ну, предположим, что вы говорите правду! – согласился Дмитрий. – По вашему Иннокентий Царин - получеловек, полу пришелец. То есть сын мумии, которая находиться там за стеной, - указал он рукой. – Из этого выходит, что Царину много-много лет. По земным меркам столько не живут! При этом он выглядит тридцатилетним молодым человеком в расцвете сил. Он выглядит моложе меня, а мне ведь сорок лет. Как такое возможно с точки зрения биологии? Объясните мне, пожалуйста, а то я, ни хрена, не понимаю. Когда я пытаюсь в это врубиться, то у меня закипает мозг! Представляете, какой было бы сенсацией, узнав мир о таком человеке! Соколов подошел к двери и поставил руки на них. Он минуты три над чем-то размышлял, а потом развернулся и пошел обратно к своим коллегам, которые все это время молчали, наблюдая за его действиями. - Маша, это правда? – обратился он к Марии. – Твой муж действительно пришелец с другой планеты? Царина тяжело вздохнула, опустив глаза.
- Неужели в это так трудно поверить?! – спросила она, взглянув ему прямо в глаза. – Я понимаю, что это звучит очень странно для нас, землян, но мне, кажется, что ты такой человек, который верит в такое. Ты ведь веришь в пришельцев с других галактик. Ты даже нас заставил тебе поверить, что ты знаешь, где захоронение инопланетянина. А мы здесь не простачки! - Ты уже сама обо всем догадалась. И знаешь, что о месте захоронения мне рассказал мой дядя. Также он меня научил языку пришельцев. Я, конечно, верю в существование внеземной расы! Но мне очень трудно поверить в то, что они выглядят, как мы, люди. Я почему-то всегда считал, что они будут похожи на каких-то монстров. Ну, вот например, как те крабы и черви! Но то, что они точь-в-точь похожи на нас, меня это обескураживает! Мне казалось, что внеземные цивилизации должны быть намного развитые, чем наша земная раса. А тут тебе на! Как две капли похожи на нас! - Дима, ты заблуждаешься на их счет! – перебил его Иван. – Они только похожи на нас. А на самом деле они обладают такими способностями, которые даже не снились нам, землянам. Во-первых, они живут очень долго и не стареются. Да, они все-таки смертны так же, как и мы. Но их ДНК совсем другая, чем у нас. Их клетки могут обновляться с очень большой скоростью, поэтому они не успевают состариться. - Дядя, ты столько знаешь обо всем этом! Откуда? Иван молчал.
- Откуда? Я тебя спрашиваю. Почему ты молчишь? Нам всем очень интересно знать. Правда? – посмотрев сначала на Катерину, а потом на Марию. – Открой нам свои тайны. Хватит секретничать!
- Я пока не могу, - сказал Иван. – Не сейчас. - Почему не сейчас?
- Мне нужно время, чтобы подумать. - Дядя, хватит отнекиваться. Ты если сейчас не скажешь, то потом и подавно. - Дима, каждый человек имеет право на секрет, - вмешалась Катерина. – Достаточно настаивать. Если Ваня говорит, что скажет потом, то так и сделает.
- Я когда-то тоже так слепо и преданно верил дяде. Но те дни прошли. Он ее никогда не скажет! Дмитрий сел на стул, сжимая от злости ладоши в кулаки. - Наверное, ему есть, что скрывать?! – предположила Мария. – Если он родному племяннику не может открыться, значит, это что-то очень важное. Иван схватился за голову, глубоко вдохнув.
- Ладно, так и быть, - сказал он. – Хотите правду, будет вам правда! Все одновременно взглянули на него. - Мне было тогда примерно тридцать, - начал Иван. – Я встретил одного странного человека. Как это произошло, я не буду описывать. Слишком долго и это тут не имеет большого значения. Самое главное, он был пришельцем из этого корабля. Все переглянулись между собой.
- Он меня научил своему языку и рассказал всю правду, - продолжил Иван. - Зачем это понадобилось ему? – спросила Мария. – Я никак не пойму.
- Он сказал, что устал от такой жизни и хочет уйти в другой мир, - ответил Соколов. - То есть умереть? – удивилась Царина. - Да. Ему надоело видеть, как стареют и умирают дорогие ему люди и друзья. Он устал от переездов и пряток. Поэтому он поведал это мне, чтобы я хранил это в тайне. - Почему он не связался с Кешей? – спросила настойчиво Мария. - Когда я вам обо всем расскажу, то ты поймешь все сама, - заключил Иван. Глава 28
Тавриус служил в службе безопасности на планете Крео, что находиться в миллионах световых лет от планеты Земля. Поймав опасного преступника Царуса, он и еще несколько человек переправляли его с Крео на Шорту или, как называли эту планету местное население, Танит. Это была маленькая планета, где обитало не больше полмиллиона шортанцов, которые охраняли преступников. Шортанки готовили еду, стирали, убирали за узниками, в то время как их мужья, отцы или братья работали стражами. Шорта находилась недалеко от Крео. И добраться туда можно было всего за месяц. Но корабль Тавриуса под названием Гиллея попал в космический шторм, что в последние сто лет участились из-за взрыва в их галактики погасшего второго солнца. Спрогнозировать, когда и где появиться космошторм было невозможным. Поэтому летать в космосе было в последнее время небезопасно. Космопилотам платили огромные деньги. Они считались на Крео самыми богатыми и влиятельными людьми. Но ни деньги, ни слава не могли обезопасить их от гибели. Так случилось и с Гиллеей. Шторм сменил их курс полета и забросил их в черную дыру, которая перенесла корабль из их галактики в совсем неизведанную им точку вселенной. Утратив контроль над управлением Гиллеей, они упали на неизвестную им планету. Это была Земля. При падении корабль вышел немного из строя. Из-за этого их узнику удалось сбежать. Тавриус со своей командой направились на его поиски. Однако найти его им так и не удалось. Но они встретили местное население, которое приняло их, как посланников Дажбога. Их удивлению не было предела, увидев, что на этой планете также живут такие же люди, как они сами. Но со временем они поняли, что очень ошибались. Так как они задержались здесь из-за поисков Царуса и еще из-за поломки Гиллеи, местные люди стали им поклоняться и выполнять любое их пожелание. Сама планета не очень отличалась от их родного Крео, разве что день здесь был короче, всего двадцать четыре часа. В то время, как на Крео и на Шорте день длился сорок восемь часов. Самое главное открытие, которое повергло их в шок, был тот факт, что люди здесь старели и умирали в очень короткое время. Из-за отсутствия необходимых деталей для их корабля креольцы застряли на чужой им планете на долгие годы. Они посылали сигналы бедствия в их галактику, но годы шли, а помощь все не прилетала. К тому же им все никак не удавалось найти Царуса. К их несчастью планета Земля находилась тогда еще на очень примитивном уровне развития, где не было ни электричества, ни транспорта, ни мобильной связи. Поэтому искать преступника было очень тяжело. Создать что-то своими руками по их развитой технологии у них не было ни возможности, ни опыта, ни знаний. Они, конечно, умели пользоваться всеми благами креольской цивилизации, но сотворить что-то собственными руками они не умели. Их этому не учили. Все это препятствовало их возвращению домой. Где-то через восемьдесят лет их пребывания на чужой планете случился один случай, который изменил представление Тавриуса обо всем в мире, в частности это касалось его личной жизни. Он повстречал девушку, которую полюбил всем сердцем. На тот момент Тавриус и его команда изучили местный язык. Поэтому общаться им было легко. Красава, так звали земную девушку, также отвечала его чувствам. Тавриус забрал девушку к себе в дом, который построили ему и его ребятам местное население. Через некоторое время у них родился сын. Как удивился Тавриус, когда его женщина родила так быстро. Ведь на Крео женщины носят ребенка восемнадцать месяцев. Красава была настолько дорога Тавриусу, что он был готов отдать за нее свою жизнь. Он нашел в жизни самое главное – настоящую любовь, ради которой он бороздил километры космического пространства уже много-много лет. И только здесь он ее нашел. Ради того чтобы быть с Ефросиньей всегда, Тавриус был готов на многое. Он прекрасно понимал, что женщина, которую он любит скоро постареет и умрет, и он опять останется один. Это не давало ему спокойно жить, омрачая его безоблачную жизнь на Земле. К тому же его команда злилась на него за то, что он забыл о преступнике, которого они потеряли, и совсем не искал способы связаться с их планетой. Они хотели возвратиться домой к их семьям и соплеменникам. Здесь им не нравилось жить. День на Земле был слишком коротким, растения были совсем другими, пища была не свойственна им кишечникам. А самое главное – люди! Они хотя и внешне были похожи на них, но в то же время совсем отличались от них. Во-первых, земляне еще не достигли того уровня развития, что был на Крео. Во-вторых, они были смертными, то есть слишком быстро старели и умирали. К большой радости Тавриуса его сын родился таким же, как и он сам. Это было видно по развитию ребенка. Земные дети очень скоро вырастали. Фат, так был назван ребенок в честь родной планеты Тавриуса, рос очень долго. В один год он выглядел, как шестимесячный земной малыш. Чтобы достичь зрелого возраста пришельцам нужно было не меньше тридцати лет. Для Ефросиньи это было очень странным. Но она была очень умная женщина, поэтому очень скоро привыкла к этому. Женщина Тавриуса была не похожа на своих сородичей. Она очень от них отличалась. Красава была умнее даже мужчин ее племени, она была слишком сильна и независима духом, что привело к трению между ней и ее соплеменниками. Каждый свободный мужчина желал взять ее в жены, все женатые мужчины на нее засматривались, в то время, как все женщины и девушки ее ненавидели, поэтому делали ее жизнь в племени невыносимой. А она сама никак не могла выбрать себе подходящего мужа, поэтому ее родители сами нашли ей мужа. Она, конечно, была против, но ее никто не собирался слушать. Поэтому перед свадьбой она сбежала. Тогда была ночь на дворе. Она долго брела, не передыхая. Измученная и обессиленная, она упала на землю посреди открытого поля. Тут ее и нашел Тавриус рано утром, прогуливаясь. Он принес девушку на корабль, где он ее спрятал от нежеланного жениха и упрямых родителей. Они полюбили друг друга. Тавриус объявил ее своей женой и поселил в своем доме. Для людей она теперь была наравне Богов. Ее родители стали первыми людьми в племени. Их стали очень уважать и почитать. А к Ефросинье теперь ставились, как и к Тавриусу и его команде. Когда Фату было десять лет от роду, он выглядел, как пятилетний земной ребенок. К этому времени команда Тавриуса устала от тоски и уныния. Поэтому чтобы хоть как то себя развлечь, они решили переправиться через океан к Новым землям. Они считали, что Царус мог туда сбежать. Тавриус не присоединился к ним. Ему надо было защищать жену и сына. И он действительно устал от бесплодных поисков преступника. За время их отсутствия Тавриус работал над своим ДНК и ДНК земных людей. Он пытался понять их различие, чтобы найти средство, с помощью которого он смог бы сделать Ефросинию бессмертной, как и он сам. Шли годы, Фат подрастал, команда Тавриуса все не возвращалась, а он за то время проводил исследования. Свои опыты он ставил над мышами и щурами. Но пока его попытки никакого результата не давали. Это его очень огорчало. Он все больше и больше времени проводил на корабле, чтобы как можно скорее уберечь любимую женщину от первых морщин. Тавриус не был ни биологом, ни химиком, ни доктором, поэтому ему было очень тяжело. Он использовал информацию обо всем, что было известно креольцам, которая хранилась на компьютере. С помощью детальных видео инструкций он проводил свои опыты. На планете Крео молодость и вечность не считали чем-то сверхъестественным. Это было для них закономерность бытия. Они даже не могли себе представить, что где-то есть такие люди, как на Земле, которые столь рано умирают и стареют. Поэтому на Крео не проводились никакие исследования по поводу их бессмертия. Тавриус был первопроходцем в этом. Ради любимой женщины он был готов на все. Когда Фату было двадцать лет от роду, он выглядел десятилетним земным юнцом. Тогда Тавриус задумался о том, чтобы исследовать ДНК сына. Он ведь был плодом земной смертной женщины и креольского бессмертного мужчины. Его кровь должна была совмещать его и ее ДНК. Взяв немного крови Фата, он приступил к своим исследованиям. После детального изучения Тавриус сделал свои выводы. ДНК Фата вмещала в себе только ДНК его организма. ДНК Ефросиньи в его крови не было. Это очень озадачило Тавриуса. Он никак не мог понять, как использовать эту информацию в его целях. Но решение этой головоломки пришло ему однажды во сне. Он мгновенно поднялся с постели и умчал на корабль. Всю дорогу он думал, как раньше эта мысль не пришла ему в голову. Тавриус все время скрещивал свой ДНК с ДНК крысы. Они, правда, не умирали от этого, но и не становились бессмертными. На этот раз Тавриус собрался скрестить ДНК Фата с ДНК крысы. И этот эксперимент удался. С каждым днем его теория подтверждалась. А когда прошло столько времени, за которое крысы дольше не живут, Тавриус полностью удостоверился в правдивости его теории. Животные продолжали не только жить, но и активно двигаться и размножаться. Старение не наступало, и смерть отступила. Тавриус был настолько взвинчен, он не мог поверить в то, что, наконец, достиг желаемого результата. Поэтому прежде, чем применить этот способ к любимой женщине, он целый год проверял его на крысах. Первые животные, на которых он испробовал ДНК Фата, продолжали жить и активно размножаться спустя год. Другие крысы также переносили скрещивание ДНК. Тогда Тавриус решился проделать этот эксперимент на Красаве. Как раз в это время возвратился один человек из его команды, которая ушла на поиски Царуса. Тавриус еле его узнал. Казир был уже старым человеком в возрасте около семидесяти. На вопрос, что с ним случилось и где остальные члены команды, он со слезами на глазах поведал жуткую историю.
Оказывается, они достались Новой земли. Она была еще более дикой, чем эта. Они долго бродили в зарослях, похожих на джунгли, пока они не набрели на чудное местечко. Здесь было много каменных построек, однако заброшенных. Люди решили здесь заночевать. И это было их огромнейшей ошибкой. Ночью на них напала стая странных комаров. От их укусов у них по всей коже появилась красная сыпь. Через неделю все члены команды умерли, кроме Казира. Им даже не помогли капсулы из их супер аптечки. Почему не умер Казир, не было точных объяснений. Двадцать долгих лет ему понадобились, чтобы добраться обратно. Что с ним приключилось, он не стал рассказывать. Единственное, что имело для него значение, это то, что он стал стареть. Он утратил свое бессмертие. Жуткая участь его команды привела Тавриуса в уныние. Но это только больше придало ему силы проделать его эксперимент с Красавой, которая с каждым годом становилась старше и старше. У нее даже появились первые морщинки возле глаз и вместо ямочек на щеках, которые так обожал целовать Тавриус. Красава давно ждала этого момента. Операция по скрещиванию ДНК сына и матери прошла быстро, и на первый взгляд казалось, что успешно. Однако уже на следующий день у Красавы появился жар. Температура тела все росла. Тавриус никак не мог ее снизить. Ничто не помогало. Он был в панике. Ужас овладел им. Что он не так сделал? Спрашивал он сам себя. Утром следующего дня Красава умерла. Тавриус не мог в это поверить. Он долго сидел возле жены, держа ее в объятиях, как маленького ребенка. В таком состоянии и нашел его Казир на Гиллеи. Он сделал все, что в его силах, чтобы морально поддержать соплеменника. Он уговорил отпустить Красаву и достойно ее похоронить. Тавриус не хотел предавать божественное тело любимой жены земле. Он попросил Казира положить Красаву в арокамеру. Здесь тело умершего человека сохраниться навечно таким, каким его туда поместили. Тавриус не мог жить без жены, поэтому он попросил Казира закрыть за ним двери другой арокамеры, куда он вошел сам. Казир выполнил последнюю волю своего командира. Тавриус умер, смотря прямо на Красаву. Глава 29
После долгого и захватывающего рассказа Ивана исследователи еще минут десять молчали. Каждый размышлял над только что услышанным. Людской мозг так создан, что ему требуется некоторое время для осознания чего-то сверхъестественного. - Откуда тебе это известно? – спросил Дмитрий. – Только не говори, что тебе об этом рассказал незнакомый человек. Он не мог тебе этого рассказать, потому что его не было рядом с Тавриусом и его командой. - Действительно! – воскликнула Катерина. – Откуда ты об этом знаешь?
- Конечно, вы правы, - согласился Иван. – Царус об этом не мог знать. Он в то время был очень далеко от места падения Гиллеи. - Тогда откуда вы это знаете? – спросила Мария. - Мне об этом рассказал сам Тавриус, - ответил Иван.
Исследователи замолчали, обдумывая слова рассказчика. - Дядя Ваня, не держи нас за идиотов! – разозлился Дмитрий. – Мы тебе не дурачки из сельской глубинки. Мы все закончили высшие образовательные учреждения. По несколько раз! - Я имел в виду, не сам он лично, - попытался разъяснить им Иван ход своих мыслей. – А только его глаза. Последние его слова снова повергли исследователей в ступор. Они всеми своими мозговыми завитками пытались постичь непостижимое. Увидев их реакцию на его слова, он быстро попытался им разъяснить, что он имел в виду. - Я не знаю, как это вышло. Но когда я увидел этого человека, - он указал на место, где храниться мумия, - то меня будто молнией ударило. А когда заглянул в его глаза, то такое там увидел, что повергло меня в какое-то странное состояние. Я ничего не видел и не слышал, но очнувшись, в моей голове была эта информация. Я не знаю, как это вышло. Не понимаю. - Помните, как долго сидел Ваня напротив этого мертвого человека, - сказала Катерина. – И мы не могли понять, что с ним такое происходило. - Да, - одновременно ответили Дмитрий и Мария, взглянув друг на друга.
- Он был как-будто под влиянием гипноза, - добавил Дмитрий. – Может, в глазах Тавриуса сохранилась информация обо всем случившемся с ним. - И Иван ее прочитал, - припустила Мария. – Наверное, это было послание для креольцев, которые рано или поздно его нашли бы. - Я тоже так считаю, - согласился Иван. - Только почему ее смог прочитать только ты? – удивился Дмитрий. – Ведь я также смотрел в глаза пришельцу.
- И я смотрела, - добавила Мария.
- И я тоже, - согласилась Катерина. - Не знаю, - соврал Иван, отойдя немного дальше от коллег.
- А возможно эту информацию может прочитать только человек с такими же способностями, какие были у Тавриуса, – предположил Дмитрий. - Ты имеешь в виду, другой пришелец? – спросила Мария. - Да, - согласился Соколов. - Но ведь Иван не пришелец! – сказала Мария. – Правда?! – добавила она, внимательно изучая реакцию Соколовых. Дмитрий после минуты обдумывания рассмеялся, в то время, как Иван оставался хладнокровным. - Мой дядя пришелец! – продолжал веселиться Соколов младший. – Вот это круто! Да?!
- Нет, Дима, я серьезно, - настаивала на своем Мария. – Может, он и есть этот Царус? - Это невозможно! – запротестовал Дмитрий. - Почему?
- Потому что он старый! А ведь креольцы не стареют!
- Если ты внимательно слушал рассказ своего дяди, то припомнишь, что члены команды Тавриуса были также бессмертными, но после укусов каких-то насекомых перестали таковыми быть. - Нет, не может такого быть. Я знаю дядю всю свою жизнь, - ответил Дмитрий. – И он старел так же, как и мой отец. Они вместе росли и взрослели.
- А ты в этом уверен? – настаивала Мария. - Конечно, - ответил Дмитрий уверенно, но в душу его все-таки закрались нотки подозрения. А что если она права? Вдруг послышался мелодичный звук. Исследователи посмотрели в сторону и увидели, что арокамера, где хранился Тавриус, была открыта. Иван стоял напротив нее возле другой стены, держа руку на красном треугольнике, которого они раньше не заметили. - Дорогая Марья, - обратился он к Марии, - вы не та за, кого себя выдаете.
После своих слов он нажал на треугольник, и перед ними неожиданно появилась женщина. От неожиданности все открыли рты, уперев свои взгляды на мумию, которая была похожа на живого человека. Она смотрела на них своими фиалковыми глазами, а губы ее были сложены в нежной улыбке. В ее русых волосах все так же цвели ромашки, в виде венка. Она была настолько обворожительна, что не верилось в то, что она была мертва уже много-много лет. - Маша, она твоя полная копия! – воскликнул удивленно Дмитрий. – Как такое может быть? - Бабушка, - тихо произнесла Мария, расплакавшись. Соколов младший открыл рот от изумления. Горькая правда мало-помалу стала доходить в его мозг. - Ты не жена Царина, - заключил Дмитрий. – Ты его дочь! Мария подошла поближе к арокамере, в которой было тело ее бабушки. Она протянула руку, чтобы прикоснуться к Красаве, но наткнулась на невидимую преграду. - Бабушка, родненькая, - шептала она сквозь слезы. – Вот на кого я похожа. А то маленькой я даже считала, что меня удочерили. Ведь это не природно быть не похожей ни на мать, ни на отца. В эту секунду входная дверь открылась. Исследователи с ужасом посмотрели в ту сторону. Они уже ожидали, что к ним прорвались те мерзкие космические черви. Поэтому увидев людей, хотя и вооруженных до зубов, им стало легче. - Они здесь! – крикнул кто-то из них, опустив огнемет. Неожиданно сквозь толпу прорвался мужчина, расталкивая всех на пути. - Машенька! – закричал Иннокентий, увидев дочь живой и невредимой. – Девочка моя! Он подбежал к дочери и крепко ее обнял. - Папа! – заплакала от радости Мария. – Папочка! Ты бы знал, что мы здесь пережили. - Слава Богу, ты жива, милая! – гладил он ее волосы, продолжая крепко сжимать в своих объятиях. – Все остальное осталось позади. Ты теперь снова со мной. Я тебя не дам в обиду, милая!
- Папуля, родненький! – рыдала Мария.
- Тсс! – приложил Иннокентий палец к ее губам. – А то все услышат, - прошептал он. - Они и так знают, - ответила Мария.
- Как они узнали? Или это ты рассказала? - Посмотри, - попросила она, отстранившись от отца. Царин увидел Красаву. Он был поражен. - Мама! – воскликнул он, притронувшись к арокамере. – Родная! У него потекла слеза с правого глаза. Он даже не пытался ее как-то прикрыть. Ему было все равно. Вокруг крутились ученые, исследователи, которых он нанял именно для изучения найденного в захоронении. А ему было не до этого. Он смотрел то на отца, то на мать, не желая с ними прощаться. - Где подевались космические твари? – спросила Катерина одного из вооруженных людей. - Можете их больше не бояться, женщина! – ответил тот. – Их больше нету. Все истреблены. - Вот, идиоты! – разозлилась Катерина. – Из-за вас я не получу Нобелевскую премию! Кретины безмозглые! Парень смотрел на женщину удивленными глазами. - Хотя бы оставили маленького червячка, - продолжала нарекать Катерина. – Что было так сложно?! Глава 30
Иннокентий вывел свою дочь из Гиллеи на поверхность. За ними шли остальные члены экспедиции. Дмитрий думал, что уже все проблемы остались позади, но глубоко ошибся. Они только начинались. Выйдя наружу, на них наставили винтовки совсем уже другие люди. К счастью у них самых было оружие. Поэтому охрана Царина наставила дула на противников. - Кто вы такие? – потребовал Иннокентий ответа, заслонив дочь своей спиной. – Что вам нужно?
Незнакомцы молчали, продолжая наставлять на них свое оружие. - Ну, уж точно они не наши друзья! – съязвил Дмитрий, став рядом с Царином таким образом, чтобы уберечь Марию от пуль. – Скорее трусы! Из толпы незнакомцев вышел человек. Его лицо покрывала серая маска. - Не узнаешь меня господин Царин? – спросил он, улыбаясь. – А ты, Алекс? Иннокентий взглянул на Алекса, который стоял с левой стороны возле него. - Знакомый голос, - ответил Алекс. – Только без лица не могу узнать. - Вы меня не узнаете и без маски, - сказал тот. – Слишком старое у меня лицо. Все в морщинах. В последний раз вы меня видели молодым. - По твоему голосу не скажешь, что ты старик. – Алекс пригладил волосы рукой. - Это потому что у меня старое только тело, а душа у меня молодая. – Человек в серой маске подошел ближе к Царину. – Ладно. Так и быть! Скажу вам, кто я такой. Чтобы вы знали имя человека, который вас уничтожит. Все ваше братство вечности! Я найду каждого человека, принадлежащего к вам, и уничтожу. А то возомнили себя Богами! Катерина обняла Ивана от страха. - Мое имя Эммануэль Савченко, - продолжил он. – Мы с вами встречались однажды на одном светском приеме. С тех пор уже много лет я наблюдаю за вашим братством вечности. - Откуда ты узнал о нас? – спросил Царин. - Сплетни, слухи о бессмертных людях давно уже переросли в миф. Многие смеются над теми, кто верит в их существование. Надо мной также смеялись, когда я открыто высказывал свое мнение об этом. Но я это преодолел, и продолжил поиски бессмертия, потому что желал жить вечно. Я до сих пор этого желаю. И вы мне в этом поможете, господин Царин. - Но как я могу вам помочь господин Савченко? – удивился Иннокентий. - Не притворяйтесь Царин, что не понимаете, о чем я говорю, - рассердился Савченко. – Я уже лет живлюсь от крови некоторых братьев вечности, но надолго их не хватало. Они слишком быстро истощались и умирали. - Вот куда пропали десять наших братьев! – ужаснулся Алекс.
- Их ДНК мне не помогала. Они, конечно, помогли мне немного остановить процесс старения, но омолодить не смогли. Но потом я понял, что они только носители молодости. А есть-то где-то и источник молодости! Я знал, что он находиться в вашем братстве. И вот теперь я знаю, что источник молодости и вечности живет в вас, уважаемый господин Царин!
- А вы уверены, что ваш информатор сообщил вам правду? – поинтересовался Царин. - На все сто, - ответил Эммануэль. – Вы были слишком глупы, что повелись на сладкий голосок той женщины. Она вас погубила.
- Дина Арсеньева?! – удивился Царин. – Она ваш информатор?
- Была таковой до недавнего времени. К сожалению, она скончалась несколько дней назад. - Что? – ужаснулся Иннокентий. – Дина умерла? Почему? - Потому что вы ей отказали в помощи.
- Но у нее была резус-положительная кровь, ей невозможно было помочь. Она бы умерла на операционном столе, не придя еще в сознание. - Что вы за глупый человек! Поверили такой женщине! А она-то вас предала сразу, как только вышла из вашей лаборатории. - Вы ее убили! – заключил Царин. – Пообещали ей вечную молодость и жизнь в обмен на предательство. - Она умерла сама. Никто в этом не виновен. Ее организм не выдержал ДНК одного из ваших братьев. Мне, кстати, его кровь помогала целых три года. Но теперь мне больше не нужны его услуги. Я прикажу завтра его убить. Теперь у меня есть вы, господин источник молодости и вечности. Благодаря вам я их скоро обрету. - Вы не получите мою кровь, господин Савченко, - сказал Царин спокойным голосом.
- Это лишне рисковать жизнью близких вам людей. Мне нужно всего несколько грамм вашей бесценной крови и вы можете быть свободны. В перестрелке между нами пострадает много людей. И в этом будете виноваты только вы, господин Царин.
- Вы меня не так поняли. Я не дам вам свою кровь, потому что она теперь бесполезна. - О чем это вы?
- Как вам объяснить! – задумался Иннокентий. – Недавно ученые из моей лаборатории нашли средство, которое уничтожает клетки бессмертия. И вот совсем недавно я стал их первым пациентом. До того они экспериментировали на крысах. - Что? - Да, вы все правильно услышали. Я теперь обычный человек. Через несколько лет я постарею и умру из-за старости. Все были шокированы этим известием, особенно Мария. Она смотрела на отца сквозь пелену слез. - Ну-ну, не плач, малышка! – обнял Иннокентий дочь. - Зачем?! – закричал Савченко, поверив словам Царина. – Зачем вы это сделали? - Я прожил столько лет! Повидал и испробовал все, что можно было. Теперь я устал. Не могу дальше жить. Кстати, единственное, что я не пробовал – старение. Но скоро я это испытаю на себе. В глазах Царина стояла грусть поколений, их страдания, разочарования… - Ладно! – заключил Савченко. – Пусть в этом ты меня провел! Но есть еще твой отец, захороненный в этом подземелье. Пусть он и мертв уже сотни лет, но уверен, мои ученые смогут извлечь из его засохшего тела нужную мне ДНК. Царин посмотрел на Марию, и нажал на что-то в кармане. - Моего отца ты тоже не получишь, - сообщил он Савченку. - Что ты имеешь в виду? – спросил он.
- Я задействовал механизм самоликвидации корабля моего отца, в котором он храниться. Через несколько минут он уничтожиться. - Нет! – завопил Савченко. – Только не это! Он пнул вперед одного из своих вооруженных людей.
- Вперед! Что вы стоите? – приказал он им. – Немедленно спускайтесь туда и остановите бомбу! Но никто не торопился выполнять его приказание.
- Вы что оглохли все?! – бушевал Савченко. – Я вас всех уволю к чертовой матери! Но видно, его люди больше чтили жизнь, чем деньги. Ведь зачем они им понадобятся, если они взорвутся там. Савченко это понял. Он схватил фонарь и умчал сам один в подземелье. Его люди не успели опомниться, как вдруг земля под его ногами затряслась от взрыва. От взрывной волны весь туннель осыпался. Из-за этого многие провалились в трещины, образовавшиеся после взрыва. Катерина с Иваном также провалились, но их быстро вытащили оттуда совсем невредимыми.
Люди Савченко раскопали своего хозяина, но он был мертвым, поэтому они, оставив тело, убрались все отсюда прочь. - Родная моя, - обратился Царин к дочери, - пошли быстрее к машине. Тебе надо поесть, умыться, переодеться и хорошенько отдохнуть. Он взял Марию под локоть и повел к машине. Дмитрий смотрел ей вслед грустным взглядом. Он видел, как они сели в машину, видел издалека ее печальные глаза. Соколов мысленно прощался с ней, со своей любовью. Ведь теперь, узнав, что она почти бессмертна, он поверил в то, что он ей был не нужен. - Поехали за нами, - услышал Дмитрий голос Царина.
Алекс и еще несколько человек сели в машины, и поехали следом за ним. - Дима, ты с нами? – спросил его Иван. – Мы собираемся отсюда удрать, пока Царина не разболтала все, что она узнала. - Да, я с вами, - ответил Соколов, печально вздохнув. ЭПИЛОГ
- Вот это да! – удивленно воскликнул Дмитрий, налив себе и дяде еще по стаканчику коньяка. - Ты все-таки внеземное существо! Ты пришелец с другой планеты? Царина была права!
- И что с этого! – Иван поудобней уселся на диване. - Как что?! Да ты же шанс для нас людей связаться с другими галактиками!
- Ты ошибаешься, Дима. Я не могу ни с кем связаться. Я потерянный, брошенный, не нужный никому. Моя вся жизнь осталась там, на родной мне планете, в родном городке. А я никак не могу туда возвратиться! И меня не ищут, и не будут искать. - Почему?
- Потому что на моей планете я считаюсь преступником. И наоборот если меня найдут, то предадут забвению. - Чему? – не понял Дмитрий.
- Лишат меня жизни.
- У вас тоже есть смертная казнь? – удивился Соколов.
- Это хуже смертной казни, - ответил Иван. - Разве может быть что-то хуже смертной казни?
- Да, - очень грустным голосом ответил Иван. - И что же это?
- Танит.
- Что-что? - Танит – это пожизненное заключение в одиночной камере. Понимаешь?
Дмитрий замолчал и стал размышлять. - Хуже этого быть ничего не может.
- Как это пожизненно? Вы же можете жить вечно!
- Да-да, вечность в одиночной камере наедине с самим собой, - Иван тяжело вздохнул. - Ужас! - Не то слово! От острого одиночества можно сойти с ума. - Но можно покончить жизнь самоубийством, - предположил Дмитрий.
- Как? В камере нет ничего, чем бы можно было себя убить. - Можно биться головой о стены. Это обязательно сработает.
- Стены и пол в камерах сделаны с такого мягкого материала, который можно использовать вместо подушки или постели. - Тогда можно не есть, - высунул другую теорию Дмитрий. – От голода ты рано или поздно истощаешь и умрешь. - Надзиратели тебе не дадут голодать. Они будут тебя подпитывать внутривенно. Дмитрий задумался. - Тогда от этого можно сойти с ума, - сказал он после молчания.
- Уже через пять, десять лет человек сходит с ума. Пятнадцать – это предел. - И что дальше? Сколько так живут преступники в камерах? Вечность?!
- Наш организм начинает стариться только, если не использовать клетки мозга. И еще без физической активности.
- Без секса что ли? – спросил Дмитрий.
- И без этого тоже. – Иван улыбнулся. – Когда наш организм не двигается, как это полагается, то наступает процесс ликвидации. Человек медленно стареет и умирает. Длиться это в одиночной камере примерно сто лет. Плюс минус десять, двадцать лет. - А за что тебя присудили к такому жестокому, варварскому наказанию? – полюбопытствовала Дмитрий, подав стакан с напитком дяде. – Ты что взорвал солнце, лишив своих сородичей в темноте?! Дмитрий сел на диван рядом с дядей. - Нет, ты не угадал, - ответил Иван, улыбнувшись остроумной шутке племянника. – Я убил одного человека, который пытался меня убить. Но свидетелей не было, поэтому меня обвинили в его убийстве. - Да, у вас такое же хреновое правосудие, как и у нас! – засмеялся Дмитрий, сделав два глотка. – Хотя у вас будет еще похлеще! Ведь нашим узникам дают хоть спокойно состариться и умереть. А у вас – танит! Иван осушил до дна содержимое стакана, икнув. - Боже ж ты мой! – воскликнул Дмитрий, уставившись на собутыльника. – Ты ведь мне не дядя! – Соколов допил коньяк и встал, чтобы себе еще налить. - Но почему ты стареешь? – удивился он, сделав глоток. Дмитрий подошел к дивану и сел. – Ты ведь пришелец! Я уже ничего не понимаю!
Иван долгое время прятался от Иннокентия, однажды увидав его на одном приеме. Он решил, что это Тавриус. Ведь они похожи были, как две капли воды. Но как-то случайно узнав, что этот Царин интересуется древними захоронениями, стал внимательнее наблюдать за ним. Для него было это странным. Однажды, сменив внешность, он приблизился к своему объекту наблюдения. Он завел с ним непринужденную беседу о древних гробницах. И только Царин сказал одно слово, Иван понял, что это был не Тавриус. У того был совсем другой голос. Соколов заключил, что это был его сын. - У меня была теория, - продолжил Иван, - что Тавриус умер. И именно его ищет Царин. Я припустил, что тело Тавриуса храниться на Гиллеи.
- И ты решил его разыскать, - заключил Дмитрий, - чтобы удостовериться в своей теории, и продолжить жить дальше спокойно, без страха быть пойманным и отправленным на Шорту. - Да, именно так. Я долгие годы истратил на поиски Гиллеи. Истратил кучу денег, но все было бесполезным. Но однажды я прочитал статью о таинственных исчезновениях людей возле одного крымского селения. Так как эта местность была похожа на ту, где упал корабль, я взялся за поиски с новыми силами. Не знаю почему, но меня тянуло туда, как магнитом. И я нашел Гиллею. Не буду вдаваться в подробности, как это происходило, а продолжу дальше. Я нашел Тавриуса мертвым, поэтому успокоился и продолжил дальше жить себе спакойненько. Где-то в начале двадцатого века Иван устал от одинокой вечной жизни. Ему захотелось иметь семью, детей, и вместе с женой состариться и умереть с ней в один день. Совсем случайно, копая яму, чтобы спрятать туда сундук с золотом, он нашел скелет человека. Сделав нужные анализы, он был шокирован открытием. Умерший оказался креольцем, то есть одним из команды Тавриуса.
- Этот человек умер от старости, - заключил Иван. - Как это? – удивился Дмитрий.
- Исследования его останков показали, что структура его ДНК сильно изменилась. Чтобы долго не рассказывать, я тебе скажу кратко. Причиной этому стал укус насекомого, живущего в Тропиках. Я нашел это существо. Им оказался тропический комар. Словом, после его укуса мне было неделю хреново, да так, что я думал, уже отправлюсь к своим сородичам на небо. Но к счастью все прошло. Исследовав свою кровь, я увидел в ней изменения. Она теперь была похожа по структуре с обычной человеческой кровью землян. И действительно, уже через пять лет на моем лице появилась первая морщинка возле глаз. - А что с Гиллеей? – спросил Дмитрий. – Как это ты решил помочь Царину в поисках его отца? И еще как это ты стал одним из Соколовых. - Ну, это длинная история! Я тебе расскажу о ней как-нибудь в другой раз. В квартире Соколовых царило спокойствие и тишина, после возвращения домой блудного сына. Инесса Павловна делала все, что желал ее сынуля, боясь, чтобы он снова не сбежал из дому. Она даже не пыталась напоминать ему о его якобы беременной невесте. Пусть немного успокоиться. Решила женщина. А со временем небось и возьмет беременную Аннушку в жены. Они будут такой красивой парой! Мечтала Инесса Павловна, сидя у окна и поедая сдобные булочки с чаем. Как вдруг во дворе стал сигналить мотоцикл. Да так громко, что у бедной женщины начался приступ мигрени. Наглец не переставал сигналить, поэтому Инесса Павловна уговорила сына выйти и разобраться с ним. Дмитрий прямо в тапочках и халате спустился во двор. Он уже две недели не брился и не выходил даже во двор, поэтому выглядел очень «респектабельно». - Эй, пацан, хватит злить мою мать! – сказал он громким голосом незнакомцу. – Что нету денег на мобильном? Так я тебе дам! И ты нормально позвони своей девушке. А не пиликай тут на весь двор! В этот момент незнакомец снял шлем, и оттуда посыпались волосы.
- Марьюшка! – воскликнул от радости Дмитрий, разинув рот. - Что же ты стоишь?! – спросила Мария. – Залезай! Или ты не хочешь взять в жены смертную девушку? Может, тебе больше по душе бессмертные женщины? Дмитрий, наконец, пришел в себя. Подойдя к Марии, он впился долгим поцелуем в ее губы. - Мне по душе только ты, несмотря смертная ты или нет, - ответил он.
Соколов сел заде Цариной, и надавив на газ, Мария увезла его подальше от любопытных глаз своей будущей свекрови прямо в халате и тапочках. - А все-таки, Машуля, если не секрет, сколько тебе-то лет? - Запомни, Димуля, на будущее. Есть три вещи, о которых не следует спрашивать у женщин: это количество прежних любовников, настоящий цвет их волос и, конечно, их возраст. 
Автор
evd-kasyuk
Документ
Категория
Фантастика и фэнтэзи
Просмотров
84
Размер файла
2 045 Кб
Теги
геном вечности
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа