close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Эвфемизмы в призме текстовой реальности

код для вставкиСкачать
Е.П. Сеничкина
(Самара)
ЭВФЕМИЗМЫ В ПРИЗМЕ ТЕКСТОВОЙ РЕАЛЬНОСТИ
Проблема изучения эвфемизмов далеко не исчерпана в русистике и шире, - в
славистике. В русском языке и поныне нет ни одной монографии, посвященной
заменным наименованиям. В славистике нет словарей эвфемизмов (приятным
исключением из этого правила является словарь эвфемизмов польского языка
(Dąbrowska 1998). Только ещё начинаются межъязыковые сопоставления эвфемизмов в
славистике (Маньковская 1997).
Нет единого понимания границ заменных
наименований. Так, польским исследователям характерно, как правило, более широкое
понимание эвфемизмов: к ним относят и средства вежливости (обращение на Вы
(Маньковская 1997); и непрямые наименования Бога, т.е. эвфемизмы с точки зрения
истории языка, а не современного его состояния (Видлак; Кусаль 1997).
На стадии накопления материала находится и проблема изучения текстовых
функций эвфемизмов. Основная функция эвфемизмов в тексте и дискурсе, как
известно, – смягчение. Заменные наименования употребляются в случаях, когда
говорящему кажется то или иное слово (сочетание слов) грубым, неприличным,
способным причинить боль собеседнику.
Изучение эвфемизмов в аспекте функциональной стилистики позволяет выявить
специфические
текстовые
функции
эвфемизмов
различных
функциональных
разновидностей.
В художественном тексте эвфемизмы, помимо основной функции смягчения,
продуктивно выполняют эстетическую функцию, орнаментальную (Ларин 1961;
Москвин 1999; Чернец 2001 и др.). Эвфемизмы в художественном тексте способны
выполнять также следующие функции: придания языку «литературной» формы,
создания и усиления юмористического эффекта, характеристики персонажей, создания
ярких художественных образов (Мейриева; Темирбаева 1991).
Особые функции выполняют эвфемизмы в социальных жаргонах. Главная функция
жаргона преступного мира – это сокрытие, сущности обозначаемого (Крысин 2004,
Реформатский
2003).
Таковы
заменные
обозначения
тюрьмы,
преступлений,
наркотиков и их употребления.
1
Широко распространена в социальных жаргонах для эвфемизмов функция
языковой игры, шутки, каламбура. См. примеры из воровского жаргона: дача (вм.
тюрьма); браслеты (вм. наручники).
Ср. эвфемистические обозначения выделения рвоты в молодежном жаргоне:
вызывать Ихтиандра, пугать Ихтиандра, обниматься с белым другом и мн. др.
Попутно заметим, что если на протяжении всего двадцатого столетия было два
эвфемизма, заменяющих обозначение извержения рвоты, отправиться (поехать) в
Ригу (паронимический способ образования; паронимы Рига и рыгать), и устаревший
эвфемизм Фридрих хераус), то в конце ХХ в., и особенно в начале ХХ1 в. эти
эвфемизмы составили уже тематическую группу. Это описательные шутливоиронические обороты харчами хвастаться;
показать, что было на завтрак;
эвфемизмы-тропы, в основе которых лежит ироническая метафора и олицетворение,
связанные с унитазом: пугать снегурочку (т.е. пугать белый, как снегурочка, унитаз);
обниматься с белым братом (т.е. с унитазом); кричать на белого друга (т.е. кричать,
страдая от рвоты в унитаз) метафора, основанная на сходстве звуков лежит и в
следующем эвфемизме: дразнить баранов (по аналогии со звуками, издаваемыми
баранами «бе-э-э»).
Появился и новый эвфемизм, образованный паронимическим способом: исполнять
арию Риголетто (паронимы Риголетто и рыгать).
Вероятно, этот имеет
лингвистическое и экстралингвистическое объяснение. С одной стороны, он
обусловлен резкими языковыми изменениями: изменился языковой вкус эпохи (в
терминологии В.Г. Костомарова), речь стала более раскованной, ироничной. С другой
стороны, вероятно, имеет место и экстралингвистический фактор: всё большее
количество людей участвует в активном отдыхе, питание становится более
разнообразным. Появляются новые привычки. В частности, вечер пятницы в городе
становится временем повсеместного употребления алкогольных напитков.
Эвфемизмы широко распространены в текстах различных функциональных
разновидностей русского языка.
Эвфемизмы продуктивны в научных текстах. Напр., УМО разослал по вузам
рекомендации рецензенту дипломных работ в обтекаемой форме выносить оценку:
Рецензент
не
должен
четырехбалльной
давать
системе.
рекомендации
Можно
ГАКу
использовать
относительно
следующие
оценки
в
формулировки:
«Заслуживает высшей оценки», «Вполне отвечает требованиям…», «Заслуживает
2
положительной оценки…» и т.п. (Гордиенко О.В., Кудрявцева Д.А., Минералова И.Г.
Программа УМО. – М., 2006).
Широко распространены эвфемизмы в публицистических текстах. Так, самарский
футбольный комментатор и аналитик А. Эпштейн, который освещает достижения
футбольной команды «Крылья Советов», отмечает: Я не хочу говорить про «Крылья
Советов» плохо, я хочу создавать имидж сильной, успешной команды. Поэтому если
команда плохо, неудачно играла на выезде, в своей заметке я пишу: команда ищет
свой стиль.
Основное назначение эвфемизмов в тексте – смягчение сообщаемого, поскольку
эвфемизм – это слово или выражение, употребляемое взамен другого, которое по
каким-либо причинам неудобно или нежелательно произнести (Словарь русского языка
т.4: 746). Но помимо основного назначения эвфемизмы выполняют разнообразные
функции в зависимости от функциональной разновидности текста и текстового
задания.
Предметом настоящей статьи является характеристика функций эвфемистических
синонимов в текстах разных функциональных разновидностей.
Эвфемизмы как заменные наименования входят в состав синонимов и в текстовой
реальности выполняют семантические и стилистические функции. К семантическим
относятся функции замещения и уточнения для синонимичных эвфемизмов. Функцию
замещения выполняют полные синонимы эвфемизмы. Напр.: В Древнем Риме
роскошные уборные (1) – фрики (2) – были настолько комфортабельны, что даже
служили местом встреч и бесед состоятельных граждан. Остальные пользовались
зловонными общественными нужниками (3). Уже тогда простые римляне, видимо, из
классового протеста, взяли за обыкновение покрывать стены отхожих мест (4)
рисунками и надписями непочтительного содержания (Деловой вторник. 09.12.2003).
Первый, третий и четвертый эвфемизмы выполняют функцию замещения. Функцию
замещения способны выполнять и частичные синонимы-эвфемизмы, если их различие
нейтрализовано контекстом.
Синонимичные эвфемизмы выполняют и функцию уточнения. См. в приведенном
примере второй эвфемизм по отношению к остальным. Функцию уточнения
осуществляют, как правило, идеографические синонимы и прямые запретные
наименования, находящиеся в одном контексте с факультативными эвфемизмами. Под
факультативными
эвфемизмами
при
этом
понимаем
заменные
наименования,
3
обусловленные не жестким запретом. Это такие эвфемизмы, как прихрамывает (вм.
хромает); прибаливает (вм. болеет), недослышит (о глухом).
Факультативные эвфемизмы противостоят эвфемизмам-табуизмам, основанным на
жестком запрете прямой номинации. Это эвфемизмы, относящиеся к косвенным
обозначениям интимных отношений, некоторым физиологическим процессам и
состояниям, эвфемизмы, заменяющие обсценную лексику (Сеничкина 2006). Напр.,
половые отношения, акт дефекации и т.п.
При уточнении возможны два основных типа контекстов: нейтрализующий, в
котором различие синонимов не является существенным для данного текста, и
дифференцирующий,
дифференцирующем
где
в
центре
контексте
внимания
синонимы
оказываются
и
их
их
различия.
несовпадающие
В
семы
противопоставляются (Новиков 1997). В приёме сопоставительно-контрастного
объединения,
когда
синонимы
воспринимаются
как
антонимы,
говорят
об
антосинонимии (Караулов 1976). В отношения антосинонимии вступают эвфемизмы и
прямые номинации, запрещенные к произнесению, напр., стошнить и сблевать:
[Разговор Венички и ангелов]
- Я ведь купил ещё два бутерброда, чтобы не сблевать.
- Ты хотел сказать, Веничка: «Чтобы не стошнило?»
- Нет, что я сказал, то сказал. Первую дозу я не могу без закуски, потому что
могу сблевать. А вот уж вторую и третью могу пить всухую, потому что стошнить,
может, и стошнит, но уже ни за что не сблюю.
- Зачем? Опять стошнит? Да нет, стошнить-то уже ни за что не стошнит, а
вот сблевать – сблюю (Венедикт Ерофеев. Москва-Петушки).
Текст интересен тем, что синонимы стошнить и сблевать Веничка понимает как
идеографические, т.е. отличающиеся друг от друга оттенками значения, а ангелы
воспринимают эту пару слов как прямое и эвфемистическое употребление, то есть как
стилистические синонимы.
Эвфемизмы, вступая в тексте в синонимические отношения, способны выполнять
стилистические
функции:
градации,
стилистической
оценки,
стилевой
организации, текстообразующую. Так, эвфемизмы, являющиеся стилистическими
синонимами, способны выполнять функцию градации, выражая различную степень
проявления признаков и действий. «Благодаря градуированию эвфемизмы-синонимы
передают неодинаковую оценку предметов, выражая снисходительное отношение или
4
более требовательное: подвыпить, приложиться, хлебнуть, хватить, нагрузиться,
переложить, перебрать, хлебнуть лишнее» (Павленко 1996: 52).
Заменные наименования выполняют также функцию стилистической оценки.
Выбор эвфемизма из стилистической парадигмы носит оценочно-стилистический
характер. Напр.: Старушки, они всегда преставляются…Или богу душу отдают, - это
смотря какая старушка. Ваша, например, маленькая, в теле, - значит, преставилась.
А, например, которая покрупнее да похудее – та, считается, богу душу отдает. (…)
Вы, считается, ежели, не дай бог, помрете, что в ящик сыграли. А который человек
торговый, бывший купеческой гильдии, тот, значит, приказал долго жить. А если
кто чином поменьше, дворник, например, или кто из крестьян, про того говорят:
перекинулся
или
ноги
протянул.
Но
самые
могучие
когда
помирают,
железнодорожные кондуктора или из начальства кто, то считается, что дуба дают
(И. Ильф, Е. Петров. Двенадцать стульев).
Рассмотрение эвфемизмов в призме текстовой реальности позволяет говорить о
расширении функций эвфемизмов в отличие от общепринятых, тех, что обычно
указывают. Причем текстовые функции эвфемизмов находятся в диалектическом
единстве с функциональной разновидностью языка, к которой они принадлежат.
Следовательно,
с
одной
стороны,
эвфемизмы,
относящиеся
к
какой-либо
функциональной разновидности языка, более частотны в текстах этого стиля речи и
выполняют функцию стилевой организации текста. Иными словами, эвфемизмысинонимы, согласуясь семантико-стилистически в тексте с их окружением, выполняют
функцию его стилевой организации. См. описание смерти, явившейся во сне Андрею
Болконскому: И мучительный страх охватывает его. И этот страх есть страх
смерти: за дверью стоит оно. Но в то же время как он бессильно-неловко подползает
к двери, это что-то ужасное, с другой стороны уже, надавливая, ломится в неё.
Что-то не человеческое – смерть – ломится в дверь, и надо удержать её. (…) Ещё
раз оно надавило оттуда. Последние, сверхестественные усилия тщетны, и обе
половинки отворились беззвучно. Оно вошло, и оно есть смерть (Л.Н. Толстой. Война
и мир). Синонимический ряд в приведенном примере составляют языковые единицы:
смерть
(доминанта,
нечеловеческое
прямое
обозначение),
(окказиональные
оно,
эвфемизмы).
что-то
Согласуясь
ужасное,
что-то
семантически
и
стилистически, эвфемизмы участвуют в описании торжественного, неотвратимого и
неподвластного человеку процесса – шествия смерти.
5
Функцию стилевой организации преимущественно выполняют эвфемизмы в
художественной и разговорной (реже – просторечной) речи. Типично функцию
стилевой организации текста выполняют эвфемизмы в стихотворных текстах,
содержанием которых является поэтическое описание смерти. Напр.:
Хочу я завтра умереть
И в мир волшебный наслажденья
На тихий берег вод забвенья,
Веселой тенью отлететь (А. Пушкин. Моё завещание друзьям).
Так организован весь цикл сонетов А. Ахматовой «Венок мертвым», посвященный
ушедшим из жизни людям:
И сердце то уже не отзовется
На голос мой ликуя и скорбя.
Всё кончено… И песнь моя несется
В пустую ночь, где больше нет тебя (А. Ахматова. Памяти Н.П.).
Функцию стилевой организации текста выполняют эвфемизмы низкого стиля в
статьях таблоидов, посвященных теме половых отношений. Конечно, там преобладают
разговорные и просторечные эвфемизмы.
С другой стороны, современные исследователи эвфемизмов обращают внимание на
стилевую
«размытость»
заменных
наименований,
их
недифференцированное
употребление в различных функциональных разновидностях языка. А.М. Кацев
отмечает, что для современной эвфемии характерна тенденция к уменьшению
четкости социальной стратификации эвфемизмов (Кацев 1988). Следовательно,
следует говорить и о нейтрализации стилевых различий эвфемизмов в современном
русском
дискурсе.
И
в
этом
аспекте
эвфемизмы
способны
выполнять
текстообразующую функцию в тематически маркированных текстах. Это тексты,
содержанием которых является характеристика продажи женщин, преступлений,
употребления спиртного, венерических и онкологических заболеваний, напряженных
межнациональных
отношений,
непопулярных
действий
правительства
и
т.п.
Несомненно, текстообразующая функция эвфемизмов проистекает из специфики
данной
темы;
стилевая
дифференциация
эвфемизмов
в
подобных
текстах
нейтрализуется. Напр., в газетной публикации о продажных женщинах в пределах
одного текста употребляются такие эвфемизмы: жрицы любви, ночные бабочки,
магдалины, работницы бизнес-секса, девушки из салона, камелии, девушки известные
по своей одежде ночным работникам милиции; веселое заведение, дом с красными
6
фонарями (хотя, конечно, в реальности, красных фонарей возле таких домов не
бывает!), салон и т.п.
Для текстов газетно-публицистического стиля в целом более свойственно такое
употребление эвфемизмов, при котором нейтрализуется их различие в стилистических
характеристиках.
Современная
публицистика
черпает
эвфемизмы
разной
эмоциональной и стилевой окрашенности, допускает в пределах одного текста
эклектику
средств
выразительности.
В
целом
для
таких
функциональных
разновидностей, как газетно-публицистический и разговорный стиль, использование
эвфемизмов является одним из способов подачи материала, связанным с
выражением оценки (Болотнова 1998; Прядильникова 2005; Хлынова 1998 и др.).
Эвфемизмы в тематически маркированных текстах включаются в средства речевой
стратегии говорящего; входят в состав средств смягчения, вежливости.
В художественной речи эвфемизм способен выступать в функции ключевого слова
текста. И тогда в тексте реализуется языковая игра, учитывается многозначность
ключевого слова эвфемизма, иногда привлекаются и его омонимы. См. пример из
«Самарской газеты» (в тексте выделено жирным ключевое слово-эвфемизм это; другие
эвфемизмы подчеркнуты): Что такое это, знают всё. Для этого, как правило, нужны
этот и эта. В нашей же стране это происходит, даже когда поблизости нет никого./
Когда этим занимается один человек, это называется это самое./ Это любят все.
В известной песне даже утверждается, что мы все «как один умрём в борьбе за это».
/В глубинке представления об этом искажены, поэтому на деревне принято
заниматься эНтим. (Про это // Самарская газета. 15.02.2002). В целом в примере
эвфемизмы выполняют текстообразующую функцию, обогащенную языковой игрой.
Таким образом, исследование эвфемизмов в призме текстовой реальности
позволяет говорить о расширении функций эвфемизмов по сравнению с традиционно
выделяемыми.
ЛИТЕРАТУРА
Болотнова Н.С., (1998), Эвфемизация в современном словоупотреблении и языковая
компетентность личности, «Языковая компетенция: грамматика и словарь»,
Новосибирск.
Видлак С., (1967), Проблема эвфемизма на фоне теории языкового поля,
«Этимология. 1965», Москва.
Sobkowiak B., (1998), Komunikacja społeczna, [w:] Współczesne systemy komunikowania,
7
red. B. Dobek-Ostrowska, Wrocław, ss. 56-83.
Tabakowska E., (2000), Językoznawstwo kognitywne a poetyka przekładu, przeł. A. Pokojska,
Kraków.
Dąbrowska A., (1998), Słownik eufemizmów polskich. Czyli w rzeczy mocno, w sposobie
łagodnie, Warszawa.
Караулов Ю.Н., (1976), Общая и русская идеография, Москва.
Кацев А.М., (1988), Языковое табу и эвфемия, Ленинград.
Крысин Л.П., (2004), Эвфемизмы в современной русской речи, «Л.П. Крысин.
Русское слово, своё и чужое:
Исследования по современному русскому языку и
социолингвистике», Москва.
Кусаль К., (1997), Эвфемизмы в современном польском языке, «Вестник С-ПБ унта». Сер. 2. История. Языкознание. Литературоведение. Вып. 3.
Ларин Б.А., (1961) Об эвфемизмах, «Ученые записки ЛГУ», серия филологических
наук, вып. 60, № 301.
Маньковская Г., (1997), Русские эвфемизмы и их эквиваленты в польском языке,
«Проблемы изучения отношений эквивалентности в славянских языках»: Сб. ст.,
Москва.
Мейриева А.С., (2004), Эвфемистическая лексика в современном русском языке:
Автореф. дис. … канд. филол. н., Магас.
Москвин В.П., (1999), Эвфемизмы в лексической системе современного русского
языка, Волгоград.
Новиков Л.А., (1997), Лексическая семантика, «Современный русский язык» Под
ред. В.А. Белошапковой, Москва.
Павленко Т.Л., (1996), Мягко говоря…, «Русская речь». № 5.
Прядильникова Н.В., (2005), Прагматика эвфемизмов в языке СМИ, «Вестник СФ
МГУП», Москва.
Реформатский А.А., (2003) Табу и эвфемизмы «Реформатский А.А. Введение в
языковедение», Москва.
Сеничкина Е.П., (2006), Эвфемизмы русского языка, Москва.
Словарь русского языка, (1980), в 4 тт., под ред. А.П. Евгеньевой, Москва.
Темирбаева Е.К., (1991), Эвфемизмы в языке политики и художественной
литературе, «Слово в словаре и тексте», Москва.
8
Хлынова В.В., (1998), Эвфемизмы и дисфемизмы как способ выражения
оценочности в телевизионной речи политиков и журналистов,
«Филологические
этюды»: Сб. науч.тр. молодых ученых, Саратов.
Чернец Л.В., (2001),
Он был, о море, твой певец (О перифразе), «Русская
словесность», № 3.
Summary
Euphemisms in the light of textual reality.
The papers represent a research of euphemisms in the Russian language. The analyses
of denominations gives an opportunity to describe peculiarities of their meaning and function.
The investigation contains a lot of interesting examples.
9
Документ
Категория
Книги
Просмотров
388
Размер файла
224 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа