close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Теун Марез (Учение толтеков. Том 1) Возвращение воинов 2006г

код для вставкиСкачать
Для обычного человека жизнь является смутным и однообразным занятием - существованием, которое хоть и не лишено некоторых радостей, но знаменуется лишь апатичным переходом от одной активности к другой, а все для того, чтобы обнаружить, что счастье,

В первой книге Теуна Мареза "Возвращение воинов" описано появление толтеков на планете Земля и их попытки осознать себя в трехмерном мире, влияние толтеков на земную цивилизацию от Атлантиды и до наших дней. Исторический обзор долгих веков заблуждений и разногласий, когда могущество толтеков и одновременно отсутствие цели породили много бед на нашей планете (в том числе и гибель целых континентов), завершается описанием нового этапа в истории толтеков - открытие великого УЧЕНИЯ всему человечеству.
Первым был Карлос Кастанеда. Теперь новое поколение людей знания через нагваля Теуна Мареза в этой книге знакомит читателей с четырьмя мощными техниками - работа с эмоциями и намерением, перепросмотр, сталкинг и не-делание.
Теун Марез
УЧЕНИЕ ТОЛТЕКОВ
Том 1
- Сны Драконов -
2006
Перевод: Максим Музыка
Иллюстрации: Сюьзен Эмили, Рошель Бересфорд
Редактор: Наталья Черкасова
Теун Марез
Учение Толтеков. Том I /Пер. с англ. М.Музыка. - М.: Сны Драконов, 2006. - 268 с.
Для обычного человека жизнь является смутным и однообразным занятием - существованием, которое хоть и не лишено некоторых радостей, но знаменуется лишь апатичным переходом от одной активности к другой, а все для того, чтобы обнаружить, что счастье, которого он ищет, постоянно ускользает от него. Жизнь такого человека отличается ощущением пустоты и притупленной жаждой заполнить эту пустоту. Не зная, к чему его тянет, человек замечает поселившееся в своем сердце давящее чувство тщетности и очень скоро обнаруживает, что жизнь утекает сквозь пальцы, растраченная на бессмысленные тривиальности людской мелочности.
Теун Марез вводит нас в историю и учение Пути Воина и обозначает практические шаги к достижению свободы.
Что Свобода значит для Вас? Свободу делать то, что Вы считаете правильным? Свободу верить себе? Свободу следовать зову своего сердца?
Простыми, но мощными техниками автор показывает, как использовать личный опыт для изменения своей жизни за пределы нынешнего понимания.
Книга эта является приветствием
моему любимому учителю, Нагвалю J., который всегда направлял моих собратьев и меня с железной волей и
бескомпромиссной дисциплиной человека, серьезно относящегося к своей ответственности. Его безусловная любовь и глубокая мудрость всегда служили источником вдохновения для всех нас.
ЧЕЛОВЕК
Магическое существо вселенной и точка сборки восприятия.
Оглавление
Предисловие к изданию на русском языке
Введение
Часть первая: Начало Времен
Глава 1. Происхождение воинов-Толтеков и их знаний
Часть вторая: Фундаментальные концепции
Глава 2. Свойства слов
Глава 3. Просвет к свободе
Глава 4. Охота за силой
Глава 5. Вызов воина
Глава 6. Предрасположенность воина
Часть третья: Практические техники
Глава 7. Работа с эмоциями и намерением
Глава 8. Перепросмотр
Глава 9. Не-делание и сталкинг
Глава 10. Заключительное слово
Глава 11. Исполнение пророчества
Об авторе
Всем тем, кто столь щедро делился своим временем и энергией, помогая мне в создании этих книг. Крепко обнимаю всех вас, большое спасибо!
ПРЕДИСЛОВИЕ К ИЗДАНИЮ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ
При написании предисловия к изданию на русском языке я обнаружил, что испытываю странное смешение эмоций - эмоций, которые несомненно относятся к текущему мгновению, но тем не менее несут в себе ощущение удивительной древности. Словно ледяные пальцы далеких дней протянулись сквозь время, чтобы завладеть какой-то туманной частью моей памяти. Смутные картины последних дней Атлантиды, перед самым ее разрушением, поднимаются из темных глубин памяти, чтобы реять в ней подобно сонму призраков. Гнетущая жара и противоестественное безветрие тех дней доводили жрецов Атлантиды до умопомрачения. Дни казались пропитанными ощущением чего-то доселе неведомого. Повсеместно мужчины и женщины отчаянно пытались разгадать смысл невыносимого предчувствия надвигающейся гибели - предчувствия, вызывающего озноб, невзирая даже на жестокую жару.
Картины эти лишь смутно колышутся в дымке далекого прошлого, и хотя я пишу эти строки холодным зимним днем, жара тех последних дней как будто пронизывает столетия своей зловещей силой. На протяжении всего лета жара не ослабевала - испепеляющее солнце обрушило свою ярость на всю Атлантиду, обожженная земля покрывалась глубокими трещинами, и даже самые стойкие растения засыхали на раскаленном воздухе, извивающемся причудливыми миражами. Запасы воды истощались тревожащими темпами, и повсюду крестьяне вынуждены были забивать свой скот. Цена на мясо достигла небывало низкого уровня, а на свежие фрукты и зерно - взлетела невероятно, поскольку все сады и поля погибли в засушливых условиях того фатального лета. Подобного лета не знала вся история Атлантиды.
К ощущению нависшего рока примешивалось неотступное воспоминание о покинутых и разграбленных деревенских домах и городских особняках, безмолвных свидетелях возникшего среди людей раскола, свидетелях того, что Городом Золотых Врат уже не правит Белый Император. Изгнанный из города за два года до этого, Белый Император вместе со своими советниками и примкнувшими к нему несколькими сотнями наместников, жрецов и мастеров гильдий, которые по-прежнему поддерживали его права на трон, отправился на поиски нового мира, не затронутого злодеяниями Черного Императора. В результате мужчины, женщины и дети со всей Атлантиды, ведомые мастерами гильдий или их помощниками, начали небольшими группами покидать родной континент, скрываясь под покровом ночи от преследований сторонников Черного Императора. Встречаясь с другими группами беглецов в заранее подготовленных местах или случайно, сотни тысяч переселенцев тайком покидали родину, чтобы присоединиться к своим правителям и жрецам, последовавшим примеру Белого Императора. Целые деревни и огромные районы городов стояли безлюдными, а фермы и некогда процветавшие ремесла были брошены на произвол судьбы, ожидающей их родной континент.
Но самое навязчивое воспоминание касается одного события, когда осенью, последовавшей за тем ужасным летом, целое племя исчезло практически за одну ночь. Будучи прямыми наследниками воинственного туранского народа, люди этого племени стали знамениты тем, что по неким глубоким философским причинам отказались от многих крайне безжалостных традиций своих свирепых предков. Они остались весьма воинственным народом, но в их племени мужчинам было запрещено пользоваться мечами. Они оттачивали мастерство владения ножами и короткими копьями, пользуясь ими как для охоты, так и для сражений.
Неизвестно, что именно произошло с этими людьми. Они не появились ни на одном из подготовленных мест, и никто из других переселенцев ничего не знал о судьбе этого племени. Их исчезновение стало последним упоминанием этого народа в хрониках. Но через много веков после разрушения Дайтьи и Руты разведчики одной из ветвей переселенцев рассказали о встрече с кочевым племенем, скитающимся на равнинах Татарии. Воины этого племени не пользовались мечами, но со сверхъестественным мастерством владели ножами и короткими копьями. Когда же у кочевников интересовались их происхождением, те лишь пожимали плечами, отвечая, что не знают да и не очень-то и пытались помнить свою историю. Были ли эти люди потомками туранцев, доподлинно неизвестно, но долгое время их действительно считали потерянным племенем Атлантиды.
Почему воспоминания об этом потерянном племени неотступно преследуют меня? Очень часто я задавал себе этот вопрос и столь же часто не находил приемлемого ответа. Воспоминания о том последнем лете Атлантиды почему-то ясно отложились в моей памяти, и в то же время они странным образом принадлежат не мне, а кому-то, с кем, как мне кажется, меня связывала неимоверно крепкая связь. Много раз я прочесывал закоулки своей памяти, но так и не нашел личных воспоминаний ни о своей жизни в Атлантиде тем летом, ни о своей принадлежности к тому племени. Но все же я словно вижу то время глазами одного из представителей потерянного племени.
Кроме того, я не могу вспомнить равнины Татарии, но зато хорошо помню свою жизнь в горах Норвегии - сельскую жизнь, наполненную яркими воспоминаниями об отце, который ездил верхом и метал копье лучше любого другого в нашей общине. Я также припоминаю долгие зимы, во время которых наш деревенский дом полностью заносило снегом, и многие месяцы мы проводили, занимаясь резьбой по дереву и оттачивая боевые навыки работы с различными видами ножей. Может быть, именно в этом состоит моя связь с потерянным племенем Атлантиды? Принадлежал ли мой отец к этому племени? Если так, то как он оказался в Норвегии, почему покинул свой народ?
В подобных случаях восстановленная память не значит ровным счетом ничего, ведь, как правило, вспоминается только знание, накопленное в прошлой жизни, но не сама жизнь. Почти все, что знают Толтеки о прошлом, основано на устных преданиях и на ментальных идеограммах, передаваемых нагвалем своему преемнику. Лишь редкие обрывки событий то здесь, то там поднимаются на поверхность вместе с накопленным в то время знанием. Но почему именно этот обрывок кажется таким важным? Почему он вновь преследует меня, когда я пишу предисловие к изданию этой книги на русском языке?
Возможно, потому, что этот обрывок седой старины обретает некое значение, если рассматривать его в контексте одного из наиболее туманных пророчеств Безымянного. Среди множества записанных пророчеств есть несколько, которые действительно выглядят туманными, они похожи на случайные взгляды, брошенные мимоходом в неопределенное будущее. Но в то же время опыт показывает, что многие из подобных странных пророчеств не столь туманны, сколь кажутся. Странными представляются только некоторые упоминания в них, которые зачастую не согласуются с текущими событиями в мире, но не само содержание пророчеств. Ниже я привожу одно из таких пророчеств. Оно способно объяснить мои причудливые ощущения, возникающие, когда я думаю о русских людях, и то, почему я вынужден вновь и вновь возвращаться к воспоминаниям о моей необъяснимой связи с потерянным племенем Атлантиды.
"С холодного Севера придут они, отважные мужчины и женщины из многочисленных племен сильной расы. В сердцах своих они по-прежнему будут следовать путем Сокровенной Истины, не помня более ни причины, ни замысла своего добровольного изгнания. В древнем поиске искупления греха, который не совершали, они оставили Меч Силы и сохранили лишь Копье Предназначения.
Перед их приходом силы Копья пошатнут многие их убеждения и обратят в прах стены, столь долго отделявшие их от собратьев. Из-за многовекового изгнания и отделения люди эти будут отмечены великой бедностью тела и всепоглощающим одиночеством духа. Но именно бедность тела и одиночество духа привили им огромную силу замысла и невыносимую жажду жизни. В сердцах их пылает всепожирающий огонь внутреннего стремления и страсти, благодаря которому они первыми услышат прозвучавший призыв.
Приход этих людей вызовет страх у остального мира, но не по духовным причинам. Тот страх будет основан на невежестве, и потому подлинный их приход останется вначале незамеченным. Они придут незримо и возьмут мир штурмом. Но не Мечом они . возьмут его, но Копьем, силой предназначения и силой своей страсти к жизни и к Единой Истине. Мощь их замысла и пламенная страсть, подобно огромной приливной волне, сметут все на своем пути. Они будут искать Единую Истину во всех умах и сердцах и не прекратят своих поисков, пока не отыщут тот звук, который испокон веков отдавался эхом в сердце каждого из них, звук, которого они жаждали все это время. Тот звук напитает их внутренний огонь, и вокруг него возведут они новую империю. Не на политической власти будет выстроена она, но лишь на Единой Истине. И будет простираться она за пределы любых политических и природных границ".
Так гласит древнее пророчество. Причина, по которой подобные пророчества кажутся туманными, достаточно очевидна, ведь даже упоминание о людях с Севера можно отнести практически к любому северному народу. И все же, по описанным выше причинам, я чувствую, что в этом пророчестве речь идет о русских людях.
Мои ощущения, возможно, подтверждает тот факт, что Запад долгое время испытывал страх перед политической и ядерной мощью СССР, но сейчас, когда Советский Союз распался, Запад перестал видеть в нем угрозу и ослабил свою многолетнюю бдительность. Кроме того, характер и положение описанного в пророчестве народа удивительным образом подходят русским людям. Запад становится все более степенным и стерильным, и мысль о том, что именно пылкий дух русского народа способен вновь зажечь в умах и сердцах Запада видение нового мира, вовсе не кажется странной - ведь советский социализм уже не несет в себе политической угрозы.
Во всем этом я вижу особый смысл. И нахожу действительно поразительным тот факт, что так скоро после выпуска этой книги именно русское издательство обратилось ко мне по поводу прав на ее перевод. Однако мы не можем выстраивать будущее на неопределенностях, так что многому еще предстоит найти подтверждение, прежде чем можно будет, основываясь на опыте, принять мои ощущения в отношении приведенного пророчества. Но все же, учитывая содержание этого пророчества, я верю, что стоит понаблюдать за откликом русских людей на учение Толтеков. Быть может, они действительно возьмут мир штурмом. В этом отношении Западу совсем не помешает новый проблеск видения и искра внутреннего огня. Возможно, потерянное племя Атлантиды будет признано и вновь принято остальным миром. И кто знает, быть может, мне удастся разрешить загадку туманной части своей памяти.
Теун
ВО ВРЕМЕНА ЕЩЕ ДО НАЧАЛА ВРЕМЕН, КОГДА ОРАНЖЕВО-КРАСНОЕ СОЛНЦЕ БЫЛО СОВСЕМ ЮНЫМ, А ПЛАНЕТА ЗЕМЛЯ НЕ БЫЛА РОЖДЕНА ВО ПЛОТИ; КОГДА НЕБЕСА РАЗРЫВАЛИСЬ НА ЧАСТИ ВОЙНОЙ ДУХА, А ЧЕЛОВЕК БЫЛ ВСЕ ЕЩЕ ОКУТАН ОГНЕННЫМИ ТУМАНАМИ СОЛНЕЧНОГО БЫТИЯ...
ВВЕДЕНИЕ
Вплоть до 1968 года, когда вышла в свет первая книга Карлоса Кастанеды - "Учение дона Хуана: Путь Знания индейцев яки", считалось, что времена Толтеков давно миновали, а их традиция забыта. Однако воспламененное этой книгой любопытство и искренний восторг быстро снискали г-ну Кастанеде не только славу и признание, но и множество увлеченных последователей, среди которых то здесь, то там появлялись и неизбежные критики, пытающиеся в меру своих способностей дискредитировать его. Стараясь избегать нападок как поклонников, так и критиков, г-н Кастанеда в спокойной и размеренной манере продолжал выпускать книгу за книгой. Но даже сейчас, после публикации нескольких книг Карлоса Кастанеды, его читателей приводят в недоумение два навязчивых вопроса - вопроса, на которые не смогли удовлетворительно и убедительно ответить ни поклонники, ни критики его произведений. Во-первых, существовал ли в действительности ныне легендарный дон Хуан, и, во-вторых, если дон Хуан на самом деле существовал, то реальны ли поразительные переживания г-на Кастанеды или же они являются лишь плодом его фантазии?
Хотя характер этой книги таков, что временами она будет казаться попыткой защитить личные утверждения Карлоса Кастанеды, цель ее вовсе не в этом, ведь пожелай г-н Кастанеда защиты, он, безусловно, сумел бы обеспечить ее самостоятельно. Цель этой книги в ином. Во-первых, подтвердить существование Толтеков на протяжении многих веков; во-вторых, обосновать подлинность учения, о котором свидетельствовал г-н Кастанеда; в-третьих, открыть миру в полном объеме истинную сущность этого древнего учения; в-четвертых, проложить путь воинам-Толтекам, которые возвращаются на сцену после добровольного многовекового "изгнания", чтобы занять свое законное место среди подлинных духовных лидеров человечества.
В защиту Карлоса Кастанеды можно сказать лишь то, что без согласия Толтеков он не смог бы опубликовать учение, которое прежде передавалось лишь в устной традиции. По правде говоря, г-ну Кастанеде было судьбой предопределено вновь представить миру систему знаний, которая долгое время считалась канувшей в Лету. Появление книг г-на Кастанеды, а также этой книги обусловлено тем, что великое колесо эволюции завершило свой могучий круг. Поэтому к Толтекам всего мира был обращен призыв воссоединиться под знаменами общей цели и предоставить свои знания и силу в распоряжение Тех, кто испокон веков незаметно направлял судьбу всего живого на этой планете, кто известен Толтекам как Хранители Расы. Призыв этот прозвучал потому, что мир в целом и человечество в частности достигли решающего перекрестка - развилки, требующей от всех и каждого жизненно важного выбора и в то же время предоставляющей невиданные возможности.
Этот перекресток в истории человечества был предсказан в невообразимо древнем пророчестве, исполнения которого терпеливо ожидали Хранители Расы. По мере того как время плело паутину предназначения, Толтекам стала проясняться роль, отведенная им в истории планеты, а вместе с ростом их знаний пришло и понимание смысла этого древнего пророчества. Вот его содержание:
"Теперь мы вместе явим Храм Духа!" - воззвал седьмой Сын, Дракон. Тогда к местам своим на Востоке, Севере, Западе и Юге двинулись размеренным шагом семь великих Сынов Бытия, которые суть царствующие Три, дабы приступить к исполнению возложенной на них задачи.
Затворены были двери Храма и охранялись. Внутри было темно, ибо Свет все еще не мог воссиять. Стены Храма оставались незримы. Ни один звук не нарушал
полнейшую тишину, ибо священное Слово еще не прозвучало. Семеро не открывали цвета своего и не являли своих вибраций, и лишь безмолвное общение между ними отмечало продвижение их работы.
Шли эпохи и вот наконец за стенами Храма раздались звуки жизни, и малый сын Духа постучал в дверь Храма. Немедленно двери Храма отворились, дабы впустить сына человеческого, и, вступив в Храм, он присоединил свою силу к тому, что внутри. Один за другим приходили сыны Земли к стенам Храма и допускались внутрь, и свет в Храме разгорался все ярче.
Сыны человеческие пересекали Храм от Севера к Югу, от Запада к Востоку. В центре представали они перед Розой, находя там сердце, обретая знание и силы для работы. Они приподнимали завесу внутреннего святилища и стояли, купаясь в чистом Белом Свете.
Время шло, Храм становился все прекраснее. Его линии, его стены, его убранство и отделка медленно проступали в растущем свете.
И пришел призыв с Востока: "Отворите двери всем сынам Земли, дабы могли они искать Свет, могли находить Храм Духа. Снимите покров с внутреннего святилища, дабы все могли войти в Свет. Позвольте Воинам Духа, что столь долго утаивали труды свои, перенести Храм Жизни на равнины Земли. Пусть воссияет Свет, пусть зазвучит Слово, пусть начнется процесс превращения.
Так Храм Света будет перенесен на Землю, дабы озарить сновидение сновидящего. Так пробудится человек на Востоке и, взглянув в глаза страху своему, встретит вызовы на Западе. Так будет искать человек уважение на Юге и обретать стойкость на Севере. Тогда отправится он на поиски истинного света и познает тайну оранжево-красного Света, что извечно сияет на Востоке". "Но зачем нам допускать все это?" вопрошают Семь, которые суть царствующие Три.
"Ибо время пришло, готовы Воины, и Дух уж вошел в свет, открывая свой сокровенный цвет и издавая созидательные вибрации. Ныне все сыны человеческие способны отыскать силу и вступить в битву за свободу. Нет ничего иного, что следовало бы сделать". "Да будет так, - отвечают Семь, суть царствующие Три. - Пусть все сыны Земли вступят в битву".
Так гласит древнее пророчество, произнесенное во времена до начала времен оракулом иного мира. Работы Карлоса Кастанеды, как и эта книга, представляют собой не более чем исполнение этого пророчества, ведь очевидно, что учение Толтеков не является собственностью какой-либо секты, а принадлежит каждому человеку по праву божественного рождения.
Основная цель написания этой и последующих книг состоит в том, чтобы дать возможность читателю соприкоснуться с подлинной сутью учения Толтеков. Поэтому все эти книги для большей ясности изложения разделены на отдельные тома. В свою очередь первый том также разделен на три части, чтобы облегчить методичное освоение этого древнего учения. Книга начинается общим обзором, а каждая последующая часть отличается большей степенью глубины и детализации.
Первая часть книги раскрывает происхождение традиции Толтеков и ее историческое развитие. Историю Толтеков следует рассматривать в качестве необходимого фона, на который будут проецироваться различные концепции, многие из которых могут выглядеть на первый взгляд несколько чуждыми.
Вторая часть касается фундаментальных концепций, которые формируют остов учения. Эти базовые концепции следует усвоить полностью, иначе более тонкие аспекты учения не будут иметь ни малейшей ценности.
Учению Толтеков присуще множество аксиоматических выражений, которые являют собой жизненную сущность учения. Традиционно именуемые афоризмами, такие аксиомы представляют собой всеобщие и вневременные истины. Для простоты поиска все афоризмы в книге выделены крупным шрифтом.
Третья часть тома содержит пространные инструкции по первым шагам, предпринять которые надлежит каждому ученику традиции Толтеков. Однако уместным будет заметить, что Путь Воина не похож на другие пути, известные человеку. Он не терпит беспорядочности и поспешности, а требует размеренности и уважения.
В наше время, когда широко рекламируются всевозможные способы достижения так называемого мгновенного просветления, некоторые читатели, вероятно, будут разочарованы тем фактом, что здесь я не предлагаю формулу "Путь к чудесам для ленивых". При этом я вовсе не утверждаю, что Толтеки не способны творить чудеса, но для обретения этой способности даже им необходимо долгое и тяжелое ученичество. Ускоренные курсы приводят к скоротечной карьере, а неполные знания, как известно, - всегда опасные знания.
Я был бы несправедлив по отношению к читателям, если бы каким-то образом подтолкнул их к мысли, что Путь Воина легок, ведь это слишком далеко от истины. Откровенно говоря, из всех возможных путей Путь Воина является труднейшим. Немногие люди готовы к тяготам, через которые необходимо пройти, чтобы обрести знание и достичь высших ступеней этого благородного пути. И, тем не менее, лишь ступая неспешно, шаг за шагом, можно продвинуться на этом пути, а потому любой зрелый человек способен освоить элементарные концепции и тем самым невообразимо повысить качество своей жизни.
Путь Воина подобен подъему по отвесной скале - на первый взгляд это представляется невозможным, но затем мы замечаем трещину, чтобы зацепиться рукой, уступ, чтобы упереться ногой, и начинаем взбираться, отыскивая все больше и больше трещин, уступов и выступов. Золотое правило подобного подъема гласит: смотри вверх лишь для поиска следующего зацепа, и никогда не смотри вниз, чтобы не поддаться страху падения.
Долог путь к вершине скалы, но какое же это свершение, какая свобода, какая сила! А все начинается с простейших упражнений. Но именно в этом и заключена первая трудность, с которой сталкивается каждый ученик, - все выглядит слишком легким и простым. Для Толтеков является аксиомой, что все, имеющее силу, очень редко, если вообще когда-либо, привлекает к себе внимание, по той причине, что рациональный разум тянется к академической сложности.
Как это ни парадоксально, трудность Пути Воина заключена вовсе не в академической сложности, а в его крайней простоте. Значительная часть учения столь утонченна, что исполненный энтузиазма новичок тут же пропускает ее мимо своего внимания. Возможно, этот факт покажется читателю более существенным, если я скажу, что вы уже сделали первые шаги на Пути Воина, дочитав книгу до этой страницы.
Что касается происхождения и исторического развития традиции Толтеков, то единственным обширным свидетельством о ней является история цивилизации Толтеков, процветавшей в Мексиканской долине с 950 по 1160 гг. н.э. Однако этот период является лишь крошечной частью истории Толтеков, и по большому счету искажает ее подлинную суть.
Экскурс в историю людей, которые всегда старались держаться за кулисами и к тому же прилагали неимоверные усилия для стирания своих личных и коллективных историй из памяти современников, представляет собой отнюдь не легкую задачу. Она также осложняется тем фактом, что Толтеки являются видящими и выстраивают свое знание на основе увиденного. А поскольку знание видящих редко совпадает с постулатами ортодоксальной науки, их собственное изложение истории Толтеков выглядит тем более иррациональным, чем более далекого прошлого касается.
Чтобы не только понять происхождение Толтеков, но и постичь подлинную природу их учения, необходимо с величайшим тщанием следить за тем, чтобы не поместить Толтеков в любую другую систему отсчета, за исключением их собственной. Вопреки тому, во что верит человечество сегодня, существует множество систем отсчета, отличных от привычной западному миру. Бессмысленно рассматривать Толтеков, а также их историю, вне их собственной системы отсчета. Это вовсе не подразумевает, что Толтеки догматично цепляются за собственные доктрины, правильнее будет сказать, что они признают многие системы отсчета и перемещаются по ним, невзирая на барьеры времени. Сколь бы фантастически это ни звучало, Толтеки используют четыре измерения, а потому их невозможно понять в жестких рамках трехмерной системы отсчета.
Решению открыть миру подлинную историю Толтеков не сопутствовала наивная вера в то, что мир примет ее как неопровержимый факт. Толтеки хорошо осознают, что человечество, будучи все еще трехмерным и ограниченным концепциями времени и пространства, инстинктивно отнесется к истории Толтеков со скепсисом. Однако Толтеки были и остаются такими, какие они есть, именно потому, что они никогда не поддавались давлению общественного мнения. Девиз Толтеков звучит так: истина важнее общественных убеждений, а любой человек, чувствующий необходимость приспосабливать свое знание ради получения общественного одобрения, истины не достоин. И в духе этого девиза, без всяких попыток оправдания, данное изложение истории и знаний Толтеков свободно предлагается читателю - ему самому решать, верить написанному или нет.
Прежде всего эта книга предназначена для мыслящих людей всего мира, убедившихся в том, что человечество не может бесконечно долго продолжать следовать нынешним путем и что для обеспечения процветания мира необходимо коренное изменение в мышлении человека и в его отношении к миру. Также эта книга для тех, кто ставит истину выше слов, кто верит, что практическое знание является бесценным даром жизни, кто действительно признает взаимосвязанность, взаимозависимость и взаимодействие всего живого. И, возможно, наиболее важна эта книга для тех, кто всегда искал истину, существование которой ощущал, но отыскать которую все еще не сумел. Эти воистину благородные души не поддались отчаянию и терпеливо ожидали в подлинном смирении. Храня в своих сердцах спокойствие жизни, эти люди знают, что однажды у них появится благоприятная возможность.
Поскольку задача написания этой книги встала предо мной во времена, когда сертификаты и аттестаты, судя по всему, значат гораздо больше, нежели сам человек, меня весьма заинтриговал вопрос, какого рода свидетельства квалификации могли бы быть приемлемы для данной цели. Понимая, что ни мое академическое образование, ни карьера никак не связаны с историей, которую мне надлежит представить, я решил выяснить, что же из литературы подобного рода нынче в моде. И то, что я обнаружил, несколько озадачило меня, ведь стало ясно, что сегодня максимальным доверием пользуются книги, содержание которых было передано развоплощенными существами или неким внеземным разумом.
В свете этого невероятного открытия спешу заверить вас, что я не являюсь ни развоплощенным, ни внеземным существом. Я всего лишь живой человек из плоти и крови, такой же, как и все живущие на земле. Я также не считаю себя особо одаренным или сколь-либо экстраординарным, за исключением того, что являюсь плодом традиции Толтеков.
Тем не менее меня не перестает удивлять то, что люди склонны преисполняться страха и благоговейного трепета при рассказах о знаниях Толтеков, хотя традиция Толтеков не менее древняя, чем само человечество. Причина в том, что человечество в целом до сих пор не было готово принять учение Толтеков, пусть даже это учение и является его естественным наследием. С незапамятных времен мои собратья выступали в роли хранителей традиции Толтеков, и - к счастью или к несчастью - заслужили тем самым сомнительную честь называться "магами".
Может показаться, что неоднозначный титул "мага" также служит свидетельством квалификации, унаследованной мною в силу традиции. Но поскольку упоминание о магии вызывает удивленное приподнимание бровей у представителей благовоспитанных слоев общества, а сами маги обычно вызывают некоторое подозрение, то, возможно, разумней было бы претендовать на внеземной статус. К нему, по крайней мере, общество питает большее доверие и уважение.
Подобный шаг казался бы соблазнительным, если бы кто-то потрудился объяснить мне, как и почему развоплощенные или внеземные существа неким таинственным образом заслужили большее доверие, нежели простые смертные. В конце-то концов, коли человек лжец в физическом теле, то с какой радости он начнет вещать святую истину, развоплотившись? И кто в здравом уме поверит, что совершенно неведомое человечеству внеземное существо непременно должно быть разумнее людей? Подобная логика имеет мало смысла, да и книга эта написана для здравомыслящих людей, а потому не стоит напускать еще больше тумана, благо тема и сама по себе довольно таинственна.
В конце концов, так и не найдя сколь-либо приемлемых свидетельств, подтверждающих мое право на написание этой книги, я решил представить себя читателям как обыкновенного человека. Однако, невзирая на свою обыкновенность, я постараюсь быть не слишком скучным.
Теперь, без лишних слов, позвольте представить историю моего народа.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
НАЧАЛО ВРЕМЕН
ВОЛК
"...и станут их называть Народом Волка. В сердцах своих они будут вечно нести смутные воспоминания об ушедшем мире, оранжево-красном солнце, которое было когда-то человеку домом, которое было когда-то его славой и его честью. Днем они будут бежать от мерзостей человеческого безумия, а ночью - взирать на бледный свет луны и выплакивать свою боль о потерянной свободе, о забытых копье и мече. В каждой частице своего существа они будут вечно лелеять восторг надежды и свободы".
Из пророчеств Безымянного
ГЛАВА ПЕРВАЯ
ПРОИСХОЖДЕНИЕ ВОИНОВ-ТОЛТЕКОВ И ИХ ЗНАНИЙ
"Существует рассеянная по всему миру горсточка вдумчивых одиноких исследователей, которые проводят свои жизни, оставаясь незамеченными, далекими от шума внешнего мира, и изучают великие проблемы физической и духовной вселенной. Они имеют свои тайные летописи, в которых сохраняются плоды ученых трудов длинного ряда отшельников, наследниками и продолжателями дела которых они являются".
ЕЛ. БЛАВАТСКАЯ "Разоблаченная Изида"
Ради тех из нас, кто предпочитает, чтобы все происходило в установленном порядке, позвольте мне начать в старомодной манере, которая как нельзя лучше подходит к истории подобного рода.
Давным-давно............ восемнадцать миллионов лет назад, несколько групп людей, которых сегодня назвали бы жрецами и жрицами древних храмов, пришли в этот мир вместе с человечеством, каким мы знаем его сегодня. Как они все пришли, почему и откуда - вопросы, далеко выходящие за рамки этой книги. Можно лишь сказать, что приход человека на эту планету был чем-то вроде полудобровольного изгнания из родного мира человечества. Однако планета наложила на прибывшие жизненные формы столь суровые ограничения, что человек оказался заточенным в тюрьму, называемую ныне материей. Эффект погружения в материю был столь силен, что человек позабыл и свой родной мир, и то, кем и чем он является в действительности. Люди в смятении обратились к жрецам за духовным руководством, но только лишь затем, чтобы обнаружить, что и они подверглись такому же жесткому воздействию планеты, как и остальное человечество. Это был воистину темный период бесконечной борьбы и отчаяния.
Все это происходило в давние времена, когда человечество находилось на так называемой Лемурийской стадии эволюции и обитало на древнем континенте Шалмали. Погружение в материю и борьба с истощающим воздействием этого погружения продолжались миллионы лет. В то время цивилизация Лемурии разделялась на семь подрас. Четвертая подраса Лемурийцев была известна как Барнишады, Божественные Гермафродиты, и именно от нее произошла раса Рмоахалов - первая подраса Атлантов. От Рмоахалов произошли Тлаватли, и именно среди них вновь начали воплощаться жрецы и жрицы древности, которым постепенно удалось восстановить память прошлых жизней.
По мере восстановления памяти, жрецы вновь стали во главе своего народа, и вскоре их начали называть Толтеками - людьми знания. Восстановив значительную часть своей памяти, Толтеки возложили на себя задачу как можно скорее вернуть человечество в его родной мир. И потому они стали известны как воины Духа, сражающиеся за свободу.
Именно так начиналась история воинов-Толтеков на этой планете, и было это в эпоху, когда человечество только-только стало вести отсчет времени в том виде, в каком мы знаем время сегодня. Восстанавливая память о своей прошлой подготовке, Толтеки принялись развивать способность видения, поскольку обладали тем, что ныне известно как третий глаз. Лишь в период потери памяти, наступившей вследствие погружения в материю, толтекские видящие пережили временную психическую слепоту. Однако вместе с памятью вернулась и способность видеть, что позволило видящим быстро восстановить знания, обретенные в родном мире.
Их знания состояли в основном из науки о том, что называют волей или силой, математики, астрономии и астрологии. Толтеки настолько свободно владели волей, что были способны без особого труда поднимать в воздух себя или твердые объекты огромных размеров и веса. Именно это умение гораздо позже использовалось при постройке Великих Пирамид в Египте, Стоунхенджа в Англии и других подобных сооружений.
Вскоре Толтеки начали обучать своих собратьев мирским, но очень нужным для преуспевания на физическом плане ремеслам - таким как рыбная ловля, охота, приготовление пищи, целительство, строительство, а также основам математики и искусству, преимущественно скульптуре. Однако в их знаниях имелся серьезный изъян, ведь, несмотря на широту этих знаний, они оставались атавистическими и принадлежали иному миру.
Толтеки имели смутное представление о сложностях жизни на физическом плане, ведь даже столетия, проведенные на Земле, практически ничего не значили из-за изначальной потери Толтеками памяти. Как следствие, их знание материи было ограниченным. В то время Толтеки не понимали абстрактного, так как ясно видели вещи такими, какими они являлись, но такая ясность была, тем не менее, однобокой. Это ограничение не позволяло Толтекам осознать суть двойственности, ее замысел. В результате, такие концепции, как взаимосвязь и взаимодействие всего живого, слабо понимались ими, хотя и практиковались инстинктивно. Со временем пренебрежение абстрактным привело к первому падению Толтеков, поскольку являлось благодатной почвой для произрастания худшей из всех возможных форм эгоизма.
Тысячи лет Толтеки вели свой народ и превосходно справлялись с этой задачей. Их мир, и поныне известный как Атлантида, процветал в достатке и могуществе. Именно правление Толтеков дало имя Атлантиде, ведь слово атль означает "глава", "правитель".
Народом Атлантиды правил Император, называемый Белым Императором, так как знание его было величайшим среди Толтеков, и потому его уподобляли великому белому свету. Находилась резиденция Императора в столице Толтеков, известной как Город Золотых Врат.
В соответствии со специализацией в ремеслах, которым обучали их Толтеки, люди постепенно объединялись в кланы, очень напоминающие гильдии, и каждой из таких гильдий управляли небольшие группы Толтеков. Эти кланы проживали в городах, а каждый город управлялся старейшим Толтеком, своего рода королем. Королями, в свою очередь, правил Император, окруженный группой наиболее знающих и могущественных Толтеков.
Время шло, знания людей росли, и некоторые кланы, ведомые своими королями, стали жаждать больших знаний и могущества. Неудовлетворенные своим положением, они начали с завистью поглядывать на соседей и на более продвинутых Толтеков. Вскоре жадность побудила некоторых Толтеков начать эксперименты по развитию психических способностей - чтобы добиться превосходства над другими. Так родилась магия - практика черного искусства.
Не имея должного знания абстрактного, в целом Толтеки понимали природу своих психических способностей не более чем утка понимает, как она плавает. Вследствие этого Толтеки, обратившиеся к магии, начали развивать сложные и замысловатые ритуалы, призванные повышать силу практикующих. И хотя им так и не удалось осознать, что единственная польза от ритуалов заключалась в усилении воли, эти маги, тем не менее, умудрились увеличить свою силу до такой степени, что начали доминировать над другими городами и своими собратьями. Быстро разгоралась борьба за верховенство между Толтеками, а вместе с ней ширились мятежи и восстания. Методы ведения войны развивались и применялись в полную силу, разрушения были ужасны, ведь использовалось не только физическое оружие, но и психическое.
В конце концов Белый Император вместе с группой ближайших советников-Толтеков был изгнан из Города Золотых Врат, а маги возвели на престол своего ставленника.
Белый Император, его советники, а также многие из королей осознавали взаимосвязь всего живого в достаточной мере, чтобы предвидеть последствия практики черного искусства. Так началось великое переселение Толтеков. Белый Император и его сторонники повели своих людей на север в Египет, а также на запад - к землям Южной и Северной Америки, стремясь спасти свой народ от грядущих катастроф.
Столь велико было господство черных Толтеков над силами природы и столь мало их понимание взаимосвязи всего живого, что очень скоро дисбаланс сил земли достиг такого размаха, что природные катаклизмы не заставили себя ждать.
Первая великая катастрофа случилась приблизительно за 800 000 лет до Р.Х. Землетрясения и цунами превратили целый континент в группку островов и уничтожили Город Золотых Врат вместе с Черным Императором и его магами. На какое-то время это предупреждение сослужило добрую службу, но достаточно скоро жадность восторжествовала вновь, и приблизительно за 200 000 лет до Р.Х. второй гигантский катаклизм поглотил остатки Атлантиды, оставив после себя два огромных острова, Дайтыо и Руту.
На этот раз предупреждение удерживало магов не столь долго. Живущие на Руте Толтеки погрязли в черном искусстве, чем и вызвали очередной катаклизм около 75 000 года до Р.Х. Дайтья и Рута были разрушены, а из глубин возник большой остров, ставший известным как Посейдонис. В 9564 году до Р.Х. Посейдонис настигла судьба его предшественников - вызванные яростными вулканическими извержениями гигантские волны поглотили его навсегда. Атлантида и ее черные маги окончательно были стерты с лица земли.
Долгое время выжившие жители исчезнувшей Атлантиды скитались по новым землям, многие из которых возникли вследствие тех же катаклизмов, что разрушили Атлантиду.
В целом у ведомых своими королями и жрецами-Толтеками переселенцев дела обстояли не так уж и благополучно. Но некоторым все же удалось отыскать новую родину, где они смогли обосноваться и даже какое-то время процветать. Среди них заслуживают упоминания египетские династии, халдеи, перуанцы, аккадцы, тибетцы. Гораздо меньше известны небольшие группы, рассеянные по Европе, Азии и Африке.
В задачи этой книги не входит детальное изложение истории всех таких групп, они упомянуты лишь для того, чтобы показать, каким образом Толтеки оказались рассеяны по всему миру. И по сей день, в любой точке земного шара, можно обнаружить их наследников. Именно благодаря такому рассредоточению некоторые линии Толтеков смогли выжить в горниле последующих столетий.
Вскоре многие ослабевшие группы потеряли своих королей и жрецов-Толтеков в войнах или по естественным причинам. Оставшись без видящих, люди начали впадать в варварское невежество. Такой же удел ожидал и более сильные группы, со временем и они вырождались.
Численность надлежаще обученных видящих быстро уменьшалась, ведь найти подходящего преемника становилось все труднее и труднее. Кроме того, с развитием рационального разума атавистические способности прирожденных видящих начали отмирать. Но, тем не менее, использование рационального мышления было просто необходимо для обретения понимания абстрактного, знаний о материи и о силах двойственности.
Ко времени гибели Посейдониса в мире оставалась только горстка прирожденных видящих, и численность их продолжала неуклонно уменьшаться. А их преемники, хотя и обладали выдающимися знаниями и способностями, уже не были видящими.
Нехватка видящих обернулась серьезным регрессом. Стремясь вновь обрести способности своих предшественников, Толтеки использовали свое знание лекарственных растений и наркотических снадобий, чтобы видеть. Наркотики свою функцию выполняли, но цена была слишком высока: наносимый физическому телу и мозгу ущерб перевешивал выгоды от их применения. Но все же Толтеки не обладали иными инструментами, чтобы видеть, поэтому и продолжали свои отчаянные эксперименты, невзирая на многочисленные смерти и частые случаи безумия.
Те времена, темные и суровые, столкнули Толтеков лицом к лицу с жесткостью условий жизни на физическом плане. Тяжелые последствия неизбежного развития рационального разума не могли не затронуть Толтеков. С другой стороны, хотя Толтеки и утратили свои атавистические способности, им впервые выпала возможность исследовать, что же представляли собой эти способности и как они работали на практике.
Гораздо позже Толтеки увидели, насколько ценным даром были эти суровые времена, ведь именно в этот период нескончаемой борьбы и тяжелых поражений они сумели заглянуть глубже в себя и отыскали там способности, о существовании которых даже не догадывались. Не осознавая этого, Толтеки далеко продвинулись в своем развитии и, помимо всего прочего, определили один из постулатов Пути Толтеков, а именно то, что воин живет вызовом.
Со временем Толтеки стали более осторожно и избирательно подходить к использованию наркотиков, их знания в этой сфере росли. Количество неудач и смертельных случаев уменьшалось, а численность видящих возрастала. Но к этому времени Толтеки столкнулись с проблемой иного рода. Проблема эта была столь малозаметна, что на нее не обращали внимания, пока не стало слишком поздно.
Одержимость Толтеков желанием видеть достигла такой степени, что видение стало для них важнее собственно знания. Из-за этой одержимости ясность их знания сменилась теми, самыми высокомерием и самомнением, что привели когда-то к гибели магов Атлантиды. Черное искусство вновь подняло свою уродливую голову, и оставшиеся Толтеки пали жертвой магии. Это был период, который Карлос Кастанеда описывал в своих книгах как эру Древних Видящих.
Используя вновь обретенное умение видеть., Древние Видящие начали восстанавливать позабытые практики, и вскоре свое прежнее место заняли ритуалы и заклинания, разработанные магами Атлантиды.
Ритуалы позволяли Древним Видящим манипулировать своим осознанием ради достижения того, что мы называем сегодня измененными состояниями восприятия. Используя такие ритуалы и входя в измененные состояния осознания, Древние Видящие узнали неимоверно многое не только о человеке, но и о других - как органических, так и неорганических - формах жизни, которые населяют планету вместе с человеком. Подобно своим предшественникам, атлантам, Древние Видящие умело собирали факты и накапливали информацию, но их чувство собственной важности было столь велико, что они предпочитали использовать свои знания, чтобы манипулировать всем и вся.
В этот период истории Толтеков Древние Видящие вновь стали объединяться в гильдии и кланы наподобие тех, что существовали в Атлантиде. Могущество этих гильдий было столь велико, что под их влиянием начали оказываться лидеры народов, будь то короли или императоры. Этот процесс проходил одинаково во всех уголках мира, где ощущалось присутствие Толтеков.
Следует сказать, что упомянутая Карлосом Кастанедой цивилизация Толтеков в Мексиканской долине была лишь одной из многих более поздних цивилизаций. Исторически существовала лишь одна линия, которая пользовалась именем Толтеков открыто, но как уже объяснялось выше, все мировые цивилизации древности ведут свою родословную от Толтеков, покинувших Атлантиду. И потому ядром каждой цивилизации являлась каста жрецов-видящих, воспитанных в духе традиции Толтеков. Так, в силу общности наследия и традиции и, несмотря на многие столетия, отделяющие одну цивилизацию от другой, знание Толтеков развивалось по более или менее идентичному сценарию.
Древние Видящие правили долго, и на протяжении всего времени своего господства они продолжали накапливать огромные объемы информации о манипулировании осознанием, но применяли полученные знания по большей части для развития черного искусства. Множество ритуалов и магических заклинаний, сохранившихся до наших дней, представляют собой искаженные версии техник, которые в то или иное время использовали Древние Видящие.
Магия процветала, и в некоторых цивилизациях Древние Видящие сохранили свое влияние вплоть до пришествия Христа и Христианской Церкви, а кое-где и гораздо дольше. Именно неблаговидные деяния и стремления Древних Видящих вынудили Христианскую Церковь начать великое преследование язычников.
Однако не только Христианская Церковь обусловила исчезновение Древних Видящих. Даже до христиан Древние Видящие зачастую подвергались преследованию различными захватчиками. Ведь несмотря на то что Древние Видящие были почти столь же могущественны, как и их предшественники из Атлантиды, их способности имели один серьезный изъян, с которым им так и не удалось справиться.
Этот изъян заключался в том, что Древние Видящие не полностью овладели волей, которой атланты манипулировали с неимоверной легкостью. Для человечества неудача Древних Видящих была истинным благословением, ведь если бы им удалось подчинить себе силу воли, повторились бы несчастья Атлантиды, а на своих врагов Древние Видящие обрушили бы полную мощь своих знаний.
Именно этот изъян Древних Видящих спас мир от еще одной психической войны и привел к гибели самих магов. Какими бы могущественными ни были ритуалы Древних Видящих, всю эту мощь сводила на нет их громоздкость и непрактичность. Нехватка времени для произнесения заклинания или для проведения ритуала оставляла Древних Видящих беззащитными при непосредственном столкновении с противником.
В такие суровые времена, и в особенности в период гонений язычников Христианской Церковью, некоторые дальновидные Толтеки приняли решение порвать со своей устаревшей традицией и начали переоценивать ситуацию, сложившуюся в мире. Так началась эра, которую Карлос Кастанеда называл эпохой Новых Видящих.
Новые Видящие ясно осознавали недостатки громоздких ритуалов. Но гораздо важнее было то, что они признали бесплодность попыток контролировать и манипулировать окружающими, увидели, к какому раздору приводят такие попытки. Этот раскол в традиции Толтеков был без сомнений наиболее значительным событием во всей истории Толтеков. Это был воистину поворотный момент в развитии знания Толтеков, благодаря которому и был найден магический ключ, утерянный со времен разрушения Атлантиды.
Как уже упоминалось ранее, Древние Видящие обладали достаточными знаниями и умениями, чтобы манипулировать осознанием своих жертв, чем они и занимались без малейших колебаний. Тот факт, что осознанием можно управлять, является исключительно важным постулатом знания Толтеков, хотя современный человек скептически относится к этому утверждению. Телепатия и гипноз сделали многое, чтобы развеять этот скептицизм, но людям тяжело принять мысль, что осознанием человека можно манипулировать без его ведома. Однако именно это были способны делать Древние Видящие.
Сегодня Толтеки не применяют бесчисленные техники Древних Видящих, ведь хотя эти инструменты и сохранили свое могущество, тем не менее, они изжили себя. Однако, невзирая на то что Толтеки отвергли этот аспект своего наследия, техники Древних Видящих образуют неотъемлемую часть Толтекских знаний, уже просто в силу традиции.
Другой важный факт, о котором следует упомянуть, заключается в том, что благодаря специфике Толтекской традиции знание Толтеков никогда не было и не может быть утеряно. Это всегда было сильной стороной Толтеков, поскольку процесс накопления знаний и является основным инструментом, посредством которого они обретают свою силу. Однако для Древних Видящих это также было слабостью, ведь именно эта часть традиции Толтеков искушала их вернуться к мерзким практикам магов Атлантиды. В своем высокомерном тщеславии Древние Видящие домогались той силы, которой могли бы злоупотреблять в личных целях, и хотя было бы преувеличением величать их злом, они были близки к тому, чтобы заработать именно такой "титул".
Одной из наиболее дорогостоящих ошибок Древних Видящих оказалось непонимание ими того, что знание должно быть практичным и направленным на использование на физическом плане. Из-за высокомерия и одержимости силой их методы манипулирования осознанием становились все более сложными и непрактичными. Кроме того, Древние Видящие были слишком ленивы, чтобы навести порядок в своих огромных и быстрорастущих знаниях. Со временем это привело к тому, что за деревьями уже не видно было леса. Высокомерие подтачивало силу, и, хотя в распоряжении Древних Видящих были необъятные знания, их хаотичность не позволяла извлечь из них какую-либо практическую выгоду.
Несмотря на то что сегодня мы не потворствуем заблуждениям Древних Видящих, нам следует отдать им должное, ведь именно они открыли некоторые воистину удивительные факты, касающиеся осознания, без которых традиция Толтеков многое потеряла бы.
Задача, с которой столкнулись Новые Видящие, состояла в наведении порядка в перегруженной информацией традиции и переоценке знаний из своего огромного наследия. На своем опыте Новые Видящие смогли убедиться в том, что Древние Видящие действительно сбились с пути, но поскольку их знания были чрезвычайно обширными и крайне хаотичными, Новые Видящие не могли сразу отделить ценное от бесполезного. Единственное, что им оставалось, это поставить под сомнение все и начать классифицировать доступные им необъятные объемы знаний. Это знаменовало конец хаоса и начало долгожданного порядка, принесшего ощущение трезвости.
Новые Видящие отбросили многие теории, которые были ядром знаний Древних Видящих, и отправились на поиск практических путей применения своего обширного наследия. В результате им удалось свести большую часть знаний к нескольким фундаментальным концепциям, что облегчило их использование на практике.
Первая концепция касается того, что Древние Видящие называли Орлом. В попытке разгадать замысел существования Древние Видящие действительно смогли увидеть источник всей жизни, который, будучи интерпретирован рациональным разумом, напоминал черно-белого орла. И Древние Видящие метафорически назвали его Орлом.
Видение Орла стоило многим Древним Видящим рассудка или жизни. Однако из увиденного им удалось сделать вывод, что замыслом существования является повышение качества осознания. Это было воистину бесценное открытие, и именно оно стало фундаментом всего, что Толтеки знают и практикуют сегодня. Древние Видящие смогли увидеть, как Орел наделяет осознанием всех существ в момент их рождения и как возвращает его себе в момент смерти, обогащаясь опытом, полученным существами во время жизни. Древние Видящие поняли это так: Орел откармливает осознание, и таким образом единственным замыслом существования является поддержание оборота осознания для выявления всего скрытого потенциала.
Важно понимать, что нет Орла как такового, и этот непостижимый источник жизни не есть нечто визуальное. Тем не менее даже видящий подвержен условностям рационального разума, который по своей природе склонен интерпретировать все. В результате такой интерпретации и воспринимается визуальный образ Орла.
Проявленная вселенная - суть бесконечность, лежащая вне пределов нашего понимания времени и пространства, ее масштабы и сложность невозможно постичь в рамках слов и земных концепций. Это не Бог, ведь Бог в конце концов есть часть того, что мы знаем. Церкви, служители религий и даже другие люди постоянно пытаются описать нам Бога, а потому Бог стал чем-то, расположенным в сфере слов, в области представлений. Но за словами, за описаниями простирается неописуемое, непостижимое Ничто, которое мы можем назвать лишь Невыразимым.
И это было еще одной ошибкой Древних Видящих. В своем высокомерии они никогда не признавали, что огромная часть проявленной вселенной является абсолютно необъяснимой и непознаваемой в рамках наших человеческих условий. Новые Видящие исправили эту ошибку, определив и классифицировав три отдельных уровня осознания.
Первый из этих трех, уровней они назвали познанным, он состоит из всего, что человек способен заметить в обычном осознании. Второй уровень, названный непознанным, является воистину обширной и таинственной областью, которая может стать и действительно становится познанным для видящего, по мере того как постепенно он обретает умение видеть ее. Третий уровень называют непознаваемым, он представляет собой тот уровень осознания, который человек не может постичь, пока остается человеком. Войти в непознаваемое - значит утратить свою человеческую природу. Именно так многие Древние Видящие потеряли рассудок.
Многие поколения Древних Видящих собрали громадное количество фактов об осознании, но они никогда не выстраивали их в упорядоченную структуру. Начав сортировать эти факты, Новые Видящие выявили очень важную совокупность концепций, которые впоследствии назвали Истинами Осознания. Основываясь на этих истинах, Новые Видящие выстраивали все свое понимание. И по сей день эти концепции являются ядром учения Толтеков.
В основе большей части Истин Осознания лежит понятие акта восприятия. Новые Видящие обнаружили, что тайна восприятия в целом может быть адекватно выражена посредством таких девяти концепций:
1. Вселенная состоит из бесконечного числа энергетических полей, напоминающих нити света.
2. Эти нитеподобные энергетические поля исходят из источника невообразимых размеров, метафорически называемого Орлом. Такие энергетические поля называют эманациями Орла.
3. Человеческие существа также состоят из бесконечного количества этих нитеподобных энергетических полей, которые проявляются в форме большого светящегося яйца. Высота его равна высоте человеческого тела с вытянутыми над головой руками, ширина равна размаху рук. Это яйцо называют коконом человека.
4. Лишь небольшая группа энергетических полей внутри кокона одновременно подсвечена сверкающей точкой света на поверхности кокона.
5. Восприятие возникает, когда свечение энергетических полей, подсвеченных точкой света, распространяется на соответствующие энергетические поля вне кокона. Эту точку света называют точкой, где происходит сборка восприятия, или сокращенно, точкой сборки.
6. Точку сборки можно сместить в любое другое место на поверхности или даже внутри кокона. Так как точка сборки подсвечивает любые энергетические поля, с которыми соприкасается, новые энергетические поля, подсвеченные в результате смещения точки сборки, составляют, таким образом, новое восприятие. Этот новый уровень восприятия называют видением.
7. Когда точка сборки сдвигается достаточно далеко, человек воспринимает совершенно новый мир, который столь же реален, как и мир, воспринимаемый нами обычно.
8. Всю вселенную пронизывает таинственная сила, которую называют намерением. Сила эта вызывает восприятие, так как именно намерение, во-первых, производит настройку энергетических полей, и, во-вторых, обуславливает осознание такой настройки.
9. Цель воинов заключается в переживании всех доступных человеку восприятий. В этом состоит так называемое Тотальное Осознание, которое подразумевает иной способ умирания.
Для видения Древние Видящие использовали галлюциногены, позволяющие сдвигать точку сборки, однако, по мнению Новых Видящих, такой способ столь же непрактичен, как и ритуалы. Больше, чем что-либо иное, нужны были практические методы движения точки сборки, и, чтобы отыскать такие методы, Новые Видящие начали исследовать точку сборки посредством видения, хотя для этого они все же были вынуждены использовать наркотические вещества. Такое исследование дало прекрасные результаты, ведь были не только открыты необходимые техники, позволяющие сдвигать точку сборки, но также разгадана тайна воли.
Древние Видящие знали об этой таинственной силе, которой их предшественники атланты владели с невообразимой легкостью. Посредством наблюдений они также знали, что эта сила существует повсеместно в природе и в проявленной вселенной. Древние видящие назвали ее просто силой, но так и не смогли понять ее и овладеть ею.
Новые Видящие открыли, что эта мистическая сила на самом деле является энергией сонастройки, то есть силой, которая высвобождается при сонастройке энергетических полей внутри кокона с энергетическими полями вне кокона. Новые Видящие назвали ее волей и определили как "непрерывный поток энергии, который может быть направлен намерением видящего".
Новые Видящие также открыли, что воля является силой, которая заставляет нас вести себя тем или иным образом в момент восприятия. Именно поэтому эта сила обуславливает наше восприятие мира. Также воля закрепляет точку сборки в определенном месте. При этом важно понимать, что хотя и существует некоторая ограниченная область, в которой всегда можно обнаружить точку сборки, ее точное положение определяется привычными и повторяющимися действиями. Очевидно, что привычки варьируются от человека к человеку, а потому невозможно найти двух людей, у которых точка сборки находится в одном и том же месте.
Точка сборки обычно находится у человека на поверхности кокона примерно напротив точки между лопатками. Нормальный ребенок учится, прежде всего, находить самое подходящее положение для точки сборки, а затем закрепляет ее в этом месте через повторение. Первое время это повторение основано на одобрении старших, позднее же оно поддерживается привычным внутренним диалогом. Сегодня Толтеки знают, что человек может удержать свою картину мира, лишь постоянно подтверждая ее самому себе через внутренний диалог. Это означает, что мир всегда кажется таким, каким человек сам его описывает.
Но наиболее важным постулатом знания Толтеков сегодня является то, что как только внутренний диалог остановлен, фиксация точки сборки исчезает. Поэтому даже спонтанно человек может испытывать измененные состояния восприятия. Этот постулат и является тем ключом, который столь усердно искали Древние Видящие. Если бы только они догадались, что единственная ценность ритуалов кроется в их способности сдвигать точку сборки, этот ключ был бы у них в кармане, а с ним и секрет воли или силы.
Это открытие трансформировало знание Толтеков и позволило Новым Видящим скорректировать ошибки своих предшественников.
Чтобы получить возможность сдвигать точку сборки, Новые Видящие разработали три базовые техники, основанные на девяти Истинах Осознания. Первую технику они назвали Искусством Сталкинга, вторую - Искусством Сновидения, третью - Мастерством Намерения. Из этих трех техник были выделены три сферы деятельности, в каждой из которых ученик должен обрести высокий уровень мастерства, прежде чем он сможет стать Толтеком. Эти три сферы деятельности таковы: Искусство Сталкинга, Мастерство Осознания и Мастерство Намерения. В этой схеме Искусство Сновидения включено в Мастерство Осознания и используется как инструмент, позволяющий сдвигать точку сборки и достигать измененных состояний восприятия.
Три сферы деятельности традиционно именуют тремя загадками, с которыми воину предстоит столкнуться на Пути Силы и разгадать их. Искусство Сталкинга называют загадкой сердца. Ее описывают как затруднение, которое испытывает воин, осознав, во-первых, что мир кажется таким, а не другим, только благодаря нашему восприятию и, во-вторых, что иное восприятие мира способно в корне изменить нашу доселе нерушимую картину мира. Мастерство Осознания называют загадкой разума. Она представляет собой устрашающую бесконечность, которую воспринимает воин, увидев масштаб и непостижимость человеческого осознания. Мастерство Намерения является загадкой духа человека. Это наивысший парадокс, заключающийся в способности человека проецировать свои действия - физические, эмоциональные и ментальные - за пределы нормального человеческого понимания.
Новые Видящие также развили концепцию, которая ранее уже была открыта Древними Видящими и касалась двух типов осознания человека - правой стороны и левой стороны. Правая сторона представляет собой мыслящую, логическую, рациональную сторону человеческого разума. На правой стороне все знание течет линейно и последовательно. Левая сторона является чувствующей, иррациональной стороной человеческого разума и действует абсолютно независимо от любого логического или линейного хода последовательных шаблонов мышления. Суть той и другой стороны лучше всего можно понять на примере.
Раздается телефонный звонок, и мать, подняв трубку, узнает, что с ее сыном произошел несчастный случай. На правой стороне она будет испытывать примерно следующее.
Зазвонил телефон и мать поднимает трубку, ни о чем не подозревая. Известие о несчастном случае сперва шокирует и пугает ее, она волнуется за своего сына. В ее голове один за другим возникают вопросы: "Он ранен?", "Где он сейчас?", "Что именно произошло?", "Он в больнице?" Хотя и в упрощенном виде, но тем не менее именно таковой является типичная логическая реакция, при которой одна мысль вызывает последующую. Но если бы мать могла заметить, что происходит на левой стороне осознания, ее опыт был бы совершенно иным, и этот пример выглядел бы следующим образом. Утром, когда сын был еще дома, мать ощутила некую тяжесть, и это ощущение было связано с безопасностью сына. И хотя объективных причин для беспокойства не было, она не смогла отбросить это ощущение. Затем внезапно, в полдень, она почувствовала тревожный сигнал. В это же мгновение она ощутила присутствие сына и почувствовала его боль. Не став даже подвергать сомнению свои ощущения, она инстинктивно двинулась к телефону, размышляя, как быстрее дозвониться до сына или кого-нибудь, кто мог бы развеять ее беспокойство. Еще не успев подойти к телефону, она услышала звонок. Подняв трубку, она почувствовала холодную дрожь, пробежавшую по позвоночнику: она точно знала, что сейчас услышит о несчастном случае, произошедшем с ее сыном. Но в то же время она каким-то образом знала, что он ранен не серьезно, скорее просто пребывает в состоянии шока.
Из этого примера ясно видно, в чем разница между правой и левой сторонами. В случае правой стороны наблюдается рациональная реакция на конкретное свидетельство, эта реакция вызывает цепочку логически последовательных мыслей. На левой стороне - лишь иррациональные ощущения, они не имеют ничего общего ни с логикой, ни с конкретными фактами. Разбираясь с этой концепцией, важно понимать, что термины "правая сторона" и "левая сторона" относятся к светящемуся кокону человека, а не к полушариям мозга и их функциям.
Древние Видящие называли левостороннее осознание повышенным осознанием, а поскольку отсутствие логического мышления повышает ясность, они вводили своих учеников в это состояние, дабы те могли обрести необходимый для изучения магии уровень концентрации. Оправданием этому методу обучения служит факт, что ученику чрезвычайно трудно вспомнить то, что было передано ему в состоянии повышенного осознания. Такие проблемы с памятью создают своего рода полосу препятствий, которую должен преодолеть ученик, чтобы обрести способность использовать полученное знание. Зачастую этот процесс занимает долгие годы и требует изнурительной борьбы. И к моменту, когда ученик вспоминает все, он уже полностью предан учению.
Сегодня Толтеки иначе относятся к этому вопросу, поскольку сейчас уже известно, что человек всегда учится на двух уровнях одновременно. Однако обучение и вспоминание изученного, как и все остальное в жизни, требует энергии. И проблема состоит в том, что подавляющее большинство людей просто не обладают достаточной энергией, чтобы зарегистрировать опыт, полученный как на левой, так и на правой стороне.
Иногда уровень энергии человека столь низок, что он даже не способен вспомнить, чему научился через правую сторону, не говоря уж о левой. Специфика нашего осознания такова, что правая сторона всегда доминирует над левой. Вся доступная энергия прежде всего используется, во-первых, для регистрации, а во-вторых, для вспоминания опыта, полученного на правой стороне. И только остаток энергии используется левой стороной.
При той системе обучения, которая используется сегодня, учеников очень редко вводят в состояние повышенного осознания просто потому, что слишком дорого обходится время, необходимое позднее для вспоминания. С самого первого дня подготовки ученикам дают наставления, которые позволяют им естественным и спонтанным образом переходить в повышенное осознание. Хотя вначале такие переходы крайне мимолетны, вскоре ученик начинает обретать умение в этом искусстве. По мере роста способности ученика входить в состояние повышенного осознания, растет сложность и глубина даваемых ему инструкций.
Новый метод имеет два существенных преимущества. Во-первых, ученик с самого начала учится справляться с собственным осознанием, а во-вторых, не теряется время на длительное вспоминание.
Таков краткий набросок подхода Новых Видящих, который был разработан ими на основе знания, унаследованного из традиции Толтеков. Работа Новых Видящих только-только начала приносить первые плоды, когда Христианская Церковь направила все свои усилия на искоренение язычества.
Гонения сами по себе события безрадостные, но, тем не менее, они предоставили Новым Видящим беспрецедентную возможность отточить свои вновь открытые умения. Ошибки и неуклюжие техники приводили к пыткам и смерти в руках гонителей. Тех, кто медленно учился или кто просто был недостаточно искусен, смерть настигала быстро. Это был самый бескомпромиссный период в истории Толтеков. Хотя безжалостные правила игры и помогли воинам отточить свое мастерство, последствия гонений были столь опустошительны, что вынудили Толтеков принять некоторые далеко идущие решения.
На протяжении последующих веков лидеры Толтеков по всему миру, стремясь выжить, вынуждены были разделиться. Так, рано или поздно каждый лидер отделял свой отряд воинов от других отрядов. Это был радикальный ход, который привел не только к образованию различных линий, но и обусловил, впервые в истории Толтеков, изолированное развитие знаний.
Такое решение и его последствия стали известны как Доктрина Независимого Развития. Эффект этой доктрины можно наблюдать и поныне, ведь даже сегодня отряды Толтеков существуют уединенно, вдали от посторонних глаз. За исключением телепатической связи, существующей между лидерами Толтеков, иной связи между отрядами нет. Однако характер этой связи столь тонок, что стороны телепатического контакта не могут установить личность или физическое местопребывание друг друга.
Сейчас следует разъяснить еще один аспект знания Толтеков, чтобы охватить историческое развитие традиции Толтеков в целом. Новый метод обучения, которым пользуются сегодня, имеет дополнительное важное преимущество: он подходит для подготовки учеников, относящихся к так называемым "новым типам", что воплощаются в наше время. Я упоминаю об этом факте лишь ради удовлетворения любопытства читателей, поскольку он совершенно не касается подавляющего большинства учеников.
Люди, относящиеся к этим "новым типам", сегодня встречаются чрезвычайно редко. Они являются Толтеками, прошедшими в прошлых воплощениях крайне специализированную подготовку, и сила, которой они обладают, имеет совершенно иную природу. Таких Толтеков называют Воинами Третьего Внимания.
Дабы избежать путаницы в дальнейшем, стоит разъяснить один момент. Может показаться, что все Толтеки одинаковы, но это не совсем верно. Толтеки, в зависимости от своего уровня подготовки, подразделяются на три категории. Эти категории Толтеков называют дворами. Первый, внешний двор, состоит из Воинов Первого Внимания; второй, внутренний двор, сформирован из Воинов Второго Внимания; третий двор - Святая Святых -это Воины Третьего Внимания.
Эти три двора не следует путать с тремя стадиями развития воина, которые называют соответственно охотник, воин и человек знания. Строго говоря, эти три стадии связаны с дворами лишь частично. Так, по мере прохождения через эти три стадии, ученик прежде всего становится Толтеком Первого Внимания, и только после этого переходит на уровень Второго Внимания, а затем и Третьего.
Обычно подобную подготовку невозможно пройти за одну жизнь. Поэтому Толтеки по всему миру продвигаются в своем развитии постепенно, хотя всегда были такие, кто продвигался быстрее других. Эти индивидуумы неминуемо становились лидерами даже среди Толтеков. К примеру, Древние Видящие были в основной массе Воинами Первого Внимания, но лидерами среди них были Воины Второго Внимания, которые и определяли направление дальнейшего развития. Новые Видящие были в действительности Воинами Второго Внимания, а лидерами у них были те, кто начал овладевать Третьим Вниманием.
Лучше разобраться в этих трех категориях, или дворах, поможет рассмотрение всех стадий подготовки ученика в целом.
Каждый ученик начинает свое обучение в нормальном осознании, которое называют Первым Вниманием, так как учение этого уровня доступно любому человеку. Это уровень, буквально, обычного человека с улицы, и он включает в себя как теорию, так и практическое применение базовых концепций, связанных с обретением личной силы.
Такая подготовка охватывает все аспекты традиции Толтеков, известные как учение для правой стороны. Усвоить его сравнительно легко, поскольку оно предназначено для рационального разума. Этот раздел учения также называют Путем Охотника. Освоение инструкций этого раздела вместе с умением вызывать движение точки сборки дает ученику право называться Воином Первого Внимания.
Параллельно с такой подготовкой изучается раздел учения, посвященный повышенному состоянию осознания, или, иными словами, Второму Вниманию. Работая с этим разделом, ученик вынужден постоянно смещать точку сборки в левостороннее осознание и пересматривать в этом состоянии изученное в обычном осознании.
На этом этапе работы ученик осваивает концепции сталкинга, сновидения и намерения. Такая подготовка охватывает все знание, известное как Путь Воина, и в целом готовит ученика для более углубленной работы.
Успешное продвижение на Пути Охотника и на Пути Воина приносит знание, которое по праву обеспечивает его обладателю титул Воина Второго Внимания. Если вдобавок к этой сфере работы воин также способен видеть произвольно, тогда он считается Толтеком, и как мы помним, этот термин означает - видящий или человек знания.
С этого мгновения воин больше не нуждается в инструкциях как таковых, поскольку все открывается силе его внутреннего зрения. Однако, хотя присуждение статуса Толтека на этом этапе развития воина и широко использовалось в прошлом Новыми Видящими, такая практика на самом деле не является корректной. Согласно традиции, этот статус может быть присвоен видящему, который принял ответственность за руководство своими людьми.
Достигнув такого уровня развития, воин уже сам становится мастером, а потому следующий этап его подготовки не содержит инструкций в привычном понимании этого слова. Правильнее будет сказать, что он получает наставления, ведущие его к полному раскрытию силы и ответственности - неотъемлемых качеств волшебного существа вселенной.
На этом этапе Толтеки имеют дело со знаниями, что касаются главным образом измененных состояний восприятия и их использования, а также работы в иных мирах и взаимодействия с обитателями этих миров. Кроме того, именно на этом этапе воины учатся исполнять свои функции в Толтекском отряде и получают инструкции по замыслу и предназначению отряда и группы, к которым принадлежат.
Если во время начальной подготовки воин работает преимущественно над развитием индивидуальности, то на последующих этапах он имеет дело с концепцией групповых усилий. В основе ее лежит разумное сотрудничество в руководстве расой и ответственность человека перед другими формами жизни, населяющими эту планету. Освоение этого раздела учения и означает Путь Толтека. Это вершина Толтекского Пути, и ее достижение приводит воина к перекрестку, который известен как Предельный Выбор.
Предельный Выбор заключается в необходимости выбрать один из двух путей, которые открываются Толтекам, достигшим этой точки в развитии своей силы. Один из путей называют Путем Свободы, другой - Путем Высокого Приключения. Второй путь являет собой огромное искушение для воинов, ведь это яркий и притягательный путь, предлагающий своим последователям ослепительную, пьянящую силу. Однако она не ведет воинов к свободе.
Последователи Пути Высокого Приключения развивают Второе Внимание до пределов его потенциала, что позволяет им пользоваться помощью неорганических сущностей, трансформировать человеческое тело и даже замедлять процесс старения, достигая тем самым относительного бессмертия.
С другой стороны, те воины, которые, избежав одержимости чарами Второго Внимания, выбирают отвернуться от этих чудовищных сил, продолжают свой поиск. Со временем они достигают нового уровня осознания, который называется Третьим Вниманием. Эти воины идут Путем Свободы и известны как Воины Третьего Внимания.
Воины Третьего Внимания всегда остаются со своим отрядом и продолжают исследовательскую работу, которую трудно описать словами, так как она включает в себя проецирование ментальных шаблонов и манипуляцию осознанием и восприятием за пределами нормального человеческого постижения. Эту работу можно описать лишь как деятельность исключительно групповой ориентации, но не в привычном смысле этого слова. Достаточно будет сказать, что хотя Воины Третьего Внимания в своей работе очень долгое время отталкивались от идеи, что их. сила не дает им права вмешиваться в дела, где их вмешательство не требуется, тем не менее они всегда охотно принимали на себя задачи от Тех, кого они называли Хранителями Расы.
Как уже упоминалось, сегодня мир достиг ключевого перекрестка своей эволюции. Традиция Толтеков переживает тот же кризис, поскольку вызов, с которым столкнулся весь мир, идентичен вызову, стоящему перед Толтеками. Сегодня Воины Третьего Внимания признают необходимость отбросить Доктрину Независимого Развития, чтобы эволюция Толтеков продолжалась в гармонии со всеобщим законом и чтобы Толтеки вновь заняли свое законное место в обществе. Толтеки должны воссоединиться и объединить знания и силу ради исполнения своего истинного замысла в раскрытии планетарного предназначения.
Аналогичным образом, во имя мира и процветания на планете, человечеству следует отбросить свое сектантство, расизм и отделенность, приняв вместо этого на вооружение всеобщую политику, позволяющую объединить людей по всему миру, собрать воедино все знания, направляя их в единое русло общечеловеческих устремлений.
Это вовсе не означает, что необходимо создать единое правительство или единую мировую религию. Но человечеству следует признать взаимосвязанность и взаимозависимость всего живого и всех истинных знаний. Ведь человечество едино, и истина одна. Отделяет и обосабливает, вызывает непонимание и ненависть лишь человеческая неспособность признать факт существования иных систем отсчета помимо той, за которую догматически цепляется человек.
Если бы человек остановился и задумался на секунду, что, возможно, мир не такой, каким он привык его видеть, то понял бы: многообразие религиозных течений и политических идеологий вовсе не означает, что кто-то прав, а кто-то нет. Он бы осознал, что такое многообразие отражает многогранность всеобщей истины. Вместе с этим осознанием пришло бы понимание необходимости всех граней для полного раскрытия единой истины. При этом концепция всеобщего братства перестала бы выглядеть такой идеалистической и недостижимой.
Толтеки всегда знали, что любое понимание зависит от используемой системы отсчета. Как только меняется система отсчета, меняется и наше восприятие мира, а значит, и восприятие истины. В конце концов, единственной истиной, которую стоит защищать и к которой стоит стремиться, является всеобъемлющее восприятие, порожденное текучестью точки сборки - текучестью, которая необходима для достижения тотального осознания. Это особое знание - дар Толтеков человечеству, ведь в опыте Толтеков сокрыта надежда человечества на будущий мир и процветание.
Как показывает опыт, такой мир не может быть навязан политическими договорами, базирующимися на пустых обещаниях. Длительный мир может быть построен лишь в случае, если он принят всеми сообща и основан на всеобщем понимании взаимосвязанности и взаимозависимости всего живого.
Безусловно, эта концепция далеко не нова, да и человечество рассуждает о всеобщем братстве тысячи лет. Однако пока человек продолжает догматично цепляться за идею, что реальность физического плана является единственно существующей системой отсчета, он всегда будет пытаться убедить своих собратьев принять его взгляды, его верования, его идеологии как единственно верные.
Христианская Церковь - прекрасный тому пример. Хоть и был всего лишь один Христос, который принес миру одну единственную весть, сегодня в мире существует так много конфессий и сект Христианской Церкви, что в голове не укладывается. И вдобавок каждая из них претендует на обладание единой истиной. В этом отношении остальные мировые религии не намного лучше, особенно это касается движений Нью Эйдж и эзотерических школ. Любой искатель истины сегодня попадает под настоящий обстрел самыми фантастическими заявлениями различных движений и отдельных личностей, которые бессовестно пользуются замешательством людей, не знающих, куда им идти и чему следовать.
В свете происходящего с религиозными организациями вовсе не удивительно, что ученые всего мира в большей или меньшей степени чуждаются различных этико-религиозных верований. Но и здесь Толтеки могут оказать науке неоценимую помощь. Их знания о человеческой душе и ее отражениях во вселенной и природе основываются вовсе не на хаотических предположениях или предубеждениях. Если бы ортодоксальные ученые пожелали, знание Толтеков можно было бы изучить и систематизировать с научной точки зрения.
Сказанное справедливо и для медицины, но опять же, можно понять, когда ортодоксальная медицина с негодованием отзывается о жульнических фокусах, которые, к сожалению, зачастую преподносятся под именем нетрадиционной медицины. Здесь я не утверждаю, что нетрадиционная медицина не заслуживает уважения, проблема лишь в том, что слишком много невежественных людей считают себя лекарями.
Если бы человечество хотело принять взаимосвязанность всего живого хотя бы в качестве рабочей гипотезы, тогда и образование претерпело бы столь необходимые перемены. И это позволило бы обеспечить последующие поколения знаниями, которые требуются для удовлетворения надлежащим образом нынешних и будущих потребностей мира.
Сегодня весь мир должен обратить свои взоры на малопонятную сироту мира, которую называют Южно-Африканской Республикой. Эта странная земля смешанных народностей, разнообразных верований, конфликтующих политических идеологий и социально-экономических разногласий долгое время продвигалась на ощупь во тьме человеческих неудач и разочарований. Но именно в этой тьме она начала обретать надежду, воспламененную идеей всеобщего согласия и концепцией взаимозависимости всего живого.
В этой республике будет рожден абсолютно новый порядок человеческого общества, основанный на толерантности и взаимном согласии. Он возникнет благодаря людям, постигшим наконец важность каждого индивидуума как частицы, необходимой для благополучия целого. К 2000 году именно на ЮАР будут взирать как на образец во всех вопросах, касающихся гуманности.
Южная Африка, пройдя через практику крайней отделенности, лицом к лицу столкнулась с замыслом, присущим идеям братства и мировой доброй воли. На достижение такого результата направляли свои усилия Хранители Расы в течение минувших нескольких десятилетий. Поэтому именно в этой стране Толтеки начнут работу по воссоединению и восстановлению своей ведущей роли в мировом мышлении.
На этом мы завершаем обзор исторического развития знания Толтеков с незапамятных времен и до сегодняшнего дня. Надеюсь, что читатель обрел как минимум некоторое представление о тех декорациях, на фоне которых мы будем рассматривать работу Толтеков, идущих Путем Знания.
Охарактеризовать Путь Толтеков в двух словах очень тяжело, но в то же время можно сказать, что в корне своем этот путь является Путем Силы и Путем Свободы. Это Путь Силы, поскольку, во-первых, на этом пути мы учимся обретать силу, позволяющую нам выявить свой скрытый потенциал, а во-вторых, мы учимся использовать этот потенциал для развития в себе могущественных сил осознания и восприятия. Постижение тайны восприятия помогает нам в полной мере раскрывать свою силу и учит привносить в мир гармонию и процветание.
Также это и Путь Свободы, поскольку на нем мы учимся тому, что у нас есть выбор. Мы можем, если пожелаем, оставаться жертвами судьбы и упрямо цепляться в свою единственную картину мира. Или же можем расширять свое осознание, охватывая все доступные человеку восприятия, и таким образом воссоединиться со своей судьбой. А воссоединившись со своей судьбой, мы в некотором роде поднимаемся над ней, обретая так некую свободу.
Толтеки учат, что каждый из нас обладает правом и способностью сделать свое веление велением Орла, ибо таков Дар Орла человеку. Однако редко кто действительно осознает, что для принятия этого воистину бесценного дара нам необходимо лишь знание и энергия, позволяющая сдвинуть точку сборки.
В этом отношении те из нас, кто посвятил себя преданному служению Хранителям Расы, кто помогает развиваться всему живому на этой планете, готовы вести человечество. Толтеки готовы предоставить все свои знания в распоряжение мира, чтобы человечество смогло наконец извлечь пользу из своего законного наследия. Слишком долго Толтеки вынуждены были выступать в роли хранителей этого наследия, и, как таковые, вынуждены были нести тяжкое бремя ответственности за свой народ. В прошлом это было действительно необходимо, но сегодня уже нет. Человечество достигло совершеннолетия, наступило время принять на себя ответственность за мирное и успешное продвижение всеобщей эволюции на этой волшебной планете.
Толтеки сыграют свою роль в открытии человечеству подлинной сути этого наследия, и многие древние тайны будут раскрыты. Эта книга - лишь первый шаг. Воистину для человечества наступил час силы. И в этот час оно должно ухватить мимолетное мгновение шанса - шанса, который нельзя упускать, если мы рассчитываем вступить во владение своим наследием волшебного существа вселенной, наследием, которое принадлежит человеку по праву его божественного рождения.
Да свершится все согласно Божественному Закону. Да исполнится древнее пророчество.
ЧАСТЬ ВТОРЯ
ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ КОНЦЕПЦИИ
ЛИСА
Воин признает существование высших сил, направляющих его, равно как и других существ. Силы эти диктуют обстоятельства как жизни, так и смерти.
ГЛАВА ВТОРАЯ
СВОЙСТВА СЛОВ
"Чтобы поведать истину, нужны двое - рассказчик и слушатель".
ГЕНРИ ДЭВИД ТОРО
Как я уже упоминал во введении к этой книге, лишь рассматривая учение Толтеков в его собственном контексте, в присущей ему системе отсчета, можно надеяться постичь его. На языке Толтеков подобная система отсчета называется картиной мира и зависит от положения точки сборки человека, которое при определенных обстоятельствах можно изменять, вызывая тем самым формирование иной картины мира. Обычно точка сборки жестко закреплена, что позволяет человеку пользоваться лишь одной системой отсчета, в соответствии с которой он привычным образом трактует все обретаемые знания и опыт. Поэтому прежде чем переходить к изложению сути учения, необходимо представить некоторые фундаментальные концепции и дать основные определения.
Первая концепция, подлежащая рассмотрению, касается слов и их использования. Наш взгляд на мир в целом и на знание в частности, зависит от того, как мы понимаем и используем слова. Следует подчеркнуть, что слова, независимо от того насколько тщательно они подобраны, всегда служат покровом истины. Значение этого факта переоценить невозможно. Но вновь и вновь человек спотыкается о слова и только потому, что не рассматривает их как символы, коими они являются на самом деле. В результате он слышит и читает слова исключительно в контексте своей социальной обусловленности.
ОШИБКА ЧЕЛОВЕКА СОСТОИТ В НЕПРЕРЫВНОМ ПОИСКЕ ОБЪЯСНЕНИЙ, ПОДДЕРЖИВАЮЩИХ ЕГО ОБРАЗ МЫШЛЕНИЯ, ЕГО КАРТИНУ МИРА.
Когда дело касается использования слов и стремления видеть их в истинном свете, следует учитывать существование трех разновидностей плохих привычек, которым человек попустительствует снова и снова.
СТАЛКИВАЯСЬ С ЧЕМ-ЛИБО, ВЫХОДЯЩИМ ЗА РАМКИ ПРИВЫЧНОГО, ЧЕЛОВЕК, В ЗАВИСИМОСТИ ОТ СВОЕГО ХАРАКТЕРА, ВСЕГДА СКЛОНЯЕТСЯ К ОДНОМУ ИЗ ТРЕХ ТИПОВ ПЛОХИХ ПРИВЫЧЕК:
ФАНАТИК ИГНОРИРУЕТ СЛУЧИВШЕЕСЯ И ПРИТВОРЯЕТСЯ, БУДТО НИЧЕГО НЕ ПРОИЗОШЛО.
ЛИЦЕМЕР ПРИНИМАЕТ СЛУЧИВШЕЕСЯ БУКВАЛЬНО И ВЕРИТ, ЧТО ПОНИМАЕТ ВСЕ.
ГЛУПЦА СЛУЧИВШЕЕСЯ СТАВИТ В ТУПИК. НЕ ЗНАЯ, ПРИНЯТЬ ПРОИЗОШЕДШЕЕ ИЛИ ОТБРОСИТЬ, ОН СТАНОВИТСЯ ОДЕРЖИМЫМ СВОИМИ ВОПРОСАМИ.
Если читатель стремится понять учение Толтеков и извлечь пользу из него, необходимо старательно избегать вышеперечисленных привычек, заменяя их подходом воина.
КОГДА ВОИН СТАЛКИВАЕТСЯ С ЧЕМ-ТО НЕОБЫЧНЫМ, ОН ВЕДЕТ СЕБЯ ТАК, СЛОВНО НИЧЕГО НЕ ПРОИСХОДИТ, ПОСКОЛЬКУ НЕ ВЕРИТ НИ ВО ЧТО ВО ИМЯ САМОЙ ВЕРЫ. ХОТЯ ВОИН И ПРИНИМАЕТ БУКВАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ
ПРОИСХОДЯЩЕГО, ОН ВСЕ ЖЕ ИГНОРИРУЕТ ЕГО, ИБО ЗНАЕТ, ЧТО МИР НЕ ТАКОЙ, КАКИМ КАЖЕТСЯ. ПОЭТОМУ ВОИН ВЕДЕТ СЕБЯ ТАК, СЛОВНО КОНТРОЛИРУЕТ ПРОИСХОДЯЩЕЕ, ДАЖЕ ЕСЛИ САМ ОН СОВЕРШЕННО СБИТ С ТОЛКУ, ВЕДЬ ПОСТУПАЯ ТАК, ОН ИЗБЕГАЕТ ЗАМЕШАТЕЛЬСТВА, ВЫЗВАННОГО ОДЕРЖИМОСТЬЮ.
Давайте теперь рассмотрим, как это работает на примере истории Толтеков, изложенной в первой части книги. Фанатик посчитает эту историю фантазией и проигнорирует ее. С другой стороны, лицемер примет ее буквально и отнесется к ней как к библейской истине. А тяжкие раздумья о том, что же из изложенного выглядит правдоподобным, а что нет, приведут к одержимости вопросами такого рода, что ответы на них будут порождать мириады других вопросов. Пускаться в бег по кругу бесконечных вопросов - бесполезное занятие, достойное лишь глупцов.
Воин подходит к любым словам с совершенно иным настроем, так как хорошо знаком с их обманчивой природой и помнит, что слова служат покровом истины. Поэтому воин читает и слушает слова в их буквальном значении, но при этом ни на миг не верит, что сами по себе слова и являются той истиной, которую он ищет. Воин знает, слова вмещают истину, подобно тому, как чашка вмещает воду. Очевидно, нет равенства между чашкой и содержащейся в ней водой, как нет равенства между буквальным значением слов и истиной, в них содержащейся.
Давайте рассмотрим в качестве примера такой термин, как "энергетическое поле". Невозможно принять этот термин в буквальном значении, однако мы должны принимать его именно так, поскольку в этом случае мы способны оперировать знанием, сокрытым за его значением.
Термин "энергетическое поле" вызывает в рациональном разуме образ какого-то излучения, это может быть свет, цвет, магнетизм, электричество, осознание или любой другой вид излучения. Несомненно, подобное поле является трехмерным, хотя сам термин ничего не говорит об этом и не указывает на форму поля. Возможно, она радиальная, продолговатая, нитевидная, сферическая. В самом термине нет информации ни об источнике энергии, ни о характере ее воздействия. Мы даже не знаем, линейное ли движение этого поля или, может, пульсирующее или возвратно-поступательное. Короче говоря, нам неизвестен замысел этой энергии, а потому мы и не знаем, следует ли уделять ей внимание. Более того, не знаем, будет ли это "энергетическое поле" восприниматься иначе в другой системе отсчета.
Разумеется, этот термин весьма удобен при формулировании наших знаний, но в сущности он абсолютно неадекватен для описания того, что видящий способен постичь в одно единственное мгновение. В действительности можно написать целую диссертацию о том нечто, что открылось видящему во всей полноте лишь за миг восприятия. Затем можно написать еще одну диссертацию для доказательства увиденного, потом еще одну на тему его значимости, и много-много других о его происхождении, применении и т.д. и т.п. Но даже после того как читатель всех этих трудов прорвется через паутину бесконечных описаний и рассуждений, он не сможет с уверенностью сказать, чем же на самом деле является это энергетическое поле, ведь он никогда его не видел и не испытывал его воздействия.
Если бы воин вынужден был прибегать к такому способу познания, он, подобно обычному человеку с улицы, заблудился бы в лабиринте бессмысленных слов. Но рассматривая и используя слова в качестве символов увиденного, воин приходит к пониманию, что слова являют собой лишь трамплин к подлинному знанию, ключи от дверей в новый необъятный мир восприятия.
Вот почему воин принимает все в буквальном значении, но не верит ни во что. Это значит, что воин игнорирует буквальное значение слов, так как знает, что слова - лишь покров, но воин не игнорирует сами слова, ведь ему хорошо известно, что правильное использование слов направит его к знанию, сокрытому за покровом.
Также утверждают, что воин никогда не верит ни во что во имя самой веры, ибо знает, что мир не такой, каким кажется. Поэтому, слушая или читая слова, воин знает, что он вбирает в себя слова, которые должны быть разгаданы, или точнее говоря, выведаны.
Такое выведывание называют также работой со звучанием. Работа со звучанием представляет собой скорее акт сердца, чем разума. При этом человек учится улавливать то особенное ощущение, которое лучше всего описать как слушание того, что звучит верно. Постепенно он начинает полагаться на него все больше.
Прислушиваясь к этому ощущению, воин воспринимает неимоверный поток знания, о существовании которого он зачастую даже и не подозревал! Но всегда именно в этот момент вламывается рациональный разум с криком, что все это лишь плод воображения. Вот тут и проявляется тонкая грань различения, различения, которое по праву сравнивают с обоюдоострым мечом. Различение способно помочь воину как достичь ясности, так и разрушить новообретенное знание.
Воин ведет себя так, будто контролирует происходящее, даже если сам совершенно сбит с толку, ведь признать исходящее из сердца ощущение знания, а затем довериться ему -наиболее пугающая вещь для рационального разума, осознающего, что его власть пошатнулась. Естественно, воин испытывает страх перед возможностью стать чересчур иррациональным и утонуть в трясине фантазий. Единственный путь в обход этого страха состоит в том, чтобы действовать так, словно все под контролем, ведь как ни парадоксально это звучит, но это наиболее эффективный способ успокоить рациональный разум.
Следует подчеркнуть один момент: так называемое воображение - это не просто способность разума формировать образы, но и гораздо, гораздо большее. Прописной истиной является факт, что простой рисунок ценнее миллиона слов! Архитектор способен представить строящееся здание в нескольких чертежах, а трехмерная модель - еще нагляднее. Сегодня такие модели с легкостью можно создавать при помощи компьютерной графики, но наше воображение работает лучше, быстрее и гибче.
Конечно же, такая модель не является завершенным строением на физическом плане, как и мысленный образ знания не является опытом, доказанным на физическом плане, но и в том, и в другом случае воображение ведет к конкретизации. Отнесись Белл к мысленному образу телефона как к фантазии чистой воды, он бы так никогда и не сумел изобрести настоящий телефон! Посчитай видящие увиденное ими движение точки сборки фантазией, воины и поныне не могли бы смещать свою точку сборки, а Толтеки, подобно всем прочим, оставались бы запертыми в рамках одной системы отсчета.
ВОИН ДОЛЖЕН ВЕРИТЬ, ИБО ВЕРА ЯВЛЯЕТСЯ НЕОТЪЕМЛЕМЫМ УСЛОВИЕМ ЕГО СУЩЕСТВОВАНИЯ.
Любому человеку чрезвычайно трудно принять концепцию, что слова суть не что иное, как символы сокрытого знания. В попытках усовершенствовать всеобщую картину мира языковеды трудились многие столетия, определяя и переопределяя слова, дабы каждое слово имело четкое значение в определенном контексте. И в результате слова обрели большую значимость, чем знание, которое они изначально должны были передавать.
Сегодня об образованности каждого человека судят скорее по тому, как он говорит, а не по тому, чту говорит. Слова стали важнее самого знания, а теория заняла привилегированное положение в жизни людей. Могущественная роль слов в картине мира современного человека и влияние его речи на мир не может не изумлять. Говорят, после каждого произнесенного слова вселенная меняется и уже никогда не будет такой же, как прежде. Но еще важнее то, что каждое произнесенное слово делает картину мира человека все более и более определенной, а следовательно, и более жесткой.
Как только человек сталкивается с чем-то новым или с чем-то, что он не в силах постичь рациональным разумом, он немедленно принимается описывать и объяснять это при помощи слов. И ко времени окончания своих объяснений, все произошедшее займет удобное, а главное, безопасное место в его картине мира. Такова сила и ловушка слов.
Воин не может избежать использования слов, но он способен избежать попадания в их ловушку. И он достигает этого, во-первых, сводя использование слов к минимуму, а во-вторых, предельно тщательно отбирая используемые слова. Воин знает, все объяснения и описания зависят только от выбранной системы отсчета, а поскольку все системы отсчета непостоянны, он не придает большого значения объяснениям как таковым. Воину известна истинная ценность объяснений. Ведь для более детального рассмотрения какого-либо объекта его буквально вырывают из присущего ему контекста. С этого мгновения любая информация, касающаяся объекта, будет искаженной и в большинстве случаев совершенно неточной.
Единственно эффективным способом обойти ловушку слов является так называемая практика не-делания. Отказываясь воспринимать слова в их буквальном значении и помня о том, что слова - лишь символы знания, покровом которому они служат, их можно использовать безопасно. На самом деле, слова ценны лишь тем, что позволяют нам мыслить более широко и глубоко. Слова представляют собой инструменты, при помощи которых мы можем помочь окружающим исследовать непознанное, и в этом отношении они действительно очень важны, но на этом их ценность заканчивается. Более того, необходимо помнить: способность слов открывать знание зависит от умения слушателя использовать слова и основывается на его понимании ценности слов.
Каков же должен быть подход человека к использованию слов? Этот вопрос исследовался достаточно глубоко на предыдущих страницах, но следующий афоризм способен добавить еще немного ясности.
ВОИН НЕ РАЗДЕЛЯЕТ НАИВНУЮ ВЕРУ ЧЕЛОВЕКА В ТО, ЧТО МИР ЯВЛЯЕТСЯ ИМЕННО ТАКИМ, КАКИМ ЕГО ОПИСЫВАЮТ СЛОВА. ВОИН ЖИВЕТ ВЫЗОВОМ, И СЛОВА ДЛЯ НЕГО - ЕЩЕ ОДИН ВЫЗОВ, НИ БОЛЬШЕ НИ МЕНЬШЕ.
Чтобы опознать вызов, заложенный в словах, воин должен безупречно прислушиваться к их звучанию, контексту и, самое важное, к подтексту. Подлинная ценность слов заключена в том, что подразумевается под ними, а не в абсолютных значениях слов, которые они несут по определению. Обычно воин способен видеть истинное знание, сокрытое в словах человека, и не столько посредством самих слов, сколько благодаря их подтексту. Очень часто глубокий смысл можно извлечь из не произнесенных человеком слов, то есть из вопросов, которые он осознанно или неосознанно обошел стороной.
Упражняясь в чтении между строк и в слушании невысказанного, воин начинает видеть. Следует пояснить, что видение не является чем-либо визуальным по своей сути. Видение - это прямой поток знания, идущий от оратора к слушателю, от объекта к наблюдателю. Видящие объясняют этот процесс в терминах настройки энергетических полей, и формально это верно, однако начинается все с признания воином факта, что единственное предназначение слов -выступать вспомогательными инструментами общения. Изначально слова были вполне безвредны, затем они стали орудиями для определения взаимоприемлемой картины мира, и в конце концов превратились в оружие, посредством которого одни люди доминируют над другими и даже над целыми народами. Однако ни одного видящего нельзя подчинить силой слов, а уж тем более невозможно удержать его в рамках жесткой системы отсчета или картины мира.
Все видящие начинают одинаково. Задавшись целью разрушить фиксацию точки сборки, ученик начинает ставить под вопрос все и вся, но не для проверки истинности своего восприятия, а в стремлении обнаружить что-то ранее не замеченное. Таково единственное настоящее отличие видящего от ученого, тем не менее результаты их исследований в высшей степени различны.
Ученый стремится доказать все, что согласуется с его жесткой системой отсчета, а потому приходит к результатам, которые говорят об истинности или ложности неких гипотез, предпосылок, фактов. Видящий, с другой стороны, не пытается ничего доказывать, а вместо этого стремится найти способ использовать то, чему он стал свидетелем.
Поскольку ученый вынужден придерживаться абсолютных величин, для него важно отыскать доказательства своих знаний в рамках собственной фиксированной системы отсчета. Видящий, признавая изменчивость вселенной, в которой абсолютные величины не имеют никакого смысла, стремится лишь к использованию сил вселенной, не утруждая себя поиском объяснений. Видящий знает, что объяснения и толкования целиком зависят от выбранной системы отсчета, и таким образом никак не воздействуют на те силы, которые он стремится использовать.
Прекрасным примером этого служит использование воображения. Ни один ортодоксальный ученый не потерпит обвинений в том, что его теории - плод воображения. Видящий же не беспокоится за свой образ в глазах окружающих, а потому стремится отыскать наилучший путь использования воображения - волшебного свойства человеческого разума.
"Ученый интеллектуал" будет целыми днями или даже годами агонизировать в попытках доказать или опровергнуть истинность своих теорий. Но видящий не заботится о подобных доказательствах, поскольку единственное нужное ему доказательство - это знание того, работает теория или нет. Сегодня никто - ни ученый, ни видящий - не может доказать существование точки сборки, но работая с ней, смещая ее, видящий способен совершать вещи, невозможные для ученого. Для видящего само использование точки сборки является достаточным доказательством ее реальности. С научной точки зрения плодом воображения видящего можно назвать саму точку сборки, но никак не результаты ее использования!
Основное различие между ученым и видящим кроется в их отношении к миру и человеку. В представлении большей части ученых все непознанное рано или поздно может быть объяснено в терминах фиксированной системы отсчета, посредством слов, формул и теорий. В целом, ученые взирают на мир и на человека как на нечто неизменное и закрепленное в рамках некой системы абсолютных величин, пусть даже саму эту систему они не вполне понимают. Таким образом, мир и человек выступает для ученого просто своеобразной интеллектуальной головоломкой.
Для видящего, напротив, человек и мир являются наиболее удивительным слиянием бесконечных перемен, чудом из чудес, в котором порядок возникает буквально из хаоса. Видящий смотрит на человека и на мир как на непостижимую загадку, которую ему никогда не удастся разгадать, ведь любое понимание базируется на жесткой системе отсчета, а безостановочное движение, калейдоскопические перемены и перестановки не поддаются логике.
Ученый надеется, что слова помогут ему свести человека и вселенную к известной интеллектуальной формуле. Видящий находит в словах, или точнее, в присущем им подтексте, возможность выразить свой восторг, свое восхищение поразительной необъятной загадкой, какой является как человек, так и мир. Результат таких отличий между ученым и видящим потрясает. Ученый ведет человека к стерильной жизни всевозрастающей скуки, видящий напоминает человеку о его безграничном наследии волшебного существа в захватывающей и непознаваемой вселенной.
Из-за страха непознанного человек невольно, но, тем не менее, сознательно променял вдохновение на скуку, приключения на безопасность. И слова - лучшее тому подтверждение. Человек скорее согласится прирасти к абсолютному и познанному, нежели отважится рискнуть испытать непознанное, поставив под сомнение весомость буквального значения слов.
Воин, который, прежде всего, является свободным существом, а также прирожденным первопроходцем и искателем приключений, всегда стремится отыскивать сокрытые за буквальным значением слов вызовы и загадки. В сердце своем он чувствует, ощущает и просто знает, что за каждым словом спрятан ключ к разгадке великой тайны. Поэтому воин уделяет пристальное внимание словам, прокручивает их в голове и так и сяк, выискивая всевозможные значения, вслушиваясь в подтекст. Для воина принять слова буквально - значит отправиться прямиком в ловушку пренебрежения и скуки, бесполезно и глупо потратить свое время и энергию.
В предыдущих абзацах речь шла о подходе Толтеков к использованию слов в целом. Однако так относятся к словам не только Толтеки. Ниже следует подборка цитат из творений нескольких авторов мирового масштаба, демонстрирующая, как каждый из этих мастеров пера использует слова в своем собственном уникальном стиле. Отношение к словам отобранных писателей и поэтов очень напоминает подход Толтеков. Поэтому выдержки из их произведений помогут читателю глубже разобраться, как следует подходить к словам, чтобы они раскрывали содержащуюся в них истину.
При изучении последующего раздела читатель в качестве упражнения в чтении между строк может попытаться определить, к какому из двух различных подходов склоняется тот или иной автор. Более глубоко эти два подхода будут рассмотрены позже, пока же достаточно заметить, что каждый человек естественным образом относится к одному из двух типов людей. Толтеки называют людей первого типа сновидящими, а второго - сталкерами.
Отношение сновидящего отличается некоторой серьезностью, акцент ставится на хорошее, красивое и таинственное. Подход сталкера, напротив, гораздо более веселый, иногда даже легкомысленный, он всегда делает акцент на истине, парадоксах, его отличает острый, временами язвительный, юмор. Чтобы определить оба типа, от читателя потребуются внимательность и сообразительность, ведь ни одно из высказываний не следует понимать буквально, так как за каждым словом и каждой фразой скрываются пласты глубинного смысла.
Иоганн Вольфганг Гете дал прекрасный совет по использованию слов, когда сказал:
"Деяние - все, репутация - ничто".
В этом простом выражении автор повторяет истину о том, как бы ни были красивы слова, они остаются пустыми до тех пор, пока не подкреплены конкретным действием. Действия всегда говорят сильнее слов. Он также утверждал:
"Теория, мой друг, суха, но вечно зеленеет древо жизни".
Ральф Уолдо Эмерсон сказал:
"Хорошей книгу делает хороший читатель".
Тем самым он подчеркивал важность мастерства читателя в работе со словами. Кроме того, он также заметил:
"Беседуй с разумом воистину простым, и литература будет для тебя лишь ловлей слов".
Эмерсон в своем высказывании показывает, насколько содержимое слов важнее, нежели сами слова. И словно эхом вторит ему Уильям Блейк:
Чтобы увидеть Мир в Песчинке И Небо в Полевом Цветке, Возьми в ладони Бесконечность И Вечность в часе умести.
Эти слова являются великолепным примером разума воистину простого, но в них сокрыто больше, гораздо больше. Первые две строки говорят о том, что мир вовсе не такой, каким кажется. Толтеки учат, что даже мельчайшие детали, на которые мы привыкли не обращать внимания, столь же важны, как и все остальное. Поэтому для воина песчинка - гораздо больше, нежели просто крупица песка, а полевой цветок раскрывает ему необычайные знания.
Последние две строки стихотворения Блейка - не просто красивые поэтические метафоры, а утверждения великой ценности. "Возьми в ладони Бесконечность" - это аллюзия на божественный потенциал человека. Истинная сущность человека не ведает границ, люди держат в собственных руках свое предназначение и свой потенциал. Последняя строка "И Вечность в часе умести" представляет собой описание закона, столь же верного, как и законы, открытые ортодоксальной наукой. В этой короткой фразе Блейк говорит о законе, который Толтеки называют сжатием времени.
Альберт Эйнштейн математически доказал, что время является отдельным измерением. Следует заметить, что с незапамятных времен Толтеки обладали этим знанием и применяли его на практике. Но все же учеными еще не разгадан скрытый смысл этого закона. Если говорить простым языком, время обратно пропорционально осознанию. Математически мы можем представить это следующим образом.
Если t - время, необходимое на выполнение определенной работы, и а - задействованный уровень осознания, тогда:
t=c/a
где с - константа.
Поэтому, если а стремится к бесконечности, то t стремится к нулю:
0=c/∞
На практике, чем выше уровень осознания, тем меньше времени требуется для постижения концепции или для выполнения работы. Именно это подразумевают, говоря, что воин сжимает время.
В продолжение нашего исследования свойств слов приведем цитату Генри Дэвида Торо:
"Чтобы поведать истину, нужны двое - рассказчик и слушатель".
Это очень точное высказывание, подчеркивающее не только важность разумного применения слов, но и необходимость их усвоения посредством различения. Как бы подтверждая тот факт, что истина всегда сокрыта за словами, Оскар Уайльд заметил:
"Истина редко бывает чистой и никогда - простой".
Однако Джонатан Свифт добавил, что слова, применяемые надлежащим образом, действительно служат признаком безупречного сталкера. Он сказал:
"Нужные слова в нужном месте - вот подлинное определение стиля".
Будто в подтверждение точки зрения Свифта, Стивен Спендер написал такие строки, прекрасно демонстрирующие технику истинного сталкера:
Я часто думаю о тех, кто был воистину велик -
Кто жизнь свою провел, за жизнь сражаясь,
Кто нес в своих сердцах зерно огня,
Кто солнцем был рожден и к солнцу шел,
А уходя, оставил за собой лишь воздуха свеченье,
Своей его отметив честью.
Здесь Спендер затрагивает многие вопросы, касающиеся происхождения человека, реинкарнации, работы Толтеков на протяжении тысячелетий. Однако подлинная суть этих строк превосходит задачи этой книги, здесь они были процитированы лишь в качестве иллюстрации мастерства сталкера при работе со словами.
Подобно всему во вселенной сами по себе слова не являются ни хорошими, ни плохими, они лишь отражают наше намерение. Так они могут передавать замешательство, скуку, умственную стерильность, или же могут нести в себе красоту, загадку и невыразимую истину. Парадокс слов заключается в том, что речь рождена человеческим разумом, но при этом корни ее - в сердце человека. Как и со всеми парадоксами, чтобы ответить на загадку сфинкса и обойти смертельную ловушку, нужно опереться как на разум, так и на сердце. Бернард Шоу сказал:
"Тот, кто слушает голос рассудка, - пропал! Рассудок порабощает всех, чей разум не в силах совладать с ним".
Будто предвидя, что это утверждение вызовет некоторые вопросы, Шоу поясняет его в других своих высказываниях:
"Рассудительный человек приспосабливается к миру, безрассудный - стремится приспособить мир к себе. Поэтому весь прогресс зависит от безрассудных людей".
И вновь мастерский сталкинг приносит нам волшебную крупицу мудрости. Развивая свою идею, непревзойденный Шоу делает вывод:
"Человек, обладающий здравым смыслом и хорошим вкусом, фактически является человеком, не обладающим ни оригинальностью, ни моральной смелостью".
В предыдущем высказывании Шоу в резкой форме указывает на истощающие эффекты социальной обусловленности и посредственности рассудка. Блез Паскаль в свойственной ему мягкой манере добавляет:
"У сердца свои мотивы, о которых рассудку ничего не ведомо".
И подчеркивая ценность присущего сердцу знания, Эмерсон дает человеку совет:
"Направь свою повозку к звездам".
Затем, возвращаясь к факту, что все подлинное знание находится в сердце, он говорит:
"Если мы шествуем дорогами мира в поисках красоты, нам следует нести ее в себе, иначе нам никогда ее не отыскать".
В следующем коротком стихотворении Блейк развивает эту идею и подчеркивает, что цепляться за что-либо вне самих себя в попытке обрести счастье или, если уж на то пошло, знание - совершенно бесплодное занятие.
Тот, кто Радость силой тянет, Жизни крылья подрезает. Кто ж к ней устами припадет, Полет свободный не прервет, В рассвете Вечности живет.
В конце концов, когда дело касается использования слов, подход воина могут прекрасно описать слова Уолта Уитмена:
"Заметь, я не читаю тебе нотаций и не занимаюсь мелкой благотворительностью - когда я даю, я отдаю самого себя".
В этом отношении воин использует то же мерило и для оценки потенциала в словах окружающих. Как метко подметил один из учеников:
"Некоторые люди ошибаются так искренне".
Оскар Уайльд выразил ту же идею следующим образом:
"Немного искренности - опасно, много - смертельно".
Надеюсь, после изучения вышеприведенных примеров читатель понимает, что воин подходит к словам так же, как и к любому иному вызову в своей жизни. Глупо воспринимать слова как нечто само собой разумеющееся или же применять их бездумно. Христос сказал:
"Не то, что входит в уста, оскверняет человека; но то, что исходит из уст, оскверняет человека".
Воин предельно внимательно относится, во-первых, к своей речи и, во-вторых, к словам окружающих. Всегда следует помнить, что слова открывают о человеке все, если, конечно, у слушателя есть уши, чтобы слышать, и он не пойман на крючок буквального значения слов.
Приведенные высказывания иллюстрируют как глупость, так и силу слов, как ложность, так и истинность, а в особенности их юмор. Слова - могущественное оружие в руках воина, и он относится к нему не только как к вызову, но и как к большой ответственности.
В современном человеке мало уважения к словам. По всему миру люди требуют, среди прочих вещей, и свободы слова. Но в то же время люди часто отказываются брать на себя ответственность за слова. В этом отношении нельзя не посмеяться вместе с Оскаром Уайльдом:
"Демократия означает лупцевание народа ради народа самим же народом".
Говорить - легко, и не менее легко - говорить с уверенностью. Люди настолько увлекаются собственными речами и речами окружающих, что позволяют себе гибнуть за эти речи. Но как точно выразился Уильям Теккерей:
"Умереть во имя веры не трудно. В истории любого народа есть такие люди. Жить во имя веры - вот что трудно".
Человек будет говорить все, что хорошо звучит. Но, произнеся что-то, он тут же поверит в сказанное - такова сила изреченного слова. На самом деле это и называют приверженностью взглядам. Воин же всегда следует совету Гете:
"Гений зреет в тиши, а характер закаляется в бурном течении людской жизни".
Внутреннее и внешнее безмолвие - вот путь к истинному знанию. А искусное обращение со словом - врата к свободе. Безмолвие и слово - суть две стороны одной монеты -общения. Причем неизреченное слово зачастую несет в себе гораздо больше смысла, нежели изреченное.
В конце концов, следует понимать, что, используя слова, воин находится в постоянном поиске знания. Однако обретение такого знания требует от воина высокого мастерства.
МАСТЕРСТВО ВОИНА ЗАКЛЮЧЕНО В УМЕНИИ ПОДДЕРЖИВАТЬ РАВНОВЕСИЕ МЕЖДУ СТРАХОМ И БЛАГОГОВЕНИЕМ.
Единственный способ овладеть таким умением состоит в развитии здорового чувства юмора. И Оскар Уайльд прекрасно понимал это, когда говорил:
"Все мы сидим в сточной канаве, но некоторые из нас смотрят на звезды".
В этом высказывании Уайльд прекрасно изобразил юмор, глупость, несгибаемое намерение и подход воина. Говорят, что слезы очищают душу, и хотя это действительно так, в жизни воина такого очищения не достаточно. Воин должен уметь смеяться, ведь смех приносит облегчение и снимает давление повседневных сражений. Гете прекрасно понимал, что означает быть воином, когда писал такие строки:
"Ты должен либо покорять и властвовать, либо терпеть поражение и прислуживать, страдать или ликовать, быть наковальней или молотом".
Когда дело касается глупости, то тут не обойтись без остроумия Бернарда Шоу, который умел великолепно смеяться над собой:
"Я никогда не борюсь с соблазнами, так как понял, что если что-то для меня вредно, то оно меня и не привлекает".
Глупость нашего собственного поведения - неиссякаемый источник веселья. Эдгар Аллан По выразил свое мнение о глупости не менее красноречиво:
"Все, что мы видим и чем кажемся - лишь сон во сне".
Этой короткой фразой Эдгар По колоритно описал отношение Толтеков к обычному человеческому восприятию мира. Люди смотрят на мир, испытывают какие-то ощущения, но как только точка сборки сдвигается достаточно далеко, возникает совершенно иной мир, который столь же реален и веществен, сколь и привычно воспринимаемый нами мир. Под воздействием такого опыта все наши будничные устремления кажутся не более чем глупостью.
Величайший автор всех времен и народов, Уильям Шекспир, сказал о глупости так:
Окончен праздник. В этом представленье
Актерами, сказал я, были духи.
И в воздухе, и в воздухе прозрачном,
Свершив свой труд, растаяли они.
Вот так, подобно призракам без плоти,
Когда-нибудь растают, словно дым,
И тучами увенчанные горы,
И горделивые дворцы и храмы,
И даже весь - о да, весь шар земной.
И как от этих бестелесных масок,
От них не сохранится и следа.
Мы созданы из вещества того же,
Что наши сны. И сном окружена
Вся наша маленькая жизнь.
К этим словам Шекспира Фрэнк Герберт добавляет:
"Я думаю о радости быть живым и сомневаюсь, смогу ли я когда-нибудь совершить прыжок к истоку этой плоти и познать себя таким, каким я был однажды. Исток - там. И хотя раскрыть его может любое мое действие, оно остается окутанным туманами будущего. Но все, на что способен человек, - мое. И каждое мое действие может совершить это".
Это одно из наиболее точных описаний настроения воина. Оно рассказывает о том, как воин относится к себе и к своей миссии в жизни, состоящей в разгадке тайны его истинной сущности. И несколько тише, практически в благоговейном трепете, Герберт, подобно воину, завершает свою мысль:
"Между богами и людьми не существует разделения -одни мягко и незаметно сливаются с другими".
Возможно, в конечном счете, никто и никогда не смог выразить словами настроение воина лучше Германа Гессе, написавшего:
"Я всей жизнью своей, всей душой, всей плотью убедился в том, что грех был мне необходим. Я нуждался в похоти, в стремлении к наживе, в тщеславии и в безмерном отчаянии, чтобы наконец сломить в себе сопротивление, научиться любить мир, не сравнивать его с неким воображаемым, желаемым миром, с выдуманным мною же самим совершенством, а предоставить ему быть таким, какой он есть, любить его, радоваться своей принадлежности к нему. Вот камень. Это камень, это и животное, это и Бог, и Будда. Я почитаю и люблю его не потому, что он когда-нибудь может стать тем или другим, а потому, что он давно уже есть всем и вечно будет всем. Я люблю его именно потому, что он -камень, что сегодня, сейчас, он представляется мне камнем".
Таков настрой воина. Такова безупречность его духа. Таков его вызов. Слова, написанные и изреченные, - лишь часть вызова.
ТИГР
Никто не может попасть в ловушку без своего согласия.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
ПРОСВЕТ К СВОБОДЕ
ЕДИНСТВЕННОЕ ПОРАЖЕНИЕ В ЖИЗНИ - ОТКАЗ ОТ СРАЖЕНИЯ.
Если взглянуть на жизнь обычного человека, то, прежде всего, поражает, насколько тоскливым и однообразным существованием в некотором смысле вынуждены довольствоваться люди. Человек рождается, вырастает, идет в школу, затем, возможно, в колледж или университет, находит работу, спутника жизни, создает семью, откладывает деньги на машину, дом, мебель, ездит в ежегодный отпуск, стареет и, наконец, умирает. Не может не удивлять то, как человеку удается при всем этом сохранять рассудок и быть даже более или менее удовлетворенным жизнью. Ну что ж, таков нынче удел большей части человечества.
В определенный момент своей жизни некоторые люди задают себе вопрос: "И это все, что может предложить жизнь?" Однако им редко удается отыскать ответ на него. Грустно, но не в силах найти разумного и практичного решения, они заставляют себя смириться с такой участью и пытаются извлечь максимум из того, что имеют.
ДЛЯ ОБЫЧНОГО ЧЕЛОВЕКА ЖИЗНЬ ЯВЛЯЕТСЯ СМУТНЫМ И ОДНООБРАЗНЫМ ЗАНЯТИЕМ - СУЩЕСТВОВАНИЕМ, КОТОРОЕ ХОТЬ И НЕ ЛИШЕНО НЕКОТОРЫХ РАДОСТЕЙ, НО ЗНАМЕНУЕТСЯ ЛИШЬ АПАТИЧНЫМ ПЕРЕХОДОМ ОТ ОДНОЙ АКТИВНОСТИ К ДРУГОЙ, А ВСЕ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ОБНАРУЖИТЬ, ЧТО СЧАСТЬЕ, КОТОРОГО ОН ИЩЕТ, ПОСТОЯННО УСКОЛЬЗАЕТ ОТ НЕГО. ЖИЗНЬ ТАКОГО ЧЕЛОВЕКА ОТЛИЧАЕТСЯ ОЩУЩЕНИЕМ ПУСТОТЫ И ПРИТУПЛЕННОЙ ЖАЖДОЙ ЗАПОЛНИТЬ ЭТУ ПУСТОТУ, НО, НЕ ЗНАЯ, К ЧЕМУ ЕГО ТЯНЕТ, ЧЕЛОВЕК ЗАМЕЧАЕТ, ЧТО В ЕГО СЕРДЦЕ ПОСЕЛИЛОСЬ ДАВЯЩЕЕ ЧУВСТВО ТЩЕТНОСТИ. И ОЧЕНЬ СКОРО ОН ВИДИТ, ЧТО ЖИЗНЬ УСКОЛЬЗАЕТ СКВОЗЬ ЕГО ПАЛЬЦЫ, РАСТРАЧЕННАЯ НА БЕССМЫСЛЕННЫЕ ТРИВИАЛЬНОСТИ ЛЮДСКОЙ МЕЛОЧНОСТИ.
Все мы начинаем жизнь как самые обыкновенные люди, но это не означает, что у нас нет возможности лепить свою жизнь по собственному усмотрению. Мы можем считать себя жертвами судьбы, но хотя от собственного предназначения не скрыться, всем нам дана способность подняться над судьбой. Каждому из нас дается возможность решить для себя, какой бы мы хотели сделать свою жизнь.
ПРОБЛЕМА В ТОМ, ЧТО ВСЕ МЫ РОЖДАЕМСЯ ГЛУПЦАМИ, ИБО ТАКОВЫ НАШИ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ.
В своей глупости мы ужасно гордимся, что являемся людьми. Мы требуем для себя привилегий и прав, поднимаем шум и обижаемся, если наши требования не выполняют. Однако взгляните на человека. Взгляните на то, как он поступает с планетой, со своими собратьями, с иными созданиями, что населяют землю вместе с ним. Взгляните на его глубинные эмоции и потаенные мысли. Люди много рассуждают по поводу этики и морали, но при этом утаивают такие чувства и мысли, что их яд и низость вызывают психическое загрязнение, которое во много раз разрушительнее любого физического загрязнения.
ХОТЯ ЧЕЛОВЕК И СЧИТАЕТ СЕБЯ ЛУЧШЕ ЖИВОТНОГО, ОБЫЧНО ОН ВЛАЧИТ БОЛЕЕ ЖАЛКОЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ, НЕЖЕЛИ ЛЮБОЕ ЖИВОТНОЕ.
Не удивительно ли при такой жизни, что все мы чувствуем себя жертвами? В основном мы живем так, как живем, потому что,
К СОЖАЛЕНИЮ, МЫ ВСЕ УЖЕ БЕЗУМНЫ.
Взгляните на людей рядом с собой, сравните жизнь окружающих со своей. Можете ли вы отступиться от того, что привыкли считать правильным? В верности чего вас убедили? Способны ли вы на это? Ответ прост: "Нет".
ЛЮДЕЙ ДЕРЖИТ В ОКОВАХ ИХ СОЦИАЛЬНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ. ДЕРЖАТЬ ЧЕЛОВЕКА В ФИЗИЧЕСКИХ ОКОВАХ - ЭТО РАБСТВО; ДЕРЖАТЬ ЕГО В ПСИХИЧЕСКИХ ОКОВАХ - ОТВРАТИТЕЛЬНОЕ ДЕЯНИЕ ЧЕРНОЙ МАГИИ. НО ПОСКОЛЬКУ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ПОЛНОСТЬЮ ПОРАЖЕНО ЭТИМ ЗЛОМ, КАЖДЫЙ УСПЕЛ ПРИЛОЖИТЬ К НЕМУ СВОЮ РУКУ. ЛЮДИ ПРОДОЛЖАЮТ ЭТУ ПОРОЧНУЮ ПРАКТИКУ, НАВЯЗЫВАЯ ЕЕ СВОИМ ДЕТЯМ. ПОЭТОМУ ДЕЙСТВИЯ КАЖДОГО ЧЕЛОВЕКА ПРОДИКТОВАНЫ ИСТОЩАЮЩИМ ВОЗДЕЙСТВИЕМ ПОСРЕДСТВЕННОСТИ - ПОРОЖДЕНИЕМ СОЦИАЛЬНОЙ ОБУСЛОВЛЕННОСТИ.
Конечно же, можно пытаться оправдывать свое поведение, дабы чувствовать себя лучше. Например, как родители мы можем сказать, что своими действиями мы стремимся сделать лучше своим детям. В конце концов, наш долг направить молодое поколение в верном направлении. Печально, но слишком часто мы считаем себя хорошими родителями, навязывая свою волю, свои идеи и воззрения детям. Когда же нам все-таки удается промыть им мозги и заставить детей действовать, чувствовать и даже мыслить подобно нам самим, мы расслабляемся в самоупоительном блаженстве. И по праву! Ведь нам удалость выпустить в мир примерного гражданина, который будет покорно сидеть на цепи.
Подобные оправдания ничего не меняют. Одно дело направлять детей с любовью и твердостью, но совсем другое - навязывать им свою волю, злоупотребляя родительскими полномочиями. Наш долг - побуждать детей мыслить самостоятельно и принимать ответственность за свои действия. Но пытаться сломить их волю, принуждая сдаться перед мощью наших суждений, - непростительное попрание человеческих прав.
Дети нуждаются в любви, заботе и твердом руководстве, но они также нуждаются в понимании и, превыше всего, в уважении. Если мы не слушаем своих детей, то не следует удивляться, когда они перестанут слушать нас. Если мы слушаем их лишь для того, чтобы на каждом шагу разбивать их надежды и чаяния, то не стоит расстраиваться, когда однажды они направят на нас свой гнев и горечь. Дети гораздо больше учатся на примере, который мы им подаем, нежели на основе наших поучений. Если мы будем с уважением и пониманием прислушиваться к их вопросам, просьбам и желаниям, они с равным уважением и пониманием будут относиться к нашим советам и наставлениям. Если мы будем испытывать любовь к своим детям, не превращая ее в кандалы, дети будут всегда отвечать нам взаимностью.
Верное для нас как для родителей, в равной степени является верным для нас как для граждан этого мира. Все мы пострадали от жестокости социальной обусловленности, и все же следует понимать, что в действительности жертв среди нас нет.
НИКТО НЕ МОЖЕТ ПОПАСТЬ В ЛОВУШКУ БЕЗ СВОЕГО СОГЛАСИЯ.
Никто не может поработить человека против его воли. Этот факт подтверждают примеры множества людей, кому удалось разорвать цепи традиционного поведения и дисциплины. И сожаление вызывает только одно: хотя такие люди и смогли освободиться, накопив достаточный для этого объем личной силы, его зачастую не хватает для определения новой цели и нового направления в жизни.
Без цели и направления подобные люди нередко заканчивают по ту сторону закона - закона, созданного обычными людьми для обычной жизни. Оторвавшись от традиций и условностей этого мира, такие бунтари редко находят сочувствие на стороне закона, навязанного теми, от кого они и бежали в первую очередь.
Если же бунтари, так и не сумев обрести новой цели в жизни, оказываются достаточно благоразумными, чтобы остаться на верной стороне закона, они неминуемо превращаются в тех, кого Толтеки именуют мелкими тиранами. Мелкие тираны проводят остаток жизни, давая выход своей внутренней ярости и чувству неудовлетворенности, превращая жизнь окружающих в кошмар. Такие люди зачастую совершают по отношению к своим детям те же злодеяния, от которых сами страдали в детстве.
В свете вышеизложенного задайтесь вопросом, кем вы являетесь на самом деле? Какова ваша роль в сценарии жизни? Будьте честны перед собой. Не пытайтесь одурачить себя, немедленно решив, что вы уникальны, ведь никто из нас не изолирован от жизни. Возможно, вы участвуете в заговоре черных магов? Или, может, вы мелкий тиран? Чтобы ответить на эти вопросы, подумайте об окружающих вас людях. Уважают ли они вас? Любят ли вас на самом деле? Доверяют ли?
Люди - это всегда зеркала, в которых мы видим свое отражение. И эти зеркала показывают нам также наши собственные предрассудки. Если одни люди отражают любовь, а другие - злость, то можно видеть, кого мы любим, а кого презираем. По сути, все мы прирожденные лжецы, но зеркала не лгут. Зеркала всегда показывают нам наши мысли, чувства и действия по отношению к окружающему миру. Мы можем хоть с пеной у рта отрицать истинность отражения, но нам не изменить его, пока мы не изменим себя. Однако как только изменимся мы, изменится и наше зеркало - таков закон света и отражения.
Временами воин умышленно проецирует некий образ, вводящий окружающих в заблуждение. Такой маневр называют сталкингом или выслеживанием. Есть несколько причин, по которым воин выслеживает других, но особенно важен сталкинг в случае взаимодействия с мелкими тиранами. Мелкие тираны отнюдь не являются приятными собеседниками, они тем или иным образом заставляют окружающих страдать, но верно выбранная стратегия позволяет получить от них много даров знания.
Мелкие тираны - это не просто зеркала, ведь вдобавок ко всему они показывают нам наши слабости. Именно из этих соображений воин сознательно побуждает мелкого тирана начать преследование. Для этого ему следует обратить внимание мелкого тирана на себя, но при этом важно менять свои методы быстро и эффективно, чтобы избежать когтей мелкого тирана. Такой маневр очень похож на поддразнивание льва - не только сложно, но и очень опасно. И в то же время правильное выслеживание мелкого тирана способно многому нас научить, оно принуждает нас извлечь наружу весь тот потенциал, о котором иначе мы и не узнали бы.
ПОЗНАНИЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЕДИНСТВЕННЫМ ОПРАВДАНИЕМ ФИЗИЧЕСКОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ ЧЕЛОВЕКА. ТАКОВО НАШЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ, ИЗБЕЖАТЬ КОТОРОГО МЫ НЕ МОЖЕМ НИ ПРИ КАКИХ УСЛОВИЯХ.
Под познанием следует понимать обретение эмпирического знания, так как Путь Воина, прежде всего, является путем практики. Сбор информации - это не познание, это не обучение. Информация во всех отношениях бесполезна до тех пор, пока она не используется в повседневной жизни, ценно лишь знание, помогающее человеку лучше понимать свое предназначение и таким образом способствующее его раскрытию. И хотя тем, кто верит, что может контролировать свою жизнь, тяжело дается принятие этого факта, истинность его несомненна.
Человек может веками рассуждать о свободе выбора, но при этом он упрямо отказывается признавать, что есть лишь два выбора: или помогать раскрытию собственного предназначения, или же препятствовать ему. Следуя своему предназначению, человек ведет счастливую и благополучную жизнь, препятствуя ему, он пожинает невзгоды и страдания.
Тяжело принять факт, что люди могут умышленно препятствовать своему предназначению. Тем не менее именно этим они так часто и занимаются, хоть и неосознанно, и лишь по причине социальной обусловленности. Социальная обусловленность не позволяет нам действовать иначе, чем так, как ожидают от нас наши собратья.
Однако следует понимать, что социальная обусловленность, конечно же, зависит от универсальной, принятой всеми, картины мира. Подобная всеобщая картина мира подразумевает, что каждый должен иметь ту же систему отсчета, что и все остальные. И это автоматически исключает из нашего поля зрения все взгляды, идеи и чувства, которые не соответствуют общечеловеческой точке зрения. Но в то же время ограниченность одной точкой зрения никогда не была предназначением человека.
ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА СОСТОИТ В ПОЗНАНИИ НА СОБСТВЕННОМ ОПЫТЕ ВСЕХ БЕСЧИСЛЕННЫХ ПРОЯВЛЕНИЙ ЖИЗНИ ВО ВСЕЛЕННОЙ.
Люди вполне способны, сдвинув точку сборки с ее естественного положения, вызвать абсолютно новую картину мира. Но в первую очередь им мешает недостаток необходимых знаний. Правда, не всегда эти знания общедоступны. Но даже когда они предлагаются свободно, не стоит забывать, что в этом мире ничего не дается бесплатно. В конце концов нам придется заплатить за все, когда-либо полученное нами, даже за так называемые дары.
В ЭТОЙ ВСЕЛЕННОЙ НИЧТО НЕ ДАЕТСЯ ДАРОМ - ЗНАНИЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ОБРЕТЕНО ЗА ОГРОМНУЮ ПЛАТУ.
ПЛАТОЙ ЗА ПОДЛИННОЕ ЗНАНИЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА. ЗНАНИЕ, КОТОРОГО ТЫ ИЩЕШЬ, МОЖНО ОБРЕСТИ, ЛИШЬ ПОСВЯТИВ ЕМУ ВСЮ СВОЮ ЖИЗНЬ.
ТЫ НЕ МОЖЕШЬ СЛЕДОВАТЬ ПУТЕМ ЗНАНИЯ, НЕ ЖИВЯ ЭТИМ ЗНАНИЕМ. ПОЭТОМУ ТВОЯ ПРЕДАННОСТЬ ПУТИ ДОЛЖНА БЫТЬ АБСОЛЮТНОЙ.
СЛЕДОВАНИЕ ПУТЕМ ЗНАНИЯ НЕ ДАЕТСЯ ЧЕЛОВЕКУ ЛЕГКО. ПОЭТОМУ ИСТИННОЕ ОБУЧЕНИЕ ТРЕБУЕТ ПРИНУЖДЕНИЯ.
Многие хотели бы обрести знание, но предпочли бы просто купить его где-то, лишь бы не работать над его достижением. Это одна из причин, почему сегодня в мире столь много школ, предлагающих просветление, и почему не слишком трудно отыскать какого-то гуру, который за соответствующее вознаграждение возьмет на свои плечи вашу ответственность учиться. Но, как мы уже говорили, подлинное знание - это знание себя, а такое знание никто дать не может, его нельзя купить за все деньги мира.
Единственное, что может дать своим ученикам настоящий духовный учитель, это необходимое наставление, которое поможет им отыскать собственные скрытые резервы. Для этого духовный учитель должен заставлять своих учеников познавать, кем и чем они являются в действительности, ведь без этого знания им не удастся обнаружить свой потенциал. Однако честно взглянуть в свои глаза, критически отнестись к самому себе и признать имеющиеся недостатки - редко приятно и в большинстве случаев очень страшно.
Учитывая это, удивительно ли, что многие ищут лишь таких учителей, которые дают ощущение комфорта и обещают сделать всю работу за них. Но находиться рядом с истинным духовным учителем отнюдь не комфортно, ведь он постоянно ставит нас перед необходимостью рассматривать те аспекты нас самих, которые мы всю свою жизнь пытались скрыть от всех, включая и себя. Такого учителя не заботит, что о нем подумают ученики, он не стремится понравиться им. Его единственная задача - убедиться в том, что ученики получают то знание, которого ищут, за которым пришли к нему. Очевидно, таких учителей мало, и отыскать их чрезвычайно трудно, так как очень редки люди, готовые поставить на кон свою репутацию, готовые любить учеников больше, нежели свою жажду признания.
ЗНАНИЕ ВСЕГДА ВЫШЕ И МОГУЩЕСТВЕННЕЕ ЧЕЛОВЕКА. СЛЕДОВАТЬ ПУТЕМ ЗНАНИЯ ОЗНАЧАЕТ СРАЖАТЬСЯ ЗА СОБСТВЕННОЕ ВЫЖИВАНИЕ. СТУПИВ НА ЭТОТ ПУТЬ РАДИ ПОЗНАНИЯ, ТЫ ДОЛЖЕН БЫТЬ ГОТОВ СРАЖАТЬСЯ ТАК, СЛОВНО НА КОН ПОСТАВЛЕНА ТВОЯ ЖИЗНЬ.
ВНАЧАЛЕ НИ ОДИН ЧЕЛОВЕК НЕ ЗНАЕТ, В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ ПОЗНАНИЕ, ВЕДЬ ЕМУ НЕ ИЗВЕСТНО, ЧТО ЗНАЧИТ БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ. ПОЭТОМУ ОН ЖЕЛАЕТ НАГРАД, КОТОРЫЕ ОБЫЧНО ПРОТИВОРЕЧАТ ЕГО ПРЕДНАЗНАЧЕНИЮ И ПОТОМУ НЕ МОГУТ БЫТЬ ПОЛУЧЕНЫ.
Как правило, люди очарованы историями о так называемых сверхъестественных способностях, о героях и их изумительных деяниях, требующих особого таланта. Слушая и читая такие истории, каждый человек, каждый ребенок, втайне, глубоко внутри себя, представляет себя на месте героя и начинает мечтать, как бы он действовал, если бы обладал неким даром или повелевал сверхъестественными силами. Однако на самом деле люди не верят, что способны на такие свершения, и в большинстве случаев сильно смутились бы, узнай кто-либо об их тайных мечтаниях.
Социальная обусловленность не позволяет обычным людям совершать ничего экстраординарного. Героям позволено творить свои деяния лишь вне параметров, определяемых социальной обусловленностью. Заниматься магией могут маги, ведь они существуют за рамками нормальных людей. Но проявление секретарем своих магических способностей прямо в офисе будет расценено как серьезное нарушение общественных устоев. В своем страхе быть отвергнутыми люди отчаянно держатся за рамки приемлемых обществом норм. Все, что им остается, - время от времени тайно предаваться упоительным мечтаниям.
Так люди и выстраивают свою жизнь и, в зависимости от того, насколько они верят в реальность этих мечтаний, они неосознанно начинают проецировать свои сокровенные желания, надежды и страхи на мир вокруг себя. Если человек испытывает сильное внутреннее раздражение, он неминуемо начинает видеть это раздражение и в окружающем мире. Для такого человека все вокруг кажутся агрессивными. Подобным же образом человеку, который испытывает внутренний страх, окружающий мир представляется зловещим и угрожающим.
В действительности люди редко лелеют лишь одну мечту, обычно их одолевает странная смесь конфликтующих между собою идей. Поэтому и жизнь их становится своеобразной смесью чувств и мыслей. Все это приводит к тому, что действия также становятся противоречивыми: в одной ситуации человек действует как герой, а в другой - ведет себя как последний трус.
Важно понимать, что львиная доля тайных мечтаний человека едва ли выходит на свет полного осознания. Напротив, они обитают в сумеречном мире полусознательных эмоциональных импульсов и обычно удерживаются в нем посредством неодолимого чувства вины. В сумраке этого мира наши потаенные мечтания подпитываются буйной порослью подавленных эмоций и желаний и приносят обильный урожай в виде всевозможных причудливо искаженных идей и надежд, которые человек считает своими жизненными целями и отражением своей истинной сущности.
В свете вышесказанного вовсе не удивительно, что человек не знает, кем и чем он является на самом деле, не ведает, какими должны быть его настоящие желания и мысли. Следовательно, никто не вступает на Путь Знания с верными ожиданиями, или, если уж на то пошло, по правильным мотивам.
Лучшее, что может и должен сделать новичок на Пути Знания, - это прийти с открытым разумом, готовым на все, что бы ни потребовалось для постижения подлинной природы знания и для познания своей истинной сущности. Лишь в этом случае возможен прогресс. Только когда искатель начинает посвящать себя исследованию закоулков собственной сущности, скрытых в тени полусознательности, он понимает, насколько пугающим может быть знание. Именно в этот момент он должен быть готов сражаться так, как будто от исхода битвы зависит его жизнь.
ПОЗНАНИЕ ВНУТРЕННЕГО "Я" ЯВЛЯЕТСЯ НЕ ТОЛЬКО ЧРЕЗВЫЧАЙНО ПУГАЮЩИМ, НО И НАИБОЛЕЕ ЗАХВАТЫВАЮЩИМ ИЗ ВСЕХ ВОЗМОЖНЫХ УСТРЕМЛЕНИЙ.
ПРИБЛИЖЕНИЕ К ЗНАНИЮ ПОДОБНО ВСТУПЛЕНИЮ В БИТВУ ЗА СОБСТВЕННУЮ ЖИЗНЬ. ПОЭТОМУ ВОИН ПРИБЛИЖАЕТСЯ К ЗНАНИЮ В ПОЛНОЙ БДИТЕЛЬНОСТИ, СО СТРАХОМ, ПОЧТЕНИЕМ И С АБСОЛЮТНОЙ УВЕРЕННОСТЬЮ. ЛЮБОГО, КТО ОКАЖЕТСЯ НАСТОЛЬКО ГЛУП, ЧТО ПРИБЛИЗИТСЯ К ЗНАНИЮ ИНАЧЕ, ОЖИДАЕТ ГОРЬКОЕ РАСКАЯНИЕ. ЕСЛИ ЖЕ ЧЕЛОВЕК ДОСТАТОЧНО МУДР, ЧТОБЫ ПРИЗНАТЬ СВОЙ ПОИСК ЗНАНИЯ ВОПРОСОМ ЖИЗНИ И СМЕРТИ, У НЕГО НЕ БУДЕТ ПРИЧИН ДЛЯ СОЖАЛЕНИЙ, ВЕДЬ ТАКОЙ ПОДХОД ПРЕДОХРАНЯЕТ ЕГО ОТ БЕСПЕЧНОСТИ ГЛУПЦА.
Вышеприведенный афоризм известен как щит воина, и он заслуживает самого тщательного рассмотрения. Полный анализ будет предложен в последующей главе, здесь же он приведен в качестве иллюстрации того, что приближение к знанию является наиболее серьезным действием, которое требует от ищущего принятия полной ответственности. Смертельную ошибку совершает тот, кто приближается к знанию неосознанно и легкомысленно, ведь единожды научившись чему-либо, разучиться не удастся. Информацию можно быстро собрать и столь же быстро забыть, но со знанием себя такой номер не пройдет.
Обычно человек не может приблизиться к истинному знанию, в основном из-за того, что не знает точно, чего ищет. Большинство людей живут в свете, отраженном от поверхности осознания, и в результате они никогда не погружаются в темные глубины собственного осознания, а потому так и не достигают целостности.
Однако для обретения настоящего знания, а также силы, позволяющей использовать его, человек должен быть целостным. Необходимо досконально знать каждую часть себя. Весь потенциал, как хороший, так и плохой, должен быть вынесен на свет полного осознания, не важно, насколько устрашающими или неприятными могут казаться нам темные грани нашей сущности. Именно поэтому каждому ученику на Пути Воина предлагается техника, известная как перепросмотр.
С самого первого дня подготовки ученику следует начать перепросматривать всю свою жизни в мельчайших деталях, от текущего мгновения и вплоть до мига рождения. Очевидно, эта задача не из простых и быстровыполнимых. В большинстве случаев полное вспоминание занимает долгие годы, но заниматься им необходимо должным образом, если ученик надеется достичь успеха на Пути Знания. Лишь посредством перепросмотра всей жизни ученик может обрести истинное понимание своей целостной сущности. Подробно эта техника будет изложена в восьмой главе.
Из уже изложенного к этому моменту качество и природа знания должны быть достаточно ясны.
ПОДЛИННОЕ ЗНАНИЕ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ИССЛЕДОВАНИИ ВНУТРЕННЕГО "Я", НО ПОСКОЛЬКУ ВНУТРЕННЯЯ СУЩНОСТЬ КАЖДОГО ЧЕЛОВЕКА УНИКАЛЬНА, ЗНАНИЕ НЕЛЬЗЯ УСВОИТЬ, ПРОСТО БЕСЕДУЯ О НЕМ.
ЗНАНИЮ, ПОЛУЧЕННОМУ ОТ ДРУГИХ, НЕДОСТАЕТ УВЕРЕННОСТИ, НЕОБХОДИМОЙ ДЛЯ ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ. НЕПОКОЛЕБИМАЯ УВЕРЕННОСТЬ ВЗРАЩИВАЕТСЯ ЛИШЬ ПОСРЕДСТВОМ ПРАКТИКИ.
Никто не может извлечь выгоду из знания другого человека просто потому, что единственным знанием, на которое мы можем с уверенностью положиться, является знание, обретенное нами на собственном опыте. Изучить теорию хождения по канату может любой, но это не убережет его от падения, если он осмелится попробовать пройтись самостоятельно. Лишь через регулярную практику, посредством проб и ошибок, сможет он наконец пройти по канату, не упав.
Взглянув под другим углом, можно увидеть, как мало помогает чужое мнение о нашей неземной красоте, если сами мы считаем себя уродливыми. Только будучи уверенным в своей привлекательности, вы примете комплимент в адрес своего внешнего вида, а единственный способ поверить, что вы выглядите хорошо, - практиковать веру в свою красоту. Говорят, "красота - в глазах смотрящего", и хотя люди без стеснения повторяют эту старую поговорку, сами они редко верят в нее. И все же, зачастую прекрасное для одного другому представляется непривлекательным. К примеру, есть мужчины, которых привлекает пышная женская грудь, но также есть и те, кто отдает предпочтение женщинам с небольшой, хорошо очерченной грудью. Тем не менее ни одна из женщин, к какому бы типу она ни относилась, не будет считать себя привлекательной, пока сама не поверит в это и на практике не уверится в своем очаровании.
Эти примеры справедливы по отношению к любой жизненной ситуации, но здесь мы вновь наталкиваемся на разрушительное воздействие социальной обусловленности. Если ребенок, учась ходить, часто падает, то окружающие начинают рассказывать ему, какой он неловкий. Когда он вырастает, то ему твердят, что в детстве он был неуклюжим ребенком. В итоге человек начинает верить, что ходьба по канату, к примеру, совершенно не для него. Аналогичным образом воздействует на людей и мода. Если сейчас ее тенденции направлены на женщин с большой грудью, то женщины с маленькой грудью чувствуют себя обделенными, если же вдруг мода изменит свои предпочтения в пользу плоскогрудых дам, остальные женщины тут же станут отчаянно пытаться скрыть свои достоинства.
Первое задание, которое получает ученик, состоит в систематическом стирании своей социальной обусловленности, ведь пока он жестко держится за нее, ни о каком реальном прогрессе не может быть и речи. Техника, позволяющая сделать это, называется не-делание, и практикуется совместно с перепросмотром. Техника не-делания будет объяснена в девятой главе.
От социальной обусловленности невозможно избавиться за одну ночь, да и на полное вспоминание всей жизни требуется время. Новичок не может рассчитывать на мгновенный успех в избавлении от чего-то действительно значимого, но работая над этим систематически, он постепенно начинает освобождаться от обусловленности. Очень часто ученику кажется, что он столкнулся с непреодолимым препятствием в практике перепросмотра или неделания. Он буксует на одном месте и чувствует, как бы сильно он ни старался, ему никак не удается вспомнить что-то действительно стоящее или выполнить не-делание.
КОГДА ВОИН ТЕРПИТ НЕУДАЧУ В КАКОЙ-ТО ОТДЕЛЬНОЙ БИТВЕ ЗА ЗНАНИЕ - ЭТО НЕ ОЗНАЧАЕТ, ЧТО ОН ПОБЕЖДЕН. В ПУТЕШЕСТВИИ ТРОПОЙ ЗНАНИЯ МЫ СРАЖАЕМСЯ ВО МНОГИХ БИТВАХ, В ОДНИХ МЫ ПОБЕЖДАЕМ, В ИНЫХ -ТЕРПИМ ПОРАЖЕНИЕ. УСПЕХ ЗАВИСИТ НЕ ОТ ТОГО, ВО СКОЛЬКИХ БИТВАХ МЫ ПОБЕДИЛИ, А ОТ ТОГО, НАСКОЛЬКО ХОРОШО МЫ СРАЖАЛИСЬ.
Когда ученик сталкивается с подобным препятствием, ему не остается ничего иного, кроме как сражаться, пытаясь совершить прорыв. Ему может показаться, будто он терпит поражение, но это не совсем так, поскольку всегда это будет лишь временная неудача, если, конечно, так можно выразиться.
Продолжая борьбу, ученик заставляет себя разорвать фиксацию точки сборки. Это важный момент, потому что реальный прогресс невозможен, пока мы не способны двигать точку сборки своего восприятия. Именно поэтому Древние Видящие, прежде чем давать наставления, принудительно сдвигали точку сборки своих учеников.
Невозможно прожить жизнь с точкой сборки, жестко закрепленной в том же положении, что и при рождении. В течение жизни человек непрерывно подстраивает свою точку сборки, даже не осознавая этого. Однако по этой причине он "забывает" значительную часть своего опыта и то, каким образом он пришел к такому знанию.
Для лучшего понимания данного процесса можно представить точку сборки очень похожей на ручку настройки радиоприемника, которая помогает нам находить волну определенной радиостанции. Каждый раз, когда мы поворачиваем ручку настройки, приемник настраивается на иную частоту и переключается на следующую радиостанцию.
Точка сборки восприятия человека работает точно так же, поскольку позволяет нам настраиваться на определенные энергетические поля, которые и формируют нашу картину мира. Под воздействием этой картины мира мы обретаем определенный опыт и знания, присущие именно этой картине. Если затем мы настраиваемся на другие энергетические поля, то получаем другую картину мира. Такая новая картина заставляет нас терять контакт с прежними переживаниями и знаниями - "забывать" их. Необходимо отметить, что на самом деле мы ничего не забываем. Просто поверх нашей старой картины мира накладывается новая картина с сопутствующими ей переживаниями.
В результате такого наложения прежнее знание становится подсознательным. Факт перехода знания на подсознательный уровень вовсе не означает, что оно утратило влияние на наши действия. Совсем наоборот, наши мысли, чувства, а следовательно, и действия непрерывно находятся под воздействием подсознательного. Вот почему ученик часто встречает жесткий отпор при попытке избавиться от старых привычек. Подсознательное знание предпочитает проявляться совершенно неожиданно. Так, даже не понимая, что происходит, ученик может внезапно обнаружить себя совершающим действие, запущенное его подсознательным.
Поэтому само собой разумеется, что для тотального вспоминания и успешной практики не-делания необходимо уметь смещать точку сборки во все ее предыдущие положения. Лишь перемещая ее в прежние положения, можем мы восстановить обретенное в то время знание и понять, какие привычки коренятся в том опыте.
Поймите, не имеет значения, если сперва мы будем встречаться лишь с кажущимися неудачами. Как это ни парадоксально звучит, успех на Пути Знания совершенно не связан с итогом битвы, важно лишь то, насколько безупречно мы сражаемся. Ведь именно борьба заставляет нас сдвигать свою точку сборки. Как только мы обретаем умение двигать точку сборки, все мягко и безболезненно становится на свои места. Главное - заставить ее сдвинуться со своего положения, и это единственное, что требует серьезных усилий. Стоит добиться в этом успеха - и дорога свободна.
Во всех наставлениях, которые получает ученик, основной акцент направлен именно на усилия, требуемые для обретения подвижности точки сборки. Совершенно не важно, какая техника используется или какое задание предлагается, единственная цель всех инструкций - направить ученика на борьбу за текучесть собственного восприятия.
Кроме того, чем тяжелее борьба, тем более текучим в итоге будет ученик. Здесь справедлива аналогия с тяжелой атлетикой: чем тяжелее штанга, тем сильнее вы. Но в то же время социальная обусловленность такова, что если первая попытка закончилась неудачей, то человек немедленно посчитает себя уже проигравшим. В заключение он сделает вывод об отсутствии у него необходимых умений и немедленно прекратит дальнейшие попытки.
Однако важно разобраться, в чем же состоят так называемые поражения и победы, успехи и неудачи. Эту концепцию можно понять только в контексте смысла выражения "следовать определенным путем", безотносительно, духовный ли это путь или путь карьерного роста.
ЦЕННОСТЬ ПУТИ - В ТОМ, КАК ТЫ ИДЕШЬ ПО НЕМУ. ЕСЛИ ТЫ ОЩУЩАЕШЬ, ЧТО ПУТЬ, ПО КОТОРОМУ ТЫ ИДЕШЬ, НЕ ДЛЯ ТЕБЯ, ОСТАВЛЯЙ ЕГО НЕМЕДЛЯ. ОДНАКО ТВОЕ РЕШЕНИЕ, СЛЕДОВАТЬ ПУТЕМ ИЛИ НЕТ, ДОЛЖНО БЫТЬ ОСНОВАНО НА ЯСНОСТИ, ЧТО ВОЗНИКАЕТ БЛАГОДАРЯ ДИСЦИПЛИНИРОВАННОЙ ЖИЗНИ ВОИНА, А НЕ НА СТРАХЕ ИЛИ ЧЕСТОЛЮБИИ. РЕШЕНИЯ, ПРИНЯТЫЕ В ОТРЕЗВЛЯЮЩЕМ СВЕТЕ ЯСНОСТИ, НЕ МОГУТ НИКОМУ НАВРЕДИТЬ, А ТЕМ БОЛЕЕ ТЕБЕ САМОМУ.
Как мы уже знаем, в конце концов не так важно, во скольких битвах мы победим, а во скольких потерпим поражение, главное то, сражались ли мы, и если сражались, то насколько хорошо. Бежали ли мы в страхе с поля боя или же дрались храбро, отдавая себя без остатка?
Ни один воин не будет отрицать, что порой знание может быть чрезвычайно пугающим, особенно когда оно угрожает нашему ощущению безопасности. У большинства людей просто не хватает отваги, чтобы сражаться в битве, которая, как они знают, может стать суровой проверкой для их самых драгоценных идей и излюбленных убеждений. Столкнувшись с вызовом, они скорее предпочтут поджать хвост и бежать, лишь бы не встречаться с необходимостью отказываться от представлений, за которые они всегда цеплялись и которые формируют фундамент всего важного для них. Страх потерять собственные убеждения может быть столь силен, что загнанный в угол человек способен даже наложить на себя руки.
Трусость - бежать с пути из-за страха столкнуться с тем, что битва может преподнести тебе. И крайняя глупость - сворачивать с пути оттого, что он не соответствует твоим первоначальным ожиданиям. Ни в одном из этих вариантов нет настоящей ясности, ведь один основан на страхе, а второй на предположениях, коренящихся в честолюбии. Страху и честолюбию недостает трезвости, а без трезвости никакого прогресса быть не может.
С другой стороны, иногда мы также видим человека, осознавшего, что выбранный путь не для него, но все же продолжающего следовать ему просто потому, что человеку недостает отваги оставить этот путь. Для такого человека отказаться от пути - значит признаться себе и окружающим, что он был не прав. Он считает это унизительным. Вместо того чтобы честно признать свою неправоту, он начнет яростно защищать избранный путь и изо всех сил пытаться, рационализируя, оправдать свои действия.
ВЗВЕШИВАЙ КАЖДЫЙ ПУТЬ ОСТОРОЖНО И ТЩАТЕЛЬНО, ИСПЫТЫВАЙ ЕГО ТАК, КАК СОЧТЕШЬ НУЖНЫМ, А ЗАТЕМ ЗАДАЙ СЕБЕ, НО ТОЛЬКО СЕБЕ, ОДИН - ЕДИНСТВЕННЫЙ ВОПРОС: "ЕСТЬ ЛИ У ЭТОГО ПУТИ СЕРДЦЕ?" КАЖДЫЙ ИЗ ПУТЕЙ ПОДОБЕН ЛЮБОМУ ДРУГОМУ. ОДНИ ТРОПЫ ИЗВИВАЮТСЯ СРЕДИ ХОЛМОВ, ИНЫЕ ПОДОБНЫ ЛЕТЯЩЕЙ СТРЕЛЕ, НО В КОНЦЕ КОНЦОВ ВСЕ ТРОПЫ ВЕДУТ В НИКУДА. ЕДИНСТВЕННОЕ РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ ТЕМ ИЛИ ИНЫМ ПУТЕМ В ТОМ, ЧТО У ОДНОГО ЕСТЬ СЕРДЦЕ, А У ДРУГОГО ЕГО НЕТ. ПУТЬ С СЕРДЦЕМ БУДЕТ ПОДДЕРЖИВАТЬ ТЕБЯ, ОБЛЕГЧАЯ ТВОЮ НОШУ И ПРИНОСЯ РАДОСТЬ. ПУТЬ БЕЗ СЕРДЦА ЗАСТАВИТ ТЕБЯ СПОТЫКАТЬСЯ, ОН СЛОМАЕТ ТВОЙ ДУХ И РАНО ИЛИ ПОЗДНО ТЫ СТАНЕШЬ ВЗИРАТЬ НА СВОЮ ЖИЗНЬ С НЕНАВИСТЬЮ И ГОРЕЧЬЮ.
Обычный человек редко находит свой путь с сердцем, поскольку чаще всего он идет путем, намеченным для него его же социальной обусловленностью. Большинство людей ненавидят так много всего в своей жизни: работу, транспорт, дома, родственников, свои излюбленные страхи. В результате они растрачивают значительную часть своей жизни, чувствуя себя несчастными, раздраженно проклиная свою жизнь и всегда желая чего-то иного. От таких людей постоянно слышишь комментарии в стиле: "Если бы только у меня было здоровье покрепче. Если бы только у меня было больше денег. Если бы только моя жена меня лучше понимала. Если бы только мои дети слушались меня. Если бы только политическая ситуация в стране была поспокойней. Если бы только можно было изменить прошлое. Если бы только я знал, что будет. Если бы только..."
Такие люди никогда не живут в текущем мгновении, они всегда витают в прошлом или в будущем. Настоящее для них ничего не значит, оно попросту неуместно, ведь его место занимает или несчастное прошлое или неопределенное будущее. Определенно, это не путь с сердцем, ибо он не приносит ни мира, ни радости, ни восхитительного ощущения тайны. Вместо этого он предлагает нам лишь одинокое и безрадостное путешествие, пропитанное тоской и унынием.
В такой тягостной жизни нет места энтузиазму, желанию сражаться в битвах любого рода, да и есть ли в ней что-то, ради чего стоило бы сражаться? Медленно, но уверенно подтачивающее чувство собственной бесполезности и неадекватности начинает брать вверх. Тягостное ощущение тщетности одолевает человека, и в конце концов он сдается, отказываясь от дальнейшей борьбы. И это фактически означает неудачу. Отказ от попыток равносилен поражению.
Но суть в том, что в жизни не бывает неудач как таковых. Потерпеть поражение в одной из многих битв жизни - не неудача. Это всего лишь поражение в битве. Даже если мы потерпели поражение, единственное, что имеет значение, -обретенный опыт. Когда мы сражаемся безупречно, мы учимся, и именно эта учеба, это познание, этот опыт имеют значение, а не исход битвы. Единственное поражение в жизни - отказ от сражения.
Воин - это человек, сражающийся за свободу от социальной обусловленности, за свободу думать и решать самостоятельно, за свободу перемещать собственную точку сборки по своей воле, открывая тем самым доступ к любой картине мира по своему выбору, но прежде всего за свободу наслаждаться жизнью и изобилием переживаний, приносимых ею. Такой способ жизни вовсе не означает, что все желания человека будут автоматически исполняться, поскольку зависит это от его судьбы в конкретном воплощении. Но что он действительно означает, так это мирное и спокойное раскрытие предназначения данного человека независимо от того, будет оно подразумевать богатую жизнь в поместье или скромную жизнь в маленьком домике. В таком спокойствии жизни человек черпает радость и восхищение, вытекающие из знания, что шествует он по пути с сердцем, а сердце - всегда там, где наше истинное предназначение.
Прежде чем мы приходим к знанию, кем являемся на самом деле и какова наша истинная судьба в этом воплощении, мы всегда вынашиваем великое множество желаний и устремлений, исполнение которых, как мы верим, сделает нас абсолютно счастливыми. Но когда наше предназначение наконец открывается перед нами, его красота поражает нас безо всяких исключений. Даже в своих самых смелых мечтах мы не могли представить себе ничего хоть отдаленно столь же прекрасного и вдохновляющего, как наша собственная судьба.
ВОИН ЯВЛЯЕТСЯ ЧЕЛОВЕКОМ, НАУЧИВШИМСЯ ЛЮБИТЬ ЖИЗНЬ И ВСЕ БЕСЧИСЛЕННЫЕ БОГАТСТВА, КОТОРЫЕ ОНА ПРИНОСИТ ЕМУ, А ПРЕЖДЕ ВСЕГО ТОТ ПУТЬ, КОТОРЫМ ИДЕТ. НЕТ БОЛЬШЕЙ РАДОСТИ ДЛЯ ВОИНА, ЧЕМ ШЕСТВОВАТЬ ПУТЕМ С СЕРДЦЕМ. ОН СТУПАЕТ ПО ЭТОЙ ТРОПЕ, ЗАТАИВ ДЫХАНИЕ В ИЗУМЛЕНИИ, И В СЕРДЦЕ СВОЕМ РАДОСТНО БЛАГОДАРИТ ЖИЗНЬ ЗА ЭТУ ЧУДЕСНУЮ ПРИВИЛЕГИЮ, С ЛЮБОВЬЮ И ПРИЗНАТЕЛЬНОСТЬЮ ОБНИМАЕТ ВСЕ, ЧТО ПОВСТРЕЧАЕТСЯ НА ЕГО ПУТИ.
Вести жизнь воина, сражающегося за свою свободу, означает вести успешную жизнь - успешную в следовании путем с сердцем, на котором предназначение человека раскрывается самым невероятным и восхитительным образом. На этом пути каждый вызов - лишь еще одна захватывающая битва, приключение, ведущее воина к очередным неизведанным чудесам жизни. Каждый воин начинает свою жизнь подобно любому другому человеку. Ученику, вышедшему на Путь Воина, свойственны те же страхи и сомнения, что и всем окружающим. Единственное различие состоит в том, что ученик взял в руки смелость и, закалив себя, принял просвет к свободе.
Если мы оказались достаточно смелы и ухватили мимолетное мгновение шанса, возникает цепная реакция: одно следует за другим, и однажды в разгар сражения мы обнаруживаем, что наша команда стала воистину командой Орла. С этого момента мы обретаем свободу, а мир превращается в бесконечный поток радости и волшебных возможностей.
Таков дар Орла человеку - каждому человеку, кто стремится попытаться и упорно продолжает пытаться, чего бы это ему ни стоило. Но награда больше, гораздо больше, в тысячу раз больше, чем усилие, которое требуется, чтобы дотянуться до этого дара.
МЕДВЕДЬ
Если ты недостаточно силен, чтобы сражаться, тебе придется смириться с жизнью раба. Но охотник - свободное существо, которое не приемлет рабства, поэтому для него нет иного выбора, помимо сражения. Если ему суждено повстречать свою гибель в бою, по крайней мере, он умрет как свободное существо, а не как раб.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
ОХОТА ЗА СИЛОЙ
ЛУЧШИМИ ОХОТНИКАМИ СТАНОВЯТСЯ НЕ ТЕ, КТО ОБЛАДАЕТ ЕСТЕСТВЕННОЙ СКЛОННОСТЬЮ К ОХОТЕ, А ТЕ, КТО ВЫНУЖДЕН ДОЛГО И ТЯЖЕЛО СРАЖАТЬСЯ, ЧТОБЫ ОВЛАДЕТЬ ВСЕМИ ПРИЕМАМИ ЭТОГО РЕМЕСЛА.
Прежде чем мы перейдем к изучению концепции охоты за силой, нам следует дать определение нашему оппоненту. Итак, вполне естественно задать вопрос: "Что же такое сила?" Дать определение силе, не запутавшись при этом в словах, совсем не просто. Истины Осознания гласят, что сила является энергией сонастройки, то есть силой, которая высвобождается при сонастроике энергетических полей внутри кокона с соответствующими энергетическими полями вне кокона. Результатом такой сонастройки является восприятие. Значит, также можно сказать, что сила - продукт восприятия.
Таковы два традиционных определения силы, но сами по себе они мало что говорят нам о том, как следует понимать силу на практике. Мы способны видеть силу не более чем мы можем видеть восприятие, но все же мы можем наблюдать эффекты обоих.
Эффект силы, возможно, лучше всего описывается так называемой жизнеспособностью, или, иначе говоря, энергией. Если, наблюдая восход солнца, вы чувствуете воодушевление, то этот энтузиазм и является эффектом силы, или эффектом восприятия. Воодушевление или жизнеспособность сами по себе не являются силой, а представляют собой скорее эффект силы, или точнее говоря, личной силы.
Из этих определений становится очевидным, что при жесткой фиксации точки сборки в одном положении восприятие также фиксируется. Это означает, что мы восприниаем все в рамках определенной системы отсчета, которую называют картиной мира. Такая картина мира не может измениться, пока не сдвинется точка сборки, поскольку до этого доступ к энергетическим полям за пределами точки сборки невозможен, как невозможна и перестановка доступных энергетических полей.
Из этого становится ясно, что восприятие напрямую определяется, во-первых, положением точки сборки и, во-вторых, фактической расстановкой доступных энергетических полей. Во избежание возможного замешательства в будущем необходимо хорошо усвоить этот момент.
Следует также понимать, что точка сборки восприятия человека представляет собой полусферу яркого света, размером примерно с теннисный мяч. Доступными являются энергетические поля, подсвеченные этой полусферой при прохождении через нее. Такие энергетические поля выглядят как лучи света, толщиной не более волокон хлопка, а потому видящие уподобляют их нитям света. Они настолько тонки, что буквально тысячи энергетических полей проходят через точку сборки, совмещаясь с соответствующими энергетическими полями вне кокона.
Однако сонастройка не обязательно происходит в строгом порядке: А-А, В-В, С-С, возможно и любое другое сочетание, например А-В, В-С. Энергетические поля вне кокона идентичны полям внутри него, но количество возможных перестановок при их сонастройке воистину бесконечно. Что именно определяет настройку и каким образом она осуществляется, остается загадкой даже для наиболее сильных видящих. Достаточно будет сказать, что, по всей видимости, она осуществляется посредством некоего таинственного свойства намерения.
Для дальнейшего разъяснения этой концепции нам следует определить два термина, а именно: движение точки сборки и смещение, или сдвиг, точки сборки. Хотя среди линий Толтеков существуют некоторые разногласия в определении этих терминов, но разногласия настолько незначительны, что их можно не принимать в расчет. Для целей этой книги я представлю традиционные определения.
Движение точки сборки определяется как вращение точки сборки восприятия в ее нормальном положении, вызывающее иную расстановку энергетических полей. Это очень напоминает настройку частоты радиоприемника для улучшения приема сигнала определенной радиостанции. Смещение точки сборки происходит, когда она меняет свое местоположение для настройки на иную группу энергетических полей. Такой сдвиг может произойти в любое место на поверхности кокона или внутри него.
Именно расстановка энергетических полей в определенном положении отвечает, во-первых, за картину мира и, во-вторых, за способности человека к общению. Если мы встретимся с кем-то, кто использует ту же самую расстановку полей, что и мы, то их взаимное расположение будет А-А, В-В и т.д. С таким человеком у нас будет прекрасное взаимопонимание и никаких трудностей в общении. Но если, с другой стороны, у человека диаметрально противоположная расстановка энергетических полей по отношению к нашей собственной - общение будет ужасным. В отношениях с подобным человеком мы будем постоянно натыкаться на противодействие, а взаимопонимание покажется достаточно безнадежным делом.
Суть в том, что пока мы не обретем способность двигать точку сборки, наше восприятие и картина мира будут оставаться жестко фиксированными. Именно эта фиксация и вызывает возникновение привычек и обусловливает повторяемость действий - физических, эмоциональных или ментальных. Однако не менее верно и обратное утверждение, ведь и само по себе повторение закрепляет точку сборки еще более жестко, вызывая к тому же монотонность и скуку. А как только скука проникает в наше восприятие, уровень осознания драматически понижается, так как повторяющееся восприятие вскоре переходит на подсознательный уровень. Вот и возникает порочный круг, в котором мы становимся все менее и менее осознанными, в то время как наше восприятие становится все более повторяющимся и тоскливым.
В таком аспекте интересно взглянуть на различие между взрослыми и детьми. У детей точка сборки остается естественным образом текучей до тех пор, пока их не вынудят посредством социальной обусловленности закрепить ее. В итоге, дети способны достаточно спонтанно двигать свою точку сборки. Благодаря такой подвижности восприятие детей безостановочно меняется, что обусловливает не только новизну восприятия, но также и избыток жизнеспособности и энтузиазма.
Для того чтобы сдвинуть точку сборки, необходима личная сила. Для движения или смещения точки сборки нам нужна энергия, точно так же, как нужна она и для всего, что мы делаем. В действительности, даже для того, чтобы просто удерживать точку сборки закрепленной на одном месте, требуется существенный объем личной силы.
Очевидно, если точка сборки зафиксирована и подобным же образом фиксирована наша картина мира, объем личной силы будет пропорционален уровню нашего восприятия, поскольку личная сила является продуктом восприятия. Восприятие в свою очередь прямо пропорционально уровню осознания. Поэтому, если мы пребываем в полусонном состоянии по причине "вечной скуки", мы не сможем и хорошо регистрировать восприятие.
Недостаток регистрируемого восприятия вовсе не означает, что личная сила не генерируется, скорее вся она потребляется теми привычными и повторяющимися действиями, физическими, эмоциональными и ментальными, которые и удерживают фиксацию точки сборки.
А если нет излишка личной силы, чтобы сдвинуть точку сборки, то где нам взять дополнительную силу? Решение является воистину простым, однако объяснить его гораздо легче, чем применить на практике.
Если вся наша личная сила потребляется привычками, то, очевидно, следует отказаться от всех лишних действий. Более того, мы должны разоблачить свою картину мира, поскольку именно ее жесткость сохраняет привычки и тем самым удерживает точку сборки. Вначале единственный путь совершить это пролегает через высокий уровень осознанности, который выражается в постоянной бдительности. Только увеличивая осознание всего происходящего в нашей жизни, мы можем начать различать то, что действительно важно, и то, что по праву может быть расценено как лишнее и ненужное.
Воины всегда уделяют особое внимание мелочам повседневной жизни. Ведь все эти малозначительные на первый взгляд мелочи в сумме и составляют наше поведение, а также показывают нам нашу картину мира.
Работая над этим, жизненно важно понимать, что, желая быть полностью осознанным, мы на самом деле намереваем восприятие. Таково ключевое и необходимое условие для следования Путем Воина. Истины Осознания гласят, что именно намерение обусловливает наше восприятие. Сейчас мы не будем пытаться дать определение намерения, достаточно сказать, что чем сильнее мы намереваемся быть осознанными, тем ярче наше восприятие, и тем больше генерируется личной силы.
НЕТ МАГИИ - ЕСТЬ ЛИШЬ НАМЕРЕНИЕ.
ВСЕ, ЧТО ГЛУПЦЫ СЧИТАЮТ МАГИЕЙ, ЯВЛЯЕТСЯ ЛИШЬ МАНИПУЛИРОВАНИЕМ НАМЕРЕНИЕМ, ПОЭТОМУ МАГ -ПРОСТО МАСТЕР НАМЕРЕНИЯ.
Важность стремления быть полностью осознанными этим не ограничивается, в этом ключевом акте сокрыто гораздо больше. Пытаясь изо всех сил воспринимать, мы на самом деле тренируем свое намерение. Поскольку именно сила намерения играет главную роль в восприятии, то, очевидно, эта же сила косвенно отвечает за положение точки сборки. Поэтому, поддерживая свою картину мира, мы в действительности используем силу намерения для удержания точки сборки в строго определенном месте.
Из всего вышесказанного теперь должна быть ясна огромная важность разоблачения картины мира. Для успешного выполнения этой задачи мы должны быть полностью осознанны в отношении мельчайших деталей в своей повседневной жизни, так как это позволит нам понять, какова наша картина мира и что именно мы делаем для ее поддержания. Как только мы ясно увидели свою картину мира и то, как мы ее поддерживаем, ее разоблачение при помощи техники не-делания становится относительно простым делом.
Итак, мы плавно подошли к концепции охоты за силой. Прежде всего, необходимо хорошо разобраться, что же это такое. Охота за силой - это поиск, способов увеличить наш уровень личной силы для достижения текучести точки сборки.
Работая с этой концепцией, важно помнить, что все мы -прирожденные лентяи. Гораздо легче мечтать о силе и рассуждать об обладании ею, чем активно ее преследовать. Но для обретения силы нам надо именно действовать - мы должны охотиться за силой, и охотиться умело.
ОХОТНИК ЯВЛЯЕТСЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ДИСЦИПЛИНИРОВАННЫМ ЧЕЛОВЕКОМ, ИБО УСЛОВИЯ ЕГО ВЫЖИВАНИЯ УСТАНОВЛЕНЫ ЧЕТКО.
Охотник достаточно умен, чтобы не надеяться, что добыча сама прыгнет в его котелок. Поэтому охотник ведет дисциплинированную жизнь, то есть он полностью посвящает себя охоте. Охотник является
учеником1 охоты в истинном смысле этого слова, и потому направляет все усилия к изучению всего, что только можно узнать об охоте.
ОХОТНИК ЖИВЕТ ОХОТОЙ ПОЛНОСТЬЮ - ЛИШЬ ТАК ОН МОЖЕТ РАССЧИТЫВАТЬ НА УСПЕХ.
Как уже утверждалось ранее, для охоты за силой нам следует постоянно находиться в состоянии полной осознанности. Это означает, что необходимо жить осознанностью. Охотник, который является осознанным лишь время от времени, никогда не станет хорошим охотником. Очень скоро он окажется добычей более сильного хищника, чем он сам. Однако для тех, кто привык пребывать в полусонном состоянии постоянная осознанность - задача не из легких. Поэтому необходимо серьезно изменить свою жизнь, прежде чем мы сможем по праву называться охотниками.
ИСТИННЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ - НЕ ЛЕГКИ. ЧЕЛОВЕК МЕНЯЕТСЯ ТОЛЬКО В ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ, ПРИНУЖДАЮЩИХ ЕГО К ИЗМЕНЕНИЮ.
ИНОГДА, ДАЖЕ КОГДА ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ТРЕБУЮТ ОТ ЧЕЛОВЕКА ИЗМЕНЕНИЙ, ОН ГЛУПО ОТКАЗЫВАЕТСЯ МЕНЯТЬСЯ, ПОКА НЕ УВИДИТ В ЭТОМ ПРЕИМУЩЕСТВ ДЛЯ СЕБЯ.
К сожалению, всякий раз когда человека что-то подталкивает к изменениям в собственной жизни, можно часто услышать старые избитые отговорки: "У меня проблем нет! Но вы бы видели мою жену! Клянусь, у нее проблем в избытке! Вот если бы вы заставили ее измениться, все было бы прекрасно". Эти высказывания типичны для обычного человека, и не важно, жалуется ли он на свою жену, родственников, босса, работу или на жизнь в целом. Обычно такое поведение называют игрой в обвинения, перекладыванием ответственности, увиливанием, или попросту попукиванием.
Вместо того чтобы обвинять окружающих, хороший охотник принимает ответственность за собственную жизнь и вносит в нее те изменения, которые необходимы в данный момент.
ХОРОШИЙ ОХОТНИК МЕНЯЕТ СВОИ МЕТОДЫ ВСЯКИЙ РАЗ, КОГДА ЭТО НЕОБХОДИМО.
ПОДЛИННЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ КАТАСТРОФИЧНЫ ПО СВОЕЙ ПРИРОДЕ И ВСЕГДА НАЧИНАЮТСЯ С МЕЛКИХ НЕПРИМЕЧАТЕЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ. ОХОТНИК ОТСЛЕЖИВАЕТ ТАКИЕ ДЕЙСТВИЯ И У СЕБЯ, И У СВОЕЙ ДОБЫЧИ, А ПОТОМУ ИХ ПОСЛЕДСТВИЯ НЕ МОГУТ ЗАСТАТЬ ЕГО ВРАСПЛОХ.
Не стоит дурачить себя верой в то, что можно изменить свою жизнь постепенно. Подобные изменения не являются настоящими изменениями, а лишь изобретенными нами методами обновления старых привычек. Благодаря таким действиям мы можем чувствовать себя лучше, притворяясь, что изменили свои подходы.
Единственное изменение в природе, которое можно назвать постепенным, - это процесс старения, но он применим только к физической и материальной форме. Упрямый человек не становится менее упрямым с возрастом, он лишь выглядит таким из-за того, что тело его ослабло и у него осталось меньше энергии на пререкания. Если вы слегка заденете такого старика, вы очень быстро заметите, как воскресают его старые привычки. Все подлинные изменения, даже в природе, всегда внезапны и влекут за собой серьезные последствия.
ЦЕННЫМИ ИЗМЕНЕНИЯМИ ЯВЛЯЮТСЯ ЛИШЬ ТЕ, ЧТО СОВЕРШАЮТСЯ В ХОЛОДНОМ СВЕТЕ ТРЕЗВОСТИ.
Также важно понять, что эффективны только трезвые изменения, то есть только те, которые совершаются сознательно и преднамеренно. Иногда человек инициирует изменения под воздействием некоего бурного эмоционального потрясения. Однако в большинстве случаев такие изменения достаточно быстро теряют свою силу. Например, кто-то может измениться в результате сильного шока, болезни или несчастного случая, однако со временем эффект шока снижается, и вскоре человек возвращается на привычные рельсы.
ЧТОБЫ ПРЕУСПЕТЬ НА ПУТИ ЗНАНИЯ, ТРЕБУЕТСЯ ТОТАЛЬНОЕ ИЗМЕНЕНИЕ. ТЫ ДОЛЖЕН ПРЕОБРАЗИТЬ СВОЙ ОСТРОВ ТОНАЛЬ.
ЧЕЛОВЕК В СУЩНОСТИ СВОЕЙ ЯВЛЯЕТСЯ ЧИСТЫМ ДУХОМ, КОТОРЫЙ НАЗЫВАЮТ НАГВАЛЕМ, НО С РОЖДЕНИЯ ОН БЕРЕТ СЕБЕ ФИЗИЧЕСКИЙ ИНСТРУМЕНТ, НАЗЫВАЕМЫЙ ТОНАЛЕМ.
ТОНАЛЬ - ЭТО ЛИЧНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА. ОН ПОДОБЕН НАСТОЯЩЕМУ ОСТРОВУ В БЕЗГРАНИЧНОМ ОКЕАНЕ ЧИСТОГО БЫТИЯ - НАГВАЛЯ. НА ЭТОМ ОСТРОВЕ ЕСТЬ ВСЕ, ЧТО НЕОБХОДИМО ВОПЛОЩЕННОМУ ИНДИВИДУУМУ ДЛЯ ЖИЗНИ НА ФИЗИЧЕСКОМ ПЛАНЕ.
Остров тональ охватывает все, что мы привыкли считать частью себя, прямо или косвенно. Тональ - это физическое тело, эмоциональная структура и разум. Наши мысли, наши чувства, наши действия на физическом плане - все это часть тоналя. Если я беден, то это мой тональ беден, поскольку нагваль, дух, просто не может быть бедным. Точно так же если я болен, то это болен мой тональ. Если я зол, то это мой тональ зол. Если мне недостает личной силы, то это недостаток моего тоналя. Короче говоря, тональ является светящимся коконом со всеми энергетическими полями внутри него.
По сути говоря, если мы можем назвать или описать что-либо, то так или иначе оно является частью острова тональ. Это верно как для человека, так и для вселенной, поскольку тональ - есть состояние проявления во всем его бесконечном многообразии - физическом, эмоциональном, ментальном и даже в том, что мы называем духовным. Нагваль, с другой стороны, представляет собой чистый дух или чистое бытие, то есть непроявленный дух. Тональ - есть Нечто, в то время как нагваль - Ничто.
Все в нашей жизни является частью нашего собственного индивидуального острова тональ. Все части образуют буквально ландшафт острова и, следовательно, создают так называемую нами картину мира. Если агрессивность является одним из свойств нашего острова, тогда агрессивность будет формировать и часть нашей картины мира. Аналогично, если бедность является особенностью нашего острова, мы автоматически считаем себя бедными, и, пока мы поддерживаем такую картину мира, у нас никогда не будет необходимых инструментов для зарабатывания денег.
Однако ни остров, ни его особенности не составляют проблему сами по себе. Вовсе не остров плох и не его особенности. Скорее характер расположения различных особенностей его рельефа создает проблемы в нашей жизни и превращает остров в рай или в ад. Следует помнить, что каждая деталь на нашем острове необходима для нашей жизни на физическом плане, а потому ни одна из его составных частей не может быть утеряна или разрушена. На самом деле, даже если мы попытаемся избавиться от какой-то черты острова, то очень быстро обнаружим, что это невозможно сделать.
Поэтому, задача ученика - полностью трансформировать свой остров тональ. Он должен перестроить его ландшафт. Это означает, что ему придется не только перестроить особенности острова, но и расположить их так, чтобы каждая вещь занимала на острове правильное место. В процессе таких преобразований все свойства острова начнут гармонировать друг с другом и с самим человеком, и ученик превратит свой остров не только в практичное и дружественное место, но и, соответственно своим умениям и темпераменту, в место дивной красоты.
Для обретения большей ясности в этом вопросе давайте, в качестве примера, рассмотрим агрессивность. Образно мы можем уподобить агрессивность мечу. Так, если агрессивность является частью человека, он может, взглянув на нее, решить, что это уродливое и опасное оружие. Опасаясь, что люди будут плохо относиться к нему из-за его агрессивности, человек может провести годы, стремясь избавиться от нее. Все это время он изо всех сил будет пытаться спрятать свой меч. И на самом деле он может спрятать его так хорошо, что никто и никогда не заподозрит его в агрессивности. Такой человек будет чувствовать, что пусть ему и не удалось избавиться от своей агрессивности, по крайней мере, он держит ее под жестким контролем.
Такова альтернатива, воспользоваться которой предпочитает подавляющее большинство людей. Однако это невзрачная альтернатива, поскольку человек никогда не научится владеть мечом, если прячет его, отказываясь использовать свое оружие. Человек просто подавляет свою агрессивность, но, как и во всех случаях подавления эмоций, наступит день, когда жестко зажатый в угол он внезапно выхватит свой меч. Годы подавляемой агрессивности сольются в могучий поток неодолимой ярости, и человек, совершенно не владея искусством меча, начнет неистово размахивать им во все стороны, что приведет лишь к катастрофе. В итоге он поранит не только других, но и самого себя.
Естественно, такая альтернатива не подходит охотнику, которому необходимо владеть всем своим оружием умело. Ученик на Пути Воина должен признавать свою агрессивность, не подавляя ее. Сказанное вовсе не означает, что ученик или охотник имеет право выплескивать свою агрессивность на окружающий мир. Но он должен научиться пользоваться ею разумно и умело, чтобы в случае необходимости иметь под рукой такое оружие.
Признавая свою агрессивность и осторожно практикуясь с мечом, ученик со временем превратится в искусного фехтовальщика. Агрессивность, как свойство самого человека, не будет выброшена с острова тональ, а превратится в его ценное достояние. В случае необходимости, такой человек сможет мгновенно выхватить меч, и, прежде чем вы осознаете, что происходит, вы будете обриты наголо, если данный момент требует именно этого. Вам не будет нанесен какой-либо серьезный вред, ведь волосы отрастут снова, но вам уже не захочется неуважительно обращаться с этим человеком. Более того, в глубине души вы будете восхищены им, поскольку подобное искусство прекрасно и волнующе одновременно.
Трансформация острова тональ путем перестройки его элементов представляет собой тотальное изменение, которое необходимо для достижения успеха в поиске силы. Все не так трудно, как может показаться, поскольку необходимо лишь произвести инвентаризацию всего в нашей жизни, чтобы знать, чем мы располагаем. Для охотника не существует негативных аспектов самого себя, есть лишь потенциал, который все еще полностью не развит. Еще не развитый потенциал, конечно, является недостатком на острове, но охотник знает, придет время и этот потенциал перестанет быть недостатком. Потенциал фехтовальщика, будучи не реализован, действительно является недостатком, но, развив его, мы получим ценнейшее умение.
ВАШИ СЛАБОСТИ - ЭТО ВАШ НЕРЕАЛИЗОВАННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ.
Чтобы успешно охотиться за силой, нам необходим весь наш потенциал. Социальная обусловленность может твердить, что многое из нашего потенциала является плохим. Но именно она - тот инструмент, при помощи которого наши собратья удерживают нас в рабской зависимости от себя и от своей картины мира. Но охотника невозможно удержать таким образом. Охотник - свободное и текучее существо, идущее по пути с сердцем. Он не находит сердца на острове, состоящем из психических оков, подавленных эмоций и негибкого мышления.
Остров охотника неописуемо прекрасен, а умение, с которым он был выстроен, потрясает. Будучи текучим существом, охотник всегда рад перестроить свой остров, как только возникает такая необходимость. Изменения приносят ему еще больше восхитительных вызовов, и кто знает, какие сокровища духа он может отыскать, перестраивая свой тональ?
Секрет ускользания из ловушки социальной обусловленности заключен в том, что охотник выходит за пределы психологического манипулирования.
ОХОТНИК ОБРАЩАЕТСЯ С МИРОМ С ТАКОЙ ОСТОРОЖНОСТЬЮ, ЧТО НЕ ОСТАВЛЯЕТ ЗА СОБОЙ СЛЕДОВ. ОСТАВИТЬ СЛЕД ОЗНАЧАЕТ СТАТЬ ОБЪЕКТОМ ОХОТЫ ДЛЯ КОГО-ТО БОЛЕЕ МОГУЩЕСТВЕННОГО.
Вышесказанное вовсе не обязует охотника становиться затворником. Это невозможно по определению: чтобы быть охотником, необходимо взаимодействовать с миром, будучи его неотъемлемой частью. Поэтому охотник не пытается спрятаться от мира, а лишь заботится о том, чтобы не превратиться в объект охоты.
В ОСНОВЕ ИСКУССТВА ОХОТНИКА ЛЕЖИТ СПОСОБНОСТЬ ВЫБИРАТЬ ВРЕМЯ И МЕСТО СВОЕГО ПОЯВЛЕНИЯ. БЛАГОДАРЯ ЭТОМУ ЕГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ С МИРОМ СТАНОВИТСЯ ВЫВЕРЕННЫМ И ЭКОНОМНЫМ, ТАК ОХОТНИК ИЗБЕГАЕТ ИСТОЩЕНИЯ КАК ОКРУЖАЮЩЕГО МИРА, ТАК И САМОГО СЕБЯ.
ОХОТНИК УВЕРЕН В СВОЕМ УМЕНИИ ОХОТИТЬСЯ, А ПОТОМУ БЕСПОКОИТЬСЯ ЕМУ НЕ О ЧЕМ.
БЕСПОКОЙСТВО ЗАСТАВЛЯЕТ ЧЕЛОВЕКА НЕИСТОВО ЦЕПЛЯТЬСЯ ЗА СВОЙ МИР, КАКИМ БЫ ОН НИ БЫЛ, А, ЦЕПЛЯЯСЬ, ОН ИСТОЩАЕТ КАК СЕБЯ, ТАК И СВОЙ МИР.
Основная причина, почему люди становятся объектами охоты, заключена в их неуверенности в себе, из-за которой они всегда ищут одобрения и поддержки окружающих.
Очевидно, если люди ведут себя так, они никогда не освободятся от оков социальной обусловленности, а потому всегда будут зависеть от милости других. В данном контексте мы видим, что беспокойство является наиболее истощающей причиной зависимости. Люди находят множество всевозможных причин для беспокойства, и даже не ведая, что творят, они непрерывно подрывают собственную силу и уверенность посредством беспокойства.
Если, например, человек постоянно беспокоится о своем здоровье, такая тревога истощает его энергию столь сильно, что со временем он действительно разовьет себе различные недомогания и недуги.
Точно так же, если жена постоянно сомневается в том, любит ли ее муж, то своим поведением она будет так неистово цепляться за него, что в конце концов изнурит требованиями бесконечных заверений в любви. В результате, муж будет отталкивать свою жену, не потому, что не любит ее, а просто потому, что ему необходимо некоторое пространство. Естественно, это заставит женщину чувствовать себя еще более неуверенно, и она станет требовать от мужа все больше внимания. Со временем мужчина почувствует себя настолько удаленным от дома, что, возможно, начнет искать утешение в объятьях другой женщины.
В этих двух примерах мы можем ясно видеть эффект беспокойства и то, как людям при его помощи удается материализовать свои наихудшие страхи. Как это ни печально, ни мужчине из первого примера, ни женщине из второго так, возможно, никогда и не удастся понять, кого им благодарить за свои несчастья. Вместо этого они будут верить, что все произошедшее - всего лишь результат того, о чем они и так догадывались.
Охотник, с другой стороны, уверен в своих способностях, а потому знает, что ему незачем волноваться. Но для обретения подобной уверенности человек должен культивировать ее, выбирая верные пути взаимодействия с окружающим миром. Охотник отказывается от поиска одобрения или поддержки окружающих. Он делает такой выбор вовсе не по причине высокомерия или безразличия, а просто
потому, что обладает достаточным самоуважением для признания своих способностей и собственной ценности. Результатом уважения к себе является и бесконечное уважение к окружающему миру. Ибо он знает: для того, чтобы жить плодами земли, необходимо жить в гармонии с ней.
ОХОТНИК БЛИЗКО ЗНАКОМ СО СВОИМ МИРОМ, НО В ТО ЖЕ ВРЕМЯ ОСТАЕТСЯ ОТСТРАНЕННЫМ ОТ НЕГО.
Именно посредством отстраненности охотник избегает одержимости окружающим миром. Однако близкое знакомство охотника со своим миром означает, что он отстранен лишь в смысле выбора путей взаимодействия с ним, но не в смысле заботы о нем. Это очень важное различие, и для его воплощения в жизнь требуется немалое умение.
Ни один охотник не может надеяться на успех, не зная свой мир в мельчайших подробностях. Однако здесь возникает опасность настолько сблизиться с миром, что суждения охотника станут искаженными. Например, охотник может настолько хорошо изучить зверя, на которого охотится, что в итоге он не сможет убить его. С другой стороны, если бы охотник не заботился о мире, он бы попросту истощил его, поскольку охота была бы для него лишь развлечением. И в том, и в другом случае охотника ожидает голод, ведь он или будет слишком сильно любить животных, что не сможет охотиться на них, или же быстро истощит свои охотничьи угодья.
ОХОТНИК НЕ ИСТОЩАЕТ СВОЙ МИР, ОН БЕРЕТ ОТ НЕГО ТОЛЬКО ТО, В ЧЕМ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НУЖДАЕТСЯ. А ПОТОМУ ЕГО ЗАПЛЕЧНЫЙ МЕШОК НИКОГДА НЕ БЫВАЕТ ПУСТ.
Важно понимать, что задача охотника не сводится лишь к охоте. Истинный охотник должен быть своего рода психологом. Опыт позволяет ему видеть шаблонные действия и предсказуемое поведение как животных, так и человека. Поэтому он осознает важность изучения повадок тех, на кого охотится.
ЧТОБЫ ПОЙМАТЬ ЗВЕРЯ, ОХОТНИК ДОЛЖЕН НЕ ТОЛЬКО ЗНАТЬ ЕГО ПОВАДКИ, ЕМУ НУЖНО ПЕРЕХИТРИТЬ СВОЮ ДОБЫЧУ.
Если бы охотник устанавливал ловушки, не скрывая собственных целей, он бы никого не поймал, животные не настолько глупы, чтобы лезть в явную западню. Охотник должен установить ловушку настолько умело, чтобы жертва не заподозрила ничего, пока не будет слишком поздно. Охотник также прекрасно осознает, что он - хищник, а потому найдутся и другие хищники, которые не замедлят начать охоту на него, если он предоставит им такую возможность. Чтобы не стать добычей самому, охотник должен следить за собой и не допускать тех же ошибок, что допускает жертва, которую он научился выслеживать. Соответственно охотник следит за тем, чтобы его движения и его действия всегда были непредсказуемыми.
СТАТЬ ПРЕДСКАЗУЕМЫМ - ЗНАЧИТ ПРЕВРАТИТЬСЯ В ЧЬЮ-ТО ДОБЫЧУ.
В целом обычный человек крайне предсказуем. Закрепленный тяжелой и всепоглощающей рутиной, средний человек представляет собой легкую добычу для любого, кто решит на него поохотиться.
Возьмем в качестве примера служащего, который всегда обедает в 13:00 в маленьком ресторанчике рядом с его офисом. Он заканчивает работу ровно в 17:00 и сразу же спешит на железнодорожную станцию, чтобы успеть на поезд, отправляющийся в 17:25. Человек следует такому распорядку пять дней в неделю, каждый месяц, из года в год. Любой, кто пожелает припереть такого человека к стенке, не будет иметь с этим затруднений. Все, что нужно, это присесть за его любимый столик в ресторане в нужный час или подождать его на станции в 17:20.
С другой стороны, не так-то и легко будет загнать в угол человека, который обедает лишь изредка, постоянно меняя при этом рестораны. Перехватить его на пути домой также будет непросто, если он иногда едет домой первым же поездом, а иногда задерживается в офисе или отправляется за покупками, по пути наведываясь в гости к друзьям. Очевидно, такой человек непредсказуем, и даже если его рабочее время четко определено, он найдет способы, чтобы и это время выглядело непредсказуемым.
В этих примерах мы взглянули только на физические распорядки, которым следуют люди, но важно понимать, что привычные эмоциональные реакции и фиксированные ментальные шаблоны также делают нас уязвимыми. Кроме того, эта уязвимость подразумевает незащищенность не только перед выслеживанием другими, но и перед силами, действующими в нашей жизни.
Становясь предсказуемыми, мы теряем текучесть. И это не только делает нас уязвимыми, но и жестко закрепляет точку сборки в превалирующей на тот момент картине мира. Как мы уже говорили, ограниченность одной картиной мира не может быть судьбой человека. Его предназначение - познание на опыте всего великого многообразия, присущего жизни. Как только мы застряли в своей картине мира, силы предназначения начинают выслеживать нас, чтобы помочь вернуть нам состояние текучести.
ХОРОШИЙ ОХОТНИК ПРИЗНАЕТ СУЩЕСТВОВАНИЕ ВЫСШИХ СИЛ ВО ВСЕЛЕННОЙ, КОТОРЫЕ НАПРАВЛЯЮТ ЕГО И ВСЕХ ДРУГИХ СУЩЕСТВ. ЭТИ СИЛЫ ДИКТУЮТ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА КАК ЖИЗНИ, ТАК И СМЕРТИ.
Этот чрезвычайно важный момент не только напоминает нам о том, что нас выслеживают как хищники, так и силы предназначения, но и напрямую указывает на вопрос этики и морали. Помимо материального достатка, концепции этики и морали зачастую мешают и запутывают человека, вынуждая его излишне беспокоиться. На самом деле вопросы денег, этики и морали обычно удерживают человека жестко закрепленным в его социальной обусловленности.
Когда охотнику необходима пища, он устанавливает свой капкан, и если проверяя его, охотник обнаружит в нем дичь, то незамедлительно примет ее с тихой благодарностью. Охотник знает, что не его ум и не его умение расставлять ловушки, заманило зверя в капкан, - животное было направлено в капкан силами предназначения.
Предназначением этого конкретного животного было накормить данного охотника. Зная это, охотник не испытывает жалости к животному и не освобождает его, поступи он иначе, жертва лишится своего предназначения. Ни один охотник, достойный своего звания, не станет вмешиваться в предназначение другого существа. Подобные действия означали бы, что охотник считает себя более мудрым, чем те силы, что диктуют обстоятельства жизни и смерти всех существ, включая и его самого. Настоящий охотник никогда не осмелится на такое высокомерие.
В КОНЦЕ КОНЦОВ, ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ ВАЖНЕЕ ЖИЗНИ И СМЕРТИ? ПОВЕЛЕВАЮЩИЕ ИМИ СИЛЫ ВОИСТИНУ ПРАВЯТ ВСЕМИ СУЩЕСТВАМИ.
Жалость - одно из самых страшных преступлений против человечества, а фактически, против всех форм жизни в целом. Всегда следует остерегаться благодетелей, жалеющих всех и вся. В таких людях нет уважения к предназначению других существ, и их единственная цель жизни - вмешиваться в чужие дела и встревать туда, куда не пристало. Они будут громогласно протестовать под знаменами морали и общественной благопристойности, но ни на секунду не задумаются над возможными последствиями своих действий. Индивидуальность и полное развитие осознания всегда страдают в руках таких людей, независимо от того, какими мотивами они руководствуются.
Бывают случаи, когда помощь действительно необходима и затребована, и тогда охотник помогает добровольно и искренне. Но охотник никогда не окажет помощь, если она незатребована. Оказать помощь, когда в ней нет необходимости, значит несправедливо поступить с другим человеком.
Охотник не осмеливается встревать в дела сил, распоряжающихся жизнью и смертью всех существ, но в то же время за свои действия он принимает полную ответственность. Если в силках он обнаружит двух животных, тогда как ему необходимо только одно, он возьмет именно одно, второе же - освободит. Взять больше, чем необходимо, значит поддаться жадности или беспокойству, а это, конечно, сделало бы его уязвимым. К тому же, охотник относится к своему миру с бесконечной заботой, а потому не истощает его. Такова дисциплина охотника и такова безупречность его духа.
Именно дисциплина и безупречность играют ключевую роль в постижении лабиринтов сложностей охоты за силой. Вплоть до этого момента мы рассматривали только подготовку охотника, но, очевидно, целью обучения является возможность научиться охоте за наивысшей добычей - за силой. Подготовка не легка, для достижения дисциплины и безупречности, что так необходимы охотнику, требуется время и предельное внимание к деталям.
Без тщательной подготовки ни один человек не может рассчитывать на успех в охоте за силой, поскольку охотиться за силой бесконечно труднее, нежели выслеживать животных или людей. Животные и люди не только чрезвычайно предсказуемы, но и вполне осязаемы. Сила, напротив, всегда абсолютно непредсказуема и, конечно же, неосязаема. Ловля непредсказуемой и неосязаемой добычи - не только наитруднейший в мире вызов, но и в высшей степени опасное занятие.
Выслеживание силы требует бесконечной осторожности и очень острого чувства осознанности. Охотник, который ломится сквозь кусты, словно бульдозер, не только вспугнет свою предполагаемую добычу, но и весьма вероятно, сам станет добычей кого-то или чего-то более могущественного. В этом отношении удивительно видеть, как много здравомыслящих, но, тем не менее, заблуждающихся людей, устремляются за знанием при любой возможности. Такие люди носятся вокруг в состоянии какого-то духовного безумия и с детским волнением кричат о своих находках. Наблюдая за ними, приходишь к выводу, что они действительно дети - дети с игрушечными ружьями, играющие в охотников.
В процессе своей подготовки охотник начинает понимать суть охоты за силой. Обретя такое знание, он не бросается сломя голову на охоту, ведь ему известно, что его противник, будучи неосязаемым и непредсказуемым, очень даже может ввести его в фатальную ловушку. Это важный момент, и его нужно полностью понять.
Единственная цель охоты за силой - обрести личную силу, необходимую нам, чтобы заявить свои права на свободу. Но заявить права на свободу мы можем, лишь заявив свои права на нашу личную силу, поскольку Орел не одаривает свободой тех, кто не достаточно силен, чтобы сражаться. Единственный способ стать сильным - сражаться, и чем суровей битва, тем сильнее мы становимся. Именно поэтому охотник, в отличие от обычного человека, не жалуется на вызовы в своей жизни. Он знает, чем жестче вызов, тем больше будет даров силы.
К тому же охотник прекрасно осведомлен, что силы, направляющие русло его жизни на земле, не будут, испытывать жалости или проявлять милосердие. Гарантированное милосердие лишает охотника возможности сражаться за победу и обрекает его на рабское существование.
ЕСЛИ ТЫ НЕДОСТАТОЧНО СИЛЕН, ЧТОБЫ СРАЖАТЬСЯ, У ТЕБЯ НЕТ ИНОГО ВЫХОДА, КРОМЕ КАК СМИРИТЬСЯ С ЖИЗНЬЮ РАБА. НО ОХОТНИК - СВОБОДНОЕ СУЩЕСТВО, КОТОРОЕ НЕ ПРИЕМЛЕТ РАБСТВА. ДЛЯ НЕГО НЕТ ИНОГО ВЫБОРА, ПОМИМО СРАЖЕНИЯ. ЕСЛИ ЕМУ СУЖДЕНО ПОВСТРЕЧАТЬ СВОЮ ГИБЕЛЬ В БОЮ, ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ ОН УМРЕТ КАК СВОБОДНОЕ СУЩЕСТВО, А НЕ КАК РАБ.
В жизни каждого человека наступает момент, когда он просто знает, что оставаться рабом он больше не может. С этого мгновения, независимо от того, получил человек подготовку охотника или нет, он входит в настроение охотника.
Не отступая ни перед чем и абсолютно не приемля рабства, охотник не смеет отбрасывать свою личную силу, совершая глупые ходы. Вместо этого он спокойно оценивает свою жизнь и свою ситуацию. Он знает, что сам сделал ставку на силу, и именно для этой охоты он готовил себя. Охотник также прекрасно помнит о правилах охоты. Они просты, смертельно просты: не давай и не проси пощады, победитель забирает все.
Сражаясь в битве, когда ставки столь высоки, охотник был бы глупцом, если бы не взвесил все варианты с величайшей тщательностью. Если охотник победит в битве, он обретет достаточно личной силы, чтобы заявить права на свою свободу, но, проиграв, он потеряет все. Очевидно, охотник не может позволить себе вступить в такую битву бездумно.
ОХОТНИК НЕ ПОДЧИНЯЕТСЯ НИЧЬИМ ЖЕЛАНИЯМ, КРОМЕ СВОИХ СОБСТВЕННЫХ. ЕСЛИ ОН ПОСТУПАЕТ ТАК ИЛИ ИНАЧЕ, ТО ТОЛЬКО ПОТОМУ, ЧТО ПОЛНОСТЬЮ ОСОЗНАЕТ ВОЗМОЖНЫЙ ИСХОД СВОИХ ДЕЙСТВИЙ.
ОХОТНИК НЕ МОЖЕТ ПОЗВОЛИТЬ СЕБЕ ОКАЗАТЬСЯ В РОЛИ ЖЕРТВЫ. В СВОИХ ПОСТУПКАХ ОН ОСТАВЛЯЕТ МЕСТО ДЛЯ НЕПРЕДВИДЕННОГО, А ПОТОМУ ЕГО НЕВОЗМОЖНО ЗАСТАТЬ ВРАСПЛОХ. ТАК ОН ИЗБЕГАЕТ ТОГО, ЧТО ГЛУПЦЫ СЧИТАЮТ СЛУЧАЙНОСТЯМИ.
Оценивая свою жизнь, охотник понимает, что при столь высоком риске у него все же нет иного выбора помимо сражения. В этом заключена ирония следования Путем Знания. Сражаясь за свободу от оков социальной обусловленности, мы обнаруживаем, что становимся рабами силы.
Обычный человек верит, что у него есть свобода выбора, охотник же является человеком, убедившимся в безосновательности такой веры. Для него есть лишь две возможности: или он сражается за свою свободу от социальной обусловленности, или же он отказывается от борьбы и присоединяется к своим собратьям в их глупости. Очевидно, второй вариант неприемлем для охотника, что в свою очередь означает отсутствие выбора как такового.
Для полного понимания этого момента следует помнить, что охотник становится охотником для того, чтобы освободиться от оков социальной обусловленности. И делая это, он обретает личную силу, позволяющую ему выбирать собственную систему отсчета. Продвинувшись столь далеко, охотник уже не может повернуть назад, так как оставленный позади мир более не привлекает его. В свете этого он понимает, что фактически ему больше нечего терять, кроме своей жизни, но какова ценность жизни, проведенной в рабской зависимости от своих собратьев?
В жизни охотника этот момент один из самых волнующих. Лишь дойдя до этой развилки, он понимает, что в действительности у него нет выбора. Но для путешествия в непознанное от него потребуется вся его смелость, и даже гораздо больше, поскольку он знает, что его ждет дорога без возврата. Этот путь требует, чтобы охотник сказал "прощай" всему, познанному к этому моменту. Очевидно, что охотник не желает оставаться в своем старом мирке, но это единственный мир, который он знает, и, несмотря ни на что, этому миру принадлежат многие сокровища духа охотника. В конце концов, именно в этом мире он научился мечтать о свободе и силе, на дорогах этого мира он сделал свои первые шаги как охотник.
Лишь достигнув этого перекрестка, охотник реально начинает ощущать воздействие сил, направлявших его на протяжении всей жизни. Теперь, в ретроспективе, он способен увидеть замысел всего пережитого им и то, как полученный опыт привел его к этому перекрестку. И хотя его предназначение по-прежнему туманно и теряется в неуловимом будущем, он осознает: его ставка на силу и подготовка охотника были предопределены. Именно в этот момент рассеиваются последние сомнения в том, что его ставка на силу необратима.
Следующая аналогия может сделать концепцию ставки на силу несколько более понятной. Давайте взглянем на маленького ребенка через призму того факта, что вполне очевидным человеческим предназначением является прямохождение.
Когда малыш рождается, он не начинает тут же ходить. Долгое время он остается вполне довольным своим лежачим положением и возможностью просто шевелить конечностями. Затем его тянет немного посидеть, но сделать он это может лишь со всех сторон обложенный подушками. А через некоторое время мускулы младенца становятся достаточно сильными, чтобы начать ползать. Все это сходно с подготовкой охотника. Новообретенная свобода позволяет ребенку начать исследовать окружающий мир. Научившись ползать, младенец начинает различать некоторые детали мира вокруг себя. Путем проб и ошибок он быстро учится понимать, где он ползет и к чему прикасается.
Вскоре приходит день и час, когда ребенок, накопив достаточно сил, внезапно встает. Действие это может показаться довольно простым, но изменения радикальны. Этим поступком ребенок делает свою ставку на ходьбу. Ему может не хватать координации, он может пошатываться и терять равновесие, но, делая шаг за шагом, ребенок научится сначала ходить, а затем и бегать. Его ставка на ходьбу необратима, ведь, если он не родился калекой, прямохождение является его предназначением.
Никто из нас не может скрыться от сил, ведущих нас на протяжении всей жизни. Наше предназначение, каким бы оно ни было, должно быть исполнено. Охотник признает этот факт и заново оценивает себя и свою новую жизнь. Подобно тому как ребенок учится делать свои первые робкие шаги, так и охотник предпринимает свои первые шаги на Пути Силы.
НАЧИНАЯ ОХОТУ ЗА СИЛОЙ, ОХОТНИК ЗНАЕТ, ЧТО НЕОПЫТНОСТЬ БУДЕТ ВЫВОДИТЬ ЕГО ИЗ РАВНОВЕСИЯ. НО, БУДУЧИ ПОЛНОСТЬЮ БДИТЕЛЬНЫМ И КУЛЬТИВИРУЯ СПОКОЙСТВИЕ ЖИЗНИ, ОН ОБРЕТЕТ НЕОБХОДИМОЕ РАВНОВЕСИЕ ДУХА.
Вернувшись к нашей аналогии с ребенком, который только учится ходить, мы видим, что если ребенок сразу же попробует спуститься по лестнице без посторонней помощи, он рискует серьезно травмироваться, возможно даже, разбиться насмерть. Но в то же время, если ребенок подойдет к задаче осознанно и не станет сломя голову прыгать через три ступеньки, опасность будет минимальной.
Охотник, помня свою подготовку, подходит к Пути Силы в аналогичной манере. Полностью осознавая опасность, с которой он сталкивается на охоте за неуловимой и непредсказуемой добычей, охотник двигается бесшумно и действует с превеликой осторожностью. Так он начинает культивировать уверенность, необходимую для устойчивости в любой битве, какую бы ни преподнесла ему сила.
НАША НЕУСТОЙЧИВОСТЬ ЯВЛЯЕТСЯ РЕЗУЛЬТАТОМ ВСЕХ НАШИХ ДЕЙСТВИЙ.
Этот афоризм является жизненно важным для всего, что знают и практикуют Толтеки. Когда мы бежим от своего опыта, игнорируем его или относимся к нему с пренебрежением, мы теряем равновесие. Однако всякий раз, когда мы теряем равновесие, наиболее естественная реакция - остановиться, замереть на мгновение, чтобы восстановить баланс. Умение брать такую паузу и называют спокойствием жизни.
Без сомнения, жизнь - это непрерывность, но непрерывность, состоящая из периодических всплесков энергии или пульсаций. Охотник движется вместе с пульсациями жизни, делая паузу перед каждым действием. Так он может сфокусировать свое полное внимание перед прыжком. Уделяя же каждому действию свое безраздельное внимание, охотник добивается безупречности суждений и постоянного равновесия духа - охотник всегда бдителен.
Ведя такой образ жизни, охотник полностью контролирует каждую ситуацию в своей жизни. Заметьте, я говорю о ситуации. Охотник не контролирует свою жизнь как таковую, поскольку этот контроль не в его руках, а в руках сил, которые направляют его жизнь.
Контролируя каждую ситуацию в своей жизни, охотник обретает устойчивость и уверенность, которые необходимы для начала битвы за силу. Тем не менее он четко осознает скудность своих человеческих возможностей. Так охотник испытывает страх. Не парализующий страх, а страх, который удерживает от пустой траты времени и помогает сохранять бдительность. Этот страх возникает из знания того, что правила охоты не допускают жалости и не обещают пощады.
Зная правила охоты и понимая их бескомпромиссность, охотник относится к противнику с искренним уважением. В глубинах своего сердца охотник ощущает, что предстоящая битва будет благородной битвой. У него нет сомнений, что она будет изобиловать хитрыми уловками, обманными маневрами, но он также знает, что результат будет честным, причем победитель заберет все. Такая битва, в которой все происходит справедливо, а добыча принимается безмолвно и с почтением, является благороднейшей из всех возможных битв.
Продвинувшись столь далеко, охотник не имеет иного выхода, кроме как спокойно сидеть и ждать. Он не спешит, ибо знает, что ставка сделана, и направляющие его судьбу силы отыщут его, и битва начнется. Охотник знает, что нет смысла трусливо прятаться или бежать с поля боя, поскольку силы его предназначения будут преследовать его, нападая из-за каждого угла. Понимая, что единственный шанс на выживание - стоять и сражаться, охотник наполняется чувством абсолютной уверенности. В конце-то концов, что ему терять кроме жизни, которая для него и так уже утратила весь смысл?
Именно так подходит охотник к битве за силу: он бдителен, исполнен страхом, почтителен и полностью уверен в себе. Таков его щит. Перед лицом неодолимых препятствий это не так уж и много, но это все, что у него есть. Именно поэтому он долго и тяжело учится использовать свой щит безупречно.
Такова судьба охотника, но им не овладевает тоска или пессимизм. Охотник не видит причин для сожалений, обид или горечи. Напротив, он сознает дарованную ему честь и чувствует оптимизм. Честь заключена в том, что из множества людей именно ему повезло быть избранным силой для боя. Оптимизм основан на понимании того, что худшее из всего, что может произойти, - это то, что его предназначение будет раскрываться, а этого, в конце концов, он и искал так долго.
Для охотника это время чудес, волшебный сон, ставший явью - вызов, требующий от него лишь предельной безупречности и высшей храбрости в бою. Меньшее не может оправдать честь такого дара.
В это мгновение охотник делает свой первый шаг на пути без возврата, ведь даже если бы его ставку на силу и можно было отменить, он даже не подумал бы повернуть обратно. Мы видим бледное отражение этого в солдатах, долгое время сражавшихся на войне. По окончанию войны, солдаты зачастую не могут вернуться к своей прежней жизни, к своим домам, женам и семьям. Неизменно это объясняют какими-то логическими причинами, но правда в том, что слишком долго эти люди жили на грани жизни и смерти. Они на собственном опыте открыли определенные аспекты себя, аспекты жизни, навсегда отдалившие их от банального и серого существования, которое они влачили до войны.
ПОИСК ДИСЦИПЛИНИРОВАННЫХ И ОТТОЧЕННЫХ ПУТЕЙ ОХОТНИКА - ВОТ ЕДИНСТВЕННАЯ ПОДЛИННАЯ ЧЕСТЬ, НА КОТОРУЮ МЫ МОЖЕМ ПРЕТЕНДОВАТЬ ПО ПРАВУ. А ПОИСК БЕЗУПРЕЧНОСТИ ДУХА ОХОТНИКА ЕДИНСТВЕННОЕ ОПРАВДАНИЕ НАШЕГО СУЩЕСТВОВАНИЯ.
ЛЕВ
В жизни воина, увидевшего саму сущность жизни и смерти, нет ничего, с чем он не смог бы справиться.
ГЛАВА ПЯТАЯ
ВЫЗОВ ВОИНА
НИ ОДИН ЧЕЛОВЕК НЕ МОЖЕТ ВЫЖИТЬ НА ПУТИ ЗНАНИЯ, ЕСЛИ ОН НЕ ГОТОВ РАСКРЫТЬ ОБЪЯТИЯ СМЕРТИ. СМЕРТЬ - ЛУЧШИЙ СОВЕТНИК ВОИНА.
Сделав свою ставку на силу и изучив основы искусства охоты за силой, охотник теперь нуждается лишь в обретении необходимого практического опыта. Только посредством накопления такого опыта он может перейти на уровень воина, ведь единственная разница между охотником и воином - в степени опытности. По причине недостатка опыта, охотник очень мало знает о практической стороне охоты за силой. Воин, с другой стороны, является человеком, закаленным в битве за силу.
СТАНЕМ МЫ ВОИНАМИ ИЛИ НЕТ - РЕШАТЬ НЕ НАМ. РЕШЕНИЕ ВЫНОСЯТ СИЛЫ, НАПРАВЛЯЮЩИЕ ЖИЗНЬ ВСЕХ СОЗДАНИЙ.
Этот афоризм зачастую вызывает в ученике совсем неуместное чувство тревоги. Однако если мы вспомним, что и охотник, и воин проходят одинаковую подготовку, а также следуют к общей цели, то увидим, что нет причин для беспокойства. В конце концов, единственная разница между людьми заключается в практическом опыте, обретенном ими.
В этом отношении следует всегда держать в уме, что опыт невозможно запланировать заранее, человеку это не подконтрольно. Никто не может изменить свое предназначение, а именно оно определяет опыт человека, получаемый им в каждой конкретной жизни. От нас требуется лишь способствовать раскрытию нашего предназначения, разумно сотрудничая с силами, направляющими нас на протяжении всей жизни. Действуя таким образом, мы можем использовать все наши возможности и извлечь весь возможный опыт. Разумное сотрудничество с силами нашего предназначения и является основной целью учения Толтеков. Все, чему учится ученик, включая движение точки сборки, направлено на достижение этой цели. Следует подчеркнуть, что жизненный опыт обычного человека, опыт охотника и опыт воина формируют треугольник, жизненно необходимый для цельного существования подлинного Толтека. Пренебрегая этим треугольником, люди становятся подвержены ошибочному представлению, что Толтеки в некотором роде оставляют мир. Это слишком далеко от истины, ведь для воина, как и для охотника, потеря мира сродни потере человечности.
Три типа жизненного опыта представляют собой три различных, но в то же время взаимосвязанных и взаимозависимых, качества человеческого осознания. Ученик должен все три качества осознания развить до максимума их потенциала, особо тщательно интегрируя каждое из них в свою жизнь. Безумием было бы предполагать, что какой-то человек может стать человеком знания, отвергая те качества, которые и делают его человеком. Все на острове тональ находится там просто потому, что оно необходимо нам для обретения требуемого опыта, чтобы стать воинами. На этом острове нет ничего, от чего можно или следует избавиться, это относится и к различным уровням или качествам осознания.
И охотник, и воин понимают, что единственным истинным замыслом человеческого существования на земле является достижение тотального осознания. Посредством своего опыта воин, к тому же, приходит к пониманию, что знание - воистину сила.
Это не так трудно понять, если мы помним о том, что сила представляет собой энергию сонастройки. Когда мы обретаем знание на опыте, это означает, что благодаря этому опыту мы восприняли что-то, ранее не осознаваемое. Безусловно, такое восприятие является результатом сонастройки, которая, в свою очередь, и генерирует силу. Не стоит и говорить, что это касается именно знания, а не информации. Нужно всегда помнить, что информация - всего лишь теория, тогда как знание - это то, что приходит с опытом. Без практики информация и теория не имеют силы, знание же есть сила.
Поэтому, чтобы обрести силу, следует максимально использовать весь наш опыт. В свою очередь это означает, что мы должны стремиться воспринимать как можно больше. Именно стремление к восприятию и составляет охоту за силой, но поскольку сила неосязаемый и непредсказуемый противник, жизнь воина превращается в бесконечный вызов.
ВОИН ЖИВЕТ ВЫЗОВОМ, И ПОТОМУ ЖИЗНЬ ЕГО ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ ДИСЦИПЛИНИРОВАННУЮ СТРАТЕГИЮ.
Очевидно, что невозможно успешно охотиться за силой, живя недисциплинированной жизнью в полусонном состоянии. Охота за силой требует от нас дисциплинированного подхода и постоянной бдительности охотника. Однако требования к дисциплине зачастую истолковываются неверно. Стремясь быть полностью осознанным, ученик будет отчаянно пытаться понять и проанализировать каждую ситуацию в своей повседневной жизни. В этом нет ничего плохого при условии, что ученик не забывает о неразрывной связи собранной таким образом информации с его картиной мира.
Искать объяснения своему опыту правильно и хорошо, только таким путем мы можем приблизиться к знанию, но считать свои объяснения единственной возможной реальностью - катастрофическая ошибка. Крайне важно помнить, что все объяснения изменятся, как только изменится положение точки сборки. Поэтому любое объяснение, связанное с определенным опытом, является лишь частью истины, но частичная истина - это отнюдь не вся истина. Если во время охоты на льва мы смогли бы добыть лишь клочок его гривы, нам бы следовало признать, что лев от нас убежал.
ВОИН НЕ ПРИДАЕТ ЗНАЧЕНИЯ ОБЪЯСНЕНИЯМ. В СТОЛКНОВЕНИИ С НЕОСЯЗАЕМЫМ И НЕПРЕДСКАЗУЕМЫМ ПРОТИВНИКОМ ОБЪЯСНЕНИЯ ТЕРЯЮТ СВОЮ ЗНАЧИМОСТЬ, А ТЕОРЕТИЗИРОВАНИЕ ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ОПАСНУЮ ТРАТУ ВРЕМЕНИ И ЭНЕРГИИ.
Радость по причине удачно найденного объяснения равносильна восторгу от обретения клочка львиной гривы. Правда в том, что лев скрылся, а нам достался лишь фрагмент знания. Обретенный фрагмент знания играет важную роль, но только пока он помогает нам становиться сильнее и мудрее в своей охоте за силой.
Зачастую именно в этот момент ученик слепо попадает в ловушку рационализаций. Забывая о том, что из опыта он извлек лишь фрагмент знания, ученик тут же радостно начинает теоретизировать по поводу обретенного знания. И очень скоро он забросит охоту за силой в пользу интеллектуальных измышлений.
Сказанное вовсе не означает, что воин никогда не останавливается, чтобы подумать и взвесить варианты дальнейших действий. Напротив, воин проявляет бесконечное внимание к мельчайшим деталям в своей жизни, он тщательно рассматривает каждую ситуацию. Но делает он это не для поиска разумных объяснений, а с целью обретения ясности, позволяющей ему действовать эффективно.
МЕЖДУ ОБЪЯСНЕНИЯМИ И ЯСНОСТЬЮ СУЩЕСТВУЕТ ОЧЕНЬ ТОНКАЯ ГРАНЬ. В ЛЮБОЙ СИТУАЦИИ ВОИН СТРЕМИТСЯ К ЯСНОСТИ, А НЕ К ПОИСКУ ОБЪЯСНЕНИЙ.
Любая ситуация в нашей жизни является вызовом и этим предоставляет нам возможность чему-то научиться.
Принимая такой вызов, мы автоматически привязываем к ситуации некое объяснение. Но поскольку любое объяснение базируется на текущей системе отсчета, оно, очевидно, будет ограниченным. Воин прекрасно осознает этот факт и не тратит ни времени, ни энергии на рационализации в отношении объяснений. Вместо этого он использует найденные объяснения для достижения ясности взгляда, который раскроет его следующий шаг в развитии ситуации.
Грань между объяснениями и ясностью не всегда легко различима, но следующий пример поможет нам разобраться. Давайте рассмотрим ситуацию мужа, обвиняющего свою жену в необоснованных растратах.
Если женщина станет одержима попытками разобраться в том, что имеет в виду муж, обвиняя ее в трате денег, то львиную долю своего времени и энергии она отдаст попыткам оправдать свои траты. Подобные оправдания будут вести лишь к бесконечным выяснениям, кто прав и как следует использовать деньги. Хуже того, есть вероятность, что споры вскоре перерастут в совершенно бесполезные нападки личного плана. В пылу семейных дискуссий они с отчаянной убежденностью будут пытаться защищать себя и свои точки зрения. В итоге, в равной степени чувствуя себя атакованными, они начнут высказывать допущения, в истинности которых они и сами не уверены.
Воин с предельной осторожностью относится к ловушкам подобного рода. Если бы женщина была воином, она бы не позволила себе втянуться в оправдания, а вместо этого сконцентрировалась бы на рассмотрении ситуации как на возможности обрести знание. Она бы сделала это, во-первых, признав вызов, выраженный в упреках мужа, и, во-вторых, устремившись к необходимой ясности.
Признавая буквальное значение слов мужа, она обратила бы внимание на то, что, возможно, ей действительно не хватает опыта в обращении с деньгами. Будучи честной перед собой, женщина не стала бы пытаться оправдывать свои траты. Вместо этого она бы тщательно взвесила упреки мужа и обратила пристальное внимание на то, как же на самом деле она расходует деньги. Только так она способна достичь необходимой для обретения знания ясности.
Если после такого анализа женщина придет к выводу, что она может научиться чему-то полезному у своего мужа в сфере обращения с деньгами, будет глупо отказываться от его советов и помощи. Если же она ясно видит, что ее отношение к деньгам безупречно, тогда ей следует пересмотреть ситуацию в целом. Если и после этого женщина будет чувствовать беспочвенность упреков мужа, она вправе не обращать внимания на его обвинения. Однако одно это отнюдь не решение, ведь нельзя убежать от проблем, просто игнорируя их.
ВОИН ПОБЕЖДАЕТ В БИТВАХ БЛАГОДАРЯ ЯСНОСТИ, А НЕ ИГНОРИРОВАНИЮ.
Как воин, женщина теперь осознает, что вовсе не ее траты являются сутью проблемы, и обвинения мужа направлены на что-то другое. Иначе говоря, настоящий вызов заключается в чем-то другом.
В этом примере ясно видно, что для того чтобы быть воином, необходима немалая доля честности и трезвости. Вовсе не легко принять ситуацию объективно, когда под угрозой наша неприкосновенность. Обычная человеческая реакция - сразу же начать защищать себя, пытаясь оправдать свои поступки. Эта реакция заводит нас в ловушку укрепления нашей текущей картины мира, тем самым мы крепко удерживаем себя в рамках, из которых так стремимся вырваться.
ЛИШЬ ВОИН СПОСОБЕН ВЫЖИТЬ В БИТВЕ ЗА СИЛУ.
Единственный способ избежать ловушек нашей человеческой ограниченности - жить как воин, то есть относиться к каждой жизненной ситуации как к вызову во время охоты за силой.
ПОЛУЧИВ ПОДГОТОВКУ ОХОТНИКА, ВОИН ОТНОСИТСЯ К КАЖДОМУ ВЫЗОВУ С ПРЕДЕЛЬНЫМ УВАЖЕНИЕМ.
Культивируя такое отношение к ситуациям, возникающим в его жизни, воин взращивает в себе неподдельное уважение ко всему повстречавшемуся. Следовательно, даже если кто-то оскорбляет его, воин не теряет контроль над собой, поскольку воспринимает каждую атаку как вызов. Это вовсе не означает, что воин с уважением относится к оскорблениям, скорее он уважает возможность, которую вызов предоставляет ему. Так воин не только обретает ясность, но также сохраняет контроль, столь необходимый при встрече с неосязаемым и непредсказуемым противником. Действуя таким образом, воин обходит стороной ловушку буквального значения.
Прежде всего, важно понимать, что человек постоянно чувствует нужду в объяснениях, которые успокоили бы его разум, ведь непознанное не только пугающее, оно также вызывает тревогу и чувство дискомфорта.
ОШИБКА ЧЕЛОВЕКА СОСТОИТ В ПОИСКЕ ОБЪЯСНЕНИЙ, КОТОРЫЕ ПОДДЕРЖИВАЛИ БЫ ЕГО КАРТИНУ МИРА. НЕПОЗНАННОЕ ТАК НЕ ОБЪЯСНИШЬ. В РЕЗУЛЬТАТЕ, ВСЕ ОБЪЯСНЕНИЯ ПРЕВРАЩАЮТСЯ ЛИБО В СЛЕПУЮ ВЕРУ, ЛИБО В ПРЕДРАССУДКИ.
Нет ничего плохого в поиске подходящих объяснений, за исключением так никогда и не приходящей на ум человеку мысли, что, действуя подобным образом, он лишь подгоняет мир вокруг себя под свои собственные представления. Человек всегда пытается объяснять все в мире посредством желаемых объяснений, которые хотя и могут успокоить его рассудок, но зачастую имеют мало общего с истиной. Именно так человек непрерывно поддерживает свою картину мира неизменной, а точку сборки надежно зафиксированной.
Если его объяснения более или менее соответствуют его картине мира, человек чувствует себя счастливым и защищенным. Однако его вера в собственные объяснения настолько сильна, что когда случается нечто, бросающее вызов их истинности, человек начинает метаться, чувствуя неуверенность. Внезапно он обнаруживает свою картину мира пошатнувшейся, а себя самого вынужденным либо пересмотреть свои объяснения или же, что, к несчастью, случается гораздо чаще, начать защищать их.
ОБЪЯСНЕНИЯ ЯВЛЯЮТСЯ НЕ РЕАЛЬНОСТЬЮ, А ЛИШЬ ВРЕМЕННЫМ УПОРЯДОЧИВАНИЕМ МИРА.
Нет никакой необходимости впадать в прострацию от осознания того, что все объяснения являются всего лишь продуктом временной картины мира. Прояснить это поможет аналогия. Представьте, что во время прогулки в горах вы обнаружили растение, которое раньше никогда не видели. Тщательно изучив его, вы сделали какие-то выводы, возможно, вам показалось, что это растение чем-то похоже на дикую розу. Радуясь, что удалось определить это растение, вы счастливо продолжаете свою прогулку.
Некоторое время спустя вы попадаете на выставку диких растений. И на ней вы узнаете, что растение, принятое вами за дикую розу, на самом деле лишь ежевика, которая даже не относится к семейству розоцветных. Если в этом момент вы признаете, что ваше определение было лишь взвешенным предположением, замешательства не возникнет. Но если, с другой стороны, вы будете убеждены, что виденное вами растение действительно было дикой розой, новая информация поставит вас в тупик.
Аналогично, если мы выберем помнить о том, что наша картина мира - лишь временная интерпретация непознанного, нас вовсе не удивит и не смутит, если что-то поставит ее под сомнение.
Однако считая свою картину мира неоспоримой, мы тем самым не оставляем места для других возможностей, и, рано или поздно, замешательство восторжествует.
ЗАМЕШАТЕЛЬСТВО ЯВЛЯЕТСЯ ДОБРОВОЛЬНО ВЫЗВАННЫМ СОСТОЯНИЕМ РАЗУМА. МЫ МОЖЕМ САМОСТОЯТЕЛЬНО ВХОДИТЬ И ВЫХОДИТЬ ИЗ НЕГО.
ЧЕЛОВЕК ВВОДИТ СЕБЯ В ЗАМЕШАТЕЛЬСТВО УМЫШЛЕННО, ЧТОБЫ ПРИКРЫВАТЬСЯ НЕВЕЖЕСТВОМ.
Замешательство - самый удобный метод побега от действительности, используемый человеком при столкновении с чем-то пугающим или отталкивающим. Однако мы всегда прекрасно осведомлены, чем заняты на самом деле, хотя можем выбрать не признавать свои истинные мотивы.
ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ РАССУДОК ПРЕТЕНДУЕТ НА РОЛЬ НЕПОГРЕШИМОГО СУДЬИ. НО, К СОЖАЛЕНИЮ, ЖИЗНЬ БЕСКОНЕЧНО БОЛЬШЕ, ЧЕМ ОН МОЖЕТ СЕБЕ ПРЕДСТАВИТЬ.
Наш рассудок склонен преувеличивать свои способности, а потому берется за работу, для которой не предназначен и не пригоден. Предназначение рассудка ограничивается лишь различением и вычислением. Но вместо этого рассудок пытается претендовать на ключевую роль в понимании, однако он не осознает, что в текучей вселенной мало что поддается пониманию.
В НЕИЗВЕДАННОЙ ВСЕЛЕННОЙ, НАПОЛНЕННОЙ НЕПРЕДСКАЗУЕМЫМИ ДВИЖЕНИЯМИ СИЛЫ, ПОНИМАНИЕ ЗНАЧИТ ОЧЕНЬ МАЛО.
Понимание служит лишь оправданием для совершенно ненужных рационализаций. Наглядным примером может служить утенок, которому предстоит впервые спуститься на воду. Утенку не нужно понимать принципы плавучести, прежде чем он сможет плавать. Он просто входит в воду и инстинктивно начинает плыть.
Аналогичным образом, когда ребенок учится ходить, мы вовсе не рассказываем ему о законах гравитации и основах мышечной координации. Вместо этого мы поступаем несколько иррационально, мы просто подбадриваем его совершить действие, которое может по праву именоваться чудом. Ребенок научится ходить задолго до того, как поймет что-либо из законов гравитации или изучит анатомию. Однако человеческий рассудок предпочитает игнорировать такие факты.
Рассудок всегда стремится отыскать логические объяснения происходящего, даже если это означает попытку заткнуть квадратной пробкой круглую дыру. Однако если рассудку не удается найти подходящее объяснение событию, он зачастую поступает совершенно иррационально - отрицает, что событие вообще происходило.
ПРИБЛИЖАЯСЬ К ПРЕПЯТСТВИЮ, ВОИН ЗНАЕТ, ЧТО ПОНИМАТЬ ЗДЕСЬ НЕЧЕГО. ОН ПРИЗНАЕТ СУЩЕСТВОВАНИЕ ПРЕПЯТСТВИЯ И ПРОСТО ПЕРЕПРЫГИВАЕТ ЧЕРЕЗ НЕГО.
Когда воин сталкивается с проблемой в своей жизни, он признает наличие помехи, оставляя свой разум в состоянии покоя. Вместо того чтобы пытаться понять проблему, увязнув в рационализациях, воин немедленно принимается за ее решение. Сами по себе проблемы не имеют ценности, они лишь способны помочь нам стать более устойчивыми эмоционально, более гибкими ментально и более мудрыми духовно.
Так, например, подготовка солдат включает в себя прохождение полосы препятствий. Задача каждого препятствия - заставить солдата отыскать внутри себя потенциальные резервы, которые иначе никогда бы и не раскрылись. Проблемы, с которыми сталкивается воин, несут в себе тот же замысел. Единственное понимание, которое важно для воина, - это понимание самого себя и своего потенциала, и именно к этому пониманию ведут его все проблемы.
Однако не только возникающие в жизни ситуации обеспечивают нас необходимыми препятствиями, но и так называемая темная сторона, или пороки. При этом важно осознавать ограничивающее влияние социальной обусловленности. С раннего детства всех учат скрывать те аспекты нас самих, которые считаются недостойными. Однако не лишне напомнить себе, что невозможно стать цельным человеком, отвергая какие-либо аспекты самого себя.
ОТРИЦАНИЕ - ХУДШАЯ ФОРМА ИНДУЛЬГИРОВАНИЯ.
ВОИН РАССМАТРИВАЕТ КАЖДЫЙ СВОЙ НЕДОСТАТОК КАК ПРОХОД К СИЛЕ.
В целом, люди охвачены стремлением оправдать собственное поведение и объяснить все происходящее в своей жизни. Поразительно, как часто можно услышать утверждения в стиле: "Если бы я раньше знал то, что знаю сегодня, то выбрал бы другую профессию. Вот если бы я защитил диссертацию, то мне не пришлось бы сейчас так пахать. Если бы у меня не было столько проблем в жизни, то я бы посвятил гораздо больше времени Пути Воина". Подобные рассуждения абсурдны, но в то же время люди относятся к ним более чем снисходительно и забывают, что весь наш жизненный путь - совершенен, а каждое препятствие на нем - призвано помочь нам обрести силу.
НИКТО НЕ МОЖЕТ ЗАЯВИТЬ, ЧТО ОБРЕЛ БЫ СИЛУ, БУДЬ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ЕГО ЖИЗНИ ИНЫМИ.
Проклятие нашего человеческого бытия состоит в убежденности, что проблемы в жизни мешают нам реализовать свой полный потенциал. Каждая наша проблема - это вызов, дар силы, который предоставляет нам чудеснейшую возможность, шанс начать сражаться за свою свободу. Об этом мы уже говорили в предыдущей главе.
Особенно важно признавать собственные пороки, как, впрочем, и так называемые, ошибки и неудачи. Разумеется, задача эта - не из легких. В результате нашей социальной обусловленности мы обычно испытываем горькое чувство вины и ощущение полного провала, сталкиваясь с собственными недостатками. Однако необходимо помнить, что наши недостатки являются просто нашим нереализованным потенциалом - потенциалом, которым мы еще не научились полностью управлять.
Обретению людьми свободы препятствует чувство вины, которое многие из них испытывают, отстаивая права и претендуя на законно принадлежащее им. Но воин не испытывает угрызений совести, заявляя свои права на то, что ему принадлежит, будь то деньги, уважение, знание или его собственная темная сторона.
Внимательно наблюдая за своими недостатками, мы приходим к осознанию, что в каждом из них скрывается достоинство. Поэтому следует тщательно изучать каждый свой недостаток, а затем превращать его в потенциал, которым он и является на самом деле. Только так мы можем стать действительно цельными и свободными. Темная сторона человека воистину темна, с этим не станет спорить ни один воин, но пытаться скрыть эту тьму, притворяясь, что ее не существует, - крайняя степень глупости.
Люди обычно отказываются смотреть на свою темную сторону, поскольку боятся признавать свои недостатки, даже перед собой. Корни этого страха кроются в непрерывной озабоченности человека необходимостью поддерживать свой образ перед окружающими. Ирония состоит в том, что перед лицом неминуемой смерти любой человек спонтанно начинает заботиться лишь о выживании. В такие моменты ему некогда оценивать свой образ, и альтруизм тут же уступает место крайнему эгоизму, а храбрость оборачивается глупостью чистой воды.
ВОИН ПРИБЛИЖАЕТСЯ К ЗНАНИЮ ПОЛНОСТЬЮ ГОТОВЫМ К СМЕРТИ, ТЕМ САМЫМ ОБХОДЯ ЛЮБЫЕ ВОЗМОЖНЫЕ ЛОВУШКИ.
БУДУЧИ ГОТОВЫМ К НАИХУДШЕМУ, ВОИН НЕ НАДЕЕТСЯ ВЫЖИТЬ, А ПОТОМУ ЕГО НЕВОЗМОЖНО ЗАСТАТЬ ВРАСПЛОХ.
ВЗИРАЯ СМЕРТИ В ГЛАЗА, ВОИН ОТБРАСЫВАЕТ ВСЕ НЕНУЖНЫЕ ДЕЙСТВИЯ, БЛАГОДАРЯ ЭТОМУ СУДЬБА ЕГО РАСКРЫВАЕТСЯ БЕСПРЕПЯТСТВЕННО.
Очень многое из ослабляющего воздействия социальной обусловленности потеряло бы свою силу, признай мы факт, что смерть постоянно выслеживает нас. Каким-то образом человек умудрился убедить себя, что ему гарантирована долгая жизнь. Веря в это, он считает, что в его распоряжении все время мира, которое можно потратить на страхи, сомнения и прочие мелочи. Однако перед лицом смерти практически все эти страхи и мелочи совершенно теряют свою непомерную значимость. Воин знает это, как знает он и то, что подобная концепция бессмертия - сказка для дураков. Никто не может с уверенностью заявить, что ему суждено пережить даже ближайший час.
Осознавая это, воин раскрывает объятия своей смерти. Помня о том, что он может умереть в любой момент, воин отбрасывает все, что мешает ему в поиске свободы. Не надеясь выжить, воин ловко избегает ловушек социальной обусловленности, поскольку над ним не властна глупая необходимость беспокоиться о своем образе.
Более того, благодаря такому подходу воин может не беспокоиться за результат своих действий. Это вовсе не означает, что воин поступает опрометчиво. Совсем наоборот, он охотится за силой и действует с бесконечной осторожностью, но, в отличие от обычного человека, его не беспокоит необходимость победить. Победа может иметь значение только для человека, рассчитывающего пережить сражение.
Одним из худших заблуждений людской веры в долголетие является порожденная ею бесконечная цепочка ожиданий. Ожидая чего-то, мы полностью открываем себя сюрпризам, разочарованиям да и несчастьям в целом. Чтобы понять эту идею более глубоко, давайте рассмотрим пример солдата, бегством спасающего свою жизнь.
Единственный открытый солдату путь - бежать прямиком через минное поле. Мгновения летят стремительно, а потому у солдата нет времени на мелочные сомнения и страхи. Если он останется на месте, его схватят враги, но если он побежит через минное поле, у него будет мизерный шанс спастись.
Такой солдат полностью пробужден и бдителен. Он не разочарован подобным вызовом. Он быстро понимает, что его враги, которые сами же и заминировали поле, едва ли последуют за ним. Не рассчитывая выжить, солдат рассматривает свой маршрут, каким бы смертельным он ни был, как единственную надежду на спасение.
Солдат не может позволить себе быть застигнутым врасплох - на минном поле это было бы фатальной ошибкой, поэтому он передвигается с величайшей осторожностью. В этой ситуации от него требуется лишь острое осознание и точная оценка. Солдат знает, что поспешное и беспечное передвижение приведет к мгновенному уничтожению. Жизнь теперь измеряется для него в шагах и секундах.
Находясь под таким давлением, солдат обнаруживает в себе потенциальные способности, о которых раньше и не подозревал. Его чувства необычайно обостряются, и он переживает состояние внутреннего безмолвия, в котором нет соблазна размышлять о чем-либо еще, кроме места для следующего шага. Время словно остановилось, сосредоточенность солдата настолько интенсивна, что он не смеет думать ни о пройденном расстоянии, ни о том, сколько еще осталось. Позволить своему уму отвлечься, пусть даже на секунду, - значит обречь себя на смерть. Все его внимание, вся его личная сила должны быть отданы без остатка акту выживания.
ВСЕ В ЖИЗНИ - ЛИШЬ ВЫЗОВ. ВЫЗОВЫ НЕ БЫВАЮТ ХОРОШИМИ ИЛИ ПЛОХИМИ, МЫ САМИ ПРЕВРАЩАЕМ ИХ В ТО, ВО ЧТО ПОЖЕЛАЕМ.
Шансы солдата на выживание практически равны нулю, и он признает это. Но в то же время ему известно: не войди он на минное поле, его ждала бы неминуемая смерть от рук врага. Теперь, после выбора такого пути, безнадежность уступила место вызову. Малейшей ошибки будет достаточно, чтобы солдат расстался с жизнью. Столкнувшись с такими неодолимыми препятствиями, было бы глупо не относиться к себе как к покойнику. Однако для воина сетовать на судьбу - непозволительная роскошь, означающая трату драгоценной личной силы, крайне необходимой, чтобы справиться с брошенным вызовом. Подлинный вызов для солдата -отнюдь не как выжить, это скорее вопрос, сколько времени он сможет выиграть и как далеко сумеет продвинуться, прежде чем смерть настигнет его.
ВОИН ЖИВЕТ ВЫЗОВОМ.
ОБЫЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК ВО ВСЕМ В ЖИЗНИ ВИДИТ ЛИБО БЛАГОСЛОВЕНИЕ, ЛИБО ПРОКЛЯТИЕ. ВОИН ВО ВСЕМ ВИДИТ ВЫЗОВ.
Посмотрев на ситуацию солдата, мы можем сказать, что минное поле - благословение для него, ведь враги не будут продолжать преследование среди мин. С другой стороны, можно заявить, что нет большего проклятия, чем попасть в такое опасное место, пытаясь скрыться от врагов. Такой двоякий подход типичен для большинства жизненных ситуаций. Однако ситуации сами по себе не требуют рациональных толкований. Любая ситуация будет такой, какой мы ее захотим видеть, и настолько важной, насколько важным будет казаться ее объяснение, нами же и придуманное.
ЛЮБАЯ ЖИЗНЕННАЯ СИТУАЦИЯ НЕЙТРАЛЬНА. МЫ ПРЕВРАЩАЕМ ЕЕ В ПОЗИТИВНУЮ ЛИБО НЕГАТИВНУЮ, ОПИРАЯСЬ НА СМЫСЛ, КОТОРЫЙ САМИ ЕЙ И ПРИДАЕМ. ОДНАКО СМЫСЛ НЕ МЕНЯЕТ СУТИ СИТУАЦИИ. СЛЕДОВАТЕЛЬНО, СМЫСЛ СЛУЖИТ ЛИШЬ ДЛЯ УСПОКОЕНИЯ РАССУДКА.
Из нашего примера видно, что солдату не до рассуждений о ситуации, а потому объяснения для него больше ничего не значат.
БЕЗУМИЕ - ЖЕЛАТЬ ИНОЙ ЖИЗНИ, ЧЕМ ТА, ЧТО ЕСТЬ У НАС. ПОДОБНЫЕ ЖЕЛАНИЯ ОСНОВАНЫ НА ИДИОТСКОЙ ИДЕЕ, ЧТО ТРУСОСТЬ И ЛЕНОСТЬ - ДОСТОЙНЫЕ ЧЕЛОВЕКА УСТРЕМЛЕНИЯ.
Если солдат начнет мечтать о том, как бы ему очутиться где-нибудь в другом месте, или станет фантазировать о лучшей ситуации, он лишь позволит своему разуму отвлечься от текущего вызова. Очевидно, это будет глупым поступком, влекущим за собой только несчастья. В этом вызове вопрос выживания для солдата неизмеримо важнее его мелочных прихотей. Жизнь его висит на волоске, но, оставаясь бдительным, он с каждым пройденным шагом продлевает ее еще на мгновение.
Вера в то, что у нас есть все время мира, не просто глупа, она также не позволяет нам радоваться жизни и ценить ее, ведь там, где нет осознания смерти, воцаряется скука и чувство неудовлетворенности. Воин знает, смерть постоянно выслеживает его; поэтому сколько бы ни было отведено ему времени, он принимает его как бесценный дар. Понимая ограниченность своего времени, воин наслаждается каждым мгновением этого драгоценного дара. Такой подход известен как жизнь на грани.
ЧЕЛОВЕКА МОЖНО УДИВИТЬ ИЛИ ЗАСТАТЬ ВРАСПЛОХ, ТОЛЬКО ЕСЛИ ОН НЕ ПРИНИМАЕТ В РАСЧЕТ НЕПРЕДВИДЕННОЕ. ПОСКОЛЬКУ ПОДОБНОЕ УДИВЛЕНИЕ ЛИШАЕТ ЛИЧНОЙ СИЛЫ, В СВОИХ РЕШЕНИЯХ ВОИНУ СЛЕДУЕТ ОСТАВЛЯТЬ МЕСТО ДЛЯ НЕПРЕДВИДЕННОГО. ЭТО И ОЗНАЧАЕТ, ЧТО ВОИН ЖИВЕТ НА ГРАНИ. ВОИН СПОСОБЕН ЖИТЬ НА ГРАНИ БЛАГОДАРЯ СМИРЕНИЮ И ПОЛНОЙ ОСОЗНАННОСТИ.
В целом человек очень редко бывает полностью осознанным, большую часть своей жизни он проводит в мечтаниях и фантазиях, связанных с прошлым или будущим, и редко замечает настоящее. Поэтому вовсе не удивительно, что неприятности часто застигают его врасплох. Кроме того, неосознанность по отношению к текущим вызовам всегда приводит к крайнему высокомерию и самодовольству. Игнорируя настоящее, мы громко заявляем, что нас интересует вовсе не бесценный дар жизни, а лишь наши сны наяву.
Такой подход противоположен настроению воина, поскольку воин является существом, познавшим истинную ценность жизни. Признавая эту ценность, воин видит удивительную привилегию быть живым.
Понимая, что ему нечего предложить взамен этого бесценного дара, он предлагает то единственное, что у него есть, - свою полную признательность. Смиренно осознавая скудость своих человеческих ресурсов, воин знает, что оправдать этот необычайный подарок жизни он может единственным образом - в полной осознанности относясь к каждому ее аспекту, как к сокровищу.
Полная осознанность подразумевает также необходимость учитывать непредвиденное, ведь воин знает, что живет в текучей вселенной, наполненной непредсказуемыми выходками силы. Поэтому, принимая решение, воин учитывает факт, что ему неизвестно заранее, каким будет конечный результат его решения. Признавая непознанное, воин никогда не попадет в ловушку самонадеянности, что в какой-то ситуации он может отложить полную осознанность в сторону.
Жизнь воина, живущего в полной осознанности, не бывает пустой и скучной, наоборот, она наполнена бесконечной чередой волшебных событий, всякое из которых ведет в новое приключение, к новому вызову. Каждый новый вызов - это захватывающий опыт, поскольку, живя на самом острие жизни, воин сознает тонкую грань между уничтожением и выживанием. Для обычного человека жизнь на грани равносильна ночному кошмару, для воина - это шанс, которым он рад воспользоваться, поскольку именно так воин выражает жизни свою глубокую признательность и свое уважение.
ВОИН ПРИНИМАЕТ ВЫЗОВЫ ЖИЗНИ В ПОДЛИННОМ СМИРЕНИИ. НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ, КАК РАЗВОРАЧИВАЕТСЯ ЕГО СУДЬБА, ОНА НИКОГДА НЕ СТАНЕТ ДЛЯ ВОИНА ПРИЧИНОЙ НЕУДОВЛЕТВОРЕННОСТИ, А БУДЕТ ЛИШЬ ЖИЗНЕННЫМ ВЫЗОВОМ, СПРАВИТЬСЯ С КОТОРЫМ, - ЧЕСТЬ ДЛЯ НЕГО.
Единственная причина, почему человек ненавидит саму мысль о жизни на грани, заключается в приверженности идее, что жизнь его не такая, какой бы ей следовало быть согласно его представлениям. Испытывая чувство неудовлетворенности и горечи, человек неизменно надеется сделать собственную жизнь более адекватной своим воззрениям. Чтобы поддерживать такие надежды, человек должен верить в некое будущее, в котором ему удастся материализовать свои желания. Поэтому вовсе не удивительно, что даже мысль о жизни на грани отвратительна человеку, ведь вся эта концепция угрожает его картине мира, наполняя его всепоглощающим чувством беспокойства и незащищенности.
В основе неспособности человека принять свою жизнь такой, какая она есть, лежит представление, что в своей жизни он разбирается лучше, чем силы, ведущие нас по жизни. Ему никогда не приходит в голову, что подобное представление не имеет под собой никакой реальной почвы, ведь никто из нас не обладает необходимым видением, чтобы судить о собственном предназначении. А без видения подобные предположения неизменно будут базироваться на высокомерии и рассудке.
ОБЫЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК КРАЙНЕ ВЫСОКОМЕРЕН, ОН ВСЕГДА ВОСХИЩАЕТСЯ РАССУДКОМ И ПРЕКЛОНЯЕТСЯ ПРЕД НИМ.
РАССУДОК ЗАСТАВЛЯЕТ НАС ВЕРИТЬ, ЧТО ОТ ВЫЗОВОВ СЛЕДУЕТ БЕЖАТЬ ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ. НО ТАК ПОСТУПАЕТ ЛИШЬ ТРУС, КОТОРЫЙ НЕ УВАЖАЕТ НИ СЕБЯ, НИ ВОЛШЕБНЫЙ ДАР ЖИЗНИ.
Воин не может позволить себе подобное высокомерие, которое человек считает своим законным правом, поскольку воин не только обладает гораздо большим смирением, но еще и не питает по отношению к рассудку того почтения, что свойственно обычному человеку. В этом вопросе воин гораздо рассудительнее обычного человека, ведь считать, что у рассудка есть карт-бланш на игнорирование жизненных вызовов, - в высшей степени безрассудно. Воин использует свой рассудок в качестве помощника, способствующего полному переживанию жизни, но вовсе не в качестве повода для побега от своих вызовов.
МЕЖДУ ВЫСОКОМЕРИЕМ И СМИРЕНИЕМ СУЩЕСТВУЕТ ОГРОМНАЯ РАЗНИЦА. ВЫСОКОМЕРИЕ ОСНОВЫВАЕТСЯ НА ПРЕДПОЛОЖЕНИИ, ЧТО КТО-ТО СТОИТ ВЫШЕ ЧЕГО-ТО ИЛИ КОГО-ТО ДРУГОГО. СМИРЕНИЕ ОСНОВЫВАЕТСЯ НА ЗНАНИИ, ЧТО НИКТО НЕ ЯВЛЯЕТСЯ БОЛЕЕ ВАЖНЫМ И НЕ СТОИТ ВЫШЕ, ЧЕМ ОСТАЛЬНЫЕ. ОДНАКО ЧЕЛОВЕК СЧИТАЕТ СЕБЕ СМИРЕННЫМ, КОГДА ДЕМОНСТРИРУЕТ ТАК НАЗЫВАЕМОЕ ПОЧТЕНИЕ К БОЛЕЕ ВАЖНЫМ ПЕРСОНАМ, ЧЕМ ОН САМ, А ПОТОМУ В СВОЕМ ТЩЕСЛАВИИ ОН ПРОСТО ПРЕКЛОНЯЕТСЯ ПЕРЕД ВЫСОКОМЕРИЕМ.
Человек охотно принимает вызов только в том случае, если рассудок заверяет его в победе. Редко можно встретить человека, готового взяться за задачу, которая, как он считает, может принести ему вред. Подобные рассуждения всегда основываются на вере, что неудача позорит нас. В свою очередь это предполагает, что человек ставит себя на пьедестал, иначе откуда бы ему падать в глазах окружающих.
В отличие от обычного человека воин знает, что он не более и не менее значим, чем кто-либо другой. Он знает это в силу самого факта своего существования. Бесценный дар жизни, который был дан ему, ничуточки не отличается от дара жизни короля, нищего или букашки. Такое знание действует настолько отрезвляюще, что только самодовольного глупца оно не научит смирению. Высокомерие не властно над воином. Благодаря своему смирению воин питает глубокое уважение ко всей жизни, независимо от того, его это жизнь или жизнь короля, нищего, животного, растения, насекомого или атома.
Человек часто путает смирение и высокомерие, а потому и не относится к жизни с действительным уважением. Подумайте о солдате, спасающем свою жизнь. Как бы вы действовали на его месте? Перед лицом неминуемой смерти вы поступали бы точно так же. Однако в повседневной жизни люди обожают жаловаться и потакать чувству беспомощности. В действительности нет ничего плохого в том, чтобы чувствовать свою беспомощность, но потакать такому чувству - совсем другое дело. Если бы солдат просто индульгировал в чувстве беспомощности, он был бы уже мертвым солдатом.
Потакание чувству собственной беспомощности является привычным делом для человечества и обычно считается признаком смиренного человека. Заявляя о своей беспомощности в какой-то ситуации, человек всегда пытается переложить ответственность на других. А если учесть, что рядом всегда есть люди, только и ждущие возможности проявить себя, беспомощный человек никогда не остается без руки помощи. Очевидно, что беспомощность - наиболее удобный инструмент при встрече с пугающими или неприятными вызовами. Хотя люди обычно сами готовы помочь беспомощному человеку, это не меняет того факта, что такой человек просто манипулирует своими "спасителями". В манипулировании нет ничего от смирения. Совсем наоборот - это верх высокомерия.
Ситуации, в которых действительно требуется помощь, возникают очень редко, и они никогда не обязывают кого-то другого взять на себя ответственность за происходящее. Попытки переложить ответственность на чужие плечи - всегда манипулирование, в этом и состоит наиболее могущественный способ поддерживать так называемый порядок социальной обусловленности.
В КРИТИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ СТАРЫЕ ПРИВЫЧКИ ВСЕГДА СТАНОВЯТСЯ САМЫМ ЖЕЛАННЫМ УБЕЖИЩЕМ, ДАЖЕ ЕСЛИ ОБЫЧНО МЫ ИХ НЕНАВИДИМ.
Чтобы избежать ловушки старых привычек, а особенно чтобы избежать чувства беспомощности, воин принимает позицию, которая коротко была описана во второй главе.
КОГДА ВОИН СТАЛКИВАЕТСЯ С ЧЕМ-ТО НЕОБЫЧНЫМ, ОН ВЕДЕТ СЕБЯ ТАК, СЛОВНО НИЧЕГО НЕ ПРОИСХОДИТ, ПОСКОЛЬКУ НЕ ВЕРИТ НИ ВО ЧТО ВО ИМЯ САМОЙ ВЕРЫ. ХОТЯ ВОИН И ПРИНИМАЕТ БУКВАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРОИСХОДЯЩЕГО, ОН ВСЕ ЖЕ ИГНОРИРУЕТ ЕГО, ИБО ЗНАЕТ, ЧТО МИР НЕ ТАКОЙ, КАКИМ КАЖЕТСЯ. ПОЭТОМУ ВОИН ВЕДЕТ СЕБЯ ТАК, СЛОВНО КОНТРОЛИРУЕТ ПРОИСХОДЯЩЕЕ, ДАЖЕ ЕСЛИ САМ ОН СОВЕРШЕННО СБИТ С ТОЛКУ, ВЕДЬ ПОСТУПАЯ ТАК, ОН ИЗБЕГАЕТ ЗАМЕШАТЕЛЬСТВА, ВЫЗВАННОГО ОДЕРЖИМОСТЬЮ.
Для более полного понимания смысла этого афоризма давайте вернемся к примеру с солдатом. Если нам не известны обстоятельства, в которых оказался солдат, мы увидим совершенно иную картину.
Мы будем видеть солдата, который идет медленным шагом по пересеченной местности. Из его действий мы можем сделать вывод, что он что-то ищет в траве. И действительно, солдат выглядит эталоном тихой сосредоточенности, он полностью поглощен своим поиском. Глядя на него, у наблюдателя может сложиться впечатление, что в распоряжении у солдата все время мира, а его медленные и осторожные движения никак не выдают человека, отчаянно пытающегося спасти свою жизнь. Это и подразумевают, когда говорят, что воин ведет себя так, словно ничего не происходит - таков контроль воина.
Если бы солдат был уверен в отсутствии шансов на спасение, он бы не осмелился на такой шаг. Солдат обязан принять буквальное значение своей ситуации, ведь если бы он не пошел через минное поле, преследователи настигли бы его. Однако и вступив на эту несущую смерть территорию, он вероятнее всего погибнет. Другими словами, солдат должен признать, что бездействие приведет к смерти, но и действие скорей всего приведет к смерти. При этом необходимо, чтобы солдат верил, что в руках врага его ждет неминуемая смерть. Также необходимо, чтобы солдат верил, что, наступив на мину, он взлетит на воздух. Эта вера поможет ему отыскать дорогу через минное поле. Несмотря на то что солдат в полной мере осознает присутствие смерти, он вовсе не сдается в отчаянии. Сдаться - значит кротко и робко направиться к смерти, ни одному истинному воину такое не придет в голову.
ВОИН НИКОГДА И НИКОМУ НЕ УСТУПАЕТ СВОЮ ЛИЧНУЮ СИЛУ, ДАЖЕ СОБСТВЕННОЙ СМЕРТИ.
Вместо того чтобы чувствовать свою беспомощность, солдат идет на риск, и какими бы мизерными ни были его шансы, он хватается за них. Своими действиями солдат признает присутствие смерти, но не сдается ей. Это и имеют в виду, когда говорят, что воин признает, не признавая, и игнорирует, не игнорируя.
ПЕРЕД ЛИЦОМ НЕМИНУЕМОЙ СМЕРТИ ВСЕ УТРАЧИВАЕТ СВОЕ ЗНАЧЕНИЕ, ВЕДЬ ХУДШЕЕ УЖЕ ЗДЕСЬ. ПРИНИМАЯ СМЕРТЬ КАК НЕОТЪЕМЛЕМЫЙ ФАКТОР ЖИЗНИ, ВОИН ВСЕГДА ТИХ И БЕЗМЯТЕЖЕН.
Солдат не имеет ни малейшего представления о том, каким будет исход его действий, но это его и не беспокоит. Принимая ответственность за ситуацию, солдат выбирает единственно приемлемый из доступных ему вариантов. При этом действует он безупречно, а потому и без долгих размышлений знает, что исход его действий вовсе не в его руках. Все, что он может сделать - отдать этой фатальной территории свое полное внимание. Это означает, что воин не мнит себе, что понимает происходящее, но в то же время он и не игнорирует ситуацию. Воин просто безупречно действует на основе всего знания, доступного ему в этот смертельный момент.
БЕЗУПРЕЧНОСТЬ ВОИНА НЕ ПОЗВОЛЯЕТ ЕМУ СТАТЬ ОДЕРЖИМЫМ ВОЗМОЖНЫМ РЕЗУЛЬТАТОМ СВОИХ ДЕЙСТВИЙ. ВОПРОСЫ ПОБЕДЫ ИЛИ ПОРАЖЕНИЯ НИКОИМ ОБРАЗОМ НЕ ЗАБОТЯТ ЕГО - ОН ПОЛНОСТЬЮ ПОГЛОЩЕН ВЫЗОВОМ ТЕКУЩЕГО МГНОВЕНИЯ.
СТАТЬ ОДЕРЖИМЫМ - ЗНАЧИТ ПОТЕРЯТЬ КОНТРОЛЬ, А ЭТОГО ВОИН НЕ МОЖЕТ СЕБЕ ПОЗВОЛИТЬ. ВОИНУ НАДЛЕЖИТ БЫТЬ СПОКОЙНЫМ И БДИТЕЛЬНЫМ.
Действуя таким образом, солдат ведет себя, словно контролирует происходящее. Наблюдая за его действиями, никто и никогда не поверил бы, что солдат совершенно сбит с толку и сильно напуган. Благодаря своему безупречному поведению воин избегает смертельной ловушки одержимости. Стать чем-то одержимым - значит потерпеть поражение еще до начала боя.
Если бы солдат стал одержимым стремлением выжить, он запаниковал бы и все равно погиб. Если бы он стал одержимым стремлением убежать, то, в попытке пересечь минное поле как можно быстрее, сам бы и убил себя. Не будучи одержимым ни страхом смерти, ни надеждой на спасение, солдат признает оба фактора и одновременно не признает их. Это тонкое состояние разума формирует ядро состояния воина. Для обычного человека такое состояние было бы кошмаром, но для воина, живущего вызовом, даже кошмар является испытанием, достойным наилучшего подхода.
НЕПРЕМЕННЫМ УСЛОВИЕМ ЖИЗНИ ВОИНА ЯВЛЯЕТСЯ КОНТРОЛЬ. А КОНТРОЛЬ ВОИНА - БЕЗУПРЕЧЕН. ВОИН НИКОГДА И НИЧЕМУ НЕ ПОЗВОЛЯЕТ ОПРЕДЕЛЯТЬ СВОИ ПОСТУПКИ. ОН МОЖЕТ СМОТРЕТЬ В ЛИЦО СМЕРТИ, НО ЕГО ДЕЙСТВИЯ НЕ ВЫДАДУТ НИЧЕГО.
Единственная надежда для солдата - принять присутствие смерти и позволить этому присутствию направить его к раскрытию собственной судьбы. Если ему суждено выжить, присутствие смерти проведет его по минному полю и поможет скрыться от врагов. В то же время угроза смерти будет удерживать преследователей от продолжения погони через минное заграждение. Если же солдату суждено погибнуть, то как минимум он умрет безупречной смертью, а не жалкой смертью хныкающего труса.
Все мы однажды умрем. Если мы можем умереть завтра или через год, то почему это не может случиться сегодня, прямо сейчас? Страх перед смертью заставляет человека бежать от нее любой ценой, даже за счет достойной жизни. Хотя воин тоже боится смерти, он все же знает, что смерть - его постоянный спутник и лучший советчик. В этом знании воин не пытается убежать от смерти, ведь пока он относится к ней с предельным уважением, она будет вести его к безупречной жизни, наполненной богатствами, силой и волнующими вызовами.
В ЖИЗНИ ВОИНА, УВИДЕВШЕГО САМУ СУТЬ ЖИЗНИ И СМЕРТИ, НЕТ НИЧЕГО, С ЧЕМ ОН НЕ СМОГ БЫ СПРАВИТЬСЯ. ОДНАКО ДЛЯ ОКРУЖАЮЩИХ ЕГО ПОВЕДЕНИЕ НИЧЕМ НЕ ВЫДАЕТ ЭТОГО.
Толтеки утверждают, что безупречная жизнь воина -единственное оправдание бесценного дара жизни для человека. Они могут утверждать это честно без высокомерного тщеславия, так как Толтеки познали истинную ценность жизни и смерти. Лишь те, чье смирение подлинно, способны понять, что жизнь никак не важнее смерти. Без смерти ценность жизни затерялась бы в трясине полнейшей бессодержательности.
СЛОН
Благородный гигант - воин, друг и оплот силы.
"...старуха, символ тоналя человека, уродливая и истощенная веками пренебрежения, ожидает внутри плоской горы, что над мысом Бурь, в грезах о дне, когда молодой слон освободит ее из заточения и своей любовью и заботой вернет ей прежнюю силу и красоту, ей - нашей общей матери".
Отрывок из древнего африканского мифа.
ГЛАВА ШЕСТАЯ ПРЕДРАСПОЛОЖЕННОСТЬ ВОИНА
ВРЕМЯ ЯВЛЯЕТСЯ СУЩНОСТЬЮ БЕЗУПРЕЧНОСТИ. ЛИШЬ ОЩУЩЕНИЕ СМЕРТНОСТИ ПОРОЖДАЕТ В ЧЕЛОВЕКЕ ЖЕЛАНИЕ ДЕЙСТВОВАТЬ БЕЗУПРЕЧНО.
Наблюдая за воинами, очень легко поверить, что они являются людьми чрезвычайно уверенными в себе. Однако следует понимать огромную разницу между тем, что обычно подразумевают под уверенностью в себе, и глубоким подтекстом этого термина. Этот термин призван показывать различие между двумя важными концепциями - безупречностью и совершенством. Весьма трудно дать определение безупречности и не попасть при этом в ловушку концепции совершенства, и тем не менее между этими двумя понятиями существует отчетливая грань. Грань эта отражает различие между высокомерием и смирением - двумя другими концепциями, которые можно понять лишь посредством верного представления об уверенности в себе. Если мы стремимся освоить Путь Воина, то следует дать четкие определения всем этим терминам.
УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ, В ПРИВЫЧНОМ ЕЕ ПОНИМАНИИ, ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ ВЫСОКОМЕРНУЮ САМОУВЕРЕННОСТЬ. СМИРЕНИЕ ЖЕ ПОДРАЗУМЕВАЕТ БЕЗУПРЕЧНОСТЬ В СОБСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЯХ И ЧУВСТВАХ.
Когда человек убежден в гарантированном получении одобрения от своих собратьев, он действует с огромной долей уверенности, которую и называет уверенностью в себе. Однако, как только человек чувствует, что окружающие не согласны с ним, его храбрость мгновенно улетучивается. Так происходит, во-первых, по причине человеческого высокомерия, основанного на вере в то, что один человек может быть более важным, чем другой; а во-вторых, из-за зависимости человека от одобрения окружающих, которое позволяет ему поддерживать чувство собственной важности.
Поскольку воин не ставит себя выше или ниже кого-то другого, его и не беспокоит возможность потерять лицо в глазах окружающих. Иными словами, воин не стремится ощущать собственную важность, а потому его не заботит общественное одобрение. Свобода от необходимости искать одобрение и являет собой истинное смирение. Поскольку воину более не надо бояться воздействия, какое его действия могут оказать на чувство собственной важности, то все, что ему остается - это стремление действовать на пределе своих возможностей, основываясь на собственных знаниях. Поэтому под уверенностью в себе воин понимает уверенность в своих способностях действовать подобно безупречному воину.
Ясно видно, насколько велика разница между этими двумя подходами, но в то же время люди зачастую путают поиски одобрения с уверенностью в себе. Стремясь получить одобрение окружающих, человек очень редко действует на основе своего собственного знания. Пренебрегать собственным знанием ради чьей-то благосклонности - крайне небезупречно.
БЫТЬ БЕЗУПРЕЧНЫМ - ЗНАЧИТ ДЕЙСТВОВАТЬ НА ПРЕДЕЛЕ СОБСТВЕННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ И НА ОСНОВЕ ВСЕГО ЗНАНИЯ, ДОСТУПНОГО НАМ В ЭТОТ МОМЕНТ.
ВРЕМЯ ЯВЛЯЕТСЯ СУЩНОСТЬЮ БЕЗУПРЕЧНОСТИ. ЛИШЬ ОЩУЩЕНИЕ СМЕРТНОСТИ ПОРОЖДАЕТ В ЧЕЛОВЕКЕ ЖЕЛАНИЕ ДЕЙСТВОВАТЬ БЕЗУПРЕЧНО.
Когда человек сталкивается с концепцией безупречности, обычно он не может провести различие между совершенством и безупречностью. Однако совершенство и безупречность - вовсе не одно и то же. Скрытый мотив стремления к совершенству - желание быть лучшим. И в этом нет ничего плохого при условии, что человек хочет быть лучшим не только лишь для получения признания или одобрения окружающих. К тому же, совершенство обычно подразумевает, что огромное количество времени и энергии расходуется на достижение некоей цели. Стремящийся к совершенству человек обычно делает ошибку, полагая, что у него в распоряжении имеется все время мира. Его девиз: "Если сразу не получится, попробую еще раз". В повторении, как и в желании быть лучшим, нет ничего плохого, поскольку совершенствовать большинство действий в жизни можно только через постоянную практику и повторение. Проблема лишь в представлении о наличии неограниченного времени для продолжения попыток. Ведь если попытки не наполнены ощущением настоятельной необходимости, они неминуемо приводят к робости. А робкий человек редко, если вообще когда-либо, отдает себя чему-либо без остатка.
ДОСТИЖЕНИЕ АБСОЛЮТНОГО СОВЕРШЕНСТВА ВОЗМОЖНО ЛИШЬ В СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННЫХ УСЛОВИЯХ. ЦЕЛЬ ВОИНА - ДОСТИГАТЬ В КАЖДОЙ СИТУАЦИИ МАКСИМАЛЬНОГО СОВЕРШЕНСТВА, НА КОТОРОЕ ОН СПОСОБЕН.
Подход воина к концепции совершенства кардинально отличается от подхода обычного человека. Зная о смерти, выслеживающей его, воин прекрасно осознает, что совсем не обязательно у него останется время на вторую попытку, если первая окажется неудачной. Каждый актер очень хорошо понимает это. Когда занавес поднят, у актера есть лишь один шанс продемонстрировать свое мастерство. Если он им не воспользуется, то вся его будущая карьера окажется под вопросом. Точно так же воин признает, что лучшее в жизни не повторяется никогда. Если же случаются повторения, значит, первоначальный импульс был потерян, остались лишь объедки. Для большей ясности давайте рассмотрим это на примере музыки.
Музыкальная запись - неплохой заменитель живого выступления. Однако сколь хороша бы ни была запись, она никогда не сможет в полной мере заменить живую музыку. Во время выступления между музыкантом и аудиторией возникает своеобразный обмен резонирующей энергией, а также присутствует некоторое волнение вследствие неопределенности. Безупречно преподнесенное выступление неизмеримо больше вдохновляет, чем самая совершенная звукозапись. Настоящая разница заключается в том, что во время выступления всегда есть вероятность ошибки. В результате и музыкант, и аудитория пребывают на грани, они полностью осознанны. После выступления, когда все прошло гладко, всегда возникает странное смешение всепоглощающего счастья и сердечного облегчения. Такое ощущение не может возникнуть от прослушивания записи, просто потому, что отсутствует грань - грань, рожденная наличием лишь одного шанса.
В этом отношении воин является артистом своей жизни. Роскошь сомнений и замешательства - не для него, ведь присутствие смерти не позволяет воину тратить время на небрежные выступления. К каждому своему действию воин относится как к последнему на земле, а значит, оно должно быть исполнено наилучшим образом. Это не означает, что воин непременно будет совершенен в своих действиях. Вместо этого он стремится сделать их максимально совершенными в этой единственной попытке. Так его действия приобретают яркое качество тотальной осознанности вместе с живой остротой, присущей знанию, что этот момент никогда не повторится вновь.
Одно за другим летят мгновения нашей жизни. Ушедшее - не вернуть, ни одна возможность не повторится в подлинном смысле этого слова. Даже в случае музыканта, исполняющего одно произведение, из сотни выступлений не найдется и двух одинаковых. Жизнь никогда не повторяет себя, идентичным повторением можно считать лишь механическую запись.
Так как ни одно мгновение в жизни не повторяется вновь, то не стоит и тратить время на действия, которые не являются нашими лучшими действиями. Но поскольку люди только и занимаются тем, что тратят попусту время, их жизнь наполнена сожалениями, плачем по ушедшей молодости и скорбью по утраченным возможностям и разбитым отношениям. Никто из нас не бессмертен, и никто из нас не знает, где и когда встретит свою смерть. Смерть выслеживает нас с самого мига рождения. В ее присутствии любое действие, независимо от его значимости, может стать последним. Смерть может застать нас, когда мы находимся в магазине, за рулем автомобиля, за столом, рядом с любимым человеком, или просто любуемся закатом. Если любое действие может стать нашим последним действием на земле, тогда стоит позаботиться о том, чтобы оно было наилучшим из всех наших действий, и сполна насладиться своими последними мгновениями.
Жить со знанием, что каждое мгновение, каждое действие имеют ценность - значит наполнять свою жизнь бесчисленными сокровищами, пропитывая каждое действие качеством, которое называют безупречностью. Для безупречного воина не имеет значения, что его жизнь или его действия могут быть далеки от совершенства. Проживая наполненную до краев жизнь и наилучшим образом исполняя каждое свое действие, воин не находит причин для сожалений и не испытывает угрызений совести. Такая жизнь пропитана радостью и наполнена чудесами и в ней нет ни упущенных возможностей, ни потерянных мгновений счастья.
Непрекращающаяся погоня за совершенством в его многочисленных проявлениях представляет собой главнейшую причину всех человеческих несчастий. Обычно человек отказывается от радостей жизни, откладывая их до тех пор, пока его карьера, его дом, его банковский счет не будут совершенны. В погоне за совершенством человек забывает наслаждаться мгновением, радоваться текущему вызову, а потому он редко отдает настоящему всего себя. Вместо этого он ведет лишь изредка счастливую жизнь, наполненную нежеланными ситуациями и неискренними, далеко не безупречными действиями.
СОВЕРШЕНСТВО - ГЛУПАЯ ТРАТА ВРЕМЕНИ И ЛИЧНОЙ СИЛЫ, В ТО ВРЕМЯ КАК БЕЗУПРЕЧНОСТЬ ПРИНОСИТ ЕЩЕ БОЛЬШЕ ЛИЧНОЙ СИЛЫ.
Человек придает такую огромную важность идее совершенства лишь потому, что ему льстит мысль о превосходстве над окружающими. В результате люди тратят слишком много времени на размышления о совершенстве. Такая чрезмерная рефлексия порождает огромное количество страхов и сомнений, основанных на чувстве собственной неадекватности. Человек предпочитает считать эти негативные чувства признаком глубокого мыслителя, способного видеть все грани происходящего. Но, сколь это ни прискорбно, сие весьма далеко от истины. Подобный горе-философ вовсе не мыслит в подлинном смысле этого слова, а лишь индульгирует в своих страхах и сомнениях, теряя таким нехитрым образом бесценное время и возможности.
ИСТИННОЕ МЫШЛЕНИЕ - МГНОВЕННО. ЛИШЬ БАНАЛЬНОСТИ, ОСНОВАННЫЕ НА ВЫСОКОМЕРИИ, ТРЕБУЮТ ВРЕМЕНИ ДЛЯ ПРОГУЛОК ПО ЗАКОУЛКАМ РАЗУМА.
Социальная обусловленность приучает нас к мысли о том, что стремление к совершенству - наивысшая цель человечества, а рассудок убеждает, что сомневаться и пребывать в замешательстве - абсолютно нормально. Да и когда человек видит, что окружающие думают точно так же, он чувствует себя еще более уверенно. Желая получить одобрение от своего рассудка и от окружающих, человек сам загоняет себя в порочный круг. И чтобы разорвать его, он должен решиться пойти на риск и забыть об одобрении, особенно об одобрении со стороны своего рационального разума.
ВОИН НЕ МОЖЕТ ПОДДЕРЖИВАТЬ ЛОГИКУ РАССУДКА, ТАК КАК ЗНАЕТ, ЧТО СМЕРТЬ НЕ ОСТАВЛЯЕТ МЕСТА ДОСУЖИМ РАЗМЫШЛЕНИЯМ. ПОЭТОМУ ВОИН ВСЕГДА ГОТОВ УХВАТИТЬСЯ ЗА МИМОЛЕТНЫЙ МИГ ШАНСА.
Рассудок - величайшая трагедия человека. Когда дело начинает касаться риска, человеческий рассудок неминуемо вмешивается с различного рода страхами и сомнениями. Рассудку не присуще ни чувство приключения, ни чувство юмора. Кроме того, он строг и ревнив. Рассудок настолько требователен к нашему вниманию, что не выносит, когда человек пользуется своими другими способностями, такими как интуиция или чувствование. Как только рассудок видит, что его власть пошатнулась, он всегда прибегает к одной непостижимой уловке: он пытается заставить человека признать поражение, обычно при помощи замешательства.
Под покровом напускного замешательства рассудку без особого труда удается заставить человека придерживаться так называемого разумного подхода. В конце концов это приводит к тому, что человек становится робким и боязливым, а в таких условиях его шансы на успех равны нулю. Человеку никогда так и не приходит в голову, что причина его вечных неудач заключается именно в выборе безопасного выхода. Наиболее странное свойство рассудка состоит в том, что он скорее смирится с провалом, чем согласится ослабить свой контроль. Поэтому рассудительный человек будет изо всех сил оправдывать свое бездействие, не осмеливаясь воспользоваться мимолетным мигом шанса.
ОБЫЧНО ЧЕЛОВЕК ИЩЕТ УБЕЖИЩА В ПОРАЖЕНИИ, ЧТОБЫ СДАТЬСЯ НА УСЛОВИЯХ СОБСТВЕННОГО РАССУДКА. ОДНАКО ПОРАЖЕНИЕ ИЛИ ТРИУМФ ПОДДЕЛАТЬ НЕВОЗМОЖНО.
To, что человек привык называть поражением, не является таковым на самом деле, это просто предлог уклониться от вызова, который не нравится его рассудку. Чтобы обойти контроль рассудка, следует помнить, что все могущество рассудка держится на вере в реальность картины мира. Остановите свою картину мира, и рассудок тут же смиренно отправится на свое место. Рассудок не может вести себя надменно, если человек не подчинен социальной обусловленности, ведь человеческий рассудок полностью запрограммирован его социальной обусловленностью. Однако, как мы уже знаем, остановить картину мира и освободиться от оков социальной обусловленности способен лишь воин.
ВОИНАМИ НЕ РОЖДАЮТСЯ, КАК НЕ РОЖДАЮТСЯ И РАССУДИТЕЛЬНЫМИ ЛЮДЬМИ - МЫ САМИ ВЫБИРАЕМ, КЕМ НАМ БЫТЬ.
Чтобы стать воином, человек должен быть готов поставить на кон все и начать сражаться за свою свободу. Иного пути не существует.
НИКТО НЕ МОЖЕТ ПРЕВРАТИТЬСЯ В ВОИНА, ПРОСТО ПОЖЕЛАВ ЭТОГО. ВОИНАМИ СТАНОВЯТСЯ, ТОЛЬКО СРАЖАЯСЬ НА ПРОТЯЖЕНИИ ВСЕЙ ЖИЗНИ.
Воин вовсе не огражден от проблем обычного человека. В борьбе за безупречность воина ожидают многочисленные сомнения и страхи, чувство беспомощности и, превыше всего, ощущение одиночества. Однако воин знает, что все эти чувства - лишь настроения, помогающие ему взобраться на более высокие вершины, а потому он углубляется в эпицентр чувств в поиске их скрытого значения. К сожалению, обычный человек никогда не интересуется подлинной ценностью своих настроений, он принимает их только буквально.
КОГДА ВОИН НУЖДАЕТСЯ В УТЕШЕНИИ, ОН ПРОСТО ВЫБИРАЕТ КОГО-ТО ИЛИ ЧТО-ТО, БУДЬ ТО ДРУГ, СОБАКА ИЛИ ГОРА, И ОТКРЫВАЕТ ЕМУ СВОИ САМЫЕ СОКРОВЕННЫЕ ЧУВСТВА. ДЛЯ ВОИНА НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ, УСЛЫШАТ ЛИ ЕГО, ОТВЕТЯТ ЛИ, ПОСКОЛЬКУ ОН НЕ ИЩЕТ ПОНИМАНИЯ ИЛИ ПОМОЩИ. ОТКРЫВАЯ СВОИ ЧУВСТВА, ОН ЛИШЬ ОБЛЕГЧАЕТ ДАВЛЕНИЕ БИТВЫ.
Такова предрасположенность воина и такова безупречность его духа.
Однако когда обычный человек чувствует необходимость в утешении, он неизменно ищет подтверждение своей картины мира. Встретившись с вызовом, с которым, как ему кажется, он не может справиться, человек тут же обращается к своему единомышленнику, в чьей поддержке он вполне уверен. Чувствуя свою неадекватность, он попытается убедить собеседника в том, что здесь не за что сражаться. Таким путем он подсказывает своему другу, какие именно слова поддержки ему хотелось бы услышать от него, чтобы было легче признать поражение и выбросить полотенце на ринг. Стоит товарищу согласиться с ним, и человек начинает ощущать уверенность в праве сдаться на своих условиях.
Основное требование к следованию Путем Воина - безупречность. Но для достижения ее мы должны принести в жертву свою картину мира. Ключевой частью нашей картины мира является вера в то, что мы располагаем неограниченным количеством времени на этой земле. Этим рассудок постоянно вводит нас в заблуждение, заставляя верить в то, что он все понимает и все держит под контролем. Но в то же время здесь нечего понимать помимо факта, что каждый из нас обладает невероятным потенциалом и удивительными способностями, которые не проявляют себя, пока над нашей головой не сверкнет занесенный меч.
Соответственно, воин выбирает жить вызовом и признает факт, что он не может позволить себе поступать так, будто он бессмертен. Воин не тратит время на жалобы о своей жизни, как не тратит и личную силу на обвинения других. Живя на грани, воин всегда готов воспользоваться мимолетным мигом шанса и заявить права на свою силу. Воин является безупречным существом, сражающимся за свою свободу, и в этой борьбе он видит жизнь такой, какая она есть в действительности. Для воина жизнь - это короткое, но волнующее путешествие в прекрасном и волшебном мире, экстравагантное путешествие, наполненное вызовами и возможностями, путешествие, в котором у него есть все необходимое, чтобы превратить свой путь в дорогу радости и успеха.
Сегодня человечество в целом стоит на пороге новой эпохи. Поэтому можно утверждать, что к этой книге вас привели силы, повелевающие жизнью и смертью каждого живого существа на земле. В согласии с древним пророчеством на страницах этой книги я раскрываю знание, которое передавалось ранее лишь немногим избранным. В силу этого вы больше не можете прикрываться неведением. Прямо сейчас Дух стучит в вашу дверь. Вы вольны открыть ее или проигнорировать этот стук - как сами пожелаете. Вы можете ухватить мимолетный миг шанса и отправиться с Духом, или же вы можете вернуться к своему прежнему существованию, если ваше сердце хочет именно этого.
Однако прежде чем сделать свой выбор, задайте себе вопрос: "Есть ли у моего пути сердце?" Я не могу вместо вас ответить на этот вопрос, как не могу я и выразить всю остроту сказанного к этому моменту. Вместо этого я предлагаю вам волнующие слова Уолтера де ла Map. В своей поэме "Слушающие" он сумел превосходно передать настроение, глубину и силу этого мгновения.
"Есть здесь кто?" - Странник крикнул устало,
В дверь замшелую стукнул рукой.
Его конь потянулся к брусчатке,
Густо бурой заросшей травой.
И лишь птица вспорхнула, метнувшись
Над склоненным его челом.
"Есть здесь кто-то живой? Отзовитесь!"
Сильный стук вновь сотряс этот дом.
Но никто к нему не спустился
И не выглянул из окна,
Не взглянул в те глаза цвета стали,
Что ответа так ждали тогда.
И лишь призраков сонм его слышал,
В тусклом свете луны затаясь,
Неподвижно они ловили
От живых долетающий глас.
Средь покрытых пылью ступеней,
Что вели в опустевший зал,
Они молча запоминали
Все, что Странник тогда сказал.
Своим сердцем он чуял их странность
И безмолвный их слышал ответ.
Конь уныло пощипывал травы,
Черный круп холодил звездный свет.
Странник снова ударил в двери
И в последний раз прокричал:
"Передайте, что был я не встречен,
Все же слово свое сдержал".
Но никто даже не шелохнулся,
Хотя эхо последних слов
Долго-долго витало по дому,
Между стен и пустых потолков.
Они слышали, как удалялся
Звук шагов, перестук подков,
Как безмолвие мягко смыкалось
За спиною лишенного снов.
Если вы решите, что ваш нынешний путь приносит вам желанное удовлетворение, тогда нет нужды открывать дверь. Отложите эту книгу в сторонку, но помните - в жизни каждого человека Дух приходит лишь один раз. Жизнь не может позволить себе повторений, иначе возник бы застой и стагнация. Верить, что еще будет время нагнать упущенное, могут лишь глупцы, Дух же, постучав один раз, ждет лишь мгновение. У человека есть лишь один постоянный спутник - смерть, которая, конечно же, не дает нам гарантий жизни.
Если же вы все-таки решитесь ответить на стук, помните: вы выбираете путь без возврата. Жизнь человека, ставшего на Путь Свободы, меняется радикально и необратимо, и эта перемена не позволяет ему сохранить для себя прежнее существование. И вновь я не могу сказать лучше, чем это сделал Т.С. Элиот в последней строфе своей поэмы "Странствия Магов". К землям родным мы вернулись, в те самые Царства, Но нет здесь нам больше покоя, в их старом законе, Средь толп чужаков, что в богов своих уцепились. О, как бы хотелось вновь умереть.
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
ПРАКТИЧЕСКИЕ ТЕХНИКИ
ДРАКОН
"...сфокусированным намерением они разделят мир надвое, дабы свет и тьма предстали полностью разоблаченными. Тогда вновь взлетит Копье Предназначения, и вновь Меч Силы зазвенит Единой Истиной и вспыхнет синее пламя Единой Силы".
Из пророчеств Безымянного
ГЛАВА СЕДЬМАЯ
РАБОТА С ЭМОЦИЯМИ И НАМЕРЕНИЕМ
Прежде чем мы сможем углубиться в рассмотрение таких практических техник, как перепросмотр и не-делание, следует внести ясность в отношении некоторых ключевых концепций, о которых мы упоминали ранее. Необходимо всегда помнить, что Путь Воина в первую очередь - практический путь. Это подразумевает, во-первых, что учение должно применяться на практике, если уж его цель - приносить пользу читателю, и во-вторых, что истинным знанием является лишь знание, обретенное на личном опыте. Этот пункт подчеркнут здесь еще раз, поскольку очень часто ученики попадают в ловушку, считая, что практические упражнения достаточны сами по себе, но боюсь, это не совсем так. Все аспекты учения необходимы, и пока ученик не приложит усилий для внедрения в практику всех концепций до единой, он не продвинется на Пути Воина ни на шаг. И особенно это верно при работе с эмоциями и намерением.
Знание, к которому стремится воин, является продуктом восприятия - силой. А восприятие имеет место лишь в повседневной жизни. Такое восприятие, очевидно, будет уникальным для каждого индивидуума, а потому знание, извлеченное из опыта, естественно, также будет уникальным. Поработав с восприятием на практике, ученик быстро осознает, что львиная доля его знания не может быть выражена должным образом, даже если знание это и было понято. Именно по этой причине Толтеки всегда утверждали, что подлинное учение не может быть выражено на бумаге или в какой-либо иной форме.
Вопреки популярному мнению, все знание возникает на левой стороне и, как таковое, является иррациональным. На правой стороне происходит лишь анализ и структурирование знания, полученного с левой стороны, а также сортировка теоретической информации. Следует помнить, что левая сторона иррациональна и по своей природе и не согласуется с линейными и последовательными мыслительными шаблонами обычного осознания, правой стороны. Следовательно, корректно выразить левостороннее невозможно - в лучшем случае мы можем выразить свое переживание левостороннего, иначе говоря, мы можем выразить и описать то, чему стали свидетелями на левой стороне. Однако это объяснение будет лишь логической интерпретацией знания, лежащего за пределами слов, ведь слова по своей природе требуют линейного и последовательного подхода, чтобы быть понятыми.
Начало знакомства с проявлениями и природой левостороннего осознания - время большого замешательства для ученика. Вместе с тем нет ничего мистического в левостороннем, или повышенном, как его иногда называют, осознании. С ним хорошо знакомо все человечество, хотя люди редко распознают его и обычно не понимают. Поэтому давайте остановимся на этом моменте и внесем необходимую ясность. Для этого нам требуется рассмотреть Истины Осознания, которые для удобства приведены еще раз.
ИСТИНЫ ОСОЗНАНИЯ
1. Вселенная состоит из бесконечного числа энергетических полей, напоминающих нити света.
2. Эти нитеподобные энергетические поля исходят из источника невообразимых размеров, метафорически называемого Орлом. Такие энергетические поля называют эманациями Орла.
3. Человеческие существа также состоят из бесконечного количества этих нитеподобных энергетических полей, которые проявляются в форме большого светящегося яйца. Высота его равна высоте человеческого тела с вытянутыми над головой руками, ширина равна размаху рук. Это яйцо называют коконом человека.
4. Лишь небольшая группа энергетических полей внутри кокона одновременно подсвечена сверкающей точкой света на поверхности кокона.
5. Восприятие возникает, когда свечение энергетических полей, подсвеченных точкой света, распространяется на соответствующие энергетические поля вне кокона. Эту точку света называют точкой, где происходит сборка восприятия, или сокращенно, точкой сборки.
6. Точку сборки можно сместить в любое другое место на поверхности или даже внутри кокона. Так как точка сборки подсвечивает любые энергетические поля, с которыми соприкасается, новые энергетические поля, подсвеченные в результате смещения точки сборки, составляют, таким образом, новое восприятие. Этот новый уровень восприятия называют видением.
7. Когда точка сборки сдвигается достаточно далеко, человек воспринимает совершенно новый мир, который столь же реален, как и мир, воспринимаемый нами обычно.
8. Всю вселенную пронизывает таинственная сила, которую называют намерением. Сила эта вызывает восприятие, так как именно намерение, во-первых, производит настройку энергетических полей, и, во-вторых, обуславливает осознание такой настройки.
9. Цель воинов заключается в переживании всех доступных человеку восприятий. В этом состоит так называемое Тотальное Осознание, которое подразумевает иной способ умирания.
ЭТИ девять постулатов являются краеугольным камнем Учения Толтеков. Все понимание и все действия воина основаны на этих фундаментальных концепциях. Поэтому эти истины следует старательно изучать, пока они не будут усвоены и освоены полностью. Без этой азбуки Толтекского Пути учение выродится и превратится в бесполезную коллекцию пустых мудрствований.
При работе с Истинами Осознания необходимо всегда помнить, что человек является микрокосмом макрокосма, то есть человек представляет собой точную копию целой вселенной в миниатюре. Во вселенной существует семь великих полос взаимодействующих энергетических полей, каждая из которых в свою очередь состоит из семи подполос. Это верно и в отношении человека. В человеческом коконе несколько великих полос представлены мозаикой подполос, которые образуют определенный набор энергетических полей. Этот набор и формирует то качество осознания, которое присуще именно человеку.
Такая пестрая смесь подполос способна привести в замешательство любого, кто не является опытным видящим, а потому ее называют просто Полосой Человека. Однако, поскольку подавляющая часть возможных восприятий в Полосе Человека находится за пределами обычного человеческого опыта и соответственно за рамками обычного осознания, такие восприятия формально именуют непознанным.
В учении Толтеков нормальное осознание также называют Первым Вниманием, или правой стороной. Левая сторона в свою очередь известна как Второе Внимание. Первое Внимание определяют как все настройки восприятия, возможные при "обычном" положении точки сборки. В этом отношении, обыкновенный человек, который не обладает текучим восприятием, всегда использует только одну настройку из доступных в нормальном осознании и называет это познанным. С другой стороны, воин с текучей точкой сборки пользуется всеми возможными настройками Первого Внимания и называет это ясностью или трезвостью.
Второе Внимание, или левая сторона, представляет собой совокупность всех возможных настроек восприятия, доступных при перемещении точки сборки в любое положение внутри Полосы Человека, то есть в пределах энергетических полей, что образуют подлинный человеческий опыт. Дабы избежать возможного замешательства в будущем, следует упомянуть, что эти энергетические поля, очевидно, должны включать в себя также поля животного царства, представителем которого является и человек.
Логическое мышление характеризуется линейностью, а потому может иметь место лишь благодаря рассудку. Однако рассудок может действовать лишь в рамках нормального осознания, ведь только когда точка сборки настроена на поля, формирующие Первое Внимание, мышление протекает линейно и последовательно. Такова особенность Первого Внимания, которая также является и его сильной стороной. Когда точка сборки настраивается на энергетические поля, лежащие вне пределов Первого Внимания, линейное мышление прекращается и знание течет иррациональными путями, где последовательность, а следовательно, и время не значат ничего.
Переживание, при котором знание течет иррациональным образом при отсутствии явных временных связей, можно назвать прямым вдохновением или озарением. Подобное озарение формально именуют видением. Из-за недостатка личной силы это переживание может разворачиваться вяло и напоминать чем-то обычный сон. Так как вначале ученики очень редко имеют достаточный объем личной силы, то возникающее при смещении точки сборки переживание формально называют сновидением.
Когда мы спим, фиксация точки сборки Первым Вниманием ослабевает, и она перемещается спонтанно, но хаотично, - в результате мы видим так называемые "обычные сны". Подобно тому как большинство людей не обладают необходимой дисциплиной ума для запоминания своих обычных снов, таким же образом они "забывают" и опыт, полученный на левой стороне, как только точка сборки возвращается в свое обычное положение. Забвение полученного на левой стороне знания ни в коей мере не умаляет его влияния, просто проявляется оно иначе, как говорят психологи, подсознательно. Даже обычные сны подсознательно влияют на наше осознание и, таким образом, на наше мироощущение, - это подтвердит любой психолог.
Хотя это может прозвучать шокирующе, но в целом обычный человек совершенно не мыслит. Поскольку, во-первых, он не помнит осознанного на левой стороне, и, во-вторых, не способен произвольно менять свое восприятие в рамках нормального осознания. В результате, обычный человек редко приходит к оригинальным решениям специфических задач, а вместо этого изо всех сил пытается так манипулировать идеями и представлениями, обретенными в результате социального воспитания, чтобы подогнать задачу под некий шаблон. Это всегда заканчивается возникновением цикличного мышления или внутреннего диалога, что в свою очередь приводит к тому, что человек пытается заткнуть круглую дыру квадратной пробкой!
Люди, умеющие двигать точку сборки в рамках Первого Внимания или даже перемещать ее во Второе Внимание, являются истинными мыслителями мира. То, что человек называет блестящей идеей или вспышкой озарения, представляет собой не что иное, как результат движения точки сборки. В этом отношении полезно вспомнить, как много великолепных идей впервые родились в сновидениях, независимо от того, были ли это так называемые грезы наяву или обычные сны.
Не приходится и говорить, что первейшая задача, стоящая перед каждым учеником, - собрать достаточно личной силы, чтобы сдвинуть свою точку сборки. Вначале ученик должен научиться двигать точку сборки в рамках нормального осознания, добиваясь таким образом ясности видения, а затем он должен научиться смещать ее в повышенное осознание для достижения измененных состояний восприятия.
Парадокс заключается в том, что только посредством намерения возможно собрать достаточно личной силы для движения или смещения точки сборки. Однако следует помнить, что именно намерение обусловливает наше восприятие, а личная сила является продуктом восприятия. Намерение определяют как единую и единственную силу во вселенной - это, буквально, непоколебимая воля или замысел Орла. Намерение присутствует во всех формах как органической, так и неорганической жизни, и потому проявляет себя в калейдоскопическом многообразии бесчисленных вариаций.
Истинный замысел человека - учиться раскрывать и направлять силу намерения, которое удерживается в осознании человека так же крепко, как и в осознании Орла.
Намерение, таким образом, не является странной и чужеродной силой, а представляет собой истинное наследие человека. Каждый из нас рожден со способностью развить намерение до его максимального потенциала.
Однако здесь важно различать термины человеческое существо (human) и человек (man). Толтеки определяют человеческое существо как социальную личность на физическом плане - тональ. Этимология приставки "hu" в английском слове "human" берет начало в языке древних египтян и означает "тигр". Следовательно, термин "человеческое существо" дословно означает "человек-тигр" или просто "человек-животное". Следует также понять, что на физическом плане воплощается вовсе не человеческое существо, а скорее осознание нагваля. Это осознание, именуемое большинством эзотерических школ реинкарнирующимся эго, в учении Толтеков называется сновидящим. А термин человек определяется как единая совокупность нагваля, сновидящего и тоналя.
Концепция сновидящего выходит далеко за пределы тематики первого тома, мы упомянули о ней для того, чтобы, во-первых, избежать ненужных пробелов в изложении и, во-вторых, чтобы показать, почему тональ часто называют сновидимым. Иными словами, во время физического воплощения сновидящий сновидит не только тональ, но и предназначение тоналя. Эту концепцию очень важно понять, ведь намерение проявляется на физическом плане именно по воле сновидящего и через его инструмент, тональ. Отсюда видно, что не так уж трудно культивировать намерение, поскольку способность эта заключена в судьбе каждого человека. Требуется лишь приложить необходимые усилия, в чем и заключается ценность практической работы.
В довершение этого раздела учения нам следует рассмотреть еще один вопрос. Он связан с концепцией так называемого Третьего Внимания. Хотя вопрос этот и не касается напрямую большинства учеников, однако он касается намерения, а также двух других концепций, к которым сегодня прикован серьезный интерес во всем мире, а именно к концепциям медитации и магии.
Меня часто спрашивают об отношении Толтеков к медитации. Однако для того, чтобы понять его, важно полностью разобраться в концепции сновидящего. Медитация -это вовсе не сосредоточение на отдельной мысли и не повторение мантр, ведь в корне все это сводится к внутреннему диалогу. Подлинная медитация заключается в полной внутренней тишине, и в этой тишине нет ничего, кроме осознания. Это осознание и есть сновидящий, и когда мы входим в это состояние, социальное существо буквально соединяется со своим сновидящим.
В свою очередь это подразумевает, что во время медитации практикующий входит в состояние полного осознания, и в этом состоянии он способен понять замысел своего сновидящего в отдельный момент времени. Очевидно, подлинная медитация невозможна до тех пор, пока ученик не овладеет искусством остановки внутреннего диалога. Однако остановка внутреннего диалога, так же как и все остальное, требует личной силы.
В конце концов, форма медитации не так уж и важна при условии, что она ведет к остановке внутреннего диалога и помогает накапливать личную силу. Такова истинная цель всех техник медитации, но, к несчастью, большинство практикующих попадают на крючок формальной стороны техники и в итоге так и не достигают цели. Например, практикуя Раджа-Йогу, человек обычно становится одержим актом визуализации и не понимает, что визуализация - лишь помощь в остановке внутреннего диалога. Точно так же, используя в медитации мантры, практикующий концентрируется на непрерывном повторении мантр и не понимает, что в определенный момент мантра должна уступить место внутренней тишине. И в том и в другом случае именно человеческая одержимость выступает препятствием и удерживает точку сборки жестко закрепленной в нормальном осознании.
Ключевым моментом здесь является следующее: когда воин в достаточной степени овладевает намерением, он обретает способность произвольно останавливать внутренний диалог, что в свою очередь позволяет ему разрушить фиксацию осознания и добиться текучести точки сборки. Таким образом он не только входит в осознание сновидящего, но также и становится един со своим сновидящим, который, конечно же, и является его истинной сущностью. Именно такое состояние бытия называют Третьим Вниманием. На этом уровне осознания воин через свою связь со сновидящим может сознательно управлять выражением единой всеобщей силы - волей Орла, или намерением. Поэтому и утверждают, что в жизни воина наступает время, когда веление воина становится велением Орла.
Это утверждение не следует смешивать с религиозными концепциями Единого Сознания, Вселенского Разума, Единения с Богом, вступления в Разум или Сердце Бога или с другими представлениями подобного рода. В отношении данного ряда понятий важно всегда помнить, что под Третьим Вниманием подразумевается способность целенаправленно перемещать точку сборки в любую позицию в пределах Полосы Человека. Воины не настолько высокомерны, чтобы забывать о том, что таким образом они передвигаются лишь в границах непознанного. Непознаваемое же остается в неприкосновенности.
Человек является микрокосмом макрокосма, и в силу этого непознаваемое присутствует внутри него, но соприкоснуться с этими энергетическими полями - значит выйти за пределы Полосы Человека. Это возможно осуществить, но, вступив в непознаваемое, мы перестанем быть людьми. Несомненно, наступит день, когда человек достигнет такого уровня осознания, что сможет безопасно входить в неимоверные просторы непознаваемого, но это не является текущей целью сновидящих человечества. Для современного человечества Третье Внимание является более чем достойной задачей.
Принимая во внимание все вышесказанное, Третье Внимание может быть определено как то качество осознания, которое проявляет себя как замысел сновидящего. Эффект проявления этого качества на физическом плане обычный человек назвал бы магией или чудом. Замысел сновидящего, называемый нами магией, имеет тройственную природу и проявляется как движение, звук и цвет. Само собой разумеется, что эта тройственность относится к сновидящему. На физическом плане движение соответствует физическому действию, звук - мысли, а цвет - эмоции. Поэтому мы и говорим, что эмоция вызывает мысль, которая материализуется в действии.
В дополнение к уже изложенному в отношении намерения мы можем сказать, что магия в чистейшем виде представляет собой не что иное, как использование намерения посредством манипулирования цветом, звуком и движением, или же эмоциями, мыслями и действиями. Единственная причина, по которой мы затронули этот вопрос, заключается в том, что жизненно важно понимать, что эмоция является проявлением намерения сновидящего на физическом плане. Поэтому во всех разделах учения Толтеков значение эмоций будет подчеркиваться неоднократно.
Для того чтобы развеять возможное замешательство в отношении магии, следует заметить, что в магии возможны две формы проявления. Одна из этих форм, известная под названием Второе Кольцо Силы, как раз описана выше, и характеризуется она использованием магом силы чистого намерения. Вторая форма, известная как Первое Кольцо Силы, представляет собой древний вид магии, основанный на всевозможных ритуалах, заклинаниях и формулах. Эта форма магии, хотя и является наиболее известной формой, весьма неудобна и ограничена, поскольку основана на силе тоналя.
Тот факт, что тональ при должном контроле и дисциплине действительно обладает собственной силой, является одним из наиболее странных и удивительных в традиции Толтеков и как таковой практически не изучен. Однако эта сила не только ограничена по сравнению с силой намерения, но и, кроме того, исчерпаема. Практикующий этот вид магии может истощить как себя, так и свою силу, что не слишком привлекает истинных Толтеков. Сила намерения не только более практична и могущественна, но к тому же безгранична и неисчерпаема. Эти два пути известны под различными именами: Великий и Малый Путь Магии, Старшие и Младшие Силы, Маг Чистого Намерения и Маг Формул, Маг и Шаман.
Следует помнить, что в итоге нет ничего, кроме намерения - воли Орла, и это намерение проявляется в человеке, во-первых, как цвет его сновидящего и во-вторых, как эмоции его тоналя. Поэтому все, что делает ученик на практике, - это учится культивировать свое естественное наследие - намерение. Как только он начнет понимать этот факт, дорога вперед становится ясно различимой. Одно цепляет за собой другое, и в конце концов ученик обретает сноровку в манипулировании намерением, что в свою очередь дает ему возможность работать также со звуком и с движением.
Это подразумевает, что ученик автоматически становится магом, но магом не совсем в привычном понимании этого слова. Магия жизни - это гораздо больше, чем просто феноменальные акты, вызывающие такой восторг. Истинное предназначение магических сил человека - вовсе не развлекать окружающих, а созидать в подлинном смысле этого слова. Иногда, по той или иной причине, маг вынужден демонстрировать свои силы на физическом плане, и при необходимости он способен, уделив этому должное время и приложив необходимые усилия, развить такие способности. Однако не каждому предначертано демонстрировать феноменальные силы.
Маг чистого намерения - не цирковое животное, его работа требует дисциплины и целостности человека, осознающего взаимосвязанность всего живого. Соответственно истинный маг поддерживает разумное сотрудничество между человеком и силами судьбы, а также учится использовать магические силы в извечной и величественной игре творения. Однако такие действия происходят за кулисами, в мирах недоступных взору простых смертных. Именно в этих незримых мирах действуют все истинные Толтеки и именно в них они начинают так называемое окончательное путешествие силы.
Ключом к незримым мирам служит умение воина обращаться вначале с эмоциями, а впоследствии и с намерением. Поэтому первая практическая задача одинакова для всех учеников - научиться видеть свои эмоции в истинном свете, а затем научиться мудро их использовать.
Когда ученик получает такую задачу, он всегда спрашивает, как ему следует использовать свои эмоции, и вопрос этот столь же неизбежен, сколь и неадекватен. С тем же успехом ученик мог бы спросить, как ему использовать легкие для дыхания или ноги для ходьбы! Подобные вопросы не имеют совершенно никакого смысла, ведь если бы мы не дышали, то умерли бы, а если бы не встали на ноги, то не могли бы ходить. Но заметьте, никто не учил нас, как следует дышать или как ходить. Оба этих умения являются просто актами намерения, как и все остальное, что мы делаем, и в этом отношении использование эмоций ничем не отличается.
Однако в большинстве своем люди так никогда и не учатся дышать глубоко и правильно, так же как и не учатся управлять своим центром тяжести для получения максимальной пользы от мышечной системы. Любой оперный певец подтвердит, что правильное дыхание - это особое искусство, а любой гимнаст расскажет, что прежде чем он смог выполнять свои атлетические трюки, ему пришлось на протяжении нескольких лет много тренироваться, учась управлять центром тяжести, изолировать и контролировать действие каждой мышцы. Ученик на Пути Воина проходит очень сходную тренировочную программу, обучаясь правильному использованию эмоций. И я рассказываю об этом, дабы подчеркнуть тот факт, что все мы дышим, управляем своим телом, используем эмоции. Просто некоторые из нас делают это лучше, чем остальные.
Очень немногие люди могут действительно контролировать свои эмоции. В большинстве случаев эмоции в той или иной степени не контролируются сознанием либо частично или полностью подавляются. Тем не менее, научиться освобождать и использовать эмоции вовсе не трудно, но требуется проявлять осторожность во избежание возникновения неприятных ситуаций и нежелательных обстоятельств. Однако прежде чем переходить к методам использования эмоций, важно прояснить один вопрос, зачастую вызывающий замешательство.
Вопрос касается различия между чувствами-ощущениями и эмоциями. Поймите, эти два слова вовсе не являются синонимами. Ощущения могут разжигать эмоции, как могут это делать и мысли, но ощущения - это не эмоции. Подробно о подлинной природе ощущений мы будем говорить в последующих томах, сейчас же достаточно будет сказать, что ощущения - суть регистрация левостороннего знания, для которого у рационального разума нет системы отсчета. Эмоции, с другой стороны, представляют собой вторичные импульсы, генерируемые актом восприятия, и в зависимости от индивидуального уровня трезвости они могут быть или чистыми в своей простоте или же чрезвычайно сложными и запутанными.
Важно помнить о том, что есть лишь четыре чистые эмоции: гнев, страх, радость и грусть. Остальные эмоции представляют собой смесь нескольких первичных эмоций, и как таковые уже не являются чистыми. Все четыре чистые эмоции являются выражением желания - физического проявления единой всеобщей силы, намерения. Гнев выражает желание сражаться, страх - желание отступить, радость - желание жить, а грусть - желание изменений.
Из всего вышеизложенного должно быть ясно, почему для ученика столь важно распознавать свои эмоции, ведь иначе он не сможет использовать их мудро. Единственный способ научиться этому - культивировать тот уровень осознанности, который называют полной бдительностью -самое первое условие путешествия по Пути Воина. Невозможно стать воином, пребывая в полусне. Воин полностью осознает, какие эмоции возникают в результате акта восприятия, что является их причиной, целью, ясно видит их потенциал.
Чтобы прояснить, как следует использовать эмоции, давайте рассмотрим несколько примеров. Леон всегда отличался вспыльчивостью и агрессивностью. Как мы уже знаем, подавлять эмоции бесполезно, но очевидно, что Леон просто не может позволить своей агрессивности выйти из-под контроля. Чтобы преуспеть на Пути Воина, он должен научиться умело обращаться со своим темпераментом, а также научиться использовать его в качестве инструмента при перепросмотре.
Однажды Леон увидел, как в его сад через ограду сосед тайком перебросил свой мусор. Само собой разумеется, Леон мгновенно рассвирепел, но простая драка с соседом мало чем помогла бы ему. И хотя Леон охотно набросился бы на него, он знал, что делать этого не стоит. В то же время он не мог и игнорировать произошедшее. Поэтому Леон выбрал другое направление действий. Взяв пакет, он аккуратно собрал в него весь мусор, а затем подошел к соседскому дому и постучал в дверь.
Леона все еще трясло от злости, но пока сосед открывал дверь, он заставил себя успокоиться и, вежливо вручая соседу пакет с мусором, сказал: "Мне кажется, вы потеряли это в моем саду". Покраснев от стыда, сосед неуверенно взял пакет и промямлил извинение. Леон лишь улыбнулся и, заверив соседа, что ему было очень приятно вернуть потерянное, отправился домой.
В этом случае Леон не пытался подавить свой гнев и продолжал поступать безупречно, позволяя гневу подпитывать выбранное направление действий. В итоге Леон вполне доволен собой, он понял, что использовать эмоции таким образом - достаточно весело. Кроме того, Леон осознал, что, контролируя свою агрессию, он избежал возникновения очень неприятной ситуации.
Если бы Леон отличался не агрессивностью, а робостью, он все равно мог бы использовать ситуацию точно так же, позволяя гневу подпитывать смелость. Как вариант, если бы он не посчитал разумным прямое противостояние с соседом, он мог бы просто оставить пакет перед дверью соседского дома вместе с запиской, содержащей вежливую просьбу воздержаться от подобных поступков в будущем. Результат был бы аналогичным, а Леон, так или иначе, справился бы со своей задачей.
Давайте рассмотрим теперь пример девушки по имени Лидия, которая очень застенчива и чрезвычайно легко ранима. На самом деле, в отличие от Леона, Лидия совершенно не агрессивна. Большую часть своей жизни она провела в страхе, что люди могут сказать ей что-то плохое или несправедливо с ней поступить. Однажды к ней в гости наведалась сестра и начала подшучивать над Лидией, намекая на ее излишний вес. Немедленно Лидия почувствовала себя обиженной и смущенной, но вместо того, чтобы как обычно промолчать, Лидия прореагировала совершенно неожиданным для своей сестры образом.
Быстро сообразив, что к чему, Лидия подбоченилась и в притворном негодовании нахально заявила: "Я рада приветствовать тебя, дражайшая сестрица. И пусть даже я толстая, но как минимум у меня хватает воспитания создать условия для того, чтобы моя сестра чувствовала себя здесь как дома". Застигнутая такой реакцией врасплох, сестра начала немедленно извиняться за свои шуточки, но последующее поведение Лидии опять-таки поставило ее в тупик. Лидия весело рассмеялась и отмахнулась от извинений. Не зная, как вести себя дальше, ее сестра начала осторожнее относиться к своим словам и воздерживалась от замечаний личного характера весь вечер.
Лидия одержала победу в этой битве просто потому, что отказалась реагировать в привычной манере на неуважительное отношение к себе. Вместо того чтобы подчиниться страху, Лидия использовала его для оттачивания своего чувства юмора. Хотя в прошлом она замкнулась бы в себе из-за боязни, что, возможно, ее тело не совсем в хорошей форме, в этот раз она поставила страх дальнейших насмешек на службу себе и дала сдачи. В этой спонтанной контратаке основным инструментом Лидии стало чувство юмора, и она ответила сестре ее же оружием.
В следующем примере мы увидим, как человек по имени Уильям страдает от предполагаемой депрессии из-за того, что его жена подала на развод. Однако при ближайшем рассмотрении Уильям понимает, что его так называемая депрессия - просто вторичный эффект глубокой грусти. Более того, размышляя над этим, он начинает видеть определенную закономерность в том, как грусть проявляла себя на его жизненном пути. Ему стало очевидно, что грусть всегда появлялась накануне каких-либо важных перемен в его жизни.
Сделав такое заключение, Уильям оказался перед выбором: либо попытаться подавить свою печаль, либо, последовав за ее течением, посмотреть, к какому дару силы она приведет его. Очевидно, просто отпустить любимую женщину, с которой прожил больше десяти лет, Уильяму вовсе не легко, но в то же время он знает, что она не подала бы на развод, если бы действительно хотела сохранить семью. Решив не подавлять свою грусть, Уильям позволил себе испить ее до дна и неожиданно обнаружил, что волна грусти унесла с собой всю обиду на жену за принятое ею решение. В этот миг ясности Уильяму стало понятно, что вовсе не от него хочет уйти жена, она отчаянно пытается убежать от поведенческих шаблонов, развившихся у него с начала их совместной жизни. Вспоминая теперь, как часто его жена жаловалась на то, что в последнее время он совсем не похож на человека, за которого она выходила замуж, Уильям внезапно осознал, что развод ничего не решит. Вместо этого ему следует изменить свои поведенческие шаблоны, ставшие причиной крушения их брака. Чувствуя теперь, что настроение его начало улучшаться, Уильям решил сражаться за сохранение семьи.
Еще один пример. Синтия, молодая девушка, по дороге на собеседование очень нервничает и переживает, что ей не удастся получить работу. Зная, что беспокойство только заставляет ее нервничать еще больше, Синтия решает думать о чем-то другом и начинает представлять, какой счастливой она будет, когда получит работу. Всего несколько коротких мгновений Синтия испытывает настоящую радость, но, тем не менее, этого оказывается достаточно для осознания, что она может прийти на собеседование либо напряженной и нервной, либо расслабленной и счастливой. Прекрасно понимая, что все беспокойство мира не способно изменить ситуацию ни на йоту, Синтия вновь фокусируется на радостных мыслях. К моменту появления перед потенциальным работодателем она уже вполне управляла своим состоянием и сумела преподнести себя с наилучшей стороны. Иначе говоря, Синтия использовала радость, чтобы справиться со своей нервозностью и беспокойством.
Из приведенных выше примеров должно быть ясно, как следует поступать ученику для того, чтобы научиться, во-первых, признавать свои эмоции и во-вторых, использовать их. Несмотря на то, что научиться контролировать эмоции не так трудно, использовать их сознательно и эффективно могут совсем немногие. Извлечение пользы из эмоций - это специализированное умение, обрести которое возможно лишь через постоянную практику в связке с техникой не-делания, суть которой мы рассмотрим позднее. Поэтому читателю настоятельно рекомендуется изучать не-делание в свете принципов работы с эмоциями. В свою очередь, это неминуемо приведет его к более глубокому пониманию неуловимой силы, именуемой намерением. Концепция намерения выходит за пределы этого тома, но к ней мы будем возвращаться снова и снова. Более того, использование эмоций является необходимым условием и для техники перепросмотра, рассматривать которую мы будем в следующей главе.
СНОВИЯЩИЙ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
"Все, что мы видим, - лишь сон во сне".
Эдгар Аллан По
ГЛАВА ВОСЬМАЯ
ПЕРЕПРОСМОТР
Чтобы разобраться в технике перепросмотра, важно понять подлинную природу светящегося кокона человека. Кокон содержит в себе жизненную силу и в действительности представляет собой электромагнитное2 поле, сформированное невообразимым количеством нитей энергии. Такие нити не являются цельными, а состоят из мельчайших энергетических волокон. Иными словами, энергетические волокна связаны с электромагнитными импульсами, существующими в едином спектре, который называют энергетическим полем. Более того, осознание также электромагнитное по своей природе, а точка сборки является присущим осознанием этой жизненной силы. Поэтому, когда точка сборки подсвечивает некую группу энергетических полей, это означает, что осознание вибрирует на частоте, соответствующей частоте полей, на которых она располагается.
Энергетические волокна возникают в результате движения, или взаимодействия, между атомами. Мы также можем сказать, что энергетические волокна отражают электромагнитную взаимосвязь между двумя атомами. Очевидно, такие волокна характеризуются чрезвычайной тонкостью и хрупкостью, их можно очень легко "повредить" и в результате они сместятся. Обычно смещенными оказываются только некоторые из волокон в энергетическом поле, а поле в целом будет казаться нетронутым. Но когда сместятся многие волокна, само поле будет "повреждено".
В своей повседневной жизни человек непрерывно эмоционально взаимодействует с окружающим миром. Это взаимодействие возможно только благодаря восприятию, именно восприятие отвечает за эмоциональные отклики в любой ситуации. Эмоции воспламеняют определенные мысли, а взаимодействие эмоциональных откликов и мыслей обусловливает действия, какие в итоге предпримет человек.
Эмоциональные отклики вызываются электромагнитными импульсами, генерируемыми в акте восприятия. Следует помнить следующее: восприятие происходит, когда человек настраивает свои энергетические поля на поля вне кокона. В свою очередь это означает, что осознание наблюдателя вызывает первичные электромагнитные импульсы, которые затем передаются наблюдаемому через энергетические поля. Это чем-то напоминает электрический ток, образуемый движением электронов. Очевидно, тот же процесс одновременно происходит и со стороны наблюдаемого. Когда сталкиваются импульсы, инициированные наблюдателем и наблюдаемым, они смешиваются и, взаимодействуя между собой, порождают вторичные импульсы. Вторичные импульсы, отправленные обратно наблюдателю и наблюдаемому через энергетические поля, и воспринимаются человеком как эмоции.
Обычно процессы, происходящие при восприятии, не наносят никакого вреда, но как только генерируемые эмоциональные отклики обретают достаточную силу и интенсивность, некоторые из волокон энергетических полей могут сместиться. Иначе говоря, может происходить обмен волокнами между наблюдателем и наблюдаемым, или же они оба могут перенять волокна третьей стороны. Точное техническое описание процесса смещения волокон слишком сложно для задач данной книги. Достаточно будет сказать, что необузданные эмоции могут вызвать перманентное изменение энергетических полей человека, или истощая эти поля, или загрязняя их внешними силами.
Поскольку точка сборки восприятия обычного человека жестко закреплена, он ограничивает себя использованием лишь одной группы энергетических полей. Само собой разумеется, что со временем эта группа энергетических полей "изнашивается" и становится загрязненной. Таково техническое объяснение воздействия социальной обусловленности. По мере износа восприятие человека теряет точность и чистоту. А потому задача ученика "очистить" свои энергетические поля, во-первых, отбросив из кокона все чуждые волокна и во-вторых, вернув обратно потерянные волокна.
Хотя все это и выглядит малопонятным и мистическим, традиционная наука уже приблизилась к пониманию единства всего живого. Жизнь, в сущности, представляет собой паутину взаимосвязанных, взаимодействующих и взаимозависимых электромагнитных сил. И что бы ни случилось с мельчайшим компонентом паутины, воздействие распространится по всей паутине. В этой матрице сил присутствует непрерывный поток движения - энергия переносится вдоль и поперек формирующих паутину электромагнитных потоков. В цели этого тома не входит подробное объяснение системы взаимодействия человека и вселенной, но как минимум некоторые пояснения необходимы для понимания концепций движения энергии и смещения энергетических волокон.
В первой книге можно предложить читателю лишь крайне упрощенное описание этого процесса. Избавление от волокон или их возврат связаны скорее не с персональными частицами энергии, а с тем, что называют регулированием. Иными словами, при возврате волокон, утраченных во время взаимодействия с другим человеком, воин не получает эти волокна непосредственно от него, а лишь берет необходимое из паутины. Естественно, такое действие нарушает равновесие в паутине, и для восстановления своего собственного баланса паутина, в свою очередь, получает эти волокна с человека, взявшего их у воина. То же самое происходит и когда войн должен вернуть волокна уже умершего человека, ведь волокна представляют собой чистую энергию и как таковые не связаны ограничениями времени и пространства. Подобный обмен происходит и в случае избавления от чуждых волокон: воин выталкивает их в паутину, а та уже возвращает волокна настоящему хозяину.
Чтобы совершить это, ученик должен перепросмотреть весь когда-либо обретенный опыт, каждое переживание в мельчайших подробностях. Вначале такая, несомненно, тяжелейшая задача, совершенно ошеломляет ученика, но в то же время она не является невозможной. Поскольку для того, чтобы человек мог получить максимальное развитие осознания из любого опыта, жизненная сила имеет свойство периодически повторять один и тот же опыт. Такие повторения характеризуются явной цикличностью, и вы можете легко проследить эти циклы в своей собственной жизни. Поэтому значительная часть переживаний в человеческой жизни - лишь повторы "старых постановок".
В свете вышесказанного, перепросмотр сводится к необходимости полного вспоминания лишь одного цикла в нашей жизни. Другие обнаруженные циклы будут лишь повторениями, и их усвоение будет проходить быстро. Но это вовсе не подразумевает, что перепросмотр легок, просто он не является невыполнимой задачей. Полный перепросмотр, вплоть до момента рождения, жизненно важен и занимает долгие годы непрерывного и прилежного труда. Однако ученику не обязательно нужно перепросмотреть все, прежде чем он сможет начать прогрессировать на Пути Воина. Каждый кусочек выполненного перепросмотра способствует продвижению вперед, каждое движение подобно снежному кому, набирающему скорость и мощь.
Что касается практики, прекрасной идеей является ведение дневника проделанной работы и обретенных знаний. Такой дневник оказывает огромную помощь в развитии дисциплины и способствует культивированию упорядоченного подхода к учению. Очевидно, что как только определенный порог понимания будет перейден, необходимость в дневнике отпадет, и его можно будет смело поставить на полку где-нибудь в разделе мемуаров, но до этого ведение дневника окажет незаменимую пользу. В конце концов, Путь Воина - это самое важное и волнующее путешествие в жизни человека, это путешествие путешествий. А каждое достойное путешествие заслуживает того, чтобы быть записанным.
При ведении дневника стоит записывать все, относящееся к Пути Воина, в одну тетрадь, вместо того чтобы заводить отдельные тетради для различных направлений работы. На первый взгляд такой метод может показаться несколько хаотичным, но его преимущество заключается в выявлении скрытых тенденций и деталей, которые можно легко упустить из виду, работая с несколькими дневниками. Поэтому записывайте все в одну тетрадь: перепросмотр, переживания, сновидения, заметки, мысли и т.д. и т.п. Когда одна тетрадь будет исписана, начните новую. Следует приучить себя вносить как минимум одну запись в журнал ежедневно. Также хорошая привычка - датировать записи, что облегчит пользование дневником в будущем.
Перепросмотр, зачастую именуемый учениками "вспоминанием", бывает двух видов: активный перепросмотр и спонтанный, или пассивный перепросмотр. Во время активного перепросмотра ученик усаживается и формально восстанавливает эпизоды своего прошлого, тогда как в спонтанном перепросмотре текущее переживание или событие само вызывает в памяти воспоминание о пережитом в прошлом. Предполагается, что ученик будет использовать оба метода перепросмотра. Обычно спонтанный перепросмотр на первых порах приносит более ощутимые результаты. С другой стороны, активный перепросмотр проходит сперва медленно и очень тяжело, но именно поэтому он просто неоценим с точки зрения тренировки намерения. Когда же наше намерение становится достаточно сильным, любой из методов перепросмотра не вызывает трудностей.
В самом начале все ученики неосознанно попадают в ловушку, уделяя внимание интеллектуальным воспоминаниям. Нужно подчеркнуть, что это вовсе не перепросмотр, а лишь то, что Толтеки называют "счетоводством". Интеллектуальные воспоминания можно использовать только в качестве ориентиров в перепросмотре. Настоящий перепросмотр подразумевает необходимость заново пережить событие, так, словно оно происходит прямо сейчас. Каждая возникшая в прошлом эмоция должна быть восстановлена и пережита вновь. Только вспомнив все эмоции, мы можем полностью перепрожить событие и разобраться в том, что происходило в действительности. В свою очередь, только имея перед собой истинную картину события, мы способны избавиться от чужеродных волокон и вернуть волокна, потерянные нами.
АКТИВНЫЙ ПЕРЕПРОСМОТР
Совершенно не имеет значения, с какого события мы начнем перепросмотр, поскольку в любом случае нам необходимо перепросмотреть все. Очевидно, наиболее логичным будет начать с самых значимых событий, произошедших в последнее время. Неплохо также составить список основных событий, которые может припомнить ученик, начиная с недавнего прошлого и по порядку в обратном направлении. Работа по составлению этого списка называют настройкой активного перепросмотра. Завершив составление списка, ученик просто берет первый эпизод и припоминает его в мельчайших деталях. Спешка здесь не нужна, ведь чем больше деталей сможет вспомнить ученик, тем легче будет раскрыть эмоции, испытанные им в то время. Применяя все это, ученик убедится в истинности старой поговорки "поспешай медленно". Работающий под руководством нагваля ученик иногда совмещает перепросмотр с дыхательными упражнениями, однако они могут быть опасными, если осуществляются без должного надзора, да и, строго говоря, неотъемлемой частью техники перепросмотра они не являются. Дыхательные упражнения помогают, но перепросмотр может быть не менее успешным и гораздо более безопасным без них. В этой книге такие упражнения сознательно не рассматриваются в целях безопасности.
Кратчайший путь к пониманию сути перепросмотра пролегает через разбор примеров. Ученик, работающий под руководством нагваля, прорабатывает с его помощью реальные эпизоды из своей жизни, но в этой книге мы остановимся на гипотетическом примере. Давайте рассмотрим ситуацию человека по имени Питер, который постоянно чувствует вину, так как считает себя трусом.
В недавнем прошлом Питера произошел эпизод, в котором он, вместо того, чтобы отстаивать свои права, промолчал и позволил ситуации идти своим чередом. Оглядываясь на свою жизнь, Питер ясно видит, что такая линия поведения является его старой привычкой, особенно в ситуациях, когда ему кажется, что его точка зрения может встретить физический отпор. Вспоминая школьные годы, Питер осознает, как уже тогда он избегал любых ситуаций, связанных с физическим противостоянием или насилием, и даже ненавидел контактные виды спорта. Ребенком Питера часто обзывали трусом, и вырос он в убеждении, что это действительно так.
Но в то же время, оценивая свою жизнь в целом, Питер видит, что во многих ситуациях он поступал отнюдь не трусливо, даже наоборот, часто вел себя куда более смело, чем окружающие. Это и есть первый ключ к разгадке проблемы Питера - он ведет себя как трус, лишь перед лицом опасности физического противостояния. Сперва такая догадка ставит его в тупик, поскольку Питер знает, что он вовсе не слабак, и хотя похвастаться большими габаритами тоже не может, он, тем не менее, очень силен для своей комплекции.
Проникая глубже в суть проблемы, Питер припоминает, что в детстве насмешки сверстников очень злили его, но одновременно он трясся от страха, что ему могут причинить физическую боль. Страх перед болью заставлял Питера убегать от драк, а после он презирал себя за это. Такое поведение было характерно для его детства, и, оглядываясь назад, Питер не может вспомнить, было ли время, когда он поступал иначе.
Занимаясь перепросмотром, Питер неожиданно вспоминает эпизод, произошедший несколько лет назад. Он работал в саду, когда внезапно в гараж влетел бездомный кот, убегающий от соседской собаки, и тут же спрятался в открытом ящике шкафа. Когда собака ушла, Питер попытался достать кота из ящика, но тот отказывался выбираться наружу. Хотя Питер всегда считал себя любителем животных, сопротивление кота вывело его из себя. Не задумываясь о своем поведении, он начал кричать на кота, когда же и это не помогло выгнать кота, Питер действительно разъярился.
В порыве ярости Питер схватил старую газету, поджег ее и сунул в ящик, пытаясь выкурить непрошеного гостя из его укрытия. Но перепуганный кот даже не шелохнулся. Питер сбил пламя с газеты и со злостью вырвал ящик из шкафа. В угол ящика, сжавшись в комок, забился кот с выпученными от ужаса глазами, его усы полностью обгорели. При виде кота ярость Питера мгновенно растаяла, оставив его ошеломленным и пристыженным от собственных действий. Он видел, что кот серьезно не пострадал, однако был сильно напуган. Посмотрев в глаза оцепеневшего животного, Питер почувствовал укол пронзительного раскаяния и искреннюю жалость к коту.
Воспоминания о том дне преследовали Питера долгие месяцы. Каждый раз, когда этот эпизод всплывал в его памяти, Питер внутренне сжимался от стыда и чувства вины. Каким-то образом эти воспоминания подпитывали его уверенность в том, что он действительно трус, ведь вместо того, чтобы отстаивать свои права в отношениях с людьми, он выплеснул злобу на испуганное и беззащитное животное. Продолжая перепросматривать, Питер припоминает другой случай, произошедший у него на работе спустя некоторое время после эпизода с котом. В то утро начальник Питера установил строгие правила в отношении сотрудников, опаздывающих на работу. В обеденное время Питер решил быстренько съездить в магазин за красками, но на обратном пути попал в пробку и в итоге на несколько минут опоздал. Как назло, начальник караулил у дверей и встретил Питера отчаянной бранью.
Сперва Питер обомлел, а его босс кричал и носился вокруг как сумасшедший. Затем Питер тоже начал закипать, его руки дрожали от ярости, а в ушах странно звенело.
Его начальник стоял спиной к большому зеркалу, и по какой-то причине Питер глянул через голову босса на его отражение. В зеркале отражалась спина начальника, и одна эта картина привела Питера в ярость. В ту же секунду он решил поставить зарвавшегося босса на место. И пока мысль обретала форму, Питер чувствовал, как в его теле бушует адреналин. Разозленный сверх всякой меры, он был готов убивать, ему хотелось размозжить голову начальника о зеркальную стену. Охваченный слепой яростью он уже видел, как разлетается на мелкие осколки зеркало, как по стене течет кровь его босса.
К счастью для Питера, проходящий мимо сотрудник, должно быть почувствовав его слепую ярость, осторожно взял Питера за плечо. Прикосновение коллеги подействовало отрезвляюще, и злость начала медленно рассеиваться. В конце концов Питер лишь угрюмо посмотрел вслед уходящему боссу.
В последующие дни Питер много размышлял над своей реакцией на поведение начальника. Вызванное криком босса бешенство и последующая жажда мщения переходили все границы, особенно если учесть, что Питер, в принципе, действительно провинился. Он также был уверен, что этот эпизод, как и случай с котом, некоторым образом связан с его попытками перепросмотра, хотя Питер и не мог объяснить причину своей уверенности.
Затем однажды Питер вспомнил эпизод, произошедший с ним и его двоюродным братом, когда им обоим было по пять лет. Они играли под деревьями, где Питер из веток строил маленький шалашик. Когда шалаш был уже сделан, и Питер был готов вползти внутрь, его брат оттолкнул его и залез в шалаш первым. Поскольку шалашик был слишком мал, чтобы вместить обоих братьев одновременно, Питер попытался уговорить своего брата выйти и дать возможность ему залезть внутрь. Однако тому хотелось подразнить Питера, и уступать свое место он не собирался. Неожиданно Питер разозлился, схватил брата за руку и попытался вытащить его наружу. Он тянул изо всех сил, но поняв вскоре, что братец и не собирается сдаваться, Питер в отместку впился зубами в его руку.
Нужно ли говорить что, брат Питера мигом вылетел из шалаша, вопя во всю глотку. Это был первый раз, когда Питер был вынужден отстаивать свои права, а также первый раз, когда он был втянут в акт физического противостояния. Тем не менее реакция брата испугала Питера, и он мгновенно осознал всю тяжесть содеянного. Не зная как поступить, Питер тихонько забрался в свой маленький шалаш, где и просидел некоторое время в смущении и неуверенности, испытывая угрызения совести.
Через несколько минут на месте происшествия появилась мать Питера, чтобы выяснить причину суматохи. Когда она увидела след от укуса на руке своего племянника, она подошла к шалашу, схватила Питера за шиворот и вытащила его из укрытия. К этому времени Питер уже знал, что поступил очень плохо. Вдобавок он также видел, что своим поведением очень разозлил маму. Вплоть до этого фатального момента он всегда мог обратиться к ней, когда чувствовал себя неуверенно, но теперь бежать было не к кому.
Прямо на глазах у двоюродного брата Питер получил взбучку всей своей жизни. Перепросматривая этот эпизод, Питер мог ясно вспомнить даже мельчайшие подробности, он вновь пережил каждое мгновение этого сурового наказания и каждое ощущение, возникшее тогда. Он вновь испытал шок, страх и боль порки, ужас от содеянного, но превыше всего - эмоциональную боль из-за того, что мама рассердилась на него. Весь этот эпизод оставил Питера с чувством глубокого стыда и смущения.
Продолжая перепросмотр, Питер видит, что с тех пор он стал избегать столкновений с окружающими, ему так и не удалось избавиться от чувства, что он не оправдал любовь мамы. Питер чувствовал настоящий стыд и ненавидел себя за содеянное. Он вспоминает, что даже годы спустя с того зловещего дня он часто замечал вспышки своего неистового характера, но относился к нему со страхом, как к дефекту, из-за которого он предал то, что было ему дороже всего, - доверие и любовь мамы. Боясь возможных негативных последствий от неуправляемых вспышек агрессии, Питер начал подавлять ее и в итоге рос робким мальчиком. Конечно же, это послужило причиной для бесконечных насмешек со стороны сверстников, но в его детском уме это воспринималось как законное воздаяние за предательство.
Питер наказывал себя большую часть своей жизни, и только перепросмотрев этот эпизод, он наконец смог понять корни своей мнимой трусости. Осознав, что же действительно произошло в тот день между ним и его кузеном, Питер теперь способен проработать ситуацию в целом. Однако эта работа не терпит спешки, ведь любой эпизод имеет больше чем одно следствие в нашей жизни. Из-за взаимосвязанности всего живого даже внешне незначительный эпизод будет характеризоваться волновым эффектом, распространяющимся на каждый аспект нашей жизни.
Прежде чем рассматривать, как Питеру следует работать с полученными результатами в дальнейшем, давайте разберем, как эта же ситуация могла бы развиваться в случае спонтанного перепросмотра.
СПОНТАННЫЙ ПЕРЕПРОСМОТР
Нам уже известна проблема Питера, но у него самого есть ментальный блок, мешающий увидеть, что именно послужило истоком его убежденности в собственном малодушии. При перепросмотре это вовсе не редкость, особенно если событие произвело травмирующий эффект. Дети часто блокируют воспоминания о травмирующем опыте путем спонтанного изменения точки сборки после случившегося. Когда такое происходит, ребенку со временем становится все тяжелее припоминать подробности этого события, а во взрослом возрасте память о произошедшем событии становится еще более труднодоступной.
Питер уже пережил заново и эпизод с котом, и ситуацию со своим боссом, но ему по-прежнему не удается вспомнить, что послужило истоком его кажущейся трусости. Однажды он отправляется в гости к своим друзьям, у которых два маленьких сына. Сидя на террасе, Питер рассматривает сад, где как раз играют мальчики. Питер переводит на них взгляд как раз вовремя, чтобы увидеть, как один маленький мальчик сильно кусает второго за руку. Раздается пронзительный крик, и в то же мгновение в память Питера врываются яркие и четкие картины того дня, когда он сам укусил своего двоюродного брата.
Это типичный пример спонтанного перепросмотра. Однако не всегда необходимо самому быть свидетелем какой-то ситуации. Иногда воспоминания пробуждаются просто от рассказа о случае из жизни другого человека. Временами достаточно лишь одного слова. В других случаях для восстановления памяти может потребоваться, чтобы человек еще раз прошел через подобную ситуацию. Но так или иначе, факт остается фактом, мы способны вспомнить все, ведь в действительности мы никогда ничего не забываем.
Кажущаяся потеря памяти - это всегда результат или ментального блока, или тонкого изменения положения точки сборки. Используя технику перепросмотра, можно при желании воскресить каждую деталь прожитой жизни.
Теперь, когда Питер вспомнил эпизод с двоюродным братом, давайте посмотрим на то, что ему следует делать дальше. Первое, что надлежит предпринять, - это распознать все многочисленные последствия, которые эта ситуация повлекла за собой в его жизни. В качестве примера мы рассмотрим лишь некоторые из них, но на практике важно отыскать и проработать каждое следствие. Здесь, опять же, помогает составление списка.
Только работая над списком последствий, Питер осознает, насколько сильно он был испуган в тот злополучный день. Вначале были гнев и разочарование, сопровождаемые шоком от понимания тяжести содеянного. Сюда же добавилась реакция матери, ее досада и гнев на Питера, выразившиеся в жестокой порке. В конце концов все закончилось замешательством Питера, чувством стыда и вины, но превыше всего глубоко засевшим чувством, что он предал доверие мамы.
В тот день Питер потерял много волокон, придававших ему уверенность в сражениях, а вместо них позаимствовал у своей матери волокна, глубоко внедрившие в его разум убежденность, что драться нехорошо. Вместе с тем он также потерял множество волокон, придававших ему смелость выражать свой гнев, а так как он любил маму, в попытке изменить свое неправильное поведение он перенял у нее волокна робости.
До того рокового дня Питер не знал, что значит стыдиться, но из-за реакции брата Питер взял у него волокна, которые привили ему глубокое чувство стыда. Более того, реакция матери обусловила также и обретение Питером волокон, посеявших в нем чувство вины и раскаяния за содеянное.
В пылу всей этой суматохи Питер также потерял некоторые из волокон, что позволяли ему различать между правильным и неправильным. Он совершенно забыл, что первым несправедливо поступил его брат, и в состоянии замешательства Питер позаимствовал у него волокна, которые побудили его обвинять себя за любую несправедливость, совершенную другими по отношению к нему самому. Питер также взял у матери волокна, которые вынудили его чувствовать стыд за предательство ее любви к нему. Впервые в жизни Питер почувствовал себя предателем, и, из любви к маме, попытался искупить предательство, переняв у нее волокна, вызвавшие в нем деструктивную тягу к самобичеванию.
Приведенный выше пример призван дать некоторое представление о том, как происходил обмен волокнами в тот день и какие шрамы оставил он на характере Питера. Наиболее тяжелое воздействие оказало подсознательное решение Питера подавлять свою агрессивность. Негативные последствия подобного подавления мы уже рассматривали ранее в этой книге, но для Питера оно имело также несколько побочных эффектов.
Основным побочным эффектом стало утвердившееся мнение о себе, как о трусе. В результате постоянных насмешек сверстников над его робостью Питер постепенно начал избегать любых конфликтов, малейших намеков на конфронтацию и даже насмешек, пока в конце концов и сам не поверил в свою трусость. В итоге Питер стал робким и одиноким интровертом. Испытывая недостаток уверенности в себе, Питер становился все более замкнутым в отношениях с людьми. В итоге, только оставаясь наедине с самим собой, он мог чувствовать себя спокойно.
После перепросмотра этого эпизода, Питер видит, что в действительности происходило в ситуациях с котом и с боссом. В обоих случаях он был близок к тому, чтобы вспомнить эпизод с двоюродным братом. То, как кот заскочил в гараж, спрятался в ящике и затем не хотел выбираться наружу, всколыхнуло воспоминания о брате, ворвавшемся в его шалаш. Когда босс кричал на Питера за опоздания на работу, волна слепой ярости моментально накрыла его с головой и годы сдерживаемой агрессивности внезапно прорвались наружу: в лице босса Питер увидел символ всех насмешек и обид, пережитых в детстве.
Теперь Питер знает, откуда возникло представление о его трусости, он может видеть, что в действительности никогда не был трусом. Напротив, потребовалась вся его смелость, чтобы стойко переносить бесконечные насмешки, не давая агрессивности ни малейшего шанса. Как только достигнут такой уровень понимания, процесс легко можно повернуть вспять. Питеру нужно лишь методично выметать из своего кокона чуждые волокна и возвращать потерянные. И этого он может добиться при помощи техники не-делания.
КОНТРОЛИРУЕМАЯ ГЛУПОСТЬ
Что контролирует твою глупость - твоё собственное предназначение или социальная обусловленность?
ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
НЕ-ДЕЛАНИЕ И СТАЛКНГ
В действительности техника не-делания тождественна сталкингу, так как не-делание является искусством выслеживания самого себя, тогда как сталкинг связан с выслеживанием кого-то другого. Определение обеих техник звучит так: умышленное действие, направленное на манипулирование. Чтобы освободиться от оков социальной обусловленности, ученик должен научиться выслеживать как самого себя, так и окружающих. В этом отношении сталкинг может показаться несколько аморальным, но, по правде говоря, каждый человек, будучи ребёнком, очень быстро учится манипулировать окружающим миром и продолжает этим заниматься в течение всей жизни. Факт всеобщего вовлечения в манипулирование друг другом, конечно же, не оправдывает таких действий, но при внимательном рассмотрении отличие сталкинга от обычного манипулирования становится очевидным.
Ни в коем случае нельзя потворствовать манипулированию в том виде, в котором оно обычно практикуется, и не важно, кто в нём задействован. Когда один человек путём манипуляций заставляет другого выполнять свои требования или принимать свою точку зрения, он тем самым навязывает жертве свою волю. И это не что иное, как акт чёрной магии, который сводится к насилию, и не имеет значения, физическое ли оно, эмоциональное или ментальное. Люди постоянно совершают насилие над окружающими и в своём невежестве даже гордятся такими подвигами. Два следующих примера могут помочь нам лучше разобраться в этом вопросе.
Давайте рассмотрим пример из жизни служащего, которого зовут Джон. Он молод и очень увлечён своей работой. Видя такой энтузиазм, его руководитель непрерывно подбадривает Джона, говоря, что если он будет и дальше так работать, то его ожидает большое будущее в компании. На волне энтузиазма Джон работает всё усерднее, проводя всё больше времени на работе. Очень скоро он уже выполняет работы в два раза больше требуемого его должностью, но в своём рвении даже не обращает на это внимания.
Вскоре Джон получает повышение, а с ним и более высокую зарплату. Восхищённый результатами своих усилий, он работает ещё больше, и после очередного повышения зарплаты Джон абсолютно счастлив. Однако сейчас он проводит ещё больше времени, включая выходные, на работе. В результате у Джона не хватает времени на встречи с друзьями или на обычный отдых дома. На самом деле у него больше нет свободного времени как такового - он постоянно погружён в раздумья о работе.
Вероятно, Джон счастлив, впрочем, как и его босс. Никогда у него не было такого усердного работника. Джону же его начальник видится честным и благодарным - руководителем, о котором можно только мечтать. На поверхности всё кажется чистым и справедливым, и Джон продолжает вкладывать всю свою энергию и время в работу. Со временем его назначают заместителем директора с соответствующей зарплатой, дополнительными льготами и служебным автомобилем. Иными словами, Джон добился многого.
Однако за всем этим успехом скрывается весьма неприятная истина. Работодатель Джона эксплуатировал его энтузиазм к работе, и в итоге естественное воодушевление превратилось в жажду успеха. В конце концов в жизни Джона осталась только работа, а жадность, как босса, так и самого Джона, превратила его в машину для добывания денег. Он уже не свободомыслящий молодой человек, исполненный энтузиазма, а просто человек, пристрастившийся к своей работе настолько, как иной - к алкоголю или наркотикам. Джона соблазнили обещаниями славы, а затем изнасиловали морально. В своём невежестве Джон позволил этому произойти и даже чувствует благодарность к своему начальнику за случившееся.
Давайте теперь рассмотрим пример девушки по имени Джанет, живущей с матерью, с тех пор как в аварии погиб отец. Джанет всегда была хорошей ученицей и прекрасной дочерью, она серьёзно подходила к школе и в меру сил помогала матери по хозяйству. По окончании школы Джанет захотела изучать дизайн одежды, но одобрения матери не получила. Её мать была абсолютно непреклонна в данном вопросе и разъяснила Джанет в терминах, не вызывающих сомнений, что единственной причиной, по которой она работала так тяжело после смерти отца, являлась возможность для дочери поступить в университет и научиться чему-то стоящему.
Мать Джанет захотела, чтобы та изучала медицину, и хотя врачебное дело совершенно не интересовало Джанет, она не хотела разочаровывать мать. Будучи по натуре девушкой чуткой, она всегда знала, как тяжело работала её мама, особенно после смерти отца. Теперь мать использовала своё самопожертвование, чтобы играть на чувстве вины Джанет. В конце концов Джанет согласилась пойти в университет и со временем стала врачом.
Мать Джанет никогда не преминет воспользоваться случаем и заявить, что именно благодаря ей Джанет достигла успеха в жизни. Пытаясь выразить свою благодарность за всё, что мать для неё сделала, Джанет покупает прекрасный дом, чтобы жить вместе с мамой. На работе она несчастлива, но по своей натуре она не может не относиться серьёзно к своим обязанностям. Мать же её, после долгих лет изнурительного труда, может теперь расслабиться и погреться в лучах успеха дочери. Социальная обусловленность заставила Джанет поверить, что так и должно быть, но горькая правда состоит в том, что над ней эмоционально надругалась и продолжает это делать день ото дня её собственная мать.
Оба примера показывают нам, как люди позволяют манипулировать собой, и в силу социальной обусловленности всегда будут находиться те, кто только рад этим воспользоваться. Однако истинный воин никогда не опускается до подобного манипулирования. Психическое насилие отвратительно человеку, верящему в свободу. Сталкинг отличается от обыкновенного манипулирования тем, что ведёт к свободе, в то время как манипулирование ведёт к рабству.
Когда воин выслеживает другое существо, само собой разумеется, он предаётся манипулированию, но направлено оно на достижение свободы не только воина, но и выслеживаемого существа. Примеры Леона и Лидии, приведённые в седьмой главе, на самом деле являются примерами сталкинга и не-делания. Не позволяя себе реагировать в привычной манере, а намеренно выбирая вместо этого иное направление действий, Леон и Лидия практиковали неделание. Более того, через свои преднамеренные действия они к тому же учили своих оппонентов тому, как правильно следует вести себя со своими собратьями. В итоге пользу получили не только Леон и Лидия, но и их оппоненты, как и должно быть, ведь такова основа взаимозависимости всего живого. Однако воин никогда не будет использовать сталкинг для получения нечестного преимущества, и он никогда не станет преподносить людям урок, пока они сами не попросят того своими действиями.
НЕ-ДЕЛАНИЕ
Понять концепцию не-делания довольно просто, но для практического применения требуется умение, обретаемое лишь посредством постоянной дисциплины. По своей сути не-делание представляет собой полную и постоянную бдительность совместно с тщательным наблюдением за собственными эмоциональными откликами. Постоянная бдительность прививает практикующему чувство отстранённости, дающее ему необходимое "пространство", чтобы быть полностью объективным. Широко известен факт, что мы способны видеть ситуацию гораздо яснее, находясь в положении объективных наблюдателей, а не тогда, когда мы сами вовлечены в ситуацию. Практика не-делания позволяет воину всегда оставаться беспристрастным свидетелем, даже в ситуациях, когда сам он глубоко вовлечён.
Воин должен не только оставаться полностью бдительным и объективным, он ещё должен использовать возникающие эмоции в качестве топлива для своих действий. Это очень важный момент, поскольку, во-первых, в этом случае его действия будут рефлекторными и быстрыми, а, во-вторых, его действия приобретут ту спонтанность и естественность, которые лежат в основе жизнестойкости. Попросту невозможно практиковать не-делание, пребывая в полусонном состоянии.
Не-делание суть не что иное, как игра роли, выбранной для текущего мгновения, но поскольку нам неизвестно, что же произойдёт в следующий момент, такая игра требует способностей к импровизации. Вначале это тяжело каждому, но, начиная лучше понимать себя, мы учимся предвидеть эмоциональные отклики других людей. В этом отношении ключевая роль отводится практике перепросмотра. Очевидно, что чем лучше мы знаем себя, тем точнее мы можем предвидеть, а потому практиковать не-делание становится всё легче и легче, и к тому же не-делание - весьма весёлое занятие!
Во время не-делания мы выбираем роль, диаметрально противоположную нашему привычному, устоявшемуся поведению. Поэтому, например, если ученику не хватает уверенности, он будет практиковать не-делание, сознательно поступая так, как поступал бы полностью уверенный в себе человек. Ученик прекрасно понимает, что это всего лишь игра, но если он играет свою роль хорошо, окружающие станут считать его действительно уверенным в себе человеком. Реакция зрителей на не-делание подбадривает ученика, и он начинает верить в свои способности играть избранную роль.
Вначале ничего не изменится, но если ученик упорно продолжает действовать как уверенный человек, он медленно, но неуклонно будет накапливать уверенность в своей способности задействовать уверенность. Единожды сдвинув процесс с места, ученик будет постепенно обретать уверенность в избранной роли, пока в конце концов не начнёт жить этой ролью. Со временем роль, которой он живёт, начинает доминировать в поведении ученика и однажды, даже не осознавая, когда произошла трансформация, ученик ощутит себя воистину уверенным в себе человеком. Хотя вначале ученику и недоставало уверенности, он станет образчиком уверенности.
Игры, в которые мы играем с собой или с окружающими, - очень могущественны, поскольку являются играми силы, хотя человек обычно и не осознаёт этого. Любая игра, в которой мы участвуем, начинается как игра, но если мы играем в неё достаточно долго, она превращается в реальность. Не-делание - это игра воина, игра, которую он ведёт с собой, что-то вроде психологического пасьянса. Это так называемое выслеживание себя. Играя в не-делание, воин возвращает в свой кокон потерянные волокна и убирает из него чужеродные волокна.
Однако это не последняя польза не-делания. Практикуя не-делание, воин также знает, что он медленно, но уверенно ослабляет фиксацию своей точки сборки и начинает её понемножку сдвигать. Прояснить этот момент может аналогия. Если представить точку сборки как ржавую гайку, застрявшую на болте старых привычек, тогда не-делание будет глубоко проникающей смазкой, а наш мотив в практике не-делания будет подобен гаечному ключу, при помощи которого мы пытаемся открутить заржавевшую гайку. И этот самый мотив - не что иное, как намерение! Со временем не-делание пропитает и разъест ржавчину социальной обусловленности, а наши постоянные попытки ослабить гайку будут укреплять намерение, пока оно не станет достаточно сильным, чтобы повернуть гайку.
СТАЛКИНГ
Многое уже было сказано в отношении сталкинга, когда мы говорили об искусстве выслеживания себя, но в вопросе выслеживания других осталось ещё несколько важных моментов. В первую очередь следует понимать, что единственным оправданием для выслеживания других может выступать лишь сотрудничество с ними. Ни один воин, идущий Путём Свободы, никогда не будет использовать сталкинг, чтобы заставить другого выполнять его требования. Никогда! Воин действительно применяет сталкинг для получения необходимого преимущества, но пользоваться этим преимуществом в эгоистических целях - значит совершать акт насилия. Например, перед операцией хирург должен дать пациенту наркоз, но хирург, злоупотребляющий своим положением и пользующийся преимуществом над пациентом, находящимся под наркозом, недостоин звания хирурга. Это справедливо и в искусстве сталкинга. Воин, овладевший искусством сталкинга, никогда не будет использовать его для получения несправедливого преимущества над окружающими.
Воин использует сталкинг по двум причинам. Во-первых, для пресечения попыток манипулирования собой, то есть в целях самозащиты, а во-вторых, для помощи человеку, который в ином случае может не осознать свою потребность в помощи. Однако не следует забывать, что воины не решают в одностороннем порядке, кому нужна помощь, поскольку это, как уже не раз объяснялось, было бы вмешательством в предназначение человека. Примеры Леона и Лидии хорошо показывают этот момент. Леон вовсе не решает, что его соседу нужна помощь, но раз сосед сам бросил мусор в сад Леона, он тем самым вынудил Леона действовать. То же справедливо и в случае Лидии, ведь её действия были вызваны поведением сестры, а Лидия даже не пыталась навязать сестре свою волю. Суть взаимодействия всего живого продемонстрирована в этих примерах достаточно ясно.
Чтобы выследить другого человека, как и в случае не-делания, сталкер должен быть полностью бдителен и абсолютно объективен. Невозможно никого выследить, если человек позволяет себе быть застигнутым ситуацией врасплох. Сталкер всегда может повернуть ситуацию в нужное русло, поскольку, во-первых, он всегда отстранён от неё, и, во-вторых, полностью контролируя свои эмоции, сохраняет необходимое пространство для манёвра. И в этом его огромное преимущество, так как он всегда может ввести оппонента в определённый ментальный настрой, в котором будет запущен эмоциональный отклик. А как только реакция запущена, сталкеру остаётся лишь направить оппонента в желаемом направлении.
Искусство сталкинга заключается в действии. Однако если сталкер надеется достичь успеха, очевидно, он не может позволить своему оппоненту догадаться, что его выслеживают. Поэтому зачастую он играет заметную роль, которая довольно легко распознаётся, но в то же время служит прикрытием для его истинных мотивов. Такая бросающаяся в глаза роль позволяет сталкеру разработать план действий, и если оппонент не знаком ему, помогает сталкеру выиграть время, необходимое для изучения противника. Чтобы лучше понять это, давайте, как обычно, рассмотрим пример.
Пол был приглашён на ужин к своим друзьям. Приехав на вечеринку, он обнаружил некоторое напряжение, возникшее из-за незваного гостя по имени Марк. В разговоре Марк назойливо пытался навязать свои духовные убеждения всем присутствующим. Познакомившись с Марком, Пол тихо сел в сторонке оценить ситуацию и через некоторое время уже знал, что представляет собой Марк на самом деле. С этого момента Пол всё своё внимание направляет на Марка, который, обрадовавшись такому благодарному слушателю, немедленно начинает обращать Пола в свою веру.
Казалось, Пол совершенно очарован, он слушает Марка в полной сосредоточенности, лишь время от времени прерывая его для уточнения кое-каких высказываний Марка. Не осознавая, что его выслеживают, Марк охотно углубляется в свои объяснения. Пол всего лишь предоставляет Марку верёвку, чтобы тот мог подвесить самого себя, и как только Пол почувствует, что верёвка достаточно длинна, он сильно потянет за второй её конец. Вся дискуссия могла бы протекать примерно следующим образом.
Марк рассказывает, как важно знать, что твоя душа спасена, и тогда Пол просит поподробнее объяснить это утверждение. Марк с радостью пускается в детальное описание происходящего после смерти, поясняет, почему лучше попасть в рай, чем в ад. Тогда Пол спрашивает его, все ли могут попасть в рай, на что Марк отвечает, что согласно Библии, лишь избранные Господом попадают на небеса. Пол интересуется, есть ли, по мнению Марка, избранные в числе находящихся в комнате гостей. Марк, призадумавшись немного, отвечает, мол, не ему об этом судить, но тем не менее каждый человек должен жить как хороший христианин. Тогда Пол спрашивает, только ли христиане могут быть избраны и спасены, и Марк не замедлил подтвердить это.
Тут Пол немного отклоняется от темы и просит Марка рассказать, чему в действительности учил Христос. Почувствовав себя в своей тарелке, Марк начинает рассказывать о плотнике из Назарета, учившего людей, что должны они возлюбить ближнего, как самого себя. Тут Пол добавляет, что Христос также учил: не судите и не судимы будете. Марк тут же соглашается и тем самым затягивает петлю у себя на шее. Пол просто смотрит Марку прямо в глаза и спрашивает, зачем тот пытается обратить всех присутствующих в комнате в христианство. Прежде чем Марк успевает ответить, Пол указывает ему на два важных факта. Во-первых, если лишь немногие избранные Господом могут попасть в рай, то обещать людям спасение, не зная, примет ли их Бог, - значит неприкрыто им врать. Во-вторых, если Марк согласен с тем, что нельзя судить других, тогда и у него нет права говорить о присутствующих в комнате, что те не являются хорошими христианами, и уж тем более утверждать, что они не из числа избранных.
Марк подвесил себя при помощи собственных же слов. Хотя Пол и не нападал на его веру, он, тем не менее, жёстко поставил Марка на место. Иными словами, Пол не навредил Марку, но и не позволил ему навредить кому-то другому в комнате. Более того, у Марка появилась пища для серьёзных размышлений и возможность глубже понять свою религию. Вероятно, Марка расстроили и смутили контрмеры Пола, но своими действиями Пол помог ему увидеть бесплодность попыток навязать собственные убеждения окружающим. Таков знак истинного сталкера.
Сталкинг и не-делание являются сложными искусствами, овладеть которыми можно лишь через постоянную практику. Усвоение и освоение изложенных здесь подготовительных концепций позволит читателю сформировать прочный фундамент для изучения обоих искусств. Однако для дальнейшего продвижения нам необходимо рассмотреть ещё один вопрос, а именно вопрос отстранённости. В начале главы мы могли лишь вкратце упомянуть о нём.
Отстранённость, в подлинном смысле этого слова, невозможна до тех пор, пока мы не относимся к окружающим как к зеркалам нас самих. Жизненно важно помнить, что мы неспособны воспринять что-либо, находящееся за пределами нашей системы отсчёта. Поэтому, когда мы видим нечто в другом человеке, нам следует признать факт, что мы смогли воспринять это только потому, что то же самое есть и в нас самих. Именно это подразумевается под использованием людей в качестве зеркал. Поступая так, мы обретаем не только объективность, но и способность держать свои эмоции под контролем.
Используя других в качестве зеркал, нам следует избегать ловушки поверхностной оценки действий окружающих. Необходимо вглядываться внутрь, искать первопричину, потаённый мотив. Иногда мы можем примерить к себе и поверхностное значение чьих-то действий, но зачастую применима именно скрытая причина. Поэтому, повстречав догматичную особу, нам следует взглянуть на свою жизнь в разрезе нашей собственной догматичности. Если мы встречаем человека, который кажется нам особенно великодушным, нам следует поискать то самое великодушие и в собственной жизни. В этом отношении необходимо понимать, что зеркала могут быть как негативными, так и позитивными. Давайте проясним это на примере.
Мария встречает женщину, которую считает крайне высокомерной. Высокомерие этой женщины проявляется в постоянных заявлениях о том, что она лучшая мать в мире, что лишь благодаря её мудрости и умелому руководству её дети стали такими чудесными. Поверхностно сопоставляя своё поведение с действиями этой женщины, Мария приходит к выводу, что между ними нет ничего общего. На самом деле Мария даже не считает себя хорошей матерью. Однако, тщательно исследуя высокомерие, отражённое ей этой женщиной, Мария начинает замечать, что сама она столь же высокомерна, хотя это и проявляется несколько иначе.
Мария чувствует, что ей следует оставаться молчаливой при общении с высокомерными людьми, и главным образом из-за своей убеждённости в том, что она выше такого поведения. В этом и заключается высокомерие Марии. Считая себя выше высокомерных людей, Мария чопорно потворствует своей отчуждённости.
У Бена есть брат, прекрасный учёный, а поскольку сам Бен никогда не демонстрировал выдающихся результатов в учёбе, то и рос он в тени своего брата. Это никогда особо не беспокоило Бена, потому что он всегда гордился братом и восхищался его научными достижениями. Брат Бена продвигался в своих исследованиях и со временем стал действительно выдающимся физиком.
Бен, в свою очередь, получил образование в колледже по специальности слесарь-сборщик, а затем получил работу в крупной машиностроительной компании. Однако вскоре он прекрасно зарекомендовал себя в работе. Заметив в нём недюжинные способности, руководитель убедил его в необходимости повышения квалификации. Бен прислушался к совету, и пять лет спустя был назначен старшим конструктором в отделе разработки и исследований.
Как Бен, так и его брат оказались одинаково талантливыми в исследовательской работе - Бен в машиностроении, его брат в физике. И хотя талант их проявился в разных областях, суть его едина.
Используя людей в качестве зеркал, мы обретаем знание о себе просто благодаря объективности. Как нам уже известно, гораздо легче замечать добродетели и пороки в других людях, нежели в себе. Более того, когда мы знаем, что действия окружающих являются не чем иным, как отражением какого-то аспекта нас самих, то какими бы отвратительными ни были их действия, уже не так легко будет указывать пальцем на других, изображая при этом праведный гнев. Возможно, вы скажете, что уж кем-кем, а обыкновенным воришкой вы не являетесь, и, возможно, будете абсолютно правы. Но, может быть, вы - необыкновенный вор? Как вы крадёте и у кого? Крадёте ли вы своё рабочее время? Или, может быть, тащите домой канцелярские принадлежности? Или, может быть, вы обкрадываете окружающих иными, более утончёнными, способами?
В конце концов, умелый сталкер является таковым лишь потому, что он способен использовать и использует людей в качестве зеркал. Не так уж трудно предвидеть действия человека и его реакции, если в качестве ориентира мы выбираем себя. Когда мы рассматриваем людей как собственные зеркала, они становятся для нас открытой книгой, нужно лишь заглянуть внутрь себя - все ответы там.
ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СЛОВО
Следует заметить, что искусство сновидения не было включено в этот том умышленно, поскольку оно представляет собой весьма сложную дисциплину и, кроме того, по сути своей выходит за рамки первого тома. Так, все четыре практические техники, представленные в этой книге, а именно: работа с эмоциями и намерением, перепросмотр, сталкинг и не-делание - берут своё начало в нормальном осознании. В случае же со сновидением ученик начинает в изменённом состоянии осознания. Следовательно, нет никакой возможности включить тему сновидения в эту книгу, написанную с позиции нормального осознания.
В данных обстоятельствах я чувствую необходимость предложить вам один дружеский совет. Сегодня, когда столь многие искренне ищут истину, употребление наркотиков представляет собой серьёзную проблему. В стремлении достичь изменённых состояний восприятия и уловить хоть какой-то проблеск знания, люди всех возрастов позволяют одурачивать себя, предаваясь экспериментам с наркотическими веществами.
Как я уже говорил, было время, когда и Толтеки в отчаянии выходили на путь наркотиков. Поэтому мы не осуждаем тех, кто по-прежнему идёт этим грустным путём, но исходя из своего личного опыта, все истинные Толтеки согласятся с тем, что конечные результаты употребления наркотиков не оправдывают его пагубные последствия. Любой, кто стремится к настоящему знанию, должен стать целостным человеком, развивая и сохраняя все свои способности. Урон, который наносят наркотики мозгу и нервной системе физического тела, непоправим, и он делает человека совершенно непригодным для Пути Воина. Повреждение мозга или нервной системы делает невозможным контроль над эмоциями и, соответственно, над намерением.
К тому же учение и практические техники, представленные в книге, являются гораздо более могущественными, чем может показаться на первый взгляд. Если твёрдо придерживаться учения, оно абсолютно безопасно проведёт серьёзного ученика к постепенному и естественному раскрытию осознания. Вложенное время и затраченные усилия в конце концов позволят ученику прийти к изменённым состояниям осознания, а следовательно, к знанию и свободе.
Однако глупцом будет тот, кто попытается освоить учение, употребляя при этом, пусть даже периодически, наркотики. Любой, кто окажется столь недальновидным, вынужден будет принять ответственность за собственное упрямство. Порождённый слишком быстрым смещением точки сборки психоз или вызванная перманентно неуравновешенной точкой сборки шизофрения по-прежнему не поддаются современной медицине. Любой, кто попытается использовать наркотические вещества совместно с этой книгой, будет совершать неестественное и опасное насилие над собственным развитием, подвергая себя риску провести остаток жизни в психиатрической клинике.
Будьте осторожны с теми, кто пытается убедить вас в обратном. Обычно такие люди не очень-то заинтересованы в истинном знании, а лишь случайно примкнули к этому пути на какое-то время. Также встречаются люди, которые хоть и заявляют о том, что ищут знания и свободы, но при этом тайно желают лишь возбуждения оттого, что делают что-то иное, необычное, в некотором роде антисоциальное. Попадаются и такие, кто не заинтересован ни в чём другом, кроме собственного обогащения. И именно эти и подобные им люди будут продолжать рекламировать наркотики, пока будут находиться простофили, клюющие на такую нехитрую наживку.
Социальная обусловленность взимает тяжёлую плату со всех нас, а потому молодые люди в большинстве своём или боятся показаться отличными от своих друзей, или же не выносят мысли, что их могут назвать мещанами или занудами. Тут каждый должен сам направлять свой разум. Хотите ли вы быть воинами или предпочитаете закопать себя в социальной обусловленности и утонуть в трясине посредственности? Воин не боится принимать собственные решения, ибо он свободное существо, с честью несущее ответственность за свою жизнь. Даже если воин отделён от своих собратьев, он не может чувствовать себя жертвой, поскольку ему известно благородство жизни безупречного воина. Настоящими занудами он считает как раз тех, кто настаивает на том, что нужно жить "как все".
Ещё один вопрос, который мы вкратце затронули во введении к этой книге, заслуживает более глубокого рассмотрения. Он касается великого множества духовных учителей и учений, доступных на сегодняшний день. Слова, которые я собираюсь сейчас произнести, прозвучат жёстко, и многим может показаться, что я претендую на роль критика или судьи. Но время молчать прошло, теперь вам необходимо оттачивать свои способности к суждению. Сегодня большинство людей рассуждают неплохо, но лишь немногие способны действительно вести за собой. В основном мы наблюдаем классический пример, когда слепой ведёт незрячего.
Остерегайтесь тех, кто даёт огромные обещания вкупе с самыми неимоверными заявлениями, ибо в действительности никто ничего не может сделать для другого человека. Мы можем получить наставление, но каждый из нас должен самостоятельно пройти этот путь и самостоятельно убедиться в верности своего знания. Даже ученики, работающие под руководством нагваля, должны действовать самостоятельно ради собственного же блага. Нагваль не может и шага ступить вместо них.
Особенно остерегайтесь тех, кто за любую цену обещает достижение мгновенного успеха. Мгновенного успеха попросту не бывает. Действительно, при сверхъестественных обстоятельствах можно случайно сотворить чудо, но такой опыт исчезает так же быстро, как и возникает, а после остаётся человек, который столь же беспомощен, как и раньше. Любой, кто пожелает обрести истинное знание и силу, способен это сделать, но все мы должны быть готовы инвестировать в достижение этой цели необходимое время и усилия. В этой связи нет ничего неправильного в том, что духовный учитель берёт плату за свои услуги. И хотя в мире сегодня многие придерживаются мнения, что все духовные учения должны предлагаться бесплатно, следует напомнить - духовный учитель, как и любой другой, должен есть, платить за электричество, аренду и т.д. Однако остерегайтесь тех, кто взимая плату, не даёт ничего взамен.
Деньги являются кристаллизованной силой, а потому не могут быть собственностью одного-единственного человека. Деньги приходят к нам точно так же, как приходит к нам сила, и мы можем использовать их и учиться через них. Деньги, подобно силе, никогда не следует транжирить, их необходимо сохранять и мудро использовать - но всё же ими нужно пользоваться. Деньги должны обращаться и течь, чтобы не нарушалась взаимосвязанность всего живого. Поэтому будьте осторожны, чтобы не растратить свои сбережения ради тех, кто очевидно беспокоится только о собственном кармане. Но в то же время вы должны быть готовы оплатить своё духовное обучение.
Во всех вопросах, духовных и материальных, учитесь слушать своё сердце, ведь на пути с сердцем всё вокруг становится явным. Рациональный разум временами выбирает замешательство, чтобы избежать острых вопросов или замаскировать скрытый мотив, но сердце не способно ни на что, помимо абсолютной честности. Если вы следуете за своим сердцем, у вас не получится одурачить самого себя, да и никто другой не сможет пустить пыль вам в глаза. Отличительной чертой настоящего друга и истинного учителя является их неизменная приверженность взаимозависимости, взаимодействию и взаимосвязанности всего живого. Такие люди стремятся к единству, а не к отделённости, к любви, а не к ненависти.
В своём путешествии учитесь трезво отличать истинное учение от бесполезной информации. Подлинные знания и сила могут быть обретены только через практический опыт повседневной жизни. Если на работе вас терроризирует босс - мелкий тиран, то какая польза будет вам от знания, что на Марсе живут две человеческие расы? Или если вы испытываете чудесные переживания полёта во время медитации, как это поможет вам спастись от грабителя в тёмном переулке? Истинный учитель, которому есть что предложить, несомненно, передаст вам учение, которое вы сможете практически внедрить в свою повседневную жизнь. Именно в повседневной жизни вам необходимы знания и сила, а не где-то далеко в горах или пустынях. Более того, умелое действие и сила могут понадобиться в одно мгновение, и тогда у вас просто не будет времени на предварительную медитацию для мобилизации своей силы.
Как я уже говорил раньше, время молчать прошло, и в этом отношении у меня осталось для вас последнее сообщение. В эту эпоху бесконечных спекуляций правда в отношении так называемого конца света и концепций рая и ада должна быть раскрыта. Такие концепции воздействуют на умы многих людей, зачастую вселяя в них замешательство и немалый страх.
Знайте, за кулисами стоит Безмолвный Наблюдатель, Дух Атля, окружённый Своей маленькой, но могущественной группой помощников - Тех, кого Толтеки узнали и полюбили как Хранителей Расы. Незримые и неизвестные человечеству, эти существа трудятся день и ночь, не ведая отдыха, и даже Их собственная свобода возложена на алтарь, с тем чтобы осветить путь человечеству в вызове, с которым оно столкнулось сегодня.
Атль - это не Бог христиан, не Христос, не Будда, не Кришна, не Магомет или какое-то иное человеческое божество. Толтеки не претендуют на знание того, кем в действительности является Бог, они предпочитают оставить эту концепцию теологам. С уверенностью мы можем сказать лишь, что Атль - вовсе не мистическая сущность, проводящая Своё время в выслушивании молитв, а реальное существо, которого Толтеки знают на протяжении неимоверно долгого времени. И негоже Толтекам разглашать Его истинное лицо, единственно мы можем сказать, что в Библии Он упоминается как "Мельхиседек, Царь правды, Царь мира, без отца, без матери, без родословия, не имеющий ни начала дней, ни конца жизни"3. Именно Его Толтеки называют Владыкой Мира, Им мы живём и движемся и существуем.
В незримых мирах Атль высвободил могущественные силы вселенной, и хотя человечество в целом ещё не осознаёт этого факта, оно оказалось в центре битвы, которая уже началась. Крах коммунизма, разрушение Берлинской стены, политические изменения в Южной Африке, напряжённая экономическая ситуация - это лишь несколько примеров начавшейся битвы. В течение ближайших лет великие перемены обрушатся на планету. Человек или начнёт идти вместе с этим могучим потоком, или будет сметён - выбор за ним. Предназначение человека - обрести знание и овладеть силой, но невозможно получить силу, не заявив на неё свои права. Именно поэтому Атль вовлёк человечество в эту битву - таков Его дар силы, но человек должен заявить свои права на этот дар.
Толтеки служат Духу Атля и Его помощникам, и в этот ключевой период истории человечества мы готовы сыграть отведенную нам роль. Это час силы человечества, с которым человеку предстоит встретиться самостоятельно и без внешней помощи, иначе дар этот будет разрушен. Поэтому Атль отстранился от событий, запретив вмешиваться даже Хранителям Расы. Однако, поскольку Толтеки являются представителями человеческой расы, они, как, впрочем, и все люди доброй воли, имеют право оказывать любую помощь.
Битва, о которой идёт речь, связана с так называемым концом света, но не в том смысле, в котором эту концепцию обычно понимают. Ведь должен прийти конец человеческому безумию, которое не только уничтожает самого человека и всех созданий, живущих бок о бок с ним на этой планете, но и разрушает саму планету. Конец света не подразумевает конец жизни на земле или разрушение планеты. Подразумевается, что миру отделённости и разрушения должен прийти и придёт конец. Осознание, которое питает ненависть, отделённость и разрушительность, должно уступить дорогу принятию взаимосвязанности всего живого и пониманию важности каждой частицы для благополучия целого.
Так существует ли ад или рай? В некотором роде можно сказать, что они действительно существуют. Рай - это закончить жизнь, не имея сожалений, зная, что прожил действительно хорошую, сильную и безупречную жизнь. Рай - это знать, какой изумительной привилегией является жизнь, любить каждое её мгновение, наслаждаться каждым вызовом этого чудесного дара. Рай - это любить людей и существ, что разделяют свою жизнь с нами. Рай - это любить этот прекрасный мир, в котором всё это стало возможным.
Ад - это закончить жизнь с чувством обиды, злобы и горечи. Ад - это возненавидеть драгоценный дар жизни, растоптать возможности для познания, любви и радости. Ад
- это знать, что стрелки часов невозможно повернуть назад и сказать: "Извините. Позвольте мне попытаться ещё раз". Рай - когда, покидая этот волшебный мир, ты знаешь, что у тебя была возможность насладиться жизнью воина, и ты воспользовался ею сполна. Ад - когда знаешь, что ею можно было насладиться, но ты этого не сделал.
Что касается этого тома, мало что осталось недосказанным, и мне остаётся лишь пожелать вам удачи в вашем путешествии. Знайте, наша сила является и вашей силой, а ваша радость является и нашей радостью, ибо таков смысл взаимосвязанности жизни. Истинно то, что мы должны идти Путём Знания самостоятельно и поодиночке, но в то же время никто из нас в действительности не одинок.
Будьте тверды в своём решении продвигаться вперёд и знайте, что таково и наше искреннее пожелание вам. Будьте сильны и свободны, отбросьте оковы социальной обусловленности, и мы будем поддерживать вас в этом. Сражайтесь храбро в битве за силу, и в этом сражении позвольте своему духу течь свободно и радостно. Если вы будете действовать именно так, через взаимодействие всего живого мы сможем быть рядом, чтобы поддержать вас, ибо дух человека един, и радость его - в свободе и силе. Но прежде всего всегда помните: хотя дух человека можно заманить в ловушку и задержать, нанести поражение ему - невозможно.
ЕДИНСТВЕННОЕ ПОРАЖЕНИЕ В ЖИЗНИ - ОТКАЗ ОТ СРАЖЕНИЯ.
ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
ИСПОЛНЕНИЕ ПРОРОЧЕСТВА
Во времена ещё до начала времени, когда оранжево-красное солнце было совсем юным, а планета Земля ещё не была рождена во плоти; когда небеса разрывались на части Войной Духа, а человек был всё ещё окутан огненными туманами солнечного бытия, оракул, древний уже в то время и известный лишь как Безымянный, взглянул на вселенную и, увидев грядущее, молвил:
Во времена, когда человек начнёт измерять время, Атль, Владыка мира, называемого Землёй, пошлёт призыв ко всем лидерам человечества, дабы принесли они плоды трудов своих. Ибо на плодах этих будет покоиться будущее этого беспокойного мира, планеты печали, прекрасной тёмной жемчужины вселенной, чьё предназначение - сиять подобно сестре своей, яркой планете Рассвета...
Первыми отзовутся на призыв люди, облечённые могуществом. Они выйдут вперёд, дабы показать великое изобилие плодов, ослепляющих и завораживающих своим великолепием. Но как только плоды будут возложены на чашу весов справедливости, великая и ужасная тьма опустится на землю, ибо плоды эти зачаты в тёмных закоулках человеческого разума. Атль, Владыка Мира, не произнесёт ни звука, тишина воцарится во тьме.
Тянется время, и хотя обильны плоды трудов лидеров человечества, всё же люди голодны, лица их искажены горечью, а глаза затуманены безнадёжностью и отчаянием.
Когда великая и ужасная тьма станет подобна ночи, и когда один за другим лидеры будут выходить вперёд, дабы предложить плоды страха и смерти, тогда с затемнённых долин явятся несколько странников, дабы обратиться к Владыке Мира.
"Владыка, - в один голос молвят они, - мы путники, пришедшие с долин Востока, Запада, Севера и Юга. Мы лишь семь малых групп: Львы, Слоны, Тигры, Медведи, Лисы, Волки и Драконы. Мы пришли с пустыми руками, о Владыка, ибо нам нечего предложить, кроме самих себя. Но в своих странствиях мы видели священный Источник Жизни, испивший из которого не будет более ведать жажды. Если будет на то воля твоя, о Владыка, мы проведём к нему людей, ибо здесь все мы умрём от голода". "Делайте так, как считаете нужным", - отвечает им Владыка Мира. Склонившись в безмолвной признательности, путники обращаются к миру с пустыми руками и открытым сердцем. Затем, призывая следовать за ними, они отворачиваются, дабы показывать путь и вести за собой. Одни люди следуют за ними без слов и колебаний, другие в смятении медлят, некоторые выражают несогласие, остальные, открыто противясь, опускаются на землю, чтобы остаться и умереть от голода.
Воспоминания! Как бы всё было, не вернись ко мне память? Покой! Был бы лишь блаженный покой, порождённый невежеством. Невежество и покой! Какова ирония! Нет же, глупец! Не время ныне для трусливых мыслей! Помни, что каждую жизнь покой нужно вновь искать в разгаре сражения!
Да! Опять, как и много раз до этого, я должен найти покой, безмятежный покой в самом центре битвы. Но пока у меня есть лишь воспоминания - сладкие воспоминания, мучительные воспоминания. Они ужасают меня, но я не променял бы их на трусливое ощущение покоя.
Вновь и вновь истории настоящего, истории прошлого и истории времён ещё до начала времени преследуют мой разум. Все эти люди. Так много надежд и мечтаний. Так много побед и поражений. И древние пророчества. Я их тоже помню - и те, что уже исполнились, и те, которые относятся к настоящему, и те, кои всё ещё маячат в будущем. Эпоху за эпохой, жизнь за жизнью плетёт великое колесо свой узор. Проклятые пророчества! Возможно, неведение было бы лучшим вариантом. Но, опять же, может, и нет. Какая, в конце концов, разница? Колесо так колесо, узор так узор. Но все же я не могу отбросить страх воспоминания, страх всей этой борьбы, боли. Так много боли. Всегда так много боли.
Атль, я не жду, что ты прислушаешься ко мне, или хотя бы услышишь меня, но ради себя самого, я должен задать тот же вопрос, что и много раз до этого. Зачем весь этот страх и боль?
Я вижу узор предназначения, я вижу, как гигантское колесо сплетает его, и понимаю, почему ты взвалил на себя бремя этого выбора. Но, Атль, закончится ли это когда-либо?
Неужели мы такие глупцы, что страх должен быть постоянно таким интенсивным, а боль - столь пронзительной? Будет ли иначе на этот раз?
Как долго мы трудились над твоей непосильной задачей, нашей задачей? Я вовсе не жалеюь, да и откуда взяться сожалениям, ведь и ты знаешь, и я знаю, мы оба знаем, начнись всё заново, мы опять бы охотно ступили на тот же путь, с той же решимостью. Мы - это ты, Атль.
Твоя воля - наш долг, твоя жизнь - наша честь. Может ли быть иначе?
Но, Атль, прошу тебя, давай в этот раз всё изменим. Давай действительно дадим отпор страху и боли!
Я исполню отведённую мне роль, Атль, как и мои собратья, и снова все вместе мы вступим в бесконечную битву. Лишь в этот раз, прошу тебя, пусть наша борьба принесёт перемены!
Я лишь надеюсь, что они услышат нас? Но прислушаются ли? Почему они должны слушать горстку безумцев? Да, именно! Мы безумны! Лишь сумасшедшие будут пытаться учить людей тому, о чём они даже слышать не желают!
Вглядываясь в туннель времени, я вижу предназначение, звенящее столь же явственно, сколь звенят удары молота по наковальне. Лишь в борьбе можно выковать то, что противится ковке, что должно быть раскалено добела в горниле жизни, прежде чем можно будет получить из него что-то стоящее. Этот огонь обжигает душу, эти удары оглушают разум и ранят сердце, изнеженное наивным стремлением понравиться всем. Когда же это кончится?
Атль, должно ли быть так?
..............................Мне кажется, должно!
Действительно глупый вопрос. Ведь ты же, в конце концов, Божественный Повстанец, что принял на Себя Великую Жертву! Ты просто должен был быть этим чёртовым героем, не так ли, Атль?
Будь ты проклят, я понимаю! Но проклинаю тебя за то, что впутал меня во всё это! Пусть будут прокляты все эти Хранители вместе с глупым Христом, которые держат меня на поводке! Я не такой сильный, как вы, ты же знаешь!
..............................Или я сильнее, чем хочу верить?
Сильный или нет, но могу ли я отвернуться от собственного предназначения?
Могу ли я сбежать от тебя, Атль? Да и хочу ли?
Нет! Пропади всё пропадом! Я не могу сбежать от своего предназначения! Я не могу не любить тебя!
Но почему? Лишь скажи, почему должно быть столько страха? Столько боли? Всегда так много боли!
..............................Они уже приходят ко мне, Атль, -
со своими страхами, со своими надеждами.
Они смотрят на меня с невыразимой надеждой тех, кто верит, что я сделаю им лучше, что я уйму их страх и боль.
Будь ты проклят, Атль! Как я могу унять их страх, их боль, когда этот страх и боль - ядро твоей собственной сущности, нашей сущности?
Как? Как мне сделать это?
О да! Я знаю! Я тот, кто я есть, и я делаю то, что должен.
Но зачем так много страха? Так много боли?
Я знаю. Я Волк, несущий надежду и свободу.
Не Надежду, но надежду.........
.........не Свободу, но свободу.
Я знаю также, что я был рождён Драконом, несущим обоюдоострый меч. Меч, которому надлежит разрезать и разделять, дабы мудрость различения могла привести к новому единству.
.........Не Разделение, но разделение.........
............не Мудрость, но мудрость.
Ты видишь, Атль, я знаю! И я стремлюсь! Я стремлюсь выстоять, ибо я понимаю и поддерживаю твой замысел. Всех, кто пришёл ко мне, я проведу к свободе, если смогу. Но нужно ли так много боли?
Я более чем стремлюсь сражаться, ибо замысел твой - это и мой долг и моя честь, ведь я не могу не любить их и тебя. Но нужно ли так много страха?
Ещё один глупый вопрос... Ведь я же знаю - иного пути нет!
Они говорят, что меня зовут Теун, Теун Марез, что на древнем языке означает Теун Великих Вод, возлюбленный сын Мары, Той, что в Слезах. Слёзы. Да, слёзы. Всегда так много слёз!
Древнее имя, уходящее в глубины времени, которые я и не силюсь припомнить. Имя! Смешно! Я знаю, кто я, и, между прочим, у меня уже есть имя, вполне подходящее имя, которым в этой жизни нарекли меня мои родители. Но колесо выудило иное имя - Теун, и кто может спорить с узором? Пусть будет Теун.
Верю ли я во все это? Да и хочу ли я верить? Есть ли у меня выбор? Глупец! Идиот! Воин должен верить, помнишь? Иначе - ничего!
Ничего? Нет колеса? Нет узора? Нет предназначения?
........................... Никаких имён! Никакого долга!
Никакой ответственности! Как соблазнительно! Очень соблазнительно! Но могу ли я согласиться с тем, что нет ничего кроме человеческого безумия в хаотичном мире, который не несёт никакого замысла?
Нет! Конечно же, нет! Не могу! А мог ли когда-то?
Нет! Конечно же, нет! Глупец! Сумасшедший дурак, вот кто я!
..................Но......Атль? Я знаю, что ты понимаешь.
Иногда очень помогает отставить предназначение в сторонку на какое-то время - просто на несколько похищенных мгновений эгоистичных желаний.
И пусть так, но я всё же стою! Я сражаюсь! Разве могу я не сражаться?
Ведь я Волк -
.....................надежда и свобода.
Ведь я был рождён Драконом -
.....................разделение и мудрость.
Дракон Волк -
..................разделение свободы......
.............................надежда свободы......
..................................свобода мудрости.........
Великий Дух Атля, я, Дракон Волк, Теун Великих Вод, сын Мары, Той, что в Слезах, приветствую тебя!
Я стою, и взлетает Копьё Судьбы. Я сражаюсь, и Меч Силы звенит Единой Истиной и вспыхивает синим пламенем Единой Силы. Я тот, кто я есть. Я делаю то, что должен.
Атль, Владыка моего бытия. Мой долг - моя честь! Моя жизнь твоя! Я присягаю в этом на Розе, на священном Источнике Жизни, на духе своём. Ныне и вовек!
Позвольте тем, кто имеет уши, чтобы слышать, услышать древние слова Безымянного. Слушайте, как все мы слушали, и учитесь, как все мы учились.
Ты, кто пришёл в поисках Пути Воина, удостоверься, что внемлешь моим словам. Ибо, всматриваясь в туннель времени, я вижу, что минует много, очень много лет, прежде чем ты постигнешь сокровенный смысл слов моих. Осознай и то, что я могу предложить тебе лишь видение сокрытого за пределами слов. Невыразимое никогда не сможет стать воплощённым в словах - мы способны вложить в слова только своё видение Невыразимого. Таков Закон.
Все мы вступаем на Путь Воина в неведении. Всем из нас предстоит познать, что мы понятия не имеем, что такое истинное обучение, пока не вступим на Путь Воина. Ведь путь этот воистину является путешествием в непознанное, и нет способа познать непознанное заранее. Таков Закон. Воины - первопроходцы, и хотя первопроходцы могут вернуться и поведать об увиденном, подобные сведения останутся для слушателя всего лишь теорией, но не знанием, обретённым на собственном опыте. Кроме того, как первопроходцы смогут поведать тебе об открытом в непознанном, если ты способен постичь только познанное?
Потому, если ты искренне стремишься познать, в чём заключается следование Путём Воина, ты должен сам отправиться по этому пути, лишь тогда твое восприятие совпадёт с видением. Таков Закон. Знай это и слушай внимательно, ибо сейчас я говорю о прошлом, настоящем и будущем, я говорю о человеке атавистическом, о человеке звероподобном и о человеке сознательном.
Воины, прежде всего, являются людьми, смиренными людьми, которые не способны избежать ограничений Закона. Задача их жизни - познавать, составляя карту великого непознанного. Для того чтобы составлять карту непознанного, нам необходимо входить в эту таинственную безграничность, но каждый раз, когда мы входим в неё, энергетические поля внутри нас, что соответствуют великому непознанному снаружи, претерпевают превращение. Превращение воздействует на всё наше существование таким образом, что само состояние нашего бытия меняется необратимо. Вслед за превращением наступает неминуемое преобразование - избавление от всего нежелательного. Неизбежным результатом преобразования является преображение - полная метаморфоза.
Знай, что с началом этого процесса возникает цепная реакция, которую невозможно остановить. И потому Путь Воина является путём без возврата - путём превращения, преобразования, преображения. Таков Закон.
Теперь иди и приступай к исполнению порученной тебе задачи, ибо для всех нас настала пора перемен! И как новый доброволец, Атль'аман, неси в своём сердце такие слова.........
Этот оборот колеса уже сейчас приближается к своему началу - змей мудрости укусит свой собственный хвост! Предназначение требует, дабы день этот закончился и мир этот стал для тебя лишь призрачным воспоминанием. К концу дня ты будешь перенесён в место, которое станет твоим новым домом, твоей новой ответственностью, и ты забудешь всё! И всё же ты должен стремиться помнить, что означает быть воином Атля, что означает быть Атль'аманом! И, прежде всего, ты должен стремиться помнить, что означает быть Толтеком. Сокровенная истина, заложенная в тебе, никогда не может и никогда не должна быть забыта!
Для этого в сердце каждого из вас было вложено зерно. Семь групп - семь зёрен для семи групп. И будет вас семижды семь от этого мгновения и до скончания времени. Так хоть некоторые из вас, из каждой группы, будут помнить, что значит быть Толтеком. Из семи зерен нужно вырастить семь ключей, которые вновь вскроют семь печатей Единой Силы. Если вы никогда не вспомните этого, наш общий нагваль будет лишён Единой Силы и навеки потерян в древней Тьме.........
После этих мгновений я не буду говорить с вами вновь, ибо узор требует, чтобы теперь мы раздули, вошли и вытерпели огонь кузницы......
Воины Атля, я приветствую вас!
Любовью, которая является сутью вашего сокровенного пламенного существа!
Безупречностью, которая представляет собой вашу несокрушимую силу!
Смирением, которое отмечает ваш свободный дух!
Да пребудет с вами отныне и вовек мир и гармония Жёлтой Розы Дружбы!
Прощай, Атль'аман! Теперь иди и познай, что значит быть человеческим существом. Иди и познай, что значит выстоять! Иди и познай, что значит сражаться! Колесо будет вращаться, и много раз великий змей укусит себя за хвост, прежде чем ты вспомнишь. Но как только начнёшь помнить, позволь Копью Судьбы взлететь. Позволь Мечу Силы зазвенеть Единой Истиной и вспыхнуть синим пламенем Единой Силы!
Атль'аман! Заклинаю тебя! Помни сокровенную истину!
..........Помни..........
....................помни..........
ОБ АВТОРЕ
Имя автора - Теун Марез - является наиболее близким по звучанию переложением на современный манер его древнего толтекского имени, которое означает "Теун Великой Воды".
Среди Толтеков Теун исполняет функции нагваля -духовного лидера отряда воинов.
Теун родился в Зимбабве, его отец был шахтёром, а мать обладала природным даром видения. Детство и юность Теун провёл в буше, среди птиц и зверей, знакомясь с богатым наследием коренного населения этого региона. Именно там, в окружении дикой природы, Теун Марез продолжил свою подготовку в нынешней жизни под руководством Нагваля J.
Завершив обучение в университете Кейптауна в области искусств, Теун посвятил большую часть своей жизни работе в сфере образования.
В 1977 году, сделав годичный перерыв в учебе, Теун посетил Европу и Северную Америку. В это же время к нему начали приходить отрывочные воспоминания о подготовке воина, полученной в прошлых жизнях. К 1978 году он сумел полностью восстановить память о своей прошлой подготовке.
В 1992 году Теун оставил работу в сфере образования и начал готовить себя к жизни нагваля. В 1994 году он принялся за подготовку членов своего отряда, а также приступил к написанию серии книг, призванных раскрыть миру наследие Толтеков.
Кроме личных учеников, у Теуна также есть другие последователи, которые работают под его руководством над дальнейшим развитием своего осознания в традиции Толтеков. В настоящее время Теун Марез проживает в Кейптауне.
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Всю информацию о деятельности Теуна Мареза, о книгах серии "Учение Толтеков" и о ретритах, которые проводит Теун, можно найти на интернет-сайтах:
http://www.renascentlegacy.com http://www.nagal.ru
 Традиционное название учения Толтеков
1 В английском языке слова disciplined - "дисциплинированный", и disciple - "ученик" происходят из одного корня. - Прим. перев.
2 Толтеки рассматривают вселенную как проявление электрического феномена, имеющего тройственную природу. Эта тройственность характеризуется следующими связями:
Тональ - Движение - Интенсивность - Электрическое Проявление материи
Сновидящий - Цвет - Магнетизм - Электрическое Проявление осознания
Нагваль - Звук - Жизнеспособность - Электрическое Проявление жизненной силы
Ученые признают пока только электрическое проявление материи. Открытие и понимание двух других форм станет возможным, когда пни начнут изучать человека как нетелесную сущность.
3 Евр 7.1-3
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
- 1 -
Автор
totamtotut
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
5 679
Размер файла
24 736 Кб
Теги
марез, теун, учение, воинов, толтеков, 2006г, возвращение
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа