close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Нескучный сад №11 ноябрь 2011

код для вставкиСкачать
Учредитель — Сестричество во имя святого благоверного царевича Димитрия при Первой градской больнице
Одобрено Синодальным информационным отделом Русской Православной Церкви
Главный редактор
Юлия ДАНИЛОВА
Выпускающий редактор,
редактор раздела «Ближний круг»
Марина НЕФЕДОВА
Арт-директор Дмитрий ПЕТРОВ
Редактор раздела «Тема номера»
Ирина ЛУХМАНОВА
Редактор раздела «Жизнь в Церкви»
Евгения ВЛАСОВА
Редактор раздела «Общее дело»
Анна ЗАХАРЧЕНКО
Редактор раздела «Культура»
Егор ОТРОЩЕНКО
Корреспонденты:
Леонид ВИНОГРАДОВ, Екатерина
СТЕПАНОВА, Дмитрий РЕБРОВ,
Кирилл МИЛОВИДОВ, Ирина РЕДЬКО,
Ирина СЕЧИНА
Корректор Любовь ФЕДЕЦКАЯ
Бильд-редактор Вячеслав ЛАГУТКИН
Фотограф диакон Андрей РАДКЕВИЧ
Отдел распространения
Дмитрий БРИТАНОВ
Просим молитв о наших
благотворителях: рабах Божиих Сергии,
Димитрии, Максиме, Сергии, Никите,
Андрее, Елене, Марине, Юлии, Илье,
Владимире, Марии, Василии, Сергии
Адрес редакции: 109004 Москва, ул. Станиславского,
д. 29, стр. 1
Телефон: (495) 912-91-19
E-mail: neskuch@yandex.ru
Сайт
www.nsad.ru Журнал зарегистрирован в Минпечати РФ
14 августа 2001 года
Свидетельство о регистрации ПИ № 77-9575
Верстка, дизайн, препресс РИЦ «АртПодготовка»
(495) 585-41-07
Печать: ООО «Полстар» (495) 785-57-33
г. Москва, Волоколамское шоссе, 4, ГУК МАИ, сектор Б
Тираж 10000 экз.
Подписной индекс
по объединенному каталогу
«Пресса России» —
11805
по каталогу «Роспечать» — 46331
По вопросам распространения
обращайтесь по телефонам:
(495) 943-04-98, 943-04-99
Региональный представитель
Украина, Одесса:
+38 (048) 735-03-85 Сергей Колесник
Нескучный сад
Журнал о православной жизни
Содержание
Эхо событий
2 4
Почему священники не баллотируются в Думу ........................2
Кумранские свитки в открытом доступе .............................,...... 4
Одиночество: крест или благо?...................................................7
Одно на всех: опрос одиноких .................................................... 8
Наедине с Другом .....................................................................11
Нам не спастись поодиночке ...................................................13
Одинок ли человек перед лицом смерти .................................16
Дорогие читатели! Номер, который вы держите в руках, вышел благодаря вам.
Мы сердечно благодарим всех, кто помог этому номеру выйти в свет. Наша
постоянная благодарность и тем замечательным людям, которые финанси-
ровали журнал все предыдущие годы его существования, и новым постоян-
ным благотворителям. Их имена указаны в колонке слева, и вы можете за
них помолиться.
«Нескучный сад» просит о помощи!
Судьба нашего журнала в
Ваших руках!Если Вы люби-
те наш журнал и хотите, чтобы
он существовал и дальше, Вы
можете поддержать нас по-
жертвованием (квитанция на
стр. 6).
Казаки-«отступники»: репортаж с монгольской границы ........18
«Лучше не иметь дара священства
чем отказаться от него» ............................................................26
Современные молитвы: кто автор? .........................................29
Не все молитвы одинаково душеполезны ...............................31
Православные ярмарки: торговля или общение? ...................33
Святитель Димитрий Ростовский —
украинский эрудит .................................................................... 36
Вопрос веры: почему Библия в новом переводе
не вызывает благоговения? ....................................................39
Эскапизм: можно ли убежать от себя? .....................................40
Человек-эпоха: Аза Алибековна Тахо-Годи ..............................44
Страхи приемных родителей .....................................................49
Детский вопрос:
что развивать, интеллект или чувства ......................................52
Деревянные храмы Карпат ......................................................70
«Бог после Дарвина»: новое слово
в полемике с атеистами ...........................................................76
Новая школа: что показало рейтинг-исследование
православных школ ..................................................................81
Православным школам не выжить
без госфинансирования ...........................................................86
40 53
54 69
70 86
18 39
87 88
7 17
Новые проекты Марфо-Мариинской обители .........................54
Добрый самарянин: профессия? .............................................58
Почему Церковь против
суррогатного материнства .......................................................62
Объектив: Лурд — рай для инвалидов .....................................64
«Милосердие.ру»: про Олю и Колю ............................................68
Тема номера
Жизнь в Церкви
Ближний круг
Общее дело
Культура
Сlassified
Когда запретили?
Знаменитое 81-е Апостольское пра-
вило гласит: «Не подобает епископу или
пресвитеру вдаватися в народные управ-
ления, но неупустительно быти при делах
церковных». О том же говорится и в 6-м
Апостольском правиле, а также в 10-м
правиле VII Вселенского собора. Между
тем все мы помним, как в конце совет-
ской эпохи церковные иерархи заседали
на Съезде народных депутатов СССР
1989 года, так, среди его делегатов был и
будущий патриарх Алексий II. «В канонах
говорится о невозможности для священ-
нослужителей занимать государственные
должности, то есть речь тут идет не о на-
родных депутатах, а о государственных чи-
новниках», — считает историк, профессор
Санкт-Петербуржской духовной академии
протоиерей Георгий Митрофанов.
История российского парламента-
ризма началась в 1906 году. Когда 6 ав-
густа 1905 года император возвестил
народу свою волю об учреждении Госу-
дарственной думы, право выбора в Думу
было предоставлено всем слоям насе-
ления, в том числе и духовенству. «Синод не мог оспорить царскую во-
лю, а духовенство воспользовалось пра-
вом выбирать и быть выбранными в
члены Думы, — рассказывает священ-
ник Илья Соловьев, кандидат богосло-
вия и кандидат исторических наук. — Но
участие духовенства в общественных уч-
реждениях и даже в политической дея-
тельности не было чем-то экстраорди-
нарным и имело прецеденты в истории.
Еще в Византии, согласно император-
ским новеллам V века, епископы сидели
в числе “лучших людей” в городских со-
ветах, а на Руси духовенство принимало
деятельное участие в боярской и цар-
ской Думах, оно играло ведущую роль на
Земском соборе 1616 года. Такое поло-
жение прекратилось в России только по-
сле преобразований императора Петра
Великого».
Священнослужители баллотирова-
лись в Думу на общих основаниях. Всего
среди депутатов Думы за весь период ее
существования побывало около ста свя-
щенников и даже пять архиереев. Все
они выступали не только по сугубо цер-
ковным, но и по общественным, полити-
ческим вопросам. Их голос, конечно же,
не был голосом всей Церкви, от ее
имени мог выступать только Поместный
собор, который, как известно, собрался
уже после роспуска последней «цар-
ской» Думы только летом 1917 года. За период между двумя русскими
революциями избирательное законо-
дательство менялось. По первому изби-
рательному закону духовенство было
представлено в Думе не как особая кор-
порация, а как представители партий по
цензу землевладельцев. Таким обра-
зом, немногочисленные священнослу-
жители-депутаты первых двух Государ-
ственных дум не выражали сословных
интересов духовенства, но скорее вы-
сказывались в духе революционных на-
строений крестьянства. В состав 1-й Ду-
мы входило всего шесть священников,
в состав 2-й — 12 священников и два
епископа.
После 3 июня 1907 года, по новому
избирательному закону, духовенство
на выборах выделили в отдельную
корпорацию. В 3-й Государственной ду-
ме (приблизительно к пятой ее сессии)
духовенство распределилось по сле-
дующим фракциям: правые — 13 свя-
щенников и 1 епископ (преосвящен-
ный Митрофан); националисты —
10 священников и 1 архиерей (епи-
скоп Евлогий (Георгиевский)); неза-
висимые националисты — 1 священ-
ник; правые октябристы — 4;
октябристы — 3; прогрессисты — 4;
беспартийные — 2. Всего 2 архиерея и
37 священников. В 4-й Думе правые
насчитывали уже 2 архиереев и 9 свя-
щенников, националисты и умеренно-
правые — 18; фракция центра —
2
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
Эхо событий
Дискуссия
Как известно, Русская Церковь сегодня запрещает своим
клирикам участвовать в политике: им нельзя ни состоять
в партиях, ни избираться в Думу. Запрет на политическую
деятельность опирается на 81-е Апостольское правило.
Однако как делегаты священники принимали участие
в деятельности не только дореволюционных Государственных
дум, но даже и Съездов народных депутатов СССР. Когда
и почему появился запрет на политическую деятельность?
Текст: Дмитрий РЕБРОВ
Церковь без
«политправославия»:
почему священнослужители
не баллотируются в Думу? Во время встречи в Кремле с участника-
ми юбилейных торжеств, посвященных ты-
сячелетию крещения Руси. В президиуме:
Патриарх Пимен,А.А. Громыко, К. М. Хар-
чев, председатель Совета по делам рели-
гий при Совете Министров СССР, 1988
год. Фото РИА Новости
3
3 священнослужителя; 2 священника
примыкало к трудовикам (почти социа-
листам!) и по одному к октябристам и
беспартийным.
Современный запрет на участие в
политической деятельности для священ-
нослужителей был принят только в
1993 году на расширенном заседании
Священного синода 8 октября. Заседание
это состоялось всего через несколько
дней после трагического расстрела Бело-
го дома президентскими танками. Обуг-
ленный остов парламента еще не успел
остыть, в разгар конфликта чада Русской
Церкви оказались по обеим сторонам
баррикад. Тогда священнослужителям
было запрещено не только участвовать в
выборах, но и состоять в политических
партиях под страхом прещений, то есть
церковных наказаний, вплоть до запре-
щения в служении. После же подтвержде-
ния запрета на «политику» Архиерейским
собором 1994 года появился и первый
прецедент: за отказ покинуть Думу в слу-
жении был запрещен диссидент и право-
защитник Глеб Якунин, в то время носив-
ший сан.
В виде исключения
Однако в Русской Церкви есть само-
управляемые части, чьи священнослу-
жители и даже иерархи до сих пор не
только участвуют в политической жизни,
но и избираются в законодательные со-
брания, пример — Украинская Право-
славная Церковь. Интересно, что Архие-
рейский собор Украинской Церкви в
2007 году осудил смешение политиче-
ской и церковной деятельности как в
форме этнофилетизма (церковного на-
ционализма), так и в форме «политпра-
вославия»: «Политправославие — это
практика решать политические вопросы
с помощью Церкви, это желание некото-
рых мирян выступать от лица Церкви,
преследуя очевидно при этом политиче-
ские цели», — объясняет пресс-секре-
тарь Киевского митрополита и глава Ин-
формационно-просветительского
отдела Украинской Православной Церк-
ви протоиерей Георгий Коваленко.
В недавнем прошлом на Украине за
«политправославие» прещениям уже
подверглись такие украинские общест-
венные объединения, как Союз право-
славных граждан Украины и его лидер
Валерий Кауров и Союз православных
братств Украины под руководством Ва-
лентина Лукьяника. Однако депутаты-
священники и даже депутаты-епископы
тут до сих пор остаются. На волне поли-
тических событий начала 1990-х значи-
тельная часть православных христиан
на западе страны оказалась в расколе:
«В Верховной раде сейчас нет ни одного
нашего клирика, но исходя из особенно-
стей той исторической ситуации, в кото-
рую попала наша Церковь, некоторые
наши иерархи остаются, в виде исключе-
ния, в составе местных советов, чтобы
противостоять раскольникам и сектан-
там, — объясняет прот. Георгий Ковален-
ко. — Последние выборы показали, что
число священнослужителей, готовых из-
бираться в местные органы власти, сни-
жается, и это связано с тем, что священ-
ноначалие не поощряет такую практику,
каноны не говорят ничего о законода-
тельных собраниях, но в Украине их фор-
мирование происходит на основе пар-
тийных списков, а членство в партии не
сопоставимо с пастырской деятельно-
стью. Чтобы представлять интересы
Церкви в Верховной раде, существует
специальное представительство УПЦ,
наш представитель не является депута-
том, но как наблюдатель он бывает на
заседаниях парламента».
Духовное несчастье
Впрочем, и до революции полити-
ческие споры вмешивались в естест-
венное течение церковной жизни.
«В известном смысле церковная дис-
куссия тогда носила политическую ок-
раску», — считает отец Илья Соловьев.
«Священнослужителю не стоит участво-
вать в политике», — убежден протоие-
рей Георгий Митрофанов, он негативно
оценивает «думский» опыт Русской
Церкви накануне революции. С ним со-
гласен и отец Илья: «Мне кажется, что
партийность священника, его публич-
ная принадлежность к тому или иному
политическому направлению, в том
числе и монархическому, все же вре-
дит делу пастырского душепопечения.
История политических партий в России
показывает, что священнослужителям
лучше воздержаться от вступления в
какую-либо из них, независимо от его
личных пристрастий». Вопрос о том,
могут ли священники быть членами по-
литических партий, по-разному решал-
ся церковным сообществом в разное
время. Но в конечном итоге победило
мнение, что политика вредит пастыр-
скому служению. Став членом той или
иной партии, священник принимает на
себя ее программу и дисциплину. Он
тесно сплачивается с членами своей
партии и обособляет себя от лиц, при-
надлежащих к партиям-конкурентам. «Партийность священника вредит не
только пастве, но и Церкви в целом, —
продолжает отец Илья Соловьев. — На-
кануне революции духовенство оказа-
лось в Думе в сложном положении. В це-
лом, оказавшись “между двух огней”,
духовенство тяготело к правым монар-
хическим партиям, которые в то время
уже не пользовались в общественной
среде большой популярностью. Все это
привело к трагедии. Священноначалие
не оказывало прямого давления на свя-
щенников-депутатов в смысле выбора
ими той или иной позиции по думским
вопросам. Но чем ближе общество при-
ближалось к своему кровавому Рубико-
ну, которым стала большевистская рево-
люция 1917 года, тем больше падал
авторитет Церкви в обществе. В итоге
волна народного гнева обрушилась на
государство и Церковь. Дело в том, что
зависимая от государства Церковь вос-
принималась врагами этого государст-
ва тоже как враг. Выступая против суще-
ствующего государственного строя, его
противники старались ущемить заодно и
интересы подчиненной ему Церкви, ко-
торая в условиях тогдашней “симфонии”
властей выступала в несвойственной ей
роли “ведомства православного испо-
ведания”. Священники-депутаты не мог-
ли переломить ход истории, их работа
оказалась фактически бесплодной, ибо
государство, которому они служили, бы-
ло повержено в прах.
Не принесло пользы служение в Ду-
ме и самому духовенству. В этом призна-
вался в своих мемуарах и преосвящен-
ный Евлогий (Георгиевский): “Следует ли
духовенству участвовать в политической
жизни страны, в строении государст-
ва?— писал он. — С точки зрения поль-
зы, может быть, и нужно; но если при-
нять во внимание душу и совесть — это
большое для духовного лица несчастье”.
Владыка Евлогий сам был депутатом Ду-
мы двух ее последних созывов и, будучи
человеком искушенным в политике,
знал о чем говорил».
Эхо событий
Наука
4
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
Кумранские свитки были найдены в Иудейской пустыне в
местечке Кумран еще в середине двадцатого века. Рукописи,
среди которых выделяются небиблейские и ветхозаветные
тексты, датируются первым, вторым и серединой третьего ве-
ка до Рождества Христова. «С конца пятидесятых годов двадцатого столетия до кон-
ца восьмидесятых к работе с рукописями допускались толь-
ко около десяти человек, — рассказывает отец Димитрий
Юревич, заведующий кафедрой библеистики Санкт-Петер-
буржской духовной академии и один из крупнейших россий-
ских специалистов по Кумранским свиткам.— Даже в залах
Иерусалимского музея представлены только копии, а ориги-
налы лежат в хранилищах. Уникальную находку попытались
опубликовать сразу, но, вместо того чтобы просто опублико-
вать тексты как источник, издатели начали давать к ним об-
ширные комментарии, что превратило издание в подробный
анализ источников. Потом наступила шестидневная война
1967 года между Израилем и арабскими странами, на фоне
чего издание Кумранских текстов, так же как и изучение ори-
гиналов, прекратилось».
Вновь к рукописям подпустили специалистов только в
1991 году. Большинство из них пользовались для работы фо-
тографиями. «Фотографии были доступны, но не с таким хоро-
шим разрешением, как у этих новых, прекрасно оцифрован-
ных изображений, которые теперь можно увидеть на сайте
Иерусалимского музея книги. Они позволяют рассмотреть
мельчайшие отличия в написании текста, начертание у тех
или иных, иногда похожих в написании друг на друга еврей-
ских букв, — объясняет отец Димитрий. — Отсканированные
“картинки” даже самой ветхой из рукописей на сайте можно
“подвигать” и увеличить». Несмотря на все меры, предпринимаемые по сохранению
рукописей, дальше они будут только разрушаться: будет ухуд-
шаться состояние ткани, все сложнее будет разглядеть буквы,
предупреждает отец Димитрий, поэтому оцифровка рукопи-
сей — заметное событие для всего научного сообщества и
очень своевременный проект. На протяжении очень долгого времени, начиная с III-VI
веков вплоть до середины ХХ века, то есть до обнаружения
Кумранских свитков, не прекращался спор о том, какой
текст Ветхого Завета лучше: поздний Масоретский,
написанный на иврите, или более древняя по датировке
Септуагинта,то есть греческий перевод, созданный в Египте
между III и I веком до н.э. Тексты Ветхого Завета, найденные
среди Кумранских рукописей, относятся к малоизвестному
палестинскому варианту древнееврейского текста. «В силу
разных исторических причин к I веку после Рождества Хри-
стова все варианты еврейского текста Ветхого Завета
значительно отличались друг от друга, — рассказывает отец
Димитрий. — Когда в Александрии производили перевод Вет-
хого Завета на греческий, естественно, в основу лег египет-
ский извод древнееврейского ветхозаветного текста. Хри-
стиане стали использовать Ветхий Завет на греческом языке,
потому что это был международный язык, язык проповеди. В то
же время у иудеев возникает так называемый Масоретский
текст. Для стабильности которого иудеи провели огромную ра-
боту: собрали все известные свитки Ветхого Завета, состави-
ли из них единый текст, подсчитали в нем количество слов,
букв и разослали обратно по всем синагогам. Масоретский
текст стал самым фиксированным текстом Ветхого Завета.
Этот еврейский текст исторически имел разночтения с грече-
ским переводом, хотя и появился в целом позже греческого.
Это дало повод иудеям обвинять христиан в порче ветхоза-
ветного текста, христиане, в свою очередь, обвиняли иудеев
в противоположной порче. Появление библейских Кумран-
ских свитков позволило нам приобрести дополнительное
текстуальное свидетельство. Для нас, христиан, очень важно,
что Кумранские рукописи в ряде случаев подтверждают при-
вычное нам чтение того греческого текста Ветхого Завета,
который используется в Церкви. Это позволяет нам по-иному
посмотреть как на споры вокруг Ветхого Завета, так и на со-
держание греческого перевода, который стал традиционным
для византийского Православия».
Кумранские свитки в открытом
доступе
На сайте Иерусалимского музея книги
появился уникальный проект. Знаменитые
Кумранские свитки — уникальный памятник,
проливающий свет на историю Библейского
текста и религиозную жизнь Палестины
накануне Нового Завета, — оцифрованы и
выложены в интернет для всеобщего
пользования. О новом интерактивном
проекте рассказывает заведующий
библейской кафедрой Санкт-Петербуржской
духовной академии священник Димитрий
ЮРЕВИЧ.
Текст: Ирина СЕЧИНА
Одиночество: крест или благо?
Оно ведет к самому себе» (Джойс Кэ-
рол Оутс). Но от самого одиночества не
убежать, похоже, никому. На Западе эту
проблему решают практически: в Шве-
ции, например, где процент самоу-
бийств от одиночества очень высок, му-
ниципалитет учредил должность «друга»,
который приходит к одиноким людям и
общается с ними. Христианство выходов предлагает
много. Все мы слышали о помощи ближ-
нему, которому еще хуже, чем мне, и что
в этой помощи можно обрести счастье.
Опрос «НС», ставивший задачу понять,
почему многие верующие люди: краси-
вые, активные, веселые и даже семей-
ные — говорят о своем одиночестве,
показал, что не всем это помогает. Чего
же не хватает людям? «Людям не хватает любви. Недоста-
ток любви и есть одиночество, — пишет
молодой парень. — Духовный отец го-
ворит, что стремление молодых людей
друг ко другу заложено Богом как
стремление к единству. Но даже в браке
оно не достигается. Новый человек по-
является, а единства не появляется.
Единство появляется только в духовном
подвиге». По мнению о. Павла Гумерова, «че-
ловек чувствует свое одиночество, ко-
гда дар любви к другому, данный ему
Богом, не реализован. И чем больше
этот дар, тем больше страдание». Но,
чтобы любить, нужно иметь опыт этой
любви в себе. Откуда ему взяться?
«Очень много сегодня и людей, кото-
рые не имеют опыта любви к себе со
стороны самых близких, или этот опыт
трагичен, —говорит о. Павел в интер-
вью Теме номера. —Потому им снача-
ла надо почувствовать любовь Божию,
поверить в нее, тогда и отдавать будет
проще». Казалось бы, бесспорен момент, что
уж перед лицом смерти человек одинок.
Но и здесь не все однозначно. «Там, где
горький опыт греха, скорбей, неверия,
расшифровывая понятие “один”, шипит:
“Одинок!.. Одинок!..”, вера находит дру-
гое слово: “Един”», — пишет о. Сергий
Круглов. Про единство христиан на по-
роге вечности — в Теме номера.
Тема номера
7
«Одиночество — опасная вещь. Если оно
не ведет к Богу, оно ведет к дьяволу.
Фото РИА Новости
8
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
«Се, Жених грядет в полуночи»
Я живу в большом городе, у меня есть
друзья и подруги, есть с кем сходить в ки-
но, кого позвать на день рождения, с кем
поплакать и посмеяться. И тем не менее
я —одинока. Одиночество для меня —
это отсутствие семьи: мужа и детей.
На мои жалобы духовник обычно
спрашивает, сколько мне лет. До двад-
цати пяти он улыбался: «О, ты еще ма-
ленькая, тебе нужно подождать». Когда
мне исполнилось тридцать, он хитро под-
мигнул и сказал: «Уже очень скоро ты
привыкнешь». С интересом жду, как он
однажды нахмурит брови: «Что же ты хо-
чешь, милая, в твоем возрасте не о лич-
ной, а о вечной жизни заботиться пора!»
Вот я и забочусь. Делать-то все равно
нечего, если нет Божией воли.
О том, что ее нет, я однажды узнала
от архимандрита Иоанна (Крестьянкина)
в Псково-Печерском монастыре. Я толь-
ко окончила университет и размышляла,
как устроить свою жизнь дальше. Мне
показалось разумным попросить отца
Иоанна помолиться, чтобы мне встре-
тить любимого мужа и найти хорошую
работу. Отец Иоанн ответил: «Бог благо-
словит, — потом запнулся и продол-
жил:— В смысле, работу хорошую най-
ти...» — и потупил взор.
Всю дорогу домой я рыдала и ругала
отца Иоанна — зачем он ответил на во-
прос, который я ему не задавала, и тем
самым лишил меня даже надежды. Мне
было 23 года. Перспектива остаться од-
ной на всю жизнь встала передо мной
очень ясно. Всем известно, что отец Ио-
анн знал волю Божию. А значит, что это
Бог, желая моего спасения, так предос-
терегает меня от замужества, которое,
как Ему уже известно, не будет счастли-
вым. Не могу же я пойти против Божией
воли? Но в чем тогда моя свобода?
В том, чтобы свободно отказаться от не-
счастливого брака, от рождения боль-
ных детей — или что там еще увидел в
моем будущем отец Иоанн — и свободно
выбрать счастливое одиночество?
Духовник говорит, что мне только ка-
жется, будто я одинока, — у меня есть ро-
дители, друзья, коллеги. Я могу заботиться
о тех людях, которые рядом, могу им слу-
жить, любить их... Но неужели он думает,
что это хоть как-то утешает? Ведь «cказал
Господь Бог: не хорошо быть человеку од-
ному; сотворим ему помощника» (Быт.
2:18) — жену, а не друга, родителя или
православный коллектив. Ведь как ни слу-
жи я своим ближним, не будет между нами
той теплоты, близости, нежности, которая
может быть только между супругами, род-
ство которых сильнее, чем даже родство
матери и ребенка: «будут два одной пло-
тью», говорит об этом Господь в Евангелии
(Мф. 19: 5). Да, наверно, я мыслю в душев-
ных категориях, не в духовных, но ведь
предназначение женщины — быть женой
и матерью, такой меня создал Бог. Куда
мне от этого деться? Конечно, я унываю.
Конечно, многие святые, Пресвятая
Богородица и даже сам Господь были
одиноки в своей земной жизни, они не
знали той душевной близости, без кото-
рой я страдаю. Как известно, если Бог не
дает просимое, то потому, что хочет дать
что-то большее. Но что может быть боль-
шим для девушки, чем жених? Вероятно,
только Жених, грядущий в полуночи, —
Христос. И «нет никого, кто оставил бы
дом, или родителей, или братьев, или се-
стер, или жену, или детей для Царствия
Божия, и не получил бы гораздо более в
сие время, и в век будущий жизни веч-
ной» (Лк. 18: 29-30). Н. И., 31 год
Тема номера Одиночество: крест или благо?
Одно на всех
У человека есть он сам, друзья, работа, приносящая радость. При
этом он признается, что одинок. Зачем дается одиночество? Когда
надо его принять, а когда — бороться? Ответов нет, есть разный
опыт.
Рисунок Полины Соловьевой
9
С живым человеком хорошо и помолчать вместе
Я имел 55-летний стаж супружеской
жизни, любил жену (и она, наверное, то-
же), мы считались образцовой семейной
парой, но я с ней был одинок: не было об-
щего смыслопонимания основ жизни, хотя
фасад был красив. Первые годы я сильно
переживал и уходил от чувства одиночест-
ва в научную работу. Мне не хотелось ис-
кать другого друга для общения, и я при-
вык к такому одиночеству. Но я, сколько
себя помню, умел и любил общаться с При-
родой, а главное — с небом, особенно за-
катным или с бегущими облаками. Но на-
ибольшую радость общения я испытывал
глубокими вечерами, когда на небе появ-
лялась Луна. Луна связывала меня не
только с настоящим, но и прошлым. Я ви-
дел то, что своими глазами видели Иисус
Христос, Конфуций, Будда, Заратуштра,
Моисей и, наверное, Адам с Евой, и я об-
щался с ними, глядя на Луну, мог задавать
вопросы, обсуждать проблемы. Эту же Лу-
ну я видел с мамой, когда в ущелье скры-
вался от бомбежек в начале войны; эту же
Луну видели и на фронте, и в ГУЛАГе, и в
безбрежном океане все те, с кем я общал-
ся как с живыми людьми, глядя на нее. Она
стала как бы спутником-ретранслятором
между моим внутренним миром и внеш-
ним: я не чувствовал себя одиноким, когда
смотрел на нее, и поэтому не страдал. Сегодня мне 78. Одиночество пожи-
лых вряд ли принципиально отличается от
одиночества молодых. Здесь другое — к
одиночеству в старости часто присоеди-
няется беспомощность (физическая и
психическая), и это самое страшное.
Страшно и физически, и страшно в пере-
живаниях. Страшна потеря востребован-
ности: ты уже никому не нужен, да и дру-
гие, новые, тебе не интересны. Вот здесь
и спасает помощь Божия в общении, в том
числе и с уже ушедшими из этого мира.
Когда с годами душа осветилась хрис-
тианством и чувство со-бытия с Богом ста-
ло постоянным, переживание одиночест-
ва полностью покинуло меня. Когда год
назад я был обездвижен в результате па-
ралича и несколько месяцев пролежал в
одноместной палате, то это чувство живого
со-бытия с Богом давало радость общения
и с Ним, и с Его помощью с теми, кого уже
давно в этом мире нет, и с теми, кто еще не
пришел меня навестить. И вот сейчас, сра-
зу после звонка из «НС» с просьбой напи-
сать эту исповедь, я сижу с ноутбуком за
столом перед окном, за которым открыва-
ется долина Яузы и виден Кремль с золоты-
ми куполами. Вся эта красота дает пре-
дельно радостное чувство со-бытия с
Богом, при котором мое реальное одино-
чество не может как-то грустно пережи-
ваться. Помню: с нами Бог! Господь в каж-
дом из нас, Он нас объединяет, и мы просто
не можем быть одинокими. Так-то оно так, но как
хочется, чтобы рядом си-
дел живой человечек и мы
бы молча общались. Кондратьев Ф. В., 78 лет
Бог примет меня любую;
почему же я страдаю не по Нему?
Духовный отец однажды сказал мне: — Надо, чтобы для тебя Господь
был на первом месте. Тогда все будет
хорошо.
«Это, интересно, как так? — думала
я.— Разве тех 20 лет, которые я провела
в Церкви, недостаточно для того, чтобы
Он знал, что Он для меня на первом мес-
те?» Из-за того что я, получив ценный со-
вет, не понимала, что с ним делать, мне
стало плохо. Я плакала всю дорогу домой,
и даже в магазине, в который зашла по
дороге, чтобы купить вино и кино — изве-
стный способ уйти от действительности.
Я смотрела американскую комедию про
супругов, которые сбежали от гангстеров
к мормонам, но ничего не видела, только
думала: «Что значит “на первом месте”?
Как же исправить, если не понимаю? Гос-
поди, помоги».
— Так что, значит, главное — это
Бог? — вдруг врезается в сердце диалог
из фильма.
— Конечно, Джек. И все у вас с Лин-
дой будет хорошо.
Конечно, это всего лишь фраза из глу-
пой американской комедии, но иногда бы-
вает так: ты спрашиваешь у Бога, а Он те-
бе отвечает любым доступным для тебя
способом. Так произошло и со мной. «Ну я
и дура! — радостно вытерла я слезы и вы-
шла на балкон. Я с удивлением наблюдала
город, который уютно ежился под вечер-
ним пледом: мирно идут по своим делам
люди, зажигаются огни окон, стучат нарда-
ми таксисты у метро. — Как же я не пони-
мала: меня все, даже родные, могут бро-
сить, забыть и предать, но Бог никогда так
со мной не поступал. Всегда только терпел
и любил меня любую, самую мерзкую. По-
чему же я страдаю не по Нему? Почему не
к Нему стремлюсь? Не к Тому, кто любит
меня больше, чем друзья и родные, и тем
более уж больше, чем те мужчины-тени, в
которых я была влюблена и которые в мо-
ей любви совершенно не нуждались?» Так
в моей жизни произошел поворот. А оди-
ночество? Что ж, оно есть у меня и сейчас.
Но теперь это драгоценность, знак особой
любви Бога, который хочет, чтобы я научи-
лась любить Его больше всего того, что ме-
ня окружает в жизни. Ведь только тогда я
буду готова получить от Него дар человече-
ской любви и взаимопонимания. М. Е., 35 лет
Когда я была влюблена, я знала, кто я такая
С самого детства я знала, что вскоре
выйду замуж. И у меня будет как минимум
трое детей. Я даже на работу выходить
после института не собиралась. Работа
представлялась мне чем-то эфемерным,
расплывчатым. А вот дом, дети, постируш-
ки, встречи мужа со службы — это были
совершенно реальные для меня картины.
А разве может быть иначе, думала я? Как
выяснилось, может.
Мой институтский приятель как-то
сказал: «Деторождение — это примитив-
ная самореализация, это для тех, кто не
может ничего другого». Я-то, может, и
могла. Но ничего другого не хотела. И, че-
стно говоря, по-прежнему не хочу.
Возможно, поэтому и не могу. У меня
есть любимая работа. Но она не полно-
стью владеет моей жизнью. Точнее, я ей
не позволяю. У меня были шансы сде-
лать отличную карьеру за границей. Я от
нее отказалась. Все это мне неинтерес-
но, кажется пустым.
Я пробовала заниматься помощью
обездоленным. Но, насмотревшись на жут-
кие картины «настоящей жизни», я возвра-
щалась в холодную квартиру, где даже не
пахнет едой, и мне не с кем было поделить-
ся переживаниями. Я звонила друзьям. Но
От одиночества я страдал, но вряд ли
хотел отношений. Я хотел быть
лидером, влиять на людей
Тема номера
Одиночество: крест или благо?
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
постепенно тех, кому можно позвонить вот
так поздно ночью и попросить поговорить
со мной, становилось все меньше: у кого-
то спят дети, кому-то на работу вставать.
Так я осталась одна.
Это мой крест? Допустим. Но я не уве-
рена, можно ли называть крестом вопло-
щение самого жуткого кошмара — оди-
ночества. Того, что сломало меня как
личность. Знаете, много-много лет назад
я была влюблена. И с тех пор я знаю, ка-
кая я на самом деле, по Замыслу. Но быть
такой в одиночестве я не в состоянии. Может, плюнуть мне на свои девичьи
мечты? Но моя женственность — это
часть меня. Я никуда от нее не могу деть-
ся. И отказ от нее будет предательством.
К. Т., 32 года
В шестьдесят появились
друзья
Мне 61 год, я алкоголик, а одиночес-
тво — болезнь алкоголиков. Может, по-
этому они и стараются собраться, чтобы
выпить вместе, ведь больше поделиться
с другими им нечем. Мне с детства было
неловко со сверстниками, я больше жил
в своих мечтах. В детсаду все время иг-
рал зайчиков, а хотелось быть львом
или медведем. От одиночества я стра-
дал, но вряд ли тогда хотел отношений: я
хотел быть лидером, влиять на людей.
Поскольку так не получалось, отстранял-
ся. В школе занялся спортом, потому что
хотел быть «первым», и, если кто-то по-
беждал меня, я начинал ненавидеть сво-
его соперника и завидовать ему. Закончив школу, пошел на работу и
почти всю зарплату тратил на вино. Од-
нажды в компании мне сказали: женись,
иначе совсем сопьешься. Я женился, но
лучше не стало. Родился ребенок, од-
нажды я вышел из дома с коляской на
прогулку, а вернулся уже без коляски.
Жена меня выгнала. Пробовал не пить,
кодировался. Тогда начинал презирать
всех «алкашей никчемных». Срывался. В 41 год пришел в храм. Сначала лю-
бил ходить, когда нет никого. Потом —
на вечерние службы, литургию. Принял
Крещение. Через три года исповедался.
Почти ничего не понял, но так текли сле-
зы, что куртка промокла. Когда первый
раз причастился, почувствовал, что вну-
три всего обожгло и стало гореть.
Но срывы продолжались. Я молился
часами и говорил Господу, что вот я такой
мученик, меня никто не понимает, пото-
му-то и пью. Однажды увидел, как Господь
с иконы покачал головой. Поделился «ра-
достью богообщения» со священником,
он посоветовал поменьше «употреблять»,
а то начнутся «видения» с рогами и хвоста-
ми. Я обиделся на Церковь. Мое одиночество длилось почти 50 лет.
Родственники ждали, когда я отмучаюсь.
Сам просил Бога забрать меня из моей
грешной жизни. Дойдя «до ручки», пришел
к «Анонимным алкоголи-
кам». Мне никто там не по-
нравился. После группы за-
шел в ларек за пивом.
Вдруг ощутил — пить не хо-
чу. Испугался, понял — это
секта! Пошел к батюшке,
сказал, что под стенами мо-
настыря секта свила себе
гнездо. Тот отрезвил: похо-
ди и посмотри. С тех пор я больше не пил. Но отноше-
ния с людьми налаживались не сразу.
Я как-то поделился с психологом, что у ме-
ня сложные отношения с женой (я женил-
ся второй раз). Он сказал, что у меня вооб-
ще нет с ней отношений. Я обиделся, а он
предложил составить список обязаннос-
тей, которые лежат на мне дома. Оказа-
лось — все обязанности у жены. После
этого мы обсудили с ней свои обязаннос-
ти, и у нас начали появляться отношения.
Еще я составил список людей, кому принес
горе, попросил прощения, молюсь о них
или стараюсь помочь делом. Короче, на-
чал с себя. Добрых знакомых у меня стало
больше, а враждебности — меньше. В 38 лет были перебои с сердцем,
знакомый врач сказал: завязывай или
помрешь. Недавно сделал кардиограм-
му, доктор говорит: «Мужчина, с вашим
сердцем в космос лететь». И я опять по-
верил в Бога, и подумал: зачем-то Он
почти под старость дал мне здоровое
сердце. Чтобы любить?
Н. П.
Не люблю, потому
что слаб?
Я никого не люблю, и никто не любит
меня. Одинокий тот, кто гордый. Любовь
не гордится, а гордость не любит. Но лю-
дям не хватает любви. Недостаток люб-
ви и есть одиночество. Духовный отец
мне говорит, что стремление людей друг
ко другу заложено Богом как стремле-
ние к единству. Но даже в браке оно не
всегда достигается. Новый человек по-
является, а единства —не появляется.
Оно появляется только в духовном под-
виге. Но что такое подвиг? Из догматики
узнал интересную мысль, которую не мо-
гу понять: каждое существо живет само
по себе, не нуждаясь ни в ком. Но лич-
ность существует, только если есть отно-
шения любви с другой личностью. Если
другого лица нет, то … и твоего лица нет,
личности нет, хотя существо продолжает
быть. Например, если у отца есть сын, то
он отец, а если у него сына нет, то чело-
век сохраняется, а отец «исчезает». Мо-
жет, кто-то не примет это, но я так думаю.
Мы думаем с помощью тех образов, ко-
торые у кого-то увидели, самому созда-
вать образы, родить совершенно новую
мысль трудно, нужна энергия. И это тоже
энергия любви. Если она слаба, то ниче-
го не создашь. Кстати, может, это одна из
причин, почему не удается строить отно-
шения —не хватает творческих сил?
М. И., 23 года
10
Одиночество — «женская проблема»?
Во многом виновата демография. Данные переписи населения (2011) гово
рят о характерном для населения России превышении численности женщин
над численностью мужчин: 66 млн 205 тыс. мужчин и 76 млн 700 тыс. женщин,
или 46,3 и 53,7%. И этот разрыв растет. В России на каждые 100 новорожден
ных мальчиков регистрируется 106 новорожденных девочек. Перевес числен
ности женщин над численностью мужчин характерен для населения большин
ства стран мира и увеличивался в период войн и социальных катаклизмов. Се
годняшнее время эксперты однозначно называют неспокойным.
Можно ли назвать крестом то, что
сломало меня как личность? Знаете,
много-много лет назад я была
влюблена. И с тех пор я знаю, кто
я такая, по Замыслу. Но быть такой
в одиночестве я не в состоянии
11
«Уже четыре дня мне не звонит никто!»
С детства меня сильно тяготило оди-
ночество. Нет, я не сирота, в семье детей
было трое, но уже лет с десяти меня по-
сещало какое-то сосущее чувство пусто-
ты, странное ощущение, что нужен кто-то
рядом, постоянно рядом, разделяющий
все твои мысли, чувства, дела и даже де-
лишки. Может, сыграла свою роль боль-
шая разница в возрасте с братом и сес-
трой, может, непростые отношения с
мамой, которые, чем дальше я входила в
переходный возраст, тем отчужденнее
становились. Да и дружба со сверстни-
ками не то что не складывалась, а не
удовлетворяла меня: мне всегда хоте-
лось чего-то большего от тех, кто не мог
мне этого дать.
...Сейчас, спустя много лет, я часто
думаю об этом, наблюдая взрослеюще-
го сына, похожего на меня. Умею ли я за
круговертью будней, бесконечных хо-
зяйственных дел выделить хоть десять
минут в день только ему? Уронят ли наши
редкие посиделки за чаем маленький
росток теплоты в холодную бездну под-
росткового одиночества?
В его возрасте я была побойчее: что-
бы не быть одной, я составляла планы
«сближения» с девчонками из класса,
записывала их себе в дневник, это как-
то успокаивало. Но ненадолго... В нашем
детстве ведь не было популярных нынче
«панацей» от всех проблем — социаль-
ных сетей, в которых можно бесконечно
общаться, не видя друг друга. Не было,
впрочем, и интернета, и даже мобильни-
ка, в обнимку с которым, набирая бес-
смысленные эсэмэски все равно кому,
можно провести пол тоскливой ночи. То-
гда и время двигалось медленнее, и бы-
ло в нем больше тишины. В этом, навер-
ное, свои плюсы. Тишина способствует
осмыслению разных происходящих ве-
щей, что важно для тинейджеров. А сей-
час, когда у каждого ребенка есть набор
разнообразных «заглушек» — телефон,
плеер, игровая приставка, компью-
тер,— такие паузы бывают редко, раз-
ве, быть может, во время болезни. Тем не менее и тогда тишина тяготила
меня, подростка. Я высчитывала успеш-
ность прошедшего дня по количеству
звонков. «Сегодня — 4 звонка, — скрупу-
лезно записывала я в свой дневничок. —
Сегодня — 3... — И вдруг в какой-то мо-
мент: — Уже четыре дня мне не звонит
НИКТО! Четыре дня НИКОМУ нет дела до
меня!!! Да что же это такое! Ведь если бы
я умерла, никто бы и не заметил!!!!!»
Помню, как раз в то время я прочи-
тала интервью с одним известным акте-
ром, которое было озаглавлено «Чтоб
звонить не перестали». Там говорилось
о востребованности, о том, что в этом
счастье. Я была горячо согласна с этой
точкой зрения. Мне было насущно не-
обходимо, чтобы мне не переставали
звонить!
Из чего растет одиночество
Что такое вообще одиночество?
Ведь это понятие — совсем не произ-
водное от слова «один», оно характери-
Наедине с Другом
Когда есть счастливая семья, друзья и работа,
одиночество превращается в благо, которого можно только желать. Для чего? Текст: Анна ЕРШОВА
Рисунок Алены Мастерковой
Тема номера
Одиночество: крест или благо?
12
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
зует не физическое состояние. Каждый
из нас наверняка знает ощущение оди-
ночества в толпе, например, в метро,
когда от множества стоящих вплотную
к тебе людей отделяет будто стеклян-
ная стена, когда встретиться с кем-то
взглядом считается чуть ли не непри-
личным. Чувствовать себя одиноким
мы можем и в компании, казалось бы,
близких людей. Одиночество — это скорее от слова
«непонимание». От слова «гордость». По-
чему мне самой было не позвонить тем
людям, от которых ждала звонка? Не
знаю... Может, мешала гордыня? Жела-
ние показаться независимой и свобод-
ной, хотя на самом деле была зависи-
мой и не свободной? Одиночество — от слова «обида».
Если ты даже в своей семье прово-
дишь вечер, обидевшись за что-то на
всех, то душу будут захлестывать горь-
кие размышления о том, что ты ни-
кому не нужен, что тебя никто не по-
нимает. Но стоит лучику прощения
проникнуть в сердце, как ты теп-
леешь... смотришь на эти милые род-
ные мордахи и таешь, а за шумом и
дружеским тормошением одиночест-
во исчезает, как в рекламе отбелива-
теля пятно.
...В старших классах у меня, наконец,
появилась закадычная подруга. Мы вез-
де ходили вместе, знали друг о друге все,
но тем апокалиптичнее были для меня
наши ссоры и вновь поднимающийся хо-
лодок внутри: не понимает, не то, не вме-
сте, не...
Я всегда искала Друга Именно так —с прописной буквы я
писала это имя в дневниках. Того, кому я
была бы интересна бескорыстно и все-
цело. Того, кто поймет меня — может, да-
же лучше, чем я сама могла себя понять.
Того, кто простит и просто будет рядом.
Всегда.
Ни возлюбленный, ни создавшаяся
семья, ни ребенок не могли до конца за-
полнить эту пустоту... Помню, как, поссо-
рившись с мужем, я назло обвалу в душе
лавин тоски включала музыку и танцева-
ла со своей маленькой дочкой на руках.
Все те же слова — «обида», «непонима-
ние», «гордость» — строили стеклянную
стену, за которой так пышно начинают
цвести холодные цветы одиночества. Они
боятся солнечных лучей прощения, пони-
мания, помощи, сочувствия. Как только
ростки этих добродетелей появляются в
сердце, одиночеству не остается места.
Одиночество — от слова «пустота»,
это дырка в душе. Излишне, наверное,
будет в конце моей истории сказать, что
я внезапно нашла все-таки Друга и даже
сочеталась с Ним в Таинстве Крещения
в 20 лет. Постепенно научившись про-
щать — других (а не ждать, что простят
меня), понимать — других (а не ждать,
что поймут меня), думать — о других,
звонить — другим... я залатала эту от-
крытую с детства душевную брешь. Я не
боюсь больше одиночества, и я не оди-
нока — ни в своей семье, ни в метро (в
метро ведь можно молиться! То есть
быть с Другом). У меня есть все, только
одиночества не хватает
Но у этой истории есть продолжение.
Причем продолжение, в свете всего ска-
занного (и не без пафоса), очень смеш-
ное. Реалии моего сегодняшнего дня та-
ковы, что я... ищу одиночества. Я люблю
его и гоняюсь за ним. Я — это Бараш из
сериала «Смешарики». Ему все так ме-
шали писать стихи, что он взмолился
очутиться на необитаемом острове.
И очутился! Как он был счастлив! Он на-
слаждался тишиной, писал, творил... по-
ка не заскучал по своим близким так
сильно, что заболел. Так и я: в жажде
одиночества в моей многодетной семье
я не сплю ночами — чтобы посидеть од-
ной, подумать спокойно, может быть, на-
писать новую статью или никому не нуж-
ный рассказ «в стол». А телефонные
звонки меня сейчас скорее тяготят. Они
всегда не вовремя: то я кормлю ребен-
ка, то укладываю другого, то беседую со
старшим, то села, наконец, поработать...
В общем, мое сегодняшнее счастье —
«чтобы звонить перестали». Но и, конеч-
но, как Бараш, я наверняка заболею, ес-
ли долго не буду видеть своих родных и
друзей.
Зачем же мне эти паузы одиночест-
ва — той тишины, от которой столько лет
бежала? Не знаю. Может, просто изме-
нилась. Может, «время собирать камни».
А может, тишина нужна, чтобы услышать
голос Друга — того наконец-то найден-
ного Друга, с которым одинокой я уже
никогда не буду.
РЕКЛАМА
13
— Бог сказал Адаму в Раю: «...не хо-
рошо быть человеку одному» (Быт. 2:
18), притом что Адам уже был с Богом.
Значит, одиночество — это изначаль-
но неправильно? Откуда оно берется? — В Божественном плане творения
мира, где человек — венец творения, за-
ложено единство всего человечества.
Люди — это не набор отдельных индиви-
дуумов. Апостол Павел говорит: «Господь
благоволил от единой крови произвести
род человеческий по всему лицу всей
Земли» (Деян. 17: 26). Мы все в Адаме
едины. Господь не создал несколько раз-
ных пар, которые потом могли бы произ-
вести потомство независимых друг от дру-
га людей. Он создал Адама, от него была
взята жена, Ева, составлявшая с ним одно
целое. И все потом появившееся челове-
чество является потомками единых пра-
родителей. Мы все братья и сестры, это не
метафора, а реальность. В1995 году аме-
риканские и английские ученые расшиф-
Экзистенциальная философия и психология признали
человека изначально одиноким, потому что не нашли
основы для общности людей, путей к пониманию друг
друга. При этом именно одиночество они называют
главной проблемой человека, которую как-то нужно бы
решить, но решение неизвестно. Христианская вера видит
эту общность в Царстве Небесном, которое начинается
здесь, на земле, и в котором одиноких не
может быть в принципе. Решение есть.
Почему же столько страдающих от
одиночества: семейных, несемейных,
веселых, с активной жизненной позицией,
умных и красивых? Размышляет иерей Павел ГУМЕРОВ,
клирик храма Святителя Николая на
Рогожском кладбище города Москвы,
автор книги «И будут двое одна плоть».
Нам не спастись поодиночке!
Икона «Воскресение Христово». Фрагмент Репродукция РИА Новости
Тема номера
Одиночество: крест или благо?
14
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
ровали генокод человека. Он оказался
единым для всего человечества на 99,9
процента, и только 0,1 процента отвечают
за различия между людьми. Антропология единства людей связа-
на и с единством цели человеческой жиз-
ни — спасением. Мы не можем спастись
поодиночке! Даже наедине с Богом. Как
Господь творит этот мир и человека из
любви, так и человеку заповедует любить
Отца Небесного и ближнего, подражая
Творцу, потому что мы — Его образ и по-
добие. А кто не любит ближнего, не любит
и Бога, по словам апостола Иоанна Бо-
гослова («Кто говорит: “я люблю Бога”, а
брата своего ненавидит, тот лжец...»
(1 Ин. 4: 20, 3: 15)).
Поэтому человек чувствует свое оди-
ночество, когда его любовь, дар любви к
другому, данный ему Богом, не реализо-
ван. И чем больше этот дар, тем больше
страдание. Самой любви к Богу мы учимся через
любовь к людям. Только взаимодействуя
с другими, человек может понять, что он
собой представляет. Другой человек для
нас — точильный камень, о который мы
обтачиваемся, преодолевая свой эго-
изм, самость, гордыню. Конечно, это
приносит боль. Стремясь избежать боли,
кто-то выбирает одиночество.
Церковь задумана как собрание, ек-
клесия. В Церкви действует принцип со-
борности: «Где двое или трое собраны во
Имя Мое, там и Я посреди них...» В ее ос-
нове — Троица единосущная и нераз-
дельная, Три в Одном. Не случайно
Праздник Троицы, сошествия Святого
Духа на апостолов, считается днем рож-
дения Церкви, потому что Святой Дух
объединяет людей во Христе. О том, что человек не может быть
один, знали еще древние. У Аристотеля
была такая интуиция, что человек —
«животное общественное». Потому что,
что бы человек ни делал, в любой обла-
сти, его работа имеет значение только
тогда, когда она направлена на других
людей. Если от других нет обратной свя-
зи, его деятельность не имеет смысла.
Даже если человек руководствуется,
казалось бы, чисто эгоистическими, ин-
дивидуальными желаниями, не имея
никакой общественной мотивации, на-
пример хочет заработать денег, сде-
лать карьеру, прославиться, — он не
может это сделать без других людей,
это просто невозможно. — Если нельзя спастись наедине с
Богом, чем же занимаются отшельни-
ки? Разве не говорил Господь Арсе-
нию Великому: «Бегай людей и спа-
сешься?» — Когда подвижник, например пре-
подобный Антоний Печерский или Сер-
гий Радонежский, уходил от мира в пус-
тынное место,где только он и Бог,через
некоторое время к нему начинали прихо-
дить последователи или жаждущие уте-
шения люди.«Не может укрыться град,
стоящий наверху горы» (Мф. 5: 14). Бог
хочет, чтобы через монахов спасались
многие. Монашество — это служение Бо-
гу и ближним. В большинстве случаев се-
годня монастыри общежительные, а это
семья, где человек учится общению. Даже схимник в затворе служит лю-
дям — молитвой. Ведь не только за себя
молится подвижник, а за многих, за весь
мир, и по его молитвам Бог милует лю-
дей. Дух подвижника так крепок, что ему
нет нужды помогать человеку делом и
словом, его молитва уже более дей-
ственна, чем слова или дела. Но монашество — это
путь не для всех. Монах не
отказывается от семьи,
потому что ему больше
нравится другой образ
жизни, он жертвует жела-
нием иметь семью, детей.
И это может себе позволить только чело-
век с очень крепким духовным, психиче-
ским здоровьем. Путь, благословлен-
ный Богом для всех, — создание семьи. — Бердяев писал, что одиночество
преодолевается при встрече личности
с личностью. Получается, пока не стал
личностью, будешь одинок, не опозна-
ешь своего «второго», даже в браке? — Личность —это человек, который
раскрыл в себе образ Божий, научился
любить, реализовал данные ему от Бога
таланты для спасения своей души и слу-
жения людям. Он умеет жить не для себя,
а для других. Индивидуальность (наше
эго) есть у всех, а личностью мы только
призваны стать. И в этом — преодоле-
ние одиночества. Если человека его одиночество му-
чает, ему нужно в первую очередь по-
смотреть, много ли в его душе любви?
Человек, который любит, даже не создав
семьи, имеет возможность свою любовь
реализовать. Есть инвалиды, которые
просто не могут создать семью. Но,ког-
да человек принимает волю Божию со
смирением, принимает свою болезнь,
инаковость, Господь обязательно дает
ему возможность быть и счастливым, и
любить других людей, и иметь такие уте-
шения, которых не имеют люди в браке. Бывает, что у человека есть все: суп-
руг, который его, может быть, даже лю-
бит, дети, друзья, родственники, а чело-
век чувствует себя несчастным. И супруг
им нужен другой, и родители, и друзья.
Это так называемое психологическое
одиночество, когда человек окружен
людьми, но чувствует себя одиноким.
А бывает, у человека вообще ничего нет,
не сложилась личная жизнь, но тем не
менее он не одинок, потому что нужен,
востребован. Одна моя знакомая, с точ-
ки зрения житейской, человек одинокий.
Была замужем, рано овдовела, детей Го-
сподь не дал, казалось бы, все плохо.
Сейчас она уже пожилая, но, сколько я ее
знаю, она всегда среди людей. Кому-то
сдает бесплатно комнату, кому-то варит
варенье, и ей все помогают. Она любит и
любима. Это может звучать прозаично,
как бы слишком просто, но нет другого
пути. И если мы так поступим, никогда не
останемся одни, Бог обязательно нас
утешит, придет и по слову Своемуобитель
Свою сотворит (см. Ин: 14: 22-23). Если семью создать не получилось,
надо принять это как волю Божию и ис-
пользовать те возможности, которые
есть, для счастья. Господь ведь не хочет,
чтобы мы унывали, Он хочет, чтобы мы
были счастливы.
— В теории все христиане пре-
красно знают, что нужно делать, что-
бы не быть одинокими, знают и про
приходскую деятельность и помощь
ближнему. Но одним почему-то удает-
ся, встав на этот путь, перестать быть
одинокими, а другим не удается.
В чем тут дело?
— О том, что нужно в первую очередь
не ждать любви от другого, а давать ее
самому, не знают даже люди, которые по
25 лет живут в браке! Мы были оторва-
ны от понимания христианской любви.
И для многих, тех, кто не видел личного
Человек одинок, когда его дар любви
к другому не реализован. И чем
больше дар, тем больше страдание
15
примера, это стало очень большой ново-
стью. Ведь сегодня в Церковь многие
приходят во взрослом возрасте, когда
главные правила жизни уже сложились
и усвоить новые очень трудно, даже
умом. А тем более на практике. Потому
что для этого надо меняться, бороться с
укоренившимися страстями. Велик разрыв между умом и серд-
цем, теорией и практикой у сегодняшних
христиан. К сожалению, Евангелие вос-
принимается формально, как прекрас-
ная проповедь, но не имеющая лично ко
мне никакого отношения. А ведь мы
должны думать, как приложить слова
Христа к своему сердцу? Конечно, не
сразу люди к такому приходят. Я уверен,
что многие мои прихожане, которые, не
имея семьи, научились не чувствовать
себя одинокими, служа другим, не сразу
к этому пришли. Человек может слышать
и понимать, но не хочет согласиться и
потому остается все с тем же вопросом:
«Ну почему ж я одинок?» А кто-то прихо-
дит через скорби, ошибки. И без этого
опыта страданий бывает очень трудно
что-то сказать человеку, в чем-то убе-
дить, пока он сам не переживет. Очень много сегодня и людей, кото-
рые не имеют опыта любви к себе со сто-
роны самых близких, или этот опыт траги-
чен. Им сначала надо почувствовать
любовь Божию, поверить в нее, укрепить-
ся в ней, тогда и отдавать будет проще.
— От самых счастливых в семей-
ной жизни иногда доводилось слы-
шать, что в человеке есть что-то, где
он все равно одинок... — Каждый человек — это тайна, он и
сам себя не может познать, а значит, не
всем может поделиться с другим. Как об-
раз Божий, человек неисчерпаем. Но са-
мопознание — одна из главных задач
христианина. И для этого иногда хорошо
побыть в одиночестве, помолиться. Такое
одиночество не приводит к унынию, на-
оборот, восстанавливает силы, проясня-
ет отношения с Богом и людьми и укреп-
ляет их. И наоборот, если от одиночества
человек унывает, это отделяет его от Бога.
Кто был в этом состоянии, знает, что в нем
очень тяжело молиться, быть с Богом, да
и с людьми. Финал такого одиночества —
самоубийство. Человек не верит, что Гос-
подь ему поможет, ивыбирает уход.
При том что мы едины в Адаме, каж-
дый из нас является целым миром, чело-
век — это микрокосмос, как говорили свя-
тые отцы. И этот мир неповторим. Именно
своей неповторимостью, уникальностью
мы интересны друг другу. Да, семья как ма-
лая Церковь, созданная по образу Трои-
цы, предполагает единство — но не рас-
творение друг в друге. Господь сказал о
таинстве брака: «...и будут двое одна плоть»
(Быт. 2: 24). Но не одним существом, не од-
ной личностью, не копиями друг друга.
Ведь брак — это общение. А как можно
общаться с отражением или копией? Цель
общения — взаимно обогащать. Это, кстати, подтверждается, когда
женщина в браке растворяется в муже,
начинает жить его жизнью, а о своейза-
бывать. При этом она считает, что так
«жертвует» ему в любви. Ничего общего
с подлинной жертвенностью здесь нет.
Переставая заниматься своей душой,
развиваться, она перестает и быть лич-
ностью со своим уникальным миром, а
значит, интересной мужу. И теряя себя,
теряет его. Это происходит нередко потому, что
женщины подспудно рассчитывают, что
мужчина даст им в браке все, наполнит,
обогатит. А вступая в брак, вдруг пони-
мают, что их мужья вовсе не такие мощ-
ные, они сами ждут, что их наполнят.
И женщины начинают унывать. А совер-
шенно напрасно. Здесь важно не замы-
каться рамками лишь своего семейства.
Если супруги живут только собой, своей
семьей, ни с кем не общаются, никому
не помогают, это может привести к исся-
канию любви в семье. Нам заповедана
любовь ко всем людям. — Одиноких мужчин всегда мень-
ше, чем женщин. Это потому, что им
труднее быть одинокими? — Мужчина и женщина по-разному
переживают одиночество, потому что Гос-
подь нас создал разными. В Священном
Писании сказано, что женщина создана
как помощница мужчины. Ей по природе
легче подчиняться, смиряться, адаптиро-
ваться. Она как лягушка, которая сбила
масло в сметану своим упорством, при-
способилась к новым условиям. И потому
свое предназначение женщина может
реализовывать не только в семье, раз се-
мья не сложилась. На приходах сегодня в
основном все делается руками женщин.
О мужчине Священное Писание гово-
рит, что он — глава жены. Это лидер. И в
первую очередь — в семье. Если семью
создать не удалось, свое предназначе-
ние ему реализовать непросто, емутяже-
лее принимать над собой руководство,
смиряться. Мужчина, оставшийся в оди-
ночестве, более склонен к навязчивым
идеям, пограничным состояниям, психи-
ческим заболеваниям. Он тяжелее пере-
носит кризис среднего возраста.И все
же путь и для мужчин, и для женщин, у ко-
торых нет семьи, один — искать большую
семью. Сейчас возможностей для того,
чтобы послужить Церкви, очень много. — Почему говорят, что гений всег-
да одинок? Получается, чем одарен-
нее человек, тем труднее ему любить
и быть любимым?
— Когда человек погружен в творче-
ство,науку, у него остается мало време-
ни как для общения, так и для того, чтобы
почувствовать одиночество. Он увлечен,
занят своей идеей. Среди ученых очень
мало людей, которые страдают депрес-
сией. Такое случается только в период
творческих пауз. Но увлечение одной
идеей может перейти в одержимость, что
опасно для души. Представьте, человек
стоит на службе и думает о синхрофазот-
роне, не может отключиться! При всей
своей гениальностион не может контро-
лировать свой дар и часто становится от
него зависимым. А это уже страсть, что
является главным препятствием в том,
чтобы и любить, и быть любимым.
Христианство знает свое проявление
гениальности — святость. Трудно пред-
ставить, например, святителя Луку Вой-
но-Ясенецкого, который в храме вместо
молитвы думал о проблемах гнойной хи-
рургии. Многие верующие гениальные
люди могли совмещать и дар, и веру, и се-
мью. Например, Ф. М. Достоевский напи-
сал самые великие свои произведения
тогда, когда жизнь его упорядочилась и
он обрел нормальную семью. Беседовала Ирина ЛУХМАНОВА
Фрагмент иконы Марии Египетской с житием
(XVII век). Оставив грешную жизнь в миру, святая
прожила в совершенном одиночестве 47 лет. Но с Бо-
гом она не была одинока. Репродукция РИА Новости
Тема номера Одиночество: крест или благо?
16
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
Одинок ли человек перед лицом смерти?
Перед лицом смерти человек, как бы ни
был связан с другими, остается один.
Но там, где горький опыт греха, скорбей,
неверия, расшифровывая понятие «один»,
шипит: «Одинок!..Одинок!..», вера находит
другое слово: «Един».
Текст: иерей Сергий КРУГЛОВ
Фото РИА Новости
17
«...Мы с женой прожили тридцать два
года, как в институте на втором курсе по-
знакомились, так и всю жизнь... Любовь с
первого взгляда, да. И темы для курсовых
брали одинаковые, и в геологические экс-
педиции вместе мотались, и песни у кост-
ра любили одни и те же. И двух дочерей
вырастили. Такая длинная жизнь, а огля-
нешься — пролетела в один миг. Рак под-
вел черту. Был он у нее скоротечным, за
год сгорела, чем только ни лечили. Я про-
шел с ней всю болезнь, шаг за шагом, дер-
жа ее за руку от первого дня до последне-
го. Почти до последнего. Умирала она
дома, про исход все понимали: и врачи, и
я, и она. Болезнь она в сознании провела,
хотя и наркотики прописали, но принима-
ла она их редко, только когда совсем не-
вмоготу, терпела, характер был крепкий,
ее за упорство и твердость духа еще в ин-
ституте дразнили — Нинка-Гвоздик... Так и
ушла — практически в сознании. Нет, ба-
тюшка, вы не подумайте, я не жалуюсь, я
все пережил и принял, пять лет уже про-
шло. Люблю ее по-прежнему, никто мне
ее не заменит, и я ж все-таки какой-ника-
кой, а верующий, верю, что снова встре-
тимся в жизни вечной с ней. Но вот одно-
го только понять и принять не могу до сих
пор. В последние два дня она меня гнала
от себя. Всегда меня звала, когда ей пло-
хо, нуждалась во мне, чтоб рядом был, в
руку вцепится, зубы сожмет и терпит
боль — а в последние два дня как будто
позвало ее что-то... Как веревочка стала
рваться. И не просто из жизни стала ухо-
дить — но и от меня тоже. Сказала как
прогнала: “Саш, ты иди... пожалуйста. Мне
теперь самой надо...” Я вышел из комна-
ты, думаю, ну перетерпит, плохо ей, часок
обожду. Курил на кухне... А потом через
час захожу в комнату — а она все. Ушла...
ушла без меня. Понимаете, батюшка? Без
меня. Вот это — не укладывается пока в
душе... Мы ведь клялись жить и умереть
вместе. Ну почему, почему она так?!»
Любой приходской священник похо-
жих рассказов может припомнить нема-
ло. Да и не только священник.
«Крепка как смерть любовь» — чита-
ем мы в Священном Писании, в Песни
Песней, и доподлинно знаем, что это —
правда. Знают это те, кто сквозь бури и
суету мира пронес эту любовь, сохранил и
приумножил, кто прожил бок о бок с лю-
бимыми не один десяток лет. Но знаем
мы и другое — трагическую реальность
одинокости человека перед лицом гроз-
ных «последних» вещей, из которых пер-
вая и главная есть смерть. Самим собою,
голым, как первозданный Адам, как ре-
бенок, входящий в мир, предстает чело-
век в известном стихотворении испан-
ского поэта Хуана Рамона Хименеса:
Бесконечна ночь утраты, и темна стезя. Умирающий уходит — и вернуть нельзя.
Он все дальше от надежды на пути своем. Но несбыточней надежда умереть вдвоем.
И не легче пригвожденным к одному кресту. Все равно уходит каждый на свою звезду.
(перевод А. Гелескула)
Действительно, перед лицом смерти
человек, как бы он ни был связан с дру-
гими, остается один... Но там, где горь-
кий опыт греха, скорбей, неверия, рас-
шифровывая понятие «один», шипит:
«Одинок!.. Одинок!..», вера находит дру-
гое слово: «Един».
Смерть — неестественна. Вся суть
христианства передана в словах пас-
хального тропаря: «Христос воскресе из
мертвых, смер-
тию смерть по-
прав». Как при
смерти душа че-
ловека выдира-
ется из тела, так
и он сам отдира-
ется от тех, кого
любит, с кем
сросся в жизни, — но это состояние не-
естественно, оно не создано Богом и
должно быть изжито, побеждено, пре-
одолено — и уже побеждено пришестви-
ем Бога в мир, Его крестным подвигом и
воскресением. Смерть стала не оконча-
тельной гибелью, а — через Христа —
мучительным, но животворящим пере-
ходом в дальнейший этап жизни вечной.
Факт «умирания в одиночку» и затем
предстояния на Суде, на котором каж-
дый отвечает именно за себя, напоми-
нает нам о том, что мы едины в себе как
личности, не похожи ни на кого и не сли-
ты в сплошной массе, что каждый из нас
имеет свое бессмертное «я» — как име-
ет свое «Я» (как одну из Своих Ипоста-
сей) Бог, который также Един. Да, скажет кто-то, но ведь Богу не бы-
вает так одиноко, как нам, Он не просто
Един, Он — Триедин? Не бывает, ответим
мы, но зачем тогда Он создал человека —
разве не из любви, ради того, чтобы дать
Свою Любовь? Тайна Троицы — все-таки
тайна (сколько бы объяснений ее мы ни
прочли в книгах богословов... Любителям
чересчур вдаваться в эту тайну и подвер-
гать Бога анализу нашего земного раз-
ума когда-то с иронией сказал святой Па-
трик, просветитель Ирландии: «Вот
видишь, клевер — листочка на нем три, а
стебель один... Ты не можешь объяснить
даже, почему простой клевер так устро-
ен? Так как же можешь объяснить тайну
Троичности Бога?»). Мы веруем, что
Бог — Триедин, и точно знаем только од-
но — зачем нам в это веровать: отноше-
ния Лиц Троицы, отношения любви и со-
гласия между собой — закон любви и для
нас. Триедин — но Един: Его личность мы
не спутаем ни с кем, ведь любить можно
только того, кто неповторим для нас. Да, если смотреть на мир его же, пад-
шего грешного мира, глазами, каждый из
нас умирает в одиночку. Но в том-то и де-
ло, что смерть — дело преходящее, и, вос-
креснув вслед за Христом, мы более ни-
когда не будем одиноки. Помните слова
Христовы в Евангелии, когда Он говорит
о семье и брачных узах: «...ибо в воскре-
сении ни женятся, ни выходят замуж, но
пребывают, как Ангелы Божии на небе-
сах» (Мф. 22: 30). Сколько ни читать ком-
ментариев, эти слова, относящиеся к
жизни будущего века, тоже пока в полно-
те остаются для нас — тайной. И каждый
делает свои выводы. Кто-то — о том, что
мы будем скучными бестелесными духа-
ми, лишившимися опасностей и потрясе-
ний плоти — но и ее радости и великоле-
пия, духами, зависшими в небесной
пустоте в коконе своего вечного одиноче-
ства. А кто-то — о том, что наша земная
любовь и наше земное единство, избав-
ленные наконец от греха, станут у Бога та-
ким сияющим чудом, такой всецелой пол-
нотой жизни, таким раскрытием наших
неповторимых личностей, какие мы сей-
час не в силах и представить себе.
«Жена мне сказала: “Саш, ты иди, пожалуйста.
Мне сейчас надо одной...” Я через полчаса
зашел в комнату, а она... умерла. Понимаете,
батюшка, ушла без меня! Почему?»
Жизнь в Церкви
Братья и сестры
Казаки
«отступники»
Образ современного казачества расплывчат, его социальные
функции не определены. Оттого и отношение к казакам в обществе
подчас скептическое. Но не стоит торопиться с выводами.
Забайкальские казаки, например, хорошо представляют, как могут
послужить Отечеству. Корреспондент «НС» убедился в этом лично. Почитатели Белой Тары
В Забайкальском крае, в 40 киломе-
трах от монгольской границы по прось-
бе казаков благотворитель из Москвы
построил православную церковь. — Здесь фактически царит двоеве-
рие, — рассказывает назначенный слу-
жить в станицу игумен Симеон (Зимня-
ков). — У нас на границе в казачьих
местах это еще не так заметно, но чем
дальше на север и ближе к Бурятии, тем
сильнее. Если корова потерялась, казак
идет в дацан к ламе. У каждого ламы
своя специализация: один — астролог,
другой от пьянства «лечит», третий от
спины заговаривает.
Мы едем из читинского аэропорта в
гости к приграничным казакам. Сибир-
ская тайга за окном постепенно сменя-
ется монгольской степью. Уже минут
двадцать на дороге не попадалось ни
одной машины, взгляду не за что заце-
питься в однотипном пейзаже. От Читы
до села Нижний Цасучей по прямой чуть
больше 200 километров в юго-восточ-
ном направлении. Здешние буддисты, не исключая
лам, очень уважительно относятся к
Церкви. После того как лама пошепчет
заклинания над горьким молоком и даст
русскому выпить, обязательно посыла-
ет «ставить свечки своему Богу». Путина
с Медведевым ламы Иволгинского да-
цана вообще объявили воплощением
богини Белая Тара. Буддисты почитают
ее как божество справедливости и ми-
лосердия. Белая Тара «воплощается» в
российских правителей со времен Ека-
терины Второй, покровительствовав-
шей буддизму.
Проезжаем дерево, на которое во
множестве повязаны синие ленты. — Буряты называют их «бархан», —
объясняет отец Симеон. — Место, где
живут духи. Чтобы умилостивить духов,
проезжающие водители — и буряты, и
русские — приносят им в жертву моне-
ты, семена, конфеты, сигареты. Так по-
ступают и те, кто считает себя право-
славным. Изолированность помогает процве-
тать суевериям, и дело здесь не только
в огромных расстояниях между насе-
ленными пунктами и отдаленности от
Москвы. Во всей Забайкальской и
Краснокаменской епархии сейчас на
117 приходов 27 священников. В Цасу-
чее, куда мы сейчас направляемся, за
три года сменилось три священника.
19
Текст и фото: Кирилл МИЛОВИДОВ
На следующий день, оказавшись на
собрании казаков, я задал вопрос: «Кто
из вас кидает подарки к бархану?» Руки
подняли все, кроме атамана Ононской
станицы. В тот же день я зашел к нему в
гости, чтобы расспросить, как казаки до-
шли до жизни такой.
Сисадмин из ансамбля
«Безнадега»
Ононской станицей называют объ-
единение казаков Ононского района
Читинской области. Один район — одна
станица. Из двенадцати приграничных
районов станицы зарегистрированы в
десяти. Все вместе они образуют Чет-
вертый пограничный отдел Забай-
кальского казачьего войска, располо-
женный вдоль 1700 километров
государственной границы с Монголией
и Китаем. В Четвертом отделе в общей
сложности состоит более 1200 казаков.
Все старше тридцати пяти, все служили в
армии, каждого Отдел может снабдить
лошадью, у большинства есть огнест-
рельное оружие. Говорят, у атамана От-
дела Николая Петровича Монкина в бе-
тонное основание забора замурован
затвор танкового орудия. В 1990-х Пет-
рович командовал танковой ротой. Ког-
да начали расформировывать части,
Петрович выкопал из земли «тридцать-
четверку», служившую стационарной ог-
невой позицией, и тягачом утащил в по-
селок, где установил на пьедестал в
качестве памятника. Затвор с пушки он
на всякий случай снял. Если металлоде-
тектором его найти и поставить в танк,
уверяет Петрович, по крайней мере
один выстрел сделать можно. Мы сидим вместе с Петровичем и
атаманом Ононской станицы Олегом
Зайцевым на веранде у последнего.
— А телесные наказания у вас при-
меняются?
— Было, — кивает атаман. — Казак
избил свою жену, она пошла жаловаться
атаману, а атаман пришел ко мне — так
и так, чего делать. Говорю: «Собирай со-
вет старейшин». Собрали, решили —
двадцать пять нагаек. Я говорю: «Да вы
офонарели! Не двадцать пять, а пять!»
А казаку говорим: либо ты подписыва-
ешь заявление, что ты согласен, либо мы
передаем заявление в милицию, и пой-
дешь года на три. Он подписал. Кто будет
бить? Отец жены сразу: «Я!» Раздели ка-
зака по пояс, положили на лавку. Рядом
жена сидит, только причитает: «Ой, ой».
Потом неделю спину ему маслицем ма-
зала. А он ходил по станице, хвастался.
Как встретит кого, ну давай свою спину в
шрамах показывать. Глядите, мол, какой
я казак —настоящий, не то что вы все.
Хотя для казака это позор должен быть. Жизнь в Церкви Братья и сестры
20
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
1
— Но такие наказания скорее ис-
ключение — за пять лет первый и пока
последний случай, — добавляет Олег. До вступления в казаки он был соли-
стом ансамбля «Безнадега». Сейчас
Олег — федеральный госслужащий,
фактически сисадмин. Атаман —в сво-
бодное от работы время. — В девяностых был бум казачест-
ва,— рассказывает Олег. — Каждый
кому не лень ходил в форме. Потому и
стали говорить про таких казаков «ря-
женые». В 2006 Олегу неожиданно для него
присвоили казачий чин. Видимо, запрос
на вступление без его ведома послал то-
гдашний атаман. Олег занялся выяснени-
ем своей родословной и обнаружил, что
со стороны обоих родителей его предки
были казаками. Родители ему ничего не
рассказывали, потому что сами толком
не знали. В советское время, если чело-
век открыто признавал, что имеет каза-
чьи корни, у него могли быть неприятнос-
ти. После появления в декабре 2005 года
154-го закона «О государственной служ-
бе казачества» все несколько упорядочи-
лось: объединения казаков стали регист-
рировать в Минюсте и составлять списки
казаков. Впрочем, атаман Отдела счита-
ет, что одного этого закона недостаточно.
Местные казаки хотят, как это и было до
революции, охранять границу и получать
за это деньги. Как нам защитить Россию
Если верить трехтомному труду офи-
цера Забайкальского казачьего войска
Анфиногена Васильева «Забайкальские
казаки» (Чита, 1916-1918), казаками
называют вольных людей, которые по
складу своего характера или жизнен-
ным обстоятельствам не хотят или не мо-
гут жить в центральных районах государ-
ства и уходят на его окраины, образуя
общины. «Эти люди, предпочитающие
новое старому, неизвестное известному,
составляют самую отважную, самую во-
инственную часть населения. В истории
колонизации они имеют великое значе-
ние как проводники, пролагатели пути к
новым селищам, — пишет Васильев. —
Существование казаков как погранич-
ного воинственного народонаселения
было естественно и необходимо по гео-
графическому расположению России,
по открытости ее границ». Казаки могли
жить там, где «никто не смел селиться, не
имея характера воина, готового всегда
отражать, сторожить врага». — Краевая администрация нас по-
баивается, — говорит Петрович. — На
собрании министр культуры меня спро-
сил: «А вы против нас оружие не повер-
нете, авантюристы?»
1. Буддистское «место, где живут духи». На подъезде табличка: «Камень-котел Тогоон-Шулуун.
Значение: учебно-просветительское, эстетическое». Духам жертвуют то конфету,то монету 2. Потомственная казачка из поселка Первый Чиндант перед своим домом
3. Местный ДК сегодня превращен в центр казачьей культуры, где регулярно собираются юные
казаки — пообщаться за чашкой чая и разучить казачьи песни
21
2
3
— Ну ты, Петрович, точно авантю-
рист, — вступает в разговор станичный
атаман.
— А если б казаки не были авантю-
ристами, Сибирь и Аляску не завоева-
ли бы! Предложения у казаков вполне кон-
кретные. Во-первых, вернуть в админис-
трацию края советника по делам каза-
чества. Атаман предлагает выбирать
советника голосованием казаков. Не
нравится — собрались в круг и сняли со-
ветника, другого поставили. Второе —
решить вопрос о государственной служ-
бе на границе. Схему привлечения казаков к служ-
бе атаман предлагает простую. В Онон-
ском районе две пограничные заставы.
По штату на каждую положено 35 чело-
век. Реально на каждой несут службу от
силы пятнадцать. Устроиться контракт-
ником на границу очень сложно — про-
верки ФСБ и сбор справок занимают
около двух лет. А станица может прямо
сейчас выставить 32 казака, по 16 на
каждую заставу. В наряд на патрулиро-
вание будут выходить четыре человека с
контрактником во главе группы. Через
месяц этих казаков меняет вторая сме-
на, а первая на месяц отправляется по
домам. Но при этом казаки на отдыхе ос-
таются готовыми по тревоге прибыть на
заставу. «По степи от конного никто не
уйдет, — рассуждает атаман Отдела. —
Можно, конечно, и на джипе передви-
гаться. Но джип слышно издалека, а ко-
ня — нет». Николай Петрович разгова-
ривал на эту тему с начальниками трех
погранотрядов — Даурского, Мангутско-
го и Приаргунского, и все трое высказа-
ли полное одобрение. — Оплата — через атамана стани-
цы,— продолжает Петрович. — Отслу-
жил месяц — получи свои 80 тысяч.
— От тебя раздуло, 80 тысяч! — ус-
мехается Олег.
— Шучу. Мы в план заложили 25-30.
Главное — будет работа, будут и люди!
А сейчас молодежь отсюда бежит. Их бы силу да в мирное
русло
Сейчас ситуация доходит до аб-
сурдного. Так, в 2009 году, по словам
Николая Монкина, казаки Аргунской
станицы на охоте поймали нарушите-
ля-китайца и привели в военную
часть. Китайца передали в Китай, а ка-
заков посадили под арест и заставили
полдня писать объяснительную — что
они делали в приграничной террито-
рии. Хотя от дома казаки отошли при-
мерно на два километра. Теперь они
нарушителей не ловят. — Идут за лосем, видят — китаец
корни копает. Они его из карабина
щелк —и в реку сбрасывают.
— Да это байка, Петрович!
— Нет не байка! Казаки мне сами
рассказывали.
В апреле 2009 года в Приаргунском
погранотряде атаман Владимир Зыря-
нов принес на встречу с представителя-
ми органов власти петли, силки и капка-
ны, которые ставят китайцы на нашей
территории.
— Они ходят через границу, и все
об этом знают, — негодует Николай
Петрович. Как офицер запаса и бывший воен-
ком района, он на короткой ноге с мест-
ными военными. Но виноваты, по его
словам, не пограничники:
— Мы их очень любим и уважаем.
Они и так каждый за троих служат. Про-
сто их мало. Жизнь в Церкви Братья и сестры
22
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
1
1. Храм в селе Нижний Цасучей. На его строительство из Китая была вы-
писана бригада бетонщиков — они и работают на совесть, и берут не
много. Китайцы не подкачали — через три месяца объект был сдан. За-
казчик в шутку велел «строить так, чтобы из Монголии видно было». До
Монголии около 40 км, так что задача оказалась невыполнимой. Зато с
любой точки поселка храм виден прекрасно 2.Чита — центр Забайкальского края. Современные путеводители назы-
вают ее «обновленным, процветающим городом». На фото: читинские
студенты первого сентября на центральной площади
3. Атаман пограничного отдела Петрович, заядлый охотник и рыболов, ук-
расил нагайку копытом подстреленной им на охоте косули. В кожаный
мешочек на конце нагайки для большей хлесткости вшита пуля. Саблю
атаман держит ненаточенной — чтобы внуки не порезались
4. Казаки вместе с участковым патрулируют Нижний Цасучей на полицей-
ской машине
23
РЕКЛАМА
4
3
2
Некоторые возможности для госу-
дарственной службы, по крайней мере
в Ононском районе, у казаков все-таки
есть. В районе живет около 12 тысяч
человек. На одного участкового прихо-
дится восемь деревень, из которых
ближайшая в восьми километрах, а са-
мая дальняя — в ста. С мая 2011 года
каждую субботу два казака помогают
сотрудникам полиции патрулировать
территории, а во время массовых ме-
роприятий на службу заступает усилен-
ный наряд с нагайками. Правда, берут
их скорее для солидности. Применять
физическую силу казаки не имеют пра-
ва —не позволяет закон о доброволь-
ных дружинах. Казаки Приаргунской
станицы также в качестве эксперимен-
та брали под охрану администрацию
своего района и детский оздоровитель-
ный лагерь. «Учить нас надо!»
По дороге к очередной достоприме-
чательности у нас с Николаем Монки-
ным заходит разговор о вере. — У нас тут эти приезжали, как их...
Сатанисты, иеговисты?
— Баптисты?
— Точно, баптисты! Но не прижи-
лись. Приходите, говорят к нам. Будем
Библию изучать. Не, не пойдем. А право-
славные священники, конечно, грамот-
ные ребята, ничего не скажешь. Расска-
зывали нам о вещах, о которых мы и
понятия не имели. Знаешь, например,
почему Иисус Христос такой великий
святой?
— В смысле Бог?
— Ну да, Бог. Он ворота рая потому
что открыл. Это нам отец Димитрий рас-
сказал. Очень мы его любили. Народ сам
шел к нему креститься с окрестных сел.
Крестил сразу по 60, 80 человек в реке
Онон или в озере. Там же — у поклонно-
го креста на берегу Онона — собирался
и первый казачий круг, и казаки давали
клятву. Потом нам дали другого священ-
ника. Он здесь не жил, а приезжал из-
редка. Сейчас вот опять нового дали, он
тоже здесь не живет. Уж мы просим-про-
сим — дайте нам поженатого и чтобы
здесь жил. Раньше была вера в комму-
низм, но Союз развалился, и этой веры
не стало, а взамен ничего не дали. Чело-
веку совсем без веры нельзя. Есть и со-
всем неверующие, но они, наверное, в
сумасшедшем доме живут. Только с Пра-
вославием можно восстановить здесь
казачество. И только с казачеством —
восстановить Православие.
Войсковой священник Забайкаль-
ского казачьего войска игумен Димит-
рий (Елисеев) настроен оптимистично,
ведь теперь у казаков появилась своя
церковь. Местный приход уже проявил
себя как один из самых активных в За-
байкалье. Каждый казачий круг начина-
ется не просто с молитвы, а с крестного
хода. Поклонный крест на берегу Онона
был установлен именно по инициативе
казаков и на их же деньги. — Они слабо воцерковлены, но ведь
и жизнь прихода началась недавно, —
замечает отец Димитрий. — Казаки, как
губка, готовы впитывать все, что настав-
ник в вере будет им давать. — Учить нас надо! — вторит священ-
нику Петрович. — Храмы строить. Такие,
чтобы человек, войдя, почувствовал
свое ничтожество перед Богом. Вот ты
мне рассказываешь, что нельзя кидать
монетки духам, а я ведь ничего этого не
знаю! И мне обидно, что не знаю, хотя и
должен! Ведь я атаман, мне по должнос-
ти положено знать!
24
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
Жизнь в Церкви
Братья и сестры
1
25
РЕКЛАМА
Узнав, что в Цасучее находится
корреспондент из Москвы, в
станицу из соседнего Калганского
района приехал глава администра!
ции района Анатолий Рукавишни!
ков. Он преодолел 400 км с един!
ственной целью — попросить
наших читателей о помощи в
строительстве храма в погранич!
ном районе. Администрация может
поучаствовать в строительстве,
предоставив бесплатно охрану,
строительный вагончик, свет, теп!
ло, воду. Готова вся проектная доку!
ментация, получено благословение
епископа Евстафия. Анатолий Рукавишников при
участии прихожан поселкового мо!
лельного дома создал попечитель!
ский совет и открыл счет в банке
для сбора пожертвований. За четы!
ре месяца на счет удалось собрать
только 20 тысяч. Строительство
храма по цасучейскому проекту по!
требует 8 миллионов рублей. Связаться с главой админист
рации Анатолием Рукавишнико
вым можно по телефону 8 (30249) 41140 НУЖНА ПОМОЩЬ
1. Поселок Агинское, райцентр Агинского бурятского национального округа. Свято-Ни-
кольский храм возведен трудами крестившегося бурята Петра Бацмаева. Императри-
ца Александра Федоровна пожертвовала храму утварь,иконы,облачения и книги , а
Николай II — 10 тысяч на строительство. На втором плане — поселок для молодых се-
мей, построенный по инициативе Иосифа Кобзона. В 1997 году певец прошел в Гос-
думу как депутат от Агинского округа
2. Игумен Симеон (Зимняков) в алтаре нового храма в Нижнем Цасучее
2
Это всегда трагедия
— Отец Геннадий, многие со вре-
менем осознают, что ошиблись в вы-
боре профессии, и у некоторых хва-
тает решимости сменить ее, найти
себе дело по душе. Известны случаи
отказа и от священнического служе-
ния. Человек остается православ-
ным, но понимает, что поспешил с ру-
коположением. Можно ли относиться
к этому так же просто, как к смене
мирской профессии?
— Я считаю, что лучше никогда не
иметь дара священства, чем получить
его, а потом им пренебречь. Дается этот
дар человеку пожизненно — рукополо-
жение, как и крещение, отменить нельзя.
«...Напоминаю тебе возгревать дар Бо-
жий, который в тебе через мое рукополо-
жение...» — пишет апостол Павел Тимо-
фею (2 Тим. 1: 6). Вот и мы должны по
совету апостола возгревать дар Святого
Духа, полученный при рукоположении, и
в соответствии с ним служить Богу и лю-
дям. А за пренебрежение этим великим
даром придется отвечать перед Богом.
Конечно, если человек, отказываясь от
священства, не отрекается от Бога, он мо-
жет покаяться и причащаться как миря-
нин, надеясь на спасение своей души. Но
мне кажется, что это все равно внутрен-
няя трагедия для того, кто отказывается.
Для мирян смена профессии действи-
тельно возможна — даже офицеры, кото-
рые, как и мы, дают присягу, могут уйти в
отставку и заняться на гражданке совсем
другим ремеслом. А священство надо
пронести до последнего вздоха. Помню,
еще когда я был диаконом, встретил в
церковном дворе молодого, совсем не-
давно рукоположенного священника. Он
трепетно держал в руке священнический
крест. Увидев меня, сказал: «Донести бы».
Никого не хочу осуждать, понимаю, что в
жизни всякое может случиться, но нельзя
считать отказ от священства нормой.
— Но отец Иоанн Охлобыстин не
отказался от священства, а лишь по-
просил временно запретить его в слу-
жении, пока он не определится.
— Он поступил честно — видимо,
сам почувствовал несовместимость слу-
жения в алтаре и игры на экране. Но лю-
ди знают, что он, хоть и запрещен, оста-
ется священником, и видят его действия,
священнику не подобающие. Не только
сам пастырь не может быть актером, но
и его жена. В соответствии с 18-м Апос-
тольским правилом: «Вземший в супру-
жество вдову, или отверженную от суп-
Жизнь в Церкви Острый угол
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
26
«Лучше никогда не иметь дара священства,
чем отказаться от него»
На публичные акции
Ивана Охлобыстина
можно было бы
не обращать внимания,
если бы он не был
священником. Сменой
профессии в наше время
никого не удивишь,
но священство —
служение, а не
профессия. Насколько
допустим добровольный
отказ от него? На этот
и другие вопросы о
священническом
служении отвечает
настоятель храма
Равноапостольных
Константина и Елены
города Абакана
протоиерей
Геннадий ФАСТ.
Текст: Леонид ВИНОГРАДОВ
Фото ИТАР-ТАСС
27
ружества, или блудницу, или рабыню,
или позорищную не может быти епис-
коп, ни пресвитер, ни диакон, ниже во-
обще в списке священного чина». «Позо-
рищную» — это как раз о лицедействе.
Слово славянское, означает оно не «по-
зорный», а «зрелищный». И участвовать
в гражданском управлении священник
не может. Но от идеи баллотироваться в
президенты отец Иоанн отказался, а
сниматься продолжает. Как я понимаю,
священноначалие дает ему шанс опре-
делиться, но до бесконечности пребы-
вать в таком положении нельзя. Это про-
межуточное состояние, и ему все равно
придется решать: либо он перестает сни-
маться, либо не может быть священни-
ком. Запрет служить обратим — человек
может покаяться и вернуться к служе-
нию, а из сана извергают пожизненно.
Кто поддержит батюшку?
— Некоторые священники воз-
вращаются к мирской профессии, по-
тому что не могут прокормить семью.
Можно ли осуждать за это многодет-
ного батюшку?
— Осуждать вообще никого нельзя.
Конечно, никто не освобождал священ-
ника от венчальных обетов. Как может
человек предстоять народу Божьему, ес-
ли не обустроил домашнюю церковь?
Увы, не все это понимают. Один архие-
рей прямо сказал: «Я работаю не с ма-
тушками, а только с батюшками». Ду-
маю, что это неправильная позиция.
Потом сами архиереи не знают, как по-
мочь священникам, у которых семьи
распались.
Материальное положение семьи
священника — очень серьезная проб-
лема. Насколько мне известно, ее об-
суждали на последнем Архиерейском
соборе, вынесена она и на обсуждение
Межсоборного присутствия. Действи-
тельно, многие сельские приходы в глу-
бинке не в состоянии прокормить свя-
щенника. Именно прокормить — я уж не
говорю о том, чтобы дети священника
могли получить нормальное образова-
ние, заниматься в музыкальной или ху-
дожественной школе. А ведь и это не из-
лишество! Есть несколько вариантов
решения проблемы. Можно создавать
сильные многоштатные приходы в горо-
дах, а сельские храмы приписывать к
этим приходам. Когда я служил в Крас-
ноярской и Енисейской епархии, в на-
шем благочинии так и делали — каждый
священник в Енисейске и Лесосибирске
регулярно ездил в один или несколько
сельских малых приходов. Второй вариант — создание обще-
церковной кассы вспомоществования.
Все мы знаем, что некоторые храмы в
городах имеют немалые доходы. Вот и
нужно эти средства перераспределять,
чтобы часть из них шла на содержание
настоятелей и клириков малых сельских
приходов. Но бросать священника на го-
лодную смерть безнравственно. И это не
громкие слова — знаю случаи, когда в
девяностые годы и даже в начале двух-
тысячных некоторые священники досы-
та хлеба не ели. У меня по милости Божи-
ей до такого не доходило (все-таки
Енисейск — районный центр, место па-
ломничества). Но когда все пятеро моих
детей учились в старших классах и вузах,
тоже вкалывал, как папа Карло. У меня,
правда, вся подработка была в контекс-
те пастырского служения — преподавал
в православной гимназии и в Краснояр-
ском педуниверситете. Понимаю, что не у всех священников
есть такая возможность, поэтому допус-
тим третий вариант. Особенно он рас-
пространен в русской диаспоре — мно-
гие священники и диаконы за границей
в будни работают на гражданской рабо-
те, а по воскресным и праздничным
дням служат в храме. Есть такие случаи и
у нас, в том числе в Абаканской епар-
хии: по благословению правящего архи-
ерея священники на гражданской рабо-
те зарабатывают на хлеб насущный и
при этом честно и исправно служат Богу.
Мне кажется, что это не лучший вариант
(в идеале пастырь не должен отвлекать-
ся от своего служения), но по необходи-
мости возможный. Исключение — ак-
терство, государственное управление и
воинская служба. Миряне могут трудить-
ся на этих поприщах, священникам ка-
ноны — запрещают.
— Часто распадаются семьи из-за
того, что матушки не выдерживают
бытовых трудностей?
— Бывает, но, к счастью, нечасто. Все-
таки куда иголка, туда и нитка. Если батюш-
ка ревностно относится к своему слу-
жению, то, как правило, и матушка
подтягивается. Но это не значит, что не на-
до поддерживать семьи священников. На-
до, и не только материально, но также ду-
ховно и морально. Как и любой семейный
человек, священник должен уделять вре-
мя своей семье, заботиться о ней. И это не
должно считаться чем-то второстепенным.
Священники не с Луны
прилетают
— Бывает, что и сам священник
уходит из семьи.
— Вот таких случаев я как раз знаю не-
мало. Многие священники, рукоположен-
ные в девяностые годы, совершали грехи,
не совместимые с саном, в том числе и
грех блуда. Конечно, тут ни о каком вре-
менном запрещении не может быть и ре-
чи — за блуд надо извергать из сана. Люди
сейчас духовно очень слабы, не умеют лю-
бить, жить в семье. Сколько в мире семей
распадается! А священники не с Луны при-
летают — они из этого же мира приходят.
При рукоположении всегда нужна была
осмотрительность, а сегодня — особенно.
— Блуд — тяжкий грех и для миря-
нина. Но, если священник отказыва-
ется от служения, чувствуя, что этот
крест ему не по силам, он ли в этом
виноват? Не большую ли ответствен-
ность несут те, кто его рукополагал?
— Ответственность несут все: духов-
ник, который рекомендовал его в свя-
щенники, архиерей, который рукопола-
Протоиерей Геннадий ФАСТ родился в 1954 го!
ду в Сибири в семье политических ссыльных.
В 1978 году окончил физический факультет Том!
ского государственного университета. Остался работать на
кафедре теоретической физики, но вскоре за веру в Бога
был уволен. В 1980!м рукоположен в диаконы, в 1982!м — в
священники. Духовное образование получал заочно.
В 1992 году окончил Московскую духовную академию. Кан!
дидат богословия. С 1983 до 2010 года служил в городе Ени!
сейске Красноярского края. С декабря 2010 года — настоятель храма Равно!
апостольных Константина и Елены в городе Абакане. Отец пятерых детей,
дедушка трех внуков.
НС:
Фото «Церковный вестник»
Жизнь в Церкви
Острый угол
28
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
гал, сам священник. Не секрет, что в де-
вяностые рукополагали быстро, без
должной подготовки, в лучшем случае
требовали рекомендацию духовника.
Этого явно недостаточно, и сегодня во
многих епархиях созданы специальные
комиссии, рассматривающие кандида-
туры. Особенно это важно для крупных
епархий, где архиереи не в состоянии
даже запомнить всех, кого они рукопо-
лагали, а не то что побеседовать с каж-
дым кандидатом. А в первые века свя-
щенника избирала община, и я считаю,
что хорошо было бы вернуться к той
древней практике (кстати, на Соборе
1917-1918 годов этот вопрос обсуждал-
ся). Соборно надо решать, достоин ли че-
ловек священства.
Не детский выбор
— А как вы относитесь к тому, что
сегодня многие поступают в семина-
рию сразу после школы? Ведь едини-
цы в 17 лет готовы к принятию ответ-
ственных решений.
— Пусть поступают — мы не должны
им запрещать. Но это не значит, что
семнадцатилетнего семинариста надо
рукополагать. И после того, как он
окончит семинарию, необязательно
спешить с рукоположением. В соответ-
ствии с 14-м правилом VI Вселенского
собора запрещено рукополагать в диа-
коны до 25 лет и в священники — до 30.
Это правило никто не отменял, тем не ме-
нее Устав Русской Православной Церкви
разрешает рукополагать в священники с
18 лет. И я встречал девятнадцатилетних
священников. Это безобразие! Что мо-
жет девятнадцатилетний юноша посове-
товать взрослым людям? Исключения
возможны, но именно исключения. Не
должен церковный устав так расходить-
ся с каноническими правилами.
Если юноша поступает в семинарию
после школы, я бы порекомендовал ему
потом продолжить учебу в академии. И к
окончанию академии он как раз прибли-
зится к каноническому диаконскому
возрасту, а главное, после восьми лет
пребывания в церковной среде сможет
принять более трезвое решение. Если
не готов принять, пусть идет миссионер-
ствовать. Во всех епархиях не хватает
деятельных и грамотных мирян. А когда
определится — можно и рукополагать.
Поймет, что не его это путь, тоже греха не
будет.
— Значит, хорошо, что ушла в про-
шлое дореволюционная практика,
когда священниками становились
преимущественно сыновья священ-
ников?
— Это не хорошо и не плохо. Измени-
лась жизнь. До революции русское об-
щество четко делилось на сословия, и
одним из сословий было духовенство.
Естественно, дети священников продол-
жали династию. Во всем есть свои плю-
сы и минусы. С одной стороны, династи-
ческое священство больше укоренено в
традиции, эти люди не колеблются вет-
ром. Но часто они шли по стопам отцов
формально, не пережив личную встречу
со Христом. Потому и привести ко Хрис-
ту они не могли. Из светского мира в
священники приходят люди, встретив-
шие Христа. Но именно потому, что они
не укоренены в традиции, некоторым не
хватает устойчивости. Есть семьи, где
возрождаются священнические динас-
тии, и многие дети священников стано-
вятся замечательными пастырями. Не-
которые из них говорили мне, что перед
ними никогда не стоял выбор, куда по-
ступать, — они знали, что пойдут учиться
в семинарию. Слава Богу! А другие нахо-
дят себя в миру. Мне посчастливилось
знать Ивана Всеволодовича Шпилле-
ра — главного дирижера Красноярско-
го оркестра. Его отец, протоиерей Все-
волод Шпиллер, был выдающимся
пастырем. Сын не пошел по стопам отца,
нашел себя в музыке, но, поверьте мне,
он не посрамил фамилию. Иван Всево-
лодович был одним из самых уважае-
мых людей в Красноярском крае.
Двое моих сыновей тоже получили
светское образование: один работает
инженером, другой авиадиспетчер. Доч-
ки замужем не за священниками. Еще
не осень, возможно, кто-то из сыновей
или зятьев со временем придет к свя-
щенству, но это уже как Бог даст. Я ува-
жаю их сегодняшний выбор. Главное, что
все мои дети верующие, ходят в храм,
причащаются.
Мы должны возгревать
дар Святого Духа,
полученный при
рукоположении.
А за пренебрежение этим
даром придется отвечать
перед Богом. Если
человек, отказываясь
от священства,
не отрекается от Бога,
он может покаяться
и причащаться, но, мне
кажется, это все равно
внутренняя трагедия
Фото РИА Новости
29
Язык эпохи
Если когда-то речь и заходит о новых
богослужебных последованиях, то об-
суждение, как правило, бывает похоже
на известную сцену булгаковского «Теа-
трального романа»:
«— Леонтий Сергеевич сам сочинил
пьесу!
— А зачем? — тревожно спросила
Настасья Ивановна.
— Как зачем?.. Гм... гм...
— Разве уж и пьес не стало? — лас-
ково-укоризненно спросила Настасья
Ивановна. — Какие хорошие пьесы
есть. И сколько их!..
— Леонтий Сергеевич современную
пьесу сочинил!
Тут старушка встревожилась.
— Мы против властей не бунтуем, —
сказала она».
И действительно, зачем нужны но-
вые службы, если в приходской практи-
ке тексты существующих служб лишь со-
кращаются. Полуторачасовая литургия и
двухчасовое всенощное бдение уже
давно стали нормой. Если служить не со-
кращая, то на работу никто не успеет. Ко-
гда в 1912 году в Киевской духовной
академии была отслужена «идеальная
всенощная» — строго по уставу без про-
пусков и сокращений, — она продли-
лась около восьми часов. А тут еще ка-
кие-то новые тексты кто-то пишет. На самом деле здесь все не так про-
сто. Каждая эпоха говорит своим, только
ей свойственным языком. И богатейшее
наследие Козьмы Майумского, Андрея
Критского, Иоанна Дамаскина, блажен-
ной Кассии и других великих церковных
песнотворцев не лишает наших совре-
менников права составлять новые бо-
гослужебные тексты, отражающие не
только древнюю традицию, но и видение
человека начала XXI века. К тому же в
нашей жизни появляются новые реалии,
освящение которых требует составления
новых текстов. Еще в 50-годы ХХ века
Жизнь в Церкви
Ориентир
Все знают о том, что существуют архитекторы,
проектирующие новые храмы, иконописцы, пишущие иконы,
и мастера, которые льют колокола. При этом о людях,
составляющих новые молитвы и церковные службы,
вспоминают очень редко. И это не случайно.
Текст: Александр КРАВЕЦКИЙ
Современные молитвы: кто автор?
Фото РИА Новости
святитель Афанасий (Сахаров) составил
молитву «О хотящих по воздуху путешест-
вовать», так как гимнографы древности
перспективу путешествий на самолете
не предусмотрели. Составление новых
служб стимулируется и новыми канони-
зациями. Ведь причисление к лику свя-
тых предполагает составление жития,
написание иконы и составление службы. Бытует мнение, что великие гимног-
рафы жили в далеком прошлом, а сегод-
ня возможны лишь эпигонские подража-
ния. Это убеждение не создает
благоприятного климата для творчества.
Развитие богослужебной поэзии не осоз-
нается как литературный процесс. Крити-
ков, размышляющих о том, как должен
развиваться этот литературный жанр, в
природе не существует. Хотя попытки из-
менить эту ситуацию предпринимаются.
В интернете, например, существует сооб-
щество «Уставщик» (http://ustavschik.live-
journal.com), где размещено собрание
самых разнообразных, в том числе и не-
опубликованных, богослужебных текс-
тов. А с 2009 года проводятся конфе-
ренции «Современная православная
гимнография», целью которых является
объединение создателей, редакторов и
исследователей богослужебных текстов.
Архаика или
модернизация?
В связи с новыми службами естест-
венно встает вопрос о том, на какой
вариант языка должны ориентиро-
ваться их составители. В спорах о язы-
ке современного богослужения выска-
зывалась мысль, что уже имеющиеся
богослужебные тексты следует сохра-
нить в том виде, как они есть, а вот но-
вые можно писать по-русски. Действи-
тельно, при создании новой традиции
и воспевании современного опыта
святости пользоваться современным
языком вроде бы естественно. Новые,
не переведенные с церковнославян-
ского русские тексты не будут произво-
дить впечатления нарочитого упроще-
ния и стилистического снижения, что
неизбежно при переводе. Однако бо-
лее или менее серьезных опытов со-
ставления на русском языке новых
служб еще не было. Как это ни странно, в новосостав-
ленных службах нередко встречаются
сложные архаические конструкции, ко-
торые активно использовались во вре-
мена Кирилла и Мефодия, но впослед-
ствии постепенно вышли из употребле-
ния и были заменены на более простые
и понятные. Такая архаизация объясня-
ется тем, что среди составителей и ре-
дакторов новых служб много филологов,
которые студентами слишком хорошо
изучили старославянский язык и теперь
пытаются вставлять в богослужебные
тексты те грамматические конструкции,
на которых их когда-то срезали на экза-
менах. Однако большая часть текстов напи-
сана на упрощенном варианте церков-
нославянского — так, как писали цер-
ковные службы в XVIII-XIX веках. Здесь
строго выдержаны грамматические
правила, но порядок слов приближен к
принятому в русском языке, нет малопо-
нятных архаизмов и почти не использу-
ются слова, вызывающие затруднения у
нашего современника.
Обобщение
или унификация?
Большая часть совре-
менных церковных служб
посвящена святым, жив-
шим в XX веке, то есть
почти нашим современ-
никам. Это позволяет ав-
торам включать в тексты
отсылки к событиям сов-
сем недавнего прошлого,
а то и цитаты из исторических докумен-
тов. Так, например, в стихирах патриар-
ху Тихону активно используются отрыв-
ки из посланий святителя. Приведем
лишь один пример: «Взываю к вам, ар-
хипастырие и пастырие, — вещал еси
святе Тихоне, Патриарше наш. — Сыны
мои и дщери во Христе, спешите с про-
поведию покаяния, противостаньте
врагом Церкви силою веры нашея. Зо-
вем вы на страдания вместе с собою
словами святаго апостола: Кто ны раз-
лучит от любве Божия». Эта стихира со-
ставлена из фрагментов двух патриар-
ших посланий 1918 года — послания
об анафематствовании творящих без-
закония и гонителей веры и Церкви
Православной и патриаршего посла-
ния по поводу Брестского мира. Службы написаны далеко не всем
святым, канонизированным в послед-
ние десятилетия. Поэтому до поры до
времени им служат по общей минее, то
есть используют универсальные служ-
бы мученику, исповеднику и т. д. Непри-
годность этих текстов для прославления
святых нового времени очевидна. Ситу-
ация гонений времен первых веков
христианства слишком сильно отлича-
ется от того, что происходило во време-
на большевистских преследований.
Именно поэтому для мучеников и испо-
ведников XX века были написаны но-
вые общие службы. Если дореволюци-
онная Общая минея содержит службы
по чинам святости (преподобному, му-
ченику, Христа ради юродивому и т. д.),
которые по необходимости являются
максимально общими, то в новых об-
щих службах возможна известная кон-
кретика, привязывающая текст ко вре-
мени и месту (большевистская Россия). Авторам новых текстов приходится
давать на церковнославянском языке
имена тем реалиям, которые раньше
не встречались. Например, помеще-
ния закрытых храмов очень часто
использовали в качестве клубов. И в
церковных службах говорится, что
«безумнии богоборцы... храмы Божия
в скверныя и позорищная места обра-
тиша». К слову сказать, с необходимо-
стью найти образы для обозначения
реалий сталкиваются не только гимно-
графы, но и иконописцы. На иконе «Со-
бор новомучеников и исповедников
Российских» мы видим мучителей, го-
ловы которых украшают буденновки, в
руках они держат винтовки со штыка-
ми и пистолеты. Произойдет ли настоящее возрожде-
ние литургической поэзии? Сейчас на
этот вопрос сложно ответить. Но можно
вспомнить, что еще в середине XIX века
на иконописцев смотрели как на ремес-
ленников-эпигонов, а уже в XX веке ста-
ло можно говорить о заметном разви-
тии языка иконы. Хотелось бы, чтобы
XXI век стал веком нового открытия пра-
вославной гимнографии.
Жизнь в Церкви
Ориентир 30
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
Наследие церковных песнопевцев
не лишает современников права
составлять новые богослужебные
тексты, отражающие видение
человека начала ХХ века
Это страшное слово «цензура»
Чтобы регулировать поток богослужебных текстов, в Цер-
кви существуют цензурные органы. В части служб цензурой ве-
дает Синодальная богослужебная комиссия, акафистами за-
нимается особое структурное подразделение Издательского
совета РПЦ. В дореволюционной России у вновь написанного текста
был только один путь — в комитет духовной цензуры. Там его
правили и давали отзыв Синоду. В случае положительного
решения Святейшего синода текст мог увидеть свет, то есть
быть напечатан типографским способом. Сегодня, в эпоху
развитых телекоммуникационных средств, любая рукопись
может мгновенно оказаться в публичном доступе. Автор на-
писал канон, акафист, выложил его в интернет — и вот вам
уже публикация. Понятно, что долгое хождение по инстанциям в дореволю-
ционной России крайне усложняло путь текста к потенциаль-
ным читателям. Почти за 200 лет существования Святейшего
синода было одобрено к употреблению меньше 150 акафис-
тов! Но и у современной ситуации есть оборотная сторона. Вну-
три текста, проскочившего мимо многочисленных цензурных
ступенек, могут быть самые разные огрехи. И наиболее без-
обидные из них — грамматические. Гораздо серьезнее, если
текст помимо грамматического несовершенства несет на себе
несовершенство содержательное. Искажение истории, несо-
блюдение достоверности фактов жития святого, тенденциоз-
ная интерпретация исторических событий — все это вполне
может обретаться, например, внутри одного акафиста. Приведу пример. Все мы почитаем сятого Андрея Бого-
любского. Однако из жития святого князя мы знаем, что мето-
ды, которые он использовал в политической борьбе, не всег-
да были благонравными. Князь Андрей Боголюбский был
причислен к лику святых не за кровопролитие, учинявшееся
его войском, а за свою страдальческую кончину. Но есть оп-
ределенный круг людей, почитающих князя именно за его
жесткость, если не сказать жестокость. И в акафистах, выхо-
дящих из-под пера представителей этой группы, святой, чти-
мый Церковью, предстает предтечей Ивана Грозного. Что уж говорить о ситуациях, когда сам адресат оказыва-
ется личностью сомнительной. Тут, помимо Ивана Грозного,
есть и менее известные герои. Например, существуют ака-
фисты, обращенные к Сергею Есенину, к певцу Игорю Таль-
кову. Впрочем, их почитатели — это все-таки маргинальное
меньшинство. Более серьезной мне представляется проб-
лема качества молитв, адресованных прославленным свя-
тым. Ошибки в них — чаще всего следствие банальной без-
грамотности. Например, эпитеты, которые Священное
Писание относит только к Богу, автор по незнанию или с
умыслом переносит на святого. В этом смысле показатель-
но творчество, связанное с именами государя страстотерп-
ца Николая и членов его семьи. Несмотря на то что в нашей
Церкви есть официально одобренная служба и официально
одобренный акафист в их честь, люди продолжают писать
богослужебные тексты, адресованные царской фамилии.
Сейчас это самая популярная тема. Более того, по оценкам
литургистов, ни один святой за всю историю Церкви не вы-
зывал такого всплеска богослужебного творчества. В од-
ном из таких новонаписанных акафистов государю-страсто-
терпцу есть слова «Радуйся, яко альфа и омега всея твари».
Но мы знаем, что Альфа и Омега — это эпитет самого Хрис-
та. Он — Слово Божие, Которым создан мир, и Он же придет
судить этот мир в конце времен. Таким образом, на святого
переносятся эпитеты Творца мира и Судии мироздания. Ес-
ли такие тексты широко пойдут в народ, мы получим искуше-
ние, перед которым можем оказаться бессильны, особенно
учитывая слепое народное доверие всему, что облечено в
литургическую форму. Это доверие, увы, становится пита-
тельной средой для распространения еретических идей.
Цензура, которая осуществляется Церковью — пусть она
медленная, — позволяет поставить заслон распростране-
нию текстов такого типа. Не все молитвы
одинаково
душеполезны
Как определить каноничность текста? Какой акафист можно
использовать в молитвенной практике, а какой — нет?
Рассказывает секретарь Саратовской комиссии по
канонизации, член Межсоборного присутствия РПЦ
священник Максим ПЛЯКИН.
31
Святой Иоанн Дамаскин — великий богослов
и творец песнопений и молитв Православ-
ной Церкви. Икона начала XIV века со святой
горы Афон
Жизнь в Церкви Ориентир 32
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
Еще не разрешено или уже запрещено?
На сегодня самый интенсивно развивающийся жанр бого-
служебного текста — акафист. Число акафистов, написанных
только за прошедшие одиннадцать лет XXI века, уже превыси-
ло количество акафистов, когда-либо одобренных церковной
властью за все предыдущие века. Какие же из них можно ис-
пользовать, а какие нет? Вопрос этот намного сложнее, чем
кажется. Не все акафисты подаются на цензуру и не все поданные
доживают до конца процедуры утверждения. Цензура — вещь
длительная. В богослужебной комиссии сегодня состоит всего
восемь человек. В комиссии по акафистам — шесть. А ведь по-
мимо оценки содержания текста в задачу этих людей входит
еще и редактура — в случае, если комиссия сочтет возможным
допустить акафист к употреблению. При таком ограниченном
штате работа с текстом затягивается надолго, и некоторые
акафисты входят в обиход, не дожидаясь разрешительного
грифа издательского отдела. Например, в Новоспасском мо-
настыре перед чтимым списком иконы «Всецарица» традици-
онно читается акафист об исцелении от онкологических забо-
леваний, составленный полтора десятилетия назад. Но этот
акафист еще не одобрен Церковью. Такая же ситуация сложи-
лась с иконой «Неупиваемая Чаша». Акафист этому образу Бо-
жией Матери читают далеко не только в Высоцком монастыре
Серпухова. По благословению патриарха Алексия II он неодно-
кратно издавался. Конечно, патриаршее благословение сооб-
щает тексту некоторую легитимность, но все-таки акта о его
церковном одобрении до сих пор нет. Есть надежда, что в бли-
жайшие месяцы эта ситуация будет исправлена. Те тексты, ко-
торые уже «обкатаны» в церковной практике, необходимо как
можно скорее провести через цензуру и дать им официальное
церковное одобрение. Что касается Ивана Грозного или Григория Распутина — су-
ществует соборный запрет Церкви на почитание этих людей в
лике святых. Служение молебнов и акафистов им есть непови-
новение Церкви. Я бы вообще предостерег от чтения акафи-
стов людям, не причисленным к лику святых. Насчет многих
очень чтимых в народе подвижников у Церкви существуют серь-
езные сомнения. До сих пор не закончен канонизационный про-
цесс в отношении великого князя Сергея Александровича, суп-
руга преподобномученицы Елизаветы Федоровны. В народе его
почитают, в некоторых храмах уже висят иконы, написан ака-
фист, но вердикта церковной власти нет до сих пор. Поэтому лю-
ди, молящиеся Сергею Александровичу, должны понимать: они
просто высказывают свое личное мнение. Однако бывают ситуации, когда святой не вызывает никаких
сомнений, но в его честь нет ничего, кроме рукописных служб.
Например, замечательный подвижник преп. Григорий Синаит,
которого очень почитают в Оптиной пустыни. Единственная
служба ему, которая дошла до России, —это греческая руко-
пись, не рассматривавшаяся церковными инстанциями даже в
Греции. Поэтому те монастыри, которые захотят почтить память
святого Григория, должны помнить: это текст еще не утвержден-
ный. Некоторым компромиссом в таком случае может быть бла-
гословение правящего архиерея. Бывает, что архиерей своей
властью благословляет употребление того или иного акафиста
в пределах своей епархии до прохода официальной цензуры. Несколько советов начинающему
гимнографу
Если вы решили почтить святого новым текстом, в первую
очередь надо оценить свои силы. По плечу ли вам такая задача?
Если же слова все-таки вылились на бумагу, то, прежде
чем выкладывать текст в интернет, нести в редакцию епархи-
ального журнала или подавать на рассмотрение церковной
цензуры, покажите его специалистам. Во многих епархиях на-
шей Церкви сегодня есть семинарии, можно найти экспертов
по языку, по грамматике, по богословию. По опыту знаю: как
бы вдохновенно ни слагались строки, текст не бывает свобо-
ден от ошибок и неточностей. Поэтому ему необходим отстра-
ненный взгляд редактора. Второе: не стремитесь во что бы то ни стало подражать
древним конструкциям. Гимнографов, реально пишущих на
церковнославянском, к сожалению, крайне мало. Многие
бессознательно подгоняют то, что пишут, под нормы русского
языка, а они сильно отличаются от славянских. Чем коверкать
церковнославянский язык, лучше пишите по-русски. У нас есть
прекрасные примеры молитв на русском: акафист митрополи-
та Трифона (Туркестанова) «Слава Богу за все», молитва оптин-
ских старцев. Святитель Филарет, митрополит Московский,
свою ежедневную молитву написал по-русски. И последнее. Если вы размещаете свой текст в интерне-
те, не забудьте сопроводить его надписью: «Данный текст
воспроизводится по рукописи и не рассматривался церков-
ной цензурой». Дабы никого не смущать и не вводить в за-
блуждение.
Существует соборный запрет РПЦ на почитание Ивана Грозного в
лике святых. Тем не менее в церковной среде есть люди, активно
продвигающие идею канонизации царя. На илл.: иконографиче-
ское изображение Ивана IV Грозного
Барахолки для верующих
В московском метро круглый год
слышны рекламные объявления о пра-
вославных ярмарках. «По завету князя
Даниила», «Вербное воскресенье», «Свя-
тыни России», «Рождественский дар» —
фактически это одна и та же постоянно
действующая ярмарка на ВВЦ. Здесь всегда шумно, тесно и страш-
новато. Мед, варенье, икру наклады-
вают покупателям из открытых ведер,
над которыми очередь машет рукава-
ми. Юбки, сарафаны и прочие атрибу-
ты «православного» гардероба приме-
ряют за занавесками прямо на стенде,
а то и напяливают поверх той одежды,
в которой пришли. Стоя босиком на
картонке в фольклорном платье, натя-
нутом поверх джинсов, смотрятся в
склеенное скотчем зеркало в руках у
продавщицы — все как на диких веще-
вых рынках вроде «Лужников» или
«Черкизовского». На многих стендах вывешен прейску-
рант на поминовения: сорокоуст, проско-
мидия, «40 псалтирей». Торгуют здесь,
среди прочего, брошюрами о телегонии,
«житиями стариц» и «пророчествами
старцев», народными акафистами, свя-
той водой, маслом, свечами, ладаном.
Бойко идет торговля «именными кирпи-
чиками», популярны молитвы «об убиен-
ных младенцах», на ценниках значится:
«1 младенец — 200 р.». У стоящих в про-
ходах раскладных аналоев странные
священники совершают исповедь «не от-
ходя от кассы». Шмыгают нищенки-поби-
рушки. Над всем этим разносятся из ди-
намиков песнопения и заунывные песни
православных бардов. 33
Жизнь в Церкви
Точка зрения
4 ноября в Москве
в десятый раз
открывается выставка-
форум «Православная
Русь». В отличие
от многих предыдущих,
на нынешней выставке
не будет ярмарки, это
чисто просветительский
проект. Между тем сама
идея православных
ярмарок за последние
годы прочно прижилась
в народе. И хотя кто-то
их критикует, кто-то
высмеивает —
посетителей
и покупателей
становится все больше.
Что здесь ищут люди?
И насколько
проходящие по всей
стране ярмарки
соответствуют
ожиданиям?
Торговля или общение?
У православных выставокярмарок
есть перспективы
Текст: Ксения ЛУЧЕНКО
Фото: диакон Андрей РАДКЕВИЧ
Жизнь в Церкви
Точка зрения
34
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
И все равно сюда идут посетители,
причем далеко не только те, на которых
рассчитана вся эта обрядоверческая
мишура. Здесь можно купить книги пра-
вославных издательств без накруток,
найти симпатичные подарки к праздни-
кам, откопать уникальные винтажные
платья — из дореволюционных кресть-
янских и мещанских сундуков. Это специфическая барахолка, бло-
шиный рынок, где, покопавшись, одурев
от духоты, шума и созерцания абсурда,
можно наткнуться на удивительные вещи. Единое пространство
В сводном календаре православных
выставок-ярмарок в 2011 году их числит-
ся чуть менее ста, география проведе-
ния — от Калининграда до Читы, Сургута,
Улан-Удэ. Причем выставочным движени-
ем охвачены не только крупные города:
наряду с Москвой, Екатеринбургом, Ново-
сибирском в календаре значатся Таруса,
Городец, Балахна, Бор. Количество посе-
тителей выставок в некоторых городах
(например, в Екатеринбурге) достигает, по
данным организаторов, 70 тысяч человек
за неделю работы. Любопытные данные
приводят организаторы выставки «Пра-
вославная Русь» в Перми в 2010 году. Вы-
ставку посетили 32 тысячи человек, сре-
ди которых был проведен опрос. По
данным этого опроса, основной целью
посетителей было «приобретение това-
ров по православной тематике», пред-
почтение было отдано: 26,1% — право-
славной и духовной литературе, 23,5% —
иконам, 27,8%— меду, 12,6% — народ-
ным промыслам, 3,5% — одежде для пра-
вославных прихожан. Организаторы так-
же отметили, что «по сравнению с
прошлыми годами значительно увеличи-
лось количество посетителей, желающих
поговорить с духовными лицами». По сути, сегодня именно эти выстав-
ки стали настоящими общецерковными
мероприятиями. Они формируют некую
народную повестку дня, единое инфор-
мационно-коммерческое пространство.
Сильная экономическая составляющая
нивелирует возможность навязать про-
грамму сверху: спрос рождает предло-
жение. Ассортимент товаров и атмосфе-
ра этих выставок схожи во всех городах,
а количество их посетителей позволяет
замерить реальный уровень интереса к
Православию в регионах. Поле прило-
жения катехизаторских усилий налицо.
На высшем уровне
В Москве был задан еще один важ-
ный тренд. Самая респектабельная пра-
вославная выставка, которая ежегодно
проходит на самых престижных столич-
ных площадках, — «Православная Русь».
Десять лет назад, когда руководство пе-
тербургского выставочного объедине-
ния «Рестэк» решило попробовать прове-
сти в Москве выставку, аналогичную той,
что с успехом проходила в Петербурге,
поддержку оказал ОВЦС, а митрополит
Смоленский и Калининградский Кирилл
возглавил оргкомитет. Теперь сооргани-
заторы выставки — Московская Патри-
архия и компания «Рестэк», официальную
поддержку оказывают Администрация
президента, Правительство РФ, Государ-
ственная дума, Совет Федерации, Прави-
тельство Москвы. Первые годы «Право-
славная Русь» проходила в «Гостином
Дворе» просто как приличная православ-
ная выставка, где торговля занимала
важное, но не главное место, а централь-
ные ряды были отданы стендам синодаль-
«По завету князя Даниила», «Вербное воскресенье», »Святыни России», «Рождествен-
ский дар» — фактически все это вариации названий одной и той же ярмарки на ВВЦ,
постоянно рекламируемой в метро. Среди прочего здесь торгуют освященными лечеб-
ными головными уборами, лечебными зеркалами, спасающими от старения, а уж
предложений разнообразных молебнов просто не счесть
35
ных отделов и епархий, образовательным
и просветительским проектам. В 2006-м
выставка пережила ребрендинг и смену
концепции. С тех пор она называется вы-
ставка-форум «Православная Русь — к
Дню народного единства!» и стала одним
из основных церковно-государственных
мероприятий, приуроченных к новому
празднику 4 ноября. Слово «форум» в на-
звании означает, что помимо экспозиции
на выставке проходят дискуссии, круглые
столы, концерты, конкурсы и фестивали.
Традиционно в центре «Православной Ру-
си» каждый год выставляют чтимую чудо-
творную икону. Таким образом, выставка
претендует быть крупным церковно-об-
щественным мероприятием со значи-
тельной государственной составляющей.
Дважды вместе с Патриархом выставку
открывала Светлана Медведева, на каж-
дой церемонии открытия присутствуют
до десяти чиновников в ранге министров
и руководителей департаментов. По ана-
логичной схеме стали строиться право-
славные выставки в других городах: со-
организаторами выступают епархия и
выставочная компания, широкую под-
держку оказывает местная администра-
ция, на открытии присутствует губернатор
или глава города. К выставке приурочены
просветительские мероприятия, концер-
ты, киносеансы, встречи с духовенством.
Во многих регионах такие выставки ста-
новятся действительно важными культур-
но-общественными событиями, местом
встречи епархии и общественности. Место встречи для мирян
Православные выставки решают
разные задачи. Для монастырей, подво-
рий и других хозяйств это возможность
реализации своей продукции, как яр-
марка меда для пчеловодов. Для юве-
лирных, иконописных, колокольных мас-
терских, золотошвейных и плотницких
артелей — площадка для установления
контактов, завязывания отношений с
потенциальными клиентами, перегово-
ров. Здесь можно провести аналогии с
крупными книжными ярмарками, кото-
рые служат местом встреч издателей с
литературными агентами и подписания
контрактов. А для посетителей возмож-
ность купить книги, подарки детям, мо-
настырские пирожки и пряники сочета-
ется с желанием узнать что-то новое,
послушать священников, писателей, об-
щественных деятелей «из телевизора». При обсуждении будущего «Право-
славной Руси» часто звучало мнение о не-
обходимости вовсе исключить коммерче-
скую составляющую: убрать торговлю и
оставить только презентационные стен-
ды и культурно-просветительскую про-
грамму. Организаторы десятой, юбилей-
ной, выставки пошли именно по этому
пути, заменив торговые
ряды благотворительным
базаром.
Можно ли в принципе
в будущем исключить
торговлю из православ-
ных выставок и нужно ли
это делать? Думаю, что в таком случае,
во-первых, существенно снизится ко-
личество посетителей, а во-вторых, уй-
дет ярмарочность, создающая празд-
ничную и непринужденную атмосферу.
Концепция развития выставки именно
как форума разбивается о необходи-
мость серьезной работы с аудиторией,
реальной и потенциальной. Велико же-
лание взять лучшее у подобных евро-
пейских мероприятий — немецких
«Кирхентагов» или итальянского «Рими-
ни-митинга» — и механически перене-
сти на российскую почву. Но механиче-
ски не переносится. Если говорить,
например, о Rimini Meeting («Встречи в
Римини»), то этот гигантский католичес-
кий форум, который в 2011 году прово-
дился в 32-й раз, посещает за неделю
почти миллион человек. Здесь практи-
чески нет торговли, если не считать па-
ру десятков лавочек, представляющих
монастырскую продукцию и сувениры
из разных стран, от Африки и Южной
Америки до Скандинавии. Но зона тор-
говли на Rimini Meeting явно не являет-
ся самой посещаемой. Больше всего
народу ходит на выставки и встречи.
Так, в этом году на привезенную из Рос-
сии выставку о Борисе Пастернаке при-
ходило по три тысячи человек в день.
Все они группами по 40-60 человек
слушали экскурсию по выставке, про-
веденную экскурсоводом-волонтером,
и смотрели мини-спектакль, основан-
ный на стихах Пастернака. А на лекции
поэта и филолога Ольги Седаковой о
христианстве в творчестве Пастернака
был битком забит зал, рассчитанный на
шесть тысяч человек, многие стояли в
проходах. Такие же аншлаги были на
лекциях о геноме человека, свойствах
атома и перспективах христианской по-
литики. Как итальянцам это удается? Ключе-
вое слово здесь — добровольчество,
волонтерство. Rimini Meeting организо-
ван крупнейшим мирянским движени-
ем внутри Католической Церкви —
Comunione e Liberazione. Его члены про-
водят этот форум для себя, друг для дру-
га и — главное, они сами так это форму-
лируют — для Христа. Так они понимают
свое христианское служение. Более
двух тысяч человек, в основном моло-
дых, на свои средства приезжают в Ри-
мини, оплачивают жилье и питание и
трудятся на Rimini Meeting водителями,
уборщиками, экскурсоводами, пере-
водчиками, сопровождающими гостей,
официантами. В обычной жизни они
студенты, служащие, менеджеры, учи-
теля. Так же добровольно работают и
организаторы. При этом «Митинг» явля-
ется престижной независимой площад-
кой и для политиков, и для обществен-
ных деятелей, и для священноначалия.
В 2011 году на открытие приезжал пре-
зидент Италии Джорджо Наполитано,
несколько лет назад был Берлускони,
регулярно бывают сенаторы и губерна-
торы — члены Comunioine e Liberazione.
Интерес сотен тысяч людей к сложным
культурным и общественным пробле-
мам, качество диалога — вот что пора-
жает на европейских форумах. Как
сформировать такую аудиторию в Рос-
сии — вопрос открытый.
Вероятно, православное выставоч-
но-ярмарочное движение в России бу-
дет развиваться по другому пути. Пока в
российской общественно-политической
и церковной ситуации такие проекты,
как в Италии или Германии, просто не-
возможны. Прежде всего это связано с
общим недоверием к крупным инициа-
тивам мирян и отсутствием сообществ,
желающих выступить с такой инициати-
вой не из политического или идеологи-
ческого интереса. И если это так, то пока
в России не стоит пренебрегать торгов-
лей: пусть ярмарочный дух оживляет
официальные мероприятия.
Если совсем исключить торговлю,
из православных выставок уйдет
атмосфера праздника
«Малая» по названию,
но не по значимости
XVII век был веком кризиса Русской
Церкви. В церковную жизнь вошли та-
кие изъяны, как отсутствие проповедей
в церквах, недопустимые искажения в
богослужении, невежество и обрядове-
рие духовенства и прихожан. В середине
XVII века изменить это положение дел
попытался патриарх Никон. Однако за-
думанные им реформы не были по-на-
стоящему осуществлены. Уже Никон и окружавшие его члены
кружка ревнителей церковного благоче-
стия, в определенном смысле чувствуя
свое одиночество в России, находили
родственные им души именно в Мало-
россии. Необходимо заметить, что тер-
мин «Малороссия» совсем не имеет
обидного или уничижительного для укра-
инцев значения. Он введен в употребле-
ние византийцами для различения изна-
чальной, Малой, Руси и Руси Великой,
возникшей впоследствии в результате
колонизации Северо-Востока. С XV века,
после падения Византийской империи,
термин «Малороссия» употреблялся
больше в церковной среде, поскольку
Церковь Малой Руси — Киевская митро-
полия — пребывала тогда в подчинении
Константинопольскому патриарху, в то
время как Московская митрополия до-
билась в 1448 году самостоятельности.
В XVII веке московских ревнителей
церковного благочестия привлекала в
малороссах их образованность, которая
сочеталась с живой искренней религиоз-
ностью. Во второй половине XVI века Ки-
евская митрополия, включавшая в себя
всю Юго-Западную Русь, пережила
встречу с агрессивно настроенным, но
превосходящим ее в христианской науке
и образованности католическим Запа-
дом. Замкнуться в себе (как это сделала
Москва) оказалось тогда для Киева не-
возможно, поэтому было решено бить
врага его же оружием: развитием науки,
подъемом книжности и образования.
В ряде братств, созданных для защиты
православной веры от наступления като-
ликов, вводится латинский язык и препо-
давание по образцу иезуитских училищ. Несмотря на схоластическую систему
преподавания, живая христианская ве-
ра воспитанников не выхолащивалась,
но приобретала дополнительное книж-
ное обоснование. Сохранению и приум-
ножению живости веры содействовали
применявшиеся в учебном процессе ди-
спуты, сценические постановки. Ученики
приобретали навыки составления сти-
хов. На научную основу ставилось произ-
несение проповедей. Вскоре повсюду в
Киевской митрополии — при соборах,
братствах, монастырях —была установ-
лена должность штатного проповедника,
получившего соответствующее образо-
вание.
Все это и стало главной причиной
вызова малороссийского духовенства в
Московскую Русь. Патриарх Никон на-
Жизнь в Церкви Святые
36
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
Украинский
эрудит — учитель
Московской Руси
Уже 20 лет Россия и Украина
пытаются жить порознь. Попытка эта
не новая. Между тем историк
Н. И. Костомаров более ста лет тому
назад говорил о «двух российских
народностях», которые отдельно друг
от друга не могут полноценно
существовать. Убедительное
подтверждение тому — житие
святого Димитрия Ростовского,
уроженца Малороссии. 10 ноября
Русская Православная Церковь
празднует день преставления
святителя.
Текст: священник Василий СЕКАЧЕВ
На илл.: св. Димитрий Ростовский, шитая икона, XVIII век. Изображениями
св.Димитрия в Ростове часто украшали покровцы и священнические облачения
37
стоял на необходимости принять под
царскую руку Малороссию в 1653 году,
чему до того активно противился сам
царь Алексей Михайлович и окружав-
шие его бояре.
Малороссы в России
Именно в это время, когда полыхала
Освободительная война под предводи-
тельством Богдана Хмельницкого и го-
товилась начаться война Русско-поль-
ская, в 1651 году появился на свет в
семье простого казака Макарьевской
сотни Киевского полка Саввы Туптало
сын Данило — будущий митрополит Ди-
митрий. Через 20 лет, окончив три клас-
са Киево-Могилянского коллегиума и
приняв монашеский постриг в Кирилло-
вом монастыре, Димитрий уже занимал
должность штатного проповедника при
черниговском архиепископе Лазаре Ба-
рановиче. А в 1701 году Димитрия, уже
архимандрита Новгород-Северского
Спасского монастыря, по указу Петра I
вызывают в Москву для занятия Тоболь-
ской кафедры. И хотя Димитрий на эту
кафедру так и не попадает, он становит-
ся, по слову дореволюционного церков-
ного историка К. В. Харламповича, од-
ним из главных «начинателей нового
периода», проповедником и учителем
Московской Руси.
Подобно Никону, Петр ценил мало-
россов духовного звания — как людей
образованных. В 1705 году в Великорос-
сии было уже шесть архиереев-малорос-
сов. С 1700-го же года под руководство
малороссов попадает по царской воле и
Московская академия, находившаяся
безраздельно в их ведении до середины
XVIII века.
Малороссы смогли активно содей-
ствовать духовному просвещению Рос-
сии. По слову Харламповича, они «с по-
мощью армии своих земляков» «подняли
образование в великорусском народе,
завели образованное духовенство, ор-
ганизовали школу, проповедь и миссию
внутри России [в Сибири] и в Китае,
улучшили богослужение, устранили мно-
гие беспорядки в церковной жизни,
снабдили образованным духовенством
армию, флот и заграничные наши по-
сольства». По слову Н. И. Костомарова,
в ряду малороссийских епископов в
России св. Димитрий был самым выда-
ющимся.
Справедливости ради стоит сказать,
что и на Руси были в то время просве-
щенные и весьма деятельные архиереи-
подвижнки: Афанасий Холмогорский,
Иов Новгородский, святитель Митрофан
Воронежский. Но они, к сожалению,
представляли собой лишь исключение
из правила.
Ростовские нравы
Димитрий не поехал в Сибирь по сла-
бости здоровья, а также из-за боязни не
успеть закончить начатые в Малороссии
и наполовину уже выполненные Жития
святых по месяцам года. Жития были де-
тищем, которое уже давно вынашива-
лось Киевской митрополией. К 1700 го-
ду были готовы уже три части (первая —
в 1689-м, вторая — в 1695-м, третья —
в 1700-м). Когда же в 1701 году Петр
призвал Димитрия в Москву, игумен уже
писал последнюю, четвертую, часть
(окончена в 1705-м).
В 1702 году Димитрий был определен
в Ростов. Когда святитель Димитрий при-
был в город, ему открылась поистине уд-
ручающая картина церковной жизни. Он
обнаружил, что священники смотрят на
свои обязанности как на ремесло, не го-
ворят проповедей, пьянствуют, в алтаре
нередко дерутся. А жены их и дети никог-
да не исповедуются и не причащаются.
«Нерадивые иереи, — написал святитель
Димитрий в увещании к священникам, —
ленятся ходить к убогим больным для ис-
поведи и причастия, а ходят только к бога-
тым, и многие бедняки умирают без Свя-
тых Тайн...»
Димитрию было дико и весьма
странно все это видеть. Вера для него
была самым драгоценным, живым, тем,
за что люди умирали в кровопролитной
борьбе с поляками, а здесь он с ужасом
открывал для себя непредставимое в
Малороссии бездушное обрядоверие.
С одной стороны, святитель Димитрий
понимал, какое губительное воздей-
ствие могут оказывать на своих прихо-
жан подобные пастыри, с другой —отда-
вал себе отчет в том, что темная,
утратившая истинные представления о
церковности российская народная сре-
да сама генерирует таких священников.
«С обеих сторон худо, — говорил святи-
тель в одной из своих проповедей, — ие-
реи глупы, а люди неразумны».
Однако, как это ни удивительно, Ди-
митрий Ростовский не стал применять
к виноватым никаких жестких мер,
предпочитая увещевание, в случае же
неуспеха этой меры — обличение. Он
смягчил налоговый гнет, который нала-
гали на священников его предшест-
венники. Не заставлял овдовевших
священников постригаться в монасты-
ри, что считалось неписаным прави-
лом в Московской Руси, и во многих
других случаях более предпочитал мяг-
кие меры жестким.
Главную свою задачу он увидел в
воспитании просвещенного и благочес-
тивого духовенства, что одно только и
могло изменить в нравственном отно-
шении епархию. Для исполнения этой
цели св. Димитрий открыл в Ростове
школу, основанную на тех же началах,
что и училища Киевской митрополии. Свод четырех Евангелий и Деяний апостольских, составленный богословом, обще-
ственно-религиозным деятелем Симеоном Полоцким. XVII век. Под текстом —автограф
святителя Димитрия Ростовского: «По кончине его, дадеся на поминование архиерею
Ростовскому Димитрию»
Жизнь в Церкви
Святые
38
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
1 сентября 1702 года Ростовская
школа открылась в резиденции митро-
полита в Ростовском кремле, приняв в
свои стены около 200 детей. Образова-
ние было весьма живым, увлекатель-
ным: практиковалась соревнователь-
ность в обучении, всевозможные
диспуты, школьные постановки, произ-
несение храмовых проповедей и торже-
ственных слов в школе самими учащи-
мися, обучение красивому пению и
искусству сочинения стихов — все, как в
Малороссии. В Монастырском приказе Димитрию
разрешили продать меха из архиерей-
ской казны, а деньги употребить на шко-
лу. На свои деньги он сам тогда купил
учебники, два глобуса, карты. Сам напи-
сал катехизис — краткое, конспективное
изложение основ вероучения. Примеча-
тельно, что Ростовская школа была от-
крыта не только для детей священников,
но и для представителей всех сословий.
К сожалению, Ростовская школа про-
существовала только пять лет. Из-за воз-
никшего в связи с Северной войной не-
достатка средств в Монастырском
приказе она была закрыта. Весьма веро-
ятно, что в немалой степени этому содей-
ствовало и острое несочувствие Димит-
рия Ростовского тем преобразованиям,
которые предложил для Руси Петр. Дими-
трий, несомненно, видел необходимость
реформ, но полагал возможным их осу-
ществление лишь на путях евангельской
любви и борьбы с грехом. В своих пропо-
ведях он порицал псевдообновление, где
под видом нововведений часто прячется
прежнее языческое беснование. Вы-
званный в 1705 году в Москву пропове-
довать по установленной чреде, святи-
тель Димитрий не боялся говорить
смелые обличения, которые мог слышать
и о которых мог сразу же получать обсто-
ятельный доклад сам государь. «Новые сыновья Сиона»
Кем себя считал Димитрий Ростов-
ский, к какому народу он себя причис-
лял? Во времена своей юности в Мало-
россии он был близок к оппозиционным
Москве кругам ученого киевского духо-
венства. Его монашеский постриг в
1668 году совершил известный против-
ник присоединения Киевской митропо-
лии к Москве игумен Кириллова монас-
тыря Мелетий Дзик, которого Димитрий
считал своим духовным отцом. Рукопо-
ложение в иеродиаконы Димитрий при-
нял от киевского митрополита Иосифа
Тукальского, также не желавшего под-
чиняться Московскому патриарху. Обособление от Москвы никак не
было связано с предательством Право-
славия. Просто киевляне считали Мос-
ковский Патриархат поместной Церко-
вью другого народа, незаконно
вторгающейся на каноническую терри-
торию Киевской митрополии, которая
относилась к Константинопольскому Па-
триархату и объединяла собственно рус-
ский, по их мнению, народ (московиты,
как они думали, не были ни русским и
даже ни славянским народом: только
смесь татар и угро-финнов). Все подо-
гревалось страхом киевлян перед мос-
ковской необразованностью, грозив-
шей поглотить киевскую книжность.
Москва же только
подливала масла в
огонь. В период пос-
ле Смуты всех пред-
ставителей Киевской
митрополии — как
духовных, так и ми-
рян — неизменно пе-
рекрещивали, будто
католиков, а священ-
ников подчас перерукополагали. Книги
киевского происхождения нередко сжи-
гались.
В 1677 году Димитрий отправляется
в Литву (Литовскую Русь — Белоруссию
и Правобережье) к противнику Москвы
Феодосию, епископу Белорусскому, от-
кликнувшись на его горячую просьбу со-
действовать борьбе против унии. Но из
Литвы Димитрий вернулся бoльшим сто-
ронником Москвы, чем прежде. Посетив
Литву, он своими глазами увидел бед-
ственное положение Православия, все-
дозволенность иезуитов, планировав-
ших при поддержке королевской власти
полностью уничтожить «схизму». Он мог
теперь сравнивать Киев с его относи-
тельным благоденствием и покоем, где
не было унии, но была власть москов-
ского царя, — и Литву, где была уния и
все грозило гибелью Православию.
И пусть московская Церковь не иску-
шена в богословии, но она твердо пра-
вославная, ее верховным попечителем
является православный царь, который
один только может быть гарантом сохра-
нения Православия в Малой Руси и его
защиты от унии. Эти мысли утвержда-
лись в сознании Димитрия. В дальней-
шем они принимают более определен-
ные очертания. Уже находясь в Москве,
8 марта 1701 года Димитрий обращает-
ся с приветственным словом к Петру и
говорит, что «исполняется радости по по-
добию сынов Сиона» — ведь Москва,
«сей Богоспасаемый Царствующий
град», есть второй Сион. «Христианско-
российские чада» — новые сыновья Си-
она. К последним, без сомнения, пропо-
ведник причисляет теперь и себя, и
своих соотечественников-малороссов.
Что это не раболепство, видно из того,
что впоследствии святитель Димитрий
не боялся в своих проповедях и обли-
чать царя.
Для святителя Димитрия теперь Мос-
ква — тоже Русь, московиты и русины
(так называли себя малороссы) вместе
русские, православные христиане, «Но-
вый Сион». Пребывание в Ростове, каза-
лось, должно было охладить пыл мало-
российского святителя, но этого не
произошло. Димитрий нашел в Ростове,
да и вообще в России, множество духов-
ных друзей и последователей. Дети с во-
сторгом внимали его учению, народ —
проповедям, священники становились
другими. Дело святителя Димитрия да-
вало богатые всходы. Прежде, в Малороссии, сознание
еще молодого Димитрия расширило се-
бя до всего мира латинской книжности и
науки, польский стал его основным язы-
ком, за польским следовала латынь (и
все это при жестком противостоянии ка-
толичеству). Затем, после возвращения
из Литвы, Димитрий постепенно вклю-
чает в свой универсум и все москов-
ское. Находясь в Ростове, он показыва-
ет себя «латинским эрудитом» и в то же
время борется за торжество Правосла-
вия, выдвигая на первый план свою не
национальную, а конфессиональную
принадлежность, содействуя тем самым
возрождению Русской Церкви.
Киевская митрополия противостояла
католическому Западу развитием науки,
подъемом книжности и образования.
В некоторых братствах преподавание
велось по образцу иезуитских училищ
39
Жизнь в Церкви
Вопросы веры
— Уважаемая Ирина! Библия в переводе Российского
Библейского общества, недавно изданная как книга под
единой обложкой, на деле представляет собой сборник экс-
периментальных черновиков подстрочника к древнееврей-
ской Библии. Ученые-библеисты свидетельствуют: в ориги-
нальном тексте «темных» мест и многозначных слов очень
много. Вот почему научный комментарий всего на один биб-
лейский стих может занимать не одну страницу. Данное же
издание — это, если хотите, «популярный комментарий» к
Библии. Можно назвать четыре основных фактора, которые важ-
но было учитывать при переводе: точность соответствия ори-
гиналу, понятность для современного носителя языка, следо-
вание церковной традиции (в случае с русскоязычной
Библией это означает учет синодального перевода — так уж
сложилось) и, наконец, соблюдение законов художествен-
ной речи. Авторы перевода РБО хотели прежде всего научной точ-
ности и доступной передачи смысла. Но, в отличие от научно-
го комментария, для передачи спорных или многозначных
случаев здесь поневоле избирается какой-то один вариант,
одно слово. Перевод — это всегда интерпретация: проясня-
ются одни грани смысла, но другие неминуемо уходят в тень.
И чем больше усилий по прояснению одного значения, тем
плотнее тень вокруг иных возможных. Мы легко поняли все,
что прочли. Но какая (и которая?) часть смысла была прине-
сена в жертву этой простоте? С фактором следования традиции тоже непросто. Новый
перевод то явно оглядывается на синодальный, то столь же
явно отталкивается от него. И совсем не обязательно, что но-
вый вариант понятнее. Но в результате страдает не только
традиционная для русских христиан образность (например,
из Екклесиаста исчезли «суета сует» и «человек возвратится
в землю»). Поэтические особенности библейского текста (та-
кие, как многочисленные повторы и особый порядок слов)
зачастую тоже игнорируются. Сравните: «...Ты послушал голо-
са жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе,
сказав: не ешь от него...» — и: «Послушав женщину, ты съел
плод, который Я запретил тебе есть» (Быт. 3: 17). За избавление от «лишних» длиннот и будто бы «излиш-
не сложных» речевых построений читатель платит высокую
цену: сама тема повествования, конечно, остается возвы-
шенной, но стиль при этом заметно снижен. Вы, Ирина, за-
труднились это сформулировать, но зато безошибочно по-
чувствовали.
Отвечает священник Алексий АГАПОВ, настоятель храма
Архангела Михаила в городе Жуковском Московской
области, филолог: Почему Библия в новом переводе
не вызывает благоговения? Читаю Ветхий Завет в новом переводе. Текст понимает-
ся намного лучше, читать интереснее, но почему-то пропа-
дает отношение к тексту как к священному. Почему так
происходит? Ирина
Возможно, перевод РБО может послужить подспорьем
любознательному читателю. От чтения Нового Завета в пере-
воде В. Кузнецовой полезно воздержаться: он совсем нику-
да не годится. Но Ветхий Завет можно попробовать читать в
обоих переводах, сравнивая их: одному и тому же слову ори-
гинала порой предложены разные русскоязычные вариан-
ты, а значит, выявлены разные оттенки смысла. Именно та-
кое толковательное значение придавали своей работе
авторы нового перевода. РЕКЛАМА
Фото ИТАР-ТАСС
Ближний круг
Внутренний мир
Камо бежиши?
Эскапизм: можно ли
убежать от себя?
За окном гудят машины в пробке, телефон
разрывается, дети ноют над уроками... И завтра
будет то же самое, и послезавтра... Как уйти
от бессмыслицы, рутины и скуки? Кто-то сдает
московскую квартиру и уезжает на Бали, кто-то
с головой окунается в кино, выставки и театры,
кто-то уходит в волонтерское движение,
а кто-то — в монастырь. Когда мы бежим
к истинной реальности, а когда от нее? Как понять,
не заблудился ли ты в своем бегстве?
Коллаж Дмитрия Петрова на основе плаката Питера Макса
Содержательное
и бессодержательное
Недавно на Тайване молодой чело-
век по прозвищу Зеленый Гигант безот-
лучно просидел у компьютера в интер-
нет-кафе девять месяцев. Еду ему
приносили к компьютеру, а не мылся он
все это время. А вот мы читаем в житии
преподобного Симеона Столпника, что
он 37 лет простоял на столпе в дождь,
зной и стужу, питаясь размоченной пше-
ницей и водой, которую приносили ему
добрые люди. На взгляд человека, без-
различного к религии, оба примера —
чистый эскапизм (от англ. escape — убе-
жать, спастись), бегство от реальности в
какой-то другой мир. Но на самом деле
это абсолютно разные вещи. Протоие-
рей Владислав Свешников, доктор бо-
гословия, настоятель храма Трех Свя-
тителей на Кулишках,говорит: «Не все
монахи идут в монастырь по чисто духов-
ной мотивации. Чтобы действительно
войти в духовную реальность — очень
многое надо. Но от настоящего монаха
геймер, конечно, резко отличается: один
занят самым серьезным содержанием
жизни, другой предается совершенно
бессодержательному занятию. Даже и в
том случае, когда человек занимается
чем-то хорошим, например идет волон-
терствовать, но забывает о своей семье,
это полное безобразие, потому что он
бросает дело, непосредственно данное
ему Богом. Как понять, что дело дано те-
бе Богом? Очень просто: что у тебя есть,
то тебе и дано, и бросать его нельзя. Тем
более если речь идет о браке». Бегство или подвиг?
А если реальность отвратительна, а
жизнь выносима, только если уходить в
другой мир — музыки, литературы? Отец
Иоанн Конюхов создал на Колыме лагер-
ный театр, где играли классику; на Солов-
ках в театре работал Борис Глубоков-
ский, сын богослова и историка Церкви
Николая Глубоковского. Переводчица Та-
тьяна Гнедич, арестованная в разгар ста-
линских репрессий, в тюрьме переводи-
ла мысленно на русский язык поэму «Дон
Жуана» Байрона, которую помнила наиз-
усть. И перевод тоже заучивала наизусть.
Это — эскапизм или подвиг? Протоиерей Алексей Уминский,
настоятель храма Святой Троицы в
Хохлах, ведущий телепрограммы
«Православная энциклопедия»: «Это
41
Текст: Ирина ЛУКЬЯНОВА
Ближний круг
Внутренний мир
42
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
не уход от реальности, а поиск защиты от
реальности искаженной. Обращение к
литературе, к вечным ценностям — это
обращение к настоящей реальности, по
крайней мере, ее части; главная реаль-
ность — Царствие Небесное. Вспомним
новомучеников и диссидентов, которые
попадали в перевернутый, страшный
мир тюрем и лагерей, с его драками, ма-
том, агрессией. Ведь это очень важно —
не слиться с этим миром, не участвовать
в его беззакониях и не жить по законам
искаженной реальности: сохранить
свою душу, не клеветать, не поднимать
руку вместе со всей толпой».
Пример такого спасительного эска-
пизма — фильм Роберто Бениньи
«Жизнь прекрасна»: отец в концлагере
рассказывает маленькому сыну, что все
происходящее — трудная игра, за кото-
рую будет приз — прокатиться на танке.
Уход от чудовищной действительности
оказывается спасительным для детской
психики, не способной вместить абсо-
лютное зло. Туда, где расцветает
миндаль
Серое небо и слякоть, конфликты,
круговерть давящих «надо» — хочется
спрятаться от этого всего в другой мир,
яркий, цветной и интересный. И если не
можешь уехать куда-нибудь к морю — то
есть кино, а на крайний случай — спать и
видеть сны... Мальчик Бананан в соловь-
евской «Ассе» так и говорил: я живу в ми-
ре своих снов. Где грань, за которую
нельзя переходить? Душеполезно ли —
убегать от своей жизни в чужую? Андрей
Фомин, старший преподаватель Выс-
шей школы психологии, практикую-
щий психолог: «У человека как минимум
две реальности: одна — внешняя, чув-
ственно воспринимаемая, в ней мы на-
ходимся телесно, а другая — внутренняя,
в ней мы находимся в процессе мышле-
ния. Внешняя жизнь дает пищу для внут-
ренней, за счет внутренней жизни мы
меняем внешнюю. И если мы задумыва-
емся, молимся, мечтаем, вспоминаем о
чем-то, мы переходим во внутреннее со-
стояние, которое само по себе нисколь-
ко не патологично. Мы можем погрузить-
ся в свой или чужой опыт, в книгу, в
фильм, в отношения — мы ежедневно
это и делаем, и по большей части это ни к
чему плохому не приводит. Главное усло-
вие безопасности — это способность
произвольно, по собственному желанию
выбирать предмет погружения, контро-
лировать процесс и способность в любой
момент выйти из него». Другая реальность
Когда человек хочет найти если не
альтернативу окружающему фальшивому
миру, то хоть компенсацию своей скучной
жизни — самым простым способом ока-
зывается пьянство или наркотики. По не-
которым оценкам, сейчас в России около
7 миллионов алкоголиков и 6 миллионов
наркоманов. Иные погружаются в вирту-
альную реальность. В 2011 году общие
расходы россиян на компьютерные игры
составят полтора миллиарда долларов,
утверждает статистика. Можно найти
«свою» субкультуру— от байкеров до тол-
киенистов, можно увлечься экстримом,
да и просто занятия спортом или люби-
мая профессия обеспечивают насыщен-
ную жизнь. Но вдруг оказывается, что
альтернативный мир — тоже подмена и
неправда. Отец Алексей Уминский: «Не
только виртуальное пространство и
азартные игры, но и мир богемы, тусов-
ки, мир гламура — он тоже строит иную
реальность. Так было, например, в Сере-
бряном веке — этот особый мир был вос-
пет литературой и очень печально закон-
чился, о чем можно
прочитать, например, у Хо-
дасевича в книге “Некро-
поль”». Андрей Фомин:
«Такой уход может быть со-
вершенно нормальным —
он просто позволяет чело-
веку восполнить недоста-
ющий в его повседневной
жизни опыт. А может быть
и патологическим: тут че-
ловек оказывается заложником своего
увлечения. Из средства оно становится
главным смыслом его жизни. Когда у че-
ловека все силы души направлены на
какое-то дело — пока он его делает, он
кажется очень успешным. У него выра-
батываются свои ценности, свое пони-
мание того, что такое добро и зло в его
системе координат. А когда он лишается
этого дела, он не может адаптироваться
к новым условиям жизни». Так часто бывает, например, со спорт-
сменами. Возврат в повседневность из
полной эмоций, соперничества, полета
жизни дается тяжело: жить больше не-
чем. Владимир Ященко, замечательный
прыгун в высоту, в восемнадцать лет по-
бил рекорд мира, в девятнадцать поста-
вил два мировых рекорда — а в сорок
умер в глубокой алкогольной коме. Не-
давно СМИ писали о китайском гимнасте
по имени Чжень Шань Ву: восходящее чу-
до гимнастики, выиграл Универсиаду...
потом травма, уход из спорта, мелкое во-
ровство, тюрьма... Если в жизни смещен фокус, когда
ее смыслом становится даже не забве-
ние, а золотая медаль, исполнительское
мастерство, слава, даже дети, — то ког-
да положенные в основу жизни ценнос-
ти рушатся, человек не может устоять.
И не только коммунистические, а даже и
прекрасные семейные ценности, о кото-
рых сейчас так много говорят, подводят,
когда на долю человека выпадает жре-
бий Иова Многострадального. Но не
каждый может, как Иов, обнаружить бо-
лее глубокий смысл и ценности высшего
порядка — и, опираясь на них, справить-
ся с крушением своего мира. На руинах
В 1920 году молодой белый офицер
Валентин Катаев заболел на фронте ти-
фом. Пока он лежал в бреду, в Одессу
пришла Красная армия. Весь привычный
мир ушел на дно, а Катаев остался — еле
живой, без денег и работы, офицер раз-
битой армии в занятом врагами городе.
Как быть, когда мир рухнул?
С Катаевым — мы знаем ответ: он
нашел для себя творчество. А чем жить
человеку, который собрался долго и
счастливо жить, решил жениться, сме-
нил работу на лучшую — и вдруг узнал
свой смертельный диагноз? Как со-
брать себя после этого?
Андрей Фомин: «Я знал успешного
бизнесмена двадцати пяти лет, у которо-
го оказался рак. Все ресурсы и ценнос-
У человека две
реальности — внешняя
и внутренняя. В первой
мы находимся телесно,
во второй — в процессе
мышления
43
ти, которыми он располагал, стали нич-
тожны перед лицом будущей развязки.
И постепенно начала происходить пере-
оценка всех ценностей. Смылась вся пе-
на, ушло все наносное — стали цениться
настоящие чувства: в девушках оказа-
лась самой главной способность к со-
чувствию, иначе стали восприниматься
отношения с матерью. Главной ценнос-
тью стал внутренний мир, а не как рань-
ше — внешний эффект. Я спросил его од-
нажды: если бы завтра был ваш
последний день — что бы вы сделали?
Он сказал: я бы хотел сесть на горе, с ко-
торой виден весь город, посидеть молча
и проститься с тем миром, который я
очень люблю. До тех пор человек был
внешне циничен — а как-то смог найти в
себе добро и любовь. Когда все рушится,
проще найти настоящее: шумов стано-
вится меньше. А окружающие даже ме-
шают: они хотят вернуть человека к ре-
альности, от которой он уже отходит.
Вскоре он умер. Но у меня осталось
очень светлое чувство от его ухода —
именно потому, что человек смог найти
себя настоящего». Война и мир
Настоящее ярко проявляется перед
лицом смерти. Болезнь, война, катаст-
рофы обнажают подлинную реаль-
ность — и все наносное оказывается
нестерпимо фальшивым. В прошлом го-
ду такое послевоенное настроение было
хорошо заметно у добровольцев, кото-
рые тушили торфяники: люди от реаль-
ной работы на грани смертельного рис-
ка вернулись в офисные кресла,
отвечать на скучные мейлы и звонки.
Андрей Фомин: «Мне довелось после
войны съездить в Цхинвал. Южные осе-
тины, пережившие войну, сильно отли-
чаются от северных, в мирном Влади-
кавказе. На юге человек определяется
по делам, все условности и игры отстав-
лены, и есть ощущение настоящего. Не-
даром единственной реальностью в
Советском Союзе была Великая Отечес-
твенная война, и един-
ственный сохранившийся
праздник — День Победы.
Когда люди уходят в са-
мые горячие места добро-
вольцами — это уход не от
реальности, а от макросо-
циального вранья. Но ис-
кать настоящее только в
войне, бездомных детях,
тушении пожаров — тоже
не выход, этим нельзя за-
ниматься вечно. Да, это
дает позитивный опыт и самоуважение,
человек чувствует, что прожил день не
зря... но так нельзя найти себя. Хорошо,
если он поймет, что его место в пожар-
ной команде. А если нет?
Когда человеку скучно, он считает,
что это внешняя проблема. Когда в нас
нет внутренней правды, мы ищем вино-
ватого вовне, думаем, что можем найти
какие-то внешние условия, которые все
исправят. А начинать надо с себя».
Собственное
предназначение
Внутренняя правда бывает неприят-
на: за каждым из нас тянется шлейф глу-
постей, дурных поступков и лжи. Мы
слишком далеко уходим от своего пред-
назначения и пытаемся повышать само-
оценку добрыми делами. «Ты мной спас-
тись хочешь», — угрюмо говорила
падшая Катюша Маслова Нехлюдову в
толстовском «Воскресении» — и была не
так уж неправа. Но вот увидел ты, как ты нехорош,
ужаснулся — и дальше что? Андрей Фо-
мин: «Здесь процесс диагностики и ле-
чения совпадает. Важно не остановить-
ся, продолжать честно вглядываться в
жизнь, осознавать свои ошибки и бо-
лезни. Болезнь ведь — негативное по-
нятие: отсутствие здоровья. Нельзя ис-
целиться, расчесывая свои язвы. Надо
понимать, что жизнь имеет свой пози-
тивный смысл. В нас есть и свет, и здо-
ровье, и добро. Царствие Божие — не
за горами, не в море, а внутри нас. Это
закон, записанный, по словам апосто-
ла Павла, на скрижалях сердца. У нас
есть совесть, которая говорит челове-
ку, что он нарушает закон. Когда ты от-
клоняешься от прямого курса — надо
слушать свою внутреннюю правду, надо
позволить внутреннему свету высве-
тить темноту. Уход от реальности — это попытка
изменить своему предназначению.
Вспомним евангельскую историю о
блудном сыне: он взял свою долю на-
следства и решил самоопределиться —
все сам, сам... И когда ресурс, получен-
ный от отца, закончился, произошла ка-
тастрофа: оказалось, он вовсе не само-
стоятелен, и надо просто выживать.
Хорошо еще, если есть куда вернуться и
сказать: “Отче! я согрешил против неба
и пред тобою и уже недостоин называть-
ся сыном твоим; прими меня в число на-
емников твоих (Лк. 15: 18-19)”. Для это-
го нужно смирение, нужно помнить о
том, что есть Отец, к которому можно
вернуться. Верующим легче — мы всег-
да можем вернуться к Господу. А челове-
ку, который верил в коммунизм или ка-
питализм, куда деваться? Он думал, что
достигнет на своем пути успеха — а те-
перь и вернуться некуда, особенно если
позади неустроенная семья, нелюбимая
школа, институт, жизнь, к которой не хо-
чется возвращаться. Попытка уйти от
собственной жизни не удалась, он за-
блудился.
Иногда вмешивается Господь, и
происходит чудо. А когда чуда не проис-
ходит — остается апофатический путь:
отсекать от своей жизни все ложное, и
так найти собственное предназначе-
ние. Мы обретаем искомое, постепен-
но отсекая все лишнее».
При этом важно не отказываться от
своего опыта — что наше, то наше. Вся
жизнь, которую человек прожил, — его
жизнь. И трудное детство, и тяжелый
опыт. Важно анализировать ошибки,
сверяться с внутренним компасом. Анд-
рей Фомин: «Любой уход от мира — это
сужение. Уход от реальности — это не
уход из семьи, в тоталитарную секту или
трудоголизм. Это прежде всего уход от
себя, от внутренней правды. И когда
жертвуешь главным ради вторичных це-
лей, какими бы внешне успешными ни
были попытки, человек продолжает тос-
ковать по правде, по Богу, по настоящей
жизни. Эта тоска все равно появится: от
себя далеко не уйдешь».
Переводчик Татьяна
Гнедич в тюрьме
мысленно переводила
поэмы Байрона —
эскапизм может стать
спасением, если жизнь
вокруг искажена
Ближний круг Персона
44
45
Девочка из семьи
партийного начальника
— Какие были ваши первые дет-
ские увлечения? Неужели сразу ан-
тичность?
— Погодите с увлечениями... Снача-
ла — с Праздником! Ведь сегодня Рожде-
ство Пресвятой Богородицы! А то некото-
рые молодые люди забывают про
главное... Что касается детства — какая
античность? Я собиралась быть балери-
ной. И балет люблю до сих пор, у меня
есть балетные энциклопедии, книги по
балету — это перешло в эстетическое лю-
бование. Еще хотела быть археологом и
филологом, поскольку у меня в роду были
археологи и филологи. Средневековье
очень интересовало. Античность пришла
гораздо позже, после того, как я в 22 го-
да познакомилась с Алексеем Федорови-
чем Лосевым. Сдавала ему экзамен сна-
чала, а потом и с ним, и с его женой
Валентиной Михайловной, замечатель-
ной женщиной, подружилась. До этого
мне казалось, что античность — это на-
столько просто, что и заниматься, может
быть, не стоит. Итолько после знакомст-
ва с Алексеем Федоровичем поняла, что
античность — совсем не ясная, не пре-
красная, это только так кажется непосвя-
щенным. Она полна настоящих страшных
бездн, и, чтобы ею заниматься, много сил
надо потратить. Надо же хорошо знать
языки древние. Теперь — пожалуйста,
сколько угодно гимназий. И в универси-
тетах есть специальные классические от-
деления. Я и сейчас со студентами МГУ
десять часов в неделю занимаюсь. А я в двадцать втором родилась. По-
шла в школу в тридцатые годы, тогда
школы едва-едва начали себя ощущать
по-человечески. Правда, еще препода-
вали старые прекрасные педагоги, те,
дореволюционные, с большим запасом
знаний, и школа у меня была очень хоро-
шая. Но я стала заниматься раньше, са-
мостоятельно, поскольку у меня в роду
филологи. Дядя — профессор Семенов
Леонид Петрович, основатель извест-
ной Лермонтовской энциклопедии, —
прислал мне учебники греческого и ла-
тинского языков. Я совсем была еще
девчонкой. Мой отец занимал достаточ-
но важное место в ЦК партии и оттуда,
из библиотеки, приносил мне книги, чуть
ли иногда не антикварные. Я сама нача-
ла заниматься, учителей специальных
не было. Что ж тут такого особенного?
Меня с детства учили разным языкам.
Мама занималась со мной немецким.
В 29-м году мы переехали в Москву, и
здесь у меня была гувернантка-францу-
женка, замечательная мадам Жозефи-
на, которая обучала меня французско-
Свидетель века
Поэт Юрий Кузнецов в своих воспоминаниях рассказывает, как в
литинституте на первой лекции по античной литературе в аудиторию
вошла седая женщина, оглядела студентов и спросила: «И что, все
вы писатели?» «Да, мы все писатели, все пишем», — ответили ей
хором. «Бедные! Вы же ничего не напишете. Все давно написано.
Все есть в античности». «И седая пифия захохотала, — с некоторым
ужасом пишет Кузнецов. — Застрелить ее, что ли, из чеховского
ружья? Да не достанешь. И калибр мелковат». Мы боялись, что разговор с этой женщиной, которая еще прибавила
лет с тех пор, получится каким-нибудь антикварным. Ничуть не
бывало. Аза Алибековна ТАХО-ГОДИ нас тоже встретила с
некоторым вызовом, и беседа вышла драматичной. Никакая она не
пифия.
Текст: Андрей КУЛЬБА
Фото: Владислав НЕФЕДОВ
Аза Алибековна ТАХОГОДИ родилась в 1922 году в Махачка
ле. Российский филологклассик, доктор филологических наук.
Спутница жизни и хранительница наследия выдающегося филосо
фа Алексея Федоровича Лосева (†1988). С 1962го по 1996 год заведовала кафедрой классической филологии
МГУ. Подготовила более 20 кандидатов наук. Ее перу принадлежит около
1000 различных публикаций, в том числе монографии «Платон» и «Ари
стотель», учебник «Античная литература» (в соавторстве с А. Ф. Лосе
вым), работы о Гомере, Порфирии, Прокле; многочисленные статьи из
энциклопедии «Мифы народов мира» собраны в книгу «Боги и герои
Древней Греции». Комментатор «Сочинений» Платона на русском языке
и «Ранних диалогов Платона», ответственный редактор полного собра
ния сочинений Платона. Ведет издательскую деятельность по публикации
трудов А. Ф. Лосева. Выпустила биографию А. Ф. Лосева в серии «ЖЗЛ».
НС:
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
му. Учили меня и английскому. Когда я
пошла в школу, у меня уже был запас
языковой. — В те годы, наверное, выбирали
филологию как убежище от времени?
— Я тогда вряд ли что-то осознавала,
дети есть дети. Но уже до студенческих
лет пришлось много пережить. Отца аре-
стовали и расстреляли в 37-м, хотя с Ио-
сифом Виссарионовичем Сталиным он
был лично знаком еще по Кавказу, и
очень хорошо. Отец у меня был револю-
ционер-романтик. Он был дагестанец, у
меня половина — дагестанская, хотя я
не знаю дагестанских языков и никогда
не занималась специально Дагестаном.
И отец, кстати сказать, поддерживал
это, считая, что совершенно не обяза-
тельно заниматься этой маленькой гор-
ной страной. Отец был очень известный
общественный деятель, недаром его
имя есть в энциклопедиях. Я вспоми-
наю, как мама весной обычно вытаски-
вала проветрить великолепные меха,
которые Иосиф Виссарионович дарил ей
лично. Только ей некуда было их наде-
вать, у мамы нас было четверо детей, и
она все силы направляла на наше вос-
питание. А через год после расстрела от-
ца ее арестовали. Она попала в мордов-
ские лагеря и была там пять лет.
А поскольку отец до ареста заведовал
всеми школами в ЦК партии, в специ-
альном отделе, которому все средние
школы подчинялись, меня вообще нику-
да не принимали. Никуда деться невоз-
можно, все вузы для меня были закры-
ты. В конце концов, меня приняли в один
из скромных вузов. Отец основал и воз-
главлял в Москве особый институт на-
циональностей, в него приезжали со
всей страны получать высококвалифи-
цированное образование. А его замес-
тителем был известный профессор. Он
потом оказался кем-то вроде проректо-
ра — тогда не было этих специальных
наименований — в институте имени
Карла Либкнехта, куда меня и приняли
поэтому. Институт находился на Разгу-
ляе, в доме, который когда-то принадле-
жал знаменитому собирателю древно-
стей графу Мусину-Пушкину и славился
тем, что там сгорело «Слово о полку Иго-
реве», все этим страшно гордились. На-
чало войны я встретила в этом знамени-
том доме. Нас эвакуировали в
замечательное место — на Алтай. Там
красоты удивительные, совсем не похо-
жие на Кавказ. На Кавказе горы мощ-
ные, ледяные, суровые, а на Алтае все
очень мягкое, приятное. Все профессо-
ра, из которых многие были арестованы
и выпущены, стремились в это наше ал-
тайское пребывание. Там собрался цвет
профессуры по всем наукам. Мы заняли
почти весь городок на реке Майма, кото-
рый теперь называется Горно-Алтайск.
Тогда его называли Ойрот-Тура — ма-
ленький городок с деревянными тротуа-
рами, но с почтой, телеграфом. Основ-
ное население — тюркское. Из-за
политики его все время переименовы-
вали и, в конце концов, назвали «алтай-
цы». На самом деле это ойроты, они есть
и в Монголии, и в Китае. Когда мы прие-
хали, ойротов выселили из домов пед-
училища, поселили нас. У нас там был
целый свой городок, и мы очень дружно
жили, профессора и студенты, все друг
другу помогали в жизненных сложно-
стях. Стояли морозы по 45-50 градусов,
нам выдали валенки, заботились о нас
очень хорошо. В валенках по замерзшей
реке, среди роскошных елей можно бы-
ло бегать, путешествовать. Жили мы,
студенты, в общежитии, надо было то-
пить. Что делали? Выбирали такое вре-
мя, когда ничего не видно, предполо-
жим, идет очень большой снег, и шли на
улицы разбирать деревянные тротуары,
вытаскивали всякие жерди. У нас там
была замечательная жизнь. А когда мы
вернулись из эвакуации, то попали в
Пединститут имени Ленина, куда меня не
принимали. Там как раз организовали
классическое отделение и приняли на
работу Алексея Федоровича Лосева. Его
в это время изгнали из Московского
университета за идеализм, а вернее, из-
за доносов некоторых его коллег, хотев-
ших занять его место. Таким образом мы
и встретились. Видите, как промысел
Божий ведет человека? Кажется, что
все очень плохо, не знаешь, куда девать-
ся, а все правильно же, в конце концов,
оказалось. Тайники в корешках книг
— А к вере вы когда пришли?
— Это дело сложное, хотя я помню,
когда мне было года два или три, нянька
говорила: «Посмотри на небо — видишь,
Боженька сидит?» И крестилась при
этом. Ну, я смотрела и говорила: «Ви-
жу» — это первое мое воспоминание.
У нас была семья очень образованная,
необыкновенно культурная. Все было
заставлено шкафами с книгами на всех
языках, так что можно было лазить,
смотреть все что угодно. Единственное,
чего не было никогда — Библии, Еван-
гелия. Это было умолчание. Я вела
дневник на французском языке, из
дневниковых тетрадей у меня кое-что
сохранилось до сих пор. Так вот, в одной
из тетрадок можно прочитать: «Хочу
учить “Отче наш”. А как учить? Нет же ни-
чего, текстов никаких нет. — А откуда вы узнали, что есть та-
кая молитва?
— По-моему, это врожденное чувст-
во, что есть Господь Бог. Помню, как мы
детьми, когда жили на Кавказе, бегали
во время дождя и пели: «Дождик-дож-
дик, перестань, я поеду в Арестань, Богу
молиться, кресту поклониться...» Еще
мне помогла моя любовь к литературе.
Здесь, в Москве, я залезла однажды в
отцовский шкаф и нашла томик Генриха
Гейне. В его юношеской драме разбой-
ники, какие-то рыцари, что мне было
очень интересно, и один из разбойников
кается, он полностью читает молитву
«Отче наш». Потом моя француженка ма-
дам Жозефина подарила мне роскошно
изданную Библию на французском язы-
ке — на тончайшей бумаге с золотым об-
резом, новейшее парижское издание.
Она у меня до сих пор хранится, это для
меня драгоценность. Я ее читала и нача-
ла что-то осознавать. А поскольку у меня
еще латинские были книжки, то я напи-
сала в дневнике еще и на латинском
языке: «Рater noster». Все очень трудно
было, не нынешние времена. Никто те-
перь ничего не ценит. Я считаю, кто при-
ходит к вере в трудные времена, это дей-
ствительно по-настоящему. — Но крестились вы уже позже?
— Кто же мог в нашей неверующей
семье, семье высокого партийного на-
чальника, меня крестить? Я помню та-
кой эпизод: я вхожу в кухню и вдруг вижу
на полу крестик, в этот момент кто-то за
мной входит. Я с перепугу хватаю кре-
стик и выбрасываю, чтобы никто не за-
метил, что держу его в руках. После чего
я вырезала крохотные деревянные кре-
стики, складывала их в шелковую кро-
хотную сумочку и запрятывала, чтобы
никто не видел. А куда прятать? У меня
было самое надежное место — шкаф с
книгами, мне всегда покупали иностран-
46
Ближний круг
Персона
47
ные книги, на всех языках, роскошно из-
данные. И мешочек со своими крестика-
ми я прятала в корешок книги. Отец по
рождению был мусульманином, а на са-
мом деле — человек без веры. А мать
была воспитана в верующей семье, но
потом за годы революции и граждан-
ской войны у нее какая-то индифферент-
ность выработалась. Более того, ей же в
молодости надо было выйти замуж за
человека нерусского, иной веры, а пра-
вославным это не разрешалось. Хотя он
кончал русскую классическую гимна-
зию, потом Императорский Московский
университет, юридический факультет,
учился у очень известных выдающихся
профессоров. И ради брака мать пере-
шла в лютеранство, которое ей абсолют-
но ничего не дало. Позднее царским ука-
зом разрешили все эти браки. Еще
позднее, после революции, пастор, ко-
торый венчал моих родителей, должен
был спасаться, и отец помог ему уехать
за границу... Но когда я познакомилась с
Лосевым, тут-то меня и крестили. Мне
уже было 26 лет. Крестили меня с име-
нем Наталья в известном храме Преоб-
ражения Господня в Переделкине. Кре-
стной была матушка, мужа которой
большевики расстреляли. Сколько в
двадцатые, да и тридцатые годы свя-
щенников было убито, от высших иерар-
хов до самых простых иереев! Ужасно
все это. Но зато, если уж люди верили, то
вера была твердая. — Тогда даже просто войти в храм
было, наверное, опасно?
— Одного знакомого профессора,
который пытался пойти в храм, тут же
подловили, и он оправдывался, говорил,
что хотел эстетически обозреть это зда-
ние. На первый случай поверили, оста-
вили его. А я помню, как нас классом во-
дили по местам разных баррикадных
боев на Красной Пресне. И в одном из
переулков мы увидели храм. Все за учи-
тельницей мимо прошли, а мы, несколь-
ко девчонок, тихо пробрались внутрь.
Службы не было, мы вошли, перекрести-
лись тайно, под фартуками... Знаете, ка-
кой это был храм? Иоанна Предтечи. Он
никогда не закрывался и сейчас есть.
Казнь за милосердие
— Вы начали рассказывать, как у
вас произошел переход к античности... — Алексей Федорович был назначен
моим руководителем по изучению гре-
ческих писателей, и мне очень созна-
тельно пришлось их читать. Надо же бы-
ло и культуру изучать, а не просто так
читать поверху. Так становилось видно,
какие эпохи пережила античность, ка-
кие страшные были времена — с жерт-
воприношениями, человеческими смер-
тями. Очень хорошо в стихотворении у
Тютчева говорится: «покров блистающий
накинут», а что под этим покровом — в
этом разобраться очень сложно. Мы не
просто читали — анализировали, устраи-
вали специальные вечера в институте.
И я выступала с чтением греческих сти-
хов и стихов на античные темы у русских
писателей. Русские писатели, особенно
Валерий Брюсов, очень любили эти ан-
тичные темы, и я с удовольствием это все
читала. Мой отец близко знал Брюсова,
все эти имена были для меня не отвле-
ченные, а домашние. — Немножко про Алексея Федоро-
вича расскажите. Он как-то не похож
на античного человека в расхожем
представлении: не дионисиец, не слу-
жака такой римский... Почему все же
античность?
— Он человек ХХ века. Когда он учил-
ся в Московском университете, он кон-
чал два отделения, а не одно: философ-
ское и классической филологии.
Классическая филология — это и есть
античность. Поскольку первой специ-
альностью сначала, в двадцатые годы,
можно было заниматься, он выпускал
свои знаменитые книги по философии.
Но это кончилось для него плохо: его
Аза Алибековна живет в квартире на Арбате, в двух шагах от музея Алексея Федоровича Лосева. Ее квартира тоже похожа на музей: запол-
нена редкими книгами, вазами, античными скульптурами. Над всем этим «царит» портрет Алексея Федоровича. Под ним Аза Алибековна до
сих пор два раза в неделю принимает студентов филологического факультета МГУ Ближний круг
Персона
48
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
арестовали и отправили в концлагерь,
строить Беломорско-Балтийский канал,
а его супругу отправили в лагерь на Ал-
тай. Всюду же лагеря были в огромном
количестве. Недаром Солженицын пи-
сал «Архипелаг ГУЛАГ». Этот архипелаг
занимал гигантское пространство. Алек-
сей Федорович все это испытал. Сколь-
ко там народу перемерло на этой строй-
ке — ужас! Когда его выпустили, по
окончании строительства канала, то ему
как ударнику — а он ходил в ударни-
ках — был разрешен въезд в Москву.
И снимали судимость в награду за то, что
работал на такой великой стройке. Но
тогда все время шли процессы. То инже-
неров собирали, судили и отправляли в
лагеря, то славистов. Почему-то счита-
лось, что если ты занимаешься русской
литературой, особенно древнерусской,
то ты враг. — Значит, и классическая фило-
логия не была гарантией того, что
можно будет наукой спокойно зани-
маться?
— Нет. Видите, человека засадили
из-за его книг. Особенно из-за «Диалек-
тики мифа», где он доказал, что весь этот
социализм в одной стране — миф. От-
крыто сказал все, что думал, хотя и знал,
как это опасно, писал об этом жене, но
не мог удержаться, надо было выска-
заться. По возвращении из лагеря он
перешел на классическую филологию.
Это был выход: его же вызвали в Цен-
тральный комитет и официально запре-
тили заниматься философией. Но самое
интересное: даже на верхах были люди,
которые задумывались. Очень высокий
чин, который вызвал Лосева, вдруг
спросил: «Алексей Федорович, а Бог
есть?» Но Алексей Федорович уже про-
ученный был, он сказал: «А вы что, Лени-
на не читали, об абсолютной истине?»
Тот испугался, говорит: «Да, да... Ну, пе-
рейдем к делу». Ведь абсолютная исти-
на — это Бог и есть. Так что его спасло,
что он мог заниматься классической фи-
лологией. Те, кто ему запрещал филосо-
фию, не понимали, что можно зани-
маться классической филологией и
одновременно — философией античной
культуры. Алексей Федорович писал «Ис-
торию античной эстетики» в десяти кни-
гах, это название было специально да-
но. Никто из этих запретителей не
соображал, что для античности филосо-
фия, мифология и эстетика — это одно и
то же. Это была история всей античной
культуры — переход от язычества к хри-
стианству. — То есть, на ваш взгляд, те мыс-
лители, которые находили в античной
культуре предчувствие христианства,
правы? Например, в Средние века о
Вергилии говорили, что он предска-
зал Христа...
— Да, считали, что Вергилий в своих
эклогах напророчил, сам не очень соз-
навая, что будет такое замечательное
время. Но впереди был длительный ты-
сячелетний путь. Хотя философы посто-
янно задумывались, особенно тот же
Платон, который говорил про высшее
Благо, высшее добро, к
которому должны люди
стремиться. Это уже было
предчувствие. Причем у
учеников Платона высшее
Благо и высшее добро —
это еще и высшая Любовь.
А мы знаем, что высшая
любовь — это уже высо-
кое христианство. Возь-
мите Данте. У него в «Бо-
жественной комедии» как раз все и
кончается этой высшей любовью. Посте-
пенно идеи зрели, но не могли еще во-
плотиться по-настоящему. — Можно высказать такое пред-
положение: до античных времен че-
ловек был грубее, а пройдя эту эпоху,
столько передумал, так настрадался,
что оказался готов принять Сына
Божьего?
— Это была мировая революция —
приход Христа. Почитайте — только под-
линники — античных поэтов: абсолют-
ная безжалостность, никакого милосер-
дия, никакой любви — человек
уничтожается. Если в своем городе он и
чувствует себя более-менее граждани-
ном, то главное, чтобы он и был гражда-
нином, остальное побоку. Когда Сократ
попытался взывать к милосердию, его
казнили. А если ты вышел за стены сво-
его города, то ты уже вообще никто, тебя
могут тут же обратить в рабство, а раб —
это не человек. Суровое, страшное де-
ло — вот вам, пожалуйста, что называ-
ется «античность». — Вы как-то рассказывали, что у
Алексея Федоровича был духовник,
который ему сказал: «Ты страсти свои
бросай, а науку не бросай!» У него
всю жизнь был один духовник?
— Всю жизнь не получалось. Всех
же арестовывали: сегодня ты на месте,
а завтра тебя уже нет. О последнем ду-
ховнике Алексея Федоровича можно
прочитать в знаменитой книге «За Хри-
ста пострадавшие»,изданной под руко-
водством протоиерея Владимира Во-
робьева, которого я хорошо помню
просто молодым человеком, получив-
шим физико-математическое образова-
ние, кандидатом наук. Мы с ним дружим,
он меня посещает. Так он поместил в
этом томе статью об отце Иоанне Селец-
ком. Это был человек совершенно ис-
ключительный, причем ученый, большой
эрудит, знаток культуры, европейской и
русской. Но он вынужден был скрывать-
ся, поэтому общаться было очень опас-
но. Он жил в затворе, если бы его обнару-
жили, его бы ждала гибель. Но верная
паства его всячески охраняла. Мать из-
вестного ныне протоиерея отца Алексан-
дра Салтыкова, Татьяна Павловна, была
тайно связана с отцом Иоанном, и она
соединила Алексея Федоровича с ним.
Салтыковы — тоже семья наших старин-
ных друзей, отца Александра я помню
школьником. Мы недавно с ним вспоми-
нали как раз это время. Так вот с помо-
щью его матушки Алексей Федорович по-
сылал отцу Иоанну свои письма, тот ему
отвечал. Это, конечно, были не просто
обыкновенные письма, он исповедовал-
ся на расстоянии. Отец Иоанн давал отпу-
щение. Это была потрясающая перепис-
ка. Письма передавались с оказией, по
цепочке, с надежными людьми, которых
никто бы не заподозрил. Каждый раз
просили, чтобы все записки немедленно
уничтожались по прочтении. Страшная
история, если найдут. Это было очень
опасно. Но я их не уничтожила. Я их спря-
тала и недавно впервые опубликовала в
своей книге «Жизнь и судьба: Воспоми-
нания». Отец Александр на это мне ска-
зал: «Аза Алибековна, по-моему, это —
самое главное, что вы сделали».
Я помню, мне было два года,
и нянька мне говорила: «Посмотри
на небо, видишь, Боженька сидит?»
Я смотрела и говорила: «Вижу». По-моему, это врожденное чувство,
что есть Бог
49
Минное поле прошлого
— Один из самых распространен-
ных страхов приемных родителей —
«вылезет» наследственность, и ребе-
нок пустится во все тяжкие. Тогда что
же, все усилия были напрасны? Ближний круг
Родительский клуб
«Воспитание приемных
детей — это не выставка
достижений»
Один из страхов приемных родителей — «наследственность». Почему даже не знающий своих
кровных родителей ребенок вдруг пускается «во все тяжкие», будто бы не было никаких
титанических усилий приемных родителей? Наследственность всемогуща или ее все-таки
можно победить? Об этом, а также о том, стоит ли сразу ждать от себя любви к приемному
ребенку и говорить с ним о его прошлом, рассуждает Мария КАПИЛИНА — психолог, которая
более 20 лет занимается профессиональной помощью семьям с приемными детьми.
Продолжение беседы. О мотивах приемных родителей,
об особенностях детей, потерявших семью, и о том,
что делать, если ребенок просится обратно в детдом,
читайте в предыдущем номере (№ 10 за 2011 год).
Мария Викторовна КАПИЛИНА — детский
психолог. Окончила психологический факультет
МГУ. Более 20 лет занимается профессиональ
ной помощью семьям с приемными детьми. Консультиру
ет родителей и специалистов, работающих в сфере помо
щи социальным сиротам, занимается преподавательской
деятельностью. НС:
Рисунок Дмитрия Петрова
Ближний круг
Родительский клуб
50
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
— Такие ситуации могут возникать,
когда у ребенка не проработана ситуа-
ция с его прошлым, когда он начинает
делать то, что делали его кровные роди-
тели, даже если он их не помнит — он та-
ким образом как бы пытается оправдать
их для себя. Это вещи социально-духов-
ного плана, руками их не пощупаешь, но
тем не менее они существуют. И это объ-
яснимо. Ведь человеку, чтобы расти нор-
мально, нужно опираться на реальные
вещи. Кровное родство — это реаль-
ность, его никто отменить не в состоя-
нии. Когда есть какой-то грех у кровных
родителей, есть что-то, с чем они не
справились, не решили какую-то духов-
ную задачу, на ребенка это ложится до-
полнительной тяжестью. Не потому, что
он виноват в грехах родителей, но, когда
они не справились, ему с той же самой
жизненной задачей справиться еще
труднее. Потому что если нет запаса сил,
нет духовного опыта, который они могли
бы своему ребенку передать, то и сил у
ребенка меньше. Почему так трудно при-
емным родителям? Потому что на них
обрушивается всей тяжестью эта плита. Приемные родители, которые не го-
ворят с ребенком о его прошлом, просто
оставляют его с ним один на один: раз-
бираться, додумывать, относиться как к
чему-то запретному. Без помощи взрос-
лых дети все равно пытаются найти от-
веты на трудные вопросы, но могут при-
ходить к таким, например, выводам: мои
родители — уроды, о которых даже гово-
рить нельзя, меня покинули, потому что я
чудовище — других же не бросают. Тема прошлого ребенка — как мин-
ное поле, которое надо обезвреживать.
Это необязательно должны психологи
делать, могут и родители, но надо это де-
лать с подготовкой. Когда есть обсуждение прошлого, ре-
бенок понимает, что была за семья у него,
почему с ней произошло то, что произо-
шло, в чем смысл его «второго рожде-
ния» — обретения приемной семьи и как
он может, не отторгая свою кровную се-
мью, в хорошем быть на нее похожим, а
плохое пытаться преодолеть. И про это
«плохое» в прошлом ребенка важно гово-
рить не в терминах осуждения, а как о
проблеме: алкоголизм, наркомания, во-
ровство — эти напасти приражаются ко
всем людям, и им надо давать отпор, что-
бы они твоей жизнью не завладели. У не-
которых людей получается бороться, а у
некоторых — нет. И тогда пропадает их
жизнь и жизнь их детей. Твои родители не
справились, у них сил не хватило, поэтому
тебе бороться будет вдвойне труднее. Но
мы будем тебе помогать. Можно сказать,
что «это твоя битва, и тебе надо ее выдер-
жать, это имеет смысл не только для тебя,
но и для твоих кровных родителей, через
тебя, возможно, и они оправдаются».
Иконечно, эту битву надо вести с откры-
тыми глазами. Тогда для ребенка это вста-
ет как жизненная задача на сознатель-
ном уровне. Еще очень важно, чтобы ребенок по-
нимал, что он существует не в безвоз-
душном пространстве. Что род, от кото-
рого он произошел,
включает не только роди-
телей, что там были еще
какие-то предки, и навер-
няка среди них были пре-
красные люди. Тема хоро-
шего в кровной семье
очень важна. Люди любят
говорить о дурной наслед-
ственности, при этом все,
кто имел дело с приемными детьми, зна-
ют, что у них, кроме проблем, есть и та-
ланты, и черты характера, достойные
уважения, — и, справедливости ради, не
стоит забывать, что многое из этого они
тоже получили из кровной семьи. Подлинная правда
— Но ребенок может не захотеть
говорить о своих кровных родителях,
я знаю приемную семью, где он гово-
рил о них исключительно «да пошли
они»...
— Если ребенок так говорит, это оби-
да за недополученную любовь, а вовсе
не критическая оценка ситуации. Ничего
хорошего в этом нет, и нельзя пустить это
на самотек. О чем мы не хотим говорить
с другими? О том, что трудно и приносит
боль. Или страх — например, ребенок
боится, что, если вдруг всплывет тема
кровной семьи, его туда вернут, особен-
но если ему пару раз сказали что-нибудь
про «яблочко от яблони». Да, ребенок
идет дальше по жизни с другими людь-
ми, но какое-то место в душе для кров-
ных родителей обязательно должно
быть. И над этим нужно работать. Речь
идет не о том, что мы одобряем то пло-
хое, что они сделали. Но ребенку самому
предстоит стать родителем, а если он
тех, кто ему жизнь дал (а дар жизни —
великая вещь), будет ненавидеть — он
будет ненавидеть самого себя, если он
всю жизнь будет что-то доказывать сво-
им кровным родителям — это будет бло-
кировка для нормальной жизни. — Если все-таки ребенок «пошел
вразнос» — как приемным родите-
лям это пережить?
— Помнить, что ничто хорошее не
пропадает зря — это совершенно точно.
И каким бы был ребенок без приемной
семьи, неизвестно. Иной раз человек
падает до самого дна, но, когда ему есть
что вспомнить, есть за что зацепиться,
это шанс, что он выберется. В приемной семье могут быть кризисы
отношений. Например, реакция отделе-
ния от семьи, характерная для всех под-
ростков, у приемных детей отягощается
претензиями к взрослым за свое про-
шлое. А «отвечать» приходится приемным
родителям — в настоящем. Скандалят в
этом возрасте все, в большинстве случа-
ев удается с помощью специалистов ситу-
ацию «разрулить». Но вот в нашей практи-
ке было несколько случаев, когда
приемные дети в подростковом возрасте
внезапно начинали настаивать на уходе
из приемной семьи. Не «понарошку», а
всерьез. Никакие усилия удержать их не
помогали. Родители переживали —каза-
лось, как же так, все зря?! А потом, после
восемнадцати лет, эти дети сами же разы-
скивали свои приемные семьи, восста-
навливали и поддерживали (и до сих пор
поддерживают) отношения с ними так, как
это бывает в обычных семьях со взрослы-
ми детьми, живущими самостоятельно.
Частые приходы в гости, звонки, взаимо-
помощь. Иблизость душевная у них есть, и
понимание. Этим детям надо было уйти,
чтобы потом вернуться — самим.
Зачастую ребенок, только когда вы-
рос, может ответить своим приемным ро-
дителям, что на самом-то деле он благода-
рен. Дети выбираются по ухабам и
колдобинам, но они все равно идут своей
Приемные родители,которые
не говорят с ребенком о его
прошлом,просто оставляют
его с ним один на один:
разбираться и додумывать
51
дорогой. И все, что нужно делать — помо-
гать им, таким, какие они есть. Полностью
же мы не знаем, для чего этот ребенок ро-
дился на свет, что за жизненная задача у
него, от чего его спасло наше вмешатель-
ство. Сердце человека — тайна. По по-
ступкам иной раз мы не можем судить, что
да как. И «выигрывают», если можно так
сказать, те родители, которые несмотря ни
на что, в глубине души верят, что все равно
в их детях есть что-то хорошее. Хорошее в
человеке всегда главнее, чем плохое, как
бы мало ни было хорошего и как бы много
ни было плохого. Хорошее — это подлин-
ная правда про человека.
Дожить до любви
— Еще один из страхов приемных
родителей — смогу ли полюбить это-
го ребенка как своего? Вдруг у меня
не возникнет к нему никаких чувств
или появятся негативные — злость,
ненависть, отторжение? — Чувства — субстанция очень из-
менчивая, и в жизни, в семье все строит-
ся не на чувствах, а на терпении и беско-
нечном принятии. Если с приемным
ребенком трудно и неприятно, это не оз-
начает, что мы или ребенок плохой или
что у нас нет любви. Это означает, что с
этим ребенком вот так. Потому что у этих
детей перекорежена жизнь. И с прием-
ными детьми бывает по-разному. Беря
ребенка, ты не знаешь, сколько там нере-
шенных вопросов: может, мало, а может,
много. Бывает, что любовь возникает лег-
ко, сразу и обоюдно, бывает, что трудно.
Но чувства — не показатель. Есть ситуа-
ции, когда ты говоришь себе — все, де-
ваться некуда, надо делать, идти сквозь
огонь и воду. При таком отношении есть
шанс, что можно дожиться и до любви.
Есть некая линия, путь, которых ты
придерживаешься, есть правило, кото-
рое ты себе даешь, говоришь себе: да,
иногда я впадаю в отчаяние, ругаюсь,
плачу, но я делаю и делаю, потому что,
если я ищу, как вырастить этого ребенка,
как сделать это дело максимально хоро-
шо, мне в этом помогает жизнь. А если я
буду искать, как избежать проблем, буду
ориентироваться на свои чувства — то-
гда конечно, поведение ребенка мне не
понравилось — мне хочется его вернуть. Да, бывает, что люди все равно от-
ступают, возвращают ребенка. Тогда это
и для них огромная травма, и для него.
И тут нельзя никого осуждать. Я работаю
20 лет в этой системе, и я знаю, что вся-
кое в жизни бывает. Но пока никто не
умер, всегда есть надежда на лучшее. Просто человек, решающий взять
приемного ребенка, должен понимать,
что нет и не может быть никаких гаран-
тий, что это дело будет успешным. Всегда
есть момент неизвестности. И еще, беря ребенка, человек берет
его не просто для взаимного счастья —
это еще некий путь испытаний, это вы-
зов. Вызов в том числе нашему христи-
анскому сознанию. Не поверхностному
лицемерию, что вот я, как хороший хри-
стианин, должен этого ребенка терпеть
и на себе тащить, — это безнравствен-
ное отношение. А настоящее отноше-
ние — это принятие человека таким,
какой он есть, даже если ты не можешь
радоваться тому, какой он, и понима-
ние, что ему, такому, с самим собой го-
раздо хуже, чем тебе с ним. Даже если
он испорченный и нет с ним никакого
слада — все равно, когда ты о нем за-
ботишься, ты делаешь это для Бога и
для жизни, для того, что, может быть,
это удержит его от чего-то ужасного. Это вовсе не означает, конечно, что
родители не должны ждать любви и ра-
дости. Но если у нас есть четкое пред-
ставление, какой именно должна быть
эта радость, мы можем пропустить
важные вещи, которые на самом деле
являются проявлением привязанности
ребенка. Можем не увидеть и не обра-
доваться там, где он действительно
старается. У приемных родителей бывает под-
спудный страх какого-то своего несоот-
ветствия — но это уже больше про свои
задачи. На самом деле действительно в
обществе бытует мнение, что вроде как
родной родитель имеет право на ошиб-
ку, а приемный нет. У родного родителя
ребенок чумазый и сопливый — ну, это
недоглядел, а у приемного — он безот-
ветственный и т. п. Но на самом деле
воспитание приемных детей — это не
выставка достижений народного хозяй-
ства. И приемные родители — обычные
люди, которым бывает очень трудно.
И нет, кстати, ничего зазорного в том,
чтобы в сложной ситуации обратиться за
помощью к специалистам. Это гораздо
лучше, чем из инфантильного страха, что
вот, про меня скажут, что я плохой роди-
тель, мучиться с нерешаемой пробле-
мой один на один. А потом, даже и со своими детьми
бывает страх — ой, я плохая мама. Что
мы обычно в таких случаях себе гово-
рим? Другой мамы у этого ребенка нет.
И в какой-то момент себе нужно ска-
зать: может быть, где-то есть человек,
который мог бы сделать для этого ребен-
ка что-то лучшее, но сейчас, кроме меня,
у него никого нет, значит, я тот, кто ему
нужен. И моя задача — делать это дело
настолько хорошо, насколько я могу.
А результат — как Бог даст.
Конечно, неправильно оправдывать
плохое поведение ребенка. Но и каз-
нить себя за человеческие ошибки —
бессмысленно. Мы для этого ребенка —
спутники, садовники. Но мы не всемогу-
щи. Любой ребенок в первую очередь —
Божий, во вторую — свой собственный,
со своей судьбой, которая не целиком
зависит от родительских вложений и
ожиданий. И только в третью очередь —
родительский. Подготовила Марина НЕФЕДОВА
РЕКЛАМА
52
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
Ближний круг
Детский вопрос
Евгения ПАЙСОН, психолог:
— Когда родители чем-то занимаются с ребенком, чем
угодно: игрой, рукоделием или рассматриванием карточек
со слогами, — они вкладывают в это эмоции. Специальной
пользы маленькому ребенку изучение карточек или цифе-
рок не приносит — но его берут на руки, носят, улыбаются
ему, берут пальчики в свои руки, разговаривают, поглажива-
ют, хвалят. И ребенок получает от родителей то, что ему нуж-
но: он проводит это время в общении с ними. Но сейчас, к сожалению, чаще всего получается, что
после трех лет родители отдают эти занятия в чужие руки.
И вот это уже совсем неполезно. Трех-пятилетний ребенок
к обучению не готов, потому его и не ведут в школу. Веду-
щая деятельность у дошкольника — игровая, и основное
развитие до семи лет по-настоящему возможно только
в игре. Ребенок не готов учиться ни в какой форме, ни в «уроч-
ной», ни даже в игровой: тело не готово долго сидеть, рука не
готова писать, ум не готов признавать чужое «надо». Снача-
ла дети идут на подготовку к школе с энтузиазмом. Но скоро
они понимают: эта новая «игра» получается скучная и тяже-
лая. Однако ни родители, ни детские образовательные учре-
ждения не предлагают ничего другого.
Занятия на развитие интеллекта, по сути, ничего не раз-
вивают: это только впрыскивание ребенку несистемных,
бессвязных знаний, не складывающихся в общую картину
мира.
Ребенок может выучить все марки машин, потому что
восхищается ими, этот интерес основан на чувственном,
эмоциональном восприятии: мне нравится! А может вызуб-
рить названия и столицы всех стран или названия химиче-
ских элементов, благо пособия вроде «Периодической таб-
лицы для грудничков» легко купить. Но это не знание, а
иллюзия знания: за ним нет никакого смысла. Ребенок за-
учивает новые слова как попугай — ему нравится, что его за
это хвалят, что можно побыть вместе с родителями, что он
оказывается в центре внимания. Родители напрасно считают, что эта заученная без
осознания информация потом поможет ребенку в учебе.
Вспомните, как мы сами в детстве любили песни на ино-
странном языке, не понимая их смысла. Или как, не заду-
мываясь, повторяли за тремя мушкетерами: «Красавице
Икуку, счастливому клинку» — и думали, что так красавицу
зовут — Икуку. Осознание, понимание приходит намного
позже. Лучшие учителя в этом возрасте — родители. Если хоти-
те развивать ребенка — ходите с ним в походы и на прогул-
ки, собирайте и разглядывайте травки, записывайте и зари-
Что развивать, интеллект или чувства?
совывайте. Когда путешествуете — ищите страну или город
на карте, отмечайте маршрут. Хотите научить считать — от-
правляйтесь в магазин: сколько на три рубля можно купить
конфет по рублю? Все это в непрерывном эмоциональном
контакте, причем положительном, — так эмоциональное
воспитание не будет отрываться от интеллектуального раз-
вития. Кто-то из моих друзей заметил недавно: если ребенок
больше обычного скандалит и куксится, ему необходимы но-
вые впечатления: какая-то поездка, поход в зоопарк, театр,
кино. Новые впечатления стимулируют развитие мозга.
А «развивалки», куда ребенка водят, «потому что все хоро-
шие папы и мамы так делают», — нет. Это только поглажива-
ние родительского эго, простая дрессировка. Занятия или игры с родителями должны доставлять ра-
дость. А вот если приходится заниматься чем-то неприятным
или неинтересным — скажем, ребенок ненавидит обяза-
тельную логопедическую гимнастику, — так это как раз тот
самый случай, когда лучше передоверить дело профессиона-
лу. И ребенок будет при нем меньше капризничать, и маме
останется то, что важно и что приносит и ей и ребенку ра-
дость. Учителем родителю быть не стоит, а вот партнером по ин-
теллектуальным играм — всегда. Ведь даже самая нетерпе-
ливая мать не будет обзывать ребенка балбесом и пережи-
вать из-за его «тупости», если он не сразу научится играть в
лото или шашки. Любые игры: «парочки», домино, «бродилки»
с кубиком, шашки, игры по правилам — все это важно для
эмоционального и интеллектуального развития. Ребенок
учится выигрывать, не оскорбляя других, и проигрывать, не
теряя достоинства, сдерживать эмоции, соблюдать очередь,
сравнивать, считать, продумывать ходы — и родители не бу-
дут раздражаться, если ребенок им проиграет. Игр сотни, за-
чем же всегда выбирать самую скучную из них — «подними
руку и ответь на вопрос»?
Именно в игре созревает самое главное для школы каче-
ство — произвольность, умение делать то, что задали, а не
то, что хочется. Нет произвольности — нет готовности к
школьному обучению. Готовности к школе научить нельзя,
она созревает вместе с ребенком. А родители могут помочь
сформировать комплекс знаний об окружающем мире и
поддержать ребенка при переходе от дошкольного детства к
непростым учебным будням. Словом, проблема не в том, что интеллектуальное разви-
тие подменяет собой эмоциональное. Проблема в том, что
родители сдают ребенка на занятия и умывают руки, считая,
что дело сделано, — и фактически лишают его самого нужно-
го: общения с важными для него людьми.
Надо ли специально развивать интеллект дошкольника? Учить буквы, цифры, названия
стран? Я слышала мнение, что дошкольнику надо играть, а не учиться. Но сейчас столько
кружков раннего развития, подготовка к школе чуть ли не с трех лет. Все стремятся как мож-
но раньше напичкать детей знаниями — считают, что это поможет им в дальнейшем учить-
ся. Но не вредят ли эти занятия эмоциональному, душевному развитию ребенка? Светлана Священник Алексий АГАПОВ, настоятель храма
Архангела Михаила города Жуковский Московской
области, руководитель воскресной школы «Летучий
Корабль»:
— Что подразумевается под ранним интеллектуальным
развитием? Это когда одной из главных задач в иерархии
семейных ценностей оказывается стремление загрузить в
ребенка побольше знаний-умений ради его конкурентной
способности, ради будущего карьерного роста. Такая уста-
новка не кажется мне верной. И все же хочется удержаться
от однозначного ответа, что эмоциональное развитие важ-
нее интеллектуального. Потому что само это противопос-
тавление — не из детского, а из взрослого мира.
Детство — таинственное время. Такой период, который
является определяющим для всей последующей жизни че-
ловека. И взрослый всю свою жизнь возвращается памя-
тью к своему детству, именно в том времени отыскивает и
видит «изначального самого себя». Ребенок стоит перед
важнейшей и глобальной задачей — познать мир как це-
лое, как связанность всего со всем. В процессе этого важ-
нейшего делания он со всеми вещами встречается впер-
вые. Впервые узнает, что среди всего «непонятного»
бывает еще и такое «непостижимое», такие непрозрачные
вещи, с которыми тоже нужно как-то внутри себя посту-
пить, принять, освоить... Весь эпический масштаб детства
трудно себе представить или прочувствовать — но в каж-
дом из нас живет этот опыт.
Наверное, под эмоциональным развитием как раз под-
разумевается это отношение ребенка с непостижимыми
вещами, которые каждый познает опытно, но которые
нельзя описать на языке точных наук. Любовь — прежде
всего (в том числе как выбор: «любо» или «не любо»); ра-
дость, печаль, жалость, сострадание. Нет и не может быть
ничего важнее этих больших вещей. Но в постижении ми-
ра и тех самых «связей всего со всем» ребенку предстоит
как-то нащупать опору, основу, сформировать собственный
главный принцип отношения к миру. Пожалуй, именно эта
сторона развития ребенка (и как без нее обойтись!) позже
станет опознаваться как интеллектуальная — и одновре-
менно как определяющая этический и религиозный выбор
человека.
Учить ли дошкольника буквам и цифрам? Натаскивать —
ни в коем случае. Но помочь узнать — если это интересно са-
мому ребенку — и можно и нужно. Я научился читать в три го-
да. Но это произошло как-то само собой: просто играл в пла-
стмассовый алфавит, спрашивал у родителей, если забыл
какую букву, скоро научился и полюбил складывать слова.
Я многим интересовался и о многом у них спрашивал. На-
верное, потому, что не боялся отказа: знал, что всегда услы-
шу спокойное и понятное объяснение. Это было развитие (и
интеллектуальное тоже), но совсем не было учебой или на-
таскиванием.
Я убежден, что помощь дошкольнику в его развитии со
стороны взрослых несовместима с нацеленностью на дости-
жение результата. Главным и единственно ценным результа-
том здесь может быть только добровольная, заинтересован-
ная включенность ребенка в процесс познания — будь то
познание своего сердца или силы своего разума. Очень
важно позволить нашим детям накопить этот ресурс, оста-
вить им возможность не разменивать драгоценное время
детства на мелкие прагматические цели сомнительной цен-
ности. Детство — это подготовка к жизни. Это гораздо серь-
езнее, чем подготовка к школе и будущей работе. Мы не
должны участвовать в такой подмене, выхолащивая детство
в угоду собственным амбициям. Иначе дальнейшая жизнь
нашего ребенка может оказаться запрограммированно
скудной — как растительность на Байконуре. Именно в детстве впервые человек рисует, как бы мелом
на асфальте, вектор христианской перспективы — в жизнь
вечную. Это репетиция всей последующей жизни в мире,
жизни с другими людьми и жизни перед Богом. Подготовила Ирина ЛУКЬЯНОВА
РЕКЛАМА
Общее дело
Обитель
Новые направления
добра
Вечные правила
Обитель милосердия, труда и молит-
вы стала первым подобным учреждени-
ем в России. В купленной великой кня-
гиней усадьбе с большим садом на
Большой Ордынке разместились кельи
сестер, больница, амбулатория, аптека
и классы для девочек из приюта при
обители. Все сестры проходили курсы по
минимальным медицинским знаниям, а
больница обители считалась лучшей в
Москве, работали там 34 врача. К 1918
году вместе с великой княгиней страж-
дущим помогали 105 послушниц. В ию-
ле святая преподобномученица Елиса-
вета была казнена в Алапаевске, до
1926 года, когда обитель фактически
перестала существовать, сестры под-
вергались гонениям. Полностью восста-
новили ее в 2009 году, и с тех пор оби-
тель живет по уставу, утвержденному
еще Елизаветой Федоровной. На сегодняшний день сестер четыр-
надцать, четверо — инокини. Сестры,
как и до революции, могут быть кресто-
выми, которые дают обет, и испытуемы-
ми, которые его не дают. Посвящение
происходит по специальному чину, уста-
новленному еще великой княгиней.
Крестовые сестры не являются монахи-
нями в полном смысле этого слова, они
находятся в переходном состоянии меж-
ду монашеством и миром: дают обет от-
речения от удовольствий, чтобы посвя-
тить себя служению Богу через
служение ближним. При Елизавете Фе-
доровне обет давался сроком на год,
пять лет или больше. Сейчас никаких
сроков не устанавливается. Любая из
сестер может покинуть обитель, просто
крестовая может сделать это только с
благословения настоятельницы. Сестры
постоянно живут в обители — в выстро-
енном еще великой княгиней сестрин-
ском корпусе на Большой Ордынке.
— Четырнадцать сестер — это, ко-
нечно, мало, — рассказывает нынеш-
няя настоятельница обители иноки-
ня Екатерина (Позднякова). —
Поэтому у нас работают и обычные лю-
ди, работают за зарплату. Это и профес-
сионалы, вроде педагогов и врачей, и
простые работники, которые помогают
по хозяйству. А еще есть люди, которые
хотят работать бесплатно. Мы знали о
таких примерах, но в Европе. Когда че-
ловек, например, безвозмездно рабо-
тает в благотворительной организации
бухгалтером. Но нам всегда казалось,
55
Текст: Диана РОМАНОВСКАЯ
Фото: Екатерина СТЕПАНОВА
В 1906 году, спустя год после
убийства великого князя Сергея
Александровича, его вдова
Елизавета Федоровна стала
распродавать свои драгоценности
и дорогие предметы искусства.
В 1907 году на вырученные деньги
княгиня основала Обитель
милосердия, назвав ее в честь
святых Марфы и Марии. Это
название было выбрано
не случайно: библейские сестры
стали образом двух путей служения
Господу — деятельного, через
помощь ближнему,
и созерцательного — через молитву.
В наше время такое служение
не менее востребовано — и сегодня
Марфо-Мариинская обитель
не только возрождает старые
традиции, но и запускает новые
проекты.
Общее дело
Обитель
56
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
что это невозможно в России. Поэтому,
когда начали появляться такие люди, мы
были очень рады. Сейчас, например, как
раз к нам хочет поступить женщина-во-
лонтер на работу в группе дневного пре-
бывания для детей-инвалидов. Страха нет
«Никогда ничего не было унылого в
жизни Марфо-Мариинской обители.
Все было там современно, как внутри,
так и снаружи. И кто бывал там, уносил
прекрасное чувство», — писала Нона
Грейтон, современница великой кня-
гини. Но бед в те времена хватало:
по воспоминаниям современников, в
обитель за утешением и помощью по-
стоянно приходили матери с больными
детьми. Так же и сейчас: в одной толь-
ко Москве насчитывается около 10 ты-
сяч людей, больных церебральным па-
раличом, и половина из них — дети.
При обители работает Центр реабили-
тации детей с ДЦП. С 2010 года, когда
он был открыт, в нем прошли лечение
более 250 детей. Это вполне совре-
менное учреждение с новейшим меди-
цинским оборудованием, специальны-
ми тренажерами и высококлассными
специалистами. Раз в неделю там кон-
сультирует Ксения Александровна Се-
менова — основоположник реабили-
тации детей с ДЦП в России. Кроме
того, в центре работают психологи. Как
с детьми, так и с родителями, которым
психологическая помощь часто нужна
больше, чем детям. Родителям расска-
зывают, как правильно вести себя с
ребенком. Сестра Екатерина говорит,
что многие мамочки просто не знают,
что делать со своими подрастающими
больными детьми. Не знают, как пра-
вильно ребенка взять, поддержать, по-
мочь. Часто даже боятся их тела. И, ко-
гда после курсов реабилитации их
ребенок начинает ходить, чего отро-
дясь не делал, очень удивляются.
Группа дневного пребывания и по-
явилась после того, как сестры, каж-
дый день общаясь с родителями боль-
ных ДЦП ребятишек, видели, как им
тяжело и как катастрофически не хва-
тает времени. А ведь помимо борьбы
за здоровье малыша, силы нужны еще
и на бесконечные сборы справок, что-
бы подтвердить инвалидность, на полу-
чение талонов на памперсы, субсидий
и всего того, что поможет маме с ре-
бенком, буквально привязанным друг
к другу, выживать. К сожалению, до сих
пор многие отцы, узнав о диагнозе ма-
лыша, из семьи уходят. Как выяснилось, временное пребы-
вание без мам, чуть что бросающихся на
помощь, сказывается благотворно на
детях: ребята учатся элементарным бы-
товым навыкам, начинают сами себя
обслуживать по мере возможностей.
В отличие от других специализирован-
ных садиков, в садик обители берут де-
тей с самым тяжелым течением болезни
и занимаются с ними бесплатно. Путь в семью
Как и в 1910-х годах, девочки не
только получают хорошее образование
в Свято-Елизаветинской гимназии, но и
живут здесь почти как в родном доме.
В приюте две группы: от 2 до 9 и от 11 до
15 лет. Попадают сюда по-разному: кто
по заявлению родителей, кто из дома
ребенка, кто по просьбе опеки. — Церковность и искренняя любовь
к детям — основные критерии, по кото-
рым мы берем на работу педагогов, —
рассказывает сестра Екатерина. — Ведь
когда взрослые сами продолжают над
собой работать, а не только «работают
над детьми», в детском учреждении со-
вершенно иная атмосфера. Но сделать
так, чтобы детский дом был действитель-
но домом для девочек, очень сложно,
почти невозможно. Дети привязываются
к воспитателям, как к своим родителям,
а воспитатели могут уйти. А любовь ре-
бенка не может прыгать с одного челове-
ка на другого. Поэтому мы стараемся как
можно больше детей определить в се-
мьи, для чего был создан Центр сопро-
вождения семьи.
Центр работает по трем направлени-
ям: работа с кровной семьей детей, жи-
вущих в приюте, с целью помочь семье;
работа с семьями, желающими усыно-
вить или взять под опеку ребенка, для
которых создана школа приемных роди-
телей; сопровождение семьи, взявшей к
себе приемного ребенка. Именно в пер-
вый год совместной жизни семья осо-
бенно нуждается в помощи. Проводы в вечность
Елизавета Федоровна говорила,
что в утешении нуждаются не только те,
кого можно спасти, но и те, кому уже не
помочь: «Не страшно ли, что мы из лож-
ной гуманности стараемся усыплять та-
ких страдальцев надеждой на их мни-
мое выздоровление. Мы оказали бы
им лучшую услугу, если бы заранее при-
готовили их к христианскому переходу
в вечность». Хосписы для России — де-
ло относительно новое, не все могут
понять, зачем тратить время, силы и
деньги, если человек все равно умрет.
Сестры пытаются сделать так, чтобы девочки из приюта чувствовали себя в обители почти
как дома. Но главная задача — найти новые семьи для маленьких воспитанниц
57
Сейчас в Марфо-Мариинской обители
идет подготовка к открытию детского
хосписа. С октября 2011 года здесь на-
чала работать выездная хосписная
детская служба. Это — врач, медсест-
ры, психологи и социальные работники
для помощи по хозяйству и в оформле-
нии различных документов. В диспет-
черскую поступает звонок, и к ребенку
выезжают сотрудники службы в том со-
ставе, который необходим по ситуа-
ции. В службу может обратиться любая
семья, в которой ребенок страдает не-
излечимым заболеванием. Сестра
Екатерина рассчитывает, что в месяц
будет обслуживаться около 200 таких
семей. Есть проблема —
есть проект
Такое количество проектов просто
удивительно для небольшого в общем-
то коллектива. Складывается ощущение,
что сестры обители и волонтеры хотят
охватить все направления, по которым
можно помогать. — Все наши проекты небольшие, к их
созданию нас привела сама жизнь,— го-
ворит сестра Екатерина. — Мы действу-
ем по необходимости. Например, органи-
зовали лагерь для детей с ДЦП на Черном
море, потому что им негде отдыхать. Мож-
но сказать, что это — наш специальный
проект. Но лагерь просто был необходи-
мостью, и мы это сделали. По принципу
«есть проблема — есть проект».
Так же и Школа милосердия, изна-
чально задумывавшаяся, как четырех-
месячные курсы для женщин из регио-
нов, чтобы они могли получить навыки
по уходу за больными и обучиться осно-
вам социальной работы. В апреле нача-
лись эти курсы, в августе появились
первые выпускницы, две остались ис-
пытуемыми сестрами в ММО. На пер-
вом съезде руководителей соцотделов
епархий в июле 2011 года Святейший
Патриарх сказал, что хотел бы видеть
целый учебно-методический центр, в
котором было бы много разных направ-
лений. И в школе они появляются, на-
пример, курсы по уходу за тяжелыми
больными для родственников, где, по-
мимо обучения уходу, читается курс лек-
ций по духовному осмыслению болезней
и страданий, курс лекций по основам
психологии позднего возраста, консуль-
тируют врачи. Сестры обители планиру-
ют описать свой опыт социальной рабо-
ты, чтобы вынести его в регионы, где он
может стать стартовой площадкой для
волонтерских организаций. Там начи-
нать с чистого листа сложнее. Опыт Королевства
Королевский дом Англии трепетно
относится к памяти великой княгини,
внучки королевы Виктории, и в Лондон-
ское общество друзей Марфо-Мариин-
ской обители входят члены королевской
семьи. Весной Москву посетила Гейл
Стюардсон, член общества, она останав-
ливалась в обители, а в августе у сестер
был ответный визит . — Мы видели, как устроены там со-
циальные учреждения, были в оксфорд-
ском хосписе для детей, в лондонской
детской больнице, в центре по работе со
слепыми, — с воодушевлением расска-
зывает сестра Екатерина. — Нам уда-
лось пообщаться со специалистом по
инклюзивному дизайну. Это методика
интеграции слепых и слабовидящих в
помещения, ведь таким людям очень
сложно ориентироваться в простран-
стве без помощи. Так вот этот дизайнер
делает специальные дорожки с другой
текстурой, поручни, двери контрастного
со стенами цвета. Это — неоценимый
для нас опыт. И сейчас мы продолжаем
общение с коллегами по поводу работы
с детьми-инвалидами и слепыми. Москва, ул. Большая Ордынка, д. 34.
Телефон: (495) 951-11-39. Реквизиты:
МарфоМариинская обитель мило
сердия,
ИНН 7706094941,
КПП 770601001,
р/с 40703810838250120610,
Люблинскоe ОСБ № 7977 г. Москва,
Сбербанк России (ОАО),
к/с 30101810400000000225,
БИК 044525225.
Адрес Марфо-Мариинской обители милосердия
За год работы Центра реабилитации детей с ДЦП в нем прошли лечение уже 250 человек.
Многие мамы не надеялись и на то, что их ребенок сможет сам себя обслуживать, а
некоторые дети, пройдя лечение по новейшим методикам, смогли даже научиться ходить
Общее дело
Дискуссия
58
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
Михаил АГАФОНОВ, руководитель
сектора по работе с обращениями
граждан Отдела по церковной
благотворительности и социальному
служению: — Наверное, только святой человек
никогда не проявит цинизма. Могут из-
бегать его всякие «бэтмены» и «зор-
ро» — волонтеры, занимающиеся соци-
алкой время от времени по велению
души. Живешь ты спокойно, ни о чем не
думаешь, попалась на глаза какая-то си-
туация, продрала до нутра, и ты усиленно
начинаешь благотворить. Разрулил си-
туацию — снова погружаешься в обыч-
ные дела. Тут места для цинизма может
не возникнуть. Но когда ты занимаешь-
ся социалкой по графику, когда за объем
проделанной работы ты ответствен не
только перед своей совестью, но и перед
работодателем, то цинизм очень час-
то — это естественная защитная реак-
ция на многие ситуации. Во-первых, про-
сто невозможно все время находиться в
Добрый
самарянин:
профессия?
Добрый
самарянин:
профессия?
Кто-то считает, что
в благотворительности
нет места
профессиональному
цинизму, кто-то
предполагает, что,
служа другим, надо
отдавать себя без
остатка, а некоторые
уверены — так долго не
протянешь. А если
чужие беда и боль
становятся рутиной,
а исцеления —
предметом отчетности,
то как продолжать
пропускать все через
себя?
Зорро от милосердия
Хармес ван Рейн Рембрандт. Милосердный самаритянин состоянии горения (я, по крайней мере,
не могу). Тут к жене иной раз ничего, кро-
ме цинизма, не испытываешь, а то ма-
лознакомые и назойливые люди. Для на-
чала — их просто много! Любовь же —
ненормируема, если каждого впускать в
свое сердце — это значит, что с одним
человеком ты можешь заниматься ме-
сяц, а под дверью у тебя стоит толпа дру-
гих, чающих такого же внимания, стол за-
сыпан письмами, жена с детьми забыли,
как тебя зовут, а ты плачешь с плачущи-
ми, гораздо реже ликуешь с ликующими
и потихоньку сходишь с ума.
Защищает цинизм и от чувства сты-
да, когда твои усилия не увенчиваются
успехом. Ведь к нам обращаются иногда
люди в очень сложных ситуациях. И ког-
да ты берешься их решать и на полпути
понимаешь, что взялся за дело не по си-
лам, то или ты себя чувствуешь козлом (а
всерьез чувствовать себя козлом и не
пытаться свалить свою вину на другого
может только святой, который и не под-
вержен цинизму), или тебе надо почув-
ствовать козлом просителя, как часто и
случается.
Тем более что, положа руку на серд-
це, многие просители дают все поводы.
Иногда кажется, что это не они пришли
просить о помощи, а ты их упрашива-
ешь дать себе попомогать, а они, так и
быть, разрешают. Они обычно страшно
ригидные: имеют заранее план спасе-
ния себя и любые альтернативные ва-
рианты воспринимают как предатель-
ство. Просители часто думают, что
Церковь страшно богата и без проблем
может решить все их проблемы. Очень
трудно с открытой душой и любящим
сердцем встречать шквал разочарова-
ния и негодования, когда они узнают,
что жестоко ошибались. Страшно рас-
холаживают случаи прямого мошенни-
чества. Не меньше — когда врут не
относительно своей проблемы, но отно-
сительно своей готовности эту пробле-
му решать. Договоришься, например,
устроить какого-нибудь бедного чело-
вечка на жительство в православную
деревню, а в последний момент он отка-
зывается ехать. Потому что сейчас
жизнь его плохая, но уже привычная, а в
деревне придется самому крутиться.
А бывает и еще круче. У меня среди по-
следних писем одно — от молодой семьи
детдомовцев: квартиру (якобы) не полу-
чили, зато уже успели родить, местный
священник предлагал жить в церковном
доме, но там надо делать ремонт. «Мы, —
пишут, — ездили советоваться к старцу,
и он сказал — о переезде и ремонте не
думайте, все сделают добрые люди». Мо-
раль: мы делать ничего не будем, при-
шлите нам денег на покупку дома, ста-
рец благословил.
Про письма типа «Остро нуждаюсь в
самом жизненно необходимом: 1) теле-
визор...» я уж не говорю. Ну как тут не
впадать в ропот, осуждение, цинизм?
Лекарство, впрочем, есть — не счи-
тать себя субъектом благотворительно-
го процесса, от которого что-то зависит.
Помнить: мы — рабы негодные, которые
просто делают то, что должны, и должны
делать это так хорошо, как это возмож-
но. Реальную помощь подаем не мы, но
Бог — так чего нам примазываться к Его
славе?
Вот последний случай такой: сгорело
два двухквартирных дома, четыре семьи
на улице. Мы начинаем вешать просьбы
на сайт — выходит четыре идентичные
просьбы из одного и того же места. На од-
них еще пару тысяч дали, на других уже
ничего. Вдруг на неких Мухаметдиновых
какая-то женщина пожертвовала пол-
миллиона рублей — столько, сколько они
и просили. Я звоню в епархию. «Надо
же,— говорят там, — Мухаметдиновы-то
ведь мусульмане. Они когда пришли про-
шение подавать, сказали: если Церковь
нам поможет — всей семьей крестимся!»
То есть каким-то чудом именно к ним рас-
положилась ничего не знающая об их
обете благотворительница (русская жен-
щина, никаких национальных мотивов тут
нет), а Господь подал просимое.
Таких историй тоже немало, они по-
немногу исправляют те профессиональ-
ные деформации, которые я неизбежно
приобретаю на своей работе. Но нароч-
но я их не ищу и стараюсь лишний раз со
своими бывшими подопечными не пе-
ресекаться, не перезваниваться и т. п.
Пока они не звонят — сохраняется на-
дежда, что у них хоть что-то наладилось.
А позвонишь, узнаешь, что ничего хоро-
шего не вышло из твоих усилий или но-
вые обстояния погребли под собой все
их плоды, — от уныния после таких ново-
стей никакой цинизм не спасет.
Вот, например, как вы думаете, кре-
стятся Мухаметдиновы?
59
Майя СОНИНА, координатор проекта
«Кислород», занимающегося
помощью больным муковисцидозом:
— Благотворительность — это чис-
тый воды эгоизм, в стопроцентный аль-
труизм в этом деле я не верю. Это жела-
ние сделать картинку мира чуть получше:
если есть возможность что-то изме-
нить — то надо менять. Такое же естест-
венное желание, как сменить интерьер
квартиры, чтобы жить в ней стало прият-
нее, тут — то же самое, просто масштабы
большие. И к тому же причастность к до-
брым делам дает возможность почувст-
вовать себя спокойнее, потому что зани-
маешься явно хорошим делом.
Насколько можно абстрагироваться
от бед своих подопечных — зависит от
специфики работы. Например, мы почти
всегда находимся в контакте с ними. Но
все равно сама я стараюсь не обзвани-
вать всех и не узнавать, как у них дела.
Справиться мне помогает вера. Моим
духовником был отец Георгий Чистяков,
он находил для меня нужные слова, по-
могал справиться. Атеистам, которых
среди волонтеров и благотворителей
немало, очень трудно — они не видят в
происходящем с людьми ничего, кроме
чудовищной несправедливости, и не по-
нимают, за что им держаться. Благотворительность — чистой воды эгоизм
Общее дело
Дискуссия
Александр ГЕЗАЛОВ, общественный
деятель, публицист:
— Часто, наигравшись в добреньких,
люди уходят из благотворительности.
А приходят по-разному. Если позвали как
медийное лицо, то он уйдет, когда пройдет
мода, а проблема останется. А кто-то поте-
рял своего ребенка или родственника и
начал помогать другим, тем самым пыта-
ясь спасать жизни других людей. И такой
человек уже вряд ли отойдет от миссии и
от тех, кому он помогает, не сможет —
слишком ему это близко, не абстрагиру-
ешься. Это уже и смысл жизни, и даже ра-
бота, которую надо хорошо выполнять.
Благотворительность, как яйцо Фа-
берже, привлекает многих. Потому что это
круто — выглядеть добродетельным в гла-
зах других людей, и они даже аплодируют
стоя. Это хорошее дополнение к имиджу.
Но выглядеть дорого на фоне благих дел
на самом деле — дешево. Как подделка
того же Фаберже. И человек, насытив-
шись восхищением других за счет благо-
творительности, ищет новых технологий
его получения. Поэтому пусть зря мило-
сердие иногда воспринимается как инст-
румент получения «восхищенческой при-
были». Потому что добрые дела должны
делаться не для себя, а Бога ради.
Благотворительность как яйцо Фаберже
Алиса ОРЛОВА, журналист:
— Я пишу просьбы о помощи на сай-
те «Милосердие.ru» с 2006 года. Сначала,
конечно, я готова была о своей работе
говорить часами, нравилось, что все
смотрят с уважением, вот, дескать, чело-
век делает Доброе Дело. Но со време-
нем все большие буквы из моего воспри-
ятия ушли. В какой-то момент даже были
мысли — а нужно ли этим заниматься во-
обще? Какой в этом смысл, если в соци-
альных программах столько дыр, что зав-
тра придется писать новую, точно такую
же статью о помощи другому человеку.
Или — тому же самому. Идеализма по-
убавилось, надеюсь, прибавилось про-
фессионализма. Многие эмоции «сгоре-
ли», ну их и не жалко. Но желание делать
это дело, пусть не умирая каждый раз, ос-
талось. А что — дело не хуже любого дру-
гого. Помню, несколько лет назад я зада-
ла вопрос Елизавете Глинке: «Как
перенести тяжесть чужих судеб?» Сейчас
он для меня не стоит — если люди, кото-
рым нужна помощь, свою боль перено-
сят, то чего я-то буду страдать? Мне, здо-
ровой, не убиваться надо, а думать о том,
как им помочь. Кажется, Татьяна Красно-
ва, та, которая собирает «Конвертик для
Бога», сформулировала принцип: «Регу-
лярно расчищать свой участок размером
с носовой платок и стараться не слиш-
ком гадить за края». Как-то так, да.
Сгоревших эмоций не жаль
— Человеку, как существу эмоциональному, всегда тяже
ло смотреть на страдания других людей. И часто у тех, ко
му приходится сталкиваться с горем ближних, наступает
такой предел, после которого можно сорваться, бросить
эту сложную работу, замкнуться в себе. Дело в том, что ми
лосердие, на самом деле, — Христово, а мы считаем добрые
дела своими, приписываем себе спасение людей, и охлаж
дение наступает, в частности, от такой ошибки. Нужно ста
раться обходиться без самолюбия, хотя это очень сложно,
и сложно говорить о смирении. Но мы можем выявлять в
себе это чувство гордости, когда мы чтото хорошее дела
ем, и пытаться его укротить, или хотя бы сознаться самому
себе в этом: «Да, я понимаю, что думать так неправильно,
и я подругому не могу, но хотя бы признаю это». Состояние холодности, отчужденности к другому чело
веку и его бедам противоестественно. Сострадание не
должно исчерпывать наши душевные силы, оно, напротив,
должно давать их. Конечно, совершенство недостижимо.
И в какойто момент, если человек понимает, что помощь
ближнему становится тяжкой ношей, лучше на время оста
новиться, не брать на себя много, пока не вернется способ
ность сострадать. Подготовила Анна ЗАХАРЧЕНКО
КОММЕНТАРИЙ
Иногда лучше
остановиться Священник Михаил ПОТОКИН,
председатель Епархиальной
комиссии по социальной
деятельности города Москвы:
60
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
Помогите журналу
— Все Ваши SMS и ответные SMS – бесплатны. — Услуга доступна всем абонентам «Мегафона», «Билайна», «MTС», за исключением юридических лиц и абонентов, обслуживающихся по кредитной системе расчетов.
— Услугой нельзя воспользоваться при финансовой блокировке номера.
— После списания суммы пожертвования на Вашем счете должно оставаться не менее 30 руб.
— Все расчеты при пользовании услугой осуществляются в рублях.
— Максимальная сумма единовременного пожертвования 5 000 руб., в месяц не более 15 000 руб.
— Минимальная сумма единовременного пожертвования 100 р.
Если у Вас возникнут вопросы или пожелания по работе, то можно обратиться в редакцию по телефонам 8 (495) 943-04-98, 8 (901) 541-02-21 или по электронной почте: podpiska-nsad@yandex.ru
Для абонентов «Мегафона»
1. Отправьте SMS-сообщение на номер 842919 в формате: 267 двоеточие 007 двоеточие сумма пожертвования. Выглядеть это будет так: 267:007:100 Внимание! Оба двоеточия обязательны 2. После этого вам придет сообщение с номера 842919 с просьбой подтвердить в ответном SMS платеж – сумму пожертвования
с комиссией
(оплата услуг miloserdie) указанным кодом. Это обязательное требование – для повышения безопасности платежей и сокращения числа ошибок со стороны абонентов. 3. После подтверждения с номера 1170 придет письмо, что «ПЛАТЕЖ ПРИНЯТ». Сумма автоматически будет списана с Вашего телефона.
4. В случае успешного выполнения всех правил перевода денег с номера 3116 придет письмо: «ОПЛАТА ПРОШЛА УСПЕШНО. БЛАГОДАРИМ ЗА ПОЖЕРТВОВАНИЕ!»
5. В том случае, если Вы не подтвердили оплату или произойдет технический сбой, Вам придет сообщение: «ПЛАТЕЖ ОТМЕНЕН ПО ИНИЦИАТИВЕ АБОНЕНТА (НЕ ПОЛУЧЕНО ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ПЛАТЕЖА)».
Для абонентов «Билайна» 1. Отправьте SMS на номер 8477 в формате: 16 пробел 007 пробел сумма пожертвования. Выглядеть это будет так: 16 007 100
2. После этого придет ответ от beeline: «СПАСИБО. ЗАПРОС НА ОПЛАТУ ПРИНЯТ». 3. После этого вам придет с номера 8464 сообщение с просьбой подтвердить указанным кодом в ответном SMS сумму пожертвования. Это обязательное требование для повышения безопасности платежей и сокращения числа ошибок со стороны абонентов. 4. С номера 7878 придет письмо, что «ОПЛАТА НА УКАЗАННУЮ СУММУ УСПЕШНО ПРОВЕДЕНА. КОМИССИЯ 0,00 РУБ.». Сумма автоматически будет списана с Вашего телефона.
5. В случае успешного выполнения всех правил перевода денег с номера 7878 придет письмо: «ОПЛАТА ПРОШЛА УСПЕШНО. БЛАГОДАРИМ ЗА ПОЖЕРТВОВАНИЕ!» 6. В том случае, если Вы не подтвердили оплату или произойдет технический сбой, Вам придет сообщение от beeline: «ОПЛАТА УСЛУГИ ПАРТНЕРА ОТМЕНЕНА ПО ВАШЕМУ ЗАПРОСУ». Для абонентов МТС Абоненты МТС могут оформить пожертвование только на сайте журнала «Нескучный сад» (www.nsad.ru). Для этого Вам нужно: 1. Зайти на сайт журнала «Нескучный сад» (раздел «Помочь журналу»), заполнить и отправить специальную форму.
Сумма пожертвования / Фамилия / Имя / Отчество / E-mail: / номер мобильного телефона, с которого будет сделано пожертвование 2. После этого вам придет сообщение с номера 6996 с просьбой подтвердить в ответном SMS платеж – сумму пожертвования (оплата услуг miloserdie) указанным кодом. Это обязательное требование – для повышения безопасности платежей и сокращения числа ошибок со стороны абонентов. Все Ваши SMS и ответные SMS – бесплатны. 3. С номера iMTCPay придет письмо, что «ПЛАТЕЖ ВЫПОЛНЕН». Сумма автоматически будет списана с Вашего телефона.
4. В случае успешного выполнения всех правил перевода денег с номера 3116 придет письмо: «ОПЛАТА ПРОШЛА УСПЕШНО. БЛАГОДАРИМ ЗА ПОЖЕРТВОВАНИЕ! КОМИССИЯ 0,00 р.». 5. В том случае, если Вы не подтвердили оплату или произойдет технический сбой, Вам придет сообщение: «ОПЛАТА УСЛУГИ ПАРТНЕРА ОТМЕНЕНА ПО ВАШЕМУ ЗАПРОСУ». Сделайте SMS-пожертвование!
Общее дело
Острый угол
62
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
Путь разрушения
— Владыка, известно, что Цер-
ковь отрицательно относится к сурро-
гатному материнству. Почему? Уже
слышны обвинения, что Церковь,
«как обычно», против достижений на-
уки...
— Есть много новых технологий, ко-
торые Церковь поддерживает. Церковь
не против, скажем, трансплантации пар-
ных органов, не против донорства кро-
ви. Церковные люди призывают к тому,
чтобы переливать кровь, чтобы быть до-
норами, хотя этого не было раньше. Но
суррогатное материнство — это совсем
другое. Оно нарушает нормальные отно-
шения между людьми.
— То есть здесь дело в том, что не-
понятно, чей это ребенок?
— Здесь дело в том, что люди хотят
иметь ребенка, но не могут его зачать
и выносить, и они хотят сделать это ка-
ким-то иным путем. Но этот путь нару-
шает естественный ход рождения чело-
века, который установлен Богом. Этот
путь может разрушить семью. Сурро-
гатное материнство лишает женщину,
которая вынашивает ребенка, мате-
ринских чувств. Ведь это особое время
в ее жизни — в ней живет другой чело-
век, она с этим человеком делается од-
ним существом: одна кровь течет по их
телу, она чувствует сердцебиение ре-
бенка, ребенок воспринимает все то,
чем живет мать. Не зря беременным
женщинам советуют слушать музыку,
смотреть на что-то красивое, не делать
каких-то тяжелых грехов, потому что
ребенок все это чувствует. Мы знаем
замечательное место из Евангелия,
когда Иоанн Предтеча, который нахо-
дился во чреве святой праведной Ели-
заветы, взыграл, когда к нему прибли-
зилась Дева Мария, во чреве которой
был Господь. Мы знаем рассказ о пре-
подобном Сергии Радонежском, кото-
рый даже вскричал во чреве своей ма-
тери. Ребенок во чреве, несомненно,
чувствует, несомненно, реагирует на
какие-то внешние раздражители. А в
случае суррогатного материнства все
это он переживает не внутри матери,
которая потом будет его воспитывать,
а внутри какой-то другой женщины, ко-
торая, являясь ему матерью, впослед-
ствии от него откажется. Вот это и бес-
человечно, аморально. Такие технологии появляются тогда,
когда люди не смиряются с Промыслом
Божиим. Когда люди чувствуют себя хо-
зяевами жизни, когда они готовы весь
этот мир изменить, перекроить, пере-
делать на свой вкус, сделать его удоб-
ным для себя — попираются очень
важные законы. Мы сейчас говорим о
необходимости развития экологии как
науки — потому что современная циви-
лизация разрушает землю. Суррогат-
ное материнство разрушает не внеш-
ний мир, оно разрушает внутренний
мир женщины, разрушает установив-
шиеся в человечестве связи между от-
цом и матерью, между матерью и ре-
бенком. Оно лишает эти отношения
того, что должно в них быть. Конечно, когда человек не знает
Бога, не верит в то, что мир этот создан
Творцом, что есть некий благой Промы-
сел о нем, тогда он готов идти на все.
Как, знаете, говорил один трансплан-
толог священнику: «Когда речь идет о
Почему Церковь против
суррогатного материнства
В новом законе «Об основах
охраны здоровья граждан
РФ» есть положения,
вызвавшие дискуссию.
Среди них — регулирование
так называемого
суррогатного материнства.
За комментарием главный
редактор «Нескучного сада»
Юлия ДАНИЛОВА обратилась
к епископу Смоленскому и
Вяземскому
ПАНТЕЛЕИМОНУ,
председателю Синодального
отдела по
благотворительности.
Рисунок Петра Захарова
63
жизни человека, как можно говорить о
нравственности?» То есть, если у жен-
щины умирает ребенок или если она не
может иметь ребенка, она готова пойти
на все, чтобы это изменить. Как некото-
рые женщины готовы пойти на блуд, за-
чать ребенка с каким-то чужим мужчи-
ной, желая иметь ребенка у себя дома
как некую игрушку. Ей скучно без ре-
бенка, и она не думает о том, что у это-
го ребенка не будет потом отца. Так и с
суррогатным материнством — основ-
ные законы бытия попираются людьми,
которые не могут смириться с Промыс-
лом Божиим.
— Но ведь лечиться Церковь не
запрещает? Почему бы тогда и с бо-
лезнью не смириться, зачем нужны
врачи?
— Не всякое лечение благословля-
ется Богом. Нельзя лечиться при помо-
щи заговоров, нельзя лечиться у экстра-
сенсов, нельзя применять лекарства,
сделанные из абортивного материала. Нельзя лечиться от бесплодия, по-
нуждая другую женщину выносить ваше-
го ребенка и отказаться от него, повре-
див тем самым своей душе, разорвав
естественную связь, сложившуюся в те-
чение девяти месяцев беременности.
Можно лечиться от бесплодия, усыновив
ребенка чужой женщины, которая отка-
залась от него.
Ребенок не виноват
— Но бездетные родители гово-
рят, что у них отбирают таким обра-
зом последнюю надежду. Может
быть, усыновление для таких родите-
лей более правильный шаг?
— Я думаю, что правильный шаг для
человека на земле — искать Волю Бо-
жию о себе, а не утверждать и не уста-
навливать свою волю как краеугольный
закон для себя и других людей, которые
его окружают. Никто не даст нам избавленья,
Ни Бог, ни царь и ни герой,
Добьемся мы освобожденья
Своею собственной рукой, — пели люди, которые разрушили россий-
скую государственность, люди, которые
покусились уничтожить Церковь в Рос-
сии; и мы до сих пор пожинаем плоды
этих безумных действий. И если будет
развиваться эта технология суррогатно-
го материнства, то плоды будут еще бо-
лее страшными.
— А что делать, если уже родились
дети в результате суррогатного мате-
ринства? Как Церковь относится к та-
ким детям? — Ну, бывает, что дети рождаются в
результате каких-то страшных грехов,
например изнасилования. Ребенок ведь
в этом не виноват. Конечно же, этих де-
тей нужно воспитывать, Церковь готова
этих детей брать на воспитание, готова
помогать расти таким детям. Меньшее из зол
— Законопроект «Об основах ох-
раны здоровья граждан» содержит
много положений, с ко-
торыми Церковь не мо-
жет согласиться. Од-
новременно Церковь
подписывает соглаше-
ние о сотрудничестве с
Минздравсоцразвития,
которое является разработчиком за-
конодательства...
— Сотрудничество Церкви с государ-
ственными структурами всегда было
сложным, всегда было неоднозначным,
всегда оценивалось разными церков-
ными деятелями по-разному, всегда это
вызывало какие-то споры. До каких пор
Церковь может идти на соглашение с го-
сударством, которое не принимает тех
правил, которые Церковь считает веч-
ными, незыблемыми, установленными
Богом? Где та грань, за которой всякие
отношения нужно прекращать? Есть ли
эта грань? Мы собирались вместе с замеча-
тельными священниками, богословами
и обсуждали новый закон «Об основах
охраны здоровья граждан». И мы при-
шли к мнению, что нынешний закон, ко-
торый мы не можем принять во всех его
аспектах, все-таки лучше того закона,
который был прежде. С одной стороны,
Церковь обвиняют в том, что она не при-
нимает современные технологии — но
это неправда, в Церкви есть люди, кото-
рые как раз новейшие технологии вне-
дряют в жизнь. Например, в социальной
работе, в науке. Очень много ученых, за-
мечательных, умных людей, которые как
раз двигают вперед науку — и во все
времена так было. С другой стороны, Церковь обвиня-
ют в том, что она идет на соглашательст-
во с государством там, где это нельзя
делать. Церковь идет на подписание
этого закона, потому что это меньшее
зло, чем тот закон, который был. Если
бы был закон, по которому из десяти че-
ловек пять нужно убивать, и после этого
принимается закон, по которому уби-
вать будут только одного, то Церковь, я
думаю, будет говорить, что надо прого-
лосовать за него. Мы свидетельствуем,
что аборт — это абсолютное зло в лю-
бом случае, но мы поддерживаем сни-
жение показаний к аборту, поддержи-
ваем введение ограничения абортов,
поддерживаем работу с женщинами для
того, чтобы они не делали аборт: это и
работа психологов, визуализация пло-
да, прослушивание сердцебиения ре-
бенка, неделя тишины — когда аборт
можно сделать не раньше чем через
семь дней после обращения и у женщи-
ны есть время передумать.
Церковь готова разъяснять свою
позицию по этим острым вопросам,
она готова беседовать с людьми, кото-
рые думают и чувствуют, — потому что,
если человек только думает, но не име-
ет сердца, с ним говорить бесполезно.
С людьми, у которых есть сердце, кото-
рые понимают, что есть добро и зло, мы
готовы вести диалог.
Из Основ социальной
концепции Русской
Православной Церкви: «Суррогатное материнство»,
то есть вынашивание оплодотво
ренной яйцеклетки женщиной,
которая после родов возвращает
ребенка «заказчикам», противо
естественно и морально недопус
тимо даже в тех случаях, когда
осуществляется на некоммерче
ской основе. Эта методика пред
полагает разрушение глубокой
эмоциональнодуховной близо
сти, устанавливающейся между
матерью и младенцем уже во вре
мя беременности. «Суррогатное
материнство» травмирует как вы
нашивающую женщину, материн
ские чувства которой попирают
ся, так и дитя, которое впоследст
вии может испытывать кризис са
мосознания.
Как цивилизация разрушает землю,
так суррогатное материнство
разрушает внутренний мир женщины
Шестеро на одного
В большой палате трое мужчин пере-
кладывают с кресла на кровать тяжело-
го больного. На счет «ан, де, труа!» легко
переносят его. Позади кровати стоят три
женщины в белоснежных косыночках.
Они ждут своей очереди, чтобы присту-
пить к обязанностям добровольных по-
мощников в необычной гостинице горо-
да Лурда, гостинице для инвалидов,
которую еще называют госпиталем. Во французском Лурде всегда най-
дется шесть добровольцев на одного ин-
валида. Особенно много среди волонте-
ров мужчин в полном расцвете сил,
которые занимаются всей тяжелой ра-
ботой. Директор администрации Санкту-
ария Лурда считает, что «женщины для
красоты». Сестер милосердия и даже
врачей в госпитале нет, так как это не
медицинское учреждение. Без сопро-
вождающего приехать больному нельзя,
но и сопровождающему тоже требуется
помощь волонтеров. Женщинам выда-
ется одежда, похожая на форму медсес-
тер, но это обычные женщины, и часто в
городе, за стенами Санктуария, можно
увидеть «медсестер» в платах, как у сес-
тер милосердия Первой мировой, куря-
щих вечером в кафешке с подружками. Санктуарий
В 1858 году маленькая Бернадетта из
бедной семьи собирала хворост недалеко
от старинного замка. Внезапно подул
сильный ветер, но на деревьях не дрогнул
Общее дело Объектив
Лурд: рай
для инвалидов Лурд — провинциальный
городок на западе
Франции, устроенный так,
чтобы лучше всего в нем
жилось инвалидам. В год
его посещают пять
миллионов паломников.
Вот и мы, группа
преподавателей
и студентов Свято-
Тихоновского
Богословского
университета, по
приглашению епископа
Лурда монсеньора Перье
приехали сюда, чтобы
посмотреть все своими
глазами.
Текст: Ирина СЕЧИНА
Фото: Екатерина СТЕПАНОВА 64
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
и листик. В глубине грота девочка увидела
«прекрасную даму с короной на голове».
Девочка очень удивилась, когда она обра-
тилась к ней с речью. Так начались явле-
ния Божией Матери святой Бернадетте,
всего их было восемнадцать. Бернадетте
открылось, что на месте их первой встре-
чи начнет бить целебный источник. Но
пока там было только болото. Эту воду и
начала пить с благоговением сама Берна-
детта. Все посчитали ее сумасшедшей. Но
вскоре действительно появился источник.
Вокруг него постепенно выстроились хра-
мы и базилики. Эту территорию отгороди-
ли от города и назвали Санктуарий, или
Святилище. Самая большая — подземная
базилика Сутерен Сен-Пи X. Вся торговля лурдскими сувенира-
ми, в том числе и церковными, заполо-
няет близлежащие к Санктуарию город-
ские улочки. На территории самого
Санктуария строгие правила: не курить,
не говорить по телефону, не торговать
ничем. Проходя по Санктуарию, всегда
можно попасть на мессу, так как помимо
большого количества базилик есть еще
и престолы под открытым небом. Инвалидный город
Паломники со всего мира привозят в
Лурд больных. Первое место поклоне-
ния — грот около реки, где произошло
чудесное явление. За день паломникам
предстоит пройти стандартную програм-
му: месса у грота, купание в воде источ-
ника, паломничество по «Крестному пу-
ти» на «Голгофу», вечернее шествие и
благословение епископа Лурда, монсе-
ньера Перье. Больше чем на три дня ин-
валиды редко задерживаются. Лурд —
город с самым большим количеством го-
стиниц во Франции. Главная гостиница-
госпиталь находится на территории
Санктуария. Остальные разбросаны по
всему городу, но имеют ту же специфику.
Проходя по улочкам, можно видеть
сквозь стекла, что набор колясок для
различных видов инвалидности есть во
всех гостиницах. В городке на каждом
участке особенно крутых подъемов улиц
есть, помимо лестницы, лифт для инва-
лидов. В двери гостиниц входят и выхо-
дят женщины, с виду очень похожие на
сестер милосердия. Между экскурсион-
ных автобусов снуют скауты. Главная ар-
терия города — дорога в Святилище, ку-
да все стремятся, и не только паломники
и больные, но и волонтеры, составляю-
щие отдельное сообщество Лурда. 1. Утром улочки Лурда заполняют синие повозки с инвалидами. Рикши-волонтеры везут своих
подопечных к местам паломничества, например, в грот, где являлась Божия Матерь
2. Над гротом построен величественный католический собор 3. Добровольцев хватит на всех: волонтеры встречают прибывающих на перроне
65
1
2
3
Симбиоз
Добровольцы приезжают в Лурд раз в
год на две недели. Их миллионы. Ближним
можно служить в Лурде по-разному, но ра-
бочих направлений три: проведение экс-
курсий, помощь в госпитале и помощь в
транспортировке больных. Для последней
работы в Лурде есть коляски старинной
конструкции, напоминающие коляски
рикш. С раннего утра в так называемых «га-
ражах» госпиталей выстраиваются рядами
синие колесницы, куда усаживаются ста-
рики и инвалиды, а тем, кто не может сесть
самостоятельно, помогают волонтеры.
В этом необычном поезде есть и каталки с
лежачими больными. Их тоже привозят в
Лурд в сопровождении всех подсобных ап-
паратов. Тянут рикши-скауты под дождич-
ком за собой длинные синие коляски, где
под специальными дождевиками мирно
посапывают старички и инвалиды. Напри-
мер, к гроту: среди толпящихся около него
паломников можно ходить с табличкой, где
нарисованы перечеркнутые губы и сото-
вый телефон. Еще можно расставлять ко-
ляски по расчерченным местам перед ал-
тарями или накрывать всех инвалидов
пледиками в стиле пэчворк. Святое место
обеспечивает прекрасный симбиоз волон-
теров с инвалидами. Христианина из лю-
бого конца западного мира здесь всегда
ждет шанс послужить ближнему. Для орга-
низации правильного движения этого по-
тока понадобились десятилетия, зато те-
перь все отточено и напоминает массовый
синхронный танец со сложнейшими танце-
вальными фигурами.
Все мы немного...
инвалиды
Инвалиду попасть в Лурд для полу-
чения помощи непросто. Место в гос-
питале стоит 30 евро в сутки, в очередь
надо записываться за два года. Неко-
торые не доживают до этого времени, а
у других наступает ухудшение, и они
приезжают лежачими. Даже в состоя-
нии комы их еще можно привезти в
Лурд, так как надежда на чудо не исся-
кает никогда. Встречают всех инвали-
дов волонтеры на вокзале.
На место в госпитале обычно пода-
ют заявку. Для того чтобы туда попасть,
нужно собрать справки от врача и из
социальных учреждений. Конечно, те,
кто приписан к старику или инвалиду,
Общее дело Объектив
1. Для желающих помочь работа
всегда найдется. Например, мож-
но ходить среди паломников око-
ло грота или источника с таблич-
ками, напоминающими о необхо-
димости соблюдать тишину 2. В 1858 году в глубине грота ма-
ленькой Бернадетте явилась Бо-
жия Матерь. На месте их первой
встречи скоро начал бить целеб-
ный источник, вокруг которого по-
том выстроили храмы и базилики
3. Храм и гостиницу для паломни-
ков-инвалидов разделяет река
Гав. По мосту между ними волон-
теры каждый день провозят тыся-
чи приехавших за исцелением
людей 1
66
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
2
3
чтобы обеспечивать его социальный
комфорт ежедневно, хорошо знают, ка-
кой у подопечного характер. Милая
старушка-одуванчик совсем не то же
самое, что обиженный на жизнь, по-
терявший ноги в автокатастрофе
мужчина. Обслуживающий персонал в
госпитале работает сезонно, прибли-
зительно по девять месяцев в году, без
выходных. Для инвалидов, желающих
приехать в госпиталь, нет ограничений
в диагнозах. Бюро чудес
Бывает, что в Лурде умирают. Но
счет тут ведут не смертям, а чудесам.
Для этого существует бюро подтвер-
ждения чудес. Не всякое исцеление в
Лурде Католической Церковью при-
знается как чудо. Люди, считающие,
что с ними случилось чудесное исце-
ление, могут прийти в бюро, где их
встретит доктор, рассмотрит историю
болезни до исцеления, сделает ана-
лизы и проведет исследование. Ис-
точники Католической Церкви утвер-
ждают, что только за первые 50 лет
получили полное излечение минимум
4 тысячи человек. В фильме, посвя-
щенном чудесам Лурда, сказано, что
тысячи человек считают, что с ними
произошло чудо, и только 67 случа-
ев официально признано. В основном
это исцеления от рака и рассеянного
склероза в последних стадиях, когда
привозили пациента в Лурд уже без
сознания. Но главное чудо Лурда, чудо любви,
мы увидели, попробовав свои силы в
работе. Нам дали задание отвезти
инвалидов на мессу и присоединили к
скаутской бригаде. Когда мы пришли в
«гараж» госпиталя, оказалось, что все
нам готовы помочь, даже сами по-
допечные. На мессе мы не молились
вместе со всеми, но, когда вокруг нас
люди стали целовать друг друга и об-
нимать со словами «Христос посреди
нас!», все же подчинились главному
чуду Лурда, чуду любви Бога к нам
всем: и здоровым, и больным. «Всегда
был, есть и будет», — отвечали мы сво-
им подопечным в инвалидных ко-
лясках, скаутам, женщинам в на-
крахмаленных косыночках и, конечно,
друг другу.
67
Муж сам на этом настоял. Он ин
валид, а их дом еще довоенной по
стройки не годится для того, чтоб
там зимой жил человек без ног. Хотя
по хозяйству Коля делает такие ве
щи, которые и не всем здоровым
под силу. В прошлом году он сам
очистил небольшой прудик около
дома — спустился на руках на дно
ямы и начал копать. Теперь можно
огород поливать. Или вот недавно в
подвале сам выложил столбы из кир
пича, чтобы подпереть балку, держа
щую доски пола. Но одно дело своей
мужицкой работой заниматься, а
другое — вымыться самому в корыте
возле печки или в туалет на улицу с
высокого крыльца спуститься. Бани
и нормального туалета нет. Дом сна
ружи кажется очень прямым и креп
ким. На самом деле он «сломался»
ровно пополам. Есть в деревянных
домах такая особая ломкость — одно
тянет за собой другое. Наклонилась
клеть, потянула за собой дом и пол,
бревенчатые стены «поехали» на
встречу друг другу. Эта злополучная
клеть и сама наклонилась, и весь
двор, в котором у таких домов обыч
но есть место для туалета и бани, на
клонила.
Вообщето Оля не думала, что они
с Колей жить вместе начнут, поженят
ся. В дом временного пребывания для
инвалидов принимают без своих ве
щей. Оля как сестрахозяйка Коле все
казенное выдала. На его ухаживания
отвечала поделовому и сухо.
«А вы, Оля, замужем?» — спрашива
ет Коля. «Не замужем, но у меня трое
детей», — отпугивает Оля. Хоть деть
ми Оля и пугала, но разве понастоя
щему любящую душу этим оттолк
нешь? Трое детей у Оли действительно
есть, с ними она и сбежала от мужаал
коголика. Приехала в Тургенево как
есть. То есть без всего. Дом покупала —
какой продавали, так как продавали
совсем дешево. И все равно еле с дол
гами расплатилась. Оля считает это свое жилище са
мым настоящим домом. Тут она по
чувствовала себя с детьми в безопас
ности. А потом вот встретился Коля,
МИЛОСЕРДИЕ.РУ
Обратно в дом инвалидов
Оля Рожкова работает в доме инвалидов села Тургенево
недалеко от Мурома. Ярко-оранжевое здание среди
березок скрывает в себе человеческую боль и одиночество.
Оля работает там сестрой-хозяйкой. «Ой, да я знаю, что в
таких местах творится, как там плохо! — причитает она.
Своего мужа Николая Оля провожает в другой дом
инвалидов, она сама выбирала место, чтобы там все было
хорошо. Уж кто-кто, а она в этом разбирается: — Да какое
ни было бы хорошее, все равно не так, как дома».
Текст и фото: Ирина СЕЧИНА
68
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
самостоятельный и волевой мужчи
на, хоть и без ног. У Коли и машина
есть, он не побоялся на ней даже к
брату в Сибирь поехать. Однажды
Коля пригласил ее и детей на шашлы
ки. Сам купил мясо, во дворе дома ус
троил праздник. Так потом и пошло:
вместе кур покупать ездили, вместе
по хозяйству. Вот уже три года про
шло, как все вместе. А теперь прихо
дится расставаться, хоть и на время.
Оля плачет.
Еще когда Оля и Коля только начи
нали семью строить, решили, что дом
надо ремонтировать. И начались их
мытарства по банкам. Три попытки
взять кредит окончились неудачей.
Может, и к лучшему. Чем отдавать?
Оля получает 8 тысяч рублей. Коля —
пенсию по инвалидности. Младшая
дочь Оли учится в школе, старшей
только 15 лет, сын в армии. А вот об
ращение на сайт «Милосердие» оказа
лось продуктивным. Полтора года на
зад читатели начали собирать деньги
на ремонт дома. И собрали столько,
что Коля не только выложил две печи
в доме и поставил забор, которого не
было, но и закупил стройматериалы:
доски для пола, брус, пеноблоки. Но
тут случились пожары, и все внима
ние переключилось на погорельцев.
Деньги высылать перестали. А потом
случился у Коли инфаркт. Так матери
алы и остались лежать во дворе. «А у
него так глаза тогда загорелись! Мы
даже тетрадочку завели, где всевсе
все подсчитывали, сколько еще чего
понадобится», — Оля переживает за
Колю больше, чем за дом. Ей так важ
но, чтобы он после инфаркта не вол
новался. И на зиму он уезжает, потому
что с больным сердцем точно в таком
доме не прожить. Эх! Разве он уехал
бы? «Если люди деньги пришлют и
можно будет продолжить стройку, я
тут же возвращаюсь!» — Коля, как нор
мальный мужик, хочет быть с семьей,
сделать все для семьи, все, что может
сделать без ног. У него и план есть:
клеть снести, на ее месте построить
нормальную кухню с туалетом, выров
нять фундамент, утеплить дом. Для то
го чтобы все это сделать, нужно 10 ку
бов песка, 17 кубов щебня мелкой
фракции, 4 тонны цемента, стальная
катанка для арматуры и арматурная
сетка. И от помощников Коля не отка
зывается. Ведь он теперь только как
прораб сможет работать. Ведь не зря
в жизни ему уже два раза приходилось
строить дом. И все это, наверное, бы
ли тренировки перед новой счастли
вой жизнью в новом доме. Как помочь
Сбербанк России
Адрес банка: г. Муром,
ул.Владимирская, д. 40а,
Муромское отделение ОСБ
№93 СБ РФ.
Счет:
№ 42307810010172926625/48,
Рожковой Ольге Равеловне.
Расчетный счет:
№ 42301810710170000001.
Семье требуются средства на
завершение ремонта и
стройматериалы: песок, щебень
мелкой фракции, цемент,
арматурная сетка и стальная
катанка для арматуры. Телефон Ольги: +7 919 0069429.
69
1. Пусть дом и перекошен, Оля считает его
настоящей крепостью для себя и своих де-
тей. В Тургенево она сбежала от мужа-алко-
голика. Тогда выбирать не приходилось: бы-
ла бы крыша над головой да чувство без-
опасности
2. Все то, что должен делать мужчина в доме,
Николай делал: выложил две печи, поставил
забор, закупил материалы. Но с больным
сердцем в рушащихся стенах ему не перези-
мовать
Культура
Архитектура
Русинский
деревянный
Мы продолжаем серию
публикаций о многообразии
русского православного
храмостроительства. На
страницах июньского номера мы
говорили об оборонных храмах
Литовской Руси XVI века. На этот
раз мы коснемся еще одной
малоизвестной страницы
истории русского зодчества —
деревянной архитектуры
Карпат.
Не Кижи
Про русское деревянное зодчество
знают многие. Кижи, Малые Карелы,
Каргополье... Эти и другие названия
связаны в нашей памяти с прославлен-
ными памятниками деревянной архи-
тектуры Русского Севера. Высокие де-
ревянные конструкции русских храмов,
собранных «без единого гвоздя», не мо-
гут не восхищать. По мнению иностран-
ных туристов, например, именно они со-
ставляют особую национальную черту
отечественной архитектуры, а многогла-
вие Преображенского храма в Кижах
стало неотъемлемой частью архитектур-
ного образа России. Какие еще страны
могут похвастать подобным опытом
строительной традиции? Норвегия, Япо-
ния — собственно, и все. Только вот
жаль, что в понятие «русского деревян-
ного зодчества» редко включают дере-
вянные постройки Карпат, вспоминая
исключительно памятники уже упомяну-
того Русского Севера. Можно подумать,
что перед нами совсем не русская архи-
тектура, но ведь это не так.
Карпаты, согласно «Повести времен-
ных лет», были присоединены к древне-
русскому государству Владимиром Свя-
тым. Среди подданных киевского князя
Владимира упоминаются белые хорва-
ты, компактно проживавшие в карпат-
ских горах (это нынешние Львовская,
Ивано-Франковская, Закарпатская,
Черновицкая области Украины и части
Словакии и Польши). Позже эти террито-
рии стали частью обширного Галицко-
Волынского княжества. Как известно, в
XIV столетии Галичина была присоедине-
на к Великому королевству Польскому,
центр региона со временем переместил-
ся из Галича во Львов, Волынь стала вла-
дением великих князей Литовских, а вот
территорию за Карпатами (нынешняя
Закарпатская область Украины) захва-
тили венгры (в русских летописях — уг-
ры). При этом в средневековой Польше и
Венгрии к местному русскому населе-
нию (они здесь назывались русинами)
относились как к людям «второго сорта».
Например, во Львове русин не мог быть
членом ремесленного цеха, не имел пра-
ва принимать участие в городском само-
управлении, местная православная об-
щина всячески притеснялась. Средства
на постройку каменного храма во Льво-
ве пожертвовал русский царь Федор
Иоаннович и греческий купец Корнякт, у
русин собственных средств на строи-
71
Текст и фото: Александр РАКИТИН
Культура
Архитектура
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
тельство не было. За местным русским
населением закреплялась роль обслу-
живающего персонала, а само слово «ру-
син» со временем в Польше стало сино-
нимом крестьянина. Такая же ситуация,
но немного мягче, была в венгерском
Ужгороде. Притеснение крестьян-русин
со стороны землевладельцев — венгров
и поляков — вынуждало первых переме-
щаться в Карпаты, обустраиваясь на ма-
лопригодных для земледелия горных
ландшафтах. Важным фактором в становлении
национального самосознания карпат-
ских русин была Православная Цер-
ковь. В 1596 году в Бресте подписана
известная Брестская уния — договор
между католическим и православным
епископатами о «воссоединении». Од-
нако действие унии не распространя-
лось на Закарпатье, где подобный до-
говор (Ужгородская уния) был подписан
только в 1640-х годах. Местное населе-
ние в массе своей не приняло договор-
ных грамот архиереев-подписантов. Не
принявшие унию православные свя-
щенники и миряне уходили в Киев, в со-
седние государства (Венгрию, Румы-
нию, Московское государство) или в
горы, устраивая там неофициальные
скиты и монастыри. Любопытно, что,
несмотря на действие Ужгородской
унии, более 150 лет во многих храмах
Закарпатья в конце XVIII века на служ-
бах не поминали папу Римского и чита-
ли православный Символ веры. Притвор, он же бабинец
Вопреки, а может быть, благодаря
всем этим трудностям местное населе-
ние сохранило собственную культурную
идентичность, создав в XVI-XVIII веках
такие уникальные культурные явления,
как карпатская деревянная архитектура
и иконопись.
Прежде чем перейти непосредствен-
но к памятникам деревянного зодчест-
ва, нужно оговориться: архитектура Кар-
пат национальна. Дело в том, что к XVIII
веку славяне, населявшие Карпаты, ста-
ли делиться на небольшие националь-
ные группы, так появились бойки, лем-
ки, гуцулы. Можно было на это не
обращать внимания, если бы не пред-
мет нашего разговора. Все деревянные
храмы Карпат традиционно делят на не-
сколько групп: бойковская, лемковская,
На илл.:
1. Село Ужок, церковь Михаила Архангела — классический памятник бойковской группы
карпатских храмов
2. Храм Николая Чудотворца в Сваляве (1588 год, сильно перестроена в 1739-м) — по-
стройка лемковской школы деревянного зодчества Карпат. Притвор-бабинец завершает
высокая барочная башня
1
2
гуцульская, галицкая, а также стоящая
особняком марамарошская группа. По
порядку рассмотрим каждую из них.
Классическим памятником бойков-
ской школы деревянного зодчества Кар-
пат является церковь Архангела Михаи-
ла в селе Ужок (Закарпатская область
Украины). Находится это село в верховь-
ях реки Уж (отсюда и название), совсем
недалеко от перевала на Галицкую сто-
рону и от словацкой границы. Именно
бойковский тип карпатских храмов счи-
тается древнейшим. Итак, в плане цер-
ковь Михаила Архангела (построена в
1765 году) вполне традиционна: четве-
рик и к нему два прируба — притвор и
алтарь, но вот внешний вид церкви на-
поминает больше китайскую пагоду, не-
жели православный храм. И все-таки
это храм. Композиция его уравновеше-
на, четверик выше объемов притвора и
алтаря. Все скаты покрыты небольшими
конусообразными, положенными друг
на друга дощечками — гонтом (это мест-
ный вариант нашего лемеха). Причем
внизу гонт образует довольно широкий
карниз-юбочку, который здесь именуют
«опасанье». Опасанье — вещь красивая,
оригинальная и одновременно практи-
ческая, она служит защитой сруба от до-
ждя и снега. Иногда опасанье ставится
на выступающие венцы бревен — крон-
штейны, иногда на галерею — отдельно
стоящие столбики. В случае с церковью
Архангела Михаила мы видим именно
кронштейны. Отдельно следует сказать
про завершения. Дело в том, что, в отли-
чие от деревянных храмов Русского Се-
вера, храмы Карпат открыты внутри на
всю высоту здания. Внутреннее про-
странство северорусского деревянного
храма ограничено низким потолком —
небом, это было связано исключительно
с экономией тепла. В Карпатах более
теплый климат, позволяющий строить
обширные помещения. В связи с этим
местные зодчие пытаются увеличить
храм в высоту, сделав его пространство
более светлым, воздушным. Они научи-
лись имитировать в дереве свод или де-
лать, как в Ужке, многоярусные компо-
зиции. Переход от большего яруса к
меньшему в местной строительной тра-
диции называется залом. В Михайлов-
ской церкви на центральном четверике
их два. Оба залома, так же как опаса-
нье, и завершения храма покрываются
гонтом, что вместе создает такое стран-
3
4
На илл.:
3. Крестообразная гуцульская церковь в городе Коломыя, по преданию, основана в на-
чале XVI века. Если посмотреть на гуцульский храм сверху, то мы увидим равноконечный
крест
4. Как правило, галицкие храмы завершены тремя восьмериками, как это можно увидеть
в замечательном архитектурном памятнике — Вознесенской церкви в городе Черткове —
ярком примере деревянного храмостроения в Галиции
РЕКЛАМА
73
Культура
Архитектура
74
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
ное сходство с китайскими пагодами.
Западная часть храма — притвор, на
Карпатах его называют бабинец. Здесь
во время службы находились женщины,
мужчины традиционно становились в
центральной части храма — четверике.
Нельзя не отметить исключительную
живописность ужокского храма: стоя-
щий на одной из горных террас, он как
будто сам вырос из земли, представляя
с окружающим ландшафтом единое це-
лое. Но мы и так «задержались» долго
на одном памятнике, а нужно еще мно-
го увидеть.
Барабанчиком с главой
Следующая группа деревянных хра-
мов — лемковская. Наиболее характер-
ные памятники — церковь Михаила Ар-
хангела из села Шелестова (ныне
находится в Ужгородском музее дере-
вянного зодчества) и церковь Николая
Чудотворца в селе (ныне город) Сваля-
ва. Отличие этой школы заключается в
иной композиционной схеме. Если в
бойковских храмах доминировал цент-
ральный сруб — четверик, то в лемков-
ских идет нарастание объемов от сов-
сем низкого алтаря, через среднюю по
высоте центральную часть к высокой
башне бабинца. Как правило, такая
башня превышала чуть ли не в два раза
высоту четверика и завершалась ба-
рочной круглой кровлей с «юбочкой» и
барабанчиком с главой. Формы завер-
шений могли различаться, но компози-
ционный принцип (от низкого алтаря к
башне-бабинцу) оставался неизмен-
ным. Здесь, кроме уже сказанного, хо-
чется отметить, что башни над притво-
ром в карпатских храмах никогда не
служили колокольней. Отдельные звон-
ницы строились всегда с западной сто-
роны от карпатского храма и часто
включались в его ограду.
Следующая группа — гуцульская. Эта
группа особая, в гуцульских храмах зод-
чие отказались от уже известного нам
плана (алтарь-четверик-бабинец), ориен-
тированного с востока на запад. Если по-
смотреть на гуцульский храм сверху, то мы
увидим равноконечный крест. Как при-
мер, можно рассмотреть Благовещен-
скую церковь в городе Коломыя (XVI век,
Ивано-Франковская область Украины).
Здесь мы видим, что «рукава креста» (ал-
тарь, притвор, северный и южный приде-
лы) имеют довольно высокую двускатную
кровлю, над средокрестием возвышает-
ся восьмерик с двумя заломами. Как и
везде, роль кровель здесь выполняет кар-
патский лемех — гонт, от осадков сруб
спасает опасанье, однако, несмотря на
все эти повторения, каждый карпатский
храм по-своему индивидуален. Эта инди-
видуальность складывается из многих ча-
стей, и прежде всего из окружающего
ландшафта. Благовещенская церковь
стоит в стороне от городского центра на
кладбище, рядом с храмом много захоро-
нений XVIII-XIX веков и небольшая колоко-
ленка, похожая больше на келью отшель-
ника, чем на приходскую звонницу.
Деревянная готика
Отдельно нужно рассказать о памят-
никах так называемой марамарошской
школы. Эта группа храмов компактно
размещена на границе Украины, Румы-
нии и Венгрии в Хустском районе Закар-
патской области. Собственно провин-
ция Марамарош располагается в
Румынии, поэтому советские искусство-
веды часто называли эту группу карпат-
ских храмов Хустской, по районному
центру. На примере именно хустских
храмов можно наблюдать, как архитек-
тура соседних народов влияла на русин-
ское деревянное храмостроительство.
Внутри они мало отличаются от уже нами
увиденных групп карпатских храмовых
построек, а внешне воспроизводят од-
нонефную базилику с «готической» баш-
ней над входом. Башня, как правило, за-
вершается высоким конусообразным
шпилем, а вокруг центрального сделаны
дополнительно четыре маленьких деко-
ративных шпиля. Такова церковь Пара-
скевы Пятницы в селе Александровка
Хустского района Закарпатской облас-
ти (XVII век). Интересно, что в Пятницком
храме, несмотря на четкое деление по-
На илл.:
1. Среди галицких храмов выделяются трехчастные храмы, средняя часть которых — высо-
кий четверик, с запада двускатная или четырехскатная кровля, а с востока над алтарем
большое куполообразное завершение. Село Куты (Львовская область), церковь Михаила
Архангела
2. Село Александровка, церковь Параскевы Пятницы — представитель марамарошской
школы деревянного зодчества с характерной готической башней со шпилем. Интересно,
что в Пятницком храме, несмотря на четкое деление постройки на три части, благодаря об-
щей кровле достигается полное ощущение единого неразделенного здания
1
75
стройки на три части, благодаря общей
кровле достигается полное ощущение
единого неразделенного здания.
Последняя из рассматриваемых нами
группа карпатских храмов располагается
на территории бывшей провинции Речи
Посполитой — Галиции, куда входит не
только Прикарпатье, но и земли по рекам
Днестр, Западный Буг, Збруч. Именно по-
этому ограничимся лишь кратким пере-
числением. Галицкие храмы сами по себе
разные, и их, в свою очередь, можно раз-
делить на несколько подгрупп. Как прави-
ло, они завершены тремя восьмериками,
как это можно увидеть в замечательном
архитектурном памятнике — Вознесен-
ской церкви в городе Чертков (Тернополь-
ская область) или в церкви Рождества Бо-
городицы в Жолкве (Львовская область).
Также выделяются трехчастные храмы,
средняя часть которых — высокий четве-
рик, с запада двускатная или четырех-
скатная кровля, а с востока над алтарем
большое куполообразное завершение:
храмы в селах Потелыч (ц. Святого Духа,
1502 год; перестройка — 1706 год) и Ку-
ты (ц. Михаила Архангела, 1697 год)
Львовской области.
Видимое доказательство
Такова архитектурная картина Кар-
пат, уникального региона, «осколка»
Древней Руси, сумевшего сохранить
свой особый русский (русинский) коло-
рит и пронести его через столетия на-
ционального угнетения и притеснений.
Местная строительная традиция со-
ставляет важную часть общей сокро-
вищницы русского деревянного зодче-
ства, куда входят и прославленные
памятники Русского Севера, и казац-
кие деревянные храмы XVII-XVIII веков
(территория Подонья и Поднепровья), и
деревянные постройки Белоруссии по
реке Припять. В своих выступлениях
Патриарх Московский и всея Руси Ки-
рилл много говорит о «русском мире»,
об общей культурной основе нынешних
Украины, Белоруссии, России. Карпат-
ская деревянная архитектура — еще
одно видимое доказательство обшир-
ности «русского мира», ведь ареал ру-
синских деревянных построек охваты-
вает практически все Карпаты,
лемковские и бойковские храмы можно
встретить недалеко от польского Крако-
ва, в Словакии и даже в Чехии.
РЕКЛАМА
2
Культура
Богословие
76
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
Не воробей
«Склонность» слов менять свои зна-
чения (со временем или угодив в другой
язык) хорошо известна. Гораздо менее
изучен другой феномен: когда слово, с
рождения получившее четкий смысл, ве-
ками служит не по основной «специаль-
ности», а в переносном смысле — как
оскорбительный диагноз, например.
К словам, чья простота обманчива, а
трудовая книжица бедна метаморфоза-
ми, относится понятие «атеизм». Казалось бы, что тут неясно: a —
«без», teos — «Бог», безбожие оно и есть
безбожие; речь или об отсутствии логи-
ческого субъекта разговора, или о том,
что кое-кто не верит в (отрицает) Бога.
Однако, начиная со времен Эллады, где
это слово было произнесено впервые, и
до — условно — Просвещения XVIII ве-
ка, под брендом «атеизм» в употребле-
Невеселая наука
В полемике христиан с атеистами сказано новое слово
Убеждение в том, что дарвинизм не совместим с верой
в Бога, свойственно не только атеистам, но и многим
христианам, включая и вполне авторитетных. Многим, но не
всем. И один из таких редких одиночек, кто, веруя в Единого
Создателя, готов не только примириться с выпавшей на нашу
долю эволюцией, но и аргументированно вписать ее
в классическое богословие, — профессор богословия
Джорджтаунского университета, директор Центра по
изучению науки и религии Джон Хот. В спорах «всадников
апокалипсиса» (трех популярных западных воинствующих
атеистов) и Джона Хота пристрастно разобрался Петр
ГРИНЕВ-мл.
77
нии ходило что ни попадя. C его помо-
щью клеймили, оскорбляли и выносили,
как Сократу, смертный приговор. При-
том что сам «атеист» против обвинения в
безбожии, как правило, искренне и ре-
зонно возражал. Даже скептичный Со-
крат отказался носить это звание.
Свое прямое, а не переносное, зна-
чение «атеизм» обрел относительно не-
давно — когда появились люди, пытаю-
щиеся доказать, что нет ни Бога, ни
вечной жизни, ни страшного суда, лишь
случайная игра случайных атомов. Против всего святого
Такой — буквальный, настоящий, аб-
солютный атеизм нередко также ходит в
паре с уточнением: «научный». Причина
в том, что чаще остальных доказывать
бессмысленность Вселенной горазды
почему-то именно ученые мужи. В фун-
даменте их атеизма — так уж случилось
исторически — учение биолога-натура-
листа Чарльза Дарвина об эволюции,
которое и разделяет, и пропагандирует
всякий уважающий себя научный ате-
ист. Культ Дарвина в их среде сопоста-
вим с авторитетом, каковым у коммуни-
стов пользуется Карл Маркс.
Нередко применительно к научным
атеистам мы слышим и другой эпитет —
«воинствующие». Что любопытно, он сов-
сем не фигурален. Действительно, офи-
циальным неодарвинистам, включая
умнейших из них, свойственна серьез-
ность, едва ли отличимая от фанатизма.
Американский философ Дэниел Деннет,
британский генетик и автор научно-по-
пулярных книг Ричард Докинз, амери-
канский публицист британского проис-
хождения Кристофер Хитченс — все
трое крайне активные и самые влия-
тельные атеисты современности — опи-
сывают собственную миссию в доволь-
но милитарных терминах. Воспринимая
ее как бескомпромиссную (чуть не ска-
зал «священную») войну с религией и ре-
лигиозностью во всех их проявлениях и
видах. И вести ее они стоически намере-
ны коли не до победного конца, то до
конца своих дней уж точно. Энергия, последовательность и
упорство, с которыми эти образованные
люди, в шутку прозванные прессой
«всадниками апокалипсиса», отстаива-
ют собственную и всеобщую ничтож-
ность (тотальную материальность всего
сущего) во всяком случае заслуживала
бы некоторого внимания. Но если мы
еще учтем литературные и ораторские
таланты наших антигероев, их эрудицию
и полемическое мастерство; если при-
совокупим, что все это обрушивается на
тысячи и тысячи читателей и слушателей
долгие десятилетия, — станет ясно, что
феномен это серьезный, и отмахнуться
от него как от мухи не выйдет.
Дарвин Христа ради
Пока атеисты видят в дарвинизме
триумфальные доказательства своей
правоты и неиссякаемый источник шу-
ток над Священным Писанием, для мно-
гих верующих учение об эволюции ока-
залось трудным испытанием. Которое
выдерживают далеко не все. Поначалу жупел, а ныне камень пре-
ткновения, дарвинизм неиллюзорно за-
ставлял и заставляет многих христиан
разрываться между эмпиризмом Дар-
вина — и сложным, многослойным, об-
разным учением о сотворении мира.
Многих, но не всех. И один из таких —
признаться, редких — одиночек, кто, ве-
руя в Единого Создателя, готов не только
примириться с выпавшей на нашу долю
эволюцией, но и аргументированно впи-
сать ее в классическое богословие, —
профессор богословия Джорджтаунско-
го университета, директор Центра по из-
учению науки и религии Джон Хот.
Хот, поразмыслив, осознал, что эво-
люционизм и христианство (хотя на пер-
вый взгляд такой союз не выглядит жиз-
неспособным) на самом деле созданы,
без шуток, друг для друга. И складыва-
ются в общий пазл без малейшей казу-
истики. Всестороннему осмыслению
дарвинизма, неодарвинизма и вообще
накопившихся свидетельств современ-
ной науки в контексте христианского
вероучения и посвящена фундамен-
тальная работа Джона Хота «Бог после
Дарвина», недавно вышедшая в рус-
ском переводе (М., 2011). Разумеется, это не первая попытка
примирить религию с наукой (в конце
концов, и среди ученых немало интерес-
нейших апологетов веры), но первая,
насколько мне известно, столь объемно
и уверенно объединяющая дарвинизм и
христианство. Хот вписывает одно в дру-
гое виртуозно, не исказив ни строчки, не
забыв ни о слезинке младенца (глава 8),
ни даже о самой «опасной идее» дарви-
низма (состоящей, по мнению Деннета,
в том, что даже разум человека может
быть следствием случайной комбина-
ции молекул. На самом деле Дарвин —
тщательный, скупой на обобщения эм-
пирик — такого допущения нигде не де-
лал; столь жесткая окказиональность —
одно из характерных следствий типично
деннетовского неодарвинизма). Бывают тексты, выпадающие из од-
нозначных жанровых определений, и
книга Хота именно такая. Для публицис-
тики Хот слишком уважает оппонентов;
для философии он слишком «перебрал» с
наукой; а назовешь его труд научным,
читатель посчитает книгу узкоспециаль-
ной. Меж тем любому, кто интересуется
полемикой между наукой и религией;
любому, кто хотел бы, оставаясь христи-
анином, принять все ценное, что может
дать наука, — «Бога после Дарвина»
можно смело рекомендовать.
Выпущено русское издание очень
прилично, снабжено где надо ссылками
и неплохим предметным указателем, что
делает книгу удобной для работы. Невозможное возможно
Именно концепция «разумного за-
мысла» — краеугольный камень всяко-
го теизма — стала основным препят-
ствием, принципиально разделившим
науку и религию, безбожников и верую-
щих. Подробно вникнув в аргументы
каждой стороны, Хот убедительно дока-
зывает неправоту обеих. Ибо ни естест-
венный отбор, ни фактор случайности,
ни грандиозная протяженность во вре-
мени (на этом триединстве и стоит, как
некогда весь мир на трех китах, весь
пресловутый неодарвинизм) не только
не исключают присутствие Бога, но, на-
оборот, только они и способны показать
всю панораму Творения во всем его
размахе и величии, а также в ракурсе
самораскрытия, свободы и Божествен-
ной любви. «Вопрос об эволюции и ве-
ре, — формулирует Джон Хот, — заклю-
чается не в том, указывает ли
органическая структура мира на Бога, а
в том, наполнена ли смыслом долгая ис-
тория жизни» (с. 7). Хот скрупулезно и последовательно
изучает все уязвимые объекты нападе-
ний, осуществляемых наиболее «опас-
ными» из атеистов. Перечисляет и клас-
Культура
Богословие
78
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
сифицирует все наиболее типичные ме-
тоды защиты богословов (отрицание, се-
паратизм и альтернативное предложе-
ние самого Хота — плодотворный союз).
Размышляет о христианском миросо-
зерцании и наиболее тонких темах хрис-
тианской теологии (вот некоторые: Тво-
рение, которое продолжается и сейчас;
«аутопоэзис», то есть самосозидание
тварного мира; самоумаление и скром-
ность Бога — упоминаемые ап. Павлом
и более поздними мистиками; и многое
другое, не надуманное, не высосанное
из пальца и рассмотренное, можете по-
верить, весьма добросовестно). В соратники Хот выбирает Альфреда
Уайтхеда и Ханса Йонаса, которые пре-
красно видели безумие вульгарного ма-
териализма и тупиковость современного
«научного мировоззрения» (которое фи-
лософ Алвин Плантинга отлично опреде-
лил как «методологический натурализм»).
Важны для Хота и футуристические про-
зрения Тейяра де Шардена — отталкива-
ясь от них, Хот разрабатывает целую те-
леологическую этику, устремленную не в
прошлое или настоящее, а в будущее. На-
конец, припоминает замечание Фокса
Джонсона о том, что неодарвинизм суро-
вых Деннета и Докинза, а также менее
известных ревизионистов (палеонтолога
Стивена Гулда, эволюциониста Уильяма
Провайна и др.) по сути представляет со-
бой «идеологический сплав, несовмести-
мый с верой в Бога во всех ее проявлени-
ях» (с. 35), — и сбрасывает с парохода
современности воинствующих «всадни-
ков» в набежавшую волну, доказывая не-
доброкачественность и нежизнеспособ-
ность неодарвинизма.
К сожалению, нет в книге ни слова о
православных авторах, ни о союзниках,
но об оппонентах. Подозреваю, Хот чи-
тал лишь Достоевского. Что ж, эта сла-
бость — вызов нашим богословам; воз-
можно, что кому-нибудь из них захочется
дополнить, уточнить или оспорить мысли
вашингтонского теолога. «Бог после Дарвина» состоит из деся-
ти глав, и все ее достаточно подробные
дискуссии не представляется возмож-
ным осветить здесь даже вкратце. При-
веду лишь два сюжета, чтобы показать,
как автору удался трюк, ранее считав-
шийся невыполнимым. Заметьте: удался без помощи пере-
дергиваний, заклинаний или риторичес-
ких игр, а лишь благодаря логичному и
ясному мышлению.
Энергия атома
Важнейшая особенность неодарви-
низма — атомизм. Наука допускает, пи-
шет автор, что соединение элементар-
ных физчастиц способно обладать
«эмергентными (неожиданно возникаю-
щими) свойствами», которые не прояв-
ляются на предшествующем уровне
(с.69). Однако, продолжает Хот, в глазах,
по крайней мере, атомистов любые хо-
листические или системные черты ока-
зываются онтологически не связанны-
ми друг с другом и не представляют
собой ничего другого, как «эпифеноме-
ны», то есть второстепенные производ-
ные от чисто случайных сочетаний со-
ставляющих их компонентов. Атомизм
слеп к целостности, которая всегда
больше суммы своих элементов.
В итоге все разнообразие жизни
сводится к «материи, организованной
более или менее сложным образом», а
это приводит к тому, что в наше время
многие неглупые люди всерьез задумы-
ваются над тем, есть ли вообще что-то в
живых и думающих существах, помимо
атомной, молекулярной и генетической
активности. Священный мир
Еще один принципиальный пункт
военных действий связан с «иерархи-
ей». Неодарвинисты отрицают иерар-
хическое, многоуровневое представ-
ление о природе, принятое в иудаизме,
христианстве и исламе (и, конечно же,
не только в них). Согласно этому пред-
ставлению, на самом низшем уров-
не — неживая природа; затем мир жи-
вых существ — растения, животные
(которые уже способны что-то созна-
вать и чувствовать); на следующей сту-
пени — человек с его способностью
рефлексировать, распоряжаться сво-
бодой выбора, иметь этические и ре-
лигиозные устремления и т. д.; нако-
нец — минуя ангелов — над всеми
уровнями бытия — недосягаемый и
трансцендентный источник всякого
смысла, который теистические веры
называют Богом.
Современный материализм превра-
щает эту вертикаль в горизонталь, при-
нимая «уровень неживой материи, кото-
рый ранее считался низшим», за
базовую, настоящую реальность. При
этом подчеркивается, что разумом мате-
рия не обладает. В итоге получаем уни-
версум, который из нее развился и, по
идее, «тоже должен быть по существу не-
разумным, даже если в процессе эцолю-
ции и возникают существа, обладающие
способностью думать» (с. 68). Такую радикальную (я бы сказал, ог-
лупляющую) редукцию Хот связывает с
сознательным отказом неодарвинис-
тов от иерархического, или вертикаль-
ного, видения мироустройства. В наше
время термин «иерархия» ассоциирует-
ся с чем-то мрачным, оговаривается
Хот, с каким-нибудь патриархальным
гнетом, с чем-то древним, авторитар-
ным и отжившим. Однако в действи-
тельности это греческое слово означает
не что иное, как вполне конкретную
концепцию — а именно, что происхож-
дение или принцип (arche) всех вещей
лежит в царстве священного (hier).
Именно поэтому известные нам культы,
предполагающие целесообразность ко-
смоса, содержат представление о раз-
ных — низших и высших относительно
друг друга — уровнях природного и
трансцендентного бытия. «Демократически» отказываясь от
иерархичности, сведя всех тварей к ком-
бинированию неживой материи, ученые
не только упустили целостность приро-
ды как явления, превышающего сово-
купность собственных частей, — но так-
же оказались вынуждены «не заметить»
длительный эволюционный разрыв
Джон Хот. Бог после Дарвина: богословие
эволюции
Издательство Библейско!богословского института
святого апостола Андрея. Серия «Богословие и наука».
Исследование подходит к решению проблемы, кото!
рую создает эволюционный характер реальности для
серьезной и интеллектуально глубокой веры в Бога.
НС:
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА
Культура
Богословие
80
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
между образованием неодушевленных
молекул и возникновением из молекул
человека разумного. Буква и дух
В современных исследованиях о ге-
нетике все чаще встречается мысль, что
сложные уровни не могут быть осмысле-
ны лишь через совокупность более про-
стых, предшествующих. Становится по-
нятно, что в процессе такого перевода
сложного целого во множество простых
частей «что-то» будет утеряно. «Это “что-
то”, что будет утрачено... частично пере-
дается словом “информация”».
Это метафорический термин, уточня-
ет Хот; однако и появление такой мета-
форы само по себе — «очевидный при-
знак того, что они (ученые. — П. Г.) теперь
признают хотя бы косвенно, что в приро-
де и ее эволюции идут еще какие-то про-
цессы, кроме простого обмена в конти-
нууме “материя—энергия”...» (с 80).
Нагляднейшее свидетельство нали-
чия информации (как закодированного
смысла) можно видеть в том, как дей-
ствует ДНК в живой клетке. Кажущаяся
«просто химией», молекула ДНК принци-
пиально отличается от строго детерми-
нистских химических процессов, дей-
ствующих и в ней, и в живой клетке,
поскольку представлет собой не простую
совокупность, а особую последователь-
ность «букв», не сводимую к химии.
«Путь, по которому информация
проникает во Вселенную, не описан ни
химией, ни физикой», а если бы было
иначе, то бессмысленная абракадабра
ничем не отличалась бы от осмыслен-
ного текста, написанного той же рукой,
тем же почерком, теми же чернилами и
на том же листке бумаги. Живая вера
Казалось бы, после открытия бакте-
рий, покорения космоса и тотальной вак-
цинации идеями всеобщей относительно-
сти верующим осталось лишь исчезнуть.
Как динозаврам из-за изменения клима-
та. Или превратиться в тех, кто ни во что не
верит, кроме непосредственного чув-
ственного опыта и последних научных от-
крытий. Как тот же пресловутый Хитченс,
всерьез уверенный, что наши предки по-
нимали о Вселенной и о человеке во Все-
ленной меньше, чем его пятилетняя дочь,
наблюдавшая фотографии «Хаббла». Однако почему-то верующие не ис-
чезли. Наоборот, мы видим рост их чис-
ла, видим подъем религиозности во
всем мире. С чем связаны эти процес-
сы? Отчего, вопреки успехам технологий
и усилиям научных атеистов, люди все
чаще возвращаются в Церковь?
Впрочем, это уже другая тема для от-
дельного большого разговора.
РЕКЛАМА
Джон Хот: «Вопрос об эволюции и вере
заключается не в том, указывает ли
органическая структура мира на Бога,
а в том, наполнена ли смыслом долгая
история жизни»
81
Разные
Православные школы не похожи
друг на друга, они создавались с разны-
ми целями и задачами и имели разные
стартовые условия. Одни школы приход-
ские, в других из православных дисцип-
лин есть только ОПК. В традиционных
гимназиях преподают латынь, древне-
греческий и не менее двух современных
иностранных языков, в каких-то школах
большое внимания уделяется внекласс-
ной работе и досугу, а где-то при поступ-
лении предпочтение оказывается детям
из многодетных семей, детских домов,
инвалидам. У школ разный уровень ма-
териально-технической оснащенности и
разная стоимость обучения, какие-то
школы могут привлекать учителей боль-
шими зарплатами и условиями, а в ка-
ких-то работают энтузиасты.
Церковность школы
Деление православных школ на мис-
сионерские и приходские, существую-
щее в настоящее время, закладывалось
с начала их основания: одни школы соз-
давались на базе прихода или право-
славных классов, вторые ставили целью
возродить дореволюционные классиче-
ские гимназии, традиционно воспиты-
вавшие учеников в духе православного
христианства, третьи же начинались как
светские и вводили основы Правосла-
вия, надеясь помочь ученикам и их роди-
телям встать на путь воцерковления. Если школа относится к миссионер-
скому типу и не имеет конфессиональных
ограничений, то это не означает, конечно,
что учиться в таких школах может кто угод-
но: родители должны быть готовы к тому,
что их дети будут находиться в православ-
ной среде, участвовать в общешкольных
богослужениях и молитвах, изучать осно-
вы Православия. В другие школы прини-
Новая школа
При поддержке
Что показалорейтингисследование
православных школ
Одним из средств
информирования общества
о жизни школ является
рейтинг. Помимо внутренних
рейтингов министерства и
департаментов образования,
есть те, которые предлагают
ориентиры родителям —
например, основанные на
результатах ЕГЭ, количестве
медалистов и проч. Можно
ли подойти с подобными
оценками и к православным
школам? Чтобы понять, что
объединяет православные
учебные заведения и чем
они отличаются друг от друга,
мы выделили несколько
основных параметров,
составив портрет
православных школ Москвы. Рисунок Дмитрия Петрова
Текст: Ирина КОСАЛС
82
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
Культура Новая школа
Проект «Православная школа в современном
мире» поддержали 14 московских школ. На
основании данных, предоставленных о себе
участниками, составлен предлагаемый читателям
«НС» портрет современных православных школ
Москвы
Таблица 1
Количество учащихся
Кол-во
учеников
Кол-во
детей
в классе
Кол-во
детей
на одного
педагога
Православная классическая гимназия
во имя иконы Божией Матери
«Знамение» в Ховрине
120
15
4
НОУ «Во имя Иоанна Богослова»
125
8-17
5
НОУ «Православная классическая
гимназия “София”», г. Клин
127
15
6
НОУ «Свято-Владимирская
общеобразовательная Православная
школа»
133
5-17
4
АНО ЦО «Знак»
147
до 12
3-4
НОУ «Классическая гимназия при
Греко-латинском кабинете
Ю. А. Шичалина»
153
16
3
НОУ «Елизаветинская гимназия» 160
15,5
5,3
АНО СОШ «Димитриевская»
194
3-24
5
НОУ ЦО «Православная классическая
гимназия “Радонеж”»
200
12-15
6
Гимназия «Эллада» во имя святых
Кирилла и Мефодия
225
15
5
Православная гимназия во имя
преподобного Сергия Радонежского
235
16
5
НОУ ЦО «Православный центр
непрерывного образования во имя
прп. Серафима Саровского» 311
8-17
5
Православная Свято-Петровская
школа 350
14-24
5,8
НОУ школа «Ника»
537
до 16
10
Таблица 2
Качество образования
Православная классическая гимназия во имя
иконы Божией Матери «Знамение» в Ховрине
НОУ «Во имя Иоанна Богослова»
НОУ «Православная классическая гимназия
“София”», г. Клин
НОУ «Свято-Владимирская общеобразовательная
Православная школа»
АНО ЦО «Знак»
НОУ «Классическая гимназия при Греко-латинском кабинете Ю. А. Шичалина»
НОУ «Елизаветинская гимназия» АНО СОШ «Димитриевская»
НОУ ЦО «Православная классическая гимназия
“Радонеж”»
Гимназия «Эллада» во имя святых Кирилла
и Мефодия
Православная гимназия во имя преподобного
Сергия Радонежского
НОУ ЦО «Православный центр непрерывного
образования во имя прп. Серафима Саровского» Православная Свято-Петровская школа НОУ школа «Ника»
Рейтинг-исследование
В апреле 2011 года журнал «Нескуч!
ный сад» и ОТП Банк начали проект
«Православная школа в современном ми!
ре» — рейтинг!исследование столичных
православных и православно ориентиро!
ванных школ. Чтобы результаты анкетирования
стали инструментом для родителей, бла!
готворительного сообщества и всех, ко!
го интересует состояние среднего обра!
зования, были составлены таблицы, где
разные сферы школьной жизнедеятель!
ности разбиты по параметрам. Мы по!
пытались выявить некоторые законо!
мерности и тенденции в жизни совре!
менной православной школы. Ознако!
миться с полной версией исследования
можно на электронной странице проек!
та: http://shkola.nsad.ru.
маются или дети из прихода (а при нали-
чии мест — и из других), или только из во-
церковленных семей и по рекомендации
духовника. Но и это не означает также, что
сюда автоматом берут каждого приход-
ского ребенка: нужно пройти собеседова-
ние и тестирование по предметам (если
ребенок поступает не в 1-й класс). Во всех без исключения школах есть ду-
ховник, совершающий общее духовное ру-
ководство учебным заведением и окормле-
ние учащихся, есть свой домовый храм (за
исключением школы «Ника», изначально
она была светской), проводятся общешко-
льные богослужения, общие молитвы, есть
постное меню. У большинства школ жизнь
соотнесена с церковным календарем. Строгости и ограничения, связанные
с внешним видом учеников, включают в
себя обязательную почти везде школь-
ную форму, аккуратные прически, отсут-
ствие косметики у девочек. А вот нали-
чие платочков у учениц не только во вре-
мя службы, но и во время уроков
требуют лишь в гимназии Сергия Радо-
нежского (г. Сергиев Посад). И только в
одной гимназии — во имя прп. Серафи-
ма Саровского — начиная с пятого клас-
са ведется раздельное образование
мальчиков и девочек. Возраст и размеры
Практически все православные шко-
лы и гимназии имеют солидный (если учи-
тывать исторические условия) возраст:
большинство из них появились в 1990-е
годы. Первые православные классы воз-
никали в Москве в 1980-х, однако сущест-
вовали подпольно: до принятия в 1990 го-
ду закона РСФСР «О свободе вероиспове-
даний» религиозное образование факти-
чески было запрещено. Однако именно
это создало нереализованную потреб-
ность в подобных учебных заведениях:
первая православная школа открылась в
том же 1990 году, а к 1993-му таких школ
было уже двенадцать и училось в них око-
ло 1,5 тыс. детей. Уже отметили свой 20-летний юбилей
Православная классическая гимназия
«Радонеж» и ЦО «Знак», ЦО «Православ-
ный центр непрерывного образования
во имя прп. Серафима Саровского», шко-
ла «Во имя Иоанна Богослова». В 1992-
1993-х годах появились Елизаветинская
гимназия, Свято-Владимирская общеоб-
разовательная Православная школа,
Православная классическая гимназия
во имя иконы Божией Матери «Знаме-
83
При поддержке
Поступившие в вузы
Средний
балл ЕГЭ
Средний балл
ГИА
120
—
—
—
4
4,5
125
8
МГУ, РХТУ им. Менделеева, Институт им. Сурикова, МГТУ им. Баумана, МВА им.Скрябина, РАГС
матем. — 50,8; русс. яз. —79
матем. —3,4; русс. яз. — 3,75 127
11
—
59,4
24,4
4,3
133
5
ГАУГН, Финансово-юридическая академия, МГУКИ, МГПУ им. Крупской,
Государственный институт русского языка им. Пушкина.
68
4
4,1
147
0
—*
—
—
—
153
7
МГУ, ПСТГУ, РУДН, ММА им. Сеченова, Академия управления делами президента РФ
50
—
4,6
160
3
Московский национальный энергетический исследовательский институт МЭИ, МВА им. К. И. Скрябина, РУДН
55,5
3,8
—
194
3
МГУ, МПГУ, ПСТГУ 59,8
3,6
4,2
200
5
—
65
25,2
4,4
225
4
—
69
90
4
235
9
90%: МАИ, Российский университет кооперации, ПСТГУ, Регентская школа
при МДА, Московский государственный областной университет, Московский
государственный университет леса, Ярославский театральный институт
65
матем. — 4,8; русс. яз. — 4,5 311
8
—
—
—
4,7
350
30
МГПУ, МИРЭА, ПСТГУ, 1-й Медицинский институт, Военный университет МО РФ, 2-й Медицинский институт, МГУ, Полиграфический институт, Горный институт,
МГХПА им. Строганова, РНИМУ им. Н.И.Пирогова, МПГУ.
67,34
матем. — 33,1 из 41; русс. яз. — 19 из 33
4,2
537
14
матем. — 64,3; русс. яз. —71,3
матем. — 23,1 из 33; русс. яз. — 36,3 из 41
4,4
* В 2011 году в школе «Знак» не было выпускного класса. В 2010 году средний балл ЕГЭ был 68,5, ГИА — 4,15, аттестат о среднем образовании — 4,15.
Количество учеников
Количество выпускников
Аттестат
осреднем образовании
ние» в Ховрине, Классическая гимна-
зия при Греко-латинском кабинете
Ю.А. Шичалина. Школа «Ника» откры-
лась в 1995-м, гимназия «Эллада» во
имя свв. Кирилла и Мефодия — в
1996-м, Православная гимназия во
имя прп. Сергия Радонежского в Сер-
гиевом Посаде — в 1998-м. Самые мо-
лодые — Православная классическая
гимназия «София» в Клину (2000) и Ди-
митриевская школа (2003).
Сегодня все православные школы
имеют подходящие для образовательно-
го процесса помещения, однако многим
в них тесновато. Свои здания есть лишь у гимназии
«Эллада», гимназии во имя прп. Сергия
Радонежского и у Свято-Петровской
школы. Еще у трех школ есть здания, пре-
доставленные им в безвозмездное
пользование: у Свято-Владимирской, у
ЦО во имя прп. Серафима Саровского и
у гимназии «Радонеж». Если бы рейтинг проводился по это-
му параметру, то первое место с боль-
шим отрывом заняла бы гимназия
«Эллада», владеющая собственным пя-
тиэтажным зданием с большой террито-
рией, на которой есть спортплощадка,
стадион, детский городок, футбольное
поле и даже маленький «зоопарк» —
вольеры с белками и ежом. Размер
классов в «Элладе» — 50 кв. метров, на
каждого учащегося приходится 17,5 кв.
метра — это в среднем в два раза боль-
ше, чем у других школ.
Важным критерием для оценки шко-
лы является количество учащихся. Не-
большие классы, достаточное число пе-
дагогов и «семейная» обстановка —
отличительные черты всех частных школ,
одной из главных задач которых был и
остается уход от «массовости» государст-
венных образовательных учреждений,
не учитывающих индивидуальные осо-
бенности и потребности учеников. По своему размеру православные
школы неодинаковы: открывает список
гимназия «Знамение» (120 учеников), а
замыкает — школа «Ника» с рекордно
большим числом учащихся — 537 (560 с
дошкольным отделением). Это уже раз-
мер средней государственной школы. В тех школах, где учится до 200 чело-
век, каждый класс существует в одной
параллели (за исключением гимназий
«София» и «Радонеж»: в первой началь-
ные классы учатся в две смены, во вто-
рой — в начальной школе по два парал-
лельных класса). В остальных классы
существуют в две параллели, а у школы
«Ника» количество параллелей доходит
до пяти.
Во многих школах окончание подго-
товительных отделений (рассчитанных
на год или два) является желательным
условием для приема в 1-й класс («сво-
их» детей берут в первую очередь, ос-
тальные становятся в «лист ожидания»).
Во всех школах (исключение — «Во имя
Иоанна Богослова») при поступлении су-
ществует конкурс 2-3 человека на место.
Самые популярные — все та же школа
«Ника», где в среднем 4-5 человек на ме-
сто (по словам директора школы, в этом
году доходило и до 20) и Елизаветинская
гимназия, где в разные годы конкурс от
2 до 7 человек. В некоторых школах есть
конкурс в старшие классы, хотя данные о
выпускниках говорят скорее о мини-
мальном проходном балле при наборе в
10-й класс, чем о реальном конкурсе. Образование
и «успешность»
Как вспоминали люди, стоявшие у
истоков создания первых православных
школ, основная задача им виделась в
создании «семейной» обстановки и воз-
84
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
Культура Новая школа
Таблица 3.
Социальная ориентация
Дети из многодетных
семей
Инклюзивное
образование
Дети из детдома (в %)
Православная классическая гимназия во имя иконы Божией Матери
«Знамение» в Ховрине
42
есть
—
НОУ «Во имя Иоанна Богослова»
47
нет
нет
НОУ «Православная классическая гимназия “София”», г. Клин
38
есть
1
НОУ «Свято-Владимирская общеобразовательная Православная школа»
47
нет
нет
АНО ЦО «Знак»
19
есть 3%
нет
НОУ «Классическая гимназия при Греко-латинском кабинете Ю. А. Шичалина»
30
нет
1
НОУ «Елизаветинская гимназия» 32
есть
5
АНО СОШ «Димитриевская»
68
есть
15
НОУ ЦО «Православная классическая гимназия “Радонеж”»
63
—
нет
Гимназия «Эллада» во имя святых Кирилла и Мефодия
10
есть
нет
Православная гимназия во имя преподобного Сергия Радонежского
—
есть
нет
НОУ ЦО «Православный центр непрерывного образования во имя прп. Серафима Саровского» 45
есть
приемные дети
Православная Свято-Петровская школа 95
нет
нет
НОУ школа «Ника»
18,4
нет
нет
85
можности изучать Закон Божий, образо-
ванию уделялось мало внимания. Нега-
тивный опыт советской школы диктовал
все делать от обратного: не требовать от
учеников прилежания и хороших оце-
нок, не создавать конкурентной среды,
только поощрять, но не наказывать. Это
сказывалось на качестве образования
и дисциплине, школы закрывались.
В современной православной шко-
ле не только хорошее базовое образо-
вание, учиться здесь зачастую сложнее,
чем в обычной школе — интеграция
православного и общего образователь-
ных компонентов создает повышенную
образовательную нагрузку.
Исходя из заявленных целей и за-
дач, православные учебные заведения
делятся на общеобразовательные шко-
лы, центры образования, гимназии и
классические гимназии.
Об образовательном уровне гимна-
зий говорят предметы, изучаемые в ка-
честве гимназического компонента. Это
несколько иностранных языков — как
современных (английский, немецкий,
французский, испанский; а в школе
«Знамение» изучаются еще и сербский с
новогреческим), так и древних (латынь,
древнегреческий, церковнославян-
ский). В гимназии «Эллада», школе «Ни-
ка», Елизаветинской гимназии, гимна-
зии «Знамение», ЦО «Знак», в Центре во
имя прп. Серафима Саровского есть
возможность получить языковые серти-
фикаты. Помимо языков в гимназиях
изучают риторику, философию, логику,
историю и литературу изучаемого язы-
ка, а также деловой этикет, экономику и
православное краеведение и т. д.
Если говорить об успешности школ,
то можно оценивать их по нескольким
параметрам. Во-первых, это количество
медалистов и победителей олимпиад.
Во-вторых, это количество выпускников.
Не секрет, что многие родители, дети ко-
торых имеют математические и естест-
венно-научные способности и нацелены
на поступление в соответствующие ву-
зы, предпочитают переводить их в стар-
шие классы спецшкол. Таким образом,
этот пункт является неформальным по-
казателем доверия к школе со стороны
учеников и родителей и говорит о ее ус-
пешности ничуть не меньше, чем резуль-
таты ЕГЭ. Абсолютным лидером по этому
показателю является Православная
Свято-Петровская школа — 30 человек,
что составляет более четверти выпуск-
ников всех 14 школ. А вот данные о том,
сколько выпускников поступило в вузы,
малоинформативны: практически все
сегодняшние выпускники куда-либо да
поступают. Это связано с тем, что их ко-
личество сегодня фактически сравня-
лось с количеством бюджетных мест в
вузах. Намного важнее то, в какие имен-
но вузы поступают выпускники — это
третий фактор. Ну и конечно, учитывают-
ся средние баллы ЕГЭ, ГИА и аттестата о
среднем образовании.
И если выводить победителя по ука-
занным выше критериям, то становится
видно, что им является Православная
Свято-Петровская школа: при выпуске
30 человек со средним баллом ЕГЭ
67,34 в школе есть три медалиста (1 зо-
лотая и 2 серебряные медали) и победи-
тели олимпиад.
Социальная ориентация
Не все родители, выбирая ту или
иную школу, ориентируются только на
показатели ЕГЭ и количество иностран-
ных языков. Образовательные запросы
у всех разные. Более того, не все дети по
тем или иным причинам имеют возмож-
ность учиться по усиленной гимназиче-
ской программе — но и им необходимо
хорошее образование и православное
воспитание. Несмотря на то что в право-
славных учебных заведениях большое
количество детей из многодетных семей
(рекорд здесь опять принадлежит Свя-
то-Петровской школе — 95%), не все
школы могут считаться социально ори-
ентированными. Не везде принимаются
дети, имеющие серьезные проблемы со
здоровьем: о наличии инклюзивного об-
разования заявили всего 8 школ из 14,
при этом чаще всего речь идет о детях с
сохранным интеллектом. Отчасти это
объясняется тем, что ни одна из право-
славных школ на сегодняшний день не
имеет коррекционных классов и спе-
циалистов — дефектологов. По одному
коррекционному педагогу есть только в
четырех школах, психологи есть в вось-
ми школах, а в целом количество лого-
педов — по одному на 100 детей. Этого
явно недостаточно для школ, где около
половины учащихся — из многодетных
семей. Хорошая ситуация в школе
«Знак», Центре во имя Серафима Саров-
ского и школе «Ника». А вот как в школе
«София» при наличии инклюзивного об-
разования и детей из детдомов обходят-
ся не только без психологов, но и без ло-
гопедов, непонятно.
Свои причины
Для такого большого мегаполиса,
как Москва, где на сегодняшний день
около 900 тыс. детей учатся в 1,66 тыс.
школах, всего 22 православные школы
с 4,5 тыс. учениками — это, безусловно,
капля в море (0,5%). Столь малое число
учеников объясняется не отсутствием
спроса (как мы видим из анкет, конкурс
в эти школы есть), не низким уровнем
образования, но ограниченностью
школьных площадей, нехваткой средств
и невозможностью что-либо изменить в
этой ситуации: либо государство должно
пойти навстречу частным школам и пре-
доставить им такие же материально-тех-
нические условия, как и государствен-
ным, либо школы должны поднять плату
за учебу, что для большинства из них
является заведомо невыполнимым ус-
ловием. В 2000-х годах количество
православных школ практически не рос-
ло — нет социального заказа со сторо-
ны государства.
При поддержке
Психолог
Коррекционный
педагог
Логопед (кол-во на 100
детей)
есть
нет
1
нет
1
нет
нет
нет
нет
нет
1
есть (2 чел.)
нейропсихолог
1
есть
нет
1
нет
нет
1
нет
есть
2
есть
есть
1
есть
нет
1
есть
нет
0,5
есть (2 чел.)
1
1
нет
нет
0,3
есть (7 чел.)
есть
1,2
86
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
До мая этого года в Москве дей-
ствовал городской закон о развитии
образования, согласно которому лю-
бая школа, не важно, государствен-
ная или нет, получала нормированное
финансирование на каждого учащего-
ся. Условие было лишь одно — учеб-
ное заведение должно иметь аккреди-
тацию. К слову, сейчас в столице
работает 22 православные школы,
каждая из которых аккредитацию
имеет. Это значит, что у органов влас-
ти есть право контролировать соблю-
дение всех норм в школе. То есть учеб-
ные программы, квалификация
педагогического состава и результа-
ты работы учреждения соответствуют
всем стандартам, школы имеют гербо-
вую печать и право выдавать доку-
мент об окончании государственного
образца. Изменения в городское законода-
тельство, по словам Алексея Тишутина,
были внесены задним числом: в мае
поправки были приняты, а изменения
оказались введены уже с давно минув-
шего начала 2011 года. Согласно этим
поправкам, в судьбах школ государ-
ственных коренным образом ничего
не меняется — как получали финанси-
рование, так и будут получать. А вот да-
вать ли денег негосударственным
учреждениям, к каким относятся пра-
вославные школы, а если давать, то
сколько, как часто, при каких услови-
ях,— остается на усмотрение местных
властей. Высока вероятность того, что
«лишних» денег на помощь таким шко-
лам в городе не найдется.
— Единственным положительным
моментом документа является то, что в
нем есть пункт, касающийся социально
ориентированных организаций, — рас-
сказывает Алексей Станиславович. —
Таким организациям помогать должно,
и помощь может приходить из разных
источников. Но наши многочисленные
попытки донести до властей то, что пра-
вославные школы как раз и являются
социально ориентированными, зани-
маются нравственным воспитанием,
не говоря уже о достойном качестве об-
разования, достаточном для поступле-
ния в вуз, пока ни к чему не привели.
Сейчас мы не можем получить никакой
информации о нашем статусе. К слову,
идти по этому пути — пытаться сохра-
нить финансирование для православ-
ных школ как общественно полезных
учреждений — нам посоветовали в Де-
партаменте образования столицы.
К ним обращался с запросом Отдел ре-
лигиозного образования и катехиза-
ции РПЦ, но в ответ была получена ни-
чего не объясняющая отписка. Сейчас можно только предполагать,
что теперь будет с поддержкой право-
славных школ. Многие знают, что зачас-
тую плата за обучение там совсем сим-
волическая, доступная семьям со
скромным доходом, многодетным и так
далее. Увеличение оплаты приведет к
тому, что не все родители, желающие,
чтобы их чадо помимо общих знаний по-
лучало еще и духовное воспитание, смо-
гут себе это позволить. На чем тогда эко-
номить, представить сложно: урезать и
без того не слишком большую зарплату
учителей, не ремонтировать классы, от-
казаться от обновления материально-
технической базы? Попытка урезать финансирование
православных школ предпринималась
еще в 2009 году, продвигал ее Департа-
мент образования. Голословно обвинять
кого-то в лоббировании сомнительной
поправки, принятой все же в 2011 году,
не стоит, но надежды на то, что со сменой
руководства города ситуация улучшится,
не оправдались. Стоит отметить, что лич-
но президент Медведев дал поручение
новому градоначальнику обеспечить
равный доступ к финансированию всем
типам школ, включая негосударствен-
ные. Получается, указание главы госу-
дарства просто проигнорировано?
На прошедшем недавно в Санкт-Петер-
бурге совещании директоров православ-
ных общеобразовательных учреждений
глава синодального Отдела религиозного
образования и катехизации епископ Рос-
товский и Новочеркасский Меркурий вы-
разил недовольство сложившейся ситуаци-
ей: «Она близка к дискриминационной по
отношению к гражданам православного
вероисповедования, желающим наряду с
получением знаний, согласно существую-
щим федеральным государственным обра-
зовательным стандартам, получить и пра-
вославное воспитание». Епископ пояснил,
что, по сути, православные школы выпол-
няют государственный заказ, не только
обучая детей в полной мере всем обяза-
тельным дисциплинам, но и воспитывая их.
Парадоксально, что помогать школам в
этом деле государство не проявляет осо-
бенного желания. Печальная ситуация с финансирова-
нием православных школ складывается
не только в столице, но и в регионах: в
связи с принятием нового закона, кото-
рый запрещает органам местной власти
быть учредителями негосударственных
учреждений, муниципалитеты отказыва-
ются от финансирования тех школ, кото-
рые, по сути, не без их участия были со-
зданы. Епископ сообщил, что Русская
Православная Церковь принимает учас-
тие в работе над законопроектом «Об
образовании в Российской Федерации»
и отстаивает указание в нем равных
прав для всех школ, независимо от того,
государственные они или нет. Культура Новая школа
Православным школам не выжить
без госфинансирования
В московском законодательстве появилась поправка,
которая меняет порядок финансирования
негосударственных школ. По словам Алексея Тишутина,
исполнительного директора Совета православных школ
Москвы, сказать, что отныне православные школы столицы
будут полностью лишены какого-либо государственного
обеспечения, пока нельзя, но такой риск существует.
Текст: Анна ЗАХАРЧЕНКО
88
Нескучный сад № 11 (70) ноябрь 2011 год
Индекс
46331
Индекс
11805
Через агентства:
Подписка
на электронную
версию журнала:
«Pressa.ru» «Артос-Гал» Тел.: (495) 981-03-24,
(495) 788-39-88
«Интер-Почта» Тел.: (495) 500-00-60
«МК-Периодика»
(для проживающих за рубежом)
Тел.: (495) 681-91-37
Служба распространения журнала «Нескучный сад»
Телефон: (495) 933-95-77
Web: http://pressa.ru/
«Роспечать»
«Пресса России»
В каждом отделении связи по каталогам:
Тел.: (495) 9430498, (495) 9430499
email: podpiska@nsad.ru, podpiskansad@yandex.ru
Подписка на журнал «Нескучный сад»
РЕКЛАМА
Автор
diaconia
Документ
Категория
Нескучный сад
Просмотров
1 429
Размер файла
12 638 Кб
Теги
сад, ноября, нескучный, 2011
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа