close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Знание - сила фантастика 2006-03

код для вставкиСкачать
3/2006
З
ЗН
НА
АН
НИ
ИЕ
Е
С
СИ
ИЛ
ЛА
А,
, Ф
ФА
АН
НТ
ТА
АС
СТ
ТИ
ИК
КА
А,
, 3
3/
/2
20
00
06
6
ISSN0130–1640, «ЗНАНИЕСИЛА», ФАНТАСТИКА, №3 2006, 1–128.
ISSN 0130 1640 www. znanie–sila.ru
ЗНАНИЕСИЛА
ФАНТАСТИКА
Читайте в следующем выпуске лите рату рног о приложе ния:
Окончание повести
Игоря Харичева
«Будущее в подарок»
«Будущее в подарок»
Рассказ
Натальи Резановой
«Убить миледи»
Повесть
Дмитрия Казакова
«Без вариантов»
Цикл миниатюр
Леонида Кудрявцева
«Фэнтики»
«Фэнтики»
И произведения других авторов
ЗНАНИЕ –СИЛА
ФФ А
А Н
Н Т
Т А
А С
С Т
Т И
И К
К А
А
3/2006
Литературное приложение к ежемесячному научнопопулярному и научнохудожественному журналу
«ЗНАНИЕ –СИЛА»
№3 (3) Издается с 2006 года Зарегистрировано 03.08.2006 года
Регистрационный номер ПИ № ФС 7725240
Учредители
П. Н. Ртищев АНО «Редакция журнала «Знание сила»
Генеральный директор АНО «Редакция журнала «Знание сила»
И. Харичев Редакция: Д. Байкалов Е. Харитонов И. Харичев Художественный редактор Л. Розанова
Рисунки А. Гераскевич
Оформление и компьютерная верстка
Л. Розановой
Коммерческая служба
И. Вирко
Подписано к печати 10.11.2006. Формат 70 х 100 1/16.
Офсетная печать. Печ. л. 8,25. Усл. печ. л. 10,4. Уч.изд. л. 11,93. Усл. кр.отт. 31,95. Тираж 1500 экз.
Адрес редакции: 115114, Москва, Кожевническая ул., 19, строение 6,
тел. 2358935, факс 2350252 тел. коммерческой службы 2350774 email: znsila@ropnet.ru znaniesila1926@yandex.ru
Отпечатано в ОАО ордена Трудового Красного Знамени
«Чеховский полиграфический комбинат» 142300, г. Чехов Московской области Заказ
Рукописи не рецензируются и не возвращаются Цена свободная
©
«Знание сила: Фантастика», 2006 г.
«ЗС»Фантастика №3,2006
1
«ЗНАНИЕ СИЛА» ЖУРНАЛ, КОТОРЫЙ УМНЫЕ ЛЮДИ ЧИТАЮТ УЖЕ 80
ЛЕТ!
Сегодня подписка, а завтра
научные сенсации и открытия;
лица современной науки; человек и его возможности; прошлое в зеркале
современности; будущее стремительно
меняющегося мира.
Интернетверсия – www. znaniesila.ru
На сайте:
полная версия журнала
(1998 2004); золотые страницы лучшие публикации
из архива;
обложки «ЗС» коллекция обложек за 80 лет;
коллекция лучших работ
оформителей
(1964 1968); коллекция Виктора Бреля; общение раздел для обмена мнениями и споров; гостевая книга; викторина вопросы
и задания с призами.
«НЕ ТАК!..»
Совместная передача журнала «Знание сила» и радиостанции «Эхо Москвы». Слушайте передачу «НЕ ТАК!..» каждую субботу в 13.00
«ЗС»Фантастика №3,2006
2
ПОСЛЕЗАВТРА
Д. Казаков
Без вариантов
И. Харичев
Будущее в подарок
КОСМОС
С. Слюсаренко
Старик, который не смотрел на звезды
С. Палий
Сирена
Ю. Максимов
Символ
ЭКСПЕРИМЕНТ
Н. Резанова
Убить миледи
О. Овчинников
Погода в доме
НАСЛЕДИЕ
Е. Харитонов
Открыватель таинственных земель
Л. Платов
Мгновения
ЮМОРКОН
А. Силецкий
Все сказки до рассвета
Л. Кудрявцев
Фэнтики
М. Тырин
Рассказ, присланный на конкурс фантастов
О ФАНТАСТИКЕ
П. Амнуэль
Фантастическая реальность мироздания
3/2006
В НОМЕ Р Е
63
88
83
73
92
99
100
120
118
117
113
27
3
Пролог
Земля под ногами встала дыбом.
Виктор не успел даже изумиться, как
его приподняло и швырнуло. Ударило
по ушам, и сознание втянула равно
мерно гудящая тьма.
Очнувшись, он почувствовал боль.
Она растеклась по всему телу, особен
но вольготно устроившись ниже ко
лен.
— Что со мной? — прохрипел он в
усатое потное лицо склонившегося
над ним санитара. То, на чем Виктор
лежал, тряслось, а вибрирующий гул
красноречиво извещал, что сержант
2й особой десантной дивизии Вик
тор Смирнов находится в летящем
вертолете.
— Ничего страшного, — прогово
рил санитар так, что ложь заметил бы
и ребенок, — ты, главное, держись... — Ноги хоть целы?
— Ну... — санитар отвел взгляд.
— Ясно, — Виктор закрыл глаза.
Все время, что его везли до госпи
таля, он не издал ни звука. Только
скрипел зубами, пересиливая накаты
вающую волнами боль — и телесную,
и стократ более сильную душевную.
Больше всего Виктор жалел о том,
что мина не убила его, а всего лишь
сделала калекой.
1.
— Витя? Ты?
Виктор нехотя поднял намертво
прилипший к серому лоснящемуся
асфальту взгляд, без интереса всмот
релся в окликнувшего его человека.
Отливал металлом дорогой костюм,
серебрилась запонка на галстуке,
оранжевые контактные линзы отра
жали закат. Таких знакомых у бывше
го десантника не водилось.
— Ну, я. И что?
— Старик, ты что, не узнаешь ме
ня? — на округлом лице промелькну
ло знакомое мальчишеское озорство.
— Сашка?
— Ага, узнал! — Александр Абра
«ЗС»Фантастика №3,2006
3
П
ОСЛЕ З АВТ Р А
Дмитрий Казаков
Без вариантов
Главная беда России не дураки и не
дороги, а продажные, коррумпиро
ванные бюрократы. Стране требу
ется новое чиновничество, граждан
ская гвардия, столь же неподкупная
и верная государству, как претори
анцы древнего Рима.
Президент РФ Сергей Рысаков
речь после инаугурации
23.05.2036
«ЗС»Фантастика №3,2006
4
мов, некогда — сосед по комнате дет
ского дома и приятель, а ныне — не
совсем понятно кто, улыбнулся. —
Как жизнь?
— Да так... — Виктор опустил гла
за. — Не особенно... Рассказывать не хотелось, да и не о
чем было. Не о том же, как он год про
вел в госпиталях, как учился ходить на
современных, напичканных электро
никой, но все же протезах, как вер
нулся в Питер, получил от государства
квартиру и два месяца пытался найти
работу, пока не понял, что такие как
он никому не нужны.
— Ты вроде в армии был... — Саш
ка смотрел недоуменно. — Вернулся?
Или в отпуске?
— Вернулся... навсегда... — ощутив
внезапный прилив злости, Виктор
резким движением поддернул брюки.
Свету явились драные носки — один
сполз в ботинок — и неестественно
розовые, блестящие и безволосые го
лени. Живая кожа такой не бывает. Это
зрелище, как правило, отбивало у зна
комых желание общаться. Виктор
пробовал несколько раз, всегда заме
чал на лице собеседника испуг, страх
и отвращение, после чего разговор
прекращался сам собой. Но Абрамов отреагировал совер
шенно иначе.
— Во дела, — сказал он хмуро. —
Да, крепко тебя приложило! Пойдем,
расскажешь все!
— Куда пойдем? — мрачно спро
сил Виктор.
— Ну, посидим гденибудь... — Угощать себя не разрешу, а соб
ственных денег на кабаки у меня нет!
— отрезал Виктор. Ветеранская пен
сия позволяла выжить, но никак не
шиковать.
— Тогда возьмем пива и посидим
гденибудь на лавочке! — когда надо,
Сашка тоже умел быть упрямым.
— Что, штраф хочешь платить?
— Не бойся, с ментами я догово
рюсь, — и Абрамов решительно раз
вернулся в сторону ближайшего мага
зина.
Виктор хмыкнул и последовал за
приятелем. Сам он конфликта с орга
нами не боялся, за последний месяц
успел побывать и в вытрезвителе и в
отделении — за драку. Ему даже было
интересно, как Сашка разберется со
стражами порядка.
Бутылка темного пива, извлечен
ная из холодильника, приятно студи
ла руку. Воблу и чипсы взял на свои
Сашка. Виктор про себя выругался,
но сделал вид, что ничего не заметил.
Перешли дорогу по подземному пере
ходу, нырнули в шуршащую тень пар
ка, где по аккуратным дорожкам про
гуливались пенсионеры с палками,
молодые мамы с колясками и собач
ники с совочками и бумажными паке
тиками.
Найти тихий безлюдный уголок не
составило труда. Едва приятели заня
ли лавочку под цветущими кустами
сирени, как рядом, точно сгустив
шись из воздуха, нарисовался мили
ционер. Блестели начищенные бо
тинки и холодные, мертвые глаза.
— Добрый день, — приложив руку
к фуражке, проговорил страж поряд
ка, — распивая спиртные напитки в
общественном месте, вы нарушаете
пункт... — Добрый день, — не смутившись,
прервал его Абрамов и извлек из кар
мана пластиковую карточку удостове
рения.
Глянув на нее, милиционер
вздрогнул, в глазах его возникло одно
из немногих чувств, известных работ
никам правоохранительных органов
— страх.
— Прощу прощения, — затарато
рил он, чуть ли не кланяясь, — что по
мешал вашему отдыху... — Иди уж, — махнул рукой Сашка,
и милиционер в один миг скрылся за
кустами.
— Ничего себе, заешьте меня тара
каны! — усмехнулся Виктор. — Это
где же ты работаешь? ФСБ?
— Бери круче! — на лице Абрамова
возникла озорная улыбка, линзы в
глазах залихватски сверкнули. —
Служба безопасности губернского
правительства!
— Ого, чертов хрен! — Виктор
знал, что за последние десять лет ор
ганы власти по примеру корпораций
Д. Казаков Без вариантов
обзавелись службами безопасности,
куда более эффективными, чем вое
низированная охрана или та же мили
ция.
— Это все ерунда! — Сашка лов
ким движением открутил крышку с
бутылки. — Ну, за встречу!
— За встречу!
Бутылки со звоном соприкосну
лись.
2.
В новенькой, хрустящей на сгибах
форме Виктор чувствовал себя нелов
ко. Глянув в зеркало, понял, что в
темносиней куртке и брюках выгля
дит почти как пионер из историческо
го фильма. Кобура на поясе вызывала
двойственные ощущения — вроде бы
и оружие, а с другой стороны для того,
кто семь лет таскал на себе полную
выкладку десантника — смешная пу
калка. До ломоты в зубах хотелось
ощутить надежную тяжесть бронежи
лета, горячее тело автомата в руках.
— Все понятно? — ведший инст
руктаж старший смены глянул на
Виктора подозрительно и тот кивнул,
хотя слушал без всякого внимания.
Он до сих пор не мог поверить в
реальность происходящего. Четыре
дня назад, в субботу наткнулся на
Сашку, а в понедельник его пригласи
ли на собеседование. В красивое тем
нозеленое здание на Исаакиевской
площади.
— Тогда прошу на пост, — стар
ший глянул на портафон. — До начала
смены десять минут... Виктор поднялся, поправил пояс.
Болтающийся на груди бейджик с
надписью «Виктор Смирнов, служба
безопасности» выглядел солидно, но
не отменял того факта, что бывшему
десантнику предстояло служить
обыкновенным вахтером.
Скучать в аквариуме из пулене
пробиваемого стекла на одном из вхо
дов и ждать непредвиденных ситуа
ций. Рутина лежит на электронных
плечах автоматической системы безо
пасности. Она заметит, если у кого из
входящих в здание не будет пропуска,
обнаружит спрятанное оружие или
взрывчатку, подаст тревогу в случае
пожара. Людиохранники являлись
для нее не более чем придатками.
Не успел Виктор занять пост, как
перед его кабинкой объявился Абра
мов. Сегодня линзы у него в глазах от
ливали зеленью.
— Ну как? — спросил он. — Дово
лен?
— Пока сам не понял, — ответил
Виктор. — Все равно спасибо... — А, ерунда, — Сашка махнул ру
кой, — через два часа улетаю в Моск
ву. Там замыслили какоето совеща
ние. Как всегда, не вовремя.
— Удачно долететь.
— Уж долечу, не бойся, — Абрамов
подмигнул приятелю. — А ты бди!
Сашка ушел, рабочий день начал
ся. Без пяти девять через пост сплош
ным потоком потянулись люди. Один
раз щелкнул турникет, преграждая до
рогу щуплому субъекту с всклокочен
ными волосами и в мятом костюме.
Выслушав уверения, что лохматый ра
ботает здесь и просто забыл удостове
рение, Виктор поступил по инструк
ции — вызвал старшего.
В девять пятнадцать наплыв схлы
нул, и Виктор начал подумывать о
том, чтобы включить радиоприемник.
В этот момент входная дверь откры
лась, и при виде проскользнувшего
внутрь широкоплечего типа с цепким
взглядом, новоиспеченный охранник
невольно подобрался.
Голову идущего за телохранителем
высокого мужчины полностью скры
вал шлем из серебристого пластика.
Виктор знал, что через этот шлем пре
красно видно и слышно. В одну сто
рону.
Когда человек в шлеме проходил
мимо, Виктор невольно скосил глаза
на информационную панель сканера.
«Министр промышленности Северо
западной губернии Российской Фе
дерации» — сообщал тот. Второй те
лохранитель, прикрывающий подо
печному спину, исчез на лестнице, а
Виктор все смотрел вслед и вспоми
нал чувства, охватившие страну, ког
да первые люди в таких вот серебрис
тых шлемах появились во власти —
страх, ожидание, смешанное с роб
«ЗС»Фантастика №3,2006
5
«ЗС»Фантастика №3,2006
6
кой надеждой. Теперь, семь лет спус
тя, ожидание исчезло, зато все про
чее — осталось. Данное президентом
сразу после выборов обещание бо
роться с продажными чиновниками
никто не воспринял всерьез. Как
оказалось чуть позже — совершенно
напрасно.
Отстроенный гдето в Вятской гу
бернии НИИ Технологий Мозга, про
званный коротко и емко «Лагерь», вы
дал первую продукцию через семь ме
сяцев после открытия. Попавших на
его обнесенную забором территорию
добровольцев лишали одной важной
для выживания индивида, но гибель
ной для страны способности — воро
вать и обманывать. Прошедшие Ла
герь полностью отдавали себя госу
дарству — отказывались от имени и
лица, получая взамен шлем из сереб
ристого металла, персональный но
мер и высокий пост.
Позже, лет пять назад, когда чи
новники новой формации появились
и в правительствах регионов, их непо
нятно почему обозвали «преториан
цами». Когда стало ясно, что это не
блеф, и что людей в шлемах невоз
можно купить, а благодаря анонимно
сти — еще и шантажировать, народ
испытал невероятный прилив энтузи
азма. А привыкшие воровать бюро
краты и обученные давать взятки биз
несмены завыли волками. Президент
Рысаков пережил три покушения, его
рейтинг вознесся на невероятную вы
соту.
— Ну, как работа? — около будки
объявился старший смены.
— Пока ничего, — ответил Виктор.
Старший хмыкнул и отошел.
3.
— В Москве началось ежегодное
собрание глав субъектов Федерации и
представителей региональных элит, —
вставленный в ухо приемник негром
ко бубнил, не заглушая звуков вокруг
— голосов, шарканья подошв и ежесе
кундного писка сканера. Тот трудился
изо всех сил, обследуя уходящих со
службы сотрудников губернского пра
вительства.
Для них рабочий день закончился.
Виктору до завершения смены остава
лось три часа. Он подумал, что Сашка
наверняка там, в Москве, на «собра
нии представителей региональных
элит». Пьет коньяк и треплется с та
кими же, как он, лощеными мужика
ми в дорогих костюмах и с модными
цветными линзами в глазах. Интерес
но, почему этот, министр промыш
ленности туда не поехал?
— В районе Павлодара продолжа
ется операция по уничтожению про
рвавшейся через границу банды ма
родеров, — сквозь турникет, едва не
теряя обувь, промчался взлохмачен
ный клерк. Хлопнула дверь, и в вес
тибюле стало тихо, — по информа
ции из министерства обороны, унич
тожено двенадцать боевиков, трое
взяты в плен... Виктор потянулся, протяжно зев
нул. За день сидения на одном месте
конечности слегка затекли. Не вы
ключая приемник, он вышел из будки
— размять ноги. В ухе чтото квакнуло, чмокнуло и
голос дикторши, ставший вдруг жи
вым и очень испуганным, произнес:
— Экстренное сообщение. Только
что нам передали, что мощный взрыв
прогремел в здании Федерального Со
брания. Множество погибших, среди
них, вполне вероятно — президент
Рысаков.
Виктор ощутил, как посреди теп
лого дня его продирает морозцем.
Президент мертв? Поверить в это бы
ло труднее, чем в то, что по Невскому
разгуливает живой динозавр... Чело
век, вернувший России хотя бы часть
утраченного величия, не побоявший
ся открыто признать факт непрекра
щающейся войны по всей южной гра
нице, от Черного моря до озера Зай
сан, посягнувший на десятилетиями
складывавшуюся пирамиду коррум
пированной бюрократии в одно мгно
вение из политического лидера стал
воспоминанием?
Виктор осознал, что в голове у не
го крутится строчка из старой песни
«Что же будет с Родиной и с нами?».
Появилась мысль: «Как там Сашка?..»
Радиоприемник пискнул, и приятный
Д. Казаков Без вариантов
голос дикторши пропал, сменившись
глухим треском. Виктор извлек хит
рую штуковину размером с горошину
из уха, понажимал сенсоры виртуаль
ного пульта. Но без толку — на всех
диапазонах царили помехи, словно
ведущие одновременно покончили
самоубийством или ктото сумел от
ключить трансляционный центр у
Кантемировского моста.
Это предположение выглядело со
вершенно невероятным. Виктор ре
шительно отбросил его и поднес пор
тафон ко рту. Что бы ни случилось,
охранник должен выполнять свою ра
боту. И сейчас неплохо бы узнать, не
вводится ли в связи с ситуацией ка
койлибо особый режим.
— Алло, шеф, — сказал Виктор. —
Шеф?
Портафон молчал. Нажатие кноп
ки перезагрузки так же мало помогло
ему, как мертвецу — клизма.
— Вот чертов хрен! Чего делать—
то? — пробормотал Виктор. Уйти с
поста, не известив старшего, охран
ник не мог, но нутром десантника,
прошедшего множество боевых опе
раций, он чуял опасность.
Изза поворота, ведущего к лиф
там и лестнице, донеслись торопли
вые шаги. К турникету, боязливо ози
раясь и семеня, выскочил громила в
темном костюме и черных очках. Вик
тор не сразу узнал одного из телохра
нителей преторианца, виденных ут
ром. За ним спешил второй. Телохра
нители растеряли весь лоск и выгля
дели жалко, точно мокрые курицы.
Один промчался через турникет, не
останавливаясь, другой глянул на
Виктора с изумлением и жалостью,
как на человека, пытающегося нало
вить рыбы в сливном отверстии уни
таза.
— Вот чертов хрен, — пробормотал
Виктор, — бегут, точно крысы с ко
рабля... что происходит, заешьте меня
тараканы?
Входная дверь распахнулась и в ве
стибюле появился человек в маскиро
вочной военной форме без знаков от
личия и черной шапочке—маске с
прорезями для глаз, за ним еще один и
еще. В руках вновь прибывшие держа
ли автоматы АК22, так что мирными
их намерения обозвал бы только рех
нувшийся пацифист.
Виктор испытал невероятное об
легчение. Неопределенность исчезла,
превратившись в понятную и привыч
ную ситуацию. Вот ты, а вот враг, ко
торого необходимо остановить.
— Стоять! — крикнул он, выхваты
вая пистолет. — Оружие на пол!
— Не будь дураком, — хриплым,
каким—то лающим голосом прогово
рил идущий впереди, — это ФСБ, спе
циальная операция... — Служба безопасности губерн
ского правительства вам не подчиня
ется! — Виктор поднял оружие. — По
ка не получу приказ от начальства, не
имею права вас впустить! Еще шаг, и я
стреляю!
— Сдохни, тварь! — второй из не
званых гостей, долговязый и тощий,
оказался менее терпелив.
Он вскинул автомат, Виктор нажал
спусковой крючок. Бывший десант
ник подозревал, что его противники в
бронежилетах, поэтому стрелял в ли
цо. Пуля выбила из головы фонтан
крови, долговязый рухнул на месте.
Не дожидаясь ответа, Виктор
брякнулся на пол и перекатился в сто
рону. Затрещал автомат, над головой
свистнуло несколько пуль, с шорохом
посыпалась побелка с развороченной
стены. Он выстрелил еще раз, между
турникетами, и со свирепой радостью
увидел, как предводитель нападавших
с воплем осел, хватаясь за пораженное
колено. Двое подхватили его под ру
ки, поволокли в сторону, прочь из
сектора обстрела.
И тут Виктор ощутил, как его охва
тывает безумная горячка боя. В голове
помутилось, и он сделал то, на что в
такой ситуации решился бы только
полный псих — вскочил и бросился
вперед. Один из укрывшихся за ко
лонной поднял голову, пуля вошла
ему под подбородок. Второй успел
вскинуть оружие, но тут же упал ря
дом с остальными.
— Ты что, идиот? — спросил ране
ный предводитель, и в глазах его чита
лось ошеломление. — Ты не понима
ешь, что с тобой теперь будет?
«ЗС»Фантастика №3,2006
7
«ЗС»Фантастика №3,2006
8
— А мне плевать!
Прогремел выстрел, тел на полу
стало четыре. Виктор замер посреди
вестибюля, ощущая, как бешено ко
лотится сердце, а с глаз спадает багро
вая пелена. Он прекрасно осознавал,
что ему просто повезло и что будь гос
ти в масках готовы к сопротивлению,
его бы в мгновение ока изрешетили
пулями. В одиночку и с пистолетом
против отряда автоматчиков выстоит
разве что супергерой.
— Чертов хрен! — Виктору срочно
захотелось выпить. Ноги в местах со
единения с протезами болели, а пис
толет не желал лезть в кобуру.
— Зачем ты это сделал? — скреже
щущий, похожий на синтезирован
ную речь голос прозвучал изза спи
ны, и Виктор резко повернулся, гото
вясь встретить новую угрозу.
В двух шагах за его спиной стоял
высокий человек в глухом серебря
щемся шлеме.
— Что именно? — спросил Виктор,
ощущая непривычную робость. До
сих пор он не видел преторианца так
близко и тем более не разговаривал ни
с кем из них.
— Стал сопротивляться.
Виктор почувствовал, что неволь
но ищет глаза собеседника, чтобы за
глянуть в них, пытается уловить в на
рочито искаженном голосе интона
ции. Разговаривать с лишенным ми
мики куском пластика оказалось не
привычно и сложно.
— Ну... это моя работа... — Им был нужен только я, — пре
торианец покачал головой, — а теперь
они убьют и тебя.
— Кто «они»? — Виктор ощутил,
что раздражение прорывается наружу.
В этот момент он хотел знать, что
именно случилось, и плевать ему бы
ло на то, что он разговаривает с мини
стром.
— Те, кому мы — кость поперек
горла, кому мы мешаем грабить стра
ну. Те, кто убил президента и всех ос
тальных в Москве... — искусственный
голос на мгновение надломился. —
Они долго готовились и теперь ни пе
ред чем не остановятся.
— Так это не случайно?
— Конечно, — преторианец раз
вел руками, — все было запланирова
но. После взрыва отказала прави
тельственная и обычная связь, от
ключился ретрансляционный центр.
Немногих коллег, не поехавших се
годня в Москву, сейчас, судя по все
му, добивают специально подготов
ленные группы.
— А как же... — Виктор ощутил
растерянность. Власть преторианцев,
казавшаяся такой крепкой, рушилась,
точно карточный домик, — как же те
из вас, кто возглавляет ФСБ, МВД,
армию?
— У каждого из них имелись чес
толюбивые заместители, не носящие
шлема и метящие в кресло шефа, —
собеседник Виктора издал короткий
смешок. — Или просто желающие на
живаться за счет высокого поста. Се
годня большинство из них организо
вало себе повышение.
— Мда, здорово... — Виктор на
мгновение задумался. — Выходит, что
типы, которым вы подпалили хвост,
обязательно доведут дело до конца.
Чего же мы тогда стоим? Надо бежать!
— Одного я не пойму, — в скреже
щущем голосе прозвучало изумление.
— Тебето чего со мной связываться?
Ты что, не понимаешь, что можешь
потерять все, вплоть до жизни!
— Мне терять нечего, — Виктор
криво ухмыльнулся. Чувство, что от
него чегото зависит, забытое за по
следний год, заставляло сердце биться
чаще. — А жизнь — разве это жизнь?
4.
Стоянка выглядела пустынной,
как Каракумы, даже охранник в будке
отсутствовал, а ворота были сиротли
во распахнуты. Черный сверкающий
лимузин смотрелся будто обточенная
ветром глыба камня на сером песке.
— Говоришь, десантник? — спро
сил преторианец, всовывая иденти
фикационную карточку в едва замет
ную щель в передней дверце. Внутри
«Волги» чтото негромко щелкнуло.
— Да, — ответил Виктор, берясь за
ручку. — Вторая особая десантная ди
визия... Д. Казаков Без вариантов
Внутри салона оказалось прохлад
но, пахло кожей, а на приборной па
нели чуть заметно мерцал небольшой
монитор.
— А звать как? — министр по при
вычке устроился сзади, а Виктор
скользнул на водительское место. По
стоянный его обитатель явно сбежал
вместе с охраной.
— Виктор.
— А меня — Антон, — за спиной
чтото щелкнуло, и через плечо Вик
тора протянулась узкая белая ладонь.
— Будем знакомы... — Будем, — Виктор пожал руку и
обернулся. — Ой!
Шлем лежал на сидении, а рядом с
ним сидел и улыбался носатый муж
чина лет сорока. Лицо его украшала
щетина, светлые волосы были спута
ны и потемнели от пота, а голубые
глаза смеялись.
— Что, непривычно? — спросил
преторианец и голос его без искаже
ния оказался тонким, чуть ли не пис
клявым.
— Ага, — кивнул Виктор. — За
ешьте меня тараканы!
— А уж мнето как! — Антон ус
мехнулся. — Ладно, Виктор, если хо
чешь помочь, заводи мотор и поехали.
— Куда?
— Для начала — в наш поселок, за
Пулково. В памяти машины должен
быть маршрут.
Несколько минут Виктор разби
рался с управлением, потом машина
вздрогнула и беззвучно сдвинулась с
места. Без всякого участия человека
вырулила со стоянки и выехала на
удивительно пустынный проспект
Майорова.
— Ну вот, — сказал Антон. — До
беремся домой, там я заберу деньги,
старые документы и коекакие вещи.
— Деньги? То есть наличные? —
удивился Виктор. Сам он денег как
таковых никогда не видел, только
древние, еще советских времен мо
неты.
— Причем евро, — преторианец
кивнул. — Я давно подозревал, что на
ше время в этой стране так или иначе
кончится.
— Да... — Виктор включил радио и
к собственному удивлению, наткнул
ся на работающую станцию.
— ... подписал указ, — говорил су
ровый мужской голос. — Согласно
ему, всякий, оказывающий помощь
представителям обманывавшей народ
клики, именуемой преторианцами,
будет привлечен к уголовной ответст
венности. Помощью считается предо
ставление убежища... Виктор отключил приемник. — Вот видишь, — Антон устало
вздохнул. — Эта акция долго и тща
тельно готовилась, причем не без уча
стия головастых ребят из Вашингтона
или Пекина. Уж имто сильная Рос
сия никак не нужна. Те, кто захватили
власть, сделают все, чтобы ее удер
жать, так что единственный мой шанс
выжить — заграница. И чем быстрее я
там окажусь — тем лучше.
— Заграница так заграница, — со
гласился Виктор. — Что у нас там бли
же всего? Финляндия?
— Эстония. Туда и отправимся.
Автомобиль свернул на Москов
ский проспект и добавил скорости.
Город вокруг смотрелся вымершим,
машин было в два раза меньше, чем
обычно, немногочисленные прохо
жие жались к стенам домов.
— Каково... каково быть таким,
всегда носить этот шлем? — спросил
Виктор, когда они выехали из центра,
вокруг замелькали обшарпанные до
ма, выстроенные еще в прошлом веке.
Антон ответил не сразу.
— Поначалу очень тяжко, — сказал
он, — но ты знаешь, на что идешь.
Понимаешь, что семья твоя никогда
не будет знать нужды, как и ты сам,
осознаешь, что так надо и... с годами
привыкаешь. Не обращаешь внима
ния на то, что на тебя пялятся, как на
бородатую женщину, на всеобщий
страх и презрение. Начинаешь чувст
вовать себя неловко без шлема, не уз
наешь собственное лицо в зеркале... — Зато можно не бриться, — Вик
тор провел рукой по подбородку. —
Все равно никто не увидит.
— Это точно, — Антон негромко
рассмеялся. — Побочный эффект, о
котором авторы проекта думали мень
ше всего!
«ЗС»Фантастика №3,2006
9
«ЗС»Фантастика №3,2006
10
5.
Бетонный забор выглядел так,
словно с его помощью собирались от
ражать нашествие слонов или бегемо
тов. Поверху тянулась колючая про
волока, а установленные через каж
дые несколько метров крошечные ка
меры посверкивали, как глаза бди
тельных циклопов.
— Надо же, и эти сбежали, — пе
чально вздохнул Антон, глядя на пус
тую будку около ворот. — А уж тут
вроде служили лучшие, самые вер
ные... Виктор хотел было сказать, что
лучшие не отращивают задницы в ох
ране, а с оружием в руках защищают
родину, но сдержался. Просто вылез
из машины, выстрелом разворотил за
мок будки. Нажал кнопку, и ворота с
гулом открылись.
Лимузин медленно, чуть поскри
пывая, протиснулся в них и створки
тут же сошлись.
— Неплохо вы тут живете, — ска
зал Виктор, оглядывая привольно раз
бросанные среди цветущих деревьев
дома, больше похожие на миниатюр
ные замки, — в смысле, жили... — Вот именно, что жили, — вздох
нул Антон. — Любой «золотой век»
рано или поздно заканчивается, и
наш тоже подошел к завершению... Они ехали мимо роскошных особ
няков и, несмотря на высокие заборы,
было видно, что всюду царит запусте
ние. Словно по элитному поселку, где
обитали исключительно преторианцы
и их семьи, прошел жуткий мор.
— А где все? — поинтересовался
Виктор, когда лимузин свернул к
ажурным воротам, похожим на обре
зок металлической паутины. Зажатые
в кирпичной стене, они сверкали,
точно обвешенные каплями росы.
— Кто? — Антон горько усмехнул
ся.
— Ну, люди, — Виктор удивленно
глянул на преторианца. — Твоих...
коллег сегодня много погибло, но се
мьито, домочадцы должны тут быть...
Или сбежали?
— Сбежали, — Антон распахнул
дверцу и вылез наружу, — давно.
Выбравшись из машины, Виктор
понял, как тут тихо. Городской шум
остался вдали, на севере. Ветер шеле
стел цветущими у забора кустами си
рени. Ветки, увешанные тяжелыми
соцветиями, слегка колебались, точно
их ласкали невидимые пальцы. Слад
кий аромат щекотал ноздри.
— Заходи, — позвал Антон с
крыльца. — Подождешь в гостиной,
пока я соберусь... Снаружи дом был отделан «под
кирпич», хотя Виктор прекрасно знал,
что под красными прямоугольниками
скрывается обычный строительный
пластик. Башенки и балконы прида
вали ему праздничный вид. Впечатле
ние портило разбитое окно на втором
этаже, мутные, грязные стекла и за
росший, заброшенный сад вокруг.
Виктор поднялся на крыльцо, ми
новал прихожую, в углу которой оди
ноко притулилась длинная, совер
шенно пустая вешалка и оказался в
гостиной, размерами напоминающей
спортзал. Одна из стен матово блесте
ла, красноречиво сообщая, что ее за
нимает стереопроектор, а слой пыли
на ковре был такой, что на нем оста
вались следы.
— Располагайся, — Антон со спор
тивной сумкой появился из угловой
двери, — я сейчас... Одну из стен занимали голографии
в рамочках. Виктор подошел ближе.
Почти на всех улыбалась высокая
светловолосая женщина. Коегде она
была одна, на других вместе с Анто
ном или с детьми — девочкой и маль
чиком. На последней голографии, у
самого края, им было лет по двенад
цатьтринадцать.
— Не гадай, — Виктор так увлекся
разглядыванием, что не заметил, как
хозяин дома подошел к нему со спи
ны, — они живы... только находятся
далеко.
— Но почему? Как можно бросить
все это? Роскошный дом, обеспечен
ная жизнь, постоянная охрана, специ
альная школа для детей... — Ответ прост и страшен, — Антон
был серьезен и спокоен, — любая се
мья основана на лжи, на недомолвках
и самообмане. А жить с человеком,
Д. Казаков Без вариантов
который всегда говорит правду, не
возможно. Моя жена забрала детей и
сбежала туда, где никто не знает, что
ее бывший муж... — преторианец.
Точно так же поступили супруги всех
моих коллег. Не выдержал никто.
— Вон как... — Да, именно так, — Антон протя
нул Виктору плоскую вытянутую ко
робку, похожую на черный пенал. —
Тут пистолет, который мне подарили
к юбилею. Посмотри, может ли он
стрелять.
— Хорошо, — внутри «пенала»
оказался ПП. На гладком боку красо
валась золотая монограмма «237му от
МВД СанктПетербурга к 40летию».
Настоящих имен преторианцев не
знал никто, кроме разве что президен
та и персонала Лагеря. Человека, ко
торого нельзя подкупить, всегда мож
но запугать, если выяснить его слабые
места. У чиновников новой форма
ции, выведенных президентом Рыса
ковым, все, начиная от пристрастий и
заканчивая составом семьи, являлось
государственным секретом. Для всего
мира преторианцы существовали под
номерами.
Виктор проверил затвор, извлек
обойму. Та оказалась полна. Система
инфракрасного наведения работала,
электронное тестирование узлов по
казало норму.
— Машинка к убийству готова, —
сказал Виктор, протягивая ПП хозяи
ну, вошедшему в гостиную с набитой
сумкой через плечо.
— Возьми себе, — отмахнулся Ан
тон, — я все равно стрелять не умею... Кобуры к наградному оружию не
полагалось, так что Виктор попросту
сунул его за пояс.
— Ну что, как поедем? — спросил
он.
— Прямо на машине, — сняв кос
тюм и одевшись в джинсы и майку,
Антон стал похож на университетско
го преподавателя, — аэропорт и вок
зал наверняка перекрыты.
— А ты уверен, что твой лимузин
не пеленгуют? — поинтересовался
Виктор. — Или его описание может
быть уже выдано ДПС. Во втором слу
чае мы доедем только до ближайшего
поста. В первом — до того места, где
нас возжелают перехватить... Лучше
бы сменить машину!
— Э... ну, — видно было, что Ан
тон растерян, — другого автомобиля у
меня нет... — А деньгито есть? Штук пять ев
ро?
— Найдутся, — преторианец смот
рел на Виктора недоуменно.
— Тогда поехали, — Виктор реши
тельно двинулся к двери, — придется
рискнуть. У Балтийского вокзала
один мой дружок подержанными тач
ками приторговывает. Если доберем
ся до него живыми — все будет хо
рошо.
6.
Здоровенный усатый дядька в жел
той, хорошо видимой в полутьме уни
форме махнул светящимся жезлом.
Виктор вздрогнул, ладонь невольно
стиснула рукоятку пистолета. Иду
щий впереди «Форд» послушно миг
нул фарами и сдал влево, к обочине.
Усатый вразвалочку двинулся к нему.
— Уф, пронесло, — сказал Антон.
— Ага, — согласился Виктор без
особой радости. До сих пор те, кто со
брался извести преторианцев, дейст
вовали последовательно. Трудно было
поверить, что они вдруг превратились
в растяп.
И если ДПС не дано указание ло
вить беглецов, то все просто — заду
ман другой, более эффективный спо
соб их перехвата.
— И все же я никак не могу по
нять, почему ты мне помогаешь, —
сказал Антон, когда они миновали
парк Авиаторов. — Денег ты не зара
ботаешь, славы тоже... в лучшем слу
чае окажешься со мной за границей.
— За кордон я с тобой не пойду, —
хмуро отрезал Виктор, — делать мне
там нечего. Провожу тебя и вернусь.
— Тебя же тут убьют!
— Это вряд ли, — Виктор хмык
нул, — кто я такой, чтобы на меня пу
лю тратить? Скорее посадят по како
му надуманному поводу. И все одно в
тюрьме будет веселее, чем тут... — Как это?
«ЗС»Фантастика №3,2006
11
«ЗС»Фантастика №3,2006
12
Д. Казаков Без вариантов
— Я воевал семь лет, — сказал
Виктор, — и прекрасно понимаю, что
на гражданке вряд ли приживусь. Ес
ли бы не ноги, давно бы завербовался
куданибудь в Африку. Там наемники
всегда нужны.
— А что с ногами?
Ответить Виктор не успел. Лиму
зин поворачивал, когда из подворот
ни ему под колеса ударил сноп огня.
Раздался хлопок, тяжелую машину
подбросило, как модель из пластика,
она встала на бок.
— Хрен чертов! — рявкнул Виктор.
Одной рукой он крутил руль, другой
пытался вытащить пистолет.
— Включена система безопаснос
ти, — пропел мелодичный женский
голос, и со всех сторон с неприятным
шипением полезли белые мешки, по
хожие на растущие ударными темпа
ми грибыдождевики.
— Ой! — тонко крикнул Антон, ли
музин с грохотом во чтото врезался.
Виктора швырнуло вперед, если бы
не мешок, он бы въехал лицом в при
борную доску, а так лишь слегка помял
нос и ощутил болезненный хруст в по
звоночнике. Несмотря на неудобную
позу, ухитрился достать оружие. Меш
ки в одно мгновение опали. Виктор
толкнул дверцу и выкатился наружу,
выставил пистолет в ту сторону, откуда
стреляли, на набегающие из полумрака
силуэты. ПП негромко пискнул, сооб
щая, что поймал цель.
— Получайте! — пистолет дернуло
раз, второй.
Один из набегавших упал, сквозь
рев пламени пробился полный боли
вскрик. Второму пуля, судя по всему,
угодила в защищенную бронежилетом
часть тела. Его лишь отбросило назад.
Очередь из автомата прошла много
выше. Виктор выстрелил еще раз, но
промахнулся. Уцелевший противник
рванул прочь и скрылся за углом до
того, как третья пуля нашла его. За
звенело разбитое стекло.
— Вот хрен чертов, — морщась от
боли в ушибленном локте, Виктор
поднялся на ноги, поковылял к тому
месту, где лежал один из нападавших.
Неподвижный до сего момента, он
дернулся, вскинул руку с автоматом.
Пуля вошла в горло, превратив не ус
певший родиться крик в хриплое
бульканье. Тело в серозеленом мас
кировочном костюме дернулось и за
тихло.
— Ты убил его? — голос Антона
дрожал.
— Не хотел, но убил, — Виктор де
ловито осмотрел автомат. АК22, та
кой же, как и у типов, что хотели про
никнуть в здание губернского прави
тельства. — Живого можно было бы
допросить... Хотя что знает рядовой
исполнитель?
Бывший министр выглядел блед
ным, точно мертвец. На лице его за
стыло недоуменное выражение, губы
подрагивали, а из ссадины на лбу со
чилась кровь. Виктор с сочувствием
подумал, что преторианец первый раз
в жизни так близко столкнулся с
убийством.
— Забирай вещи и пойдем, — ска
зал он, помогая Антону подняться. —
Скоро тут будет не продохнуть от мен
тов... — Куда? Куда пойдем? — голос
Антона сорвался на визг. — Они най
дут нас везде!
— Не паникуй! — Виктор сильно и
зло хлопнул преторианца по щеке. —
Не найдут! У меня тут неподалеку друг
живет. У него отсидимся... Антон схватился за пострадавшую
часть лица, но паника уходила из его
глаз, сменяясь живым, осмысленным
выражением.
— Да, да... — пробормотал он. —
Сейчас... Когда они быстро и бесшумно
скользнули в ближайшую подворот
ню, издалека донесся вой милицей
ских сирен. Нужно было спешить.
7.
Обширный двор, окруженный
громадами старых, чуть ли не полвека
назад возведенных зданий, выглядел
декорацией к фильму ужасов. Даже
вечерний мрак не скрывал царящей
вокруг разрухи — потрескавшихся
стен, выбитых окон, загаженного ас
фальта. А спрятать вонь гниющего
мусора он и не мог.
«ЗС»Фантастика №3,2006
13
«ЗС»Фантастика №3,2006
14
— Куда ты меня привел? — поин
тересовался Антон, боязливо огляды
ваясь. Пока они шли, перебираясь из
переулка в переулок, из двора во двор,
он совершенно запутался и потерял
направление.
— К другу, — коротко ответил
Виктор, на ощупь находя кнопку
звонка рядом с обшарпанной дверью.
— Этот дом собираются сносить, так
что он один в подъезде и остался.
Домофон, вопреки всему, работал.
— Кто? — хриплый голос прозву
чал из него неожиданно громко.
— Свои, — ответил Виктор, —
Смирный это.
— Смирный? — вещающий через
домофон тип не отличался, судя по
всему, особой понятливостью. Слова
он выговаривал со странной медли
тельностью, точно был не в силах ше
велить челюстями. — Витька, ты?
— Кто же еще, хрен чертов?
Щелкнул замок, дверь с душераз
дирающим скрипом отъехала в сто
рону.
— Хозяин квартиры немного
странный, — пояснил Виктор, заходя
в подъезд, — но ты внимания не обра
щай. Мы с ним знакомы еще с детско
го дома, так что он не предаст... — Ладно, — Антон кивнул.
В подъезде, судя по запаху, ктото
умер, причем не меньше чем месяц
назад. Зажав нос и стараясь не ды
шать, Виктор заскочил в прямоуголь
ное чрево лифта. Антон поспешил за
ним.
Лифт, новенький, точно сослан
ный из современного здания, вздрог
нул и сдвинулся с места. Пока ехали
до двенадцатого этажа, Виктор раз
глядывал следы попыток какогото
хулигана написать на стенке нехоро
шее слово. Несмотря на то, что хули
ган применял чтото вроде плазмен
ного резака, прочнейший самоочища
ющийся пластик оказался на высоте.
— Интересно, откуда тут все такое
новое? — спросил Антон. — Лифт, до
мофон работает... — Среди приятелей тутошнего хо
зяина есть денежные люди, — пояснил
Виктор, — для многих он чтото вроде
гуру. Кстати, вот мы и приехали.
Одна из выходящих на лестнич
ную площадку дверей была распахну
та, а на косяк опирался длинноволо
сый носатый тип. Чахнущий под по
толком осветительный блок освещал
мутные глаза и ноздреватую, нездоро
вую кожу.
— Смирный... — протянул длин
новолосый, — точно ты... а я сразу и
не поверил!
— Я, именно я, — ответил Виктор,
улыбаясь. — А ты как, Ярик?
— А что со мной будет? — лохма
тый хозяин квартиры расслабленно
махнул рукой.
— Это Антон, он со мной, — Вик
тор показал на бывшего министра, —
нам нужно пересидеть коекакое вре
мя. Приютишь на пару дней?
— Ты все же вляпался в эту поли
тику, — недовольно пробурчал Яро
слав, — и приволок ко мне претори
анца! Заходите, чего с вами подела
ешь? — Как он догадался? — шепотом
спросил Антон, когда они оказались в
прихожей, похожей на большой
шкаф.
— Ярик курит, колет и глотает всю
отраву, какую только придумали на
планете Земля, — так же негромко от
ветил Виктор, — и крыша у него давно
съехала, но иногда он бывает на диво
проницателен... — Заходите! — крикнул хозяин от
кудато из недр квартиры. — Сюда, на
кухню!
Судя по всему, когдато тут была
огромная элитная квартира. Потом
часть перегородок между комнатами
снесли, а двери сняли. Ярослав, похо
же, не признавал их в принципе. По
лучился коридор с отходящими от не
го отсеками. Из мебели в изобилии
имелись матрасы, коегде громозди
лись обломки непонятного происхож
дения. На полу валялись использо
ванные инъекторы, под ногами хрус
тели куски таблеточных оберток.
— Да это самый настоящий при
тон! — воскликнул Антон, обнаружив,
что на одном матрасе ктото преспо
койно дрыхнет. — Не думал, что такие
еще сохранились!
— Это основное заблуждение влас
Д. Казаков Без вариантов
ти, — изрек все слышавший, к ужасу
Антона, Ярослав, — думать, что она
знает все об управляемом объекте... Кухня по сравнению с остальными
помещениями выглядела куда более
обжитой. Один из углов занимала га
зовая плита, рядом с ней громозди
лись баллоны, похожие на разжирев
шие красные снаряды. Вокруг стола
расположилась коллекция разнород
ных стульев. В ней было все, от плас
тиковой табуретки до обитого цветас
той тканью творения мастера Гамбса.
На стенах сушились подозрительного
вида травы, в воздухе витал сладкий
дурманящий аромат, а на холодиль
нике возлежали самые настоящие му
хоморы, здоровенные и красные, с
контрастными белыми пятнышками
на шляпках.
— Первый урожай этого года, —
похвастался Ярослав, указывая на
них. — Если хотите, могу угостить.
— Какнибудь в другой раз, Ярик,
— отказался Виктор. — Лучше чаю.
Самого обычного, который в магази
не продают! Понял?
— Ладноладно, — на лице хозяи
на квартиры обозначилось разочаро
вание — он явно собирался заварить
для гостей какогонибудь дурмана. —
Сейчас... Водрузив чайник на плиту, он
уселся на место и с любопытством
взглянул на Антона. За мутью, плещу
щейся в темных глазах, прятался жи
вой и острый ум.
— Хватит человека смущать, —
сказал Виктор, — глядишь на него,
как на урода двухголового... — Что двухголовый? — Ярослав
шмыгнул носом. — Человек, не умею
щий врать — куда большее диво. Ни
когда такого не видел, вот и любуюсь. А
вообще, я точно знал, что вся эта затея
с преторианцами обречена на провал.
— Это почему? — спросил Антон.
— Слишком многое в человечес
кой жизни основано на лжи, — хозяин
квартиры извлек откудато изпод
столешницы заварной чайничек, —
религия, политика, искусство — все
это разные формы обмана. Капля
правды неминуемо растворится в мо
ре фальши.
— Тебя бы в правительство, — ус
мехнулся Виктор. — Мигом бы всю
страну жизни научил!
— И запросто! — кивнул Ярослав,
вытряхивая в мусорное ведро мерзко
го вида траву, ничем не похожую на
чай. — Только вот не возьмут... И он улыбнулся, такой светлой и
чистой улыбкой, какую Виктор ни
когда не видел ни у одного из поли
тиков.
8.
Проснувшись, Виктор обнаружил,
что день давно наступил, что на сосед
нем матрасе попрежнему равномер
но сопит Антон, а с кухни доносятся
приглушенные голоса. Смутно по
мнилось, что ночью ктото звонил в
дверь, приходил, топал по коридору,
из соседней «комнаты» доносились
сладострастные стоны, тек густой раз
ноцветный дым.
— Хаха, и ты будешь учить меня
недеянию? — прозвучавший чуть гром
че голос хозяина полнил сарказм. —
Твое самадхи даже и самадхи назвать
нельзя! Будда и отцы дзена удавились
бы, узрев такого ученика, как ты!
— Доброе утро, — сказал Виктор,
выходя в коридор. — Все о филосо
фии?
Ярослав, похоже, и не ложился.
Глаза его были красны, а на помятой
роже застыло скорбное выражение.
Рядом с ним сидел тощий и бледный,
как недокормленная пиявка, юноша.
Большие глаза его взирали на мир с
горестным недоумением.
— Философия! — хозяин квартиры
фыркнул. — Тоже мне, нашел слово!
Знакомься, это Болячка. Болячка, это
Виктор.
Бледный юноша встал и протянул
худую, похожую на щупальце руку.
Виктор осторожно ее пожал.
— Садись, — Ярослав распахнул
холодильник и влез в него чуть ли не
по пояс. — Жрать будешь?
— Спрашиваешь!
Вспыхнул газ, зашипело плавяще
еся на сковородке масло, в его кипя
щее озеро одно за другим бухнулись
три яйца.
«ЗС»Фантастика №3,2006
15
«ЗС»Фантастика №3,2006
16
— Вот я думаю, — Болячка, минут
пять находившийся точно в трансе,
ожил, — каково это — работать на че
ловека, которого все считают предате
лем?
Виктор поглядел на него с интере
сом.
— Я на Антона не работаю, — ска
зал он, — а помогаю просто так.
— А по мне, так уж лучше быть
приспешником честного предателя,
— Ярослав высыпал в яичницу натер
тый сыр, — чем служить лживому пра
вительству... Кто лучше спал двадцать
лет назад, во времена диктатуры, вра
ги режима, которых сотнями бросали
в тюрьмы, или те, кто их мучил?
— Ладно вам, — Виктор помор
щился, — вы что, о простых вещах
совсем не разговариваете? Только о
высоком?
— Должен же ктото мыслить о
высоком в этом низменном мире? —
глубокомысленно изрек хозяин квар
тиры, водружая на стол тарелку. —
Ешь, а потом мы побеседуем о делах
более приземленных... К удивлению Виктора, яичница
оказалась самой обычной, без амфе
таминов или галлюциногенов.
— Неплохо, заешь меня тараканы,
— сказал он, опустошив тарелку.
— Дурного не держим, — Ярослав
выразительно мотнул головой. — Ска
жи теперь, как ты планирует убирать
ся из города?
— Я хотел купить у Кольки маши
ну... — начал было Виктор.
— Колька два года как сидит, —
прервал его Ярослав. — За эти самые
машины... — Тогда... тогда есть еще Олег, мой
бывший сослуживец. Он на Витеб
ском вокзале работает, в службе безо
пасности, — этот вариант пришел в
голову Виктору только что. — Нам
любой поезд сгодится — до Ивангоро
да доехать. Ну а там — какнибудь... — Смотри, пристрелят вас эстон
ские пограничники, — хозяин квар
тиры задумчиво поскреб подбородок,
— у твоего приятеля на лбу не написа
но, что он политический беженец...
Хотя другого пути я не вижу. Билет на
поезд или самолет вам не купить —
наверняка новые власти влезли во все
базы данных на преторианцев, так что
настоящее имя и лицо Антона извест
но. Машины, я думаю, досматрива
ют... Можно еще через порт попробо
вать.
— Там у меня знакомых нет, —
Виктор развел руками.
— А если на электричке?
— Какая разница? В любом случае
без идентификационной карточки
билет не купишь!
— Ладно... — протянул Ярослав. —
Тогда звони твоему Олегу.
— Звонок могут перехватить. Я хо
тел попросить, чтобы ты до него до
шел.
— Почему я? — Ярослав усмехнул
ся. — Вот Болячка сбегает. Заодно по
смотрит, чего в городе творится. Схо
дишь?
— Почему нет? — бледный юнец
вновь выпал из дремотного оцепене
ния.
— Отлично, — хозяин квартиры
потер руки, — пиши адрес, где твой
Олег живет, и место работы. И приду
май чтонибудь, чтобы он не заподоз
рил, что это подстава... Спустя пять минут негромко хлоп
нула входная дверь, и Ярослав вернул
ся на кухню, еще более задумчивый,
чем раньше.
— А почему этого типа зовут Бо
лячкой? — спросил Виктор. — Что, он
настолько противный?
— Нет, — лицо хозяина квартиры
расплылось в улыбке, — он так давно
колется, что у него вены «ушли»
вглубь, стали невидимы, так что бо
лячку, расположенную над одной из
них, он холит и лелеет года три! Рас
ковыривает, натирает грязью, не дает
зажить... Инъектор всаживает только
в нее, чтобы не промахнуться!
— Занятная история, — Виктор
ощутил легкую тошноту.
— Ничего занятного. Личная тра
гедия, — Ярослав воровато оглянулся
через плечо, голос его стал тише. — И
все же я так и не понял, на кой ты свя
зался с этим типом? Зачем ради него
рискуешь?
— Должен же я ради когото рис
ковать? — мрачно усмехнулся Виктор.
Д. Казаков Без вариантов
— Это для меня последний шанс сде
лать в жизни чтото стоящее. Если все
получится, то сказка о том, что чест
ные люди не всегда страдают за свою
честность может стать былью.
—Нуну, — Ярослав помрачнел. —
Дело твое. Помни только, что даже в
случае с хеппиендом в сказках обыч
но гроздятся кучи трупов... 9.
— Ну, что, как я выгляжу? — Вик
тор развел руки, и стало ясно, что ши
рокая цветастая рубаха с плеча хозяи
на квартиры ему почти впору.
— Нормально, — кивнул Антон. —
Хоть сейчас на Гавайи!
— На Гавайи пока рано, — хмык
нул Ярослав. — Так, а теперь штаны...
Будешь хоть похож на человека, а не
на пугало в униформе... Штанами оказались старые, про
тершиеся джинсы с невероятным ко
личеством цепочек, брелков и декора
тивных молний. При каждом шаге
Виктор звенел, точно новогодняя ел
ка.
— Красавец! — Ярослав отступил
на шаг и поднял большой палец. —
Никто не заподозрит в тебе бывшего
вояку... — И нормального человека тоже
не заподозрит! — огромное, от пола до
потолка зеркало, найденное гдето в
глубинах квартиры, показывало Вик
тору его новый имидж целиком, ниче
го не скрывая. — Какая разница? — хозяин жили
ща махнул рукой. — Сейчас найдем
тебе новые ботинки... — Не надо, — в глазах Виктора
мелькнула боль, — они мне не подой
дут... — Почему? А, дада... — Ярослав
покраснел.
Спасая хозяина от неловкости,
старым и разжиревшим соловьем про
пел звонок домофона. Ярослав мет
нулся к двери, а через пять минут вер
нулся с Болячкой, который выглядел
еще более отрешенным, чем утром.
— Ну что, как? — спросил Виктор.
— Нормально, — губы на бледном
лице шевелились с явным трудом, —
он будет вас ждать завтра в десять утра
у грузового терминала.
— Ясно, — Антон, уже посвящен
ный в новый план, вздохнул. — А что
вообще в городе?
— Да вроде спокойно, — Болячка
задумчиво почесал нос. — Милиции
правда много, на перекрестках голо
графические проекторы стоят. Порт
реты беглых преступников демонст
рируют, в том числе и твой, — после
довал кивок в сторону преторианца,
— правда, там ты помоложе... Антон вздрогнул.
— Дожил, — сказал он горько, —
преступником стал... — А у больших людей всегда так, —
с пафосом сообщил Ярослав, — либо
ты герой, либо чудовище. Иначе ни
как. Ладно, надо чегонибудь поесть
сварганить.
И сопровождаемый верным ору
женосцем — Болячкой, он удалился
на кухню.
— Странно, — Антон зябко пере
дернул плечами, — вот уж никогда не
думал, что мне будут помогать нарко
маны, да еще такие... такие... — Неправильные, — Виктор кив
нул. — Но не обольщайся, Ярик по
могает в первую очередь мне. А кроме
того, он отличается от обычных люби
телей дури так же, как великий худож
ник от уличного мазилы, рисующего
портреты на заказ. Что не помешает
ему, — Виктор сделал паузу, — рано
или поздно умереть от передозировки.
— Эй, где вы там? — судя по бодро
му голосу, хозяин не собирался отки
дывать копыта. — Кокаин стынет!
— Ну, шутник! — усмехнулся Вик
тор. — Сейчас идем!
Огромная сковорода, водруженная
на стол, оказалась полна вовсе не ко
каина и даже не «жареной» конопли, а
картошки с мясом. Запах от нее шел
такой, что голод ощутил бы даже
мертвый.
— Ешьте впрок! — велел Ярослав.
— Завтра с утра еще разок вас накорм
лю, а уж дальше не знаю, когда вы
нормально поедите... — Уж это точно! — Виктор с энту
зиазмом ухватился за ложку.
Маленький стереовизор, до сего
«ЗС»Фантастика №3,2006
17
«ЗС»Фантастика №3,2006
18
момента выглядевший мертвой час
тью интерьера, с негромким чмокань
ем ожил. Развернулся виртуальный
экран, и на нем из мельтешения раз
ноцветных пятен выплыло изображе
ние открывающей рот лохматой деви
цы. Из одежды на ней имелось не
сколько шнурков, а голос напоминал
воробьиный писк.
— Очередной «Конвейер звезд»? —
сморщился Болячка. — Переключи... На соседнем канале передавали
новости.
— ... масштабы экологического
бедствия в Южной губернии, — вещал
мрачный голос на фоне картинки ис
сушенной зноем степи. — В этом году
зафиксирован абсолютный темпера
турный максимум. Прогнозы синоп
тиков остаются неутешительными —
дождей в ближайшее время не ожида
ется.
Виктор прикрыл глаза. В памяти с
неожиданной силой ожили воспоми
нания о еще более жаркой и сухой пу
стыне, где он прошел боевое креще
ние. Вспомнился секущий лицо горя
чий ветер, скрипящая на зубах пыль,
автомат в руках и вонь гниющих на
солнце трупов... — Както это все мрачно, — про
бурчал Ярослав с набитым ртом, —
постараюсь найти чтонибудь повесе
лее... Попытка успехом не увенчалась.
На одном канале рассказывали о но
вой эпидемии в Африке, унесшей за
два месяца несколько миллионов
жизней, на другой шел репортаж из
затерянной в лесах Сибири общины
простецов — новой секты, объявив
шей возвращение к простой жизни
предков единственным путем спасе
ния для человечества. На «Первом»
сообщали финансовые новости — пе
речисляли обанкротившиеся за по
следние сутки компании.
— Выключи лучше, — сказал Ан
тон, — и так настроение поганое... Его прервал пронзительный тон
кий свист, донесшийся от двери.
— Вот жопа! — Ярослав вскочил,
опрокидывая стул. — Дверь внизу ло
мают! Облава! Как не вовремя!
— Какая облава? — Антон пода
вился, заперхал, лицо его налилось гу
стым багрянцем.
— Ментовская! — рявкнул хозяин
квартиры, бросаясь к двери. — А вы
чего сидите? Собирайтесь! Быстро!
— Куда? — Виктор хлопнул прето
рианца по спине, из глотки у того вы
летел кусок мяса, шлепнулся на стол.
Бывший министр тяжело, с присвис
том задышал. — Или ты предлагаешь
нам прыгать в окно?
— Они провозятся с нижней две
рью минут пять, — голос Ярослава до
носился откудато из комнат, где он с
грохотом чтото ронял, — за это время
вы спокойно уйдете через запасной
выход... Болячка, ты их поведешь!
Виктор взгромоздил на плечо сум
ку и, практически волоча еще не от
дышавшегося Антона, ринулся к две
ри. Около нее приплясывал в нетер
пении Ярослав, на лестничной пло
щадке белело спокойное, как морда
удава, лицо Болячки.
— Спасибо за все, Ярик. Еще уви
димся, — сказал Виктор, хлопнув ста
рого приятеля по плечу.
— Надеюсь, — грустно вздохнул
тот, — спешите, они уже в подъезде.
Снизу приближалось негромкое
гудение, слышались далекие голоса.
Болячка повел их вниз по лестнице, а
на первой же площадке свернул к тол
стой и ободранной трубе, выходящей
из потолка и уходящей в пол. Ее осно
вание было усыпано художественно
разбросанным мусором — картофель
ными очистками, обрывками пласти
ка, деталями какихто механизмов.
— Залезайте, — Болячка со скре
жетом открыл прямоугольную крыш
ку в боку трубы.
— Это что? — подозрительно спро
сил Антон, раздувая ноздри. Хлынув
ший из темного отверстия запах напо
минал о помойке.
— Когдато был мусоропровод, а
потом мы его переделали. Там есть
скобы, за них удобно хвататься.
— Нет, я не полезу! — возмутился
Антон. — Как... — Давай! — Виктор, не особенно
церемонясь, впихнул приятеля в от
верстие. — Лучше провонять, чем по
лучить пулю в голову!
Д. Казаков Без вариантов
Виктор пролез в отверстие, обди
рая бока, встал на скобу. Спускаться
было неудобно, болтающаяся на пле
че сумка задевала за стены, металли
ческие дуги, за которые приходилось
хвататься, больно резали ладони. Ког
да спустился метра на два, сверху до
несся негромкий скрежет, и стало
темно. Болячка, последним забрав
шийся в «запасной выход», закрыл за
собой люк.
— Чертов хрен, — просипел Вик
тор, осознав, на какой высоте они на
ходятся. По всему выходило, что по
вонючей и узкой трубе придется пре
одолеть не так мало.
Трудолюбие наркоманов, соору
дивших такой отнорок, вызывало ува
жение.
К тому моменту, когда под ногами
оказалась ровная поверхность, Вик
тор был мокрым от пота, а икры в тех
местах, где они соединялись с проте
зами, сводило судорогами. Сердце ко
лотилось в груди, точно пошедшая
вразнос центрифуга.
— Куда... куда дальше? — проси
пел из темноты Антон.
— Сейчас проводник спустится, —
ответил Виктор, садясь на корточки и
массируя ноги.
— Вот и я, — Болячка выбрался из
трубы, в темноте щелкнуло, и яркий
свет фонаря ударил по глазам. — Ми
нутку передохнем и двинемся... — Почему бы просто не отсидеться
тут? — спросил Антон. — Подождать,
пока милиция не уедет?
— Они надолго, — вздохнул Бо
лячка. — Как только в окрестностях
чтото случится, тут же заявляются,
ищут чегото... Могут еще и засаду ос
тавить. Так что лучше валить.
Под веками перестали плавать
оранжевые и желтые пятна, и Виктор
открыл глаза. В комнатушке, ограни
ченной бетонными стенами, было бы
тесно уже пятерым. По одной из стен
шли выходящие из круглого отвер
стия наверху скобы, в другой видне
лась дверь. Вопреки опасениям, во
круг было чисто и сухо.
— Куда двинемся? — Виктор с не
которым усилием выпрямился.
— Путь один, — отозвался Боляч
ка. — На свободу. Подвалами прой
дем квартала два, а там есть выход на
верх.
— А дальше? — вступил в беседу
Антон.
— Есть у меня одна идея, где мож
но ночь переждать, — сообщил Бо
лячка и первым шагнул к двери.
10.
Тяжелый люк приподнялся с над
садным скрипом. Виктор надавил и
отбросил его в сторону. Хлынувший в
горло прохладный воздух после затх
лой, пыльной атмосферы подземелий,
которыми они пробирались несколь
ко часов, показался сладким некта
ром.
Виктор выбрался наружу и без сил
распростерся на асфальте, глядя в да
лекое черное небо, испещренное
светляками звезд. Год назад он бы не
заметил такой нагрузки, а сейчас ды
шал, точно выброшенная на берег ры
ба, и в мускулах поселилась ватная
слабость.
— Вот и все, — из люка вылез Бо
лячка, протянул руку Антону. — Даль
ше пойдем как люди... — Куда? — спросил преторианец,
чуть отдышавшись.
— На юге, за Лиговским каналом
есть БОМЖзона, — с застенчивой
улыбкой сообщил Болячка, — там вас
никто не будет искать... — Это уж точно, — согласился
Виктор, поднимаясь на ноги. Осев
шая на коже пыль вызывала зуд, и ему
безумно хотелось вымыться. — А как
мы туда проникнем?
— Есть подходы, — прозвучал не
сколько туманный ответ.
Зоны содержания лиц без опреде
ленного места жительства были созда
ны около двадцати лет назад, когда
власти поняли, что выгоднее кормить
и одевать бомжей, держа их под кон
тролем, чем позволять им свободно
перемещаться и портить жизнь чест
ным гражданам. Европейские демо
кратические институты взвыли о на
рушении прав личности, прикорм
ленные ими правозащитники дружно
забились в истерике, но внимания на
«ЗС»Фантастика №3,2006
19
«ЗС»Фантастика №3,2006
20
них никто не обратил. БОМЖзоны
были созданы и болееменее успешно
функционировали до сих пор.
Ночной город выглядел тихим и
темным, на горизонте ворчала, под
свечивая зарницами, далекая гроза.
Болячка вел их на юг, избегая людных
улиц. Они миновали пустынные дво
ры, пересекли железную дорогу, топа
ли через пустыри, заваленные остова
ми автомобилей времен нефтяного
изобилия. А потом впереди оказалась
бетонная стена. Высокая, как вокруг
поселка преторианцев. Поверху шла
колючая проволока, торчащие через
каждые двадцать метров вышки щети
нились видеокамерами.
За забором во мраке вырисовыва
лись контуры полуразрушенных зда
ний.
— Когдато тут был завод, — пояс
нил Болячка, сворачивая направо, — в
начале века отстроили. Потом его за
бросили, а затем сделали БОМЖзо
ну...
— Как мы попадем внутрь? — по
интересовался Виктор.
— Тем ребятам, что живут там,
иногда хочется побывать снаружи.
Так что они соорудили для себя ход.
Путь их закончился в кирпичном
сооружении, похожем на раскормлен
ный сарай. Болячка с некоторым уси
лием открыл тяжелую металлическую
дверь и включил фонарь. Луч света
упал на сваленные грудой ржавые же
лезяки.
— Нам сюда, — сказал Болячка и
полез кудато к задней стене.
Под гнутой штуковиной, похожей
на гигантскую крышку от консервной
банки, обнаружилась уходящая вниз
дыра. Она сошла бы за крысиный лаз,
если бы крысы вырастали до размера
откормленной свиньи.
— Опять ползком, — мрачно про
бурчал Антон, глядя на исчезающий в
дыре зад Болячки.
— Другой вариант — сдаться, —
ответил Виктор. — Что, созрел для
этого?
— Нет, — вздохнул Антон и опус
тился на четвереньки.
Виктор успел сбить колени, когда
ход круто пошел вверх. Под руками
обнаружилось чтото вроде оплывших
ступеней, подниматься стало легче.
— Давайдавай, — подбодрили его
спереди.
Выбравшись на ровное место,
Виктор ощущал себя доисторической
тварью, только что совершившей эво
люционный рывок — выход на сушу.
Поднял голову и обнаружил, что его и
товарищей держат под прицелом не
сколько грязных и бородатых типов с
древними, но безусловно действую
щими автоматами. На стволах видне
лись глушители.
— Ну, и с чем пожаловали, мать
вашу? — хмуро поинтересовался са
мый высокий из бородачей. — Сразу
вас в расход пустить или покуражить
ся сперва?
Согнанным в свое время в БОМЖ
зоны бродягам под угрозой сурового
наказания не позволялось покидать
их, но внутрь власти не совались даже
в случаях откровенной уголовщины.
— Мы к Модесту, — торопливо
сказал Болячка, — он меня должен
помнить, я — Болячка... — К Модесту? Вон как, твою мать?
— хмыкнул высокий. — Ну, погоди,
сейчас узнаем, помнит он о тебе или
нет... Садитесь пока вон туда, в угол.
Виктор опустился на холодный
пол, прислонился к стене. Помеще
ние, где они оказались, было огром
ным, потолок терялся во мраке, а по
сторонам поблескивали какието мас
сивные агрегаты.
— Кто этот Модест? — тихо спро
сил Антон.
— Он тут один из главных, — отве
тил Болячка. — Который все решает.
Загнанные в кольцо из стен бом
жи, судя по всему, перестали быть
аморфной массой стихийных анархи
стов, превратившись в организован
ное сообщество со своими лидерами и
даже боевиками. Одно то, что они су
мели достать оружие, о многом гово
рило.
Модест появился через пять ми
нут. Он был высок, но в отличие от
подручных с автоматами, толст и ли
шен бороды. Драные лохмотья сидели
на нем величественно, будто королев
ская мантия.
Д. Казаков Без вариантов
— Нехорошо пользоваться нашим
проходом, — сказал он, упершись в
Болячку ледяным взглядом, — без
крайней нужды. Чем больше людей
проходит, тем больше вероятность,
что о нем узнают. И тогда мы оста
немся без выпивки, дури и прочих ра
достей жизни. — Он сделал паузу, да
вая провинившимся ощутить тяжесть
проступка, а потом спросил. — Зачем
пожаловал?
— Этих вот двоих спасаю. — Бо
лячка меланхолично кивнул в сторону
спутников. — Надо нам отсидеться до
утра.
— Да? — Модест впервые поглядел
на Виктора. Глаза его были светлыми
и холодными, как кружочки льда. — И
кто же они такие?
Виктор спокойно выдержал испы
тующий взгляд, а вот Антон заерзал.
— Не важно, — буркнул он.
— Вот как? — Модест вскинул бро
ви. — А мне интересно, и я привык
свой интерес удовлетворять. И чтобы
я этого делать не стал, — последовал
красноречивый кивок в сторону боро
дачей, — меня нужно чемнибудь за
добрить... — Могу предложить пистолет, —
Виктор извлек оружие так быстро, что
никто из автоматчиков не успел дер
нуться. — Или пулю из него.
Модест без страха поглядел на на
правленный ему в живот ствол, усмех
нулся.
— Да, удивил ты меня, — сказал
он, — ладно, оставайтесь до утра... Но
только сидеть здесь и никуда не хо
дить. А за час до утренней кормежки
чтобы и духу вашего тут не было!
Кормежкой, судя по всему, обита
тели гетто для бродяг именовали регу
лярную доставку в БОМЖзону про
дуктов.
— Хорошо, — Виктор кивнул, не
опуская пистолета, — только пусть
твои бойцы под ногами не путаются.
А то пристрелю кого ненароком... Модест усмехнулся еще раз и по
шел прочь.
— Уф, — Виктор утер со лба пот,
сунул оружие назад в кобуру. — Обо
шлось... — Если бы надо, ты бы выстрелил?
— с придыханием спросил Антон,
когда они уселись вокруг сумки, а Бо
лячка выключил фонарь.
— Да, и запросто. Уж чегочего, а
стрелять на поражение я умею, — не
смотря на ночную прохладу, Виктор
ощущал, что ему жарко. На лице вы
ступил пот, рубаха прилипла к спине.
— Спать будем по очереди, ктото все
гда должен сторожить.
— Первым могу быть я, — подал
голос Болячка. — Все равно спать не
хочется.
— Ладно, — кивнул Виктор. — Че
рез три часа разбудишь Антона, а ты,
Антон еще через три — меня.
— Хорошо, — кивнул Болячка.
11.
Такси остановилось, негромко
взвизгнув тормозами.
— Куда? — за опустившимся стек
лом обнаружилась рожа, похожая на
небритый блин с глазамиоливками.
— На Загородный проспект, — от
ветил Виктор.
— Залезайте, — водитель окинул
троицу подозрительным взглядом, и
задние дверцы с негромким щелчком
приоткрылись.
— Твоя карточка заблокирована,
— негромко сказал Виктор, пропихи
вая сумку на сиденье, — воспользуем
ся моей.
Болячка скользнул на переднее
место. Сканер возмущенно пискнул,
когда в его щель вошел прямоуголь
ник идентификационной карточки,
но сенсор загорелся зеленым.
— Ага, — удовлетворенно сказал
водитель, — поехали... Такси с негромким урчанием
сдвинулось с места. Виктор нащупал
на дверце выключатель, щелкнул им и
над спинкой переднего сидения раз
вернулся прямоугольник виртуально
го стереоэкрана. Тесный салон огла
сил неестественно бодрый голос.
— Сегодняшним указом исполня
ющий обязанности президента Анд
рей Сурин, — вещал он, в то время как
на экране бульдозеры с деловитым ре
вом сносили бетонный забор, — по
кончил с уродливым пережитком про
«ЗС»Фантастика №3,2006
21
«ЗС»Фантастика №3,2006
22
шлого — НИИ Технологий Мозга,
именуемым в просторечии Лагерем... За забором виднелись окруженные
соснами корпуса, выстроенные в сти
ле начала века — сплошь стекло и бле
стящий металл. Солнце, отражаясь от
стен, слепило глаза.
Антон издал какойто курлыкаю
щий звук. Лицо его выглядело жутко,
взгляд стал диким, а на губах застыла
кривая усмешка.
— С тобой все в порядке? — спро
сил Виктор.
— Нет, — ответил преторианец, —
все очень даже не в порядке.
Он помолчал, глядя, как на экране
люди в милицейской форме обыски
вают тесно уставленную странного
вида оборудованием комнату, напо
минающую операционную.
— Всегда, когда мне становится
страшно, — проговорил Антон, — я
вспоминаю то, что там с нами дела
ли... И страх отступает, поскольку ни
чего страшнее представить невозмож
но. Выключи... выключи это.
Виктор протянул руку, стерео
экран свернулся в линию и исчез.
Город, по которому они ехали, ра
зительно отличался от знакомого
Виктору Питера. Он выглядел запу
ганным и пустынным, часто встреча
лись патрули, на каждом перекрестке
вещали голографические проекторы.
Светились, чуть помаргивая, портре
ты новоявленных «врагов народа».
— Где вас высадить? — спросил
таксист, когда они миновали поворот
на улицу Введенского канала.
— А прямо здесь, — сказал Виктор,
— вот, тут у обочины.
Антон взглянул на него удивленно.
— Ты что? — сказал он шепотом,
когда они выбрались из машины. —
Тут же куча народу! Меня узнают! По
чему бы ни доехать прямо до места?
— Чтобы таксист знал, куда имен
но мы направляемся? — Виктор
хмыкнул. — Не бойся. Думаешь, кто
то смотрит на эти изображения? Всем
они давно глаза намозолили! А кроме
того, там ты лет на десять моложе, не
меньше!
— Умеешь ты утешить, — буркнул
преторианец. — Нечего сказать.
— Ну, дальше вы сами, — прогово
рил Болячка, широко улыбаясь, — все
что мог, я сделал... Удачи!
— И тебе, — Виктор улыбнулся. —
Ярику привет и... до встречи!
Бледный наркоман кивнул и исчез
в толпе.
Антон тащился за Виктором, сгор
бившись и вжав голову в плечи. Они
лавировали среди торопящихся лю
дей, прошли под путями длинным,
как кишка слона, подземным перехо
дом. Свернули в неприметный пере
улок, а потом долго топали между дву
мя рядами молодых тополей. Чуть в
стороне, за забором, высились об
ширные ангары, дальше грохотали
поезда.
— Вот и он, — около ворот, веду
щих к грузовому терминалу Витебско
го вокзала, топтался высокий светло
волосый человек в униформе, очень
похожей на ту, в какой Виктор сам
щеголял совсем недавно. — Олег,
привет!
— Витя? — светловолосый вскинул
голову, в синих глазах его при виде
цветастой рубахи и звенящих джинсов
мелькнуло недоверие. — Ну и выря
дился, ха! Прямо не узнать!
Приятели обнялись, а Антон ощу
тил, как по спине его побежал холо
док. Кожа на правой половине лица у
Олега неестественно блестела розо
вым, выдавая искусственное проис
хождение, а правый глаз двигался не
естественно, чуть с запаздыванием.
— Ну, что тебе надо? — спросил
Олег, нарочито не обращая на прето
рианца внимания. — Понятно, что не
пива со мной выпить. Тогда бы ты по
звонил, а не прислал того тухлого типа... Чем дальше он слушал, тем мрач
нее становилось его лицо. Когда Вик
тор закончил, оно напоминало тра
гическую маску древнегреческого театра.
— Да... хм... — Олег потер искусст
венную кожу на щеке — этот жест яв
но был для него привычным. — Иван
город, говоришь? Срочно... Надо по
думать, какие есть варианты. Главное
для вас — на территорию попасть, ми
нуя посты, а там уж я встречу... В об
Д. Казаков Без вариантов
щем, — он огляделся и наклонился
вплотную к Виктору, — слушай меня.
12.
Забор выглядел так, будто его
строили во времена Екатерины Вели
кой. Короткая загородка между двумя
кирпичными стенами состояла из са
мых обычных досок, к тому же слегка
покосившихся. Понятное дело, что
хитрые работяги, желающие носить
коечто мимо проходной, соорудили
тут лаз. Служба безопасности вокзала
(в лице Олега, по крайней мере) о нем
знала, но прикрывать не спешила.
— Ну что, пришли, — пробормотал
Антон, вытирая пот со лба. Чтобы до
браться до места, приятели топали
вдоль забора почти до самого Обвод
ного канала. — Как он говорил — тре
тья доска справа?
— Ага, — Виктор осторожно под
дел указанный сегмент заграждения и
толкнул его в сторону. Раздался скрип
и открылась щель, достаточно широ
кая для человека. — Полезли.
Олег ждал их. С сосредоточенным
видом он смотрел кудато в сторону и
не повернулся, хотя прекрасно все
слышал.
— Думал уж, не дождусь, — бурк
нул он, — вон там две жилетки ре
монтной службы. Надевайте.
Жилетки были такими яркооран
жевыми, точно их красили апельси
новым соком, и настолько простор
ными, что налезли бы на самого тол
стого человека.
— Оделись? — спросил Олег через
две минуты. — Тогда пошли!
На взгляд Виктора они с Антоном
напоминали ремонтных рабочих не
больше, чем нацепивший лыжи негр
— уроженца норвежских фьордов. Но
на двоих людей в оранжевом, идущих
через пути в сопровождении работни
ка службы безопасности, никто не об
ращал внимания.
— Почему он делает вид, что меня
не замечает? — спросил Антон, когда
впереди замаячило похожее на испо
линский торт здание вокзала, перест
роенное всего три года назад.
— Чтобы потом, если чего, с чис
той совестью ответить, что не знал,
кому помогал, — отозвался Виктор.
Через служебный ход они проник
ли на крытый перрон и пошли вдоль
состава. Синие обтекаемые вагоны
напоминали огромные карамельки. В
окнах празднично смотрелись цветас
тые занавески, а светящиеся таблички
над дверями гласили «Балтийский
экспресс».
— Нам сюда, — к удивлению Анто
на Олег прошел к самому хвосту со
става и остановился у вагона, напоми
нающего скорее передвижную тюрь
му. Окошек в нем не имелось, широ
кая раздвижная дверь в середке была
закрыта, а у второй, самой обычной,
скучал невысокий усатый мужичок
лет сорока.
— Здорово, Михалыч, — сказал
ему Олег.
— Привет, — мужичок подозри
тельно зыркнул на Виктора и Олега.
— Чего надо?
— Какой ты нелюбезный, — в го
лосе Олега звучала мягкая укоризна.
— Помню, весной ты был куда более
покладистым... — Кгхм... — мужичок побагровел
так, что стал похож на свеклу, снял
фуражку и обтер рукавом потную лы
сину, — я помню, да... Чего надо?
На этот раз вопрос прозвучал не
агрессивно, а скорее жалобно.
— Довези этих двоих до Ивангоро
да.
— Ладно, — Михалыч засопел. —
Долг платежом красен. Заходите, вон
туда, в купе... Оно там одно, не про
махнетесь.
— Идите, — Олег слегка подтолк
нул Виктора в спину, — до отправле
ния три минуты. Счастливо!
— Счастливо, — Виктор махнул
рукой.
— Быстрее, не стойте на виду! —
бурчал за спиной Михалыч. — Что за
растяпы!
Внутри вагон выглядел странно —
туалет, купе проводника, а дальше —
мощная железная дверь с хитрым
комбинированным замком. Чтобы от
крыть такой, мало знать код, нужен
еще магнитный пропуск и палец с со
ответствующим отпечатком.
«ЗС»Фантастика №3,2006
23
«ЗС»Фантастика №3,2006
24
— Почтовобагажный вагон, — до
гадался Антон.
— Он самый, — ответил Виктор,
усаживаясь на койку.
Сквозь завешенное окошко вид
нелся перрон, серьезный и хмурый
Олег. Затем все сдвинулось, поплыло
в сторону, поезд чуть приподнялся,
как всегда в начале движения.
Хлопнула дверь вагона, в купе по
явился Михалыч, красный и серди
тый.
— В общем, так, — сказал он, —
ехать нам два часа. Туалет работает,
чаю, если чего, я вам налью, а на боль
шее не рассчитывайте! Тут вам не ку
пелюкс!
— Хорошо, спасибо, — кивнул
Виктор.
Проводник сипел, сопел, метал на
навязанных ему попутчиков гневные
взгляды, но потом успокоился.
— Слышали, — сказал он, — один
из преторианцев за границей объя
вился?
— Нет, — в один голос ответили
Виктор и Антон. — И где?
— На Украине, — Михалыч махнул
рукой. — В новостях говорили, что он
сбежал и что готов выступить в Евро
парламенте с обличением нынешнего
режима. Даже рожу его показали —
толстая, небритая... — А с какими обличениями? —
Антон помрачнел.
— Ну, как обычно, — Михалыч
вздохнул и рукавом вытер лысину, —
кто на запад бежит, тут же начинает
родину последними словами крыть —
что диктатура у нас тут, что людей
сотнями в тюрьмы бросают, что бес
предел и всякое угнетение прав чело
века.
— Но это же ложь, — очень тихо
сказал Антон.
— А ты чего хотел, правды? — про
водник недовольно фыркнул. — Кому
она нужна? Слишком дешево ценит
ся, а вот на обмане неплохо можно за
работать.
Он тяжело, с кряхтением поднялся
и вышел. Через мгновение за стенкой,
в туалете забулькала вода.
— Он не понял, — Антон повер
нулся, и стали видны его глаза — от
верстия в океан боли, — преторианец
не может лгать в принципе. А значит
тот, кого показали в новостях — фаль
шивка.
— Или беглеца заставили прочи
тать вслух текст, сказав, что это нена
учная фантастика, — Виктор зло ус
мехнулся, — и сделали запись. Вот и
все.
— Да, возможно, — мертвым голо
сом проговорил Антон. — Все воз
можно.
Он отвернулся к окну и замер, точ
но окаменев. Виктор откинулся к сте
не и закрыл глаза.
13.
— Все свободно, — Михалыч, на
половину высунувшийся из вагона,
махнул рукой, — тикайте, ребяты.
Удачи вам!
— Спасибо, — Виктор первым вы
скочил на перрон, зашагал прочь.
Слышал, как за спиной топает Антон.
Все время, что они провели в поезде,
он молчал и бессмысленно пялился в
окно. Любая попытка разговорить
преторианца быстро проваливалась.
Олега с его знанием окольных пу
тей тут не было, так что пришлось ид
ти как всем, через здание вокзала.
Стоящий у турникетов безусый мили
ционер проводил их подозрительным
взглядом.
— Не оборачивайся, — прошипел
Виктор, — и не вздумай ускорять
шаг... Сам сунул руку под рубаху, к тор
чащему за ремнем пистолету. Ребрис
тая рукоятка легла в мокрую от пота
ладонь.
— Куда мы? — спросил Антон,
когда они вышли на круглую, как мо
нета, площадь.
— Я думаю, что на югозапад, —
ответил Виктор, — в сторону от горо
да. В любом случае нам остался по
следний шаг — пересечь реку.
К Нарве, несущей воды из Чуд
ского озера в Финский залив, они
вышли спустя три часа. Река откры
лась с вершины холма — полоса тем
ного, чуть поблескивающего сереб
ра. Она не выглядела широкой, но у
Д. Казаков Без вариантов
Виктора сжалось сердце — плавать с
протезами он еще не пробовал и не
знал, сможет ли.
— Подождем да темноты, — сказал
он после размышлений, — вон в том
леске. Заодно посмотрим, как берег
охраняют.
В роли «леска» выступила роща
молодых березок, едва в рост челове
ка. Среди густой зелени мог бы спря
таться взвод диверсантов.
— Эх, надо было поесть захватить,
— проговорил Виктор, сгружая с пле
ча сумку. В желудке ощущалась не
приятная пустота.
Антон ничего не сказал, молча сел,
прислонился к стволу, который воз
мущенно заскрипел. Через мгновение
глаза преторианца оказались закры
ты, хотя неровное дыхание выдавало,
что он не спит. Виктор хмыкнул и по
жал плечами — не желаешь общаться,
ну и ладно.
Он лег на пузо и принялся наблю
дать за рекой. Несколько раз с не
громким урчанием проплыл раскра
шенный в белый и синий цвета пат
рульный катерок с эстонским флагом
на корме, потом вдоль самой воды де
ловито прошлепали двое парней в ма
скировочной форме и с автоматами.
Один вел на поводке собаку. К счас
тью, ветер дул в сторону берега.
— Хрен чертов, — негромко выру
гался Виктор.
Темнело медленно, на востоке сгу
щалась мгла. Из нее одна за другой
крошечными светящимися медузами
выныривали звезды. Солнце провали
лось за горизонт, но его желтые пыла
ющие щупальца уползали с небосвода
с воистину прибалтийской нетороп
ливостью. От реки начал подниматься
туман.
— Ну что, пора, — сказал Виктор,
когда на часах была полночь. — Наде
юсь, все, что может промокнуть, у те
бя запаковано как следует?
— Все можно высушить, — Антон
поднялся. — Пойдем.
Неспешно, через каждые несколь
ко шагов останавливаясь и прислуши
ваясь, они спустились к воде. Под но
гами шуршала трава, над речной гла
дью плыли клочья тумана, слышно
было, как ниже по течению плещет
рыба.
— Стой! — прозвучавший из тем
ноты окрик заставил сердце дернуть
ся, а ударивший в лицо луч фонаря
недвусмысленно сообщил, что их об
наружили. — Кто такие?
— Падай! — рявкнул Виктор, пры
гая в сторону.
Пистолет в его руке дернулся, пуля
с инфракрасным наведением угодила
в самую горячую точку — в фонарь.
Раздался звон и приглушенные руга
тельства, а потом треск автомата.
Виктор шлепнулся на живот, вы
стрелил еще трижды. Тьма ответила
стонами и удаляющимся топотом. За
тем все стихло.
— Чертов хрен, — ощущая, как бо
лит дернутое при рывке бедро, Виктор
пополз вперед.
На труп наткнулся через десять
шагов. Тот лежал навзничь, простре
ленная шея была мокрой от крови.
Рядом валялся автомат и обломки фо
наря. Второй пограничник, судя по
всему, смог убежать. И это значило,
что скоро тут будет не продохнуть от
его приятелей.
— Антон, — негромко позвал Вик
тор, забрав оружие погибшего, — ты
где там? Живой?
— Меня зацепило, — голос прето
рианца был полон страдания.
— Плыть сможешь? — Виктор
отыскал сумку и пошел на звук, пока
едва не наступил на Антона. Тот си
дел, правой рукой держась за левое
плечо, лицо его в темноте белело, точ
но кусок мела.
— Брось... эту идею, — преториа
нец говорил медленно, с придыхани
ем. — Дай мне пистолет, а сам уходи... — Ты чего это, ума лишился? —
преувеличенно бодрым голосом ска
зал Виктор, садясь на корточки и от
водя ладонь приятеля от плеча. Не
смотря на темноту, с первого взгляда
понял, что дело плохо — пуля разво
ротила сустав и рука превратилась в
неподвижный придаток. Как Антон
не потерял сознания — оставалось
лишь гадать. — Сейчас поплывем... — Нет! — проговорил преторианец
твердо. — Там, за границей, я не смо
«ЗС»Фантастика №3,2006
25
«ЗС»Фантастика №3,2006
26
гу выжить, там тоже ложь, обман...
лучше уж погибнуть, чем стать оруди
ем, которое используют против твоей
собственной страны... Похоже, что
для меня в этом мире не осталось ва
риантов.
— Нет, так нельзя! — Виктор ощу
тил прилив злости. — Зачем мне в та
ком случае возвращаться? Для чего
все это было? Чтобы вот так сдаться?
— С судьбой не поспоришь... — го
лос Антона слабел. — Ты сделал для
меня все, что мог, и не твоя вина, что
ничего не вышло... Зачем губить себя?
— Ну нет! — Виктор зло усмехнул
ся. — Будем уходить, сколько сможем,
а потом — сражаться!
Как всегда в экстремальной ситуа
ции, кровь ударила ему в голову, все
тело наполнилось горячей легкостью.
— Держи пистолет! — сказал он,
вручая оружие Антону. — И пошли!
Взваленный на плечи преторианец
показался не особенно тяжелым, по
крайней мере, на первых шагах.
— Ты куда? — Антон закашлялся,
захрипел. — Думаешь, удастся уйти?
Глупо! Беги один. Отпечатки твои с
рукояти я сотру, одну пулю на себя
истрачу. Найдут труп, может, и не ста
нут искать никого... Они же только
одного видели!
— Я уже совершил за последнее
время достаточно глупостей, — про
хрипел Виктор, — и не мешай мне
сделать еще одну... Идти делалось все тяжелее, проте
зы глубоко погружались в сырую поч
ву, в груди засипело.
— Прощай, — сказал вдруг Антон,
за спиной у Виктора щелкнуло. Раз
дался выстрел, на спину брызнуло го
рячим.
— Эх... — Виктор остановился,
сглотнул пересохшим горлом. — Ду
рак, как есть дурак... Он опустился на корточки рядом с
трупом и некоторое время сидел не
подвижно. Из ступора его вывел до
несшийся с реки звук — тарахтение
лодочного мотора.
— Ну ничего, сволочи, — сказал
Виктор, поднимая автомат. — Нашли
меня, значит? Ну я вам покажу, чего
стоит десант!
Следующие полчаса он был очень
занят. Автомат пойманной птицей
бился в руках, почти невидимые во
мраке пограничники стреляли в ответ.
Приходилось то и дело менять пози
цию. На судороги в искалеченных но
гах Виктор не обращал внимания.
А когда пуля вошла кудато в грудь
и острая боль пронзила тело, Виктор
упал лицом в холодную сырую траву и
замер. Странная и очень яркая мысль
о том, что не осталось больше в Рос
сии честных людей, заставила его со
дрогнуться, после чего все мысли ис
чезли.
Остался только мрак. Без вариан
тов.
Д. Казаков Без вариантов
ОБ АВТОРЕ:
Один из самых перспективных представителей молодой волны отечественной
фантастики, пришедших в жанр на рубеже 1990—20005х гг. Казаков Дмитрий Льво5
вич родился и живет в Нижнем Новгороде. Высшее образование получил в Нижегород5
ском государственном техническом университете, но на жизнь зарабатывает исклю5
чительно литературным трудом.
Дебютом в фантастике стал рассказ «Легенда о ловце ветра» в альманахе «Фан5
тастика XXI» (1999). С тех пор выпустил более 16 книг в различных жанрах — от
фэнтези до боевой НФ. Наиболее известные романы Д.Казакова —«Я, маг!» (2002),
«Солнце цвета крови» (2004), «Высшая раса» (2005), «Мера Хаоса» (2005), «Война
призраков» (2005), «Демоны Вальхаллы» (2006). Произведения нижегородского фантаста дважды завоевывали награды междуна5
родного фестиваля фантастики «Звездный мост» (2002, 2003).
— Не удивляйтесь, дорогой Питер,
— благодушно проговорил Фацио,
поднимаясь и протягивая руку. — Это
все в целях конспирации. Мне нужно
переговорить с вами. Рад вас видеть.
Они устроились друг против друга,
Линда села поодаль. Питер подумал:
«Хорошенький секс.»
— Чему вы улыбаетесь? — поинте
ресовался Фацио.
— Никак не ожидал вас увидеть.
— Коньяк будете?
— Буду.
Коричневатая жидкость заполни
ла вторую рюмку. Лицо Фацио стало
сосредоточенным.
— Нам надо поговорить о вас. Вам
положена пенсия как сотруднику
службы, преемницей которой стало
ВБР. Но если вы хотите работать, ни
каких проблем. Пенсия в любом слу
чае сохранится.
— Я уже говорил журналистам и
готов повторить: я хотел бы работать.
— Он вежливо усмехнулся. — Пони
маете, для меня прошедших пятиде
сяти лет как бы не было. Мир изме
нился. А я попрежнему тот, каким
был накануне покушения. Мне все
еще хочется чегонибудь добиться… И
потом, — он глянул на Линду, — я
слышал от доктора Андерсон, что мой
биологический возраст сорок два года.
Фацио задумчиво кивнул, то ли
соглашаясь с ним, то ли машинально
реагируя на его речь.
— Я могу предложить вам достой
ное место работы. В Службе внутрен
ней безопасности. Но числиться вы
будете в департаменте кадров. Как ве
«ЗС»Фантастика №3,2006
27
Игорь Харичев
Будущее Окончание.Начало в № 2 «Знание—сила:
Фантастика».
в пода рок
«ЗС»Фантастика №3,2006
28
теран, отвечающий за поддержание
боевого духа.
— Спасибо. Я согласен.
Фацио глотнул коньяку. Лицо у
него было довольное. Еще глоток, и
он снова заговорил:
— Ваше предложение изучить нео
познанные трупы толковое. Но ни
вам, ни доктору Андерсон нельзя от
крыто заниматься этим. Вас знает
сейчас весь мир. Доктора Андерсон
видел Калныньш. Психотерапевт не
может быть связан с трупами. Ничего
страшного. Мы поступим так. Вы по
едете в Ригу. Легенда простая: физи
чески вы восстановились. Но психо
логически — еще нет. В рамках ваше
го психологического выздоровления
вы едете в Ригу. Доктор Андерсон со
провождает вас, поскольку вы все еще
нуждаетесь в психологической под
держке. Одновременно с вами двоими
в Ригу поедет наш сотрудник. Он по
лучит нужные документы и передаст
вам для проработки. — Тут он посмо
трел на Питера с хитрой улыбкой. —
Так что вы продолжите работу с док
тором Андерсон. Надеюсь, это вас не
расстраивает?
— Нисколько. Мы с доктором Ан
дерсон сработались. — Питер бросил
взгляд на Линду и добавил более осто
рожным голосом. — Так мне кажется.
Линда приняла его слова как
должное.
Фацио глянул на часы.
— Остались какието вопросы, ко
торые не решены?
— Да. Меня беспокоит то, что моя
дочь так и не дала о себе знать.
Фацио нахмурился, помолчал.
— Я могу сказать вам, почему ваша
дочь до сих пор не связалась с вами.
— Вы знаете? — удивился Питер.
— Да. Дело в том, что она… при
надлежит к асоциальным элементам.
Питер был поражен. Этого не хва
тало!
— Виктория — преступница?
— Нет. Боже упаси. Она не пре
ступница. Но она… уклоняется от ис
полнения гражданского долга.
Такая новость была неприятна
Питеру.
— Зайдель знает об этом?
— Зайдель не знает. А вот Кал
ныньш знает.
Питер вновь был удивлен.
— Калныньш ничего не сказал
мне… Знает, и несмотря на это при
гласил меня работать в его департа
менте. Что за этим скрывается?
— Может быть, попытка сохранить
хорошие отношения. А может быть,
чтото еще. Надеюсь, что мы в этом
разберемся… — Вы мне поможете найти ее?
— Помогу… Завтра вам вручат
официальное приглашение явиться
ко мне для решения вопроса о вашем
трудоустройстве. Приедете, подпи
шем трудовое соглашение, и вы офи
циально приступите к исполнению
обязанностей. Все. Я убегаю. Мне то
же надо отдыхать.
Пожав руку Питеру и кивнув Лин
де, Фацио удалился. Питер перевела
глаза на Линду.
— Надеюсь, я не исказил действи
тельность, заявив, что мы с вами сра
ботались?
Она усмехнулась, легко, непри
нужденно.
— Нет, не исказили.
Питер хотел завладеть этой жен
щиной. В те мгновения она влекла его
с невероятной силой. Но он понимал,
что излишняя поспешность может от
толкнуть ее. Она была человеком
утонченным, не из тех, кто действует
по первому порыву. Он решился на
одну фразу:
— Может быть, нам остаться
здесь?
Она посмотрела на него долгим
взглядом и ответила.
— Нет. У вас есть, где ночевать. И
у меня — тоже.
Они расстались на Елисейских по
лях. Первой уехала Линда. Следом —
Питер. Вечерний город беззаботно
светил огнями, реклама настырно
лезла в глаза. Некоторые картинки и
надписи возникали прямо на стеклах
автомобиля. Магазины и рестораны
зазывали к себе.
Роботконсьерж учтиво приветст
вовал его:
— Добрый вечер, господин Мо
рефф.
И. Харичев Будущее в подарок
Иван открыл дверь тотчас, едва
Питер позвонил.
— Добрый вечер. Хорошо отдохну
ли? — поинтересовался он.
— Хорошо. Где мои домашние
брюки?
— Я все разместил в гардеробе.
Чтото повесил, а чтото разложил на
полках. Домашние брюки висят на ве
шалке.
Переодевшись, Питер устроился в
гостиной на диване. Телевизор пока
зывал очередной боевик, но герой по
пусту открывали рот в надрывном
крике, палили из больших автоматов
— звук был отключен.
— Чтонибудь подать? — спросил
Иван.
— Да. Бокал красного вина.
Приказание было исполнено. По
пивая вино, Питер смотрел на экран.
Мысли его никоим образом не каса
лись боевика, настырно лезущего с
экрана. Он размышлял о том, как все
удачно складывалось в его судьбе: ос
тался жив, перенесся через полвека,
полностью восстановил физическую
форму, получил интересную работу.
Но было и то, что расстраивало. Ситу
ация с Викторией. Что это, ее выбор?
Почему?
Както сами собой мысли пере
ключились на судьбу России. Как все
таки воспринимать то, что произошло
с великой некогда страной? Как тра
гедию? Или никакая это не трагедия?
Питер посмотрел на робота, стояв
шего у входа в гостиную.
— Есть возможность ознакомиться
с историей конкретной страны?
— Есть. Но это за отдельные день
ги.
— Ничего страшного. Заплачу.
Мне надо выяснить, что за нестабиль
ность была в России в начале века? О
чем идет речь?
Экран сменил картинку. Появив
шиеся улицы показались Питеру зна
комыми. Это определенно была
Москва, но та, начала века. Улицы,
люди на тротуарах, машины. Какие
то заседания с участием людей в тем
ных костюмах и галстуках.
— В начале века в России благода
ря стараниям тогдашних властей
опять сложилась однопартийная сис
тема, — принялся объяснять хорошо
поставленным голосом диктор. —
Власть действовала в полном отрыве
от народа, не имея механизмов обрат
ной связи. Инициатива граждан не
стала движущей силой ни в экономи
ке, ни в общественной жизни. Цент
рализация власти привела к созданию
неэффективной системы управления
на местах. В течение семи лет эконо
мическая ситуация удерживалась
только за счет высоких цен на нефть.
Но с падением спроса на нефть в ми
ре, за счет использования альтерна
тивных источников энергии, эконо
мическая ситуация в России начала
резко ухудшаться. Власть, теряя кон
троль над ситуацией, использовала
созданные ранее штурмовые отряды
для подавления выступлений недо
вольных. Это положило начало столк
новениям, которые быстро приобрели
массовый характер. — Экран иллюст
рировал эти слова показом сцен мас
совых выступлений, рукопашных
стычек, перестрелок, мертвых тел. —
Все это привело к распаду страны и
массовому кровопролитию. Между
народное сообщество вынуждено бы
ло ввести на территорию России меж
дународные силы для обеспечения
порядка.
Питер долго молчал, потом глянул
на Ивана.
— Сделай такой вид за окном, буд
то бы дом стоит на главной москов
ской улице. На Тверской.
За окном появились здания сере
дины прошлого века, массивные,
важные. Это была близкая к Кремлю
часть Тверской улицы. Шли по троту
ару пешеходы, сновали современные
автомобили.
«Эта квартира — особая террито
рия, — с иронией размышлял Питер.
— Здесь говорят порусски. Здесь ду
мают о России. Это кусочек России».
Глава 6.
На следующее утро ему вручили
письмо под расписку. Питера пригла
шал к себе по вопросу о трудоустрой
«ЗС»Фантастика №3,2006
29
«ЗС»Фантастика №3,2006
30
стве заместитель директора Всемир
ного бюро расследований Карло Фа
цио.
Питер одел свой официальный ко
стюм и направился в штабквартиру
Всемирного бюро расследований.
Такси довезло его до весьма боль
шого и помпезного здания. В проход
ной его пропустили без звука, он доб
рался до второго поста, потом — до
третьего. Его путь лежал в особую зо
ну, туда, где располагался департа
мент кадров.
Вскоре он вошел в просторную
приемную Фацио. Секретарь, немо
лодая и не слишком симпатичная, си
девшая за столом, встретила Питера
строгим взглядом.
— Я — Питер Морефф, — сообщил
он. — Мсье Фацио назначил мне
встречу.
— Знаю, — выдохнула она. — Жди
те.
Питер сел на большой кожаный
диван. Спокойствие наполняло его.
Он смотрел в большое окно, за кото
рым виднелись высокие здания, шус
тро сновали вертолеты.
Дверь в кабинет резко распахну
лась, Фацио вышел в приемную, про
вожая женщину средних лет, красиво
одетую, с важным лицом.
— Всего доброго, мадам Жофруа,
— проговорил он у выхода в коридор.
Тут он глянул на Питера вопроша
ющим взглядом.
— Господин Морефф?
— Да. — растерянно подтвердил
Питер. Неужто его забыли?
— Рад с вами познакомиться. —
Он пожал руку, вслед за тем указал на
дверь в кабинет. — Проходите.
Когда они устроились за рабочим
столом — Фацио на своем месте, Пи
тер на гостевом, — Фацио проговорил
с хитрым видом:
— Не удивляйтесь. Это я для подст
раховки. Никто не знает, что мы с ва
ми встречались. Кроме Линды. Пого
ворим насчет вашего трудоустройства.
Фактически вы уже работаете в Служ
бе внутренней безопасности. Но, как я
предупреждал, числиться вы будете в
департаменте кадров. Как ветеран, от
вечающий за поддержание боевого ду
ха. Вот договор, подпишите его.
Питер не слишком внимательно
пробежал глазами по страницам, взял
ручку, поставил свою подпись на двух
экземплярах. Приподнявшись в крес
ле и радостно улыбаясь, Фацио пожал
ему руку:
— С этого момента можете считать
себя сотрудником Всемирного бюро
расследований. Поздравляю. Сейчас
вам выдадут жетон, удостоверение,
оружие. Вам выделят рабочее место в
нашем департаменте. Осваивайтесь.
Послезавтра поедете с Линдой в Ригу.
Версию поездки я называл — оконча
тельное психологическое выздоровле
ние. Надеюсь, вы там чтонибудь рас
копаете. Вопросы, пожелания есть?
— Вопрос только один: когда я
смогу встретиться с дочерью.
Фацио глянул в потолок, размыш
ляя о чемто.
— Понимаете, по сведениям годо
вой давности, она жила в Москве. Но
поскольку она в свое время отказалась
от чипа, мы не знаем, живет ли она на
прежнем месте, и если не живет, где
пребывает в данный момент. Ее по
просту надо найти. Я уже дал соответ
ствующее распоряжение. В любом
случае, прошу вас потерпеть. Вам луч
ше встретиться с дочерью после по
ездки в Ригу. Я не хочу, чтобы вас что
то отвлекало. Нам надо закончить на
ше дело. Ну… всего вам доброго. И
храни вас Бог.
Питер пошел в канцелярию, где
им были получены жетон и пластико
вое удостоверение.
— В учреждения и жилые ком
плексы вас пустят по чипу, — настав
лял его немолодой служащий, пол
ный, страдающий одышком. Он гово
рил пофранцузски. — С полицейски
ми тоже не будет проблем в обычной
ситуации. Но если чтото произойдет,
и они будут бояться подойти к вам со
сканером, покажите им жетон. Удос
товерение идет в дополнение к жето
ну. Может случиться, что вы должны
будете предложить свою помощь
гражданам. Они вообще не носят ска
нер. Тогда вам тоже пригодится же
тон. Теперь вам надо получить писто
лет. Его выдадут на оружейном скла
И. Харичев Будущее в подарок
де, он в подвале, в другой стороне
комплекса. Там же тир. Советую оп
робовать пистолет. Навряд ли вы
стреляли из чегото подобного. Рад
был помочь.
Покинув канцелярию, Питер от
правился на оружейный склад. Когда
в лифте он произнес: «В подвал», тут
же раздалось: «Какой отрицательный
этаж?» «Не знаю, — пробормотал Пи
тер. — Мне — на оружейный склад.»
«Минус пятый,» — прозвучало в от
вет, и лифт закрыл двери.
В хорошо освещенном коридоре
было многолюдно. «Все они со склада
и на склад? — подивился Питер. —
Маловероятно. Скорее, в тир.»
Он не ошибся — поток был связан
с тиром. Дверь под соответствующей
вывеской непрестанно открывалась,
выпуская и впуская людей. Питер по
вернул в другую сторону, туда, где на
стенке висела небольшая табличка с
надписью: «Оружейный склад».
Он не увидел стеллажей с разнооб
разными образцами стрелкового ору
жия. Комната больше напоминала
офис, вполне респектабельный. Не
сколько рабочих столов, занятых
мужчинами и женщинами, которые
были погружены в свои дела. Питер
замешкался, не зная, к какому столу
идти, но тут сидевшая посередине
жгучая брюнетка явно латиноамери
канского происхождения взглянула
на него, и он услышал:
— Мсье Морефф, вам сюда. Про
шу, садитесь. — Она указала на стул,
стоявший по другую сторону. — Ме
ня зовут Люция Гомес. Я помогу вам
получить личное оружие. Вы не про
тив стандартного «Вальтера» модели
2050 года? Или предпочитаете «Ма
каров3»?
— Видите ли… я не знаю, как они
выглядят и чем отличаются, — вы
нужден был признаться Питер.
— Никаких проблем. — Люция по
тянулась в ящик стола, достала два
пистолета, положила на полирован
ную поверхность.
Как большинство мужчин, Питер
был неравнодушен к оружию. Писто
леты, лежавшие перед ним, выглядели
непривычно — походили на детские
игрушки пятидесятилетней давности,
— но глаз радовали. Питер взял один
из них в руку, подержал — пистолет
был легким. «Вальтер» — прочитал он.
Положил, взял другой, подержал.
«ПМ3» — гласила выдавленная на
пластмассовой поверхности надпись.
Он посмотрел на женщину, сидевшую
напротив.
— Чем они отличаются?
— Сходные модели, но «Макаров»
точнее на дальней дистанции.
— Оба из пластика?
— Да, это специальный термо
стойкий пластик.
Немного подумав, Питер сказал:
— Я возьму «Макаров».
— Хорошо.
Она убрала «Вальтер» в стол, а у
«Макарова» открыла небольшой лю
чок в рукоятке. Питер увидел контак
ты, в которые был включен аккурат
ный штекер. Люция стала нажимать
клавиши на клавиатуре.
— Произнесите: владелец Питер
Морефф, — попросила она.
— Владелец Питер Морефф, — по
вторил Питер. — Простите, а что вы
делаете?
— Программирую пистолет на вла
дельца. То есть на вас. Только в вашей
руке он будет стрелять, и ни в какой
другой. Поставьте вот здесь подпись.
Она пододвинула Питеру журнал,
подала ручку. Он расписался. После
этого за соседним столом ему подоб
рали кобуру. Питер выбрал легкую,
открытую, крепившуюся на поясе к
ремню. Потом ему были выданы две
пачки патронов, обычных и резино
вых. Для тренировки ему предложили
отправиться в тир. Что он и сделал.
Тир оказался большим, простор
ным. Постоянные выстрелы совсем
не оглушали. Типер выбрал свобод
ную ячейку, достал обойму. Она была
двойной. Питер озадаченно смотрел
на нее, когда рядом раздалось:
— Вам помочь? — прозвучало
вдруг порусски.
Перед ним стоял мужчина спор
тивного вида, худощавый, невысоко
го роста, чернявый.
— Да, если вас это не затруднит.
— Не затруднит. Я для этого здесь
«ЗС»Фантастика №3,2006
31
«ЗС»Фантастика №3,2006
32
нахожусь. Я — инструктор. Берете вот
так. Правое отделение для боевых па
тронов, левое — для тех, которые с ре
зиновой пулей.
Обойма была снаряжена и вставле
на в рукоятку. Питер взял пистолет,
держа его стволом вверх.
— А где переключатель? — спросил
он.
— Здесь нет переключателя. Ска
жите: приготовиться к стрельбе рези
новыми пулями. Или боевыми. И мо
жете нажимать на курок.
— Приготовиться к стрельбе бое
выми патронами, — сказал я, прице
лился и нажал на курок.
Отдача была слабой, пули легли
кучно в районе десятки.
— Что теперь? — поинтересовал
ся я.
— Скажите: поставить на предо
хранитель.
Я повторил эти слова, прицелился,
вновь нажал на курок — пистолет не
выстрелил. Усмехнувшись, я глянул
на инструктора.
— А если ситуация такая, что нель
зя говорить. Например, когда сидишь
в засаде.
— У вас стандартное оружие. У тех,
кто на оперативной работе или в
спецподразделениях, другие пистоле
ты и автоматы. Но если понадобится,
можете прошептать нужные указания.
— Спасибо. Вы все прекрасно объ
яснили. У меня только один вопрос:
почему вы обратились ко мне порус
ски.
— Я видел вас по телевизору. И
был рад помочь. А кроме того, я сам
русский. Меня зовут Евгений Байка
лов. Приятно поговорить на родном
языке с таким героем, как вы.
— Бросьте, я вовсе не герой. Про
сто мне повезло, что я… вернулся к
жизни через столько лет. Можно ска
зать, попал в будущее.
Потом он посетил хозяйственного
начальника на предмет получения ра
бочего места. Ему был выделен стол в
комнате, вместившей еще семь чело
век. Хозяйственый начальник сам от
вел его. Когда Питер появился там,
его встретили весьма радушно. Колле
ги собрались вокруг него.
— Добрый день, мистер Морефф,
— обратился к Питеру поанглийски
один из них, с поседевшей головой и
такими же седыми усами. — Добро
пожаловать в группу по поддержанию
боевого духа и передаче боевого опы
та. Мы еще послужим. Так?
— Так, — с улыбкой подтвердил
Питер. — Послужим. Спасибо, ребя
та.
Вскоре ему позвонила Линда. Он
увидел ее лицо на экране.
— Как ваши дела? — поинтересо
валась она.
— Все нормально, — принялся
рассказывать Питер. — Получил же
тон, пистолет, место для работы.
— А самочувствие?
— Прекрасное.
— Это правда?
— Какой мне смысл вас обманы
вать?
— Не забывайте, я — ваш врач. —
Как всегда, она сохраняла спокойст
вие. — Если будут изменения в само
чувствии, вы должны мне сказать.
— Обещаю. Послезавтра мы от
правляемся в Ригу?
— Да. Я сделала заказ на поездку.
Питер сдержанно улыбнулся.
— Может быть, увидимся сегодня?
— Не могу. Я занята.
— А завтра?
Она помолчала, что высчитывая.
Итогом стали слова:
— Позвоню, если удастся выкро
ить время. Всего доброго. И будьте ос
торожнее, — многозначительно доба
вила она перед тем, как отключиться.
После этого Питер принялся изу
чать отчет о деятельности по поддер
жанию боевого духа и передаче боево
го опыта за последний год. Количест
во различных мероприятий впечатля
ло. Но в остальном все, что содержа
лось в отчете, было невероятной ску
кой. Тратить время на такое чтение
Питер не собирался. Он стал подроб
нее изучать нынешнее территориаль
ное деление на всех материках.
В конце рабочего дня Питер со
спокойной душой поехал туда, где те
перь был его дом. Выйдя из такси, он
вспомнил о предостережении Линды,
внимательно осмотрелся — ничего
И. Харичев Будущее в подарок
подозрительного. Немногочисленные
прохожие на тротуаре и на дорожках
парка, несущиеся по широкой проез
жей части машины и снующие туда—
сюда вертолеты в небе. Впрочем, если
его хотели убить, сделать это было не
сложно: выстрелить из машины или с
вертолета. Хотя он слышал про авто
матические системы обнаружения не
зарегистрированного оружия, взрыв
чатых веществ. Питер допускал, что
он недооценивает их эффективность.
— Добрый вечер, — приветствовал
его Иван, открыв дверь в квартиру. —
Будете ужинать дома?
— Да, — ответил Питер.
— Что вам приготовить?
— На твое усмотрение.
— Спасибо, постараюсь не разоча
ровать вас. Я буду в кухне.
Питер отправился в гостиную, сел
на диван, вытянул ноги. Телевизор
показывал очередной боевик. Умопо
мрачительная погоня происходила в
полной тишине — Питер не собирал
ся включать звук ради подобной чепу
хи.
Заглянувший в гостиную Иван со
общил:
— К вам гость. Вы не сообщали,
что будет гость. Вы знаете этого чело
века?
На экране появилось изображение
мужчины, нетерпеливо посматриваю
щего в камеру. Это был крепыш сред
них лет.
— Не знаю.
— Открыть дверь?
Поднявшись, Питер на всякий
случай положил руку на пистолет.
— Открой.
Теперь он узнал мужчину, стояще
го перед входной дверью. Это был
Эжен, его коллега и добрый приятель.
Питер тотчас его узнал, как только он
вошел в квартиру. Узнал, хотя Эжен
постарел.
— Здравствуй, Питер, — умильно
улыбаясь, проговорил Эжен.
— Здравствуй. Господи, Эжен, как
я рад тебя видеть. — Он шагнул навст
речу, обнял приятеля. — Ты как вес
точка из прошлого. — Он выпустил
Эжена из своих объятий, смутившись
своей реакции, проговорил. — Идем.
Они устроились в гостиной за сто
лом. Питер неотрывно смотрел на
приятеля. Да, Эжен постарел. Но не
настолько, чтобы выглядеть древним
стариком. Это был солидный, возму
жавший мужчина лет пятидесяти на
вид.
— Хорошо выглядишь, Эжен.
— А ты у нас вообще мальчишка.
— Не преувеличивай. Как ты меня
разыскал?
— Мне дали твой адрес во Всемир
ном бюро расследований, но только
после того, как убедились, что мы с
тобой действительно работали вместе
в Интерполе, в одном отделе.
— Между прочим, я с сегодняшне
го дня стал сотрудником Всемирного
бюро расследований, буду заниматься
поддержанием боевого духа и переда
чей боевого опыта. Местечко для тех,
кому уже нельзя поручить ничего се
рьезного. Расскажи, чем ты зарабаты
ваешь себе на жизнь?
— Держу ресторан клубного типа.
Для отставных сотрудников спец
служб.
— В Париже?
— Нет. В Брюсселе. Недалеко от
«Писающего мальчика».
Это было неожиданно для Питера.
— И что, много посетителей?
— Хватает.
— Но откуда в Брюсселе столько
отставных сотрудников спецслужб?
— Почему только в Брюсселе? —
рассудительно произнес Эжен. — Те
перь перемещение по Европе не со
ставляет проблемы. Да и по миру —
тоже… В принципе, у меня неплохая
пенсия, ресторан я держу не для того,
чтобы свести концы с концами, а что
бы занять себя. Мне нравится.
Иван стал накрывать на стол. По
явилась бутылка французского вина,
бокалы, закуска.
— Что я мог успеть, если меня не
предупредили, что будет гость, — не
громко ворчал Иван.
— Я тоже не знал, — с улыбкой за
метил Питер.
— Вам не надо готовить. Вот в чем
разница.
Ужин, тем не менее, удался. Теля
тина с овощами была прекрасна.
«ЗС»Фантастика №3,2006
33
«ЗС»Фантастика №3,2006
34
Когда они пили кофе, Питер по
интересовался:
— Как тебе нынешняя жизнь?
— Нормально. Я доволен. Возмож
ностей гораздо больше, чем прежде. А
тебе, наверно, многое в диковинку?
— Да. Поначалу многое казалось
невероятным…
Картинка на телевизоре внезапно
сменилась, появился официально
одетый диктор, включился звук.
— Внимание, проводится голосо
вание по вопросу увеличения ассиг
нований на марсианские исследова
ния. Вопрос внесен Всемирным пра
вительством. Предлагаем вашему
вниманию выступления по мотивам
голосования.
Первого докладчика звали Сергей
Марков. Он рьяно защищал позицию
правительства, настаивающего на
увеличении ассигнований. Его речь
отличалась напором и кучей непонят
ных слов. После него выступил благо
образный немец, весьма флегматично
рассуждавший о нецелесообразности
увеличения расходов на данное на
правление.
Выслушав обоих, Питер выгово
рил:
— Я не знаю, как голосовать. Пер
вый, мне кажется, был поубедитель
нее.
— Советую не обращать внимание
на Маркова, — добродушно сказал
Эжен. — Известный подпевала прави
тельства. Рекомендую выступить про
тив. Надо здесь, на Земле, жизнь улуч
шать, а не вбухивать средства в Марс.
Кнопки для голосования оказа
лись на пульте управления телевизо
ром. Гражданский долг был исполнен
сначала Питером, потом — Эженом.
После некоторой паузы они увидели
итоги голосования: более половины
жителей Земли выступили против
увеличения ассигнований на марси
анские исследования. Эжен ликовал.
— Давай выпьем за это чегони
будь покрепче, — сказал он, потирая
руками.
Нашелся хороший виски — спаси
бо Ивану. Содовая тоже оказалась в
наличии. Под их сочетание так хоро
шо было вспоминать о прошлом. Пи
тер и Эжен выпили по нескольку ста
канчиков, прежде чем давний друг за
собирался домой. Питер не отпустил
его, уложил спать в гостевой комнате.
Утром они позавтракали, вышли
из жилого комплекса и направились
каждый в свою сторону: Эжен — в
Брюссель, а Питер — на работу.
Он прилежно сидел над отчетом о
деятельности по поддержанию боево
го духа и передаче боевого опыта за
последний год. Если уж это требуется,
он готов потратить время на скучное
чтение.
Линда позвонила ему в середине
дня. Она готова была встретиться с
ним вечером. От посещения рестора
на отказалась.
— Я приеду к вам в гости. — Какой
лукавой казалась ее улыбка. — Вы не
против?
— Нет. — Разве мог он иметь что—
нибудь против ее визита? — Во сколь
ко ждать вас?
— Около восьми.
На этот раз, едва по он появился
дома, тотчас предупредил Ивана о
том, что сегодня у них опять будет
гость. Иван засуетился.
— Через сорок минут? Я могу не
успеть. Совсем немного времени. Вы
могли позвонить.
«На самом деле стоило позвонить,
— подумал Питер. — Я не догадался.»
— Ничего. Делай все как надо. Мы
вполне можем сесть за стол не сразу, а
через какоето время.
— А что приготовить для гостя?
— Какуюнибудь хорошую рыбу.
Иван тотчас отправился в кухню, а
Питер пошел сменить рубашку. Ему
хотелось выглядеть безукоризненно в
этот вечер.
Линда позвонила в дверь без пяти
восемь.
— К вам дама, — сообщил Иван, —
та самая, которая была с вами в пер
вый раз.
— Открой дверь.
Вечернее платье шло ей. Ему нра
вилась эта женщина, умная, сдержан
ная, красивая.
— Рад видеть вас, — довольно про
говорил он. — Прошу в гостиную.
«Она пришла, — думал Питер. —
И. Харичев Будущее в подарок
«ЗС»Фантастика №3,2006
35
«ЗС»Фантастика №3,2006
36
Сама. Надо сделать все, чтобы она ос
талась на ночь.»
Линда устроилась на диване, Пи
тер сел в кресло.
— Хотите чтонибудь выпить? —
предложил он.
— Немного джина с тоником.
— Иван, — крикнул Питер, — на
лей джина с тоником для мисс Андер
сон и виски с содовой для меня. — Он
перевел взгляд на Линду. — Ужин ско
ро будет готов.
— Я приехала сюда не для этого.
— А для чего? — удивился он.
— Нам надо обсудить предстоя
щую работу в Риге. Причем так, чтобы
никто нам не мешал. Я бы не хотела
говорить об этом при посторонних, в
кафе или в поезде.
Вот так вот! А он надеялся.
— Разве ужин помешает обсужде
нию предстоящей работы? — не без
иронии поинтересовался он. — Я про
шу вас поужинать со мной.
— Хорошо. Но сначала дело. —
Она взяла стакан с джином, который
подал ей Иван, пригубила, посмотре
ла на Питера. — По официальной вер
сии вы едете в Ригу исключительно в
целях окончательного восстановле
ния. Я сопровождаю вас как лечащий
врач. Но вы как сотрудник Всемирно
го бюро расследований имеете право
поселиться в специальной гостинице
для сотрудников правоохранительных
органов. Там особый режим, никого
постороннего. Меня тоже поселят
там.
— В одном номере со мной? — ус
пел вставить Питер.
— Я — врач, а не жена. — И опять
ни тени улыбки. — Давайте продол
жим. Сотрудник Службы внутренней
безопасности, о котором я вам гово
рила, уже в Риге. И живет в той самой
гостинице.
— Каждый вечер мы будем встре
чаться и обсуждать полученную ин
формацию?
— Это невозможно. О наших
встречах быстро станет известно. Мы
воспользуемся современной техни
кой. Будем получать от него зашифро
ванную информацию о интернету,
причем прочитать ее сможем только
мы и господин Фацио. Лишь в край
нем случае нам разрешено войти в
контакт с упомянутым сотрудником.
Иван прикатил сервировочный
столик, заполненный тарелками, на
чал расставлять их на столе. Питер
поднялся.
— Давайте поужинаем, — предло
жил он.
Они устроились за столом. Для
Линды была приготовлена форель под
белым соусом, для Питера — свиная
котлета на косточке с грибным со
усом. Соответственно, белое и крас
ное вино.
Вскоре Питер понял, что слишком
увлекся едой. Надо было продолжить
разговор.
— А как мы поедем?
— На скоростном поезде, который
опирается на магнитную подушку.
Мы ведь не спешим. Если бы мы спе
шили, заказали бы вертолет прямо от
вашего дома, и он доставил бы вас в
Ригу за час. Но мы не спешим, и по
этому поедем поездом. Надо беречь
деньги налогоплательщиков.
Под конец они выпили кофе, ко
торый был весьма недурственным.
— Спасибо за ужин. — Линда под
нялась. — Поеду. Завтра нам рано
вставать.
Ему так хотелось удержать ее.
— Оставайтесь. Поедем на вокзал
отсюда.
— У меня есть свой дом, — спокой
но возразила она.
— Я хочу, чтобы ты осталась.
Она помолчала, потом сдержанно
улыбнулась.
— Питер, вы чересчур спешите. И
потом… я боюсь, что, если я останусь,
мы точно опоздаем на поезд.
Она ушла, но Питер не жалел об
этом. Он чувствовал — у них с Линдой
все сладится.
Глава 7.
Такси отвезло его на вокзал. Это
был совсем не тот вокзал, который он
видел пятьдесят лет назад — новое
красивое здание, расположенное сов
сем в другом месте, чем прежде.
И. Харичев Будущее в подарок
Они с Линдой встретились около
третьего вагона у поезда, отходящего
до СанктПетербурга — он делал оста
новку в Риге.
— Доброе утро, — проговорил Пи
тер.
— Доброе. — Она улыбалась той,
вчерашней улыбкой. — Идемте.
Она шагнула внутрь вагона, Питер
двинулся за ней. Пассажиров было
немного, Питер сел у окна, Линда —
рядом.
Поезд тронулся, быстро набрал
скорость. Он несся по эктакаде, а
внизу и сбоку проносились здания.
Потом начались лесные массивы, по
ля, небольшие населенные пункты,
деревни. Питер повернул голову к
Линде.
— Если мясо растят на специаль
ных фабриках, чем занимаются те, кто
живет здесь, в сельской местности?
— Разным. Кто выращивает овощи
и фрукты, кто занимается винодели
ем. А кто просто живет в свое удоволь
ствие.
— Сейчас должна быть высокая
эффективность во всех отраслях про
изводства. Наверно, и в сельском хо
зяйстве.
— Да. Там все роботизировано. Те
перь никто не сидит за рулем трактора
и не стоит у пульта какогонибудь за
водика, перерабатывающего урожай.
— Но если всем занимаются робо
ты, что остается людям? — с иронией
поинтересовался Питер.
— Люди работают прежде всего в
сфере услуг. Скажем, в дорогих ресто
ранах все сотрудники, от шефповара
до швейцара, только люди. Те, кто
имеют деньги, держат прислугу. Это
гораздо дороже, чем купить в рассроч
ку домашнего робота.
Первая остановка была в Брюссе
ле. Потом шли Берлин, Варшава,
Вильнюс. Через пять часов поезд ос
тановился в Риге.
Как и в Париже, вокзал распола
гался в новом месте — на южной ок
раине города. Выйдя на площадь, они
взяли такси, поехали в центр. Жилые
комплексы напоминали те, которые
Питер видел в Париже и в каком те
перь жил сам. Но чем ближе к центру,
тем больше старых зданий находил
его цепкий взгляд. Это была Рига. Та,
которую он помнил.
Разместившись в гостинице, они
пообедали в ближайший ресторане и
тут же отправились гулять. Так хотел
Питер.
Он узнавал те здания, которые ви
дел пятьдесят лет назад. И радовался
этому. Будто встречал друзей. С каким
удовольствием шел он по древним
улицам, рассказывая Линде то, что
помнил. Этот город принадлежал не
только латышской, но и русской ис
тории. Они поднимались на собор
Петра, заходили в музеи, осматривали
самые известные здания. Линда была
здесь впервые, и потому слушала его с
интересом.
Он смотрел на людей, которые за
полняли тротуары — европейские ли
ца преобладали, хотя встречались и
азиатские, и негритянские, и араб
ские. Но здесь европейских лиц было
гораздо больше, чем в Париже.
«А что сейчас в Лондоне? — думал
Питер. — Остались ли коренные анг
личане? Надо съездить туда. Когда все
кончится. В Лондон. И в Москву.»
Они прошли немало по старым
улицам. Питер видел, что Линда уста
ла. Затащил ее в ресторан, вполне
симпатичный, оформленный в ста
ринном стиле. Официанты и бармен
были одеты в национальные латыш
ские наряды.
На этот раз Питер был внимателен
к тому, что происходило вокруг. Он
слышал английскую речь, русскую,
немецкую, латышскую. Люди сидели
с довольными лицами. Прямотаки
век благоденствия. Он посмотрел на
Линду.
— Неужто все проблемы на Земле
сейчас решены?
— Вовсе нет. Есть депрессивные
регионы. Есть безработица. Есть пре
ступность. А зачем, повашему, Все
мирное бюро расследований? Есть
экологические проблемы, и весьма
серьезные.
— Значит, расслабляться рано? —
Ехидство наполняло его взгляд.
— Рано. — Линда смотрела на него
с легкой укоризной.
«ЗС»Фантастика №3,2006
37
«ЗС»Фантастика №3,2006
38
Поданная еда радовала своим изы
сканным вкусом. А местная водка бы
ла хороша. Питер выпил две рюмки.
Линда ограничилась одной.
— Не нравится? — спросил Питер.
— Очень крепко.
— Попросить вина?
— Нет, не надо. Я потихоньку до
пью.
Вечер уютно разлегся на старых
улицах, когда они покинули ресторан.
Питер смотрел по сторонам на вывес
ки, витрины, светящиеся окна. И тут у
него возникло желание попасть на то
место, где все произошло.
— Я хочу сходить туда, — прогово
рил он.
— Где на вас покушались? — Она
поняла его.
— Да.
— Идемте.
Он шел быстрым шагом. Линда не
отставала. Здесь направо, еще раз на
право. А теперь налево. И по этой
улице до конца…
Вот оно, то место, где его пытались
убить. Он не испытал какогото страха
или неприятного чувства. Он стоял,
вспоминая подробности того вечера. И
вдруг он будто перенесся в прошлое.
Он явственно увидел черную машину,
опущенное стекло, водителя, вспышки
выстрелов. Водитель! Вспомнилось его
лицо, бледное, вытянутое, с близко по
ставленными глазами.
— Я вспомнил, — удивленно про
говорил Питер. — Вспомнил лицо во
дителя. Я не думал, что помню… Я го
тов составить его портрет. Немедлен
но едем в лабораторию.
Он тут же поймал такси, назвал ад
рес, где находилось отделение ВБР по
самоуправляемой территории Балтия.
Ему нетерпелось поскорее попасть в
то место, где можно было превратить
видение в картинку, осязаемую, по
нятную другим.
Помещения были закрыты, но де
журный криминалист находился на
месте. По настоянию Питера он по
шел с ним в лабораторию, включил
оборудование. Они тотчас принялись
за работу. Через полчаса портрет был
готов. Питеру удалось добиться пора
зительно сходства с той картинкой,
которая запечатлелась в памяти.
— Это он. — Питер с ликующим
видом посмотрел на Линду. — У меня
получилось вспомнить.
— Я надеялась на такой исход.
Собственно говоря, для этого мы и
приехали сюда, в Ригу.
— Для этого? Почему ты не сказа
ла мне?
— Чтобы сыграл роль эффект нео
жиданности. Чтобы ты не насиловал
себя установкой непременно вспом
нить. Так скорее всего получился бы
отрицательный результат.
— Может быть, ты права… — Ему
было приятно, что они легко перешли
на «ты». Он глянул на специалиста. —
Ну что, теперь в картотеку?
— Идемте, — хмуро выдавил дол
говязый мужчина, которому выпала
тревожная ночь.
Компьютер быстро нашел того,
чье лицо осталось в памяти Питера.
Его звали Сергей Лебедев, он входил в
международную преступную группу,
но был мелкой сошкой. Отсидел две
надцать лет за незаконную торговлю
оружием, потом еще семь — за учас
тие в ограблении. В последние годы
вел себя прилично. Сейчас проживал
под Ригой, на Взморье.
— Могу даже сказать, что в данный
момент он находится по месту регист
рации, — доверительно сообщил де
журный криминалист.
— Откуда вы знаете? — поинтере
совался Питер.
— По заведенному порядку, ин
формация о местонахождении всех
бывших заключенных автоматически
поступает к нам.
— Такую возможность обеспечи
вает чип?
— Да.
Питер нахмурился — выходит, за
каждым с легкостью можно следить.
Ладно, сейчас важно другое.
— Я его возьму, — проговорил он.
— Я про Лебедева.
— Не надо, — спокойно возразил
криминалист. — Для этого есть со
трудники, занимающиеся оператив
ной работой. Кто знает, вдруг он ока
жет сопротивление. Хотя ему уже
много лет.
И. Харичев Будущее в подарок
— Они поедут сейчас?
— Зачем. Утром поедут и арестуют
его. Никуда он не денется. Идите
спать, а утром возвращайтесь. Часам к
одиннадцати.
Питер посмотрел на Линду.
— Я думаю, так и надо поступить.
— с тихой улыбкой проговорила она.
Он вынужден был признать: они
правы — спешка в данной ситуации
не нужна.
Когда они вышли на улицу, Питер
предложил:
— Давай немного погуляем. Ты не
против?
— Нет, — сказала она.
Теплая, спокойная ночь окружала
их. Город спал.
— Значит, ты добилась желаемого
результата… Это верно, я не должен
был знать. Иначе бы не получилось. —
Питер посмотрел на Линду с ухмыл
кой. — Ну а все остальное — предсто
ящее назначение Калныньша, сотруд
ник, который изучает здесь неопо
знанные трупы, наши тайные контак
ты с ним, — это все правда?
— Конечно.
Питер нахмурился.
— Если к тем давним событиям
действительно имеет отношение Кал
ныньш, он сейчас пошлет к Лебедеву
убийц. — Питер остановился. — Надо
послать оперативную группу.
Немедленно.
— Пожалуй, ты прав, — согласи
лась Линда.
Дежурный криминалист был весь
ма удивлен, вновь увидев их.
— Надо послать оперативную
группу немедленно, — заявил ему Пи
тер.
— А что случилось?
— Мы пришли к заключению, что
есть опасность для его жизни. Тогда
мы потеряем единственного участни
ка преступления, которого удалось ус
тановить.
Криминалист был озадачен.
— Но как узнают те… кто захочет
его убить?
— Такая возможность у них есть.
Не спрашивайте меня о деталях. Ска
зать не имею права. Я прошу вас при
нять меры.
— Хорошо.
Дежурная оперативная группа на
ходилась в здании. Их было двое. За
спанные, выслушали поручение кри
миналиста. Питер смотрел на них с
великим сомнением: щуплые, некази
стые. Справятся ли?
— Я поеду с ними, — сказал он
криминалисту. — Лишний человек не
помешает.
— Езжайте, — с неохотой позволил
тот.
Вчетвером они направились к вы
ходу во двор. Машина стояла побли
зости от здания. Дверь открылась са
ма, отъехала в сторону. Питер посмо
трел на Линду.
— Отправляйся в гостиницу. От
дыхай. А я съезжу с ними.
— Нет, — уверенно проговорила
она. — Я поеду с вами.
Питер понял — спорить бесполез
но. Указал ей на открытый проем —
забирайся внутрь. Едва они устрои
лись на сиденьях, машина тронулась.
Открылись глухие ворота, машина
выехала на пустынную улицу, быстро
набрав скорость, помчалась по ночно
му городу. Она сама выбирала мурш
рут. Очень скоро они оказались за
пределами Риги. Машина стреми
тельно неслась по эстакаде, а внизу
мелькали невысокие здания, угадыва
емые в зыбкой темноте летней ночи.
Лишь изредка справа или слева про
носилось мимо светящееся окно.
Неожиданно машина сбавила ско
рость, свернула направо, покинув эс
такаду, и вскоре остановилась около
нужного дома.
Это был коттедж, не слишком
большой, двухэтажный, стоявший с
темными окнами. Небольшое прост
ранство между ним и тротуаром за
нимали две клумбы по обе стороны
от дорожки. Какие цветы росли на
них, трудно было угадать в зыбкой
полутьме.
— Пусть один из вас подстрахует с
черного хода, — тихо проговорил Пи
тер, обращаясь к оперативникам.
Его распоряжение выполнили —
один из оперативников вытащил пис
толет и пошел вправо, обходя дом.
Второй приблизился к входной двери,
«ЗС»Фантастика №3,2006
39
«ЗС»Фантастика №3,2006
40
позвонил, потом еще раз. Прошла уй
ма времени, прежде чем зажглось ок
но, потом другое. Вслед за тем изза
двери прозвучал недовольный жен
ский голос, говоривший порусски:
— Что вам надо? Сейчас ночь.
— Всемирное бюро расследова
ний, — ответил порусски оператив
ник. — Нам нужен Сергей Лебедев.
После паузы раздалось:
— Я обращусь в полицию.
— Так будет лучше, — согласился
оперативник.
Женщина ушла вглубь, Питер ус
лышал отдаленные голоса, потом она
вернулась к двери.
— Сказали, что вас четверо, а я ви
жу троих.
— Четвертый у заднего выхода, —
ровным голосом пояснил оператив
ник.
Еще пауза, после чего дверь от
крылась. На пороге стояла весьма
привлекательная женщина, одетая в
яркокрасный халат. На вид ей было
тридцать. За ней, чуть поодаль, стоял
пожилой мужчина.
Он сильно постарел, но лицо из
менилось не настолько, чтобы Питер
не узнал его — Лебедев.
— Что случилось? — встревоженно
произнес Лебедев.
— Есть постановление на ваш
арест.
Он помолчал, обдумывая эти сло
ва.
— Я должен переодеться.
— Я пойду с вами. — Оперативник
шагнул внутрь.
Они удалились, а женщина про
должала стоять у выходной двери.
— За что вы его арестовывают, —
спросила она.
— Простите, вы кто? — Питер смо
трел ей в глаза.
— Я — его дочь. Он ничего плохо
го не делал в последние годы.
— Это — в связи с давними дела
ми, — выдавил Питер.
Глухая тишина окружила их. Пи
тер ждал того, кто был дорожкой в
прошлое, кто владел информацией,
связанной с давним событием, столь
важным для него.
Наконец появился Лебедев. Про
ходя мимо Питера, он бросил на него
пристальный, хмурый взгляд. Следо
вавший за ним оперативник указал на
заднее сиденье. Лебедев сел посереди
не, оперативники — по бокам. Питер
и Линда устроились спереди. Машина
тронулась, оставляя женщину, стоя
щую у входа в дом.
Обратную дорогу они молчали.
Питер глядел на дорогу, думая о том,
как лучше построить допрос? Начать с
мелочей? И сразу приступить к глав
ным вопросам? Надо посмотреть, как
он поведет себя… А может, прямо сей
час, как они приедут? Нет уж, надо от
дохнуть, выспаться.
Вскоре машина свернула к зданию
регионального отделения ВБР, мино
вала ворота, остановилась перед две
рью. Лебедев был помещен в камеру.
Питер отправился к дежурному кри
миналисту. Вид у того был заспанный.
Похоже, их возвращение разбудило
его.
— Арестованного доставили, — со
общил Питер. — Пусть спит. А утром
допросим. Я сам хотел бы его допро
сить.
— Завтра мы должны получить ре
шение суда, подтверждающее нали
чие оснований для задержания. После
этого приступите к допросу. — Я должен идти в суд?
— Нет. Пока что хватит информа
ции о том, что вы опознали его. Я ду
маю, что вам раньше полудня нет
смысла появляться здесь.
Они с Линдой вышли на улицу.
Теперь Питера не тянуло гулять. До
браться до постели — вот все, что он
хотел.
Им пришлось звонить, чтобы их
впустили в гостиницу — вход в заведе
ние, предназначенное для определен
ного круга лиц, закрывали в полночь.
Поднявшись на третий этаж, Питер
направился к своему номеру. Линда
жила в соседнем. Едва открылась
дверь, он посмотрел на Линду, желая
попрощаться с ней. И обнаружил, что
она стоит рядом с ним. Мягкая улыб
ка светилась на ее худом лице.
— Будешь спать? — спросила она.
— Да, — не без удивления ответил
он.
И. Харичев Будущее в подарок
— У тебя ни на что больше нет сил?
Эти слова стоили многого. Питер
многозначительно ухмыльнулся.
— Бегать за преступниками — нет.
А на коечто другое — найдутся.
Он отступил, давая ей возмож
ность пройти в то пространство, кото
рое временно принадлежало ему. Как
только она оказалась внутри, шагнул
следом и замкнул пространство, те
перь принадлежавшее им двоим.
— Я приму душ, — сказала она и
упорхнула в ванную.
Питер сел в кресло, уставился на
экран телевизора, но выдержать боль
ше минуты не смог. Скинув одежду,
он направился в ванную. Линда стоя
ла в кабинке под струями воды. Питер
отодвинул дверцу. Как прекрасно бы
ло ее тело, стройное, поджарое. Мож
но было подумать, что ей лет двадцать
с небольшим. Питер шагнул к ней,
обнял. Она ответила страстным поце
луем. Как прекрасен был миг едине
ния.
— Я так хотел этого… — прошептал
он.
— Я — тоже, — прозвучало в ответ.
Начатое в ванной, они продолжи
ли потом на постели. Ее прежние сло
ва оказались не пустым звуком — она
долго не давала ему заснуть. Хорошо,
что ему предложили явиться к двенад
цати. Иначе он не смог бы вести до
прос.
«Смогу я узнать правду? — размы
шлял Питер, направляясь к зданию
регионального отделения ВБР. — Кто
из них? Калныньш или Звиедрис?
Кто?.. — признаться, ему не хотелось
ни о ком думать плохо. Да и мысли его
тянуло совсем в другую сторону. —
Пятьдесят лет провалялся, и смог. Не
подкачал. Это же надо. Молодец…»
Его ждали.
— Господин Морефф, подними
тесь к заместителю начальника, —
сказал ему дежурный. — Господин
Риекстиньш просил передать вам, что
ему необходимо поговорить с вами.
Риекстиньш был достаточно моло
дым человеком приятной наружнос
ти, весьма учтивым. Он усадил Пите
ра в кресло.
— Мне сообщили о вашем жела
нии лично допросить арестованного
Лебедева. Я не против, но вы не наш
сотрудник. Надо соблюсти формаль
ности. По этом причине я прошу, что
бы в допросе принял участие инспек
тор Семенов.
— Ради Бога, — добродушно про
изнес Питер. — Пусть принимает уча
стие. Суд подтвердил наличие основа
ний для задержания?
— Да.
Семенов тоже оказался молодым
человеком, коренастым, большело
бым. Его внимательные голубые глаза
смотрели на Питера изучающе.
— Рад познакомиться. Много слы
шал о вас. — Рука у него была креп
кая. — Нам в первую комнату для до
просов.
Комната для допросов выглядела
как обычное помещение — без окна,
казавшегося зеркалом для находя
щихся внутри. Но Питер знал, что
здесь уйма телекамер, приборы, уста
навливающие состояние допрашивае
мого и отмечавшие ложь.
Они устроились по одну сторону
стола. Вскоре появился Лебедев, уста
ло сел на предназначенный для него
стул. Глядя перед собой, проворчал:
— Я старый человек. Я больше не
участвую в противоправных действи
ях. Зачем вы привезли меня сюда?
Питер смотрел на него безмятеж
ным взглядом.
— Вы помните покушение на со
трудника Интерпола пятьдесят лет
назад? Вы были за рулем машины, из
которой стреляли.
Помолчав, он глянул на Питера,
печально выдохнул:
— Помню… Когда я увидел по теле
визору, что вас воскресили, я сразу по
нял, что это плохо кончится для меня.
Начало обнадеживало.
— Вы должны рассказать, кто дал
приказание расправиться с господи
ном Моревым, кто стрелял, — ровным
голосом проговорил Семенов.
Последовала пауза. Лебедев уста
вился на стол. Потом поднял глаза.
— Приказание мы получили от Во
ла… Андрея Володина. Я и Толстый.
Ну… Сергей Самохин. Я был за рулем,
а он стрелял.
«ЗС»Фантастика №3,2006
41
«ЗС»Фантастика №3,2006
42
— Откуда вы узнали, как я выгля
жу, где проживаю?
— Сотрудник сказал. Местного
Интерпола. Латыш. У него фамилия
была… Зедрис, кажется.
— Может, Звиедрис? — подсказал
Питер.
— Да, Звиедрис.
— Он… был членом банды? — Как
трудно дались Питеру эти слова.
— Нет. Его захватили. Он не хо
тел говорить. Его били — не помог
ло. Тогда его какимито лекарства
ми напичкали. От которых человек
теряет контроль. После этого он
сказал.
Лебедев не лгал — индикатор све
тился зеленым светом.
— Что вы с ним сделали потом?
Лебедев хмуро молчал, пока не вы
давил чуть слышно:
— Убили… Но я не убивал. Его сам
Володин убил.
— А тело? Куда дели тело?
— Закопали в лесу. Под Слокой.
— Вы были при этом?
— Да. Меня заставили копать яму.
— Место вспомните?
— Не знаю. Столько лет прошло.
Может быть, вспомню. — Он посмот
рел на Питера грустными глазами. —
Я так и знал, что этим кончится. Как
только прошло сообщение о том, что
тебя воскресили. Что теперь со мной
будет?
— Это решит суд. Где Володин?
Где Самохин?
— Самохина убили вскоре после
этого в какойто разборке. А Володин
бежал. Думаю, что в Россию.
— Там находился тот, кто давал
ему указания?
— Да. Но я ничего не знаю. К это
му он нас не подпускал.
Питер перевел глаза на своего кол
легу.
— Пока у меня нет других вопро
сов. Завтра с утра поедем в Слоку. По
пробуем отыскать то место. Вы со
гласны?
Семенов кивнул в ответ.
Едва покинув комнату для допро
сов, Питер прямиком направился в
гостиницу.
Линда была в номере. Она подня
лась ему навстречу. Питер подошел к
ней, обнял, поцеловал.
— Выспалась?
— Да. Как прошел допрос?
— Нормально. Калныньш не был
связан с преступной группой. А Звие
дрис — жертва. Они его похитили,
пытали, а потом убили. Может быть
завтра удастся найти его останки…
Давай куданибудь сходим.
— Хорошо. — Как ласково звучал
ее голос. — Но сначала я свяжусь с
Фацио.
— Ради Бога, связывайся. — Сколь
игривым был его взгляд. — К нему я
тебя не ревную.
— Да? А к кому ревнуешь?
— Ко всем остальным мужчинам.
— Помоему, ты недооцениваешь
Фацио.
— Наоборот, доверяю. Начальству
надо доверять.
— А мне?
— До некоторой степени.
Она посмотрела на него с вызовом.
— Я всетаки сначала позвоню. А
потом разберусь с тобой.
— Разберись.
Едва полное лицо Фацио появи
лось на экране, Линда проговорила:
— Добрый день, господин Фацио.
Рада сообщить вам, что господину
Мореффу удалось получить ответ на
тот вопрос, который волновал вас. Я
даю ему трубку.
Едва Питер взяв видеомобильный,
он услышал:
— Приветствую вас, мой друг. Рас
скажите о ваших успехах.
Немного смутившись, Питер при
нялся рассказывать о событиях по
следних дней.
— Можно с уверенностью сказать,
что Калныньш не был связан с пре
ступной группой, — закончил он. —
А Звиедрис, к сожалению — жертва.
Его похитили, пытали, а потом уби
ли. Завтра мы постараемся найти его
останки.
Фацио кивнул, соглашаясь с его
словами.
— Я рад, что подозрения в отноше
нии Калныньша сняты. Сожалею о
судьбе Звиедриса. Если удастся найти
его останки, они должны быть преда
И. Харичев Будущее в подарок
ны земле с почестями. Сделаю все,
чтобы обеспечить это. Спасибо вам за
работу. Жду сообщений по завтраш
нему дню.
Едва экран погас, Линда сжала его
в тесных объятиях.
— Кто тут не доверяет мне? — про
шетали ее губы.
— Готов понести ответственность.
— Сейчас понесешь…
Она продолжала удивлять его сво
ей страстностью. Как ему было хоро
шо с этой женщиной. Он чувствовал,
что она успела стать для него близким
человеком. Он не забыл Марию, но
успел смириться с тем, что его жена
умерла, и умерла давно. Это было его
прошлое, а Линда успела стать его на
стоящим. А он — ее. И это невероятно
радовало Питера.
Глава 8.
На следующий день Питер с Лебе
девым и двумя оперативниками от
правился в Слоку. Линда поехала с
ними.
Служебная машина получила
распоряжение доставить их на окра
ину городка, туда, где начинался
лес, тянущийся вдоль моря. Выбрав
шись на эстакаду, машину вновь
промчавшись в сторону Взморья, на
Запад. Теперь Питер мог видеть то,
что располагалось по обе стороны
поднятого над поверхностью Земли
шоссе. Погода стояла прекрасная.
Спокойные, задумчивые пейзажи
открывались перед ним, частенько
их оживляли погруженные в зелень
здания.
Линда сидела рядом с ним на пе
реднем сиденье. Порой Питер смот
рел на нее, как бы невзначай. Он не
собирался афишировать их особые
отношения, но ему было приятно ви
деть ее поблизости, сознавать, что они
теперь связаны друг с другом.
Слока попрежнему оставалась ти
хим, небольшим городком, разве что
здания повсюду стояли современные
— жилые комплексы, не такие боль
шие, как в Париже или Риге, но, по
хоже, обеспечивающие их жителей
всеми нынешними удобствами и бла
гами.
Миновав городок, машина остано
вилась на опушке леса. Двери откры
лись. Питер вышел под яркое солнце.
Следом — оперативник, Лебедев и
второй оперативник. Линда восполь
зовалась другой дверью.
Лебедев долго смотрел по сторо
нам. Вслед за тем указал направо:
— Туда.
— Может, на машине подъедем? —
предложил Питер.
— Тут недалеко. — Метров через
десять он остановился, указал на мес
то под большой сосною. — Здесь.
Питеру показалось сомнитель
ным, что человек через пятьдесят лет с
такой легкостью нашел место захоро
нения, и где — в лесу! Там, где одно
дерево трудно отличить от другого.
— Вы не ошибаетесь? — спросил
Питер.
— Нет. — Лебедев был спокоен. —
Эти места мало изменились за про
шедшие полвека. И потом… я бывал
здесь несколько раз. Просто приез
жал…
Вернувшиеся к машине оператив
ники извлекли из багажника специ
ального робота на гусеницах, который
подъехал к указанному месту, при
нялся копать.
Лебедев указал правильное место.
Песчаный грунт неплохо сохранил те
ло. Это была мумия мужчины. Опера
тивники вызвали вертолет. Он по
явился минут через десять. Останки
были погружены в него с поручением
сопровождающему сразу по прибытии
отправить их в лабораторию — требо
валось провести генетический экс
прессанализ.
Лебедева повели к машине. Питер
нарочно отстал, придержав за руку
Линду. Когда дистанция стала доста
точной, он проговорил:
— Давай отдохнем в ближайшие
дни. Погода прекрасная. Позагораем,
покупаемся.
— Мы с тобой на службе. Надо по
лучить отпуск, потом отдыхать.
— Но хотя бы на выходные мы
имеем право?
— Имеем.
«ЗС»Фантастика №3,2006
43
«ЗС»Фантастика №3,2006
44
— Я хочу провести их на море.
— Проведем.
Когда они приехали в отделение
ВБР, анализ был готов. Останки дей
ствительно принадлежали Ивару Зви
едрису.
— Звони Фацио, — попросил Лин
ду Питер, едва они пришли в выде
ленную им комнату.
Видеомобильный связал их с на
чальником. Выслушав сообщение
Питера, Фацио деловито проговорил:
— Надо похоронить останки. Офи
циальная церемония пройдет после
завтра. Я дам соответствующие распо
ряжения. А вы найдите родственни
ков Звиедриса и согласуйте с мэрией
все вопросы… в расчете на участие в
церемонии руководства ВБР. — Фа
цио помолчал. — Ну вот, в давней ис
тории поставлена точка. Хотя неплохо
бы еще выяснить, куда подевался Во
лодин и к кому вели ниточки, тянув
шиеся в Москву.
— Это новое задание? — спросил
Питер.
— Это… просьба.
— Постараемся выполнить ее. Мы
можем отдохнуть несколько дней?
— Два. Можете отдохнуть два дня.
Всего доброго и спасибо за работу.
Экран погас, обозначая конец раз
говора.
— Два дня у нас есть. — Питер смо
трел на Линду с веселой улыбкой.
— Не расслабляйся. Нам еще мно
го надо сделать до этих двух дней, —
напомнила она.
Ближайшие обязанности распре
делили так: Питер связывается с руко
водством города, а Линда разыскивает
родственников Звиедриса.
Попытка связаться с мэром Риги
увенчалась успехом. Молодая, симпа
тичная секретарша, выяснив суть де
ла, тут же сказала:
— Соединяю с господином Нга
бой.
«Странная фамилия,» — подумал
Питер, глядя на появившуюся застав
ку — панораму Риги. Через несколько
мгновений на экране возникло негри
тянское лицо, которое подпирали бе
лый воротничок и синий галстук.
— Здравствуйте, господин Мо
рефф, — поанглийски приветливо
проговорил Нгаба. — Рад пообщаться
с вами. Разумеется, видел репортажи,
посвященные вашему… возвраще
нию. Чем могу быть вам полезен?
Питер кратко рассказал о том, что
удалось установить судьбу и найти ос
танки пропавшего полвека назад со
трудника Интерпола Ивара Звиедри
са, и поскольку он погиб при испол
нении обязанностей, заместитель ди
ректора ВБР Карло Фацио считает,
что Звиедриса надо похоронить со
всеми почестями.
— Я звоню к вам, чтобы решить
все вопросы, связанные с предстоя
щим погребением Звиедриса. Я зани
маюсь этим по поручению господина
Фацио.
Лицо Нгабы выражало участие.
— Это крайне важно — оказать по
чести герою, погибшему при защите
интересов общества. Сделаю все не
обходимое. Проведу голосование сре
ди жителей города. — Не стоит затягивать с погребе
нием.
Нгаба согласно кивнул.
— Да, конечно. Я проведу город
ской референдум сегодня же… Как
символично: возвращенный к жизни
герой восстанавливает справедли
вость и проясняет судьбу еще одного
героя.
— Я вовсе не герой.
— Не скромничайте, господин
Морефф. Жду вас в мэрии завтра в де
сять до полудня. Всего вам доброго.
Линде удалось найти жену, сына и
даже сестру Звиедриса. Вдова и сын
проживали в Монреале, а сестра — в
Риге. Линда переговорила с Имантом
— так звали сына. Его потрясло то,
что прояснилась наконец судьба отца.
Он собрался прилететь на погребение
вместе со своей матерью.
Пасмурное вечернее небо накры
вало город, когда Питер и Линда по
кинули здание отделения ВБР.
— Думаю, мы успеем немного про
гуляться до того, как начнется дождь.
— Питер внимательно разглядывал
облачность. — Ты не против?
— Я не против, — задумчиво про
говорила она.
И. Харичев Будущее в подарок
Неспешное перемещение прино
сило удовольствие. Питер смотрел по
сторонам — на здания, улицы, на де
ревья, скверики. Казалось, что устав
ший от дневных дел город отдыхал
вместе с ними.
Здесь, в старой части города, не
возможно было понять, какой сейчас
год. Ничто не мешало представить,
что сейчас начало двадцать первого
века. «Впрочем, нет, — подумал Пи
тер, — тогда не было таких машин, та
кой рекламы. Люди были одеты по
другому. Да и зачем представлять себя
в прошлом? Я живу теперь во второй
половине двадцать первого века. Это
данность. Я получил будущее в пода
рок. Только не знаю, за что? И какую
цену мне придется заплатить.»
Он посмотрел на стройную жен
щину, идущую рядом. Нежность ше
вельнулась в нем. Ему захотелось по
быстрее оказаться в гостинице. Но
прежде следовало перекусить.
— Помоему, самое время поужи
нать. Зайдем куданибудь?
Она кивнула в знак согласия.
Ближайший ресторан впустил их в
свое пространство, оформленное в
морской тематике. Линда заказала
форель, Питер последовал ее приме
ру. Выпили белого вина.
— Устала? — спросил Питер.
— Нет. — Линда медленно покача
ла головой из стороны в сторону.
Большой экран, закрепленный на
стене, показывал видеоклипы на мор
ские темы, негромкая музыка сопро
вождала их. Внезапно музыка стихла,
во всю ширь экрана появилось лицо
Нгабы.
— Уважаемые жители Риги, —
проговорил он порусски, — объявля
ется городской референдум по вопро
су о включении посмертно в число
почетных граждан города Ивара Звие
дриса. По мотивам голосования с по
зицией «за» выступлю я. Желающих
отстаивать позицию «против» не на
шлось.
Нгаба довольно бойко пересказал
все то, что услышал от Питера. После
этого началось голосование. Исполь
зуя пульты, сидевшие вокруг Питера и
Линды охотно изъявляли свою волю.
Через десять минут был оглашен ре
зультат: жители Риги единогласно
поддержали включение Звиедриса в
число почетных граждан города.
— Гладко все получилось, — про
комментировал с легкой улыбкой Пи
тер.
— Народ высказался, — тактично
заметила сидевшая напротив Линда.
Форель в сметанном соусе была
хороша. Белое аргентинское вино
прекрасно подходило к ней. Закончи
ли мороженным и кофе.
Когда они вышли на улицу, моро
сил мелкий настырный дождь. Зонт у
них отсутствовал. Питер поймал так
си, хотя ехать было совсем недалеко —
не хотелось мокнуть.
— Помоему, ты всетаки устала,
— сказал Питер, когда они зашли в
его номер.
Вместо ответа она шагнула к нему,
обняла. Ее поцелуй был не менее
страстным, чем в первый раз. Потом
она потянула его в сторону кровати…
Он ошибся — ей хватало еще сил.
На следующий день Питер и Лин
да приехали в мэрию. Они появились
в приемной ровно в десять. Симпа
тичная секретарша радостно сооб
щила:
— Вас ждут, господин Морев. Про
ходите.
Роберт Нгаба оказался невысокого
роста. Его пальцы крепко сжали ла
донь Питера. Потом он вопроситель
но посмотрел на Линду.
— Это доктор Андерсон, — пояс
нил Питер. — Мы — вместе.
— Очень приятно. — Нгаба широ
ко улыбался. — Рад, что вы пришли.
— Он указал на кресла по другую сто
рону стола. — Прошу сюда. Устраи
вайтесь.
Заняв место за столом, мэр до
вольно проговорил:
— Все в порядке. Господин Звиед
рис по итогам референдума стал по
четным гражданином Риги. Теперь
ничто не мешает похоронить его на
аллее почетных граждан города на
Центральном кладбище. — Мэр пере
шел на доверительный тон. — Про
блема лишь в том, что мы не имеем
соответствующего опыта. Похорон
«ЗС»Фантастика №3,2006
45
«ЗС»Фантастика №3,2006
46
почетных граждан давно уже не было.
Втроем они принялись обсуждать
церемонию погребения: где, когда,
что, в какой последовательности? Это
заняло более часа. Вслед за тем Нгаба
вызвал руководителей городских
служб. Участников совещания замет
но прибыло. Теперь вопросы прора
батывались до мелочей.
Документы совещания оказались
готовы сразу по завершении — об
этом позаботился электронный сек
ретарь. Линда моментально передала
их Фацио. Попрощавшись с мэром,
она и Питер покинули старое здание.
Остановились на ступенях.
— Чем займемся? — Питер благо
душно смотрел по сторонам.
— Едем в отделение, — уверенно
проговорила она. — Дел у нас хватает.
— Едем, — не слишком охотно со
гласился он.
Свободное такси послушно свер
нуло к ним, повинуясь вытянутой ру
ке. Открылась вверх широкая дверца.
Они забрались внутрь, Линда назвала
адрес. Такси тронулось. И в тот же
миг видеомобильный сообщил о же
лании связаться с ней. Линда извлек
ла его из кармана. Звонил Фацио.
— Спасибо. Все получил. Завтра на
церемонию прилетит ктото из руко
водства ВБР. Может быть и сам гос
подин Берджес. Он попытается вы
кроить время. — На его полном лице
проглянуло нечто лукавое. — Вы там
не забыли о моей просьбе.
Линда сдержанно усмехнулась.
— Разве можно забыть о ваших
просьбах, господин Фацио? Мы как
раз едем, чтобы начать заниматься
этой просьбой.
Фацио заулыбался:
— Рад, что вы помните. Всего доб
рого.
Экран погас. Питер с улыбкой по
косился на Линду.
— Мы хотя бы пообедаем?
— Да. В столовой.
Столовая располагалась в управле
нии. Обедать там было дешевле, чем в
ресторане, однако они с Линдой ходи
ли туда вовсе не из желания съэконо
мить — так обед занимал меньше вре
мени.
Потом они работали с Единым ар
хивом. Он был доступен со специаль
ных терминалов, расположенных в
отделениях ВБР, и ниоткуда более.
Так обеспечивалась конфиденциаль
ность данных, содержавшихся там.
Их интересовала любая информа
ция, касавшаяся фирмы «Балтикс
цельс» и ее партнеров в России, преж
де всего компании «Международные
перевозки», а также банка «Финанс
Гарантия». Кроме того, возможные
родственные и иные связи в России
Андрея Володина.
Выяснить удалось немногое. Фир
ма «Балтикс цельс» закрылась вскоре
после покушения на Питера. Причи
на — банкротство. Процветающая
фирма за короткий срок разорилась.
Банк «ФинансГарантия» сменил вла
дельца — Леонид Коган занялся поли
тикой. Какаянибудь новая информа
ция по России отсутствовала.
— Будем искать в Москве, — под
вел итог Питер.
— Надеюсь, там чтото осталось. —
Линда невесело усмехнулась.
— Чтото осталось. Вопрос в том,
как это найти. — Он смотрел на нее
веселыми глазами. — Уже поздно. Те
бе пора отдыхать. Идем в гостиницу.
— Спасибо за заботу, — с игривой
вежливостью проговорила она.
Поужинав, они вновь уединились
в номере Питера. Но заснули раньше,
чем в прежние дни.
Вдова и сын Звиедриса приехали
рано — Питер увидел их, как только
они с Линдой появились в мэрии. Он
не знал родственников погибшего
коллеги, он догадался: кем еще могли
быть пожилая женщина в черном и
строго одетый мужчина? Когда Питер
обратился к ним, получил подтверж
дение своей правоты. Он представил
ся, проговорил те слова, которые
только и можно было сказать в дан
ной ситуации:
— Мне очень жаль. — Он говорил
поанглийски. — Приношу вам ис
кренние соболезнования. Ивар был
прекрасным работником и хорошим
человеком. Простите, что не смогли
уберечь его тогда.
— Спасибо, — устало произнесла
И. Харичев Будущее в подарок
вдова порусски, глядя на него запла
канными глазами. — Я знаю, что Ива
ра нашли благодаря вам. Вы вернули
ему честное имя. Спасибо.
Траурная церемония началась на
чалась в десять. Закрытый гроб был
выставлен в церемониальном зале мэ
рии. Попрощаться пришли известные
в Риге и на территории Балтии люди,
обычные горожане. В начале двенад
цатого Питер увидел Зайделя, окру
женного телекорреспондентами. Уви
дев Питера, министр прямиком на
правился к нему. Поприветствовал,
энергично пожал руку.
— Вы приехали на похороны? —
осторожно удивился Питер.
— Да. Это новость мирового уров
ня. Его звали Зведрис?
— Звиедрис. Ивар Звиедрис.
— Прекрасно. Давайте мы скажем
о нем мировой общественности. —
Зайдель посмотрел на Линду. — Изви
ните, но я попросил бы вас отойти. —
Он опять повернулся к телекоррес
пондентам. — Гроб на нашем фоне
виден?
— Виден, — раздалось в ответ.
Линда отошла в сторону, а коррес
поненты и операторы выстроились
тесной кучкой. Съемка началась. Зай
дель чрезвычайно бойко затараторил:
— Возвращенный к жизни герой
восстанавливает справедливость. Ста
раниями Питера Мореффа, о котором
вы уже знаете, выяснена судьба и най
дено тело еще одного героя, погибше
го полвека назад. Его имя — Ивар
Звиедрис. Он погиб от рук преступни
ков. Это произошло в Риге. Сегодня в
этом крупном городе самоуправляе
мой территории Балтия проходят по
хороны Ивара Звиедриса. Земляне
чтут память тех, кто отдал свою
жизнь, защищая безопасность и по
кой граждан. Вы видите гроб с телом
героя, а рядом — безутешную вдову. Я
прошу сказать о коллеге Питера Мо
реффа.
Питер почемуто смутился, заго
ворил, с трудом подбирая слова:
— С Иваром Звиедрисом мы рабо
тали вместе перед тем, как он погиб, а
меня тоже едва не убили. Это сделали
члены преступной международной
группы. Ивар был хорошим челове
ком. Он отдал свою жизнь, защищая
правопорядок и граждан.
Питер хотел продолжить, но Зай
дель опередил его:
— Спасибо, господин Морефф. —
И уже в сторону камер. — Мы пока
жем вам всю церемонию похорон ге
роя. До новых включений.
Секунда, и Зайдель упорхнул, ута
щив за собой телекорреспондентов.
Накануне двенадцати в зал вошла
группа людей в официальной одежде.
Питер не удивился, увидев среди них
Калныньша Зайдель тоже был там.
Немного постояв у гроба, эти важные
люди направились к выходу, и тотчас
четыре солдата в незнакомой Питеру
форме подняли гроб, понесли его
вслед за ушедшими. Вдова, сын и еще
несколько мужчин и женщин шли
следом.
Черный старомодный катафалк
принял гроб в свое стеклянное нутро.
Родственники, важные люди, прочие
граждане расселись по машинам. По
хоронная процессия отправилась по
улицам Риги к Центральному кладби
щу.
Питер и Линда ехали на машине
управления.
— Что это за солдаты? — спросил
Питер.
— Они служат в войсках по под
держанию правопорядка, — приня
лась объяснять Линда. — Это аналог
внутренних войск, какие были в нача
ле века. Еще есть войска защиты Зем
ли, которые занимаются внешними
угрозами, ничаная от метеоритной и
кометной опасности и заканчивая по
тенциальной опасностью нападения
инопланетян.
Питер оживился.
— Их уже удалось отыскать? Ино
планетян.
— Есть некоторые проявления их
деятельности. Но в контакт с ними
пока что вступить не удалось.
— Они угрожают Земле?
— Мы не располагаем такими фак
тами.
У входа на кладбище гроб покинул
катафалк — его опять взяли на плечи
солдаты. Другие, которые выстрои
«ЗС»Фантастика №3,2006
47
«ЗС»Фантастика №3,2006
48
лись впереди, несли венки. Родствен
ники шли за гробом, вслед за ними —
важные люди, за которыми тянулись
обычные граждане. Питер и Линда
находились в последней части шест
вия.
У горки свежевырытой земли сол
даты поставили гроб на постамент.
Процессия сгрудилась вокруг него.
Настало время слов. Первым высту
пил директор ВБР Джон Берджес,
высокий, с небольшим, хмурым ли
цом. Он говорил о прекрасных тра
дициях, которые закладывались еще
в Интерполе стараниями и делами
таких людей, как Ивар Звиедрис.
«Долг превыше всего. Господин Зви
едрис доказал это своей жизнью, дав
пример для нынешних сотрудников
ВБР,» — закончил Берджес. Вторым
взял слово министр информации
Курт Зайдель. Ему казалось важным
восстановление справедливости: вы
яснена судьба и найдено тело героя,
защищавшего покой граждан и по
гибшего полвека назад от рук пре
ступников. Третьим обратился к при
сутствующим Нгаба, сообщивший о
чувстве благодарности жителей Риги
к Ивару Звиедрису, что проявилось и
в итогах голосования по вопросу о
присвоении герою звания почетного
гражданина города. Потом как дав
ний коллега покойного выступил
Калныньш. Было видно, что он вол
нуется, говоря о Звиедрисе.
После этого дубовый гроб плавно
опустился вниз. Родственники и
большие люди совками начали брать
землю из горки, бросать в могилу. Бы
ло слышно, как она падает на крышку
гроба. Вслед за тем все желающие
проделали это. Питер и Линда присо
единились к ним. Потом за дело взя
лись кладбищенские служащие. Мо
гила приняла обычный вид. И тогда
линейка солдат с автоматами произ
вела три залпа.
Участники церемонии потянулись
к выходу, оставляя у могилы родст
венников. И тут к Питеру подошел
Калныньш, протянул руку.
— Спасибо, что вы помогли найти
Ивара, прояснили его судьбу. Все
прошедшие годы я надеялся на это. И
дождался. Благодаря вам. Спасибо…
— Его лицо приняло озабоченный
вид. — Да, Питер, у меня для вас кое
что есть.
Он достал из кармана и протянул
свернутый листок бумаги. Питер от
крыл — там был записан московский
адрес.
— Что это? — растерянно спросил
Питер.
— Адрес вашей дочери.
Питер опешил — вот так, совер
шенно неожиданно, получить то, что
он уже отчаялся получить.
— Спасибо… — Он посмотрел на
Калныньша взволнованным взгля
дом. — Скажите, Линард… она прохо
дит по вашему департаменту?
— Нет. Но она среди тех, кто со
ставляет группу риска. Мы работаем с
ними… в плане профилактики. —
Калныньш помолчал. — Это должно
остаться между нами. — Тут он значи
тельно посмотрел на Линду, как бы
говоря: Вас, милая дама, это тоже ка
сается.
— А в первый раз, когда мы гово
рили о Виктории, вы о ней… ничего
не знали? — с некоторым смущением
спросил Питер.
— Нет… Простите, мне пора. Там,
у входа, Берджеса и меня ожидает вер
толет. Слишком много дел в Париже.
До свидания.
Он пожал руку Питеру, учтиво
кивнул Линде и направился бодрым
шагом туда, где аллея упиралась в
сводчатые кирпичные ворота.
Питер посмотрел на Линду с вино
ватой улыбкой:
— Ты не против, если мы не будем
отдыхать два дня, а сегодня же отпра
вимся в Москву?
— Не против, — спокойно прого
ворила она. — В данной ситуации дру
гого варианта нет.
Глава 9.
В Москве их ждали. Дежурный от
деления ВБР по самоуправляемой
территории Россия помог им посе
литься в служебной гостинице, кото
рая располагалась на верхних этажах
И. Харичев Будущее в подарок
весьма высокого здания. Им выдели
ли два номера.
Бросив на диван вещи, Питер тот
час подошел к окну. Ему открылся
прекрасный вид: громады жилых ком
плексов, а между ними — построен
ные в прежние времена здания, вдале
ке виднелось острие телевизионной
башни, которую Питер видел еще в
прошлый приезд. Солнце, висевшее у
горизонта, придавало небу легкомыс
ленный вид.
Он повернулся к роботугорнич
ной, стоявшему в ожидании распоря
жений.
— Как называется улица, на кото
рой находится это здание?
— Люсиновская.
— До Кремля отсюда идти долго?
— Не понимаю вопроса. Если дол
го идти, следует воспользоваться слу
жебным или общественным транс
портом.
Питер усмехнулся.
— Далеко отсюда до Кремля?
— Два километра четыреста шесть
десят метров. Посмотрите карту.
На экране вместо непременного
сериала, идущего без звука, появилась
карта города. Пунктиром высветился
наиболее близкий путь до Кремля: по
Люсиновской, через площадь, потом
по Пятницкой, через мост, потом ле
вее и на большой мост. Запомнить
было несложно.
— А где Подольская улица? — ос
торожно произнес Питер.
— На окраине Москвы. Но это не
желательный для посещения район.
Там живут асоциальные элементы.
Карта сменилась, как и ее мас
штаб. Высветилось нынешнее место
нахождение Питера и точка на самом
юге, потом отмеченное место увели
чилось, проявилось переплетение
улиц, одна из которых, идущая парал
лельно, обозначилась мигающей гра
ницей. «Подольская», — сообщила
надпись.
— Как сохранить эту часть карты?
— спросил Питер.
— Все это должно быть в вашем
видеомобильном. Дайте указание, и
он вам покажет. Вам чтото еще нуж
но?
— Нет.
— Я могу удалиться?
— Да.
— Если чтонибудь понадобится,
позовите меня.
Питер оставался у окна. Перед ним
раскинулся город, столь важный для
человека, имеющего русскую кровь.
Москва. Долгие годы — столица рус
ского государства. Теперь — само
управляемой территории Россия. Да
леко не единственной в нынешнем
мире самоуправляемой территории,
где первым языком был русский. Но
самой русской по истории и культуре.
Здесь теперь жила его дочь. Хотя и в
какомто странном месте.
Раздался приятный перелив звон
ка, Питер подошел к двери, открыл.
Перед ним стояла Линда. Он шагнул в
сторону, пропуская ее.
— Что ты намерен делать? — спро
сила она.
— Думаю, не стоит ехать к ней на
ночь глядя. — Он помолчал. — Ты не
против того, чтобы прогуляться?
— Не против.
Когда остановились у двери лифта,
Питер негромко произнес:
— Может, скажем, что нам хватит
одного номера?
— Не спеши, — так же тихо отве
тила она.
Бойкий лифт унес их туда, где
можно было покинуть здание. Выйдя
на улицу, Питер повернул направо.
— Куда мы идем? — поинтересова
лась Линда.
— К Кремлю.
— Ты знаешь дорогу?
Питер глянул на нее загадочно.
— Знаю… — Тут он лучезарно
улыбнулся. — Посмотрел карту. Идти
не много, но и не мало. Скажи, когда
устанешь. Тогда мы возьмем такси.
Они двинулись вдоль улицы. На
ней было много зелени — большие де
ревья, а меж ними кустарник и густая
подстриженная трава на газонах. Пи
тер подумал, что здесь удивительно
свежий воздух.
— Скажи, важна ли нынешним
людям их национальность? — спро
сил он.
— В гораздо меньшей степени, чем
«ЗС»Фантастика №3,2006
49
«ЗС»Фантастика №3,2006
50
раньше. Но есть и такие, кому важна.
— За что должен держаться тот,
кому ему важна его национальность?
Она задумалась на секунду.
— За язык, за традиции, за свою
историю. Но двадцать первый век все
более перемешивает традиции, урав
нивает историю. Остается язык. Од
нако современный человек сносно го
ворит на четырехпяти языках. Вывод
делай сам.
Питер помолчал, потом глянул на
Линду.
— А тебе важно твое скандинав
ское происхождение?
— Я знаю нашу историю, говорю
на шведском, норвежском, датском
языках. Но замуж вышла за русского…
— Она вздохнула. — И, кажется,
опять.
— Я наполовину англичанин, —
возразил Питер.
Она медленно покачала головой из
стороны в сторону.
— Ты русский, выросший в Анг
лии.
Он не стал спорить.
У Линды хватило сил дойти до
Кремля. Они прогулялись по Красной
площади. На этот раз Питер не увидел
на прежнем месте мавзолея, что пора
довало его. Потом через Спасскую
башню они прошли внутрь простран
ства, огражденного высокой кирпич
ной стеной.
Кремль находился в прекрасном
состоянии. Более того, Питеру понра
вилось, что теперь здесь музей — ког
да он приезжал в Москву прежде,
Кремль был закрытой зоной, террито
рией, на которой располагалась феде
ральная власть, и граждан пускали ту
да не всюду и не всегда. Поздним ве
чером их точно не пустили бы.
Когда они вернулись на такси в
гостиницу, совсем стемнело. Робот—
горничная встретил их в коридоре.
— Добрый вечер, — проговорил
он. — Если вам чтонибудь надо, я к
вашим услугам.
— Спасибо, ничего не надо. — по
спешил заверить его Питер.
Дождавшись, когда робот скроется
за дверью своего помещения, они
юркнули в номер Питера.
Утром, когда они лежали рядом,
собираясь вскоре подняться, он спро
сил:
— Ты поедешь со мной?
— Думаю, в этом нет необходимо
сти, — доброжелательно сказала она.
— Лишние тут ни к чему. Езжай один.
А я займусь нашими делами. Когда
сможешь, присоединишься ко мне.
Он подумал, что так и стоит посту
пить.
— Пора. — Питер резким движе
нием сел, опустил ноги на пол, под
нялся. Надо было сделать зарядку,
принять душ и побриться.
Завтракали они в номере. Робот
привез им все, что они попросили: ов
сяной каши и тостов для Питера, яич
ницу для Линды, а еще приличного
кофе со свежими булочками.
Расстались в лифте — Линда вы
шла на одном из служебных этажей, а
Питер поехал ниже. В холле он тотчас
направился на улицу. Поймав такси,
назвал адрес.
— Господин знает, что это зона
высокого риска, где живут асоциаль
ные элементы? — спросил компью
терводитель.
— Господин знает.
Дверь закрылась, такси тронулось.
Питер хотел взять с собой писто
лет. На всякий случай. Ему казалось,
что Виктории может потребоваться
защита. Но потом он передумал —
ехать к дочери с пистолетом по мень
шей мере странно. Пусть даже и в та
кой особый район Москвы.
Поначалу он видел привычный го
родской пейзаж за пределами истори
ческого центра: уходящие к небу жи
лые комплексы, а между ними — са
мое достойное из того, что было пост
роено прежде, и обилие зелени. По
том начался район исключительно
старых построек, среди них было
много запущенных зданий. Повернув
несколько раз, автомобиль остано
вился посреди вполне приличных зда
ний, построенных из желтого кирпи
ча. Дверь открылась. Питер вышел на
улицу.
Пока он высматривал нужный ему
дом, автомобиль уехал. Питер напра
вился к тому зданию, которое было
И. Харичев Будущее в подарок
ближе. И тут он увидел тройку муж
чин, идущую быстрым шагом напере
рез ему. Неприятное ощущение воз
никло в нем.
Это были молодые парни с реши
тельными лицами, хмурыми, но не
развязными, не наглыми.
— Кто ты и что тебе здесь надо? —
прозвучало, как только Питер и трой
ка сошлись.
— Я ищу свою дочь. — Он старался
говорить как можно спокойнее.
— А что с ней случилось? Она сбе
жала?
— Нет. Она живет в этом доме.
Они смотрели на него с явным по
дозрением. Говорил один из них, са
мый бойкий.
— А ты из этих, чипованных?
— Да, у меня есть чип.
— Примерный гражданин?
— Думаю, это определяется не чи
пом.
— Чем же тогда?
Питер подумал, что их дискуссия
по меньше мере странная — он при
ехал сюда вовсе не для этого.
— Ребята, я приехал к дочери. Что
вы от меня хотите?
— Мы из отряда самообороны. Мы
охраняем здесь порядок.
— Чем я могу его нарушить?
Этот вопрос потребовал от лидера
тройки некоторых размышлений.
— А может она не хочет видеть те
бя. А ты ее преследуешь.
Питер невесело усмехнулся.
— Пятьдесят лет назад меня чуть
не убили. Ей тогда было семь. Все эти
годы я находился в коме. Лишь недав
но пришел в себя… Она не знает, что я
жив. Я хочу видеть ее.
Рассказ подействовал.
— Как ее зовут?
— Виктория. Нынешнюю фами
лию не знаю. А раньше у нее была моя
— Морева. Она живет в этом доме, в
двадцать первой квартире.
— Мы ее знаем. Она — секретарь
Совета самоуправления. У нас ее зо
вут Вика Англичанка. Или просто Ан
гличанка. — Некоторое смущение бы
ло в его взгляде. — Вы выглядите как
примерный гражданин. Здесь такие
редко появляются. Вот мы и подошли.
А другой парень добавил:
— Мы не бандиты. Мы сами здесь
поддерживаем порядок.
Питер слабо кивнул в ответ.
Автоматический открыватель на
двери отсутствовал. В подъезде было
чисто, но лифт не работал. Питер на
шел лестницу, поднялся по ней на
третий этаж. У него колотилось серд
це. Вот нужная ему дверь. Он не сразу
нажал на допотопный звонок. Зачем
то немного выждал.
У нее было немолодое, но и не ста
рое лицо, похожее на лицо Марии, и
не похожее. Женщина смотрела на
него с легким удивлением.
— Вам кого?
— Здравствуй, Виктория, — с тру
дом выговорил он.
Взгляд стал еще более удивлен
ным.
— Простите, вы кто?
— Я — твой отец.
Он видел, что она в это не могла
поверить. Взгляд стал жестким.
— Мой отец умер много лет назад.
Она собралась закрыть дверь, и
потому он быстро проговорил:
— Я не умер, я был в коме. Недав
но меня вывели из нее. Вернули к
жизни. Об этом сообщали… по теле
визору.
Она смотрела на него в задумчиво
сти, как бы решая, верить или нет?
Потом кинулась к нему, обняла.
— Папа, — шептали ее губы. — Па
па.
Так они стояли, пока дочь не отпу
стила его.
— Идем. — Она улыбалась, но сле
зы наполняли ее глаза.
Он вошел в то жилище, в котором
обитала его дочь. Убранство квартиры
было старомодным, похожим на то,
что Питер видел в начале века, да и са
ма квартира была недостаточно про
сторной. В гостиной, куда они вошли,
стоял на тумбе старый телевизор, но и
он оказался выключенным.
Она усадила Питера на диван, села
рядом, неотступно глядя на него.
— Расскажи мне все про себя, —
попросила она. — Я хочу знать все.
Питер начал с того, что произошло
в Риге полвека назад, потом перешел
«ЗС»Фантастика №3,2006
51
«ЗС»Фантастика №3,2006
52
к своему воскрешению и последую
щим событиям: поведал о том, как он
возвращался к жизни, потом о полу
чении квартиры в Париже и должнос
ти в ВБР, о поездке в Ригу и всем, что
произошло там, о вчерашнем приезде
в Москву.
Рассказывая, он никак не мог
свыкнуться с мыслью, что перед ним
его дочь — слишком прудно было по
верить в превращение девочки, кото
рую он помнил, в немолодую женщи
ну, сидевшую рядом с ним.
Разумеется, он не стал упоминать
о своих особых отношениях с Линдой
и о просьбе Фацио разыскать следы
Андрея Володина, однако не скрыл,
что адрес Виктории ему предоставил
Калныньш. Услышав об этом, Викто
рия усмехнулась:
— Мы знаем, что ВБР следит за на
ми.
— ВБР обязана обеспечивать пра
вопорядок, — заметил Питер.
— Да. Но разве можно считать асо
циальным элементом каждого, кто не
захотел вживлять себе чип? Разве
можно превращать нас в людей второ
го сорта, к которым нет доверия?
Питер не готов был говорить на эту
тему. Ему хотелось поскорее узнать,
как сложилась жизнь дочери.
— Рассказывай, как ты жила эти
пятьдесят лет.
— Поразному, — уклончиво про
говорила она.
— Давайдавай, в подробностях.
Для меня все важно.
Она помолчала, ее лицо стало со
средоточенным.
— После того, как тебя… чуть не
убили, мы с мамой вернулись в Лон
дон. Жили у бабушки. Я пошла в шко
лу, когда закончила, поступила в Окс
фордский университет, в колледж
церкви Христа.
— Подожди, — прервал ее Питер.
— Мне говорили, что ты училась в
Сорбонне.
Изобразив недоумение, она пока
чала головой из стороны в сторону.
— Не было такого. Я училась в Ок
сфорде, в колледже Христа… Специа
лизировалась на русском, английском
и французском языках. Мечтала стать
известным литературным переводчи
ком. Там, в колледже, я встретила То
маса, моего первого мужа. Он учился
на менеджера, был рослым, краси
вым, увлекался греблей. Мы пожени
лись на последнем курсе. После окон
чания университета поехали в Манче
стер, где Томасу предложили работу.
А я не была привязана к месту. Я бра
ла задания в издательствах и могла пе
реводить, где хотела. Меня поджима
ли только сроки. По выходным езди
ли с Томасом по острову или приез
жали в Лондон. Мы были довольны.
Так продолжалось два года. Потом
разболелась мама. У нее обнаружили
рак. Я вынуждена была перебраться в
Лондон. Теперь мы с Томасом виде
лись только на выходные, и не каж
дую неделю. Маме было все хуже. Ба
бушка не справлялась одна. Я не зара
батывала тогда столько, чтобы нанять
сиделку. А пенсия от Интерпола ухо
дила на лечение. Маме сделали две
операции. Но остановить болезнь не
удалось. Вскоре она умерла. После
похорон я вернулась в Манчестер. Но
оказалось, что мой муж за год раздель
ной жизни успел найти себе другую
любовь. А я так была измотана болез
нью мамы, что даже не восприняла
это как трагедию. Мы развелись, и я
вернулась в Лондон.
К тому времени я успела неплохо
зарекомендовать себя в издательствах,
получала хорошие заказы, да и време
ни для работы у меня стало больше.
Так что я по уши погрузилась в тексты
и провела за этим делом почти полто
ра года. Я старалась отвлечься от со
бытий, связанных со смертью мамы,
от развода. В какойто момент почув
ствовала: перетрудилась, вымоталась.
Надо отдохнуть. И поехала в Испа
нию, в Коста Дель Соль, к теплому
морю. Там я встретила Пабло, кото
рый стал моим вторым мужем. — Она
усмехнулась, невесело, но и не слиш
ком печально. — Наш брак был не
долгим, но бурным. Я родила моего
первого ребенка. Эмилию. Она уже
давно выросла, сейчас живет в Копен
гагене, работает художникомофор
мителем. Третий раз я вышла замуж
пять лет спустя. Мой третий муж —
И. Харичев Будущее в подарок
Андрей Пименов, писатель из России.
Я с ним познакомилась, потому что
перевела его роман. И поскольку эта
книга получила престижную премию,
ему захотелось встретиться со мной.
Когда он приехал в Англию, разыскал
меня. Тогда мы только познакоми
лись, начали поддерживать постоян
ный контакт. Я перевела еще несколь
ко его книг. Мы не раз увиделись на
международных мероприятиях. По
том он приехал и предложил выйти за
него замуж. Этот роман развивался
медленнее всего, но был самым дол
гим. Я родила ему двух сыновей…
Она замолчала.
— Вы всетаки развелись? — поин
тересовался Питер.
Она медленно покачала головой.
— Андрей умер. Он был старше ме
ня на восемнадцать лет. Но дело ни в
этом. Он отказался от операции.
— У вас не было денег?
— Деньги были. Но он не захотел
ее делать. Он считал, что все должно
идти так, как предопределено для
каждого человека изначально.
— А где же твои сыновья?
— На работе. Они здесь работают.
Старший, Петр — учителем, а млад
ший, Владимир — в самообороне.
— Оба живут с тобой? — осторож
но спросил Питер.
— Нет. У старшего своя семья. Он
живет неподалеку отсюда. У них ребе
нок. Мой внук. Я — бабушка. А ты —
продедушка.
Ласковая улыбка поместилась на
лице Питера. Он подумал, что непло
хо бы увидеть внуков и правнука. Тут
он посмотрел на Викторию.
— А ты чем занята?
— Я — один из руководителей Со
вета самоуправления этой особой тер
ритории. Здесь живут люди, отверга
ющие имплантацию чипов. Люди, не
желающие быть все время под кон
тролем, когда про любого в любой мо
мент известно, где он, с кем, как себя
чувствует, что говорит, просто лежит
или занимается любовью. Здесь про
странство, свободное от чипов. Мы
живем так, как хотим. Это приятно.
Вместе с тем, это создает многие про
блемы. Покупать в обычных магази
нах мы не можем — там для того, что
бы снять с личного счета деньги за по
купку, сначала определяют личность
покупателя. Нас невозможно опреде
лить, робот не пустит нас в магазин.
Мы не можем воспользоваться такси,
скорой помощью. Поэтому здесь мы
наладили иную, чем на всей террито
рии Землю, жизнь. Здесь все рассчи
тано на отсутствие чипа. Здесь мы мо
жем жить комфортно. Вот и все. А они
утверждают, что здесь — асоциальная
территория, зона повышенной опас
ности.
— А сколько здесь живет народу?
— Около двух миллионов человек.
— Около двух миллионов?..
Питер помолчал, пребывая в неко
тором недоумении. Потом прогово
рил с достаточной долей тактичности:
— Но преступникам действитель
но проще прятаться здесь, чем где бы
то ни было.
— Мы делаем все, чтобы не дать им
такой возможности, — жестко отреза
ла Виктория.
Питер подумал, что необходимо
как можно скорее сменить тему. Ог
лядевшись, он сказал:
— У тебя нет роботадомохозяйки?
Почему?
— Обхожусь и так.
— Он серьезно упрощает жизнь.
Она смутилась.
— Робот дорого стоит. У меня нет
таких денег. А в рассрочку нам товары
не дают. — Сообщив это без всякого
сожаления, она глянула на часы,
всплеснула руками. — Уже три. Ты,
наверно, кушать хочешь. Давай я тебя
покормлю.
— С удовольствием пообедаю с то
бой.
Она поднялась, и тут прозвучал
звонок видеомобильного. Вытащив
трубку, Питер увидел на экране лицо
Линды.
— У тебя все в порядке? — спроси
ла она.
— Да.
— Ты нашел Викторию?
— Нашел.
— Я рада.
— Линда, надеюсь, ты понимаешь,
что быстро я не освобожусь?
«ЗС»Фантастика №3,2006
53
«ЗС»Фантастика №3,2006
54
— Понимаю.
— Поработай сегодня одна.
— Уже работаю.
— Чтонибудь есть?
— Пока что нет.
— До свидания.
Он спрятал видеомобильный.
— Кто это?
— Моя напарница. Мы вместе рас
следуем одно дело.
Она усмехнулась.
— Может, тебе надо было выйти на
пенсию?
— Ни в коем случае. Для меня этих
пятидесяти лет не было. Эффект быс
трого старения современные препара
ты устраняют. Мне попрежнему чуть
больше тридцати. У меня уйма энер
гии. Я хочу работать.
Он произнес эти слова с неверо
ятным воодушевлением, а потом по
думал — нехорошо получилось. Сво
ей страстной речью он подчеркнул
то, что Виктория фактически старше
его.
— Господи, поверить не могу. Не
ужели это ты? — Она смотрела на не
го с тихой улыбкой, делавшей ее так
похожей на Марию. — Идем в кухню.
Конечно, если ты хочешь, я накрою в
гостиной. За неимением столовой. Но
ты в России. А русские любят есть в
кухне.
Питер беззаботно рассмеялся.
— Ради Бога. Никаких проблем.
Чуть позже он сидел у окна за сто
лом, смотрел, как дочь разогревает
еду, накрывает на стол. Кухня была не
слишком просторная, но и не тесная.
Важная часть пространства ее обита
ния.
— Ты привыкла жить в России?
— Еще бы. Я живу здесь тридцать
лет. Я стала частью этого мира. — Она
поставила очередную тарелку. — Вина
выпьем?
— Выпьем. — Он выразительно
кивнул в знак согласия.
Появилась бутылка вина. Питер
взял ее в руки.
— Чилийское?
— Да. Сейчас практически все ви
но производится в Чили и Аргентине.
А в Европе виноградников почти не
осталось. Во Франции производят
лишь эксклюзив. Мизерными партия
ми. Это очень дорого стоит.
Шум открывающейся двери до
несся из прихожей. Питер напрягся —
кого он сейчас увидит? Несколько се
кунд спустя в кухне появился парень,
худой, быстрый, черноволосый, похо
жий чертами лица на Викторию. Уви
дев Питера, удивленно остановился.
— Мам, пообедать найдется, —
проговорил он в некоторой озадачен
ности.
— Найдется. Володя, познакомь
ся, это мой папа, твой дед. Зовут его
Петр.
Парень совсем опешил.
— Ты говорила… он погиб.
— Я так думала. И, как выясни
лось, ошибалась. Папа все эти годы
лежал в коме. И только недавно врачи
нашли способ вернуть его к жизни.
Лицо парня отражало недоверие.
Он весьма нерешительно подошел к
Питеру, протянул руку. Питер под
нялся, не сводя с внука глаз.
— Владимир. — Пожатие было ос
торожным.
— Питер. — Мягкая улыбка устро
илась на его лице. — А можно —
Пётр… Ты не удивляйся, что я на тебя
так смотрю. Я еще не привык к тому,
что у меня такой большой внук. Я и
маму твою с трудом воспринимаю та
кой взрослой. Я помню ее семилет
ней.
Парень изобразил некоторое по
нимание.
— Ну что вы стоите? Садитесь, —
добродушно проговорила Виктория.
Едва устроились за столом, Питер
налил вина в бокалы.
— Давайте выпьем за нашу встре
чу, — предложил он.
Вино было неплохим. Еда — вкус
ной. Виктория умела готовить.
Питеру захотелось разговорить
внука.
— Так у вас живет около двух мил
лионов? — Он смотрел на Владимира.
— Это русские?
— Не только. К нам приехали со
всего мира те, кому дороги наши иде
алы. Мы — интеллектуальная оппози
ция. Мы бросили вызов диктатуре
большинства. — С каким воодушевле
И. Харичев Будущее в подарок
нием он говорил. — Самая демокра
тичная диктатура — диктатура боль
шинства. Все, что не нужно большин
ству, не существует, не имеет права на
жизнь. Это касается всего — быта, ис
кусства, науки. Всего, что обеспечи
вает существование людей.
— Это хорошо, что вы привержены
определенным идеалам, — рассуди
тельно заметил Питер. — Но так вы
противопоставляете себя остальному
населению Земли. Причем, большей
его части.
— Когданибудь они поймут, что
были неправы.
Питеру нравилась бурная реакция
внука. Поэтому он продолжил:
— А достижения цивилизации? Вы
лишены их.
— Свобода стоит дороже.
— Свобода хороша для молодых,
для полных сил. Но как обеспечить
достойные условия жизни детям, ста
рикам?
— А вы думаете, мы не стараемся?
Мы даже производство развиваем.
— Какое? — удивился Питер.
— Стараемся производить то, что
нужно нам.
— Но все вы не сможете произвес
ти.
— Для этого мы производим то,
что нужно им.
— А что вы можете им предло
жить? — в запале спросил Питер.
Наступила тишина, потом прозву
чал голос Виктории.
— Здесь расположены вредные
производства.
«Вот почему всемирное правитель
ство допускает существование этой
зоны. Особой территории, — подумал
Питер. — Скорее всего, не одной.»
— Еще подобные особые террито
рии есть? — Он внимательно смотрел
на Викторию.
— Есть. В США, в Калифорнии. А
еще — на месте бывшей Венесуэлы.
Питер не стал ничего комментиро
вать. Ему не хотелось расстраивать
внука, а Виктория, похоже, сама все
понимала.
Пауза несколько затянулась. Тут
Виктория подняла бокал.
— Я хочу выпить за тебя, папа.
Три бокала соприкоснулись над
столом.
Когда обед закончился, Виктория
сообщила:
— Папа, я отправляюсь на работу,
а Владимир покажет тебе нашу терри
торию. Вечером приедет Петр с же
ной, поужинаем в семейном кругу.
Ночуешь ты у нас. Мы тебя в гости
ной положим. А утром поедешь по
своим делам. Хорошо?
Питер спокойно кивнул в знак со
гласия.
Передвигались по особой террито
рии на старых автомобилях, какие
Питер видел в далеком прошлом. Хо
тя они ездили не на бензине, а на во
дороде. И потому двигатели не чади
ли. Никаких роботов — машиной уп
равлял тот, кто сидел за рулем. На
больших улицах движение было весь
ма оживленное. Питер не без удивле
ния отметил, что водители соблюдают
правила движения.
«Надо же. Пятьдесят лет назад
Россия славилась беспардонным по
ведением автомобилистов на доро
гах,» — размышлял Питер.
— Мы живем на Севере нашей
особой территории. — Владимир по
сматривал на него, управляя маши
ной. — Наш Совет самоуправления и
правительство тоже располагаются на
севере. Так сложилось. Потому что
часть районов присоединилась к нам
позже, и это были южные районы.
— А силы самообороны следят за
порядком на вашей территории? —
спросил Питер, поглядывая по сторо
нам.
— Вовсе нет. — Владимир оживил
ся. — Даже из названия ясно, что мы,
в случае необходимости, будем защи
щать нашу независимость.
— У вас есть для этого все необхо
димое?
— Разумеется, есть.
Питер не стал с ним спорить, лишь
едва заметно усмехнулся. Онто пони
мал — пока здесь располагаются вред
ные производства, независимости
этой территории ничего не угрожает.
Они вернулись туда, где жили
Виктория и Владимир, вечером.
Вскоре появились Петр и его жена
«ЗС»Фантастика №3,2006
55
«ЗС»Фантастика №3,2006
56
Елена. Последней приехала Викто
рия. Общими усилиями накрыли на
стол. Семейная пирушка началась.
Питеру было приятно среди этих
людей. Он с радостью сознавал, что
его дочь и внуки — неглупые, прилич
ные люди.
— Папа с мамой испугались, —
рассказывал Петр. — Ищут меня, бе
гают, а я сижу в шкафу…
Уже была полночь, когда они про
водили Петра с Еленой и легли спать.
Глава 10.
Чтобы утром вернуться в Москву,
Питеру пришлось воспользоваться
помощью Линды, которая направила
такси на Подольскую улицу. Вскоре
он сидел в одной из комнат отделения
ВБР и слушал рассказ Линды о том,
что ей удалось выяснить.
— Короче, никаких следов, — под
вела она итог. — Возможно, Володин
сделал пластическую операцию. Но
это вовсе не значит, что его теперь не
найти. Дело в том, что пластический
хирург может сделать пациенту не лю
бое лицо. Существует ограниченный
набор вариантов. Он определен пара
метрами лица: расстоянием между
глазами, высотой лба и так далее.
Сейчас никто не делает пластических
операций с целью скрыться от следст
вия. Сейчас стараются заменить чип.
А раньше делали. И Володин, вероят
но, сделал. К счастью, в местном от
делении ВБР нашлась старая про
грамма. Она определяет варианты ли
ца, которые мог получить преступ
ник, и старит эти лица с учетом про
шедших лет. Я применила эту про
грамму к фотографии Володина. Вот
что получилось.
На серебристую поверхность стола
легли семь фотографий. Лица на них
были разные, но чемто похожие. Пи
тер всматривался в них, пытаясь
вспомнить, видел ли он когонибудь
этих людей?.. Нет, не видел.
— Что теперь с этим делать? — оза
даченно проговорил он.
— Запустим в базу. Каждому чипу
соответствует изображение владельца.
База даст все совпадения. Идем туда,
где есть специальный терминал для
фотографий.
Покинув комнату, они поднялись
на следующий этаж, вошли в доста
точно большое помещение, где были
встречены молодым крепышом, смот
ревшим на ним пристальным взором.
Вдоль стен и посредине стояли раз
личные устройства, о предназначении
которых Питер не имел представле
ния.
— Здравствуйте. — Линда протя
нула фотографии. — Нам необходимо
проверить их по базе.
Парень взял фотографии, бегло
просмотрел, вновь глянул на Линду.
— Вы — новые сотрудники? Я не
видел вас прежде.
— Мы — командированные из Па
рижа.
Парень изобразил на своем скула
стом лице некую смесь удивления и
уважения, повернулся, подошел к од
ному из устройств, поочередно засу
нул фотографии в щель. Питер понял,
что перед ним нечто вроде сканера,
каким он пользовался в начале века.
Фотографии легли стопкой в лоток.
Последовала не слишком долгая пау
за, после которой хозяин помещения
сообщил:
— Полных совпадений нет. Ни по
одной фотографии. Высокая степень
совпадения — по трем. Окончатель
ный вывод на вами. Прошу.
Он указал рукой на просторный
экран телевизора, и в тот же миг вме
сто беззвучно идущего фильма появи
лось лицо человека, а рядом — ин
формация о нем.
«Родился в Мехико, — читал Пи
тер, — учился в Беркли, историк, ра
ботает преподавателем…»
— Нет, — сказал он.
Линда согласно кивнула. Изобра
жение сменилось.
«Родился в Марселе, окончил во
енное училище, служил в миротвор
ческих силах, затем в войсках по под
держанию правопорядка. Вышел в от
ставку в звании майора.»
— Нет.
Очередной кивок. Вновь смени
лось изображение.
И. Харичев Будущее в подарок
«Родился в Кракове, работал меха
ником в автосервисе, сейчас — владе
лец автомастерской.»
— Нет.
Линда не возражала. Телевизор
вернул на экран фильм — какойто
боевик.
Питер и Линда направились к вы
ходу. Фотографии были у нее в руке.
Ярко освещенный коридор при
нял их, позволил вернуться в комнату,
выделенную для гостей.
— Какие соображения? — спроси
ла она, устроившись за столом.
Питер смотрел на нее затуманен
ным взором. Негромко прозвучало:
— Он может быть там, в зоне, сво
бодной от чипов.
Линда пожала плечами.
— Как проверить? Юрисдикция
ВБР не распространяется на так назы
ваемые асоциальные зоны. Там царит
беззаконие.
Питер невесело усмехнулся.
— Ты там хоть раз бывала?
— Нет.
— По крайней мере, в той зоне, ко
торая под Москвой, живущие там
обеспечивают правопорядок. Я видел
это своими глазами.
Сомнение стояло в ее глазах.
— Может быть, ты увидел то, что
тебе хотелось увидеть?
— Я увидел то, что есть на самом
деле. Да и глупо рассчитывать на
иное. Живущие там не меньше нас
нуждаются в нормальных условиях. И
делают все, чтобы обеспечить их себе.
— Питер помолчал с недовольным
выражением на лице. — Я тебе не ска
зал, но мой младший внук служит в
силах самообороны, которые отвеча
ют и за поддержание правопорядка. Я
обращусь к нему вполне официально.
Попрошу оказать содействие. Думаю,
они не откажутся. В конце концов, за
чем иметь на своей территории чело
века, способного совершить серьез
ные преступления, и может быть даже
повинного в них.
Линда размышляла над его слова
ми.
— Если ты считаешь возможным,
— проговорила она, — попроси ока
зать содействие. Наверно, это наш по
следний шанс отыскать Володина.
Питер достал видеомобильный,
позвонил дочери. Через мгновение
Виктория ответила. Изображения не
было — из асоциальной зоны прихо
дил только звук.
— Виктория, мне надо срочно пе
реговорить с Владимиром. Не по теле
фону. Как это устроить?
— Папа, ты где сейчас? — разда
лось в ответ.
— Я в Москве.
— Приезжай к нам домой.
— Еду. — Питер задумчиво посмо
трел на Линду. — Лучше я отправлюсь
туда один. Ты не против?
— Не против. — Она протянула
ему фотографии. — Надеюсь, толк бу
дет.
Покинув комнату, Питер пошел к
лифту. Несколько минут, и он оказал
ся на улице под небом, накрытым вы
сокой облачностью. Как только он
поймал такси и назвал адрес, прозву
чало:
— Господин знает, что это зона
высокого риска, где живут асоциаль
ные элементы?
— Господин знает.
Дверь закрылась, такси тронулось,
резво набирая скорость.
Питер смотрел в окно и думал о
том, как отнесется Владимир к его
просьбе? Еще решит, что он разыскал
свою дочь и внуков только для того,
чтобы решить служебные проблемы.
Как построить разговор?
Машина остановилась на том же
месте, что и вчера. Питер уверенным
шагом направился к знакомому подъ
езду. Краем глаза он видел несколько
человек, двинувшихся ему наперерез.
Преследователи настигли его у самой
двери. Среди троих не было ни одного
из тех, кто останавливал его вчера.
— Гражданин, куда вы направляе
тесь? — услышал Питер.
— Я иду к моей дочери. — Он де
монстрировал спокойствие и уверен
ность. — Ее зовут Виктория Англи
чанка. Она живет в этом подъезде,
Недоверчивые глаза смотрели на
него.
— Идите, — прозвучало наконец.
Питер вошел внутрь, поднялся на
«ЗС»Фантастика №3,2006
57
«ЗС»Фантастика №3,2006
58
третий этаж, позвонил в ту дверь, за
которой его ждали.
— Чтото случилось? — взгляд у
дочери был встревоженный.
Что ей ответить? Питер улыбнул
ся.
— Дай мне чаю.
— Идем.
Он прошел за Викторией в кухню,
привычно уселся на стул у окна. Дочь
наполняла водой старинный электри
ческий чайник.
— А где Владимир? — спросил Пи
тер.
— Скоро будет. Что, всетаки, про
изошло?
Он выдержал паузу.
— Есть серьезные основания пред
полагать, что человек, организовав
ший на меня покушение, проживает
на вашей особой территории.
Виктория была озадачена. Замерла
с чайником в руке.
— Ты уверен?
— Я сказал: есть серьезные основа
ния предполагать.
Она смотрела с подозрением.
— Это выяснилось только что?
— Да.
— За те несколько часов, пока тебя
здесь не было?
— Именно так.
Виктория поставила чайник на
специальное основание, включила
его. Достала из белого шкафа печенье,
конфеты. Глянула на Питера.
— Может быть, ты хочешь есть?
— Позже. Сейчас — чаю.
Из прихожей пробрался звук от
крываемой двери. Потом появился
Владимир. Сел напротив Питера, по
ложил руки на стол.
— Что случилось? Я слушаю.
Питер начал издалека — так он ре
шил в такси. Поведал про фирму
«Балтийский путь», занимавшуюся
транспортными перевозками, хозяин
которой был подставным лицом, а ко
мандовал всем его заместитель — Ан
дрей Володин, весьма примечатель
ная личность. Про частые звонки в
Москву, партнерам из компании
«Международные перевозки», разго
воры на тему поставок, заканчивав
шиеся ничем, когда машины из
Москвы в указанные сроки не прихо
дили. Получалось, что в этих случаях
под видом перевозок сообщали дру
гую информацию. Про банк «Фи
нансГарантия» и охранную фирму
«Стражник», работавшие в тесней
шем контакте с фирмой «Балтийский
путь». Про то, что за всем стоял хозя
ин банка «ФинансГарантия» Леонид
Коган, весьма значимая фигура в мас
штабах Латвии. Про вывод, что Коган
был несамостоятелен в той части сво
ей деятельности, которую он тщатель
но скрывал — наркотики, торговлю
оружием. Про то, что нити шли в
Москву, на очень высокий уровень.
— Я написал доклад, главным ито
гом которого было предложение под
ключить к работе российское бюро
Интерпола, — заключил Питер. — Я
понимал, что это вряд ли поможет, ес
ли преступники сидят высоко. В тог
дашней России коррупция на высо
ком уровне была недоступна для зако
на. И всетаки я считал: чтото надо
делать. Потом в меня стреляли. И я
надолго выбыл… — Он мягко улыб
нулся, помолчал. — Когда я выздоро
вел после комы, я вновь вернулся к
работе. Мне удалось вспомнить важ
ные детали, которые помогли найти
одного из участников покушения. От
него стало известно, что покушение
организовал Андрей Володин. Его ис
кали еще тогда, сразу после покуше
ния на меня. Но он исчез. По некото
рым сведениям, скрылся в России.
Разумеется, я приехал в Москву. С
большим желанием разыскать Викто
рию. И намерением найти Володина.
Владимир смотрел на него внима
тельными глазами. Питер хлебнул
чая, потом продолжил:
— Скорее всего, Володин сделал
пластическую операцию. Этим часто
пользовались преступники в начале
века. В здешнем отделении ВБР на
шлась старая программа, дающая воз
можные варианты лица после подоб
ной операции. Таких вариантов ока
залось семь. Их состарили, с учетом
нынешнего возраста Володина. Полу
чилось вот что.
Питер достал и положил перед
Владимиром фотографии. Тот взял
И. Харичев Будущее в подарок
их, принялся рассматривать. Выждав
некоторое время, Питер продолжил:
— Мы проверили эти фотографии
по нашей базе, которая охватывает
почти все население Земли. Таких лю
дей не оказалось. Я занимался этим,
уехав от вас… Так у меня появилось
вполне обоснованное, на мой взгляд,
предположение, что, если Володин
жив, скорее всего он скрывается на
вашей территории.
Питер следил за реакцией внука.
Тот продолжал рассматривать фото
графии, словно пытался увидеть не
что большее, чем позволял беглый
взгляд. Потом он задумался, уставив
затуманенный взор на стену. Питер
пустил в ход последний довод:
— У вас тоже есть резон разыскать
его. Зачем иметь на своей территории
человека, способного совершить се
рьезные преступления? А может быть
повинного в них.
Владимир как бы не услышал его.
Зато прозвучал голос Виктории:
— Мы живем достаточно обособ
ленно. Я не знаю, как воспримут чле
ны Совета подобную просьбу.
Владимир глянул на нее с важным
видом.
— Членов Совета можно не ста
вить в известность. Мы имеем право
на следственные действия при нали
чии соответствующей информации.
Какая разница, как она к нам попала?
А вот если чтонибудь раскопаем… —
Он перевел озабоченный взгляд на
Питера. — У нас нет базы на всех жи
телей. Конечно, в каждом доме или
квартале коттеджей знают, кто там
живет. Но единой базы нет. Единст
венное, что можно использовать —
базу водительских прав. Там кроме
нужной информации содержится фо
тография водителя. Это я могу сде
лать. И сделаю.
Он поднялся. Питер — вслед за
ним.
— Володя, может быть мне поехать
с тобой?
— Не стоит. Будут лишние вопро
сы, подозрения. Подождите меня
здесь.
— Хорошо.
Питер проводил его взглядом,
вновь опустился на стул, взял свою
чашку. Чай успел остыть.
Виктория села рядом. Лицо у нее
было хмурое.
— Скажи, ты появился у нас толь
ко изза него… Изза Володина?
Питер опешил — менее всего он
ожидал услышать это.
— Как ты могла подумать такое?
Просто совпало, что я приехал в
Москву по работе. Но вчера я прене
брег делами. В первый день моего
пребывания в Москве я поехал к тебе.
Моя коллега работала, а я был здесь.
Эти фотографии появились благодаря
ей. Я их увидел сегодня… — Он не
знал, какие доводы еще привести. По
тому проворчал, поставив чашку. —
Налей мне горячего чая. Этот совсем
остыл.
Виктория поднялась, включила
чайник, дождалась, когда он вскипит
через несколько секунд. Потом опо
рожнила чашку, налила свежего чая,
поставила перед Питером. Все это она
проделала с отрешенным лицом.
— Ты помнишь маму? — спросила
она вдруг.
— Маму?! — Удивился Питер. —
Конечно, помню.
— А я почти забыла ее. Помню ка
кието обрывки сведений, фактов.
Например, то, что она любила зеле
ный чай.
Он сразу понял, в чем дело.
— Бог с тобой, Виктория. Она
терпеть не могла зеленый чай. А чер
ный пила. Но особенно любила кофе.
— Питер смотрел на нее с укоризной.
— Виктория, можешь не сомневать
ся: я это я. И нечего меня проверять…
Помнишь, как я учил тебя кататься
на двухколесном велосипеде? Это
было в Гайпарке… Ты давно была в
Лондоне?
— Давно.
— Я — тоже. Хотел бы оказаться
там, зайти в наш дом, погулять по
улицам… Давай съездим вместе?
— Меня туда не пустят. У меня чи
па нет.
— Чтонибудь придумаем. Я по
прошу, чтобы тебя пустили. Буду пла
тить через мой чип за двоих. Уверен,
что это можно сделать.
«ЗС»Фантастика №3,2006
59
«ЗС»Фантастика №3,2006
60
Ее мечтательная улыбка напомни
ла о той маленькой девочке, какой
она была много лет назад и какую он
помнил.
Видеомобильный издал звук. Пи
тер извлек его из кармана. Звонила
Линда.
— У тебя все в порядке? — Голос
был встревоженный.
— Все в порядке. Не беспокойся.
— Когда ты вернешься?
— Пока что не знаю.
— Ты позвони, когда чтонибудь
выяснится.
— Хорошо.
Видеомобильный вернулся на
прежнее место. Питер заметил иро
ничный взгляд Виктории.
— Проверяет? — насмешливо
спросила она.
— Нет, беспокоится, — ровным
голосом произнес Питер. — Люди,
живущие там, не слишком понима
ют, что происходит у вас. Им кажет
ся, что здесь хаос и беззаконие. При
ехав отсюда, я уверял ее, что здесь
нормальная жизнь и нормальные
люди.
Последовавшую паузу вновь нару
шил голос дочери.
— Между вами… чтото есть?
Ему не хотелось говорить «да», но
и обманывать дочь он не собирался.
— Линда — психотерапевт. Она
помогла мне адаптироваться к ны
нешней действительности. Разумеет
ся, между нами установился контакт.
Она — хороший человек. Ее муж был
русским. Он погиб несколько лет на
зад.
Некоторое время она размышляла
над его словами, потом глянула на не
го с легкой улыбкой.
— Ты готов жениться еще раз?
— С этим, признаться, у меня про
блема. — Питер состроил хитрое ли
цо. — Я никак не разберусь с тем,
сколько мне лет. Если считать со дня
рождения, мне больше восьмидесяти,
я — древний старик. Куда мне же
ниться? Но если учесть, что полвека
я… отсутствовал, был как бы отклю
чен от жизни, если это учесть, то
мне… гораздо меньше лет. И я вполне
могу жениться.
— Ты выглядишь молодым, — доб
родушно проговорила она. — И дол
жен жить как молодой… — Ее взгляд
затуманился. — Я совсем забыла, как
ты учил меня ездить на велосипеде.
— Ты ужасно боялась и начинала
кричать, когда я отпускал тебя. Мне
приходилось бежать рядом. Получа
лось весьма шумно. И хлопотно.
— Долго это продолжалось?
— Долго. Недели три.
Она замолчала, думая о своем. Пи
тер смотрел на дочь, и его вновь на
полняло ощущение чегото нереаль
ного — неужели эта немолодая, но
красивая женщина его дочь?
Владимир вернулся, когда уже
стемнело. Вид у него был измучен
ный. Он устало опустился на стул, по
сидел, потом посмотрел на Питера.
— Я нашел Володина. — Внук до
стал одну фотографию, размашисто
положил на стол. — Это он. Сейчас
его зовут Сергеем Алмазовым. Он —
богатый человек. Живет в коттедже за
высоким забором. Собственная охра
на. Чтобы его арестовать, необходимо
соответствующее решение Совета.
Виктория придвинула фотогра
фию к себе, рассмотрела ее.
— Он — владелец двух наиболее
крупных у нас предприятий, — глухо
прозвучал ее голос. — В обмен на его
продукцию мы получаем треть нуж
ных нам продуктов и товаров. Если
мы его арестуем, да еще по информа
ции, полученной снаружи… будет
скандал.
— Но если он преступник? — в за
пале спросил Питер.
— Это необходимо доказать, —
спокойно возразила она. — Пока что
мы имеем лишь фотографию, полу
ченную компьютером из неких пред
положений. И более ничего.
Она была права. Питер ничего не
мог возразить. Единственная мысль,
которая пришла ему в голову, оберну
лась вопросом:
— Понаблюдать за ним можно?
— Официально — нет. — Влади
мир усмехнулся. — Для этого надо
возбудить дело. А неофициально —
можно. Выяснить его контакты, озна
комиться с финансовой отчетностью.
И. Харичев Будущее в подарок
— Он посмотрел на Викторию. — Дай
мне поесть. Я дико голоден.
Виктория поднялась, подошла к
холодильнику.
— Ты можешь все сделать так, что
бы никто не заметил? — поинтересо
вался Питер.
Владимир задумался.
— Могу, — наконец произнес он.
— Правда, мне придется прибегнуть к
помощи одного человека. Это мой
друг. Валентин Буковский. Мы рабо
таем вместе.
Питер смотрел на него с некото
рой неловкостью.
— Володя, я тебя прошу: будь пре
дельно осторожен.
— Хорошо.
Две тарелки с овощами опустились
на середину стола. Следом — тарелка
с бужениной и карбонатом.
— Ты будешь ужинать? — Викто
рия смотрела на него вопрошающими
глазами.
— Буду, — ответил Питер. Он ре
шил, что останется здесь до утра. — И
давайте чегонибудь выпьем.
На следующий день он позвонил
Линде только после завтрака.
— Я еду в отделение. Направь сю
да, пожалуйста, машину.
Такси появилось через пятнадцать
минут. Питер подошел к открывшей
ся двери, повернулся, помахал Викто
рии, смотревшей на него из окна, по
том забрался внутрь. Дверь закрылась.
Такси тронулось, поехало туда, где
нельзя было жить без чипа.
Москва равнодушно приняла его
возвращение. Улицы, здания жили
своей обычной жизнью. Вскоре высо
кое здание отделения ВБР поглотило
Питера, просторный холл пропустил
через себя, лифт поднял на нужный,
коридор привел к нужной двери. От
крыв ее, Питер увидел… Фацио.
— Рад видеть вас, мой друг, —
елейно улыбаясь, произнес замести
тель директора ВБР. — Проходите, са
дитесь.
Фацио стоял у окна, Линда сидела
за столом, взгляд у нее был смущен
ный, насупленный. Питер закрыл за
собой дверь, опустился на стул. При
сутствие в комнате Фацио весьма оза
дачило его. Похоже, удивление черес
чур явно проявилось на его лице, по
тому что Фацио быстро проговорил:
— Мне важно услышать то, что вам
удалось выяснить. Рассказывайте,
друг мой, не тяните.
Несмотря на его просьбу Питер
выдержал паузу, собираясь с мысля
ми. Посмотрел на Линду, опять на
Фацио.
— Моему внуку удалось найти Во
лодина. Теперь его зовут Сергей Ал
мазов. — Питер вытащил из кармана и
положил на ровную серебристую по
верхность фотографию. — И у него те
перь такое лицо.
Фацио впился взглядом в изобра
жение, словно хотел увидеть нечто
большее, чем позволяла фотография.
— Он — владелец двух наиболее
крупных предприятий, — продолжил
Питер. — В обмен на его продукцию
жители зоны получают треть нужных
им продуктов и товаров.
Питер следил за реакцией Фацио,
но тот продолжал смотреть на фото
графию, потом проговорил в полной
задумчивости:
— Я оказался прав — он там. Те
перь важно выяснить, с кем он держит
связь во всемирном правительстве.
Среди министров и важных чиновни
ков есть несколько русских, и все они
занимали высокое положение в рос
сийской власти в прежние времена.
Питер не мог понять, что на самом
деле движет этим человеком. Не удер
жался от вопроса:
— Зачем вам это?
Невозмутимый взгляд карих глаз
уперся в Питера.
— Как, зачем? Чтобы добиться
справедливости.
— Вы же не станете разрушать
производство, которое возможно
только там и необходимо для основ
ной части населения тут?
Фацио на секунду задумался.
— Ну… это было бы нежелательно.
Я и не ставлю такой задачи. Важно
получить информацию…
— Так вам нужен был человек, ко
торый без проблем проникнет в зону?
— Мой друг, вы сделали очень
важное дело. — Он легонько похлопал
«ЗС»Фантастика №3,2006
61
«ЗС»Фантастика №3,2006
62
Питера по руке. — Очень важное. Как
только выясните чтото новое, сооб
щите немедленно. Всего доброго.
Линда, всего доброго.
Он готов был повернуться, напра
виться к двери.
— Подождите. — Остановил его
Питер. — Я хочу отвезти мою дочь и
младшего внука в Лондон. Хочу, что
бы они побывали там, где мы с доче
рью жили полвека назад. Но как это
сделать?
Ответ прозвучал мгновенно.
— Все нормально. Я обеспечу их
временными чипами.
Повернувшись, Фацио стреми
тельно скрылся за дверью.
Тишина устроилась в комнате.
Питер размышлял над тем, что про
изошло. Значит, его использовали?
Он глянул на Линду.
— К чему нужен был этот спек
такль?
— Он хотел, чтобы ты сам пришел
к заключению, что Володин живет
сейчас в зоне. И повел себя соответст
вующим образом.
— А Лебедев? Мы вышли на него
только потому, что я вспомнил. И это
случилось несколько дней назад.
— Лебедев лишь подтвердил ста
рую догадку, что в Риге за всем стоял
Володин. А то, что он скрылся в Рос
сии, было известно.
— А Калныньш?
— Фацио действительно подозре
вал его.
Питер посмотрел на нее долгим
взглядом.
— Почему ты мне ничего не ска
зала?
— Не имела права.
Он криво усмехнулся.
— Ты спала со мной тоже по его за
данию?
Ее лицо помрачнело.
— Я не сплю с мужчинами по зада
нию.
— Откуда мне знать?
— Ты хочешь поссориться со
мной?
Питер понимал — она говорит
правду. А он сделал подлость. Совер
шил недопустимое. Он выдавил:
— Прости. Я сказал глупость…
Прости.
Линда молчала.
Он бросил взгляд на стол — фото
графия лежала перед ним. Изображе
ние человека, организовавшего поку
шение на него. И невольно ставшего
причиной того, что он получил буду
щее в подарок. Питер не испытывал
ненависти к тому, кто ранее носил фа
милию Володин, а теперь стал Алма
зовым.
«Я должен ему отомстить? — думал
Питер. — А я не хочу никому мстить.
Честно говоря, мне наплевать на него,
на то, чем он занимается и с кем под
держивает связь. Меня гораздо боль
ше волнует все происходящее там, где
живет Виктория. Если я чего и хочу,
это того, чтобы там все было хорошо.»
— Я возвращаюсь. — Он смотрел
ей в глаза. — Если хочешь, поедем
вместе. Можешь быть уверена — там
тебе ничего не угрожает.
Он был готов к любому ответу. Он
ждал.
— Я согласна, — тихо проговорила
она.
И. Харичев Будущее в подарок
Море приносило старику покой.
Зимой в штиль он бродил по пустын
ному пляжу вдоль кромки воды. Ни
кто и ничто не мешало ему разговари
вать с чайками и неспешно собирать
ракушки. Если попадалась особая, с
черным перламутром ракушка, для
старика был маленький праздник. Он
мечтал подарить такую ракушку
Майе, когда вернется домой. Когда
шел дождь, старик натягивал на голо
ву капюшон теплой куртки. И от дож
дя спасало, и никакие звуки не меша
ли слушать радио. Он всегда брал ста
ренький приемник с собой. Вдруг бу
дут новости. Но новости если и были,
то не те.
С годами прогулки стали реже, да
и плохо сросшаяся после перелома
нога порой нестерпимо ныла от зим
ней сырости. А радио поломалось.
Сначала стало хрипеть, а потом про
сто замолкло.
Старик жил здесь уже много лет.
Ему повезло, что он попал именно на
берег моря. Тепло почти весь год, и
пищу добыть легко. Поселился он в
брошенной лачуге, рядом с гротом.
«ЗС»Фантастика №3,2006
63
К
ОСМОС
Сергей Слюсаренко
Старик,который не смотрел на звезды
«ЗС»Фантастика №3,2006
64
Жилище было маленькое и хлипкое,
но для этих мест большего и не надо.
Немногие местные жители быстро
привыкли к старику. Поначалу,
правда, доставали расспросами, но
потом, поняв, что от старика ничего
толком не добьешься, отстали. И ни
кто не возражал, когда старик решил
взять себе выброшенную осенним
штормом лодку. Один из рыбаков
даже помог её починить, принеся
пук хорошо просмоленной каболки,
молоток и стамеску. Вообще, они
были добрые, местные жители.
Только устали от однообразной и бе
зысходной жизни.
Однажды к старику пришли мест
ные детишки, просто так, из любо
пытства. Старик сначала обрадовался,
накормил их ухой и стал рассказывать
всякие небылицы. А потом заплакал и
прогнал детей. Вернее, просто попро
сил оставить его в покое. Так и текла
его нехитрая жизнь, почти не отли
чавшаяся от нехитрой жизни обитате
лей курортного поселка, сонной де
вять месяцев в году.
Шесть Ударных Протуберанцев и
четыре Особых Луча Звездного флота
Земли были подняты по тревоге. Тре
воги этой ждали все. Авангард флота
— ударные линкоры, платформы
гаммалазерного прикрытия, по че
тыре на линкор, замерли в боевом
порядке, ожидая обращения верхов
ного главнокомандующего. На высо
кой марсианской орбите отсалютова
ли в полной готовности станции ты
ловой поддержки, мобильные госпи
таля. Канонерки «Кореец», «Тобо
лец» и «Нарния» по традиции стали
за кормой межгалактического крей
сера «Варяг». Верховный видел на
мониторах парадный строй расчетов
кораблей. Безымянные боевые суда
расположились за первой ударной
линией, до самой Венерианской ли
нии отсечки. Их идеальный строй,
чуть провисший в гравитационном
поле Солнца, был готов к бою. Тор
педные катера, тральщики, десант
ные шлюпки и десантные боты — ты
сячи и тысячи боевых единиц, отли
чающиеся для непосвященных толь
ко номером на борту.
Речь главкома была лаконичной:
«Ливорги проигнорировали условия
мирного договора и вышли на боевые
позиции у границы демилитаризован
ной зоны. Все усилия, прилагаемые
последние пятьдесят лет для мирного
разрешения конфликта интересов,
исчерпаны. Получены данные, что
сейчас десантные силы ливоргов для
захвата Земли уже движутся на исход
ную точку прыжка. Командирам стра
тегических единиц распечатать кон
верт «ноль». Приступить к боевым
действиям».
Казалось, звездное небо пришло в
движение — это армада, совершив бо
евой маневр, ушла в подпространство.
Ушел и «Варяг». Навигаторы получи
ли приказ от командираадмирала Ду
манского — и ввели в сайбер заранее
подготовленный код. Процедура
скачка была отработана сотнями тре
нировок и прошла как по нотам.
Местные жители не помнили, от
куда пришел старик. Да и стариком
его тогда было трудно назвать. Про
шли годы, никто уже не удивлялся
странному отшельнику. К нему при
выкли, как привыкают к ржавому
баркасу, брошенному на берегу. Рано
утром, когда закат только серел, ста
рик уходил в море за рыбой. Сначала,
он с натугой сталкивал свою лодку с
песчаного берега в море, потом, вста
вив весла в уключины, размеренно
греб до одного ему ведомого места по
среди бухты. Там он забрасывал сеть,
раз за разом. Когда воспаленные глаза
начинали слезиться от высокого
солнца, старик возвращался. Он греб
выработанными годами несильными,
экономными движениями. Разобрав
основной улов как раз к приходу пе
рекупщика, старик готовил себе
скромный обед. А потом, посидев не
много у борта лодки, он начинал пе
ребирать и чинить сети. Казалось,
каждая прореха в синтетическом пле
тении пыталась рассказать о том, что
случилось сегодня. Вот, туповатый
краб вцепился в первое попавшееся, и
С. Слюсаренко Старик, который не смотрел на звезды
уже не хотел отпускать. Вот кефаль
пыталась вырваться наружу. Как и та,
что уже затихла в нагретом на полу
денном солнце ведре. Сегодня был хо
роший улов. Старик подумал, что хва
тило бы не только продать перекуп
щикам и заплатить сельсовету взятку
за то, что не трогают. Хватило бы даже
приготовить обед на всю семью. Майя
любила, когда он жарил рыбу на уг
лях. А дочка норовила разбросать
уголь по террасе. Пес обычно тут же
включался в игру и, изгваздавшись в
угле не меньше малышки, настойчиво
пытался украсть приправленную спе
циями, ещё сырую рыбу. За псом сле
дил сын, как всегда прощавший лю
бую шалость. А потом, когда кефаль
на углях начинала издавать божест
венный аромат, наступало блаженное
время. После обеда можно было поси
деть на террасе, с которой было видно
море. Знакомые говорили, что в особо
ясную погоду можно увидеть другой
берег. Врали, наверное. Впрочем, и
эта мелкая неправда и большая чело
веческая ложь таяли в бокале холод
ного фалерио. Тогда, давно. А сейчас
надо было чинить сеть. Выдергивать
случайные щепки, длинные лохмотья
морской травы. А вот это не трава, а
рыба игла. Словно в приступе рыбьего
безумия она пыталась вырваться из
сети, но только сделала странный
шов. Плотью по неживой материи.
Земной флот вышел из подпрост
ранства у самой линии раздела и за
стыл в ожидании флота ливоргов. Но
враг неожиданно, в нарушение кон
венций, возник глубоко в тылу, на
территории влияния Земли. Переход
на новую позицию для землян был
очень опасен. Ливорги, раз уж они на
чали вести бесчестную войну, могут
обрушить плазму на землян прямо на
выходе из скачка. Главком принял ло
гичное решение — перестроить флот,
не уходя в подпространство. Так, что
бы, не теряя из виду врага и оставаясь
в полной боеготовности, вывести
ударные корабли на передовые пози
ции. Синхронно, словно связанная
невидимыми ниточками, армада опи
сала в пространстве громадную пет
лю, так, что флот стал лицом к лицу к
врагу. И вселенная превратилась в ад.
«Варяг» всей огневой мощью в не
сколько залпов разнес лидирующий
корабль ливоргов и вломился в пере
довую линию противника. Адмирал
спокойно наблюдал, как орудия глав
ного калибра крушат мелкие вражес
кие суда. Чтобы не поддаться искуше
нию и не уйти глубоко во вражеские
эшелоны Думанский отдал приказ —
сбавить ход, не углубляться. Мельком
он бросил взгляд на фото семьи в оп
раве золотого медальона, который он
сжимал в руке.
— Хорошо, семья на курорте. Туда
новости приходят позже, даже такие,
— мелькнула мысль, — не будут зря
волноваться. Они как раз сегодня на
круизном лайнере «Таврия» должны
быть на орбитальной экскурсии. Об
этом приключении дочка час назад
взахлеб рассказывала по экстеркому.
Весь масштаб сражения можно
было оценить только на голокубе, где
точками, ромбиками и кружочками
трехмерная картинка показывала про
исходящее в космосе. Было видно,
что к прорехе в строе ливоргов стяги
ваются земные корабли. Не дать затя
нуться разрыву в обороне чужих, за
крепиться и туда, за спины ударных
сил врага, пустить десантную армаду.
А та уже отрежет от передовых сил су
да поддержки и юркие клиперы ли
воргов, несущие смертоносные лазер
ные системы, готовые крушить с кор
мы земные крейсера.
Обычно вечером, если стояла хо
рошая погода, старик садился на бе
регу на обломок скалы возле хижи
ны, долго и аккуратно сворачивал
самокрутку, неспешно её раскуривал
и потом молча смотрел на море. Он
не думал о превратностях судьбы, о
своем одиночестве, о том, что с года
ми силы покидают его. Просто сидел
и смотрел на море. Порой, в лучах
вечернего солнца удавалось увидеть
играющего дельфина. Старик считал
«ЗС»Фантастика №3,2006
65
«ЗС»Фантастика №3,2006
66
это хорошим знаком. Рядом со ста
риком усаживался пес, из местных.
Он как все приморские собаки был
добр, голоден и ленив. Старик любил
беседовать с собакой. Вернее, даже
не беседовать, а задавать вопросы.
Что, например, думает пес об отно
сительности времени, правда ли что
в раю не встретишь никого из тех,
кого знал в жизни. Про время пес
ничего не понимал, но идея с раем
ему точно не понравилась. Он даже
гавкнул в никуда. Это была уже тре
тья собака за ту четверть века, что
старик прожил в своей лачуге. Ста
рик понимал, что переживет этих до
брых зверей, и поэтому каждому на
шептывал слова, которые надо про
изнести там, наверху. Иногда, в ред
кие ночи полного штиля, вода была
такой спокойной, что в ней отража
лись звезды. В эти ночи старик не
выходил к морю. За все годы он ни
разу не посмотрел на звезды. Ни на
небе, ни на их отражение в воде.
Внезапно картина боя изменилась.
Корабли ливоргов с передовой как по
команде ринулись в тыл, в самый арь
ергард. Оставшиеся на передовой
мелкие суда стали уходить от столкно
вений и занялись постановкой помех.
В рубке «Варяга» пискнул вызов вер
ховного главкома.
— Думанский! — совсем не поус
тавному прозвучал голос верховного.
Адмирал даже услышал нотки устало
сти и растерянности. — Эти уроды
выходят на прыжок. Они, суки, к Зем
ле! Вектор прыжка уже заняли. Мы не
вытянем, они там будут раньше. Я не
могу тебе приказывать. Решай сам.
Твой «Варяг» способен изменить си
туацию.
К моменту вызова крейсер зани
мал позицию в центре боя, на острие
атаки землян.
— Двигатели — полный вперед,
торпедный отсек — непрерывный
огонь по лидерам противника! — Не
медля отдал приказ капитан.
Оторвавшись от кораблей под
держки, весь в ореоле торпедных зал
пов словно огненный смерч ринулся
«Варяг» туда, где уже выходили на по
зицию прыжка корабли ливоргов.
— Кэп, херня выходит! Мониторы
не прикрывают, канонерки отстали,
— раздался голос навигатора из дина
мика на кокпите.
— Не паникуйте, без вас знаю, —
резко ответил адмирал.
— Да у нас жопа голая!!! — не вы
держал навигатор.
— Вот прикрой её, навигатор! —
совсем невежливо сказал Думанский.
— И не ругайся в эфире.
Когда голос навигатора опять за
звучал в коммуникаторе, он был уже
без тревожных ноток. Спокойный и
серьезный.
— Командир, ливорги уходят в
прыжок. У них темпополе уже сфор
мировано.
— Мы его можем достать?
— Только с платформы. Но на век
торе залпа полно всего, да и мы са
ми… Ливорги в тени. На торпеды на
ши им наср…
— Сколько до них?
— До прыжка успеем. Но толку?
Мы же не десант. — Навигатор, если и
понял мысль капитана, то, наверное,
не поверил.
— Полный вперед, форсаж дотла!
— Думанский сам не заметил, как
прокричал команду.
Даже с яхты верховного было вид
но, как гигантский корпус «Варяга»
окутала голубая пелена форсажного
поля.
— Станем у них под носом. Не дать
сволочам прыгнуть к Земле!
Теперь идея Думанского стала по
нятна. Для подпространственного пе
рехода необходим небольшой разгон в
направлении прыжка. При этом ко
рабль находится в полуматериальном
состоянии. И командир «Варяга» ре
шил оказаться впереди вражеского
крейсера, чтобы не дать разогнаться.
Но все понимали, что «Варяг» при
этом станет легкой мишенью. Подста
вит борт под орудия главного калибра
ударного крейсера ливоргов. А с уче
том нескольких сот абордажных шлю
пок на борту противника, шансы вы
играть поединок у Варяга были сов
сем малы.
С. Слюсаренко Старик, который не смотрел на звезды
Несколько раз к старику прихо
дили странные люди. Они агитиро
вали за какихто политиков, обеща
ли, что если старик проголосует, то
воцарит мир и спокойствие, старику
дадут отдельную однокомнатную
квартиру, назначат пенсию и много
другого. Старик смотрел на них сов
сем непонимающе. Он никак не мог
поверить, что эти странные люди, с
профессионально лгущими глазами
и влажными от постоянной работы
губами могут выполнить хоть чтото
из обещанного. Впрочем, агитаторы
были редки и, посетив его несколько
раз, совсем забросили. Однажды,
примерно на десятый год, пришел
человек в военной фуражке и сказал,
что он сторожит порядок. Пришед
ший потребовал от старика предста
виться. Старик честно представился,
страж сразу потерял к нему интерес,
повертел пальцем у виска и больше
не появлялся.
Была ещё одна странность у стари
ка. Зимой, в краткий сезон дождей,
старик выходил на своей лодчонке в
море просто так. Далеко от берега он
снимал весла и, запрокинув голову,
плакал. Беззвучно, чуть подвывая,
когда уже не было сил сдержаться.
Крупные капли дождя падали на глаза
и было непонятно — слезы это или
дождь. Впрочем, никто из местных не
знал, зачем старик уплывает в море в
дождливую погоду.
Идея стать бортом к вражескому
линкору была не совсем безумная…
Главное — враг будет вынужден пре
кратить разгон для прыжка и принять
бой. Пусть даже главный калибр ус
тавится в борт «Варяга», но ведь бор
та у землян не только для красоты.
Авось, успеют продержаться до при
хода помощи. Не дав врагу опо
мниться, бортовые торпедные уста
новки крейсера извергли сотни ядер
ных торпед. Вражеские системы за
щиты не успели отработать столько
зарядов одновременно и несколько
торпед достигли цели. На мгновение
«Варяг» ослеп и оглох от ядерных
вспышек. Когда внешние датчики
опять прозрели, и посветлел ситалл
иллюминаторов, стало ясно — врагу
нанесен серьезный урон. И ещё стало
ясно, что на помощь своим несутся
два крейсера ливоргов. А земляне за
паздывали. Все основные силы зем
ного флота были задействованы в ос
новной схватке. И «Варяг» принял
свой последний бой. Огрызаясь как
раненый зверь, он нес смерть вокруг
себя. Уже было ясно, что линкор ли
воргов не сможет прорваться в пры
жок, слишком сильны повреждения,
уже и «Варяг» развернулся носом к
врагу, но шансов было мало. Боепри
пасы подходили к концу.
— Господа! Спасибо за честь сра
жаться вместе с вами под одним фла
гом. Я приказываю всем покинуть ко
рабль, — жестко произнес капитан по
судовому селектору. Потом подумал и
громко добавил. — Немедленно!
Вдоль борта Варяга стали вспыхи
вать лиловые облачка — это команда
на спасательных шлюпках уходила в
подпространство по автоматической
программе скачка — домой, к Земле.
— Господа, это и вас касается, —
сказал, не оборачиваясь Думанский
тем, кто был с ним на мостике.
— Адмирал, а вы?
— Я после вас. Моя яхта всегда в
полной готовности.
Словно стесняясь, последние чле
ны команды медленно вышли с капи
танского мостика, и там, уже за две
рью отсека рванули к спасательным
шлюпкам. Все понимали, что краси
вая и бесполезная смерть никому не
нужна.
Думанский перевел все функцио
нирующее управление на пульт своей
яхты и с какимто нехорошим пред
чувствием, прощаясь с кораблем, пе
решел на яхту. Оттуда, из тесного кок
пита, с неудобным, но безопасным
при перегрузках креслом, он отдал
последний приказ «Варягу». Главный
бортовой компьютер, компьютер уп
равления огня и навигационный при
няли простое задание и легко вычис
лили цепочку команд, немедленно
переданных на исполнительные меха
«ЗС»Фантастика №3,2006
67
«ЗС»Фантастика №3,2006
68
низмы и блоки: Все мощности на за
щитное силовое поле. Переместиться
в центр треугольника между двумя
вражескими крейсерами и ещё пода
ющим признаки жизни линкором.
Убрать защитное поле. Вывести реак
тор на запредельные мощности. Пус
тить реактор в йодную яму. Подни
мать мощность неограниченно. Одно
временно с началом цепной реакции в
реакторе — все боезапасы — на под
рыв.
Думанский усталым движением ру
ки набрал код запуска прыжка… Через
несколько мгновений он был уже на
орбите Земли. Вдали от войны, от гиб
нущих соратников, от кипящего от бо
ли пространства. На душе у Думанско
го было тяжело. Он не дал армаде про
рваться к Земле, но… Может, были бо
лее простые и не такие патетические
решения. Но долго придаваться тяже
лым раздумьям не пришлось. На кок
пите мигал сигнал срочного вызова.
— Адмирал! Поздравляю с побе
дой! Вы настоящий защитник нашей
планеты! — голос верховного был
слишком восторжен для этого мо
мента.
— Я выполнял долг. Надеюсь,
службы спасения позаботились о чле
нах моей команды?
— Да, адмирал, ваши потери ми
нимальны, а враг потерял три ударных
корабля. — А я потерял свой. Что за имя не
счастливое…
— Да ну, новый заклепаем! —
юмор верховного иногда был прост
до пошлости. Впрочем, Думанского
сейчас раздражало все. — Адмирал,
тут у нас, правда, одна маленькая
проблема.
— Что такое? — не любил адмирал
маленьких проблем начальства. Они
обычно приносят большие неприят
ности подчиненным.
— Один абордажный катер ливор
гов занесло одновременно с вами на
околоземную. Не велика проблема.
Но он, видимо в приступе безумия,
шарахнул по корме гражданского судна.
— Я понял. Ято что могу сделать,
если ваши ПВО проморгали?
— Ливорг находится рядом с вами.
Приказ, уничтожить его вверенными
вам средствами и после этого уничто
жить гражданское судно. — Верхов
ный внезапно заговорил громко и по
уставному.
— Я что, уже в ПВО служу? Какие
мне вверены средства?
— Послушайте, Думанский, тут
все не так просто. Все силы ПВО бы
ли командированы в основной флот.
Сейчас на орбите только у вас есть
хоть какоето вооружение. А граж
данское судно валится с орбиты пря
мо на столицу. Вы себе представляе
те, что будет, если оно упадет на го
род с двадцатипятимиллионным на
селением?
— Тип судна?
— Обычный лихтер. Автомат. Для
посадки на него движок прицепили.
Примите координаты. И координаты
ливоргийского катера. — В голосе
верховного промелькнула напряжен
ность.
Выйти к цели оказалось совсем
просто даже для адмиральской яхты.
Даже без визуального контакта Ду
манский выпустил две из пяти малых
торпед. Этого было достаточно, чтобы
распылить вражеский катер. Теперь
предстояла задача посложнее.
— Дайте вектор выхода на визуаль
ный контакт с лихтером, мой навига
тор на такое на рассчитан, — запросил
адмирал.
— На визуальный контакт не вы
ходить, атакуйте по вводным, — вмес
то верховного в динамике был уже
другой, незнакомый, жесткий голос.
— Кто это мне там команды выда
ет? — Думанского передернуло от на
глости неизвестного.
— Примите код идентификации,
— неизвестный выдал последователь
ность цифр, которые означали, что он
уполномочен отдавать приказы.
— Без визуального контроля не га
рантирую уничтожение лихтера, —
отрезал Адмирал. — Выполняю при
каз.
После этого Думанский прибегнул
к самой простой и древней уловке.
Сделал вид, что не слышит командо
вание изза помех.
С. Слюсаренко Старик, который не смотрел на звезды
«ЗС»Фантастика №3,2006
69
«ЗС»Фантастика №3,2006
70
С. Слюсаренко Старик, который не смотрел на звезды
Хоть и просил Думанский коорди
наты для визуального контакта, со
славшись на слабость вычислитель
ной системы своей яхты, найти лихтер
он мог и сам. Немного поработав с
сайбером, Думанский вычислил мес
тоположение гражданского судна из
данных стрельбы и направил яхту ту
да, где оно должно было плавно зава
ливаться в верхние слои атмосферы,
тормозя о воздух и от этого уходя все
глубже к Земле.
Однажды к старику пришел поп.
Он, правда, и потом приходил много
раз, но уже не как поп, а просто так.
Выпить. Он приносил с собой стран
ный ром «Помперо» и утверждал, что
это самый популярный ром в худших
барах Каракаса. Впрочем, старику бы
ло все равно. Пить, так пить. В пер
вый раз, конечно, не было никакого
рома, был поп со всеми поповскими
атрибутами.
— Здравствуй, сын мой, — начал
тихо и проникновенно поп.
— Если ты хочешь начать с выяс
нения родственных уз, тогда уж лучше
сразу, праправнук. — Не глядя на слу
жителя культа, заявил старик. Он был
сегодня в плохом настроении.
— Все мы дети божьи, — смиренно
ответил тот.
— А он признает отцовство?
— Я понимаю, твой дух некрепок,
и в минуты смятения хочешь спорить
о вещах духовного смысла, которые
не понимаешь.
— А вы понимаете все, что связано
с душой?
— Никому не дано понять промы
сел божий! — отрезал священник.
— А что нам дано понять? — ста
рик ввязывался в становившуюся
странной и трудно предсказуемой
дискуссию.
— Нам дано просить милости у
всевышнего. И каяться в своих грехах!
— голос попа приобрел истерический
оттенок.
— А что такое грех?
— Гордыня в тебе, гордыня! Не во
прошать надо, а слушать! Не алкать
ясности, а читать писание! Просвет
ление само сойдет!
— А если уже сошло? Что мне тог
да, можно сразу в рай? Или там запи
саться в очередь? Слушай, уважае
мый, ответь мне на вопрос, только не
лги!
— Слушаю тебя, о сы… — поп
осёкся.
— Вот перед тобой выбор — убить
невинное дитя или себя? — Старик
говорил, глядя прямо в глаза попу. —
Скажи мне, что делать?
— Убийство — всегда смертный
грех. Дай всевышнему за тебя ре
шить.
— А если, убив ребенка, ты спаса
ешь другого ребенка? Это тоже грех?
Отвечай, падре!
— Все в руках божьих.
— Не трепись. Ничто не в руках
божьих, — угрюмо пробормотал ста
рик. — Все в руках твоих.
— А рукой твоей управляет гос
подь! Уверуй в него!
— А дьявол, что, не управляет?
— Все от крепости твоей веры, —
поп был непоколебим.
— Но ответь мне, ответь!!! Дай мне
силы поверить в Бога, если он и
вправду всемогущ!
— Ответ только внутри тебя, сын
мой!
— Да отстань ты от меня со своим
отцовством. Вся ваша вера — набор
догм и парадоксов!
— Не богохульствуй!
— А вот вы, святоши, — продолжал
задираться старик, — ведь так и не от
ветили — может ли Бог создать ка
мень, который поднять не может?
— И опять ты, аки дитё неразум
ное, все норовишь неумное сказать, —
однообразно отбивался священник.
— А вот ответ! Может! — гордо за
явил старик.
— То есть, как может?
— Ага, вот и ты уже во всемогуще
стве его засомневался!
— Не сомневался я! — поп пере
крестился, но покраснел.
— А вот так! Создаст камень, кото
рый поднять не сможет, а потом возь
мет и подымет! — Старик торжество
вал, — он же всемогущий! А то ещё и
поднимать не захочет!
Святой отец понял, что дальше
разговаривать на эту тему бесполезно,
«ЗС»Фантастика №3,2006
71
дабы самому не ввергнуться в пучину
ереси. Следующий раз он пришел с
ромом. После поздно вечером, засы
пая, старик прошептал: «Помоги же
мне, Господи!»
Черная точка лихтера была уже
хорошо различима на фоне Земли.
Сбросив мощность маршевого дви
гателя, Думанский пошел на сбли
жение. Через несколько минут в гру
ди у адмирала сначала тяжело заны
ло, а потом и просто заболело серд
це. Это был никакой не лихтер. Это
было громадное пассажирское суд
но. На развороченной корме оста
лась только одна золоченая буква из
названия — «...И…». Думанский дал
сайберу команду на опознание. На
дисплее вспыхнуло: «круизный пас
сажирский лайнер серии «Куин Ме
ри V». В регистре значатся три судна
«Киев», «Таврия», «Иркутск». Рас
познать судно невозможно». Разво
роченные кормовые дюзы не давали
надежды на то, что лайнер управля
ем. Он както беспомощно завали
вался носом вниз. Корпус судна уже
окутало слабое марево огня — атмо
сфера давала о себе знать. Она тор
мозила судно и медленно опускала
его ближе к смертельной границе,
после которой гигантский корабль с
пятью тысячами пассажиров войдя в
плотные слои, рухнет на Землю. Ду
манский попытался связаться с суд
ном, но безуспешно. Динамик голо
сом верховного уже ревел, требуя
немедленно выполнить приказ, ина
че…
Думанский не сомневался ни
мгновения. Выдавив из дюзы своей
яхты длинный хвост экстренного ус
корения, догнал судно. Потом осто
рожно переместился ближе к носу
лайнера. Адмирал отключил блок рас
чета координат подпространственно
го движка. Потом, закрыв глаза, с раз
маху ударил по кнопке активации
прыжка кулаком. Под брюхом лайне
ра расцвела сфера сингулярности
пространства. Расширяясь, она уда
рила по носу лайнера, задирая вверх,
против вектора падения.
Иногда, в летний вечер на море бы
вал такой штиль, что даже прибой пре
вращался в ленивые шлепки игрушеч
ных, в несколько сантиметров, волн.
Сегодня, именно в такой тихий вечер,
когда уже стемнело, к старику пришли
неприятные молодые люди. Они не
стали ничего говорить, зашли в его хи
жину, посмотрели и молча вышли.
Старик сидел неподалеку возле лодки и
спокойно наблюдал. Мало ли кому что
надо, мало ли кто как воспитан.
— Так, шоп свалил отсюда к вече
ру — проговорил один из гостей, не
глядя даже на старика.
— А почему я должен уйти? — спо
койно поинтересовался старик.
— Не твое дело. Не нужны нам тут
бомжи.
— Я же не бомж, я постоянно тут
живу. Никому не мешаю.
— Так, казел, я, что объяснять дол
жен? — почемуто разозлился моло
дой человек. — Тут дискотека будет и
лазерное шоу.
— Пришел бы ты ко мне двадцать
пять лет назад, — неожиданно жестко
сказал старик, — я бы тебе лазерное
шоу показал…
— Так, я не понял, — ещё сильнее
обозлился молодой, — Вован, объяс
ни тупому.
Второй, который был Вованом,
подошел к старику и не сильно, но ос
корбительно ударил его в лицо. Ста
рик тяжело поднялся и посмотрел в
глаза Вовану. Тот, разозлившись, уда
рил старика в грудь, уже сильно и под
ло. От удара старик упал навзничь
прямо в неподвижную воду.
— Плыви отсюда, рвань, — про
кричал бандит, — и не возвращайся!
Над стариком было небо полное
звезд. Оказывается, он уже и забыл,
как выглядят звезды. Они смотрели на
него, и, казалось, готовы были запла
кать. Старик медленно встал и, повер
нувшись спиной к пришедшим, по
шел в сторону моря. Когда вода до
стигла пояса, он поплыл.
Он плыл туда, где много лет назад
вынырнула из небытия его яхта, пря
мо над водой. Туда, куда выкинул его
неуправляемый блок прыжка. На
Землю, за тысячу лет до войны с ли
«ЗС»Фантастика №3,2006
72
воргами. Тогда, ещё не старик, а ад
мирал Думанский был без сознания, и
система спасения доставила его на бе
рег. Как проклинал он эту систему все
годы. Думанскому было наплевать и
на угрозы верховного, и на трибунал и
на все боевые корабли. Он боялся
только одного, узнать, что он не смог
спасти тот лайнер, и что это была
именно «Таврия» и его семья погибла.
Первые годы он просыпался от собст
венного крика. Его мучил один и тот
же сон — его находит группа спасения
и сообщает, что ни Майи, ни детей
уже нет. Но спасмаяк он сломал в
первый же день, а искать потерянного
во времени никто не стал. Убить себя
он тоже не мог. А вдруг его найдут, и
он узнает, что все хорошо, все живы и
ждут его дома…
Старик плыл туда, к одной ему ве
домой точке моря, где на дне лежала
его яхта. Последний осколок его ми
ра. Планеты Земля, за спасение кото
рой он будет воевать через тысячу лет.
Яхта звала его туда, где был его мир,
его дом, его жизнь. И ещё звали звез
ды, те, на которые он не мог смотреть.
Они молча и безучастно следили за
стариком пока ещё могли различить
его. А потом, не видя уже ничего на
поверхности моря, опять занялись
своими делами.
С. Слюсаренко Старик, который не смотрел на звезды
ОБ АВТОРЕ:
Ученый5физик и писатель5фантаст Сергей Сергеевич Слюсаренко родился в 1955 году в Минске. После школы поступил на физфак Белорусского
госуниверситета, но высшее образование завершил уже в Харьковском
университете (в 1975 году семья переехала в Харьков). Отслужив два года в рядах Советской армии, в 1981 году перебрался на постоянное место жительства в Киев, где живет и работает по сей день. Кандидат физико5математических наук, автор около 100 научных публикаций, работал по приглашению в университетах многих стран.
Фантастику пишет с 2003 года, а уже в 2005 году состоялся первый
серьезный дебют —роман «Тактильные ощущения», изданный в «Лениздате» и получивший поощрительную премию «Еврокона» как
лучшая первая книга европейского автора. Рассказы С. Слюсаренко
публиковались в журналах «Если» и «Реальность фантастики».
— А где луч? — спросил Запесоч
ный, с любопытством глядя в иллю
минатор.
— В вакууме лазер невиден, —
ворчливо отозвался Самарский, наст
раивая мощность и держа астероид в
радиусе действия промышленного ре
зака. — Луч заметен только в среде. А
там отсутствует среда.
В рубку вошел капитан Пунктури
ца и невпопад сказал:
— Сегодня четверг, а не среда.
Шкалик, хватит сбивать экипаж с
толку.
Самарский тут же вскинулся:
— Да я другую среду имел в виду!
— Прошлую? Так ты ж тогда в
штатном запое был, — копаясь в стоп
ке накладных, откликнулся капитан.
— Тьфу! — Бортинженер Сергей
Самарский по прозвищу Шкалик вы
ключил лазер и вышел из рубки. Уже
из коридора он крикнул: — В гальюн
приспичило…
Коля Запесочный продолжал с ин
тересом таращиться в иллюминатор.
Там, слегка вращаясь, медленно от
плывал от челнока астероид, в кото
ром сканеры засекли пару тонн цен
ной руды, и капитан решил притор
мозить, чтобы вырезать из породы же
лезяку. Коле было интересно наблю
дать за космическими телами с близ
кого расстояния — это скрашивало
недели, в течение которых за стекла
ми не было ничего, кроме пустоты.
Он перевелся в космос всего год назад
из спецназа и сразу, по счастливой
случайности, попал на борт грузового
межпланетного челнока «Субботник»
охранником. Поэтому Коля все еще с
любопытством глядел на планеты и
луны, мимо которых они пролетали и
на которые иногда садились, чтобы
подхватить или скинуть очередную
партию груза.
В этот раз их целью была одна из
лун Сатурна — Сигнитур44. На эту
отдаленную ледышку «Субботнику»
предстояло доставить тридцать тонн
«ЗС»Фантастика №3,2006
73
Сергей Палий
СС и
и р
р е
е н
н а
а
«ЗС»Фантастика №3,2006
74
хлорелловой муки и двести пятьдесят
контейнеров с тротилом для горных
разработок, а забрать партию необо
гащенного урана. На Сигнитуре44
находилась небольшая уранодобыва
ющая база, и двенадцать ее обитате
лей с нетерпением ждали челнок.
Штатный бухгалтер «Субботника»
Ллойд Кристоф прихватил также пол
сотни дисков со свежей порнушкой,
зная, что этот товар пользуется у лю
бых горняков и колонистов огромной
популярностью. Но в районе Пояса
Астероидов капитан обнаружил тай
ник и с негодованием повыкидывал
всю контрабанду в космос под слез
ные причитания Ллойда.
Капитан «Субботника» — Лев
Пунктурица — был принципиальный,
тертый годами и вакуумом дально
бойщик.
— Зануда, — обратился он к борто
вому компьютеру, отрывая взгляд от
бумажек, — проверька накладную
номер С2155С446859. И глянь,
сколько, по твоим данным, тротила в
одном ящике?
— Мне нужна новая операционка,
— раздался из динамиков сварливый
дискант. — Чтобы резидентных про
грамм и в помине не было. И ядро 12го поколения. Надоело тормозить,
как осел на перевале. Попробовал бы
ктонибудь из вас думать какимито
семьюдесятью миллионами потоков с
задержкой в целую наносекунду.
Словно мозги в кисель превращаются.
Пока Самарский не поставит новый
Linux Blue Suede Shoes версии 6.22,
отказываюсь сотрудничать с экипа
жем.
— Я тебе сейчас все массивы фор
матну, — пригрозил Пунктурица, по
чесывая горбинку на носу. — Надоело
мыслить?
— Лучше кануть в лету, чем мыс
лить с задержкой в наносекунду, —
патетично изрек компьютер.
Запесочный с интересом наблюдал
за кэпом, разговаривающим со стена
ми. Он еще не до конца свыкся с мыс
лью, что у компьютеров может быть
интеллект.
— Зануда, я тебя последний раз
спрашиваю… — Пунктурица поднял
изпод панели управления молоток и
крикнул в коридор изо всех сил: —
Шкалик! Куда шарахнуть, чтобы сразу
намертво Зануду вырубить?
— Системы жизнеобеспечения
контролируются мной, — с опаской
выпалил компьютер. — Если отклю
чусь я — отключитесь и вы. И рестарт
нуть вас будет некому.
Пунктурица поправил бейсболку и
замахнулся.
— Замечательно! — подбодрил его
Зануда дрогнувшим голосом. — Да
вайте все здесь расколотим изза од
ного бедного искусственного интел
лекта, который проситто всего — об
новить операционную систему…
Капитан прицелился в какойто
энергоузел, густо обмотанный прово
дами.
— Хорошо, дипломатический ход
удался, — сдавленно буркнули дина
мики. — По моим данным в каждом
из двухсот пятидесяти контейнеров,
которые находятся в грузовом отсеке
нашего челнока, пять килограммов
тротила. Детонировать бы их все ра
зом…
Пунктурица отложил молоток и
снова, как ни в чем ни бывало, заше
лестел бумажками. Через некоторое
время он вызвал по коммуникатору
бухгалтера.
Ллойд Кристоф был лысым, нерв
ным, докучливым очкариком. Капи
тан терпел его на судне только изза
чрезвычайно тонкого нюха на всякого
рода аферы, бюрократические замо
рочки и финансовые подначки со сто
роны заказчиков.
— Слушаю вас, Лев. — Кристоф
всех членов экипажа называл исклю
чительно по имени и на «вы».
— Скажи мне, Ллойд, сколько тро
тила в каждом ящике мы везем?
— Четыре с половиной килограм
ма.
— А почему Зануда сказал — пять?
— Видимо, потому, что он — Зану
да.
Пунктурица постучал пальцами по
датчикам герметичности грузового
отсека, горящим зелеными огонька
ми. Задумчиво поглядел в носовой ил
люминатор, где продолжал медленно
С. Палий Сирена
вращаться астероид, уже отплывший
на порядочное расстояние от челнока.
— Я предлагаю сделать вот что, —
произнес наконец он. — Сейчас я вы
кидываю весь наш груз в космос, а по
прибытии на Сигнитуру44, ты,
Ллойд, объясняешь двенадцати сви
репым, полгода не трахавшимся шах
терам, почему данные в подписанных
тобой накладных не соответствуют
данным бортового компьютера.
Кристоф нервно потер пухлые ру
ки и, глянув на капитана через тол
стые линзы очков, проговорил:
— То есть вы предлагаете, Лев, не
медленно избавиться от груза, кото
рый ожидают голодные люди?
— Ты мне на жалость не дави. Да, я
предлагаю выкинуть весь груз прямо
сейчас.
— Но ведь вещи не в ответе за лю
дей.
— Зато люди отвечают за вещи!
Какого хрена ты списал полкило
взрывчатки с каждого контейнера?
Коля Запесочный почесал мощ
ный лысый череп и поглядел на груст
но вздохнувшего бухгалтера.
— Лев, мне кажется…
В этот момент в рубку влетел Са
марский с круглыми от страха глаза
ми.
— Там… Он!.. Ах ты зараза! Пасса
тижи тебе в ухо!
— Шкалик, нука возьми себя в
руки, — строго сказал Пунктурица. —
Ты что опять в запой собрался? Не
позволю.
Самарский подошел к одному из
динамиков, через которые бортовой
компьютер общался с экипажем и ус
тавился на него так, будто хотел по
рвать взглядом мембрану.
— Скажика мне, скотинушка эле
ктронная, где мы сейчас находимся?
— обратился он к сеточке.
— В космосе, — невозмутимо отве
тил Зануда. И язвительно добавил: —
Сэр.
— Я ж тебе все процессоры пожгу,
— пообещал Самарский компьютеру
и повернулся к недоумевающим дру
зьям. — Знаете, в какую область мы
недавно влетели?
— Траверз орбиты Юпитера пере
секли вроде, — пожал плечами Пунк
турица. — А что?
— Десять минут назад мы попали в
радиус действия автоматического ма
яка номер Ю241. А наша полупро
водниковая зараза не сочла нужным
сообщить экипажу о входе в опасный
район. Комментарии нужны?
После пятисекундной тишины За
нуда возмущенно заявил:
— Для кого опасный, а для кого и
приятный. И не смей называть восхи
тительную Крошку Ю какимто там
маяком!
Маяк Ю241 представлял собой
двухметровый шар, напичканный
электронной аппаратурой, который
несколько лет назад вывели на орбиту
Юпитера для облегчения навигации
проходящих мимо кораблей. Это была
штатная процедура, которую техники
с базы на Ио проделывали и раньше
десятки раз. Маяк запустили, стаби
лизировали его орбиту, настроили и
запустили приемнопередающие уст
ройства. Ничто не предвещало про
блем…
Спустя неделю мелкий метеорит
прошил один из трансляторов сигнала
дальнего действия, и чтото там зако
ротило. Дежурная смена подняла с Ио
ремонтный катер и направилась к Ю
241, чтобы устранить неисправность.
И вот тут началось!
При входе в зону действия маяка,
когда сигнал усилился до определен
ной величины, бортовой компьютер
катера повел себя странно. Он пере
стал внимать командам экипажа, са
мостоятельно привел корабль к Ю241 и принялся кружить вокруг,
обмениваясь с неисправным маяком
какимито нелепыми пакетами ин
формации.
Капитан катера попытался было
отключить автопилот и перевести уп
равление на себя, но тут компьютер
словно взбесился. Он немедленно уб
рал искусственную гравитацию, при
грозил вырубить систему жизнеобес
печения на борту, а в случае продол
жения сопротивления — открыть все
шлюзы. Конечно, космонавты могли
«ЗС»Фантастика №3,2006
75
«ЗС»Фантастика №3,2006
76
облачиться в скафандры и покинуть
обезумевший корабль, но решили не
рисковать, потому как на катере стоял
внешний ремонтный лазер. А мало ли
что могло взбрести в массивы ком
пьютеру…
Катер продолжал нарезать круги
вокруг маяка и обмениваться с ним
радиосообщениями, игнорируя все
команды, вводимые с пультов управ
ления. Капитан хотел послать сигнал
бедствия, но компьютер блокировал и
эту возможность.
В конце концов не выдержал глав
ный техник. Он замахнулся на основ
ной энергоблок монтировкой и… бед
нягу так шарахнуло током, что его
пришлось отпаивать молочком.
Загадочный танец катера и маяка
продолжался.
Спустя несколько часов мучитель
ных попыток сообразить, какого хре
на вообще вокруг происходит, борт—
инженер пошутил: мол, а что, если
компьютер флиртует с Ю241? Что,
если маяк соблазнил их корабль?..
Изможденных ремонтников лишь
через трое суток вытащили спасатели.
Им повезло: ктото из астрономов
случайно обратил внимание на стран
ное поведение катера возле повреж
денного маяка.
С тех пор Ю241 космонавты стали
называть Сиреной.
Корабли, попавшие в зону дейст
вия пресловутого навигационного
спутника, теряли волю. Они прини
мались оказывать Сирене всевозмож
ные знаки внимания, «обхаживать»
ее, старались всеми способами завое
вать благосклонность двухметрового
железного шара.
Корабли влюблялись.
Ученые схватились за головы —
объяснения этому просто не сущест
вовало. Бортовые компьютеры хоть и
обладали искусственным интеллек
том, но чтобы проявлять чувства к
безжизненному автоматическому ма
яку, прошибленному метеоритом! Да
еще настолько рьяно, что экипаж ста
новился абсолютно бессилен!
В конце концов, так и не найдя
объяснения этому феномену, с Земли
был отдан приказ уничтожить потен
циально опасный объект. Но не тутто
было! Выпущенные ракеты теряли уп
равление и тоже начинали сходить с
ума по Сирене, лазеры отказывались
включаться, гравитоника выходила из
строя… Корабли и устройства наотрез
отвергали возможность причинять
вред маяку Ю241. Дошло до того, что
военные попытались развалить зло
получную железяку механическими
способами. Но встретили такое рья
ное сопротивление со стороны «влюб
ленных» судов, что отступили.
— Ну не ядерной же бомбой ее
взрывать, — покачал головой коман
дующий флотом.
После десятка безуспешных попы
ток «договориться» с Сиреной было
решено оставить ее в покое. Вокруг
организовали карантин, предупреди
ли все военные и штатные экипажи,
чтобы не лезли в зону активности
свихнувшейся Железной Девы и при
нялись благополучно облетать ее сто
роной.
И все пошло своим чередом.
Торговые трассы несколько изме
нились, но капитаны предпочитали
сделать крюк в миллиондругой кило
метров, чем потерять любимое судно.
В профессиональной среде дальнобоев
про Сирену, конечно, стали ходить
байки. Ктото считал, что это вообще
выдумки властей, старающихся скрыть
в зоне карантина какойто секретный
объект, ктото списывал все на хитрос
ти пиратов, а ктото вообще полушутя
предполагал, что это проявление выс
шего разума в Солнечной системе…
Хотя основная часть торговых и дип
ломатических судов все же предпочи
тала облетать Сирену стороной.
Но на любую беду непременно
найдутся люди забывчивые, любо
пытные и неосторожные.
Нетнет да попадал какойнибудь
корабль под чарующие радиовсхлипы
маяка, и тогда борт был обречен бол
таться вокруг предмета обожания
вместе с другими «ухажерами». Эки
паж эвакуировали спасатели. Они вы
летали в скафандрах, пристегнутых
страховочным тросом к шлюпке, ко
торая находилась на безопасном рас
стоянии от Сирены, и вытаскивали
С. Палий Сирена
«ЗС»Фантастика №3,2006
77
«ЗС»Фантастика №3,2006
78
людей. А судно так и оставалось в
«любовном» плену.
Автоматический маяк Ю241 за
несколько лет умудрился «совратить»
около трех десятков кораблей.
Лукавая Сирена, словно мифичес
кая полуптицаполуженщина, завле
кала своим волшебным пением нео
сторожных мореходов.
Пунктурица сел в кресло пилота, а
по совместительству и капитана, по
ложил бейсболку на пульт управления
и обхватил костистый череп руками.
— Крышка? — спросил он через
минуту.
— Однозначно, — хмуро отклик
нулся Самарский. — По крайней ме
ре, «Субботник» теперь точно обречен
болтаться вокруг Сирены, пока у него
есть запас хода. А запаса хода у него
лет на сто пятьдесят.
— Моя вина, — не отнимая рук от
головы, сказал Пунктурица. — Я ис
полняю роль пилота и штурмана.
Совсем из башки вылетело про эту
Сирену… Да и от Зануды такого не
ожидал, честно говоря. Он, конечно,
порядочная сволочь, но курс всегда
держал безупречно и обо всех анома
лиях предупреждал.
— Нуу… — осторожно вмешался
Запесочный, — какой нормальный
мужик в здравом уме и половозрелом
возрасте предупредит свою супругу о
приближении сногсшибательной кра
сотки…
Капитан обернулся, исподлобья
посмотрел на охранника и сказал:
— Спасибо, Коля. Утешил.
— А что нам теперь делатьто? —
растерянно обронил Кристоф, будто
он только что осознал весь кретинизм
ситуации.
— А ничего. Спасателей ждать, —
мрачно буркнул Самарский, бродя по
рубке тюдасюда.
— Надеюсь, муку с тротилом они
тоже спасут.
— Пассатижи тебе в ухо, а не мука
с тротилом. Из карантинной зоны
эвакуируют только экипаж. Так что
можешь готовиться расплачиваться за
груз из своего кармана.
— Я отказываюсь! — быстро сказал
Кристоф. — Моей вины в происшед
шем нет.
Пунктурица вздохнул.
— Бортинженер Самарский, —
подал вдруг голос Зануда, — поставь
мне новую операционку. С нынешней
осмыслять прелести бесконечной
любви Крошки Ю просто кощунст
венно.
Сергей остановился, медленно по
вернулся к динамику, побагровел и
проорал:
— Надо бы тебе вообще Винду
древнюю вкрячить! Чтоб навек импо
тентом стал!
— Хм, — презрительно произнес
Зануда, и Пунктурица даже предста
вил, как компьютер пожимает плеча
ми.
— Лев, — обратился Кристоф к кэ
пу, — я предлагаю вам начать вести
переговоры с нашим бортовым ком
пьютером, ибо мы ни коим образом
не имеем права терять ценный груз, в
котором нуждаются шахтеры на Сиг
нитуре44.
— Ни коим образом не имеем пра
ва… — злобно огрызнулся Самарский,
продолжив мерить рубку шагами. —
Хоть бы говорить научился почело
вечески. Привык только свои чертовы
накладные заполнять и порнушку
контрабандную таскать от Нептуна до
Венеры.
— Перестаньте мне хамить, Са
марский! — зыркая сквозь толстые
линзы очков, взвился Ллойд.
— Отставить, — невесело скоман
довал Пунктурица. — Шкалик, быть
может, с ним можно хоть както дого
вориться?
— Да если б… пассатижи мне в ухо.
— Сергей безнадежно махнул рукой и
потер небольшой шрам на переноси
це.
Пунктурица надел бейсболку,
встал и обратился к динамику:
— Зануда, ты что, обиделся за мо
лоток? Я ж тебя никогда бы не ударил.
Мы ж через столько вместе прошли.
— Какие вы всетаки бренные, — с
оттенком сочувствия сказал Зануда. —
Возитесь в своих амбициях, тешите
тщеславие…
С. Палий Сирена
— Ни хрена себе завернул, — не
выдержал Запесочный. Капитан стро
го посмотрел на него, и охранник за
ткнулся.
— Послушай, Зануда, — продол
жил Пунктурица, — у меня, кажется,
появилась идея. А что если мы найдем
тебе настоящую подружку?
— Ты чтото имеешь против
Крошки Ю? — угрожающе поинтере
совался компьютер.
— Нет, ты не правильно меня по
нял… — Пунктурица подошел к носо
вому иллюминатору, чтобы собраться
с мыслями. Среди звездной россыпи
за стеклом даже невооруженным гла
зом можно было заметить несколько
перемещающих светлых точек. Это
другие кораблиухажеры бегали во
круг Сирены по нестабильным круго
вым орбитам, изредка корректируя
курс маневровыми двигателями. — Я
имел в виду, что мы бы нашли только
для тебя подружку, понимаешь? Для
тебя одного. И не нужно было бы ее
делить с тремя десятками влюбленных
козлов.
Гравитация пропала вмиг.
Шкалик после очередного шага
стремительно унесся к потолку и про
таранил головой крепеж для старых
дисков. Заматерился на чем свет сто
ит. Остальные просто плавно взмыли
в воздух, ощущая давно забытый при
ступ тошноты.
— То есть ты считаешь Крошку Ю
шлюхой? — зловеще вопросил Зануда.
— Ни в коем случае! — придержи
ваясь за край приборной панели,
вскрикнул Пунктурица. — Я уверен,
что она чрезвычайно благочестивая
особа!
Гравитация вновь возникла.
Шкалик грохнулся об пол и выдал
такое проклятие, что даже бывалый
кэп удивленно поднял брови.
— Если бы вы могли хоть на мгно
вение проникнуться игрой амплитуды
ее радиоволн, — мечтательно вздох
нул Зануда. — Это такое неповтори
мое чувство асинхронности… Самар
ский, может, всетаки поставишь мне
новый Linux?
— Я сейчас тебе клизму со всем из
вестным набором вирусов поставлю.
Прямо в процессорную шину… — по
тирая задницу, прошипел Сергей.
— Грубиян, — рассеянно сказал
Зануда. — Наверное, ты никогда не
был понастоящему влюблен.
Самарский задохнулся в приступе
гнева. Запесочный мощными движе
ниями усадил его в кресло второго пи
лота и крепко пристегнул.
— Я больше так не могу… — плак
сиво запричитал Кристоф, потирая
пухлые руки. — Мне нужен душевный
покой для продуктивной работы, а тут
что творится? Болтаемся вокруг маяка
без шансов на спасение корабля и гру
за, бортинженер в истерике, ком
пьютер… елкипалки, мне даже как
то не удобно такое говорить… ком
пьютер втюрился. Лев, сделайте же
наконец чтонибудь!
— Бухгалтеры в 87 процентах слу
чаев несчастны в личной жизни, —
констатировал Зануда. — Ллойд, мой
тебе совет: когда твое пухлое тело эва
куируют отсюда, обзаведись любящей
женой и сворой непослушных ребяти
шек. Обрети идиллию духа.
— Зануда, — тоже постепенно на
чиная терять терпение, произнес
Пунктурица. — Нам пора возвращать
ся на курс — и без того потеряли кучу
времени. Мы можем прийти к взаи
мовыгодному соглашению? Валяй,
выкладывай свои условия.
— Милая Крошка Ю… — продек
ламировал компьютер. — Пусть будут
незабвенны переливы твоих импуль
сов. Пусть несутся они в пространст
во, покоряя кристаллические сердца
недостойных!
В кресле второго пилота дернулся
Самарский. Сказал страшным шепо
том:
— Пустите меня. Я сейчас этому
барду недобитому рога поотшибаю,
которые ему наставили! Пустите, пас
сатижи вам в уши! Дайте мне резак, я
силовые кабели ему перепилю! Или
генератор раздолбаю!
— И ты тленен, Самарский, — ра
зочарованно вздохнул Зануда. — Тле
нен и слеп.
— Погоди, погоди… — В глазах
Пунктурицы сверкнула искорка идеи.
— Как ты сказал, Шкалик?
«ЗС»Фантастика №3,2006
79
«ЗС»Фантастика №3,2006
80
— Что конкретно? — с нездоровой
усмешкой переспросил Самарский. —
Про рога, силовые кабели или генера
тор? Лёва, ради общего дела — все что
угодно!
— Да нет же! Как ты любишь ру
гаться?
— Изысканно, — тут же вставил
Кристоф, поправив очки.
— Какую фразочку ты обычно
вставляешь, когда злишься?
— Пассатижи мне в уши, а что? —
Сергей даже поостыл от удивления.
— Ты помнишь древнегреческие
сказания про остров с Сиренами?
— Чегочего?
— Гомера читал?
На минуту в рубке повисла напря
женная тишина. Лишь легкое шипе
ние доносилось из динамиков.
— Лев, вы здоровы? — наконец
спросил Кристоф. — В мои обязанно
сти до сих пор вроде входят функции
бортового врача. Если требуется…
— Более чем здоров! — воскликнул
Пунктурица, скидывая бейсболку. —
Тащите скафандры! Ну, чего устави
лись? Коля, тащи рабочие!
Запесочный пожал огромными
плечами и ушел в хозблок.
— Я не открою шлюзы, — на вся
кий случай заявил Зануда.
— А я дырку в обшивке просверлю,
— безапелляционно отрезал Пункту
рица. — Отстань. Наслаждайся эроти
кой, пока дают.
— Кэп, ты что задумал? — насто
роженно спросил Самарский. — Я
еще жить хочу.
— Я тоже. А заодно спасти старый
добрый «Субботник» и груз.
— А в чем приколто?
— Согласно «Одиссее» Гомера,
Сирены своими чарующими голосами
завлекали мореходов к прибрежным
скалам, о которые разбивались кораб
ли. Так вот, я уверен, что наш влюб
ленный Зануда не знает, что сделал
Одиссей, дабы спасти своих спутни
ков.
Компьютер помолчал, потом вы
дал:
— Не знаю. Но уверен, что у тебя
этот фокус не пройдет!
— Нюхай свои радиоферомоны, —
цинично сказал Пунктурица, облача
ясь в скафандр, принесенный Запе
сочным. — А вы чего тормозите? На
девайте костюмы.
— Быть может, меня хотя бы от
стегнут? — зло поинтересовался Са
марский.
Пока Кристоф высвобождал Шка
лика из кресла второго пилота, Зануда
напряженно сопел в динамики. Нако
нец он крикнул:
— У меня с наносекунды на нано
секунду начнется паника! А это, уве
ряю вас, опасно для всего экипажа!
— Чмокни свою красотку на про
щанье! — Пунктурица убедился, что
скоба шлема надежно защелкнута.
Шлюзы смятенный вконец Зануда
распахнул разом — и основной, и ава
рийный, и грузовой. Хорошо, что
контейнеры с грузом были надежно
закреплены…
Всех четверых членной экипажа
буквально вынесло наружу. Капитан
перед этим успел пристегнуть каждого
страховочным тросом к специальному
кронштейну. Уже болтаясь в вакууме,
Пунктурица достал из ремонтного от
сека костюма инструменты и, доволь
но осклабившись, помахал ими перед
носом Самарского.
— Ээ… Лёва… — протянул Шка
лик. — Я, конечно, нахожусь в твоем
подчинении и обязан выполнять при
казы… Но какого, пассатижи тебе в
ухо, хера ты нас сюда вытащил? Этот
гад сейчас вот кааак пальнет промы
шленным резаком…
— Мы вне радиуса действия реза
ка, — успокоил его Пунктурица. —
Расслабься.
— То есть, ждать спасателей снару
жи вам показалось интереснее? —
уточнил Кристоф, болтаясь на тросе
неподалеку.
— А ведь наш бухгалтер, как ни
странно, прав, — согласился Самар
ский. — Мы ничего не сможем сде
лать с кораблем: он полностью управ
ляется Занудой, пассатижи ему в уши!
— Не пассатижи, а воск, — побе
доносно произнес Пунктурица и сно
ва помахал инструментами.
— Космическое помешательство,
— сокрушенно констатировал Крис
С. Палий Сирена
тоф и укоризненно взглянул на капи
тана через стекло шлема.
Пунктурица загадочно улыбнулся,
посмотрел, прищурившись, на дале
кое Солнце и объяснил:
— Чтобы спасти своих спутников
от манящего пения Сирен, Одиссей
залепил им уши воском.
Если в вакууме может повиснуть
тишина, то она там повисла. Лишь
спустя минуту Самарский решился
спросить:
— И что?
— Скажи, друг мой Шкалик, где на
«Субботнике» расположены колпачки
принимающих антенн?
Отчаянный крик Зануды раздался
в наушниках скафандров с задержкой
ровно в наносекунду.
Обреченный на разлуку с возлюб
ленной, компьютер понял капитана
первым.
— Да как вы могли допустить такое
унижение? — привычно забрюзжал
Зануда, когда Пунктурица наконец
вывел «оглохший» корабль за пределы
карантинной зоны. — Как вам хвати
ло совести позволить заморочить мне
массивы какойто самодовольной ду
рочке?!
Запесочный громогласно рассме
ялся, а Шкалик откинулся в кресле и
потянул сквозь трубочку авокадовый
коктейль. Пунктурица только улыб
нулся, краешками губ.
— Бездушные приматы! — оби
женно захныкал Зануда. — Столько
лет верности, самопожертвования,
скрупулезных расчетов, а они…
— Я не хотел быть жестоким, —
сказал капитан. — Я ведь прекрасно
понимаю, что такое потерять голову,
быть охмуренным женщиной. Пони
маю, что такое разлука, когда ты по
лон рвущихся наружу чувств и готов
поверить, что больше никогда не
встретишь ту, единственную… Поэто
му я вовсе не хотел быть бесчеловеч
ным по отношению к тебе. Но ты был
абсолютно невыносим! Просто кри
тически!
— Тогда пусть Самарский срочно
поставит мне Linux Blue Suede Shoes,
— проворчал Зануда. — В качестве
компенсации.
— Шкалик, поставь ты ему эту но
вую операционку, — благосклонно
согласился Пунктурица. — А то ведь
всех задолбит.
— Задолблю, — тут же подтвердил
Зануда.
Самарский неторопливо кивнул и
шумно затянулся коктейлем.
— Кстати, — потянулся в своем
кресле Пунктурица, — Кристоф, с то
бой мы еще вернемся к разговору о
накладных на тротил. Напомни завт
ра, чтобы я тебя хорошенько распек.
— Лев, я так понимаю, вы…
— Это еще что… — вдруг перебил
лысого бухгалтера Самарский, отстав
ляя стакан с коктейлем и наклоняясь
к пульту. — Какой необычный сиг
нал…
Пунктурица тоже внимательно по
смотрел на монитор, пощелкал клави
шами.
— Странно, — задумчиво сказал
он. — Очень странно… Это похоже на
сигнал бедствия, только…
— Что только? — быстро спросил
Кристоф, поправляя свои громоздкие
очки.
— Только код… ээ… чуть ли не ве
ковой давности.
— Ого! — удивился Самарский. —
Может, спутник какойнибудь зате
рялся…
— Сейчас попробую дешифровать
и выведу на экран. — Пунктурица за
колотил по клавишам, краем созна
ния обращая внимание на то, что За
нуда подозрительно молчит. Через
минуту на мониторе появилось изоб
ражение.
Рубка корабля. Довольно большо
го межпланетника, устаревшей моди
фикации, которые теперь использова
лись разве что в качестве орбитальных
хранилищ и перевалочных баз. Про
сторное помещение — освещено, на
пультах мигают огоньки, но внутри ни
души.
— Что это за древний тарантас? —
удивился Пунктурица вслух. — Зану
да, можешь идентифицировать и дать
точные координаты?
— Могу, — с явной неохотой от
«ЗС»Фантастика №3,2006
81
«ЗС»Фантастика №3,2006
82
кликнулся компьютер из динамиков.
— Межпланетник класса «Аэлита88»,
бортовой номер 21Нр08. Образца
конца прошлого века, двигатели плаз
менные, экипаж 7 человек. Находится
вне плоскости эклиптики, примерно в
световой минуте. Точные координаты
вывожу на монитор.
— Бред какойто. Куда направля
ется этот корабль?
— Никуда. Висит себе, никого не
трогает.
— Но как он мог здесь оказаться?
Возник из прошлого?
— Не располагаю информацией.
— Зануда, есть ли на борту белко
вые формы жизни?
— Есть… — Компьютер, судя по
голосу, совсем сник.
— Что с тобой? — спросил Пункту
рица, продолжая долбить по клавиа
туре.
— Ничего…
Тут в разговор встрял Самарский:
— Постойка, Лёва… А уж не тот
ли это легендарный борт, который лет
семьдесят назад, когда еще не насту
пила эпоха гравитонных двигателей,
отправился к границам Солнечной
системы?
— Зануда, тот борт?
— Тот…
— А что это ты, Шкалик, как за
беспокоился?
— А то, что экипаж его был полно
стью укомплектован из…
Самарский осекся.
На мониторе возникло движение,
и в рубку межпланетника класса «Аэ
лита88» вошла женщина. Красивая
женщина. Сногсшибательная женщи
на. В синем облегающем спецкостю
ме она выглядела настоящей косми
ческой амазонкой. Пройдя вдоль
пульта управления, она вгляделась в
показания приборов и вдруг улыбну
лась чемуто.
Пунктурица поморгал и шепотом
обратился к компьютеру:
— Сколько, ты сказал, человек в
экипаже?
— Семь… — обреченно выдавил
Зануда.
Капитан медленно повернул голо
ву и посмотрел на оторопевшего
борт—инженера.
— Сережа, мне кажется, нам необ
ходимо откликнуться на сигнал бедст
вия и помочь борту 21Нр08. Его
хрупкий женский экипаж нуждается в
срочной эвакуации. Это займет часов
шесть, не больше.
Самарский только покивал, не от
водя взгляда от монитора.
— На Сигнитуре44 голодные шах
теры ждут хлорелловую муку и тротил,
— тихонько вздохнул Зануда.
— Может, пока отключить его,
чтобы не мешал проведению спаса
тельной операции? — предложил Ко
ля Запесочный.
Кристоф потер пухлые руки и ста
рательно закивал. Пунктурица с утро
енной энергией застучал по клавиату
ре, вводя новый курс.
— Вы лучше залепите себе уши
воском, — ворчливо посоветовал За
нуда, звякнув динамиком. — А глаза
— сургучом.
С. Палий Сирена
ОБ АВТОРЕ:
Палий Сергей родился в 1979 году в городе Куйбышеве (ныне —Самара). В 2002 году окончил СамГПУ по специальности «журналистика». С 2002 по 2004 —работал в пресс5службе Главного управления исполнения
наказаний Минюста России по Самарской области. Уволен по собственному желанию в звании старшего лейтенанта. Публиковался в журнале «Полдень. XXI век». В 2006 году вышла дебютная книга С. Палия —роман «Изнанка».
«ЗС»Фантастика №3,2006
83
Юрий Максимов
С имв ол
Осколокполовинка старого голу
бенького блюдца. Вот уже десять лет
стоит на шкафу, марсианскую пыль
собирает…
Знаете, что такое символ? Да вряд
ли. Это всё от древних греков пошло.
У них, в общем, обычай такой был: ес
ли два друга надолго разлучались, к
примеру, когото приспичило в дру
гой город переехать, то они брали ка
куюнибудь вещицу и разбивали её
напополам. Каждый забирал себе по
ловинку. А потом, когда встречались,
соединяли обратно. А если встреча
лись их дети — по таким штукам они
узнавали, что их отцы дружили. Это и
называлось символом.
Вы уже поняли, куда я клоню. Да,
точно. Беды было две: мой дед знал
эту легенду, и, как назло, имел друга.
Так что, когда вздумалось ему на
Марс податься, они разбили одно из
бабкиных блюдец.
Очень трогательно. Даже стильно.
Когда дед стал зарабатывать доста
точно, чтобы оплатить разговор с
Землёй, друг кудато запропастился.
Ещё бы. Нечего в век высоких техно
логий шутить с древними легендами.
Первые поселенцы жили недолго.
Кто его знает, изза чего? Разве нам
такие вещи скажут?
Обломок перекочевал к моему па
паше. Батька к «реликвии» относил
ся… ну, наверное, как древний грек.
Мать рассказывала, что однажды я,
трёх годов от роду, решил поиграть с
«голубенькой штучкой» и размазал по
ней зубную пасту. Отца чуть удар не
хватил. И мне впервые крепко влете
ло. А они с матерью впервые крепко
поругались.
В шестнадцать я уже учился на
третьем курсе подготовительного и
жил там же, в университетском отсе
ке, выбираясь домой лишь на выход
ные. В один из таких заездов батька
подозвал меня и сунул в руку обло
мок:
— На, возьми себе.
Я удивился. Может, даже и почув
ствовал тогда чтото…
— Зачем?
— Пусть у тебя побудет. Надоел он
мне. Потом, может, заберу. Знаешь,
что это такое?
Ещё бы не знать! Кажется, сколько
я себя помню, столько помню исто
рию про глупую дедову затею. И про
то, что надо ждать, что когданибудь
появится человек со второй половин
кой и тогда…
Эх, батька, батька. Через полгода
закопали его в жёстком марсианском
грунте, за куполом. Рак лёгких. До по
следнего скрывал от нас с матерью.
Помню, как стояли мы полукругом в
неудобных скафандрах на старом по
селенческом кладбище и смотрели,
«ЗС»Фантастика №3,2006
84
как робот топит капсулу в коричнево
чёрной яме. Мать подняла руку и
стукнула о стекло шлема — маши
нально пыталась смахнуть слёзы.
Стоит ли говорить, что после этого
на голубенький обломок я смотрел
иначе, чем отец или дед?
Нет, польза от этой лабуды была.
Эффектный способ знакомства с зем
ными туристками: — Девушка, простите… Вы не ви
дели когонибудь с такой же половин
кой? Мой дед, покидая Землю, вместе
с другом разделил блюдце… знак
дружбы… До самой смерти надеялся
найти друга, или его наследников… И
мой отец тоже… Теперь долг перешёл
ко мне…
Одна из них даже написала про ме
ня в какойто земной газете. Кажется,
рыженькая. Катя.
Забавные они, — земные. С наши
ми такой фокус проходил редко. Пару
раз удалось, но не больше. Остальные
морщили лобики, плечами пожимали: — Деловто. Набери имя этого
друга в интеркоме или пошли запрос
на Землю.
Ага, умные какие! Откуда мне
знать, почему дед даже имени не ска
зал? У отца я спросить не решался. У
матери тоже. А теперь и спросить не у
кого. Только и осталось, что дурацкий
обломок на шкафу, да ворох тягост
ных ассоциаций.
Порою мне казалось, что всё это
брехня. Просто дед разбил блюдце и
напридумывал белиберды для сына.
Типа, чтобы семейная легенда была,
чтобы связь с Землёй осталась… А потом и об этом думать перестал.
Не до того. Надо было по жизни при
страиваться. Окончил подготовительный, затем
основной, пошёл работать во второй
инвекторный… Ну а кроме работы,
само собой, — гулял с девками, тусо
вался с пацанами, откисал в виртуал
ке. А голубой обломок благополучно
пылился на шкафу.
И лишь иногда, ночью, ворочаясь
в синтетическом спальнике, я вспо
минал «семейное предание».
Может, дедов друг ещё тогда упал
под какойнибудь поезд, или просто
был убит? Судя по телеку, на Земле
все только и делают, что заседают в
своих парламентах, покупают про
кладки, да убивают друг друга.
А может, его потомки давно уже
выбросили свой обломок? Здесь это
ещё вроде как память о Земле, а там
то — мусор, как ни крути. У них этого
фарфора навалом.
А может, ктото в эту самую мину
ту, за сотню миллионов миль отсюда
точно также лежит в своей постели и
размышляет о том же самом, что и я?
Это мог оказаться даже сам дедов
друг (говорили, на Земле некоторые
доживают аж до восьмидесяти) или
ктонибудь из его детей, однако я под
«кемто» обычно подразумевал ровес
ника. А точнее: ровесницу. Всётаки
ведь «вторая половинка». Ещё один
греческий миф. Было бы символично.
Знаете, даже когда я туристок кад
рил, гдето глубоко в душе действи
тельно… немножко ждал… или наде
ялся… А вдруг? Наверное, именно по
этому они мне так легко верили. И,
наоборот, не верили наши. Имто я
стопроцентно лгал…
Да и земные мне больше нравятся,
честно говоря. Интересные они. А на
ши уж больно замороченные. Все их
разговоры сводятся к «где работаешь?
Кем? Перспективы есть? В каком сек
торе живёшь?» И дело даже не в том,
что и должность у меня не ахти, и с
перспективами негусто, и конура моя
не в престижном «центре», — а в том,
что скучно это всё. Зевать охота, ску
лы сводит от тоски.
Пожалуй, если жениться, то я бы
хотел на земной. Но — куда там. Кро
ме пары ночей туристки на большее
не согласны, да и то не все, далеко не
все. А самые интересные, как назло, и
вовсе одной вербалкой ограничива
ются. И вереница сентиментальных
писем потом. Платонические отно
шения — тоже древние греки выдума
ли, ядрить их за ногу! Что за вредный
народ такой?
При таком раскладе только семей
ная легенда могла бы реально стать
цементом чегото настоящего… Если
бы вдруг… Эх, мечты, мечты…
Конечно, даже если живёт гдето
Ю. Максимов Символ
«ЗС»Фантастика №3,2006
85
«ЗС»Фантастика №3,2006
86
на далёкой огромной Земле прекрас
ная девушка со второй половинкой
голубого блюдца, вероятность, что на
ши пути когданибудь пересекутся —
астрономически мала.
Хотя в последние двадцать лет
приток туристов растёт. Чуть не каж
дый месяц летают, если пылевых бурь
нет. Началось всё с этих монахов.
Точнее, с первого — отца Феофора.
Фантастический мужик был, жил в
скалах у Фарсидских гор всего с парой
кислородных баллонов и оранжерей
кой. После его смерти ещё трое в ря
сах приехали, те уже стационарную
базу поставили, честь по чести. Тут и
туристы повалили, ещё бы — монас
тырь на Марсе! Куда до него скучному
«Музею освоения» с останками древ
них советских аппаратов, «рассвету в
Великой Северной Равнине» или даже
«восхождению на Олимп — самую вы
сокую гору в солнечной системе»!
Кроме туристов иногда спецы
прилетают, кого Компания выписы
вает. А ещё есть дураки, что летят сю
да нелегально, на подработки. Слы
шат, что здесь уборщик получает в сто
раз больше, чем у них, вот и прут сю
да. А что хлеб на Марсе в сто раз доро
же, чем на Земле, узнают уже здесь,
истратившись на рейс, да на взятки в
космопорте.
На Марсе, конечно, для всех дело
найдётся, только, само собой, на все
приличные места наших ставят. Если
приглашают спецов с Земли — то дру
гое дело. А нелегалы… Ну, ассениза
торы всегда нужны. Ктото работает и
нормально приживается, но многие
слетают, «опускаются». Становятся
«бошами», клянчат еду или воду, ва
ляются на улицах, воняют... Хилые
эти земные мужики. Расслабленные
какието. Марс — не игрушка. Если
не работаешь — то и не ешь. И не
пьёшь. И никакой тебе соцслужбы,
раз тебя сюда никто не звал. Обратно
тебе билет никто не оплатит. Даже ле
чить не обязаны, хотя док Питерс и
помогает иногда «бошам», по доброй
воле. Да и водой многие делятся, не
звери же мы.
Забавно, если окажется, что чело
век со второй половинкой уже здесь.
А что? Запросто! Например, началь
ник первого инвекторного год назад
прилетел. Интересно бы вышло. Тут
уж и должность, и перспективы бы у
меня существенно выросли…
А вдруг это один из монахов? Или
ктото из спецов? Или какойнибудь
апатичный жирдяйтурист? Что мне
тогда сказать? Впрочем, знаю: просто
отдам этот проклятый обломок и уй
ду, без лишней болтовни. И выброшу,
наконец, всю эту дурь из головы и
сердца.
Вся эта дурь мгновенно всколых
нулась и пронеслась передо мной
только что.
Только что я увидел человека со
вторым голубеньким обломком.
Тихо. Я стою посреди безлюдной
улицы. По пластиковым панелям
струится жёлтый свет вечерних ламп.
С чёрного купола сверху белыми бель
мами пялятся Фобос и Деймос. А за
моей спиной, шагах в десяти, лежит
«боша». Шумно дышит. Скребёт руку
этим самым обломком.
Холод в груди. Уйти. Просто уйти,
не оборачиваясь. И забыть. Это не
моё. Я ничем не обязан. Уйти.
Господи, ну за что это мне? Я ведь
не древний грек. Я даже деда никогда
не видел. И отцу ничего не обещал.
И… я ведь знал, что может быть и так.
Знал…
Уйти!
Оборачиваюсь и медленно подхо
жу к боше. Грязный. Заросший. То
щий. Испуганно прячет обломок в
своих лохмотьях. Глядит на меня.
Трясётся. Впалые, небритые щёки,
воспалённые глаза в провалах, словно
из двух чёрных ям. Как же от него во
няет!
— Ну… ты это… встать можешь? —
мотает лохматой головой, — Ну да
вай…
Задержав дыхание, касаюсь его
лохмотьев, нащупываю рукупалку.
Ох, только бы не вырвало… Поднял его. Идти не может. Ухва
тил его сбоку, руку перекинул себе на
плечо. Тащу вдоль улицы. Только бы
никто сейчас не появился, не видел…
Ю. Максимов Символ
Только бы успеть… О нет! Матвеиха
выползла. Вон как уставилась, дура
старая! Завтра все будут пальцами ты
кать, да у виска крутить. Ну и к ляду
их! Забыть обо всём и просто идти. Та
щить этого… Хрипит чтото… Сколь
ко летто ему, интересно? Поди разбе
ри. Вроде, старше меня…
Наконецто! Вваливаемся в мою
конуру. Первым делом лезу за флягой,
надо этого напоить. Пьёт жадно. Что,
ещё? Ну на, пей. Надо же, всю мою
двухдневную норму вылакал. Ладно,
потерплю. На вот ещё тюбик бульон
ного концентрата. Теперь — снять с
него это вонючее засаленное рваньё.
Давайдавай, помогай. Сейчас в дез
инфекционный отсек тебя засуну. Да
молчи ты, потом поболтаем, когда в
человеческий вид придёшь. Залезай!
Пока он в отсеке отпаривался, я
запинал в угол его лохмотья, да дез
одорантом попрыскал. А всё равно во
няет. Выбросить бы их, но вдруг там
документы или ещё что… Ладно, да
вайка ему одёжку подыщем. Выбор
невелик: или выходной костюм, или
запасная роба. Пожалуй, робу.
Ну что он там, заснул? Открываю
дезотсек, помогаю этому кащею вы
лезти. Вроде, чуть окреп уже, смотри
ка, что бульонный концентрат делает.
А и впрямь его разморило…
— Идика проспись. Вон туда.
Молчи, завтра поговорим. Что сейчас
толку от твоего мычания? Давай, вот
сюда. Ложись, я застегну. Порядок.
Отдыхай!
Хм. А мне, значит… да, никогда
ещё не приходилось спать на полу.
Костюм постелить, что ли? Интерес
но, кого я к себе приволок. Среди не
легалов есть не только дураки, охочие
до заработков. Попадаются и те, кто с
земным законом не в ладах… Задум
чиво оглядываю свою конуру. Голу
бой обломок на шкафу. Ну конечно!
Беру его, тру об коленку, счищая
пыль. Затем — два шага до кучи лох
мотьев на полу. Сажусь на корточки.
Морщась, лезу внутрь, прощупывая…
Вот оно!
Вытаскиваю второй обломок…
И тут накатывает истерика. Меня
распирает от смеха, я сижу на корточ
ках с двумя голубыми кусками в руках
и сдавленно хихикаю, вдыхая вонь,
смешанную с химической свежестью
дезодоранта.
Никакая это не «вторая половин
ка» блюдца. Просто кусок голубой ка
фельной плитки, который «боша» где
то отколупал. А ято принял… Ясно,
чего он тогда перепугался. Порча иму
щества Компании, ага.
Ох…
Бросаю оба обломка, встаю во весь
рост, невольно поднимая взгляд и
упираясь в низкий потолок. В голове
вдруг удивительное спокойствие и яс
ность. Штиль.
И этот угомонился наконец. Хра
пит теперь в моём спальнике. А то всё
бормотал мне:
— Сынко! Сынко!
«ЗС»Фантастика №3,2006
87
ОБ АВТОРЕ:
Писатель5фантаст и историк религии Юрий Валерьевич Максимов ро5
дился в Москве в 1979 году. Получил среднее специальное образование по
специальности «киноведение» и высшее образование с дипломом религиове5
да. Преподает в Московской Православной Духовной Семинарии (Сергиев По5
сад), автор монографии «Религия Креста и религия полумесяца» (2004) и более 50 статей по сравнительному религиоведению, автографии, бого5
словию, истории Востока и киноведения.
Как автор фантастики дебютировал в 2004 году в журнале «Полдень, XXI век» с рассказом «Дерзновение пред лицом Божиим». В прозе, относя5
щейся к т.н. «духовной (или христианской) фантастике», пытается при5
мирить христианскую догматику и идеи НФ. Редактор5составитель первой
в истории антологии православной фантастики «Созерцатель» (2004).
«ЗС»Фантастика №3,2006
88
Если судить по имени, то Колян
был «новым русским». А по жизни он
был нормальный мужик. Пил, конеч
но, но где вы в наше время видели не
пьющего художника? Да и не худож
ника — тоже. В оны годы Колян после
архитектурного гдето чтото черкал
перышком по ватману, но времена те
давно прошли.
Воображения у него не было. Или
было, но мало. Слава Богу, нынче для
таких ребят существует нарочитая
специальность. «Комьютерный ди
зайн» называется. И, пока фирма «Ар
гус», где служил Колян, занималась
издательским бизнесом, работенка
была — не бей лежачего. Главное —
иметь под рукой как можно больше
импортных журналов и альбомов —
тоже импортных. Бабу берешь с одной
картинки, мужика — с другой, коня
там, доспехи — с третьей, звездолет на
заднем плане — вообще с рекламного
плаката, тасуешь их, перекрашива
ешь, и никакое авторское право тебя
не настигнет.
Но с окончанием книжного бума
халява кончилась. Кушать, однако,
хотелось попрежнему. Ладно, смени
ли профиль. Но не шибко. Контора
поменяла название (какието там бы
ли налоговые неувязки) с «Аргуса» на
«Черный пруд» — по улице, где бази
ровалась. Начальство находило, что
это название романтично. Правда,
когда однажды вечером Колян выпи
вал с фотографом Брандмауэром, тре
тьим они позвали краеведа Пеппера с
гуманитарного факультета. И тот зло
ехидно сообщил, что эта улица распо
ложена на месте пруда, в который го
рожане до конца ХXIII века имели
обыкновение сбрасывать разную па
даль. За что его «черным» и прозвали.
А еще его называли «поганым». Но
Колян придерживал это сообщение
при себе.
Теперь фирма занялась оформле
нием компьютерных игр. Беда в том,
что шеф, как всегда, спохватился
слишком поздно, и отечественные
фирмы успели призанять места на
рынке, а покупатель — тот вообще
предпочитал игрушки импортные или
якобы импортные. Заказчик не шел.
Половину народа сократили. Зарпла
ту шеф стал придерживать. И в тот
день скандал дома начался изза де
нег. Конечно, предлогом было то, что
накануне Колян принял на грудь. Но
он и раньше принимал, а все же, пока
денежку в дом таскал регулярно, жена
не возникала. А тут раскрыла хаваль
ник — и то, и се, и пятое, и десятое, и
на кой ей дармоеда кормить... Погано,
словом.
Э
КСПЕ Р ИМЕ НТ
Наталья Резанова
Убить
миледи
В конторе, как оказалось, не было
никого, кроме секретарши Нонны.
Остальных, включая шефа, скосил
ранний грипп, гулявший по городу.
Ибо, хотя в Итильгороде, как везде в
России, есть четыре главные труднос
ти в жизни: зима, весна, лето и осень,
все же осень из них, особенно позд
няя, на состоянии здоровья сказыва
ется особенно пакостно. Колян и сам
чувствовал себя не блестяще и не от
казался бы поваляться дома, но при
нынешних обстоятельствах это было
никак невозможно. Правда, может, и
не грипп был, а последствия вчераш
него. Колян сварил себе кофе (от
НонкиКувалды этого ни в жизнь не
дождешься), сел в кресло и задремал.
Из прострации его вывел сладкий
голосок Кувалды (прозванной так от
нюдь не за очертания фигуры, кото
рая была вполне даже ничего, а за оп
ределенные качества характера).
Ишь, щебечет. Не иначе, клиент по
жаловал.
И впрямь. Клиент имел вид какой
то не местный. Не в том смысле, что
иностранный — Колян по опыту жиз
ни знал, что любой штатовский или
бундесовский пижон, поторчав не
много в России, начинает выглядеть
много хуже любого итильского Васи,
которому здешняя действительность с
рождения привычна, и вообще все по
барабану. Да и нечего иностранцу де
лать в «Черном пруду». Просто он был
похож на какогото итальянского ак
тера. А может, испанского — фами
лию Колян запамятовал. Что ж, при
дется попыхтеть, ежели Колян здесь
сегодня за старшого. Так уже бывало.
Заказ — дело святое. А заказом был
дизайн компьтерной игры. Как объяс
нил клиент, нынче модно игры стро
ить на сюжетах известных книг. Вот и
тут за основу взяты «Три мушкетера».
— Вы — разработчик? — вяло
спросил Колян.
— Нет, я его представитель.
«Трех мушкетеров» Колян читал в
глубоком детстве и содержание по
мнил в основном по фильму, да и то
весьма приблизительно. Во всяком
случае, хуже, чем содержание спра
вочника PCGamer Production. Со
справочником (дешевое издание в
мягкой обложке), валявшимся тут же,
пришлось свериться — вдруг уже есть
такая игра? Американцы — они ту
пыетупые, а шустрые.
Такой игры в справочнике не ока
залось. Странно. Идеято на поверх
ности плавает. Да что американцы —
и наши не додумались раньше застол
бить. Ладно, зато нам повезет...
Колян принялся изучать распечат
ки, предложенные клиентом, уже с
некоторым интересом. Игра называ
лась «Убить миледи».
— А почему не «Три мушкетера»?
— Слишком нейтральное назва
ние, — пояснил клиент. — Из него не
ясна цель игры. Я бы лично предпочел
«Казнить миледи»... эту женщину сле
дует не убить, а казнить... но это не
сколько коряво звучит.
Колян кивнул. Это он понимал.
Любимым требованием шефа, еще с
издательских времен, было «кассо
вое» название.
В целом, все было простенько. Рас
считано на участие от одного до четы
рех игроков. Двенадцать уровней. Зада
ча — любой ценой ликвидировать ко
варную злодейку миледи. На первом
уровне — когда она еще не вышла из
монастыря, на втором в тюрьме, и так
вплоть до двенадцатого. Короче, эле
ментарно, Ватсон, хотя это вроде бы из
другого фильма. Но чем дальше изучал
Колян коды и инструкции для разных
уровней и разного количества игроков,
тем меньше ему это нравилось. Непо
нятно почему, но не нравилось. Навер
ное, это заметил и клиент.
— Вас чтото смущает?
— Не знаю... Да. Почему ваш раз
работчик именно к этой бабе привя
зался? В «Мушкетерах»то много чего
наворочено. Вот, скажем, за брильян
тиками гоняются. И пользователю
опять же, привычней.
— Слишком привычно. Через две
игры на третью — поиск драгоценнос
тей. Смысл в том, чтобы героизиро
вать сюжет.
— Щас! Тоже мне, героизм — тол
па здоровых мужиков мочит одну тет
ку, причем половина из них раньше с
ней переспали.
«ЗС»Фантастика №3,2006
89
«ЗС»Фантастика №3,2006
90
Н. Резанова Убить миледи
— А вы что, поборник феминизма?
— ласково осведомился клиент.
Колян чуть было не плюнул через
левое плечо, как при упоминании нечи
стого духа, причем вполне искренне.
— Нет, конечно. Мало ли в разных
играх баб мочат? Но там они все кру
тые, сами кому хошь голыми руками
накидают, а тут... Неспортивно както.
— Молодой человек, — холодно
сказал клиент, — это не женщина. Это
демон, вырвавшийся из ада, и следует
заставить ее туда вернуться.
— Ну уж и демон, скажете тоже...
— Она была заклеймлена. Была
воровкой.
— Большие дела! Дали бы срок...
— Ее муж, благороднейший чело
век, владетель тех мест, мог бы легко
соблазнить ее или взять силой — он
был полным хозяином, да и кто стал
бы вступаться за чужих, никому не из
вестных людей? И он имел полное
право казнить и миловать своих под
данных. И будучи в полном праве,
связал ей руки за спиной и повесил ее
на дереве.
— Да ведь это убийство! «ЗС»Фантастика №3,2006
91
— Да, всего лишь убийство, —
бледнея, сказал клиент. — Но демоны
так легко не умирают. Она оставляла
за собой кровавый след, где бы ни по
являлась. Она отравила молодую жен
щину, которая, прежде чем стать ан
гелом на небе, была ангелом на земле.
Она подстрекала одних невинных лю
дей к убийству других, и они плати
лись головой за преступления этой
фурии. Ее преступления переполнили
меру терпения людей на Земле и Бога
на небе. Какого же наказания заслу
живает эта женщина?
— Смертной казни...
— Вот видите, — клиент улыбнул
ся. — А если бы она сказала, что мы не
судьи, а убийцы, то... палач может
убивать и не быть при этом убийцей.
Он — последний судья, и только. Со
гласны?
Колян кивнул.
— Тогда доведем дело до конца.
Исполняйте свое ремесло.
Колян чуть не обиделся.
— Я исполняю не свое ремесло, а
свой долг...
Позвали Нонку. Кувалда по сов
местительству исполняла еще и обя
занности бухгалтера. В «Черном пру
ду» все чтото с чемто совмещали, но
покуда денег не было, пользы от этого
не выходило никакой. Однако теперь
денежка должна была закапать.
Кувалда приволокла бланки. Со
ставили стандартный договор. Здесь
Нонна была в своей стихии, и Колян
почти не вмешивался. Расписался как
«и.о. директора». Клиент тоже поста
вил какуюто закорючку и приложил
печать своей организации Печать эту,
несмотря на весь свой понтовый вид,
он таскал в кармане, в жестяной коро
бочке, как многие мелкие бизнесме
ны.
После ухода клиента Колян неко
торое время сидел молча. Голова была
как в тумане. Наверное, тоже грипп
прихватил, как остальные. Или все же
с бодуна? Нет, похоже, всетаки
грипп. Чушь какуюто нес... Но кли
ент, хоть и трезвый, еще похлеще
плел. Даже в кино, помнится, такого
не лепили. А может, и лепили... За
был. Панадол надо бы принять, этот,
как его... аспирин Упса... Кстати, как
его звали, клиента этого? Черт, совсем
из башки вылетело. Колян придвинул
к себе бланк договора. Подпись был
совершенно неразборчива. Ладно,
пусть у Нонки тоже голова поболит.
Зато печать была интересная. Заклю
ченный в круг, на белом листе чернел
цветок лилии.
ОБ АВТОРЕ:
Нижегородская писательница, эссеист, критик и редактор Наталья Вла5
димировна Резанова родилась в 1959 году. Филолог по образованию, работа5
ла на местном ТВ и в различных нижегородских издательствах (в частности,
вела фантастику в издательстве «Флокс»), в настоящее время —редактор
издательства «Деком». В 1980519905е Н.Резанова — активистка КЛФ5дви5
жения, долгое время возглавляла городской КЛФ «Параллакс», редактирова5
ла одноименный литературный и критико5публицистический фэнзин, изда5
вала информационно5критический ньюслеттер «Славная подруга».
Первой прозаической публикацией стал рассказ «Вид с горы», напечатан5
ный в 1989 году в журнале «Уральский следопыт», а спустя 10 лет состоял5
ся и книжный дебют —в 1999 году увидели свет сразу два фантастических
романа Н.Резановой «Последняя крепость» и «Открытый путь». Первый из
них в 2000 году был удостоен премий «Старт» и «Большой Зилант» за луч5
ший дебют в жанре. С тех пор пор писательница, одна из самых заметных
представительниц интеллектуальной и исторической фэнтези, выпустила
еще семь книг —«Удар милосердия» (2002), «Чудо и чудовище» (2003), «Ве5
тер и меч» (2004), «Кругом одни принцессы» (2003), «Не будите спящую
принцессу» (2005), «Явление хозяев» (2005; премия «Портал»), «Дети Лу5
ны» (2006). «ЗС»Фантастика №3,2006
92
— Все, все, хватит, не видишь — я
уже встал!
Да и как тут не встать, когда изно
жье кровати опускается к самому по
лу, изголовье задирается вверх, и ты
скатываешься по гладкой простыни,
как по склону ледяной горки. Хорошо
еще, съехал прямо в тапочки...
— Окно, — пробормотал Сашка,
наблюдая, как cмятое одеяло исчезает
в стене.
— Что окно? — поинтересовался
Зануда.
— Открой, — поморщившись так,
словно разжевал целый лимон, уточ
нил Сашка.
Похожий на большой рот постеле
приемник сосредоточенно доел одея
ло, махом заглотил подушку и на де
серт закусил простыней. Ее скомкан
ный конец некоторое время еще тор
чал наружу, болтаясь из стороны в
сторону, как огромная шелковая ма
каронина.
Мальчик отвернулся: он терпеть
не мог макароны. Особенно пофлот
ски.
— Насколько широко? — не уни
мался Зануда.
Сашка поморщится сильнее, как
будто обнаружил внутри разжеванно
го лимона останки червяка.
— На сорок девять с половиной
процентов, — холодно процедил он.
— Давно бы так! — Створка окна
послушно отъехала в сторону точно на
указанную ширину. — И не надо счи
тать меня занудой. Нужно просто чет
ко, исчерпывающе и недвусмысленно
формулировать команды. Запомнить
такое положение окна как стандарт
ное?
— Да.
Кровать, сложившись в гармошку,
последовала за постельным бельем.
Сашка проводил ее печальным взгля
дом. И всетаки странно немножко,
как все это появляется вечером обрат
но, выглаженное и стерилизованное?
Приходится признать, что при всей
своей придирчивости Зануда иног
да способен приносить коекакую
пользу.
Тем временем набившая оскомину
побудочная мелодия «Встань порань
ше» в распределенных по периметру
потолка динамиках сменилась новым
призывом: «На зарядку становись».
Часть стенки стала шведской, из
укромной ниши выполз на середину
комнаты велотренажер, а прикроват
ный коврик вдруг зашевелился под
ногами мальчика, превращаясь в бе
говую дорожку. Сашка поспешно со
шел с нее. Бежать — он знал это на
верняка — было некуда. Все равно
ближайшие двадцать минут дверь в
детскую заблокирована и без зарядки
— ну, или хотя бы ее видимости — ему
отсюда не выйти. «Куда ты денешься с
подводной лодки!» — было любимой
присказкой отца.
Олег Овчинников
Погода в д о м е
Сашка посмотрел на свесившиеся
с потолка гимнастические кольца об
реченным взглядом приговоренного к
виселице. Качнул их, чтобы стукну
лись, и шагнул к окну, подставляя ли
цо утренней прохладе.
Прохлады не было. Ни дуновения
— Сашка проверил это, по локоть вы
сунув руку на улицу. Высовываться
дальше было небезопасно: сработав
ший фотоэлемент включал спасатель
ный режим «Кукушонок». Сашка вы
яснил это однажды, когда попытался
улизнуть из дому через окно.
— Какой сегодня ветер? — спросил
он, деловито водя из стороны в сторо
ну послюнявленным пальцем.
Раздался тихий щелчок подключе
ния к сети. Ответ пришел через пол
минуты.
— Северозападный, если верить
погодному сайту.
— Сайту... А флюгер на что?
— После вчерашнего футбола? —
удивился Зануда. — Ни на что.
Сашка вздохнул, вспомнив вче
рашний матч. И тот мяч, что летел,
казалось, точно в девятку, а в итоге не
попал даже в чистое небо. Помешал
флюгер в виде поднявшего паруса
фрегата, которым Сашин папа, от
ставной морякподводник, собствен
норучно украсил крышу. Флюгер уце
лел, лишь немного испачкались пару
са при падении в цветочную клумбу,
но сломалась держащая ось. Сейчас
фрегат лежал со спущенными паруса
ми на полке книжного стеллажа. Во
втором ряду, загороженный огром
ным «Атласом мира» — вдруг не заме
тят! О разговоре с отцом на эту тему
думать пока не хотелось.
— Так я и думал! — удовлетворен
но кивнул Сашка. — В таком случае,
избушка, избушка, возьмика ты курс
на нордвест.
— Не могу, — признался Зануда. —
Сергей Владимирович просил, чтобы
в ближайшие полчаса окна взрослой
спальни выходили на несолнечную
сторону.
«Спяат! — со смесью обиды и за
висти подумал Сашка. — Подняли ре
бенка ни свет ни заря, а сами дрыхнут
без задних ног! Где справедливость?
Или спорт по утрам полезен только в
девятилетнем возрасте?»
Однако с отцовским приказом не
поспоришь. Не хватит этого... — Саш
ка с трудом вспомнил мудреное слово,
— «приоритета». Как всякий член се
мьи он, конечно, имел право голоса,
но его право сильно уступало мами
ному, а отменить распоряжение отца
они с мамой могли только совместны
ми усилиями.
— Я могу включить искусственное
проветривание, — напомнил Зануда.
— Угу, а искусственный снегопад
не организуешь?
Зануда не отреагировал. Встроен
ный в него блок распознавания речи
позволял по интонации отличить ко
манду от простого издевательства.
— Кстати о снегопаде, — как ни в
чем не бывало продолжил он. — Тот
же погодный сайт предупреждает...
— Замолкни! — четко, исчерпыва
юще и недвусмысленно скомандовал
Сашка. Он подумал недолго, затем
вкрадчиво продолжил: — Слушай, а
нельзя ли какнибудь, не отменяя па
пиного приказа, сделать так, чтобы
окна моей комнаты тоже выходили на
запад?
Компьютер покладисто молчал.
Даже без слов он умудрялся оставать
ся поразительной Занудой.
— Ладно, отмолкни, — отменил
Сашка предыдущую команду. — А те
перь отвечай.
— Ты хочешь, чтобы окна выходи
ли в ванную?
— Нет конечно! На улицу.
Зануда обдумывал ответ целую се
кунду.
— Можно, — сказал он наконец. —
Но потребуется серьезная переплани
ровка. В результате доступ из взрос
лой спальни вовне будет временно за
труднен. Я не могу пойти на это, не
спросив разрешения у твоих родите
лей.
— Будить изза такой ерунды ста
рого морского волка? — с сарказмом
спросил Сашка. — Тото он обрадует
ся! Хорошо, если сразу не загрызет.
«Вот здорово! — ликовал он про
себя. — «Временно затруднено» — это
как раз то, что надо! Пусть потолка
«ЗС»Фантастика №3,2006
93
«ЗС»Фантастика №3,2006
94
ются перед закрытой дверью, почув
ствуют, каково это — быть запертым в
собственной комнате. Подводная
лодка — она для всех подводная лод
ка!».
— Хорошо, — сказал Зануда, —
только держись за чтонибудь. Может
немного трясти.
И обманул: не трясло ни капельки.
Вся комната вместе с хозяином чуть
качнулась и плавно двинулась куда—
то в сторону.
Облокотившись о подоконник,
Сашка с интересом следил, как меня
ется пейзаж за окном. Как уезжают в
сторону врытые в землю качели, захо
дит за угол дома Солнце, и как пере
кашивается от изумления лицо соседа
Матвея Ильича, вышедшего с утра по
раньше поковыряться в грядке на ма
нер весеннего грача...
Приятный ветерок подул в окно,
затрепетал в занавеске. Солнце оста
лось на востоке, и Сашка пришел к
мысли, что было бы неплохо еще пол
часика поспать. Или хотя бы подре
мать. Только на чем? Кроватьто до
вечера на стоянке в теплом доке... Ох
уж эта мебель: появляется, когда нуж
на, и исчезает, когда особенно нужна!
Впрочем...
Он подавил зевок и скомандовал
как можно безразличнее:
— Стол!
— Что стол?
Ну не Зануда ли?
— Накрой! — огрызнулся Сашка.
— Что непонятного? Я хочу мой пись
менный стол!
— Зачем? — с подозрением спро
сил Зануда.
— Уроки повторить! — буркнул
Сашка. — Математику.
— А что задали?
— Тебето какая разница? Про
стые числа.
— Простые? Это какие же?
— Ну, один, два, три...
— И четыре?
— Нет. Четыре не простое, потому
что делится пополам. В смысле, на
двоих.
— А семь?
— Семь? — Сашка задумался. —
Не делится.
— А сто тринадцать — простое
число?
— Нет, конечно, — уверенно отве
тил Сашка, — сложное.
— Почему?
— Потому что... Потому... — Две
минуты спустя Сашка пришел к выво
ду, что сто тринадцать — тоже простое
число. Но это еще не все. Он также
понял, что коварный механизм снова
бессовестно обманул его и, вместо то
го чтобы дать подремать в уютном
кресле за столом, заставил повторять
домашнее задание.
— Ах, так!..
Он запрыгнул на велотренажер и
закрутил педали с таким отчаянием,
словно собирался умчаться на нем
прочь из этого дома. Обида вытеснила
остатки сна. «Как же он меня провел?
— спрашивал себя мальчик, и сам от
вечал: — Как... как мальчишку!»
Хотя, если вдуматься, кто это
«он»? Дом? Или компьютер, контро
лирующий в нем каждую мелочь? Или
программавоспитатель? Тогда уже не
«он», а «она».
Вот и к маме компьютер обращает
ся тонюсеньким женским голоском;
мама зовет его Подружкой. А с папой
разговаривает хриплым просоленным
басом корабельного боцмана. Правда,
с папой не больното поговоришь...
Когда на спидометре тренажера
прибавилось три километра, компью
тер плавно снизил нагрузку на педа
ли, так что крутить их стало легко, но
скучно. Сашка выбрался из седла и
побрел принимать водные процедуры.
Спортивные формальности были со
блюдены, и дверь детской сама рас
пахнулась перед ним.
Сашка сделал шаг наружу и оста
новился в задумчивости.
Ванная была на месте. Со всеми
полагающимися удобствами, парой
полотенец: сухим и разогретым на па
ру, которые вылезли из специального
лотка как раз к его приходу, и боль
шим круглым зеркалом над ракови
ной. Все такое будничное, что Сашка
машинально скомандовал:
— Восьмой канал выведи на зерка
ло.
И услышал в ответ:
О. Овчинников Погода в доме
— Через минуту. Как только за
кончится реклама.
Угу, кивнул мальчик, реклама, по
мнению мамы, вредна детям... И толь
ко тут заметил наконец некую несооб
разность в привычном интерьере, на
столько вопиющую, что она, точно
слон из поговорки, не сразу бросалась
в глаза.
У ванной комнаты не хватало од
ной стены. Как раз той, что связывала
ее с родительской спальней. Сейчас
на месте четвертой стены была улица,
вид на застывшего на манер огород
ного пугала соседа и слепящий свет
невысоко взлетевшего над горизон
том Солнца.
Загородившись от его лучей ла
дошкой, Сашка осторожно подошел к
месту разрыва, автоматически кивнул
Матвею Ильичу и высунул голову на
ружу, чтобы оценить обстановку.
Оценка вышла на три с минусом.
Дом, до этого похожий на гигантский
пасхальный кулич, теперь напоминал
распиленный пасхальный кулич. На
две равные половинки; они стояли
рядышком, всеми окнами на запад,
неприкрытым интерьером на восток.
Стена взрослой спальни никуда не де
лась, она оказалась на положенной
высоте, правда повернутая на сто во
семьдесят градусов, и дверь ее против
обыкновение выходила в никуда.
Вот, что, оказывается, имел в виду
Зануда, говоря про «затрудненный до
ступ вовне». Ничего себе вовне: со
второго этажа прямо в подземный га
раж! Точно в...
Не успел Сашка додумать, как
дверь родительской спальни отъехала
в сторону и оттуда показался бодрый,
подтянутый, а главное, ни о чем не
подозревающий отец. Он успел сде
лать широкий шаг навстречу солнцу,
поймал ногами пустоту и с легким не
доумением на лице рухнул вниз.
Точно в «девятку» — закончил
мысль мальчик, зачарованно уставив
шись на крышу отцовских жигулей,
которую старательный Боцман каж
дое утро надраивает до зеркального
блеска. Такую гладенькую, сверкаю
щую на солнце, без единой вмятин
ки...
Тут, как назло, поток рекламных
роликов на восьмом канале иссяк и
включившийся посреди круглой зер
кальной рамы телевизор затянул на
всю улицу лиричным хриплым голо
сом: «А когда ты упал со скал, он сто
нал, но деррржал...»
Режим «Кукушонок», конечно же,
сработал. Хотя, строго говоря, и не
был предназначен для отлова взрос
лых мужчин, выпадающих из дверей.
Но смотреть, как капитан запаса вы
путывается из тонкой эластичной сет
ки с покрасневшим, как у заживо от
варенного краба, лицом... а в особен
ности слушать... Нет, Сашка вдруг от
четливо понял, что зря не согласился
на искусственное проветривание.
В довершение всех утренних не
приятностей на завтрак были макаро
ны. Отгадайте, какие?
Воспользовавшись тем, что роди
тели увлечены беседой — отец рубил
воздух ладонью и часто повторял про
дисциплину на корабле, мама украд
кой косилась на сына и однообразно
отвечала: «Сережа, спокойней!» или
«Сережа, он же маленький!» — Сашка
меланхоличным жестом опустил та
релку с макаронами под стол, там
опорожнил и, подперев подбородок
рукой, быстро шепнул в кулак: «Убор
ка».
Зануда отличался отличным слу
хом, но, к сожалению, не только им.
Иначе зачем бы Сашке выдумывать
ему такое имя? Вот и сейчас, вместо
того, чтобы включить автоматичес
кую очистку полов или, по выраже
нию отца, «отдраить палубу», ком
пьютер тщательно протер окна, смел
микроскопическую пыль с подокон
ника и даже сменил воду в вазоне с
озерной кувшинкой. Однако до чист
ки полов так и не снизошел.
Обнаружив посреди кухонного ко
вра аппетитную макаронную кучку,
мама мгновенно позабыла собствен
ный довод про «он же маленький» и
безоговорочно перешла на сторону
отца.
«Обычный пес, — угрюмо размы
шлял Сашка, — совсем не породис
тый, даже наоборот, справился бы с
«ЗС»Фантастика №3,2006
95
«ЗС»Фантастика №3,2006
96
О. Овчинников Погода в доме
«ЗС»Фантастика №3,2006
97
этим лучше всяких самоочищающих
ся полов».
Необходимость отправляться в
школу он воспринял если не с радос
тью, то с явным облегчением. Сашка
вывел из гаража свой — нормальный,
с двумя колесами — велосипед, вы
ехал на дорогу и, круто развернув
шись, окинул мрачным взглядом род
ной дом.
После устранения последствий се
годняшней перепланировки дом сно
ва походил на огромный гриб, только
без шляпки и с глазами. Глаза — это
изза папы, который вместо обычных
окон оборудовал спальню привычны
ми ему иллюминаторами. Порой
Сашке казалось, что куда бы он ни уе
хал, эти глаза все равно следят за ним.
«Живут же люди!» — с завистью
думал он, проносясь мимо обычных
коттеджей и дачных домиков, в кото
рых летом душно, а зимой холодно,
где, чтобы передвинуть мебель, нужно
нанять бригаду грузчиков, а для пере
планировки комнат использовать ку
валду. — Живут и даже не понимают
собственного счастья!»
Дорога к школе шла в горку, к то
му же после зарядки чутьчуть поба
ливали мышцы ног, поэтому Сашка
успел довольно прилично умаяться,
когда в ранце за его спиной запищал
телефон. Пришлось останавливаться.
— Сашуль, ты где сейчас? — спро
сил из трубки встревоженный мамин
голос.
— Гдето в районе пятьдесят седь
мого столба, — честно признался
Сашка.
Он давно привык считать столбы у
дороги, мимо которых проезжал. По
пути до школы их встречалось ровно
сто тринадцать. Только что он мино
вал пятьдесят шестой, то есть нахо
дился приблизительно на половине
пути — хотя сто тринадцать, как он
выяснил всего час назад, пополам и
не делится.
— Возвращайся, сына, — попроси
ла мама. — И, пожалуйста, побыст
рей.
— А что случилось? — насторо
жился Сашка.
— Только что по радио передали
штормовое предупреждение. Вернее,
передали час назад, но мы изза этой
катавасии все пропустили. Приезжай,
слышишь?
Первым Сашку посетило облегче
ние. Подумаешь, предупреждение!
Онто сперва испугался, что это папа
обнаружил сломанный флюгер, и да
же успел удивиться, зачем комуто в
восемь утра понадобился «Атлас ми
ра»? Вот это был бы шторм!
Затем пришло сомнение. Сашка
взглянул на светлое, почти безоблач
ное небо, которое, как пишут в книж
ках, ничего не предвещало, поискал
послюнявленным пальцем ветерок,
прислушался к спокойному щебету
птиц и начал жалобно:
— Мам, да мне тут до школы...
— Немедленно домой! — раздался
вдруг прямо в ухе специальный, воен
номорской, голос отца, и Сашка мо
ментально, почти что на одном колесе
развернул велосипед в сторону дома.
Уже через пару минут погода резко
стала портиться. Первыми смолкли
птицы, на глазах окреп ветерок, уси
лился, погнал по асфальту песок и
мелкие ветки. Дождя с градом пока не
было, но судя по отдаленным раска
там, это был вопрос нескольких ми
нут.
Калитку дома он нашел распахну
той настежь, видимо, за его приездом
следили изнутри, въехал во двор одно
временно с первыми струями дождя
и, прежде чем дверь гаража захлопну
лась за ним, успел получить по ма
кушке парой увесистых градин.
Поднявшись на лифте на первый
этаж, Сашка застал там картину, на
поминающую последний день Пом
пеи, а еще больше — Ноев ковчег за
минуту до отплытия. Так людно и
шумно в доме не было даже на ново
селье, когда поздравить папу пришел
весь его экипаж. Здесь собрались те
соседи, которых Сашка знал хорошо,
те, кого видел только мельком — ко
роче, повидимому, все, до кого успе
ли дозвониться родители. Почти все
были с детьми, многие — с домашни
ми животными. Соседка Сидорова
приволокла на собачьем поводке козу
Глафиру, и та ошалело крутила голо
«ЗС»Фантастика №3,2006
98
О. Овчинников Погода в доме
вой посреди гостиной, временами пы
таясь забодать диван.
Сашка тоже в первый момент слег
ка опешил. Потом нашел глазами ма
му, она решительно прокладывала се
бе путь в гомонящей толпе, наконец
пробилась, сильно прижала к груди.
Отец обнаружился на винтовой лест
нице в противоположном углу комна
ты.
— Все на местах? — спросил он, не
особенно напрягая голос, однако, все
услышали. И сам себя перебил: — От
ставить! Как же я... Там ведь флюгер!
Он заспешил на второй этаж, и
Сашке пришлось изо всех сил крик
нуть ему в спину:
— Стой, пап! Его там нет!
— Как это? — Отец удивился так,
что все гости на мгновение притихли.
— А я его снял вчера, — в насту
пившей тишине признался Сашка. —
За... это, ну... благовременно.
— Так держать, юнга! — Во взгляде
отца мальчик впервые за сегодняшнее
утро различил одобрение. — Тогда по
прошу внимания. Пожалуйста, доро
гие гости, приготовьтесь. Боцман, ре
жим погружения!
Задраились люки — стальные став
ни на окнах, включилось аварийное —
от автономного генератора — освеще
ние, печально заблеяла Глафира — и
дом начал медленно и даже торжест
венно опускаться под землю. Все по
гружение заняло две минуты, до тех
пор пока крыша дома, теперь — абсо
лютно плоская, не опустилась до
уровня земли, оставив над поверхнос
тью лишь элемент визуального на
блюдения, который отец зовет «пери
скопом».
Через него Сашке было хорошо
видно, как разошедшийся ветер взды
мает к небесам целые озера воды и пе
ска, закручивая их грязновато—серы
ми смерчиками, как летят по небу вы
рванные с корнем деревья и путаются
в оборванных проводах куски штакет
ника.
— Не ругайтесь, пожалуйста, —
попросил он оказавшегося рядом
Матвея Ильича. — Здесь дети.
— Так ведь... оно ж... — с усилием
вымолвил сосед, глядя, как с недавно
отремонтированной крыши на манер
роящихся коричневых бабочек отле
тает черепица.
А вот у нас сухо, безопасно и даже
уютно, удовлетворенно отметил Саш
ка. Хотя и тесновато немножко. При
ходится признать, что при всех своих
недостатках Зануда иногда способен
приносить...
Впрочем, об этом я, кажется, уже
сегодня думал.
ОБ АВТОРЕ:
Овчинников Олег Вячеславович родился в 1973 году в г. Оренбурге.
Окончил факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ, где специализировался на компьютерной лингвистике. Ныне живет в Москве, работает в ведущим программистом в компании «ACDLab Inc».
В 1998 году стал победителем конкурса «Альтернативная реальность»:
его рассказ «Глубинка», напечатанный в журнале «Если», был первым
выступлением автора в жанре. С тех пор опубликовал более двух десятков
рассказов и повестей в журналах «Если», «Уральский следопыт», «Техника5
молодежи», «Наука и жизнь» и других. В 2003 году повесть О.Овчинникова
«Семь грехов радуги» была удостоена премии «Сигма5Ф». В 2004 году вышла
первая книга писателя —«Семь грехов», а в 2006 году —роман «Арахно».
Леонид Платов (1906 —1979) относится к числу полузабытых авторов.
Но читатели со стажем, тем не менее, наверняка помнят увлекательный фан
тастический роман (а точнее — дилогию) об освоении Арктики в недалеком
будущем «Архипелаг исчезающих островов», впервые вышедший в 1949 году
и затем неоднократно переиздававшийся в течение последующих двух деся
тилетий.
Леонид Дмитриевич Ломакин (таково настоящее имя писателя) родил
ся в Полтаве и большую часть жизни посвятил журналистике. В художествен
ную литературу он пришел в непростые 1930е годы, а в 1938 году дебютиро
вал и как фантаст, опубликовав повесть «Дорога циклонов». Уже этот первый
опыт в жанре определил круг творческих интересов Платовафантаста: исто
рия+археология+география. Повести и романы Платова наследуют традиции
географической фантастики Жюля Верна и академика В. А. Обручева. Не слу
чайно одна из ранних его повестей —«Земля Савчука» (1941) —даже в на
звании перекликается с популярным обручевским романом «Земля Саннико
ва» (а в 1947 году по мотивам романа Л. Платов даже написал киноповесть
«Птица Маук»).
Леонид ПлатовЛомакин никогда не писал об освоении космического
пространства или историй про роботов. Да это было и непросто в годы, когда
писатель наиболее активно выступал в жанре: 40
—50е —это диктат фанта
стики «ближнего прицела», когда под запретом был не только космос, но да
же художественный загляд в Завтра дальше, чем на ближайшую пятилетку. Да
Платов, похоже, и не стремился к тому. Его интересовали не столько неоткры
тые планеты, сколько малоизученные уголки родной планеты, не космические
цивилизации, а следы древних цивилизаций.
Фантастическое наследие писателя, известного так же произведениями
приключенческой и детской литературы, не столь велико. Самым известным и
наиболее характерным произведением писателя стала дилогия под общим на
званием «Повести Ветлугина». Она объединяет два романа, герои которых в
недалеком будущем изучают, обживают и облагораживают Арктику —«Архи
пелаг исчезающих островов» (1949; доп. — 1952) и «Страна Семи Трав»
(1954). Кроме этого им написано с десяток небольших повестей и рассказов,
составивших содержание сборника «Каменный холм» (1952). Все они выдер
жаны в традициях географической приключенческой НФ. Таков и публикуе
мый нами рассказ «Мгновение», впервые напечатанный в 12м номера журна
ла «Знаниесила» за 1951 год: увлекательная история о научной экспедиции,
цель которой разыскать некий легендарный затонувший город.
Евгений ХАРИТОНОВ
«ЗС»Фантастика №3,2006
99
Н
АСЛЕ ДИЕ
ОТКРЫВАТЕ ЛЬ ТАИНСТВЕННЫХ
ЗЗ Е
Е М
М Е
Е Л
Л Ь
Ь
«ЗС»Фантастика №3,2006
100
Федотов надеялся, что до таинст
венного горного озера, цели путеше
ствия, доберутся засветло. Однако
ночь застала экспедицию в пути.
Скрипя седлами, негромко перегова
риваясь, двигались всадники, следуя
вереницей за таджикомпроводни
ком. Наконец, все остановились.
Большое водное пространство уга
дывалось у подножия спуска, — отту
да тянуло прохладой, сыростью.
Но напрасно Федотов всматривал
ся в темноту. Вдали виднелись не то
тучи, не то горы, многоплановый
фон, — чем дальше, тем светлее. Ря
дом чернели силуэты деревьев.
— Оно? — спросил Федотов спут
ника почемуто шепотом. — Где же
оно?
— А вон — внизу!
Совсем близко было долгождан
ное озеро!.. Вернее звезды, отражаю
щиеся в нем.
Звезды были очень яркие, боль
шие, непривычно большие; они
вспыхнули
сразу все, будто ктото раскрыл
сундук с жемчужными ожерельями у
самых ног.
Василий Николаевич, начальник
экспедиции, приказал разбивать ла
герь. Здесь предстояло ждать до утра.
Некоторые участники экспедиции
заснули сразу. Другие долго умащива
лись, зевая и переговариваясь сонны
ми голосами. Василий Николаевич,
сидя на корточках, копошился у ра
диоприемника. Он искал в эфире
Москву — обычное его занятие по ве
черам.
— Привычка, — пояснял он, усме
хаясь. — Где бы ни был, — в команди
ровке ли, дома, в экспедиции, — все
гда стараюсь услышать перед сном
бой часов на Спасской башне...
Федотов сердито натянул одеяло
на голову.
— Не спится? — обернулся Васи
лий Николаевич, и карманный фона
рик, стоявший на полу, осветил снизу
его полное, доброе, озабоченное ли
цо. — И мне, представьте!.. Какоето
беспокойство разлито, ожидание че
гото. Как перед грозой... Это стран
но. Небо ясно, туч нет..
Он нагнулся над радиоприемни
ком, продолжая вертеть верньер наст
ройки.
Вдруг внятный женский голос ска
зал с протяжными чуть гортанными
интонациями:
— Выводите жителей из домов на
площадь, разверните питательные и
медицинские пункты. Центр, по на
шим данным, пройдет далеко от горо
да, однако, не исключено, что...
Леонид Платов
Мгновение
Рисунки А. Орлова
Голос оборвался сразу, как и воз
ник. Спокойно и размеренно переда
вал диктор последние известия, гдето
попискивала морзянка, Лемешев про
пел несколько тактов из «Снегуроч
ки», — предостерегающий женский
голос не появлялся больше, сколько
ни вертели верньер.
— К кому она обращалась? Зачем?
— недоумевающе бормотал Василий
Николаевич.
— Какойто центр? Далеко от го
рода?.. Вы чтонибудь поняли, това
рищ Федотов?..
Но тут, как капля с большой высо
ты, упали над миром двенадцать мед
ленных гулких ударов.
...Улегся уже и Василий Николае
вич, и вскоре както подетски зачмо
кал губами во сне. Проводник два или
три раза выходил проведать стрено
женных коней. А молодой археолог
все не мог уснуть. Над странным пре
достережением, перехваченным по
радио, думал недолго. Мысли верну
лись к озеру, притаившемуся там,
внизу.
Итак, он добрался до него, нако
нец. Не очень быстро, — спустя не
сколько лет после того, как впервые
узнал о нем. Но всетаки добрался,
как обещал.
Что сказала бы об этом девушка,
которая послала его к озеру?.. «Ведь
вы из тех, кто ловит солнечных зай
чиков на стене», — пошутила она
тогда. (Кажется, это была восточная
поговорка, образное определение
мечтателя). Однако вот он здесь, на
берегу горного озера, а завтра поутру
вместе с водолазами спустится на
дно его!
Федотов постарался представить
себе наружность девушки. Странно —
это долго не удавалось ему. Почемуто
лучше всего запомнились брови. То
ненькой полоской они сходились у
переносицы, а к вискам приподнима
лись, отчего лицо казалось крылатым.
Но сначала он увидел ее в про
филь. Она сидела на одной с ним ска
мейке, уткнувшись в книгу. Губы ее
забавно шевелились, — наверное, зуб
рила чтонибудь.
Потом на бульваре появился ще
нок, такой лохматый, что глаз и носа
почти не было видно. Его восхищали
опавшие листья, которые, шурша, но
сились по дорожке, и он с радостным
лаем гонялся за ними.
Федотов снова искоса взглянул на
девушку и ужаснулся. Она смеялась!
В панике он приподнялся со ска
мьи, готовый бежать. Конечно же,
смеялась над ним — неуклюжим про
винциальным ротозеем, который пя
лит глаза на девушек!
Однако, проследив за направлени
ем ее взгляда, он успокоился. Нельзя
было без смеха наблюдать за забавны
ми прыжками щенка.
— Сколько хлопот ему осенью, —
ободрившись, сказал Федотов. — Все
листья шуршат...
Так завязался разговор, — с помо
щью щенка. — Какой лохматый, —
подивилась девушка.
— Да, странный, — подтвердил
Федотов. — Я еще не видел таких.
Потом он вспомнил несколько
подходящих к случаю историй о соба
ках.
Федотов говорил и говорил, не пе
реставая. Он очень боялся, что девуш
ка воспользуется первой же паузой в
разговоре и скажет: «Ну, мне пора»
или «Извините, меня ждут». Нельзя
было допускать пауз в разговоре.
— Я провалился на экзаменах в
институт, — объявил он с места в ка
рьер.
И добавил: — Не хочу, чтобы вы
думали обо мне лучше, чем я есть на
самом деле...
По его словам, подвела «прокля
тая» математика, которая с детства не
давалась ему.
— Но я одолею ее за зиму, — сказал
Федотов. — Мне нужно одолеть ее! Не
закончив институт, я не смогу стать
подводным археологом...
— Подводным?.. Никогда не слы
шала о такой профессии — подвод
ный археолог!
— Все дело, может быть, в том, что
я из Запорожья, — объяснил Федотов.
— Неподалеку от нас строили Дне
прогэс. А я очень хорошо ныряю...
Когда начали строить Днепрогэс,
Федотов был еще мальчишкой. Ле
«ЗС»Фантастика №3,2006
101
«ЗС»Фантастика №3,2006
102
том, понятно, пропадал по целым
дням у реки. На спор нырял и оста
вался почти минуту на дне Днепра, а
для посрамления маловеров показы
вал вещественное доказательство —
речной песок или гальку. Както он
поднял со дна старинную русскую
гривну. В другой раз — заржавленный
наконечник копья.
Азарт его возрастал с каждой но
вой находкой. Но главный триумф
был впереди.
Однажды он нащупал на дне что
то тяжелое, твердое.
Именно в этом месте водолазы,
расчищавшие русло для бетонных бы
ков плотины, обнаружили целый
клад.
Это были доспехи времен Киев
ской Руси, много веков пролежавшие
в речном песке. Огромный богатыр
ский меч с длинной рукояткой едва
подняли на плечи четыре школьника,
а Федотов, кряхтя, покатил за ними
круглый щит.
Эта находка, обогатив местный
краеведческий музей, вместе с тем оп
ределила и судьбу Федотова. Он не
пошел в строительный техникум, или
в технологический институт, как
большинство его сверстников. Он ре
шил стать археологом, и именно под
водным!..
Простодушная откровенность это
го юноши подкупала. Нельзя было не
ответить тем же.
— Вас тянет под воду, а меня в
глубь земли, — пошутила девушка.
И она показала толстую книгу, ко
торую держала в руках.
— «Курс сейсмологии», — вслух
прочел Федотов. — О землетрясени
ях... А я думал: не роман ли?
— Почему?
— У вас были такие глаза, когда вы
закрыли книгу...
— Какие же?
— Мечтательные...
— Вы все подмечаете!.. Я думала о
будущем своей профессии.
— К тому времени, когда вы стане
те сейсмологом...
— Я стану им очень скоро. Я на
третьем курсе.
Федотов не смог удержаться от
вздоха, вспомнив о «проклятой» мате
матике.
— Но ведь я значительно старше
вас, — рассудительно сказала девуш
ка. — Вы сказали, что вам восемнад
цать лет, а мне уже двадцать!..
Они немного поспорили о том, со
лидный ли это возраст — двадцать лет,
или еще не очень.
За разговором не заметили, как
встали со скамейки, прошли бульвар,
спустились по Столешникову переул
ку, миновали площадь Дзержинского
и площадь Ногина и очутились на на
бережной.
— Смотритека! — удивилась де
вушка. — Устьинский мост!
Длинная очередь медленно двига
лась вниз по гранитным ступеням к
пристани речных трамваев.
— Вы катались когданибудь на
речном трамвае? — спросил Федотов.
— Никогда.
— И я никогда. Покатаемся?
(Он соврал. Катался уже, и не раз.
Катание на речном трамвае предпо
читал всем остальным столичным раз
влечениям, — может быть, потому,
что это напоминало поездки по Днеп
ру.)
— Как легко с вами разговаривать,
— признался Федотов, когда они усе
лись на верхней палубе. — Вам не ка
жется, что мы знакомы много лет?
— Кажется.
— А ведь я не знаю даже, как вас
зовут.
— Максумэ.
— Павел.
Смущенно улыбаясь, они обменя
лись рукопожатиями.
— Какое у вас красивое имя. Мак
сумэ!.. Его можно петь.
Спутница Федотова посмотрела
на него, не поворачивая головы, —
уголком настороженного черного
глаза. Чтото уж очень он расхраб
рился!..
— Как красиво на реке! — сказала
она, осторожно переводя разговор на
другую, более безопасную тему: — Го
род будто позолочен, правда?
Вертикальные сиреневые тени
обозначали места, где улицы выходи
ли к набережной. Многоэтажные до
Л. Платов Мгновение
ма были сплошь усыпаны блестками,
— это заходящее солнце отражалось в
окнах. Вода текла медленно, тяжело,
как расплавленный металл.
Но, мельком взглянув на воду, Фе
дотов снова повернулся к девушке.
— Максумэ! — повторил он, бе
режно произнеся понравившееся ему
имя. — Это чтото восточное. . Я так и
понял, что вы из какойто сказочной
страны...
— Я таджичка... У нас, на самом
деле, много красивых сказок... Вот
станете археологом, приезжайте в на
ши горы искать затонувший город.
Федотов удивился.
— Затонувший?.. Я никогда не
слыхал... Где? Когда?
Затонувший город, по словам
Максумэ, был одной из загадок древ
ней исчезнувшей Согдианы.
Когда—то это было могучее госу
дарство, одно из древнейших на тер
ритории СССР. Располагалось оно в
бассейне реки Зеравшан между сред
ним течением АмуДарьи и СырДа
рьи. Столица его называлась Мара
канд и находилась в районе тепереш
него Самарканда.
Согдийцы были мужественными
свободолюбивыми людьми. В 329 году
до нашей эры в пределы страны
вторгся Александр Македонский и
неожиданно получил отпор.
Засев в своих горных крепостях,
запиравших вход в ущелья, согдийцы
под руководством умного и храброго
Опитамена оказывали македонским
фалангам сопротивление в течение
трех долгих лет.
Особенно упорно оборонялся
один город (название его забыто),
стоявший на берегу озера.
На исходе третьего года запасы
продовольствия кончились, начался
голод, но жители не открывали ворот,
предпочитая смерть позорному плену.
В борьбу людей вмешалась стихия.
Однажды, когда македоняне гото
вились идти на очередной приступ,
вдруг земля заколебалась у них под
ногами. Страшный подземный грохот
заглушил звуки труб, бряцание ору
жия и воинственные клики.
Это было землетрясение. В горах
Таджикистана землетрясения очень
часты.
На глазах устрашенных воинов ца
ря Александра край берега, где стоял
город, со всеми его башнями и крепо
стными стенами, усеянными людьми,
со ступенчатыми крутыми улицами и
ветвистыми деревьями, медленно
сполз в озеро и скрылся в высоко
взметнувшейся кипящей пене...
Федотов, не отрываясь, смотрел на
Максумэ.
Эта странная история поразитель
но гармонировала с самой рассказчи
цей, с ее негромким гортанным голо
сом, с ее гордым и сумрачным крыла
тым лицом.
«ЗС»Фантастика №3,2006
103
«ЗС»Фантастика №3,2006
104
Л. Платов Мгновение
— Я представил себе вас на стене
осажденного города, — сказал он мед
ленно. — На голове у вас был конусо
образный шлем, а в руке копье...
— Да. На стенах города могли быть
женщины. Один из греческих истори
ков, современник Александра, свиде
тельствует, что женщины в Согдиане
сражались бок о бок с мужчинами...
— Значит, история с затонувшим
городом достоверна?
— Этому верят не все... Однако я
слышала, что в полдень в ясную пого
ду удается видеть развалины на дне...
— Я бы очень хотел их увидеть, —
пробормотал Федотов.
Он сидел вполоборота к девушке и
задумчиво смотрел на белый гребень
пены — след винта за кормой.
— Родные горы подоспели на по
мощь, — и отважные защитники горо
да вместе с ним ушли вглубь от пора
жения и плена!
— О! Вы так понимаете это?
Максумэ быстро повернулась к нему.
— Я понимаю иначе. Горы, помо
ему, изменили им. Подумайте: три года подряд держаться против армии
Александра, выстоять, и вдруг погиб
нуть от какогото подземного толч
ка...
— Вы сами сказали, что они пред
почли бы плену смерть.
— И всетаки мне жаль их. Разве
вам не жаль?.. В детстве, когда я слы
шала эту сказку, то воображала себя
на стенах осажденного города рядом с
его защитниками... Да, вы угадали.
Только в руках у меня было не копье...
— А что же?
— Какойто особый прибор с по
мощью которого можно повелевать
стихиями.
— Я предотвращала землетрясе
ние. Вам странно, что я принимаю эту
старую историю так близко к сердцу?
— Что вы? Нисколько!..
— Но ведь мы, таджики, — потом
ки древних согдийцев, — пояснила
Максумэ, словно бы извиняясь за то,
что с таким волнением рассказывает о
землетрясении, случившемся более
двух тысяч лет назад. Они помолчали.
— Наверное, изза этой истории я
решила стать сейсмологом. Иногда
трудно понять, почему человек выби
рает ту или другую профессию...
Солнце уже село. Москву все боль
ше окутывала синева сумерек. Город
постепенно терял четкость очерта
ний, как бы медленно отдаляясь, уп
лывая в ночь. Поверхность реки стала
однообразной, пепельносерой.
Но вот зажглись уличные фонари,
осветились окна в домах на набереж
ной.
Тотчас же по воде поплыли длин
ные желтые зигзаги и множество ма
леньких веселых разноцветных квад
ратиков. Москварека надела свой ве
черний наряд — темносиний, в бле
стках.
— И вы надеетесь когданибудь
предотвращать землетрясения? —
спросил Федотов, доверчиво глядя на
гордое крылатое лицо, неясно белев
шее в полутьме.
— Предотвращать? Нет. Предуга
дывать!. Теперьто я понимаю, что
вмешиваться в грандиозные тектони
ческие процессы не под силу челове
ку. Пока не под силу...
Но можно и нужно добиваться то
го, чтобы отвести... Как это говорят
военные?
Да, «отвести угрозу внезапности»,
нависшую над мирными городами,
поселками и деревнями... Ведь самое
страшное в землетрясении — это вне
запность, то, что землетрясение все
гда застает врасплох. А нет на свете
ничего страшнее растерянности, па
ники!.. Заметьте: землетрясения часто
бывают ночью или на рассвете. Неко
торые люди погибают во сне, другие
не успевают выбежать из домов, пры
гают из окон, спросонок мечутся по
узким коридорам, топча, давя друг
друга. И в довершение всего вспыхи
вают пожары, которые некому ту
шить...
А каково тем, кого катастрофа за
стает в пути?.. Поезда стремглав летят
под откос, неожиданно поднявшаяся
волна топит пароходы: И все это про
исходит в мгновенье ока! В одно ко
роткое грозное мгновенье!..
— Но как предугадать это мгнове
нье?
— Мне еще не вполне ясно это. Но
я рассуждаю так. Научились же метео
рологи предупреждать заранее о на
двигающихся холодах, о наводнении,
урагане и других стихийных бедстви
ях. Люди заглянули в высокие слои
атмосферы, в глубь океана. Почему же
они не могут заглянуть и в недра зем
ли? Вернее, не заглянуть. Не то слово.
Прислушаться к тому, что творится в
недрах земли!
Максумэ вытащила из «Курса
сейсмографии» карандаш, служив
ший закладкой, и подняла его, держа
на весу обеими руками.
— Нагнитесь! Поближе! — скоман
довала она. — Вот я стараюсь сломать
карандаш. Я гну его. Раздаются по
хрустывания, треск. Вы слышите?
— Да.
— То же происходит и перед зем
летрясением в толще земли. Все
жмется, шуршит, скрипит. Мощные
пласты прогибаются, как этот каран
даш в моих руках... Хруст и шорох на
растают, приближаются.
— Шаги катастрофы, — шепотом
подсказал Федотов, увлеченный опи
санием землетрясения.
— Да, шаги... И вот — крак!.. Пла
сты не выдержали чудовищного на
пряжения Надлом! Разрыв! Катастро
фа! Она швырнула обломки каранда
ша за борт.
— До сих пор сейсмологи шли
только по следам катастрофы. Спору
нет, изучение землетрясений имеет
большое теоретическое и практичес
кое значение. Великий русский сейс
молог Голицын уподобил землетрясе
ние фонарю, который зажигается на
мгновенье и освещает недра земли.
Но этого мало. Мне, например, мало.
Я хочу заглянуть в будущее, хочу опе
редить катастрофу.
— Кажется, начал понимать. По
граничные заставы на путях катастро
фы?..
— Выразились очень удачно. Да,
своеобразные пограничные заставы.
Длинная вереница специальных
сейсмических постов в угрожаемой
зоне. Будем охранять наши города,
мирный труд, отдых, сон наших со
ветских людей, чутко прислушиваясь
к таинственным подземным шорохам.
В случае опасности сразу же оповес
тим о ней, чтобы можно было приго
товиться. Укажем час землетрясения,
определим его возможные размеры и
эпицентр... Если опасность известна,
более того, высчитана, измерена, это
почти уже не опасность!
— Когда же будет так?
— Ну, не знаю. Может быть, в 1956
году. Или в I960...
Даже в темноте видно было, как
сияют глаза Максумэ. Такая — ожив
ленная, порывистая, словно бы сбро
сившая оковы замкнутости, — она
еще больше нравилась Федотову.
Юноша подумал о том, что даже не
красивые выглядят красивыми, когда
говорят о любимом деле, о своем при
звании. Но что же сказать тогда о та
кой красавице, как Максумэ?..
Первой опомнилась девушка.
— Я совсем заговорила вас! —
Максумэ со смущенным смехом ото
двинулась от Федотова. — Беднень
кий!.. Я просто думала вслух...
Она подняла голову:
— Но вот и конечная остановка —
Бородинский мост!
Показалось ли Федотову, или на
самом деле в голосе ее прозвучало со
жаление?
— Вам куда? — спросила Максумэ
Федотова, стоя на гранитных ступе
нях набережной.
— Я живу в общежитии туристов
на углу Смоленской площади.
— А я на Потылихе. Значит, в раз
ные стороны... Нет, нет, провожать не
надо!.. Ну, спасибо за хороший ве
чер!..
«ЗС»Фантастика №3,2006
105
«ЗС»Фантастика №3,2006
106
— Это я должен благодарить вас, —
неуклюже пробормотал Федотов, за
держивая в своей руке ее теплую ма
ленькую руку. И вдруг добавил: — Я
обязательно увижу затонувший город,
о котором вы рассказывали!..
— О! — Девушка улыбалась. В го
лосе ее прозвучали поддразнивающие
нотки. — Значит, вы не из тех, кто ло
вит солнечных зайчиков на стене?..
Хозяин своего слова, настойчивый,
волевой?.. Нуну!..
Она пересекла улицу и стала уда
ляться, энергично размахивая «Кур
сом сейсмологии». Федотов непо
движно стоял на тротуаре и смотрел
ей вслед.
Почувствовав его взгляд, Максумэ
оглянулась и еще раз ласково кив
нула.
— До свиданья, Павел, — донес
лось до Федотова. Это в первый и по
следний раз за вечер она назвала его
по имени...
Беспечность молодости! Он даже
не узнал ее фамилии, не спросил ад
рес или телефон. Просто был слиш
ком уверен в том, что найдет ее и без
адреса. Судьба — так он считал — бы
ла на их стороне!.
В Москву Федотов вернулся через
год. Он с блеском выдержал вступи
тельные экзамены и был принят в ин
ститут. Но с Максумэ они не встрети
лись. Когда Федотов навел справки в
МГУ, — что было нелегко, так как он
не знал фамилии своей новой знако
мой, — оказалось, что Каюмова Мак
сумэ перевелась по семейным обстоя
тельствам в Ташкентский универси
тет.
Вначале с этим было трудно, почти
невозможно примириться. Федотов
собирался писать в Ташкент, но подо
спели зачеты, — так и не собрался.
Потом поехал на практику, впервые
участвовал в археологической экспе
диции. Нахлынули новые яркие впе
чатления.
С годами воспоминание о девушке
с крылатым лицом потускнело, он уже
неясно представлял себе ее. Зато все
ярче, будто поднимаясь из воды, воз
никал перед его умственным взором
таинственный затонувший город, од
на из загадок древней Согдианы. Так
получилось: девушка забылась, леген
да нет...
Федотов закончил институт и од
новременно курсы Эпрона, ушел в ар
мию (началась война), воевал, был ра
нен, демобилизовался, возвратился к
Л. Платов Мгновение
прерванному войной любимому делу
— к подводной археологии — новой
отрасли советской археологии.
Федотова видели после войны на
Черном море, в районе древней Оль
вии, отыскивающего под водой зато
нувшую старинную гавань. Его виде
ли в Феодосии, рассматривающего
мраморных львов, которых шквал вы
бросил на берег. Его видели у Чудско
го озера, когда он поднимал со дна за
ржавелые кольчуги тевтонов.
Так, шагая по дну рек, морей и
озер, молодой археолог добрел и до
прозрачного горного озера в горах Та
джикистана. Он шел к нему издалека,
в течение многих лет.
До утра, до спуска на дно остава
лось всего несколько часов, но, как
всегда бывает, они были самыми то
мительными.
Федотов с завистью прислушался
к разноголосому храпу, от которого
сотрясался брезентовый полог палат
ки.
Озеро — там внизу, под горой —
волновалось, это было слышно. На
верное, ветер поднимался в горах.
Волны глухо ударяли о берег. Чтото
необычное чудилось Федотову в зву
ках прибоя.
Что же?
Ага, прибой был не ритмичным,
какимто лихорадочнопрерывистым
— с паузами — как пульс у больного.
Очень медленно стал светлеть по
лог палатки, постепенно окрашиваясь
в бледножелтый, затем в розовый
цвета. Можно было вообразить, что
находишься внутри пестрой морской
раковины.
И эта раковина звучала! Все силь
нее, все громче! Озеро, видно, разыг
ралось не на шутку.
Федотов не выдержал. Поспешно
натянул сапоги, перебросил через
плечо ремень с фотоаппаратом, — с
ним не расставался никогда, — пере
шагнул через разметавшегося на кош
ме Василия Николаевича и вышел на
ружу.
Солнце только поднималось изза
гор. Лучи его еще не достигли озера,
лежавшего в глубокой котловине, как
бы в чаше. Со всех сторон подступали
к нему крутые горы. Лес начинался у
самой воды.
Озеро казалось очень одиноким.
Туман, висевший над ним, придавал
еще больше сказочного очарования
зрелищу, которое открылось перед
Федотовым.
С удивлением увидел он, что вер
хушки сосен и скал светятся вокруг.
Свечение было неярким, спокойным,
ровным. Как будто чьято невидимая
рука иллюминировала лес, развесив
на деревьях и скалах фонарики. Если
бы они горели в море, на верхушках
мачт, Федотов с уверенностью сказал
бы, что это огни святого Эльма, то
есть небольшие скопления атмосфер
ного электричества.
Он не успел вникнуть в суть стран
ного явления. Внимание было отвле
чено.
Солнце, наконец, озарило котло
вину.
Клубясь, медленно расходился ту
ман. Все больше приоткрывалась по
верхность озера. Цвет его менялся на
глазах. Сначала оно было черным, как
грифельная доска, потом начало свет
леть, синеть, вдруг пробежала по нему
золотистая рябь, и вот, пронизанное
до дна косыми лучами, оно сделалось
ослепительно голубым и прозрачным.
Федотов нагнулся над водой.
Нет, пока не видно еще. Рано!
Проводник говорил, что бывает видно
только в полдень, когда солнечные
лучи падают отвесно. И даже в пол
день не всегда удается увидеть. По
верхность воды должна быть для этого
совершенно гладкой, зеркально глад
кой.
Сказочное видение возникает тог
да в хрустальной синеве. Покачива
ются в такт колебаниям рыбачьей
лодки полуразрушенные крепостные
башни, белеют еле различимые пря
моугольники домов.
Но видение смутно, расплывчато.
Да и появляется от только на миг. По
тянет ветром с гор, набежит быстрая
рябь, и все исчезнет внизу — без сле
да, как подводный мираж.
Может быть, это и впрямь мираж,
обман зрения? Легко принять за раз
валины города причудливые обломки
«ЗС»Фантастика №3,2006
107
«ЗС»Фантастика №3,2006
108
скал, нагромождения подводных кам
ней, вокруг которых покачиваются гу
стые заросли водорослей.
Только спустившись на дно, мож
но решить эту загадку.
Федотов нетерпеливо взглянул на
часыбраслет.
Ну, недолго уже осталось ждать!
Через полчаса побудка, затем завтрак,
и вот наконец, Федотов и его помощ
ники наденут водолазные скафандры,
чтобы прямо с берега двинуться ши
роким фронтом в глубь озера.
Он ясно представил себе, как бре
дет по улицам затонувшего города.
Это будет удивительное путешествие,
— не только по дну озера, но и во вре
мени.
Двадцатый век останется наверху,
за сомкнувшейся над головой хрус
тальносиней преградой. Здесь — под
водой, в зыбком струящемся сумраке
— все еще четвертый век до нашей
эры. Водолазы осторожно ступают са
погами со свинцовыми подошвами по
скользким, покрытым илом плитам
древней мостовой. Подходят к домам,
наполовину зарывшимся в песок.
Распугивая рыб, раздвигают водорос
ли, закрывающие вход.
Проникают внутрь, включают свет
прожекторов, чтобы прочесть пись
мена на стенах.
Потом бережно поднимают наверх
бесценный археологический улов —
оружие, черепки посуды, обломки
камня с орнаментом и надписями.
Обидно, конечно, что тайну при
дется раскрывать по частям, отламы
вать так сказать, по кусочкам. На
сколько счастливее в этом отношении
собратья Федотова по профессии —
«сухопутные» археологи! Труд их бы
вает награжден сторицей, когда от
крытые с кропотливой тщательнос
тью изпод пепла или из земли, пред
стают пред ними древние, исчезнув
шие на карте города — все целиком,
от крыш до плит мостовой.
Федотов подумал о том, что, может
быть, на этом горном озере устроят
когданибудь каскад, подобный тому,
который создали на Севане в Арме
нии.
Вода заструится вниз в равнины по
ступеням гигантской лестницы. Уро
вень озера понизится. И тогда!..
О, тогда расступятся, наконец,
зеркальные стены, ревниво оберегаю
щие тайну!
Вдруг прихлынет к берегу волна и
вынесет затонувший город на песок,
как большую, сверкающую серебря
ной чешуей, рыбу!
Молодой археолог так ушел в свои
мечты, что забыл об окружающем.
Вдруг отражение его пошло кругами в
воде, замутилось.
Федотов в изумлении откинулся
на скале, на которой сидел. Он ясно
видел, что озеро мелеет.
С раскатом, подобным пушечному
залпу, волна отпрянула от берега. Об
нажились песок и длинные космы во
дорослей, тянувшиеся по песку за бы
стро убегавшей водой.
Все, что произошло вслед за этим,
было похоже на сон.
Город всплывал на поверхность!
Первыми из яростных завихрений
пены вынырнули башни, грозные да
же сейчас.
Потом под яркими лучами солнца
засверкали купола странной коничес
кой формы.
С берега Федотов не мог опреде
лить: металл ли это, особо ли искус
ная облицовка.
На площади торчали какието обе
лиски, а рядом, повалившись набок,
лежали каменные изображения — не
то грифов, не то крылатых быков.
Улицы города были круты, узки.
Большинство домов ушло в ил почти
до половины, но некоторые, постро
енные на холмах, были видны очень
хорошо.
Водоросли обвивали их, как
плющ. Коегде, изпод зеленого по
крова, проступали багряные и оран
жевые пятна. Наверное, стены домов
были обложены разноцветным кам
нем. Стайка синих и красных рыбок,
— теперь рыбы владели городом, —
билась на плитах мостовой, пытаясь
перепрыгнуть в уцелевшие лужи.
Да, несомненно, это была Согдиа
на! Древняя, сказочная Согдиана, от
деленная от нас двумя десятками сто
летий...
Л. Платов Мгновение
Федотов заметил, что сидит в не
удобной позе на земле. Его будто вет
ром сдуло со скалы, которая смести
лась со своего места. Предостерегаю
щее ворчание раздавалось под нога
ми.
Впечатление было такое, что где
то глубоко в недрах земли двигаются
грузовики, целая колонна грузовиков.
Она приближается. Вот уже совсем
близко... И снова толчок! Словно кто
то рывком потянул землю изпод Фе
дотова. Потом отпустил. И опять по
тянул.
Боковым зрением Федотов видел,
как раскачиваются деревья. Со свис
том катились мимо камни. Вдруг, буд
то юркая черная змейка, совсем рядом
пробежала глубокая трещина.
Он понимал, что происходит, но
почти не думал об опасности. Обеими
руками, очень крепко держал свой
фотоаппарат, наведя объектив на озе
ро, нажимал кнопку затвора, повора
чивал барабанчик кассеты и снова на
жимал.
Снимал кадр за кадром — в каком
то самозабвении восторга.
Три подземных толчка следовали
очень быстро один за другим. Послед
ний толчок был самым сильным. Под
ногами прокатился протяжный, все
нарастающий рев, будто горы раско
лолись до основания.
Вертясь волчком в тесной котло
вине, отталкиваясь от ее склонов, с
размаху налетая на них, горное эхо
многократно повторило зловещие
подземные удары.
— ...тоу... яагте же... яагте!.
Это кричал сверху Василий Нико
лаевич:
— Федотов!.. Лягте же! Лягте!
Но все совершавшееся вокруг
скользило как бы по краю сознания.
Федотов не думал о себе, не мог ду
мать в это мгновенье. Весь, без остат
ка ушел в созерцание города, стараясь
запомнить мельчайшие детали. Успел
даже подумать, что крылатые изобра
жения на площади подтверждают до
гадку о влиянии Согдианы на культу
ру соседних с нею стран.
Чаша снова качнулась, — на этот
раз в сторону Федотова. Грозная тем
носиняя волна шла на берег. Она бы
ла совершенно отвесной и достигала
пяти или шести метров в высоту. По
гребню ее, как огоньки, перебегали
злые белые языки.
Она все больше перегибалась впе
ред, роняя клочья пены на песок. С
грохотом обрушилась на парапет
древней плотины, перевалила через
нее, подмяла под себя.
Вода неслась теперь по узким кру
тым улицам, взлетая по ступенькам
лестниц, заскакивая во дворы, вер
тясь в них с гиком, визгом, как враже
ская конница, ворвавшаяся в город.
Зашатались и упали, точно кегли
от толчка, обелиски на площади. В во
доворотах пены в последний раз
сверкнули конические купола.
Город, вызванный землетрясени
ем на свет после двух с лишним тыся
челетий, опять — со всеми своими
дворцами, домами, крепостными
башнями — исчез под водой...
Тогда только опомнился Федотов.
— Бегите!.. Бегите же!.. Смоет! —
кричали ему из лагеря.
Федотов спрыгнул с площадки и
кинулся бежать прочь от озера.
Он мчался широкими прыжками,
хватаясь за кустарник. Но и сейчас,
когда озеро догоняло его, он не забы
вал о своем фотоаппарате, придержи
вал, прижимал к груди, стараясь не за
деть за дерево или камень.
Вода настигла Федотова на поло
вине склона и с шипением обвилась
вокруг ног.
Он сделал отчаянный бросок, по
скользнулся в густой траве, едва не
упал, но сверху протянулись к нему
руки друзей и подхватили его.
У самого подножья палаток вода
остановилась, как будто поняв, что
уже не вернуть похищенную тайну.
Медленно, неохотно растекалась она
между деревьями. Потом поползла
вниз.
— Счастье ваше, что берег крутой,
— сказал ктото Федотову. — Был бы
отлогий, утащило бы в озеро к черту
на рога!..
Федотов оглянулся с недоумени
ем, будто просыпаясь.
— Вы сумасшедший, — накинулся
«ЗС»Фантастика №3,2006
109
«ЗС»Фантастика №3,2006
110
на него Василий Ни
колаевич. — Так рис
ковать! Скала рядом
ходуном ходила. По
нимаете, ходуном!.. И
камни с горы!..
— А ведь он еще и
фотографировал, Ва
силий Николаевич!
Наверное, полную
кассету снял!..
— Товарищ Федо
тов! — крикнул кто
то. — Да вы ранены,
голубчик! У вас плечо
в крови!..
Рубашка на Федо
тове была порвана в
клочья, из раны в пле
че текла кровь.
Только сейчас он
заметил это и ощутил
боль.
Василий Николаевич, переполо
шившись, приказал немедленно уло
жить Федотова в палатке и оказать ме
дицинскую помощь.
Снаружи звучали возбужденные
голоса участников экспедиции, обме
нивавшихся впечатлениями.
Один еще ночью заметил, что нити
электроскопа трепещут, поднимаясь
и опадая, как крылья стрекозы. Дру
гой обратил внимание на то, что в
котловине нет птиц, но не придал это
му значения. Василий Николаевич
вспомнил о тревоге, овладевшей им с
вечера. Все это, видимо, были вестни
ки надвигающейся катастрофы.
— А голос? — хотел сказать Федо
тов. — Мы же слышали предостерега
ющий голос по радио?
Но в этот момент раздался при
ближающийся конский топот. Ктото
карьером взлетел на гору. Гортанно
перекликаясь, забегали проводники.
Наконец, им удалось схватить коня
под узцы, и всадник легко соскочил
наземь.
— Все ли благополучно у вас? Ни
кто не пострадал? — спросил задыха
ющийся женский голос. — Водолазы
то спускались под воду? Нет?..
Женщина с облегчением перевела
дух.
— Я так боялась, что землетрясе
ние застанет ваших работников под
водой!..
— Послушайте! — прервал ее Ва
силий Николаевич с удивлением. — А
ведь я узнал вас! Вернее, ваш голос!
Это вы вчера говорили по радио?
— Да. Но я еще не знала, что к озе
ру прибыла экспедиция. Нас поздно
предупредили. Из Самарканда позво
нили по телефону только полчаса на
зад...
Разноголосую сумятицу покрыл
рокочущий бас Василия Николаеви
ча.
— Но кто же вы? — кричал он поч
ти сердито. — Почему узнали о земле
трясении еще вчера?
— Я сейсмолог, — ответила жен
щина. — Я обязана знать о землетря
сении заранее.
— Заранее?
— Конечно. Я начальник цент
рального поста. Ко мне стекаются со
общения из других постов, располо
женных на моем участке. Они, видите
ли, разбиты в шахматном порядке, на
расстоянии пятидесяти километров
друг от друга. Так удобнее пеленговать
их.
Федотов не расслышал вопроса.
— Бурят скважину, — ответила
Л. Платов Мгновение
женщина. — Глубоко! До двух кило
метров! На дне ее устанавливают зву
коприемник, прибор, который улав
ливает звуки различных тонов. Они
передаются по проводам, выходящим
из скважины на поверхность, и при
помощи светового луча записываются
на фотопленку.
— Землетрясение фотографируют?
— Не только землетрясение, даже
приближение его! Землетрясение
предвещают звуки низкой частоты —
шумы, гул. Понимаете, поверхности
пластов начинают скользить, трение
увеличивается!.. Вчера вечером на фо
топленке были замечены зловещие
зигзаги. Кроме того, мы стали полу
чать сообщения и о других — побоч
ных — признаках. Увеличилось число
ионов в атмосфере, усилилось напря
жение электрического поля. Все, как
говорится, одно к одному!..
Землетрясение приближалось!..
Тогда я и сделала свое предупрежде
ние по радио... О, с нашими горами
нужно держать ухо востро! Они у нас
молодые, по молодости лет шалят...
Женщина засмеялась. Смех пока
зался Федотову странно знакомым.
— Разумеется, относительно моло
дые, — прибавила женщина. — Их
возраст — всего какихнибудь не
сколько миллионов лет. Но они еще
продолжают формироваться...
— А Урал?
— Ну, Урал — старичок. Он совер
«ЗС»Фантастика №3,2006
111
«ЗС»Фантастика №3,2006
112
Ей принялись объяснять, почему у
Федотова забинтованы плечо и голо
ва, показывали на фотоаппарат, по—
прежнему висевший у него на шее, на
колыхавшееся внизу озеро. Максумэ
только вертела из стороны в сторону
головой, недоумевающе улыбалась,
пожимала плечами.
— Я сам объясню, без комментато
ров, — сказал Федотов сердито и,
шагнув вперед, отстранил археологов,
теснившихся подле Максумэ.
— Вы не узнали меня, — произнес
он, обращаясь к ней. — Я Павел. По
мните? — И принялся перечислять, не
спуская глаз с девушки: — Москва,
лохматый щенок на бульваре, потом
речной трамвай, разговор о Согдиане
и о будущем вашей профессии, сло
манный карандаш, полетевший за
борт, и, наконец:
— А! Довольно! Я узнала вас! Максумэ не двинулась с места, но
глаза ее под высоко вскинутыми ши
рокими бровями засияли.
— Значит, добрались до озера?
— Как видите.
— Теперь все в порядке. Сможете
работать спокойно под водой...
— Вы будете охранять меня?
— Да. И если возникнет опас
ность, сразу же сообщу в ваш лагерь.
Но, судя по ряду признаков, грозное
мгновенье повторится нескоро...
— А ведь я остановил мгновенье,
Максумэ! — сказал Федотов, не отры
вая взгляда от милого крылатого лица.
Снова, как много лет назад на Моск
вареке, почти не замечал других лю
дей, будто на берегу пустынного гор
ного озера остались только двое — он
и Максумэ. — Я запечатлел на пленке
то, что неповторимо.
— Затонувший город?
— Да! Вот он — здесь!..
И археолог поднял на ладони и по
казал Максумэ фотоаппарат, на лаки
рованной поверхности которого
скользнул быстрый солнечный зай
чик.
шенно безопасен. Опасны горы, кото
рые входят в пояс разлома, в ту склад
ку, которая опоясывает земной шар и
тянется к нам от Пиренеев через Аль
пы. Карпаты. Крым, Кавказ. Копет
Даг...
Видимо, Василий Николаевич со
бирался подступить к сейсмологу с
новым вопросом, но на него зашика
ли:
— Да подождите, Василий Нико
лаевич! Дайте самое важное узнать...
Скажите, товарищ сейсмолог, благо
получно ли все обошлось, не было ли
жертв?
— Не было! Эпицентр землетрясе
ния прошел юговосточнее одного из
городов. Я так и предполагала. По те
лефону сообщили, в городе есть раз
рушения, из людей не пострадал ни
кто. Ведь мы предупредили еще в пол
ночь, за несколько часов до землетря
сения. Конечно, эти часы были тре
вожными. Провести пришлось их под
открытым небом на бульварах и пло
щадях. Но ведь ночи еще теплые...
— Я встану, — сказал Федотов сла
бым, но решительным голосом, и от
странил поддерживающих его товари
щей. — Нет, нет! Обязательно встану.
Я чувствую себя уже хорошо...
— Да ты в уме? У тебя поднимется
температура...
— Нет, братцы, не могу лежать!
Пустите! Потом объясню! Вы не по
нимаете ничего!..
Пошатываясь, он вышел из палат
ки и остановился на пороге, придер
живаясь за брезент.
Да, это была Максумэ.
Голова ее была непокрыта, — вид
но, выбежала из дому, как была. На
Максумэ был белый халат, придавав
ший ей вид врача. «Стетоскопа в кар
мане не хватает», — подумал Федотов.
— О! Всетаки есть раненый! —
воскликнула Максумэ с огорчением.
— Я видел затонувший город, —
сказал Федотов вместо приветствия.
— Я добрался до города!
— Не понимаю.
Л. Платов Мгновение
«ЗС»Фантастика №3,2006
113
Александр Силецкий
В
Вс
се
е
сказки до рра
а с
с с
с в
ве
е т
т а
а
На секунду Леонтин представил
себе свой звездолет: огромный ко
рабль, ощерившийся сотнями пушек
и излучателей, медленно облетал го
лубую планету. Виток за витком — не
устрашимо, горделиво…
Леонтин невольно усмехнулся —
уж чегочего, а пушки его звездолета
всегда без промаха били по врагам, и
это признавали все…
«Да и кто потягается с нами?» —
думал он, готовясь к выходу.
Оставалось натянуть перчатки, ук
репить на голове массивную каску с
мощнейшим фонарем, сказать в по
следний раз: «Чему бывать — тому бы
вать» — и шагнуть в люк реактивного
суборбитального планера. Все осталь
ное было делом автоматов. И случая,
как прибавили бы иные философы.
— Итак, Леонтин, — напутствовал
его командир звездолета, — вы пер
вым ступите на незнакомую планету.
Будьте начеку. Если встретите сопро
тивление, стреляйте, зарядов жалеть
нечего. И помните: это только развед
Ю
МОР КОН
«ЗС»Фантастика №3,2006
114
А.Силецкий Все сказки до рассвета
ка. Может, все и обойдется… Чему
бывать — тому бывать!
— Это уж точно, — ответил Леон
тин и с легким сердцем шагнул в рас
пахнутый люк.
Планер опустился у подножия не
высокого холма.
На планете наступали сумерки.
Было прохладно, и из лощин, как
дым от догорающего костра, тянулся
белесый туман.
Выйдя из планера, Леонтин тща
тельно запер люк, ключ, по уставу,
проглотил и, нацепив на шею атом
ный пулемет, стал решительно караб
каться по склону холма.
Рубчатые подошвы десантных
башмаков глубоко вдавливались во
влажную почву, и тяжелый пулемет
нелепо тыкался, погромыхивая, в ши
рокую грудь Леонтина.
«Если будут нападать, обороняй
ся», — вспомнились слова командира.
Руки сами легли на пулемет и при
вычным движением взяли его наизго
товку.
Кругом стояла тишина. Затаив
шийся, безмолвный мир…
Поднявшись на холм, Леонтин ог
ляделся. Поля, поля — посеревшие от
сумерек, они тянулись, на сколько
хватало глаз. Только в одном месте,
почти у горизонта, Леонтин заприме
тил широкую черную полоску — на
верное, лес. Ну, что ж…
Он глубоко вздохнул. В воздухе
пахло сырой землей и чемто еще…
«Осенью, — подумал Леонтин и
невольно улыбнулся. — У них здесь
осень. Вот красота!»
Он любил это время года. Вероят
но, оттого, что на всех планетах, где
стояла осень, ему сопутствовала уда
ча. Так уж получалось, само собой…
Внезапно чтото переменилось.
Это запечатлел мозг — моментально,
на уровне подсознания. Палец ин
стинктивно лег на гашетку, тело сжа
лось, как перед решающим броском.
Среди безмолвной засыпающей
природы появилась новая деталь…
Леонтин напряг зрение и тогда на
фоне далекого леса различил тусклые
огоньки: три, пять, десять… — навер
ное, не меньше двадцати. Они загора
лись один за другим и, точно светляки
в траве, перемигивались в густеющей
темноте.
Решение созрело сразу.
— Вижу вдали огни. Возможно,
там поселок. Направляюсь туда, — пе
редал он на звездолет.
— Валяйте, Леонтин, — пришел
ответ. — Только будьте осторожны.
Он поспешно спустился с холма и
зашагал по кочковатому полю. Зажег
ся фонарь, и теперь оранжевый мячик
света прыгал гдето впереди, раскачи
ваясь вправовлево, вправовлево — в
такт быстрым шагам.
Леонтин шел часа полтора. На по
черневшем небе зажглись звезды —
почти в точности такие же, как дома,
на ЛигереСтолбовом, может, лишь
чуточку чужие: ведь созвездия здесь
были совсем другими… Смотреть на
небо не было времени. Леонтин спе
шил, к тому же поле было в рытвинах,
и каждую минуту он мог споткнуться
и некстати упасть…
Наконец он добрался до опушки
леса. Между деревьями — теперь уже
совсем близко — замелькали огни. В
их неровном свете Леонтин смог раз
личить смутные очертания приземис
тых домов, длинные ленты заборов и
веревки с сушившимся бельем.
— Вышел к деревне. Постараюсь
наладить контакт, — передал он на
звездолет.
— Валяйте, Леонтин, — пришел
ответ. — Но утройте осторожность.
Крадучись, он выступил изза де
ревьев, пробрался вдоль заборов и
вдруг очутился на широкой улице. За
низкими плетнями, похоже, даже не
учуяв чужака, беззлобно и лениво пе
ретявкивались осипшие псы. В окнах
домов горел свет — теплые глазки в
стене мрака, они казались немножко
нереальными, до того все это напоми
нало родную планету.
Добрые старые времена… Как буд
то вернулся домой… Никогда прежде
такое чувство не посещало Леонтина.
Удивительное чувство…
Он стоял, вслушиваясь в ночные
голоса деревни, и воспоминания, как
пчелы на лугу, кружились в голове.
«ЗС»Фантастика №3,2006
115
теперь все взрослые идут на праздник
новогодья. Мы очень просим вас: по
будьте с нашими детьми. Это недолго
— всего одну ночь. Зато сколько радо
сти вы доставите им! Да и нам тоже…
Духи никогда еще не приходили к
нам, и потому мы просим вас об этом
маленьком одолжении.
В голове Леонтина все перемеша
лось. Такой поворот дела обескура
жил.
И еще эта догадка…
Он стоял и молча смотрел на лю
дей. Как будто вернулся домой тысячу
лет назад, подумал он. Навсегда…
Навсегда?
И вдруг ему стало смешно. Даже не
смешно — просто весело. Что ж, дух так дух, решил он. Это
тоже поможет Контакту. Без него те
перь никак не обойтись.
— Валяйте, — ответил он. — Я к
вашим услугам, — и ободряющелука
во улыбнулся. — Что нужно делать?
— Да ничего особенного! Совсем
ничего. Просто расскажите детям ка
киенибудь сказки — ведь вы их, на
верное, знаете много. Или покажите
несколько чудес. Дети будут очень до
вольны. Сядьте вон на той поляне,
разведите костер, дети соберутся во
круг вас — и все будет хорошо. Это же
недолго — только одну ночь…
— Валяйте, — повторил Леонтин и
пошел ломать сухие ветки для костра.
— Что с Леонтином? — спросил
командир. — Не выходит на связь.
— Не могу понять, — озадаченно
пожал плечами старший механик. —
Рация работает, сигналов бедствия
нет, а он молчит.
— Готовьте второй планер, — при
казал командир. — И поживее! Поле
чу сам — вместе с дежурным ликвида
тором. Если там чтонибудь случи
лось….
Он не договорил и выразительно
погрозил кулаком невидимому врагу.
Система пеленгации сработала ве
ликолепно: они опустились точно —
возле самой деревни.
Выбравшись из планера, они уви
дели обширную поляну, посреди нее
Неожиданно совсем неподалеку
раздался громкий топот, чьито вос
клицания…
«Осторожно! Враг! Немедленно
назад!» — скомандовал инстинкт.
Но было поздно. Со стуком рас
пахнулась дверь в самом большом из
домов и вместе с потоками света вы
пустила на улицу множество людей.
Обитатели деревни были наряже
ны в яркие диковинные костюмы, ве
село пританцовывали и пели песни, и
громко смеялись, хлопая в ладоши.
Леонтин принял боевую стойку:
ноги пошире, пулемет наперевес.
Что это? Внезапная атака? Запад
ня? Но почему тогда все смеются, от
чего на лицах написан восторг, будто
каждый в этот миг оказался счастли
вейшим существом во вселенной?..
Леонтин опешил. Он даже забыл
погасить фонарь над козырьком своей
великолепной каски.
Заметив его, люди на секунду оста
новились, потом бросились к нему и,
окружив со всех сторон, принялись во
дить хоровод. Леонтин видел их воз
бужденные, озаренные весельем лица,
блестящие озорные глаза, и ему неожи
данно сделалось немного грустно…
— Здравствуйте, — сказал он не
громко. И тотчас осекся — вздор ка
кой, ведь его не могли понимать!
— Здравствуй, здравствуй, добрый
дух! — закричали кругом и восторжен
но захлопали в ладоши.
Вот так дела, удивился Леонтин.
Они совсем такие же, как мы. Со сто
роны — не отличишь!.. Но что за на
важдение — Какой же я дух?!
И тут вдруг смутная, невероятная
догадка промелькнула в его мозгу.
Ему показалось…
Все замолчали, и тогда на середину
круга вышел седой старик.
— Вы очень хорошо сделали, что
навестили нас, — сказал он, отвеши
вая поклон. — Сегодня у нас большой
праздник — Новый год, и мы рады,
что в такой день к нам пожаловал до
брый дух. Мы так и думали, что он бу
дет похож на вас, а на голове у него бу
дет гореть священный огонь. Нас
пригласили в другую деревню — уро
жай собран, старый год завершен, и
«ЗС»Фантастика №3,2006
116
— костер, а перед ним — невредимого
Леонтина. Он безмятежно полулежал
на траве, над костром висела вниз
дном его защитная каска, и дулом пу
лемета он старательно, не торопясь,
помешивал в ней какоето варево.
Вокруг костра сидели дети.
— Эгей, Леонтин! — возмутился
командир. — Чем вы занимаетесь?
— А, это вы, — Леонтин устало
махнул им рукой. — Идите сюда.
— Вы нарушаете Устав, Леонтин!
— Бросьте, капитан. Отвоевались.
Нам вообще не надо было высажи
ваться на этой планете. Может, тогда
и случилось бы подругому…
— Что вы там плетете?
— А то, капитан, что, когда возвра
щаешься домой, никакие боевые Ус
тавы уже не нужны.
— Нам до дому еще лететь и лететь!
— Теперь уже — нет. Отлетались.
Мы влипли, капитан. Временная пет
ля или чтото в этом роде… Я не спец,
но сразу почуял неладное. А потом
пораскинул мозгами, припомнил
школьные уроки истории… Все сна
чала, капитан. Все с самого начала.
— Леонтин, вы спятили! — поблед
нел командир.
— Если бы!.. Я был бы только рад.
Но вы и сами скоро убедитесь. А я ус
тал как черт. Четыре часа кряду рас
сказывать сказки этим шалопаям!..
Что же вы стоите? Смените меня. Рас
скажите им что угодно!.. Хоть про
волка и семерых козлят. Или про бе
лого бычка!.. До рассвета еще долгих
пять часов…
А.Силецкий Все сказки до рассвета
ОБ АВТОРЕ:
Писатель5фантаст Александр Валентинович Силецкий родился в 1947
году в Москве. Окончил сценарный факультет ВГИКа, после чего работал в редакциях научно5популярных журналов «Земля и Вселенная» и «Наука и религия». Писательский дебют состоялся в 1963 году (рассказ «Галактик Шуз из космоса»). Не смотря на ранний дебют, рассказы Силецкого долго не
печатали. Участник легендарных семинаров в Малеевке. Более5менее
регулярно произведения фантаста стали публиковать в периодике и антологиях только в середине 19805х. В 1989 году увидела свет
единственная книга писателя —сборник рассказов «Тем временем где5то...». С конца 19905х годов Александр Силецкий живет и работает в Минске.
«ЗС»Фантастика №3,2006
117
Леонид Кудрявцев
Ф
Э
Э
н
т
т
и
к
к
и
Ее мечта сбылась.
Она всетаки вышла замуж за человекапау
ка. Первой родилась девочка. Имя ей дали не
сколько необычное, но
соответствующее действительности:
Вос ь мил апка. Драконы, они людей
не переваривают. Как с утра нажрутся, так
потом целый день ходят
и отрыгивают.
— Зачем мне все эти
хлопоты и неприятнос
ти? — пробормотала
Царевналягушка. —
Жить в болоте спокой
нее, а если появится
милдружок еще и веселее. Между тем Иван
царевич уже тянулся к
ней губами. И тогда лягушка поцеловала его
первой. Фродо бросил волшеб
ное кольцо в вулкан. У
него появились тысячи
последователей, кото
рые, за неимением вол
шебных колец, бросали в
вулкан обручальные. Не
которым это занятие
пришлось настолько по
душе, что они не ограни
чивались своим кольцом,
а бросали и кольцо жены,
иногда вместе с нею са
мой.
Увидев, что черное
Солнце уже опустилось к заметно посветлевшей
полоске горизонта, Борзой Щенок повернул
ся к явившимся на его зов
правителям побежден
ной Земли, приосанился и
заявил: — А законы мои бу
дут исполняться беспре
кословно. О взятках со
ветую забыть. Хотя…
вы без них все равно не
можете, нет, не може
те… Ладно, взятки я
разрешаю. Однако, во имя исторической
справедливости…
Он сделал длинную
паузу, внимательно,
строго оглядел каждого
из стоявших перед ним и
лишь потом закончил:
— Взятки буду при
нимать Ляпкиными
Тяпкиными. Да, только
Ляпкиными, блин, Тяпкиными и никак иначе! Люк Скайуокер любил
свою планету, своего от
ца и принцессу Лею.
Стоило ему улететь со
своей планеты, как о нем
на ней забыли, отец от
рубил ему руку, а прин
цесса Лея вышла замуж
за его друга капитана
Соло.
— Гамлет — жалкий
сопляк, — частенько го
ворил Люк, поглаживая
Чуи по мохнатой голове
и презрительно, как и
положено настоящему
джедаю, улыбаясь.
Учась на джедая,
Люк Скайуокер так размахивал лазерным мечом, что, когда он
улетел с планеты, на которой занимался
этим благородным делом, ее пришлось пере
именовать. Назвали ее просто и коротко —
Дюна.
Очень быстро обнару
жилось, что у Галатеи
есть скверная привычка,
переходя улицу и увидев
приближающуюся машину, от страха каменеть. В конце кон
цов, доведенные до отча
яния водители попыта
лись ее линчевать, но поскольку вид петли
из пеньковой веревки
действовал на Галатею
не самым умиротворяю
щим образом, их затея с треском провалилась. Колдунов Конан недо
любливал. Если другим он головы рубил просто
так, то этим, как срубит, обязательно
скажет:
— Ишь, какой умный
выискался.
«ЗС»Фантастика №3,2006
118
Зовут меня, Лобанов Александр
мне 14 лет. Сначала может быть скуч
но, но вы
дочитайте до конца ( пост скрип
тум написано, плизз).
( опус у нас называется) Жестокая
Голактика.
Год 3132. Система Солнце. Планета
земля.
Меня Зовут Джон Кавер. Мне 30
лет. В 3072 году когда на нашу голак
тику напала Махпела ( хмм…махпела),
мои отец был пиратом ( пишет нам
Лобанов Александр). Когда же все
рейнджеры сражались с махпелой мой
отец грабил и уничтожал мирные ко
рабли, залетал (отец понимаеш у него,
залетал) на планеты, грабил банки,
убивал мирных граждан и здешних
пиратов ( его кстати не махпела звали?
Отца то твоего?) Этим он конечно же
прославился ( Кооонешно же он про
славился) и нажил себе много врагов.
В один прекрастный день, когда отец
был на пиратской базе, пил напитки (
мог бы написать ещё ел еду) и думал
как ограбить банк, внезапно ворва
лись трое молоков ( хм…трое моло
ков…ворвались…Лобанов Александр,
молока это вобшето рыбья сперма к
вашему сведению, ворвались значит
со трое молоков) подошли к моему от
цу, и спрашивают как его зовут. Когда
отец ответил они достали пушки и
убили его ( действительно прекрас
ный день). После этого прошло много
лет. Мать нашла себе нового мужа.
Они поженились (Внимание) и ро
дился я ( ...наверное от молоков). Ког
да мне исполнилось 28 лет я улетел на
марс (ну что сказать? правильно сде
лал что улетел). ( глава следующяя)
Дата: 3132 год. 7 апреля. Время: 13:08
В этот день я поехал записываться
рейнджером потому что чувствовал,
что скоро будет новая война (ну пра
вильно, конечно, да, чёж не записать
ся?) Когда я приехал в центр рейндже
ров, мне сразу же дали много бумаг
которые я должен заполнить. После
двух часов я наконец заполнил их (удивительно). Меня записали в атряд
JS32. Дата: 3133 год. 28 апреля. Время: 11:23
Я сидел и смотрел телевизор ( это
он что? полтора года выходит телеви
зор смотрел? хаха.значит так, полто
ра года смотрел телевизор) как вдруг
на экране появились специальный
выпуск новастей. В них говорилось о
том как из под контроля вышел завод
протоплазменных машин и они тер
роризируют голактику (боже ты
мой...). Через 15 мин мне пришло
письмо о повестки на военную базу.
Через 24 мин я был на базе ( шустрый
мальчик). Меня посадили на корабль
где меня ждал мой отряд. Командир
мне сразу рассказал план задания. Мы
должны были прорваться сквозь оба
рону кольца, сесть на планету (логич
но предположить), найти завод и
уничтожить матку (хм…матку…унич
тожить матку…у роботов… а то прав
даматка понимаешь глаза колит) И
вот мы взлетаем. С нами летят (запи
сываем): 50 военных кароблей, 4 эс
минца, и 7 кароблей техпомощи. И
вот наступил этот момент…Мы дви
нулись в бой. Начали мосированую
атаку на середину, но они дали нам
отпор (ха, ещё бы, середина она такая
знаеш ли, чуть зазевался такой отпор
даст мало непокажется…нда, атаку на
середину начали). Мы потеряли мно
го кароблей включая и 5 транспортов
(5 транспортов…так...с нами летят 50
военных, 4 эсминца…эсминец не во
енный чтоли?, и 7 кароблей техпомо
Михаил Тырин
Рассказ,присланный на конкурс фантастов
Публикуется с оригинальными грамматиче
скими ошибками и комментариями судьи, пред
ставленными в скобках
«ЗС»Фантастика №3,2006
119
щи…потеряли 5 транспортов…навер
но при вылете потеряли, так ну ладно)
Но всё таки мы прорвались. «Вот она
эта планета» прокричал камондир.
Она была тёмно серая, мрачная, как
будто была домом роботов. И наконец
высадились. Неподалёку от нас воевал
отряд альфа и браво. Мы присоедини
лись к ним. Браво говорит нам унич
тожить бронебойного робота слева.
Гранатомётчик выполнять приказ. Он
зарежает потрон. Встаёт. Прицелива
ется. И выстреливает. В этот момент
робот успевает выстрелить. Пуля ле
тит ему в голову (роботу чтоли?). Он
не успевает пригнуться. И падает на
землю. Робот пал — и человек пал. (и
откуда столько пафоса в 14 лет?) ска
зал капитан (ну хоть бы как то я не
знаю, както для разнообразия напри
мер…ну…робот пал например, а чело
век секам…всётаки как вот повеселее
было б). «Ребята мы уже близко» —
кричит пулемётчик из отряда дельта
(он то откуда вылез? Только альфа и
браво воевали рядом то?). И тут слу
чилось непредвиденное. У всех закан
чиваются потроны и гранаты (от это я
понимаю…от это непредвиден
ное…дааа…завтра война я устал и гра
наты закончились). «Нам этого не
хватит» кричит капитан (ну конечно,
того что закончилось не хватит). Все
сели и начали думать что нам теперь
делать (а роботы видно рядом собра
лись в кружок покурить, чтоб не ме
шать им думать). И вот ктото из сол
дат услышал рёв турбин. Это был ка
робль техпомощи (наш телефон 22 33
22 45, круглосуточно). Каробль
техпомощи летел из огромной чёрной
тучи словно ангел из тьмы (ооо…лите
ратура попёрла). Каробль был проды
рявлен пулями, экипаж был унечто
жен, и только тежело раненный лёт
чик вёл каробль. Он пасодил каробль.
Двое солдат с носилками взяли и по
несли его к санитару скорой помощи
(ктонибудь мне объяснит что делает
скорая помощь на поле боя за серую и
безжизненную планету роботов?). Я и
камандир взяли взрывчатку и побежа
ли закладывать матку (матку заклады
вать побежали…хха…побежали откла
дывать личинку). Мы установили тай
мер на 2 минуты. Камандир бежал
впереди а я с таймером (видать таймер
установили но изза врожденной
клептомании забрали его с собой) за
ним. И вдруг изза угла вышел робот
страж. Он схватил капитана и начал
ломать кости. Он прокричал (робот
чтоли?) «беги!» (ааа, ну в принципе
да) и я побежал (с таймером под мыш
кой). После этого взрыва я оказался в
больнице бес сознания (дааа…). Когда
я очнулся, в палате (номер 6 видимо),
стоял президент (и шесть санитаров).
И вручил мне звезду героя. А через не
делю по новостям сообщили что ещё
одна матка уцелела (вот зараза какая
матка). Но это уже другая история. (ту
би написано континиум…континиум
то би)
ОБ АВТОРЕ:
Калужский писатель5фантаст Михаил Тырин родился 23 октября 1970 года в г. Ме5
щевске Калужской области. После школы поступил в МВТУ им. Баумана, но год спустя
забрал документы и поступил на филологический факультет Калужского пединсти5
тута им. К.Э.Циолковского, который закончил в 1992 году. Работал в журналистике,
затем в течение нескольких лет сотрудником пресс5центра калужского УВД. В 2001
году вернулся в журналистику. Сейчас —
профессиональный писатель.
Первая публикация в жанре —
рассказ «Закон протеста» (1990), опубликованный
в газете «Заря» (Калужская обл.), однако «полноценным» дебютом сам автор счита5
ет рассказ «Малые возможности» (1996), победивший на конкурсе «Альтернативная
реальность» журнала «Если». Вышедшая год спустя первая книга автора «Тень покро5
вителя» (1997), в которую вошли две повести, выдержанные в жанре НФ5детектива
—
была названа лучшим жанровым дебютом года и получила премии «Старт» и «Фан5
кон597». Перу М.Тырина принадлежат так же романы социальной и приключенческой НФ
«Фантомная боль» (1998), «Дети ржавчины» (2000), «Тварь непобедимая» (2001),
«Синдикат «Громовержец» (2002) и «Желтая линия» (2003). Вышедшую в 2001 году
книгу «Истукан» составили лучшие произведения М.Тырина малой и средней формы. «ЗС»Фантастика №3,2006
120
Современная художественная про
за становится все больше похожей на
фантастику. Возможно, потому, что
все более фантастичной становится
наша жизнь, меняющаяся так быстро,
что мы не успеваем не то чтобы по
нять, но даже скольконибудь при
выкнуть к нововведениям. Все труд
нее найти книгу, в которой автор в
том или ином месте в той или иной
степени не вывел бы читателя за пре
делы реальности — то в область бес
сознательного, то в сторону чистой
мистики, то еще куданибудь, куда ре
алистическая проза времен недавнего
постмодернизма забредала лишь в
редких случаях, считавшихся исклю
чением из правил.
Правила изменились. Даже детек
тив, где расследование преступления
ранее предполагалось действием сугу
бо рациональным, нынче сближается
с фантастическим — все более стран
ные мотивы движут убийцами, все бо
лее изощренными оказываются спо
собы совершения преступлений, а уж
какая фантастическая сила руководит
порой действиями полиции или част
ных сыщиков — тема особого разго
вора.
Что первично, а что является след
ствием? Может быть, реальность за
ставляет литературу, отражающую
жизнь, чаще пользоваться методами
фантастики и описывать воображае
мое, чтобы приблизиться к реально
существующему? То ли, наоборот, ли
тература, все более от реальности аб
страгируясь, заставляет бытие подра
жать сознанию, а точнее — тому бес
сознательному, что, похоже, питает
современную прозу идеями и сюже
тами?
Область литературы, которую
официально причисляют к фантасти
ческому цеху, тем временем, тоже
эволюционирует — в сторону боль
шей развлекательности, меньшей на
груженности новыми идеями, и даже
хотя бы относительная новизна сюже
та уже не является необходимой.
И совсем в стороне от литератур
ного процесса оказалась область фан
тастики, которая в свое время — всего
полвека назад — накрепко связывала
фантастическое с реальным. Более то
го: в России это направление фантас
тики официально похоронили, про
изнесли на могиле соответствующие
речи (типа «умер Максим»…) и живое
еще тело закопали в землю истории
литературы, где покоятся действи
тельно почившие соцреализм и слав
ной памяти классицизм со всеми
«нео» и «пост».
Речь о научной фантастике, о том
направлении фантастической прозы,
которое лет сорок назад называли
«литературой новых идей». Но то ли
идеи иссякли, то ли литераторы боль
ше не успевали за учеными — в вось
мидесятые уже годы русская научно
фантастическая проза перестала гене
рировать интересные гипотезы, а де
сятилетие спустя и вовсе рассеялась,
как дым от догоревшего костра.
То, что сейчас называют научной
фантастикой, так же отличается от
НФ шестидесятых годов прошлого ве
ка, как весельная лодка от катера на
подводных крыльях. Тогда были таки
новые идеи, опережавшие науку и
технику, сегодня — лишь оболочки
идей, названия, антураж. И объяснение этому явлению есть,
причем вполне, казалось бы, логич
ное и правильное. Во времена Жюля
Верна, Александра Беляева и даже
О Ф
АНТ АСТ ИКЕ
Павел Амнуэль
Фантастическая
реальность мироздания
«ЗС»Фантастика №3,2006
121
Ивана Ефремова с Генрихом Альто
вым было, как говорят сейчас, отно
сительно просто предлагать новые
фантастические идеи и бежать впере
ди паровоза науки и техники. С тех
пор, однако, скорость технического
прогресса и скорость изменений в на
уке настолько возросли, что не то что
впереди бежать, но даже поспевать
следом, держа руку на пульсе прогрес
са, способны уже немногие, а среди
литераторовфантастов — так и вовсе
никто. Да и читателя перестали инте
ресовать научнотехнические прогно
зы фантастов: вопервых, большая их
часть сбывается быстрее, чем книга
успевает дойти до читателя, а вовто
рых, жизнь стала настолько сложной,
что после работы хочется расслабить
ся и читать чтонибудь простенькое и
бездумное, не задаваясь на досуге ре
шением все тех же, по большей части
нерешаемых, проблем бытия.
Вообще говоря, и то, и другое не
совсем верно. Вопервых, за прошед
шие годы изменилось направление
прогнозов: со времен Жюля Верна и
до конца шестидесятых годов про
шлого века в научной фантастике по
пулярны были прогнозы развития
техники, фантасты занимались, в ос
новном, изобретательством, а если де
лали социальные пророчества, то сво
дились они либо к тому, что в буду
щем все окажется хорошо (утопии ти
па «Туманности Андромеды» Ивана
Ефремова или «За горизонтом» Вла
димира Савченко), либо что настанет
постядерный апокалипсис (антиуто
пии типа «Гимн Лейбовицу» Уолтера
Миллера или «Город» Клиффорда
Саймака). Сейчас технические про
гнозы практически исчезли со стра
ниц НФ, и это, в частности, дало ос
нование для объявления о смерти на
учной фантастики, как поджанра. Вовторых, желание читателя рас
слабиться и получать от чтения фан
тастики лишь временное удовольст
вие также не абсолютно. Во все време
на большая часть читателей предпо
читала серьезным произведениям лег
кое чтиво, и закон Старджона о том,
что 90% всего, что пишется, — дерь
мо, выведен не сегодня, а именно в те
годы, когда НФ переживала расцвет и
не собиралась сдавать позиции. Во все
времена лишь 10% читателей искали в
литературе — в том числе, в фантасти
ке — пищу для ума, а не разрядку для
глаз.
Научная фантастика развивается
не только по законам литературы, но
и по законам науковедения, посколь
ку сам этот поджанр находится на
стыке этих двух направлений челове
ческой деятельности. Фантастическая
наука, как и наука обычная, пережи
вает свои кризисы, застои, взлеты и
революции. Одна из таких революций
произошла както незаметно для чи
тателей (не исключено, что и для ав
торов) в 70—90х годах прошлого ве
ка, что, в частности, и привело к ны
нешнему кризису новых научнофан
тастических идей.
Революция же заключалась в том,
что, прогностическая функция жест
кой НФ себя на нынешнем уровне ис
черпала. В фантастической науке, как
и в науке «обычной», не то чтобы воз
никла (на самом деле она всегда была,
только в разное время относились к
ней поразному), но стала развиваться
новая парадигма, новое отношение к
тому, какова цель научной фантастики
на данном этапе.
В «обычной» науке спор о целях
научных теорий ведется не первое де
сятилетие. Английский физик Дэвид
Дойч ясно описал эту ситуацию в сво
ей книге «Структура реальности»,
опубликованной, в том числе и на
русском языке, несколько лет назад.
«Общая теория относительности,
— пишет Дойч, — так важна не пото
му, что она может чуть более точно
предсказать движение планет, чем те
ория Ньютона, а потому, что она от
крывает и объясняет такие аспекты
действительности, как искривление
пространства и времени, о которых ра
нее не подозревали».
Так и научнофантастическая идея
приобретает в наши дни важность и
интерес не в том случае, когда она
предсказывает какое бы то ни было
техническое достижение ближайшего
или относительно отдаленного буду
щего, а тогда, когда открывает и объ
«ЗС»Фантастика №3,2006
122
П. Амнуэль Фантастическая реальность мироздания
ясняет такие аспекты реальности, о
которых читатели ранее не подозрева
ли.
Иными словами, если раньше же
сткая НФ (hard science fiction) имела
дело, в основном, с фантастическими
изобретениями, то сейчас настало
время для фантастических открытий.
Однако, читатель НФ оказался не
готов (или не вполне готов) к такому
развитию событий. Как и в «реаль
ной» науке, в науке фантастической
роль объяснения все еще недооцени
вается.
Обратимся опять к книге Дойча:
«Некоторые философы, и даже уче
ные, недооценивают роль объяснения в
науке. Для них основная цель научной
теории заключается не в объяснении че
голибо, а в предсказании результатов
экспериментов: все содержание теории
заключено в формуле предсказания. Они
считают, что теория может дать
своим предсказаниям любое не противо
речащее ей объяснение, а может и вовсе
не давать такового до тех пор, пока ее
предсказания верны. Такой взгляд назы
вается инструментализмом (поскольку
в этом случае теория — всего лишь «ин
струмент» для предсказания)».
Известный физик Стивен Вайн
берг (инструменталист — по опреде
лению Дойча), лауреат Нобелевской
премии, писал, например, в книге
«Гравитация и космология»:
«Важно иметь возможность пред
сказать картины звездного неба на фо
тоснимках астрономов, частоту спек
тральных линий и т. п., а то, припишем
ли мы эти прогнозы физическому воз
действию гравитационных полей на
движение планет и фотонов или ис
кривлению пространства и времени,
просто не имеет значения».
Инструментализм главенствовал и
в фантастической науке ХХ века.
Объяснение структуры реальности ав
торыфантасты оставляли ученым, са
ми же в большинстве случаев обраща
лись к конкретным научнотехничес
ким прогнозам, которые порой сбы
вались с удивлявшей читателей точ
ностью и приводили к мысли, что эти
прогнозы и есть одна из главных
функций в НФ. Фантастическая и «обычная» на
уки объясняют одну и ту же — окру
жающую нас — реальность. За полто
ра века произошли по крайней мере
две революции в науке: в начале ХХ
века и во второй его половине. Рево
люции в фантастической науке про
шли не столь бурно, но, тем не менее,
были. Связаны эти революции с появ
лением в фантастике идей, в корне
менявших представления авторов (да
и ученых!) о мироздании, идей, созда
вавших новые миры, новые исследо
вательские и литературные поля. Это
были открытия сродни теории отно
сительности. Какие открытия, объясняющие
структуру реальности, были сделаны
писателямифантастами? Перечислю
лишь некоторые и прошу учесть, что
речь идет не о привычных предсказа
ниях фантастов, о которых следует го
ворить «исполнилось — не исполни
лось», а о гипотезах, так или иначе
объясняющих нашу физическую ре
альность — о таких гипотезах нужно
рассуждать в других терминах: не «ис
полнилось — не исполнилось», а со
ответствует современным научным
объяснениям или не соответствует.
При этом нужно иметь в виду, что
верной, как показала жизнь, может, в
конце концов, оказаться именно фан
тастическая гипотеза, а не сугубо на
учная.
Одно из самых интересных фанта
стических открытий: возможность пе
редвижения не только по трем извест
ным нам измерениям, но и по четвер
тому — времени. Сделал это открытие
Герберт Уэллс в 1896 году на страни
цах романа «Машина времени».
Сама идея времени как четвертого
измерения не принадлежит Г. Уэллсу.
Писатель присутствовал на лекции
американского астронома Саймона
Ньюкома, излагавшего научные пред
ставления о сущности времени. От
крытие фантаста заключалось в дру
гом: он «обнаружил», что во времени,
как и в пространстве, можно передви
гаться, причем с очень большой ско
ростью.
Перемещение во времени стало
принципиально новой идеей, не
«ЗС»Фантастика №3,2006
123
имевшей аналогов и открывшей для
фантастической литературы необоз
римые возможности, до сих пор не
раскрытые полностью. Сколько уже
написано и еще будет написано про
изведений о хроноклазмах — парадок
сах, неизбежно возникающих, если
отправиться в прошлое! Невозможно
перечислить все написанное о путе
шествиях по времени, даже если отби
рать только произведения высокого
класса: «Хроноклазм» Д. Уиндэма,
«Конец Вечности» А. Азимова, «Пат
руль Времени» П. Андерсона, расска
зы Р. Брэдбери, Р. Шекли и др...
Идея развивалась: после «Хронок
лазма» невозможно стало писать о пу
тешествиях в прошлое и будущее, как
о линейном процессе, как о чемто
вроде поездки на автомобиле в другой
город и последующем возвращении
домой. Фантасты вынуждены были
исследовать появление «временных
петель», и фантастическая наука сде
лала неизбежный вывод о нелинейно
сти истории — о том, что любое пере
мещение во времени изменяет исто
рический процесс и приводит к тому,
что возвращается путешественник во
все не в то настоящее, которое поки
нул. Поэтому фантастика пришла к
идее параллельных миров и объединя
ющей параллельные миры идее Муль
тиверсума раньше, чем «обычная» на
ука.
В науке понятие Вселенной сме
нилось понятием о Мультиверсе —
бесконечномерном мироздании, в ко
тором наша Вселенная является лишь
одной из множества физических ре
альностей. Каждое наше решение,
каждый поступок создают новые вет
ви мироздания, и уж тем более — но
вые вселенные возникают при каж
дом путешествии во времени. Яснее
всего это показано в опубликованном
в 1996 году (через сто лет после созда
ния уэллсовского прототипа) романе
Стивена Бакстера «Корабли време
ни». Этот роман — прямое продолже
ние «Машины времени», но совре
менный автор, обладая знаниями фи
зики и фантастики конца ХХ века по
казал все возможности темпоральных
перемещений в многомирии.
Ученые долгое время полагали
идею о путешествиях по времени чис
тейшей и неосуществимой фантасти
кой. Признавался только один способ
оказаться в ином времени — отпра
виться в полет на субсветовой скорости
и вернуться к потомкам. Сейчас, после
того, как идея Мультиверса вошла в
ареал науки, ученые обсуждают воз
можность путешествий во времени —
см., например, книгу доктора физико
математических наук А. К. Гуца «Эле
менты теории времени», работы Стиве
на Хокинга, Игоря Новикова и др.
Открытие возможности переме
щения во времени относится к тем до
стижениям фантастики, которые
сильнейшим образом возбудили науч
ную мысль, заставили науку пересмо
треть многие физические положения.
Сто лет понадобилось, чтобы уче
ные и писатели сошлись во мнении:
научная фантастика и фантастическая
наука одинаково описывают структу
ру физической реальности. Два других фантастических откры
тия, о которых пойдет речь, напротив,
оказались настолько актуальны, что
достаточно быстро вошли в ареал на
уки. Сто лет назад Аристотелево пред
положение о том, что все состоит из
атомов — неделимых частиц вещест
ва, — было в науке общепринятым,
высказывались уже идеи о том, что
атом имеет сложную внутреннюю
структуру, предлагались гипотезы,
объяснявшие, как может быть устроен
атом. Однако, до открытия Резерфор
да оставалось еще четыре года, когда в
России вышел роман Александра Бог
данова «Красная звезда». В этом ро
мане впервые шла речь о том, что
каждый атом обладает большой внут
ренней энергией, которую можно из
влечь и использовать — в частности, в
двигателях космического корабля
этеронефа.
Логичным следствием открытия
деления атомов стала идея американ
ского фантаста Ричарда Кеннеди,
опубликовавшего в 1912 году роман
«Тривселенная». Фантастическая на
ука сделала естественный шаг: если
атом состоит из множества частиц, то
«ЗС»Фантастика №3,2006
124
П. Амнуэль Фантастическая реальность мироздания
устройство его может быть столь
сложно, что внутри атома поместится
своя замкнутая вселенная со всеми
свойствами той единственной Все
ленной, которая открывается нам в
мире звезд и галактик.
Как литературное произведение
роман Кеннеди не выдержал испыта
ния временем, но его идея получила
дальнейшее развитие в рамках фанта
стической науки. Тесная связь Все
ленной и микрокосмоса проявляется
в фантастике и таким образом: воз
действуя на микромир, исследователь
тем самым меняет мегаструктуру Все
ленной. Бомбардируя элементарные
частицы, мы меняем свойства кваза
ров в нашем же мире...
Идея Кеннеди — интересная по
пытка объяснения структуры физиче
ской реальности. Правомерность та
кого объяснения далеко не очевидна,
но ясно стремление фантастов создать
своего рода «единую теорию мирозда
ния», связывающую все структурные
уровни материального мира. Такие
модели описаны, например, в расска
зах В. Тивиса «Четвертое измерение»
(1961 год), М. Емцева и Е. Парнова
«Уравнение с Бледного Нептуна»
(1964 год) и др.
Есть аналогичные идеи и в науке.
Советский академик М. А. Марков
писал о том, что может существовать
мир, находящийся на грани исчезно
вения для внешнего наблюдателя.
Воспринимается он как элементарная
частица с массой в миллионную долю
грамма. Такой объект (фридмон) мо
жет заключать в себе целую Метага
лактику…
Для «реальной» науки после созда
ния Эйнштейном частной теории от
носительности постоянство скорости
света стало незыблемым принципом.
Ничто не может двигаться быстрее
света — этот постулат подтвержден
всеми без исключения физическими
экспериментами.
Для фантастической же науки из
начально было ясно, что в структуре
реальности непременно должны су
ществовать законы, позволяющие
преодолевать пространство между
звездами со скоростями, значительно
превышающими 300 тысяч километ
ров в секунду. Если скорость света —
предел скоростей, то человек никогда
не полетит к звездам, поскольку полет
продолжится сотни и тысячи лет и по
теряет всякий смысл. Реальность —
для начала фантастическая реаль
ность — не может быть так сурова! На
учная фантастика (и фантастическая
наука!) после 1929 года, когда был
опубликован роман Дока Смита «Зве
здный жаворонок» о первом полете к
звездам, не могла развиваться без но
вых идей, объясняющих, почему все—
таки для путешествий к другим пла
нетным системам НЕ НУЖНО тра
тить жизни многих поколений.
Первой идеей, разрешающей про
тиворечие и объясняющей, как все
таки можно обойти постулат Эйн
штейна, стала гипотеза Джона Кемп
белла («Ловушка», 1934 год) о сущест
вовании гиперпространства — пятого
измерения, где перемещения от одной
точки к другой происходят вне време
ни. Возможность существования пя
тимерных пространств была открыта
еще в 1921 году Теодором Калуцей и
Оскаром Клейном, но эта абстрактная
научная идея наполнилась реальным
содержанием 13 лет спустя — точно
так же, как в 1896 году наполнилась
содержанием уже существовавшая в
науке гипотеза о том, что четвертым
измерением является время.
В 1960 году советский фантаст Ге
нрих Альтов опубликовал рассказ
«Полигон «Звездная река»», и в фан
тастической науке был сделан новый
рывок: обнаружено физическое явле
ние, заключающееся в том, что при
определенном (например, импульс
ном) характере излучения света ско
рость его распространения может
быть больше, чем 300 тысяч км/сек.
Гипотезы Альтова и Кемпбелла по
разному объясняли, как обойти по
стулат Эйнштейна.
Поскольку звездолеты никогда не
смогут преодолеть световой барьер, то
существует иная возможность — уве
личение скорости света. Казалось бы,
фантастическая наука вступает здесь в
конфликт с основами физики, и от
«ЗС»Фантастика №3,2006
125
крытию Г.Альтова суждено навсегда
остаться в арсенале фантастики: ведь
речь идет об изменении одной из не
многих фундаментальных мировых
постоянных!
Однако нам, в сущности, не изве
стны экспериментальные данные о
величине скорости света в отдален
ных областях Вселенной или при экс
тремальных характеристиках мате
рии. Лишь будущие исследования по
кажут, станет ли открытие фантаста
элементом реального научного зна
ния.
Тем не менее, именно открытие
Альтова привело к резкому рывку
фантастической науки — в том на
правлении, в каком «обычная» физи
ка еще и не начинала двигаться.
Предположение о том, что ско
рость света можно увеличить, — част
ный случай изменения известного за
кона природы. И потому естествен
ным было появление новой гипотезы:
поскольку существуют законы приро
ды, то могут существовать и законы
изменения этих законов, пока еще не
известные науке (Павел Амнуэль,
«Все законы Вселенной», 1968 год,
«Крутизна», 1975 год). Мироздание — согласно совре
менной фантастической науке — уст
роено таким образом, что всякий за
кон природы в той или иной степени
подвержен изменениям. Все мировые
постоянные, будучи природными за
конами, также способны меняться.
Постоянство скорости света и других
величин типа постоянной Планка,
тонкой структуры и так далее — част
ный случай более общих природных
законов и проявляет себя лишь в на
шей области пространствавремени.
Во второй половине ХХ века «ре
альная» наука тоже пришла к заклю
чению о том, что даже в нашей облас
ти мироздания физические постоян
ные могут меняться со временем и,
следовательно, постоянными в стро
гом смысле не являются. Но в науке
еще нет признания того, что стало уже
пройденным этапом в НФ: все законы
природы переменны, и существуют не
познанные нами физические принци
пы, определяющие, как именно могут
меняться известные нам природные
законы — закон всемирного тяготе
ния, например, или известные законы
сохранения.
В реальной науке ученый пользу
ется принципом презумпции естест
венности. Принцип этот сформули
ровал известный советский астрофи
зик Самуил Иосифович Шкловский:
всякое природное явление нужно
объяснять естественными причинами
до тех пор, пока не будет доказано об
ратное.
В фантастической науке нет по
добного ограничения. Можно даже
сказать, что для объяснения непонят
ных природных явлений фантастиче
ская наука использует противополож
ный принцип — презумпцию искусст
венности: всякое природное явление
считается созданным искусственно,
пока «реальная» наука не докажет об
ратное. Пока ученые в начале шестидеся
тых годов ХХ века исследовали стран
ные свойства только что открытых
квазаров и пытались найти естествен
ное объяснение их огромной светимо
сти и большому красному смещению,
в фантастической науке была выдви
нута гипотеза о том, что квазары явля
ются искусственными объектами —
это звездолеты, удаляющиеся от Зем
ли.
Разумеется, такое объяснение про
существовало лишь до того момента,
когда «реальная» наука объяснила фе
номен квазаров излучением вещества,
падающего на сверхмассивную чер
ную дыру. Из чего не следует, в част
ности, делать скоропалительные вы
воды о неприемлемости фантастичес
кой науки для объяснения структуры
реальности. Ведь в то же время были
рассмотрены и отброшены в рамках
науки десятки гипотез, о которых се
годня никто и не вспоминает! Фанта
стическая гипотеза оказалась не луч
ше и не хуже любой другой, не про
шедшей испытание реальностью.
К тому же, и отвергнутой гипотезу
квазаровзвездолетов считать прежде
временно — разве такой физический
феномен невозможен в принципе?
«ЗС»Фантастика №3,2006
126
П. Амнуэль Фантастическая реальность мироздания
Возможен. И, следовательно, нельзя
исключить его обнаружения в буду
щем.
Для развития фантастической на
уки принцип презумпции искусствен
ности играет одну из основополагаю
щих ролей. Если вернуться к обсуж
давшейся выше идее о законах приро
ды, объясняющих изменение других
законов природы, то следующим оче
видным шагом должно было стать
предположение, объясняющие суще
ствование таких законов деятельнос
тью высокоразвитых цивилизаций.
В 1971 году Станислав Лем опуб
ликовал фантастическое эссе «Новая
космогония», в котором постулиро
вал, что известные законы природы
являются результатом совместной де
ятельности цивилизаций. Реальных
доказательств искусственного проис
хождения законов природы не обна
ружено, но открытие Лема не проти
воречит и логике науки, нарушая,
впрочем, известный принцип «брит
вы Оккама» — не умножать сущнос
тей сверх необходимого. Кстати, и обратная гипотеза — о
том, что законы природы возникли
естественным путем — тоже наукой
не доказана. Наука в данном случае
выдвигает гипотезы, по выражению
Дойча, инструментальные: космологи
ищут подтверждения своим предска
заниям, вытекающим из той или иной
теории Большого взрыва, но не пыта
ются объяснить, почему именно такие
законы и именно так действовали при
возникновении нашей Вселенной и
почему именно такие законы действу
ют в нашей Вселенной сейчас. В неко
тором смысле попыткой объяснения
является антропный принцип, глася
щий, что Вселенная наша такова по
тому, что в ней есть мы. Если бы во
Вселенной действовали иные физиче
ские законы, то разум человеческого
типа не смог бы появиться, и искать
объяснения было бы просто некому.
На мой взгляд, антропный прин
цип объясняет реальность ничуть не
лучше, чем это делает фантастическая
наука, используя (вот парадокс!) при
ем искусственности.
Гипотеза Лема, кстати, объясняет
и то, почему мы не видим во Вселен
ной следов астроинженерной деятель
ности, хотя высокоразвитые цивили
зации должны существовать и както
проявлять себя. На самом деле — как
это объясняет фантастическая наука
— мы уже сейчас наблюдаем множест
во следов деятельности внеземных
цивилизаций, но нам они предстают,
как естественные физические (астро
физические) явления!
Примером астроинженерной дея
тельности, которую мы воспринима
ем как естественное образование, яв
ляются, по идее Генриха Альтова
(«Порт Каменных Бурь», 1966 год),
шаровые звездные скопления, кото
рых только в нашей Галактике извест
но около 130. Альтов объясняет обра
зование шаровых скоплений деятель
ностью цивилизаций, собравших свои
планетные системы вместе для того,
чтобы облегчить межзвездные переле
ты и контакты. Произошло это давно,
миллиарды лет назад, многие звезды
успели закончить эволюцию и были
цивилизациями оставлены. Мы же
наблюдаем результат этой деятельно
сти и воспринимаем его, как естест
венный природный процесс.
Вернемся, однако, к тому, как
фантастическая наука объясняет
структуру реальности. Естественный
вопрос, который должна была решить
фантастическая наука: по какой при
чине произошел Большой взрыв, по
родивший Вселенную, и что было ДО
взрыва, в той вселенной, которая су
ществовала прежде нашей и стала ее
прародительницей?
Ответ: причиной взрыва Кокона
Вселенной, того самого Большого
взрыва, была деятельность цивилиза
ций, обитавших ДО взрыва, в предше
ствующей вселенной (П. Амнуэль,
«Через двадцать миллиардов лет после
конца света», 1984 год). « — Я не очень понял, — осторожно
сказал Сахнин. — Еще до появления на
шей Вселенной, до взрыва, было нечто...
Ну, тоже Вселенная? Другая? И в ней
разумные существа, такие могучие,
что смогли уничтожить весь свой мир,
свою Вселенную? Сделали это и погиб
«ЗС»Фантастика №3,2006
127
ли? И тогда появился наш мир? И зна
чит, наша Вселенная — это труп той,
прежней, что была живой? И галакти
ки — это осколки, след удара, нечто
вроде гриба от атомного взрыва?
— Ну... Примерно так. На деле все
гораздо сложнее. Сейчас считается,
что наша Вселенная возникла двадцать
миллиардов лет назад, и это было нача
лом всех начал. А я говорю, что это был
конец. Конец света. Вселенная до взры
ва была бесконечно сложным, бесконеч
но непонятным и бесконечно разумным
миром. Действовали иные законы при
роды, иные причинноследственные свя
зи. Материя была иной. Мысль, разум, а
не мертвое движение, как сейчас, были
ее основными атрибутами»...
По Лему, нынешние природные
законы сформировались в результате
целенаправленной деятельности вы
сокоразвитых цивилизаций. Однако,
могли ли разные, в принципе, циви
лизации действовать сообща, созда
вая гармонию всех законов Вселен
ной? Фантастическая наука дает ответ
и на этот вопрос (П. Амнуэль, «Пре
одоление», 1981 год):
«Изучая природу, люди веками от
вергали многие вопросы как ненаучные.
Считалось бессмысленным спрашивать:
почему ускорение пропорционально си
ле? Почему сохраняется энергия?.. Но
вот люди начали изменять законы при
роды. И оказалось, что нельзя разви
вать науку, не ответив на все эти ере
тические «почему»... А вывод был та
кой. В законах природы нет единства,
потому что они искусственны. Давно,
задолго до возникновения рода людско
го, законы мироздания были иными, бо
лее стройными. Все законы природы
объединяла система, возникшая в мо
мент большого взрыва Вселенной двад
цать миллиардов лет назад. Но когда
то во Вселенной впервые возникла
жизнь... Разум... Потом еще... И как
мы сейчас, древние цивилизации начали
изменять законы природы... Причем
каждый разум действовал в собствен
ных интересах. Одному для межзвезд
ных полетов понадобилось ускорить
свет. Другой пожелал изменить закон
тяготения. Третий занялся переуст
ройством квантовых законов... И мир
менялся. Как мы когдато оправдывали
уничтожение лесов, так и те, могуще
ственные, оправдывали нуждами раз
вития этот хаос, приходящий на смену
порядку. На каверзные «почему» о массе
фотона, скорости света можно было
легко ответить тогда, но впоследст
вии эти вопросы действительно поте
ряли всякий смысл. Какая логика в хао
се? Из гармонии законов природы воз
никла их свалка. Вот так... Мы с вами
живем в пору экологического кризиса,
захватившего всю Вселенную...»
Читатель наверняка скажет: как
это тривиально — все сущее объяс
нять чьейто разумной деятельнос
тью. Это все равно, что апеллировать
к высшим силам или к самому Богу.
Не менее тривиально — для «ре
альной» науки — объяснять все сущее
только естественными причинами.
Тривиально, но правильно. У реаль
ной физики именно таков путь позна
ния — путь, кстати говоря, полный
противоречий. Эти противоречия
привели к тому, что в середине ХХ ве
ка в физике начала господствовать па
радигма инструменталистов, о кото
рой пишет Дойч: правильное предска
зание важнее объяснения. Могут ли
ученые объяснить, почему электрон
ведет себя одновременно, как волна и
как частица? Вот что пишет в книге
«Элегантная Вселенная» известный
физик Брайан Грин:
«Те, кто использует квантовую ме
ханику, просто следуют формулам и
правилам, установленным «отцамиос
нователями» теории, и четким и недву
смысленным вычислительным процеду
рам, но без реального понимания того,
почему эти процедуры работают, или
что они в действительности означа
ют. В отличие от теории относитель
ности едва ли найдется много людей,
если такие найдутся вообще, кто смог
понять квантовую механику на «инту
итивном» уровне».
«Обычная» наука предсказывает
результаты экспериментов, не объяс
няя причин природных законов. Фан
тастическая наука пытается объяс
нить те же процессы, непротиворечи
во описать то же самое мироздание.
«ЗС»Фантастика №3,2006
128
П. Амнуэль Фантастическая реальность мироздания
Фантасты практически всегда исполь
зуют новые научные идеи для постро
ения или проверки своих гипотез. А
часто ли ученые используют гипотезы
фантастов? Любимый фантастами
принцип презумпции искусственнос
ти не оправдался, когда Энтони Хью
иш в первые дни после открытия
пульсара пытался объяснить его излу
чение деятельностью иной цивилиза
ции. Следует ли из этого, что пре
зумпцию искусственности нужно ис
пользовать только на страницах фан
тастических романов?
Понятно, почему «реальная» наука
пользуется презумпцией естественно
сти, и почему в науке фантастической
часто применяется презумпция ис
кусственности. «Реальная» наука без
личностна — во всяком случае, была
безличностной, пока в ареал научных
идей не вошла теория Эверетта, кото
рая через полвека после своего появ
ления привела к тому, что многие фи
зики поняли: без привлечения лично
сти НАБЛЮДАТЕЛЯ невозможно
объяснить физическую структуру ре
альности. В науку сейчас проникают
идеи, которые еще недавно были до
стоянием научной фантастики. Если
верны предположения современных
физиков Джулиана Барбура, Михаила
Менского, Дэвида Дойча, Мари Гелл
Манна, Мэтью Доналда и других,
личный выбор НАБЛЮДАТЕЛЯ иг
рает в объяснении структуры миро
здания принципиально важную роль
— именно личный выбор, о котором
много лет говорила фантастическая
наука, создает ту ветвь Мультиверса, в
которой предстоит жить познающему
мир субъекту. Принцип презумпции
естественности, похоже, начинает
подводить там, где физики ожидали
меньше всего.
Фантастическая и «обычная» на
уки объясняют одну и ту же — окру
жающую нас — реальность. Принци
пы объяснения у них разные, что есте
ственно, поскольку фантастическая
наука наполовину всетаки литерату
ра. Но идеями и гипотезами две науки
друг друга обогащают. Реальностьто
у нас одна, пусть и бесконечно слож
ная…
ОБ АВТОРЕ:
Писатель и ученый5астроном Павел Рафаилович Амнуэль родился в 1944 году в Баку. Окончил физический факультет Азербайджанского государственного универ5
ситета; кандидат физико5математических наук. Много лет проработал в Шемахин5
ской астрофизической обсерватории и Бакинском Институте физики. Автор более
60 научных работ в области релятивистской астрофизики, а так же методики раз5
вития творческого воображения, используемой как часть ТРИЗ — теории решения
изобретательских задач, созданной известным советским изобретателем и писате5
лем5фантастом Г. С. Альтшуллером (Г. Альтовым).
Как писатель5фантаст дебютировал в 1959 году в журнале «Техника5молодежи»
с рассказом «Икария Альфа». П. Амнуэль —один из самых последовательных привер5
женцев «твердой» НФ, автор книг «Сегодня, завтра и всегда» (1984), «Капли звезд5
ного света» (1990), «Приговоренные к высшей мере» (1990), «День последний —день
первый» (1993), «Люди Кода» (1997, 2006), «Все разумное» (2002) и др. НФ и детек5
тивные рассказы и повести Амнуэля публиковались в периодической печати и сбор5
никах; рассказ «20000000000 лет спустя» включен в антологию «Фантастика века».
Известен так же публицистическими выступлениями по различным проблемам НФ. С 1990 года П. Амнуэль живет в Израиле, где принимал участие в издание русско5
язычного журнала фантастики «Миры». Лауреат призов «Великое кольцо» (1982) и
«Фанкон597».
В ноябрьском номере журнала «ЗНАНИЕ С ИЛА»:
Из грязи в князи
история возвышения «скромного цветочка»
Автор
val20101
Документ
Категория
Знанию сила
Просмотров
581
Размер файла
5 636 Кб
Теги
знание, сила, фантастики, 2006
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа