close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ШПАНОВ Тайна професора Бураго

код для вставкиСкачать
Н И К . Ш П А Н О В Ник. ШПАНОВ ТАЙНА ПРОФЕССОРА БУРАГО В ы п у с к Рисунки П • Алякринского ИЗДАТЁЛЬСТВО ЦК ВЛКСМ «МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ» 1.9 4 3 2 Краткое содержание 1-го выпуска романа Ник. Шпанова «Тайна профессора Бураго» 1918 год. Новороссийск. По приказу Ленина корабли Черноморской эскадрьг должны быть потоплены в Ново­
российскойбухте, чтобы они не попали в руки немецких оккупантов. Выполнению этого исторического приказа стараются всеми средствами воспрепятствовать враги ре­
волюционной России — белогвардейцы и немецкие агенты. Особенную активность проявляет немецкий шпион барон Остен-Сакен, служащий на русском флоте. В планы из­
менников и врагов России входит увод Черноморской эскадры из Новороссийска в Севастополь для передачи ее в руки немцев:. В борьбе за выполнение ленинского приказа принимают живейшее участие два друга, два молодых паранька: Павел Житков и Александр Найде­
нов. Происки врагов не удались. Приказ великого Ленина выполнен революционными моряками: частъ Чер­
номорской эскадры потоплена. Житков и Найденов кля­
нутся «служить России, флоту и революции так, как велит Ленин»,- чтобы русский флот возродшюя вдвое прекрасней, вдвое сильней, чем был... Спустя, много лет друзья встретились снова. Мечты их сбылись — оба они служат на флоте: Найденов ---
летчик, Житков — моряк. Судьба сводит их в доме ста­
рого моряка, контрадмирала профессора Бураго, разра­
батывающего проблему невидимости в целях практиче­
ского ее использования на флоте. Житков работает над той же проблемой — это его и приводит к профессору. Найденов работает в институте, возглавляемом Бураго, над противоположной по существу проблемой «оптиче­
ского уха». Он добивается возможности определять местонахождение судна и самолета, когда их еще не видно глазам и не слышно человеческим- ухом. Найде­
нов — жених дочери профессора Бураго Вали. Немецкая агентура окружает старого профессора сетью шпионажа Снова появляется барон Остеи-Са-
кен — на этот раз в обличии дворника того дома, в котором живет профессор. Опыты Бураго успешно по­
двигаются вперед. Чертежи и записки он хранит внутри своей трости. Однажды профессор таинственно исчезает. Поиски его не приводят ни к чему. На ошейнике соба­
ки,, которая была с ним во время прогулки, находят за­
писку. В ней Бураго извещает о. том, что он покончил с собой, убедившись в ошибочности своих научных расчетов... ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ ПОЕДИНОК НА ТРАПЕ 18. НАВЯЗЧИВОЕ ВОСПОМИНАНИЕ КАПИТАН-ЛЕЙТЕНАНТА ЖИТКОВА Ш
татское платье хорошо, шюржо сидело ш Житкове. Никто ее угадал бы в этом коренастом торговом моряке капитан-лейтенанта военного флота. Хотя «Архангельск» и числился в списках военно-морского флота, но со дня постройки не "носил на себе ни одного орудия. Назначе­
ние его было совершенно мирным — производство практи­
ческих опытов с разного рода навигационным оборудова­
нием до аппаратами связи. «Архангельск» плавал © далыдах морях, ему нередко приходилось заходить в иностранные порты. Вот почему экипаж его был 1В штатском. С тех пор как исчез профессор Бураго, работа над про­
блемой •••невидимости совсем' разладилась. |У Вали все ва­
лилось да рук. Наиболее шжеая 'часть расчетов была унесена вг'могилу старым профессором. Житкову не удава­
лось восстановить ее собственными силами. Неудачи сле­
довали одна за другой. В это время прибыло приказание командования: всем командирам кораблей освоить ком­
плекс (навигационных приборов "норой конструкции. Житкову ничего не осташлесь, как отложить свои научные иссле­
дования. С первьгм же рейсом «Архангельска» ои ушел в мор!е для освоения .новых методов судовождения. Загра­
ничный рейс не был для него новостью. Ему и раньше доводилось бывать в заграничных портах. Он любил эти Щлавания, любил знакомиться с новыми местами, новыми людьми, с их бытом, подчас1 чуждым и странным на взгляд советского моряка. Он жадно наблюдал новое; учился, чему следовало учиться, запоминал, что следовало запомнит; Стоя ш палубе «Архангельски»», ои следил за прибли­
жением далекой полоски ууыаш<жо берега. Эта1 страда пэ-
лйска, накрытая дымков, сливалась: с таким же серым 5 ншрй!ветаивьщ небом, низко нанесшим над землею, щд морем, тоже серым, холодным). Но эта невесёлая картина была миш Житкову. Она напоминала еру далекие^ (родные берега, смываемые такими же серыми и холодными во­
дами такого же 'неприветливого моря. Житков «вспомнил родной' город, порт,, институт. Где-то там, в институте, сидят его друзья — Найденов и Валя. А может быть, они сейчас ш тихом проспекте, в квартире покойного Бураго; сидят (В его огрбмном кабинете, за синим полем письмен­
ного стола», и радостно, рука об руку, работают над най-
ДЗД01В1СЮИМ «оптических ухом»... Бураго!! Какая странная -судьба... На память Житкову приходят подробности таинственного исчезновения стари­
ка. После того как на ошейнике Тузика нашли записку, труп собаки отправили для вскрытия. Из ветеринарной лечебницы .сообщили, что шбажа отравлена каким-то силь­
но действующим ядом. Повидимому, доза яда оказалась недостаточной, чтобы сразу убить собаку,— отравители не рассчитали силу сен-бернара. Благодаря этому Тузик смог: доттащиться до дома. Поиски тела профессора ничего не да. ли. Следы Тузика привели ище1ек к бфегу уединенного канала на островах, к одинокой скамейке в тени деревь­
ев. Старик любил 'сиживать в таких местах. Все это. впро­
чем, ничего не объясняло... /Неожиданное самоубийство профессора казалось совершенно необъяснимым. Трудно было поверить, что неудача с лаком могла слрмить огром­
ную энергию и могучую жизненную силу старого адми­
рала1. Он слишком любил! жизнь, знал, что он нужен обожаемому флоту, слишком верил в Россию и любил ее, чтобы отступить, растеряться под влиянием неудачи, Мало ли неудач пришлось ему преодолеть на своем долгом пути ученого? Не им было сломить могучего Черномора!! Всякий раз, когда Житков воггомитл покойного Бура­
го, все. новые и новь*е подробности немногих, но хорошо запоминавшихся рстреч с ним невольно . приходили Жит­
кову на память. Й> всякий раз, среди больших и милых, важных и неважных • обстоятельств этих встреч, перед Житковым 'Вставала противная физиономия рыжего двор­
ника дома № 5. Может бмть. не случайно память зафикси­
ровала именно это лицо? Неясное, йо неотступное пред­
ставление, будто где-то, когда-то Жцтков уже встречался со взглядом этих водянистых • серых (глаз, преследовало его каждый раз, когда на память приходило лицо дворника. $ А эта. бородка? Разве не доводилось уже Житкову видеть где-то такую же красноватую свалявшуюся шерсть? Но где и когда?.. И вот сейчас, стоя на палубе «Архангельска», вгляды­
ваясь в туманный берег, Житков вспомнил. Вспомнил все: и эти холодные рыбьи глаза, и голову огурцом, и рыжую растительность на лице. Только тогда это была не неопрят­
ная бородка, а длинные колбаски (Выхоленных бак. Жит­
ков ЙЗСООШШЛ, как эти глаза глядели1 ала- даго, /маленького корабельного юнгу, отправляемого с секретным поручени­
ем Тихменева; вспомнил, какими жесткими и колючими были они, когда он тонул возле* самолета... Он вспомнит все. Вспомнил барона Остен-Сакена! Житков «сейчас же побежа|л в радиорубку. Найденову полетела радиограмма. Через день пришей ответ: «Все известно; он бесследно исчез в день смерти профессора»; 19 ПЕРВОЕ ЗНАКОМСТВО С КАПИТАНОМ ВИТЕМА На следующий день «Архангельск» миновал рифы Волчьей Пасти. Как всеада, сразу за нею открылась ред­
кая полоса, где .вечно сталкиваются, (Никогда не смешива­
ясь, темнозеленые волны моря с серыми водами Альды. Часом позже стало дадно широкое устье могучей реки. Ее протоки уже несколько столетий служат Антвердаму надежной и просторной гаванью. Житков не питал к этому «порту чувств, более теплых, чем к любому другому благоустроенному корабельному пристанищу. Но справедливость требует сказать, что пре­
бывание здесь имело свои прелести. Антвердам был городом моря и 'мопякосв и полном смысле этих слов, (начиная с наиболее благоустроенных доков для кораблей, самых уют­
ных отелей для их капитанов, самых пьяных матросских кабаков 'т 'кончая лучшем н утъ* морским музеем с вели­
колепной библиотекой, хранившей; все', что могли дать сто­
летия кропотливейшего коллекционирования- морской лите­
ратуры. Небольшой, скромный по внешности дом, иа воротах которого укреплена потемневшая от времени бронзовая доска с лаконической надписью: «Институт моря», являлся гор­
достью Антвердама. Трудно переоценить обширность и точность производимых институтом работ и исследований, Штш\ъ снаряжаемых им экспедиций. Пожалуй, больше 7 нигде и никогда не существовало учреждения, подобного этому институту, (выросшему из своеобразной «Кунстка­
меры (навигаторов», основанной четыреста лет назад Эри­
ком Кундом'-старршиМ'1. Все, что имеет отношение к морю, нашло свое отражение в институте. Нет, кажется, в жизни моря и моряков такой мелочи, которой не интересовали^ бы в институте, которую всесторонне не оценивали, не взвешивали, не дауча|ли. И наряду с этим здесь: ставятся и разрешаются такие сложные и обширные проблемы, «то далеко не всякий, даже самый образоваиный, шкипер мог бы уверенно сформулировать их. Проникновение моря во все! поры жизни города делало для моряков пребывание в Антвердаме полным своеобраз­
ной прелест'и и далеко' и^е1 бесполезным. Житков «ни­
когда не уходил' отсюда без 'Нескольких новых книжек, для книжкой полки в своей каюте. Почти никогда не «прово­
дил он стоянку >в Антвердаме;, без того'чтобы не побывать в «Институте моря» на нескольких интересных докладах; У ворот института всегда висешо расшюа)ние пуб1лич1ных лекций на иеделю вперед. Заезжий моряк мог выбрать то, что было ему интересно. И, «нужно сказать по чести, вы*;, брать1 было из чего. В институте с давних спор существовала „традиция: каждый моряк, без различия национальности и ранга,, мог рассчитывать' не только Ца консультацию и! авторитетную, помощь, но имел право выступите с публичным докладом. Институт имел корреспондентов в Шортах м на кораблях почта -всех морей и океанов земиото шара. Одтем . из таких постоянных корреспондентов был из капитан Витема, доклад которого Житков отправился послушать в первый же вечер своего прибытия.! <в Аиитвердам. Докладчик, высокий, сухощавый человек, сразу при­
влек внимание Житкова. Серебряные пряди! в пепельных, аккуратно зачесанных волосах капитана Витемы >не ла-
вали уверенности в том, что он перешагнул за сорок. Ху­
дое; аскетическое лицо Витемы (ничуть оте походшю на 1 Эрик Кунд-старший, по прозвищу Рыжий. Некоторые исследова­
тели называют его Соленым. Легенда говорит, что тело Эрика, побеж­
денного в морской битве с пиратями, было засолено в бочке и вы­
брошено победителями в устье А льды, чтобы она унесла его в море. Но как только бочка коснулась воды, река изменила свое течение, ее воды двинулись вспять и принесли бочку к набережной родного Антаердама. 8 выдубленные ООУЮНШШ ветрами Л1ица других парусных капитанов. Кожа была бледной, почти прозрачной. К тако­
му лицу просились пламенные глаза фанатика. Но вместо них природа снабдила Витему тарой очень спокойных се­
рых глав. В его облике не было ничего тигютно .морского. Жестикуляция была медлительной, мягкой. Но тот*, кто на основании первого впечатления ждал услышать! вкрадчи­
вый голос и округлые фразы, ошибался. Когда тсапитан Витема тачинал говорить, его» голос напШштал удары упругой и звенящей металлом стальной полосы. В те дни, когда Житков встретился, с ним, Витема был капитаном баркштшУ «Марта}»; Плавай он под флагом Таи» и, как говорят, йзЬзил нерентабельные грузы, какие единственно оставались на долю паруоников. Из разговоров с Витемой поверхностный дабщюштель мог бы сделать вывод: этого /человека ничто серьезно ш "интересует; его желания не простираются дальше того, чтобы удачно устроить свей &<*т хотя бы н-а1 ближайшее воемя. -Но более внимательный собеседник скоро понял бы, что перед духошым взопом «Витемы стояла какая-то цель, поглотившая все' его существо. Ради нее он: с хо­
лодной выдержкой и железной 'настойчивостью совершал своё, более Ч1ем извилистое, плаваний по бурному морю жизни. Житков, понявший это, был убежден, что рано или поздно, если судьба не прервет его знакомства с' Витёмюй, он эту це171*ь уз!на<ет. Все эти" мысли пришли Житкову уже , поШке, погле некоторого знакомства с 'Вит'емой. В тот же вечер, о котором идет ре'чь, о!н впервые увидел капитана баоюен1-' тины (в. качестве докладчика на кафедре «Института моря»,' По1 начаолу доклад Вите/мы не возбудил особого интереса Житкова, несколько мыслей могли показаться новыми сред­
нему штурману, но не такому образованному1 моряку, как Житков. Однако дальше в сообщений Витемы появились швгли, привлекшие, к себе внимание советского моряка. Житкову стало ясно, что докладчик говорит далеко не все, что знает. Но и из скаданнюахУ Житков понял, что ВиПема располагает научным открытом, чем-то схожим с открытием Найденова. Бо1льте того: несколько туман­
ных намеков Витемы заставили Житкова !н^терпели!во! ерзать! в кресле. Ему показалось, будто в руках Витемы находится ключ рмеийно (к той половине ;еайФеновской з*р*тт. ко­
торая до сих пор оетадгсяуего друг&щ^ 9 С трудом дождался конца доклада. Как только докладчик сошел с кафедры, молодой моряк был около него. — Господин Витема, — сказал Житков, — ваш доклад пробудил во- мне желание познакомиться с вами. Спокойные глаза Витемы остановились на его лице. — Я польщен вашим желанием, господин Житков. Житков не в силах был скрыть удивления: Витема знал его! 20* ЖИТКОВУ КАЖЕТГЯ, ЧТО ОН БЛИЖЕ УЗНАЕТ СВОЕГО СОСЕДА ~ Вы меня знаете?.— удивленно спросил Житков. — В этом нет ничего удивительного,— улыбнулся Витема. — Мы стоим в одной гостинице. Житков предложил вместе дойти до до1му. Витеш с ввдимьш удовольствием согласился. По до)роге они за?-
вернули поужинать «в ба>р то выбору Витемы. Он утверж­
дал, будто негде, кроме как ш этом баре, носящем поэти­
ческое название «Солнце Таити», ему не доводилось пивать вермута, о котором он мог бы с полной,уверенностью ска-
зать: подлинный «Чинзано». ОНИ вошли под ослепительные лучи таитяегкого'солн­
ца, воспроизведенного на берегах холодной Альды могу­
чей батареей электрических ламп. Содержательница бара, мадам ван-Поортен, пышущая жарким благодушием груда рыхлых складок, втиснутая -в*..яркий мешок шелкового капота, по форме своей «представляла нетто схожее с гигантской бутылкой пеперминта, где каждый следующий, к вершине шар немного меньше предыдущего. Самый верхний шар мадам ван-Поортен был украшен парой очень черных и очень блестящих плаз. Все, кто теал «Солнне Таити», готов был от «всей души признать* что источни. ком изучаемого им света является вовсе не батарея *№ ких ламп под пото!дком, а ' именно блистательная особа мадам ван-Поортен. Огромная, обитая никелем стойка была уставлена стекляниьши колпаками. Яркой зеленью манили гоуды салата, заправленного желтым, как янтарь, провансалем. Огромные ломти нежного лосося, подобные диковинному розовому маслу, раздражали? аппетит. Сверкали и перели­
вались всеми цветами радуга, драдотя любителей своими 10 Почти всякий матрос, побывавший- в Антвердаме, ста-
повился гостем "Солнца Таити"... ароматами, десятки маринадов. Добрую половину стойки занимали блюда", с пирогами и пирожками самых разно­
образных форм и размеров. А надо всем этим — над са­
латами, над маринадами, широшми и сотней других ла­
комств, • венчая их пурпуром своих панцырей, господ­
ствовали тела омаров," крабов, лангустов, чернели ра­
ковины устриц рядом1, с яркими, как мессинское солнце, лимонами* -
На дальнем конце стойки, посвященном Бахусу, царил Большой Джо—негр Джотатда. Он управлял своим цар­
ством при помощи ф'ан-юв, источивших' жидкости' всех мыслимых цветов и оттенков. За спиноно Джо, та псАлюсах высокого буфета, похожего на орган протестантской кир­
хи, тесно стояли ряды бутылок, бутылей и пузырьков: В их проврачных стенках таинственно застыло все), то создала 'ненасытная изобретательность пья!ииц. Пользуясь богатым опытом покойного супруга, отдав­
ишь последний якорь в /гавани белюй горячки, мадам ван-йоюрвдн держала в своем (заведении решительно* все, что могло: помочь лучам таитянского солнца растопить морскую душу, к какой бьк нации она ни принадлежала; Может быть/поэтому, а может быте, и потому, ,что здесь к (Простому матросу подходили, как к почетному посети­
телю, не делая разницы между палубным юнгой ц первым офицером, бар пользовался успехом у тружеников палуб и трюмов. За приветливую улыбку хозяйки гости платили звонкой /монетой. Почти всякий матрос, побывавший в Антвердаме, становится -гостем «Оолита Таити». Трудно было бы найти'та земном шаре национальность, (не пред­
ставленную в 6а«0'е. Темнокодачневые, с нршлюедутьгмм носами лица африканских негров переходили а серо-чеюные оттенки американских; коричнево-желтые! арабы; оранже. вые левантинцы; прозрачно-желтые лица малайиёв; барха­
тистые, как кожа ''«персика, щеки островитян Иадшешм. Золотистые ку'яри скандигавцев виднешись эа> столиками рядом с иссиня-черными головами каталонцев/ Всё мысли­
мые разрезы глаз, формы скул и ртов уживались под сенью электрического «Солнца Таити». , С грохотом подкованных сапог, с четким ст^юрм дере­
вянных Ъабо, с шуошанием- соломенных сандалий и чав­
каньем* патентованной резины поток посетителей вливал­
ся в бао по одну сторону турникета и шумно вытекал на улицу пс> доугую. 12 Витема был тут, пшидимому, своим человеком. Едва лтнф каждый второй из сидевших © зале — от голландцев до корейцев — приветствовал его. Б этих приветствиях не звучало бошъшой радости- или уважения* Житкову по-
казшюсь, 'что скрытый страх сквозит в них. Не было ни одного моряка, которому Витема «не ответил бы на 'его родном языке, будь* то фрисландец, аргентинец, малаец, чех. — Грюс «готт... 'Грасиас. На зда(р, — коротко бррсал Витема, проходя впереди Житкова через переполненный зал?. Витема. знал бездну людей. Столыкю лее зкщаим его. Но едва ли хоть один мю<г похвастаться тем,,, 'что оговорил ковда-либо. с Витемюй на его родном языке,—никто не знал его национальности. Витема занял столик аз! дальнем углу. Здесь было не так ослепительно светло и не столь шумно. Можно было разговаривать, не отонышая голоса. А кругом за столиками то и дело, как вспышки ракет, внезапно загорашигь ссюрУ, подчас так же неожиданно разрешавшиеся хохотом ;И1 дру­
жескими объятиями. Посетители переходили от стола к столу. Компании* менялись, словно разноцветные стекляшки в трубе калейдоскопа; Мо)жно было подумаггь, что весь бар набит закадычными друзьями. Вдруг [у турникета образовалась пробка, ;Кда>м(у-то пюйвыпившеому моряку — судя по лихо сдвинутому еа ухо берету с крашым пом­
поном, французу — понравилось вертеться в етеклшшн ячейке, как в карусели. Пытавшихся войти в бар или выйти из него француз выталкивай с веселым криком: — К 'чо|рту, ребята! Я шшчу. ва каруеелЫ! На -француза обращали не больше внимания, чем «а механическое пианино, барабанившее в дальнем конце залы. Но вот из-за спины француза выглянуло чье-то лицо, строгое и холодное в своей подчеркнутой трезво­
сти. Шляпа, сдвинутая на лоб, открывала вьющиеся зо­
лотые волосы. Внимательные глаза этого» человека тща­
тельно прощупали весь зал и остановились на столике Житкова и Витемы. Не будь Житков занят выбором ме­
ню, он, вероятно, заметил бы;, как скрестились взгляды этого нового посетителя и Витемоы), как сузились зрачки капитана. Белокурый человек исчез так же быстро, как появился. Витема поднялся и сказал Житкову: — На одону минуту я вас покину. Житков увидел, кйк капитан г1рйсел <к одшму Ш сто­
ликов, Занятому компанией рослых парней с тяжешьими челюстями. Их головы послушно склонились к капиталу, чтобы не проронить ни слова из того* что он негромко говорил им. Парши тотчас же расплатились и покинули бар, каким-то особенным, безошибочным жестом бичкоме-
ров всего мира затягивая на шеях разноцветные шарфы. Витема вернулся к Житкову и так же спокойно, как делал все, принялся за подашый ужшш. Не многие черты в характере Витемы удалось изу­
чить Жйпшву за время короткого знакомства с капитаном. Но вот что казалось Житкову несомненным: полное равно-1 душие Витемы ко всему, что не влияло прямым образом на его личную жизнь. Было ли то свидетельством большой внутренней силы, позволявшей капитану с высоты своего превосходства наблюдать жизнь,, или это было проявле­
нием цинического бессердечия эйгоцентрика, но факт остается фактом: спокойствия Витемы, холодного и при­
ветливого в одно и то же время, казалось, ничто не могло нарушить. Возвращаясь из заведения госпожи ванЗДоортец, но­
вые знакомые должнш были пройти самыми мрачными трущобами порта В одном из закоулко(в они шгголкнулись на жестокую драку. При слабом мерцании газового фона­
ря можно было различить лишь клубок сцепившихся тел: слышался хрип,, придушенные голоса,, удары... Житков бросился было разнять дерущихся, но Витема сх1ватил его за руку;. Житкова поразила легкость, с ко­
торой Витема* погасил инерцию его восьмидесяти кило. ~ В лучшем случае вы перепачкаетесь с йог' до голо­
вы,—'Спокойно, сказал капитан. Из груды тел послышался вопль о помощи. —. Нет ли у вас фонаря? — спросил Витема Житкова. Но, пока Житков доставал фонарь из кармана, Витема одним прыжком преодолел расстояние, отделявшее его от дерущихся. В его руке блеснул кастет. "" Когда Житкр© юшравил луч света на место потасов­
ки, все уже было коичено Витемюй: сокрушительный удар кастетом, и из-под груды тел Витема извлек не шюестного Житкову человека, сю хранившего тщько одну деталь, позволявшую судить о аго внешности, —густые бело­
курые волосы. Родеая мать не узнала бы в немтого, кто 14 йёДавйо шгМШМл в бар иэ-эа ешны француза в турт-
кете. Витема спокойно вгляделся в раздутое, изуродован­
ное лицо пострадавшего, выхваченное лучом фонарика из окружающей тьмы. В следующее мгновение пальцы Витемы разжшись. Небитый упал на мостовую. Его голова гаухо «стукнулась о гамни. — Когда он звал на помощь, мне показалось, что это один ив . моих людей* ~ сказал Витема. Он брезгливо вытер выпачканную кровью руку и пошел прочь. Видя, что Житков все еще медлит, он сказал: — Пошли, Пол! Они скоро придут в себя, и тогда все иачнеггая! сначала. — Его убьют!.. —» Даже наверно, —ч оказал! Витема, закуривжя. — А если вы тут застрянете, то достанется и вам.. — Нам ничего не стоило дотащить его до полицей­
ского поста,-—сказал Житков. Но Витема не дал себе труда даже ответить. Он как ни в чем не бывало вернулся к разговору, прерванному происшествием. 21. ЖИТКОВ ИЩЕТ ЗНАКОМЫХ ВИТЕМЫ Житков часто виделся с Витемой. Житкова влекло к еему какое-то «неясное, тревожное любопытство. Он не знал, действует ли Витема сознателыно, дразня его смутными намеками на то, что имело отношение к науч­
ной деятельности! Найденова,, или же то было простым совпадением. Но одно было ему ясно1: Витема, несомненно, владел каким-то изобретением,, способным перевернуть современ­
ные представления о воздушной и подводной войне, и это изобретение имело что-то общее с теми вопросами, над разрешением которых работали Житков и Найденов. Житков не мог не содрогаться при мысли: тайна, нахо­
дясь в руках Витемы, могла стать достоянием темных сиш, которые направят открытие далеко не к пользе чело­
вечества. Внутренний мир Витемы ее был ясен Житкову. Он ничего не знал о политических взглядах своего нового знакомого. Даже подданство Витемы представлялось за­
гадкой: его голландский паспорт мог быть только ширмой,,* 15 С'фемлеййе проникнуть в тайну Витемы ®гъ сильнее овладевало Житковым. Но. поистине удивительной быша ловкость, с которой Витема "всякий раз ускользай.""от скшщо-ащбудь откровенного разлорора. ГЦри каждом новом свидании с Житковым ш давал пошть, что про­
двинулся еще на шаг в своей работе. Де1дая туманные на--
меки'иа суть своей работы, Витема заставлял Житкова все больше волноваться. В скором времени Житков готов был поклясться не только © том, что.отарытие Витемы ана­
логично открытию Найденова, ш и в том, что Витема! знал как раз то, над разрешением чего работай1 Найденов. Вместе с тем у Житкова создавалось впечат!л»ение, что Витема не понимает физической сущности своего открытия. Житков не мог допустить, чтобы открытие, подобное дубликату «ошдаеского уха», могло быть сделано интуитивно, без достаточного знания предмета. Снова и снова наводящими вопросами из области физики старался он выяснить для себя научное лицо ншого знакомого. И снова и снова терялся в догадках. Витема безусловно не был ученым. Его осведомленность в физике не выходила за рамки зна­
ний хорошо образованного моряка." Тем более странным казалось, что Витеме удалоаь, повидимому, решить! вто­
рую часть! задачи, не дававшуюся даже'такому изощрен* ному экспериментатору, тонко А понимающему физику, каким был Найденов. Это было поистине удиви­
тельно. Житков все ближе сходился с Витемой. Единственным пробелом в их знакомстве бы,л;о то обстоятельство, что Витема ни разу не пригласил Житкова на .«Марту». Наме­
ки -.молодого моряка на то, что )ему хотелось бы; посмо­
треть, как живет Витема, последний либо пропускал мимо ушей, либо шутливо парировал: —-« Самая обыкновенная парусная коробка, каких вы видели сотни. Что же касается общества, в котором про­
ходит моя жизнь на борту, то, право, мне гораздо прият* ней не вспоминать • о нем. Удиштелйьным было т то, что хотя каждый третий че­
ловек в торту и знал Витему, кто Житков не нашел «никого, кто побывал бы в качестве гостя на ^Марте». Ия один агеят-йербовщик «не мог похвастаться, что поставил Ви* теме матроса. Одно* было всем известно: на «'Марте» царила железная дисциплина,, схожая с дисциплиной воен­
ного судна сагмых жестоких времен парусного флота. Ш По самой природе своей матрос ^ворлив. Он любн* порассказать о своем житье-бытье, любит помыть кости офицерам. Но люди с «Марты» были молчаливы, как истуканы. Даже вино, развязывающее язык любому чело­
веку, не оказывало на них никакого действия. Они гово­
рили о чем угодно,, кроме своего судна и капитана. Впро­
чем, и случаев завязать знакомство с моряками с «Марты» было немного ~ они редко появлялись на берегу. 22. ПРИВРАТНИК МОРСКОГО МУЗЕЯ Однажды Житкову |все же посчастливилось'• встретить человека, могущего дать кое-какие сведения о прошлом Битемы. Это был сторож Морского музея — коренастый старше с багрово-бурым от загара лицом, широкими пле­
чами, поднятыми к самым ушам, и длинными, как у горил­
лы, руками. Шея старика была всегда, независимо от по­
годы,, повязана шерстяным шарфом,, скрученным в тугой жгут. И не было, кажется, тайой минуты, когда его можно было! - увидать без коротенькой прокуренной трубочки, одной из тех, что так любят старые матросы, потому что их удобно прятать от ветра в кулаке. Звали старика Мейнеш, Юстус Мейнеш. Он оказался единственным человеком, которого Житкову удалось оты­
скать на берегу из служивших под командой капитана Витемы. Житков принялся осторожно обхаживать Мейнеша. Чуть ли не каждый день он посещал музей. Но вместо того, чтобы разглядывать - реликвии моря, он присаживался на скамейку у ворот,, вытаскивал кисет и принимался старательно ыабива'ть трубку. Старик молча наблюдал за ним. Житков протягивал ему кисет. Старик так же молча брал кисет,, набивал табаком «свою трубочку. Прикладывая в знак благодарное™ к козырьку два пальца, он подносил Житкову горящую спичку. Повидимому, кожа на пальцах ' Мейнеша утратила всякую чувствительность. Даюая огонек и прикуривая затем сам, он спокойно держал спичку до тех пор, пока она не сгорала вся. Если невзначай его пальцы касались! руки Житкова, тот испытывал нечто подобное прикосновению стеклянной бумаги. Все это повторялось изо дня в день, пока наконец 2 745 17 Житкову не показалось, что его навое знакомство доста­
точно продвинулось вперед. То, что за все это время они со стариком обменялись едва десятью словами, не имело значения. Житков в знак дружбы, по старому обычаю, мо­
ряков, предложил старику обменяться трубками. — Пожалуй, вам будет невыгодно, сударь, — провор­
чал Мейнеш. — Она у меня маленько прогорела. — Не беда, — сказал Житков, услужливо всовывая ему] своего новенького «петерсона». Полученную от Мей-
неша старенькую трубку он небрежно сунул в карман макоаитоша. (Кое-как удалось расшевелите старика. Скупая воркот­
ня Мёйнеша дала возможность Житкову (восстановить не­
сколько страниц из жизни кораблей, на которых плавал старый Юстус под командой капитана Витемы. Житков жадно ухватился за эту ниточку, надеясь добраться до клубка. Однако 1В том, что рассказывал Мейнеш, было мно­
го приключений в далеких морях, но ничего, что позволило бы судить хотя бы о национальности Витемы, Лихие рейсы, блестящее знание штурманского и парусного дела, безошибочшш расчет, холодная выдержка, переходящая в жестокость, не знающая иного мерила в оценке .человека, как (его полезность для судна, для капитана Витемы, — все это было интересно, но совсем не то, чего добивался Житкав. Он не мог похвастаться плодами первой беседы и воз­
лагал надежды на следующее свидание. Старый Юстус обещал поточнее восстановить в памяти плавания Витемы периода 1914—1918 годов. Сам он, Мейнеш, был тогда старшим боцманом на баркентине Витемы, носившей все то же неизменное название «Марта». — Эх, сударь, нынче не. умеют управляться с паруса­
ми. Что такое была наша «Марта Вторая»? Всего-навсего баркентина. Подумаешь, важное дело! А сколько пропу­
сков на тот свет выдала она пароходам! Выжать из нее восемнадцать, а то и все двадцать узлов в такой ветерок, когда другие дрейфовали с за!рифле№ы)ми парусами,—вот что умел господин Витема. Ах, какой моряк, сударь! Юстус мечтательно уставился своими выцветшими глазами в туманную даль канала. Его указательный палец, похожий на только что вынутую из земли необчищенную морковь, погрозил кому-то в пространство. Из груди стари­
ка вырвалось, что-тр среднее между вздохом и рычанием. 18 Он поднялся, прикоснулся пальцами к Козырьку и, тя­
жело ступая, пошел, прочь, заложив руки за спину и ши­
роко расставляя нога, словно шел не по усыпанной песком дорожке палисадника,, а по шаткой палубе баркентины «Марта». Житков понял: предстоящее свидание сулит многое. Воркотня Юстуса позволила догадываться о большем, чем он хотел сказать. Что значило откровенное заявление о «пропусках пароходам на тот свет»? Житков с нетерпением ждал следующего дня. Но ни на следующий, ни через день Мейнеш не при­
шел на свою скамейку. Двери сторожки оставались за­
крытыми. «Никто не мог объяснить, куда девался старый Юстус. А еще (Через день у ворот сидел уже другой, не знакомый Житкову человек оз шапке с «галуном. Он не очень приветливо объяснил, что Юстус Мейнеш умер. -—* Да, сударь, — сказал, новый сторож, отказавшись от -табака:'— пошел'выпить свой етакашик к мадам азаи-По-
ортен, и больше его никто не видел. Говорят, упал в воду, переходя мост Драконов... И с этими словами он бесцеремонно захлопнул калитку перед носом Житкова. Житков сердито сунул руки в карманй макшпКмпа и за-' шагал прочь. Тут он почувствовал, что его кулак упирает­
ся в кармане ©о что-то твердое. Он с раздражением вынул прокуренную носогрейку Мейнеша. Она так и пролежала эти дни в кармане.— Житков забыл о ней. Покойник был, видимо, прав: ме!га не была выгодной для Житкош—: трубка оказалась старенькой, прокуренной; прогоревшее до­
нышко ее было заделано железкой. Житков размахнулся было, чтобы выкинуть этот, ненужный ему сувенир в канал, как вдруг заметил странный рисунок на кусочке металла, вделанном в трубку. Это оказался старинный серебряный флорин* какие -давным-давно вывелись даже в коллекциях ..: нумизматов Старого света,. Такие монеты можно встретить раеве только на забытых богощ? островках далеких заокеанских владений. При взгляде на эту моиегку неожиданное воспоминание прорезало мозг моряка:, не о такой ли самой -монетке шла. когда-то речь у старого Черномора? Не эту ли самую трубку Житков видел йак-то раз в руках адмирала?.. Мысль была так неожиданна!, что. Житков остановил­
ся как вкопанный, словно натолкнувшись на претшт-
2» 19 Ствйе. Чем внимательней он приг-ййдУвалСя • к трубке, №м безошибочней ёшоодинал: да,, это трубка покойного Бураго. Догадки одна другой, невероятней понеслись ©. голойе коряка. Они образовали цепь, становившуюся все прочней по мере обдумывания: Витема — Мейнеш —- трубка адми­
рала—• расчеты Найденова, остававшиеся у Вураго 1В ночь смерти* ~-ключ ко второй чаени найденовских расчетов, которых недоставало Найденову и о которых Буращ, ве­
роятно, и сказал ему по телефону: «все найдено», — и, наконец, именно этот ключ в руках Витемы... 23. ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ НИ В ЧЕМ НЕ РАСКАИВАЕТСЯ Чем дольше Житков, думал над своим неожиданным открытием, тем больше доводов приходило ему чв голову за то, что связь между звеньями цепи не случайна. Теперь он начинал догадываться, почему Витема не отдает себе ясного отчета в физической сущности процесса, происхо­
дящего в «его» открытии. Это открытие ему никогда не принадлежало — оно похищено у Бураго. Оставалось выяснить, является ли Витема его похм* т&ягелем или расчеты попали к нему случайно? Теперь Житков сомневался во веем,, даже в том, что Мейнеш действительно умер. ,Не исчез ли старик по при­
казу Витемы, открывшего их случайное знакомство? Нужно было еще раз* попытаться найти Мейнеша— живогю* иши мертвого. Едва дождавшись следующего утра, Житков отправил­
ся к музею. Вполне естественным1 должно было показать­
ся его "желание отдать последний долг праху старого Мей­
неша: недаром же они обменялись трубками! Житков спросил у нового сторожа: '•—- Где лежит тело Мейнеша? Сторож поглядел, на него неприветливо: '— Идите, идите!.!; Дорогу в ад он найдет и без вас..7 —^ Я хочу виде* покойника, — настойчиво «повторил моряк и направился было к сторожке. — Эй, сударь! •— кршшул сторож; -—< Теперь тут моя каартира! — Где жФтело, чорт побери?—рассердился Житков. Сторож молча смерил Житкова взглядом й пустил 20 струю дыма прямо ему в лицо. По местному этикету это означало: не желаю иметь с тобой никакого дела. Житкову ничего не оставалось, как уйти. Умер старый Юстус или нет ~ факт» оставался фактом: выведать что-
либо о Витеме у старика уже не удастся. Между тем внесение полной ясности в то, что Витема называл своими «исследованиями»; казалось теперь Житкову долгом дру­
га Найденова и гражданина своей страны. Проникновение в тайну Витемы больше уже не представлялось Житкову вторжением в чужие секреты. Если тайна эта похищена^ он не только имеет право, но и обязан ее открыть <и вер­
нуть истинным (владельцам. Этическая сторона этого дела представлялась теперь Житкову совершенно ясной и не внушала никаких сомнений. Чтобы осуществить этот план, оставался единственный путь—'Просмотреть бумага Вите­
мы. Проникнуть для этого на «Марту»? От этого сле­
довало сразу отказаться. Значит, нужно было попытаться просмотреть, бумаги, которые Витема: хранит в номере гостиницы. Житков пюйимай,-- что м!едлитб нельзя; Поэтическая атмосфера все больше сгущалась. После многих лет бе-. шеной подготовки Германия начала войну. Становилось! реальностью закрытие многих торговых морских путей, отрыв континентов друг от друга на целые годы. Уходя из. А'нтвердама,; Житков! рисковал не1 скоро в него вернуть­
ся. Следующая встреча с Витемой могла и не состояться. И Житков решился... Однажды Витема сказал, что уходит в институт. Жит­
ков как бы невзначай заметил, что тоже сейчас уйдет. В де.йетштелъности он никуда не собирался; Дубликат ключа от1 комнаты Витемы лежал у 'него в кармане1. Подо­
ждав-, пока! затихли ~шага Витемы1, Житков ирошел ш ко­
ридору. Никого из (постояльцев в верхних комнатах не оста­
лось. Он вложил ключ в замок—т через несколько секунд стоял у .письменного стола капитана;, охваченный рад оставим изумлением: бумаги лежали совершенно открыто. Сомне­
ний ее было: это были именно те .буш-ги, что его ите(р1есо-
вали. Житков видел- столбцы вычислений, фоомулы, столь знакомые ему по собственным работам. Листки были исписаны по-английски. Житков был убежден, что этот язык не родной для Витемы. Но что это? Как будто и почерк совсем не тот, каким были написаны несколько строк, полученных им однажды от Витемы. Да, безуслов-
21 но, это не рука капитана! Житков лихорадочно пересмот­
рел несколько листков и обмер от удивления, граничащего с испугом: за английскими записями следовали листки, исписанные по-русски. Одного взгляда на них было доста­
точно, чтобы понять: речь идет о физико-химическом про­
цессе. Просмотрев страничку, Житков почувствовал, что у него начинают дрожать руки. Ему невольно хотелось протереть (глаза, чтобы полепить: перед ним формулы... не­
видимого лака. Что-то знакомое почудилось ему !в почерке. Он напрягал память, чтобы вспомнить, где он видел точно ш ш же размашистые прямые буквы. И вдруг, славно под действием какого-то толчка, в памяти всплыло то, что он старался вспомнить: эти строки .написаны рукой Бураго1!' ' Нет, он не ошибался: это почерк покойного Бураго! .Значит... Он мог ясно ответить: листки эти похищены. Они содержали как раз ту часть открытая Бураго, кото­
рой нехваташо Житкову и Вале в их работе, ту часть, тайну которой унес в могилу старый профессор. Что же тут: по­
хищение или шходка? Неужели старик был так неосторо­
жен, что даже не уничтожил этих листков перед смертью? Этого не может быть. Бураго слишком хорошо знал цену даже каждому намеку на сущность своей работы. Остается предположить, что листки были у него похищены перед смертью. Может быть, это .похищение• .и послужило истин­
ной причиной самоубийства? Нет„,эТо тоже мало вероятно: А что, если... Что, если Бураго стал жертвой убийц, охотившихся за этими листками? Может быть, существует какая-то связь между Витемой и рыжим дворником-баро­
ном? Что, если так? Не должен ли Житков шять все эти бумаги и пойти прямо к советскому, консулу? Арестовать Витему?.. Нет! Та&ой поспешностью можно испортить все» дело. Если Ви-
тема действительно агент чьей-то разведки, которой по­
надобились эти листки, то их исчезновение лишь спугнет его. Нужно действовать осмотрительней..; Житков торопливо схватился за карман. Да, фотока­
мера, как всегда, с ним! Было делом нескольких минут запечатлеть на пленке все эти листки. Затем Житков йривел их в порядок. И в ту минуту, когда он уже повернулся, чтобы итти к двзри, ему вдруг показалось, что еж слышит скрип ступеней лест­
ницы под тяжестью чьда-тр щзго!.в. Он бистро Вд1дал из П номера Витемы, пробежал несколько шагов до своего но­
мера и, тяжело дыша, упал в кресло. Едва он успел отдышаться, как кто-то постучал в дверь.- По стуку он сразу узнал Витему. — Что с вами, Пол?—спросил тот, входя в номер и улыбаясь.—Можно подумать, что вам приснилось что-то дурное. Житков провел рукой по лицу. Сдерживая желание схватить капитана за горло, насколько мог спокойно, сказал: — Да, я вздремнул, и мне приснилась какая-то гадость: Витема предложил пойти поужрнать под гостеприим­
ным кровбм мадам ван-Поортен. Житков согласился: стакан вина был сейчас как нельзя более кстати. Сначала Житков чувствовал себя -неловко в присут­
ствии Витемы. Он, старался щзгадать по лицу капитана, догадался ЛИ тот, что кто-то? побывал в его номере. Но черты Витемы были, как всегда, непроницаемы. Голос зву­
чал вкрадчиво. Витема необычно много и охотно говорил о своей работе, о себе..: Вопреки обыкновению, на -столе появилась вторая бутылка «Чинзано». Щурясь на струйки табачного дыма, Витема не спеша излагал свои взгляды на жизнь, и чем больше вслушивался Житков в нетороп­
ливые слова капитана, тем яснее становилось! ему, как далек он был от, понимания внутреннего мира этого че­
ловека. Житков невольно насторожился, вслушиваясь в высказывания Витемы *о том, что «вея деятельность мир­
ного времени является д,ля моряка не больше как подго­
товкой к великой жатве, собираемой во время войны».. '—; Будь то чисто торговые рейсы или перевозка воен­
ной контрабанды, может быть, даже специальные опера­
ции совсем секретного свойства — вот единственная игра, стоящая свеч,—• говорил Витема. — Можно подумать, — воскликнул Житков, — что для вас работа капитана грузового судна —> занятие1 временное и почти досадное! Витема молча кивнул. Житков пристально глядел на, своего собеседника. Ему казалось, что в прищуренных глазах капитана сверкают искорки смеха. Это раздражало Житкова. Он резко сказал: — Что же, может стдться, вы приветствовали бы нача­
ло войны? 23 Витема снова медленно кивнул, словно увлеченный какой-то далекой мелтой. Потом коротко сказал: - • Да. — Не станете же вы утверждать, будто Ъойны, с такою безответственностью затеваемые правителями стран, стремящимся к завоеваниям,, вроде' Германии, можно рас­
ценивать иначе,. как яв'ление, (направленное против чело­
вечества, против культуры, как свидетельство противо­
естественных и корыстных наклонностей небольшой кучки преступников или маниаков? И снова ему почудилась, 'что глаза Витемы устре­
мились »на (Него с выражением плохо скръшаемюй ма­
ем ешйси': —-Обратитесь к истории, — медленно продолжал Ви­
тема, ^ и вы увидите: с 1496 года до нашей эры, то есть' с заключения Так называемого Амфиктионава мира и до наших дней, —> а эти 3436 лет — '"срок достаточный, чтобы определить основные тенденции в развитии двуногих, — на так называемый мир приходится озсего 232 года, а 1на войну 3204 года. Иньимдо словами, на «год .мир1а —--
тринадцать! лет войны. Человечество почти непрестанно дерется. И .чем дальше, тем ожесточеннее становится эта драка. Может быть, мы подошли к тому времени, когда и этбт небольшой отдьйх сойдет на-нет.;: •—•.Безумие! —• воскликнул Житков. -*•: Вы думаете?—сощурился Витема. — Не хотите ли вы сказать, что все наши' предки на протяжении тридцати с половиной веков страдали хроническим умопомешатель­
ством, некоей таШа ЬеШ1? —: Дело здесь вовсе не оз человечестве в целом, — ска­
зал Житков,—а в. противоречиях, какие стояли между правителями и народами; —•' Ищите каких- угодно объяснений, но факт остается фактом: война - - наиболее естественное состояние для дву­
ногих. А раз так, то пё естественно ли и мне, одному из этих двуногих, подчинить свою жизнь единственному зако­
ну существования себе подобных? —• Вы говорите отвратительные вещи!; —горячо вое-, кликнул Житков. — Зачем же подчиняться этому закону преступной шайки международных гангстеров? Не под­
чиняться, ,а бороться с ниш, бороться ;всевд силами, :и победить! 1 Мания войны (лат.).0 2$ Витема рассмеялся своим мягким, вкрадчивым смехом. '•— Принимайте это как индивидуальный опыт человека, случайно вынужденного подчиниться законам разбойничьей шайки. Попа© в шее однажды, он уже не может вырваться..: — В вашей власти освободиться от эт'их страшных пут. Вы свободный и силшый -человек. Идите своим путем. — Увы, — сказал Витема.'-— Даже имея такого милого руководителя, как вы, Пол, я не могу сойти с пути, на котором стою. Тому много, слишком много причин. — Знаете ли вы, как называется то, что № испо­
ведуете? —•• Меньше всего меня занимают ярлыки. —' Это же фашизм! Чйсггой воды фашизм! Витема пожал плечами: —' Может быль. Это меня не беспокоит, — Он на мгно­
вение задумался. — <Я прошел жизнь довольно извилистым путем. Судьба не подаршга мне того, на что имеет право большинство людей: чувства родины. —- Откройте мне, Гендрик, где! ваша родина? — спросил Житков. — Впрочем, родина—всегда родина, где бы она ни была. В глазах Витемы пробежала искра смешка, — При 'условии,.. чтУ она' «йе забывает своих сыно©. А для выражения? этой намяли есть одно единственное сред'ст'во!, мой дорогой Пол. — Витема» сделал выразитель'.-
ное движение1 пальцами*, означающее ПОЧТИ у всех народов одно и то же: «деньги, деньги!,». Если отечество, платит вам за любовь, оно достойна верности». У меня именно такое отечество. Оно имеет право на мою привязан­
ность1; —! Мне (всегда казалось, что родина есть родина, даже тогда, когда она не может одарить нас ничем, кроме чи­
стой любви к себе. Это огромное богатство. — Это идеализм,, Пол. — Витема негромко рассмеял­
ся. — Чистейший идеализм! А! идеализм, как все щфеаль-
ное, исключает прочность отношений. Настоящая любовь материальна, ©"том числе и любовь к родине. — Вы говорите это серьезно? —» (Как нельзя > более. Разве вам доводилось видеть серьезных людей, несерьезно относящихся к своему блато-
^олучщр? Для мевд благополучие сводится к тому, чтобы 2Ь рано или поздно вернутыся в географические границы моей страны. Но я хочу вернуться в нее не парией, не пеш­
кой, даже не ответственным инструментом чужой воли, а господином. Опять-таки для этого есть одно единственное средство: деньги, Без них все теряет смысл, — С этой точкр зрения вы смотрите и на войну? — спросил 'Житков. — В какой-то мере — конечно, — не эадумываяс^, ответил Витема. — Я знаю, вас и тут беспокоит так назьг^ ваемая моральная, или этическая, сторона. Я не могу произ­
носить эти слова без кавычек. Мне кажется, каждая эпоха рождает свою мораль "и каждая система —• свою этику: Кроме того, обе эти категории лишь в той мере и ценны, поскольку могут служить вам, разумным существам. А СЛУЖИТЬ ОНИ ИШГуТ, ЛИШЬ будучи^абсОЛЮТН'О Г(И!б11СИ!МИ, ТО есть подчиняясь нам же. Значит, и мораль и этику создаем мы сами для себя, приспособляясь к каждому отдельному случаю. Это наше оружие. Мы пытаемся воздействовать им на других, и было бы ребячеством пускать это оружие в ход против самих себя. Не правда ли? В конце концов тут молено было бы провести аналогию с отравляющими, газами. Вы не станете травить самого себя только потому, что считаете себя внране отравить противника. Ведь вер­
но?.. И последнее. Я должен ответить 1вам парадоксом, может быть, не очень» удачным, правда: эти вещи могут вО'Лнонать только таких холодных идеалистов, как вы>* Пол. Я же слишком материалист. У 'меня слишком горячая кровь, чтобы я! стал (беспокоиться из-за -всех этих внешних пустяков, придуманных мною самим для других... Житков сидел нахмурясь, двумя руками обхватив стакан. Он с трудом заставлял себя, не перебивая, слушать ка­
питана. — Давайте лучше выпьем»! — Витема поднял рюмку, любуяаь на свет красноватым золотом вермута. — Римляне были ближе нас с.вами к правде, пуская в мир бессмерт­
ное изречение о сочетании истины и вина. Житков не притронулся к своей рюмке. Он задумчиво глядев на Витему. Потом сказал: — Рано или поздно ;вы пожалеете о том, что пошли этим фарватером. Витевд но^а^л родовой?, 26 — В моей жизни бывали случаи, когда я кое о чем жалел. —• Он задумался, глядя куда-то поверх головы Житкова. — Да, такие случаи бывали. Вот, например,. я очень жалел о своей прекрасной «Марте», — то была моя первая «Марта». Мне; пришлось собственными руками пустить ее ко дну..; Я очень жалел об этом чудесном корабле. — И потом раскаивались, что поступили так? — Нет, — резко сказал Витема. — Ни разу в жизни я не раскаивался в своих поступках. — Значит, !вы снова потопили бы свое судно, случись вам попаст^ в такие же обстоятельства? — Непременно, —• сказал Витема. — И во второй, и в третий раз. Запомните, дорогой друг: я никогда не совер­
шал и, мне кажется, не совершу шага, который не по­
вторил бы в аналогичных обстоятельствах. —= Но ведь не может быть, — сказал Житков, =н чтобы вам йе приходилось «сомневаться'мли колебаться. — Сомневаться — да! —Витема кивнул. —Ноколебать­
ся.—никогда!-
Он встал. ~ Завтра продолжим разговор. Идет? 24. ВСТРЕЧА НА МОСТУ ДРАКОНОВ Они простились у турникета и зашагали в противо­
положные стороны. Житков брел один. Повышенная доза вермута, выпитая им сегодня, настраивала его на мечтательный лад. Впро­
чем, это не мешало ему время от времени дотрагиваться до жилетнаго кармана, где лежала драгоценная пленка. Он не решился оставить ролик в гостинице. Над городом и портом ;висел туман. Шары фонарей расплывались в тусклые туманности. Фигуры прохожих не­
ожиданно появлялись в нескольких шагах и так же вне­
запно (исчезали.. Туман проглатывал «их вместе со звуком шагов, -с разговорами. Все возникало лишь на короткий миг встречи. По мере того, как Житков приближался к порту, туман сгущался. Поднимаясь все выше, он повис над горо­
дом «гигантским матовым., колпаком, собравшим в себя ро^дэре заредо города. Призрачно светились рашльивча-
Ш шё очертания! зда1вий; Пор^овы»е( краны у1пирал(ись в Матовый купол, словно колоты, поддерживающие его свод. Йсе громче становились грохот <и звон, доносившиеся из докой. Как будто, радуясь долгожданной работе, эти долго М0Л|ЧШШие и пустовавшие кварталы города снова оживали <по мере повышения температуры Европы, сотря­
саемой предвоенной лихорадкой. И все же на каждом углу каждой улицы в этот т)ихий туманный в*ечер, как и на п|ротяж»1ии всего .дня, виднелись силуэты» нищих. Это были совсем особенные нищие. Здесь, где людям , предоставля­
лось любыми средствами добывать себе пропитание, ка­
тегорически запрещалось одно — просить милостыню. Ни­
щие -стояли молча, с протянутой рукой, в которой каждый что-нибудь держал: /спичечный коробок, затрепанную открытку, обрывок Л|енты. Нищий обязан делать вид, буд­
то торгует. Пусть' он умирает от голода, но умирает с корректным видом продавца, а не нищего. На каждом углу Житков |в&де!л! молчаливые фигуры этих корректных нищих. Несколько раз ему казалось, что (них пристальные глаза следили за ним. Может быть, в этих глазах всего лишь мольба о хлебе?.: Житков остановился перед одним из ни­
щих и', пошарив »в кармане1, протянул1 монету. Нищий сей­
час же подал ему коробок спичек. Житков хотел заглянуть 1В лицо нищему, но тот стоял, опустив голову. Но стоило Житкову отойти, как нищий быстро посмотрел ему вслед и на одно мгновение поднял над головой руку. Житков не видел ни этого жеста, ни того, что следующий нищий, стоящий поблизости, ответил тем же движением, и, ког(да Житков проходил мимо него, на моряка устремился такой же колючий |взгляд быстро вскинутых глаз; Житков шел задумавшись: Размышляя о том, что' скорейший уход «Архангельска» из Антвердама был бы ему теперь наруку, он поднялся, на узенький чугунный мо­
стик, горбом возвышающийся над кан-ашш Доков. Он/лю-
б!и'л это место. Бывало подолгу стаивал он тут, рассматри­
вая диковинные1 чудовища, охраняющие мостик. Сказочные звери '•'—• что-то среднее между китайскими драконами и крылатыми египетскими львами — были вывезены из да­
леких стоан. Молва глааила, что уже Эрик Бабник, сын Рыжего 'Кунда, слушал в детатззе рассказы о далеких вре-
» менах, когда его предки построили два больших корабля, чтобы вывезти эти 1( Лфаморные чудовища с заокеанских островов. -Когда Житков подошел к мосту Драконав, туман под­
нялся уже настолько, что поверхность канала была со­
вершенно чиста. В окутывающей канал ночной мгле Жит­
ков различал тысячи лодок, барок, катеров* загроможда­
вших поверхность» канала. Днем огаи медленно двигались по каналу, \ теперь же стояли неподвижно. Эти вечершяе часы барочники предпочитали проводить в наполненных табачным дымом ш парами спирта кабаках, чем дрогнуть на своих суденышках. Канал Доков — внутренняя артерия порта —«был «молча­
лив ш безлюден. Житков сам не знал, ско'лько времени стоял он, склонив­
шись над перилами мостика; В воде канала отражалось сияние поднимавшегося над городом розового купола ту­
мана. И вдруг совершенно ясно Житков увидел на воде тень. Колеблемая леийвьгми мутными водами канала, тень извивалась^ как тело огромной змеи. Ее голова поднима­
лась все выше Житкову казалосы, что он видит в отражении какое-то неуловимое сходство с каменными изваяниями', охраняющими мост... Вот блеснула зубчатая корова, увенчивающая' голову эмеи. И тут Житков« • внезапно понял: это кулак Витемы, вооруженный кастетом, зане­
сенный над его «головой* 26. КОЛОНИЯ ПРИЗРАКОВ Житкову рассказывали, что его вылоозилй из канала почти целою милей ниже моста Драконав. Замечательным приборам мя спасения утопающих, сконструированным в Институте »мо|ря№ ом был обяз&н тем, что его легкие, успевшие 'наполниться водой (й тиной, снова дышат. Но на его голове навсегда остаикя след того памятного вечера: глубокая ,впадцра на темени от удара кастетом... Житкову передавали, что, пока он лежал в портовом госпитале, его друг, капитан Витема, приходил его про­
ведывать* Когда же раненый наконец покинул больницу, «Марты» Не было в порту. 29 Однажды —это было накануне отплытия «Архангель­
ска» ~ Житкову доложили, что какой-то парень пришз ему письмо. Он хотел во что бы то ни стало вручить его лично Житкову. Выйдя на палубу, Житков увидел в шлкшке у корабля белокурого паренька- не старше ояттадцата лет. По тому,, как тот уверенно подогнал к борту свою шлюпку и вскарабкался но штормтрапу, можно было догадаться, что ои оч-енЬ силен и лавок. Увидев Житкова, он вытащил! из-за пазухи смятый конверт. — Бели хотите, я могу отвезти ответ, —» сказал мальчик. Житков поспешно вскрыл конверт. «От души сожалею (обратите внимание.; я сожа-
лсюО, что мам не удалось довести до конца разго­
вор, начатый в баре. Вы мне так нравитесь, Пол, что я постараюсь, .с Вами еще (встретиться. Самое забав­
ное то, что процесс )моего аппарата оказался обра-, тимым: из светового спектра могут рождаться коле, бания со сверхзвуковыми скоростями. Надеюсь, Вы понимаете, что это значит? Г е н д р и к В и тема». Ж листку с этими строками быдо приколото несколько снимков. Глянув на них,, Житков невольно вздрогнул: тю были фотокопии с некоторый: страниц его собстванмых расчетов и записей, хранившихся а каюте «Архангель­
ска».,. — Где он? ™ воскликнул Житков^ — Кто? — удивленно спросил мальчик. — «Капитан Витема. .-"—• Не знаю,, сударь., '—+ Ты же получил это письмо от него? —• Письмо дал м'не дядя Юстус, сударь. Житков подумал», что ослышался. — Кто? — Боцман Юстус Мейнеш, сударь. Житков 'не верил своим1 ушам. — Мейнеш жив? —~ Конечно, сударь; •— Ты можешь провести меня. к нему? Мальчик, не задумьиваясь, ответил: — Нет, сударь. 30 г* Пойдем ео мною,— сказал Житков я спустился к себе в каюту. Мальчик следовал за ним. Житков затворил дверь и положил перед мальчиком внушительную пачку денег. Он •видел, как у того загорелись глаза. — Не могу, — пробормотал мальчик уже гораздо менее уверенно. — Никто не будет об этом знать, слышишь? Никто1 Мальчик рассмеялся: — Он-то узнает... — Кто он? — Капитан Витема. ~ Хорошо, — сказал! Житков.' — Все, что от тебя по­
требуется, не оборачиваться, когда ты пойдешь к дяде Мейнешу. Нас будут разделять сто шагов. Но мальчик снова покачал головой. — Ну, двести, триста шагов... — настаивал Житков. — Идите за мною так, чтобы я не маг вас видеть, —* сказал мальчик наконец. ''••— Как же я тебя тогда увижу? — Это ваше дело... Деловито сосчитав деньги, мальчик сунудо их в> тарман штанов, молча повернулся и побежал к трапу. Житков едва поспевал за ним. С трудом удалось ему спуститься в шлюпку, прежде чем мальчик скрылся из виду на сво­
ем быстром ялике, Житков греб изо В'сех сил, то и дело оборачиваясь,, чтобы ввдеть, между какими пароходами пробирается ялик мальчика. Тот был хорошим гребцом,— его ялик делался все меньше и меньше, углубляясь в про­
лив Девы. Житков никогда не бывал о этой части бухты. Он слы­
шал только, что там, на песчаных дюнах, нашли последнее успокоение старые корабли... Но он не 1Мог поняты, зачем гребет- туда посланец Мейнеша. На берегу не было видно никаких признаков жшиья. С каждой сотней метров становилось все труднее следить за яликом. Он делал неожиданные быстрые по­
вороты, исчезая за- полузатонувшими корпусами кораблей, так же неожиданно появлялся по другую их сторону и снова исчезал. Житков налегал на весла. Но в тот момент, когда ему казалось, что он вот-вот настигнет мальчика, тот исчез. Житков пробовав кричать. Напрасно)! Ударил веслом в прогнивший борт какого-то брига, и весло ушло в труху* 31 подняв сноп удушливой пыли. Эхо повторяло его крики, и Житковуч казалось, что мертвые корабли; смеются над его бессильной злобой. И вдруг Житков услышал голоса •людей*--Он лне мог ошибиться—>то были» люди. Он бросил весла и взобрался на палубу первого попавшегося корабля-
покойника. Ноги скшьзили на обомшелой палубе, каблуки вдавливались © прогнившие доски. Он сделал «несколько шагов и остановился в изумлении. Из полуразрушенной руб­
ки корабля высунулось бледное лицо со всклокочен­
ными врлосами. Житков не мог понять, мужчина то; или. женщина, — Где Мейнеш? — спросил Житков.— Где Юстус Мей­
неш? — Пойди к чорту! — услышал он в ответ. Только тут Житков по голосу понял, что перед ним женщина. Из двери рубки выползло крохотное существо, похожее на паучка. Это был ребенок с таким же прозрач­
ным, как у женщины, лицом. На далубы соседних кораб­
лей-покойников выползали один за другим страшные, зверо­
подобные люди. Внимательно и молча они глядели в сто­
рону Житкова! —- Мейнеш!!—крикнул Житков что было сил.— Юстус Мейнеш! Он перепрыгнул на палубу соседнего корабля и1 крик­
нул еще раз: ~- Где Мейнеш? Высокий худой призрак с рыжей бородой, в жалких остатках одежды неожиданно радостно спросил: ~ Вы агент? Житков не сразу понял {Вопрос. Потом сообразил, что его приняли за агента, по вербовке рабочих и; макросов.1. Он хотел ответить), >но 6ы1ш уже поздно. Рыжебородый истерически кричал: — Агент приехал!.. Агент приехал!.. Из (всех щелей на: вс^ палубы вылезали люди. Худые,-
бледные, с давно небритыми лицами, со всклокоченными головами, они прыгали с палубы на палубу и неслиюь к Житкову. В воздухе стоял безудержный вопль: «АгентЯ Агент!». — Я не агент!—• пытался перекричать толпу Житков. Но они ничего не хотели слышать. Все новые тени людей неслись к нему с отдаленных концов кладбища по кораб­
лям, по отмелям, вброд. 32 — Агент! Агемт!.; — стояло в воздухе. Житков поднял руку. Водворилось молчание. — Я ищу боцмана Юстуса Мейнеша, — сказал он. •—» Плачу тому, кто найдет Мейнеша. Рыжебородый пробился вперед и, глядя на Житкова сверкающими злыми глазами, спросил: — Говорите толком: нужны «вам люди? — Нет, —• сказал Житков,, намереваясь повторить1 свое предложение, но пронзительный свист не дал ему говорить. Свистели все: мужчины,, жеищииы. Заложив тоненькие пальчики в-рот, свистели прозрачные яаучки-детиг Толпа наступала на Житкова. Свист надвигался на негоь, как сте­
на, заставляя пятиться. Он перепрыгнул на судно, к кото­
рому пристал, поспешно! оивязал свою шлюпку и навалился .на весла. Вслед ему несся -ураган свиста... 28. ПОЕДИНОК НА ТРАПЕ Ко(гда Житков миновал уже последнее судно', ему по­
казалось, что из полуразвалившейся палубной надстройки высунулась большая квадратная голова в знакомой синей каскетке с галунами,^с коротенькой трубкой в зубах. Мей­
неш! Житков тотчас повернул свою шлюпку в обход ко­
рабля. Могучий ствол тяжелого бушприта протянулся над его головой. Житков увидел потускневшее золото полу­
стертой надписи: «Марта Вторая». От неожиданности он Даойе! перестал -греете. Сомнений быть не могло: барюен-
т,йна «Марта Вторая», «пропуска на! тот свет»!.. Вот1»© чем дело! Старый Юстус Мейнеш (вернулся к своим владениям. Сильными ударами весел Житков погнал шлюпку в темное пространство, отделяющее «Марту» от соседнего корабля. Прежде чем его зрение освоилосы с полутьмой, царящей в этом зловонном! угоже бухты,, он услышал' от­
четливый стук мотора. Стройный корпус моторного катера покачивался у трапа «Марты Второй». По ступеням, тяже­
ло стуча подкованными башмаками, спускался Мейнеш. Белокурый проводник Житкова стоял на: нижней площадке, ожидая боцмана.1 Последним Ударом весла Житков подо­
гнал шлюпку к!самому трапу и вскочил на решетчатую сту­
пеньку. Его глаза встретились с прозрачными глазами боц­
мана. На борту «Марты» послышались ша1ги. 1Ж'ИТК0В под­
нял голову: капитан Витема быстро в легко сбегал по 3-745 т -трапу.-'За ним неуклюже перебирая кривыми лапами, тяже­
ло спускался боксер1. — Здравствуйте, Пол. Я очень рад видеть (вас снова здоровым, — сказал Витема со своею обычной улыбкой и протянул руку. Но Житков не принял ее. Это не смутило ЩГгему. —« Когда подобное случилось со мной впервые, — ска­
зал он все с той же улыбкой,—; признаюсь, я был' озада­
чен. Это ^оказалось мне даже неприятным. Но с тех пор, мой друг, я очень многому научился. Такие вещи переста­
ли меня смущать1... Житков резко прервал его: -~т Вы! {немедленно вернете мне похищенные доку­
менты: , — Ах, вы об этом!-^ воскликнул Витема.—Ну, это довольно длинный разговор, я еще не все1 в них понял. Он обернулся к Мейнешу )и мальчику, севшему на рули* ка­
тера:— Можете отправляться. Старик Ьледел на него своими стеклянными, ничего не сражающими глазами и не двигался. — Вы слышали?! —(повторил Вр^гема: — Отправляйтесь на судно. — Когда прикажете прибыть за вами?—спросил боц­
ман, спускаясь в катер. -н Вы мне не понадобитесь1!, —' ответил! Витема И улыб­
нулся Житкову. '—- Надеюсь, Пол, вы не откажете под­
бросить меня на вашей шлюпке? Это совсем недалеко. Мы: сможем поговорить без свидетелей. гг-»'--Разве' «Марта» еще не в море? — невольно вырва­
лось у Житкова. —' О, давным-давно! Но я вернулся: у меня были тут кое-какие дела. Я забыл вот это. — С этими словами он показал *'рную трость с набалдашником из слоновой 'КОСТИ1.; Житков невольно вздрогнул: точно такую трость он видел в руках Буравго. Витема проводил взглядом катер. Стук мотора стих в отдалении, — Итак, я к вашим услугам, Пол. Вместо ответа Житков, направил ему 1В грудь дуло реЧ во1льв>ера. Однайо, прежде ч*е!м Житков успел произнести 1 Собака из породы бульдогов. 34 Сокрушительный толчок в грудь опрокинул Житкова навзничь. Падая, он нажал гашетку.,. з* хотя бы 'слогю, послышалось рычание боксера. Сокрушитель­
ный толчок в грудь опрокинул Житкова навзничь. Падая, он нажал гашетку. Раздался выстрел. Раньше гаем Житков коснулся воды, он увидел, как по другую сторону трапа падал в воду капитан Витема. Правой рукой тот судорож­
но ловил воздух, словно пытаясь за него удержатся, ле­
вая была прижата к лицу.. Сквозь тонкие пальцы сочилась кровь. В следующее мгновение Житков окунулся в воду, тщетно пытаясь освободитаься от вцепившегося ему в грудь брксера. ЧАСТЬ ЧЕТВЕР ТАЯ ПРОИСШЕСТВИЕ НА «КЛАРИССЕ» 27. ТАКСОМОТОР «DW-3417» У
личное движение было в разгаре, ко!г'да таксомотор под (номером «0^-3417» влился в поток автомобилей, порывистыми толчками продвигавшийся по Потсдамерштрас-
се; Машина шла со стороны Штеглица: Она, как две капли ,1воды„ походила «а десятки и сотни таксомоторов двигавшихся в том жй оодродпвнии теми же порывистыми волчками, обусловленными красными .и зелеными огнями светофоров. Тот же обшарпанный зеленый кузов, та же .черно-белая полоска вдоль корпуса, такая же потертая ко­
жаная фуражка на голове шофера, как у сотен и тысяч «других шоферов, ведущих свои такси в обоих направлениях; Зато седок, откинувшийся на подушки заднего сиденья .такси,- отличался чем-то неуловимым от пассажиров других автомобилей. Прежде всего одет он бьшв элегантное серое пальто, явно не немецкого изготовления: очень уж доброт­
но выглядел мате^риал. Но и помимо костюма, в пассажире такай «ОШ-3417» было что-то, сразу обличавшее (в нем не немца. Может быть, слишком прямой, ясный (взгляд, может быть1, несколько большая свобода посадки, лишённой не* мецкой подобранности «или некоторая небрежность в ма­
нере одеваться. Может быть, наконец, просто отсутствие в глазах его той Настороженности, которая всё глубже забирается в немцев с янтаря- 1933 года. Пассажир был погружен в задумчивость'; Руки в жел­
тых перчатках толстой свиной кожи спокойно лежали на Крючке трости. Подбородок упирался в грудь: Повидимому, у этого иностранца было не слишком мно­
го знакомых среди представителей делового Берлина, на­
воднивших в этот час улицы коричневой столицы. Б то время как пассажиры такси и автобусов да просто прохо-* 39 Ж)ие то и дело притрагивались» к полям шляп, довольно хмуро, но неуклонно выполняя долг приветствия много­
численных знакомых, никто не 'отметил хотя бы кивком встречу с седоком таксомотора *ШУ-3417». Он тоже ни разу не поднял руки к полям шляпы. Да, в этом (городе, сотрясаемом мрачной лихорадкой •«военной конъюнктуры», не было никого, кто встретил бы Найденова. Он мог свободно думать о чем угодно, не боясь, что прозевает чей-нибудь ^поклон. А ему было о \чем подумать. Вюе,, казалось, шло вначале хорошо. 'Коман­
дировка сулила успех. Фирма, для переговоров с которой он приехал © Берлин, охотно брала на себя изготовление ответственной детали к его прибору. Найденов согласился-
на заказ этой детали заграничному заводу потому, что се­
крет изготовления стеклау поглощающего инфракрасные лучи,, необходимого для его /«оптического уха», принадле­
жал одной немецкой фирме* Как бы там ви было, Найденов', сопровождаемый своей женой и ассистентом Валентиной Александровной Най­
деновой, оказался в Берлине. Его переговоры с фирмой, владевшей секретом поглощающей^ оптики, близились1 к; благополучному завершению, как вдруг дирекция подстави­
ла его в затруднительное положение неожиданным заявле-с нием, что для принятия заказа она должна ознакомиться с чертежами всего найденовского прибора. Разумеется, Найденов не мог на это пойти: прибор представлял не только его .личную; но и государственную тайну. Даже назначение линз, заказанных немецкой фирме, должно было остаться секретом. Требование, выставленное немцами, по-
казалкхсь Найденову подозрительным. У него создалось впечатление, что дирекция получила соответствующие ука­
зания от каких-то вышестоящих органов германского пра­
вительства. Дело, без сомнения, клонилось к тому, чтобы выведать у Найденова тайну изобретения. Сегодня произошел окончательный разрыв.' Найденов отказался сообщи* фирме' подробности' своей конструкции! Немцы отказались принять' заказ на оптику. Погруженный в свои мысли, Найденов не заметил, как таксомотор не­
ожиданно свернул 1с Потсщамерштрассе в' более! темную узкую улицу. Еще несколько поворотов, и стены домов •чуть ли не ВПЛОТНУЮ придвинулись к машине. Здесь почти не было фонарей., Найденов удивленно огляделся, но преж­
де чем он успел епроймъ шофера, зачем они попали в эту 40 трущобу, тот остановил машину, обернулся и, притронув­
шись к козырьку, пробурчал:* —< Црошу извинить, я заехал, чтобы взять масла. Всего одна минута. — Почему вы не сделали этого у любой колонки? -^ Зачем переплачивать? — усмехнулся шофер, быстро1 вышел ю машины и толчком) ноги отворил! дверь лав^ чанюи!, о-тветившуш усталым звоном «старенького колоколь­
чика. Действительно, прошло не больше двух минут, как шофер появился с жестянкой в руках. -— Вы позволите постаоз'ить эт(оздесь? — сказал он и„ не ' ожидая •••ответа,, отворил дверцу. В полутьме Найденов увидел у себя в; ногах жестянку. ~ Вы не будете заливать масло-в мотор? —•осведомил* ся Найденов. —• Не хо'чу вас задерживать', — ответил шофер и? карк­
нув на свое место, рывком; тронул машину. Найденову показалось., что от этого рывка жестянка опрокинулась. Он наклонился, чтобы посмотреть!, и тут же почувствовал, что больше не в силах выпрямиться. 'Хоте­
лось нагибаться все дальше и дальше. Тело не подчини.--
лос/ь воле, голова кружилась, к горлу подступала горькая, тошнотная муть: НайдёМов хотел приказать шоферу остано­
виться, но слова застряли у него в горле, и он без чувств повалился ш пол таксомотора!. ...Найденову показалось, что он тотчас же1 .очнулся: К своему величайшему удивлению, ов увидел, что находится не в автомобиле, а лежит на диване в маленькой комнате ке, по стенам которой тянутся полки, заваленные мелоч­
ным товаром. Сквози приотворенную дверь он увидел тес­
ное помещение лавчонки, позади которой была расположе­
на комнатка. Глаза Найденова встретились (с внимательным взглядом [толстухи, стоявшей за прилавком и искоса по­
глядывавшей в его сторону. Заметив,' что Найденов очнул­
ся, она шагнула в комнатку/ —• Ай, Щ ай.1—Толстуха сокрушенно покачала голо-1 кой. — Такой молодой1 человек и так дурно ведет себя)! Найденов удивленно тлядел на нее. —'Кто о1ткажется от угощения,—«сказала она, —-3 на нужно знать' меру. Выпейте! воды), всё иройдет. —' Она про­
тянула ему стакан. Найденов отстранил стакан, хотя ему очень хотелось 41 шить. У него болела голова, со дна желудка поднималась отвратительная тягучая муть. Тблсту1а рассмеялась; —<* Да вы не бойте!сЬ(, это не отрава] —• В доказатель­
ство она выплеснула содержимое стакана в раковину и тут же наново наполнила его из-под крана. Найденов с жадностью (выпил и почувствовал некоторое облегчение, Теперь случившееся предстало перед ним со всей нснрстью. Он вспомнил жестянку с маслом, вспом­
нил свой обморок. Превозмогая слабость, Найденов под­
нялся с дэдзана. -^ Где мой шофер? —' спросил он* •—» Шофер? —• Толстуха снова рассмеялась!. —» Он с полчаса ждал, что вы придете в себя. Не хотел уезжать'. На счетчике было больше трех марок. Но я-то '.сразу увиде(ла, что вы не так скоро проснетесь. Я ему заплатила: Три марки сорок. Я поняла, ото имею дело !с почтённым господином. Мои денежки не пропадут, не правда ли? Первым побуждением Найденава было позвонить от­
сюда же;, из лавки,, в советское посольство, сообщить о случившемся. Но все, что он мог бы сказать!, было слиш­
ком неопределенно. Его подозрения могли показаться смешными. —-* Три марки сорок, сказал1И1Вы?-^спросил Найденов и полез в карман, чтобы расплатиться е хозяйкой лавки. -^ Именно' так, мейн х&р^р: Найдёнов замер на мгновение с рукой, опущенной !в карман пиджака. Он торопливо ощупай другие карманы й понял: все они бьшй обысканы. Бумажник, записная книж­
ка, деловые письма — все это было вложено обратно, но не в том порядке, как обычно. — Не угодно ли пачку папирос? Есть' сигары, —' любез­
но улыбнулась лавочница. Ответом ей было не слишком приветливое: «Я не курю». Как бы невзначай Найденов спросил-: /-г1 Шофёр заплатил за взятое у 1вас масЛо? , _ Выражение удивления на1 Широком лице лавочницы показалось' ему совершенно искренним: -^ Масло? Каков масло, мейн хёрр? •^ Смазочное ма*сл!о для автомобиля; *—« Я не торгую маслом, — сказала лавочница и опять?* как прежде, покачала головой. 42 Найденов расплатился. Он хотел взглянуть на лавку снаружи,, чтобы убедиться, что это не та самая, перед ко­
торой огтановМлось его такси. Но как только он открыл Дверь, над его головою жалобно звякнул медный колоколь­
чик, Найденов был уверен, что именно этот усталый, дрек бёзжащий звон раздался в тот момент, когда шофер вошел в лавку. Найденов быстро зашагал к видневшемуся невдалеке йо!Вороту на более светлую улицу. На углу он не без тру­
да прочитал надпись на эмалированной доске: «Эрдманн-
Штрассе!». 28, СЛУЧАЙ В ЭКСПРЕССЕ БЕРЛИН—РОТТЕРДАМ Весь вечер Найденов чувствовал себя отвратительно, но шее же ничего не сказал Вале б приключении в такси. Врач; вызванный Валей, нашел у него признаки отравления. Подумав, Найденов решил не только не поднимать шума, не посоветававшись с посольством, но даже отказался от намерения говорить о происшествии по телефону. Он за­
снул с решением начать завтрашний день с посещения по­
сольства. (Ночью Найденова разбудил бесцеремонный стук а." Дверь. Включив ейегг,, Найденов увидел, что часы пока­
зывают три. Валя была не на шутку встревожена. Трево­
га ее усилилась, когда она услышала, что дверь требуют отворить именем полиции; Несколько агентов* в штатском, сопровождаемых охран­
никами »в чер)ных мундирах, предъявили ордер да обыск в квартире какого-то обладателя явно голландской фамилии, даже отдаленно не похоже^ на фамилию Найденов. Тем не менее протесты Найденов! и Щщ не во&ьшёли никакого Действия. Ссылаясь! на адрес, ушш^ьт в ор\тр&} полицей­
ские все перевернули вверх дном. Особенно жадно'на­
брасывались они на все, что мало-мальеш смахивало на чертежи или математический расчет. Ксое-что они тут же без стеснения сфотографировали. Лишь» посДе того, &ак не} осталось ни однойнеобысканнойщели, начальник шайки позвонил куда-то по телефону и;, к удивлению Найденовых, принялся тут же расськпатЫся перед ними в давдаения'х; ^ О, такая досадная ошибка!! —'бормотал он. —* Если бы ;вы надоумили нас сразу позвонить по телефону, все 43 было бы ясно. Не цришлоаь бы волновать гнедиге фрау: Да и <мы нб проделали бы столько напрасной -'работы. О, как неприятно!.. Найденовы молчали. Они понимали), что перед ними разыграна грубая комедия. Таково же было и мнение то­
варищей из посольства, с которым^ наутро посоветовался Найденов: обыск был явно преднамеренным. Предприни­
мать какие бы то ни было шаги,, учинять формальный про­
тест было бессмысленно — полиция признала свою ошибку и принесла, извинения. Из этого всего нужно было сделать один вьивод: немцы решили любой ценой овладеть тайной Найденова; В таких условиях пребывшие: Найденова вХермании не только теряло всякий смысл,, ио и -становилось апас-
ньпм. Нужно было уезжать1-, и уезжать как можно скорей. После тщательного обсужденш^ (всех возможностей, по­
казавших Найденову, что в западной части Европы почти не осталось уголкда, куда не дотянулись бы щупальцы коричневой разведки;, было решено,, что он доедет.до ближайшего не немецкого порта и там пересядет на какой-
нибудь иностранный пароход, идущий на восток. Изучение раепнеашш разлрчных компаний показало, что таким паро­
ходом была «Кларисса», принадлежавшая голландскому пароходству м отпрашявшаяся иа следующий день из Рот­
тердама в Швецию. По телеграфу была заказана каюта, и ноганым экспрес­
сом Берлин—* Роттердам супруги Найденовы отправились! в путь. Вале казалось невероятным, чтобы немцы сделали еще попытку овладеть документами в пути, но Найденов 1все же решил принять меры предосторожности. Прежде всего, чтобы разбить (внимание немецкой агентуры, несомненно следившей за ним,, он взял себе и Вале места в разных купе. Кроме того, он решил навести геетапонзских ищеек на ложйый след. Важнейшую часть чертежей^, он спрятал у себя на груди, а для озвду взял с собой огромный портфель!," набитый' бумажным хламом. -Этот портфель! нельзя было од заметить', и й иазнотении его не оставалось сомнений '-^ в нем могли быть только чертежи. С показной бережностью Найденов ни на минуту не выпускал портфель1 из рук. (Как было заранее' условлено, Валя (взяла весь: багаж, д 44 Найденов еще раз исподтишка взглянул на агента Тот попрежнему делал вид, будто погружен в чтение газеты,.. Найденов с одним портфежм занял место в соседнем купе; Не успел он усесться у окна, как дверь купе отворилась, и показался пассажир, отыскивающий свое место. Найде­
нов ни минуты не сомневался в том, что это место ока­
жется рядом, с ним. Так оно и вышло: (сличив свою плац­
карту :с «номеров иа. диваое?, пассажи|$ ус1елся напротив Най­
денова. Найденов не мог в душе не посмеяться: охота за его портфелем началась. Замысел полиции нетрудно было предугадать. Где-нибудь в пути этот агент постарается подменить или престо украсть' портфель Найденова', не (подозревай, что ничего другого тому и нб нужное Пока портфель попадет обратно в Берлин, пока там ра!збе(р1утся 'в подвохе, Найденову будет уже далеко в море!: Заботливость, с которой незнакомец поспешил закрыть' от Найденова свое лицо листом газеты, заставила того мысленно рассмеяться. Найденов отметил, впрочем, что в его спутнике пет ничего специфически присущего немец­
ким шпикам1. На» этот раз немецкая разведка! избрала вполиве приличного иа вид агента, и маскарад его был проведен с заслуживающей похвалы т1щат1ельн10^тью. Пс* костюму — темному < и вполне корректному - - его можно было скорее принять за пастора, чем за агента тайной полиции. Найденов решил, что больше* нет надобности разыгры­
вать особую заботливость в отношении «драгоценного» портфеля. Следовало лишь- оттянуть, его похищение, чтобы оставить врагам поменьше времени для обнаружения их ошибки1. Поэтому, выходя в коридор покурить или в со­
седнее' купе к Вале, он таскал с собою надоевший ему портфеда. То же сделал он, и отправляясь» в ресторан ужинать. Лишь после этого он стал раздумывать над тем, как бы половчее подсунуть портфель своему молчаливому спутнику и заставить его исчезнуть (вместе с добычей.; Иначе предстояло провести всю ночь в его обществе, мало располагавшем к тому, чтобы уснуть хотя бы на часок: другой. У Найденова не было никакого желания получить; во сне удар ноЖоМ;.. Раза два! выходил-он в коридор;, кв беря с собой портфеля. Но все безуспешно: он не обна­
ружил со стороны спутника ни малейшего интереса к сво­
ему сокровищу. Тогда Найденов бросил портфель в сетку и/ взяв умькзальлые принадлежности, отправился в «Туалет». Но и на этот раз, вернувшись;, он нашел порт-
46 фель на месте, а спутника все в той же напряженной позе ••йыиуяедешвого интереса <к газете. Все это вызывало бес­
покойство Найденова. Что они замыслили?.. Разгадали тай­
ну его портфеля и не дадут себя провести? Неужели они охотятся не за портфелем, а за ним самим, воображая, что чертежи спрятаны на нем? Ну что же, нужно быть гото­
вым ко всему. Найденав не без сожаления отбросил мысль о том, .чтобы поспать,, и раскрыл книгу. Но чтение не шла на ум. Найденов .невольно то и дело исподтишка погляды­
вай в сторону молчаливого соглядатая. Неимоверная вы­
держка этого человека начинала выродить его из себя,-
Становилось более или менее ясным., что этот агент играл лишь роль наблюдателя и не имел задачей похищение портфеля. Если Найденову самому суждено было сделать­
ся объектом /нападения гестаповцев,, то спасти его могло лишь1 присутствие посторонних свидетелей. Валя? Нет, очень хорошо, что он поместил ее отдельно. Ее присут­
ствие йичего не изменило бы, а кроме того, и она могла сделаться жертвой нападения. Остается только ждать..: Вот-вот отворится дверь;, -и, пользуясь шумом мчащегося поезда, банда гестаповских убийц постарается покончить с ним, чтЫбы иметь (возможность без помех обыскать его труп. Найденов еще раз испод'тишка взглянул на агента. Тот попрежнему делал вид, будто погружен в чтение газеты: Но Найденову удалось поймать на себе его беспокойный взгляд. Найденов резко поднялся. От него не ускользнуло,, что, прикрываясь газетой, агент быстрым движением опу­
стил руку в карман. Но Найденов решУад, что отступать уже нет смысла. Едва ли ему удастся избежать подго­
товленного налета. Оттянуть? До- голландской границы уже недалеко, а едва ли немцы отложат игру до .-чужой* территории. Стараясь не поворачиваться к соседу спиной, Найденош вышел |В коридор. Едва он прит'ворил за собою дверь, как-
из} соседнего отделения высунулась голова Вали. Он понял,, что ж'е1н!а: с' трейогай' прислушивается ой каждому шороху в фго купе, к каждому шагу в коридоре. Не так-то легка устранить ее от участия »в драме, которой суждено,, как ВИДНО,, разыграться этой ночью. Ой с нежностью взял Валину руку. —' Почему ты не спишь? Тревожный взгляд Вали остановился на его лице* М -—Неужели ты думаешь, что я! могу уснуть? — Спи спокойно, дорогая, — • прошептал он, стараясь улыбнуться,—Я хочу побыть подольше на площадке, что­
бы развязать руки < ему. — Он кивнул в сторону своего купе,—И не выглядывай в .коридор, если услышишь какой-нибудь подозрительный шум... Спи, дорогая,—лас­
ково " повторил он.—Все идет лучше, чем я ожидал. Валя с неохотой притворила дверь. Найденов еще мгно­
вение1 стоял, перед -ее купе. Кто знает, может быть, о'н $ последний рае видел ее лицо, держал нежную теплую руку?., О'н решителыно повернулся <и вы'шел в тймбур1. Он стоял,, (в раздумье глядя в окно на проносящиеся мимо последние немецкие станции. Поезд мчался с такой скоростью., что огоньки сливались1 подчас, в огненные линии илц неожиданно вспыхивали и тотчас угасали, слов-
по проносящиеся за стеклом искры. Наконец он решил, что достаточно долго пробыл тут. Еще раз (вспыхнула надежда: если враги все же охотились только за портфелем, то на этот раз у них было достаточ­
но времени. И обстановка вполне благоприятна для них: вагон спит, 1В коридоре— ни души: Когда он <вошел с площадки в тиоидор, ему показа-
лфь;, что кто-то поспешно юркнул в дверь на противопо­
ложном конце вагона. Неужели удача?.. Найдёнов тихонь­
ко от<вор!иш двер!ь и. застыл от охватившего его гневного разочарования: агент был на месте'! Но теперь, словно в полном .бессилии, он привалился к стене в своем углу и накрыл лицМ газетой: Черный котелок его скатился. на пол. Он спал,, спа1л крепким снкж утомленного челошка! Найде­
нов глянул на1 се'тку, куда о!н бросил пор'тфель, и^едва не вскрикнул от радости: портфель» !исчез! Ура—все в поряд­
ке! Рыба клюнула. Агента' оставили Только для присмотра за ним. Но тот был, поводимому, уверен в своем поднад­
зорном и предпочел отдохнуть. С трудом сдерживая ра­
дости Найденов снял с крючка пальто и трость. В сле­
дующее мгновение он был уже в купе жены и шопотом рассказывал ей о' (случившемся: Валя даже! не старалась скрыть овладевшее ею радостное волнение. Она уронила голшу ему на колени, и через минуту Найденов услышал ее ров&гоё дыхание1: А. вскоре! и сам (впал в усталое забытье:.: Он уже не слышал, как к покинутому им купе при-
48 близились чьи-то осторожные шаги, как кто-то заглянул.-В купе и, убедившись 1В том, «что спутник Найденова лежит в той же позе, притворил дверь и тщательно запер ее железнодорожным ключом на два оборота. После этого шаги удалились. На этот раз они уже не были столь осто­
рожными. На следующей станции — последней перед гра­
ницей—-человек, запиравший купе, в сопровождении еще двух людей сошел с поезда. В руках одного из его спутни­
ков был портфель Найденова. 29. ПАСТОР ЗУДЕНШЕЛЬД ДАЕТ ПОКАЗАНИЯ Валя и Найденов; укрытые пледами, лежали !В креслах на деке «Клариссы» щ любовались простором Северного моря. Берега негостеприимной Германии остались далёко на юге. — Просто не верится, что можно снова свободно дышать,— говорила Валя,—что можно не думать об угро­
жавших тебе опасностях... Я так устала от всего этого, что, кажется, никогда и не отдохну как следует! -±- Она .за­
думчиво посмотрела вдаль. — Вцрочем, нет, как раз на­
оборот: после всего пережитого вдвое больше хочется ра­
ботать, хочется нагнать время, так досадно потерянное; — И мы его наганим, будь уверена,,—; сказал Найденов. -^ Странно,—продолжала Валя, — ведь мы не слйшали там >ни одного в)раждебното слом; никто не дал нам откры­
то понять, что дурно относится к нам или к нашей стране, а между тем я уверена, что каждый взгляд, обращенный на^нас, скрывал ненависть. Жгучую, эвериную ненависть, о существовании которой я до сих пор даже не подозре­
вала. Нужно самому побывать там, чтобы понять, что такое современная Германия.—Валя иервно передернула плеча­
ми.—Я каждый раз1 ощущаю холодок в спине, когда вспо­
минаю, как тебе удалоиь выбраться >из этой переделки. — Хорошо все, что хорошо кончается. Можно об этом больше не думать. Послезавтра мы в Швеции, а там — родной советский теплоход, и.... мы дома. Наверно, нас ждет уже делая куча писем от; ^Житкова. Просто удиви­
тельно', что он ни лазу сюда,-не написал. — Это очешь легко объяснить: повидимому, он не хотел писать из-за немецкой цензуры. — Интересно бы знать, чем кончилось его плавание на «Архангельске»? Он, небось, ни одного дня не пропускал, 4-745 49 чтобы не двинуть вперед свое открытие. Как я ни браню его иногда за ненужную порывистость, за то, что он ча­
стенько (поддается велениям сердца вопреки доводам (разума,, но нельзя не отдать должное его упорству. Вот помяни мое слово: он вернется с готовым решением. Он сдержит авое слово и заставит тебя пожалеть о том, что ты стала работать не с ним, а со мною. Он не простит тебе, что ты дроменяла борьбу за невидимость на борьбу за ее уничто­
жение. — Ты говоришь это так, словно хочешь его торжества над собой!—воскликнула Валя. Найденов покачал головой: — Я слишком люблю Павла, чтобы не пожертвовать1 для него всем, что лично п имею. Но обе стороны того, что ты считаешь нашей борьбой, одинаково важны для мощи нашего флота. Невидимость корабля и способность увидеть его во ©сех условиях — стороны одного и того же меча. Этим мечом мы будем смертельно разить врага, и прежде всего... * Заметив приближающихся людей, Валя сделала предо­
стерегающий жест. По палубе к ним приближалась целая процессия во главе с помощником капитана. Найденов плохо понимал по-голландски, но успел разобрать, как помощник сказал, обращаясь к здоровенному детине в штатском: — Только, пожалуйста, без шума, чтобы не поднимать разговоров среди пассажиров... *—• Шлюжитееь еа меня. Шум не приведет ни к чему хорошему для этого субъекта, — ответил штатский и, по­
дойдя вплотную к Найденову, бесцеремонно положил ему руку на плечо. Летчик сделал гнев'ное движение, но почувствовал* что лапа голландца крепко впилась в плечо. К тому же он заметил, что другой рукой тот наводит на него револьвер, не вынимая его из кармана пальто. Найденов понял, что шум'действительно ни к чему хорошему .не приведет. 1—• Кто вы такой и что вам нужно? — спокойно* не ме­
няя позы, спросил он. —- Чистая случайность! Я оказался среди пассажиров, но раз это так, считай дело сделанным: у меня ты не вьюкочшиь)! — С ЭТИМИ словами иезнакомец снял руку с плеча Найденова и, отвернув лацкан авоего пальто, показал Найденову какой-то значок. 50 «— Предсййитёль государственной поладии лйШеКЮр Венсторп, — несколько смущенно пояснил помощник капи­
тана, — Какой полиции?—переспросил Найденов, — Голландской королевской полиции. — Вам придется последовать за ним, — сказал помощ­
ник капитана. — Куда и зачем? — В каюту капитана, а зачем — ты узйаешь, — сказал Венсторп и снова потянулся было к плечу Найденова. — Уберите руку,—«негромко, но шушитешыно произ­
нес летчик.— Тут какое-нибудь недоразумение. — Каждый из вас прикидывается Офелией, — грубо сказал Венсторп. Найденов взглянул на встревоженную Валю. — Не волнуйся, пожалуйста. Я сейчас вернусь. Какай-
то (Чепуха,—сказал он и последовал за помощником ка­
питана. Как только он вошел в капитанский салон, дверь за его спиной захлопнулась. Венсторп навел на Найденова раволь-. вер. Но тот спокойно стоял,, заложив руки, за спину. — Я вижу: у тебя крепкие нервы, — насмешливо про­
изнес инспектор. Найденов хотел пренебрежительно пожать плечами», но в этот миг за его спине й что-то звякнуло, и он ощутил на запястьях холодную сталь наручников. Невольно он напряг ©сю свою силу, чтобы разорвать цепь. Венсторп засмеялся. — Ну, ну, испытай их прочность, — пробормотал он. Поняв, что силою ничего не сделаешь, Найденов овла­
дел собою. Немцы перехитрили. Им удалось схватить его руками голландской полиции. Он понял, зачем это им по­
надобилось: портфель доехал до Берлина. Там обнаружили хитрость Найденова и решили любыми средствами заполу­
чить его самого. Чего доброго, немцы сообщили голландцам о бегстве под его именем какого-нибудь преступника с похищенными документами... Мысли вихрем неслись в голове Найденова. Прежде всего нужно добиться, чтобы Валя снеслась с советским консульством в Гётеборге, телеграфировала в Берлин, в Гаагу. Пооделки гестапо пеоетипя гоанииы позволенного. -—* ГОСПОДИН капитай, — обратился Найденов к молча стоявшему в стороне капитану «Клариссы», — поскольку 4* 51 ш* это произошло на вашем судне, я требую объяснений от шс. (Капитан вынул изо рта сигару и, глядя на ее тлеющий кончик, смущенно проворчал: — Чертовски неприятно, я сам никак не думал...— Он сердито сунул сигару из угол рта и решительно закончил: — Если бы ваша жертва не опознала вас, я бы не поверил даже\ этому. И он протянул Найденову бланк радиограммы. Роттердам-, екая полиция подтверждала, что в купе берлинского экспрес­
са, прибывшего в Роттердам накануне утром, был найден некто Зуденшельд,,; кем-то усыпленный и обысканный. — Вот оно .что! — вырвалось у Найденова. Дальше в депеше говорилось, что если пострадавший Зуденшельд опознает своего подозрительного спутника, такового следует арестовать при содействии полиции ближайшего корта и) доставить в, Роттердам. — К счастью, не пришлось ждать ближайшего порта, — со смехом сказал Венсторп. Он самодовольно ткнул себя пальцем в грудь:—Тут оказался я. Из моих-то рук ты уж не ускользнешь. — Я не понимаю, о каком пострадавшем говорится,— сказал Найденов.—Тут простая ошибка. Если бы он был здесь, этот Зуденшельд, то, наверно, не отказался бы под­
твердить... — Старый прием, лриятель,— сказал Венсторп;—Но ш этот раз он тебе не поможет. На твое горе, господин Зуденшельд здесь. — Он обратился к капитану:—Может быть, вы разрешите пригласить пастора? Через несколько минут капитан .и офицеры почтительно поднялись навстречу пастору. Найденов тотчас, узнал в нем*., своего ночного спутника. «Ло(вко подстроено!» подумал Найденов. Он не мог не отдать должного оперативности гестапо. Как своевременно этот молчаливый лжепастор оказался на «Клариссе»! Между тем пастор, опираясь на руку стюарда, с тру­
дом дошел до кресла и опустился в него с болезненным стоном. — Узнаете ли вы этого субъекта, господин пастор? — спросил Венсторп. Зуденшельд посмотрел на Найденова. Взгляд его тем­
ных спокойных (глаз показался Найденоиу таким проница­
тельным и полным человеческого достоинства, что летчик 52 йа момент готов был забыть, что перед ним не кто иной, как шпик гестапо, Зуденшельд не спеша внимательно изу­
чал Найденова, словно действительно что-то (взвешивал* Прошло несколько минут напряженного молчания, в течение которых: было слышно только, как тянетг свою шгару капитан и нетерпеливо покапывает Венсторп. И вот Найденов впервые услышал голос своего молчаливого попутчика;; — Это он, У Венсторпа вырвался шумный вздох облегчения. — Может быть, вы рассеете сомнения этих господ?— > Венсторп обвел рукою присутствующих. — Объясните, как все это случилось.' Зуденшельд подумал немного и принялся не спеша рас­
сказывать, Найденов обратил внимание на то, что он го­
ворит по-голландски с усилием, тщательно подбирая слова. В его произношении был какой-то акцент, обличавший иностранца. — Я сразу заметил, что этот человек следит за мною;— говорил Зуденшельд. — Не стану объяснять 'Вам, почему, но у меня были -основания опасаться кое-кого. Я вез очень... ценные бумаги. Этот человек несколько рвв выходил из купе. Каждый раз, когда он возвращался, я ждал, что вместе с ним в купе ворвутся его сообщники и нападут на меня. Вы хорошо понимаете, господа: в той стране, где мы находились, можно ждать чего угодно. — При этих словах он поглядел на офицеров «Клариссы»; Те молча кивнули.-— Я готовился к защите, хотя отлич­
но понимал, что ничего не смогу сделать: И вот незадол­
го до голландской Гранины он, — Зуденшельд кивком указал на Найденова,—снова ушел. Я #е слышал ничего подозрительного. Никакого шороха, ничьих шагов. Но через несколько минут дверь отворилась. Это было сделано так бесшумно, с такою ловкостью, что я не сразу заметил образовавшуюся щель. Когда я обернулся, было уже поздно. Я ощутил на лице прикосновение "чего-то мягкого,, похожего .на комок мокпой «ваты. Тотчас я по­
терял сознание. Больше ничего не помню. Говорят, что* меня так и нашли без чувств, когда поезд прибыл в Роттердам. Мое лицо было тщательно накрыто газетой, чтобы скрыть маску с каким-то одурманивающим составом. Мое купе оказалось запертым снаружи. Интересно и то, что никто. т обратил щ меня шщмання на границе, где немцы тща-
тельно проверяют паспорта. По.чему-то немецкая полиции не сочла ,нуж1ным кю!тпереть мое купе. — Теперь вы не сомневаетесь в том, что перед^ нами ловкий малый? — удовлетворенно сказал Венсторп кашг-
тану. Тот хмуро кивнул, а Зуденшельд добавил;: — Ко всему тому я могу с полной ответственностью заявить; пока я был без чувств, меня! тщательнейшим образом обыскали. Даже подкладка йиджака оказалась вспоротой. Преступник искал мои бумаги. . — Он похитил их? '— КГ счастью, *нет!, *—сказал Зуденшйльд.г—Можем* быть, кто-нибудь спугнул его, а может быть, он убедился в том, что их... при мне нет. — Надеюсь, капитан* —! сказал Венсторп, —* на вашей «Клариссе» найдется надежный уголок, где можно-было бы поместит эту птичку? (Посоветовавшись с помощником, капитан приказал! ему показать Венсторпу помещение для пленника. — У вас есть оружие, капитан? — спросил Венсторп с порога.—А то эти русские способны на что угодно, даже с таким украшением на руках. С этими словами он скрылся за дверью следом за по­
мощником капитана. От Найденова не укрылось, что при слове «русский» пастор вскинул голову и в его темных глазах, внимательно уставившихся на пленника, загорелся яркий огонек. — Вы русский? — спросил он. Найденов пожал плечами и отвернулся: ему было против­
но разговаривать с этим шпиком. —' Русский! —• повторил Зуденшелад и покачал токовой. Найденову показалось, что<в (выражении его строгого лица появилось сострадание.—Вы едва ли поймете меня, если я скажу, что изучал русский язык, желая в подлиннике прочесть сочинения великих мыслителей нашего времени— Ленина и Сталина... Невидимому," от пастора не ускользнуло .невольное изум­
ление,, с которым Найденов взглянул на него. — Я понимаю ваше удивление, — продолжал Зуден­
шельд, —-вы не из Тех русских, которые поняли бы меня..: .Разум настойчиво тверлил Няйгге.нову, что все это не больше, чем ловкая игра, дали которой от еще не угадьг-
54 вал. Но все, что говорил этот странный человек, звучало так искренне, вся его осанка, выражение линд, движения дышали таким благородством и правдивостью, «го Найдё­
нов неуверенно произнес: — Или 1вы куда более ловкий негодяй, нежели я ду­
мал, или... — Что вы хотите сказать? — с изумлением воскликнул Зуденшельд. Покосившись на капитана «Клариссы», Найденов спро­
сил по-русски: — (На какой язык вы могли бы перейти, чтобы нас не? ПОЙЯЛН? Зуденшельд понимающе кивнул. С трудом 'составляя слова и коверкая ударения, он отвечал по-русски же: — Родной длях меня язык норвежский, но едва ли вы..: Н&йденов тут же ответил по-норв&йсски: —- Я «е блестяще владею этим язьиком, но, надеюсь, мы поймем друг друга. —• О! — удивленно . воскликнул Зуденшельд.—'Вы излишне скромны. Отличное произношение! Даже трудно поверить, что вы..; не норвежец: — У нас слишком мало времени,,—торопливо про­
должал Найденов. —• Заинтересованы ли (вы в том, чтобы я оказался в руках голландской полиции? — Мне совершенно безразлично, от кого вы понесете заслуженное наказание. — Перестаньте притворяться!! — гневно крикнул Най­
денов. — Все равно я вам не верю. В ваших интересах до­
ставить меня в Германию... — В Германию? — Зуденшельд искренне рассмеялся. — Ну, нет!! Добровольно вы меня туда не затащите. Перед вами у же не заключенный лагеря Дахау, а свободный сын свободного норвежского народа. И если моему организму удастся снравипься мс последствиями отвратительного снадобья, которым вы угостили меня в вагоне, то... —• Послушайте, — перебил' его Найденов, — от передачи меня голландским властям ге'стапо так же мало выиграет, как если бы я вообще был на свободе. Советские власти сумеют доказать, что все происходящее не что иное, как гнусная игра вашей шайки. По мере того как он говорил, лицо Зуденшельда выража­
ло все большее удивление. Он в сомнении покачал головой: .'— Я достаточно насмотрелся на приемы гестапо. Вашей 55 дешевой игрой вы не убедите меня в том, что действовали не по ее указке. Никому, кроме этой черной команды, мои бумага не были нужны. Если бы вы были простым поезд­
ным грабителем, вас больше привлек бы мой бумажник, нежели то, ото 1вы искали. Найденов чувствовал, что голова у него идет кругом. Подчиняясь непреодолимому желанию 'верить этому чело­
веку, он сказал: ~ Если: бы ш могли чем-нибудь доказать мне то, что говорите... ;; — Доказать что? — Что вы...—Найденов испытующе поглядел ему в глаза,—• не агент гестапо. Зу'деншельд; снисходительно улыбнулся. В его тоне 'по­
явилась брезгливость: — Понимаю... Вы боитесь;.;, -варваться на своего, Но не воображаете же ,вы, что гестапо поручило вам ограбить своего собственного агента? Это было бы совершенным абсурдом. — У нас одинаково мало оснований верить друг другу на слово,.-—в раздумье сказал Найденсив, — Вот что1! Идите к моей жене, ничего не бойтесь. Впрочем* вы ведь ничем и не рискуете на. этом пароходе. Моя жена сумеет убедить «вас в том, что русские коммунисты не занимаются грабе­
жами в поездах! Пересиливая боль, Зуденшельд поднялся с кресла ;и сделал шаг к Найденову. Его глаза горели. Он хотел что-
то сказать, но дверь распахнулась т. появился торжествую­
щий Веисторп. — Милости просим! — весело крикнул он с порога. — Клеточка готова. Из-за спины Венсторпа «выскочил его коренастый помощ­
ник и, схватив Найденова за короткую цепочку наручни­
ков, грубо рванул к выходу. 30. БОТИНКИ НОРВЕЖСКОГО ПАСТОРА Прошло уже несколько масав с тех пор, как Найденов оказался в плену. Как только его-увели, Валя сделала по­
пытку увидеть мужа, но добилась лишь того, что капи­
тан вкратце изложив ей причину ареста. Несмотря на явную вздорность обринедия, В$ля быда цотрясещ* 0.& поняла, что это не простое недоразумение, а ловушка^ под­
строенная немцами, решившими сделать свое темное дело, — овладеть Найденовым,, —•» руками голландцев, не ншття тени подозрения на немецкие (власти. Ода поняла, кап трудно, находясь, здесь, на борту чужого парохода, распу­
тать этот узед, и «все же решила (немедленно принять все меры к тому, чтобы уведомить о случившемся советский дипломатических представителей. Она принялась за составление радиограмм, ^Несколько заполненных бланков уже лежали перед нею на столе, когда послышался осторожный стук в дверь. В каюту во­
шел пастор. Заметив., что он с трудом держится на ногах, Валя встала из-за стола в подвинула к нему кресло. Он сел и некоторое время «молчал, урбиий голову на руки; Вашя терпеливо ждала, когда этот не знакомый ей человек сможет объяснить цель своего прихода. Наконец он под­
нял голову и негромко, но отчетливо сказал: —- Часть того, зачем ваш муж послал меня сюда» я уже имею. — Он положил руку на только что написанные Валей телэтрапшы, адресованные советским послам в Гер­
мании, Дании и Швеции.—Мне достаточно этого дока­
зательства. Я верю теперь: 1ваш муж не может иметь ни­
какого, отношения к нападению на меня..; Негодующее восклицание, изданное Валей, заставило его умолкнуть. Валя глядела на него широко открытыми глазами. —-'Значит, (вы?..— Это было все. что она смогла про­
изнести. Она поняла, что перед ней молчаливый спутник Найденова ~ гестаповец. Придя в себя от удивления, Валя, не сдерживая гнева,, крикнула:— Вон!.; Оию же минуту вон(!.. Но Зуденшельд не шевельнулся, только строгие брови его сошлись. — Мы еще не выяснили второго обстоятельства', о ко­
тором просшп ваш «муж, — опбкойно 'оказал он. Валя в нетерпении ждала, что он скажет еЩе, но он молча нагнулся и стал расшнуровывать свой высокий боти­
нок, в каких ходят охотник/и. Не обращая внимания на нетерпеливое удивление, Вали, пастор разулся и запустил руку в голенище. Послышалось отчетливое щелканье^ словно отскочила тугая пружина. В следующее мгновение Валя увидела, что подошва вместе с каблуком свободно отдалилась 4?т бтшщ%., Эутшшъж жоетл из-под иодопшы Ш небольшой резиновый бумажник, а из него извлек несколь­
ко листков тончайшей шелковой бумага. — Вот за чем они охотились, — сказал он, глядя на Валю. — Я вынужден показать вам это, .чтобы рассеять все ваши* подозрения, Между нами все должно быть ясно. Я хочу,, чтобы вы., прочли это. Он протянул ей один из листков. Она прочла и бережно вернула листок Зудан-
щельду. —-^ В ваших руках жизнь и смерть сотен норвежских патриотов, — тихо сказал он. Через минуту листок Йыл йложен на место, снова щелкнула пружина. Зуденшельд надел и тщательно за­
шнуровал ботинок. —• Теперь мы достаточно знаем друг друга. Глаза Вали загорелись радостью. —- Значит, (Вы можете сказать им, что это ошибка. Они освободят Александра! —' Я сейчвае- же аду к 'Инспектору -Веисторяу. Я скажу ему, что произошла ошибка. Боюсь, трудно будет, сохра­
нив -репутацию нормального человека, уверить его в том, что я ошибся. Но ничего иного не остается. Я должен попытаться. Валя с нетерпением ждала возвращения Зуденшёльда. Минуты казались часами. (Наконец ча*са йер.ез полтора в дверь каюты постучали. Валя бросилась отворять, уже представляя себе, что за белою створкой стоит Александр, но увидела стюарда-китайца. — Господин пастор очень плохо себя чувствует... Го­
сподин пастор очень извиняется... Господин пастор очень просит госпожу прибыть к нему по очень важному делу... Ли очеиь охотно проводит госпожу... Валя последовала за стюардом. Пастор лежал (в посте­
ли. При появлений Вали он сделал ПОПЫТКУ подняться, но тотчас же снова откинулся на подушки. Валя скорее по­
няла по его жесту, чем услышала, что он поосит запереть дверь. Она торопливо набросила крючок. Ей трудно было < сдержать нетерпение. Но пастор лежал, е видом крайнего утомления, и она лишь' (вопросительно глядела на него. Наконец он негромко сказал: — Венсторп упрям, как пень1, — настоящий голландец; Впрочем, может быть, на его месте.я тоже не'оченЫохотно поверил бы тому, кто только что клался, что опознал пре-
53 стуиника, а через час с тою же| увфеннюстыо стал утвер­
ждать, будто ошибся... — Он не хочет его освободить? Пастор кивнул. — Я пробовал уговорить его, предлагал взять арестован­
ного под залог любой суммы,—напрасно'! Венсторп не соглашается ни на что. Валя уронила голову на руки. Пастор осторожно при­
коснулся к ее волосам. — Не (нужно отчаиваться... —• Поймите, Александр дошжен быть свобод ем вю< что бы то ни стало!4—с &каро1м воскликнула оеа.—Если ош позволят себе обыскать его...—Она запнулась и испуган­
но взглянула на Зуденшельда. Пжтор улыбнулся: — Вы зе1аете обо -мне слишком мШго, чтобы боятшя мейя. Неужели вы еще не .по-вершш тому, что ввдитё пеоед собою друга и единомышленника? Дайте: мне не­
много отдохнуть, и я снова сделаю попытку. Поговорю с капитаном, пошлю радиограмму 1В-Роттердам, сделаю все, ;что можно, верьте мне... Взглянув на пастора, Валя увидела, что его веки утом­
ленно опустились. Тяжелая складка легла вокруг рта. Он казался спящим. Валя сделала осторожное движение, что­
бы встать, но Зуденшельд, яге открывая глав, хжшал: — Если вам нетрудна, побудьте со мглой. Меня не следует оставлять одного. То, чтю -им не удалюсь в иое!3-
дё, они1 могуг постараться сделать здесь. Пока я не ступлю на почву родной страны... Впрочем, даже там, да, даже там. я аде буду" спокош, -пока бумага не будут гиа месте. Валя послушно опустилась было в кресло,, но тут1 же вспймшла», что ш столе в ее тсаюте так (и! остались ле­
жать радиограммы, — Через несколько, минут я вернусь, — сказала она, — лишь отправлю радиограммы». Пастор мюлч-а кивнул. Отправка радиограмм потребовала! больше времени,, чем Валя предподагя'Л'а:. Наконец, чувствуя себя виноватой в долгом отсутствии, она поспешила к пастору. Боясь..его побеспокоить, если он уонуд. она (на цыпочках приблизи­
лась к каюте и без стука о>сторю(ж!но нажала дверною ручку. Каюта была заперта. Валя подумала, что пастор, не дождавшись ее возвращения,-решил о'тМохшуть и'-тапере? 59 на -ключ. Она осторожно стукнула рае, другой. Молчание./: Ничегоне оставалось, как • вернуться к себе. Она приказала Стюарду Ли сказать ей, когда пастор встанет. -** Ли буде!4 о<Ш& раД, госпож!, бьггь вам полезен,— (Жа&'ал;• • киттаец, сгибаясь в, подоб!о1страстйо1м! поклода, <и услужливо распахнул перед (Валей дверь ее каютьь В ту же шшуту ей показалось, что дверы в 'каюту пастора слегка приотворилась. Чей-то шиш^шьный глаз прильнул к образовавшейся щели..!? 31. союзник из ГЕСТАПО Инспектор Венсторп прохаживался но своей каюте, удовлетворенно потирая волосатые руки. Ом сбросил тед-
жак и то и дело останавливался около столика, на кото­
ром красовалась бутылка дешевого голландского джина и две рюмки. Инспектор не спешил наполнять рюмку своего помощника Майера, больше заботясь о том,, чтобы не пустовала его собственная. . — Ч:исто он .влопался,, а? Эдакий стреляный заяц и дал маху — прозевал, 'что эта ворона-пастор оказался на том же пароходе1! — Да, голубчику не повезло; — Они всегда попадаются на пустяках. •— Ну, если бы вас тут «не оказалось, шетор ючего ее смог бы поделать. Голубок упорхнул' бы у «него из-под. носа в первом же порту. '— Да, наверно, — самодовольно согласился Венсторп, Опорожнив очередную рюмку, он сердито насупился. — Беда в том, 'что его не так просто упрятать. Если верить пастору, у него (ничего не успели похитить. — Вот этому-то я ие очень верю. — Какой же смысл ему врать? • — Не нравится мне этот пастор. Вот кого бы я охот­
но пощупал)! ™ Ну, ну, — примирительно 'пробурчал Венсторп, — у вас всегда какие-то странные вдеи, Майер. Сходше-ка лучше проведать арестованного. Майер послушно поднялся. Он выжидательно уставился на свою пустую рюмку. Венсторп сделал щад, -что не за­
мечает этого выразительного взгляда. Как только цщпи Майора ратихли |з коридоре, вед № веселость Венсторпа как рукой сняло. Он с озабоченным видом вытащил большую записную книжку и, вырвав из нее листок, разгладил его своей ручищей. Он долго слюнил карандаш щ склонив вабок голову, принялся старательно писать. Тот, копту удалось бы заглянуть в йаоеса/ниое инспектором голландской королевской полиции Венстор-
пом, был бы, вероятно, немало удавлен. Депеша, содер­
жащая подробный; отчет об аресте Найденова, была адре­
сована не полицейскому управлению, а, совершенно 'частно­
му лицу с явно немецкой фамилией, Главным содержани­
ем депеши было не сообщение о поимке преступника, покушавшегося на ограбление в экспрессе, а то, что пой­
манный действительно оказался русским!. В заключение Вшотори спрашивал! у, даситаго лица с немецкой фами­
лией, следует ли держать этого русского до возвращения в Роттердам и сдать в руки» голландской королевской по-
лиции» или нужно без шума передать его в одном из по. путных портов тому, кого укажет адресат. На этом работа Венсторпа не кончилась, хотя к концу депеши он устал от непривычного умственного напряже­
ния, несмотря на многократное подкрепление своих сил джином. За составлением текста последовал еще более тяжкий труд по его зашифровке. Пока Веисторп трудился над депешей-, Майер посетил пароходный бу-фет и подкрепился стаканом грош. Затем он отправился в закоулок, где за железной дверью с тяжёлым замком уже целый день томился Найдеиов. Майер отпер каморку и поспешно юркнул в дверь. С ми­
нуту он прислушивался. Убедившись, что снаружи никого пет, он произнес вполголоса;, обращаясь к пленнику: — Хайль Гитлер! Оторопевший от неожиданности, Найденов молчал. Он старался угадать, какую новую провокацию таит в себе это неожиданное приветствие, Но Майер тоном, закадыч­
ного приятеле сказал: — Этот голландский боров ©два» не втравил тебя в глупей­
шую историю. Начальство не стало бы хлопотать о тебе, по­
зади ты |в руки чужой полиции. Хорошо, что нас извести­
ли о том, -что твой налет в поезде сорвался. Мне поручен но сделать здесь все то, что не вышло у тебя б вагоне. Я уже произвел первую разведку. Пастор снит, как су­
рок...— При этом Майер хитро подмигнул. — Однако, как т простоват этот пастор, пока я не нашел далее намека в! на какие-нибудь бумаги. Придется повторить разведку ншьюч Мы позаботимся о том, чтобы 01Н после ужина покрепче заснул, А теперь, приятель, ну!Ж1но выручить тебя из лап этой голландской тушицы Венсторпа. Он упрям, как осел. Его не уговоришь. Что-нибудь придумаем» а по­
ка что,..—Он вытащил-ив кармаеа фляжку щ протянул ее пленнику» Найденов ни за что не поверил бы искренности говор­
ливого агента, если бы тот не извлек из жилетного кар­
мана ключ и не отпер его нарушики. — Только ме сбрасывай их пока совсем,— предупре­
дит М/а/йер!. — Не дай бог, этому дураку вздумается за­
глянуть сюда, прежде чам он до беспамятства 'насосется; джином. А ночыб мы что-нибудь придумаем. Если ше удастся шйтвд бумаги пастора, ты поможешь мн© доста­
вить их куда следует. Что ж ты молчишь, приятель? Неужто на тебя г так подействовало это недоразумение? Плионь. Давай лучше вышьем. Хайль Гитлер! >~ И он пер­
вым приложился к фляжке. (Когда Найденов, пересиливая отвращение, сделал то­
же глоток, Манер спросил: —г Как тебя зовут? Найденов сделал таинственное -жир'и тихо буркнул: ~ Зови -мши/-«Сорок седьмой». — Ну, ну, со мною ты бы мог быть неоткровенней. Ну, да ладно, только бы нам не упустить эту норвежскую во­
рону. Чертовски опасный коммунист. (т— Что ты сказш?! — невольно воскликнул Найде-
ноа— Он коммунист? ~ А ты не знал,, за кем охотишься? О, это стреляный вЬробей! Нам все до точности известно. Он везет вале, нейшие документы. Проще простого (было бы изъята его из обращения вместе с\ этими бумагами: хлоп и готово! Море — достаточно глубокая могила для такого субъекта, Но в том-то и дело: нужно получить эти бумаги, чтобы знать, кому они предназначаются там, чв* Норвегии. Несмотря на всю трудность его положения, Найденова душил смех. Как в-ищно, у Майера не возникало дои шлей* шик сомнений в том, что он имеет дело с товарищем по ремеслу. Сговорились ва том, что, как только Венеторп заснет под действием джина, Майер выпустит Найденова* На этом они пока и расстались. Через короткий промежуток 62 времени Майер забежал еще разок, принес Найденову не. сколько сэндвичей и -предупредив что. • Венсторп «Оливок к норме». Найденов воспользовался случаем переслать Вале успокоительную записку. ; Казалось, все идет шк нельзя лучше. Перед тем,, как улечься спать*. Венсторп, покачи­
ваясь, пришел к месту заточания Шйденова. Он пэжедал убедиться в целости пленника и потешиться, отпустив по его адресу несколько плоских острот* Найденов терпели­
во выслушал рассуждения (инспектора. Он был уверен /в том, что вскоре после этого визита появится и его осво­
бодитель—-Майер;. Одшко время шло,, а гестаповца все не было. Несмотря «а крайнее утомление, Найденов не мог сомкнуть глаз. Он прислушивался к каждому шороху за переоорками своей железной тюрьмы. На память' пришли давно минувшие времена, когда ад, будучи еще мальчиш­
кой, так же сидел- пленником на линейном корабле «Воля»... Чуть слышное царапанье-'.привлекло его внимание. — Саша... Саша... — услышал он .шопот. Не веря себе от радости* Найденов приник ухом к двера — Саша... — Валек?! Да, это была Валя». Ей хотелось знать, не сможет ли она помочь ему. Майер, принесший записку Найденова и обещавший приттн через час, исчез. Пастор до сих пор не вышел из каюты и не отвечает на стук. Она боится, не случилось ли с ним опять чего-либо дурного. — Нужно освободить тебя, — в волнении шептала Валя.—К утру инспектор выспится ии. — Если бы ты могла добыть ключ1!.. Один у Майера, другой, повидимому, у Венсторпа. —'.Хорошо,'— прошептала Валя. И за дверью стало тихо, прежде чем Найденов успел сшз>ать(, что все это неисполнимо. Бессильное бешенство овладело Найденовыми Он сбро­
сил наручники и впервые внимательно оглядел место своего заточения. Тесная железная каморка в обычное •время служила, повидимому, складом красок, • шастей и других принадлежностей шкиперского хозяйства. Сбреди этого хлама не было ничего, что можно было бы пу­
стишь в ход, чтобы попытаться открыть или выломать дверь. Тогда Найденов перешел к осмотру самой кладо-
63 вой. Сквозь вентиляционное отверстие а ктущвую тф'атъ кали струйка свежего воздуха и слабый луч света. Этот свет ш заставил* Найденова софудагь'из всего, что попа­
лось под руку, возвышение, по которому он добрался до подволока. Отвернув задрайку, ^удерживающую железную крышку вентилятора., в вьигляиур 'наружу, Найденов уви­
дел узкий- проход, освещенный пыльной лампочкой. Пыль, мусор» рркаи&чина та переборкой; — все говорило о том, 'что сюда не 'часто дещдывают. В конце прохода виднелась дае]рь. Наэдеиш просунул руку и нащупал Несколько болтов, которыми крепилась крышш люка,, закрывавшая ход из этого коридорчика в кладовую, превращенную в ш о тюрыму. Люк был достаточно велик, чтобы в него пролезть. Если отвинтить эта болты;... Найденов остфожцо опустил та место вдцрайку м принялся л1ихорадочно рыться в хлше* заполнявшем кла^ довку. Ему во чт1о бы то инн стало нужен* (был гаечвый ключ или иной инструмент, которым мржно было бы от­
пустить болты. От этого зависела его свобода. 32. ВАЛЯ СПЕШИТ НА ПОМОЩЬ Некоторое вре1мя Валя в нерешительности стояла пе­
ред каютой пастора. Он так и не отозвался на ее стук: Трудно предположите, что больной спал так долго к так крепко. Уже не случилось ли с пастором снова что-нибудь? Валя считала, что ее долг — немедля помдаь другу. Нуж­
но было найти способ проникнуть в каюту без вмешатель­
ства пароходной администрации. Значит, следовало самой вскрыть дверь. Нр как?.. Быстро оглядевшись, она вынула из кармана ключ от своей каюты, вставила его в замок ш в ту же минуту почувствовала, что кто-то тронул ее за локоть. Валя едва не (вскрикнула. Перед ней стоял стюард Ли. На этот раз он не улыбался. Черты его лица выражали насторожен­
ность/ — Госпоже будет очень большая опасность, если <госл 1Г01Ж13 откроет эту дверь, — прошептал он. Неслышно, точно ноги его вовсе не ката'лись палубы, он скользнул по коридору к Вашиной каюте. Не спраши­
вая разрешения, отворил дверь щ. пропустив Валю, вошел следом- за нею; $1 — Что хочет госпожа у священника? — Мне нужно с ним говорить. Китаец отрицательно покачал голойой. — Госпоже нелызя говорить со свящеюшкюйю. ~ Что с ним? — встревожешю воскликнула 'Валя. Китаец оглянулся, будто бойсь, что кто-нибудь может его услышать: '•— В, его каюте очень дурной человек;;: — Почему вы так'говорите о нем?—спросила Валя,,™ Пастор — мой друг. — Госпожа очень ошибается1: Ли говорит оке о пасторе» — Так о ком же? ~ У господина пастора о. гостях господин Майер. Он дурной человек. Ли его аюает. Пускай госпожа боится его. —« С чего вы взяли, что я должна его бояться? Мо­
жет быть, и он мой друг... Вале показалось, что Ли посмотрел на нее с усмешкой. — Господин Майер «не любит большевиков... — И,* подойдя вплотную к Вале, стюард заговорил тихо и быстро: — Ли любит большевиков. Ли был в Ленинграде. Ли был в клубе моряков. Ли всегда читает газеты и знает: русские — друзья китайцев* А Майер — немец. —- Вот в чем! дело!—'воскликнула Валя. — Да,, и Майер тоже бывал в Ленинграде. Майер пла­
тит Ли деньги за то, чтобы Ли следил за пассажирами. Ли следил, за пастором. Пастор—конченный чешвЦк, если к нему в каюту вошел Майер... — А Ли знает, что пастор—-очень хорошей человек? — Нет„ Ли этого не знает. — А если я скажу это? — Ли поверит госпоже. —' А если я скажу, что пастору ружню помочь? Китаец на мгновение задумался. Потам решительно сказал: ~— Ли хочет очень1 сделать то, чего хочет госпожа: Но Ля> боится Майера; Неожиданная мысль осенили Валю. — Вы) хорошо знаете это судно, Ли? . -^ Как свой д-оц госпожа; Д-746 № • ':—« Вы знаете чулай,, там, дале&о йа Корме, за (Машиной? Китаец /понимающе кишул: — В котором затерли мужа госпожи? Валя обрадовашш схватила его за руку: — Как освободить мужа? Ощин ключ, у Майера... — Другом у инспектора Венсторпа. Инспектор Вен-
сторп очень пьяный. Инспектор Венсторп очень спит. — Китаец хитро ухмыльнулся. — У, инспектора Венсторпа нельзя попросить ключ. ." —Но Ли -может взять елатье инисшектора для чист­
ки,— сказала Валя. — Ключ,, наверно,, лежит в одеом из карманов. — Ли не может так дурно поступать с другом чело­
века, который дает е)му деньги. •—< 'Сколько получили от Майера? Лицо Ли стало бесстрастным. Он\ загадочно 'про­
изнес: — Много. — Сколько? — О'чонь много; — Да говорите же! — в нетерпении крикнула Валя* — Сколько бы он (ни платил, я дам вдовое (больше'. Ле полуприкрыл глаза, и губы его зашевелились, слов­
но ой что-то считал. Наконец он сказал: -—Двадцать долларов.., —И тут же спохватился: — Нет, тридцать долларов. Ни слова «е говоря, Валя отсчитала шестьдесят Долла­
ров. — Скорее! Китаец жадно схватил деньги, но ш .^двинулся с места. — Если инспектор не найдет ключа, все -...Доймут* что украл его Ли. Все-поймут, что Ли выпустил русского. Ли будет очень (плохо. Ли будет очень сидеть ., на месте рус­
ского господина. — Мы только отомкнем чулаи и положим ключ на ме­
сто, — сказала Валя. (Китаец в сомнении покачал головой. — Все равно, сини очень поймут, что это сделал Ли. Валя вынула еще десять долларов. — Хорошо, — решительно, сказала она. — Сделай так, чтобы я могла войти в каюту Венсторпа. Пустынными, тихими коридорами спящего судна' оми прошли во второй класс. • Перед одной го кают Ли оста-
66 навился. Валя услышала т дверью тяжелый храп. Китаец осторожно отпер, каюту служебным ключом и впустил Валю. •Зеленый свет ночника едва .позволял разглядеть вну­
тренность каюты. Вале казалось, что стук ее бурно пуль­
сирующей крови заглушает храп голландца. Приблизив­
шись к стулу, на* котором висела одежд а** она стала быстро ощупывать карманы. Вот связка ключей. Который же из них от кладовки? Валя решила ©зять все. Ведь через /несколько минут ощи будут лежать- на месте. Стараясь ступать как можно мягче, она скользнула к двери. В коридоре послышались шаги. Щелкнул ключ; Валя осторожно нажала! с ручку, но' дверь оказалась запертой. Ее йе мог запереть! никто иной,, кроме Ли, Неужели он оказался предателем?,. 33. СТЮАРД ЛИ ХОЧЕТ ЖИТЬ Кто-то» уверению постучал в дверь. Потом сердито дернул ручку. — Эй, Венсторп, отворите! Ваш по голосу узнала МаДера. — 'Послушайте, Венсторп, очень срочное, дело! — И полицейский снова постучал. Валя с уж«асю(м глядела на спящего шюпежтора. Вот он повернулся/ перестал храпеть. — Проснитесь же, Венсторп, чорт бы вас взял!—г слышалось да-за двери. '\ •. — Подите сами юо всем чертям!'—иге отрываю головы от подушки, ответил Венсторп. —• Срочное дело. — Арестант обежал? — Не гювдрмте глупостей. — Остальное меня не* интересует.—Венсторп снова повернулся носом к переборке, и через, минуту его храп пбпрежпему оглашал каюту. Манер еще раз сердито дернул ручку, т Вали наконец услышала его удаляющиеся шаги. Как только они замолк­
ли, замок щелкнул, дверь распахнулась. На пороге стош улыбающейся Ли. — Скорее к чулану!—прошептала Вали. 67 ™ Пущай тттт т за^удегг, что скора, дашь скюро ключ должен быть да месте. Иначе Ли.».—/Китаец выра­
зительным движением провел себе по горлу. Через «несколько минут Валя была перед дверью кла­
довки. Сгорая от /нетерпения, отомкнула она вамок* «с уси­
лием потявула дверь. Ей казалось,, что на скрип ржа(вых петель должен сбежаться весь пароход. В (испуге прислу­
шалась. Все было тихо вокруг. Радостная,, распахнула она дверь и отступила в удивлении и страхе: кладовка была пуста. Найденов .исчез. Едва сдерживая рыдания, Валя (брела обратно. •Ее опередили. Венсторп перехитрил ее. Все нужно (на­
чинать сначала и прежде всего уанать, куда перевели Найденова. /Поглощенная своими мыслями, она забыта, что обе­
щала вернуть ключи китайцу. Машинально вошла1 в свою каюту и вдруг увидела перед собою... Найде­
нова^^ Стоило ей увидеть мужа, как силы снова вернулись к ней. Первым ее вопросом, даже раньше, чем она протяну­
ла руюи! для объятия, было: —• Документы?!. Теб,Я' не (обыскивали;? Он схватил.ее руки и прижал к губам. — Успокойся, все в порядке... Во всяком случае до тех пор, пока .Венсторп меня ее хватится. — А ты думаешь, что Майер действительно хотел по­
мочь тебе освободиться? —• Мее кажется,.ом принял меня за своего.>-~И Най­
денов вкратце передал ей разговор с гестаповцем. — Зато Майер так же интересуется судьбою Зуденшелъда, как Венсторп моею. А Венсторпу, в свою очередь, совершен­
но безразличен этот «норвежец. —• Мы должны1 сделать все, что можем, для спасения Зуденшелъда! — воскликнула Валя.—От его прибытия на остров Туманов зависит судьба освободительного движе­
ния его родины. — Валя рассказала Найденову о докумен­
тах, поюазашых ей -пастором. — Нельзя терять ни мину­
ты,—сказала она.--Если только... мы уже не оповдали. Нужно во что бы то ни стало проникнуть к пастору, прежде чем Майеру удастся найти документы» У .китайца-стюарда есть запасные ключа от кают. -.® >— Позови его сюда,— сказал Найдеюв; Черев минуту Ли стоял перед Найденовым. Заискиваю*' ща#- улыбка кривила его губы. — Господину будет очень большая опасность,- егт он войдет в ту каюту,—ютветил ои да (просьбу Найденова о ключе. Никакие убеждения - не помогали. Китаец отказывался дать ключ. Валя снова предложила ейюу денег. Ли зацщг-
мался. Нерешительно пробормотал: — Ли очень боится Майера. Майер сделает Ли так.— Китаец опять провел рукой поперек горла,'.— Если Ли даст русским «господам ключ, Ли должен очень спрятать* ся. Ли должен убежать с парохода. Ли останется без работы. Ли толыко очень бедный стюард. Ли те «может жить без работы.,. — Доволыню, — перебил его 11айде»»в. — Сколько ты хочешь за ключ,? Глаза китайца, жадно блеснули; —- Пятьсот долларов, господин. Найденов и Валя пере-шшн^лись. У них (не было ои по-
ловимы этой суммы. Найденов вынул бумайсиик. — Держи. — Он протянул китайцу сто долларов ™ почта все, что было в бумажшже. Тот спрятал руки за спину. —'Ли сказал: пятьсот долларов; Валя увидела, как сжались челюсти Найденова. Прежде чем она успела что-либо сказать, Найдено© от­
бросил китайца к переборке. Зазвенела сбитая со стола посуда... Ли сжался в комок и одним прыжкам очутился у двери. Но Найденов опередил его. Он схватил китайца за горло. Валя н^* узнала голоса мужа, когда услышала его гаев-
ный пгопогг: — Ключ, сейчас же давай ключ! Китаец 'хрипел что-то непонятное1. Его голова запроки­
нулась. Казалось, он сейчас упаяет без чтае*гя. Но Валя заметила, что его рука скользнула в карман. Блеснул ко­
роткий нож. Валя едва успела схватить китайца за руку. Оружие упало на палубу, — Ключ!—угрожающе повторил Найденов. .Ли-сделал еще одну бесполезную попытку освободить­
ся от железных объятий Найденова', 69 — С этим типом стесняться «нечего, — • сказал Най­
денов.—Осмотри его карманы. Через минуту ключ был у Вали. Найденов отпустил китайца и протянул ему сто долларов. — Если пишешь, будешь иметь дело \т с Майером, а со миной. Понял? — Очень понял, господин. Кланяясь, китаец пятился к две|р!и. —• А если он сейчас поднимет шум?— тихо спросила Валя. — Шуметь не в его интересах,—сказал Найденов' по-
английски,, чтобы китаец «понял. .Ли еще раз,- угодливо .-поклонился. —• Госпожа может быть спокойна. Ли очень хочет жить, а теперь Ли очень боится русского господина, - - больше» чем Майера. « С этими словами он иеч5ев. Валя нагнулась, чтобы собрать осколюи посуды, разби­
той во время борьбы, и тотчас снова выпрямилась с возгласом удивлениям Она протянула Найденову подня­
тый с пола измятый конверт. Найденов вслух прочитал адрес: — «Голландия, Роттердам, порт, до .востребования. Ли Бао-чану». Должно быть, он выронил это, вьинишя нож, — прибавил он. •' Найденов хотел бы!ло сунуть конверт в юар№ан, но увидав, что он не запечатан, вытащил из' него, листок, исписанный иероглифами, и протяжно свистнул: — Нет ш свете языка*, о незнании которого не при­
шлось бы пожалеть хотя бы раз в жшни. Смотря, — он подаш Вале листок. — Не понимаю, что может тебя здесь интересовать? —Это написано не по-китайски. Это шифр. Ш. ПАСТОР ПО КИДАЕТ «КЛАРИССУ» Терять (времени 'было! нельзя. Неожиданное открытие истцнного лица стюарда Ли заставляло спешить с помощью пастору. К тому же и Найденов должен был быть готов в первом же порту покинуть корабль, и при том так, чтобы миновать лап Венсторпа. Он все больше убеждался в том, что Венсторп такой же агвнпг ншецкой ишицвдй, к&к и 70 Валя едва успела схватить китайца за руку. Оружие упало на палубу. Майер, хотя каждый из ник т имеет представления об истинном лице другого. После короткого размышления Найдено© просил Валю не.спускать плаз со стюарда,, чтобы лишить его возмож­
ности поднять шум или помешать Найденову проникнуть в каюту пастора. Валя отправилась на поиски Ли. Найденов поспешил к каюте норвежца. Неожиданное и страшное зрелище представилось ему, как только он вошел. Полураздетый, связанный по-,рукам и ногам,, Зуденшельд лежал посреди каюты. Рот его был-
завязан. Рядом сидел на ко<рточках Майер* и методически! разрезал его одежду на полоски. Каждую полоску он внимательно» ущупывал, разглядывал иа овет. В тот момент, когда вошел Найдено©!, немец заканчивал свои поиски — груда лохмотьев лежала рядом с ним: Гестаповец сердигщ отбросил последний лоскут: —^ Я заставлю тебя говорить, поганая норвежская свинья! Майер схватил! электрическую зажигалку для сигар и поднес ее к груди пастора. Найденов увидеш, что вся грудь» т живот Зуденшельда покрыты ожогами. Услышав за спиной- шаги, Майер вскочил. Выражение животного страха и1 злобы исказило его лицо, но,, узнав Найденова, о& удивился, потом коротко,; хрипло рас­
смеялся: г- Ты?.;""Как ты выскочил?,; Чистая работа, дружище, узнаю нашу школу.;; Ты'очень кстати. Я ничего не могу добиться от этой скотины. Мы должны узноть, куда он спрятал бумаги. Повидимсхму, этот осел решил,, 'что в жареном виде он представит собою более заманчивый завтрак для рыб.—И Ма\Ыр хвастливо показал на ожоги, покрывавшие :'тйалв норвежца. Молчаливая ярость, с которой Найденов (приближался к нему, показалась Майеру подозрительной* Он отскочил в сторону, рука его опустилась в карман; В следующее мгновение выбитый из его руки револьве|р со стуком уда­
рился о переборку каюты. Сцепившиеся тела Найденова и Майера- покатились по палубе,.: Тем в|ремене1М Валя, следуй за Ли, вышла на верхнюю палубу. Ночная черная тишина поразила ее неожиданностью П покоя. Тусклые полоски света,, падающие иэ редких иллю­
минаторов палубных надстроек, неверный отсвет ходовых огней, мерное дыхание машины —все только подчеркивало покой, охвативший судно, а с шм и 1всю вселенную. Как для погруженного в со» человека засыпает весь окру­
жающие мир, так, 4 казалось Вале,, и для судна перестали существо!В1ать свет,, движение,, шум. «Кя-арисса» казалась погруженной в дремоту, охраняемую (вахтенным штурма­
ном. Его мерные шаги на мостике отдавались, как. тиканье больших часов, — умных и осторожных, стерегущих время, не нарушая покоя. Выйдя на дек, Ли сразу утратил вкрадчивость движе­
ний., его походка стала твердой, уверенной. Он шел. уже не как слуга, <а как пассажир, знающий себе цейу* Дойдя до середины променад-дека,, Ли усейся в шез­
лонг. Валя поняла, что, несмотря н(а кажущуюся беззабот­
ность, эта позицию стюарда была строго продумана: с каж­
дой стороны его ограждало большое пространство слабо ...освещенного дека. Ей ^ было хорошо видно, как. Ли достал сигару, откусил конец и закурил. Он курил спокойно, не спеша,, пуская струйки дыма пб ветру, доносившему до Вали аромат хорошей-сигары...'Ку­
рил и думал о чем-то.« своем, глядя прищурепявыми раско­
сыми глазками в' черную 'бесконечность «моря. Потом «адел очке <и стаи что-то искать по карманам. Стачала после­
довательно, не. спеша осмотрел кармашиы кителя и брюк. Потом стал их ощупывать порывистыми, растерянными дви­
жениями*. Пропажа того, 'что о« искал, -очевидно, крайне взволтавала его. Он вскочил и раздраженно швырнул сига-
НРУ за борт. Через минуту Валя, едва поспевая за Ли, неслась по проходам второго, потом (первого класса,, прямо к своей собственной каюте. У%ее двери стюард остановился1. Валя затаила дыхание, прижавшись к переборке коридора. Ота ожидала, 'что Ли оглянется, отшкнет контрошшым клю­
чом, каюту и..; Она .не знала, что будет дальше, но решила последовать за стюардом, чем бы это ей щ угрожало; Но (вместо того Ли одернул куртку: все его движе­
ния, вся. фигура; приобрели (прежнее выражение прини-
жеШзсти и рабйлёпйя. Он жторожш , постучал; Дверь 5&7 тотчас отворилась, и Валя увидела в. ее освещен­
ном «квадрате Найденова. Со всех ног она броси­
лась следом за, стюардом т шесте с еем вбежала в каюту. —- Что вам нужно? —резко опросил^ Найденов стю­
арда. Ли растерянно озирался. Его взгляд быстро ры­
скал по каюте. ЛИ мялся, «бормоча что-то неразбор­
чивое. Неожиданно д^я Вали Найденов рассмеялся: — Вам не к лицу так теряться, господин... Ли Бао-
адн,— сказал он. - При этих словах стюард вздрогнул, и кожа натяну­
лась на его широких скулах. — Вы ищете свое письмо? Не беспокойтесь, оно' не потеряно. —< Найденов отритрдеул-
ея к своему карману. -—О, господин...—Ли' улыбался, пряча (глазй. — Част­
ное гшсьмо. Не больше, могу вас уверить. К тому же оно. шписано по-китайски, вы и(е гайдете в нем ничего йнте-
ресшго. \ — Напротив, — усмехнулся Найденов. — Я иашел в нем иемало интересного"; уже одно то, что оно записано во!все не по-китайскии Ли склонилгя еще ииже и сйльш явтшул воздух сквозь зубы. -—Частное письмо, уверяю вас... Я могу его выку­
пить, если вам угодно. — Да, вам придется его именно выкупить, — сказал Найденов и, поймав удивленный взгляд Вали, жестом оста­
новил ее протест. — И вот каким образом: мы приближа­
емся к Когаенгатрру, не правда ли?* — Да, господин. -— Моя же1На желает сойти в этом порту. Вы должны проводить ее на берег и с рук на руки сдать тому; кто ее встретит. В обмен щ ее записку о том,, что это поручение вами выполнено, вы получите свое письмо. Согласитесь, что оно стоит этой маленькой услуга. — Я покорный слуга госпожи. — Стюард склонился в подобострастном поклоне. -—• Пока идите. Через десять минут я юс позову. Как только Ли вышел, Валя взволнованно «сказала: — Я никуда не дойду без тебя! 74 — У нас слишком мало времени, чтобы спорить,™ сказал Найденов. — Слушай Меня "вМймат'елыно: .нашему консулу уже дана радиограмма. Он, наверно, будет ш при­
стани). Он отправит тебя та родину. Она решительно мотнула головой так, что рассыпались ее 'золотистые волосы: — Я уйду отсюда только вместе с тобой! Не отвечая, он расстегнул на груди сорочку и достал пакет с драгоценным" документами. . — Ты обязана доставить это на родину. К этому ты и приложишь все силы. Ни о чем другом не думай. ™ Но ты? Бросить тебя здесь?!! —Она умоляюще про* тянула к нему руки. Он взял их и, крепко сжав, посмотрел ей в /глаза. — Обо мне думай меньше всего. Я должен, помочь Зуденшельду. Вероятно, он стал жертвой гестапо вместо меня. Я скоро дам о себе шать. Валя призвала все свое мужество, чтобы не показать отчаяния, в которое ее повергли эти става. Она вырвала у н^го руки, обхватила1 его шею и крепко поцеловала. Потом поспешно отвернулась, чтобы он не заметил ее слез. — Что я должна взять с собой?—спросила она, ста­
раясь придать голосу твердость. Но обмануть Найденова было невозможно. Он слишком хорошо .знаю И! любил Валю!, чтобы не понять того, что она переживала сейчас. Он подошел к ней и, подняв ее голову, вгляделся в, замутнен­
ные слезами глаза-.. Медленно, ласково поцеловал их один за/ другим, И Валя рассмеялась. Ей стало легче. Они быстро собрали багаж. Валя тщательно спрятала на груди пакет с черте­
жами. — А как же ты? — спросила она в последний раз. Вместо ответа Найдено© подсел к столу, разложил письмо стюарда Ли и сфотографировал лейкой. Аппарат с пленкой отдал Вале. — Передай это консулу и попроси его переслать куда следует. А теперь,.. > Он протянул ей руку, другою нажав пуговку звонка; 75 Появдашийся Ля йаял Валда бапаж. Следом за нямн из каюты вышеШ и> Найденов и прошел в каюту Зуден* шелвда. Одшко через полчаса;, когда стюард вернулся с запиской Вали о том, что все в порядке: кю<нсул встретил ее в она в безопасности, — Найденов был уже снова у себя. Как было обещано, он вернул Ли письмо. Стюард месколько мгаовешй смотрел Найденову в глаза немигающими внимательными глазами» маленькой злой птицы. Улыбка растянула его (рот. — Мы. с вами,, господин Найденов, стоим на раз­
ных концах арены...—В тоне стюарда исчезли* ©сякое подобострастие и нарочитый акцент. Он произносил английские слооза твердым, спокойным голосом. — Игра, которую мы вынуждены теперь вести, одинаково .нужна как для успешной войны, так и для ирошото мира', — У каждой 1И»з старой «а этот счет свои взгляды, ~ скшал Найденов.—Мщ русские, до 'тех пор, пока нас не вьшуждалот изменить тактику, ведем игру открыто. Это ие значит, что мы дадим провести себя, когда изобличим парт­
нера в1 передергивании карт. Стюард улыбнулся, тА Мне бы очень хотелось, шверьте, сударь, никогда не заменять ляюбезио удатпеблепное вами слово «партнер» словом «противник». Сегодня я убедился в там, что партнер вы достойный. Стюард неожиданно протянул Найденаву руку,.ню тот лишь сухо кивнул ему,,-и Ли бесшумно исчез. Над головой Найденова раздавался топот и шум суе­
ты, охватывающей судно, только что прибывшее в порт. Схлынули одни пассажиры; на их1 место ото трапу йодаи-
малась вереница швьй. Носильщики несли! чемоданы, Освещенные ярки» лампами лююи разверзйи широкие зевы, и длигоые щупальцед стрел повисли >над ними. Нача­
лась* погрузка; Из дверей второго класса на палубу вышел инспектор Вейстотрп. Его припухшее лицо говорило о том, что сон его; был насильственно прерван шумом и суетой. Он поежи-
эалёк от "вла'жнбй п^охладйНнЬчш Не! спеша з'акурш. Его 76 ваши безразлична скользил т лщам йШ&жя#о&> когда вдруг ему-, показалось, что среди них мелькнула знакомая фигура в длинном черном пальто и котелке. Да, он не ошибался — это был пастор. Венсторп проводил его удив­
ленным взглядом до трапа. Когда пастор стал спускаться, Венсторп слошо спохватился. Он нашел глазами возивше­
гося с багажом стюарда Ли. — Хелло!—крикнул инспектор. — Вы ее виделв .мое­
го помощника? — Нет, господин шспектцр. — Так отыщите его и пришлите сюда. — Слушшо, господин инспектор. — Да (поживей!! — раздражению крикнул Венсторп и попытался С1НЮ1ва «найти взглядом пастора. Но трмшая фи­
гура того уже исчезла! в -сутолоке (набережной. —• Чорг побери!—пробррмоташ «Венсторп. — Этопа я не предусмотрел. Что, ес^и эта ворона действителыно нужна вам, как думает Майер?.. Тут его мысль перебил громкий голос диктора, до­
несшийся из--громкоговорителя (на набережной. 'Бремя для радиовещания было настолько необычным; что Вбнсторп с удивлением посмотрел на часы: три,,часа ночи: Резко падали -на притекший от ншжиданшсти порт слова диктора: — «Комаадова'ние германских воо|ружеиных сил при­
зывает, население Даши к спокойствию; Нотиса тому назад германские войска вступили в Данию. Радио, теле­
фон и транспорт в руках германские войск. От ттт германского правительства) верховное командование во­
оруженны ми -СИЙИМИ империи предупреждает,, ..дао...» к В это'М (месте Вецясторп хлопнул себя по лбу т удо-
$* влетворенно (рассмеялся. |! — Кажется, все в порядке. Этой вороне от шс не * уйти,— сказал он подбежавшему Ла Запыхавшийся 07! быстрого бега, стюард испуганно прошептал: — О, господин инспектор, это очень, очень ужасно! — Что ты бормочешь? Это просто чудесно, а не ужасно. — о нет, это ужасно: господина' Майера «нет в его каюте! ^ " " * • . ._ 1? — Он празднует победу в буфете? — О нет! Господин Майер в каюте пастора. О» лежит оченъ крепко связанный, /и1 во рту у него кляп. Очень-, очень тугой кляп. . — Ах, проклятый священник!—воскликнул удивлен­
ный Венсторп.— Как это он, больной* мог справиться с тжад! детиной, как Майер? — О, .господин инспектор... — Ли таинственно склонил­
ся к уху Венсторпа: — Пастор спокойно лелшт не своей койке. Даже в полутьме палубы было видно,, кдк побелели толстые щеки Венсторпа, ОГЛАВЛЕНИЕ Часть третья ПОЕДИНОК НА ТРАПЕ 18. Навязчивое воспоминание капитан-лейте­
нанта Житкова ... . . ... 5 19. Первое знакомство с капитаном Витемой 7 20. Житкову кажется, что он ближе узнает своего соседа . • • » . 10 21. Житков ищет знакомых Витемы . •• . . 15 22. Привратник Морского музея . .... 17 23. Человек, который ни в чем не раскаи­
вается . 20 24. Встреча на мосту Драконов ...... 27 25. Колония призраков .......... 29 26. Поединок на трапе 33 Часть четвертая ПРОИСШЕСТВИЕ НА сКЛАРИССЕ» 27. Таксомотор «DW-3417» . . . . .... 39 28. Случай в экспрессе Берлин—Роттердам 43 29. Пастор Зуденшельд дает показания . . 49 30. Ботинки норвежского пастора 56 31. Союзник из гестапо 60 32. Валя спешит на помощь .....;• • 64 33. Стюард Ли хочет жить 67 34. Пастор покидает «Клариссу» ...... 70 П Редактор Б. Евгеньев. Подписано к печати 24/VII 1943 г. Л43049. 2,5 печ. л. 35776 зн. в печ. л. 4,9 уч.-изд. л. Тираж 25 000 Заказ 745, Цена 1 руб. 50 коп. Ф-ка юн. книги изд-ва ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия». Москва, ул. Фридриха Энгельса, 46. Примечания 1. Текст книги Ник. Шпанова «Тайна профессора Бураго. Выпуск 2» с рисунками П. Алякринского приводится по изданию Ник. Шпанов «Тайна профессора Бураго. Выпуск 2» М: «Молодая гвардия», 1943 г., 79 стр., тир. 25 тыс. экз. Книга названа романом, правда, не на титульном листе, а в заголовке "Краткое содержание 1-го выпуска романа Ник. Шпанова «Тайна профессора Бураго»". 2. О журнальной публикации текста, вошедшего в книгу Ник. Шпанова «Тайна профессора Бураго. Выпуск 2». Главы из части 3 «Поединок на трапе» (вместе с главами из части 2) были опубликованы в журнале «Красноармеец», 1942 №№ 20-23 в виде законченной приключенческой повести «Тайна профессора Бураго» с рис. Г. Балашова. А именно: №20, стр. 22-24: 1. Таинственный стаканчик, 2. Старая трость; №21, стр. 23-24: 3. Записка, 4. Неожиданное знакомство; №22, стр. 22-24: 5. Глаза капитана Витемы, 6. Привратник морского музея; №23, стр. 21-23: 7. Драконов мост, 8. Поединок на трапе. Часть 4 "Происшествие на «Клариссе»" была опубликована в журнале «Красноармеец», 1943 г., №№ 4-8. в виде законченной приключенческой повести под названием "Происшествие на «Клариссе»". А именно: №4, стр. 22-24: 1. Таксомотор "DW 3417", 2. Лавка в Эрманнштрассе, 3. Полиция «ошибается»; №5-6, стр. 22-24: 4. В экспрессе Берлин-Роттердам, 5. Пастор Зуденшельд даёт показания; №7, стр. 22-24: 5. Пастор Зуденшельд даёт показания (окончание), 6. Ботинки норвежского пастора, 7. «Союзник» из гестапо, 8. Валя спешит на помощь Найдёнову; №8, стр. 22-23: 9. Стюард Ли хочет жить, 10. Пастор покидает «Клариссу». Интересно отметить, что в конце журнальной публикации (гл. 10. Пастор покидает «Клариссу») даётся следующее указание на время действия: «... Через несколько дней океанский пароход «Звезда Советов» шёл на всех парах по серым водам Финского залива. Найдёнов и его жена возвращались домой. В это время из радиорупора вырвался громкий голос диктора: «Внимание! Внимание! Говорит Москва. Слушайте речь <...> Народного комиссара иностранных дел В. М. Молотова о вероломном нападении Германии на СССР.» Таким образом получается 22 июня 1941 г. 3. В 1958 Н. Шпановым была выпущена книга «Война невидимок» (М: Советская Россия, 1958, 484 стр.). Книга написана на основе выходивших в 1943-44 шести выпусков «Тайны профессора Бураго» и двух частей «Войны невидимок», выходивших в журнале «Огонек» (1944 г., №№1-17, публикация не была завершена). При подготовке издания 1958 г. автор переработал практически весь текст. Кроме того, были внесены изменения в количество и названия глав. Две главы из части 3, гл. 21 «Житков ищет знакомых Витемы» и гл. 22 «Привратник Морского музея», в издании 1958 г. были объединены в одну главу «Скажи мне, кто твои друзья». 4. Относительно времени действия в части 4 "Происшествие на «Клариссе»" в книжном издании «Тайна профессора Бураго. Выпуск 2» (1943). Не смотря на то, что время действия в явном виде не указано, оно легко устанавливается по следующему фрагменту из гл. 34 «Пастор покидает "Клариссу"»: «Резко падали на притихший от неожиданности порт слова диктора: — «Командование германских вооруженных сил призывает, население Дании к спокойствию. Полчаса тому назад германские войска вступили в Данию. Радио, телефон и транспорт в руках германские войск. От имени германского правительства верховное командование вооруженными силами империи предупреждает, что...»». Германия оккупировала территорию Дании 9 апреля 1940 (см. БСЭ статья «Дания»). Читатели романа в 1943 об этом должны были помнить. Таким образом, время действия относительно журнальной публикации сдвинуто на год и несколько месяцев назад. В издании 1958 г. убрано название страны: «- "Командование германских вооруженных сил призывает население страны к спокойствию. Но от имени германского правительства верховное командование вооруженными силами рейха предупреждает, что..."» таким образом датировать время действия по этому фрагменту невозможно. 5. Сканирование производилось с разрешением 600 ЭР1. В рс1Г-
файле имеется слой с распознанным текстом, в распознанном тексте имеется некоторое количество ошибок распознавания, которые не исправлялись. Обложка у книги была цветная, но при сканировании в наличии имелась только черно-белая ксерокопия. Сканирование, подготовка документа и составление примечаний — Максим Безгодов. Санкт-Петербург, 2 февраля 2011 г. 
Автор
val20101
Документ
Категория
Культура
Просмотров
720
Размер файла
9 334 Кб
Теги
burago2
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа