close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ГК 1 комм гл25 Крашенинников 2010

код для вставкиСкачать
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
ПОСТАТЕЙНЫЙ КОММЕНТАРИЙ ГЛАВЫ 25
ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Материал подготовлен с использованием правовых актов
по состоянию на 1 июня 2010 года
Под редакцией
П.В. КРАШЕНИННИКОВА
Авторы комментариев
Гонгало Бронислав Мичиславович, заведующий кафедрой гражданского права Уральской государственной юридической академии, директор Уральского филиала Российской школы частного права, доктор юридических наук, профессор - ст. ст. 393 - 396.
Крашенинников Павел Владимирович, председатель Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, доктор юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации - вступительное слово, ст. 404.
Михеева Лидия Юрьевна, заместитель руководителя аппарата Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, доктор юридических наук, профессор - ст. 401.
Рузакова Ольга Александровна, главный советник аппарата Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, доктор юридических наук - ст. ст. 399, 400, 402, 403, 405, 406.
Телюкина Марина Викторовна, профессор кафедры гражданского права Академии народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор - ст. ст. 397, 398.
Вступительное слово
Глава 25 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ, ГК) "Ответственность за нарушение обязательств", которой посвящены настоящие комментарии, содержит 14 статей (393 - 406). В данную главу с момента вступления в силу части первой ГК РФ не вносились изменения.
Некоторые нормы комментируемой главы являются специальными по отношению к общим нормам ГК РФ, например к ст. 12, устанавливающей способы защиты гражданских прав, ст. 15, определяющей убытки, и др.
Многие нормы об ответственности за нарушение обязательств известны еще дореволюционному и советскому законодательству. Так, ст. 117 ГК РСФСР 1922 г. устанавливала обязанность в случае неисполнения должником обязательства возместить кредитору причиненные неисполнением убытки. Под убытком подразумевались как положительный ущерб в имуществе, так и упущенная выгода, возможная при обычных условиях оборота. ГК РСФСР 1964 г. включал в себя гл. 19, которая охватывала большинство тех норм, которые содержатся в комментируемой главе ГК РФ, а именно положения о последствиях неисполнения обязательства передать индивидуально-определенную вещь, об обязанности должника возместить убытки, ограничении размера ответственности по обязательствам, обязанности должника исполнить обязательство в натуре, ответственности должника за действия третьих лиц, о вине кредитора, просрочке должника, просрочке кредитора и др.
В то же время в комментируемой главе есть и новеллы российского законодательства, ранее не упоминавшиеся в гражданском законодательстве России, в частности нормы ст. 395 о процентах за пользование чужими денежными средствами, об особенностях ответственности субъекта предпринимательских отношений (п. 3 ст. 401 ГК) и др.
Отдельные положения гл. 25 ГК РФ рассматривались Конституционным Судом РФ на предмет их соответствия Конституции РФ. Так, А.Е. Гудковым была подана жалоба относительно п. 1 ст. 395 ГК РФ в части предоставления суду права присуждать кредитору проценты за пользование чужими денежными средствами исходя из наименьшего размера учетной ставки банковского процента, что не позволяет, по мнению заявителя, возмещать истцу инфляционный убыток, возникший за время неправомерного использования чужих денежных средств ответчиком. В Определении Конституционного Суда РФ от 20 ноября 2008 г. N 912-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гудкова Александра Ефимовича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации" <1> отмечено, что в силу природы гражданско-правовых отношений само по себе применение санкции, предусмотренной п. 1 ст. 395 ГК РФ, исходя из дискреционных полномочий арбитражных судов, которые в соответствии со сложившейся правоприменительной практикой при вынесении решения о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами вправе, если учетная ставка банковского процента за время неисполнения денежного обязательства изменялась, отдать предпочтение учетной ставке банковского процента, наиболее близкой по значению к учетным ставкам, существовавшим в течение всего периода просрочки платежа, направлено на защиту имущественных интересов лица, чьи денежные средства незаконно удерживались, а потому не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя, указанные в жалобе.
--------------------------------
<1> СПС "КонсультантПлюс".
В другой жалобе относительно той же нормы ГК РФ обосновывалась необходимость более полного определения понятия "денежное обязательство", с тем чтобы в правоприменительной практике обеспечивалось взыскание стороной, осуществлявшей предварительную оплату по договору, связанному с привлечением денежных средств, в случае несвоевременного исполнения обязательств контрагента. В Определении Конституционного Суда РФ от 14 октября 2004 г. N 292-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ивановой Надежды Сергеевны на нарушение ее конституционных прав положением пункта 1 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации" было обращено внимание на возможность применения заявителем иных мер ответственности, в частности требования о возмещении убытков, взыскании законной неустойки, компенсации морального вреда, учитывая, что законодатель вправе предусматривать различные способы правового обеспечения надлежащего исполнения договорных обязательств и компенсации имущественных потерь потерпевшей стороны с учетом особенностей ее правового положения и существа обязательства.
Нормы ст. 395 ГК РФ рассматривались также в Определениях Конституционного Суда РФ от 13 июля 2000 г. N 197-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Пискуна Николая Федоровича на нарушение его конституционных прав применением пункта 51 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 года N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" и неприменением пункта 1 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации", от 19 апреля 2001 г. N 99-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества "Большевик" на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 3 статьи 2 и пунктом 1 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации", от 7 февраля 2002 г. N 30-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы ОАО "Воткинский молочный завод" и граждан Одноралова Владимира Валерьевича, Панкина Алексея Яковлевича и Халикова Фаниса Файзовича на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 4 статьи 79 Налогового кодекса Российской Федерации, пункта 3 статьи 2 и пункта 1 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации" <1> и др.
--------------------------------
<1> Вестник Конституционного Суда РФ. 2002. N 4.
Важное значение при применении норм гл. 25 ГК РФ имеет судебная практика, в частности Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" <1> о недопустимости ограничения размера ответственности перед потребителем, Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 1 июля 1996 г. "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" <2>, Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" <3>, Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 г. N 5 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета" <4>, информационное письмо Президиума ВАС РФ от 20 января 1998 г. N 28 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве" <5>.
--------------------------------
<1> Российская газета. 26.11.1994. N 230.
<2> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 9; 1997. N 5.
<3> Вестник ВАС РФ. 1998. N 11.
<4> Вестник ВАС РФ. 1999. N 7.
<5> Вестник ВАС РФ. 1998. N 3.
Несмотря на стабильность норм комментируемой главы, не все проблемы применения содержащихся в ней норм однозначно решаются в правоприменительной практике. В перспективе совершенствования законодательства об ответственности за нарушение обязательств в рамках Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г.) <1> намечено определение норм, направленных на установление размера убытков, подлежащих возмещению, возмещения убытков при прекращении договора, соотношения неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица (ст. 395 ГК), оснований допустимости начисления процентов на проценты (сложные проценты) по обязательствам, уточнение оснований применения субсидиарной ответственности и т.д.
--------------------------------
<1> Вестник ВАС РФ. 2009. N 11.
Вышеперечисленные и другие проблемы рассматриваются в настоящем издании, которое продолжает цикл постатейных комментариев к отдельным главам Гражданского кодекса РФ. Настоящие комментарии подготовлены с учетом законодательства и судебной практики на 1 июня 2010 г.
П.В.Крашенинников
30 ноября 1994 года N 51-ФЗ
ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Глава 25. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
Статья 393. Обязанность должника возместить убытки
Комментарий к статье 393
1. Прежде чем перейти к рассмотрению правил, сформулированных в комментируемой статье (и вообще всех норм ст. ст. 393 - 406, содержащихся в гл. 25 ГК), представляется целесообразным дать общую характеристику гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств. В самом общем плане такая характеристика может быть сведена к следующему.
Под ответственностью за нарушение обязательств можно понимать обеспеченное государственным принуждением возложение предусмотренных законом или договором лишений имущественного характера на лицо, не исполнившее обязательство или исполнившее его ненадлежащим образом.
Ответственность за нарушение обязательства обладает специфическими чертами, отличающими ее от иной правовой ответственности (административно-правовой, уголовно-правовой и т.п.). К их числу относятся следующие:
1) это всегда имущественная ответственность;
2) она обеспечивается принуждением, причем в одних случаях к неисправному должнику применяются меры принуждения (например, взыскивается неустойка), а в других - существует лишь угроза применения таких мер. Должник может и добровольно возложить на себя какие-либо лишения и т.п. (например, возместить убытки, причиненные неисполнением обязательства);
3) меры ответственности в основном характеризуются компенсационной (восстановительной) функцией, т.е. в первую очередь они направлены на возмещение затрат (потерь) потерпевшего. Они выполняют и предупредительную функцию: должник, опасаясь неблагоприятных последствий (ответственности), исполняет обязательство надлежащим образом. Некоторые меры носят штрафной характер (например, взыскание неустойки сверх убытков - штрафная неустойка). Но во всех случаях это ответственность перед кредитором;
4) ответственность строится на началах юридического равенства;
5) в установлении и применении мер ответственности действует принцип диспозитивности (можно установить неустойку за неисполнение обязательства, повысить размер неустойки, установленной законом, и т.д.);
6) за нарушение обязательства к ответственности привлекаются не только граждане, но и организации (юридические лица), а также Российская Федерация, субъекты Федерации и муниципальные образования;
7) вина субъекта, нарушившего обязательство, предполагается (презюмируется), поэтому бремя доказывания отсутствия вины лежит на нарушителе обязательства. Но возможны и ответственность без вины, и ответственность за чужую вину.
2. Основанием возникновения обязанности должника возместить кредитору убытки является нарушение им (должником) обязательства. (Иногда такого должника именуют неисправным должником.) Нарушение обязательства может выразиться в неисполнении обязательства или в ненадлежащем его исполнении. В первом случае должник не делает ничего из того, что должен был сделать. При ненадлежащем исполнении должник совершает некие действия, направленные на исполнение обязательства, но при этом нарушает отдельные условия обязательства (допускает просрочку, передает товары ненадлежащего качества, некачественно выполняет работы или оказывает услуги, не полностью (частично) оплачивает товары, работы, услуги и т.д.). (Об исполнении обязательств см. ст. ст. 309 - 328 ГК и соответствующие комментарии.)
В результате нарушения обязательства должником у кредитора могут появиться убытки - неблагоприятные последствия в его имущественной сфере. Они могут выразиться в расходах, которые кредитор произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права, в утрате или повреждении его имущества, упущенной выгоде (см. ст. 15 ГК).
3. Как отмечалось, основанием ответственности за нарушение обязательства является такое правонарушение, как неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.
Принято также выделять условия наступления ответственности (иногда их совокупность именуют составом гражданско-правового нарушения), к числу которых относят:
1) наличие убытков у кредитора;
2) противоправность поведения должника;
3) причинную связь между противоправным поведением должника и отрицательными имущественными последствиями (убытками кредитора);
4) вину должника.
Понятие убытков дается в ст. 15 ГК РФ.
Для привлечения должника к ответственности необходимо установить противоправность его поведения. Наиболее общее понятие противоправного поведения сводится к тому, что им являются действия, противоречащие закону, иным правовым актам. Перечня запрещенных действий не существует. Но недопустимо нарушение чужих субъективных прав (прав кредитора). Требуется, чтобы обязательства исполнялись надлежащим образом. Следовательно, противоправным является любое неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, если должник не управомочен на такое поведение (например, ст. 328 ГК).
Необходимо также установить причинную связь между противоправным поведением и неблагоприятными имущественными последствиями.
Под причинной связью понимают объективно существующую связь между двумя явлениями, одно из которых причина, а другое - следствие. Причинная связь всегда конкретна, т.е. одно явление вызывает другое в конкретной жизненной обстановке. Следовательно, недопустимо исходить из типичных примеров; необходимо исследовать конкретную ситуацию, учесть все обстоятельства дела.
Решение вопроса о наличии или отсутствии причинной связи целесообразно вести в следующей последовательности:
- есть факт (предположим, убытки кредитора);
- требуется установить, следствием чего он явился, т.е. найти причину. Если данный факт является следствием того, что должник не исполнил обязательство или исполнил его ненадлежащим образом, значит, есть причинная связь.
Необходимо различать обстоятельства, создающие абстрактную возможность наступления имущественных последствий нарушением обязательства, и обстоятельства, порождающие реальную (конкретную) возможность умаления имущественной сферы кредитора. Юридическое значение имеет конкретная причина, с необходимостью вызывающая следствие.
О вине как условии гражданско-правовой ответственности см. ст. 401 ГК РФ и комментарий к ней.
4. При расчете убытков приходится исходить из цены товаров, работ, услуг и пр. Цена может устанавливаться соглашением сторон. В предусмотренных законом случаях цены устанавливаются или регулируются уполномоченными на то государственными органами. Под ценой разумеются в том числе тарифы, расценки, ставки и т.п. (п. 1 ст. 424 ГК).
Цены в разных "городах и весях" различаются. Кроме того, они изменчивы во времени. Учитывая все эти обстоятельства, требуется определить, из каких цен исходить при расчете убытков. Соответствующие указания содержатся в п. 3 комментируемой статьи.
Принимаются во внимание цены, действующие в том месте, где обязательство должно быть исполнено (о месте исполнения обязательства см. ст. 316 ГК) ("территориальная привязка"). Так, О.Н. Садиков отмечает, что в большинстве случаев определение места исполнения обязательства не вызывает затруднений, например "при аренде или проведении подрядных работ, однако нередко требует выяснения. Поставки товаров могут исполняться по месту нахождения как поставщика, так и покупателя, аналогичное положение возможно и в отношении многих других договоров. В рамках крупных коммерческих сделок, например связанных с продвижением товаров на новые рынки, возможно исполнение обязательств в разных местах, и при их нарушении и причинении убытков необходимо исчисление убытков на основе цен, которые могут в отдельных регионах существенно различаться" <1>.
--------------------------------
<1> Садиков О.Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации. М.: Статут, 2009. С. 91 - 92.
В одном и том же месте (месте исполнения обязательства) с течением времени цены могут меняться как в сторону повышения, так и в сторону понижения. При расчете убытков необходимо учитывать разные правила в зависимости от того, возмещаются ли убытки должником добровольно или в принудительном порядке путем обращения к суду. Если должник добровольно возмещает убытки, то при их исчислении следует исходить из цен, существующих в день добровольного возмещения убытков должником. Если же добровольного возмещения убытков не было, то принимаются во внимание цены, существовавшие в день предъявления иска.
Суд может (может, но не должен!) учесть цены, существующие на день вынесения решения, учитывая конкретные обстоятельства. Никаких критериев, которыми следует руководствоваться суду, закон не содержит ("исходя из обстоятельств, суд может..."). Это не означает допустимость произвола. Суд, учитывая положение на рынке (резкий рост цен или, напротив, их падение), стремится к восстановлению нарушенных прав, не допуская при этом необоснованного обогащения одной стороны (кредитора) и лишь символического наказания другой стороны (должника).
При добровольном возмещении убытков должником все же могут возникать споры (об их размере, о ценах, из которых следовало исходить, и пр.). Суд в соответствующих случаях, с одной стороны, должен исходить из указанных общих правил, а с другой - учитывать обстоятельства конкретного дела (в том числе добросовестность поведения).
Все рассмотренные указания п. 3 комментируемой статьи действуют, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором. Гражданский кодекс РФ, в частности, установил иное в п. 3 ст. 524 (о текущей цене на момент расторжения договора поставки). Иные правила встречаются и в других законах (например, транспортных уставах и кодексах) <1>.
--------------------------------
<1> Об этом см., например: Садиков О.Н. Указ. соч. С. 92 - 94.
5. По общему правилу убытки должны возмещаться в полном объеме. Однако нередко устанавливаются разного рода ограничения. Например, размер ответственности должника снижается с учетом вины кредитора (см. ст. 404 ГК и комментарий к ней).
О допустимости ограничения ответственности по обязательствам см. также ст. 400 ГК РФ и комментарий к ней.
Иногда убытки не взыскиваются вовсе. Так, если установлена так называемая исключительная неустойка, то убытки взысканию не подлежат (см. ст. 394 ГК и комментарий к ней).
6. Взыскание убытков вообще и упущенной выгоды в особенности с практической точки зрения вызывало и вызывает ряд сложностей. Прежде всего необходимо отметить сложность доказывания убытков. В качестве доказательств могут представляться такие документы, как договор, акты (приема-передачи и др.), разнарядки, справки, сметы, протоколы (согласования цены и др.) и т.д., также может проводиться экспертиза <1>.
--------------------------------
<1> См. об этом: Дегтярев С.Л. Возмещение убытков в гражданском и арбитражном процессе. 2-е изд. М., 2003.
Статья 394. Убытки и неустойка
Комментарий к статье 394
1. Чаще всего в законодательстве и в доктрине не проводится разграничение неустойки как способа обеспечения обязательства (средства, стимулирующего должника к надлежащему исполнению обязательства) и взыскания неустойки как меры ответственности (санкции за правонарушения). По строгому счету в комментируемой статье о неустойке говорится как о мере ответственности (речь идет о взыскании неустойки, о санкции). Однако при рассмотрении вопроса о соотношении этой меры ответственности с такой мерой ответственности, как взыскание убытков (а комментируемая статья указывает варианты соотношения), стало уже традиционным выделение четырех видов неустойки: неустойка бывает зачетная, исключительная, штрафная, альтернативная. Названия эти неизвестны закону, но являются общепринятыми.
2. По общему правилу неустойка является зачетной, если убытки взыскиваются в части, не покрытой неустойкой. Предположим, в результате нарушения обязательства у кредитора образовались убытки в размере 1 тыс. рублей. Взыскана неустойка в размере 700 рублей. Значит, могут быть взысканы убытки в размере 300 рублей. Потери кредитора компенсированы, нарушенное право восстановлено.
Убытки кредитора могут оказаться меньше размера неустойки либо их может не быть вовсе. Естественно, в этих случаях убытки не взыскиваются. Более того, суд в таких ситуациях может уменьшить размер взыскиваемой неустойки (ст. 333 ГК).
Это общее правило действует всегда, если только иное не установлено законом или договором.
3. Когда говорят об исключительной неустойке, то имеют в виду ситуацию, при которой кредитор вправе взыскать только неустойку, но не убытки. Это допустимо только в случаях, предусмотренных законом или договором.
К сожалению, из текстов закона и договора далеко не всегда видно, что установлена именно исключительная неустойка. Чаще всего указывается размер неустойки, а о судьбе убытков умалчивается. Так, в транспортных уставах и кодексах за ряд правонарушений установлена неустойка в виде штрафов, пеней, которую принято квалифицировать (в литературе, судебной практике) в качестве исключительной, хотя о недопустимости взыскания убытков в законе не говорится.
Представляется, что если из текста закона однозначно не следует исключительный характер неустойки (взыскивается только неустойка, но не убытки), то должно применяться общее правило - неустойка является зачетной. Точно так же, как и в случае установления неустойки договором, из содержания которого не следует недопустимость взыскания убытков.
4. Законом или договором может быть предусмотрена штрафная неустойка - убытки взыскиваются сверх неустойки. В этой ситуации за одно правонарушение применяются две меры ответственности (взыскание неустойки и взыскание убытков).
Законом штрафная неустойка устанавливается, когда то или иное правонарушение представляется особенно существенным, грубым. Такая неустойка устанавливается также с целью обеспечения публичного интереса. Например, в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 1994 г. N 79-ФЗ "О государственном материальном резерве" <1> за просрочку поставки (закладки), недопоставку (неполную закладку) материальных ценностей в государственный резерв поставщик уплачивает неустойку в размере 50% стоимости недопоставленных (незаложенных) материальных ценностей. Кроме того, поставщик возмещает понесенные получателем убытки (п. 2 ст. 16 Закона).
--------------------------------
<1> Собрание законодательства РФ. 1995. N 1. Ст. 3.
Иногда штрафная неустойка с целью максимально защитить "слабую" сторону предусматривается законом (например, Законом РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" <1>).
--------------------------------
<1> Собрание законодательства РФ. 1996. N 3. Ст. 140.
При установлении штрафной неустойки договором следует иметь в виду, что суд, как правило, воспользуется правом, предусмотренным ст. 333 ГК РФ (уменьшит размер взыскиваемой неустойки).
5. В допущении установления альтернативной неустойки (по усмотрению кредитора компенсируются либо неустойка, либо убытки) ярко проявляется диспозитивный характер гражданско-правового регулирования. Сколько-нибудь широкого распространения, к сожалению, такая неустойка не имеет.
6. Любая неустойка (взыскание любой неустойки), кроме штрафной, имеет компенсационную функцию. При уплате зачетной неустойки убытки взыскиваются в части, не покрытой взысканной неустойкой, т.е. взыскание неустойки компенсирует часть убытков. Если взыскивается альтернативная неустойка, то убытки взысканию не подлежат (они полностью либо в части компенсируются взысканной неустойкой). В случае, когда установлена исключительная неустойка, убытки не взыскиваются вовсе, так как они полностью или частично компенсируются взысканием неустойки.
Штрафная неустойка носит поражающий, карательный характер (и это понятно уже из ее наименования). В последние годы некоторое распространение получила точка зрения, в соответствии с которой штрафная неустойка чужда гражданскому праву, противоречит компенсационной природе гражданско-правовой ответственности и т.д. Как представляется, установление штрафной неустойки весьма эффективно стимулирует должника к надлежащему исполнению обязательства, и потому исключать ее из "арсенала" обеспечительных мер нет оснований. Что же касается компенсационной природы гражданско-правовой ответственности, то, во-первых, речь идет только о природе, а, во-вторых, применительно к рассматриваемым вопросам следует констатировать, что только использование зачетной неустойки должно приводить к полной компенсации потерь кредитора. При альтернативной или исключительной неустойке потери кредитора компенсируются полностью или в части.
7. В п. 2 комментируемой статьи содержится правило, которое представляется само собой разумеющимся: если закон предусматривает ограниченную ответственность по отдельным видам обязательств или по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, убытки взыскиваются до пределов, установленных соответствующим ограничением (см. также ст. 400 ГК и комментарий к ней).
Статья 395. Ответственность за неисполнение денежного обязательства
Комментарий к статье 395
1. Словосочетание "проценты за пользование денежными средствами" используется в гражданском законодательстве (в первую очередь в ГК РФ) неоднозначно. В одних случаях под процентами понимается плата за пользование денежными средствами. Так, если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором, а при отсутствии соответствующего условия в договоре размер процентов определяется ставкой рефинансирования (п. 1 ст. 809 ГК). В этом же смысле говорится о процентах в ст. 819 ГК РФ (проценты на сумму кредита). Такие же проценты уплачиваются при коммерческом кредите (ст. 823 ГК) <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Пленума Верховного Суда РФ, Пленума ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" (п. п. 4, 12) (далее - Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 13/14).
Имеют место случаи, когда под процентами за пользование чужими денежными средствами понимается неустойка. Так, в соответствии с п. 1 ст. 811 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном комментируемой статьей, независимо от процентов, взимаемых в качестве платы за пользование чужими денежными средствами. В этом же смысле говорится о процентах в ст. 856 ГК РФ ("Ответственность банка за ненадлежащее совершение операций по счету") <1>. Содержащиеся в этих статьях отсылки к ст. 395 ГК РФ указывают лишь на механизм определения размера неустойки. Все остальные положения комментируемой статьи в соответствующих случаях не принимаются во внимание.
--------------------------------
<1> В Постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 13/14 при упоминании ст. 856 ГК РФ прямо говорится о том, что в соответствующих случаях банк уплачивает неустойку (п. 21).
Наконец, под процентами за пользование чужими денежными средствами разумеется самостоятельная мера гражданско-правовой ответственности. Именно в этом смысле говорится о процентах в комментируемой статье.
2. Основанием возникновения обязанности уплатить проценты в соответствии с правилами, сформулированными в комментируемой статье, является неисполнение или просрочка исполнения денежного обязательства. При этом в данном случае денежное обязательство понимается предельно широко - обязанность уплатить деньги. Денежным может быть как обязательство в целом (например, договор займа), так и обязанность одной из сторон в обязательстве (оплата товаров, работ или услуг).
Правила, предусмотренные в рассматриваемой статье, не применяются к отношениям сторон, если они не связаны с использованием денег в качестве средства платежа, средства погашения денежного долга. В частности, не являются денежными обязательства, в которых денежные знаки используются не в качестве средства погашения денежного долга (обязанности клиента сдавать наличные деньги в банк по договору на кассовое обслуживание, обязанности перевозчика, перевозящего денежные знаки, и т.д.). Правила рассматриваемой статьи не применяются, если деньги выполняют роль товара (сделки по обмену валюты) <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 13/14 (п. 1).
В случаях, предусмотренных законом, проценты взимаются и за нарушение иных (не являющихся денежными) обязательств. Так, если продавец не исполняет обязанность по передаче предварительно оплаченного товара и иное не предусмотрено законом или договором купли-продажи, на сумму предварительной оплаты подлежат уплате проценты в соответствии с правилами, сформулированными в комментируемой статье (п. 4 ст. 487 ГК).
3. В комментируемой статье говорится о взимании процентов за пользование чужими денежными средствами. На самом деле, конечно, не важно, пользовался ли должник чужими денежными средствами. Может быть, они использовались в качестве средства платежа, находились на счете (без движения), хранились в наличной форме. Правового значения такого рода обстоятельства не имеют.
Суть в том, что должник должен был отдать деньги и не исполняет эту обязанность.
4. О чужих денежных средствах говорится в рассматриваемой статье весьма условно. Имеются в виду деньги, которые должник должен отдать, но не исполняет данную обязанность.
Ответственность наступает за следующие правонарушения:
- неправомерное удержание денежных средств. Например, должник обязан оплатить товар, но не передает соответствующую сумму кредитору;
- уклонение от возврата денежных средств;
- иная просрочка в уплате денежных средств;
- неосновательное получение или сбережение денежных средств за счет другого лица.
5. Размер взыскиваемых процентов определяется законом или договором. Если соответствующих указаний нет, то действуют общие правила, сформулированные в комментируемой статье: размер процентов определяется учетной ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования).
Ставка рефинансирования довольно часто изменяется. В связи с этим предусмотрено, что по общему правилу принимается во внимание ставка рефинансирования на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. Если в период существования денежного обязательства была ставка рефинансирования, предположим, 13%, а на день исполнения обязательства она составляет 11%, то взыскание процентов по ставке на день исполнения выгодно для должника и невыгодно для кредитора. Напротив, если ставка рефинансирования повысилась, то взыскание процентов по ставке на день исполнения выгодно для кредитора, но невыгодно для должника. С тем чтобы обеспечить возможность вынесения справедливых решений, закон позволяет суду исходить из учетной ставки на день предъявления иска или на день вынесения решения.
Если за время неисполнения денежного обязательства учетная ставка банковского процента изменялась, целесообразно отдавать предпочтение той учетной ставке банковского процента (на день предъявления иска или на день вынесения решения судом), которая наиболее близка по значению к учетным ставкам, существовавшим в течение всего периода просрочки платежа <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 13/14 (п. 3).
6. Соотношение убытков, причиненных кредитору неправомерным пользованием чужими денежными средствами, и процентов, взыскиваемых на основании комментируемой статьи, определяется по той же модели, что и при зачетной неустойке (см. ст. 394 ГК и комментарий к ней), - убытки взыскиваются в части, не покрытой процентами.
7. Законом либо соглашением сторон может быть предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пени) при просрочке исполнения денежного обязательства. В подобных случаях суды исходят из того, что кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом или договором <1>.
--------------------------------
<1> Там же (п. 6).
Может быть, такая позиция логична; не исключено, что она должна быть признана отвечающей требованиям социальной справедливости, экономической целесообразности и т.п. (все это весьма спорно). Однако она ни в коей мере не основана на законе. Практически введено новое общеобязательное правило поведения ("норма права").
В п. 6 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 13/14 проводится четкое разграничение неустойки и процентов, взыскиваемых в порядке применения ст. 395 ГК РФ, в то же время в п. 7 указывается, что, если размер (ставка) процентов явно несоразмерен последствиям просрочки исполнения денежного обязательства, суд, учитывая компенсационную природу процентов применительно к ст. 333 ГК РФ, вправе уменьшить ставку процентов, взыскиваемых в связи с просрочкой исполнения денежного обязательства.
Изложенная позиция, во-первых, противоречива, во-вторых, не соответствует закону, ибо ст. 333 ГК РФ предоставляет суду право уменьшить размер неустойки (но не процентов, убытков и т.д.). (Кстати, вопрос о том, имеют ли проценты компенсационную природу, также достаточно спорен.)
8. В том случае, когда кредитор отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев делового оборота или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства (не сообщил данные о счете, на который должны быть зачислены средства, и т.п.), кредитор считается просрочившим исполнение обязательства, и на основании п. 3 ст. 406 ГК РФ должник не обязан платить проценты за время просрочки кредитора <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 13/14 (п. 10).
Статья 396. Ответственность и исполнение обязательства в натуре
Комментарий к статье 396
1. Должник обязан исполнить обязательство в натуре - совершить именно то определенное действие, которое в силу обязательства и должен совершить (передать определенное имущество, выполнить работу, предусмотренную договором, и передать кредитору ее результат, оказать услуги, составляющие предмет обязательства, и т.п.). Таково общее правило.
2. Если обязательство исполнено должником ненадлежащим образом (например, допущена недопоставка товара, передан товар ненадлежащего качества и т.п.), то, очевидно, он должен исправить положение (восполнить недопоставленное количество товаров, заменить поставленные некачественные товары товарами надлежащего качества и т.д.). Вместе с тем в этом случае нет оснований для освобождения неисправного должника от ответственности. Поэтому в п. 1 комментируемой статьи предусмотрено, что обязательство должно исполняться в натуре, несмотря на то что должник возместил убытки и уплатил неустойку. При этом не имеет значения, произвел ли должник эти действия добровольно или в принудительном порядке на основании решения суда.
Законом или договором могут устанавливаться иные правила. Так, в силу п. 2 ст. 475 ГК РФ в случае существенного нарушения требований к качеству товара покупатель, в частности, может отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы. Если покупателем заявлено такое требование, то продавец освобождается от обязанности исполнить обязательство в натуре, но он возмещает убытки и уплачивает неустойку.
3. Когда обязательство не исполняется должником, но он возмещает убытки кредитора, то кредитор получает суррогат исполнения. Учитывая законы рыночной экономики, можно сделать вывод, что кредитор в этом случае ничего не теряет. Если, предположим, не исполняется обязанность по передаче товара, но компенсируются убытки кредитора, то он может, используя часть суммы, полученной в счет возмещения убытков, приобрести такой же товар.
Таким образом, должник освобождается от обязанности исполнить обязательство в натуре в случае, когда он не исполняет обязательство, но возмещает убытки и уплачивает неустойку. Очевидно, освобождение должника от указанной обязанности происходит с момента уплаты неустойки и возмещения убытков.
Законом или договором могут предусматриваться иные последствия неисполнения обязательства, даже если возмещены убытки и уплачена неустойка. Может устанавливаться, что и в этом случае обязанность должника исполнить обязательство в натуре не прекращается.
4. Иногда довольно сложно определить, исполняет ли должник обязательство ненадлежащим образом или не исполняет его вовсе. Между тем если иное не установлено законом или договором, то в первом случае (ненадлежащее исполнение) применяется правило, предусмотренное в п. 1 комментируемой статьи, а во втором (неисполнение обязательства) - норма, содержащаяся в п. 2 этой же статьи.
По-видимому, при решении вопроса о том, выразилось ли нарушение обязательства в его неисполнении или ненадлежащем исполнении, следует исходить из того, какая часть должного исполняется. Очевидно, что при совершении неких действий, направленных на исполнение обязательства, которые носят лишь символический характер либо составляют ничтожную часть должного, можно считать, что обязательство не исполняется.
5. Кредитор вправе отказаться от принятия исполнения и потребовать возмещения убытков, если вследствие просрочки должника исполнение утратило интерес для кредитора (п. 2 ст. 405 ГК). Поскольку кредитор реализует это право, то обязанность должника исполнить обязательство в натуре прекращается.
Что касается уплаты неустойки, установленной в качестве отступного как основания прекращения обязательства, то, очевидно, сумма уплачиваемой неустойки представляет собой плату за неисполнение обязательства. Стороны изначально программируют возможность прекращения обязательства путем уплаты неустойки. Такое программирование означает наличие у должника права выбора: прекратить обязательство передачей вещи, выполнением работы, оказанием услуги и иными действиями либо путем уплаты неустойки, установленной в качестве отступного. Предмет обязательства в данном случае один (и только его может требовать кредитор), но должник вправе заменить его денежной суммой. Включение в договор таких условий (о том, что уплата неустойки означает предоставление отступного) превращает соответствующее обязательство в факультативное.
Статья 397. Исполнение обязательства за счет должника
Комментарий к статье 397
1. В комментируемой статье речь идет о ситуации, когда действия, составляющие предмет обязательства, совершает не сам должник, а другой субъект. При этом данный субъект не действует по поручению должника либо в интересах должника без поручения. Основанием применения норм комментируемой статьи являются ненадлежащие действия должника, а именно неисполнение им договора.
2. О каких договорах идет речь? Прежде всего это договоры, направленные на передачу имущества в собственность. Отметим, что с точки зрения юридической техники формулировка данной статьи - "в случае неисполнения должником обязательства изготовить и передать вещь в собственность..." - достаточно дискуссионна. Проблемы - как теоретически, так и практически - определяются сложностью ответа на вопрос: какое значение имеет в процитированной норме союз "и"? Иначе говоря, подпадают ли под действие комментируемой статьи ситуации, когда изготовление вещи в предмет обязательства не входило. Возможна аргументация двух противоположных вариантов решения данной проблемы:
а) нормы комментируемой статьи в процитированной части распространяются только на договор подряда (гл. 37 ГК), предметами которого являются именно изготовление и передача вещи;
б) нормы комментируемой статьи распространяются не только на договор подряда, но и на все договоры, предполагающие передачу вещи (без обязательного ее изготовления), т.е. договоры купли-продажи (гл. 30 ГК), мены (гл. 31 ГК), дарения (гл. 32 ГК), ренты (гл. 33 ГК). О договоре займа, также имеющем в качестве предмета передачу вещи в собственность, речь идет в силу его реальности. В контексте дарения также не принимаются во внимание реальные договоры. Но поскольку дарение может быть и консенсуальным, то с учетом норм ст. 577 ГК РФ, устанавливающих основания отказа от исполнения договора дарения, нормы комментируемой статьи подлежат применению.
Первое толкование является буквальным, второе представляется более соответствующим сущности отношений. На наш взгляд, именно второе толкование представляется более применимым на практике.
Отметим, что определенная взаимосвязь прослеживается между нормами комментируемой статьи и нормами ст. 520 ГК РФ. Последняя предоставляет покупателю в договоре поставки, если поставщик не исполнил договор по количеству товаров либо не выполнил требование покупателя о замене недоброкачественных товаров или о доукомплектовании товара, право приобрести непоставленные товары у других лиц с отнесением на поставщика всех необходимых расходов на их приобретение. Причем данные расходы исчисляются на основании правил п. 1 ст. 524 ГК РФ.
Сами по себе указанные нормы могут быть истолкованы в доказательство как первой из указанных выше позиций, так и второй. В рамках первой позиции заметим, что регламентация § 3 гл. 30 ГК РФ дополняет нормы комментируемой статьи именно в силу того, что они распространяются только на подряд, но не на поставку. В рамках второй позиции будем утверждать, что ст. ст. 520 и 524 ГК РФ дополняют и раскрывают регламентацию комментируемой статьи в специальных целях применительно к поставке.
3. Кроме передачи вещи в собственность нормы комментируемой статьи охватывают передачу ее в хозяйственное ведение или в оперативное управление. Это означает, что кредиторами в данных отношениях могут быть любые юридические лица, включая таких субъектов, которые не являются собственниками закрепленного за ними имущества, - унитарные предприятия и учреждения.
Помимо названных выше договоров нормы комментируемой статьи применяют при неисполнении должником договоров, предполагающих передачу вещи в пользование. К таковым относится имущественный наем или аренда (гл. 34 ГК); наем жилого помещения (гл. 35 ГК); ссуда или безвозмездное пользование (гл. 36 ГК). Возникает вопрос, на который комментируемая статья ответа не дает: ко всем ли названным выше договорам подлежат применению ее нормы? По поводу аренды сомнений не возникает (как представляется, именно ее имели в виду разработчики ГК, указывая в комментируемой статье на передачу имущества в пользование). Что касается договора найма жилого помещения, думается, что применение к нему норм комментируемой статьи противоречит сущности отношений социального найма, а также ряду норм ЖК РФ, применяемых к отношениям социального найма. В контексте коммерческого найма применение норм комментируемой статьи вполне возможно. В отношении ссуды думается, что данные нормы неприменимы по причине того, что в силу ст. 692 ГК РФ (последствия непредоставления вещи в безвозмездное пользование) ссудополучатель, которому ссудодатель в нарушение договора вещь не передает, вправе потребовать расторжения договора безвозмездного пользования и возмещения понесенного реального ущерба. Нормы ст. 696 ГК РФ обычно толкуются таким образом, что посредством их установлен запрет для ссудодателя требовать передачи предмета ссуды, т.е. исполнения договора в натуральном виде. Отметим, что возможно и противоположное толкование ст. 692 ГК РФ, в рамках которой можно сказать, что эти нормы не содержат прямого запрета требовать передачи предмета ссуды, а содержат специальную регламентацию расторжения договора (при этом надо будет упомянуть, что названия статей правоустанавливающего значения не имеют). В рамках данного (противоположного общепринятому) толкования вполне объяснимо и применение норм комментируемой статьи.
4. Помимо названных договоров нормы комментируемой статьи применяются к договорам по выполнению работ (например, к договору подряда - гл. 37 ГК) и оказанию услуг. К последним относятся, во-первых, договоры, подпадающие под регламентацию гл. 39 ГК РФ, - опосредующие оказание услуг связи, медицинских, ветеринарных, консультационных, аудиторских, туристических и иных услуг, не урегулированных специальными главами ГК РФ; во-вторых, договоры об оказании услуг, имеющие специальную регламентацию ГК РФ: договоры перевозки (гл. 40 ГК), транспортной экспедиции (гл. 41 ГК), банковского вклада (гл. 44 ГК), банковского счета (гл. 45 ГК), договоры, связанные с осуществлением расчетов (гл. 46 ГК), договоры хранения (гл. 47 ГК), поручения (гл. 49 ГК), комиссии (гл. 51 ГК), доверительного управления (гл. 53 ГК).
Следует учесть, что в некоторых отношениях, регламентированных указанными выше договорами, участвует специальный субъект. Однако этот факт, если его должным образом учитывать, не является препятствием для применения норм комментируемой статьи.
5. Суть правовой регламентации комментируемой статьи в том, что кредитор приобретает право в случае неисполнения должником его обязанностей поручить в разумный срок выполнение этих обязанностей третьим лицам.
Как видим, кредитор может реализовать свое право именно в разумный срок. Что это за срок? Как реализуется категория разумности в данных отношениях? Проиллюстрируем затронутую проблему примером. Кредитор, который должен был исполнить обязательство 25 июня, в этот день исполнение не предоставил. Обязательство было исполнено 28 июня. Однако уже 26 июня должник заключил аналогичный договор со своей аффилированной структурой и соответственно потребовал применения норм комментируемой статьи. Анализ практики позволяет утверждать, что обычное время для поисков контрагента и заключения договора (подобного тому, который не был исполнен) - 4 - 5 дней. Можно ли на основании несоблюдения разумного срока утверждать, что применение комментируемой статьи, т.е. заключение нового договора, является неправомерным, следовательно, кредитор обязан принять предоставленное с просрочкой исполнение? Думается, на этот вопрос следует дать положительный ответ. Заключению договора с новым контрагентом должно предшествовать истечение именно разумного срока. При этом начало течения этого разумного срока определяется датой неисполнения должником обязательства. Какой-либо срок для ожидания исполнения комментируемой статьей не предусмотрен.
Рассмотренные нормы открывают возможность для некоторых злоупотреблений со стороны кредитора, который хочет прекратить отношения с должником, воспользовавшись нарушением, не являющимся существенным, посредством применения комментируемой статьи. Представляется, что в ситуациях, когда кредитор не нуждался в немедленном получении исполнения, имел информацию о наличии небольшой просрочки со стороны должника, но тем не менее заключил новый договор, может быть поставлен вопрос о применении норм ст. 10 ГК РФ (злоупотребление правом), что повлечет отказ в защите прав, следующих из нового договора.
6. Еще одна проблема, затронутая в комментируемой статье, - цена нового договора. Очевидно, возникнут проблемы, если эта цена превышает цену первого договора. Такое вполне возможно, главное, чтобы цена нового договора являлась разумной. При этом на практике возникает вопрос: возможно ли при определении разумности цены применить нормы п. 3 ст. 424 ГК РФ, т.е. считать разумной цену, которая при сравнительных обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы, услуги? На наш взгляд, на данный вопрос следует дать отрицательный ответ. Вполне возможны ситуации, когда разумная цена будет больше стоимости аналогичных товаров, работ, услуг, поскольку разумность выявляется исходя из конкретных обстоятельств, в которых находится конкретный контрагент. Например, таковым обстоятельством может являться фактор времени: если в целях предотвращения остановки производства кредитор заключает договор с первым попавшимся контрагентом, возможно, предложившим завышенную цену, эта цена должна быть признана разумной, даже если и будет больше цен аналогичных товаров, работ, услуг.
7. Комментируемая статья предоставляет кредитору, не получившему своевременное исполнение, еще одну возможность помимо поиска нового контрагента и заключения договора с ним - возможность исполнить обязательство самостоятельно, своими силами. Право выбора из этих двух вариантов принадлежит кредитору. При этом, думается, должник не имеет права ссылаться на отсутствие у кредитора необходимой квалификации, т.е. доказывать, что его (должника) просроченное исполнение качественно лучше, следовательно, должно быть принято.
Исполнение кредитором обязательства своими силами повлечет проблему определения стоимости этого исполнения. Думается, что в данной ситуации применению подлежат нормы п. 3 ст. 424 ГК РФ, т.е. необходимо будет исходить из цены аналогичных товаров, работ, услуг.
8. Нормы комментируемой статьи являются диспозитивными, т.е. применяются, если "иное не вытекает из закона, иных правовых актов, договора или существа обязательства".
Под иными правовыми актами в силу п. 6 ст. 3 ГК РФ понимаются указы Президента РФ и постановления Правительства РФ. Следовательно, иные нормативные акты - акты федеральных органов исполнительной власти - изменять установленную комментируемой нормой регламентацию некомпетентны.
9. Механизм установления диспозитивности, использованный в комментируемой статье, порождает серьезные проблемы, связанные с ответом на вопрос: к какой именно из множества содержащихся в комментируемой статье норм относится диспозитивность или, иначе говоря, какая из этих норм может быть изменена?
Отметим, что данная проблема характерна для многих статей ГК РФ и иных законов. Само по себе наличие ее является недостатком юридической техники.
Отвечая на поставленный выше вопрос, можно аргументировать два подхода:
1) диспозитивной является последняя норма, за которой непосредственно следует конструкция "если иное не установлено...". Такое толкование является буквальным, из него следует, что закон, иные правовые акты, договор и т.п. могут запретить кредитору выполнение предмета обязательства своими силами - иные запреты будут незаконными, не соответствующими комментируемой статье;
2) диспозитивными являются все нормы, следовательно, закон, иные правовые акты, договор и т.п. могут изменить следующие нормы:
- о разумном сроке, в течение которого кредитор имеет право заключить новый договор;
- о разумной цене нового договора (т.е., например, указать в договоре, что кредитор имеет право заключать новый договор по неразумной цене);
- о том, что кредитор в случае просрочки должника имеет право как действовать своими силами, так и поручить исполнение третьим лицам, т.е. указать в договоре лишь одну из этих возможностей;
- о самой возможности применения установленных комментируемой статьей норм (т.е. указать в договоре, что кредитор не имеет права заключить новый договор в случае просрочки должником исполнения).
Второе толкование представляется более соответствующим сущности отношений. С теоретической точки зрения мы можем сделать следующий общий вывод: если статья является диспозитивной, то в качестве диспозитивных мы можем рассматривать все нормы этой статьи, а не только ту норму, к которой непосредственно привязана оговорка о диспозитивности.
10. Последствием заключения кредитором договора является обязанность должника, как сказано в комментируемой статье, возместить "понесенные необходимые расходы и другие убытки". Представляется, что в формулировке данной нормы заложена некая юридическая неточность, поскольку расходы - это составная часть убытков.
11. Возмещению подлежит как реальный ущерб, так и упущенная выгода, поскольку не установлено иное. Таким образом, ответственность является полной.
Обратим внимание на то, что данная норма, на первый взгляд императивная, должна рассматриваться как диспозитивная в силу общей направленности правовой регламентации ГК РФ: в соответствии с п. 1 ст. 15 ГК РФ договор может предусматривать возмещение убытков не в полном размере, т.е. устанавливать ограниченную ответственность.
12. Следует также обратить внимание на то, что рассматриваемая норма комментируемой статьи, по сути, устанавливает ответственность за просрочку должником исполнения. Возникает вопрос: как соотносятся данные последствия и последствия, определенные договором (например, договорная неустойка)? На наш взгляд, применение одновременно всех последствий возможно. При этом следует учесть, что по нормам комментируемой статьи взыскиваются именно те убытки, которые вызваны заключением нового договора. Иначе убытки подлежат взысканию на основании норм договора или иных норм закона.
13. Рассмотрим вопрос правовой квалификации ситуации, урегулированной нормами комментируемой статьи. Можно ли считать, что в ней установлено одно из оснований отказа от договора, иначе говоря, можно ли считать, что кредитор, заключивший новый договор, от первого договора отказался? Очевидно, на этот вопрос следует дать положительный ответ, однако такой ответ из текста норм комментируемой статьи не следует. Поэтому в принципе на практике возможна ситуация, когда кредитор, заключив новый договор, принимает просроченное исполнение первого договора и предъявляет требование к должнику о возмещении убытков в соответствии с нормами комментируемой статьи. Должнику необходимо будет доказать, что в момент заключения второго договора первый прекратил действие. Только в этом случае принятое исполнение будет квалифицировано как неосновательное обогащение. Проблема в том, что должнику при таком доказывании сложно будет сослаться на какие-то конкретные нормы. Кредитор же сможет сослаться на установленные комментируемой статьей своеобразные последствия, что в силу закона вполне возможно.
Статья 398. Последствия неисполнения обязательства передать индивидуально-определенную вещь
Комментарий к статье 398
1. Комментируемая статья устанавливает особые последствия для должника, который не осуществляет предусмотренные договором действия, направленные на передачу кредитору вещи. Кредитор приобретает право требовать отобрание вещи у должника и передачу ему на условиях, предусмотренных договором. Представляется, что данное право требования может быть реализовано как во внесудебном, так и в судебном порядке, поскольку иное нормами комментируемой статьи не установлено.
2. Гипотеза комментируемой статьи охватывает только индивидуально-определенные вещи. По нашему мнению, под эту категорию подпадают и вещи индивидуализированные, т.е. по сути своей родовые, но для конкретной цели выделенные из ряда подобных.
3. Далее ответим на вопрос: какие именно сделки подпадают под регламентацию данной статьи? Прежде всего это сделки, направленные на передачу вещи в собственность, хозяйственное ведение, оперативное управление. Иначе говоря, это сделки, которые оформляют договоры купли-продажи, мены, дарения, ренты, субъектом которых может быть как юридическое лицо - собственник, так и унитарное предприятие и учреждение (для последних, естественно, необходимо соблюдение всех правил заключения договоров, установленных для них ГК). Кроме того, под нормы комментируемой статьи подпадают договоры, опосредующие передачу имущества в пользование. К таковым относятся договоры имущественного найма (аренды), жилищного найма.
Здесь мы сталкиваемся с неким недостатком юридической техники комментируемой статьи, который состоит в том, что она сформулирована как императивная. На самом деле иная регламентация может быть установлена законом. Так, в частности, при некоторых обстоятельствах даритель вправе отказаться от передачи одаряемому обещанного дара (ст. 577 ГК). Кроме того, думается, что в рамках общей возможности устанавливать в договоре основания одностороннего отказа от его исполнения можно обосновать и договорные исключения из норм комментируемой статьи.
4. Право требовать отобрания у должника предмета обязательства прекращается передачей вещи третьему лицу, имеющему право собственности, хозяйственного ведения, оперативного управления. Эта норма комментируемой статьи корреспондирует с нормой п. 1 ст. 223 ГК РФ, в соответствии с которой право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи. Комментируемая статья не отвечает на вопросы: применяются ли ее нормы к передаче недвижимого имущества и прекращается ли право требовать отобрания вещи, если она передана третьему лицу, которое права собственности не имеет, поскольку вещь является недвижимой, т.е. право собственности на нее возникает только с момента государственной регистрации прав либо сделки? Из буквального толкования комментируемых норм можно сделать вывод, что применяются они только к движимому имуществу. Исходя из сути отношений представляется необходимым применять расширительное толкование, в рамках которого относить данные нормы к любым вещам - как к движимым, так и к недвижимым.
5. Нормы комментируемой статьи создают преимущественное право, которое возникает в ситуациях, когда должник обязался передать одну и ту же индивидуально-определенную вещь одновременно нескольким субъектам (при этом вещь реально не передана). Данное преимущественное право является двухступенчатым. Во-первых, принимается во внимание дата возникновения обязательства. Преимущественным правом отобрать вещь обладает тот кредитор, обязательство передать вещь которому возникло раньше. Во-вторых, субсидиарное - если невозможно определить дату возникновения обязательства, то учитывается второй критерий - определение преимущества по дате подачи иска в суд. Думается, здесь необходимо применить ограничительное толкование и учитывать дату подачи только надлежаще оформленного иска, соответственно правом отобрать вещь будет обладать первый истец.
6. Нормы комментируемой статьи сформулированы альтернативно: кредитор по своему усмотрению вправе выбрать, что требовать: либо отобрания у должника предмета обязательства, либо возмещения убытков. Следует уточнить, что альтернативность затрагивает убытки, вызванные неисполнением обязательства. Если речь идет об убытках, возникших вследствие реализации права на отобрание вещи, думается, они возмещению подлежат.
Таким образом, мы видим еще одно основание прекращения права требования передачи кредитору предмета обязательства - заявление или требование возмещения убытков. В связи с этим возникает вопрос: каковы пределы свободы воли кредитора в реализации возможностей, предоставленных ему комментируемой статьей, или, иначе говоря, имеет ли кредитор, заявивший о возмещении убытков, право отказаться от этого требования и вернуться к требованию об отобрании вещи? Ответ на этот вопрос зависит от правовой квалификации заявления о возмещении убытков. Если мы будем утверждать, что это сделка, причем сделка односторонняя, то, следовательно, ее и отменить можно в одностороннем порядке. Если квалифицировать это заявление как иной юридический факт, то, поскольку закон не предоставляет возможности сделать противоположное заявление, мы будем считать, что оно не имеет юридической силы.
Статья 399. Субсидиарная ответственность
Комментарий к статье 399
1. Исходя из п. 1 комментируемой статьи в качестве определения субсидиарной ответственности необходимо рассматривать дополнительную ответственность к ответственности другого лица, являющегося основным должником. Кроме того, в некоторых нормативных актах дается определение субсидиарной ответственности применительно к отдельным видам правовых отношений.
Так, в соответствии со ст. 1 Федерального закона от 8 декабря 1995 г. N 193-ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" субсидиарная ответственность членов кооператива - это ответственность членов кооператива, дополнительная к ответственности кооператива по его обязательствам и возникающая в случае невозможности кооператива в установленные сроки удовлетворить предъявленные к нему требования кредиторов.
2. Основаниями для предъявления требования к лицу, несущему субсидиарную ответственность, являются:
- предъявление требования кредитором основному должнику;
- отказ основного должника удовлетворить требования кредитора или неполучение кредитором от него в разумный срок ответа на предъявленное требование.
Предъявление иска в суд к основному должнику не является обязательным условием субсидиарной ответственности, как это было предусмотрено п. 6 ст. 68 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г., в соответствии с которым кредитор, прежде чем обратиться к субсидиарному должнику, обязан был потребовать в судебном порядке исполнения от основного должника. Как отмечается в п. 53 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 1 июля 1996 г. "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", при разрешении споров, связанных с применением субсидиарной ответственности, необходимо иметь в виду, что предусмотренный п. 1 ст. 399 ГК РФ порядок предварительного обращения кредитора к основному должнику может считаться соблюденным, если кредитор предъявил последнему письменное требование и получил отказ должника в его удовлетворении либо не получил ответа на свое требование в разумный срок.
В то же время ГК РФ указывает и на другие основания для применения субсидиарной ответственности. Так, согласно п. 5 ст. 115 ГК РФ собственник имущества казенного предприятия несет субсидиарную ответственность по обязательствам такого предприятия при недостаточности его имущества. В соответствии с абз. 4 п. 2 ст. 120 ГК РФ частное или бюджетное учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами. При недостаточности указанных денежных средств субсидиарную ответственность по обязательствам такого учреждения несет собственник его имущества.
Применительно к учреждениям, как разъясняется в инструктивном письме Минобразования России от 23 декабря 1997 г. N 65 "О некоторых вопросах, связанных с применением Гражданского кодекса Российской Федерации", важно иметь в виду два момента. Во-первых, применительно к субсидиарной ответственности собственников учреждений закон выдвигает дополнительное условие - недостаточность находящихся в их распоряжении денежных средств (а не только их полное отсутствие). При подтверждении данного условия учреждение перестает быть ответчиком, ибо возложить на него имущественную ответственность действительно невозможно из-за недостатка имущества, на которое по закону можно обратить взыскание. Поэтому ответчиком становится учредитель - собственник (который и должен привлечь основного должника - учреждение к участию в деле в соответствии с п. 3 ст. 399 ГК). Иск же предъявляется к такому собственнику, а не к учреждению. Во-вторых, следует ясно представлять, что в роли собственника-учредителя здесь выступают не органы государственной власти (ибо в гражданско-правовых отношениях они сами являются учреждениями-несобственниками), а соответствующие публично-правовые образования в целом: Российская Федерация, ее субъекты, муниципальные образования (п. 1 ст. 214 и п. 1 ст. 215 ГК). Следовательно, именно об их ответственности идет речь. От имени публично-правовых образований в гражданском обороте выступают их органы в рамках имеющейся у них компетенции (п. п. 1 и 2 ст. 125, п. 3 ст. 214, п. 2 ст. 215 ГК).
В Постановлении Пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 г. N 21 "О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации" (п. 4) указывается на необходимость предъявления иска учреждению как обязательное условие субсидиарной ответственности собственника имущества учреждения, а ответственность собственника имущества учреждения является особым видом субсидиарной ответственности, на который общие нормы о субсидиарной ответственности, установленные ст. 399 ГК РФ, распространяются с особенностями, установленными ст. 120 Кодекса.
Особенность такой ответственности состоит в том, что собственник имущества учреждения не может быть привлечен к ответственности без предъявления в суд искового требования к основному должнику. Поэтому в случае предъявления кредитором иска о взыскании задолженности учреждения непосредственно к субсидиарному должнику без предъявления иска к учреждению суду на основании ч. 2 ст. 46 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) следует предложить кредитору привлечь основного должника к участию в деле в качестве другого ответчика.
При несогласии истца привлечь основного должника в качестве другого ответчика суд, руководствуясь абз. 2 ч. 2 ст. 46 АПК РФ, по своей инициативе привлекает основного должника к участию в деле в качестве другого ответчика. При этом суду надлежит исходить из того, что ст. 120 ГК РФ является той нормой федерального закона, из смысла которой вытекает обязательное участие в деле другого ответчика.
В том случае, если бюджетное учреждение было преобразовано в автономное, а по обязательствам автономных учреждений собственник не несет субсидиарной ответственности, при недостаточности денежных средств собственник несет ответственность по ранее возникшим обязательствам. Обязательства, возникшие до изменения типа учреждения, являются обязательствами не автономного, а бюджетного учреждения, по которым в случаях, предусмотренных ст. 120 ГК РФ, собственник несет субсидиарную ответственность <1>.
--------------------------------
<1> Определение ВАС РФ от 24 февраля 2010 г. N ВАС-1160/10 по делу N А28-13233/2008-447/13. В передаче дела о взыскании задолженности за оказанные услуги для пересмотра в порядке надзора отказано, так как обязательства по оплате задолженности по договору на отпуск воды и прием сточных вод возникли до изменения типа муниципального учреждения и являлись обязательствами не автономного, а муниципального учреждения, по которым в случаях, предусмотренных ст. 120 ГК РФ, несет субсидиарную ответственность собственник имущества учреждения.
3. Требование к лицу, несущему субсидиарную ответственность, может быть предъявлено и в тех случаях, когда право на бесспорное взыскание средств с должника не может быть реализовано в связи с отсутствием средств на счете. Банк-кредитор обратился в арбитражный суд с иском к поручителю о взыскании соответствующей суммы, поскольку выставленное банком к счету должника платежное требование, оплачиваемое без акцепта, не было полностью погашено в связи с недостаточностью денежных средств на счете. Договором поручительства была предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя за исполнение кредитного договора заемщиком. Согласно кредитному договору банку предоставлялось право при наступлении срока возврата суммы займа списать ее с ведущегося у него счета заемщика. Арбитражный суд в удовлетворении иска отказал по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 399 ГК РФ, поскольку кредитор не утратил возможности бесспорного взыскания средств с основного должника. Апелляционная инстанция решение отменила и иск удовлетворила, указав, что требование банка не могло быть удовлетворено путем бесспорного взыскания в связи с отсутствием средств на счете. При этих условиях кредитор имел право обратиться к поручителю, несущему субсидиарную ответственность <1>.
--------------------------------
<1> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 20 января 1998 г. N 28 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве" (п. 8) // Вестник ВАС РФ. 1998. N 3.
Статья 400. Ограничение размера ответственности по обязательствам
Комментарий к статье 400
1. Комментируемая статья устанавливает принцип ограниченной ответственности по отдельным видам обязательств. Принцип полного возмещения убытков охватывает взыскание реального ущерба и упущенной выгоды в полном объеме в соответствии со ст. 15 ГК РФ. Ограничение ответственности может затрагивать ограничение во взыскании как упущенной выгоды, так и реального ущерба полностью или в части. Такие ограничения устанавливаются отдельными нормами ГК РФ, а также иными федеральными законами. Другими нормативными правовыми актами (ст. 3 ГК) ограничения ответственности не могут быть установлены. Ограничение размера ответственности не означает исключения оснований ответственности, ее условий и т.п.
Ограничение размера ответственности не влияет на размер неустойки, однако при определении соотношения убытков и неустойки оно имеет значение. В соответствии с п. 2 ст. 394 ГК РФ в случаях, когда за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена ограниченная ответственность (ст. 400), убытки, подлежащие возмещению в части, не покрытой неустойкой, либо сверх ее, либо вместо нее, могут быть взысканы до пределов, установленных таким ограничением.
Примерами ограничения ответственности могут служить нормы об ответственности стороны по договору энергоснабжения (ст. 547 ГК), перевозчика - за утрату, недостачу или повреждение багажа, максимальный размер возмещения при этом ограничен стоимостью утраченного или недостающего багажа (ст. 796 ГК), организации, работником которой является лоцман, осуществлявший лоцманскую проводку судна, - возможно суммой, равной 10-кратному размеру лоцманского сбора, причитающегося за лоцманскую проводку судна (ст. 104 КТМ РФ), и многие другие.
Анализ норм действующего законодательства позволил О.Н. Садикову выделить следующие формы ограниченной ответственности: "а) возмещение только реального ущерба; б) возмещение в пределах цены вклада или обязательства; в) установление денежного предела возмещения; г) иная форма ограниченного размера ответственности за причиненные убытки" <1>.
--------------------------------
<1> Садиков О.Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации. М.: Статут, 2009.
2. Положения комментируемой статьи не содержат запрета на установление ограничений размера ответственности не только законом, но и договором. Так, согласно п. 1 ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Исключение составляют случаи, названные в п. 2 настоящей статьи.
Соглашение об ограничении размера ответственности, предусмотренное п. 2, является ничтожным при наличии следующих оснований:
- обязательства возникают из договора присоединения (ст. 428 ГК) или иного договора, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя;
- размер ответственности для данного вида обязательств или за данное нарушение определен законом;
- соглашение заключено до наступления обстоятельств, влекущих ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.
Названные обстоятельства должны иметь место одновременно. При отсутствии хотя бы одного из них соглашение об ограничении ответственности является неправомерным.
В законодательстве содержится немало примеров установления размера ответственности из договоров присоединения, в которых кредитором может выступать гражданин-потребитель. Так, например, ст. 34 Федерального закона от 17 июля 1999 г. N 176-ФЗ "О почтовой связи" <1> устанавливает ответственность операторов почтовой связи перед пользователями.
--------------------------------
<1> Собрание законодательства РФ. 1999. N 29. Ст. 3697.
Согласно п. 1 ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. Если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у последнего возникли убытки, они подлежат возмещению изготовителем (исполнителем, продавцом) в полном объеме.
В п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" <1> разъясняется, что при разрешении споров о защите прав потребителей необходимо иметь в виду, что условия договора, ущемляющие права потребителей по сравнению с правилами, установленными федеральными законами или иными нормативными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными (п. 2 ст. 400 ГК и ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей").
--------------------------------
<1> Российская газета. 26.11.1994. N 230.
3. В правоприменительной практике могут возникать проблемы при определении ответственности должника перед кредитором за нарушение, должником в котором является для кредитора третье лицо, ответственность которого ограничена в соответствии с комментируемой статьей. Аналогичная проблема рассматривается в п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 г. N 5 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета" <1>. Банк не может быть освобожден от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по выполнению поручения клиента в случае неисполнения обязательства оказывающей соответствующие услуги службой связи. При этом необходимо исходить из того, что правила об ограниченной ответственности (ст. 400 ГК) в данных случаях не применяются, так как ограниченная ответственность в силу ст. 37 Федерального закона "О связи" установлена лишь для соответствующих служб связи, к которым банк не относится.
--------------------------------
<1> Вестник ВАС РФ. 1999. N 7.
Статья 401. Основания ответственности за нарушение обязательства
Комментарий к статье 401
1. Комментируемая статья посвящена вине как одному из условий гражданско-правовой ответственности. Несмотря на то что статья носит наименование "Основания ответственности за нарушение обязательства", фактически речь в ней идет несколько об ином. В отечественной доктрине, как правило, принято считать, что основанием ответственности за нарушение обязательства является нарушение договора, а условиями ответственности - противоправность, наличие убытков (вреда), причинная связь между нарушением субъективных прав и убытками (вредом), вина нарушителя <1>.
--------------------------------
КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).
<1> См., например: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М.: Статут, 2002. С. 705.
Комментируемая статья размещена в главе, посвященной ответственности за нарушение обязательств, однако содержащиеся в ней положения имеют гораздо большее значение. По существу, эта статья формирует общее представление о вине в гражданском праве. Предложенное в ней понимание вины и невиновности используется правоприменителем, в частности, в деликтных правоотношениях <1>.
--------------------------------
<1> Во многих случаях суды, рассматривая вопрос о вине причинителя вреда, ссылаются на абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ как на норму, содержащую признаки невиновности. См., например: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 8 сентября 2008 г. по делу N А43-8402/2007-23-174. Такая отсылка, строго говоря, возможна лишь в порядке аналогии закона.
Легальное определение понятия "вина" в нормах гражданского права не закреплено. Отмечая отличие вины в гражданском праве от вины в отраслях публичного права, Е.А. Суханов пишет: "...вина в гражданском праве по общему правилу рассматривается не как субъективное, психическое отношение лица к своему поведению, а как непринятие им объективно возможных мер по устранению или недопущению отрицательных результатов своих действий, диктуемых обстоятельствами конкретной ситуации" <1>.
--------------------------------
<1> Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. 1: Общая часть: Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Статут, 2010. С. 463 (автор главы - Е.А. Суханов).
2. Упоминая о двух формах вины в гражданском праве - умысле и неосторожности, - законодатель тем не менее по общему правилу не делает различий в ответственности в зависимости от формы или (и) степени вины <1>. Следовательно, лицо, действовавшее с целью нарушить обязательство и причинить тем самым вред своему кредитору, несет такую же ответственность, как и лицо, не преследовавшее подобной цели, но допустившее небрежность при исполнении обязательства. В этом проявляется одно из отличий гражданско-правовой ответственности, нацеленной прежде всего на восстановление нарушенного права, от ответственности в публичном праве, строящейся на принципе учета формы и степени вины нарушителя. В то же время в соответствии с п. 4 комментируемой статьи заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно, что означает недопустимость освобождения от ответственности должника, чей умысел доказан.
--------------------------------
<1> В то же время, например, в соответствии со ст. 151 ГК РФ при определении размеров компенсации морального вреда суд должен принять во внимание степень вины нарушителя.
Другое отличие заключается в диспозитивном характере установленного законом требования о вине как об условии гражданско-правовой ответственности. Законом или договором может быть предусмотрено привлечение к ответственности за нарушение обязательства на иных условиях.
К числу установленных законом случаев такой ответственности относится прежде всего безвиновная ответственность лица, не исполнившего или ненадлежащим образом исполнившего обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности (п. 3 комментируемой статьи). Кроме того, о безвиновной ответственности упоминается, например, в п. 4 ст. 358 ГК РФ, устанавливающем, что ломбард несет ответственность за утрату и повреждение заложенных вещей, если не докажет, что утрата или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы. В соответствии со ст. 795 ГК РФ за задержку отправления транспортного средства, перевозящего пассажира, или опоздание прибытия такого транспортного средства в пункт назначения (за исключением перевозок в городском и пригородном сообщениях) перевозчик уплачивает пассажиру штраф, если не докажет, что задержка или опоздание имели место вследствие непреодолимой силы, устранения неисправности транспортных средств, угрожающей жизни и здоровью пассажиров, или иных обстоятельств, не зависящих от перевозчика.
Требование о вине как об условии гражданско-правовой ответственности меняется также и в случаях ответственности за вину иных (третьих) лиц.
Правило об ответственности за вину может быть изменено также соглашением сторон, причем комментируемая статья не исключает как расширение ответственности за счет установления в договоре закрытого перечня обстоятельств, освобождающих должника от ответственности, так и определение в договоре более широкого круга обстоятельств, чем названные в абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ и свидетельствующие о невиновности должника.
3. С учетом того что комментируемая статья закрепляет в п. 2 презумпцию виновности нарушителя обязательства, важное значение имеют признаки невиновности должника, определяемые в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ. На такого должника как ответчика возлагается бремя доказывания того, что им в действительности были приняты все необходимые меры для надлежащего исполнения обязательства, т.е. меры, отвечающие той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от должника по характеру обязательства и условиям оборота.
Заботливость и осмотрительность должника по обязательству при применении к нему мер ответственности должны быть оценены судом не применительно к обычному поведению самого должника, а исходя из объективных критериев, т.е. в сравнении с заботливостью и осмотрительностью участников гражданско-правовых отношений в сравнимых обстоятельствах.
4. Как уже отмечалось, п. 3 комментируемой статьи содержит специальное правило, возлагающее безвиновную ответственность на лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности. Такое лицо освобождается от ответственности, только если докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.
Как известно, предпринимательскую деятельность могут вести граждане, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей, а также коммерческие организации. Вместе с тем в судебной практике встречается утверждение о том, что коммерческая организация может привлекаться к ответственности за неисполнение обязательства на началах вины в случае, когда такое обязательство не относится к "предпринимательским". Так, при рассмотрении иска, заявленного одним унитарным предприятием к другому унитарному предприятию в связи с просрочкой оплаты по договорам подряда, суд отметил, что деятельность ответчика "по содержанию жилищного фонда, находящегося в муниципальной собственности, по сути предпринимательской не является" <1>. Между тем такое суждение не основано на законе и противоречит целям создания унитарного предприятия, которое в отличие от учреждения создается для извлечения прибыли.
--------------------------------
<1> Постановление ФАС Московского округа от 12 ноября 2003 г. N КГ-А40/8716-03.
Вместе с тем гражданин - индивидуальный предприниматель отвечает по правилам, установленным п. 3 ст. 401 ГК РФ, в случае, если нарушенное им обязательство связано с его предпринимательской деятельностью. В то же время, например, индивидуальный предприниматель, выступающий заказчиком по договору подряда на пошив пальто, несет ответственность за ненадлежащее исполнение своих обязательств только за вину.
5. Непреодолимая сила как основание освобождения от ответственности лица, нарушившего обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, определяется через категории чрезвычайности и непредотвратимости. В этом смысле, например, ст. 79 Конвенции Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. упоминает о "препятствиях вне контроля", в отношении которых от стороны нельзя было ожидать разумного принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий.
Чрезвычайный и непредотвратимый характер обстоятельств непреодолимой силы должен рассматриваться применительно к конкретному обязательству, месту и характеру его исполнения. Так, снежные заносы, препятствующие доставке товара по договору, могут быть расценены как чрезвычайные обстоятельства лишь в той местности, для которой подобные погодные условия нехарактерны в данный период. Однако к числу обстоятельств непреодолимой силы относят не только погодные явления (ураган, землетрясение и пр.), но также и иные факты, обладающие названными признаками, например террористические акты или забастовки, препятствующие движению транспорта. Так, А.С. Комаров отмечает, что в отношении явлений общественной жизни "чрезвычайность, или, иными словами, непредвиденность их возникновения, может быть подвергнута сомнению" <1>.
--------------------------------
<1> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. Т. 1: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. 3-е изд. М.: Юрайт-Издат, 2007.
Длящееся обстоятельство непреодолимой силы должно иметь место в период исполнения обязательства. Отпадение такого обстоятельства обязывает должника приступить к исполнению.
Комментируемая статья содержит специальное пояснение, в соответствии с которым к обстоятельствам непреодолимой силы не относятся нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств. Такого рода обстоятельства представляют собой нормальный риск предпринимательской деятельности и не могут служить основанием для освобождения от ответственности лица, которое сознательно избрало для себя предпринимательскую деятельность в качестве экономической.
Положение о безвиновной ответственности субъектов предпринимательской деятельности было предметом оспаривания в Конституционном Суде РФ. Суд пришел к выводу о том, что нормы п. 3 ст. 401 ГК РФ не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права, поскольку при принятии Кодекса федеральный законодатель - в целях достижения баланса конституционно защищаемых ценностей и целей - был вправе в соответствии со ст. 55 (ч. 3) Конституции РФ установить ограничение прав и свобод одних лиц в интересах других <1>.
--------------------------------
<1> Определение Конституционного Суда РФ от 17 октября 2006 г. N 413-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Леонова Валерия Михайловича на нарушение его конституционных прав положением пункта 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации".
6. Правило о безвиновной ответственности за нарушение обязательства лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, может быть изменено договором или законом. Стороны вправе своим соглашением установить ответственность на началах вины, определить для своих правоотношений закрытый перечень неоспоримых обстоятельств непреодолимой силы, а также предусмотреть иные условия наступления ответственности.
Ответственность предпринимателя за вину установлена, например, ст. 538 ГК РФ, в соответствии с которой производитель сельскохозяйственной продукции, не исполнивший обязательство либо ненадлежащим образом исполнивший его, несет ответственность при наличии своей вины.
Статья 402. Ответственность должника за своих работников
Комментарий к статье 402
1. Комментируемая статья устанавливает ответственность работодателя за действия своих работников, которые считаются непосредственно действиями должника. При этом имеются в виду не только действия, но и бездействие работника, которое повлекло неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.
Названные положения не влияют на административную ответственность работника и работодателя. В соответствии с п. 3 ст. 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП) назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как привлечение к административной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо.
2. Нормы комментируемой статьи распространяются на тех лиц, с которыми у работодателя-должника заключены трудовые договоры. В то же время в соответствии с ч. 4 ст. 11 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ) в тех случаях, когда судом установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.
Данное положение касается всех работников независимо от того, кто является работодателем (юридическое или физическое лицо), от срока трудового договора (постоянный или временный работник), от того, штатный работник или совместитель, и т.д.
В качестве работодателя согласно ст. 20 ТК РФ может выступать физическое либо юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые отношения с работником. В качестве работодателей - физических лиц выступают физические лица, зарегистрированные в установленном порядке в качестве индивидуальных предпринимателей и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, а также частные нотариусы, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, и иные лица, чья профессиональная деятельность в соответствии с федеральными законами подлежит государственной регистрации и (или) лицензированию, вступившие в трудовые отношения с работниками в целях осуществления указанной деятельности. Физические лица, осуществляющие в нарушение требований федеральных законов указанную деятельность без государственной регистрации и (или) лицензирования, вступившие в трудовые отношения с работниками в целях осуществления этой деятельности, не освобождаются от исполнения обязанностей, возложенных на работодателей - индивидуальных предпринимателей. Кроме того, в качестве работодателей выступают физические лица, вступающие в трудовые отношения с работниками в целях личного обслуживания и помощи по ведению домашнего хозяйства и не являющиеся индивидуальными предпринимателями.
Обязательным условием ответственности работодателя является выполнение действий работником по поручению работодателя. Такие действия входят в трудовые обязанности работника исходя из трудового договора, нормативных правовых актов, локальных актов работодателя и т.д. Должник отвечает за действия лиц, состоящих с ним в трудовых отношениях, если на них возложено совершение определенных действий в интересах юридического лица, т.е. при условии, что эти действия выполнялись по поручению должника и представляли собой исполнение его обязательства <1>.
--------------------------------
<1> Определение ВАС РФ от 27 февраля 2009 г. N 2351/09 по делу N А76-4537/2008-2-327.
Так, суд отклонил довод об отсутствии у лица, подписавшего акт приемки выполненных работ, соответствующих полномочий, сославшись на ст. 402 ГК РФ, предусматривающую, что действия работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника. Кроме того, суд применил положения п. 1 ст. 182 ГК РФ о том, что полномочия лица могут явствовать из обстановки. В рассматриваемом случае лицо, подписавшее акт, являлось сотрудником ответчика, его подпись была скреплена печатью организации. Разумность и добросовестность действий участников гражданских правоотношений предполагаются в силу ст. 10 ГК РФ <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 февраля 2009 г. по делу N А56-53954/2007.
3. Нормы комментируемой статьи корреспондируют с нормами ст. 1068 ГК РФ об ответственности юридического лица или гражданина за вред, причиненный его работником. Определяя соотношение названных норм, суд, ссылаясь на положения комментируемой статьи, разъяснил, что за действия своих работников, состоящих с ним в трудовых отношениях, отвечает юридическое лицо, в частности за вред, причиненный работником другому юридическому лицу, с правом предъявления своему работнику регрессного требования <1>.
--------------------------------
<1> Постановление ФАС Московского округа от 28 мая 2007 г., 4 июня 2007 г. N КГ-А40/2712-07 по делу N А40-54089/06-30-286.
В названной статье более широко рассматривается категория "работник". В качестве таковых признаются также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ. Такое расширенное понимание актуально и для применения норм комментируемой статьи.
Для установления ответственности работодателя за действия или бездействие работников не требуется установления вины работников. Вина работодателя может состоять в неправильном подборе кадров, неправильной организации выполнения договора, слабом контроле за действиями работников и т.д.
Лица, с которыми заключен трудовой договор, несут ответственность по нормам трудового законодательства, в частности, согласно ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. За причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами.
4. Нормы комментируемой статьи являются императивными и не могут быть изменены соглашением сторон, например, путем установления ответственности непосредственно работника перед контрагентом.
Статья 403. Ответственность должника за действия третьих лиц
Комментарий к статье 403
1. Ответственность должника за действия третьих лиц не следует путать с ответственностью лица независимо от его вины за свои действия (бездействие). Ответственность должника за действия третьих лиц устанавливается на основании указания закона, в силу заключенного договора, в связи с обязательными указаниями должника третьему лицу и т.д.
Перечень случаев возложения ответственности за действия третьих лиц достаточно широкий, в частности, в него входят:
- субсидиарная ответственность (ст. 399 ГК);
- ответственность основного общества по обязательствам дочернего (п. 2 ст. 105 ГК);
- ответственность нанимателя перед наймодателем за действия граждан, постоянно проживающих совместно с ним, которые нарушают условия договора найма жилого помещения, поднанимателей (п. 3 ст. 677, п. 1 ст. 685 ГК);
- ответственность генерального подрядчика перед заказчиком за последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств субподрядчиком и перед субподрядчиком - за неисполнение или ненадлежащее исполнение заказчиком обязательств по договору подряда (п. 3 ст. 706 ГК);
- ответственность акционерного общества перед своими акционерами за исполнение обязанности по надлежащему ведению реестра и за действия регистратора как общества, поручившего ведение реестра регистратору (п. 4 ст. 44 Федерального закона "Об акционерных обществах"), что подтверждается Постановлением Президиума ВАС РФ от 28 января 2008 г. N 11570/07 по делу N А05-10906/2006-17 и др.
2. В качестве примеров освобождения должника от ответственности за действия третьих лиц можно отметить положения:
- абз. 2 п. 3 ст. 706 ГК РФ: если иное не предусмотрено законом или договором, заказчик и субподрядчик не вправе предъявлять друг другу требования, связанные с нарушением договоров, заключенных каждым из них с генеральным подрядчиком;
- п. 2 ст. 866 ГК РФ: в случаях, когда неисполнение или ненадлежащее исполнение поручения банка имело место в связи с нарушением правил совершения расчетных операций банком, привлеченным для исполнения поручения плательщика, ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение платежного поручения клиента может быть возложена судом на этот банк.
3. В случае нарушения денежного обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение этого обязательства, проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, а также причиненные убытки взыскиваются не с этих лиц, а с должника на тех же основаниях, что и за собственные нарушения, если законом не установлено, что такую ответственность несет третье лицо, являющееся непосредственным исполнителем <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 8 октября 1998 г. "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами".
Должник несет ответственность за действия третьих лиц по общему правилу в полном объеме, в том числе в размере причиненных убытков, неустойки, процентов и т.д., и в порядке регресса может предъявить требование третьему лицу.
Статья 404. Вина кредитора
Комментарий к статье 404
1. Нормы комментируемой статьи не новы, они были предусмотрены ст. 118 ГК РСФСР 1922 г., ст. 224 ГК РСФСР 1964 г. Так, ГК РСФСР 1922 г. предусматривал, что должник, поскольку иное не установлено законом или договором, освобождается от ответственности за неисполнение, если докажет, что невозможность исполнения обусловлена обстоятельством, которого он не мог предотвратить, либо создана вследствие умысла или неосторожности кредитора. В п. 3 ст. 71 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик отмечалось, что если неисполнению или ненадлежащему исполнению обязательства содействовало поведение кредитора, суд, арбитражный суд или третейский суд мог соразмерно уменьшить размер ответственности должника.
Положения о снижении размера ответственности должника при наличии вины кредитора нашли отражение и в международных договорах Российской Федерации. Так, согласно ст. 77 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980) <1> сторона, ссылающаяся на нарушение договора, должна принять меры, которые являются разумными при данных обстоятельствах, для уменьшения ущерба (включая упущенную выгоду), возникающего вследствие нарушения договора. Если она не примет таких мер, то нарушившая договор сторона может потребовать сокращения возмещаемых убытков на сумму, на которую они могли быть уменьшены.
--------------------------------
<1> Вестник ВАС РФ. 1994. N 1.
Применительно к обязательствам из причинения вреда учет вины потерпевшего конкретизирован в ст. 1083 ГК РФ, согласно п. 1 которой вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит. В отличие от деликтной ответственности при снижении размера ответственности должника по договорным обязательствам значение имеет любая вина кредитора, в форме как умысла, так и неосторожности.
2. Исходя из анализа абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ под виной понимается непринятие правонарушителем всех возможных для надлежащего исполнения обязательства мер, необходимых при той степени заботливости и осмотрительности, которая требовалась от него по обязательствам и условиям оборота.
В римском частном праве под виной (culpa) понималось несоблюдение того поведения, которое требовалось правом. Вина в широком смысле слова распадалась на два вида: 1) умысел (dolus), когда должник предвидит последствия своего действия или бездействия и желает этих последствий, и 2) небрежность (culpa - вина в узком смысле этого слова), когда он не предвидел, но должен был предвидеть эти последствия <1>.
--------------------------------
<1> См.: Римское частное право: Учебник / В.А. Краснокутский, И.Б. Новицкий, И.С. Перетерский и др.; Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М.: Юристъ, 2004.
Форма вины кредитора имеет значение для уменьшения судом размера ответственности должника. Вина обеих сторон не только дает право, но и обязывает суд уменьшить размер ответственности должника. Так, рассматривая спор относительно исполнения договора участия в долевом строительстве, суд установил просрочку исполнения обязательства со стороны застройщика по передаче квартиры и просрочку исполнения обязательства со стороны дольщика по ее приемке. Принимая во внимание наличие вины обеих сторон, суд, с учетом комментируемой статьи, не нашел оснований для взыскания неустойки за весь период просрочки. Руководствуясь ст. 333 ГК РФ, суд уменьшил размер неустойки, подлежащей взысканию, оценив соразмерность заявленного требования последствиям нарушения обязательства <1>.
--------------------------------
<1> Определение ВАС РФ от 27 октября 2009 г. N ВАС-13419/09 по делу N А05-10598/2008. В передаче дела по иску о взыскании неустойки за нарушение обязательств по договору долевого участия в строительстве жилого дома для пересмотра в порядке надзора судебных актов отказано, поскольку суд правомерно уменьшил размер неустойки, подлежащей взысканию, оценив соразмерность заявленного требования последствиям нарушения обязательства.
В первом предложении п. 1 комментируемой статьи установлен принцип смешанной вины, т.е. вины как должника, так и кредитора. Такая вина может быть в форме как умысла, так и неосторожности. По аналогии с уголовным правом умысел может рассматриваться как осознание кредитором нарушения в своих действиях (бездействии): он предвидел возможность или неизбежность наступления последствий и допускал эти последствия. Неосторожность можно рассматривать в качестве такой формы вины, при которой кредитор предвидел возможность наступления последствий своего действия (бездействия), но без достаточных на то оснований самонадеянно рассчитывал на предотвращение таких последствий либо не предвидел возможности наступления таких последствий, хотя должен был и мог их предвидеть. О примерах грубой неосторожности говорилось в утратившем силу Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. N 3 "О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья", согласно п. 23 которого грубой неосторожностью должно быть признано нетрезвое состояние потерпевшего, содействовавшее возникновению или увеличению вреда <1>.
--------------------------------
<1> Российская газета. 14.07.1994. N 131.
Во втором предложении п. 1 комментируемой статьи говорится о праве суда уменьшить размер ответственности, если кредитор умышленно содействовал увеличению размера убытков либо не принял разумных мер к их уменьшению. Бремя доказывания возможности принятия разумных мер ложится на должника. Суд не вправе полностью освободить должника от ответственности при наличии вины кредитора.
3. Практика применения норм комментируемой статьи достаточно многообразна. Так, при рассмотрении спора из договора поставки арбитражный суд с учетом положений п. 1 ст. 404 ГК РФ снизил размер ответственности должника-покупателя, поскольку кредитор-поставщик отказался продать должнику ту часть нефти, которая им была оплачена по цене договора, а весь объем нефти был продан по более низкой цене, что привело к увеличению размера убытков кредитора. Кроме того, кредитор-поставщик, требуя от покупателя своевременной оплаты товара, не обеспечил своевременного выставления задания на платеж в объеме поставки, предусмотренном договором <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 26 января 2010 г. N 11479/09 по делу N А55-16985/2008. Признавая наличие по делу встречных однородных требований, суд, руководствуясь ст. 410 ГК РФ, вправе произвести зачет указанных требований.
В другом споре суд решил вопрос о снижении размера подлежащих взысканию процентов, руководствуясь положениями п. 1 комментируемой статьи с учетом всех обстоятельств дела, в том числе и позднего предъявления к исполнению исполнительного листа кредитором-взыскателем <1>.
--------------------------------
<1> Определение ВАС РФ от 22 января 2010 г. N ВАС-18033/09 по делу N А49-5559/2008-256/4. В передаче дела по иску о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами к основному и субсидиарному должникам для пересмотра в порядке надзора отказано, так как суд, отказывая в удовлетворении иска за счет субсидиарного должника, обоснованно исходил из того, что истцом не представлены документы, подтверждающие предъявление требования к основному должнику и отсутствие у него денежных средств для удовлетворения требований истца.
Рассматривая дело о ненадлежащем исполнении обязательств из договоров об оказании охранных услуг, арбитражный суд уменьшил размер подлежащих взысканию с должника убытков на 50%, установив наличие вины кредитора в причинении ему убытков, в частности в ненадлежащем хранении ценного имущества <1>. Такие действия кредитора рассматриваются как грубая неосторожность <2>.
--------------------------------
<1> Определение ВАС РФ от 25 ноября 2009 г. N ВАС-15533/09 по делу N А58-1554/08. В передаче дела по иску о взыскании материального ущерба, причиненного ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств по договору об охране объектов с помощью пультов централизованного наблюдения, для пересмотра в порядке надзора судебных актов отказано, так как суд, удовлетворяя исковые требования, обоснованно исходил из доказанности полного состава правонарушения для возложения на ответчика ответственности в виде взыскания убытков.
<2> Определение ВАС РФ от 2 сентября 2009 г. N ВАС-11311/09 по делу N А43-29387/2008-8-753. В передаче дела о взыскании убытков, возникших в связи с ненадлежащим выполнением обязательств по договору об охране объектов, для пересмотра в порядке надзора отказано, так как установлены факты нарушения стороной обязательств по договору, наличия причинной связи между понесенными убытками и ненадлежащим исполнением ответчиком обязательства, размер убытков документально подтвержден; отказывая во взыскании упущенной выгоды, суды исходили из недоказанности причинения ее в заявленном размере.
4. К случаям ответственности должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства независимо от своей вины относятся прежде всего случаи, когда налицо обязательства, связанные с предпринимательской деятельностью (п. 3 ст. 401 ГК).
Статья 405. Просрочка должника
Комментарий к статье 405
1. Согласно п. 1 ст. 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Просрочка исполнения должником обязательства означает неисполнение им обязательства в срок, который определяется в соответствии со ст. 314 ГК РФ, согласно которой, если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или соответственно в любой день в пределах такого периода.
В случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства.
Нормы комментируемой статьи известны гражданскому законодательству давно. Так, названные нормы во многом повторяют положения ст. 121 ГК РСФСР 1922 г., предусматривая, что просрочка исполнения со стороны должника обязывает его возместить кредитору причиненные этой просрочкой убытки, и возлагая на него (должника) ответственность за случайно наступившую после просрочки невозможность исполнения. Если вследствие просрочки исполнение утратило интерес для кредитора, он может отказаться принять таковое и потребовать возмещения убытков, как и в случае неисполнения обязательства. Должник, просрочивший платеж денежной суммы, обязан (во всяком случае, за время просрочки) уплатить узаконенные проценты, если договором не установлен более высокий размер процентов. Должник признавался просрочившим, если он не исполнил обязательства в установленный срок (ст. 111). Просрочка не наступала, пока исполнение не могло последовать вследствие обстоятельства, за которое должник не отвечает, в частности вследствие просрочки кредитора (ст. 122).
2. Пункт 2 комментируемой статьи предусматривает возможность отказа кредитора от исполнения обязательства должником в случае его просрочки. Это право, но не обязанность кредитора. Кредитор вправе принять исполненное. Кроме того, могут быть и иные последствия просрочки должника. Основанием для такого отказа является утрата интереса для кредитора. Длительность просрочки должника может служить основанием для расторжения договора. Конкретизация данного положения находит отражение как в гражданском законодательстве, так и в судебной практике. Так, в соответствии с п. 2 ст. 23.1 Закона РФ "О защите прав потребителей" в случае, если продавец, получивший сумму предварительной оплаты в определенном договором купли-продажи размере, не исполнил обязанность по передаче товара потребителю в установленный таким договором срок, потребитель по своему выбору вправе потребовать передачи оплаченного товара в установленный им новый срок либо возврата суммы предварительной оплаты товара, не переданного продавцом. При этом потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему вследствие нарушения установленного договором купли-продажи срока передачи предварительно оплаченного товара.
Кроме того, потребитель вправе потребовать возврата уплаченной за товар суммы и полного возмещения убытков. Такие требования в соответствии с п. 4 ст. 23.1 указанного Закона подлежат удовлетворению продавцом в течение 10 дней со дня предъявления соответствующего требования.
Согласно ст. 523 ГК РФ односторонний отказ от исполнения договора поставки (полностью или частично) допускается в случае неоднократного нарушения поставщиком сроков поставки товаров. В статье 524 определяется и порядок исчисления причиненных убытков. Так, если в разумный срок после расторжения договора вследствие нарушения обязательства продавцом покупатель купил у другого лица по более высокой, но разумной цене товар взамен предусмотренного договором, покупатель может предъявить продавцу требование о возмещении убытков в виде разницы между установленной в договоре ценой и ценой по совершенной взамен сделке. Это не освобождает поставщика от возмещения иных убытков, причиненных покупателю, на основании ст. 15 ГК РФ. Аналогичные последствия наступают и при просрочке оплаты товара покупателем.
В п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 г. N 5 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета" разъясняются последствия просрочки исполнения банком платежного поручения клиента. Последний вправе до момента списания денежных средств с корреспондентского счета банка плательщика отказаться от исполнения указанного поручения и потребовать восстановления не переведенной по платежному поручению суммы на его счете.
3. Положения п. 3 комментируемой статьи корреспондируют с п. 2 ст. 328 ГК РФ о встречном исполнении обязательств. Так, в случае непредоставления кредитором обусловленного договором исполнения обязательства либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, должник, на котором лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков.
Если обусловленное договором исполнение обязательства произведено не в полном объеме, должник, на котором лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства или отказаться от исполнения в части, соответствующей непредоставленному исполнению.
Статья 406. Просрочка кредитора
Комментарий к статье 406
1. Комментируемая статья включает нормы о просрочке кредитора, которая наступает в тех случаях, когда исполнение, предлагаемое должником, не принимается кредитором без достаточного основания. Если просрочка должника является просрочкой исполнения, то просрочка кредитора - это просрочка в принятии исполнения. Нормы о просрочке кредитора, как, впрочем, и о просрочке должника, были известны Древнему Риму, а также российскому дореволюционному и советскому законодательству. Так, ст. 122 ГК РСФСР 1922 г. определяла, что просрочка со стороны кредитора в принятии причитающегося по договору дает право должнику на возмещение причиненных просрочкой убытков и освобождает его от ответственности за последующую невозможность исполнения, кроме случаев умысла или грубой неосторожности. По денежному процентному долгу должник не обязан платить процентов за время просрочки кредитора. Кредитор признается просрочившим, если он без законного основания отказывается принять исполнение или не совершает входящих в его обязанности действий, до совершения которых должник не может исполнить своего обязательства.
2. Юридические составы действий, порождающих последствия просрочки кредитора, перечисленные в п. 1 комментируемой статьи, делятся на два вида:
1) отказ кредитора принять предложенное должником надлежащее исполнение;
2) несовершение действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев делового оборота или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства. К ним относятся, например, отказ в выдаче расписки о возврате долга, непредоставление транспорта, непоставка комплектующих деталей для изделий, несообщение данных о счете, на который должны быть зачислены средства, непредоставление материалов, объекта для осуществления работ по договору подряда и т.п. Так, согласно абз. 3 п. 2 ст. 408 ГК РФ, на который сделана ссылка в п. 1 комментируемой статьи, при отказе кредитора выдать расписку, вернуть долговой документ или отметить в расписке невозможность его возвращения должник вправе задержать исполнение. В этих случаях кредитор считается просрочившим.
Так, в соответствии со ст. 719 ГК РФ подрядчик вправе не приступать к работе, а начатую работу приостановить в случаях, когда нарушение заказчиком своих обязанностей по договору подряда, в частности непредоставление материала, оборудования, технической документации или подлежащей переработке (обработке) вещи, препятствует исполнению договора подрядчиком, а также при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что исполнение указанных обязанностей не будет произведено в установленный срок (ст. 328 ГК). При этом, если иное не предусмотрено договором подряда, подрядчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков.
3. Пункт 3 комментируемой статьи не конкретизирует вид процентов, о которых идет речь. Это могут быть как проценты за пользование чужими денежными средствами, так и проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ. В п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 8 октября 1998 г. "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" отмечается, что в том случае, когда кредитор отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев делового оборота или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства (не сообщил данные о счете, на который должны быть зачислены средства, и т.п.), кредитор считается просрочившим, и на основании п. 3 ст. 406 ГК РФ должник не обязан платить проценты за время просрочки кредитора, имея в виду проценты по ст. 395 ГК РФ. Нормы п. 3 комментируемой статьи распространяются также и на проценты за пользование чужими денежными средствами.
Автор
bf
bf194   документа Отправить письмо
Документ
Категория
Другое
Просмотров
185
Размер файла
274 Кб
Теги
комментарии, кодекс, гк_1_комм_гл25_крашенинников_2010
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа