close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

«Атлант» №14 (декабрь 2011)

код для вставкиСкачать
Информационный вестник Либертарианской Партии России. В номере: В регионах: Либертарианцы не хотят революций. — За протест — под арест: 5 суток в изысканном обществе. — Записки наблюдателя: Это мы победили на выборах! — Философия свободы: Адам Смит
26 ноября
в Москве на набережной Тараса Шевченко прошел митинг «
За честные выборы
», организованный движением «Демократический выбор». Несмотря на отврати
-
тельную погоду, он собрал около трех тысяч участников. На митинге выступал председатель ЛПР Андрей Шальнев. Он подчеркнул, что нельзя предаваться иллюзии, будто от нас ничего зависит. «Только пока люди думают, что они не могут ни на что повлиять, эта власть и держится. Апатия — вот опора власти жуликов и воров, поэтому давайте смотреть в будущее с оптимиз
-
мом»
, — заявил он.
Митинг в тот же день в Санкт-
Пе т е рбу рг е с обра л боле е 500 участников, представляющих самые раз
-
ные организации, были заметны флаги Либертарианской партии России. Вице-
председатель ЛПР Юрий Полозов со сцены призвал не ждать, пока свобода свалится сверху, а бороться за нее.
Л
ибертарианцы
против
фаЛьсификации
резуЛьтатов
выборов
в
Г
осдуму
Митинг 10 декабря
на Болотной пло
-
щади в Москве стал самым массовым в России в XXI веке и собрал по разным оценкам от 50 до 130 тысяч человек. На нем собрались самые разные политиче
-
ские силы — и парламентские партии, и незарегистрированные общественные движения. Флаги ЛПР по традиции были самыми высокими и были видны из любой точки митинга. Звучали тре
-
бования перевыборов, отставки Чурова и регистрации оппозиционных партий, лозунги «Россия без Путина!», «Свободу политзаключенным!», «Путин — вор!» Митинг в Санкт-Петербурге прошел под теми же лозунгами на Пионерской площади и собрал около 10 тысяч человек.
Л
ибертарианцы
не
хотят
ревоЛюций
— они
хотят
перемен
Либертарианская партия приняла участие в общегражданском митинге, организованном партией «Яблоко» 17 декабря
в Москве. Андрей Шальнев выступил с короткой и эмоциональ
-
ной речью о том, почему мы не хотим революции: «Сейчас говорят, что мы хотим каких-то революций. Но это жулики и воры совершили государственный переворот! Они совершили преступле
-
ние — сфальсифицировали выборы, и это преступление было оплачено из наших карманов, нашими налогами. Эти жулики хотят 21 декабря сесть в Госдуме и сидеть там 5 лет. Главный жулик и вор называет нас бандерлогами — пусть он уползает, как змея. Давайте 4 марта все вместе покажем Путину на дверь!»
Атлант
Информационный вестник Либертарианской партии России
В номере
: захВатыВающая
история
о
нашей
победе
на
«
Выборах
»
Декабрь 2011
libertarianparty.ru
стр. 1
АТЛАНТ ДЕКАБРЬ 2011
В РЕГИОНАХ: МОСКВА, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
ЛИБЕРТАРИАНЦЫ ЗА ЧЕСТНЫЕ ВЫБОРЫ
Е
вгЕний
К
алЕнов
Пишу эту статью, сидя дома и ожи
-
дая, когда в дверь позвонит участковый. Его визит должен стать последней вехой в моем общении с правоохранительной системой, по крайней мере на этот раз. Четвертого декабря я пошел на выборы. Пошел голосовать за будущий парла
-
мент, хотя отлично понимал: голосовать абсолютно не за кого. Из семи партий, допущенных до выборов, не было ни одной хоть сколько-нибудь похожей на то, за что можно было проголосовать. Но я проголосовал на «за», я проголосо
-
вал «против». Результаты стекались сперва из вос
-
точных регионов, затем пошли и из европейской части России. Несмотря на грандиозные масштабы фальсифика
-
ций, несмотря на принуждение врачей, учителей, военных и всех, кого только можно было заставить «голосовать правильно», в трети регионов партия власти не набрала даже 40%. Итоговый результат в 49,3% стал откровенным плевком в лицо власти. Мало того, общество сразу поняло, что даже то, что им под
-
кинули под видом результата, — много.
5 декабря я вышел на митинг на Чистых прудах. При мне была сумка, оригинал паспорта, некоторые важные доку
-
менты, одет я был прилично. Естественно, никакой цели «винтиться» в этот день у меня не было. Шел как на дежурный митинг, чтобы показать, что в этой стране мало нормальных людей, которым не наплевать, но они есть. Пришло около семи тысяч человек. В конце было шествие. Не заявленное, не согласованное, не задуманное даже заявителями самого митинга. Повторяю, никакого желания «винтиться» у меня не было, но, пойди я тогда в метро, сейчас чувствовал бы себя крысой. Впоследствии я узнал, что задерживали даже тех, кто просто пытался спуститься в подземку.
После перебежек от цепочки к цепочке, нескольких пере
-
улков и раскатистого «Долой власть чекистов!» под окнами ФСБ меня вынесло на Театральный проезд. Все это время рядом со мной была подруга, которую я худо-бедно старался оберегать, но за минуту до моего задержания ее от меня отсекли. К счастью, она так и не была задержана в этот день.
Стоит ли описывать автозак и ОВД? Скучная и бес
-
смысленная трата времени, испытание бессонницей. Единственное, что достойно внимания, — протокол правона
-
рушения, составленный на меня. Во-первых, я не подчинился требованиям сотрудников полиции, коих я слышал два: первое — покинуть проезжую часть (я стоял на тротуаре), а второе состояло из трех слов, из которых в печать пройдет только слово «пошел». Кроме того, согласно этой бумажке, я в 22:25 одновременно (!) перекрыл Тверскую и Театральный проезд. И суд отнесся к этому маразму совершенно серьезно! Теперь и у меня нет никаких оснований ставить под сомне
-
ние то, с чем согласилась судья Мещанского суда Светлана Калантыр. Перед тем как осудить меня на пять суток аре
-
ста, она методично отклоняла все ходатайства, подаваемые защитой, и не пускала адвоката в зал заседания, ссылаясь на злобную судеб
-
ную приставшу. Вместе со мною были задержаны 300 человек, 200 приговорены к адми
-
нистративному аресту, и это рекорд в истории современной России. На следующий день на Триумфальной площади были задержаны 500 чело
-
век — рекорд оказался недолговечным. Ради нас из ОВД выгоняли мигрантов и пьяниц, не принимали заявления людей, пострадавших от реальных преступников. Были забиты спец
-
приемники, практически полностью парализована правоохранительная система города, а затем и миграцион
-
ная служба, когда начали заполняться и ее спецприемники. Карательная система, казавшаяся бездонной, захлебнулась на первом же глотке. Задержанных на следую
-
щий день на Триумфальной площади отпускали под штраф или вовсе не составляя протокола.
Спецприемник не воспринимается как тюрьма, но ты всегда чувствуешь, что дверь закрыта, и выйти ты не можешь. В камере нас было 18 человек, 16 «политических» — кому-то дали трое, кому-то пятнадцать суток. Пожалуй, это было самое изысканное и разнообразное общество в Москве. На правой от меня шконке спал лауреат конкурса им. Чайковского, слева — физик-испытатель. Напротив — член партии «Единая Россия», прорывавший оцепление ОМОНа, и один из заявителей митинга, осужденный за то, что не сократил численность участников до заявленных 300 человек. Кормят там плохо, теплый — только суп, впрочем, из-за малого расхода калорий есть не очень хочется. Сильно поддерживают передачи «с воли». Надо сказать, что со мной в камере было много людей, в первый раз пришедших на митинг или задержанных просто случайно (в «Макдоналдс» шли), но практически все они решили и дальше ходить на митинги, ни один не заявил, что ему это не нужно. На Болотной меня не было — я в это время сидел, прилипнув ухом к приемнику, как и вся наша камера. Вечером 10 дека
-
бря меня выпустили. Участковый ушел, и мне пора уходить. Сегодня выпу
-
скают из спецприемника последних задержанных 5 декабря, пойду их встречать. Понаблюдав за прошедшими выборами и столкнувшись на практике с работой нашей правоохрани
-
тельной системы, я окончательно сформулировал претензии к Путину и созданной им системе. Коррупция, вымогатель
-
ство, публичные и теневые налоги, вмешательство в жизнь людей — все это ужасно, но не ново, любое государство занимается этим. Хуже то, что система делает с рядовыми людьми. С судьями, выносящими несуразные приговоры по нелепым бумажкам. С учителями, которых заставляют идти на уголовное преступление — фальсификацию результатов выборов — и по приказу из министерства становиться над
-
зирателями для своих учеников.
ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА
стр. 2
АТЛАНТ ДЕКАБРЬ 2011
«Я ОДНОВРЕМЕННО ПЕРЕКРЫЛ ТВЕРСКУЮ И ТЕАТРАЛЬНЫЙ ПРОЕЗД» 4 декабря я решил пойти в наблюдатели. Поскольку я зани
-
маюсь политикой, пощупать сам процесс было интересно и необходимо, хотя никаких иллюзий относительно честно
-
сти и прозрачности данных «выборов» не было. Активисты нашей партии вели наблюдение в районе Москвы Южное Тушино. Мы с Аней Панихиной решили пойти на участок №3004, который находился в помещении библиотеки. Мы очень хорошо подготовились к наблюдению, побывав на семинарах, изучив методички и законы. Запаслись едой, изданиями законов, техникой, шаблонами жалоб и прочим и прибыли на избирательный участок около 7:00.
Состав нашего УИК — это фактически весь персонал завода «ШИП-11», а во главе комиссии стоял его генераль
-
ный директор Александр Яковлевич Быстров. Секретарем комиссии была его жена. Для размещения наблюдателей было выбрано неудобное место, откуда было плохо видно весь участок. Наблюдатели от ЕР были в отличных условиях, им оплачивали питание в ближайшем ресторане и платили около 3 тысяч рублей за работу. Интересно, не из наших ли налогов? На участке было много сотрудников полиции, кото
-
рые периодически менялись, а также МЧС и дружинники. Мы не показывали, что знакомы с Аней. Комиссия отнеслась к нам благожелательно. Первые два часа ничего подозрительного не происходило. После передачи первых данных о явке в 10:00 я заметил людей с календариками ЕР в паспорте. Поясню: такие люди голосуют вместо тех, кто обычно не ходит на выборы, по сго
-
вору с членом УИК, который выдает им бюллетень. Примерно в 10:30 два члена УИК были отправлены на выездное голосо
-
вание. Я пошел с ними. Много интересного я увидел, заходя в квартиры очень пожилых людей, много неприятного, печального и страшного. Половина людей, к которым мы приходили, были уже, мягко говоря, неспособны голосовать и не изъявляли такого желания, но данные на них в УИК подали соцработники. Самое интересное, что голосовали они за ЕР. Выездное голосование прошло без нарушений.
Вернувшись на участок, я узнал, что председатель УИК запретил наблюдателям ходить по участку и велел сидеть на стульях. На нашем участке оказалось много людей, про
-
писанных на территории данного участка, но почему-то не внесенных в список избирателей, в основном 1993 года рождения. В итоге их постоянно дописывал заместитель председателя комиссии, сидевший за отдельным столиком с большой конторкой. Люди с календариками шли к одной и той же женщине с книгой избирателей — как потом ока
-
залось, дочери заместителя председателя УИК. Она сидела далеко от отведенного нам гетто, и посмотреть соответствие паспорта и строки в списке мы не могли. Людей продолжали дописывать в список избирателей, и Аня решила прове
-
рить, что там происходит. Тут и начался первый серьезный конфликт.
Председатель УИК стал ругаться, что мы ходим по залу. Аня оперативно написала жалобу, причем сразу в ТИК, кото
-
рый находился через дорогу, и отнесла ее туда. ТИК заявил, что они Быстрову таких указаний не давали, и жалоба пой
-
дет в прокуратуру. Это уже был успех, но мы были морально готовы к удалению с участка в любой момент. Вскоре пошел непрерывный и большой поток людей без открепительных удостоверений, которых стали дописывать в список избира
-
телей. Зампред УИК сказала, что это сотрудники местных магазинов и что есть решение ТИК о внесении их в спи
-
сок избирателей без открепительных. Я позвонил в штаб и проконсультировался — оказалось, что это абсолютно незаконно. Я тихо сфотографировал это решение и тут же отправил фото в штаб, а затем оперативно подал жалобу председателю. Наблюдатели от ЕР засуетились, стали куда-то звонить, пропадать. Я был готов к удалению с участка, и вообще, атмосфера накалилась. Тем не менее, поток людей без открепительных сразу прекратился. По поводу моего заявления мы выяснили, что это очень серьезное нарушение и что надо писать заявление в суд, однако в тот момент до закрытия участка уже оставалось чуть более двух часов, и я решил не оставлять Аню одну.
К тому моменту мы уже поняли, что за обеспечение нуж
-
ного результата отвечает председатель УИК Быстров и его семья. Они начали суетиться, ходить в ТИК, вести какие-то переговоры. Мы понимали: все будет решаться при подсчете. Участок закрылся, как и положено, в 20:00. УИК начала параллельно работать со списком избирателей и гасить неиспользованные бюллетени, что запрещено законом. Председатель предложил начать подсчет с переносных ящи
-
ков и понес урну к столу. Я подошел к нему и сказал, что в данный момент он нарушает федеральный закон РФ и что подсчет можно начинать только по окончании работы со спи
-
ском избирателей, который должны запереть в сейф.
Он пришел в ярость, побагровел, и тут выяснилось, что он совсем не знает законов. Они забегали, стали искать тексты законов, читать, искать всевозможные зацепки. Он начал кричать: «По закону хотите? Ну все, готовьтесь: до 10 утра сидеть будем, и вы у меня не выйдете, пока не закончим!» Мы ответили, что ничего страшного. Он еще больше разозлился и стал орать, мол, как такое возможно, что капиталист (Аня, наблюдатель от «Яблока») и большевик (я, наблюдатель от КПРФ) объединились против него. Другие наблюдатели встали на его сторону.
Работа со списком избирателей шла медленно, а списки избирателей, объединенные в книги, не влезали в сейф. Председатель вышел куда-то консультироваться. Вернулся он совсем уже в гневе и начал кричать: «Мы начинаем считать голоса! Мне плевать на вас и на законы, обращайтесь хоть в Страсбургский суд, хоть в ПАСЕ». Тут, честно говоря, уже у меня сдали нервы, и я начал кричать в ответ: «Вы понимаете, что вы сейчас нарушаете закон и совершаете преступление? Вы ЛУЧШЕЕ ИЗ БЛОГОВ
а
ндрЕй
Ш
альнЕв
НАША ПОБЕДА НА «ВЫБОРАХ» стр. 3
АТЛАНТ ДЕКАБРЬ 2011
продолжЕниЕ
на
стр
. 4
а
ндрЕй
Ш
альнЕв
ЛУЧШЕЕ ИЗ БЛОГОВ
Третью общественно-политиче
-
скую конференцию «Чтения Адама Смита» посетили более 300 человек. Участники обсуждали грузинские реформы, антимонопольное регулиро
-
вание, теорию капитала, общественный договор, безналоговое государство, частную благотворительность, мигра
-
ционную политику и другие темы. Организаторами мероприятия были Центр Философии Свободы, Фонд Фридриха Науманна и Либертарианская партия России.
Форум открыл Каха Бендукидзе, быв
-
ший грузинский министр экономики и министр по координации реформ. С помощью видеомоста Бендукидзе ответил на вопросы из зала — в чем суть проведенных в Грузии реформ, как Грузия поборола коррупцию и почему важно приватизировать леса. На вопрос, что делать России, Бендукидзе ответил кратко: «Перестаньте воровать!» Гость из Калифорнии философ Тибор Махан раскритико
-
вал теорию общественного договора. Профессор Владимир Четвернин, преподаватель НИУ-ВШЭ, рассказал о запрете агрессивного насилия как о базовом принципе либертарианской философии. Ирина Шнайдер, активистка некоммер
-
ческой организации Students for Liberty, поделилась опытом распространения либертарианских идей в университетах. Завершил форум председатель Либертарианской партии России Андрей Шальнев. «Российской политике не хва
-
тает идеологии, — считает он. —
ЛПР поднимает темы, которые не подни
-
мает больше никто, расширяя рамки политической дискуссии: безусловная свобода договора, снижение налогов, антимонопольное регулирование, 282 статья. У нас есть четкий принцип — запрет насилия, и мы не уходим от принципов в угоду популизму».
Либертарианский форум «Чтения Адама Смита» состо
-
ялся в третий раз. В прошлогодних Чтениях приняли участие Юлия Латынина, Андрей Илларионов, Евгений Чичваркин, Марк Фейгин, Павел Усанов, Лариса Буракова и другие. Видеозаписи всех выступлений выложены на сайте smithforum.ru.
№14(12) — 2011 г. Газета Либертарианской партии России
Периодичность выхода: ежемесячно
Объем: 4 полосы А4
Главный редактор Вера Кичанова
Верстка Дима Акатер
Дата выхода в свет:
23 декабря 2011 года
Email: atlant@libertarianparty.ru
Читать «Атлант» в PDF можно на официальном сайте ЛПР http://libertarianparty.ru
Атлант
в
Ера
К
ичанова
РЕПОРТАЖ
АДАМ СМИТ В ТРЕТЬЕМ ЧТЕНИИ
будете за него отвечать в уго
-
ловном порядке! Вы сядете за это!» Аня успела написать жалобу, но Быстров отказывался ее принимать. Я тут же набрал номер ТИК и поговорил с главой ТИК. Тот пригрозил мне, что, если я буду мешать Быстрову, он лично вмешается и удалит меня с участка. Начался подсчет. Сразу стало очевидно: никаких 50% или даже 40% у ЕР и быть не может — максимум 30%. Я еле сдер
-
живал радость и при этом понимал, что решающая и главная битва нам еще предстоит — это битва за копию протокола. Подсчет был завершен, голоса подсчитаны: у ЕР около 25%! Первое место, но отрыв от КПРФ — всего 15 голосов. Явка более 50%. Наблюдатели от ЕР в шоке. Началось заполнение протокола: почти все сходится, но получился один лишний бюллетень. Ладно, не стали писать жалобу. Быстров при
-
нимает нашу жалобу по поводу параллельного подсчета и работы с книгами. Начался ор со стороны председателя, его жены и зама. Они набрасываются на Аню вместе с другими наблюдателями. Пытаются пристыдить и давят, пока я кон
-
тролирую подписание протокола. Аня держится.
Протокол подписан, Быстров берет его и собирается в ТИК. Я сообщаю ему, что, пока не будут выданы оформлен
-
ные копии, он по закону не имеет права нести его в ТИК. Он снова приходит в ярость, начинает орать. Его жена бежит делать копию и уже несет ее нам, но он останавливает ее и отправляет назад. Наши жалобы приняты и приложены к протоколу. Быстров снова собирается в ТИК, а я снова ему сообщаю, что это незаконно, но он продолжает идти к двери. Я спиной преграждаю ему путь, он врезается в меня и начи
-
нает кричать, чтобы я его не трогал. Я зову полицейского и прошу его не выпускать председателя УИК, так как он соби
-
рается нарушить закон и вынести протокол. Полицейский апатично, но все-таки удерживает дверь запертой и не выпу
-
скает Быстрова.
Нам начинают заверять и подписывать копии протокола, и Быстров наконец-то уходит в ТИК. Мы получаем правильно заверенные копии, а это целая сложная процедура. Все, мы свободны! Да, мы думали, что результаты будут пытаться фальсифицировать в ТИКе, и в итоге придется составлять новый протокол, так что пока не собирались сдаваться. Однако наш протокол не был сфальсифицирован, и резуль
-
таты по участку №3004 совпадают с результатом подсчетов. Это наша маленькая, но победа. Напоследок хочу отметить, что большинство членов УИК никакого отношения к махинациям не имели — это были хорошие люди, которые в принципе высказывали поддержку, но, будучи подчиненными Быстрова, публично боялись это объявить. Давайте продолжать бороться, ведь сейчас для судьбы нашей страны решается очень многое. Даже с учетом фальсификаций мы видим поражение ПЖиВ и лично Путина. Не будем предаваться апатии: локальные победы уже одер
-
жаны — продолжим борьбу.
продолжЕниЕ
, начало
на
стр
. 3
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа