close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Концепции власти в трудах московских книжников XV - начала XVI века

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Телицын Василий Валерьевич
Концепции власти в трудах московских книжников XV– начала XVI века
Специальность 07.00.02. –
«Отечественная история»
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата
исторических наук
Мытищи-2018
Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении
высшего образования Московской области Московском государственном
областном университете на кафедре истории России средних веков и
нового времени факультета истории, политологии и права
Научный руководитель доктор исторических наук, профессор Багдасарян
Вардан Эрнестович
Официальные оппоненты:
Столярова Любовь Викторовна, доктор исторических наук, ФГБУН
«Институт всеобщей истории Российской академии наук», центр
Восточная Европа в Античном и Средневековом Мире, главный научный
сотрудник
Тарасов Аркадий Евгеньевич, кандидат исторических наук ФГБОУ ВО
«Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова»,
исторический факультет, кафедра Истории России до начала XIX века,
старший преподаватель
Ведущая организация ФГБОУ
гуманитарный университет»
ВО
«Российский
государственный
Защита состоится «26» сентября 2018 г. в 15:00 на заседании
диссертационного совета Д 212.155.05 по историческим наукам на базе
Государственного образовательного учреждения высшего образования
Московской области Московского государственного областного
университета по адресу: 105005, Москва, ул. Фридриха Энгельса, д.21 а,
ауд. 305
С диссертацией можно ознакомится в библиотеке МГОУ по адресу:
105005, Москва, ул. Радио, д.10 А, а также на сайте: http: // mgou.ru
Автореферат разослан «___» ____________ 2018 г.
Ученый секретарь
Диссертационного совета Д 212.155.05,
кандидат исторических наук, доцент
2
Я.В.Соловьев
I.ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования.
Изучение обстоятельств возникновения и природы политической
идеологии Московской Руси всегда актуально и востребовано, т.к.
способствует пониманию концепции верховной власти и соответствия ее
государственным интересам современной России. Русское государство
прошло долгий путь развития - с момента своего возникновения во вт.
полов. IX в., включая периоды расцвета, раздробленности, подчинения и
борьбы против иноземного владычества - чтобы к началу XVI в. на карте
Европы появилась «Россия». Объединение русских земель в единое
государство происходило не только силой оружия и дипломатии, процесс
этот шел параллельно с всеобъемлющей идеологической работой,
важнейшее место в которой отводилось московским книжникам –
представителям образованного слоя средневековой Руси, которые вносили
свой вклад в дело обоснования прав и полномочий верховной власти,
создания и идейного оформления единого государства. Политические
воззрения московских книжников - носителей идеологии - нуждаются в
отдельном всестороннем анализе, т.к. исследование развития
государственной идеологии Московской Руси, является важнейшим
фактором в процессе противостояния различного рода историческим
фальсификациям современности.
Объект исследования – мировоззрение московских книжников,
образованного слоя Московского княжества XV – начала XVI вв.
Предмет исследования - идеология Московской Руси XV – начала
XVI вв., формировавшаяся в среде московских книжников, развитие идей
и концепций, объясняющих природу и функции власти, а также право
московских князей на власть над русскими землями.
Хронологические рамки исследования охватывают период XV начала XVI вв., в основном – это время правления в Московском
княжестве князей Василия I, Василия II и Ивана III. Хронологические
рамки не могут быть предельно жесткими, в некоторых главах необходимо
было выходить за границу указанного временного периода для освещения
процессов, имеющих принципиальное отношение к рассматриваемой нами
теме.
Территориальные рамки исследования охватывают земли СевероВосточной и Северо-Западной Руси, на которых к концу XV в.
сформировалось Российское государство со столицей в городе Москве.
3
Степень научной разработанности проблемы. Имеющаяся по теме
исследования научная литература может быть разделена на три группы.
К первой относятся работы, посвященные различным аспектам
идеологии Московской Руси, в особенности – вопросам, связанным с
осмыслением природы княжеской и царской власти, ее полномочиями и
отношением с властью духовной. Систематическое изучение указанных
проблем началось не ранее конца XIX – начала ХХ вв. Наиболее
значимыми работами являются исследования М.А. Дьяконова и В.Е.
Вальденберга1. Это фундаментальные труды по истории политических
концепций Древней Руси, в которых рассматриваются основные
идеологические положения всех периодов развития русского государства
вплоть до XVI – XVII вв. включительно.
Широкое освещение получил вопрос о зарождении и развитии
концепции русского царства, как особого сакрально-политического
феномена, существенное влияние на который оказала византийская
модель. Среди исследований конца XIX–ХХ вв. можно выделить работы
В.И. Саввы, Е.В. Барсова, А.В. Горского, Г.В. Вернадского и др.2 Данная
тема не теряет свою актуальность по сей день. Развитию идеологических
концепций Московской Руси XV в., в том числе концепции русского
«царства», посвящена монография К.Ю. Байковского3. Вопросы,
касающиеся идейных основ древнерусской мысли, подробно рассмотрены
в работах Б.А. Успенского, М.Н. Громова, В.В. Милькова и др.4
Комплексный анализ идеологической мысли представлен в работе
Д.С. Лихачева, посвященной национальному самосознанию Древней Руси5.
1
Вальденберг В. Древнерусские учения о пределах царской власти: очерки политической литературы от
Владимира Святого до конца XVII века. - М.: Издательский дом «Территория будущего», 2006; Дьяконов
М.А. Власть московских государей. Очерки из истории политических идей Древней Руси до конца XVI
века. – М.: URSS, 2003.
2
Савва В.И. Московские цари и византийские василевсы. К вопросу о влиянии Византии на образование
идеи царской власти московских государей. - Харьков.: Тип. и лит. М. Зильберберг и с-вья, 1901; Барсов
Е.В. Древнерусские памятники священного венчания на царство в связи с греческими их оригиналами. М.: Университетская типография, 1893; Горский А.В. О священнодействии венчания и помазания царей
на царство // Прибавление к изданию творений святых отцов в русском переводе. Ч. 29. - М.: Редакция
академического журнала «Богословский вестник», 1882. С. 117-151; Вернадский Г.В. Византийские
учения о власти царя и патриарха // Сб. ст., посвященный памяти Н.П. Кондакова. - Прага: Seminarium
Kondakovianum, 1926. С. 143-154.
3
Байковский К.Ю. Развитие концепций царства, святости и войны за веру в трудах Московских
книжников XV в. - М.: Центр научных исследований гуманитарных и социально-экономических
дисциплин МЭИ – ИМЭИ, 2013.
4
Успенский Б.А. Борис и Глеб: восприятие истории в Древней Руси. - М.: Языки русской культуры,
2000; Его же. Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское
переосмысление). - М.: Языки русской культуры, 1998; Громов М.Н., Мильков В.В. Идейные течение
древнерусской мысли. - СПб.: РХГИ, 2001; Громов М.Н., Козлов Н.С. Русская философская мысль XXVII веков. - М.: Издательство МГУ, 1990.
5
Лихачев Д.С. Национальное самосознание Древней Руси. - М.-Л.: Издательство Академии наук СССР,
1945.
4
В работе этого исследователя, посвященной русским летописям6,
изложены особенности московского летописания, существенное внимание
уделено его идеологической стороне. Анализ идеологических концепций
конца XV – первой половины XVI вв. представлен в работе Я.С. Лурье7. В
другой монография исследователя отражена история идеологической
борьбы и обоснованы различия между официальным и неофициальным
летописанием XV в. 8 Отметим монографию Н.В. Синицыной9 «Москва –
Третий Рим», посвященную всестороннему анализу данной средневековой
концепции. Особенностям развития феномена власти московских
правителей, его связи с правовыми нормами того времени посвящены
работы В.Б. Кобрина, С.А. Мельникова, С.Л. Кинѐва10, идеология власти в
целом, а также идеологические основы русской и российской
государственности затронуты в трудах В.Э. Багдасаряна11.
Исследованием значений терминов «Русская земля» и «Россия»,
имеющих принципиальное отношение к изучаемой проблематике,
занимался М.Н. Тихомиров12. Данная тема затрагивается в работе Б.Н.
Флори13, который касается сложнейшей проблемы формирования
восточнославянских славянских народностей. Изучению указанного
концепта в мировоззрении древнерусских книжников посвящена работа
А.Н. Ужанкова14; в исследованиях О.А. Амелькина и Ю.В. Селезнева15 на
6
Лихачев Д.С. Русские летописи и их культурно-историческое значение. - М.-Л.: Издательство Академии
наук СССР, 1947.
7
Лурье Я.С. Идеологическая борьба в русской публицистике конца XV-начала XVI в. - М.-Л.:
Издательство Академии наук СССР, 1960.
8
Лурье Я.С. Две истории Руси XV века. Ранние и поздние, независимые и официальные летописи об
образовании Московского государства. - СПб.: Дмитрий Буланин, 1994.
9
Синицына Н.В. Третий Рим. Истоки и эволюция русской средневековой концепции (XV-XVII вв.). - М.:
Индрик, 1998.
10
Кобрин В.Б. Власть и собственность в средневековой России (XV-XVI вв.). - М.: Мысль, 1985.;
Мельников С.А. Историко-правовые факторы эволюции Древнерусского государства (IX-XV вв.). – М.:
Голден-Би, 2010; Его же: Правовой режим наследования престола в Древней Руси IX – начала XVI вв.
Историко-правовое исследование. – М.: Информ-Знание, 2009; Кинев С.Л. Духовная грамота великого
князя Дмитрия Ивановича и порядок наследования великого княжения в Северо-Восточной Руси в XV
веке // Вестник Томского государственного университета. 2012. № 363. С. 99-102.
11
Багдасарян В.Э. История, культура, традиции и русская (российская) государственность. – М.:
Научный эксперт, 2013; Его же. Русская эсхатология. – М.: Изд-во Московского государственного
университета сервиса, 2006; Его же. Традиционализм и цивилизационная идентичность России. – М.:
Собрание, 2006.
12
Тихомиров М.Н. О происхождении названия Россия // Российское государство XV-XVII веков. - М.:
Наука, 1973. С. 11-18.
13
Флоря Б.Н. Исторические судьбы Руси и этническое самосознание восточных славян в XII-XV веках (к
вопросу о зарождении восточнославянских народностей) // Славяноведение. 1993. №2. С. 42-66.
14
Ужанков А.Н. Концепты «Русь» и «Русская земля» в мировоззрении древнерусских книжников XI-XV
вв. // Россия XXI: Общественно-политический и научный журнал. 2005. № 5. С. 134-161.
15
Амелькин О.А. Селезнев Ю.Б. Нашествие Батыя и установление ордынского игра в общественном
сознании Руси XIII-XVII вв. - Воронеж: Научная книга, 2004.
5
примере
восприятия
татаро-монгольского
нашествия
изучается
историческое сознание русского средневековья.
Вторая группа работ включает в себя исследования, посвященные
изучению литературной и публицистической деятельности древнерусских
книжников. Об особой специфике их работы в своих трудах упоминал Д.С.
Лихачев16. В контексте современных исследований отметим работы И.Н.
Данилевского17, в которых предпринята попытка толкования летописных и
других источников по периоду русского средневековья с точки зрения
мировосприятия их авторов. В дальнейшем Данилевский продолжил
разработку указанной темы в монографии18, с использованием нового
подхода к исследованию летописных текстов, заключающегося, в том
числе, в определении целей авторов этих текстов, а также социальных
функций древнерусского летописания. В данном ключе отметим и
монографию
В.Н.
Рудакова19,
посвященную
представлениям
древнерусских книжников середины XIII–XV вв. о монголо-татарах.
Анализу взглядов древнерусских книжников различных эпох посвящены
работы Е.Л. Конявской20, Д.И. Антонова21, В.Б. Перхавко22 и А.В.
Сиренова23. Взгляды древнерусских книжников на феномен княжеской, а
затем царской власти, как и проблема взаимоотношения книжников с
властью нашли отражение в трудах М.С. Киселевой24.
Третью, самую многочисленную группу исследований, составляют
наиболее важные общие и специальные работы по истории Руси XV-XVI
вв., которые, как правило, отдельно не исследуют тему развития
концепций власти или идеологии Московского государства, однако, так
или иначе, затрагивают ее или смежные темы (труды М.Н. Карамзина,
С.М. Соловьева, А.Е. Преснякова и др.).
16
Лихачев Д.С. Текстология. На материале русской литературы Х-XVII веков. - СПб.: Алетейя, 2001.
Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков XI-XII вв. Курс лекций. - М.:
Аспект Пресс, 1998; Его же. Русские земли глазами современников и потомков XII-XIV вв. Курс лекций.
- М.: Аспект Пресс, 2001.
18
Данилевский И.Н. Повесть временных лет. Герменевтические основы источниковедения летописных
тексов. - М.: Аспект Пресс, 2004.
19
Рудаков В.Н. Монголо-татары глазами древнерусских книжников середины XIII-XV в. - М.: Квадрига,
2014.
20
Конявская Е.Л. Авторское самосознание древнерусского книжника (XI-середина XV в.). - М.: Языки
славянской культуры, 2000.
21
Антонов Д.И. Самосознание древнерусского книжника в эпоху Смуты: автореф. дисс. …канд. ист.
наук: - М.: РГГУ, 2006.
22
Перхавко В.Б. Зодчий и книжник. - М.: Менеджер, 1997.
23
Сиренов А.В. Московский книжник конца XV в. Петр и его произведения // Труды Отдела
древнерусской литературы. Института русской литературы (Пушкинского Дома) Российской академии
наук (ТОДРЛ). – 2001. – Т. 52 – С. 582-595.
24
Киселева М.С. Князь и царь глазами древнерусских книжников // Личность и власть: интеркультурный
диалог. – М.: Московский философский фонд, 1998. С.41-73; Ее же. Древнерусские книжники и власть //
Вопросы философии. 1998. №7. С. 127-148.
17
6
Отметим также работы, посвященные истории русской православной
церкви Е.Е. Голубинского, А.В. Карташева, М.В. Толстого и митр.
Макария (Булгакова)25. Отдельно отметим исследования В.О.
Ключевского26, который ввел в научный оборот агиографию, как
самостоятельный исторический источник, а также работы А.А.
Шахматова27 по истории русского летописания.
Советская историческая наука также отмечала важность изучаемого
нами периода. Работы выдающихся исследователей - Л.В. Черепнина28,
М.Н. Тихомирова и А.А. Зимина29 посвящены политической и социальноэкономической истории русских земель и княжеств в период XIV-XVI вв.
Проблемам участия русской православной церкви в создании и
идеологическом оформлении централизованного государства, а также
вопросам взаимоотношения княжеской и митрополичьей власти
посвящены труды А.М. Сахарова, А.Г. Кузьмина, Б.В. Кричевского, Н.С.
Борисова30.
Деятельность первых московских князей, а также проблема участия
церкви в политической борьбе освещены в монографии Н.С. Борисова31.
Также отметим его работы, посвященные виднейшим государственным и
церковным деятелям XIV-XV вв.32. Всесторонний исторический анализ
25
Голубинский Е.Е. История русской церкви. Т. 2. Ч. 2. - СПб.: Крутицкое патриаршее подворье,
Общество любителей церковной истории, 1910.; Карташев А.В. Очерки по истории Русской церкви - М.:
Терра, 1991.; Толстой М.В. История русской церкви. - М.: Издательство Спасо-Преображенского
Валаамского монастыря, 1991; Макарий (Булгаков). История русской церкви. - СПб.: В Типографии
Императорской Академии наук, 1857.
26
Ключевский В.О. Сочинения. Т. 2. Курс лекций русской истории. Ч. 2. - М.: Мысль, 1988; Его же.
Исторические портреты. Деятели исторической мысли. - М.: Правда, 1990; Его же. Древнерусские жития
святых как исторический источник. - М.: Правда, 1988.
27
См. напр.: Шахматов А.А. История русского летописания. Т. 2. Обозрение летописей и летописных
сводов XI-XVI вв. - М.: Наука, 2011; Его же. Обозрение русских летописных сводов XIV-XVI вв. - М.-Л.:
Издательство АН СССР, 1938 и др.
28
Черепнин Л.В. Образование Русского централизованного государства в XIV-XV вв. - М.: Соцэкгиз,
1960.
29
Зимин А.А. Витязь на распутье. Феодальная война в России в XV в. - М.: Мысль, 1991; Его же. Россия
на рубеже XV-XVI (Очерки социально-политической истории). - М.: Мысль, 1982; Его же. Россия на
пороге Нового времени (Очерки политической истории России первой трети XVI в.) - М.: Мысль, 1972;
Тихомиров М.Н. Российское государство XV-XVII веков. - М.: Наука, 1973; Его же. Средневековая
Москва в XIV-XV вв. - М.: Издательство МГУ, 1957.
30
Борисов Н.С. Сергий Радонежский. - М.: Молодая гвардия, 2009; Кричевский Б.В. Митрополичья
власть в Средневековой Руси (XIV век). - СПб.: Искусство, 2003; Кузьмин А.Г. Церковь и светская
власть в эпоху Куликовской битвы // Вопросы научного атеизма. 1988. Вып. 37; Сахаров А.М. Церковь и
образование русского централизованного государства //Вопросы истории. 1966. № 1.
31
Борисов Н.С. Политика Московских князей (XIII-первая половина XIV в.) - М.: Издательство МГУ,
1999; Его же. Русская церковь в политической борьбе XIV-XV веков. - М.: Издательство МГУ, 1986.
32
Борисов Н.С. Иван Калита. - М.: Молодая гвардия, 1995; Его же. Иван III. - М.: Молодая гвардия, 2000;
Его же. Сергий Радонежский. - М.: Молодая гвардия, 2009; Его же. Дмитрий Донской. - М.: Молодая
гвардия, 2014; Его же. Михаил Тверской. - М.: Молодая гвардия, 2017.
7
периода образования централизованного государства в русских землях в
XV-XVI вв. содержится в работах В.А. Кучкина33 и А.А. Горского34.
Отметим, что в силу специфики изучаемой нами проблемы
большинство работ написано на русском языке. Однако, эпоха русского
средневековья и формирования централизованного государства в СевероВосточной Руси анализируется в трудах зарубежных исследователей Дж.
Феннела, Э. Клюга, Ч. Гальперина35. Довольно подробно в зарубежной
литературе изучен вопрос формирования национальной идентичности или
протонациональных дискурсов36.
Подводя итог, отметим, что политические концепции конца XV –
начала XVI вв., подверглись всестороннему изучению, в то время как в
отношении более ранних периодов, авторы ограничиваются лишь общими
описаниями. Таким образом, накоплен достаточно большой материал об
исследовании взглядов, концепций и мировоззрения древнерусских
книжников, однако отсутствуют исторические исследования, посвященные
непосредственному анализу властных концепций. Все это подтверждает
необходимость дальнейшего изучения истоков основ идеологии
Московской Руси.
Цель работы - комплексный анализ концепций и представлений о
феномене власти, сложившихся в трудах московских книжников в XV–
начале XVI вв.
Данная цель предполагает решение ряда задач:
1. Изложить, существовавшие в среде московских книжников в XV–
XVI вв., взгляды на природу и происхождения княжеской власти
2. Определить основные функции княжеской власти, наиболее
актуальные для трудов московских книжников, а также рассмотреть
33
Кучкин В.А. Договорные грамоты московских князей XIV века. Внешнеполитические договоры. - М.:
Древлехранилище, 2003; Его же. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в
X-XV вв. - М.: Наука, 1984.
34
Горский А.А. Русские земли в XIII-XIV в. Пути политического развития. - М.: Институт российской
истории РАН, 1996; Его же. Русское средневековье. - М.: Астрель-Олимп, 2010; Его же. Русь: от
славянского Расселения до Московского царства. - М.: Языки славянской культуры, 2004. Его же.
Горский А.А. Москва и Орда. - М.: Наука, 2000. Его же. Горский А.А. «Всего еси исполнена земля
русская…»: Личности и ментальность русского средневековья. - М.: Языки славянской культуры, 2001.
35
Гальперин Ч. Татарское иго. Образ монголов в средневековой России. – Воронеж: Новый взгляд, 2012;
Клюг Э. Княжество тверское (1247-1485). - Тверь: РИФ, 1994; Феннел Дж. Кризис средневековой Руси
1200-1304. М.: Прогресс, 1989.
36
Miller D. The Velikie Minei Chetii and the Stepennaia Kniga of Metropolitan Makarii and the Origins of
Russian National Consciousness // Forschungen zur osteuropaisechen Geschichte. 1979. B. 26. P. 263-282;
Rowland D. Moscow – the Third Rome or the New Israel? // Russian Rewiew. 1996. Vol. 55. № 4. P. 591-614.
8
политические концепции конца XIV – XV вв. и показать их эволюцию на
протяжении XV– начала XVI вв.
3. Рассмотреть, существовавшие в работах древнерусских книжников,
политические концепты, которые способствовали объединению русских
земель во второй половине XIV – начале XVI вв.
4. Определить время зарождение концепции о власти московского
княжеского дома над Русской землей
5. Рассмотреть использование данной концепции в трудах московских
книжников, посвященных периоду объединения земель вокруг Москвы
второй половины XIV – первой половины XV вв., а также ее применение в
XV – начале XVI вв.
Источниковая
база
исследования.
Достижение
цели
диссертационной работы, а также решение указанных выше задач будет
основано на комплексе источников, которые представляется возможным
разделить на три основные группы.
Важнейшую информацию содержит крупнейший комплекс
письменных источников средневековой Руси, а именно древнерусские
летописи37. Наиболее ценны московские летописи и общерусские
летописные своды — Лаврентьевская и Троицкая летописи, Рогожский
летописец, Симеоновская летопись, а также Софийская летопись и
Новгородская четвертая летопись38. Эти памятники, созданные во второй
половине XIV – первой половине XV в., или написанные позднее, но
содержащие в своем составе более ранние своды были использованы для
исследования взглядов книжников XV в. Московские летописи конца XV –
начала XVI в., а также общерусские летописные своды39 были
37
Датировку основных летописных сводов см.: Лурье Я.С. Две истории Руси XV века. Ранние и поздние,
независимые и официальные летописи об образовании Московского государства. - СПб.: Дмитрий
Буланин, 1994. С. 13-22.
38
Троицкая летопись. Реконструкция текста / Подг. М.Д. Приселковым. – СПб.: Наука, 2002; Полное
собрание русских летописей. Т. I. Лаврентьевская летопись / Под ред. И.Ф. Карского. – М.: Языки
русской культуры, 1997; Полное собрание русских летописей. Т. II. Ипатьевская летопись / Под ред.
А.А. Шахматова. – М.: Языки русской культуры, 1998; Полное собрание русских летописей. Т. III.
Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов / Переиздание с предисловием Б. М.
Клосса. –М.: Языки русской культуры, 2000; Полное собрание русских летописей. Т. IV. Ч. 1.
Новгородская четвертая летопись / Под ред. М.Н. Тихомирова, с предисловиями А.Г. Боброва и Б.М.
Клосса. – М.: Языки русской культуры, 2000; Полное собрание русских летописей. Т. XV. Рогожский
летописец. Тверской сборник / Под ред. А.Ф. Бычкова. – М.: Языки русской культуры, 2000; Полное
собрание русских летописей. Т. XVIII. Симеоновская летопись / Под ред. А.Е. Преснякова. – М.: Языки
русской культуры, 2007.
39
Полное собрание русских летописей. Т. XXIII. Ермолинская летопись / Под ред. Ф.И. Покровского. –
М.: Языки русской культуры, 2003; Полное собрание русских летописей. Т. XXIV. Типографская
летопись / Под ред. С.П. Розанова. – М.: Языки русской культуры, 2000; Полное собрание русских
летописей. Т. XXV. Московский летописный свод конца XV века / Под ред. М.Н. Тихомирова. – М.:
Языки русской культуры, 2004; Полное собрание русских летописей. Т. XXVI. Вологодско-пермская
9
использованы при анализе воззрений книжников и политических событий
второй половины XV – начала XVI в. В работе широко используется текст
более поздней Никоновской летописи40 (30-е гг. XVI в.). В летописях
важны, прежде всего, развернутые описания политических событий,
благодаря которым можно сделать вывод том или ином воззрении
летописца на феномен власти. Важная информация для понимания
политических взглядов древнерусского книжника содержится в
летописных рассказах, посвященных княжеской борьбе, присоединению
территорий. При этом нам важен как сам летописный текст, описывающий
события средневековой истории, так и специальные термины,
используемые летописцами для описания того, что связано с княжеской
властью. Помимо собственно летописей, важнейшим источником,
позволяющим проанализировать концепции, взгляды и мировоззрение
древнерусских книжников являются публицистические произведения,
содержащиеся в составе летописных сводов и монастырских сборниках.
Вторую группу источников составляют различные сочинения
(послания, письма, поучения, грамоты, похвалы) церковных деятелей XVXVI вв.41, а также жития святых, написанные древнерусскими книжниками
того же периода. Подход к изучению этих документов в целом повторяет
подход к летописям – важен сам текст, т.е. взгляды конкретных церковных
деятелей на природу и функции власти.
К третьей группе источников можно отнести документы
политического характера, а именно — духовные и договорные грамоты
русских князей между собой, с иностранными правителями42, а также с
Новгородом43. Данные источники, во-первых, отражают динамику
постепенного получения московскими князьями власти над великим
княжением Владимирским и признание этого ведущими политическими
силами региона, а, во-вторых, позволяют увидеть использование тех или
иных титулов правителей. Важный блок составляют памятники права44 летопись / Под ред. М.Н. Тихомирова. – М.: Рукописные памятники Древней Руси, 2006; Полное
собрание русских летописей. Т. XXVII. Никаноровская летопись / Под ред. А.Н. Насонова. – М.: Языки
русской культуры, 2007.
40
Полное собрание русских летописей. Т. X-XII. Никоновская летопись / Под ред. А.Ф. Бычкова. М.:
Языки русской культуры, 2000. См. о ней: Клосс Б. М. Никоновский свод и русские летописи XVI – XVII
веков. - М.: Наука, 1980.
41
Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией. Т. I. 1334-1598 / Сост. Я.
Бередников. – СПб.: В Типографии Экспедиции заготовления Государственных бумаг, 1841; Русская
историческая библиотека, издаваемая археографическою комиссиею. Т. VI. Памятники древнерусского
Канонического права / Сост.: А.С. Пазлов. – СПб.: Тип. Императорской Академии Наук, 1880.
42
ДДГ. / Подготовлено к печати Л.В. Черепниным. - М.-Л. Издательство академии наук СССР, 1950.
43
ГПНП / Сост. С.Н. Валк. – М.- Л.: Издательство АН СССР, 1949.
44
Памятники русского права. Вып. 2. Памятники права феодально-раздробленной Руси XII-XV вв. / Отв.
ред. С.В. Юшков. - М.: Издательство юридической литературы, 1953; Памятники русского права. Вып. 3.
10
судные грамоты, судебники45 и др. Отметим, что все вышеперечисленные
документы также были составлены древнерусскими и московскими
книжниками, при этом они во многом отражают представления самих
князей о феномене власти и властных полномочиях.
В качестве неопубликованных источников были привлечены
документы XV-XVI в., хранящиеся в РГАДА. В частности, материалы
фонда № 135, содержащие документы, относящиеся к периоду
складывания централизованного государства (договорные и духовные
грамоты великих и удельных князей, а также грамоты Великого
Новгорода). Был изучен фонд № 357, представляющий рукописное
собрание Саровской пустыни, где сохранились ранее неопубликованные
документы конца XIV-XVI в. (переписанные древнерусскими книжниками
церковные произведения, поучения, а также жития святых), позволяющие
рассмотреть работу древнерусских книжников в качестве составителей
монастырских сборников, включающих источники по периоду XV в.
Привлечены материалы фонда 181, содержащего как сочинения
древнерусских книжников XV-XVI в., так и различные сборники,
позволяющие проанализировать их деятельность.
Большое внимание уделено документальным свидетельствам,
отложившимся в ОР РГБ. Это материалы из Собраний А.В. Горского (Ф.
79), П.П. Шибанова (Ф. 344), А.Н. Попова (Ф. 236), Музейного собрания
(Ф. 178), а также собрания Н.П. Румянцева (Ф. 256), В.М. Ундольского (Ф.
310), Собрания единичных поступлений рукописных книг древней
традиции (Ф. 722) содержащие отрывки из летописей, хронографы,
исторические сочинения, списки монастырских книг, различные послания,
повести, сборники и отдельные жития святых, переписанные церковные
произведения. В данных собраниях нам интересны как документы,
непосредственно датированные XV – XVI вв., позволяющие рассмотреть
работу книжников и содержащие сведения об авторах и переписчиках,
авторские пометки и т.д., так и более поздние списки (XVII – XIX вв.)
интересующих нас произведений (послания, поучения и др.), а также
тексты содержащие развернутые описания событий (летописи,
хронографы, жития святых, исторические повести и др.).
Научная новизна диссертационного исследования определяется
тем, что политические воззрения московских книжников, касающиеся как
природы и функций власти, так и распространения власти московских
Памятники права периода образования русского централизованного государства XIV - XV вв. / Отв. ред.
С.В. Юшков. - М.: Издательство юридической литературы, 1955.
45
Судебники XV-XVI веков / Сост. Р.Б. Мюллер, Л.В. Черепнина. – М.: Наука, 2015.
11
князей на русские земли впервые становятся предметом отдельного
изучения. На примере концепций и идей власти проведено всестороннее
исследование особенностей формирования и развития политических
взглядов
московских
книжников,
с
привлечением
комплекса
опубликованных и ранее неопубликованных источников различных типов.
Новизна результатов, полученных в ходе исследования, заключается также
в развитии теоретико-методических и практических рекомендаций по
совершенствованию анализа идеологических концепций и идейных основ
средневековых государств на примере Московской Руси, нашедших свое
отражение в трудах представителей интеллектуальной элиты – московских
книжников. Новизна также состоит в некоторых частных вопросах:
уточняется время возникновения концепции, представляющей великое
княжение Владимирское вотчиной московских князей, уточняется
определение термина «книжник» в широком смысле, как авторов
письменных памятников, включающих в себя не только летописи и жития,
но также и документы светского характера, предлагается авторский взгляд
на эволюцию политической системы Руси.
Теоретическая значимость состоит в том, что разработаны
методические основы изучения взглядов книжников на феномен
княжеской власти, включающие следующие элементы: природа и
происхождение власти, основные функции и задачи власти, изменения во
властных полномочиях под влиянием важнейших политических событий,
право на власть над определенной территорией. В работе
проанализирована динамика представлений о сакральности княжеской
власти, а также о праве иноземных правителей на власть над русскими
землями, кроме того выявлена зависимость между идеями о единстве
русских земель, бытовавшими в XII-XIII вв. и идеологическими
концепциями, сформировавшимися в среде московских книжников XVXVI вв., объясняющих лидерство московских князей в Северо-Восточной
Руси.
Практическая значимость определяется тем, что изложенные
факты, обобщения и выводы могут быть в полном объеме внедрены в
исследования социально-политической истории Руси XV - начала XVI в.,
также создана модель эффективного применения знаний, касающихся
средневековой идеологии, в высших и средних специальных учебных
заведениях. Изложенные в исследовании схемы могут быть представлены
в качестве методических рекомендаций для разработки лекционных курсов
по истории русского средневековья, послужить основной для подготовки
12
аналитических сообщений, учебных пособий, использованы при
преподавании курса «История России».
Методологическая основа исследования. В основу настоящего
исследования были положены принципы историзма и объективности,
предполагающие комплексное изучение общественно-политического поля
русских земель XV-XVI в., в котором формировались взгляды московских
книжников на природу, основные функции и распространение княжеской
власти. Применение историко-генетического метода представляет собой
последовательный анализ источников с целью выявить бытование в них
определенных представлений о власти в целом и о власти московских
князей в частности. Использование историко-сравнительного метода
позволяет путем сравнения произведений, созданных в различных
княжествах, сделать выводы об идеологической окрашенности тех или
иных событий. Историко-системный метод предполагает, что взгляды
московских книжников на власть рассматриваются не сами по себе, а в
непосредственной связи и с постоянными отсылками к политическому и
социокультурному развитию русских земель в XV – начале XVI в. Важную
роль для настоящего исследования играет также понятийнотерминологиеский метод, позволяющий проанализировать различные
специальные термины, встречающиеся в произведениях московских
книжников.
На защиту выносятся следующие положения:
1)
Взгляды московских книжников на природу княжеской власти
в целом были тождественны взглядам всего образованного слоя русских
земель и состояли в следующем: власть дается князю напрямую от Бога,
что предполагает высшую ответственность князей, а также невозможность
насильственного получения власти. Наследование власти осуществляется
исключительно в правящем княжеском роду, в соответствии с «отчииным»
принципом и принципом «старейшинства». Особенно актуальна для
московских книжников XV-XVI вв. была идея родства московских князей
с величайшими правителями периода Киевской Руси и владимирскими
князьями, так как она объясняла право московских князей на власть в
русских землях, а также представления об «отчинном» наследовании
власти над Владимирским княжением со времен правления князя Ивана
Калиты.
2)
Наиболее значимыми из функций княжеской власти для
московских книжников были праведный суд, забота о нуждающихся, а
13
также всесторонняя поддержка православия и необходимость соответствия
христианским идеалам. Особое религиозное благочестие московских
князей, отраженное в трудах книжников, стало одним из элементов
средневековой московской идеологии. Политические концепции конца
XIV – первой половины XV в. предполагали невмешательство князей в
церковные дела, а также преимущество духовной власти над светской.
3)
Со второй половины XV в. статус княжеской власти
существенно возрос в силу внешнеполитических и внутриполитических
событий, что выразилось в обретении князем некоторых сакральных
функций и права вмешиваться в церковные дела, причем идейная основа
данных функций и прав была заложена в предшествующие периоды.
Сочинения книжников конца XV – начала XVI вв. завершили развития
идеологии Московского государства, объяснив в духе идей о
преемственности власти, происхождение княжеской династии от римских
императоров, а также переход сакрального центра православия в Москву
из Константинополя.
4)
Восприятие
образованным
слоем
иноземной
власти
монгольских ханов не оставалось неизменным на протяжении XIV-XV вв.
У книжников в XIV – первой половине XV вв. легитимность власти
иноземных «царей» не вызывала сомнений, хотя в их сочинениях и
появляется мотив сопротивления узурпаторам власти, что объясняется
широким распространением в среде книжников идей о преемственности
власти и невозможности ее силового захвата. В конце XV в. полному
пересмотру подвергается сама суть иноземной власти, она объявляется
нелегитимной, в то время как хан «утрачивает» царское достоинство.
5)
Важным фактором, способствующим объединению русских
земель, послужили представления о тождественности земель СевероВосточной Руси (княжения Владимирского) понятию «Русская земля»,
распространенные в среде древнерусских и московских книжников XV –
начала XVI вв., а также возникшие в середине XIII в. в образованной среде
Владимирского княжества представления о власти владимирских князей
над землями всего Древнерусского государства.
6)
Впервые идея о власти московских князей над всей Русской
землей появилась в работе московских книжников около середины XIV в.,
а затем получила развитие в трудах книжников XV в., и связана с именем
московского князя Ивана Калиты, который предстает в их сочинениях
безусловным лидером Северо-Восточной Руси, власть которого
распространяется на всю Русскую землю, а не только на Московское
княжество.
14
7)
Концепция,
представляющая
Русскую
землю
(т.е.
Владимирское княжение) «отчиной» московских князей получила широкое
распространение в трудах московских книжников XV – начала XVI вв.,
отражающих борьбу за великокняжеский ярлык московского князя
Дмитрия Ивановича с нижегородскими и тверскими князьями, а затем
была использована московскими книжниками в годы правления Ивана III
для легитимации подчинения Новгорода. С середины XV в. в
образованной среде Московского княжества вновь актуализируются
представления о Русской земле, как о территории, включающей все земли
и княжества бывшего Древнерусского государства. Именно эти
представления послужили идейным обоснованием распространения
претензий московских князей на славянские земли, подвластные Великому
княжеству Литовскому.
Достоверность исследования подтверждается анализом, обобщением
и осмыслением документальных материалов РГАДА и ОР РГБ, комплекса
опубликованных документов, научных публикаций, - все это дает
возможность выявить комплекс обозначенных проблем в формировании и
развитии идеологии Московской Руси. Достоверность исследования
подтверждается также верификацией выводов, сделанных в исследовании.
Апробация результатов исследования. Основные положения
исследования излагались на XXII международной конференции студентов,
аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (М., 2015), X научнопрактической конференции «Актуальные вопросы истории Московского
края» (М., 2016), XIV научной конференции «Тенденции и перспективы
развития современного научного знания» (М., 2015), а также были
апробированы в виде 4 научных статей, изданных в журналах, входящих в
Перечень ВАК, тезисов к конференции и статьи в сборнике материалов
конференции.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав,
заключения, списка сокращений и условных обозначений, списка
источников и литературы.
II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обосновывается актуальность темы диссертационной
работы, определяются хронологические и территориальные рамки, степень
изученности проблемы, объект, предмет, цель и задачи работы, дается
характеристика источниковой базы, методологии исследования,
раскрывается научная и практическая значимость исследования.
15
В первой главе «Древнерусские и московские книжники XV – начала
XVI вв. и специфика их работы» диссертантом дается общая
характеристика представителям образованного слоя средневековой Руси,
на протяжении столетий вносившим огромный вклад в политическое и
культурное развитие государства. Большинство дошедших до нас
источников по истории XV-XVI вв. были созданы именно книжниками –
придворными
княжескими
или
митрополичьими
летописцами,
агиографами и публицистами, принадлежащими, в большинстве своем, к
среде православного духовенства. В контексте данного исследования под
собирательным термином «книжники» подразумеваются не только
средневековые летописцы, – авторы-составители летописных сводов, но
также и создатели других письменных памятников, таких как послания,
поучения, похвалы, а также памятников светского характера (судебники,
судные и договорные грамоты и др.). Авторы этих текстов, зачастую
занимавшие важнейшие церковные должности, также принадлежали к
образованному слою средневековой Руси и являлись носителями тех же
идей и ценностей. В первой главе автор проанализировал важнейшие
особенности мировосприятия древнерусских книжников, а также
особенности работы преимущественно московских книжников в период
XV – начала XVI в., заключив, что именно социокультурная среда
русского средневековья во многом определяла специфику деятельности
книжников. Московские книжники, без сомнения, сыгравшие
значительную роль в образовании и идейном оформлении
централизованного государства довольно рано встали на позиции
общерусского единства и чутко реагировали как на внешнеполитические,
так и на внутриполитические изменения. Период первой четверти XV в.,
совпавший по времени со вторым южнославянским влиянием, явился
временем расцвета московской книжности и активной деятельности
книжников, в то время как в конце XV – начале XVI вв. усилиями
московской образованной элиты окончательно формируются концепции,
объясняющие происхождение московской династии, историческое место и
роль Руси, и определившие на долгие годы развитие государственной
идеологии.
Во второй главе «Сущность, функции власти и политические
теории в трудах древнерусских и московских книжников» анализируются
представления образованной элиты русских земель о происхождении
власти, ее основных задачах и функциях, а также рассматриваются
политические концепции, касающиеся полномочий княжеской власти и ее
взаимоотношений с властью духовной.
16
В первом параграфе «Природа власти в представлении
древнерусских и московских книжников XV – начала XVI вв.» изучены
взгляды образованной элиты русских земель на происхождение и природу
княжеской власти. Диссертант считает, что происхождение власти в целом
книжники связывали в первую очередь с Божьим промыслом. Идея о том,
что князья получают свою власть по воли Бога, берущая свои истоки в
ветхозаветной и византийской традиции, довольно глубоко проникла в
древнерусскую религиозную и общественно-политическую мысль как
домонгольской Руси, так и периода XV – начала XVI в. Представления
московских книжников о божественном происхождении княжеской власти
в целом тождественны представлением всего образованного слоя Древней
Руси. Диссертант подчеркивает, что из данной идеи книжниками были
сделаны выводы о недопустимости силового захвата власти, о том, что
божественный промысел предопределяет ее качество, а также об особой
ответственности князей перед Богом. Идеи о богоустановленности
княжеской власти находятся в непосредственной связи с другим
представлениям книжников о ее природе, а именно о принадлежности
правителя к княжескому (царскому) роду. Также в данном разделе автор
кратко касается представлений книжников о принципах наследования
власти.
Второй параграф «Основные функции княжеской власти и
политические учения в трудах московских книжников в XV в.» посвящен
изучению основных функций княжеской власти, заслуг московских князей
эпохи возвышения Москвы, отраженных в трудах книжников, а также
анализу средневековых политических концепций. Автор акцентирует
внимание на том, что книжники выделяли следующие основные функции
власти: правление согласно правде (т.е. христианскому закону),
осуществление праведного суда, право на который князь получает
напрямую от Бога, а также защиту своих подданных и всестороннюю
поддержку православной веры. Идеи московских книжников об особом
религиозном благочестии московских князей, начиная с Ивана Калиты,
стали одной из важнейших составляющих средневековой московской
идеологии.
Полноценные политические концепции, объясняющие размер
полномочий княжеской власти, распространяются в образованной среде
Северо-Восточной Руси в период объединения русских земель вокруг
Москвы. Первая и наиболее ранняя из них (первая треть XIV в.),
сформулирована в послании тверского инока Акиндина к великому князю
Михаилу Ярославичу Тверскому и ставит светскую (княжескую) власть
17
выше духовной. В Московском княжестве первые политические учения
возникли в конце XIV – первой четверти XV в. и связаны с именами
митрополитов Киприана и Фотия. Оба учения предполагали, во-первых,
невмешательство княжеской власти в духовные дела, а, во-вторых, ставили
власть духовную выше светской.
В третьем параграфе «Изменения в позиционировании верховной
власти московского князя со второй половины XV в. и политические идеи
московских книжников конца XV - начала XVI вв.» автор акцентирует
внимание на том, что изменения в восприятии полномочий и пределов
власти московских князей связаны с важнейшими политическими
событиями периода – обретением Москвой лидерства в русских землях,
заключением Ферраро-Флорентийской унии, взятием Константинополя
османами и освобождением Руси от ига Орды. Великие князья Василий II
и Иван III уже при жизни начинают именоваться в среде московских
книжников царями, что говорит об ином, более высоком статусе их власти.
Параллельно с этим начинает формироваться концепция «русского
царства», в которой Москва предстает наследницей Константинополя –
сакральным центром православного мира, а великий князь приобретает
функции верховного блюстителя чистоты веры. По мнению автора, в
периоды правления Ивана III и Василия III, составляющих одну
неразрывную эпоху в развитии московской общественно-политической
мысли, помимо развития идей, характерных для предшествующих
периодов, в среде московских книжников начинают формироваться
развернутые политические теории призванные, с одной стороны, заявить
об изменившимся характере власти великого князя и возросшем
положении Руси в целом и Москвы в частности, а, с другой стороны,
вписать по факту новое государство и правящую в нем династию в
существующую картину мира.
Характерные для московских книжников идеи преемственности
княжеской власти получили развитие в «Послании Спиридона Саввы» и
«Сказании о князьях Владимирских» - произведениях, доказывающих
древность и знатность русского княжеского рода по средствам родства с
династией римских императоров. Не меньшее значение на развитие
государственной идеологии Московской Руси, оказали послания старца
Филофея, в которых была сформулирована теория «Москва – третий Рим»,
а также сочинения Иосифа Волоцкого, затрагивающие пределы власти
князя и его взаимодействие с властью церкви.
В четвертом параграфе «Представления древнерусских и
московских книжников о власти ордынских ханов над Русью»
18
проанализированы представления книжников о получении русскими
князьями власти по воле ордынских ханов, называемых книжниками
«царями». Древнерусские книжники в своих трудах обходили
обстоятельства пребывания русских князей в Орде и чаще всего сообщали
о получении великокняжеского ярлыка без прямого указания на то, что
именно ордынский хан является источником власти. Вместе с тем
средневековые
летописцы
нередко
связывали
получение
великокняжеского ярлыка с особой «честью», оказанной тому или иному
князю ордынским правителем, а также иногда упоминали, каким именно
образом тому или иному князю досталось великое княжение. При этом в
сознании московских книжников XV-XVI вв. вассальная зависимость от
монгольских ханов вполне могла уживаться с представлениями о великом
княжении, как собственности московского княжеского дома, т.к. ханы
жаловали подчиненных им князей «по старине», соблюдая «отчинный»
принцип. С точки зрения автора, идеи о божественном происхождении
власти распространялись на законных ордынских ханов в XIII – XV вв.,
хотя в XV в. в трудах книжников прослеживается мотив сопротивления
узурпаторам, таким как Мамай, Тамерлан и Едигей. При этом в конце XV
в. полному пересмотру подверглась сама идея о легитимности зависимости
от Орды, в то время как хан утратил царский титул, а вместе с ним и право
на власть над русскими землями.
Третья глава «Концепт «Русская земля» и распространение власти
над ней московских князей в трудах московских книжников» посвящена
отражению политических процессов XIV-XV вв. в сочинениях книжников
и их связи с эволюцией идей единства Руси. В данной главе также
затрагиваются основные вехи политических изменений в русских землях,
оказавших, с точки зрения автора, непосредственное влияние на
восприятие книжниками власти.
В первом параграфе главы «Концепт «Русская земля» во второй
половине XII–XIII вв. и его отражение в трудах книжников» изучается
смысловое содержание понятия «Русская земля», его использование в
произведениях древнерусских книжников и анализируются данные об
изменениях в политической структуре русских земель, связанные с
монгольским нашествием. В период до прихода монголов термин «Русская
земля» употреблялся в узком и широком смысле: как обозначение
территорий Южной Руси, и всего пространства, заселенного восточными
славянами. Автором исследования продемонстрировано, что после
Батыева нашествия наряду с прежним использованием древнерусскими
книжниками термина «Русская земля» в узком смысле, в общественном
19
сознании образованной элиты Северо-Восточной Руси появляются две
тенденции – представление о Русской земле в широком смысле, как о
территории подчиненной владимирским князьям, а также отождествление
Русской земли исключительно с землями Северо-Востока Руси, что
свидетельствует о трансформации политического пространства в
восприятии древнерусских книжников.
Второй параграф «Изменение политической обстановки в СевероВосточной Руси в первой трети XIV в. и отражение борьбы Москвы и
Твери за великокняжеский ярлык в трудах книжников XV-XVI вв.»
посвящен изучению взаимосвязи указанных событий, а также содержит
сравнительное исследования сочинений московских и тверских
книжников, посвященных московско-тверской борьбе за великокняжеский
ярлык. Политические изменения в конце XIII – начале XIV в. имели
существенное влияние на развитие русских земель. Со смертью князя
Даниила Александровича московские князья потеряли право на получение
великокняжеского ярлыка согласно принципам наследования, однако это
не помешало сыну Даниила Юрию Московскому начать борьбу за ярлык с
тверским князем Михаилом Ярославичем сразу после смерти предыдущего
великого князя Андрея Александровича. Специфика употребления
московскими и тверскими книжниками великокняжеских титулов
позволяет судить о восприятии ими верховной власти в тот период, когда
ярлык несколько раз переходил из рук в руки. Московские книжники XVXVI вв. признают легитимность получения Юрием ханского ярлыка, и
даже после его потери, продолжают использовать по отношению к
московскому князю великокняжеский титул. В свою очередь тверской
книжник XV в., повествуя о событиях борьбы Юрия Московского с
Михаилом Тверским не называет Юрия Даниловича великим князем даже
в тех случаях, когда тот владел ханским ярлыком.
В третьем параграфе «Период правления Ивана Калиты в трудах
московских книжников XIV – начала XVI вв.» диссертант приходит к
выводу, что зарождение власти московских князей над Русской землей, как
и эпоху расцвета могущества Москвы, московские книжники связывали с
фигурой Ивана Калиты. Представления о том, что власть последнего
распространялась на всю Русскую землю, а не только на Московское
княжество получила развитие в трудах московских книжников, причем
впервые эта идея была высказана практически сразу после смерти князя
(40-е гг. XIV в.) в похвале Ивану Калите, помещенной в Сийском
Евангелие. Возникновению этой идеи способствовало несколько факторов.
Во-первых, Иван Калита был первым из московских князей, кому удалось
20
удержать ярлык вплоть до своей смерти, и передать его сыновьям, которые
также сохраняли под своей властью великое княжение в течение всей
жизни. Во-вторых, именно от Ивана Калиты, а не от Юрия Московского
вели свой род московские князья XIV–XVI в., при которых составлялись
основные летописные своды.
В сочинениях московских книжников Иван Калита выступает как
безусловный лидер всей Северо-Восточной Руси, объединяющий под
своим началом других русских князей, а также как правитель,
обеспечивший безопасность от татарских нашествий и особо
покровительствующий православной вере. По мнению диссертанта,
именно благодаря политической деятельности князя Ивана Даниловича
Калиты, в московской среде формируются представления, согласно
которым великое княжение Владимирское или Русская земля в понятии
того времени, становится наследственным владением московских князей.
Эта концепция, а также другие близкие к ней, были в дальнейшем
использованы московскими книжниками, во-первых, для объяснения
лидирующей роли Московского княжества в Русской земле и отстаивания
прав московских князей в политических спорах, а во-вторых, для
легитимации распространения власти московских князей на другие
территории Северо-Восточной и Северо-Западной Руси.
Четвертый параграф «Политические процессы второй половины
XIV – начала XV вв. в свете концепции Русской земли как отчины
московских князей» посвящен отражению в трудах московских книжников
эпохи второй половины XIV в., а также содержит отсылки к узловым
точкам политического развития русских земель XV в. Диссертант
полагает, что данный период представлял особую важность для
московских книжников, поскольку факт потери московским княжеским
домом ярлыка на великое княжение в 1359 г. породил необходимость, с
одной стороны, доказать нелегитимность его получения суздальсконижегородскими князьями, с другой – обосновать «естественные» права
московского князя владеть Владимирским столом, особенно в условиях
борьбы с тверской линией. В качестве основы концепции московскими
книжниками был выбран принцип «отчины и дедины», т.е. владения по
праву наследства. Автор акцентирует внимание, на том, что борьба
московского князя Дмитрия за великокняжеский ярлык выглядит, с точки
зрения московских книжников, защитой своих наследственных прав. В их
сочинениях, отмечающих, по мимо прочего, возросшую политическую
роль Москвы в Северо-Восточной Руси, поездка князя в Орду за ярлыком
выглядит как героический поступок, законная борьба за свою отчину,
21
которая благополучно завершается тем, что московский князь еще больше
укрепляет свою власть над великим княжением. В то же время соперники
Москвы – суздальско-нижегородский и тверской князья, несмотря на то,
что некоторое время владели ханским ярлыком, выглядят в сочинениях
книжников лишенными всяческой поддержки. Также концепция,
представляющая княжение Владимирское отчиной московских князей,
помимо трудов книжников, фиксируется во внешнеполитических
договорах второй половины XIV в.
Пятый параграф «Объединительные процессы в русских землях,
идеи общерусского единства в XV - начале XVI вв. и их отражение в
трудах московских книжников» посвящен взаимосвязи идей о единстве
русских земель и их реальному политическому объединению. Автор
считает, что параллельно с присоединением русских земель к
Московскому княжеству в московской идеологии актуализуются идеи о
преемственности Москвы Киеву и Владимиру, соединяясь в единую
концепцию возрождения русской государственности. Эта концепция,
отраженная в трудах московских книжников, находилась в
непосредственной связи с бытующими в общественно-политическом
сознании всех русских земель представлениями о Русской земле, как о
единой территории, населенной восточными славянами. В связи с этим
идеи преемственности власти, характерные для трудов московских
книжников, получают особое развитие, т.к. отвечают политическим
интересам элиты наиболее могущественного княжества. Указанные идеи,
вместе с представлениями о религиозном единстве русских земель, нашли
непосредственное отражение и получили наибольшее развитие в контексте
покорения Новгорода Иваном III. В дальнейшем представление о Русской
земле как вотчине московских князей явилось в трудах московских
книжников обоснованием политики, направленной на объединение под
своей властью всей Северо-Восточной Руси и Северо-Западной Руси, а
затем, в начале XVI в. позволило выдвинуть претензии на власть над всем
наследием Древнерусского государства.
В Заключении подведены итоги исследования, сформулированы
основные выводы, которые сводятся к следующему:
1.
Древнерусские книжники – представители образованного слоя
средневековой Руси, авторы различных письменных памятников,
отражавших политические, экономические и культурные процессы эпохи.
Особенности изложения материала определяли прежде всего
мировоззрение и самосознание книжников – для их текстов характерны
22
постоянные отсылки к Ветхому и Новому завету и сочинениям отцов
церкви, специфическое восприятие происходящих событий через призму
религиозного мировосприятия, а также особый провиденциализм.
Московские книжники, сыграли ключевую роль в оформлении
государственной идеологии, довольно быстро заняв позиции общерусского
единства и чутко реагируя на изменения внутриполитической и
внешнеполитической обстановки.
2.
В основе рассуждений московских книжников о природе
княжеской власти, лежала идея о ее божественном происхождении.
Представление о том, что князья получают свою власть от Бога, истоки
которой находятся ветхозаветной и византийской традиции, довольно
глубоко проникло в древнерусскую религиозную и общественнополитическую мысль как домонгольской Руси, где она была впервые
сформулирована, так и периода XV-XVI вв.
3.
В книжной традиции Руси наравне с идеями о божественном
происхождении
княжеской
власти
бытуют
представления
о
преемственности власти, т.е. принадлежности князей к княжескому роду.
Данная идея получила распространение в трудах московских книжников
XV-XVI вв., как доказательство прав московского княжеского дома на
власть в русских землях. Права наследования власти в произведениях
книжников объясняются двумя, во многом противоположными друг другу
принципами - «старейшинства» в правящем роду и принципом
«отчинного» наследия.
4.
Представления московских книжников об основных функциях
княжеской власти также, как и идеи о ее происхождении, в целом
тождественны представлениям древнерусских книжников. В качестве
основных функций княжеской власти московские книжники видят
правление согласно правде, осуществление праведного суда, право на
который князь получает напрямую от Бога, а также защиту своих
подданных и всестороннюю поддержку православной веры. Политические
теории конца XIV- первой половины XV вв., возникшие в Московском
княжестве, ставят духовную власть выше светской.
5.
Пределы власти и властные полномочия московских князей
подвергаются
значительным
изменениям
под
влиянием
внутриполитических и внешнеполитических событий, начиная со второй
половины XV в. Пределы власти князя расширяются, многие функции
актуализируются. Наравне с развитием идей, характерных для
предшествующих периодов, в среде московских книжников начинают
формироваться развернутые политические теории призванные, с одной
23
стороны, заявить об изменившимся характере власти великого князя и
возросшем положении Руси в целом и Москвы в частности, а, с другой
стороны, вписать по факту новое государство и правящую в нем династию
в существующую картину мира. Характерные для московских книжников
идеи преемственности власти получили развитие в произведениях,
доказывающих древность и знатность русского княжеского дома по
средствам родства с династией римских императоров. Все вместе эти идеи
образуют тот фундамент, на котором строилась государственная идеология
не только XVI в., но во многом и последующих периодов русской истории.
6.
Параллельно с представлениями древнерусских и московских
книжников о феномене княжеской власти в общественно политической
мысли Руси развиваются идеи о единстве Русской земли - особого
политического и социокультурного пространства. В период после
монгольского нашествия в образованной среде русских земель бытует
несколько концепций, по-разному объясняющих его пределы, и именно на
основе представлений об историческом единстве Руси московскими
книжниками выдвигается идея о власти над Русской землей князей
московского дома.
7.
Получение ханского ярлыка в обход действующих правовых
норм московским князем Юрием в 1317 г. отражено в трудах московских
книжников, однако Юрий признается ими в качестве Владимирского
князя, хотя его фигура не имеет такого значения для средневековой
московской идеологии как фигура его брата Ивана Калиты. Именно с
именем этого князя московские книжники связывают возросшую
политическую роль Москвы, превращение ее в один из важнейших городов
Северо-Восточной Руси, а также прекращение татарских набегов на Русь.
Кроме того, практически сразу после смерти князя фиксируется идея о
том, что власть московского князя распространяется на всю Русскую
землю.
8.
В
дальнейшем
в
трудах
московских
книжников
актуализируется концепция, именующая великое княжение Владимирское
отчиной московских князей, призванная, во-первых, утвердить права
московского княжеского дома на верховную власть, а, во-вторых,
объяснить ведущую политическую роль Москвы и подчинение ей
остальных княжеств Северо-Востока. Именно она фиксируется во
внешнеполитических договорах второй половины XIV в., а также
становится основной при доказательстве книжниками прав Дмитрия
Донского на Владимирское княжение в его споре с суздальсконижегородскими и тверскими князьями.
24
9.
В XV в. вместе с тем, как возрастает политическая мощь
Московского княжества в трудах книжников все больше и больше
актуализуется идея киевского и владимирского наследства. Связанная с
распространенными в среде книжников идеями о преемственности власти,
эта идея получает развитие в общественно-политической мысли XV в. В
дальнейшем на основе идей о преемственности власти и единстве всех
Русских земель выдвигаются идеи о распространении власти московских
князей не только на княжества Северо-Восточной и Северо-Западной Руси,
но и территории подвластные великому княжеству Литовскому.
Таким образом, на формирование и развитие концепций власти,
отраженных в трудах московских книжников оказывает влияние целый
комплекс различных идей, представлений, а также политических и
социокультурных факторов, которые представляют ценность для науки,
как по-отдельности, так и во взаимосвязи. Все это подтверждает
дальнейшую необходимость изучения идейных основ и эволюции
представлений московских книжников о феномене власти, так как это, без
сомнения, поможет лучше понять природу власти в России на протяжении
всех периодов ее истории.
III. ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ
Основное содержание диссертационного исследования изложено в 6
публикациях общим объемом 2,3 п.л., в том числе в изданиях из Перечня
ВАК 4 статьи, объемом 1, 5 п.л.
Работы, опубликованные в периодических научных изданиях,
рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:
1. Телицын В.В. О личности великого князя Московского Дмитрия
Ивановича // Российская история. 2015. № 5. С. 201-203. (0,3 п.л.)
2. Телицын В.В. Политическое и социокультурное пространство
Северо-Восточной и Северо-Западной Руси во второй половине XIV –
начале XV века // Преподавание истории в школе. 2016. № 5. С. 73-76. (0,4
п.л.)
3. Телицын В.В. О некоторых идеологических концепциях
Московской Руси второй половины XIV-XV века // Вестник Московского
государственного областного университета. Серия: История и
политические науки. 2016. № 4. С. 69-78. (0,5 п.л.)
25
4. Телицын В.В. Борьба Москвы и Твери 1305-1325 годов в
изложении московских и тверских книжников // Преподавание истории в
школе. 2018. №6. С. 76-79. (0,35 п.л.)
Работы, опубликованные в других научных изданиях:
5. Телицын В.В. Социокультурная идентичность русского
средневековья в свете летописных источников XIV-XV в. [Электронный
ресурс] // Ломоносов. Материалы международного молодежного научного
форума. М.: МГУ. 13-17 апреля 2015 г. 1 электрон.опт.диск (CD-ROM).
6. Телицын В.В. К вопросу об изучении социокультурной
идентичности и самосознания русского средневековья XIV - начала XVI
вв. // Тенденции и перспективы развития современного научного знания:
материалы XIV Международной научно-практической конференции. М.:
ИСИ-Перо, 2015. С. 71-75. (0,4 п.л.)
26
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
4
Размер файла
485 Кб
Теги
московский, власть, века, книжников, начало, концепция, xvi, труда
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа