close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Общая полиция в системе местного управления в Сибири (XVIII – начало XX в)

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Коновалов Игорь Анатольевич
ОБЩАЯ ПОЛИЦИЯ В СИСТЕМЕ МЕСТНОГО
УПРАВЛЕНИЯ В СИБИРИ (XVIII – начало XX в.)
07.00.02 – Отечественная история
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук
Кемерово–2018
Работа
выполнена
в
федеральном
государственном
образовательном
учреждении
высшего
образования
государственный университет им. Ф. М. Достоевского»
бюджетном
«Омский
Научный консультант:
доктор исторических наук, профессор Толочко Анатолий Павлович
Официальные оппоненты:
Зиновьев Василий Павлович, доктор исторических наук, профессор,
федеральное государственное автономное образовательное учреждение
высшего
образования
«Национальный
исследовательский
Томский
государственный университет», заведующий кафедрой отечественной истории
Чуркин Михаил Константинович, доктор исторических наук, профессор,
федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего образования «Омский государственный педагогический университет»,
профессор кафедры отечественной истории
Ищенко Оксана Владимировна, доктор исторических наук, доцент,
бюджетное
учреждение
высшего
образования
Ханты-Мансийского
автономного округа – Югры «Сургутский государственный университет»,
профессор кафедры государственного, муниципального управления и
управления персоналом
Ведущая организация:
федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего образования «Иркутский государственный университет»
Защита состоится «_____» ___________ 2018 г. в ______ часов на
заседании диссертационного совета Д 212.088.08, созданного на базе
федерального государственного бюджетного образовательного учреждения
высшего образования «Кемеровский государственный университет» (650000,
Кемерово, ул. Красная, 6).
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кемеровского
государственного университета и на сайте http://d08.kemsu.ru/
Автореферат разослан «_____» __________2018 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Ермоленко Любовь Николаевна
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ
Актуальность темы исследования. Необходимость обращения к истории
местного управления и общей полиции Сибири объясняется недостаточной
изученностью традиций администрирования и путей создания системы
местного управления на окраинах государства. История сибирской общей
полиции и ее роль в системе местного управления в дореволюционный период
до сих пор не стали объектом специального исследования в исторической
науке,
за
исключением
того,
что
некоторые
аспекты
проблемы
характеризовались в обобщающих работах.
Объектом исследования в диссертации является местное управление в
Сибири в XVIII – начале ХХ в.
Предметом исследования выступает общая полиция в Сибири в XVIII –
начале ХХ в.
Хронологические рамки исследования охватывают период с начала
XVIII в. – времени создания особой модели административно-полицейского
управления Сибири – до февральской революции 1917 г., в результате которой
были упразднены имперские органы власти.
Территориальные рамки исследования охватывают административные
границы Сибири XVIII – начала XX в.
Степень разработанности темы. Историография роли и места общей
полиции в местном управлении дореволюционной Сибири еще не сложилась.
Отечественные исследователи до сих пор занимались или историей местного
управления, или историей полицейских органов. Разница в исследовательских
подходах к изучению теории и истории государства обусловила выделение в
историографии местного управления, а также полиции трех этапов –
дореволюционного, советского и современного.
Изучение истории общей полиции и местного управления Российской
империи началось в дореволюционный период. В 1861 г. вышло в свет
исследование М.А. Корфа, в котором характеризовалось состояние сибирского
3
администрирования. Автор описал факты произвола со стороны сибирских
полицейских в начале XIX в., в особенности, енисейского городничего и
нижнеудинского земского исправника1.
Одной из первых попыток обобщить историю местного управления и
полиции стало исследование Е.Н. Анучина. Автор изложил правительственную
точку зрения на характер преобразований местного управления, начиная с
«Учреждений для управления губерний» 1775 г. и заканчивая реформами 60-х
годов XIX в2.
В
дореволюционной
науке
проблемы
местного
управления
разрабатывались в основном в рамках полицейского права. Дореволюционные
исследования внесли значительный вклад в изучение органов управления: в них
была проанализирована нормативно-правовая база, определявшая деятельность
местного управления, вычленены некоторые проблемы в организации системы
администрирования, освещены основные этапы формирования полиции
дореволюционной России3. В этих работах прослеживалось становление и
развитие общей полиции. Несмотря на внимание к вопросам истории
государства в дореволюционном правоведении (работы Б. Н.Чичерина, А.Д.
Градовского, В.М. Гессена и др.), вопросы управления регионами страны и
роли полицейских органов в этом управлении, к сожалению, не нашли
должного освещения. Краткие упоминания об администрировании окраин и
роли полицейских органов в управлении свидетельствуют о недостаточной
разработанности вопросов регионального управления. Кроме того, для этих
работ характерен юридический формализм и дефицит статистических данных
по истории местного управления. Несмотря на это, дореволюционным
правоведам и историкам удалось обозначить круг проблем, связанных с
Корф М.А. Жизнь графа Сперанского. Т. 1–2. СПб., 1861. С. 201, 235.
Анучин Е.Н. Исторический обзор развития административно-полицейских учреждений в
России с Учреждения о губерниях 1775 г. до последнего времени. СПб., 1872.
3
Чичерин Б.Н. Областные учреждения России в XVII веке. М., 1856; Градовский А.Д.
История местного управления в России. СПб., 1868. Т. 1; Гессен В.М. Вопросы местного
управления. СПб.,1904. и др.
1
2
4
поиском форм и способов административно-территориального устройства
региона, а также рассмотреть ряд вопросов, касающихся взаимодействия
коронной и местных администраций.
В исследовании В.В. Ивановского, например, были выделены черты,
характеризующие региональное администрирование. Автор отмечал, что какие
бы органы местного управления не рассматривались, повсюду находится
начало административного единства, выражающееся в стремлении верховной
власти приблизить административное управление окраинами к управлению в
европейской части страны1.
Применительно к истории управления Сибири XIX в. нужно особо
упомянуть труды В.И. Вагина и С.М. Прутченко, в которых была сделана
попытка рассмотреть сибирскую административную политику через призму
государственно-правовых
взглядов
и
в
соответствии
с
тогдашней
административной практикой2.
В.И. Вагин в своей книге дал развернутый анализ «Сибирского
учреждения» 1822 г. М.М. Сперанского. Автор указал на неудачу организации
совещательных органов в регионе, на незавершенность реформы, на
ограниченные
возможности
местной
администрации.
С.М.
Прутченко
подготовил к публикации материалы I и II Сибирских комитетов. Автор
обратил внимание на необходимость учета особенностей окраин в процессе
законотворческой деятельности.
Таким
образом,
несмотря
на
немногочисленность
исследований,
дореволюционные авторы уделили достаточно серьезное внимание специфике
общей полиции и местного управления. Они отмечали, что органы общей
полиции являлись неотъемлемой частью органов власти на местах.
1
Ивановский В.В. Административное устройство наших окраин. Казань, 1891.
Вагин В.И. Исторические сведения о деятельности графа М.М. Сперанского в Сибири. Т. 1–
2. СПб., 1872; Прутченко С. М. Сибирские окраины. Областные установления, связанные с
Сибирским учреждением 1822 г., в строе управления русского государства. Историкоюридические очерки. Т. 1–2. СПб., 1899.
2
5
Отечественная историография советского периода вплоть до 1970-х гг. не
отличалась обилием публикаций по проблемам местного управления и общей
полиции. Это во многом было связано еще и с тем, что коммунистическая
идеология отвергала систему дореволюционного местного управления и
полиции, как совершенно чуждый ей феномен. Полиция рассматривалась лишь
как карательный орган для борьбы с партийно-революционным движением.
Изучение других сторон ее деятельности в советской историографии не
приветствовалось.
Тенденция к изменению ситуации наметилась только к 1960-е – 1970-е гг.
после появления работ П.А. Зайончковского, А.И. Парусова, Н.П. Ерошкина и
В.Г. Чернухи1. Огромное значение имеют не только выводы и теоретические
положения их работ, но и предложенная методика изучения источников.
Главной особенностью их публикаций по сравнению с предыдущими
исследованиями стало смещение акцентов с описательного рассмотрения
государственного аппарата к изучению социального состава бюрократии. Тем
самым признавалось, что на государственно-правовую систему могут оказывать
влияние не только экономические факторы и расстановка социально-классовых
сил, но люди, в ней работающие.
В советский период долгое время на периферии научного интереса была
история местного управления в Сибири. Своеобразным прорывом было ее
краткое изложение на страницах многотомной «Истории Сибири»2, хотя
разделы о сибирском администрировании сведены в издании к минимуму.
Однако анализ основных политических и социально-экономических процессов
дал толчок для дальнейшего изучения истории управления регионом.
Парусов А.И. К истории местного управления в России первой четверти XIX столетия //
Ученые записки Горьковского ун-та. Т. 1. Горький, 1964. Вып. 72; Зайончковский П.А.
Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в. М., 1978; Чернуха В.Г.
Внутренняя политика царизма с середины 50-х до начала 80-х гг. XIX в. JI., 1978;
Ерошкин Н.П. Местное государственной управление дореформенной России (1800 – 1860
гг.). М., 1985.
2
История Сибири с древнейших времен. В 5 т. Т. 2 – 3. М.; Л., 1968.
1
6
Сибирские историки в 1960-е – 1980-е гг. внесли существенный вклад в
изучение проблем социально-экономического развития досоветской Сибири. В
частности, в эти годы появились исследования о местном управлении, среди
которых заслуживает внимания статья А.Н. Копылова, затрагивающая вопросы
сибирского администрирования. Следует выделить также работу Г.Ф. Быкони,
где дан анализ состава и структуры военного и гражданского управления
Восточной Сибири XVIII – начала XIX в3. Значительный интерес представляет
диссертационное исследование Л.С. Рафиенко, посвященное сибирскому
управлению в XVIII в. Автор отметил значение сибирской бюрократии в
управлении краем в силу отдаленности региона и почти полного отсутствия в
нем дворянского землевладения. В работах В.В. Рабцевич были рассмотрены
вопросы реорганизации сибирского управления, причем особое внимание
уделено проблемам формирования аппарата управления. Хронологические
рамки исследования В.В. Рабцевич в последующем были расширены И.Б.
Марковой, С.В. Коданом, Л.М. Дамешек и А.В. Шавровым1. JI. М. Дамешек
провел комплексное исследование правительственной политики в отношении
коренных народов Сибири, детально охарактеризовав при этом «Устав об
управлении инородцев» 1822 г2.
Что касается истории становления и развития полицейских органов, то
эта проблема долгое время рассматривалось не историками, а главным образом
юристами. Большая часть изысканий по этой проблематике была подготовлена
Копылов А.Н. Управление и политика царизма в Сибири в период феодализма // Итоги и
задачи изучения истории Сибири досоветского периода. Новосибирск, 1971. С. 102 –111;
Быконя Г.Ф. Русское неподатное население Восточной Сибири в XVIII – начале XIX в.
Красноярск, 1985.
1
Рафиенко Л.С. Управление Сибирью в 20 – 80 гг. XVIII в.: автореф. дис. … канд. ист. наук.
Новосибирск, 1968; Рабцевич В.В. Сибирский город в дореформенной системе управления.
Новосибирск, 1984; Маркова И.Б. Управление Сибирью в 20 – 60–е годы XIX в.: автореф.
дис… канд. ист. наук. Новосибирск, 1985; Дамешек Л.М., Кодан С.В., Шавров А.В.
Материалы жандармских ревизий 1828 – 1832 гг. как источник изучения деятельности
сибирского аппарата управления//Источники по истории общественной мысли и культуры
эпохи позднего феодализма. Новосибирск, 1988.
2
Дамешек Л.М. Внутренняя политика царизма и народы Сибири (XIX – начало XX в.).
Иркутск, 1986.
3
7
в учебных заведениях МВД СССР в 60 – 80-е гг. XX в. Исследование,
специально посвященное полиции дореволюционной России, было проведено
Р.С. Мулукаевым. Он опубликовал целую серию научных работ, в которых
получили освещение вопросы создания и развития полиции в России3.
В трудах Р.С. Мулукаева и В.А. Шелкопляса исследовалась эволюция
органов охраны правопорядка в Российской империи4. Обобщающие работы
ведомственных историков МВД стали серьезным заделом в изучении темы.
Однако, написанные в основном на материалах столичных архивов и
опубликованных источниках, они почти не отразили специфику создания и
функционирования полиции на окраинах империи. Кроме того, авторы не
уделили должного внимания связям, существующим между историческими
процессами и разработкой нормативных актов, регулирующих полицейскую
службу. Они изучали, главным образом, карательные полномочия полиции,
делали акцент на классовую направленность ее деятельности.
Постсоветский
период
развития
отечественной
историографии
характеризуется открытостью архивных источников, что дает возможность
современным исследователям по-новому взглянуть на проблемы местного
управления. Особенностью современного этапа развития историографии
вопроса является расширение проблематики региональных исследований. В
последние десятилетия сибирскими учеными были сделаны шаги по
мобилизации
конкретно-фактического
материала,
расширяющего
представления о местном управлении региона.
На рубеже ХХ – XXI вв. вышли в свет специальные монографические
работы, затрагивающие те или иные стороны сибирского управления1. М. О.
Мулукаев Р.С. Полиция и тюремные учреждения дореволюционной России. М., 1964.
Мулукаев Р.С. История полиции дореволюционной России. М., 1981 г.; Шелкопляс В. А.
Полицейская реформа в России в 60-х гг. XIX в. Минск, 1981.
1
Миненко Н.А. Русская крестьянская община в Западной Сибири. XVIII – первая половина
XIX века. Новосибирск.1991; Соболева Т.Н., Разгон В.Н. Очерки истории кабинетского
хозяйства на Алтае (вторая половина XVIII – первая половина XIX): управление и
обслуживание. Барнаул, 1997; М.М. Сперанский: Сибирский вариант имперского
3
4
8
Акишин, в частности, проанализировал становление сибирской администрации,
реформы Петра I и Екатерины II на сибирской окраине, механизмы перехода от
феодальной к государственной службе. Министерскую модель центрального
управления в Сибири, в 50-е – начале 60-х гг. XIX в., унификацию
центрального управления сибирским краем, обеспечение его деятельности на
основе общеимперских законов рассматривал в своих работах В.А. Волчек.
Проблемы
дореволюционного
городского
общественного
управления
в
Западной Сибири рассмотрены в книге коллектива авторов под руководством
А.П. Толочко. Авторы изучили порядок формирования, состав и основные виды
деятельности
значимость
местных
дореволюционных
коллективного
исследования
муниципалитетов.
«История
Научная
общественного
самоуправления в Сибири второй половины XIX – начала XX века» под
редакцией М.В. Шиловского определяется результатами ретроспективного
анализа деятельности муниципалитетов и правового статуса сибирских
городов, а также обобщением уже существовавших исследований. Н.А.
Миненко плодотворно занималась вопросами крестьянского общественного
управления в Западной Сибири в XVIII – первой половине XIX в, рассматривая
его как часть местного государственного управления. В 1990- е гг. появились
серьезные работы по истории управления Нерчинскими и КолываноВоскресенскими заводами. В 2003 г. под редакцией Л.М. Дамешека вышла в
свет коллективная монография «М.М. Сперанский: Сибирский вариант
имперского
регионализма
(к
180-летию
сибирской
реформы
М.М.
регионализма (к 180–летию сибирской реформы М.М. Сперанского)/ Л.М. Дамешек и др.
Иркутск,2003; Дамешек И.Л. Российские окраины в имперской стратегии власти (начало XIX
–начало XX вв.). Иркутск, 2005; Толочко А.П., Коновалов И.А., Меренкова Е.Ю., Чудаков
О.В. Городское самоуправление в Западной Сибири в дореволюционный период:
становление и развитие. Омск, 2003.; Акишин М.О. Российский абсолютизм и управление
Сибири XVIII века: структура и состав государственного аппарата. М.; Новосибирск, 2003;
Волчек В.А. Осуществление имперской политики на восточных окраинах России в
деятельности второго сибирского комитета. Новосибирск, 2006; История общественного
самоуправления в Сибири второй половины XIX – начала XX века / Анкушева К.А.,
Бочанова Г.А., Дегальцева Е.А., Кириллов А.К., Ноздрин Г.А., Шиловский М.В., Ус Л.Б.
Новосибирск, 2006. и др.
9
Сперанского)»,
в
которой
был
рассмотрен
процесс
эволюции
форм
государственного управления в восточных регионах Российской империи. И. JI.
Дамешек определила место сибирского региона в имперских социальноэкономических и политических механизмах, а также особенности института
генерал-губернаторской власти в Сибири.
В современной отечественной историографии местного управления стал
востребованным анализ функционирования его институтов, вырабатываются
различные подходы к их изучению: управленческо-региональный и структурнофункциональный. Работы Л.М. Лысенко, С.В. Любичанковского и А.В. Ремнева
показывают,
что
местное
администрирование
в
Российской
империи
представляло собой сложную систему, для которой было характерно не только
единство, но и внутренние противоречия, оказывавшие серьезное влияние на ее
развитие1.
Особенно
значимый
вклад
в
изучение
сибирского
администрирования внес А.В. Ремнев. Он пришел к выводам, что сибирская
модель администрирования была более гибкой, чем в центре империи, она
предусматривала сокращенный и полный состав госучреждений.
Изменение основ конституционного строя в 1990-х гг. в известной
степени стимулировали также исследования истории дореволюционных
органов охраны правопорядка с новых научных позиций. В 1990-е – 2000-е гг.
появилась серия работ, посвященных дореволюционной полиции1. Кроме того,
за период 1990-х – 2000-х гг. был защищен целый ряд диссертаций,
рассматривающих
различные
аспекты
полицейской
службы
в
Лысенко Л.М. Губернаторы и генерал-губернаторы Российской империи (XVIII – начало
ХХ века). М., 2001; Любичанковский С.В. Губернская администрация и проблема кризиса
власти в позднеимперской России (на материалах Урала, 1892 – 1914 гг.). Самара; Оренбург,
2007; Ремнев А.В. Сибирь в имперской географии власти XIХ – начала ХХ вв. Омск, 2015.
1
Сизиков М.И., Борисов A.B., Скрипилев А.Е. История полиции в России (1718– 1917 гг.).
Вып. 2. М.,1992.; Борисов А.В., Иваневский В.Е., Скрипилев А.Е. Полиция Российской
империи ХIХ – начала ХХ в.М., 2000; Мулукаев Р.С., Борисов А.В., Малыгин А.Я. Полиция
Российской империи: монография. М., 2013. и др.
1
10
дореволюционной России2. Наибольшую информацию содержат монографии
«Органы и войска МВД России» и «Полиция и милиция России: страницы
истории»3. К сожалению, исследования ведомственных историков несут на себе
некоторый отпечаток ведомственной науки, с характерным отрывом предмета
исследования от исторического контекста, и не затрагивают историю полиции
сибирского региона.
В последние годы достаточно активно начала изучаться полиция
отдельных частей сибирского региона. Особенно большой задел сделан в
изучении
полицейских
органов
Томской
и
Тобольской
губерний.
В
исследованиях Н.С. Ларькова, Д.М. Шиловского, А.В. Войтович, Ю.Н.
Москвитина, И.В. Черновой и П.А. Сунгурова рассмотрена деятельность
томской и тобольской полиций4. В свой диссертации, а затем монографии,
Ю.Н. Москвитин изучил устройство полицейских органов Томской губернии,
ее особых структурных подразделений, осветил численность и материальное
обеспечение полицейских, динамику происходивших в полиции перемен. Д.М.
Шиловским изучена деятельность томской полиции по предупреждению и
раскрытию преступлений во второй половине XIX– начале ХХ в. И. В. Чернова
проследила
особенности
охраны
правопорядка
управой
благочиния
и
Мушкет И.И. Полиция в механизме Российского государства: историко-теоретическое
исследование: автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1997; Иванова Е.А. Правовые
основы организации и деятельности общей полиции России: XVIII – начале ХХ вв. : автореф.
дис. … канд. юрид. наук. Ростов- на-Дону, 2003 и др.
3
Борисов А.В., Дугин А.Н., Малыгин А. Я. Полиция и милиция России: страницы истории.
М., 1995; Некрасов В. Ф., Борисов А. В. и др. Органы и войска МВД России. Краткий
исторический очерк. М., 1996.
4
Ларьков Н.С. Чернова И.В. Полицмейстеры, комиссары, начальники: Руководители
правоохранительных органов Томской губернии, округа, области в XIX–XX вв. Томск, 1999;
Москвитин Ю.Н. Полиция Томской губернии в 1867 – 1917 гг. (устройство, численность и
материальное обеспечение служащих): автореф. дис. … канд. ист. наук. Барнаул, 2004; Он
же. Полиция Томской губернии в 1867 – 1917 гг. (устройство, численность и материальное
обеспечение служащих). Барнаул, 2006; Шиловский Д.М. Полиция Томской губернии в
борьбе с преступностью в 1867 – 1917 гг.: автореф. дис. … канд. ист. наук. Новосибирск,
2002; Чернова И.В. Томская городская полиция в конце XVIII – начале ХХ вв.: автореф. дис.
… канд. ист. наук. Томск, 2005; Сунгуров П.А. Полиция Тобольской губернии (в 1867 – 1917
годах): автореф. дис. … канд. ист. наук. Тюмень, 2014.
2
11
городским
полицейским
управлением
города
Томска.
П.С.
Сунгуров
исследовал нормативно-правовое обеспечение, организацию и основные виды
деятельности органов полиции Тобольской губернии. В монографии Н.С.
Ларькова и И.В. Черновой кроме биографических данных руководителей
органов внутренних дел региона приводятся важные сведения из истории
полиции губернии.
В западной историографии имеются исследования, посвященные главным
образом политической полиции. Наиболее серьезными являются монографии
С. Монаса и П. Сквайра1. Для обеих работ характерна примерно одинаковая
эмпирическая
база:
нормативные
правовые
акты,
опубликованные
делопроизводственные материалы, воспоминания современников, публикации
российских авторов.
В статье Д. Орловского дан обзор зарубежных работ по данной
проблематике2. Исследованию аппарата коронной администрации Российской
империи посвящены исследования Б. Линкольна, Д. Филда, Х. Торке,
Д. Стефана3. В исследовании Р. Робинса изучалась роль губернаторов в системе
местного управления. Автор подчеркивал, что взаимодействие губернатора с
другими властно-распорядительными органами зависело во многом от его
личных качеств1. Степень разработки проблемы и объективность выводов
западных исследователей уступает результатам изысканий отечественных
ученых. Этому в значительной степени способствует объективная слабость
1
Monas S. The Third Section.Police and Society in Russia under Nicholas I. Harvard, 1961; Squire
P.The Third Department. The establishment and practices of the political police in the Russia of
Nicholas I. Cambridge, 1968.
2
Orlovsky D.T. Recent studies on the Russian bureaucracy // Russian Review. 1976, Oct. Vol. 35.
№ 4. P. 448 – 467.
3
Torke H.-J Das russische Beamtentum in der ersten Hälfte des 19. Jahrhunderts // Forschungen zur
osteuropaischen Geschichte. 1967. Bd. 13; Field D. The End of Serfdom: Nobility and Bureaucracy
in Russia, 1855—1861. Cambridge (Mass.), 1976; Lincoln W. Inthevangard ofReforms: Russia's
Enlightened Bureaucrats. 1825— 1861. Dekalb., 1978; Stephan J.J. The Russian Far East. A
History. Stanford University Press. Stanford California, 1994.
1
Robbins Jr.R.G. The Tsars Viceroys, Russian Provincial Governors in the Last Years of Empire.
Ithaca and London, 1987.
12
источниковой
базы,
а
также
игнорирование
таких
важных
факторов
проблематики как социально-политическое развитие Российской империи.
Оценивая степень изученности темы, следует высказать соображения,
поясняющие
особенности
предложенного
в
работе
исследовательского
подхода. В имеющихся на сегодня исследованиях по местному управлению в
Сибири основной упор сделан, главным образом, на изучении политической
составляющей государственной власти в крае. Историографический анализ дает
основание констатировать, что, несмотря на значительное количество работ,
близких к теме диссертационного сочинения, специального комплексного
исследования, посвященного роли общей полиции в системе местного
управления дореволюционной Сибири, предпринято не было. Становление и
развитие общей полиции в регионе также осталось за бортом отечественной
историографии.
Актуальность темы и недостаточная разработанность указанных проблем
определили цель настоящего исследования – провести комплексный анализ
сибирского местного управления и общей полиции в широком историческом
контексте XVIII – начала XX в.
В соответствии с поставленной целью в диссертационном исследовании
решаются следующие задачи:
– выявить особенности местного управления в Сибири, обусловленные
совокупностью политических, социально-экономических и других факторов,
изучить функциональные особенности общей полиции и администрирования в
условиях огромного, удаленного от центра страны сибирского региона;
– установить основные направления, содержание и специфику становления
системы местного управления и общей полиции в Сибири;
– определить основные этапы структурных изменений сибирской общей
полиции и управления в XVIII – начале ХХ в., оценить степень эффективности
проведенных реформ общей полиции и администрирования на сибирском
уровне, осветить основные направления деятельности общей полиции;
13
–выяснить степень соответствия количественного и качественного состава
общей полиции потребностям управления и охраны правопорядка в крае,
оценить систему материального обеспечения, сопоставить профессиональные и
социальные характеристики сотрудников различных подразделений общей
полиции;
– выявить функциональные и линейные связи общей полиции с другими
государственными учреждениями, охарактеризовать взаимодействие органов
местного государственного управления и органов местного самоуправления в
крае;
–
оценить
специфику
организации
и
функционализации
органов
исполнительной власти в сибирском регионе, определить роль и место общей
полиции в системе местного администрирования в XVIII – начале ХХ в.
Теоретико-методологической основой исследования стали принципы
исторического познания – объективность, историзм, альтернативность и
социальный подход, предполагающие непредвзятый подход к анализу
изучаемых проблем, а также критическое отношение к источникам.
В ходе изучения проблемы автором использовалась совокупность
общенаучных и специальных методов, применяемых
в исследованиях
подобного рода.
В
основе
диссертационного
сочинения
лежит
структурно-
функциональный подход к изучению местного управления и полицейского
аппарата, который состоит в вычленении главных структурных элементов и
функций выполняемых ими. В работе применялись также специальные
исторические
методы
научных
сравнительно-исторический,
исследований:
историко-генетический
историко-системный,
и
проблемно-
хронологический.
Широкие хронологические рамки исследования и дали возможность
автору обратиться к основным положениям теории регионалистики и
модернизации, имеющим на сегодняшний день серьезное теоретическое
14
обоснование, как в зарубежной так и в отечественной науке1 и позволяющим
понять, как восприятие отдельными индивидами тех или иных идей, а также
социально-экономические
и
политические
изменения
общероссийского
масштаба оказывали влияние на развитие местного управления и общей
полиции в Сибири в XVIII – начале ХХ в.
Источниковую
базу
работы
составили:
законодательство
дореволюционной России; официальная делопроизводственная документация
государственных
учреждений
и
органов
городского
самоуправления;
описательно-статистические и справочные материалы; периодическая печать и
источники личного происхождения.
Большое внимание уделено нормативно-правовым актам, к которым
относятся законы и подзаконные акты дореволюционной России. Они
включают в себя законы Российской империи, императорские указы, мнения
Государственного
совета,
решения
Комитета
и
Совета
министров,
постановления и указы Сената, а также подзаконные акты министерств и
губернаторов и др. На базе Полного Собрания законов и Свода законов
Российской империи был проанализирован широкий круг нормативноправовых актов в отношении Сибири с начала XVIII в. по 1916 гг. Кроме того,
существенную роль для реализации цели диссертационного сочинения сыграли
специальные сборники нормативно-правовых актов, напрямую касающиеся
деятельности местного управления и общей полиции в крае.
Неопубликованные
материалы
официального
делопроизводства
предоставляют важные сведения об изучаемых органах власти. Они отражают
Ростоу У.У. Стадии экономического роста. Некоммунистический манифест. Нью-Йорк,
1961; Красильщиков В.А. Вдогонку за прошедшим веком: Развитие России в ХХ веке с
точки зрения мировых модернизаций. М., 1998; Опыт российских модернизаций/ под ред.
В.В. Алексеева. XVIII - XX века. М., 2000; Побережников И.В. Переход от традиционного к
индустриальному обществу: теоретико-методологические проблемы модернизации. М.,
2006; С. 23–44; Медушевский А.Н. Региональная история в глобальном измерении //
Российская история. 2009. № 3. С. 3 - 15; Зиновьев В.П. Сибирь в современной России:
исторические традиции и перспективы модернизации // Вестник Томского государственного
университета. История. 2017. № 46. С. 81 – 84. и др.
1
15
также практику функционирования местного управления и общей полиции
Сибири. Правоприменительную практику верховной власти на местах можно
проследить по распорядительной документации МВД, Главных управлений
генерал-губернаторств, канцелярий губернаторов, губернских, уездных и
окружных учреждений. Эта документация определяет права и обязанности
служащих, позволяет изучить взаимодействие того или иного учреждения с
вышестоящими и нижестоящими органами государственной власти, а также
выявить количественный состав и материальное положение сибирского
полицейского чиновничества и рядовых полицейских. Среди архивных
делопроизводственных
источников
необходимо
выделить
и
такую
информативную для темы исследования группу, как отчетные документы
местной администрации: донесения, отчеты и т.д. Статистическая информация
о
важнейших
административных
решениях,
о
ходе
их
выполнения
фиксировалась губернскими правлениями и входила в годовые губернаторские
и генерал-губернаторские отчеты. Формулярные списки и приказы позволяют
составить представление о кадровом потенциале полиции. Циркуляры МВД,
отправленные на места, информация, поступающая из Сибири, дают
возможность более отчетливо увидеть и понять деятельность местного
управления и общей полиции по реализации государственной политики.
Основная масса делопроизводственных документов по теме диссертации
хранится в фондах РГИА (Российский государственный исторический архив) в
частности, таких как: Первый Сибирский комитет (ф. 1264); Второй Сибирский
комитет (ф. 1265); Совет Министра внутренних дел (ф.1281); Канцелярия
Министра внутренних дел – (ф. 1282); Департамент общих дел Министерства
внутренних дел (ф. 1284); Департамент полиции исполнительной Министерства
внутренних дел (ф. 1286). Часть документов официального делопроизводства
отложилась в фонде Департамента полиции Министерства внутренних дел
(ф.102) Государственного архива Российской федерации (ГАРФ) и в фонде
16
«Сибирская
(Тобольская)
полицмейстерская
канцелярия»
(ф.933)
Государственного архива древних актов (РГАДА).
Автор
изучил
также
документы
делопроизводства
из
фондов
Государственного учреждения Тюменской области «Государственный архив в
г. Тобольске» (ГУТОГА), в частности, фонды «Тобольское губернское
правление» (ф.339), «Тобольское городское полицейское управление» (ф. И.1) и
«Тобольское общее губернское правление» (ф. 152). Государственный
исторический архив Омской области (ГИАОО) представлен в диссертации
фондами: «Сибирский генерал-губернатор» (ф. 2); «Главное управление
Западной Сибири» (ф. 3); «Омское окружное управление» (ф. 9); «Омский
городничий» (ф. 11); «Омское городское полицейское управление» (ф. 14);
«Омская городская дума» (ф. 30). Материалы, раскрывающие организацию и
деятельность органов местного управления и общей полиции в Сибири,
отложились в фондах Томского городского полицейского управления (ф. 104),
Томского губернского управления (ф. 3) Государственного архива Томской
области (ГАТО) и в Государственном архиве Иркутской области (ГАИО) в
фондах «Главное управление Восточной Сибири» (ф.24), «Канцелярия
Иркутского генерал-губернатора» (ф. 25) и «Иркутское городское полицейское
управление» (ф. 91).
Определенный
информативный
материал,
касающийся
местного
управления и общей полиции, представляют опубликованные описательностатистические и справочные материалы. В соответствии со сложившейся
практикой со второй половины XIX в. ежегодно составлялись памятные
книжки, обзоры, справочники-календари сибирских губерний и областей. Эти
материалы дают богатый фактический материал об истории Сибири, структуре,
кадровом составе и основных направления деятельности органов местного
управления и обшей полиции в конце XIX – начале ХХ в.
Существенной частью источниковой базы диссертационного сочинения
является периодическая печать, на страницах которой был обнаружен
17
разноплановый материал о деятельности полиции. Центральная пресса в работе
представлена журналами «Вестник полиции», «Русский вестник» и «Русская
старина». Автором были изучены выходившие в каждом сибирском регионе,
официальные губернские и областные ведомости, журналы «Дорожник по
Сибири
и
Азиатской
России»
(Томск)
(1889–1901
гг.),
«Сибирский
наблюдатель» (Томск) 1901–1906 гг., «Сибирские вопросы» (Санкт-Петербург)
(1905–1912 гг.), а также ежедневные газеты «Голос Сибири» (Иркутск) (1910–
1912 гг.), «Сибирская жизнь» (Томск) (1897–1907 гг.), «Сибирская газета»
(Томск) (1881–1889 гг.), «Иртыш» (Омск) (1906 г.), «Сибирский вестник»
(Томск) (1904–1905 гг.), «Обская жизнь» (Новониколаевск) (1911–1912 гг.) и
ряд
других
периодических
изданий.
Периодическая
печать
содержит
информацию о некоторых фактах, не отразившихся в других источниках,
запечатлевает живые картины повседневной жизни сибиряков, на ее страницах
можно найти интересные материалы о состоянии местного управления и
деятельности общей полиции.
Необходимым
звеном
при
формировании
источниковой
основы
предлагаемой работы послужили воспоминания современников о местном
управлении и полиции дореволюционной Сибири. Местное сибирское
управление в разное время было описано квартирмейстером Сибирского
корпуса
И.Ф.
Бабковым,
ссыльными-декабристами,
писателями
В.Г.
Короленко, К.М. Станюковичем, сибирским областником Г.Н. Потаниным и
другими авторами1. Благодаря воспоминаниям можно получить значительный
конкретно-фактический
материал,
позволяющий
расширить
имеющиеся
представления по целому ряду вопросов местного администрирования.
1
Бабков И.Ф. Воспоминания о моей службе в Западной Сибири. СПб., 1912. Т. 1–2; Басаргин
Н.В. Воспоминания, рассказы, статьи. Иркутск, 1988; Из эпистолярного наследия
декабристов. Т. 1. М.,1975; Короленко В.Г. История моего современника в четырех томах. Т.
3 – 4. М., 1985; Потанин Г. Н. Воспоминания.//Литературное наследство Сибири. Т. 7.
Новосибирск, 1986; Станюкович К.М. В далекие края. Собр. соч. Т. 1. М., 1977. и др.
18
Взятые в комплексе источники, использованные для написания работы,
дают возможность посмотреть на местное администрирование с различных
точек зрения: представить во взаимодействии социально-политических, личных
и ведомственных столкновений проблему одного из важных аспектов
сибирской истории XVIII – начала XX в. и позволяют решать поставленные
исследовательские задачи.
Научная новизна диссертационной работы состоит в том, что она стала
первым
комплексным
исследованием
состояния,
функционирования
и
особенностей развития общей полиции дореволюционной Сибири, ее места в
системе местного администрирования. При написании работы автор сделал
переоценку некоторых известных и устоявшихся исторических явлений. В
диссертационном
исследовании
всесторонне
рассмотрены
порядок
формирования, структура и полномочия общей полиции в Сибири, органы
которой при сравнительно небольшой численности обеспечивали оперативное
решение
текущих
вопросов
местного
управления.
Кроме
того,
в
диссертационном сочинении в научный оборот было введено большое число
архивных материалов и нормативно-правовых актов неизвестных ранее
широкому кругу исследователей.
Система местного управления и роль в ней общей полиции в
диссертационном
исследовании
представлена
не
изолированно
от
общественно-политических событий, происходивших в Российской империи в
XVIII – начале ХХ в., а как включенная в контекст трансформации российского
общества и государства. Изучение исторического опыта органов общей
полиции позволило автору определить факторы, влиявшие на ее организацию и
деятельность, а также выявить общие и особенные черты в организации и
деятельности сибирского местного управления и общей полиции по сравнению
с аналогичными органами центральной части Российской империи.
Теоретическая и практическая значимость работы состоит в
комплексном изучении роли органов полиции Сибири в системе местного
19
управления на протяжении XVIII – начала XX в. Она обусловлена также тем,
что возможно использовать материалы диссертационного сочинения для
выяснения
результатов
административных
реформ
нашего
времени.
Сформулированные в сочинении выводы имеют существенное значение для
исторической науки, развивают ее разделы, касающиеся правового положения
и деятельности полиции. Положения диссертационной работы могут быть
использованы в преподавания курсов по истории России, истории Сибири и
спецкурсов. Диссертационное исследование восполняет некоторые пробелы в
современной исторической науке, расширяя ее научные границы, и может
составить
базу
для
дальнейших
научных
изысканий.
Результаты
диссертационного исследования использованы в учебном процессе Омского
государственного университета им. Ф.М. Достоевского.
Степень
комплексным
достоверности
характером
полученных
исследования,
результатов определяются
широким
использованием
исследовательской литературы, архивных источников, и нормативно-правовых
актов.
Апробация. В рамках работы над темой диссертации автором были
опубликованы 3 монографии. Основные выводы диссертации опубликованы в
51 работе, из них 21 статья – в изданиях, рекомендованных ВАК при
Минобрнауки России для опубликования основных научных результатов
диссертаций.
Основные положения и выводы диссертационной работы были изложены
соискателем в выступлениях на 5 международных (Омск, 1997, 2003, 2006;
Москва, 2014, 2015) и 14 всероссийских и региональных научных и научнопрактических
положения
конференциях
диссертации
(Омск,
обсуждались
1993–2017).
и
были
Основные
одобрены
выводы
на
и
кафедре
дореволюционной отечественной истории и документоведения Омского
государственного университета им. Ф.М. Достоевского.
Основные положения диссертации, выносимые на защиту:
20
1. По мере социально-экономического освоения региона и роста числа
переселений из европейской части страны военно-административная функция,
главная в управление краем в XVII в., в значительной степени была заменена в
XVIII
в.
административно-полицейской:
был
создан
разветвленный,
специализированный административно-полицейский аппарат, ставший на
долгие годы главной опорой местного управления.
2. Органы полиции Сибири сформировались в XVIII в. в ходе
общегосударственных реформ по преобразованию местного управления.
Однако, уже к XIX в. они имели организационно-правовые особенности,
отличавшие их от полицейских органов центральных губерний. Так, в
сибирском регионе впервые появился институт отдельных земских заседателей,
предшествующий появлению становых приставов, окружных начальников,
полномочия которых распространялись на весь округ и поэтому напоминали
полномочия уездных исправников по полицейской реформе 1862 г., вместо
десятских и сотских в сельской местности до конца XIX в. полицейские
полномочия выполняли десятники. В Сибири вплоть до 1867 г. для несения
полицейской службы широко использовались городовые казаки. Позднее, чем в
европейских губерниях страны, в сибирском регионе появились полицейские
урядники и становые приставы. Даже после судебной реформы 1864 г. органы
полиции Сибири до частичного распространения на регион в конце XIX в.
«Судебных
уставов»
продолжали
выполнять
судебно-следственные
полномочия. В своей деятельности они руководствовались не только нормами
общероссийского законодательства, но и «Сибирским учреждением» 1822 г.
Генерал-губернаторские постановления в сибирском крае часто подменяли
ведомственные нормативно-правовые акты.
3. Верховной властью во второй половине XIX в. делались попытки
унификации полицейских функций путем исключения из компетенции полиции
несвойственных ей полномочий. Роль общей полиции в местном управлении
была
существенно
сужена.
Полицейская
21
функция,
тождественная
в
дореформенный период общей функции управления, начала приобретать, за
исключением уездного уровня управления, отдельную процессуальную форму
реализации
правоохранительной
функции
государственной
власти.
В
сибирских городах органы общей полиции стали заниматься своей главной
задачей – охраной существующего правопорядка.
4. Полиция занимала ведущее место в системе местного управления
Сибири, поскольку на протяжении почти всего рассматриваемого периода
осуществляла широкий круг полномочий не только по охране правопорядка и
борьбе с преступностью, но и общеадминистративных функций и олицетворяла
почти все местное управление.
5. Отказ от распространения на Сибирь земской реформы и частичное
осуществление в конце XIX в. судебной реформы неизбежно вело к
сохранению и даже некоторому возрастанию на уездном уровне роли
административно-полицейских органов, их постоянному вмешательству в
публичную и частную жизнь подданных. Полиция, в отличие от центральных
губерний империи, оставалась главным институтом местного управления в
крае.
6. В начале ХХ в. в Сибири окончательно сложилась, оформившаяся еще
раннее, административно-полицейская вертикаль власти – становые приставы
охраняли безопасность, уездные исправники и полицмейстеры наблюдали за
безопасностью, губернаторы и начальники областей отвечали перед МВД или
генерал-губернаторами за безопасность в губерниях. Анализ организации
местного управления и полиции в Сибири в начале ХХ в. показал, что органы
администрирования и общей полиции уже не отвечали в полном объеме
изменившимся условиям их деятельности.
7. На протяжении всей истории сибирской полиции развивались
организационные и правовые формы ее взаимодействия с другими органами
государства, получившие нормативно-правовое закрепление («Учреждения для
22
управления губерний» 1775 г.; «Устав благочиния или полицейский» 1782 г.;
«Сибирское учреждение» 1822 г.; Судебные уставы 1864 г. и др.).
8. В результате недостаточной разработанности административнополицейского
законодательства
деятельности
часто
традициями,
отдельными
недостаточную
империи
руководствовалась
временными
законодательную
сибирская
не
полиция
законами,
а
положениями,
обеспеченность
ее
в
своей
сложившимися
что
отражало
деятельности
и
способствовало формированию на местах административно-полицейского
произвола. Нормативное правовое регулирование полицейской службы в
дореволюционной
Сибири
имело
довольно
узкий
предмет
и
носило
фрагментарный характер, что выступало сдерживающим фактором в развитии
института полицейской деятельности и оказывало негативное влияние на
работу местных подразделений МВД.
9. Опыт взаимодействия полиции с другими органами местного
управления и населением дореволюционной Сибири показывает, что не все его
формы были юридически корректны, однако в целом, в большинстве случаев,
это взаимодействие осуществлялось в правовых рамках и способствовало
укреплению правопорядка.
10. На деятельность органов общей полиции в Сибири оказывал
негативное влияние непрофессионализм значительной части сотрудников,
поскольку не был создан механизм формирования полицейских кадров,
основой которого являлось бы формирование высококвалифицированного
кадрового корпуса МВД, способного решать любые правоохранительные
задачи,
поставленные
перед
полицейскими
органами
обществом
и
государством. Служба в органах МВД Сибири была не престижна. Ситуация
усугублялась несоответствием высокого социального статуса, сообщаемого
должностью на государственной службе, и относительно невысоким, особенно
на низшем и среднем уровнях, материальным содержанием сибирских
полицейских.
23
Структура исследования. Диссертационная работа состоит из введения,
четырех глав и заключения.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ
Во введении определяются актуальность темы, предмет и объект
исследования, научная новизна результатов исследования, формулируются его
цель и задачи, характеризуются состояние имеющейся по теме научноисследовательской литературы, источниковой базы и методологическая основа
диссертации, а также положения, выносимые на защиту.
Глава 1. «Местное управление в Сибири в XVIII в. Учреждение и
становление регулярной полиции» состоит из двух разделов. В первом
разделе характеризуются структура и особенности местного управления в
Сибири в XVIII в. Микроисторический подход в разделе включен в
макроисторический контекст, что позволяет изучать местное управление сразу
в нескольких аспектах, рассматривая технологию сибирского управления и
наблюдая, как общероссийские проблемы подвергались региональной проверке
и измерению.
Начало XVIII в. характеризовалось становлением в России абсолютной
монархии, произошла функциональная дифференциация государственного
аппарата: наряду с другими были созданы учреждения, профессионально
занятые охраной правопорядка. Именно полиция стала тем органом, через
который коронная администрация на местах стала осуществлять свои функции.
В начале XVIII в. административно-территориальное включение Сибири
в систему управления российского государства в основном завершилось.
Поэтому среди 8 губерний, учрежденных в России в 1708 г., была Сибирская с
главным административным центром в Тобольске. Была создана новая модель
местного регионального управления. Военно-административная функция,
главная в управлении краем в XVII в., в значительной степени была заменена
административно-полицейской. Сибирское управление в XVIII в. прошло три
24
этапа: сначала оно было воеводским, затем губернским по особым наказам и,
наконец, губернским по «Учреждениям для управления губерний» 1775 г. С
распространением на Сибирь «Учреждений для управления губерний» 1775 г.
административно-полицейские органы были распределены по всей территории
региона. К концу XVIII в. окончательно сложилась трехзвенная структура
сибирского управления. Во главе структуры находился генерал-губернатор,
являвшийся одновременно руководителем сибирской администрации и органом
надзора. Второе звено составляло губернское управление. Третье звено было
представлено городским и уездным управлением. Появившиеся в крае в XVIII
в. органы городского и крестьянского самоуправления имели мало прав и были
всецело подчинены руководителям местных полицейских органов.
Второй раздел посвящен становлению полицейской системы управления
в регионе. Регулярная полиция была учреждена на сибирской окраине в 1733 г.
В соответствии с актом императрицы Анны Иоанновны «Об учреждении
полиции в городах» в Тобольске была открыта полицмейстерская контора.
Полиция сразу же стала занимать важное место в системе органов местного
администрирования,
а
ее
полномочия
объявлялись
общегражданской
повинностью, то есть все подданные империи были обязаны оказывать
содействие полиции. Полиция была создана как универсальный инструмент, с
помощью
которого
должны
были
разрешаться
любые
социально-
экономические и политические проблемы, вставшие перед коронной властью.
До последней четверти XVIII в. сибирская полиция действовала на основе
множества актов, среди которых выделялся «Регламент или Устав Главного
Магистрата» 1721 г. В 1781 г. в Сибири были распространены положения
екатерининских «Учреждений для управления губерний» 1775 г. 80-е годы
XVIII
в.
ознаменовались
новыми
качественными
дополнениями
законодательного и организационного характера к уже начавшим действовать в
городах империи полицейским учреждениям. Данные дополнения существенно
проявились в организационно-правовом развитии полицейской системы,
25
осуществленной на базе «Устава благочиния или полицейского» 1782 г.
«Учреждения для управления губерний» и «Устав благочиния» оказались
устойчивыми
законодательными
актами,
определявшими
структуру
и
полномочия полицейских органов.
Российская империя в XVIII в. приобрела черты абсолютистскополицейского государства. Социальным последствием создания полиции
явилось становление сибирской полицейской бюрократии, которая с момента
создания жила в особом, ею же созданном мирке. У нее появились свои
интересы, свои идеи и даже свой язык. Уже в XVIII в. проявились
отрицательные стороны профессиональной полицейской деятельности как
таковой - ее рутинность и формализм. По многочисленным свидетельствам
современников, деятельность главных сибирских полицейских учреждений губернских правлений - была почти исключительно бумажной, оторванной от
жизни
и
лишенной
инициативы.
Стремление
рационализировать
управленческий процесс тонуло в еще большей бюрократизации и формализме.
Исправная отчетность превратилась на долгие годы в основной показатель
эффективности деятельности сотрудников полиции.
Государственная собственность на землю, отсутствие дворянского
самоуправления, удаленность от центра страны предопределили в крае
большую, чем в центральных губерниях, роль полицейской бюрократии. В
дореволюционной Сибири государственное администрирование не было
отделено от правоохранительной деятельности, на местах существовало почти
полное слияние и единство исполнительных и полицейских органов. Под
полицией понималась вся совокупность местных государственных учреждений
и органов, деятельность которых была направлена как на противодействие
преступности в широком смысле этого слова и борьбу со всем, что нарушало
общественный порядок и посягало на личную и имущественную безопасность
подданных, так и на саму организацию местного сибирского управления.
Создание
административно-полицейского
26
персонала
сопровождалось
последующей бюрократизацией управленческих процессов, усилением роли
канцелярий, превращением делопроизводства в значимый элемент управления
и правоохранительной деятельности.
Глава 2. «Реорганизация управления Сибири. Развитие общей
полиции в крае в первой половине XIX в.» содержит два раздела. В первом
разделе рассматривается полицейское управление в Сибири в первой половине
XIX в. Автор отмечает, что в первой половине XIX в., после создания
министерств, местное управление в регионе, наряду с генерал-губернаторами,
стало осуществляться МВД, которое сосредоточило в своих руках практически
все
административно-хозяйственные
и
административно-полицейские
функции. К органам общей полиции на местах стали относится губернаторы и
их канцелярии, губернские правления, городские и окружные полицейские
подразделения.
Политика коронной власти в регионе в первой половине XIX в.
свидетельствовала о поисках эффективной модели администрирования. В
результате
законотворческой
деятельности
М.М.
Сперанским
были
подготовлены 10 проектов нормативно-правовых актов по ключевым вопросам
управления и правового регулирования жизнедеятельности региона. Вместе
взятые они получили общее название – «Сибирское учреждение» 1822 г. В 1822
г. в крае были учреждены два генерал-губернаторства – Восточной и Западной
Сибири. Всего в состав сибирских генерал-губернаторств входило 4 губернии, 3
области, 34 округа и 3 управления.
Реформа М.М. Сперанского 1822 г. стабилизировала сибирскую модель
управления,
однако
сверхцентрализованную,
она
создала
в
регионе
на
долгое
полицейско-бюрократическую
время
систему
администрирования. Степень бюрократизации края и уровень коррупции были
значительно выше, чем в европейских губерниях, это объяснялось почти
полным отсутствием элементов самоуправления, независимого суда и
финансового контроля, а также особым составом населения Сибири.
27
Во втором разделе второй главы исследования «Организация и
деятельность
органов
общей
полиции
как
структурного
звена
административного аппарата» автор приходит в выводу, что в дореформенный
период под полицией понималась почти вся государственная деятельность,
способ государственного управления, а также совокупность учреждений
государства и уполномоченных должностных лиц, деятельность которых была
направлена на борьбу с правонарушениями в широком значении этого слова.
Полиция в соответствии с «Сибирским учреждением» 1822 г. являлась главным
атрибутом
организации
и
функционирования
всего
государственного
механизма. Органы общей полиции Сибири в первой половине XIX в. имели
определенные структурно-организационные особенности, отличавшие их от
органов общей полиции центральных губерний империи.
Глава 3. «Местное управление и общая полиция Сибири в 60-х –
начале 90-х годов XIX в.» состоит из двух разделов. В первом разделе автор
рассматривает влияние реформ 60–70 гг. XIX в. на местное управление в крае.
К
началу
80–х
годов
XIX
в.
вновь
изменилось
административно-
территориальное устройство зауральского края России: вместо двух генералгубернаторств
(Западной
Сибири
и
Восточной
Сибири)
появились
Приамурское, Иркутское и Степное генерал-губернаторства. Томская и
Тобольская губернии переводились под непосредственное подчинение МВД.
Коронная власть во второй половине XIX в. пыталась скорректировать
«Сибирское учреждение», частично отказаться от ряда его принципов.
Увеличение круга полномочий губернаторов и генерал-губернаторов привело к
фактическому свертыванию деятельности коллегиальных советов при них.
Особенностью Сибири было также и то, что из реформ 1860 –1870 гг. на регион
были распространены только крестьянская 1861 г., городская 1870 г. и военная
1874 г., но не распространялась земская 1864 г., а судебная реформа 1864 г.
была проведена в урезанном виде только в 1897– 1899 гг. «Городовые
положения» 1870 и 1892 гг. имели в своей основе государственную концепцию
28
самоуправления, которая исходит из того, что муниципалитеты обязаны
действовать не только
в общественных интересах, но и в интересах
государства. Городское общественное управление имело в качестве своего
главного источника государственную власть, оно осуществлялось на основании
законов, а предметы и пределы его компетенции определялись государством и
не зависели от местных нужд. Полномочия и деятельность местного
государственного
однородными.
управления
Полномочия
и
местного
самоуправления
административно-полицейских
оставались
органов
в
сибирском регионе во второй половине XIX в. имели свою специфику и
продолжали быть значительно более широкими, чем в центральных губерниях
Российской империи.
Второй раздел третьей главы посвящен особенностям осуществления
полицейской реформы в сибирском регионе. Верховной властью во второй
половине XIX в. делались попытки модернизации и унификации полицейских
функций путем исключения из компетенции общей полиции несвойственных
ей полномочий. Во второй половине XIX в. в Сибири произошел почти полный
переход, за исключением волостного уровня управления, от феодальной
организации низшего звена общей полиции, основанной на натуральной
повинности городовых казаков, к профессиональной полиции, комплектуемой
на контрактной основе. Роль общей полиции в местном региональном
управлении, в особенности городском, была существенно сужена. Полицейская
функция, тождественная в Сибири в дореформенный период общей функции
управления, начала приобретать в городах края самостоятельную форму
реализации правоохранительной функции коронной власти. Сибирские органы
внутренних дел в городских центрах стали заниматься своей основной
функцией - обеспечением правопорядка. В то же время за рамками
преобразований осталась большая часть вопросов, связанных с изменением
компетенции,
корректировки
властных
полномочий
и
передачи
административно-хозяйственных функций органам местного самоуправления.
29
Отказ от распространения на регион земской реформы и лишь частичное
воплощение в конце века судебной реформы неизбежно вел к сохранению и
даже некоторому возрастанию роли административно-полицейских органов, их
постоянному вмешательству в публичную и частную жизнь подданных. С
преобразованием прокуратуры в орган судебной власти, на общую полицию в
регионе были возложены не только административные, но и функции общего
надзора. Органы полиции до распространения на Сибирь «Судебных уставов»
1864 г. продолжали выполнять судебно-следственные полномочия. Общая
полиция Сибири по-прежнему имела определенные организационно-правовые
особенности, отличавшие ее от полицейских органов центральных губерний
империи. Здесь позднее, чем в европейских губерниях страны, появились
полицейские должности урядников и становых приставов. Количественный
состав чиновников МВД в крае всегда был очень небольшим. Так, после 1867 г.
он составлял 257 человек в западносибирском генерал-губернаторстве и 206
полицейских чиновников в восточносибирском генерал-губернаторстве.
Глава 4. «Административно-полицейское управление в Сибири в
конце XIX – начале ХХ в.» состоит из двух разделов, в которых
анализируются основы организации и работы органов администрации и
полиции в сибирском регионе в рассматриваемый период. В первом разделе
главы делается вывод, что курс верховной власти в области сибирского
администрирования
после
определялся
общими
как
строительства
процессами
транссибирской
магистрали
социально-политического
и
экономического развития империи, так и представлениями верховной власти о
месте региона в составе страны. Коронная власть в конце XIX – начале XX в.
стремилась пересмотреть прежние подходы к сибирскому администрированию,
модернизировать
и
унифицировать
формы
местного
административно-
полицейского аппарата, с учетом специфических условий края.
Органы
общей
полиции
оставались
важнейшими
институтами
административного управления на сибирской окраине империи. Даже после
30
распространения на Сибирь «Городового положения» 1892 г. начальники
общей полиции края – губернаторы утверждали в должности глав местного
самоуправления – городских голов. Постановления городских дум приобретали
законную силу только после их губернаторского утверждения. Члены управ
были приравнены к чиновникам, а губернаторы получили право делать
указания и предписания членам управ и отстранять их от должностей.
В основу взаимоотношений местного самоуправления и местного
административно-полицейского управления в Сибири законодателем были
положены принципы «единства» и «иерархичности» власти, которые заложили
строгий порядок соподчиненности органов местного самоуправления органам и
должностным лицам местной административно-полицейской власти региона
«снизу-вверх», а также обеспечивали общность способов решения вопросов на
всех уровнях власти, в местном самоуправлении и местном государственном
управлении, обязательность и беспрекословность исполнения указаний и
предписаний коронной администрации. Таким образом, даже в начале ХХ в.
вне контроля сибирских губернаторов – начальников общей полиции –
находились лишь казенные палаты, губернские акцизные управления,
жандармские управления и суды.
В сельских местностях региона даже и в начале ХХ в., поскольку в
Сибири не было земств, начальники местных органов общей полиции –
уездные исправники– напрямую занимались не только правоохранительной, но
административно-хозяйственной деятельностью, опираясь на крестьянских
начальников, становых приставов и органы крестьянского общественного
управления. Лишь уездные казначейства были вне поля ведения уездных
исправников.
Участившиеся в начале XX в. социальные конфликты побуждали
сибирскую администрацию к расширению контактов с различными слоями
общества.
Однако
подобная
практика
осуществлялась
крайне
непоследовательно и нерегулярно, а в годы Первой мировой войны была
31
заменена
системой
жесткого
администрирования.
В
условиях
войны
сложившаяся на местах система государственно-полицейского управления
стала давать сбои в своей деятельности. Экономический кризис и рост
социальной напряженности в регионе парализовывали деятельность местного
административно-полицейского
мероприятия.
Это
было
аппарата,
результатом
делали
целого
безрезультатными
комплекса
причин,
его
как
субъективного, так и объективного характера, из которых важнейшим был
структурный кризис всех сфер жизни российского общества, явившийся
следствием медленной трансформации российской империи в другие формы
правления, соответствующие требованиям времени. Верховная власть была уже
неспособна должным образом реагировать на насущные потребности и
проводить сколько-нибудь серьезные преобразования. Война и нараставшее
недовольство подданных, подогревавшееся деятельностью революционных
партий, обусловили окончательную дискредитацию, а затем почти бескровное
падение в России и Сибири в феврале 1917 г. имперской вертикали власти.
Во втором разделе «Модернизация общей полиции в Сибири» автор
отмечает, что после распространения на регион в 1897 г. «Судебных уставов»
1864 г. в области уголовного и большей части административного процесса
судебные функции полицейских органов перешли к мировым судам, а
производство предварительного следствия – к мировым судьям и судебным
следователям. Серьезные изменения в организацию и деятельность местного
регионального
управления
были
внесены
«Временным
положением о
крестьянских начальниках» 1898 г. и «Городовым положением» 1892 г. Однако
общая полиция, как и прежде, занимала особое место в правоохранительной
системе. Социальные противоречия и революция, потрясшие российское
общество в начале XX в., решающим образом обуславливали отношение
подданных к управленческим и правоохранительным структурам империи.
Несмотря на новые исторические вызовы, модернизация полицейских органов
носила в большей степени несистемный характер.
32
Призванная
охранять
основы
существующего
общественно-
политического строя, общая полиция часто применялась властями в качестве
карательного
инструмента
Сотрудники
полиции
при
помимо
подавлении
своих
общественных
непосредственных
инициатив.
должностных
обязанностей должны были выполнять все, в том числе выходящие за рамки
закона, указания своего руководства, и при этом, не вызывать агрессии у
населения. В некоторых случаях оперативно-розыскные мероприятия полиции,
направленные на раскрытие преступлений, деятельность по пресечению
преступлений
и
даже
осуществление
патрульно-постовой
службы
сопровождались неоправданным физическим насилием. Жертвами грубости и
произвола со стороны правоохранителей становились не только лица,
совершившие правонарушения, но и вполне добропорядочные подданные.
В начале ХХ в. не был создан механизм формирования полицейских
кадров,
основой
которого
являлось
бы
формирование
высококвалифицированного местного кадрового корпуса МВД, способного
решать любые правоохранительные задачи. Коррупция, казнокрадство и
произвол, царившие в правоохранительной среде, оказывали серьезное
воздействие
на
эффективность
создавшейся
ситуации
виделся
полицейской
в
детальной
деятельности.
правовой
Выход
из
регламентации
полицейской деятельности, в общественном контроле за ней, повышении
материального, образовательного и нравственного уровня сотрудников. С
момента создания в регионе общей полиции существовали серьезные трудности
комплектования
сибирских
полицейских
органов
из-за
недостатка
подготовленных сотрудников, низкой зарплаты и непопулярности полицейской
службы.
На некоторых территориях края полиция отсутствовала. Правовые
нормы, устанавливавшие права, обязанности, ответственность, компетенцию,
гарантии и поощрения сотрудников органов МВД не были систематизированы
33
в дореволюционный период. Служба в органах МВД России еще только
зарождалась как правовой институт.
Падение авторитета коронной власти, в глазах у большинства подданных
империи на фоне применения карательных полицейских действий, вело к еще
большей дискредитации местного полицейского управления. Население края не
было ограждено от произвола и действий по усмотрению коррумпированных
сотрудников
путем
установления
практически
осуществимых
и
действительных способов привлечения их к ответственности за нарушение
служебного долга.
Автор отмечает, что охраняя в первую очередь существующий
политический режим и только, во вторую очередь, права и свободы подданных,
полицейские органы противопоставлялись сибирякам и утрачивали связь и
доверие населения. Однако крах полицейской системы в Сибири в 1917 г. был
обусловлен не столько ее деятельностью в регионе, а также несовершенством
ее законодательной и организационной базы, сколько системным кризисом
высших органов государственной власти Российской империи.
Коронная власть втягивала МВД в обострявшуюся политическую борьбу,
которая заслоняла правоохранительную деятельность. В результате у части
подданных вырабатывались психологические установки и отношение к
массовым беспорядкам как к средству разрешения социальных и политических
проблем.
Сделанные
же
верховной
властью
некоторые
уступки
воспринимались безответственным и часто агрессивным меньшинством как
средство разрушительной политической игры.
В заключении работы подводятся итоги исследования, показывается его
научная и практическая значимость, намечаются направления дальнейшего
исследования выбранной тематики. Традиции и специфика государственного
управления в Российской империи и Сибири определили в XVIII в.
формирование разветвленной системы полицейских органов, деятельность
которых, помимо охраны правопорядка, стала одной из разновидностей
34
местного управления, военизированного и почти полностью лишенного
самоуправленческих начал. Автор приходит к выводу, что начиная с момента
создания в Сибири в XVIII в. регулярной полиции, она играла ведущую роль в
местном управлении. Термин «полиция» был фактически тождественным
термину «местная администрация».
Огромная территория, неразвитость коммуникаций, слабая интенсивность
социально-экономических и политических связей порождали бесконтрольную
автономность в действиях местных полицейских органов, недостаточно
обеспеченных соответствующей правовой базой.
Распространение на Сибирь ряда реформ 60 – 70 годов XIX в.,
строительство транссибирской магистрали и бурное социально-экономическое
развитие края в конце XIX – начале ХХ в. существенно сузили роль
полицейских органов в местном управлении. Однако этот процесс в целом шел
медленнее, чем в центральных губерниях империи. Отказ от распространения
на регион земской реформы и лишь частичное воплощение в конце века
судебной реформы неизбежно вели к сохранению и даже некоторому
возрастанию
роли
административно-полицейских
органов
в
местном
управлении, их постоянному вмешательству в жизнь подданных. В результате
недостаточной
разработанности
административно-полицейского
законодательства империи сибирская полиция в своей деятельности зачастую
руководствовалась не правовыми нормами, а сложившимися традициями и
обычаями,
отдельными
формированию
на
временными
местах
положениями, что
полицейского
произвола.
способствовало
Законодательное
регулирование полицейской службы в дореволюционной Сибири имело
довольно узкий предмет и носило фрагментарный характер, что выступало
сдерживающим фактором в развитии института полицейской деятельности и
оказывало негативное влияние на работу местных подразделений МВД.
Анализ организации местного управления и общей полиции в Сибири в
начале ХХ в. показал, что органы администрирования и общей полиции уже не
35
отвечали в полном объеме изменившимся условиям их деятельности.
Структурный
кризис
социально-политической
и
экономической
жизни
российского общества, усилившийся под влиянием Первой мировой войны,
вызвал
системный
кризис
местного
административно-полицейского
управления. Не выдержав возникших дополнительных вызовов, система
местного управления, обеспечивавшая общественный порядок и безопасность в
Сибири в XVIII – XIX вв., стремительно разрушилась в ходе февральской
революции 1917 г.
ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ
Основные положения диссертационного исследования изложены в 51 научной
публикации общим объемом 73,7 п. л. (в том числе автора – 59,9 п. л.).
Публикации в периодических изданиях из Перечня ведущих рецензируемых
научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы
основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени
доктора и кандидата наук
1. Коновалов, И. А. Административно-территориальные преобразования в Сибири
в XIX в. / И. А. Коновалов // Право и образование. – 2018. – № 1. – С. 116–24.
(0,8 п. л.).
2. Коновалов, И. А. Организационно-правовое развитие полиции в Сибири в
конце XIX – начале XX в. / И. А. Коновалов // Вестник Омского университета.
Серия «Право». – 2013. – №4 (37). –С.24–38. (0,9 п. л.)
3. Коновалов,
И.
А.
Организационно-правовые
особенности
губернских
правлений в Сибири в дореволюционный период / И. А. Коновалов // Право и
образование. – 2017. – № 7. – С. 149–155. (0,7 п. л.)
36
4. Коновалов, И. А. Особенности генерал-губернаторской власти в Сибири в
первой половине XIX в. / И. А. Коновалов // Вестник Кемеровского
государственного университета. – 2017. – №3. – С. 55 – 62. (0,7 п. л.)
5. Коновалов, И. А. Особенности местного самоуправления в Сибири в последней
четверти XVIII в. / И. А. Коновалов // Genesis: исторические исследования. —
2017. – № 12.– С.90–96. (0,9 п. л.)
6. Коновалов, И. А. Особенности местного управления в Сибири в начале XIX в. /
И.А. Коновалов // Исторический журнал: научные исследования. – 2017. –№ 3.
– С. 113–121. (0,9 п. л.)
7. Коновалов, И. А. Особенности реорганизации органов общей полиции в
Сибири во второй половине XIX в. / И. А. Коновалов // Исторический журнал:
научные исследования. — 2017. – № 5. – С. 164 – 171. (0,9 п. л.)
8. Коновалов, И. А. Особенности сибирской полицейской бюрократии в
пореформенный период XIX в. / И. А. Коновалов // Гуманитарные и
юридические исследования. Научно-теоретический журнал. – 2017. – № 3. – С.
51 – 57. (0,7 п. л.)
9. Коновалов, И. А. Политико-правовой статус коренного населения Сибири в
«Уставе об управлении инородцев» 1822 года / И. А. Коновалов // Genesis:
исторические исследования. — 2018. – № 1. – С.20–27. (0,9 п. л.)
10.Коновалов, И. А. Полицейская деятельность сибирских городовых казаков в
первой половине XIX века / И. А. Коновалов // История государства и права. –
2014. – № 18. – С. 33 – 38. (0,8 п. л.)
11. Коновалов ,И. А. Полицейская реформа в Сибири во второй половине XIX в. /
И. А. Коновалов // История государства и права. –2014. - № 9.– С. 25 – 29.
12.Коновалов, И. А. Ревизия М.М. Сперанского и борьба с коррупцией в Сибири в
первой четверти XIX в. / И. А. Коновалов // Вестник Нижневартовского
университета. – 2018 –№ 1. – С. 31–36. (0,7 п. л.)
37
13.Коновалов, И. А. Регламентация взысканий применяемых к служащим полиции
в XIX в. / И. А. Коновалов // Вестник Омского университета. Серия «Право». –
2015. – №2(43). – С. 36 – 42. (0,8 п. л.)
14.Коновалов, И. А. Реформа городского общественного управления 1870 г. в
Сибири / И. А. Коновалов // Известия Иркутского государственного
университета. Серия «История». – 2017. – Т. 20. – С. 21 – 29. (0,7 п. л.)
15.Коновалов, И. А. Реформа политической полиции Сибири во второй половине
XIX в. / И. А. Коновалов // История государства и права. –2014. – № 22.– С. 17
– 22. (0,8 п. л.)
16.Коновалов, И. А. Сибирская полицейская бюрократия в государственном
аппарате абсолютизма в первой половине XIX в. / И. А. Коновалов // Вестник
Российского университета дружбы народов. – Серия: История России. – 2017. –
Том 16 № 3. – С. 400 – 414. (0,9 п. л.)
17.Коновалов, И. А. Сибирский жандармский округ: структура, полномочия и
деятельность / И. А. Коновалов // Вестник Омского университета. Серия
«Право». –2014. –№4(41). – С. 25 – 34. (1 п. л.)
18.Коновалов, И. А. Служба сибирских казаков по охране правопорядка в
дореволюционный период / И. А. Коновалов // Вестник Омского университета.
Серия «Право». – 2014. – №1(38). – С. 19–27. (0.9 п. л.)
19.Коновалов, И. А. Управление и административно-территориальное устройство
Сибири в XVIII в. / И. А. Коновалов // Вестник Омского университета. Серия
«Право». – 2012. –№4 (33). –С. 15–19. (0,8 п. л.)
20.Коновалов, И. А. Формирование сибирской полицейской бюрократии в XVIII в.
/ И. А. Коновалов // Вестник Томского государственного университета. – 2018.
– №428. – С. 112–117. (0,9 п. л.)
21.Коновалов, И. А.Эволюция структуры и полномочий местного управления в
Сибири в XVIII в. / И. А. Коновалов // Вестник Тюменского государственного
университета. Гуманитарные исследования. Humanitates – 2017. – Т. 3. – № 2. –
С. 137–149. (1 п. л.)
38
Монографии
22.Коновалов, И. А. Управление и полиция Сибири в дореволюционный период:
становление и развитие: Монография / И. А. Коновалов. – М.: ИНФРА – М,
2014. – 302 с. (18,5 п. л.)
23.Толочко, А. П. Городское самоуправление в Омске в дореволюционный период
/ А. П. Толочко, И. А. Коновалов. – Омск: Изд-во ОмГУ, 1997. – 92 с. (4,8 п. л.,
лично автором – 2,4 п. л.)
24.Толочко, А. П. Городское самоуправление в Западной Сибири в
дореволюционный период: становление и развитие / А. П. Толочко, И.А.
Коновалов, Е.Ю. Меренкова, О.В. Чудаков. – Омск: Изд-во ОмГУ, 2003. – 195
с. (12,1 п. л., лично автором – 3 п. л.)
Прочие научные публикации
25.Коновалов, И. А. Взыскания, применяемые к служащим полиции в XIX в. /
И. А. Коновалов // История государства и права. – 2016. – № 10. – С. 52 – 56.
(0,8 п. л.)
26.Коновалов, И. А. Выборы в органы местного самоуправления в городах
Западной Сибири по Городовому положению 1870 г. / И. А. Коновалов //
Проблемы историографии, источниковедения и исторического краеведения в
вузовском курсе отечественной истории. Тезисы докладов и сообщений
Третьей региональной научно-методической конференции. – Омск, 1997. – С.
177–181. (0.5 п. л.)
27.Коновалов, И. А. Городская полиция Западной Сибири во второй половине
XIX- начале ХХ в. / И. А. Коновалов // Вестник Омского университета. Серия
«Право». 2007. – № 3 (12). – С. 44 – 48. (0.9 п. л.)
28.Коновалов, И. А Городское управление и самоуправление в Западной Сибири
во второй половине XIX – начале ХХ вв. / И. А. Коновалов // Сборник научных
трудов
по
результатам
Всероссийских
Всероссийской
научно-практических
научной
конференции
семинаров.
Сибирский
и
трех
филиал
российского института культурологии; Омский государственный университет;
39
Омский филиал объединенного института истории, филологии и философии
СО РАН. – Омск, 1997. – С. 81–95. (1 п. л.)
29.Коновалов, И. А. «Жалованная грамота на права и выгоды городам Российской
империи» 1785 г. как основной нормативный правовой акт местного
самоуправления в городах Сибири в конце XVIII –первой половине XIX в. / И.
А. Коновалов // Документ в контексте истории. Тезисы докладов и сообщений
Международной конференции. – Омск, 2006. – С. 107 –109. (0.3 п. л.)
30.Коновалов, И. А. Из истории образования регулярной полиции Западной
Сибири (XVIII – первой половине XIX вв.) / И. А. Коновалов // Проблемы
теории и истории государства и права. Сборник научных работ. – Вып. 1. –
Омск, 2003. – С. 68 – 77. (1 п. л.)
31.Коновалов, И. А. Местное самоуправление в Омске в XVIII – начале ХХ вв. /
И. А.
Коновалов
//
Известия
Омского
государственного
историко-
краеведческого музея. – Омск, 1997. – № 5. –С. 67–75. (1.2 п. л.)
32.Коновалов, И. А. Местное управление в Сибири в XVII в. / И. А. Коновалов //
Проблемы правоприменения в современной России. Сборник материалов
научно-практической конференции. – Омск, 2013. –С. 35–41. (0,6 п. л.)
33.Коновалов, И. А. Местное управление и полиция Сибири в период Первой
мировой войны/ И. А. Коновалов // Advances in Law Studies. – Т. 2. – № 4. – М.,
2014. – С. 177–187. (1 п. л.)
34.Коновалов, И. А. Образование и организационно-правовое становление
регулярной полиции в Сибири в XVIII в. / И. А. Коновалов // Вестник Омского
университета. Серия «Право». – 2010. –№4 (25). – С.20–25. (0,9 п. л.)
35.Коновалов, И. А. Организационно-правовое развитие полиции в Сибири в
первой половине XIX в. / И. А. Коновалов // Вестник Омского университета.
Серия «Право». – 2011. –№4 (29). –С.19–26. (1 п. л.)
36.Коновалов, И. А. Организационно-правовое развитие полиции в Сибири во
второй половине XIX в. / И. А. Коновалов // Вестник Омского университета.
Серия «Право». –2012. – №1 (30). –С.18–26. (1,1 п. л.)
40
37.Коновалов, И. А. Организационно-правовое развитие политической полиции в
Сибири в первой половине XIX в. / И. А. Коновалов // История государства и
права. – 2016. – № 1.– С. 30 – 34. (0,9 п. л.)
38.Коновалов, И. А. Организация и проведение выборов в органы местного
самоуправления в Западной Сибири по Городовому положению 1870 г. / И.А.
Коновалов // Проблемы теории и истории государства и права. Сборник
научных работ. – Омск, 2003. – Вып. 1. – С. 77 – 84. (1,2 п. л.)
39.Коновалов, И.
А. Организация и функции городской полиции в Западной
Сибири в конце XVIII – первой половине XIX вв. / И. А. Коновалов // Вестник
Барнаульского юридического института: Сборник научных статей. – Барнаул,
2001. № 2. – С. 215 – 226. (1,1 п. л.)
40.Коновалов, И. А. Органы управления в Омске в первой половине XIX в. / И. А.
Коновалов // Областная научно-практическая конференция, посвященная 275летию города Омска. Секция: История Омска и Омской области. – Омск, 1994.
– С. 33 – 35. (0,3 п. л.)
41.Коновалов, И. А. Особенности городского самоуправления в Западной Сибири
в XVIII – XIX вв. / И. А. Коновалов // Вестник Омского университета. Серия
«Право». 2005. – № 3. – С. 57–60. (0,8 п. л.)
42.Коновалов, И. А. Полиция городов Западной Сибири в конце XVIII – первой
половины XIX вв. / И. А. Коновалов // Проблемы культуры городов России.
Материалы второго всероссийского научно-практического семинара. Ч. 1.
Омск, 1996. – С. 58 – 61. (0,4 п. л.)
43.Коновалов, И. А. Полицейская служба сибирских городовых казаков / И. А.
Коновалов // Вестник развития науки и образования. – 2013. – № 6. – С. 116 –
126. (1,1 п. л.)
44.Коновалов, И. А. Создание регулярной полиции в Западной Сибири в XVIII –
начале
XIX
вв.
источниковедения
/
и
И.А.
Коновалов
исторического
41
//
Проблемы
краеведения
в
историографии,
вузовском
курсе
отечественной истории. Тезисы докладов и сообщений IV региональной
научно-методической конференции. – Омск, 2000. – С. 144 – 148. (0,4 п. л.)
45.Коновалов, И. А. Становление местного самоуправления в городах Западной
Сибири в XVIII – начале XIX вв. / И.А. Коновалов // Конституция Российской
Федерации 1993 года и развитие отечественного государства и права. Ч. 1.
Сборник материалов международной научной конференции. – Омск, 2003. – С.
16 – 19. (0,4 п. л.)
46.Коновалов, И. А. Учреждение и организационно-правовое становление
регулярной полиции в Сибири в XVIII в. / И. А. Коновалов // История
государства и права. – 2016. – № 11. – C. 38 – 43. (0,9 п. л.)
47.Коновалов, И. А. Организация городской полиции по «Уставу благочиния или
полицейскому» 1782 г. / И. А. Коновалов, Б. Б. Шиманис // Правоприменение. –
Т.1. – № 2. – С. 31 – 38. (1 п. л., лично автором – 0,5 п. л.)
48.Коновалов, И. А. Органы местного самоуправления в городах Западной Сибири
во второй половине XIX в. / И. А. Коновалов, Б. Б. Шиманис // Проблемы
местного самоуправления в Российской Федерации. Материалы VI научнопрактической конференции. – Омск, 2008. – С. 202 – 213. (1,2 п. л., лично
автором – 0,6 п. л.)
49.Коновалов, И. А. Эволюция органов полиции Сибири в период Первой мировой
войны / И. А. Коновалов // История государства и права. – 2016. – № 19.– С. 54
– 60. (1 п. л.)
50.Толочко, А. П. Некоторые вопросы городского самоуправления в Западной
Сибири XIX – начале ХХ вв. / А. П. Толочко., И. А. Коновалов // Вестник
Омского отделения академии гуманитарных наук. 1997. – № 2. – С. 74 – 79. (0,8
п. л., лично автором – 0,4 п. л.)
51.Толочко, А. П. Становление и развитие органов городского самоуправления / А.
П. Толочко, И. А. Коновалов, О. В. Чудаков // Энциклопедия города Омска. В
трех томах. Т. 1. Омск. От прошлого к настоящему (период с 1716-го по 2008
год). – Омск, 2009. – С. 146 – 155. (1,2 п. л., лично автором – 0,4 п. л.)
42
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
11
Размер файла
595 Кб
Теги
начало, полиция, система, xvii, управления, общая, сибири, местного
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа