close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Городская и уездная полиция Симбирской губернии во второй половине XIX – начале XX в эволюция института и деятельность

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Романова Анна Валерьевна
ГОРОДСКАЯ И УЕЗДНАЯ ПОЛИЦИЯ СИМБИРСКОЙ ГУБЕРНИИ
ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ ХХ в.:
ЭВОЛЮЦИЯ ИНСТИТУТА И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
Специальность 07.00.02 – Отечественная история
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук
Саранск 2018
2
Работа выполнена на кафедре истории Федерального государственного
бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Ульяновский
государственный педагогический университет имени И. Н. Ульянова»
Научный руководитель:
доктор исторических наук профессор
Мухамедов Рашит Алимович
Официальные оппоненты:
доктор исторических наук профессор
доктор юридических наук,
Рассказов Леонид Павлович,
заведующий кафедрой теории и истории
государства и права ФГБОУ ВО «Кубанский
государственный аграрный университет
имени И. Т. Трубилина (г. Краснодар)
кандидат исторических наук,
Хакимов Салават Хазибович,
доцент кафедры истории и теории
государства и права
ФГКОУ ВО «Уфимский юридический
Институт Министерства внутренних дел
Российской Федерации» (г. Уфа)
Ведущая организация:
Федеральное государственное бюджетное
образовательное учреждение высшего
образования «Чувашский государственный
университет имени И. Н. Ульянова»
(г. Чебоксары)
Защита состоится 04 мая 2018 года в 12 00 часов на заседании диссертационного совета Д 999.033.04 на базе ФГБОУ ВО «МГУ им. Н. П. Огарёва»,
МГПИ, НИИГН и УлГПУ по адресу: 430005, Республика Мордовия, г. Саранск,
ул. Большевистская, 68 (корп. № 1), зал заседаний диссертационного совета
(ауд. 706).
С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке имени
М. М. Бахтина ФГБОУ ВО «МГУ им. Н. П. Огарёва» по адресу: Республика
Мордовия, г. Саранск, ул. Большевистская, 68 и на сайте университета
https://www.mrsu.ru/ru/diss/diss.php?ELEMENT_ID=66096.
Автореферат разослан «____» марта 2018 года
Ученый секретарь
диссертационного совета
доктор исторических наук профессор
Э. Д. Богатырев
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования обусловлена тем фактором, что история правоохранительных органов является отражением истории страны и её
государственного механизма. В 2011 г. в Российской Федерации была осуществлена одна из самых крупных за последние 100 лет реформ органов внутренних дел. Среди других нововведений органам охраны правопорядка, общественного порядка и безопасности было возвращено исконное наименование –
«полиция».
Полиция Российской Федерации продолжает модернизироваться вплоть до
настоящего времени. Аналогами последней реформы по целям, сущности и
направлениям были реформы отечественной полиции, которые дискретно реализовывались с 1862 до 1917 г. Данный институт занимал особое место и играл интегрирующую роль в государственном механизме Российской империи и его
функционировании, что было обусловлено разветвленностью его структуры и
крайне широкой компетенцией. В свою очередь в системе исполнительной полиции аналогичную роль осуществляли и аналогичное место занимали уездные и
городские подразделения. Организация и деятельность последних регламентировались нормативными актами, отражающими особенности внутренней ситуации и
внутренней политики Российской империи того или иного периода. На указанные
аспекты накладывала отпечаток совокупность ряда постоянных и временных характеристик региона дислокации местных подразделений.
Идеология, господствовавшая в советское время, трактовала исполнительную полицию Российской империи как орган противодействия прогрессивному развитию страны, что обусловило наличие значительных лакун в изучении истории ее развития.
Объектом исследования являются органы исполнительной полиции в
Симбирской губернии 1862 – 1917 гг., т. е. периода наиболее интенсивной, системной, масштабной эволюции анализируемого института.
Предметом исследования выступают эволюция организации, компетенции, материально-финансового обеспечения, кадрового состава органов уездной и городской полиции, ее функционирование в сфере профилактики и пресечения преступности и проступков, а также административная деятельность на
территории Симбирской губернии в исследуемый хронологический период.
Выбор хронологических рамок диссертационного исследования обусловлен
логикой развития органов исполнительной полиции Российской империи и охватывает период с декабря 1862 г. по март 1917 г. Нижняя граница определяется начавшейся реформой местных подразделений анализируемого государственного института, а верхняя обусловлена фактической ликвидацией их в Симбирской губернии и
постановлением Временного правительства № 453 от 10 марта 1917 г.
4
Территориальные границы исследования охватывают Симбирскую губернию в ее административно-территориальных рамках в 1862 – 1917 гг. Выбор
региона исследования обусловлен рядом факторов: социальной структурой
населения, характерной для аграрного региона, его многонациональным и многоконфессиональным составом; сочетанием в экономике губернии типично аграрного характера хозяйства, промышленно-торговых центров и крупных
транспортных узлов (Симбирск, Сызрань, Алатырь); относительно невысокими
показателями количества и силы социальных конфликтов на анализируемой
территории в исследуемый период. Перечисленное создавало типичные и специфические условия для развития и деятельности полицейских структур.
Степень научной изученности темы
Историографию заявленной проблемы можно разделить на три периода.
Первый – дореволюционный – период (с первой половины 60-х гг. ХIХ в. до
1917 г.) – характеризуется трудами, сочетавшими исследовательский и практический аспекты. Одной из первых работ в этот период явился труд Н. В. Варадинова,
имеющий описательно-констатирующий характер. Автор выделил направления
функционирования полиции накануне и в самом начале правления Александра II,
подкрепляя их многочисленными статистическими данными и отдельными фактами (иногда по Поволжью, причем относящимися непосредственно к полиции).
По его мнению, многочисленность, разрозненность аспектов и немалые объемы
деятельности выступили предпосылками реформы полиции 1862 г.1 В исследованиях данного периода выделяется ряд аспектов: история организации и функционирования полиции и в целом МВД2; регламентация организации, компетенции и
частично механизма ее реализации исполнительной полиции в анализируемый
период3. Авторы обращали внимание на состояние, в том числе негативные аспекты организации, кадрового корпуса и др., а также деятельность полиции4; характеристику преступности и причины ее колебаний в анализируемый период5.
1
См.: Варадинов Н. В. История Министерства внутренних дел. СПб., 1862. Ч. 3, кн. 4.
См.: Адрианов С. А. Министерство Внутренних Дел : ист. очерк 1802 – 1902 гг. СПб., 1901;
Романовский Э. В. Государственные учреждения древней и новой России. М., 1911.
3
См.: Квачевский А. А. Об уголовном преследовании, дознании и предварительном следствии преступлений по судебным уставам. СПб., 1869; Гисси С. А., Соколовский Д. А. Дознание, его цели и способы производства. Руководство для чинов полиции, волостного и
сельского начальства. Казань, 1879; Тарасов И. Т. Полиция в эпоху реформ. М., 1885; Высоцкий И. П. С.-Петербургская столичная полиция и градоначальство : крат. ист. очерк.
[1703 – 1903]. СПб., 1903; Белявский H. H. Полицейское право. Юрьев, 1904.
4
См.: Лопухин A. A. Из итогов служебного опыта (настоящее и будущие российской полиции).
М., 1907; Юдин И. К. Исторический очерк образования и развития полицейских учреждений в
России. Приложение 5-е к законопроекту о преобразовании полиции в Империи. СПб., 1913;
Дерюжинский В. Ф. Полицейское право. СПб., 1917.
5
См.: Тарновский Е. Н. Движение преступности в Российской империи за 1899 – 1908 гг. //
Журн. М-ва юстиции. 1909. № 9. С. 179 – 183; Его же. Война и движение преступности в
1911 – 1916 гг. // Сб. ст. по пролетарской революции и праву. 1918. № 14. С. 118 – 129.
2
5
В рамках Симбирской губернии полицию в контексте других проблем изучал
только П. Л. Мартынов, рассмотревший вопросы создания городской полиции,
изменения численности полицейских в XIX в.6
Исследования данного периода имеют в основном учебно-практический и
в меньшей степени научный характер, базируются на узкой источниковой базе
(как правило, на нормативно-правовых актах), относительно широкой методологической базе и ограниченном круге методов исследования. В них выделяются некоторые этапы развития института, поверхностно описана организация,
отдельные аспекты прохождения службы полицейскими, детально определена
его компетенция, выявлены некоторые причины низкой эффективности функционирования. На ряд выводов наложили отпечаток отдельные аспекты официальной идеологии – полиция рассматривалась, как один из центральных институтов самодержавного государства, выражающего интересы всего населения,
вся деятельность ее по защите самодержавной формы правления и основ общественного строя оценивалась как позитивная и законная.
Второй – советский – период исследования исполнительной полиции
можно разделить на два этапа. На протяжении первого (с 1918 г. по 1950-е гг.)
вышло в свет небольшое количество исследований по анализу организации и отдельных направлений ее деятельности в конце 10-х – 20-е гг. ХХ в.7 В основном
это были работы научно-публицистического характера, созданные на базе узкого
круга источников или общеизвестных стереотипов, в рамках методологии «вульгарной материалистической диалектики». Они дублировали существовавшие политические установки крайне негативного отношения к полиции как одному из
важных охранительных институтов «кровавого» самодержавия, доказывая это
бесчисленными примерами ее противодействия революционному движению. В
частности, в 1939 г. была опубликована заметка о деятельности полиции в Симбирской губернии в начале ХХ в., автор которой сетовал, что симбирский полицмейстер В. А. Пифиев не дожил до возмездия за противодействие революции8.
Второй этап советского периода (с начала 1960-х гг. до начала 1990-х гг.)
изучения института характеризовался возросшим интересом исследователей к истории органов и деятельности общей полиции. Был затронут более широкий круг
аспектов, анализируемых историками и юристами в рамках марксистсколенинской методологии, увеличилась источниковая база, разнообразными стали
методы исследований, в результате уровень работ существенно вырос. В то же
время продолжали оказывать сильное влияние идеологические установки, что
6
См.: Мартынов П. Л. Город Симбирск за 250 лет его существования : систематич. сб. ист.
сведений о г. Симбирске. Симбирск, 1898.
7
См.: Соколинский А. Красная Пресня перед царским судом. М. ; Л., 1925; Шуйский П. А.
Департамент полиции. 1880 – начало ХХ века. Харьков, 1930.
8
См.: Иванов М. Сторожевой волк // Пролетарский путь. 1939. 12 янв., № 12.
6
ограничивало тематику и искажало результаты исследований. Первоначально ее
анализ осуществлялся в контексте работ, посвященных изучению государственных
структур Российской империи9, либо затрагивался в ходе рассмотрения революционного движения как инструмент борьбы с ним10. В частности, многие идеи и выводы исследований П. А. Зайончковского имеют методологический характер, в ряде случаев им освещается методика исследований11. На протяжении 70 – 80-х гг.
ХХ в. круг вопросов, изучение которых отразилось в открытых и служебных публикациях, стал постепенно расширяться (некоторые виды руководящих и местных
подразделений, их организация, личный состав, отдельные направления, формы и
методы деятельности)12. Последняя крупная работа, подготовленная на методологической и понятийной базе советской исторической науки, была посвящена процессу формирования и развития полицейских органов Российской империи13.
В целом, формирование, состояние и деятельность региональной полиции
в советский период не выступали объектами специальных исследований, а
только эпизодически изучались в контексте смежных проблем. Полиция и ее
деятельность трактовалась как карательный орган, главным образом охраняющий государственный и общественный строй. Защита прав подданных в ее деятельности первоначально игнорировалась, а впоследствии не находила адекватного отражения на страницах исследований.
Третий – постсоветский – период (с начала 1990-х гг. по настоящее время) характеризуется плюрализмом методологий, разнообразием методов и методик исследований, снятием всех ограничений с источниковой базы, резким
расширением изучаемых аспектов анализируемого института, использованием
результатов зарубежных исследований, созданием междисциплинарных работ
по проблеме. Появляются обобщающие труды по истории отечественной полиции, в частности МВД14, а также работы, посвященные комплексному изуче9
См.: Остроумов С. С. Преступность и ее причины в дореволюционной России. М., 1960.
См.: Очерки истории Ульяновской организации КПСС. 1964. Саратов, 1964. Ч. 1; Трофимов Ж. А. Демократический Симбирск молодого Ленина. Саратов, 1984.
11
См.: Зайончковский П. А. Кризис самодержавия на рубеже 1870 – 1880 гг. М., 1964; Его
же. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в. М., 1978.
12
См.: Мулукаев P. C. Общеуголовная полиция в дореволюционной России. М., 1979; Шинджикашвилли Д. И. Сыскная полиция царской России в период империализма. Омск, 1973;
Хохлов А. Карательный аппарат царизма в борьбе с революцией 1905 – 1907 гг. : автореф.
дис. … канд. ист. наук. М., 1975; Борисов А. Б. Руководители карательных органов дореволюционной России. М., 1979; Перегудова З. И. Несостоявшаяся реформа полиции 1906–1916
гг. (комиссия сенатора А. А. Макарова) // Государственные учреждения и общественные организации СССР. М., 1991. С. 39–44.
13
См.: Сизиков М. И., Борисов A. B., Скрипилев А. Е. История полиции России (1718 –
1917 гг.). М., 1992.
14
См.: Полиция и милиция России (очерки истории). М., 1993; Органы и войска МВД России
(крат. ист. очерк). М., 1996.
10
7
нию подразделений полиции отдельных регионов, ее кадровой политике, взаимодействию с политической полицией и др.15 Состояние и деятельность полиции анализируются отдельными авторами в контексте отечественных реалий
конца XIX – начала ХХ в. В частности, в работе Б. Н. Миронова ряд идей имеет
методологическое значение: повышение эффективности деятельности полиции
представляется необходимым фактором формирования в Российской империи
буржуазного по социальной сущности правового государства16.
Увеличивается количество региональных исследований. Одним из первых
полицию Симбирской губернии в 1860 – 1890-е гг. рассмотрел в своем диссертационном исследовании Ю. Б. Сысуев, исследовавший условия ее деятельности и
изучивший отдельные аспекты ее противодействия преступности17. В работах
других авторов изучаются отдельные аспекты конно-полицейской стражи, биографии служащих полиции в регионе, взаимодействие городских и уездных полицейских управлений с губернским правлениями, вопросы противодействия правонарушениям18.
Таким образом, историография анализируемой проблематики в рамках
Российской империи обширна, исследования нередко носят междисциплинарный характер. Однако региональный аспект организации и деятельности исполнительной полиции в Симбирской губернии 1862 – 1917 гг. остается изученным
фрагментарно, а отдельные аспекты (в частности, о начале ХХ в.) никогда не выступали предметом исследования.
15
См.: Нарбутов Р. В. Полиция Российской империи (1862 – 1917 гг.). Историко-правовой
аспект : дис. … канд. юрид. наук. М., 1992; Костылев А. Ю. Организационно-правовые аспекты работы с кадрами полиции и жандармерии Российской империи, 1880 – 1917 гг. :
дис. … канд. ист. наук. М., 2000; Перегудова З. И. Политический сыск России (1880 – 1917).
М., 2000; Рыжов Д. С. Борьба полиции России с профессиональной преступностью в 1866 –
1917 гг. : дис. … канд. ист. наук. М., 2000; Реент Ю. А. Общая и политическая полиция России (1900 – 1917). Рязань, 2001; Ялтаев Д. А. Уездная полиция Казанской губернии в 1862 –
1917 гг.: По материалам чувашских уездов : дис. … канд. ист. наук. Чебоксары, 2004; Дорохов В. Г. Политический сыск в Томской губернии: 1881 – февраль 1917 гг. : дис. … канд. ист.
наук. Кемерово, 2005; Гурьев В. И. Московская полиция в конце XIX – начале ХХ вв.: структура, организация, состав : дис. … канд. ист. наук. М., 2012.
16
См.: Миронов Б. Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало ХХ в.) :
в 2 т. 3-е изд., испр. и доп. СПб., 2003. Т. 1.
17
См.: Сысуев Ю. Б. Полиция Симбирской губернии во второй половине XIX в. : дис. …
канд. ист. наук. Саранск, 2002.
18
См.: Кузнецов В. Н. Конно-полицейская стража в симбирской деревне (1905 – 1907 гг.) //
Постигая прошлое и настоящее. Саратов, 1993. Вып. 4. С. 53 – 56; Шабалкин А. Ю. Хранитель порядка // Мономах. 2006. № 3 (46). С. 14 – 16; Соловьева Е. А. Симбирское губернское
правление и проблема качества работы уездных и городских полицейских управлений //
Власть. 2014. № 3. С. 139 – 141; Никитин А. А. Борьба правоохранительных органов с уголовной преступностью в Симбирской губернии во второй половине XIX – начале ХХ в. :
дис. … канд. ист. наук. Ульяновск, 2015.
8
Целью исследования является комплексное изучение эволюции организации и деятельности органов уездной и городской полиции Симбирской губернии в начале 60-х гг. ХIХ – начале ХХ в.
Для достижения данной цели нами были поставлены следующие исследовательские задачи:
– проанализировать основные аспекты развития структуры института исполнительной полиции Российской империи в 1862 – 1917 гг.;
– изучить направления организационно-правовых реформ функционирования исполнительной полиции в губерниях Российской империи в 60-х гг.
XIX в.– начале ХХ в.;
– исследовать влияние реформ на развитие уездных и городских подразделений исполнительной полиции в аспектах структуры, компетенции, материально-финансового обеспечения, взаимодействия с подразделениями иных государственных органов, местного и сословного самоуправления в Симбирской
губернии в 1862 – 1917 гг.;
– изучить тенденции развития и характеристики кадрового корпуса подразделений исполнительной полиции региона в анализируемый период;
– проанализировать функционирование уездной и городской полиции как
института административной власти в Симбирской губернии в 60-х гг. XIX –
начале ХХ в.;
– исследовать деятельность по противодействию правонарушениям на
территории региона как функцию местных подразделений исполнительной полиции в 1862 – 1917 гг.
Источниковая база диссертационного исследования обусловлена объектом анализа, целями и задачами, а также сохранностью документов. В основу
ее положены неопубликованные материалы, содержащиеся в 24 фондах Государственного архива Ульяновской области, в том числе Канцелярии симбирского губернатора (ф. 76), Симбирского губернского правления (ф. 88), городских и уездных полицейских управлений (ф. 243, 414, 686, 688, 792).
Другую часть источниковой базы работы составили опубликованные материалы. Их совокупность можно подразделить на несколько видов. К первому
виду относятся нормативно-правовые акты – законы и подзаконные акты, отразившие все существенные изменения в организации и деятельности института.
Первые опубликованы во II и III Полном Собрании Законов Российской империи
и ряде изданий Свода Законов Российской империи. Важной разновидностью вторых являются ведомственные систематизации МВД и примыкающие к ним неофициальные систематизации по отдельным вопросам или предназначенные для
9
определенных должностных лиц19. Нормативно-правовые акты содержат информацию по широкому кругу основополагающих и актуальных аспектов темы, степень регламентации и конкретизации которых существенно различается. Высокий
уровень объективности информации снижается за счет того, что итоги процесса
их реализации не всегда соответствовали планам, а часть норм вообще оставалась
не реализованной. Данный вид источников выступал исходным для исследования
темы, особенно ее общероссийских аспектов.
Ко второму виду источников относятся делопроизводственные материалы, включающие две группы. Первую группу представляют документы общего
делопроизводства, составляющие три подгруппы: 1) переписка уездных и губернских управлений исполнительной полиции с иными государственными органами и учреждениями, органами самоуправления и сословного управления; 2)
источники внутреннего документооборота, в частности материалы, обеспечивающие документооборот внутри подразделений исполнительной полиции; 3)
просительные документы, включающие разнообразную по содержанию и степени достоверности информацию.
Вторую группу составили документы специальных систем государственного делопроизводства, представленные материалами дознаний, решениями о наказаниях за административные правонарушения, приговорами судов и др. Эти источники максимально различаются по содержанию, полноте информации и
уровню ее детализации. Сведения иногда имеют противоречивый характер, что
обусловлено спецификой деятельности полиции. Уровень объективности информации, даже статистических данных, во многом зависит от принадлежности
документа к конкретной группе и влияния ряда факторов: круга доступных автору сведений, условий создания, специфики личности автора. Указанная информация позволила исследовать конкретные направления, аспекты, характеристики процесса эволюции (в первую очередь реформирования), состояние и
деятельность подразделений полиции в регионе и оценить их результаты.
Третьим видом опубликованных источников выступает учетная документация, к которой относятся формулярные списки классных чинов исполнительной полиции и иные аналогичные документы. Перечень информации определялся их формализованной структурой, содержание было лаконичным (что является его слабой стороной), а уровень объективности максимально высоким.
Это ценный источник, положенный в основу анализа ряда аспектов (в том числе характеристик), связанных с личным составом служащих исполнительной
полиции в Симбирской губернии.
19
См.: Справочная книжка для полицейских урядников. СПб., 1879; Арефа Н. И. Сборник
действующих узаконений для руководства чинам столичной, городской, уездной и сельской
полиции. СПб., 1894; Лебедев В. И. Справочный указатель для чинов полиции. М., 1903.
10
Четвертый вид использованных источников составили справочные издания. В подавляющей массе (памятные книжки и адрес-календари Симбирской
губернии за 1862 – 1916 гг.) они имели официальный характер и содержали материалы, относящиеся к подразделениям и должностным лицам государственных органов (в частности, общей полиции), а также статистическую информацию различного содержания (административно-территориальное деление, уровень, структура преступности). Данная информация широко привлекалась для
исследования условий функционирования, организации и результатов деятельности городских и уездных полицейских управлений.
К пятому виду источников относятся материалы периодической печати
дореволюционного периода – немногочисленные статьи ведомственного журнала «Вестник полиции», а также публикации, связанные с деятельностью института, в официальном издании «Симбирские губернские ведомости».
Шестым видом являются немногочисленные источники личного происхождения – мемуары. Относительно низкая степень их достоверности заставила
нас ограничить круг авторов бывшими государственными служащими, а время
написания – революционными потрясениями 1917 г.20 Сведения, содержащиеся
в них о взаимосвязях полиции с подразделениями иных органов и учреждений,
ее функционировании иногда имеют уникальный характер, но проведение их
критического анализа нередко крайне затруднено или невозможно, что обусловило их ограниченное использование.
Таким образом, основой диссертации выступают разнообразные виды источников, содержащие информацию по исследуемой проблеме, что позволило
реализовать принципы репрезентативности и комплексности.
Методология и методы исследования
Методология диссертационного исследования базируется на сочетании
теории диалектического материализма с присущим ему формационным подходом и теоретических положений концепции модернизации в контексте стадиально-исторической теории цивилизационного развития общества.
Автор придерживается следующих базовых принципов исследования: историзма, объективности, системности. Базовым методом стал историко-системный
(структурно-функциональный) метод. Методы сравнительно-правового анализа
были использованы при исследовании законодательной базы реформирования
структуры и деятельности полиции. Значительный объем неопубликованных источников предопределил применение методов источниковедческого анализа и источниковедческой критики архивных документов. Статистический метод приме20
См.: Ознобишин Д. П. Симбирский пожар 1864 года. Симбирск, 1864; Яшвиль Л. В. Воспоминания о Симбирске (1905 – 1906 гг.). Киев, 1906; Кошко И. Ф. Воспоминания губернатора (1902 – 1916 гг.). Новгород, Самара, Пенза. Пг., 1916.
11
нялся в ходе обработки сведений о количественных показателях кадрового корпуса и основных направлениях работы полиции, а также взаимосвязанных с ними
данных о социально-экономическом развитии губернии.
Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что:
– на уровне диссертационной работы в рамках региональной проблематики
комплексно исследованы процессы развития (главным образом вследствие реформ) организации, структуры, компетенции, материально-финансового обеспечения, кадрового состава органов исполнительной полиции, взаимодействия с подразделениями иных ведомств, конкретизированы основные направления, формы,
методы ее деятельности (как правоохранительного органа и органа административной власти) на территории Симбирской губернии в 60-х гг. XIX – начале ХХ в.;
– уточнены социальная сущность, организация и функционирование институтов (в частности, правоохранительных органов) Российского государства
на уровне региона, диалектическая взаимосвязь эволюции исполнительной полиции и процессов, протекающих в российском обществе;
– конкретизированы понятия – правоохранительная функция, государственный механизм и механизм функционирования государства, полиция;
– в научный оборот введены значительное количество архивных источников фондов Государственного архива Ульяновской области, а также отдельные
ранее опубликованные источники.
Специальность, которой соответствует диссертация. Содержание диссертации соответствует пунктам 4 «История взаимоотношений власти и общества, государственных органов и общественных институтов России и ее регионов», 15 «Исторический опыт российских реформ» Паспорта научной специальности 07.00.02 – Отечественная история (исторические науки).
Практическая значимость диссертационного исследования состоит в
том, что его результаты могут быть использованы для последующего анализа
внутренней политики Российского государства, организации и деятельности
исполнительной полиции; подготовки курсов лекций, сборников документов по
истории правоохранительных органов; уточнения описей, исторических справок архивных фондов.
Положения, выносимые на защиту.
1. В исследуемый период государство непрерывно старалось усилить
присутствие исполнительной полиции на местах, создавая новые виды подразделений, расширяя перечень должностей и увеличивая штаты полицейских органов, разнонаправленно изменяя компетенцию исполнительной полиции (в
частности, делегируя ей административные функции в отношении населения),
реализуя политику специализации подразделений анализируемого института.
12
2. В результате комплексной реформы 1862 г. и перманентно протекавших
частных реформ и иных нововведений до 1917 г. уездная и городская полиция в
Симбирской губернии претерпела значительные изменения в организации, месте
ее в системе государственных, сословных органов и институтов самоуправления
регионом и механизме управления им, продолжая занимать в них важное место и
играть важную роль. Последнее определялось ее крайне широкой компетенцией,
обусловливавшей необходимость взаимодействия анализируемого и иных институтов на уровне уездов и региона. Однако, несмотря на все нововведения, полицейские управления в губернии оставались крайне загруженными не свойственной им деятельностью, и этот процесс продолжал нарастать, что отражалось в
ежегодно увеличивавшихся масштабах делопроизводства.
3. В анализируемый период органы исполнительной полиции в Симбирской губернии старались тщательно выполнять нормы новых законов и подзаконных актов Министерства внутренних дел в сфере кадровой политики, в
частности связанные с ее реформированием. Однако, несмотря на это, они, особенно в годы Первой российской революции и Первой мировой войны, испытывали серьезные кадровые проблемы, а именно: количество младших чинов не
соответствовало установленному нормативами критерию, уровень общего развития и еще более профессиональной подготовки служащих не всегда отвечал
требованиям времени (что в определенной мере компенсировалось личными
качествами чинов исполнительной полиции).
4. В анализируемый период уездная и городская полиция Симбирской губернии реализовывала широкие и емкие административные функции представительства государства перед населением региона. Несмотря на тенденцию, реализованную реформой начала 60-х гг. XIX в., к их сужению в части, не свойственной полицейским институтам (в так называемой сфере местного хозяйства), в дальнейшем количество их продолжало неуклонно возрастать, что
нашло отражение в их компетенции, а объемы деятельности, связанные с ними,
увеличились. Количество дел данной категории, находившихся на исполнении
в полицейских управлениях губернии, значительно превышало количество аналогичных, связанных с борьбой с преступностью. Определенная часть их была
направлена на профилактику правонарушений и даже содействовала раскрытию преступлений. Со временем фискальные интересы государства и нарастание негативных моментов в механизме управления регионом заставили руководство губернии превратить показатели реализации некоторых функций данной группы в одни из основных критериев оценки эффективности деятельности
местных подразделений исполнительной полиции.
13
5. Реформирование местных подразделений исполнительной полиции в
Симбирской губернии в 60-е гг. XIX – начале ХХ в. позволило им относительно
эффективно противодействовать преступности по направлениям организации оперативно-розыскной деятельности и проведения дознаний, о чем свидетельствует
высокий процент раскрываемости уголовных дел. Однако наличие многочисленных объективных причин и слабая работа по профилактике преступности в целом
обусловливали рост количества совершенных уголовно-наказуемых деяний.
Степень достоверности результатов проведенного исследования обусловлена репрезентативностью и полнотой источниковой базы, уровнем историографического анализа, использованием комплекса разнообразных методов
научного исследования.
Апробация результатов. Основные выводы, положения и промежуточные результаты диссертационного исследования представлены в 16 публикациях автора общим объемом 6,59 п. л., в том числе четырех – в изданиях, рекомендованных ВАК при Министерстве образования и науки Российской Федерации, а также в материалах одной международной (Чебоксары, 2013), двух
всероссийских (Москва, 2013; Чебоксары, 2016) и одной межрегиональной (Саранск, 2017) конференций.
Структура диссертационного исследования. Диссертационная работа
состоит из введения, трех глав, включающих шесть параграфов, заключения,
списка использованных источников и литературы, приложения.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновываются актуальность работы, объект, предмет, хронологические рамки и территориальные границы, исследуется степень научной
разработанности темы, устанавливаются ее цель и задачи, характеризуется источниковая база. Далее определяются научная новизна, теоретическая и практическая
значимость работы, раскрываются методология и методы исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, оценивается степень достоверности,
описывается апробация результатов.
Глава первая «Организационно-правовые основы реформ структуры и
деятельности городской и уездной полиции Российской империи в 60-е гг.
ХIХ – начале ХХ в.» посвящена анализу развития нормативной регламентации
эволюции ряда базовых аспектов исследуемого государственного института.
В первом параграфе «Развитие института городской и уездной полиции в
России в 1862–1917 гг.» исследуются основные тенденции и содержание реформирования организации и кадрового корпуса подразделений полиции в регионах.
14
С начала ХIХ в. исполнительная полиция организационно относилась к
МВД и возглавлялась его руководителем. С 80-х гг. ХIХ в. управление всей полицией сосредоточилось в руках товарища министра «по полиции» и Департамента
полиции, специализация делопроизводств последнего расширилась (в 1908 г. было
образовано VIII делопроизводство, руководившее уголовным розыском).
Разработка реформы местных подразделений осуществлялась в ходе подготовки Великих реформ и началась в рамках последних с 1862 г. Общее руководство
ими в губерниях, управляемых по общему типу, оставалось за губернаторами и губернскими правлениями. В губернских и других значимых городах сохранялись
самостоятельные полицейские управления. В уездах органы городской и уездной
полиции объединялись в уездные полицейские управления. Последующая эволюция организации исполнительной полиции в регионах была обусловлена процессами, протекавшими в российском обществе и государстве. В результате реформ в
регионах постепенно усложнялась ее организация: появились новые уровни элементов (полицейские урядники, околоточные надзиратели) и виды подразделений
(так называемая уездно-полицейская стража, сыскные отделения), увеличились
размеры существующих (рост численности городовых, урядников), нарастает их
специализация (горная, портовая, фабричная полиция и др.). Зародилась разновидность частной полиции. Слабые взаимосвязи между подразделениями в регионах
постоянно приводили к идее создания специального координирующего органа в
контексте разрабатывавшихся реформ регионального управления и полиции.
Новые условия деятельности и возрастание роли субъективного фактора в
работе полиции вызвали повышение внимания законодателя к кадровым вопросам. Изменились принципы, порядок замещения должностей, частично –
требования к кандидатам на должности. Были регламентированы вопросы финансового и материального обеспечения деятельности служащих и их вооружения. Размер денежного довольствия определялся рядом факторов и существенно различался у руководства и нижних чинов.
Второй параграф «Организационно-правовые основы деятельности городской и уездной полиции Российской империи в конце XIX – начале ХХ в.» посвящен изучению компетенции органов исполнительной полиции и полномочий должностных лиц.
Первоначально произошло разновекторное изменение компетенции Департамента полиции (исполнительной полиции) МВД. После существенного сокращения круга предметов ведения и в меньшей мере полномочий (в сферах местного хозяйства, предварительного следствия, судопроизводства и др.) с 1870-х гг.
возобладал обратный процесс. Содержание компетенции разделилось на две
части: первая (которая преобладала в объеме) – содействие функционированию
других элементов государственного механизма и административная деятельность, вторая – борьба с преступностью.
15
Компетенция местных подразделений с 70-х гг. ХIХ в. сохраняла относительную стабильность. Подавляющая ее часть была связана с содействием деятельности подразделений самого МВД и иных институтов (казенного, судебного, военного, отдельного корпуса жандармов и др. – на 1876 г. не менее 42 оснований) и административной деятельностью (на 1876 г. более 29 оснований, в
частности контроль за лицами девиантного поведения). Другая ее часть регламентировала противодействие полиции преступности. На протяжении всего периода наблюдается мощное доминирование первой над второй (на 1914 г. –
86 % против 14 %). Однако емкость и размытость формулировок содержания
позволяли по мере необходимости путем толкования существовавших норм
включать в нее новые аспекты.
Перемены в условиях функционирования и снижение эффективности деятельности местных подразделений (особенно в экстремальных условиях) требовали корректировки содержания их компетенции, что систематически осуществлялось через уточнение или принятие законов и подзаконных актов.
Различные аспекты компетенции исполнительной полиции реализовывались в деятельности ее служащих, наделенных правами и обязанностями по определенному кругу предметов ведения. Их конкретный состав и объем был обусловлен видом подразделения, занимаемой должностью, ситуационным состоянием
общества и государства. Динамичное развитие общества и государства вызвало
появление новых, уточнение имевшихся прав и обязанностей должностных лиц
(это не всегда происходило своевременно) и требовало от последних получения
новых или повышения уровня существовавших знаний и навыков.
Таким образом, изменения, протекавшие в Российском государстве и обществе в 1862 – 1917 гг. повлекли за собой разнонаправленное развитие исполнительной полиции. Систематически предпринимались попытки адаптации полиции к новым условиям функционирования с целью повышения эффективности ее деятельности. Однако нововведения не всегда и не в полном объеме разрешали имевшиеся противоречия в организации и работе исполнительной полиции.
Вторая глава «Городская и уездная полиция Симбирской губернии в
1862 – 1917 гг.: реформы организации, структуры и личного состава» посвящена анализу основополагающих аспектов состояния подразделений исполнительной полиции в регионе.
В первом параграфе «Формирование полицейских структур в городах и
уездах Симбирской губернии» исследуются процесс формирования организации
и структуры исполнительной полиции в регионе в результате осуществления
реформы 1862 г. и их эволюция на протяжении анализируемого периода в результате новых реформ и решений на уровне губернии.
16
Организация и структура исполнительной полиции в регионе представляли
собой систему подразделений и должностных лиц с четкой вертикальной субординацией. Возглавлял ее симбирский губернатор, которому подчинялись уездные
исправники и полицмейстеры. Губернское правление направляло и контролировало реализацию полицией части ее компетенции, ведение делопроизводства, основную часть кадровой политики, финансирование и др. В 1889 г. Был создан институт земских начальников, наделенных административно-полицейскими полномочиями (например, отдавать предписания становым приставам и урядникам),
что негативно отразилось на механизме функционирования полиции.
На протяжении анализируемого периода в губернском и наиболее значимых уездных городах функционировали самостоятельные полицейские управления с подведомственными им полицейскими командами. Симбирск территориально делился на 3 района, Сызрань – на 2. В каждом районе города полиция
была представлена подразделением – частью во главе с приставом, подчинявшимся полицмейстеру. С 1867 г. территория частей была разделена на околотки, которые в полицейском отношении контролировал надзиратель. Количество
их было постоянным: в Симбирске – 24, а в Сызрани – 15. В 1909 г. при Симбирском полицейском управлении было образовано специализированное подразделение уголовного розыска – сыскное отделение 3-го разряда.
В каждом из восьми уездов губернии исполнительная полиция была
представлена управлением во главе с исправником. В полицейском отношении
территория уезда делилась на два стана (включавших от 3 до 20 волостей), в их
границах осуществляли деятельность приставы. К 1880 г. в губернии имелось
16 станов. С 1878 г. территория последних была разделена на участки, в которых несли службу урядники. Первоначально было образовано 100 участков (от
10 до 15 в стане), а к началу ХХ в. количество их возросло на 1/3. Им подчинялись представители сельской полиции (сотские, десятские). В 1903 г. был образован новый вид полицейских подразделений – уездная полицейская стража,
подчиненная симбирскому губернатору и уездному исправнику, а с 1906 г. –
частично и представителю губернского жандармского управления. С 60-х гг.
ХIХ в. была введена специализация подразделений и должностных лиц: появилась речная, а в начале ХХ в. – фабрично-заводская полиция.
Подразделения полиции занимали важное место в механизме функционирования государства на уровне губернии, особенно в экстремальных условиях.
Взаимосвязи их с иными институтами, как и деятельность, требовали ведения
сложного и объемного делопроизводства с присущими ему многочисленными
недостатками. Постоянная борьба с ними и попытки оптимизации делопроизводства не увенчались успехом до 1917 г.
В 1862 – 1917 гг. параллельно сохранялись и развивались негативные
тенденции в организации института в регионе: отсутствие руководящего поли-
17
цейского подразделения, недостаточно развитая сеть местных подразделений,
не отвечавшие требованиям времени их размеры и внутренняя организация,
эпизодические горизонтальные связи между ними.
Во втором параграфе «Реформирование кадрового состава городской и
уездной полиции Симбирской губернии в 1862 – 1917 гг.» изучаются поступление на службу, основные аспекты ее прохождения чинами полиции и характеристики личного состава исполнительной полиции в регионе.
Все должности в полиции замещались по принципу «вольного найма», но
до 1873 г. низших служащих назначали из нижних чинов армии, не способных
к строевой службе. Сельская полиция комплектовалась путем выборов. В этот
период состав полицейских должностей расширился.
С 1862 по 1917 г. периодически происходило скачкообразное увеличение
штатной численности полицейских служащих в губернии. Однако темпы ее роста,
в первую очередь числа нижних чинов (так называемых городовых), отставали от
требований, формируемых новыми условиями функционирования института. Одной из основных причин этого являлось недостаточное финансирование со стороны государства, а также органов самоуправления вследствие нехватки средств.
Новые условия деятельности института привели к изменениям в составе и
уровне требований к кандидатам на полицейские должности (оценивались не только физические качества и уровень общего развития соискателей, но и их личные
качества, политическая благонадежность и др.). На 1900 г. 83 % урядников составляли отставные нижние чины. Профессиональные знания и умения полицейские
приобретали в ходе службы (самоподготовка, занятия по месту службы, с 1911 г. –
в учебном заведении). Их качество и уровень у большинства чинов были невысокими. Это частично компенсировалось ответственным отношением полицейских к
службе. Низкий уровень оплаты труда, особенно низших чинов (в 1910 г. старший
городовой в Симбирске получал жалование 180 руб. в год, т. е. почти равное заработной плате рабочего), большой объем и специфика деятельности не позволяли
привлекать новых и закреплять на службе лиц, в полной мере отвечавших предъявляемым требованиям (в начале ХХ в. ежегодно до 10 % ставок нижних чинов оставались вакантными).
Подавляющую массу правонарушений, совершенных полицейскими, составляли проступки. Перечень их к концу анализируемого периода включал
20 видов, за которые начальством налагались административные взыскания от
замечания до увольнения со службы. Значительно реже ими совершались преступления (в основном по должности), приговоры выносились решением суда.
Совершение противоправного деяния служащим далеко не всегда являлось основанием для прекращения его службы в исполнительной полиции.
18
Поощрение длительной добросовестной или эффективной службы происходило посредством награждения орденами, медалями, присвоения классных
чинов, повышения по должности, производства денежных выплат и других мер.
Реформы кадрового корпуса, начавшиеся в 1862 г. и эпизодически проходившие до 1917 г., частично разрешали имевшиеся противоречия и одновременно порождали новые, приводившие к постоянному (в различной степени и
форме) кадровому голоду. Например, вследствие войны к 1916 г. численность
кадровых служащих полиции в губернии сократилась на 30 %.
Таким образом, в 1862 – 1917 гг. подразделения исполнительной полиции
в Симбирской губернии постоянно претерпевали качественные и количественные эволюционные изменения, охватившие почти все основные сферы: организация, структура, место в механизме функционирования власти, материальнофинансовое обеспечение, личный состав. Следствием было увеличение потенциала подразделений полиции в регионе – базы для сохранения и повышения
эффективности ее деятельности. Однако реализация этих новелл монархическим государством и ряд других причин обусловили переходный характер нововведений и не позволили на качественно новом уровне, системно и оперативно реформировать подразделения исполнительной полиции в регионе (как института) и, таким образом, качественно повысить ее потенциал.
Третья глава «Деятельность городской и уездной полиции на территории Симбирской губернии в 1862 – 1917 гг.: внедрение реформ и их результативность» посвящена анализу направлений, форм, методов и оценки эффективности функционирования исполнительной полиции региона в условиях эволюции анализируемого государственного института.
В первом параграфе «Деятельность полиции уездов и городов как института представительства власти в губернии» рассматривается работа подразделений
исполнительной полиции как института административной власти в губернии.
Результаты сокращения в ходе реформ 60-х гг. ХIХ в. и 1905 – 1907 гг.
объемов деятельности местных подразделений, выходвших за рамки противодействия преступности, были ликвидированы тенденцией к их неуклонному
расширению, продолжавшейся до 1917 г. Функционирование городских и уездных полицейских управлений в регионе как института исполнительной власти
происходило по двум направлениям.
Первое заключалось в содействии исполнительной полиции функционированию подразделений других органов, учреждений или обеспечении условий
для их нормальной деятельности. Оно протекало по крайне многочисленным аспектам: исполнение части судебных решений и приговоров, помощь в межевании
земель, организация аукционов конфискованных и утерянных вещей, сбор и проверка статистических сведений и др. Состав и место различных аспектов в их работе изменялись, но объемы реализации этого направления сохранялись стабиль-
19
но большими на протяжении 1862 – 1917 гг. В общем объеме этого направления
доминировали: вручение подданным различных документов и доведение решений
других органов; публикация объявлений в прессе. Наиболее важным аспектом
было участие в реализации фискальной функции государства – сбор недоимок по
налогам и сборам, взыскание штрафов, резко усиливавшиеся в урожайные годы.
Губернаторы систематически сообщали в МВД о негативном влиянии нараставшего расширения объемов этого направления на деятельность института, но одновременно использовали его для повышения эффективности управления регионом. Небольшим по объему (1 %), но существенным по значению, было проводимое полицейскими (в контексте иной деятельности или специально) политико-правовое просвещение населения.
Второе направление функционирования полиции выражалось в реализации административных полномочий по предметам ее ведения: поддержании
общественного порядка; контроль за соблюдением паспортного режима, правил
торговли (в том числе распространение печатной продукции), тарифов извозчиками, за лицами девиантного поведения и др. Особое место занимала реализация полицейскими комплекса мероприятий, связанных с профилактикой и ликвидацией пожаров. Это выступало одним из факторов сокращения вдвое количества пожаров в губернии за анализируемый период. Важное значение в многоконфессиональной губернии имел административный надзор полиции за религиозной сферой жизни населения. Состав его аспектов определялся вероисповеданием и отношениями между конфессиями. В частности, полиция контролировала процесс подготовки и строительства всех культовых сооружений.
Первое направление функционирования явно доминировало, вдвое превышая второе по объему деятельности, отвлекая большие силы и средства полиции
от реализации более важного и традиционного для нее направления работы.
Во втором параграфе «Борьба городской и уездной полиции Симбирской губернии с преступностью» проанализировано противодействие уголовно наказуемым деяниям как основная функция подразделений исполнительной полиции.
На протяжении всего периода наблюдается существенный рост уровня преступности, что было обусловлено многочисленными и разнообразными процессами, протекавшими в российском обществе (в том числе в Симбирской губернии),
а также состоянием отечественного государства и правовой системы страны.
В 1862 – 1917 гг. противодействие преступности в регионе полиция оказывалась с помощью традиционных форм (профилактика – в частности административный надзор, оперативно-розыскная деятельность, дознание). Механизм функционирования исполнительной полиции в основном имел правовую регламентацию, был относительно стабильным, но не всегда своевременно отражал новые
факторы и процессы, вследствие этого полицейские региона самостоятельно адаптировали свою деятельность к изменявшимся условиям с целью повышения ее
20
эффективности. Кардинальными нововведениями стали внедрение и систематическое применение новых методов и методик в оперативно-розыскной деятельности – внутреннего и наружного наблюдения, судебной фотографии, дактилоскопии. С 1906 по 1917 г. позитивно влияло на эффективность противодействия преступности периодическое введение на территории региона режимов усиленной и
чрезвычайной охраны, которые наделяли губернатора и исполнительную полицию дополнительными полномочиями. Эффективность противодействия преступности полиция обеспечивала и смещением акцентов в своем функционировании в соответствии с динамикой криминогенной ситуации в регионе. В частности,
с 1906 г. резко увеличилось количество преступлений с использованием огнестрельного оружия, в основном по политическим мотивам. Общая полиция оказывала содействие губернскому жандармскому управлению в проведении оперативно-розыскных мероприятий по фактам хищения, незаконного хранения оружия, террористических актов, экспроприаций. Их взаимодействие протекало и по
противодействию некоторым другим составам государственных преступлений.
Самыми многочисленными в регионе были преступления против имущества. Доля их раскрытия была высокой: в 1879 г. по кражам она составляла 25 –
76 %, по грабежам и разбоям – 50 – 100 %. Значительно менее распространенным
было тяжкое преступление – убийство (в силу высокой социальной опасности),
раскрытию которого придавалось важное значение. Иногда медицинская экспертиза в «скоропостижной» смерти или «несчастном» случае выявляла убийство.
После осмотра места происшествия в ходе дознания проводились оперативнорозыскные мероприятия с целью прояснения обстоятельств, установления личности, места нахождения и задержания преступника. В последней четверти ХIХ в.
раскрываемость убийств по уездам колебалась от 90 до 100 % (в Симбирском уезде – 39 %). Распространенными и разнообразными были преступления против
общественного порядка. Наблюдается тенденция к их неуклонному росту, особенно в экстремальных условиях начала ХХ в. В части случаев традиционные меры противодействия оказывались неэффективными, и полиция была вынуждена
применять в ходе их пресечения оружие. Борьба с преступлениями против православной веры и церкви в деятельности полиции в многоконфессиональной губернии занимала важное место. Дознания и оперативно-розыскные операции, проводимые по ним, завершались успешно, и виновные привлекались к ответственности. В силу многочисленности участников чины полиции активно проводили
разъяснительную работу среди населения об уголовной наказуемости подобных
деяний. Введение института полицейских урядников повысило эффективность
противодействия данным преступлениям.
На протяжении анализируемого периода одни группы преступлений стабильно занимали значительное место в деятельности полиции, а другие перемещались на второй план или выдвигались на первый. К этим переменам она не
21
всегда оперативно адаптировала свою деятельность, в том числе по не зависевшим от нее причинам. Противодействие преступности со стороны исполнительной полиции губернии на различных этапах имело особенности, вытекавшие из внутренней политики государства, состояния преступности и общей ситуации в губернии. Относительная эффективность борьбы полиции с преступностью была одним из факторов, сдерживавших темпы роста последней, которые были аналогичны общероссийским.
Таким образом, в анализируемый период наблюдается эволюция функционирования подразделений исполнительной полиции в Симбирской губернии.
Этот процесс был следствием перманентно проводимых на различном уровне
нововведений, формировавшейся практики и динамично изменявшихся условий ее деятельности. В целом, исполнительная полиция функционировала относительно эффективно, что доказывается ее важной и специфической ролью в
механизме государственной власти на уровне губернии и темпами роста правонарушений (в частности преступности), несмотря на нараставшие негативные
моменты в ее деятельности.
В заключении излагаются итоги и сформулированы основные выводы
проведенного исследования.
Анализ эволюции организации и деятельности исполнительной полиции
Российской империи в 1862 – 1917 гг. показал, что переходные по своей социальной сущности реформы (от феодального к буржуазному институту) охватили уездную и городскую полицию Симбирской губернии и на часть результатов
реформ наложила отпечаток специфика региона.
Нормативно-правовая база реформ, динамично развиваясь, на новом
уровне регламентировала основные аспекты организации, кадрового состава,
материально-финансового обеспечения и деятельности полиции.
С 1862 по 1917 г. организация исполнительной полиции в Симбирской
губернии стала более сложной, разветвленной и специализированной. Здесь
произошли перемены в кадровом корпусе полиции в отношении численности
служащих, перечня должностей и характеристик личного состава. В функционировании полиции доминировало содействие другим государственным органам и учреждениям, по сравнению с ее непосредственной административной
деятельностью в различных сферах. Однако первостепенной оставалась функция полиции по противодействию преступности, аспекты и объемы которого
определялись состоянием преступности и криминальной среды, частично вытекавшими из специфики региона.
Реформы адаптировали организацию и деятельность полиции к новым
условиям функционирования, сохранили ее эффективность, но несвоевременность, непоследовательность и незавершенность части из них порождали развитие
негативных тенденций в состоянии и деятельности исполнительной полиции.
22
Основные положения диссертационного исследования отражены
в следующих публикациях автора:
Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах,
рекомендованных ВАК при Минобрнауки России
1. Романова, А. В. Организация исполнительной полиции в уездах Российской империи в 1862 – 1917 гг. / А. В. Романова // Общество: философия,
история, культура. – 2017. – № 8. – С. 90 – 93 (0,34 п. л.).
2. Романова, А. В. Эволюция организации исполнительной полиции в городах Европейской России во второй половине XIX – начале XX в. (на примере
Симбирской губернии) / А. В. Романова // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы
теории и практики. – 2017. – № 9 (83). – С. 151 – 153 (0,25 п. л.).
3. Романова, А. В. Становление и развитие компетенции МВД Российской империи в начале ХIХ – начале ХХ в. (на примере исполнительной полиции) / А. В. Романова // Историческая и социально-образовательная мысль. –
2017. – Т. 9, № 4/1. – С. 56 – 63 (0,67 п. л.).
4. Романова, А. В. Деятельность старших и младших городовых общей
полиции (на материалах Симбирской губернии) / А. В. Романова, Р. А. Мухамедов // Изв. Самарского научного центра Российской акад. наук. – 2017. –
Т. 19, № 3 (2). – С. 268 – 272 (0,51 / 0,26 п. л.).
Статьи, опубликованные в прочих научных изданиях
5. Романова, А. В. Архивные документы об организации и порядке деятельности чинов губернских жандармских управлений в конце XIX – начале
ХХ в. / А. В. Романова, В. В. Романов // Симбирский науч. вестн. – 2010. –
№ 2. – С. 210 – 213 (0,33 / 0,17 п. л.).
6. Романова, А. В. Нормативно-правовые акты, регламентирующие организацию и функционирование органов контрразведки Российской империи в
начале XX века / А. В. Романова, В. В. Романов, Г. В. Романова // Симбирский
науч. вестн. – 2012. – № 3. – С. 217 – 234 (1,51 / 0,75 п. л.).
7. Романова, А. В. Судебная реформа второй половины 60-х – начала
80-х гг. ХIХ в. в Российской империи: уроки разработки и реализации / А. В. Романова, В. В. Романов, Ю. Р. Санатуллова // Исследование судебной реформы
государства переходного периода : материалы междунар. конф. (КНР, Чжэнчжоу, 13 октября 2012 г.). – Чжэнчжоу, 2012. – С. 30 – 33 (0,33 / 0,11 п. л.).
8. Романова, А. В. Изучение в конце XIX – начале XX в. политической
полиции Российской империи 1898 – 1907 гг.: историко-правовой аспект /
А. В. Романова // Актуальные проблемы юридической науки и правоприменительной практики : сб. материалов 3-й междунар. науч.-практ. конф. (Чебоксары, 12 декабря 2013 г.). – Чебоксары, 2013. – С. 132 – 146 (0,63 п. л.).
23
9. Романова, А. В. Романовские торжества в Симбирской губернии в
1913 году (по документам Государственного архива Ульяновской области) /
А. В. Романова, Г. В. Романова // Симбирский науч. вестн. – 2013. – № 1. –
С. 193 – 204 (0,50 / 0,25 п. л.).
10. Романова, А. В. Взаимодействие Губернского правления и полицейских чиновников Симбирской губернии / А. В. Романова // Сб. науч. ст. каф. истории УлГПУ им. И. Н. Ульянова / под общ. ред. И. А. Чуканова. – Ульяновск,
2015. – Вып. 1. – С. 62 – 66 (0,21 п. л.).
11. Романова, А. В. Реализация «Свода законов Российской империи» по
регламенту полицейского управления в конце XIX – начале ХХ века / А. В. Романова, Р. А. Мухамедов // Сб. науч. ст. каф. истории УлГПУ им. И. Н. Ульянова /
под общ. ред. И. А. Чуканова. – Ульяновск, 2015. – Вып. 1. – С. 67 – 71 (0,21 /
0,1 п. л.).
12. Романова, А. В. Губернский контроль над уездным полицейским
управлением в конце XIX – начале XX в. / А. В. Романова // Сб. науч. ст. каф.
истории УлГПУ им. И. Н. Ульянова / под общ. ред. Р. А. Мухамедова. – Ульяновск, 2016. – Вып. 2. – С. 110 – 114 (0,21 п. л.).
13. Романова, А. В. Губернский контроль над деятельностью полицейских органов / А. В. Романова, Р. А. Мухамедов // Сб. науч. ст. кафедры истории
УлГПУ им. И. Н. Ульянова / под общ. ред. Р. А. Мухамедова. – Ульяновск,
2016. – Вып. 2. – С. 115 – 122 (0,34 / 0,17 п. л.).
14. Романова, А. В. Взаимоотношения и взаимодействия полицейского и
губернского управления / А. В. Романова // Сб. науч. ст. каф. истории УлГПУ
им. И. Н. Ульянова / под общ. ред. Р. А. Мухамедова. – Ульяновск, 2017. –
Вып. 3. – С. 146 – 150 (0,21 п. л.).
15. Романова, А. В. Руководящие подразделения политической полиции
Российской империи в 1898 – 1904 гг. / А. В. Романова // Архивы и наука: исторический аспект и современные реалии : материалы всерос. науч.-практ. конф. с
междунар. участием, посвящ. 75-летию со дня образования Гос. ист. архива Чувашской Республики. – Чебоксары, 2017. – С. 57 – 60 (0,17 п. л.).
16. Романова, А. В. Эволюция руководящих должностей полиции в Российской империи в конце XIX – начале XX века / А. В. Романова // Историкоархивное наследие как фактор социально-культурного развития региона : материалы межрегион. науч.-практ. конф. – Саранск, 2017. – С. 263 – 266 (0,17 п. л.).
Всего по теме диссертационного исследования опубликованы
16 статей общим объемом 6,59 п. л.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
14
Размер файла
699 Кб
Теги
уездная, институт, эволюция, начало, полиция, xix, деятельности, второй, половине, симбирской, губернии, городская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа