close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Психологическая концепция и технологии превенции ВИЧ-инфекции

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ШАБОЛТАС
АЛЛА ВАДИМОВНА
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ
И ТЕХНОЛОГИИ ПРЕВЕНЦИИ ВИЧ-ИНФЕКЦИИ
19.00.04 – медицинская психология
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора психологических наук
Санкт-Петербург – 2018
Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном
учреждении
высшего
образования
«Санкт-Петербургский
государственный университет»
Научный консультант: заслуженный деятель науки РФ, доктор психологических
наук, доктор медицинских наук, профессор Рыбников Виктор Юрьевич
Официальные оппоненты:
Беляков Николай Алексеевич, заслуженный деятель науки РФ, академик РАН,
доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой социально-значимых
инфекций федерального государственного бюджетного образовательного
учреждения
высшего
образования
«Первый
Санкт-Петербургский
Государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова» Министерства
Здравоохранения РФ.
Решетников Михаил Михайлович, заслуженный деятель науки РФ, доктор
психологических наук, профессор, ректор Негосударственного образовательного
учреждения
высшего
образования
«Восточно-европейский
институт
психоанализа».
Малкова Елена Евгеньевна, доктор психологических наук, доцент, профессор
кафедры клинической психологии и психологической помощи федерального
государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования
«Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена».
Ведущая организация: федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Московский государственный
университет имени М.В. Ломоносова».
Защита состоится «28» июня 2018 года в 13-00 часов на заседании
диссертационного совета Д 205.001.02 при Всероссийском центре экстренной и
радиационной медицины имени А.М. Никифорова МЧС России по адресу: 194044,
Санкт-Петербург, ул. Академика Лебедева, д.4/2.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Всероссийского центра
экстренной и радиационной медицины имени А.М. Никифорова МЧС России и на
сайте http://nrcerm.ru
Автореферат разослан «____» ______________ 2018г.
Ученый секретарь диссертационного совета
Неронова Елизавета Геннадьевна
1
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность работы. Разработка психологических концепций детерминации и
превенции рискованного поведения в сфере здоровья является одной из
актуальнейших проблем современной медицинской психологии [Зинченко В.П.,
Евдокимов В.И., Рыбников В.Ю., 2014]. Эпидемия заболевания, вызываемого вирусом
иммунодефицита человека (ВИЧ), которое возникло в начале 1980-х годов как болезнь
отдельных социальных групп общества, за 30 лет превратилась в пандемию - одну из
наиболее серьезных угроз для глобального здоровья человечества [Беляков Н.А.,
2016]. Особую значимость приобретает разработка и внедрение эффективных
поведенческих технологий и программ, направленных на профилактику ВИЧинфекции в различных группах населения.
По данным Организации Объединенных Наций по ВИЧ/СПИД ЮНЭЙДС [Joint
United Nations Programme on HIV/AIDS (UNAIDS)] и Всемирной организации
здравоохранения (ВОЗ), сегодня в мире насчитывается более 35 млн. человек,
живущих с ВИЧ, включая более 2 млн. детей в возрасте до 15 лет [UNAIDS/WHO…
2010, 2013]. Наиболее быстрыми темпами эпидемия развивается в странах Восточной
Европы, включая Россию, а также в Центральной Азии, что обусловлено как широким
распространением инъекционных наркотиков, так и отсутствием масштабных
государственных программ профилактики ВИЧ/СПИД [UNAIDS/WHO… 2010, 2013].
Несмотря на грандиозные успехи середины 90-х годов прошлого столетия в
разработке и внедрении высокоактивной антиретровирусной терапии (ВААРТ) как
специфического лечения ВИЧ-инфекции, заболевание остается неизлечимым, а
эффективное противодействие требует объединения усилия всех стран в разработке и
внедрении эффективных превентивных технологий [United Nations. Political
Declaration on HIV and AIDS, 2011; WHO: HIV operational plan 2012–2013].
Проблема ВИЧ-инфекции для России является такой же острой, как и для других
стран [UNAIDS/WHO report 2016]. По официальной статистике к началу 2017 г. в
стране зарегистрировано 658 100 ВИЧ-инфицированных, прирост новых случае за год
составляет более 12 %. Смертность от ВИЧ сравнялась с уровнем смертности от
дорожно-транспортных происшествий, которая в нашей стране имеет один из самых
высоких показателей в мире. Среди заболевших 56,5 % составляет молодежь в
возрасте от 15 до 30 лет. Мужчины составляют более 60 % заболевших, при этом с
2002 г. отмечается увеличение доли женщин в общем количестве инфицированных.
Основным фактором риска заражения ВИЧ остается совместное использование
шприцев и другого инъекционного оборудования. Незащищенные гетеросексуальные
контакты являются вторым по степени значимости фактором риска заражения.
Эпидемия ВИЧ-инфекции сосредоточена в самой активной части населения [Беляков
Н.А., 2011; Федеральный научно-методический центр по профилактике и борьбе со
СПИДом, 2015; Федеральная служба государственной статистики, 2017].
Сегодня
основными
факторами,
препятствующими
эффективному
предотвращению распространения ВИЧ-инфекции в России, выступают:
1. Стремительное нарастание доли сексуального пути передачи, наряду с высоким
эпидемическим значением инъекционного пути распространения вируса, который
являлся основным с 1996 г., приводящее к этапу развития эпидемии ВИЧ среди
молодого активного населения страны.
2. Труднодоступность для любой формы профилактической работы групп людей,
2
подвергающихся наибольшему риску заболеть: потребителей инъекционных
наркотиков (ПИН), лиц, вовлеченных в коммерческий секс, экономически и социально
незащищенных слоев населения.
3. Маловероятность быстрого создания эффективной терапевтической вакцины
против ВИЧ на основе традиционных подходов и технологий, несмотря на
определенные успехи, которых добились биологи.
4. Изменение отношения к болезни через широкое внедрение ВААРТ, успешно
подавляющей размножением вируса, которое приближается к восприятию ВИЧ не как
смертельного, а как хронического заболевания. О людях, инфицированных ВИЧ и
получающих лечение, говорят не как об умирающих от СПИД, а как о людях,
живущих с ВИЧ-инфекцией (ЛЖВ). При этом существует ряд объективных и
субъективных причин, препятствующих широкому внедрению специфической
терапии.
5. Нарастание проблем в области психического здоровья, включая дистресс,
тревожно-депрессивные расстройства, сужение временных перспектив и отсутствие
долгосрочной мотивации к сохранению здоровья [Kalichman S.C., Kelly J., Sikkema K.,
Kozlov A.P., Shaboltas A.V., Granskaya J.V., 2000], связанное с экономическим и
социальным кризисом 90-х годов, который сопровождался усилением угнетенности
населения как экономическими, так и социальными проблемами (наркомания,
алкоголизм, ухудшение системы здравоохранения и т. п.).
6. Ригидность и устойчивость рискованных поведенческих паттернов, изменение
которых происходит крайне медленно, особенно если речь идет о латентных или
стигматизированных формах поведения, к которым относятся сексуальная активность
и употребление наркотиков. В отличие от многих инфекций, например, гриппа,
передающегося воздушно-капельным путем, распространение ВИЧ можно легко
предотвратить. Известны пути передачи, способы предотвращения заражения, формы
рискованного поведения. На индивидуальном уровне избегание подобного
рискованного поведения является самым надежным и рациональным способом
предотвращения заражения [Kelly J.A., 1995].
7. Отсутствие в подавляющем числе случаев методически корректной формализованной лонгитюдной оценки приемлемости и эффективности реализуемых в
России превентивных программ. В подавляющем большинстве случаев они
практически
не
содержат
теоретически
и
эмпирически обоснованных
психологических технологий работы с труднодоступными группами населения
соответствующих специфике распространения эпидемии в нашей стране [Махаматова
А.Ф, Левина О.С., Ерицян К.Ю., Антонова Н.А., 2013; Бузина, 2015]. В этой связи
очевидна актуальность работы, направленной на разработку психологической
концепции и технологий превенции ВИЧ-инфекции, проверенных в рамках
долгосрочных клинических исследованиях.
Степень разработанности темы исследования. Проблема борьбы с эпидемией
ВИЧ/СПИД давно вышла за рамки традиционных подходов здравоохранения. Наряду
с медицинскими аспектами эпидемиологии и лечения актуальны вопросы разработки
профилактических программ на базе биопсихосоциального подхода с использованием
достижений различных наук, включая биологию, медицину, психологию, социологию,
экономику и др. Наблюдается острая нехватка комплексных междисциплинарных
исследований, направленных на изучение биологических, поведенческих и
социальных детерминант риска с целью создания успешных профилактических
3
технологий. Об особой роли психологии, занимающей центральное место в системе
наук о человеке, способной объединить и качественно переработать знания,
полученные в естественнонаучных и общественных дисциплинах, писали многие
выдающиеся философы и психологи [Ананьев Б.Г., 1957, 1977; Кедров Б.М., 1961,
1964; Пиаже Ж., 1966; Константинов Ф.В., 1967]. В работе Б. Г. Ананьева «О
проблемах современного человекознания» [1977] особо подчеркивается значимость
междисциплинарного подхода и ведущей роли психологии для медицины и
здравоохранения в целом. С точки зрения автора для успешного решения задач в
области индивидуального и общественного здоровья необходимо «преодоление
биологической и патофизиологической ограниченности старой медицины, ее чисто
соматического направления, все возрастающее внимание к социально-экономическим,
технико-культурным,
морально-психологическим
условиям
жизни
людей,
определяющим нормальное функционирование организма человека» [Ананьев Б.Г.,
1977, с. 16].
Существует внушительная эмпирическая база, свидетельствующая об успешности
превентивных технологий в сфере здоровья в разных странах, основанных на
социально-когнитивной теории и поведенческом подходе [Bandura A., 1994; Kelly J.,
1995; Kalichman S., 1998; Glanz K., Oldenburg B., 2001; Harper F.W. et al., 2007; Whealin
J.M., Ruzek J.I., Southwick T., 2008; Van Zundert R.M., Nijhof L.M., Engels R.C., 2009;
Taymoori P., Rhodes R.E., Berry T.R., 2010; Smerecnik C., 2011; Zimmerman F.J., Ortiz
S.E., Christakis D.A., Elkun D., 2012]. Главным ограничением современных зарубежных
подходов и моделей изменения поведения является то, что они представляют собой
концептуальные обобщения и абстрагированы от специфичности внешних и
внутренних составляющих рискованного поведения. Опыт западных специалистов в
сфере превенции ВИЧ-инфекции, часто ограничивающийся поведенческим уровнем
анализа, необходимо дополнить достижениями отечественной психологии в области
общепсихологических теорий и, в частности, системного подхода В. А. Ганзена,
личностного подхода — теорией отношений В. Н. Мясищева, теорией
индивидуальности Б. Г. Ананьева, теорией деятельности А.А. Леонтьева, на
фундаменте которых базируются принципы индивидуального подхода к диагностике,
коррекции и оказанию психологической помощи.
Количество исследований в области гигиены и профилактики в России, в целом,
незначительно [Евдокимов В.И., Попов В.И., Рут А.Н., 2015]. Актуальность изучения
поведения человека в сфере здоровья высока [Исаева Е.Р., 2015; Малкова Е.Е., 2014,
2015].
В немногочисленных работах отечественных авторов, касающихся
психологической проблематики ВИЧ-инфекции, изучались отдельные факторы риска
заражения, рискованные поведенческие практики и предпринимались попытки
построения теоретических моделей психологической профилактики для отдельных
групп риска на основе эмпирических данных кросс-секционных исследований, в
частности, социально-психологических детерминант [Левина О.С., 2013, Сафонова
П.В., 2017], индивидуально-психологических факторов [Кольцова О.В., 2013],
ценностно-ориентационных и мотивационных детерминант [Бузина Т.С., 2015).
Однако не было ни одной работы, в которой было бы представлено лонгитюдное
изучение рискованного поведения и превентивных программ в разных группах
населения, различного уровня и вида с использованием объективных (биологических)
и субъективных (психологических) маркеров эффективности, базирующихся на
единой психологической концепции превенции ВИЧ-инфекции. Необходимость учета
4
показателей распространенности и заболеваемости ВИЧ-инфекции при разработке,
внедрении и оценке эффективности профилактических вмешательств различного
уровня и вида, включая психологические программы, требует широкого продвижения
в России. Проведение лонгитюдных исследований для апробации и оценки
эффективности поведенческих вмешательств, направленных на профилактику ВИЧинфекции, с использованием как субъективных (психологических), так и объективных
(показатели заболеваемости) параметров является «золотым стандартом» клинических
исследований в сфере медицины, дающим наиболее достоверные и качественные
результаты. Актуальным является разработка и проверка приемлемости и
эффективности поведенческих технологий и программ в отношении ВИЧ-инфекции,
специфичных для российского населения и условий современной России, на основе
научно-доказательного подхода в формате лонгитюдных рандомизированных
клинических исследований.
Все это определяет высокую актуальность разработки данной научной проблемы
для медицинской психологии и практики в сфере охраны здоровья и позволило
определить выбор цели и задач нашего исследования.
Цель исследования: обоснование и разработка психологической концепции
превенции ВИЧ-инфекции и ее эмпирическая верификация посредством лонгитюдной
оценки эффективности превентивных психологических технологий (программ)
профилактики ВИЧ на трех уровнях (индивид, группа, сообщество) для основных
целевых групп населения.
Объект исследования – рискованное поведение, связанное с заражением и
передачей ВИЧ-инфекции и его динамика у представителей основных целевых групп
населения после участия в поведенческих превентивных программах различного вида
и уровня превенции.
Предмет исследования – эффективность превентивных программ различного
вида и уровня (индивид, группа, сообщество), разработанных на основе
психологической концепции превенции ВИЧ, базирующейся на субъект-субъектном,
экологическом и когнитивно-поведенческом подходах с использованием стратегии
активного профилактического вмешательства
Для выполнения цели диссертационного исследования были сформулированы
следующие теоретические и эмпирические задачи исследования:
1. На основании теоретического анализа понятий и подходов к пониманию и
профилактике рискованного поведения в сфере здоровья сформулировать
психологическую концепцию превенции ВИЧ-инфекции, включающую структурнофункцио-нальную модель, факторы риска, уровни, виды и принципы эффективной
превенции.
2. Выявить и изучить общие и специфические факторы риска заражения ВИЧ в
основных целевых группах, включая индивидуально-психологические, поведенческие,
социальные и организационные детерминанты, используя комплексную модель
изучения рискованного поведения и ВИЧ-превентивных программ.
3. Разработать комплекс поведенческих программ первичной и вторичной
превенции ВИЧ на индивидуальном и групповом уровнях для потребителей
инъекционных наркотиков с последующей проверкой эффективности вмешательств в
рамках лонгитюдных клинических исследований.
4. Обосновать комплекс поведенческих вмешательств первичной и вторичной
превенции ВИЧ и других инфекций, передаваемых половым путем, на
5
индивидуальном и групповом уровнях, а также уровня сообщества для подростков и
молодежи с последующей проверкой эффективности вмешательств в рамках
лонгитюдных клинических исследованиях.
5. Разработать программу краткосрочного вмешательства первичной превенции
ВИЧ и других инфекций, передаваемых половым путем на индивидуальном уровне
для взрослых лиц из общей популяции с последующей проверкой ее эффективности в
рамках лонгитюдного клинического исследования.
Основная идея исследовательской работы заключалась в получении эмпирических доказательств эффективности поведенческих ВИЧ-превентивных технологий
(программ для различных групп населения, а также уровней превенции –
индивидуальный,
групповой,
сообщества;
и видов - неспецифической и
специфической; первичной и вторичной), разработанных на основе предлагаемой
психологической концепции превенции ВИЧ-инфекции и ее составной части структурно-функциональной модели, базирующейся на субъект-субъектном,
экологическом и когнитивно-поведенческом подходах, а также стратегии активного
профилактического вмешательства, с использованием комплексной оценки
эффективности программ поведенческих вмешательств для изменения рискованного
поведения в отношении ВИЧ/СПИД.
Кроме того, проводились апробация и внедрение разработанных поведенческих
ВИЧ-превентивных технологий (программ) в практическую работу образовательных,
медицинских и социальных учреждений, оказывающим профилактическую и
лечебную помощь различным группам населения.
Гипотеза исследования заключалась в предположениях о том, что:
Во-первых, превентивные программы, разработанные на основе психологической
концепции превенции ВИЧ-инфекции, базирующейся на субъект-субъектном,
экологическом и когнитивно-поведенческом подходах, а также стратегии активного
профилактического вмешательства с учетом общих и специфических факторов риска
заражения ВИЧ-инфекцией в различных группах населения, обеспечат значимое
снижение риска заражения и передачи ВИЧ-инфекции, включая распространенность
рискованных поведенческих практик (поведенческие критерии) и уровней
заражаемости ВИЧ (биологические критерии) у участников профилактических
программ, по сравнению с контрольными группами сопровождения.
Во-вторых, превентивные поведенческие технологии, посредством которых
реализуется эмпирическая верификация психологической концепции превенции ВИЧинфекции, будут приводить к более выраженному и устойчивому снижения
рискованного поведения на индивидуальном уровне функционирования индивида,
связанным со степенью индивидуализации и использованием долгосрочного
профилактического сопровождения.
Результаты теоретических и эмпирических исследований позволили обосновать
следующие научные положения, выносимые на защиту:
1. Психологическая концепция превенции ВИЧ-инфекции базируется на
недирективной психосоциальной поведенческой парадигме, стратегии активного
профилактического вмешательства и включает многоуровневую структурнофункциональную модель превенции ВИЧ, факторы риска на индивидуальном,
групповом и социальном уровнях функционирования индивида, виды и комплекс
принципов. Концепция интегрирует субъект-субъектный, когнитивно-поведенческий
6
и экологический подходы к изменению рискованного поведения человека в сфере
индивидуального и общественного здоровья.
2. Рискованное поведение, связанное с риском заражения ВИЧ, является
специфической формой поведения, которое возникает (реализуется) в конкретном
контексте (время, место, участники, степень выраженности) и включает те виды
поведения, которые потенциально поддаются контролю со стороны индивида и
базируются на совокупности факторов риска, ведущими из которых являются
психологические, являющиеся базовыми для превенции ВИЧ-инфекции.
3. Превенцию рискованного поведения в отношении ВИЧ-инфекции следует
рассматривать как процесс субъект-субъектного взаимодействия специалистов,
осуществляющих профилактику, и лиц или групп лиц, на которых она направлена, с
целью предотвращения заражения или распространения заболевания, который
включает 4 основных этапа: комплексную оценку актуальной ситуации, конкретных
поведенческих рисков заражения и распространения заболевания; разработку и
осуществление профилактических психологических мероприятий; краткосрочную и
долгосрочную
оценку
эффективности
и
приемлемости
психологических
вмешательств; прогнозирование и мониторинг развития ситуации.
4. Содержание и конкретные компоненты эффективных психологических
технологий (программ), направленных на изменение рискованного поведения в
отношении ВИЧ-инфекции учитывают общие и специфические факторы риска
заражения и распространения заболевания, включая индивидуально-психологические,
поведенческие, социальные, организационные и ситуационные детерминанты риска
конкретного индивида или группы лиц. При этом комплексная научно-обоснованная
оценка эффективности ВИЧ-превентивных поведенческих вмешательств должна
включать как субъективные (психологические), так и объективные (биологические,
социальные, экономические) параметры.
5. Разработанные и проверенные в лонгитюде превентивные психологические
программы, ориентированные на первичную и вторичную профилактику ВИЧинфекции на трех основных уровнях (индивидуальном, групповом, сообщества) для
различных целевых групп населения показали высокую приемлемость и
эффективность в ходе апробации в ведущих медицинских, образовательных и
социальных учреждениях и должны интегрироваться в медицинские, социальные и
психологические системы помощи населению.
Теоретико-методологической основой исследования явились следующие
теории и подходы: биопсихосоциальный подход и экологическая теория (Ананьев Б.Г.,
Engel G.L. ,Bronfenbrenner U), поведенческий подход и теории научения (Павлов И.П.,
Watson J.B., Skinner B.F., Thorndike E.L.) социально-когнитивная теория (Bandura А.),
психология отношений (Мясищев В.Н.).
В качестве методологических и методических оснований в работе также
учитывались объективная психология (Бехтерев В.М.), теория деятельности (Леонтьев
А.Н.), концепции интеракции в коммуникации (Ломов Б.Ф., Мид Дж.), системный
подход (Ганзен В.Н.), теория индивидуальности (Ананьев Б.Г.), гуманистический
клиент-центрированный подход (Роджерс К.P.), теория убеждений в отношении
здоровья (Rosenstock M., Strecher V., Becker M.), транстеоретическая стадийная теория
поведенческих изменений (Prochaska J.O. & DiClemente C.C.), теории лидерства и
социальных сетей (Rogers E.M.), клиент-центрированный директивный подход (Miller
W.), социальная психология здоровья (Гурвич И.Н., Цветкова Л.А.), когнитивно-
7
поведенческие модели в сфере профилактики отдельных заболеваний, включая ВИЧ
(Kelly J.A., Fishbein M. & Ajzen I.).
Научная новизна исследования заключается в том, что впервые на основании
теоретико-методологического анализа и результатов собственных эмпирических
исследований:
• научно обоснована психологическая концепция превенции ВИЧ-инфекции в
различных целевых группах населения. Предлагаемая концепция включает
комплексную структурно-функциональную многоуровневую модель превенции ВИЧ,
методологию и технологии субъект-субъектного и когнитивно-поведенческого
подходов, стратегию активного профилактического вмешательства, принципы и
факторы, а также базируется на экологическом подходе к разработке и реализации
превентивных вмешательств, направленных на изменение рискованного поведения
человека, связанного с заражением и передачей ВИЧ-инфекции.
• предложено понимание рискованного поведения в сфере профилактики ВИЧ не
как отклоняющегося или саморазрушающего, а как специфической формы поведения,
признаки которого возникают в связи с возможным риском для здоровья,
обусловленным комплексом контекстуальных и ситуационных факторов (участники,
время, место, степень выраженности).
• получены данные об общих и специфических факторах риска заражения ВИЧинфекцией в различных группах населения, включая индивидуально-психологические,
поведенческие, социальные и организационные детерминанты.
• в условиях мегаполиса в ходе серии лонгитюдных исследований разработаны,
апробированы и проверены в России на предмет эффективности с использованием как
объективных (биологических), так и субъективных (индивидуально-психологических
и поведенческих) параметров комплексы поведенческих технологий (программ) для
различных целевых групп и уровней превенции, основанные на субъект-субъектном и
экологическом подходах и базовых теоретических моделях изменения поведения,
включая следующие: «информация-мотивация-поведение», «обучение равный-равному», «диффузии инноваций», «социальных сетей», «индивидуализированное
сопровождение (кейс менеджмент)».
В отличие от традиционного отечественного подхода к разработке
профилактических программ на основе экспертных оценок поведенческие технологии,
проходившие лонгитюдную оценку в рамках данной работы, разрабатывались на
основе собственных поведенческо-эпидемиологических данных, собранных в целевых
группах населения на этапе планирования и создания превентивных программ.
Теоретическая значимость исследования. Проведенное исследование в
значительной степени обогащает современные теоретические представления о
феноменологии рискованного поведения и его превенции в сфере индивидуального и
общественного здоровья. Определение рискованного поведения в сфере здоровья как
возникающего в контексте конкретных ситуационных факторов позволяет преодолеть
ограниченность традиционной биомедицинской парадигмы к этиологии заболеваний,
включая поведенческие и индивидуально-психологические детерминанты.
Важным для теории медицинской психологии и психологии здоровья, в частности, является обоснованное понимание превенции рискованного поведения,
связанного с заражением и передачей ВИЧ-инфекции, как процесса взаимодействия
между субъектом (агентом) и субъектом (участником) профилактики, базирующееся
на недирективном подходе и стратегии активного профилактического вмешательства,
8
в рамках которого превентивные мероприятия должны осуществляться в отношении
как субъекта (участника), так и субъекта (агента).
Предлагаемая в работе психологическая концепция превенции ВИЧ-инфекции и
производные от нее частные научные результаты (комплексная модель разработки и
оценки эффективности превентивных вмешательств, комплексная многоуровневая
структурно-функциональная модель превенции, принципы, компоненты, технологии)
в значительной степени способствуют обогащению психологической науки в области
методологии и методических основ разработки психологических вмешательств, а
также теории ВИЧ-превентивной работы с представителями различных групп
населения.
Предложенная концепция и модель открывают перспективы интеграции
представителей смежных с медицинской психологией научных дисциплин в
разработке и реализации комплексных междисциплинарных фундаментальных и
прикладных исследований.
Практическая значимость исследования заключается в следующем:
В результате диссертационного исследования разработана комплексная модель
разработки и научно-обоснованной оценки эффективности и приемлемости
поведенческих технологий, направленных на изменение рискованного поведения в
отношении ВИЧ-инфекции, включающая перечень необходимых этапов создания
программы и ее апробации, эталонный дизайн и совокупность объективных
(биологических, медицинских) и субъективных (наблюдения, экспертные оценки,
самоотчеты) параметров оценки эффективности, которая может быть использована
для разработки и комплексной оценки психологических вмешательств в области
здоровья применительно к другим социально-значимым заболеваниям и
расстройствам поведения.
Обоснованная в работе психологическая концепция превенции ВИЧ-инфекции
может быть рекомендована для широкого внедрения в медицинские, социальные и
психологические службы, реализующие профилактическую и лечебную работу.
Разработанные и проверенные в лонгитюде на предмет эффективности и
приемлемости превентивные программы, направленные на первичную и вторичную
профилактику ВИЧ-инфекции различного вида и уровня (индивидуальные, групповые,
уровень сообщества) для различных целевых групп прошли успешную апробацию в
ведущих медицинских и социальных центрах г. Санкт-Петербурга - ГБУЗ «Центр по
профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями», ГБУЗ
«Городская наркологическая больница», ФБУН «Санкт-Петербургский НИИ
эпидемиологии и микробиологии имени Пастера Северо-Западный окружной центр по
борьбе со СПИДом», общественных организациях «Врачи детям» «Гуманитарное
действие» и могут быть рекомендованы для широкого внедрения в медицинские,
социальные и психологические системы помощи населению.
Операционализация основных положений субъект-субъектного и экологического
подходов открывает научно-обоснованные перспективы эффективного медикосоциального сопровождения и групповой работы, направленной на профилактику
заражения ВИЧ в разных группах населения. Для практики индивидуального и
семейного консультирования предлагаются конкретные технологии превенции
рискованного поведения в сфере здоровья, прошедшие строгую научно-обоснованную
оценку эффективности.
9
Технология индивидуализированного кейс менеджмента (сопровождения) для
пациентов с сочетанной хронической патологией, разработанная и эмпирически
проверенная в рамках диссертационного исследования, может применяться в сфере
медицинской помощи и социального сопровождения больных ВИЧ-инфекцией и
другими инфекционными и неинфекционными заболеваниями, требующими долгого
лечения и высокого уровня приверженности терапии.
Разработанные в ходе диссертационного исследования руководства и программы
для консультантов и ведущих групп, а также методы и техники индивидуальной и
групповой работы с подростками и взрослыми могут быть использованы в
практической деятельности психологов, работающих в медицинских, социальных и
педагогических учреждениях, врачей, социальных педагогов, специалистов
социальных центров по работе с детьми, уязвимыми группами населения и взрослыми.
Результаты диссертации могут быть использованы в практике медико-социального сопровождения, психологического консультирования и ведения различных групп
больных тяжелыми хроническими и социально-значимыми заболеваниями - ВИЧинфекция, наркомания, ИППП и др.
Основные методы исследования. Для достижения цели и реализации задач
исследования был использован комплекс методов и методик: теоретический анализ;
диагностические методы, включая клинический метод, эпидемиологический метод,
интервьюирование, стандартизированный опрос, наблюдение, психодиагностический
инструментарий (стандартизированные тесты), зрительно-аналоговые шкалы для
оценки показателей психического состояния, экспертные оценки, тестирование крови
и других биологических жидкостей на наличие ВИЧ и других инфекций, вирусную
нагрузку и показатели иммунного статуса (количество CD4 клеток), биологические
маркеры (уровни распространенности и заражаемости ВИЧ), методы статистической
обработки данных – корреляционный анализ, факторный анализ, дисперсионный
анализ, регрессионный анализ, post hoc анализ, метод моделирования структурными
уравнениям, метод обобщенных оценочных моделей [SPSS 15.0, Statistica 6.0, 9.1].
Достоверность результатов исследования обеспечена теоретико-методологической обоснованностью исходных положений и дизайна исследований,
соответствием их поставленной цели; сочетанием объективных и субъективных,
включая индивидуально-психологические, поведенческие и биологические параметры
проверки сформулированных гипотез и задач; применением современных, адекватных
задачам исследования, методов, качественного и количественного анализа
результатов, использованием современных статистических методов обработки
эмпирических данных (критерии 2 Пирсона и Мантеля-Гензеля; t-критерий
Стъюдента; T-критерий Вилкоксона; критерий Фридмана, U-критерий Мана-Уитни;
критерий Кохрена; факторный анализ; регрессионный анализ, дисперсионный анализ
для количественных переменных (программное обеспечение ANOVA), метод Каплана –
Мейера, метод моделирования структурными уравнениями, метод обобщенных
оценочных моделей); репрезентативностью исследовательских выборок (общее число
обследованных составило 6605 человек); возможностью повторения исследования.
Базы исследования и внедрения полученных результатов. Серия
исследований и внедрение превентивных программ проводилось в Санкт-Петербурге в
период с 2000 по 2012 гг. на базе Санкт-Петербургского государственного
университета, исследовательского центра по сопровождению наркозависимых
Биомедицинского центра, в 24 общежитиях высших учебных заведений, СПб ГУЗ
10
Центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями,
Городской наркологической больницы, Городской инфекционной больницы им.
С.П.Боткина, Кожно-венерологического диспансера Калининского района, Центров
социально-психологической помощи детям, попавшим в трудную жизненную
ситуацию Фрунзенского и Калининского районов, Общественных организаций «Возвращение», «Взгляд в будущее», «Врачи детям».
Результаты диссертационного исследования легли в основу содержания
авторского учебного курса «Психологические основы превенции ВИЧ/СПИД», а
также отражены в содержании ряда курсов, реализуемых в рамках программ
подготовки бакалавров по направлению «Психология» и специалистов по
направлению «Клиническая психология» в Санкт-Петербургском государственном
университете - «Введение в поведенческую психологию здоровья», «Актуальные
проблемы
психологии
здоровья»,
«Когнитивно-поведенческий
подход
в
консультировании и психотерапии», «Социальные и психологические технологии
превенции и реабилитации наркопотребителей», «Психология в системе социальной
помощи», «Социальные аспекты поведенческой психологии здоровья», «Психология
сообществ», «Психология социальной работы», «Профессиональная этика психолога»,
а также используются в учебных программах подготовки специалистов по
направлению «Клиническая психология» в Первом Санкт-Петербургском
государственном медицинском университете им. И.П. Павлова.
Апробация результатов исследования. Результаты диссертационного
исследования отражены в 151 публикации автора, из них 30 статей в зарубежных
изданиях, входящих в базы Web of Science Core Collection и Scopus и 23 публикации в
российских изданиях, входящих в перечень ВАК, 2 монографии. Результаты работы
были апробированы и опубликованы в материалах международных конференций,
включая: «Ананьевские чтения» (Санкт-Петербург, 2000-2017); «СПИД, рак и
общественное здоровье» (Санкт-Петербург, 1999-2011); «Всемирный конгресс по
ВИЧ/СПИД (Банкок, Тайланд, 2006, Мехико, Мексика, 2008, Вена, Австрия, 2010,
Рим, Италия, 2011); «Международная конференция по ВИЧ/СПИД в Восточной
Европе и Центральной Азии» (Москва, 2009, 2014, 2016); «Конференция
Международного Общества по проблемам СПИД (IAS)» (Кейптаун, ЮАР, 2009, Рим,
Италия,
2011,
Париж,
Франция,
2017);
«Проблемы
злоупотребления
метамфетаминами» (Прага, Чехия, 2008); «V Европейская конференция по
клиническими и социальным исследованиям СПИД и наркоманий» (Вильнюс, Литва,
2009); «Европейский психологический конгресс» (Стамбул, Турция, 2011, Стокгольм,
Швеция, 2013, Милан, Италия, 2015); «Стресс и тревога» (Мюнстер, Германия, 2011);
«Мир аддикций: химические и нехимические зависимости, ассоциированные
психические расстройства» (Санкт-Петербург, 2012); «XII конгресс по поведенческой
медицине» (Будапешт, Венгрия 2012); «Мозговые нарушения и заболевания в
развивающемся мире» (Вашингтон, США, 2012); «ВИЧ-инфекция у женщин и детей»
(Санкт-Петербург, 2013, 2014, 2015, 2017); «Психосоматическая медицина-2013»
(Санкт-Петербург, 2013); "Взаимодействие нервной и иммунной систем в развитии
заболеваний и сохранении здоровья" (Санкт-Петербург, 2013); "Актуальные вопросы
ВИЧ-инфекции" (Санкт-Петербург, 2016, 2017); на 30-й конференции Европейского
общества психологии здоровья (Абердин, Великобритания, 2016); на V съезде
Российского психологического общества (Москва, 2012); на всероссийской научнопрактической конференции "Клиническая психология в здравоохранении и
11
образовании" (Москва, 2011); на Зимних психологических школах СПбГУ (2005, 20112017); на экспертном семинаре Института психологии РАН (Москва, 2016).
Объем и структура работы. Диссертация изложена в двух томах, первый из них
– текст диссертации на 577 страницах машинописного текста, состоит из введения,
шести глав, заключения, выводов, практических рекомендаций, списка литературы,
включающего 1264 источника, из них 950 на иностранных языках. Текст
иллюстрирован 54 таблицами и 25 рисунками. Второй том - приложение на 183
страницах.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
В первой главе диссертации: «Биомедицинские и психологические аспекты
эпидемии ВИЧ/СПИД в России и проблемы превенции» представлены материалы
обзора научной литературы, посвященные концептуальным основам укрепления
здоровья, а также биологическим, клиническим и психологическим основам
превенции ВИЧ-инфекции. Представлена разработанная автором комплексная модель
изучения рискованного поведения и превентивных вмешательств в отношении ВИЧинфекции.
При классификации поведения человека, связанного со здоровьем, существует
несколько походов. S. Kasl и S. Cobb выделять три основных вида [Kasl S., Cobb S.,
1966]: поведение, направленное на укрепление здоровья, предотвращение болезни и
обнаружение болезни на стадии, когда ее проявления не видны (асимптоматическая
стадия); поведение, развивающееся в ответ на возникшее заболевание и направленное
на диагностику и поиск эффективных лечебных средств, и поведение человека,
находящегося в роли больного, направленное на скорейшее выздоровление.
Отечественные ученые, опираясь на схожие принципы классификации, выделяют два
вида поведения — поведение, ориентированное на здоровье и предупреждение
развития заболеваний (синонимы: гигиеническое, профилактическое, протективное,
самосохранительное, превентивное), и поведение, ориентированное на болезнь и
совладание с ее симптомами (синонимы: медицинское или поведение больного)
[Барсукова Н.К., Лоранский Д.Н., Водогреева Л.В., Ледовских Н.В., 1996]. Более
корректными и наиболее точно отражающими психологическое содержание нам
представляются следующие термины: «здоровьесберегающее поведение» и
«поведение, связанное с обращением за медицинской помощью в случае
заболеваний». В последние годы большое количество зарубежных исследований
посвящено рискованному поведению в сфере здоровья. В советской и российской
психологии проблематика риска в сфере изучения личности, межличностных
отношений, сложной операторской деятельности активно изучается на протяжении не
одного десятка лет. В последние годы стали появляться работы в области социологии
и психологии, посвященные изучению различных видов рискованного поведения в
сфере здоровья, но их количество несоизмеримо мало по сравнению с зарубежным
опытом и явно недостаточно с точки зрения общественной значимости профилактики
социально значимых заболеваний.
К здоровьесберегающему поведению можно отнести разнообразные
поведенческие практики, имеющие превентивный характер, такие как физические
упражнения, регулярное прохождение медосмотров (диспансерное наблюдение),
соблюдение режима труда и отдыха. Также к этому виду поведения относятся
12
практики, направленные на снижение поведенческих рисков, например, отказ от
курения или употребления алкоголя, гигиеническиt меры и т. п.
При изучении поведения, связанного с обращением за медицинской помощью в
случае возникновения заболеваний особое внимание уделяется изучению
приверженности лечению (англ. compliance) [Гурвич И.Н., 1999; Управление
первичной профилактикой ВИЧ-инфекцией.., 2008; Andersson L. et al., 2013]. Под этим
видом поведения понимается добровольное следование человека рекомендациям врача
или медицинского работника по поводу режима лечения, включая прием лекарств,
соблюдение диеты, физической активности и/или других изменений образа жизни
[Гурвич И.Н., 1999; Платонов Д.Ю., Костюк Т.А., Брандт А.И., Цыганкова О.В., 2012].
Выявлено, что наиболее значимыми и сложными для профилактики видами
рискованного поведения являются: употребление психоактивных веществ [Скворцова
Е.С., Миронова И.А., 2007]; рискованное сексуальное поведение [Кон И.С., 1997,
Голод С.И., 2005]; нарушение пищевого поведения [Менделевич В.Д., 2008].
С психологической точки зрения наибольшие трудности для профилактики и
коррекции представляет субъективное восприятие риска и рискованные
поведенческие практики, применяемые в конкретных жизненных ситуациях.
В процессе работы были уточнены и разведены термины профилактика (греч.
рrophylaktikos, англ. prophylaxis) и превенция (лат. рraeventio, англ. рrevention),
которые в России широко используются в различных областях (медицина, социология,
педагогика, юриспруденции). Термин профилактика чаще используется в
медицинской сфере, а термин превенция - в сферах юридической и
правоприменительной направленности. В традиционном применении эти термины
используются как синонимы для обозначения мероприятий или действий,
направленных на предотвращение каких-либо нежелательных явлений, например,
распространение заболеваний [Костин А.К., 2007; Решетников О.В., Курилович С.А.,
Никитин Ю.П., 2012; WHO, 2002; Управление первичной профилактикой ВИЧинфекцией..., 2008]; правонарушений и преступности [Беличева С.А., 1994; Иванов И.
И., 2004; Догонадзе С.Ш., 2009; Змановская Е.В., 2012, 2013], самоубийств [Линевич
В.Л., Костенко А.Л., 2010; Васильченко М.В., 2012], терроризма [Шебланова В.В.,
2009], нервно-психических нарушений [Платонов Д.Г., 2004; Гуткевич Е.В., 2008],
развития нервно-психических расстройств в результате кризисов и профессиональных
стрессов [Грановская Р.М., 2010; Ашанина Е.Н., 2011], девиантного и асоциального
поведения [Зизиашвили И.В., 2006; Давлетбаева З.К., 2012] и др.
В психологии, особенно в таких ее областях, как психология здоровья и
юридическая психология, чаще используется термин превенция в контексте
предотвращения опасных ситуаций и рискованных поведенческих практик [Гурвич
И.Н., 1999; Наркоситуация в вузе, 2005; Цветкова Л.А., 2011]. Понятия превенция,
опасность и риск тесно взаимосвязаны. Данную взаимосвязь хорошо иллюстрирует
концепция немецкого социолога К.P. Japp, в рамках которой он определял превенцию
через понятия опасность и риск. Основным различием опасности и риска является
наличие при последнем возможности выбора, которая детерминирована результатами
субъективного решения. Опасность же детерминируется внешними по отношению к
человеку объективными обстоятельствами [Japp К.P., 1992].
Использование в контексте проблематики предотвращения рискованного поведения
в области здоровья, включая поведение, связанное с распространением ВИЧ, термина
превенция, представляется более обоснованным по нескольким причинам.
13
Во-1-х, эмпирические данные исследований эффективности профилактических
мероприятий свидетельствуют о необходимости использования интерактивных
технологий
при
распространении
информации
и
формировании
здоровьесберегающего поведения, а термин превенция как раз позволяет подчеркнуть
активные стороны вмешательств, включая вовлечение участников превенции в
разработку и внедрение интервенций. Во-2-х, многолетний опыт отечественного
здравоохранения и гигиенического просвещения характеризуется реализацией
профилактики социально значимых заболеваний исключительно в формате
образовательных программ — информированию, что является недостаточным для
решения актуальных задач предотвращения острых социально значимых заболеваний,
таких как ВИЧ-инфекции, обусловленных рискованными поведенческими практиками
или образом жизни. В-3-х, использование термина превенция способствует
интеграции отечественных ученых и практиков, работающих в области общественного
и индивидуального здоровья, в современное международное профессиональное
пространство, в котором более распространенной и понятной является данная
терминология.
По нашему мнению, в сфере психологии превенцию рискованного поведения в
области профилактики ВИЧ-инфекции и других заболеваний следует рассматривать
как процесс субъект-субъектного взаимодействия агентов (специалистов,
осуществляющих профилактику) и участников (лиц или группы, на которых
направлена профилактика), осуществляемый с целью предотвращения заражения или
распространения заболеваний, в рамках которого происходит актуальная оценка
ситуации, разработка и реализация превентивных вмешательств, краткосрочная и
долгосрочная оценка эффективности и приемлемости технологий (программ),
прогнозирование и мониторинг дальнейшего развития событий.
В процессе исследования были изучены подходы к профилактике социально
значимых заболеваний. Мировая и отечественная практика профилактики различных
заболеваний, включая так называемые социально значимые (наркомания, алкоголизм,
табакокурение, ИППП, ВИЧ и др.), основывается на нескольких моделях и подходах к
болезни, здоровью и профилактике. Традиционная биомедицинская модель болезни и
профилактики, составной частью которой является эпидемиология возникновения
заболевания, а также директивный и информационные подходы играют ведущую роль
в предупреждении острых инфекций [Weiner H., Mayer E., 1990; Lee T.J., 1993; Barbosa
da Silva A., 1992; Sigal L.H., 1997; Гурвич И.Н., 1999; Шрага М.Х., 2009; Воронцова
Е.В., 2012].
Профилактике хронических заболеваний, а также заболеваний, связанных с
рискованным поведением в большей мере соответствуют биопсихосоциальная
парадигма, недирективный и помогающий подходы [Engel G.L., 1977, Ананьев Б.Г.,
1977, Novack D.N., 1981; Shannon M.T., 1989]. Стратегия активного
профилактического вмешательства, включающая мероприятия на всех уровнях
функционирования
человека
(биологическом,
психофизиологическом,
психологическом, социально-психологическом и структурном), является наиболее
адекватным
решению
стремительно
развивающихся
проблем
в
сфере
индивидуального и общественного здоровья [Козлов А.П., 1998; 2002]. Эффективная
профилактика в таком понимании, с нашей точки зрения, предполагает вовлечение
самих людей в процесс поддержания и укрепления собственного здоровья при
активной внешней превентивной работе на макросоциальном уровне, что и
14
обеспечивается поведенческой превенцией.
В рамках социально-когнитивной теории выявлено, что изменения поведения
возникают в результате прямого наблюдения и интерпретации поведенческих актов.
Поведенческие программы в области охраны здоровья, в том числе превенции ВИЧинфекции, основанные на данной теории, фокусируются на четырех интерактивных
детерминантах поведения, необходимых для его изменения: точной информация,
необходимой для повышения осознания риска и получения реальных знаний о риске,
связанном со специфическими рискованными практиками; социальных навыках и
навыках самоуправления, позволяющих действовать эффективно; навыках и развитии
чувства «саморезультативности», что чаще всего достигается посредством
управляемой практики и корректирующей обратной связи; социальной поддержке и
подкреплении [Bandura А., 1982, 1994; Smerecnik C. et al., 2011].
На рис. 1 представлена модель убеждений в отношении здоровья [Rosenstock M.,
Strecher V., Becker M., 1994], включающая четыре основных компонента: 1)
индивидуальные различия, влияющие на поведение; 2) восприятие и осознание угрозы
для здоровья; 3) ожидания в отношении реализации действий, что включает в себя
осознание преимуществ, барьеров и затрат; 4) объективные и субъективные факторы
реализации желаемого поведения.
Рис. 1. Функциональные компоненты модели убеждений в отношении здоровья
На рис.2 представлены стадии, ведущие к изменению поведения, предлагаемые в
рамках траснстеоретической динамической модели поведенческих изменений
[Prochaska J.O. & DiClemente C.C., 1984].
Биологические и клинические основы превенции ВИЧ/СПИД
Согласно современным медицинским знаниям, ВИЧ-инфекция (англ. HIV-infection human immunodeficiency virus infection) является неизлечимым хроническим инфекционным заболеванием, которое возникает вследствие заражения вирусом иммунодефицита человека, основной мишенью которого оказывается иммунная система.
15
Рис.2. Стадии изменения поведения
В отсутствие лечения заболевание медленно прогрессирует, в результате чего
организм становится высоко восприимчивым к различным инфекциям и опухолям, от
которых в конечном итоге и погибает заболевший человек [ВИЧ-инфекция и СПИД,
2013]. Эти инфекции называют оппортунистическими в связи с тем, что их
возбудители проникают в организм, ослабленный ВИЧ (от англ. opportunity –
возможность). В случае нормально функционирующей иммунной системы данные
инфекции редко проникают в организм человека [Малый В.П., 2009]. СПИД - синдром
приобретенного иммунодефицита (англ. AIDS - acquired immunodeficiency syndrome)
является конечной стадией развития ВИЧ-инфекции, которая характеризуется
развернутым разрушением иммунной системы и является показанием для
специфического комплексного лечения в отношении ВИЧ [Покровский В.В., 2010].
При устaновлении стадии и тяжести рaзвития ВИЧ-инфекции, а также для решения
вoпрoсa o нaзнaчении пoжизненнoй ВААРТ в отношении ВИЧ испoльзуются пoкaзaтели вируснoй нaгрузки (урoвень РНК ВИЧ) и кoличествa CD4 лимфоцитов (менее 300
клеток на мл крови), а также клинические прoявления бoлезни [Покровский В.В. с
соавт., 2011; Зверев В.В. с соавт., 2010].
К нaстoящему времени не существует препaрaтов, воздействующих нa пoкoящийся
вирус, т. е. невoзмoжнo пoлнoстью уничтoжить вирус, если oн пoпaл в oргaнизм
челoвекa [Покровский В.В., 2010]. По данным исследований, наиболее значимыми
негативными факторами, влияющими на прогрессию ВИЧ-инфекции, являются:
наличие сопутствующих зaбoлевaний, острые вирусные инфекции, употребление
алкоголя и наркотиков, недостаток белка в пище, большие нaгрузки, переутомления,
стрессы и др. [Moore R.D., Keruly J.C., Chaisson R.E., 2004; Rockstroh J.K., 2006; Samet
J.H., 2007; Sheth P.M et al., 2008; Ghebremichael, M. et al., 2009; Красносельских Т.В.,
Абдала Н., 2010].
Выявлено, что гoтoвнoсть и мoтивaция ВИЧ-инфицирoвaннoгo к началу и
поддержанию пожизненного лечения, a тaкже спoсoбнoсть к регулярнoму и
безoстaнoвoч-нoму приему препaрaтoв (приверженнoсть терaпии, англ. adherence)
имеют первоочередное значение для успешности терапии [Paterson D.L. et al., 2000;
Paterson D.L., Potoski B., Capitano B., 2002]. Наибольшее негативное влияние на
приверженность оказывают: отсутствие взаимопонимания между врачом и больным;
употребление пациентом алкоголя и наркотиков; наличие у пациента психических
расстройств, в частности депрессии; низкий уровень самооценки; низкий уровень
грамотности и неспособность разобраться в прописанных препаратах; отсутствие
постоянного доступа к медицинской помощи [Тулупьева Т.В. и др., 2008]
16
Негативные последствия заражения ВИЧ для психического здоровья,
психологического и социального благополучия и качества жизни ВИЧинфицированных стали видны с самого начала эпидемии [Coates Т.J., Temoshok L.,
Mandel J., 1984; Morin S.F., Batchelor W.F., 1984]. Первые исследования
психологической адаптации к диагнозу показали, что заболевшие испытывают
высокий уровень дистресса в ответ на получение положительного результата [Perry
S.W., Tross S., 1984; Dilley J., Ochitill H., Perl M., Volberding P., 1985]. Спектр и
уровень тяжести психологических последствий ВИЧ-инфекции очень широк и может
достигать острых психотических состояний [Sewel D.D. et al., 1994]. При этом
длительные хронический стресс и депрессия способствуют угнетению иммунитета и
ухудшению соматического состояния.
В отличие от многих других неизлечимых заболеваний ВИЧ-инфекция
характеризуется высоким уровнем стигматизации и дискриминации заболевших.
Раскрытие своего статуса является сложной задачей для заболевших во всем мире изза высокого уровня стигмы и опасений быть дискриминированными или
отвергнутыми. [Balabanova Y. et al., 2006; Rodkjaer L., Sodemann M., Ostergaard L.,
Lomborg K., 2011].
Таким образом, на основании проведенного анализа теоретических представлений
и эмпирических исследований детерминации и изменения различных форм поведения
в сфере здоровья можно сделать несколько значимых обобщений. Основные формы
поведения - поведение, связанное с обращением за медицинской помощью,
здоровьесберегающее поведение и рискованное поведение - тесно взаимосвязаны и
имеют сложную детерминацию различного уровня, включая индивидные,
индивидуально-психологические,
социально-психологические,
социальные
и
средовые факторы.
Использование термина «превенция» в контексте разработки и внедрения
поведенческих программ в сфере здоровья представляется нам обоснованным, в
первую очередь, с точки зрения стратегии активного профилактического
вмешательства, а также с позиции недирективного помогающего подхода как основы
психологических технологий в сфере охраны здоровья населения. Отношения между
специалистами, реализующими профилактические мероприятия, и лицами, на которые
они направляются, следует рассматривать как интерактивный процесс,
сотрудничество и партнерство, успех которого в равной степени зависит от активного
участия обеих сторон.
На основе анализа научных источников и собственного эмпирического опыта нами
была обоснована комплексная модель изучения рискованного поведения, связанного с
заражением/передачей ВИЧ и оценки превентивных вмешательств в рамках задач
собственного исследования, ориентированного на обоснование комплексной
многоуровневой структурно-функциональной модели превенции ВИЧ-инфекции (рис.
3).
17
Социальный
фактор
Клиникопсихологический
фактор
Биологический
фактор
Основной
клинический
диагноз
ВИЧ статус
Основные
психологические
проявления:
депрессия;
расстройства личности;
расстройства поведения
Основные социальные
условия,
способствующие
увеличению паттернов
рискованного поведения:
дискриминация болезни
и заболевших;
стигматизация
рискованного поведения;
отношение к
превентивным
практикам;
доступ к помогающим
ресурсам и лечению.
Отягощающие или вторичные диагнозы:
наркомании;
инфекции, передаваемые половым путем;
оппортунистические инфекции;
оппортунистические опухоли;
коморбидные состояния (по МКБ-10).
Вторичные расстройства и нарушения:
стрессовые состояния / дистресс;
нарушение мотивации;
вредные привычки, способствующие усилению
рискованного поведения;
нарушение самооценки здоровья;
нарушение межличностной коммуникации в семье
и обществе;
низкий уровень интеллекта и обучаемости.
Дополнительные социальные условия,
усиливающие рискованное поведение:
социально-бытовая ситуация;
ситуационное влияние (пр.психические травмы);
отсутствие информированности;
несформированность социальных навыков.
–
Рис. 3 Комплексная модель изучения феноменологии рискованного
поведения
Во второй главе диссертации: «Научное обоснование психологической
концепции
и
поведенческих
технологий
превенции
ВИЧ-инфекции.
Психологические и социальные факторы риска» приведены проблемы превенции
ВИЧ-инфекции, ее виды, уровни и принципы. Представлена разработанная модель
комплексной
структурно-функциональной
многоуровневой
психологической
превенции ВИЧ-инфекции на основе субъект-субъектного и экологических подходов и
когнитивно-поведенческих технологий.
Классификации видов превенции ВИЧ-инфекции отражают биомедицинские и
психосоциальные представления о профилактике заражения и распространения
различных заболеваний.
Первичная превенция ВИЧ-инфекции направлена на отказ или снижение уровня
распространенности специфических форм рискованного поведения или внедрения в
рискованные практики профилактических мер в отношении передачи ВИЧ. Вторичная
превенция ВИЧ-инфекции направлена на лиц, заразившихся ВИЧ, с целью
предотвращения дальнейшего распространения заболевания и может включать в себя
комплекс мер, направленных на формирование у заболевших активной позиции и
мотивации на собственное лечение и защиту окружающих от передачи ВИЧ, а также
реабилитацию, социальную поддержку и долгосрочное сопровождение заболевших и
их близких.
По специфике основной мишени выделяются биологическая, медицинская,
психологическая и социальная профилактики ВИЧ-инфекции.
Психологическая профилактика направлена на изменение детерминант
рискованного поведения, относящихся к внутренним и внешним психологическим
феноменам: знаниям, установкам, отношениям к себе и окружающим, мотивационной
18
сфере, ценностям и поведенческим навыкам.
Социальная профилактика фокусируется на макросоциальных детерминантах
заражения и распространения инфекции на индивидуальном и общественном уровнях:
культурных и социальных нормах, общественных ценностях, локальных и
международных регламентирующих документах; законодательном регулировании,
структурных факторах (доступ к тестированию и лечению и т. д.).
В рамках диссертационной работы идентифицированы уровни профилактики,
которые должны в первую очередь включать теоретические и эмпирические
достижения психологической науки для разработки, апробации и внедрения
превентивных вмешательств, а именно:
1. Индивидуально-психологический уровень, предполагающий направленность
профилактических мероприятий на отдельного человека, его психологические
особенности, включая поведение.
2. Социально-психологический уровень (уровень малых групп), направленный на
такие объекты профилактической работы, как семья, школа, группа сверстников.
3. Социальный (общественный) уровень профилактики, направленный на
информирование общества в целом о проблематике ВИЧ/СПИД и факторах риска,
включая наркозависимость, а также продвижение социальных норм, связанных с
заботой о здоровье, и формирование толерантных установок по отношению к ЛЖВ и
т. п.
Выявлено, что эффективная превентивная работа, базирующаяся на стратегии
активной профилактики, требует соблюдения следующих основных принципов:
• адресности;
• активного вовлечения целевой аудитории в превентивную работу;
• междисциплинарности;
• долгосрочности;
• непрерывности;
• комплексности;
• научной обоснованности.
Ретроспективные исследования и опросы заболевших предоставляют достоверную
информацию об особенностях их поведения, которое предшествовало заражению.
Корректно сформулированные вопросы в ходе грамотно организованных процедур
стандартизированных и полустандартизированных интервью позволяют получить
информацию о рискованных партнерствах, выявить те контакты, которые были
наиболее рискованными с точки зрения заражения. Многочисленные кросссекционные (мониторинговые, метод поперечных срезов) и лонгитюдные (метод
продольных срезов) исследования позволили выявить виды поведенческих практик,
связанных с высоким риском передачи ВИЧ [Kalichman S., 1998a; 1998b], в первую
очередь совместное употребление инъекционных наркотиков и незащищенные
сексуальные контакты.
Значимым социальным фактором риска заражения и распространения ВИЧ в нашей
стране является отсутствие научно обоснованных и проверенных в рамках
лонгитюдных
рандомизированных
исследований
превентивных
программ,
реализуемых под эгидой долгосрочной государственной политики в области
противодействия ВИЧ, что в значительной степени ограничивает эффективность
профилактических мероприятий и затрудняет доступ индивидов к необходимым
19
ресурсам и информации.
Внимание к поведенческому подходу, в последние годы чаще называемому
когнитивно-поведенческим, в профилактике социально значимых заболеваний
обусловлено
объективными
эпидемиологическими
данными,
которые
свидетельствуют о наличии значимой причинно-следственной связи между
рискованными поведенческими практиками и высокими уровнями заболеваемости и
смертности населения во всем мире [Mokdad A.H., Marks J.S., Stroup D.F., Gerberding
J.L., 2000; Danaei G. et al, 2009]. Эффективные программы, направленные на
изменение поведения, сохранение и укрепление здоровья, а также на снижение рисков
и совладание с имеющимися заболеваниями, как правило, требуют изменений
поведения на разных уровнях функционирования человека (индивидуальном,
групповом, сообщества) [Рыбников В.Ю., Булыгина В.Г., 2015]. Наиболее успешные
научно обоснованные программы базируются на понимании комплексной
детерминации поведения человека в сфере здоровья, включая контекст и внешнее
окружение [Health behavior and health education, 2008; 1996; Glanz K., Rimer B.K.,
1995]. Одним из ключевых конструктов, объединяющих наиболее известные
теоретические модели и объясняющих поведение индивида и его изменения, является
влияние средовых факторов, включая социальные, организационные, физические
детерминанты [McLeroy K.R., Bibeau D., Steckler A., Glanz K., 1988; Sallis J.F., Owen
N., Fisher E.B., 2008].
Перечень необходимых компонентов успешного вмешательства, направленного на
изменение поведения в отношении ВИЧ/СПИД должен включать:
• образовательный компонент (обучение);
• осознание личной угрозы (персонализация угрозы);
• убеждения относительно успешности (возможности) изменений;
• готовность к реальным действиям;
• поведенческие навыки заботы о здоровье и снижения риска;
• когнитивные навыки совладания с проблемными ситуациями;
• поддержка позитивных поведенческих изменений.
Эффективность превенции в значительной степени зависит от характеристик и
установок субъектов превентивных вмешательств. Понимая превенцию ВИЧинфекции как процесс взаимодействия субъектов и участников превентивного
вмешательства, считаем необходимым рассматривать этот процесс с обеих сторон.
Психологические особенности, поведенческие навыки и установки субъектов или
агентов профилактики (консультантов, ведущих групп и т. д.), имеют огромное
значение для успешных поведенческих изменений лиц, с которыми проводится
профилактическая работа, что обуславливает до начала внедрения любых
поведенческих вмешательств специализированной подготовки специалистов, которые
будут осуществлять превентивную программу. Исследования в области
психотерапевтической практики показывают, что на успешность психотерапии в не
меньшей степени, чем психотерапевтический подход, влияют такие характеристики
психотерапевтов, как сенситивность, эмпатия, коммуникабельность, искренность и
внимание к проблемам клиента [Колотильщикова Е.А., 2015, Okiishi J.C. et al., 2006].
Наша работа позволяет выделить несколько ключевых конструктов,
объединяющих наиболее известные теоретические концепции, объясняющие
изменения поведения индивида. Среди них уровни реализации превентивных
20
программ, направленные на соответствующие факторы риска; специфическое и
неспецифические виды вмешательства; первичный и вторичный характер
интервенции. Современные исследования в области теории и практики рискованного
поведения и личный исследовательский опыт позволили нам предложить собственную
модель комплексной многоуровневой структурно-функциональной превенции ВИЧинфекции, которая включает вышеперечисленные конструкты, базируется на
стратегии активного профилактического вмешательства, субъект-субъектном и
экологическом подходах и реализуется через когнитивно-поведенческие технологии
(рис 4).
В процессе исследования были определены основные цели и задачи
психологической превенции ВИЧ-инфекции. Основной целью поведенческих
превентивных вмешательств в психологической сфере должно являться изменение
поведения на индивидуальном и межличностном уровне. Индивидуальная
интервенция нацелена на конкретного индивида и реализуется с учетом его
личностных особенностей, специфики жизненной ситуации, интересов, сильных и
слабых сторон. Интервенция на уровне группы (или семьи как малой группы) по
своим методам и подходам близка к индивидуальной, однако имеет свою специфику,
связанную с межличностным взаимодействием и групповой динамикой.
Среди методов индивидуальной превенции ВИЧ-инфекции одним из наиболее
эффективных является мотивационное интервью (МИ). Методология данного подхода,
предложенная W. R. Miller в 1983 г. использует транстеоретическую стадийную
модель изменения поведения и клиент-центрированный директивный подход, в
рамках которого консультант оказывает клиенту помощь в разрешение двойственного
отношения к желаемым изменениям в пользу нового поведения. Для успешного и
быстрого изменения поведения необходимы: социальное давление; знания и навыки;
твердое намерение и вера в свои силы. Важно помочь клиенту осознать и
осуществлять индивидуальное движение по следующим стадиям изменения
поведения: предразмышление (англ. precontemplation); размышление (англ.
contemplation); подготовка к действию (англ. preparation); действие (англ. action);
поддержание изменений (англ. maintenance), а также быть готовым к возможным
срывам (англ. relapse). Технология МИ предполагает умения консультанта строить
отношения с клиентом и гибкость в применяемых техниках. Основной формой работы
является диалог, в котором клиенту отводится ведущая роль.
21
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРЕВЕНЦИЯ ВИЧ-ИНФЕКЦИИ
стратегия активного профилактического вмешательства
субъект/
агент
субъект/
участник
интеракция
я
личностные
осознание
Индивидуальное рискованное поведение
S-S отношения
научение
Уровни и факторы детерминации риска
Индивидуальный/
индивидуальнопсихологические
факторы
консультирование
неспецифические/
специфические
сопровождение и
поддержка
Групповой/
социальнопсихологические
факторы
парное
консультирование
Общественный/
макросоциальные
факторы
информирование
законодательство
тренинги
психотерапия
«равный-равному»
формирование
толерантности
кейс-менеджмент
популярные лидеры
доступ к ресурсам
первичные/
вторичные
Виды превентивных технологий
•
•
Экологический
подход
•
•
•
•
•
Принципы
адресность
активное вовлечение
целевой группы
междисциплинарность
долгосрочность
непрерывность
комплексность
научная
обоснованность
Компоненты
•
•
•
•
•
•
•
образование
персонализация угрозы
↑ самоэффективности
готовность к действиям
поведенческие навыки
когнитивные навыки
совладания
поддержка позитивных
изменений
Когнитивноповеденческий
подход
Теоретико-эмпирический базис
Психологическая концепция превенции ВИЧ-инфекции
Формативные и поведенческо-эпидемиологические исследования
Комплексная оценка приемлемости и эффективности в рамках
лонгитюдных клинических исследований
Оценка последствий и прогнозирование
Pис 4. Стpуктуpнo-функциoнaльнaя мoдель психoлoгическoй пpевенции
ВИЧ-инфекции
22
Можно выделить несколько принципиальных моментов, которые должен
учитывать консультант при ведении работы:
• стадийность - содержание работы определяется стадией развития мотивации
клиента, на которой тот находится, клиент не может продвинуться более чем на одну
стадию за одну встречу;
• разорванность — основной движущей силой для развития мотивации клиента
является разрыв между желаниями, ценностями и его текущим поведением;
• поддержка — стремление избегать споров с клиентом, поскольку они лишь
заставляют последнего защищать свое проблемное поведение, и добиваться
изменений, всегда оставаясь на стороне клиента;
• развития ресурсов — способность консультанта повысить в клиенте уверенность
в своих силах и реалистичности изменений.
Мотивационное интервью может применяться самостоятельно или в сочетании
с другими методами, такими, как: добровольное консультирование и
тестирование
на
ВИЧ
(ДКТ);
социальное
сопровождение
клиента
(индивидуализированный кейс менеджмент).
Наш опыт показал, что независимо от модели организации психологического и
социального сопровождения в том или ином учреждении специалист, работающий в
данной области, должен гарантировать клиенту:
• непрерывность процесса оказания услуг (будь то помещение больного в
случае необходимости в стационар или, наоборот, обслуживание его на дому);
• полное соответствие этих услуг нуждам и потребностям клиента с учетом их
изменений в различные периоды его жизни;
• доступ к необходимым услугам, преодоление трудностей, связанных с
реализацией своих прав;
• своевременность и адекватность предоставления услуг (вовремя и
надлежащим образом, без дублирования).
Но при этом должны всегда соблюдаться два основных принципа:
• любому клиенту должна быть доступна срочная социальная или медицинская
помощь в любое время суток;
• специалист по социальному сопровождению имеет право на частную жизнь,
поэтому его домашний телефон и адрес, по общему правилу, не сообщаются ни
клиенту, ни членам его семьи.
Рискованное поведение в отношении ВИЧ/СПИД детерминируется факторами
различного уровня: биологическими, медицинскими, индивидуально-психологическими, социально-психологическими, социальными, включая культурные особенности.
Риск заражения разворачивается в контексте межличностных отношений в конкретной
рискованной ситуации (люди, состояние, место), которая во многом определяется
внутренними и внешними психологическими факторами, включая индивидуальнопсихологические особенности, когнитивные схемы, поведенческие стереотипы и
навыки, особенности отношений, психологические состояния.
Планируя конкретные шаги по изменению поведения, необходимо учитывать все
значимые факторы, детерминирующие индивидуальный риск и успешность
реализации здоровьесберегающих практик, включая специфику индивидуальных и
микросоциальных особенностей специалистов и процесса взаимодействия субъектов и
23
участников превенции, а также макросоциальные и ситуационные характеристики.
Содержание превентивной программы должно включать моделирование и
практическую тренировку участников превенции в реализации профилактического
поведения в конкретных специфических ситуациях, соответствующих реальной жизни
индивида, а также специальную подготовку субъектов превенции для реализации
конкретного поведенческого вмешательства, направленного на конкретных лиц,
включая осознание личных установок, стигматизаций, ограничений и возможностей.
Обобщая результаты теоретического анализа и собственных исследований
наглядно процесс субъект-субъектного взаимодействия в рамках психологической
превенции ВИЧ можно представить следующим образом (рис 5.)
Рис 5. Процесс субъект-субъектного взаимодействия в рамках структурнофункциональной модели психологической превенции ВИЧ-инфекции.
В третьей главе диссертации «Общая характеристика, компоненты
превентивных технологий (программ) и методы исследований» приведены
данные, отражающие объем, направления, условия, использованные методы
исследования, особенности набора выборок участников, а также описаны компоненты
изучаемых поведенческих вмешательств.
В диссертации представлены результаты серии из 6 исследований по оценке
приемлемости и эффективности поведенческих вмешательств первичной и вторичной
профилактики ВИЧ-инфекции: программа долгосрочного индивидуального
сопровождения для ПИН (общее количество участников – 898 чел.); программа
групповой превенции для ПИН и членов их сетей на основе модели обучения
«равный-равному» (666 чел.); программа индивидуализированного интенсивного кейс
менеджмента для пациентов центра СПИД, употребляющих наркотики (60 чел.);
групповая профилактическая программа для подростков и юношей (464 чел.);
24
программа групповой превенции для студентов на основе модели «лидер
общественного мнения» (3207 чел.); программа краткосрочного мотивационного
консультирования для пациентов КВД (770 чел.).
На этапах разработки, планирования и оценки поведенческих вмешательств
использовались как субъективные (психологические, вкл. поведенческие), так и
объективные (биологические) маркеры риска заражения и эффективности программ.
Для обработки данных применялся стандартный пакет программ прикладного
статистического анализа SPSS v. 12.0, 15.0 [Norusis M.J.,2005]. Применялись методы
параметрической и непараметрической статистики. Значимость различий между
группами оценивали с помощью χ2-критерия Пирсона, t-критерия Стьюдента для
независимых
выборок,
U-критерия
Вилкоксона—Манна—Уитни,
методом
корреляционного анализа (коэффициентов корреляции r-Пирсона, r-Спирмена и τКендалла). Для выявления взаимосвязей между показателями использовался метод
построения множественных логистических регрессий, которые создавались с
помощью программного обеспечения SAS, версия 9.1 [SAS, 2003]. Для проверки
гипотезы об изменении рискованного поведения участников когорты в процессе
превентивных вмешательств (снижении частоты использования рискованных практик)
применяли критерий Фридмана и критерий Кохрена.
В исследованиях использовались следующие методы и методики: клинический
метод; эпидемиологический метод (показатели распространенности инфекций и
заражаемости); экспертные оценки; стандартизированный опрос с использованием
авторских опросников для оценки поведенческих рисков; психодиагностические и
экспериментальные психологические методики и тесты - методика для оценки
уровня злоупотребления алкоголем АUDIT (The Alcohol Use Disorders Identification
Test), шкала оценки уровня безнадежности Бека (Beck’s Pessimism-hopelessness scale),
шкала для оценки уровня депрессии Центра эпидемиологических исследований США
(The Center for Epidemiologic Studies Depression Scale, CES-D), опросник для оценки
уровня субъективного контроля (УСК/Locus of Control Scale), шкала
информированности о ВИЧ/СПИД (HIV knowledge scale), краткая шкала для оценки
уровня общей тревожности GAD-7(Generalized Anxiety Disorder), методика для оценки
уровня выраженности стремления к поиску ощущений «Краткая шкала поиска
ощущений BSSS-8» (The Brief Sensation Seeking Scale — BSSS-8), зрительноаналоговые шкалы для субъективной оценки переживаний. С учетом
междисциплинарного характера исследований и необходимости использования
объективных маркеров применялись дополнительные методы эмпирического
исследования: тестирование крови, мочи и вагинальных мазков (для девушек) на
наличие ВИЧ, ИППП (гонорея, сифилис, трихомониаз, хламидиоз, генитальный герпес
(HSV-2), гепатиты В и С.
В четвертой главе диссертации: «Разработка, практическая реализация и
оценка комплекса поведенческих программ первичной и вторичной превенции
ВИЧ для потребителей инъекционных наркотиков» рассмотрены результаты
апробации и оценки приемлемости и эффективности трех превентивных
поведенческих вмешательств:
- программа комплексного индивидуального сопровождения для ПИН;
- программа интенсивного индивидуализированного сопровождения (кейс
менеджмента) для ПИН, нуждающихся в ВААРТ;
- программа групповой превенции для ПИН и членов их сетей на основе модели
25
обучения «равный-равному».
Результаты лонгитюдного исследования программы сопровождения активных
ПИН с целью первичной и вторичной превенции ВИЧ-инфекции включали оценку
программы с точки зрения коррекции поведенческих рисков, формирования высокой
приверженности
превентивному
вмешательству
и
развития
навыков
здоровьесберегающего поведения. С учетом специфики локальных условий и
высокого уровня стигматизации наркозависимых, в поведенческое вмешательство
были включены несколько технологий и компонентов: на индивидуальном уровне технология добровольного консультирования и тестирования крови на ВИЧинфекцию (ДКТ); индивидуальное проблемно-ориентированное психологическое
консультирование; индивидуальное ведение случая (ИВС) с включением адресной
социальной и медицинской помощи. На социально-психологическом уровне - работа с
родственниками и социальными сетями участников с целью развития системы
социальной поддержки и формирования здоровьесберегающей среды.
На социальном уровне - подготовительная работа в макросоциальной среде по
налаживанию позитивных контактов с городской властью и организациями,
способными оказать помощь представителям целевой группы. Регуляторами
взаимодействия субъекта и социальной среды выступали помогающая недирективная
идеология программы, способствовавшая активному участию ПИН в программе как в
определенной социальной системе, и принципы работы сотрудников с участниками
исследования, основанные на гуманистическом и индивидуализированном подходах.
Конкретные технологии, используемые на уровне субъекта, также касались и уровня
социальной среды.
Поиск и набор участников происходил на базе медицинских и социальных служб,
посредством уличного набора и через социальные сети. Работа с социальными сетями,
осуществляемая на основе модели «снежного кома», когда каждого пришедшего в
участника просят пригласить своих друзей или знакомых, оказалась самой
эффективной и позволила привлечь в программу максимальное количество
участников. Кроме того, она наиболее адекватна и приемлема с точки зрения
социальных коммуникаций ПИН в Санкт-Петербурге, которые употребляют
наркотики преимущественно в малых группах.
Из 898 участников 270 человек по результатам тестирования крови «на входе»
оказались ВИЧ-положительными, что составило 30,1 % (95 %, ДИ (27,1, 33,1)). 616
участников (68,5 %) получили ВИЧ-негативный результат. У 13 участников (1,5 %),
получивших положительный результат теста ИФА, ИБ показал неопределенный
результат. ВИЧ-негативные и ВИЧ-позитивные участники не отличались по
социально-демографическим характеристикам. Общие характеристики выборки:
средний возраст составил 24 года, 70% мужского пола, большинство не имели супруга
или постоянного партнера, 80% имели образование на уровне среднего
профессионального и выше.
Основным наркотиком, который использовали 520 ВИЧ-отрицательных
участников, включенных в сопровождение, являлся героин (96%), 38% - использовали
психостимуляторы на основе эфедрина, менее 10% - другие видов нелегальных
наркотиков. Частота употребления в среднем составила 3–4 раза в неделю. 40,4%
участников отметили наличие эпизодов совместного употребления инъекционного
оборудования как минимум 1 раз в неделю. Значимыми показателями сексуального
риска заражения ВИЧ оказались: количество половых партнеров (более трех); для
26
женщин участниц исследования - вовлеченность в коммерческие сексуальные услуги в
обмен на деньги или другие ценности (р=0,023). Показатель заражаемости ВИЧ среди
50 женщин, которые указали, что занимались сексом в обмен на деньги или иные
ценности, составил 10,9 на 100 чел./лет. Среди женщин, которые не имели такого
опыта, этот показатель был 1,1 на 100 чел./лет (p=0,017).
Многомерный линейный регрессионный анализ выявил значимую взаимосвязь
показателя заражаемости ВИЧ с употреблением психостимуляторов 3 раз в неделю
(риск заражения выше в 8,15 раз (95% ДИ 2,43–27,34; p=0,0007) наряду с регулярным
употреблением героина.
Эффективность программы подтвердилась анализом динамики рискованного
поведения ПИН в сопоставлении с данными биологического тестирования крови на
наличие антител к ВИЧ и приверженностью программе. Показатели инъекционного и
сексуального рисков для 1-го, 2-го и 3-го визитов в зависимости от пола участников
представлены в таблице 1. Инъекционный риск в процессе сопровождения значимо
снизился как у мужчин, так и у женщин (р < 0,001) Сексуальный риск несколько
снизился у мужчин, но это снижение не было значимым, у женщин не наблюдалось
снижения сексуального риска.
Таблица 1. Динамика показателей инъекционного и сексуального риска
в зависимости от пола
Визит
Риск
1-й (скрининг)
М
Ж
Инъекционный риск 9,833 12,137
Сексуальный риск
12,06 13,24
2-й (через 6 мес.)
М
Ж
4,470
6,647
11,75
14,55
3-й (через 12 мес.)
М
Ж
5,132
6,202
10,02
15,82
Динамика поведенческих характеристик, связанных с инъекционным риском,
представлена в таблице 2. Из 6 показателей инъекционного риска в таблице приведены
5, так как показатель «использование общих игл с ВИЧ-позитивными» оказался
неинформативным. Для всех пяти показателей продемонстрирована высокая
значимость различий (р < 0,001).
Таблица 2. Динамика поведенческих характеристик, связанных с
инъекционным риском
Характеристики
Использование
иглы
или
инструментов после кого-то другого
Использование одной и той же воды
Использование общей посуды
Использование общего фильтра
Употребление наркотика, перелитого
из другого шприца
Визит
1-й
2-й
(скрининг) (через 6 мес.)
3-й
(через 12 мес.)
1,284
0,646
0,542
2,438
2,539
2,408
1,571
1,622
1,342
1,348
1,399
1,324
1,966
1,076
0,837
Эффективность превентивного вмешательства подтвердилась и высоким уровнем
удержания в программе - 89% участников, включенных в сопровождение, с учетом
выбывших в связи со смертью или тюремных заключением.
27
В процессе индивидуального консультирования были выделены основные
психологические запросы ПИН при обращении к специалистам: отношения с другими
людьми, особенно отношения с ВИЧ-позитивными партнерами; проблемы с
употреблением наркотиков; личностные конфликты в связи с употреблением
наркотиков; желание пообщаться, чтобы выслушали.
Результаты рандомизированного лонгитюдного исследования программы групповой превенции ВИЧ для ПИН и членов их сетей на основе модели обучения «равный равному»
Программа превентивного вмешательства представляла собой коммуникативноповеденческий тренинг для ПИН и членов их социальных сетей, в которых
практикуются рискованные поведенческие практики, состоящий из 6 занятий,
посвященных
снижению
уровня
рискованного
поведения
и
развитию
коммуникативных навыков в сфере здоровья.
Значимыми коррелятами рискованных инъекционных практик 446 участников,
прошедших рандомизацию для проверки эффективности интервенции, по данным
одномерного анализа (χ², p<0,05) оказались: побуждение к совместному употреблению
со стороны друзей, возраст старше 30 лет, более частое использование наркотика,
продажа наркотиков или посредничество.
Эффективность интервенции была подтверждена объективными биологическими
данными об уровнях заражаемости ВИЧ в контрольной и экспериментальной группах
в течение 2-х лет (КГ - 19,57 на 100 человек/лет (95%, ДИ 10,74–35,65), ЭГ - 7,76 (95%
ДИ, 3,51–17,19) (табл.3)
Таблица 3. Заражаемость ВИЧ в контрольной и экспериментальной группах
за 2 года (0–730 дней)
Группа
Основные
участники
Члены сетей
Суммарно
Контроль
Эксперимент
Контроль
Эксперимент
Контроль
Эксперимент
Кол-во
случаев
6
4
8
5
14
9
Человек
/лет
36,40
48,06
40,57
51,1
76,98
99,16
Заражаемость
(на 100 чел./лет)
16,49
8,26
20,01
10,61
19,57
7,76
95% ДИ
(7,18–37,91)
(3,12–21,87)
(9,78–40,93)
(4,44–25,36)
(10,74–35,65)
(3,51–17,19)
Оценочный коэффициент заражаемости, полученный на основе метода
обобщенной оценки уравнений с использованием регрессионной модели Пуассона,
составил 0,41 (95% ДИ, 0,15–1,08). Полученные данные свидетельствуют о
положительном влиянии экспериментального вмешательства на уровень заражаемости
(около 60% снижения риска). Разница в 60% между уровнями заражаемости в
контрольной и экспериментальной группах сохранилась и при раздельном расчете для
основных участников и членов их сетей. Оценочное соотношение рисков между
группами составило 0,19 (95% ДИ, 0,02–1,65, p=0,17). Критерий отношения
правдоподобия для случайного кластерного эффекта оказался статистически
значимым (p<0,001), свидетельствуя о взаимосвязях между участниками внутри
социальной сети.
В рамках исследования было получено подтверждение предположения о
потенциальной значимости сексуального пути передачи ВИЧ-инфекции в
28
субпопуляции ПИН, недооцениваемое ранее. Участники исследования, которые в
последующем заразились ВИЧ, на всех этапах сопровождения характеризовались
более рискованным сексуальным поведением по сравнению с участниками, которые
не заразились в ходе сопровождения.
Результаты
лонгитюдного
исследования
программы
интенсивного
индивидуализированного сопровождения (кейс менеджмента) для ПИН,
нуждающихся в высокоактивной антиретровирусной терапии (ВААРТ)
Программа сопровождения 60 ПИН включала: персональный патронаж участника
и помощника со стороны социального работника и психолога; биологическое
тестирование в начале, через 4 и 8 месяцев; регулярные визиты и индивидуальное
консультирование (1 раз в 2 недели); сопровождение во время клинических визитов и
лечения ВИЧ-инфекции (1 раз в месяц); сопровождение лечения наркозависимости
(направление на детоксификацию и консультирование врача-нарколога); участие в
группе поддержки (1 раз в месяц); кризисную интервенцию при необходимости.
Общий уровень удержания в сопровождении составил 90% (54 чел.). 40 участников
(66,7%) не пропустили ни одного назначенного визита, включая клинические визиты
(группа полной приверженности); 13 человек (21,7%) допустили несколько пропусков
(группа высокой приверженности), в том числе 6 человек (46%), совершивших
минимум 90% назначенных визитов; 7 человек (11,7%) прервали прием ВААРТ и
пропустили значительное количество визитов (группа низкой приверженности).
В таблице 4 приведена динамика показателей иммунного статуса и вирусной
нагрузки в зависимости от уровня удержания в сопровождении и приверженности.
Таблица 4. Динамика показателей иммунного статуса и вирусной нагрузки в 3
группах удержания/приверженности (N = 60)
Все визиты
Показатель
(N=40)
Количество CD4 лимфоцитов
Кол-во участников
«на входе» N (%)
Медиана
(МКР)1
Количество участников
«на выходе» N (%)
Медиана
(МКР)
Большинство
визитов (N=13)
Прерывание
ВААРТ(N=7)
Всего (N=60)
38 (95%)
13 (100%)
5 (71%)
56 (93%)
219 (145,306)
213 (84,323)
160 (124,216)
215 (129,301)
38 (95%)
13 (100%)
5 (71%)
56 (93%)
316 (194,384)
308 (113,360)
123 (100,253)
p=0,02
p=0,03
p=0,5
Вирусная нагрузка (ВН)
Количество участников
«на входе» N (%)
35 (88%)
12 (92%)
4 (57%)
ВН <1000 копий/мл (%)
16 (46%)
4 (33%)
1 (25%)
Медиана ВН
5840
(МКР)
(61,156000)
7440 (114,872779) 341 259 (75232,911102)
Количество участников
«на выходе» N (%)
37 (93%)
12 (92%)
4 (57%)
ВН <1000 копий/мл (%)
31 (84%)*
7 (58%)*
1 (25%)*
p < 0,001
p=0,4
p=1,0
Медиана
50 (50,400)**
275 (50,7022)**
3750 (907,153000)**
(МКР)
___________
1
Медиана (межквартильный размах) количества CD4 лимфоцитов, *p=0,02, **p=0,04.
293 (154,382)
51 (85%)
21 (41%)
12 000
(75,268000)
53 (88%)
39 (74%)
64 (50,1030)
29
Результаты исследования свидетельствуют о приемлемости и эффективности
интенсивного индивидуализированного сопровождения для повышения показателей
лечения ВИЧ-инфицированных ПИН, включая удержание в сопровождении и
приверженность ВААРТ. Получены значимые о специфических детерминантах риска
передачи и заражения ВИЧ в группе ВИЧ-инфицированных ПИН, связанных с
двойной стигматизацией, психологическими и структурными барьерами получения
медицинской помощи в случае сочетанных хронических заболеваний.
В пятой главе диссертации: «Разработка, практическая реализация и
оценка комплекса поведенческих программ превенции ВИЧ/СПИД для
подростков и молодежи» рассмотрены реализация и результаты оценки двух
превентивных программ, разработанных с учетом социально-демографических и
поведенческих характеристик подростков и студенческой молодежи.
В программе лонгитюдного исследования коммуникативно-поведенческого
тренинга из 11 групповых занятий для первичной превенции ВИЧ-инфекции и
повышения навыков здоровьесберегающего поведения в различных сферах,
разработанной для подросткового и юношеского возраста приняли участие 132
человека, среди которых 62% составили лица мужского пола. Средний возраст
участников — 17,67 лет при диапазоне от 11 до 21 года. Средний образовательный
уровень — 7,75 классов (разброс от 2 до 11 классов).
В процедуре оценки (интервью) сразу после окончания интервенции приняли
участие 82 человека, 49 участников мужского пола (59,76%) и 33 участницы женского
пола (40,24%). Средний возраст участников — 17,45 лет (диапазон от 11 до 22 лет).
Средний уровень образования составил 7,9 законченных класса средней школы
(разброс от 2 до 11 классов).
Значимый положительный эффект был достигнут в повышении уровня знаний, в
положительном направлении на уровне тенденции увеличились: распространенность
негативных установок в отношении употребления наркотиков, уверенность в своих
силах противостоять негативному влиянию сверстников. Среди участников, имевших
опыт употребления наркотиков значимо увеличились уровень осознания личного
риска заражения ВИЧ и распространенность убеждения о недопустимости
совместного использования шприцев. Программа вмешательства показала свою
эффективность в направлении выработки протективных навыков в области
сексуального здоровья по данным упражнения для оценки поведенческих навыков До
и После участия в программе (ср.балл по шкале от 1 до 7- 3,47 (до) vs 5,89 (после),
t=2,42; df=40; p<0,0001).
Анализ показателя «доза-эффект» показал данные на уровне тенденции о
положительной взаимосвязи количества занятий («превентивной дозы») и повышения
информированности по проблеме ВИЧ/СПИД, что свидетельствует о вероятности
положительного влияния даже небольшого количества превентивных занятий на
повышение осведомленности участников. Между количеством визитов в центр
социально-психологической помощи в течение года, предшествующего интервенции,
и количеством посещенных занятий во время интервенции была выявлена
статистически значимая положительная связь (r=0,22; N=82; p=0,05), что является
важным для идентификации наиболее приемлемых мест внедрения подобных
превентивных программ и рекрутирования участников. Повышение уровня знаний по
проблеме ВИЧ после тренинга было сильнее выражено в группе участников, до
интервенции не посещавших центр социально-психологической помощи, что
30
свидетельствует о более выраженном эффекте интервенции в связи с новизной и силой
вмешательства, а также более высокой личной заинтересованностью.
Результаты рандомизированного лонгитюдного исследования групповой поведенческой программы первичной превенции ВИЧ/ИППП для студентов, проживающих
в общежитиях, с привлечением лидеров общественного мнения
В качестве основных компонентов данного превентивного вмешательства
выступали: рекрутирование не менее 15% лидеров общественного мнения в каждом
общежитии; когнитивно-поведенческий тренинг в малых группах (7 занятий),
включающий: информирование участников о наличии проблемы ВИЧ/СПИД в их
окружении; обучение навыкам формулирования и передачи эффективных
превентивных сообщений; мотивирование участников к распространению сообщений
в своем окружении; ролевые игры; планирование превентивных разговоров; домашние
задания и обратная связь; использование логотипа проекта для стимулирования
общения.
В процедурах этнографической (формативной) фаза исследования (глубинные и
экспертные интервью, фокус-группы) в общей сложности приняли участие
1100 студентов, отобранных случайным образом в 22 общежитиях вузов. Были
получены данные о специфических характеристиках студенческих молодежных
групп, условиях проживания и социального взаимодействия, местах досуга и отдыха,
специфике социального и культурного уровня; об основных детерминантах заражения
ВИЧ/ИППП и рискованного поведения в сфере здоровья: употребление алкоголя;
низкий уровень знаний и партнерской коммуникации, наличие высокого уровня
незащищенных сексуальных контактов со случайными партнерами; практика занятия
сексом в обмен на деньги; высокий уровень заболеваний, передаваемых половым
путем (суммарный уровень распространенности ИППП - 15,09%, ВИЧ - 0,72%).
Для основной фазы исследования в 24 общежитиях (12 - экспериментальных, 12 –
контрольных) были рекрутированы 2107 студентов обоего пола, средний возраст 20
лет, в основном не состоящих в браке (ЭГ - 1036 чел., КГ – 1071 чел.) Уровень
сохранности выборки на этапе оценки составил 94,4%, через 24 месяца — 92%.
Наличие ИППП было обнаружено у 8% участников, не было выявлено ни одного
случая ВИЧ-инфекции.
Абсолютное значимое снижение процента участников, практикующих
незащищенные сексуальные контакты через 24 месяца после интервенции, выявленное
в обеих группах, было почти в 2 раза выше в группе интервенции по сравнению с
контрольной (7,60% vs. 3,95%; - 3, 65 (95% ДИ - 10,40 – 2,93)
Вторичный анализ данных заражаемости ИППП выявил статистически значимые
различия в пользу группы интервенции по уровню заражаемости генитальным
герпесом (HSV-2) (–1,50, p=0,016). Дополнительные показатели эффективности —
количество участников, разговаривающих с друзьями на тему проблематики
ВИЧ/СПИД, и использование презервативов — также значимо выросли через 24
месяца только в группе интервенции (p < 0,05).
В ходе реализации программы были выявлены основные социально-психологические и поведенческие детерминанты риска заражения и распространения ИППП,
включая ВИЧ, среди студентов, проживающих в общежитиях: феномен «дедовщины»;
межнациональные конфликты и ссоры; опыт употребления психоактивных веществ;
совместное проживание в общежитиях со студентами лиц, работающих в вузе или не
31
имеющих отношение к вузу, которые по своему возрастному и социальному статусу
сильно отличаются от студентов.
В шестой главе «Разработка, практическая реализация и оценка
краткосрочной индивидуальной поведенческой программы первичной
превенции ВИЧ/ИППП для взрослых лиц обоего пола» представлены научное
обоснование, компоненты и содержание программы индивидуального поведенческого превентивного вмешательства и полученные результаты его апробации и
оценки эффективности.
В качестве превентивного вмешательства был разработан сценарий
индивидуальной консультационной сессии продолжительностью 1 час 30 минут для
использования во время индивидуальной работы с пациентами КВД, включающий 3
блока:
1) превентивное
информирование;
2) превентивное
мотивирование;
3) отработка превентивных поведенческих навыков.
Информационно-образовательный блок включал: объективную информацию о
распространенности ВИЧ и ИППП; критическое обсуждение мифов и неверных
представлений о ВИЧ/СПИД с использованием игрового упражнения миф-факт;
подробное обсуждение тестирования на ВИЧ и роли ИППП в сексуальном пути
передачи ВИЧ.
Мотивационный блок - анализ взаимосвязей между факторами и запускающими
механизмами рискованного поведения (употребление алкоголя и других веществ,
влияние различных состояний на возникновение риска и др.); упражнения на
выработку взвешенных решений (самооценка своих возможностей снижения риска,
связанного с употреблением алкоголя, и формулирование мотивирующих
утверждений).
Поведенческий блок - функциональный анализ конкретных поведенческих
практик через обсуждение личных рискованных ситуаций; анализ запускающих
механизмов риска, включая факторы среды, когнитивно-аффективные факторы
(настроения, мысли, состояния) и ситуационные факторы (место, характеристики
партнера и т. п.); обсуждение употребления алкоголя как одного из основных
факторов риска; генерирование и обсуждение возможных способов совладания с
запускающими механизмами риска и превентивных стратегий в конкретных
сексуальных отношениях; формулирование реалистичных целей поведенческих
изменений. Использовалось моделирование и ролевые игры с участием консультанта,
а также упражнения на отработку превентивных навыков.
В исследовании приняли участие 470 пациентов КВД, из них 338
соответствовали всем критериям включения, 31 отказались участвовать в
интервенции. В рандомизированном лонгитюдном исследовании проверки
эффективности программы участвовали 307 человек (87 женщин и 220 мужчин):
контрольная группа - 153 человека (132 (86%) прошли оценочное интервью через 3 и 6
месяцев после интервенции), экспериментальная группа - 154 человек (133 (86%) и
134 (87%) участвовали в оценке через 3 и 6 месяцев соответственно). Средний возраст
участников, составил 29,1 (SD 9.1, разброс 19–49) и 26,9 лет (SD 7.7, разброс 18–56)
соответственно. Различия по среднему значению возраста между согласившимися и
отказавшимися оказались незначительными (p=0,16).
Мужчины по сравнению с женщинами реже были женаты и имели месячный
доход ниже 15 000 рублей. Не было обнаружено гендерных различий по параметрам
возраста, уровня образования, профессионального статуса, предыдущего опыта
32
наличия ИППП, опыта вовлечения в коммерческий секс и инъекционного
употребления наркотиков. Средний показатель по шкале злоупотребления алкоголем
AUDIT для мужчин составил 13,4 (Мd. 13,0), для женщин — 9,0 (Md. 7,0). Мужчины в
2 раза чаще злоупотребляли алкоголем по сравнению с женщинами (84,1% мужчин vs.
44,8% женщин, p < 0,0001). Среднее значение по шкале депрессии CES-D-10 для
мужчин составило 5,7 баллов (Md. 5,0), для женщин— 6,9 баллов (Md.6.0). Среди
мужчин оказалось значимо меньше лиц с депрессивными симптомами по сравнению с
женщинами (17,3% vs. 27,6%, p=0,04). Суммарные баллы по шкале GAD-7 у
участников исследования варьировали от 0 до 21 (Ме=3, Мо=0), признаки
генерализованного тревожного расстройства были выявлены у 16,0% участников
(49/307).
Через 3 и 6 месяцев после интервенции не было обнаружено различий в уровнях
удержания в исследовании между К и Э группами.
Углубленный анализ взаимосвязей депрессии и рискованного сексуального
поведения показал значимую линейную связь симптомов депрессии с индикаторами
незащищенного сексуального контакта. Доли участников, которые не использовали
презервативы во время последнего сексуального контакта, составили 51,5%, 60,0%,
74,4% и 78,9% для уровней выраженности симптомов депрессии 0–4, 5–9, 10–14 и
15 баллов и выше соответственно (p=0,002), для не использовавших презервативы в
течение последних 3 месяцев - уровень депрессии 0–4 балла - 20,8%; 5–9 баллов - 20%;
10–14 баллов— 41,9%; 15 баллов и выше - 36,8% (р=0,01). При оценке с помощью
множественной логистической регрессии незащищенный секс во время последнего
полового контакта оказался значимо связан с наличием симптомов депрессии
(отношение шансов (ОШ)=2,36, при 95% ДИ, 1,24-4,48) с учетом фактора
злоупотребления алкоголем. В модели для незащищенного секса в течение последних
3 месяцев этот показатель также оказался значимо связан с уровнем выраженности
депрессии (ОШ=2,71, 95% ДИ, 1,43–5,11) с учетом таких значимых факторов, как
употребление инъекционных наркотиков и общее количество половых партнеров в
течение последних 3 месяцев. Эти данные подтверждают предположение о влиянии
эмоционального дистресса на выраженность рискованных сексуальных практик,
которое ранее было обнаружено в исследованиях, проведенных в США, Южной
Африке и других странах [Mazzaferro K.E. et al, 2006; Sikkema, K.J. et al., 2011].
Распространенность депрессивных симптомов у женщин и мужчин в 4 группах по
степени тяжести употребления алкоголя распределилась следующим образом: 1-й
уровень - 12,0% и 28, 6%, 2-й уровень - 21,7%, и 5,2%, 3-й уровень - 40,0% и 10, 9%, и
4-й уровень - 42,1% и 25,5% соответственно.
Множественный логистический регрессионный анализ взаимосвязей между
употреблением
алкоголя,
депрессивными
симптомами
и
рискованными
поведенческими практиками в отношении ВИЧ показал значимые линейные связи
между депрессией, употреблением алкоголя и риском заражения как для мужчин, так
и для женщин, а также значимую линейную связь между употреблением алкоголя и
симптомами депрессии у женщин и значимую нелинейную связь у мужчин.
Анализ показателей эффективности интервенции в КГ и ЭГ «на входе», через 3
месяца и через 6 месяцев после вмешательства показал значимый позитивный эффект
в динамике уровня информированности по проблеме ВИЧ/СПИД; в динамике уровня
использования презервативов (ЭГ – 45% (До), 67% (3 мес.), 62% (6 мес.) vs. КГ- 43%,
33
55% и 56% (р≤0,03); в динамике употребления наркотических средств до занятий
сексом (ЭГ - 7%, 6%, 3,7% vs. КГ 19,1%, 15,9%, 12,1% (GEE, p=0,04).
Результаты дополнительного исследования взаимосвязей между партнерским
насилием, опытом насилия, пережитого в детстве, употреблением психоактивных
веществ, стремлением к сильным ощущениям, виктимизацией, полученные для
отдельно отобранной подгруппы из 299 женщин – пациенток КВД показали
следующее. Распространенность опыта насилия, пережитого в детстве, составила
63,5% (190 из 299) - 118 (62,1%) испытывали только эмоциональное насилие, 72
(37,9%) - физическое насилие, 70 – оба вида. 104 женщины (34,8%) заявили о наличии
опыта совершения насилия в партнерских отношениях, 113 (37,8%) — о наличии
опыта переживания подобного насилия, Вербальное насилие переживали 32,1%,
физическое — 18,1% и сексуальное — 11,0 женщин. Совершали вербальное,
физическое и сексуальное насилие 28,4%, 21,4% и 2,7 соответственно. 60,6 %
переживших насилие и 47,1% совершивших в последний эпизод насилия находились
под воздействием психоактивных веществ (ПАВ) Значимые различия между
участницами совершавшими партнерское насилие и несовершавшими были
обнаружены по показателям: опыт насилия, пережитого в детстве; поиск ощущений;
употребление наркотиков; злоупотребление алкоголем; возраст начала половой жизни;
количество половых партнеров в течение жизни (p=0,0001 - р=0,01). Множественный
логистический регрессионный анализ выявил, что опыт переживания в детстве
физического насилия, меньший возраст вступления в половые отношения, более
высокий уровень поиска ощущений и злоупотребление алкоголем являются
значимыми коррелятами последнего эпизода совершения насилия под воздействием
ПАВ. Для группы, отметившей последний эпизод совершения насилия без
воздействия ПАВ, единственным значимым фактором насилия был опыт сочетанного
физического и эмоционального насилия, пережитого в детстве. Значимые различия
между группами пережившими насилие под воздействием ПАВ и без были
обнаружены по показателям: опыт насилия, пережитого в детстве; поиск ощущений;
употребление наркотиков; злоупотребление алкоголем; возраст начала половой жизни
и количество половых партнеров в течение жизни. (p=0,0001 - р=0,01).
Результаты выполненного исследования позволили обосновать следующие
выводы и практические рекомендации.
ВЫВОДЫ
1. Рискованное поведение, связанное с заражением и передачей ВИЧ-инфекции
детерминируется факторами различного уровня: биологическими, медицинскими,
индивидуально-психологическими,
социально-психологическими,
социальными.
Данный вид поведения является специфической формой поведения и разворачивается
в контексте конкретной ситуации риска, которая во многом детерминируется
внутренними и внешними психологическими факторами, включая индивидуальные
психологические факторы, когнитивные схемы, поведенческие стереотипы и навыки,
особенности межличностных отношений, психологические состояния. Понятие
группы риска представляется несоответствующим современным процессам
распространения заболевания и основным целям предотвращения заражения и
распространения ВИЧ-инфекции. Более обоснованным представляется использование
понятий рискованного поведения или поведения высокого риска в отношении
34
заражения и распространения ВИЧ.
2. Психологическая концепция превенции ВИЧ-инфекции определяет превенцию
как процесс субъект-субъектного взаимодействия
агентов (специалистов,
осуществляющих профилактику) и участников в (лиц или групп, на которых
направлена профилактика), осуществляемый с целью предотвращения заражения или
распространения заболеваний, в рамках которого происходит оценка актуальной
ситуации, включает разработку и осуществление профилактических мероприятий,
краткосрочная и долгосрочная оценка эффективности и приемлемости вмешательств,
прогнозирование и мониторинг дальнейшего развития событий. Структурнофункциональная модель психологической превенции ВИЧ-инфекции как составная
часть психологической концепции включает комплекс обязательных компонентов
(стратегию активного профилактического вмешательства; базовые принципы
(адресность;
активное
включение
представителей
целевых
групп;
междисциплинарность; долгосрочность; непрерывность; комплексность; научная
обоснованность); многоуровневость (три основных уровня вмешательства:
индивидуальные,
социально-психологический,
общественный);
сочетание
специфических и неспецифических мероприятий первичной и вторичной
профилактики; субъект-субъектные отношения и интерактивный характер
взаимодействия между агентами и объектами профилактики; когнтивноповеденческие
технологии;
осознанную
коррекцию
индивидуального
и
межличностного поведения.
3. Общими и специфическими факторами риска заражения ВИЧ в основных
целевых группах выступают: Общими - индивидуально-психологические и
поведенческие факторы - выраженность депрессивных симптомов, уровни
тревожности,
переживания
безнадежности,
злоупотребления
алкоголем,
экстернальный локус контроля, низкий уровень знаний о проблеме ВИЧ/СПИД,
стремление к поиску сильных ощущений, опыт переживания насилия в детстве и опыт
насилия в партнерских отношениях. Специфическими - для потребителей
инъекционных наркотиков - частота употребления психостимуляторов и большое
количество половых партнеров; для подростков и молодежи - наличие рискованного
социального окружения; для взрослых лиц – употребление алкоголя перед
сексуальными контактами; для лиц, нуждающихся в ВААРТ - отсутствие социальной
поддержки и наличие сочетанной медицинской патологии
4. Предложенный в данной работе методический инструментарий для выявления
биологических, медицинских, психологических и социально-психологических
параметров комплексной оценки эффективности и приемлемости поведенческих ВИЧпревентивных технологий продемонстрировал свою доказательность в ходе работы с
труднодоступными группами населения. Включение наряду с психологическими
биологических критериев (показателей зараженности и заражаемости) позволило
достигнуть наибольшей точности в оценке эффективности превентивных программ.
5. Разработанные программы поведенческих технологий, основанных на
психологической концепции превенции ВИЧ-инфекции, в группах инъекционных
наркопотребителей, включая ВИЧ-инфицированных являются высоко эффективными.
В частности, участие в превентивной поведенческой программе долгосрочного
сопровождения с использованием комплекса психологических, социальных и
медицинских технологий позволило значительно снизить инъекционный риск
заражения ВИЧ в группе инъекционных наркопотребителей (годовой уровень
35
снижения рискованного поведения 25-28%, снижение заражаемости – 50%), при этом
уровни удержания выборки в лонгитюдном исследовании и сопровождении
составляли 80-90%.
6. Групповые превентивные поведенческие программы (тренингов) для
подростков и молодежи, основанные на моделях «обучение равный-равному» и
«лидеры общественного мнения» в контрольных группах участников показывают
значимую положительную динамику в снижении уровня распространенности
рискованных поведенческих практик, повышения уровня знаний в области
проблематики ВИЧ/СПИД, изменения установок в отношении здоровьесберегающего
поведения и конкретных поведенческих навыках.
7. Наибольшую эффективность показали программы, направленные на
индивидуальный уровень детерминации поведения - комплексное сопровождение
ПИН,
индивидуализированное
сопровождение
(кейс
менеджмент)
ПИН,
нуждающихся в ВААРТ и программа мотивационного консультирования для
взрослых лиц. Это особенно важно для России, так как в государственной системе
социальной и медицинской помощи наблюдается нехватка эффективных технологий
установления и поддержания долгосрочного и непрерывного взаимодействия с
пациентами, что крайне важно для успешного лечения и реабилитации лиц,
страдающих хроническими и социально-опасными заболеваниями. Поведенческие
групповые тренинги, в том числе, на основе модели обучения «равный-равному» и с
привлечением лидеров общественного мнения показали свою эффективность.
8. Установлены социальные и организационные факторы, которые в
значительной степени ограничивают возможности практической реализации
профилактических программ превенции ВИЧ-инфекции среди различных целевых
групп населения, в частности, высокий уровень стигматизации ВИЧ-инфицированных
и потребителей наркотиков, а также рискованных поведенческих практик; отсутствие
системы межведомственного взаимодействия при лечении и оказании помощи лицам с
сочетанной медицинской патологией; отсутствие технологий и квалифицированного
персонала,
способного
реализовывать
программы
комплексного
индивидуализированного сопровождения и консультирования.
9. Базовыми практическими основаниями для реализации успешных
поведенческих вмешательств в отношении заражения или распространения ВИЧинфекции являются - учет различных факторов, детерминирующих индивидуальный
риск заражения, а не только повышение уровня знаний по проблеме ВИЧ/СПИД;
выявление и оценка уровня знаний, индивидуальных убеждений, установок,
уязвимости и готовности к поведенческим изменениям и созданию поведенческих
навыков у участников программ профилактической программы как отдельного этапа
превентивной работы; тренировка поведенческих навыков, направленных на
предотвращение риска заражения или распространения ВИЧ является обязательным
компонентом поведенческих интервенций;
учет всех значимых факторов,
детерминирующих
индивидуальный
риск
и
успешность
реализации
здоровьесберегающих практик; включение как обязательных этапов работы
моделирования и тренировки реализации превентивного поведения конкретных
индивидов в конкретных специфических ситуациях, соответствующих реальной
жизни человека.
36
ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ
На основании результатов теоретических и эмпирических исследований
сформулированы следующие практические рекомендации для специалистов
различного профиля и различных уровней организации и реализации превентивной
работы с населением, направленной на профилактику ВИЧ-инфекции, включая
организационный и управленческий уровень, образование, практическую
деятельность в сфере медицинской, социальной и психологической помощи:
1. С учетом специфики эпидемиологического процесса ВИЧ-инфекции и
сложности изменения рискованных поведенческих практик специалистам органов
здравоохранения и социальной защиты населения необходимо масштабное
развертывание комплексных долгосрочных поведенческих вмешательств различного
уровня и вида, разработанных и адаптированных для различных групп населения, с
включением их в региональные программы противодействия распространению
ВИЧ/СПИД.
2. До начала внедрения любых превентивных вмешательств в отношении
ВИЧ/СПИД, направленных на изменение поведения, необходимо проведение
лонгитюдных клинико-психологических исследований для апробации и оценки
интервенции, с использованием как субъективных (психологических), так и
объективных (показатели заболеваемости и заражаемости, поведенческие маркеры),
предоставляющих достоверные и качественные результаты об эффективности
программы.
3. Комплексные многоуровневые вмешательства, реализуемые педагогами,
психологами и специалистами социальных служб, необходимо развертывать во всех
группах населения, особое внимание уделяя группам подросткового и юношеского
возраста, которые являются наиболее уязвимыми к заражению и распространению
ВИЧ на этапе освоения поведенческих практик в области здоровья в связи с
индивидуально-психологическими, социально-психологическими и социальными
детерминантами.
4. Работникам медицинских учреждений и реабилитационных центров при
работе с группами лиц, страдающими сочетанной хронической патологией (ВИЧинфекция, наркомания, алкоголизм и т.д.) превентивные вмешательства необходимо
реализовывать в рамках комплексного долгосрочного индивидуализированного
сопровождения (кейс менеджмента) как необходимого компонента своевременного
начала и сохранения приверженности лечению. При реализации психологических
программ превенции ВИЧ-инфекции необходимо активное продвижение мер,
способствующих снижению уровня осуждения и дискриминации заболевших и
созданию атмосферы, побуждающей к активному обращению за медицинской,
социальной и психологической помощью, а также к раскрытию своего статуса
партнерам и семьям, что имеет важное профилактическое значение.
5. При реализации превентивных программ, направленных на профилактику
ВИЧ необходимо учитывать основные факторы риска заражения или распространения
ВИЧ, характерные для основных целевых групп населения и включать в программы
компоненты, направленные на элиминацию психологических, включая поведенческих
детерминант риска, таких как депрессивные и тревожные состояния, употребление
алкоголя, посттравматические переживания, связанные с насилием.
37
6. При планировании и организации профилактических мероприятий в
отношении ВИЧ/СПИД организаторам здравоохранения на федеральном и локальном
уровнях необходимо учитывать, что наибольший профилактический эффект
достигается при сочетании превентивных вмешательств различного уровня с
обязательным широким и интенсивным воздействием на поведение людей на
социальном или организационном уровне с применением таких технологий и методов,
как публичные акции, конференции, информирование в средствах массовой
информации; создание сети бесплатных и доступных служб и обеспечение доступа к
существующим профилактическим и реабилитационным ресурсам для лечения
наркозависимости, ИППП, ВИЧ-инфекции; создание служб для организации досуга
подростков и профилактики безнадзорности и наркозависимости; административные
или законодательные инициативы, направленные на поддержку уязвимых групп
населения.
7. Для практической реализации психологической концепции и технологий
(программ) превенции ВИЧ-инфекции рекомендуется - во-1-х, создание в рамках
медицинских и социальных учреждениях, оказывающих первичную медикосанитарную и специализированную медицинскую помощь ВИЧ-инфицированным и
лицам из уязвимых групп населения, отделов (групп) медицинских и социальных
психологов, а также социальных работников; во-2-х, внедрение в систему
дополнительного профессионального образования медицинского персонала,
психологов, педагогов и социальных работников теоретических и практических основ
психологической превенции ВИЧ-инфекции. Основное внимание при этом следует
уделять развитию у специалистов следующих компетенций: искреннее внимание и
забота; способность свободно обсуждать вопросы сексуальности и употребления
наркотиков; способность к формированию помогающего альянса; навыки
подкрепления и поддержки; навыки активного слушания; способность формирования
доверительных и безоценочных отношений как основы эффективного взаимодействия
специалиста и клиента.
ПЕРСПЕКТИВЫ ДАЛЬНЕЙШЕЙ РАЗРАБОТКИ ТЕМЫ
Результаты проведенного исследования могут быть использованы в следующих
перспективных научных направлениях: разработка разноуровневых биосоциальных и
медико-психологических
методов
оценки
эффективности
превентивных
вмешательств; изучение роли социально-психологических и биологических, включая
генетические предпосылок формирования рискованного поведения в сфере
индивидуального и общественного здоровья; оценку микросоциальных и
макросоциальных детерминант рискованного поведения в отношении заражения ВИЧ;
изучение возможностей когнитивно-поведенческого подхода в организации и
содержательном обеспечении первичной и вторичной профилактики ВИЧ-инфекции;
выявление индивидуально-психологических и поведенческих протективных факторов
в отношении заражения и распространения ВИЧ; поиск адекватных для различных
групп населения оснований, форм и технологий разработки и реализации программ
превенции ВИЧ.
38
СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ
Статьи в рецензируемых иностранных изданиях, входящих
в базы Web of Science Core Collection и Scopus
1. Shaboltas, A.V. The emerging AIDS crisis in Russia review of enabling factors and
prevention needs / S. Kalichman, J. Kelly, K. Sikkema, A.P. Kozlov, A.V. Shaboltas, J.V.
Granskaya // International Journal of STD and AIDS. – 2000. – Vol. 11(2). – P. 71–75.
2. Shaboltas, A.V. Violence against women and the impending AIDS crisis in Russia:
Comment on Horne / S. Kalichman, J. Kelly, A.V. Shaboltas, J.V. Granskaya // American
Psychologist. – 2000. – Vol. 55(2). – P. 279–280.
3. Shaboltas, A.V. HIV prevalence, sociodemographic, and behavioral correlates and
recruitment methods among injection drug users in St.Petersburg, Russia / A.V. Shaboltas, O.V.
Toussova, S.V. Verevochkin, A.P. Kozlov, I.F. Hoffman, R. Heimer, K. Khoshnood, R.W.
Ryder, T. Perdue, B.R. Masse // Journal of AIDS. – 2006. – Vol. 41(5). – P. 657–663.
4. Shaboltas, A.V. HIV incidence and factors associated with HIV acquisition among
injection drug users in St Petersburg / A.P. Kozlov, A.V. Shaboltas, O.V. Toussova, S.V.
Verevochkin, B.R. Masse, T. Perdue, G. Beauchamp, W. Sheldon, W.C. Miller, I.F. Hoffman,
R. Heimer, R.W. Ryder // AIDS. – 2006. – Vol. 20(6). – P. 901–906.
5. Shaboltas, A.V. The feasibility of HIV vaccine efficacy trials among Russian injection
drug users / C. Beyrer, S. Baral, A. Shaboltas, E. Dukhovlinova, A. Masharsky, S. Verevochkin,
A. Kozlov, C. Latkin, R. Heimer, I. Hoffman // Vaccine. – 2007. – Vol. 25. – P. 7014–7016.
6. Shaboltas, A.V. Spatial distribution of HIV prevalence and incidence among injection
drug users in St.Petersburg: implications for HIV transmission / R. Heimer, R. Barbour, A.V.
Shaboltas, A.P. Kozlov, I.F. Hoffman // AIDS. – 2008. – Vol. 22. – P. 123–130.
7. Shaboltas, A.V. Drug choice, spatial distribution, HIV risk and HIV prevalence among
injection drug users in St. Petersburg, Russia / G. Kruse, R. Barbour, R. Heimer, A.V. Shaboltas,
O.V. Toussova, I.F. Hoffman, A.P. Kozlov // Harm Reduction Journal. – 2009. – Vol. 6. – P. 22.
8. Shaboltas, A.V. Results оf the NIMH collaborative HIV/sexually transmitted disease
prevention trial of a community popular opinion leader intervention / NIMH Collaborative
HIV/STD Prevention Trial Group, A.V. Shaboltas // Journal of AIDS. – 2010. – Vol. 54. – N 2.
– P. 204–214.
9. Shaboltas, A.V. Alcohol misuse, drinking contexts and intimate partner violence in St.
Petersburg, Russia: Results from a cross-sectional study / W. Zhan, N. Abdala, A.V. Shaboltas,
R.V. Skochilov, A.P. Kozlov, T.V. Krasnoselskikh // BMC Public Health.–2011.-Vol.11.–Р.629.
10. Shaboltas, A.V. Correlates of Abortions and Condom Use Among High Risk Women
Attending an STD Clinic in St Petersburg, Russia / N. Abdala, W. Zhan, A.V. Shaboltas, R.V.
Skochilov, A.P. Kozlov, T.V. Krasnoselskikh // Reproductive Health. – 2011. – Vol. 8. – Р. 28.
11. Shaboltas A., Zhukov D. Risk behaviors as reaction on uncontrollable stress / A.
Shaboltas, D. Zhukov // Psychology in Russia: State of Art. – 2011. – P. 324–334.
12. Shaboltas, A.V. Depressive symptoms and unprotected sex in St. Petersburg, Russia /
W. Zhan, N. Abdala, A.V. Shaboltas, R.V. Skochilov, A.P. Kozlov, T.V. Krasnoselskikh //
Journal of Psychosomatic Research. – 2012. – Vol. 72. – N 5. – P. 371–375.
13. Shaboltas, A.V. Gender differences in the relationship between alcohol use and
depressive symptoms in St. Petersburg, Russia / W. Zhan, A.V. Shaboltas, R.V. Skochilov, A.P.
Kozlov, T.V. Krasnoselskikh, N. Abdala // Journal of Addiction Research and Therapy. – 2012.
– Vol. 3(2). – pii: 1000124.
14. Shaboltas, A.V. The High Frequency of HIV Type 1-Specific Cellular Immune
Responses in Seronegative Individuals with Parenteral and/or Heterosexual HIV Type 1
39
Exposure / B.V. Murashev, O.V. Nazarenko, E.B. Akulova, A.K. Artemyeva, S.V. Verevochkin,
A.V. Shaboltas, R.V. Skochilov, O.V. Toussova, A.P. Kozlov // AIDS Research and Human
Retroviruses. – 2012. – Vol. 28(12). – P. 1598–1605.
15. Shaboltas, A.V. Partner Violence Perpetration and Victimization and HIV Risk
Behaviors in St. Petersburg, Russia / W. Zhan, N. Abdala, N.B. Hansen, A.V. Shaboltas, R.V.
Skochilov, A.P. Kozlov, T.V. Krasnoselskikh // Journal of Traumatic Stress. – 2012. – Vol. 25.
– P. 86–93.
16. Shaboltas, A.V. The feasibility of an intensive case management program for injection
drug users on antiretroviral therapy in St. Petersburg, Russia / A.V. Shaboltas, R.V. Skochilov,
L.B. Brown, I.F. Hoffman, V.N. Elharrar, A.P. Kozlov // Harm Reduction Journal. – 2013. –
Vol. 10(1). – P. 15.
17. Shaboltas, A.V. Efficacy of a brief HIV prevention counseling intervention among STI
clinic patients in Russia: a randomized controlled trial / N. Abdala, W. Zhan, A.V. Shaboltas,
R.V. Skochilov, A.P. Kozlov, T.V. Krasnoselskikh // AIDS and Behavior. – 2013. – Vol. 17(3).
– P. 1016–1024.
18. Shaboltas, A.V. Access to syringes for HIV prevention for injection drug users in St.
Petersburg, Russia: syringe purchase test study / E.V. Fedorova, R.V. Skochilov, A.P. Kozlov,
A.V. Shaboltas, R. Heimer, L.E. Grau, P. Case, L. Beletsky // BMC Public Health. – 2013. –
Vol. 13. – P. 183.
19. Shaboltas, A.V. A Peer-Educator Network HIV Prevention Intervention Among
Injection Drug Users: Results of a Randomized Controlled Trial in St. Petersburg, Russia / I.F.
Hoffman, C.A. Latkin, P.V. Kukhareva, J.V. Batluk, A.V. Shaboltas, R.V. Skochilov, N.V.
Sokolov, S.V. Verevochkin, A.P. Kozlov, M.G. Hudgens, S.V. Malov // AIDS and Behavior. –
2013. – Vol. 17(7). – P. 2510-2520.
20. Shaboltas, A.V. Alcohol and HIV risk behaviors among childbearing women in
St.Petersburg, Russia / Y. Batluk, T. Balachova, M. Chaffin, A. Shaboltas, L. Tsvetkova, B.
Bonner // Alcoholism: Clinical and Experimental Research. – 2013.-Vol.37.–Suppl. s2.– P. 50A.
21. Shaboltas, A.V. Cultural adaptation of an intervention to reduce sexual risk behaviors
among patients attending a STI clinic in St. Petersburg, Russia / L.E. Grau, N. Abdala, T.V.
Krasnoselskikh, A.V. Shaboltas, R.V. Skochilov, A.P. Kozlov // Prevention Science. – 2013. –
Vol. 4(4). – P. 400–410.
22. Shaboltas, A.V. History of childhood abuse, sensation seeking, and intimate partner
violence under/not under the influence of a substance: a cross-sectional study in Russia / W.
Zhan, N. Abdala, A.V. Shaboltas, R.V. Skochilov, T.V. Krasnoselskikh // PLoS One. – 2013. –
Vol. 8(7). – P. e68027.
23. Shaboltas, A.V. Inebriation, drinking motivations and sexual risk taking among
sexually transmitted disease clinic patients in St. Petersburg, Russia / N. Abdala, L.E. Grau, W.
Zhan, A.V. Shaboltas, R.V. Skochilov, A.P. Kozlov, T.V. Krasnoselskikh // AIDS and Behavior.
– 2013. – Vol. 17(3). – P. 1144–1150.
24. Shaboltas, A. International Collaboration in HIV Prevention Research: Evidence from a
Research Seminar in Russia / T. Balachova, Y. Batluk, K. Bryant, A. Shaboltas // AIDS
Research and Human Retroviruses. – 2015. – Vol. 31. – № 2. – P. 163-172.
25. Shaboltas, A.V. Alcohol use & food insecurity among people living with HIV in
Mbararf, Uganda and St.Petersburg, Russia / T.N. Balachova, A.V. Shaboltas, A.D. Nasledov,
M.J. Chaffin, S.B. Bohora; Y.V. Batluk, B.L. Bonner, L.V. Skitnevskaya, L.A. Tsvetkova, E.N.
Volkova // Alcoholism: Clinical and Experimental Research. – 2015. – Vol. 39. – Suppl.1. – P.
32A.
26. Shaboltas, A.V. Analysis of HIV risk patterns among Russian Women at-risk for AEP
using latent class analysis / T.N. Balachova, A.V. Shaboltas, A.D. Nasledov, M.J. Chaffin, S.B.
40
Bohora, Y.V. Batluk, B.L. Bonner, L.V. Skitnevskaya, L.A. Tsvetkova, E.N. Volkova//
Alcoholism: Clinical and Experimental Research. – 2015. – Vol.39. – P. 81A.
27. Shaboltas, A.V. Modelling HIV risk and alcohol use behaviors in Russian women /
T.N. Balachova, A.V. Shaboltas, A.D. Nasledov, M.J. Chaffin, S.B. Bohora, Y.V. Batluk, B.L.
Bonner, L.V. Skitnevskaya, L.A. Tsvetkova, E.N. Volkova // Alcoholism: Clinical and
Experimental Research. – 2015. – Vol. 39. – P. 32A.
28. Shaboltas, A.V. History of Childhood Abuse, Drinking Motives, Alcohol Use, and
Sexual Risk Behavior Among STD Clinic Patients in St. Petersburg, Russia: A Cross-Sectional
Study /N. Abdala, F. Li, A.V. Shaboltas, R.V. Skochilov, T.V. Krasnoselskikh // AIDS Behav. –
2016 Mar. – Vol. 20(3). – P.512-522.
29. Shaboltas, A.V. HIV incidence and behavioral correlates of HIV acquisition in a cohort
of injection drug users in St Petersburg, Russia / A.P. Kozlov, S.V. Verevochkin, R.V.
Skochilov, S.V. Malov, A.V. Shaboltas, O.V. Toussova, T.V. Krasnoselskikh // Medicine (US).
– 2016. – Vol. 95. – Issue 44. – e5238.
30. Shaboltas, A.V. Alcohol and HIV Risk Among Russian Women of Childbearing Age /
T. Balachova, M. Chaffin, S. Bohora, B. Bonner, A. Shaboltas, A. Nasledov, J. Batluk, L.
Tsvetkova, E. Volkova, K. Bryant //AIDS Behav. – July 2017.–Vol.21.–Issue 7. – P.1857–1867.
Статьи в научных журналах, входящих в перечень рецензируемых научных
журналов и изданий по перечню ВАК России:
31. Шаболтас,  А. В. Индивидуализированный кейс-менеджмент для потребителей
инъекционных наркотиков, нуждающихся в ВААРТ / А.В. Шаболтас // ВИЧ-инфекция и
иммуносупрессии. – 2014. – Т. 6. – Вып. 2. – С. 87–95. (журнал включен в базу Scopus).
32. Шаболтас, А.В. Состояние вторичной профилактики ВИЧ-инфекции и
перспективы развития дистантных превентивных технологий / Г.Е.Ураева, А.В.
Шаболтас, Р.В. Ско-чилов, Т.В. Красносельских // ВИЧ-инфекция и иммуносупрессии.2015.-№ 4.-С.74 - 85. (журнал включен в базу Scopus).
33. Шаболтас А.В. Бaзoвые принципы и кoмпoненты эффективных пcихoлoгичеcких
технологий пpевенции ВИЧ-инфекции / А.В. Шаболтас, В.Ю. Рыбников, Р.М.Грановская,
В.В.Рассохин // ВИЧ-инфекция и иммуносупрессии. – 2018. – Том 10. – №1. – С.80-90.
(журнал включен в базу Scopus).
34. Шаболтас, А.В. Психологическая концепция превенции ВИЧ-инфекции / А.В.
Шаболтас // Вестник психотерапии. – 2015. – Вып. 55 (60). – С. 120-141.
35. Шаболтас, А.В. Программa групповой превенции ВИЧ/СПИД для
наркопотребителей и членов их сетей на основе модели «обучение равный — равному»:
результаты лонгитюдного исследования в Санкт-Петербурге / А.В. Шаболтас //
Теоретическая и экспериментальная психология. – 2014. – Т. 7. – №3. – С. 28–42.
36. Шаболтас, А. В. Программа превенции ВИЧ-инфекции на уровне сообществ с при
влечением лидеров общественного мнения / А.В. Шаболтас // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14:
Психология. – 2014. – Вып. 2. – С. 105–118.
37. Шаболтас, А.В. Изменение рискованного поведения потребителей инъекционных
наркотиков в процессе социально-психологического сопровождения / Т.В.
Красносельских, А.В. Шаболтас, C.В. Веревочкин, Е.В. Соколовский, А.П. Козлов //
Современные проблемы дерматовенерологии, иммунологии и врачебной косметологии. –
2010. – T. 4. – №4. – С. 27–36.
38. Шаболтас, А.В. Информированность посетителей учреждений венерологического
профиля об ИППП/ВИЧ и рискованном сексуальном поведении / Т.В. Красносельских,
А.В. Шаболтас, Р.В. Скочилов, Н. Абдала, А.П. Козлов // Современные проблемы
41
дерматовенерологии, иммунологии и врачебной косметологии. – 2010. – T. 1. – №1. –
С. 46–52.
39. Шаболтас, А.В. Распространенность и факторы риска заражения ИППП/ВИЧ в
группе потребителей инъекционных наркотиков / Т.В. Красносельских, А.В. Шаболтас,
Е.В. Соколовский, А.П. Козлов // Ученые записки СПБГМУ им. И. П. Павлова. – 2010. –
T. 27. – № 3. – С. 69–73.
40. Шаболтас, А.В. Уровень заболеваемости и детерминанты риска заражения ВИЧинфекцией и ИППП в когорте потребителей инъекционных наркотиков / Т.В.
Красносельских, А.В. Шаболтас, С.В. Веревочкин, Е.В. Соколовский, А.П. Козлов //
Современные проблемы дерматовенерологии, иммунологии и врачебной косметологии. –
2010. – T. 3. – №3. – С. 23–30.
41. Шаболтас, А.В. Установки в отношении защищенного секса у посетителей
учреждений венерологического профиля / Т.В. Красносельских, А.В. Шаболтас, Р.В.
Скочилов, Н.В. Нольд, Н. Абдала, А.П. Козлов // Современные проблемы
дерматовенерологии, иммунологии и врачебной косметологии. – 2010. – T. 2. – №2. –
С. 45–52.
42. Шаболтас, А. В. Особенности детско-родительских отношений у курящих / М.А.
Никитенко, А.В. Шаболтас // Вестн. С.-Петерб. Гос. ун-та. Серия 12: Психология,
социология, педагогика. – 2011. – Вып. 3. – С. 207–213.
43. Шаболтас, А.В. Поведенческие детерминанты риска заражения ИППП/ВИЧ у
потребителей инъекционных наркотиков / Т.В. Красносельских, А.В. Шаболтас, С.В.
Веревочкин, А.П. Козлов // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Серия 12: Психология, социология,
педагогика. – 2011. – Вып. 1. – С. 255–267.
44. Шаболтас А.В. Социально-демографические и поведенческие особенности
подростков 15–19 лет с девиантным поведением / Ю.В. Батлук, А.В. Шаболтас, Р.В.
Йорик // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Серия 12: Психология, социология, педагогика. – 2011. –
№ 3. – С. 189–195.
45. Шаболтас, А.В. Рискованное поведение как реакция на неконтролируемый стресс
/ А.В. Шаболтас, Д.А. Жуков // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Серия 12: Психология,
социология, педагогика. – 2011. – Вып. 1. – С. 227–234.
46. Шаболтас, А.В. Биологические и психологические детерминанты реагирования на
ситуации социального стресса / В.К. Сафонов, В.А. Абабков, С.В. Веревочкин, Т.С. Войт,
Г.Е. Ураева, Е.А. Потемкина, А.В. Шаболтас  // Вестник ЮУрГУ. Серия: Психология. –
2013. – T. 3. – С. 85–94.
47. Шаболтас, А.В. Депрессия и рискованное сексуальное поведение / А.В.
Шаболтас, В. Жан, Р.В. Скочилов, Н. Абдала, Т.В. Красносельских // Вестн. С.-Петерб.
ун-та. Серия 12. Психология. Социология. Педагогика. – 2013. – №4. – С. 33–43.
48. Шаболтас, А.В. Типы реагирования на повседневные микрострессоры / В.А.
Абабков, О.Н. Боголюбова, С.В. Веревочкин, Т.С. Войт, Ф.С. Маневский, М.А.
Никитенко, Е.А. Потемкина, В.К. Сафонов, Г.Е. Ураева, А.В. Шаболтас // Вестн. С.Петерб. ун-та. Серия 12: Психология. Социология. Педагогика. – 2013. – Вып. 2. – С. 34–
44.
49. Шаболтас, А. В. Риск и рискованное поведение как предмет психологических
исследований / А.В. Шаболтас // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 12: Психология.
Социология. Педагогика. – 2014. – Вып. 3. – С. 5–16.
50. Шаболтас, А.В. Методологическое значение ранжирования данных при
диагностике поведения, приводящего к социальной дезадаптации / С.М. Милютин, С.В.
Горбатов, А.В. Шаболтас, М.П. Филиппова, В.Г. Саковская, Т.В. Шелонина
//Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал). –
42
2014. – № 8(40). – С. 211-222.
51. Шаболтас, А.В. Внутрисемейные факторы виктимизации личности / К.Н.
Аракелян, А.В. Шаболтас // Вестник Южно-Уральского государственного университета.
Серия: Психология. – 2015. – Т. 8. – № 1. – С. 50-55.
52. Шаболтас, А.В. Мультидисциплинарная модель профилактики инфекций,
передаваемых половым путем, в группе потребителей инъекционных наркотиков / Т.В.
Красносельских, А.В. Шаболтас, Р.В. Скочилов, Г.Е. Ураева // Вестник дерматологии и
венерологии. – 2016. – №3. – С.62-68.
53. Шаболтас А.В. Зарубежные теоретические модели изменения поведения в сфере
профилактики социально-значимых заболеваний / Т.В. Красносельских, А.В. Шаболтас //
Вестн. С.-Петерб. ун-та.: Психология.Педагогика. – 2017. – Том 7. – Вып. 3. – С. 249–267.
Монографии, научные издания
54. Шаболтас, А.В. Психологические основы превенции ВИЧ-инфекции / А.В.
Шаболтас. Монография. – СПб.:Скифия-Принт. – 2015. – 694 с.
55. Шаболтас, А. В. Рискованное поведение / А.В. Шаболтас // Психология (учебник
для студентов высших учебных заведений). – Под ред. А. А. Крылова. – М.: Проспект. –
2004. – С. 502–505.
56. Шаболтас, А.В. Наркоситуация в вузе: оценка и мониторинг / И.Н. Гурвич, А.А.
Березников Ю.В. Гранская, Е.А. Кукушкина, Б.Д. Лысков, Г.С. Никифоров, В.Л. Спирина,
Е.А. Федорова, Р.Г. Хлопушкина, Л.А. Цветкова, А.В. Шаболтас, Т.Г. Яничева. – Под ред.
И.Н. Гурвича. Научное издание.– СПб.: СПбГУ. – 2005. – 368 c.
57. Шаболтас, А.В. Теоретические модели формирования, контроля и коррекции
наркопотребления / Л.А. Цветкова, И.Н. Гурвич, А.В. Шаболтас, М.М. Русакова, В.В.
Шабалина, А.И. Головко, В.Ю. Тотубалина. Научное издание. – СПб.: СПбГУ. – 2006. –
248 с.
58. Шаболтас, А.В. Руководство по профилактике ВИЧ-инфекции и помощи ВИЧположительным уличным подросткам и молодежи / Ю.В. Батлук, Л.Б. Запата, Д.М.
Кисин, А.В. Микляева, Д.Г. Пирогов, Л. Таликовский, А.В. Шаболтас. Учебнометодическое издание. – СПб: Институт практической психологии. – 2009. – 134 c.
59. Шаболтас, А.В. ВИЧ-инфекция и особенности рискованного поведения
потребителей инъекционных наркотиков: результаты лонгитюдного исследования в
Санкт-Петербурге / А.В. Шаболтас, О.В. Тюсова, А.П. Козлов. Монография. – СПб.:
Скифия-Принт.–2010.–127 c.
60. Шаболтас, А.В. ВИЧ-инфекция: психологические основы исследований и
превенции. Учебно-методическое издание / А.В. Шаболтас, О.Н. Боголюбова, Р.В.
Скочилов, Ю.В. Батлук. – Под общ. ред. А. В. Шаболтас. – СПб.: СПбГУ. – 2012. – 101 c.
61. Шаболтас, А.В. Программа профилактики рискованного поведения в сфере
здоровья для подростков и молодежи «Ступени». Руководство для ведущих групп. / А.В.
Шаболтас, Ю.В. Батлук. СПб:СПбГУ. – 2015. – 91 с.
Тезисы докладов и статей в сборниках научных конференций,
конгрессов, симпозиумов
62. Шаболтас, А.В. ВИЧ как психологическая проблема / А.В. Шаболтас // Ананьев
ские чтения-1999. Материалы научно-практической конференции, 26-28 октября 1999. –
СПб.: Изд-во СПбГУ, 1999. – С. 293-295.
63. Шаболтас, А.В. Разработка ВИЧ-превентивной программы для наркотически
зависимых лиц / А.В. Шаболтас, Дж.Келли, Ю.В. Гранская // Ананьевские чтения-1999.
43
Материалы научно-практической конференции, 26-28 октября 1999. – СПб.: Изд-во
СПбГУ, 1999. – C. 269-270.
64.Шаболтас, А.В. Проблема превенции ВИЧ-инфекции в подростковом и юноше
ском возрасте / А.В. Шаболтас, П.В. Сафонова // Материалы 8-й международной
конференции "СПИД, рак и родственные проблемы". 19-24 мая 2000. СПб. Русский
журнал «ВИЧ/СПИД и родственные проблемы». – 2000. – Т.4. – №1. – С.102-103.
65. Шаболтас, А.В. Проблема превенции ВИЧ-инфекции в подростковом и
юношеском возрасте / А.В. Шаболтас, П.В. Сафонова // Ананьевские чтения – 2000.
Материалы научно-практической конференции, 20-24 октября 2000. – СПб.: Изд-во
СПбГУ, 2000. – С. 36-40.
66.Шаболтас, А.В. Анализ зарубежный теорий превенции ВИЧ/СПИДа / А.В. Ша
болтас // Материалы 9-й международной конференции «СПИД, рак и родственные
проблемы". 27 мая – 1 июня 2001. Русский журнал «ВИЧ/СПИД и родственные
проблемы». – 2001. – Т.5. – №2. – С.71-72.
67. Шаболтас, А.В. Программа долгосрочного сопровождения групп высокого риска
в отношении ВИЧ-инфекции в Санкт-Петербурге в рамках международной сети ВИЧпревентивных исследований / А.В. Шаболтас // Материалы 9-й международной
конференции "СПИД, рак и родственные проблемы". 27 мая – 1 июня 2001. Русский
журнал «ВИЧ/СПИД и родственные проблемы». – 2001. – Т.5. – №2. – С. 42.
68.Шаболтас, А.В. Психологическое консультирование как метод индивидуальной
превенции ВИЧ инфекции / А.В. Шаболтас // Материалы 10-й международной
конференции "СПИД, рак и родственные проблемы». Русский журнал «ВИЧ/СПИД и
родственные проблемы». – 2002. – Т.6. – №1. – С. 40.
69.Шаболтас, А.В. Проект долгосрочного сопровождения наркопотребителей в
Санкт-Петербурге: текущие результаты и полученные уроки / А.В. Шаболтас, С.В.
Веревочкин, И. Хоффман, Р.Райдер, А.П. Козлов // Материалы 11-й международной
конференции «СПИД, рак и родственные проблемы». Русский журнал «ВИЧ/СПИД и
родственные проблемы». – 2003. – Т.7. – №2. – С. 92.
70. Шаболтас, А.В. Сопровождение участников когортного исследования / О.В.
Тюсова, А.В. Шаболтас, А.П. Козлов // Материалы 11-й международной конференции
"СПИД, рак и родственные проблемы». Русский журнал «ВИЧ/СПИД и родственные
проблемы». – 2003. – Т.7. – №2. – С. 85-86.
71. Шаболтас, А.В. Замедление темпов ВИЧ-инфицирования в России / С.В.
Веревочкин, С.Ю. Гагарина, А.В. Шаболтас, А.П. Козлов // Материалы 11-й
международной конференции "СПИД, рак и родственные проблемы». Русский журнал
«ВИЧ/СПИД и родственные проблемы». – 2003. – Т.7. – №2. – С. 40.
72.Shaboltas, A.V. HIV Incidence Among Injection Drug Users in St. Petersburg, Russia. /
A.P. Kozlov, A.V. Shaboltas, O.V. Toussova, S.V. Verevochkin, T. Perdue, B. Masse, I.F.
Hoffman // Materials of the XV International AIDS conference, Bangkok, Thailand, 2004. –
Abstract WePeC6010.
73. Shaboltas, A.V. Recruitment, HIV Screening, and Baseline Risk Factors to Establish an
Injection Drug User Cohort in St. Petersburg, Russia // A.V. Shaboltas, O.V. Toussova, S.V.
Verevochkin, T. Perdue, B. Masse, I.F. Hoffman, A.P. Kozlov // Materials of the XV
International AIDS conference, Bangkok, Thailand, 2004. – Abstract WePeC6017.
74. Шаболтас, А.В. ВИЧ-инфекция среди наркопотребителей: оценка заражаемости в
когорте / С.В. Веревочкин, С.Ю. Гагарина, А.В. Шаболтас, И. Хоффман, А.П. Козлов //
Материалы 12-й международной конференции "СПИД, рак и родственные проблемы».
Русский журнал «ВИЧ/СПИД и родственные проблемы». – 2004. – Т.8. – №2. – С.14.
44
75. Шаболтас, А.В. Исследование динамики рискованного поведения и уровня
инфицированности ИППП среди студентов, проживающих в общежитиях СанктПетербурга / Р.В. Дятлов, С.В. Веревочкин, Н.В. Соколов, Ю.В. Гранская, Д. Келли, А.
Сомлаи, А.В. Шаболтас, А.В. Хмыров, А.П. Козлов Материалы 12-й международной
конференции "СПИД, рак и родственные проблемы». Русский журнал «ВИЧ/СПИД и
родственные проблемы». – 2004. – Т.8. – №2. – С.20-21.
76. Шаболтас, А.В. Наркопотребители – клиенты системы сервиса глазами экспертов
/ Н.В. Соколов, А.В. Шаболтас, С. Дамберг, К. Латкин, А.П. Козлов //Материалы 12-й
международной конференции "СПИД, рак и родственные проблемы». Русский журнал
«ВИЧ/СПИД и родственные проблемы». – 2004. – Т.8. – №2. – С.52.
77. Шаболтас, А.В. Организация набора и сопровождения когорты инъекционных
наркопотребителей в Санкт-Петербурге / О.В. Тюсова, А.В. Шаболтас, М.М.
Глубоковская, И. Хоффман, Р. Райдер, А.П. Козлов // Материалы 12-й международной
конференции "СПИД, рак и родственные проблемы». Русский журнал «ВИЧ/СПИД и
родственные проблемы». – 2004. – Т.8. – №2. – С.59.
78. Шаболтас, А.В. Организация когортного исследования и оценка зараженности и
заражаемости ВИЧ среди инъекционных наркопотребителей в Санкт-Петербурге / А.В.
Шаболтас, С.В. Веревочкин, О.В. Тюсова, И. Хоффман, Р. Райдер, Т. Пердью, А.П.
Козлов // Материалы 12-й международной конференции "СПИД, рак и родственные
проблемы». Русский журнал «ВИЧ/СПИД и родственные проблемы». – 2004. – Т.8. – №2.
– С.63.
79.Шаболтас, А.В. Программа социально-психологического сопровождения наркоманов // О.В. Тюсова, А.В. Шаболтас, А.П. Козлов // Ананьевские чтения – 2005.
Материалы международной научно-практической конференции. – СПб.: Изд-во СПбГУ,
2005. – С. 476-477.
80. Шаболтас, А.В. Удержание когорты наркопотребителей через 30 месяцев после
начала проекта / О.В. Тюсова, А.В. Шаболтас, Т.А. Григорьева, С.В. Веревочкин, А.П.
Козлов // // Материалы 14-й международной конференции "СПИД, рак и и общественное
здоровье". Журнал «СПИД, рак и общественное здоровье». – 2005. – Т. 9. – № 2.– С. 8687.
81.Shaboltas, A.V. Psychostimulants and sexual risk-taking behaviors among
hetero
sexual injection drug users in St. Petersburg, Russia / G. Kruse, A.V. Shaboltas, O. Toussova,
A.P. Kozlov // Materials of the 134th Annual Meeting and Exposition, November 4-8, 2006,
Boston, Massachusetts. – Abstract number 143255.
82.Shaboltas, A.V. Drug choice and HIV risk among injection drug users in St.Petersburg,
Russia / G. Kruse, R. Barbour, R. Heimer, A. Shaboltas, O. Tossouva, I. Hoffman, A.P.
Kozlov//Materials of the 2008 Global Conference On Methamphetamine, Prague, Czech
Republic, 2008. – P.239-240.
83. Шаболтас, А.В. Изучение уровня знаний и установок в отношении безопасного
секса посетителей кожно-венерологического диспансера / Т.В. Красносельских, А.В.
Шаболтас, Р.В. Скочилов, Н. Абдала // Материалы 17-й международной конференции
"СПИД, рак и общественное здоровье", г. Санкт-Петербург, 26 мая – 2 июня 2008.
Журнал «СПИД, рак и общественное здоровье». – 2008. – Том 12. – № 2. – С. 19.
84. Шаболтас, А.В. Опыт проведения когортного исследования, направленного на
оценку эффективности превентивной поведенческой программы для потребителей
инъекционных наркотиков в Санкт-Петербурге / Ю.С. Левченко, Р.В. Скочилов, А.В.
Шаболтас, Н.В. Соколов, К. Тобин, К.Латкин, А.П. Козлов // Материалы 17-й
международной конференции "СПИД, рак и общественное здоровье", г. Санкт-Петербург,
45
26 мая – 2 июня 2008. Журнал «СПИД, рак и общественное здоровье». – 2008. Т. 12. – №
2. – С. 24.
85. Шаболтас, А.В. Предварительное исследование программы индивидуального
сопровождения для ВИЧ-инфицированных потребителей инъекционных наркотиков,
нуждающихся в антиретровирусной терапии в Санкт-Петербурге / А.В. Шаболтас, Р.В.
Скочилов, Ю.С. Левченко, И. Хоффман, Л. Браун, А.П. Козлов // Материалы 17-й
международной конференции "СПИД, рак и общественное здоровье", г. Санкт-Петербург,
26 мая – 2 июня 2008.Журнал «СПИД, рак и общественное здоровье».–2008.–Том 12.–№
2. – С.37.
86. Shaboltas, A. HIV prevention and access to care for HIV-positive street youth,
St.Peters-burg, Russia / R.Yorick, K. Zakharov, A. Shaboltas, S. Suvorova, E. King, L.
Talikowski, A. Lynch, V. Tripathi // Materials of the XVII International AIDS conference,
August 3-8, 2008, Mexico City, Mexico. – Abstract no. 2008_MOPE0661.
87. Shaboltas, A. Individual case management for injection drug users on antiretroviral
therapy in St. Petersburg, Russia: a pilot study / A. Shaboltas, J. Levchenko, R. Skochilov, L.
Brown, G. Volkova, V. Elharrar, G. Chow, A. Kozlov, I. Hoffman // Materials of the XVII
International AIDS conference, August 3-8, 2008, Mexico City, Mexico. – Abstract no.
2008_CDB0316.
88. Шаболтас, А.В. Индивидуальное сопровождение ВИЧ-инфицированных
потребителей наркотиков / А.В. Шаболтас, Р.В. Скочилов, А.П. Козлов // Ананьевские
чтения-2008: Материалы международной научно-практической конференции. – СПб.:
Изд-во СПбГУ, 2008. – С. 796-797.
89. Shaboltas, A.V. Subtipe A HIV-1 infection incidence estimates: differences between lab
assays for detection of recent HIV infections and correlations with cohort studies among IDU in
St.Petersburg, Russia / S.V. Verevochkin, T.V. Krasnoselskih, A.V. Masharsky, A.V. Shaboltas,
Y.V. Levchenko, O.V. Toussova, R. Heimer, I.F. Hoffman, C. Latkin, A.P. Kozlov // Materials
of the XVII International AIDS conference, August 3-8, 2008, Mexico City, Mexico. – Abstract
no. 2008_CDC1011.
90. Shaboltas, A.V. HIV prevention and access to care for HIV-positive street youth,
St.Petersburg, Russia / R.V. Yorick, K.A. Zakharov, A.V. Shaboltas, S.V. Suvorova, E. King, L.
Talikowski, V. Tripathi // Materials of the 2008 HIV/AIDS Implementer’s Meeting, June 3-7,
2008, Kampala, Uganda. – Abstract number 523.
91.Шаболтас, А.В. Эффективность групповых тренингов «СТУПЕНИ» по профилак
тике рискованного поведения и ВИЧ-инфекции для уличных подростков и молодежи в
Санкт-Петербурге / А.В. Шаболтас, Ю.В. Батлук, Э. Кинг, Л. Таликовски, Р.В. Йорик,
С.В. Суворова, Э. Финнерти, Э. Линч // Материалы третьей конференции по вопросам
ВИЧ/СПИДа в Восточной Европе и Центральной Азии. 28-30 октября 2009. Москва. – М.
: РОО «СПИД инфосвязь», 2009. – С.272-273.
92. Shaboltas, A. Effective Approaches to Street-based HIV Counseling and Testing among
At-risk Children and Youth in St. Petersburg, Russia / E. Finnerty, R. Yorick, V. Tripathi,T.
Ornstein, Y. Batluk, A. Shaboltas, K. Zakharov // Materials of the 137 APHA Annual meeting &
exposition. – Philadelphia, USA. – 2009. P. 448.
93. Shaboltas, A. Individual case management for injection drug users on antiretroviral
therapy in St. Petersburg, Russia: success without replacement therapy / A. Shaboltas, R.
Skochilov, Y. Levchenko, L. Brown, G. Volkova, V. Elharrar, A. Kozlov, I. Hoffman //
Materials of 5th IAS Conference on HIV Pathogenesis and Treatment. Cape Town, Southe
Africa. 19-22 July 2009. – Abstract no. 2009_CDD169.
94. Shaboltas, A. HIV prevention workshops for street youth in St. Petersburg, Russia / R.
Yorick, E. King, A. Shaboltas, E. Finnerty, A. Lynch, V. Tripathi, Y. Batluk, L. Talikowski, T.
46
Ornstein, S. Hanck // Materials of 5th IAS Conference on HIV Pathogenesis and Treatment.
Cape Town, South Africa. 19-22 July 2009. – Abstract no. 2009_CDD132.
95. Shaboltas, A. Experience of conducting cohort study aimed at estimating the efficiency
of preventive behavioral program for injective drug users in St. Petersburg / A. Shaboltas //
Materials of the 5th European conference on clinical and social research on AIDS and drugs,
Vilnius, Lithuania, 2009. – P. 173-174
96. Шаболтас, А.В. Индивидуальное сопровождение потребителей инъекционных
наркотиков (ПИН) и высокоактивная антиретровирусная терапия (АРВТ): результаты
пилотного исследования в Санкт-Петербурге / А.В. Шаболтас, Р.В. Скочилов, Ю.С.
Левченко, Л. Браун, Г.В. Волкова, В. Эльхарар, А.П. Козлов, И. Хоффман // Материалы
18-й международной конференции "СПИД, рак и общественное здоровье", г. СанктПетербург, 2009. Журнал «СПИД, рак и общественное здоровье». – 2009. – Том 13. – №
2. – С. 47-48.
97. Шаболтас, А.В. Изучение поведенческих и коммуникативных навыков в сфере
безопасного секса у посетителей кожно-венерологического диспансера / Нольд Н.В.,
Скочилов Р. В., Красносельских Т.В., Шаболтас А. В., Левченко Ю.С., Абдала Н.//
Материалы 18-й международной конференции "СПИД, рак и общественное здоровье", г.
Санкт-Петербург, 2009. Журнал «СПИД, рак и общественное здоровье». – 2009. – Том 13.
– № 2. – С.32-33.
98. Шаболтас, А.В. Эффективность сетевой интервенции среди наркопотребителей /
Ю.С. Левченко, Р.В. Скочилов, С.В. Малов, Т.В. Красносельских, С.В. Веревочкин, А.В.
Шаболтас, К. Тобин, К. Латкин, А.П. Козлов // Материалы 18-й международной
конференции "СПИД, рак и общественное здоровье", г. Санкт-Петербург, 2009. Журнал
«СПИД, рак и общественное здоровье». – 2009. – Том 13. – № 2. – С.27.
99. Шаболтас, А.В. Опыт проведения когортного исследования, направленного на
оценку эффективности превентивной поведенческой программы для потребителей
инъекционных наркотиков (ПИН) в Санкт-Петербурге / Ю.С. Левченко, Р.В. Скочилов,
Н.В. Соколов, Т.В. Красносельских, А.В. Шаболтас, К. Тобин, К. Латкин, А.П. Козлов //
Материалы 18-й международной конференции "СПИД, рак и и общественное здоровье",
г. Санкт-Петербург, 2009. Журнал «СПИД, рак и общественное здоровье». – 2009. – Том
13. – № 2. – С. 27-28.
100. Шаболтас, А.В. Организация комплексной помощи для ВИЧ-инфицированных
уличных подростков и молодежи в Санкт-Петербурге / К.А. Захаров, Ю.В. Батлук, А.В.
Шаболтас, Р.В. Йорик, С.В. Суворова, Э. Финнерти, Т. Орнстейн, В. Трипати// Сборник
тезисов третьей конференция по вопросам ВИЧ/СПИДа в Восточной Европе и
Центральной Азии. Москва, 28-30 октября 2009. – М.: РОО «СПИД инфосвязь», 2009. –
Том 1.– С. 287-288.
101. Шаболтас, А.В. Использование методологии индивидуального сопровождения
при работе с потребителями инъекционных наркотиков / А.В. Шаболтас, Р.В. Скочилов,
А.П. Козлов // Ананьевские чтения – 2009. Выпуск 2. Методологический анализ теорий,
исследований и практики в различных областях психологии. Материалы научной
конференции 20-22 октября 2009. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2009. – С.550.
102. Шаболтас, А.В. Индивидуальное сопровождение для ВИЧ-положительных
потребителей инъекционных наркотиков, нуждающихся антиретровирусной терапии:
результаты пилотного исследования в Санкт-Петербурге, Россия / Р.В. Скочилов, А.В.
Шаболтас, Ю.С. Левченко, Л. Браун, Г.В. Волкова, В. Эльхарар, А.П. Козлов, И.
Хоффман // Сборник тезисов третьей конференции по вопросам ВИЧ/СПИДа в Восточной
Европе и Центральной Азии. Тезисы Американо-Российского научного семинара по
47
профилактике ВИЧ. Москва, 28-30 октября 2009. –М.: РОО «СПИД инфосвязь», 2009.Том 2.-C.196-197.
103. Шаболтас, А.В. Организация когорт для лонгитюдных эпидемиологических и
профилактических исследований / А.В. Шаболтас // Сборник тезисов третьей
конференции по вопросам ВИЧ/СПИДа в Восточной Европе и Центральной Азии.
Москва, 28-30 октября 2009. – М.: РОО «СПИД инфосвязь», 2009. – Том 2. – С. 128-129.
104. Shaboltas, A. Different approaches confirm high level of prevalence and incidence
rate of HIV infection among IDUs in St.Petersburg, Russia / S.Verevochkin, A. Shaboltas, R.
Skochilov, T. Krasnoselskih, O. Toussova, S. Malov, A. Kozlov // Materials of the XVIII
International AIDS Conference, July 18-23, 2010,Vienna, Austria. – 2010. – TUPE 0327.
105. Shaboltas, A. HIV incidence, gender and risk behaviors differences in injection drug
users cohorts, St.Petersburg, Russia / A. Shaboltas, R. Skochilov, O. Toussova, S. Verevochkin,
A. Kozlov // Materials of the XVIII International AIDS Conference, July 18-23, 2010, Vienna,
Austria. 2010. – TUPE 0331.
106. Shaboltas, A. HIV prevention for street youth in St.Petersburg, Russia / R. Yorick, Y.
Batluk, A. Shaboltas, O. Vorobievsky, N. Metelkina, E. King, E. Finnerty, A. Lyncha, S.
Hodgdona, V. Tripathia // Materials of the XVIII International AIDS Conference, July 18-23,
2010, Vienna, Austria. 2010. – WEPE 0224.
107. Шаболтас, А.В. Организация комплексной помощи для ВИЧ-положительных
уличных подростков / К.А. Захаров, Ю.В. Батлук, А.В. Шаболтас // Ананьевские чтения –
2010. Современные прикладные направления и проблемы психологии: Материалы
научной конференции, 19–21 октября 2010. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2010.–Часть 2.–С.
317-319.
108. Шаболтас, А.В. Мониторинг уровня зараженности и заражаемости ВИЧ
инфекцией в когорте потребителей внутривенных наркотиков в Санкт-Петербурге /
Веревочкин С.В., Гагарина С.Ю., Шаболтас А.В., Скочилов Р.В., Козлов А.П. //
Материалы 19-й международной конференции "СПИД, рак и общественное здоровье",
г.Санкт-Петербург, 2010. Журнал «СПИД, рак и общественное здоровье».– 2010.–СПб. –
Том. 14.–№ 1.–С. 18.
109. Шаболтас, А.В. Изучение поведения в сфере безопасного секса среди
посетителей КВД / Р.В. Скочилов, А.В. Шаболтас, Т.В. Красносельских // Ананьевские
чтения – 2010. Современные прикладные направления и проблемы психологии:
Материалы научной конференции, 19–21 октября 2010. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2010.–
Часть 2.–С. 397-398.
110. Шаболтас А.В. Детско-родительские отношения и саморазрушающее поведение
личности / А.В. Шаболтас // Ананьевские чтения – 2010. Современные прикладные
направления и проблемы психологии: Материалы научной конференции, 19–21 октября
2010. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2010. – Часть. 2. – С. 549-551.
111. Shaboltas, A. HIV risk behaviors and prevention: the results of longitudinal studies in
St.Petersburg, Russia / A. Shaboltas // Materials of the 12th European Congress of Psychology,
Istanbul, Turkey — Istanbul, Turkey, — 2011. P. 255-256.
112. Шаболтас, А.В. Социально-демографические и поведенческие особенности
уличных подростков / Ю.В. Батлук, А.В. Шаболтас // Ананьевские чтения – 2011.
Социальная психология и жизнь: Материалы научной конференции, 18–20 октября 2011.
– СПб.: Изд-во СПбГУ, 2011. – С. 349-350.
113. Шаболтас А.В. Детско-родительские отношения
и риск возникновения
табакокурения / М.В. Никитенко, А.В. Шаболтас // Ананьевские чтения – 2011.
Социальная психология и жизнь: Материалы научной конференции, 18–20 октября 2011.
– СПб.: Изд-во СПбГУ, 2011. – С. 361-363
48
114. Shaboltas, A. High HIV incidence rate in St. Petersburg IDU cohort / S. Verevochkin,
A. Shaboltas, S. Gagarina, R. Skochilov, O. Toussova, T. Krasnoselskih, S. Malov, A. Kozlov //
Materials of 6th International AIDS Society conference on HIV pathogenesis, treatment and
prevention. July 17-20, 2011, Rome, Italy. – 2011. – TUPE 346.
115. Shaboltas, A. The parent-child relationships as determinant of smoking and tobacco
abuse / M. Nikitenko, A. Shaboltas // Materials of 32 International Conference of the Stress
and Anxiety Reseach Society «STAR-2011», Munster, Germany, 2011. – P. 195.
116. Шаболтас, А.В. Индивидуальное сопровождение (кейс менеджмент) как метод
повышения приверженности потребителей инъекционных наркотиков лечению ВИЧинфекции. / А.В. Шаболтас, Р.В. Скочилов // Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием "Клиническая психология в
здравоохранении и образовании", Москва 24-25 ноября 2011. – М.: МГМСУ. – С. 34-36
117. Шаболтас,
А.В.
Эффективность
индивидуализированной
программ3
сопровождения для потребителей инъекционных наркотиков, нуждающихся в
пожизненной антиретровирусной терапии / А.В. Шаболтас, Р.В. Скочилов // Тезисы
научно-практической конференции с международным участием «Мир аддикций:
химические и нехимические зависимости, ассоциированные психические расстройства». –
СПб.: СПбНИПНИ, 2012. - С.143.
118. Шаболтас, А. В. Эффективность профилактического тренинга в отношении
ВИЧ для потребителей инъекционных наркотиков и членов их социальных сетей:
результаты лонгитюдного исследования в Санкт-Петербурге / А.В. Шаболтас //
Материалы 5 съезда Общероссийской общественной организации «Российское
психологическое общество», Москва 14-18 февраля 2012. В трех томах. – М. : РПО, 2012.
– Т.3. – С. 77-78.
119. Shaboltas, A.V. Stress Reactivity and Health Risk Behaviors in a Sample of Russian
Young Adults / Bogolyubova O., Shaboltas A., Ababkov V. // Materials of 12th International
Congress of Behavioral Medicine ”Behavioral Medicine: From Basic Science to Clinical
Investigation and Public Health”. Budapest, Hungary, 29 August - 1 September 2012. – Р. 67.
120. Шаболтас, А.В. Превенция рискованного поведения на уровне сообществ в
студенческих общежитиях г. Санкт-Петербурга с использованием модели "лидер
общественного мнения" / А.В. Шаболтас // Ананьевские чтения-2012. Психология
образования в современном мире. Материалы научной конференции, 16-18 октября 2012.
– СПб.:Изд-во СПбГУ, 2012. – C. 278.
121. Shaboltas, A. Program of long-term follow-up for injection drug users with high risk
of HIV / O. Toussova, A. Shaboltas, A. Kozlov // Materials of the 17th National Institute of
Drug Abuse International Forum June 8–11, 2012, Palm Springs, USA. Accessed December 15,
2017
at
https://www.drugabuse.gov/international/abstracts/program-long-term-follow-upinjection-drug-users-high-risk-hiv
122. Шаболтас, А.В. Депрессия как детерминанта рискованного сексуального
поведения /А.В. Шаболтас, Р.В. Скочилов, Н. Абдала, Т.В. Красносельских //
Психосоматическая медицина-2013: Сборник материалов. VIII международный конгресс
— СПб.: Человек, 2013. – С. 131-132.
123. Шаболтас. А.В. Рискованное сексуальное поведение у женщин,
злоупотребляющих алкоголем / Ю.В. Батлук, А.В. Шаболтас, Т.Н Балашова // Материалы
международной научной конференции "Ананьевские чтения-2013". Психология в
здравоохранении, 22-24 октября 2013. – СПб.: Скифия-принт, 2013. – С. 275-277.
124. Shaboltas, A. Counseling injection drug users (IDU) with acute HIV infection (AHI)
in St. Petersburg, Russia / O. Toussova, A. Shaboltas, W. Miller, I. Hoffman, A. Kozlov //
49
Materials of the of 7th International AIDS Society conference on HIV pathogenesis, treatment
and prevention. June 30 – July 3, 2013, Kuala Lumpur, Malasia. – 2013. – PUB018.
125. Shaboltas, A. Efficacy of a Brief HIV Prevention Counseling Intervention Among
STI Clinic Patients in St. Petersburg, Russia / A.Shaboltas, R. Skochilov, T. Krasnoselskikh, N.
Abdala // Materials of the 13th European Congress of Psychology, July 9-12 2013. Stockholm,
Sweden. 2013. – TS16:2.
126. Шаболтас, А.В. Профилактика ВИЧ-инфекции у женщин с рискованным
употреблением алкоголя / Т.Н. Балашова, А.В. Шаболтас, А.Д. Наследов, Ю.В. Батлук //
ВИЧ-инфекция у женщин и детей. Актуальные вопросы совершенствования
профилактики, диагностики и лечения. Сборник статей и тезисов международной
конференции. – СПб.: Изд-во «Человек и его здоровье», 2013. – С. 133-134.
127. Шаболтас, А.В. Первичная и вторичная профилактика ВИЧ на уровне
социальных сетей: результаты лонгитюдного исследования в Санкт-Петербурге / А.В.
Шаболтас // Материалы IV Международного симпозиума "Взаимодействие нервной и
иммунной систем в развитии заболеваний и сохранении здоровья". – СПб.: БМОЦ, 2013.
– С. 87.
128. Шаболтас, А.В. Мотивация и готовность молодых женщин к прохождению
теста на ВИЧ-инфекцию / А.В. Шаболтас, Ю.В. Батлук, Т.Н. Балашова // Материалы IV
Международной конференции по вопросам ВИЧ/СПИД в Восточной Европе и
Центральной Азии, Москва, 12- 13 мая 2014. – М.: РОО «СПИД инфосвязь», 2014. – С.
37.
129. Шаболтас, А.В. Социально-психологические подходы к сопровождению
труднодоступных и уязвимых групп в целях профилактики ВИЧ-инфекции / О.В. Тюсова,
А.В. Шаболтас, А.П. Козлов // Материалы IV Международной конференции по вопросам
ВИЧ/СПИД в Восточной Европе и Центральной Азии, Москва, 12- 13 мая 2014. – М.:
РОО «СПИД инфосвязь», 2014. – С. 122.
130. Шаболтас, А.В. Алкоголь и риск заражения ВИЧ у женщин детородного
возраста в Санкт-Петербурге / Ю.В. Батлук, А.В. Шаболтас, А.Д. Наследов, Т.Н.
Балашова // Материалы научно-практической конференции с международным участием
"Дети и ВИЧ: проблемы и перспективы", Санкт-Петербург, 25-26 октября 2014. – СПб.:
Изд-во «Человек и его здоровье», 2014. – С. 200-202.
131. Shaboltas, A. Interdisciplinary HIV prevention in Women / A. Shaboltas, Y. Batluk,
T. Balachova, M. Chaffin // Materials of 14th European Conference of Psychology, July 7-10
2015. – Milan, Italy. – P. 601.
132. Шаболтас, А.В. Алкоголь и риск заражения ВИЧ у женщин детородного
возраста в Санкт-Петербурге / Ю.В. Батлук, А.В. Шаболтас, А.Д. Наследов, Т.Н.
Балашова // Материалы научной конференции с международным участием «Дети и ВИЧ.
Проблемы и перспективы». –СПб.: Изд. «Человек и его здоровье», 2015.–С.200-202.
133. Шаболтас, А.В. Особенности партнерских отношений и самооценка риска
заражения ВИЧ-инфекцией у женщин / Машарова Д.В., Бурина Е.А., Шаболтас А.В. //
Материалы международной научной конференции «Ананьевские чтения-2015.
Фундаментальные проблемы психологии». –СПб.: Скифия-принт, 2015. – С. 220-221.
134. Шаболтас, А.В. Психологические особенности женщин, находящихся в зоне
риска заражения ВИЧ /Митрофанова Е.С., Бурина Е.А., Шаболтас А.В. // Материалы
международной научной конференции «Ананьевские чтения-2015. Фундаментальные
проблемы психологии». 20-22 октября 2015. – СПб.: Скифия-принт, 2015. – С.221-222.
135. Шаболтас, А.В. Перспективы развития дистантных программ вторичной
профилактики ВИЧ-инфекции / Г.Е. Ураева, Р.В. Скочилов, Т.В. Красносельских, Е. А.
Бурина, Т.А. Вохмянина, А.В. Шаболтас // Материалы международной научной
50
конференции «Ананьевские чтения-2015. Фундаментальные проблемы психологии». 2022 октября 2015. – СПб.: Скифия-принт, 2015. – С. 222-223.
136. Шаболтас А.В. Экспресс-тестирование на ВИЧ как метод профилактики: две
стратегии продвижения / Шаболтас А.В., Скочилов Р.В., Ураева Г.Е., Красносельских
Т.В., Балашова Т.Н// Материалы международной научной конференции «Ананьевские
чтения-2015. Фундаментальные проблемы психологии». 20-22 октября 2015. – СПб.:
Скифия-принт, 2015. – С. 224-225.
137. Шаболтас, А.В. Экспресс-тестирование на ВИЧ как профилактическая
технология / А.В. Шаболтас, Р.В. Скочилов, Г.Е. Ураева, Т.Н. Балашова // Материалы
международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы профилактики
передачи ВИЧ-инфекции от матери ребенку», 10-11 июня 2015 года. – СПб.: Изд-во
«Человек и его здоровье», 2015. – С. 297-298.
138. Шаболтас, А.В. Дистантные технологии в профилактике ВИЧ-инфекции / А.В.
Шаболтас, Г.Е. Ураева, Р.В. Скочилов, Т.В. Красносельских // Сборник тезисов Пятой
международной конференции по ВИЧ/СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии,
Москва, 23-25 марта 2016. – М.:EECAAC, 2016. – С. 130-131.
139. Шаболтас, А.В. Сетевое профилактическое вмешательство у наркозависимых
приводит к двухкратному снижению заражаемости ВИЧ / С.В. Веревочкин, А.В.
Шаболтас, О.В. Тюсова, Р.В. Скочилов, С.В. Малов, И. Хоффман, К. Латкин, А.П. Козлов
// Сборник тезисов Пятой международной конференции по ВИЧ/СПИДу в Восточной
Европе и Центральной Азии, Москва, 23-25 марта 2016. – М.: EECAAC, 2016. – С. 140.
140. Shaboltas, A. HIV risk patterns among Russian women at-risk for Alcohol-exposed
pregnancies / T. Balachova, A. Shaboltas, S. Bohora, B. Bonner, E. Burina, M. Chaffin, G.
Isurina, A. Nasledov, L. Skitnevskaya, L. Tsvetkova, E. Volkova // Materials of the World
Congress on Alcohol and Alcoholism: Joint meeting of the International Society of Biomedical
Research on Alcoholism (ISBRA) and the European Society for Biomedical Research on
Alcoholism (ESBRA). September 2nd-5th, 2016. – Berlin, Germany. Accessed December 13,
2017 at http://isbra-esbra-2016.org/essential_grid/hiv-risk-patterns-among-russian-women-atrisk-for-alcohol-exposed-pregnancies/
141. Шаболтас, А.В. Профилактическая он-лайн программа для людей, живущих с
ВИЧ-инфекцией / Г.Е. Ураева, Р.В. Скочилов, А.В. Шаболтас // Материалы
международной научной конференции «Ананьевские чтения-2016. Психология: вчера,
сегодня, завтра». 25-29 октября 2016. – СПб.: Айсинг, 2016. – С. 163-164.
142. Шаболтас, А.В. Международное исследование социобиологических факторов
распространения и превенции ВИЧ-инфекции среди женщин / Д. Дьяконова-Куртис, А.В.
Шаболтас, Р.В. Скочилов, Г.Е. Ураева, Т.Н. Балашова // Материалы Международной
научно-практической конференции "Актуальные вопросы ВИЧ-инфекции" 30-31 мая,
2016. – СПб.: Изд-во «Человек и его здоровье», 2016. – С. 253-254.
143. Shaboltas, A. Factors associated with sexual risk for HIV among women in Russia /
A. Shaboltas, T. Balachova, D. Diakonova-Curtis // Materials of 30th European Health
Psychology Society and British Psychology Society Division of Health Psychology Conference,
Aberdeen, Great Britain, August 23-27 2016. – P. 269.
144. Шаболтас, А.В. Разработка превентивной онлайн-программы для людей,
живущих с ВИЧ-инфекцией / А.В. Шаболтас, Г.Е. Ураева, Р.В. Скочилов, Е.А. Бурина,
Т.А. Вохмянина, Т.В. Красносельских // Материалы международной конференции
молодых ученых «Психология XXI века: Российская психология в контексте мировой
науки». – СПб.: Скифия-принт, 2016. – С. 283-284.
145. Шаболтас, А.В. Дистантные технологии в профилактике ВИЧ-инфекции / А.В.
Шаболтас, Г.Е. Ураева, Р.В. Скочилов, Т.Н. Красносельских // Материалы
51
Международной научно-практической конференции "Актуальные вопросы ВИЧинфекции" 30-31 мая 2016. – СПб.: Изд-во «Человек и его здоровье», 2016. – С. 316-317.
146. Шаболтас, А.В. Разработка онлайн программы вторичной превенции для лиц,
живущих с ВИЧ-инфекций / А.В. Шаболтас, Р.В. Скочилов, Г.Е. Ураева //Материалы II Iго Санкт-Петербургского форума по ВИЧ-инфекции:
Современные аспекты
профилактики, диагностики и лечения, 5-6 октября 2017 // Журнал инфектологии. –
Прил.1. – Т.9. – №4. – С.106.
147. Шаболтас, А.В. Качественный этап разработки профилактической он-лайн
программы для людей, живущих с ВИЧ-инфекцией / Г.Е.Ураева, Р.В. Скочилов, Т.В.
Красносельских, А.В. Шаболтас // Материалы международной научно-практической
конференции «Актуальные вопросы ВИЧ-инфекции. Женщины и ВИЧ», 5-6 июня 2017. –
СПб.: Изд-во «Человек и его здоровье», 2017. – С. 345.
148. Шаболтас, А.В. Разработка и тестирование профилактической онлайнпрограммы для ВИЧ-положительных людей / Т.В. Красносельских, Р.В. Скочилов, Г.Е.
Ураева, А.В. Шаболтас // Психология 21 века: системный подход и междисциплинарные
исследования. Сборник научных трудов участников международной научной
конференции молодых ученых. В двух томах. – СПб.: Скифия-принт, 2017. – Том 2. – С.
58-61.
149. Shaboltas, A. Evaluating HIV Testing Strategies: A Randomized Trial of Opt-out
versus Opt-in Testing Among At-Risk Women in Russia / T. Balachova, A. Shaboltas //
Materials of 9th International AIDS Society Conference on HIV Science (IAS 2017). Paris,
France, 23-26 July 2017. – WEPEC 1028. – P.510
150. Shaboltas. A. Substance use and sexual risk for HIV among women in Russia / D.
Diakonova-Curtis, A. Shaboltas, T. Balachova // Materials of the 21 st National Institute of Drug
Abuse International Forum, June 10–13, 2016. – Palm Springs, USA. Accessed December 13,
2017
at
https://www.drugabuse.gov/international/abstracts/substance-use-sexual-risk-hivamong-women-in-russia
151. Shaboltas, A. Factors affecting the decision to use condoms among at-risk women in
Russia / D. Diakonova-Curtis, T. Balachova, A. Shaboltas, B. Bonner, M. Chaffin, J. Batluk //
Materials of the World Congress on Alcohol and Alcoholism: Joint meeting of the International
Society of Biomedical Research on Alcoholism (ISBRA) and the European Society for
Biomedical Research on Alcoholism (ESBRA). September 2nd-5th, 2016. – Berlin, Germany.
Accessed December 13, 2017 at http://isbra-esbra-2016.org/essential_grid/4_50-factorsaffecting-the-decision-to-use-condoms-among-at-risk-women-in-russia/
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
9
Размер файла
796 Кб
Теги
психологический, превенций, инфекции, технология, концепция, вич
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа