close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Когнитивно-семантические особенности сравнения в контексте художественной картины мира (на материале современной англоязычной прозы)

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
СТОРЧАК Мария Владимировна
Когнитивно-семантические особенности сравнения
в контексте художественной картины мира
(на материале современной английской прозы)
Специальность 10.02.04 – Германские языки
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Калининград – 2018
Работа
выполнена
в
федеральном
государственном
автономном
образовательном учреждении высшего образования «Балтийский федеральный
университет имени Иммануила Канта»
Научный руководитель:
Бондарева Людмила Михайловна
кандидат
филологических
наук,
доцент
Официальные оппоненты:
Шилихина Ксения Михайловна,
доктор филологических наук, доцент,
ФГБОУ
ВО
«Воронежский
государственный
университет»,
кафедра теоретической и прикладной
лингвистики, доцент
Макарова Ольга Сергеевна,
кандидат
филологических
наук,
доцент, ФГБОУ ВО «Волгоградский
государственный
социальнопедагогический университет, кафедра
немецкого языка и методики его
преподавания, доцент
Ведущая организация:
ФГБОУ
ВО
«Тихоокеанский
государственный университет»
Защита состоится «11» октября 2018 г. в 10.00. на заседании диссертационного
совета Д 212.029.05, созданного на базе ФГАОУ ВО «Волгоградский
государственный университет», по адресу: 400062, г. Волгоград, проспект
Университетский, 100, ауд. 4-01 А.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке и на сайте
Волгоградского государственного университета:
https://volsu.ru/Aspirant/dissovet/calendar.php?ELEMENT_ID=26291
Автореферат разослан «___» ____________ 2018 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
доктор филологических наук,
профессор
Косова Марина Владимировна
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Реферируемое исследование посвящено изучению когнитивной и
семантической
специфики
сравнений
как
средств
экспликации
художественной картины мира в текстах современных англоязычных
писателей.
На сегодняшний день стилистические тропы продолжают оставаться
объектом внимания отечественных и зарубежных лингвистов. Наиболее
изученной в данном плане является метафора, отражающая механизм
представления знаний на концептуальном уровне. При этом сравнению,
которое занимает промежуточное положение между средствами образности и
выразительности, в лингвистике последних лет уделяется недостаточно
внимания. Среди немногих исследований можно назвать работы
М.К. Крыловой (2003), Н.Ш. Мамлеевой (2010), Л.В. Разуваевой (2009),
Н.Ю. Третьяковой (2010) и О.В. Уаровой (2006). Однако вместе с тем именно в
этом художественном приеме отражаются особенности постижения
когнитивным субъектом окружающей действительности, в чем заключается
антропоцентрический потенциал сравнения.
Апелляция к изучению когнитивных процессов и роли языка в ходе
познания вызвала появление большого количества трудов по изучению
картины мира, особым видом которой является художественная картина мира,
репрезентируемая в сфере литературного творчества (Аюпова 2012,
Колшанский 2005, Мазирка 2008, Мананникова 2011, Миллер 2003, 2004,
Новохацкая 2011, Постовалова 1987, Серебренников 1988, Шустрова 2008 и
др.). Одним из языковых актуализаторов данной картины мира выступает
сравнение, основанное на сопоставлении познаваемого предмета или явления
реальной действительности с тем, которое уже прочно укоренилось в сознании
субъекта художественного творчества. Изучение сравнения с подобных
позиций обусловливает актуальность данного исследования.
Объект диссертационного исследования − сравнение как неотъемлемая
языковая составляющая художественной картины мира, предмет − когнитивносемантические
особенности
сравнения,
отражающие
специфику
художественной картины мира в текстах современных англоязычных авторов.
Цель настоящего исследования заключается в выявлении характера
функционирования лексических единиц английского языка как структурных
компонентов сравнений в художественном тексте.
Для достижения поставленной цели в ходе научной работы
потребовалось решение следующих задач:
3
1) изучить роль сравнения в процессе когнитивной деятельности
субъекта;
2) раскрыть сущность понятия «художественная картина мира»;
3) интерпретировать когнитивные и семантические особенности
лексических единиц английского языка, входящих в состав сравнений;
4) классифицировать концептосферы, актуализирующиеся в содержании,
выражении и основании как компонентах сравнения;
5) установить характер обусловленности когнитивного и семантического
потенциала сравнения видом повествовательной перспективы;
6) выявить степень влияния гендерного фактора на когнитивный и
семантический потенциал сравнений.
Материалом
для
исследования
послужили
706
сравнений,
зафиксированных в текстах современной англоязычной художественной прозы.
Корпус проанализированного материала составили 12 романов современных
английских и американских писателей общим объемом 4180 страниц.
Теоретической базой данной диссертации являются научные работы по
проблемам когнитивной лингвистики (Н.Н. Болдырев, А. Вежбицкая,
В.З. Демьянков, А.В. Кравченко, Е.С. Кубрякова, М.В. Никитин, З.Д. Попова,
И.А. Стернин), когнитивной психологии и психолингвистики (И.Н. Горелов,
Т.А. ван Дейк, А.А. Залевская, А.А. Леонтьев, У. Найссер, Е.Ф. Тарасов,
Н.В. Уфимцева, Р.М. Фрумкина), стилистики (И.В. Арнольд, М.Н. Кожина,
М.Д. Кузнец, А.Н. Мороховский, Ю.М. Скребнев, E. Riesel, E. Schendels),
лингвистики текста (В.В. Виноградов, И.Р. Гальперин, З.Я. Тураева), гендерной
лингвистики (Е.И. Горошко, К. Джеклин, Е.А. Земская, А.В. Кирилина,
Р. Лакофф, Э. Маккоби, Т.Г. Попова, Д. Таннен), исследований феномена
картины мира (Г.В. Колшанский, Л.В. Миллер, В.И. Постовалова,
Б.А. Серебренников), в частности, художественной картины мира
(С.Б. Аюпова,
И.О. Мазирка,
В.Г. Мананникова,
Ж.В.
Новохацкая,
Е.В. Шустрова), а также фактора субъекта (Н.Д. Арутюнова, Г.И. Богин,
Е.А. Гончарова, Ю.Н. Караулов, В.Д. Лютикова).
В процессе исследования были применены общенаучные и
специальные методы. В качестве общенаучных методов в работе
использованы индуктивный и дедуктивный, аппроксимации и количественного
подсчета. В качестве специальных лингвистических методов применялись
лингвостилистический анализ художественного текста, компонентный и
контекстуальный анализ. Для осуществления когнитивного исследования
аспектов проблемы был использован метод когнитивно-семантического
анализа.
4
Положения, выносимые на защиту:
1. В когнитивном плане сравнение, состоящее из трех структурных
компонентов, представляет собой особый вид когнитивной деятельности
субъекта, направленной на выявление сходства предмета окружающей
действительности, репрезентированного в компоненте «содержание», с
эталонным концептом, функционирующим в компоненте «выражение», на базе
общего признака. Данный процесс имеет место в ходе восприятия информации
через три основных перцептивных канала (визуальный, аудиальный и
кинестетический) и ее обработки, осуществляющейся на ментальном и
эмоциональном уровнях структуры сознания когнитивного субъекта, что
непосредственно отражается в специфике компонента «основание».
2. Функционирование сравнения в качестве неотъемлемого элемента
когнитивной деятельности субъекта предполагает его неизбежную
включенность в процесс структурирования индивидуальной картины мира, что
в сфере литературного творчества находит свое адекватное отражение при
формировании художественной картины мира писателя. В этом смысле
способы экспликации компонентов сравнения как стилистического средства
являются обусловленными характером концептосфер, релевантных для
мировидения конкретной творческой личности.
3. В художественной картине мира, отраженной в текстах современных
англоязычных авторов, компоненты сравнения «содержание» и «выражение»
реализуются в рамках иерархически организованной системы концептосфер,
представленной в виде аналогичных бинарных оппозиций трех уровней, что,
однако, не предполагает отношения облигаторной корреляции членов данной
оппозиции в обоих компонентах в пределах одного сравнения.
Представленные на первом уровне члены базовой оппозиции
«одушевленные существа : неодушевленные предметы» актуализируются на
втором уровне в качестве оппозиций более частного характера «мир человека :
мир животных» и «природа : предметы и явления» соответственно, члены
которых также подвергаются бинарному делению на третьем уровне.
Дальнейшее членение концептосфер в компонентах «содержание» и
«выражение» носит стохастический характер и отличается семантически
обусловленной вариативностью.
4. Классификация основания как третьего структурного компонента
сравнения осуществляется на базе оппозиции «восприятие информации :
обработка информации». При этом в плане восприятия информации
доминирующей группой являются сравнения, референциально соотносящиеся с
визуальным каналом перцепции.
5
5. Существенным фактором, влияющим на содержание сравнений,
функционирующих в художественной картине мира современных
англоязычных авторов, выступает тип повествовательной перспективы. В
данном аспекте спецификой субъективированных текстов является факт более
частой по сравнению с объективированными текстами актуализации в них
сравнений, содержащих лексические единицы английского языка, отражающие
аудиальный способ восприятия информации.
6. Значительное влияние на когнитивно-семантическое наполнение
сравнений в современной англоязычной прозе оказывает гендерный фактор.
Для женской художественной картины мира при структурировании сравнений
характерна аллюзивность и тенденция авторов к употреблению данного
стилистического средства в его референциальной соотнесенности с
особенностями визуального и аудиального восприятия, а также с
концептосферой «еда и напитки» по линии компонента «выражение». В свою
очередь в мужской художественной картине мира наблюдается апелляция
субъектов литературного творчества при выборе компонента «выражение» к
концептосферам «постройки» и «профессии».
Научная новизна результатов определяется следующими факторами:
впервые разработана классификация концептосфер, актуализирующихся в
содержании, выражении и основании как структурных компонентах сравнения
в художественном тексте; определена релевантность типа повествовательной
перспективы для изучения когнитивно-семантических особенностей сравнения;
раскрыта гендерная специфика сравнений, характерных для англоязычной
художественной картины мира.
Теоретическая значимость диссертации определяется вкладом в
расширение спектра представлений об особенностях стилистического
воздействия образного сравнения как экспрессивного средства английского
языка в художественном тексте. Рассмотрение в рамках работы ментальнокогнитивных
процессов,
сопровождающих
создание
сравнений
в
художественном тексте, может явиться определенным импульсом к
дальнейшему изучению когнитивных основ порождения и структурирования
художественной картины мира, репрезентированной в текстах англоязычных
авторов, на разных временных этапах развития английской литературы, а также
в художественных произведениях на других языках.
Практическая значимость работы определяется тем, что ее результаты
могут быть использованы на теоретических и семинарских занятиях по
стилистике английского языка, на практических занятиях по интерпретации
англоязычных художественных текстов, в специальных курсах по когнитивной
6
лингвистике, а также в процессе написания студентами филологических
факультетов курсовых и дипломных работ.
Апробация работы. Основные положения и результаты исследования
отражены в материалах международной заочной научно-практической
конференции «Наука и образование в современном обществе: вектор развития»
(Москва, 2014 г.) и XII международной научной конференции «Инновации в
науке, образовании и бизнесе – 2014» (Калининград, 2014 г.).
По теме диссертации опубликовано 7 научных работ, из них 3 статьи в
изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав,
заключения, списка использованной литературы, списка словарей, списка
источников примеров и приложения. Содержание исследования изложено на
182 страницах текста.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность темы, описываются предмет,
объект изучения, определяются цель, задачи и методы, теоретическая и научная
новизна, практическая значимость исследования, формулируются положения,
выносимые на защиту, характеризуется структура работы.
В первой главе «Лингвокогнитивные основы исследования сравнения»
представлены теоретические положения, значимые для рассматриваемой
проблемы.
Как известно, сравнение является актуальным стилистическим средством,
активно использующимся в сфере литературно-художественного творчества,
однако до сих пор оно представляется недостаточно изученным в когнитивном
плане. Проблемы когниции продолжают оставаться в центре внимания
зарубежных и отечественных ученых, занимающихся исследованием процессов
познания, концептуализации и категоризации субъектом речи окружающей
действительности (Н.Н. Болдырев, Т.А. ван Дейк, Е.С. Кубрякова,
В.А. Маслова, М.В. Никитин, З.Д. Попова, Р. Солсо, И.А. Стернин,
И.А. Щирова и др.). В данной связи сравнение следует рассматривать в
качестве одного из главных способов познания мира, построенного на
установлении сходства между двумя предметами или явлениями на базе общего
признака.
В ходе сравнения как процесса информация об объекте познания
поступает в сознание субъекта через три главных перцептивных канала
(визуальный, аудиальный и кинестетический) и на следующем этапе
подвергается обработке в результате соотнесения объекта познания на
7
основании его значимых признаков с прототипом, существующим в
человеческой памяти, в результате чего в сознании субъекта когниции
фиксируются новые данные о предмете или явлении окружающего мира.
Графически специфику подобной когнитивной деятельности можно изобразить
следующим образом (рис. 1):
процесс познания
Субъект
процесс познания
Визуальный канал
Объект
познания
Процесс
сопоставления
Аудиальный канал
Фиксация
новых
знаний
Кинестетический
канал
Рис. 1. Сравнение как когнитивный процесс.
Так как сравнение является фундаментом процесса познания, то оно
используется в различных научных направлениях для описания процедуры
сопоставления двух объектов с целью обнаружения их сходства или различия,
например, в логике, философии, математике и др. Важно подчеркнуть, что в
этом смысле само понятие «сравнение», безусловно, активно употребляется и в
области лингвистических исследований, в частности, в стилистике.
В стилистическом плане под сравнением традиционно понимается
языковое средство, используемое в тексте для создания выразительности.
Однако место сравнения в системе стилистических приемов вызывает споры
как у отечественных, так и у зарубежных ученых, главным образом, в плане его
соотношения со схожим тропом − метафорой. Большинство исследователей,
среди которых, например, Н.Д. Арутюнова, И.Р. Гальперин, В. Зюскинд (W.
Sueskind), М. Израэль, Дж.Р. Хардинг и В. Тобин (M. Israel, J.R. Harding, V.
Tobin), М.Д. Кузнец и Ю.М. Скребнев, А.Н. Мороховский и др., предлагают
различать данные стилистические приемы, отрицая их тождественность в силу
ряда факторов. К их числу относятся отсутствие у метафоры слова-связки,
разность процессов, положенных в основу данных приемов (отождествление /
уподобление двух объектов у метафоры и сопоставление объектов у
сравнения), и отсутствие четких аналогов сравнений у всех метафор, что не
предполагает возможности обязательного использования сравнения в роли
глубинной структуры метафоры.
8
Поскольку сравнение может функционировать как средство наглядности
и как средство образности, следует особо отметить, что в нашей работе
объектом анализа выступает только второй тип указанного стилистического
приема, т.е. образное сравнение.
В семантическом плане его важная черта − апелляция субъекта речевой
деятельности к двум смысловым сферам, что находит свое отражение в
компонентах «содержание» и «выражение». Характер корреляции этих сфер
представлен в третьем структурном компоненте сравнения − «основание».
Когнитивно-семантические особенности сравнения не могут быть
рассмотрены вне контекста картины мира, которая отражает способ восприятия
речевым субъектом окружающей действительности и входит в блок
фундаментальных понятий современной антропоцентрически ориентированной
лингвистики. Одной из разновидностей картины мира является художественная
картина мира, существующая в сознании творческого субъекта в виде некоего
ментального
конструкта,
обусловленного
индивидуально-личностным
миропониманием автора.
Во второй главе «Когнитивно-семантическая специфика сравнения как
элемента художественной картины мира» осуществляется анализ 706
сравнений, зафиксированных в текстах 12 художественных произведений
современных англоязычных авторов. Исследование проводилось по
одинаковому алгоритму для двух структурных компонентов сравнения —
компонента «содержание» (КС) и компонента «выражение» (КВ), которые
соотносились с соответствующими концептосферами, функционирующими в
интерпретируемом контексте.
Необходимо отметить, что в рамках данной работы под термином
концептосфера мы, вслед за З.Д. Поповой, понимаем совокупность концептов,
способных по отдельным признакам вступать между собой в системные
отношения сходства, различия и иерархии (Попова, 1999). В результате
классификации сравнений по линии КС и КВ были установлены основные
концептосферы, образующие иерархическую систему бинарных оппозиций
(рис. 2).
В ходе дальнейшего исследования языкового материала была проведена
более детальная и расширенная классификация концептосфер по линии КС и
КВ, что подразумевает возможность соотнесения обоих компонентов не только
с основными концептосферами, представленными выше, но и с их более
конкретными разновидностями. Результаты данной работы отражены на рис. 3
по линии КС и на рис. 4 по линии КВ в виде зафиксированной на трех базовых
9
1 УРОВЕНЬ
Одушевленные существа
Неодушевленные объекты
2 УРОВЕНЬ
Мир человека
Мир животных
Природа
Предметы и
явления
3 УРОВЕНЬ
Физическая
сторона
человека
Духовная
сторона
человека
Дикие
животные
Домашние
животные
Явления
природы
Растения
Мир
абстрактного
Мир
конкретного
Рис. 2. Иерархическая система основных концептосфер (по линии КС и КВ).
и последующих уровнях системы концептосфер, находящихся между собой в
отношении «общее–частное». Важно отметить, что при полном совпадении на
первых трех уровнях в системе концептосфер по линии КС и КВ наблюдаются
определенные различия на последующих уровнях, что обусловлено не только
онтологическими причинами, но и особенностями когнитивной деятельности
субъектов литературного творчества.
При проведении анализа специфики структурирования КС и КВ
сравнений, характерных для художественной картины мира современных
англоязычных писателей, были выявлены общие закономерности, не
предполагающие корреляции в рамках одного текстового примера. Это значит,
что в процессе реального текстопроизводства в пределах одного сравнения в
качестве КС и КВ могут функционировать лексические единицы английского
языка, служащие средствами вербализации конфептосфер всех уровней
иерархической системы.
Установлено, что семантическая наполненность КВ является более
разнообразной при сопоставлении с семантическим потенциалом КС
сравнений, содержащихся в материале исследования. Данный факт
представляется нам вполне естественным в силу референциальной
соотнесенности КС сравнений с объектами реального мира, обладающего
10
известным ограничением в плане его соотношения с принципиально
безграничным миром идеального, существующим в сознании творческого
субъекта и эксплицированным в КВ сравнений.
При анализе первого уровня иерархически систематизированных
концептосфер (см. рис. 2) обращает на себя внимание существование
значительных различий в процентном соотношении референциальной
соотнесенности концептосфер первого уровня, актуализирующихся в КС и КВ,
с объектами окружающей действительности. Так, по линии КС концептосфера
«одушевленные существа» составляет 69%, а «неодушевленные объекты» −
31%, в то время как по линии КВ концептосфера «одушевленные существа»
составляет только 33%, а «неодушевленные объекты» − 67%. На этом
основании мы можем сделать заключение, что в качестве референтов сравнения
современные англоязычные авторы чаще выбирают людей и животных, в то
время как в роли эталонного концепта в КВ сравнения функционируют
неодушевленные объекты (рис. 5, 6 на стр. 14).
Наглядной иллюстрацией вышесказанного может послужить отрывок из
романа Дж. Пиколт ―My Sister’s Keeper‖, посвященного описанию жизни
среднестатистической американской семьи. В выбранном эпизоде мама
вспоминает, как возила маленьких детей на заднем сиденье автомобиля,
сравнивая их при этом с сигарами, втиснутыми в коробочку: “Out of the blue I
remember when the kids were little, crammed into the back of the car like cigars
wedged in a box, and I would sing to them” (Picoult, 2004, p. 44). В качестве КС
выступает лексема английского языка the kids (дети), относящаяся к
концептосфере первого уровня «одушевленные существа», а в роли КВ
используются лексемы английского языка cigars wedged in a box (сигары,
втиснутые в коробочку), относящиеся к концептосфере первого уровня
«неодушевленные предметы». При этом компонент «основание» (КО) −
визуальное сходство − представлен имплицитно.
На втором уровне, как следует из рис. 2 на стр. 10, базовая
концептосфера «одушевленные существа» делится на соответствующие
концептосферы «мир человека» и «мир животных» в процентном соотношении
98 : 2 по линии КС, что свидетельствует об антропоцентрической
направленности сравнений в современной англоязычной прозе.
11
мужчины
женщины
дети
физическая
сторона
человека
группа людей
лицо
тело человека
другие части
тела
речь
тактильные
мир человека
ощущения
эмоции
одушевленные
существа
духовная
сторона
человека
мысли
дикие
животные
мир животных
домашние
животные
явления
природы
природа
звуковые
явления
растения
неодушевленные
объекты
поселения и
постройки
мир
абстрактного
еда и напитки
предметы и
явления
мир
конкретного
одежда и обувь
другое
Рис. 3. Схема классификации сравнений по линии КС.
12
мужчины
женщины
дети
физическая
сторона
человека
группа людей
лицо
тело человека
другие части
тела
речь
тактильные
мир человека
ощущения
эмоции
одушевленные
существа
духовная
сторона
человека
мысли
дикие
животные
мир животных
домашние
животные
явления
природы
природа
звуковые
явления
растения
неодушевленные
объекты
поселения и
постройки
мир
абстрактного
еда и напитки
предметы и
явления
мир
конкретного
одежда и обувь
другое
Рис. 4. Схема классификации сравнений по линии КВ.
13
31%
33%
67%
69%
одушевленные существа
неодушевленные объекты
Рис.
5.
Процентное
соотношение
концептосфер «одушевленные существа»
и «неодушевленные объекты» в КС.
одушевленные существа
неодушевленные объекты
Рис.
6.
Процентное
соотношение
концептосфер «одушевленные существа» и
«неодушевленные объекты» в КВ.
Однако по линии КВ при сохранении доминирующей позиции человека в
качестве референта наблюдается значительный рост концептосферы «мир
животных» (55 : 45), что можно наблюдать на рис. 7, 8.
2%
45%
55%
98%
мир человека
мир животных
мир человека
мир животных
Рис.
7.
Процентное
соотношение Рис.
8.
Процентное
соотношение
концептосфер «мир человека» и «мир концептосфер «мир человека» и «мир
животных» в КС.
животных» в КВ.
Так, в цитируемом ниже эпизоде из романа К. Стокетт ―The Help‖
субъективированный повествователь − темнокожая служанка Абигейл −
описывает походку маленького мальчика из семьи своих белых работодателей
и сравнивает его с уткой: “Little William, Jr., he two. He tow-headed and he don’t
say nothing. Just waddle around like a duck, following them girls to the high monkey
grass on the edge of the yard…” (Stockett, 2009, p. 222). Как видно, в роли КС
сравнения выступают лексемы английского языка Little William, Jr. (Малыш
Уильям, младший), относящиеся к концептосфере второго уровня «мир
человека», являющейся составляющей базовой концептосферы первого уровня
«одушевленные существа». В качестве КВ используется лексема английского
языка a duck (утка), относящаяся к концептосфере второго уровня «мир
14
животных», также соотносящаяся с концептосферой первого уровня
«одушевленные существа». Что касается КО, то он представлен в составе
сравнения имплицитно, соотносясь с процессом восприятия информации через
визуальный канал перцепции.
В свою очередь при рассмотрении базовой концептосферы
«неодушевленные объекты», которая на втором уровне реализуется в рамках
концептосфер «природа» и «предметы и явления», был обнаружен факт
доминирования концептосферы «предметы и явления» по линии обоих
компонентов сравнения на фоне существования разницы в количественных
показателях. Так, по линии КС процентное соотношение данных концептосфер
представлено в виде 92 : 8, что говорит о заметном предпочтении
современными англоязычными авторами предметов и явлений, нежели
окружающей природы, в качестве референтов сравнений. В то же время по
линии КВ при сохранении доминирующей позиции концептосферы «предметы
и явления» в качестве референта зафиксирован небольшой прирост количества
сравнений, референциально соотносящихся с концептосферой «природа», что
вызвало соответствующие изменения в процентных показателях (78 : 22),
демонстрируемых на рис. 9, 10. Мы полагаем, что полученные данные в
определенной мере отражают влияние на менталитет современного человека
глобального процесса урбанизации и, как следствие, факта утраты людьми
органической связи с природой.
8%
22%
78%
92%
предметы и явления
природа
Рис.
9.
Процентное
соотношение
концептосфер «предметы и явления» и
«природа» в КС.
предметы и явления
природа
Рис.
10.
Процентное
соотношение
концептосфер «предметы и явления» и
«природа» в КВ.
В качестве одного из не столь многочисленных примеров, где в КС
функционирует лексема, соотносящаяся с концептосферой «предметы и
явления», а в КВ − лексема, соотносящаяся с концептосферой «природа»,
приведем отрывок из романа Дж. Уингфилд ―The Homecoming of Samuel Lake‖.
15
Главные герои − члены семьи Лейк − находят в своем сарае уснувшего
соседского мальчика Блейда. Чтобы он не замерз, они заботливо укрывают его
простыней, которая сравнивается объективным повествователем с облаком:
“Sometime during the night, a crisp sheet settled over him like a cloud, and a set of
clean clothes was laid out on top of the sheet” (Wingfield, 2012, p. 169). В качестве
КС сравнения употреблена лексема английского языка a crisp sheet (свежая
простыня), соотносящаяся с концептосферой второго уровня «предметы и
явления» как разновидность концептосферы первого уровня «неодушевленные
объекты». В роли КВ сравнения выступает лексема английского языка a cloud
(облако), соотносящаяся с концептосферой второго уровня «природа», также
базирующейся на концептосфере первого уровня «неодушевленные объекты».
КО сравнения представлен, как и в предыдущих текстовых примерах,
имплицитно и построен на основе восприятия информации через
кинестетический канал перцепции, потому что речь идет о сходстве ощущений.
Следует подчеркнуть, что в целом в ходе анализа второго уровня системы
концептосфер было установлено доминирование на данном уровне
концептосфер «мир человека» и «предметы и явления».
При переходе на третий уровень концептосфера «мир человека»
реализуется в виде бинарной оппозиции «физическая сторона человека :
духовная сторона человека», причем и по линии КС (81% : 19%), и по линии КВ
(99% : 1%) приоритетной является концептосфера «физическая сторона
человека» (ср. рис. 11, 12).
1%
19%
99%
81%
физическая сторона человека
духовная сторона человека
физическая сторона человека
духовная сторона человека
Рис.
11.
Процентное
соотношение
концептосфер
«физическая
сторона
человека» и «духовная сторона человека» в
КС.
Рис. 12. Процентное соотношение
концептосфер
«физическая
сторона
человека» и «духовная сторона человека» в
КВ.
Полученные данные о главной роли в художественной картине мира
современных англоязычных авторов концептов, связанных с физическими
параметрами человека, по нашему мнению, могут служить подтверждением
того, что в процессе когнитивной деятельности субъект изначально
16
концентрирует свое внимание на внешних характеристиках познаваемого
объекта и лишь затем переходит к осмыслению его внутренней сущности.
Соответствующим примером может служить отрывок из романа Ф. Рота
―Everyman‖. В данном эпизоде автор описывает красивую женщину,
пришедшую на похороны, которая в этой ситуации утрачивает свойственное ей
присутствие духа и выглядит как обремененный ответственностью
десятилетний ребенок: “A gentle-faced woman in her mid-thirties, plainly pretty as
her mother had been, she looked all at once in no way authorative or even brave but
like a ten-year-old overwhelmed” (Roth, 2008, p. 4).
В свою очередь другая доминирующая концептосфера второго уровня
«предметы и явления» представлена на третьем уровне в виде бинарной
оппозиции «мир конкретного : мир абстрактного», что в процентном
соотношении составляет 72 : 28 по линии КС и 92 : 8 по линии КВ (рис. 13, 14
на стр. 17). Зафиксированное доминирование концептосферы «мир
конкретного»
представляется
онтологически
обусловленным,
т.к.
нематериальные объекты в силу определенных сложностей их познания реже
используются субъектом в качестве эталона для описания других объектов
окружающей действительности. Однако в ходе исследования нам встречались
как случаи сравнения абстрактных понятий с абстрактными, так и отдельные
примеры сравнения конкретных объектов с абстрактными.
8%
28%
72%
мир конкретного
мир абстрактного
Рис. 13. Процентное соотношение
концептосфер «мир конкретного» и «мир
абстрактного» в КС.
92%
мир конкретного
мир абстрактного
Рис.
14.
Процентное
соотношение
концептосфер «мир конкретного» и «мир
абстрактного» в КВ.
В качестве иллюстрации описанной выше ситуации доминирования
концептосферы «мир конкретного» приведем пример из романа Ф. Флэгг ―Can’t
Wait to Get to Heaven‖. В данном эпизоде рассказывается о подготовке главной
героини Элнер врачами в больнице к томографии головного мозга. При этом
вид аппарата МРТ вызывает у пожилой женщины ассоциацию с большой
стиральной машиной: “'Let’s get her downstairs. I need an MRI right away.' And
off she went again… <…> When they got downstairs, they rolled Elner into large
17
room that had what looked to Elner like a big washing machine” (Flagg, 2013,
p.176).
Как видим, на основании анализа КС и КВ сравнений была установлена
их связь с соответствующими концептосферами, характерными для
художественной картины мира, отраженной в современной англоязычной
прозе, а также закономерность языковой реализации рассмотренных
концептосфер на трех базовых уровнях разработанной нами классификации.
Важной особенностью является факт наличия в рамках бинарных оппозиций
одной доминирующей концептосферы как по линии КС, так и по линии КВ.
Что касается компонента «основание» (КО) как третьего компонента
сравнения, то его классификация осуществляется на базе оппозиции
«восприятие информации : обработка информации», где на долю первого члена
оппозиции приходится 88%, а второго – 12%. В ходе восприятия информации,
осуществляющегося по трем главным каналам перцепции, приоритетную
позицию при создании сравнений занимает визуальный канал (80%). На втором
месте по количеству примеров находится кинестетический канал (12%), и на
третьем − аудиальный канал (8%). В результате подразумеваемого процесса
происходит формирование ряда соответствующих концептосфер, актуальных
для анализа художественной картины мира. Так, визуальному каналу
перцепции соответствуют концептосферы «форма», «движение», «цвет» и
«внешний вид», кинестетическому каналу − концептосферы «тактильные
ощущения», «запах» и «вкус», аудиальному каналу − концептосфера «звук».
Обработка информации в свою очередь происходит на ментальном и
эмоциональном уровнях структуры сознания когнитивного субъекта. Схема
классификации сравнений по линии КО представлена на рис. 15.
В качестве примера сравнения, построенного на базе восприятия
информации через визуальный канал перцепции, приведем отрывок из романа
Р. Рейзина «God’s Own Country», в котором субъективированный
повествователь, он же главный герой, описывая щенка с толстым животом и
торчащими во все стороны лапами, сравнивает его с волынкой на основании
общей формы: “I couldn’t see where the pup was through the dingy light. <…> he
poked his nose out the straw <…> He looked like a bagpipe, with his belly bulging
through her hands and his legs all angles” (Raisin, 2008, p. 51).
Примером сравнения, построенного на базе обработки информации на
эмоциональном уровне, может служить текстовый фрагмент из романа
Х. Хоссейни ―The Kite Runner‖, где речь идет о внутреннем состоянии
субъективированного повествователя – мальчика Амира, который не может
18
форма
движение
визуальный
канал
цвет
восприятие
информации
внешний вид
аудиальный
канал
звук
кинестетический
канал
тактильные
ощущения
ментальный
уровень
запах
эмоциональный
уровень
вкус
обработка
информации
Рис. 15. Схема классификации сравнений по линии КО.
уснуть перед очень важным для него соревнованием по запуску воздушных
змеев. Свои ощущения Амир сравнивает с чувствами солдата, пытающегося
уснуть перед серьезной битвой. Основание для подобного сопоставления −
нервозность и беспокойство героя: “I felt like a soldier trying to sleep in the
trenches the night before a major battle” (Hosseini, 2003, p. 50).
Раздел 2.3 главы II посвящен исследованию специфики влияния типа
повествовательной перспективы на когнитивно-семантические особенности
сравнений в анализируемых произведениях. Было установлено, что для
субъективированной
прозы
характерно
доминирование
сравнений,
референциально соотносящихся с восприятием информации на слух, т.е. с
аудиальным каналом перцепции. Так, по линии КС звуковые явления стали
референтом в 35 случаях (в объективированной прозе − в 22), по линии КВ − в
13 случаях (по сравнению с 2 в объективированной прозе), а по линии КО
19
аудиальное восприятие фигурировало в 33 сравнениях (в объективированной
прозе − лишь в 17). Данный факт может свидетельствовать о том, что в
ситуации субъективированной повествовательной перспективы находят свое
отражение симптомы возросшей для современного человека значимости
акустического способа познания окружающей действительности в связи с
активным развитием современных технологий.
В третьей главе «Сравнение в аспекте гендерных исследований»
устанавливается характер влияния гендерного фактора на семантику сравнений
и осуществляется сопоставительный анализ особенностей женской и мужской
художественных картин мира. Для получения более достоверных данных с
применением метода количественного подсчета в качестве материала
исследования было привлечено 6 текстов авторов-мужчин и 6 текстов авторовженщин.
В результате работы было установлено, что женской художественной
картине мира присущи такие качества, как:
- аллюзивность, что подтверждается фактом частого использования
концептов, связанных со сказочными персонажами, по линии КВ
(количественное соотношение 16 : 6 по сравнению с мужскими романами);
- апелляция к концептосфере «еда и напитки» в КВ сравнений, что
выражается в количественном соотношении 25 : 6 по сравнению с мужскими
романами;
- преимущественное использование сравнений, построенных на
основании аудиального восприятия действительности (количественное
соотношение 30 : 20 в сопоставлении с мужскими романами), физических
ощущений (количественное соотношение 43 : 24), а также визуального
восприятия предметов и явлений, в частности восприятия формы
(количественное соотношение 66 : 55 в сравнении с мужскими романами),
цвета (количественное соотношение 25 : 15) и движения (количественное
соотношение 129 : 116).
В качестве иллюстрации отличительных черт женской художественной
картины мира могут служить следующие примеры:
1. “I imagine the door of the station yawning like Aladdin’s cave, and the
engine screaming out, my father in the front passenger seat” (Picoult, 2004, p.142).
В данном эпизоде из романа Дж. Пиколт ―My Sister’s Keeper‖
субъективированный повествователь сравнивает открывающуюся дверь в
пожарную станцию с пещерой Аладдина, в результате чего возникает аллюзия
на всем известную восточную сказку «Волшебная лампа Аладдина».
2. “Again, he stares at us through the window. And I know we cant’s just sit
there like a duck dinner, waiting for him to get it” (Stockett, 2009, p. 364). В
20
процитированном примере из романа К. Стокетт ―The Help‖, написанного в
субъективированной повествовательной перспективе, речь идет о темнокожей
служанке Минни и ее хозяйке, которые пытаются предотвратить
проникновение в дом постороннего мужчины. В представлении Минни −
простой женщины, постоянно занимающейся приготовлением пищи, − люди в
такой ситуации просто не могут оставаться на месте, «словно ужин из утки»,
ожидающий своего часа. Как очевидно, в рамках сравнения подобным образом
осуществляется апелляция к концептосфере «еда и напитки».
Что касается мужской художественной картины мира, то она также
обладает своими особенностями, к которым относятся:
- тенденция создавать сравнения, референциально соотносящиеся с
поселениями и постройками по линии КС (количественное соотношение 15 : 3 в
сопоставлении с женскими романами), а также более частая апелляция к
концептосфере «постройки» при выборе КВ (количественное соотношение 7 :
0), что указывает на приоритетный характер подобной деятельности для
мужской половины человечества;
- более частое обращение к концептосфере «профессии» при выборе КВ
(количественное соотношение 39 : 20);
- апелляция к концептам, связанным с явлениями природы, в КВ
сравнений (количественное соотношение 40 : 30).
Подтверждением факта частого обращения авторов-мужчин к
концептосфере «постройки» при создании сравнений может служить,
например, отрывок из романа Д. Брауна ―Angels and Demons‖, в котором
церковь Санта-Мария-дель-Пополо в Риме в вечернее время сравнивается
объективированным повествователем с недостроенной станцией метро: “The
interior of Santa Maria del Popolo was a murky cave in the dimming light. It looked
more like a half-finished subway station than a cathedral” (Brown, 2000, p. 263).
Соотнесенность сравнений из мужских художественных текстов с
концептосферой «профессии» по линии КВ наблюдается, в частности, в романе
Дж. Барнса ―The Sense of an Ending‖, в котором субъективированный
повествователь − главный герой Тони − наблюдает из своей машины за
проходящими мимо молодыми людьми. Человека, идущего первым с
радостным выражением лица, он сравнивает с работником цирка или ярмарки,
т.е. с тем, кто в силу своей деятельности стремится постоянно привлекать к
себе внимание публики: “His expression was jolly: he looked like someone with an
obscure function at a circus or fairground” (Barnes, 2011, p. 124).
Кроме того, при рассмотрении влияния гендерной специфики на
когнитивно-семантические особенности сравнений нами была выявлена
определенная закономерность, согласно которой авторы-женщины в качестве
21
сравниваемого понятия, т.е. по линии КС, чаще выбирают женские образы
(соотношение подобных сравнений в женских и мужских романах − 51 : 22), а
авторы-мужчины − мужские образы (соотношение сравнений по данному
признаку в мужских и женских романах − 68 : 49).
Важно заметить, что большинство из вышеперечисленных черт
согласуется со стереотипными представлениями о специфике женской и
мужской языковых картин мира, зафиксированными в ряде научных работ по
гендерной лингвистике и психологии.
В заключении обобщаются результаты проведенного диссертационного
исследования и делаются выводы, актуальные для дальнейшего изучения
проблемы.
В ходе работы был применен когнитивный подход к изучению механизма
функционирования лексических единиц английского языка, являющихся
структурными компонентами сравнений, которые репрезентированы в
художественной картине мира современных англоязычных писателей.
Данное исследование подтверждает, что само существование человека
строится на его способности к осуществлению непрерывной когнитивной
деятельности, направленной на постижение реальной действительности. В
процессе такой деятельности особую роль играет сравнение, служащее важным
компонентом миропознания − соотнесения информации о предметах и
явлениях реальной действительности, полученной через три перцептивных
канала (визуальный, аудиальный и кинестетический), с существующими в
сознании субъекта прототипами на базе общих признаков. В результате
структура сравнения оказывается обусловленной наличием таких трех
компонентов, как содержание, выражение и основание.
В процессе когнитивной деятельности субъекта происходит
формирование картины мира, которая в сфере литературного творчества
реализуется в виде художественной картины мира. В этом случае все
компоненты сравнения реализуются в тексте в качестве его параметров. Таким
образом, сравнение способно отражать не только доминанты концептуальной
или языковой картин мира познающего субъекта, но и базовые концепты
художественной картины мира творческого субъекта, реализующейся в текстах
художественных произведений.
Когнитивный подход к интерпретируемому материалу позволил выявить
и описать инвентарь соответствующих концептосфер, с которыми
референциально соотносятся выявленные сравнения. Было установлено, что по
линии компонентов «содержание» и «выражение» данные концептосферы
образуют иерархическую многоуровневую систему, структурированную на
первых трех уровнях в виде аналогичных бинарных оппозиций.
22
В рамках компонента «содержание» важную роль играет концептосфера
«одушевленные существа», включающая, в первую очередь, такие
концептосферы более частного характера, как «мир человека» и «физические
свойства человека». В то же время при выборе компонента «выражение»
антропоцентрический потенциал сравнений заметно уменьшается, поскольку
современные англоязычные авторы предпочитают обращаться в поисках
эталона для сравнения к концептосфере «неодушевленные объекты».
По линии компонента «основание» были выделены смысловые группы,
представляющие собой бинарную оппозицию «восприятие информации :
обработка информации», в ходе анализа которых на более глубинных уровнях
была констатирована ведущая роль визуального канала при структурировании
образных сравнений в современных англоязычных текстах.
В работе было также установлено влияние типа повествовательной
перспективы и гендерного аспекта на специфику сравнений, используемых в
текстах современной англоязычной художественной прозы.
Таким образом, примененная методика и результаты исследования могут
быть использованы для углубленного изучения когнитивных основ порождения
и структурирования сравнений, реализующихся в рамках художественной
картины мира, на материале текстов различных временных периодов не только
на английском, но и других языках.
Основные положения исследования отражены в следующих публикациях
общим объемом 2,6 п.л. (без соавторов):
Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России
1. Сторчак, М.В. Лингвопрагматический потенциал сравнения в
художественном дискурсе (на материале произведений Халеда Хоссейни) /
М.В. Сторчак // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта.
– 2014. − Вып. 2. − С. 144−150 (0,4 п.л.).
2. Сторчак, М.В. Сравнение как средство экспликации семантики единиц
лексико-семантического поля смеха (на материале современной англоязычной
прозы) / М.В. Сторчак // Филологические науки. Вопросы теории и практики. –
2015. − № 1 (43). Ч. II. − С. 188−191 (0,5 п.л.).
3. Сторчак, М.В. Сравнение как средство экспликации физиологического
состояния человека в результате внешнего речевого воздействия (на материале
современной англоязычной прозы) / М.В. Сторчак // Вестник Челябинского
государственного университета. – 2015. − Вып. 20. − С. 117−122 (0,5 п.л.).
23
Публикации в научных журналах и сборниках материалов научных
конференций
4. Сторчак, М.В. Сравнение как средство самоиронии в произведении
Стивена Фрая ―Stephen Fry in America‖ / М.В. Сторчак // Язык и современное
образование: лингвистические и психологические аспекты. – 2013. − Вып. 3. −
С. 155−159 (0,3 п.л.).
5. Сторчак, М.В. Сравнение как зеркало культуры в религиозном тексте
(на материале библейской книги «Песнь песней Соломона») / М.В. Сторчак //
На пересечении языков и культур. Актуальные вопросы гуманитарного знания.
– 2013. − Вып. 4. − С. 140−146 (0,4 п.л.).
6. Сторчак, М.В. Сравнение как средство создания художественной
картины мира (на материале романа Кэтрин Стокетт ―The Help‖) // Наука и
образование в современном обществе: вектор развития : сборник научных
трудов по материалам Международной научно-практической конференции
(г. Москва, 3 апреля 2014 г.) : в 7 ч. Часть II. – М. : «АР-Консалт», 2014. − С.
81−84 (0,2 п.л.).
7. Сторчак, М.В. Семантические особенности создания художественного
образа сравнения (на материале романа К. Стокетт ―The Help‖) / М.В. Сторчак //
Международный научно-исследовательский журнал. – 2015. − № 4 (35). Ч. 2. −
С. 99−101 (0,3 п.л.).
24
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа