close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Социальные технологии формирования исторической памяти обучающихся в системе среднего общего образования

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
УДК 316.754.4
КРАСНОБОРОВ Михаил Андреевич
СОЦИАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ
ФОРМИРОВАНИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ
ОБУЧАЮЩИХСЯ
В СИСТЕМЕ СРЕДНЕГО ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
Специальность – 22.00.08 Социология управления
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата социологических наук
Санкт-Петербург
2018
2
Работа выполнена на кафедре культурологии Федерального
государственного бюджетного образовательного учреждения высшего
образования «Пермский государственный гуманитарно-педагогический
университет».
Научный руководитель:
Кандидат социологических наук, доцент кафедры культурологии
Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения
высшего
образования
«Пермский
государственный
гуманитарнопедагогический университет» Лысенко Олег Владиславович.
Официальные оппоненты:
Доктор социологических наук, профессор, профессор кафедры теории
истории
социологии
Федерального
государственного
бюджетного
образовательного учреждения высшего образования «Санкт-Петербургский
государственный университет» Бразевич Святослав Станиславович.
Кандидат социологических наук, доцент, доцент кафедры социологии и
психологии Федерального государственного бюджетного образовательного
учреждения высшего образования «Санкт-Петербургский государственный
экономический университет» Оганян Карина Каджиковна.
Ведущая организация:
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего образования «Санкт-Петербургский государственный технологический
университет».
Защита состоится 28 сентября в 16.00 часов на заседании
диссертационного совета Д 212.199.29 по защите диссертаций на соискание
ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук,
созданного на базе Российского государственного педагогического университета
им. А.И. Герцена, 191186, Санкт-Петербург, наб. реки Мойки, 48, корпус 6, ауд.
29.
С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке
Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена,
191186, Санкт-Петербург, наб. реки Мойки, 48, корпус 5 и на сайте университета
по адресу:
https://disser.herzen.spb.ru/Preview/Karta/karta_000000456.html
Автореферат разослан « » июля 2018 г.
Ученый секретарь диссертационного совета
Н.А. Мартьянова
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Данная работа посвящена раскрытию социальных технологий
формирования исторической памяти как одного из важнейших факторов
формирования
общегражданской
и
территориальной
идентичности
обучающихся средних школ.
Актуальность темы исследования обусловлена теми задачами, которые
сегодня стоят перед Российским государством в сфере интеграции и сплочения
общества. Согласно социологической теории, ни одна реальная социальная
общность не может существовать без коллективной идентичности индивидов, в
нее входящих. Но в основе идентичности лежит разделяемая членами общности
историческая память, и, стало быть, она является важным компонентом
формирования всякого социального объединения, от производственного
коллектива до больших наций. Поэтому историческая память должна стать
объектом пристального внимания социологии управления и точкой приложения
социальных технологий со стороны органов власти и институтов социальной
регуляции.
В настоящее время понимание необходимости формирования
исторической памяти и гражданской идентичности уже находит отражение в
нормативных актах Российской Федерации, посвященных образованию,
культурной и исторической политике1. В настоящий момент государственная
историческая политика в нашей стране остается во многом не проработанной и
бессистемной. Она выстроена как ряд прецедентов, связанных с решением
отдельных практических задач. Создание и внедрение системы социальных
технологий формирования исторической памяти сможет препятствовать расколу
общества из-за интерпретаций истории.
Особую роль в формировании исторической памяти любого общества
играет школьное образование. Следовательно, главным полем применения
социальных технологий формирования исторической памяти должна быть
система общего среднего образования. Важно отметить, что проблема
формирования исторической памяти не может быть решена исключительно
педагогическими средствами и технологиями, но должна стать предметом
государственного управления в целом.
См., например: Федеральный закон от 29.12.2012 г. № 273-ФЗ (в ред. от 29.12.2017 г.)
«Об образовании в Российской Федерации (ст.3)» // СПС КонсультантПлюс; Приказ
Министерства образования и науки РФ от 17.05.2012 г. № 413 (в ред. от 29.06.2017 г.) «Об
утверждении федерального государственного образовательного стандарта среднего общего
образования (ст.3,6,7)» // URL: https://минобрнауки.рф/документы/2365 (дата обращения:
15.04.2018); Указ Президента РФ от 24.12.2014 № 808 «Об утверждении Основ
государственной культурной политики (ст.4)» // URL: http://kremlin.ru/acts/bank/39208/page/1
(дата обращения: 25.04.2018); и др.
1
4
Степень научной разработанности проблемы.
Изучение проблематики социальных технологий формирования
исторической памяти опирается, прежде всего, на деятельностно-активистский
подход, который, в свою очередь, является примером использования
социологической парадигмы конструктивизма2. С точки зрения Э. Гидденса3, П.
Штомпки4, П. Бурдье5 и других теоретиков этого подхода, социальные
изменения
происходят
в
рамках
практик
субъектов
(агентов),
взаимодействующих внутри определенного поля и реализующих свой
символический капитал. В отечественной традиции разработку активистского
подхода можно встретить в трудах В.В. Ядова6, Ю.Л. Качанова7, Н.А. Шматко8,
и др.
Элементы данной парадигмы можно встретить в трудах по социологии
управления А.В. Тихонов9, Ж.Т. Тощенко10, О.Я. Гелиха11, A.A Богданова12,
Ю.В. Пую13 и др. В работах этих авторов изложены основные подходы к
социологии управления и специфика изучения социальных процессов в
организациях различного уровня. Особую ценность для данной работы является
рассмотрение в их трудах таких тем, как проблема символического насилия,
технологии управленческого воздействия через создание символических систем,
манипуляция массовым сознанием.
Деятельностно-активистский подход ставит особый акцент на субъектсубъектных отношениях социальных агентов, что является основой социальных
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по
социологии знания. М.: Медиум, 1995. 323 с.
3
Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурации. 2-е изд. М.:
Академический Проект, 2005. 528 с.
4
Штомпка П. Социология: анализ современного общества. М.: Логос, 2005. 664 с
5
Бурдье П. О государстве: курс лекций в Коллеж де Франс (1989-1992). М.: «Дело»,
2016. 720 с.
6
Ядов В.А. Данилова Е.Н. Как люди делают себя. Обычные россияне в необычных
обстоятельствах: концептуальное осмысление восьми наблюдавшихся случаев. М.: Логос,
2010. 388 с.
7
Качанов Ю.Л. Начало социологии. СПб.: Алетейя, 2000. 256 с.
8
Шматко Н.А. Практические и конструируемые социальные группы: деятельностноактивистский подход // Россия трансформирующееся общество. М.: Канон-пресс-Ц, 2001. C.
104-122.
9
Тихонов А.В. Социология управления / Издание 2-е. М.: Канон + РООИ
«реабилитация», 2007. – 472 с.
10
Тощенко Ж.Т. Социология труда: опыт нового прочтения. М.: Мысль, 2005. 333 с.
11
Гелих О.Я. Управление и насилие: социально-философский анализ: дис. … д-ра.
философ. наук. СПб., 2004. 330 с.
12
Богданов A.A. Тектология: (Всеобщая организационная наука). М.: Экономика 1989.
309 с.
13
Пую Ю.В. Философия манипулирования. СПб.: Изд-во. Политех. ун-та, 2009. 244 с.
2
5
технологий. Последние выступают в качестве управленческого ресурса,
позволяющего не только изучить, но и активно влиять на практические действия
агентов. Специфику социальных технологий рассматривают в своих работах К.
Манхейм14, Л.Я. Дятченко15, Н. Стефанов16 и многие другие.
Разумеется, следует особое внимание уделить работам, раскрывающим
научное содержание понятия исторической памяти. Первым, обратившимся к
теме памяти, стал М. Хальбвакс17. Различные аспекты этой проблемы
анализировали во второй половине XX века такие представители «memory
studies» как, П. Нора18, А.Ассман19. Среди наиболее авторитетных отечественных
исследователей в этой области можно выделить Л.П. Репину20, Б. Колоницкого21,
И.М. Савельеву22, А. Эткинда23 и др. Отличие исторической памяти от истории
как науки подробно рассмотрено в трудах отечественных философовэпистемиологов В.С. Библера24 и Н.Е. Копосова25.
Изучение исторической памяти неразрывно связано с теорией социальных
идентичностей. Эта тема отражена в трудах Д. Мида26, П. Бергера и Т. Лукмана27,
Р. Брубейкера и Ф. Купера28. Большой вклад в изучение национальной
Манхейм К. Диагноз нашего времени. М.: Юрист, 1994. 700 с.
Дятченко Л.Я. Социальные технологии в управлении общественными процессами.
Белгород: Центр социальных технологий, 1993. 343 с.
16
Стефанов Н. Общественные науки и социальная технология. М: Прогресс, 1976. 256
с.
17
Хальбвакс М. Социальные рамки памяти. М.: Новое издательство, 2007. 348 с.
18
Нора П., Озуф М., Винок М. Франция-память. СПб : Изд-во СПб. ун-та, 1999. 328 с.
19
Ассман А. Длинная тень прошлого: Мемориальная культура и историческая
политика. М.: Новое литературное обозрение, 2014. 328 с.
20
Репина Л.П. Историческая наука на рубеже XX-XXI вв. социальные теории и
историографическая практика. М.: Кругъ, 2011. 560 с.
21
Колоницкий Б. Память о первой российской революции в 1917 году: случаи
Севастополя и Гельсингфорса // Неприкосновенный запас: Дебаты о политике и культуре.
2009. № 2 (64). URL: http://www.intelros.ru/readroom/nz/nz_64/3853-pamjat-o-pervojjrossijjskojj.html. (дата обращения:12.05.2018).
22
Савельева И.М., Полетаев А.В. «Историческая память»: к вопросу о границах
понятия // Феномен прошлого. М.: ГУ-ВШЭ, 2005. С.170–220.
23
Эткинд А. Кривое горе: Память о непогребенных. М.: Новое литературное обозрение,
2016. 323 с.
24
Библер В.С. На гранях логики культуры: Книга избранных очерков. М., 1997. 440 с.
25
Копосов Н.Е. Хватит убивать кошек!: критика социальных наук. М.: Новое
литературное обозрение, 2005. 248 с.
26
Мид Дж. Г. Избранное. М.: ИНОИОН РАН, 2009. 290 с.
27
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по
социологии знания. М.: Медиум; 1995. 323 с.
28
Брубейкер Р., Купер Ф. За пределами идентичности // Мифы и заблуждения в
изучении империи и национализма. М.: Новое издательство, 2010. С. 131-192.
14
15
6
идентичности внесли такие исследователи, как Э. Геллнер29 и Б. Андерсен30, а
среди отечественных авторов – Г.Л. Тульчинский31, Я.А. Маргулян32 и многие
другие. В общей теории идентичности можно также выделить работы,
посвященные проблемам территориальной идентичности, в частности, Р.
Парка33 и Д. Харви34. В нашей стране эта тема была освещена в работах многих
историков35
и
урбанистов36.
Социологическая
традиция
изучения
территориальных идентичностей стала складываться относительно недавно, в
работах Ю.А. Левады37, В. Вахштайна38, А. Филиппова39, О.В. Лысенко, О.В.
Игнатьевой40 и др.
Объектом исследования является управление системой общего среднего
образования, обеспечивающее воспитание взаимоуважения, гражданственности,
патриотизма, защиту и развитие этнокультурного и регионального разнообразия
России как федеративного и многонационального государства.
Геллнер Э. Нации и национализм. М.: Прогресс,1991. 320 с.
Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении
национализма. М.: Канон-пресс-Ц, 2001. 286 с.
31
Тульчинский Г.Л. Национальная идентичность и социально-культурные технологии
её формирования // Философские науки. 2011. № 7. С. 23-28.
32
Маргулян Я.А. Социокультурные факторы укрепления национальной идентичности
// Труды Санкт-Петербургского государственного института культуры. 2015. Т. 206. С. 170174.
33
Парк Р. Городское сообщество как пространственная конфигурация и моральный
порядок // Социологическое обозрение. Т.5. №1. 2006. С. 11–18.
34
Харви Д. Городской опыт. URL: http://www.urban-club.ru/?p=105 (дата обращения:
25.12.2017).
35
Тишков В.А. Историческая культура и идентичность. // Уральский Исторический
Вестник. Идентичность в истории. 2011. С.4–16; Оболонкова М.А. Европейские черты
пермской идентичности через призму исторической памяти // Пермь как стиль. Презентации
пермской городской идентичности. Пермь, 2013. С. 133–151; Зарецкий Ю.П. История, память,
национальная идентичность // Неприкосновенный запас. Дебаты о политике и культуре. 2008.
С. 39–48.
36
Трубина Е. Город в теории: опыты осмысления пространства. М. : Новое
литературное обозрение, 2010. 520 с.; Тимофеев М.Ю. Города и регионы России как
(пост)индустриальные бренды // Лабиринт. 2013. № 5. С. 29–41; Мусиедзов А.
Социологическая концепция городской идентичности. Харьков: ХНУ, 2013. 372 с.
37
Левада Ю.А. «Человек советский» публичные лекции на «Полит.ру» URL:
http://polit.ru/article/2004/04/15/levada/ (дата обращения 12.11.2017).
38
Вахштайн В. Социология вещей и «поворот к материальному» в социальной теории
// Социология вещей. М.: «Территория будущего», 2006. С. 7-42.
39
Филиппов А.Ф. Смысл империи: к социологии политического пространства //
Вопросы социологии. 1992. № 1. С. 89-120.
40
Игнатьева О.В. Лысенко О.В. Пермь как стиль: презентации пермской городской
идентичности. Пермь: Изд-во Пермск. гос. гуманитарно-пед. ун-та, 2013. 240 с.
29
30
7
Предмет исследования – социальные технологии формирования
исторической памяти обучающихся как базового элемента гражданской
идентичности.
Целью исследования является выявление и описание ключевых
социальных технологий управления формированием исторической памяти
обучающихся в рамках образовательно-воспитательного процесса средней
школы на основе теории исторической памяти и анализа сложившихся практик
ее формирования.
Для достижения поставленной цели в работе решаются следующие
исследовательские задачи:
 выявить содержание и специфику рассмотрения проблематики
исторической памяти в рамках социологии управления;
 выстроить концептуальную теоретическую схему изучения
исторической памяти в российском обществе с позиции социологии управления;
 рассмотреть с помощью количественных и качественных
социологических исследований источники конструирования исторической
памяти россиян на примере Пермского края;
 провести анализ социальных технологий, применяемых в рамках
существующей системы общего среднего образования для формирования
исторической памяти обучающихся, оценить конструктивные и деструктивные
последствия их применения, с точки зрения формирования исторической памяти
и общегражданской идентичности обучающихся;
 построить модель эффективного формирования непротиворечивой
исторической памяти обучающихся в рамках системы среднего общего
образования с описанием предлагаемых социальных технологий.
Основной научной гипотезой исследования является тезис о том, что
социальные технологии, применяемые сегодня для формирования исторической
памяти в системе общего среднего образования, могут приводить к
рассогласованному образу прошлого, и, стало быть, к нарушениям при
формировании общегражданской идентичности обучающихся. Этим
обуславливается необходимость изменения управленческого подхода как к
законодательному регулированию процессов формирования исторической
памяти в российском обществе, так и к применяемым сегодня социальным
технологиям формирования исторической памяти обучающихся.
Теоретико-методологической основой исследования является:
8
 деятельностно-активистский подход в
версии
структурного
конструктивизма П. Бурдье41, генеалогии власти М. Фуко42 и теории травмы П.
Штомпки43;
 концепция исторической памяти, представленная в трудах А. Ассман44,
М. Хирш45.
В ходе сбора и анализа источников исследования были применены
следующие методы исследования: структурно-семиотический и дискурсивный
анализ визуальных источников в редакции П. Штомпки46; стандартизированное
индивидуальное
интервью,
анкетирование,
полуструктурированное
индивидуальное интервью и нестандартизированное групповое интервью,
неформализованный метод изучения документов.
Информационно-эмпирическую
базу
исследования
составили
следующие эмпирические источники:
 результаты социологического опроса, проведенного в рамках гранта
ПСР ПГГПУ «Пермь как стиль» (ПГГПУ) в декабре 2012 гг. на территории
Перми. Опрос проведен методом стандартизированного интервью по квотной
репрезентативной выборке, N= 960. Автор принимал участие в составлении
инструментария исследования и в проведении полевого этапа;
 результаты двух социологических опросов, проведенных летом 2016
года в г. Перми (N=750) и в Лысьвенском городском округе Пермского края
(N=700) с использованием одного инструментария. Оба опроса были проведены
методом стандартизированного интервью по репрезентативной квотной
выборке. Автор разрабатывал инструментарий, участвовал в организации
полевой части, обрабатывал и анализировал результаты исследования;
 результаты анкетного опроса «Представления об истории
старшеклассников Пермского края». Опрос проведен в апреле-мае 2017 года во
всех 48-ми муниципалитетах Пермского края, включая краевой центр. Отбор
Бурдье П. Структура, габитус, практика // Журнал социологии и социальной
антропологии. 1998. Т.1. №2. С. 40–58.
42
Фуко М. Воля к истине. По ту сторону знания, власти и сексуальности. М.:
Магистериум-Касталь, 1996. 447 с.
43
Штомпка П. Социальное измерение как травма // Социологические исследования.
2001. №1. С.1–6. URL: http://ecsocman.hse.ru/socis/msg/19004905.html (дата обращения:
22.04.2018).
44
Ассман А. Длинная тень прошлого: Мемориальная культура и историческая
политика. М.: Новое литературное обозрение, 2014. 328 с.
45
Хирш М.: «Есть разница между постпамятью и мобилизацией патриотических
чувств» URL: http://urokiistorii.ru/node/53499 (дата обращения: 23.08.2017).
46
Штомпка П. Визуальная социология. Фотография как метод исследования. М.: Логос,
2007. 168 с.
41
9
респондентов осуществлялся путем кластерной многоступенчатой выборки.
Общее количество школ, в которых был проведен опрос – 402; N=7804;
 стенограммы
15-ти
индивидуальных
полуструктурированных
интервью с пермскими старшеклассниками из 5-ти пермских школ разной
направленности и степени престижа в 2015-2016 гг. Программа исследования и
инструментарий авторские;
 стенограммы
12-ти
индивидуальных
полуструктурированных
интервью с представителями старшего поколения (60-85 лет) на тему
«Представление о патриотизме». Время проведения интервью – декабрь-январь
2016 года. Программа исследования и инструментарий авторские;
 визуальные материалы, посвященные Дню Победы и размещенные на
территории пермских школ. Всего было зафиксировано с помощью
фотографической съемки 53 визуальных источника (стенгазеты, выставки
рисунков и плакатов, коллажи и т.д.), в визуальных источниках было выделено
179 визуальных единиц. Исследование проводилось в 2015-2016 гг. по авторской
методике.
Научная новизна данной работы заключается:
- во введении в поле социологии управления проблематики формирования
исторической памяти, а через нее и формирования общегражданской
идентичности;
- историческая память рассматривается как символическая система,
формируемая государством и иными агентами для поддержания
общенациональной идентичности российского общества;
- в определении и ранжировании источников формирования исторической
памяти населения России на примере Пермского края;
- в обосновании содержания и специфических особенностей применения
социальных технологий формирования исторической памяти, обучающихся в
системе общего среднего образования, анализе их эффективности и последствий
применения;
- в открытии и описании новой разновидности культурной травмы,
названной автором «исторической травмой второго порядка», являющейся
следствием конфликта между интерпретациями прошлого в официальной и
семейной (локальной) исторической памяти старшеклассников, и ведущей к
кризису общегражданской идентичности;
- в разработке новой модели управления формированием исторической
памяти
обучающихся
в
системе
общего
среднего
образования,
предусматривающей как внесение корректив в уже применяемых социальные
технологии формирования исторической памяти, так и внедрение новых
10
социальных технологий для предотвращения возникновения конфликтов между
разными уровнями исторической памяти.
На защиту выносятся следующие основные положения:
1. Управление представляет собой рациональную организацию
совместной деятельности людей, результаты которой планируются,
прогнозируются, предвидятся как реальное будущее через конструирование
символических систем, структурирующих и определяющих социальную картину
мира. Историческая память представляется именно такой символической
системой, выступающей в качестве важнейшего фактора формирования
общегражданской идентичности личности.
2. Формирование исторической памяти личности осуществляется в
рамках процесса исторической социализации, обеспечивающей освоение
индивидом представлениями об истории, бытующей в обществе. Данный
процесс включает реализацию следующих этапов: формирование первичных
обыденных знаний о прошлом, ограничивающихся частными семейными
рассказами и участием детей в некоторых коммеморативных ритуалах; активное
развитие исторических представлений через школьную программу, массовую
культуру и коммеморации; соединение на завершающем этапе обучения в школе
и вузе общенациональной исторической памяти (в которой, доминирует
официальная история) с семейной и локальной историческими памятями,
аффилиативными по своей природе, в более или менее непротиворечивую
картину, что, в конечном итоге, должно привести к формированию позитивной
и сложносоставной территориальной идентичности.
3. Социальные технологии формирования исторической памяти могут
быть классифицированы: во-первых, на правовые, обеспечивающие
формирование правового пространства, определяющего формы и принципы
существования
исторической
памяти;
во-вторых,
организационноуправленческие, регулирующие содержание школьных программ и программ
экзаменов по истории, реализацию программ по патриотическому воспитанию,
внедрение единых учебников по истории и т.д.; в-третьих, образовательнопедагогические, применяемые непосредственно учителями и воспитателями в
процессе обучения истории и при проведении воспитательных мероприятий.
4. Основными источниками формирования исторической памяти
старшеклассников являются школьная история, школьные коммеморации,
устная история семьи, медиа-источники, художественные произведения,
публичные мероприятия и символический ландшафт. Источники формирования
исторической памяти могут быть проранжированы в зависимости от степени их
влияния, уровня доверия к ним, а также степени аффилированности с
государственными институтами.
11
5. В рамках проведённого социологического исследования выявлен
феномен, названный автором исторической травмой второго порядка. Такого
рода травмы возникают в индивидуальном сознании человека, если он не может
вписать в официальную (общенациональную) память свое семейное прошлое.
Такая травма возникает из-за того, что образ истории в рамках официальной
памяти зачастую оказывается слишком обобщенным и даже упрощенным, в то
время как представления о прошлом в рамках семейной памяти вариативны и
многозначны. Маркерами потенциального возникновения исторической травмы
второго порядка стало несовпадение оценок истории страны (трактуемой как
«героическая») с историей своей семьи (трактуемой как «трагичная»), а также
несовпадение между школьной и семейной версиями истории.
6. Повышение уровня эффективности формирования исторической
памяти обучающихся в системе общего среднего образования обеспечивается
применением новой модели управления, предусматривающей путем
корректировки уже применяемых социальных технологий (добавление в
школьные программы по истории локального компонента, а в программу ЕГЭ –
регионального, обучение педагогов и школьников приемам работы с семейной и
локальной памятью), а также внедрения новых, таких как создание Этического
кодекса в сфере исторической памяти, закрепляющего нормы корректного
поведения в этой сфере для всех инстанций и лиц, связанных с работой в этой
области, и разработкой и принятием Федерального закона об исторической
памяти расширить рамки официальной исторической памяти и помочь
подрастающему поколению научиться сопрягать содержание семейной,
локальной, региональной и общенациональной исторической памяти в рамках
единой непротиворечивой социальной картины мира.
Тема диссертации соответствует следующим пунктам паспорта
специальности «22.00.08. – Социология управления»: 2. Понятийнокатегориальный аппарат социологии управления как результат ее
междисциплинарного развития; 12 – Социальные технологии в системе
управления: сущность, формы и особенности.
Теоретическая значимость работы заключается в научном обосновании
необходимости разработки и внедрения социальных технологий формирования
исторической памяти обучающихся в системе общего среднего образования, и
во введении в понятийный аппарат и проблемное поле социологии управления
понятия «историческая память» и ее производных.
Практическая значимость работы заключается:
 во введении в научный и общественный оборот новых данных
эмпирических социологических исследований, посвященных исторической
памяти и идентичности российского общества;
12
 в критическом анализе сложившихся социальных технологий
формирования исторической памяти в рамках общего среднего образования
России, приводящих к появлению «исторических травм второго порядка» и в
разработке новых социальных технологий, направленных на формирование
непротиворечивой исторической памяти и позитивной гражданской
идентичности;
 в обосновании необходимости внедрения новых социальных
технологий формирования исторической памяти, в описании основных этапов и
алгоритмов действий административных и политических органов управления
при внедрении таких технологий.
Кроме того, результаты исследования могут быть востребованы при
организации учебного процесса, при разработке курсов по истории,
обществоведению и мировой художественной культуре на второй и третьей
ступени школьного образования, при подготовке педагогов.
Апробация работы. Научные результаты исследования отражены в
научных публикациях автора, а также в докладах на научных семинарах
профессорско-преподавательского состава в Пермском государственном
гуманитарно-педагогическом университете, где автор проходил обучение в
аспирантуре, и в Пермском государственном институте культуры. Выводы и
результаты исследования были обсуждены и получили признание на
конференциях всероссийского и международного уровней.
По теме исследования опубликовано тринадцать научных работ, в том
числе пять в научных журналах, входящих в перечень ВАК РФ.
Структура работы и объем диссертационной работы. Работа состоит из
введения, двух глав, заключения, списка литературы, приложений. Основное
содержание изложено на 180 страницах машинописного текста, включая
рисунки, таблицы, приложения и список источников и литературы, содержащий
330 наименований.
СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении раскрывается актуальность темы исследования, степень ее
изученности и разработанности, сформулированы цели, объект, предмет и
задачи исследования, описаны теоретические и методологические основы
исследования, раскрыта научная новизна, теоретическая и практическая
значимость работы, перечислены методы исследования и используемые
источники.
В первой главе «Изучение исторической памяти в контексте
проблематики социологии управления» рассматриваются теоретические
13
подходы к изучению исторической памяти и формирующих ее социальных
технологий.
В первом параграфе «Деятельностно-активистский подход в изучении
проблем формирования исторической памяти» показано, что для темы
данного исследования наиболее подходящим является методологический подход
Пьера Бурдье, рассматривающий управление как процесс формирования
символических систем, структурирующих представления участников
социальных отношений, и тем самым структурирующих саму социальную
реальность. Интерпретацию исторической памяти в рамках данного подхода
можно кратко изложить в следующих тезисах:
 Власть государства начинается с установления монополии на
производство символических систем, определяющих социальную картину мира
общества; историческая память и идентичность суть взаимосвязанные и
изоморфные символические системы.
 Историческая память формируется государством с помощью
социальных технологий, инициированных как властью, так и иными
социальными агентами. В рамках исторической памяти можно различить
структуры, произведенные самими сообществами (например, семейная и
локальная память), и структуры, произведенные инстанциями, получившими на
то право от лица государства (официальная историческая память).
 Индивидуальные или коллективные агенты, наделенные государством
правами на производство исторической памяти, реализуют это право исходя из
собственных социальных интересов и собственных представлений о том, как это
необходимо делать.
 Идеальным итогом формирования исторической памяти является
достижение непротиворечивой и позитивной гражданской идентичности, как
основы социальной интеграции всего общества.
Во втором параграфе «Теоретическая интерпретация понятия
"историческая память" и проблемы ее формирования с позиции социологии
управления» рассматривается проблема взаимной обусловленности понятий
«идентичность» и «историческая память». Каузально идентичность первична по
отношению к памяти, однако, между ними существует диалектическая связь:
память выступает одновременно и порождением идентичности общностей, и
инструментом его конструирования, равно как идентичность является и целью,
и условием существования исторической памяти.
В структуре территориальной идентичности гражданская идентичность
выступает высшим по масштабу уровнем, за которым следуют культурноисторическая, региональная и локальная идентичности. Оптимальным
14
представляется такой способ согласования территориальных идентичностей
разного масштаба, при котором они не конфликтуют, а дополняют друг друга.
Аналогичной структурой обладает и историческая память.
Согласно работам признанных теоретиков исторической памяти, ее
следует отличать от истории, как науки, так как последняя формируется
профессиональным сообществом по научным канонам, в то время как
историческая память по своей природе ближе к мифу. Историческая память
может быть классифицирована по двум разным основаниям: по принадлежности
к уровням территориальных идентичностей и по инстанциям, ее порождающим.
В первом случае можно выделить общенациональную память, память
региональную, локальную и семейную, а во втором – официальную
(политическую), производимую государством, и аффилиативную (культурную),
порождаемую различными группами общества (см. Рис. 1).
Рис. 1. Концептуальная схема структуры понятия «историческая память».
Официальная память, в силу объема поддерживающих ее ресурсов
доминирует на уровне общенациональной памяти, в то время как
аффилиативный тип памяти сильней распространен на уровне семейных и
локальных представлений о прошлом. Как и в случае с территориальными
идентичностями, разные уровни исторической памяти должны быть сопряжены
друг с другом, чтобы образовать общее представление об истории и устойчивую
и непротиворечивую идентичность.
У каждого вида (уровня) исторической памяти есть собственные
источники, актуальные для разных этапов исторической социализации, от
семейных рассказов и коммемораций в раннем детстве, до сложных публичных
15
коммеморативных практик и потребления широкого круга исторических
источников в юношестве.
В третьем параграфе «Социальные технологии формирования
исторической памяти обучающихся в системе среднего общего образования»
представлен анализ социальных технологий, применяемых для формирования
исторической памяти. Они могут быть разделены на правовые, организационноуправленческие и образовательно-педагогические. Первые направлены на
формирование правового пространства, определяющего формы и принципы
существования исторической памяти. К ним можно отнести принятие и
внедрение законодательных актов, провозглашающих формирование
идентичности и исторической памяти в качестве государственных целей, а также
регулирующих обращение информации о тех или иных исторических событиях.
Ко вторым относятся технологии регулирования содержания школьных
программ и программ экзаменов по истории, реализацию программ по
патриотическому воспитанию, внедрение единых учебников по истории и т.д. К
третьему виду относятся технологии, применяемые непосредственно учителями
и воспитателями в процессе обучения истории и при проведении воспитательных
мероприятий.
Во
второй
главе
«Формирование
исторической
памяти
старшеклассников: проблемы и социальные технологии их решения»
раскрываются особенности и проблемы формирования исторической памяти
старшеклассников, анализируется эффективность применяемых социальных
технологий формирования исторической памяти и предлагается ряд
нововведений в набор и содержание социальных технологий.
В первом параграфе «Источники конструирования исторической
памяти старшеклассников на примере Пермского края» приводятся
результаты количественных и качественных полевых исследований,
посвященных изучению источников формирования исторической памяти. Они
показали, что современное российское общество по потреблению исторических
источников распадается на две неравные части: тех, кто пользуется и верит
источникам, транслирующим установки и нарративы официальной истории
(школьная история, телевидение, средства массовой информации) и на тех, кто
больше доверяет источникам, слабо контролируемым государством (интернет,
рассказы людей старшего возраста, работы профессиональных историков). Доля
населения, лояльно воспринимающего «прогосударственные» источники
исторической памяти, достигает примерно 70 % респондентов.
Эти исследования подтверждают тезис теоретиков исторической памяти о
том, что школьная история выступает в качестве каркаса всей конструкции
исторической памяти. В школе изучается общая история страны, но не
16
затрагивается история локальная, и уж тем более семейная. О местной истории
школьники чаще говорят на уроках иностранного языка, чем на уроках истории,
а свои представления об истории города черпают из интернета, местных
коммеморативных практик и мест памяти, из рассказов представителей старшего
поколения своей семьи. В итоге их историческая память выстроена в большей
степени по лекалам официальной истории и сосредоточена на общероссийских
сюжетах, а представления о локальной и семейной истории бессистемны,
обрывочны, случайны.
Во втором параграфе «Анализ социальных технологий формирования
исторической памяти обучающихся на примере празднования Дня Победы»
с помощью методов визуальной социологии проанализированы материалы
оформления пермских школ ко Дню Победы, являющегося нациеобразующим
событием исторической памяти российского общества.
Большинство визуальных материалов представляют собой изготовленные
самими школьниками под руководством педагогов стенгазеты, коллажи,
плакаты, то есть отражают уже сложившиеся исторические представления
подрастающего поколения. В ходе исследования в визуальных сообщениях было
выделено два дискурса репрезентации Дня Победы: официальный дискурс
парада и травматический дискурс скорби. Примером первого являются, такие
изображения, как государственные символы победы, салюты, памятники
победителям, абстрактные солдаты-победители, грозная военная техника.
Дискурс скорби, напротив, проявляется в изображениях страдающих женщин и
детей, мемориалов жертвам, портретах родственников-ветеранов; он чаще
опирается на образы семейной исторической памяти.
С точки зрения автора, для эффективного конструирования исторической
памяти и общенациональной идентичности необходим баланс между двумя
вышеозначенными дискурсами, чтобы избежать чрезмерно узкой и упрошенной
трактовки исторического прошлого в бинарном коде «героев» и «врагов».
Третий
параграф
«Проблемы
соотношения
семейной
и
общенациональной исторической памяти в сознании обучающихся»
описывает феномен, выявленный в ходе полевых исследований и названный
автором исторической травмой второго порядка. Такого рода травмы возникают
в индивидуальном сознании человека, если он не может вписать в официальную
(общенациональную) память свое семейное прошлое. Это происходит из-за того,
что образ истории в рамках официальной памяти зачастую оказывается слишком
обобщенным и даже упрощенным, в то время как представления о прошлом в
рамках семейной памяти вариативны и многозначны. Травмирующими могут
оказаться такие исторические события, как эвакуация, вынужденные
переселения, репрессии, принадлежность предков к народам, трактуемым
17
сегодня в массовом сознании как «недружественные». Автор вводит понятие
«травмы второго порядка», чтобы отличить их от исторических травм,
возникающих непосредственно в ходе переживания событий.
На основе изучения нескольких выявленных случаев травмы второго
порядка автор разработал инструментарий, позволяющий выявить потенциал
распространения таких исторических травм среди школьников. Маркерами
потенциального возникновения исторической травмы второго порядка стало
несовпадение оценок истории страны (трактуемой как «героическая») с историей
своей семьи (трактуемой как «трагичная»), а также несовпадение содержаний в
школьной и семейной версиях истории. Проведенные опросы показывают, что в
группу риска возникновения новых исторических травм попадает не менее
четверти старшеклассников.
В четвертом параграфе «Новые социальные технологии формирования
исторической памяти обучающихся: описание и алгоритм внедрения»,
представлен анализ эффективности применения существующих социальных
технологий формирования исторической памяти обучающихся, а также
предлагается изменение существующих и внедрение новых социальных
технологий, что позволит избежать появление описанных выше негативных
социальных явлений (см. Рис. 2).
Предлагается внедрить следующие социальные технологии:
 принятие Этического кодекса в сфере исторической памяти для всех
лиц, профессионально занимающихся ее формированием и, в перспективе,
разработка Закона об исторической памяти, утверждающего общие принципы и
подходы в этой области, что позволит расширить границы официальной
(общенациональной) исторической памяти и снизить остроту конфликтов по
поводу прошлого;
 введение в Примерную основную образовательную программа среднего
общего образования новых дидактических единиц, предписывающих изучение
локальной и семейной истории, а также введение в Единый государственный
экзамен по истории локального компонента, что подвигнет образовательные
организации внедрять в школьный курс истории эти темы;
 внедрение в преподавание школьной истории и в воспитательную
работу со школьниками социальных технологий работы с семейной и локальной
памятью обучающихся, а также с другими источниками исторической памяти
(СМИ, художественными произведениями, городской топонимикой, музейными
выставками и иными видами коммемораций).
18
Рис. 2. Предлагаемая модель изменений социальных технологий формирования
исторической памяти обучающихся.
В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные
выводы по рассматриваемой теме.
 Раскрыта специфика рассмотрения проблематики исторической
памяти в рамках социологии управления. Согласно конструктивистскому
подходу в социологии, историческая память и социальная идентичность
19
представляют собой связанные символические системы, с помощью которых
субъекты управления формируют социальную картину мира общества и
интегрируют его в единое целое.
 Выстроена концептуальная теоретическая схема изучения
исторической памяти с позиции социологии управления. Историческая
память есть эмоционально переживаемый образ прошлого, возникающий в
процессе конструирования со стороны разных социальных агентов. Структура
коллективной исторической памяти изоморфна структуре территориальных
идентичностей, поскольку является предпосылкой и, одновременно,
инструментом их формирования. Итогом успешной исторической социализации
должно стать непротиворечивое соединение разных уровней исторической
памяти, и согласование между собой официальной исторической памяти с
памятью аффилиативной, что в конечном итоге должно привести к
формированию позитивной и сложносоставной гражданской идентичности.
 С помощью количественных и качественных социологических
исследований выявлены и ранжированы источники формирования
исторической памяти россиян на примере Пермского края. Каркасом
общенациональной памяти является школьное историческое образование и
школьные коммеморативные практики. Оно создает основной исторический
нарратив, структурирует прошлое, дает когнитивную привязку историческим
образам, почерпнутым из других источников. Напротив, локальная историческая
память формируется чаще всего стихийно и бессистемно, на основе разнородных
источников, главным из которых является семейная история.
 Проведен анализ социальных технологий, применяемых в рамках
существующей системы общего среднего образования для формирования
исторической памяти обучающихся, конструктивные и деструктивные
последствия их применения оценены с точки зрения формирования
исторической памяти и общегражданской идентичности обучающихся.
Выявлено, что при формировании исторической памяти применяются правовые,
организационно-управленческие и образовательно-педагогические социальные
технологии. Выявлено, что применяемые сегодня социальные технологии
позволяют в целом сформировать общенациональную историческую память у
старшеклассников. Вместе с тем при анализе данных социальных технологий
выявлены следующие недостатки: правовое поле формирования исторической
памяти имеет существенные пробелы; документы, определяющие содержание
исторического образования, почти не уделяют внимания формированию
локального и семейного уровня исторической памяти; возможности введения
регионального и местного исторического компонента в школьную
образовательную программу не используются, в школьной практике отсутствует
20
согласованность между уроками истории и коммеморативными практиками. В
результате более четверти старшеклассников испытывают затруднения в
согласовании семейной (локальной) исторической памяти с памятью
общенациональной, а более половины указывают на противоречия или
несовпадения в содержаниях школьной и семейной истории, что ведет
возникновению проблем с формированием гражданской идентичности и
является тревожным симптомом потенциальной социальной дезинтеграции.
 Построена модель эффективного формирования непротиворечивой
исторической памяти обучающихся в рамках системы среднего общего
образования с описанием предлагаемых социальных технологий. В этой
модели к уже применяемым социальным технологиям формирования
исторической памяти предложено добавить новые, основанные на научном
понимании сути формируемого феномена: разработку и принятие Этического
кодекса в сфере исторической памяти для всех инстанций и лиц,
задействованных в формировании исторической памяти, введение в
образовательные программы среднего общего образования тем, посвященных
изучению локальной и семейной истории, введение в программы ЕГЭ и ОГЭ по
истории обязательного регионального компонента, внедрение в школьный курс
по истории и в школьные коммеморативные практики новых социальных
технологий работы с семейной и локальной памятью школьников, а также с
иными, альтернативными источниками исторических представлений, разработка
и принятие Федерального закона об исторической памяти.
В приложении приведен инструментарий проведенных полевых
социологических опросов.
21
Список основных публикаций по теме диссертации
Статьи, опубликованные в рецензируемых научных журналах и
изданиях:
1. Красноборов М.А. Социальные технологии в системе управления
формированием исторической памяти учащихся школ // Общество:
социология, психология, педагогика. – 2018. – № 6 (июнь). – Краснодар:
Издательский дом «Хорс», – С. 30-33. – 0,4 п.л.
2. Красноборов
М.А.
Визуализация
победы:
практики
конструирования и репрезентации исторической памяти о Великой
Отечественной войне в современной российской школе // Общество:
социология, психология, педагогика. – 2017. – № 6. – Краснодар:
Издательский дом «Хорс», – С. 15-19. – 0,5 п.л.
3. Красноборов М.А. Механизмы взаимодействия семейной и
общенациональной исторической памяти в процессе формирования
локальной идентичности // Вестник Пермского национального
исследовательского
политехнического
университета.
Социальноэкономические науки. – 2017. – № 3. Пермь: Изд-во Пермск. политех. ун-та,
– С. 123-132. – 0,6 п.л.
4. Красноборов М.А. Источники конструирования исторической
памяти пермских школьников (по материалам социологического
исследования) // Вестник Пермского университета. Философия.
Психология. Социология. – 2017. – №3. Пермь: Изд-во. Пермск. гос. нацисслед. ун-та, – С. 486-496. – 0,8 п.л.
5. Красноборов М.А. Управление формированием территориальной
идентичности в рамках конструктивистского подхода Пьера Бурдье //
Теория и практика общественного развития. – 2017. – №10. – Краснодар:
Издательский дом «Хорс», – С. 19-23. – 0,5 п.л.
6. Красноборов
М.А.
Управление
процессом
формирования
исторической памяти и локальной идентичности в системе образования (по
материалам социологического исследования) // (Де)конструируя прошлое:
исторический нарратив между мифом, наукой и политикой: коллективная
монография / Отв. ред. А.В. Овчинников. – Казань: Юниверсум, 2017. – С. 224234.
7. Красноборов М.А. Историческая память и локальная идентичность
пермских старшеклассников // Современный город: Власть, управление,
экономика. – Пермь: Изд-во Пермск. политех. ун-та, 2016. – С. 242-251. – 0,4 п.л.
8. Красноборов М.А. Место культуры в процессе формирования
территориальной идентичности (на примере Пермского края) // Современные
22
концепции научных исследований. – Часть 4. – 2015. – № 1. М.: Евразийский
союз ученых, – С. 127-129. – 0,3 п.л.
9. Красноборов М.А. Пермский академический театр оперы и балета в
исторической памяти пермяков // Город как сцена. История. Повседневность.
Будущее. Интернациональный научно-исследовательский альманах. – Т. 1. –
Самара: Медиа-книга, 2015. – С. 84-90. – 0,5 п.л.
10. Красноборов М.А. Отражение Гражданской войны 1861-1865 гг. в
современном школьном историческом образовании // Вестник научной
ассоциации студентов и аспирантов исторического факультета ПГГПУ. – Пермь:
– Пермь: Изд-во Пермск. гос. гуманитарно-пед. ун-та, 2013. – С. 55-58. – 0,2 п.л.
11. Красноборов М.А., Рудометова Н.П. Пермский край и Отечественная
война 1812 г. в исторической памяти // Интеллектуальный потенциал XXI века:
ступени познания: Сб. материалов XIII молодежной международной научнопрактической конференции. – Новосибирск: Центр развития научного
сотрудничества, 2012. – С. 13-18. – 0,2/0,1 п.л.
12. Красноборов М.А. Гражданская война в США как объект исторической
памяти американцев // Вестник научной ассоциации студентов и аспирантов
исторического факультета ПГГПУ. – Пермь: Изд-во Пермск. гос. гуманитарнопед. ун-та, 2012. – С. 64–67. – 0,2 п.л.
13. Красноборов М.А., Оболонкова М.А. Гражданская война в США в
контексте теории исторической памяти Пьера Нора // Научное творчество XXI
века: Сб. статей Ч.1. – Красноярск: Научно-инновационный центр, 2012. – С. 259264. – 0,2/0,1 п.л.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
10
Размер файла
1 168 Кб
Теги
среднего, обучающихся, технология, социальная, исторические, система, памяти, образования, формирование, общего
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа