close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Презентация по литературе. Пушкина Е.Г.

код для вставкиСкачать
Презентацию
подготовила
Пушкина Е.Г.
учитель русского языка
и литературы МОУ
«Новокемская СОШ»
Личность и творчество Зинаиды Николаевны Гиппиус
неотделимы от русской культуры XX столетия.
Душа моя угрюмая, угрозная,
Живёт в оковах слов.
Я – чёрная вода, пенноморозная
Меж льдяных берегов…
З.Гиппиус
Гиппиус глазами
современников
«Соблазнительная, нарядная,
особенная. Она казалась
высокой из-за своей
чрезмерной худобы. Пышные
темно-золотистые волосы
спускались на нежно-белый
лоб и оттеняли глубину
удлиненных глаз, в которых
светился внимательный
ум.»
(Бронислава Погорелова)
«Гиппиус со светлыми
прищуренными глазами, в
которых было что-то
зовущее и насмешливое,
она не могла не обращать
на себя всеобщего
внимания, прельщая одних
и смущая и раздражая
других.»
(Лев Гуревич)
«Когда-то ей было дано
прозвище «Белая
дьяволица», и оно ей очень
нравилось. Ей непременно
хотелось быть злой,
поставить кого-нибудь в
неловкое положение.
Спрашиваю:
-Зачем всё это делаете?
-Так. Люблю посмотреть,
что из этого получится.»
(Надежда Теффи)
«Она была необыкновенно
умна. Но гораздо умнее в
разговоре с глазу на глаз, когда
она становилась такой,
какая она есть на самом деле,
без раз и навсегда принятой
позы, без высокомерия и
заносчивости…»
(Георгий Адамович)
Яркий и глубокий лирик, умный
и тонкий критик, блестящий
мемуарист — "декадентская
мадонна", как называли ее
современники, — она имела
значительный авторитет и
влияние в литературных кругах.
А дом Гиппиус, где она
проживала вместе с мужем,
известным писателем и
философом Дмитрием
Мережковским, был в
дореволюционном Петербурге, а
затем и в эмигрантском Париже
1920-1930-х годов одним из
центров культурной жизни.
Литературное наследие Гиппиус огромно и разнообразно: пять сборников
стихов, шесть сборников рассказов, несколько романов, драмы,
литературная критика, публицистика, две книги мемуаров, дневники. Но
для потомков Зинаида Николаевна всегда останется человеком, проявившим
свое "сломанное", "манерное", "потерянное" время. В России о Зинаиде
Гиппиус забыли на долгих семьдесят лет.
Зинаида Николаевна Гиппиус
была из обрусевшей немецкой
семьи, предки отца
переселились в Россию в XIX
веке; мать — родом из
Сибири. Из-за частых
переездов семьи (отец —
юрист, занимал высокие
должности) Гиппиус
систематического
образования не получила,
посещала урывками учебные
заведения. С детских лет
увлекалась «писанием стихов
и тайных дневников».
В 1889 году в Тифлисе состоялось
венчание Зинаиды Гиппиус с
Дмитрием Мережковским.
Вместе с мужем в том же году
переехала в Петербург.
Это был союз, сыгравший
совершенно особую роль в
развитии и становлении
литературы "серебряного века".
Брак Мережковского и Гиппиус в
течение более чем 50-лет, до
самой смерти
Д.С.Мережковского, был
счастливым, хотя и на их долю
выпали трудности немалые.
Дом З.Н.Гиппиус и Д.С.Мережковского в Петербурге был настоящим
оазисом русской духовной жизни начала ХХ столетия. А.Белый говорил, что
в нем "воистину творили культуру. Все здесь когда-то учились»
Образ хозяйки салона притягивал необычной красотой, культурной
утонченностью, остротой критического чутья единомышленников:
А.Блока, А.Белого, В. Розанова,
В. Брюсова. Зинаида Гиппиус была
"вдохновительницей, советчицей, исправительниццей… чужих писаний,
центром преломления и скрещения разнородных лучей" (Г. Адамович).
В ее поэзии три первостепенных
темы. Гиппиус была уверена, что к
ним вообще сводится подлинная
поэзия. Сказала об этом так:
Тройной бездонностью мир богат.
Тройная бездонность дана поэтам,
Но разве поэты не говорят только
об этом?
Тройная правда — и тройной порог.
Поэты, этому верному верьте.
Только об этом думает Бог;
О человеке. Любви. И смерти.
Господь. Отец.
Мое начало. Мой конец.
Тебя, в Ком Сын, Тебя, Кто в Сыне
Во имя Сына прошу я ныне
И зажигаю пред тобой
Мою свечу.
Господь. Отец Спаси, укрой —
Кого хочу.
Тобою дух мой воскресает.
Я не о всех прошу, о Боже,
Но лишь о том,
Кто предо мною погибает,
Чье мне спасение дороже,
О нем, - одном.
Прими, Господь, мое хотенье!
О жги меня, как я — свечу,
Но ниспошли освобожденье.
Твою любовь, твое спасенье —
Кому хочу.
Из 161 стихотворения первых двух ее
сборников более пятидесяти
выражают ее порыв к Богу, немногим
меньше посвященных любви
небесной и земной, чаще всего –
любви, в которой небесное и земное
слиты нераздельно:
Люблю огни неугасимые,
Любви заветные огни.
Для взора чуждого незримые,
Для нас божественны они.
Пускай печали – неутешнее,
Пусть мы лишь знаем – я и ты,
Что расцветут для нас нездешние,
Любви бессмертные цветы.
Я не безвольно, не бесцельно
Хранил лиловый мой цветок.
Принес его, длинностебельный,
И положил у милых ног.
А ты не хочешь... Ты не рада...
Напрасно взгляд я твой ловлю.
Но пусть! Не хочешь — и не надо;
Я все равно тебя люблю.
В желтом закате ты — как свеча.
Опять стою пред тобою бессловно
Падают светлые складки плаща
К ногам любимой так нежно и ровно.
Детская радость твоя коротка.
Ты без слов, сама угадаешь,
Что приношу я вместо цветка...
Ты угадала, ты принимаешь.
События 1905 года стали во многом
переломными в жизни и творчестве
Зинаиды Гиппиус. Если до этого
времени текущие социальнополитические вопросы находились
вне сферы её интересов, то расстрел
9 января явился для неё
потрясением.
И если боль ее земная мучит,
Она должна молчать.
Ее заря вечерняя научит,
Как надо умирать.
Мне - о земле болтали сказки:
«Есть человек.
И есть любовь»
А есть лишь злость.
Личины. Маски.
Ложь и грязь. Ложь и кровь…
Мережковские приветствовали
Февральскую революцию 17 года,
полагая, что она покончит с войной
и реализует идеи свободы.
Октябрьская революция их
ужаснула: оба восприняли её как
воцарение «царства Антихриста»,
торжество «надмирного зла».
На баррикады! На баррикады!
Сгоняй из дальних, из ближних мест...
Замкни облавой, сгруди, как стадо
Кто удирает—тому арест.
Строжайший отдан приказ народу,
Такой, чтоб пикнуть никто не смел.
Все за лопаты! Все за свободу!
А кто упрется — тому расстрел.
И все: старуха, дитя, рабочий —
Чтоб пели Интер — национал.
Чтоб пели роя, а кто не хочет
И роет молча — того в канал!
Нет революции краснее нашей:
На фронт — иль к стенке, одно из двух.
Поддай им сзаду! Клади им взашей
Вгоняй поленом мятежный дух.
З.Гиппиус принадлежала к тому классу,
который на протяжении двух столетий
созидал русскую культуру. Но с приходом
революции увидела страшное нравственное
одичание, крушение культуры. Ее
творчество — это не только «шум и ярость»,
но и боль за Россию. В стихотворении "14
декабря 17 года" она, обращаясь мысленно
к декабристам, пишет:
Как вспыхнули бы ваши лица
Перед оплеванной Невой!
И вот из рва, из терпкой муки,
Где по дну вьется рабий дым,
Дрожа протягиваем руки
Мы к вашим саванам святым.
К одежде смертной прикоснуться,
Уста сухие приложить,
Чтоб умереть — или проснуться,
Но так не жить! Но так не жить!
20 октября 1920 года
Мережковские навсегда
уезжают во Францию.
До самой смерти... Кто бы мог думать?
(Санки у подъезда. Вечер. Снег.)
Никто не знал. Но как было думать,
Что это - совсем? Навсегда? Навек?
Молчи, не надо твоей надежды.
(Улица. Вечер. Ветер. Дома.)
Но как было знать, что нет надежды?
(Вечер. Метелица. Ветер. Тьма.)
Сохранив воинствующе резкое неприятие большевизма, Гиппиус остро
переживала свою отчуждённость от родины. Она понимала, что империя обречена,
и мечтала о возрожденной России.
Господи, дай увидеть!
Молюсь я в часы ночные.
Дай мне еще увидеть
Родную мою Россию.
Как Симеону увидеть
Дал Ты, Господь, Мессию,
Дай мне, дай мне увидеть
Родную мою Россию!
Она не погибнет, - знайте!
Она не погибнет, Россия!
Они всколосятся, - верьте!
Поля ее золотые.
И мы не погибнем, - верьте!
На что нам наше спасенье?
Россия спасется, - знайте!
И близко ее воскресенье!
После смерти Мережковского в 1941 Гиппиус
посвятила свои последние годы работе над
его биографией, оставшейся неоконченной
(издана в 1951).
«К этой работе она относилась как к
долгу перед памятью «Великого
Человека», бывшего спутником ее
жизни. Человека этого она ценила
необычайно высоко, что было даже
странно в писательнице такого
острого, холодного ума и такого
иронического отношения к людям.
Должно быть, она действительно
очень любила его…»
(Тэффи)
Небеса унылы и низки,
Но я знаю - дух мой высок.
Мы с тобой так странно близки,
И каждый из нас одинок.
Беспощадна моя дорога,
Она меня к смерти ведет.
Но люблю я себя, как Бога,Любовь мою душу спасет.
Если я на пути устану,
Начну малодушно роптать,
Если я на себя восстану
И счастья осмелюсь желать,Не покинь меня без возврата
В туманные, трудные дни.
Умоляю, слабого брата
Утешь, пожалей, обмани.
Мы с тобою единственно близки,
Мы оба идем на восток.
Небеса злорадны и низки,
Но я верю - дух наш высок.
Гиппиус скончалась в
Париже 9 сентября 1945 г
Похоронена рядом с
мужем на кладбище
Сент-Женевьев-де-Буа
недалеко от французской
столицы.
Вот такой она была, непонятной,
недоступной, непримиримой – такой разной.
Непонятной, недосягаемой для многих.
Жестокой, непримиримой, когда говорит о
революции в России.
Нежной, когда говорит о Боге, о жизни, о
смерти.
Документ
Категория
Презентации по литературе
Просмотров
43
Размер файла
12 132 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа