close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Житинский А. - Братцы по разуму - 1991

код для вставкиСкачать
 Три фантастические повести для детей час пи
к
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
1991
Скан&OCR 3aH3u6ap Релиз группа 84.4 Ж74 В книгу известного ленинградского писателя вошли три повести для де-
тей. «Визит вежливости», «Хранитель планеты», «Старичок с Большой Пуш-
карской». Редактор Д. Б. Колпакова Художник М. Л. Волкова Житинский А. Н. Ж74 Братцы по разуму: Три фантастические повести для детей. – Л.: Час пик, 1991. – 288 с, ил. ©
А. Н. Житинский, 1991 © М. Л. Волкова, оформле-
ние, 1991
ISBN 5-7600-0002-0
4 ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА К КНИГЕ «БРАТЦЫ ПО РАЗУМУ» Наверное, всякий, кто хоть раз глядел в звездное небо, задумывал-
ся есть ли там, в пространствах мерцающих далеких точек, обитае-
мые миры и разумные существа. Наука тоже занималась этим вопро-
сом, но пока не пришла к ясному ответу. Она оставила нам возмож-
ность верить
в инопланетян, во вселенский разум и космический дух. Спасибо ей за это. Пока ученые не отобрали у нас надежду встретиться когда-
нибудь с пришельцами из космоса, писатели всех стран насочиняли массу историй, где действуют эти самые пришельцы. А в последнее время такие истории стали сочинять все кому не лень, и даже публи-
ковать их в газетах, выдавая за реальные факты. Не знаю, может быть, кто-нибудь и встречался с инопланетяна-
ми, и летал на их космических кораблях. Лично я нет. Но это не меша-
ет мне мечтать о таких встречах и придумывать, что было бы, если бы контакт, как принято говорить
научным языком, состоялся. Мне почему-то кажется, что существа, сумевшие долететь до нас издалека, непременно добрее нас, наивнее, что ли, и немного похо-
жи на детей. Про то, как инопланетяне воюют с землянами, пускай пишут другие. А мне хотелось рассказать, как они могут помочь нам стать людьми, потому что мы еще только на пути к космическому добру и свету. Когда пишешь о космосе и его обитателях, непременно думаешь есть Бог или нет. Бога давно принято помещать в надзвездные выси. Но есть еще один космос, и он внутри нас. Это наша душа, которая проявляется в поступках, словах, мечтах и фантазиях. Для меня
эти два космических полюса и есть воплощение Бога, потому что не разо-
бравшись в себе нельзя устремляться ввысь и рассчитывать, что тебя поймут существа с высшим разумом. Истории, собранные в этой книге, так или иначе связаны с при-
шельцами, но происходят здесь, на Земле, в наше время. Еще они отли-
чаются тем, что эти истории веселые и отчасти даже смешные. Од-
нако, они и грустные одновременно, потому что нельзя без грусти уз-
навать себя, нельзя без грусти сносить разлуку с теми, кого любишь. И последнее. Все эти истории посвящены детям. Это мои собст-
венные сын и дочь, а также мой племянник
. Двое из них уже взрослые люди. Но у меня есть еще одна дочь, которой я непременно посвящу 5 новую повесть, и еще есть внуки, которые тоже захотят прочитать, когда научатся, истории, сочиненные собственным дедушкой. Я на это надеюсь. Так что мне еще писать и писать, чтобы обеспечить всех своих маленьких родственников, а также других детей, которым будет ин-
тересно читать эти истории. 7 Посвящается сыну Сереже, который придумал имена героям этой повести
8 Г л а в а 1 БРАТЦЫ ПО РАЗУМУ та история началась ясным осенним днем, когда зем-
ля еще тепла и в прозрачном воздухе плавают, как золотые кораблики, желтые листья. Именно в такую приятную погоду малыши из под-
готовительной группы детского сада пришли в парк собирать желуди. Парк этот находился на окраине небольшого научного городка, а сам
городок располагался в получасе езды от крупного города. Малыши рассыпались по парку; они ползали на коленках, шурша сухими листьями и выискивая среди них блестящие твер-
дые желуди, темневшие среди зеленой еще травы. Один мальчик по имени Котя, а по-настоящему его звали Константин, собирал желуди в кепку. Он волок ее за собою, ста-
рательно сопя, а девочка, с которой Котя обычно ходил в парк, шла за ним и бубнила: – Котя-обормотя, Котя-обормотя... Девочку звали Леной. Поняв, что Котю трудно вывести из равновесия, Лена остановилась и сказала с отчаньем: – Котька-обормотька! На этом последнем слове что-то ударило «обормотьку» по
затылку. Тут же на траве перед его носом появилось блестящее серебряное яблоко, сделанное будто из шоколадной обертки. Из яблочка торчал маленький хвостик. Яблоко подпрыгнуло и отка-
тилось, причем в этот миг Котьке почудилось, что чей-то то-
ненький голосок крикнул: 9 10 – Ай! Котька, недолго думая, прыгнул к яблоку и накрыл его кепкой. При этом он рассыпал желуди. Затем он начал осторожно сквозь кепку ощупывать яблоко. Оно похрустывало и слегка промина-
лось под пальцами. Котька оглянулся. Лена не спускала глаз с кепки. Котька под-
греб кепку с яблоком под себя и на всякий случай сказал: – Мое. Спорить с ним было трудно, но Лена наморщила нос, соби-
раясь обидеться и, может быть, даже заплакать, если появится настроение. Тогда Котька пообещал: – Я дам тебе посмотреть. Лена тотчас опустилась на коленки рядом с Котькой. Тот ос-
торожно приподнял кепку. Яблоко было целым и невредимым, если
не считать вмятины на боку. – Давай посмотрим, что у него внутри, – сказал Котька, обли-
зывая губы. – Там, наверное, конфеты. – Оно красивое. Жалко ломать, – сказала Лена. – Оно мое, – напомнил Котька. Он уже прицелился к яблоку, соображая, с какой стороны его лучше распотрошить, как вдруг рядом на траву с легким металли
-
ческим хрустом упало второе яблоко. Точь-в-точь как первое. На этот раз Лена оказалась проворнее. Она оттолкнула вто-
рое яблоко подальше от Котьки и накрыла его, как вратарь, креп-
ко прижав к себе. Теперь они сидели под деревом друг против друга, каждый со своим яблоком. Первым делом Лена и Котька посмотрели вверх. Откуда же падают эти серебряные яблоки? Ветки дерева покачивались над ними, но никаких яблок в густой листве больше не было видно. – Давай поменяемся, – предложил Котька. – Мое новее, – сказала Лена. – Зато в моем конфеты! – А в моем... – Лена зажмурилась, – ...золотые часики на се-
ребряной цепочке! Котьке стало
обидно. Он наморщил лоб, соображая, что от-
ветить Лене, как вдруг серебряная кожура его яблока прорвалась и изнутри высунулась наружу тоненькая-тоненькая зеленая рука с пятью маленькими пальчиками. Рука деловито отогнула край надорванной кожуры и попыта-
лась разорвать ее дальше. 11 – Будьте добры, помогите мне отсюда выбраться, – донесся из яблока тоненький голосок. Котька обомлел. Он оглянулся по сторонам, ища воспита-
тельницу, и уже готов было заорать, но тут Лена бросилась к го-
ворящему яблоку и мигом надорвала кожуру. Из яблока выгляну-
ла круглая голова величиной с грецкий орех – сплошь зеленая, но с темно-коричневыми глазами. На голове было нечто вроде ши-
рокополой шляпы с загнутыми вверх краями, как сомбреро у мек-
сиканцев, а точнее – маленькое блюдечко с дыркой посередине. Нос был пуговкой, а рот – до ушей, будто у Буратино. В целом голова производила благоприятное впечатление, поскольку глаза смотрели на Лену и Котьку
с любопытством и доброжелательно-
стью. – Где я нахожусь? – спросила голова. – В парке Дружбы, – ответила Лена. – Дружба – это прекрасно! – заявила голова. – Но я имею в виду другое. На какой я планете? Лена и Котька переглянулись. Они еще не знали, что живут на планете, которая называется Земля. – Кстати, меня зовут Мананам. Будем знакомы. С этими словами существо, назвавшееся Мананам, ловко выпрыгнуло из яблока и предстало перед ребятами целиком. Ростом оно было с карандаш, на ногах имело присоски и по цвету напоминало молодой весенний побег. Лена разгребла листья, чтобы лучше видеть Мананама, а он, с достоинством поклонившись, торжественно проговорил: – Наш дом – Вселенная. Наш мир – един. Здравствуйте, бра-
тья по разуму! – Здравствуйте, – проговорили браться по разуму, то есть Лена и Константин, хотя ничего не поняли. – Где-то здесь должен быть мой братец, – сказал Мананам. – По разуму? – робко спросила Лена. – Не только по разуму, но и по дереву. – По дереву? – удивился Котька. – Ну да. Мы выросли на одном дереве, – объяснил Мананам. – Наверное, он сидит там, – догадалась Лена, указывая на второе яблоко, которое мирно лежало в сторонке. Мананам взвился в воздух, точно кузнечик, и одним прыжком оказался у яблока своего братца. Изо всей силы он забарабанил зелеными кулачками по серебряной кожуре. – Выходи, Пататам! Мы прилетели! – закричал он. 12 13 Второе яблоко с треском лопнуло, и из него выскочило точь-
в-точь такое же зеленое существо, только чуть потолще. С радо-
стным криком братцы заключили друг друга в объятия и приня-
лись кататься по земле. Они совсем утонули в ворохе листьев, слышалось только шуршание. Наконец они поднялись на ноги и повернулись
к ребятам. – Пататам, приветствие! – подтолкнул Мананам братца. – Наш дом – Вселенная. Наш мир – един. Здравствуйте, бра-
тья по разуму! – быстро проговорил Пататам, вскинув вверх ма-
ленький кулачок, и добавил: – Я Пататам – покоритель космоса. – Меня зовут Лена, а это Котька, – сказала Лена, кивнув. – Этот будет мой, – вдруг заявил Котька, указывая на Пата-
тама. – Я его в аквариум посажу, а то у нас все рыбки сдохли, – и Котька схватил Пататама за туловище. – Прошу вас, поставьте меня на место, – холодно проговорил Пататам в Котькином кулаке. – Мы с вами не настолько знакомы... – Ты плавать умеешь? – спросил Котька. – Разве мы с вами на «
ты»? – с ледяным спокойствием заме-
тил Пататам, глядя в глаза Котьке. Котька пришел в некоторое замешательство. – Нет, я хотел вас... в аквариум... Воду выливать или нет? Или ты... или вы в воде поживете? Пататам только усмехнулся. – У нас иные планы, – сказал Мананам. – Говорю вам рус-
ским языком – отпустите братца на
землю. Будьте так добры. Котька нехотя поставил Пататама на землю. – А кто вы такие? – спросил он подозрительно. – Откуда вы? – спросила Лена. – Мы выросли на этом дереве; – Мананам устремил пальчик вверх. – А вообще мы с планеты Талинта. Не слыхали? Впрочем прошу прощения, вы не знаете, что такое «планета». В это
время послышался голос воспитательницы: – Дети, собираемся на аллее! Пора в сад! – Кто это? – спросил Пататам, выглянув из травы и разгля-
дев на аллее воспитательницу Маргариту Петровну, которая воз-
вышалась над стайкой малышей. – Это наша воспитательница, – ответила Лена. – Какая большая! – Она взрослая. – Так-так, понимаю! – воскликнул Мананам. – Она где-то взросла. Слышишь, Пататам? – Хотите, мы отнесем вас в детский сад? – спросила Лена. 14 – В сад? Это чудесно! Мы обожаем сады! – воскликнул Пата-
там. – Я положу вас в карман. Можно? – вежливо осведомился Котька. – Пожалуйста. Только не показывайте нас пока никому. Дого-
ворились? – сказал Мананам. Котька вздохнул. У него в голове была полная неразбериха от этих братцев. Кто они? На зверьков не похожи. На игрушки – тоже. Говорят как-то странно... Он осторожно положил братцев в карман своей курточки, и они с Леной поспешили к воспитатель-
нице с видом заговорщиков, знающих важную тайну. Взявшись за руки, группа направилась в детский сад. Пата-
там и Мананам тихо сидели в кармане, прислушиваясь к разгово-
рам детей. В кармане
было полно всякой всячины: монетки, пуго-
вицы, ржавый гвоздь, обтрепанный календарик и несколько же-
лудей. Пахло карамелькой. В раздевалке детского сада Котька снял курточку и повесил ее в шкафчик, на дверце которого был изображен зеленый танк. – Мы идем обедать, – шепнул он, наклонившись к карману, и плотно прикрыл дверцу. Г л а в а 2 РАЗГОВОР В ШКАФЧИКЕ Мананам выглянул из кармана курточки и осмотрелся. В шкафчике было темно. Мананам разглядел вблизи пуговицу, до-
тянулся до нее и вылез из кармана. – За мной! – бросил он Пататаму, а сам ловко полез вверх по курточке, цепляясь за пуговицы. Вслед за Мананамом по пуговицам полез Пататам. Братцы добрались до воротника и увидели над крючком, на котором ви-
села курточка, деревянную полочку. Они вскарабкались на нее, помогая друг другу. На полке лежали кепка и вязаный шарф Коть-
ки. Пататам и Мананам уселись на кепку и начали разговор. – Как ты думаешь: Лена и Котька мыслят? – спросил Пата-
там. – Да, это мыслящие существа. Только
на низкой ступени раз-
вития, – ответил Мананам. – Не повезло! – огорчился Пататам. Не спеши с выводами. На этой планете много разных де-
ревьев. Вполне возможно, что на них растут разные породы лю-
дей. – А вдруг они не растут на деревьях? 15 – Скажешь тоже! А как же они растут? – Не знаю... Нужно узнать, как они питаются. От этого все и зависит, – сказал Мананам. – Кстати, нам бы тоже подкрепиться, – заметил Пататам. – Да, последний раз мы питались два миллиона лет назад. Дверца шкафчика вдруг приоткрылась, и братцы увидели Лену. Она приложила палец к
губам, сунула руку в карман фарту-
ка и достала два кусочка сахара. – Ешьте, – шепнула она, кладя кусочки на полку. – Это сахар. – Как вы предлагаете его есть? – спросил Мананам. – Зубами. У вас есть зубы? – Зачем нам зубы? – удивился Пататам. – Грызть... Значит, у вас нет зубов? Жалко, – огорчилась Ле-
на
. – Тогда я принесу молока. И она исчезла, прикрыв дверцу шкафчика. Пататам слез с кепки и ощупал сахар. – Твердый. Белый. Не пахнет. – Я понял! – воскликнул Мананам. – Они питаются ртом. Ведь зубы – во рту! Они принимают пищу через рот! – Оригинальный способ... – удивился Пататам. Снова приот-
крылась дверца, и Лена поставила на
полку блюдечко с молоком. – Пейте, – сказала она. – Я пойду обедать, а то Маргарита Петровна заругается. И Лена ушла. Пататам и Мананам в задумчивости посмотре-
ли друг на друга, потом подошли к блюдечку. – Жидкое. Белое. Пахнет приятно, – отметил Пататам. – Без сомнения, перед нами вещество, которым они питают-
ся. Как пытливые
и бесстрашные исследователи, мы должны его попробовать, – подняв указательный пальчик, проговорил Мана-
нам. – А сахар? – спросил Пататам. – Сахар тоже. – Ну давай... – с сомнением отвечал Пататам. Они взялись с двух сторон за кусок сахара, приподняли его и перевалили через край блюдечка. За первым куском последовал второй. Затем Пататам и Мананам
забрались в блюдечко сами и оказались по колено в молоке. – Приятного аппетита, – сказал Мананам. – Как тебе нравит-
ся? – Вкуснотища! Это сладко. Ты чувствуешь? – На мой взгляд, слишком сладко. 16 – А мне нравится. На этой планете совсем не так плохо. Жить можно. У меня даже защекотало в присосках, – сказал Па-
татам. Он приподнял ногу и вытянул правую присоску из молока. С присоски капало. В шкафчик заглянул Котька. Увидев братцев по разуму, стоящих в блюдечке с молоком, он остолбенел. – Что вы
делаете? – спросил он. – Питаемся, – отвечал Мананам. – Как? – не понял Котька. – Обыкновенно. Как все разумные существа растительного происхождения, мы питаемся с помощью корней, – указал Мана-
нам на присоску Пататама, которая все еще болталась в воздухе. – Впитываем потихоньку, – добавил Пататам, снова опуская присоску в молоко. В это время хлопнула дверь, послышался шум шагов и чей-
то сердитый голос сказал: – Костя! Ну-ка марш спать! Что ты тут делаешь? – Маргарита Петровна! – в ужасе прошептал Котька, а брат-
цы по разуму мигом выпрыгнули из молока и спрятались под кеп-
ку. Оттуда они услышали: – Почему у тебя в шкафчике блюдце с молоком?! – Это котенок... Я – для котенка... – лепетал Котька. – А где же он? – Убежал. – Ты же знаешь, что нельзя приносить в садик животных с улицы. Никогда больше этого не делай! С этими словами Маргарита Петровна сняла блюдце с по-
лочки и, подгоняя Котьку, вышла из раздевалки. Братцы вылезли из-под кепки
и, вытерев мокрые присоски о Котькин шарф, снова уселись рядышком. – Как ты думаешь, не следует ли нам познакомиться с Мар-
гаритой Петровной? – спросил Пататам. – А вдруг она примет нас за животных с улицы? – Да, пожалуй не стоит, – согласился Пататам. – Нам нужно побыстрее вступить в контакт с тем, кто сможет представить нас всей планете. Я боюсь, что на Земле у нас будет очень немного времени. – Почему ты так решил? 17 – Питательные почвы. Много солнца. Температура плюсовая, – перечислил Мананам. – Мы можем созреть и расцвести за не-
делю. – Неужели так скоро?! – испугался Пататам. – Тогда нужно торопиться. Чего же мы здесь сидим? – Неучтиво покидать дом хозяев, не предупредив их об этом и не поблагодарив за прием. – Ты прав, – сказал Пататам. Они просидели в шкафчике еще несколько часов, оживленно разговаривая и вспоминая разные случаи из жизни на Талинте. Им было никак не наговориться. Ведь они не виделись два мил-
лиона лет. – Я уже соскучился по дому, – вздохнул Пататам. – Я тоже, – сказал Мананам. – Неизвестно, как сложатся на-
ши дела. Главное, это вовремя отправить
Зерно Разума. Братцы услышали шум в раздевалке. Хлопали дверцы шкаф-
чиков, раздавались голоса взрослых и детей. К Пататаму и Мана-
наму заглянула Лена. Она успела раньше Котьки. – Хотите, я отнесу вас домой? – тихо спросила она. – У меня есть брат. Он уже в пятом классе. Он знает все-все! – Нам нужен человек, который знает все-все, – кивнул Мана-
нам. – А я? – вдруг возник за спиною Лены Котька. – Давай ты возьмешь одного, а я другого. – Я не совсем вас понимаю, Константин, – сказал Мананам. – Что значит «возьмешь»? Мы последуем туда, куда захотим и куда нам необходимо следовать, чтобы выполнить задание. – У вас есть задание? – подозрительно спросил Котька. – А как же? Каждое разумное существо имеет задание. У вас оно тоже есть. – Задание дают в школе, – сказала Лена. – Но мы еще не учимся. – Шпионское задание? – спросил Котька, прищурив глаза и в упор разглядывая братцев. Сзади уже толпились любопытные, стараясь разглядеть, с кем же беседует Лена и Котька. Мананам оборвал разговор: – Мы принимаем предложение Лены. – А как же я? – опять повторил Котька. – Увы, не можем ничем помочь. Нам нельзя разлучаться, иначе мы задание не выполним, – сказал Мананам. – Спасибо за встречу, — сказал Пататам. 18 Лена подставила открытую сумочку, и братцы один за другим прыгнули в нее. Щелкнул замочек. Лена надела пальто и вышла из детского сада, попрощавшись с Маргаритой Петровной. Дом ее был недалеко, поэтому она приходила и уходила одна, а Котька остался ждать свою маму. Так начались в городке удивительные события. Г л а в а 3 ЗЕРНО РАЗУМА Но прежде, чем рассказать об этих событиях, познакомимся с далекой планетой, откуда прилетели к нам в гости братцы по разуму, и узнаем о том, какое задание они имеют. Лет тридцать тому назад на Землю из космоса упал неболь-
шой округлый предмет величиною с каштан – такой же блестящий и гладкий, но с
маленькой дырочкой посредине. Это и было Зерно Разума, о котором уже упоминали братцы. Зерно летело с огром-
ной скоростью и, повстречавшись с Землей, прочертило в ночном небе яркий мгновенный след, как падающая звездочка. Увидев такой след в небе, принято загадывать желание. Но мало кто ви-
дел эту короткую огненную черточку, потому что Зерно приземли-
лось в глухом месте, в лесу, неподалеку от большого города. Упав на землю, Зерно несколько минут как бы приходило в себя, остывая от жара, рожденного соприкосновением с атмо-
сферой, а потом начало мелко дрожать, вибрировать, трястись, вертеться на месте, пока под ним в мягкой земле не образова
-
лась ямка. Зерно уходило в землю, как крот, роющий норку. Про-
шло еще полчаса, и на месте падения Зерна осталась лишь круг-
лая дырочка в земле, которая постепенно скрылась под разным лесным сором, заросла травою и уже через месяц совершенно исчезла. А через год на этом самом месте из земли проклюнулся зе-
леный росток, похожий на ростки всех деревьев. Росток тянулся к солнцу, пустил первый лист, начал ветвиться и медленно, но не-
уклонно набирал силу и высоту, занимая свое место среди де-
ревьев, росших в лесу. Сменялись времена года, росли деревья и люди, в мире происходили события. Прямо в лесу возник
завод, вокруг него выстроили дома и научные учреждения, в них стали жить и рабо-
тать люди. Из Зерна Разума в лесу вырастало дерево, а сам лес потихоньку превращался в парк: проложили аллеи, поставили скамейки, сделали игровые площадки для детей. 19 Дерево Разума почти ничем не отличалось от других деревь-
ев. Правда, оно никогда не цвело. С тополей летел в начале лета белый легкий пух, клены сбрасывали двукрылые семена, дубы роняли желуди, а Дерево Разума лишь зеленело по весне новой листвою и осыпало ее осенью на землю. Однако никто не заме-
чал
необычного поведения дерева, потому что деревьев в парке много, поди уследи за каждым! Лишь однажды весной, через тридцать лет после падения Зерна Разума, Дерево Разума зацвело. На нем появились два небольших цветка, спрятанных среди листьев. Лепестки их быст-
ро осыпались, и на месте цветков остались две блестящие завя-
зи, похожие на ртутные капли. Они росли до осени и преврати-
лись в серебряные яблоки, из которых, как мы уже знаем, появи-
лись Мананам и Пататам. Братцы по разуму были космонавтами с планеты Талинта. Эта замечательная планета находится очень далеко, в другой галактике. Она отличается от нашей Земли тем, что разумная жизнь там
возникла в растительной форме. Проще говоря, расте-
ния там умеют мыслить, а до животного царства дело так и не до-
шло – на Талинте живут деревья, кустарники, цветы, травы, ово-
щи и фрукты, и не простые, а разумные и даже высокоцивилизо-
ванные. Талинтяне научились отправлять в космос зерна, называе-
мые Зернами Разума. Таким путем они решили проблему дли-
тельности космических перелетов. Зерно Разума может лететь в космосе как угодно долго, тогда как живым существам не хватает всей их жизни, чтобы преодолеть расстояние между галактиками. Говоря научным языком, Зерно Разума несет в себе не жизнь, а информацию о жизни. Попав на другую планету
, Зерно Разума прорастает и превращается в дерево, которое рождает космонав-
тов. Эти космонавты тоже по сути своей растения, но они умеют двигаться и разговаривать. Им необходимо вступить в контакт с представителями иной разумной жизни и выполнить задания: 1) узнать, как устроена жизнь на той планете, куда они попа-
ли; 2) сообщить жителям планеты об устройстве жизни на Та-
линте; 3) вырастить новое Зерно Разума и отправить его дальше в космос. В этом новом Зерне Разума будет содержаться вся инфор-
мация, полученная космонавтами на планете. Через много тысяч 20 или миллионов лет Зерно попадет на другую планету, там вырас-
тет дерево с серебряными яблоками, а из них появятся новые космонавты. На самом деле новыми они будут только по рожде-
нию, а разумом своим, своей памятью останутся прежними, ибо они помнят все, что случилось с ними на всех планетах, которые они
посетили. Однако откуда Пататам и Мананам знают русский язык? Оказывается, Дерево Разума, появляясь на чужой планете, обладает способностью слышать листьями все звуки вокруг. А так как Дерево обладает разумом, то может постепенно научиться чужому языку, как учится ребенок. Дерево, выросшее в парке на-
учного городка, на протяжении многих лет слушало разговоры прогуливающихся в парке людей. В основном это были ученые и дети. Вот почему братцы по разуму родились говорящими на рус-
ском языке. Правда, они иногда делают ошибки, но это вполне простительно: ведь их никто не учил специально, они научились понимать язык и разговаривать на нем из случайных разговоров! Г л а в а 4 ПАШКА БУЛКИН Брат Лены Пашка Булкин, ученик пятого класса, был ужас-
ным изобретателем. По большей части он изобретал ужасные штуки, которые могли стрелять и взрываться. Последним Пашки-
ным изобретением был миномет, сделанный из куска водосточ-
ной трубы. Миномет стрелял камнями, картошкой, детскими куби-
ками, огрызками яблок и вообще всем, что влезало в трубу
. Сло-
вом, это был замечательный миномет, который при испытании чуть не оторвал Пашке голову. По счастью, голова осталась на месте, чтобы иметь возможность изобретать новые замечатель-
ные вещи. Именно эту голову первым делом увидели братцы по разуму, когда через некоторое время щелкнул замочек и Лена открыла перед старшим братом сумочку. Вернее, они увидели сначала голубые глаза, которые были широко распахнуты и глядели на них не мигая. Волосы у Пашки были всклокочены, на носу сидели веснушки, а кончик языка изо рта высовывался. Пашка был страшно заинтересован – природа еще не подсовывала ему таких загадок. Пататам и Мананам вылезли из сумочки и оказались на
письменном столе. Они встали во весь рост, как два зеленых ка-
рандаша, и смотрели на Пашку улыбаясь. 21 22 Лена знала своего брата лучше, чем маленькие космонавты, поэтому она быстро проговорила: – Не трогай их. Это Мананам и Пататам. Они выросли на де-
реве. – Врешь! – естественно, проговорил Пашка. – Уважаемая Лена не врет, – учтиво произнес Мананам. Пашка отпрыгнул от стола и сел на тахту, совершенно оша-
рашенный. Его глаза распахнулись еще сильнее, а в голове на-
перегонки побежали разные мысли, причем каждая из них имела хвостик в виде восклицательного или вопросительного знака. «Куклы? Кто их смастерил? Неужели на дереве? Вранье! Разо-
брать на части и посмотреть! Почему они говорят? Это – роботы! Разобрать немедленно! Где отвертка? А если сломаются? Куда бы их спрятать, чтобы не сбежали?». Пашка сорвался с места и побежал на кухню. Там он схватил глубокую кастрюлю и, держа ее за спиной, вернулся в комнату. Пататам и Мананам все еще стояли на столе, приветливо улыба-
ясь. Пашка подскочил к столу, выдернул из-за спины кастрюлю и с грохотом накрыл ею
братцев по разуму. После этого Пашка взгромоздился на стол и сел на кастрюлю. Он перевел дух. Те-
перь можно было не торопясь поразмыслить, что делать дальше. Лена тут же заплакала и попыталась столкнуть Пашку с каст-
рюли. – Что ты делаешь? Они же живые! – сквозь слезы говорила она. – Не мешай! – крикнул Пашка, отпихивая ее. Лена хотела по-
звать маму, но раздумала. Неизвестно, что может из этого полу-
читься. Она отошла от Пашки, вытерла слезы и сказала: – А они мне рассказывали интересно-интересно! Пашка недоверчиво взглянул на сестру. Он уже понял, что сидеть на кастрюле и сторожить зеленых человечков скучно. Ему самому хотелось потолковать с ними. Он слез с кастрюли и осто-
рожно приподнял ее. – Эй, вы меня слышите? – позвал он. – Наш дом – Вселенная. Наш мир – един. Здравствуйте, брат по разуму! – услышал он в ответ. Пашка снова прихлопнул кастрюлю и посмотрел на Лену. – Чего это они? – Дурак! Они с тобой
здороваются. 23 Пашке смертельно захотелось посмотреть на братцев, но выпустить их из-под кастрюли он не решался. В душе он даже немного побаивался их. – Не трогай кастрюлю. Пусть сидят. Они могут быть опасны, – сказал он Лене тихо. – Я же несла их в сумочке! – Ничего не значит. Могут рассвирепеть. Я сейчас. И
Пашка снова ушел на кухню. В это время Пататам и Мананам совещались в кастрюле. – Неслыханное хамство! – сказал Пататам. – Мы летели миллионы лет, чтобы встретиться с ним, а он нас под кастрюлю! Я не хочу вступать с ним в контакт. – Придется, – вздохнул Мананам. – Не может быть, чтобы люди не понимали хороших слов. Пашка принес из кухни пустую трехлитровую банку. Держа ее обеими руками, он сделал знак сестре, чтобы она сняла кастрю-
лю. Лена убрала ее, и в тот же миг Пашка накрыл братцев банкой, ловко перевернул ее, на секунду сбив космонавтов с ног, а гор-
лышко банки накрыл учебником русского языка
для пятого класса. – Вот теперь поговорим! – удовлетворенно заявил он. – Они же задохнутся! – воскликнула Лена. – Нет-нет, не волнуйтесь, – сказал Мананам из банки. – Мы потребляем мало кислорода. Нам хватит. Пашка сел на стул, подпер голову руками и уставился на братцев, внимательно их изучая. Он встретился с Мананамом глазами и вдруг
не выдержал, отвел взгляд. Ему стало стыдно. Ощущение было настолько странным, что Пашка поспешно ска-
зал: – Не бойтесь. Я вас не трону. – Спасибо, – сказал Мананам. – А мы и не боимся, – добавил Пататам. – Кто научил вас говорить? – спросил Пашка. – Листья, – ответил Мананам. – А вас? – Постойте! – Пашка заерзал на стуле. – Для чего вас изо-
брели? Что вы должны делать? – О-о, мы должны много чего делать, – отвечал Мананам. – Мы должны путешествовать, разговаривать, думать, любить... – Верить, помнить, учиться, учить... – помог ему Пататам. – Понимать, читать, писать, удивляться, радоваться, гру-
стить... – Мы должны выполнить программу, – подчеркнул Пататам. 24 – А вообще – просто жить, – заключил Мананам. – А вас изо-
брели для других целей? – Нас никто не изобретал. Мы сами все можем изобрести, – сказал Пашка. – Вот как? – улыбнулся Мананам. – Вы в этом не сомневае-
тесь? Пашка даже вспотел от напряжения мысли. Он начал пони-
мать, что перед ним не игрушки, не зверьки, не роботы, а мысля-
щие существа, которые, может быть, умнее его. Пашке стало не по себе. Неужели эти говорящие карандаши – в самом деле жи-
вые? – Скажите, а вам не странно, что вы посадили нас в банку? – так же вежливо и учтиво продолжал Мананам. – У вас принято именно так встречать космических пришельцев? Согласитесь, это не очень воспитанно. Ведь мы прилетели к вам с другой планеты. Вы и ваша сестра – первые разумные существа, с которыми мы встретились. И вот, пожалуйста – сидим в банке! – Вы прилетели из космоса? – пролепетал Пашка. – А Ленка сказала, что вы выросли на дереве. – Сначала прилетели, а
потом выросли. Что здесь удиви-
тельного? – Тогда пожалуйста. Что же вы сразу не сказали?! – Пашка снял с крышки книгу и наклонил банку. Братцы по разуму выбра-
лись из нее и снова оказались на столе. Пашка встал со стула. Он не знал, что ему говорить. Впер-
вые он почувствовал себя представителем
человечества. Это было настолько непривычное ощущение, что у него пропали всё слова. Его выручил звонок, раздавшийся в прихожей. Пашка побе-
жал открывать. На пороге стояла женщина и держала за руку мальчика лет шести. – Лена Булкина здесь живет? – спросила женщина. – Здесь, – кивнул Пашка. – Где она? – женщина с мальчиком вошли в
прихожую. Пашка в растерянности показал на дверь комнаты. Женщина направилась туда, Пашка – за ней. – Леночка! – укоризненно воскликнула женщина, увидев Ле-
ну. – Котя пожаловался, что ты отобрала у него игрушечного че-
ловечка, которого он нашел в парке. Некрасиво с твоей стороны! – Вот, вот они! – Котька указал маме на стол. – Вы
, кажется, изволили назвать нас человечками? – обра-
тился к женщине Пататам, скрестив на груди руки. – Это не так! 25 – Какая прелесть! – всплеснула руками Котькина мама. – Ко-
тя, который из них твой? – Этот, – Котька ткнул в Пататама пальцем. – Леночка, так будет только справедливо, – Котькина мама подошла к столу, сняла с него Пататама и спрятала его в поли-
этиленовый мешочек. – Что вы делаете?! – вскричал Мананам. – Этот останется тебе. Видишь, он тоже умеет говорить, – кивнула на Мананама женщина. – Мы не имеем права расставаться! – взволнованно кричал Мананам. – Мы должны быть вместе! У нас программа! – Глупости! – заявила женщина. – Я не дам Котю в обиду. – Я умоляю вас! – Мананам упал на колени, протянул руки к Котькиной маме. – Во имя разума! – Замечательные игрушки
, – улыбнулась Котькина мама, вы-
ходя из комнаты. Дверь за ними захлопнулась, Пашка стоял, как пришитый к полу. Лена тихо плакала. – Ну и порядочки на вашей планете, – покачал головой Ма-
нанам, поднимаясь с колен. – Вы понимаете, что произошло?! Мы должны вместе вырастить Зерно Разума! – Павлик, кто там пришел? – раздался из соседней комнаты голос Булкиной-мамы. – Спрячьте меня скорей! – приказал Мананам. – Я не хочу больше никаких контактов! Лена раскрыла верхний ящик пись-
менного стола, на котором стоял Мананам, и он прыгнул туда. Лена задвинула ящик. – Все в порядке, – ответил маме Пашка. – Ничего не случи-
лось. – Вот так летишь миллионы лет, – сетовал в ящике Мананам и попадешь в дикую историю. Невероятно! Г л а в а 5 ПОСЛАНИЕ ЗЕМЛЯНАМ Первую ночь на планете Земля Мананам провел за шторой на подоконнике в горшочке с кактусом. Пока родили Булкины не угомонились, он сидел в ящике письменного стола, а Лена поти-
хоньку оборудовала там комнатку для жилья, делая вид, что на-
водит в ящике порядок. Она застелила ящик бархатной ворсистой бумагой из
набора для ручного труда, поставила игрушечный на-
бор мебели: кровать, стол, стулья, шкафчик. А Пашка мигом со-
орудил из проволоки торшер с лампочкой от карманного фонари-
26 ка, питаемой от батарейки. Когда Мананам улегся на кровать, а Лена задвинула ящик, маленькому космонавту его новое жилище очень понравилось: лампочка освещала уютную малогабаритную квартирку с бархатным «ковром» на полу и деревянными стена-
ми, которые кое-где были испачканы чернилами. Если бы не бес-
покойные мысли о Пататаме, хозяин квартирки был
бы просто счастлив. Однако он надеялся, что Котька со своей мамой тоже позаботятся о Пататаме, а потом все устроится. Главное, не те-
рять друг друга из виду! И все же Мананам не пожелал спать в удобной кроватке, а предпочел горшок с кактусом. Необходимо было пополнить запас сил. Пашка, по указанию Мананама, принес из кухни зеленый как-
тус с плоскими мясистыми листьями, похожими на ласты моржа, из которых торчали редкие, но крепкие иголки. Земля в горшочке ссохлась и потрескалась. Лена тщательно взрыхлила ее и полила водой, после чего Мананам зарылся присосками в землю и встал рядом с кактусом, как часовой на посту
. Дети убрали горшочек за штору, улеглись спать и потушили свет. Но заснули не сразу. В темноте они долго вели разговор с Мананамом, рассказывая о себе и слушая рассказы про планету Талинта. Мананам рассказывал им о Зерне Разума и добавил, что каждый из двух космонавтов обладает лишь половинкой этого Зерна, вот почему им необходимо быть вместе, чтобы запустить Зерно в Космос. Лена плохо поняла про космос и планету Талин-
та, но главное усвоила правильно: разлучить братцев нельзя. – Я завтра скажу Котьке, чтобы он принес Пататамчика, – сказала она. – Да, сделайте милость, – сказал Мананам. – А почему вы все время так говорите? – спросил Пашка не-
смело. Он уже привык называть Мананама на «вы», это его ни-
чуть не удивляло, но к оборотам его речи никак привыкнуть не мог. – «Сделайте милость», «будьте так добры»... Странно! – А разве на вашей планете не все употребляют эти преле-
стные слова? – спросил Мананам. Пашка и Лена подтвердили, что нет, далеко не все. – Вот это действительно странно... – задумчиво проговорил Мананам. – Должен вам сказать, что на нашей планете такого рода выражения чрезвычайно распространены. Мы просто не мыслим, как могут иначе общаться разумные существа. В нашем языке несколько тысяч оборотов вежливости. И наше отчее дере-
во... – Отчее дерево? – переспросил Пашка. 27 – Ну да. Дерево, на котором мы выросли... Оно было весьма довольно, когда услышало сходные обороты в русском языке от одного пожилого ученого. Его звали Сигизмунд Робертович. Он часто прогуливался в парке со своими учениками. Кстати, ученики тоже были очень корректны. – Корректны? – опять переспросил Пашка. – Вот именно. Учтивы, вежливы, сдержанны. Это очень по-
нравилось нашему дереву, и оно охотно ввело услышанные сло-
ва в наш лексикон. – Угу... – промычал Пашка, усиленно вспоминая, какие из этих оборотов он употребляет в повседневной жизни. Припомнил мало. – Скажите, пожалуйста, Мананам, – спросила Лена, – а что это у вас за блюдечко на голове? Почему оно с дыркой
? – Во-первых, это орган слуха и обоняния... – Чего? – не поняла Лена. – Это ухо и нос одновременно, – пояснил ей Пашка. – Ухонос? – спросила сестра. – Если угодно, можно назвать это ухоносом. Но главное его назначение совсем другое... – начал рассказывать Мананам, как вдруг дверь в комнату отворилась и на пороге возникла Булкина
-
мама в халате. – Дети, что за писк? Почему у вас что-то пищит? Вы слыши-
те? – спросила она взволнованно. – Мыши, – сказал Пашка. – Ох, ты господи! Куда смотрит Красавец?! Полон дом мы-
шей! И мама отправилась в другую комнату сообщить про мышей папе. – Кто этот Красавец? – спросил Мананам после паузы. – Наш кот, – сказала Лена. Мананам помолчал. Его несколько задело, что голосок его был принят за мышиный писк. Но что поделаешь? Он вздохнул и пожелал детям спокойной ночи. Наутро, после того как Лена вымыла Мананама под краном по его просьбе и насухо вытерла махровым полотенцем, у братца по разуму состоялся короткий разговор с Пашкой. Пашка торо-
пился в школу, и ему очень хотелось взять космонавта с собой, чтобы познакомить с друзьями, но Мананам мягко отклонил это предложение. Он сказал, что поработает дома. – У вас есть орган общественной мысли? – спросил он. – Что это такое? 28 – У нас на Талинте это такое дерево, которое знает все но-
вости на планете и сообщает их другим деревьям. – У нас нет такого дерева, – сказал Пашка. – Как же вы узнаете новости? – Из газет... Или по радио и телевизору. – Что такое газета? Вместо ответа Пашка показал ему газету. Он развернул ее и положил на стол. Мананам прошелся по газете, читая заголовки. Пашка принес ему еще газет для знакомства с последними новостями, а заодно прихватил в отцовском шкафу толстый том энциклопедии Брокгауза и Ефрона, изданный много лет назад. – Вот здесь про все написано, – сказал он и убежал в школу. – Энциклопедический
словарь, – прочитал Мананам на ко-
решке. – «Бос – Бунчук». Любопытно... Дело в том, что это был том на букву «Б», единственный в библиотеке папы Булкина. Мананам приступил к чтению. Он прохаживался по газете, заложив руки за спину, и смотрел себе под ноги. За этим заняти-
ем и застал его кот, выползший из-под дивана. Этот кот по кличке Красавец Мужчина был черным ангорским котом с белой кисточкой на хвосте. Кличку свою он получил от Мамы Булкиной за надменный взгляд и эгоистичный характер. В желтых глазах Красавца Мужчины можно было прочесть самодо-
вольство, переходящее в глупость. Вчерашним вечером Красавец сидел под диваном и
наблюдал за событиями. Зеленый космо-
навт не понравился ему тем, что отвлек на себя все внимание детей, так что коту ничего не осталось. Кот никак не мог взять в толк, почему с этим говорящим карандашом возиться интереснее, чем с ним. Итак, он сидел под диваном и раздраженно бил хво-
стом по пыльному полу, отчего кисточка на кончике стала серой. Это еще больше разозлило Красавца, потому что он не бил мыть хвост. Когда хозяева разошлись, Красавец Мужчина выполз
из-
под дивана, выгнул спину и посмотрел на Мананама полуприкры-
тыми глазами. Мананам остановился и с доброжелательным лю-
бопытством взглянул сверху на кота. – Здравствуйте, брат по разуму, – сказал он. Кот промолчал. – Меня зовут Мананам. А вас как? Не откажите в любезности. Красавец Мужчина кинул на Мананама презрительный взгляд и издал
пронзительное мяуканье. – Мурмяу? – повторил Мананам. – Вчера вас называли по-
другому. 29 Кот не спеша направился к столу на мягких лапах. – Удивительно неразговорчивы коты на этой планете, – от-
метил Мананам как бы про себя и снова углубился в чтение. Он читал международные события. Кот присел на задних лапах, и, распрямившись, одним махом очутился на столе рядом с Мана-
намом. Вид него был угрожающим. Мананам повернулся к коту и предостерегающе поднял пальчик. – Прошу прощения. Вы хотите мне что-нибудь сказать? Красавец Мужчина заиграл шерстью на спине и зашипел, как яичница на сковородке. Мананам понял, что разговор принял не-
желательный оборот. Мананам не спеша, стараясь сохранять достоинство, отступил на подоконник и отломил от кактуса длин-
ную колючку. – Если вы пожелаете драться, вам будет больно. Не лучше ли решить наши проблемы мирным путем? Ему самому понравилось, как ловко ввернул он в разговор слова, только что вычитанные в газете. Однако кот не внял голо-
су разума, а бросился на Мананама, стараясь обхватить его ла-
пами. Мананам увернулся и
ловко вонзил колючку в морду Кра-
савца как раз в том месте, откуда растут усы. Кот завертелся на столе, свалился на пол и снова уполз под диван, стараясь смах-
нуть колючку. – Извините, я предупреждал, – сказал со стола Мананам. Кот выдернул наконец колючку и злобно заурчал. – Лучше было бы вам заняться
мышами. Говорят, в доме полно мышей, – посоветовал ему Мананам. После этого он дочи-
тал до конца газету, принесенную Пашкой, и глубоко задумался. Новости озадачили его. Он понял, что они с братцем попали на планету, которая сильно отличается от их родной Талинты. Изумило его главным образом то, что в мире, куда они попали, было полно конфликтов, начиная от международных и кончая спортивными. Мананам подумал, что они с братцем могут помочь землянам, если расскажут о своей планете, где ничего подобного не случается. Он нашел на письменном столе грифель от каран-
даша и листок бумаги, после чего спрыгнул в свою квартирку, то есть в
ящик стола, предусмотрительно оставленный открытым. Там он уселся за стол, положил перед собой листок и, держась за грифель обеими руками, начал писать письмо. Вот что он написал: «Уважаемые братья по разуму! Мы прилетели к вам с планеты Талинта, что означает на вашем языке – планета Растений. Очень бы хотелось вступить с
вами в 30 контакт. Как мы уже поняли, у вас на планете еще не все благо-
получно, тогда как на Талинте проблемы в основном решены. Нас удивляет и огорчает здешняя обстановка, ибо ваша планета по-
нравилась нам с первого взгляда. На ней много симпатичных лю-
дей и животных, включая котов. Мы желаем вступить со
всеми в контакт и ждем ответа. Наш дом – Вселенная. Наш мир – един! Покорители космоса Мананам и Пататам». Когда Пашка вернулся из школы, Мананам уже читал энцик-
лопедию, прогуливаясь по ее страницам. Надо сказать, что, по-
скольку словарь был издан в 1891 году, многие статьи в нем ус-
тарели, но Мананам поглощал новые издания, время от времени восклицая: – Ботаника! Отрасль естествознания, исследующая расте-
ния... Феноменально! Или: – Браво – Мурильо! Испанский государственный деятель. Пашка влетел в комнату, когда Мананам дошел до слова «Брахикефалы». – Существа с коротким черепом, – прочитал он. – Господи, куда мы попали? Павел, что такие «брахикефалы»? Я теряюсь в догадках. – Н-
не знаю... – Пашка увидел в ящике стола письмо и начал читать его, холодея от предчувствий. – Передайте это в газету, будьте любезны, – кивнул Мананам на письмо. – Не поверят, – покачал головой Пашка. – Вы можете оказать нам такую услугу? – спросил Мананам сухо. – Я окажу, – вздохнул Пашка. – Мне не жалко. Он нашел конверт, написал на нем адрес газеты, а внизу – свой обратный адрес, писать который ему очень не хотелось. Он уже представлял себе, какие разговоры начнутся вокруг этого письма. В школу сообщат наверняка. Потом выкручивайся. Но слово есть слово. Пашка заклеил конверт и отправился опускать письмо в ящик. Всем своим видом он выражал сомнение
в успе-
хе. 31 Г л а в а 6 ФАНТАСТИЧЕСКИЙ ПИСАТЕЛЬ Конец дня прошел в чтении энциклопедии на букву «Б». Пашка пытался делать уроки за своим письменным столом, а Ма-
нанам поглощал знания. Время от времени они обменивались замечаниями. – Буддизм? – спрашивал Мананам. Пашка пожимал плечами. – Былины русские? Пашка окончательно понял, что он ничего не знает, и решил на досуге почитать энциклопедию
. Вернувшуюся из детского сада Лену Мананам встретил во-
просом: – Как мой братец? Что говорит Константин? – Не волнуйтесь, они играли вместе. Котька говорит, что он неисправен. Мама хочет отдать его в починку. – Этого только не хватало. А сама мама исправна? – спросил Мананам. – Котька не говорил... – Надо скорее сообщить Земле
о нашем прибытии, – сказал Мананам. – Иначе будет плохо. Пататама явно принимают за ко-
го-то другого. Мы сюда прилетели не в игрушки играть. Пашка оторвался от тетрадки и сообщил, что у него есть идея. Мананаму, не дожидаясь ответа из газеты, надо познако-
миться с писателем. В доме, где жили Булкины, двумя этажами ниже жил писатель-фантаст, который писал книжки для детей. Пашка тут же показал Мананаму одну книжку писателя. – Про что он пишет? – спросил Мананам. – Про пришельцев. – Про нас? Он знаком с пришельцами? – Нет. Он фантаст. Он их выдумывает, а потом пишет про них. – Браво – Мурильо! – воскликнул Мананам. – Про нас ничего не надо выдумывать. Напишет все как есть. Надо с ним познакомиться. – Я пойду узнаю, дома он или нет. – Пашка с удовольствием оторвался от уроков и побежал вниз по лестнице. Писателя дома не оказалось. На звонки никто не отвечал, лишь за дверью лаяла собака. Пашка наведывался туда еще
дважды, но безрезультатно. Визит к писателю отложили до утра. Наутро, когда из квартиры все разошлись, Мананам остался наедине с Красавцем. Кот ушел в кухню и лакал там свое молоко, обдумывая планы мести. Мананам стал гулять по квартире. 32 Он обследовал комнату родителей, залез в сервант, походил по полкам, рассматривая посуду, потом перелез на книжный стеллаж и отправился гулять по, нему, читая названия книг на корешках. Надо сказать, что по гладким вертикальным стенкам, например, по стеклу или по полированной поверхности серванта, Мананам ходил, пользуясь присосками, так же легко, как по
полу. Потом он спустился вниз, вышел на балкон и принялся рассмат-
ривать окрестности. Вдруг он услышал внизу чей-то хрипловатый голос: – Не покормил я тебя вчера, Джеки... Ешь... ешь... Мананам вылез на карниз балкона и свесил голову вниз. Двумя этажами ниже на таком же балконе стоял человек в пижа-
ме
, сладко потягиваясь. «Писатель... – сообразил Мананам. – Ну что ж, отправимся в гости.» Дверь квартиры, естественно, была заперта. Тогда Мананам нашел катушку ниток, прикатил на балкон. Зацепив ее за балкон-
ное ограждение, он принялся тянуть за нитку. Катушка вертелась на месте, нитка разматывалась. Мананаму удалось отмотать не-
сколько метров нитки, после чего он обрезал ее бритвой, найден-
ной в ванной комнате. Все это потребовало труда и времени. Один конец нитки Мананам привязал к ограде балкона, а другой спустил вниз, предварительно обвязав им для тяжести стираль-
ную резинку. Нитка натянулась. Мананам крепко ухватился за нее и осторожно начал спус-
каться. Он увидел, что писателя
на балконе уже нет, а дверь в комнату раскрыта. Мананам благополучно добрался до писатель-
ского балкона и спрыгнул на него. Стараясь не шуметь, вошел в комнату. Писатель сидел в кресле, откинув голову назад. На лбу у не-
го было мокрое полотенце. Не успел Мананам как следует раз-
глядеть обстановку, как из угла комнаты на него с лаем броси-
лась огромная лохматая собака желто-белой масти. Мананам сам не понял, как оказался на стенке платяного шкафа, по которой он быстро взбежал верх, перебирая присосками. В один миг он очу-
тился на шкафу. Собака прыгала под ним, издавая громкий лай. – Джеки! Что случилось?! – писатель оторвал голову от крес-
ла и замахнулся на собаку мокрым полотенцем. – Прекрати! – Он перевел взгляд вверх, поняв, то собака обеспокоена чем-то, на-
ходящимся на шкафу, увидел Мананама. – Та-ак... Чертики ме-
рещатся... – огорченно констатировал писатель и снова уронил голову на спинку кресла, прикрыв глаза. 33 – Наш дом – Вселённая. Наш мир – един! Здравствуйте, брат по разуму! – проговорил Мананам со шкафа. Писатель только тяжело вздохнул. А Джеки снова начала ла-
ять. Мананам сел на шкафу, свесив вниз ноги. Он не понимал та-
кого поведения писателя и его собаки. – Разрешите представиться. Мананам, – сказал он. Писатель приоткрыл один глаз
и взглянул на Мананама. – Опять... – хрипло протянул он, закрывая глаз. Писатель был не первой молодости, с редкими волосами и немного опухшим от сна лицом. Под глазами были мешки. – Вы меня слышите? – спросил Мананам. – Я прошу про-
стить меня за вторжение. Мне сказали, что вы писатель... – Что же это делается
... – простонал писатель, срываясь с кресла. Он подбежал к шкафчику, распахнул его, что-то булькнуло, и писатель залпом выпил какую-то жидкость из стакана. «Лекарст-
во», – подумал Мананам. Переведя дух, писатель снова взглянул вверх. – Сидит, – сказал он себе. – Что тебе надо? – Собственно, я с визитом доброй воли, – проговорил Мана-
нам. – Мне нужно поговорить с вами. Писатель снова упал в кресло. – Говори, – сказал он. – Дело в том, что мы прилетели с другой планеты... – И Ма-
нанам начал рассказывать о космическом путешествии братцев по разуму, о планете Талинта и ее обитателях. Писатель некоторое время слушал неподвижно, потом трях-
нул головой и перебил
Мананама: – Ладно. Кто это подстроил? – Клянусь честью, я – пришелец, – сказал Мананам. – Честью! Ха-ха-ха... – Писатель рассмеялся, глаза его ожи-
вились. – Мне сказали, что вы пишете о пришельцах, – несколько обиженно отвечал Мананам. – Пишу... Только не пишется. – Писатель с тоской взглянул на свой рабочий стол, где стояла пишущая машинка
и разброса-
ны были листы бумаги. – А в чем дело? Какие трудности? – поинтересовался Мана-
нам. – Придумать не могу. Каюк, – признался писатель. 34 – Зачем же придумывать? Я вам говорю чистую правду. На-
пишите про нас с братцем. Нам нужно, чтобы жители Земли узна-
ли о нашей планете. – Зачем это вам нужно? – У нас такое задание. Программа, – объяснил Мананам. Писатель задумался. Он поднял полотенце и вытер лицо. Потом подошел к столу и уселся за него. – А что, это идея... Талинта, говоришь? – Он взялся за перо. И Мананам продолжил свой рассказ. Писатель некоторое время водил пером по бумаге, конспектируя историю планеты Талинта, но потом отбросил авторучку. – Нет! Все не то. Где проблема? Где идея? Это — не литера-
тура. – Это – правда, – сказал Мананам. – Нужен
конфликт. – Послушайте, почему вы так любите конфликты? – спросил Мананам. – Читатель любит конфликт, – снисходительно отвечал писа-
тель. – Тогда вот вам конфликт. – Мананам рассердился, но по его тону этого нельзя было понять. – Я заметил, что на вашей плане-
те с нами обращаются не совсем... так сказать, уважительно. Чем это объяснить? Писатель
поднялся с кресла и подошел к шкафу. Мананам на всякий случай взбежал на потолок. – Ишь ты! Как муха! – воскликнул писатель. – Знаешь, я мух не уважаю. Не привык. – Уважения достойны не размеры, а мысль, – сказал Мана-
нам. – Ах ты шпендрик! – улыбнулся писатель. Он вернулся в кресло, закинул ногу на ногу
и сказал: – Согласен. Поговорим уважительно. Допустим, что вы – пришелец. – Допустим, что вы – писатель, – сказал Мананам с потолка. – Что значит – допустим? Я писатель и есть. – А я – пришелец. – Чем вы вооружены? – спросил писатель. – Не понял. – Какое у вас оружие? – Зачем нам оружие? – удивился Мананам. – Мало ли что
может встретиться во Вселенной! Знаете, сколько там опасностей! – воскликнул писатель. 35 – Догадываюсь. Но мы на Талинте исходим из убеждения, что разум – самое надежное оружие мыслящего существа. Если нам встретятся разумные существа, мы сумеем убедить их в сво-
ем дружелюбии, а неразумных мы просто обхитрим. – Смотрите, как бы вам не откинуть присоски с такими убеж-
дениями, – проворчал писатель. – Мы совсем и не собираемся кидаться присосками, – серь-
езно сказал Мананам. – Не-ет, дорогой... – Писатель встал и принялся ходить по комнате. – Здесь вы не правы. Другие планеты надо завоевывать. Силой! Если вы стоите на такой высокой ступени развития, что можете передвигаться в космосе без помощи ракет, то все ос-
тальные для вас – тьфу! Муравьи. И обращаться с ними нужно, как с муравьями. – Ну что вы. Вы – совсем не муравей, – сказал Мананам. – Я же вижу, что вы мыслите. – Спасибо, – сказал писатель. – И все же экспедиция в дру-
гой мир сопряжена с таким риском, что лучше себя обезопасить. Бронированный корабль, знаете ли... Лазерная пушка. Икс
-лучи... Я бы начал рассказ о визите на Землю примерно так: «Рано ут-
ром шестого сентября в бронированном космическом корабле, вооруженном лазерной пушкой, на Землю прибыла экспедиция с планеты Талинта...». Мананам коротко рассмеялся, представив себя с Пататамом в бронированном корабле. А писатель внезапно сел за машинку, лицо его озарилось, он бросил радостный взгляд на Мананама. – А что? Я так и начну! И он с бешеной быстротой забарабанил по клавишам, забыв о Мананаме. Мананам вздохнул и по занавеске перебрался к открытой балконной двери. Качнувшись на ней, он прыгнул на подоконник, оттуда перебрался на перила балкона, уцепился за нитку и быст-
ро пополз вверх. Через минуту он был дома. Подтянул нитку к себе, отвязал стиральную резинку и понес ее обратно на пись-
менный стол Пашки. На душе у него было грустно... Когда он вошел в комнату, то там, к своему удивлению, уви-
дел Лену, хотя Лене еще рано было возвращаться из садика. Ле
-
на горько рыдала. – Я здесь. Не плачь, – сказал Мананам. Лена подняла голо-
ву, но слез не вытерла. – Мананамчик, миленький! Пататама продали, – сказала она и снова уронила голову на подушку. 36 Г л а в а 7 СУВЕНИР ЯПОНСКИЙ ГОВОРЯЩИЙ А с Пататамом случилось вот что. Когда Котькина мама и Котька принесли его домой, Пататам был вынут из мешочка и поставлен на кухонный стол. Котькина мама внимательно осмотрела космонавта, надеясь найти дыроч-
ку, куда вставляется ключик. Дырочка была обнаружена в ухоно-
се. Котька принес ключик от заводного автомобиля и по совету
мамы вставил его в ухонос. – Я прошу вас осторожнее, – предупредил Пататам, который не без интереса наблюдал за их действиями. – Смотри-ка, Котеночек, он уже заговорил, – сказала Котьки-
на мама.– А ну-ка, поверни ключик! Котька повернул. Пататам выдернул ключик из ухоноса и за-
бросил его подальше. – Не хочет, – сказала
мама. – Может быть, он элек-
трический? – Может быть, – сказал Пататам. Котькина мама перевернула Пататама вниз головой и стала искать место, куда вставляются батарейки. Пататам вздохнул. Ему это стало порядком надоедать. А Котькина мама, недолго думая, схватила за присоску и принялась ее отвинчивать. Нога Пататама скрутилась как резиновый жгутик. – Помилуйте, гражданка! – сказал Пататам. – Говорит, говорит... – прошептала Котькина мама, отпуская братца. Пататам присел на краешек тарелки и выправил скручен-
ную ногу. – Опять молчит! – с досадой сказала Котькина мама. – Хоть бы инструкция была, как им пользоваться! Она опять схватила Пататама и поставила его на ноги, затем неожиданно подтолкнула его в спину. Пататам
растянулся на столе. Это окончательно вывело его из себя. – Прекратите ваши шутки! – воскликнул он, поднимаясь. – Котя, почему он не ходит? Он раньше ходил? – спросила мама. – Ходил... – ответил Котька. – Они уже успели его испортить, – сказала мама, имея в виду Лену и ее брата. Она ухватилась за присоски и стала передвигать их по столу, как бы обучая Пататама ходить. Котька принес из своей комнаты грузовой автомобиль. Видя, что Пататам ходить не желает, мама посадила его в кузов, и Котька повез братца по квартире. «Есть в 37 этом нечто унизительное, – думал Пататам, сидя в кузове игру-
шечного автомобиля. – Хотя, если быть честным, мне немного приятно. Однако стоило ли преодолевать миллионы километров в космосе, чтобы развлекать дикарей на планете Земля?». Он выскочил из кузова и направился к двери. – Рад был познакомиться с вами, – поклонился он. – Но меня ждут дела. Откройте мне, пожалуйста, дверь. Но тут Котька накрыл его сачком для бабочек. Пататам запу-
тался в розовой марле, а Котька, перекинув сачок через плечо, отправился в свою комнату, где на подоконнике стоял круглый аквариум с зеленой водой и игрушечным гротом. Недолго думая, Котька вытянул Пататама из сачка и бросил в
аквариум. Естественно, Пататам не утонул, поскольку был рас-
тением, но возмутился страшно. – Константин, может быть, вы прекратите ваши эксперимен-
ты? – Мама, он плавает! – заорал Котька. – Очень хорошо, Котеночек, – отозвалась из кухни мама. Пататам подплыл к стенке бассейна, уцепился за край и под-
тянулся на руках. Глядя Котьке в глаза
, он проговорил раздельно: – Немедленно выньте меня и оботрите. Иначе вся планета Земля перестанет вас уважать. По правде говоря, особым уважением планеты Котька не пользовался и раньше. Однако такая постановка вопроса озада-
чила его. Он вытащил Пататама из воды и вытер его носовым платком. – Поставьте меня куда-нибудь, – сказал Пататам. Котька по-
ставил его на стул, а сам уселся рядом на тахту. – Теперь поговорим, – сказал Пататам и убедительнейшим образом объяснил Котьке, что его необходимо тотчас отнести назад к Мананаму, в противном случае программа космических исследований окажется под угрозой. Из этой речи Котька не понял ничего – за исключением тре-
бования вернуть его Лене. Он нахмурился и засопел. Котькина мама уже стояла в дверях. Услышав длинные объяснения при-
шельца, она сказала: – Как хорошо он говорит. Умеют же делать! Пататам еще раз повторил свою просьбу. Но мама будто не слышала его. Она лишь спросила у Котьки, где он намерен держать новую игрушку. – У
тебя в комнате нельзя. Еще убежит. Давай поставим его в бар. Когда придут гости, он будет с ними разговаривать. 38 – Никогда! – вскричал Пататам. – Вы не услышите от меня больше ни одного слова! – И с этими словами как подкошенный рухнул на мягкое сиденье стула. Мама потрясла его и, вздохнув, отнесла в бар, где стояли бу-
тылки и рюмки. Она положила его на стеклянную полочку и плот-
но закрыла дверцу. – Может быть
, отлежится, – сказала она. Но Пататам решительно не подавал признаков жизни. Он лишь презрительно смотрел в глаза Котькиной маме, когда она вынимала его из бара и встряхивала, как термометр. Наконец она не выдержала, снова завернула Пататама в полиэтилен и вышла на улицу. Через десять минут Котькина мама была у двери, ря-
дом с которой имелась табличка «Ателье по ремонту бытовых приборов». Неизвестно почему она решила, что Пататам – быто-
вой прибор. Приемщик ателье, пожилой Мужчина в черном хала-
те, устало взглянул на Пататама и спросил: – Чего вы хотите? – Ровным счетом ничего! – заявил Пататам, думая, что во-
прос обращен к нему. Приемщик не
обратил на его слова никакого внимания. – Нужно его починить, – сказала Котькина мама. Приемщик лениво покопался в ящике стола, достал лупу, пинцет, отвертку и плоскогубцы. Он расстелил перед собою чистую тряпочку, поло-
жил на нее Пататама и принялся рассматривать его в лупу. Пата-
таму стало весело. Он вдруг показал приемщику язык
– нежно-
зеленый, как весенний листок. Приемщик и на язык не обратил внимания. . – Чье производство? – спросил он Котькину-маму. – Я не знаю... Нам из-за рубежа привезли... знакомые, – за-
стеснялась Котькина мама. – Японский, должно быть, – предположил приемщик. «Интересная у него психология, – думал в это время Пата-
там, лежа на тряпочке и разглядывая через лупу огромный, на-
клонившийся над ним глаз приемщика. – Неужели он ничему не удивляется? Не может быть, чтобы он каждый день встречался с представителями иной цивилизации». Приемщик сжал Пататама пинцетом и повертел перед носом. – Какой у него гарантийный срок? – спросил он. – Да он же японский! – воскликнула Котькина
мама. Прием-
щик потрогал Пататама отверткой и, не найдя ни одного винтика, снова положил на тряпочку. – А что не работает? – спросил он. 39 – Не ходит, не разговаривает, – пожаловалась Котькина ма-
ма. – Контакт, значит, где-то... – пробормотал приемщик. – Но мы их не ремонтируем, таких... – А что, вам уже приносили? – Приносили, – соврал приемщик. – Не берем. Сложная схе-
ма. – Что же мне с ним делать? – Снесите в комиссионный, – посоветовал приемщик. – Там возьмут. Кто-нибудь
купит, есть любители. – А сколько он стоит? – с интересом спросила Котькина ма-
ма. – Японские, они дорогие... Пататам в разговор не вмешивался. Он решил понаблюдать за жителями Земли со стороны. В конце концов можно и таким способом узнать о жизни на планете. Он снова дал завернуть се-
бя в мешочек, и они с Котькиной мамой пошли в комиссионный магазин. Вскоре Пататам предстал перед молодым человеком с быст-
рыми глазами. Он кинул взгляд на Пататама. – Что это такое? – Японский сувенир,— ответила мама. – Семь рублей, – коротко оценил Пататама молодой человек. – Он говорящий, – запротестовала мама. – Не слышу. – «Вы слыхали, как поют
дрозды? Нет, не те дрозды, не по-
левые...» – заорал Пататам. Ему стало вдруг ужасно весело. – Вот! Вот! – воскликнула Котькина мама. – Семьдесят пять рублей, – изменил свое мнение молодой человек. На этом и согласились. К Пататаму прикрепили ярлык с це-
ной и надписью «Сувенир японский говорящий», Котькина мама получила квитанцию, а Пататама поставили в магазине на полку рядом с магнитофонами, фотоаппаратами и радиоприемниками. Весь следующий день, когда Мананам ходил в гости к писа-
телю, его братец провел на полке магазина с ярлыком на шее. Несколько раз его показывали покупателям. Те вертели его в ру-
ках, пожимали плечами и возвращали обратно. Цена была
слиш-
ком высока. Одна девушка подмигнула Пататаму и сказала: – Привет, Буратино! Пататам ответил: «Здравствуйте, мадемуазель!», чем привел девушку в восторг. Но денег у нее не было. 40 41 Продавец сердито отобрал Пататама у девушки, сказав: «Вы что, какой это Буратино?! Он же без носа!». – Сами вы без носа! – сказала девушка и ушла. Пататам огорчился. Наблюдая с полки за людьми, толпящимися у прилавка, Па-
татам думал о том, как много вещей, оказывается, нужно для сча-
стья обитателям этой планеты. Люди толпятся у прилавка, счи-
тают деньги, с завистью смотрят на бездушные предметы со множеством ручек... А с ними ни поговорить, ни посмеяться... Па-
татам пробовал установить контакт с магнитофонами и убедился, что они совершенно мертвы. Под вечер в магазин пришел юноша в очках. Он потолкался у витрины, разглядывая магнитофоны и
фотоаппараты, и вдруг увидел Пататама. С минуту он смотрел на его, о чем-то размыш-
ляя, потом спросил: – Скажите, пожалуйста, вы действительно умеете говорить? – Честное слово, – ответил Пататам. Ему понравилось, что юноша обратился к нему вежливо. Юноша снял очки и протер их. – У него глаза умные, – пробормотал он. – Спасибо за комплимент. У вас тоже неглупые глаза, –
сказал Пататам. Юноша сорвался с места и побежал к кассе, на ходу роясь в карманах. Он бросил на тарелочку кассира семьдесят пять руб-
лей, приготовленных им для покупки фотоаппарата, причем от волнения не мог даже назвать номер отдела. Он только махнул рукой в
ту сторону, повторяя: – Японский... Говорящий... Пряча Пататама в портфель, он сказал: – Меня зовут Юра Громов. Я – аспирант. – Пататам, покоритель космоса, – представился пришелец. Юра поехал к себе домой, в общежитие, время от времени раскрывая портфель и заглядывая в него. Увлеченный своею по-
купкой, он не заметил, что из магазина за
ним вышел мальчишка лет двенадцати, с веснушками на носу. Мальчишка сел в тот же автобус, вышел вместе с Юрой на одной остановке и шел за ним до общежития. Внутрь его не пустила вахтерша. Мальчишка по-
стоял у двери, затем дошел до угла и внимательно прочитал таб-
личку с адресом. Лицо его выражало озабоченность. 42 Г л а в а 8 УРОК ТРУДА – Его купил очкарик! – доложил Пашка, прибежав домой. – Он живет в общежитии на улице Академика Королева, дом семь. – Очкарик – это профессия? – спросил Мананам. – Нет. Это значит – он в очках. Мананам задумался. Он встал из-за стола и принялся зало-
жив руки за спину, ходить в ящике по бархатной бумаге. Лена и Пашка молча следили за ним. Мананам остановился. – Сколько он стоил? – Семьдесят пять рублей, – ответил Пашка. – Это много? – Очень. Можно купить пять радиоконструкторов. Мананам снова принялся ходить. Лицо его выражало озабо-
ченность. – Все-таки нас ценят, – наконец сказал он. – Но неизвестно, что за человек очкарик. Можно ли вступить с ним в контакт? – Я украду его, – сказал Пашка. – Кого? – спросил Мананам. – Пататама. – Красть нельзя. Это еще хуже, чем врать. – Красть нельзя! Врать нельзя! – возмутился Пашка – А про-
давать живых людей можно? – Мы не люди... – с грустью сказал Мананам. – Мне нужно подумать. Задвиньте, пожалуйста, ящик. Лена задвинула ящик
, и Мананам остался в темноте. Лам-
почку он не включил. Ящик пахнул сосной, деревом, лесом... Ма-
нанаму стало грустно. Он вздыхал ухоносом запахи сосновой смолы и вспоминал густые леса родной планеты. Там прошла первая жизнь Мананама. Там он вырос на дереве, там узнал о своем Задании, там встретил братца по разуму Пататама. Страшно даже подумать, сколько лет назад это было! Миллиарды и биллиарды лет. А потом, когда кончилась первая жизнь, они с Пататамом летели в космосе в виде Зерна Разума. Как радостно было после этого вновь встретиться с Пататамом на Земле и на-
чать вторую жизнь! И вот Пататама продали... Мананам
тяжело вздохнул и закрыл глаза. Однако на следующее утро он снова был бодр и деятелен. Как бы там ни было, нужно выполнять программу. Потерпев не-
удачу в контакте с писателем и не дождавшись ответа из газеты, Мананам отправился с Пашкой в школу. С одной стороны, Пашка этому радовался, потому что могло получиться замечательное 43 происшествие, но с другой – он уже догадывался о записи в дневнике, которая после этого происшествия должна была поя-
виться. Пашка принес Мананама в школу и посадил в парту, никому не показывая. Так они договорились. Раздался первый звонок, и в класс вошла учительница труда Светлана Николаевна. Она была небольшого роста, пухленькая, с
круглыми испуганными глазами за толстыми стеклами очков. В руках у нее была большая матерчатая сумка, набитая чем-то мяг-
ким. Испуганный вид Светланы Николаевны объяснялся тем, что сегодня впервые на ее уроке присутствовали мальчики, которые обычно занимались столярным делом. Но учитель мальчиков Ва-
лентин Федорович заболел, и ей пришлось согласиться, чтобы мальчики остались в классе на уроке шитья. Светлана Николаев-
на мальчиков побаивалась и ждала от них самого худшего. Но действительность превзошла самые ужасные ее ожидания. Учительница поздоровалась с классом и проверила по жур-
налу присутствующих. Пока все шло хорошо. Светлана Николаевна вывалила на стол из сумки груду раз-
ноцветных лоскутков
, ниток, иголок и пуговиц. – Тема сегодняшнего урока – пришивание пуговиц, – сказала она. – Дежурные, раздайте учебные пособия. Дежурные принялись разносить по партам лоскутки с пугови-
цами и нитками. Светлана Николаевна взяла в одну руку иголку, а в другую – нитку. – Смотрите на меня и повторяйте мои движения, вденем нит-
ку в игольное ушко... И тут она увидела, что на крышку первой парты, за которой сидел лохматый веснушчатый мальчик, вылезало что-то малень-
кое, зеленое, с округлой блестящей головой и маленьким блю-
дечком на ней. Эта штука направилась по парте к столу, пере-
прыгнула на стекло, покрывавшее учительский стол, и деловито направилась по классному
журналу к Светлане Николаевне. – Ай! – закричала учительница и пулей отлетела от стола к доске. Весь класс, затаив дыхание, смотрел на зеленое существо. – Уважаемая Светлана Николаевна, – подчеркнуто офици-
ально начал Мананам, остановившись посреди стола. – В вашем лице я хотел бы вступить в контакт с той частью мыслящего че-
ловечества... – Ой
! – еще громче закричала учительница и замахала рука-
ми на Мананама. – Прекратить! Прекратить! Мальчик, как твоя фамилия? Она уставилась на Пашку. 44 – Булкин, – нехотя сказал Пашка, вставая. Начинается!.. Пашка даже удивлялся, как это Мананам с его умом не догадывался о последствиях своих контактов со взрос-
лыми. Ничего иного нельзя и ожидать. А отдуваться придется Пашке. – Меня зовут Мананам. Я прилетел с планеты Талинта, – упорно продолжал гнуть свою линию пришелец. – Булкин! Выключи
его! – крикнула Светлана Николаевна, прижимаясь к доске. – Меня нельзя выключить. Я не торшер, – мягко проговорил Мананам, в то время как Пашка уже теребил в руках дневник, с тоской глядя на непонятливого космонавта. – Светлана Николаевна, он хочет вступить с вами в контакт, – жалобно проговорил Пашка. – Я тебе покажу контакт! – осмелев, воскликнула учительни-
ца. Она шагнула к столу, схватила Мананама за ухонос и по-
трясла им в воздухе. – Без родителей в школу не приходи! А вот это я отнесу ди-
ректору! – И она швырнула Мананама в матерчатую сумку. – Опять двадцать пять, – с досадой сказал Мананам, влетая в сумку. Учительница выбежала
из класса. В коридоре застучали ее каблуки. Светлана Николаевна ворвалась в кабинет директора. Си-
девший в темноте Мананам почувствовал, как сумка с размаху шлепнулась на что-то твердое. – Как хотите, Афанасий Петрович, я в этот класс больше не пойду! – услышал он взволнованный голос учительницы. – В чем дело, Светлана Николаевна? – спросил другой голос. Спокойный. – Булкин! — выпалила учительница. – Что Булкин? – Посмотрите, что у меня в сумке! Мананам ощутил движение. В сумку влезла пятерня с корот-
кими пальцами и плоскими, коротко остриженными ногтями. Ма-
нанам вздохнул и обхватил указательный палец руками. – Ой! – крикнул директор, выдергивая руку из сумки. На его пальце
висел Мананам. Директор в ужасе затряс рукой, и Мана-
нам упал на стол, но тут же вскочил на ноги и учтиво поклонился директору. – Добрый день! 45 – Здрасьте... – оторопел директор. – Я – Мананам, покоритель космоса. Наш дом – Вселенная. Наш мир – един, – с достоинством продолжал Мананам. – Ну, теперь вы видите? – проговорила учительница. – Бул-
кин принес этого говорящего таракана и напустил на меня! Хорошо, что Мананам не совсем ясно представлял себе та-
раканов. Иначе бы он сильно обиделся. Однако по тону учитель-
ницы он понял, что она не испытывает к тараканам никакой при-
язни, и поспешил рассеять недоразумение: – Я думаю, вы ошибаетесь, называя меня тараканом. Я не имею чести знать братцев по разуму, именуемых тараканами, но уверяю вас, что не принадлежу к их числу. Взор учительницы помутился, и она рухнула на кожаный ди-
ван у стены. Директор кинулся к ней со стаканом воды. Светлана Николаевна проглотила какую-то таблетку. Директор погладил учительницу по голове. – Светлана Николаевна, миленькая! Ну зачем же так? Давай-
те посмотрим на вещи с другой стороны. Булкин сконструировал любопытную модель, ему захотелось вас удивить... Нет, в самом деле, очень занятный человечек! – воскликнул директор, огляды-
ваясь на Мананама. – Вам следовало похвалить Булкина. Может быть, он будущий академик Королев?.. А эту вещицу мы выста-
вим в музее. Скажите, ведь я прав? Светлана Николаевна кивнула, всхлипывая. Директор вернулся к столу, взял Мананама за туловище и поднес к носу, внимательно разглядывая
. Он ощупал его ноги и руки, попытался отвинтить ухонос, дернул за пальчик, бормоча: – Очень, очень тонкая работа... Интересно, как он управляет его речью? – Кто управляет речью? – спросил Мананам. – Ну, Пашка этот! – рассмеялся директор. – Постреленок! – В таком случае я вынужден предположить, что кто-то управляет вашей речью, – сказал Мананам. – Ах, негодяй! Ах, поросенок! – обрадовано вскричал дирек-
тор, имея в виду Пашку. Это ведь не автомат, Светлана Никола-
евна, а робот, управляемый по радио. Большая разница! – обра-
тился он к учительнице. Учительнице было все равно – что автомат, что робот. Гово-
рящий таракан по-прежнему пугал ее. – Ладно, отнесем его в музей и пойдем разбираться с вашим пятым «Б», – сказал директор. 46 Он вырезал из плотной бумаги прямоугольник, написал на нем: «Радиоуправляемая модель робота. Изготовлена учеником пятого класса «Б» Павлом Булкиным», положил этикетку с Мана-
намом в футляр очков и понес в школьный музей. Когда директор водрузил Мананама среди приборов и моде-
лей, изготовленных учениками школы, Мананам умоляюще про-
стер к директору руки
и быстро-быстро заговорил: – Я ничего не понимаю, извините меня! Вы – мыслящее су-
щество? – Мыслящее, – подтвердил директор. – Почему же вы отказываете в этом мне? Я проделал огром-
ный путь в миллионы световых лет. Я прилетел с другой планеты. Мы должны вместе решать проблемы Вселенной... – Ох, у меня своих проблем хватает, – вздохнул Директор. – Я – пришелец, клянусь вам! – Пришельцев нет, – директор погрозил пальцем Мананаму. – Наукой доказано. Г л а в а 9 МАША Отдохнувший и окрепший Пататам проснулся в кастрюле с землей, которую Юра с вечера принес в комнату общежития. На-
строение у Пататама было превосходное. Он резко выдернул присоски из земли, сделал несколько энергичных движений рука-
ми и спрыгнул вниз. «Миллион, миллион, миллион алых роз...» – мурлыкал он песенку, услышанную вчера по радио. Песенка
чрезвычайно понравилась космонавту. Она напоминала ему о родной планете, о миллионах цветов, которые остались на ней миллионы лет назад. Постель Юры была аккуратно заправлена, но хозяин отсут-
ствовал. Пататам осмотрелся. Неподалеку на тарелке лежали три апельсина. Пататам подошел к ним и на всякий случай про-
изнес космическое приветствие. Апельсины молчали. «
Ишь, какие важные! Не хотят разгова-
ривать», – подумал Пататам. – Вы здесь в гостях или по делу? – спросил он. Апельсины не отвечали. Дверь комнаты отворилась, и на пороге появилась девушка со спортивной сумкой через плечо. Пататам вздрогнул. Он узнал девушку – это она приходила в комиссионный магазин, улыба-
лась ему и назвала странным именем Буратино. Девушка подо-
шла к столу и заметила маленького пришельца. 47 48 – Какая встреча! – удивилась она. – Ты меня помнишь? – Помню... – Пататам почему-то смутился. – Как ты здесь оказался? – Юра меня купил. – Пататам опустил глаза. – Вот молодец! Как тебя зовут? – Пататам – покоритель космоса. – А я – Маша. Оператор вычислительной машины. Где Юра? – Не знаю. Я проснулся, а его нет. – Наверное, пошел в магазин, – догадалась Маша. – Сейчас будем завтракать. Она достала из сумки бутылку молока, булку и сыр, постави-
ла на стол тарелки и стаканы. – Мы будем с тобой дружить? – спросила Маша. – Если вы этого хотите, то я – с удовольствием, – отвечал Пататам. – Ой, как ты странно говоришь! Как старичок. Зови меня на «ты». – Я постараюсь, – обещал Пататам. Маша сняла с тарелки апельсин и катнула его по столу к Па-
татаму. – Хочешь? – спросила она. – Откуда он? – задал вопрос Пататам, останавливая апель-
син. Для этого ему пришлось упереться в него обеими руками – апельсин был тяжелый и неповоротливый. – Он из Марокко. – Это такая планета? – Нет. Это государство в Африке. – Африка – это планета? – Почему ты все считаешь планетами? – засмеялась Маша. – Я привык иметь дело с планетами, – гордо сказал Пататам. – Я – покоритель космоса. – Ах, ну да! – кивнула Маша. – Почему апельсины такие неразговорчивые? – спросил Па-
татам. – Они не умеют говорить. Это же растения, – опять улыбну-
лась Маша. – Я тоже растение. И не вижу в этом ничего плохого, – Пата-
там обиженно засопел. – Конечно, конечно! – воскликнула Маша, нежно дотрагива-
ясь до ухоноса. – Но ты – умное растение. Ты умеешь говорить. А наши растения – глупые. Мы их едим. 49 – Вы едите растения? – в ужасе вскричал Пататам. – Да... А что? – удивилась Маша. – Интересно! А что вы еще едите? – Колбасу, сыр, мясо... – принялась перечислять она. – Это – не растения? – Нет. Это пища животного происхождения. – Какого? – Животного, – сказала Маша растерянно. – А что это такое? – Коровы, куры, овцы... – Постойте, постойте! – остановил ее Пататам. – А сами вы кто? – Мы – люди... Зачем это тебе? – Не растения и не животные? – уточнил Пататам. – Ну, животные мы, животные! – чуть не плача закричала Маша. – Чего ты ко мне пристал!? Мы не этакие животные, как они... – Откуда вы это знаете? – спросил Пататам. – Это же
само собой понятно. Мы говорим, мы думаем... – Говорить и думать – это не одно и то же, – изрек Пататам. Маша задумалась. Тут появился Юра с яблоками, колбасой и печеньем. Он взглянул на стол и поцеловал Машу. – Молодец, Машенька. Спасибо. Пататаму сделалось неприятно. «Перебил на самом инте-
ресном месте», – подумал он. – Юрик, он довел меня! – пожаловалась Маша. – Почему вы едите растения? Почему вы едите животных? – передразнила она Пататама. – А почему мы их едим? Юра сразу стал серьезным. Он снял очки и протер их, соби-
раясь с мыслями. – Видите ли, Пататам... – медленно начал он. – Это непро-
стые вопросы. У нас на Земле
так устроена жизнь. – Какая же это жизнь! – буркнул Пататам. – А разве у вас не так? – Мы помогаем друг другу, растем рядом и радуемся жизни и свету. Наше солнце и почва дают нам все, что нужно... – Вам хорошо, – выкрикнула Маша, – присосался к земле и сыт. И совесть чиста, главное! Никого они не едят, видите ли. А мы так не умеем! – Погоди, Машенька... – возразил Юра. 50 – Может, мне самой жалко всяких цыплят и телят! – Маша вдруг заплакала. – Я об этом не хочу даже и думать. А тут явился этот... вегетарианец. – Он даже не вегетарианец, – улыбнулся Юра. Пататам взглянул на всхлипывающую Машу, и ему вдруг до невозможности стало ее жалко. Он рассердился на себя за то, что
довел ее до слез. «Пускай есть кого хочет, – подумал он. – Пускай даже меня съест – лишь бы не плакала. Зачем она пла-
чет?» Юра стер слезы с Машиных щек и снова поцеловал ее. Пата-
таму стало тоскливо. Он оперся на круглый бок апельсина – тот был бугристым и влажным. «Эх, брат апельсин! – подумал Пата-
там. – Мы с тобой – растения. Нас можно есть, но любить нас нельзя!» Сквозь кожуру апельсина просочилась прозрачная крупная слеза. Юра с Машей быстро позавтракали, причем Пататам снова попробовал молока из блюдечка, после чего Юра стал собирать-
ся в свой институт к профессору Стаканскому, чтобы доложить ему результаты работы. Он
исследовал поле тяжести Земли, на-
деясь найти в нем небольшие дыры, где сила тяготения пропада-
ет. Если бы их удалось найти, то можно было бы летать в космос без ракет. Но Юра пока не нашел таких дыр в поле тяготения. Он представил себе, как профессор Стаканский опять хихик-
нет и скажет, потирая руки: «Опять в чудеса ударились, любез-
ный Юрий Глебович! Пора с этим кончать», – и хлопнет ладонью по своей монографии, которая всегда лежит у него на столе. Юра взглянул на часы и сказал: – Мне пора. – Юра, можно я Пататама с собой возьму? – спросила Маша. Пататам насторожился. Опять его не
спрашивают! Но Юра, мягко улыбнувшись, только покачал головой: – Нет, не надо. С ним может что-нибудь случиться. Маша на-
дула губы, а Пататам решительно выступил вперед и заявил: – Я пойду с Машей. Или вы считаете, что я теперь – ваша собственность на том основании, что заплатили за меня семьде-
сят пять рублей? Это не дает вам права распоряжаться моею свободой. – Ничего я не считаю! – рассердился Юра. – Можете идти ку-
да хотите. 51 – Вот и чудесно. Спасибо! – Маша поцеловала Юру в щеку. Пататама передернуло. «Что это они все время целуются!?» – с досадой подумал он. Маша взяла Пататама и, не долго думая, продела его в пуго-
вичную петлю на лацкане своей куртки. Пататам повис в петле, удобно опираясь локтями. Над лацканом осталась торчать его голова с ухоносом и сложенные на груди руки. – Все будут думать, что ты – брошка, – сказала Маша. Пататам усмехнулся. «Ладно, пусть брошка! Я выше этого!» – Всего хорошего, – сказал он Юре. – Не потеряй его! – сказал Юра. – И вообще, будьте благора-
зумны. Маша вышла на улицу и пошла, помахивая сумкой. Из лац
-
кана торчала голова Пататама. Маша косилась на нее и улыба-
лась пришельцу. Она радовалась, что никто во всем городе и на всей Земле не догадывается, какое чудо висит у нее на куртке. Пататам задрал голову и посмотрел на Машу снизу. Только тут он заметил, что Машины губы выкрашены в красный цвет. Это его заинтересовало. – Почему у тебя губы в краске? – спросил он смутился, ибо впервые обратился к Маше на «ты». – Я – женщина, – сказала Маша. – Женщина... – повторил Пататам. Ему понравилось это слово. Он уже хотел выяснить, что же такое женщина, но тут Маша наклонилась к нему дотронулась губами до ухоноса. – А ты порозовел. Местами, – сказала она. – Почему? – От свежего воздуха, – смущенно пролепетал Пататам. – А сейчас на тебе появились синие пятнышки. Ой, как инте-
ресно! – воскликнула Маша, глядя на Пататама. – Ничего интересного, – буркнул Пататам и отвернулся. Он-то хорошо знал причину, из-за которой появились эти пятнышки! Дело в том
, что жители Талинты выражают свои чув-
ства не только словами, но и изменением цвета кожи. В обычном состоянии все талинтяне – зеленые, но когда влюбляются, то становятся розовыми, потом и красными – в зависимости от силы чувства. Если талинтянин врет, то на нем немедленно проступа-
ют синие пятнышки от стыда, а если испугается, то на время чер-
неет. Видимо, Пататаму очень понравилась Маша, вот почему он порозовел, а потом смутился, соврал и покрылся синими пятныш-
ками. 52 – Ты ужасно смешной, – сказала Маша. – Мы поедем в парк кататься на карусели. – Хорошо, – кивнул Пататам, слегка обидевшись на слово «смешной» и от обиды становясь на миг сиреневым. Но Маша не заметила этого. Она села в трамвай, и они по-
ехали. В этот час в парке было пусто. Старик обслуживающий кару-
сель оторвал Маше билет, и она устроилась на висячей скамейке, пристегнувшись толстым ремнем. – И охота одной кататься... – проворчал старик, включая ка-
русель. Колесо медленно сдвинулось с места, заскрипело, пустые скамейки на цепях качнулись и разошлись веером по сторонам. В лицо Пататаму подул встречный ветер, и он вспомнил о космосе, о бесконечном полете во Вселенной: У него дух захватило. Они катались и разговаривали. Пататам рассказывал Маше о родной планете, о дереве, на котором они выросли, о своем братце по разуму Мананаме. Старик сидел в будке, удивляясь. Странная девушка в одиночку кружилась на карусели и разгова-
ривала сама с собой. – А где же твой братец? – спросила Маша. – Он остался у Лены и Пашки. – Где это? – Не знаю... – Пататаму стало в этот миг совестно, потому что он совсем забыл о Мананаме – так хорошо ему было с Ма-
шей. – Я должен его разыскать, – добавил он. – Разыщем... А сейчас мне нужно на работу
. – Я хочу с тобой, – быстро сказал Пататам, снова розовея. Маша только улыбнулась. Она сошла с карусели, поблагода-
рив старика, и медленно пошла к выходу из осеннего парка. – Тебе не холодно? – спросила она Пататама. Не дожидаясь ответа, Маша вынула пришельца из пугович-
ной петли и переложила к себе за пазуху курточки. Пататаму ста-
ло тепло. От Маши вкусно пахло незнакомым запахом, как от цве-
тов на планете Талинта. Пататам спрятал ухонос у нее на груди и задремал, вдыхая сладковатый запах духов. – Дурачок... – нежно прошептала Маша, поглаживая Патата-
ма, как котенка. Если бы он слышал, то наверное обиделся бы, но Пататам уже спал, тихонько посапывая. Маша села на трамвай и поехала на работу. 53 Г л а в а 1 0 ПО СЛЕДАМ МАНАНАМА Профессор Стаканский принял Юру в конце рабочего дня в своем кабинете на третьем этаже Института космических иссле-
дований. Юра коротко рассказал, как в течение месяца, пользу-
ясь физическими приборами, он пытался обнаружить дыры в по-
ле тяжести. Профессор слушал, нетерпеливо барабаня пальцами по обложке своей монографии. Наконец, Юра признался, что ни
-
каких дыр не нашел, но надежду еще не потерял. – Неудивительно, – сказал профессор. – Вы бы еще, голуб-
чик мой, искали следы пришельцев. Это антинаучно! – вдруг вскрикнул он высоким голосом и хлопнул-таки по монографии. – Пришельцы уже есть. Это не проблема, – понуро прогово-
рил Юра Громов. – Ну знаете! – развел руками профессор
, не в силах подоб-
рать слов. – У меня дома живет пришелец, – сказал Юра. – Где же вы его взяли? – язвительно спросил профессор. – Купил в комиссионном магазине. Профессор молча снял телефонную трубку и набрал две цифры. При этом он смотрел на своего аспиранта очень внима-
тельно. – Скорая медицинская помощь? – сказал он в трубку. – Не-
медленно приезжайте! Случай серьезного помешательства. Ад-
рес... Договорить профессору не удалось. Юра опустил ладонь на рычажки телефона. – Я здоров, Сигизмунд Робертович! – Не уверен, Юрий Глебович. Вы переутомились. Не взять ли вам академический отпуск? Или, может быть, совсем уйти из ас-
пирантуры? Наука – дело серьезное. Это вам
не фантастика ка-
кая-нибудь... – Хотите, я приведу вам пришельца из комиссионного? – дерзко спросил Юра. – Буду рад с ним познакомиться, – иронически отвечал про-
фессор. – Извините, у меня нет больше времени. – До свиданья, Сигизмунд Робертович! – Юра кивнул. – До скорого, Юрий Глебович. Подумайте над моими слова-
ми. Юра вышел из института и в отчаянии стукнул кулаком по водосточной трубе. Она загудела. «Ладно. Я им покажу... Я им докажу!» – думал он, шагая к общежитию. Внезапно он увидел 54 Машиного брата – Кольку Белоусова, который со всех ног мчался по тротуару. – Колька, стой! – крикнул Юра. Колька остановился, тяжело дыша. – Ты откуда такой? – Из школы. У нас сегодня такое было! И Колька, размахивая руками, вращая глазами и подпрыги-
вая, рассказал Юре об уроке труда, на котором появился малень-
кий зеленый человечек, напугавший до смерти Светлану Никола-
евну. – Так это же Пататам! – воскликнул Юра. – Как он у вас очу-
тился? Я дал его Маше. – Нет, его звали по-другому, – Колька потер лоб. – Мататам. Нет, Маманат. – Мананам! – закричал Юра. – Значит, это – его братец! Нуж-
но скорее сообщить Пататаму! И он со всех ног кинулся к Вычислительному центру, где ра-
ботала Маша. Колька с удивлением смотрел ему вслед. А Маша с Пататамом в это время с увлечением работали. Маша очень любила свою машину. Вернее сказать, уважала ее, потому что математика всегда была для Маши наукой не совсем понятной, а машина так ловко умела
вычислять, что невольно вызывала почтение. Маша не зря взяла Пататама с собою на работу. Ей хотелось удивить пришельца достижением человеческого гения. Пататам с интересом осмотрел пульт управления, приборы, шкафы с магни-
тофонами и спросил: – Зачем это вам? Естественно, он имел в виду человечество, а не Машу лично. – Как зачем? Она помогает людям мыслить. – А разве нельзя самим научиться мыслить лучше? – Как? – У нас на Талинте знания передаются по наследству. Если одно поколение растений чему-нибудь научилось, то следующему учиться этому уже не надо. Оно может идти дальше. У нас есть древнейшие династии математиков, поэтов, инженеров, сеяте-
лей... – Сеятелей
? – переспросила Маша. – Это одна из самых почетных профессий на нашей планете. – Значит, ты – потомственный космонавт? – улыбнулась Ма-
ша. 55 – Нет, я основатель династии космонавтов. Вернее, мы с Мананамом. – Вот видишь, а нам приходится изобретать разные машины, облегчающие человеку жизнь. – Мне кажется, что ваш способ... Как бы это выразиться?.. Он опасен для человека. Разум может добиться всего сам. Стоит только захотеть. Машины приучают вас к бездействию. – Но не можем же мы летать без самолетов? Смотреть кино без телевизоров? – Разум может все. Нужно только потренироваться. И сильно захотеть. Мы же можем летать без ракет. Вернее, умеем запус-
кать в космос Зерна Разума. Пататам находился в это время в лацкане белого халата, ко-
торый Маша надела, когда пришла на работу. Его зеленая голова резко выделялась на белоснежном фоне. Сотрудники Вычисли-
тельного центра украдкой поглядывали на Машу. Со стороны им казалось, что у нее отличное настроение и она разговаривает сама с собой. К Маше подошел инженер Виталий Константинович – весьма неприятный тип, не любивший ни свою работу, ни машину. Он, правда, говорил, что
любит Машу, но она ему не верила. – Приветствую хозяйку машины! Это что – новая мода? – указал он на Пататама. – Теперь так носят, – кивнула Маша. – Зеленое вам к лицу. Вы вся как зеленая ветка! – фальшиво воскликнул инженер. – Что вы понимаете в ветках? – не выдержал Пататам. Ин-
женер ему сразу не понравился. – Как вы сказали? – переспросил Виталий Константинович. Ему показалось, что отвечала Маша. Маша быстро отвернулась, делая вид, что перебирает пер-
фокарты. – Молчи! – шепнула она Пататаму. Виталий Константинович обнял Машу. При этом его ладонь легла на голову Пататама. Космонавт задрожал от негодования и изо всей силы ущипнул руку инженера. – Ох! – испуганно вскрикнул Виталий Константинович, отпры-
гивая от Маши. – Ваша брошка колется. Почему я такой несчаст-
ный? Мне так не везет. Брошки колются, задачки не решаются, а вы, Машенька, меня не любите... 56 Маша повернулась к нему. Виталий Константинович взглянул на нее и испуганно отшатнулся. И Маша и ее брошка смотрели на него одинаково суровыми, презрительными глазами. – Я люблю вас, Маша! – неубедительно воскликнул инженер. – Разве вы не видите? Вы неприятны Маше, – сказала брош-
ка. – Вам, как воспитанному человеку, давно следует уйти. Или я
ошибаюсь относительно вашей воспитанности? Инженер без сил опустился на стул. – Меня не любят даже брошки... – прошептал он. В зал влетел Юра. Увидев его, инженер сполз со стула и ти-
хо убрался восвояси. Но Юра не обратил на него никакого внима-
ния. Он подбежал к Маше, увидел Пататама, облегченно вздох-
нул
и выпалил: – Мананам нашелся! Он находится в школе. – Что с ним? – быстро спросил Пататам. – Арестован учительницей, – ответил Юра. И он тут же пересказал – со слов Кольки Белоусова – исто-
рию с уроком труда. Пататам закрыл лицо руками и слегка поси-
нел. – Мне стыдно, – признался он. – Мой братец героически пы-
тается выполнить Программу. В одиночку! А я тут прохлаждаюсь. – Ты не прохлаждаешься. Мы вступаем в контакт, – сказала Маша. – Короче говоря, быстрее в школу! – предложил Юра. Маша отпросилась у начальника на часок, и они втроем по-
ехали на автобусе в школу, где учился брат Маши и где произош-
ло странное событие
, слухи о котором благодаря детям уже на-
чали распространяться по городу. Пататам сидел в боковом кармане у Юры. – Пока не выдавайте меня, – сказал он. – Но я буду тайно ру-
ководить вашими действиями. – Хорошо, – улыбнулся Юра. Маленький космонавт почему-то смешил его. И хотя Юра от-
носился к нему с полным уважением, но без улыбки смотреть не мог. Они вошли к директору, когда тот серьезно разговаривал с отцом Пашки Булкина. Сам Пашка томился в коридоре перед ди-
ректорской дверью. – Но вы должны были видеть, когда он мастерил робота? – Обычно я интересуюсь... – Булкин-папа пожал плечами, – но тут ничего такого... – Простите, мы к вам, – обратился к директору Юра. 57 – Вы по какому вопросу? – Мы хотим узнать у судьбе бесстрашного покорителя космо-
са Мананама, – подсказал Пататам из кармана. Директор вздрогнул, услышав какой-то писк, который напом-
нил ему инцидент со Светланой Николаевной. – Мы относительно человечка Зелененького... – И Юра пока-
зал на пальцах величину человечка. Пататам в кармане потряс кулачками от возмущения. – Робота? – переспросил директор. – Ну да. Что с ним? – Полный порядок. Он у меня в музее. – Нельзя ли на него взглянуть? — спросил Юра. – А вы, простите, откуда? – насторожился директор. – Я – аспирант Института космических исследований Громов. – А-а... Пойдемте. И вы, товарищ Булкин. Посмотрите, каки-
ми вещами занимается ваш сын, – директор старался быть суро-
вым. Они всей компанией направились по коридору к дверям му-
зея. Впереди – директор с ключом. Он повернул ключ в замке и распахнул дверь. – Пожалуйста, – сказал он, заходя последним и указывая на полку, где стояли приборы и модели. И замолчал, вытаращив глаза. На том месте, где он оставил Мананама, теперь была только табличка с надписью «Радиоуправляемая модель робота. Изго-
товлена учеником пятого класса «Б» Павлом Булкиным». Мананама нигде не было видно. Зато на стене, прямо над моделями автомобилей, кораблей и ракет, цветным красным мелком было начертано размашисто и крупно: «Наш дом – Вселенная. Наш мир – един! Эх вы, братья по разуму!» Г л а в а 1 1 ПОБЕГ Что же случилось с Мананамом? Почему его не оказалось в музее? Куда направила братца по разуму безумная жажда всту-
пить в контакт с человечеством? Оставшись на полке музея, Мананам первым делом попы-
тался осмыслить происходящее. Итак, ему не верят. Его и Пата-
тама принимают за кого угодно, только не за космонавтов
с дру-
гой планеты. Почему так происходит? Он не находил ответа на 58 этот вопрос. Казалось бы, они с братцем уже продемонстрирова-
ли людям возможности своего интеллекта и нельзя сказать, что Лена, Пашка, Котькина мама, учительница и фантастический пи-
сатель были выше их по уровню сознания. Скорее, даже ниже. Почему же они их игнорируют? Оставалось познакомиться с техническими достижениями людей. Мананам отправился по полкам
. Больше всего экспонатов было на космические темы. Стояли ракеты, модели ракет, висели на проволочках маленькие межпланетные станции, ряды причуд-
ливых вездеходов топорщились антеннами. «Странно... Они так интересуются космосом, но не желают вступать с пришельцами в контакт, – подумал Мананам. – Может быть, они считают, что кроме них разумных существ в космосе нет? Очень с их стороны нескромно». Он дошел до модели двухступенчатой космической ракеты. Рядом с нею имелась табличка: «Действующая модель двухсту-
пенчатой ракеты. Изготовлена учеником 5 «Б» класса Колей Бе-
лоусовым». Ракета находилась на стартовой установке со штур-
валом и смотрела носом в потолок. Мананам покрутил штурвал – ракета медленно изменила угол наклона. «Любопытно
... Неужели она на самом деле летает?» Он тщательно осмотрел двигатели и убедился, что в баках имеется горючее – серные головки, срезанные со спичек. Мананам почесал ухонос. У него зародилась идея. Он осмотрел помещение музея. В нем было два окна с большими форточками. Одна из них была распахнута. Мананам еще раз крутанул штурвал и убедился, что нос ракеты смотрит прямо в открытую форточку. Он приспособил к двигателю ракеты запал, проверил рули... Но как поджечь? Мананам забегал по полкам. Спичек не бы-
ло. Он спустился вниз, добежал до шкафа, проник в него и – о счастье! – обнаружил там коробок со спичками. Взвалив его на спину
, он добрался до ракеты и сел передохнуть. Взгляд его упал на коробку с цветными мелками. Мананам выбрал маленький стертый кусочек красного мелка и взошел с ним на стенку вход-
ной двери. Передвигаясь по стене на четвереньках, он начертал крупно: «Наш дом – Вселенная. Наш Мир – един! Эх вы, братья по разуму!» На это у него ушло полчаса. – Будут знать! – сказал он вслух, возвращаясь к ракете Он вытянул спичку из коробка, отошел на несколько шагов и, держа 59 спичку наперевес, как копье, обеими жуками, ринулся к коробку. Серная головка ударилась бок коробка и вспыхнула. Мананам со спичкой, которую он теперь держал, как олимпийский факел, под-
бежал к запалу и поджег его. Огонек заструился по шнуру. Мана-
нам не без труда сбил пламя со спички, засунув ее под колесо стоящего
рядом вездехода, а сам проворно полез по ракете вверх. Он забрался в кабину и, посмотрев вниз, убедился, что огонек подползает к двигателю. – Поехали! – крикнул Мананам, и в ту же секунду со свистом и шипеньем в баке загорелось топливо. Ракета дрогнула, поползла по стартовой установке, потом резко рванулась и стрелой вылетела
в открытую форточку. Шум двигателя продолжался секунд пять. Потом Мананам почувство-
вал, что первая ступень с ускорителем отделилась и полет про-
должается по инерции. – Ай да Коля Белоусов! – воскликнул он. Внизу мелькали машины, прохожие, дома, улицы... Потом ракета стала терять высоту. Мананам попробовал из-
менить положение рулей, однако ракета уже
плохо слушалась управления. Земля приближалась все стремительнее – надвига-
лись крыши домов, кирпичные стены... «Будет скверно, если я вляпаюсь в какой-нибудь...» – успел подумать Мананам и почув-
ствовал удар, от которого вылетел из кабины. Он тут же вскочил на ноги и огляделся. Вокруг было пустое ровное пространство, огражденное по бокам высоким деревян-
ным забором. Но Мананам чувствовал, что движение продолжа-
ется. Посмотрев себе под ноги, он убедился, что стоит на дере-
вянном полу, который трясется и дрожит. Метрах в двух возвы-
шалась гора брезента, валялся моток толстой веревки. Деревян-
ный забор возвышался со всех четырех сторон, но с одной сторо-
ны в
нем было окошко. Мананам добрался до окошка и заглянул в него. Сквозь стек-
ло он увидел двух мужчин. Они были одеты в серые ватники. Один держался руками за круглое черное колесо с большой кноп-
кой в центре, другой курил. Сквозь стекло, находившееся перед незнакомцами, Мананам увидел набегавшее на него полотно до-
роги. Он понял, что находится в пустом кузове грузового автомо-
биля, а сам автомобиль едет по городу. Грузовик остановился перед воротами и дал гудок. Надпись над воротами Мананам успел прочесть: «Овощехранилище». Во-
рота распахнулись, и грузовик въехал во двор. 60 Мананам увидел, что задний борт грузовика отвалился, и один из мужчин в ватнике – это был грузчик – залез в кузов. При-
шелец бросился к горе брезента и спрятался за нее. Из белого строения вышли люди с ящиками. Они подавали их грузчику, находящемуся в кузове, а тот ставил ящики один на другой правильными
рядами. В ящиках были блестящие гладкие плоды. Грузчик закончил принимать ящики, подошел к брезенту и накинул его на кузов от борта до борта. Мананам просунул руку между досками нижнего ящика и по-
гладил красный атласный бок. – Помидоры! – узнал он. – Бедные, за что вас так? Между тем грузчик прихватил брезент веревкой
, спрыгнул на землю и закрыл борт. Грузовик снова поехал. Мананам побежал по узкому проходу между ящиками, стуча кулачками в сырые доски: – Братцы, вставайте! Проснитесь! Я привез вам привет с планеты Талинта! Вы слышите меня? Но братцы лежали в ящиках молча. Ни один не пошевелил-
ся. «Неужели они мертвы?» – с болью
подумал Мананам. Грузовик затормозил, и грузчики принялись снимать ящики. Мананам успел юркнуть между досками в один из них. Там был зеленый лук. Мананам спрятался в длинных мясистых стеблях, так что его невозможно было заметить. – Лук... Лук привезли, – зашумела очередь. Рука продавщицы в перчатке обхватила пучок лука и бросила вместе с
Мананамом на весы. Мананам крепко держался за лук. Покупательница оторвала верхушку стебля и пожевала его. – Хороший лук, – кивнула она. У Мананама перехватило дыхание. Он почернел от страха. На его глазах растение гибло на зубах разумного существа! Он хотел крикнуть: «Опомнитесь! Что вы делаете?!» – но испугался зубов женщины. Пучок лука вместе
с Мананамом благополучно опустился в хозяйственную сумку. Мананам оказался рядышком со стеклян-
ной банкой, в которой находилось что-то бледное, изрубленное на кусочки. Если бы он знал, что это – кислая капуста! Рядом с Мананамом лежали свекла, репа, вскоре сверху свалились и по-
мидоры – целый десант. – Осторожнее, – сказал он, отодвигаясь в
угол сумки. Овощи молчали. Они были совершенно безучастны к проис-
ходящему. Мананам вспомнил талинтские овощи с их высоким 61 интеллектом – научные труды помидоров, стихи капусты, луковую музыку... – Послушайте! – сказал он, обращаясь к овощам, – Так дальше продолжаться не может. Я призываю вас одуматься. Но овощи никак не реагировали на слова Мананама. Похоже, они были вполне равнодушны к собственной судьбе. – Либо вы мертвы, либо не хотите внять голосу разума, – сказал Мананам
. – В обоих случаях мне с вами не по пути. Про-
щайте! Сказав это, Мананам вскарабкался вверх и выглянул из сум-
ки. Женщина шла по оживленной улице. Вокруг была масса ног. Мананам выпрыгнул на тротуар и спрятался за чугунной урной, стоявшей у столба. На секунду ему стало страшно в этом огромном пугающем мире. В любую секунду он мог попасть под чей-нибудь башмак. Толстые подошвы мелькали туда-сюда, стучали острые каблуки с металлическими набойками, проплыли мохнатые собачьи лапы... Мананам пошел вокруг столба и, улучив момент, кинулся по-
перек тротуара к стене. Он продвигался короткими рывками, ино-
гда замирал и падал, притворяясь сучком
. Таким образом ему удалось добраться до большого здания, рядом с подъездом ко-
торого была вывеска: «Институт космических исследований». – Это то, что мне нужно, – прошептал Мананам. Из института выходили люди. Видимо, только что кончился рабочий день. Мананам подождал, пока поток иссякнет, и про-
скользнул в приоткрытую дверь. В вестибюле никого не
было, кроме усатого вахтера в форменной синей фуражке. Мананам дождался, когда тот отвернется и шмыгнул мимо него к лестнице, покрытой ковровой дорожкой. Г л а в а 1 2 РОЗЫСК Юра, Маша, Пашка Булкин и Коля Белоусов гурьбой ввали-
лись в отделение милиции. Там было тихо и пусто. Дежурный старшина смотрел по телевизору хоккей. Увидев посетителей, он выключил телевизор, надел фуражку и уселся за стол перед барьером, разгораживающим комнату на две части. – Я вас слушаю, – сказал он. – Товарищ старшина, вы
нам не поможете? – взволнованно начал Юра. Пататам высунул голову из его кармана. – Что случилось? – спросил милиционер, придвигая к себе журнал для записи происшествий. 62 – У нас пропал... друг, – Юра замялся, не зная, как назвать Мананама. – Когда? – Сегодня. Милиционер что-то черкнул в журнале, видимо поставил да-
ту. – Фамилия? – Мананам, – сказал Юра. – Имя и отчество? – Мананам Мананамович, – сказал Юра, чтобы избежать лишних расспросов. – Узбек, что ли? – удивленно спросил милиционер, записы-
вая имя
Мананама в соответствующую графу. – Возраст? Юра пожал плечами и покосился на карман, откуда выгляды-
вал Пататам. – Если считать с полетным временем, то около двух миллио-
нов лет, – подсказал Пататам. – Два миллиона лет, – вздохнув, сказал Юра. – Старенький он у вас, – отозвался старшина. Но, служба есть служба – и занес в книгу
возраст. – Скажите, что чистое время жизни на планете Земля – около двух лет, – продолжал Пататам. – Вообще-то ему два года, – исправился Юра. – Не путайте меня, гражданин. Скажите точно: два миллиона или два года? Пататам что-то быстро заговорил писклявым шепотом, раз-
махивая руками, но понять его было трудно. – Оставьте, как было, – сказал Юра. – Та-ак. Профессия? – милиционер поднял глаза. – Космонавт. – Адрес? – Планета Талинта. – Улица, дом? Точнее! Юра посмотрел вниз. Пататам пожал плечами и поскреб ухо-
нос. – Лес небесных утопий, изумрудная поляна, – сказал он. Юра не решился этого повторить. – Что это у вас там пищит? Транзистор? – поинтересовался милиционер. – Адрес вы мне скажете или нет? – Я не знаю точно. – Он что, приезжий? – Да, он гость нашего города. 63 – Тогда надо найти, – озабоченно сказал милиционер. – Рас-
сказывайте, как он пропал, откуда... И Юра рассказал историю, происшедшую на уроке труда вплоть до водворения Мананама в школьный музей. Некоторые подробности он опускал, опасаясь, что милиционер их не поймет. Кое-что подсказывали Пашка и Колька, в частности, Колька на-
помнил, что его модель ракеты исчезла из музея вместе с Мана-
намом. – Запутанный случай, – вздохнул старшина. – С этими при-
шельцами всегда столько возни... – А что, уже пропадали? – спросила Маша. – Пишут в газетах. Но много неясного. То появятся, то исчез-
нут, – пояснил старшина. – На нашем участке первый случай. По-
стараемся найти. Служба такая
. И он попросил нарисовать словесный портрет исчезнувшего пришельца. Тут Юра и Маша, и Пашка, перебивая друг друга и водя в воздухе пальцами, принялись описывать Мананама, но скоро убедились, что старшина ничего не понимает, хотя и слу-
шает очень внимательно. – А! Была не была! – Юра вытащил из кармана Пататама и поставил
на барьер. – Он точно такой, товарищ старшина! Милиционер внимательно оглядел Пататама, сокрушенно покачал головой. – Маленький больно. Трудно искать. Легче иголку в стогу... Кем он ему приходится? – кивнул он на Пататама. – Братом, – сказал Юра. – Охо-хо... Значит, запишем: рост двенадцать сантиметров, цвет зеленый, глаза карие, на голове шляпа бурого цвета
... – Какого цвета? – испуганно спросил Пататам, дотрагиваясь до ухоноса. – Ну такого... Неопределенного. Буроватого, – сказал стар-
шина. – Зеркальце! Маша, скорее зеркальце! – в страхе закричал Пататам. Маша мигом вытащила из сумки зеркальце и поставила его на барьер рядом с Пататамом. Маленький пришелец взглянул на себя и в отчаянье закрыл лицо руками. – Что случилось? Пататамчик, родной! – испугалась Маша. – Ухонос созревает, – трагическим голосом проговорил Пата-
там. – Ну и что? 64 Когда это случилось? Маша, ты не помнишь? Когда мы ката-
лись на карусели, ухонос был еще зеленым? Да, я помню точно. С розовыми пятнышками. – Я сам только что заметил, что он слегка побурел, – сказал Юра. – Но что это значит? Почему ты так расстроен? – Это значит, что созревает Зерно Разума! – Ну и прекрасно! Что в этом плохого? – Когда оно созреет, ухонос станет коричневым. Это про-
изойдет дня через два. В тот же день мы должны отправить Зер-
но Разума в космос, иначе оно не полетит. Но у меня только по-
ловинка Зерна. Другая – у Мананама. – Постойте, постойте, – поднял руку старшина. – Я что-то ни-
чего не пойму... – Товарищ старшина, нужно срочно искать Мананама! Иначе космическая экспедиция будет сорвана! – закричал Юра. – Понял! – старшина сорвал трубку телефона и принялся диктовать приметы Мананама в другие отделения. Другой рукой он нажал кнопку звонка, и из соседнего помещения появился мо-
лоденький сержант в лихо
заломленной на затылок фуражке. – Бурилов, возьми Карата и следуй с товарищами, – сказал старшина, прикрыв трубку ладонью. – Разыщем, не волнуйтесь! – напутствовал он уходящих на поиск. Через несколько минут Бурилов с огромной милицейской ов-
чаркой на поводке в сопровождении всей компании уже спешил к школе. Музей был обследован самым тщательным образом. Ко
-
нечно, Бурилов тут же обратил внимание на то, что стартовая установка ракеты указывает на открытую форточку. Естественно было предположить, что Мананам ускользнул именно этим путем, тем более что на полке, где стояла ракета, нашли спичечный ко-
робок и след от сгоревшего запала. – Какая у твоей ракеты дальность? – спросил Бурилов Коль
-
ку. – Метров на двести может улететь,— ответил Колька. – Вперед! – скомандовал Бурилов. Они отмерили от школы двести метров в предполагаемом направлении полета и оказались на соседней улице. – У вас есть какая-нибудь вещь, принадлежавшая разыски-
ваемому? – спросил милиционер. – Нет, ничего нету, – пожал плечами Юра. – Придется собаке понюхать его брата
. – Пататам, вы не разрешите розыскной собаке вас обню-
хать? – обратился Юра к пришельцу. 65 – Зачем? – удивился Пататам. – Нужно взять след. – Не имею ничего против. Пататама поставили на тротуар. Карат подошел к нему, опустил морду и принюхался. – Карат, это свой! – сказал Бурилов. – Ищи, Карат! И Карат задрав морду, потянул сержанта по улице, прямо по проезжей части. – Он у вас летать не умеет, этот Мананам? – спросил Бури-
лов. – Странный какой-то след. Поверху. Ракета здесь должна была упасть? Юра только руками развел. Шли по следу довольно долго. Бурилов уже решил, что след ложный, как вдруг уперлись в закрытые ворота, над которыми было написано «Овощехранилище». Прошел на территорию. Ка-
рат побежал, натягивая поводок, и через минуту
оказались у длинного белого склада. Карат с лаем бросился куда-то, волоча Бурилова за собой и заливаясь лаем. – Вот она! – Бурилов поднял с земли ракету. – Моя ракета! – подтвердил Колька. – А Мананам? – спросил Юра. – А Мананама нет... – развел руками Бурилов. – Ищи, Карат! Но Карат только лаял и бегал вокруг да около, отказываясь брать след. Бурилов заглянул на склад, втянул ноздрями воздух. – Все ясно. Зеленый лук. Он нам след и перебил! Г л а в а 1 3 НОЧНОЙ ЗВОНОК Мананам начал свое знакомство с Институтом космических исследований поздним вечером. Где-то внизу, при входе, мирно дремал старик-вахтер, а здесь, на этажах института, не было ни души. Двери отделов и кабинетов были заперты, но Мананам лег-
ко проникал внутрь сквозь нижние щели. Начал он с отдела астрофизики. Это была большая
комната со множеством столов и шкафов. На стене висели портреты уче-
ных, исследователей космоса. Мананаму понравился портрет бо-
родатого старика по фамилии Циолковский. Заглянув в открытый книжный шкаф, Мананам увидел там живое существо серого цвета с острой мордочкой и длинным хво-
стом. Оно с аппетитом грызло корешок толстой книги. – Добрый
вечер! – поклонился Мананам и произнес космиче-
ское приветствие. 66 Мышь оторвалась от книги, дернула носом и, мелко семеня лапками, подбежала к Мананаму. Обнюхав его, мышь неожидан-
но вцепилась ему в ногу острыми зубами. – Эге-ге! Мы так не договаривались! – закричал Мананам и дернул мышь за уши. Она отскочила, но тут же вновь кинулась на Мананама. Кос-
монавт ловко увернулся и успел вспрыгнуть мыши на спину. Мышь пулей понеслась по проходу между столами. Мананам сидел на ней, как на лошади, держась за уши. Мышь добежала до стены и юркнула в дырку. Мананам хлопнулся всем туловищем о плинтус и упал на пол. – Странные какие-то здесь братья по разуму... – пробормо-
тал он, вылезая под дверью в коридор. Следующим был кабинет астроботаники. Название привлек-
ло Мананама, потому что он уже знал, что ботаникой называется наука, изучающая растения. Следовательно, астроботаника изу-
чает растения в космосе и на других планетах. А так как Мананам сам был растением из космоса, то он поспешил узнать, что же
известно об этом людям. Из табличек он узнал, что на других планетах растут мхи и лишайники. Образцы их лежали тут же – буровато-серые клочки чахлых мхов, отвратительная сухая плесень лишайников... Мана-
нама передернуло. Он вспомнил буйную растительность Талинты – цветы, листья, стволы и ветви. – Хорошенькие дела! – воскликнул он. – У жителей Земли совершенно неверное представление о нас! Возмущенный до глубины души, он покинул отдел астробо-
таники. «Необходимо рассеять это недоразумение», – думал он. Взгляд его упал на дверь с табличкой «Заместитель директора по научной работе профессор Стаканский Сигизмунд Робертович». Мананам подлез под дверь. В кабинете находились письменный стол, кожаный диван стулья, сейф в
углу. На столе возвышался макет межпланетной станции. Он был отделан блестящими никелированными наклад-
ками. В одной из них Мананам увидел свое отражение. Он при-
близил лицо к пластинке и вдруг в ужасе отпрянул. Его ухонос изменил цвет! Мананам прекрасно знал, что это означает. В космическом центре Талинты им с Пататамом показывали учебный фильм, где была изображена гибель Зерна Разума. Это было ужасное зре-
лище. Перезревшее Зерно было похоже на сухой гриб-дождевик, «чертову табакерку». Оно лопалось и из него выходил черный 67 дым. Созревшее Зерно по инструкции необходимо было немедля отправлять в космос, где без кислорода оно могло сохраняться как угодно долго. Но в одиночку отправить Зерно невозможно. Что делать? У него в запасе всего три дня. Программа не выполнена. Планета Земля не знает о прибытии пришельцев. Пататам неизвестно где. Было от чего
прийти в отчаяние. Мананам взглянул на телефон. А что, если позвонить этому профессору? Мысль ему понравилась. Он нашел на столе спра-
вочник, перелистал его и разыскал фамилию профессора. Так и есть! Вот он, домашний телефон. 23-35. Мананам подбежал к аппарату и попытался снять трубку. Она была слишком тяжела. Тогда космонавт подлез под верхнюю мембрану, уперся в нее руками и резко толкнул вверх. Трубка соскользнула с аппарата, прокатилась по нему, съе-
хала со стола и повисла на шнуре, не доставая до пола. Мананам начал набирать номер, изо всей силы упираясь руками в прорези диска. Диск вращался с трудом. Наконец Мананаму удалось на-
брать
последнюю цифру, и он быстро съехал по шнуру аппарата к трубке. Сидя на ней верхом и легонько покачиваясь в воздухе, он прислушивался к длинным гудкам. Наконец раздался щелчок и сонный голос произнес: – Я слушаю... Алло! – Это квартира профессора Стаканского? – прокричал Мана-
нам в трубку. – Да, это я. Девочка, что
тебе нужно? – Я не девочка! – обиженно заявил Мананам, окрашиваясь в сиреневый цвет. – Ну, мальчик! Что за шутки? Ты знаешь, который рас? Сей-
час два часа ночи. – Дело не терпит отлагательств,— сказал Мананам. – А кто это говорит? – Говорит Мананам, покоритель космоса. Наш дом – Вселен-
ная. Наш мир – един! Здравствуйте
, брат по разуму! – Ну, знаете! – рассердился профессор и бросил трубку. Раздались короткие гудки. Мананам вздохнул и полез по шнуру вверх. Пришлось начи-
нать все сначала. Снова с большим трудом набрал он номер и вернулся на трубку. – Прекратите безобразничать! Я сообщу в милицию! –
закричал профессор. – Сигизмунд Робертович, выслушайте меня, а
потом сооб-
щайте куда хотите. 68 – Что вам от меня надо? – жалобно произнес Стаканский. – Я хочу вступить с вами в контакт. – А вы не могли бы вступить в контакт утром? – Нет. Мне некогда. Я говорю из вашего кабинета... – Что-о?! – вскричал профессор. – Дело в том, что вы, судя по вашему отделу астроботаники, совершенно неправильно
информированы и растительной жизни в космосе. Это первое. А во-вторых... – Вы были в отделе астроботаники? – Только что, – сказал Мананам. – Как вас туда пустили? – Я прошел сам. – Так-так-так... – профессор что-то обдумывал. – А не разыг-
рываете ли вы меня, молодой человек? Простите, я не уловил вашего
имени... – Мананам. – Мананам, голубчик, вы не могли бы повесить трубку, я вам сейчас перезвоню. Я желаю удостовериться, что вы в моем каби-
нете. Простите старческую подозрительность. – Я бы с удовольствием, но трубка тяжелая. Мне не поднять. Можно я сяду на рычажок? – Как это – сяду на рычажок? – удивился профессор. – Впро-
чем дело ваше. В трубке снова раздались короткие гудки. Мананам вскараб-
кался вверх, влез на телефонный аппарат и присел на один из рычажков, на которых лежит трубка. Рычажок утонул. Гудки в трубке прекратились. Через несколько секунд телефон зазвонил. Мананам поднялся с рычажка и скользнул к трубке, как гимнаст в цирке
. – На этот раз голос профессора был совершенно паниче-
ским: – Кто вы такой?! Что вы делаете в моем кабинете?! Ночью! Как вы туда попали?! Отвечайте! – Вам хорошо говорить, а я прыгаю туда-сюда... Минуточку... – проворчал Мананам, поудобнее устраиваясь на трубке. – Куда вы прыгаете?! Зачем?! – профессор был в ужасе. – Значит, слушайте. Я – Мананам, покоритель космоса. У ме-
ня есть братец Пататам. Мы – пришельцы... – Молодой человек, оставьте ваши дурацкие шутки! Я вас серьезно спрашиваю! – А я вам серьезно отвечаю. 69 – Голубчик, Мананам, – профессор вдруг заговорил ласко-
вым голосом. – Не лучше ли нам будет встретиться лично? Я сейчас же приду. Только вы никуда не уходите, договорились? – Собственно, я этого и хотел, – ответил Мананам. – Вот и прекрасно. Посидите там, почитайте журналы. Профессор повесил трубку. Мананам взобрался на стол и направился к макету межпланетной станции. «Пока профессор едет, можно познакомиться с ней поближе», – решил он. Мана-
нам ступил ногою на маленькую лесенку, забрался в станцию и прикрыл за собою дверь. Из иллюминатора станции кабинет вы-
глядел необычно. Вдруг Мананам увидел, что дверь кабинета распахнулась и в него вбежали три человека: старик-вахтер и
два милиционера с пистолетами. – Руки вверх! Оставаться на месте! – крикнул один, огляды-
вая кабинет. – А где же он? – спросил второй растерянно. – Я же говорил – никого нету. У меня мышка не проскочит, – сказал вахтер. – Сигизмунд Робертович вечно чего-нибудь напу-
тает... – Приснилось ему, что ли... – недовольно проворчал первый милиционер, пряча пистолет. Вахтер ушел, а милиционеры уселись на стулья, ожидая профессора, который, прежде чем приехать самому позвонил в охрану института и поднял по тревоге наряд, сообщив, что в его кабинет проник злоумышленник. Профессор потребовал зло-
умышленника задержать, а сам обещал приехать через пятна-
дцать минут. И действительно, через четверть часа в
кабинет вбежал за-
пыхавшийся профессор Стаканский. – Ну что? Взяли? – Никак нет, Сигизмунд Робертович. В кабинете никого не обнаружено, – доложил милиционер. – С кем же я разговаривал? – Стаканский бросился к столу и увидел болтающуюся на шнуре трубку. – Вы снимали трубку? – Никак нет. – Неужели действительно пришелец... – пробормотал про-
фессор. – Чушь! Пришельцев
нет! И тут в кабинете раздался тоненький голосок: – Есть пришельцы! 70 Дверца макета межпланетной станции распахнулась оттуда вылез маленький зеленый космонавт. Он не спеша спустился по лесенке, повернулся к профессору поднял руку: – Наш дом – Вселенная. Наш мир – един! Здравствуйте, бра-
тья по разуму! Профессор Стаканский нащупал в кармане скляночку с ва-
лидолом, вытряхнул таблетку и сунул ее в рот. – Здравствуйте... – пролепетал
он. Г л а в а 1 4 КОНТАКТ С утра Институт космических исследований бурлил. Весть о странном зеленом существе, пробравшемся в кабинет профессо-
ра Стаканского, разнеслась по этажам. Сам профессор Стакан-
ский из своего кабинета не выходил. Стучать или входить туда никто не осмеливался, лишь наиболее любопытные сотрудники на цыпочках подходили к двери и приставляли к ней ухо. – Разговаривает, – говорили они. – С кем? – Вроде сам с собой, – отвечали любопытные, поскольку тон-
кий голос Мананама не проникал наружу. Наконец в одиннадцать часов утра дверь кабинета распах-
нулась, и на пороге появился профессор Стаканский. Глаза его странно блуждали. – Юра Громов тут? – спросил он. – Нет, еще не пришел, – ответил кто
-то из толпы, собрав-
шейся в коридоре. – Немедленно пошлите за ним, – сказал профессор. Несколько человек сорвались с места и побежали по коридо-
ру. Профессор потер подбородок ладонью. – Дела... – сказал он. – А что такое, Сигизмунд Робертович? – спросила молодая лаборантка по имени Эльвира, девушка смелая и предприимчи-
вая. – Да вот полюбуйтесь... – произнес профессор, показывая рукой внутрь кабинета. Эльвира, стрельнув глазками по сторонам, впорхнула в ка-
бинет, и через секунду сотрудники в коридоре услышали ее прон-
зительный визг. Эльвира пулей вылетела из кабинета. Лицо у нее покрылось пятнами. – Он... говорит! – возмущенно выкрикнула она. – В том-то и дело! – вздохнул профессор. 71 – «Наш мир – един! Наш дом...». Я не понимаю! – заплакала она. Успокойтесь, деточка. Я тоже не понимаю, – сказал профес-
сор. Сотрудники окружили Сигизмунда Робертовича. – Можно нам посмотреть? – Ну пожалуйста, профессор! – А-а, валяйте! – махнул рукой Стаканский и пошел куда-то по коридору. – Я пойду отдохну. Если появится Юра Громов, го
-
ните его ко мне. Сотрудники стали несмело заходить в кабинет. Мананам сидел на столе на монографии профессора. Увидев людей, он поднялся и произнес космическое приветствие. Кто-то вскрикнул, кто-то засмеялся, кто-то сказал: «Здравствуйте». – Во дает! – воскликнул один. – Кто дает, простите? И что дает? – спросил Мананам, на-
клонив головку с ухоносом. А в кабинет валили новые и новые посетители. Профессор Стаканский в это время уже отдыхал в кабинете директора. Сам директор института находился в командировке, в том самом городе, возле которого находился научный городок. Прежде чем прилечь на диван, профессор позвонил туда и доло-
жил директору о неожиданном госте
. Директор выслушал Стаканского молча, потом спросил: – Вы не переутомились, Сигизмунд Робертович? – Очень устал, – признался профессор. – Такая ночка! – Отдохните, – посоветовал директор. – Это пройдет. И при-
шельцы пройдут, и роботы. Нужно только хорошо выспаться. – Я вам не мальчик! – заорал профессор. – Он сидит у меня в кабинете на столе! Что прикажете с ним делать? – Хорошо, хорошо. Сейчас выезжаю, – сказал перепуганный директор. – Захватите с собой кого-нибудь из Академии наук и журна-
листов. Он говорит, что у него мало времени, – сказал Стакан-
ский, положил трубку и рухнул на диван. Он вздремнул коротким тревожным сном, и снилось ему, что он, профессор Сигизмунд Робертович
Стаканский, в виде плоско-
го тыквенного семечка летит во Вселенной. Все знания профес-
сора, весь его опыт, характер, взгляды и привычки заключены были в этом семечке, чтобы через миллиард лет на какой-нибудь далекой планете выросла огромная бледная тыква, а из нее в 72 назначенный срок вышел наружу он сам, собственной персоной, – профессор Сигизмунд Робертович Стаканский. Так повлияли на него ночные разговоры с Мананамом. Между тем Мананам, не зная усталости, вступал в контакт с научными сотрудниками. Кабинет профессора был переполнен. Стояли у стен, сидели на диване, стульях и даже на мягком син-
тетическом ковре, покрывавшем
пол кабинета. Мананам по-
прежнему находился на столе, но перед ним поставили микро-
фон, чтобы его рассказ могли слышать все сотрудники института, находившиеся на других этажах. Тоненький звонкий голосок зву-
чал из динамиков во всех отделах и лабораториях. Мананам уже рассказал о планете Талинта, о своем братце по разуму, о косми-
ческом путешествии... – А как вам у нас понравилось? – спросил кто-то. – Гм... – задумался Мананам, приставив пальчик ухоносу. – По правде сказать, мы еще мало вас узнали. Но то, что мы узна-
ли... Как бы вам сказать? У вас, на мой взгляд, слишком много лишних вещей. На каждом шагу – магазины: комиссионные
, овощные... Особенно меня поразило отношение к овощам и фруктам. Какие-то жалкие мхи и лишайники лежат под стеклом в вашем институте, а прекрасные фрукты и овощи продаются в лавке. Их едят! Да-да, я сам видел, не пытайтесь меня убедить в обратном! – А что же с ними делать? – недоуменно спросил
кто-то. – Вы пробовали когда-нибудь поговорить с помидором? Уз-
нать мнение капусты о последней книге? Поделиться с морковью своими горестями? – Так они ж не поймут... – Кто вам сказал? Ха-ха-ха! – демонстративно рассмеялся Мананам, и смех его разлился тоненьким колокольчиком по всему институту. От этого смеха профессор Стаканский
и проснулся. C минуту он тупо смотрел на динамик, из которого вылетали слова: – У нас бананы пишут массовые песни, персики выделывают ковры, арбузы читают лекции о спорте... – Боже, боже... – прошептал профессор. Из оцепенения его вывел директор института – энергичный, небольшого роста, плотный человек с короткой .стрижкой. Он во-
шел в кабинет и весело обратился к профессору: – Ну, где ваш пришелец, Сигизмунд Робертович? Следом за директором в кабинет вошли три академика в черных шапочках и оператор телевидения с камерой. 73 74 Стаканский кивнул на динамик. Оттуда доносилось: – ...А если вы, например, тюльпан, то вам лучше всего заве-
довать небольшой цветочной дискотекой где-нибудь на клумбе городского парка. Если вы – тюльпан, а не роза, потому что розы у нас преподают вышивание в младших классах... – Слышали? – сказал профессор. – Вот так, товарищ тюль-
пан
. Директор повернулся и выбежал из кабинета. Следом за ним, пыхтя, вывалились академики. За ними мчался, разматывая шланг телекамеры, оператор телевидения. Директор вбежал в кабинет профессора, перешагивая через сидевших на полу сотрудников. – Прошу всех выйти! Сотрудники принялись неохотно расходиться. Академики вы-
тирали пот с лица черными шапочками. – Наш дом – Вселенная! Наш мир – един! Здравствуйте, бра-
тья по разуму! – радостно крикнул Мананам в микрофон. – Здравствуйте, здравствуйте... – сказал директор. Он жес-
том пригласил академиков сесть, а оператора пока выставил в коридор. Двери кабинета закрылись. Оператор навел камеру на лаборантку Эльвиру и начал брать у нее интервью о встрече с космическим пришельцем. По институту уже шныряли журналисты из газет, выспраши-
вая всех, кто видел и слышал Мананама. Профессор Стаканский поднялся с дивана и вышел в кори-
дор. Остановившись в дверях, он громко провозгласил: – Я – репа, товарищи! Я – брюква! Прошу записать в прото-
кол! Г л а в а 1 5 ПОХИЩЕНИЕ До самого вечера Бурилов в сопровождении своих добро-
вольных помощников занимался поисками Мананама. Они обош-
ли многие дворы, расспрашивали детей и взрослых, но нигде следов пришельца не обнаружили. Непонятно было следующее: каким образом ракета оказалась во дворе овощехранилища, за два километра от школы? Колька уверял, что сама долететь туда она не
могла. Значит, кто-то ее принес? Но кто? И куда девался Мананам? Наступил вечер, и Бурилов, извинившись, отвел Карата на пост. По ночам Карат нес службу в ювелирном магазине. 75 Однако на следующее утро они встретились опять, теперь уже без мальчишек, которые ушли в школу. Вид у Пататама был грустный. Он поминутно требовал у Маши зеркальце и озабочен-
но разглядывал ухонос, который становился все темнее. И на этот раз поиски не дали результата. Пататам мрачно выглядывал из отворота Машиной куртки. Непрерывная
беготня утомила его морально. Вид проносящихся по улицам автомобилей наводил космонавта на мрачные мысли. Он опасался, что его братца постигло несчастье, иначе бы он дал о себе знать. как раз в то время, когда Мананам выступал по мик-
рофону в Институте космических исследований, посланные про-
фессором люди безуспешно пытались разыскать Юру в общежи-
тии, – они с Машей и Пататамом пришли домой к Белоусовым. В молчании сели обедать. Пататаму налили теплого чая с вареньем, и он, сидя на краешке блюдца, погрузил туда присоски. За окнами летали желтые листья. – Что ж, вероятно, наша экспедиция потерпела неудачу. Мы не успеем отправить Зерно Разума, – сказал Пататам. – Остается выполнить первую часть Программы. Я должен сообщить плане-
те о нашем появлении... – Подождите, Мананам найдется, – сказал Юра. – Нет... – покачал головой Пататам. – Пататамчик, а сколько на Талинте времен года? – спросила Маша, чтобы отвлечь братца от фрачных мыслей. – Пять, – сказал Пататам. – Называются они примерно так – в переводе на
ваш язык, разумеется, – радость, веселье, счастье, грусть и тоска. – А тоска-то зачем? – Я же не спрашиваю, зачем вам осень. Она есть – и все. – Радость – это вроде весны? – спросил Юра. – Примерно. Почки лопаются, ручьи бегут... – А грусть – это осень. Правильно? – спросила Маша. – Приблизительно. – Пататам, а вы хотите
вернуться на Талинту? Может быть, останетесь у нас? – спросил Юра. Маша под столом толкнула его ногой. Она испугалась, что Пататам опять загрустит, вспомнив о доме. – Вряд ли это теперь возможно, – ответил космонавт. – А че-
рез каких-нибудь триста тысяч лет мы были бы на родной плане-
те... – Через триста тысяч лет! – ахнула Маша. – Это совсем скоро. 76 – А вдруг там за ваше путешествие что-нибудь изменилось? – спросила Маша. – Что? – Вдруг там уже никого нет. Космическая катастрофа или война? – Война? – удивился Пататам – Мне трудно это представить. Зачем война? Из-за чего? Нам совершенно не из-за чего воевать друг с другом. У нас есть только любовь
, дружба и счастье. Это я точно знаю. – И он украдкой взглянул на Машу. Прибежали из школы взволнованные Колька и Пашка. Ока-
зывается, Пашка утром нашел в почтовом ящике ответ из газеты на письмо Мананама. Вот что там было написано: «Дорогой Павел! Мы внимательно прочитали твой короткий научно-
фантастический рассказ. К
сожалению, опубликовать его не мо-
жем. У нас скопилось много рассказов на космические темы, в частности о пришельцах. Советую тебе написать рассказ о жизни твоего класса, вообще о том, что тебе больше знакомо. С приветом, редактор М. Сапожков». – Пишут о пришельцах все, интересуются пришельцами все, а настоящих пришельцев не замечают
! – вскричал Пататам. – Мы же заметили, – мягко сказала Маша. – Прости меня, – опустил голову Пататам. Из соседней комнаты показался отец Маши и Кольки, пен-
сионер Белоусов. Он был в тренировочных брюках и подтяжках. – Слышали? Отросток к нам залетел какой-то. По телевизору говорят. Пататам возмущенно засопел. Юра незаметно спрятал его в
рукав. Все переместились в соседнюю комнату, где светился экран телевизора. На экране был диктор Института. – ...Имеются разные мнения, – говорил диктор. – Некоторые ученые считают, что разумные существа с других планет при из-
вестных условиях могут достичь Земли. Однако подавляющее большинство ученых отвергают эту гипотезу... – Во! Отвергают! – сказал пенсионер. Маша тихонько погладила Пататама по ухоносу, чтобы при-
шелец не злился. – Сейчас мы с вами побываем в актовом зале нашего Инсти-
тута космических исследований, где сегодня проходит встреча с загадочным существом, утверждающим, что оно прилетело к нам с другой планеты. Мы включили эту передачу в программу без 77 предварительно объявления, поскольку о пришельце, как он себя называет, стало известно только сегодня, а уже завтра он отбу-
дет с комиссией ученых в Москву, чтобы участвовать в научных опытах... – Как в Москву?! – закричал Пататам. – Ну уж нет! Белоусов-старший удивленно завертел головой. – Начинаем прямую трансляцию из Института космических исследований, – сказал
диктор. На экране появился зал, полный народу. Камера приблизи-
лась к сцене. Там стоял стол, за которым «дело человек семь, из них трое – в черных шапочках – по виду академики. На столе был установлен Микрофон. Перед микрофоном находилось что-то ма-
ленькое и зеленое. – Мананам! – закричали Пашка и Пататам. Поднялся с
места один из академиков и поднял руку: – Внимание, товарищи! Мы собрались здесь, чтобы присут-
ствовать на встрече с товарищем Мананамом. Вот он перед ва-
ми. Он появился в нашем институте прошлой ночью, многие из нас успели с ним познакомиться. Вы знаете, что Мананам, по его словам, прилетел с планеты Талинта
... – Что значит «по его словам»? – возмутился Пататам. – Он что – ему не верит? – Разрешите предоставить ему слово, а потом он ответит на вопросы ученых и журналистов. Пожалуйста, товарищ Мананам, прошу вас! Раздались бурные аплодисменты. Оператор навел камеру на Мананама. Его фигурка заняла весь экран. Фигурка стояла не шелохнувшись, и глаза фигурки были неподвижны. – Это не Мананам! – завопил Пататам так, что Белоусов-
старший подпрыгнул на стуле. – Его подменили! – кричал Пата-
там. И действительно, внешне фигурка была точной копией Ма-
нанама, но она была явно неживая. – Машка, кто это?! – вскричал отец, увидев Пататама. – Я требую выдачи Мананама! Они ответят! – кричал прише-
лец. – Папа, подожди! – умоляюще воскликнула Маша. Тем временем аплодисменты в зале стихли, наступила ти-
шина. Фигурка на столе не шевелилась. Академик, кашлянув и оперевшись руками на стол попытался помочь Мананаму. – Товарищи! Очевидно, наш гость волнуется... 78 Тут он нечаянно сдвинул скатерть на столе, отчего фигурка перед микрофоном качнулась и упала. Всем в зале стало ясно, что фигурка эта – кукла. – Очевидно, наш гость... – повторил академик, оторопело глядя на фигурку. – Очевидно, это не наш гость! – заключил он. В зале возник страшный переполох. Еще больше волнова-
лись в президиуме. Профессор Стаканский схватил фигурку и поднес ее к очкам. Подергал ее за руки – никакого эффекта! Вдруг изображение исчезло. На экране появился диктор. – По техническим причинам передача из Института космиче-
ских исследований переносится. Смотрите научно-популярный фильм «Сигналы Вселенной». На экране замелькали кадры кинофильма. – Немедленно в институт! – крикнул Юра. Друзья пришельцев
вылетели в прихожую. – Так он у вас, значит?! Это вы его украли! – загремел отец Маши, бросаясь за ними. – Немедленно вернуть! Это дело госу-
дарственное! – Папочка, это не он! Это другой! – кричала Маша, впопыхах не попадая рукой в рукав плаща. – Успокойтесь, брат по разуму! – крикнул Пататам, находив-
шийся у Юры
в руках. Все выбежали из квартиры и, стуча башма-
ками, побежали вниз по лестнице. Г л а в а 1 6 РЕЦИДИВИСТ Космического пришельца Мананама похитил Федор Череми-
син, человек с темным прошлым. Вот как это произошло. Федор работал в Институте космических исследований и официально числился слесарем, а работал неофициально мас-
тером на все руки. Не было такой неисправности, которую не мог устранить Федор, – от перегоревших пробок до отказавшего те-
лескопа; не было
такой вещи, которую он не мог бы изготовить собственными руками: В институте так и говорили: «Пойдите к Федору – он сделает», «Это дело для Федора» и тому подобное. Федор был человеком лет сорока пяти, высокого роста, с хмурым некрасивым лицом, которое лишь изредка расплывалось в непонятной ухмылке. Обычно он пропадал в своем подвале – мастерской, где можно было обнаружить любой инструмент, лю-
бую железку или деревяшку. Мало кто знал, что в далеком прошлом Федор был преступ-
ным элементом, попросту говоря, вором. Первый раз в детскую 79 колонию Федор попал в тринадцать лет за мелкую кражу. В даль-
нейшем он часто оказывался в колониях за кражи, причем непре-
менно с применением технических средств. Он неделями и меся-
цами обдумывал технический способ кражи, а потом осуществлял его. Обычно после удачной операции он терял бдительность и попадал в руки милиции
, чтобы отбыть в колонию, где вел себя исключительно примерно – мастерил, ремонтировал, возился с инструментами, за что его нередко освобождали досрочно. По-
следней его кражей было похищение нескольких ценных картин из музея, причем в этом деле Федор с успехом применил лазер-
ную пушку. Но это было давно, лет десять назад. Выйдя последний раз из колонии, Федор твердо решил покончить со своим прошлым, приехал в молодой научный городок и устроился слесарем в Ин-
ститут космических исследований. Работа была творческая, ин-
тересная, и, хотя украсть что-нибудь тянуло, Федор справлялся с этим желанием. Узнав о появлении в институте непонятного человечка, Фе-
дор пошёл на
него взглянуть. Он пришел в кабинет профессора, когда там уже набилось много народу, и его сразу же попросили установить для Мананама микрофон. Федор спустился в мастер-
скую, нашел микрофон со шнуром и, вернувшись в кабинет, в две минуты все устроил. При этом он обменялся с Мананамом при-
ветствиями: космонавт сказал ему космическое, Федор свое обычное «Будь здоров», а про себя усмехнулся: «Ишь какой ма-
хонький! Такой в любую дырку пролезет». Последняя мысль обожгла Федора и засела в его голове крепко. Федор вернулся в мастерскую, включил динамик и, слу-
шая Мананама, попытался от «мысли» избавиться. Он сидел, об-
хватив голову руками, мычал
что-то, в то время как, голова поми-
мо его воли, уже строила план похищения. Федор снова поднялся из мастерской наверх. В институте было суматошно, бегали сотрудники и журналисты. Федор оста-
новил за рукав фотокорреспондента, обвешанного аппаратами: – Мил человек, расскажи, что стряслось? – Пришелец! Сейчас с ним будет встреча для телевидения. Знаешь, какой умный! Напичкан информацией. Академики наши перед ним – фуфло! Он сегодня даст шороху... – Слушай, ты его на фотку снимал? – спросил Федор. – А как же! У меня автомат. Десять секунд – и готово! – Кор-
респонденту хотелось похвастаться. 80 Он достал из кармана карточку Мананама во весь рост перед микрофоном. Федор повертел ее в руках. – Подари. – Берите, мне не жалко. Федор вернулся в свой подвал, поставил фотографию Мана-
нама на верстак и принялся копаться в инструментах. Он нашел деревяшку и выточил из нее на токарном станке шарик. Потом выточил
маленькое блюдечко. Просверлил в нем дырку. Погля-
дывая на фотографию, он вырезал из дерева фигурку Мананама: туловище, ручки с пальчиками, ноги с присосками. Приклеил к туловищу голову и ухонос. Перёд ним была точная копия Мана-
нама, только деревянная, некрашеная. Федор загрунтовал фигур-
ку и покрыл ее зеленой нитрокраской. Нарисовал на голове рот и коричневые глаза. Приглядевшись к фотографии, он заметил, что ухонос отличается по цвету от туловища, и добавил к его окраске коричневого. Теперь фигурку было не отличить от настоящего Мананама, с той разницей, что настоящий Мананам был живым, мог двигать-
ся и разговаривать, а фигурка была простой деревянной куклой. – Ну вот... Теперь посмотрим, – удовлетворенно сказал Фе-
дор. По лесенке к нему кто-то спускался. Федор спрятал фото-
графию, а фигурку накрыл картонной коробкой из-под обуви. В мастерскую вошел заместитель директора по хозяйственной час-
ти. – Федор! Быстрее! У нас встреча с пришельцами, нужно под-
готовить микрофон в зале, Федор ухмыльнулся своей непонятной ухмылкой. Он знал, что так оно и будет. Без него не обойдутся. В актовом зале было пусто, лишь академики на сцене гото-
вились к телевизионной пресс-конференции. Там стоял стол, на-
крытый красной бархатной скатертью, на столе торчала фигурка Мананама. Пришелец был неподвижен, он пребывал в глубокой задумчивости
, приготовляя речь, с которой обратится к жителям Земли. Академики старались ему не мешать. Они совещались в сторонке, какие вопросы следует задавать Мананаму. Надо сказать, что пресс-конференция готовилась в спешке. Академики настаивали на том, чтобы немедленно отправить Ма-
нанама в Москву, но директор института, профессор Стаканский и сам космонавт твердо заявили, что Мананам должен выступить здесь. 81 – Приоритет у нас, наш город заслужил почетное право встретить гостя! – сказал профессор. А Мананам, конечно, надеялся еще встретить братца и за-
пустить в космос Зерно Разума. Расчет был на телевизионную передачу. Мананам предполагал, что очкарик, купивший Патата-
ма в комиссионном, увидев передачу, все поймет и явится с Па-
татамом в институт. Вот почему Мананам так тщательно обдумывал речь, с кото-
рой он обратится к людям. Федор появился на сцене с микрофоном и шнуром. Тяжело ступая, он приблизился к столу. – Тише! Не мешайте ему! – воскликнул профессор Стакан-
ский. Федор кивнул. Он подсоединил шнур микрофона к розетке и поставил мик-
рофон перед космонавтом. – Так хорошо будет? – спросил он. – Прекрасно. Благодарю вас, – кивнул Мананам. И в ту же секунду Федор, прикрыв своим телом Мананама от академиков, смахнул его широкой лапой в передний карман своего фартука – Мананам не успел даже крикнуть. Другой рукой Федор мигом вы-
тащил из бокового кармана куклу и поставил ее
перед микрофо-
ном. – Все в порядке, – сказал он, оборачиваясь к академикам. – Спасибо, – шепотом сказал один из них. Федор на цыпочках удалился со сцены. Академики продол-
жали тихо гудеть в сторонке. Директор института взглянул на ча-
сы. – Будем начинать? – спросил он. – Товарищ Мананам, вы не возражаете? – обратился Ста-
канский к пришельцу. Фигурка не прореагировала на эти слова. – Думает... – шепотом сказал Стаканский и сделал знак рукой дежурным, стоявшим у дверей зала: – Запускайте! В зал повалила публика. Академики заняли свои места в президиуме. Зеленая фигурка перед микрофоном стояла все так же неподвижно, будто не замечала происходящего в зале. Один из академиков открыл пресс-конференцию... А Федор в это время лихорадочно торопился. В мастерской он извлек из кармана пришельца. – Ну, не задохся? – спросил он. 82 – Не беспокойтесь, – ответил Мананам. – Правда, я не со-
всем понял причину столь поспешного... – Помолчи, милок... Федор достал катушку с тонкой стальной проволокой и обвя-
зал ею Мананама. Узел затянул крепко и для верности стиснул плоскогубцами. Затем он вывалил из пластмассового ящичка сверла и надфили, днище ящичка застелил ватой и положил
в него Мананама вместо с катушкой проволоки. – Куда вы собираетесь меня транспортировать? – заволно-
вался Мананам. – Куда надо. – Мне надо на пресс-конференцию. Вы знаете, что мы поте-
рялись в вашем городе с братцем. Нам необходимо встретиться. – Ничего, перебьетесь. – Вы меня не так поняли. Мы не хотим биться. Нам
нужно от-
править домой Зерно Разума. – Дело сделаем – отправишь свое зерно. – Какое дело? – удивился Мананам. – Дело как дело. Обыкновенное. Воровское, – пояснил Фе-
дор. – Будьте милосердны! У нас остался один день! Я вас очень прошу! – взмолился Мананам. – У меня тоже только один день. Вернее – ночь, – сказал Фе-
дор, закрывая
ящичек крышкой, опустил его в карман, запер мас-
терскую на ключ и покинул здание института в тот момент, когда в актовом зале тачалась паника, вызванная похищением Манана-
ма. Федор поехал домой. Жил он один, занимая комнату дере-
вянном доме, находившемся у железнодорожной станции. Он со-
брал в чемодан самые необходимые вещи и оставил чемодан в автоматической камере хранения на вокзале. После этого Федор зашел в привокзальную столовую. Там было совсем немного по-
сетителей. Федор уселся за столик в углу и заказал себе обед. Часы на станции, видимые в окна столовой, показывали без пяти минут шесть. Г л а в а 1 7 НЕУДАВШЕЕСЯ ОГРАБЛЕНИЕ В девять часов вечера Федор покинул столовую на вокзале, успев выпить шесть кружек пива и вдоволь наговориться с Мана-
намом. 83 Маленький пришелец был поражен противоречивостью нату-
ры Федора. С одной стороны, Федор удивлял пытливостью ума и смекалкой, но с другой – повергал в смятение отсутствием нрав-
ственных устоев. На этот раз Федор решил ограбить ювелирный магазин. Тот лишь недавно открылся в городке, и с того самого момента Федор потерял покой. Обокрасть магазин
казалось делом невозможным: железные двери, секретные замки, сигнализация... Неудивитель-
но, что, увидев пришельца, Федор сразу вспомнил о магазине. Мананам еще не кончил разговора в кабинете профессора, а в голове Федора уже созрел реальный план ограбления. Первую часть этого плана Федор осуществил, изготовив куклу и заменив ею Мананама. Федор понимал, что подозрение непременно падет на него – его воровское прошлое было кое-кому известно. Он надеялся вы-
играть время, а потому быстро покинул институт и забрал вещи из комнаты, где жил. Оставалось набить карманы золотом с по-
мощью Мананама и навсегда улизнуть из города. Федор еще не решил, что делать потом с пришельцами
. Оставлять свидетеля было нельзя. Проще всего – бросить его в печку, когда он будет не нужен. Но можно забрать с собой. Как знать, может быть, еще пригодится? Да и жить вдвоем веселее... Федор поведал Мананаму о своих планах, не сказал только, что отпускать его на свободу он не собирается. – Значит, если
я окажу вам эту услугу, вы не будете больше меня задерживать? – спросил Мананам. – Гуляй на все четыре стороны! – отвечал Федор. А сам по-
думал: «Придется все же кинуть в печку. А то житья потом не даст, ныть будет...» Без пяти минут девять Федор сказал: – Ну, ни пуха ни пера, стручок. Пошли! – и, спрятав Манана-
ма, вышел на улицу. Он сразу заметил, что в городке неспокойно. По улицам разъезжали милицейские машины, на перекрестках, несмотря на поздний час, дежурили постовые. «Ишь сколько шума из-за стручка!» – подумал Федор и пошел к ювелирному темными дво-
рами. Ювелирный магазин занимал отдельное одноэтажное здание с
плоской крышей. Федор подошел к магазину сзади, со стороны дворов, и, удостоверившись, что поблизости никого нет, взобрал-
ся на крышу по пожарной лестнице. Пригнувшись, чтобы его не было видно с улицы, он перебежал к вентиляционной трубе и там 84 залег. Теперь ни с улицы, ни со двора увидеть его было невоз-
можно. Федор вынул из ящика Мананама вместе с катушкой и начал его инструктировать. – Слушай, стручок. Я тебя опущу в трубу и буду помаленьку разматывать проволоку. Увидишь вентиляционную решетку. Она крупная, тебе пролезть – раз плюнуть. – Я не умею плевать
. – Никто тебя не просит плевать. Пролезешь – и ты в магази-
не. Там светло, лампы на ночь не выключают... Заберешься на витрину, там под стеклом лежат колечки с камушками. Бери, сколько унесешь, и дергай за проволоку. Я тебя подниму. Понял? – Нет, не понял. Зачем вам эти колечки? – Дурачок, это же
деньги! – Ага, вы хотите что-нибудь купить и у вас нет денег? – Во! Оно самое. – Тогда, продайте меня. Мой братец стоил семьдесят пять рублей. Тогда еще не знали, что он пришелец. За пришельца больше дадут. – Кто ж тебя купит? Кому ты нужен? – искренне удивился Фе-
дор. – Государству. – Ага, я тебя государству продам, а оно меня – хап! – и в ку-
тузку... – Не исключено, – согласился Мананам. – То-то и оно. Потому полезай в трубу. И Федор опустил Мананама в вентиляционную трубу, а сам стал потихоньку отматывать проволоку. – Бери только желтые колечки, золотые! – спохватившись, крикнул он вдогонку пришельцу. Мгла была кромешная. Мананам касался пальцами стенки трубы, грубого кирпича с прокладками цемента и чувствовал, что опускается в преисподнюю. Наконец, внизу забрезжил свет. Вскоре перед лицом Мананама казалась грязная решетка, спле-
тенная из толстых железных прутьев. Мананам просунул ухонос сквозь прутья и выскользнул из трубы. Он повис под потолком торгового зала, держась
за прутья, в то время, как Федор про-
должал стравливать проволоку вниз. Мананам подумал, что если лечь на решетку поперек прутьев, то Федор не сможет его выта-
щить наверх. Не воспользоваться ли этим, чтобы обнаружить преступление? Но Мананам тут же отверг эту возможность, сооб-
85 разив, что у Федора хватит силы перерезать стальной проволо-
кой его туловище пополам. Мананам содрогнулся, вспомнив могучие руки Федора, его широкое, будто приплюснутое, лицо, и тут же в его памяти всплыла картинка из энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, который он штудировал у Пашки: неприятная приплюс-
нутая физиономия и голова, поросшая короткими
волосами... Брахикефал! Значит, Федор – брахикефал?! Существо с коротким черепом! Мананам дернул два раза за проволоку. Это был условный сигнал – тяни вверх. Через три секунды он был уже на крыше. – Ну? Есть? – с горящими жадными глазами спросил его Фе-
дор. Я хотел бы получить некоторые гарантии свободы, – сказал Мананам. – Чего-
чего? – не понял Федор. – Я не знаю, отпустите вы меня или нет, когда я окажу вам услугу. Я предлагаю сделать так: вы отвязываете от меня прово-
локу и даете ее конец мне в руку. Я спускаюсь с ней, а там, в ма-
газине, навязываю на нее сколько смогу колечек. После чего вы поднимаете их наверх, а я, с вашего позволения, остаюсь в мага-
зине до утра. – Эге-ге! – помахал пальцем Федор. – А ежели ты в магазин пролезешь, а колечек не привяжешь? Тогда что? – Я даю вам слово джентльмена. – Ой, не могу!. Ай да стручок! Насмешил! – Федор давился со смеху. – Джентльменов нет! – Ничего у вас нет, – покачал головой Мананам. – Пришель-
цев нет, джентльменов нет... Тогда последний вопрос. Скажите, пожалуйста, вы – брахикефал? – Чего? – прорычал Федор. – Значит, брахикефал, – убежденно произнес Мананам. – Я тебе покажу бра...хе...кахал! – брызжа слюной, ответил Федор и швырнул Мананама обратно в трубу. На этот раз пришелец буквально долетел до вентиляционной решетки, а дальше стал спускаться по стене уже медленно. Когда он был в двух метрах от пола, он увидел, что из дверей, ведущих в служебные помещения, вышла огромная собака и с интересом уставилась на Мананама. Мананам снова дернул два раза за проволоку взвился на крышу. 86 87 – Там собака! – крикнул он, появляясь из трубы. – Тьфу ты, черт! – рассердился Федор. – Долго ты будешь туда-сюда прыгать?! Не бойся! Она тебя не тронет. – Почему? – Потому что ты – стручок! – прошипел Федор, снова швыряя Мананама в трубу. Пришелец, кувыркаясь, полетел в темноту. Он опять очутился на стене в магазине и
начал осторожный спуск прямо в пасть собаке. Так выразиться можно, поскольку собака стояла под ним, задрав морду и раскрыв пасть, из которой выва-
лился на сторону длинный узкий язык. Мананам коснулся присосками собачьей морды и зажмурил-
ся в страхе. «Сейчас оттяпает ноги как пить дать! Но собака лишь обнюхала Мананама, а потом завиляла хвостом, будто узнала хорошего знакомого. – Почему вы не лаете? – спросил Мананам. – Кто так сторо-
жит? В ответ собака лизнула его в лицо. Мананам опустился на пол, подошел к витрине и забрался на стекло. Витрина была почти такая же, как в Институте космиче-
ских исследований, но на этот раз под стеклом лежали не мхи и лишайники, а золотые кольца, броши, кулоны, сережки с изумру-
дами и бриллиантами. Мананаму они очень понравились, он только не мог сообразить – зачем они людям и почему стоят так дорого. Он разглядывал колечки, но вдруг почувствовал, что Федор нетерпеливо дернул за проволоку, подгоняя. Что делать
? Прихо-
дилось подчиняться обстоятельствам, хотя Мананама это прямо-
таки переворачивало и бесило Он, представитель иной цивили-
зации, становится на одну доску с брахикефалом!.. Но он вспом-
нил один из космических законов: «Программа должна быть вы-
полнена при любых условиях и обстоятельствах, если только ее выполнение не связано с гибелью обитателей планеты, на кото-
рую попал космонавт». От того, что Федор украдет колечки с его помощью, вроде бы никто не погибнет. Зато это даст Мананаму желанную свободу и возможность выполнить задание... И все же пришельцу смертельно не хотелось красть. Федор подергал сильнее. Мананам уже хотел было спускать-
ся в витрину, как вдруг
его внимание привлекла собака, которая стояла под электрическим щитом, уставившись на пробки так, будто там было что-то особенно интересное. Собака увидела, что Мананам обратил на нее внимание и коротко залаяла, указывая мордой на электрический щит. 88 Мананам сразу все понял. – Ай да собачка! Браво – Мурильо! – вскричал он и, прыгнув на стену, присосался к ней присосками. А затем по стене пере-
брался к электрическому щиту. Там под пробками находился ог-
ромный рубильник, посредством которого в магазине включалось и выключалось электричество. Мананам ухватился за ручку рубильника, повис на ней, под-
тянул проволоку, которая тянулась за ним и, обхватив ручку ру-
бильника ногами, наклонился к контактам с проволокой в руках. В это время Федор дернул опять. «Дергай, дергай! Сейчас я так тебя дерну!» – подумал Мананам, замыкая проволокой кон-
такты рубильника. Ослепительная вспышка озарила магазин, проволока пере-
горела в одно мгновение
, рассыпавшись искрами в стороны, а Мананам свалился на пол с коротким проволочным хвостиком, обхватывающим его за пояс. В этот же миг наклонившийся над вентиляционной трубой Федор почувствовал острый удар электрического тока в руку. Из его пальца выскочила искра и вонзилась трубу, а сам Федор по-
валился без чувств на крышу. Секундой позже над дверями магазина завыла сирена сигна-
лизации. Г л а в а 1 8 НОЧЬ В ПАРНИКЕ Когда через несколько минут к магазину подкатила милицей-
ская машина, выскочивший из нее сержант Бурилов увидел сквозь стекло, что в торговом зале, виляя ростом, бегает его пес. Карат, а на спине Карата, впившись в шерсть, сидит зеленый че-
ловечек точь-в-точь похожий на разыскиваемого космического пришельца. Вскоре привезли директора магазина
с ключами. Директор отпер двери, выключил сигнализацию, после чего бросился к вит-
рине, чтобы пересчитать драгоценности. Бурилов подошел к Карату. – Здравствуйте, брат по разуму! – приветствовал его Мана-
нам. – Ваше счастье! – сказал Бурилов. – Если бы здесь была другая собака, она бы вас разорвала в клочья. – За что? – удивился Мананам. – Этот
брат по разуму ока-
зался очень мил. Он меня лизал. 89 – Если бы он не понюхал вашего родственника, он бы вас не лизал, а кусал, – сказал Бурилов. – Он нюхал моего родственника? – изумился Мананам. – Мы вас ищем уже двое суток. Как вы сюда попали? Вместо ответа Мананам указал Бурилову на проволоку, сви-
савшую из вентиляционного люка. – Та-ак, – помрачнел Бурилов. – Знаете
, как это называется? Попытка ограбления! – Вот именно! – обрадовался Мананам. — Я должен был ук-
расть колечки. – Драгоценности на месте. Не успел украсть, – сказал дирек-
тор магазина. – Надо же! Такой маленький, а туда же! Золото ему понадобилось. – Постойте! Может, это не ему? Вас кто-нибудь заставлял? – обратился милиционер к Мананаму. – Это не имеет ровно никакого значения. Колечки на месте, – уклонился от ответа пришелец. – Для вас не имеет, а для меня имеет, – Бурилов вниматель-
но взглянул на вентиляционный люк. – А ведь у этой проволочки должен быть другой кончик! – воскликнул он и выбежал из мага-
зина. Через две минуты ошеломленного электрическим разрядом и появлением милиции Федора усадили в милицейскую машину – в заднюю ее часть с зарешеченными окнами. Мананама Бурилов крепко держал в руках. Машина поехала в отделение. Карат ос-
тался в магазине нести караульную службу. Дежурный лейтенант, выслушав рапорт Бурилова, снял труб-
ку и позвонил Юре Громову. – Разыскиваемый по вашему заявлению гражданин Манана-
мов Мананам Мананамович, космонавт с планеты Талинта, воз-
раст два миллиона лет, найден и находится в отделении мили-
ции, – сказал он. – Можно его забрать? – обрадовался Юра. – Забрать пока нельзя. Он магазин хотел ограбить. Милиционер повесил трубку и принялся писать протокол – о попытке ограбления ювелирного магазина, в чем обвинялись Фе
-
дор и Мананам, и о похищении пришельца, в чем обвинялся один Федор. Федор сказал, что ничего не видел и ничего не знает, как оказался на крыше ювелирного – сказать затрудняется. – Шел домой. Устал. Решил прилечь, – кратко объяснил он. – На крышу? – уточнил лейтенант. 90 – А нам все равно. На крышу так на крышу... – А проволока? – Какая проволока? Проволоки в глаза не видел. Когда с вопросами обратились к Мананаму, он заявил, что дело было не совсем так, как описывает Федор, но как именно – ответить он не может. – Почему? – удивился лейтенант. – Это неэтично, – ответил пришелец. – Как? – Видите ли, мы с гражданином Федором были вместе. Я не могу на него наговаривать. – Но он же вас заставлял, должно быть? Вы не по своей воле там были? – Может быть, и так. Но я не хочу говорить. – Ишь стручок... – покачал головой Федор, уважительно ух-
мыляясь. – Дело
ваше. Только вам это боком выйдет, – сказал лейте-
нант. – Получили бы годик, а так придется тянуть все восемь лет. – О чем вы говорите? Я завтра улетаю, – сказал космонавт. На этот раз ухмыльнулся лейтенант: – Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь. Дверь с шумом распахнулась – и в отделение милиции вбе-
жали Юра и Маша. Маша на ходу, волнуясь, расстегивала сумоч-
ку. Она выхватила из сумки Пататама и с размаху припечатала его присосками к барьеру, точно поставила штемпель. – Вот! Мананам стрелой взвился на барьер со стола лейтенанта, и они с Пататамом заключили друг друга в объятия. – Братец, ты нашелся... – нежно твердил Мананам
. – Нет, это ты нашелся, братец, – отвечал Пататам. – Я так рад. Больше мы никогда не будем разлучаться... – И они, уткнувшись друг другу в плечи, бормотали что-то ласковое. – Бурилов, в камере их держать нельзя – сбегут. Приготовь сейф, – сказал лейтенант и набрал по телефону номер. – Алло! Институт космических исследований? Товарищ дежурный
, гово-
рят из милиции. Ваши человечки тут. Мы их подержим в сейфе, утром можете забирать, если прокурор не возбудит дело... Ну, а если возбудит, тогда до суда... Нет, второй не замешан. Второй в вашем распоряжении. Пататам и Мананам, оторвавшись друг от друга, с недоуме-
нием глядели на лейтенанта. Юра и Маша тоже оцепенели. Бу-
рилов в углу деловито освобождал сейф от бумаг. Он вытащил 91 несколько папок, на их место поставил блюдечко с водой, а ря-
дом положил корку хлеба. И вдруг космонавты с неимоверной быстротой кинулись по барьеру к стене, вспрыгнули на нее, перебежали на потолок и бросились по потолку к открытой форточке окна, находившегося за спиной лейтенанта. Никто не успел и вскрикнуть, как они
спрыгнули с потолка на ребро форточки, балансируя, прошли по нему, уцепились за раму и вылезли наружу. – Бурилов! – в отчаянии закричал лейтенант, вскакивая со стула и размахивая руками. Но было уже поздно. Мананам на секунду задержался вер-
хом на раме и успел сказать: – Рады были познакомиться. Извините за внимание. Про-
щайте, братья по разуму! – Всего хорошего, Маша! – донесся уже из-за окна тоненький крик Пататама. – Гоп! – воскликнул Мананам, подмигнул лейтенанту и про-
валился за окно в темную осеннюю ночь. Бурилов, Юра, Маша, а следом и лейтенант выскочили из отделения на улицу, обежали дом и, тяжело дыша, остановились перед окном, где
исчезли космонавты. Их, конечно, и след про-
стыл. – Эх, нету Карата! – сокрушенно шептал Бурилов. – Карат мигом бы их нашел. Они тщательно оглядели стенку, искали в траве, но безус-
пешно. Темно было вокруг деревья тяжело шелестели листвой, собирался дождь Лишь окно с открытой форточкой ярко свети-
лось, напоминая лейтенанту о служебном
упущении. – Прыткие... – зло сказал лейтенант. – Как таких пускают на Землю! – Юра, я так рада... – шепнула Маша, пряча лицо на груди Юры. Вдруг она всхлипнула: – Как жалко! Мы не смогли с ними проститься. – Ничего. Теперь они все сделают как надо. Они молодцы. Вот что значит – стремиться к цели, – сказал Юра
. А космонавты в это врем сидели в водосточной трубе, в двух шагах от Юры и Маши, и слышали весь разговор. Пататам хотел что-то крикнуть Маше, но Мананам крепко сжал его руку. Они дождались, когда люди ушли, и вылезли из трубы. – Тут неподалеку есть отличное место. Санаторий. Я при-
смотрел
, когда гулял по городу, – сказал Мананам и повлек брат-
ца за руку по улице. 92 В этот поздний час на улице не было ни души, космонавты шли по проезжей части, прижимаясь к поребрику тротуара и об-
ходя канализационные люки, чтобы не провалиться сквозь ре-
шетку. Наконец они увидели длинное строение со светящейся треугольной крышей. – Это парник, – сказал Мананам. Они влезли по стене на крышу и отыскали в прозрачной по-
лиэтиленовой пленке небольшую дырочку. Космонавты, пролезли в нее и очутились, вниз головой, на потолке парника. Под ними было море зелени. Лампы Явного света освещали буйные зарос-
ли огурцов. Мерно колыхались листья, обдуваемые теплым вет-
ром обожателей, а сами огурцы, длинные, темно-зеленые, висели на специальных подпорках. Пататам
и Мананам спрыгнули с крыши на землю, Она тоже была теплой, мягкой, жирной на ощупь... Космонавты зарылись присосками в землю и блаженно при-
крыли глаза. – Как много удобрений... – сказал Пататам. – Калийные, фосфорные, азотные, – определял Мананам. – Подкрепимся на славу! Они помолчали, утоляя первый голод и собираясь с силами. Огурцы висели
вокруг, как зеленые космические ракеты. Мананам открыл глаза и взглянул на ухонос Пататама. Тот был почти совсем коричневым. – Завтра в полет. – Не хочется... – вздохнул Пататам. – что ты, говоришь! Я жду не дождусь, чтобы поскорее уб-
раться с этой ужасной планеты, – возразил Мананам. – А мне здесь понравилось, братец. – Странно
! Я не понимаю. Расскажи, что тебе тут понрави-
лось. И Пататам стал рассказывать братцу о своих приключениях... Когда он дошел до знакомства с Машей, то очень оживился, слег-
ка порозовел, глазки его заблестели, он начал энергично жести-
кулировать. – Здесь есть женщины, Мананам! Это самые нежные и доб-
рые существа. Как
жаль, что тебе не удалось познакомиться с Машей! Честное слово, если бы не Задание, я бы еще остался на Земле! – О чем ты говоришь, братец? – укоризненно промолвил Ма-
нанам. – Нас ждет родная планета. 93 – Все-таки милых людей здесь очень много. Посуди сам: Ле-
на, Пашка, Колька Белоусов, на ракете которого ты летал... Юра Громов, чрезвычайно умный человек. Маша... А милиционер Бу-
рилов? Знаешь, как терпеливо он тебя разыскивал! – Не знаю... – с сомнением проговорил Мананам. – Мне встречались другие люди. Они не видят дальше своего носа. И писатель, и профессор... А Федор? Представь себе, он хотел украсть с моей помощью много золотых колечек, нацепить их на себя и ходить! Ему совершенно наплевать на человечество! Он похитил меня перед пресс-конференцией, сорвал контакт... – Контакт состоялся, – улыбнулся Пататам. Он рассказал братцу, как они с Машей, Юрой и мальчишками прибежали в институт, как представили Пататама профессору, как тот успокоил разволновавшихся зрителей и вновь объявил выступление пришельца. А дальше Пататам произнес речь, об-
ращенную ко всем людям, и оператор телевидения снимал его своей камерой. – Спасибо тебе, братец, ты выручил нас, – сказал Мананам. – Мне помогли мои друзья. – Значит, по-твоему, эта планета хорошая? – Замечательная! – сказал Пататам. – На Земле хорошие сторожевые собаки, – заметил Мана-
нам. – Но здесь едят овощи, ты заметил? – Ну, нельзя же быть такими тупыми, как здешние овощи! – воскликнул Пататам, указывая на висящий рядом огурец. – По-
гляди. Он толстеет, ни о чем не думает, его не волнуют никакие проблемы... – Это еще не повод, чтобы его есть, – сказал Мананам. – Космический закон говорит, что нельзя уничтожать разум-
ную жизнь. Про неразумную ничего не говорится. – С разумной жизнью здесь тоже не церемонятся, –
проворчал Мананам. – Слышал про войны? Убийства? – Слышал, – печально кивнул Пататам. – Мне Маша расска-
зывала. Знаешь, по
-моему, на Земле не все еще поняли, что ра-
зум должен быть добр. Он не может нести зла. Мы-то с тобой это знаем. – Правильно! Я им это говорил! – воскликнул Мананам. – Я слышал даже такое слово: «собственность»! Многие го-
ворили: «Драться за собственность!». Смешно, правда? Наша собственность – мы сами. Другой нет. Мы не можем взять с собой в космос ничего, кроме наших мыслей, памяти, чувств... 94 – Люди называют это одним словом: душа, – сказал Мана-
нам. – Душа... – повторил Пататам. – Завтра мы покинем эту жизнь, – сказал Мананам. – Мы прожили ее неплохо, хотя и быстро. – Очень быстро, братец, – согласился Пататам. – Легкого сна, Пататам. – Спокойной ночи, Мананам! Г л а в а 1 9 ПРОЩАЙ, ЗЕМЛЯ! Юра позвонил в квартиру Белоусовых. Дверь открыла Маша. Она выглядела вялой, больной. – Машенька, пойдем в кино, – сказал Юра. – Не хочу. – Почему? – Настроения нет... – Маша повернулась и побрела в свою комнату. Юра двинулся за ней. – Не расстраивайся, – сказал он. – У них все хорошо. – Да?! Откуда ты знаешь? Они такие
маленькие, беспомощ-
ные... Юрик, как же можно? Объясни. Они улетают на миллионы лет от своей планеты, могут попасть куда угодно... – Ну и что? – Они же ничем не вооружены! Беззащитны! – Они умны, – сказал Юра. – Любой может их украсть, засадить в ящик... А они все по-
нимают, а сделать ничего не могут. – Зато они воспитаны и интеллигентны. – Да как же они не понимают, что во Вселенной не все воспи-
таны и интеллигенты! Их птица может склевать! Зверь может про-
глотить! Я ужасно за них волнуюсь. Хоть бы они благополучно улетели. – Будем надеяться, – сказал Юра. Маша подошла к окну. В городке хозяйничала осень. Листья метались по тротуарам, скрипели под ветром деревья. Маша за-
думчиво теребила занавеску. – Знаешь, чего я боюсь... – сказала она. – Я боюсь, что мы им не понравились. – Ты и я? – Нет. Мы все. Люди. Человечество. – Они же не видели всего человечества! 95 – В том-то и дело. Они видели только нас: тебя, меня, маль-
чишек, твоего профессора, милиционеров... Но разве мы – не че-
ловечество? Разве мы за него не отвечаем? – Машенька, только не нужно отвечать за все человечество, – с улыбкой сказал Юра. – Достаточно отвечать за себя. – А вот и нет! Я
, например, очень хочу, чтобы о Земле узнали на Талинте только хорошее. Мне стыдно, что у нас живут такие люди, как Федор. Да все мы хороши! – Маша раскраснелась, за-
говорила громко. – Мы обращались с ними, как с детьми. Нет, ху-
же! Как с котятами. А они, между прочим, умнее нас в тридцать три раза! – Ты считала? – опять улыбнулся Юра. Ему хотелось разве-
селить и успокоить Машу. – Да! Считала! Только они не показывают своего ума, не хо-
тят хвалиться и выставлять нас дураками. Они тактичны, вот! А мы думаем – раз мы прячем их в карман, носим в руке, то значит мы выше
их, главнее! Мы же просто больше. Больше. И все... Из соседней комнаты появился Колька с какими-то реечками в руках. – Маша, будь так добра, у тебя не найдется куска материи? Вот такого, – показал он. – Зачем тебе? – Обтянуть крыло. Я планер делаю. Маша порылась "в тряпочках, лежавших в ящике стола
, и протянула Кольке кусок ткани. – Премного благодарен, – сказал Колька и ушел. – Вот видишь! – наконец-то засмеялась Маша. – Колька и Пашка совершенно переменились. Теперь они только и твердят: «будьте добры», «очень вам обязан», «не сочтите за труд». Это они у Пататамчика и Мананамчика научились. Вот что значит космическая вежливость. И
в точности на слове «вежливость» в квартире издался зво-
нок. Маша пошла открывать. Она распахула дверь – на площадке никого не было. Маша повернула голову и вдруг прямо перед но-
сом, возле кнопки звонка, увидела стоящих на стене Мананама и Пататама. Они вежливо и несколько смущенно улыбались. – Ой! Я знала, что
вы придете! Милые вы мои! – Маша сгребла пришельцев со стены и расцеловала их в ухоносы. – Видите ли, мы решили, что улететь навсегда, не простив-
шись, большое свинство, – сказал Мананам. – Я же говорил, что она обрадуется! – восклицал Пататам. 96 Маша, как на крыльях, вернулась к Юре и вытянула вперед обе руки. На каждой ладони стояло по пришельцу. Юра поздоро-
вался с ними за руку. – Друзья мои, – начал Мананам. – У нас очень мало времени. Наш отлет должен состояться через час. Старт на том же месте, где мы приземлились. Нам бы хотелось написать жителям Земли прощальное письмо. – Колька, скорее сюда! – позвала Маша. Появился Колька. Увидев космонавтов, он едва не пустился в пляс. Но Маша остановила его. – Дай бумагу и чернила и беги за Пашкой и Леной. Можно, они тоже проводят вас? – обратилась она к космонавтам. – Непременно, — сказал Пататам. Колька принес лист бумаги и маленькую шариковую ручку. Пришельцев поставили на стол и покинули комнату, оставив их наедине с мыслями, которые они хотели сообщить человечеству. Пататам и Мананам начали трудиться, держа ручку всеми четырьмя руками. На бумаге появились первые фразы: «Дорогие жители Земли! Сегодня мы навсегда улетаем от вас, и перед разлукой нам хочется сказать вам пару ласковых слов. Нам очень понравилась ваша планета. Здесь много зелени и радости, много солнца и тепла. Здесь мы нашли друзей. Ради этого стоило лететь в космосе миллионы лет. Нам предстоит долгий путь, мы желаем, чтобы за то время, что мы летим домой, с вами не произошло
ничего плохого, страшного и опасного. Мы хотим, чтобы вы не знали войн. Нельзя быть разумным существом и желать войны. Мы – растения, вы – люди. Но разум у нас один, и он говорит нам: «Дружите и любите друг друга!» Прилетайте к нам на Талинту! Наш дом – Вселенная. Наш мир – един! Прощайте, братья
по ра-
зуму! Покорители космоса Мананам и Пататам.» Через полчаса письмо было готово. Юра спрятал его в ящик стола и пообещал пришельцам, что сделает все возможное, что-
бы письмо попало по назначению. Пришедшая к тому времени Лена Булкина посадила братцев в маленькую корзинку, накрыла сверху кленовым желтым листом, и вся компания отправилась в парк. Братцы сидели в корзинке тихо. Всем было грустно. 97 Они пришли на то место, где неделю назад упали с дерева на землю серебряные яблоки. Листва с отчего дерева облетела, голые ветки перечеркивали бледное осеннее небо. Лена сняла с корзинки кленовый лист. – Что ж, пора прощаться... – сказал Мананам, вылезая на траву. Все по очереди брали космонавтов на руки и говорили им слова прощания. – Прощайте, – сказал Юра. – Мы не забудем вас. – Всего доброго! – сказали Пашка и Колька. – Мы надеемся, что прилетим к вам на Талинту. – Мананамчик,... Пататамчик... – всхлипнула Лена. – Как же мы без вас... – Я люблю вас, милые, родные, дорогие, бесстрашные вы мои! – сказала Маша, прижимая пришельцев к груди. – Я
буду думать о вас и ждать встречи с вами, сколько бы ни жила. Триста тысяч лет! – И она еще раз расцеловала космонавтов. – Прощайте, друзья! – сказал Мананам. – Мы счастливы, что попали на такую... – Он хотел сказать «приятную и замечатель-
ную планету», но вдруг отвернулся, потому что не мог от волне-
ния
смотреть на друзей, не мог говорить. С Пататамом творилось то же самое. Если бы они умели плакать, то, наверное, заплакали бы, как Маша и Лена, из глаз которых лились слезы. Да и мальчишки по-
дозрительно шмыгали носами. Лишь Юра Громов стоял серьез-
ный и печальный – без слез. Братцы по разуму взяли себя в руки. – Пора. – Присядем на дорожку? – вдруг сказала Маша, и все усе-
лись прямо на траву. – Счастливо! – сказала Маша, поднимаясь. Пришельцы отошли на несколько шагов и встали лицом друг к другу. Юра, Маша, мальчишки, Лена, не отрываясь, смотрели на них. – До свидания, брат! – сказал Мананам. – До встречи на родной планете, – сказал Пататам. Братцы по разуму одновременно подняли вверх руки, сняли с головы свои ухоносы, как шляпы. Ухоносы или блестящими, тем-
но-коричневыми, с маленькой дырочкой посередине. Пататам и Мананам повернули ухоносы блюдечками друг к другу и начали сходиться, держа их на вытянутых руках. Один.... два... три шага
... Ухоносы соприкоснулись – они были половинка-
98 ми Зерна Разума, – и перед глазами друзей космонавтов возник-
ло Зерно – окрулое, величиною с каштан, с дырочкой посередине. Так продолжалось одно мгновение – Зерно было в руках пришельцев, застывших неподвижно. Затем оно вдруг изменило цвет с коричневого на желтый, потом белый, наконец – голубой. Вокруг Зерна возник огненный светящийся шар, он разрастался, скрывая
с своем сиянии космонавтов. Шар раздулся до величины футбольного мяча, на него стало больно смотреть – и вдруг он оторвался от Земли и медленно поплыл вверх. Все смотрели на него, щурясь; а шар ускорял движение, ухо-
дя все дальше в небо. Вот он превратился в ослепительную точку и исчез в небесах. Несколько секунд все еще стояли, задрав головы и стараясь найти исчезнувшую точку, а потом опустили глаза. А на месте старта осталось круглое выжженное пятно с чер-
ной запекшейся землей. Ни Пататама, ни Мананама больше не было. – Они сгорели... – прошептала Маша. – Они улетели, – сказал Юра. – Сгорела только их оболочка. А мы
видели настоящую дыру в поле тяжести... Маша подошла к черному пятну и приложила ладонь к обуг-
ленной земле. Она была горячей. И тут Маша увидела, что ветви отчего дерева низко склони-
лись, повисли безжизненно, как руки человека в печали. Маша подошла к нему и обняла ствол. Она постояла так минуту, будто безмолвно разговаривая с ним, а готом пошла из парка, догоняя уходящих друзей. ЭПИЛОГ Зерно Разума и сейчас летит во Вселенной. Впереди еще долгий путь. Настанет день, когда на планете Талинта вырастет новое дерево, на нем появятся серебряные яблоки, а из них вый-
дут на волю Мананам и Пататам. Они расскажут жителям плане-
ты о нашей Земле. А здесь, у нас, с героями этой истории
произошли разные события. Юра с Машей поженились, у них родился сын, которого они назвали Митей. Юра защитил диссертацию, научно доказав существование дыр в поле тяжести. Она работает в том же ин-
ституте. Маша закончила педагогическое училище и стала учи-
тельницей. Она частенько рассказывает ученикам о космических братцах. 99 100 Пашка и Колька после школы стали учиться на летчиков, чтобы потом стать космонавтами. Лена учится в шестом классе. Каждый год ранней осенью друзья собираются вместе в пар-
ке, откуда улетели в космос Мананам и Пататам. Отчее дерево давно спилили – оно высохло на следующий год. Выжженное пятно на земле осталось. Рядом с
ним поставлен скромный па-
мятник, на котором высечено: «Здесь пришли на Землю и ушли с Земли покорители космоса Мананам и Пататам». На каменном постаменте под стеклом укреплено письмо, ко-
торое написали пришельцы жителям Земли. Юра и Маша со своим маленьким сыном в коляске, повзрос-
левшие Пашка и Колька, Лена Булкина с той самой корзиночкой, в которой отправились на «космодром» братцы по разуму, подхо-
дят к памятнику и минуту-другую стоят в молчании. Но так кажет-
ся только со стороны. На самом деле, они не молчат, а повторяют каждый про себя космическое приветствие. И каждый из них слышит, а может это им
только кажется, как сквозь время и про-
странство долетают до них звонкие тоненькие голоса братцев: – Наш дом – Вселенная. Наши мир – един! Здравствуйте, братья по разуму. 102 Посвящается племяннику Валере. 103 ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА ту историю я узнал благодаря неисправному лифту. Но обо всем по порядку. Я живу в новом доме на одиннадцатом этаже. У нас два лифта – маленький и большой грузовой. Од-
нажды я возвращался домой поздно вечером. Нажал кнопку и стал ждать лифта. Подошел грузовой и с шипением рас-
пахнул дверцы
. Я зашел и уже поднял руку, чтобы нажать кнопку, как вдруг услышал крик. – Подождите! В кабину влетел мальчишка лет двенадцати. Он был растре-
пан и возбужден, обеими руками прижимал к груди большую кар-
тонную коробку из-под макарон. Он осторожно поставил коробку на пол и, обернувшись, спросил, тяжело дыша: – Вам какой? – Одиннадцатый, – сказал я. – Мне выше, – сказал он и нажал кнопку одиннадцатого эта-
жа. Мы поехали. Мальчишка наклонился к закрытой коробке и прислушался. Коробка вела себя тихо. Я понял, что внутри что-то живое. – Там что – хомяк? – спросил я, улыбаясь. Мальчишка презрительно взглянул на меня, будто хотел ска-
зать: «Сами вы хомяк», но не сказал. 104 И тут лифт остановился, однако дверцы не раскрылись. Ви-
димо, он остановился между этажами. Мальчишка снова надавил на кнопку. Никакого результата. – Что же они делают?! – вскричал он в отчаянии и стал на-
жимать на все кнопки подряд. Лифт стоял намертво. Он не собирался никуда ехать – ни вверх, ни вниз. Потом мы снова нажимали на все кнопки, в том числе и на кнопку «вызов» и кричали в сеточку, за которой микрофон, что мы застряли, но никто не отзывался. Потом мы устали. – Теперь все пропало... – прошептал мальчишка и уселся прямо на пол рядом с коробкой, прислонившись к стене. Я посмотрел на часы. Была полночь. – Придется, видимо, сидеть здесь до утра, – сказал я. – Утром будет поздно... – пробормотал он. – А что случилось? – полюбопытствовал я. Мальчишка под-
нял голову и взглянул на меня. – Вы писатель, да? Я вас знаю. Я неуверенно кивнул. Не люблю называть себя писателем. Странная профессия. – У вас ничего нет почитать? – он указал на мой портфель. Я удивился, но раскрыл портфель и извлек из него журнал «Нева», где печатался мой роман. Я протянул журнал мальчиш-
ке. – Это тебе рано, наверное... Он как-то странно усмехнулся, потом раскрыл коробку и су-
нул журнал туда. В коробке что-то зашевелилось. – Ты... зачем? – не понял я. – Хотите расскажу?.. Напишите, чтобы они знали! В коробке зашелестели страницы. – Да что у тебя там? – я подошел ближе. Мальчишка пошире распахнул картонные створки крышки. В коробке сидел потрепанный и слегка облезлый пингвин. Он пере-
ворачивал клювом страницы моего журнала. – Сейчас вы все узнаете. И мальчишка начал рассказывать. Позже я записал его рассказ и даже разбил на главки. Все это я узнал за одну ночь в остановившемся лифте от мальчишки, которого зовут Боря Быстров. По мере того, как ночь набирала силу, а история – загадоч-
ность и необычность, Борька все более воодушевлялся, прихо-
дил в возбуждение, потом сникал
и замолкал надолго, переживая 105 заново все повороты странной и отчасти фантастической исто-
рии. Г л а в а 1 РАССЫЛЬНЫЙ ЦЕНТРА Я однажды из школы пришел. Прошлой весной было. При-
шел и стал смотреть в окно. С шестнадцатого этажа здорово вид-
но! Щекотно внутри, когда вниз смотришь. Небо совсем близко. Я окно раскрыл, оно еще ближе стало. Как вдруг смотрю – в воздухе какая-то пыль. Мелкая-мелкая. И будто золотая. Поблескивает на
солнце, сразу же запахло озо-
ном. Знаете, это газ такой. Он получается, когда электричества много. От искры, что ли... И когда сваривают трубы, всегда озо-
ном пахнет. Не успел я удивиться, как в кухне что-то загремело, будто ка-
стрюля упала на пол. Может, Рыжий хулиганит? Это наш кот, вы его должны знать, он по всем этажам шастает. Но тут в кухне что-
то зашевелилось, потом кто-то сказал: «Ну а левую мне долго ждать?». Честное слово, не вру! Я замер весь, не дышу. Как вдруг в комнату влетает Рыжий. Шерсть дыбом, глаза дикие. Под тахту юркнул и там притих. А
голос в кухне говорит: «Нога пропадает, слышите? Какая-
какая! Тоже левая... Не могу работать». У меня сердце в ушах – бух, бух! Грабитель? Шпион? Как он на кухню попал? Дома никого нет, кроме меня! Тут голос позвал: «Мальчик, иди сюда! Не бойся. Я знаю, что ты дома... Мальчуган, на помощь!» Я понял, что это меня. Жутко не хотелось идти. Если бы я знал, чем все это кончит-
ся, убежал бы из квартиры! Но я от кресла отлепился и на цыпоч-
ках в кухню. Подхожу к двери, вижу сквозь стекло: на полу, рядом с холодильником, лежит абсолютно лысый человек в синем ком-
бинезоне
. Точнее, не человек, а инвалид, потому что у него нет левой руки и ступни левой ноги! Он меня увидел и поманил правой рукой. – Заходи, – говорит, – быстрее! Я открыл дверь и зашел. Озоном пахло бешено. Тут только я заметил, что здесь тоже полно золотых пыли-
нок, как и за.окном. Они
плясали в воздухе и притягивались к че-
ловеку в комбинезонне, как к магниту. Они прилипали к нему и гасли. Они будто лепили его, понимаете? Рука у него появилась прямо из ничего. 106 107 Он приказал мне выключить холодильник и убрать антенну с телевизора. Наверное, они мешали ему превращаться в себя. Я выдернул вилку холодильника, переступил через этого и снял с телевизора комнатную антенну. – Отключи ее совсем! – крикнул он. Я дернул за шнур. Штеккер вывалился из гнезда. Вокруг это-
го поднялся рой пыли и тоже осел на него. А я так и стоял с ан-
тенной в руках, не знал, что мне делать. Этот все лежал на полу. Лицо гладкое, блестящее... Он ждал, когда пылинки его долепят. А они прыгали вокрус, суетились, за-
кончили руку – и как бросятся к ноге! Этот лежит, морщится, как от
боли. Минуты через три он был уже целый – с руками и ногами. – А прическу?! – заорал он и схватился за лысину. – Вечно им на волосы энергии жалко! Они думают, и так сойдет! Он пошевелил руками и ногами, потом на ноги вскочил. – С благополучным воплощением. Марцеллий! Он протянул мне короткую руку – силища в ней была ужас-
ная! Он так пожал мою, что у меня пальцы хрустнули. Марцеллий улыбнулся. – Прошу прощения, – говорит, – я только что с планеты ка-
менных идолов. Вот те руку жмут – ого-го! Он был ростом с меня, но гораздо плотнее. Возраст трудно определить. Наверное, лет тридцать. С лысиной он выглядел старше. Марцеллий осмотрел меня, как экспонат. Губу выпятил – видно, я ему не очень понравился. – Да-а, экземплярчик, – говорит. – Кто экземплярчик? – не понял я. – Ты экземплярчик! Я им говорил; нечего играть в демокра-
тию! Надо назначать солидный людей... Ну да ладно; – говорит. – Мое дело маленькое. Бумага, карандаш есть? Я сбегал в комнату илринес Марцеллию бумагу и карандаш. Он усёлся за кухонный стол, листок перед собой положил, взгля-
нул на меня, как учитель. – Значит, зовут тебя Боря, – говорит. – Какие еще парамет-
ры? А я не понимаю – что такое «параметры». – Ну как тебя еще называют? – объяснил он. – Отчество – Александрович; – говорю. – Фамилия – Быст-
ров. – Еще? – строго так спрашивает. – В школе зовут – Бепс, – говорю. 108 – Вот как? Почему? – а сам что-то на листке пишет. – Откуда я знаю! Проходил и по истории народности... А я не знал. Мне стали подсказывать: «Вепсы, вепсы!» А я сказал – «бепсы». Ну и... – Понятно, – говорит. – Еще? – Мама зовет Бабася, – говорю. Я это имя ненавижу! – Ха-ха-ха! Бабася
! – он как расхохочется. – А это почему? – По кочану! – заорал я. – Она меня так грудным называла! Я за это не отвечаю! – Не груби, – сказал он. Марцеллий спросил еще, где я учусь и сколько мне лет. По-
том спросил, как называются город и страна, где я живу. Я, ко-
нечно, удивился. Неужто он не знает? Все это он записал на ли-
стке, и там получилось: «У1-АК № 646775 Борис Александрович Быстров (Бепс, Бабася). Ученик 6-б класса школы № 80. г. Ленинград, Советский Союз, планета Земля Солнечной системы Галактики». Он листок приподнял – любуется. Доволен страшно! Я не-
много успокоился, понял, что он не
грабитель и не шпион. Навер-
ное, какой-нибудь научный сотрудник, а это у него такой экспери-
мент. Но как он все же без разрешения в нашей квартире оказал-
ся? Он листок отложил, вздохнул тяжело. – Теперь самое трудное, – говорит. – Попытаюсь объяснить. Ты физику знаешь? Биологию? Астрономию?.. Я плечами пожал. Бог их
знает! Вроде что-то проходили. – Я так и думал, – огорченно вздохнул. – А что тебе известно про Вселенную? Мне совсем не по себе стало. Что это за экзамены? – Она большая, – говорю. Он чуть с табуретки не свалился от хохота. – Большая? Ох-хо-хо! Большая! – прямо рыдает. – Это ты верно заметил
, Бабася! Я так и передам в Центр – большая! Это войдет в историю! Я уже обидеться хотел. Что такого сказал? А Марцеллий на-
супился и постучал пальцем по столу. 109 – Ты даже не представляешь себе, Бабася, какая она боль-
шая! – говорит он грустно. – Слушай меня внимательно. Я, конечно, слушаю; А что делать? Интересно же! И он рассказал, что прибыл прямо из Центра Вселенной. В виде золотой пыльцы – энергии. Это я и так понял, фантастику читаю, как они по Вселенной перемещаются – то лучиком, то пыльцой. Там, в этом Центре, оказывается, находится хранилище информации о разумной жизни во всей Вселенной. Что-то вроде библиотеки, понимаете? Туда стекаются сведения савсех планет, где есть цивилизация. Они там открыли галактические волны ра-
зума. Знаете, что это такое?.. Каждое существо, как родится, ис-
пускает свою волну. Они
ее там регистрируют под своим номе-
ром. Мой номер Марцеллий написал на листочке, сверху. А све-
дения о жизни на планете поступают от Хранителя. Так называ-
ется один из:жителей планеты. Его центр назначает. Последним Хранителем планеты был один индус, он недавно умер... – Теперь вот назначили тебя, Бабася, – сказал Марцеллий
. – Почему... меня? – говорю. Этого мне только не хватало! – Понимаешь, Бабася, у нас процедура автоматическая, – говорит он. – Машина берет номера всех жителей планеты, пере-
тасовывает и... выкидывает номер. Как в «Спортлото». Выпало на твою волну. Ты уж прости. – А меня вы спросили?! – кричу. – Может, мне это в лом! Не поняли
? Сейчас так говорят. «В лом» – это значит «не в кайф». – Видишь ли, – говорит, – чтобы спросить у тебя, пришлось бы транслировать меня лишний раз на Землю. А это дорогое удовольствие. Это энергия! – он важно поднял палец. – Да ты не бойся, Бабася. Работа не пыльная. – А что я должен делать? – спрашиваю. – Сообщать обо всем, что ты посчитаешь важным для плане-
ты. Если центр сочтет, чта необходимо вмешать, он вмешается... – Как? – Много будешь знать – скоро состаришься, – говорит. – Я сам не все знаю. Я простой рассыльный по Галактике. У меня еще сегодня в наряде пять планет. Мне рассусоливать некогда. – А как же
сообщать? – я опять удивился. – Вот. Это дело... – кивает. – Сейчас вызовем передатчик. Лезет он в карман комбинезона и вытаскивает тоненькую ду-
дочку вроде флейты, с несколькими кнопками. Приложил ее к гу-
бам и дунул – дудочка засвистела еле слышно. 110 И сейчас же сквозь окно в кухню проник серебряный лучик. Точно так, как в книжках пишут. Лучик уперся в стол перед Мар-
целлием и принялся мельтешить – туда-сюда, туда-сюда!.. Через несколько секунд я увидел на столе странный рисунок – будто перепончатые птичьи лапы! А лучик бегает себе и шипит. Прошло еще
немного времени, и на столе стали образовываться самые настоящие птичьи лапы. Они росли снизу вверх, перышки появ-
лялись, коготки... Я понял, что лучик транслирует из Вселенной какую-то птицу. Белое брюшко, черные кончики крыльев... Никак было не угадать, что это за птица. Только когда лучик добрался до головы, я ее узнал. Это был королевский пингвин, тот, что в коробке. Я таких раньше видел по телевизору. – Пингвин... – вырвалось у меня. – Не пингвин, а ПИНГВИН, – Марцеллий нарисовал это слово большими буквами на листке и расшифровал: – Передатчик Ин-
формации На Галактических Волнах Инопланетного Наблюдения. Понял, Бабася? Не понял я ничего. Мне жутко не
нравилось, что Марцеллий называет меня Бабасей! ПИНГВИН эразвалку подошел к краю стола и пощелкал клю-
вом. Он тогда толстый был, не то что сейчас. И перьев больше. – Есть просит, – сказал Марцеллий. – А что они едят? – спрашиваю. – Не знаю, что едят они, – ехидно отвечает, а ПИНГВИН пи-
тается информацией. Отщипывает
он кусочек черного мякиша от буханки, разми-
нает в пальцах и приклеивает этим кусочком листок с текстом, им написанным, к стене. ПИНГВИН сразу к листку, замирает перед ним и глазами прямо впивается! Неужто читает, думаю. Во дело! А ПИНГВИН текста прочитал и свистнул. – Вот так и будешь его кормить, – говорит
Марцеллий. – не реже одного раза в сутки. Можешь делать порции поувесистее. Он переварит... то есть передаст в Центр. Там разберутся... – А сам уже укладывается на пол вверх лицом. – Вы... зачем? – спрашиваю. – Дела. Пять планет еще, а рабочий день кончается. Ты да-
вай самостоятельней, Бабася. В случае чего, я прилечу
. Только не дергай по пустякам... – Он опять в дудочку свистнул – и лучик принялся по нему бегать. Только на этот раз он не прибавлял, а убавлял от Мар-
целлия по маленькому кусочку. Рассыльный улыбался. 111 – Улетать приятно, – говорит. – А вот прилетать не очень. А.мне неприятно стало. Он разваливался и превращался в пыльцу. Ведь только что живой был! Я и отвернулся. – Нервишки! – хихикает он сзади, а его уже почти нет. – Ну пока! Я обернулся. В кухне уже никого. Золотая пыль за окном ис-
чезла в
небе. На столе торчал и смотрел на меня вочвсе глаза ПИНГВИН. – Куда же я тебя дену? – говорю ему. Он только клювом по-
щелкал. Г л а в а 2 ПОЖИРАТЕЛЬ ИНФОРМАЦИИ Первое время я жутко мучался с ПИНГВИНом. Пришлось показать его родителям. А что делать? Он живой, разгуливает по комнатам. В холодильник не спрячешь. Да еще клювом стучит – пищи требует. То есть информации, чтоб она провалилась! Пришлось врать. Я сказал, что пингвина принесла Дуня Смирнова из нашего класса. Вы Дуньку не знаете
? Мы с ней дру-
жим. У нее папа – антарктический летчик, недавно вернулся из экспедиции. Я сказал, что пингвина привез Дунин папа, но у них уже есть маленький тюлень, поэтому пингвин лишний. Родители поверили. Мама даже не спросила, каким образом Дунька дотащила этого пингвина. Он весит, наверное, килограм-
мов десять. Вы мою маму наверняка видели. Она всегда с сумками. У нее лицо такое... озабоченное. Мама у меня врач-психиатр. По-
пробуй скажи ей, что к нам залетал . рассыльный из Центра Все-
ленной, – тут же поставит диагноз и начнет лечить от психики. Папа – другое дело. Он бы понял. Но не могу же я
говорить маме одно, а папе другое! Наверняка они между собой совеща-
ются. Мама тут же собралась кормить ПИНГВИНа. Позвонила зна-
комому зоологу, спросила, чем питаются пингвины. Тот говорит: «А зачем вам, Светлана Викторовна?». Мама ему рассказал, что у нас теперь живет замечательный королевский пингвин. Прямо с Южного полюса. «Не выживет
», – сказал зоолог и посоветовал кормить рыбой. Мама купила салаки и сварила одну порцию Рыжему, а дру-
гую – ПИНГВИНу. Кот салаку съел, а ПИНГВИН только посмотрел 112 на маму и поковылял за кресло. Он облюбовал себе местечко за креслом в моей комнате. Пришлось мне самому съесть эту салаку, когда мама ушла в кухню. Мама удивилась ужасно, увидев косточки. – Как же он их обглодал? – говорит. Потом мама стала придумывать ПИНГВИНу имя. Она сказа-
ла, что он на музыканта похож. Ну вроде как фрак у него черный на спине, а грудка белая. – Давай назовем его – Глюк! – А что это такое? – спрашиваю. – Не что, а кто. Был такой композитор. Кроме того, это озна-
чает «радость» по-немецки. Может, по-немецки это и означает радость, не знаю, у меня никакой радости не появилось. В общем, назвали космический передатчик Глюком. Он быст-
ро научился откликаться. И родители быстро к нему привыкли. И даже кот привык. Сначала он попробовал подраться с космиче-
ским прибором, но получил клювом по башке и смирился. Рыжий теперь ел рыбу за двоих – за себя и за Глюка. А
ПИНГВИН ждал информации. Марцеллий наврал. Он сказал, что кормить нужно раз в су-
тки, а Глюк требовал новостей постоянно. Любознательный ока-
зался, гад! Как приду из школы, он за мною по пятам и клювом щелкает. Если я внимания не обращаю – начинает умирать. Мо-
жет, притворяется, не знаю. Падает на пол, раскинув крылья, и жалобно хрипит. Как умирающий лебедь. Я-тащил его за кресло и начинал кормить. За креслом я со-
орудил маленькую подставочку, как пюпитр у музыкантов. На него ставил тексты для чтения. Рядом поставил настольную лампу, чтобы ПИНГВИНу было светлее. Маме сказал, что это для обог-
ревания Глюка. Кормить.его
– замучаешься. Надо, чтобы родители не заме-
тили. Мама же в обморок упадет, если увидит, как он, читает! Но это все ерунда. Главное было – что давать ему читать? В первые дни я совал ему все, что попадало под руку. Газе-
ты, книги из нашей библиотеки, телефонные справочник, мамину диссертацию «Шизофренический шуб у подростков», журналы мод и даже мамины театральные программки. Она их собирает. ПИНГВИН пожирал тексты с огромной быстротой. Он сразу научился переворачивать клювом страницы. Он даже газеты сво-
рачивал и разворачивал самостоятельно. Способный попался пингвинчик! Я только успевал подносить. 113 114 За неделю он прочитал полное собрание сочинений Пушкина и приступил к Толстому. Я понял, что .очень скоро Глюк истребит всю информацию в нашем доме. Как назло, родители обнаружили мой интерес к журналам и книгам. Раньше я только фантастику читал, а теперь каждый день являлся в родительскую комнату и вытаскивал из шкафа
класси-
ку. Мама даже удивилась. – Неужели ты так быстро читаешь? – говорит. – Я картинки смотрю, – отвечаю. – Какие же картинки в сочинениях Пушкина? – Ну и... почитываю немного, – говорю. Вот подсунули работенку! Им хорошо в этом Центре сидеть, читать Пушкина, которого ПИНГВИН передает. А мне тут отду-
вайся! И отказываться нельзя, а то опять насыплют на пол этого Марцёллия золотой пылью – неизвестно, что он со мной сделает. Если бы я хоть знал, какие новости нужны в Центре Вселен-
ной. Может, они Пушкина давно читали? И вообще, если даже не- читали, написано ли у Пушкина что-нибудь важное для планеты? Это неизвестно. Я
подумал и решил, что важное написано в энциклопедии. Как раз к тому времени Глюк прочитал всего Толстого в двадцати томах. Энциклопедии у нас дома нет. Я пошел к соседу Ивану Хри-
стофоровичу Буневичу. Вы его должны знать, он профессор. Жи-
вет с дочерью и внуком Вадиком. Мы однажды заходили к ним с мамой. Профессор попросил определить – нормальный Вадик или нет, потому что Вадик налил воды в пакет и бросил его с ше-
стнадцатого этажа. Пакет взорвался и обрызгал пенсионерку. Скандал был ужасный. Мама определила, что Вадик нормальный. Хотя я и сомне-
ваюсь. Так вот, захожу к профессору и интересуюсь энциклопедией. – Какое тебе слово нужно? – спрашивает он важно. – Мне все слова нужны, – говорю. – Вот как? – удивился. – Там триста тысяч слов. – Вот и хорошо, – говорю. – Будет что почитать на ночь. Я за Глюка радуюсь. Этого ему надолго хватит! Буневич губами пожевал, но за энциклопедией ушел. Прино-
сит первый том в красном переплете. – А можно сразу три? – спрашиваю. – Я быстро читаю. 115 У него очки на лоб полезли. Но ничего не сказал, принес еще два. Он интеллигент. По-моему, обиделся на меня за что-то, но виду не показал. Принес я ПИНГВИНУ энциклопедию, поставил первый том на пюпитр. – Подавись, – говорю, – птица заморская! Он глазом не моргнул, клювом открыл обложку и давай чи-
тать! А я время засек, чтобы определить, долго или нет он будет глотать эту информацию. На этот раз он медленнее читал, чем Толстого и Пушкина. Понятное дело. В Энциклопедии информации больше. На одну страницу он затратил минут десять. Я рассчитал, что целый год могу быть спокойным. Если, конечно, Буневич будет выдавать
мне очередные тома. Ну, а что же мне-то делать в это время? Только подносить ПИНГВИНу книги? Обидно. Зачем же тогда меня назначили Хра-
нителем? Как же мне планету хранить? Г л а в а 3 ДУНЯ Ужасно хотелось кому-то обо всем рассказать. Но кому? Родители отпадали. С учителями тоже лучше о таких делах не советоваться, особенно с Татьяной Ильиничной, нашим класс-
ным руководителем. Не поймет. И в книжках про мою профессию еще не пишут. Она сравнительно новая и не очень распростра-
ненная. Хотя, если посчитать, то
таких хранителей как я, во Все-
ленной – миллиарды. Планет-то много! Вот если бы всех храни-
телей собрали на слет, тогда бы выпустили методичку. Вроде тех, что получает Татьяна Ильинична из роно. Но такого слета пока не было. Пришлось действовать само-
стоятельно. И я решил поделиться с Дуней. Какой все же я дурак! Никогда ничего нельзя рассказывать девчонкам! Дуня Смирнова у нас – активистка. Я ее с детского сада знаю, лет уже десять, наверное. Она такая худая и длинная, на полголовы меня выше. Мама говорит, что я потом ее догоню и перегоню в росте. Но когда это будет! Мне бы сейчас нужно
. Дунин папа, когда из Антарктиды прилетает, приходит к нам в школу и рассказывает про Южный полюс. Мы про этот полюс уже наизусть все знаем, он для меня родней, чем бабушкина деревня под Угличем. 116 Сейчас у Дуни живет тюлень, я уже говорил о нем, его Федо-
ром зовут. Она его воспитывает, хочет потом в зоопарк передать. Тюлень в ванне плавает, высовывает из воды голову с усами. Из-
за этого тюленя Дуня и ее мама три месяца ванной не пользова-
лись, ходили в баню. Но Дуня
терпела героически. Она вообще очень героическая. Книжки про первых пионеров читает. Конечно, Дунька – отличница. У девчонок такая манера. А я это презираю с первого класса. Но, в общем, Дунька – ничего, дружить с ней можно. И политически подкована. Если бы еще не была как жердь... Конечно, я ей рассказал. Прямо на переменке. Так, мол, и так, прилетал лысый пришелец по имени Марцеллий, назначил меня Хранителем планеты. И подарил космический передатчик информации в виде пингвина. Дуня посмотрела на.меня сверху и говорит: – Поздравляю, Бепс! Наконец ты прочитал эту книжку. – Какую книжку? – не понял я. А она и говорит, что есть такая фантастическая
, кнйжка, там про Центр Вселенной написано. Но я же не читал такой книжки! Это же на самом деле было! – Не морочь мне голову, – Дуня устало так говорит. – Мне нужно к сбору готовиться про наш моральный облик. И убежала к Татьяне Ильиничне. Зло меня взяло. Совсем чокнулась со своим моральным об
-
ликом! Жизни не знает. После уроков я уговорил ее пойти ко мне и показал ей Глюка. ПИНГВИН стоял за креслом и читал энциклопедию. На нас он не обратил никакого внимания. – Ну, пингвин... Дрессированный... – говорит Дуня, но не очень уверенйо. Глюк на нее злобно посмотрел и клювом щелкнул. Тогда я показал
Дуне листок, на котором Марцеллий записал мои «параметры». Дуня повертела листок в руках. Сам написал. Будто я, надуть ее хочу! До чего же девчонки недоверчивые! – Я думала, ты уже поумнел, Бепс, – говорит. – Такие сказки рассказывают во втором классе. Почитал бы ты лучше «Астрофи-
зику» Шкловского. Между прочим, там написано, что
разумной жизни нигде во Вселенной нет. Только на Земле, Мы в космосе одни. Вот так! 117 Больше всего меня разозлил ее противный тон, будто она уже побывала во всех закоулках Вселенной! – Одни, да?! – заорал я. – Ну смотри! Хватаю я листок, переворачиваю и на обратной стороне пи-
шу крупными бквами: «Марцеллий, будь добр, прилетай! На одну минуточку!». И ставлю этот листок на пюпитр взамен энциклопедии. Глюк на меня пбкосился, переступил с лапы на лапу, но текст прогло-
тил. Дунька насмешливо наблюдала за мною. И бедрами покачи-
вала, как королева красоты. – Ты сядь, Дуня, – говорю. – А то упасть можешь. Конечно, я рисковал. Никакой уверенности в успехе не было. Во-первых, я не знал, за какое время эти волны идут до Центра, Во-вторых, сколько нужно Марцеллию, чтобы добраться сюда. Может, он вообще в командировке? Или в отпуске? Но не успел я это подумать, как заструилась, заблистала во-
круг золотая пыльца и стала стягиваться к керамическому блюду. Оно всегда стоит на журнальном столике, мама туда яблоки кла-
дет. Но тогда
блюдо было пустое, потому что яблоки я уже съел. Валялись только два хвостика и пара семечек. И вот рядом с этими хвостиками и семечками стало вдруг лепиться из пыльцы что-то непонятное. Как в пластилиновом мультфильме. Еще секунда – и я узнал лысую голову Марцеллия. – Что случилось, Бабася? – спросил он недовольно
. Яуна Дуньку посмотрел. Она хотела вначале улыбнуться, да так и забыла, стояла с открытым ртом. И еще начала бледнеть. – Она говорит, что мы одни во Вселенной, – указал я на нее. Дуня медленно попятилась к двери спиной, приседая при ка-
ждом шаге. – Абракадабра! Ананас! – вскричала голова на блюде. – И поэтому ты вызываешь меня с другого края света?! – Как же мне доказать иначе? – спрашиваю, а сам дрожу от страха. – Это не нужно доказывать! Амальгама! – кричит. – Ты – Хранитель планеты, чего тут доказывать! Какие еще вопросы, антракт? Мне некогда. Наконец до меня дошло, что из Марцелчя сыплются слова на букву «А» из первого
тома энциклопедии. Это Глюк постарался! – Что давать читать... этому? – спросил я и кивнул на Глюка. А ПИНГВИН уже тут как тут. Вышел из-за кресла и смотрит на Марцеллия, как песик. 118 – Я же сказал – важное для планеты! – отрубил Марцеллий. – Для разумной жизни! Аберрация! Марцеллий на Дуньку взглянул и наконец улыбнулся. – А Шкловскому передайте, – говорит, – что мы его книжку в Центре читали. И очень смеялись... Абсурд! У него написано с точки зрения людей. А людей действительно во Вселенной боль-
ше нет. Это я вам точно говорю. Но это не значит, что нет разума! Марцеллий хотел, наверное, в этом месте палец поднять, но вспомнил, что пальца нет. – Тьфу ты! Экономят энергию. Стали посылать в короткие командировки одну голову, – говорит. – Ну бывай, Бабася! Прошу тебя, – самостоятельней! Он сосредоточился, потом скомандовал: – Вира помалу! Золотой
лучик уперся ему в макушку и стал бегать по лыси-
не. Голова Мерцеллия исчезала, как рисунок под ластиком. У Дуньки глаза остекленели. Еще секунда – и рассыльный исчез. Дунька повалилась в кресло. Глюк потопал к своему пюпитру и снова впился в энциклопедию. – Ну, теперь поверила? – говорю. Она не отвечает. Впечатлительные эти
девчонки! Подума-
ешь, пришельцев не видала! Ничего он ей плохого не сделал, только покритиковал профессора Шкловского. – Значит, ты – Хранитель планеты... – шепчет наконец Дуня, а сама глядит куда-то мимо меня. – Ага, – говорю. – Хранитель... – повторяет, как загипнотизированная. Потом встает с кресла и направляется к двери. – Постой, – говорю я ей. – Мы же еще не поговорили. – Поговорим, – сказала она, портфель подняла с пола и ис-
чезла из квартиры. Прямо как Марцеллий. Ну и ладно! Сам разберусь. Все такие слабонервные стали! Г л а в а 4 СБОР ОТРЯДА На следующий день в школе Дуня вела себя вполне друже-
любно. На переменках расспрашивала про Глюка. Я, как дурак, ей рассказал; что ПИНГВИН передает мою информацию в Центр. Похвастался, что в Центре уже прочитали Толстого и сейчас про-
рабатывают энциклопедию. 119 – Очень хорошо... Молодец, – кивала Дунька, а глазки у нее были узкие-узкие. После уроков Дуня объявила, что сейчас состоится пионер-
ский сбор на тему «Моральный облик товарища». И пошла в учи-
тельскую за Татьяной Ильиничной. Не люблю я наших сборов! На задуей парте вечно сидит Татьяна Ильинична и подсказывает нам, про что говорить. И Мы говорим, как заведенные. Получается, что это она говорит, только нашими голосами. Я считаюсь неактивным, потому что всегда отмалчиваюсь. Пришла Дуня с Татьяной Ильинйчйой, все расселись, и на-
чался сбор. Дуня прочитала повестку дня. Там оказался один пункт: мо-
ральный облик пионера чётвертрго звена Боориса Быстрова. Мой
моральный облик? Во дела! Я, конечно, рот открыл от удивления — не ожидал такого. Почему меня? Мой моральный облик не хуже, чем у других. Я даже макулатуру собираю. Потрошу каждую неделю Буневича, он мне дает связки научных журналов... Вообще-то я был уверен, что будем обсуждать Юрку Родюшкина. Он связался с фарцов-
щиком по кличке Панасоник, и они торчат по воскресеньям у гос-
тиницы «Прибалтийская». А Дуня читает дальше: – В отряде случилось чрезвычайное происшествие, – гово-
рит. Дальше выложила все, что я ей рассказал про Марцеллия и про Глюка. – Пионер с таким общественным лицом, – говорит, не имеет права быть Хранителем планеты. Особенно
в период сложной международной обстановки. Про то, как появилась на блюде голова Марцеллия, она ни слова не сказала. Вспомнила, наверное, как у нее поджилочки застряслись! Ну, наших-то никакими пришельцами не проймешь. Им все до лампочки, ридят, пялятся, ждут, когда сбор кончится, Юрка Родюшкин обрадовался, что его не трогают, хлопнул меня по спине: – Проси, чтобы Марцеллий приволок оттуда телевизор в ча-
сах, – говорит. – Там есть, я знаю! Откуда он знает, фарца несчастная! Я сидел, как пришиб-
ленный. Вот уж не Ожидал, что Дунька меня заложит! С младшей группы детского сада вместе. Какое ей дело, как распорядились в 120 Центре Вселенной? Назначили меня, значит, так надо. Верно я говорю? – Я предлагаю Быстрова переизбрать, – говорит Дуня. – Пусть подтянет учебу, дадим ему общественное поручение. Мо-
жет быть, потом и станет снова Хранителем планеты. – Ты, что ли, меня избирала?! – заорал я. – Кто избирал, тот пускай и переизбирает! – Если хочешь знать, мне стыдно за человечество! – кричит она мне в ответ. – Если такие, Как ты, станут представлять нашу Землю в космосе... Короче, завела свою шарманку. Наши, у которых электрон-
ные часы с мелодиями, стали на кнопки нажимать. По классу му-
зыкальные отрывки запищали. У нас так на любую болтовню реа-
гируют. – Ты сам должен отказаться, – сказала Дуня. Вот уж . фиг! Небось самой захотелось передавать в Центр информацию! – Не имеете права, – говорю. Дунька на Татьяну Ильиничну смотрит. Выручайте, мол! Та поднялась из-за парты и вышла к доске. По-моему, она тоже рас-
терялась. – Дуня, – спрашивает она, – почему ты меня не предупреди-
ла о
вашей инициативе? Я и не знала, что у вас новая пионерская игра... Хорошая игра! Видела бы она голову Марцеллия на блюде! – Это не игра, Татьяна Ильинична. Это взаправду, – Дунька говорит. – Я понимаю, понимаю, — кивает учительница. – Ко всему нужно относиться ответственно. Боря, конечно, поторопился взять на себя обязанности... Как это? – Хранителя планеты, – Дунька подсказывает. – Вот-вот... Мне кажется, один человек вообще не должен... Это же большой объем работы, отчетность... А что, если взяться за это начинание всем отрядом?. В классе опять электронные мелодии запищали. – Соберем информацию о жизни в капиталистических стра-
нах и у нас, проведем сбор... – размечталась Татьяна Ильинична. – Можно написать письмо президенту Рейгану с требованиями:.. – Мы уже писали, – встрял Родюшкин. – Он не ответил. – Помолчи, Родюшкин! О твоих связях с иностранными тури-
стами мы еще поговорим! 121 122 – Рейган – не турист. Он президент. И я с ним лично не зна-
ком. – Не исключено, – говорит, – что с этой инициативой можно будет обратиться в ООН. Поедем в Соединенные Штаты... Пом-
ните спектакль «Дитя мира»? Тут все оживились. Кому же неохота прокатиться в Штаты? Вскочила Маша Сумская, она всегда лезет первой
, затарато-
рила: – Я считаю, что Татьяна Ильинична права! Давайте возьмем-
ся всем отрядом! Выступим с пионерским почином, чтобы хранить планету от войн и экологии! Про нас «Пионерская правда» напи-
шет. И села. Я страшно разозлился. Втянут в это дело пионерскую печать, потом хлопот не оберешься. Ну я и дурак! Кому
проболтался – девчонке! Все сделали задумчивые лица, смотрят на Татьяну Ильинич-
ну. – Молодец, Маша, – говорит она. – Очень дельная мысль. Надо, чтобы все знали. Теперь у нас гласность. – Но ведь не каждый достоин быть Хранителем, – гнет свое Дунька. – Далеко не каждый, – согласилась Татьяна Ильинична. Она снова пошла на заднюю парту, а
наши стали выбирать хранителей планеты. Причем про планету никто не думал. Дума-
ли о поездке в Штаты. Все понимали, что поехать могут человек пять, не больше. И принялись бороться. Поднялся страшный крик: выдвигали кандидатуры, обсуждали, голосовали... Про меня никто и не заикнулся. В результате избрали Дуньку, Машу бум-
скую, Витьку Куролесова, у него папа в ТАССе работает, и отлич-
ника Мишу Валиха. Татьяна Ильинична сказала, что куролесов-
ский папа поможет нам доставать важную для планеты информа-
цию. То есть не нам, а им. Наконец Дуня обратила на меня внимание. – Боря! Ты, как пионер, обязан подчиниться решению сбора отряда, – говорит. Глаза сделала такие принципиальные, что хоть топись! – А теперь вопрос в ПИНГВИНе... – добавляет она, как бы между прочим. – Держите карман! – заорал я. – ПИНГВИН мой, личная соб-
ственность! Мне подарили! 123 – Постойте, какой пингвин? Ничего не понимаю. При чем здесь пингвин? – это Татьяна Ильинична с задней парты волнует-
ся. Дунька ей снова объяснила, что это тот самый передатчик информации, который передаст их паршивые заметочки в Центр Вселенной. – Ну, пингвин поживет в зооуголке, – Татьяна Ильинична ру-
кой махнула и на часы смотрит
. – Давайте заканчивать. Вопрос о ПИНГВИНе проехали. Все, как и Татьяна Ильинична, думали, что это такая игра. Только мы с Дунькй знали, что все взаправду. Поэтому она и ста-
ралась захапать ПИНГВИНа, понимаете? Знала, что без него все их сведения равны нулю. Тут даже тассовский папа не поможет. – Ладно, потом решим
о ПИНГВИНе, – сказала Дунька и за-
крыла сбор. В раздевалке она не постеснялась подойти ко мне и заявить, что действовала, мол, из принципа. Значит, я не имею права обижаться. Если бы не девчонка, стукнул бы! – Я вот сейчас Глюку все опишу про тебя на бумажке, – гово-
рю, – а он в
Центр передаст. Про твой моральный облик. Хо-
чешь? – И пожалуйста! Если там наши, они поймут. А если какие-
нибудь не наши, то и разговаривать с ними не о чем! Выпрямилась и ушла, как ходячапя каланча. Вот так они меня переизбрали. Сначала я не придал этому значения, хотя и обидно было
. Лезут не в свои дела. Дома я и вправду написал, что было на сборе. Но ПИНГВИНу не стал пока показывать. А то подумают там про нас бог знает что! Я все еще надеялся, что они пошумят и успокоятся. Никто же не знает, как хранить планету! Но я ошибался. Г л а в а 5 ДМИТРИЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ Поначалу наши хранители развили бурную деятельность. Они раструбили о своем почине на всю школу, а потом и на рай-
он. Корреспондентка приехала. Такая молодая, с диктофоном. Они ей наговорили: «Миссия доброй воли... Ответственность пе-
ред будущим...». У нас говорить умеют. 124 Каждый отряд провел выборы пионерских патрулей. Храни-
телей планеты развелось, как муравьев. Вот в Центре обхохочут-
ся, когда узнают! Мне пока весело было. Я знал, что ПИНГВИН при мне, а мои «параметры» – в Центре Вселенной. Что хочу, то и делаю. Дуня и ее команда клеили альбом с важными для планеты сведениями
– сведения доставал куролесовский папа: уровень безработицы в капиталистических странах, советские мирные предложения... В общем, сами знаете. Мне тоже поручение дали. Я должен был собрать материал о советской космической программе. Дунька сказала, что если справлюсь, они меня примут кандидатом в Хранители! Пожалела! Я рассмеялся ей в лицо. – Единственный законный Хранитель планеты
– это я, – го-
ворю – Все остальные – самозванцы. ПИНГВИН принадлежит мне, что хочу, то и передаю в Центр! Вот так. Сказать-то сказал, но на душе стало тоскливо. Вовсе я их не испугался. Знаю я эту организованную активность! Я оттого тос-
ковал, что не мог для себя работу придумать. Какие сведения в Центр передавать? Не вечйо же Глюку читать энциклопедию! Кстати, и с энциклопедией этой я намучился: приходилось пря-
тать ее от мамы и не позволять Глюку читать, когда родители были дома. Как вдруг приглашает меня в гости Дмитрий Евгеньевич, наш историк! Он у нас странный .Одни учителя любят отличников, другие – тех
, кто думает по-своему. А Дмитрий Евгеньевич любит одну Ка-
тю Тимошину. За что – непонятно. Она не отличница, тихоня, от нее и слова-то не добьешься. Когда Хранителей выбирали, Кати будто в классе и не было. Сидеяа в уголке и смотрела в окно на воробья. Ну ладно! Это его дело – кого любить. Катю так Катю: Но по-
сле выборов хранителей, когда моя тайна раскрылась, чувствую, Дмитрий Евгеньевич стал ко мне внимание проявлять. Раньше спросит пару раз за четверть, выведет «тройку» и привет! А те-
перь стал поднимать на каждом уроке. Пришлось учебники чи-
тать. Скоро я на четверку выполз. Но без
всякого удовольствия. История – это же такая скука! Но главное – Дмитрий Евгеньевич стал смотреть как-то лас-
ковее. Называл при всех Боренькой. В общем, стал выделять. Мне неудобно было, а что делать – не знал. 125 И вот он пригласил меня домой. Тайком! Остановил на лест-
нице и сунул бумажку с адресом. Мне это не понравилось. Чего ему нужно? Никогда меня учи-
теля домой не приглашали. Нечего мне там делать! А попробуй не пойди. Обидится. Вечером я энциклопедию у Глюка отобрал и оставил его с родителями дома
. Папа уже привык, что Глюк смотрит вместе с ним телевизор. А Рыжий терпел. Помнил про крепкий клюв. Я сказал, что иду заниматься к Дуне по математике. И ушел. Дмитрий Евгеньевич меня встретил, как родного. Помог курт-
ку снять. Жене представил по имени-отчеству: – Борис Александрович, – говорит. Дочка его, десятикласница, вышла
в прихожую на меня по-
смотреть. Мне ужасно не по себе стало: Будто я какой инобтра-
нец. – Наташенька, принеси нам чайку, пожалуйста, – говорит ис-
торик дочке, И ведет меня в свой кабинет. Мне даже уютно стало. Все как родные друг с другом. Не то, что у нас. Мама следит только
, чтобы я вовремя поел и заснул. Папа мой дневник по субботам смотрит: А так – все своими дела-
ми заняты. Но считается, что наша семья благополучная. Вы как думаете? В кабинете у историка книг – полно! От пола до потолка. На-
стольная лампа,потертый ковер... На стене фотографии каких-то незнакомых людей, Я только Льва Толстого узнал. Дмитрий Евгеньевич не торопится. Ждет,когда я привыкну. Он вообще мягкий. Мы этим Пользуемся.; На его уроках никакой дисциплины. Он нас не умеет «держать в ежовых рукавицах» , как Татьяна Ильинична. Интересно, что это за рукавицы такие? Вы не видели? Дочка чаю принесла, поставила поднос с чашками
на пись-
менный стол. Мы с историком уселись рядышком на стульях. – Боренька, я вас пригласил, чтобы серьезно поговорить, – начинает он. А сам придвигает ко мне чай и печенье... Я, конечно, оглянулся. Кого это «нас» он пригласил? Никого больше нет. И тут до меня дошло, что он ко мне на «вы
» обра-
тился! Я чуть со стула не упал. – Я слышал, – говорит, – что вы теперь Хранитель планеты? – Дмитрий Евгеньевич! – я взмолился. – Не надо! Называйте меня, как раньше! Я так не привык: 126 – Привыкайте, – говорит, – голубчик. Эта форма, – говорит – естественная для человеческого достоинства. А оно от возраста не зависит. Я в чай уткнулся. Ничего не понимаю: про какое это он дос-
тоинство говорит? Я это слово только в книжках видел, да и то редко... А вы? Нет, правда, – разве оно в жизни нужно? – Итак, вы теперь Хранитель... – повторил он. – Да, это у нас такая пионерская игра, – говорю я вяло. – Мы готовимся к контакту с внеземными цивилизациями... Дисциплину повышаем, успеваемость... Скучно было врать, но что поделаешь? Не рассказывать же ему про Марцеллия. Не поймёт. – Зачем вы говорите неправду? – вдруг спрашивает. – Я же знаю, что вы один – настоящий Хранитель. – Откуда вы знаете? — удивляюсь. – Дело в том, что мой отец был Хранителем... Вот это да! У меня даже челюсть отвисла. Хорошенькая но-
вость! Теперь понятно, почему историк со мной любезничает. Ес-
ли не врет, конечно. А зачем ему врать?.. Пока я лихорадочно размышлял, Дмитрий Евгеньевич
встал и подошел к портрету старика на стене. Я понял, что это его отец. Он мне рассказывал перед смертью. Все было в точности так же, как у вас... Золотая пыль космической энергии и добрый вест-
ник. – Какой вестник? – не понял я. – Ну, этот ваш Марцеллий. Рассыльный... Отец называл его вестником, поскольку он принес весть, – говорит историк. – Отцу эта весть была сообщена очень давно, еще до революции. – А Марцеллий сказал,что Хранителем был какой-то индус, – говорю я нехотя, потому что как бы еще не верю. – Вот как? – удивился он. – Впрочем, так и должно быть. Отец был убежден, что Хранителей
много. – У нас уже полшколы хранителей, – вставил я. – Нет-нет, это не то. Хранителей много, но, каждый должен думать, что он – один! Тут Дмитрий Евгеньевич разволновался и принялся ходить по кабинету, по протертой на ковре дорожке. Он рассуждал вслух, а про меня будто забыл. – Хранитель должен знать, что только
от него зависит буду-
щее разума. Это помогает ему выстоять! Безусловно, это так... Отец говорил, что Пушкин, Толстой, Данте были Хранителями... – Данте? – не понял я. 127 – Был такой великий поэт. Ну, мне совсем худо стало. Попал в компанию! А я думал, что буду просто подсовывать Глюку заметки из газет. Пускай там их читают и делают выводы. Мое дело маленькое... А тут, оказы-
вается, вон их сколько! – Значит, я не один? – бормочу. – Это только предположение! Только предположение! – он опять заволновался. – Никто точно не знает. Мой отец умер десять лет назад. Вполне возможно, что по-
сле него был этот ваш индус, а уже теперь – вы... – А что он делал? Ваш отец? – поинтересовался я. – Он тоже был историком, – говорит. – Нет, как он... это самое... планету хранил? – Смотрю, учи-
тель насупился, глядит на меня печально, будто я что-то не оп-
равдал. – Он был историком, мальчик. – Значит, мне тоже нужно стать историком? – говорю. Дмитрий Евгеньевич засмеялся, рукой махнул, сел рядыш-
ком. Руку мне на плечо положил. – Я тоже так думал, – говррит. – Как мне хотелось стать Хра-
нителем! Мне казалось, что я смогу сказать о человечестве что-то важное... Я готовился к этому всю жизнь, учился, читал книги и все ждал, что появится золотая пыльца и возникнет из нее вест-
ник... Не дождался. Понимаете, Боренька? Мне уже шестой деся-
ток. Я прочитал все книги, что стоят на этих полках
! И не дождал-
ся... Обидно. Он замолчал и отвернулся от меня. – Да вы не переживайте, Дмитрий Евгеньевич! Это же слу-
чайно выходит – кого назначат, – говорю. – У них там электронная машина, она перебирает номера и привет! – Вот именно. Привет... – отвечает он не оборачиваясь. – Ну, хотите я вам уступлю? Пусть лучше
вы будете Храни-
телем, чем Дунька! – Сказал – и сам испугался. А Дмитрий Евгеньевич обернулся да как заорет: – Что?! – Да я ничего. Вы не подумайте... Мне-то не больно нужно. – Как ты не понимаешь, что э т о г о н е л ь з я о т д а т ь! – закричал он. — Эт о мо жн о т о л ь к о п о л у ч и т ь! Забыл даже, что звал меня на
«вы». Во как я его достал... Я голову в плечи втянул, сижу. Откуда мне знать чего можно, чего нельзя? Сам небось всю жизнь с отцом прожил, успел все узнать. А я Хранителем три недели... 128 – Простите, Боренька, – он снова стал ласковым. – Я не со-
мневаюсь, что вы из добрых побуждений... – Да ладно, чего там.., – говорю. – Вот вы говорите – случайность – продолжает он рассуж-
дать. – А случайность – это непознанная закономерность. Можно случайно родиться, но случайно стать Пушкиным – нельзя! – А у вашего отца ПИНГВИН был? – спросил я
, чтобы поско-
рее от Пушкина отделаться. – Пингвин? Какой пингвин? – этим я его сбил. – Ах, космиче-
ский передатчик... У него паучок был, мохнатенький такой. Повис-
нет на паутинке над рукописью – и читает, читает..; Я этого пауч-
ка в детстве очень боялся. Хорошо им было! Паучок маленький, можно легко спрятать, А ПИНГВИНа
куда деть? Мы еще час просидели. Дмитрий Евгеньевич все советовал мне хорошо учиться и осознать ответственность. Сказал, что он готов мне помочь во всем: Книжки будет давать, разговаривать со мною обо всем,что мне нужно... Под конец я спросил его, что же мне передавать в Центр? Как он считает? – Хранитель
должен решать это сам. Только по внутреннему побуждению, – сказал историк. Опять я ничего не понял. Откуда у меня возьмется это внут-
реннее побуждение? Ну, с ответственностью легче. Про ответст-
венность нам с первого класса уши прожужжали. Я шел домой и размышлял. Приятного было немного. Пуш-
кин, Толстой, этот, как его... Данте. И я. Но не успел дверь открыть, сразу все размышления из башки выдуло. За столом в моей комнате сидели родители, Татьяна Ильи-
нична и все наши хранители – Дунька, Машка, Витька и Миша. А на столе перед ними с понурым видом стоял ПИНГВИН. Г л а в а 6 СКАНДАЛ Знаете, есть такая картина: «Военный совет в Филях»? Нам Дмитрий Евгеньевич показывал. Стоит Кутузов в избе, а перед ним – генералы. Он им сказал, что нужно Москву отдать Наполе-
ону. Ненадолго, потом обратно заберем. А они за столом сидят, ошарашены? Такой же вид у всех был, когда я им сказал, что Пушкин
, Тол-
стой и этот... Все фамилию забываю!.Данте, вот!.. Они, можно сказать, мне роднью братья. 129 Татьяна Ильинична чуть под стол не упала. Но это не сразу. Сначала, когда я вошел, помолчали для по-
рядка. А я соображаю: врать или не врать? Решил правду гово-
рить. Будь что будет! – Боря, где ты был? – спросила мама. – У Дмитрия Евгеньевича, – говорю. – У нашего преподавателя истории? – уточняет Татьяна Ильинична. – Ну да. У историка. – А почему ты нам сказал, что идешь к Дуне заниматься ма-
тематикой? – говорит мама. – Чтобы не волновать, – отвечаю. Папа шумно вздохнул и положил кулаки на стол. Все за сто-
лом скорбно так переглянулись, будто я при смерти. – Теперь скажи, – мама продолжает, – откуда у тебя
эта пти-
ца? – Прилетела, — говорю. – Неправда. Пингвины не умеют летать, – покачала головой Татьяна Ильинична. – Ты сказал, что пингвина привез Дунин папа. Но Дуня это отрицает. – Мама перевела взгляд на Дуньку. Дунька башкой качает, мол, не было такого. – Почему ты вступил на путь обмана? – строго спросила ма-
ма. А на какой же мне путь вступать, когда никто в пришельцев не верит?! Я же маму и берег, чтобы у нее крыша не поехала! Ну, чтобы она не свихнулась, значит... – Я больше не буду, – говорю. – Тогда объясни все это, – сказала Татьяна Ильинична. Я объяснил все в натуре, как было. Показал им
блюдо, на ко-
тором стояла голова Марцеллия. Мишка с Машкой хихикали ти-
хонько. Витька Куролесов рот раскрыл, то на учительницу по-
смотрит, то на меня. Дунька кивала. Мне маму было жалко. Она оцепенела и не сводила с меня глаз. Я этот взгляд знаю. Когда я ногу сломал в прошлом году, у мамы был такой же взгляд. Желание спасти пополам с ужасом. Татьяна Ильинична что-то записывала в тетрадку. Ну а когда я им сказал, что попал в компанию с Данте, тут все и отвалились. Немая сцена, как у Гоголя. Я по телевизору видел. И вдруг папа как засмеется! 130 – Ну, молодец! – хохочет. – Я и не знал, что сын у нас – со-
чинитель. Это не вранье, а художественное творчество, – начал объяснять он маме. Но у мамы глаза стеклянные, не слышит. – Боря, мы эту сказку уже знаем, ты хорошо это придумал. Благодаря твоей фантазии наш класс стал зачинщиком движения по сохранению
планеты. К сожалению, тебя не выбрали храните-
лем, но ты можешь бороться за это звание, – начала свое зануд-
ство Татьяна Ильинична. – Но сейчас нас совсем другое интере-
сует. А именно – эта птица. Пингвин... Почему он здесь? Может, он из зоопарка сбежал. Или из цирка. Пингвины у нас не водятся. Глюк, склонив свою головку, смотрел на учительницу с сожа-
лением. Наверное, ему хотелось сказать, где он водится. Но Глюк не умел говорить, он умел только читать. – Татьяна Ильинична, можно мне? – вдруг возникла Дунька. – Говори, Дуня. – Татьяна Ильинична, мы же за другим пришли! Где водятся пингвины, мы знаем. Может, Боря его на улице нашел и говорить не хочет. Но нам пингвин нужен для дела. Вы же помните, что он является как бы прибором... таким космическим... информацию передавать, помните? Боря. должен нам его отдать, потому что он сам не хранитель. Я сразу понял, куда она клонит. Дуньке невыгодно было, что-
бы все узнали
правду. Тогда ПИНГВИНа могли потребовать в Академию наук или еще куда. – Борис, ты не должен срывать мероприятие. Ты сам приду-
мал, что птица передает эту... информацию другим планетам. Так что будь любезен... Вы не возражаете, если мы заберем птичку? – обратилась Татьяна Ильинична к маме. – Ну уж нет! – заорал я
. – Только через мой труп! Мама вздрогнула. – Борька, да отдай ты его... – сказал папа. – Не будь жмотом. – Нет, пусть она скажет – прилетал Марцеллий или нет! – за-
кричал я, указывая на Дуню. – Вспомни, пожалуйста! Сама с ним разговаривала! – Я не разговаривала! – орет Дуня. – Это он говорил про Шкловского. Абракадабра, анонс... – Дунька
вдруг заревела. – Дуня, успокойся... Я не понимаю... Ты его действительно видела? – спросила Татьяна Ильинична. – Видела... видела... Как вас... Вот здесь башка торчала и го-
вори... говорила... – всхлипывала Дуня. Мама вдруг встала. Вид у нее был самый решительный. 131 – Все! Надо принять срочные меры. Это уже массовый пси-
хоз! – Света, да погоди... – сказал папа. – Я лучше знаю. Я врач! ПИНГВИН вдруг повалился набок, прямо на столе, и стал хлопать себя крыльями по бокам. При этом хрипел. – Водички, водички ему! – закричала Татьяна Ильинична. – Какой водички! – я ору. – Дайте что-нибудь почитать! Ну! Быстро! Учительница испугалась, кинулась к сумочке, сует, мне ме-
тодичку из роно. Я ее раскрыл наугад, сунул под нос ПИНГВИНу, Тот голову поднял, читает. Опять немая сцена. Глюк клювом пощелкал благодарно, на ноги поднялся. Я его снял со стола и унес за кресло. – Видите... я же говорила... – всхлипнула Дуня. А мама уже крутила диск телефона. Палец срывался, она била по рычажкам, снова набирала... – Павел Тимофеевич? Это Светлана Викторовна. Павел Ти-
мофеевич, я прошу вашей помощи... Как врач и как мать... Г л а в а 7 ОБСЛЕДОВАНИЕ Короче говоря, нас с Дунькой поместили на обследование в больницу – в психушку. В детское отделение. Дуньку провожал ее папа, антарктический летчик. Он все ее успокаивал и обещал, что привезет настоящего пингвина. Дунька опять ревела. Она говорила, что ей нужен передатчик из Центра Вселенной. Мама в белом халате привела нас в палату
. Там уже было двое. Пацан лет десяти и девочка-
дошкольница. Потом мы познакомились. Пацана звали Рудольф. Он зациклился на кубике Рубика. Вертел его днем и ночью, не мог отцепиться. А если отнимали – то бился в конвульсиях. Он никак не мог его собрать, вечно один кубик был не на месте. У него уже руки сами собой делали вращательные движения. Схватит кусок хлеба за обедом – и давай его крутить! А девчонка вообщечго нормальная была, только пела все время Гребенщикова: «Возьми меня к реке, положи меня в воду, научи меня искусству быть смирной...». За это, наверное, и попа-
ла в больницу. А так – отличная
девчонка. Музыкальная. Кристи-
ной звали. 132 Мы с Дунькой устроились на своих койках, и мама ушла гото-
вить обследование. " – Вот видишь. Допрыгалась, – говорю Дуньке. – Ничего, разберутся. ПИНГВИН все равно наш будет. Я са-
ма Марцеллия вызову и все ему расскажу. Он против пионерской организации, не пойдет, – говорила она. – Ты себя с пионерской организацией не путай, – сказал я. А Рудольф все кубик вертит под песенку Кристины: «Когда наступит время оправданий, что я скажу тебе, что я скажу тебе...» Стали нас обследовать; Сначала температуру, потом анали-
зы и рентген. Будто рентгеном можно увидеть, что у нас в голове делается. А на третий день назначили электроэнцефалограмму. Я это слово
целый день учил, чтобы правильно выговаривать. Хорошо, что я договорился перед отъездом в больницу с па-
пой насчет Глюка. Его же надо кормить текстами, Я это потихонь-
ку от мамы сделал. Папа обещал Глюку энциклопедию. Время от времени приходили префессор и три его ассистен-
та. Они с нами разговаривали. Мы с Дунькой все им рассказали про Марцеллия, ПИНГВИНа, галактические волны разума... – Редкий случай двойной мании, – сказал профессор. Но вообще-то их. больше волновал Рудольф. Он почти не спал – все пытался кубик собрать. Ассистенты хотели ему по-
мочь, но тоже не умели. Рудольф есть перестал, осунулся. Наконец мне это надоело. За завтраком, перед самой энце-
фа... В общем, понимаете... я отобрал у него кубик; оторвал зеле-
ную нашлепку в центре грани – там есть винтик такой – повернул его вилкой, и кубик рассыпался. – Теперь собирай, – говорю Рудольфу. Он, как ненормальный, накинулся на рассыпанные малень-
кие кубики, в два счета собрал их правильно, захохотал как бе-
шеный, а потом к окну подбегает и вышвыривает этот кубик на улицу. – Ура! – кричит и как накинется на кашу с котлетой! Вот так я его и вылечил. Через день Рудольфа выписали. Его бабушка мне коробку конфет подарила. Но это потом. А тогда, после завтрака, нас с Дуней повели в кабинет, где стоял аппарат. Он вроде как тоже волны разума ре-
гистрирует и записывает их на длинную ленту. Сначала посадили Дуньку и стали ей к голове прилаживать электроды. Много электродов штук сорок. Дунька стала, как в би-
133 гудях. Сидит серьезно, о чем-то важном думает. Хочет, наверное, чтобы ее важные мысли записали. Включили ток, и бумага; поехала, а перышка стали на бумаге чертить линии. Одна – почти прямая, другая – волнистая, а треться с зазубринками. Аппарат гудит, Дуня думу думает. – Не лопни от мыслей, – говорю я ей. Она глазами зло стрельнула, и сразу одно перышко под-
прыгнуло и нарисовало загогулину. Я эту загогулину расшифро-
вал: «Сам дурак!» Потом от Дуньки долго отлепляли электроды, бумагу сверну-
ли в рулон и куда-то унесли. Принялись за меня. Я решил думать о том, как буду хранить планету. Пусть они запишут и убедятся, что
я не дурак. Вспомнил, что мне Дмитрий Евгеньевич говорил, а еще вспомнил почему-то бабушкину деревню под Угличем. Вот там планета так планета! Просторная, зеленая. Мы с бабушкиной ко-
зой играли в корриду. Она меня бодала, а я уворачивался и ма-
хал перед ее носом полотенцем. Дуня ревниво смотрела, как перышки чертят мои мысли. – Интеллект – ноль, – говорит. Ну, это мы ещё посмотрим, у кого – ноль! Меня отсоединили от электродов и нас с Дуней повели об-
ратно в палату. Через час пришла мама. Глаза зареванные. – У Дуни отклонений не обнаружено, а у тебя синусные вол-
ны эпилептического характера, – говорит. Дунька мне
язык показала. – Все равно ПИНГВИНа не отдам, – сказал я. Мне и с этими волнами хорошо. – Откуда у тебя это? – Мама опять собралась плакать. – Мама, неужели ты веришь этому аппарату? – спросил я. – Что для тебя важней – я или электроды? – Я верю в науку, – всхлипывает мама. – Тогда почему не можешь
понять, что Марцеллий – это правда! – Опять... – вздохнула мама. Дуньку выписали, и Рудольфа выписали. Остались мы с Кри-
стиной. Мне стали давать таблетки. Я их под языком держал, по-
ка медсестра не уходила, а потом выплевывал и выбрасывал в форточку. Горькие такие. И Кристину научил, а то она их глотала, как
дурочка. 134 Я ей тоже про Марцеллия рассказал. Кристинв даже петь пе-
рестала, слушает. Потом спросила: – А планета – это что? – Здрасьте! – говорю. – Гребенщикова поешь, а таких про-
стых вещей не знаешь. Планета – это большой шар, на котором мы все живем. Он летит по Вселенной неизвестно откуда и куда. А на нем города
, страны и люди, как приклеенные. Вокруг шара пустота, а в ней другие шары летают во всех направлениях: Не-
которые их них раскаленные: Это звезды. Видела на небе?! Кристина уже плачет. – Ой, как срашно! Они же все друг с другом перестукаются! – Ничего. Может быть, проскользнем, – говорю ей. Кристина задумалась, потом затянула: «Под небом голубым есть город зо-
лотой...» – Погоди, – говорю, – Чего ты все одно и то же! – А что же петь? Я другого не знаю, – говорит. – Пой свое. – Я не умею. – Давай сочиним! И мы стали сочинять песню. Кристина мелодию, а я слова. Про то, как мы в больнице лежим, а вокруг нас шары летают, рас-
каленные, Веселая получилась песенка! Вскоре мы ее уже хором пели. То есть дуэтом. Нянечки сбежались, слушают. Потом профессор пришел: Я думал, он уколы нам назначит, это было бы неприятно: укол не выплюнешь. Но профессор послушал наше творчество, улыбнулся и го-
ворит: – Кажется, на поправку идет. В песнях появился смысл! Я так понял, что мы с Кристиной круче Гребенщикова текст сочинили! Однако нас продержали еще три дня, пока мы не выплюнули свои баночки с таблетками до конца. За это время мы сочинили еще пять песен. Из других палат психованные дети приходили их переписывать и
разучивали наизусть. Профессор сказал, что нас с Кристиной надо выписывать, а то мы их всех заразим. Когда прощались с Кристиной, она мне говорит: – Я тебя прошу, пожалуйста, следи за планетой! А то зале-
тим куда-нибудь не туда. Я же говорил – нормальная девчонка! 135 Г л а в а 8 ПОБЕГ За мной в больницу приехал папа. Он был какой-то хмурый и виноватый. Я ему сказал: – Как там Глюк? Папа вздохнул, глаза прячет. – Понимаешь... Как бы тебе сказать... В общем, не уследил я за твоим Глюком. – Как не уследил? – У меня аж поджилочки затряслись! – Нету его. – Подох?! – кричу я. – Нет-нет! – испугался папа. – В общем, забрали его. – Кто?! Дунька?! – ору. – Не знаю. Меня дома не было. Разговаривай с мамой. Ну, все, думаю, Это конец. Они меня специально в больницу упрятали, а сами разделались с Глюком. Я разозлился страшно. Вот родители попались! Мама встретила меня ласково, целует, обнимает... Я вы-
рвался и сразу к креслу. Смотрю – там никого, только энциклопе-
дия стоит на пюпитре. Я к маме обернулся. – Где Глюк? – спрашиваю.Мама сразу стала неприступной, как крепость Измаил, которую Суворов брал. – Его унес хозяин, – говорит. – Марцеллий? – я ничего не понимаю. – Почему Марцеллий? Скворцов. – Какой Скворцов? Не знаю никакого Скворцова! Да расскажи же наконец! И мама рассказала, что вчера приходил молодой человек. Вежливый такой. Одет хорошо, в кроссовках. Сказал, что его зо-
вут Скворцов, работает он в биологическом институте. У них не-
давно пропал пингвин, и вот он узнал, что прица у нас. – Ну, я ему вернула… – мама говорит. – Врет он все! ПИНГВИН у нас на кухне возник!. Из лучика! Я сам видел! – кричу я. – Опять ты за свое, – жалобно сказала мама. – Как он выглядел, этот Скворцов? – Да аккуратный такой. Пингвина в сумке унес. «Адидас». – «Адидас»! Вот он, вот кто! Наверное, его Дунька подосла-
ла, – говорю я. – Нет-нет, это не Дуня, – покачала головой мама. – Почему? 136 – Потому что она тоже расстроилась, когда узнала, – отвеча-
ет мама. – Откуда она узнала? – насторожился я. И тут мама рассказала, что пока я в больнице был, Дуня при-
ходила ухаживала за Глюком, кормила его... – Чем это она его кормила? – удивляюсь. – Ну, я не знаю...Они там за креслом прятались. – Какие-то листочки ему показывала, – объяснил папа. Все понятно стало. Дунька подсовывала ему ту информацию о планете, которую они в классе собрали. Наверняка – уровень безработицы в капиталистических странах. – Вчера Дуня пришла после этого... Скворцова. Я ей сказала, так она даже заплакала, – говорит мама. – Значит, не Дунька ПИНГВИНа свистанула... Тогда кто
же? Ничего не понимаю. Кому он нужен? Может, узнали в Академии наук? Тогда плохо дело. Оттуда его не выцарапать. Но он ведь у них лодохнет без информации! Весь вечер я промучался в догадках, наутро в школу пошел. Встречаю в коридоре Дмитрия Евгеньевича. Историк обрадо-
вался, что меня увидел. Мы о ним в сторону отошли, как заго-
ворщики. – Ну как, – спрашивает, – ваше самочувствие? – Да ну их! – говорю. – Думают, что я сумасшедший. – Тернист путь Хранителя, тернист... – улыбнулся Дмитрий Евгеньевич. – Чего? – спрашиваю. – Это только первые трудности. Дальше будет хуже, – успо-
коил меня историк. – Уже хуже, – сказал я. – ПИНГВИН пропал. – Какой пингвин? – Он забыл видно, что я ему рассказывал. – Ну, тот, который у вашего отца паучком был. – А-а, передатчик... – Ну да! Что мне делать, Дмитрий Евгеньевич? Историк задумался. Смотрит на меня оценивающе. Наши мимо проходят, думают, он меня прорабатывает. – А зачем вам ПИНГВИН, Боренька? – вдруг он спрашивает. – Как зачем? Информацию передавать. – Какую? – Ну какую-нибудь. Энциклопедию. Он грустно головой пока-
чал. 137 – Для того чтобы приносить вашему ПИНГВИНу энциклопе-
дию, совсем не обязательно быть Хранителем. Это может любой человек. Даже ваш Юра Родюшкин. – Конечно, может! – говорю. – Но назначили-то меня! – В том-то и дело, что тебя! – рассердился Дмитрий Евгенье-
вич. – А ты за ПИНГВИНа борешься, вместо того, чтобы заду-
маться, как стать настоящим Хранителем! В общем, все-таки стал меня прорабатывать. Все только прорабатывают! Никто помочь не хочет. – Нужно собрать свои духовные силы, – говорит историк. – Да зачем они мне? Без ПИНГВИНа? – ПИНГВИН – просто прибор. Механизм. От него ничего не зависит. Станешь Хранителем – найдешь способ делать важное для человечества! – сказал Дмитрий Евгеньевич и пошел дальше. Озадачил он меня.. Прихожу в класс, на меня смотрят, как на Валерия Леонтье-
ва. Герой дня. Так мне сначала лрказалбсь. Но потом понял, что хуже смотрят. – Что, – говорят, – Быстров, вылечил свой мозги? – Ага, – говорю, – прочистил. А вы так и живете с замусорен-
ными? Галдеж поднялся
. Видят, что я не желаю раскаиваться. Ста-
ли издеваться. Дунька уже всем растрезвонила, что у меня какие-
то синусные волны не в порядке. Я сначала отшучивался, а потом взбесился, когда Витька Куролесов сказал, что у меня в голове –
только один шарик, да и тот квадратный. Я ему, конечно, сумкой по башке. Он – мне. И покатились с ним по полу. Подкатились прямо к дверям, под ноги Татьяне Иль-
иничне. Она как раз в класс входила. Вскочили, отряхиваемся. – Значит, ты, Быстров, опять за старое? – говорит она. – Да-
вай дневник. – Можете его себе оставить на память, – говорю. Положил на стол дневник и вышел
из класса с сумкой. Толь-
ко меня и видели. Целый день проболтался у Петропавловки на берегу. Сидел, смотрел на воду. По воде щепки плывут. Рядом «моржи» купа-
лись – тетенька и дяденька. Толстые такие. Они растирались по-
лотенцами и смеялись. У самих жир так и трясется. Плюнул я в воду и поехал домой. 138 Смотрю, у нашего подъезда стоит Катя Тимошина. Помните, я говорил? Тихоня наша. Вообще она недалеко живет, может, случайно здесь оказалась? – Ты чего здесь делаешь? – спрашиваю. – Тебя жду. – Зачем? – Бепс, тебя из пионеров хотят исключить, – говорит она. – За что?! – Я остолбенел. – За то, что ты не уберег общественное имущество
. То есть ПИНГВИНа, – объясняет она. – И еще за грубость и прогул. – Они тебя послали это сказать? – говорю. – Нет. Я сама, – и смотрит жалостливо. – Так. Жди меня здесь. Я сумку оставлю и отмечусь, что пришел. Расскажешь все подробно, – я говорю. – Хорошо, – она кивнула. Я домой поднялся. На пороге – мама. Я по глазам понял, что уже все знает. Кто-нибудь позвонил, доложил – или Дуня, или Татьяна Ильинична. – Бабася, господи, как я волновалась! Ты где был? – В школе, — говорю. – Опять ты врешь! Ты сбежал с уроков! – Я ПИНГВИНа искал, – опять вру. – Я не хочу слышать про этого пингвина! – закричала мама. – Пойдем, пойдем! Хватает меня за руку и ведет в комнату. А там сидит малень-
кий такой волосатый человек с черными глазами. Сидит и чай пьет. – Вот он, – говорит мама. – Можете приступать, Аркадий Се-
менович. – Мама, мне некогда... – пытаюсь обороняться. – Молчи! – сказала мама и подтолкнула меня к Аркадию Се-
меновичу. А он встал с места – ростом с меня, ей-богу, не вру! – подо-
шел и положил , обе свои маленькие ручки на плечи. В глаза смотрит. Я, конечно, стою, как дурак. – Слушай меня внимательно, – говорит, а сам глазами так и сверлит. – Успокойся, расслабься... Тебе хочется спать... – Нет, не хочется, – мотаю
головой. – Тебе неудержимо хочется спать! Слушай только меня. Ни-
чего вокруг не существует. Только мой голос, только мой голос... 139 В общем, это гипнотизер оказался, понимаете? Мама реши-
ла меня гипнозом лечить от пришельцев и плохого поведения. Ну уж нет! Я так просто не дамся! – Глаза закрываются, веки тяжелеют... – поет он и пальцами мне в плечи впивается. Вдруг как рявкнет: – Ты спишь! Я испугался. Надо его перехитрить, думаю. Закрыл, глаза
, делаю вид, что сплю. – Спишь! – шептал он. – Спишь и слышишь только меня. Марцеллия нет, ПИНГВИНа нет, пришельцев нет... Подчиняешь-
ся только мне. Этого только не хватало, думаю. А сам стою, не шелохнув-
шись, с закрытыми глазами. – Он спит, Светлана Викторовна, – говорит гипнотизер. – Что же, он так стоя и будет
спать? – спрашивает мама. – Ничего, это не страшно... Думаю, за три сеанса мы его по-
правим... Ты не Хранитель планеты, ты Боря Быстров, пионер… – снова мне говорит. «Ага, пионер, – думаю, – уже почти не пионер и еще не Хра-
нитель». Чувствую, что спать всё-таки хочется. Губу прикусил до кро-
ви, сон как рукой сняло. – Пускай он немного поспит, не будем ему мешать, – говорит гипнотизер. Я слышу – они на цыпочках уходят на кухню и там продол-
жают беседу. А меня Катька внизу ждет. Надо срываться. Я глаз приоткрыл, оглядел комнату. Вижу, у моей тахты на столике, ря-
дом с блюдом, целая гора лекарств – баночки, упаковочки и ам-
пулы со шприцем. Ну и влип, думаю, с этими пришельцами. Размышлял я не-
долго. Тихо-тихо подкрался к входной двери, отодвинул задвижку – и был таков! Лифта не стал дожидаться, побежал по лестнице вниз. Катя героически дожидается у Подъезда. – Бежим! – говорю ей. И мы – на
пустырь. У нас на пустыре между домами – трубы, видели? Бетонные такие, огромные. Целый большой штабель. Строители их забыли. Мы в этих трубах в разведчиков играем. Там целый лабиринт. Мы молотками дырки в них пробили, путешествуем из трубы в трубу. У меня там одно место было секретное. Никто о нем не знал. Нужно просунуться в верхнюю трубу, проползти по ней, там дыр-
ка вниз, в толстую, где почти стоять можно. По ней в самый конец 140 и направо, в другую трубу. И опять до конца. Здесь труба конча-
ется расширением. И главное – иллюминатор вверху имеется, из которого свет. Там у нас в прошлом году штаб был: три ящика из-
под бутылок, накрытые старым одеялом, и огарки свечей. Мы с Катей туда заползли. Я думал, она испугается. Ползли
в полной темноте – я впереди, она за мной. Но ничего. Ни слова не сказала. Пыхтит сзади, но ползет. Залезли в штаб. Я спички нашел, зажег свечу. Из иллюмина-
тора слабый свет пробивается. Уселись мы на ящики. У Катьки глаза блестят. – Рассказывай, – говорю ей. И Катя рассказала, что после уроков был
сбор отряда, на ко-
тором Дуня предложила исключить меня из пионеров, а также сообщить в милицию о пропаже ПИНГВИНа. Татьяна Ильинична возражала, не хотела беспокоить милицию по пустякам. Но Дунь-
ка проявила твердость и поставила вопрос на голосование. У нас теперь демократия! И большинством голосов решили искать ПИНГВИНа через милицию... – Милиции нам только не хватало... – пробормотал Я. – Татьяна Ильинична попросйла только не говорить в мили-
ции, что ПИНГВИН – это космический прибор, – сказала Катя. – Ты-то хоть в это веришь? – спрашиваю. – А то нет! – говорит Катя. – Я сразу поняла, что это правда. – Ну слава богу. Хоть один человек верит… – вздохнул я. – Почему один?! А Дуня? – Дуня – предательница! – говорю. – Бепс, что дальше будешь делать? – спросила Катя. – Не знаю. Домой не пойду. Заколют лекарствами. А гипноз вообще ненавижу! – Какой гипноз? – Я ей рассказал про гипнотизера. Катя нахмурилась, потом говорит: – Сиди здесь. Я сейчас приду. И уползла по трубе. Через полчаса она вернулась с портфелем. Там был фона-
рик, книжка о дореволюционных подпольщиках, бутылка пепси-
колы, колбаса и хлеб. И еще какой-то рваный свитер. – Ночью будет холодно, – сказала Катя. – Катька, да ты прямо боевая подруга! – обрадовался я. – А то нет! – отвечает. Вот вам и тихоня! Уселись мы рядышком при свете, стали вместе книжку читать, как революционеры скрывались от пресле-
141 дования жандармов. Такие книжки только в трубе и читать! И кол-
басу с хлебом жуем.Отлично! За иллюминатором уже вечер. Холодно стало. Катя ежится. – Ты иди домой, – говорю. – Тебе-то за что страдать? И дома будут волноваться. – А у тебя не будут? – Ничего. Сами виноваты. Нужно доверять детям, – говорю. А у самого кошки на душе скребут. Мама там, Наверное, с ума сходит. – Вот что, Катерина, – говорю подруге. – Иди домой, по доро-
ге позвони из автомата моей маме. Скажи, что я жив-здоров, но эмигрировал по идейным соображениям. Нашел политическое убежище. – В трубе? – спрашивает. – А что? Но про трубу – ни слова. – Хорошо, – кивнула она. – Ползи. Завтра принеси чего-нибудь поесть. И бумагу с ав-
торучкой. – Зачем? – Писать буду. Для планеты. И Катя уползла. Мне сразу тоскливо стало. Фонарик зажег, направил луч в трубу. Труба длинная-длинная. И тихо, как в мо-
гиле, неприятно. Вдруг слышу – писк. Смотрю – из дальнего конца трубы на лучик шагает котенок. Храбрый такой. Я ужасно обрадовался. Все же живая душа! Пригрел я его на груди и растянулся на ящиках. Ничего! Революционеры за правду тоже страдали. И только я улегся, как в темноте заблистали золотые пылин-
ки, вихрем пронеслись по трубе, взметнулись столбом и стали
быстро-быстро лепиться друг к другу. – Марцеллий! – закричал я. Г л а в а 9 СЛЕД НАЙДЕН! Точно, это был он – мой рассыльный. В темноте от него ис-
ходило сияние. Я обрадовался ему больше даже, чем котенку. А тот, наоборот, испугался – выгнулся подковой и шерсть вздыбил. Шипит от страха. – Да тихо ты! – котенку говорю. – Это свои. Марцеллий к нам шагнул, молча руку пожал. Мне показалось, что он чем-то недоволен. – Что ты здесь делаешь? – спрашивает. Как сюда попал? 142 – Нет, это ты как сюда попал?! – кричу я радостно. – Никто же не знает, что я здесь! Кроме Катьки Тимошиной. – Тимошина? Не., слыхал, – покачал головой Марцеллий. – Да ты садись, садись... – я засуетился подставил ему ящик. – Колбасы хочешь? Марцеллий уселся, погладил котенка. Вижу, все еще хмурый. От колбасы отказался. – Ну рассказывай, – говорю. – Как там на воле? – Да так себе, – отвечает. – Вчера космические террористы взорвали планету в системе Альфы Центавра. Мы не успели вмещаться. – Люди погибли? – спрашиваю. – Там не было людей. Там был общий разум. – В каком виде? – В виде запаха, – говорит. – Мылом пахло. «Ничего себе – разум!» – думаю. Но
уточнять не стал. Мне бы с нашим разумом разобраться. – А как ты меня нашел? – спрашиваю. – Ну, это просто... – отвечает нехотя. – По твоей волне. От тебя же биологическая волна исходит. Забыл? На нее и лечу. От нас никуда не спрячешься. Пока жив, – добавил Марцеллий. Последние слова мне не понравились. Что это значит «пока жив»? Я умирать не собираюсь. – Ты мне лучше скажи, Бабася, – задушевно так спрашивает Марцеллий, – как поживаешь? Мы в Центре волнуемся. – А что? – я насторожился. – По-разному поживаю. Не буду же я ему выкладывать, что меня гипнозом лечат! Стыдно за человечество. Они там небось думают, что все мы
на Земле уже подрубйлись насчет космической цивилизации. А мы – ни бум-бум!.. Не понимаете, что значит «подрубились»? Ну, это значит – имеем понятие. – Ты что, японский язык изучаешь? – вдруг спрашивает он. Я глаза выпучил. – С чего взяли? – Последняя информация от ПИНГВИНа на японском была, – сказал он. – Реклама какой-то фирмы
. «Тошиба», кажется. – А когда она была? – спрашиваю. – Сегодня. – Жив, значит! – я обрадовался. – Слава тебе, господи! – Кто жив? – не понял Марцеллий. – Да ПИНГВИН! Его же сперли, – говорю. – Не понимаю. 143 – Ну, украли! Пришел какой-то тип, положил в сумку и унес. – А ты где был? – А я... был в одном месте. Долго рассказывать. – Когда это случилось? – спросил Марцеллий. – Три дня назад. – Так-так-так... – произнес Марцеллий. А дальше он рассказал, что в Центре заметили изменение в передаваемой информации
. Сначала все было спокойно, читали энциклопедию, дошли до буквы «В», а потом началась неразбе-
риха. Пошли сообщения о женевской встрече, наркомании в ка-
питалистических странах и борьбе сандинистов... «Дунькина работа! – думаю. –- Пока я в больнице был». А потом ПИНГВИН стал нести и вовсе какую-то околесицу. Передал счет из ресторана
, журнал «Плейбой» за позапрошлый год, какие-то объявления о продаже и еще что-то. В Центре за голову схватились. Если у них, конечно, голова есть. Не знаю, чем они там думают. И вот, наконец, сегодня ПИНГВИН передал русский текст: «Прошу выслать телевизор в наручных часах. Бепс». А еще через некоторое
время – рекламу «Тошибы». – Так, значит, это не ты телевизор просил? – сказал Марцел-
лий. – Тогда кто? – Стой! – закричал я. Марцелий поднялся на ноги, смртрит. – Да сиди! Это я не тебе! Я знаю, кто Глюка украл! Юрка Ро-
дюшкин, вот кто! Он сразу про телевизор заговорил, когда о тебе узнали! – Родюшкин? Номер волны? – спросил Марцеллий. – Откуда я знаю! Это вы там ищите! – У нас фамилий нет. Только номера. Чтобы сопоставить но-
мер волны и фамилию, мне нужно находиться с этим человеком, – сказал Марцеллий, – Он не человек. Он паразит! – сказал я. – У паразитов тоже есть номер, – заметил Марцеллий. – Ну
ладно! Я ему покажу, – говорю. Марцеллий в комбинезоне порылся, достает часики в цел-
лофане. С виду обычные, циферблат темный. Нажал он кнопочку, на циферблате дикторша возникла. Людмила Жулай. «А теперь познакомьтесь с программой наших передач на завтра», – гово-
рит. Марцеллий другую кнопку нажал, дикторша исчезла, на ци-
ферблате цифры появились: 00.05. Это время, значит. – Давай спать, – говорит Марцеллий. – Время позднее. 144 – А ты что, со мной останешься? – недоверчиво так спраши-
ваю. – У меня командировка на сутки, – сказал он. Я обрадовался. Все же не одному в этой трубе пропадать! Соорудил пришельцу топчан из ящиков, одеяло постелил. – Мне не надо, – сказал Марцеллий. – Ложись сам. – А ты? – Мы во сне плаваем. Для здоровья полезней, и постель не мнется. Сейчас я от гравитации отключусь... Он полез рукою за отворот комбинезона, чего-то там пере-
ключитл и вдруг медленно оторвался от пола и принял горизон-
тальное положение вдоль трубы. Ровно посередке. – Ложись, ложись, – говорит. – Чего рот раскрыл? Я улегся на топчан. Марцеллий надо мною парит, как дири-
жабль. Котенок снова от страха ко мне прижался. Неприятно, ко-
гда над тобою здоровый дядька висит. Марцелий понял – поплыл по трубе подальше. Там остано-
вился и затих. – Мы с котенком кое-как заснули. Жестко и холодно. Но ниче-
го. Раз подался в подпольщики – надо терпеть. Утром Марцеллий уже на ногах, колбасу нам с котенком ре-
жет. Сам ничего не ест. – Как же ты... Как же вы без пищи? – спрашиваю. – Меня энергией подкачивают. Вместо пищи, – отвечает. – Значит, вы там, в Центре, ничего не едите? – А зачем? Понимаешь, наличие пищи создает неравнопра-
вие и порождает вражду. Одному всегда
лучше кусок достанется, чем другому. Зависть начинается, обжорство... У нас такой про-
блемы нет. Каждый получает столько энергии, сколько ему нужно. Качество энергии для всех одинаково. Спорить не о чем. Вот у вас утюги, скажем, между собой не воюют? – Утюги? Не замечал, – говорю. – Потому, что одинаковым электричеством питаются: Двести- двадцать вольт, пятьдесят герц... А я раньше думал, что утюги по другой причине не дерутся. Потому что у них головы нет. Видно, ошибался. – Вы на Земле тоже к нашей системе придете. Только неско-
ро. И если мозгов хватит, – сказал Марцеллий. – Как же... Хватит у нас мозгов... – ворчу. После таких разговоров
колбаса поперек горла стоит. 145 С отвращением жуешь. Вот, оказывается, в чем причина всех несчастий! В колбасе! Потому что у одних она по девять пятьде-
сят, а у нас с котенком – по два двадцать. Короче говоря, отправился я Юрку Родюшкина искать, чтобы ему рыло начистить. Марцеллий по хозяйству остался. Я сказал ему, что сдаваться не, стану
, буду пока соблюдать конспирацию. А то опять куда-нибудь засадят. В школу нельзя было, схватят сразу. Мама наверняка уже сообщила, что я сбежал. Пробрался к школьному двору, сижу за кустами. Надо Катьку вызвать. Увидел первоклашку, сунул ему записку. «Передай, – говорю, – Тимошиной из шестого «б». Толь-
ко чтоб никто не видел!». На переменке Катька из школы выбегала, озирается. Я ее из кустов поманил. Спрятались мы подальше, я ей все рассказал. – Ладно! – говорит. – Я Родюшкина живым или мертвым при-
тащу. – Лучше живым, – говорю. – Мертвый он нам не нужен. Подождал я следующей переменки, смотрю – Катька с Ро-
дюшкиным выходят. Она ему что-то
рассказывает, глазки строит. А он уши развесил. Идет за ней, как на ниточке. Я затаился, словно тигр в засаде. Проходят они мимо, слышу – Катя ему поет: – ...Они на «липучках», такого небесного цвета. Очень прият-
ные шузы... Знает Катька, чем его можно достать! И тут я как брошусь на него сзади! Обхватил обеими руками и потащил в кусты. Катька мне помогает. Родюшкин пикнуть не успел. А мы его прямиком – во двор соседнего дома и там в подъ-
езд затащили. Приперли к стенке. – Где ПИНГВИН? – спрашиваю. Юрка только гоазами хлопает. – Отвечай! – Катька прикрикнула. – Не знаю... Честное слово, это не я... Я его тряхнул, а Катька такие глаза сделала, что даже я ис-
пугался. – Не выйдешь отсюда, – говорит, – пока не расколешься! Ну, в общем, раскололи мы его. Все выложил, как миленький. Но от этого нам легче не стало. Наоборот. Юрка сказал, что он проговорился про ПИНГВИНа Панасони-
ку. Ну, тому фарцовщику, помните? Панасоник вначале не верил, а потом решил рискнуть. Мало ли, вдруг правда? Узнал от Ро-
дюшкина мой адрес и явился к маме под видом биолога. 146 Дальше ПИНГВИН жил у Панасоника, тот ему подсовывал, что под руку попадется. То счет из ресторана, то американский журнал. А сам в это время связывался с иностранцами. Он хотел обменять ПИНГВИНа на видеомагнитофон. ПИНГВИН-то Панасо-
нику ни к чему. Юрка Родюшкин Панасоника убеждал, что лучше не менять ПИНГВИНа, а попросить
в центре чего-нибудь для фарцовки. Па-
насоник не верил, что пришлют. Тогда Юрка написал записку про телевизор в часах и сунул Глюку… Тот записку передал, и Юрка с Панасоником стали ждать результата. Они же не знали, что Марцеллий на мою. волну прилетит! Короче, не дожидались они ничего, и вечером Панасоник от-
нес ПИНГВИНа к одному японцу. Представителю фирмы «Тоши-
ба». Тот ему плейер за Глюка дал. Видик пожалел. – В общем, у японца он теперь, – сказал Юрка. Не успел я опомниться, как Тимошина так влепила ему по физиономии ладошкой, что даже у меня в ушах зазвенело! – За что?.. – заныл Юрка
. – Как зовут японца? – спросил я. – Господин Мацуката, кажется... – Кажется или точно? – я его опять встряхнул. – Точно. Я отпустил Родюшкина. – Можешь идти. Если скажешь кому-нибудь, что видел ме-
ня... В общем, если пикнешь – испепелю! – А ты умеешь? – испугался Родюшкин. – Чего? – Пепелить... – А то нет! – Катька отвечает
. – Мы уже двоих испепелили! Юрка задрожал, как щенячий хвост, и сбежал из подъезда. Вот бы его испепелить! Г л а в а 1 0 В ТРУБЕ Я возвратился в трубу, к Марцеллию. Но сперва позвонил маме на работу. Она ведь там с ума сходит, наверное. Первый раз я дома не ночевал. Не считая поездок в пионерский лагерь. – Мама, это я, говорю. – Бабасечка! Господи! Ты где? Что с тобой? – а сама уже плачет. – Я неподалеку, – говорю. – Сейчас приду. Скажи только, где ты? 147 148 – Не надо, мама. Я выполняю миссию, – сказал я сурово. – Какую?! Боже мой! – Я храню планету, – отвечаю еще суровей. – Ну храни ее, пожалуйста, дома. Ведь ты можешь дома жить? Никто не запрещает, я узнавала, все хранители дома жи-
вут, – запричитала мама. Опять она обманывает... Зачем собственного сына обманы-
вать, вот
скажите? Нигде она этого не могла узнать, придумала на ходу, лишь бы я вернулся. Подрывает доверие. – Нет, я вернусь, когда найду ПИНГВИНа, – отвечаю. – Мы тебе купим другого! Дунин папа привезет! – Мне другой не нужен. Не волнуйся: у меня все в порядке. Живу хорошо, – сказал я и сразу повесил трубку
, потому что сил не было слышать, как мама рыдает. Залез в трубу. Марцеллий читает книжку про дореволюцион-
ных подпольщиков. – Интересные, – говорит, – факты вскрываются! – Сейчас я еще интереснее расскажу, – отвечаю. Уселись мы на ящики, и я поведал ему про Панасоника. Стыдно было – не передать! Представляете, в кои-то веки появилась возможность космического контакта! И все срывается! Из-за кого? Из-за фар-
цовщика! В голове не укладывается. – А что, у вас так принято? – осторожно поинтересовался Марцеллий. – Что принято? – Ну... воровать... Вещи выменивать у иностранцев... – гово-
рит Марцеллий, но мягко, чтобы человечество не обидеть. – Не принято, но делают, – отвечаю. – В энцикломедии про это не написано. – Еще бы! – говорю. – Чего же ты нам не дал знать? Это важно для планеты, – упрекнул Марцеллий. – Мы с этим боремся. Скоро искореним, – говорю. – Зачем вам знать лишнее? Марцеллий обиделся. – В жизни ничего лишнего не бывает, Бабася.Ты уж, пожа-
луйста, правду нам передавай
... – Как мне ее передавать? ПИНГВИН-то у японца! Стали мы думать. Сначала хотели, чтобы нам прислали нового ПИНГВИНа из Центра. Но с этим сложно. Все ПИНГВИНы на учете, по одно-
му на планету. А тут получится два – у японца и у меня. И неиз-
149 вестно, что станет передавать японский ПИНГВИН. Не информа-
ция будет, а каша. Тут приползла по трубе Катька. Принесла с собою хлеба и яиц. – Яйца вареные? – спрашиваю. – Сырые. Не смогла сварить. Подозрительно, – отвечает. – Эх, яичницу бы сейчас... – вздохнул я. Марцеллий оживил-
ся. – Давайте сделаю вам яичницу, – предложил он. – В чем
только? – Сковородку могу дома стащить, – сказала Катя, – А где газ достать? – Ничего, я без газа, – говорит Марцеллий. Катька тут же исчезла, через десять минут возвращается с алюминиевой сковородкой. Из Катьки подпольщица бы получи-
лась крутая! И даже масла кусочек принесла! Марцеллий ставит сковородку на ящик, разбивает яйца – и туда! Достает из кармана ту самую дудочку, что я у него в первый раз видел. Нажимает какие-то кнопки на ней, потом свистит. И сразу же вокруг сковородки образуется легкое сияние, а яйца с маслом начинают шипеть. Аромат в трубе возник очень приятный. Через минуту яичница изжарилась. Марцеллий дунул в трубочку – сиянье
пропало. Мы с Катькой на яичницу навалились. Прямо из сковороды. – Как это делается? – спросил я, жуя. – Очень просто. Это энергетический клапан, – показал Мар-
целлий дудочку. – Вроде бы как водопроводный кран. Набираешь программу, задаешь координаты, и энергия стекается куда нужно. Можно что-то подогреть; можно заморозить, а можно кусочек про-
странства перенести в другое место. Он набрал на дудочке, новую программу, свистнул, и над нашими головами на потолке трубы зажегся светящийся шарик. Почти как электрическая лампочка. В трубе светло стало. – Классно, – говорит Катька, От этого светящегося шара потеплело. Сидим мы втроем, нам уютно. Хотя, если вдуматься, картина дикая! В бетонной ста-
рой трубе сидят космический пришелец, Хранитель планеты и девчонка. Связистка с волей... Кстати, связистка рассказала, что выпытала у Родюшкина дополнительные сведения об этом япон-
це. Господине Мацуката. Оказывается, он представитель фирмы 150 «Тошиба» на выставке, которая в Гавани. Средства вычисли-
тельной техники и связи. – Завтра, я к нему наведаюсь, – говорю. – Разговор есть. – Ой, смотри! – говорит Катька. – не отдаст он ПИНГВИНа так просто. – Почему просто? Я его обратно на часики выменяю, – пока-
зал я подарок Марцеллия. Марцеллий стал собираться в дорогу. – У вас тут хорошо, а дома лучше, – говорит. – А кто там вас ждет? – поинтересовалась Катя. – У вас есть близкие? Марцеллий как расхохочется! – У меня там все близкие, дальних нет, – говорит. – Мы все – одна семья. Вы тоже к этому придете, только не скоро. – И если мозгов хватит, – добавляю я. – Знаем. – А шарик будет гореть, когда вы улетите? – спросила Кать-
ка. Марцеллий задумался, вздохнул, потом снова вынимает ду-
дочку из кармана. – Вот что, – говорит, – я вам ее оставлю. Может, пригодится. И он объяснил, как пользоваться энергетическим клапаном. Все кнопочки показал. Штука действительно классная! Качает энергию прямо из космоса. Может даже перемещать
энергетиче-
ски с места на место, хоть на другую планету. Только нужно правильно задать координаты, чтобы не про-
махнуться, – сказал Марцеллий. – И к вам в Центр можно попасть? – спрашиваю. – Почему нет? Только не советую, – сказал Марцеллий. – Во-
первых, мне потом не отчитаться, слишком много энергии растра-
тите. Во-вторых, там у нас форма жизни другая. – Как это? – спрашиваем с Катькой. – Ну, не в виде людей. Это я здесь такой – с головой и рука-
ми. Чтобы легче было с вами общаться. А там я... другой, – Мар-
целлий загадочно пошевелил пальцами. – Какой? – Катька не выдержала. – В виде света. Мы все
в виде света. Но это долго объяснять. – Марцеллий заторопился, лег на ящики, набрал координаты на трубочке и свистнул. Он успел сунуть дудочку мне и начал быстро растворяться в воздухе. – Прилетайте еще, не забывайте нас, – сказала Катя. – Пока! – Марцеллий помахал уже почти растаявшей рукой. 151 Он исчез. Остался только светящийся жаркий шарик над на-
шими головами, освещающий длинное дуло трубы. И дудочка с кнопками у меня в руках. Г л а в а 1 1 ВОЛШЕБНАЯ ДУДОЧКА Мы погрустили немного, когда одни остались. Я попытался представить, как Марцеллий в Центр прилетает, где все в виде света… Светло у них там, наверное! Не то что здесь, в трубе, хо-
тя ихняя лампочка и горит. А дальше мы с Катькой на дудочку перекинулись. Стали ее исследовать. Зажгли еще пару лампочек
. Стало жарко, как в ба-
не. Мы лишние лампочки потушили. И тут у меня родился план. – Если этот Мацуката ПИНГВИНа менять не захочет, – ска-
зал я, – то придется выкрадывать. – Ой! А как? – Катя спрашивает. – С помощью дудочки. Мне главное – до Глюка добраться. А там я быстренько кусочек пространства с
собою и Глюком пере-
кину в другое место. – Куда? – Да хоть обратно в трубу. Или домой, – говорю. Надо попробовать. Так сразу может не получиться, – Катя сомневается. Вообще она правильная девчонка. Рассудительная. На вело-
сипеде ездить – и то надо учиться. А тут путешествие без колес и дороги. Надо испытания провести. Но как? Вылезать из трубы опасно, могут обнаружить. Катька сказала, что меня уже милиция ищет вместе с ПИНГВИНОМ. Решили провести малые испытания прямо здесь, в трубе. Катька ушла в дальний конец, отсчитала шагами двадцать мет-
ров. А я стал координаты на кнопочках набирать. Там система простая. Задаешь сначала радиус в метрах
. Он отсчитывается от кончика дудочки. Это значит, что кусок про-
странства в виде шара с таким радиусом будет перемещен. По-
том задаешь расстояние, на которое нужно переместиться, а на-
правление указываешь дудочкой. А можно задавать точку про-
странства в виде географических координат. Ну, наших географических координат мы не знали. Решили по направлению. А в качестве объекта эксперимента избрали ко-
тенка. Животные не раз служили науке. 152 Радиус котенка, то есть радиус шара, в котором он помеща-
ется, я взял на глаз. С небольшим запасом. Я взял двадцать сан-
тиметров. Затем я приставил дудочку к уху котенка, чтобы отме-
тить центр шара, и набрал радиус. Котенок сидел на ящике, ниче-
го не подозревая... – Ну? – спросила Катя с того конца трубы. – Сейчас... Я набрал расстояние в двадцать метров, направил дудочку вдоль трубы к Катьке и дунул. Котенок шерсть вздыбил и... исчез вместе с куском одеяла и ящика. Смотрю – на том месте идеально круглая дыра. – Ой! – кричит Катя. Я к ней. А котенок уже у нее в руках. На
полу валяется круг-
лый косочек одеяла и планочки от деревянного ящика. Аккуратно так по кругу вырезаны, будто лобзиком. – Не слабо, – говорю, а у самого мурашки по коже. Все-таки немножко сверхъестественно. Но надо привыкать. – Давай теперь ты, – говорю Кате. – Что я? – Отправляй его назад, – и протягиваю ей дудочку. Катька испугалась. Я ее подбодрил, показал, как надо транс-
лировать котенка и ушел назад, к лампочке. Через пять секунд смотрю – прямо перед моим носом появ-
ляется в воздухе едва светящихйся шар. В нем котенок и еще что-то. Свечение тут же исчезает – и котенок плюхается вниз на все четыре лапы. А
вместе с ним грохнулся кусок бетона из тру-
бы. Вырезан аккуратно в форме чечевицы. Котенок мяучит. Наклонился я к нему и вижу – нету кончика хвоста! Будто отрезало. Тут Катька подбегает, плачет. В руках держит этот самый кончик, сантиметра два. Он, как видно, в шаре не уместился, махнул им котенок, что ли? Я похолодел. Опасный приборчик оставил нам Марцеллий! А что если бы Катька промахнулась и котенок с куском бетонной трубы попал внутрь меня?! Ему же все равно, где образовывать-
ся – в воздухе или в желудке! Кошмар! Этак, если координаты задать неправильно, вполне можно без башки куда-нибудь зале-
теть! Котенок мяукать
перестал. Катька ему кончик хвоста перевя-
зала тряпочкой, от носового платка оторванной. С энергией шу-
тить нельзя! В общем, сидим мы с Катькой в трубе, и впечатление такое, будто у нас за пазухой атомная бомба! Представляете? 153 Вскоре Катя ушла. Я соорудил себе с помощью дудочки ку-
бик пространства с температурой плюс двадцать пять по Цель-
сию, Лампочку убрал, и мы с котенком в этом кубике уснули. Утром я дудочку в карман – и на выход. Вылез из трубы, ос-
мотрелся и поехал в Гавань. Там стоит стеклянный павильон
для выставок. Денег у меня не было, кое-как протырился мимо кон-
тролерши. Народу – тьма! Я хожу, а дудочка в кармане прямо шевелится. Чувствую себя этим... всемогущим. Могу любого за-
бросить хоть на Луну. Даже милиционера. Нашел павильон фирмы «Тошиба». Стоят телевизоры цвет-
ные, на всех экранах Брюса Ли показывают. А я, сейчас сильнее, чем Брюс Ли! Прямо зверское чувство силы. Хочется применить, но лучше бы в мирных целях. Японцы все при галстуках, одинаковые. Я подошел к одному, спрашиваю: «Не знаете ли, где господин Мацуката?». И тут он меня огорошил. – Господин Мацуката, – говорит, – вчера улетел Токио. – Как улетел?! – кричу.. – Самолетом, – отвечает, – а сам по-японски улыбается. – Он с птицей улетел? С пингвином? – О да! Йес! С птицей. Ну все! Кранты! ПИНГВИН в Токио попал! Панасоника испе-
пелю! Напущу на него энергию из космоса в миллион градусов! Будет знать. Поехал я без билета домой. То есть в свое убежище. По
до-
роге думаю: что делать? Надо лететь в Токио, не иначе. У меня опять мурашки по спине. Еле-еле дождался Катерины. Она опять приползла с едой – мне и котенку. – Вот что, Катя, – говорю. – Ползи в библиотеку, узнавай ко-
ординаты Токио. Только поточней. С точностью до секунд. И за-
одно наши
координаты, чтобы мне назад возвратиться. – Ты что задумал?! – у нее глаза квадратные. – Слетаю в Токио. Ненадолго. – А международный паспорт? – Плевал я на паспорт. У меня дудочка волшебная. Катьки долго не было. Я успел собраться с духом, прикинул мысленно, как я там буду искать этого господина Мацуката. Хо-
рошо бы переводчика с собой захватить. Но где его взять? И кто согласится? Вот вы бы согласились ни с того, ни с сего в Токио лететь? Да еще не самолетом, а неизвестно как! 154 Катька приползла, запыхавшись. Совсем я ее загонял своими поручениями. Но держится героически. Принесла листочек, на котором координаты Токио, Ленинграда, Москвы, Нью-Йорка, Па-
рижа и Лондона. – Зачем так много? – спрашиваю. – На всякий случай. Мало ли куда этот Мацуката вздумает прогуляться. – Где взяла? – В библиотеке Пулковской обсерватории. Сказала, что ра
-
ботаю красным следопытом. Я её похвалил! Катька вынимает из кармана плаща малень-
кую такую сумочку. Косметичку. А в ней нитки и иголка. Берет она мою куртку и начинает зашивать – хлястик оборвался, и клапаны на карманах болтаются. – Чтобы ты в Японии выглядел прилично, – говорит. Я чуть не прослезился. Все-таки у
девчонок это в крови. Я имею в виду – забота. Правда, не у всех. Пока она шила, я дудочку настраивал на координаты Токио. Кусок пространства, который я туда хотел захватить, ограничил радиусом в два метра. Чтобы с запасом, а то оттяпает чего-
нибудь, как котенку хвост. – Когда буду улетать; отойди подальше
, – наставляю Катьку. – Угу, – она нитку перекусывает. – Если меня долго не будет, маме позвони. Скажи, что я вы-
ехал за границу, чтобы она не волновалась. – Поняла. – Ну, присядем на дорожку. – Я куртку надел и уселся на ящик. Катерина рядом уселась, опечалилась. – Что я тут без тебя делать буду? – Будешь котенка кормить, – отвечаю. Только я хотел ее отогнать, чтобы без помех улететь в То-
кио, как в трубе раздался крик: – Вот они! И сразу же из темноты показались две морды – Юрки Ро-
дюшкина и Панасоника. Свирепые, как акулы. Выследили! – Вот этот меня бил, – Юрка ткнул в меня пальцем и
назад отступил. Я слегка растерялся. Захотелось сразу их испепелить, но на-
до дудку настраивать. На ней же координаты Токио! Панасоник шагнул ко мне, увидел дудку и вырвал ее у меня их рук. 155 – Отдай назад, урла несчастная! – закричал я. – Урла? – он улыбается. – А ты, оказывается, музыкант, Бепс? Вот не знал. Фирменная флейта. Я только хотел на него броситься, как он поднес дудочку ко рту и дунул в нее. Проверить хотел, наверное. Представляю изумление Юрки Родюшкина, когда перед ним образовалась круглая дыра радиусом в
два метра! Не хотел бы я быть на его месте! Да и на своем не хотел бы я быть! Потому что мы втроем, конечно, тут же улетучились. Катька, я и Панасоник. Точнее – вчетвером, потому что котенок тоже в этот шар попал. Теперь-то я знаю, что это длилось ровно одно мгновение. Но ощущение я запомнил на всю жизнь. Во-первых, меня не стало. И в то же время я был. Не знаю, как объяснить. Я почувстововал легкость, меня будто оторвало от земли и стало затягивать вверх, в какую-то воронку. То есть не меня самого – меня-то не. было! – а что
-то другое, что от меня осталось... Нет, это невозможно объяснить... Надо почувство-
вать. Ни рук, ни ног, ни головы! Одна душа. Вы не знаете, что та-
кое душа? А я знаю. Это когда все видишь и чувствуешь в тысячу раз сильнее, чем раньше, но тебя нет. Мне почему-то песенка
вспомнилась, которую Кристина пела: «Я был сияющим светом, я был полетом стрелы...». И Землю я увидел – сразу всю – такой красивый голубой ша-
рик, почему-то очень маленький. Он летел в кромешной тьме, и за ним оставался шлейф из света. Жутко красиво! Я раньше знал, что Земля – планета, а тут наконец это по-
нял. Маленькая одинокая планета в черном космосе. Беречь ее надо. Но эти мысли потом пришли, а тогда размышлять было неко-
гда, потому чтонас швырнуло прямо в Токио. Г л а в а 1 2 САД КАМНЕЙ Вы никогда не образовывались из пустоты? Ну, как в телеви-
зоре: только что не было никого, и вдруг человек в кресле сидит? Не пробовали так? А я пробовал. Мы возникли в Токио одним щелчком, будто нас включили. И не просто в Токио, а на ровной зеленой лужайке. Травка постри-
156 жена, умыта, из травки камни торчат. Не очень большие, но и не маленькие. Типа валунов. Я потом узнал, что это у них называется «сад камней». Конечно, нам жутко повезло. Могли бы возникнуть посреди улицы, а движение там – ого-го! Иди плюхнуться в пруд и сразу пойти ко дну. Обидно – в кои
-то веки прилететь в Японию и сразу пойти ко дну! Значит, оказались мы в саду камней. В этот сад японцы хо-
дят отдыхать душой. Допустим, у них неприятности на работе, стачка какая-нибудь – они идут себе в сад камней и созерцают. От этого им легче становится. Понимаете? Теперь представьте японцев, которые отдыхают от стачки, смотрят на свои валуны. И вдруг – трах-тарарах! Прямо посреди лужайки появляется кусок русской бетонной трубы, а в том куске – три человека и котенок! Может, японцы сразу не сообразили, что труба – русская, но все равно страшно! К тому же мы с Панасоником рвем друг у друга дудочку, а Катька молотит его кулаками по спине. Котенок шипит, естест-
венно. У японцев челюсти отпали. Японцы сами стали, как валуны. Такие же неподвижные. Тут мы замечаем, что мы в Японии. Перестаем драться, ози-
раемся из трубы. Появляется даже желание раскланяться, как на сцене, потому что японцы смотрят на нас со
страхом и восхище-
нием. Японцев немного было, человек семь. – Вылезай из трубы! – это я шепотом Панасонику. – Где мы? – он трясется от страха. – Где-где?! В Токио, не видишь?! Тут Катька меня просто поразила! Выпрыгнула из трубы на зеленую травку с котенком на руках, сделала перед японцами книксен и говорит
: – Господа японцы! Мы прибыли к вам с визитом доброй воли из Советского Союза. Кто из вас говорит по-русски? Японцев как ветром сдуло. Женщины, подхватили свои ки-
моно – и бегом по аллее! Катька удивленно посмотрела им вслед: – Что я такого сказала? Панасоник наконец очухался. Тоже вылез на траву, нагнулся
, пощупал. – Хы! – говорит. – Настоящая... 157 Смотрим, от домика с черепичной крышей, что вдали, бегут к нам трое. Пожилой лысый японец и два полицейских в касках. Подбежали, быстренько сложили ладони, поклонились. И лысый что-то залепетал по-японски. Я толкнул Панасоника. – Ну ты, фарца! Скажи им что-нибудь. С туристами-то ведь общаешься. Панасоник и вправду что-то вякнул по-ихнему. Японцы пере-
глянулись. – Что ты им сказал? – спрашиваю. – Спросил, нет ли у них чего на продажу. Тут Катька Наконец догадалась. Она ткула себя пальцем в грудь, потом указала на нас и отчеканила громко: – Ра-ша! Ю-эс-эс-ааа! Японские полицейские разом выхватили из карманов порта-
тивные рации и стали в них что-то говорить. И началось! Через три минуты приехали два фургона и легковой автомо-
биль. Из одного фургона высыпали полицейские, из другого – врачи. Из легковой машины вылезли три хорошо одетых японца. Один из них оказался переводчиком. Пока полицейские зачем-то устанавливали вокруг сада
кам-
ней сетчатое ограждение, а врачи возились с какой-то аппарату-
рой, мы беседовали с господами через переводчика. Они оказа-
лись из министерства иностранных дел. Вокруг сетки уже бегали журналисты и фотографировали нас издали через сетку. Полицейские их ближе не пускали. Господа сначала обратились к Панасонику, считая его стар-
шим. Но этот гад только тыкал в меня пальцем и плаксиво приго-
варивал: – Это все он! Я не виноват! Японцы начали переговоры со мной. Я решил говорить прав-
ду, только немного соврал. Я не хотел рассказывать, зачем мы прибыли в Японию Сказал, что назначен Хранителем планеты, обследую свое хозяйство, решил заглянуть в Японию... Эти това-
рищи, что со мной, мне помогают, А котенок просто так. За ком-
панию. – Как вас зовут? – невозмутимо спросил переводчик. – Бабася, – почему-то сказал я. – Бабася-сан, представьте нам своих помощников, – посро-
сил переводчик. 158 159 Ну, я представил. Моих помощников звали Катюша-сан, Па-
насоник-сан и котенок-сан. «Сан» – это такое словечко, которым японцы пользуются, чтобы выразить уважение. Вроде как «ува-
жаемый товарищ». Японцы глазом не моргнули. Записали наши имена в блокно-
ты. Сказали только, что Панасоник – тезка известной ихней фир-
мы, которая магнитофоны делает
; Затем они попросили разре-
шения увезти наш летательный аппарат на обследование. – Какой летательный аппарат? – спрашиваю. Они на огрызок бетонной трубы показывают. Думают, что мы в ней прилетели. Я разрешил. Пусть обследуют и удивляются, как это у русских даже бетонные трубы летают! Про дудочку я им – ни слова. А то плюнут
на международное право и украдут. Знаю я их! ПИНГВИНа уже украли. Правда, о ПИНГВИНе и господине Мацуката я пока тоже по-
малкиваю. Говорил о биополях, биоволнах, о Центре Вселенной и о том, как нужно хранить планету. Главным образом, не ссорить-
ся по пустякам. Японцы кивали, записывали. Потом трубу погру-
зили краном на грузовик – увезли. К нам врачи подступили. Мы отказывались, а они очень веж-
ливо, но твердо говорят: надо! Вы, мол, приехали издалека. Мо-
жет быть, больны. Чего доброго, нас заразите. Стали кровь брать на анализ, мазки из горла, рентгеном про-
светили. Все это прямо здесь, среди камней для созерцания, внутри
железной сетки. Народу вокруг нее собралось – тьма! Все глазеют, прямо как у нас. Делать им, что ли нечего? Под конец сделали нам каждому по три укола каких-то при-
вивок. И разрешили общаться с журналистами. К этому времени уже телевидение приехало, стулья поста-
вили, столики. Операторы бегают, снимают... Мы потихоньку ос-
воились – каждый уже с тремя журналистами сразу разговарива-
ет. Я им что-то про экологию вкручиваю, Катюша-сан рассказыва-
ет о проблеме эмансипации женщин... Катька-то, оказывается, начитанная! В этот гад все про шмотки – где, что и почем. Катька вдруг в ладоши захлопала, чтобы внимание привлечь, и говорит: – Граждане японцы, может, накормите котенка? Он проголо-
дался с дороги! Переводчик перевел. Японцы забегали, заулыбались, при-
несли котенку специальных кошачьих консервов и молока. 160 Заодно догадалиоь, что мы тоже голодные. На столики та-
релки с бутербродами поставили и бутылки с соками. Сижу я в саду камней, тяну из соломинки ананасовый сок и ем бутерброд с крабами, Хорошо быть Хранителем! И все на ха-
ляву, заметьте!.. Не понимаете? «На халяву» – значит даром. Панасоник – ногу на ногу
, американской сигаретой дымит, автографы раздает направо и налево. Смотреть противно! А те-
левидение все это снимает. Я не удержался, шепнул ему: – Ты не очень-то разъедайся! Фирма счет пришлет. Мы-то с Катькой здесь в служебной командировке, а ты – частное лицо! Он аж дымом поперхнулся. На прощанье хозяин сада камней
, тот лысый старичок, ска-
зал, что установит мемориальную табличку. Что, мол, так и так, побывал здесь Хранитель планеты со своими соратниками... А потом нас под ручки – и повезли в отель. Г ла ва 1 3 СООТЕЧЕСТВЕННИК Расселили нас по одному в отеле «Фудзи». Хорошо хоть комнаты рядом! К каждому приставили гида – ну, это провожатый – и переводчицу. Мне симпатичная такая попалась, звали ее Тэй-
ко-сан. Отсчитали каждому по сотне иен на карманные расходы. Я по-началу не хотел брать, но потом передумал. Сказал только Катьке и Панасонику, чтобы они все расходы записывали – до последней иены. Наверняка отчитываться придется! Панасоник сразу по магазинам побежал, гид и переводчица за ним. А мы с Катюшей уселись у меня в номере за полирован-
ным столом. Тупо сосем «пепси-колу» из соломинок. Катя котенка гладит. Ну почти как в трубе. Обслуживающий персонал – в сторонке. Сидят, ждут. Ловят каждое наше движение. – Господа, – говорю, – шли бы вы к себе. Мы хотим остаться наедине. Эскьюз ми, плиз. Они поклонились все и вышли гуськом. – Вот влипли... – Катька вздыхает. – Можем хоть сейчас назад, – я ей дудочку показываю. – А ПИНГВИН? Давай узнавай быстрей, где этот Мацуката!.. И распорядись, чтобы телеграмму домой дали. Родители там с ума сходят, – Катька командует. – Вот ты и распорядись, – говорю
я. 161 – Ты у нас главный. Я, что ли, Хранитель? Вот так вечно – за все отвечать Хранителю. Я стал раздмывать, как лучше: дать домой международную телеграмму или вызвать Ленинград по телефону? И так и так ро-
дители будут в обмороке. Это факт. Тут приходит Панасоник. Рот до ушей, доволен жутко. Пока-
зывает нам какую-то фигню, запечатанную в целлофан. – Что это? – спрашиваю. – Горнолыжные крепления, фуфло! Знаешь, за сколько их у нас можно толкнуть? – Сам ты фуфло! Тебе все бабки! Панасониковская переводчица глазами хлопает: не понимает нашей речи Ее таким словам в университете не учили, понятно... – Ладно! Давайте отдыхать! – командую я. – Завтра
во всем разберемся. Соратники ушли. Горничная принесла ужин: рисовые котлетки и желе из мор-
ской капусты. Я котлетки съел, а желе выбросил в унитаз. Посмотрел перед сном японскую рекламу по телевизору и заснул на широкой кровати. Спал поперек, назло их буржуазным предрассудкам. Непривычно, конечно, было. Сроду такой истории со мной, не случалось. Чувствуешь себя, как во сне. Хорошо хоть, что в любой момент проснуться можно. Свистнул в дудочку – и улетел домой, к маме... Хотелось, чтобы в Токио мне приснилась мама. Но она не приснилась, а явилась во сне Дуня Смирнова с крокодилом вели-
чиною с электричку и стала бранить .меня за
низкий идейный уровень. Утром опять появляются все: горничная с кофе, гид с рекламными проспектами и Тэйко-сан с пачкой газет. Улыбаются по-страшному, будто я ихний японский бог. Кто у них там? Будда, что ли? Пью кофе, просматриваю газеты. На первых полосах наши фотографии в саду камней. Панасоник бутерброд заглатывает, Катька с котенком и я – важный такой, щеки надуты. Под фото-
графиями – иероглифы японские. Что там написано? – спрашиваю у Тэйко. «Бабася-сан – Хранитель планеты из России», переводит Тэйко-сан. Я попросил ее перевести всю статью. Она мне милым своим голоском передала все то, что я вчера рассказал журнали-
стам. Про Центр Вселенной, про Марцеллия и экологию. Все так серьезно, с полным доверием. 162 Не успела она дочитать, как открывается дверь и в комнату вбегает человек в сером костюме. Я сразу понял, что наш. Такое у него лицо было. Советское. Дышит тяжело, вспотел. Увидел японцев, что-то им сказал по-японски и ко мне обращается: – Ты как сюда попал? По какой линии? Как тебя зовут? – Позвольте, – отвечаю вежливо. – Мы с вами не знакомы. Представьтесь, пожалуйста. – Бубликов, – отвечает. – Сотрудник советского посольства... – А ты вправду русский? Прошу вас, господин Бубликов, мне не «тыкать», а называть «на вы». Так естественнее для человеческого достоинства, – го-
ворю, – А оно от возраста не зависит. Это мне Дмитрий Евгеньевич вспомнился
, наш историк. Бубликов еще больше вспотел. Вижу – убить меня хочет, но пока не может. – Назовите вашу фамилию, – говорит грозно. По какой линии вы прибыли в Японию? Где ваш международный паспорт? Я фамилию назвал и даже сказал, где живу. А в Японию, го-
ворю, прибыл по космической линии. – По космической программе? – он не понял. – Какое вы к ней имеете отношение? – Я – Хранитель планеты, – заявляю. – Перестаньте дурака валять, Быстров! – шипит он. – Это не игрушки! Дело пахнет международным скандалом! Совсем меня заманал! Что, вы опять не понимаете? Почему вы наших слов не понимаете? Сейчас все так говорят. «Заманал» – это что-то вроде «надоел», «сильно пристаешь». – А эти ваши... соратники? Они кто? – спрашивает. – Я ему сообщил данные Тимошиной, а с Панасоником, ска-
зал, пусть сам разговаривает. Я, кроме клички, ничего про него не знаю и знать не хочу. – В общем, – говорит Бубликов, – я все сейчас передам по дипломатическим каналам. А вы пока собирайтесь. И из страны вас будут выдворять. В двадцать четыре часа. На меня такая злость напала! Как он смеет разговаривать так с Хранителем планеты! Я дудочку в кармане нащупал. Дай-ка, думаю, выдворю из страны самого Бубликова. И не в двадцать четыре часа, а мигом. Вышвырну его, как котенка, пускай
он в своем министерстве объясняется! Но не стал. Пожалел. Выгонят ведь Бубликова из диплома-
тов. А у него, наверное, семья, дети... 163 – Можете передавать все, что угодно. Не забудьте оповес-
тить наших родителей, они волнуются, – говорю Бубликову. – А уеду я отсюда с соратниками не раньше чем закончу дела по хра-
нению планеты. – Опять ты за свое?! — шипит. – Вы газеты читаете? – спрашиваю. – Вот тут везде написа-
но, что я – Хранитель. – Да они
напишут, что ты Иисус Христос! Лишь бы сенсация! Лишь бы деньги заработать! – Напрасно вы так о журналистах дружественной державы, – укоряю я Бубликова. Бубликов плюнуть хотел, но сдержался. Вспомнил, что он дипломат. Опять что-то сказал японцам и ушел. Вот что мне нравится в японцах – так это воспитанность. Не лезут они
не в свои дела. У нас бы сразу накинулись: «Что он ска-
зал? Зачем приходил? Чего хочет?». А эти – сидят, улыбаются. Им до лампочки, зачем Бубликов приходил. Или делают вид. Тут двери снова распахиваются, входят вчерашние мини-
стерские чиновники и приглашают на пресс-конференцию. Гово-
рят, что журналисты из семидесяти трех стран хотят со мной го-
ворить. А тринадцать телекомпаний будут наш разговор записы-
вать на пленку. Ну, я, конечно, похолодел, как стаканчик с мороженым. Но виду не подаю. – Я согласен, – отвечаю сурово. Г ла ва 1 4 ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ Пока меня везли в лимузине на пресс-конференцию, я ду-
мал. Понял, что теперь мне не выкрутиться. Японцы меня доста-
ли. Раньше я все доказывал, что я – Хранитель. Тратил на это силы и энергию. И нервы, кстати. А мне никто не верил, задвига-
ли меня подальше. Пока в трубу не задвинули. А тут – нате, пожалуйста! Никто бровью не повел. Сразу во всех газетах напечатали. Со
врех стран сбежались на пресс-
конференцию. Говори, мол, Бепс! Мы тебя внимательно слушаем. А что я им скажу?! Короче говоря, привозят меня на машине к какому-то много-
этажному зданию из стекла и алюминия. Открывают дверцу. Я 164 выхожу, как президент, и направляюсь к дверям в сопровождении японских чиновников. Хорошо, что Катька хоть куртку подшила, хлястики не болтаются. Но курточка все равно грязноватая и по-
ношенная. Ничего! Пусть видят, что Хранитель шмотками не интересу-
ется. Сзади подкатывает еще один лимузин, из него Катьку с Па-
насоником высаживают. На лимузинах
, между Прочим, красные флажки Советского Союза и белые с красным кругом – Японии. Я курточку снимаю, остаюсь в школьной форме, При пионер-
ском галстуке. На ладони поплевал, волосы пригладил. Где жур-
налисты? Давайте их сюда! Ввели нас в зал, прямо на сцену, где длинный стол стоит, ус-
тавленный микрофонами. А в зале – полно народу с магнитофо-
нами и фотоаппаратами. Телекамеры стоят, яркие лампы светят. Я Панасонику успел шепнуть: – Будешь трепаться, что у нас с вещами туго, – испепелю! Уселись. Мы – в центре, чиновники – по краям. Маленькие наушники на голову нацепили, чтобы понимать, что происходит. Главный чиновник встал и начал говорить, по-японски. В на-
ушниках переводят по-русски, чего он там говорит. А говорит он, что вчера, мол, приборы зафиксировали жут-
кую магнитную бурю, после чего в «саду камней.» был обнаружен летательный аппарат в виде обрезка бетонной трубы из Совет-
ского Союза, а в нем – находящиеся здесь лица. Тут он указал на нас
. Поскольку средствами обнаружения Японии, говорит, не бы-
ло зафиксировано нарушения воздушной или морской границы, то остается предположить, что указанные господа прибыли в Японию каким-то космическим образом. Руководитель экспеди-
ции по имени Бабася-сан утверждает, что является Хранителем планеты Земля, Назначен на эту должность Центром Вселенной. Этот факт, говорит главный чиновник, вызвал большой интерес прессы. Поэтому, мол, мы и пригласили вас, господа, на пресс-
кднференцию. Можете задавать вопросы. И уселся. «Ну, держись Бабася!», – подумал я про себя. Весело стало и горячо, как перед дракой. В первом ряду дядечка с бородкой руку вскинул. Спросил по-
английски. 165 166 – Почему вы решили, что труба из Советского Союза? – слышу перевод. – Потому что во всем мире давно уже применяются трубы из синтетики, – отвечает японец. – Бетон только в СССР. А дальше вопросы посыпались, как из ведра. – На каком принципе работает космический летательный ап-
парат? – Кто отбирал вас для участия в экспедиции
? – Какое у вас задание? – Что хочет передать Катюша-сан сверстницам из Сингапу-
ра? Тэйко-сан только успевает вопросы по-русски записывать и подсовывать мне. Я ладошку поднял. – Тихо, господа, – говорю. – Давайте по одному. Смотрю, в зал вбегает Бубликов. Чем-то взволнован. Держит в руках листок бумаги. – Разрешите мне! – кричит. – У меня заявление ТАСС! – Пусть зачитает, – разрешил я. Бубликов встает перед сценой лицом к залу, подносит листок к глазам, как близорукий , и начинает читать: «Как стало известйо в советских информационных кругах, вчера на территории Японии, в городе Токио, обнаружены трое советских граждан: Борис Быстров, Екатерина Тимошина и Вита-
лий
Скворцов, причем первые двое являются несовершеннолет-
ними. ТАСС уполномочен заявить, что указанные лица попали в Японию без ведома соответствующих советских органов, следо-
вательно, противозаконным путем. Советские органы ведут рас-
следование. ТАСС Категорически опровергает слухи, что указан-
ные лица имеют отношение к советской космической программе, и требует немедленного возвращения советских граждан на Ро-
дину». Наступила тишина. Журналисты в блокноты строчат. Теле-
оператор – к сцене и снимает меня крупным планом. Камера у него на плече. А Бубликов перевел дух, вытер платком лоб и го-
ворит: – Наше посольство считает, что притязания пионера Быстро-
ва на хранение планеты являются надуманными и беспочвенны-
ми. Перед нами несовершеннолетний авантюрист! Меня прямо подкинуло на стуле! Рука сама в карман полезла за дудочкой. Сейчас заброшу Бубликова на Луну! Будет знать, какой я авантюрист! 167 Не успел я ничего сделать, как Катька хватает микрофон и кричит на Бубликова: – Как вы смеете! Нам Марцеллий яичницу жарил! Яичница тоже, по-вашему, надуманная? А мы ее ели! Вот ! Бепс правду говорил, а ему никто не верил. Ни школа наша, ни ваш ТАСС!.. Бепс, докажи им! – Ладно, – говорю. – Сейчас
узнают... Подойдите ко мне, по-
жалуйста, – это я Бубликову. Тот подходит к самой сцене, но с опаской. Я поднимаюсь из-
за стола, подхожу к Бубликову, рмотрю на нeгo со сцены сверху вниз. Потом дудочку достаю, обернутую в Катькину записку с ко-
ординатами разных городов. – Видели? – говорю. – Сейчас будет фокус
-мокус. Набираю я на дудочке координаты города Москвы, пристав-
ляю кончик ко лбу Бубликова и задаю радиус – два метра, хотя Бубликов и до ста восьмидесяти не дотягивает. Бубликов застыл, как кролик, смотри на меня снизу. – Ты чего это... – бормочет. Я отскочил от него подальше, чтобы тоже не улететь, да как
свисту в дудочку! Шар-рах! Был Бубликов – и нет его! В полу дыра, из сцены полукруг-
лый кусок вырезан. Края слегка оплавлены и легкий дымок. В зале – мертвая тишина. Все смотрят на то место, где толь-
ко что стоял Бубликов. А ведущий, заикаясь, по-японски спраши-
вает: – Где... Бубликов-сан
? – Бубликов-сан в Москве, – говорю я, пряча дудочку и воз-
вращаюсь на свое место. Да, это было эффектно, я вам скажу!.. Ползала журналистов, как корова языком слизнула. Побежали куда-то, топоча башмака-
ми. Потом я понял, что они торопились сообщения передать в свои газеты. Другая половина дыру фотографирует. Обо мне
даже забыли. Вдруг вскакивает Панасоник и давай орать: – Видели?! Все видели?! Вот так он и меня в Японию угнал! Требую отобрать у него оружие! А также прошу политического убежища, потому что возвращаться домой после заявления ТАСС я стремничаю! 168 Пока японцы переваривали слово «стремничаю», которое означало в данном случае «опасаюсь», Панасоник ко мне подбе-
жал, кулаками размахивает. Я быстренько навел на него дудочку, зафиксировал центр шара, отпрыгнул и – снова свистнул! Панасоник тоже в Москве оказался. Будет знать, как преда-
вать Родину. На полу сцены еще одна дыра образовалась. Силь-
но
я им зал для пресс-конференций попортил. А что делать? – Ну, кто еще хочет?! – заорал я, размахивая дудочкой, как пистолетом. Главный японец ручки сложил, умоляет: – Бабася-сан, успокойтесь! Сядьте на место, я вас прошу. – Кончай, Бепс, – тихо сказала Тимошина. – Разошелся. Мне сразу стыдно стало. Веду себя, будто я из
самого Цен-
тра Вселенной. Такого себе даже Марцеллий не позволял. Я занял свое место. Японец успокоил журналистов. Пресс-
конференция дальше потекла. Дыры в полу прикрыли пластиком. Поднимается женщина. Говорит, что она из итальянского те-
левидения и очень хотела бы знать, каким образом я собираюсь хранить планету? Что входит в мои функции? Вот и дождался я этого вопроса. Больше всего боялся. Ду-
мал, проскочат. Но отвертеться не удалось. В зале опять все притихли. Я на микрофон смотрю. Микро-
фон молчит. – Понимаете, – говорю. – Я как раз над этим и думал. – Вот как? – она удивилась. – У нас, например, когда назна-
чают людей на
должность, дают инструкцию: Или работник сам вырабатывает свою программу. А у вас? – И я сам вырабатываю, – сказал я. – Я ее обязательно вы-
работаю, вы не волнуйтесь. Планете плохо не будет. Только вы верьте мне, пожалуйста. Если верить не будете, то я с работой не справлюсь. Когда люди друг другу верят
, они дружить могут. Вот как мы с Катюшей. А Панасонику я не верю, так я с ним и не дру-
жу... Вообще, вы знаете, для меня это работа новая. Планету хранить... Но она и для всех новая. Мы раньше-то ее не очень хранили. А теперь видим – от нее рожки да ножки остались. Надо беречь... Надо потихоньку к свету стремиться, как в Центре, у Марцеллия. Хватит про себя только думать, надо и про зверей, и про птиц. Мы ведь летим куда-то. Некоторые думают, что никуда. Просто в пустоту. А мне больше нравится, если к цели. Вот я вам и говорю
как Хранитель – давайте лететь к свету! – И к любви! – это Катюша как крикнет! Не ожидал от нее. 169 Корреспонденты вспышками засверкали. Аплодируют. Я вдруг почувствовал, что устал страшно. Будто мешки с ва-
той грузил. И сам стал ватный. – Пресс-конференция объявляется закрытой, – сказал япо-
нец. – Хранителю планеты необходимо отдохнуть. Г ла ва 1 5 ЗАМАНЧИВЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ На следующее утро Тэйко-сан опять появилась с пачкой га-
зет — не только японских, но и наших. Бабася-сан, почитайте «Известия», — говорит. Я раскрыл «Известия» за вчерашнее число, а там на второй странице, в полный рост – «Заявление ТАСС», что вчера Бубли-
ков читал, комментарии специального корреспондента Японии, а чуть ниже – письмо моей мамы в редакцию! Так и подписано «С. Быстрова». Я, конечно, сразу же на мамино письмо накинулся, читаю. А в письме написано, что ее сын, Борис Быстров, то есть я, в послед-
нее время страдал кервным расстройством. И даже были случаи психических припадков. Ну, заскоки, понимаете? Мама не сомне-
вается, что, пользуясь этим, реакционные силы вывезли ее сына в Японию. И Катю Тимошину прихватили. Мама выражала
протест и требовала вернуть сына на Родину. Я чуть не заплакал. Во-первых, от жалости, во вторых, от обиды. Маму было жалко, а обидно за себя. Конечно, она все своей психиатрией меряет. Ее научили, что у нормального чело-
века не может быть такого желания – хранить планету. А если кто чуть-
чуть выделяется, то он – псих! Да разве ж так можно? Тогда и Пушкин – псих! И этот... опять забыл... Данте, вот! – Тэйко-сан, – кричу, – ну скажи, похож я на психа?! – Нет, но вы похож на немножко не в себе, – отвечает. Читаю дальше. Комментарий корреспондента. Он, оказыва-
ется, был на пресс-конференции
и все успел передать, пользуясь разницей по времени. «Не подлежит сомнению, – пишет он, – что. Борис Быстров страдает аномалиями умственного и душевного развития, плохо контролирует свое поведение, хотя некоторые его способности не до конца объяснены наукой...». Ну, это он имел в виду, когда я Бубликова с Панасоником на Родину закинул. 170 Короче говоря, корреспондент предлагал не портить друже-
ственных отношений и быстрее вернуть больного мальчика роди-
телям, чтобы они его подлечили. Понимаете? Я помрачнел. – Что Катя делает? – спрашиваю. – Катюша-сан передает котенка в дар Обществу охраны жи-
вотных – говорит Тэйко-сан. – Молодец, – похвалил я. Вскоре приходит Катька, а с нею вместе входят в номер три японца, один из них – в военной форме. Ладошки складывают перед грудью и кланяются мне. Я тоже ладошки сложил, покло-
нился. – Это кто такие? – шепчу Тэйко-сан. – А это, – говорит, – представители фирм и министерства обороны. – Ага, понятно. Кать, ты посиди пока, – говорю Катьке. – Я слушаю вас, господа. Первым военный заговорил. Тэйко-сан переводит. Я сначала ничего не понимал, потом вник. Японцев надо уметь слушать. Они каждую мысль обкладывают гарниром вежливых оборотов. Военный японец говорил минут пятнадцать, а мысль была очень простая: не продам ли я ихнему министерству дудочку, поскольку мне она ни к чему и даже
опасна? А заплатить они готовы три миллиарда иен. И чековую книжку показывает. Конечно, упаковал он все это красиво: «Вы не сочтите... Если нам будет позволено... Бабася-сан может не сомневаться...». Ко-
роче, лапшу на уши вешал. – А зачем вам дудочка? – спрашиваю. – Видите ли, нашим экспертам показалось, что этот прибор можно использовать в целях всеобщего и полного разоружения... «Ага, разоружения! – думаю. – А сами небось космическую энергию хотят себе захапать, чтобы потом нас пугать...» – Нет, – говорю. – Рад бы, но не могу. – Пять миллиардов иен, – набавляет цену японец. Тэйко-сан тут же пояснила, что на эти деньги я могу купить пару миллионов видеомагнитофонов, дом, земельный участок, а на остальное хорошо пообедать в ресторане с русской кухней. – Зачем же мне столько видеомагнитофонов? – говорю. – Нет-нет, не просите. Не продам. Это подарок. Это он сразу понял. Подарок есть подарок, даже в Японии. 171 Начал говорить второй. Он сказал, что понимает мои чувства по отношению к другу, подарившему мне дудочку, поэтому не просит ее продавать. Дудочка останется у меня. Но я могу с по-
мощью его фирмы организовать свой концерн. Фирма меня фи-
нансирует, а прибыль будем делить вместе. Японец предложил назвать концерн «Бабася инкорпорейтед
». – А чем он будет заниматься, этот концерн? – спросил я. – Грузовыми и пассажирскими перевозками, – отвечает он, не моргнув глазом. – Мы уже имеем известия, что ваши соотече-
ственники Бубликов и Скворцов благополучно оказались в Моск-
ве. Сейчас оба в больнице, – с непривычки. Но состояние их удовлетворительное. Наши эксперты полагают, что помощью ва-
шего прибора можно доставлять людей и грузы в любую точку Земли за минимум времени. – Это они правильно полагают... Но я капиталистом никогда не буду, – сказал я. – Простите, а как же вы будете жить здесь, на какие средст-
ва? – спрашивает он вежливо. – А я здесь жить и не собираюсь. Мы домой вернемся, прав-
да, Катя? – говорю Тимошиной. – А то нет! – отвечает она, листая в кресле японский журнал. Разве вы не понимаете, что после письма вашей мамы-сан, – тут он кивнул на «Известия», – вас на Родине отправят в лечеб-
ницу? Я вздохнул. Есть такая вероятность. – Кроме того, учтите, – продолжает он
, а сам улыбается сладко-сладко, – вы незаконно пересекли границу с неизвестным нам оружием. Только наша врожденная вежливость позволяет нам вести с вами переговоры и предлагать выгодные условия. Но наше терпение не беспредельно... «Ага! Пугать начал, – думаю. – Дело дрянь. Отобрать у меня дудочку – пара пустков. Даже каратиста присылать не надо. Втроем
они вполне справятся». – Ну, а вы что хотите предложить? – спрашиваю у третьего, чтобы время выиграть. – Я продюсер, – говорит. – Предлагаю вам контракт на гаст-
роли по Японии, Европе, США и Канаде. С вашей дудочкой. Ти-
мошина-сан будет вашей ассистенткой... – Фокусы, что ли, показывать? – спрашиваю. – Вот именно. Оплата в долларах. Полмиллиона, в месяц. Я на Катьку посмотрел. Она в журнал уткнулась, делает вид, что не слышит. 172 – Подумайте, Бабася-сан, – сказала переводчица. При этих словах в номер вошли двое могучих японцев с би-
цепсами. Остановились у дверей, руки скрестили и на меня смот-
рят. Покачиваются слегка с пятки на носок. Натуральные япон-
ские гангстеры. Как я не подумал! Эти господа сами у меня ду-
дочку отнимать не станут. Можно в международный скандал влипнуть. Вот они мафию и наняли. – Я согласен вести переговоры об использовании прибора только с фирмой «Тошиба», – говорю. – Желательно с господи-
ном Мацуката. Катька на меня радостный взгляд кинула. Поняла сходу. – Что ж, ваше право, – японцы говорят. – Мы подождем пока. Ладошки перед собой сложили, поклонились
, попятились за-
дом в коридор. И мафия попятилась. – Тэйко-сан сняла телефонную трубку и стала связываться с «Тошибой». Г ла ва 1 6 ОБРАТНЫЙ ПУТЬ Когда ехали в машине на фирму «Тошиба», мне грустно сде-
лалось. Вспомнил мамино письмо в редакцию. Конечно, мама меня любит, о чем разговор... Но если любишь, то надо же чело-
веку верить, правильно я говорю? Написала бы она: «Мой сын – Хранитель планеты, и отстаньте все от него! Попал в Японию, значит, так нужно!». Вот это было бы да... Катюша рядом сидела. Сразу заметила, что я губы надул. Девчонки вообще чуткие. Придвинулась ко мне, шепчет: – Ничего, Бепс, вот вернемся, мы им покажем, как планету хранить! – А может, остаться хочешь? – шепнул я. – Накупим элек-
тронных игр, будем с утра до ночи играть... Она как отпрыгнет от меня. Глаза круглые. – Да ты что! А мама?! – Мама думает, что я больной. – Передумает. Маму не выбирают. Какая есть, такая есть... Ничего, мы
им простим... – Катька отвечает рассудительно. Мы друг к дружке склонились и стали план вырабатывать. Тэйко-сан впереди сидела. Ушки свои японские навострила, но мы тихо шепчемся, она ничего не слышит. 173 Самое главное, надо было сработать четко,. Я незаметно еще в машине на дудочке координаты Ленинграда поставил и положил дудочку в карман, под руку. – Следи за мной, – наставляю Катьку. – Как только я скажу «гуд бай» – ты уж ни секунды не медли. – За меня не бойся, – Катька говорит. Приехали на фирму. Японцы к дверцам подбегают, распахи-
вают, ведут куда-то... Я дудочку в кармане сжимаю, даже пальцы вспотели. Представляют нас директору, или кто там он у них не знаю. Снова вежливые обороты. А я их уже не слушаю, мне бы только до ПИНГВИНА добраться. – Хочу говорить с господином Мацуката, – заявляю. Опять нас ведут по коридорам и приводят в электронную ла-
бораторию. Наконец я этого Мацукату увидел. Маленький такой японец, довольно молодой. – Я намерен с вами сотрудничать, – говорю ему. – Только покажите сначала, над чем вы работаете. Катька рядом со мною, ни на шаг не отходит. Но и сопровож-
дающие тоже не отходят ни
на шаг. Мацуката повел нас в соседнюю комнату. Смотрю, а там на пластиковом столе, в окружении каких-то приборов, топчется мой Глюк. Исхудал, бедный, глаза тоскливые и нервные. Японцы его рентгеном просвечивают. На экране – что-то невообразимое. Ка-
кая-то электронная схема, сложней, чам в телевизоре. – В настоящее время, – говорит
Мацуката, – мы исследуем сложный электронный прибор. Судя по всему, это некий передат-
чик, но зачем он сделан в форме пингвина и на каком принципе работает пока загадка. – А где вы его взяли? – спросил я как бы между прочим. – Мы получили, его по обмену от дружественной фирмы, – ответил Мацуката. «Вот
врет! – думаю. – Это Панасоник-то у них дружественная фирма?!» – Мы могли бы, – говорит, – заняться также исследованием вашего прибора... – Ну что же, господа, – начал я важно, а сам ближе к ПИН-
ГВИНу подбираюсь. – Ваши деловые предложения очень заман-
чивы. Они вполне в духе японского гостеприимства. Однако, вы сами понимаете, их надо хорошо обдумать... Я уже был рядышком со столом, на котором стоял ПИН-
ГВИН.И не успели японцы опомниться, как я схватил ПИНГВИНа в охапку и прокричал скороговоркой: 174 – Я у себя дома подумаю, хорошо? ПИНГВИН мой, учтите! Спасибо за внимание! Гуд бай! Катька ко мне бросилась, я ее сграбастал, мы пригнулись к полу, сжались в комочек. Я молниеносно выхватил дудочку и ду-
нул в нее... Радиус пространства, которое я хотел отправить домой, был совсем маленьким. Я его заранее выставил, чтобы не дай бог, кого-нибудь из японцев не прихватить. Или кому-нибудь ногу не оттяпать. Поэтому мы и сгруппировались. Раздался шип, треск, грохот. Прощай, Япония! Прощай, коте-
нок! Я успел увидеть перекошенное лицо Тэйко-сан – и мы исчез-
ли. Очень бы хотелось посмотреть на японцев, как они на это
среагировали, но – увы! Мы домой отправились. Прилетаем через секунду в Ленинград и – попадаем в шкаф! Во дела! Тут нам повезло меньше, чем в «саду камней». Барахтаемся в каких-то тряпках, платьях, костюмах... Ничего не понимаем, темно... Вдруг дверца распахивается, мы вывали-
ваемся на пол. И тут же – дикий крик! Кричала девочка лет шести. Она сидела за столиком рядом со шкафом, что-то рисовала, а тут мы вывалились с ПИНГВИ-
НОМ. Каждый бы испугался. Смотрю – квартира незнакомая, девочка тоже мне абсолютно неизвестна. И орет вдобавок. Не успели мы опомниться, как в комнату вбежал человек в брюках и в майке. Наверное, папа де
-
вочки. – Что такое? Почему ты... Тут он нас увидел. И остолбенел, конечно. – Вы кто такие? Что здесь делаете? А я так обрадовался, что он на русском говорит, а значит, мы дома, что даже хотел его расцеловать. Бросился к нему, руку протягиваю. – Мы из шкафа! – кричу. – То есть из Японии
! Понимаете? Тут его тоже перекосило, как Тэйко-сан. На ПИНГВИНа обал-
дело посмотрел, к шкафу кинулся. Распахнул обе дверцы, а там – ужас! Весь их гардероб сильно попорчен. Ведь мы же своим про-
странством ихнее пространство выжгли! А в нем костюмы были, платья. Остались одни ошметки. Причем висящие на плечиках. Полпиджака, кусок свитера, юбка с выжженным полумесяцем... Дядька аж зарычал! Кинулся к двери, кричит: – Ксения, вызывай милицию! Быстро! Я их подержу! – Что случилось?! – откуда-то женский крик. 175 176 В общем, переполох. Прибежала тетенька, заголосила, по-
том она принялась по телефону милицию вызывать. Дядька нас сторожит, жена в трубку объясняет, что у них в шкафу завелись преступники из Японии... Девочку они, слава богу, увели в другую комнату. Вскоре приехали милиционеры, осмотрели шкаф с одеждой, спросили, откуда мы взялись. Я сказал
, чтобы они позвонили в министерство иностранных дел. Что там про нас знают. – Ладно, поехали в отделение, – лейтенант вздохнул. – По-
кою нет от этих неформалов. Очень обидно мне стало. Поччему-то казалось, что на Роди-
не должны цветами встретить. Ведь мы с победой вернулись. ПИНГВИН снова наш, и можно спокойно хранить
планету! А тут опять разборки начинаются! – Смываться будем, – шепчу Катьке. – Не отходи от меня. А сам уже дудочку в кармане настраиваю на отклонение гра-
витации. Вывели нас во двор. Стоит милицейская машина. Нас подвели к ней сзади, стали дверцу открывать. И тут я достал ду-
дочку, Катька сделала ко мне
шаг, и я свистнул. Мгновенно вокруг нас с Катькой возник светящийся шар. Мы оторвались от земли и в этом шаре поплыли. – Стой! – лейтенант закричал. Но было уже поздно. Мы поднимались все выше. Милицио-
неры задрали головы, у них даже фуражки попадали – мы были на уровне восьмого этажа. Приятно лететь в
невесомом шаре! Правда, страшновато немного. Внизу дворы и улицы, дома, деревья, а ты плывешь, как семечко одуванчика по ветру, и светящийся мир слегка потрески-
вает электричеством. – Куда полетим? – спросила Катя. – Летим к Дмитрию Евгеньевичу. Надо все разузнать, – ска-
зал я и направил кончик дудочки к Петроградской стороне, а мы в этот момент над Васильевским островом летели. Мимо нас про-
плыл золотой ангел на шпиле Петропавловской – вблизи он ока-
зался огромным. Я направил кончик дудочки вниз, и мы призем-
лились в парке вблизи памятника «Стерегущему». В парке было пусто и темно. Мои часы с телевизором пока-
зывали половину девятого вечера. 177 Г ла ва 1 7 РАЗГОВОР С ИСТОРИКОМ Дмиртий Евгеньевич чуть не прослезился, когда нас увидел. Засуетился, пальтишко с Катьки снимает. – Дети вернулись... – бормочет. – Счастье-то какое! Я так за вас волновался. Живы-здоровы... И с ПИНГВИНом... Он проводил нас в кабинет, крикнул жене и дочери, чтобы нас покормили быстренько. В кабинете поставил перед ПИНГВИ-
Ном книгу «Наполеон Бонапарт», чтобы птицу подпитать инфор-
мацией. Нас с Катькой на диван усадил. – Ну рассказывайте! Здесь ходят дикие слухи. А жена с дочкой уже котлеты несут с макаронами, чай, бу-
терброды с сыром... Мы с Катькой как накинемся! Давно нор-
мальной еды не видали. В Японии все крабы да кальмары. – В общем, все в порядке, – говорю я, а сам жую. – Японцы отнеслись к нам неплохо, хотя и пытались купить с потрохами. – Вот-вот! Этого я и боялся! – воскликнул Дмитрий Евгенье-
вич. – Но мы не поддались и удрали! – сказал я. – Они со мной тоже долго беседовали, чтобы
я на Бепса по-
влияла, – вдруг призналась Тимошина. – Что же ты им отвечала? – заинтересовался историк. – Я сказала, что лучше у себя дома в бетонной трубе сидеть, чем у них в Японии – в видеобаре! – Это ты правильно, Катюша... Хотя и дома лучше было бы – не в трубе сидеть. Надоели эти
трубы... – проворчал Дмитрий Ев-
геньевич. – Давайте-ка рассказывайте подробно. С самого нача-
ла. И я ему рассказал с самого начала: и про «сад камней», и про отель, и про пресс-конференцию... Смотрю, у нашего Дмитрия Евгеньевича глаза опять стали влажными. За платком в карман полез. – Я читал твои слова в
«Морнинг стар», – говорит. – Это га-
зета английских коммунистов, я ее регулярно читаю. Порадовал-
ся за тебя. Действительно, дело это новое – планету хранить. Не грех и поучиться... – А в наших газетах печатали? – спрашиваю. – Нет пророка в своем отечестве, – опять вздохнул историк. – Чего? –- спросили мы с Тимошиной разом. – Пока не видел, – сказал он. 178 Ну, я дальше рассказываю, как отправил домой Бубликова с Панасоником, японцам сцену попортил... Дмитрий Евгеньевич улыбается, головой качает. Я и про фирму «Тошиба» рассказал, как мы оттуда деру дали, и, наконец, как от милиции улетели. – Вот мы и здесь, – говорю. – А у вас какие новости? Дмитрий Евгеньевич нам поведал, что после нашего отлета в Японию трубы с пустыря убрали. Включая и ту, нами испорчен-
ную, из которой мы кусок прихватили. В школе со всеми беседо-
вали – с учителями и ребятами: не имел ли я намерений бежать за границу. Когда узнали из японских газет, что мы с Тимошиной там, маму срочно попросили
написать письмо в редакцию... – А что я больной, ее тоже попросили написать? – спросил я. – Нет, это она сама, – сказал Дмитрий Евгеньевич. У меня на душе совсем муторно стало. Как представил, что опять придется всем доказывать, что я не верблюд... Ох-хо-хо... Историк на часы посмотрел. – Давно вы из
Японии? – спрашивает. – Часа не прошло, – говорю. – Прекрасно. Давайте-ка по домам. Здесь, вероятно, еще не знают о вашем исчезновении из Токио. Но скоро узнают. Вам на-
до поговорить с родителями, пока не явятся из министерства ре-
дакций и еще откуда-нибудь. Нужно родителей убедить. – Как же их убедишь? – спрашиваю
. – Вот уж не знаю. Покажешь маме ПИНГВИНа, расскажешь обо всем. Должна же она понять, что у тебя такая миссия! – Дмитрий Евгеньевич, пойдемте со мной. Вам она больше поверит, – взмолился я. Историк насупился, помолчал. – Боренька, вы должны меня понять, – он опять на «вы» пе-
решел. – Вы уже не тот Боря
Быстров, что были два месяца на-
зад, когда впервые прилетел Марцеллий. Вы сделали первый шаг на пути к Хранителю. Вы сказали миру, как собираетесь нашу планету хранить. Вы сказали, что на ее звездном пути есть цель... – Я это сказал? – испугался я. – Да, именно так было написано в «Морнинг стар».., И вы хо-
тели бы узнать эту цель. Вы показали миру, что вас не интерису-
ют деньги, почести, райская жизнь... – Когда я это показал? – испугался я. – Ну вы же вернулись домой! – рассердился историк. – Вы вернулись к себе, и вам здесь тоже предстоит на каждом шагу доказывать истинность вашего призвания. И
никакие поводыри вам не нужны! 179 – Дмитрий Евгеньевич, я не понимаю! Вы как-нибудь попро-
ще! – взмолился я. – Не могу я тебя за ручку водить! – опять рассердился исто-
рик. – Ступай к маме и действуй сам. И дальше сам! Сам! Пони-
маешь? Я могу тебе только что-то посоветовать, но ты сам дол-
жен решать – следовать моему
совету или нет. Вот так. Я задумался. Со стены смотрел на меня портрет бородатого старика, отца Дмитрия Евгеньевича, бывшего Хранителя плане-
ты. И Пушкин, и Толстой, и Данте смотрели на меня со стен, буд-
то чего-то ждали от меня. Я встал. – Катюша, иди домой, поговори с мамой. А я
Пойду к своим... Нам должны поверить. – Я вам советую оставить у меня дудочку Марцеллия, – ска-
зал историк. – Мало ли... У вас могут ее попросить... Отобрать... – Хорошо, я согласен. – Борька, как же они нам поверят... без дудочки? – спраши-
вает Катюша. – Я Хранитель, Катя. В меня должны поверить без волшеб-
ства, – сказал я. Я посадил ПИНГВИНа в картонную коробку, которую принес Дмитрий Евгеньевич, и мы с Катей ушли. Расстались мы на нашем пустыре. Бетонных труб и в самом деле уже не было, площадку разровняли бульдозерами и даже воткнули кое-где чахлые деревца. Я на минутку включил телеви-
зор в часах. Шла
программа «Взгляд». Ведущие говорили о нас с Катькой и обещали связаться с корреспондентом в Японии, чтобы он рассказал, как мы там себя ведем. Но мы были уже здесь. Дома. ФИНАЛ ОТ АВТОРА ... Вот все, что рассказал мне Хранитель ночью в пустом гру-
зовом лифте, остановившемся между этажами нашего коопера-
тивного
дома. Когда он закончил, я машинально взглянул на ча-
сы. Было половина шестого утра. Мы оба уже сидели на полу, привалившись спинами к стен-
кам лифта; ПИНГВИН в коробке упорно читал журнал «Нева». Хранитель зевнул. Мне тоже очень хотелось спать. Я пере-
жил вместе с Хранителем его историю, и сейчас наступило рас-
180 слабление. Недоверие и тревога сменились уверенностью в том, что все идет правильно и в Хранителя можно верить. И мы задремали, Как солдаты после боя перед новым боем. Проснулись мы, наверное, часа через два от громких звуков, доносившихся снаружи. Кто-то бегал по этажам, переговаривал-
ся, до нас донеслась громкая фраза: – Лифт не работает! – Так пошлите за механиком! – приказал чей-то голос. – Товарищ майор, прочесывание микрорайона закончили. Никого не обнаружено! – доложил кто-то. – Не мог же он сквозь землю провалиться! Я понял, что ищут Хранителя. И он это тоже понял, но не ис-
пугался, только протер ладонями лицо, вздохнул и поднялся на ноги, готовый к новым испытаниям. Вдруг лифт дернулся и поехал вверх. Он остановился на одиннадцатом этаже. Мне нужно было выходить. Поколебавшись немного, я спросил: – Можно, я поеду с вами? – Вы хотите подтвердить мои слова? – усмехнулся Храни-
тель. – Нет. Я хочу узнать, чем это кончится. У каждого из нас своя работа, – сказал я. – Пожалуйста, – он нажал кнопку шестнадцатого этажа. Мы вышли из лифта – Хранитель нес коробку с ПИНГВИНОМ под мышкой. На площадке шестнадцатого этажа дежурили два милицио-
нера. Они переглянулись, увидев нас, но ничего не сказали, а молча пошли за нами к дверям квартиры Хранителя. Дверь была распахнута. На площадке курил молодой чело-
век в костюме и при галстуке. Он поспешно затушил сигарету и вошел вслед за нами в прихожую. Квартира была полна народу: милиционеры, люди в штат-
ском с фотокамерами и без, пионеры. Я догадался, что молодая дама в очках – учительница Татьяна Ильинична, а высокая де-
вочка рядом
с нею – Дуня Смирнова. В прихожей к Хранителю бросилась девчонка с короткой стрижкой. – Бепс, ты нашелся! – Погоди, Катя, – тихо сказал ей Хранитель и вошел в комна-
ту. На диване сидела мама Хранителя с мокрой тряпкой на лбу. Врач в белом халате измерял ей давление. 181 182 По обеим сторонам дивана стояли могучие санитары в белых халатах, скрестив на груди волосатые руки. – Мама, – сказал Хранитель. Она бросилась к нему волоча за собой приборчик для изме-
рения давления, обняла, зарыдала... Мокрая тряпочка свалилась с маминого лба на макушку Хранителя. Врач в растерянности топтался сзади, будто привязанный к маме резиновой трубочкой фонендоскопа. – Господи, Бабася, как ты похудел! На тебе лица нет... Тебе нужно немедленно лечиться, мы тебя поставим на ноги... Маль-
чик мой, – шептала мама. Могучие санитары сделали шаг вперед. – Ну скажи мне, что все прошло, все кончилось... Я не могу так. Ты был таким славным, нормальным мальчиком, и
тут эта болезнь... – мама плакала и целовала Хранителя. – Все кончилось, мама, – сказал он. – И слава богу! Я так рада... – Мама уже улыбалась сквозь слезы. – Наконец-то ты взялся за ум. К ним подошел чёловек, который курил на лестнице, и веж-
ливо проговорил: – Извините, Светлана Викторовна, нам необходимо перего-
ворить
с вашим сыном. – Нет-нет, только не сейчас, – мама заслонила собою Храни-
теля. – Вы же видите, мальчик выздоровел, но он очень устал. Потом, потом! – Мама, я не понимаю тебя. Что значит «выздоровел»? – спросил Хранитель. – Ну ты же больше не будешь... это самое... говорить, что ты хранишь планету? – Говорить не буду, – кивнул он. – Я буду ее хранить. Тут все заволновались, Дуня выкрикнула: «Вот! Вот! Он не исправился! Что я говорила!». Мама отшатнулась от Хранителя, кинула взгляд на врача. Врач поднял руку. – Тихо, товарищи!.. Борис, я тебя правильно понял? Ты по-
прежнему утверждаешь, что у тебя есть... миссия? – строго спро-
сил он. – Есть, – вздохнул Хранитель. – Но вы только не волнуйтесь. Это я сделаю сам. Я сам разыщу важное для планеты и сообщу нашим друзьям в Центре Вселенной. Врач сделал знак санитарам. Те двинулись к Хранителю. – Боже мой... Немедленно на обследование, – сказала мама. – Стойте! – вдруг закричал Хранитель. 183 Он нагнулся к коробке, стоявшей у его ног, и вытащил оттуда ПИНГВИНа. Птица осмотрела присутствующих и похлопала крыльями. Дайте мне, пожалуйста, бумагу и карандаш, шепнул мне Хранитель. Я быстро извлек из портфеля блокнот, вырвал из него лист и протянул Хранителю вместе авторучкой. Он наклонился над ко-
робкой, повернул ее боком и
, положив на нее листок, размашисто начертал: «Марцеллий! Мама мне не верит!». Потом подумал, зачеркнул и написал новую фразу: «Мар-
целлий! Мама не верит в меня!». Листок он положил перед.ПИНГВИНом. ПИНГВИН наклонил говолу, слегка скосив ее вбок, и взглянул на лист бумаги. Все замерли, наблюдая за этой сценой. Прошло несколько секунд, и вдруг за окнами будто стало всходить солнце. Золотой свет лился с небес, теплый, мягкий, переливающийся всеми оттенками желтого и оранжевого. Он проник и в комнату, окружив всех слабым золотистым сиянием, отчего лица у присутствующих сделались добрее и мягче. И я понял, что это разум в виде света проник к
нам из Центра Вселенной, чтобы предотвратить беду. Я увидел всех нас такими, какими мы могли бы быть, если бы добрались до света. Золотой свет пронизывал нас насквозь. Высвечивая в наших лицах что-то такое, что обычно никому не видно, что прячется в нас так глубоко, так глубоко... Это, я вам скажу, было потрясение! Так продолжалось с минуту. После чего мягкий и глубокий голос, возникший будто из пустоты, произнес с легким печальным укором: – В детей нужно верить... Запомните: в детей нужно верить... Наверное, это было для планеты самым важным. Свет померк так же незаметно, как появился – наши друзья из Центра оставили нас размышлять. И все тихо, как-то бочком, стараясь не смотреть друг другу в глаза, потому что было стыдновато, разошлись из квартиры, ос-
тавив Хранителя наедине с родителями. Я потом прочел в газетах, что еще целых два часа на плане-
те был мир и покой. 184 186 Посвящаю моей младшей любимой дочери Саше 187 ПРОЛОГ апомни! – сказал Билинда. – Твоя мысль – это един-
ственное, что останется от тебя в межзвездном про-
странстве. Не теряй мысли, Альшоль! Не отвлекайся на пустяки, иначе твое движение замедлится. Не возвращайся мыслями к прошлому, иначе полетишь назад. Думай о будущем, и тогда ты достигнешь Земли в крат-
чайший срок... И все
же я не понимаю, зачем ты возвращаешься на Землю, – вздохнул Билинда. –- Ты ведь знаешь, что ждет тебя там? – Знаю, – сказал Альшоль. – Но не это кажется мне самым страшным. – А что кажется тебе самым страшным? – удивился Билинда. – Одиночество. – Обидно это слышать от друга, – печально сказал Билинда. – Неужели тебе было
одиноко здесь, на Фассии? – Не сердись, Билинда. Но ведь я – человек, а ты дождь. Я буду всегда вспоминать и тебя, и Уэлби, и Далибаса. Вы – мои вечные друзья. И все же я хочу к людям, потому что я – человек. – Ты был человеком, – возразил Билинда. – Это было очень давно. Теперь ты – питомец Фассии, нашей вечной матери даро-
вавшей всем нам бессмертие. Зачем ты отказываешься от вечно-
сти? – По правде сказать, мне немного надоела вечность, – ска-
зал Альшоль, подставляя своему другу ладони. Люди не созданы для вечности, она им в тягость. – Однако ты терпел целых семьсот пятьдесят лет, – заметил дождь. – Я привыкал к вечности, я старался ее понять. Лет сто я да-
же любил вечность, – вздохнул Альшоль. – И все же она оказалась не для меня. 188 — 189 – Жаль... – прошелестел Билинда. – С кем я буду теперь раз-
говаривать по утрам? Я стучал тебе в окно первыми каплями и всегда уважал за то, что ты не раскрывал зонтик, выходя на крыльцо. По-моему, у тебя даже нет зонтика? – Само собой. Некрасиво раскрывать зонтик, когда беседу-
ешь с дождем. Ты
был всегда таким теплым, Билинда... – Вот-вот, – проворчал дождь, стекая по белоснежной боро-
де Альшоля. – А на Земле ты познакомишься с другими дождями, станешь с ними петь песенки и пробовать на язык их капли. – Во-первых, дожди ма Земле не умеют петь. Разве что без слов, – улыбнулся Альшоль. – А во-вторых, там сейчас неважно с экологией, поэтому пробовать там капли дождя – опасно. Они могут быть ядовиты. – Ядовиты?! – ужаснулся Билинда. – И ты летишь туда?! Скажи, а ты сможешь вернуться сюда, если захочешь? – Нет, – покачал головой Альшоль. – Мысль способна приво-
дить тела в движение только здесь, на Фассии. На Земле мысль
не может сдвинуть с места даже песчинку. – Зачем же они там вообще думают, если мысль ничего не может? – удивился Билинда. – Мысль и там многое может. Но для того, чтобы она осуще-
ствилась, нужно постараться. На Земле это называется трудом А без труда, говорят на Земле, не вытащишь и рыбку из пруда... – А на Фассии рыбку можно поймать запросто! – засмеялся Билинда, колотя своего друга каплями по плечам. – Только поду-
мал – и она уже в руках! – Это у кого есть руки... – заметил Альшоль. – На что ты намекаешь? – обиделся Билинда. – Подумаешь – руки! Может, мне и глаза завести, и бороду, как у тебя? Я – дождь, и горжусь этим! Руки мне ни к чему. И борода тоже... – Разве я настаиваю, чтобы ты отпустил бороду? – развел руками Альшоль. – Я бы и бороду отрастил. Лишь бы ты остался, – еле слыш-
но сказал Билинда. – Ну кому я буду по утрам стучать в окно? – Постучишь Далибасу. А захочешь – тоже прилетишь на Землю, – сказал Альшоль. – Чтобы стать бессловесным тупым ливнем? Пролиться из тучи и погибнуть? – оскорбился Билинда. – Здесь моя мысль со-
бирает капли в ручейки, ручейки становятся лужами, лужи испа-
ряются и превращаются в облака, а потом появляюсь я, чтобы поговорить с тобой. Ни одна капля еще не пропала! А кто уследит за ними на Земле, если я буду лишен мысли? 190 – Прилетай вместе с мыслью. Ты убудешь перым мыслящим дождем на Земле. Глядишь – и другие научатся! – Это мысль! – обрадовался Билинда. – Ну, давай прощать-
ся, у меня облако кончается. Подставь мне лицо и бороду, я хочу умыть тебя в последний раз. Альшоль поднял лицо. Дождь сбегал тонкими струйками по щекам и бороде
. – Прощай, Билинда! – Прощай, Альшоль! Облако пролилось все, до капли. В небе над Фассией снова засияли два солнца – одно побольше, красноватого цвета, другое – маленькое, голубоватое. Запели птицы и камни, приветствуя свет. Зашевелились листья деревьев, их мысли о теплом дожде сплелись в прозрачную тонкую сеть. Альшоль вздохнул всею грудью и прикрыл
глаза. Теперь нужно было направить мысль в сторону родной планеты Земля. Альшоль сложил руки на груди и застыл, как изваяние, пытаясь вообразить весь путь в космосе до самой Земли. Потом он корот-
ко и решительно подумал: «Лечу!» И в тот же миг исчез с планеты Фассия. Г ла ва 1 БОМЖиЗ Участковый инспектор милиции старший лейтенант Тофик Мулдугалиев придвинул к себе рапорт постового Бучкина и углу-
бился в чтение. В рапорте, написанном с большим числом орфографических ошибок, сообщалось, что постовой Бучкин обнаружил появление в микрорайоне нового лица без определенного местожительства и занятий. Лицо это, старик «на вид около восьмидесяти лет», как было написано в
рапорте, впервые попал в поле зрения постового не-
делю назад на Большой Пушкарской. Он обратил на себя внима-
ние тем, что был одет в непонятную хламиду зеленого цвета, а также попыткой разговаривать с кустом сирени в скверике на углу Пушкарской и улицы Олега Кошевого. Постовой, подкравшись сзади, подслушал часть разговора, но внятно изложить его суть в рапорте не сумел. Вроде бы, старик уговаривал куст сирени не стесняться и снять со своих уст какой-то запрет. В рапорте так и было написано: «снять запрет с уст». Увидев постового, старик 191 поклонился ему и сказал: «Здравствуй, друг! Давно не виделись», – на что постовой, естественно, потребовал документы. Никаких документов у старика не оказалось, поэтому посто-
вому пришлось расспросить седобородого незнакомца – кто он и откуда взялся. Выяснилось, что зовут его Альшоль. Фамилия это или имя, старик ответить затруднился. Альшоль – и все! На вопрос о воз-
расте Альшоль дал ответ совершенно бредовый. Он заявил, что ему семьсот пятьдесят один год. Где родился – помнит смутно, говорит, что где-то на Севере; когда же постовой спросил, откуда он приехал в Ленинград, Альшоль ответил коротко: «Издалека». Тут бы его и арестовать и отправить в спецприемник, но по-
стовой
Бучкин почему-то этого не сделал. Отпустил старика. Впрочем, тот никуда не делся, продолжал околачиваться в скве-
рике, вступал в беседы с гуляющими там мамашами и их мало-
летними детьми, кормил воробьев гречневой кашей, которую не-
известно где раздобыл, а на ночлег устроился в телефонной буд-
ке, что на Большой Пушкарской неподалеку от кинотеатра «Мол-
ния», прямо напротив гриль-бара. Спал он там сидя, привалившись к стенке и положив свою длинную бороду на колени. Через пару дней старика уже хорошо знали окрестные жите-
ли, дали ему прозвище «зеленый попик» за его странную хлами-
ду, напоминавшую поповскую рясу, и стали выносить ему
из до-
мов поесть. Причем Бучкин заметил, что Альшоль ел очень мало – и только рассыпчатые каши: рисовую, гречневую, пшенную. Ос-
татки скармливал птицам. Когда выносили суп или котлету, Аль-
шоль угощал кошек и собак. Спал он по-прежнему в телефонной будке. Сон его был очень чуток, так что если кому
-нибудь требовалось позвонить да-
же поздно вечером, Альшоль немедленно просыпался, гостепри-
имно распахивал дверь и приглашал в телефонную будку: «Ми-
лости прошу!» – или: «Добро пожаловать!» На четвертый день, как докладывал постовой, старик раз-
жился шваброй и ведром воды, взятыми в соседнем доме, и вы-
мыл свою телефонную будку до блеска. Видимо, этого ему пока-
залось мало, и он выкрасил таксофон в желтый цвет, одолжив кисточку и краску у тех же обитателей соседнего дома. Но на этом подвиги неугомонного старичка не кончились. Уже на следующий день он, как явствовало из рапорта, выпросил в ближайшем отделении связи горсть двухкопеечных монет под расписку и
, обосновавшись рядом со своею будкой под старым 192 зонтиком, разменивал желающим позвонить по телефону сереб-
ряную монету на «двушки». Серебряные деньги аккуратно сдавал наутро в отделение связи. Участковый дочитал рапорт, отложил его в сторону и ознако-
мился с другими бумагами. Среди них было донесение ночной патрульной службы о странном скоплении людей ночью на дет-
ской площадке, что на углу
улицы Ленина и Большой Пушкарской. Толпа человек в десять, сгрудившись на площадке, увлеченно звнимались каким-то делом, но при появлении патрульной маши-
ны бросились врассыпную. Неизвестные разбежались по подво-
ротням, никого задержать не удалось. Осмотр площадки показал, что толпа, по всей вероятности, занималась вырезыванием из толстого бревна деревянной скульптуры. Вокруг неоконченной работы валялись свежие стружки и был найден остро заточенный нож. Последним документом оказалась жалоба работников плава-
тельного бассейна из детской спортивной школы. Неизвестные злоумышленники за ночь вычерпали из бассейна почти всю воду, которой, судя по всему, щедро полили находящиеся вокруг бас-
сейна стулья, спортивные снаряды и прочий инвентарь: утром все
это было найдено мокрым. Никаких повреждений дверей, окон и замков обнаружено не было. Лейтенант Мулдугалиев пригладил свои черненькие усики, надвинул на лоб фуражку и решительным шагом покинул каби-
нет, чтобы разобраться во всем на месте. Первым делом он поспешил на Большую Пушкарскую к те-
лефонной будке. Не хватало ему только «
зеленых попиков» на участке! Не доходя нескольких десятков метров до места, указанного в рапорте, участковый убедился, что донесение постового Бучки-
на полностью соответствует действительности. У свежевымытой телефонной будки с желтеющим внутри таксофоном на низень-
кой табуретке сидел старичок в зеленой хламиде. В руках он держал старый сломанный зонт с прорванными перепонками
. Мулдугалиев подошел поближе и увидел, что на коленях старичка лежит картонная дощечка с надписью: «Размен монет для автомата» – и тут же аккуратными столбиками размещаются двухкопеечные монетки. Старичок поднял на милиционера глаза и доверительно улыбнулся. – Гражданин Альшоль? – спросил участковый. 193 – Только не гражданин. Просто – Альшоль, – ответил стари-
чок. – У нас так положено: либо «товарищ», либо «гражданин», – пояснил лейтенант и, приложив руку к козырьку, представился: – Участковый инспектор Мулдугалиев... Вы от какой организации работаете? – Я не от организации. Я от себя, – сказал старичок. – Нарушаете, – по-отечески мягко сказал Мулдугалиев. – У вас
есть патент на индивидуальную трудовую деятельность? Старичок задумался. Он явно не понял вопроса. – Документ на право торговли с рук у вас есть? – спросил ин-
спектор. – Я не торгую. Я просто помогаю тем, у кого нет монетки. – Значит, оказываете услуги населению! – обрадовался уча-
стковый. – Патент на оказание услуг имеете? – Я ничего не имею, кроме свободного времени, – ответил Альшоль. – Вы на пенсии? – спросил участковый. – Давным-давно! Только я ее не получаю. – Почему? – Не платят, – вздохнул Альшоль. – В собес обращались? – Нет-нет, никуда не обращался. – Гражданин Альшоль, перестаньте морочить мне голову! – вскричал Мулдугалиев. – Вы ленинградец? – Теперь – да. – А раньше? – Раньше – нет. – Откуда же вы? – С Фассии, – ответил Альшоль. Участковый задумался. Он не слыхал о таком городе или ме-
стности. Вокруг между тем понемногу собирались зеваки. Мили-
ционер наклонился к старичку и спросил в упор: – С какой целью прибыли в Ленинград? – Умирать... – печально вздохнув, ответил Альшоль. – Так чего же... это... – участковый растерялся. – Почему не умираю? Время требуется. Подождите немного. Я уже чувствую необратимые изменения, происходящие в моем организме. За неделю я постарел на несколько десятков лет. Все это Альшоль выговорил участковому тихо и смиренно, будто давно свыкся с мыслью о близкой смерти и ему неприятно причинять
хлопоты окружающим. 194 Мулдугалиев побагровел. А что если этот седобородый ста-
рик и впрямь загнется здесь, на его участке? Разборок не обе-
решься! – Следуйте за мной, – приказал он, выпрямляясь. – Куда? – удивился Альшоль. – В отделение. Там разберемся. – Эй, лейтенант, чего к старику привязался? Он что мешает тебе? – раздался голос из толпы. Участковый оглянулся
. Спра-
шивал парень лет двадцати с квадратными бицепсдми. Рядом с ним стояли двое таких же. Наверное, культуристы из клуба «Ат-
лант», не иначе. – Нарушение... – сбавил голос Мулдугалиев. – В чем нарушение? Сидит себе на солнышке, монетки ме-
няет... – Да он же сумасшедший... – еще более понизив голос, отве-
чал участковый. – Вот
скажи, дед, какой у тебя возраст? – снова повернулся он к Альшолю. – Семьсот пятьдесят один год, – ответил Альшоль. – Ну, видите! – обрадовался Мулдугалиев. – Ничего не значит. Мафусаилу еще больше было, – сказала из толпы девушка. – Кому? – насторожился участковый. – Это из Библии. Вы не знаете. – А он тоже из Библии?! – закричал Мулдугалиев. – Ладно, лейтенант. Если старику нужна помощь, врача при-
шли. А в отделение таскать нечего, – спокойно, с расстановкой произнес парень с бицепсами. Его друзья согласно кивнули. Мулдугалиев струсил. Эти старика не отдадут. Он изобразил на лице фальшивую улыбочку. – Я же как лучше хотел... Пожалуйста, пусть сидит. Мне не жалко... А
в собес обратиться надо, гражданин Альшоль, – напут-
ствовал он старика и вразвалку, стараясь сохранять достоинство, двинулся по улице дальше. Парень с бицепсами положил перед Альшолем кусочек бу-
мажки. – Вот мой телефон, дед. Если что – звони. Я здесь рядом живу... – Спасибо, – сказал Альшоль. – Только вы напрасно беспо-
коитесь,потому что мне скоро умирать. – Ну, с этим делом можно не торопиться, – сказал парень. 195 А лейтенант милиции, обдумывая планы мести, дошел по Пушкарской до скверика на углу улицы Ленина. И вправду, на детской площадке с деревянными домиками и горками стоял об-
рубок бревна в два обхвата со следами свежей резьбы. Судя по всему, неизвестные злоумышленники пытались вырезать челове-
ческое лицо, но не успели. Из бревна
торчал нос, а глаз смотрел на участкового инспектора с выражением неземной кротости. «Надо дать команду дворникам, чтобы убрали», – отметил про себя Мулдугалиев и вернулся в свой кабинет. Там он сел за стол, вынул из ящика толстую тетрадь и занес в нее сведения о старичке с Большой Пушкарской. Сведения выглядели так
: «Фамилия, имя, отчество – Альшоль. Год рождения – 1239 (по его же словам). Место рождения – Фассия. Нацианальность – не установлена. Род занятий – без определенного местожительства и занятии (БОМЖиЗ), в настоящее время занимается разменом монет на Большой Пушкарской, ночует в телефонной будке». Занеся этй сведения в общую тетрадь, Мулдугалиев придви-
нул к себе чистый лист бумаги и принялся писать представление районному прокурору на предмет принудительного психиатриче-
ского обследования гражданина Альшоля, лица БОМЖиЗ, 1239 года рождения, обитающего ныне на вверенном ему участке. Г ла ва 2 СЕСТРА МИЛОСЕРДИЯ Санька закончила шестой класс с двумя тройками – по рус-
скому языку и ботанике. Возникла перспектива ехать на дачу с дедушкой и его
сестрой бабушкой Клавой. Санька как только вспоминала бабушку Клаву, так сразу дер-
галась. Баба Клава любила закатывать банки с маринованными огурцами и употребляла слова «намедни» и «давеча», а Санька никак не могла понять какая разница между этими словами. Но мама все равно намеревалась упрятать Саньку на дачу, посколь-
ку сама уезжала на гастроли со своим хореографическим кружком по старинным русским городам – Углич, Ростов, Ярославль и Мышкин. Санькина подруга Кроша, когда услыхала про город Мышкин, чуть не расплакалась – так ей стало жаль этот город. Они в тот день сидели и обсуждали, как на лето избавиться от родственни-
196 ков: Крошу тащили в Крым, в пансионат. От пансионата не отвер-
тишься, там путевки и трехразовое питание. Кроше и самой было жалко питания, если оно пропадет. Поэтому она больше изобре-
тала идею для Саньки, понимая, что сама на трехразовое пита-
ние обречена. – Запишись в городской пионерский лагерь при ЦПКиО, – по-
советовала Кроша. – Мама не разрешит. Она говорит, что на даче воздух. – А ты скажи... Скажи, что у тебя пионерское поручение! – придумала Кроша. – Запишись в отряд милосердия! Отряд милосердия создали в школе, недавно, когда узнали про это слово и стали вспоминать, что оно означает. И Кроша за-
лисалась в отряд милосердия
. А Санька – нет. Раз в неделю Кроша навещала старушку Софью Романовну на Гатчинской ули-
це, бегала для нее в магазин за кефиром и подметала коридор в коммунальной квартире, где старушка жила. Софья Романовна давала Кроше конфетку, и они прощались до следующего втор-
ника. Кроша считала; что сеет добро и милосердие. Санька не соглашалась. – Если уж милосердствовать, — говорила Санька, – то каж-
дый день! – Каждый день я не могу, – вздыхала Кроша. У меня музыкальная школа. И вот теперь, накануне отъезда в пансионат, Кроша со всей щедростью предложила свою старушку подруге. – Я скажу Софье Романовне, что ее передали тебе. Будешь ходить, как договоритесь. Остальное время твое, – сказала Кро-
ша. – Твоя мама не станет возникать против милосердия. – А если она узнает, что отряд на лето распущен? – Откуда она узнает? Школа уже закрыта, Наталья Валенти-
новна в отпуске, – резонно возразила Кроша. – А эта... Софья Романовна твоя... Что она заставляет де-
лать? – закапризничала Санька. – Что значит – «заставляет»? – возмутилась Кроша. – Если «заставляет» – это уже не милосердие, а рабство! Ты должна са-
ма! Ты теперь сестра милосердия... – Ну, хорошо, – согласилась Санька. Вечером того же дня Санька проверила маму на милосердие. Она так расписала немощь и болезни Софьи Романовны, что ма-
ма сдалась. Конечно, ей очень не хотелось, чтобы Санька летом болталась в городе одна, но Санька уверила, что отряд милосер-
дия не даст ей скучать. 197 – Мы утром со старичками, а вечером – дискотека! – Лучше уж и вечером со старичками, – сказала мама. Дедушка разворчался, вспомнил свое деревенское детство и зачем-то войну, но в конце концов тоже смирился. Против мило-
сердия не попрешь. Перед отъездом в пансионат Кроша повела Саньку к Софье Романовне. Они пришли на Гатчинскую
улицу, во двор, где была навалена куча угля, и поднялись по грязной лестнице на четвер-
тый этаж. Кроша позвонила три раза. Дверь открыл парень лет двадца-
ти в майке и в брюках. В руках он держал вилку. На вилку был насажен огурец. – Софья Романовна дома? – спросила Кроша. – Она умерла, – заявил парень и с хрустом откусил огурец. – Как?!. Я же у нее была месяц назад... – пролепетала Кро-
ша. – Угу, – кивнул он, жуя. – Две недели, как представилась. – Что сделала? – не поняла Кроша. – В ящик сыграла, – пояснил парень. – Вы родственницы? – Нет... Мы так... Спасибо... Парень захлопнул дверь, и Кроша с Санькой бегом кинулись вниз. Они вышли со двора и молча дошли до скверика на углу улицы. Там уселись на скамейку и вздохнули. – Она хорошая была? – спросила Санька. – Не знаю, – сказала Кроша. – Постой, у нее же кошка жила! Аграфеной звали. Серенькая такая, гладкая... – Пошли! – Санька поднялась со скамейки. – Куда? – Кроша
испуганно уставилась на Саньку. – За Аграфеной. На этот раз парень принял их совсем неприветливо. В руке он держал не вилку, а стакан с налитым в него красным вином. – Ну, чего вы опять?! – закричал он. – Мы за кошкой. У Софьи Романовны кошка была. Где она? – смело сказала Санька. – А я почем знаю? Шастает где-то по квартире, жрать просит! – Парень пошел к дверям своей комнаты. Санька первой вошла в квартиру, Кроша за ней. Кошку они нашли быстро. Она сидела в кухне под раковиной и вылизывала пустую консервную банку. – Эта? – спросила Санька. – Да. 198 – Пошли, Аграфена, – Санька сграбастала кошку, и они поки-
нули дом на Гатчинской окончательно. – Что же ты с ней делать будешь? – спросила Кроша, когда он прощались. – Дрессировать, – сказала Санька. – Как Куклачев. И подруги расстались. Кроша отправилась в Крым, а Санька, проводив маму в Углич, а дедушку на дачу, осталась одна с Аг-
рафеной. На душе у Саньки было муторно. А всему виной была мама. Уезжая, мама тоже решила проявить милосердие и оставила Саньке вязаный шерстяной жакет, почти совсем новый, чтобы Санька передала его Софье Романовне. – Зимой ей будет холодно, – сказала мама. – Вот и погреет-
ся. Санька даже вздрогнула от этих слов. Нужно было сразу ска-
зать, что никакой Софьи Романовны уже нет на свете! Первым делом Санька упрятала жакет на антресоли, чтобы он не мозолил глаза. Но настроение не улучшилось. Саньке все время вспоминался парень, который сказал:, «Она умерла», и хруст огурца у него на зубах. Вдобавок Аграфена вела себя неспокойно
: бегала по комна-
там, мяукала, иногда набрасывалась на стену и начинала драть обои когтями. Санька сварила рыбу, бросила ее Аграфене. Кошка ткнулась в горячую рыбу мордочкой, попробовал лапой, а затем принялась отрывать когтями по кусочку не спеша, интеллигентно есть. На-
верное, ее хозяйка была воспитанной старушкой, преподаватель-
ницей музыки или французского языка, решила Санька. «Да что это я все о старушке!» – рассердилась она на себя. Санька выглянула в окно и увидела тополиный пух, который кружил по двору, как теплая метель, собираясь в небольшие суг-
робы. И от этого нежного пуха родилась в душе такая тоска, что Санька тут же схватилась за телефонную трубку. Но кому позвонить? Все разъехались. Кроша уже в пансио-
нате, доедает, наверное, вечернее питание под названием «ужин». И тут Санька вспомнила про «эфир». «Эфиром» назывался способ телефонного знакомства. В го-
роде существовало несколько телефонных номеров, по которым можно было выйти в «эфир». Эти номера были свободны, они
не соединялись ни с какими абонентами. Секрет заключался в том, 199 что если по этим номерам звонили сразу несколько человек, они могли слышать друг друга. Когда на телефонной станции узнали про «эфир», свободные номера стали закрывать один за другим. Но остался один, самый тайный, самый секретный. Он еще действовал. И санька набрала этот номер. В трубке послышался легкий шорох, где-то вдали пищали тихие-гудки, едва слышались голоса. Саньке показалось, что она выплыла в открытый космос. – Эй! Есть кто-нибудь? – крикнула Санька в трубку. – Я в эфире? – вдруг гаркнул голос так близко, что Санька отшатнулась от трубки. – Кто ты? – недовольно спросила она. – Позвони – узнаешь. Мой номер 212-85-06, – сказал голос. – А твой
. Санька повесила трубку. Так она сразу и сказала! Подумав немного, она набрала 212-85-06. – Я здесь, – сказал мальчишеский голос. – В «эфир» выходил? – строго спросила Санька. – Выходил. – Зачем? – Делать нечего. Как тебя зовут? – А тебя? – спросила Санька. – Захар, – сказал мальчишка. – Врешь, – сказала Санька. – Такого имени не бывает. – Охо-хо
! – закричал Захар. – Еще как бывает! Между про-
чим, так звали слугу Обломова. – Кого-о? – удивилась Санька. – Книжки надо читать. Ну, как зовут-то? – Аграфена, – сказала Санька. – То-то и видно, что Аграфена, – сказал Захар. – Хотя ты, ко-
нечно, врешь. Но мне наплевать. Груня так Груня. В каком классе учишься, Груня? – В восьмой перешла, – соврала Санька. – Детский сад, – вздохнул Захар. – Чего в «эфир»-то лезешь в таком возрасте? – А тебе, что – больше? – обозлилась Санька. – Я, между прочим, Аграфена, скоро паспорт получу. – Подумаешь! Ну и целуйся со своим паспортом! – крикнула Санька и повесила трубку. Несколько минут Санька бурлила по поводу этого неизвест-
ного Захара. Всего на полтора года старше, а воображает! Книжку 200 читал про какого-то Обломова! А сам небось «Круиз» от «Метал-
лики» отличить не может! Санька со злости распахнула холодильник, увидела вчераш-
ний салат из огурцов со сметаной, что мама оставила. Съела его быстро чтобы успокоиться. Вытерла рот, села и задумалась. Тос-
ка, хоть убейся! – Аграфена! – позвала Санька. Кошка не показывалась. Санька нырнула под диван. Аграфена сидела в углу, сверкая желтым глазом. Санька распласталась на полу, вытянула руку что есть силы и выгребла кошку из-под дивана. – Пошли гулять, Аграфена! Кошка всем своим видом показывала враждебность. «Еще убежит, – подумала Санька, – Ее на поводке бы вывести!» Но по-
водка у Саньки не было. Санька секунду подумала, потом, не выпуская Аграфену из рук; помчалась в кухню, где нашла старую авоську с крупными ячейками. В этой авоське дедушка носил картошку. Санька принялась запихивать в авоську Аграфену, причем кошка сопротивлялась, будто ее совали в печку. С неимоверным трудом удалось Саньке просунуть четыре Аграфенины лапы в
ячейки авоськи, затем ножом разрезать несколько веревочек в том месте, куда тыкалась обиженная морда Аграфены, и просу-
нуть эту морду в образовавшееся отверстие. Последним Санька выпростала хвост. Теперь туловище Аграфены находилось в авоське, а морда, лапы и хвост – снаружи. Санька связала узлом ручки авоськи и прицепила к ним од-
ним концом свою старую скакалку. Получился оригинальный по-
водок. Санька опустила Аграфену на пол. Кошка в сетке снова метнулась под диван, но Саньк мигом вытащила ее оттуда за ска-
калку. – Не бойся, Аграфена! Очень клевый получился поводок! – И они пошли гулять. Кошка стремглав припустила по лестнице вниз. Санька едва поспевала за нею. Оцарапанные руки горели. Аграфена оказа-
лась сильной, как трактор. Санька двумя руками вцепилась в ска-
калку и мчалась за кошкой, точно спортсменка на водных лыжах – за катером. Они проскочили подворотню и выбежали На улицу. Было уже довольно поздно, часов около одиннадцати вече-
ра, но на улице было светло, как днем
. В небе золотились про-
201 зрачные облачка, белая луна всходила над крышами, плавал в воздухе тополиный пух, но Санька ничего этого не замечала, по-
тому что неслась за Аграфеной. Аграфена с безумными глазами, натягивая скакалку, увлекала Саньку куда-то в сторону Большой Пушкарской. – Девочка, тебе помочь? – посочувствовал дяденька с брюш-
ком, которого они обогнали. Дяденька совершал вечерний бег трусцой. – Не надо... Спасибо... Мы гуляем... – не оборачиваясь, вы-
дохнула Санька в три приема, но дяденька был уже далеко поза-
ди. Они выскочили на пустынный Большой проспект, пересекли его со скоростью молнии и через пять секунд были уже на Боль-
шой Пушкарской. Внезапно, Аграфена остановилась и выгнулась в авоське, зашипев, как проколотая шина. Санька с разбегу налетела на нее и тоже остановилась. Прямо на них надвигался огромный черный дог, неторопливо ведущий на поводке хозяйку. Дог ощерил пасть и глухо зарычал. Санька оглянулась по сторонам, увидела рядом телефонную будку и юркнула туда с Аграфеной, плотно притворив дверь. Женщина с
догом проплыли мимо. И тут только Санька заметила, что они с Аграфеной в теле-
фонной будке не одни. В уголке, плотно прижавшись к стеклу, вытянулся в струнку старичок, похожий на гнома. Ростом не выше Саньки, с длинной белой бородой и смуглым морщинистым ли-
цом. Одет он был в длинную зеленую рубаху, перепоясанную бу-
мажным шпагатом. Старичок смотрел на Саньку с Аграфеной с нескрываемым любопытством, но очень доброжелательно. – Здравствуйте... – пролепетала Санька. – Добро пожаловать, – наклонил голову старичок. Г ла ва 3 ДОЛОЙ КОРРОЗИЮ! Санька вернулась домой в первом часу ночи. Она вошла в темную пустую квартиру, в глубине которой глухо урчал холо-
дильник. Аграфена понуро
следовала за Санькой на поводке. Од-
нако, едва дверь за ними закрылась, как Аграфена выгнула спину и издала резкий крик. Санька вздрогнула. 202 203 Из дедушкиной комнаты Исходило бледное сияние. Саньке показалось, что она слышит шаги и тихое бормотанье, и остано-
вилась в испуге. Внезапно кошка метнулась к дедушкиной комна-
те, вырвав поводок из Санькиных рук. Сказалка волочилась за Аграфеной, как длинный хвост, стукая рукояткой по паркету. Из дедушкиной комнаты донеслись шепоток и мурлыканье Аграфены
. Потом сияние исчезло. Санька пересилила страх и заглянула туда. Аграфена лежа-
ла на дедушкиной кровати, завернувшись в скакалку. В комнате никого не было. Санька стала бегать по квартире и везде включать свет. Че-
рез минуту квартира засияла, как праздник. Но беспокойство не прошло. Всему виной была встреча со странным старичком, наго-
ворившим Саньке кучу удивительных вещей. Спать совсем не хотелось. Санька взялась за трубку и на-
брала номер Захара: – Слушаю вас, – сказал сонный голос. – Захар, это ты? Говорит Аграфена. Ты не спишь? – тихо и быстро произнесла Санька в трубку. – Ну , ты даешь, Груня... – проворчал Захар. – Позже ты не могла? Что там у тебя стряслось? – Захар, слушай меня внимательно... Я познакомилась с пришельцем, – сообщила Санька. – С кем, кем – удивился Захар. – С инопланетянином! Он – старик, живет в телефонной буд-
ке. Прилетел сюда умирать! Захар, надо что-то сделать! – И для этого ты меня разбудила? Я сказок не читаю давно. Я
их прочел в первом классе. Спокойной ночи! – Не вешай трубку! – закричала Санька так, что кошка под-
прыгнула на постели. – Я правду говорю! Его зовут Альшоль. И Санька, сбиваясь и спеша, принялась выкладывать Захару то, что она только что узнала от старичка по имени Альшоль. Когда-то давным-давно, еще мальчишкой
, он был взят с Земли космической экспедицией инопланетян и попал на планету Фассия. А там такой состав атмосферы, что все живые существа становятся бессмертными. Там все умеют мыслить – даже камни, деревья и дожди. На Фассии мысль обладает энергией, она мо-
жет двигать предметы, рыть каналы и строить дома. Причем вы-
строенные дома тоже начинают мыслить. – Представляю, какая там неразберижа... – иронически заме-
тил Захар. – Слушай дальше! – оборвала его Санька. 204 – Альшоль, по его словам, плохо помнил, откуда его увезли на Фассию. Кажется, он жил где-то на севере, в дикой каменистой стране с горами и ледниками, с потухшими вулканами и полями застывшей каменной лавы. Холодное море билось о скалы и ре-
вело во время шторама. Жители этой страны обитали в землян-
ках и питались рыбой, а на плоскогорьях жили великаны, которые питались жителями. Это происходило по ночам, а днем великаны обращались в скалы. – Знаешь, как звали великанов? Трётли! – выпалила Санька. – Все понятно, Груня. Твой старикашка жил в Исландии, – сказал Захар. – А ты откуда знаешь? – Я же тебе говорил, Груня
, книжки надо читать, – настави-
тельно сказал Захар. – Только я не пойму на каком языке ты с ним разговаривала? – Как «на каком»? На русском, конечно! – Откуда же твой Альшоль знает русский язык, если он ис-
ландец? – Он не только русский знает! Он все языки знает! На Фассии умеют принимать мысли
с других планет на всех языках. Вот он постепенно и выучился. Времени у него было навалом! Семьсот пятьдесят лет!.. – Ты все сказала? – спросил Захар. – Теперь послушай меня. Я очень рад, что твой старичок сохранил буйство фантазии. Од-
нако он врет, как сивый мерин... – Как кто?! – вытаращилась на трубку Санька. – Ты не знаешь... Скорей всего, он убежал из сумасшедшего дома. Его отловят и заберут обратно. – Даже если так... Тебе его не жалко? – А чего мне его жалеть? – Ну и читай свои книжки! Ты все знаешь! Ты скучный-
скучный! – со слезами воскликнула Санька и бросила трубку на рычажки. «Бедненький Альшоль! Сидит там сейчас в телефонной буд-
ке скрючившись. Никого у него нет. Готовится умереть... Какая разница – с Фассии или из сумасшедшего дома?» Санька всхлипнула, выволокла из кладовки стремянку и по-
лезла с фонариком на антресоли. Она всегда делала так, когда была дома одна или хотела о чем-то подумать. На
этих антресолях, расположенных над коридором в кухню, находилась Санькина металлическая коллекция, поскольку Сань-
205 ка считала себя металлисткой. Так же считала и ее подруга Кро-
ша. Санька и Кроша дружили с первого класса. В шестом выяс-
нилось, что Саньке больше всего нравятся чугунное литье и сварные конструкции, а Кроше больше всего непротивление злу насилием, не считая булочек с изюмом. Она и сама была, как бу
-
лочка, – маленькая и пухлая. И ненавидела свою пухлость. Каж-
дый раз, подходя к зеркалу, приходила в уныние. Она считала, что поборнице справедливости следует быть худой и бледной. Кроша хотела сеять добро, а Санька убеждала ее искоренять зло. – Где ты возьмешь столько добра, чтобы его посеять? – спрашивала она у Кроши. – А
вот зла кругом сколько хочешь. Ис-
кать не надо. Если уничтожить все зло, и добра не потребуется. Будет и так хорошо. В рассуждениях Саньки логика была железная. Недаром же она была металлисткой! Жаль только, что металлическую кол-
лекцию приходилось держать на антрессолях, чтобы не волно-
вать семью. Санька с мамой и дедушкой жили в трехкомнатной квартире, в старом доме с высокими потолками, неподалеку от проспекта Щорса, а Санькин папа жил в другом городе и звонил Саньке по телефону. Но речь здесь не о папе, а об антресолях. Они были такими высокими, что Санька могла стоять там во весь рост. Она забиралась
по стремянке наверх, распахивала дверцы, зажигала фонарик и осматривала свои сокровища. По стенам антресоли тянулись деревянные полки, на них раньше лежал всякий хлам, но после ремонта хлам выбросили, оставили зачем-то только старый папин портфель, перевязанный электрическим шнуром. Санька никогда в него не заглядывала. На освободившихся после ремонта полках стали потихоньку накапливаться железные и чугунные вещи: фреза, напильник, болты и гайки, гирька от стенных часов, колено водопроводной трубы, топор без топорища, старинный литой утюжок, железная цепь от собаки, блестящие шарики разной величины и кое-что другое. Здесь же висели фотографии металлистов с остроуголь-
ными гитарами, похожими на ласточкин хвост. Металлисты были
с длинными волосами и в черной коже, усеянной шипами и за-
клепками. Санька была вынуждена повесить их здесь после того, как дедушка, рассерг дившись на одного металлиста из группы «Айрон Мейден», назвал его фашистом и хотел выкинуть в му-
сорное ведро. То есть не его, а фотографию. Жили они теперь
в 206 полной темноте, свирепо взглядывая на Саньку, когда она осве-
щала их карманным фонариком. С коллекцией вообще было много хлопот. Во-первых, ее нужно было держать в секрете от дедушки и отчасти от мамы. Дедушка был отставным ПОЛКОВНИКОМ
, насмот-
релся на железо во время войны в своих танковых частях, теперь ему железо на фиг было не нужно. Мама, напротив, преподавала хореографию во Дворце, культуры Ленсовета, была весьма дале-
ка от железа, но почему-то считала, что девочкам оно ни к чему. Во-вторых, железо имело обыкновение ржаветь, исключая никелированные шарики от старых кроватей. Экспонаты поти-
хоньку покрывались рыжеватой пыльцой, про которую Санька вы-
читала в учебнике химии для седьмого класса, что она есть оки-
сел железа. С тех пор она это слово возненавидела. Окисел! Жутко противно... Всех неприятных лиц мужского пола Санька лро себя называла «окислами», а женщин – «окисями
». Заодно она не любила молочный кисель, считая его окислом молока. В целях борьбы с окислами Санька проштудировала учебник химии для седьмого, когда сама училась еще в шестом. В том же учебнике она нашла слово «коррозия», которое стала применять ко всем. явлениям жизни, вызывающим отвращение. Например, сбор макулатуры и пионерский сбор считались у Саньки явлениями коррозии, в окислах ходили Раймонд Паулс, Юрий Антонов и почти все персонажи «Утренней почты». В душе она считала окислом даже Гребенщикова, но никогда его так не называла, чтобы не обидеть Крошу, потому что Кроша тащилась на «Аквариуме» с детского сада. С обыкновенными химическими окислами, то есть со
ржав-
чиной, Санька расправлялась просто. Раз в месяц, обычно по субботам, когда мама уходила на занятия балетного кружка, а дедушка на заседание Совета ветеранов, Санька забиралась в антресоль с тазиком мыльной воды и масленкой от маминой швейной машины. Там она тщательно промывала каждый экспо-
нат, протирала его сухой тряпочкой и смазывала машинным мас-
лом. Закончив работу, Санька усаживалась под фотографией то-
го самого металлического фашиста из «Айрон Мейден» и любо-
валась своим богатсвом, отливавшим влажным синеватым бле-
ском. В антресоли приятно пахло машинным маслом, проклятые окислы тихо лежали на дне тазика; чугунный утюжок, цепь от со-
баки, фреза – все было тяжеленьким
, чистеньким, опасненьким, прямо прелесть. 207 Иногда к Саньке присоединялась Кроша – и они сидели ря-
дышком, каждая в своем хайратнике: у Кроши в виде вязаной шерстяной ленточки, а у Саньки в виде кожаного ремешка, про-
шитого заклёпками. В благодарность за то, что Кроша заходит в металлический тайник, Санька летом ездила с нею в Юкки, собирала полевые цветы
и украшала вместе с Крошей портрет Гребенщикова, ви-
севший над секретером Кроши совершенно открыто. Крошины родители слушали Баха и «Кинг Кримсон», знали слово «постпин-
кфлойд», в общем, были довольно продвинутыми. Но не настоль-
ко, чтобы увлекаться металлом, так что и в их доме Санька была вынуждена держать язык за зубами. В полный рост Санька оттягивалась только в безалкогольном баре «Космос», где по вечерам собирались местные любители металла и тихо поедали мороженое, звякая болтами и гайками. На эти вечера Санька надевала цепь от собами, служившую предметом зависти. К сожаленю, металлические приятели были весьма неряшливы в смысле коррозии, их атрибутика была по-
дозрительно
рыжеватой, а об окислах они и слыхом не слыхива-
ли. Поэтому Санька испытывала одиночество. Г ла ва 4 СКРЫТНЫЕ ЖИТЕЛИ Телефонный звонок раздался под утро. Санька мгновенно проснулась, скатилась с антресолей, но трубку сразу не сняла – чего-то испугалась. В ранних телефонных звонках есть некая угроза. Несколько секунд Санька неподвижно смотрела на аппарат, но потом дога-
далась: это же мама звонит! Наверное у нее поезд пришел рано, вот она и звонит. Она уже так звонила из Мышкина, на третий день после отъезда. Санька схватила трубку. – Это я, Альшоль, – раздался знакомый голос. – Прости, что разбудил тебя. Меня сейчас забирают, мне позволили предупре-
дить тебя, чтобы ты не волновалась, когда сегодня придешь. – Куда забирают?! — закричала Санька. – Я не знаю. Они собираются меня лечить. Стой там! Ничего им не говори, никуда не соглашайся ехать! Я сейчас бегу! – выпалила Санька, бросила трубку и принялась одеваться, как на пожар. 208 Проснувшаяся Аграфена с ужасом следила за ней. – Сиди, Аграфена! Я сейчас! – крикнула Санька и выскочила из дома. На Большом проспекте дорогу Саньке преградили поливаль-
ные машины, которые шли уступом, брызжа из раструбов пло-
скими струями воды. Саньку обдало облаком мельчайших брызг. Это освежило ее и придало решимости. Она подбежала к телефонной будке и увидела фургон с красным крестом, двух рослых санитаров в белых халатах и ми-
лиционера в фуражке. Санитары пытались посадить в фургон Альшоля. Он упирался, болтая в воздухе ногами и извиваясь под своей зеленой рясой. Санька, не раздумывая, кинулась к ним. – Дедушка! – завопила она, обнимая Альшоля и стараясь оторвать его от санитаров. – Ты нашелся! Пойдем скорее домой! Санитары отпустили Альшоля – и уставились на Саньку с недоумением. – Это мой дедушка, – принялась она тараторить, чтобы не дать санитарам опомниться. – Мама уехала на гастроли, а де-
душка десять дней назад пошел на Сытный рынок и пропал! И вот нашелся! У него бывают провалы в памяти, это результат контузии на войне... Первым опомнился участковый инспектор. – Какая контузия! Какой дедушка! – воскликнул он, подойдя к Альшолю и взяв за рукав хламиды: – Это «бомж» Альшоль, прие-
хал из Фассии. У меня все зафиксировано. – Да, Альшоль! Так его звали в детстве! – вдохновенно врала Санька. – На самом
деле это мой дедушка Игорь Павлович Пота-
пов, ветеран войны и труда, полковник бронетанковых войск в отставке, кавалер орденов Боевого Красного Знамени и Красной Звезды! Альшоль только смущенно хлопал ресницами, ничего не по-
нимая. – А чего же он будке ночует? – Я же говорю: он забыл дорогу домой. Провалы... У вас раз-
ве не бывает провлов? – У меня провалов не бывает, – хмуро заявил Мулдугалиев. – А откуда у него этот халат? – он подергал Альшоля за зеленый рукав. – Дедушка борется за чистоту окружающей среды, – выпали-
ла Санька, еще не успев сообразить ответ – слова вылетали са-
209 ми собой. – Он носит все зеленое! Зеленые носки, зеленые тру-
сы, зеленые рубашки! Раньше он ездил в зеленом танке! Восточные глаза лейтенанта Мулдугалиева остановились. Он не мог переварить обрушившуюся на него информацию. – Значит, все равно лечить надо, наконец подвел он итог своим раздумьям. – Сажайте! – указал он санитарам на Альшоля. Те снова подхватили Альшоля под мышки и принялись запи-
хивать в фургон, причем Санька повисла на воображаемом де-
душке и отчаянно крича, отбиваясь вместе с ним от санитаров. Участковый Мулдугалиев безуспешно пытался оторвать девочку от Альшоля. И тут все увидели, что со стороны кинотеатра «Молния» к месту происшествия стремительно приближаются три крепкие
мужские фигуры в спортивных брюках и майках. Они бежали мол-
ча и целенаправленно, согнув руки в локтях и блистая очарова-
тельными мускулами. Их вид не вызывал сомнений, что сейчас санитарам и мили-
ционеру придется туго. Санитары отпустили Альшоля и повернулись лицом к напа-
дающим, приняв боевую стойку. Лейтенант попятился, шепча что-
то про Аллаха. Альшоль воспользовался их замешательством и потянул Саньку в сторону. Они провалились в подворотню. Там было темно, пахло сыростью. – Стой! – крикнул Мулдугалиев, метнувшись за ними. – Не трожь старика! – заорал культурист Федор, набрасыва-
ясь на санитаров. Те приняли бой. Санька услышала, как с уханьем и бодря-
щими выкриками
враждующие принялись осыпать друг друга ударами. Мулдугалиев от боя уклонился. Он тоже оказался в подво-
ротне, преследуя Саньку и Альшоля. – Быстрее! – шепнул Альшоль. Он подтолкнул Саньку к оби-
той ржавым железом двери, на которой висел огромный замок. Сзади прыжками приближался Мулдугалиев. – Тетипуспро сталуйжапо! – проговорил Альшоль, обращаясь к двери, а затем впрыгнул в нее, таща Саньку за собой. Окованная железом дверь оказалась податливой, как кисель. Санька пролетела сквозь нее, ощутив легкое дуновение, будто пересекла поток теплого воздуха. Дверь сомкнулась за ними, как ряска на поверхности пруда, а с той стороны уже бился в ржавое железо лейтенант Мулдугалиев. 210 – Стой! Открой, говорю! – кричал он, гохоча кулаками и бо-
тинками в жесть. Но дверь снова обрела твердость и неприступ-
ность. Санька со старичком оказались,в темном коридоре, в конце которого слабо мерцало пятно света. Осторожно ступая, они по-
шли на свет. Крики инспектора за спиной стихли, Саньку и Аль-
шоля окружила тишина, в которой слышались лишь звуки падаю-
щих с потолка капель. Наконец они достигли круглой комнаты, где стоял стол с го-
ревшей на нем свечой. Санька не сразу разглядела, что у стены, прямо на полу, сидит немолодая женщина в ярком сарафане, по-
хожая на цыганку. – Рыйдоб черве! – сказал Альшоль. – Вепри! – ответила женщина. – Чассей дембу шатьку! – Босиспа, – поклонился ей Альшоль. Она поднялась с пола и вразвалку ушла куда-то по другому коридору. Оттуда послышалось звяканье посуды. Санька налонилась:к уху Альшоля. – Где мы? – спросила она. – Тс-с! Мы у скрытников. Потом объясню. – А на каком языке ты говоришь? – На оборотном, – сказал Альшоль. – На нем говорят скрыт-
ники и оборотни. – Я же ничего не понимаю! – А ты, слушай внимательно. Очень простой язык. Каждое слово разбивается на слоги, потом слоги произносятся в обрат-
ном порядке. Тебя как зовут? Санька? А по-оборотному будет Ка-
сань. – А тебя — Шольаль? – Ну да! «Корова» будет поихнему «вароко», «птица», – «цапти». И так далее... – А «хлеб»? – спросила Санька. – Так и будет: «хлеб». Женщина вернулась с двумя алюминиевыми мисками, в ко-
торых было что-то желтое, похожее на тыквенную кашу. Она швырнула миски на стол, следом полетели ложки. – Бычто вам сявитьдапо! – сказала она
. Альшоль и Санька присели на табуретки и принялись есть кашу. Каша была довольно вкусная, однако Альшоль после первой же ложки сморщился и сказал: – Якака достьга! 211 – Ясвинь ты янадаргоблане! – широко улыбнулась женщина. Санька вздрогнула, переводя в уме эту фразу. Скрытница назвала Альшоля «неблагодарной свиньей». Почему они ругают-
ся? Альшоль между тем доел с аппетитом кашу и даже тарелоч-
ку вылизал. – Екожут лопой! – сказал он. Санька перевела уже почти ав-
томатически: «жуткое пойло». – Проваливайте к чертям собачьим, – сказала женщина по-
оборотному, убирая тарелки. Саньке показалось, что она очень довольна. – Без тебя знаем, что нам делать, старая карга! – ответил Альшоль на ее языке. И они пошли по новому коридору туда, где виднелась двер-
ца. За дверцей оказалась крутая лестница, затем еще коридор и короткая вертикальная железная лесенка, которая упиралась в круглую крышку люка. Альшоль поднялся по лесенке первым, подлез под крышку и с усилием приподнял ее плечом. Крышка сдвинулась в сотрону, освобождая проход. Альшоль и Санька вылезли из люка и оказались посреди улицы, прямо на проезжей части Большой Пушкарской. Санька огляделась по сторонам и застыла в ужасе, поражен
-
ная удивительной и страшной картиной: вокруг вздымался эта-
жами утренний город, это были знакомые дома на Пушкарской и улице Ленина, но все они имели фантастический вид. Вместо окон зияли темные провалы, в которых бесшумно скользили ле-
тучие мыши, стены домов были покрыты мхом и плесенью, вет-
хие крыши коробились ржавой жестью, обнажая подгнившие клетки стропил. Короче говоря, город был похож на заброшенный много лет назад средневековый замок. И, конечно, в нем не было ни души – ни на улицах, ни в окнах домов. Санька потерянно пошла к тротуару и заглянула в окно пер-
вого этажа того дома, куда она когда-то ходила
в детский сад. В просторном помещении группы было пусто, сквозь доски пола росли репейники и чертополох. В углу сидела большая жаба, раздувая белый мешок на шее. Санька в ужасе отпрянула от окна, повернулась к Альшолю. – Где мы? – В Ленинграде, – сказал Альшоль. – Точнее, это место на-
зывается Граднинле по-оборотному. – А где же все жители? Куда они девались? 212 – Не волнуйся, все живы-здоровы. Только онй остались в прямом мире, а мы с тобой попали в оборотный. Прямой и обо-
ротный мир – это как матрешка. Мы сейчас у нее внутри. Здесь живут только скрытые жители. И действительно, оглядевшись, Санька обнаружила то тут, то там человеческие фигуры, стоящие неподвижно у подвальных окошек. Они двинулись по направлению к детской площадке, куда Саньку водили гулять в детском саду. Посреди площадки возвы-
шался холм, весь изрытый крупными норами. Как только Альшоль и Санька подошли к нему, из нор стали выползать скрытники. Они были в точности такие же, как и люди, но на верхней губе
скрыт-
ников, там, где у нормальных людей расположена ямочка, разде-
ляющая губу на две половинки, у скрытников было совершенно ровное место. Скрытники быди одеты в грубые, но яркие одежды: длинные цветастые платья у женщин, клетчатые штаны у мужчин, пятни-
стые рубахи. Завидев гостей, скрытники двинулись к ним, на ходу изрыгая проклятья на своем оборотном языке. – Кто вас сюда звал? – кричали они. – Уходите, гады! – Посмотрите, какие у них человеческие морды! – Сразу видно – негодяи! Особенно этот, седобородный. Вот уж прохвост, так про-
хвост! Санька сжалась. Ругательства обидели ее. Ведь они с Аль-
шолем не сделали скрытникам ничего дурного! Но Альшоль обрадовался. Расплывшись в улыбке, с доволь-
ным видом поглаживая седую бороду, он обрушил на скрытных жителей целый град проклятий. – На себя посмотрите, черви ненасытные! Ноги моей у вас больше не будет. Ненавижу всех и каждого лютой ненавистью! В клочки бы порвал, развеял прах по ветру! Толпа скрытников вдруг бурно зааплодировала, обмениваясь впечатлениями от краткой, но энергичной речи Альшоля. – Нет, вы слыхали когда-нибудь такую ругань! Да он же за-
конченный подонок! – Мерзавцы... – с любовью пробормотал Альшоль, И тут Санька не выдержала. Она выступила вперед с глаза-
ми, полными слез, и заговорила горячо и взволнованно: 213 – Граждане скрытники! Мы же у вас впервые. За что вы нас ругаете? Разве вы не знаете, что гостеприимство – главный закон общения? У нас принято с любовью относиться друг к другу.... Альшоль одернул ее. – Ни слова про любовь! – шепнул он. Скрытники озлобились. – Любовь, говоришь! Плевали мы на вашу любовь! Нена-
висть движет миром! Да здравствует ненависть! – выкрикнул один из них в грубых шерстяных штанах, сшитых из верблюжьего одеяла. – Да здравствует ненависть! – подхватили остальные. Толпа придвинулась ближе, глаза скрытников горели злоб-
ным огнем. – Девочка – дура, – сказал Альшоль. – Полная идиотка. Не обращайте внимания. – То-то. – проворчал главный скрытник, и толпа жителей оборотного мира стала рассасываться по норам. Альшоль и Санька отошли в сторонку, присели на мокрое замшелое бревно. Санька не выдержала и расплакалась. – Прости меня, – сказал Альшоль, поглаживая Саньку по ру-
ке. – Ты самая добрая и красивая девочка, каких я встречал в жизни. А я жил как-никак семьсот пятьдесят лет! – Зачем же... Зачем же ты так говорил? – рыдала Санька. – Ты еще не поняла? В этом мире так принято... И Альшоль рассказал Саньке о главном законе оборотного мира, где все основано на ненависти. – Как же они при такой злобности не уничтожили друг друга? – В том-то и секрет, – улыбнулся Альшоль
. – У скрытников никогда дело не доходит до убийства и даже до драки, хотя они могут изрыгать страшные ругательства. Вся злоба и ненависть выходит со словами, а в душе остается жалость и нежность. Они презирают людей, потому что у людей все наоборот. – На словах – любовь, а за душой – злоба? – спросила Сань
-
ка. – Вот именно. Вспомни, сколько зла, войн, убийств сверши-
лось на Земле во имя так называемой любви, – сказал Альшоль. – Но не все же такие! Есть и те, которые любят по-
настоящему, – сказала Санька. – Скрытники таких уважают и ругают самыми отборными словами. Ты заметила, как свирепо ругали нас? Это потому
, что любят. – За что же нас любить? 214 – По правде сказать, они любят только меня, тебя они еще не знают. А я научил их открывать дверцы в прямой мир. Скрыт-
ные жители страшно любопытны, теперь они имеют возможность по ночам посещать прямой мир и осыпать его проклятиями. За это они даже хотели поставить мне памятник – вырезать мою фи-
гуру из дерева. Милиция не дала... К Саньке незаметно подполз маленький скрытник лет пяти, он был одет в надувной разноцветный мяч из пластика, в котором были прорезаны дыры для рук, ног и головы. – Точь-в-точь твоя кошка Аграфена, Так же одет, – заметил Альшоль. – Наверняка украл этот мяч в прямом мире, в магазине «Олимпиец»... Скажи ему что-нибудь ласковое. – Пошел прочь, ворюга! – заорала Санька. – От ворюги слышу! – парировал маленький скрытник, и они расстались, довольные друг другом. Г ла ва 5 НА АНТРЕСОЛЯХ Вернувшись в прямой мир, Санька тут же испортила отноше-
ния с соседкой по лестничной площадке Эмилией. Это была молодая дама лет около двадцати семи, которая работала на телецентре инженером по видеомонтажу и поэтому считала себя причастной к искусству. Она жила одна в одноком-
натной квартире, уставленной африканскими статуэтками из чер-
ного дерева, которые привозил из плавания знакомый Эмилии – штурман Загорулько. Загорулько появлялся раз в полгода с дере-
вянной скульптурой под мышкой
, тортом и бутылкой шампанско-
го. В отсутствие Загорулько Эмилия занималась составлением гороскопов. Выяснилось, что в то утро, когда Санька с Альшолем гостили у скрытников, мама все-таки позвонила из Калязина и, не застав Саньку дома, страшно взволновалась и перезвонила со-
седке. Эмилия сказала, что видела Саньку с кошкой вчера вече-
ром, так что с девочкой по всей вероятности, все в порядке, и обещала присмотреть. После этого Эмилия уселась у окна, составляя очередной гороскоп. На это раз на Иосифа Кобзона. И время от времени по-
глядывала на дверь подъезда. В двенадцать часов дня она увидела Саньку, в сильно измя-
том и испачканном
платье. Санька возращалась домой с невысо-
ким седобородым стариком. 215 Эмилия вышла встречать их на лестницу в своем шелковом китайском халате с драконами. – Саша, где ты ходишь? Звонила мама, она волнуется! – приветствовала Саньку соседка, с подозрительностью разгляды-
вая Альшоля. – Не ваше дело, старая сплетница! – бодро отвечала ей Санька, не успев еще избавиться от привычки общения со скрыт-
никами. Если бы
дело происходило в оборотном мире, соседка, ве-
роятно, была бы довольна. Но тут у нее глаза полезли на лоб. – Как ты разговариваешь со взрослыми?! – ужаснулась она. – Простите... – смешалась Санька. – Это она из уважения, – пояснил Альшоль. Соседка потеряла дар речи. Никогда еще не называли ее из уважения «старой сплетницей». Да
и несправедливо это! По крайней мере – наполовину, ибо сплетницей Эмилия, конечно, была, но никак не старой! Эмилия хлопнула дверью. Санька с Альшолем зашли в свою квартиру. Санька принялась кормить изголодавшуюся Аграфену и по-
казывать Альшолю свои богатства – .книжки, коллекцию жуков, коллекцию марок и зоопарк мягкой игрушки. Все это осталось от
прежних школьных лет. Металлическую коллекцию Санька при-
берегла напоследок. Санька привела старичка домой, потому что теперь ему нельзя было появляться на Большой Пушкарской. Участковый все равно не даст покоя, а после побега сквозь железную дверь может и дело возбудить. Поэтому, пробыв у скрытников до по-
лудня и вдоволь наругавшись, Альшоль с Санькой нашли дверцу сообщения между прямым и обратным миром и выбрались через нее прямо на Большой проспект у магазина, грампластинок. Альшоль решил сменить телефонную будку, расположиться, скажем, у Дворца культуры Ленсовета или на Чкаловском про-
спекте. Но Саньке этот план, не понравился. Милиция уже предупреждена. Схватят тут же, – сказала она
. – А у меня дома никого нет. Пока поживешь у нас, потом разбе-
ремся. Насмотревшись жуков и марок, Санька с Альшолем полезки на антресоль. Однако, едва они вошли туда и Санька засветила фонарик, как в замке входной двери начал поворачиваться ключ. – Кто-то приехал! Сиди тихо! – шепнула Санька, гася фона-
рик, и кубарем скатилась с антресоли в прихожую. 216 Она едва успела оттащить стремянку от антресоли, как от-
крылась дверь и вошел дедушка. – Саша, что же ты, это самое... – укоризненно начал он. – Я там на даче, это самое, а ты... Когда у дедушки не хватало слов, он всегда говорил «это са-
мое». Но Санька с младенчества научилась его прекрасно пони-
мать. Вот и сейчас она сразу догадалась, что дедушка хотел ска-
зать: «Я там на даче волнуюсь, звоню в город, а ты все время отсутствуешь...» – Я гуляла, – потупив глаза, сказала Санька. – Гуляла! Мы тебя оставляли делом заниматься! – Да-да, я все время бываю у Софьи Романовны, – вспомни-
ла Санька о своем милосердном деле. Дедушка пошел на кухню и принялся выгружать из сумки в холодильник молоко и пельмени, купленные по дороге. – Мама не звонила? – спросил он. – Звонила. У нее все хорошо, – сказала Санька. – У нее хорошо, а у нас, это самое... – сказал дедушка. И тут раздался звонок в дверь. Санька открыла. На пороге стоял лейтенант Мулдугалиев. При виде Саньки глаза Мулдугалиева зажглись охотничьим блеском. – Девочка, дедушка твой дома? – спросил он. – Дома... – пролепетала Санька. – Можно его видеть? – Я здесь. Кто меня, это самое... – дедушка вышел из кухни в прихожую. – Это не тот дедушка, – покачал головой Мулдугалиев. – Как
не тот, это самое! – взорвался дедушка. – Полковник в отставке Потапов Игорь Павлович. – Так точно, – подтвердил Мулдугалиев. – Я ваш адрес через Совет ветеранов нашел. Но у вашей внучки был еще дедушка. – Правильно, был, – кивнул Игорь Павлович. – По отцу. Бо-
рисоглебский Николай Степанович, летчик. Он давно умер. Саш-
ка его не
видела. – А гражданин Альшоль кем ей приходится? – спросил участ-
ковый. Дедушка озадаченно взглянул на Сашу. – Я такого не знаю. – И я не знаю, – сказала Санька 217 218 – Как не знаешь, девочка! А кто ночью, под утро, через же-
лезную дверь убежал? Кто рукав мне чуть не оторвал? Кто кричал про провалы памяти? – Это у вас провалы памяти, – довольно грубо сказала Сань-
ка. – Дедушка, ну посуди, зачем мне ночью милиционерам рукава отрывать? – Действительно, это самое... – сказал дедушка. – Хорошо, девочка... – сузив глаза, прошипел Мулдугалиев. – Я твоего Альшоля все равно найду. Найду и засажу куда следует. Участковый повернулся на каблуках и покинул квартиру. – Саша, что это значит? – спросил дедушка. – Очень просто, ненормальный милиционер! Ты что, не ви-
дел ненормальных милиционеров? – пожала плечами Санька. Дедушка хмыкнул и ушел в свою комнату. Там он сразу включил телевизор и стал смотреть настроечную таблицу под музыку. Санька с тоской поняла, что обратно на дачу дедушка не собирается. А что делать с Альшолем? Она побежала к своему секретеру и, присев на стул, написала записку на оборотном языке, чтобы никто не понял, если найдет: «
Шольаль! Кадушде детбу ватьчено мадо. Он, не жендол бяте детьви. Диси хоти! Даког он нетзас, я сунепри бете естьпо. Касань». Санька сложила записку вчетверо и, подтянув стул к антре-
солям, вскарабкалась на него. Она заглянула в щель и увидела в уголке Альшоля, который разглядывал чугунный утюжок, согнув-
шись над фонариком. Санька
метнула ему записку и сделала предупреждающий знак: тсс! Дедушка скоро уснул под равномерное бормотанье телеви-
зора. Санька сварила пельмени и вновь полезла на антресоли. На этот раз там было темно. Ранька на ощупь нашла фонарик, засветила его и направила свет в потолок, чтобы не слепило гла-
за. Альшоль, скрючившись, сидел в уголке, вытирая щеки кончи-
ком бороды. Саньке показалось, что он плачет. – Что с тобой? – шепотом спросила она. – Я никому здесь не нужен... – Неправда! – заявила Санька. – Ты нужен мне. Ты нужен участковому Мулдугалиеву. Давай обедать. Но Альшоль наотрез отказался от пельменей. Выяснилось, что он вегетарианец, то есть употребляет пищу только расти-
тельного происхождения. Саньке пришлось спуститься вниз и принести Альшолю кусок булки и стаканчик изюма. 219 Они наконец уселись обедать. Луч фонарика упирался в по-
толок. Со стен дружелюбно глядели иностранные металлисты. – Успел рассмотреть коллекцию? – спросила Санька. – Немножко. Но я не люблю железа, ты уж прости. От железа все беды. – Значит, ты должен подружиться с Крошей, – сделала вывод Санька. Они пообедали, а затем, пользуясь дедушкиным – сном, при-
нялись на антресолях устраивать Альшолю жилье. Санька приво-
локла две плоские диванные подушки, которые должны были служить кроватью, и мягкого голубого бегемотика вместо подуш-
ки. Она едва успела передать Альшолю книжки для чтения – учебник химии и «Приключения Буратино», – как проснулся де-
душка. Санька мигом прихлопнула дверцы антресолей, унесла стремянку
и предстала перед дедушкой как ни в чем не бывало. – Объявляется большая приборка! – провозгласил отдох-
нувший дедушка. Санька уронила руки. «Большая приборка» была любимым дедушкиным занятием. В ней всегда участвовала вся семья. Большая приборка отличалась от обычной уборки квартиры тем, что вылизывался каждый уголок, включая самые укромные места под шкафами
и кроватями. «Опять весь день ползать с трубой!», – обреченно подумала Санька, но делать нечего – она достала из кладовки пылесос и принялась разматывать шнур. Завыл двигатель, пылинки, соринки, щепочки и бумажки уст-
ремились к раструбу пылесоса. Работа закипела! Дедушка проти-
рал поверхности влажной тряпкой, при этом в сотый раз расска-
зывая
, как он в молодости до блеска драил казарму на сто два-
дцать человек. Санька ползала под кроватями, воюя с пылью и успевая успокаивать Аграфену, которая была в ужасе от завыва-
ний пылесоса. Проходя по коридору, Санька подняла голову и увидела глаз Альшоля, который следил за ней в щелку. Альшоль явно страдал от того, что не может Саньке помочь. Большая лриборка закончилась лишь к ужину. Санька была послана в булочную за хлебом. Когда возвра-
щалась, на лестнице ей повстречался участковый Мулдугалиев, выходящий из квартиры соседки Эмилии. – Значит, нет никакого Альшоля, девочка? – улыбаясь, про-
шипел он, топорща усы. – Я вас не понимаю
, – храбро сказала Санька. 220 – Ничего, поймешь. Свидетели есть... Прокурор санкцию даст на обыск – и я его найду! Может, он – особо опасный преступник? – продолжал Мулдугалиев. – Сами вы особо опасный! – выкрикнула Санька и юркнула за дверь. После ужина дедушка подобрел и размяк. Он чмокнул Саньку в макушку и удалился смотреть программу «Время», которая плавно переходила в дедушкин сон. Когда дедушка засыпал, ма-
ма или Санька на цыпочках входили в комнату и выключали те-
левизор. Санька, едва дождавшись первых сигналов программы «Время», вскарабкалась к Альшолю, чтобы рассказать ему о но-
вых происках участкового Мулдугалиева и соседки. Она не поверила глазам: ее металлическая коллекция была вычищена до блеска и смазана машинным маслом! Альшоль в уголке скромно поглаживал бороду. Санька подскочила к нему и расцеловала. – Альшоль, миленький! Значит, ты тоже делал приборку! Альшоль вдруг густо покраснел, отстранился от Саньки и по-
тупил глаза, отчего Санька и сама смутилась. – Ты чего?... – тихо спросила она. – Меня семьсот тридцать, шесть лет никто не целовал, – ска-
зал Альшоль. – Я по-дружески, – сказала Санька. – И по-дружески никто не целовал. У меня был друг – дождь Билинда... – Девочка или мальчик? – деловито осведомилась Санька. – Я же говорю – дождь. Он умывал меня каждое утро. – С мылом? – Какая ты, Саша, странная... – обиделся Альшоль. – Я
тебе серьезно говорю. И вдруг они услышали снизу громкий голос дедушки: – Саша! Ты где? Санька бросилась к дверце, выглянула из антресоли. Дедуш-
ка стоял со стремянкой, намереваясь подняться по ней. – Я здесь... я убиралась... – залепетала Санька. – Молодец, – похвалил дедушка. – К тебе пришли. «Участковый!», – испугалась Санька. Дедушка направился в кухню, а Санька, дрожа от волнения, спустилась вниз, оттащила лестницу на место и лишь после этого последовала за дедушкой. 221 Дедушка стоял посреди кухни. За столом чинно сидела ста-
рушка в белой кофточке. На коленях у нее устроилась Аграфена. Старушка медленными движениями помешивала чай ложечкой. Лицо у старухи было бледное-бледное, почти голубое, а пальцы будто вылеплены из воска. Дедушка. почему-то с опаской поко-
сился на гостью и обратился к
Саньке: Ты плохо выполняешь пионерские поручения. Почему не ска-
зала, что тебя ждет Софья Романовна? – Кто?... – еле слышно прошептала Санька, чувствуя, что те-
ряет сознание. – Софья Романовна, – указал дедушка на старуху, и она под-
твердила его слова кивком восковой головы. Санька попятилась, выбежала из кухни, бросилась в свою комнату и забилась в угол дивана. Ее трясло. Дедушка появился на пороге разгневанный. – Саша, это невоспитанно, это самое... Она тебя ждет. Он взял Саньку за руку и повел на кухню. Санька шла покор-
но, обмирая от страха. Они вошли и увидели дымящуюся чашку чая на столе, жмурящуюся Аграфену на стуле – и больше никого! Старуха как сквозь землю провалилась! Г ла ва 6 ОБЫСК С ПРИВИДЕНИЕМ Исчезновение старухи очень неблагоприяно повлияло на де-
душку. Он проверил все запоры, произвел осмотр ценных вешей – фарфорового сервиза, орденов и медалей, которые хранились в тумбочке рядом с его кроватью, и собраний сочинений Ленина, Сталина, Маркса и Энгельса, что стояли на полках в его комнате. Все оказалось на месте. После этого дедушка уложил спать Саньку и самолично погасил свет в ее комнате. – Больше никакого милосердия, это самое! – сказал дедушка. Санька испуганно лежала в темноте под одеялом. Потом до-
гадалась стукнуть в стенку, отделявшую ее комнату от коридора, где были антресоли. В ответ раздался тихий стук Альшоля. Сань-
ка немного успокоилась и заснула. Утром дедушка разбудил Саньку, поставил ее перед крова-
тью по стойке «смирно» и решительным голосом приказал: – Кошку сдать Софье Романовне. Это первое. Сегодня же поедем с тобой на дачу. Это второе. – Не поеду, – хмуро сказала Санька. 222 – Приказы не обсуждаются. Марш умываться! – прикрикнул он. После завтрака дедушка деловито запаковал Аграфену в картонный ящик из-под макарон, валявшийся в кладовке, вручил ящик Саньке, и они вместе вышли из дома. Дедушка направился в магазин за продуктами для дачи, а Саньку отправил к Софье Романовне. Вот только где ее искать, эту Софью Романовну?! Санька спряталась за углом, наблюдая, как дедушка реши-
тельной армейской походкой направляется к магазину. Только он скрылся в дверях, как она стремглав бросилась домой, вбежала в квартиру и, лихорадочно подтащив стремянку к антресолям, за-
бралась наверх вместе с ящиком. Апьшоль спал в уголке, свернувшись на плоских диванных подушках
. Услышав шум, он проснулся, сладке потянулся и рас-
чесал пятерней запутавшуюся седую бороду. – Саша, это ты... – улыбнулся он. – Мне такой сон приснился! Будто меня окружили третли и хотят превратить в камень. Навер-
ное, я и вправду скоро умру... – Подожди ты со своими третлями! – рассердилась Санька и рассказала Альшолю о планах дедушки. Услыхав про странную старуху, которая якобы уже умерла, Альшоль закрыл лицо руками и издал глухой стон. – Боже мой, за что такая напасть?... – Ты ее знаешь? – встревожилась Санька. – Нет. Но я знаю многое другое. – Расскажи! – потребовала она. – Долгая история, Саша. Как-нибудь после... Санька не стала допытываться, тем более что с минуты на минуту мог вернуться дедушка. Она оставила Аграфену Альшолю и спустилась вниз. Когда закрывала дверцы антресоли, заглянула внутрь: Альшоль сидел в темном углу, держа Аграфену на руках, и что-то тихо ей нашептывал. Аграфена вела себя спокойно. Дедушка вернулся с туго набитыми сумками и принялся по
-
торапливать Саньку на дачу. Через полчаса они уже выходили из дома, спеша на Финляндский вокзал к электричке. Дедушка пове-
селел, довольный Санькиным послушанием, рассказывал ей про огурцы в теплице и салат на грядке, выращиваемый бабой Кла-
вой. Намекал также на прополку клубники и другие дачные дела. Но Санька слушала его вполуха. Они с дедушкой ворвались в вагон подошедшей электрички в толпе других дачников с сумками, рюкзаками, досками, собаками 223 на поводках, птицами в клетках и заняли места. Дедушка поста-
вил две сумки на верхнюю полку и наконец ослабил бдитель-
ность. – Дедушка, ты меня прости, но я не могу ехать с тобой, – ска-
зала Санька, поднимаясь со скамейки. Дедушка от неожиданности раскрыл рот. А Санька не спеша двинулась по проходу к дверям. – Саша, стоять! – крикнул дедушка таким голосом, что все пассажиры обернулись на него. Но Санька вышла из электрички и подошла к окну вагона в том месте, где сидел дедушка. Он высунул голову из открытой верхней части окна; лицо его покраснело, на лбу выступили капли пота. – Ты что, это самое
! – кричал дедушка на весь вокзал. – Дедушка, правда, никак не могу. Это будет предательство, – тихо сказала Санька. – А бросать меня, это самое? Но Санька, мучаясь в душе и обмирая от страха, поверну-
лась и пошла по перрону. Она вернулась домой очень печальная. Первый раз в жизни она так жестоко обошлась
с дедушкой. Но что поделаешь! Аль-
шоль без нее пропадет – не сидеть же ему взаперти. К тому же он все время думает о смерти, будто нет других вещей, повеселее. У него же на целой Земле никого, кроме нее, нет. Санька отбросила печаль и решительно повернула ключ в замке. В квартире было полно музыки: она доносилась из дедушки-
ной комнаты, где стоял телевизор. Санька поспешила туда, и увидела следующую картину. Перед телевизором в креслах сидели Альшоль и вчерашняя старуха. Она была почему-то в белом подвенечном платье ста-
ринного покроя – с прямыми твердыми плечиками, окруженными воздушными крылышками кружев, в длинных, до локтей
, белых лайковых перчатках и с фатой, спадающей на спинку кресла. На коленях у старухи сидела Аграфена. Они смотрели «Утреннюю почту». Санька остановилась в дверях, не зная, что делать. Альшоль порывсито вскочил с кресла, мелкими шажками приблизился к Саньке. У него было виноватое лицо. – Саня, прости меня, она опять пришла... – Кто это? – прошептала Санька. 224 – Да привидение же! Привидение! – с неудовольствием вос-
кликнул Альшоль. – Да, я привидение, – царственно произнесла старуха, пово-
рачивая голову к Саньке. – Я пришла к моей кошке. Имею право... Подойди ко мне, девочка. Она протянула к Саньке сухую тонкую руку в белой перчатке, Санька обмерла, но сделала шаг к струхе. – Это я виноват, я... – сокрушался Альшоль сзади. – Меня зовут Софья Романовна, – продолжало привидение. – Садись, девочка, – указало оно на кресло рядом с собою. Санька послушно опустилась в кресло: Альшоль за спиною старухи виновато развел руками: мол, что я могу сделать! Потом, спохватившись, прикрутил звук у те-
левизора, на экране которого Юра Шатунов
пел про белые розы. – Я хочу поблагодарить тебя, – сказало привидение Софья Романовна – Ты первая вспомнила о моей любимой Аграфене и приютила ее у себя. Мне осталось на Земле совсем немного вре-
мени. На сороковой день после смерти Господь возьмет меня к себе... Если, конечно, сочтет это возможным, – добавила старуха, подумав
. – Я хочу спросить: ты и дальше будешь заботиться об Аграфене? – Да... – выдавила из себя Санька. – Этот мальчик, – указала старуха на Альшоля, – помог мне воплотиться в полный рост – Привидение с удовольствием огля-
дело себя и провело лайковой перчаткой по белому атласу пла-
тья. – Ты не представляешь, девочка, как трудно сейчас привиде-
ниям! У людей осталось так мало воображения, что нам прихо-
дится быть совершенно невидимыми. Изредка мелькнешь в своей собственной квартире в виде облачка, скрипнешь дверью – и все! А это мальчик сумел воплотить меня в лучшем виде! И даже с фатою! – привидение элегантным жестом расправило газовую шаль фаты. – Какой же он, мальчик? – несмело возразила Санька. – Ему семьсот пятьдесят лет. – Глупости! – рассмеялось привидение Софья Романовна. – Альшолю четырнадцать земных лет, я же знаю! Остальное – не считается, потому что было там... – и она махнула белой рукой в пространство. Альшоль, потупившись, стоял рядом с телевизором, будто старуха выдала его самую сокровенную тайну. На экране пел Владимир Пресняков-младший. 225 226 – Вот скажи: сколько лет сейчас Пушкину? – неожиданно об-
ратилось привидение к Саньке. – Да-да, Александру Сергеевичу! – Я не знаю... – растерялась Санька. – Очень плохо. Двойка! – объявило привидение. – Александ-
ру Сергеевичу сейчас сто девяносто второй год, поскольку он, как сама понимаешь, бессмертен Совсем старичок, верно?... А на самом деле ему, конечно, тридцать семь лет – было и останется! – В общем, она права, – неохотно признал Альшоль. – Не она, а оно, – поправило привидение. – Не говоря уже о том, что неучтиво говорить о людях в третьем лице, когда они рядом. – Простите, – пробормотал Альшоль. В это время в прихожей раздались требовательные звонки дверного электрического колокольчика. – Ой, дедушка вернулся! – в ужасе воскликнула Санька. Альшоль, подхватив Аграфену, метнулся из комнаты. Санька – за ним. Только тут она увидела, что из раскрытых дверец ан-
тресоли до пола свисает лестница, сплетенная из бельевой ве-
ревки. Альшоль ловко, по-матросски, вскарабкался наверх, пред-
варительно забросив на антресоли Аграфену, мгновенно втянул внутрь
лестницу и изнутри притворил дверцы. Санька понуро по-
плелась открывать. Однако за дверью стоял соседка Эмилия – в «варенке» с го-
ловы до пят. Из-за ее плеча выглядывала милицейская фуражка низенького участкового Мулдугалиева. – Саша, дедушка дома? – спросила Эмилия. – Нет, он на дачу уехал, – помотала головой Санька. Эмилия без спросу вошла в квартиру. За нею двинулся уча-
стковый. – Мама просила меня присмотреть за тобой, – тоном, не до-
пускающим возражений, сказала Эмилия. – Покажи, как ты жи-
вешь? – Это что – обыск? А санкция от прокурора у вас есть?! – ре-
шительно воспротивилась Санька, весьма кстати вспомнив слова участкового о какой-то санкций. – Ордера нет, девочка, – ласково сказал Мулдугалиев. – Но детская комната милиции интересуется. Мы взяли на учет всех подростков, оставшихся на лето в городе. Эмилия направилась в кухню, осмотрела ее. Мулдугалиев зашел тоже, зачем-то распахнул холодильник, заглянул в кухон-
ный шкаф. 227 – Мама сказала, что ты ходишь помогать какой-то старушке. Ты была у нее сегодня? – поинтересовалась Эмилия. – Кто меня спрашивает? – донесся из дедушкиной комнаты громовой низкий голос. Эмилия и участковый, толкая друг друга, бросились назад в прихожую и там остановились как вкопанные. Из дедушкиной комнаты, согнувшись в три погибели, появи-
лась
через дверь огромная, до потолка, старуха в белом подве-
нечном платье. Это было привидение Софья Романовна, внезап-
но разросшееся до невероятных размереров. Оно медленно вы-
прямилось перед непрошеными гостями, достав фатою потолок. Мулдугалиев был привидению по пояс. – Я к вашим услугам, – сказало привидение сверху. Эмилия и участковый попятились к дверям
, онемев, не спус-
кая с белого напудренного лица привидения оцепеневшего взгля-
да. А оно, подбоченившись, молча провожало их глазами, пока они не вывалились оба на лестничную площадку. Потом приви-
дение сделало огромный шаг к двери, нагнулось и прикрыло ее. В тишине, как выстрел, щелкнул замок. По правде сказать, Санька тоже была ни жива, ни мертва. Привидение Софья Романовна оглянулось на нее, заметило, что Саньку напугана, улыбнулось и проворковало совершенно обво-
рожительно: – Пардон! Исчезаю... И действительно исчезло, растворилось в воздухе. Г ла ва 7 ПАПИНЫ ПИСЬМА Дня три после обыска Санька боялась выйти из квартиры. Ей казалось, что милиционеры караулят у дверей, готовые схватить ее и ворваться в дом. Санька поминутно подбегала к окну, выгля-
дывала во двор. Но ничего подозрительного там не происходило, лишь позвякивали пустые бутылки в приемном пункте молочной стеклотары. Чтобы скоротать время, Санька и Альшоль вели нескончае-
мые беседы о жизни на Земле и на Фассии. Альшоль рассказы-
вал Саньке о
своих друзьях – дожде Билинде, старом дубе Дали-
басе, что рос неподалеку от хижины Альшоля, и об австралий-
ском страусе Уэлби, вывезенном с Земли лет семьсот назад. Альшоль любил кататься на нем верхом по цветущим лугам Фас-
сии. 228 Санька рассказывала Альшолю о маме, Кроше, металличе-
ских группах, о дедушке, учительнице Наталье Валентиновне и даже об «эфирном» Захаре, которому, кстати, они вместе позво-
нили по телефону, чтобы Захар смог убедиться в том, что Санька не врала. Однако телефонное знакомство с Альшолем не поко-
лебало Захара. Он решил, что его разыгрывают
. – Какой же он старик! – сказал он Саньке, – У него голос со-
всем молодой. – Это потому, что ему на самом деле четырнадцать лет! – ответила Санька, вспомнив слова привидения. Сказала так и осеклась. Впервые до нее дошло, что Альшоль – мальчишка. Всего на год старше ее. Не важно, что у него седая
борода и морщины на лице. Сама не-замечая того, Санька стала разговаривать и вести себя с Альшолем чуть-чуть иначе. Иногда капризничала, иногда старалась его разозлить. – Конечно, отсиделся на Фассии! – дразнила она Альшоля. – А мы тут страдали. У нас одних войн и революций за это время было штук сто. – Я же не виноват, Саша, – кротко отвечал Альшоль. – Раньше надо было прилетать! – Я еще не созрел тогда. – А теперь созрел, чтобы умирать? – не унималась Санька – Ну и умйрай! Нисколечко не жалко. Но тебя даже не похоронишь по-человески! – Почему? – испугался Альшоль. – Потому что ты не прописан! Альшоль так огорчился, что чуть не заплакал. Прилетел на родную Землю, чтобы умереть среди людей, так вот тебе – про-
писка требуется! Санька поняла, что зашла слишком далеко, подошла к нему, погладила по длинной бороде. – Давай мириться... – Да, я и не ссорился, Саша... – грустно сказал Альшоль. По вечерам являлось привидение Софья Романовна поиг
-
рать с Аграфеной и посмотреть телевизионные новости. Софью Романовну сильно волновал вопрос: есть ли в раю у Господа, ку-
да она намеревалась отправиться в скором времени, телевизо-
ры? – Должны быть, – сказал Альшоль. – В раю все есть. 229 – А почему вы решили, что вас возьмут в рай? Может быть, совсем,в другое место, – сказала Санька. Она уже настолько ос-
мелела, что не стеснялась задавать привидению такие вопросы. – На что ты намекаешь? – оскорбилось привидение. – Меня в ад не за что посылать. За квартиру платила аккуратно, животных и детей любила
, хотя личной жизни Бог не дал. В замужестве не была, – привидение поджало губы, как бы давая понять, что это «не вашего ума дело». – А в аду точно телевизоры есть, – сказала Санька. – Только по ним передают одну «Утреннюю почту». Тут все согласились, что сплошная «Утренняя почта» – луч-
шее наказание для грешников. Старуха не засиживалась. Посмотрев программу «Время» и «600 секунд», аккуратно растворялась в воздухе, оставляя после себя легкий запах духов. Все было бы прекрасно, если бы не подошли к концу съест-
ные припасы. Альшоль как любитель всяческих круп еще мог продержаться день-другой, поскольку в кухонном шкафу имелся некоторый запас гречи и риса, но Саньке хотелось чего-нибудь другого: мяса, свежего хлеба, молока и сыру. Но больше всего хотелось мороженого. У нее еще оставалось двенадцать рублей из денег, оставленных мамой. Наконец Санька не выдержала. Пойду в магазин. Арестуют – так арестуют! – Если явится участковый, вызывай снова привидение – и по- страшней! – Будет исполнено
, госпожа, – поклонился Альшоль. Санька смутилась. Зачем он назвал ее «госпожой»? Издева-
ется, что ли? Она подхватила хозяйственную сумку и вышла из дома. Никто не караулил в парадном, никакой милиции не было и во дворе. Саньке даже обидно стало: неужели Мулдугалиев за-
был о них? Она дала себе полную волю и истратила все деньги до копе-
ечки. Купила огурцов, простокваши, твердого, как камень, ледяно-
го цыпленка, килограмм яблок и рыбу для Аграфены. И, конечно, до отвала наелась мороженого, прихватив пару станканчиков до-
мой – себе и Альшолю. Когда она вернулась, Альшоль был на антресолях. Веревоч-
ная лестница свисала вниз до пола. Санька вскарабкалась
наверх с истекающими стаканчиками мороженого. 230 – Альшоль, быстрее! Оно капает! Они быстро съели мороженое. И тут Санька заметила, что по диванным подушкам, на которых сидел Альшоль, разбросаны исписанные листы бумаги. Рядом стоял старый папин портфель, ранее перевязанный шнуром, а сейчас открытый. В портфеле были конверты с письмами. Санька взяла наугад одно из писем и сразу узнала папин по-
черк. – Ты это читал? – спросила она Альшоля. – Да, немного, – кивнул он. – А ты знаешь, что нельзя читать чужие письма? – Саня, я же не знал, что это чужие письма. Я все книжки прочитал, мне стало скучно. Дай, думаю, посмотрю, что в порт-
феле. А там какие-то конверты
, листки... Ну я и начал читать. Санька сграбастала письма, засунула снова в портфель и поволокла его вниз. Она снова обвязала его шнуром и спрятала на этот раз в кладовку. Портфель был пухлый, тяжелый. Как она раньше не догадалась посмотреть – что там внутри! Если бы она знала, что в портфеле хранятся папины письма! Надо сказать, что раньше, когда рассказывала Альшолю про свою семью, о папе не упоминала. Альшоль тоже ее не расспра-
шивал – то ли из вежливости, то ли по другой причине. Но Санька не говорила о папе отнюдь не по забывчивости. На это имелись серьезные основания. Дело в том, что Санькин
папа был по профессии клоуном. Когда-то давно он вместе с мамой учился в хореографическом училище, но танцором, не стал, а перешел в цирковое. Там и за-
нялся клоунадой. Познакомились они с мамой, еще когда папа танцевал с нею па-де-де из балета «Щелкунчик». Потом они по-
женились, родилась Санька, мама бросила сцену, а папа ушел в клоуны. А когда Саньке исполнилось пять лет, папа из дома ис-
чез. Он переехал в другой город, поступил работать в местный цирк, много ездил на гастроли, а Саньке чаще всего звонил по телефону. Санька стеснялась профессии своего папы. У всех прилич-
ные отцы
: у Кроши – математик, кандидат наук, у Вики – майор, у Руслана – водитель автобуса. А у Саньки – клоун! Пусть так! Но если бы у него были хотя бы нормальные имя и фамилия! Как, например, у Олега Попова. Или у того же Куклаче-
ва. Но Санькин папа носил ужасную цирковую кличку, или по-
другому – псевдоним. Его звали Мявуш. На афишах так и было написано: «Весь вечер на манеже клоун Мявуш». Санька не зна-
231 ла, откуда произошла эта странная кличка, но ей было неприятно. Папа – Мявуш, подумать только! Клоун Мявуш был не очень знаменит. Его всего дважды по-
казывали по телевизору в сборных цирковых программах, а в Ле-
нинград на гастроли он не приезжал ни разу с тех пор, как пере-
стал жить здесь. Мотался
где-то по Сибири: Омск, Тюмень, Крас-
ноярск. Дома о папе говорили редко. Точнее, совсем не говорили, будто его нет. Когда он звонил из очередного Иркутска, мама здоровалась с ним довольно сухо и тут же передавала трубку Саньке. Папа всегда спрашивал что новенького и про отметки в школе. Санька коротко докладывала о своих успехах, а потом слушала что-нибудь из цирковой жизни: как заболела в дороге обезьянка или что слон отравился кислой капустой. Все папины новости были почему-то печальные, хотя говорил он бодрым го-
лосом. Однажды он упал с трапеции и сломал руку. Его положили в больницу в Хабаровске, откуда
он звонил особенно часто. Ино-
гда от папы приходили посылки с подарками: конфеты, кедровые орехи, сибирский мед. А однажды Санька получила рукавицы и сапожки из оленьей кожи на меху. Это значит, папа добрался до Чукотки. Год назад, когда папу впервые показали по телевизору, де-
душка сказал: – Несерьезный человек, это самое
! Мама промолчала. Все это Санька вспомнила, когда они с Альшолем готовили нехитрый обед. Саньке очень хотелось вкусной жареной курицы, но Альшоль, увйдев замороженного цыпленка, помрачнел. – Если бы я знал, что здесь так обращаются с живностью, ни за что не вернулся бы! – сказал он. Пришлось ограничиться вареной картошкой и салатом из
огурцов. Альшоль был задумчив. Он чистил огурцы, поминутно взды-
хая. Кончик его бороды печально лежал на кухонном столе. – Это было на хуторе Флюгумири... – вдруг сказал Альшоль, отложив нож в сторону. Санька в это время солила кипящую картошку. Она огляну-
лась и увидела, что Альшоль сидит на табуретке, подняв лицо к
потолку, а взгляд его устремлен далеко-далеко. – Там я последний раз видел своих родителей, – продолжал Альшоль. – Мой дядя Гиссур праздновал свадьбу своего сына. Мама с отцом сидели за праздничным столом, а детей угощали в 232 соседней комнате... И тут на нас напали. Внезапно на селение налетел целый отряд конников. В руках у них были факелы. Они подожгли дом с четырех сторон. Я помню, как кричали в огне лю-
ди. Всадники не давали им выйти из дома. Отец успел крикнуть мне: «Беги, Альшоль!». Я вылез через узкое
слуховое окошко на крышу и спустился с задней стороны дома по стене. Там не было врагов. Дом уже пылал, как огромный костер. А я побежал к По-
лям Тинга. Санька слушала, раскрыв рот. Она старалась представив се-
бе древнюю Исландию, тринадцатый век, и эти загадочные Поля Тинга, куда скрылся четырнадцатилетний Альшоль. Но у нее пло-
хо получалось. – В Полях Тинга было пустынно. Недавно закончился аль-
тинг, люди разъехались, остались черные пятна костров. Ни ду-
ши, только горы громоздились вокруг котловины. И Скала Закона чернела в небе. Я взобрался на нее, я карабкался вверх целый час... А когда я встал на Скале Закона и передо мной раскинулась вся моя страна, я почувствовал себя великим годи Торгейром... – Кем? – не выдержала Санька. – В моей стране был такой великий законодатель. – «Годи» – это его имя? – Нет. «Годи» означает «жрец»... И я, внезапно осиротевший мальчик, произнес свою речь со Скалы Закона. Я сказал, что за
-
прещаю людям враждовать друг с другом. Я попросил Бога, что-
бы он уничтожил зло, оставил на Земле только любовь. Я так хо-
тел любить, но мне любить было некого. Мои мать и отец заживо сгорели в огне Флюгумири... А когда я закончил свою речь, я уви-
дел, что в Полях Тинга приземляется блестящий воздушный ко-
рабль. – Летающая тарелка? – догадалась Саша. – Да, – кивнул Альшоль. – Оттуда вышли существа с Фассии и забрали меня к себе… Санька с Альшолем обедали в полном молчании. Каждый был занят своими мыслями. Аграфена в сторонке ела вареную рыбку и тоже думала о своем. Санька старалась нарисовать в
своем воображении Альшоля на громадной Скале Закона посреди древней Исландии, выкрики-
вающего в пустую долину слова о любви. Альшоль думал о Сань-
кином отце, который сохранился в доме в виде портфеля с пись-
мами, и вспоминал о своих родителях. Аграфена размышляла о привидениях. Бывают ли привидения у кошек или способность становиться привидениями доступна лишь людям? 233 А вечером Санька не выдержала и достала из кладовки па-
пин портфель. Альшоль тактично не мешал ей – удалился на ан-
тресоли и лежал там в темноте, тяжко вздыхая. Аграфена мурлы-
кала у него под боком. Привидение в тот вечер не появлялось. Санька читала папины письма. Ее поразило, что многие конверты были
не распечатаны, хо-
тя письма пришли несколько лет назад. Вероятно, Мама засовы-
вала их в портфель, не читая. Но почему не выбрасывала? В от-
ношениях между родителями была какая-то тайна. Читая лапины послания, Санька пыталась догадаться: он что-то старался объ-
яснить маме, за что-то просил прощения, в чем-то упрекал... Она распечатала очередной конверт. В нем были листок и еще запечатанный конверт. Листок был адресован маме и начи-
нался словами: «Здравствуй, Таня!», а на конверте было написа-
но: «Саше, когда она вырастет». «Я уже выросла», – подумала Санька. Она с волнением на-
дорвала конверт и принялась читать папино письмо. «Дорогая моя, любимая дочка! Я не знаю, сколько лет будет тебе, когда ты прочтешь это письмо. Сейчас тебе только семь. Но ты вырастешь и непремен-
но все поймешь правильно. Ты поймешь, что люди очень несо-
вершенны, у них масса недостатков, они могут совершать непра-
вильные и даже гадкие поступки. Но все равно их можно и нужно любить, иначе они никогда не станут лучше. Людей нужно про-
щать, иначе никто и никогда не простит тебя, когда ты совершишь некрасивый поступок. Я хочу, чтобы любовь освещала твой путь, а ненависть запрячь глубоко, или лучше выброси вон. Не старай-
ся искоренять зло, не
воюй и не гневайся, потому что изменить что-то можно только любя. В твоем характере поровну от меня и от мамы. Ты решительна и непреклонна, как она, но в тебе есть росток жалости, который прорастет, и тогда ты увидишь, что лю-
бой человек заслуживает сострадания, потому что он в одиночку идет к смерти. Я очень скучаю по тебе. Когда я выхожу на манеж и вижу смеющихся мальчиков и девочек, я вспоминаю тебя и жа-
лею их еще больше, потому что редко кто из них счастлив и не одинок. Я люблю их, поверь мне. И я люблю тебя. Прости меня за то
, что мое лицо закрашено гримом. Когда-
нибудь ты увидишь его таким, какое оно на самом деле. У каждо-
го человека есть истинное лицо, нужно только суметь его уви-
деть. И это лицо – всегда прекрасно! Это утверждаю я – твой па-
па, клоун Мявуш». 234 Санька всхлипнула. Почему все так одиноки? Одинокий папа где-то в Сибири смешит чужих детей. Одинока мама ездит по го-
родам России с концертами. Одинокий Альшоль вздыхает на ан-
тресолях и собирается умирать. А ведь это он говорил со Скалы Закона о любви! Семьсот с лишним лет прошло, целая вечность... Санька
вытерла слезу, решительно спрыгнула с дивана и выбе-
жала в коридор, где свисала с антресолей веревочная лестница. Санька вскарабкалась по ней наверх, как Альшоль на Скалу Закона. – Ты здесь? – спросила она. – Здесь, – отозвался Альшоль. – Альшоль, мы всегда будем вместе! И ты никогда не ум-
решь! Слышишь! Это утверждаю я
! Из темноты выплыла белоснежная борода Альшоля. – Саня, я люблю тебя, – сказал он. – И я, – прошептала Санька. Она протянула руки к Альшолю, чтобы обнять его, но лест-
ница под нею качнулась, и Санька грохнулась на пол. Г ла ва 8 МАМА ПРИЕХАЛА Мама с дорожной сумкой через плечо и чемоданом в руке вошла во двор и по привычке взглянула на окна третьего этажа. В окнах своей квартиры мама не заметила ничего, но в окне сосед-
ки Эмилии мелькнуло лицо. Мама заглянула в почтовый ящик и поднялась наверх. Соседка уже встречала ее у открытых дверей своей квартиры. – Татьяна Игоревна, зайдите ко мне, пожалуйста. – Что
? – мгновенно испугалась мама. – Что с Сашей? – Не волнуйтесь. С Сашей все в порядке. Почти... – сказала Эмилия. – Но я должна вас предупредить. Мама бросила тревожный взгляд на дверь своей квартиры, но все же зашла к соседке. – Я вас слушаю, – сказала она. – У вас живут чужие люди. Я их никогда не
видела раньше. А Саша ведет себя очень странно. Дерзит... – скороговоркой докла-
дывала Эмилия. – Что? Какие люди? – еще больше испугалась мама. – Какие-то старики. Старичок маленький, с бородой, а стару-
ха – прямо до потолка! Явно сумасшедшая! – Господи! – мама дернулась к двери. 235 – Постойте! Вы, может быть, мне не верите? Давайте позво-
ним участковому, – не унималась Эмилия. – Какому... участковому? – мама побледнела и опустилась на стул в прихожей Эмилии. – Саша здорова? С ней все в порядке? Не обманывайте меня! – Саша в полном порядке! Позавчера выбегала в магазин, принесла целую сумку продуктов... Эмилия уже набирала номер участкового Мулдугалиева. – Может, не надо в милицию... – робко возразила мама. Я обещала Тофику Бахрамовичу позвонить, как только вы появитесь. Разговор с участковым еще более встревожил маму. Мулду-
галиев сообщил, что старик, скрывающийся в их квартире, – бро-
дяга и преступник, подозреваемый в совершении ряда правона-
рушений и сбежавший из-
под ареста. Про старуху в подвенечном платье с фатой известно было меньше, но сам ее огромный рост наводил на нехорошие предположения. – Разберитесь и позвоните мне, – предложил участковый. – В случае чего я пришлю наряд с милицией. Для старухи могу при-
слать грузовик. В фургон она не поместится... – Боже... – прошептала мама, живо
представив себе, как гру-
зят в кузов огромную неизвестную старуху в подвенечном платье. Мама подхватила вещи и поспешила к месту событий. Она открыла дверь своим ключом, чтобы застать компанию врасплох. И застала. Уже в прихожей она услышала голоса и смех из ванной комнаты. Мама побросала вещи на пол и, не раздеваясь, бросилась на звук. Она распахнула дверь ванной и увидела голо-
го по пояс старика, склонившегося над раковиной, и свою собст-
венную дочь. Саша в одной руке держала рукоятку душа, из кото-
рого брызгала вода, а в другой намыливала старику голову и бо-
роду. Оба были так увлечены этим занятием, что
не сразу увиде-
ли маму. Санька закончила намыливать и обрушила на седые волосй старика струю воды. Мыльная пена стекала по длинной мокрой бороде. Трудно было представить себе что-либо более ужасное. – Саша... – с трудом проговорила мама. От неожиданности Санька резко обернулась, забыв о душе, находящемся у нее в руках. Вода
ударила маме в лицо. Мама отшатнулась. – Что ты делаешь?! – закричала она, закрывая лицо руками. 236 – Мамочка приехала! – заорала Санька, бросая трубку душа в ванну и обнимая маму мокрыми руками. – Прости, я нечаянно! Ух, как я рада! Я так соскучилась! Старичок смущенно вытирал голову полотенцем и тоже ра-
достно улыбался. – Саша, прекрати! – воскликнула мама. – Кто это? – указала она пальцем на Альшоля. – Это Альшоль. Я тебе сейчас все расскажу! Он мой муж... То есть, он станет моим мужем, когда мне исполнится восемнадцать. Мы решили пожениться! – тараторила Санька, не замечая, что мама вот-вот потеряет сознание. – Как?.. – прошептала мама, отступая назад. – Саша правду говорит, – подтвердил Альшоль. – Я ее люб-
лю. Огромным усилием воли мама взяла себя в
руки. Она верну-
лась к своим разбросанным вещам, сняла летний плащ и повеси-
ла его на вешалку. – Так. А где старуха? – решительно спросила мама. – Какая старуха? – хором спросили Санька и Альшоль. – Не знаю, какая у вас здесь старуха! Великанша в свадеб-
ном платье. Где она? – А-а! Это не старуха, – сказала Санька. – Это просто приви-
дение. – Ладно. Привидение – так привидение. Где оно? – маме бы-
ло уже все равно. – Наверное, вечером придет, – сказала Санька. – Вряд ли, – засомневался Альшоль. – Может и не прийти. – Пойдемте! – Мама твердым шагом направилась на кухню. Она с некоторым удивлением обошла свисающую с антресо-
лей
лестницу, но ничего не спросила. Приведя Саньку с Альшолем на кухню, мама усадила их у стола, сама уселась напротив, поставила локти на стол, сомкнув пальцы рук, и потребовала: Рассказывайте! Санька и Альшоль, торопясь и перебивая, друг друга, приня-
лись рассказывать все с самого начала: как Альшоль вернулся на Землю с Фассии, как устроился жить в телефонной будке, потом познакомился с участковым Мулдугалиевым и Санькой... От мамы утаили только ночное путешествие к скрытникам. Санька спра-
ведливо решила, что для мамы это слишком. Однако для мамы и все остальное было слишком. 237 – Ладно. Помолчи, Саша! Я к вам обращаюсь, – повернулась она к Альшолю. – Саша – ребенок, фантазии у нее хоть отбавляй. Но вы-то – взрослый человек. Уже старик... – Он не старик! – возразила Санька. – Это так кажется! – Как вы могли всерьез принять весь этот бред? – продолжа-
ла мама, не обращая на Саньку внимания. – Вы либо сумасшед-
ший, либо жулик! – Он исландец, – сказала Саша. Мама только поморщилась, как от горького лекарства. – Я бы все простила, но только не эти безобразные фантазии о замужестве. Вы понимаете – что вы говорите?! – сорвалась ма-
ма на крик. – Саше тринадцать лет! Она в шестом классе! Какое замужество?! – В седьмом, – поправила Санька. – Но мы же не сейчас, – оправдывался Альшоль. – В будущем. И то, если я не умру... – Нет уж, вы лучше умирайте! Свою дочь я вам не отдам! – Вы не волнуйтесь, Татьяна Игоревна, – мягко успокоил ее Альшоль. – Мы с Сашей просто любим друг друга. – Бредешник какой-то, – сказала мама. – Сколько вам лет? – Семьсот пятьдесят один, – ответил Альшоль. Мама судорожно схватила ртом воздух' – Через пять лет мы поженимся и попадем в книгу рекордов Гиннесса! – заявила Санька. – Меж нами разница в семьсот три-
дцать восемь лет. – Вон! – вскричала мама, вскакивая. – Вон из моего дома! Я сейчас милицию вызову! Она схватила телефонную трубку. – Мамочка, ему же негде жить! – взмолилась Саша. – Не сдавайте меня в милицию, – попросил Альшоль. Мама положила трубку обратно на рычажки. – Хорошо. Сегодня вы переночуете, а завтра утром уйдете. Договорились?.. Где он тут живет? – обратилась мама к Саньке. – На антресолях. Вот и хорошо. Ступайте на свои
антресоли, подумайте хоро-
шенько над тем, что.я вам сказала. Альшоль покорно полез вверх по веревочной лестнице. Он скрылся в антресолях и притворил дверцы изнутри. – Саша, давай не осложнять обстановку. Пускай он уходит. Чужой старик, зачем он нам? – мама принялась убеждать Саньку. Но Саша и слушать не хотела. Она твердила
, что любит Альшоля, потом разревелась и убежала в свою комнату. 238 Маму отвлек телефонный звонок участкового Мулдугалиева. – Почему вы мне не докладываете? – спросил Мулдугалиев. – А что, я обязана вам докладывать? – оскорбилась мама. – Где Альшоль? – Я его прогнала. И он ушел, – соврала мама. – Как ушел?! – закричал участковый. – Где мне теперь его искать? – Ищите, где хотите, – храбро заявила мама и повесила
трубку. Весь вечер она обласкивала Саньку, задаривала ее подар-
ками, привезенными из поездки, а в конце концов сказала, что утро вечера мудренее и завтра во всем разберемся. Перед сном мама разрешила Саньке подняться в антресоли, чтобы пожелать Альшолю спокойной ночи. Сама при этом стояла рядом с вере-
вочной лестницей и чутко прислушивалась к тому, что происходит наверху. – Мы что-нибудь придумаем, – сказала Санька Альшолю. – Да-да, Саша, – кивнул он. – Она к тебе привыкнет... – Да-да. – Вот увидишь, завтра все будет хорошо. Санька шагнула к Альшолю, погладила его по бороде, потом обняла и поцеловала. – Саша, спускайся! – донесся снизу мамин
голос. Санька спустилась вниз и отправилась спать. Когда она заснула, мама проглотила таблеточку успокаи-
вающего лекарства и полезла по веревочной лестнице наверх. Альшоль сидел на диванной подушке, обхватив руками коле-
ни, и уныло глядел на металлиста из «Айрон Мейден». – Ну, что вы намерены делать? – спросила мама. – Я уже собрался. Ухожу, – сказал Альшоль. – Вот и прекрасно. Только я вас прошу, напишите Саше за-
писку, чтобы она не подумала, будто я вас выгнала. ...Утром Санька нашла рядом со, своей подушкой листок из тетради, на котором было написано печатными буквами: «Касань! Я жухоу. Так детбу шелуч. Щайпро. Я дубу битьлю бяте, капо не руум! Днови, не басудь! Мама не таванови. Твой Шольаль». 239 Г ла ва 9 ЯВКА С ПОВИННОЙ Рабочий день участкового Мулдугалиева начался, как всегда, с посещеция родного отделения милиции. Едва он переступил порог, как дежурный по отделению огорошил его сообщением: – Вас какой-то старик дожидается. – Какой старик? – Не знаю. Явился вчера поздно вечером. Говорит – совер-
шил преступление. Мол, откроется только вам... Ну, я его на вся-
кий случай упрятал в КПЗ. Дежурный проводил участкового в камеру предварительного заключения и отпер дверь. В камере на длинных нарах лежали двое – подросток лет шестнадцати и Альшоль. При виде милиционеров они поднялись и встали рядом с нарами во весь рост. – Этот задержан ночью. Ломал телефон-автомат, – указал на подростка дежурный. – А этот – ваш... – кивнул он на Альшоля. – Старый знакомый, – сказал участковый. – Следуйте за мной. Он провел Альшоля в кабинет, усадил на стул посреди ком-
наты, а сам занял место за письменным столом напротив. – Рассказывайте, – предложил Мулдугалиев, придвинув к се-
бе чистый лист бумаги, чтобы протоколировать его
признания. – Что же тут рассказывать... – вздохнул Альшоль. – Я пре-
ступник. – Так! – удовлетворенно воскликнул лейтенант. – Это произошло в моей жизни впервые... Я полюбил самую прекрасную девочку на земле. Я не знал, что этого нельзя делать в моем возрасте... Ее мама сказала, что это даже запрещено! Но девочка тоже любит меня
. – Постойте, постойте! – остановил его Мулдугалиев. – Что значит «полюбил»? Что значит «тоже любит»? Да вы понимаете, что вы говорите! Она же несовершеннолетняя! – Я понимаю, что говорю, – печально кивнул Альшоль. – Та-
кого в моем сердце не было никогда с тех пор, как я покинул род-
ную страну. Саша обняла меня и поцеловала. Вот сюда, – он по-
казал на правую щеку. – И я тоже поцеловал ее. Около уха... Я преступник! – Около уха?! И все?! – закричал лейтенант. – Что же вы мне голову морочите?! Какое же это преступление?! 240 – Правда?! – просиял Альшоль. – Это можно делать? Ах, как вы меня обрадовали! Значит, я ни в чем не виноват? – Ну, это как сказать... – загадочно протянул участковый. – Тогда я вас прошу, – неожиданно заявил Альшоль, – от-
правьте меня в Исландию! – В Исландию?! Зачем? – опешил Мулдугалиев. – Саша говорит, что я там родился... И Альшоль принялся простодушно рассказывать участковому о древней Исландии, Полях Тинга и Скале Закона. Он так увлек-
ся, что вскочил со стула и, обращаясь к лейтенанту, продеклами-
ровал: Не любы мне горы, хоть я и был там девять лишь дней! Я не сменяю клик лебединый на вой волков..., «Сумасшедший или не сумасшедший... – думал в это время участковый. – По крайней мере, не буйный... Но пока лечить не буду. Буду наказывать». А Альшоль совсем разошелся: Солнце не ведало, где его дом, звезды не ведали, где им сиять, месяц не ведал мощи своей... – Стоп! Стоп! – поднял ладонь участковый. – Красиво, правда? – спросил Альшоль. – пустите меня в Ис-
ландию! Я хочу уехать далеко-далеко, чтобы никогда больше не видеть Сашу. – Вы же говорили, что любите ее? – удивился Мулдугалиев. – Как вы не понимаете! Когда любишь и не можешь быть вместе, лучше уехать на край света
, чтобы не видеть совсем! Ее мама все равно нам не позволит жениться. – Вы вроде умирать собирались? – спросил участковый, что-
то строча на бланке протокола. – Ну, может, успели бы пожить... Хоть немножко... – поник Альшоль. Он сразу поскучнел, сгорбился, снова стал похож на древнего старичка. А Мулдугалиев, уже не обращая на него внимания, дописал протокол и сказал: – Распишитесь. 241 Альшоль подошел к столу, не глядя, поставил заковыку внизу страницы. Мулдугалиев расплылся в довольной улыбке и вызвал по телефону дежурного. – Препроводи, – сказал он, отдавая ему протокол. – В Исландию? – радостно встрепенулся Альшоль. Дежурный недоуменно помялся в дверях, не понимая – куда вести старичка. – Там все написано, – показал на протокол Мулдугалиев. – Обычным порядком. Альшоля вывели из кабинета и проводили на улицу, где стояла милицейская машина. Дежурный помог ему взобратьтся по лесенке внутрь маленького фургона с зарешеченными окош-
ками, где уже сидел знакомый Альшолю подросток, ломавший ночью телефонные автоматы. Альшоль приветливо улыбнулся ему, но подросток не ответил. Рядом на низенькую скамеечку уселся сержант милиции
. Двери закрылись, и машина поехала. – Вы тоже в Исландию? – спросил Альшоль подростка. – Чего-о? – окрысился он. Альшоль испуганно примолк. Их привезли куда-то и провели через двери, рядом с которы-
ми была табличка «Народный суд». Сержант ввел Альшоля с подростком в небольшой зал, где за столом, стоявшим на возвы-
шении, сидела молодая женщина в очках. Зал был пуст, не счи-
тая стоявших рядами стульев. – Вот они, товарищ судья, – козырнул сержант, выкладывая перед женщиной бумаги протоколов. – Хорошо, – кивнула она. – Садитесь. Сержант усадил Альшоля рядышком с подростком, но сам не сел. Остался стоять в дверях. Судья прочитала протоколы и подняла глаза
на Альшоля. – Гражданин Альшоль, встаньте. Альшоль послушно встал. Тут у вас в документах год рождения написан неверно. Когда вы родились? – Я не помню, – сказал Альшоль. – Ну, а сколько лет вам, помните? – Семьсот пятьдесят один. Женщина внимательно посмотрела на старичка, потом пере-
вела взгляд на сержанта. Тот пожал плечами. – А вы признаете, что жили на улице Большой Пушкарской в телефонной будке? Признаете, что воспротивились принудитель-
242 ному лечению и скрылись от милиции в неизвестном направле-
нии? – спросила она. – Почему в неизвестном? В известном, – сказал Альшоль. – Мы с Сашей у скрытников были. – Вот я и говорю – скрылись, значит! – с некоторым раздра-
жением повторила судья – Все ясно. Садитесь. Альшоль сел, а женщина так же быстро разделалась с под
-
ростком, задав ему два или три вопроса. Затем она заполнила новые бланки и передала их сержанту: – Увидите осужденных. Альшоля с подростком снова повели куда-то. – Сколько припаяли? – спросил подросток у сержанта. – Пятнадцать. И скажи спасибо. Могли бы уголовное дело от-
крыть. А так – мелкое хулиганство... Альшоль с беспокойством прислушивался
к их разговору, уже понимая, что происходит что-то не то. Однако вопросов не задавал. Он уже понял, что при общении с милицией лучше не затевать лишних разговоров. На этот раз их посадиди в большой фургон, где и народу бы-
ло больше – человек двенадцать. Но они Альшолю не понрави-
лись – помятые какие-то, небритые и злые. Когда дверцы фурго-
на закрыли и наступла полная темнота, хриплый мужской голос запел: Ка-андуктор, не спеши-и! Ка-андуктор, понимаешь, Что с девушкою я Прощаюсь навсегда! Альшоль вздрогнул, вспомнил Саньку. Неужели? Неужели его повезут в Исландию с этими небритыми мужиками? А вдруг в Исландии теперь все такие? Как же скучно будет там жить! Однако до Исландии снова не доехали. Их выгрузили во дво-
ре за высоким забором, по верху которого была пущена колючая проволока, а железные ворота
наглухо закрыты, потом по одному провели в низкое здание, окна которого были, как в милицейском фургоне, зарешечены. Все оказались в просторной комнате, с креслом, стоявшим перед зеркалом. У кресла – пожилой милиционер в белом фарту-
ке. В руках он держал машинку для стрижки волос. – Ну, кто первый? – спросил он весело. «
Странная какая-то парикмахерская...» – подумал Альшоль и, видя, что его товарищи мнуться, подошел к парикмахеру пер-
вым. 243 – Правильно, дед, – кивнул тот и, усадив Альшоля в кресло, принялся стричь его наголо. Через минуту на Альшоля смотрела из зеркала маленькая стариковская головка, круглая, как фундучный орех. Борода на лице стала выглядеть совсем несуразно. – Постригите и бороду, пожайлуста, – попросил он. Парикмахер хохотнул, нашел длинные ножницы и отхватил Альшолю бороду. – Это завсегда, пожайлуста! Следующий! – крикнул он. Альшоль отошел в сторонку, с любопытством ощупывая ос-
татки бороды. Надо сказать, что ритуал проводов в Исландию ему не понравился. Но, может таковы здешние законы? Может, теперь все жители Исландии стригутся наголо и бород, как рань-
ше, не носят? Вскоре все мужики стали как один
– с сияющими острижен-
ными макушками. Почему-то они веселились, отпуская шуточки, и, гогоча, показывали друг на друга пальцем. – Дедуля, а твои-то патлы могут и не отрасти! – Ничего страшного. Мне и не надо. Ведь я еду в Исландию умирать... – Ну, ты хохмач! – объявил парень с фингалом. – Тюряга это, дед
, а не Исландия! Пятнадцать суток покорежишься на стойке, потом езжай в свою Исландию. И то если отпустят! И он заржал вместе с другими лысыми. Г ла ва 1 0 ТРЁТЛЬ Санька была в отчаянии: Альшоль исчез! Прочитав его прощальную записку, она не поверила – полез-
ла на антресоли. Но и там была пусто, лишь лежала на полках ненужная теперь металлическая коллекция, потихоньку обрастая ржавчиной, да злорадно скалился в углу металлический ублюдок из «Айрон Мейден». Санька почувствовала пустоту в груди – такого с нею раньше не бывало, – будто вынули оттуда что-то очень нужное и горячее, что раньше согревало душу, и теперь там холодно и пусто. Древ-
ний
и иностранный мальчик! Тут нам самим жить неросто, а древ-
ним несовершеннолетним иностранцем – и подавно! А что боро-
да у него – так это даже и хуже. У нас к бороде почтения нету. Санька бросилась к маме, но мама была тверда, как Скала Закона, с которой когда-то проповедовал Альшоль в своей Ис-
244 ландии. То есть мама, конечно, принялась успокаивать Саньку, говорить, что ничего страшного не случится – мол, найдется! Но искать Альшоля решительно отказалась. – Он взрослый человек, сам должен собой распоряжаться, – сказала мама. А невзрослым человеком, значит, должны распоряжаться другие! Ну уж – нет! Санька разозлилась и, как говорили встарь, закусила удила. А уж когда она закусывала удила, никакого удер-
жу Саньке не было. Она стала рассуждать. Конечно, обратно в свою телефонную будку Альшоль не вернется. Мулдугалиев тут же схватит! И во-
обще шататься по городу Альшолю крайне опасно: больно уж вид у него заметный! Следовательно, рассуждала Санька, Альшоль где-то прячется... Но питаться-то
ему все же надо! Какой бы ни был он вегетарианец, а принимать пищу время от времени нужно! А денег у него нет, да и появляться в магазине или в столовой опасно. Значит, либо его кто-нибудь подобрал, как бездомного щенка, либо ушел... к скрытникам! К кому же ему идти, если не с скрытникам, рассуждала Санька. Они его любят, то есть – тьфу! – ненавидят. Причем так сильно, что у скрытников Альшолю обес-
печена вполне сносная жизнь... И Санька стала готовиться к экспедиции в оборотный мир, к скрытным жителям. Но легко сказать, да трудно сделать. У мамы имелись другие планы относительно Санькиного будущего. Мама
потащила Саньку на митинг. После того как папа ушел в клоуны, мама стала активно за-
ниматься общественной работой. Она была членом общества «Спасение», сочувстововала движениям «Демократический аль-
янс», «Альтернатива», «Народный консенсус», посещала клуб «Добрыня Никитич» и кружок самообразования «Фрейдизм и пе-
рестройка». Все эти названия Саньке ничего не говорили, но она не осуждала маму, потому что, в свою очередь, сама увлекалась металлическими группами, о которых мама тоже ничего не знала. Тут как раз случился небольшой митинг у дворца спорта «Юби-
лейный», посвещенный борьбе кого-то с кем-то. Или кого-то за что-то – Санька не_поняла. Туда они с
мамой и отправились. На площадке перед «Юбилейным» была соорудена дере-
вянная трибуна, на которой стояли несколько нахохлившихся лю-
дей. Вид у них был суровый. Перед трибуной – толпа человек в семьдесят, многие держали над головою плакаты. На одних пла-
катах было написано «Нет!», на других – «Да!». В толпе сновали бойкие молодые
люди, которые продавали маленькие газетки под 245 теми же названиями. Газетка «Нет!» стоила тридцать копеек, на-
зетка «Да!» – двадцать. Мама на всякий случай купила обе. На трибуну один за другим выходили ораторы и кричали сло-
ва, с ненавистью глядя на микрофон и размахивая руками. Люди, державшие плакатики «Да!», аплодировали тем, которые говори-
ли: «как работаем, так и живем
», а те, что с плакатами «Нет!», одобряли ораторов, утверждавших обратное: «как живем, так и работаем». Внезапно на трибуну поднялся молодой человек, замотан-
ный в несколько разноцветных флагов. Он был похож на девушку из индийского кинофильма. У индусов такая одежда называется «сари». Молодой человек поднял обе руки вверх, успокаивая ра-
зоряченную
толпу и начал говорить: Нытикре! Капо вы течикри о нойраз деруне, кинискрыт гутре-
бе шива елыгни мадо! Роско родго нетрух! Течайкон зарба! Родго в тиноспасо! Тевайда речьбе гое с ихбео ронсто! «Да это же скрытник!» – с изумлением подумала Санька, ав-
томатически переводя его речь. – Иностранец... – зашелестели в толпе. – Что он сказал? Пусть переведут. К микрофону подошел массивный человек в шляпе. Наш иностранный гость из... республики Кирибати приветст-
вует перестройку! – сообщил он и объявил следующего оратора. Санька незаметно отодвинулась от мамы и бочком-бочком приблизилась к скрытнику. Возле него уже толпилась стайка фарцовщиков, но скрытник лишь разводил руками: мол, ничего нет
, кроме флагов на теле! Санька тихо шепнула ему: – Ветпри, никдельбез! Скрытник удивленно уставился на Саньку, но все же попри-
ветствовал: – Вороздо, карочду! Ты дакуот? Но Санька не стала объяснять – откуда она, а быстро и ре-
шительно принялась инструктировать скрытника, где и когда ему надо быть, чтобы пустить Саньку в оборотный мир. – Зачем тебе? – спросил он на своем языке. – Ищу одного человека. То есть – скрытника... Ты случайно не слышал: Шольаль? – Нет, – покачал головой он. – Родго шойболь. – Как тебя зовут? – спросила Санька. – Ванбол, – ответил он. – А меня – Касань. До встречи! 246 247 248 Мама вернулась с митинга взволнованная. Она никак не мог-
ла выбрать между «да» и «нет». Санька попыталась сказать, что совсем не обязательно выбирать между ними— можно плюнуть и на то, и на другое. Но мама взволновалась еше больше и обви-
нила Саньку в аполитичности, что во всем, мол, виноват этот по
-
дозрительный старикашка, что если раньше Санька хотела иско-
ренять зло, то теперь не хочет выбирать даже между «да» и «нет». – Не смей говорить плохо о моем Альшоле! – сквозь зубы сказала Санька и ушла в свою комнату, прихватив телефон на длинном шнуре. – Завтра едем к дедушке, – сказала ей мама вслед
. – Как бы не так! – прошептала Санька, прикрыла дверь и на-
брала номер Захара. Услышав Санькин голос, Захар обрадовался, принялся рас-
спрашивать про новости, но Санька оборвала его: – Подожди. Сейчас не до этого. Ты мне нужен. – Когда? – спросил Захар. – Сегодня ночью. – Зачем? – с тревогой спросил Захар. – Там узнаешь. Что, испугался? – Вот еще! – сказал Захар. – Где и когда встретимся? – В час ночи на углу Большой Пушкарской и Ленина. Я буду в джинсах и черной-кофточке. На кофточке написано: «Спасем мир!» – Знаю такую кофточку, – сказал Захар. – Видел... А я буду в обычном костюме. В сером… – При галстуке? – съязнила Санька
. – Могу при галстуке... Теперь следовало усыпить бдительность мамы. Весь вечер Санька разговаривала с ней только о балете и перестройке. Мама была черезвычайно довольна. В одиннадцать часов они с Санькой расцеловались и отправились спать по сво-
им комнатам. Санька подождала, пока в комнате мамы пагастнет свет. Потом еще минут пятнадцать. Затем
Санька уронила на пол толстый англо-русский словарь. Вопросов из маминой комнаты не последовало. Тогда Санька быстро оделась и написала маме такую запис-
ку: «Мама! 249 Прости меня, я ухожу. Я люблю Альшоля и должна его найти. Если ты когда-нибудь любила, ты меня поймешь! Не волнуйся, я уже большая. Пока я люблю, со мной ничего не случится! Твоя Саша». Она оставила записку в, прихожей на тумбочке. Взглянула на себя в зеркало: лицо было решительное и одухотворенное
, Сань-
ка сама себе понравилась. Все-таки это был поступок! Она вы-
скользнула ла лестницу и тихо притворила за собой дверь. На углу Большой Пушкарской и Ленина у окон детского сада, куда Санька ходила в детстве, маячил длинный нескладный мальчишка в сером костюме и при галстуке. В руках он держал букетик гвоздик. Санька заметила его издали, потому что ночи были еще светлые. – Привет, Захар! – Вот ты какая... – сказал Захар, разглядывая ее. При этом он сильно прищурил глаза. Санька сразу поняла, в чем дело. – Немедленно надень очки! – приказала она. – Ты же близо-
рукий. В очках Захар оказался гораздо привлекательнее, а уж Сань-
ка несомненно ему понравилась, потому что Захар смутился и не ловко сунул ей букет. – Это тебе. – Следуй за мной. И запомни, что сегодня меня зовут Касань. – Касань... – повторил Захар. – А тебя – Харза. – Понял! – кивнул Захар. – Слоговой перевертыш. Своего рода палиндром. – Сам ты палиндром! – Санька не знала
этого слова. – А зачем это нам? – спросил Захар, торопливо поспевая за Санькой по ночной Большой Пушкарской. – Увидишь! – таинственно шепнула Санька. Они дошли до подворотни, где когда-то Альшоль с Санькой скрывались от могучих санитаров. Санька подошла к той же оби-
той железом двери, сказала: – Кройот, Ванбол! – Он, и вправду, Болван? – осведомился Захар, который сра-
зу понял перевод. – Узнаем. Дверь на этот раз не стала податливой, как занавеска, а про-
сто отворилась. За дверью стоял Ванбол, обмотанный в флаг Соединенных Штатов Америки. 250 Весь в звездах и полосах. – Привет, Касань! – сказал он. – Смотри, какой клевый фла-
жок раздобыл на выставке в Гавани... А это кто? – указал он на Захара. – Харза, – поклонился Захар. – Мой друг, – сказала Санька и удивилась, потому что эти слова звучали одинакова и по-прямому, и по-оборотному. Он повел Саньку и Захара темными переходами и вскоре вывел на улицу Ленина в том самом месте, где Санька была в прошлый раз. Ее поразило, что оборотный город за эту пару не-
дель стал еше запущеннее и страшнее. – Что это у вас происходит? – с испугом спросила Санька. – Это не у нас, а
у вас, – сказал Ванбол. – Наш город – это отражение души вашего города. Чем больше неустройства, смя-
тения, страха в душе вашего города, тем ужаснее выглядят дома в нашем городе. Они вышли в сквер с холмом, изрытым землянками. На ска-
мейках сидели скрытники, ждали Саньку. – Вот она, – указал на нее Ванбол. – Пришла
, мерзавка. За-
хар вздрогнул. Он уже умел понимать оборотную речь, но не знал, что в этом мире принято браниться. – Ну что, проходимцы! – бодро начала Санька. – С отвраще-
нием вас вспомнила... Прямо до тошноты. Если бы не этот пар-
шивый старикашка Шольаль, ни за что бы сюда не пришла… Захар осторожно
дернул Сашу за рукав майки «Спасем мир!» – Груня... То есть, Касань! Ты что – рехнулась? Разве так можно с незнакомыми! Но она продолжала: – Я этого старикашку так ненавижу, так ненавижу! Своими руками задушила его! Всю жизнь мне испортил!.. И Санька неожиданно заплакала. – Да, как видно, довел девочку, проходимец... – заметил ста
-
рый скрытник, тот самый, что встретил их с Альшолем в прошлый раз. – Убить мало... – согласно закивали скрытники. – Зачем к нам явилась? Чего от нас хочешь? – Хочу найти его, чтобы удушить собственными руками! – го-
рячо отвечала Санька. – Пойдем к третлю, – сказал старейшина. Скрытники подня-
лись со своих скамеек и неспешно зашагали по направлению к Карповке. Санька и Захар шли за ними.
Захар все еще не мог прийти в себя от изумления. 251 252 – Так ты своего Альшоля ищешь? – расспрашивал он Саньку на ходу. – Что он тебе сделал? Неужели оказался подлецом? – Дурак ты, Захар, Я люблю его! Люблю! Захар только плечами пожал. Скрытники, обрастая по пути сородичами, толпою, свернули на Чкаловский и вскоре оказались у Карповки. Они осторожно пе-
решли мост, который едва держался
– настолько был ветхим. Прошли влево: в полумраке белой ночи, на фоне светлого неба, возвышался темный силуэт монастыря – массивного, вели-
чавого, тяжелого. – Здравствуй, трётль, – поклонился ему старейшина скрыт-
ников. Каменая громада вдруг защевилилась. Оказывается, это си-
дел на земле огромный великан, обхватив колени, он лишь изда-
ли казался каменным монастырем. Великан
поднял лицо – оно было махнатым, – взглянул ярко сияющими, зеленоватого цвета глазами, расправил волосатую грудь, шумно вздохнул и спросил: – С чем пожаловали скрытные жители? – Ты все знаешь, трётль. Ты породнен с камнем. Не слышал ли, в каком здании прямого мира прячется сейчас старик по име-
ни Альшоль? И жив ли он? – Как не знать?! Знаю, – громовым голосом произнес трётль, – И, конечно, и он жив, ты об этом прекрасно знаешь, потому что, если бы он умер, то все мы исчезли бы в сей же миг... – Прости, старый пень, не подумал... – пробормотал старей-
шина, потупившись. – Мы все поселились здесь, потому что
пожаловал он – странник и исландец, старик с молодой душой, наш вечный поэт Альшоль, – продолжал третль, а Санька слушала его, затаив ды-
хание, понимая наконец-то, откуда взялись чудеса. – Альшоль жив, но находится в беде, – сказал трётль. – Он застрял в прямом мире, куда мне ходу нет. Г ла ва 1 1 ПРОВОДЫ ПРИВИДЕНИЯ Санька взяла с собой Захара не напрасно. Во-первых, ей было все-таки боязно одной отправляться в оборотный мир: Во-вторых, она твердо решила не возвращаться домой, пока не найдет Альшоля. А нужно было иметь хоть какое-
то пристанище. Поэтому рано утром, покинув скрытников, Санька 253 и Захар ехали на Васильевский остров в коммунальную квартиру, где Захар жил со своими родителями. От трётля удалось узнать даже адрес, по которому в настоя-
щее время проживает Альшоль. Дом располагался на углу Ка-
ляева. Санька предложила по пути на Васильевский заехать туда и посмотреть это место. Захар согласился легко: пока
они с Сань-
кой съездят на улицу Каляева, родители Захара уйдут на работу, а значит, не надо будет объяснять им про Саньку – кто она и от-
куда взялась. Захар еще с вечера предупредил родителей, что идет к другу и останется у него ночевать. На улице Каляева их ждал удар. Под указанным третлем но-
мером находилось здание за высоким забором, лишенное каких-
либо вывесок. Расспросив прохожих, Захар узнал, что это – тюрьма. – Это Мулдугалиев его туда засадил! – догадалась Санька. В душе она, как ни странно, обрадовалась. Тюрьма – все же не больница. Здоровье – это главное! Они поехали на Васильевский, по пути обсуждая планы ос-
вобождения Альшоля. Захар уже знал не только настоящее имя Саньки, но и все подробности появления Альшоля на Земле, а также обычаи скрытников. Ему пришлось поверить и в то, и в другое, поскольку он видел все своими глазами. Захар присмирел, посматривал на Саньку с большим уважением и уже не пытался учить
ее уму-
разуму. Наконец он не выдержал и спросил: – А ты действительно так любишь этого старика? – Да, – твердо сказала Санька. – Только он не старик. Я же тебе говорила. – Но у него борода и волосы седые... – Подумаешь – борода! Она ему идет. – А я вот никого не люблю... – вздохнул Захар
, искоса погля-
дывая на Саньку. – Вырастешь – полюбишь, – рассудительно сказала она. – А чтобы любовь окрепла, надо вместе пройти испытания. – А за что ты его любишь? – спросил Захар. Санька задумалась. – Любят не «за что», а «почему», –- сказала она. – Потому что он – самый лучший! Самый умный и красивый! И самый та-
лантливый
! Посмотри, сколько он придумал всякой всячины – и скрытники, и трётли, и привидения... ' – И привидения? – удивился Захар. – Да. Ты еще увидишь... 254 Они приехали к Захару, поставили чай и принялись обсуж-
дать – что делать дальше. – Надо искать связи, – сказала Санька. Захар вспомнил, что у одного его одноклассника отец рабо-
тает прокурором: это был шанс. Однако одноклассник по имени Витя в настоящее время находился на турбазе под Выборгом. А без него идти к прокурору было неудобно. – В чем же дело? – спросила Санька. – Бери билет и поезжай в Выборг. – А ты?' – А я буду действовать здесь. Сегодня Кроша приезжает, мы ее тоже подключим. Действительно, как-то незаметно подошел срок приезда под-
ружки. Санька и радовалась, и волновалась за Крошу: это надо же – сколько новостей она услышит! Они с Захаром вышли на улицу и расстались. Захар, записав телефон Кроши, отправился на Финляндский вокзал, а Санька – к Кроше на Петроградскую. Подружки бросились друг к другу в объятия, расцеловались, а потом, отступив, одновременно воскликнули: – Как ты загорела! – это Санька. – Как ты похудела! – это Кроша. – Похудеешь тут, – сказала Санька и принялась рассказы-
вать Кроше свою невероятную историю. Кроша ахала, охала, испуганно таращила глаза, а под конец, когда Санька пересказала ей прощальную записку Альшоля, даже всплакнула. Не медля ни секунды подруги поспешили на улицу Каляева и там, хотя и не без труда, узнали, что гражданин Аль-
шоль осужден
на пятнадцать суток за бродяжничество и что пе-
редачи ему не полагаются. Вечером Саньке очень захотелось позвонить маме, успоко-
ить ее, но она этого не сделала. Мама будет плакать, просить ее вернуться... А как же Альшоль? Санька заночевала у Кроши под благовидным предлогом. Половину ночи подружки прошептались о самом интересном и тайном – о любви. Кроша еще не испытала этого чувства, хотя в Крыму на пляже ей понравился один молодой человек. Ему было девятнадцать лет, он приехал из Москвы и звали его Алексей. Однако он приехал со своей девушкой, поэтому Кроша лишь смотрела на него издали и восхищенно вздыхала. Он тоже казал
-
ся ей довольно старым, но не таким, как Альшоль. – Ты с ним целовалась? – спросила Кроша Саньку. 255 – Да, – кивнула Санька. – У него борода мягонькая! – А дети у вас будут, когда вы поженитесь? – спросила Кро-
ша. – Обязательно! Пять человек, и все – исландцы! Кроша позавидовала подружке: у той будут исландские дети, а у Кроши – еще неизвестно какие. Наконец они уснули. Захар появился около восьми вечера, когда родители Кроши уже были дома. Крошина мама принялась готовить ужин, а Захар конфиденциально сообщил подругам новости. Новость первая: Альшоль получил пятнадцать суток за бро-
дяжничество. Каждый день его возят на стройку убирать мусор. Эта новость для девочек новостью уже не была. Новость вторая: по постановлению прокурора прямо из тюрьмы Альшоль будет отправлен в
специальный дом для пре-
старелых с психическими отклонениями. Дом этот находится по-
чему-то в Воронеже. Новость третья: в протоколе допроса, как узнал Захар, было зафиксировано, что Альшоль просил отправить его в Исландию. Эта новость поразила Cаньку больше всего. – Как он мог? А я?! – слезы сами собой навернулись на ее
глаза. – Дети, ужин готов! – позвала Крошина мама. Пришлось отложить переговоры. Захар произвел на Крошиных родителей очень приятное впечатление своими манерами и тем, что после каждого слова говорил «спасибо» или «пожалуйста». Санька заметила, что Кроша тоже приободрилась и заинтересованно поглядывала на Захара. Разговор за столом был, как обычно, абсолютно неинтерес-
ный
: про температуру воды в Черном море, про экологическую обстановку в Крыму... В углу комнаты еле слышно что-то свое бубнил телевизор. Вдруг Крошина мама, только что откусившая кусочек пирож-
ного, стала возбужденно тыкать пальцами в экран. Все оберну-
лись к телевизору и увидели на экране Санькину фотографию, сопровождаемую текстом: Позавчера вечером ушла из дома и не вернулась Саша То-
карева тринадцати лет. Всех, кто знает что-либо о ней или ее ме-
стонахождении, просят позвонить по телефону... – И диктор на-
звал номер Санькиного телефона. За столом возникла звенящая тишина. 256 – Саша... – начал Крошин папа, неловко разводя руками. – Может быть, ты объяснишь... – Господи, да что тут объяснять! – Крошина мама нервно метнулась к телефону. – Вы представьте, мать два дня не нахо-
дит покоя! Немедленно звонить! – она протянула снятую трубку Саньке. – Санька поникла: Крошина мама была абсолютно права. Ну а дальше все было, как обычно бывает в таких случаях: слезы, упреки, объяснения и наконец долгожданное прощение... Дело кончилось тем, что через полчаса вся троица – Санька, Кроша и Захар – уже стояла у двери Санькиной квартиры. Мама открыла дверь и заключила Саньку в объятия, плача от счастья и обиды одновременно. – Как ты могла, как ты могла... – повторяла она, рыдая. Вдруг мама отодвинулась от Саньки и округлившимися гла-
зами взглянула на что-то, находившееся за Санькиной спиной, на лестничной площадке, потому что дверь еще не успели закрыть. Кроша, Захар, а за ними и Санька тоже обернулись, повину-
ясь маминому взгляду, и увидели привидение Софью Романовну, которое
стояло перед дверью, сложив руки у живота, как это де-
лают оперные певцы. Привидение, конечно же, было в своем из-
любленном подвенечном платье. – Я зашла попрощаться, – сказало привидение. – Мамочка, не бойся! – воскликнула Санька. – Это же Софья Романовна... – Проходите, пожалуйста! Привидение вошло в квартиру и последовало на кухню – от-
туда
с радостным мяуканьем выскочила Аграфена. Привидение подхватило кошку на руки и пошло дальше. В кухне оно уселось на диванчик, не выпуская кошку, и сказало вошедшим следом Санькиной маме и остальным: – Я бы выпила чаю с печеньем... – Сейчас, конечно, – поспешно кивнула мама. – Видишь, я же тебе говорила! Это и есть
привидение, – шепнула Санька Захару. Все расселись за столом в чинном молчании. Санина мама разлила по чашкам чай, и привидение Софья Романовна начало говорить: – Очень скоро Господь возьмет меня к себе. Это состоится... – оно взглянуло на маленькие золотые часики, – ...буквально че-
рез полчаса. Истекли сорок дней с момента моей телесной смер-
ти. Сейчас решится моя судьба. В назначенный час мне должны 257 прислать гонца. Если явится ангел, значит, меня зовут в рай, если же прибежит чертик, то, увы... – старуха развела руками в белых лайковых перчатках. – Впрочем, мне не о чем беспокоиться. Я жила праведной жизнью... – Неужто ни разу не согрешили, Софья Романовна? – вдруг спросила мама. – Почему? Бывало... Но я каялась. Никто не
дотронулся до чашек. Всех будто парализовало. Мысль о том; что сейчас на их глазах душа этой старухи отпра-
вится, куда ей предназначено, вызывала мурашки. А старуха ме-
шала чай, задумавшись и унесясь мыслями далеко-далеко... – Альшоля найди и скажи ему спасибо, – вдруг сказала она, обращаясь к Саньке. – Если бы не
он, меня бы никто не увидел. А так я покрасовалась перед уходом... Он славный мальчик. Береги его. Мама бросила на Саньку странный взгляд – и страх в нем был, и жалость, и внезапное предчувствие чего-то рокового, не-
избежного... И тут раздался звонок в дверь. – Кто откроет? – спросила старуха, обведя всех
взглядом. – Я! – встала с места Санька. Она пошла к дверям. За нею гурьбой двинулись остальные: старуха в подвенечном платье и следом, как свита – мама, Кроша и Захар. Санька открыла дверь. На пороге стоял маленький мохнатый чертик с кривыми черными рожками и изгибающимся вверху хво-
стом. Над ним, трепыхая крылышками, плавал
в воздухе бело-
снежный ангелок с золотистыми кудряшками и пухлыми щечками, чем-то похожий на Крошу. Привидение Софья Романовна прижало руки к груди и бес-
шумно повалилось в обморок. Г ла ва 1 2 ОСВОБОЖДЕНИЕ Каждое утро из ворот тюрьмы выезжал закрытый фургон с зарешеченными окошками. Он делал разворот на Литейном про-
спекте и не спеша двигался к новостройкам. В фургоне на низких скамьях сидели, понурившись, двенадцать наголо остриженных мужчин и два милиционера., Это была спецбригада «суточников» – лиц, осужденных за мелкое хулиганство, бродяжничество, порчу государственного имущества, злостное пьянство... Их везли на 258 стройку, чтобы там они смогли искупить свою вину честным тру-
дом. В этой разношерстной компании ехал и Альшоль. За несколько дней он осунулся и чрезвычайно ослаб. Даже видевшие виды хулиганы, глядя на Альшоля, испытывали жа-
лость и уговаривали начальство оставить старика в покое: не во-
зить на работу. Но милицейский майор
был непреклонен. – Старик симулирует, – говорил он. – Когда от задержания бегал, прыткий был! На стройке бригада убирала строительный мусор. Альшоль впрягался в носилки: впереди подросток Гоша, любитель теле-
фонных аппаратов, позади – Альшоль. Алкоголик Вася Бушуев, вооружившись совковой лопатой, носилки нагружал. Работавшие на стройке девушки-штукатуры и плиточницы осужденных жалели, каждый день
приносили им пива в канистре. Альшоль в первый день тоже попробовал пива и вспомнил его горьковатый вкус. Давным-давно, целую вечность назад, отец поднес ему глиняную кружку с пивом. Это было на хуторе Флюгу-
мири на той самой свадьбе, что так плачевно кончилась. Горечь и запах пива неожиданно воскресили картины свадьбы, пожара, гибели отца и матери. Альшоль выплюнул пиво, отошел в сторонку. – Что, не понравилось, дед? – захохотали мужики. – В Исландии пиво лучше, –- сказал Альшоль. Его товарищи по несчастью уже привыкли к постоянным упо-
минаниям Исландии, относились к этому добродушно. Ну, тро-
нулся старик на Исландии, бывает. Долгими тюремными вечера-
ми
, лежа на тесных двухъярусных нарах, они даже просили рас-
сказывать об Исландии. И Альшоль охотно говорил о трётлях, привидениях, скрытных жителях, карликах и карлицах, вызывая смех и шуточки мужиков. Пока однажды привидение не заявилось в камеру. Это была девочка лет десяти в ситцевом платье в цветочек, с длинными волнистыми волосами. Она возникла внезапно – только что не было, и вдруг сидит в дальнем углу на нарах и рас-
чесывает гребнем волосы. Альшоль в это время как раз рассказывал о привидениях, ко-
торые приходят к своим губителям. Если загубил чью-то душу – жди привидения, оно явится к тебе немым укором и лишит и
сна и покоя... В камере никто не спал – все слушали Альшоля. Когда поя-
вилось привидение, все уставились на него в мертвой тишине, и 259 вдруг один из мужиков, сидевший здесь за то, что разбил витри-
ну, испустил страшный крик и закрыл лицо руками. – Не надо, не надо! Уйди! Уйди, говорю!.. – закричал он, из-
виваясь на нарах, будто его поразило электрическим током. А девочка продолжала молча и плавно расчесывать волосы. – Это все ты! – Мужик прыгнул
на Альшоля с кулаками. – Это ты привел её сюда! Не хочу! Не могу смотреть!.. Его едва оттащили от Альшоля. А когда оглянулись – приви-
дения уже не было. После этого случая сокамерники стали относиться к Альшо-
лю с опаской. Больше не расспрашивали про Исландию. А тот, что разбил витрину, проходя мимо, тихо, с угрозой сказал: – Удавлю! Днем Альшоль таскал носилки и размышлял: что ж это за планета такая? И стоило ли сюда возвращаться?! Похоже, что за семьсот пятьдесят лет люди стали еще хуже и злее. Умирать, скорее умирать!.. Единственная отрада – Санька. Если бы он ос-
тался бессмертным на благословенной Фассии, никогда не дове-
лось бы ему испытать любовь. И Альшоль только крепче сжимал рукоятки носилок едва поспевая за напарником. Через неделю Альшоля вызвали в канцелярию тюрьмы. – Ознакомьтесь и распишитесь, – сказал майор, показывая Альшолю какую-то бумагу. Альшоль прочитал бумагу. Это было постановление испол-
кома о направлении гражданина Альшоля в дом для престаре-
лых, в Воронеж. – Почему Воронеж? Я же просил Исландию... Впрочем, мне все равно, – еле слышным голосом сказал Альшоль и расписал-
ся. Он вернулся в камеру и лег на нары. Если не суждено уви-
деть Саньку – пускай будет Воронеж. Безразлично, где умирать... Он почувствовал жар и впал в забытье. Альшолю мерещи-
лись цветущие луга Фассии, по которым он гулял вместе со страусом Уэлби и Санькой: Санька ехала верхом на страусе, а Альшоль шагал рядом, показывая ей долины и горы чудесной планеты. А потом из облака мягко упал на них теплый дождь Би-
линда, и они вместе запели песню... Как вдруг в
долине все изме-
нилось. Исчезли и цветы, и травы. Теперь Альшоль с Санькой шли по твердой застывшей лаве среди базальтовых скал, кото-
рые вдруг стали шевелиться, превращаясь в могучих трётлей. Хоровод привидений окружил Саньку и Альшоля, из нор выполз-
ли скрытники, изрыгая ругательства... 260 Альшоль почувствовал, что умирает. Все исчезло перед гла-
зами, опустилась черная горячая ночь... А когда он открыл глаза – не было ни тюремной камеры, ни нар, ни товарищей по несчастью. Альшоль лежал в больничной палате с зарешеченными окнами. Рядом на койке валялся под-
росток Гоша. – Оклемался? – спросил тот, увидев, что Альшоль открыл глаза. – Ну, ты навел шороху, дед! – У Гоши под глазом сиял фо-
нарь, рука была забинтована. Альшоль понял, что не умер. Ему стало скучно. Гоша принялся рассказывать. Оказывается, Альшоль стал ночью бредить, разбудил соседей, тут-то и выяснилось, что каме-
ра битком набита привидениями. Кроме той девочки с длинными волосами
, явились какие-то дядьки и тетки с голубоватыми страшными лицами, старики, старухи и даже один годовалый ре-
бенок. Они ползали по нарам, пытаясь обнять своих бывших род-
ственников и знакомых. Мужики в страхе уклонялись, отпихивали их, но привидения были цепкие и все старались поцеловать в гу-
бы, а это – смерть! Первым опомнился тот, что разбил витрину. – Это ты их привел, старик! – крикнул он и бросился на Аль-
шоля, лежавшего в беспамятстве. Но тут Гоша, сам не понимая почему, кинулся на бандита и вцепился ему в руку. Завязалась драка, в которой приняли участие все «суточники». На шум сбе-
жалась охрана, и дерущихся растащили. – И вот мы здесь, – закончил свой рассказ Гоша. – Понятно, – кивнул Альшоль. – Спасибо тебе. Только ты зря старался. Лучше бы мне умереть. – Ничего, дед! Еще поживем! – подмигнул Гоша. А на следующий день в тюремную больницу доставили алко-
голика Васю Бушуева: на стройке, напившись пива, он выпал из окна второго этажа и сломал ребро. Вася был страшно доволен. Попасть в тюремную больницу – это счастье для заключенного. Он рассказал свежие новости: привидения никого больше не тревожили в камере, но тот, кто разбил витрину, тот самый, что угрожал Альшолю и бросился на него с кулаками, пытался ночью повеситься. Его перевели в дру
-
гое место. – Дед, а про тебя спрашивали, – вспомнил Вася. – Кто? – Мальчишка какой-то. В очках. 261 – Не знаю... – равнодушно протянул Альшоль. – А девочка не справлялась? Такая, лет тринадцати, С короткой стрижкой... – Про девочку врать не буду. А мальчишка интересовался, где ты. Ему сказали – в больнице. Дни тянулись медленно. За решетчатым окном лето катилось к концу. Птицы по утрам пели, словно на Фассии. Альшоль перебирал свою жизнь
на да-
лекой планете – все семьсот: пятьдесят лет, заполненных чтени-
ем, изучением языков Земли и разных наук, философскими раз-
говорами с друзьями. Для чего все это? И всплывало Санькино лицо, каким он увидел его тогда на антресолях, в момент разлуки... Да, он многому научился. Он умеет воплощать свои фанта-
зии, потому что его исландские предки были скальдами, то есть поэтами, а долгая жизнь на Фассии научила повелевать собст-
венной мыслью. Как всполошились здесь, когда встретились со скрытниками и привидениями! Но зачем, зачем ему все это?.. Альшоль мучился неразрешимостью вопроса. Обладать та-
ким могучим даром – и тихо угаснуть где-то в Воронеже
среди сумасшедших стариков и старух?! Где справедливость? Где Бог?! И только он подумал о Боге, как за окнами тюремной боль-
ницы возник шум, послышались крики часовых: «Стой! Стрелять буду!». Гоша первым спрыгнул с кровати и подскочил к окну. – Во дела! – ошалело выдохнул он. Вася натянул штаны и тоже, как подошел
к окну, так и застыл с раскрытым ртом и выпученными глазами. И Альшоль собрал силы, чтобы подняться, и тоже прибли-
зился к окну. Из окна был виден тюремный двор с огромными железными воротами, которые сотрясались от стука, будто снаружи по ним колотили гигантским бревном. По двору бегали часовые с кара-
бинами, лица у них были испуганные. А за воротами, возвышаясь над ними метра на три, виднелась исполинская фигура неведомо-
го существа – мохнатого, плечистого, с зелеными глазами и мус-
кулистыми, поросшими шерстью руками, каждая в два человече-
ских обхвата. – Кто это? – отнимающимися губами прошептал Гоша. – Это трётль, – улыбнулся Альшоль. – Но как
он оказался в прямом мире? 262 Однако сейчас было не до теоретических вопросов. Трётль, судя по всему, барабанил в железные ворота ногой, отчего те шатались и прогибались. Часовой с испугу пальнул в воздух. На трётля это не произвело никакого впечатления – он лишь сильнее наподдал ворота, они соскочили с петель и упали во двор, едва не придавив часового
. Трётль вошел внутрь тюремного двора и не спеша прибли-
зился к зданию больницы. Слегка согнувшись, он принялся ша-
рить глазами по окнам. И тут Альшоль заметил: на плече у него – Санька. А рядом – полноватый мужчина в клетчатой рубашке... – Саня, я здесь! – выкрикнул Альшоль с такой, силой, что Гоша с Васей
даже отшатнулись от него. Трётль услышал крик и глянул в окно, где находился Аль-
шоль. Ни секунды не медля, но и не спеша, он сорвал железную решетку и выдавил ладонью раму окна, Часовые уже палили в трётля из винтовок, но ему это было что слону дробина. Трётль просунул в окно раскрытую ладонь. Альшоль ступил на нее обеими ногами, и он осторожно поставил Альшоля себе на плечо рядом с Санькой. – Саня! – воскликнул Альшоль. – Альшоль, миленький! Они обнялись и расцеловались. Между тем выстрелов снизу становилось все больше. Муж-
чина в клетчатой рубашке обеспокоенно ежился: – Так и попасть могут... Трётль сграбастал всех троих с плеча и спрятал себе под мышку. После чего, осыпаемый выстрелами, повернулся неторо-
пливо и покинул тюремный двор. Г ла ва 1 3 ПОГОНЯ Что же произошло? Откуда взялся трётль посреди белого дня, во дворе тюрьмы на улице Каляева? Чтобы ответить на эти вопросы, нам придется вернуться на-
зад – к тому моменту, когда в
прихожей Санькиной квартиры по-
валилось в обморок привидение Софья Романовна. С привидением разобрались быстро. Через минуту оно при-
шло в себя и, хлопая глазами, осведомилось у ангела с чертен-
ком, куда ей надлежит отбыть – в ад или в рай? 263 Ангелочек, паривший в воздухе, как бабочка, и чертенок, молча вращавший хвостом, дружно рассмеялись. – Не вижу ничего смешного! – обиженно воскликнуло приви-
дение. – Следуйте за нами, – пропел ангелок, серебряным голоском. – Там разберемся, – добавил чертик. Как ни была Санька взволнована происходящим, но про себя отметила, что эти фразы что-то ей напоминают. «
Да это же ми-
лиционеры так говорят!» – вспомнила она. Санька выступила вперед и сказала: – Нет, Софью Романовну мы вам так не отдадим! Я за нее отвечаю в отряде милосердия. – И я! – пискнула Кроша. – Ладно, – хмуро сказал чертик, – проведем тест. Только по-
том сами на себя пеняйте! Итак, если желаете определится сра-
зу, ответьте на один вопрос... – Какой? – простонало привидение. – Как вы сами считаете, чего достойны – ада или рая? – хит-
ро улыбнулся ангелок. – Конечно, рая! – уверенно заявило привидение. – Я в жизни мухи не обидела! Посещала собрания, всегда голосовала «за». Я блокаду, между прочим, пережила! Почище ада будет... Врегда правду говорила! Платила членские взносы!.. Ангелок поскучнел лицом, развернулся в воздухе и медленно полетел к двери. – Здесь мне делать нечего, – на лету пожал он крылышками. – Наш кадр, – кивнул чертик. Привидение проводило ангела глазами, по щекам его пока-
тились слезы. Оно вздохнуло и тихо сказало: – А если честно, дети мои, то – дрянь я! Всю жизнь только для себя и жила... Хорошего человека, что сватался ко мне, – обидела... Соседей все уму-рузуму учила, надоела им до черти-
ков... Чертик встрепенулся, выглянул на лестничную площадку и свистнул. Через секунду ангелок впорхнул обратно в квартиру. – Интересно говорит, – кивнул на привидение чертик. – По-
моему, это все же ваш кадр. – Простите меня, дети мои! – воскликнуло привидение. – Ну, это другое дело! – удовлетворенно проговорил ангел и скомандовал: – Вперед! И привидение Софья Романовна оторвалось от пола. 264 Ангел взял его за руку, и они вместе вылетели из квартиры. Чертик побежал низом, на всякий случай не теряя их из вида: не-
простая попалась старушка! Стоит ли удивляться, что мама тут же полезла в аптечку за валерианкой, а Санька поспешила выпроводить друзей и остаток вечера посвятила укреплению материалистического сознания мамы
. – Да... но как же... привидение... – бормотала мама, оглушен-
ная валерианкой. – Все по науке, Астрал. Мне Захар объяснил, – говорила Санька. Несколько дней после этого события у Саньки шла скрытая борьба с мамой. Они старались перехитрить друг друга. Имя Альшоля не произносилось, о, нем как бы забыли, но Санька, в сущности, изобретала способы вызволить его из беды, а мама старалась отвлечь ее от этого занятия. Мама уже поняла, что силой ничего не добьешься, поэтому она отложила поездку на дачу, – в результате чего через день примчался обеспокоенный дедушка и в доме наступил бедлам. – Это все старуха, это самое! – перекрикивал дедушка теле-
визор. – Не старуха, а старик, – шептала мама. «Это все вы с вашим ментом!» – мстительно думала Санька. Дедушка обругал всех и уехал. Мама принялась тянуть Сань-
ку в Солнечное, говоря, что лето уходит, а они еще не купались. Санька неожиданно покорилась; Перед отъездом она успела поручить Захару узнать, на какую стройку возят
Альшоля. А на обратном пути из окна трамвая Санька увидела афишу, на кото-
рой бросались в глаза крупные буквы:«МЯВУШ». – Мама, смотри! – Санька дернула маму за рукав. Мама повернула голову, увидела, и губы ее плотно сомкну-
лись. Мама нечего не сказала. А папа позвонил на следующее утро. К счастью, мамы
дома не было. – Здравствуй, моя хорошая, – сказал папин голос. – Я в Ле-
нинграде наконец. – Я знаю. Вчера видела афишу, – чужим голосом сказала Санька. – Правда? – обрадовался папа. – Я хочу тебя видеть, очень соскучился. – Приходи к нам! – Видишь ли... – замялся папа. – Давай лучше где-нибудь... – Что вы с мамой, как дети! Ей-богу! – рассердилась Санька. 265 – Саша, вот вырастешь... – начал папа, но Санька его пере-
била: – Я уже выросла. Они назначили встречу на Каменном острове, на трамвайной остановке. Санька написала маме записку, что скоро придет, и уже открывала дверь, как вдруг позвонил Захар. Он сообщил тра-
гическом голосом то, что ему удалось узнать: Альшоль заболел, лежит
в тюремной больнице. – Через три дня его отправят в Воронеж, – закончил Захар. – А вот фиг им! – воскликнула Санька. – Как же ты... – Увидишь! – крикнула она, не зная еще, каким способом ос-
вободит Альшоля, но всем сердцем чувствуя, что по-иному быть не может. Санька вышла из трамвая на Каменном острове и сразу уви-
дела папу. Он был в клетчатой рубашке с закатанными рукавами, в ру-
ках держал букетик цветов. Санька не видела папу три года – он поседел и немного располнел, точнее – он как-то оплыл, будто огарок свечи. Папа засеменил к ней, пытаясь улыбаться, но улыбка выхо-
дила странная, похожая
на плач. Санька быстрее, чтобы не ви-
деть этого, ткнулась в папино плечо, а он обнял ее и целовал в голову, приговаривая: – Вот ты какая стала! Совсем взрослая... Господи, как я рад... Затем папа отступил на шаг и церемонно вручил Саньке бу-
кетик. Она смутилась, не зная, куда его деть
. – Ну что ты молчишь... Скажи что-нибудь! Ты меня не узна-
ла? – Узнала, – выдавила из себя Санька. – Вот и прекрасно! Пойдем! – бодро воскликнул папа, и они отправились в глубь Каменного острова, по аллеям. Папа говорил и говорил, смешно размахивая руками – на-
стоящий клоун! – а Санька слушала его и удивлялась
. Живой па-
па! Можно потрогать. Где же он был так долго? – Что с тобой? – вдруг спросил папа, останавливаясь. – А что? – спросила Санька. – У тебя что-то не в порядке... Я же вижу. – Все у меня в порядке, – нехотя ответила Санька. – Что случилось? У тебя взгляд отсутствующий... – Долго рассказывать, – сказала она. 266 – Ничего, время у нас есть, – папа потянул ее на скамейку, провел вдруг пустой ладонью по воздуху, и в его руке оказалась конфета. – Фокус-покус! – сказал папа. Санька улыбнулась и развернула конфету. Она не знала, с чего начать. Да и стоит ли рассказывать? Вдруг он тоже испугает-
ся, не так поймет... – В общем, пропал один человек, – сказала Санька, и голос ее дрогнул. Папа взглянул на нее внимательно и вдруг обнял, прижимая к себе. – Девочка моя, ты влюбилась... Боже мой! Какое счастье!.. Вас разлучили? – строго спросил он. – Угу, – кивнула она, жуя конфету. – Так! Чем я могу помочь? – Ничем. – Так не
бывает. Рассказывай! И Санька принялась рассказывать. Сначала нехотя, со скри-
пом, не сразу подбирая слова, но потом разволновалась, стала размахивать руками, пока не дошла до последних событий: явки Альшоля в милицию и приговора суда. Сейчас он в тюрьме. В больнице. Через три дня его увезут в дом престарелых. Папа вытащил сигарету, закурил. – Ты мне не веришь? – спросила Санька. – Как же я могу не верить? Глупая... Я думаю, как его оттуда извлечь, твоего Альшоля. – Я уже думала... Вооруженное нападение на тюрьму отпа-
дает. Оружия нет, да и некому. Подкоп – долго, а то бы я копала... Выкупить нельзя... Я хотела организовать побег со стройки, но там он уже не бывает... – Так-так-так... – размышлял папа, пуская дым. – А трётль? – Что трётль? – К трётлю ты обращалась? – Скрытники обращались. Но он же в обратном мире, папа! Как ты не понимаешь! – Ничего это не значит. Ведь Альшоль научил скрытников проникать в прямой мир! Ты же сама говорила – этот, на митин-
ге... – Так то Альшоль... – вздохнула Санька. – Где он, трётль? – спросил папа, поднимаясь со скамейки. – Здесь недалеко. Пока шли к Карповке, папа инструктировал Саньку: 267 – Просить должна ты. Только у тебя есть шанс. Не может быть, чтобы он не услышал! Они пришли к монастырю, который возвышался над Карпов-
кой массивной неподвижной громадой. В скверике, где они оста-
новились, было полно мам и бабушек, гуляющих с детьми. – Саша, давай, – шепнул папа.' – Трётль, ты меня слышишь? – пискнула Санька. – Громче! – потребовал папа. Санька оглянулась на мам и бабушек – крыша бы у них не поехала! Потом – была не была! – сложила ладони рупором, при-
ставила ко рту и закричала что есть силы: – Дорогой трётль! Это я, Санька! У меня пропал Альшоль! Я не могу без него жить! Помоги освободить
его! Пожайлуста! Я те-
бя очень прошу! – Мы тебя очень просим, трётль! – закричал папа – Что тебе стоит?! Мам и бабушек вместе с детьми будто ветром из сквера вы-
дуло. Только монастырь не шевельнулся, не отозвался. Санька бессильно опустила руки. – Я же люблю его, трётль... – прошептала она. И тут они с папой почувствовали, как дрожит под ногами земля от могучего топота Они оглянулись. Со стороны Песочной набережной, прямо по трамвайным путям, приближалось к ним что-то огромное, мохна-
тое и решительное. Оно шло на двух ногах, громко сопя и подны-
ривая под тросы растяжек у трамвайных проводов. От него шара-
хались
в стороны прохожие и автомобили. – Третль... – прошептала Санька. Действительно это был третль – не такой огромный, как мо-
настырь, но вполне внушительный. Он подошел к скверику и из-
рек сверху басом: – Кто меня звал? – Мы, – сказала Санька – Нужно освободить Альшоля. – Это я знаю, отец дал поручение, – третль указал на мона-
стырь. – Дорогу покажете? Он усадил Саньку с папой себе на плечо и зашагал вдоль Карповки к Кировскому проспекту, а Санька подсказывала ему в ухо дорогу. Переполох, конечно, возник изрядный. Милиционеры свисте-
ли краснея от натуги, сигналили автомобили... Мальчики бежали за третлем. А тот шел себе крупными шагами, и мостовая под
ним гудела. 268 269 Дальше начался штурм тюрьмы, завершившийся полной по-
бедой третля. Когда Санька увидела Альшоля в тюремном окне, она не сразу его и узнала – постриженный наголо, с клочком бороды, похудевший, с жалким беспомощным взглядом... У Саньки слезы навернулись на глаза. Она даже выстрелы не слышала. ...По Литейному проспекту, обрывая широкой грудью трам-
вайные и троллейбусные провода, мчался прыжками могучий третль, похожий на гигантскую обезьяну с зелеными глазами. За ним бежали милиционеры, все более отставая. Из улицы Салты-
кова-Щедрина вынырнула пожарная машина и устремилась вдо-
гонку. К ней присоединилась милицейская машина с мигалками. – Куда бежать? — спросила трётль. – Дуй по Фонтанке! На Московский
проспект, – скомандовал папа. Трётль свернул на улицу Пестеля и вскоре оказался на на-
бережной. Преследователи не отставали. Их становилось все больше. Все новые и новые машины с мигалками выныривали отовсюду. Одна попыталась перегородить дорогу в районе улицы Белинского, но третль перешагнул через нее, пошел дальше. Од-
нако у Аничкова моста стоял уже громадный крытый фургон, в каких возят мебель. Он был третлю по пояс, но на крыше фургона выстроились милиционеры в шлемах, бронежилетах и с металли-
ческими щитами. Если перелезать через них – можно кого-нибудь зашибить. – Эх, была не была! – сказал третль. – Держитесь крепче! И он, перешагнув через парапет, ухнул в Фонтанку. Взметну-
лась волна, выплеснувшись на обе набережные, а третль, вы-
нырнув на поверхность вместе с мокрыми, вцепившимися ему в загривок беглецами, поплыл по Фонтанке брассом в сторону Мос-
ковского проспекта. Толпились у парапета люди, указывая на третля пальцами, верещали милицейские машины... – Поймают... – прошептал Альшоль. – Пожалуй, – согласился папа, – от
них не скроешься. И тут вдруг в небе потемнело. Огромная туча нависла над городом, и из нее вдруг упал такой небывалой силы ливень, что всех зевак с набережной смыло в подворотни. Захлебнулись си-
рены милицейских машин. В двух шагах ничего не стало видно. Дождь падал стеной! Но странно – вокруг плывущего по реке трётля было про-
странство, куда не попадала ни одна капля. Дождь будто обере-
270 гал трётля от погони! И тут в шуме падающей воды послышался тихий, ласковый голос: – Я с вами... И я с вами, друзья... – Билинда! – вокликнул Альшоль. – Спасибо, друг! Да, это был дождь с планеты Фассия, он услышал зов друга и прилетел сюда, чтобы упасть с небес и защитить Альшоля. Упасть и
навсегда исчезнуть в мутных водах Фонтанки, в канали-
зационных люках огромного города!.. Трётль, охраняемый дождем, вылез на берег у Обуховского моста и устремился по Московскому проспекту к парку Победы. Вокруг гремела и бурлила вода, но маленький пятачок вокруг третля был от дождя чист. Он перемещался вместе с беглецами, точно луч прожектора, направленного на землю с небес. Так они добрались до цирка шапито – большого брезентово-
го купола напротив парка Победы! – В слоновник! – скомандовал папа, указывая третлю путь. Третль повернул направо и оказался у ворот. Папа Мявуш спрыгнул на землю и открыл ворота. Наконец-то беглецы оказа-
лись в безопасности – в просторной вольере, где за решетками сидели дрессированные львы, а в загоне раскачивали хоботами слоны. – Приехали, – сказал третль, ссаживая на землю Альшоля с Санькой. Г ла ва 1 4 ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ А вечером состоялось первое выступление клоуна Мявуша перед ленинградской публикой. Санька и Альшоль сушили свою одежду у папы в гримерной, нарядившись пока в клоунские костюмы: Альшоль надел костюм Пьеро, а Саньке папа раздобыл костюм Коломбины. Они рас-
сматривали себя в большое зеркало и хохотали. Потом Санька принялась звонить друзьям, приглашая их на представление. Захар и Кроша, узнав о чудесном освобождении Альшоля, с радостью приняли приглашение. Санька договорилась о встрече у служебного входа и, вздохнув, набрала номер
мамы. – Мама, это я — сказала она виновато. – Саша, ну что это такое! Опять пропала! Я пришла, вся мок-
рая, этот ужасный дождь, никогда такого не было... А тебя нет! – Мама, я – в цирке, – сказала Санька. – Где? 271 Мама сразу все поняла. Возникла гнетущая пауза. – Приходи вечером. Мы приглашаем... с папой... – сказала Санька. – Нет, я не могу, – твердо сказала мама. – С папой и Альшолем. Он тоже здесь, – сказала Санька. – Ах, вот как! Значит, вы все в сговоре против меня! –
запальчиво воскликнула мама. – Мы не в сговоре. Мы в дружбе.,. Вместе с тобой, – сказала Санька. – Я тебя жду в семь часов у служебного входа. Цирк ша-
пито у парка Победы. Санька повесила трубку. – Не придет, – сказал папа. – Придет, – сказал Альшоль. – Спорим? А трётль-младший тоже сушил свою шкуру. В слоновнике. Трётль оказался часовней с Каменного острова. На
предложение Альшоля отправиться назад, в оборотный мир, он ответил кате-
горическим отказом. Вечером Санька у служебного входа встречала гостей. В ру-
ках у нее были три контрамарки в директорскую ложу. Она успела погладить свое высохшее платье, но когда взялась за зеленую хламиду Альшоля, папа сказал: – Пускай остается в костюме Пьеро
. Для конспирации. Он выдал Альшолю парик – длинные волнистые волосы с буклями. – Получился старенький Пьеро с куцей бородкой. Аль-
шоль оглядел себя, вздохнул и отправился в ложу. А папа Мявуш уселся гримироваться. Захар и Кроша явились возбужденные, им не терпелось взглянуть на Альшоля. Санька выдала им контрамарки, отправи-
ла в ложу, а сама осталась ждать маму. Она волновалась – до начала представления оставалось всего пять минут. Мама появилась ровно в половине восьмого, когда прозве-
нел третий звонок. – Я пришла сказать тебе, – ледяным голосом начала мама, – что ты должна... – Мамочка, представление начинается! – взмолилась Сань-
ка. – Не пойду туда. Он предал нас, – сказала мама. – Мама, он больше не будет! И потом – мы вместе спасли Альшоля, – Санька потянула маму за руку. – Не хочу видеть ни его, ни твоего Альшоля! Санька сунула её контрамарку. 272 – Как хочешь. Только знай: я люблю тебя. Я люблю Мявуша. Я люблю Альшоля. Я не хочу больше искоренять зло. Я буду просто любить! – и Санька ушла, оставив маму с контрамаркой в руке. Представление началось! Зрители сначала поглядывали вверх, в директорскую ложу, удивлялись старенькому Пьеро, сидевшему в компании двух де-
вочек и мальчишки в очках. Но вскоре они забыли о них, потому что на арену выскочили гимнасты и принялись прыгать с турника на турник. Мявуш вышел сразу после гимнастов. Он был в мешковатом костюме и больших растоптанных башмаках. Его седые волосы были всклокочены, торчали в разные стороны. Нос напоминал картошку. Мявуш повис
на турнике, как тряпка, но вдруг напружинился и сделал круговой оборот, потом еще – и перелетел на другой турник, который уже уносили униформисты. Так они и унесли за кулисы турник с Мявушем, а он вращался на нем и что-то кричал. Дальше Мявуш появлялся после каждого номера и делал то же, что делали до него артисты, только смешнее. Он ходил по канату, растопырив руки, жонглировал, мячами, показывал фоку-
сы. А во втором отделении вошел в клетку со львами! Львы за-
рычали, но Мявуш вскочил верхом на одного из них и прокатился по арене, в то время как дрессировщик, в ужасе обхватив голову
руками, убежал за кулисы. Однако лев не съел Мявуша, хотя и был недоволен. Альшоль хохоуал, как ребенок. Увели львов, разобрали клетку, и Мявуш, выйдя на середину арены, объявил: – А сейчас будет сюрприз! Клоун Альшоль с дрессированным трётлем! – Что он говорит? – испугался Альшоль. Между тем на арену ползком выползал трётль: во весь рост ему было не пройти. Но в центре арены трётль выпрямился и по-
манил Альшоля пальцем. – Прошу вас, маэстро! – Мявуш тоже обратился к директор-
ской ложе. Тогда Альшоль перепрыгнул через ограждение и пошел вниз, на арену, улыбаясь и высоко неся правую руку со свободно сви-
сающим белым шелковым рукавом. Публика бешено зааплодировала. 273 Когда Альшоль вышел на арену и повернулся лицом к дирек-
торской ложе, Саньке показалось, что борода у Альшоля исчезла, морщины разгладились, а глаза зажглись молодым блеском. Перед зрителями предстал юный Пьеро с голубыми глазами – настоящий артист, чистый исландец. Санька обмерла. Неужели искусство так преображает?! А трётль уже поднял Альшоля на ладони почти под самый купол цирка! Лилась бравурная музыка, сверкали улыбки, греме-
ли аплодисменты. Только папа Мявуш, присев на мягкий плюше-
вый бордюр арены, смахивал с ресниц клоунскую, а может, и на-
стоящую слезу... Санька оглянулась. За мягкими складками портьеры дирек-
торской ложи стояла мама и не отрываясь смотрела на арену
. – Представление продолжается! – громовым голосом рявк-
нул трётль, подкидывая Альшоля под купол, точно игрушку. Альшоль сделал двойное сальто и мягко упал в широкие ла-
дони трётля. ЭПИЛОГ Неизвестно, что преображает человека – искусство или лю-
бовь – но Альшоль действительно помолодел и больше не соби-
рается умирать. Ему теперь на вид – лет пятнадцать
, а сколько на самом деле – пусть считают другие. Санька заканчивает седьмой класс и потихоньку от мамы жонглирует разными предметами. Уже разбила несколько блю-
дец. Когда ей надоедает вести себя хорошо, она тайком отправ-
ляется к скрытникам, чтобы там наругаться вволю. Мама со своими воспитанниками разучивает па-де-де из ба-
лета «Щелкунчик». Дедушка читает прессу и ругает экстремистов, это самое!.. Кроша подружилась с Захаром. Они вместе ходят в дом пре-
старелых помогать старушкам. Милиционер Мулдугалиев получил звание капитана. Алкоголик Вася Бушуев вылечился, а подросток Гоша боль-
ше не ломает телефонные автоматы... Соседка Эмилия вышла замуж за штурмана Загорулько. Привидение Софья Романовна
получило необычную пропис-
ку: полгода оно проводит в раю, остальные полгода – в аду. Клоун Мявуш вместе с молодым клоуном Альшолем много гастролируют, но теперь уже по Западной Европе и Соединенным Штатам Америки. Недавно побывали в Исландии. К сожалению, 274 трётль не произвел особого впечатления на исландцев – у них своих полно. Зато в других странах номер пользуется фантасти-
ческим успехом. Санька с Альшолем по-прежнему любят друг друга и мечта-
ют через пять лет пожениться. У Саньки скопилась целая коллек-
ция открыток из разных стран от клоунов Мявуша и Альшоля. Когда
цирк приезжает в Ленинград, Санька с папой и Альшо-
лем идут на Карповку к монастырю. Трётль не идет с ними: мили-
ция запретила ему показываться на ленинградских улицах. Улич-
ный фотограф щелкает камерой, запечатлевая всех троих на фо-
не монастыря, который когда-то помог им найти друг друга... Если вам повезет и вы увидите на афише надпись: «Сегодня на арене клоуны Мявуш и Альшоль с дрессированным трётлем», – непременно купите билет на это представление. Не пожалеете! СОДЕРЖАНИЕ Предисловие автора к книге «Братцы по разуму»................4 Визит вежливости....................................................................6 Хранитель планеты.............................................................101 Старичок с Большой Пушкарской 185 житинский Александр Николаевич БРАТЦЫ ПО РАЗУМУ Три фантастические повести для детей Художественный редактор А. А. Власов Технический редактор Г. В. Преснова Сдано в набор 1.04.91. Подписало в печать 27.05.91. Формат 84×108
1
/
32
. Бумага газетная. Гарнитура «Хельветика». Печать офсетная. Усл. печ. л. 15,54. Уч. изд. л. 21,7. Тираж 50 000 экз. Заказ 3198. Цена 6 руб. Совместное издание издательства «Час пик», г. Санкт-Петербург, Невский проспект, 81 и фирмы «Атоксо», г. Челябинск. Типография издательства «Челябинский рабочий», 454080, Челя-
бинск, Свердловский проспект, 60. 
Автор
val20101
Документ
Категория
Российская
Просмотров
497
Размер файла
3 384 Кб
Теги
житинский, братцы, разум, 1991
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа