close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Forbes Russia -a pessimistic view

код для вставкиСкачать
 1
Forbes :Russia and the Putin Rules: A Pessimistic Assessment Paul Roderick Gregory
, Contributor
Domestic and world economics from a free-market
perspective
ECONOMICS
1/29/2012 Russia, and the Putin Rules: A Pessimistic
Assessment
Russia’s “Moscow Winter” is eating away at
Vladimir Putin’s KGB state, but it will survive.
Putin will be reelected easily on March 4 for a
six year term, but he will have lost the halo of
popular support. His political base will shrink to
those who depend on him for patronage.
He will compensate for lesser popularity with
more repression. He will eliminate the last
vestiges of opposition and press freedom, but he
cannot tame the internet, no matter how hard he
tries. He will work to prevent the emergence of a
true opposition figure around whom his
opponents can rally. Putin cannot produce a
strong economy in a regime rooted in
corruption. He will embark on an aggressive
anti-Western foreign policy to divert attention
from his domestic weakness.
Realize that Putin is the CEO of Kremlin, Inc., a
state-capitalist network of state companies,
political directorships, and offshore companies,
which runs the “national champions” of
industry, finance, commerce, media, and even
state religion. As CEO of Kremlin, Inc., Putin’s
remit is to enrich himself and fellow board
members, promote state interests as defined by
Kremlin, Inc., and insure political survival by all
means no matter how unsavory. If the CEO falls,
he threatens to pull down Kremlin Inc. with him.
The powers that be cannot allow political
competition. Only Kremlin Inc. can replace
Putin, but with a clone. Regime opponents,
basking in the afterglow of their huge
demonstrations, must grasp this reality.
Россия и правление Путина: пессимистическая
оценка
("
Forbes
",
США
)
Пол Родерик Грегори (Paul Roderick Gregory)
«Московская зима» в России разъедает
гэбистское государство Владимира Путина, но
оно все равно выживет. Путин легко победит на
выборах 4 марта и станет президентом на
шестилетний срок. Но он утратит ореол
народной поддержки. База его политических
сторонников даст усадку и будет ограничена
лишь теми, кто зависит от его покровительства.
На снижение своей популярности он ответит
ужесточением репрессий. Он уничтожит
последние остатки оппозиции и свободы прессы,
но ему не удастся укротить интернет, как бы он
ни старался. Он будет пытаться предотвратить
появление настоящей оппозиционной фигуры,
вокруг которой могли бы сплотиться его
оппоненты. Путину не удастся укрепить
экономику в условиях действия режима, в
котором коррупция пустила глубокие корни. Он
встанет на путь проведения агрессивной
антизападной политики, чтобы отвлечь внимание
от своих внутренних недостатков и слабостей.
Надо понимать, что Путин это генеральный
директор «Кремль Инкорпорейтед» -
государственно-капиталистической системы
госкорпораций, политических назначений на
должности в правлениях, и оффшорных
компаний. Эта система управляет
«национальными локомотивами» в
промышленности, финансах, коммерции, СМИ и
даже в государственной религии. Будучи главой
«Кремль Инкорпорейтед», Путин стремится к
личному обогащению и к обогащению своих
соратников по руководству этой системой, к
продвижению государственных интересов, как
их определяет «Кремль Инкорпорейтед», а также
к обеспечению выживания системы любыми
способами и средствами, пусть даже самыми
неблаговидными. Если крах потерпит
генеральный директор, то он утянет с собой на
дно всю систему «Кремль Инкорпорейтед».
Политическая состязательность в таких условиях
недопустима. Только «Кремль Инкорпорейтед»
может заменить Путина, причем заменить его
клоном. И противники режима, купающиеся в
лучах славы массовых демонстраций, должны
понимать эти реалии.
2
Forbes :Russia and the Putin Rules: A Pessimistic Assessment Putin’s first decade of rule traded economic
stability (compared to the Yeltsin years) for the
people ignoring his corruption, lawlessness,
repression and murder of journalists and
defectors, and decimation of opposition forces.
Putin staked his legitimacy on the high ratings
cranked out by “neutral” survey organizations. I
suspect they, and the State Statistics Office, will
become much less “independent” during his
third term.
Putin’s social compact is no more. His pledge to
spare Russia the economic downturn proved
empty. Kremlin rigging of the second
Khodorkovsky trial, the corruption smothering
daily lives of ordinary citizens, the closing of
clogged Moscow streets for Kremlin elite, and
the scorn of internet bloggers, such as Alexei
Navalny, have made Putin a despised and
farcical figure. Putin’s cynical admission that his
return to the presidency had been decided four
years earlier enraged the stolid Russians. At least
under Yeltsin, there had been a real cliff-hander
election.
As the social compact fell apart, Putin resorted
to frothy PR. Cameras captured deep-sea-diver
Putin unearthing pre-packaged lost treasure,
riding broncos bare-chested, firing assault
weapons a la Rambo, and trekking in a Russian
Lada (followed by a bevy of Mercedes
limousines). Putin fiddled while Russia’s
temperature was rising. “PR Putin’s” awakening
was his public booing at a martial arts event on
November 21 (Later he would lie on Russian TV
that he had noticed nothing).
Stalin made derogatory jokes, ditties and satire
jail or shooting offenses. The people dare not
laugh at the dictator! Well, Russians are
laughing at Putin. They routinely use Navalny’s
label — “Party of Crooks and Thieves” – for
Putin’s United Russia.
В первом десятилетии своего правления Путин
дал людям экономическую стабильность
(существенную, по сравнению с годами
правления Ельцина) в обмен на то, чтобы они не
обращали внимания на его злоупотребления,
беззаконие, репрессии, убийства журналистов и
перебежчиков, а также на ослабление сил
оппозиции. Путинская легитимность основана на
высоких рейтингах популярности, которые ему
обеспечивают «нейтральные» социологические
организации. Я подозреваю, что в третий срок
правления Путина они, как и государственная
статистическая служба, станут намного менее
«независимыми».
Общественный договор Путина больше не
существует. Его обещание избавить Россию от
экономического спада оказалось пустословием.
Кремль организовал второе судилище над
Ходорковским, коррупция отравляет россиянам
повседневную жизнь, и без того перегруженные
транспортом московские улицы перекрываются
для проезда кремлевской элиты, а интернет-
блогеры, такие как Алексей Навальный,
обливают Путина потоками насмешек. В силу
всего этого его сегодня презирают и ни во что не
ставят. Циничное признание Путина в том, что
вопрос о его возвращении на пост президента
был решен еще четыре года назад, вызвало
возмущение у флегматичных россиян. При
Ельцине, по крайней мере, были выборы с
труднопредсказуемым исходом.
Когда общественный договор развалился на
части, Путин начал прибегать к обильному
пиару. Камеры стали снимать Путина-дайвера,
отыскивающего на морском дне заранее
подготовленные для него сокровища, Путина-
всадника, гарцующего с голым торсом на
необъезженных лошадях, Путина, стреляющего
из автомата а-ля Рэмбо, Путина, разъезжающего
на российской «Ладе» (за которой едет целый
рой лимузинов «Мерседес»). Путин пиарился, а
температура в российском обществе нарастала.
Протрезвление наступило 21 ноября на
спортивных соревнованиях по боевым
искусствам, когда Путина публично освистали
(позднее он солгал на российском телевидении,
что ничего не заметил).
Сталин рассказывал уничижительные шутки, пел
унижающие частушки, оскорблял людей. Люди
не смеют смеяться над диктатором! Что ж,
русские смеются над Путиным. Они привыкли к
ярлыку Навального, который он наклеил на
путинскую партию «Единая Россия», назвав ее
«партией жуликов и воров». 3
Forbes :Russia and the Putin Rules: A Pessimistic Assessment Viral YouTube’s of him as Putin Superhero, the
menacing python in Kipling’s jungle book, or
the target of satirist Kamikaze-d ridicule him
before millions of internet viewers. Internet TV
competes with the boring games shows,
telenovellas, and news broadcasts of state-run
television.
The Russian people boiled over on December 4.
Voters followed blogger Alexei Navalny’s call
for “anyone but Putin” and cast their ballots for
the three other unsavory Kremlin-approved
parties. The “Crooks and Thieves” failed to gain
a majority despite open ballot stuffing and
electoral fraud. Public outrage brought tens of
thousands of protesters to Moscow’s Bolotnaya
Square on December 10. Protest leaders, such as
Navalny, were sentenced to short prison terms to
keep them quiet.
On December 15, a defiant Putin held his annual
national call-in show. In a four and a half hour
marathon, he derided “those with a passport of
citizenship, who work in the interests of foreign
governments for foreign money.” He likened the
white ribbons worn by protesters to condoms,
and declared that only (rigged) votes count, not
the number of demonstrators. Probing viewer
questions replaced the softballs of previous
years. Putin was caught off guard, and nervously
asked the moderator to move on to other
questions.
Then came the December 20 shocker: The prime
state channel NTV carried an unabashed anti-
Putin broadcast. It covered the mass anti-Putin
rally, showed deer-in-the-headlight Putin being
booed, Putin walking the Kremlin corridors to
menacing music, a frustrated caller unable to
protest his reelection bid, and awkward pauses
as Putin’s jokes fell flat with the studio
audience. When asked if he had a message for
the demonstrators, Putin cited the menacing
words of Kipling’s hypnotizing python Kaa to
the Banderlog ape tribe: “Come to me you
banderlogs.” The broadcast featured a sexy
young woman holding up a white condom and
white ribbon and saying: Его язвительно высмеивают на YouTube,
изображая в виде супергероя, в виде страшного
удава из киплинговского «Маугли», и в прочих
сатирических видах, которые превратили Путина
в посмешище в глазах миллионов интернет-
пользователей. Интернет-телевидение сегодня
успешно конкурирует со скучными игровыми
шоу, с мыльными операми и с передачами
новостей на государственном телевидении.
Российский народ взорвался после выборов 4
декабря. Избиратели последовали призыву
блогера Навального «Любой, кроме Путина» и
отдали свои голоса трем другим
непривлекательным партиям, утвержденным
Кремлем. «Жулики и воры» не сумели набрать
большинство, несмотря на неприкрытые
фальсификации и вбросы бюллетеней. Народное
возмущение вывело 10 декабря десятки тысяч
манифестантов на московскую Болотную
площадь. Лидеров протестов, таких как
Навальный, приговорили к коротким срокам,
чтобы заткнуть им рты.
15 декабря Путин демонстративно провел свою
ежегодную телеконференцию в прямом эфире.
Во время длившегося четыре с половиной часа
телемарафона он насмехался над теми, кто
«имеет паспорт гражданина Российской
Федерации, но действует в интересах
иностранного государства и на иностранные
деньги». Он сравнивал белые ленточки
манифестантов с презервативами, а также
заявлял, что значение имеют только результаты
голосования (подтасованные), но не количество
демонстрантов. На смену мягким разговорам
предыдущих лет пришли неприятные вопросы
зрителей. Путина застали врасплох, и он нервно
просил ведущих переходить дальше, к другим
вопросам.
А затем наступило 20 декабря, а вместе с ним
пришло потрясение. Ведущий государственный
канал НТВ показал откровенно антипутинскую
передачу. Ее авторы рассказали о массовом
митинге против Путина, открыто показали, как
освистывают Путина, как Путин расхаживает по
кремлевским коридорам на фоне угрожающей
музыки, как отчаявшиеся заявители не могут
опротестовать его заявку на переизбрание, как
повисла неловкая пауза в момент, когда Путин
попытался шутить в студии, а аудитория шутку
не оценила. Когда его спросили, что он хочет
сказать демонстрантам, Путин процитировала
устрашающую фразу гипнотизирующего своим
взглядом обезьян удава Каа: «Идите ко мне,
бандерлоги!» Также в той программе показали
молодую сексуальную женщину с белым
презервативом и белой ленточкой в руках,
которая заявила: 4
Forbes :Russia and the Putin Rules: A Pessimistic Assessment “If you understand the difference between a
condom and a ribbon, come to our
demonstration on December 24.”
This remarkable broadcast remains a mystery:
Did Putin wish to show that free speech existed
or had NTV journalists gone rogue? Perhaps
Kremlin Inc. was testing whether Putin was an
asset or liability.
More than a hundred thousand protesters
gathered on Sakharov Prospect on December 24
calling for “Russia without Putin.” Many
sported white condoms to mock Putin. Footage
found its way onto mainstream Russian
television with limited commentary.
One month has passed. The exhilaration of the
mass demonstrations has dissipated. Putin and
Kremlin Inc. remain firmly in control. Sidekick
Medvedev’s promise of an investigation of
electoral fraud is long forgotten. The feeble
opposition media has been warned. A few
officials have changed jobs, but the unpopular
head of the electoral commission remains in
place. The “illegitimate” parliament sits in
session. Rather than more opposition candidates
for the March 4 presidential election, there will
be one less. (The electoral commission ruled that
the candidate from the tiny Yabloko party failed
to get enough signatures. No candidate means no
election monitors for that party.)
The anti-Putin broadcast was one-off. State TV
instead diatribes against hoodlum demonstrators
abusing elderly by-standers and blogger-agents
of foreign governments. They counter memories
of the anti-Putin demonstrations with
unenthusiastic pro-Putin rallies. Public opinion
researchers show Putin’s ratings on the rise.
Putin has consistently rejected all offers of
dialog or intermediation. Isolated insiders call
for political reform, such as in Davos, but that is
just talk for the world elite. «Если вы видите разницу между презервативом
и ленточкой, приходите на нашу демонстрацию
24 декабря».
В этой выдающейся передаче остается какая-то
загадка. Может, Путин хотел показать, что
свобода слова все же существует? Или это
журналисты с НТВ взбунтовались? А может, это
«Кремль Инкорпорейтед» проверял, что такое
Путин сегодня: ценный актив или обуза?
24 декабря на проспекте Сахарова собралось
более 100 000 протестующих, выступивших за
«Россию без Путина». Многие пришли с белыми
презервативами, высмеивая Путина. Отснятый
на митинге материал появился на главных
российских телеканалах без особых
комментариев.
Прошел месяц. Приятное возбуждение и
опьянение от массовых демонстраций
рассеялось. Путин и «Кремль Инкорпорейтед»по-
прежнему
твердо стоят у власти. Обещание
путинского кореша Медведева провести
расследование фальсификаций на выборах
давно забыто. Немощные оппозиционные СМИ
получили предостережение. Кое-кого из
чиновников передвинули на другие должности,
но непопулярный глава Центральной
избирательной комиссии остается на своем
месте. «Незаконный» парламент проводит свои
заседания. На президентских выборах 4 марта
количество оппозиционных кандидатов не
увеличится, их даже будет на одного меньше.
(Избирательная комиссия решила, что кандидат
от крошечной партии «Яблоко» не сумел набрать
достаточно подписей. А нет кандидата – нет и
наблюдателей от выдвинувшей его партии.)
Антипутинская передача оказалась
единственной. Теперь государственное
телевидение обличает хулиганов-демонстрантов,
оскорбляющих пожилых сторонних
наблюдателей, а также блогеров, работающих на
иностранные государства. На воспоминания об
антипутинских демонстрациях власть отвечает
митингами в поддержку Путина, проходящими
без особого энтузиазма. А опросы общественного
мнения показывают, что рейтинги Путина идут в
гору.
Путин упорно отвергает все призывы к
проведению диалога и к привлечению
посредников. Отдельные люди из внутреннего
окружения призывают к политическим
реформам, например, в Давосе. Но все это лишь
болтовня мировой элиты. 5
Forbes :Russia and the Putin Rules: A Pessimistic Assessment The politically-reliable Patriarch of the Russian
Orthodox Church crushed a grass roots moral
revolt from priests and laypersons by calling for
“dialog” and warning against the dangers of
radical change.
The new American ambassador’s meeting with
pro-democracy supporters shortly after
presenting his credentials was met with furious
outrage.
Putin’s contempt for real democracy and his
dismissive attitude towards corruption remain
unwavering. He has gotten back his groove.
His December 15 response to charges of
corruption displays his chutzpah. The Russian
people do not need democracy, he assured
viewers. He (purportedly among the world’s
richest men) personally will ferret out and
punish those who are corrupt. As an example, he
accused a former cabinet member – now a
lonely member of the opposition — of
corruption.
In a remarkable display of double-talk, Putin
dismissed bloggers and demonstrators:
“If the people show their trust in me with the
highest office of president, I will unconditionally
work in their interests. Whether I have this trust
or not is not revealed on internet sites or
demonstrations. In a democratic society, trust is
shown only in voting. If I see that there is not
such support I would not stay one day longer in
office (polite applause).”
Putin’s double-talk shows the hopelessness of
the situation. Putin and Kremlin Inc. control
what Stalin used to call “the apparat” – the
electoral commission, the police, the justice
department, the courts, individual polling places,
and so on. The “apparat” decides whose names
are on ballots, who counts the votes, and how
the media reports the votes. As Stalin said: “It is
not voting, but who counts the votes.” Bloggers
can stir things up. Hundreds of thousands of
citizens can demonstrate, but the “apparat”
controls the votes, and Putin abides by the vote!
Политически лояльный глава Русской
православной церкви сокрушил нравственный
протест священников и мирян на местах,
призвав к диалогу и предупредив об опасностях
радикальных перемен.
А беседа нового американского посла со
сторонниками демократии, состоявшаяся вскоре
после вручения им верительных грамот, была
встречена с яростным негодованием.
Презрение Путина к подлинной демократии и его
попустительство коррупции остаются
неизменными и непоколебимыми. Он вернулся
на привычную для себя стезю.
Прозвучавший 15 декабря ответ Путина на
обвинения в коррупции говорит о его наглости.
Российскому народу демократия не нужна,
заверил он зрителей. Он (предположительно
являясь одним из самых богатых в мире людей)
будет лично отыскивать и карать
коррупционеров. В качестве мишени для
обвинения в коррупции он избрал бывшего
члена кабинета министров – а ныне одинокого
представителя оппозиции.
Демонстрируя прекрасное знание новояза, Путин
пренебрежительно отмахнулся от блогеров и
демонстрантов.
«Я могу вам сказать определенно: если такой
поддержки я не буду чувствовать, – а есть эта
поддержка или нет, это определяется не на
каких-то сайтах и не на площадях даже, она в
демократическом обществе определяется только
по результатам голосования – и если я увижу,
что такой поддержки нет, я ни одного дня не
останусь в своем рабочем кабинете». (Вежливые
аплодисменты.)
Путинское лицемерие демонстрирует
безнадежность ситуации. Путин и «Кремль
Инкорпорейтед» контролируют то, что Сталин
называл «аппаратом» - избирательную
комиссию, полицию, министерство юстиции,
суды, отдельные социологические службы и т.д.
«Аппарат» решает, чьи имена включить в
бюллетени для голосования, кто будет вести
подсчет голосов, и как средства массовой
информации будут сообщать об итогах выборов.
Как говорил Сталин, «дело не в том, кто
голосует, а кто считает голоса». Блогеры могут
взбалтывать ситуацию. Сотни тысяч граждан
могут выходить на демонстрации. Но «аппарат»
контролирует подсчет голосов, а Путин
подчиняется результатам голосования!
6
Forbes :Russia and the Putin Rules: A Pessimistic Assessment We will see how many demonstrators turn out
on February 4 and how they are treated. The
demonstrators’ modest goal is to force a runoff
in the March 4 election, which Putin will
handily win. He then has six years to wear down
the opposition, using increasingly harsh
measures, including strident anti-Americanism.
He then has another six years after that.
Putin is aided by the lack of credible opposition
figures. The old liberals are discredited by the
perceived failure of the Yeltsin years.
Disaffected oligarchs can be characterized as
thieves. Although Putin himself used skin-heads
when he needed them, he now paints the one
national opposition figure, Navalny, as a white
supremacist.
No mincing of words: Russia’s future is bleak.
There is no way out in the near term other than
an Egyptian Tahrir Square, which is unlikely in
Russia.
Посмотрим, сколько демонстрантов придет 4
февраля, и как с ними будут обращаться власти.
Скромная цель протестующих – добиться
проведения второго тура президентских выборов
4 марта, во время которого Путин одержит
уверенную победу. А затем у него будет шесть
лет на то, чтобы измотать оппозицию, используя
различные грубые способы, включая резкий
антиамериканизм. А после этого у него будет
еще шесть лет.
Путину помогает отсутствие заслуживающих
доверия оппозиционных фигур. Старые
либералы дискредитировали себя в период
ельцинского правления, который
воспринимается как провал. Разочарованных и
недовольных олигархов самих можно назвать
ворами и жуликами. И хотя Путин использовал
скинхедов, когда нуждался в них, теперь он
выставляет единственного общенационального
лидера оппозиции Навального в виде сторонника
превосходства белой расы.
Надо сказать прямо: будущее у России мрачное.
И в ближайшее время иного пути, кроме
российского Тахрира, просто нет. Но в России
такое маловероятно.
Автор
omdaru
omdaru37   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
177
Размер файла
99 Кб
Теги
russia, forbes, view, pessimistic
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа