close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Чжен, Тентимишева, Потоцкая статья

код для вставки
Влияние травмирующей ситуации на представление о будущем у подростков
Чжен И.Н., Тентимишева А.Н.,
Потоцкая Л.В.,
Кыргызско -Российский (Славянский) университет Кыргызская республика, г.Бишкек
Прошло уже чуть более года после трагических событий на юге Кыргызстана, произошедших в июне 2010. За это время множество организаций как государственные, так и международные, пытались проанализировать ситуацию, купировать политические, экономические, психологические последствия кризиса. Специалисты включились в оказание психологической помощи сразу после прекращения конфликтных действий. При этом одним из приоритетных психосоциальных направлений стала работа с детьми и подростками. Подростки, являясь незащищенной, уязвимой социальной группой стали жертвами эмоционального, а в ряде случаев и физического насилия.
В российской психологии активная разработка проблемы психической травмы началась после Афганистана и Чернобыля (Н. В. Тарабрина, Ю. А. Александровский, Е. М. Черепанова, Е. О. Лазебная, М. М. Решетников и др.). Особую актуальность имеют вопросы оказания психологической помощи людям, пережившим психологическую травму (В. Франкл, Дж. Митчел, Ф. Шапиро, Р. Перес Ловелле, Б. Дейте, Л. Бергман и др.). Несмотря на высокую актуальность этой проблемы, ее разработка находится на начальной стадии, особенно, в области изучения влияния травмирующей ситуации на детей и подростков. Исходя из этого, целью данного исследования является изучение представлений о будущем у подростков, перенесших травмирующую ситуацию. Высказано предположение о том, что представление о будущем у подростков, перенесших травмирующую ситуацию, деформируется. Так, перспектива будущего у подростков, переживших трагическое событие, сужается, приобретая более негативный, диффузный характер. Методологической основой исследования являются: экологическая модель развития личности У. Бронфенбреннера, теория идентичности И.С.Кона, Э.Эриксона [3]; исследования психической травмы и посттравматического стрессового расстройства (Тарабрина Н.В., Черепанова Е.М., Малкина-Пых И.Г.) [1,2,3]. Проведено исследование с помощью следующих диагностических методик: Шкала "Индекс реакций при ПТСР" (Пинус, 1987); авторская анкета с использованием методики незаконченных предложений. Выборка. В исследовании приняли участие 89 подростков в возрасте от 12 до 15 лет: из них 43 человека - были обследованы в регионах Кыргызстана и Таджикистана в 2009 году и не переживали ситуацию военных действий и 46 человек были обследованы 3 месяца спустя после этнического конфликта на юге (в Оше и Джалалабаде) в сентябре 2010 года. В группу подростков, перенесших травмирующую ситуацию, вошли как представители кыргызской, так и узбекской национальности; группу не перенесших - подростки кыргызской и таджикской национальности. Анкетный опрос и уточняющая беседа, в большинстве случаев, проводились на национальных языках респондентов. Исследование подростков проводилось на площадках безопасности, созданных ЮНИСЕФ сразу после трагических событий на юге в пострадавших районах городов Ош и Джалал-Абад. Площадки представляли собой палатки с различными материалами для игр (игрушки, карандаши, книги), а также была организована спортивная площадка для подвижных игр с мячом. Подростки, не пережившие травмирующую ситуацию, были определены в 1-ю группу; подростки, обследованные после этнического конфликта, были определены во 2-ю группу общей выборки исследования. У исследуемых подростков наблюдались некоторые признаки посттравматического стрессового расстройства. Результаты и их обсуждение. Данные наблюдений за подростками показывают, что площадки располагались как в районах, где проживали кыргызы, так и в узбекских общинах (на одной площадке очень редко можно было встретить представителя другой национальности), явно наблюдалось национальное разделение и, в большинстве случаев, неприязнь. Площадки, где исследовались представители кыргызской национальности, располагались, в основном, во дворах (как частных, так и этажных домов в микрорайоне). В целом, подростки вели себя достаточно спокойно и расслабленно, большинство из них хорошо шли на контакт, вовлекались в исследование, многие говорили по-русски. При этом, все же наблюдался повышенный уровень тревожности, двигательная активность: подростки всегда с удовольствием участвовали в активных и спортивных играх. Хотя, некоторые, наоборот, предпочитали уединяться и рисовать. Площадки, где исследовались представители узбекской национальности, располагались в узбекских районах Оша и Джалал-Абада во дворах частных домов, а также - одна в палаточном лагере, который был установлен в полностью сожженной узбекской общине. Воспитателями сообщались случаи гибели родителей некоторых подростков. В целом, ситуация была более напряженная, эмоционально-неустойчивая. Психологическое состояние взрослых и детей можно оценить как подавленное. Из-за близкого нахождения палаток друг к другу в палаточном лагере сильно нарушено личное пространство живущих рядом семей. Все эти факторы оказывают влияние на исследуемых. Подростки вели себя более замкнуто, чем в первой группе, им составляло большие трудности заполнять даже очень простые опросники. Наблюдалась повышенная тревожность, раздражительность, агрессивность, физическая активность, "цепляющееся" поведение, реакции печали, грусти, в некоторых случаях на лицах не было улыбок, мимика однообразная, плач. И дети, и взрослые говорили об отсутствии чувства безопасности и веры в будущее, доверия к стране. 1 Данные авторской анкеты. Методом контент-анализа были обработаны ответы, касающиеся будущего. Основная часть ответов на вопрос о будущей деятельности была связана с миром профессий, которые предпочли бы приобрести опрошенные подростки. Стремление обрести себя, понять свое предназначение и определиться с профессией является важной характеристикой подросткового возраста. Однако, в первой группе это стремление оказалось значимо выражено, чем во второй (φ=3,6, р<0,001), что свидетельствует о нарушении основных возрастных стремлений у подростков, перенесших травмирующую ситуацию. Для них более значимой стала спортивная, активная физическая деятельность (φ=6,2, р<0,001), что действительно является одной из характеристик посттравматического состояния (повышенная двигательная активность). Более значимо для подростков, не перенесших травмирующую ситуацию, оказалось также стремление "внести вклад в развитие общества" через свою деятельность (φ=3,5, р<0,001), а также "служить в армии" (φ=2,5, р<0,01), при том, что в травмирующей ситуации подростки второй группы более склонны заниматься домашней работой (φ=1,6, р<0,05).
Данные опросника "Индекс реакций при ПТСР" показали, что общая степень травмированности среди подростков-узбеков выше (11 баллов - средний уровень), чем среди подростков-кыргызов (7 баллов - низкий уровень). При этом, наблюдаются значимо большая выраженность у узбеков следующих показателей: событие воспринимается ими как сильный стрессогенный фактор (φ=2,1, р<0,05); расстраиваются при мысли о событии (φ=3,2, р<0,01); боятся повторения события (φ=2,1, р<0,05); пугаются, когда думают о событии (φ=1,8, р<0,05); избегают того, что напоминает о событии (φ=1,9, р<0,05); возбужденные/нервные/легко пугаются (φ=2,4, р<0,01); их преследуют навязчивые мысли о событии (φ=1,6, р<0,05), которые также вмешиваются в учебу (φ=1,8, р<0,05).(табл.1)
Таблица 1 Результаты анализа данных по "Индексу реакций при ПТСР" (в баллах и %) для кыргызов и узбеков из 2-ой группы (перенесшие травмирующую ситуацию)
ПризнакиКыргызы
n=26Узбеки
n=20φРБалл%балл% 1. Событие воспринимается как сильный стрессогенный фактор64015752,1<0,05 2. Расстраивается при мыслях о событии1173201003,2<0,01 3. Боится повторения события96018902,1<0,05 4. Пугается, когда думает о событии64014701,8<0,05 5. Избегает того, что напоминает о событии53313651,9<0,05 6. Возбуждённый /нервный/ легко пугается74717852,4<0,01 7. Хочет избежать чувств64012601,2 >0,1 8. Навязчивые мысли53312601,6<0,05 9. Плохие сны85313650,7>0,1 10. Нарушения сна96016801,3 >0,1 11. Навязчивые воспоминания5339450,7>0,1 12. Потеря интереса к ранее значимой деятельности7471470-1,4>0,1 13. Трудности концентрации внимания85315751,3>0,1 14. Отстранённость (увеличение межличностной дистанции)42710501,5 >0,1 15. Мысли о событии вмешиваются в учёбу54014701,8<0,05 16. Чувство вины3206300,7 >0,1 Таким образом, у подростков, не перенесших травмирующую ситуацию, наряду с доминирующими намерениями проявиться в профессиональной сфере, важность в представлениях о будущем приобретают также более широкие стремления (макросистема) - осознание ответственности за все общество: "принести пользу своей стране", "служить во благо родины", "мечтаю внести вклад в развитие страны". У подростков же, перенесших травмирующую ситуацию, перспектива будущего распространяется только до экзосистемы, а макросистема связана со страхом войны, имеет угрожающую тенденцию, то есть мир вне моего сообщества - небезопасен. На этом уровне мир представляется в более негативном аспекте во второй группе. Оказалось, что значимые различия в высказываниях по шкале "социальное" в макросистеме проявляется у узбеков: (φ=2,09, р<0,05), у кыргызов этот показатель практически не отличается в настоящем и будущем. Таким образом, мечты о том, "чтобы не было войны", чаще присутствуют в высказываниях узбекских подростков, перенесших травмирующую ситуацию. Проведенное социально-психологическое исследование позволило получить ряд данных, свидетельствующих о том, что переживание трагического события нарушает временную перспективу у подростков, сужает перспективу будущего, способствует негативизации, размыванию представлений о будущем, образе-идеале. В целом, в представлениях о будущем присутствует тенденция снижения творческой и социальной активности, стремления к профессиональной самореализации. Литература:
1. Тарабрина Н. В. Практикум по психологии посттравматического стресса. - СПб: Питер, 2001. - 272 с: ил. - (Серия "Практикум по психологии").
2. Черепанова Е. М. Психологический стресс: Помоги себе и ребенку //Книга для школьных психологов, родителей и учителей - 2-е изд. - М.: Издательский центр "Академия", 1997. - 96 с.
3. Малкина-Пых И. Г. Психологическая помощь в кризисных ситуациях - М.: Изд-во Эксмо, 2005. - 960 с. - (Справочник практического психолога)
1
Автор
nikbron777_85
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
58
Размер файла
54 Кб
Теги
тентимишева, потоцкая, статья, чжен
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа