close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Dir en Grey Fanfiction 22.07.08 - 17.11.09.

код для вставкиСкачать
Dir en Grey / Fanfiction / 22.07.08 - 17.11.09.
Author: Kyo
Prophet
.
Я шёл по длинному туннелю, у которого, как казалось, не было конца. Он был
похож на бесконечную комнату с двумя стенами и потолком. Влажность пушила
мои крашенные волосы, а от пробивающегося откуда-то потока горячего воздуха
мне становилось жарко. Капельки пота текли по вискам и шее.
Воздух был спёртый. а в полутьме можно было разглядеть плесень на стенах,
какие-то движущиеся точки (Жуки? Мухи? Этого было не понять), вязкую паутину
и что-то обильно стекающее с потолка.
Не ритмичное биение сердца и учащённый пульс.
Мне было трудно дышать.
Я взглянул на потолок, отчего, не заметив, вляпался в паутину и это что-то капнуло
мне на лоб...
"Кровь" - пронеслось у меня в голове и я проснулся.
-Кё... - знакомый голос, - что с тобой? Тебе не хорошо? - Да. Точно. Это Каору и я в
студии.
Я хотел ответить, но язык не поворачивался и мне было больно двигаться, тело
ломило.
-Ты заболел? - озабоченный голос Дая позади и он подошёл ко мне, дотронувшись
до лба, - Он весь мокрый.
-Я... - промямлил я, не узнавая собственного голоса, - Я заснул, - я попробовал
приподняться и огляделся вокруг, на меня волнующе уставилось четыре пары глаз.
-Он выглядит неважно, - сказал Тошия, поднимаясь со стула, - Каору, я думаю
репетицию лучше прервать.
-По-моему он правда заболел, - вмешался Шинья, перебирая пальцами свои
барабанные палочки и смотря куда-то в сторону.
Я заметил, как встал Каору и подошёл ко мне. Он невесомо дотронулся до моего
лба, щёк и остановил ладонь на плече, отчего я невольно вздрогнул.
-Дай, отвези его, пожалуйста, домой. У меня важная встреча через час. Я загляну к
нему позже, - как всегда. Он же лидер.
Дай ничего не говоря, просто кивнул и протянул мне руку. Я оттолкнул его руку и
сам пошёл к выходу, бросив спокойное "Спасибо" и не взглянул ни на одного
участника из своей группы.
Дай вышел следом.
Я сел на заднее сиденье и прикрыл глаза. Уже на протяжении двух месяцев мне
снился один и тот же сон. Я не мог выбраться из туннеля, а сон не мог закончиться.
Реалистичность этого сна приводила меня в ужас, а чем дальше я шёл, тем сквернее
становилось и страшнее. Я был абсолютно один. Я не знал, что в конце. Это не
похоже было на сон. А света в конце я не видел. Мрак.
-У тебя есть какие-нибудь таблетки дома? - Дай взглянул через переднее зеркало на
меня.
-Я не болен. Мне уже лучше. - Дай пожал плечами, завёл мотор и промямлил:
- И почему-то я тебе не верю.
Через минут двадцать он подвёз меня к моему дому.
Я собирался открыть дверь, но Дай это сделал первее меня.
Я расценил этот жест оскорбляющим и кинув недовольный взгляд, возмущённо
ответил:
-Я не баба тебе.
На что Дай только фыркнул и пошёл следом за мной.
Не включая света, я прошёл в свою комнату и лёг на кровать, достав из кармана
джинс мобильник и отключив его, бросил на тумбочку
Через несколько минут пришёл Дай и сунул мне кружку с горячим чёрным чаем. Я
вопросительно на него взглянул.
-Ты говоришь, что не болен, поэтому я не стал приносить никаких таблеток, но
чего-то согревающего тебе не помешало бы.
-Ты очень добр, - наконец вытянул из себя слова, - Спасибо за внимание, - я
похлопал его по плечу , предполагая, что сейчас он меня оставит одного в
квартире. Но он не шелохнулся.
Я поднёс кружку к губам и вспомнив о правилах гостеприимства, сказал:
-Ты извини... Если хочешь выпей чего-нибудь или съешь. В общем чувствуй себя
как дома. А я хочу просто полежать. Я устал.
Дай посмотрел на меня своими карими глазами и улыбнулся.
-Да нет, спасибо. Я сейчас уже пойду. Я хотел ещё в клуб заглянуть, так что пока! -
Он встал, направившись к двери.
-Э-э... спасибо.
Он схватился за дверной косяк, обернулся и ухмылка коснулась его губ. После чего
он вышел и закрыл за собой дверь.
Я вздохнул, провёл рукой по волосам и лбу. Ледяной, как у трупа. От этой мысли я
вздрогнул, стянул майку и не накрываясь одеялом прилёг на мягкую подушку.
"Надо написать песню" - промелькнула мысль в засыпающем мозгу.
Длинный туннель. Нечем дышать. Я наступил в какую-то жижу, обернулся и от
щемящей черноты позади, я припустился вперёд. Я услышал чей-то голос, моё
сердце дрогнуло и я споткнулся. Когда я приподнял голову, чья-то рука
дотронулась до моего лба.
Это был Каору. Я проснулся и взглядом полным волнения уставился на лидера.
Каору смотрел на меня безмятежно и даже с какой-то нежностью. Так мне
показалось, но я не знал.
-Как ты сюда попал? - первое, что пришло в голову.
-Дверь была открыта. Вот я и вошёл. Это очень неосторожно. - он слегка сдвинул
брови и похлопал себя по коленке, будто стряхивая какую-то
пылинку.
-Ты в последнее время слишком странный.
Ни вопроса, ни чего-либо ещё, просто утверждение и констатация факта.
-Ммм,- промычал я и уставился в потолок.
Некоторое время Каору молчал. И я тоже. Я вообще не хотел говорить. Да и не
знал, что говорить.
-Ты ничего не хочешь мне сказать?
-Нет. Мне нечего.
-Но я же твой друг...
"Друг" - пронеслось молнией у меня в голове и зависло. Чёрт, Каору, как ты легко
можешь сбить меня с толку.
-Ты принимаешь какие-нибудь наркотики?
Слова вспыхнули у меня в голове, не донося истинного смысла, я разозлился и
закричал:
-Как ты мог такое подумать?!
Неожиданно для меня, Каору схватил меня за запястья и прижал руки к кровати.
-Успокойся. - усмиряюще, - Я не хотел. - ослабил хватку.
Я перевёл взгляд на открытую дверь и увидел Дая, прижимающегося к дверному
косяку.
Я широко распахнул глаза и подумал: "Он не уходил?"
Дай усмехнулся и исчез из поля зрения.
-Я тебе звонил. Но твой телефон был выключен.
-Да, - сказал я, - Каору, я хочу остаться один, пожалуйста...
Каору положил какие-то листы бумаг мне на тумбочку и дружелюбно помахав
рукой, ушёл.
Я взял листы. Это были ноты. Я перевернулся на бок. Сегодня я не засну.
***
Я лежал с открытыми глазами и рассматривал узоры на обоях.
Через зашторенные занавески настойчиво пробивался луч яркого утреннего солнца.
У меня пересохло в горле и урчало в животе. Веки были тяжёлыми.
Сейчас я встану, пойду в душ и буду чувствовать себя более менее нормально.
Тянусь к тумбочке и беру телефон. Стоило мне только его включить, как он
заверещал у меня в руке - несколько сообщений и не принятые звонки.
***
Мы сидели на разных диванах за огромным прямоугольным столом.
Тошия, Каору и Дай - на одном.
Шинья - на параллельном.
А я сидел на маленьком кресле, скрестив ноги в позе лотоса, а руки положив перед
собой. Я молчал и бездумно рассматривал татуировки на руках.
В редкие мгновения я замечал, как Тошия растянув свою любимую
"голливудскую" улыбку, прижимался к Каору, когда тот увлечённо делился своими
гениальными мыслями.
Дай курил, рассматривая край стола и старался ни на кого не смотреть. А Шинья
безучастно читал какой-то глянцевый журнал.
Я не ел примерно два дня и почувствовал, как моя голова пошла кругом.
Я слегка пошатнулся и облокотился о спинку кресла, запрокинув голову назад.
Мне понравилось это ощущение и я хотел хотя бы ненадолго его задержать. Перед
глазами бегало бесчисленное множество чёрных точек. Я широко раскрыл глаза и
водил ими из стороны в сторону.
-Кё, - точки тут же растворились и я повернул голову, разозлившись на то, что
меня отвлекло. Это был Шинья.
Он придвинулся ко мне и потянул свою тонкую худощавую руку к моей.
Я отодвинул её, чуть заметно ему улыбнулся и вышел из помещения,
направившись в туалетную комнату.
Дай шелохнулся. Каору кинул беглый взгляд, а Тошия даже не посмотрел в мою
сторону.
Стоя у зеркала, я смотрел в свои собственные глаза в отражении.
У меня резко потемнело в глазах и я начал оседать.
Долбанувшись подбородком о раковину, я упал на холодный кафель.
Когда я открыл глаза, я увидел перед собой Андо.
Я сидел на полу, прижавшись к стене. Дай прислонял мокрый платок к моему лицу
и губам.
-Я вышел следом за тобой. - до меня не сразу дошло, что он сказал, - Когда я сюда
вошёл, ты уже был без сознания . Ты как?
Я посмотрел сквозь него и оскалил зубы в усмешке.
-Дай, спасибо тебе... Но не надо, ладно? У меня всё прекрасно. С кем не бывает.
Я встал и хотел выйти, но Дай меня остановил, чуть прижал к стенке и обнял.
Я замер. Тупо постоял несколько секунд, потом отодвинул его, плюнув в раковину
и вышел.
Сзади послышался смех. Я не обратил внимания.
Нет. Не получиться, мать твою!
Меня пробивал озноб. Не попрощавшись с одногруппниками, вместо лифта я
решил спуститься по лестнице.
Я услышал чьи-то шаги и меня окликнул Каору.
Я остановился и ничего не выражающим взглядом посмотрел на Ниикуру.
-Кё, поехали ко мне.
И что самое главное, я даже не смог возразить. Сталь в голосе. Как приказ.
Впрочем... Может это и к лучшему? Ха.
Я не хотел думать.
***
Тебе крепкий чай заваривать?
Я сидел на подоконнике, вглядываясь в окно. Шёл дождь. Было где-то одиннадцать
часов вечера.
Я наблюдал, как множество капель стекают по стеклу, тяжело ударяются о карниз
и продолжают своё путешествие дальше.
Это так интересно - капли. Большие и маленькие, пытаются перегнать друг друга,
сталкиваются и превращаются в одну, затем снова куда-то текут и встречаются с
другими каплями.
Это была жизнь. Их грустная и короткая жизнь.
Я закусил губу и вдавливая палец в стекло водил по его поверхности, рисуя
непонятные для самого себя узоры.
-Кё!
Я вернулся к реальности и обернулся.
-Я пять минут назад задал тебе вопрос, но ты не ответил...
Каору стоял около кухонного стола и вытирал полотенцем руки.
-Прости, засмотрелся... Повтори. - я чуть улыбнулся и слез с подоконника, садясь
за стол, подтягивая к себе пачку сигарет и пепельницу.
-Тебе крепкий чай заваривать? - он взял кружку и налил туда кипятка.
-Да. Думаю да. Ты же знаешь... Вроде. - я снова улыбнулся и подпёр ладони о
подбородком.
-Сейчас допьёшь и пойдёшь спать. Тебе нужно отдохнуть. Мне не нравится в
последнее время то, как ты выглядишь.
Последняя фраза прозвучала для меня непривычно странно.
Каору продолжил:
-Ты похудел сильно. И глаза у тебя уставшие.
Я молчал и наслаждался, вдыхая аромат горячего чая. Клонило в сон. Каору вышел
и через мгновение принёс мне полотенце.
-Иди в ванную. Спать будешь в моей комнате. Я лягу в гостиной.
Я кивнул и поблагодарил, вставая и направляясь в ванную.
Я взглянул на своё отражение и усмехнулся . У меня были красные глаза. Я
включил воду, посмотрел на зубную пасту и понял, что у меня нет с собой зубной
щётки. Я выдавил белое содержимое на палец и поводил им во рту.
"Совершенно бесполезный ритуал" - подумал я и оставил это занятие.
Я вышел из ванны и пройдя в комнату Каору, рухнул на кровать.
Она показалась мне невероятно мягкой. Постепенно меня окутала тёплая волна сна.
Этой ночью мне снова приснился кошмар...
Я проснулся в три часа ночи, ощутив чьё-то присутствие, чью-то чёрную тень. Но
кому принадлежала эта тень, я не знал.
Возможно, это всего лишь моя очередная галлюцинация.
Мои глаза привыкли к темноте и я уже мог различать в ней некоторые предметы.
***
Резкая вспышка света и мне режет глаза. Это наглое вторжение в мой мир.
Странный, сумасшедший, шизофренически-психоделический, но мой!
Я лежал на чём-то жёстком и неудобном, а вокруг суетились люди в белом. Я
судорожно начал чесать руку, оставляя на ней яркие красные полосы.
***
Я не заметил, как снова провалился в сон.
Мне показалось, что меня перенесли в другое измерение.
-Ты не спишь?
Моё сердце ёкнуло и стало чаще биться.
-Э... Каору? - хрипучий голос, я закашлялся.
Я запутался в происходящем и не мог понять, ГДЕ среди всех моих снов настоящая
реальность.
-Ты беспокойно спишь, Кё. Хочешь я побуду с тобой?
-Да. - молниеносный выплеск этого слова.
Он присел рядом и мне стало гораздо спокойней. От Каору благоухало шампунем.
-У тебя были когда-нибудь провалы в памяти? - мой голос нарушил тишину.
-Нет.- осторожность в голосе.
-А если бы тебе предсказали, что в будущем тебя ждёт потеря памяти, ты бы думал
об этом? Ты бы испугался?
-Кё, это что, интервью? - с насмешкой произнёс Каору.
-Интересно, - фыркнул я и повернулся к Каору спиной.
-Вряд ли я бы об этом думал. Зачем предугадывать будущее?
Я решил не продолжать эту тему разговора и закрыл глаза. Я пробыл у Каору два
дня, пока по его мнению я немного не оклемался.
***
Я сидел в уголке гримёрки и курил, наблюдая за колечками дыма.
Тошии укладывали причёску. Он постоянно пялился в зеркало и иногда
поворачивался к кому-нибудь из нас и задав
ал один и тот же вопрос: "Я сегодня
хорошо выгляжу?" . На что Шинья, отрывался от копания в своей миниатюрной
сумочке и награждал Тошию недоброжелательным взглядом.
Интересно, о чём он думал в этот момент? Мне действительно это интересно?
Такой всегда тихий и спокойный. Замкнутый. В своём мире. Хм... Как и мы все
впрочем.
Волки.
Одинокие волки, выбравшие путь идти в этой жизни вместе. Притворяться, играть,
терпеть или же наоборот наслаждаться...
Ха, о чём это я?
Смотрю на часы - ещё две минуты. Они тяжело тикают у меня в голове.
Я жду. Моё терпение сверх границ. И от одной мысли, что сейчас я выйду на
сцену, меня охватывает сладкое безумие.
Я жажду выплеснуть свою бушующую энергию, разрывающую меня изнутри.
Она меня переполняет и мне кажется, будто я схожу с ума.
-Пора, - Каору хлопает меня по плечу и улыбается.
Дай стоит немного позади и тоже улыбается. Я улыбаюсь им в ответ.
По-настоящему.
Вспышки прожекторов.
Крики фанатов.
Отдаться без остатка.
Экстаз.
***
Я облокотился о стенку и съехал по ней на пол. У меня в горле стоял комок и меня
слегка подташнивало.
Я срывисто дышал ртом, по моему горячему исполосованному телу катились
холодные капли пота.
Слышу, как галдят работники сцены, но мельтешений уже никаких не происходит.
Всё закончилось и скоро наступит тишина.
Давящая на мозг тишина.
Где были остальные - я не знал. Я сорвался первый и моё расплывающееся
сознание не замечало никого.
Я достал помятую пачку и извлёк оттуда не менее помятые сигареты, пошарил в
кармане чёрных джинс, пытаясь нащупать зажигалку.
Я затянулся и смесь никотина и смолы обжигающе обрушилось в моё горло. Как
остриё ножа воткнутое в шею.
Меня слегка повело. Я расслабился до предела.
Утыкаюсь головой в колени, чувствую, как ко мне кто-то подходит.
-Нас ждёт трейлер. Мы поедем в гостиницу. - это наш очаровательный
сексапильный басист, - Ты как? Собрал вещи?
-Нет надобности, - не успеваю даже шевельнуть губами, поднимаю голову и вижу
нашего лидер-сана, держащего в руке мою сумку.
Рядом, прислонившись к косяку стоит Шинья. В его взгляде отображается
бесконечная усталость. Дай приседает на корточки, беззаботно улыбается и кладёт
руку мне на плечо.
Я выдаю подобие улыбки, стараясь не показать какого мне сейчас на самом деле и
направляюсь на улицу.
Я опустошён. Сейчас я всего лишь оболочка. Пустая оболочка.
В поле зрения попадает автомат с напитками. Я подхожу к нему, выгребаю мелочь
и заказываю кофе.
В пластмассовом стаканчике мне выдаётся отвратительного вкуса чёрная жидкость.
Следом шли мои одногруппники.
Тошия неугомонно рассказывал о своих ощущениях с концерта, громко смеясь и
вставляя какие-то похабные шуточки.
Видимо, все эти эмоции предназначались лишь для Каору.
Только дебилу было не понять, что у Хары к лидеру что-то есть. Всё ещё что-то
есть. Его сейчас наигранные жестикуляции, блестящий, полный желания взгляд.
всё сами за себя говорили.
Хотя, может у них уже давно всё ещё эта связь и это я такой тупой? Пха, мне
плевать.
Он мой лидер. Ха-ха-ха.
Почему сейчас так холодно? Я дохожу до машины первый и чувствую слабость во
всём теле.
Я хочу сейчас только одного - отключить свой мозг, наподобие мобильного
телефона, рухнуть на кровать и вырубиться.
Ха, при условии, если мои "любимые" кошмары позволят это сделать.
Залезаю в машину, сажусь в самый дальний угол, в сторонку от всех.
Утыкаюсь лбом о стекло машины и устремляю взгляд куда-то в пустоту. От моего
дыхания стекло быстро запотевает. Я вытягиваю губы, прислоняю их к холодной
поверхности окна, закрываю глаза. Какое острое чувство реальности.
-Устал? - голос Каору. Такой нежный. Я открываю глаза, лидер-сан протягивает
свою руку и дотрагивается до моей.
Так легко, ощущаю тепло его ладони, внимательно осматриваю его руку, пальцы. -
Ничего, выспишься. Всё будет хорошо. - Господи, почему от тебя так веет
добротой?
Замечаю сидящего напротив Дая и искорку в его глазах. Искорка чего? Нет, я этого
не смог понять, но мне показалось, что он готов был убить Каору... или меня? Я
усмехаюсь про себя и еле заметно по моему лицу пробегает тень улыбки.
Наши гостиничные номера оказались неподалёку друг от друга. На одном этаже.
Махаю рукой всем и пытаюсь расправиться с дверным замком. Захожу, не
оглядываясь бросаю сумку и валюсь на кровать. Минуту спустя вспоминаю о
ванной процедуре и плетусь в поисках душевой кабины. Я сразу и не заметил, но
комната выглядела роскошно. Люкс? Прыскаю от смеха. Подбором гостиниц не мы
занимаемся, какая впрочем разница? Мне сейчас не нужны Сверх удобства.
Блестящая, чуть ли не прозрачная плитка, зеркальный потолок... Подставляю лицо
тёплым струям воды. Блаженство.
Когда я вышел из ванной комнаты, увидел фигуру человека, сидящего в кресле. В
полумраке я не сразу понял, что это Каору. Каору услышал шорох и повернул
голову в сторону, где стоял я, в одном полотенце, обмотанном на бёдрах. Я
подошёл поближе и сел на край кровати, вопросительно взглянув на Каору.
-У тебя привычка не закрывать дверь, - Каору слегка улыбнулся, - Вот. - и
протянул мне помятый листок.
-Что это? - я удивился, услышав свой неестественный голос, - О, музыка?
-На меня накатило вдохновение и вот, что вышло, - А я думал...Что ты
очаровательно улыбаешься лидер. Ты знал об этом? Тошия не говорил тебе об
этом? - Решил сразу поделиться.
-Спасибо, - я уткнулся в листок и сидел в какой-то растерянности.
Каору медленно встал, посмотрел на меня и улыбнувшись, сказал:
-Спокойной ночи. Не забудь закрыть дверь.
Я кивнул и лёг на кровать. Каору ушёл. Я рассматривал люстру, предполагая, что
если смотреть в одну точку, можно быстро заснуть. Мысли разрывают голову на
части, переполняют её, как наполняющаяся до верху вода в ванной... Про себя
смеюсь сравнению.
Каору... Ты сбиваешь меня с толку. Ты хоть знаешь об этом, неприступный лидер-
сан?
Не замечаю, как за градом мыслей, проваливаюсь в сон.
В полном мраке я осторожно шагаю, вожу глазами из стороны в сторону, хочу
найти хотя бы малейший намёк на тусклый свет. Страшно. Так одиноко. Я один...
Мою кисть руки неожиданно обволакивает что-то тёплое. Я хотел отдёрнуть её, но
это что-то мне не давало этого сделать, затем обволокло вторую руку, потом
талию, голову, волосы, шею. Я чувствовал, как покрывался холодным потом от
страха... и открыл глаза.
Дайске?
Говорил же Каору закрывать дверь. Пора исправляться в своих привычках, он прав.
Ты обнимаешь меня, положив голову мне на грудь, твоя рука блуждает по моему
голому торсу. Я выругиваюсь про себя, вспомнив, что не оделся, что так и остался
в одном полотенце. Я просто устал. Устал, Дайске. Но тебе ведь всё равно. Да?
-Ты бы хотя бы разрешения спросил. - как-то лениво звучит голос, тихо.
-Трогать тебя? - насмешливо произносит Дай.
-Входить без разрешения. - грубо отрезаю я.
Вместо ответа, вместо каких-либо слов, он залезает на меня сверху и прижимает
свои колени к моим бёдрам. Наклоняется ко мне и шепчет:
-Я переживаю за тебя, - замолкнув на пару секунд, добавляет, - А ты ведёшь себя,
как последняя...
-Сука? - перебиваю его я, усмехаюсь.
-Раз ты выбрал это слово сам...
Я начинаю злиться и хочу выбраться из под Дайске, но не получается. Он сильнее.
Он всегда делает так, чтобы быть в приоритете надо мной. Ведь если бы он не сел
сверху... Запинаюсь. Впрочем, он бы и так получил то, что хотел. Злюсь ещё
сильнее. На себя. Сжимаю простынь в кулаке.
Чувствую его дыхание на шее, на губах. Целует.
-Всё кончено, Дайске... - отчётливо, но с болью произношу эти роковые слова,
прямо ему в губы.
Он отстраняется. Кто кому не верит? Я? Или ты?
Луч лунного света падает в номер и я вижу, как ты внимательно смотришь на меня.
Ты слезаешь с меня, садишься у края кровати, достаёшь сигарету, но не
закуриваешь её. Просто вертишь в руке, рассматривая её.
Досада. Меня охватывает досада. Ты изменился. При другом удобном случае ты бы
просто трахнул и всё. Морщусь от своих мыслей... Или это я изменился?
-Я докажу тебе, что она для меня ничего не значила... - он прерывает ход моих
мыслей.
-...сколько таких она могло быть...а может...,- в задумчивости произношу эти слова
и от горечи, до боли, прикусываю губу. [А может и он]
Зажмуриваю глаза, не хочу больше ничего слышать, того, что слышал было
достаточно.
Он встаёт и идёт к двери.
-Докажу, Кё... - хочет прикрыть дверь, но на единицу секунд останавливается, - Ты
бы научился закрывать за собой дверь.
От удивления перевожу на него взгляд, но Дайске уже ушёл.
Завтра пресс-конференция, потом фотосессия, запись сингла, репетиция, концерт,
растянутый на несколько дней подряд, без отдыха...
Чёрт, могу я наконец забыться?
Забыть... тебя...
Забыть тебя...
Забыть тебя... пульсом в голове.
Микроавтобус подъезжает к высотке. Быстрым шагом, смотря себе под ноги,
перебираемся в здание. Машину окружила толпа фанаток. И как только им удаётся
разузнавать о наших планах так быстро? Ведь все они нас поджидают уже давно.
Они ждут... Ждут взглядов? Фотографий? Улыбок? Автографов?
Я ничего сейчас вам этого не могу дать.
Простите.
Я ненавижу давать интервью.
Тошия, Дайске, Каору... Да-да, вы как всегда будете отдуваться за нас с Шиньей.
Ведь Шинья тоже ничего не скажет.
Наша молчаливая принцесса... Хотя, нет, уже не принцесса. Может это я с тебя
пример беру? Ведь так проще. Усмехаюсь.
Усаживаемся за длинный стол, нас окружает большое количество корреспондентов
и все суют тебе под нос микрофон и задают множество вопросов. Я даже не
улавливаю, что они спрашивают. В последнее время я всё тяжелее переношу все
эти пресс-конференции и утыкаю взгляд в пол, стараясь не встречать глазами, глаза
этих вопрошающих журналистов, пытающихся залезть тебе в душу. Хотя теперь,
прежде, чем идти на интервью, мы ставим условия, чтобы вопросы, касающиеся
личной жизни не задавали... Но мне всё равно не по себе.
Дай и Тошия награждают людей очаровательными улыбками и охотно отвечают на
вопросы. Я знаю, что это их игра.
Каору злился на моё поведение поначалу, но потом как-то перестал обращать на
это внимание.
Кто-то из журналистов вдруг показывает на меня пальцем.
-Почему ваш вокалист так молчалив?
Другой тут же подхватывает:
-У Кё-сана что-то с голосом?
Тошия смеётся и говорит: "Спросите у него сами".
Каору хмурит брови и просит не трогать вокалиста, говорит о тяжёлом
предстоящем турне.
Я поворачиваю голову, смотрю на Каору и вижу в его глазах Понимание. Я
благодарен ему.
Он старался огородить меня от нападков журналистов и вопросов, на которые я всё
равно не отвечу.
По моему лицу пробежала лёгкая тень улыбки.
После изнурительного интервью, мы отправились сразу в аэропорт. В камере
хранения нас уже ожидали наши вещи. Предстоял долгий масштабный
насыщенный зарубежный тур.
Когда мы входили в самолёт, мы чуть не переругались из-за мест. Вернее, я вошёл
первый, сел у окна, в ушах были наушники и мне было плевать куда садиться, но я
наблюдал, как остальные спорят.
Тошия, видимо, хотел сесть с Каору, у окошка, но там уже сидел Шинья...и я. Дай
намеревался сесть со мной, но в итоге Каору сел ко мне, Тошия к Шинье, а Дайске
с недовольным лицом остался один. Он надел наушники, громко врубил плеер и
стал рассматривать альбом с фотографиями. Мне показалось, что всё это
получилось не случайно.
Пока мы летели, я разговаривал с Каору. Сначала мы говорили о музыке, о
предстоящем концерте, потом плавно перешли на быт, шутили и смеялись.
Я замечал мимолётные, но испепеляющие взгляды Дайске. Я старался не обращать
на него внимания и всецело устремлял своё внимание Каору.
Я закрыл глаза, меня начинало неудержимо клонить в сон. Каору, видимо решив
мне не мешать, встал с места и куда-то ушёл. Освободившееся место сразу занял
Дай. И я этого боялся. Я не хотел с ним никаким образом сталкиваться.
Он нагнулся к моему уху и прошептал:
-Никто не хочет сделать гитаристу минет?
Эта наглость меня возмутила. Я чувствовал его взгляд на себе, но не открывая глаз,
медленно произнёс:
-Тебе это уже не дано.
-А кому дано? Каору? - горькая усмешка.
-Может...и Каору. - задумчиво проговорил я и действительно попытался
представить себя с Каору.
Дайске потянулся к ремню на моих джинсах и схватился за пряжку.
А мне стало больно. Больно от того, что он хотел доказать свою любовь, если
таковая оставалась, таким образом.
Я открыл глаза. Всё как-то расплывалось перед ними.
В салоне горел свет наполовину приглушённо. Как не кстати интимно.
Я положил свою руку на руку Дая, слегка сжал её пальцами и переложил её на его
колено, полушёпотом сказал:
-Не дано, Андо.
Он скрестил свои руки на груди и как ребёнок надулся. Видимо, он ожидал другого
исхода.
Я порылся в сумке, извлёк из неё пузырёк с таблетками, вытащил одну и запил
минералкой.
-Что это? - Дайске недоверчиво покосился в мою сторону.
-Лекарства, - фыркнул я и отвернулся к окошку, избегая дальнейших расспросов.
***
Мы прилетели в 5 утра. Совершенно не выспавшихся, измотанных после перелёта,
нас посадили в автобус и повезли в очередную гостиницу.
В 8 вечера у нас должен был состояться концерт, а в шесть часов автограф-сессия.
До этих часов у нас было свободное время.
Так как мы находились бок о бок с группой по целым суткам изо дня в день, как
только появлялось свободное время, каждый куда-то испарялся.
Занимался своими делами и своей личной жизнью. О последнем я старался не
думать.
В этом туре я был намерен несколько раз перекрашиваться из светлого чёрный и из
чёрного в светлый. Таким образом в очередной раз шокировав всех, потому что я
никогда никого не предупреждал.
На самом деле я начинал уставать от этого и, кажется, не только я.
Всё меньше и меньше косметики, всё меньше и меньше ярких образов... Я горько
усмехаюсь. Так хочу кофе. Очень терпкого. Очень чёрного. Чтобы ни капли сахара.
Я освободился рано. Я, собственно, и не хотел ничем заниматься, если говорить
напрямую. Поэтому решил вернуться в свой номер и поспать несколько часов до
нашего концерта.
Я вошёл в свой номер, хотел сразу лечь в кровать, но моё внимание притянуло окно
с жалюзи. Я подошёл к нему, отдёрнул жалюзи. для моих глаз открылась печальная
картинка... Неизвестный город, нависшие тучи, моросящий дождь, мокрый
почерневший асфальт с отражением мрачного неба, людей, спешащих куда-то,
разговаривающих, смеющихся, быстро раскрывающиеся разноцветные зонты.
В моей голове возникло столько образов, столько мыслей... Я подбежал к своей
сумке, порылся и вытащил блокнот. Быстро исписал несколько листов и поставив в
конце точку, присел на кровать и откинулся назад, вглядываясь в очередной новый
потолок в моей жизни.
Я полежал совсем немного, пока в мою голову не ударила мысль показать текст
Као. Я быстро вскочил, схватил блокнот и с волнением побежал в номер лидера. Я
постоял пару секунд перед дверью и уже поднёс кулак, чтобы постучать, но
почему-то передумал и потянулся к дверной ручке. Слегка надавил на неё и к
моему удивлению она отперлась.
Я не знаю, почему она была не заперта. У меня вдруг возникло неприятное
чувство. Как будто здесь кого-то ждали и чтобы этот кто-то увидел то, что здесь
происходило. Только, кажется, никак не ожидали, что это буду я. Наверно.
Я услышал громкие стоны. По голосу я узнал кому они принадлежали. Я даже не
сомневался, что это был Тошимаса.
Я думал, моё сердце выскочит из груди или что его стуки услышат. Оно
колотилось, как сумашедшее. Я шёл против своей воли, но с желанием убедиться.
Когда коридор заканчивался, в номере было два разветвления - один ведущий в
туалет и в ванную, другой - в комнату Каору.
Дверь была приоткрыта. Я снова подумал: "Почему?" И только потом понял, что в
порыве страсти не думаешь об этих мелочах.
Но для меня это была не мелочь.
Сквозь эту щель я увидел обнажённого басиста. Идеальное тело идеальной
красоты. Я видел, как Каору слез с него и лёг на спину, подталкивая голову Тошии
себе в пах, как он раздвинул ноги. Мои руки затряслись. Тошия с похабнной
улыбочкой обвил рукой член Каороу и взял его в рот. Я был прикован взглядом к
Каору.
В этот момент я не выдержал. Я направился к выходу. Когда я вышел из номера, я
тупо уставился в блокнот.
Зачем?
Зачем?
Зачем... я это увидел?
Мне стало жутко противно, к горлу подступил комок. Не знаю почему, я
чувствовал себя осквернённым. Я рванулся с места и побежал. Я не знаю куда
бежал, я хотел к себе в номер, но не был уверен, что повернул в правильную
сторону. Меня забило в лихорадке. Я бежал, пока не врезался в кого-то, видимо
горничного или управляющего. Я прохрипел извинения и хотел помчаться дальше,
но меня схватили за руку.
-Кё! Кё! Посмотри на меня! Что с тобой?! - Это был Дай. Он испуганными глазами
пытался поймать мой бешенный взгляд.
Я опустил голову и посмотрел в пол и на ноги Дая. До боли сжал в руке блокнот и
протянул его Даю. Освободился от него и пошёл прочь.
Дай остался стоять, удивлённо уставившись в блокнот.
Я ведь знал, что они спят!
Я ведь знал об их отношениях!
Я ведь знал... Я трясу головой, откупориваю крышку маленького флакончика и
запихиваю в рот несколько таблеток. Ложусь в кровать и сплю до самого концерта.
На автограф-сессию я не явился.
***
Мы отыграли концерт. Я не видел людей. Я не видел их рук, аплодисментов, я не
видел лиц, я не слышал.
Мне показалось, что все вяло и тупо на нас уставились, как на зверей в зоопарке.
Мне показалось, что кто-то показал мне фак. Может быть, я не был уверен ни в
чём. Я просто не ожидал увидеть другую страну Такой.
Что, Кё, думал, что всё будет так легко и все будут перед тобой преклоняться?
Беспомощная публика.
Я рвал себя на сцене, я выкладывался по полной, что с меня текли ручьи пота. Я
царапал грудь, делая новые шрамы. Я орал, надрывая глотку.
Я видел, как как косился Каору, Дай, даже Тошия. Один Шинья оставался
невозмутим, будучи поглощённым игрой за своей установкой.
Они видели, как я был зол.
Они видели, как я отдавал этой тухлой аудитории все силы.
В конце мне стало плохо. Я допел до конца, выбросил микрофон в сторону и
спотыкаясь ушёл со сцены, не удостоив никого взглядом.
Меня вырвало сразу же, как я ушёл. я упал на пол и сжался в комок. Все были
заняты уносом аппаратуры и техники.
Ко мне подошёл Каору, сел на корточки и потряс за плечо. Я отмахнул его руку и
сказал, чтобы он ушёл. Он потряс меня снова, я оскалил зубы и хотел уже ответить,
но подошёл Дай. То, что было дальше было для меня ужасающим.
Дай что-то сказал Каору на ухо и Каору, изменившись в лице, разъярённо вскочил,
ударив Дая наотмашь в лицо. Дайске дотронулся до своего лица и посмотрел на
свою ладонь. Кровь. Он разбил ему нос и рассёк губу.
-Ты шлюха, Дай! Иди трахай свою следующую жертву! - таким жёстким я ещё не
слышал голос Ниикуры.
Дай видимо хотел ответить ударом на это, но вмешался я. Я встал перед Даем и
злостно, ненавидяще прорычал, обращаясь к Каору:
-У тебя уже есть шлюха, но это не Дай! - я взглянул в глаза Каору, - Дверь была
открыта. - я почувствовал себя отвратительно и не дожидаясь ответа, бросился на
улицу, в наш автобус.
Я не знаю, что на меня нашло. Там был Тошия. Он всё слышал, но он лишь
усмехнулся. Как будто видел меня на сквозь и понимал, почему я злюсь. Ты так
догадлив, Тотчи. Когда я ушёл, Дай сунул Каору мой блокнот.
Той жертвой у Дая, как выразился наш Лидер-сан, был я. Я снова не смог отказать.
Не было сил, не было ничего. Я был мёртв душой. Так мне казалось.
Только несколько таблеток и тебя уносит. Это получше всякой выпивки, учитывая
то, что я не пью!
Это заново возродившееся тело из пепла ада.
Сегодня кошмара не будет. Я был не справедлив к Каору. Отвратительный день,
который я хочу стереть из памяти.
***
Дайске поднялся с кровати, ища свою одежду. Я лёг на на спину, взял с тумбочки
пепельницу с сигаретами и прикурил от автоматической зажигалки.
-Кё, ты сегодня был так страстен, - ухмыляясь сказал Дай и посмотрел на меня. В
комнате было темно, светился лишь кончик от сигареты. Я видел сквозь оконный
свет очертания тела гитариста. - С чего бы это? В последнее время ты очень редко
бываешь таким...
-Хватит болтать, Дай. - я устало произношу слова, затягиваюсь от сигареты и
протягиваю её ему. Кажется, я переборщил сегодня с дозой. Чувствую себя как-то
совсем пьяно. Улыбаюсь ему глупой улыбкой и наблюдаю как он, не беря сигарету,
делает затяжку с моей руки.
Может быть, живя так, ни о чём не думая и просто если бы я лишь спал с тобой... Я
был бы счастлив? Про себя мотаю головой и прогоняю эти мысли. Мне этого мало.
Нет, совсем недостаточно и ты... Ты ведь никогда мне не был верен, Дай, а? Что за
бред! Мы же игрушки в руках друг друга.
Смотрю на тебя и вижу будто ты смотришь на меня усмехаясь и саркастически
говоря: "Кё, я люблю с тобой трахаться. Это так меня заводит. Мне от тебя больше
ничего не нужно." Я снова мотаю головой, но уже наяву. Это мои галлюцинации. И
ты ничего такого не говорил.
-Что-то не так? - застёгивая последнюю пуговицу на рубашке, обратился ко мне
Дайске.
-Всё супер. Иди уже к себе. - я затушил сигарету и перевернулся на бок.
Кажется, Дай хотел что-то сказать, но передумал и вышел из моего номера.
Было полчетвёртого ночи, а я не мог заснуть. Завтра снова мне будут замазывать
тональным кремом и пудрой мешки под глазами.
Из головы не вылетал Каору и произошедшая ситуация. Из-за моего состояния моё
воображение рисовало обнажённого лидера и я тянулся к нему рукой, чтобы
докаснуться. Но как только рука приближалась, Каору растворялся. Я совсем
запутался и не понимал уже даже самого себя.
Почему я до дрожи в губах думаю о тебе? Представляю тебя?
Я схватил подушку и со злостью бросил её в стену, задев декоративную вазу. Она
упала и со звоном вдребезги разбилась. Я встряхнул головой и встал с кровати,
направившись в душ.
Пока ополаскивался, опять много думал. Я вышел, накинув на себя халат, твёрдо
решив, что пойду к Каору и извинюсь перед ним, не обращая внимание на позднее
время.
Когда я дошёл до его номера, я не сразу решился постучать в дверь. Собравшись с
силами я стукнул кулаком два раза. Уверенный сильный голос известил меня, что
открыто и я могу войти. Я вошёл и сразу же наткнулся лицом к лицу с Каору. Я не
выдержал его взгляда и опустил глаза. Он ничего не ответил, просто сделал жест
пройти дальше и направился в комнату. Я последовал за ним.
Я увидел застеленную кровать... ту самую кровать... чашку нетронутого кофе на
подносе, включённый ноутбук и рядом лежащий блокнот. Мой блокнот. Свет в
комнате горел приглушённый от настольной лампы.
-Потрясающие слова, Кё. - Каору нарушил молчание первым, увидев, куда
направлен мой взгляд., - Я думаю, мы скоро сможем поработать над этой песней.
Он чуть улыбнулся и подошёл к окну, приоткрыв занавеску.
Я смотрел на его волосы, спину, руки и не способный больше испытывать эти
душевные мучения, подошёл к нему, прижался и обвил руками его талию, еле
слышно прошептав:
-Прости меня, Као...
Я не думал о том, что будет дальше, что он мне скажет, как отреагирует. Я был
возбуждён. Физически. И я знал, что это не из-за таблеток.
Я чувствовал, как внутри всё возрастает и поднимается. И я знал, что он что он
чувствует это тоже от меня.
Каору положил свои руки на мои, чуть сжал. Мы простояли так минуты две, но мне
эти минуты казались вечностью.
Но к моему горькому сожалению Каору расцепил мои руки, убрал их с талии и
тихо проговорил:
-Не надо, Кё. Ты устал. Просто выспись, ладно?
Мои глаза затуманились, мне показалось, будто ещё немного и я расплачусь, как
баба. Я при кусил до крови губу и молча, сделав несколько шагов назад,
развернулся и убежал.
На что я надеялся?!
Побыть на месте Тошии? Ощутить каково это оказаться в объятиях лидера?
Я стоял под холодной водой в душе, хватая ртом, настойчиво бьющие моё лицо
капли и удовлетворял себя. С яростью, стыдом и какой-то безнадёжной
озлобленностью. Как я добр
ался до кровати, я не помнил.
Вода из душа лилась до самого утра. Утром меня разбудил будильник.
Это был новый день. День фотосессии.
***
Было совсем темно и от этой темноты уже болели глаза. Я наткнулся на что-то и
поднял голову, увидев бесконечную лестницу из вереницы ступенек. Я стал
подниматься по ней, а она всё увеличивалась. Я побежал, спотыкаясь и снова
поднимаясь, но конца не видел. Было очень холодно и у меня дрожали руки и ноги.
Я потирал себя, чтобы согреться. Рядом со мной упал ледяной осколок и разбился,
оглушив меня своим звоном.
***
Я вскочил с кровати. Рядом надрывно звенел будильник. Я приподнялся и
отключил его. Скрипнула дверь и я перевёл взгляд на неё.
В дверях стоял Шинья. Хрупкий и потерянный.
-Кё... Ты не забыл, что у нас сегодня фотосессия?
Его голос звучал хрипло. Я мотнул головой вместо ответа и думал: Кто же тебя
прислал, барабанщик? Дайске? Каору?
-У тебя вода льётся в ванной... Ты что, не выключил её? - он растерянно взглянул
на меня и пошёл в ванну. Когда вернулся, я всё ещё лежал.
-Собирайся, Кё... - он запнулся, но продолжил, - Каору сказал, чтобы мы не
опаздывали.
Значит это он тебя прислал.
Я прикусил губу, усиленно вспоминая, что вчера происходило и моя голова шла
кругом. Я заметил настойчивый взгляд Шиньи и осилил себя ему ответить:
-Иди. Я буду через десять минут. Спасибо.
Он чуть улыбнулся и вышел из моего номера, бросив грустный взгляд на разбитую
вазу.
Я откинулся на кровать, сжав простынь в руке и потянулся к тумбочке за
таблеткой.
Я постоянно задаю себе вопрос люблю ли я?
И не могу на него ответить.
Я хочу, чтобы это было так, но в то же время боюсь.
Я привык мечтать об этом и не получать большего.
Любовь - это сплошные страдания и боль.
В своей жизни я ещё не видел обратного.
***
-Чуть левее, пожалуйста. Да, вот так. Голову выше. Посмотрите в сторону.
Я стоял в сторонке и курил. В зеркале на меня смотрел вполне свежий
симпатичный человек с ясными глазами. Я был несколько удивлён.
Вспышки фотоаппаратов ослепляли глаза.
Я старался не сталкиваться взглядом с Каору. Я всё ещё чувствовал стыд и
неудобство перед лидером и не знал, как разрушить эту стену из многогранных
чувств.
Фотосессия проходила в какой-то напряжённой тишине. Даже Тошия был
подозрительно тих и серьёзен. Шинья скромно делал всё, что ему говорили. Дайске
был, как мне показалось, чем-то озабочен и часто курил. Каору с леденящим душу
спокойствием наблюдал и принимал участие в процессе съёмки.
В какой-то момент, когда я не заметил его и размышлял о чём-то, он подошёл ко
мне, ровным голосом сказав:
-Твоя очередь, Кё. Тебя ждут.
Я потушил сигарету и чисто механически пробежал глазами по его лицу и замер.
Его тон совсем не соответствовал выражению его лица. Он внимательно уставился
на меня, прожигая глазами моё нутро.
Тут подошёл Дайске.
-Ну хватит. Время идёт. - он раздражённо потянул меня за руку к фотографам.
Ближе к вечеру мы закончили. Каору напомнил всем, что через два дня репетиция
и чтобы все были вовремя, без опозданий. После чего Тошия ему что-то шепнул и
они ушли вместе.
Я закусил губу, провожая их печальным взглядом.
***
Сегодня я купил себе новый микрофон. Хорошего качества и дорогой, новой
марки. Я хотел, чтобы на репетиции мой голос звучал чисто и громко. Я хотел
показать всё, на что способен и чтобы этому ничто не мешало.
Теперь он красовался у меня в номере на тумбочке, а я стоял у окна и наблюдал за
городом, пока ко мне не стали настойчиво стучать в дверь.
Я подошёл к двери и поинтересовался кто пожаловал. Громкий весёлый пьяный
голос, сказал мне о том, что это Андо.
У меня побежали по спине мурашки и я со злостью открыл дверь. Дайске наградил
меня мутным взглядом, захлопнул с силой дверь и взяв меня пальцами за
подбородок, поцеловал в губы. Я поморщился, ощутив сильный запах алкоголя от
него и горький привкус его губ.
Он усмехнулся мне в губы и пройдя внутрь комнаты, завалился на кровать. Я
подошёл к нему и возмущённо прорычал:
-Какого чёрта?! Тебе спать негде? Проваливай в свой номер!
Он приподнялся на локтях, рассматривая меня и взглянул на тумбочку.
-О, что это? Новый вибратор? - он пошло улыбнулся.
У меня внутри вспыхнул гнев, но я попытался сдержать себя. Он продолжил:
-А ты знаешь для чего я пришёл? Ну конечно знаешь! - он резко схватил меня за
руку и бросил на кровать. Я попытался вырваться, но он сел на меня и сжал мои
запястья. - Детка, ты сегодня меня очень разозлил с этими своими заигрываниями с
лидер-саном! - он всматривался в меня.
-Дай, я не кукла тебе! - проорал я на него и добавил уже тише, - Я же сказал, что
между нами всё кончено.
Он рассмеялся. От этого смеха мне стало не по себе и мне показалось, что я стал
ещё меньше, чем есть.
-Ты не нужен ему. У него есть Хара. Хватит забивать свой мозг этими мечтами!
-Откуда ты знаешь о чём я мечтаю? - я устало закрыл глаза.
-Ты думаешь мы с Тошией слепые? - он вдруг замолчал и стал переворачивать
меня на живот. Я вырвал руки и стал отпихивать его от себя, но он всё равно смог
перевернуть меня и заломить сзади руки, надавив на спину своим коленом.
Я услышал, как он зашуршал чем-то и с испугом понял, что он достаёт мой новый
микрофон. Он повертел его в руках и приподняв меня, раздвинул мои ягодицы. Я
весь съёжился, поняв, что он задумал и стал вырываться сильнее предыдущего. Он
навалился на меня сверху, прошептав в ухо:
-Мой маленький извращенец, ты же любишь боль? Лучше расслабься.
В другой момент я помнил только, как он вошёл в меня этим микрофоном, как я
вскричал от невыносимой боли, кусая свою руку до мяса и ощущая, как тёплая
кровь стекает по внутренней части моих бёдер.
Когда закончился весь этот ужас, я так и остался лежать. Дайске мне что-то
шептал, но я не слушал его и он ушёл. Я лежал час, два... не знаю сколько. Но я
ощущал безумное одиночество и пожирающую пустоту в моей душе. Я зарыдал в
голос и с яростью бросил на пол, рядом лежащий со мной микрофон. Он сломался
и развалился на части.
"Наверное, я сам виноват" - пульсировало у меня в голове.
Этой ночью мои руки покрылись новыми шрамами и я снова выпил несколько
таблеток, улетая в небытие и в свои кошмарные сны, написав песню с жутким
текстом.
***
Они прижимали мои руки к холодной жёсткой койке, оставляя на них следы.
Вертели в руках ненавистные шприцы с тонкими иглами и втыкали мне в вены. Я
распахивал широко глаза, уставляясь в потолок. Он расплывался перед моими
глазами и я ощущал, как содержимое шприца разливается по моим внутренностям,
делая мои руки мертвенно-ледяными. Кончики пальцев онемевали.
***
Прошло два дня.
Я вошёл в студию, пробежавшись пустыми глазами по всем согруппникам,
равнодушным кивком головы приветствуя их. Бросил сумку в угол и встал за
микрофонную стойку, показывая, что готов.
Я, как назло, помнил всё, что произошло, вплоть до мелочей. Хотя искренне желал
забыть. Хотел, чтобы в памяти наступил небольшой провал. Но... со мной вечно
происходила какая-нибудь подлая несправедливость. Впрочем, уносясь в свои
извращённые фантазии, я уверял себя, что мне пошло это на пользу.
Между одним из перерывов, я подошёл к Каору и протянул листок с песней. Все
заинтересованно переглянулись и посмотрели на лидера, а он пробежался глазами
по тексту и, подняв голову, посмотрел прямо в мои глаза.
Впервые я не отводил глаз. Впервые я чувствовал с ним зрительный контакт.
Впервые я смотрел на него с каким-то вызовом.
А он просто передал текст остальным, ничего не сказав, и взял меня за руку,
пальцами пытаясь отодвинуть край рукава. Он видел мою искалеченную руку и
понимал, что это ещё далеко не всё. Я положил свою руку на его, сказав тихо: "Не
надо", и вернулся к стойке.
Так прошла репетиция. Практически бессловесно. Если кто-то и открывал рот, то
исключительно по делу. Но напряжения я не чувствовал. Выкладывался, как мог,
что к концу репетиции немного даже охрип.
Когда все стали собираться, я прошёл мимо Каору, и он резко взял меня за руку и
попросил остаться. Я удивлённо и неосознанно одобрительно закивал. Дайске
зачехлил гитару и нахмурил брови, видимо, в знак недовольства, покинув студию
вместе с Шиньей. Тошия посмотрел на Каору.
-Ты забыл, о чём мы сегодня договаривались? - он вертел в руках ключи.
-Я помню. Я не на долго. Увидимся в десять, как и договаривались, - эти слова
Каору произнёс не глядя на Тошию.
Тошимаса слегка фыркнул, надул губы и вышел, окликая Дайске. Я тупо остался
стоять на месте. Каору сел на небольшой диван и похлопал рядом с собой, затем
взял в руки гитару.
-Я бы хотел с тобой наедине обсудить твою песню... - я подошёл и сел с ним. Он
внимательно следил за мной глазами.
В своём подсознании я признал, что испугался. Я не знал, зачем он попросил
остаться, и боялся этого. Я вздохнул с облегчением, поняв его мотив. Хотя в этот
момент только и желал, чтобы он меня обнял. Я прикусил губу, пытаясь не
позволять себе думать об этом.
-Но сначала... скажи мне, что это... - он дотронулся снова до моей руки и провёл
пальцами по ране. Рука ещё не зажила и защипала, но у меня внутри разлилось
тепло от этого прикосновения. Я вырвал руку и, закрыв лицо ладонями, сказал:
-Давай не будем об этом, Каору...
-Это Дайске? - он как будто задавал риторический вопрос. Я заткнул уши руками.
А он вдруг стал перебирать пальцами аккорды, а я невольно стал подпевать.
Мы не заметили, как время было уже за десять. Где-то часов в одиннадцать
распахнулась дверь и в студию вбежал растрёпанный Хара.
Каору встал с дивана, отложив гитару.
-Ты забыл! Ты забыл! Как ты мог забыть?! Я же ждал тебя! - он был похож на
истеричку. Орал и стучал кулаками по груди Каору.
-Я не заметил, извини. Мы как раз закончили и я собирался уходить, - Каору
пытался утихомирить обезумевшего басиста. А я стоял и молча наблюдал за этой
сценой.
В какой-то момент Тошия повернулся ко мне:
-Ты, маленький ублюдок, никогда не получишь Каору! - он сверкал слезившимися
глазами.
-Что ты несёшь! - Каору со злостью потряс Тошимасу за плечи, а я с подкатившей
резко тошнотой к горлу, ушёл из студии.
Шёл и, трясущимися руками держа сигарету, курил, делая большие затяжки до
приятного головокружения. Я был мысленно в тупике.
В моём кармане вдруг завибрировал мобильник. Я достал его, на экране светился
номер Андо. Я нажал на кнопку приёма.
-Где тебя носит?! - я чуть не оглох на одно ухо. Дайске проорал в трубку таким
ревнивым недовольным тоном, что я поразился.
-Я сейчас буду. - бесцветно сказал я и нажал "отбой". Я знал, что ему было нужно.
Я не злился на него.
Я стоял у его номера и стучал в дверь. Она была не заперта и поддалась моему
нажиму. Увидев его лежащего на кровати, я залез на него, ухмыляясь. Он
вглядывался в бездну моих глаз и, проведя пальцами по моим бёдрам, тихо, еле
слышно, проговорил:
-Что, уже зажило?
Я оскалил свои зубы и не ответил. К моему удивлению он скинул меня с себя и
показал пальцем на дверь.
-Я не собираюсь тебя трахать.
Я встал, попятился назад, пошарив рукой по тумбочке, бросил в него, что попалось
первое под руку, и выбежал.
В своём номере я уткнулся лицом в подушку, чувствуя, что совсем запутался. Рана
на руке прорвалась и кровоточила. Я слизывал кровь с неё, с наслаждением
отмечая её металлический вкус.
Это был какой-то безнадёжный четырёхугольник. Несколько таблеток в очередной
раз провалились в мой желудок.
Послезавтра мы уезжали из этой гостиницы в другой город, чужой мне страны.
***
Последние звуки музыки, последние слова, прошёптанные мной в микрофон.
Уставшие музыканты, вспотевшие фанаты с горящими глазами. Я ногтями скребу
по коже, закатываю глаза, бросаю последний взгляд на зрителей и ухожу со сцены
не оборачиваясь. Шинья излюбленно кидает палочки в зал, остальные снимают
гитары с плеч, размахиваются, запуская медиаторы зрителям и быстро
перемещаются за кулисы.
Сегодня мы были всего лишь на разогреве у одной известной группы, вместе с
какими-то ещё двумя группами. Нас ждали на этот раз.
Настроение у всех было приподнятое, не смотря на то, что были какие-то
проблемы с гостиницей и нам пришлось до этого проводить две ночи в автобусе.
Но нам не привыкать, я даже высыпался. Хотя порой хотелось человеческих
условий для существования. И одиночества - моего постоянного спутника жизни.
Когда концерт закончился, одна группа пригласила нас пообщаться к себе в
гримёрку. Мы никогда не были против общения с новыми людьми, тем более
работающих в той же сфере, что и мы.
Где-то час-два мы просидели в безмятежной лёгкой обстановке и когда стали
прощаться, один парень из группы нагнулся ко мне, тихо проговорив:
-Что за дрянь ты принимаешь?
Я молча вопросительно на него взглянул.
-Поверь, у меня большой опыт в этом. Я видел, как перед концертом ты что-то
выпил. Вот... - он быстро, пока никто не видел, сунул мне в руку какой-то
маленький свёрток. - Это получше того дерьма. - и похлопав меня по плечу, махнул
рукой в знак прощания и ушёл.
Нас привезли в нашу новую гостиницу. Она была гораздо скромнее предыдущей,
но вполне уютна.
Я сидел один в номере, в нерешительности вертя тот маленький свёрток, который
мне дал парень с концерта. Я бесконечно долго размышлял обо всём... О своей
жизни, музыке, концертах, песнях, Дае и... о Каору. Мысли о последнем меня
совсем добили и я развернул крошечный пакетик.
Забегая вперёд...
Это была моя самая большая ошибка в жизни.
***
Перед глазами всё плывёт. Чернота кажется ещё гуще. Я ступаю по мокрому
асфальту и мне так холодно, что я слышу, как стучат мои крепко сжатые зубы. В
мой мозг будто засунули кусок льда. И я сильно тру свои виски подушками
пальцев.
В другой момент температура резко меняется и становится до невозможности
жарко. Я дотрагиваюсь ладонью до стены и меня обжигает. Я отдёргиваю с ужасом
руку. Нечем дышать. Я хватаю ртом жалкие остатки спёртого воздуха.
***
Я проснулся в лихорадочном поту и с испугом уставился на человека, сидящего
рядом на кровати. Он заметил, что я зашевелился и поднёс платок к моему лбу. Я
протянул руку к его лицу, убрав с его лба несколько прядей волос от чёлки.
Я не понял, кто это был... Дай? Каору? Может Шинья? Но точно не Тошия. Может
быть просто моё выдуманное видение?
Я вырубился снова через несколько секунд, ощутив слабость и тяжесть своих век,
проспав до самого утра.
***
С того времени я стал очень нервный, ещё более неразговорчивый и странный. Всё
это по словам Каору. Но я всего лишь окидывал его невесёлым взглядом и говорил,
что всё в порядке. Он грустно покачивал головой и конечно же не верил мне.
Прошло очередное интервью, на котором я просидел молча, забившись в уголок.
Все стали как-то даже беспокоиться за меня. Но я просто погрузился с головой в
музыку и старательно избегал откровенных разговоров.
Однажды в гримёрке, после концерта, так получилось, что мы остались одни с
Дайске. Он не обращая внимания на то, что я был занят, стал приставать ко мне.
Я записывал мысли в блокнот и одновременно собирался. Я по пояс был обнажён, а
на плечах у меня весело полотенце. Он нагло обнимал меня, а я делал вид, что не
замечаю его. Я ощутил на своей шее горячее дыхание и забывшись, закрыл глаза,
оторвавшись от блокнота. Он засосал кожу на моей шее. Я инстинктивно дёрнулся
и быстро распахнул глаза, отмахнувшись от Дая, подбежал к зеркалу.
-Эй! Что за... Мать твою! Какого чёрта?! Кто тебе позволял делать мне засосы? - я
разозлился и орал на Дая, не поворачиваясь и разглядывая небольшое красное
пятно на своей шее.
Он улыбаясь подошёл ко мне сзади и обвил мою талию руками.
-Это моя метка. Пусть все видят. - ухмыльнулся Дай.
-Ну уж нет. - я хотел развернуться, но он не дал мне этого сделать, сжав мою талию
сильнее. Он нагнул меня и стал расстёгивать ремень на джинсах. Я хотел
вырваться, но почему-то неосознанно застыл, заворожённо наблюдая за нами в
отражении зеркала и за нашей меняющейся мимикой в нём. Я опёрся руками о
стекло.
Кончив прямо на зеркало, я закусив губу смотрел, как медленно стекает моя сперма
по стеклу.
Когда мы все сели в микроавтобус, я замотался шарфом и вжимаясь в сидение,
снова делал заметки в своём блокноте. Ко мне повернулся Каору:
-У тебя болит горло, Кё? - его голос звучал до боли заботливо.
Я опешил и подняв на него растеренный взгляд отрицательно покачал головой.
Несколько секунд спустя, добавил:
-Немного...
Больше в автобусе мы не говорили.
Когда мы разошлись по номерам,я сидел на полу в ванной и вертел в руке свои
таблетки и пакетик... выбрав второе.
***
У нас должна была быть репетиция... Но её не было. Я попросил Каору её
отменить, потому что я плохо себя чувствовал....
Отмазка? Я поморщился от неприязни к самому себе. Уже вечер, а я так и не
вставал с постели... и даже не раздевался.
Мы не виделись с одногруппниками с того момента, как нас привезли с концерта. Я
даже не осмелился подойти к Каору и рассказать о своём самочувствии. Я просто
позвонил ему... Смешно. Ведь наши гостиничные номера находятся неподалёку... а
я струсил.
Я снова накачался своей "любимой" дрянью и думал о том, как бы не сомкнуть
глаз, как бы вновь не погрузиться в эти больные кошмары, порождённые моей...
фантазией? Болью? Страхом? Ненавистью? Одиночеством?
Сижу на кровати, подперев колени, а на них лежит блокнот. Я исписываю его
трясущейся рукой, вырываю листы со злостью, мну их, бросая на пол.
Ничего не получается, не могу даже сосредоточиться и перебегаю с одной мысли
на другую.
Еле встав с кровати, всё-таки дохожу до душа и стою под холодной водой
несколько минут. Одеваю чистые чёрные джинсы и рубашку.
Выйдя из душа, я лёг на кровать и смотрел в потолок, чувствуя, как смыкаются
веки.
Я проснулся от стука в дверь. Посмотрел на будильник - прошло всего лишь около
часа. Жмуря глаза, растрёпанный с расстёгнутой рубашкой, я подошёл к двери и с
опаской открыл её. В дверях стоял наш Лидер-сан. Я машинально попятился от
него и нахмурившись, потёр свои виски пальцами. Молча достал пачку сигарет и
пошёл к подоконнику. Взобравшись на него и закуривая.
Каору прошёл в комнату, захлопнул дверь и посмотрел на меня.
-Я хотел узнать как ты... И убедиться, не отменять ли и завтра репетицию. - каким-
то монотонным голосом проговорил Каору.
-Всё отлично. Я завтра буду. - хмыкнул я, делая глубокую затяжку и смотря в
сторону.
-Кё, мы все переживаем за тебя.
Я повернул голову к нему, сам не понимая, что хочу прочесть в его глазах. Затушил
сигарету о подоконник, оставив на нём окурок. Каору подошёл ко мне чуть ли не
вплотную и потянулся рукой к моему лицу, но не донеся её, замер.
-Что это? - его взгляд был устремлён на мою неприкрытую шею.
Я опешил, быстро дотронулся до шеи и понял, что его смутило. Там был засос. Я
растерялся и не знал, что ответить.
-Так вот чем занимается наш вокалист? - эти слова звучали ледяным голосом, но с
какими-то ядовитыми нотками, - С кем же, позволь поинтересоваться? Случайно...
Я заткнул уши руками на мгновение и вцепился в его плечи. Я тряс его и шипел,
срываясь на крик: "Хватит!" Затем оттолкнул его и спрыгнув с подоконника,
уставился на него, сверкая глазами.
-Ты ничего не понимаешь! Ничего не видишь! Ничего! Ничего кроме работы! Ты
бесчувственный робот! Уходи к своему Харе! Оставь меня в покое! Хватит мучить
меня! Хватит! Хватит! - я орал, надрывая голос, стучал себе кулаком по
обнажённой груди и чувствовал, как мне мешает комок в горле, а глаза наполняют
слёзы.
Каору выглядел растерянным и озадаченным. Он уставился на меня, как на идиота,
видимо только начав осознавать весь смысл моих слов и медленно подойдя ко мне,
схватил за запястья, усмиряя, а потом вдруг обнял. Я застыл, беспомощно хлопая
ресницами и не понимал уже ничего в своей жизни. Я обнял его в ответ, прижимая
к себе и утыкаясь ему в грудь лицом. Я так этого хотел. По моему телу пробежали
мурашки, от соприкосновения его тёплого тела со своим.
Каору беспорядочно гладил меня по волосам, тяжело дышал. Я поднял голову,
посмотрев на него и потянул свои губы к его губам. К моему удивлению, он сам
прижался ко мне губами, начав целовать. Я не заметил, как он повалил меня на
кровать и целовал мою шею, грудь, обжигая горячим дыханием. Он положил руку
на мой пах, я глухо простонал, а Каору вдруг остановился.
-Я не могу. Это неправильно. - он попытался отстраниться от меня, но я снова,
обвив его шею руками, притянул его к себе. Сквозь поцелуи он прошептал, - Кё, ты
будешь жалеть об этом.
Но я его уже не слышал. Прижимался к нему, порывисто подавался на встречу. Он
снял с меня рубашку и джинсы, разделся сам и раздвинул мои ноги. Я похатливо
улыбался, не понимая в какой реальности я нахожусь. Он вошёл в меня, двигался в
моём теле так неистово страстно. Я стонал и слышал, как стонал он. Мы кончили
практически одновременно.
Я так и остался лежать на кровати и через какое-то время заснул. Каору ушёл к
себе в номер.
Я был не в силах о чём-либо думать.
***
Я открываю глаза и вижу перед собой силуэт в белоснежном одеянии. Без единой
складочки и тщательно застёгнутый на все пуговицы. Идеал.
Он подносит шприц к моей и так уже исколотой руке с капельницей. Я отдёргиваю
руку, но справиться с этим человеком не могу. Нет сил. Пустота в душе и горький
привкус боли на губах. Я закрываю глаза.
***
Захожу в студию, держа в руке стаканчик с кофе, от которого исходил почти
прозрачный пар и приятный обонянию аромат.
Я не опоздал. Встал во время и привёл себя в порядок, тщательно уложив волосы.
Я не знал, если честно, как себя вести после этой... Этой блаженной ночи без
кошмаров. Я теперь, кажется, совсем не думал о последствиях. Но Каору... Каору
меня не остановил, не оттолкнул. Почему?
Я долго кусал губы, задавая себе риторические вопросы.
Теперь моему взору предстала моя группа. Шинья улыбнулся, сидя за установкой,
и оторвав себя от набивания ритма, помахал мне палочкой. Дайске, окинув меня
отрешённым взглядом, достал сигарету и закурил, прикрыв веки.
На мгновение я остолбенел. Я что-то заметил в его взгляде, но не найдя ответа,
отвёл глаза и присел на диван. Каору не было. Тошии тоже. Меня настораживало
это.
Тошия пришёл минут через пять, без Каору. Он поздоровался со всеми, кроме
меня. Вернее, мне так показалось. Он просто махнул рукой не повернувшись в мою
сторону и стал подключать свой бас к колонке.
Каору пришёл последним. Строгий, уверенный, равнодушный. Я знал, что ты
сделаешь вид, что ничего не было. Но так было лучше для всех. Даже для меня.
В этот же день мы решили, что не стоит откладывать сингл на дальнюю полку и
занялись им, поочерёдно записывая партии каждого музыканта.
На следующий день какой-то журнал пишущий о Рок-культуре пригласил нас на
интервью.
Музыкальная жизнь била ключом, позволяя растворяться в ней и не думать о чём-
то постороннем.
После интервью нам предложили съездить в какой-то модный клуб. Я не любил
клубы и в последнее время благополучно пропускал похождения в эти заведения,
избегая пьяного Дайске и некоторой, со своей стороны считающейся,
обязанностью тащить его домой. Потому что так было всегда. Он всегда напивался
до беспамятства и не на чьи уговоры не соглашался идти домой, отмахивался и
что-то бубнил нечленораздельное.
И только когда я начинал его тащить к выходу, он не сопротивлялся.
Я отбросил мысли о Дайске. Сегодня мне пришлось поехать со всеми. Сказали
надо. А я принял дозу. Я знал, что по другому просто не выдержу.
Я познакомился с какой-то девушкой. Она, кажется, была начинающей
музыканткой и учила японский. Симпатичная, откровенно-вызывающая и не
высокого роста. Брюнетка. Я не помню, как оказался с ней в туалете. Я был против
подобного рода бессвязных отношений, но почему-то думал, что в этой стране
такие правила и не воспротивился её соблазнению.
Пошло улыбался, снимал её кружевной лифчик, сжимая в ладонях её грудь,
целовал набухшие соски и бездумно трахал. А она визгливо стонала моё имя и
извивалась в моих руках.
Я вышел из туалета всклокоченный и был в шоке от самого себя. По крайней мере,
она хотя бы не была моей фанаткой и вообще мало представляла себе, кто такие Dir
en
Grey
. Она одёрнула коротенькую юбку и послав воздушный поцелуй, убежала.
В гостиницу мы приехали поздно. За полночь. Я рухнул в кресло, в голове гудело.
Просидев в полудрёме некоторое время, я не выдержал давящей тишины и пошёл в
номер Каору.
У нас были странные отношения. Кажется, мы боялись друг друга, стеснялись и не
ловко чувствовали себя рядом. Это была вторая ночь, после той, когда Каору
пришёл ко мне первый. Мы снова переспали. Као был так нежен, а я так настойчив.
Отчаянно-трепетные прикосновения, горячие губы и какая-то безнадёжно-
вымученная улыбка.
Кто мы друг для друга? Что ты чувствуешь, мой холодный лидер? А я? Мы
придумали свою судьбу сами и покорились ей.
-Каору... - я водил пальцем по твоей груди и облизывал пересохшие губы, - Как ты
думаешь, они знают?
-Да. - он закрыл глаза, а я удивлённо приподнялся на локтях.
-Ты серьёзно?
-Не знаю...
Я больше ничего не сказал. Только вспомнил Тошию, который за одну репетицию
порвал несколько струн и Дая, который бесконечно прятался за своей чёлкой и пил
своё любимое пиво без остановки.
Я был в тупике. Тупик из многообразных чувств.
Я не был ни счастлив, ни рад, ни умиротворён... Мне казалось, что я только
прибавил себе проблем, волнений и беспокойства. Каору сводил меня с ума, а я
его... Только и всего. Он злился на свою слабость передо мной, но тем не менее ещё
больше стал меня опекать, а я поддавался.
***
Давит на виски. Глазам больно. Там нет конца. Это туннель без света, дорога в
бесконечность. Я ищу спасения и метаюсь по пустому пространству.
Я теряю надежду найти выход.
***
За столом на завтраке в отеле между нами была гробовая тишина. Шинья
непонимающе, в редкие мгновения, что-то пытался сказать, чтобы развеять
тишину. Дай и Каору были совершенно безэмоциональны, а Тошия сжимал пальцы
в кулаке и яростно ковырял вилкой в своей тарелке.
После завтрака ко мне подошёл Дайске. Я изумлённо на него уставился.
-Кё, я хочу тебе предложить... - я наблюдал за выражением его лица, - Поехать
завтра отдохнуть вместе со мной. С ночёвкой. В дом у реки. Мне кажется, тебе там
понравится. - он не смотрел на меня и теребил свой рукав.
Я прищурился, подумав о двух предстоящих выходных и не зная почему,
согласился на его предложение. Дай поразившись посмотрел на меня и попросил
быть готовым к десяти утра, после чего удалился.
Я шёл в свой номер и увидел Хару, который шёл на встречу мне. Когда мы
сравнялись, я приостановился. Он вдруг прижал меня к стене и в губы, прожигая
меня взглядом, прошипел:
-Ты вырыл себе яму сам, Кё. Као никогда не будет твоим! - он расцепил свою
жёсткую хватку и поправив волосы, растянулся в ехидной улыбке. Сделав
несколько шагов по коридору, он остановился и обернулся:
-Пусть ты и одержал победу... Что ночью он был у тебя, а не со мной. - он
исказился в лице, обиженно надул губы и ушёл. А я съехал по стенке на корточки и
закрыл лицо руками, просидев так минут десять.
***
Я взял с собой небольшую сумку с самым необходимым и ничего лишнего. В
десять нас с Дайске уже ждало такси. Я покорно сел на заднее сидение и
разглядывал пейзаж за окошком, пока мы ехали. Где-то через полтора-два часа мы
были на месте.
С сигаретой в зубах я выполз из такси, разглядывая окрестность. Дайске
расплатился с водителем и забрал из багажника наши сумки.
-Ничего так... Мило. - наигранно-весёлым тоном.
-Ага... Этот двухэтажный домик полностью в нашем распоряжении. - он улыбнулся
во все свои тридцать два зуба и мы вошли внутрь дома.
День прошёл тихо и безмятежно. Во время ужина мы сидели вдвоём за столом и
наш разговор совсем не клеился. Через какое-то время он стал обретать почву. Мы
болтали о какой-то ерунде и смеясь, вспоминали о разных забавных моментах
происходивших в нашей жизни. О том, как мы познакомились, о том, как
зародилась Dir
en
Grey
и как он однажды не угробил нас всех, чуть ли не попав в
аварию на машине. Закончив ужин, я сказал, что пойду спать на второй этаж.
Дайске остался в комнате.
Я лежал на кровати и не мог понять, почему Дайске так обходителен со мной. Он
даже не пил и не приставал ко мне. Я был уверен, что он придёт ночью... Ведь не
просто так он меня позвал.
А я твёрдо решил, что пошлю его куда подальше и никакого секса он от меня не
получит.
Я думал о Каору... Его властный, надменный и притягательный образ стоял перед
моими глазами. Я ворочался так до двух ночи. Дайске так и не пришёл. Не
выдержав, я встал с кровати и спустился к Даю.
В слабом свете настольной лампы, я увидел силуэт Дайске, который тихо
перебирал пальцами струны на гитаре, извлекая какую-то грустную мелодию.
-Ты что не спишь? - я удивлённо на него взглянул.
-А ты? Я думал, ты уже десятый сон видишь, вокалист. - он нагло улыбнулся.
Я чуть нахмурил брови и сел в кресло напротив Дайске. Звуки гитары меня
медленно окутали и вовлекли в сон.
***
Я увидел Дая и Каору. Безумный круговорот. Целующие меня жаркие губы,
шаркающие по телу требовательные руки, а затем резко сжимающие моё горло
пальцы. Я брыкался и расширял от страха зрачки.
***
С криком я открыл глаза и увидел Андо, который тряс меня за плечи. Мне
понадобилось несколько минут, чтобы восстановить дыхание. Я устремил взгляд
на Дая.
-Ты стонал во сне. И кричал. Ты испугал меня. - Дайске гладил меня по волосам. Я
закрыл глаза и сказал, что всё хорошо.
Выходные пролетели быстро. У нас снова начались рабочие дни. Я поблагодарил
Дая за эти, подаренные им, дни и читал по его глазам, что он был доволен.
Мы ехали на такси. Я заметил, как сгущается поток машин и в итоге мы застряли в
пробке.
Мы опаздывали на репетицию. Дай беспокойно и нетерпеливо всё время
поглядывал на часы, а я курил в окно и искоса посматривал на него.
-Что, опаздываем? - я предложил сигарету ему.
-Сильно опаздываем. - он взял из моих рук сигарету и затянулся.
Через несколько часов мы подъехали к студии. Торопливым шагом мы
перемещались по зданию и нашли наших одногруппников.
Дайске, постучав в дверь, прошёл первым. За ним я. Каору резко встал.
-Где вы были? - раздражённый голос лидер-сана.
-Прости... Пробка. Мы... В общем мы ездили на выходные... - Дайске сбивчиво
пытался сформулировать предложение.
Каору подошёл к нему, сверля взглядом, схватил его за грудки и замахнувшись
врезал ему кулаком по лицу. От сильного удара Дайске упал и дрожащей рукой
дотронулся до губы. Из неё обильно текла кровь.
Тошия и Шинья молча вжались в свои места.
-Без спроса? Научись говорить сначала! - Каору рявкнул на Дая и тут же вышел.
А я заржал. Просто истерично заржал, как ненормальный, заливая своим громким
смехом всю студию.
Дайске встал, посмотрел на меня с ненавистью и толкнув меня к стенке, вышел.
Съезжая по стене я всё ещё ржал и через какое-то время мой смех перешёл в
режущий уши плач. Шинья с Тошией сидели в шоке и не двигались.
Шинья, в какой-то момент, сорвался ко мне и обнял за плечи. Я всхлипывал. Тошия
скривился в неприятной гримасе.
Репетиции так и не было.
***
Я снова бился в истерических припадках. Сдирал с себя капельницу, пытаясь
вставать с койки, вонзал в свои запястья ногти и в отчаянии рыдал в голос. Мне
начали вкалывать снотворное и вскоре моя жизнь превратилась в бесконечные сны.
***
После того, что произошло в студии, Дайске начал меня избегать. Мне казалось,
что между нами наступила зима. Однажды я заметил, что на концерте, он так
усиленно играл на гитаре, что разбил свои руки в кровь. Я видел, как он грустно
улыбаясь, наблюдал за стекающими капельками крови по пальцам. После концерта
он даже никому не сказал об этом. Молча продезинфицировал рану и беспечно
улыбался.
Меня передёргивало от этой улыбки.
Смешно... Но только когда теряешь человека, понимаешь насколько он тебе был
дорог.
А я катился по наклонной...
Я погружался в музыку и не хотел вылезать наружу, в реальность. Я боялся
выходных и до изнемогания доводил себя на концертах. Раздирая свои щёки,
пускал живую кровь и плевался ею, награждая всех свирепым обезумевшим
взглядом, исписывал свою грудь кровавой фразой "
No
Future
", прижимаясь губами
к холодной металлической поверхности микрофона и каждый раз терял сознание
после концерта, а иногда и во время него.
Кто-то мне говорил, что такое яростное самобичевание не идёт мне на пользу, а я
только хмыкал на эти слова и продолжал изголяться над собой.
Я увеличивал дозу и промежутки между ними, напрочь забывая о днях недели. Я
отрастил бородку, в надежде, что смена имиджа мне как-то поможет. На самом
деле мне казалось, что я стал хуже выглядеть. Я смотрел на своё отражение в
зеркале и видел другого человека. Слишком вымученного, нервного и злого.
Я написал большое количество стихов.
На каком-то из концертов я сорвал голос и этот случай так взбесил меня, что все
думали, что я разнесу пол-сцены.
Ко мне часто приходил Шинья, пытаясь меня поддержать. Он уверял всех, что мне
нужна помощь, а я истерично смеялся ему в лицо и просил оставить меня в покое.
Но он не оставлял, болтал себе под нос что-то про дружбу и всё равно навещал
меня, когда мы после концерта разбредались по своим номерам.
А Каору... Я затащил его однажды в постель... или он меня. Я совсем не помню. Я
только помню противный привкус боли на губах, после нашего разговора. Мы
лежали на кровати, в полутьме, смотря в потолок.
-Кё... - он был очень осторожен, его голос был такой низкий и в то же время такой
бархатный, что я невольно закрывал глаза, вслушиваясь в него, - Кё, мы должны
прекратить это. Я так больше не могу и я вижу, что тебе тоже от этого плохо, - я
повернул голову к нему, закусив губу, но ничего не говорил, а он продолжал, - Я
дорожу тобой, но это не те чувства, которые нужны тебе. Я просто собственник.
Ревнивый собственник. Это была наша ошибка. Я люблю тебя как творческого
человека, но не больше. Если мы продолжим это - мы убьём всё в нас. Я так не
хочу... - он сглотнул, смачивая пересохшее горло от волнения, а я всё понимал...
Понимал, что это я всё испортил, что мы не должны были вообще когда-либо спать
и что я напрочь запутался в себе. Мне нужно было его отпустить, но я не думал,
что это будет так больно и сложно.
-Ты ведь любишь Тошию, Каору... - он только кивнул молча.
-Кё... Мы перепутали восхищение таланта с любовью. Нам нужно всё прекратить
сейчас, пока ещё это возможно. - я снова слышал стальные нотки в его голосе, но
он у него всё равно предательски дрожал.
-Хорошо. Считай, что с этого момента мы снова друзья. - я одарил его вымученной
фальшивой улыбкой. Я знал, что так сразу не смогу выбросить его из головы и я
знал, что это нельзя было назвать любовью.
Что, Кё, удовлетворил своё любопытство? Раскусил и познал, что же скрывается за
человеком по имени Ниикура Каору?
Я усмехаюсь. И ты знал, что я буду жалеть. И всё же я восхищаюсь тобой, лидер-
сан.
Все когда-то делают ошибки.
Когда он оставил меня одного в комнате, я лежал на спине, не двигая и не моргая
своими пустыми, на тот момент, стеклянными глазами, не способный даже плакать.
Горечь, обида, раскаяние, пустота, боль, депрессия, усталость и режущее
одиночество заполнили мою душу и я постепенно сходил с ума.
Я перестал приходить на интервью и автограф-сессии. Жизнь вокруг меня
крутилась, а мне становилось всё хуже.
На одном из концертов я переборщил с дозой. Помню, как в конце я упал и ко мне
подошёл наш басист. Тошия понимающе улыбнулся мне, протянув руку и помогая
мне встать. Я улыбался ему в ответ. Искренне.
Когда я ушёл за кулисы, то упал снова. Но на этот раз меня увезли в больницу.
***
Я помню редкие мгновения...
Я помню уколы...
Я помню посетителей, но не помню их лиц.
Я помню, как открыл глаза и увидел перед собой тебя. Того, кто был всегда рядом.
Я понял, что был жесток и не справедлив к тебе. Меня переполнили чувства и глаза
наполнились слезами.
Рядом со мной, держа меня за руку, сидел Дайске.
Я не сразу узнал его. Вместо красных волос, его лицо обрамляли тёмно-
коричневые пряди.
Я вышел из больницы вместе с ним в полной уверенности, что у меня началась
новая стадия моей жизни.
Owari.
Автор
lovediru
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
321
Размер файла
162 Кб
Теги
dir, grey, fanfiction
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа