close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

The Foreign Policy This is how you elect a fcking president

код для вставкиСкачать
 1
The Foreign Policy- This is How you elect a F*cking President ?
‘This Is How You Elect a F*cking President?’
Putin cracks down on Moscow's protesters
before the victory tears are dry on his face.
BY JULIA IOFFE
|
MARCH 6, 2012
MOSCOW — When Duma deputy Gennady
Gudkov left Pushkin Square Monday night, the
crowd --estimated
by the police at 14,000 -- was
just starting to disperse. They had stood for two
hours in sub-zero temperatures, not 24 hours
after Vladimir Putin wept after sweeping to
victory in Sunday's presidential race with
63.6
percent
of the vote. They had listened to
speeches from the whole gamut of the
opposition -- the leftists, the nationalists, Alexey
Navalny, Mikhail Prokhorov, all had their turn at
the microphone. They chanted "Putin is a thief!"
and "We are the power!" They weren't as
cheerful as they'd been in past protests, but they
were peaceful, despite the crowd of Putin
supporters that had arrived from central casting.
Gudkov, who represents the Just Russia party
and has been a central figure in this winter's
opposition protests, made sure to talk to the
police officer overseeing the whole operation
before he left for his appearance on opposition
channel RainTV. Ilya Ponomarev, another Just
Russia Duma deputy who has been a key figure
in the movement, had announced from the stage
that he would meet with anyone who wanted to
talk to him at the fountain in the center of the
square, a sort-of impromptu town hall. Navalny,
the anti-corruption activist who's become the
opposition's most natural leader, and leftist
activist Sergei Udaltsov had announced that they
weren't leaving the square, period -- an unlikely
prospect given the temperature. "He told me,
fine, let them stay and shout for a few hours,"
Gudkov said, of the police supervisor.
It didn't quite go down like that. Gudkov and his
son Dmitry, also a Duma deputy from the same
party, left Pushkin Square with a clear
conscience. «Это вы, б…дь, так президента
избираете?»
("Foreign Policy", США)
06/03/201215:28
Когда в понедельник вечером депутат Думы
Геннадий Гудков покидал Пушкинскую площадь,
толпа, численность которой, по оценкам
полиции, составляла 14000 человек, только
начинала расходиться. Люди два часа простояли
на холоде, выйдя на улицы меньше чем через
сутки после того, как публично заплакал на
митинге своих сторонников Путин, набравший на
воскресных президентских выборах 63,6 %
голосов. Они слушали речи представителей
всего спектра оппозиции – к микрофону
выходили левые, националисты, Алексей
Навальный, Михаил Прохоров. Они
скандировали: «Путин - вор!» и «Мы - власть!».
Они были не такими веселыми, как во время
прошлых протестов, но вполне мирными,
несмотря на толпу сторонников Путина, которые
выглядели так, как будто их подбирали
специально.
Представляющий в Думе партию «Справедливая
Россия» Гудков, одна из центральных фигур
протестного движения этой зимы, перед тем, как
отправиться выступать на оппозиционном
телеканале «Дождь», специально переговорил с
курировавшим операцию офицером полиции.
Еще один депутат от «Справедливой России»
Илья Пономарев, также одна из ключевых фигур
движения, заявил со сцены, что он готов
устроить своего рода импровизированную
встречу с избирателями, и побеседовать со
всеми желающими в фонтане в центре площади.
Борец с коррупцией Навальный, ставший
естественным лидером оппозиции, и левый
активист Сергей Удальцов заявили, что они не
покинут площадь – и точка (учитывая
температуру, это было маловероятной
перспективой). «Он сказал мне: хорошо, пусть
постоят и покричат еще пару часов», -
процитировал Гудков слова главного
полицейского.
Однако вышло иначе. Гудков и его сын Дмитрий,
депутат Думы от той же партии, покинули
площадь с чистой совестью. 2
The Foreign Policy- This is How you elect a F*cking President ?
Ponomarev climbed up on the granite fountain
in the center of the square, where Navalny,
Udaltsov and a few others joined them. A small
crowd of supporters -- almost all male -- stuck
around, too. When the police started shouting at
them to clear out, Navalny's bodyguard
commanded the crowd to form a tightly packed
chain around him, and the young men at the
bottom of that snow-filled empty fountain joined
up. Riot police started to sweep the square and
drag people into armored vans: holding pens on
wheels. Then the police descended into the
fountain, snatching links out of the human chain,
one by one, and dragging them to the side of the
fountain, and hurling them, like sacks of
potatoes, over the red granite border. "Hey! Toss
the next one!" one of the cops waiting up there
giggled in delight.
They got Udaltsov, Navalny, opposition figure
Ilya Yashin, a Western journalist, and
Ponomarev, who stood shouting into a
loudspeaker: "Police! Stop breaking the law!
This is a peaceful meeting!" (They quickly
released him.) All in all,
they got 250 people,
including Alena Popova, a glamorous young
media consultant and e-government evangelist
who has linked up to Ponomarev and the
opposition movement. She wasn't so lucky,
though: the police broke her arm.
Hearing about this, the Gudkovs raced back to
Pushkin Square from the television studio. By
the time they arrived, the riot police and the
OMON
special police had formed a chain and
started to push everyone out of the square. There
was plenty of room and not many people, but
they managed to get into such a formation -- a
reverse cowherd -- that people, many of them
journalists with press badges in full view, started
falling and getting trampled underfoot.
Gudkov tried to stop them in their tracks. "I'm a
deputy of the Federal Duma!" he said. "I'm a
Duma deputy!"
The police kept pushing.
"What the fuck?" Gudkov exclaimed, as the
police nearly bowled him over. "Do you hear
me? I'm a Duma deputy!"
Dmitry wasn't having any more luck, even when
he flashed his Duma ID.
Пономарев залез на гранитный фонтан в центре
площади, где к нему присоединились
Навальный, Удальцов и еще несколько человек.
Вокруг них собралась небольшая толпа
сторонников – практически одни мужчины. Когда
полицейские начали призывать их разойтись,
соратники Навального скомандовали толпе
выстроиться вокруг него в плотную цепочку.
Молодежь, собравшаяся в засыпанном снегом
пустом фонтане, так и сделала. Полиция начала
очищать площадь и затаскивать людей в
бронированные фургоны – своего рода загоны
на колесах. Затем она спустилась в фонтан и
начала по одному изымать людей из цепи,
оттаскивать в сторону и перебрасывать их как
мешки с картошкой через красный гранитный
бордюр, окружающий фонтан. «Эй! Давай
следующего!» - радостно посмеивался один из
ожидавших за бордюром полицейских.
Они задержали Удальцова, Навального,
оппозиционера Илью Яшина, одного из западных
журналистов и Пономарева, который кричал в
мегафон: «Полиция! Не нарушайте закон! Это
мирное мероприятие!» (его, впрочем, быстро
выпустили). Всего задержано было 250 человек,
включая медиа-консультанта и проповедницу
идеи электронного правительства Алену Попову,
гламурную молодую женщину, вставшую на
сторону Пономарева и оппозиционного
движения. Ей не повезло – полиция сломала ей
руку.
Узнав о происходящем, Гудковы бросились из
телестудии обратно на Пушкинскую площадь. К
моменту их появления ОМОН и обычная полиция
выстроились цепью и начали вытеснять с
площади вообще всех, кто на ней находился.
Места было много, людей - не очень, однако
полиция ухитрилась выстроиться так, что люди,
многие из которых были журналистами с пресс-
картами на одежде, начали падать, оказываясь
под ногами.
Гудков попытался это остановить. «Я депутат
Государственной думы! – заявил он. – Я депутат
Думы!»
Полицейские продолжали напирать.
«Какого х…? - закричал Гудков, когда полиция
едва не сшибла его с ног. – Вы меня слышите? Я
депутат Думы!»
Дмитрию повезло ничуть не больше, несмотря на
то, что он продемонстрировал свое депутатское
удостоверение.
3
The Foreign Policy- This is How you elect a F*cking President ?
"Motherfuckers," he grunted as the police
shoved him forward. "This is how you elect a
fucking president?"
"Where is Gennady Yurievich?" the elder
Gudkov growled when the pushing abated for a
minute, demanding to see the police supervisor
who had upended the contract. "Who is the
commanding officer here? Who?"
The police were mute.
When Dmitry Gudkov tried to get through the
line to find this commanding officer, he was
immediately detained, but released when the
officers waiting for him in the police van saw
who he was.
Why did the police show such disregard for a
government official, ostensibly a reprentative of
the people, even when he showed them proof of
his identity -- and stature?
"Because we haven't abided by the law here in
ages," Dmitry Gudkov told me afterwards,
angrily adjusting his shearling. "I was just in
Astrakhan, monitoring the vote. They wouldn't
let me into the polling stations. I was climbing
over fences to get in, even though, as a Duma
deputy, I have the right to walk into any
government office without impediment."
It was all a strange echo of the night of Dec. 5,
when thousands of people came out to Chistye
Prudy in central Moscow to protest the
fraudulent parliamentary vote the day before.
That night's protest was peaceful and the cops
stood respectfully by until a small faction tried
to march down to Lubyanka, the headquarters of
the FSB. That's when the batons rained down
and bodies were dragged kicking to the arrest
vans, and the police made the
colossal mistake
of arresting Navalny, instantly turning a blogger
into a leader of the movement. And instead of
turning people away, the violence seemed to
galvanize people: Five days later, a crowd of
50,000 showed up to Bolotnaya Square to
demand free elections and the respect of their
government.
«… вашу мать, - огрызнулся он на
выталкивавшую его полицию. - Это вы, б…дь,
так президента избираете?»
Старший Гудков потребовал дать ему поговорить
с нарушившим договоренности офицером
полиции. «Где Геннадий Юрьевич? – зарычал он,
когда полицейский строй на минуту остановился.
– Кто здесь командует? Кто?»
Полиция безмолвствовала.
Когда Дмитрий Гудков попытался пройти за
полицейский кордон, чтобы увидеться с
начальником полицейских, его сразу же
задержали, но отпустили, как только сотрудники
МВД в полицейской машине увидели, кто он
такой.
Почему полиция продемонстрировала такое
неуважение к официальному лицу, формальному
представителю народа, несмотря на то, что
депутат продемонстрировал им удостоверение,
подтверждающее его статус?
«Потому что здесь у нас много лет законы не
соблюдаются, - сказал мне, когда все
завершилось разъяренный Дмитрий Гудков,
поправляя куртку с каракулевым воротником. –
Я был в Астрахани, наблюдал за голосованием –
так меня на участки не пускали. Мне пришлось
через заборы перелезать, чтобы туда попадать,
хотя, как депутат Думы я имею право
беспрепятственно заходить в любые
государственные учреждения».
Все это странным образом напоминало вечер 5
декабря, когда тысячи людей собрались в центре
Москвы на Чистых прудах, чтобы протестовать
против прошедших днем раньше нечестных
парламентских выборов. Протест проходил
мирно, и полиция спокойно стояла в стороне,
пока небольшая группка демонстрантов не
решила устроить шествие к Лубянке, где
находится штаб-квартира ФСБ. Тут в ход пошли
дубинки и полицейские фургоны, в которые
затаскивали людей. Именно тогда полиция
сделала колоссальную ошибку, арестовав
Навального, что сразу же превратило блогера в
одного из лидеров движения. В тот раз насилие
не отпугнуло людей, а, напротив, подтолкнуло к
действиям. Через пять дней толпа из 50 000
человек вышла на Болотную площадь, чтобы
потребовать от своего правительства уважения и
свободных выборов.
4
The Foreign Policy- This is How you elect a F*cking President ?
On the eve of the presidential election,
I
wrote
that, when faced with two options in a
tense political atmosphere, Putin tends to pick
the absolute worst option. The days since -- from
his paranoiacally armored, tear-filled victory
speech when only a third of the votes were
counted, to Monday's crackdown-- seem to
continue to bear that theory out. Instead of
letting the stragglers shout in Pushkin Square
until they could no longer stand in ankle-deep
snow, to let the protest fizzle away into the very
insignificance that Putin claims they represent,
the command come down to arrest the sons of
bitches -- and mint some new martyrs. (One
lesson they did seem to learn from Dec. 5, when
they jailed Navalny for 15 days: This time, they
released him after
charging
him with a petty
offense -- organizing a protest, maximum fine
$70.)
"It's not clear what to do with the protests,"
Masha Lipman, a political analyst with the
Moscow Carnegie Center, told me a couple days
before the election. "On one hand, they're
probably thinking, ‘enough leniency, let's crack
down.' But if they do crack down, then the press
is filled with images of contorted faces and
police batons, and it's a very unpleasant picture
of Putin's first day after the election."
And Putin, it should be noted, cares about his
image in the West. At an investor conference this
fall, he courted Western capital and went on at
length about what a European country Russia
was. One of the last things he did before the
election was to invite the editors of some of the
most important European newspapers to his
dacha for an interview, partly to talk to them
about how Russian foreign policy would
continue to be friendly -- and business friendly
-- toward the West during a third Putin term. In
May, three weeks after his inauguration, Putin
will go to Chicago for the G-8 summit. How
good can an alpha dog feel if his victory --
which he clearly saw as an emotional, historical
milestone -- is marred by some roughed-up
hipsters?
Накануне президентских выборов я писала, что,
когда Путин в напряженной политической
обстановке сталкивается с необходимостью
выбирать из двух вариантов, он склонен
выбирать худший из них. События этих дней - от
параноидально агрессивной победной речи,
которую со слезами на глазах произнес Путин,
когда была подсчитана всего треть голосов, до
разгона митинга в понедельник – продолжают
подтверждать мою теорию. Вместо того, чтобы
позволить оставшимся демонстрантам
выкрикивать лозунги на Пушкинской площади,
пока им не надоест стоять по щиколотку в снегу,
и дать таким образом протестам, об отсутствии у
которых значимости заявляет Путин,
выдохнуться и сойти на нет, пришло
распоряжение арестовать мерзавцев – и создать
новых мучеников. (Впрочем, похоже, один урок
из того, что произошло 5 декабря, когда
Навального арестовали на 15 дней, власть все-
таки извлекла: на сей раз активиста отпустили,
предъявив ему мелкое обвинение в организации
протеста, грозящее ему штрафом максимум в 70
долларов.)
«Что делать с протестами, непонятно, - заявила
мне за пару дней до выборов аналитик из
Московского центра Карнеги Маша Липман. - С
одной стороны, власти, вероятно, думают:
“Хватит церемониться, пора разгонять”. Но если
они начнут подавлять протесты, прессу заполнят
фотографии искаженных лиц и полицейских
дубинок – а это крайне неудачная картинка для
первого путинского дня после выборов».
Следует заметить, что Путин заботится о своем
имидже на Западе. Это осенью на конференции
инвесторов он старался привлечь западный
капитал и много распространялся о том,
насколько Россия - европейская страна.
Незадолго до выборов он пригласил нескольких
редакторов наиболее важных европейских газет
на свою дачу, чтобы дать им интервью. Среди
прочего он постарался убедить их в том, что при
его третьем сроке политика России по
отношению к Западу – и к западному бизнесу –
останется дружественной. В мае, через три
недели после своей инаугурации, Путин
отправится в Чикаго на саммит «Большой
восьмерки». Как будет «вожак стаи» чувствовать
себя теперь, когда его победа – к которой он
явно относится эмоционально, считая ее
историческим моментом, – запятнана избиением
хипстеров?
5
The Foreign Policy- This is How you elect a F*cking President ?
Already, the chidings are pouring in. Prokhorov,
who had just met with a very welcoming,
encouraging Putin Monday morning, issued a
statement condemning the violence. "I'm
outraged by the use of force against people who
had gathered to express their civic position,"
he
said. "I am positive that the use of force and
arrest of opposition politicians could have been
avoided." "Troubling to watch arrests of
peaceful demonstrators at Pushkin
square,"
tweeted
Michael McFaul, the new U.S.
ambassador to Russia and close advisor to
President Barack Obama, with whom Putin is to
have a t?te-a-t?te in Chicago.
By 11 p.m., four hours after the protest on
Pushkin Square had started, there were few
people left. Dmitry Gudkov was trying to find
out the whereabouts of Ponomarev, Navalny,
and the others who had been arrested. A shocked
Gennady Gudkov stood talking to a scrum of
journalists -- who had themselves been roughed
up -- when a cop with a megaphone walked by.
"Go to the metro," the cop droned. "Stop your
illegal actions."
Gudkov did a double take.
"What illegal actions?" he said. "I'm standing in
the square, talking to people. I'm not even
shouting political slogans!"
I asked him how tonight's crackdown looked for
Putin, so jubilant and generous in his victory.
"Party's over," Gudkov sighed. "Party's ruined."
Упреки уже начали звучать. Прохоров, только в
понедельник утром тепло принятый Путиным, в
своем заявлении осудил насилие. «Я возмущен
применением силы к людям, которые пришли
выразить свою гражданскую позицию, -
подчеркнул он. - Я уверен, что применения силы
и задержания оппозиционных политиков можно
было избежать». «Тревожно видеть аресты
мирных демонстрантов на Пушкинской
площади», - написал в своем «Твиттере» новый
посол США в России Майкл Макфол (Michael
McFaul), советник президента Барака Обамы, с
которым Путин собирается встретиться в
Чикаго.
К 11 вечера, через четыре часа после начала
акции протеста, людей на Пушкинской площади
почти не осталось. Дмитрий Гудков пытался
выяснить местонахождение Пономарева,
Навального и прочих арестованных.
Шокированный Геннадий Гудков общался с
группкой журналистов, которым тоже заметно
досталось, когда мимо прошел полицейский с
мегафоном.
«Идите в метро, - бубнил он. – Прекращайте
незаконные действия».
Гудков был очень удивлен.
«Какие незаконные действия? –
поинтересовался он. – Я стою на площади и
говорю с людьми. Я даже политических лозунгов
не выкрикиваю!»
Я спросила его, как этот разгон протеста
выглядит для Путина, который после своей
победы были таким ликующим и великодушным.
«Кончен бал, - вздохнул Гудков. – Праздник
испорчен».
Автор
omdaru
omdaru37   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
394
Размер файла
98 Кб
Теги
foreign, president, policy, elect, fcking
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа