close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Радиоэлектронная борьба в Первой мировой войне

код для вставкиСкачать
Aвтор: Кузьмичев Иван Примечание:от автора: Качайте, чтобы попасть на сборы 2006г.,Москва, МИРЭА, военная кафедра, преп. Журавель В.П., допущен до зачета
Московский институт радиотехники электроники и автоматики
МИРЭА (ТУ)
Военная кафедра.
Реферат по дисциплине ТСП - 25, на тему РЭБ (радиоэлектронная борьба) в Первой мировой войне
Выполнил: студент 35 учебного взвода
Кузьмичев Иван
Проверил: преподаватель
Журавель В. П.
Москва 2006г.
Содержание:
- Введение 3
- РЭБ в Первой мировой войне 7
- Заключение 20
- Эпилог 21
- Список использованной литературы 23
Введение.
Зарождение радиоэлектронной борьбы началось 100 лет назад в 1895 году, когда произошел прорыв в области развития средств связи и управления, вызванный изобретением нашим соотечественником А.С. Поповым беспроволочного телеграфа, или, как его стали называть позднее, радио.
Своим появлением радио обязано в первую очередь флоту, его насущным потребностям и задачам. И именно в интересах управления силами Русского флота начинал разработку своего детища гениальный ученый А.С. Попов, служащий Морского ведомства России. И именно с военно-морских флотов развитых стран мира началось практическое внедрение радио как нового средства боевого управления.
Первые же шаги в направлении радиофикации флота, предпринятые в начале двадцатого века, показали не только несомненные преимущества и огромные потенциальные возможности радиосвязи, но также выявили и ее слабые стороны. Низкая скрытность и подверженность внешним помехам сделали радиосвязь уязвимым элементом системы управления и позволили флотским специалистам уже на ранних этапах развития радиотехники определить пути воздействия на этот элемент.
Январь 1902 года. Во время доклада российского Морского технического комитета, в котором, в частности прозвучали такие слова: "Телеграфирование без проводов обладает тем недостатком, что телеграмма может быть уловлена на всякую постороннюю станцию и, следовательно, прочтена и, кроме того, передаваемая телеграмма может быть перебита и перепутана посторонними источниками электричества. Это несовершенство приборов приобретает особую важность во время войны, когда телеграмма может быть перехвачена неприятелем или спутана и искажена им во время получения на нашем корабле" ...фактически это высказывание стало предпосылкой к созданию первой в истории России радиопомехи. Через год, в марте 1903 г. профессор А.С. Попов в докладной записке русскому военному ведомству, по сути, сформулировал идею радиоразведки и радиоэлектронной борьбы.
От слов к делу прошло около года. Первые случай ведения радиоразведки, и создания радиопомех в боевых действиях произошел в первые дни войны с Японией выдающимся русским флотоводцем и ученым вице-адмиралом С.О. Макаровым. Вступив 24 февраля 1904 года в командование флотом Тихого океана, уже 7 марта адмирал издал исторический приказ № 27 - первый официальный флотский документ в области радиоэлектронной борьбы:
Приказом предписывалось принять к руководству следующее: 1. Беспроволочный телеграф обнаруживает присутствие, а потому теперь же поставить телеграфирование это под контроль и не допускать никаких отправительных депеш или отдельных знаков без разрешения командира, а в эскадре - флагмана.Допускается на рейдах, в спокойное время, проверка с 8 до 8.30 часов утра.
2. Приемная часть телеграфа должна быть все время замкнута так, чтобы можно было следить за депешами и, если будет чувствоваться неприятельская депеша, то тогда же доложить командиру и определить, по возможности, заслоняя приемный провод, приблизительное направление на неприятеля и доложить об этом.
3. При определении направления можно пользоваться маневром, поворачивая свое судно и заслоняя своим рангоутом приемный провод, причем по отчетливости можно судить иногда о направлении на неприятеля. Минным офицерам предлагается произвести в этом направлении всякие опыты.
4. Неприятельские телеграммы следует все записывать и затем командир должен принять все меры, чтобы распознать вызов старшего, ответный знак, а если можно, то и смысл депеш.
Значение данного документа для практической постановки радиоэлектронной борьбы и радиоразведки в русском флоте неоценимо. В короткий срок практически на всех кораблях и судах флота было организовано несение вахт радиоразведки. Кроме того, под Порт-Артуром к решению этой задачи привлекалась береговая радиостанция, расположенная в районе Золотой горы.
Радиотелеграфистами эскадренного броненосца "Полтава" был выполнен очередной радиоперехват, вновь подтвердивший планы японцев в отношении проведения заградительной операции. Располагая данными радиоперехватов, командование флота своевременно усилило оборону базы. В результате этого попытка проведения заградительной операции, предпринятая в ночь на 20 апреля 1904 года, закончилась для японцев неудачей.
Среди событий того года особо следует выделить 15 апреля, когда впервые в мировой истории был сделан практический шаг от организации радиоразведки к ведению радиоэлектронной борьбы в боевых действиях на море. В этот день японцы предприняли очередной обстрел Порт-Артура корабельной артиллерией, вошедший в историческую хронику обороны крепости под названием "третьей перекидной стрельбы".
В 9 час. 11 мин. утра неприятельские броненосные крейсера "Ниссин" и "Касуга", маневрируя на зюйд-зюйт-вест от маяка Ляотешань, начали перекидную стрельбу по фортам и внутреннему рейду. С самого начала стрельбы два неприятельских крейсера, выбрав позиции против прохода Ляотешанского мыса, вне выстрелов крепости, начали телеграфировать, почему немедленно же броненосец "Победа" и станции Золотой горы начали перебивать "большой искрой" ("большой искрой" - более мощным сигналом своего передатчика; причем передатчики могли быть иногда даже одних фирм-изготовителей) полагая, что эти крейсера сообщают, с помощью телеграмм, стреляющим броненосцам о попадании их снарядов.
Об эффективности первого случая постановки радиопомех свидетельствовал контр-адмирал Ухтомский в своем докладе адмиралу Алексееву, о том, что из более чем 60 снарядов большого калибра, выпущенных неприятелем, цели не один не достиг. То есть ни в один из наших кораблей принимавших участие в сражении - попаданий не было. Это было достигнуто благодаря усилиям наших ученых А. С. Попова и С. О. Макарова. Все российские корабли были оснащены радиосредствами, и Русские моряки впервые в мире создали радиопомехи кораблям японского флота.
Эффективность организованной помехи подтверждалась и самими японцами: "Так как сношение по беспроволочному телеграфу с нашими наблюдающими судами прерывалось неприятелем находившейся на зюйд-остовом от входа берегу наблюдательной станцией, то трудно было корректировать стрельбу, и снаряды попадали недостаточно метко". Прошел всего год, а уже стали появляться первые награжденные за успехи в этой военной отрасли: радиотелеграфист миноносца "Сибирский стрелок" кондуктор Синица был награжден Георгиевским крестом за то, что при помощи радиошума "забил донесение миноносца противника об обнаружении сил Русского флота"
Указанный эпизод является первым документально подтвержденным, но не единичным примером создания преднамеренных радиопомех в ходе Русско-японской войны.
Документы также убедительно свидетельствуют, что именно России принадлежат заслуга и неоспоримый приоритет в деле перевода радиоэлектронной борьбы из области общих теоретических рассуждений в сферу конкретных практических действий. К началу Первой мировой войны Российский флот занимал в данной области передовые позиции, опережая западную военную мысль.
Значительную роль в утверждении взглядов о важном месте радиоэлектронной борьбы в боевых действиях на море сыграло Цусимское сражение. В ходе сражения командиры ряда кораблей осуществляли подавление радиосвязи японцев по собственной инициативе. Документы подтверждают это в отношении броненосца береговой обороны "Адмирал Сенявин", крейсеров "Дмитрий Донской" и "Изумруд", а также эскадренного миноносца "Громкий". Хотя эти отдельные эпизоды уже не могли повлиять на исход сражения в целом, крейсеру "Изумруд" удалось первым прорваться через боевые неприятельские порядки и дойти до русских берегов.
РЭБ в годы Первой мировой войны.
К сожалению, Русско-японская война была проиграна нами. Но появился прецедент по ведению радиоэлектронной борьбы. И хоть мнение зарубежных специалистов сводится к тому, что практическое применение средств и методов радиоэлектронной борьбы было положено англичанами и немцами в Первой мировой войне, в операции по прорыву отряда кораблей германского флота в Дарданеллы, в ходе, которой был зафиксирован взаимный обмен радиопомехами. Однако это событие произошло спустя десятилетие после Порт-Артура и Цусимы.
Россию ждали еще множество открытий, успехов и достижений, в области РЭБ, и спустя несколько лет, в 1911 г. профессором радиотехники Военно-морской академии Петровским впервые были теоретически обоснованы способы создания радиопомех и защиты от них радиосвязи. Они прошли практическую проверку на Черноморском флоте. Одновременно разрабатывались меры, позволяющие "...уходить во время сеансов радиосвязи от помех противника". Начали проводиться тренировки по созданию радиопомех и обучению работе радистов в условиях помех на кораблях Балтийского флота России.
Русско-японская война положила начало развитию радиоэлектронной борьбы, но более интенсивно радиоразведка и радиопомехи начали применяться в ходе Первой мировой войны, которые стали применяться для нарушения радиосвязи между штабами армий, корпусов и дивизий, а также между военными кораблями. Правда, это происходило лишь эпизодически, так как предпочтение отдавалось перехвату радиопередач, а не их срыву. К началу Первой мировой войны Российский флот обладал передовыми для того времени средствами и методами РЭБ. Война активизировала ее. В 1915 - 1916 гг. в Великобритании, России, Германии и Австро-Венгрии созданы радиопеленгаторы. Они позволяли путем радиоперехвата контролировать дипломатический радиообмен. Так, английской разведке удалось добыть германские шифровальные коды, и несколько лет быть в курсе радиообмена МИД Германии с зарубежными миссиями. К середине 1916 года в Русской армии насчитывалось 24 радиопеленгатора, действовавших по заданию штабов армий. Определяя месторасположение радиостанций, они помогали выявлять районы расположения штабов войсковых соединений и объединений, время и направление их перемещения. Используя данные радиопеленгования, радиоразведка получила возможность по типам, количеству и расположению радиостанций вскрывать группировку войск, ее изменения, а иногда и намерения противника. В Русской армии при штабах армий были радиоразведывательные группы. И все же следует отметить, что созданные радиосредства в основном использовались для обеспечения связи, выявления каналов связи противника и перехвата передаваемой по ним информации. Помехи радиосвязи применялись в ходе боевых действий военно-морских сил и сухопутных войск эпизодически, так как воюющие стороны отдавали предпочтение перехвату радиопередач, а не их срыву. Для создания помех использовались обычные средства радиосвязи, а в германской армии - специальные станции радиопомех. В комплекте немецких станций радиопомех, кроме передатчиков помех, имелись радиоприемные устройства, обеспечивающие радиоперехват и наведение передатчиков радиопомех на цели.
Радиоразведка получила значительно большее развитие, чем радиопомехи. Этот новый для того времени вид военной разведки позволял без непосредственного соприкосновения с противником добывать ценную информацию о его группировке, действиях и средствах управления. Основными источниками радиоразведывательных сведений являлись открытые радиопередачи неприятеля. Радиоразведка добывала ценные разведывательные данные, следила за перемещением войск и вскрывала замыслы командования в результате изучения особенностей работы, позывных, рабочих частот, стабильности частоты и тона сигналов радиостанций, интенсивности радиопередач, "почерка" радистов, а также малейших нарушений правил радиообмена и выявления вновь появившихся радиостанций. Так, Русская радиоразведка, обнаружив работу германских радистов, отличавшихся от австро-венгерских четкостью и краткостью работы, выявила появление на фронте в апреле 1915 года новых германских корпусов, переброшенных в Галицию с других фронтов.
В середине первой мировой войны делались первые попытки проведения радиодезинформации. Так, весной 1916 года командование западного русского фронта старалось скрыть направление подготавливаемого на март наступления, для чего развернуло севернее города Молодечно (Минская область) радиостанции, поддерживающие радиосвязь со штабами 4-й и 10-й армий. Немцы, разведав работу радиостанций, подтянули в этот район резервы. Но впоследствии, раскрыв радиодемонстрацию с помощью воздушной разведки, они передали русским открытую радиограмму: "Пожалуйста, не беспокойтесь, все это мистификация". Этот пример показывает, что радиообмен может иметь успех только в сочетании с другими мерами введения противника в заблуждение, проводимыми в боевых действиях. В 1914 г. русское командование ввело шифрование радиопередач, что значительно затруднило радиоперехват и создание преднамеренных помех противником. В 1916 г. было отмечено проведение радиодезинформации англичанами.
Выдающимся примером французского электронного шпионажа стал перехват длинного сообщения переданного немецкому послу в Париже из Министерства иностранных дел Германии, в котором содержалось нота об объявлении войны, предназначенная для передачи правительству Франции. Французы, уже взломавшие код, которым было зашифровано сообщение, не только перехватили отправленное сообщение, но и исказили ее содержание до такой степени, что посол Германии сначала не смог ничего в нем понять, а французы тем временем получили драгоценное время для приготовления к мобилизации.
Во время Первой мировой войны перехват дипломатических радиограмм достиг невероятных размеров. Британские разведслужбы взломали сверхсекретные немецкие коды и в течение трех лет имели возможность перехватывать и дешифровать все сообщения, которые Министерство иностранных дел Германии посылало своим зарубежным посольствам. Британцам удалось держать это в тайне и лишь слегка намекнуть об этом своим американским союзникам, когда немцы, которые совсем не подозревали об утечке информации из своих разведслужб, пытались подтолкнуть Мексику вступить в войну обещанием содействия в аннексии американских штатов Техас, Аризона и Нью-Мексико. Однако с электронной точки зрения, Первая мировая война запомнилась главным образом несколькими важными событиями, которые могут рассматриваться как истинное начало РЭБ.
В 1914 году, сразу же после того, как Великобритания объявила войну Германии, в Средиземном море произошло примечательное событие. Британский крейсер "Глочестер" скрытно следовал по пятам за немецкими крейсерами "Гоэбен" и "Бреслау", которому был отдан приказ, сообщать по радио обо всех передвижениях немецких кораблей в Адмиралтейство в Лондоне. Затем, Адмиралтейство могло бы отдать приказ своему Средиземноморскому флоту перехватить и уничтожить два немецких крейсера: однако к сожалению, британцы понятия не имели, каким маршрутом пойдут крейсеры, поскольку они могли проследовать в Италию, в то время нейтральную, или пойти в дружественные турецкие порты. Радиопередачи между "Глочестером" и Адмиралтейством были перехвачены немецкими крейсерами, которые, улучшив момент, решили оторваться от своих преследователей, расстроив их радиосвязь. Они сделали это, передавая хаотический шум на рабочей частоте британцев. Британцы меняли частоты радиопередач несколько раз, но безрезультатно. Немецкие корабли внезапно изменили курс и полным ходом направились в дружественные территориальные воды турецкого пролива Дарданеллы. Этот случай постановки помех радиосвязным средствам может рассматриваться как первое реальное применение РЭБ, поскольку впервые в истории электромагнитные волны использовались не для связи, а для создания помех радиосвязи противника.
РЭБ использовалась также, хотя и менее явно, на фронтах Европы. За несколько лет до начала Первой мировой войны, Австрия и Франция создали специальные подразделения, которые перехватывали армейские радиосообщения. Германия не организовывала такой службы в течение первых нескольких месяцев войны, что довольно странно, поэтому Австрия снабжала немецкую разведку драгоценной информацией выуживаемой из перехваченных радиосвязных сообщений противника. Справедливости ради следует отметить, что и множество других стран также как и Германия, не спешили понять важности перехвата радиопередач противника. Французы, также были хорошо организованны в этой области и с самого начала Первой мировой войны перехватывали и дешифровали радиопередачи немцев, которые подобно русским на Восточном фронте, необъяснимо совершали разнообразные серьезные ошибки в использовании радио. К этому времени командования различных стран и их штабы начали понимать и должным образом оценивать оперативные преимущества, которые могут быть получены от перехвата радиопередач противника и требовали большей поддержки этой новой области. Таким образом, родился электронный шпионаж - деятельность, которая должна была играть все более и более важную роль в современной войне. Цель состояла в том, чтобы перехватывать, записывать и анализировать все сообщения передаваемые противником обычным и зашифрованным текстом, включая и те, которые были едва обнаруживаемы (принимаемы). Для дешифровки кодированных сообщений использовались дешифровщики. Им, для этой работы, необходимо было перехватить как можно больше кодированных сообщений противника. Статистические методы, типа подсчета количества характерных фраз таких как "в ответе на" или "ничего нового", обеспечивали информацией, которая была чрезвычайно полезна для взлома кода противника. Однако для сбора необходимых сведений, не всегда было обязательно расшифровывать все кодированное сообщения противника. Жизненно важная информация о расположении противника и его намерениях почти всегда могла быть получена при начальном анализе радиосообщений. Для улучшения приема радиопередач противника, приемные устройства были оборудованы усилителями, в которых было применено совсем недавно сделанное изобретение - электронная или усилительная лампа. Чтобы перехватывать радиопередачи противника, первое, что необходимо сделать, это, очевидно, найти частоту, на которой ведет радиопередачи противник. Поэтому, в военное время она часто меняется для сохранения тайны и высококвалифицированным операторам, проводящим часы, настраивая свои приемники, требуется большое терпение, чтобы ее найти. Как только частота будет обнаружена, все радиопередачи принимаются и записываются до тех пор, пока противник не изменит частоту. В течение Первой мировой войны обе стороны также экспериментировали и с электронным обманом в его самых простых формах, типа ведения ложных передач, фиктивных обменов радиограммами и других подобных уловок для введения в заблуждение противника. Сообщения, передаваемые по проводным линиям связи были, также уязвимы к перехвату противником. На фронте, между подразделениями, телефон был обычным средством связи, и поэтому были изобретены иные способы подслушивания связи противника. Во время окопной войны, войска главным образом использовали однопроводные, с заземлением телефонные системы. Поскольку единственный провод находился на своей территории, то военное командование было убеждено, что противник мог подслушать их разговоры, только непосредственно подключившись к линии. Их нисколько не волновало подслушивание и, поэтому, они не предпринимали никаких мер предосторожности. Это убеждение, как, оказалось, было полностью необоснованным и первым кто узнал об этом, был Британский экспедиционный корпус во Франции, который уже в 1915 году начал понимать, что немцам удается предвидеть и препятствовать их операциям с раздражающей регулярностью. Все выглядело так, как будто немцы получали копии приказов о запланированных наступлениях британских войск. На самом же деле, немцы создали аппарат, который посредством сети медных проводов или металлических прутов, вкопанных как можно ближе к линиям противника, мог принимать даже самые слабые токи, создаваемые заземлением британской телефонной системы. Блуждающие токи заземления и утечки принимались и усиливались с помощью недавно изобретенной, очень чувствительной усилительной лампы. Таким образом, немцы имели возможность воспользоваться бессистемным применением противником телефонов, перехватывая их сообщения через заземление. Как только эта оригинальная система была обнаружена, британцы немедленно придумали аппарат, способный блокировать распространение звука через землю в пределах некоторого радиуса от источника излучения. Это устройство не только положило конец перехвату противником телефонных разговоров, но также и привело к разработке новой системы перехвата телефонных разговоров через землю. Новая система, которая стала применяться в следующем году и имела большое количество электронных ламп и других сложнейших технических устройств, была способна перехватывать телефонные разговоры на расстоянии 4 - 5 тысяч метров. В течение последних двух лет войны такие системы телефонного подслушивания стали настолько эффективными, что на Западном фронте, военные командования различных стран, понимая недостатки телефона, значительно ограничили его использование. С самого начала войны военные инженеры, и специалисты посвятили свои усилия созданию более сложного оборудования предназначенного не только для улучшения связи между своими подразделениями, но также и для обнаружения и определения местоположения радиостанций противника. Это стало возможным после изобретения радиогониометрической системы итальянским ученым профессором Артомом, который обнаружил свойство "ориентации" рамочной антенны; то есть способности такой антенны самоориентироваться на направление прихода электромагнитного излучения. Антенна Артома использовалась в радиопеленгаторе Беллини-Този, который состоял из двух перекрещивающихся рамок и был идеален для обнаружения направления прихода радиоизлучения на средних и длинных волнах. Гильермо Маркони, за несколько лет до этого переехавший в Англию, усовершенствовал метод, изобретенный его соотечественником Артомом, использовав новый, чрезвычайно чувствительный ламповый усилитель, способный принимать даже самые слабые сигналы, которые обычные детекторные радиоприемники не были способны обнаружить. Уже в 1914 году новое оборудование позволило начать перехват электромагнитного излучения противника и определять направление его прихода и, таким образом, определить местоположение радиопередатчика. Радиопеленгатор, таким образом, стал неоценимым инструментом электронного шпионажа и получения информации о противнике. В те дни использование радио вооруженными силами было не столь широко распространено, поэтому определение местоположения радиостанции противника почти всегда указывало на присутствие в этом районе большого воинского подразделения; кроме того, дислокация радиостанций давала очень ясное представление об организации фронта противника, а изменение координат радиостанций - довольно точную картину передвижения войск. У французов и британцев эта область деятельности была особенно хорошо организована и, начиная с 1915 года, они начали использовать эффективные радиогониометрические системы перехвата, которые позволяли им определять местоположение крупных подразделений противника, передвижение войск и планы наступлений. Все это очень способствовало успеху Союзников в изматывании противника и принуждении его действовать в статическом положении, что сильно его истощало.
Радиопеленгатор принес наибольшие успехи в морских операциях Первой мировой войны. Британцы в особенности достигли выдающихся успехов в определении перемещения немецких подводных лодок, которым было необходимо всплывать и передавать информацию своему командованию. Большое количество потопленных в те дни подводных лодок можно следует отнести к применению британцами радиопеленгаторной системы, которая снабжала противолодочные корабли информацией о передвижении подводных лодок противника. Фактически, британцам было не трудно получить такую информацию, поскольку немецкие подводные лодки, пользуясь радиосвязью, не предпринимали никаких мер предосторожности. Оборудованные мощными передатчиками, работающими на частоте 750 Кгц, немецкие подводные лодки всплывали в установленное время для передачи длинных сообщений своему командованию. Эти радиограммы были довольно стереотипны, что очень облегчало работу не только дешифровщиков, но также и британских операторов радиопеленгаторов, которые определяли направление излучения радиопередач и точное местоположение подводных лодок. Технический прогресс в области радио и в смежных с ним областей, сделал возможным создание небольших по размерам и более легких радиопеленгаторов, которые могли переноситься секретными агентами. Аппарат такой разработки использовался немцами при налетах их дирижаблей на Англию. Когда немцы начали ночные бомбежки Лондона, они поняли, что им придется решить проблему достижения цели в темноте. Сначала, на немецких дирижаблях использовали астронавигационные системы, но их применение оказалось неудовлетворительным вследствие непригодности самих дирижаблей для этой цели и метеоусловий: тумана и облаков. Так что немцы отказались от этих систем и перешли вместо них на большой дальности систему радионаведения, в которой использовалась сеть передатчиков, установленных в Германии. Однако и эта система оказалась неэффективной, поскольку бортовые приемники не имели достаточной точности, расстояние было большим, и возникали ошибки, вызванные многолучевым приемом ночью. В конце концов, немцы забросили в Англию секретных агентов, которые прямо в домах на окраинах Лондона устанавливали портативные радиомаяки. Оттуда они имели возможность наводить дирижабли на цели с достаточной точностью, несмотря на темноту и туман. Однако присутствие в эфире странных электромагнитных сигналов незадолго перед бомбежками скоро вызвало подозрения у секретной британской службы, которая, используя радиопеленгаторы, установленные на автомашинах, начала систематический поиск источников такого излучения. Немецкие дирижабли совершали серьезные ошибки, пользуясь радиосвязью. Они, так же как и подводные лодки, всегда передавали на одной и той же частоте и всегда использовали один и тот же код для связи с наземными станциями. И, кроме того, они летали на довольно малой скорости. В целом, британцам не составляло особого труда узнавать, когда будет совершен налет на Лондон. Британцам, также достаточно легко удавалось узнать, в каких зданиях расположились немецкие агенты и арестовать их. Вместо демонтажа таких конспиративных радиопередатчиков, британцы, однако использовали их на следующую ночь для наведения дирижаблей на безлюдные районы на побережье Северного моря, где их поджидали британские самолеты-истребители. Результатом стало полное уничтожение немецких дирижаблей. После этого дирижабли больше не использовались в качестве бомбардировщиков, поскольку немцам стало более чем, очевидно, что они чрезвычайно уязвимы от истребителей противника. Наиболее интересной и успешной операцией, когда-либо проведенной британской сетью радиопеленгаторов, была операция, проведенная как раз перед началом величайшего Ютландского морского сражения. В 1916 году британское общественное мнение выражало серьезное недовольство по поводу пассивного поведения Великого флота, который не сумел воспрепятствовать вторжениям немецкого флота в различные прибрежные районы Великобритании. Горькая память о сражении у Доггер банки, в котором адмирал немецкого флота Хиппер успешно уклонился от британского флота под командованием адмирала Битти, причиняла боль душам именно тех, кто чувствовал, что они владеют морями и они требовали мести! Однако географическое положение, расстояния между базами и другие важные факторы были в пользу немецкого флота, которому всегда удавалось "нанести удар и скрыться" до появления британцев. Это была проблема необходимого времени, которую трудно было решить. На конец мая того же года немцы запланировали проведение крупнейшего нападения с моря на британское побережье, в котором планировалось использовать подводные лодки и дирижабли. Для того чтобы предотвратить обнаружение выхода их флота из порта британской сетью радиопеленгаторов, немцы планировали обмануть британское Адмиралтейство посредством применения электронной хитрости. За несколько дней до подъема якоря, немцы поменяли радиопозывные своего флагманского корабля "Фридрих де Гроссе" на позывные радиостанции Вильгельмсхафена, где базировался немецкий флот. Таким образом, британцы, которые регулярно перехватывали радиопередачи флагманского корабля, подумали бы, что немецкий флот все так же находится в Вильгельмсхафене. Однако, ближе к концу мая, британские радиооператоры зарегистрировали внезапное увеличение интенсивности радиопередач передаваемых неизвестным кораблем в порту Вильгельмсхафена, который требовал тральщиков для прохождения канала, топлива и т.д. Эти сообщения были явным признаком того, что германский флот готовится к важной морской операции, поэтому, все радиостанции вдоль британского побережья были приведены в состояние повышенной боевой готовности, чтобы следить за тем, что происходит в Вильгельмсхафене. 30 мая, подтверждение правильности решения о ведении британскими ВМС перехвата радиограмм и радиопеленгации, принесло пользу, когда было обнаружено изменение направления прихода радиоизлучения неизвестного судна. Эти изменения убедили Адмиралтейство в том, что немецкое судно, а вероятно и весь флот, оставили свою базу и снова планируют обстрелять цели в Великобритании. Адмиралтейство немедленно отдало приказ лорду Джеллику, главнокомандующему Великим флотом, поднять якорь и спешно идти к заливу Холлиголанд. Тем временем как оба флота на максимальной скорости шли навстречу друг другу, немцы послали дирижабли "Zeppelin" для исследования района моря к западу от полуострова Дания. Для немцев разведка оказалась безрезультатной, но не для британского флота, чьи радиопеленгаторные станции, расположенные на французском побережье приняли радиосигналы дирижаблей и, таким образом подтвердили, что немецкий флот действительно вышел в море.
После окончания Первой мировой войны в некоторых странах, особенно в Великобритании и Германии, проводились мероприятия по дальнейшему развитию средств и способов ведения радиоразведки и создания радиопомех. Разрабатывались радиоприемники с панорамным обзором и радиопеленгаторы; формировались подразделения и части радиоразведки; проводились исследования по созданию средств радиопомех. Учитывая возросшие возможности радиоразведки, отрабатывались и внедрялись способы ее обмана и радиомаскировки. В сочетании с другими мерами маскировки и введения в заблуждение радиодезинформация способствовала обману противника в боевых действиях все ее участники, на собственном опыте осознали важность РЭБ, и продолжали исследования в этой области. До их практического применения, во всей своей силе, оставалось чуть более 20 лет. Исключением не стал и Советский Союз. Приведенные выше примеры явно свидетельствуют, что во время Первой мировой войны, знания и достижения в области РЭБ не стояли на месте. И после каждого сражения придумывались новые способы радиоэлектронной борьбы. Это означает, что уже тогда воюющие стороны были заинтересованы в превосходстве над противником, не только по части вооружений, но и по части радиоэлектронной борьбы. Следует отметить, что в начале Первой мировой войны частоты, которые обычно использовались для радиосвязи, лежали между 150 и 750 КГц (Упоминалось ранее). Было известно, что частота определяет многие аспекты радиопередачи, главным образом относящиеся к дальности, но также и то, что чем выше частота, тем меньшего размера может быть радиопередатчик. Другими словами, параметры и размеры радиопередатчиков зависели от используемой частоты. Таким образом, во многих случаях высокие частоты использовались для того, чтобы можно было создать небольшие по размерам радиопередатчики для их установки, например, на самолетах. К концу Первой мировой войны использовались частоты между 750 Кгц и 1 МГц, и эта тенденция прогрессировала, поскольку каждая сторона старалась усложнить противнику перехват своих радиопередач.
Напоследок, хотелось бы отметить какие способы создания радиопомех, использовались в Первой мировой войне, эта таблица взята из книги Палия Александра Игнатьевича "Радиоэлектронная борьба".
Наименование операцийМероприятия и способыПривлекаемые силы и средстваДостигнутые результатыТенденции развитияОтдельные фронтовые операции и боевые действия флотов на Восточно-европейском театре войны (1916-1917 г.)Выявление и эпизодическое создание помех радиосвязи штабов армий, корпусов, дивизий и отдельных кораблей излучением радиотелеграфных знаков, передача дезинформирующих радиограммШтатные радиостанции и специальные передатчики помех радиосвязи германской армииОтдельные случаи затруднения или задержки в приеме радиограмм, а также кратковременного обмана противникаРадиопомехи и радиодезинформация не получили должного развития из-за отсутствия специальной техники и не оказали влияния на успех боевых действий. Воюющие стороны отдавали предпочтение перехвату радиопереговоров для определения группировок, действий войск (сил) и намерений командования противника.
Для скрытия от радиоразведки, защиты от радиопомех и радиодезинформации начали применяться шифры и коды, регламентироваться радиообмен.Заключение.
3 мая 1999 г. министр обороны Российской Федерации подписал приказ за № 183: "15 апреля 1904 г. в ходе Русско-японской войны впервые были применены средства радиоэлектронной борьбы. При обороне Порт-Артура были подавлены радиопередачи японских кораблей - корректировщиков огня. Это положило начало становлению и развитию радиоэлектронной борьбы как вида обеспечения боевых действий Вооруженных сил.
Приказываю:
учредить в Вооруженных силах Российской Федерации День специалиста радиоэлектронной борьбы, который отмечать ежегодно 15 апреля.
Министр обороны Российской Федерации
Маршал Российской Федерации И. Сергеев".
Этим приказом Российский министр обороны официально объявил день 15 апреля - днем специалиста радиоэлектронной борьбы. Тем самым еще один род войск, по прошествии практически своей столетней истории, получил официальный праздник. Сейчас с момента подписания приказа прошло уже больше семи лет. За свою историю на специалистов РЭБ ложилось решение множество стратегических задач, от выполнения которых зависело как исход одного сражения, так и взятой в целом операции. Подтверждением этому являются множество упоминаний различных специалистов, причем не обязательно РЭБ. Ведь, по сути, информационная борьба (которой в частности является радиоэлектронная) не осязаемая, и в отличие от средств ПВО (например), не несет массовых разрушений, человеческих потерь и потерь техники. Но недооценивать участие специалистов и техники РЭБ в боевых операциях нельзя. На мой взгляд, как бы не был технически оснащен противник, если в его составе не будет части РЭБ, то исход боевого сражения останется за второй стороной, пускай даже в ее расположении техники и личного состава будет меньше, зато в расположении будет техника и специалисты по РЭБ. Абстрактным примером может являться сражение двух человек. У одного из которых может быть десять рук и десять ног, но отсуствовать слух и зрение, или может присутствовать, но подавляться и дезинформироваться соперником, с количеством рук и ног как у обычного человека. Примером этому служит недавние операции НАТО в Ираке и на Балканах. Не используя специальную технику и личный состав в ближнем бою, они разрушили и вывели из строя, практически все стратегические объекты. Произошло это, благодаря тому, что четко сработали войска РЭБ, которые своим радиоподавлением, радиодезинформацией свели практически к нулю, средства ПВО противника. Сегодня радиоэлектронная борьба по своему техническому оснащению и по высоким требованиям, предъявляемым к людям, применяющим технические средства РЭБ, далеко шагнула вперед, по сравнению с теми далекими временами. В настоящий момент успешное решение задач радиоэлектронной борьбы невозможно без высококлассных специалистов, способных грамотно и эффективно использовать нашу технику. В настоящее время специалисты РЭБ востребованы во всех видах и родах войск Вооруженных Сил Российской Федерации в других силовых министерствах и ведомствах. Они с доблестью участвуют в современных войнах и локальных конфликтах, покрывая славой свои имена и гордясь полученной профессий - специалиста радиоэлектронной борьбы. Уже сейчас отечественные средства РЭБ способны наносить мощные электромагнитные удары, сжигающие напрочь любую электронную аппаратуру от мобильных телефонов и программируемых утюгов до бортовых систем самолетов 5-го поколения.
Эпилог.
Стихотворение, посвященное специалистам РЭБ (написанное воронежским поэтом Игорь Устинов, проходящим службу в Военном институте радиоэлектроники).
Под Порт-Артуром, на передовой,
В бою Цусимском в натиске металла,
Назло врагам тревожною весной
Системе РЭБ положено начало.
Нам рисковать приходится не раз, -
Оберегая воинские жизни.
Мы свято чтим понятие "приказ"
Во имя и спасение Отчизны.
Пусть нелегка военная судьба, -
Но, как и прежде, мы на страже мира.
Готовы к бою средства РЭБ всегда -
Новейшее оружие эфира.
Нам рисковать приходится не раз, -
Оберегая воинские жизни.
Мы свято чтим понятие "приказ"
Во имя и спасение Отчизны.
Бегут года, столетия идут,
Специалисты РЭБ верны присяге.
Нас трех стихий владыками зовут,
России служим, полные отваги.
Нам рисковать приходится не раз, -
Оберегая воинские жизни.
Мы свято чтим понятие "приказ"
Во имя и спасение Отчизны.
Список использованной литературы:
1. Книга "Радиоэлектронная борьба в Военно-Морском Флоте. От Порт-Артура до наших дней", 2004г.
2. Книга "Радиоэлектронная борьба". Палий А.И.,1989г.
3. Сайт www.upstream.ru 4. Сайт www.reb100.mil.ru
5. Сайт www.orteh.ru
22
Документ
Категория
Военная кафедра
Просмотров
283
Размер файла
115 Кб
Теги
рефераты
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа