close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

08-26 (3)

код для вставкиСкачать
 ДОРОГА В АД. ДЕТСТВО В ФАШИСТСКИХ ЗАСТЕНКАХ
Великая Отечественная война оставила свой след в семье каждого гражданина Cоветского Cоюза. На этой войне не на жизнь, а на смерть сражались все - мужчины, женщины, старики и дети. Одни шли с оружием в руках в атаку. Другие трудились в тылу по 20 часов в сутки. Жизни и труд этих людей стали платой за бесценную победу над фашизмом. Третьи - стойко сражались в блокадном Ленинграде, несмотря на лишения и голод. И это их цена победы. И они по праву носят звания героев и ветеранов. Со временем, когда страна стала залечивать раны, нанесенные войной и экономика государства стабилизировалась, политика правительства была направлена на то, чтобы ветераны войны и труженики тыла получали льготы и всевозможную поддержку - и безусловно, это справедливо.
Но война оставила еще один кровавый след, который унес жизни миллионов человек, а те, кто выжил, в течении 47 лет ждали той же помощи от своей страны, что и ветераны войны. Это узники концентрационных лагерей. Они лишь в 1992 году стали по праву пользоваться поддержкой от государства.
Узниками в основном были женщины, старики и дети. Дети, которые взрослели в плену под гнетом фашизма. Среди них была и наша героиня - Мария Павловна Федорова. Маша родилась в деревне, и ее детство было таким же, как у большинства людей того поколения, живущих на селе. Деревенские дети взрослели рано и с малых лет знали, что такое крестьянский труд. Тем более, что в отличие от современного общества, в первой половине 20 века было принято иметь большую семью, особенно на селе. Так и у нашей героини кроме ее, матери и отца, было две сестры Галина и Женя, а с начала войны в семью приняли двоюродную сестренку Риту, оставшуюся сиротой.
До 1939 года семья Марии жила на хуторе, а в 39-м всех с хуторов стали выселять. Вспоминая об этом, Мария Павловна до сих пор не может понять, зачем и кому надо было лишить семью ее гнезда. Когда началась война, то Мария Павловна была уже подростком, а потому хорошо помнит какие муки испытывало мирное население. В августе 1941 года ее родную деревню заняли фашисты, а незадолго до этого все население эвакуировалось самостоятельно в лес. Рассказывая про эту страницу своей биографии, она даже немного улыбнулась: "Вы знаете, для меня это было немного приключением. Представляете, вся деревня в лесу! Скот и все, все прочее! Мы пробыли там неделю. Потом мальчишки-подростки, которые бегали в деревню, рассказали, что там уже немцы ходили, видимо на отдых заезжали. А наша деревня была не на большаке. А потом мы все вернулись в деревню, занятую немцами".
И вот ту и началась самая страшная полоса в жизни нашей героини. Молодые, здоровые крестьянские подростки нужны были фашистам как рабы. Да и остальными жителями оккупанты не брезговали. Всех без разбору погрузили в вагоны и повезли в Прибалтику, где сразу на станции близ Риги латышские приспешники фашизма набирали рабочую силу.
"Нас не очень-то хотели брать. Мы долго сидели, выгруженные из вагонов. - вспоминает Мария Федорова. - Потом нас увезли в поместье под Ригой. Я там была недолго, так как хозяин сказал, чтобы мать всех распределяла - он не собирался нас кормить."
Тогда Машиной маме пришлось срочно распределять всех своих самых близких людей по другим хозяевам. Маленькая еще, по сути, девочка выполняла по дому всю работу, даже ту, которая по силу была только мужчинам. До августа Маша, словно вещь, переходила от одних хозяев к другим. А в 1943 году мать приехала к дочери и сказала, что всех выселяют, так как хозяева эвакуируются. Своих "рабов" рижские хозяева доставили на причал, где всех, как грязных животных, погрузили на пароход и таким образом человеческий груз переправили через Балтийское море. Описывая жуткий круиз, Мария Павловна не могла сдержать эмоций, да и у нас застыл от ее слов ком в горле : "Стоны, рев, плач... страшно все это. Как вспомню, так вот я так и вижу все это. И вот в Данциг когда привезли, стали спускать по огромнейшему трапу. Все спускаются, а там много женщин внизу стоит. У каждой по корзине с хлебом. Маленький-маленький прозрачный кусочек. Эти женщины в каждые руки давали кусочек хлеба. Дальше опять грузили в вагон. Куда везли, мы даже не имели право спрашивать".
Сколько и куда ехали - никто не знал, и однажды по дороге на одной из станций всех отправили мыться. В то время наша героиня даже не подозревала, что вместо душевой может оказаться газовая камера. Но судьба сберегла ее и в камеру смерти она не попала.
Остальной период войны Мария Павловна переживала в концентрационном лагере. Предположительно, если сравнить ее воспоминания и исторические данные, это был Штудгофф. На работы их отправили не сразу, а только после двухнедельного заточения. Еле живых, истощенных, их всех выгнали на плац для отбора на работы. Мария с матерью и одной из младших сестер работали на железной дороге. Мария Павловна хорошо помнит и рабский труд, и адские условия жизни: "Работали под наблюдением. Отсюда отправят, там примут. В лагере спаренные нары. Нас было шесть человек. Все расстояние между нарами была наша площадь. И вот мы так работали до марта 45 года..."
Концлагерь Штутгофф был не самым ужасным, но через его ворота прошло 120 000 человек и 85000 из них погибли. "В марте 45 года нас освобождала Красная Армия. Настало такое время, что нас никто на работы не отправляет. Все куда-то бегут. Понятно было - что-то такое приближается. И мы остались такими заброшенными, никому не нужными..." - вспоминает Мария Павловна.Но тогда они не понимали, что им просто повезло.
Фашисты, опасаясь огласки своих преступлений, обычно ликвидировали оставшихся в живых или эвакуировали их в другие лагеря. Эта эвакуация носит в истории название "Марша смерти", поскольку большинство тех, кто не остался в лагере, погибло. Часть же людей, что остались в лагере, нашли в погребах остатки продовольствия и ждали... Отчаянно ждали, что же будет дальше. А дальше пришли спасители.
"Мальчишки куда-то убежали. Было затишье. И вот приходит военный. В белой шубе, с портупеей. И говорит : "Вы свободны!"... - в этот момент Мария Павловна, не выдержав эмоционального напряжения, расплакалась - он сказал : "Выходите отсюда!". Под командованием наших мы направились в г. Гливиц." Но скитания нашей героини не прекратились в одночасье. Пересыльный пункт и опять работа, только в воинской части - ведь война еще была не окончена. Маше повезло - ее близкие были с ней рядом. И когда объявили о капитуляции фашистской Германии, вся семья стала ликовать, что наконец-то поедут домой. Но путь к дому стал возможным лишь в сентябре. Когда семья приехала домой, то вместо дома обнаружила пепелище. От их деревни ничего не осталось - только под горой остались две бани, а так все деревня была сожжена. Всем, кто выжил, предстояло выживать дальше. При первой же возможности Мария Павловна уехала учиться в Кексгольм в ремесленное училище (сейчас - Приозерский политехнический колледж - прим.автора). Это был первый послевоенный поток. С учетом того, что у всех образование было разным - у кого 7, у кого 5, у кого-то, как у нашей героини, - 4 класса, строилась и программа обучения. С запуском целлюлозно-бумажного завода в 1947 наша героиня стала работать там лаборантом. С первого дня, как она пришла на работу, Мария Павловна стала отдавать всю себя на благо производства, и при этом, как отмечала в своих воспоминаниях героиня - завод стал для нее вторым домом. В послевоенном Кексгольме она познакомилась с будущим мужем и сейчас считает себя очень богатой. Ведь у Марии Павловны есть самые дорогие для нее сокровища: дочь, два внука и 2 правнука. Сейчас Мария Павловна носит звание ветерана труда, занимается приусадебным хозяйством и верит в то, что об ужасах этой страшной войны будущие потомки никогда не забудут. Ведь за каждой цифрой в учебниках по истории стоят жизни не вымышленных героев, а реальных мальчиков и девочек, которые так же, как и мы дружили с товарищами, так же любили, а самое главное - очень хотели жить. 
Автор
spbgoldpen.ru
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
30
Размер файла
35 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа