close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

08-26 (4)

код для вставкиСкачать
 ЖИЗНЬ, КАК СЦЕНАРИЙ КИНОФИЛЬМА...
Судьба нашего героя нашей похожа на сюжет кинофильма, только то, о чем нам рассказывал Василий Казиков, происходило на самом деле в страшные годы Великой Отечественной войны. Родился Василий Фадеевич в Калининской области в деревне Пантелеево, а где-то через 5-6 лет Василий стал ленинградцем. Семья жила небогато: мать работала техничкой в школе, которая в то время располагалась в Константиновском дворце. В этой школе и проказничал наш герой, когда в руки к нему попадала рогатка.
- Вот это я хорошо помню. Константиновский дворец. Хрустальные люстры... Мне 6 лет было тогда, и мы из рогатки по этим люстрам стреляли, - вспоминает Василий Фадеевич годы детства. Но беззаботная пора шалостей закончилась очень быстро. Примерно в 1937-38-х годах вся семья переехала в Лигово. Это 12 км. от Ленинграда. Там и застала их война. В 1941-м Вася был уже смышленым подростком, но он и представить не мог, что ему придется пережить в ближайшие 5 лет. Два старших брата буквально сразу ушли добровольно на фронт. После налета на Ленинград и бомбежки Бадаевских складов отца больше никто не видел. Наш герой помнит, как 12 мессершмиттов пролетели над Лигово в сторону города.
Уже осенью семья из дома перебралась в землянку. По сути - жили в окопе. Однажды осенью, когда территорию заняли уже немцы, на крышку окопа наступил фриц. - Открываем подобие двери, а он кричит: "Партизаны, партизаны"... - вспоминает наш герой. - Мы вылезли. Голодные, грязные. Он посмотрел на нас, что мы никакие не партизаны, и сказал, что, мол, уходите, тут стреляют. И стрельнул пару раз из автомата. Зимой, когда есть было нечего, люди искали пропитание как могли. Василий Фадеевич ходил по немецким помойкам и собирал очистки. Однажды наткнулся на мертвую лошадь под снегом, от которой удалось отрезать кусок мяса. Для оставшихся в живых матери и сестры Василий был единственным кормильцем: - Голод не тетка. Зашел в барак, где фрицы, все вскочили. Я по-немецки ничего не мог сказать и только: "Дядя, дай брод! Дядя, дай брод!" А они смеются, "кляйн партизан" - маленький партизан. Заходит офицер и как заорет. Мне сапогом под задницу как даст, я выскочил как пуля. А потом, когда проходил мимо места, куда выкидывают мусор, наш военнопленный подозвал меня и дал мне ящик мороженой картошки. Я ее на саночки погрузил и бегом. Потом вернулся, вдруг еще что-нибудь выкинут. Но там было уже много народу.
- Мама умудрилась из этой замороженной картошки и других отходов сделать картофельные котлеты. Но голод одолевал. Решили уходить в Калининскую область к тете Зине. Шли ночью. По дороге наткнулись на деревню. Стучались во все двери, но никто не пустил. Мороз лютый. И лишь в последнем доме женщина открыла окно и, увидев, что двое детей, впустила нас, - при этом воспоминании Василий Фадеевич не удержался и расплакался. Это были скупые мужские слезы. Слезы человека, который , несмотря на прошедшие годы, ясно помнит весь ужас холодного и голодного военного детства. Как рассказал нам наш герой, у той женщины тоже были дети, но она из муки для незваных гостей сделал какую-то болтушку. Ведь она была Мать и не могла оттолкнуть оголодавших чужих детей. Отогревшись ночью, утром опять отправились в путь.
Дойти до места назначения так и не удалось. В каком-то городе, Василий так и не понял в каком, их с автоматом в руках и большой железной бляхой на груди встретил фриц и приказал идти в барак. Там уже было собрано много народу, а утром всех погрузили в вагоны и повезли в Польшу. Маленькая остановка и опять в вагоны. Следующая остановка - Германия, город Пятихайм. Пересадка по машинам и конечный пункт - Бавария, город Фридрихсхафен. Привезли сначала не в лагерь, а в какой-то барак. Василий примкнул к женщинам. Его хотели отправить вместе с мужской половиной пленных, но он вцепился в мать, женщины заорали, немец махнул рукой и оставил Васю в женском строю. Все просили кушать.
Немец взял косу и накосил пленным, словно стаду животных, травы. Через два дня все оказались в концлагере за колючей проволокой. Но сначала была дезинфекция: всех раздевали догола и обдавали паром. В бараках были и белорусы, и русские, и поляки. А рядом был еще один лагерь с голландцами и бельгийцами, которые тоже были рабами.
По распределению Василий попал на завод, где изготовлялись детали для танков.
- Нас строили по три в колонну. По краям стояли наблюдающие с собаками. А кругом яблони, слюнки текут, но если попробовать взять упавшее яблоко, то сразу следовали удары кожаной плетеной плеткой - вспоминает Василий Фадеевич.
Работал наш герой в горячем цеху. И на работе был у него приятель - белорусский мальчик Толя Ледик. Вместе они решили помогать Красной армии в тылу врага. Чтобы можно было выходить с завода, мальчишки вызвались выносить мусор. На свалку выносили очистки, бумагу, а вниз кидали детали, сколько могли унести. Один день ходил Василий, на другой день его товарищ. Когда выкидывали, то кричали: "Гитлер Капут!". Это все длилось, по словам Василия Фадеевича, до 1944 года. В 1944 случилось несчастье. Был специальный срочный заказ. Мальчишки выкинули с этого заказа несколько деталей. На следующее утро надзиратель заметил пропажу. Он избил мальчишек до полусмерти. В больнице этот фриц еще раз пытался допросить мальчика. Но главный врач запретил все посещения. Возможно, это и спасло Василия от неминуемой смерти. Через два дня союзники разбомбили город, но часть больных успели вывезти за 20 км от Фридрихсхафена. Чудом удалось получить письмо от сестры. Эти строки Василий Фадеевич процитировал дословно, и создавалось впечатление, будто он его читает:
- Вася, нас перевезли в город Зинген. Добирайся, иначе мы друг друга потеряем. Здесь рядом Швейцария, и мы ждем момента, чтобы убежать из лагеря. В то время Василий на станции забирал посылки. Там он познакомился с местным мальчиком. Этот мальчик научил нашего героя немецкому языку. Каждый раз при встрече они учили несколько слов до тех пор, пока Вася не смог говорит несколько фраз без акцента.
Набравшись смелости, Вася купил билет до Зингена. Но поездка в поезде чуть не закончилась в самом начале. К мальчику, у которого в руках была газета, подсел немец. На вопрос: "Что же новенького?", Вася протянул фрицу прессу и притворился, что спит. Через некоторое время - воздушная тревога. Всех эвакуировали. Бомбежки в итоге не было. Когда наш герой вернулся на платформу, то не мог определить, в какую сторону ему ехать. А тут еще и полицейский. Переборов страх, русский мальчик по-немецки заговорил с фрицем. На удивление, немец ничего не заподозрил и указал верную дорогу. Так Василий Фадеевич все-таки добрался до матери. Во время наступления союзников они бежали в Швейцарию и уже там ждали возвращения на Родину. Победу 9 мая Василий с семьей встретил в Швейцарии. А уже в августе 1945 Казиковы вернулись в СССР. В Лигово жизнь все члены семьи начали заново. Уже без братьев и отца. От населенного пункта остались только печные трубы, было решено ехать к родственникам в Ленинград. В дальнейшем Василий устроился в ремесленное училище, затем еще было несколько учебных заведений. Потом он работал в разных точках Ленинградской области. Женился и создал свою семью. А в 1998 году Василй Фадеевич вернулся в город Фридрихсхафен. Только теперь уже по приглашению, где собрали многих малолетних узников концлагерей. Там он познакомился с немецким профессором Христой Толандер, которая написала книгу об иностранных рабочих во время войны. В эту книгу вошло 19 интервью Василия Фадеевича. Во время визита всем малолетним узникам провели экскурсию. Эта поездка вспоминается нашему герою, как веселое приключение, ведь война уже давно кончилась. И хотя раны от потерь близких продолжают в душе кровоточить, а воспоминания о страшном лихолетии никогда не сотрутся, сейчас, в мирное время, главное, как справедливо заметил наш герой, помнить уроки прошлого, чтобы строить мирное будущее. В котором не будет места войне.
Автор
spbgoldpen.ru
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
58
Размер файла
35 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа