close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ПОД СОЛНЕЧНЫМ СПЛЕТЕНИЕМ

код для вставки
 ПОД СОЛНЕЧНЫМ СПЛЕТЕНИЕМ
1
В кафе работал телевизор, подвешенный в углу к потолку. В другом углу за столиком с остывшим чаем сидел взъерошенный молодой человек в мешковатой поношенной одежде и методично пересчитывал людей, беззвучно шевеля губами и незаметно переводя указательный палец с одного на другого. Официантка сделала телевизор громче, и он невольно отвлекся, бросил взгляд на экран и прислушался. "Шестого июня леди Клэр отметит свой день рождения. Ей исполнится двадцать пять лет. Торжество пройдет в замке Боннвиль, родовой резиденции герцога и герцогини Бонн. На мероприятии ожидается присутствие его Величества короля Георга и королевы Марии, а также их старшего сына принца Теодора, с которым Клэр встречается уже год. Кульминацией праздника, по сведениям близкого к паре источника, станет долгожданное объявление о помолвке, после чего будет назначена дата бракосочетания..." Молодой человек поморщился, досадуя, что сбился из-за такой ерунды, и снова взялся за счёт. "Раз, два, три, четыре, пять..." На пятнадцати он опять прервался, застопорившись на девушке, которая сидела за ближайшим столиком напротив него. Её глаза были странно-водянистыми и блестящими; она смотрела прямо перед собой, куда-то в окно, с застывшей кривой улыбкой на губах, потом моргнула, и две слезы, крупные и тяжелые, быстро и беспрепятственно скатились вниз по щекам. Он подождал ещё, заинтересованный, что произойдет дальше, но ничего не происходило - она так и сидела, не шевелясь, лицом к окну, с широко раскрытыми стеклянными глазами. Пожав плечами, он возобновил пересчёт, помня, что она была пятнадцатой. Его взгляд продолжил пунктирное движение с человека на человека, и указательный палец деликатно повторял траекторию.
Ей было плевать на слезы. Плевать, если кто-то увидит, что она плачет. И плевать, если кто-то решит, что её так расстроила новость о предстоящей свадьбе принца, словно она была одной из тех сумасшедших, которые всерьёз рассчитывали когда-нибудь оказаться на месте Клэр Бонн и готовились биться в истерике, рыдать и резать себе вены в день его свадьбы, потому что без принца они не мыслили своей жизни.
Хотя на самом деле она была одной из них. Но об этом никто не знал.
Потому что Анна считала себя вполне разумной и адекватной, нормальной, не сумасшедшей. Просто каждый раз, когда она видела его лицо в газетах, журналах или по телевидению, что-то в области её солнечного сплетения разрывалось, складывалось в спазмах, разбухало, ширилось и медленно взрывалось, требуя больше пространства, чем могли предоставить её брюшная полость и грудная клетка. Когда-то она читала, что в этом месте, по некоторым предположениями, могла находиться душа. Так или иначе, она не могла ничего с собой поделать. Это происходило помимо её воли и началось давно, как только она впервые увидела его.
Да, принц Тео был красив. Не пусто, не шаблонно и растиражировано, как киноактер, не приторно и скользко, хотя вполне очевидно с первого взгляда. Его красота была особенной, цельной, одухотворенной, с какой-то внутренней неуловимой загадкой, чем-то сражающим мгновенно и без осечки. И ей хотелось бесконечно смотреть на него, чтобы уловить и задержать, понять и разъяснить себе, разобрать по чертам, по выражениям, что же именно в нём так убивало. Правда, эти тонкости её восприятия не были уникальными - она часто слышала в адрес его внешности эпитеты "неординарная" и "загадочная". Ежегодно всякие глупые рейтинги зачисляли его в списки самых красивых людей планеты. И дамы разных возрастов по всему миру мечтали выйти за него замуж не только из-за желания стать принцессами сейчас и королевами потом, когда король Георг уступит сыну свое место. Хотя королевство было, разумеется, весьма приятным приложением к его красоте. Впрочем, их мечты не были так уж бесплотны - членам королевской семьи не запрещалось брать в супруги простолюдинов.
Но ей было плевать на рейтинги и на титул. Ей был нужен только он сам. Тем не менее, она могла встать в очередь. Она прекрасно осознавала, что была одной из многих. Одной из тысяч, из миллионов, может быть. И чтобы оставаться в здравом рассудке, ей приходилось всё время держать это в голове. И разум не уставал твердить, как нелепо и незрело было бы считать иначе.
Но пару минут назад из выпуска новостей она узнала кое-что, выдернувшее её из общей массы его поклонниц. Теперь она стояла пусть и не совсем отдельно, но, по крайней мере, оказалась в очень немногочисленной компании. Этой отличительной чертой была дата торжества - шестое июня, чудесный день. У Анны тоже будет, что отметить - её собственный день рождения. И ей тоже должно будет исполниться двадцать пять. Какое совпадение.
Или, скорее, насмешка, которая выбила Анну из колеи, хотя ровным счетом ничего не значила. Теодор мог выбрать другую невесту, и её дата рождения обязательно совпала бы с чьей-то ещё, ну так что? Правда, ей было бы намного легче принять факт скорой свадьбы принца без этого дурацкого совпадения. Самое обидное, что в данный момент её сердце и постель были свободны, и ей даже не на кого было переключить свои мысли.
Почему-то ей всегда казалось, что они могли бы отлично поладить. Ни одно его высказывание, жест или поступок ни разу не вызвали у неё раздражения или отторжения. Ей никто не обещал, что она выйдет за него замуж, и было совершенно неясно, откуда у неё образовалась эта дикая и непоколебимая уверенность, что каким-то волшебным провидением всё рано или поздно устроится именно так. Она долгое время бережно лелеяла эту призрачную идею и ловила любую информацию о принце, все фотографии и слова, рисуя в воображении сцены их совместной жизни. Но несколько лет назад всё же решила положить конец своему тихому сумасшествию и резко престала интересоваться его жизнью. Абсолютно не видеть и не слышать его и о нём было невозможно, ведь всё, касающееся королевской семьи, было информацией первостепенной важности. И абсолютно подавить и выкинуть из тела прочно въевшуюся иллюзию тоже не вышло. Однако это ограничение дало свои плоды: её сознание очистилось и успокоилось, и она начала полноценно жить собственной жизнью. Только одна вещь оставалась неизменной: каждое его изображение на экране или в газете по-прежнему отзывались в ней, как немым эхом, непроизвольным выдохом тоски под солнечным сплетением. Видимо, надо было подождать ещё.
Анна подошла к стойке, чтобы заплатить, и поймала на себе любопытный взгляд того странного парня, что сидел рядом с ней и бесконечно пересчитывал по кругу всех в кафе. Она решила, что он наверняка видел её слезы, и с лёгким вызовом дёрнула подбородком, как бы говоря: "чего тебе?" Не меняя выражения лица, парень быстро отвернулся, прищурился и как ни в чем не бывало, вновь взялся за дело, аккуратно тыча пальцем в сидевших за столиками. Она вышла на улицу и направилась к набережной. Теплый вечер поил улицы благостным умиротворением, словно сладким чаем. Солнце опускалось между низких крыш, и люди шли ей навстречу, залитые бело-золотым, жмурились и смотрели себе под ноги. Она приблизилась к реке и облокотилась на поручни, перегнулась вниз. Она следила, как двигалась поверхность реки, черно-синяя и блестящая, и боролась с подступавшими волнами горечи и печали. На вершине каждой волны она видела Тео и Клэр в свадебных нардах, они держались за руки, улыбаясь друг другу с любовью и нежностью, и её прожигали, как стрелы арбалета, бессмысленные, опустошающие вопросы. Значило ли что-то это совпадение? Если она родилась в один день с Клэр, могли их характеры и судьбы быть схожи? И если астрологи делают единые прогнозы для массы людей, рожденных в течение одного месяца, значит, с их точки зрения, для рожденных в один день вероятность совпадения событий должна быть максимальной? Может, она могла понравиться принцу? Если бы им только дали шанс! Если бы они увиделись хоть раз... Только раз... - Исполню любое желание за два золотых!
Анна подскочила, услышав над ухом хриплый голос, и отшатнулась от убийственной смеси перегара и немытого тела, точно поймала переносицей удар боксера.
- Ой, ой, скривилась! - с издёвкой протянул рослый бродяга. На нём было пыльное пальто и бесформенная шляпа, из-под которой торчали всклокоченные волосы. Серая борода наполовину скрывала опухшее лицо с утопленными глазками, прозрачными и красноватыми. Мощный чёрный кулак сжимал рукоятку детской коляски, набитой всяким хламом.
Анна отвернулась и снова облокотилась на перила, игнорируя его присутствие.
- Мечтаешь о своем принце? - угодливо прогудел он, и она не успела спрятать растерянно-изумленный взгляд, за который он тут же зацепился.
- Пять золотых, и я устрою вам встречу! - Не надо, - раздраженно пробормотала она, морщась, в большей степени от его наглости, чем от брезгливости, и сделала шаг в сторону, чтобы обойти его.
- Ну да, воняет, ну и что, - обиженно пробурлил он и преградил ей дорогу. - Говорю тебе, за пять золотых ты встретишь его! Вот увидишь! Богом клянусь! - принялся убеждать он, окатывая её удушающими запахами.
Она тихо выругалась и развернулась, чтобы пойти в противоположную сторону, но он цепко схватил её запястье и гаркнул, уступая в цене:
- Три золотых! Только три! В других обстоятельствах она позвала бы полицейского, но сейчас у неё не хватало для этого энергии и злости, и она холодно процедила:
- Отпусти.
Он разжал ладонь и слезливо просипел:
- Дай хотя бы два! Тебе жалко два золотых? Анна устало выдохнула, сдаваясь, пошарила в кармане плаща и выгребла сдачу, которую получила в кафе - пять золотых, но ей было лень отсчитывать, и он уже жадно тянул к ней свою руку. Она опрокинула кисть, и монеты высыпались в его чумазую грубую ладонь.
- Пять?.. - робко подсчитал он и боязливо покосился на неё, опасаясь, что она отнимет лишнее.
- Только отстань, ладно? - она сделала движение, обходя его.
- А желание?.. - Желание? - Анна усмехнулась через плечо. - У меня нет никакого желания. Нечего исполнять, - и зашагала дальше.
- Ты же заплатила! У всех есть желание! - услышала она вслед. - Я умею исполнять! Честно! Клянусь! Ты даешь деньги, я исполняю желание! Такое правило! Что тебе терять? - взволнованно хрипел он, увязавшись за ней.
Анна резко обернулась, чтобы на этот раз точно припугнуть его полицией, но внезапно наткнулась на осмысленный, разумный взгляд. И дала внутреннюю слабину. На какое-то мгновение она допустила мысль, что это могла быть правда. Он тут же поймал её сомнение и с удвоенным энтузиазмом забарабанил:
- Вот увидишь, всё сбудется! Говорю тебе, не прогадаешь! Поклянусь, чем хочешь!..
- Хорошо, - сухо оборвала она, сказав себе, что точно ничего не теряла, и произнесла с непроницаемым видом: - Я хочу встретиться с моим принцем.
- Вот, я же сразу предложил... - довольно пробубнил он.
- Я работаю в пекарне, - не обращая внимания, строго продолжила она, точно отдавая деловое распоряжение. - Пусть он придёт в нашу пекарню. За свежим хлебом.
- Как подробно... - озадаченно пробормотал бродяга, задумчиво глядя себе в ладонь, где лежали золотые, потом его лицо просветлело, и он удовлетворенно хохотнул, подбросил монеты, поймал их, и точно Анны уже тут не было, взял свою коляску и покатил навстречу пылавшему солнцу.
Она приложила руку козырьком к глазам, обескуражено глядя ему вслед, на его необъятную спину, оплывавшую в кипящем мареве, и уже с приличной злостью раскаивалась в своём неуместном приступе детской наивности. В любом случае, она действительно ничего не потеряла. Кроме бредовой надежды, в которую успела поверить всем сердцем, и пяти золотых, которые и так собиралась отдать ему. - Всё будет исполнено! - вдруг донёсся до неё его хриплый крик. Не оборачиваясь, он взмахнул рукой в сторону, подняв ладонь, точно на прощание, и поплыл себе дальше, утопая в слепящем свечении.
Анна скептически усмехнулась, нагоняя на себя цинизм, в то же время ощущая невольное облегчение от его слов. Словно получила обещание.
Она снимала квартиру вместе со своей подругой Лиз, которая работала по сменам в гостинице. К счастью, в этот вечер её ещё не было дома, иначе Анна вряд ли удержалась бы, чтобы не выдать ей всю историю целиком, с бродягой и загаданным желанием, не скрывая воодушевления и нездоровой убежденности, что всё так и будет. О чём непременно пожалела бы после, прочтя на лице подруги недоумение и беспокойство за её умственное и душевное состояние. Но сейчас, как ни старалась, она не могла унять эйфорию. Ей уже виделось, как на следующей неделе Тео случайно зайдет в их пекарню, она будет за прилавком, они посмотрят друг другу в глаза, и всё случится, как в сказке. Чтобы немного прийти в себя и абстрагироваться от навязчивых образов, она включила телевизор, но ни одна программа её не заинтересовала. Раскрыла книгу, которую недавно начала читать, но сейчас, пробежав глазами пару страниц, сюжет показался ей пресным, а диалоги бессмысленными. Она послонялась из комнаты в комнату, взяла влажную салфетку и протерла везде пыль. В квартире сверху громко завели какую-то музыку, и люстра в гостиной начала мерно раскачиваться под ударами танцующих ног. Сегодня была пятница, и соседи, видимо, устроили вечеринку. А почему бы и ей не сходить на дискотеку? Правда, Лиз вернется только в одиннадцать и будет слишком уставшей, чтобы составить ей компанию. Тогда можно позвать Николь. Анна взяла телефон и позвонила их общей подруге. Но Николь была занята - вместе со своим женихом они шли в ресторан отмечать день рождения его приятеля. Опять день рождения! Анна отложила телефон, уткнула локти в колени и прижала к лицу ладони. Что, если принц не придёт на следующей неделе? А если он придёт через год? Будет уже поздно! Надо было указать день, когда она загадывала желание!.. - Стоп! - громко осадила она себя, резко обрывая поток мыслей, который уводил её в совершенно безумные дали. - Это. Ничего. Не значит. Принц не придёт никогда. Всё, хватит. Забудь об этом. Она снова взяла телефон и позвонила родителям.
- Мама, можно я приду к вам сегодня в гости?
2
Анна хотела не верить. Она честно пыталась забыть. Очень старалась. Но совпадение дня рождения и следом бредовый случай с бродягой выпустили на свободу её давнюю иллюзию, точно узника из сырого подземелья, где он был закован в железные кандалы, и все уже забыли о его существовании, а он сидел и терпеливо ждал удобного момента, чтобы вырваться на волю и погубить своего врага. И погубил. Все усилия, приложенные ею за последние несколько лет, полетели прахом. Но об этом никто не знал. На следующий день у неё уже хватило выдержки, чтобы не рассказать обо всём Лиз. Какой-то частью разума она чётко понимала, что ничего не произойдет, ожидания не оправдаются, что она не выиграла главный приз в лотерею, а всего лишь купила с рук сомнительный билет, и теперь боялась его вскрыть.
Тем не менее, каждый день, стоя за прилавком в пекарне, она с надеждой смотрела на открывавшуюся дверь, ожидая увидеть прекрасное лицо принца. Ранним утром она мчалась на работу, с упоением замешивала тесто и готовила профитроли, круассаны и бриоши. Хозяйка, мадам Шарлотт, хвалила её выпечку, отчего-то ставшую вкуснее, чем обычно, и интересовалась, не изменила ли Анна без её ведома рецептуру. Моник и Вивьен, работавшие вместе с ней, сразу решили, что у неё появилась новая любовь, и неустанно пытались выведать подробности романа.
Однако, если в первый день её воодушевление было размером со стадион, то спустя две бесплодных недели оно уже спокойно могло бы уместиться в спичечном коробке. Анна даже вызывалась поработать вместо Моник по субботам, хотя обычно это был её выходной. Она боялась потерять хотя бы один шанс. Единственный шанс. Но напрасно. Закрываясь в вечер второй субботы, Вивьен спросила, не бросил ли её возлюбленный.
- Ты такая печальная, - объяснила она своё беспокойство.
- Всё в порядке, - ответила Анна, уже не переубеждая её насчёт выдуманного романа. - Просто устала. Она в самом деле чувствовала себя измождённой, истощённой тщетными надеждами. Пришло время взять себя в руки. В эту ночь она дала волю слезам, очередной раз провожая свою мечту, но теперь прощаясь с ней навсегда. Всё воскресенье она провалялась дома в кровати, не вылезая из пижамы, развлекая и отвлекая себя фильмами и программами по телевидению, уже практически готовая окончательно закрыть тему. К счастью, в её очередной переломный момент у Лиз снова оказалась смена в гостинице, так что никто не приставал к ней с вопросами и не нарушал внутренний восстановительный процесс.
В понедельник она проснулась за пять минут до будильника и первым делом настороженно ощупала своё душевное состояние. И обнаружила лишь покой и умиротворение. Она ощущала такую лёгкость, такую свободу, что от радости готова была ворваться в комнату к безмятежно спавшей Лиз и расцеловать её. Но сегодня у той был выходной, и Анна сдержала себя. Однако Лиз поднялась сама до её ухода.
- Я тебя разбудила? - расстроилась Анна.
- Нет, - Лиз сонно зевнула и села за стол на кухне, пока Анна готовила себе завтрак. - Хотела на тебя взглянуть. Сегодня ты вроде повеселее, - присматриваясь, отметила она. - Я слышала, как прошлой ночью ты ревела. И вчера вечером была какая-то поникшая. Что у тебя случилось? Ты можешь мне рассказать. Вдруг я смогу помочь. По крайней мере, тебе станет легче.
Анна почувствовала, что краснеет, и быстро опустила глаза.
- Теперь всё в порядке. Просто было одиноко, - сымпровизировала она, отбросив вариант про усталость. - Понимаешь, мы расстались с Патриком два месяца назад, и я до сих пор никого не встретила...
Лиз с готовностью приняла эту версию и начала утешать подругу. Анна послушно кивала, с бодрой улыбкой выслушивая обнадеживающие заверения и тихо радуясь, что удалось так легко обойти стороной позорную правду.
Чтобы помочь ей выползти из болота меланхолии, Лиз предложила сходить в субботу на танцы, хорошенько развеяться и подыскать ей кавалера. Для поддержания легенды Анне не оставалось ничего иного, кроме как согласиться. Они решили позвать Николь, и Лиз пообещала вдобавок предложить эту идею приятельницам с работы, чтобы компания подобралась побольше и повеселее.
- Кстати, уже давно хочу тебе сказать! - хлопнув себя по лбу, воскликнула она. - Ты слышала, когда у леди Клэр день рождения? Шестого июня, как и у тебя! Можешь представить?! И ей тоже стукнет двадцать пять!
Анне потребовалась секунда, чтобы проглотить ком горечи, но послевкусия не осталось, и она не успела потерять самообладания.
- Да, слышала, - небрежно проронила она, занимаясь кофейником.
- Вот это совпадение, а? - оживленно продолжила Лиз, не удовлетворившись её флегматичной реакцией. - Подумай, ты тоже могла бы стать принцессой! А что, почему нет? Ведь вы же родились в один день! Анна с сарказмом кивнула:
- Бесспорно.
3
И её жизнь пошла своим чередом. Она перестала ждать. Почти забыла, что можно было чего-то ждать. В пятницу Моник поинтересовалась, не хотела бы Анна снова выйти вместо неё в субботу. Но Анна с лёгким сердцем отказалась - она уже не боялась упустить шанс. Ведь его просто не было.
В субботу она отлично выспалась и после полудня отправилась в торговый центр, чтобы купить наряд на вечер. Лиз осталась дома - она планировала принять успокаивающую ванну и после наложить на лицо маску. Анна примерила несколько платьев и остановила выбор на узком небесно-голубого цвета, длинной чуть выше колена, и по случаю приобрела бежевые лодочки на каблуке. Покупки, как и следовало ожидать, привели её в приподнятое расположение духа. На обратной дороге она заглянула в супермаркет и купила бутылку текилы, чтобы отметить приобретения.
Вернувшись домой, она прошла с пакетами в гостиную. Лиз лежала на диване с маской на лице и смотрела телевизор.
- Открывай, - Анна сунула ей в руки бутылку и добавила: - Надеюсь, ты собираешься снять это перед выходом?
- Разумеется! Я решила для усиления эффекта оставить её на пару часов, - пояснила Лиз, поднимаясь, стянула с лица маску и вытерла кожу салфеткой. - О, кстати, тут такое было, ты столько пропустила! - возбужденно проговорила она, доставая из шкафа рюмки. - Тебе звонила Моник. Она так сумбурно верещала в трубку, что я не сразу уловила смысл. Она всё повторяла, что должна тебе бутылку лучшего шампанского. И это правда. Так что ты не забудь ей потом напомнить, если она решит увильнуть.
- Ничего не понимаю. За что? - Анна села в кресло, чтобы разобрать покупки.
- За то, что ты не согласилась сегодня поработать вместо неё! Потому что сегодня к ним заявился принц Теодор, собственной персоной! - торжествующе выдала она. - Ты можешь вообразить себе такое?! Вместе с журналистами и телекамерами! Это было в рамках какой-то акции в поддержку частного хлебопечения. Какую только ерунду не придумают, - скептически вставила она, пожимая плечами, и продолжила, вновь захлебнувшись восторженным изумлением: - В общем, принц даже поговорил с ними, спросил их имена. И съел круассан. Сказал, что очень вкусно. Моник говорит, он так мило улыбался, что она буквально влюбилась в него. Теперь станет его фанаткой. Он такой скромный и обаятельный, совершенно не напыщенный и высокомерный, как ей всегда казалось. Да, это должно будет выйти в вечерних новостях, надо не забыть посмотреть. Жаль, что ты всё пропустила, - Лиз подошла к ней и протянула налитую рюмку. - Сказал бы ему: а я родилась в один день с вашей невестой! Интересно, что он ответил бы на это? Анна бессильно растеклась по спинке кресла, уставившись в потолок, и заметила рюмку, лишь когда та оказалась прямо у неё под носом.
- Эй, ну тебя грандиозно замкнуло! - рассмеялась Лиз, выпила свою порцию и, увидев платье и туфли в пакетах на полу, тут же переключилась на них. - М-м, какой красивый цвет. Можно я померяю? И туфли тоже, ладно? - скороговоркой произнесла она и принялась за дело, не дожидаясь разрешения, которого всё равно не получила бы.
Потому что Анна уже не слышала её. Машинально опрокинув в рот текилу, она почувствовала выстрел фейерверка, который обжёг ей желудок. Глаза были сухие, и натягивать вожжи и сдерживать слёзы не приходилось. Оказывается, она была не такая уж плакса. Напротив, в ней бродило желание как-то дико и яростно расхохотаться, но она не была уверена, что это не перейдет в рыдания - с самоконтролем у неё сейчас было слабовато.
"И что дальше?" - растерянно, без ответа пульсировало в её венах. Как это понять? Что с этим делать? Как с этим жить? Какие выводы требовалось сделать? И как перешагнуть через это? Если она пропустила свой единственный шанс, о котором просила? И который упустила так бездарно и глупо. Ведь Моник спросила её, не хочет ли она выйти на работу. Что же, она должна была в самом деле поверить в способности того бродяги, точно умалишённая? Разве такое бывает в жизни? Вот это подножка. Такая, что она ухнула, как в бездонную яму, и теперь летела почти в невесомости, и не за что было зацепиться.
Это было посмешнее совпадения дня рождения. В сто раз смешнее. Жаль, что об это некому было рассказать.
- Посмотри, мне идёт? - Лиз покрутилась перед ней, уже одетая в купленные вещи. - Можно я потом поношу? И туфли тоже. Они мне так нравятся.
- Конечно, - рассеянно кивая, проговорила Анна, едва заставив себя посмотреть на подругу и сделать вид, что видела её.
- Ты так расстроилась? - Лиз слегка толкнула её в плечо и вытащила из руки рюмку, чтобы налить ещё. - Брось! Сейчас пойдем в клуб и найдем тебе такого парня, получше любого принца!
Анна выпила залпом вторую порцию и протянула Лиз пустую рюмку. Ей чудовищно хотелось остаться, не идти, сидеть и не шевелиться, пока не закончится падение, пока она не остановится, замрёт, уткнувшись в нечто горизонтальное, твердое и надежное. Но отказаться означало сдать себя с потрохами, выудить на свет свою позорную обсессию и раскрыть всю её пугающую глубину, в которую даже она сама опасалась заглядывать.
- Да, найдём, - буднично, разве что чуть упавшим голосом подтвердила она, не представляя, как одолеет скатившуюся на неё апатию.
- Подумаешь, не увидела живого принца. Пустяки какие, - на всякий случай пренебрежительно добавила Лиз, переодеваясь, и снова улеглась на диван, прихватив зеркало и косметичку.
Однако вечером Анна всё же сумела выдвинуть из дома свою неуклюжую физическую оболочку. И они с Лиз ушли, не дожидаясь выпуска новостей. Она с наслаждением дурманила и выматывала тело, выбивая и вытряхивая всё лишнее в залитом музыкой аквариуме. Танцующие фигуры, блестящая чешуя, бьющий в сердце ритм, блуждающие прожектора и размноженные блики, мечущиеся по стенам. И алкоголь, и дым, и вспотевшие лбы, и крики в ухо, срывающие горло. И тонны тишины потом, как сухая упругая вата, по ту сторону тяжелых дверей, когда спустя несколько часов она стояла в немом коридоре, и на талии лежала чужая рука; бедром, плечом она чувствовала чужое горячее тело, испарявшее влагу, но не помнила лица, и ей не хотелось вспоминать и поворачивать голову, и она смотрела прямо, вперед или в сторону. За ними вышла Лиз, тоже сросшаяся с кем-то боками. Они обменялись рассеянными улыбками вместо прощания, и Лиз направилась к выходу на улицу. - Мы идём? - спросил голос куда-то ей в щеку, и Анна закивала, позволяя увести себя наружу, следом за первой парой, мимо занятых низких диванов и пустого гардероба.
Свежая ночь плеснула ей в лицо прохладой, покрыла кожу мурашками и разбавила дурман. И чужая рука начала её тяготить, а чужое тело показалось холодным и липким. Но она всё равно забралась в такси, и они куда-то поехали. Посреди какого-то шоссе она сказала, что её тошнит; машина притормозила, она выбежала на обочину и скрылась в плотной стене кустарника. Она быстро пробиралась в темноте, раздирая сросшиеся колючие ветки, иногда царапая руки, и выскочила на небольшой пустырь. Вдалеке одиноко светил фонарь, впереди снова были заросли, слышался ровный шум дороги, и она направилась туда, торопясь, пока её не хватились и не начали искать. Или не начали. Она не знала, где находится, и просто пошла вдоль шоссе, держась в стороне от проезжей части, на случай полицейского патруля или покинутого такси. Вскоре она набрела на указатель с названиями и направлениями, повернула в нужную сторону и зашагала дальше. Пока были силы, хотя идти предстояло черт знает сколько. Представив расстояние, отделявшее её от конечной цели, она почувствовала прилив панической безысходности. И постаралась подбодрить себя: позже она сможет взять такси, когда выйдет к вокзалу. Правда, и до вокзала было далеко, и она не была уверена, что в три ночи будет работать такси. Но по крайней мере, на вокзале можно было переночевать. Этот план слегка успокоил её, и она зашагала смелее и энергичнее. Туфли на каблуках быстро стали мешать, и она пошла босиком по асфальту.
Когда начали встречаться автобусные остановки, она присела на скамейку в одной из них, чтобы передохнуть. Едва опустившись на сидение, она поняла, как сильно утомилась. Прикрыла на мгновение глаза, и тут же необоримый сон разлился внутри парализующим раствором. Она не стала сопротивляться и сдалась покорно и податливо, мягко утопая в затягивающей пучине.
Перед ней стоял принц Теодор. На нем был белый костюм. Она поняла, что он собирался на свадьбу. Это было невыносимо. Она уже не могла его видеть. И больше не хотела его видеть. Как же она устала! Ей хотелось убежать, но она почему-то оставалась и смотрела на него, чего-то ожидая. Он положил руку ей на плечо и слегка встряхнул. "Иди к черту!" - крикнула она со злостью и отчаянием, вырываясь. Но он цепко держал её и продолжал трясти, каким-то бесцеремонным и наглым образом. Она пыталась вывернуться, но напрасно. И ей пришлось открыть глаза.
Она лежала на скамейке, подложив под голову сумочку, и в предутреннем полусвете над ней высилась мужская фигура в черном костюме.
- У вас всё в порядке? - серьезно спросил незнакомец, пытаясь заглянуть ей в лицо, и назидательно добавил: - Здесь нельзя спать. Это опасно.
- Вы из полиции? - с неприязнью поинтересовалась Анна осипшим голосом, машинально скользнув рукой вдоль платья, чтобы одернуть подол.
- Нет, не из полиции, - усмехнулся он. - Тогда в чем дело? Я вам помешала? - недовольно пробурчала она, медленно поднимаясь и щупая отлежанную щеку с четко отпечатавшимся следом от замка сумочки. - Нет. Я просто хочу вам помочь.
Она заметила припаркованный на обочине автомобиль, под открытым капотом которого копошился второй мужчина. - Вызвать вам такси? - терпеливо предложил незнакомец. - Вам не стоит оставаться здесь.
Анна потёрла руками открытые холодные плечи и подняла на него недоверчивый взгляд, пытаясь определить его истинные намерения. Казалось, скрытых мотивов у него не было.
- Всё в порядке. Я подожду автобуса, - уже более миролюбиво ответила она, стараясь произвести впечатление контроля над ситуацией.
- Автобуса, - с иронией повторил он и взглянул на часы. - В четыре утра! Вам придется ещё долго ждать. - И терпеливо заверил: - Не бойтесь, я вызову такси и оплачу. Вы хорошо себя чувствуете? - Да. Замечательно, - еле слышно проговорила она, чувствуя, как пересохло во рту, и прикинула, насколько позорно было бы спросить, нет ли у него воды.
- Принести вам воды? - предложил он, и ей стало жутко стыдно, что он угадал её реальное состояние.
Но жажда была слишком сильной, и она согласно кивнула. Он отправился к машине, а она достала из сумочки пудреницу и убедилась, что под левым глазом красовалось хорошенькое пятно туши. Она занялась его ликвидацией, параллельно обдумывая идею насчет такси, слишком беспечно отвергнутую. Теперь надо было придумать достойный ход, чтобы он повторил своё предложение. Или попросить напрямик.
Краем глаза она заметила приближавшегося мужчину, быстро захлопнула пудреницу и убрала в сумочку. - Спасибо, - подняв голову, благодарно улыбнулась она, собираясь взять предложенные ей воду и пиджак.
И стадо слонов пронеслось у неё в груди, дыхание оборвалось, и она окаменела, а на лбу выступила испарина.
В каком-то ошеломленном испуге она быстро опустила глаза и тут же подняла их снова. Да, это в самом деле был он. Перед ней действительно был принц Теодор.
Он изучающе смотрел на неё, улыбаясь, слегка забавляясь её конфузом. Белая рубашка выделялась среди мутной смеси разбавленной темноты, в которой зыбко плавало и его лицо, но ошибки не было. Неужели она всё это время разговаривала с ним и не узнала? Нет, этого не могло быть. Она оторвала взгляд от его лица и покосилась на автомобиль - какое облегчение, у капота стояли уже двое мужчин, один из которых был тем, первым незнакомцем. Она снова вернула взгляд на Тео, мимолетно осознавая, что нельзя так ошалело на него таращиться, и надо как-то спокойно отреагировать, сказать что-то тривиальное, совершенно обычное.
- Спасибо, - невнятно повторила она и забрала воду и пиджак, сразу накинув его на плечи, и принялась сосредоточенно откручивать крышку бутылочки.
- Пожалуйста, - небрежно ответил он и, сделав шаг к скамейке, сел рядом, облокотился на стенку остановки и вытянул ноги. - Тяжелая ночка, да? - Нет... ничего особенного... - Анна замялась, набрала в легкие воздуха, шумно выдохнула, откашлялась и неуверенно произнесла: - М-м, простите... Ваше Высочество... мне так обращаться к вам?
- О, нет, - поморщился он и повернулся к ней. - Давай, как будто ты меня не узнала.
Его лицо было в двадцати сантиметрах от неё. Никакого разочарования. Прекрасное, чуть ироничное, с вдумчивым, внимательным взглядом. И она не устояла, безвольно вплелась, ввинтилась в лабиринты без плана, запуталась и потерялась. Но заставила себя очнуться и выкарабкалась из паутины. Сглотнула, отвернулась и кивнула.
- Нет проблем. - Часто проводишь так ночи? - рассеянно проронил он, но Анна уловила двусмысленность и, вспыхнув от смущения, категорично заявила: - Я не то, что ты думаешь. И твой приятель. Я не... Я не. Я возвращалась из клуба, мы со знакомым ехали в такси, но я попросила остановить машину и сбежала. Шла к вокзалу, села отдохнуть и заснула. Что тут такого?
- Ты живешь у вокзала?
- Нет. Я хотела взять там такси. Или просто посидеть в зале ожидания, пока не начнут ходить автобусы. Я живу в южном районе.
- А почему сбежала? - с нескрываемым любопытством спросил он.
- Перехотела.
- М-м. Бывает, - тихо согласился он. - Он не ищет тебя?
- Вряд ли. Сейчас уже точно нет. Мы едва были знакомы. Ну, ты знаешь, как это бывает. На дискотеках. - И задумчиво прибавила: - Или не заешь.
- Знаю, - снисходительно подтвердил он.
- Чудесно. Значит, ты меня понимаешь. - Анна взглянула на мужчин у автомобиля - один светил фонариком под капот, пока другой возился в двигателе. - Серьезная поломка?
- Нет, не должно быть. Сказали, десять минут.
- Десять минут уже прошло, - заметила Анна.
- Подождем ещё. Ты же не торопишься? До первого автобуса еще уйма времени.
Анна улыбнулась.
- Между прочим, мне обещали вызвать такси. Твой приятель.
- Нет, это мой... - машинально начал исправлять он, но вовремя остановился: - А, ну да, приятель. Грэг! - окликнул он. - Ты вызвал девушке такси?
Мужчина отрицательно мотнул головой и сделал выразительный жест, показывая, что не может сейчас отойти.
- Хочешь, подвезем тебя до вокзала? Нет, до дома, конечно. Согласна?
Она изобразила секундное колебание.
- Хорошо, - и, придерживая одной рукой пиджак, закинула голову и сделала несколько глотков воды, безмолвно сетуя, откуда же такая несправедливость в этом мире, что если она должна была встретить принца, своего единственного принца, то обязательно в таком непригодном состоянии - после значительных доз алкоголя, уставшая, заспанная и разбитая. Но нет, нельзя было жаловаться. Не на что было роптать. Она же встретила его. Если это не было грандиозным сном, охватившим её, когда она пришла на эту остановку.
- Знаешь, я сегодня могла увидеть самого принца Теодора. И пообщаться с ним также близко, как сейчас с тобой, - сохраняя невозмутимость и стягивая разъезжавшиеся в улыбке губы, проговорила она, глядя себе под ноги. - Я работаю в пекарне, которую он посетил сегодня. А у меня был выходной. Какое невезение, правда?
Она покосилась на него и увидела удивление и застывший смех.
- Честно? А я... он был в нескольких. В которой работаешь ты?
- Там, где он съел круассан. На бульваре Королевы. - Надо же... На самом деле, не стоит огорчаться. Ты ничего не потеряла.
Она мысленно ответила себе оглушительное "да!", но вслух произнесла:
- Почему же. Я очень расстроилась. Не каждый день можно прикоснуться к нашему принцу Тео. Правда, не знаю, здоровался ли он с ними за руку...
- Да, пожимал руку, - не задумываясь, подтвердил он и осекся. - То есть... наверно...
- А, ты видел репортаж по телевидению? - ловко подхватила она, спасая игру. - А мы ушли в клуб, не стали смотреть.
Они одновременно взглянули друг на друга, как сообщники, сдерживая заговорщицкие улыбки.
- Ты ничего не потеряла, - повторил он твёрдо и протянул ей ладонь. - Как твое имя? Она дала ему свою руку.
- Анна.
- Рад знакомству, Анна. Это должно было произойти сейчас. Или никогда.
Они сжали пальцы друг друга, чувствуя напряженные ладони, теплую кожу, соединяясь взглядами и окунаясь, медленно погружаясь в неведомые глубины. - Ваше Высочество! Можно ехать, - крикнул его охранник, разорвав их, полоснув быстро сраставшиеся ткани. Тео резко отвернулся, разжал руку, поднялся и пошёл к автомобилю, жестом приглашая её последовать за собой. Всё. Волшебства не случилось. Она поняла, что это был конец. Конец её сказки. - Анна едет с нами. Надо отвезти её домой.
- Но Ваше Высочество! - запротестовал телохранитель.
- Грэг, это не обсуждается.
- Так против всех правил! Ваше Высочество, если капитан Блэр узнает, мне влепят выговор второй степени!
- Я всё улажу. И никто не узнает, если ты никому не скажешь. Карл тоже будет помалкивать, - он красноречиво посмотрел на водителя, и тот застегнул на губах воображаемую молнию.
Анна без интереса наблюдала за этой сценой, совершенно инертная к любому исходу спора. Пожалуй, отрицательный вариант даже был бы для неё более предпочтительным. Находиться рядом с ним, смотреть ему в глаза и разрываться на части, зная, что это никогда не будет принадлежать ей? Нет, спасибо.
Но ей всё же пришлось занять место с ним по соседству на заднем сидении. Шикарные комфортные кресла, широкие и глубокие. И огромное расстояние между ними. Телохранитель сел впереди. Анна назвала адрес, и они тронулись. Тео достал папку с документами, включил маленькую лампочку и принялся изучать бумаги. На улице светлело. Небо было ясным, трогательно-нежным, голубовато-розовым, едва родившимся.
- Я поздравляю вас с предстоящей помолвкой, Ваше Высочество, - вдруг проговорила она, неожиданно для себя самой, озвучив с тайной озлобленностью только что пришедшую в голову мысль. Это прозвучало холодно и не особенно дружелюбно, она добавила в тон нарочитой церемонности, контрастируя с предыдущей манерой их общения. Она надеялась задеть его. Ей хотелось досадить ему.
Он посмотрел на неё озадаченно, точно ещё пребывая мыслями в своих бумагах, и не сразу сообразил, о чём шла речь.
- А, да. Спасибо, - быстро ответил он, сухо и заученно, словно в тысячный раз, впрочем, наверное, так и было, и снова занялся документами. - Прислать тебе приглашение? Хочешь попасть на праздник? - с омерзительно-безликой вежливостью предложил он, не поднимая головы.
Анна отвернулась к окну, чтобы он не видел, как она зажмурилась и скривилась от яростной горечи, пережевывая и глотая её.
- Нет, спасибо, - выдавила она ровно и бесстрастно, не оборачиваясь. - Я буду занята. У меня тоже в этот день праздник. Мне исполняется двадцать пять лет.
Вот, сейчас у неё появится ответ для Лиз, которая недавно интересовалась, что сказал бы принц, если бы узнал, что Анна родилась в один день с его невестой.
Но ответа не последовало. Никакого. Это было странно. Анна выждала полминуты и покосилась на него. Тео сидел, глядя в окно, внимательно и сосредоточенно. Слышал ли он её слова? Но повторять не было смысла. И она промолчала.
До конца поездки они больше не проронили ни слова.
Когда машина остановилась у её дома, Анна скинула с плеч пиджак и неуверенно повернулась к нему, не зная, планировал ли он хоть как-то с ней прощаться. И встретила ожидавший её взгляд.
- До свидания, - тихо произнесла она.
- До свидания, - чуть кивнув, ответил он с полуулыбкой и слегка подмигнул. Это вышло так мило, так удивительно тепло и преступно обнадеживающе, что Анна совершенно растерялась.
- Хорошо, - зачем-то пробормотала она с робкой радостью, чувствуя, как горит лицо, неловко вылезла из автомобиля и заспешила к своей двери, с трудом переставляя деревеневшие от волнения ноги.
На следующий день она сказала Лиз, что рассталась с тем знакомым у клуба и вернулась домой одна на такси.
4
Анна ничего не понимала. Было очевидно, что она больше никогда в жизни не встретится с принцем. Да, она не заинтересовала его. И, о Боже, как же стыдно, позорно и наивно с её стороны было на это надеяться. Тем не менее, ей всё равно казалось, что это не конец. То, как он попрощался с ней, зародило в её сердце новую надежду. На один шанс из миллиона. И она просто не знала.
Через две недели должна была состояться его помолвка. И её день рождения, подготовкой к которому она активно занялась. Ей хотелось устроить что-то значительное, сделать свой праздник насыщенным, заполнить его разными событиями с самого утра и до глубокой ночи, чтобы ни одной секунды не думать о том, что будет происходить в это же время в фамильном поместье герцогов. Николь и Лиз не удивились и поддержали её намерение, считая, что двадцати пятилетие достойно такого размаха. Анна разослала приглашения всем своим знакомым, даже тем, которых не видела со школы, и принялась ломать голову над планом праздника. Подруги оказывали ей посильную помощь, предлагали идеи и активно участвовали в их воплощении. Было решено заказать на вечер целый зал одного популярного ресторана; музыкальную часть должны были обеспечить ребята из рок-группы, хорошие знакомые Николь. После ужина всех желающих планировалось отвезти на автобусе загород, где под открытым небом накроют столы с легкими закусками, вином и шампанским, а в завершение вечеринки будет устроен фейерверк. Переночевать предлагалось в автобусе или в палатках - не самые комфортные условия, но Анна сразу предупреждала об этом. Такой масштаб праздника требовал немалых денежных вложений, но Анна не собиралась экономить и с лёгкой душой решила потратить значительную часть своих сбережений. В общем, вторая половина дня была полностью укомплектована. Неясной оставалась только первая, она же главная часть, гвоздь программы - нечто сумасшедшее, способное захватить все её эмоции, не оставив ни одного свободного нерва, который мог бы продолжать страдать по принцу. Вместе с подругами она перебирала различные варианты, пока Николь не вспомнила, что в детстве мечтала прыгнуть с парашютом. И Анна поняла - это было именно то, что нужно. Её родители, только услышав о прыжке, горячо запротестовали и принялись отговаривать, взывая к её разуму, но Анна была непреклонна. Она съездила на базу аэродрома и оставила заявку на прыжок для себя и Николь, которая тоже была полна энтузиазма осуществить детскую мечту. Лиз заявила, что эта затея, вне всяких сомнений, заслуживала уважения, но сама она не планировала в ближайшее время рисковать здоровьем, поэтому была готова оказать подругам моральную поддержку, но не более. Она обещала составить им компанию до борта самолета и с нетерпением ожидать их благополучного возвращения на землю.
И вдруг посреди этой подготовительной суеты Лиз вручила ей приглашение в Национальную галерею. На открытие выставки какого-то иностранного художника, которое должны были почтить своим присутствием принц Теодор и леди Клэр.
- Художник остановился у нас в гостинице. Такой тихий и скромный, а оказывается, жуткая знаменитость. Ни за что бы не подумала. Я первый раз его имя слышала. Правда, я картинами не интересуюсь, - Лиз пожала плечами. - И когда он сказал, что его выставку посетит принц, я сразу смекнула, что надо выманить у него хотя бы одно приглашение. Для тебя.
Анна сидела за столом, в ступоре уставившись на лежавшее перед ней приглашение, как на таблетку с непредсказуемым эффектом, не решаясь её принять. Потому что всё должно было быть не так. Это он должен был искать её, а не наоборот. Меньше всего на свете она хотела быть навязчивой. Докучать ему, как невменяемая фанатка.
- Ты не рада? - озадаченно спросила Лиз.
- Я рада. Спасибо большое, - сдержанно ответила Анна, не изображая ликование, не притворяясь, понимая, что для этого момент уже был упущен, и только быстро мобилизуя всю свою небогатую находчивость, чтобы выдать приличное оправдание такой неоднозначной реакции. - Понимаешь, нам в пекарне сделали огромный праздничный заказ, и я не уверена, что у меня получится отпроситься... Но я попытаюсь, - решительно добавила она, вдруг абсолютно ясно осознав, что должна была пойти на эту выставку, пойти до конца этой истории, и будь что будет. Лучше упасть на самое дно, чем жалеть, что она уступила гордости и глупости и выкинула очередной волшебный шанс в окно. Нет, она не хотела быть глупой. Теперь к выбору одежды следовало подойти с умом. Смахивать на девушку легкого поведения, как в их прошлую встречу, она больше не хотела. Это и так оставило неприятный осадок, и она до сих пор сомневалась, удалось ли ей полностью убедить Тео, что она таковой не являлась и не имела к этой профессии ни малейшего отношения. В итоге, она отдала предпочтение платью приглушенного цвета, средней длинны и с длинными рукавами.
В последнюю секунду перед выходом она едва не передумала. Взявшись за ручку двери, она остановилась и уткнулась лбом в лакированное дерево. Неужели она действительно допускала, что у нее есть шанс связать свою жизнь с Тео? Нет, нет. Даже обличить в немые слова это было невозможно. Тогда зачем она шла туда? Вместо того, чтобы забыть его, она отправлялась за новой порцией фантазии. Или разочарования. Выдержит ли это её психика? Анна отступила от двери и облокотилась спиной на стену коридора, закрыв глаза. И оставалась так некоторое время, принимая окончательное решение.
Наконец, выход был найден. Она взяла телефонную книгу, открыла на букве "П", набрала телефон первого попавшегося психотерапевта и записалась на прием. "Ближайшее свободное время?" - "Завтра в пять вечера. Вас устроит?" "Да, великолепно." - "Назовите ваше имя, пожалуйста..." Но это не помогло ей избавиться от предательской нервозности, заставлявшей все внутренности самопроизвольно сжиматься и деревенеть, словно через её тело с разными интервалами пропускали электрические разряды. Когда автобус проезжал мимо моста, на котором ей встретился тот бродяга, она вдруг зажмурилась, сама не понимая, почему. И только через несколько секунд осознала, что не хотела увидеть его там. Как обыкновенного сумасшедшего, нищего и бездомного. Чтобы не разрушить свою хрупкую сказку, и так едва державшуюся, готовую обвалиться при одном неловком прикосновении.
Выставка занимала два смежных зала. Приглашенные медленно и вальяжно прохаживались вдоль стен, увешанных картинами с натуралистическими портретами, пейзажами и натюрмортами. Приглядывались и оценивали, вполголоса обмениваясь комментариями, плавно циркулировали из зала в зал с бокалами вина, шушукаясь и кидая нетерпеливые взгляды на раскрытые двери - титулованные особы задерживались уже на час, и никто не знал, почему, и когда же наконец они появятся. Больше остальных волновался и переживал автор картин. Анна сразу его идентифицировала - он разительно отличался своим видом и поведением от умытой и разряженной публики, окружавшей его. Это был мужчина лет шестидесяти в плохо сидевшем не новом костюме, с неаккуратной бородой и не расчесанными волосами. Он постоянно потирал ладони, разминал пальцы и запускал их то в свою шевелюру, то в бороду, явно не зная, куда деть свои большие руки. Он хаотично перемещался по залам в сопровождении куратора, одетого с иголочки и со сверкавшей в свете ламп идеально уложенной прической. Анне было жаль художника - такое ожидание было унизительным, и она начинала понемногу злиться на принца за его некорректное опоздание. Она стояла у окна, облокотившись поясницей на подоконник, грея бокал сухого вина и бросая взгляды через плечо на улицу, во дворик перед галереей, куда, по идее, должен был подъехать автомобиль Его Высочества, и не ощущала ни капли волнения. На неё вдруг опустилось вселенское спокойствие, граничащее с безразличием - от вина, может быть. Это был второй бокал, и она удерживала себя, чтобы от скуки не выпить его быстро. Рядом остановились две пожилых дамы; одна из них развернула продававшийся при входе буклет, на который Анна пожалела денег, и поднеся к глазам сложенные очки, начала зачитывать своей подруге биографию художника. Незаметно придвинувшись чуть ближе к дамам, Анна слегка наклонила голову и прислушалась. Дикция читавшей оставляла желать лучшего, и она прикрыла глаза, напрягая слух, чтобы разобрать слова. И не заметила, как все внезапно двинулись, плавно хлынули к дверям, словно опавшая листва под дуновением ветра, когда в сопровождении двух охранников в зал вошли принц Теодор и леди Клэр.
Желая и не желая обнаружить свое присутствие, Анна неотрывно следила за перемещением принца, надеясь и боясь поймать его взгляд, увидеть реакцию. Он был веселый и непринужденный, море обаяния и радушия. Возможно, даже слишком, словно пытался загладить неприятное ощущение от своего опоздания. Но черт возьми, как одуряюще прекрасен он был. Клэр тоже была восхитительна - точеные черты лица, сияющая кожа, чудесная улыбка. Они просто и естественно общались с теми, кого знали, и с теми, кого подводили к ним, чтобы представить. Живо реагировали на работы художника, который следовал за ними мятежной тенью, сумбурно и отрывисто давал какие-то объяснения, надолго задумываясь, но они терпеливо дожидались и внимательно выслушивали его. Эта пара была великолепна. Они чудовищно подходили друг другу. И только глубоко немощная психика могла допустить, что они не будут вместе. Анна не была против, когда небольшая толпа загородила её, едва принц приблизился к картинам, расположенным напротив окна, у которого она по-прежнему стояла. Хорошо пахнувшие спины окружили её плотным кольцом, и она почти ничего не видела. И лишь отхлынувшая волна стала признаком того, что принц проследовал дальше, миновал её.
Началась торжественная часть. Принц должен был наградить художника каким-то орденом, но Анна не стала дожидаться кульминационного момента. Она устремилась к дверям, с торопливой деликатностью пробираясь между посетителями, уже настраиваясь на завтрашний спасительный визит к психотерапевту и формулируя в голове основные тезисы своей проблемы, стараясь описать их максимально точно и доходчиво.
- Мне срочно надо уйти, - нетерпеливо сказала она охраннику, перегородившему ей дорогу у выхода. - Я прошу вас задержаться, - настойчиво проговорил мужчина, слегка придерживая ее за локоть.
- Мне некогда! - она высвободила локоть, возмущенно глядя в пустые глаза охранника, и попыталась обойти его. Но рядом возникла вторая мужская фигура, и Анна уступила. Отойдя в сторону, она раздражённо скрестила руки, собираясь дожидаться окончания церемонии.
- Подождите в другом месте, - раздалось у неё над ухом.
- Что??? - она негодующе обернулась. - Я... - и запнулась. Сдвинула брови, напрягая память. - Грэг?..
- Да, - сдержанно, но дружелюбно подтвердил он. - Его Высочество просил, чтобы вы подождали его в другой комнате, если вам угодно, - тихо и серьезно объяснил он. Без подтекста и намеков мимикой. Приказы принца, очевидно, были для него непреложны.
Анна обескуражено огляделась по сторонам.
- Где?.. В какой комнате?..
- Я проведу вас, если позволите.
Анна неопределённо качнула головой, он принял это за согласие и направился к выходу. Она последовала за ним, бросив напоследок взгляд вглубь зала, где принц произносил небольшую официальную речь, повернувшись к художнику, застывшему перед ним с растроганно-польщенным видом.
Грэг поднялся на второй этаж, открыл ключом общую дверь с табличкой "Служебный вход" и зашагал вдоль коридора, по обеим сторонам которого размещались кабинеты администрации галереи. Он читал таблички и остановился у двери с надписью "Переговорная", которая оказалась не заперта, заглянул, убедился, что никого нет, раскрыл шире, предлагая Анне пройти внутрь, и не говоря ни слова, закрыл за ней. К счастью, не заперев на ключ, в чем она сразу же убедилась, выглянув в коридор и увидев удалявшуюся фигуру охранника. Он услышал щелчок двери и обернулся.
- Подождите внутри, пожалуйста, - в своей терпеливо-настоятельной манере попросил он и свернул на лестницу, исчезнув из её поля зрения.
Анна окинула взглядом комнату. Центр помещения занимал длинный красный стол со вставками из разноцветного стекла; его окружали металлические стулья с абстрактными картинками на деревянных спинках. Похоже, мебель здесь в равной степени являлся как предметом интерьера, так и искусства. К счастью, вся комната была наполнена разными занимательными объектами, и Анна могла отвлечься на их изучение, вместо того, чтобы изнурять себя предположениями о том, что сейчас будет. Он вошел, когда её терпение уже заканчивалось, и занимательные предметы больше не занимали.
- Наконец-то, - невольно вырвалось у неё, устало и с лёгкой укоризной. - О, простите... - тут же спохватилась она, вспомнив о его титуле, и чуть отшатнулась назад, точно отделяясь от себя секундной давности, отрекаясь от неё и становясь другой, более воспитанной. - Простите, я... я не имела ввиду... Я просто... - надо было выдать какое-нибудь стоящее оправдание, но в голову ничего не падало, и извиняться дальше не хотелось - на самом деле она не чувствовала себя виноватой.
Теодор немного опешил от такого приветствия, но не выглядел оскорбленным или возмущенным. Улыбаясь одним краем губ, он казался скорее развеселённым её непосредственностью. Ничего не ответив, он закрыл за собой дверь и повернул в замочной скважине откуда-то взявшийся ключ. Заметив озадаченно-недоуменный взгляд Анны, он объяснил:
- Вдруг кто-нибудь из администрации прорвется. Хотя Грэг остался на лестнице. Но на всякий случай. Ты не бойся, я не имел ввиду... ничего... - в свою очередь смешался он, в какой-то степени догадываясь, что она вряд ли заподозрила его в грязных намерениях, но эта мера предосторожности была двусмысленна, и он хотел прояснить вопрос.
Анна улыбнулась. Его смущение сократило дистанцию, и она почувствовала себя более близкой к нему. Развернув один из стульев, она села боком за стол, закинула ногу за ногу и выжидающе посмотрела на него. Ей было очень хорошо. Находиться с ним запертой в одной комнате. Быть наедине. Волнительно и умиротворенно одновременно.
- Как тебе выставка? - спросил он, огибая стол и приближаясь к ней. Отодвинул стул через несколько стульев от неё, но не воспользовался им, а присел на край стола в освободившемся промежутке.
- Не понравилось, - призналась она. - Я не люблю реализм.
- Я тоже, - кивнул он. - Мне больше по душе импрессионисты.
- А Клэр? - вдруг поинтересовалась она.
Он поднял брови, пожал плечами.
- Вообще-то, она тоже предпочитает импрессионистов. Но сейчас, конкретно эти картины... я не спрашивал. У нас не было времени.
- Вы сильно опоздали, - на этот раз она просто озвучила факт, как дополнение к его последней фразе, без капли назидания.
- Да. Очень неудобно получилось, - поморщился он, соглашаясь. - Это Клэр. Мы немного поссорились перед выходом, и она отказывалась ехать. Еле уговорил.
- Странно. Сейчас она не казалась обиженной, - удивилась Анна.
- В этом отношении она профессионал. Никогда не демонстрирует на публике свое истинное состояние, плохое настроение. Как актриса. Перевоплощается.
- Я бы так не смогла. Это ужасно... - отозвалась Анна, невзначай примеряя на себя её образ жизни. - Я тоже перед выходом чуть не передумала, - вдруг призналась она и осеклась, поняв, что не объяснит ему настоящую причину, и понадеялась, что он не попросит уточнить.
- Ничего удивительного, - невозмутимо отозвался он. - Вы же родились в один день. Наверно, у вас в жизни всё синхронно происходит.
Анна изумленно распахнула глаза. Оказывается, он слышал её. Тогда, в машине. И ничего не сказал, абсолютно никак не отреагировал. А сейчас напомнил ей между прочим, точно они обсуждали это тысячу раз. - Почему же ты хотела передумать? - всё-таки не преминул полюбопытствовать он.
И Анна едва удержалась, чтобы не одернуть его - ведь она же не спрашивала, из-за чего они поссорились. - Так... настроение пропало, - уклончиво ответила она.
- Тоже испортил кто-то? - шутливо предположил он.
- Вроде того, - многозначительно улыбнулась она, решив сохранить интригу.
- Ты специально пришла сегодня? - вдруг резко сменил он тему, ошарашив её прямотой вопроса.
Анна помедлила, растерянная; он застал её врасплох. Ей хотелось быть с ним откровенной, но... в этом она не могла признаться. - Нет, - с натужной небрежностью ответила она, сама услышав прорвавшиеся фальшивые нотки и поспешно добавила, для реалистичности придав голосу возмущенную интонацию, словно задетая его сомнением: - Нет, конечно. Моя подруга работает в гостинице, где остановился этот художник. Он подарил ей приглашение.
- Ты здесь с подругой? - удивился Тео.
- Нет. Приглашение было одно, и подруга не смогла пойти. Чтобы оно не пропало, пошла я.
- Ясно, - кивнул он, как будто удовлетворенный объяснением и в то же время слегка разочарованный. Словно ему приятнее было бы убедиться, что Анна его преследовала. - В любом случае, я рад тебя видеть. - Я тоже, - тепло и проникновенно отозвалась она, радуясь, что наконец хоть в чем-то могла быть честной. - Правда, максимум, на что я рассчитывала - это мимолетное приветствие в зале. Я даже была готова к тому, что ты вообще не вспомнишь меня. А личная беседа в отдельной комнате... это уже абсолютная фантастика. И великая честь для меня, - с игривым пафосом произнесла она, церемонно склонив голову.
- Да, этой чести удостаиваются исключительно те, кого я подбираю по ночам у шоссе, - весело подхватил он.
- О, Боже, - она прикрыла ладонью глаза, - не напоминай. Ты наверняка подумал обо мне самое ужасное.
- Ну... - выразительно протянул он. - Первая мысль, конечно, была самой очевидной. А что? Какая-то девица в коротком платье спит ночью на скамейке у скоростного шоссе. Я сразу подумал, что ты из этих... ну, ты понимаешь. Заснула в ожидании работы.
Анна оскорблено охнула - услышать это от него вот так, начистоту, было крайне неприятно и досадно.
- Как же ты не побрезговал пригласить меня в свою королевскую карету? - Потом-то я понял, что ошибся. Я поверил тебе.
- Спасибо, - с сарказмом поблагодарила она.
- Э-э, только не обижайся, - он обеспокоено заглянул ей в лицо.
- Я не обижаюсь, - сразу улыбнулась она.
- Ты знаешь, я сам хотел с тобой встретиться. Но ты опередила меня.
Анна запнулась, не уверенная, правильно ли услышала его, точно ли поняла.
- Зачем ты хотел со мной встретиться? - осторожно осведомилась она.
Он посерьёзнел и несколько секунд смотрел на неё, пристально и в то же время отстраненно, точно что-то решая для себя. И затем сдержанно ответил:
- Чтобы рассказать одну вещь. Это касается тебя... твоего дня рождения. Она нетерпеливо подалась вперёд, ожидая продолжения. И он договорил: - Дело в том, что я неслучайно выбрал в невесты именно Клэр. Одной из причин была её дата рождения. Не самой главной, но определяющей.
У Анны перехватило дыхание. Это было мучительно невозможно. Мистическая иллюзия, превратившаяся в реальность.
- Почему именно эта дата? - едва артикулируя, поинтересовалась она, сжимая ладони в кулаки, чтобы не выдать дрожь в пальцах. Как будто ещё колеблясь, он прошелся к окну, выглянул наружу, развернулся и присел на подоконник. - Так предсказала наш астролог, Ингрид, - объяснил он. - Может, ты слышала о ней. Это королевский астролог. Она уже много лет работает с нами. Делает расчеты, строит карты, прогнозирует важные события. - Опустив голову, он принялся рассеянно изучать свои ботинки. - Я не очень в это верил по началу, но всё исполняется, знаешь ли... К тому же, родители ей абсолютно доверяют, советуются по каждому поводу. В общем, среди прочего она высчитала точную дату рождения моей будущей жены. Еще давно, чуть ли не сразу после моего рождения. И потом каждая девушка, с которой я встречался, проходила эту проверку и отсеивалась. Как-то глупо звучит, когда произносишь это вслух. Как сумасшедшие... - он потер рукой лоб, неуверенно рассмеявшись, и торопливо добавил, точно оправдываясь: - Но я не был ни в кого из них влюблён, так что никаких противоречий не было... А потом я познакомился с Клэр. Когда выяснилось, что она родилась в нужный день, родители сразу обрадовались и одобрили её как мою будущую супругу. Она им очень понравилась и идеально мне подходила - красивая, веселая, умная, воспитанная. К тому же, из знатной семьи, с титулом. Я был не против. Она мне тоже нравилась. И я был уверен, что полюблю её. Я должен был полюбить её. Понимаешь, из всех девушек, с которыми я когда-либо встречался, только у Клэр была эта высчитанная Ингрид дата рождения. И никто мне раньше так не нравился, как она. Но прошёл год, настало время для помолвки, и всё почти решено... Утром шестого июня я должен сделать ей предложение, подарить кольцо, а вечером мы официально объявим об этом и назначим день свадьбы. Ингрид уже выбрала нам самый подходящий день. Но... - он тяжело выдохнул и досадно сжал губы. - Я не люблю Клэр. Ничего не могу поделать, - он невесело усмехнулся, слегка пожав плечами. - В принципе, это пустяк, на который я, по большому счету, не имею права. И я собирался не обращать на это внимания, просто игнорировать, всю жизнь... Но тут мне попалась ты, - он веско взглянул на неё и с какой-то затаенной, отчаянной решимостью проговорил: - И пока ещё ничего не сделано, пока ещё можно всё изменить, я хочу... Если ты согласишься... - он остановился на полуслове и мучительно сглотнул. - Я хочу попытаться... с тобой, понимаешь?... Может, я выбрал не тот вариант... Нет, ты не другой вариант, не так... Боже, какое косноязычие, кто бы мог подумать... Понимаешь, я хочу лучше узнать тебя. Я хочу, чтобы мы... Чёрт побери, я могу пригласить тебя на свидание? На обыкновенное свидание.
Еще пару минут назад её невероятно окрыляло это совпадение. Это был ее шанс! Она хотела оказаться на месте Клэр, она должна была оказаться на ее месте! Потому что именно она, Анна, была нужным вариантом! Сейчас же... Она была глубоко уязвлена и унижена. Оказывается, это было не так чудесно. Когда её личность не имела никакого значение, когда важно было только это чертово совпадение.
- Значит, я здесь только потому, что родилась в тот же день, что и Клэр, - мрачно подытожила она. - Нет, - горячо возразил он и тут же исправился: - Вернее, не только из-за этого. Ты здесь, потому что нравишься мне. - Если честно, я не заметила этого в нашу прошлую встречу, - едко вставила она. - Я всё осознал только потом. Не знаю, почему. Понимаешь, всё сложилось вместе - и дата, и ты. Всё, как надо.
- Может, хватит уже слушать вашего астролога и для разнообразия начать слушать себя? - раздраженно предложила она. - Именно это я и намерен делать, - четко заявил он. - Если ты дашь мне шанс.
Она осела, насупившись, и недовольно уставилась в пол.
Тогда он поднялся и направился к ней. Четыре шага, не больше, и она уже забыла про свою обиду, смутилась и растерялась. Замерла и лишь пульсировала внутри, как пойманная бабочка, тихо наблюдая, как он не спеша приближался к ней, как подошёл вплотную, уперся одной рукой в стол, другой - в спинку её стула, и закрыл собой потолок над ней. - Поверь, если бы я ничего к тебе не испытывал, мне было бы плевать на любые совпадения, - спокойно проговорил он с подкупающей убежденностью. - Я отменю помолвку, порву с Клэр, если ты дашь мне надежду. Если тебе всё это нужно. Если я тебе нужен.
Так близко, так нестерпимо реально. Такой непостижимый, недостижимый, недоступный прежде, теперь звал её, нуждался в ней. Но насколько честной ей следовало быть? Какую степень безумной, жизненной необходимости она должна была открыть? - Я специально пришла сегодня, - вместо ответа вдруг призналась она, перестав бояться. У него вырвался изумленный смешок, и напряженность слетела с его лица, черты разгладились.
- Я почти поверил тебе.
Он ещё помедлил, прежде, чем наклониться и поцеловать её. Ещё задержался, всматриваясь ей в зрачки, насквозь, в самые мысли, словно что-то выясняя для себя. И наконец сократил расстояние до нуля, как она ждала, и обхватила его ладонями, притягивая к себе.
- Ваше Высочество! - оборвал их Грэг, снова, как тогда. - Леди Клэр ожидает Вас! - выкрикивал он из коридора. Тео порывисто выпрямился и уставился на дверь, точно пытаясь сообразить, чего именно от него хотели. Потом кашлянул и уверенно ответил:
- Хорошо, Грэг. Жди меня у лестницы.
Послышались удалявшиеся шаги, и Тео повернулся обратно к Анне, по-прежнему окружая её собой, смущённо-весёлый и немного виноватый.
- Прости. Мне надо идти.
- Мне остаться здесь? - Нет. Я должен закрыть дверь и отдать ключ. Ты пойдешь со мной до лестницы. Я спущусь первым, а ты - через пять минут. Извини. Так больше не будет. Я что-нибудь придумаю. Хорошо?
Она едва заметно кивнула, дала согласие взмахом ресниц, внезапно поникнув внутри, легко сломленная ударом реальности, быстро утеряв веру в свою сказку. Тео коротко поцеловал её и отступил назад, протянул руку, и она покорно доверила ему свою ладонь, поднялась и пошла следом, опустошённая, безучастно оглядываясь на крошившиеся, отваливавшиеся куски декораций.
Остановившись у двери, он обернулся, и её вид заставил его недовольно сдвинуть брови.
- Всё будет хорошо. Я что-нибудь придумаю, - твердо повторил он, поднимая её подбородок, чтобы поймать взгляд. - Я обещаю.
- Не надо обещать, - холодно ответила она.
Он молча притянул её к себе, обнял и ласково погладил по голове.
- Я всё улажу. - И шутя прибавил: - Главное, не передумай.
Анна отклонилась назад.
- Я не передумаю, - отвергая шутку, подчеркнула она.
Он терпеливо улыбнулся.
- Я тоже.
Она недоверчиво повела бровями, и он в ответ бессильно покачал головой, признавая невозможность убедить её.
Они вышли в коридор, и Тео запер комнату. Грэг ждал их на верхней ступеньке лестницы. Тео отдал ему свой ключ, и охранник запер общую дверь, затем спустился на один пролет и остановился, деликатно отвернувшись, полагая, что сейчас будет сцена прощания.
- Так что насчёт свидания? Ты согласна? - бодро спросил Тео, пытаясь сгладить момент.
- Когда? - скептически парировала она.
- Скоро. Я найду тебя. Обещаю, очень скоро, - серьёзно ответил он и поднял её руку, слегка развернул и вместо тыльной стороны ладони коснулся губами внутренней части запястья. Анна почувствовала, как по спине пробежали мурашки.
- Побольше энтузиазма, - он мягко ущипнул её за щеку у края рта, призывая к улыбке.
Она заставила себя улыбнуться и снисходительно кивнула.
- Грэг, идём, - он развернулся и нагнал охранника. Переходя на следующий пролёт, ещё быстро поднял на неё взгляд и подмигнул, чертовски ласково, как умел. 5
Она ничего не рассказала Лиз. Почти ничего. Да, она видела принца Теодора. Близко, очень близко. Могла дотронуться до него рукой. Но не стала. Зачем? Ей это не было нужно. Картины? Нет, не впечатлили, но всё равно спасибо, она замечательно провела вечер.
Засыпая, она ещё не была уверена, что отменит сеанс у психотерапевта. Даже в свете последних событий и обещаний Его Высочества, это могло ей пригодиться. На ближайшее будущее. Ведь никаких гарантий не было, что она когда-либо ещё увидит или услышит его. И однажды, очень скоро, ей придется выбираться из ямы, полной разорванных, разбитых и растерзанных надежд.
Ночью её растормошила Лиз, выдернув из какого-то сладкого сна. - Что случилось? - охрипшим голосом спросила она и взглянула на часы - было двадцать минут второго. - Кто-то хочет тебя видеть, - с таинственным выражением сообщила подруга и ткнула указательным пальцем на распахнутое окно за развевавшейся шторой.
- Кто? - с сомнением бросила Анна, заподозрив, что это был нелепый розыгрыш, приуроченный к её грядущему дню рождения.
Лиз пожала плечами.
- Тебе лучше знать. Иди, сама посмотри, - и призывно махнула головой на окно.
- Это шутка? Скажи сразу, или потом я сильно рассержусь, - предупредила Анна, садясь в постели, но пока не откидывая одеяло, надеясь избежать этого.
- Ты что, какая шутка?! - искренне поразилась Лиз, даже слегка обидевшись, что Анна могла допустить такое. - Очень мне надо вскакивать в час ночи, чтобы разыграть тебя! Вот глупость! Я бы придумала что-нибудь пооригинальнее. Мне тоже хочется спать, между прочим, и завтра тоже на работу. Я виновата, что он перепутал окно и начал швырять камни ко мне? - И медленно закивала, догадавшись: - А-а, это потому что твое открыто... Анна пробормотала извинения и неохотно поднялась с постели. Подошла к окну, отодвинула штору и облокотилась ладонями на подоконник. И с высоты второго этажа сразу же узнала Тео, хотя слепящий свет фонаря бил ей в глаза и оставлял его лицо в густой тени.
- Ты можешь спуститься? - громким полушёпотом крикнул он.
- Что-то случилось? - зачем-то спросила она, уже понимая, что переговариваться вот так не было смысла, можно было разбудить весь дом, и замахала ему рукой: - Хорошо-хорошо, я сейчас выйду.
Наткнувшись на неизбежно-вопрошающий взгляд Лиз, она приняла бесстрастный вид и небрежно передернула плечами, чуть поморщив нос, демонстрируя, что не придавала этому гостю ни малейшего значения.
- Так, новый знакомый... Я потом объясню.
- Ты познакомилась с ним на выставке? - прозорливо предположила Лиз.
- Да, точно, - живо подтвердила Анна, натягивая джинсы, взяла со стула легкий свитер и вышла из комнаты.
Лиз вприпрыжку устремилась за ней.
- Обещаешь, что расскажешь? Обещай, - по-детски проныла она.
- Конечно, обещаю, - машинально ответила Анна, обуваясь, продолжая сохранять невозмутимость, с мыслями, целиком поглощенными внезапным визитом.
Тео ждал её у подъезда. В стороне был припаркован его автомобиль, рядом стоял Грэг, не сводя глаз с объекта своей охраны.
- Ты не думаешь, что тебя могут узнать? - спросила она вместо приветствия.
- Пускай, - беспечно ответил он. - Всё равно никто не поверит своим глазам. Решат, что это кто-то, очень похожий на меня. Твоя подруга будет за нами наблюдать? - прибавил он, взглянув наверх. - Кажется, она мена не узнала. Ты еще не рассказала ей? - немного удивился он.
- Нечего рассказывать, - опустив глаза, сухо отозвалась Анна и, скрестив руки на груди, поёжилась от холода. - Пойдём, ты здесь замёрзнешь, - он обнял её за плечи. - В любом случае неудобно разговаривать, когда так откровенно шпионят.
Они подошли к автомобилю, Тео попросил водителя выйти из салона, и они остались наедине. Взяв её руки в свои, он заглянул ей в глаза, проникновенно и с затаённым волнением, точно готовясь сообщить что-то важное.
- Прости, что поднял тебя в такое время из постели... - мягко начал он.
- Ты знаешь, что мне надо вставать на работу в половине пятого? - с нежным упрёком прервала она, по сантиметрам тая от его ладоней, горячо сжимавших её пальцы. - Если это обещанное свидание, то я предпочла бы встретиться в другое время... - Нет, это не свидание. Понимаешь, кое-то случилось. И я не мог терпеть до завтра, - смятённо говорил он и наконец выдал новость, со смутным ликованием, точно сам ещё не до конца в это веря: - Клэр меня бросила.
- Как? Когда? - растерянно заикаясь, пробормотала Анна.
- Полчаса назад, - он взглянул на часы, - чуть больше, минут сорок пять. И я сразу поехал к тебе, - с неуверенным смешком прибавил он. - Но почему? Подожди, на самом деле? Я ничего не понимаю.
- Она сказала, что встретила свою любовь. Ей очень жаль и так далее, но оказывается, она никогда не любила меня по-настоящему, - пожимая плечами, рассказал он, заметно задетый, но не унывая, окрыленный приобретенной свободой и отпавшей необходимостью объясняться, радуясь, что всё было сделано за него. - Они познакомились на каком-то приёме совсем недавно, но она сразу поняла, что это её судьба, и не хотела тянуть до нашей помолвки, чтобы не быть связанной официальным обещанием. - Ясно, - Анна кивнула, оглушённая, вдруг испуганная открывшейся дорогой, новой реальностью с наведённой резкостью, ощутимой и готовой к исполнению. Не обнаружив ответного воодушевления, Тео умерил пыл.
- Не беспокойся, это тебя ни к чему не обязывает.
- Да, я знаю... - прошептала она и тут же спохватилась: - Нет, я имела ввиду... просто это так неожиданно... и я не знаю... - Всё в порядке. Тебе действительно стоит хорошо всё взвесить, прежде чем ввязываться в это, - мрачно посоветовал он, отпуская её руки, развернулся и сел прямо, уставившись в лобовое стекло. - Лучше определиться сразу. Перспектива, на самом деле, не такая радужная, как может показаться вначале. У тебя не должно быть иллюзий. Ты имеешь представление о моей жизни. Всё время на виду, бесконечные встречи, перелёты, пресса, фотографы, обсуждения, критика... Но я привык. Я так вырос. И Клэр была из этого мира, ей не пришлось сильно менять образ жизни. А ты... Если честно, я больше отниму у тебя, чем смогу дать. Она молчала, озадаченная и угнетённая его предупреждением, наполнившись неприятной горечью. Безусловно, всё это было правдой. Но разве у неё был выбор, разве она могла отказаться сейчас? Струсить? Какие бы изменения и потери он ни нёс с собой. Это было бы слишком глупо.
- Я готова рискнуть, - уверенно, с тонкой иронией ответила она, подчеркивая нелепость его сомнений.
Тео покосился на неё и улыбнулся.
- Ты заметила, что у вас в жизни действительно всё происходит синхронно? - он закинул локоть на спинку сиденья, снова разворачиваясь к ней.
- Что? - не сразу сообразила она.
- Я имею ввиду встречу, - уточнил он и настороженно прибавил: - Надеюсь, тебе никого бросать не надо.
Анна пораженно вскинула брови, уловив совпадение. И отрицательно покачала головой: - Уже бросила пару месяцев назад.
- Отлично, - он довольно кивнул и выразительно посмотрел на неё, с открытой, щедрой нежностью. Она сделала движение к нему, приподнявшись на сидении, и он встретил её губы на полпути.
- Где ты будешь в свой день рождения? - спросил он потом. - Я хочу лично поздравить тебя.
- Разве тебе не надо присутствовать на празднике Клэр?
- Нет, разумеется. Теперь - нет. Она появится там со своим новым кавалером. А я появлюсь у тебя. Если ты не против.
- Против? - она фыркнула. - Вот ерунда. Но... в какое именно время дня Ваше Высочество намерено осчастливить меня своим визитом? Дело в том, что у меня запланировано несколько мероприятий. В двенадцать я буду на базе аэродрома прыгать с парашютом. С четырех до восьми - в ресторане с друзьями, а потом - за городом любоваться фейерверком. И останусь там на всю ночь. - Вот это да, - Тео был впечатлён. - Какой насыщенный день. А ты любительница рисковать, - шутливо подметил он. - Ты раньше не прыгала с парашютом?
- Нет. А ты помнишь свой первый прыжок? Тео задумался.
- Да... В первый раз было жутко страшно. Хотя нет, скорее это был не страх, а дикое волнение. Прежде, чем шагнешь в никуда. А потом - свободное падение... Это ни на что не похоже. Потрясающе, разрывает всё внутри, и хочется кричать, орать, выпустить наружу все эмоции. После нескольких прыжков ощущения, конечно, уже не такие острые, понемногу привыкаешь, примерно знаешь, чего ждать. Но каждый раз всё равно есть и волнение, и восторг. - Я так и представляла себе, - завороженно прошептала она.
- Что ж, тогда желаю удачного приземления. Буду ждать тебя на земле.
- Да? - обрадовалась она. - Отлично. Составишь компанию Лиз. Это моя соседка по квартире, ты её видел сейчас. Она отказалась от прыжка - боится. А другая подруга полетит со мной.
- Всё будет хорошо. Ничего не бойся, - с серьезной заботой внушил он. - Я поймаю тебя.
Она счастливо улыбнулась.
- Договорились.
Он проводил её до подъезда, поцеловал на прощанье и весело махнул ладонью Лиз, которая всё еще торчала у окна. Едва Анна вошла в квартиру, та сразу атаковала её.
- Как он похож на принца Теодора! - возбужденно воскликнула она. - Это невероятно! Кто он такой? Ещё машина с личным водителем и охранником! Это же его охранник, не приятель? Как тебе повезло! Где ты его отыскала? Неужели на этой выставке? Настоящий двойник принца! Я сначала не заметила, а сейчас... Абсолютная копия!
Вспомнив, что Тео предсказал именно такую реакцию, Анна невольно улыбнулась.
- Это и есть принц Теодор, - спокойно сообщила она, проходя в свою комнату, и легла на постель, не раздеваясь. Лиз искренне рассмеялась.
- Да, конечно. Отличная шутка.
- Я не шучу, - расслабленно, устало проговорила Анна, уткнувшись лицом в подушку. - Только можно я завтра всё расскажу?
Лиз застыла в дверях, озадаченная, сбитая с толку её неподдельной интонацией, но не решаясь поверить, опасаясь показаться простофилей, в то же время восстанавливая в памяти лицо гостя и снова убеждаясь в его поразительном сходстве с принцем.
- Не-ет, ты меня не проведёшь, - неуверенно отозвалась она, съедаемая сомнениями, но не собираясь сдаваться легко. - Завтра расскажешь, кто это на самом деле.
Анна утвердительно хмыкнула, не имея желания спорить и доказывать что-то сейчас, уже почти засыпая, опутанная воспоминаниями и тягучими ощущениями, ещё свежими и дурманяще-томительными.
6
Только потом она в полной мере осознала парадоксальность совпадения встреч - её с Тео и Клэр со своим мужчиной. В такое с трудом верилось, это плохо укладывалось в голове, но было реальным фактом, и оставалось просто принять его.
Лиз и Николь тоже пришлось приложить немало усилий, чтобы поверить Анне. Очень пригодилось, что Лиз видела Тео, правда, приняв его за двойника, но убедить её, что это был как раз он сам, собственной персоной, оказалось возможным.
И всё же Анна отменила визит к психотерапевту. Но отказываться полностью от этой идеи не стала и держала её в голове на всякий случай. На случай, если как-то утром проснется и поймёт, что это был сон, лихорадочный бред, чудовищно реальный, чёткий и жестоко убедительный. Она боялась этого все следующие дни, часы и минуты, остававшиеся до их загаданной встречи. И если это был вымысел, плод её больного воображения, она страстно желала застрять в нём навсегда, в этой коме, такой волшебной и сладостной.
Наступил день Х. Телеканалы возбужденно анонсировали предстоящее празднование дня рождения леди Клэр, обещая прямые включения с мероприятия, в том числе транслирование долгожданного объявления о помолвке. Очевидно, никакого официального опровержения не было. И даже неофициального. В половине двенадцатого Анна, Лиз и Николь приехали на аэродром. Она надеялась, что Тео приедет раньше. Но этого не случилось. Инструктаж перед прыжком на время переключил её мысли, завладел вниманием и сознанием. Но потом гнетущие сомнения вернулись вновь - настал момент подниматься в воздух, а Тео так и не появился. Лиз и Николь за весь день ни разу не упомянули о нём и держались бодро и непринуждённо, хотя Анна видела, как они периодический украдкой озирались по сторонам. И она сама, точно сговорившись с ними, старательно прикидывалась, что напрочь забыла о нём, об их условленной встрече, ведь это был пустяк, ерунда, не стоившая того, чтобы хоть на секунду омрачить её день рождения. Надевая парашют, забираясь в самолёт, садясь на скамейку, кивая остававшейся на земле Лиз, держась за руку с Николь, обмениваясь взглядами с инструктором, она не могла избавиться от ощущения, растущей уверенности, что этот прыжок был кульминационной развязкой, финальным исходом её сказки. Приземлится ли она здесь, на поле, или внезапно очнётся на той остановке, у того шоссе, в той точке отсчёта, где начался этот красочный калейдоскоп, и сбросив пелену сна, встретит серое утро с ледяной действительностью, в которой не было Тео. Или, может быть, она поднимется, выпутавшись из строп, и пойдет дальше по полю, но не увидит его нигде, ни сразу, ни потом, ни больше никогда. А может, он поймает её. Заключит в объятия и окружит собой, как обещал. О, стать его парой, невестой, женой, принцессой, королевой, не принадлежать себе, подчиняться жестким законам, этикету, расписанию, правилам... Пугающая, скверная перспектива... Но у неё катились слёзы из-под закрытых век и так знакомо рвалось и разрывалось под солнечным сплетением, когда она думала о нём, облокотившись затылком на борт самолёта, пока они набирали высоту. Разве она могла что-то поделать? Если он был для неё, про неё, в ней, просто её...
Инструктор указал на неё. Она прыгала первой. Последние наставления, стена вихря, убийственная бездна внизу и толчок в спину. Она кричала, оглушая себя, зажмуривала глаза и раскрывала снова, плыла, парила, отдаваясь на волю стихии, принимавшей её у себя в гостях, не особенно дружелюбно, но с головокружительной щедростью, безбрежной широтой, фантастическим размахом. Потом её нагнали Николь и инструктор. Они сцепили руки, и Анна почувствовала себя увереннее, отпустила страх и теперь просто наслаждалась полётом, ощущая лишь трепет и восторг, безудержный восторг. Как он описывал. Всё так.
По команде инструктора они дёрнули за кольца, парашюты раскрылись, и земля перестала бешено мчаться им навстречу, словно вдруг одумалась, засомневалась, решила не спешить и теперь приближалась нехотя, расслабленно и лениво. Анна видела пустое поле, оставалось уже несколько метров, она сгруппировалась и получила удар, как давно в детстве, когда прыгнула с высокого забора - насквозь, через весь рост, до самой макушки. Поддавшись порыву ветра, парашют тут же потянул её в сторону, она судорожно дернула за нижние стропы, но безуспешно. Парашют увлекал её за собой по полю, она изо всех сил боролась, пытаясь остановиться, и инструктор уже бежал ей на помощь. Как вдруг чьи-то сильные руки из-за её спины резко рванули за стропы, парашют замер, мягко опал и лёг на землю, как усмиренный зверь. Пронзённая острой надеждой, она порывисто обернулась. И увидела Тео. Улыбавшегося, взволнованного. Он опустился на колени рядом с ней и бережно помог сесть, освободиться, снять шлем и убрал с лица спутавшиеся волосы, опережая её неуклюжие и суетливые движения. - Ты пришёл? - сияя, прошептала она.
- Конечно, - удивлённо подтвердил он, как само собой разумеющееся, и заботливо осмотрел её ладони. - Ты не поранилась? - Нет, - со счастливой улыбкой покачала она головой. Ей казалось, она могла сейчас осветить всё поле, если бы вдруг наступила ночь. - Всё в порядке? - к ним подбежал запыхавшийся инструктор и окаменел, узнав принца.
Тео приложил палец к губам.
- Только не делайте из этого шумиху.
Инструктор ответил что-то нечленораздельное и удалился нетвердой походкой, беспрестанно оборачиваясь. Лиз и Николь стояли в стороне, рядом лежал наполовину сложенный парашют. Анна помахала им рукой, и они одновременно сделали ей одобрительный знак, показывая большой палец. - Мы уже познакомились с Лиз, пока ждали тебя, - сказал Тео. - Она отругала меня, что я не приехал раньше.
- Серьёзно? - Анна снисходительно покосилась на подругу. - Не надо было ей рассказывать.
- Всё нормально. На самом деле, я хотел приехать раньше. Но меня задержала Ингрид.
Анна настороженно посмотрела на него, не зная, чего ожидать.
Тео легко рассмеялся.
- Не пугайся. Теперь я слушаю только себя. По совету одного умного человека.
- Она всё-таки что-то сказала? Про меня.
- Да. - Он с таинственной полуулыбкой выдержал драматичную паузу, испытывая её терпение. - Она сказала, что решение за мной. Её задачей было высчитать данные той, кто максимально будет подходить мне. Дальше - уже мой выбор. И я безумно рад, что встретил тебя до того, как стало слишком поздно.
Они всё ещё сидели на земле, и Тео наконец поднялся на ноги и помог встать Анне. - Поздравляю тебя с днём рождения. Цветы в машине, а подарок... - он запустил руку в карман и вытащил маленький футляр. - Вот.
Анна изумлённо охнула. Тео нажал на крышку, и она увидела чудесное кольцо с камнем. - Ты решил сегодня во что бы то ни стало вручить кому-нибудь кольцо? - с некоторой нервозностью пошутила она.
- Только теперь я уверен, что вручаю его кому надо. Я знаю, что всё слишком быстро, но я хочу, чтобы ты наконец поверила мне. - Он взял её руку и спросил, не без ироничного намёка: - Ты всё ещё готова рискнуть? Она услышала своё сердце, молотом дробившее грудную клетку. И медленно кивнула, не в состоянии произнести ни слова. Тео надел ей кольцо на безымянный палец. - Велико, - с растерянным смехом выдохнула она, неожиданно страшно обрадовавшись этому. - Ведь это её размер?
Тео помрачнел и утвердительно кивнул.
- Боже, да у неё огромные руки! - не удержавшись, весело съязвила она.
Тео протянул ладонь, ожидая, что она сейчас вернёт подарок, но вместо этого она невозмутимо надела кольцо на другой палец и выпрямила руку, любуясь. - Вот так, прекрасно, - удовлетворённого заключила она. Он удивлённо улыбнулся, облегчённо, и притянув к себе её голову, поцеловал в висок.
- Прости, - прошептал он. - У тебя будет своё кольцо. Я подарю тебе твоё кольцо. Самое красивое. Только твоё.
Они не заметили, как вокруг постепенно собралась небольшая толпа. Люди держались на почтительном расстоянии, переговариваясь, поблёскивали вспышки фотоаппаратов.
- Вот и объявление о помолвке, - усмехнулся Тео, оглядываясь.
- Отличный финал, - пробормотала Анна, прижимаясь щекой к его плечу. - Финал? - он отклонился, чтобы заглянуть ей в лицо. - Всё только начинается, - и уверенно подмигнул, чертовски многообещающе, точно вручил ей будущее.
1
Автор
Talent's Sister
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
567
Размер файла
278 Кб
Теги
сплетением, под, солнечные
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа