close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Коллективное использование произведений

код для вставкиСкачать
Aвтор: Костерин С.Ю 2002, Златоуст,Южно–Уральский Государственный Университет, Златоустовский Филиал,Факультет Экономики и Права, Трофимова С.В.

Закон "Об авторском праве и смежных правах" регулирует отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства (авторское право), фонограмм, исполнений, постановок, передач организаций эфирного или кабельного вещания (смежные права).
В соответствии со статьей 4 Закона автором является физическое лицо, творческим трудом которого создано произведение. В этой связи следует обратить внимание на то, что защита имущественных (статья 16 Закона) и личных неимущественных прав (статья 15 Закона) автора осуществляется судом общей компетенции.
Имущественные права, под которыми понимаются исключительные права автора на использование произведения в любой форме и любым способом, согласно статьям 17-26 Закона могут быть ограничены (в частности, статья 23 Закона допускает без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения воспроизведение произведений для судебного производства в объеме, оправданном этой целью) или переданы другому лицу. В соответствии со статьей 30 Закона передача имущественных прав может осуществляться на основе авторского договора о передаче исключительных прав или на основе авторского договора о передаче неисключительных прав.
Статья 36 Закона предусматривает, что субъектами смежных прав являются исполнители, производители фонограмм, организации эфирного или кабельного вещания.
Производитель фонограммы, организация эфирного или кабельного вещания осуществляют свои права в пределах прав, полученных по договору с исполнителем и автором записанного на фонограмме или передаваемого в эфир или по кабелю произведения.
Исполнитель осуществляет свои права при условии соблюдения прав автора исполняемого произведения.
Права субъектов смежных прав подробно определяют статьи 37-41 Закона. При этом установлено, что кроме предусмотренных в Законе случаев производителю фонограмм, организации эфирного или кабельного вещания принадлежат исключительные права на использование соответственно фонограммы или передачи в любой форме. Исключительные права производителя фонограмм, согласно пункту 4 статьи 38, могут передаваться по договору другим лицам. Статьей 42 Закона определены случаи ограничений прав исполнителей, производителей фонограмм, организации эфирного или кабельного вещания, а статьей 43 - срок действия смежных прав.
Статья 44 "Цели коллективного управления имущественными правами"
(1. В целях обеспечения имущественных прав авторов, исполнителей, производителей фонограмм и иных обладателей авторских и смежных прав в случаях, когда их практическое осуществление в индивидуальном порядке затруднительно (публичное исполнение, в том числе на радио и телевидении, воспроизведение произведения путем механической, магнитной и иной записи, репродуцирование и другие случаи), могут создаваться организации, управляющие имущественными правами указанных лиц на коллективной основе.
Такие организации создаются непосредственно обладателями авторских и смежных прав и действуют в пределах полученных от них полномочий на основе устава, утверждаемого в порядке, установленном законодательством.
2. Допускается создание либо отдельных организаций по различным правам и различным категориям обладателей прав, либо организаций, управляющих разными правами в интересах разных категорий обладателей прав, либо одной организации, одновременно управляющей авторскими и смежными правами.)
Закона предусматривает создание обладателями авторских и смежных прав организаций, управляющих их имущественными правами на коллективной основе. Эти организации действуют в пределах полученных от обладателей авторских и смежных прав полномочий на основе устава, утвержденного в порядке, установленном законодательством.
Организация, управляющая имущественными правами на коллективной основе, предоставляет лицензии пользователям на использование произведений и объектов смежных прав. Указанные организации не вправе отказать в выдаче лицензии пользователю без достаточных на то оснований. Все возможные имущественные претензии обладателей авторских и смежных прав к пользователям в этих случаях должны быть урегулированы организацией, предоставляющей такие лицензии (статья 45 Закона).
Как следует из ч. 1 п. 1, организации, управляющие имущественными правами владельцев авторских и смежных прав на коллективной основе (далее - организации), создаются для того, чтобы обеспечивать практическую реализацию этих прав в тех сферах, где заключение индивидуальных договоров затруднено.
Создание таких организаций необязательно: Закон говорит, что такие организации "могут" создаваться.
Здесь же дан перечень тех сфер использования авторских произведений и объектов смежных прав, в которых заключение индивидуальных договоров затруднительно.
Я думаю, этот перечень, скорее всего примерный и следовательно не исчерпывающий, так как развитие техники и изменение характера произведений и объектов смежных прав могут привести к появлению совершенно новых, неожиданных способов использования, которые потребуют введения систем коллективного управления имущественными правами.
В настоящее время п. 1 статьи 44 Закона упоминает следующие возможные сферы коллективного управления:
1) Публичное исполнение произведений и объектов смежных прав в традиционных формах (театр, концерты, эстрада, цирк, дискотеки и т.п.).
В этой сфере используются авторские права и смежные права (в основном исполнительские и фонограммные).
Что касается авторских прав, то различают так называемые "большие права" и "малые права". "Большие права" - это использование спектаклей, пьес, балетов, опер, оперетт. В этой сфере вполне возможно заключение индивидуальных авторских договоров, однако "большие права" тяготеют к сфере коллективного управления имущественными правами и фактически включены в эту сферу. "Малые права" - это публичное исполнение авторских произведений малых форм - песен, небольших музыкальных произведений, эстрадных номеров и т.п. Разумеется, первое использование таких произведений осуществляется по индивидуальному договору, но после того, как такие произведения становятся обнародованными (а тем более опубликованными), проследить случаи их дальнейшего использования можно только с помощью системы коллективного управления.
Что касается смежных прав, используемых при публичном исполнении, то следует учитывать, что публичное исполнение осуществляется либо в "живом" исполнении, либо в записи (обычно это звукозапись). При "живом" исполнении потребности в коллективном управлении смежными правами нет, а вот при использовании записей она возникает.
2) Использование произведений на радио и в телевидении.
Однозначно в настоящее время это самая важная сфера, требующая коллективного управления, поскольку эфир постоянно использует самые разнообразные произведения и объекты смежных прав.
Конечно, и в этой сфере не обнародованные произведения и первые исполнения могут использоваться на основе индивидуальных договоров, но как только произведение обнародовано, а исполнение записано, заключение индивидуальных договоров на последующие передачи их в эфир становится практически неосуществимым делом. Требуется коллективное управление имущественными правами.
Из сферы, требующей коллективного управления, выпадают случаи сообщения в эфир кинофильмов и телефильмов, трансляции по радио пьес, а также другие случаи использования "больших форм", когда заключение индивидуальных договоров вполне возможно.
3) Воспроизведение произведений путем механической, магнитной или иной записи.
Многие организации осуществляют звукозапись охраняемых произведений или тиражируют звукозаписи, содержащие авторские, исполнительские и фонограммные права.
Во всех этих случаях удобно прибегать к системе коллективного управления.
4) Репродуцирование.
Этот случай относится только к авторскому праву.
Многие коммерческие фирмы осуществляют репродуцирование (в настоящее время ксерокопирование) различных материалов, в том числе и произведений, охраняемых авторским правом. Такое репродуцирование осуществляется возмездно, по заказам различных граждан и организаций.
Поскольку при этом заключение отдельных договоров с авторами репродуцируемых произведений представляет большие трудности, появляется потребность в коллективном управлении имущественными авторскими правами.
В статьях 26 и 39 предусмотрены случаи, когда правообладатели не имеют исключительных прав на некоторые виды использования своих объектов, но могут получать вознаграждение за такое использование.
Указанное вознаграждение может быть получено только через систему коллективного управления имущественными правами. В этих случаях создание системы коллективного управления - обязательная предпосылка для реализации права.
В ч. 2 п. 1 ст. 44 устанавливается, что организации, управляющие имущественными правами на коллективной основе, могут создаваться "непосредственно обладателями авторских и смежных прав". Это означает, что никакие иные лица - физические или юридические - не могут выступать в качестве учредителей таких организаций.
Обладатели авторских и смежных прав часто объединяются в творческие союзы (писателей, театральных деятелей, художников, архитекторов и т.п.).
Творческие союзы также не могут выступать учредителями организаций, управляющих имущественными правами на коллективной основе: в этом и заключается смысл употребленного в Законе слова "непосредственно".
По этой же причине организация, управляющая имущественными правами на коллективной основе, не может быть учредителем другой подобной организации.
Под обладателями авторских и смежных прав, которые могут создавать организации, имеются в виду как первоначальные носители таких прав (авторы, исполнители и др.), так и их наследники и правопреемники - по закону или по договору, в частности владельцы прав на служебные произведения (ст. 14), изготовители аудиовизуальных произведений (ст. 13 и 37).
На вопрос о том, могут ли обладатели авторских прав создать организацию для управления на коллективной основе имущественными смежными правами и, наоборот, могут ли обладатели смежных прав создать организацию для управления на коллективной основе авторскими правами, следует дать положительный ответ.
В ч. 2 п. 1 указывается также, что организации действуют в пределах полномочий, полученных от правообладателей, и на основании устава, утвержденного надлежащим образом.
Эти нормы не несут особой правовой нагрузки, они являются лишь отсылкой к общим нормам права об образовании юридических лиц и их правовой дееспособности, не расширяя и не сужая смысла и содержания этих норм.
Такими общими нормами, в частности, являются нормы ст. 49 и 52 Гражданского кодекса.
Часть 2 п. 1, с одной стороны, говорит о правообладателях, которые выступают как учредители организации, а с другой - упоминает правообладателей, которые передали этой организации определенные полномочия, Это разные категории.
В то время как число учредителей, естественно, ограничено, число участников таких организаций должно быть как можно большим.
Пункт 2 устанавливает возможность создания либо одной, универсальной организации, которая будет управлять имущественными авторскими и смежными правами во всех сферах, где требуется коллективное управление, либо нескольких организаций по различным правам и по различным категориям обладателей прав. ( Например, одна организация может управлять исполнительскими правами, другая - фонограммными правами, третья - репродуцированием авторских произведений и т.п.)
Особенности участия в гражданском процессе организаций,
управляющих имущественными правами авторов на коллективной основе
В Российской Федерации в настоящее время существуют несколько организаций, управляющих имущественными правами на коллективной основе. К их числу следует отнести такие, как Российское авторское общество (РАО), Российское общество правообладателей в аудиовизуальной сфере (РОПАС), Российское общество по мультимедиа и цифровым сетям (РОМС).
Поскольку для защиты авторских и смежных прав нередко приходится прибегать к гражданскому судопроизводству, практически важно определить, в каком качестве указанные организации будут принимать участие в конкретном деле. От занимаемого ими процессуального положения зависит объем их прав и обязанностей, а также законность и обоснованность выносимого решения по делу.
Каким же должен быть процессуальный статус организации, управляющей имущественными правами авторов на коллективной основе, при ее обращении в суд в защиту интересов авторов? Этот вопрос - один из наиболее сложных в судебной практике.
Часть 1 ст.42 ГПК РСФСР устанавливает, что в случаях, предусмотренных законом, организации вправе обратиться в суд с иском в защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов других лиц по их просьбе. Для возбуждения дела в защиту прав других лиц необходима особая предпосылка - предоставление законодательством такого права лицу, обращающемуся в суд.
В соответствии с п.6 ст.46 Закона одним из направлений деятельности организаций, управляющих имущественными правами владельцев авторских прав на коллективной основе, является совершение любых юридических действий, необходимых для защиты прав, управлением которыми они занимаются. Таким образом, Закон прямо не предоставляет право на обращение в суд указанным организациям. Вместе с тем, исходя из специально-юридического толкования понятия "юридические действия", можно считать, что предъявление иска представляет собой одно из таких действий.
Поэтому следует признать, что Закон уполномочивает организации предъявлять иски в защиту авторских прав, обладателями которых являются другие лица. Кроме того, в уставах организаций, управляющих имущественными правами авторов на коллективной основе, как правило, закреплена возможность обращения в суд в пользу авторов, интересы которых представляет та или иная организация. Так, в уставе РАО содержится положение о том, что РАО предъявляет без индивидуальных доверенностей судебные иски в пользу авторов, интересы которых представляет, против любых физических и юридических лиц, любых административных или иных органов, ответственных за неправомерное использование произведений.
Субъекты, обращающиеся в суд от своего имени в защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов в порядке ч.1 ст.42 ГПК РСФСР, вправе это сделать только в случаях, предусмотренных в законе, а значит, только по определенной категории дел. Указанное общее правило имеет свою специфику при возбуждении дел о защите авторских прав организациями, управляющими имущественными правами авторов на коллективной основе. Это связано с тем, что п.6 ст.46 Закона допускает защиту организацией только тех авторских прав, управлением которых она занимается. Соответственно она вправе обратиться в суд в защиту не любых прав, а лишь строго определенных.
Законодательство об авторском праве, действовавшее до принятия Закона, не предусматривало создания подобных организаций. Это привело к практически монопольному положению РАО в области управления авторскими правами на коллективной основе. Исходя из зарубежного опыта, можно предположить, что в России число подобных организаций несколько возрастет, и первые признаки этого наблюдаются уже в настоящее время. При этом их сфера деятельности обязательно должна быть разграничена либо предметно, либо территориально, соответственно следует разграничить и сферу деятельности по защите прав.
Категории обладателей прав и имущественные права, управлением которых занимается конкретная организация, устанавливаются уставами таких организаций. Так, в уставе РАО закреплено, что оно осуществляет управление имущественными правами авторов или их правопреемников на коллективной основе в случаях, когда их практическое осуществление в индивидуальном порядке затруднительно (публичное исполнение, в том числе на радио и телевидении, воспроизведение произведений путем механической, магнитной и иной записи, репродуцирование, тиражирование произведений изобразительного и декоративно-прикладного искусства в промышленности, воспроизведение аудиовизуальных или звуковых записей произведений в личных целях и др.). Поэтому в случае предъявления организацией иска от своего имени в защиту прав, управлением которыми на коллективной основе в соответствии со своим уставом она не занимается, ей должно быть отказано в принятии заявления на основании п.1 ст.129 ГПК РСФСР.
Часть 1 ст.44 Закона предусматривает возможность управления на коллективной основе только имущественными правами авторов. Следовательно, исходя из буквального толкования нормы п.6 ст.46 Закона, организация вправе предъявлять иски в защиту только имущественных прав авторов, закрепленных в Законе в качестве таковых, и не может обращаться в суд с такой же целью по поводу нарушения или оспаривания личных неимущественных прав авторов. Однако в данном случае более правильным представляется расширительное толкование п.6 ст.46 Закона, в соответствии с которым организации, управляющие имущественными правами на коллективной основе, имеют возможность обращаться в суд от своего имени в защиту личных неимущественных прав тех авторов, управление имущественными правами которых они осуществляют. Как показывают материалы судебной практики, в большинстве случаев нарушение имущественных прав конкретного автора не обходится без ущемления его личных неимущественных прав. Поэтому раздельная защита прав, относящихся к различным категориям, нецелесообразна.
В части 1 ст.42 ГПК РСФСР в редакции Федерального закона от 7 августа 2000 г. N 120-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР" закреплена еще одна особая предпосылка для возбуждения дела в защиту прав других лиц. Установлено, что организации могут предъявлять иски в защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов других лиц по их просьбе. Тем самым законодатель достиг расширения принципа диспозитивности. В прежней редакции такого условия не существовало. Лицо, в интересах которого было возбуждено дело, извещалось о начавшемся процессе и участвовало в нем в качестве истца.
В настоящее время процессуалисты - теоретики и практики - еще не договорились об однозначном толковании понятия "просьба", закрепленного в тексте ч.1 ст.42 ГПК РСФСР. В частности, существует мнение о том, что необходимо соответствующее заявление от лица, в интересах которого возбуждается дело, к определенному субъекту, управомоченному законом, с просьбой обратиться в суд. При этом данное заявление должно приобщаться к исковому заявлению. Представляется, что в случае возбуждения дела по заявлению организации, управляющей имущественными правами авторов, нет необходимости подавать отдельное заявление автора с таким поручением. Просьба должна быть объективно выражена, но не обязательно в отдельном заявлении. Она может содержаться в договоре, заключаемом между автором и организацией о передаче последней права осуществлять имущественные права автора на коллективной основе, в частности, в следующей форме: "Во исполнение поручения автора по настоящему договору организация обязуется предъявлять иски от имени автора в случае незаконного использования его произведений" (такое положение содержится, например, в типовых договорах РАО с авторами). Подписав договор с подобным условием, автор совершил волеизъявление относительно возможности предъявления исков, направленных на защиту его авторских прав, управление которыми он передал соответствующей организации.
Иначе должен решаться вопрос при отсутствии договора о передаче полномочий на осуществление имущественных прав, заключенного между автором и организацией, управляющей имущественными правами на коллективной основе. Э.П. Гаврилов считает, что в этом случае у организации также имеется право защищать права, но основанием его возникновения является уже не договор с правообладателем, а "презумпция того, что такие договоры организация заключила со всеми правообладателями определенной категории". Эта точка зрения небесспорна. На наш взгляд, одной презумпции заключения договора с правообладателем недостаточно для возбуждения дела в защиту прав других лиц в порядке ч.1 ст.42 ГПК РСФСР, поскольку нет объективно выраженного волеизъявления заинтересованного лица.
Отсутствие у организации, управляющей имущественными правами авторов на бездоговорной основе, права обращаться в суд в целях защиты их интересов не лишает самих правообладателей возможности защищать свои права в индивидуальном порядке посредством предъявления исков в суд.
Обращаясь с иском от своего имени в защиту нарушенных или оспариваемых прав авторов или иных правообладателей, организации, управляющие имущественными правами, должны занимать процессуальное положение в соответствии с целью обращения в суд и наделяться определенными правами и обязанностями. Между тем материалы судебной практики показывают, что иногда они приобретают не отвечающий их процессуальным целям статус субъекта процесса. Приведем пример из судебной практики.
В межмуниципальный суд Москвы обратилось Российское авторское общество с иском о взыскании компенсации за нарушение авторских прав в интересах З., с которой у общества был заключен договор о передаче в управление РАО имущественных прав автора З. В ходе рассмотрения дела РАО отказалось от иска. Суд прекратил производство по делу в связи с отказом истца от иска. Тем самым суд определил процессуальный статус РАО как истца, посчитав, что именно РАО состоит в спорном правоотношении с ответчиком.
Позиция суда в данном деле представляется неверной по следующей причине. В соответствии со ст.16 Закона автору в отношении его произведения принадлежат исключительные права на его использование в любой форме и любым способом. Они могут быть переданы только по авторскому договору (ст.30 Закона). Если же автор этого не сделал и сам является владельцем авторских прав, то при нарушении его прав только он является субъектом права требования и состоит в спорном материальном правоотношении с ответчиком. Как указывается в п.1 ч.2 ст.45 Закона, договор, заключаемый между владельцем авторского права с организацией, управляющей имущественными правами авторов на коллективной основе, не является авторским. Следовательно, по нему авторские права к этой организации не переходят. Правообладателем остается автор, организации же передаются только полномочия на управление авторскими правами. Поэтому лишь у автора, являющегося субъектом спорного права, существует материальная заинтересованность в деле, и именно он должен признаваться истцом. РАО же следует считать лицом, обратившимся в суд от своего имени в защиту прав другого лица - автора произведения.
При определении процессуального статуса организации, управляющей имущественными правами авторов, судами допускаются и другие ошибки.
Так в межмуниципальном суде г. Москвы было возбуждено дело Российским авторским обществом о взыскании компенсации за нарушение авторских прав А. В деле имеется договор, заключенный между А. и РАО о передаче последнему управления имущественными правами автора А. на коллективной основе при записи и воспроизведении произведений. Вместе с тем судом приобщена к делу надлежаще оформленная доверенность от А. к РАО, уполномочивающая общество вести в суде дела по данному иску. В определении о прекращении производства по делу в связи с отказом истца от иска об уполномоченном РАО говорится как о представителе истца, и судом уполномоченному РАО разъяснены последствия отказа от иска как добровольному представителю истца, у которого на основании доверенности имеются полномочия представителя, в том числе право на отказ от исковых требований.
В другом случае в межмуниципальный суд Москвы было подано исковое заявление от РАО в интересах соистцов - наследников автора В. В деле имеются договоры между каждым из трех правообладателей, к которым авторское право перешло по наследству, и РАО о передаче управления имущественными правами автора на коллективной основе. В судебном заседании уполномоченный РАО представил заявление об отказе от исковых требований РАО в интересах трех правообладателей.
От истцов никаких заявлений не поступало. В то же время в определении суда о прекращении производства по делу общество именуется представителем истца, и производство по делу прекращается на основании отказа истца от иска.
Как видим, уполномоченный РАО, предъявившего иск от своего имени в защиту прав других лиц, занимает в процессе положение добровольного представителя истца.
Однако такие процессуальные институты, как добровольное представительство и возбуждение дела различными организациями, которым это право предоставлено законом, от своего имени в защиту интересов других лиц, различны. Их необходимо отличать по следующим признакам: целям участия в процессе, наличию или отсутствию юридической заинтересованности в решении суда. Цель участия в процессе организаций, управляющих имущественными правами авторов, - защита прав этих авторов. А главная цель института судебного представительства состоит в оказании содействия представляемому и суду в реализации задач гражданского судопроизводства.
У организаций, которым закон предоставил право защищать чужие права, существует процессуальный интерес к исходу дела. В делах о защите авторских прав он проявляется в виде общественного интереса в законном решении, которым восстанавливается правопорядок в этой области общественных отношений. Этот интерес вытекает из возложенных на них задач по управлению имущественными правами авторов. У судебного представителя вообще нет ни материальной, ни процессуальной заинтересованности в деле.
Наличие процессуальной заинтересованности в решении суда предопределяет действие организаций в процессе от своего имени, наличие прав на совершение процессуальных действий, направленных на возникновение, развитие и окончание процесса. Судебные же представители не имеют самостоятельных процессуальных прав. Они осуществляют права представляемых ими лиц, совершают все процессуальные действия от их имени, а не от своего. Кроме того, им необходимо специальное полномочие для совершения ряда действий, направленных на распоряжение материальными или процессуальными правами.
Таким образом, процессуальное положение судебного представителя и лица, обращающегося в суд от своего имени за защитой прав и интересов других лиц, неодинаково. От правильного определения процессуального статуса зависит объем прав, которым будет наделен тот или иной участник процесса (сможет ли он, например, отказаться от иска самостоятельно как субъект, выступающий в процессе от своего имени в защиту прав других лиц, или для этого ему необходимо специальное полномочие как судебному представителю).
Возвращаясь к приведенным примерам, следует признать неправильной практику определения процессуального положения Российского авторского общества как судебного представителя истца в тех случаях, когда оно на основании п.6 ст.46 Закона предъявляет иск от своего имени в интересах прав авторов, с которыми у него имеется договор о передаче управления имущественными правами на коллективной основе. РАО и другие организации, управляющие имущественными правами авторов на коллективной основе, при подобных обстоятельствах должны признаваться лицами, обращающимися в суд в порядке ч.1 ст.42 ГПК РСФСР.
Им принадлежат процессуальные права в соответствии с этим процессуальным статусом. ГПК РСФСР в редакции Федерального закона от 7 августа 2000 г. устанавливает, что лица, обращающиеся в суд за защитой прав и охраняемых законом интересов других лиц, пользуются в процессе всеми правами истца, кроме права на заключение мирового соглашения.
Вместе с тем в уставе РАО (о котором уже говорилось как об одной из организаций, управляющих имущественными правами авторов) содержится положение, предоставляющее этой организации право участвовать "в гражданских процессах... со всеми правами, какие предоставлены законом истцу, в том числе с правом окончания дела миром...". Ранее это могло объясняться тем, что до принятия Федерального закона от 7 августа 2000 г. для лиц, выступающих в процессе в защиту прав других лиц, не существовало законодательно закрепленного запрета заключать мировое соглашение. Хотя в действительности отсутствие такого запрета в законе не имеет значения. Отсутствие права заключать мировое соглашение связано с тем обстоятельством, что организации признаются истцами только в процессуальном смысле, так как не являются субъектами спорного правоотношения. В настоящее время указанное ограничение прямо закреплено в ч.2 ст.42 ГПК РСФСР.
Поэтому совершенно недопустимо предоставление уставом РАО обществу права заключать мировое соглашение во всех случаях, когда общество обращается в суд от своего имени в защиту прав авторов, управление которыми оно осуществляет.
Вышестоящим судам необходимо обратить внимание на нарушения, допускаемые судами первой инстанции при определении процессуального положения организаций, управляющих имущественными правами авторов на коллективной основе. Желательно, чтобы Пленум Верховного Суда РФ разъяснил судам, что подобные организации в случае обращения в суд за защитой прав авторов, передавших полномочия по управлению своими правами таким организациям, должны занимать положение, соответствующее их цели обращения в суд, т.е. признаваться организациями, выступающими от своего имени в защиту прав других лиц.
Литература:
- Н.Ф. Дикарева "Законодательство", N 12, декабрь 2001 г. - В.Твердовский, журнал "Интеллектуальная собственность" №6,2002
- ГПК РСФСР
- Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР (научнопрактический) / Под ред. М.С. Шакарян. М., 2001. С.147.
- Гаврилов Э.П. Комментарий к Закону РФ "Об авторском праве и смежных правах". М., 1996. С.188.
- Ильинская И.М., Лесницкая Л.Ф. Судебное представительство в гражданском процессе. М., 1964; Шакарян М.С. К вопросу о понятии и составе лиц, участвующих в деле // Труды ВЮЗИ. 1969. Т.16. Ч.2.
- http://www.rao.ru.
Документ
Категория
Законодательство и право
Просмотров
153
Размер файла
82 Кб
Теги
рефераты
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа