close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Газета Вознесенского прихода г. Барнаула №55

код для вставкиСкачать
№5
№ 5 Февраль 2012 г. от Рождества Христова
Издание Вознесенского прихода г. Барнаула Ишимско-Сибирской епархии РПЦЗ
По благословению Преосвященнейшего Никона, епископа Ишимского и Сибирского
ВОЗНЕСЕНСКИЙ
ИСТОЧНИК
Н
еизбежность распада нынешнего российского политического режи‑
ма становится все более очевидной. С высокой долей вероятности можно утверждать, что путинская система прекратит свое сущест‑
вование в ближайшие 3–4 года. Однако гибель необольшевицкого режи‑
ма неминуемо означает и распад или, как минимум, радикальную транс‑
формацию неосергианской системы Московской патриархии. А этот процесс будет иметь, по крайней мере, не меньшее значение, чем демонтаж поли‑
тической системы.
В истории Русской Церкви XX столетия есть два хронологических пунк‑
та, которые являются ключевыми с точки зрения формирования современ‑
ной структуры Московской патриархии. «Пункты» эти суть 1927 и 1943 годы. В 1927 г. митрополит Сергий (Страгородский) своей «Декларацией» в од‑
ностороннем порядке объявил о духовной капитуляции перед властью. Ка‑
питуляция была именно духовной — речь не шла об отказе от какой‑то по‑
литической деятельности (ее легальное духовенство давно уже не вело), а о признании безбожной и богоборческой большевицкой власти «властью от Бога» (что, в свою очередь, означало беззаконное «наделение божест‑
венной санкцией» всякого деяния советского режима. Достаточно вспо‑
мнить слова «Декларации» о том, что всякий удар или бойкот, направлен‑
ный на власть, воспринимается патриархией как направленный и на нее). Это был первый камень, заложенный в основание своеобразной симфонии (точнее, антисимфонии) с большевиками.
Однако на протяжении длительного времени никакого полноценного со‑
работничества не получалось — богоборческий режим требовал от Церкви капитуляции, но, со своей стороны, ни на какие существенные уступки не шел. Ситуация начала меняться с 1939 г., в связи с оккупацией СССР западных тер‑
риторий. А в 1943 г., наконец, началось и встречное движение со стороны ста‑
линского Кремля: разрешение на избрание Патриарха, открытие духовных школ, новых храмов, пусть и ограниченную, но хоть какую‑то издательскую деятельность и т. п. Однако все эти уступки, при ближайшем рассмотрении, были более чем скромными. Да и самый созыв Архиерейского Собора 1943 г. «большевицкими темпами» (выражение Сталина на встрече с Сергием) был обусловлен, главным образом, текущей внешнеполитической конъюнктурой: необходимо было продемонстрировать свободу религии в СССР — чем очень заинтересовалась Англиканская Церковь (имеющая статус государственной в Великобритании) — накануне Тегеранской конференции.
Уступки были вынужденными и, в перспективе, опасными для больше‑
визма. Но при этом, однако, для сталинского режима было тогда чрезвы‑
чайно важно интегрировать Московскую патриархию в единую систему со‑
циально‑политических институтов СССР. А такая интеграция, так или иначе, подразумевала ослабление гонений и хотя бы частичный отход от позиции непримиримой конфронтации.
В этой ситуации методологической основой церковно‑государственных отношений стал принцип, действующий с тех пор и до сегодняшнего дня: максимум уступок лично церковному руководству, минимум — собствен‑
но Церкви. Епископат (хотя и не весь) и его самое ближайшее окружение должны были интегрироваться в советскую номенклатуру. Положение всех остальных православных христиан практически не менялось, за исключени‑
ем разве того, что прямой террор стал использоваться реже. Таким обра‑
зом, предполагалось, с одной стороны, еще более усилить контроль за вну‑
трицерковной жизнью, с другой — получить имиджевые дивиденды (всегда можно было, как на признак свободы веры, указывать на патриаршие ЗиС и дачу), с третьей — сохранить весь основной инструментарий для подавле‑
ния собственно православного церковного возрождения. А именно, по‑преж‑
нему блокировать развитие полноценного духовного образования, активной проповеди, особенно среди образованной части населения, и даже посте‑
пенно сокращать количество действующих приходов и монастырей. О том, насколько эффективной оказалась эта схема, можно судить по хрущевским гонениям, когда «правильные» советские архиереи подчас сами не пускали на богослужения детей (о чем свидетельствовал, например, в своих дневни‑
ках митрополит Иоанн (Снычев)).
Наиболее искренние, бескомпромиссные люди систематически выдав‑
ливались из епископата и всех вообще управленческих структур Москов‑
ской патриархии. При этом активно продвигались «лояльные» кадры — те, кто готов был служить коммунистическому режиму, не противодействуя его антицерковной политике и довольствуясь той «золотой клеткой», которая им предоставлялась от щедрот номенклатурных. Разумеется, эти два типа («нелояльный — лояльный») являются, так сказать, химически чистыми — в реальности все переплеталось гораздо сложнее и трагичнее. Однако ме‑
тод был именно таков. И до самого конца советской эпохи он работал срав‑
нительно эффективно.
Но, однако же, вышеописанная схема не могла быть доведена до со‑
вершенства в условиях СССР. И причиной тому, что примечательно, была сама коммунистическая идеология, однозначно ставившая своей целью уничтожение всякой религиозности. В силу этого даже при самых задушев‑
ных отношениях, возникавших у иных «лояльных» архиереев с советскими номенклатурщиками, деление «мы — они» все же сохранялось, и было до‑
статочно четким.
Похороны СССР в 1991 г. и номинальная декоммунизация вышеупомяну‑
тый идеологический «пунктик» сняла. Однако, поскольку смены элит не про‑
изошло (что стало окончательно ясно под звуки танковых залпов в октябре 1993 г.), не произошло и принципиальной смены модели церковно‑госу‑
дарственных отношений. Понимание «отделения Церкви от государства» как атеистической государственности, при которой Церковь выполняет функ‑
ции некоего магазина культовых услуг, осталось неизменным. Зато откры‑
лась возможность полноценной интеграции «избранного» церковного ру‑
ководства в олигархическо‑номенклатурную квази‑элиту. Эта модель была полностью реализована при президентстве Путина. Таким образом, старая сергианская система «симфонии» с безбожной властью не только разруши‑
лась, но и еще более укрепилась в своем новом, неосергианском обличии.
Справедливости ради нужно признать, что пусть и очень нерешительные и робкие попытки вырваться за пределы сергианской схемы в начале 90‑х гг. все‑таки предпринимались. В том числе и покойным Патриархом Алексием II (вспомним, например, его миротворческие инициативы в 1993 г.). Но, увы, все они провалились. И провалились во многом потому, что у руководства Московской патриархии не было ярко выраженного стремления к самостоя‑
тельной организации церковной жизни (что в корне отличало ее от Право‑
славной Российской Церкви в 1917–18 гг.), но было однозначное желание угадать того, кто выйдет победителем в политической борьбе. Ориентация на симбиоз с атеистической властью — какой бы эта власть ни была — и ста‑
ла гарантией провала указанных робких инициатив.
Рехристианизация общества в 90‑е гг. была сознательно блокирована российскими властями — но, тем не менее, Московская патриархия приняла этот новый порядок. Платой за это стала интеграция епископата и некото‑
рых иных видных функционеров РПЦ МП в российскую номенклатурно‑оли‑
грахическую «элиту». Путинские «нулевые» годы не принесли ничего прин‑
ципиально нового — описанный процесс продолжал развиваться в полном соответствии с лежащей в его основе логикой. В итоге:
1) Русская Православная Церковь Московского патриархата в 90‑е гг. в зна‑
чительной степени утрачивает свое влияние в религиозном пространстве России. Это было уникальным и трагическим событием: даже в совет‑
ский период, в религиозной сфере, РПЦ МП однозначно доминирова‑
ла. (В РСФСР слово «верующий» было фактически синонимом понятия «прихожанин РПЦ МП».) В результате, протестанты и представители «новых религиозных культов» существенно потеснили православных. В «нулевые» годы этот факт стал менее заметен в силу того, что разно‑
образные духовные «пришельцы» отказались от прежних методов ра‑
боты в России (под давлением властей), но абсолютного большинства своих приверженцев они не утратили.
2) Другой производной блокирования миссионерства в период религиоз‑
ного пробуждения русского народа стало бурное развитие «сектантства» в самой РПЦ МП (подробнее см «Сектантство в РПЦ МП» и «Царебожни‑
чество, цареборчество и Православный монархизм»). Множество груп‑
пок, имеющих подчас самое немыслимое и далекое от православной догматики исповедание веры, сформировалось и существует под омо‑
фором Московской патриархии. Это, естественно, радикально увеличи‑
вает энтропийные процессы в самой РПЦ МП.
3) В этой ситуации, отказавшись, в полном соответствии с сергианской док‑
триной, от разрыва с режимом, возглавление Московской патриархии сделало ставку на максимальную интеграцию в номенклатурно‑олигар‑
хическую систему. По‑своему, это было логично: в условиях, когда реаль‑
ное православное возрождение всячески подавлялось, единственным средством, которое позволяло этому самому возглавлению сохранять и улучшать свой социально‑экономический и политический статус, был административный ресурс. Именно получение к нему полноценного до‑
ступа и стало стержнем и основой всей стратегии и тактики руковод‑
ства РПЦ МП в 1990–2000‑е гг.
В путинский период эта патриархийная концепция, наконец, стала при‑
носить плоды — и весьма изобильные. Ситуация, когда на патриарший крест‑
ный ход сгоняли людей посредством «административных мероприятий», вку‑
пе с разгромом приходов РПАЦ в Суздале, стала ясным сигналом для всех: интеграция руководства патриархии в российскую квази‑элиту завершена полностью и успешно. И сегодня еще многим людям — как ярым сторонни‑
кам, так и ярым противникам Патриарха Кирилла — кажется, будто бы новая система церковно‑государственных отношений сформировалась, окрепла и превратилась в некую неодолимую твердыню. И сегодня лишь сравни‑
тельно немногие видят, что стоящий пред нами колосс имеет глиняные ноги.
Объективно, с каждым днем все больше и больше жителей России бу‑
дут воспринимать существующую в РФ систему не просто как чужеродную, но как однозначно им враждебную и опасную. В этой ситуации Москов‑
ская патриархия, которую Кремль превращает то ли в министерство пропа‑
ганды, то ли прямо‑таки в оруэлловское министерство правды, оказывает‑
ся в той же самой ситуации, в коей некогда оказалась Римско‑Католическая Церковь в Латинской Америке: в глазах множества людей она стала «церко‑
вью богатых». У РПЦ МП сегодня складывается (точнее, сложился) практиче‑
ски аналогичный имидж. Де‑факто, руководство РПЦ МП полностью скопи‑
ровало положение вещей в социально‑политической системе РФ: существует «силовая вертикаль», но она эффективна лишь до тех пор, пока в изобилии имеются финансовые и силовые ресурсы. Как только они иссякнут — верти‑
каль повиснет в вакууме. Источники истощаются, государственная поддерж‑
ка скоро начнет сокращаться, как шагреневая кожа (ибо самое государство, разъеденное все возрастающей коррупцией, стремительно катится к своему концу) — и вскоре, после развала системы РФ, Чистый переулок окажется предоставленным самому себе. Перспективы вырисовываются непростые:
1) Реальное количество жизнеспособных приходских общин, пребываю‑
щих сейчас в РПЦ МП, непропорционально мало в сравнении с тем по‑
зициями, которые занимает сегодня в РФ Московская патриархия. Со‑
ответственно, иные религиозные группы потребуют «справедливого», с их точки зрения, передела. ИПЦ и РПЦЗ заявят о том, что на очень многие храмы и монастыри они имеют, как минимум, не меньше прав, чем РПЦ МП. В ряде регионов (например, в Сибири), где существует мощное протестантское влияние, протестантизм может вообще занять главенствующие позиции в региональном религиозном спектре. В «му‑
сульманских» областях неизбежно агрессивное наступление ислама, ко‑
торое будет сопровождаться, как минимум, отдельными актами наси‑
лия, как максимум — систематическим антирусским террором.
2) Одновременно, после удаления административных скреп, вырвется на‑
ружу тот колоссальный потенциал разнообразного сектантства, кото‑
рый скопился к настоящему моменту в Московской патриархии. Не мо‑
гут не последовать новые расколы, как «правого» (царебожнического), так и левого (обновленческого) толков. Это запустит вторую волну пе‑
редела в сфере религиозной жизни, после которой удельный вес аутен‑
тичной РПЦ МП среди прочих деноминаций еще более уменьшится.
Что сможет противопоставить этим объективно‑историческим процес‑
сам Московская патриархия? Боюсь, что очень немногое, так как:
1) Современная «церковная элита» (главным образом, епископат) изна‑
чально сориентирована на номенклатурный стиль жизни и управления. Она не имеет живого и непосредственного контакта с мирянами и ос‑
новной массой духовенства, предпочитая свою архипастырскую дея‑
тельность строить на «административных мероприятиях». Чем дальше, тем больше эта «элита» укоренялась в привычке решать все вопросы церковного управления и взаимоотношений с обществом посредством пресловутого административного ресурса. Его исчезновение просто па‑
рализует абсолютное большинство этой «элиты», ибо по‑другому дей‑
ствовать она в принципе не умеет, а, кроме того, не мыслит себя вне жесткой централизации. И это, скорее всего, сыграет роковую роль, ибо, лишившись режимного плеча, она тут же устремится на его поиски,
2) А в условиях тотального кризиса и процесса распада страны отыскать не‑
кую доминирующую политическую силу будет невозможно. Сформиру‑
ется сразу несколько политико‑экономических центров и, соответствен‑
но, к каждому из них будет тяготеть та или иная группа патриархийной «элиты». Что станет еще одним и, возможно, мощнейшим генератором расколов внутри РПЦ МП. Кстати, определенные силы внутри РПЦ МП в этот период наверняка обратятся к идее унии с Римом.
3) Надежды на появление новых, решительных и активных лиц среди епи‑
скопата РПЦ МП в этой ситуации едва ли оправданы. Значительная часть подобных людей уже сейчас ушла (или даже вытеснена) в иные православные юрисдикции (старообрядческой, катакомбной и зару‑
бежной традиций). Череда расколов сократит количество людей это‑
го типа в РПЦ МП до минимума. Кроме того, неосергианская пропаган‑
да на протяжении двадцати лет была направлена на выработку прямо противоположного характера — социально и политически пассивного непротивленца; что, естественно, уже сказалось и еще, увы, скажется.
Исходя из всего этого, приходится констатировать, что приближаю‑
щееся крушение политического режима РФ разрушит и нынешнюю «ад‑
министративно‑хозяйственную» систему РПЦ МП. Итог же будет пример‑
но следующим:
— Московская патриархия прекратит свое существование как единый ин‑
ститут. На ее месте образуются (приблизительно):
а) сектантские деноминации «правого» (царебожнического, «оприч‑
ного») толка, весьма многочисленные;
Окончание на с. 2.
СУМЕРКИ МИНИСТЕРСТВА ПРАВДЫ (МП)
Накануне нового политического сезона приобретает актуальность вопрос не только о том, что идет на смену путинскому режиму, но и о том, что возникнет на месте нынешней РПЦ (МП)
2
ВОЗНЕСЕНСКИЙ
ИСТОЧНИК
С
овременные молодежные движения, т. н. субкуль‑
туры, весьма многоразличны и каждая из них имеет свое определенное отношение к религии в целом и к Христианству (Православию) в отдельно‑
сти. Нам бы хотелось рассказать о субкультуре «скин‑
хедов» и их религиозных воззрениях. Обычно в совре‑
менном российском обществе под этим словом принято понимать тех молодых людей, которые придерживают‑
ся радикальных националистических или национал‑па‑
триотических политических идеологий. В религиозном отношении в России среди них встречаются: православ‑
ные, неоязычники, агностики, атеисты. По крайней мере, доля тех, которые положительно или с уважением от‑
носятся к Православию, велика.
Но как не странно среди самих «скинхедов» есть те, которые в политическом отношении крайне резко отли‑
чаются от скинхедов‑националистов, более того — ме‑
жду ними идет постоянная вражда, — это т. н. S. H. A. R.P. (скинхеды против расовых предрассудков, «шарпы») и R. A. S. H. («красные» и анархо‑скинхеды, «рашы»). Первые появились в 80‑х гг. в Америке как ответная ре‑
акция на скинхедов‑националистов, другие придержи‑
ваются социалистических, коммунистических и анар‑
хических идеологий. И тех, и других левых скинхедов принято называть «антифашистами» (сокращенно «ан‑
тифа») или просто «шафками». И как мы поймем ниже совсем не спроста.
Мировоззренческие установки и жизненное пове‑
дение «шарпов» с токи зрения христианства крайне безнравственны. Не смотря на декларацию «светлых идеалов борьбы с фашизмом» этим деятелем ничего противопоставить здравой идеологии национализма и патриотизма правых скинхедов. Пьянство, наркотики, похабные песни, крайняя степень разврата (нетрадици‑
онные сексуальные отношения среди «шавок» весьма обыденное явление) — таковы их «трудовые будни». Что касается «красных» скинхедов, то здесь дела обсто‑
ят еще хуже: кроме антихристианского образа жизни сюда добавляется антихристианство как таковое, и вот почему. В политическом отношении, как уже говори‑
лось выше, «рашы» стоят на позициях леворадикаль‑
ных идеологий: социализма, коммунизма и анархизма. Всем им изначально свойственна борьба и отрицание всякой религии, «попов» и прочего «опиума для наро‑
да» (хотя регулярно употреблять настоящею наркоту они не считают вредным). Вспомним как проявили себя в отношении церкви анархисты во время гражданской войны в Испании (30‑х гг. прошлого столетия): разграб‑
ленные, оскверненные храмы и монастыри, поруганные святыни, тысячи убитых священнослужителей и изнаси‑
лованных монахинь… Многие деятели Русского Зарубе‑
жья сравнивали эти гонения с гонениями большевиков на Церковь в России. Эта злость и ненависть к Христи‑
анству, злость поистине сатанинская, унаследованная от своих праотцев современными продолжателями их дела, проявляется и сегодня. Постоянные богохуль‑
ства в СМИ и просто на стенах и заборах в виде раз‑
личных надписей и «граффити», записи и исполнение кощунственных песен, антихристианские акции и ми‑
тинги — таково малое пакостничество «шавок» в от‑
ношении Церкви сегодня.
Подобные деятели, к сожалению, существуют и в нашем городе. В качестве своих исторических пред‑
шественников на местном уровне они чествуют алтай‑
ского партизана Рогова, дезертира и анархиста, кото‑
рый грабил церкви, убивал священников и монахов, о чем радостно сообщает их местный сайт. Обыден‑
ная жизнь их в целом скучна: помахать красно‑черной анархической тряпкой на митинге из 5–7 человек, по‑
читать Бакунина или Кропоткина (если мозгов хвата‑
ет), нарисовать какую‑нибудь гадость на заборе, — всё это совмещая с постоянным пьянством, наркотиками, и самым гнусным развратом… Есть обоснованные подо‑
зрения, что именно эти «ррреволюционеры» причаст‑
ны к поджогам нашего храма.
Соб. инф.
ИСТИННОЕ ПРАВОСЛАВИЕ И СОВРЕМЕННЫЙ МИР
Окончание. Начало на с. 1
б) сектантские деноминации левого, обновленческого направления. Число их сторонников будет ничтожно, но они получат определен‑
ную поддержку из‑за рубежа и со стороны российских протестантов, что позволит им выжить и даже как‑то влиять на социум;
в) униатская юрисдикция, состоящая из духовенства и мирян, которые предпочтут «в административном порядке» подчиниться Ватика‑
ну. Численность ее будет чрезвычайно мала, но, опять же, из‑за вне‑
шней поддержки какое‑то влияние эта группа будет иметь;
г) в сепаратистских регионах возможно формирование юрисдикций на основе РПЦ МП по квази‑национальному признаку («Сибир‑
ская Православная Церковь», «Карельская Православная Цер‑
ковь» и т. д.) — либо на началах автокефалии, либо под омофо‑
ром Фанара;
д) на некоторых территориях, возможно, сохранятся некие формы аутентичной РПЦ МП — если местные власти проявят политическую волю и не дадут порвать административные скрепы, сдерживаю‑
щие внутри РПЦ МП все вышеперечисленное.Такой вариант наибо‑
лее вероятен в регионах исламского сепаратизма;
е) Правая православная юрисдикция, являющаяся каноническим про‑
должением Московской патриархии (и, скорее всего, сохранив‑
шая ее имя), но очищенная от сергианства и экуменизма. Идей‑
ный спектр примерно соответствует первым обращениям епископа Диомида (Дзюбана).
Такой итог (по крайней мере, по человеческому рассуждению) прак‑
тически неминуем в случае неминуемого же крушения необольшевицко‑
го режима. Это означает и конец известных нам организационных форм Московской патриархии. Однако с собственно православно‑христианской точки зрения, это дает также надежду на подлинное возрождение Русско‑
го Православия. В условиях, когда будет устранено или, по крайней мере, радикально снижено внешнее (нехристианское и антихристианское) влия‑
ние, возникнут реальные предпосылки для консолидации существующих русских православных юрисдикций. РПЦ МП (деноминация, обозначенная выше под пунктом «е») сблизится по своим позициям с «зарубежниками» и ИПЦ. По своему влиянию, даже после всех понесенных потерь, она будет, бесспорно, одной из самых серьезных сил в религиозной среде — но, одна‑
ко же, слишком маломощной, чтобы претендовать на однозначное доми‑
нирование. А это предопределяет необходимость конструктивного диалога и сближения с иными умеренно‑консервативными юрисдикциями. Скорее всего, образуется два центра притяжения в Русском Православии:
1) Радикально‑правый (радикальная традиция ИПЦ, сопоставимая с гре‑
ческими «матфеитами»). Тут также неизбежно некоторое сближение с «производными» РПЦ МП, а именно, «правыми» сектантами (пункт «а»). Само по себе, это данному церковному центру, и без того крайне неустойчивому, только осложнит положение.
2) Умеренное церковное сообщество. Его идеология уже сейчас, в общих чертах, оформлена Митрополитом Агафангелом (РПЦЗ (А)). К этому центру притяжения будет тяготеть тот антисергианский «малый оста‑
ток», который был упомянут под литерой «е».
Будущее, как показывает церковная история, будет за умеренными. Но этот вопрос уже выходит за рамки настоящей статьи. Во всяком случае, сумерки РФ означают и сумерки МП. Однако конец неосергианской систе‑
мы — конец, который последует в условиях социального, экономического и политического коллапса — в духовном смысле, может стать началом под‑
линного духовного возрождения Московской патриархии.
Димитрий Савин «Портал-Credo.Ru»
АНТИХРИСТИАНСКАЯ СУЩНОСТЬ ДВИЖЕНИЯ «АНТИФА»
И
стория литературы Алтайского края знает немало поэтов, как говорится «хороших и разных», но только два поэта Алтая в творчестве своем развились до высочайшего уровня по мастерству сти‑
хосложения, глубине мысли и чувств, само‑
бытности и неповторимости особой только им присущей интонации. Оба они уже ушли из жизни, вписав свои имена в историю рус‑
ской литературы. С обоими я был лично зна‑
ком. Конечно же, я говорю о нашем прон‑
зительном лирике Владимире Башунове, оставившем этот мир 5 лет назад, и о «ко‑
роле алтайских поэтов» Леониде Мерзлики‑
не, со дня смерти которого в этом году ис‑
полнилось уже 15 лет.
Оба они достойны самых добрых слов, но, к сожалению, их поэтическое наследие пока недостаточно популярно и не полу‑
чило должного внимания властных струк‑
тур, руководящих развитием сферы культу‑
ры края. Почему наша власть не замечает, по сути дела, наследия поэтов Алтая? Да по‑
тому что она на другом сосредоточена. Крае‑
вая власть довольно активно «раскручива‑
ет» на российском культурном пространстве, уж извините за торгашеский термин, литера‑
турный «брэнд» Алтайского края — Василия Макаровича Шукшина — безусловно, нашего выдающегося прозаика. Наверное, это обос‑
новано некой необходимостью, для меня не‑
очевидной. Как говорится, «с бугра виднее». Однако Василий Макарович давным‑дав‑
но известен российской читающей публике и известность свою он, давайте уж говорить прямо, получил как выходец с Алтая, писав‑
ший и издававшийся в Москве, и совершен‑
но безо всякого участия со стороны тогда‑
шних краевых руководителей.
При жизни краевая власть Макарыча не любила. Сегодня же его афоризмы, вро‑
де «Нравственность — есть правда», нынеш‑
ние краевые чиновники цитируют на высокой ноте, словно мудрость Священного Писания, хотя мысль эта весьма и весьма спорная, ведь правда у каждого своя и только Божествен‑
ная Истина может быть универсальным мери‑
лом нравственности. Шукшин в Бога не верил и потому до высокой мудрости в понимании нравственности объективно подняться не мог. Но теперь для глубоко авторитарного созна‑
ния чиновников всякое слово Шукшина — ис‑
тина. Шукшин теперь — это наше все. Таковы уж законы окружающей нас жизни. Нет про‑
рока в своем отечестве: чтобы писателя за‑
уважали на родине, он сначала должен в сто‑
лице прославиться. Зато уж если прославился, то тогда, как говорится, «каждое лыко в стро‑
ку». Что же мы видим сегодня? Ежегодные Шукшинские чтения — главное, если не един‑
ственное, масштабное событие в культурной жизни Алтайского края, шукшинская премия достигла невероятных для провинциально‑
го бюджета размеров. В тоже время режут‑
ся и без того скудные бюджеты литературных журналов Алтая. Сама же Шукшинская пре‑
мия в последние годы стала скорее, попыткой повысить престиж края на уровне федераль‑
ного центра, чем средством поощрения твор‑
ческого развития поэтов и прозаиков Алтай‑
ского края. Шукшинизация культурной жизни Алтая набирает обороты, прошукшинская пропаганда становится навязчивой, извините, до неприличия. Был бы жив Макарыч — по‑
крыл бы он матом всех этих «официальных шукшиноведов», но нет его с нами давно…
А ведь в сокровищнице литературы на‑
шей есть и другие имена, пока менее извест‑
ные, но достойные, я считаю, включения в лю‑
бые литературные антологии, хрестоматии и школьные программы. Вот их то и нужно прославлять, издавать их книги, читающая публика в этом объективно нуждается. Это и давно забытый Гребенщиков, и полузабы‑
тый Шишков, и до сих пор недооцененный Гу‑
щин. Прославлять нужно высокие дарования двух наших поэтов — Мерзликина и Башунова, на их стихах воспитывать в детях, да и не толь‑
ко в детях, вкус к настоящей поэзии, любовь к точности слов и отточенности мысли.
С Леонидом Мерзликиным в далеком уже 1992 г. меня познакомил работавший в журнале «Алтай» Геннадий Петрович Па‑
нов. Мерзликин был редактором моей пер‑
вой журнальной публикации — перевода «Баллады о Востоке и Западе» Редьярда Киплинга, опубликованного в пятом номе‑
ре «Алтая» за 1992 г. Замечания и правки Леонида Семеновича позволили мне тогда заметно улучшить свой текст. Наше даль‑
нейшее недолгое, в общем‑то, знакомство продлилось всего несколько лет, отведен‑
ных поэту для жизни судьбой. Встречи наши можно пересчитать по пальцам одной руки, а потом я был на похоронах Леонида Семе‑
новича, в его квартире, которая предель‑
ной скромностью обстановки поразила то‑
гдашнего губернатора края Льва Коршунова.
Любой человек, которому сегодня бо‑
лее 30 лет наверняка помнит, что это были за годы. В лихолетье 90‑х никто и не ждал, что книжные издательства станут массо‑
во издавать стихи Мерзликина. Затем, вро‑
де бы, пришла стабилизация, наполнились бюджеты и карманы покупателей, оживил‑
ся интерес к культуре вообще и к литерату‑
ре в частности. Но что изменилось с тех пор в отношении творческого наследия нашего замечательного поэта?
В каком магазине сегодня можно купить книгу стихов Леонида Мерзликина? Ни в ка‑
ком. А ведь писал он нисколько не хуже, чем, например, широко известный сегодня и лю‑
бимый мной поэт Николай Рубцов. Но Руб‑
цов в свое время перебрался из Вологодской области в столицу, стал знаменитым на всю Россию и прославил свою малую родину, а Мерзликин, так уж сложилась его судь‑
ба, перебрался только на другой берег Оби, из Новоалтайска в Барнаул, и получил неко‑
торую известность, по сути дела, только в гра‑
ницах края. Не пора ли хотя бы сейчас ис‑
править эту прискорбную несправедливость?
Леонид Мерзликин, как и Пушкин, воздвиг себе нерукотворный памятник из прекрас‑
ных стихов. Только памятник этот, к сожале‑
нию, стоит где‑то на задворках общественно‑
го внимания. Да, «малобюджетный» памятник Мерзликину недавно поставлен в Новоалтай‑
ске. А что же в Барнауле? А в Барнауле Шук‑
шин да Пушкин — «наше все». Хотя тот же Александр Сергеевич, не только на Алтае, и в Сибири‑то никогда не бывал. Однако на улице Шукшина стоит памятник Шукшину, на улице Пушкина установлен памятник Пуш‑
кину, и книги их стоят на полках книжных мага‑
зинов, а на улицу нашего земляка Мерзлики‑
на настоящий праздник до сих пор не пришел. Поймите меня правильно, я не пытаюсь срав‑
нивать поэтические дарования поэтов Пуш‑
кина и Мерзликина, просто призываю отдать должное памяти нашего выдающегося зем‑
ляка. Никто кроме нас этого не сделает. Нико‑
лаю Рубцову в сети Интернет посвящен отлич‑
ный сайт, содержащий стихотворения, песни на его стихи, фотографии поэта и еще мно‑
го чего. Пушкин тем более не обойден вни‑
манием во всемирной паутине. А где анало‑
гичный сайт Леонида Мерзликина? Нет его. Хотя хорошо, разумеется, что набирают раз‑
мах и наполняются новым звучанием Мерзли‑
кинские чтения. Честь и хвала организаторам этих дней памяти. Но сделать нужно еще го‑
раздо больше того, что уже сделано, чтобы донести мерзликинский поэтический жемчуг до сердец и умов русских людей, в которых еще не угасла любовь к хорошей литературе.
Думается мне, что все затмевающая экс‑
плуатация великого имени Василия Макаро‑
вича Шукшина в литературной жизни Алтая — сродни нефтегазовой ориентации экономики нынешней России. Такая политика неизбеж‑
но заведет нашу литературу в тупик, как заве‑
ла в тупик нашу экономику «нефтяная игла». Если и будут еще на Алтае появляться но‑
вые Мерзликины, Башуновы, Гребенщиковы, Шишковы, Шукшины и Гущины, то не будет у них других путей для самореализации, кро‑
ме поезда «Барнаул — Москва» или самолета с тем же маршрутом. А нам это надо?
г. Новоалтайск, 2010 г.
ПАМЯТИ ЛЕОНИДА МЕРЗЛИКИНА
3
ВОЗНЕСЕНСКИЙ
ИСТОЧНИК
ИСТИННОЕ ПРАВОСЛАВИЕ И СОВРЕМЕННЫЙ МИР
Братья и сестры!
Каждую среду в 17.00 в храме Вознесенской общины г. Барнау‑
ла служится акафист убиенному святому Царю мученику Николаю и царственным мученикам Российским. Приходите в наш храм, под‑
держите наше общее обращение ко Господу своими молитвами!
Наш храм находится в Барнауле, на пересечении улиц Малахо‑
ва и Э. Алексеевой, первое строение рядом с автобусной останов‑
кой (вход со стороны улицы Э. Алексеевой). Х
отите, считайте это совпадением, хотите — умыш‑
ленной пакостностью бесноватых учредителей «нового мирового порядка», но все свои наибо‑
лее мерзкие деяния они совершают не абы как, а при‑
урочивают к тому или иному православному христиан‑
скому празднику (сомневающиеся без особого труда смогут убедиться в справедливости сказанного самостоя‑
тельно). Не является исключением и особый «подарок путинской власти» православным христианам России на Светлое Воскресение Христово 2012‑го года. Впро‑
чем, справедливости ради следует уточнить — не только им, а вообще всем российским гражданам (да и не гра‑
жданам тоже).
Ибо лишиться человеческих имен и превратиться из одушевленной личности в оцифрованный инвентар‑
ным номером объект государственного учета — по сути вещь! — предстоит вообще всем, кого так или иначе судьба и Промысел Божий занесут на земли нашего Отечества. Сначала людям придется представлять себя по номеру в любых взаимоотношениях с государством, а потом — за невостребованностью! — друг с другом. Ибо число, как официальный идентификатор челове‑
ка в обществе, вытеснит из коммуникационного общего употребления все его прочие прозвания, загнав те в за‑
мкнутые круги корпоративно‑кланового, узко группово‑
го и домашнего использования.
Ну, т. е. те, кто не забыл разом, как близкого и зна‑
комого человека именовали прежде, будет его еще ка‑
кое‑то время помнить и называть по‑старому — чтобы чувства ли выразить, или нечто объединяющее обозна‑
чить (неудобна для этой цели цифирь, лишенная понят‑
ной языковой осмысленности), — но для всех встречных и поперечных опознаваем тот будет исключительно че‑
рез цифровую последовательность, которую получит после того, как его проинвентаризуют. А правовым ос‑
нованием для такого существования, буквально совпа‑
дающего с тем, что писано в Откровении про устройство «царства зверя», является Постановление Правительства РФ от 28 ноября 2011 г. № 977 «О федеральной госу‑
дарственной информационной системе «Единая систе‑
ма идентификации и аутентификации в инфраструкту‑
ре, обеспечивающей информационно‑технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме»
1
.
Смысл оного прост до безобразия и лаконичен до предела. Во‑первых, этим обезличивающим людей постановлением в точном соответствии с его названи‑
ем власть утверждает, что государство полностью пере‑
водит всю инфраструктуру взаимодействия своих служб с населением на некоторую единую электронную систе‑
му идентификации и аутентификации (ЕСИА).
Во‑вторых, полный контроль за функционировани‑
ем новой инфрасистемы управления обществом возла‑
гается на Министерство связи и массовых коммуникаций Российской Федерации, которому, в‑третьих, предписа‑
но (а) до 1 апреля 2012 г. утвердить положение о еди‑
ной системе идентификации и аутентификации и (б) до 15 апреля 2012 г. ввести ее в эксплуатацию.
В‑четвертых, по ходу дела утверждаются требования к ЕСИА (о их сути поговорим ниже) и изменения, которые в связи с этим должны быть внесены в другие подзакон‑
ные акты правительства РФ, корректирующие приме‑
нение Федерального закона РФ «Об организации пре‑
доставления государственных и муниципальных услуг» (№ 210‑ФЗ от 27.07.2010 г.)
2
.
1«Настоящеепостановлениевступаетвсилупоисте-
чении7днейпоследняегоофициальногоопублико-
вания.Текстпостановленияофициальноопубликован
небыл»http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/
12092469/.
2АктыПравительстваРоссийскойФедерации,вкоторые
постановлениемПравительстваРФот28ноября2011г.
№977должныбытьвнесеныкорректирующиеизменения:
—ПостановлениеПравительстваРоссийскойФе-
дерацииот8сентября2010г.№697«Оединой
системемежведомственногоэлектронноговзаи-
модействия»(СобраниезаконодательстваРос-
сийскойФедерации,2010,№38,ст.4823;2011,
№24,ст.3503);
—Положениеобинфраструктуре,обеспечивающей
информационно-технологическоевзаимодействие
информационныхсистем,используемыхдляпре-
доставлениягосударственныхимуниципальных
услугвэлектроннойформе,утвержденномпо-
становлениемПравительстваРоссийскойФедера-
цииот8июня2011г.№451«Обинфраструктуре,
обеспечивающейинформационно-технологиче-
скоевзаимодействиеинформационныхсистем,ис-
пользуемыхдляпредоставлениягосударственных
имуниципальныхуслугвэлектроннойформе»(Со-
браниезаконодательстваРоссийскойФедерации,
2011,№24,ст.3503;№44,ст.6274):
—ПостановлениеПравительстваРоссийскойФедера-
цииот24октября2011г.№861«Офедеральных
государственныхинформационныхсистемах,обес-
печивающихпредоставлениевэлектроннойформе
государственныхимуниципальныхуслуг(осуще-
ствлениефункций)»(Собраниезаконодательства
РоссийскойФедерации,2011,№44,ст.6274)
Ну, и наконец, в‑пятых и в‑шестых, федеральные органы исполнительной власти и органы государствен‑
ных внебюджетных фондов обязываются, а органы го‑
сударственной власти субъектов Российской Федерации и местного самоуправления рекомендательно мотивиру‑
ются к тому, чтобы идентификацию, аутентификацию, авторизацию и регистрацию физических и юридиче‑
ских лиц, а также для‑ради всякого иного межведом‑
ственного электронного взаимодействия, исполнения государственных функций и формирования базовых го‑
сударственных информационных ресурсов осуществлять с 15 апреля 2012 г. исключительно посредством этого са‑
мого информационного чудовища.
Из сказанного естественным образом вытекает, что никак иначе решать свои гражданские дела с госу‑
дарством, включая весь комплекс коммунальных услуг, получения льгот, субсидий, пенсий, обучения в образо‑
вательных и детских дошкольных учреждениях, получе‑
ния медицинского обслуживания, вождения транспорт‑
ных средств и т. д. (список каждый может продолжить по своему вкусу) будет нельзя. Само собой разумеется, что любое совпадение дат выбрано «случайно». Это ка‑
сается, как срока ввода в действие «зверино‑концлагер‑
ного» устроения российской государственной машины, так и самого периода реализации положений данного постановления путинского правительства.
Для тех, кто не уловил мошеннической сути фоку‑
са: обсуждаемый, «скользкий», правительственный до‑
кумент был принят за неделю до начала думских выбо‑
ров, завершившихся «сказочной» победой единороссов, а запускаемый им механизм нацелен заработать прак‑
тически сразу после президентских, где надо полагать безальтернативно одержит вверх «самый русский и са‑
мый национальный народный избранник за два послед‑
них десятилетия». Тем самым оказались убитыми разом два зайца: принятое, но официально не опубликован-
ное в открытой прессе
1
, постановление выпало за пре‑
делы общественного внимания, занятого обсуждением того, «кто, где, сколько и как голосов подтусовал», и од‑
новременно никак не бросило ни тени в адрес власть предержащих, «честно побеждающих» на подконтроль‑
ных им выборах.
Прежде, чем продолжить дальнейший разговор об особенностях жизни после введения российского ва‑
рианта ЕСИА, уточним некоторые понятия:
Регистрация — запись лиц, фактов или явлений с целью учета, систематизации или придания им за‑
конности
Идентификация — (от позднелат. identifico — ото‑
ждествляю) — признание тождественности, отождест‑
вление объектов, опознание.
Аутентификация — (англ. authentication) — про‑
верка принадлежности субъекту доступа предъявлен‑
ного им идентификатора; подтверждение подлинности.
Авторизация — (фр. autorisation, от лат. auctoritas власть) — предоставление некому лицу после его иден‑
тификации и аутентификации возможностей в соответ‑
ствии с положенными ему правами или проверка нали‑
чия прав при попытке выполнить какое‑либо действие.
Все перечисленные термины вместе с обозначаемы‑
ми ими действиями являются и официально принятыми, и устоявшимися, и практически применяемыми в сфере информационно‑сетевых технологий. Однако при транс‑
лировании их в плоскость социальных отношений они сразу обнаруживают в себе несколько новых специфи‑
ческих особенностей.
Идентификация трансформируется в «процесс рас‑
познавания системой свой — чужой»: тот, кто не удо‑
стоверяет себя постоянным предъявлением системного имени, т. е. выданного при регистрации персонального цифрового идентификатора, автоматически оказывает‑
ся за чертой общества. И совершенно очевидно, что ни‑
какой альтернативы данной фактической инвентариза‑
ции людей, уравненных с неодушевленным имуществом, выстроенный механизм отношений допустить не смо‑
жет, и что, соответственно, отражено и в постановлении.
Аутентификация, попав в систему людей и их взаи‑
модействий, неизбежно преображается в процедуру сли‑
чения упомянутого выше индивидуального инвентарного номерного наименования «биообъекта» с его уникаль‑
ными характеристиками. И лишь на первых порах та‑
ковое будет ограничиваться паролями и цифровыми подписями, поскольку достоверное сличение возможно лишь тогда, когда идентификатор привязан к неотъем‑
лемому свойству распознаваемого.
Ну, а авторизация на практике неизбежно станет означать ранжирование всякого человека, т. е. тоталь‑
ную привязку разрешенных тому действий к его со‑
циальному статусу. И практически любое обращение человека к государству и обществу превратится в не‑
прекращающееся установление и подтверждения соот‑
ветствия: номера (ИНН, СНИЛС или какого‑либо иного личного кода) привязанной к тому уникальной харак‑
теристике (пароль, цифровая подпись, имплантирован‑
ное устройство, биологическая особенность), а их вместе взятых — присвоенному рангу, как совокупности систем‑
ЗВЕРЬ ВОЦАРИТСЯ НА ПАСХУ
ных предписаний в виде разрешений или запретов вы‑
полнять жестко детерминированный набор социально значимых действий.
В итоге один человек автоматически превратится в существо без прав (т. е. что‑то вроде раба или «чуждо‑
го элемента»). Второй окажется наделенным возмож‑
ностями, предопределенными, с точки зрения системы, его полезностью или востребованностью (т. е. персо‑
нал, поддерживающий социально системное функцио‑
нирование и узловое администрирование). Третий по‑
лучит исчерпывающую полноту принимать абсолютно любые (но не нарушающие системную целостность) ре‑
шения (хозяин).
Введение подобной структуры управления автома‑
тически будет означать принципиальное и коренное из‑
менение общественного устройства — переход к своего рода рабовладельческому, жестко стратифицирован‑
ному, кастовому обществу, соответствующему так назы‑
ваемой «цивилизации статуса». Фактически, на наших глазах тихой сапой сегодня совершаются полномас‑
штабная и полноценная революция (а вовсе никакая не «цветная» неолиберальная, как это пытаются пред‑
ставить общественному мнению нанятые революционе‑
рами средства пропаганды) и приход к власти сил, кото‑
рые в полной мере человеческими уже считать нельзя. Пока они действуют под маской и не спешат с самопре‑
зентацией, не распознаны представителями обществен‑
ных наук и не получили классифицирующего наимено‑
вания. Но для людей, верующих во Христа, не составит труда «аутентифицировать» таковых, как тех, что опи‑
саны в Откровении под именем антихристовых.
Отдельно стоит сказать несколько слов о тех требо‑
ваниях к ЕСИА, которые путинская власть сочла для себя ключевыми настолько, что утверждала их отдельным приложением к постановлению № 977. Как первая и главная цель в них определено, что смыслом в со‑
зданной для управления обществом информационной системе является «обеспечение санкционированно-
го доступа участников информационного взаимодей‑
ствия» в сфере (а) предоставления государственных и муниципальных услуг, (б) исполнения государственных и муниципальных функций, (в) формирования базовых государственных информационных ресурсов, (г) меж‑
ведомственном взаимодействии и (д) вообще везде, где только эти взаимодействия будут узаконены.
Что такое санкционированный доступ? А это доступ «по разрешению». Получить таковое невозможно будет вне «инфраструктуры, обеспечивающей информаци‑
онно‑технологическое взаимодействие информацион‑
ных систем», т. е. вне ЕСИА. И участниками такого взаи‑
модействия определены с одной стороны должностные лица на всех уровнях, а с другой — «заявители — физи-
ческие и юридические лица».
И не стоит себя обманывать: людей с функциями «должностных лиц» будет все меньше и меньше, по‑
скольку информационная система осуществляет свою деятельность преимущественно в автоматическом ре‑
жиме, а человеком лишь администрируется в проблем‑
ных ситуациях. При этом функциональные возможности администратора строго ограничены и регламентирова‑
ны (см. выше).
В качестве допущенных к участию в ЕСИА (читай, к существованию в обществе под управлением новым механизмом российской власти) являются все, кто был включен в (а) регистр физических лиц, (б) регистр юри‑
дических лиц, (в) регистр должностных лиц из (г) реги‑
стра управляющих органов и организаций, (д) регистр информационных систем. А сама процедура взаимодей‑
ствия не будет протекать помимо упомянутых уже выше идентификации — аутентификации — авторизации и, со‑
ответственно, вне присвоенного идентификатора (ИНН, СНИЛС, личного кода и иного).
Так что изначально заложенные в ЕСИА ее базовые требования предполагают тотальность и тоталитарность системы, включенность в него всего общества без ка‑
ких бы то ни было исключений (кто вне регистров, тот вне общества), и ни для кого не оставляют ни малей‑
шей лазейки, «чтобы все было, и ничего за это не было». Кроме того, следует иметь в виду, что подобная автома‑
тизированная структура нацелена на оптимизацию со‑
циальной системы одним единственным способом — максимально быстрое выявление внутри нее тех, кто ею не востребован, и вывод таковых за пределы социума.
Так что всякому предстоит еще попотеть, чтобы до‑
казать электронному монстру свою лояльность. Какая уж тут надежда на «особую альтернативу для православ‑
ных», о чем так любят, вводя в заблуждение
3
, порассу‑
ждать и в Московской Патриархии, и в других, сотруд‑
ничающих с антихристовыми структурами религиозных организациях, и в примкнувших к таковым самоназна‑
ченных комитетах и движениях разного рода «защит‑
ников прав»?
В принципе уже лет пять совершенно понятно, что российские власти, реализующие на нашей земле программы антихристовой глобализации более ни на ка‑
кой диалог, ни на какие уступки противникам цифровой идентификации не идут. По мере близости к заверше‑
нию монтажа и запуску ЕСИА возрастала несговор‑
чивость госчиновников предоставлять ниши для тех, кто выражал свое категорическое несогласие менять свое человеческое имя на некий, сгенерированный си‑
стемой код. И лишь предательство «официальных пе‑
реговорщиков», действующих как бы от имени и в ин‑
тересах протестующих, наводило и поддерживало в тех иллюзию того, что «предоставление альтернативы воз‑
можно».
При полном — и это совершенно очевидно! — от‑
сутствии такой возможности: в противном случае вы‑
строенная государством управленческая система просто не сможет функционировать. Ее разработчики и адми‑
нистраторы хорошо это знают и понимают. Вряд ли в не‑
ведении на сей счет остаются и лже‑посредники. Оста‑
ется и их противникам принять такой факт к сведению, как данность. Принять и более не вестись на лживые по‑
сулы предателей и искусителей о каких‑то «оставшихся обнадеживающих обещаниях», которые попросту вычер‑
паны были до конца еще годы назад. А с того момента, как определился конкретный срок воплощения в жизнь властной структуры зверя, говорить об «альтернативных лазейках для чистоплюев» и вовсе стало окончательно поздно, не серьезно, да и лукаво. Впереди — лишь один, завершающий, этап более чем десятилетнего противо‑
стояния. Многое за это время было произнесено о том, чего не допускает наша вера. Теперь осталось только подтвердить выраженное словами, превратив их в кон‑
кретные, соответствующие исповеданию, действия.
К. Гордеев
3Всякомуумнику,рассуждающемуовозможностифлир-
тасантихристовойструктурой,нестоитнинамигза-
быватьодвухпринципиальныхвещах:«Неможете
питьчашуГосподнюичашубесовскую;неможете
бытьучастникамивтрапезеГосподнейивтрапезебе-
совской»(1Кор.10:21)и«Иданоемубыловложитьдух
вобраззверя,чтобыобраззверяиговорилидейство-
валтак,чтобыубиваембылвсякий,ктонебудетпо-
клонятьсяобразузверя»(Откр.13:15).
4
ВОЗНЕСЕНСКИЙ
ИСТОЧНИК
Издание Вознесенского прихода г. Барнаула Ишимско‑Сибирской епархии РПЦЗ. Редактор: Филатов К. А. Контактный телефон: 8‑906‑941‑98‑39. E‑mail: ConstantineXII@yandex.ru Сайт: www.hram.alt‑srn.ru
Газета отпечатана в ОАО «ИПП «Алтай», г. Барнаул, ул. Короленко, 105. Заказ 7073. Тираж 1500.
К 100‑ЛЕТИЮ СО ДНЯ НАЧАЛА ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
Из кНИгИ коНстаНтИНа ФИлатова
«ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОйНА В бИОгРАФИЯХ ЕЕ гЕРОЕВ»
Дорогами военного лихолетья вместе с русским во‑
инством неизменно шло православное духовенство. Пол‑
ковые священники совершали богослужения, ободряли воинов, благословляли их на битвы, отпевали погибших, разделяли со своей паствой все тяготы фронтовой жиз‑
ни. А при необходимости они личным мужеством вдох‑
новляли солдат на подвиг. 13 священнослужителей были награждены боевым орденом Святого Георгия IV степе‑
ни в годы войны. Одним из них был неприметный вне‑
шне, смиренный иеромонах Евтихий (Тулупов), священ‑
ник 289‑го Коротоякского полка 73‑й пехотной дивизии.
Узнав о начале войны, пожилой Евтихий доброволь‑
но покинул свою обитель — Богородицко‑Площанскую пустынь в Брянском уезде Орловской губернии и в числе тысяч представителей белого и черного духовенства Рос‑
сии отправился на фронт для несения службы полково‑
го священника. Преклонный возраст не был для Евтихия серьезным препятствием в исполнении своего долга пе‑
ред православным Отечеством, самой большой сложно‑
стью для старца оказалась необходимость питаться с во‑
инской кухни, поскольку после долгих лет монастырской диеты, организм его трудно привыкал к скоромной пище.
Осенью 1914 г. полк, в котором служил седой иеро‑
монах, вел тяжелые бои, отходя вместе с армией из Во‑
сточной Пруссии после неудачного летнего наступления, и нес большие потери убитыми и ранеными. В ходе боя за пограничный поселок Эйдкунен в ноябре 1914 г., вра‑
чи полевого госпиталя выбивались из сил, руки их были в крови, и не было времени, чтобы ее отмыть. Полковой священник Евтихий (Тулупов) в те дни помогал управ‑
ляться сестрам милосердия, резал бинты из марли, доб‑
рым спокойным словом унимая женские слезы, успокаи‑
вая взвинченные нервы. По воспоминаниям очевидцев, взгляд его мудрых лучисто‑серых глаз удивительным образом врачевал души окружающих людей, стоны ра‑
неных затихали, а руки медиков переставали дрожать.
Свой пастырский долг Евтихий исполнял на передо‑
вых позициях, не считаясь с опасностью, нередко под ог‑
нем врага. Однажды по пути на передовую, он попал под пулеметный и пушечный обстрел германского брони‑
рованного автомобиля, к которому подслеповатый старец направлялся, приняв его за попутную подводу на шоссе.
Не было дня, чтобы он не посещал окопы и не бе‑
седовал с солдатами, которым эти беседы простого рус‑
ского и самобытного человека были понятны и дороги. Умудренный глубокой верой и жизненным опытом иеро‑
монах вселял уверенность в сердца воинов, и солдаты, веря в покровительство небесных сил, часто говорили: «Кто боится Бога, тот неприятеля не боится».
За стойкость и мужество, проявленные в боях на тер‑
ритории Восточной Пруссии, священник Евтихий (Тулу‑
пов) был награжден орденом Святой Анны 3‑й степени с мечами и бантом.
Летом 1915 г. Коротоякский полк вновь участвовал в жестоких сражениях на германском фронте. В ходе боевых действий немцы стремились окружить 73‑ю дивизию русской армии, и ее полкам приходилось от‑
ходить, напрягая все силы для прорыва из смыкаю‑
щегося вражеского кольца. Отход длился уже целую неделю. Семь дней беспрерывных боев и бессонных но‑
чей измотали бойцов до крайности. Кухни были пусты, и люди питались одним горохом, который собирали тут же на полях. Полковые священники, офицеры и сам командующий дивизией в полной мере делили все не‑
взгоды тяжкого похода со своими солдатами.
Утром 9 июля 1915 г. вблизи деревни Можейканы началась решающая схватка русских пехотинцев с пе‑
хотой и кавалерией противника, отрезавшими им путь. К полудню бой достиг пика своего напряжения, и все запасные полки дивизии были выставлены на пути на‑
седавшего втрое сильнейшего противника, чтобы дать возможность отойти остальным частям.
В решительный момент боя командир Коротоякского полка собрал последние шесть своих рот и повел их рас‑
сыпной цепью в контратаку. Немедленно рядом с полков‑
ником появился полковой священник Евтихий в епитра‑
хили. Невысокий пожилой батюшка с трудом поспевал за командиром, идущим широким шагом впереди отря‑
да. Седые волосы старца развевались по ветру, а в руке его, поднятой к небу, сиял позолоченный святой крест.
Впереди показалась неприятельская цепь и раз‑
дался ружейный залп. Одной из первых немецких пуль батюшка был ранен в ногу, но кровь не охладила его порыва. Наскоро перевязавшись, он снова появился пе‑
ред цепью и продолжал идти, хромая, рядом с коман‑
диром полка.
Со стороны противника началась беспорядочная стрельба, затрещали немецкие пулеметы, и русские цепи дружно ударили в штыки… Когда немцы отхлыну‑
ли назад, оставив на поле боя груды тел, и закончилось преследование разбитого врага, в полку начались пере‑
клички и подсчет потерь.
Тело отца Евтихия было найдено бездыханным, грудь священника была пронзена несколькими пуле‑
метными пулями. Его похоронили той же ночью. Постро‑
енные в шеренги воины обнажили головы и преклонили колени у вырытой могилы, командир полка сказал про‑
щальное слово и прочел печальную молитву над гро‑
бом героя‑иеромонаха.
Подвиг полкового священника Евтихия (Тулупова) в 1915 г. получил яркое освещение на страницах многих русских газет и журналов, а сам он был посмертно награ‑
жден орденом Святого Георгия IV степени. Подробности жизни этого скромного православного монаха по крупи‑
цам собирала редакция журнала «Русский инок», пред‑
полагавшая его возможную канонизацию, направлявшая запрос в Площанскую пустынь и обращавшаяся к своим читателям с просьбой предоставить хоть какую‑нибудь фотографию старца. Но эту работу пресекли трагиче‑
ские для России события 1917 г.
В годы войны самым ярким образом отважного рус‑
ского моряка стал матрос Петр Семенищев, о славных подвигах которого сообщали российские газеты осе‑
нью 1915 г.
Простой русский крестьянин Вятской губернии Рос‑
сийской империи Петр Семенищев был призван для про‑
хождения военно‑морской службы на Балтийском флоте и получил там специальность матроса‑электрика. В годы Первой мировой войны он служил в Морском полку осо‑
бого назначения, который использовался преимущест‑
венно на сухопутном театре военных действий. Вместе со своим полком Петр в декабре 1914 г. оказался в поль‑
ском городе Сандомире на реке Висле, незадолго до это‑
го занятом русскими войсками.
Из состава полка особого назначения была сформи‑
рована специальная «партия», которой командование поставило задачу разминировать фарватер Вислы, пе‑
рекрытый австрийскими минными заграждениями. Уча‑
ствовал в этом деле и матрос Семенищев.
В ходе работ по разминированию одна из авст‑
рийских мин неожиданно сорвалась с якоря и поплы‑
ла по течению. Возникла реальная угроза судоходству на Висле, а кроме того мина могла повредить мост че‑
рез реку, натолкнувшись на мостовую опору.
Понимая серьезность ситуации, Петр немедлен‑
но бросился в ледяную воду и вплавь настиг увлекае‑
мую течением «рогатую» бомбу. Схватив мину зубами за один из «рогов», матрос Семенищев отбуксировал ее к берегу, рискуя в любой миг быть разорванным в клочья при детонации заряда. У берега мина была перехваче‑
на товарищами героя и вскоре уничтожена путем под‑
рыва в реке. За этот подвиг Петр Семенищев был награ‑
жден Георгиевским крестом IV степени, и, как показало время, холодная вода Вислы не остудила боевой пыл от‑
важного матроса‑балтийца.
Следующим эпизодом его боевой биографии стала победа в невероятном рукопашном бою с австрийски‑
ми солдатами. 16 июля 1915 г. (по Юлианскому кален‑
дарю) на линии фронта в передовом окопе, перед ко‑
торыми минерами Морского полка ставились фугасы, Петр увидел австрийских разведчиков, подбиравшихся к русским позициям. Матрос Семенищев, вооруженный только австрийской винтовкой Манлихера с 5 патрона‑
ми в магазине и без штыка, в одиночку принял бой с 8 неприятелями. В жаркой схватке Семенищев убил двух врагов и обратил в бегство всех остальных, но и сам при этом получил семь штыковых ран и два удара при‑
кладом по голове.
Чтобы спасти жизнь и здоровье героя, командова‑
ние отправило его на излечение в один из московских госпиталей. Уже через месяц матрос вернулся в распо‑
ложение своего полка и доложил командиру о своей го‑
товности к продолжению службы.
К тому времени известия о подвигах балтийца до‑
стигли императорского дворца. Матрос Петр Семенищев был приглашен на аудиенцию к царю. Николай II с инте‑
ресом побеседовал с героем и собственноручно награ‑
дил его Георгиевским крестом II степени.
6 сентября 1915 г. о доблестной службе Семенище‑
ва во славу Отечества сообщила газета «Кронштадтский Вестник», официальное издание главной базы Балтий‑
ского флота.
Дальнейшая судьба русского героя, к сожалению, неизвестна.
Полковой священник евтихий (тулуПов)
Матрос Петр сеМенищев
Примечание. К сожалению, ре-
дакция не располагает подлинны-
ми фотографиями отца Евтихия и Петра Семенищева, поэтому рассказы об их подвигах мы про-
иллюстрировали снимками неиз-
вестных по имени героев: полково-
го священника и матроса Русского Императорского флота.
Автор
titoff_nikita
Документ
Категория
Религия
Просмотров
206
Размер файла
2 058 Кб
Теги
voznesensky_istochnik_№5
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа