close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

История экономики России VII-XVI веков

код для вставкиСкачать
 МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ "СТАНКИН"
Е.К. ЯБЛОНСКИХ, Т.Г. ЯБЛОНСКИХ
ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ РОССИИ VII- XVI ВЕКОВ
КОНСПЕКТ ЛЕКЦИЙ
МОСКВА 1997
Я 14
ББК ВКП / 075 : 378
Рецензент: к.и.н. С.Н.Костицкий (Московский государственный университет путей сообщения)
Я 14 Яблонских Е.К., Яблонских Т.Г.
История экономики России VII-XVI веков : Конспект лекций. - М.: МГТУ "Станкин", 1997. - 66 с.
Конспект лекций по учебному курсу "История экономики России VII-XVI веков" предназначен для самостоятельной домашней и аудиторной работы студентов экономического факультета Московского государственного технологического университета "Станкин".
Библ. 29 назв.
МГТУ "Станкин", 1997
ПРИРОДНО-КЛИМАТИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА ХОЗЯЙСТВЕННУЮ ЖИЗНЬ
Первое упоминание о древних славянах относится к рубежу первого тысячелетия нашей эры. В то время они населяли обширную территорию от Вислы, Одера и Эльбы на Западе до Днепра - на Востоке и от Балтики на Севере до Северного Причерноморья и среднего течения Дуная - на Юге.
Позже, под воздействием различных обстоятельств, часть славян в VI в. переселилась на Север Балканского полуострова, а оттуда одни из них ушли на Юг, а другие на Северо-Восток, покорив огромные территории по течению Днепра и его притоков. Впоследствии было освоено междуречье Днепра и Волги.
Даже сегодня жизнь современного человека во многом зависит от погоды, ландшафта местности, наличия водоемов и других природно-климатических и географических факторов. Естественно, что в древности человек зависел от природы еще больше. Окружающая среда оказывала свое определяющее влияние на ритм хозяйственной жизни, на выбор занятий и формы организации экономики. Наконец, все эти факторы не могли не оказывать влияние на формирование характера и типа работника. Поэтому анализ состояния древней экономики домонгольской Руси логично начать с характеристики природно-климатических условий.
Итак, какими же основными параметрами определялась природа на той территории, которую заселяли древние славяне? Если мы посмотрим на климатическую карту Европы, то увидим, что западная граница ареала славянских племен проходила как раз по изотерме (линии воздушной границы), которая делит европейский материк на две части.
К западу от изотермы зимы, как правило теплые и влажные, а также относительно короткие. Весна и лето составляют большую часть года, как правило они теплые, со значительным количеством осадков. Перепады между зимними и летними температурами не очень большие. Сельскохозяйственный сезон длится 7-8 месяцев.
К востоку от изотермы - картина прямо противоположная. Перепады между средними летними и зимними температурами довольно существенны. Зимы, как правило, холодные, снежные. Сельскохозяйственный сезон значительно короче и не превышает 5-6 месяцев.
Можно отметить еще одно характерное различие в природных условиях Восточной и Западной Европы: это маленькая береговая линия относительно огромного материкового пространства на востоке континента. Отсюда и меньшее количество осадков, довольно частые угрозы засухи и т.д., и т.п. Кроме того, само распределение осадков крайне неблагоприятно для развития земледелия. Наибольшее количество осадков выпадает на северо-западе, где почвы болотистые, суглинистые, бедные и мало пригодны для занятий продуктивным сельским хозяйством. Постепенно с продвижением на северо-восток, где почвы лучше и температура более благоприятна, количество осадков уменьшается. Таким образом, история распорядилась так, что большая часть территорий, на которых расселялись древние славяне, находилась в зоне рискованного земледелия.
Такая ситуация не могла не сказаться на состоянии дел в сельском хозяйстве, которое составляло основу древней экономики. Природно-климатические условия заставляли держать скот в закрытых помещениях на два месяца дольше, чем в западных странах, что приводило к его большей истощенности, а, следовательно, и к более низкому качеству пород, недостаточному для развития мясомолочного хозяйства в целом. Кроме того, эта же причина приводила к довольно существенной нехватке простейших органических удобрений, что отрицательно сказывалось на земледелии, и в частности, на урожайности культур, выращиваемых славянами.
Уже одного этого было бы достаточно для того, чтобы в разных регионах Европы сформировалось два разных типа работника. На Западе -неторопливый, нацеленный на равномерную работу труженик, который должен был рассчитывать свои силы и ресурсы на 8-9 месяцев сельскохозяйственного сезона и на Востоке - крестьянин, который изначально был нацелен на очень интенсивный труд в короткий весенне-летний сезон, когда за 5-6 месяцев необходимо было сделать тот же объем работ, что за 8-9 месяцев на западе и обеспечить себя и семью необходимыми запасами на остальные 6-7 месяцев особенного ненастья и суровой зимы. Нужно было также заготовить и запасы кормов для домашнего скота и птицы.
Несмотря на более интенсивный труд крестьян на Востоке Европы результаты его, по вполне естественным причинам, были весьма и весьма невысокие. Средняя урожайность злаковых культур составляла сам-3 (1:3). Такой урожай, неблагоприятные в целом условия для пастбищного скотоводства,- все это приводило к тому, что славяне издавна привыкли дополнять доход, получаемый от земли, промыслами: охотой, рыболовством, бортничеством и т.д. В результате, здесь изначально начал формироваться смешанный тип крестьянского хозяйства, ориентированный на многопрофильность.
Кроме того, сложные природно-хозяйственные условия (освоение лесов, засушливость климата и т.д.),- все это требовало коллективного труда и формировало своеобразный уклад экономической жизни: первичной хозяйственно-социальной ячейкой становилась не личная собственность, а корпоративная (община, артель, мир), в рамках которой существовала и частная семейная собственность на средства производства и прежде всего на орудия труда. Однако только этим трудности природно-климатических условий Восточной Европы не ограничивались.
Восточная Европа представляет собой довольно плоскую, холмистую равнину. Она лишена каких-либо высоких гор. Исключение составляют лишь Карпаты и Балканы на юге, да Уральские горы, идущие в меридиональном направлении на самом Востоке Европы и отделяющие ее от равнин Азии.
На Юге эта волнообразная равнина переходит в маловодную безлесую степь, которая очень похожа на степи Азии и за Волгой незаметно переходит в них.
Похожесть рельефа на всем пространстве Восточной Европы, отсутствие высоких гор, расположенных в широтном направлении, определяет и относительное однообразие климата, когда один климатический пояс плавно перетекает в другой по мере продвижения на Юг.
Всего здесь можно выделить четыре климатических пояса. Какие? Арктический - от северной оконечности континента до Полярного круга. Северный - от 66 гр. с.ш. до 57 гр. с.ш. (примерно до города Костромы). Средний - от Костромы до Харькова. Южный - от Харькова до северного побережья Черного моря.
В соответствующей последовательности располагаются и ботанические пояса: тундра, лесотундра, тайга (лес), лесостепь и степь.
Поскольку экономика древних славян была тесно связана с землей, важным фактором, определяющим особенности хозяйственной жизни, является характеристика почв. Наиболее благоприятные для землепашества земли расположились между 50 гр. с.ш. и 55 гр. с.ш. Это тучные черноземные земли, дающие устойчивые, богатые урожаи. Южнее почвы также относятся к черноземам. Однако по мере продвижения на Восток их качество меняется: часто начинают встречаться солончаки и постепенно они переходят в традиционные степные почвы Азии.
Севернее 55 гр. с.ш. почвы по преимуществу суглинистые. Они менее пригодны для земледелия и требуют постоянной заботы о сохранении и поддержании плодородия.
Для древней экономики важное значение всегда имели водоемы, выход к морю, морские бухты и наличие речной сети. Известно, что все древние цивилизации возникли у воды, которая, помимо сельскохозяйственного, имела и важное транспортное значение.
На территории восточноевропейской равнины протекают крупные реки, большинство из которых течет в меридиональном направлении. Это Висла, Днепр, Дон, Волга, Двина и др. Лишь некоторые, такие как например Дунай, протекают в широтном направлении. Все они являются реками долинными и имеют довольно медленное течение, сложную, разветвленную сеть притоков. Бассейны рек почти соприкасаются друг с другом. Такое положение вещей давало возможность с помощью системы волоков быстро и довольно легко переходить из бассейна одной реки в другой, что, естественно, облегчало колонизацию края, делало связи между отдельными землями более устойчивыми и надежными.
С другой стороны, возможность относительно легкого перемещения на большие расстояния по слабо заселенным и неосвоенным территориям, в определенной степени, сдерживало интенсивное развитие экономики, так как требуемый уровень жизни можно было поддерживать за счет освоения естественных богатств, чисто варварским путем (охота, рыболовство, бортничество и т.д.). Соответственно на первое место, таким образом, выдвигались количественные, а не качественные критерии. На новые территории в лучшем случае переносились традиционные приемы и методы ведения хозяйства, что консервировало развитие экономики на экстенсивном пути развития.
Такова общая характеристика наиболее важных природно-географических условий, которые определяли характерные черты и основные особенности экономики древних славян.
ЭКОНОМИКА ДОМОНГОЛЬСКОЙ РУСИ.
ДОГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРИОД (VI - VIII вв.)
В самом начале основу экономики древних славян, как и других европейских племен, составляла охота, рыболовство, собирательство. Земледелие и скотоводство выполняли лишь вспомогательную роль. Это была типичная дотоварная экономика, характерная почти для всей древней Европы, которая основывалась на хищнической, варварской технологии.
К тому времени, когда славянские племена переместились на Балканы, т.е. в район лесостепей (VI в н.э.), они стали больше внимания уделять таким занятиям, как землепашество и скотоводство. Однако, и в этот период эти важные отрасли носили еще вспомогательный характер.
Основу экономики в это время составляли облавная загонная охота, рыболовство и бортничество. Эти занятия в условиях степного края приводят к тому, что на относительно небольших пространствах концентрируется большая масса людей. Основной экономической единицей становится родовая община. В это время у славян происходит становление родовых и племенных союзов.
В эпоху переселения Восточных славян с Дуная на Днепр (VII-VIII вв.) они попадают в новые природные условия, что приводит к целому ряду изменений в их экономической жизни. Продвигаясь в приднестровье и далее на восток и северо-восток, колонисты попадали из степей в леса, где мест, пригодных для жилья, хозяйственных построек, экономических нужд в готовом виде было немного. Как правило места, пригодные для поселения и жизни отстояли друг от друга на 6-8-12 км. Они располагались своеобразными островками среди лесов, рек и озер.
Это, естественно, накладывало отпечаток на все занятия славян. На смену облавной охоте, характерной для степей, приходит охота лесная на крупного или пушного зверя (лоси, серны, олени, медведи, бобры и т.д.), озерную, речную птицу (гуси, утки, лебеди), мелкого зверя (белка, куница, соболь и т.д.). Она не требовала такого как раньше количества людей.
Резко повысилась роль лесного собирательства. Леса в обилии снабжали людей грибами, ягодами, орехами, медом и т.д.
Постепенно возрастает роль земледелия. В лесостепных районах господствующей формой землепользования становится перелог. В лесной - подсечно-огневая система земледелия, которая требовала значительных коллективных усилий для подготовки полей и других сельскохозяйственных угодий. Об уровне земледельческой техники нам позволяют судить археологические раскопки. Опираясь на эти данные, мы можем говорить о том, что в то время славяне довольно широко использовали в работе такие орудия труда как серпы, бороны, сохи с железными лемехами, значительно реже встречались плуги.
Для VIII в. характерно широкое распространение сохи с узколопаточным наконечником, который рыхлил только верхний слой земли. Ниже почва оставалась непропаханной. Поэтому для получения устойчивого урожая приходилось пахать два раза: вдоль и поперек пашни. Это, естественно, сдерживало развитие земледелия. Только в IX в. появляется широколопатный наконечник, который давал более широкую борозду, и, главное, он подрезал корни бурьяна и пропахивал нижние слои почвы. Теперь пашню пропахивали только один раз - вдоль. Следовательно производительность труда в земледелии выросла как минимум в два раза. Позже в южных районах стал применяться отвальный плуг, который не только подрезал, но и переворачивал почву. Однако судя по всему его применение было ограничено. Это можно объяснить тем, что само изделие требовало большого количества металла и, следовательно, было дорого, да и тащить металлический плуг могла лишь упряжка волов. Все это сужало возможности его применения.
Какие же культуры выращивали славяне? Судя по данным археологических раскопок в культурных слоях, относящихся к VII-VIII вв. часто встречаются семена ячменя, гречихи, ржи, пшеницы и т.д. На активное занятие землепашеством указывают и письменные источники: так в записках византийского императора и писателя Маврикия отмечается, что у славян в VII-VIII вв. было много проса и пшеницы.
Постепенно к концу VIII в. славяне начинают переходить на двухпольную, а местами и на трехпольную систему землепользования. Позже начинают применять унавоживание почвы, что делало урожаи более высокими и стабильными. Все это вместе взятое говорит о том, что земледелие у славян прогрессирует довольно быстро и начинает играть все более важную роль в экономике.
Обилие озер и долинных рек с их большими заливными лугами стимулирует развитие пастбищного скотоводства несмотря на суровые климатические условия. Славяне во все больших количествах начинают разводить крупный рогатый скот, овец, свиней, кур. Постепенно в одно из хозяйственных занятий начинает превращаться коневодство, так как лошадь становится главной тягловой силой, особенно в северных районах.
В культурных слоях, относящихся к этому времени, археологи довольно часто находят предметы, говорящие о занятиях скотоводством, а также кости домашних животных.
Однако в целом земледелие и скотоводство, несмотря на их быстрый прогресс, еще долго относятся к вспомогательным отраслям хозяйственной жизни, а на первом плане продолжают оставаться отрасли экономики, связанные с варварскими технологиями.
Озера и реки, богатые рыбой, являлись для славян важнейшими объектами хозяйственной жизни. Археологические раскопки дают нам указание на то, что рыболовство было важным сектором экономики для племен, проживающих в Приднестровье. В раскопах часто находят остатки рыбных костяков, рыболовные крючки, остроги, грузила для сетей, остатки удочек. Особенно ценились лиманы таких рек, как Днепр и Дон, где мягкий климат позволял заниматься ловлей рыбы почти полгода.
Развитие хозяйственной жизни, прогресс в усовершенствовании орудий труда приводят к тому, что постепенно отдельная семья, отдельный дом перестают нуждаться в повседневной помощи сородичей в прежнем объеме. Из общего родового хозяйства начинают выделяться отдельные семейные наделы или участки. На смену родовой постепенно приходит соседская община, где каждая семья имела уже право на свою часть общинной собственности. Начинает зарождаться право частного владения на результаты труда и орудия производства. Вместе с тем довольно суровые природные условия приводят к тому, что на Руси складывается довольно устойчивый общинный образ жизни.
Наиболее характерной формой жилья для того времени является семейный или соседский поселок, где проживали одна или несколько больших патриархальных семей. Как правило он имел круглую или треугольную форму. По периметру эти поселки обносились валом или частоколом. Средний размер подобных поселений составлял от 300 до 500 шагов по диаметру, хотя встречаются селения и до 1000 -1200 шагов в диаметре.
Институт рабства у восточных славян был развит слабо. Холопство (рабство) носило домашний характер и было временным состоянием. Известны свидетельства византийских путешественников о том, что рабов у славян было мало, что обращались они с ними хорошо и скоро отпускали на волю.
Археологи находят также и изделия ремесла, как местного, так и привозного, что позволяет судить не только об уровне развития ремесла у славян, но и о том, с кем и чем они торговали.
К рассматриваемому периоду ремесло славян достигло определенного уровня развития. В раскопах встречаются изделия из металла, дерева, кости, керамики. Так в одном из раскопов было найдено до 20 видов орудий труда, сделанных из железа. Однако общий технологический уровень изделий еще относительно невысок.
Привозные ремесленные изделия позволяют говорить о том, что уже в догосударственный период славяне вели довольно оживленный обмен с Византией, арабами и прибалтийской Европой.
Постепенно быт славян становится все более оседлым. Развитие хозяйственной жизни приводит к отделению ремесла от землепашества, скотоводства и охоты с рыболовством и к VIII в. у восточных славян появляются города, располагавшиеся на берегах таких крупных рек как Днепр, Десна, Ока и т.д., которые связывали славян с Крымом, Закавказьем, а через Волгу велась торговля и со странами Востока. Наконец, существовали и западные торговые пути. Один из них шел сначала по Днепру, далее по Черному морю, а затем по Дунаю - в центр Европы. Помимо водных существовали и сухопутные торговые пути, ведшие и на Восток и на Запад, которые также широко использовались для международной торговли.
Вполне естественно, что благодаря этому восточные славяне были довольно тесно связаны торговыми отношениями не только со своими ближайшими соседями, но и с весьма отдаленными народами. Кроме торговых экспедиций славянские купцы весьма успешно использовали выгодное географическое положение своей земли для ведения посреднической торговли между Востоком и Западом. Наряду с этим быстро развивалась и своя внешняя торговля.
Предметами торга были прежде всего шкуры пушного зверя, составлявшие в то время главное богатство славян. Кроме того торговали рыбой, воском, медом, и отчасти скотом. Уже в VIII в. в оборот пускались довольно солидные капиталы. Так например, найденный в конце XIX в. в районе Великих Лук клад серебряных арабских монет VIII в., оценивался в ценах начала XX в. в 7 тыс. рублей.
Если же предположить, что клад этот, зарытый под печью дома, представлял собой своеобразный страховой фонд, и, следовательно, мог колебаться от одной трети до двух пятых всего капитала, то можно сделать вывод о солидных торговых оборотах восточнославянских купцов в те давние времена.
Итак, обобщая изложенный материал мы можем сделать следующие выводы о состоянии экономики славянских племен для периода, который предшествовал образованию государства:
1. Экономической основой догосударственного периода было натуральное смешанное семейное хозяйство в сочетании с соседской общиной,
2. Начинает выделяться институт семейной частной собственности (семейная собственность на угодья, частная собственность на орудия труда, урожай и т.д.). С другой стороны сохраняется родоплеменная собственность на территорию. Такое переплетение старых и новых форм собственности характерно не только для всего периода перехода от родового строя к государству, но и продолжает сохраняться довольно длительное время и в более поздний период.
3. К моменту возникновения государства по-прежнему решающее хозяйственное значение играют отрасли, опирающиеся на варварские технологии (охота, рыболовство, бортничество). Однако занятия, использующие воспроизводящие технологии (землепашество, огородничество, ремесло и т.д.) быстро прогрессируют и постепенно, приобретая все более важное значение, выходят на первый план.
4. Ремесло в рассматриваемый период находится на относительно низком технологическим уровне. Однако оно быстро прогрессирует, особенно отрасли, связанные с металло- и деревообработкой, и начинает концентрироваться в городах. В то же время следует иметь в виду, что процесс отделения ремесла от земледелия только начинается. Пока еще преобладает изготовление единичных изделий и работа на заказ.
5. Сложные и незавершенные процессы, которые идут в это время в экономике, находят свое отражение и в социально-экономических отношениях. Основную массу населения составляют свободные крестьяне-смерды и горожане, которые разделяются на ремесленников и купцов. Часто провести четкую грань между богатым ремесленником и купцом или между сельским ремесленником и крестьянином весьма сложно.
6. Отсутствие четких границ, переплетение старых и новых отношений и форм собственности приводит к тому, что и само экономическое право базируется в основном на традициях и обычаях. Налоговая система еще не развита и носит по-преимуществу характер традиционной дани, которую слабые племена выплачивают более сильным. Собственная денежная система отсутствует. Роль денежного эквивалента выполняют скот и меха. Вместе с тем довольно широко используются иностранные монеты (арабские, византийские, реже европейские), которые вероятнее всего принимались по весу.
7. Натуральный характер хозяйства, его относительная однотипность - все это приводит к тому, что между соседними племенами торговые отношения существуют лишь в виде довольно примитивного обмена и имеют небольшой объем. Однако поскольку славянские племена жили на стыке нескольких важных международных торговых путей, то внешняя торговля была развита довольно хорошо. Поначалу она носила чисто транзитный характер. Однако довольно быстро славянские племена включаются в активную торговлю почти со всеми возможными торговыми контрагентами, а также начинают извлекать довольно существенную выгоду от посреднической торговли между Западом и Востоком.
Таким образом, к моменту образования древнеславянского государства славяне имели свою четко очерченную нишу в европейской и мировой цивилизации. Многие черты жизни славянского общества были своеобразны и непохожи на жизнь других народов. В то же время по многим параметрам славянское общество несло в себе черты, общие и для других народов. Это проявлялось прежде всего в экономике. Восточные славяне в хозяйственном, политическом, и культурном плане находились на среднем уровне развития. Они несколько отставали от таких стран, как Византия, Арабский халифат, но значительно обгоняли угро-финские, леттолитовские племена, проживающие рядом с ними. Экономика славян в догосударственный период была уже довольно развита, в ней выделялся уже целый ряд отдельных отраслей и к моменту образования государства важное значение начали приобретать отрасли с воспроизводящими технологиями, что свидетельствовало об относительно высоком уровне развития.
ЭКОНОМИКА ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН ПЕРИОДА СТАНОВЛЕНИЯ КЛАССОВОГО ОБЩЕСТВА В КИЕВСКОЙ РУСИ (IX - начало XIII в.)
Конец VIII - начало IX в. - время оформления единого централизованного государства у восточных славян. Это период, когда на огромном пространстве, заселенном однокоренными, но все еще разрозненными племенами складывается единая раннефеодальная империя - Киевская Русь, оформляется костяк классового общества и начинает формироваться единая экономика. В ходе этих сложных и противоречивых процессов вглубь и вширь развивается экономика этого государства. Возникают не только новые отрасли, но и новые экономические формы и хозяйственные связи. Так свое развитие и законодательное закрепление получает институт частной собственности, что приводит в свою очередь к усложнению межсословных отношений и появлению новых категорий и слоев в обществе. Появляется такое понятие как государственная собственность. Постепенно складывается и начинает совершенствоваться единая налоговая и финансовые системы и т.д. и т.п.
Со временем, когда на смену чисто военно-административным методам управления периода военной демократии начинают приходить экономические методы управления, усложняются старые и возникают новые экономические связи и отношения.
Многие старые отрасли хозяйства отходят на второй план, и наоборот вперед выдвигаются те, которые раньше играли второстепенное, вспомогательное значение. Постепенно растет и развивается внешняя, а с развитием государства и внутренняя торговля. Осваиваются новые торговые пути. Купеческие караваны становятся все более многочисленными. Появляются первые постоянные торговые колонии русских купцов.
Вместе с ростом городов развивается ремесло, достигая немалых технических и технологических высот. К концу рассматриваемого периода оно делает уже первые шаги к переходу от работы на заказ к работе на рынок, превращаясь постепенно в мелкотоварное производство.
Конечно все эти изменения идут относительно медленно, как медленно трансформируется и само раннефеодальное общество. Однако к 30-м гг. XIII в. экономика Киевской Руси в целом развивается в том же направлении, что и экономика всей средневековой Европы, не отставая, а по многим показателям и обгоняя последнюю.
И так, чем же конкретно характеризовалась экономика Киевского государства IX -начала XIII в.?
До конца рассматриваемого периода свое ведущее место в хозяйственных занятиях славян сохраняла охота, прежде всего на крупного и пушного зверя. О ее значении часто упоминается в русских летописях, византийских хрониках, записках арабских путешественников.
Из летописей нам известно, что мехами многие славянские племена платили дань Киевскому князю. Так, Олег, подчинив своей власти древлян в 683г., обложил их данью по одной черной кунице с дома. Мехами князья одаривали важных послов. Их они посылали в подарок другим государям.
Мы довольно часто встречаем высокую оценку иностранцами русских мехов, которые составляли одну из основных статей доходов от внешней торговли, и славились далеко за пределами Киевского государства. До нас дошли свидетельства арабских путешественников X в., таких как Ибн-Хауналь и др. о вывозе русскими купцами в больших количествах высококачественных собольих, горностаевых и беличьих мехов.
О хозяйственном значении этого сектора экономики говорят также и такие факты: охотничьи угодья часто упоминаются как важнейшие хозяйственные объекты в различных документах (завещаниях, договорах, купчих и т.д.).
Рыболовство также оставалось важнейшей отраслью экономики славян. О большом значении, которое придавалось этому занятию говорит то, что наиболее богатые места рыбного лова становились даже предметом межгосударственных переговоров. Так, в договоре князя Игоря с византийским императором оговаривалось право русских беспрепятственно ловить рыбу в лиманах Днепра. Согласно "Русской правде" (первому письменному своду законов Киевской Руси) высшие должностные лица двора Киевского князя получали в виде жалования "кормление рыбой" или "рыбные ловли". Места лова, также как и охотничьи угодья упоминаются в грамотах, завещаниях, в качестве торговых сделок и т.д. и т.п.
Сбор меда и воска диких пчел по-прежнему сохраняли свое хозяйственное значение. Помимо внутренних потребностей эта продукция шла на экспорт, составляя важнейшую статью доходов во внешней торговле. Правда, к концу рассматриваемого периода в ряде земель на смену бортничеству приходит пчеловодство. Из летописей мы знаем, что многие князья имели особые погреба "медовуши", где сосредотачивались довольно солидные запасы меда. Один из таких погребов в г. Путивле (далеко не самый крупный город Киевской Руси) содержал до 5 тысяч пудов меда (около 80 тонн).
О хозяйственном значении бортничества говорит тот факт, что в пространной редакции "Русской правды" встречается несколько статей о бортах, пчелах, меде. Так, в ней содержится статья о штрафе за порубку бортного дерева, за похищение пчел и меда.
В северных землях Киевской Руси в XII в. появляется и начинает быстро развиваться такая отрасль как солеварение. В грамоте князя Святослава за 1137 г. мы встречаем упоминание о соляном налоге с варниц, которым были обложены новгородцы, производившие соль. Он составлял 26,24 литра с котла, что говорит о довольно высокой производительности солеварки.
Постепенно на первое место в хозяйственной жизни государства выходят отрасли с воспроизводящей технологией. В XI - XII вв. огромное значение приобретает скотоводство. Довольно часто начинают встречаться упоминания о больших княжеских стадах, табунах и отарах. Например в летописи за 1145 г. мы встречаем упоминание о табуне в четыре тысячи голов, который принадлежал черниговским князьям из рода Ольговичей ("кобыл стадных три тысячи, а коней тысяча"). Таких записей сохранилось довольно много, что свидетельствует о развитии данной отрасли.
В "Русской правде" можно найти не только перечисление различных видов домашнего скота, который разводили в то время, но и даже средние цены для XI - XIII в. Например, рабочая лошадь (на деньги начала XX в.) в Киевской Руси стоила 14-16 рублей, корова - 5-6 рублей, вол - 7-8 рублей, овца, баран, поросенок - стоили 40-80 копеек. Такие довольно низкие цены говорят о большом количестве скота и наличии развитого рынка, так как трудно предположить, что при отсутствии такового расценки были бы стабильны и внесены в письменный свод законов, который действовал во всех землях и княжествах Киевской Руси довольно длительное время.
Период становления и укрепления Киевского государства - это время, когда земледелие переживает бурный расцвет и широкое распространение на новые, еще слабо освоенные земли. Из отрасли вспомогательной оно быстро превращается в одну из ведущих. Этому способствовал рост потребности в хлебе в связи с развитием городов и ростом населения. Благотворно влияло на развитие земледелия и совершенствование орудий труда. На смену широколопатному наконечнику сохи приходит двузубая соха, которая одновременно подрезала горизонтально и вертикально слой земли без заметного увеличения сопротивления грунта. Борозда стала еще шире, качество вспашки резко улучшилось. Соответственно повысилась и урожайность, которая теперь достигала сам- 5-6. По-прежнему отмечаются немногочисленные примеры применения плугов, но широкое распространение они не получили по причинам, на которые мы уже указывали.
Прогресс земледелия проявлялся не только в совершенствовании орудий труда, но и в расширении запашных площадей. О масштабах посевов довольно ярко свидетельствует такой факт. Во время одного из рядовых междоусобных набегов у среднего Северского князя (а Северские земли из-за их приграничного положения были далеко не самыми развитыми в хозяйственном отношении) на полях было захвачено более 900 стогов жита.
О распространении землепашества и его большом экономическом значении для государства свидетельствует то, что в княжеских и боярских хозяйствах появляются такие должности как "ролейный староста", а в документах часто упоминаются различные инструменты и приспособления для полевых работ, хозяйственные постройки, связанные с посевом, обмолотом и хранением злаковых культур.
В это время довольно быстро совершенствуются приемы земледелия, расширяется перечень культур, которые высевают на поля. В южных и западных землях на смену перелогу окончательно приходит двух- и трехпольная система с яровыми и озимыми посевами. К таким злакам как рожь, пшеница, овес, просо и гречиха добавляются такие технические культуры как лен и конопля, посевы которых очень быстро расширяются, а сами изделия из льна, например, достигают такого высокого технологического уровня изготовления, что становятся предметом внешней торговли.
X - XIII в. - это время расцвета не только сельского хозяйства, но и ремесла, которое в домонгольской Руси достигает вершины своего развития.
Процесс этот сопровождается начавшейся концентрацией ремесленников в городах и усложнением структуры самого ремесленного населения. По социальному положению ремесленники делились на три основные социальные группы: сельские ремесленники - общинники, ремесленники - холопы на монастырских, боярских, княжеских дворах и свободные городские ремесленники. Последняя группа была наиболее многочисленной и быстрее всех остальных групп развивала производство изделий на рынок, переходя к нему от работы на заказ. Естественно, что в этой группе более быстрыми темпами шло и технологическое совершенствование ремесла.
Остальные две группы, связанные с ограниченным рынком села, либо потребностями боярско-княжеского хозяйства перестраивались значительно медленнее.
Постепенно усиливается специализация ремесла. Новые специальности возникают практически во всех отраслях. В совокупности с ориентацией всей работы на рынок все это говорило о том, что ремесло делало первые шаги по превращению в мелкотоварное производство. Расширяется и перечень производимых изделий. В могильниках, относящихся к тому времени, встречается керамика, ожерелья из серебра, золота и бронзы, железные части сельскохозяйственных орудий, гвозди, наконечники стрел и другое оружие, каменные формы для литья и т.д.
В общей сложности в Киевской Руси в период расцвета насчитывалось по мнению историков свыше 60 специальностей. Среди них выделялись те, что были связаны с обработкой металла. Выплавка и отделка железа вообще занимала одно из важнейших мест среди ремесленных специальностей. Железо получали из болотной руды в сыродувных домницах. Уже в XI в. из общей металлообработки выделяются такие специализации как изготовление оружия, панцирей, щитов, замков, гвоздей и т.д. Конечно это касалось прежде всего городских свободных ремесленников. Именно в городах появляются улицы, а затем и слободы бронников, гвоздильников и т.д. Всего русские ремесленники производили более 150 видов железных и стальных изделий.
Древнерусские ювелиры знали искусство чеканки цветных металлов. Они в совершенстве освоили сложную технику зерни (выделки узоров из мельчайших зерен металла), скани (выделки узоров из тончайшей проволоки), фигурного литья, и, наконец, требующего особого искусства технику черни (изготовление черного фона для узорчатых серебряных пластинок) и перегородчатой эмали. От этого времени до нас дошли прекрасные изделия русских мастеров с инкрустациями золотом и серебром по железу и меди.
Высокого уровня развития достигло и ювелирное искусство. Примером может служить один из княжеских кладов, найденных в Киеве, который датируется XII в. Он состоял из диадем, колец, серег и других предметов из серебра и золота, украшенных орнаментами, перегородчатой эмалью, драгоценными камнями. Арабские купцы, судя по источникам, высоко ценили изделия русских ремесленников из серебра, кожи, золота. Большим спросом все это пользовалось не только на Востоке, но и на рынках Европы и Византии.
Ремесло на Руси достигло высокого уровня еще в дохристианский период. Существует описание богатого капища языческих славянских богов, где статуя главного бога - Перуна, имела голову, изготовленную из серебра и была к тому же отделана золотом. Этот факт говорит не только о довольно высоком уровне изобразительного искусства, но и о высокоразвитых технологических приемах работы русских мастеров.
Языческая Русь знала и довольно развитую гражданскую, а также крепостную архитектуру. Ведь к моменту образования единого государства насчитывалось 25 городов, а в летописях и других источниках XI в. (т.е. уже к моменту принятия христианства) упоминается 89 городов. При этом следует иметь в виду, что каждый город имел либо деревянные, либо каменные стены и палаты для местной знати. Расцвет древнерусских городов падает на XI-XII вв. Как правило, город состоял из крепости (детинца или кремника, кремля), где жила знать и строились главные храмы города, и городского посада, где жило торговое и ремесленное население и находился рынок - торг.
Центр, как правило, застраивался каменными зданиями, хотя было довольно много и деревянных. Посад же был наоборот в основном деревянным. Следовательно в Киевской Руси одинаково развивалась и деревянная и каменная архитектура.
Население в таких крупных городах как Киев, Новгород и др. в XI-XII вв. исчислялось, по-видимому, десятками тысяч человек. Известно, что в XII в. в Киеве и его посадах насчитывалось 400 церквей и 8 рынков.
Как и в странах Западной Европы в древнерусских городах возникли ремесленные и купеческие объединения, хотя цеховой строй здесь не сложился в полной мере как на Западе. Например, во многих городах существовали объединения плотников и городников (строителей крепостных сооружений) во главе со старостами, братства кузнецов и др. Ремесленники делились на мастеров и учеников.
Свои объединения имели и купцы, которые помимо этого создавали и совместную казну, своеобразный страховой фонд, из которого мог получить помощь купец, понесший какие-либо непредвиденные расходы или потерявший товар из-за грабежей.
Принятие христианства послужило новым дополнительным толчком для строительства городов, церквей, монастырей. Русские мастера деревянного зодчества создавали разнообразные сооружения, строили обширные и сложные по конструкции городские храмы, возводили крепости, замки, дворцы. Особенно славились своим искусством новгородские плотники. В конце X в. они построили в Новгороде огромный рубленый собор св. Софии с тринадцатью верхами. Найденные в Новгороде монументальные колонны конца X в., украшенные разными звериными орнаментами, свидетельствуют о высоком развитии декоративной резьбы в отделке жилья.
Значительные навыки в области деревянного зодчества, определенный опыт в возведении каменных построек в дохристианской Руси, обусловили быстрое развитие каменной архитектуры после принятия христианства нее своеобразие. Этому способствовало и то обстоятельство, что вызванные в Киев византийские мастера передали русским зодчим обширный опыт строительной культуры Византии.
В конце X в. в Киеве были возведены каменные дворцовые постройки и сооружен двадцатиглавый обширный собор - Десятинная церковь. При Ярославе Мудром столица государства была расширена и обнесена могучим крепостным валом с каменными воротами. От этих укреплений остались лишь остатки главной башни - Золотых ворот. В центре города зодчие воздвигли величественное здание, и сегодня поражающее воображение - тринадцатиглавый Софийский собор. Храм был пышно украшен внутри мозаикой, фресками и резным камнем. Вокруг собора была сооружена стена. В другом большом городе Киевской Руси - Чернигове - был построен Спасский собор, а в Полоцке и Новгороде возведены Софийские соборы.
Княжеские дворцы и церковные храмы конечно же резко отличались своими размерами, архитектурной отделкой от большинства жилищ городского типа. Однако позже, с укреплением государства, многие дома бояр и богатых купцов также стали отличаться богатством отделки и солидными размерами.
Во второй половине XI в. каменное зодчество получило широкое распространение. Возводятся каменные здания в княжеских монастырях в Киеве - в Выдубецком, Дмитровском и Печорском монастырях. В Вышгороде (загородная резиденция князя) был сооружен собор, соперничавший с Софийским собором столицы. Все это говорило о том, что каменное строительство становилось обычным, повседневным делом, которое тем не менее требовало больших денег и высокого мастерства, О размахе строительства говорит и уже упоминавшийся факт, что к XI в. в Киеве насчитывалось до 400 церквей, большинство из которых были каменными.
В области изобразительного искусства к государственному периоду был также уже накоплен определенный и немалый опыт. Богатым было изобразительное искусство еще во времена языческой Руси. Источники сообщают об изваяниях языческих божеств, о каких-то живописных изображениях человекообразных животных (тварей). Довольно широко был представлен животный и растительный орнамент, особенно в оформлении светских зданий.
Дальнейшее развитие монументального изобразительного искусства в Киевской Руси государственного периода было теснейшим образом связано с освоением античного художественного наследства после принятия христианства. Быстро начинают развиваться иконопись, фресковая живопись, мозаика, которые достигают высокого уровня развития. Об этом свидетельствует тот факт, что в росписи Софийского собора в Киеве были помещены портретные изображения всей семьи Ярослава Мудрого, а лестницы башен, ведущих на хоры, были украшены изображениями светского характера. Трудно представить себе, что прижизненные портреты Великого князя и его семьи могли быть выполнены при низком уровне изобразительного искусства и отсутствии хотя бы некоторого сходства с оригиналом.
С древних времен славяне довольно активно использовали реки и моря для связей между городами и государствами, для торговли и завоевательных походов. Они были искусными мореплавателями и еще в VII в. доходили до Мраморного, Эгейского и Средиземного морей. Известно, что в походе князя Олега на Византию в 907 г. участвовала 80 - тысячная армия и флот из 2 тысяч ладей.
В XI-XII вв. судостроение на Руси продолжало интенсивно развиваться и достигло довольно высокого для того времени уровня. Суда делались не только по заказу князей и купцов, но и на продажу. Особенно славен был этим Новгород, жители которого вели активную торговлю не только с южными землями, но и с Европой и Скандинавией. Кроме того, поморы, населявшие побережье Белого и Баренцевого морей, совершали довольно дальние рейсы по морям Северного Ледовитого океана. Естественно, что это стимулировало кораблестроение, способствовало развитию знаний и умении в этой области. Неслучайно в Новгородской земле строились на продажу различные типы кораблей.
О том, что дело было поставлено довольно широко, говорит тот факт, что из письменного свода законов "Русская правда" мы можем узнать не только о типах создаваемых судов, но и о их стоимости. Все это позволяет, хотя и косвенно, судить о размерах судостроения и о емкости рынка.
Так, морская ладья стоила в ценах начала XX в. 24 рубля, набойная лодка - 16 рублей, струг - 8 рублей и челн - 3 рубля.
Ладья (лодья) - древнеславянское килевое парусно-гребное судно, предназначенное для плавания по рекам и морям. Длина - до 20 метров, ширина - до 5 метров. Позже размеры судна были увеличены. Грузоподъемность достигала 12 тонн. К XIV в. на лодьях ставилось уже две мачты. Изначально вмещала до 60 воинов. К долбленому корпусу с помощью досок наращивались борта.
Набойная лодка - килевое судно для рек, у которого к долбленой основе корпуса по бокам борта наращивались с помощью досок в накрест. Довольно похожа на лодью. Однако обладала меньшими размерами и соответственно меньшей грузоподъемностью.
Струг - парусно-гребное плоскодонное судно с отвесными бортами заостренными оконечностями. В XI-XIII вв. вмещал 10-12 человек. Позже конструкция челна претерпела серьезные изменения и к XIV-XVII вв. судно с таким названием имело уже в длину до 45 метров, при ширине до 6 метров. Вмещало до 60-80 стрельцов и даже имело на вооружении пушки. Исходя из этого вряд ли струг XI-XII вв. может быть отождествлен с судном аналогичного названия, но более позднего времени.
Челн - самое маленькое судно из изготовляемых в Новгороде. Представлял собой небольшую корытообразную лодку без киля, которая изготавливалась либо из цельного дерева, либо из досок. (Последний вариант характерен для более позднего времени). Длина - 3,5-6 метров при ширине 0,8-1 метр. Имело острый нос и тупую корму.
Таким образом, мы можем констатировать, что даже беглый анализ состояния отдельных отраслей хозяйственной жизни Киевской Руси позволяет говорить о прогрессивных тенденциях в развитии основных секторов экономики раннефеодального государства.
Рост производства продукции сельского хозяйства и ремесла, конечно же не мог не сказаться на состоянии внешней и внутренней торговли, несмотря на то, что само хозяйство носило все еще по преимуществу натуральный характер.
Итак, каково же было состояние внешней и внутренней торговли в X-XIII вв.? В этом секторе экономики также происходят заметные изменения. В связи с господством половцев в степях резко снижается торговый оборот с арабами, зато довольно существенно укрепляются связи с Византией по Днепру и с Западной Европой через Новгород и через Западные земли и княжества. Несколько меньше была развита торговля с Центральной и Южной Европой, однако и здесь прогресс был довольно существенный.
B X-XIII вв. экономические связи с Венгрией, Чехией и Южной Германией начинают играть все более важное хозяйственное значение. Они осуществлялись в основном через Галицко-Волынское княжество. В связи с этим важную роль начинает играть контроль над нижним течением Дуная, который также становится одной из важнейших экономических артерий страны. Не случайно еще князь Святослав Игоревич подчеркивал важность значения устья Дуная для Киевской Руси следующими словами: "Се есть середа земли моей, яко тут вся благая сходятся: от Грек злато, поволоки, вина и овощеве различные, из Чех же и из Угорь серебро и комони (кони), из Руси же скора (меха), воск и мед, и челядь (рабы)." Известно, что Святослав даже хотел перенести свою столицу из Киева в Преславец на Дунае.
Вообще о развитии внешней торговли мы можем судить довольно полно на основе свидетельств многих древних авторов. Из этих источников мы узнаем, что русские купцы ездили в Грецию, Болгарию, Чехию и на Ближний Восток. В Киеве были специальный еврейский и польский кварталы. В последнем жили все купцы католического вероисповедания. Встречаются также сведения и о поселениях армянских купцов. В Новгороде Великом немецкие купцы имели не только постоянные жилища, но и свою церковь - "Варяжскую божницу".
Следует отметить, что Киевская Русь вообще и Киев в частности, были не только своеобразным центром транзитной торовли между севером и югом, т.е. между скандинавами, немцами и греками, но и между Западом и Востоком, т.е. между Европой и Азией. Предметом экспорта на Руси были мед, воск, меха, льняные ткани, ювелирные и кожаные изделия, кольчуги и другие предметы ремесла. Ввозились шелковые ткани, парча, бархат, оружие, благородные металлы, драгоценные камни, пряности и т.д.
Особенностью данного периода было то, что при относительно больших внешнеторговых оборотах внутренний рынок был развит слабее. Как правило внутри страны большая часть торговли ограничивалась границами местных рынков и носила во многом характер натурального обмена.
Тем не менее не нужно впадать в другую крайность и представлять внутренний рынок как крайне слабый и неразвитый. Каждый город был конечно же прежде всего центром торговли для ближайшей округи, куда стекались местные ремесленники и селяне. Вместе с тем крупные города были местом, где шел оживленный обмен между различными районами государства. Регулярная торговля шла между северными землями, где не хватало своего хлеба, и южными княжествами. В обмен на хлеб с севера шла рыба, шкуры и клыки морского зверя, соль, ремесленные поделки и пушнина. Крупным поставщиком соли для всех русских земель была Волынь.
Тем не менее развитие внутреннего рынка сдерживалось целым рядом факторов. Во-первых, более-менее одинаковой структурой производимого продукта на большей части территории государства. Во-вторых, натуральным характером хозяйства и, как следствие, неразвитостью кредитно-денежных отношений. В-третьих, дорог был сам капитал. Судя по дошедшим до нас источникам, даже при Владимире Мономахе, который известен своими попытками облегчить налоговое бремя и упорядочить кредитно-финансовые отношения, величина процентной ставки ссудного капитала достигала 50% годовых.
В целом же можно сказать, что в XI-XIII вв. Киевская Русь переживала период перехода от натурального обмена к торговле и становлению монетно-денежной системы. Проявления этого процесса видны во многом. Так еще в краткой редакции "Русской правды" мы встречаем слово "скот", которое уже обозначало деньги. Неразвитость денежной системы подтверждается и тем, что сама ценность первых денег определялась не чеканкой, а весом. Так, первая металическая денежная единица - гривна представляла собой слиток серебра весом 1\2 фунта или 205 г. Гривна в XI в. состояла из 25 кун, а в XII в. - из 50 кун или 20 ногат, 50 резан и 48о векш. Уже само название денежных единиц напоминает нам о еще недавней эпохе, когда меха также были эквивалентом денег при обмене: куна - куница, векша - белка и т.д.
Иностранная монета также ценилась поначалу в основном как украшение и принималась на вес. Только после того, как стали частыми контакты с Византией и русские постепенно начали усваивать основные положения римско-византийского экономического права, на Руси появляются первые монеты. Их рождение связано с именем Владимира I Святого, который между 972 и 1015 гг. выпустил оборот золотые и серебряные монеты. Подобно Владимиру серебряные монеты чеканил и Ярослав Мудрый. Однако после его смерти чеканка довольно быстро прекращается и начинается так называемый безмонетный период. Причина этого крылась в том, что начавшаяся междоусобица подорвала и без того слабые торговые связи между различными землями, и свела на нет надобность в монетах. Есть сведения о том, что попытки возобновить чеканку монеты предпринимались при Владимире Мономахе, но судя по всему это были разовые акции, не получившие дальнейшего развития. Новая чеканка возобновляется лишь в XIV веке и поначалу на монете с одной стороны выбивалось имя татарского хана, а с другой - имя русского князя. Лишь начиная с Ивана III (XV в.) московское государства начало выпускать самостоятельные деньги.
Неразвитость товарно-денежных отношений отразилась в самой налоговой системе, поначалу получившей форму традиционной дани в виде натуральных поборов, которая собиралась либо самим князем на местах (полюдье) либо привозилась к нему (повозы). Размер дани определялся сначала довольно произвольно и лишь княгиня Ольга первая из Киевский князей попыталась упорядочить этот процесс, определив размеры дани (уроки) и места сбора (погосты). Единой системы налогообложения еще не существовало. В одних местах за единицу обложения брали "дым" (семью), в других - "плуг" или "рало" (определенную площадь пахотной земли) и т.д. Платили дань обычно мехами, медом, воском, рыбой, изделиями ремесла и т.п.
Только после татарского нашествия была введена единая дань - "ордынский выход", для определения размеров которой периодически проводились переписи населения. В конце XIII в. размер татарской дани определялся как полугривна с сохи, "а в сохе числиша два мужа работники". Соха как единая единица налогообложения сохранялась довольно долго, хотя ее значение менялось на протяжении всего этого времени не один раз.
К перечисленным видам сборов примыкали и различные добровольные пожертвования: дары, поклоны, почесть и т.п. Ясно, что натуральный характер налогов также не способствовал развитию денежной системы и лишь позже в конце XIV в начале XV в. часть сборов будет переведена в денежное выражение. Правда, отдельные сведения о выплате дани деньгами встречаются и в домонгольский период. Рядовичи и вятичи, например, уже в X-XI вв. платили киевским князьям по "шлягу с рала" (шляг - иностранная серебряная монета, как правило западноевропейская). А несколько позже согласно сведениям летописи, в середине XII в. новгородцы платили киевскому князю 2500 гривен, Смоленская земля давала ему доход в 3200 гривен. Однако это следует рассматривать скорее как исключение, нежели правило. Основная масса налогов поступала в виде натуральной платы.
Становление государства, выделение новых социальных слоев и классов, изменения, которые хотя и медленно, но происходили в экономике, - все это вело к соответствующим изменениям в экономических и социальных отношениях.
По-прежнему еще сохраняется родовая и семейная собственность на землю и различные угодья. Однако наряду с этим появляется такое понятие, как полная (частная?) земельная собственность. Первые упоминания об этом мы находим в источниках, относящихся ко второй половине X века. Угодья становились княжескими, но при переходе из земли в другую землю они передавались другому князю, который приходил на этот стол. Обладателями этих прав становились прежде всего князья, бояре, монастыри. Периоду зарождения собственности на землю соответствует система "лествичного восхождения", когда власть в государстве принадлежала не конкретным князьям, а княжескому роду.
Поскольку земля не рассматривалась еще полностью как личная, частная собственность князя, то и княжеские пожалования этого периода обретают форму пожалования за службу части дани или части доходов от княжеских угодий.
Первые следы чисто княжеского владения связаны с именем княгини Ольги, которая устроила по всей земле свои погосты, села, логовища (охотничьи угодья). Однако это еще не стало правилом и такие места рассматривались еще как угодья княжеские, но не угодья княгини Ольги.
Позже в летописях встречаются уже упоминания о частных земельных владениях конкретных лиц. Например село Бутятино, переданное Святославом в собственность матери князя Владимира, город Переяславль, переданный в собственность княгине Рогнеде, и др. Правда и здесь остается еще не ясным, была ли это уже полная частная собственность или только пожизненная.
К концу XI - началу XII века это явление становится уже повсеместным, что свидетельствует об оформлении института частной собственности на землю. Постепенно в ходе "окняжения земель" на Руси, как и в других странах Европы оформляется такое понятие как княжеский домен - комплекс земель, населенных людьми, принадлежавших непосредственно главе государства. Позже такие же владения появляются у братьев киевских князей, их жен и других родственников.
Помимо княжеского постепенно возникает и оформляется боярское и монастырское землевладение. Поначалу эти земли или места лова давались в кормление. Однако со временем из них начинают складываться вотчины (или отчины), т.е. земельные владения и хозяйственные комплексы, принадлежавшие владельцу на правах полной наследственной собственности. Однако верховная собственность на эти владения оставалась за великим князем, который мог вотчину пожаловать, но мог и отнять. В это время получают распространение такие документы, как закладные, купчие, дарственные и т.д. Интересно, что выкупая "родовую землю" (территории, принадлежавшие роду или племени) князья, бояре и монастыри активно скупали и холопов, ссужали деньгами смердов, которые превращались таким образом в закупов.
Постепенно выделяются две основные формы организации хозяйства - феодальная вотчина и мелкое крестьянское хозяйство смерда.
Вотчина состояла из разных хозяйственных угодий: полей, сенокосов и бортных участков. Центром вотчины был господский двор, где находились хоромы феодала, хозяйственные постройки, жилища управителя и челяди. Там же в специальных помещениях содержался рабочий, молочный, мясной скот и птица. Во главе хозяйства стоял управитель. Если вотчина была большая то у него в подчинении находились конюшенный, тиун, ролейные старосты (распределители работы), и т.д.
Вотчина по сравнению с крестьянским хозяйством конечно же имела больше возможностей для производства различной продукции. Однако и она была в значительной мере замкнутым натуральным хозяйством, большая часть продукции которого потреблялась внутри и лишь незначительная часть шла на рынок, на обмен.
Крестьяне селились в небольших неукрепленных деревнях и селах. Средний пашенный надел крестьянского двора составлял 15 десятин, чего хватало для нормального ведения единоличного хозяйства. Другие угодья: луга, реки, леса,- как правило находились в собственности деревни или мира.
Новым формам землевладения соответствовали и новые формы хозяйствования: несвободный или полусвободный труд на земле феодала. Возникают такие новые категории полузависимых крестьян как закупы и рядовичи. Правда закупы как и смерды имели право свободного перехода с земли на землю. Смерды кроме того имели собственность в виде движимого и недвижимого имущества. Так "Русская правда" признавала за смердами право на коня, борть, и другое наследство.
Постепенно укрепление института частной собственности на землю приводит к тому, что на смену "лествичному праву" приходит вотчинное, при котором происходит обособление отдельных княжеских линий в пределах фамильных владений. Наследование внутри удела начинает происходить по нисходящей линии в фамилии.
Разделение единого раньше государства на уделы, которые передаются во власть отдельных фамилий, при господстве натурального хозяйства и крайней слабости внутреннего обмена приводит к тому, что постепенно в различных землях и княжествах начинают складываться различные типы хозяйственной жизни, а затем это находит свое отражение и установившихся там политических порядках, которые затем начинают оказывать свое влияние на ход экономических процессов.
В "старых" землях Киевской Руси до самого монгольского нашествия сосуществуют старые и новые формы собственности, т.е. родовая общинная собственность и частная. В политическом плане это проявляется в сочетании сохранившегося веча и княжеской власти, в своеобразном неустойчивом равновесии между властью бояр и князя. Благоприятные природно-климатические условия, равнинная местность, довольно теплый климат, достаточное количество осадков и черноземная почва,- все это приводило к тому, что здесь быстро развивались крупные вотчинные хозяйства (боярские, княжеские, монастырские и др.), где занимались скотоводством и земледелием, которые все больше ориентировались на рынок. В городах успешно развивалось ремесло, которое также довольно быстро переходило от работы на заказ к работе на рынок. В этих условиях начинал развиваться товарный обмен между селом и городом. В результате складывалась цивилизационная форма, напоминающая типично европейскую.
Города в этих районах окружались довольно крупными сельскохозяйственными поселениями с хотя и примитивным, но довольно отлаженным обменом в рамках местного рынка. Внутренняя торговля дополнялась внешней. Старые, отлаженные торговые связи с Венгрией, Польшей, другими странами Центральной Европы способствовали развитию внешней торговли в западном направлении. Кроме того, она сопровождалась традиционными торговыми связями с Византией и другими странами Востока.
На Северо-Западе, и прежде всего в землях Новгорода, экономико-политическое развитие шло несколько по-другому. Неразвитость сельского хозяйства, что объяснялось бедностью почв и неблагоприятными погодными условиями (хотя и в этих условиях прогресс сельского хозяйства был заметен), компенсировалась развитием других секторов экономики.
Большая территория, богатая лесом, зверем, птицей и рыбой, выгодность географического положения (удобные для торговли речной и морские пути, безопасные с внешней стороны),- все это стимулировало развитие добывающих отраслей и торговли.
О важном значении последней свидетельствуют договоры Новгорода с немцами: с островом Готландом и Ганзейскими городами. В этих чисто торговых документах оговариваются порядок торговых сношений, устанавливается торговый и общий суд между новгородцами и иностранцами и т.д. Все это позволяет говорить о том, что экономические связи между этими землями носили устойчивый долговременный характер.
Согласно дошедшим до нас данным новгородские купцы торговали в Нарве, Ревеле, Выборге, Стокгольме, Данциге и других городах. Ввозили железо, соль, медь, золото, олово, краски, сукна, вина, фрукты и т.д., а вывозили меха, гагачий пух, воск, мед, ворвань, лен, коноплю. О стабильности внешнеторговых связей говорит тот факт, что в ходе их заключались кредитные сделки. Помимо Балтийского бассейна Новгород с XII в. вел активную торговлю с "низовскими землями" (Северо-Восточная Русь).
О значении этого торгового пути говорит такой пример: в 1216 г. согласно летописи в Переяславле-Залесском находились 15 смоленских и 150 новгородских купцов. Значение торговли с "низовскими землями" состояло в том, что отсюда шел основной поток хлеба, которого в Новгороде было недостаточно. Во-вторых, торговый обмен с Владимирской Русью позволял новгородцам получать довольно существенную прибыль от посреднической торговли между Европой и русскими землями.
Такой быстрый прогресс внешней торговли приводит к появлению новых организационных форм. Еще в XII в. мы встречаем в Новгороде товарищества купцов на вере, т.е. такое, в котором материальная ответственность участников простиралась не на все имущество их, а лишь на материальную сумму, внесенную ими в общую кассу. Например, взнос, необходимый для вступления в товарищество купцов-торговцев воском составлял 50 гривен и давал право на звание полноправного купца. Существовали и полные товарищества, члены которого несли ответственность всем своим имуществом. Интересно, что такие объединения охватывали не только купцов, ведущих заграничную торговлю, но и торговавших внутри русских земель.
Естественно, что в новгородской земле на первое место постепенно выдвигается торговый, а не земельный капитал, не земское, а торговое боярство.
Развитие добывающей промышленности (охоты, рыболовства, бортничества и т.д.) было все же связно с определенными территориями и естественно, что концентрация доходов от этого сектора экономики начинала постепенно сопровождаться и концентрацией земельной собственности в руках боярства и монастырей. Кроме того этому процессу способствовал и тот факт, что помимо торговли остальные занятия носили преимущественно натуральный характер (т.е. товарно-денежные отношения не получили здесь еще должного развития) и, следовательно, земля оставалась наиболее значительной и самой распространенной ценностью. Об этом свидетельствуют многочисленные купчие и закладные, датируемые XII-XIII вв., из которых видно, как земля постепенно переходит из рук простых новгородцев в руки купцов и боярства, о чем свидетельствует большое количество духовных вкладов в монастыри в виде земельных наделов. Но в XIII в. земля все больше превращается в товар, предназначенный для купли-продажи. Это находит свое отражение в росте числа купчих на землю, в повышении цены на неё и в увеличении массы безземельных смердов. Происходит постепенное сращивание верхушки купечества и боярства и превращение её в торгово-земскую знать. При этом само купеческое сословие сохраняется.
Довольно часто в грамотах начинают встречаться указания на боярские села и целые волости. К этому времени становится постоянной практика введения в договорные грамоты Новгорода с князьями условия, обязывавшего князя не покупать земель в Новгороде и не принимать на службу людей, которые такой землей владели.
Почему мы наблюдаем такое отношение к княжеской власти? Дело в том, что прочность экономических и прежде всего торговых позиций торгово-земской знати, отсутствие серьезной военной опасности извне,- все это приводит к ослаблению княжеской власти, к практически полному отсутствию княжеской земельной собственности. Поэтому не случайно, что с 1136 г. в Новгороде устанавливается режим феодальной республики. Соответственно несколько по-другому шел в Новгороде и процесс появления феодально зависимого населения, который часто принимал форму чисто финансовой зависимости.
Иначе шло развитие "новых" Северо-Восточных земель. Они начинают осваиваться и постепенно входить в состав государства позже других. К тому времени был укреплен институт княжеской власти. Князья, получавшие эти земли в качестве "стола", а затем и в удельное владение не имели здесь оппозиции в виде сильной торговой или земельной знати (исключение составляли немногие города, появившиеся еще в X-XI вв.), и поэтому рассматривали эти земли как свою собственность. К тому же это были как правило младшие в роде князья, которые имели очень незначительные права на более престижные "столы", и поэтому старались укрепиться в полученном уделе.
Лишь с XII в. сюда усиливается колонизационный поток с Южных и Юго-Восточных земель. Но колонисты приходят уже на княжеские земли и князь указывает им, где селиться и где рубить города. Кроме того, прийдя из степной зоны, люди попадают в лесную зону с большим количеством малых рек, которые не стимулировали концентрацию значительных масс людей в одном месте. Постепенно здесь основным видом поселения становится село, деревня и начинает формироваться сельский тип цивилизации, в основе которого лежит княжеская собственность на землю. Начинают складываться отношения нового типа по линии князь - подданные. Принцип подданства отличается от вассальности. Здесь не действует принцип: "вассал моего вассала не мой вассал", таким образом, все являются подданными князя. Крестьяне, поселенные на землях князя, стали изначально рассматриваться как его подданные. И хотя они сохраняли еще право перехода, но оставались подданными князя. По сути это был первый шаг к закрепощению всех крестьян, а не только холопов.
При относительно слабом развитии в этих землях ремесла, торговли (особенно в начальный период), а, следовательно, слабости торгового капитала и торговой аристократии, отсутствии крупных городов с сильным вечем и независимым от князя торгово-земским боярством, Северо-Восток имел огромные площади пусть не очень плодородных, но богатых лесом и водоемами земель, которые рассматривались как собственность князя. Эти земли представляли в то время пожалуй единственную ценность. Не случайно здесь раньше чем в других районах Киевской Руси, начинают практиковаться земельные пожалования за службу князю. Уже Всеволод Большое Гнездо стал раздавать земли в условно-частную собственность своим дружинникам в качестве платы за службу, т.е. формировать служилое сословие, которое позже будет названо дворянством.
Анализ развития экономики Киевской Руси позволяет сделать следующие обобщающие выводы:
1. На протяжении всего периода существования Киевского государства в экономике, при сохранении её натурального характера происходят важные структурные изменения:
а) Добывающие отрасли, хотя и сохраняют важное хозяйственное значение, но все больше уступают по темпам развития земледелию и скотоводству, которые превращаются в ведущие сектора экономики.
б) Возрастающее значение земледелия приводит к появлению частной собственности на землю в виде княжеских, боярских и монастырских вотчин и уделов.
в) При относительно быстром развитии феодальных форм землевладения сохраняются значительные площади крестьянской запашки и соответственно свободные крестьяне.
г) Развитие института частной собственности и концентрация торгового и земского капитала ускоряют процесс формирования классового общества, усложняют социальную структуру и связи.
д) Ремесло все больше концентрируется в городах и отделяется от земледелия. Оно достигает определенных организационных и технологических высот и стоит на пороге перехода от работы на заказ к работе на рынок, т.е. перехода в стадию мелкотоварного производства.
е) Растут значение и объемы внешней торговли при относительно узком и неразвитом внутреннем рынке.
2. Все более явно начинают проявляться региональные различия в развитии земель Киевской Руси, что, однако, в условиях прогрессирующей феодальной раздробленности не приводит к оживлению внутреннего обмена и торговли.
3. Из-за слабости и относительной узости внутреннего рынка не получает должного развития денежная система.
В целом же общее направление в развитии экономики Киевской Руси в домонгольский период не отличается существенно от аналогичных процессов, имевших место в Западной Европе.
ЭКОНОМИКА РОССИИ ПЕРИОДА СТАНОВЛЕНИЯ И УКРЕПЛЕНИЯ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА (XIV - XVI века)
Как вы знаете в 30 - 40 гг. Киевская Русь XIII века подверглась татаро-монгольскому завоеванию, последствия которого были ужасны для экономики русских земель и княжеств. За первым последовал еще целый ряд новых нашествий, которые по своим разрушительным масштабам мало чем отличались друг от друга. Они продолжались всю вторую половину XIII века.
В результате страна переживает страшное опустошение. Тысячи людей были убиты, угнаны в плен, сожжены многие города и села. Результатом этого стала деградация экономики, откат по многим позициям назад.
На первое место вновь выходят сектора с варварскими технологиями: бортничество, охота, рыболовство. Земледелие вновь отходит на второй план. Сокращаются пахотные площади, ухудшается технология обработки почвы, сокращается поголовье молочного и мясного скота, и т.д.
Тяжелейший удар испытало ремесло, особенно городское. На многие годы исчезли целые виды ремесленных занятий: стекольное и металлическое литье, каменное строительство, искусство мозаики, многие виды ювелирного мастерства и т.д.
Нашествие на долгое время прервало и международные торговые связи, практически разрушило товарообмен внутри страны. И хотя общее направление экономического развития страны сохранилось, но в самой экономике и социальных отношениях происходят серьезные изменения, которые усиливают своеобразие развития русских земель. Более того, меняется направленность некоторых экономических процессов, о чем более подробно мы будем говорить дальше.
Начинается долгий и сложный период в истории русского государства: собирания экономической и политической силы, постепенное восстановление экономики, объединение разрозненных княжеств в единое централизованное государство и, наконец, оформление политического и экономического механизмов единого Московского царства в условиях сословно-представительной монархии. Весь этот период охватывает время, укладывающееся в основном в рамки, ограниченные началом XIV - концом XVI века.
Условно его можно разделить на три этапа: первый - с конца XIII в. до второй половины XIV в., когда в политическом плане мы наблюдаем господство удельного порядка, а в экономике идет процесс восстановления хозяйства после деградации всей хозяйственной жизни из-за продолжающихся набегов. К концу этого периода, благодаря некоторому успокоению и упорному труду русского народа, постепенно возвращают свое значение такие отрасли экономики, как земледелие, скотоводство, огородничество. Начинает оживать ремесло, промыслы, ориентированные в основном на заказ, и узкий местный рынок. Медленно, но верно происходит восстановление некоторых торговых связей, начинают налаживаться новые пути.
Второй период - конец XIV - начало XVI в., когда в политическом плане идет процесс становления единого централизованного государства со столицей в Москве, а в экономике мы наблюдаем относительно быстрое развитие большинства отраслей. При этом происходят не только серьезные количественные, но и качественные, структурные изменения, связанные с усилением товарности производства и другими экономическими процессами.
Третий период - XVI век. В политике - время укрепления и развития централизованного государства и становления сословно-представительной монархии. В экономике - идет процесс формирования единого общероссийского рынка на основе регионального разделения труда, специализации районов. В этот период растет товарность сельского хозяйства и в ремесле набирает силы процесс перехода от мелкотоварного к мануфактурному производству, который начинается уже в XVII в.
Следует иметь в виду, что сам процесс экономического развития российского государства имел ряд особенностей, отличавших его как от Европы, так и от Азии, которые объяснялись следующими моментами:
Во-первых, почти до конца рассматриваемого периода русские земли находились в условиях "фронтового государства", зажатого между мусульманским Востоком и католическим Западом, что придавало противостоянию особенно острый характер. Естественно, что почти все силы и ресурсы государства в это время уходили на решение проблем, связанных с обороной.
Во-вторых, по мере укрепления позиций Московского царства (примерно с конца XV в.) начинается длительная борьба за собирание западных древнерусских земель, оформление государственных границ и выход к морям. Так, только с конца XV в. по конец XVI в. Россия вела три большие войны со Швецией и семь затяжных войн с Польшей, на которые ушло в общей сложности почти пятьдесят лет. Ясно, что все это требовало мобилизации огромных людских и материальных сил.
В-третьих, рассматриваемый период - это время активной колонизации восточных и юго-восточных земель, выхода за Урал, освоения Сибири и Дальнего Востока, К концу XVII в. русские землепроходцы вышли к Тихому океану. Это также отнимало немало сил и средств. Кроме того, активная колонизационная политика вела к консервации экстенсивных методов в экономике, так как на новых территориях довольно длительное время сохранялись примитивные методы ведения хозяйства и преобладали занятия, связанные с варварскими технологиями. Отток же людей из центральных районов страны также сдерживал там развитие экономики.
Понятно, что даже эти факторы (а всего их было значительно больше) не могли не сказаться на ходе хозяйственной жизни. В результате экономическое развитие российского государства имело, как мы уже отмечали, целый ряд особенностей. Многие экономические и политические процессы в нем шли не так, как в Европе, но вместе с тем и отличались от тех, что можно было наблюдать в азиатских деспотических государствах. Это касалось, в частности, положения различных сословий в обществе рода и значения центральной власти в экономической политике, месте государственного сектора экономики, превалирования тех или иных типов хозяйственных связей, имущественных и других экономических отношений и т.д.
Итак, рассмотрим каждый из этих временных отрезков более подробно. Каково же было положение русских земель во второй половине XIII - начале XIV в.? Какие задачи стояли перед землями Северо-Восточной Руси после татаро-монгольского нашествия?
Главная задача, которая стояла перед населением русских земель в это время, заключалась в том, чтобы постараться как можно быстрее восстановить производительные силы страны. Положение осложнялось тем, что после основного нашествия (1237-1240 гг), как мы уже отмечали, русские земли до конца XIII в. пережили по крайней мере еще 15 крупных нашествий. Следовательно, сам процесс восстановления существенно растягивался во времени.
ВОССТАНОВЛЕНИЕ ЭКОНОМИКИ СЕВЕРО-ВОСТОЧНЫХ ЗЕМЕЛЬ ПОСЛЕ ТАТАРО-МОНГОЛЬСКОГО НАШЕСТВИЯ (XIII в. - первая половина XIV в.)
Нашествие усилило центробежные тенденции, которые и так были довольно ощутимы перед 1237 г., и, следовательно, восстанавливать хозяйство Северо-Восточных и других русских земель пришлось в условиях почти полного разрыва связей между Южными, Западными и Северо- Восточными землями. Это привело к тому, что на многие годы и даже века отдельные районы единой раньше Киевской Руси развивались в различных условиях. Поэтому, говоря далее о русских землях, мы будем иметь в виду, по преимуществу, лишь земли бывшей Владимирской Руси и Новгорода Великого, да отчасти, ближе к XV в., земли, входившие ранее в Черниговское и Смоленское княжества. О других районах, входивших ранее в состав Киевского государства, мы будем упоминать лишь для сравнения примеров о влиянии политических условий на темпы и формы экономического развития.
Восстановление хозяйства Северо-Восточной Руси осложнялось не только отсутствием устойчивых связей с Западными и Юго-Западными землями Киевской Руси, но еще и тем, что сама Владимирская Русь представляла в то время конгломерат маленьких, независимых друг от друга, а часто и враждующих между собой княжеств. Такое положение дел отрицательно сказывалось на процессе возрождения экономики, так как вело к распылению сил, энергии и ресурсов, в условиях, когда, зажатая между католическим Западом и мусульманским Востоком, Русь должна была отвлекать и так огромное количество ресурсов на оборону.
Наконец, определенный отпечаток на политическое и хозяйственное развитие Северо-Восточной Руси наложил тот, казалось бы не столь значительный на первый взгляд, факт, что потери среди боярско-княжеской знати во время нашествий XIII века привели к тому, что было "расчищено" место для формирования "новой" элиты сразу же на принципах подданства, а не вассалитета. Причем, это произошло в условиях господства натуральной экономики, основу которой составляло экстенсивно развивающееся земледелие. При слабо развитом ремесле и торговле, и относительной бедности государства, земля, с проживающим на ней населением, становилась основной ценностью, которой расплачивались за службу с подданными. Такое положение вещей влекло за собой серьезные изменения во всех областях жизни, в том числе и в экономических отношениях.
Все это вместе взятое и объясняет целый ряд особенностей в экономическом и политическом развитии Северо-Восточной Руси как в темпах, так и в формах.
Что же конкретно представляла из себя экономика во времена первого периода. Она, как мы уже отмечали, была отброшена далеко назад. Прежде всего это касалось отраслей с воспроизводящими технологиями: земледелия, пастбищного скотоводства, ремесла, архитектуры и т.д. Восстановление экономики сопровождалось колонизацией северных районов, куда народ бежал от татар. Однако условия для развития сельского хозяйства там были неблагоприятные. Следовательно, наряду с "колонизационным фактором" это также не стимулировало развитие земледелия, скотоводства и ремесла, по крайней мере, в начальный период.
Вновь на довольно длительное время ведущими отраслями в экономике становятся охота, рыболовство, бортничество.
Охота. О важном хозяйственном значении ее свидетельствуют многочисленные источники: закладные, духовные и продажные грамоты, где охотничьи угодья упоминаются среди важнейших хозяйственных объектов. Звериные меха для многих районов становились основным видом оплаты налогов. Так, известно, что в 1417 г. устюжане заплатили свою дань мехами в количестве 8О8О соболей, а в 1425 г. - они выплатили 5ОООО белок и 24О соболей. Однако постепенно к концу XVI века в центральных и южных землях Северо-Восточной Руси охота теряет свое хозяйственное значение, уступая место земледелию и скотоводству. Уже в XV в. в центральных землях мы встречаем упоминания только о бобровых гонах, а сама охота, хотя и остается еще довольно обильной, но начинает постепенно становиться в этих местах забавой для феодальной знати.
В то же время охота еще долго сохраняет свое экономическое значение на новых землях, население которых основной налог платило пушниной. Особенно это относится к Сибири и землям, которые входят в состав Московского государства в XV-XVI вв.
Рыболовство. Обилие богатых рыбой рек и озер приводят к тому, что рыболовство сохраняет свое хозяйственное значение до конца всего рассматриваемого периода. Об этом свидетельствуют договорные записи князей, духовные и закладные записки, где места лова рыбы оговариваются особо, как важные хозяйственные угодья, да и сам рыбный оброк занимает заметное место среди других феодальных повинностей. Примером этому может служить жалованная грамота митрополита Геронтия Кузьмину монастырю от 1477 г., в которой монахам передается право на эксплуатацию заводей по рекам Оке и Клязьме. За это монастырь облагался следующим налогом: "А дает мне тот игумен Пахомий с тех вод на мой погреб оброком в году на Дмитриев день четыре бочки щущины, да две бочки стерляжени, да две бочки лещовины".
Из бортничества постепенно в отдельную отрасль вновь выделяется пчеловодство. Оброк медом идет отдельной строкой в духовной грамоте Ивана Калиты, что говорит о его важном значении. Кроме того, часто встречаются записи об особых людях, которые специализируются на разведении пчел, причем из контекста источников ясно, что речь идет об особо ценных специалистах.
Из традиционных промыслов, характерных для времен Киевской Руси, встречаются лишь упоминания о солеварении в местах, куда не доходили татары (Солегалич, Переяславльское и Ростовское озеры). Однако в целом, судя по источникам, и эта отрасль также переживает упадок, как и большинство других промыслов.
Постепенно к концу XIV в., после некоторого успокоения, поднимаются и возвращают свое значение земледелие и скотоводство. Так, в духовной грамоте митрополита Киприана за 1391 г. в разделе, где определяется характер повинностей для монастырских крестьян, на первом месте стоят те, что связаны с земледелием: пахота, уборка хлеба, сенокосы, молотьба и т.д. Кроме того, перечисляются работы, связанные с уходом за садами и заготовкой кормов для скота "... большим людям из монастырских сел... игумнов жеребий весь рольи орать взгоном (пахать сообща), и сеяти, и пожати, и свести, сено косить десятинами и в двор ввести, сады оплетать.... А пешеходцам из сел к празднику рожь молоти, и хлеби печи, солод молоть, пива варить, на семя рожь молоть..."
Судя по тому, что в различных письменных источниках все чаще встречаются в качестве важнейших хозяйственных объектов пожни, луга, сенокосы, коровьи дворы и конюшни, мы можем говорить о довольно быстром возрастании хозяйственного значения скотоводства. Правда, пока и земледелие, и скотоводство остаются еще на низком техническом и агрономическом уровне. С этой точки зрения прогресс здесь совершенно отсутствует и восстановление идет чисто экстенсивными путями.
Ремесло и обрабатывающая промышленность, как мы уже отмечали, переживают самый глубокий упадок. Наиболее наглядно это можно проследить в архитектуре. Практически полностью чуть ли не на целый век прекращается каменное строительство. Только во второй половине XIV века оно начинается в Москве, а в массовом порядке оно идет только в XV веке. Колокольное литье, например, возобновилось только в 8О-х годах XIV века в Пскове. Там же в конце XIV в. начинают лить и пушки, а в Москве это производство было налажено лишь во второй половине XV в.
В это время ремесло в большинстве земель было представлено, прежде всего, изделиями из дерева. Довольно часто в различных документах упоминаются плотники. При некоторых княжеских дворах начинают появляться специалисты по обработке серебра и золота, однако, судя по всему, этих мастеров немного и работают они только на заказ. Есть отдельные упоминания о ремесленниках, изготовляющих льняные и суконные ткани, а также изделия из кожи.
Однако в целом ремесло восстанавливается намного медленнее, чем земледелие и скотоводство, и долго еще носит вспомогательный характер, обслуживая потребности местной знати и элементарные нужды населения. Преобладает работа на заказ. Относительно невысоким является и качество выпускаемых изделий, а отделка их, по сравнению с домонгольским периодом, отличается простотой и незатейливостью. Наиболее ярко это проявляется в ювелирном искусстве и каменном зодчестве. Почему же так происходит с ремеслом?
Во-первых, как мы уже отмечали, огромное количество людей было убито или угнано в плен. Это касалось прежде всего городского населения, так как города являлись основными объектами нападения татар, а с другой стороны именно там сосредотачивались наиболее квалифицированные кадры. Следует иметь в виду, что наиболее квалифицированных мастеров, оставшихся в живых, угоняли в плен в первую очередь. Вследствие этого прервались многие ремесленные традиции, секреты которых передавались от отца к сыну. Были потеряны многочисленные секреты производства тех или иных изделий. Так, например, было полностью утеряно искусство изготовления смальты для мозаики.
Во-вторых, феодальная раздробленность в условиях татаро-монгольского ига вела к консервированию относительной бедности и самой феодальной элиты, что также не стимулировало развитие целого ряда отраслей ремесла. На это просто не хватало средств, да и потребности тогдашней знати были невысоки.
В-третьих, общий экономический упадок, господство натурального хозяйства и бедность населения, - все это сдерживало развитие обмена, а, следовательно, и развитие массового производства. К тому же многие исходные материалы для ремесла (железо, медь, бронза, не говоря о серебре и золоте) были очень дороги, или не производились в нужном количестве.
Только с укреплением внутреннего положения в русских землях и с усилением центристских тенденций несколько ускоряется промышленно-ремесленное развитие Северо-Восточных земель.
Торговля. В ней тоже происходят довольно большие изменения. Три из пяти главных торговых путей оказались отрезанными для русских купцов, и прежде всего торговый путь по Днепру, который связывал Киевскую Русь не только с Византией, но и с Южной Европой, а также важный путь по реке Дон.
Относительно свободным оставался путь по Волге до Сарая, и через Западную Двину и Новгород на Запад. Однако и этот последний путь был также затруднен из-за противостояния с Ливонским орденом и поднимающимся Великим Литовским княжеством.
Внутренняя торговля, которая и раньше-то была развита слабее чем внешняя, в эти годы почти полностью прекращается и ограничивается рамками сел, окружающих тот или иной город. Сохранялась лишь хлебная торговля с Новгородом, но масштабы ее заметно сократились.
Правда, следует отметить, что русские купцы довольно быстро начинают восстанавливать прерванные связи. Уже к концу XIV века они сумели отчасти восстановить торговлю с Югом, хотя направленность ее несколько изменилась. Так, судя по источникам, одним из важнейших рынков для русских купцов на юге становится Крым, а в нем - город Судак, где находилось иногда до 12О купцов одновременно. Другим крымским торговым центром, где часто бывали русские купцы, был город Кафа (Керчь). Через Крым осуществлялась, хотя и нерегулярная, торговая связь с Генуей, Венецией и Константинополем. Важнейшим внешним рынком для русских купцов долгое время оставался город Сарай, столица Золотой Орды, через который шла торговля с азиатскими государствами, странами Закавказья и Ближнего Востока,
Торговля с Южной Европой практически прекращается, так как путь по Днепру и Дунаю оказался отрезанным от Владимиро-Московской Руси, а киевские и галицко-волынские земли на долгое время стали ареной борьбы между Ордой, Литовским, а затем Литовско-польским государством и набирающим силу в XV-XVI вв. турецким государством.
Тем не менее, несмотря на все трудности и препоны, русские купцы не только сами ходили в далекие страны, но и принимали у себя торговых гостей. Так, по Дону, Воронежу и Волге в Москву татары доставляли множество лошадей на продажу. В летописях за XIV век упоминаются армянские, немецкие и азиатские купцы, приходившие в Москву. Однако, судя по всему, до середины XV в. эти торговые связи носили скорее всего эпизодический характер.
Более крепкими торговыми узами со странами Западной Европы, и прежде всего с прибалтийскими городами Германии, входившими в Ганзу (купеческое объединение), был связан Великий Новгород, экономическое развитие которого в эти годы стояло несколько особняком от остальных земель и княжеств Северо-Восточной Руси.
Дело в том, что новгородская земля была, как тогда говорили, землей "незавоеванной татарами". И хотя Новгород платил им дань, но все же сохранял относительную независимость. Кроме того, сама новгородчина не подверглась опустошению, города остались целыми, сохранились людские ресурсы, поэтому здесь многие ремесленные и торговые традиции не прерывались, а наоборот, продолжали совершенствоваться и развиваться.
Подтверждением этого служит хотя бы тот факт, что в Новгороде не прерываются традиции каменного зодчества, а технологический уровень ремесла не только не снижается, но, наоборот, медленно, но верно продолжает повышаться. Изделия местных ремесленников заметно отличаются в лучшую сторону от изделий из других русских земель.
Дальнейшее развитие добывающей промышленности, ремесла и торговли ведет к росту специализации, что, в свою очередь, приводит к существенным изменениям в положении господствующих сословий и в отношениях между ними.
Так, во второй половине XIII века в виду целого ряда обстоятельств существенно возрастают земельные богатства боярства. Продукция, получаемая с этих владений, шла не только на внутреннее потребление в хозяйстве, но и в большом количестве сбывалась купцам. Это, наряду с другими финансовыми источниками, давало возможность составить солидные капиталы. Постепенно боярство перестает заниматься торговлей непосредственно и переключается на "банковское дело", ссужая крупные суммы купцам и другим лицам под проценты. Сделавшись крупными землевладельцами и "банкирами", бояре переключаются на занятие политикой, сосредоточивая в своих руках основные рычаги управления всей новгородской землей, что кстати также приносило им немалый доход.
Воспользовавшись этим, свои торгово-экономические позиции усиливает купечество, которое теперь сосредоточило в своих руках всю торговлю. Быстро развивается купеческая специализация, растет число купеческих товариществ и постепенно этот слой населения окончательно оформляется в сословие, несколько потеряв в политическом плане, но зато усилившись в экономическом отношении.
Вместе с тем тесная хозяйственная связь с остальными русскими землями не могла не сказаться и на Новгороде. И в этих местах также ощущался отзвук общего упадка экономики Руси, хотя в целом Новгород и его обширные владения, на общем фоне, выделялись в лучшую сторону. Особенно это касалось внешней торговли, которая в этот период не претерпела каких-либо негативных изменений. Так, согласно летописям, в XIII веке в Новгороде существовал специальный немецкий и готландский дворы, где постоянно проживали иностранные купцы, ведущие регулярную торговлю с русскими землями. Дворы эти, согласно договора с немецкими ганзейскими городами и Готландом от 127О г., пользовались правом экстерриториальности и всякий, вошедший туда с оружием в руках, предавался суду. Все спорные вопросы между новгородцами и иностранными купцами подлежали рассмотрению в специальном торговом суде при церкви Ивана-на-Опиках. На нем должны были присутствовать обе стороны, посадники, тысяцкий и два немецких альдермена.
Все это говорило об устоявшихся многолетних торговых и других договорных отношениях. Правда, и в этом районе, как мы уже отмечали, начиная с XIV века, торговые отношения начинают усложняться из-за противодействия со стороны Ливонского ордена, который, контролируя побережье Финского залива, начинает стараться не допускать самих новгородцев на рынки Европы и пытается занять роль посредника во всей внешней торговле в этом районе.
С конца XIV века обостряются отношения между Москвой и Литовским княжеством, а, поскольку в Новгороде, как правило, сидели посадниками представители Московского князя, то это также не могло не сказаться на торговле с Западом. И все же, несмотря на различные препятствия, торговые отношения продолжали развиваться, хотя их объем и уровень часто не отвечали потенциальным возможностям русских и, прежде всего, новгородских земель.
Земледельческий характер экономики большинства земель Владимирской Руси оказывал влияние и на развитие форм землевладения. Известно, что землепашество в условиях лесной зоны требует солидного первоначального капитала и больших трудовых затрат. Необходимых средств у крестьян зачастую просто не было, а необходимость проведения большого количества подготовительных работ компенсировалось укреплением соседской общины, как формы взаимопомощи.
Пока в основном господствовали добывающие отрасли (охота, рыболовство, бортничество и т.д.), в довольно больших количествах сохранялось крестьянское долевое владение землей (т.е. свободная соседская община или большая патриархальная семья со своими угодьями).
Однако развитие землепашества, рост потребности в хлебе, нужда крестьян в начальном капитале, - все это приводило к постепенному размыванию крестьянской собственности и к "окняжению" или "обояриванию" земель, так как крестьянам или крестьянским общинам приходилось брать ссуду или другую помощь от феодалов. Таким образом они постепенно попадали в экономическую зависимость. Все чаще в духовных грамотах встречаются "села купленные". Постепенно даже "черная", т.е. собственно крестьянская земля стала считаться княжеской.
Вовлечение основной массы крестьян в систему феодальных отношений и постепенное превращение всех их в неполноправную часть общества приводит к тому, что к концу XIV века исчезают многие старые термины, обозначавшие различные категории сельского населения ("люди", "смерды", "закупы" и т.д.) и появляется новый термин "крестьяне", что свидетельствовало о приобретении разными категориями селян общих черт, характерных для них, как феодального сословия.
Шаг за шагом крестьяне начинают терять свое право свободного распоряжения землей (право на продажу, на залог и т.д.). Однако право свободного перехода с одного места на другое за ними еще долгое время сохраняется, хотя с XV века оно начинает довольно быстро ограничиваться.
Отсутствие больших капиталов у удельных князей, а таких в XIV XV вв. было большинство, приводило к тому, что основной формой платы за службу князю становились земельные пожалования, либо в полную собственность (вотчины), либо с XV века в условно-частную собственность на время службы (поместье). Так, постепенно складываются следующие формы землевладения: княжеская (государственная), вотчинная, поместная. Кое-где на окраинах сохраняется общинная или частная крестьянская собственность. Быстро начинает расти и укрепляться монастырское землевладение. Этому способствует то обстоятельство, что в отличие от светской, церковная собственность не дробилась между наследниками, ибо она принадлежала организации.
Особенность этого периода состояла в том, что при развитии крупного феодального землевладения сохраняется мелкое крестьянское хозяйство с господствующей оброчной системой налогообложения. Правда, если в новгородских и псковских землях натуральный оброк оставался господствующей формой налога на крестьян и в XIV, и в XV веках, то на остальных землях Северо-Восточной Руси уже к концу XIV века наблюдается рост удельного веса отработочной ренты в общем объеме выплат. Она осуществляется либо в виде работы на барской пашне, либо в виде обработки крестьянами вместе со своими наделами участков, урожай с которых полностью шел господину. Перечень таких отработок содержится в уже упомянутой нами грамоте митрополита Киприана.
Данные источников позволяют говорить о том, что появление "отработки" было в большей степени связано со "старыми" селами, тогда как натуральный оброк был характерен для новых поселений.
Поначалу оброк носит чисто натуральный характер, однако с конца XIV века часть оброка все чаще стали брать деньгами, что стимулировало развитие местной торговли, так как крестьяне были вынуждены часть своих продуктов продавать на рынке.
В начале рассматриваемого периода барская запашка была еще мала, так как из-за отсутствия развитого рынка, слабости городов и господства натурального хозяйства, потребность в крупном рыночном землевладении отсутствовала. Поэтому барщина в это время встречается крайне редко. Однако по мере развития княжеств, укрепления городов и роста в них населения, возрастает и потребность в товарном хлебе, что ведет к росту и торговли, и барщины.
Что касается налоговой системы, то в эпоху господства удельного порядка выделить какую-то единую финансовую и налоговую политику не представляется возможным. Исключение составляли лишь отчисления в казну Золотой Орды. В остальном же в каждом удельном княжестве были свои порядки. Характерной особенностью денежного обращения в русских княжествах в конце XIII - начале XIV веков являлось отсутствие отечественных монет и полное господство крупных разменных "гривен" - слитков серебра.
Даже в Новгороде, где товарно-денежные отношения получили большее развитие по сравнению с другими русскими землями, своей монеты не было. Вот что писал в своих заметках путешественник из Фландрии Гильбер Ланоа, посетивший Новгород в 1413 г.: "Монета их состоит из кусков серебра, весящих около 6 унций - без оттиска, потому что вовсе не куют золотой монеты, а мелкая их монета состоит из мордок, белок и кун". В XIII веке новгородская гривна - серебряный брусок весом в 2ОО грамм - получила название рубль. С середины XIV века в связи с ростом товарно-денежных отношений и развитием торговли, на Руси начинают обращаться монеты иностранной чеканки: золотоордынской и чешской ("пражский грош"), которые принимались повесу.
В связи с потребностями товарного производства и обмена, укреплением государства, со второй половины XIV века начинают чеканить свою монету на весовой основе рубля великие княжества Московское, Рязанское, Тверское, Нижегородское, удельные княжества: Галицкое, Можайское, Ярославское, вольные города: Псков и Новгород. Правда, многие из них делают это либо разовым порядком, либо от случая к случаю. Исключение составляют Москва и Новгород. Таким образом, мы можем констатировать, что в эпоху феодальной раздробленности на Руси, как и в других странах, не было единой монетной системы.
Каковы были формы организации перерабатывающей промышленности и ремесла в рассматриваемый период? Это, прежде всего, домашнее производство для собственного потребления и мелкий кустарный промысел или ремесло, ориентированное на потребности местного княжеского двора или узкий местный рынок. В основном преобладала работа на заказ. Единичные упоминания о мастерских при княжеских дворах наиболее сильных княжеств довольно ясно говорят о том, что подобные формы организации производства погоды в экономике еще не делали и по сути представляли собой тот же кустарный промысел, ориентированный на удовлетворение собственных внутренних нужд.
КОЛИЧЕСТВЕННЫЕ И СТРУКТУРНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ В ЭКОНОМИКЕ В ПЕРИОД СТАНОВЛЕНИЯ И УКРЕПЛЕНИЯ МОСКОВСКОГО ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ГОСУДАРСТВА (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIV-XVI вв.)
С конца XIV века благодаря относительно спокойной жизни и упорному труду русского народа был не только восстановлен, но и существенно усилен хозяйственный потенциал. В экономике русских земель начинают происходить важные количественные и качественные изменения, набирают силу новые тенденции.
Сельское хозяйство окончательно становится основой экономики Северо-Восточной Руси. В нем, как и в других секторах, в это время происходят важные изменения, которые касаются как технической и технологической стороны производства, так и форм землевладения, соотношения крестьянских и феодальных угодий, отношений между различными классами и сословиями и т.д.
Прежде всего, это относится к земледелию. Расширились площади сельскохозяйственных угодий и, прежде всего, пашни. Земледелие распространяется как на север, так и на юг от "старых" уже обжитых районов, охватывая новые территории, где раньше вообще не производили хлеба. Лишь на самых северных окраинах, где из-за природно-климатических условий нельзя было заниматься земледелием, да в южных, приграничных со степью, районах по-прежнему продолжают господствовать охота, рыболовство и бортничество.
Отмечается небольшой технический и технологический прогресс в землепашестве. Меняются приемы работы, совершенствуются орудия труда и, соответственно, улучшается качество обработки почвы. К этому времени в практику входит трехзубая соха с железными сошниками, что позволяет качественнее и глубже вспахивать почву. Повышается агрокультура. Вновь повсеместно утверждается трехполье, вносятся в землю простейшие органические удобрения, начинают практиковаться яровые и озимые посевы. Все это довольно быстро приносит ощутимые плоды - повышается урожайность полевых и огородных культур и растет валовой сбор зерновых.
Быстро увеличиваются посевы таких технических культур, как лен и конопля. Из льна выделывался холст и полотно, которые шли на пошив одежды внутри страны. После повышения качества выделки льняные ткани стали продаваться за рубеж, где пользовались высоким спросом. В XVI веке различные сорта русского льняного полотна широко употреблялись даже в царском обиходе. Из конопли выделывали грубую ткань - посконь, которая шла на изготовление мешков и дешевой одежды.
Садоводство и огородничество к этому времени не только начинают выделяться в отдельные отрасли сельского хозяйства, но и становятся настолько важными секторами экономики, что привлекают внимание даже великих князей. Так, в договорных грамотах московских князей постоянно встречаются упоминания о том, что великие князья оставляли за собой право при проверке вновь пришлого населения, садовников и огородников забирать в свое хозяйство.
Правда, ассортимент овощей не был особенно разнообразным: чаще всего выращивали капусту, горох, репу, хмель. Однако его нельзя назвать и скупым. В садах, как правило, преобладали яблони, вишни, такие ягоды, как малина и смородина. Конечно, основная масса фруктов и овощей шла на внутреннее потребление, однако постепенно увеличивалось количество этих продуктов, вывозимых на продажу в города. Известны случаи продажи фруктов из садов великого князя на московских рынках.
Земледельческое хозяйство Северо-Восточной Руси всегда было комбинированным, поэтому, говоря о нем, необходимо упомянуть и о скотоводстве. Оно было обязательным элементом любого более-менее крепкого крестьянского хозяйства, не говоря уже о феодальных вотчинах. Наибольшей ценностью считались лошади, реже применялись волы. Помимо тягловых лошадей в феодальных вотчинах содержались табуны скаковых лошадей. Затем, по степени важности в хозяйстве шли коровы и быки. Повсеместно разводили овец, баранов, несколько реже свиней. У овец и баранов использовалось не только мясо, но и шерсть, и шкура. Из шерсти изготовлялось грубое домотканое сукно, которое называлось сермяга. Оно настолько широко использовалось для изготовления крестьянской одежды, что позже прилагательное "сермяжный" стало синонимом таких понятий, как "крестьянский", "бедняцкий". Шкуры овец и баранов шли на изготовление тулупов, которые в условиях суровых русских зим были обычной одеждой для подавляющего большинства населения.
Большое значение даже в крестьянском хозяйстве имело птицеводство. Об этом свидетельствуют многочисленные перечни продуктов, которые крестьяне были обязаны поставлять феодалу в качестве оброка. В них постоянно встречаются упоминания о битой птице (куры, гуси, утки), яйцах.
О том, какое важное значение придавалось в то время скотоводству и, соответственно, его кормовой базе, говорит тот факт, что даже великие московские князья в своих завещаниях специально оговаривали вопрос о московских пожнях. Аналогичные записи встречаются в документах удельных князей, бояр и монастырей. В Москве даже одна из улиц, расположенных поблизости от Москвы-реки, называется Остоженкой, так как раньше здесь на большом заливном лугу стояли большие стога сена.
В связи с ростом городов увеличивается торговля продовольствием. Это приводит к тому, что земледелие постепенно становится все более товарной отраслью экономики, так как возрастает потребность в производстве сельскохозяйственной продукции на продажу. Прежде всего это относится, конечно же, к хлебу.
Основными крупными поставщиками товарного хлеба становятся крупные феодалы и монастыри. С конца XV века все больше и больше начинают поставлять хлеб и другие продукты в город крестьяне для того, чтобы оплатить денежную часть оброка. Все это свидетельствует о некотором росте товарно-денежных отношений в сельском хозяйстве.
Рост спроса на товарный хлеб вызывает расширение барской запашки, постепенно начинается наступление на крестьянские наделы. Кроме того, для работы на полях феодалам нужны рабочие руки. Одних холопов уже не хватает, и постепенно отработка распространяется и на крестьян, которые раньше находились на натуральном оброке. Таким образом, создаются предпосылки для перевода крестьян с оброка на барщину, и последняя начинает постепенно входить в повседневную практику, особенно, с конца XV - начала XVI веков. Появляются новые разновидности зависимых людей: "холопы служивые" и "кабальные люди" - то есть те, кто отрабатывал взятие у бояр или князей ссуды. Постепенно начинают усложняться условия перехода крестьян от феодала к феодалу.
Характерная черта XV века - это быстрое увеличение количества монастырей, как в "старых", обжитых землях, так и в "новых", только осваиваемых районах, и, соответственно, быстрый рост монастырских владений. Рост числа монастырей на "старых" территориях объяснялся укреплением княжеской власти и ее желанием опереться при этом на мощь такой организации, как церковь. Отсюда многочисленные пожалования в виде сельскохозяйственных угодий и других дарений и вкладов. Кроме того, следует иметь в виду, что в отличие от светских феодальных вотчин, которые постоянно дробились по мере увеличения семьи феодала, монастырская и церковная собственность была собственностью корпоративной, то есть принадлежала организации и поэтому она не дробилась.
Основание монастырей на "новых территориях" было связано с миссионерской деятельностью церкви на колонизуемых землях. Так, для второй половины XIV века характерна активная монастырская колонизация отдаленных районов Заволжья и Поморья. Кроме того, монастыри становились своеобразными форпостами государства в новых землях и, следовательно, светская власть была заинтересована в них не меньше, чем церковная. Вокруг монастырей и обителей концентрировались новые поселения, осваивающие земли.
Об интенсивности этого процесса говорят следующие цифры. Если с X по XIII века в Киевской Руси было основано 6О монастырей, обителей и пустынь, то в XIV веке - 42 монастыря, в XV веке на территориях, которые входили в состав централизованного Московского государства, было основано еще 57 монастырей и обителей, многие из которых имели богатые сельскохозяйственных и другие угодья. Как правило, это были монастыри "нового типа" - с крупным землевладениям и хозяйством, основанном на труде зависимых крестьян.
Землевладения наиболее крупных монастырей были не только обширны, но и часто разбросаны по разным районам. Так, Троицкий Сергиев монастырь к концу XV века владел землей в 35 уездах. При этом внутри уездов эти владения были разбросаны по отдельным имениям. Только по 27 уездам за монастырем числилось пашни более 2ОО десятин, не считая других угодий. Аналогичные примеры можно привести и по другим монастырям. Владения Симонова монастыря, например, были рассеяны по 18 уездам, Новодевичьего - по 14 и т.д. Такое положение вещей приводило с одной стороны к тому, что управление всеми угодьями затруднялось, а с другой стороны - это и приводило к произволу управляющих на местах. Судя по всему, последнее было довольно распространенным явлением и поэтому неслучайно, что центральной церковной власти часто приходилось регламентировать не в меру растущие "аппетиты" монахов. Так митрополит Киприан в грамоте Константиновскому монастырю, разбирая жалобы крестьян на чрезмерные поборы, был вынужден сам установить объем повинностей: "... более зажиточным крестьянам из монастырских сел церковь строить, монастырь и двор огораживать, хоромы ставить, весь участок пашни игумена сообща пахать, сеять, жать и отвозить, сено косить десятинами и во двор отвезти, забивать ез (приспособление для ловли рыбы) для весенней и зимней ловли, сады обряжать, являться на рыбную ловлю неводом, пруды прудить, ходить на бобров осенью и истоки забивать ... На Пасху и на Петров день приходят к игумену с тем, что у кого в руках. Крестьянам из сел, не имеющих лошадей, к празднику рожь молотить, пиво варить, на семена рожь молотить, лен даст им игумен в села, и они прядут, сети и дели для неводов изготовляют. А дают из сел все люди на праздник яловицу ... Если игумен приедет в какое-либо село на братчину (пиршество по случаю церковного праздника), то давать по зобне овса коням игуменским".
Источником роста церковного землевладения были не только княжеские пожалования и "подушные вклады", но и купли, обмены, а часто и просто захваты новых земель. Тенденции к расширению владений продолжались и позже. Только владения патриарха за XVI век выросли вдвое.
К XVII веку в России насчитывалось уже более 4ОО монастырей, обителей и пустынь. Многие из них становились не только форпостами православия, но и центрами, вокруг которых концентрировалась хозяйственная жизнь в новых районах. Церковь владела не только плодородными пахотными землями. В городах ей принадлежали дворы и целые слободы, а некоторые города, например, Алексин на Оке и Гороховец, находились вообще в полной церковной собственности. Монастыри и церковные хозяйства имели различные промыслы и, пользуясь княжескими льготами, вели активную торговлю на внутреннем рынке, а через купцов и на внешнем. Кроме того, церковь являлась крупнейшим ростовщиком, давая деньги под проценты.
Церкви и монастыри часто получали право сбора различных пошлин в свою пользу. Например, Ипатьевский монастырь в Костроме пользовался правом сбора пошлин за перевоз через реку Кострому.
Несмотря на быстрый рост монастырских угодий, ведущей формой феодального землевладения по-прежнему оставались вотчинное и быстро расширяющееся в XV-XVI веках помещичье хозяйства. Им принадлежала подавляющая часть пахотных земель, различных сельскохозяйственных и других угодий, а также крестьян в "старых" обжитых районах. Высок был процент помещичьих хозяйств и в южных, вновь осваиваемых землях, которые государство активно раздавало дворянам за службу. Исключение составляли лишь земли северного края, где преобладало черносошенное крестьянство.
Светские феодалы, как и церковные, постепенно начинают вывозить хлеб и другие сельскохозяйственные продукты для продажи в город. Следствием этого является расширение барской запашки и перевод части крестьянских повинностей с оброка на отработку. Потребность феодалов в деньгах заставляет их переводить часть крестьян с натурального оброка и отработки также и на денежный оброк, что отчасти стимулирует крестьянскую торговлю, а кроме того приводит к возникновению и крестьянских промыслов, о чем более подробно будет сказано ниже.
С конца XV века, как мы уже отмечали, начинает быстро расти помещичье землевладение. Первые упоминания о поместьях в послемонгольской Руси мы встречаем еще в середине XIV века. Так, в духовной грамоте Ивана Калиты за 1339 г. мы читаем следующие слова: "А что я купил село Богородицкое в Ростове, а дал я Борису Воркову, если станет кому-либо служить из моих сыновей - село будет за ним. Не станет служить моим детям, пусть у него село отнимут". Однако в условиях феодальной раздробленности, поместное землевладение встречается еще не часто. Почему же, спустя сто лет этот процесс принимает массовый характер ?
Он был связан с тем, что централизованному государству необходимо было большое количество служивых людей, связанных всеми нитями со службой непосредственно государю. Кроме того, сильное централизованное государство нуждалось в постоянном большом государевом войске. Дружины, выставляемые вотчинниками и удельными князьями, уже не удовлетворяли Московских государей. Кроме того, усиление централизации поставило на повестку дня необходимость борьбы с вотчинно-удельным сепаратизмом. Относительная бедность Москвы не позволяла нанимать войско и содержать растущий государственный аппарат за денежное жалование. Оставался один выход - раздача земель в условно частную собственность за службу. Начало массовому испомещиванию земель положил Иван III, когда, после присоединения Новгорода, конфисковал земли 2ОО самых богатых боярских семей и посадил на них 2ООО детей боярских или помещиков-дворян. Тем самым, помимо всякого прочего, он решил еще и проблему охраны государственных границ. Отсюда понятно, почему вновь осваиваемые южные районы страны быстро испомещивались.
В отличие от вотчинников дворяне более интенсивно эксплуатировали свои угодья. Они быстрее, чем вотчинники переводили своих крестьян на денежный оброк, или отработку, так как постоянно находясь на службе, испытывали нужду в деньгах. Постепенно, однако, различия между вотчинниками и помещиками сходят на нет, и к концу XVII века они практически полностью уравниваются во всех правах.
Не нужно все же переоценивать рост товарности в хозяйствах светских и духовных феодалов, а тем более в крестьянских хозяйствах. В целом развитие рыночного сельского хозяйства делало лишь первые, скромные шаги и в значительной степени и феодальное, и крестьянское хозяйства оставались натуральными, когда большая часть произведенной в них продукции потреблялась ими самими.
Следует отметить, что на фоне других секторов экономики, технологический и организационный прогресс в сельском хозяйстве был все-таки почти всегда незначительным. Эта отрасль экономики прогрессировала медленнее остальных и еще долгие годы, и даже столетия прирост продукции здесь происходил преимущественно за счет экстенсивных факторов да распространения крепостного права на новые территории и усиления эксплуатации крестьянства.
Хотя земледелие и составляло основу экономики России конца XIV-XV веков, тем не менее неправильно было бы совершенно игнорировать такие отрасли хозяйства, как рыболовство, охота и бортничество. Что касается последнего, то оно не претерпело существенных изменений с более древних времен. Разве что леса постепенно стали давать меньше традиционной продукции, да постепенно из бортничества выделяется в самостоятельную отрасль пчеловодство. Однако в начале рассматриваемого периода бортные деревья и угодья считались важными хозяйственными объектами и по-прежнему встречаются в различных документах от завещания до купчих и залоговых грамот.
Охота на крупного и пушного зверя также уходит на окраины, все более удаляясь на север и восток. По крайней мере, народы, заселившие отдаленные районы страны, платили, прежде всего, оброк мехами, которые в то время все еще составляли важную часть доходов великих князей и царей российских и были одним из главных предметов внешней торговли.
В центральных районах охота почти повсеместно теряет свое хозяйственное значение. До нас дошли лишь упоминания о деревнях, содержавших бобровые гоны, но, судя по всему, крестьяне этих сел, помимо мехов, поставляли и сельскохозяйственные продукты, то есть и для них уже охота на бобров была лишь вспомогательным промыслом.
Несколько иначе обстояло дело с рыболовством. Уже в XIV-XV веках рыбные богатства рек и озер в центральных районах государства, видимо, оскудевают. Тем не менее, почти каждое село или деревня обладали теми или иными рыбными угодьями. Наиболее крупные из них отмечаются даже в писцовых книгах XVI века, с указанием сорта рыбы, которая преимущественно ловилась там.
Между тем значение рыбной пищи в рационе того времени было огромно. Следует иметь в виду, что в средние века постные дни у русских преобладали над скоромными. Более 2ОО дней в году считались постными и за соблюдением этих правил внимательно следили не только духовные, но и светские власти. Поэтому значение рыболовства продолжает оставаться высоким. Несколько исправляет положение то, что и вновь осваиваемые земли, особенно на севере и востоке, были богаты водоемами и рыбой.
Неслучайно крупные монастыри рано начинают захватывать "рыбные ловли" на больших реках: Волге, Оке, Шексне и др. Такая политика становится еще более характерной для новых монастырей, возникавших на вновь осваиваемых землях. Так, в конце XV века на Соловецких островах Белого моря был основан Соловецкий монастырь, который вскоре прибрал к рукам все многочисленные вотчины по берегам Белого моря и в прилегающей местности. Он вел широкую внешнюю и внутреннюю торговлю рыбой. Оброк рыбой являлся также непременной частью оплаты крестьянами своих феодальных повинностей перед князьями и боярами.
Говоря о селе, мы не можем не отметить, что новым важным явлением в хозяйственной жизни XV-XVI веков, свидетельствующем о развитии товарно-денежных отношений, становится развитие сельского ремесла, ориентированного на продажу. Как правило, это происходило в пригородных деревнях, монастырских селах и населенных пунктах, стоявших на больших дорогах. Так, в XVI веке около Ипатьевского монастыря в Костроме насчитывалось 112 "непашенных дворов", то есть хозяйств, где кормились за счет ремесла и других промыслов. Среди хозяев, по описи 1598 года, значились: 4 кожевника, 2 красильщика, 1 овчинник, 4 сапожника, 1О плотников, 6 кузнецов, 1 серебряник, 1 свечник, 3 портных, 1 хлебник, 1 пивовар, 1 масленик и т.п. Такое разнообразие специальностей говорит не только о развитии сельского ремесла, но и о масштабах обмена (торговли). Важно то, что это далеко не единичные факты. Например, около Прилуцкого монастыря в селе Выпрягове, примерно в эти же годы, из 191 тяглеца 156 были "промышленными и торговыми людьми".
В чем причина этого явления? Конечно, как и любое крупное явление, данный факт имеет несколько объяснений. Одна из главных, хотя и далеко не единственная, причин состоит, на наш взгляд, в следующем. Сельское ремесло возникает преимущественно в центральных районах. Бурые суглинистые почвы центра Московского государства не давали крестьянам возможности жить только за счет земледелия в условиях постоянно возрастающего денежного оброка. Излишков сельскохозяйственных продуктов производилось мало, а в неудачные годы их не было и вовсе. Продавать значительную часть необходимого продукта крестьяне просто не могли. Вот для того, чтобы поддержать свое хозяйство и расплатиться с феодалом, они и начинают заниматься различными промыслами.
Об успехах в общегосударственном развитии ремесла, добывающей и обрабатывающей промышленности говорит тот факт, что к XV веку появляются первые признаки регионального разделения труда. Правда, пока в основу его были положены лишь природно-географические и климатические условия. Так, железо добывали в Новгородском, Белоозерском и Серпухово-Тульском районах. Соль поступала из районов Старой Русы, Галича, Костромы и с Белого моря, рыба - с севера и Волги.
Среди различных видов добывающей промышленности на первом месте стояли добыча железа и солеварение. Одним из центров производства железа, как мы уже отмечали, в XV веке оставалась Новгородская земля, где добывалось и производилось болотное железо. Так, только в Вотской пятине к концу XV века насчитывалось 7ОО крестьян, занимавшихся добычей болотного железа и его выделкой.
О развитии железоделательного производства говорит тот факт, что в нем начинает применяться наемный труд.
Помимо Новгородчины, центром железоделательного промысла были два подмосковных города Серпухов и Кашира, о чем, помимо летописей, свидетельствуют и европейцы, посетившие Московию в XV-XVI веках.
В конце XV - первой половине XVI в. выплавка железа производилась уже в печах более сложной конструкции, включавших несколько горнов. Сами горны становятся выше, достигая 3 метров в высоту. Каждый из них мог дать в сутки до 6 крип (т.е. 6 больших кусков губчатого железа) общим весом примерно в 7О-1ОО кг металла. Для ускорения процесса получения железа в практику вошло следующее разделение труда: один копал руду, другие занимались ее промывкой, третьи - выплавкой, четвертые - паковкой крип, пятые - варкой железа.
Что касается других металлов, то они до середины XVI века были привозными. Известна попытка Ивана III завести собственные медные разработки в районе Печоры, куда была послана экспедиция в количестве 34О человек. Однако, судя по всему, это предприятие не получило своего развития.
Большой размах после восстановительного периода получило в XV-XVI веках солеварение. Этим промыслом занимались во многих областях государства. Наиболее крупные, а потому и наиболее известные - это Солегалич севернее Костромы, Солевычегодск на Вычегде, а также соляные промыслы на Белом море. Русские мастера уже в XV веке умели бурить скважины глубиной до 6О-7О метров для добычи соляного раствора, а к XVI веку глубина этих скважин превышала уже 1ОО метров. Крупнейшие из варниц приобретают к XVI веку мануфактурный характер. Для них были характерны следующие признаки, общие для всех мануфактур: 1) применение груда наемных людей, 2) господство ручного труда в производстве, 3) детальное разделение труда между работниками (водоливы, варщики, бурильщики и т.д.).
Помимо добывающей промышленности быстро развивалось и городское ремесло. Одним из самых развитых обрабатывающих производств было кузнечное дело. Кузнецы и кузнечные слободы имелись во всех русских городах, и располагались, как правило, на окраинах из-за пожароопасности.
Кузнецами в то время называли не только собственно кузнецов, но и всех выделывающих изделия из метала. Вместе с тем уже в XV веке в связи с быстрой специализацией ремесла, особенно в области металлообработки, начинают появляться названия новых специальностей: бронники, оружейники, ключники, колокольные и пушечные литцы и др. Это находит свое отражение даже в названии московских слобод, позже улиц. Так, в Москве рядом находились Котельная и Таганская слободы. В первой, как видно из названия, проживали кузнецы, изготавливавшие котлы, во второй - специалисты по изготовлению подставок для горшков и котлов. И сегодня в Москве существуют Бронные улицы, Кузнецкий мост и другие, в названиях которых сохранились следы расселения ремесленного населения города.
Высокого уровня достигает оружейное дело. С давнего времени далеко за пределами Москвы славились щиты московских умельцев. В Западной Европе получили известность русские кольчуги, которые даже упоминаются во французском эпосе. По свидетельству арабских источников неменьшую славу стяжали себе русские кольчуги и на Востоке, в частности, в Хорезмийском государстве.
Широкое распространение получило кожевенное дело. Кожевники, как и кузнецы, проживали практически во всех городах страны. В этом виде ремесла в XV-XVI веках также происходят довольно серьезные изменения, совершенствуется художественная отделка кожи: окраска в разные цвета, тиснение и т.д. Сама выделка кожи постепенно отделяется от сапожного ремесла в самостоятельную отрасль, а затем специализация углубляется и среди сапожников. Появляются также отдельные специальности, как подошвенники, каблучники, гленишники и др. Кожаные изделия и сама кожа становятся важной статьей торговли Новгорода с Западной Европой, а некоторые сорта дорогой кожи, в частности, юфть высоко ценилась на рынках Средней Азии.
Высокого уровня достигло гончарное ремесло. Появление ножного гончарного круга позволило перейти к формовке глины двумя руками, что способствовало не только повышению производительности труда, но и положительно сказывалось на качестве изделий. В первой половине XVI века начали выделывать из красной глины чернолощеную посуду, которая своим блеском напоминала металлическую и широко использовалась средними слоями населения городов как парадная и столовая.
Русь славилась также резьбой по кости, камню, изготовлением изделий из дерева (посуда, мебель, тара и т.д.), иконопись. Иконное дело - это вообще один из ранних промыслов московских ремесленников. Писание икон считалось делом богоугодным и поощрялось церковью. Большая часть иконописцев были монахами или работали при монастырях и княжеских дворах. Постепенно в этот процесс втягиваются и простые ремесленники. На Руси существовало несколько школ иконописи, такие как Московская, Новгородско-Псковская, Тверская, Муромская и др. В самой Москве существовала Иконная слобода (район современного Арбата) и специальный Иконный ряд на торге, так как простые люди не могли позволить себе приобретать иконы княжеских или монастырских мастерских и покупали себе более дешевые на рынке.
Сравнительно небольшой по численности была группа серебряников или серебряных ливцов, В XV веке, судя по данным летописей, "серебряные ливцы" работали чуть более, чем в 2О городах. Так называли людей, работавших над изготовлением металлических украшений. Помимо чисто женских украшений (колец, серег, ожерелий и т.д.), серебряных и золотых дел мастера изготовляли дорогие пояса для князей, которые часто упоминаются в духовных грамотах. К ювелирным изделиям относились и всякого рода сосуды, кувшины, чарки, братины, стаканы и т.д., которые были довольно широко распространены в обиходе знатных феодалов. Огромное количество предметов ювелирного искусства было так или иначе связано с церковью: это оклады икон, кресты, складени, различные предметы, необходимые для церковных служб (кадила, потиры и т.д.), украшения переплетов церковных книг и т.п.
Таким образом, мы можем констатировать, что в области ремесла происходят не только важные количественные, но и качественные изменения, выраженные в дальнейшем углублении специализации и появлении новых профессий (к XVI веку насчитывалось уже свыше 2ОО ремесленных специальностей), в совершенствовании приемов труда и приспособлений, что вело к повышению качества изделий и росту производительности труда.
Из наиболее важных технических усовершенствований можно выделить прежде всего первые попытки использования водяного двигателя для промышленных целей. При этом происходит совершенствование и самого водяного двигателя. Широко начинают использоваться горизонтальные мутовчатые колеса и верхнебойные вертикальные. Новые усовершенствованные двигатели применяются не только на мельницах, но и на сукновальнях, в кузницах, для раздувки горнов, и приведения в действие механических молотов. Они применяются и для откачки воды из шахт, а также для приведения в действие подъемных механизмов.
Использование водяного двигателя сразу же позволило увеличить добычу руды. Это же новшество помогло перейти от старого сыродувного способа получения железа к доменному (вторая половина XVI). Это способствовало не только увеличению количества металла, не и подняло его качество, что, в свою очередь, дало толчок к дальнейшему развитию металлопромышленности. Так, в источниках, датируемых XVI веком, перечисляются уже 22 специальности, относящиеся только к обработке металла, из них 7 военных, а остальные гражданские.
Особое место с XV века начинает занимать пушечное дело. В 1479 году в Москве была построена Пушечная изба, позже ставшая пушечным двором. По сути это была первая казенная мануфактура. О масштабах этого предприятия говорят следующие факты. Только основного персонала там насчитывалось свыше ста человек, не считая тех, кто был занят на вспомогательных и подготовительных производствах. Сам процесс изготовления изделий был довольно четко разделен по отдельным специальностям: пушечные литцы, колокольные литцы, плавильщики, паяльщики и подсобные рабочие. По тем временам это было весьма солидное, даже по масштабам Европы, предприятие. Позже, помимо Москвы, пушечные дворы были построены в Туле, Пскове, Новгороде.
Правда, следует отметить, что при всей важности этих предприятий, они обслуживали лишь нужды государства и не оказывали в целом заметного влияния на экономику. Пока основную массу продукции на рынок поставляли ремесленники.
В XV веке крупные изменения происходят в строительном деле. Здесь также отмечены первые попытки применить водяной двигатель для подъема каменных блоков и кирпичей. Широкое применение такого универсального строительного материала, как кирпич, сразу же дало мощной толчок развитию строительства в Московском государстве. Это была своего рода миниреволюция в строительстве. В 1474 году в Москве был построен государев кирпичный завод. Сразу же был введен единый стандарт кирпича: 31x13x9 см. Это было связано с тем, что сам завод был построен в связи со строительством кирпичного кремля. Помимо кирпича на нем делали черепицу, изразцы и другие строительные материалы, которые шли не только на нужды великокняжеской семьи, но и на продажу.
Значительные усовершенствования мы наблюдаем и в других сферах производственной деятельности: появляются ножной токарный станок, самопрялка, ножные ткацкие станки и т.д.
Рост числа городов (к концу XVI. века их насчитывалось более 17О), развитие ремесла, ориентированного на рынок, начало регионального разделения труда, - все это вело к усилению обмена, следовательно, и торговли, как внутри страны, так и к развитию торговых связей с другими странами. Благоприятные условия для этого крылись и в политическом объединении разрозненных ранее земель и княжеств в единое централизованное государство, которое быстро набирало политическую и экономическую силу и в 148О году, обретя полную независимость от Золотой Орды, начало постепенно занимать приличествующее ему место среди сообществ тогдашних государств.
Казалось бы в таких условиях внешняя и внутренняя торговля должна развиваться очень быстро. Однако не следует забывать, что и внутри, и во вне страны существовало множество причин, которые сдерживали этот процесс.
Внутри государства, наряду с факторами, стимулирующими развитие обмена, продолжали оставаться довольно существенные элементы удельной старины не только в политике, но и в экономике, которые тормозили торговлю. Одним из наиболее важных факторов, были многочисленные таможенные барьеры, которые, хотя и ослабевали, но продолжали оставаться значительными помехами в деле формирования единого торгового пространства. Окончательно эти барьеры будут ликвидированы лишь в середине XVIII века. И все же, несмотря на различные препоны, как в экономике, так и в политике, количественный и качественный рост обрабатывающей промышленности и ремесла все-таки способствовал развитию внутренней торговли. Источники содержат довольно многочисленные, хотя и разрозненные данные о быстром расширении внутреннего обмена. Крупными центрами торговли на Севере, например, были Вологда и Устюг. Даже на окраинах страны действовали довольно мощные торговые точки. Так, в районе Онежского озера только в имении Тихвинского монастыря было 53 торговых двора.
Для XV-XVI веков вообще является характерным втягивание в активный торговый объем новых, еще слабо освоенных территорий, особенно на Востоке. Довольно быстрое покорение Сибири привело к втягиванию этого огромного региона в экономическую жизнь и, прежде всего, в торговлю. Именно из этих мест в европейскую Россию потекли пушнина, рыба, соль и другие товары. О торговом значении этих новых территорий и интересах купеческого капитала в их освоении свидетельствуют многочисленные факты. Прежде всего, это финансирование крупными предпринимателями того времени походов казаков и других "охочих людей" за Урал. Так, хорошо известно, что покорение Западной Сибири Ермаком опиралось на довольно солидную материальную помощь купцов Строгановых, которые еще в 1558 г. получили от Ивана IV жалованную грамоту на территории по реке Каме к югу от Соликамска, а позднее в 1574 г., - грамоту, разрешающую строить города и осваивать территории за Уралом в Западной Сибири. Результаты не замедлили сказаться. Судя по источникам, уже в середине XV века довольно часто встречаются торговые лавки в Прикамье, в дворцовых селах Казанского уезда.
Естественно, что в обжитых районах это проявляется еще более ярко и заметно. В Казани, например, числилось 376 лавок, в Туле - 294 и т.д. И это, не считая мелкой розничной торговли, в том числе и в разнос.
Самыми крупными центрами внутренней торговли, помимо столицы, были Новгород и Псков, где проживало примерно по 3О тыс. человек. Так, в Пскове насчитывалась 1191 лавка и 49 других более мелких приспособлений для торговли.
Крупнейшим торговым центром являлась Москва, город с населением в 1ОО тыс. человек. В Москве насчитывалось несколько тысяч торговых точек. К городу вело 7 торговых путей. Только по ярославской дороге, например, в столицу ежегодно поставлялось 7ОО-8ОО возов сена.
Постепенно в России начинает формироваться целая сеть ярмарок, торгов, торжков, которые охватывают все более-менее освоенные земли.
Появляется новый тип торгового человека -крупного предпринимателя, который вел свои дела одновременно в нескольких различных местах через своих приказчиков. Часто такие люди имели не только торговые лавки в крупнейших центрах, но и различные промысловые и ремесленные заведения. Довольно распространенной становится практика оптовой скупки купцами ремесленных изделий в каком-либо месте с последующей перепродажей в розницу в различных местах. Все это довольно наглядно свидетельствует о развитии торговли в стране.
Сложнее обстояло дело с внешней торговлей. Южные торговые пути в средиземноморскую Европу, Крым и Закавказье были практически перекрыты турками и татарами, что существенно осложняло торговлю. Использование сухопутных западных путей было также затруднено постоянными войнами с Литовско-Польским государством, которые Московское Великое княжество, а затем и царство, вело в XV-XVII веках. Оставались, правда, старые традиционные пути: по Волге - со странами Востока и Закавказья, и через Новгород Великий с Ганзейскими городами, которые, однако, в связи с началом эпохи великих географических открытий и изменением мировых торговых путей, начинают терять свое было величие. Однако и этот последний торговый путь был практически потерян в конце XVI века после неудачных войн с Ливонией, Польшей и Швецией.
В связи с этим резко возросло значение северного торгового пути для Московского царства. Это, в свою очередь, стимулирует исследования в этом районе земного шара. В XVI веке русскими землепроходцами и мореплавателями были уже довольно хорошо обследованы Белое, Баренцево и Карское моря, открыто множество северных земель и островов, богатых пушным и морским зверем и птицей, составлены карты и лоции для плавания в морях Северного Ледовитого океана. Неслучайно, что именно в XVI веке был заложен город-порт Архангельск, которому было суждено на целых 2ОО лет стать основными торговыми воротами Московской Руси.
Однако, несмотря на серьезные препятствия, торговля с другими странами не затихала. Более того, по мере развития и укрепления государства, она также продолжала развиваться. По-прежнему в силу географического положения Руси можно было говорить о трех основных торговых направлениях: средиземноморском, западноевропейском и восточном. Соответственно этим направлениям мы можем причислить и основные города-центры этой торговли.
С Западной Европой торговля по-прежнему шла через Новгород Великий. Меньшее значение имели Псков и Смоленск. С XVI века, как мы уже отмечали, восходит звезда Архангельска, который на долгие годы становится основным торговым партнером Европы.
Восточное направление торговли было связано, прежде всего, с Москвой, Тверью, Нижним Новгородом.
И, наконец, средиземноморская торговля шла почти исключительно через Москву. Это было наиболее сложное направление торговли. Одним из важнейших путей в этом направлении был путь через Судак (Сурож). Этот крымский город выступал и в качестве конечного пункта торговых караванов, ведущих обмен с европейскими колониями на Черном море, и промежуточным, но очень важным пунктом на пути в Константинополь. Неслучайно, богатых купцов, ведших дела с заграницей, в Москве называли сурожанами, а их корпорация была самой богатой в столице. Значение Судака определялось тем, что из него, используя морское течение, можно было довольно быстро добраться до Малой Азии.
Помимо пути по Дону, Азовскому морю, которое, кстати, называли в то время Сурожским, через Судак на Константинополь, купцы таких земель, как новгородская, смоленская, не говоря уже о белорусских и украинских "гостях", шли в Константинополь и далее сухопутьем до Белгорода или Аккермана (дословно "Белый или Чистый город"), а оттуда морем прямо в Царьград. Этот последний путь был менее опасен, чем путь по Дону, где постоянно существовала опасность татарского нападения, а позже в XVI веке, грабежей со стороны турок.
Предметы торговли оставались в массе своей традиционными. Из средиземноморских стран везли шелковые ткани, металл (особенно серебро и золото), драгоценные камни, царьградские иконы, оклады, кресты, ювелирные изделия, пергамент, вино, бумагу. Среди товаров из Западной Европы наибольшим спросом пользовалось сукно, особенно ипрское, или другие фландрские материи. Так, за 2 штуки ипроского сукна в Новгороде давали до тысячи беличьих шкурок лучшего сорта. В довольно больших количествах поступали и другие ткани, металлы, особенно серебро и медь, оружие и изделия ремесла.
С Востока шли пряности, шелковые или хлопчатобумажные ткани, кожа, краски, оружие, доспехи, сладости: миндаль, изюм, чернослив, сахар и т.д.
Вывоз из России также оставался еще во многом традиционным: воск, мед, кожа, моржовая кость и птичий пух, ловчие птицы, меха, ювелирные изделия, холст, деревянная посуда и мебель, "дровцы" для стрел (пользовались большим спросом в странах Центральной Азии).
На Восток в конце XV в XVI веках начали поставлять и огнестрельное оружие. Известно, что с такой просьбой к Ивану III обращался персидский шах, который нуждался в оружии для борьбы с турками.
Несмотря на ограниченные возможности, потребности торговли толкали русских купцов на поиск новых торговых путей и рынков сбыта. Эти поиски выливались в сложные путешествия, которые наши предки совершали в то трудное время. Так, в 1466-1472 гг. тверской купец Афанасий Никитин совершил свое знаменитое "хождение за три моря", побывал в Индии. Преодолев величайшие трудности на своем пути, этот отважный путешественник оставил нам одно из первых описаний Индии, сделанных европейцами. Интересно, что по мнению специалистов, в частности академика М.Н. Тихомирова, Афанасий Никитин не был в полном смысле этого слова первооткрывателем, так как большую часть своего пути он прошел по той же дороге в Индии, по которой следовали до него другие русские купцы на Восток, а восточные - в Россию.
Из московских источников нам известно, что первый русский царь Иван IV приказал двум казацким атаманам Бурнашу Ялычеву и Ивану Петрову отправиться на Восток на поиск новых торговых путей в Китай. Эти путешественники достигли Монголии и Китая, побывали в Пекине, доставили царю "сказку и роспись", т.е. описание пути и рассказ о тех странах, которые они посетили. В качестве подарка они привезли в Москву чай.
Другими словами, мы можем констатировать, что в течение второго и третьего периодов, которые по времени совпадают с процессом становления и укрепления независимого централизованного Московского государства, шло довольно быстрое поступательное развитие экономики, которое сопровождалось не только количественным ростом, но и важными качественными изменениями. Росла товарность сельского хозяйства и ремесла, углублялась специализация последнего, стали применяться первые технические усовершенствования, что привело к появлению крупных казенных предприятий, которые мы можем с определенной натяжкой характеризовать как мануфактуры.
С развитием специализации различных районов единого государства по географическому принципу быстро нарастает внутренний торговый обмен и начинает формироваться единый торговый российский рынок. Довольно успешно продолжала развиваться и внешняя торговля. Изменения, которые происходили в сфере производства и обмена, вели к некоторому изменению в экономических отношениях, меняли положение отдельных сословий в государстве.
Вместе с тем на темпах и направленности развития экономики России продолжают сказываться последствия татаро-монгольского ига, и сохраняющиеся условия "прифронтового государства". Так, в отличие от Европы, которая в XIII-XIV вв. развивалась в относительно мирных условиях, в России не получило развитие самоуправление городов, да и само третье сословие развивалось более медленными темпами, чем в Европе. Если в Европе города рассматривались как островки нарождающихся товарно-денежных отношений в море феодализма, то в России они были прежде всего оборонительными форпостами, призванными защищать страну от внешней угрозы. Отсюда, в отличие от европейских городов, русские города были в какой-то степени даже заинтересованы в крепкой княжеской власти. Значительная часть дворов в российских городах принадлежала светским и духовным феодалам (так называемые "белые" слободы) и была освобождена от налогов в пользу государства, остальная же часть дворов (так называемые "черные слободы") несла все тяготы государственных повинностей. Сами горожане также не были свободными людьми в европейском смысле этого слова. Все это отнюдь не стимулировало развитие буржуазных отношений, характерных для городов Европы.
Только по Уложению 1649 г. все городское население было уравнено в правах, но той степени свободы, которую имели европейские горожане, жители русских городов так и не получили. В частности, еще на долгое время был затруднен переход из посада в посад или из одной социальной группы в другую. В значительной степени сохранялся государственный контроль и регламентация городской жизни.
В этих условиях многие ремесла и отрасли обрабатывающей промышленности развивались хотя и более быстрыми темпами по сравнению с предыдущими годами, но, во-первых, часто с помощью административно-политических мер, так как свободная инициатива горожан сдерживалась их полусвободным положением, а во-вторых, эти отрасли хозяйства обслуживали в основном потребности верховной государственной власти и были слабо ориентированы на рынок, что естественно сдерживало развитие товарно-денежных отношений. Так, на государственном пушечном дворе, помимо вольных мастеров, широко применялся труд каторжников. Аналогичную картину можно было наблюдать и на других государственных предприятиях, что, правда, было характерно и для европейских стран, где на королевских мануфактурах тоже работали каторжники. В то же время развитие частных мастерских сдерживалось самим укладом городской жизни.
Довольно быстрое развитие, несмотря на задержки, товарного ремесла, сельского хозяйства, ориентированного на рынок, торговли, формирование общегосударственного рынка в условиях укрепления централизованного государства с его растущим аппаратом, - все это требовало упорядочить такие важные вопросы хозяйственной жизни, как налоговую и денежную системы, унифицировать отношения крестьян и феодалов в связи изменившимися экономическим условиями и т.д. и т.п. Как же решались эти проблемы?
Уже в XV веке, заключая новые договоры с удельными князьями, Московские великие князья постепенно добивались того, что право чеканки монеты оставалось лишь за Москвой и к концу XV в. только Москва и Новгород Великий имели собственную денежную единицу. После ликвидации независимости Новгорода в 1478 г. сложились все условия для унификации денежной системы.
В конце XV - начале XVI в. вводится единая для всего Московского государства денежная единица - рубль, который был равен 10 гривнам, а те в свою очередь - 100 новгородским деньгам или 2ОО московским копейкам. Дело в том, что новгородские деньги (копейки) еще некоторое время ходили наравне с московскими, но, поскольку они были в два раза тяжелее, то соответственно было и разное количество их в московском рубле. Строй русской счетно-денежной системы стал десятичным (реформа 1535г.).
Основу налоговой системы составляли, естественно, сборы с главного податного сословия - крестьян. В общей сложности размеры податей, которые крестьяне должны были платить землевладельцу и государству выражались следующими цифрами: при среднем размере пахотных земель на один крестьянский двор в 5 десятин (при этом следует иметь в виду, что при трехпольной системе, общий размер крестьянского участка составлял 15 десятин, но в работе находилась лишь 1\3 ), натуральный оброк, переведенный на деньги по ценам того времени, составлял к концу XV века 150 московских копеек (денег). Общая же сумма государственных налогов в денежном выражении доходила до 25 московских денег (копеек) на 1 крестьянский надел. Таким образом, крестьянин платил землевладельцу и государству 175 московских денег в год, В эту цифру не входили мелкие поборы маслом, творогом, овчинами, яйцами и т.д. Много это или мало? По подсчетам русского историка Н.Рожкова, средняя общая ценность типичного крестьянского урожая в то время доходила до 360 московских денег. Таким образом, крестьянин, без учета мелкого натурального побора и натуральных повинностей, а также трудностей со сбытом продуктов, отдавал в виде налогов чуть меньше своего валового денежного дохода.
В такой ситуации нормальное крестьянское хозяйство могло обходиться своими средствами лишь при обычных условиях, когда не нужно было никаких дополнительных денежных затрат. В случае каких-либо невзгод равновесие могло быть легко нарушено, так как оно было крайне неустойчиво.
С образованием единого государства возникает настоятельная потребность в унификации и централизации налоговой системы. До ее введения существовала система местных налогов, что полностью отвечало условиям удельной системы княжеств. Теперь ситуация изменилась. При господстве в экономике сельского хозяйства в основу единой налоговой системы могло быть положено только поземельное обложение. Поэтому для упорядочения поступления денег в казну в 4О-х годах XVI века была проведена перепись населения и угодий, с учетом их количества и качества. После этого по всей стране вводится единая посошная система обложения. За основу исчисления налогов была взята так называемая "большая соха", которая равнялась 12ОО-15ОО четвертей пахотной земли или 6 - 8 километров квадратных. Помимо этого, тягловые сословия должны были платить церковную десятину, выполнять различные натуральные и тягловые повинности в пользу и государства и хозяина.
Предпринимается попытка хоть как-то регламентировать поступление прибыли от торгового оборота. Многочисленные поборы еще долгое время сохранялись (мостовые, весовые, складские и другие деньги, внутренние таможенные сборы и т.д.). Вместе с тем вводится и единая торговая пошлина, которая составляла 5% от стоимости товара. Таким образом, мы можем говорить лишь о первых шагах формирования общегосударственной налоговой системы. Этот процесс будет продолжаться весь XVI и даже XVII в. и лишь ко времени Петра I будет составлен первый бюджет государства.
В течение второй половины XV века и всего XVI века постепенно складывается структура органов местного и центрального управления. В столице формируется система приказов, на местах- учреждаются должности и аппараты наместников, волостелий, а затем и воевод. Параллельно с этим формируется система местных налогов и сборов. Поначалу кормления наместника и волостелий не были ограничены. Однако довольно скоро вводятся количественные ограничения, которые часто на практике не соблюдались, о чем свидетельствуют многочисленные жалобы и челобитные. Тем не менее мы можем, с известной долей осторожности, говорить о некоторой регламентации местных сборов.
Например, согласно грамоте, относящейся к 50-м годам XV века, крестьяне Троице-Сергиева монастыря должны были отдавать княжескому наместнику в виде корма с каждых двух плугов полоть (полтуши) мяса, мех овса, воз сена и десять хлебов, "а не люб полоть, - ино два алтына (один алтын = 6 московским или 3 новгородским деньгам), а не люб мех овса, - ино алтын, а не любы хлебы, - ино за ковригу по дензе".(Рожков, т.3, с.8).
Как видно из приведенного отрывка, наряду с натуральным выражением налога, в документе уже предусмотрен и денежный эквивалент продуктов, что говорит о довольно широком распространении товарно-денежных отношений. О том, что это не единичный факт, говорит то, что подобные документы встречаются применительно и к другим районам страны. Наиболее ярким примером регламентации этих сборов является Уставная грамота (Белозерская) Ивана III "О наместничьем управлении" от 1488 года. В ней самым подробным образом расписаны все налоги, которые крестьяне были обязаны платить не только наместникам, но и их людям, а также торговые пошлины, собираемые в пользу местных властей с купцов.
Так, на рождество наместники должны были получать кормление со всех единиц обложения - сох: с княжеских, боярских, монастырских, с черных и т.д., без исключения. "С сохи за полоть мяса два алтына, за десятеро хлебов десять денег, за бочку овса десять денег, за воз сена два алтына, а на Покров день дадут корм наместникам нашим со всех же сох, с сохи за боран восемь денег, за десятеро хлебов десять денег"(Хрестоматия .., с.181-182). Обращает на себя внимание не только совпадение перечня продуктов, но и почти полное совпадение денежного эквивалента в обоих документах, что говорит о том, что подобная налоговая система вероятно уже устоялась.
Таким образом, можно сказать, что мы имеем здесь дело с проявлением новых отношений, отличных от времен полного господства натурального хозяйства. Правда, не стоит переоценивать значение этих фактов. Ясно, что здесь мы наблюдаем только начало такого перехода от старого к новому. Новые порядки носят пока чисто механический, поверхностный характер и не проникли еще глубоко в экономику, которая сохраняет значительные элементы натуральности.
Постепенно ослабевают внутренние границы и к концу XVI-началу XVII вв. начинает складываться единый торговый рынок, чему способствует региональное разделение труда.
Со временем в рамках единого государства унифицируются отношения феодалов и крестьян, что находит свое юридическое закрепление в Судебнике Ивана III в 1497 г. В нем официально устанавливаются единые для всех правила перехода крестьянин от хозяина к хозяину, юридическое оформление отпуска холопа на свободу, порядок разрешения спорных вопросов, возникающих между феодалами по вопросам о выдаче беглых и другие вопросы. Наибольший интерес для нас представляет 57 статья Судебника, которая называется "О Християнском (крестьянском) отказе". В ней рассматриваются правила перехода крестьян от господина к господину и устанавливаются размеры платы за это: "Крестьянам отказываться из волости, из села в село, один срок в году, за неделю до юрьева дня осеннего и неделю спустя после юрьева дня осеннего. Дворы жилые платят в степях за двор рубль, а в лесах - полтину. Какой крестьянин проживет за кем год и уйдет прочь, то ему платить за двор четвертую часть, кто два года проживет и уйдет прочь, ему платить половину, три года проживет и уйдет прочь, ему платить три четверти, кто четыре года проживет, то все полностью платить"(Хрестоматия по истории СССР. М.,1937,с.187).
Рост товарности земледелия приводит к усилению крепостной зависимости крестьян. И хотя господствующей формой налога обложения остается оброк, доходящий иногда до 50% от валового дохода крестьянского хозяйства, однако постепенно увеличивается доля барщины. Правительство, стремясь усилить товарность экономики, переводит часть государственных пошлин с натуральной оплаты на денежную.
На протяжении XVI века и первой половины XVII вв. происходит окончательное прикрепление крестьян к помещикам. Вот его основные этапы: 1. Судебник Ивана III, отменивший весенний Юрьев день, 2. Судебник Ивана IV (1550г.), который вводил новые ограничения, 3. Введение с 1584 г, практики переписей тяглового населения и составление писцовых книг, 5. Поэтапное введение 5-ти, 10-ти, 15-ти летних сроков сыска беглых крестьян, 6. Принятие Соборного Уложения 1649 г., по которому узаконивалось полное прикрепление крестьян к помещикам.
Развитие товарно-денежных отношений в городах, хотя и идет довольно быстро по сравнению с предыдущими годами, но тем не менее сдерживается отсутствием городского самоуправления и слабостью третьего сословия. Тем не менее, ремесло в эти годы претерпевает довольно серьезные качественные изменения и почти породит к мануфактурной стадии, когда мануфактуры уже определяют все положение дел в области промышленности. Появляются первые крупные казенные предприятия, основанные на ручном труде, на которых уже довольно широко осуществлялось дробление единого ранее процесса изготовления изделий на ряд специальностей, специализаций и даже операций. В совокупности с применением простейших механизмов и приспособлений это давало некоторое повышение производительности труда и вело к снижению стоимости выпускаемой проекции. Однако пока еще господствует ремесло, ориентированное на заказ. Относительно быстрое развитие товарно-денежных отношений приводит к структурным изменениям не только в отдельных отраслях экономики, но и меняет "экономический вес" и хозяйственное значение различных социальных слоев населения, которые, естественно, начинают стремиться к изменению своего социально-экономического положения.
Все это говорит о том, что страна подходит к тому рубежу, когда накопившиеся количественные изменения в экономике требуют перехода в новое качество, т.е. перестройки всей системы общественных отношений, чтобы привести ее в соответствие с изменившимися реалиями жизни. Отражением необходимости этих перемен явились высказывания, содержащиеся в трудах наиболее крупных мыслителей того времени, многочисленных ересей, которые в своеобразной форме отражали стремления различных социальных групп к переменам.
Так, один из видных общественных деятелей того периода, Максим Грек высказывался против монастырского землевладения, системы "неограниченных" кормлений, выступая за четко фиксированные налоги. Другой представитель образованных кругов Московского государства - Ермолай Эразм основу государства видел не в служивом сословии (дворянах), а в крестьянах. Он призывал к отмене многочисленных прямых и косвенных поборов и введению единого натурального налога (оброка), который, по его мнению, должен был составлять примерно одну пятую часть урожая. И, наконец, один из идеологов самодержавного государства времен Ивана Грозного И.С. Пересветов выступал за равенство сословий под началом государя, за отмену крепостного права и переход служивого сословия (дворян, бояр, дьяков) на денежное довольствие. В эти же годы появились и многочисленные еретические учения, например, нестяжатели, сторонники которых требовали пересмотреть вопрос о церковном землевладении, о месте и роли различных сословий в жизни государства. Как мы видим, в этих высказываниях в довольно своеобразной форме излагаются мысли и идеи, созвучные взглядам сторонников реформации в Европе: подрыв материальной базы церкви, существенное ограничение, а то и полная отмена феодальных порядков, расширение прав податных сословий.
Таким образом, и объективное развитие экономики, и отражение этих процессов в общественной мысли,- все говорило о том, что страна вновь стоит перед необходимостью кардинальных перемен. Условно говоря, существовало несколько возможных вариантов: либо попытаться постепенно с помощью реформ привести государство к новому социально-экономическому состоянию, либо попробовать ускорить теми или иными путями этот процесс.
До середины XVI века, казалось бы, развитие идет первым путем. Государство проводило довольно взвешенные социально-экономические реформы и даже попыталось ограничить рост церковного землевладения. Однако недостаточное развитие социально-экономических предпосылок, нарастание внутренних противоречий в Московском царстве, вызванные борьбой центральной власти с сепаратизмом светских и церковных феодалов, политическое и экономическое ослабление государства, вызванные последствиями войн,- все это подталкивало правительство Ивана IV к тому, чтобы попытаться ускорить естественные процессы политико-административными методами, т.е. с помощью государственного аппарата, а при необходимости и с помощью террора.
В результате к концу XVI века Московское государство оказалось в состоянии глубокого общего кризиса, который затрагивал как политические институты общества, так и экономику страны.
1. Форсированная централизация, опричный террор, длительные войны, усиление финансового пресса,- все это обусловило подрыв производительных сил страны и, прежде всего, крестьянского хозяйства, которое потеряло устойчивость, лишившись резервов. Часть крестьян Центральных и Северо- Западных районов погибло во время опричных экспедиций; часть разбежалась по окраинам страны. Заброшенными, по данным писцовых книг, оставались от 50 до 90% пахотных земель. Даже в Московском уезде обрабатывалось всего 16% пашни. (История Отечества... С. 146.) Эпидемия чумы 1570-71 гг. усугубила положение. В результате, несмотря на все меры, предпринимавшиеся правительством Бориса Годунова, первый же неурожайный год вызвал страшный голод, а последовавшая затем смута лишь довела всю экономику страны до полного развала.
2. В условиях идеологического и политического окружения правительство побоялось всерьез затронуть интересы церкви, и не только не ослабило, а по некоторым позициям и усилило ее власть. Вопрос об ограничении земельной церковной собственности просто не ставился всерьез.
3. Слабость третьего сословия, отсутствие сильных свободных городов и условия прифронтового государства также не оставляли правительству большого выбора. В этих условиях в борьбе за упрочение своей власти оно сделало ставку на дворян. При наличии подобного подхода к экономике это означало раздачу новых земель и крестьянам, и дворянам, усиление крепостного права, что, естественно, не только не стимулировало развития товарно-денежных отношений, а наоборот все более и более загоняло социально- экономические противоречия в тупик.
4. Потеря выхода на Балтику при отсутствии свободного пути к Черному морю, обрекало торговлю страны, да и всю экономику в целом, на медленное и трудное развитие.
В этих условиях какие- либо серьезные преобразования были просто невозможны, и поэтому многие положительные тенденции, наметившиеся к середине XVI века были попросту нереализованы.
Смута, которая сотрясала страну более 1О лет, включившая в себя и политический кризис, вызванный пресечением династии, и борьбу за престол, и крестьянские, и казацкие выступления, и интервенцию, и еще многое, и многое другое, привела государство практически на грань выживания.
Экономика страны была в таком состоянии, что вопрос в первые годы после смуты стоял даже не о восстановлении, а о стабилизации. Многие новые прогрессивные тенденции в экономике были, если не задавлены вообще, то серьезно приглушены, и на долгие годы страны была вынуждена вернуться к традиционным формам хозяйственной жизни. Успокоение наступает лишь к 30-м годам XVII века. И тем не менее, даже в этих трудных условиях экономика продолжала развиваться.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Алексеев Ю.Г. Государь всея Руси,- Новосибирск, 1991.
2. Всемирная история. В 12 тт.- М.,1956-1974.
3. Греков И.Б., Шахмагонов Ф.Ф. Мир истории: Русские земли в XII-XV веках.-М.,1986.
4. Гумилев Л.Н. От Руси к России: очерк этнической истории.- М.,1992.
5. Заичкин И.А., Почкаев И.И. Русская история: Популярный очерк. IX- середина XVIII в.-М.,1992.
6. Зимин А.А. , Хорошкевич А.Л. Россия времен Ивана Грозного.- М.,1982.
7. История Отечества: Люди, идеи, решения: Очерки истории России IX-начало XX вв. -М.,1991.
8. История России в монетах.- М., 1994.
9. Карамзин Н.М. История государства Российского. В 4 кн. -М.,1988.
10. Ключевский В.О. Сочинения. В 9 т. Т.1-3.- М.,1987-1989.
11. Костомаров Н.И. Исторические монографии и исследования.- М.,1989.
12. Маковский Д.П. Развитие товарно денежных отношений в сельском хозяйстве Русского государства в XVI веке.- Смоленск, 1963.
13. Маньков А.Г. Цены и их движение в Русском государстве в XVI веке.-М.,1951.
14. Нечаев Г.М. Монеты России.- Омск, 1994.
15. Орешников А.В. Русские монеты до 1547 года.- СПб., 1896.
16. Отечественная история: С древнейших времен до 1917 года: Энциклопедия.- М.,1994.
17. Платонов О.А. Экономика русской цивилизации.- М., 1995.
18. Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. -М.,1993.
19. Посошков И.Т. Книга о скудости и богатстве.- М.,1951.
20. Рожков Н. Русская история в сравнительно-историческом освещении (основы социальной динамики). В 8 тт.- М.-СПб., 1919-1923.
21. Рыбаков Б.А. Мир истории: Начальные века русской истории.- М.,1984.
22. Русское православие: вехи истории. -М.,1989.
23. Россия: Энциклопедический словарь.- Л.,1991.
24. Спасский И.Г. Русская монетная система.- Л., 1970.
25. Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России.- М., 1989.
26. Тихомиров М.Н. Древняя Москва XII-XV вв.: Средневековая Россия на международных путях XIV-XV вв. -М.,1992.
27. Хромов Т.А. Очерки экономики докапиталистической России. -М., 1988.
28. Щапов Я.Н. Княжеские уставы и церковь в древней Руси. -М., 1972.
29. Янин ВЛ. Денежно-весовые системы средневековья: Домонгольский период, -М.-Л., 1956.
СОДЕРЖАНИЕ
Природно-климатические условия Восточной Европы и их влияние на хозяйственную жизнь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3
Экономика домонгольской Руси. Догосударственный период (VI - VIII вв.) . . . . 6
Экономика восточных славян периода становления классового общества в Киевской Руси (IX - начало XIIIв.) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 11
Экономика России периода становления и укрепления централизованного Московского государства (XIV - ХVIвека) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 29
Восстановление экономики Северо-Восточных земель после татаро-монгольского нашествия (XIII - первая половина XIVв.) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 32
Количественные и структурные изменения в экономике в период становления и укрепления Московского централизованного государства (вторая половина XIV - ХVIвв.) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 41
Список литературы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 64
Конспект лекций
Яблонских Е.К., Яблонских Т.Г.
История экономики России VII-XVI веков
Редактор М.К.Ермолова
ЛР № 02.09.68 от 09.03.95
Сдано в набор Подписано в печать
Формат 60x90/16 Бумага 80 гр/м2 Гарнитура "Times"
Объем 4.3 уч.-изд. л. Тираж 260 экз. Заказ № 498
Издательство "Станкин" 101472, Москва, Вадковкий пер., 3А
ЛП № 040072 от 29.08.91г.
ПЛД № 53-227 от 09.02.96г.
Документ
Категория
История отечественного государства и права
Просмотров
228
Размер файла
382 Кб
Теги
vii, веков, xvi, история, экономика, россии
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа