close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Эволюция монархической формы правления в России. Историко-правовой аспект

код для вставкиСкачать
Aвтор: Труфанов Михаил Примечание:от автора: тема актуальная, делал все сам 2007г., Братск, Байкальский государственный университет экономики и права, филиал в Братске, преп. Власов Г.П., "5"
 Федеральное агентство по образованию
Байкальский государственный университет экономики и права
Филиал в г. Братске
Кафедра юриспруденции
Дипломная работа
Эволюция монархической формы правления в России:
Историко-правовой аспект
Исполнитель___________________ Студент гр. Юрус-03 Труфанов Михаил Юрьевич
Руководитель__________________ д. и. н., профессор Власов Геннадий Петрович
Консультант___________________ профессор, декан гуманитарного
факультета БГУ
Солдатов Сергей Алексеевич
К защите допускаю_____________ и. о. заведующего кафедрой, к. э. н.
Шинкевич Ольга Владимировна
Братск 2007
ЗАДАНИЕ
на дипломную работу
Студенту Труфанову Михаилу Юрьевичу Тема Эволюция монархической формы правления в России: историко-правовой аспект утверждена приказом по филиалу Байкальского государственного университета экономики и права в Братске_________________________________
Руководитель дипломной работы Власов Геннадий Петрович, доктор исторических наук, профессор
Срок сдачи студентом (кой) работы 28.01.2007 г.
КАЛЕНДАРНЫЙ ПЛАН
о выполнении дипломной работы
Этапы
выполненияПлан
выполненияФактическое
выполнениеПодпись
руководителя1. Разработка темы и плана работы
2. Подборка литературы
3. Написание основной части работы
4. Предоставление работы в деканат
5. Защита дипломной работы07.11.2006
20.11.2006
24.12.2006
22.01.2007
17.02.200707.11.2006
23.11.2006
27.12.2006
28.01.2007
17.02.2007
Исполнитель _____________________ ______________________
(дата, подпись) (Ф.И.О.)
ОГЛАВЛЕНИЕ:
ЗАДАНИЕ..........................................................................................2
ОГЛАВЛЕНИЕ....................................................................................3
ВВЕДЕНИЕ..........................................................................................4
1. СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОГО ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ГОСУДАРСТВА.....8
1.1 Возникновение древнерусского государства...........................................8
1.2 Принятие христианства....................................................................11
1.3 Киевская Русь. Начало политической раздробленности............................15
1.4 Московское царство........................................................................20
2. ЦАРИ-САМОДЕРЖЦЫ И КОНЦЕПЦИЯ ЦАРСКОЙ ВЛАСТИ..................31
2.1 Иван Грозный................................................................................31
2.2 Первые Романовы...........................................................................34
2.3 Петр Первый. Наследие императора....................................................38
2.4 Век XIX.......................................................................................45
2.5 Николай II....................................................................................51
3. "ДЕСПОТИЧЕСКОЕ САМОДЕРЖАВИЕ". ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ И ИНСТИТУТЫ РОССИЙСКОГО САМОДЕРЖАВНОГО ПРАВОВОГО ПРОИЗВОЛА.....................................................................................55
3.1 Москва - Третий Рим: преемственность имперских традиций....................55
3.2 Татаро-монгольское нашествие в истории Руси: влияние восточного деспотизма..............................................................61
3.3 Репрессивность и деспотизм русского самодержавия..............................64
ЗАКЛЮЧЕНИЕ..................................................................................69
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ........................................75
ВВЕДЕНИЕ
В эпоху перемен, когда рухнула империя под названием СССР, перед Россией и ее гражданами встал вопрос, по какому пути развиваться нашему государству? Какие формы правления будут в России, останется республика или мы вернемся к монархии, удержим мы демократические ценности или скатимся к авторитарному режиму. В последующие годы был выбран курс на демократизацию и либерализацию общества, но и сегодня достаточно громко звучат голоса о том, что выборы это пустая трата времени, периодически предлагается продлить полномочия президента, губернатора, мэра.
Все это невольно заставляет задуматься, нужны ли России демократические преобразования, которые давно появились и существуют в западной Европе достаточно актуально встает вопрос: являемся ли мы европейским государством, приживутся ли их ценности в России, или мы азиатская держава со всеми вытекающими из этого последствиями. Какие культурные, социальные, политические традиции мешают нам развиваться или наоборот помогают в движении вперед.
Поэтому считаем тему "Эволюция монархической формы правления в России. Историко-правовой аспект", актуальной на сегодняшний день. Чтобы ответить на поставленные вопросы мы должны заглянуть в историю становления русской государственности. Какие факторы, внешние или внутренние, влияли на политическую власть в России, как население нашей страны относилось к князьям, государям, царям, императорам.
В данной выпускной квалификационной работе просматривается гражданско-правовой аспект за период с VIII по ХХ век. Надо отметить, что общественные отношения славян в VII - VIII вв. можно определить как военную демократию. Ее признаками являлись: участие всех членов (мужчин) племенного союза в решении важнейших общественных проблемах. С появлением первой монархической династии Рюриковичей, на Руси сложилась раннефеодальная монархия, но и тогда общественные организации обсуждения играли большую роль, это видно из договора с Византией, где со стороны Руси выступает не только князь, но и весь народ: "И великий князь нашь Игорь, и князи и боляре его, и людье вси рустии ..."(Договор Руси с Греками 945 года)1. Это говорит о том, что демократические ценности не были чужды нашим предкам. Данный аспект хорошо описывает Н.М. Карамзин 2, В.О.Ключевский3.
Одна из причин принятия христианства на Руси (988 год) - это мировоззренчески обосновать самодержавную власть князя как богоданную. Однако существовавшая в конце Х века социально-экономическая ситуация отнюдь не способствовала практической реализации новой мифологии власти. Но это давало возможность рассматривать государство как собственную вотчину. Эта идея пережила эпоху феодальной раздробленности и дожила до ХХ века - когда император Николай II при заполнении в 1897 году анкеты переписи населения написал, что он "хозяин земли русской". Христианская религия, перенятая от Византии, сказалась в полной силе уже в XVI веке, когда сформировалась такая модель власти, как цезаропапизм, где царь провозглашался наместником бога на земле".
16 января 1547 года состоялась венчание на царство Ивана IV, где он принял титул "боговенчанного царя". Этот статус уже полностью освобождал великого князя от какой-либо ответственности перед народом "А жаловати есмя своих холопей вольни, а и казнити вольни".4 Что за этим последовало, мы хорошо знаем: введение опричнины (1565-1572 гг.) и связанный с этим массовый террор, унесший тысячи жизней простых людей и княжеско-боярской аристократии. Этот момент истории хорошо осветили Ханс Иохим Торке, С.А. Кислицин. Это был яркий отрицательный пример неограниченной власти одного человека, но догма о верховном правителе - наместнике Исуса Христа, а также идея о тотально наместнической власти сохранилась до 1917 года и, по моему мнению, пережила монархию. Интересный факт: иностранцы, посетившие Московское государство в XVI - XVII веках свидетельствовали, что московиты считают своего царя за высшее божество.
Может быть, это одна из причин, почему в России достаточно трудно воспринимается демократия, так как глубоко в нас сидят традиции воспринимать главу государства больше чем человека.
Другой аспект в нашей работе это геополитическое положение нашей страны, борьба России с внешними противниками, влияние татаро-монгольского ига на историю Руси. Одно из важнейших значений ига для Руси определяется тем, что в сложившихся здесь феодальных отношениях развивались традиции восточного деспотизма.
Все это повлияло на самодержавие в России. Отрешение Николая II стало своеобразным водоразделом России при царях и Россия без царей: До и после. И хотя очевидно, что последующие правители страны продолжили авторитарно-самодержавную традицию, наполнив ее лишь совершенно иным социальным содержанием. Именно по этому считаю мою работу важной и актуальной на данный момент и перспективной для глубокого изучения в будущем.
Целью данной выпускной квалификационной работы является систематическое рассмотрение особенностей развития российского самодержавия как государственно-правового феномена. Поставленная цель достигается в процессе решения следующих задач:
1. Показать особенности образования и государственного развития Киевской Руси, Московского царства и Российской империи;
2. Проанализировать систему властных отношений, свойственных для Российского государства, и показать их трансформацию;
3. Рассмотреть проблему "репрессивности и правового произвола" российского самодержавия;
В ходе исследования мы опирались на целый ряд взаимодополняющих друг друга научных методов и подходов: цивилизационный подход, системный подход, сравнительно-исторический, сравнительно-правовой и аналитический методы. В процессе работы над дипломным сочинением нами был изучен широкий круг трудов по истории государства и права России, сочинений выдающихся русских историков, как современных, так и дореволюционных, а также документов, повествующих о формировании русского самодержавного государства и его функционировании.
1. СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОГО ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ГОСУДАРСТВА
1.1 Возникновение древнерусского государства
Изучая проблемы Российского государства, мы должны рассмотреть вопрос возникновения государства, его корни. Как формировалось государство, кто или что влияло на становление государственности в данном регионе. Длительное время главенствующей оставалась норманнская теория происхождения древнерусского государства, но сейчас можно утверждать, что до появления выходцев из Скандинавии на территории Украины, Белоруссии, России согласно "Повести временных лет" существовали если не государства, то достаточно большие восточнославянские объединения: поляне, северяне, древляне, радимичи, вятичи, кривичи. Кроме того, имеется гипотеза, согласно которой летописные варяги были славянами с южного берега Балтийского моря, вобравшими немалый элемент кельтской культуры. Термин "варяги", весьма неоднозначно трактуемый исследователями, согласно некоторым разысканиям имеет кельтское происхождение и в этом случае примерно переводится как "морские люди".
Целесообразно привести отрывок из описания славян в VI веке византийцами: "Племена склавов и антов одинаковы и по образу жизни и по правам; свободные, они ни коем образом не склонны, ни стать рабами, ни повиноваться, особенно в собственной земле.... Поскольку у них множество вождей и они не согласны друг с другом, нелишне некоторых из них прибрать к рукам с помощью речей или даров, в особенности тех, которые ближе к [ имперским] границам, а на других нападать".1
В данном тексте мы читаем, что у славян есть собственная земля (территория) и вожди, а скорее предводители военных дружин стадии военной демократии. Из вышесказанного можно сделать вывод, что Россия как государство начало свое формирование задолго до "призыва варягов из-за моря" (862 год).
М.В. Ломоносов, утверждал, что восточные славяне по уровню своего развития были никак не ниже варягов и последние не сыграли никакой роли в возникновении Русского государства, ( имеется ввиду что варягов призвали править уже так или иначе сформированным государством, "поставили на княжение", то есть княжество как таковое уже было ), причем сам Рюрик был не германцем, а славянином с Балтийского побережья.1 Первые советские историки - Б.Греков, С. Юшков, М.Тихомиров - причины возникновения древнерусского государства усматривали во внутреннем социально-экономическом развитии славянского общества, но варяги - скандинавы, по их мнению, ускорили процесс становления древнерусской государственности. Форму общественных отношений славян в VII - VIII вв. можно определить как военную демократию. Ее признаками являлись: участие всех членов (мужчин) племенного союза в решении важнейших общественных проблем; особая роль народного собрания, как высшего органа власти; всеобщее вооружение населения (народное ополчение).2 Правящий слой формировался из старой родоплеменной аристократии (вождей, жрецов, старейшин) и членов общин, разбогатевших на эксплуатации рабов и соседей. Наличие соседской общины ("верви", "мира") и патриархального рабства (когда рабы входили в состав владевшей ими семьи) тормозило процесс социальной дифференциации.
Образование государственности у восточных славян совпало, и было обусловлено им, с разложением родоплеменных, кровнородственных отношений. Они сменялись территориальными, политическими и военными связями. К VIII веку на территории, населенной славянскими племенами, было образовано 14 племенных союзов, возникших как военные объединения. Организация и сохранение этих образований требовали усиления власти вождя и правящей верхушки. В качестве главной военной силы и одновременно правящей социально группы во главе таких союзов становились князь и княжеская дружина.
Одним из таких первых политических лидеров становиться князь Рюрик (основатель монархической династии на Руси).4 Установление на Руси первой монархической династии благоприятно сказалось на объединении славянских союзов в IХ веке. Так в 882 году, старший в роду Рюриковичей князь Олег (879-912), захватывает Киев и таким образом, объединяет два ведущих центра славянской государственности - Новгород и Киев. Возникшая вдоль пути "из варяг в греки", с центром на территории племени полян, Киевская Русь постепенно включила в зону своего влияния окружающие славянские общности. Так на Руси начала функционировать раннефеодальная монархия, отличавшаяся относительным единством и централизмом. Киевская Русь в Восточной Европе была аналогом империи Карла Великого (768 -814) в Западной Европе.
После смерти Олега престол занял Игорь Рюрикович (912 - 945), который за 33 года своего правления сумел укрепить Русь и после военных походов на Царьград заключил выгодные договоры с Византией (912 - 945). В этих договорах с греками Русь выступает как равноправный партнер с Византией и выходит на международную арену, заявляя о себе как о сильном государстве. На данном этапе истории мы не можем говорить об абсолютной власти князей, это хорошо видно из договоров с Византией, где со стороны Руси выступает не только Великий князь, но и весь народ: "И великий князь нашь Игорь, и князи и боляре его, и людье вси рустим послаша ин къ Роману, и Костянтиму и къ Стефану, къ великимъ царемъ гречьским... "5 Нельзя не отметить, что в IХ - ХI веках, в формировании древнерусской государственности определенную роль играл "варяжский элемент", вокруг которого в исторической литературе велась длительная полемика между сторонниками и противниками "норманнской теории" происхождения древнерусского государства. В этом процессе, несомненно, сказывалось влияние выходцев из Скандинавии и Балтии, составляющих значительную часть нового правящего слоя Киевского государства. Однако в руках киевских князей они служили лишь орудием и фактором влияния, призванными сохранить отношения даньничества между Киевом и Новгородом, где влияние варягов (русский синоним "викингов" или "норманнов"), было более раннего происхождения.
Новгород был древним племенным центром, позже превратившимся в опору нового государственного образования, на периферии которого стали возникать опорные центры-погосты. Экспансию Новгород осуществлял, распространяя дань и суд на новые территории (Ладогу, Полоцк и т.д.), но ее быстрый темп привел к большой раздробленности феодальных владений. В борьбе с Новгородом Киевский князь Ярослав уступил ему Ладогу и Псков. Только с ХI века Новгородская экспансия приостанавливается встречным движением из Полоцка и Смоленска.
К середине ХII века все территории "полугосударств", составлявших Киевское государство, сливаются воедино. Название "Русская земля", прежде относящиеся только к южной Руси, распространяются на всю территорию государства, объединившего более 20 народов и племен. 1.2 Принятие христианства
Говоря об эволюции российского государства, мы не можем обойти стороной принятие христианства на Руси. И ее огромное влияние на формирование государства и самодержавия. Принятие христианства произошло при легендарном князе Владимире Святославовиче, ставшем святым крестителем Руси.
Владимир был осторожным и умным политиком, он понимал, что принятие одной из монотеистических религий (иудаизм, мусульманство, христианство) требовала как внешняя, так и внутренняя политика государства. Во-первых, такие религии уже исповедовали почти все окружавшие Русь государства, во-вторых объединение вокруг Киева восточнославянских "племен" не было устойчивым, и необходимы были какие-то более действенные меры для сплочения державы. Византия в Х веке являла пример не только внутренней стабильности. Она была могущественной державой, ведшей успешную политику как на востоке (против арабов), так и на западе, на Балканах. Власть императора была почти неограниченна, и греческая церковь ее подкрепляла. К тому же, эта церковь, в отличие от римской, была по сути дела, включена в общегосударственную систему и полностью зависела от императора. Принятие христианства датируется летописью 988 годом, именно с ним был связан тысячелетний юбилей принятия христианства Русью, отмеченный в 1988 году. Это событие стало значительным шагом в развитии восточнославянской цивилизации. В плане этническом принятие христианства ускорило консолидацию древнерусской народности, общего предка современных русских, украинцев и белорусов. Процесс этот начался раньше, но тормозился существованием местных политических центров.
Нет сомнений, ускорилась и социальная дифференциация древнерусского общества, формирование господствующего слоя, группировавшегося вокруг киевского князя и его представителей на местах. Это консолидирующаяся древнерусская знать отныне могла опираться и на многосотлетние церковные каноны, пришедшие из Византии и получившие свои дубликаты на Руси (церковные уставы Владимира, Ярослава и т.д.).1 Следует отметить роль принятия христианства в возникновении и укреплении земельной собственности на Руси. В IХ - Х в. возникают земельные владения великого князя и местных князей. С ХI в. можно говорить и о ранних ростках боярской земельной собственности, а также землях монастырей и церкви в целом. Учение христианства о едином боге, освящающем власть одного государя, несомненно, помогло Владимиру окончательно ликвидировать местное княжество. Но затем князь еще при жизни рассадил своих двенадцать сыновей по важнейшим восточнославянским городам и землям, рассчитывая таким путем держать в повиновении недавно им же усмиренные области. Однако некоторые основы местного сепаратизма сохранились, и опирались они на местную знать.
Тем не менее, центральная власть была укреплена, о чем говорит и необычно поднявшийся уже при Владимире международный престиж Киева. Об этом свидетельствуют ряд фактов, в их числе начавшиеся при Владимире брачные связи киевского дома и известнейшими правящими домами Европы. Огромную роль играло принятие христианства в развитии формирования единой древнерусской культуры. Прежде всего, речь идет о возникновении, точнее распространении письменности и литературы. То, что письменность появилась на Руси еще раньше, ныне вряд ли кто будет оспаривать. Деятельность славянских просветителей Кирилла и Мефодия имела в ту пору практическое общеславянское значение, тем более что македонское наречие, на котором творили солунские братья, в ту пору было понятно всем славянам, и, прежде всего, южным и восточным.
Однако письмо, пришедшее на Русь от южных славян, не получило в дохристианской Руси сколько-нибудь широкого распространения, и нет никаких оснований говорить о появлении на Руси до Владимира литературы. Так, что широкое внедрение письменности и появление литературы, сначала переводной, а затем оригинальной, следует отнести только к христианскому времени.
Церковь заняла важное место в древнерусском обществе. Государство передавало церкви со всех собираемых даней "десятину", о чем записывалось в уставы. Составными частями "десятины" были отчисления от даней разных видов, от судебных платежей и торговых пошлин. Там же оговаривался церковный судебный иммунитет, и определялись пределы церковной судебной юрисдикции: по кругу лиц, на которых она распространялась, и по кругу дел, которые рассматривались церковными судами.
Судебная власть церкви устанавливалась над всем христианским населением Руси, но лишь по определенным делам. Над некоторыми группами населения (церковные люди) церковный суд устанавливался по всем делам, так же как суд над населением церковных земель (вотчин). В ряде случаев действие церковных уставов накладывалось на сферу действия государственного законодательства. Россия заимствовала у Византии (а через нее у Рима) практически все наиболее важные компоненты центрального принципа империи, хотя в процессе русской истории некоторые из них значительно трансформировались, получив внешнее выражение, более соответствовавшее эпохе и географическому положению новой империи. Прежде всего, обратимся к принципу духовного универсализма и политического изоляционизма. Вплоть до Флорентийской унии византийцев с католиками (1438-1439) Россия чувствовала себя частью Византийского мира. "Идея главенства константинопольского императора над всем христианским миром была неотъемлемой частью русского мировоззрения и провозглашалась в церковных песнопениях и переводных греческих юридических сочинениях. Для русских константинопольский император был символом мирового христианского единства, хотя реальной власти над ними он не имел". Вплоть до XV века, с ростом центробежных тенденций в Византийской империи, когда все народы, входившие в ее культурный ареал, стремились эмансипироваться от греков, "лишь Русь оставалась в стороне от этой тенденции и сохраняла преданность Византии, решительно поддерживая исихастское движение и исихастское руководство византийской церкви". После падения Константинополя (1453 год), русским представлялось, что они остались единственным православным народом в мире, а это значило, что "если утеряют или исказят русские вверенное им на сохранение православие, то оно утратиться тогда в целом мире, а вся страшная ответственность за его гибель падет исключительно на русских, от которых только и могут последующие поколения наследовать истинное православие и благочестие". Именно в это время псковский монах Филофей и написал свое знаменитое: "два Рима пали, а третий стоит, четвертому же не бывать"1, ведь утеря вверенного русским на хранение сокровища веры означало бы "гибель истинного благочестия во всей вселенной и воцарение на земле Антихриста". Это письмо, написанное Василию III в начале XVI века, было скорей апокалипсическим, чем политическим и по тону, и по контексту: Москва не только третий Рим, но и последний и на очень короткое время, потому что "конец уже близок".
Прошло не много времени и выяснилось, что Флорентийская уния была делом политиков, греческий народ не принял ее, и что православие на востоке с приходом турок не исчезло. Но след от душевной травмы, от пережитого чувства одиночества, когда русским казалось, что всякое общение с любыми иноземцами грозит опасностями и бедствиями, поскольку может повредить чистоте русской веры - остался. Все эти события привели к тому, что Россия не механически переняла традицию духовного универсализма и политического изоляционизма, а пережила ее как собственный драматический опыт. Психологическая самоизоляция России не могла не привести к тому, что актуальной составляющей российского комплекса стал универсализм. Мир не православный воспринимался, конечно, не как варварский, но как погрязший в грехах и заблуждениях, и, по сути, не было бы большим преувеличением сказать, что границы России очерчивали в ее представлении почти весь цивилизованный мир, то есть мир, сохранивший благочестие и не поддающийся власти дьявола.
1.3. Киевская Русь. Начало политической раздробленности
После междоусобной борьбы между сыновьями Владимира Святославовича, победу одержал Ярослав прозванный позднее Мудрым. Сосредоточение власти в руках великого князя, подчинение Киеву отдельных русских земель посредством направления туда великокняжеских сыновей-наместников, стало той политической основой, на которой развились новые хозяйственные процессы, расцвели города, усложнилась общественная жизнь, двинулась вперед культура страны. Этому способствовало и то, что с середины 30-х и до начало 60-х годов Русь не видела на своей территории вражеских нашествий, а если и вела войны, то вдали от родных очагов.1 Государственный строй Киевской Руси можно определить как раннефеодальную монархию. Во главе стоял киевский великий князь. В своей деятельности он опирался на дружину и совет старейшин. Управление на местах осуществляли его наместники (в городах) и волостели (сельской местности). Великий князь находился в договорных или сюзеренно-вассальных отношениях с другими князьями. Местные князья могли принуждаться к службе силой оружия. Усиление местных феодалов (XI-ХII вв.) вызывает появление нового органа власти - "Свема", то есть феодального съезда. На таких съездах решались вопросы войны и мира, разделения земель, вассалитета. Отношения сюзеренитета - вассалитета ставили всех подчиняющихся князю феодалов в положение служивых людей. В наибольшей зависимости от князя находилось принятие государственных, политических решений, а также наличие ополчения, основанного на принципе всеобщего вооружения населения. Эти черты сохранялись от древних родоплеменных и примитивно демократических традиций и обычаев. Княжеская власть еще не превратилась в личную власть, неограниченную и наследственную. Не сформировалась еще и та государственная бюрократическая машина, которая позже подчинила себе все население государства. Великокняжеская власть киевского правителя в значительной мере носила номинальный характер. Киевский престол по традиции должен был занимать старший член княжеского рода. При этом возникала проблема в определении самой степени старшинства, а именно, какой критерий важнее: физическое старшинство претендента либо старшинство генеалогическое (родственная близость к родоначальнику)? Подчас племенник оказывался старше дяди, а его претензии на престол не менее основательными. Киевский князь не мог единолично и по своей воле назначить наследника престола. Не существовало также и законного порядка наследования стола от отца к сыну. Поскольку верховная власть принадлежала не отдельному лицу и не семье, а княжескому роду в целом, признак физического старшинства в претензиях на престол играл главную роль. При освобождении Киевского престола, его занимал старший из князей. После этого происходило перемещение всех членов киевского рода. Такой порядок правления и замещения престола В.О. Ключевский назвал "очередным" или династическим. Порядок этот имел как положительный, так и отрицательные последствия. К положительным можно отнести факт укрепления династии Рюриковичей и ее консолидацию в сложной обстановке племенных раздоров, завоевания и присоединения новых территорий, а его слабым местом было отсутствие или слабость личного характера верховной власти, отсутствие монархической идеи. Все указывает на то, что объединение Руси Ярославом стало поворотным пунктом во многих отношениях. Принятие первого на Руси свода законов, упорядочение церковной организации, начало составление нового летописного свода. "Русская Правда" (до наших дней дошло более 100 списков Русской Правды, которые можно представить в трех основных редакциях: Краткая, Пространная и Сокращенная. Древнейшей редакции (подготовленная не позднее 1054 года) является Краткая Правда, состоящая из Правды Ярослава (ст.1-18), Правды Ярославича (ст. 19-41). Пространная редакция, возникшая не ранее 1113 года, и связанная с именем Владимира Мономаха, разделялась на Суд Ярослава (ст. 1-52), и Устав Владимира Мономаха (ст. 53-121)),1 если говорить точно, не являлась абсолютно первым российским сводов законов. До нее существовал "Закон русский", который упоминается в договорах Руси с Византией в Х веке. Специальные исследования в этой области истории Древней Руси предпринял петербургский ученый М.Б. Свердлов, который путем реконструкции и сравнений выявил, что "Закон Русский", отразившийся в договорах Руси с Византией в 911 и 944 годах, воспроизводил нормы обычного устного права восточнославянских племенных конфедераций, который регулировал общественную жизнь, возникшего на исходе IХ века единого государства Русь.
Так в договорах нашли отражение нормы наказания за те же преступления, что позднее появились в "Русской Правде". Любопытное сравнение наказания за убийство: в договоре 911 года говориться, что, если кто-либо убьет "христианина" (то есть грека) или русина, "да умреть" там, где сотворил убийство. Если же убийца убежит, то его имущество (в случае если это будет "имовитый", то есть зажиточный человек) получают ближние родственники убитого, кроме той части, что останется его жене. В "Русской Правде" аналогичная статья идет первой; она, естественно, не упоминает греческую сторону, дает обобщающую характеристику русского общества: "Аже убиеть муж мужа, то мьстити брату брата, любо отцю, ли сыну, любо братучадо, ли братню сынови..."6, то есть также допускает кровную месть, но ограничивает ее лишь близкими родственниками. Таким образом, традиция, пришедшая из родоплеменного и зафиксированная в "Законе Русском" первой половины Х века (который также уже допускал возможность откупа за убийство), трансформировалась и подверглась законодательному ограничению в ХI веке. Можно заметить, что лишь в наиболее древней германской Правде Саксонской сохраняется право кровной мести за убийство, хотя наряду с этим допускается и "вергельд" - штраф. Но в целом "Закон Русский" в Х веке и древнейшей германской Правды IХ века (Саксонская, Фризская, Тюрингская, Баварская) весьма близки по духу. И этот дух близости норм права восточных славян и германцев перешел и в "Русскую Правду" Ярослава.
Рост международного престижа Руси подтверждали и династические браки киевского княжеского дома. Все сыновья Ярослава были женаты на владетельных принцессах - Византии, Польши, Германии. Его дочери были выданы замуж за правителей разных стран. Старшая Анна за французского короля Генриха I, Анастасия - за венгерского короля Андрея, младшая красавица Елизавета - за норвежского короля Гарольда.
Начиная с 30-х годов XII века Русь необратимо вступила в полосу феодальной раздробленности, которая стала закономерным этапом развития всех крупных государств Европы в период раннего средневековья. Если ее ранние проявления еще гасились силой инерции, волей таких выдающихся государственных деятелей, как Владимир Мономах и Мстислав, то после их ухода с исторической арены новые экономические, политические, социальные тенденции властно заявили о себе. К середине ХII века Русь раскололась на 15 княжеств (Киевская, Черниговская, Северское, Галицко-Волынское, Владимиро-Суздальское), которые были лишь в формальной зависимости от Киева. В начале ХIII века их стало уже около 50-ти. В течение ХII века Русь политически стала похожа на лоскутное одеяло. Конечно, одной из причин такого состояния государственности на Руси были постоянные княжеские разделы земель между Рюриковичами, их бесконечные междоусобные войны и новые переделы земель. Однако не политические причины лежали в основе этого явления. В рамках единого государства за три века сложились самостоятельные экономические районы, выросли новые города, зародились и развились крупные вотчинные хозяйства, владения монастырей и церквей. В каждом из этих центров за спиной местных князей встали выросшие и сплотившиеся феодальные кланы - боярства со своими вассалами, богатая верхушка городов, церковные иерархи.1 Зарождалось дворянство, в основу жизнедеятельности которого была положена служба сюзерену в обмен на земельное пожалование на время этой службы. Эта система еще более укрепляла позиции местных князей. Потеря Киевом своей исторической роли была в известной мере связана и с перемещением основных торговых путей в Европе и Передней Азии в связи с бурным ростом итальянских городов и активизации итальянского купечества в Южной Европе и Средиземноморье. Не могли для Киева и Русской земли пройти бесследно и столетия напряженной борьбы с кочевниками - печенегами, тюрками, половцами. Все это вместе взятое и определило ослабление Киева, власти великих князей и обусловило начало политического распада Руси.
Исторические процессы, не смотря на политическую раздробленность Руси в ХII - ХIII веках, шли практически параллельно с историческими процессами Западной Европы, но татаро-монгольское нашествие и последующая зависимость остановило политическое, экономическое, культурное развитие Руси и откинула ее на полтора два столетия назад. 1.4 Московское царство
Как уже было сказано выше, к середине XII века Русь раскололась на 15 княжеств, одним из них стало Владимиро-Сюздальское. Северо-Восточная Русь в течение долгих веков была одним из самых глухих уголков Восточнославянских земель. Какие же причины способствовали заселению этих отдаленных земель?
Во-первых, в междуречье Оки, Волги, Клязьми было немало пригодных для земледелия пахотных земель, особенно в будущей Суздальской Руси. Умеренный климат давал возможность развивать и земледелие и скотоводство. К тому же Северо-Восточная Русь почти не знала иноземных нашествий. Сюда не доходили волны яростных нашествий степняков в первом тысячелетии нашей эры. Позднее сюда не достигал меч предприимчивых балтийских завоевателей - варягов, не добиралась, в эти дали и половецкая конница. Жизнь здесь текла не так ярко и динамично, как в Поднепровье, но зато спокойно и основательно.
Позднее Владимиро-Суздальская Русь, державшаяся на отлете, хотя и принимала активное участие в междоусобных битвах ХII века, сама редко становилась ареной кровопролитных схваток. Чаще ее князья водили свои дружины на юг, доходили до Чернигова, Переяславля, Киева. В ХI веке здесь уже стояли крупные городские центры - Ростов, Суздаль, Ярославль, Муром, Рязань. При Владимире Мономахе возникли построенный им и названный в его честь Владимир-на-Клязьме и Переяславль. Еще в ХI веке земли Ростова и Суздаля с их отсталыми хозяйственными порядками, где преобладали охота и промыслы, с населением, упорно державшимся своих племенных традиций и старых языческих верований, представляли собой постоянный оплот племенного, позднее языческого сепаратизма. И Киеву стоило больших усилий держать в своей узде непокорное племя вятичей, преодолевать сильные восстания, руководимые языческими волхвами. В борьбе с вятичами испытали свои военные таланты и Святослав, и Владимир I и Ярослав Мудрый, и Владимир Мономах (последний киевский князь, контролировавший практически всю Русь. Политическая мудрость сочеталась в нем с хладнокровием и умеренностью).1 Но едва этот северо-восточный угол окончательно вошел в орбиту влияния Киева, как заработали новые центробежные силы, которые, как бы вдохнули новую жизнь в стремление Северо-Восточной Руси к обособленной от Киева жизни. Возвышаться Владимиро-Суздальская Русь, которая тогда называлась Ростовским, а позднее Ростово-Суздальским княжеством по названию главных городов этих мест - Ростова и Суздаля, стала при Владимире Мономахе. Сюда он попал на княжение в возрасте 12 лет, посланный своим отцом Всеволодом Ярославичем. С тех пор Ростово-Суздальская земля прочно вошла в состав "отчины" Мономаха и Мономаховичей.
Сюда в свое время Владимир Мономах послал на княжение одного из своих младших сыновей Юрия Владимировича, потом, заключив мир с половцами, женил его на дочери союзного половецкого хана. Но по мере мужания, по мере того, как уходили из жизни старшие князья, голос ростово-суздальского князя звучал на Руси все громче, и его претензии на первенство в общерусских делах становились все основательней. И дело было не только в его неутолимой жажде власти, стремлении к первенству, не только в его политики захвата чужих земель, за что он получил прозвище Долгорукого, но и в экономическом, политическом, культурном обособлении огромного края, который все более стремился жить по своей воле. Особенно это относилось к большим и богатым северо-восточным городам. Если "старые" города - Ростов и особенно Суздаль были, кроме того, сильны своими боярскими группировками и там князья все более чувствовали себя неуютно, то в новых городах - Владимире, Ярославле они опирались на растущие городские сословия, верхушку купечества, ремесленников, не зависимых от них мелких земледельцев, получавших землю за службу у великого князя. В середине ХII века, усилиями в основном Юрия Долгорукого, Ростово-Суздальское княжество из далекой окраины, которая прежде покорно посылала свои дружины на подмогу киевскому князю, превратилось в обширное независимое княжество, которое проводило активную политику внутри русских земель, расширяло свои внешние границы. Участвуя в междукняжеских усобицах, воюя с Новгородом, Юрий имел союзника в лице черниговского князя Святослава Ольговича, который был старше ростово-суздальского и ранее него предъявил свои права на киевский престол. Юрий помогал ему войском в походе на Киев, сам же предпринял успешный поход на новгородские земли. Святослав не завоевал себе киевский престол, но "повоевал" смоленские земли. А потом оба князя - союзника встретились для переговоров и дружеского пира в пограничном суздальском городке - Москве. Сюда, в 1147 году, Юрий Долгорукий пригласил на свидание своего союзника князя новгород-северского Святослава Ольговича, послав сказать ему: "Приди ко мне, брате, в Москов". Это первое известие о Москве, сохранившееся в летописях. По-видимому, поселок был тогда сельской княжеской усадьбой или, точнее, станционным двором, где суздальский князь останавливался при своих поездках на киевский юг и обратно. Двор должен был иметь значительное хозяйственное обзаведение. На другой день по приезде Святослава хозяин устроил гостю "обед силен" и хорошо угостил его свиту, для чего надобно было иметь под руками достаточно запасов и помещение, хотя Святослав приехал в "мале дружине". В 1156 году, по летописи, князь Юрий Долгорукий "заложи град Москву" пониже устья Неглинной, то есть окружил свой москворецкий двор деревянными стенами и превратил его в город. Юрий Долгорукий в 1155 году силой овладел Киевом. Однако его правление не пользовалось популярностью на этой земле, и он не стал выразителем интересов киевлян, хотя проводил умелую внешнюю политику и сдерживал агрессию половецких ханов. Его смерть аннулировала его завоевания и политику.
После смерти Юрия Долгорукого, бояре Ростова и Суздаля избрали своим князем Андрея Боголюбского, стремясь утвердить в Ростово-Суздальской земле собственную династическую линию. Однако Андрей сразу же спутал все их расчеты. Прежде всего, он согнал с других ростово-суздальских столов своих братьев. Затем удалил от дел старых бояр Юрия Долгорукого, распустил его поседевшую в боях дружину. Летописец отметил, что Андрей стремился стать "самовластцем Северо-Восточной Руси".1 Столицей княжества он сделал крепость Владимир. Интересно отметить его отношение к Киеву. В 1169 году, вместе со своими союзниками, Андрей Боголюбский взял штурмом Киев, выгнал оттуда своего двоюродного племенника Мстислава Изяславича и отдал город на разграбление. Уже этим он показал свое пренебрежение по отношению к прежней русской столице, всю свою нелюбовь к югу. Андрей не оставил город за собой, а отдал его одному из своих второстепенных родственников. В 1174 году ростово-суздальское боярство организовало заговор против Андрея Боголюбского, и в ночь на 29 июня он был убит.
После междоусобных битв, связанных со смертью Андрея Боголюбского, владимиро-суздальским престолом овладел третий сын Юрия Долгорукого - Всеволод Юриевич (1176-1212 год). Он получил прозвище "Большое гнездо" так как имел 8 сыновей и 8 внуков, не считая потомство женского пола. В своей борьбе с боярством Всеволод Большое гнездо опирался не только на города, но и на мужающее с каждым годом дворянство (в источниках к ним применяются термины "отроки", "мечники", "вирники", "гридни", "меньшая дружина"), социальной чертой которого является служба князю за землю, доходы и другие милости. Это категория населения существовала и прежде, но теперь она становиться все более многочисленной. С увеличением значения великокняжеской власти в некогда заштатном княжестве их роль и влияние также вырастала год от года.
Тяжело заболев в 1212 году Всеволод, при поддержке своих соратников и церкви передал престол второму по старшинству сыну Юрию, наказав ему оставаться во Владимире и отсюда управлять всей Северо-Восточной Русью. Юрий Всеволодович после междоусобицы, сумел овладеть престолом. Тем самым была окончательно нарушена старая официальная традиция наследования власти по старшинству, отныне воля великого князя - "единодержавца" стала сильнее, чем былая "старина".
Таким образом Северо-Восточная Русь сделала еще один шаг к централизации власти. В борьбе за власть Юрий, однако вынужден был пойти на компромиссы со своими братьями. Владимиро-Суздальская Русь распалась на ряд уделов, где сидели дети Всеволода III. Но процесс централизации был уже необратим. Монголо-татарское нашествие нарушило это естественное развитие политической жизни на Руси и отбросило его назад. В 1223 году на реке Калке произошла битва русского войска с передовыми ударными корпусами Чингисхана. В этом сражении еще раз проявился сепаратизм и политический эгоизм русских князей. Битва закончилась поражением русских ратей. Страшный урок Калки русские князья не поняли, не усвоили. И наказание еще более гибельное по последствиям, последовало менее полутора десятилетий спустя после их поражения в Приазовье. Зимой 1237 года началось Батыево нашествие, которое перешло в татаро-монгольское иго, длившееся несколько столетий.
Влияние татаро-монгольского ига на формирование политических режимов в Северо-Восточной Руси нельзя недооценивать, хотя нельзя и считать этот фактор абсолютным началом в государственной жизни. Политический режим Золотой Орды принято характеризовать как военно-феодальный. Потомки Чингисхана - Джучи, Бату и особенно Узбек и Джанибек - сформировали на территории Заволжья, Приитрышье и Средней Азии могучее, но не прочное государственное образование. Сохранение родовой спайки и железной дисциплины в сочетании с большой подвижностью конных масс и гибкой тактикой, обеспечили татаро-монголам преимущество над оседлыми народами, в том числе русским. Раннефеодальное единство, которое для Европы и Руси было пройденным этапом, обеспечило степнякам победу над переживавшим этап феодальной раздробленности Владимиро-Суздальским княжеством и в целом всей Русью. Следует отметить, что существует довольно развитая концепция представляющая татаро-монгольское иго исключительно благом для Руси. Г.В. Вернадский, Л.Н.Гумелев совершенно обоснованно фиксируют внимание историков на превращение России в евроазиатскую страну, каковой она является по настоящий день, и на возникновение славянско-тюрской общности - своеобразного синтеза культур. Но с другой стороны, ими недостаточно учитывается тот факт, что, в результате нашествия татаро-монголов, произошло уничтожение производительных сил и мощной культуры Древней Руси, что в свою очередь привело к стадиональному отставанию России в социально-экономическом отношении от западной Европы со всеми далеко идущими последствиями.1 Нашествие татаро-монголов прервало развитие древнерусской единой государственности. Территории будущей Белоруссии и Украины оказались под Литвой. Польшей, Молдавским княжеством и Ливонским орденом, что сказалось на развитии населения, его известном национальном обособлении, суверенитет местных Рюриковичей здесь был ликвидирован. Однако в подвластных ордынцам территориях русские княжества получили статус автономных образований - русских улусов, которые не входили непосредственно в Золотую Орду. Местные династии Рюриковичей были в основном сохранены. Их представители осуществляли властные полномочия в духе авторитарно-централизаторских традиций. В отличие от Новгорода и Пскова в Северо-Восточных княжествах представительство сословных групп не получило развитие. В Новгороде правил внук Всеволода Большое Гнездо, Александр Ярославич. Продолжая политику своего отца, Ярослава Всеволодовича (брата Юрия Всеволодовича, убитого на реке Сити), он вступил в союз с Золотой Ордой и остановил экспансию католической Европы. Александр Ярославич разгромил в июле 1240 года шведов, а в 1242 году на Чудском озере одержал победу над рыцарским орденом. Вместе с тем политика Александра Невского носила промонгольский характер, он заставил новгородцев подчиниться при проведении монголами переписи в 1257 году и наложении новой дани. В тоже время отечественная историческая традиция подчеркивает великий вклад знаменитого князя в сохранении в сложившихся условиях русской государственности, для которой Запад представлял, гораздо большую опасность, чем Орда.
Александр Ярославич Невский перед кончиной разделил свои владения между сыновьями. Младшему Данилу досталась захолустная Москва.1 Именно с этого начинается Московское княжество и политика собирания земель. Честолюбие, дальновидные расчеты, терпение и коварство московских князей, покупки, захваты, дарение увеличивали московские владения и, что не менее важно, приближали их к землям князей соперников, окружали их с разных сторон.
Надо отметить выгодное географическое положение Москвы. Ее обширные лесные дебри, реки и речушки давали людям из мест лежавших к востоку и юго-востоку, возможность скрыться от ордынских ратей. В районе Москвы скрещивались пути водные и сухопутные. Они шли во все стороны к верховьям Волги и Днепра, к Оке и Волге. В жестокой борьбе за первенство великокняжеский стол занимает в 1319 году Юрий Данилович, убитый в ханской ставке в 1322 году. Но уже в 1328 году Иван Данилович Калита получил долгожданный ярлык на великокняжеский стол и признается великим князем Владимирским. Этот князь московский очень много сделал для становления Москвы, а, следовательно, будущей московской Руси. При нем московская земля вздохнула спокойно. Он сам собирал дань и отвозил ее в Орду, оставляя себе "на жизнь". На с экономленные средства он скупал небольшие княжеские земли и превратил Московское удельное княжество в Великое. Он был, бесспорно лидером - успокоителем, который стабилизировал геополитическую ситуацию и начал созидание новой государственности. Конечно, нет сомнения в том, что он был жестоким, коварным в духе своего времени. Московский князь помог Орде в крови утопить восстание в Твери в 1327 году, против Баскака Челхана. Он уничтожил своего тверского соперника. Естественно, что такой великий князь тем более не терпел инакомыслия ни от бояр, ни от дворян, превратившихся у него в служебников. Но Калита не был, несмотря на все это, раболепным приверженцем ханов. Он проводил политику великого смирения и совершенно сознательно, исподволь, копил силы и средства, используя любую возможность. Трудно сказать насколько далеко загадывал Калита, но очевидно, что его сближение с иерархами русской православной церкви и фактический перевод митрополичьей кафедры из Владимира (куда она была переведена в 1299 году из Киева) в Москву в значительной степени способствовал возвышению Москвы, как центра Северо-Восточной Руси. Дальнейшие московские князья придерживались политики Ивана Калиты, как то:
- объединение земель вокруг Москвы, всеми возможными способами; - укрепление великокняжеской власти;
- провозглашение Москвы политическим, духовным, экономическим центром Северо-Восточной Руси.
Калите последовал его сын Симеон Гордый, прозванный так за свое высокомерное отношение к другим князьям. Он принудил Новгород платить ему дань, принял имя великого князя Всея Руси, хотя до объединения Руси было еще очень далеко. Его приемник Иван II Красный оказался слабым правителем. О нем известно, что он отличался крайнем миролюбием, спокойствием и умер, приняв постриг. Великое княжение он завещал своему сыну Дмитрию Ивановичу, но хан Золотой Орды передал ярлык суздальскому князю Дмитрию Константиновичу (1359-1362). Однако тот не смог удержать ярлык, и он был испрошен московскими боярами для внука Ивана Калиты, Дмитрия Ивановича.1
Трудно найти в истории средневековой Руси великого князя, который в большей степени отвечал бы понятию политический лидер нации, чем Дмитрий Донской. По личным качествам, по своей деятельности спасителя нации, по роли в истории укрепления русской государственности, по своей харизме он, бесспорно, относиться к самым почитаемым государственным деятелям, канонизированным Русской Православной Церковью. Дмитрий Иванович почти 20 лет вел постоянную борьбу со своими соперниками среди русских князей и постепенно принудил многих к повиновению. Это было жизненно необходимо в целом не только для укрепления личной власти, но и для сосредоточения сил по обороне Русской земли от постоянной монгольской угрозы. Вскоре он стал готовиться к открытому выступлению против Орды. В сентябре 1380 года состоялась Куликовская битва, ставшая триумфом князя и определившая стратегический поворот в пользу доминирования на Руси московского княжения. Куликовская битва имела своим последствием утверждение Москвы в качестве наследника Владимировского великого княжения и главного центра собирания земель. Однако битва не привела к немедленной ликвидации зависимости Москвы от Орды. Хан Тохтамыш неожиданно в 1382 году напал на Русь и сжег Москву.
После смерти Дмитрия Донского великое княжение перешло к его сыну Василию I (1389-1425), и впервые без ордынского разрешения, по праву отчины, на Руси утвердился принцип престолонаследия от отца к сыну. Василий выплачивал дань Орде, но проявлял большую самостоятельность.
После смерти Василия I в 1425 году в Московской Руси началась новая усобица между его сыном Василием II и его братом Юрием. Интересный факт произошел в период усобицы, свидетельствующий о прочности великокняжеского стола. В 1433 году Василий II терпит поражение от своего дяди, новый московский князь Юрий Дмитриевич, дает Василию удел в Коломнах. Развитие событий оказалось неожиданным для Юрия. В течение немногих недель масса служилых князей, бояр, детей боярских и как говорит одна летопись "всих дворян" согласно со статьей межкняжеских докончаний о праве свободного отъезда, оказались в Коломне. Каковы были причины этого отъезда:
1. Юрий проглядел реально уже возникшую разницу в престижности службы великому и удельному князю, чего почти не было в ХIV столетии. 2. Московская элита здраво понимала, что укрепление на великокняжеском столе галического государя неизбежно повлечет перетряску устоявшейся служебно-местнической иерархии. Рассчитывать на самые первые позиции при этом не приходилось.
3. Не маловажен фактор наследственности службы: два-три поколения московских бояр и детей боярских служили вначале Дмитрию Донскому, затем Василию 1, ныне Василию Васильевичу.
После смерти Юрия и междоусобных войн с его детьми Василий II отстаивает свои права на великокняжеский стол. Василий II стремится не допустить повторения усобицы, при жизни назначает наследникам старшего сына Ивана. После смерти отца Иван III стал именовать себя впервые великим князем не Владимирским, а Московским, то есть Москва становиться официальной столицей Руси.1 Это был великий устроитель земли Русской, расширитель ее территорий, в какой-то мере реформатор.
В 1480 году Иван III отказался платить дань Орде, и "стояние на реке Угре" закрепило прекращение татаро-монгольского ига. Овдовев в 1467 году, Иван III женился на племяннице последнего византийского императора Константина ХII, Софье Палеолог. Вместе с Софьей в Москву прибыли греческие специалисты, художники, архитекторы, благодаря которым Москва обрела вид настоящего "третьего Рима". Считая себя наследником римского и византийского императоров, Иван III учреждает новый герб - двуглавого орла со щитом, на котором изображен Георгий Победоносец. Большим достижением Ивана III было создание кодекса законов, регламентировавших, впервые после "Русской Правды", права и обязанности подданных, Судебника 1479г. Заключительный этап великого царствования Иван III ознаменовался присоединением ряда литовских земель. Таким образом, в конце ХV века начался процесс становления Русского централизованного государства, в ходе которого произошло объединение Северо-Восточной и Северо-Западной Руси (Ярославль, Ростов, Новгород, Тверь, Вятки, Псков, Рязань). Государь "всеа Руси " так с определенного момента именовал себя великий князь Иван Васильевич.
Политику Ивана III блестяще продолжил его сын Василий III Иванович (1479-1533), который присоединил Псков, Рязань, Смоленск. Он пытался ослабить власть старинных боярских родов, сделав ставку на мелких феодальных собственников. Правление Ивана III и Василия III вошли в историю как важнейший этап создания ядра будущей России.
Усилиями Иосифа Волоцкого и других церковных идеологов, была сформирована идеология Москвы - "третьего Рима", объявлявшая Московию главным Христианским центром. Православная церковь становится серьезной политической силой.
Одновременно с этим процессом шли глубинные изменения во внутренней структуре господствующего класса. Уничтожение в период татаро-монгольского ига слоя дружинников - феодальных собственников, способствовало укреплению позиций служивых людей - дворян, которые становятся опорой великого князя в его борьбе с феодальной аристократией. Централизация государства под началом московских князей сопровождалось утверждением принципа подданства в специфически служебной форме, что предопределило в последующем длительное отсутствие перспектив развития буржуазных прав и свобод, основ правового государства и гражданского общества.
2. ЦАРИ - САМОДЕРЖЦЫ И КОНЦЕПЦИЯ ЦАРСКОЙ ВЛАСТИ
2.1. Иван Грозный
Иван IV Васильевич родился в ночь с 28 на 29 августа 1530 года. Это был долгожданный наследник великого князя Василия III, которому было тогда уже больше 50 лет. Иван III уже употреблял титул царя (Слово "царь", этимологически восходящее к латинскому "Caesar" (ср. немецкое "Kaiser"- император) - уже до этого использовался на Руси, как обозначение "царя небесного" или ветхозаветных царей, моноголо-татарских ханов, а также других иностранных властителей)1 в отношениях с Ливонским орденом, а его сын Василий был первый назван в международных договорах царем, они обоснованно считаются зачинателями царского самодержавия в чистом виде. Приоритет принадлежит Ивану IV Грозному, который венчался на царство и с тех пор неуклонно проводил политическую линию в соответствии с этим титулом. Фактически был завершен институт политического лидерства, то есть закрепление его как устойчивой, государственной формы лидерства. Основы этого заложил Иван III, а довел до логического конца Иван Грозный. Традиционно - великокняжеское политическое лидерство стало, таким образом, традиционно - институционализированным и самодержавным. Несмотря на изменения характера власти, цари еще не являлись абсолютными монархами полностью независимыми от общества. Исключение составляет тот же Иван Грозный, попытавшийся установить опричнину - жестокий террористический режим личной власти. В 1547 году он впервые в русской истории венчается на царство, и становиться самодержавным, практически абсолютным властителем страны. Наиболее успешным принято считать первый период его царствования, связанный с работой неофициального правительства "Избранной рады", куда входили А.Ф. Адашев и Сильвестр. Это был период реформ, приведший к продвижению в направлении централизации государства, расширение его территории в восточном направлении за счет Казанского (1552 год), Астраханского (1556 год) ханств, рационализации государственного аппарата, созданию Судебника 1550г. С правлением Ивана IV Грозного связано особый этап становления самодержавной монархии с сословным представительством. Начиная с Ивана Грозного, монархи-цари стали обретать легитимность по праву наследования в форме божественного освещения коронационных церемоний. Политический режим Ивана Грозного объективно был призван решить три задачи:
- ликвидировать остатки феодальной раздробленности
- создать государственный аппарат единого государства
- расширить территории Московии за счет восточных и прибалтийских земель.
Первоначально эти цели достигались пристойными методами и были получены положительные результаты. "Избранная рада" - фактическое правительство Ивана - провела цикл реформ: принятие нового Судебника 1550 года, ограничение местничества, упорядочение приказной системы и т.д. Но царя не устраивали темпы преобразований, и он перешел к методам ускоренной централизации на путях террора. Этот специфический политический режим получил название - опричнины. По своему содержанию он выпадает из системы сословно-представительной монархии, которая функционировала с середины ХVI по конец ХVII века. Первый Земский Собор был собран при Иване IV в 1549 году, и до конца следующего века было созвано около 60-ти законосовещательных органов для обсуждения важнейших вопросов внешней и внутренней политики, принятие законодательства (Соборное Уложение - 1549 год и Стоглавый Собор). В состав Собора входили Освещенный Собор русской церкви, Боярская Дума и представители сословных групп купечества, дворянства, казаков и даже черносошного крестьянства. Складываясь постепенно, российская сословно-представительная система управления была кратковременно разорвана сверхцентрализованным опричным террористическим режимом в 1565 - 1572 годах.
Отделив от основной территории страны - земщины, опричную территорию, царь вел на ней режим прямого управления, минуя все представительные и выборные органы, местную знать и т.п. Царь опирался на специальный опричный карательный корпус, выполнявший функции политического сыска и преследовавший реальных или мнимых противников режима. (Некоторые ученые считают, что Иван IV страдал паранойей или бредовыми состояниями с присущей им агрессией, такая гипотеза облегчает объяснением некоторых фактов. Одно достоверно установлено: царь постоянно страдал от мучительных болей, прежде всего, в спине и суставах. По скелету Ивана Грозного, ставшему практически неподвижным из-за раннего окостенения хрящей и многих сухожилий, медики определили наличие полиартрита, сколиоза и артроза. Царя пытался заглушить боли алкоголем, кроме того, его беспомощные медики прописывали ему некоторые травы и сомнительные лекарства, среди них ртутные мази от болей в суставах, дающие разного рода негативные последствия).1 Опричный режим существенно подорвал позиции княжеско-боярской аристократии, но, с другой стороны, он привел к разорению населения многих областей и в значительной степени способствовал возникновению Великой Смуты начала ХVII века. Уже в заключительный период своего царствования Иван IV отказался от опричного режима. По своему содержанию опричный режим представлял собой режим личной власти в азиатской, жестокой форме. Этот режим утвердил крепостное право в его консервативном и даже варварском виде.
После обрыва династии Рюриковичей в связи со смертью Федора Ивановича (1598 год) и гибелью царевича Дмитрия произошло возрождение сословно-представительной монархии, более того - возросло значение земских соборов, получивших право на избрание монархов. Так были избраны: в 1598 году - Борис Годунов, в 1606 году - князь Василий Шуйский, наконец, в 1613 году - Михаил Романов. Однако, наряду с Собором, был и иной путь к трону - его захват во главе военно-политического движения. Именно так пришли на престол политические авантюристы Лжедмитрий I и II, королевич Владислав. Все властители Руси с 1598 по 1613 год были не традиционные наследственные самодержцы, а политические лидеры, определенных социальных групп и движений, выступавших от имени легитимных династий.
2.2. Первые Романовы
Типичный "успокоитель" государства Михаил Романов был по характеру чувствительным, мягким, добрым, к тому же он не отличался особым здоровьем. Собственно, все то же было причиной, по которой Земский Собор отдал ему предпочтение. Боярские роды Трубецких, Галициных, Мстиславских, Воротынских сошлись на компромиссной фигуре Михаила Романова, явно не обладавшего волей, амбициями, склонностью к интригам, мстительностью и жестокостью, всеми теми качествами, которыми прославился Иван Грозный. Шереметьев писал Галицину: "Мы выберем Мишу Романова, он молод и еще не зрел умом, и нас с ним будет повадно". Ключевский писал, что за кулисами Земского Собора было достигнуто негласное соглашение, по которому царь не имел права расправляться с боярами, как с холопами. Для утверждения новой династии большое значение имел тот факт, что Романовы были причастны к династии Рюриковичей благодаря только тому, что сестра деда Михаила Романова была первой женой Ивана IV и матерью Федора Ивановича. В скорейшем избрании царя нуждалось и дворянство, которое было заинтересовано в едином политическом лидере, как сословие. Первое время шестнадцатилетний царь мог выполнять свои функции исключительно благодаря Земскому Собору, который заседал практически непрерывно. Когда из польского плена вернулся его отец - Митрополит Филарет, то установилось добровольное двоевластие - то есть Михаил и его отец, ставший патриархом, добровольно, совместно управляли страной.1
В это царство Россия продолжала военное противоборство с Польшей, которое закончилось неблагоприятными мирными договорами, но имело и один положительный результат: Польский король Владислав отказался от прав на московский престол. Михаил и Филарет стремились к консолидации расколотых дворянства и боярства и не проводили репрессий против перебежчиков и изменников периода Смуты и интервенции. В тоже время продолжалось закрепощение крестьянства: был увеличен срок урочных лет - времени сыска беглых крестьян до 10 лет. Михаил установил связи с Европой, реорганизовал армию, создал оружейное производство, способствовал развитию образования, активно противодействовал развитию на Руси католичества. Последнее обстоятельство было очень важно, учитывая, что после Брест-Литовской унии 1596 года на западных русских и украинских землях, находившихся под контролем Польши, стало преследоваться православие и активно насаждалось униатская церковь, контролировавшаяся Римским папой. После смерти отца Михаила, патриарха Филарета в 1634 году, патриархом стал Иосиф I, который уже не смог встать рядом с царем, имевший к этому времени достаточный опыт и навыки управления. Умер Михаил от разрыва сердца. Перед смертью он успел благословить сына Алексея на престол.
Алексей Михайлович Романов "Тишайший" (1645-1676) вошел в русскую историю, как устроитель и успокоитель государства. В отличие от своего отца он был гораздо более жесток и тверд, деспотичен и одновременно лукав, притворно смирен. Знаменосцем-идеологом он не был, но дело свое функционально знал и пытался укрепить государство. Учитывая его деятельность можно назвать Алексея Михайловича лидером - "предтечей" Петровских реформ. С укреплением самодержавной власти и стабилизации общества деятельность Земских Соборов замирает и оживляется только в отдельные периоды развития острых социальных конфликтов и воин. В 1648 - 1650-х годах соборы разбирали ситуацию в связи с мятежами в Москве и Пскове, а в 1651-1653-х годах обсуждали вопрос о взаимоотношениях с Польшей и воссоединения с Украиной. Царь учитывал пожелания и рекомендации соборов, выраженные в форме челобитных посланий, до тех пор, пока сам не обрел достаточной силы для подчинения всего общества государственному аппарату. Государство было единственным гарантом национальной независимости в условиях непрекращающейся внешней агрессии, и вопрос о правах граждан и сословий не вставал. Сословия имели только обязанности перед государством, а царь рассматривал государство как свою вотчину. Аналогичная ситуация сложилась в отношении Боярской Думы, также являвшейся совещательным органом.
Важнейшим компонентом политического режима являлось ведомственно-приказная система, в состав которой входило более сорока приказов. Такое большое количество ведомств, приводило к дублированию функций и переплетению их деятельности, но в целом система обеспечивала государственные потребности. Большую роль в политической жизни стали играть провинциальные воеводы, ведавшие городом и уездом, и подчинявшегося приказу, в ведении которого находился город. Это способствовало укреплению централизованного самодержавного государства.
Важнейшим звеном развития политической системы и режима являлось укрепление законодательной базы. Соборное Уложение 1649 года, принятое при Алексее Михайловиче, стало подлинной кодификацией законодательства. Вместе с тем Уложение содержало нормы, адекватные средневековой эпохи. По Уложению выступление против царской власти и церкви наказывалось сожжением на костре (Будет кто иноверцы, какия ни буди веры, или и русской чаловек, возложит хулу на господа бога и спаса нашего Иисуса Христа..... Да будет, сыщется про то допряма, и того богохулника обличив, казнити, зжечь.)1 Был введен новый Приказ тайных дел - средневековая русская тайная полиция.
Важным компонентом политики Алексея Михайловича было развитое православие, которое стало идейно-политической и мировоззренческой основой государства. Что было закреплено концепцией "Москва - Третий Рим". Русь проводила иззоляционистсткую политику, направленную на противоборство с европейским католицизмом и протестантизмом. Тут надо отметить тот факт, что когда патриарх Никон хотел провозгласить власть духовную выше светской власти, что выходило далеко за пределы византийского представления о власти, то Никон был лишен сана патриарха и отправлен в заточение в дальний монастырь. Конец XVII века в литературе характеризуется, как канун Петровских преобразований, однако надо заметить, что все Петровские реформы были начаты раньше: - централизация управления;
- отмена местничества;
- использование западного опыта в военном деле, в образовании.
Петр I фактически поставил все начатые преобразования на принципиально новую основу - систему методов форсирования и принуждения и довел их до логического конца - создание абсолютистской Российской империи. Алексея Михайловича сменил его сын Федор Алексеевич (1676-1682). Он был весьма просвещенным человеком, увлекался польской литературой, подготовил создание Славяно-Латинской академии, много сделал для развития государственного аппарата, в частности, ликвидировал местничество. Болезненный царь умер в 22 года. Когда встал вопрос о престолонаследии, имелось две кандидатуры - слабоумный Иван Алексеевич и малолетний Петр Алексеевич. Земский Собор избрал Петра, но под нажимом царевны Софьи Алексеевны, и в результате бунта стрельцов в мае 1682 года, первым царем был провозглашен слабоумный Иван, а регентшей при обоих царях, стала Софья Алексеевна. Таким образом, первая женщина из рода Романовых стала фактически царицей.
Софья Алексеевна (1657-1704) с помощью дворянского войска, подавляет стрельцов, которые привели ее к власти, и в течение семи лет управляет государством. Она приблизила к трону своего любовника, князя Василия Галицина, выдающегося государственного деятеля, и одного из самых образованных людей России. Как типичный западник, фаворит Софьи склонял царицу к союзу с европейскими державами. Под руководством Галицина состоялось два похода против турок в Крым, которые закончились неудачно. Однако, несмотря на это правление Софьи, было полезно для страны. Галицин заключил "вечный мир" с Польшей, активно занимался подготовкой реформ, развивал образование, ремесла, торговлю, но всему этому сопротивлялись консервативные силы, во главе которых встал патриарх Иоаким. В противовес Софьи он активно поддерживал подраставшего Петра Алексеевича. В августе 1689 года Петр сверг Софью и отправил ее в Новодевичий монастырь. Галицин был лишен имущества, сослан на север и не смог применить свои незаурядные политические таланты в эпоху, для которой был рожден.1 2.3. Петр Первый. Наследие императора.
Для понимания места и роли реформаторской политики Петра Первого, следует иметь в виду, что Россия вступила в закономерный период, объективно назревшей внутренней самоорганизации, который характерен для всех государств. Рационализация общественных отношений является условием выживания нации и сохранения государственной независимости. В России предстояло окончательно сломать традиционалистскую патриархальную архаичную систему власти и установить рациональный деперсонифицирующий универсалистский режим власти. Петр Первый был не просто наследственным монархом, а самым настоящим харизматическим лидером нации, обладавшим особым престижем в глазах элиты. Именно это позволило ему провести радикальную насильственную ломку патриархальных устоев страны, осуществить ее модернизацию и европеизацию, сохранив власть на протяжении всей своей жизни. Политический режим правления Петра Великого, бесспорно, окрашен яркой личностью этого монарха и справедливо может быть выделен в качестве самостоятельного и вполне сформировавшегося. Этот режим власти положил начало становлению относительно новой политической системы - абсолютной монархии, прообраз которой был дан Иваном Грозным в период опричнины. С различными вариациями, выразившимися в функционировании тех или иных политических режимов, система абсолютной монархии просуществовало вплоть до 1917 года.
Утверждение Петра Первого у власти во многих отношениях напоминает юность Ивана Грозного. Это был период междоусобицы и распрей, борьбы могущественных боярских кланов. Петр Алексеевич не получил систематического образования, но, осознав его необходимость, предпринял длительное заграничное путешествие в 1697 - 1698 годах.1 Вернувшись из-за границы, европейски просвещенный самодержец Петр принимает личное участие в розыске зачинщиков стрелецкого мятежа, проявив необыкновенную жестокость и даже садизм (в последствии он казнит своего сына царевича Алексея, любовников жен - Евдокии и Екатерины, свою любовницу Марию Гамильтон). С этого времени он уже становиться полноценным монархом, вступившим в политические баталии на европейском фронте. Он создает Северный Союз для войны со Швецией, которую возглавлял король Карл XII. Он нанес Петру поражение под Нарвой и отправился воевать в Европу. Петр получил передышку, которую с блеском использовал. Он перевооружил армию, провел целый ряд управленческих реформ, затем взял шведскую крепость Нотебург, заложил Кронштадт и Петербург и вскоре нанес решительное поражение своему "учителю" Карлу под Полтавой. В 1721 году был заключен Ништадтский мир, по которому Россия получила прибалтийские территории и превратилась в морскую державу, выдвинувшись тем самым, в ряд великих европейских государств и одновременно став абсолютиской империей. Становление абсолютной монархии определяется сосредоточением законодательной и исполнительной власти в руках наследственного монарха:
- правом распоряжением налоговой системы;
- функционированием полностью подчиненного лично монарху чиновничье- бюрократического иерархического государственного аппарата;
- централизацией, унификацией и регламентацией управления;
- созданием постоянной армии, флота и полиции.
Государственная власть получила значительную относительную самостоятельность в отношении общества, в том числе политической элиты. Петр проводил в области социальной политики линию, направленную на усиление зависимости крестьянства от помещиков и даже распространял крепостное право на новые группы крестьян. В то же время он был преисполнен заботы о дворянстве. В 1714 году был издан указ о майорате, запрещавший дробление наследуемых земель, что в перспективе сохранило бы крупные земельные владения. Однако дворянство встретило указ негативно, и этот указ не был проведен в жизнь, а в последствии отменен. В ходе реформ была сломана вся система государственного управления и создана новая по европейским образцам, иерархическая пирамида власти. Ее возглавлял император, которому помогал Сенат - высшее правительственное учреждение. Вместо несколько десятков приказов и канцелярий были учреждены 9 коллегий: иностранных дел, Военная, Адмиралтейская, Камер-коллегия (сбор доходов). Из других коллегий следовало отметить такие учреждения, как Духовная коллегия или Правительствующий Синод, для управления Русской Православной Церковью, которая с этого времени стала одним из элементов государственной машины, а также Преображенский приказ, заведовавший политическим сыском. Пытался Петр провести судебную реформу на принципах разделения административной и судебной власти, создав надворные суды и на местах - нижние суды. Однако на практике судебные присутствия возглавили губернаторы и воеводы, нижние суды и вовсе упразднили, предоставив администраторам осуществлять судебные функции.1 С целью надзора за работой всех учреждений царь сформировал сеть прокуроров и фискалов, которую возглавил генерал-прокурор. В России было создано полицейское государство, действующее по регламентам и инструкциям. Ярким образцом государственной регламентации является "Табель о рангах", в которой были расписаны все должности по 14 рангам. Приобретение дворянства путем выслуги чина усиливало социальную мобильность правящего сословия, открывая возможность прилива в среду элиты выходцев из других сословий. С другой стороны - эта возможность на практике быстро была сведена к нулю, зато государство обрело мощный инструмент для контроля за чиновничеством и усиления механизма авторитарной власти. Особую роль в развитии государства стала играть армия и в первую очередь гвардия, представлявшая фактически элиту дворянства. Европеизированная элита стала подлинным, господствующим классом, все более отрывавшимся от патриархального народа. Социально-культурный раскол нации, происшедший в Петровскую эпоху, имел далеко идущие катастрофические последствия, сказавшиеся через два столетия.
Первая четверть XVIII века останется в истории, как период Петровских реформ или Петровского реформаторского режима власти. После смерти Петра Алексеевича в 1725 году государство осталось абсолютистским, но режим власти несколько изменился. В исторической литературе выделяют период "Дворцовых переворотов". Сменявшие на троне друг друга после непродолжительного и малопродуктивного царствования царицы и цари: Екатерина I, Анна Иоанновна, Иван Антонович при регентстве Анны Леопольдовны, да и в известной мере Елизавета Петровна вошли в историю, по пушкинскому сравнению, как "ничтожные наследники северного исполина". Это не были ни политические лидеры, ни государственные деятели. Они правили Россией, ибо такова была воля Господня и их судьба.
В литературе сформировалось две точки зрения по поводу данного политического режима:
1) антинациональный пронемецкий абсолютистский режим;
2) режим господства дворянской политической элиты менявшей самодержцев
Но никто не оспаривает того факта, что государственная власть в этот период ослабела, и Петровские реформы во многом были дезавуированы.1 В 1761 году новым императором России стал Петр III, который традиционно характеризуется в исторической литературе, как пронемецки настроенный деятель. Он действительно вывел все войска из Германии, возвратил все территории и отказался извлечь выгоды из победы в Семилетней войне. Во внутренней политике он перешел ряд допустимых пределов, о которых плохо знал вследствие своего воспитания и образования. Он ввел в армии утомительную муштру в стиле разгромленного русскими войсками Фридриха II, в среде духовенства ввел бритье бород и пасторское одеяние. Петр III вызывал ненависть не только гвардии, но и всего образованного общества. Его жена Екатерина с помощью гвардии совершила новый переворот, заставив императора отречься от престола, с последующим убийством его 17 июля 1762 года. В 1762 году императрицей стала знаменитая Екатерина II Великая, царствование которой однозначно оценивается всеми историками как режим просвещенного абсолютизма. В отличие от своих предшественников императрица совершенно сознательно и целенаправленно приняла решение изменить режим власти, взяв за основу идеи Вольтера, Монтескье, Руссо. И хотя ее понимание равенства и свободы не шли дальше укрепления позиций дворянства, а просвещенный абсолютизм оказался в основном камуфляжем феодально-крепостнических отношений, тем не менее, целый ряд явлений выделяют в истории период ее длительного правления как особый просвещенный режим.
Характерной особенностью правления Екатерины был так называемый фаворитизм - опора императрицы при осуществлении государственных дел на приближенных любовников из числа выдающихся военно-политических деятелей и не только. Причины фаворитизма связаны не только с личными желаниями Екатерины, но и с условиями правления императрицы немецкого происхождения, узурпировавшей власть с помощью гвардейцев. Екатерина больше была постоянно озабочена контролем над своим окружением, гвардией, сохранением благожелательного отношения к ней дворянства. Задумав политику просвещенного правления в духе новых французских веяний, Екатерина никогда не переходила в ее реализации границы возможного. Примером такого подхода является история созыва и работы в 1767 году Уложенной комиссии, для новой кодификации законов. Эта комиссия представляла собой собрание всесословных представителей - депутатов от дворянства, городских и сельских свободных жителей. Екатерина составила для комиссии "Наказ". Она писала, что в условиях просторов России и разнообразия ее частей не может быть другого правления, кроме самодержавия. Уложенная комиссия не выработала никакого документа и обнаружила явную неготовность к работе. Распустив комиссию, Екатерина II издала целый ряд указов и актов, в которых частично реализовывались положения членов комиссии и наказов с мест. С целью упорядочения управления империи было введено новое областное деление. Россия делилась теперь на 50 губерний. Основной фигурой в губернии являлся отныне губернатор, стоявший во главе "губернского правления". Функции губернского правления были довольно обширные. Децентрализуя управление, царица сохранила вместе с тем мощный и действенный контроль центральной власти над губерниями. Над каждыми двумя-тремя губерниями Екатерина II поставила наместника или генерал-губернатора с неограниченными полномочиями.1 Помимо реформирования государственного механизма управления Екатерина II огромное внимание уделяла сословной политике. Кодекс прав и привилегий дворянства - так называемой "Грамоты на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства", изданной в 1785 году. Это был систематический свод всех прав и привилегий. В жалованной грамоте, подтверждалось вольность дворянства от обязательной государственной службы, свободы от уплаты податей, от нанесения дворянам телесных наказаний, за какие либо преступления "Телесное наказание да не коснется до благородного ". Это и не удивительно, так как дворянство служило опорой монархии. Важным моментом в Жалованной грамоте была кодификация дворянского самоуправления. У дворян, имеющих обер-офицерский чин, было право организации дворянских обществ (дворянского собрания) в уездах и губерниях, что стимулировало государственную службу.
В 1763 году Сенат окончательно утратил свои широкие полномочия. Тогда он был разделен на шесть департаментов. Лишь один из них сохранил за собой какое-то политическое значение (публикация законов). Таким образом, Сенат стал высшим судебно-аппеляционным учреждением. Важнейшим звеном государственного управления стал Кабинет Екатерины II с его статс-секретарями. С 1769 года стал действовать Императорский совет. Наличие элементов просвещенности было, несомненно, но они, конечно, не стали доминирующими в политике Екатерины. В отношении крестьянства политика правительства все более ожесточалась, и на это народ ответил движением сопротивления, которое вылилось в крестьянскую войну под предводительством Емельяна Пугачева. Главным направлением деятельности императрицы в области внутренней политики стали централизация и бюрократизация управления, в области внешней политики силовое решение территориальных и национальных проблем. Россия выиграла две русско-турецкие войны (1768-1774 и 1788-1790 года) и войну со Швецией (1788-1790 года). Екатерина совместно с Пруссией и Австрией произвела три раздела Речи Посполитой. В состав России вошли Украина, Белоруссия, Литва и Латвия, население страны достигло 36 млн. человек, в три раза увеличился флот, доходы страны выросли в четыре раза. Россия во второй половине XVIII века стала великой евразийской империей.
2.4. Век XIX.
Приемником Екатерины II стал ее сын Павел I, не оказавший заметного влияния на развитие абсолютизма. За четыре года своего правления он проявил себя как самодержавный властитель, но не правомерно считать его исключительно реакционером и антинациональным деспотом. Он был образован, знал иностранные языки, очень негативно относился к проявлениям безнравственности. Известно, что Павел сократил расходы на администрацию, улучшил положение крестьянства, пытался прекратить разорительные войны, ограничить привилегии зарвавшейся гвардии, улучшить положение православного духовенства. Во многих отношениях это был незаурядный человек. Но его жизнь и политика были омрачены длительным пребыванием вне власти, которая была незаконно узурпирована его матерью. Став императором в 42 года, он все свои силы бросил на мстительную борьбу с призраком матери - увольнял ее сторонников, брал на службу опальных. Элита дворянства задумала смещение монарха, не отвечавшего ее интересам, то есть не являвшегося ее лидером. Поскольку механизма легальной смены монарха в принципе не существовало, встал вопрос о физической ликвидации божьего помазанника. Павел I был, конечно, не самым лучшим политическим лидером своей страны, но вряд ли заслуживал убийства. Впрочем, традиция цареубийства была заложена еще в Киевской Руси, и Павел был вполне традиционно убит с молчаливого одобрения его сына в 1801 году. Павла сменил Александр I, имя которого стало нарицательным для политического режима первой четверти XIX века. С первых шагов он стал проявлять себя как приверженец порядков, которые существовали во времена его бабки, и которые столь ревностно изничтожал его отец. Вскоре Александр начал заявлять о необходимости более глубокой либерализации страны. В этом сказалось воспитание его учителя Лагарна - республиканца и либерала, а также в целом осмысление дворянской аристократией последствий французской революции. Под влиянием кружка трезвомыслящих аристократов, "Негласного комитета", царь рассматривает проекты реформ и подписывает манифест об учреждении министерств, устранявший коллегии. В 1803 году был принят указ о вольных хлебопашцах. Особая роль принадлежала М.М. Сперанскому, идеологу намечавшихся конституционных преобразований, которые опередили свое время почти на сто лет.
В истории России известны несколько попыток написания конституционных документов, например "Кондиции" Анны Иоановны, "Наказ" Екатерины II. Но Сперанский впервые, в своем труде "Введение к изложению государственных законов", теоретически доказывал необходимость конституционного ограничения деспотической власти императора, разделения властей, выборности судей и чиновников, создания Государственных Совета и Думы. По его замыслу император назначал все органы управления и мог распустить Госдуму, но эта система все-таки заметно ограничивала произвол власти. В 1810 году был образован Госсовет - высший законосовещательный орган, а в мае 1810 года должны были состояться выборы в Государственную Думу, но они сорвались, так как император все более входил во вкус самодержавного правления (Однажды он накричал на престарелого Г.Р. Державина, поэта и государственного деятеля: "Ты все хочешь учить, а я самодержавный царь и хочу, чтобы так, а не иначе")1, к тому же консервативно настроенная аристократия открыто выражала недовольство всяческими преобразованиями. Победа консервативной идеологии определялось, прежде всего, тем фактом, что во-первых приближалась европейская война, во-вторых, - помещичье крепостническое хозяйство еще себя не исчерпало, в-третьих не было социальных сил, ориентированных на реформы. В результате Сперанский был смещен, либерализация приостановилась.
Наряду с попытками реформ Александр I ведет активную внешнюю политику и, в результате ряда успешный войн, присоединяет к России Азербайджан и Дагестан, Бессарабию, Финляндию, Галицию! Победа в Отечественной войне 1812 года и участие в войнах за освобождение Европы принесли Александру европейские лавры Победителя, которые превратили его в идеолога политики в Европе. Александр стал одним из ведущих деятелей Священного союза европейских монархов, созданного с целью сохранения границ и борьбы с революциями. Победоносная война России с наполеоновской Францией в 1812-1814 годах создала иллюзию, что существующий социально-экономический и государственный строй самодостаточен и необходимы только его определенные коррекции. Приближенный царя Н.Н. Новосильцев разработал польскую конституцию 1815 года и на этой основе подготовил секретную "Уставную грамоту империи Российской" - конституционный проект либерального характера. Александр не решился и на это преобразование, все более ориентируясь на консервативные круги дворянства. Отказ царя от реформ вызвал переориентацию группы молодых дворянских - интилектуалов из офицерской среды на радикальные действия революционного характера. Выступление революционных офицеров после смерти Александра I накануне присяги Николая I (1825 году) закончилось их поражением, казнью пяти лидеров движения и каторгой для остальных.
Приход к власти Николая I Павловича означал радикальные изменения внутренней политики самодержавия, как по форме, так и по содержанию. К престолу прямолинейного и жестокого по характеру 3-го сына самодержца не готовили, и поэтому он получил чисто военное образование. Когда революционные дворяне - реформаторы подняли 14 декабря 1825 года вооруженное восстание, он проявил в полном объеме все свои природные и приобретенные качества. Начало его правления было ознаменовано жестоким подавлением восстания декабристов.
Николай I видел идеал государственного устройства в армии с ее уставами и отлаженным механизмом внутренней жизни. Призванный на службу из отставки Сперанский, вынужден был отказаться от идей либерализма и оказал всемерную помощь новому царю в установлении политического режима власти.
В Собственной Его Величества канцелярии были созданы: первое отделение - личная канцелярия, второе отделение - по кодификации российского законодательства, третье отделение во главе с Бекендорфом должно было руководить жандармским корпусом и политическим сыском неблагонадежных, четвертое отделение занималось образованием и благотворительностью, а пятое отделение - крестьянами казны.
Сперанский и второе отделение собрали Полное собрание законов Российской империи в 45 томах, но это не привело к созданию правового государства. По общему мнению, при Николае I установилось царство столоначальников - бюрократов.1 Расходы на госаппарат и армию достигли невиданных ранее размеров. Казарменные порядки были установлены в университетах и гимназиях. Был введен в действие новый цензурный устав.
Николаевское правительство вело борьбу с освободительными идеями не только с помощью полиции и цензуры. Была разработана официальная идеология - "теория официальной народности" (православие, самодержавие и народность). Николаевское государство контролировало все проявления общественной жизни, что в известном смысле напоминало тоталитарные режимы XX века.
Экономика России продолжала успешно развиваться, несмотря на все ограничения полицейского режима, однако темпы экономического роста были недостаточны, что привело к усилению отставания от стран Западной Европы. Николаевский "застой" стал причиной жестокого поражения в Крымской войне, хотя такая мощная людскими и экономическими ресурсами страна, как Россия, была обязана просто растоптать десанты англичан и французов в Севастополе. В 1855 году Николай I скончался.
Новый русский царь, ставший реформатором, Александр II, вступил на престол в 1855 году в звании полного генерала и с опытом государственной деятельности. Он был прекрасно образован, знал четыре иностранных языка, финансы и право, обладал блестящей памятью, умом и дальновидностью. Он, конечно же, не был, и не мог быть по определению, либералом, но, как настоящий подготовленный государственный деятель, он хорошо понимал необходимость реформ и ликвидации отставания страны в военно-технической, социально-экономической и других областях. Поражение в Крымской войне от англо-французской коалиции окончательно убедило правящие круги в том, что промедление с преобразованием может привести к потере национального суверенитета и, в перспективе, к крестьянской войне. Возникшие в среде разночинной интеллигенции радикально - демократические движения набирали обороты и грозили перехватить инициативу в будущем. В этих условиях были начаты либеральные преобразования.
Вскоре после заключения Парижского мира, Александр II выступая в Москве перед представителями дворянства, заявил: "...Слухи носятся, что я хочу дать свободу крестьянам; это несправедливо, и вы можете сказать это всем направо и налево; но чувство, враждебное между крестьянами и их помещиками, к несчастью, существует, и от этого было уже несколько случаев неповиновения помещикам. Я убежден, что рано или поздно мы должны к этому прийти. Я думаю, что и вы одного мнения со мною, следовательно, гораздо лучше, чтобы это произошло свыше, нежели снизу... "1. Ликвидация крепостного права в 1861 году заложила фундамент для последующих нововведений, расширения прав местных органов самоуправления, учреждения выборного института мировых судей, введение суда присяжных, более гибкого института цензуры, установления принципа всесословности в комплектовании армии, демократизации высшей и средней школы. При всей половинчатости и ограниченности многих преобразований, они имели огромное прогрессивное значение, так как открывали для населения страны реальные возможности самореализации в экономике и других сферах жизни.
Однако смягчение политического режима и половинчатость реформ вызвали активизацию революционно-демократических и национально-освободительных сил в обществе. Александру II пришлось применить в России и Польше жесткие меры по подавлению новых мятежей и восстаний.
Реформаторская деятельность отняла у самодержца много физических и нравственных сил, семь террористических покушений революционеров вызывали потребность в смене обстановки и самой политике. Начался охранительный период царствования с постепенным свертыванием многих реформ. Царь-реформатор не стал политическим лидером ни элиты, ни интеллигенции, ни, тем более, общенациональным лидером. Он вызвал раздражение у всех, даже у тех, кто ему был обязан свободой, хотя и неполной и относительной. В январе 1881 года была, наконец, сделана давно назревшая попытка ввести представительные органы власти. Убийство императора Александра II народниками окончательно остановило процесс реформ сверху, которые в силу своей ограниченности не удовлетворяли демократические и либеральные круги. Авторитарно-реформаторский политический режим Александра II был закономерно ликвидирован его преемником Александром III. Наступил период консервативной реакции, ускоривший нарастание революционного процесса.
Александр III вступил на престол зрелым 36-летним человеком. В последние годы царствования своего отца он находился в явной оппозиции реформам, возражая против отмены крепостного права. После гибели отца он некоторое время колебался между политикой продолжения умеренных реформ и курсом на их свертывание, предлагавшимся его воспитателем Победоносцевым.
В первой половине 80-х годов даже был проведен ряд некоторых реформ -отмена подушной подати, введение обязательного выкупа, понижение выкупных платежей. Но после Александр III взял курс на контрреформы, ограничивавшие и искажавшие либеральные преобразования 60-х годов. Было принято положение о введении чрезвычайного положения в любой области, затем приняты новые правила для печати с жесткой цензурой, далее последовало создание охранных отделений жандармских органов по охране государственной безопасности. Вскоре последовало разрешение земским начальникам судить крестьян, ограничение прав городского самоуправления.
В то же время, нельзя считать Александра III законченным ретроградом. Он привлек к государственному управлению С.Ю. Витте, который сыграл выдающуюся роль в модернизации экономики страны. Им была проведена денежная реформа, развернуто железнодорожное строительство, ускорился рост фабрично-заводской промышленности и в целом начата настоящая индустриализация страны.
Таким образом, с одной стороны, Александр III вроде бы стабилизировал экономику и отсрочил революцию, с другой стороны, он своей реакционной политикой способствовал тому, что не только революционно-демократическая, но и либеральная интеллигенция вступила на путь нелегальной оппозиционной деятельности, что в немалой степени способствовало грядущим социальным катаклизмам. 2.5. Николай II.
Николай II - самая трагическая фигура среди европейских монархов новейшего времени. Ему, как ни одному другому, пришлось испытать трудности, выпавшие на долю монархии во второй половине XIX и начале XX века. Социальные, экономические, внутри - и внешнеполитические проблемы его времени были чем-то таким, о чем Николай II никогда не имел адекватного представления. Безусловно, особые условия в Российской империи стали бы неразрешимой проблемой и для более умного, образованного и подготовленного монарха. Охранительно-консервативный, контрреформаторский режим продолжал функционировать и в первые годы правления Николая II. Первый период царствования вплоть до первой русской революции 1905-1907 года был относительно спокойным. Сохранялась строгая административно-иерархическая вертикаль власти во главе с царем и лично подчиненными ему министрами. Кабинет министров не обладал властными полномочиями, а Сенат был органом административной юстиции. Нарастание недовольства крестьянства в связи с сохранением помещичьего землевладения в первозданном виде, обострение рабочего вопроса, еврейские погромы, поражение в русско-японской войне, все это, вкупе с нежеланием самого Николая II к решительным переменам, его инертностью, привело Россию к революции. Первая русская (российская) революция началась 9 января 1905 года ("Кровавое воскресение") и закончилась 3 июня 1907 года ("третьеиюньский государственный переворот"). Почти два с половиной года в стране бушевали невиданные общественные страсти. Забастовки, стачки, разрушения затронули как отдельные промышленные предприятия, так и многие районы империи. Во многих местах доходило до вооруженных столкновений. Под влиянием революционных выступлений царь подписал манифест 17 октября 1905 года "Об усовершенствовании государственного порядка" ( Даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов ). Это было не конституция, а декларация намерений во имя умиротворения страны. Когда Николай II подписывал Манифест, он не сомневался, что у власти достаточно сил для подавления "крамолы". Чтобы там ни говорили и ни писали политически пристрастные современники, возможности силового решения осенью 1905 года существовали. Царь не прибег к этому средству по причинам, о которых поведал в одном из писем матери. Говоря о возможности применения жестких мер, он заметил, что "это стоило бы потоков крови и, в конце концов, привело бы неминуемо к теперешнему положению, то есть авторитет власти был бы показан, но результат оставался бы тот же самый, и реформы не могли бы осуществляться". Здесь особенно примечательны последние слова. Николай II уже не сомневался, что реформы нужны, что их непременно надлежит проводить. Речь шла лишь о том, как это сделать и кто это должен сделать.
Россия постепенно становилась уже не абсолютной, а, по меньшей мере, частично ограниченной в отдельных элементах думской монархией. В законе было записано, что никакой новый закон не может последовать без одобрения Государственного Совета и Государственной Думы и воспринять силу без утверждения Государя Императора.
Власть оставалась самодержавной, и император имел право распускать Думу и объявлять новые выборы или перерыв в ее работе и издавать в это время нужные законы без согласования с Думой. Однако появление Думы было заметным шагом вперед в деле становления, в перспективе, конституционной монархии, но этого не произошло: царь разогнал первую и вторую Думы как слишком левые, посягнувшие на помещичьи землевладения. В первой Думе (апрель-июль1906 года), было 40% либеральных и 40% левых фракций, а во второй Думе (февраль-июнь 1907 года) либералов было около 30%, а левых больше половины. Воспользовавшись вынужденным свертыванием революционных выступлений, царь совершает так называемый Третьеиюньский государственный переворот и не только разгоняет вторую Думу, но и подписывает принципиально иной избирательный закон, гарантирующий правым партиям преимущество в новой Думе. В стране устанавливается Третьеиюньский политический режим, который функционирует уже вплоть до крушения самодержавия.
Начавшаяся мировая война имела ярко выраженный империалистический характер. Каждый воюющий блок (Антанта и Тройственный союз) имел планы молниеносных разгромов соперников на основе достижений науки и техники, отсталая в технико-экономическом отношении Россия быстро выдохлась, и вступила в период коллапса экономики и массового революционизирования масс трудящихся. Все традиционные авторитарно-самодержавные, аграрные, национальные, религиозные и рабочие проблемы резко обострились. Бездарность главнокомандующего великого князя Николая Николаевича и прямое предательство ряда офицеров привели к поражению русской армии. Хлебные волнения в Петрограде в феврале 1917 года неожиданно для властей переросли в революцию. Исполнительный комитет Государственной Думы во главе с Родзянко и вновь созванный Совет рабочих и солдатских депутатов - "Петросовет" во главе с Н.С.Чхеидзе были едины в требовании отставки Николая II. 2 марта Николай II отрекся от престола в пользу сначала сына Алексея, затем брата Михаила Александровича, который в свою очередь предоставил решение вопроса о власти Учредительному Собранию. Символично, что таким образом царская династия Романовых началась и закончилась Михаилом. Николай и до этого не был полноценным политическим лидером страны, а теперь он превратился в обузу нового правительства. Первоначально правительство Керенского пыталось отправить семью Николая за границу, в Англию, затем правительство Ленина в период Бресткого Мира - в Германию, но самодержцы этих стран отказались принять Романовых. В разгар гражданской войны большевики решились на расстрел Романовых из опасения превращения их в объединяющий символ и знамя контрреволюции. Однако при этом казнили не только бывшего царя, но и его ни в чем не повинную семью и даже слуг. Трагедия в Екатеринбурге не являлась чем-то из ряда вон выходящих в мировом контексте, так как она повторяла определенным образом аналогичные казни королей в ходе английской и французской революций.
Отречение Николая II стало своеобразным временным водоразделом; Россия при царях и Россия без царей. До и после. И хотя очевидно, что последующие правители страны продолжили авторитарно-самодержавную традицию, они наполнили ее совершенно иным социальным содержанием.1 3. "ДЕСПОТИЧЕСКОЕ САМОДЕРЖАВИЕ". ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ И ИНСТИТУТЫ РОССИЙСКОГО САМОДЕРЖАВНОГО ПРАВОВОГО ПРОИЗВОЛА
3.1. Москва - Третий Рим: преемственность имперских традиций
В Восточно-Римской империи (Византия), в противоположность Западу, император (василевс) провозглашался наместником Христа, и мы имеем дело с политической моделью цезаропапизма, когда в должности христианского императора объединены функции царя (василевса) и главы Церкви.
Мистическую связь между Христом и василевсом как его земным заместителем, олицетворял двухместный императорский трон. По будням император восседал на правой его стороне, по воскресным и другим праздничным дням - на левой, оставляя место для Иисуса Христа, незримое присутствие которого символизировал крест. Византийская мифология власти провозглашала, что василевс действует, царствует и живет "во Христе", его дела - божественные дела, его правление - совместное с Христом. Из этого построения логически вытекал священный характер императорской персоны. Император становился объектом культа. Его жилище называли "Священным дворцом", его облачение, как и дворец, было священным. В знак особой милости император мог подарить свою одежду какому-нибудь городу, и тогда она торжественно вывешивалась в главном городском храме. Даже к портретам императора прилагались эпитеты "священный портрет", "священный лик", "божественный лик". Их [портреты] встречали перед городскими воротами, с зажженными факелами и кадилами в руках, как полагалось встречать монархов, и склонялись перед ними, воспроизводя ритуальный поклон императору. Изображения императоров можно было увидеть на различных предметах христианского культа и на стенах церквей. Византийские василевсы изображались с нимбами святости (Юстиниан Великий, Василий II Болгаробойца), с X века в их официальную титулатуру включался эпитет "святой".
Император в качестве "наместника Христа" приобретал священнические функции. При этом христианская трактовка социальных функций Христа как царя и первосвященника усиливала мысль о "цареосвященстве" византийского василевса.
В церковных церемониях и процессиях, в дворцовой жизни император должен был восприниматься как образ, точнее "отображение" Христа. Например, в качестве наместника и живого образа Христа ощущал себя император в литургической церемонии Страстной недели - омовение ног беднякам. Символично, что в этой церемонии византийских патриарх выступал только в роли чтеца Евангелия. Когда он читал отрывок из Евангелия об омовении Иисусом Христом ног беднякам, сам император в это время реально воспроизводил эту сцену. Византийский император причащался в алтаре, как священнослужитель, то есть отдельно телу Христову с дискоса (когда причастие дается прямо в руки) и отдельно крови Христовой из потира. Тот факт, что император принимал причастие от патриарха, а не причащался самостоятельно, может рассматриваться как рудимент религиозно-политической доктрины IV века, когда император воспринимался как светский владыка. Можно констатировать, что канонический император обладал священническим достоинством, а его первенствующее место церковной иерархии определялось выполнявшимися им религиозными функциями. Византийским император имел право инвеституры патриарха, (то есть вводил его в сан). Это показывает, что византийский патриарх заимствовал свою власть не непосредственно у Бога, а у императора, в то время как между василевсом, как автократом и Царем небесным как Пантократором существовала прямая связь, исключающая чье-либо посредничество.
Однако следует заметить, что первосвященничество византийского императора строго совпадало с границами распространения его политической власти. Можно констатировать, что до схизмы 1054 года реально существовало два первосвященника: Папа Римский и василевс Ромейской империи. Борьба между Папой и императором за власть наместника Христа обретет позднее формы борьбы Восточной и Западной церквей. Это противостояние завершиться отделением в 1054 году церкви Константинопольской от юрисдикции Папы Римского, в результате чего василевс сможет в полной мере ощущать себя наместником Христа хотя бы в границах Восточно-Римской (Ромейской) империи. Одной из причин принятия христианства на Руси была необходимость мировоззренчески обосновать самодержавную власть князя как богоданную.1 Однако существовавшая в конце X века социально-экономическая ситуация отнюдь не способствовала практической реализации новой мифологии власти. В Древней Руси, так и не сформировались феодальные отношения. До XI века русские не знали условного землевладения (ни в форме связанного с вассальной службой феода, ни в форме аллода, свободного от жестких служебных обязательств), которое было бы связующим звеном между монархом и военно-аристократическим классом. Эта слабость собственных сил князя вынуждала искать согласие с народом, то есть с вечем, хотя сакральный характер последнего был давно утрачен. Отсутствие экономических рычагов подчинения заставляло обращаться к силовым методам воздействия, что и явилось одной из причин кровавых княжеских междоусобиц. Князь стремился захватить и удержать Киевский великокняжеский престол, как высшую сакральную цель. Кроме того, пытался утвердить в своем уделе единодержавную власть, только ему Богом данную власть. Удельные князья стали рассматривать свой удел как вотчину, в которой не было различий между правами суверена (политической властью) и правами собственника (экономической власти). Отсюда - их попытка дробить удел по личному усмотрению, раздавая наследство своим сыновьям. Удельная раздробленность - результат такой политики.
Много столетий подряд Россия чувствовала себя частью византийского мира "Идея главенства константинопольского императора над всем христианским миром была неотъемлемой частью русского мировоззрения и провозглашалась в церковных песнопениях и переводных греческих, юридических сочинений. Для русских константинопольский император был символ мирового христианского единства, хотя реальной власти над ними он не имел".1 После падения Константинополя (1453 году) русским представлялось, что они остались единственным православным народом в мире, этому и способствовало женитьба Ивана III на племяннице последнего византийского императора Константина XII. Именно в это время Псковский монарх Филофей и написал свое знаменитое: "... два Рима пали, а третий стоит, четвертому же не бывать". Это письмо, написанное Василию III в начале XVI века, было скорее, апокалипсическим, чем политическим и по тону, и по контексту: Москва не только Третий Рим, но и последний и на очень короткое время, потому что "конец уже близок".
Прошло немного времени и выяснилось, что православие на Востоке с приходом турок не исчезло. Но в эпоху великого князя Московского Ивана III Иосиф Волоцкий четко сформулировал постулат о том, что великий князь Московский является "наместником Бога" на земле. Из этой теории вытекает и соответствующий практический вывод об отношениях московских государей к церковным делам.
В результате в эпоху Ивана Грозного окончательно оформилось религиозная доктрина власти, согласно которой московский великий князь был признан не просто "могуществом, силой Бога на земле", а его реальным воплощением - Спасителем, Мессией всего народа Божьего. Этот статус уже полностью освобождал великого князя от какой-либо ответственности перед народом: "А жаловати есмя своих холопий вольны, а и казнити вольны". В официальном письме Ивана Грозного князю Курбскому царь не двусмысленно присваивает себе функции владыки человеческих душ и Спасителя: "А аще праведен еси и благочестив, про что не изволил еси от меня, строптивого владыки, страдати и венец жизни наследити? " Не удивительно, что московские великие князья, ощущавшие себя хозяевами человеческих душ, при вступлении на престол не считали необходимым давать религиозные ограничительные клятвы подобно французским или английским королям.
16 января 1547 года состоялось венчание на царство Ивана IV. Формально принятый титул "боговенчанного царя" уже окончательно юридически закрепил за ним прерогативы верховного попечения об интересах церкви, какие принадлежали византийским императорам, и какие уже весьма в значительной степени были приобретены самими московскими князьями путем историческим. Уже на Стоглавом церковном Соборе 1551 года царь выступал в руководящей роли свойственной византийским василевсам. В 1562 году патриарх Константинопольский Иосаф III прислал "Соборную грамоту", подтвердившую право Ивана Грозного "быти и зватися царем законно и благочестиво". В 1589 году было учреждено Патриаршество, и Церковь обрела патриарха, которым стал митрополит Московский Иов. Характерно, что инициатива учреждения патриаршества исходила от светской власти. Сама процедура избрания была организована в византийском духе.1 В XVII веке в России окончательно установился режим цезаропапизма. К этому времени экономический базис был приведен в соответствие с религиозно-политической надстройкой: российский самодержец стал монополистом в торговле и промышленности, собственником большей части земли (дворяне не являлись владельцами поместий, которые были отданы им царем лишь в управление, на условиях обязательного несения царской службы). Абсолютная политическая власть российских самодержцев была адекватна их экономическому могуществу. Особенно наглядно власть царя как "наместника Бога" на земле проявлялась в том факте, что людей, умерших в государевой опале, хоронили вне кладбища, как почивших нехристианской смертью. Утверждалось, что страшным, не прощаемым видом греха является преступление против царя: оно приравнивалось к преступлению против Бога. Тем самым политическое повиновение царю было полностью тождественно религиозному послушанию Богу. Царь - богочеловек присваивал себе функции судьи от имени Небес и обладал властью, сопоставимой с властью Бога.
Петр Великий в своей реформаторской деятельности не мог уже опираться на прежнюю, православную мифологию власти. Он ввел в русскую политическую мысль идею государства как института стоящего над монархом, что явилось началом крушения наместнической модели власти. Свою деятельность Петр рассматривал не только как службу Царю Небесному, но и как службу Российскому государству. В связи с одной из своих побед над шведами он писал: "Я, как начал служить, такого огня и порядочного действия наших солдат не слышал и не видел".1 Показательно, что даже императорские регалии не были юридически собственностью царей. При организации Камер-коллегии в 1719 году Петр I впервые включил в ее регламент параграф "О подлежащих государству вещах". Все императорские регалии (на тот момент царские) были признаны собственностью государства и выдавались царствующим особам "для временного употребления". Инкорпорирование понятия государства в традиционную христианскую конструкцию власти было вызвано тем, что в условиях Нового времени христианская мифология власти уже не справлялась с возложенными на нее задачами, однако насильственная инкорпорация иногороднего по своей природе элемента - государства в традиционную христианскую систему легитимизации власти всегда и всюду, рано или поздно приводило к одному результату: крушение абсолютных монархий, основанных на божественном праве. На ход исторического развития России, как и на ход западноевропейской истории, оказал решающее влияние религиозный догмат о верховном правители - наместнике Иисуса Христа, в должности которого объединены функции светского и жреческого Мессии. Также как и в Европе, в России идея тотальной наместнической власти, в конечном счете, исчерпала себя. С XVIII века в России начинается необратимый процесс секуляризации христианской модели наместнической власти. Который завершился только в начале XX века с крушением власти последнего российского императора Николая II. 3.2. Татаро-монгольское нашествие в истории Руси: влияние восточного деспотизма
В начале XIII века монгольские племена под предводительством Чингисхана начали завоевательные походы далеко за пределы своего ареала обитания в степях Центральной Азии. В 1223 году русские дружины вместе с половцами впервые сразились с монголами и потерпели поражение. Разобщенные русские княжества, составлявшие некогда Киевскую Русь, подверглись в 1237-1240 годах разгрому и разорению войсками хана Батыя. В следующем году они вторглись в земли Молдавии и Валахии, Венгрии и Польши, Трансильвании и Чехии. Еще спустя год приводили в страх жителей Хорватии и Далмации. Но дальше продвигаться уже не было сил, моноголо-татары выдохлись окончательно - большие потери, особенно в русских землях, сильно их ослабили. Бату-хан заплатил за свои победы немалую цену. Хотя, как и все тираны, за ценой не стоял.
Русь своей трагической борьбой и подвигом спасла Западную Европу от погрома, подобного тому, что потерпела сама. Когда русские земли лежали в развалинах, там далеко на Западе, продолжали накапливать богатства, создавать шедевры. Когда, к примеру, в Киеве рушилась Десятинная церковь, в Париже заканчивали возведение изумительной, воздушной Святой Капеллы, что и сейчас поражает своей красотой всех, кто увидит ее во дворе Дворца Правосудия.1 49 городов из 74 известных были разрушены, причем в 14 их них жизнь не возобновилась. В результате нашествия резко сократилось население Руси. Был уничтожен цвет нации - княжеские дружины, погибли многие ремесла, прекратилось каменное строительство, значительно пострадали культурные ценности, были оборваны международные связи. Это была настоящая национальная катастрофа. После нашествия завоеватели покинули территорию Руси, периодически совершая карательные набеги - более 15 за четверть века. В течение первого десятилетия завоеватели не брали дань, занимаясь грабежом, но затем они перешли к долговременной практике - сбору систематизированной дани. Между Русью и Золотой Ордой возникли специфические взаимоотношения, названные "татаро-монгольским игом".
Его специфику определяли факторы отдаленности угнетателей от побежденных, изъятие достаточно умеренной дани в расчете на душу населения, заключение русскими князьями периодических союзов с золотоордынскими ханами для защиты территорий своих княжеств и даже участия русских отрядов в организованных монголами походах. Такое своеобразие русско-ордынских отношений объясняется необходимостью борьбы с агрессией католического Запада.2 Опираясь на поддержку монголов, Александр Невский успешно воевал против ливонских крестоносцев и литовцев.
В 1261 году в Сарае была учреждена миссия русской церкви, а в 1279 году митрополит получил от хана охранную грамоту. Но после принятия ханом Узбеком ислама началось активное формирование освободительной идеологии, направленной на ликвидацию сложившейся зависимости от Орды. Иван Калита и другие князья проводили политику "смиренной мудрости", накапливая силы для решающего перелома, который произошел в 1380 году на Куликовом поле.
Мощь Орды и ее влияние были подорваны, хотя окончательно ликвидации ига произошло в 1480 году.
Значение ига для Руси определяется тем, что в сложившихся здесь феодальных отношениях развились традиции восточного деспотизма. Вассально-дружинные отношения были заменены подданническими. Раздавая князьям, ярлыки на княжение, золотоордынские ханы превращали их не в вассалов, а в подданных "служебников". Князья в свою очередь стремились распространить подобные отношения на местную знать, дворян, дружинников.
Успеху этой политике способствовало то, что в ходе нашествия погибло большинство Рюриковичей, старших дружинников-носителей традиций киевского вассалитета.
Особенно проявилось смесь цезаропапизма и восточной деспотии в царствование Ивана Грозного. После нескольких лет охотного вживания в роль боговенчанного царя, покорно служащего христианскому народу и православной церкви, под влиянием неизвестного нам импульса он нарушил все границы условностей: царь предается насилию, разрывающему его душу. Он бежит из Кремля, неожиданно покидает Москву, отдается ненависти, пугающим и одновременно сладостным убийством, экзальтированному покаянию. Он почти вынужденно нарушает общественные табу. Так он попирает таинство брака - как известно уже четвертый брак в православии считается проклятым как "скотским".1 Уже в заключительный период своего царствования Иван IV отказался от опричного режима. По своему содержанию опричный режим представлял собой режим личной власти, в азиатской жестокой форме. Этот режим утвердил крепостное право в его консервативном и даже варварском виде. Интересно сравнить Ивана IV с Петром Великим. Будучи готовыми, к насилию, оба ломали условности, разрушали скорлупу традиционной культуры, совершали насилие над земельной собственностью церкви, оба пали жертвой самоуверенной идеи о необходимости преобразования общества, против его воли. При этом Петр I, несомненно, принес в жертву жизни большего количества людей. Только о Санкт-Петербурге можно по праву сказать, что он построен на костях.
Ордынское иго оказало мощное воздействие на культуру русского народа, способствовала смешению части монголов и населения Северо-Восточной Руси, стимулировало языковое заимствование прочно укоренившегося языкового ряда. Но, признавая это влияние, важно иметь в виду, что оно не стало определяющим и доминирующим. Великорусский этнос, его язык и культура в целом сохранили свои качественные характеристики. Значительно хуже дела обстояло с политическими последствиями. Иго законсервировало этап феодальной раздробленности на два столетия и переход к централизации Русского государства происходил со значительным опозданием по сравнению с западноевропейскими странами. Борьба за обретение государственной независимости, воссоздание российской государственности, укрепление национального самосознания и общественная консолидация развивались на основе внешнеполитической конфронтации с ордой.1 После запоздалого получения независимости в общественном сознании стало формироваться "идеология выживания", изоляционизма и политического консерватизма. Это привело к эволюции страны по типу "догоняющего развития" по отношению к далеко ушедшим вперед государствам Европы. В этом плане татаро-монгольское нашествие стало одним из ключевых событий в русской истории, во многом определившим ее особенности.
3.3.Репрессивность и деспотизм русского самодержавия.
Миф об изначальном деспотизме самодержавия, извечном репрессивно-террористическом характере внутренней политики России (в отличие якобы от Западной Европы) довольно распространен в отечественной и зарубежной историографии истории государства и политологии либерального и крайне левого толка.
Постоянное ужесточение уголовного права Московской Руси на протяжении XV-XVII веков (как и в других странах) очевидно. Но эту общую тенденцию нельзя абсолютизировать и преувеличивать. Для понимания степени репрессивности и деспотизма русского самодержавия необходимо рассматривать их в сравнении с карательной политикой государств Западной Европы и Востока XV-XVII вв. При этом важно учитывать связь религии, идеологии, нравственно-этических представлений эпохи в целом и отдельных народов с уголовным правом, карательной деятельностью государства.
"Формирование великороссов и их государственности - единого Русского (Московского) государства проходило в условиях перманентной военной угрозы на стыке стремящихся к мировому господству западноевропейской и исламской цивилизаций, на фоне глубокого военно-политического кризиса православного мира. В результате геополитические факторы способствовали складыванию соборного (духовного), единства молодого этноса, вынуждали постоянно укрепляющуюся власть великого московского князя и государственный аппарат соотносить свои акции с нравственно-моральными ценностями, обосновывать свои действия религиозной моралью и осторожно относиться к вопросу о репрессиях и казнях в гораздо большей степени, чем в европейских католических странах.
Основной тенденцией развития права Московской Руси было закрепление равенства в вопросе обязательного привлечения лиц к уголовной ответственности независимо от сословной принадлежности (имея в виду свободные сословия) и имущественного положения. Человеческая личность рассматривалась как творение Бога, развивавшееся по установленным им законам. Поэтому преступление трактовалось, прежде всего как грех, что ограничивало права государства в применении системы наказаний. Мерилом правомочности действий власти были ценности православия. "В отличие от карательной практики государств Запада и Востока, направленных на физическое уничтожение преступников (чья судьба была фатально предопределена) и их устрашение, московская карательная доктрина предусматривала системное воздействие принудительных и болевых мер с целью сохранить для преступников возможность осознать вину перед Богом, добиться вечного спасения, вновь стать активными членами общества.
До середины XVI в. право вынесения смертных приговоров в Московском государстве было прерогативой центральной власти. По сравнению с законодательством любого государства этого времени судебники Московской Руси не знали превентивного террора и предусматривали ограниченное применение смертной казни, членовредительства и других изуверств. Даже негативно настроенные к Москве иностранцы отмечали в своих сочинениях относительно мягкую карательную практику, а иногда рисовали почти идиллическую картину в сравнении с собственными странами. Ставшее общим местом в некоторых исторических работах расширение "данных" о смертных казнях за счет неких не дошедших сведений не опирается ни на прямые, ни на косвенные основания.
Завоевание национальной независимости, возросшие возможности для подъема жизненного уровня, развития товарно-денежных отношений ослабили идеалы соборной сопричастности к борьбе за веру и независимость, выдвинули на первый план светской и частично церковной жизни, общественной мысли вопросы о собственности, богатстве и бедности. В обществе росло противодействие налоговой политике и другим государственным повинностям, а в низах - крепостному праву. Происходит быстрый рост числа "лихих" людей, формирование всесословной по своему происхождению профессиональной преступности.
Эти процессы выявили слабость организации и неэффективность карательного аппарата единого государства, не справлявшегося с ростом церковной, государственной и уголовной преступности. В результате губной реформы Ивана IV к реализации карательной функции государства активно привлекается население. Право вынесения и приведения в исполнение приговоров ("судить, пытать, казнить") получили местные выборные губные избы.
Кризис русского общества в середине XVI в. (почти такой же глубокий, как и в европейских странах) вылился в чрезвычайную политику Ивана Грозного, которая, при всей ее неоднозначности, привела к подрыву традиций русского права. Возникло разобщение между кодифицированным законодательством, с одной стороны, и текущим законодательством, административными репрессивными распоряжениями - с другой. "Доведя до крайности поздневизантийское понимание сущности царской власти, Иван Грозный фактически провозгласил себя равным Богу на земле. Личный суд царя и его фаворитов заменил государственное судопроизводство, деформировал отношения государства и личности, способствовал развитию бесправия и беззакония в отношении подданных любой сословной принадлежности и чина".1 Эти же пороки проявляются в деятельности нижестоящих инстанций, как в опричнине, так и земщине. Террор Ивана IV по своим масштабам почти на два порядка (6-8 тысяч жертв царя против около 300 тысяч в Европе) уступал количеству жертв репрессий в европейских странах во II половине XVI в., но столь резкий переход к безудержной репрессивности привел к развалу правопорядка в государстве и подрыву народной морали. В конце XVI в. были проведены амнистии, смягчены многие карательные проявления опричнины, восстановлены некоторые правовые гарантии защиты личности, но полностью последствия опричнины так и не были преодолены.
В период Смуты, когда произошел распад российской государственности, правовой системы и деформация правосознания, противоборствующие группировки использовали в борьбе друг с другом изощренные пытки и казни, в том числе имевшие символический характер, направленные не только на наказание тела, но и призванные обеспечить вечные адские мучения казненному. Это свидетельствовало о глубоком кризисе религиозно-нравственных основ русской карательной доктрины.
Восстановление государственности и правовой системы при первых царях из династии Романовых не могло не учитывать новой реальности. Смертная казнь по Уложению предусматривалась не более чем за 25 видов наиболее тяжких преступлений (всего о смертной казни говорится в 55 статьях, но в 30 из них речь идет о различных видах убийств), что не позволяет усмотреть большей суровости уголовного права, особой репрессивности по сравнению с кодексами других государств XVII в. То же можно отнести и к системе телесных наказаний (в Европе основной упор делался на членовредительстве как средстве устрашения, в России - на болевых наказаниях - кнут, батоги, что не могло помешать впоследствии преступнику вернуться к какому-либо виду деятельности). Известный правовед Н. Сергеевский в конце XIX в. справедливо отмечал: "Наше отечество, уступая Западной Европе в количестве смертных казней, уступало ей и в качестве их: грубы и жестоки были формы смертной казни в древней Руси, но до такого разнообразия и утонченности способов лишения жизни преступников, какие мы находим в Западной Европе, наше отечество никогда не доходило"1 .
Религиозный раскол, вооруженные восстания во II половине XVII в. разрушали религиозно-нравственные основы карательной доктрины самодержавия. Петровские преобразования, основанные на принципах рационализма, были направлены на превентивный террор и безжалостное уничтожение преступников.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Власть Российских самодержцев была одним из ярких исторических примеров реализации базового отношения между властвующими и подвластными, институционализированного через соотнесение с правовыми и государственными институтами. Отношением власть делает то, что в ней властвование разрешается в подвластности, трансформируется в нее, в свою очередь вызывая новый импульс властвования, опять разрешающегося подвластностью, и так далее. Властвование и подвластность равно необходимы друг другу. В широком смысле слова монархия была не только формой правления в России, но и на протяжении ряда веков - формой и условием общественного согласия. Даже в условиях масштабных и кровопролитных гражданских войн и бунтов XVII-XVIII веков, идея монархии продолжала владеть умами противоборствующих сторон, несмотря на то, что они могли понимать ее по - разному. Постоянное усложнение общественных структур и процессов требовало развития монархии и как института власти, института управления, и как формы общественного согласия. Это нашло свое выражение в совершенствовании высших органов государственной власти, которые, принимая делегированные им полномочия, являлись подчиненным элементом института монархической власти. Совершенствование правового оформления власти монарха одновременно отражало все более высокую степень сложности задач государственного управления и развитие общественного правосознания в монархическом государстве.
Если на первых этапах развития Русского централизованного государства власть монарха сдерживалась институтами, выражавшими интересы аристократических верхов (боярская дума) и отчасти всего общества (земские соборы), то по мере усиления власти царя, в сословно-представительной монархии, роль его как единоличного представителя высшей государственной власти возрастала, а значение коллегиальных органов падало. В России созревали предпосылки формирования абсолютной монархии.
Большинство историков датируют установление абсолютной монархии в России концом XVII - началом XVIII веков. Характерным признаком этого типа государства является такая форма государственного устройства, при которой вся полнота власти принадлежит царю ( с 1721 г.- императору ). Он объединяет законодательную, исполнительную и часть судебной власти. Хотя в стране в той или иной мере действовали законы, однако они не регламентировали деятельность самого царя как законодательного органа. Участие в законодательном процессе органов исполнительной власти: приказов, Сената, коллегий, Государственного совета, так же не было основано на законе. Таким образом, характеристика законодательных органов России периода абсолютизма укладывается в формулу: вся полнота законодательной власти сосредоточена в руках царя (императора), получавшего власть по принципу престолонаследия, единственной нормативной основой этой власти является ее собственная воля, законом не ограниченная и не регламентированная. Власть монарха считается юридически непроизводной от какой-либо другой власти, органа или избирательного корпуса. Монарх властвует 9ограниченно или абсолютно) по собственному праву и считается источником государственной власти. Однако именно неограниченность власти монарха, порождающая недовольство в среде различных социальных групп ( в том числе и тех, которые являлись социальной опорой монархии ), вызывает стремление к ее законодательному ограничению. Такие идеи периодически возникали в среде российской интеллигенции и представителей правящих классов, и даже предпринимались попытки их реализации на практике. При этом одна из главных целей ограничения власти монарха сводилась к стремлению сузить его полномочия в законодательной области. В результате реформ, начало которым было положено Александром II, к концу XIX века власть в государстве имела определенную степень дифференциации, выражавшуюся в существовании целого ряда законосовещательных органов, главным из которых был Государственный совет, и органов управления совещательного характера - Комитета министров и Совета министров. При этом сохранялась отличительная черта, характеризующая юридическую природу монархии: недифференцированность законодательной и исполнительной ( в терминологии того времени правительственной ) властей, отсутствие четкого их обособления в институциональном и функциональном плане. Необходимым следствием недифференцированности законодательной и правительственной функции, являлся надзаконный характер правительственной власти в монархии. Появление совещательных органов в сфере законодательства и управления свидетельствовало о том, что такая дифференциация уже начала складываться и воплощаться в определенные институты. Однако это еще не означало, что государственный строй России приближался к механизму государственной власти, основанному на разделении властей. Этого правового принципа, с которым связывается существование политической свободы, Россия не знала, так как, во-первых, монарх осуществлял законодательную власть совместно с законосовещательными учреждениями; во-вторых, являлся главой исполнительной власти. Министры в своих действиях подчинялись ему непосредственно, а по вопросам собственной компетенции они входили к монарху с "всеподданнейшими докладами". История показала, что правительственные меры, направленные на модернизацию формы государственного правления, в основной тенденции отставали от динамики общественных процессов. Интенсивное разрушение монархического правосознания в умах подданных, на которое, в начале XX столетия, указывали видные дореволюционные правоведы и социальные философы, предопределило крах монархических устоев российской государственности. Попытка перестроить государственный порядок, предпринятая в 1905-1906 годах, была вынужденной, непоследовательной и запоздалой. Манифест 17 октября 1905г. как будто бы давал основание говорить о превращении Российской Империи в конституционную монархию. Согласно Основным законам 1906г., российскому императору принадлежали следующие основные прерогативы: самостоятельный, непроизводный характер власти, священность и неприкосновенность особы государя, безответственность, особое содержание за счет государства, почетные регалии, титул и придворный штат. В области законодательства российский монарх пользовался двумя категориями прав: правами по образованию, конституированию законодательных органов и правами в области законодательного процесса. Участие монарха в образовании, конституировании законодательных учреждений, сводилось к назначению выборов в парламент, его созыву, приостановке сессий Государственной думы и Государственного совета, к роспуску Государственной думы и назначению половины членов Государственного совета. В области законодательного процесса монарх как глава государства обладал правом законодательной инициативы; правом санкции законопроектов и, как следствие, правом абсолютного вето, о котором нормы Основных законов 1906г. ничего не говорили, но которое вытекало из содержания некоторых статей этих законов. За монархом оставалось неограниченное право в верховном руководстве финансами, внешними сношениями, армией, в назначении высших чиновников. Поэтому нельзя вести речь о конституционном характере российской монархии, можно говорить лишь о достаточно устойчивой тенденции к конституционализму, наметившейся в российской политической жизни.
Сегодня в большинстве цивилизованных стран государственная власть основана на принципе разделения властей, обеспечивающем более высокую эффективность их деятельности и соответствие основным демократическим критериям организации. При этом политические режимы отличаются значительным разнообразием. В качестве примера можно привести республиканскую и монархическую формы правления, которые одинаково успешно "приживаются" в близких по уровню развития государствах. Их различие преимущественно основано на приверженности определенным историческим традициям. В юридическом аспекте монархия выступает преимущественно как определенный правовой институт, как совокупность государственно-правовых норм, регулирующих формирование и функционирование высшей государственной власти. Монарх занимает свой пост в установленном порядке престолонаследия, как правило пожизненно, его власть не считается производной от какого-либо другого органа или населения (принцип божественного происхождения власти). Он является символом национального единства и сплочения, его особа священна и неприкосновенна. Традиционно монарх рассматривается как суверенный верховный правитель и верховный носитель государственной власти. Современные монархии в основном являются конституционными. Монарх формально, по конституции, наделен властными полномочиями, однако фактически они осуществляются главой правительства - премьер-министром. Монарх не несет ответственности за свою деятельность, так как действует по совету министров, которые и ответственны за это. Именно к монархии восходит практика функционирования института главы государства, который сегодня является одним из важнейших элементов системы государственной власти. Важность и необходимость института главы государства обусловлена тем, что глава государства координирует деятельность всех высших органов государственной власти, выражает интересы всего общества, служит носителем и гарантом государственного суверенитета. В установленных законом случаях (чрезвычайное положение, военное положение и др.) на главу государства возлагается весь груз государственной власти, объем его полномочий становится практически неограниченным. И именно поэтому в России жизненно необходимо чтобы глава государства являлся выборным лицом, пришедшим к власти путем законного демократического референдума, обдуманного выбора граждан всего государства, а не путем узурпации власти, ее захвата какими либо политическими или финансовыми группировками, а равно и не по праву давно изжившего себя, морально устаревшего, престолонаследования. Многовековой опыт российской монархии высвечивает важную особенность отношения общества к главе государства в нашей стране. Институт монархии оформлял тот тип общественного согласия, в котором ведущую роль играли не прагматические цели, а нравственные ( в широком смысле слова ) ценности. Для русского правосознания была важна именно идеальная нравственная составляющая государственной идеи, зримым воплощением которой должен был стать монарх. На этом основывалась специфическая харизма института монархической власти и самого титула монарха, которая могла и не ассоциироваться с личными качествами того или иного монарха. Во многом именно благодаря этой харизме абсолютная монархия в России продолжала существовать несмотря на архаизм форм ее организационной и правовой составляющих, и не смотря на отсутствие качеств харизматического лидера у последних русских императоров. В результате чего политическое, социальное, экономическое состояние государства зависело от случайных черт личности находящегося в данный момент у власти. Опричное "беснование" и "юродство" Ивана Грозного; ломающий традиции и устои для достижения своих целей Петр Великий; недальновидный политик Николай II приводили страну к серьезным потрясениям. Российская монархия прошла длительный путь развития, перешагнув через несколько ступеней эволюции государственной власти. Хотя в настоящее время эта форма правления составляет для России лишь исторический опыт, значение этого опыта все же чрезвычайно велико для понимания природы государства и сущности государственной власти, особенно с учетом специфики ее функционирования в России. С крушением монархии традиции авторитарно-самодержавного режима продолжились, наполненные другим социальным содержанием, и дошли до наших дней. Ни одно поколение еще смениться, прежде чем эти традиции канут в лету, но и сейчас мы должны развивать и укреплять демократические институты, защищать свои права и свободы от посягательств кого-либо. На протяжении столетий Россия заслужило право на демократию и наша задача не растерять эти права, а успех развития российской демократии также будет во многом зависеть от того, насколько сможет быть осмыслена в историко-культурной и политико-правовой перспективе нравственная составляющая государственности как таковой, возможности и формы ее экспликации и институционализации через позиционирование относительно института главы государства. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Андреева Л.А. Христианство и власть в России и на Западе: компаратный анализ / Л.А. Андреева // Общественные науки и современность.- 2001.- № 4.- С. 95-102.
2. Борисов Н.С. Русская церковь в политической борьбе XIV - XV вв. / Н.С. Борисов. - М.: Издательство МГУ, 1986. - 205 с.
3. Бушуев С.В. История государства Российского X-XVI века Кн. 1. / С.В.Бушуев, Г.Е. Миронов. - М.: Вагриус, 1991. - 362 с.
4. Вдовин В.А. Сборник документов по истории СССР для семинарских и практических занятий. Вторая половина XIX в. Учебное пособие / В.А. Вдовин. - М.: Высшая школа, 1975. - 350 с.
5. Вернадский Г. В. Начертание русской истории / Г.В. Вернадский. - Спб: Лань, 2000. - 320 с.
6. Гаврилов Б.И. История России / Б.И. Гаврилов. - М.: Новая волна, 1999. - 576 с.
7. Греков И.Б. Восточная Европа и упадок Золотой орды (на рубеже XIV -XV веков) / И.Б. Греков. - М.: Наука, 1975. - 427 с.
8. Зимин А.А. Витязь на распутье / А.А. Зимин. - М.: Мысль, 1991. - 286 с.
9. Зимин А.А. Россия на рубеже XV-XVI столетий / А.А. Зимин. - М.: Мысль, 1982. - 333 с.
10. Иловайский Д.И. Очерки отечественной истории / Д.И. Иловайский. - М.: Мысль, 1995. - 510 с.
11. Исаев И.А. История государства и права России / И.А. Исаев. - М.: Юрист, 1996. - 544 с.
12. Исаев И.А. История государства и права России: Учеб. / И.А. Исаев, С.В. Бушуев.; Под ред. Ю.П. Титова. - М.: Былина,1997. - 503 с.
13. История Европы т. 4. Средневековая Европа - М.: Наука, 1992. - 497 с.
14. История России в вопросах и ответах / Сост. С.А. Кислицин. - Ростов-на-
Дону: Феникс, 1999. - 704 с.
15. История России с древнейших времен до втор. пол. XIX века: Курс лекций / Под ред. Б.В. Личмана. - Екатеренбург: Свеча, 1995. - 528 с.
16. Карамзин Н.М. История государства Российского в 6 кн. / Н.М. Карамзин. - М.: Книжный сад, 1993.
17. Карамзин Н.М. Предание веков / Н.М. Карамзин. - М.: Правда, 1989. - 768 с.
18. Карташев А.В. Очерки по истории Русской церкви в 2 т., т. 1. / А.В. Карташев. - М.: Терра, 1993. - 325 с.
19. Каштанов С.М. Социально-политическая история России конца XV-
первой половины XVI в. / С.М. Карташев. - М.: Политиздат, 1967. - 307 с.
20. Ключевский В.О. Курс русской истории. Сочинение в 9 т., т. 2. / В.О. Ключевский. - М.: Мысль, 1987. - 305 с. 21. Ключевский В.О. Русская история: Полный курс лекций в трех книгах. Кн. 2. / В.О. Ключевский. - М.: Мысль, 1994. - 561 с.
22. Новосельцев А.П. Древнерусское государство и его международное значение / А.П. Новосельцев, В.Т. Пашуто, Л.В. Черепкин. - М.: Мысль, 1965. - 371 с.
23. Павлов-Силованский Н.П. Феодализм в России / Н.П. Павлов-Силованский. - М.: Наука, 1988.- 468 с.
24. Покровский М.Н. Избранные произведения в 5 кн., Кн. 3. / М.Н. Покровский. - М.: Мысль, 1967. - 127 с.
25. Практикум по истории СССР с древнейших времен до конца XVIII в. -
М.: Высшая школа, 1976. - 319 с.
26. Рапов О.М. Княжеские владения на Руси в X - первой половине XIII века / О.М. Рапов. - М: Наука, 1977. - 295 с.
27. Российское законодательство X-XX вв. в 9 т. - М: Юридическая литера
тура, 1985.
28. Сахаров А.Н. История России: с начала XVIII до конца XIX в. / А.Н. Сахаров, А.В. Милов. - М.: ООО "Издательство АСТ", 2001. - 544 с.
29. Скрынников Р.Г. Царь Борис и Дмитрий Самозванец / Р.Г. Скрынников. - Смоленск: Русич, 1997. - 624 с.
30. Скрынников Р.Г. История Российская: 11-17 века / Р.Г. Скрынников. - М.: Весь мир, 1997. - 496 с.
31. Скрынников Р.Г. Святители и властители / Р.Г. Скрынников. - Л.: Лениздат, 1990. - 349 с.
32. Татищев В.Н. История Российская. Собрание сочинений в 6 т., т. 4. / В.Н. Татищев. - М.: Ладомир, 1996. - 412 с.
33. Тихомиров М.Н. Российское государство в XV-XVII вв. / М.Н. Тихомиров. - М.: Наука, 1973.- 427 с.
34. Ханс Иохим Торке. Русские цари 1547-1917. / Ханс Иохим Торке. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. - 576 с.
35. Хрестоматия по истории государства и права России / Сост. Ю.П. Титов.
- М.: Проспект, 1997. - 407 с.
36. Хрестоматия по истории отечественного государства и права (X век - 1917 год) / Сост. В.А. Томсинов. М.: Издательство "Зерцало", 1998. - 381 с.
37. Юрганов А.Л. У истоков деспотизма / А.Л. Юрганов // История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории России XIX - начала XX вв. - М.: Политиздат,1991. - С. 34 - 75.
1 Хрестоматия по истории отечественного государства и права (Х век- 1917 год) /Сост. В.А. Томсинов. - М.: Издательство "Зеркало", 1998. - С. 5.
2 Карамзин Н.М. Предание веков / Н.М. Карамзин. - М.: Правда, 1989. - С. 76.
3 Ключевский В.О. Курс русской истории Сочинение в девяти томах, т. 2 / В.О. Ключевский. - М.: Мысль, 1987. - С. 305.
4 Андреева Л.А. Христианство и власть в России и на Западе: компаративный анализ / Л.А. Андреева // Общественные науки и современность. - 2001. - № 4. - С. 96.
1 Бушуев С.В. История государства Российского Х - ХVI века Кн. 1 / С.В. Бушуев, Г.Е. Миронов. - М.: Вагриус, 1991. - С. 47.
1 История России в вопросах и ответах / Сост. С.А. Кислицин. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. - С. 123.
2 Исаев И.А. История государства и права России / И.А. Исаев. - М.: Юрист, 1996. - С. 14.
4 Иловайский Д.И. Очерки отечественной истории / Д.И. Иловайский. - М.: Мысль. 1995. - С. 33. 5 Хрестоматия по истории отечественного государства и права (Х век- 1917 год) /Сост. В.А. Томсинов. - М.: Издательство "Зеркало", 1998. - С. 5.
1 Скрынников Р.Г. Святители и властители / Р.Г. Скрынников. - Л.: Ленинздат, 1990. - С. 27.
1 Андреева Л.А. Христианство и власть в России и на Западе: компаративный анализ / Л.А. Андреева // Общественные науки и современность. - 2001. - № 4. - С. 98.
1 Гаврилов Б.И. История России / Б.И. Гаврилов. - М.: Новая волна, 1999. - С. 83.
1 Исаев И.А. История государства и права России / И.А. Исаев. - М.: Юрист, 1996. - С. 157.
6 Хрестоматия по истории отечественного государства и права (Х век- 1917 год) /Сост. В.А. Томсинов. - М.: Издательство "Зерцало", 1998. - С. 7.
1 Павлов-Силованский Н.П. Феодализм в России / Н.П. Павлов-Силованский. - М.: Наука, 1988. - С. 135.
1 История России в вопросах и ответах / Сост. С.А. Кислицин. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. - С. 545.
1 Татищев В.Н. История Российская. Собрание сочинений в 6 т., т. 1 / В.Н. Татищев. - М.: Ладомир. 1996. - С. 302. 1 Гаврилов Б. И. История России / Б.И. Гаврилов. - М.: Новая волна, 1999. - С. 153.
1 История России с древнейших времен до втор. пол. XIX века: Курс лекций / Под ред. Б.В. Личмана. Екатеринбург, 1995. - с. 265.
1 История России в вопросах и ответах / Сост. С.А. Кислицин. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. - С. 403.
1 Гаврилов Б.И. История России / Б.И. Гаврилов. - М.: Новая волна, 1999. - С. 301.
1 Ханс Иохим Торке Русские цари 1547-1917 / Ханс Иохим Торке. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. - С. 8.
1 Ханс Иохим Торке Русские цари 1547-1917 / Ханс Иохим Торке. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. - С. 59.
1 Гаврилов Б.И. История России / Б.И. Гаврилов. - М.: Новая волна, 1999. - С. 397.
1 Хрестоматия по истории отечественного государства и права (Х век- 1917 год) /Сост. В.А. Томсинов. - М.: Издательство "Зерцало", 1998. - С. 70.
1 История России в вопросах и ответах / Сост. С.А. Кислицин. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. - С. 575.
1 Гаврилов Б.И. История России / Б.И. Гаврилов. - М.: Новая волна, 1999. - С. 423.
1 История России в вопросах и ответах / Сост. С.А. Кислицин. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. - С. 579.
1 Вернадский Г.В. Начертание русской истории / Г.В. Вернадский. - Спб.: Лань, 2000. - С. 211.
1 Ханс Иохим Торке Русские цари 1547-1917 / Ханс Иохим Торке. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. - С. 336.
1 Сахаров А.Н. История России: с начала XVIII до конца XIX в. / А.Н. Сахаров, Л.В. Милов. - М.: ООО "Издательство АСТ", 2001. - С. 306.
1 Гаврилов Б.И. История России / Б.И. Гаврилов. - М.: Новая волна. 1999. - С. 509.
1 Вдовин В.А. Сборник документов по истории СССР для семинарских и практических занятий. Вторая половина XIX века. Учебное пособие / В.А. Вдовин. - М.: "Высшая школа", 1975. - С. 26.
1 История России в вопросах и ответах / Сост. С.А. Кислицин. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. - С. 599.
1 Карташев А.В. Очерки по истории Русской церкви в 2 т., т. 1 / А.В. Карташев. - М.: Терра, 1993. - С. 425.
1 Борисов Н.С. Русская церковь в политической борьбе XIV- XV вв. / Н.С. Борисов. - М.: Издательство МГУ, 1986 - С. 114.
1 Карташев А.В. Очерки по истории Русской церкви в 2 т., т. 1 / А.В. Карташев. - М.: Терра, 1993 - С. 438.
1 Ключевский В.О. Курс русской истории. Сочинение в 9 т., т. 4. / В.О. Ключевский. - М.: Мысль, 1987. - С. 193.
1 История России в вопросах и ответах / Сост. С.А. Кислицин. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. - С. 147.
2 Ключевский В.О. Курс русской истории. Сочинение в 9 т., т. 4. / В.О. Ключевский. - М.: Мысль, 1987. - С. 273. 1 Ханс Иохим Торке Русские цари 1547-1917 / Ханс Иохим Торке. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. - С. 58.
1 Греков И.Б. Восточная Европа и упадок Золотой орды (на рубеже XIV-XV веков) / И.Б. Греков. - М.: Наука, 1975. - С. 172.
1 Тихомиров Н.Н. Российское государство в XV-XVII вв. / Н.Н. Тихомиров. - М.: Наука, 1973. - С. 325.
1 История России в вопросах и ответах / Сост. С.А. Кислицин. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. - С. 214.
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
2
Документ
Категория
История отечественного государства и права
Просмотров
1 020
Размер файла
376 Кб
Теги
Диплом и связанное с ним
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа