close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Право и закон: грани соотношения

код для вставкиСкачать
Aвтор: Булатова Павел 1999г., Йошкар-Ола, Марийский государственный университет
Министерство общего и профессионального образования РФ
Марийский государственный университет
Кафедра теории и истории государства и права
ПРАВО И ЗАКОН: ГРАНИ СООТНОШЕНИЯ
Курсовая работа
студента 1 курса, 12 гр., ЮФ, д/о
Булатова П.Ю.
Научный руководитель:
Ст. преподаватель
Бирюкова А.В.
Йошкар-Ола 1999
СОДЕРЖАНИЕ
Введение3
1.. Многообразие подходов понимания сущности права5
1.1. Сущность как философская категория5
1.2. Позитивизм и советский легизм - концепции, отождествляющие право
и закон5
1.3. Марксистское понимание сущности права7
1.4. Естественная правовая трактовка сущности права9
1.5. Иные концепции сущности права. 11
2. Основные характеристики права согласно либертально- юридическому
подходу14
2.1. Формальное равенство-равенство правовое14
2.2. Свобода. Правовое поле- сфера действия и граница свободы16
2.3. Справедливость как равная мера действий людей17
2.4. Проистечение общеобязательности права из правовой необходимости 18
2.5. Понятие правового закона23
Заключение24
Список использованных источников25
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность и важность проблемы соотношения права и закона обусловлена постоянной необходимостью соотносить право и закон в процессе правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности, ибо не все законы, создаваемые государством имеют правовое содержание, а подчас и прямо противоречат ему. Поэтому необходим четкий критерий в соответствии, с которым можно было судить о законе как правовом или неправовом, в противном случае не будет понятно, когда закон утрачивает характеристики правового и становится неправовым, или даже произволом. Можно ли, например, право фашисткой Германии, которыми были нарушены элементарные права человека, считать правом? Скорее всего, это был, закрепленный государством произвол, хотя внешне все формальные признаки права были налицо: нормы устанавливались государством и охранялись им от нарушений. Если наука не выделит четкого критерия, позволяющего отделить подлинное право от произвола и других, переходных к нему форм, то будет возможность трактовать в качестве права неправовые процессы и явления в процессе юридической практики. Таким критерием выступает сущность права. К сожалению, в современной теории права нет единого понимания сущности права, это обусловлено, прежде всего, сложность права, многообразие проявления его в обществе, невозможность определить ее "эмпирическими принципами" (как полагал Кант: "что считается правом, то есть, что говорят или говорили о праве в том или другом месте в то или другое время юрист еще может указать, но является ли то, что они требуют правом, и каков всеобщий критерий, на основании которого можно вообще различать правовое и неправовое, -это остается для него тайной, если он хоть на время не отвлечется от эмпирических принципов, а не поищет ответов в одном лишь разуме. Чисто эмпирическое учение о праве -это голова, которая может быть красивой, но не имеет мозга"/3, c.432/), а также различными методологическими основаниями подходами исследователей различных школ.
Цель исследования данной курсовой работы, во-первых, анализ существующих трактовок понимания права (нормативной, марксисткой и других) и нахождение их достоинств и недостатков , во-вторых нахождение основных сущностных характеристик права, и, наконец, формулирование определения правового закона, ибо это определение является решением проблемы соотношения права и закона.
1. . Многообразие подходов понимания сущности права
1.1.Сущность как философская категория
Прежде чем анализировать разнообразные трактовки сущности права требуется определить, что является сущностью того или иного предмета. Под сущностью в философии понимается то, что составляет суть явления, процесса, веще, совокупности устойчивых, постоянных характеристик, определяющих свойства этих объектов. То есть при определение сущности права надо найти отличительные особенности права, как социального регулятора, который как мы знаем имел у разных народов в разное время разное содержание. Как уже было сказано, понятие сущности права остается до сих пор дискуссионным.
По моему мнению, все концепции, авторы которых стремятся объяснить соотношение закона и права, можно разделить на три группы: отождествляющие сущность закона и права; рассматривающих сущность права через призму иных явлений (экономический строй, психика человека и так далее) и уже, исходя из сущности этих явлений, решают проблему соотношения права и закона; рассматривающие сущность права как явление самостоятельное и не определяемое сущностями других явлений и процессов. К первой группе относятся легизм и нормативизм, ко второй группе концепции исторической, психологической, социологической, марксисткой школы, к третьей либертально-юридическая (или просто юридическая) концепция права.
1.2. Позитивизм и советский легизм - концепции, отождествляющие право и закон
Согласно этим теориям сущность права и закона нельзя различать, и таким образом "закон есть форма, а право это не один закон, а вся сумма или совокупность законов"/2, c.54/ или " совокупность норм абстрактного долженствования"/3, c.69/. И поэтому право представляет собой совокупность норм установленных государством и, обеспеченных его принудительной силой. Стремление отождествить право и закон. Конечно имеет под собой определенное основание: в этом случае рамки права строго формализуются, становятся более "чистыми", правом признается лишь то, что возведено в закон: вне закона нет и не может быть права.
Однако в русле такого подхода легисты и нормативисты сводят право к закону и трактуют его принудительный характер как сущность права и его отличительную особенность. По такой логике получается, что официальная власть может возвести неправо ( и вообще все неправовые социальные нормы) может по своему усмотрению и произволу возвести в право. С помощью принуждения (приказа власти) решаются таким образом задачи не только субъективного характера (формулирование норм законодательства), но и объективного плана (формулирование и создание самого права), а также научного профиля (установление и выяснение специфики права, его отличие от иных социальных норм).
Приверженцы такого позитивистского отождествления права и закона сводят проблему социального смысла и роли права к вопросу о принудительно-регулятивном значение норм законодательства. Праву при этом придается узкое технико-инструментальное значение: оно выступает лишь как официально-властное орудие и подходящее средство для осуществления социального управления, регламентации и контроля. Причем выбор тех или иных норм и направление правовой регуляции оказывается, согласно такому подходу, результатом волевого решения законодателя, а соотношение и взаимодействие различных социальных норм - волюнтаристски манипулируемой психологией , приноровленной к тем или иным целям определенной социальной группы ("господствующего класса", партии, нации).
При сведении права совокупности норм, оно становится чем-то внешним для человека, навязанным ему сверху. Подобная узкая трактовка искажает право, так как для человека ценны норы не сами по себе, а те реальные возможности и блага, которые они обеспечивают.
Такой односторонний инструментально-технический взгляд на право, игнорируя объективную социальную природу, сущность и функции, закрывая путь к выяснению действительного места и роли права в соционормативной системе, его подлинной специфики и сознательной ценности, его объективно обусловленных и общественно необходимых связей с другими социальными нормами.
1.3. Марксистское понимание сущности права
Право и государство согласно марксистскому историко-материалистическому учению являются надстроечными явлениями (формами), обусловленные базисными (производственными, экономическими) отношениями частнособственнического общества. Правовые отношения (и право в целом) возникают, по Марксу, из экономических отношений частной собственности и обслуживают эти отношения, являясь необходимой формой их выражения и существа. Марксистская концепция права выделяли классово-волевой характер. В знаменитой формуле из "Манифеста Коммунистической партии" авторы, обращаясь к классовым противникам утверждают : "Ваши идеи сами являются продуктом буржуазных производственных отношений и буржуазных отношений собственности, точно также, как ваше право есть лишь возведенная в закон воля вашего класса, воля, содержание которой определяется материальными условиями жизни вашего класса"/6, c.37/. Классово-волевое понимание буржуазного права, высказанное в этой формуле, было затем было распространено и на понимание вообще сущности права. Классовые интересы, определяемые материальными условиями жизни соответствующего класса (отчего этот подход и обозначился как материалистический), выражаясь через волю господствующего класса в виде законов - вот, что объявляется сущностью права.
Однако, следует заметить, что при рабовладельческом строе, и при феодализме право по-прежнему оставалось традиционным, обычным и не играло существенной роли в системе социального регулирования. Следовательно, классовую сущность имела вся нормативно-регулятивная система, в которой право было еще чужеродным и слаборазвитым образованием. Только с утверждением буржуазного экономического и социального строя и соответствующей системы духовных ценностей право как регулятор общественных отношений вышло на первый план. И, как считает Керимов, "нельзя характеризовать право одновременно как волю господствующего класса и как совокупность юридических норм по той причине, что воля, будучи предметной, действующей, практической реализующейся формой сознания, не может быть сведена к совокупности правовых как к некой статичности, она непременно предполагает реальное действие норм, предметное воплощение в реализации общественных отношениях"/5, c.186/. Право в контексте такого понимания не имеет сущности право вообще, а есть лишь сущности исторических типов права различных общественно-экономических формаций (рабовладельческое, феодальное, буржуазное) и уничтожение собственности в фазе коммунизма приводит к отмиранию права. Поэтому получается, что характеристика закона как правового неуместна, а есть лишь закон, соответствующий экономическому строю и не соответствующий.
И классовые характеристики отдельных нормативных актов не могут определять сущности права, и происхождение этого социального института, и его качества как регулятивной, первоначально организационно-трудовой системы, есть встроенность в само существование человеческой цивилизации, обеспечение стабильности, устойчивости, упорядоченности общества, смягчение агрессивности, нахождение и закрепление компромиссов вместо взоимоуничтожения, определения справедливости, гуманности - вот главные задачи права.
1.4. Естественная правовая трактовка сущности права
Согласно естественно-правовой концепции: естественное право- воплощение объективных свойств и ценностей "настоящего права", выступающего в виде должного образца, цели и критерия для оценки позитивного права и соответствующей право устанавливающей власти (законодателя, государства в целом), для определения их естественно-правовой значимости, ценности. При этом естественное право понимается как уже по своей природе нравственное (религиозное, моральное) явление и исходно наделяется соответствующей абсолютной ценностью. В понятие естественного права, таким образом, наряду с теми или иными объективными свойствами права (принципом равенства людей, их свободы), различные нравственные, моральные характеристики.
Стремление подвести прочную моральную основу под законодательство и отдельные законы, - несомненно, весьма благородное дело. Можно только мечтать о том, что под каждым издаваемым в той или иной стране законом стояла солидная моральная, нравственная основа. Однако категории зла и добра важны для определения сущности морали, но не сущности права. Мораль это тоже нормативный социальный регулятор, однако, нормы права и нормы морали имеют существенные различия. Мораль- это область нравственных ценностей, которые признаются индивидами, их коллективными объединениями, обществами. Содержание и размеры данной категории этой сферы меняются течением времени и у различных народов и слоев населения. Мораль обеспечивает совместную жизнь людей, утверждая начала справедливости, гуманизма, терпимости, словом, всего того, что способствует социализации человеческого существования. Вместе с тем нормы морали складываются спонтанно, хаотически, в отличие от норм права, которые являются в основном являются результатом институализированной деятельности. Если нормы права - это результат самоорганизации и организации регулятивной системы, то мораль- итог главным образом самоорганизации. Нормы морали имеют весьма динамичное, меняющееся содержание. Зло и добро, хорошее и плохое, честь, совесть, долг, справедливость - эти и другие моральные категории исполняются индивидом в зависимости от условий жизни, духовных и иных потребностей, принадлежности к определенной социальной группе, профессии, к отдельному обществу, причем на соответствующем его этапе развития.
В результате такого смешения права и морали (религии) естественное право представят собой как симбиоз различных социальных норм, как некий ценностно-содержательный нравственно правой комплекс, с позиций которого выносится то или иное решение (как правило, негативное). При таком подходе позитивное право и государство оцениваются не, сколько с точки зрения собственно правового критерия (тех объективных правовых свойств, которые присутствуют в соответствующей концепции естественного права), столько по существу с этических позиций, с точки зрения, представления автора данной концепции о нравственной (моральной, религиозной) природе и нравственном содержании настоящего права. Совокупность подобных нравственно-правовых свойств и содержательных характеристик естественного права в обобщенном виде трактуется при этом как выражение как выражение всеобщей и абсолютной справедливости права, которому должно соответствовать позитивное право и деятельность государства в целом.
Понятие естественно-правовой справедливости наполняется при этом определенным, особым, ограниченным в рамках концепции данного автора явлением и, следовательно, чисто нравственным содержанием. Иначе говоря, здесь мы имеем дело с материально-содержательной, а не с формально-логической (на уровне теоретических, абстрактных принципов, форм и норм долженствования) трактовкой понятия справедливости. Уже в силу такого совмещения (и смешения) в естественно-правовой (и в любой нравственно и вообще материально-содержательной толкуемой) справедливости формальных и содержательных (материальных, фактических) компонентов она - по определению - не является принцип в специальном смысле этого понятия как теоретической категории и формального предмета.
Какими благими намерениями эти авторы не руководствовались - усилить регулятивные начала права, избежать произвола, субъективизма при создании позитивных законов, способствовать общечеловеческой ценности права, трактовать право с позиции высших, моральных ценностей, разума и тому подобное- сведение права к морали, объединение этих начал в определение права объективно ведет к большим социальным издержкам, и, прежде всего, из-за динамичности содержания моральных начал. Что справедливо в тех или иных социальных ситуациях и кто будет определять в конкретных случаях - это вопрос, на который не могут ответить представители естественно-правовой концепции сущности права.
1.5. Иные концепции сущности права.
Историческая школа права отрицает сущность права, утверждая, что у всякого народа есть только свойственное только ему право не похожее ни на какое другое. Право каждого народа и есть проявление "народного духа", выражающее "общее согласие", "общее убеждение" народа. Оно результат исторического процесса. Передаваясь как бы "с молоком матери", от поколения к поколению, право саморазвивается и постепенно складывается подобно языку и нравам.
То есть каждый народ имеет свое самобытное право, и сущность права для каждого народа разная, которая смыкается с "народным духом". Причем существование этого "народного духа" гипотетично, и во многом основано на вере. Что касается проблемы соотношения права и закона, то историческая школа права, как мне кажется, не смогла ясно показать их действительное соотношение. Ведь, исходя из данной теории, можно обосновать любой произвол, как соответствующий "народному сознанию".
То же самое можно сказать и о другой, психологической школе права. Здесь право и его сущность выводиться из процессов, протекающих в психике человека. "Право -это особого рода сложные эмоционально- интеллектуальные психические процессы, совершающиеся в психике индивида"/7, c.412/. Сущность права подменяется другим явлением: психикой человека, и опять же возникают сходные проблемы. Как определить правовой характер закона, и кто будет это делать, ведь мы знаем, что "процессы, совершающиеся в психике индивида" носят часть индивидуальный и иррациональный характер.
Близко к данной школе стоит и социологическая школа права. Право, по мнению представителей данной школы, состоит из отдельных норм, которые устанавливают непосредственно судьи, причем важную роль отводиться психическим переживаниям судьи по поводу того, что есть право при разрешение данного дела. Исходя из вышесказанного, получается, что представители социологической школы обосновывают и оправдывают административный и судебный произвол, как "право в действие", "живое право", в процессе применения. То сущность права проистекает из тех правоотношений, возникающих в реальной жизни. Но ведь так можно возвести в ранг закона любое произвольное решение чиновника, и юридическая практика осуществляется здесь в крайне широких пределах.
Итак, невозможно объяснить соотношение права и закона исходя из рассмотренных выше подходов, так как согласно первому "право" (в понимание сторонников позитивизма) не обладает никаким объективным свойством или специфическим принципом, с помощью которых можно выявить правовой или антиправовой характер официально-властных актов, законодательства.
Согласно ж второму сущность права фактически сливается или просто подменяется сущностью других процессов и явлений, что делает невозможным определения соотношения права и закона, да и самого правового критерия.
Поэтому следует рассмотреть третий подход, либертально-юридический, рассматривающий сущность права как категорию самостоятельную, и ее признаки, независящие относительно исторического развития, как-то всеобщность, формальное равенство, свобода, справедливость, общеобязательность.
2. Основные характеристики права согласно либертально-юридическому подходу
2.1. Формальное равенство-равенство правовое
Основанием правового уравнения различных людей является свобода индивидов в общественных отношениях, признаваемая и утверждаемая в форме его правоспособности и правосубъектности. В этом состоит специфика правового равенства и права вообще. Правовое равенство в свободе как равная мера свобода означает и требование соразмерности, эквивалентности в отношениях между свободными индивидами как субъектами права. Правовое равенство- это равенство свободных и независимых друг от друга субъектов права по общему для всех масштабу, общей норме равной мере. Там же, где люди делятся на свободных и несвободных, последние относятся не к субъектам, а к объектам права и на них принципы правового равенства не распространяются, например, рабы в Риме. Формальное (правовое) равенство- это то, что отрицается фактическим равенством. Однако, если рассматривать фактическое равенство, то оказывается, что оно существует рационально только как отрицание. В качестве утверждения - это иррациональная, вербальная конструкция, подразумевающая нечто иное, чем равенство. Именно благодаря своей формальности равенство может стать и реально становится средством, способом, принципом регуляции фактического, формальным своеобразным и формализованным измерителем всей фактической действительности. Так обстоит дело и с формально-юридическим равенством. Принцип формального равенства представляет собой постоянно присущий праву принцип с исторически изменяющимся содержанием. В целом историческая эволюция содержания объема, сферы действия принципа формального равенства не отвергает, а наоборот, подкрепляет значение данного принципа в качестве отличительной особенности права в его соотношении с другими социальными регуляторами. С учетом этого можно сказать, что право- это нормативная форма выражения свободы посредством принципа формального равенства людей в общественных отношениях. Право как форма регуляции отношений по принципу равенства, конечно, не уничтожает и не может уничтожать исходных различий между разными индивидами, но лишь формализует и упорядочивает эти различия по единому основанию, трансформирует неопределенные формальные в формально определенные неравные права свободных, независимых друг от друга личностей. В этом по существу состоят специфика и смысл, границы (и ограниченность) и ценность правовой формы опосредования, регуляция и опосредования общественных отношений. С принципом формального равенства связано понимание права как формы общественных отношений. Специфика правовой формальности обусловлена тем, что право выступает как форма общественных отношений независимых отношений независимых субъектов, подчиненных в своем поведении общей нормы. Независимость этих субъектов друг от друга в рамках правовой формы и взаимоотношений и одновременно их одинаково равная подчиненность общей норме определяют иным и существо правовой формы бытия и выражения свободы.
Для всех тех, чьи отношения опосредуемые правовой формой, -как бы ни узок этот правовой круг, -право выступает как всеобщая форма, как общезначимый и равный для всех этих лиц, различных по своему фактическому, физическую, умственному, имущественным положению. В целом всеобщность права как единого и равного (для того или иного круга отношений, масштаба и меры, а именно меры свободы) означает отрицание произвола и привилегий (в рамках этого правового эта формальность- внутренне необходимое, а случайное свойство всякого права. Форма здесь не внешняя оболочка. Она содержательна и единственно возможным, точно и адекватно выражает суть опосредуемой данной формы (то есть охватываемых и регулируемых правом) отношений -меру свободы индивидов по единому масштабу. Своим всеобщим масштабом и равной мерой право измеряет, отмеряет и оформляет именно свободу индивида в человеческих взаимоотношений - в действиях, поступках, словом, во внешнем поведении людей. Дозволения и запреты права как раз и предоставляют собой нормативную структуру и оформленность свободы в общественном бытие людей, пределы доступной свободы, границы между свободой и несвободой на соответствующей ступени человеческого развития.
2.2. Свобода. Правовое поле- сфера действия и граница свободы
Свобода индивидов и свобода их воли- понятия идентичные. Воля в праве - свободная воля, которая соответствует всем сущностным характеристикам права и тем самым отлична от произвольной воли и противостоит произволу. Волевой характер права обусловлен именно тем, что право- это форма свободы людей, то есть свобода их воли. Этот волевой момент (в той или иной, верной или неверной интерпретации) присутствует в различных определениях и характеристиках права в качестве воле установленных положениях, выражения общей воли, классовой воли.
Какой-то другой формы бытия и выражения свободы в общественной жизни людей, кроме правовой. Человечество пока еще не изобрело. Люди свободны в меру их равенства и равны в меру их свободы. Неправовая свобода без всеобщего масштаба и единой меры, словом, так называемая "свобода без равенства это идеология элитарных привилегий, а так называемое "равенство без свободы идеология рабов и угнетенных масс (с требованиями "фактического равенства", подменой равенства уравниловкой). Или свобода (в правовой форме), или произвол (в тех или иных проявлениях).
Можно сказать, что историческое развитие свободы и права в человеческих отношениях предоставляет собой, таким образом, прогресс равенства людей в качестве формального (правового) равенства- первоначально несвободная масса людей постепенно, в ходе исторического развития преобразуются в свободных индивидов. Правовое равенство делает свободу возможной и действительной во всеобщей нормативно-правовой форме, в виде определенного правопорядка.
2.3. Справедливость как равная мера действий людей
Понимание права как равенства включает в себя с необходимостью и справедливость. В контексте различия права и закона это означает, что справедливость входит в понятие права, что право по определению справедливо, а справедливость - внутреннее свойство и качество права, категория и характеристика правовая, а не внутри правовая. Поэтому всегда уместен вопрос о справедливости и несправедливости закона- это по существу вопрос о правовом или неправовом характере закона, его соответствие и несоответствие праву. И по смыслу, и по этимологии справедливость (iustitia) восходит к праву (ius) и обозначает наличие в социальном мире правового начала и выражает его правильность, императивность и необходимость. Внутреннее единство справедливости и правового равенства (общеобязательности и одинаковости его требований в отношение всех, включая и носителей власти, устанавливающих определенные правоотношение) и выражение соразмерности и эквивалента, зафиксирован в традиционном естественно-правовом определении справедливости как воздаяния равным за равное является наиболее важным аспектом справедливости и равенства.
В обобщенном виде можно сказать, что справедливость -это самосознание, самовыражение и самооценка права и потому вместе с тем правовая оценка всего остального вне правового. С позиции правовой всеобщности (формально-определенной всеобщности правового равенства, свободы и справедливости), в равной мере значимой для всех, независимо от их моральной, религиозных, социальных, политических и иных различий, позиций и интересов, все эти внеправовые начала с представлениями в них особыми потребностями, требованиями и так далее - лишь особенные в общем, пространстве бытия и действия права и правовой справедливости. Специфические объекты, а не субъекты справедливой регуляции. Право (и правовой закон) не отражает, конечно, все эти особенные интересы и притязания, и они должны найти в нем свое надлежащее (то есть справедливое) признание, удовлетворение и защиту. А это возможно только потому, что справедливость (и в целом право, правовой подход и принципы правовой регуляции) не сливаются с самими этими притязаниями и не являются нормативным выражением и характеристикой какого-либо одного из таких частных интересов. Напротив справедливость, представляя всеобщее правовое начало, возвышается над всем этим партикуляризмом, "взвешивает" (на единых весах правовой регуляции и правосудия, посредством общего масштаба права) и оценивает их формально равным и одинаково справедливым для всех мерилом.
Собственно этот момент различия или отождествления права и закона и обозначает принципиальное отличие между двумя противоположными типами правопонимания, которые можно назвать юридическим и легистким.
2.4. Проистечение общеобязательности права из правовой необходимости
По существу именно такой для юридического правопонимания вопрос: "Что есть право?" является "подлинным" вопросом, действительной проблемой. Для нормативного же подхода такого вопроса в подлинном смысле просто не существует, поскольку для него право- это уже официальное данное, действующее, позитивное право.
Для юридического правопонимания право- это не просто произвольное и субъективное властное веление, а объективное и самостоятельное, обладающее своей (не зависящей от законодателя) собственной природой, своей сущностью и своей спецификой, словом -своим принципом.
Этим принципом право является принципом формального равенства, выражающей существо и особенности права, его отличие от других социальных явлений, норм и регуляторов.
Анализ принципа правового равенства свидетельствует о внутреннем единстве и общем смысле формального равенства, единого масштаба и равной меры свободы индивидов, всеобщей справедливости. Эти смысловые компоненты принципа правового равенства (и вместе с тем системные характеристики объективных свойств права) представляют взаимосвязанные образования сущности права в его взаимосвязи с законом. К этим исходным сущностным определениям права (или определением сущности права) в процессе так называемой "позитивизации права", его выражения в виде закона, добавляется новое определения - властная общеобязательность того, что официально признается и устанавливается как закон (позитивное право) в определенное время и в определенном социальном пространстве. Но закон (то, что устанавливается в качестве "права") может как соответствовать, так и противоречить праву, быть (в целом или частично) формой официально-властного признания, нормативной концентрации и защиты как права, так и иных (не правовых) требований, дозволений и запретов. Только как форма выражения права закон представляет собой правовое явление. Благодаря такому закону принцип правового равенства (и вместе с тем всеобщность равной меры свободы) получает государственно-властное, общеобязательное признание и защиту, приобретает законную силу. Лишь, будучи формой выражения, объективно обусловленных свойств права закон становиться правовым законом. Правовой закон - это и есть право (со всеми его объективно необходимыми свойствами), получивший официальную форму признания, конкретизации и защиты, - словом, законную силу.
Реальный процесс, "позитивизации" права, его превращения в закон, наряду с необходимостью учета объективных свойств и требований права, зависит от многих других объективных и субъективных свойств, факторов (социальных, экономических, политических, духовных, культурных, собственно законотворческих и так далее). И несоответствие закона праву может быть следствием правоотрицающего характера строя, антиправовой позиции законодателя или разного рода его промахов и ошибок, низкой правовой и законотворческой культуры. В борьбе против правонарущающего закона в процессе исторического развития свободы, права и государственности сформировались и утвердились специальные механизмы, процедуры и правила как самой законотворческой деятельности (и в целом процесса "позитивизации" права), так и авторитетного, эффективного контроля за соответствием закона праву (система сдержек и противовесов в отношениях межу различными властями, общесудебный, конституционно-судебный, прокурорский за правовым качеством закона и так далее).
В общеобязательности закона (позитивного права) есть два различных момента- официально-властный и правовой. Первый момент состоит в том, что закон как установление официальной власти наделяется его поддержкой и защитой, обеспечивается соответствующей санкцией на случай нарушения закона. С этой точки зрения кажется, будто общеобязательность закона -лишь следствие произвольного усмотрения власти, обязательности ее велений, приказов, установлений. Здесь же лежат корни легизма, согласно которому общеобязательный приказ и есть право.
Второй момент состоит в том, что закон наделяется общеобязательностью только потому, что он выступает именно как право, а не просто как какое-то иное неправовое установление и явление. Ведь власти (и легисты) говорят не только об общеобязательности закона, но одновременно утверждают, что это и есть право.
В этой претензии закона быть правом проявляется то принципиальное обстоятельство, что у закона (позитивного права) нет своей собственной сущности, отличной от сущности права. У общеобязательных установлений и актов власти нет даже собственного наименования и единого общего звания, и приходиться их обозначать с помощью разного рода добавочных прилагательных к слову "право".
С позиций признания правовой природы и сущности закона ясно, что общеобязательной силой должен обладать только правовой закон. Иначе пришлось бы признать, что ничего собственно правового нет, что с помощью силы и насилия можно всякий произвол превратить в право. Но объективная природа права проявляется и там, где ее отрицают: даже тиранические, деспотические, тоталитарные акты выдаются их авторами и апологетами за "право" и "справедливость". Возможность злоупотребления понятием права и формой закона в антиправовых целях, разумеется, не обесценивает роль и значение закона как правового по своей природе явления, как необходимой общеобязательной формы выражения и действия права в социальной жизни людей. Двуединая задача здесь состоит в том ( в достижение такого состояния и регулирования), чтобы только праву придавалась законная (официально-властная, общеобязательная) сила и вместе с тем, чтобы закон был всегда только правовым. В контексте различия и соотношения права и закона общеобязательность закона обусловлена его правовой природой и является следствием общезначимости объективных свойств права, показателем социальной потребности и необходимости властного соблюдения, конкретизации и защиты принципа и требований права в соответствующих официальных актах и установлениях. И именно потому. Что, по логике, не право - следствие официально- властной общеобязательности, а наоборот эта общеобязательность выступает как еще одно необходимое определение права (а также права в виде закона) в дополнение к исходным определениям об объективных свойствах права. Смысл этого определения состоит не только в том, что правовой закон обязателен, но и вот, что общеобязателен только правовой закон. Основное различие между исходными определениями права, фиксирующими, и этим дополнительным определением состоит в том, что объективные свойства права не зависят от воли законодателя, тогда как общеобязательность правового закона, подразумевается объективной природой права, зависит от воли законодателя (от официально-властного опосредования между требованиями права и формой их конкретного законодательного выражения, от властных оценок и решений), и от ряда объективных условий (стадии развития социума, наличие условий, объективной необходимости для появления и действия правовых законов).
Еще Фома Аквинский писал по этому поводу: "Для того, чтобы воля выраженная в поведение, могла иметь свойства права, она должна быть в согласии с разумом. В этом смысле следует понимать выражение, по которому воля суверена имела бы свойство беззакония скорее, чем закона.... Поскольку закон главным образом повелевается для общего блага, любые другие предписания индивидуально произведенные, не могут обладать правовой природой". Причем правовая природа понималось Фомой Аквинским как то, "что составляет существо человеческих действий, потому что оно есть их правило и мера" /1, c.255/.
2.5. Понятие правового закона
Обобщая вышесказанное, можно дать определение правового закона. Правовой закон есть адекватное отражение сущностных характеристик права, то есть общеобязательную систему норм всеобщего равенства, свободы и справедливости. Следует подчеркнуть, что это именно сущностное определение правового закона, не затрагивающее правовое содержание (потому что, как показано выше, оно изменяется с течением времени). Данное определение носит общий характер и распространяется на все типы и системы позитивного права, правда, лишь в той мере и постольку, в какой и поскольку последние соответствуют объективной природе и требованиям права и действительно отражают право, а не произвол. Поэтому данное определение выступает также как масштаб и критерий для проверки и оценки правового качества, практически действующих систем и типов позитивного права, для определения того, действительно ли речь идет о позитивизации права или формы права и закона используются в антиправовых целях, для прикрытия произвола и насильственного установления тирании, деспотизма и тоталитаризма.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Проблема соотношения права и закона будет стоять перед человечеством всегда. Было бы наивно утверждать и ожидать, когда-нибудь все законы будут правовыми. Но общественные отношения с течением времени претерпевают изменения (иногда даже кардинальные), и форма и содержание - эти неотъемлемые характеристики права- также должны изменяться. И в процессе создания новых законов всегда неизбежны ошибки как субъективного, так и объективного характера.
Поэтому сущность права служит и критерием, определяющим правовой (или неправовой) характер закона, но и ориентиром, неким "маяком" для законодателя в процессе законотворчества.
Конечно, сущность такого сложного и многогранного явления как право познать до конца достаточно трудно. И либертально-юридическая концепция лишь одна из множества других концепций, делающих попытку познать сущность права. Однако, она может сыграть позитивную роль, так как решительно порывает с узконормативной и во многом заидеологизированной трактовкой, бывшей ведущей в недалеком прошлом. Как полагает Яковлев: "Судьба правового государства в России во многом зависит от того какую социальную силу наберет такое понимание природы и сущности права, понимание, открывшее дорогу современной цивилизации" /8, c.49/.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
1. Аквинский Фома. О правление государей.- N.Y.:OPERA OMNIA, 1948
2. Вышинский А.Я. Теория государства и права.- М., 1949
3. Кант И. Критика чистого разума.- М., 1994
4. Кельзен Г. Чистое учение о праве Ганса Кельзена.- М.: ИНИОН АН СССР, 1987
5. Керимов. Философские основания политико-правовых исследований.- М.: Мысль., 1986.-330с.
6. Маркс. Энгельс. Собрание сочинений. Т4.- М, 1982
7. Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности.- СПб., 1909
8. Яковлев. Право есть бытие свободы//Родина-1995-№7-С.47-49 24
Документ
Категория
Теория государства и права
Просмотров
282
Размер файла
144 Кб
Теги
курсовая
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа