close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Происхождение государства, договорная теория и теория насилия

код для вставкиСкачать
Министерство образования и науки РФ.
Федеральное агентство по образованию
ИРГТУ.
Факультет ПС и СМИ.
Кафедра государственных и правовых дисциплин.
РЕФЕРАТ:
На тему:
"Происхождение государства: договорная теория и теория насилия"
Выполнил: студент группы ЮР-05-4
Лейченко Евгений Фёдорович
Проверила: Мозоль Нина Леонидовна
Иркутск 2005
ПЛАН.
1. Введение.
2. Глава 1 Происхождение государства: практический характер.
3. Глава 2 Теория насилия
2. 1. История возникновения этой теории и представители.
2. 2 Суть теории насилия.
2. 3 Плюсы и минусы теории насилия.
4. Глава 3. Договорная теория происхождения государства.
3. 1 Появление и представители данной теории.
3. 2 Основные постулаты договорной теории.
3. 3 Расхождения и противоречия договорной теории 5. Заключение.
6. Список использованной литературы. Глава 1.Происхождение государства: практический характер.:
ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ГОСУДАРСТВА
Познание государства и права следует начинать с вопроса о происхождении государства-всегда ли в истории человеческого общества существовал этот социальный институт или же оно появилось на определённом этапе развития общества. Только такой методологический подход, реализующий принцип историзма, позволяет уяснить причины и формы появления государства, его характерные черты отличающиеся от предыдущих организационных форм жизни общества.
В настоящее время благодаря успехам этнографии и археологии знание о первобытном обществе, этапах и тенденциях его развития существенно обогатилось. Если в XIX-начале XX века историческое знание об общественном развитии охватывало период примерно 3 тысячи лет, а все, что было до этого, определялось как предыстория (из-за отсутствия письменных и других надежных источников), то теперь, к концу XX века, история многих регионов насчитывает 10-12 тысяч лет, существует вполне достоверное знание об этом историческом диапазоне в жизни человечества.
В этом новом понимании первобытного общества прежде всего следует выделить знания, характеризующие развитие этого общества, периодизацию первобытной истории. Иными словами, речь идёт о том, что само это общество никогда не было статичным, оно развивалось, проходило различные этапы. Выделяют несколько видов такой периодизации- общеисторическую, археологическую, антропологическую. Особую методологическую ценность представляет для теории государства и права периодизация, базирующаяся на новых данных археологии и выделяющая в качестве одного из основных рубежей развития первобытного общества "неолитическую революцию" (от "неолит"-новый каменный век).
Это понятие в историческую науку ввел английский археолог Г. Чайлд в середине XX века, характеризуя тот принципиальный качественный переворот, который произошел во всех сферах жизни человечества при переходе в неолите (примерно VII-III тыс. до н. э.) от присваивающего к производящему хозяйству, т. е. охоты, рыболовства и собирательства к земледелию, скотоводству, металлургии и металлообработке, керамическому производству. Этот переход начался в различных районах земного шара (Ближний Восток, Месоамерика, Горный Перу и др.) приблизительно 10-12 тыс. лет назад и занял несколько тысячелетий.
Поскольку этот переход изменил всю материальную основу жизни первобытного общества, её социальную и духовную организацию, поскольку он справедливо обозначается как революция, хотя и растянувшаяся на несколько тысячелетий. Эта периодизация позволяет чётко для теории государства и права определять, какие формы организации власти и социально- регулятивные системы функционировали в обществах присваивающей экономики, а какие- в обществах производящей экономики.
Социальная организация кроманьонцев характеризовалась семейной общиной, которой руководили её члены - наиболее авторитетные и опытные добытчики пищи, знатоки обычаев и обрядов. В основе семейной общины лежали родственные отношения, объединявшие, как правило, несколько поколений: родителей, молодых мужчин и женщин, детей. Характерным был и их относительно кочевой образ жизни на определённой территории.
Семейные общины могли объединяться, но только на родственной основе, в более крупные образования для защиты от нападений, для организации военных походов, коллективных охот. Поскольку в основе социальной организации первобытного общества лежали родственные отношения, постольку эту организацию определяют как родовой строй. Этому промежутку времени соответствует племенная форма собственности.
Разумеется, такая организация знала и властные институты: власть предводителя, совета старейшин. Причем существовала выборность, сменяемость вождей, предводителей, совета старейшин. Форма власти в первобытном обществе называется, в отличие от власти в государственно организованном обществе, потестарной (от лат. "potestat"- власть, мощь). "Различные ступени в развитии разделения труда являются вместе с тем и
различными формами собственности, т.е. каждая ступень разделения труда
определяет также и отношения индивидов друг к другу соответственно их
отношению к материалу, орудиям и продуктам труда
Вообще следует различать три формы собственности: племенная собственность, античная общинная и государственная собственность, и феодальная.
Первая форма собственности, это - племенная собственность. Она
соответствует неразвитой стадии производства, когда люди живут охотой и
рыболовством, скотоводством, или, самое большее, земледелием. В
последнем случае она предполагает огромную массу ещё не освоенных
земель. На этой стадии разделение труда развито ещё очень слабо и
ограничивается дальнейшим расширением существующего в семье естественно
возникшего разделения труда. Общественная структура ограничивается
поэтому лишь расширением семьи: патриархальные главы племени,
подчинённые им члены племени, наконец, рабы. Рабство, в скрытом виде
существующее в семье, развивается лишь постепенно, вместе с ростом
населения и потребностей и с расширением внешнего общения - как в виде
войны, так и в виде меновой торговли Вторая форма собственности, это - античная общинная и государственная
собственность, которая возникает главным образом благодаря объединению -
путём договора или завоевания - нескольких племён в один город и при
которой сохраняется рабство. Наряду с общинной собственностью
развивается уже и движимая, а впоследствии и недвижимая, частная
собственность, но как отклоняющаяся от нормы и подчинённая общинной
собственности форма. Граждане государства лишь сообща владеют своими
работающими рабами и уже в силу этого связаны формой общинной
собственности. Это - совместная частная собственность активных граждан
государства, вынужденных перед лицом рабов сохранять эту естественно
возникшую форму ассоциации. Поэтому вся основывающаяся на этом
фундаменте структура общества, а вместе с ней и народовластие, приходит
в упадок в той же мере, в какой развивается частная собственность, в
особенности недвижимая. Разделение труда имеет уже более развитой
характер. Мы встречаем противоположность между городом и деревней,
впоследствии - противоположность между государствами, из которых одни
представляют городские, а другие - сельские интересы; внутри же городов
имеет место противоположность между промышленностью и морской торговлей.
Классовые отношения между гражданами и рабами уже достигли своего
полного развития. Третья форма, это - феодальная или сословная собственность. Если для
античности исходным пунктом служил город и его небольшая округа, то для
средневековья исходным пунктом служила деревня. Эта перемена исходного
пункта была обусловлена редкостью и рассеянностью по обширной площади
первоначального населения, которое приток завоевателей не увеличивал
сколько-нибудь значительно. Поэтому, в противоположность Греции и Риму,
феодальное развитие начинается на гораздо более обширной территории,
подготовленной римскими завоевателями и связанным с ними вначале
распространение земледелия. Последние века приходящей в упадок римской
империи и само завоевание её варварами разрушили массу производительных
сил; земледелие пришло в упадок, промышленность, из-за отсутствия сбыта,
захирела, торговля замерла или была насильственно прервана, сельское и
городское население уменьшилось. Все эти условия, с которыми столкнулись
завоеватели, и обусловленный ими способ осуществления завоевания
развили, под влиянием военного строя германцев, феодальную
собственность. Подобно племенной и общинной собственности, она покоится
опять-таки на известном сообществе [Gemeinwesen], которому, однако,
противостоят, в качестве непосредственно производящего класса, не рабы,
как в античном мире, а мелкие крепостные крестьяне. Вместе с полным
развитием феодализма появляется и антагонизм по отношению к городам.
Наличие на Этой феодальной структуре землевладения соответствовала в городах
корпоративная собственность, феодальная организация ремесла.
Собственность заключалась здесь главным образом в труде каждого
отдельного индивида. Необходимость объединения против объединенного
разбойничьего дворянства, потребность в общих рыночных помещениях в
период, когда промышленник был одновременно и купцом, рост конкуренции со стороны беглых крепостных, которые стекались в расцветавшие тогда
города, феодальная структура всей страны - всё это породило цехи;
благодаря тому, что отдельные лица среди ремесленников, число которых
оставалось неизменным при растущем населении, постепенно накопляли,
путём сбережений небольшие капиталы, - развивалась система подмастерьев
и учеников, создававшая в городах иерархию, подобную иерархии,
существовавшей в деревне.
Таким образом, главной формой собственности в феодальную эпоху была, с
одной стороны, земельная собственность, вместе с прикованным к ней
трудом крепостных, а с другой - собственный труд при наличии мелкого
капитала, господствующего над трудом подмастерьев. Структура обоих этих
видов собственности обуславливалась ограниченными отношениями
производства - слабой и примитивной обработкой земли и ремесленным типом
промышленности. В эпоху расцвета феодализма разделение труда было
незначительно." ограниченной территории различных формы собственности
безусловно является одним из важнейших признаков развития государства,
однако кроме рассмотренных признаков - форм собственности, существует
ряд других не менее значимых признаков, характеризующих государство
Постепенно от охоты, рыболовства и собирательства, а также архаичных форм земледелия, скотоводства человечество переходит к развитым формам земледелия(подсечно- огневому, неполивному, поливному, в том числе ирригационному) и скотоводства (пастбищному, отгонному, а затем и кочевому). Эти новые формы организации хозяйственной жизни стали играть основную экономическую роль в жизни общества.
Переход к производящей экономике обеспечил рост человечества ("демографический взрыв"), необходимый для существования и расцвета цивилизации. Производящая экономика объективно вела к организации производства, появлению новых управленческих, организационных функций, становлению нового типа трудовой деятельности, связанной с производством пищи и тем самым к необходимости регламентировать сельскохозяйственное производство, хранение и распределение прибавочного продукта. Возникла необходимость нормировать и учитывать трудовой вклад каждого члена общества, результаты его труда, его участие в создании общественных форм, выдачи ему из общественных фондов.
Эта группа объективно привела к дальнейшему разделению труда. Выделяются группы организаторов производства, работников информационных систем, в которых осуществляется учет труда и распределения его результатов, а также работников систем контроля за соблюдением регламентирующих норм
Возникновение и присвоение прибавочного продукта ведёт к становлению новых форм собственности: коллективной, групповой, частной; к дальнейшему социальному расслоению общества. Новая организация производственной деятельности (её усложнение, появление новых управленческих функций) также способствует социальной дифференциации общества: происходит отделение верхушки общества от основной массы производителей, неучастие верхушки в материальном производстве. Начинается становление классов, новых организационных форм управления обществом, зарождение государства.
ПРИЗНАКИ ГОСУДАРСТВА:"Первым и самым важным признаком государства является учреждение такой власти, которая с населением непосредственно не совпадает (в отличие от
коллективной власти родового общества). Она персонифицируется в виде
особого социального слоя людей, профессионально занимающихся
управлением. Осуществление публичной власти требует определённой
организации - формирования государственных учреждений, становления
специального аппарата. Она немыслима без её оснащения
материально-техническими средствами и неизбежно предполагает возможность
применять принуждение, психическое или физическое насилие,
обеспечиваемое репрессивными органами. Государственная власть суверенна. Однако появление публичной власти не означает её полного отрыва от
общества. Управление - отношение между управляющими и управляемыми, то
есть населением. Это означает, что государство - система
публично-властных отношений, одномасштабных обществу в целом.
Второй признак государства - налоги. Государственные налоги - это
учреждённые публичной властью поборы с населения, взыскиваемые
принудительно в установленных размерах и в заранее определённые сроки.
Иногда к налогам добавляются внутренние и внешние займы." Аппарат государства имеет уже с самого начала разветвлённую и сложную структуру, нуждается для своего содержания в определенных средствах, которые в виде налогов, дани, иных формах поступают ему от общества. Любое государственно-организованное общество нуждается в хорошем управлении, и дальнейшее развитие государственности связано с поисками этого хорошего управления.
Для выполнения своих функций этот особый слой людей - аппарат государства наделяются властью, т. е. возможностью с помощью принуждения, насилия, когда возникает необходимость, подчинить другие слои населения своей воле, обеспечивать осуществление тех ли иных интересов. Для этого в первичном государстве, также в отличие от социальной организации первобытного общества, появляются такие специфические социальные инструменты, как суды, тюрьма, полиция, армия, другие органы государства, ориентированные на возможность принуждения.
Наконец, в отличие от первобытного общества государство было территориальным образованием. Если, как отмечалось выше, первобытнообщинный строй в своей основе имел родовую, т. е. основанную на родстве, организацию- совокупность семейных общин (кланов, локальных групп), то государство постепенно путём перерастания этих общин в соседские, переходом в основном к оседлому образу жизни, которого объективно требовало земледелие, сформировалось на территориальной основе. Первым этапом территориальной организации стал город, объединявший уже не столько родственников, сколько население, проживающее на определённой территории. Дворцы, храмы, иные здания для коллективных празднеств, выполнения обрядов, строения для производства работ, сельскохозяйственные угодья, рудники и т. п.- все это сооружалось на определенной территории, которая отныне становилась территорией государства.
Отныне и аппарат государства ориентировался не только на управление теми или иными группами, но и на управление территориями. Территориальная организация государства имела разные формы в зависимости от способов включения тех или иных территорий в состав государств, этнического состава проживающих на ней людей, отношений с центром и т. д., но всегда отныне характеризовала государство как новую, по сравнению с первичным обществом, социальную организацию раннеклассового общества. Территория становилась неотъемлемым атрибутом, собственностью государства, и многие войны в III-II тыс. до н. э. в то время, когда возникают первичные, раннеклассовые государства, велись ради приобретения территории или их защиты.
Таким образом, из анализа новой, государственной формы организации общества можно сделать вывод, что признаками государства, отличающими его от социальной организации первобытно общинного строя, являются единое территориальное пространство, на котором осуществляется хозяйственная жизнь (в связи с чем некоторые учёные добавляют к единому территориальному пространству и единое экономическое пространство); наличие особого слоя людей- аппарата управления, выполняющих разнообразные общесоциальные функции, но имеющих и возможность осуществить в необходимых условиях государственное принуждение, осуществить публичную власть; единая система налогов и финансов. К этим признакам следовать добавить и те, обязательности которых также подтвердило дальнейшее развитие государственности. Это единый язык для общения на территории того или иного государства. Это единая оборона и внешняя политика, транспортная, информационная, энергетическая системы; это, наконец, наличие определённых единых прав и обязанностей личности, охраняемых государством.
Глава 2 ТЕОРИЯ НАСИЛИЯ
2. 1. История возникновения этой теории и представители.
Теория насилия принадлежит к числу относительно новых теорий государства и права. Идейные истоки этой теории зародились еще в эпоху рабовладения. Ее представители считали, что государство возникает в результате насилия и завоевания. Более развернутое научное обоснование теория насилия получает в XIX-XX веках.
Эта теория в основном распространена на Западе. Наиболее видными её сторонниками являются немецкий философ и экономист Е.Дюринг (1833-1821), австрийский социолог и государствовед Л. Гумплович (1838- 1909), известный "ревизионист марксизма" К. Каутский (1854- 1939) и др.
Теория насилия, как и некоторые другие теории происхождения государства и права, имеет свою довольно длительную историю. Зачатки её появились ещё в древности, в частности, они просматриваются в сочинениях первого и второго поколения софистов. В их учениях государство рассматривается как учреждение, существующее исключительно для блага сильного, а право- как средство обуздания одних слоёв общества в интересах других. Первоначально право предназначалось, по мнению софистов, для "обуздания сильного в интересах слабого". Однако сильный, вскоре распознав это, сделал всё, чтобы разорвать эти "противоестественные оковы" и "восстановить господство естественного закона", согласно которому слабый по законам самой природы должен подчиняться сильному. В сочинениях одного из наиболее одаренны и ярких мудрецов- софистов, Фрасимаха из Халкедона, постоянно проводится мысль, что в природе государства и права, в государственной политике и законодательстве, так же как и в области идеологии, нравственности, господствует воля и представления тех, в чьих руках находится сила и государственная власть. "Справедливость, - утверждал Фрасимах, - это то, что пригодно сильнейшему ". "Справедливость и справедливое- в сущности, это чужое благо, это нечто, устраивающее сильнейшего, правителя, а для подневольного исполнителя это чистый вред, тогда как не справедливость- наоборот: она правит, честно говоря, простоватыми, а потому и справедливыми людьми ".
Дальнейшее развитие теория насилия получила в последующие столетия и особенно в период Средневековья. Она широко использовалась, в частности, в борьбе с теологическими теориями и взглядами на государство и право.
2. 2. Суть теории насилия Суть теории насилия состоит в том, что возникновение частной собственности, классов и государства является результатом внутреннего и внешнего насилия, то есть путем прямого политического действия. Государство продолжает быть органом угнетения только в тех странах, где еще не стерлись юридические различия между победителями и побежденными.
Дюринг считал, что основой общественного развития являются формы политических отношений, а экономические явления - это следствие политических актов. Первоначальный фактор возникновения государства следует искать в непосредственной политической силе. Общество, по мнению Дюринга, состоит по меньшей мере из двух человек. Две человеческие воли как таковые вполне равны друг другу, и ни одна из них не может предъявить другой никаких положительных требований. При таком положении дела, когда общество состоит из двух равных лиц, неравенство и рабство невозможны. Для объяснения происхождения государства Дюринг образно привлекает третьего человека, так как без него нельзя принимать решение большинством голосов, а без подобных решений, то есть без господства большинства над меньшинством, не может возникнуть государства. По его мнению, собственность, классы и государство возникают как результат насилия одной части общества над другой. Австрийский социолог и государствовед Гумплович является представителем теории внешнего насилия. Согласно этой теории государство образуется вследствие завоевания сильного племени более слабого. В итоге завоевания возникает рабство: одно племя, победившее в борьбе, становится господствующим; другое, потерпевшее поражение, теряет свободу и оказывается в положении рабов. Рабство в свою очередь ведет к появлению частной собственности и классов. С частной же собственностью связан и ею обусловлен переход от кочевого быта к земледельческому, оседлому быту. Государственная власть, по Гумпловичу, возникает из физической силы: господство племени, основанное вначале только на физическом преобладании над другим племенем, постепенно превращается в государство класса, опирающегося на экономическое могущество последнего.
Каутский также видит источник государства во внешнем насилии, в войнах. Племя-победитель, по его утверждению, подчиняет себе побежденное племя, присваивает землю этого племени, а затем принуждает его систематически работать на себя, платить дань или подати. В результате такого завоевания возникает деление на классы, а принудительный аппарат, создаваемый победителями для управления побежденными, превращается в государство. Лишь там, пишет Каутский, где имеет место внешнее насилие, " возникает деление на классы, но не вследствие деления общины на различные подразделения, но вследствие соединения в одно двух общин, из которых одна делается господствующим и эксплуатирующим, другая- угнетенным и эксплуатируемым классом".
Ссылаясь на пример образования ряда стран Европы и Азии, которые возникали, по мнению ученого, не иначе, как путем насилия, Л. Гумплович делал окончательный вывод, согласно которому "вследствие подчинения одного класса людей другому образуется государство", а из потребности победителей обладать "живыми орудиями" возникали экономическая основа античной семьи, отношения властвования, существовавшие между господином и его слугою. По мнению автора, "не из отдельных людей, как атомов, не из семейств, как ячеек, создается государство. Не отдельные личности и не семейства являются его основными частями". Только из различных "человеческих групп, из различных племен возникает государство и из них лишь состоит". Победители образуют правящий класс, а побежденные и порабощенные - "класс рабочих и служащих".Во внутренней и внешней вражде племен и заключается все дело, а не в чем-то ином. Именно в племенах, в их взаимной борьбе, утверждает Л. Гумплович, а вместе с ним и его сподвижники, мы можем признать "главные основные части, действительные краеугольные камни государства, - в племенах, которые "мало-помалу превращаются в классы и сословия. Из этих племен создается государство. Они и только они предшествуют государству". Таким образом, ни общественный договор, ни божественное провидение, ни "высшие" идеи, ни "известные потребности" или "рационалистические и нравственные мотивы", как это следует из других учений о происхождении государства и права, а лишь грубая сила, борьба, покорение одних племен другими - одним словом, прямое насилие - "вот родители и повивальная бабка государства" - являются основной причиной, согласно теории насилия, возникновения данных источников. При этом насилие рассматривается не как некое ограниченное, локальное, а как глобальное, к тому же "естественное! явление, порождающее не только единство противостоящих друг другу "элементов" государства - победителей и побежденных, правящих и управляемых, но и имеющее далеко идущие социально-экономические последствия. Какие последствия имеются в виду? Прежде всего те, которые ассоциируются с появлением рабства. Последнее возникает, по мнению Л, Гумпловича, не в силу прежде всего внутренних причин, а затем уже внешних, как это имеет место в истории, а, наоборот, исключительно в силу воздействия на общество (племя, народ, нацию) извне, со стороны других сообществ, племен, народов, в результате войн, порабощения и закабаления одних племен или народов другими. Во всех подобных случаях, подчеркивают сторонники теории насилия, появляется военное превосходство того или иного народа (племени) над другим - "над жителями завоеванной страны". При этом ведущиеся войны, с одной стороны, производят "разрушительное действие", а с другой - в них обнаруживается и "некоторая положительная, известным образом созидающая государства сила". Пока не было института рабства, пишет по этому поводу Л. Гумплович, пока не хватало этого первого условия для продолжительной жизни, до тех пор развитие государства было невозможно. О государственной жизни, о ее хозяйственных основах племя тогда лишь могло думать, когда оно приобретало необходимые для этого "живые орудия", т. е. когда оно "покоряло себе другое племя, порабощало и эту порабощенную массу разделяло между отдельными своими членами, когда оно таким образом создало первую государственную организацию...". "схожих Сторонники теории насилия полагают, что до тех пор, пока племя состоит лишь из между собой единоплеменников", т. к. из "личностей, родившихся и воспитавшихся в одном и том же социальном обществе", между ними нет вражды, войн, а следовательно, и рабства. Когда же одно племя покоряет другое, то тут же как неизбежный спутник всех завоеваний появляются рабы, возникает и развивается институт рабства. Таким образом, согласно теории насилия, войны, насилие одних племен над другими рассматривается и в качестве основных причин рабства. Что же касается естественноисторического процесса зарождения и развития данного института, то он или вообще игнорируется, или же отодвигается на второй план. Остается открытым также вопрос о причинах и природе закабаления. Захватнические войны, влекущие за собой порабощение одних племен другими, или, наоборот, расслоения общества институт рабства порождал захватнические войны? Ведь не следует забывать о том, что сам характер захватнических войн, порабощение одних племен и народов другими практически стали возможными лишь тогда. когда процесс развития орудий труда и производства в обществе достиг такого уровня, когда экономически стало возможным и выгодным закабалять побежденные племена и народы, эксплуатировать их, превращая в рабов. Другим далеко идущим социальным последствием, которое ассоциируется, по мнению сторонников теории насилия, непосредственно с завоеванием и порабощением, является возникновением возникновение частной собственности. Насилие порождает рабство ведет к появлению частной собственности. С последней же связан, согласно теории насилия, переход племен от кочевого образа жизни и быта к оседлому земледельческому. Зарождающаяся при этом государственная власть опирается исключительно не физическую силу. Это - государство племени. Его основа - физическое преобладание одного племени над другим. По мере развития общества государство племени перерастает в государство класса. Основой последнего является экономическое господство власть имущих. Л. Гумплович отмечает, что одновременно с процессом превращения племен в классы и сословия, а также эволюции государства протекает процесс развития сознания. "Племенное сознание в современном государстве отчасти исчезло, отчасти же, одновременно с превращением племен в сословия и классы, сменилось сословным и классовым сознанием". Согласно теории насилия наряду с данными процессами развития общества и государства протекает также процесс дальнейшей эволюции частной собственности. Она рассматривается Л. Гумпловичем и его последователями не иначе, как некое орудие или средство в руках государственной власти. Можно по-разному относиться к научным исследованиям К. Маркса и Ф. Энгельса, а также к их философским обобщениям и выводам. Но не подлежит ни какому сомнению многократно подтвержденный самой жизнью их вывод, сделанный на примере Англии, о том, что собственность "правит аристократией". Именно она "дает возможность купцам и фабрикантам намечать депутатов для больших, а частью и для мелких городов; собственность дает им возможность усиливать свое влияние с помощью подкупа". Почему это происходит? Потому, что "народ еще не осознал ясно существо собственности, потому, что он вообще еще, - по крайней мере в деревне, - духовно мертв и потому мириться с тиранией собственности". Частично данные выводы справедливы и для современной России. 2. 3. Плюсы и минусы теории насилия.
Не оспаривая процесс эволюции общества, государства и собственности, следует обратить внимание на спорность решения вопроса о соотношении собственности и власти. Исторический опыт не подтверждает тезиса, выдвигаемого сторонниками теории насилия, о том, что государственная власть порождает частную собственность, а не наоборот. Не подтверждается тезис и о том, что собственность является орудием государственной власти. Все обстоит как раз наоборот. Собственность, в конечном счете, обусловливает как само появление государственной власти, так и ее характер. Собственность в основном определяет и ее служебную роль. Говоря о теории насилия вообще и об учении Л. Гумпловича, в частности, следует заметить, что ее сторонники по разному характеризуют исторически первые и современные государство и право. Если раннее государство и право Л. Гумплович считал инструментами насилия, господства одних над другими, закабаления и угнетения, то более поздние и современные ему капиталистические он, во многом противореча самому себе, не считал таковыми. Развитие, по Гумпловичу, идет по направлению все более возрастающего "равноправия низших слоев с высшими, подвластных с властвующими". Все больше смягчаются формы и методы властвования. Постепенно образуется "современное культурное государство". Складываются такие его черты и особенности, как режим парламентаризма и законности, равноправие граждан, доступ их к управлению делами общества и государства и др. Исходными причинами и условиями становления такого либерального государства считается, однако, насилие. Теория насилия, равно как ранее рассмотренная естественно правовая теория, отражают взгляды лишь некоторых слоев общества и их представителей на природу государства и на его происхождение. Наряду с ними в мире всегда существовали и существуют другие довольно известные теории. Среди них можно назвать, в частности, патриархальную теорию, основателем которой по праву считается древнегреческий философ Аристотель (384 - 322 гг. до н. э.). Согласно учению аристотеля государство, являясь продуктом естественного развития, возникает р результате появления и разразстания семьи. В основе образования государств лежит естественное стремление людей к взаимному общению. Последнее приводит к тому, что из нескольких семей складывается селение или род, а из всех селений или родов образуется государство. Государство, по Аристотелю, является высшей формой общения, обнимающей собой все другие образования и формы общения. Оно "появляется лишь тогда, когда образуется общение ме6жду семьями и родами ради благой жизни". Отвергать полностью теорию насилия нельзя не только из формальных соображений, но и на основании исторического опыта, который подтверждает, что завоевание одних народов другими являлось реальным фактором существования государственности исторически длительное время (например Золотая Орда). Элемент насилия, как внутреннего, так и внешность, объективно присутствовали и сопровождали процесс любого государства (римское, древнегерманское государство, Киевская Русь). В более позднее время непосредственное насилие сыграло решающую роль в образовании американского государства: борьба между Севером и рабовладельческим Югом в итоге привела к образованию США. Ясно, что эти реальные факты исторической действительности лишь частично подтверждают истинность теории насилия, но не позволяют игнорировать ее научные положения. Абсолютизируя роль насилия в истории, данная теория не учитывает того, что очень многие государства и правовые системы раньше и сейчас создаются и развиваются отнюдь не в результате завоевания извне или иным насильственным путем.
Глава 3.
ДОГОВОРНАЯ ТЕОРИЯ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ГОСУДАРСТВА.
3. 1. Появление и представители договорной теории происхождения государства.
Отдельные элементы данной теории разрабатывались ещё философами Древней Греции и Древнего Рима. Однако в своём классическом виде договорная теория появилась лишь в XVII-XVIII в. в. Наиболее видными её представителями были Т. Гобсс. Г. Гроций, Дж. Локк, Д. Дидро, П. Гольбах, А. Радищев, Ж .-Ж . Руссо и другие ученые энциклопедического уровня, просветители.
Теория договорного происхождения государства не отвечает на вопросы, где, когда и каким образом состоялся общественный договор, кто был его участником или свидетелем. Нет, похоже, и исторических доказательств, которые бы дали на них ответ. Тем не менее, это фактически первый созданный людьми общественно-политический институт, оказывавший и оказывающий огромное воздействие на жизнь индивидов, групп, классов, всего общества. Его можно планомерно совершенствовать, преобразовывать, приспосабливать к изменяющим условиям. Если к сказанному добавить, что договорная теория положила начало учению о народном суверенитете, подконтрольности, подотчетности перед народом всех государственно-властных структур, их сменяемости, то станет ясно, что она и сегодня актуальна Сторонники названной теории исходили из того, что государству предшествует естественное состояние, которое они характеризовали по-разному. Для Руссо, например, люди в естественном состоянии обладают прирожденными правами и свободами, для Гоббса это состояние "войны всех против всех". Затем ради мира и благополучия заключается общественный договор между каждым членом общества и создаваемым государством. По этому до-говору люди передают часть своих прав государственной власти и берут обязательство подчинятся ей, а государство обязуется охранять неотчуждаемые права человека, т.е. право собственности, свободу, безопасность. Соглашение людей, по мысли Руссо, - основа законной власти. В результате каждый договаривающийся подчиняется общей воле, но в то же время становится одним из участников этой воли. Суверенитет принадлежит народу в целом, а правители - это уполномоченные народа, обязанные отчитываться перед ним и сменяемые по его воле.
3. 1. Основные постулаты договорной теории происхождения государства.
Джон Локк изложил свое политико-юридическое учение в труде "Два трактата о государственном правлении".
Локк полностью разделял идеи естественного права, общественного договора, народного суверенитета, неотчуждаемых свобод личности, сбалансированности властей, законности восстания против тирана. Дж. Локк развил эти идеи, видоизменил, дополнил новыми и интегрировал в целостное политико-правовое учение - доктрину ранне буржуазного либерализма.
Эта доктрина начиналась с вопроса о возникновении государства. По Дж. Локку, до возникновения государства люди пребывали в естественном состоянии. В пред государственном общежитии "нет войны всех против всех". Господствует равенство, "при котором всякая власть и всякое право являются взаимными, никто не имеет больше другого". Однако, в естественном состоянии отсутствуют органы, которые могли бы беспристрастно решать споры между людьми, осуществлять надлежащее наказание виновных в нарушении естественных законов. Все это порождает обстановку неуверенности, дестабилизирует обычную размеренную жизнь. В целях надежного обеспечения естественных прав, равенства и свободы, защиты личности и собственности люди соглашаются образовать политическое общество, учредить государство. Локк особенно акцентирует момент согласия : " Всякое мирное образование государства имело в своей основе согласие народа".
Государство представляет собой, по Локку, совокупность людей, соединившихся в одно целое под эгидой ими же установленного общего закона и создавших судебную инстанцию, правомочную улаживать конфликты между ними и наказывать преступников. От всех прочих форм коллективности (семей, господских владений) государство отличается тем, что лишь оно воплощает политическую власть, т.е. право во имя общественного блага создавать законы для регулирования и сохранения собственности, а также право применять силу общества для исполнения этих законов и защиты государства от нападения извне.
Строя государство добровольно, прислушиваясь только к голосу разума, люди предельно точно отмеряют тот объем полномочий, который они затем передают государству. О каком-нибудь полном, тотальном отказе индивидов от всех принадлежащих им естественных прав и свобод в пользу государства у Локка нет и речи . право на жизнь и владение имуществом, свободу и равенство, человек не отчуждает никому и ни при каких обстоятельствах. Эти неотчуждаемые ценности - окончательные границы власти и действия государства, преступать которые ему заказано.
Как все иные политические установления, как само государство, позитивные законы создаются по воле и решению большинства. Локк поясняет, что все совершаемое каким-либо сообществом делается исключительно с одобрения входящих в него лиц. Всякое такое образование должно двигаться в одном направлении, и необходимо, чтобы оно "двигалось туда, куда влечет его большая сила, которую составляет согласие большинства".
Вопрос о государственной форме, традиционный для европейской политической мысли со времен Аристотеля , тоже интересовал Локка. Правда он не отдавал какого-то особого предпочтения ни одной из уже известных или могущих возникнуть форм правления; им лишь категорически отвергалось абсолютистски-монархическое устройство власти. Личные его симпатии склонялись скорее к той ограниченной, конституционной монархии, реальным прообразом которой являлась английская государственность, какой она стала после 1688 года. Для Локка важнее всего было, чтобы любая форма государства вырастала из общественного договора и добровольного согласия людей, чтобы она имела надлежащую "структуру правления" , охраняла естественные права и свободы индивида, заботилась об общем благе всех.
В отношении правителей, которые осуществляют над своим народом деспотическую власть, у людей остается лишь одна возможность - "воззвать к небесам", применить силу против " несправедливой и незаконной силы". По закону, "изначальному и превосходящему все людские законы" , народ "обладает правом судить о том, имеется ли у него достаточный повод обратиться к небесам". Суверенитет народа , по Локку, в конечном счете (и это явно обнаруживается в кризисных ситуациях) выше, значительнее суверенитета созданного им государства. Если большинство народа решает положить предел наглости нарушивших общественный договор правителей, то вооруженное народное восстание с целью вернуть государство на путь свободы, закона, движения к общему благу будет совершенно правомерным.
Учение Локка о государстве и праве явилось классическим выражением идеологии раннебуржуазных революций со всеми ее сильными и слабыми сторонами. Оно вобрало в себя многие достижения политико-юридического знания и передовой научной мысли 17 в. В нем эти достижения были не просто собраны, но углублены и переработаны с учетом исторического опыта, который дала революция в Англии. Таким образом, они стали пригодными для того, чтобы ответить на высокие практические и теоретические запросы политико-правовой жизни следующего, 18 столетия - столетия Просвещения и двух крупнейших буржуазных революций нового времени на Западе: французской и американской.
Проблема власти, проблема генезиса и сущности государственного общежития была одной из центральных философско-социологических проблем, стоявших перед передовыми мыслителями 16 - 17 века в эпоху создания национальных государств в Европе укрепления их суверенитета и формирования государственных институтов
Разработка этих вопросов заставила Гоббса обратиться к изучению человека. В противовес принципу Аристотеля, гласящему, что человек существо общественное, Гоббс доказывает, что человек не общественен по природе. В самом деле, если бы человек любил другого только как человека, почему ему тогда не любить всех одинаково. В обществе мы ищем не друзей, а осуществление собственных своих интересов. "Чем занимаются все люди, что они считают удовольствием, если не злоречие и высокомерие? Всякий хочет играть первую роль и угнетать других; все притязают на таланты и знания и сколько слушателей в аудитории, столько и докторов. Все стремятся не к общежитию с другими, а к власти над ними и следовательно к войне. Война всех против всех является и сейчас законом для дикарей, и состояние войны до сих пор является естественным законом в отношениях между государствами и между правителями". По Гоббсу, наш опыт, факты обыденной жизни говорят нам, что существует недоверие между людьми. "Когда человек отправляется в путешествие, чело-век берет с собой оружие и берет с собой большую компанию; когда он ложится спать, он запирает дверь на замок; оставаясь дома он запирает свои ящики. Какое же мнение мы имеем о своих согражданах, раз мы разъезжаем вооруженными, раз мы запираем на замок свою дверь, о своих детях и о прислуге, раз мы запираем свои ящики? Разве этими своими действиями мы не обвиняем людей так же, как я их обвиняю своими утверждениями". Впрочем, добавляет Гоббс, никто из нас не может их обвинять. Желания и страсти людей не являются греховными. Понятие добра и зла может иметь место там, где существуют общество и законы; там, где нет установленных, не может быть несправедливости. Справедливость и несправедливость, по словам Гоббса, не суть способности ни души, ни тела. Ибо если бы они были таковыми человек владел бы ими, даже будучи одиноким в ми-ре, так же как он владеет восприятием и чувствованием. Справедливость и несправедливость суть качества и свойства человека, живущего не в одиночестве, а в обществе.
Но что толкает людей к совместной жизни в мире между собой, вопреки их наклонностям, к взаимной борьбе и к взаимному истреблению. Где искать те правила и понятия, на которых базируется человеческое общежитие? По мнению Гоббса таким правилом становится естественный закон, основанный на разуме, при помощи которого каждый приписывает себе воздержание от всего того, что может оказаться вредным ему. "Естественный закон - это правило которое кроется не в согласии людей между собой, а в согласии человека с разумом, это - указание разума относительно того, к чему мы должны стремиться и чего мы должны избегать в целях нашего самосохранения".Так каковы же эти естественные законы человеческого общежития в понимании Гоббса?
Первый основной естественный закон гласит: Каждый должен добиваться мира всеми средствами, имеющимися в его распоряжении, а если он не может получить мира, он может искать и использовать все средства и преимущества для войны. Из этого закона вытекает не-посредственно второй закон: Каждый должен быть готов отказаться от своего права на все, когда другие этого тоже желают, поскольку он считает этот отказ необходимым для мира и самозащиты. Помимо отказа от своих прав может быть еще (как считает Гоббс) перенос этих прав. Третий естественный закон гласит, что люди должны придерживаться собственных договоров. В этом законе находиться функция справедливости. Чрезвычайно интересно, что Гоббс выводит из этих основных законов закон христианской морали: "Не делай другому того, чего не хочешь, чтобы сделали тебе". По Гоббсу естественные законы, будучи правилами нашего разума, вечны. Название "закон" для них не совсем подходит, однако поскольку они рассматриваются как веление бога, они есть "законы".
Теория Государства Гоббса логически вытекает из его теории права и морали. Основа государства лежит в разумном стремлении людей к самосохранению и безопасности.
Отсюда ясно, что для соблюдения естественных законов нужна уверенность в своей безопасности, а для достижения безопасности нет иного пути, как соединения достаточного количества людей для взаимной защиты. Для общего блага, люди, как считает Гоббс, должны договориться между собой отказаться от своих прав на все во имя мира и сохранения жизни и объединиться вместе для выполнения состоявшегося соглашения. Такой договор или такое перенесение прав и есть образование государства. Гоббс определяет государство следующим образом: "Государство есть одно лицо или собрание, воля которого в силу соглашения многих людей является законом для них всех, так как оно может употреблять силы и способности каждого для обеспечения общего мира и защиты. Лицо или собрание, воле которого подчиняются все прочие, получает название верховной власти; все остальные граждане называются подданными.
Но каковы права Государства? Государство, в силу перенесения на него прав всех обладает всеми правами, принадлежащими человеку в естественном состоянии, как мы видели безгранично, то безграничны и права государства. Нет на земле власти высшей, чем государственная власть, и нет никого, кто бы мог привлечь к ответу эту власть за ее действия. "Единственное право на земле есть государственный закон, а государственный закон не что иное, как выраженная внешним образом воля государственной власти". Так как в государстве единственным определяющим началом для воли отдельного человека становится воля государственной власти, то естественно, что подчинение этой власти должно быть безусловным. Ибо всякое сопротивление государственной власти приводило бы человека к естественному состоянию "войны против всех". Поэтому тот же самый закон, предписывающий человеку желать мира, требует абсолютного подчинения государственной власти.
У Гоббса, цель государства - упразднить естественное состояние человека, и водворить порядок, при котором людям была бы обеспечена безопасность и спокойное существование. Ясно, что для сохранения этого состояния безопасности государственная власть должна быть вооружена соответствующими правами. Эти права следующие:
Первое право Гоббс называет "мечом справедливости"; то есть право наказывает нарушителей закона, ибо без этого права безопасность не может быть обеспечена;
Второе право есть "меч войны"; то есть право объявления войны и заключения мира, а также установление количества вооруженных сил и денежных средств, необходимых для ведения войны, ибо безопасность граждан зависит от существования войск, сила же войск зависит от единства государства, а единство государства - от единства верховной власти. Третье право - право суда, то есть рассмотрение случаев, где нужно приложение меча, так как без разрешения споров невозможно охранение одного гражданина от несправедливости со стороны другого гражданина.
Четвертое право - право установить законы о собственности, потому что установления государственной власти каждому принадлежало право на все, что и было причиной войны против всех, но с установлением государства должно быть определено, что кому принадлежит.
Пятое право - право устанавливать подчинение власти, с помощью которых можно было бы осуществлять сбалансированное регулирование всех функций государственной власти.
Шестое право - право запрещать вредные учения, ведущие к нарушению мира и спокойствия внутри государства, а также направленные на подрыв государственного единства.
Все остальные права, по мнению Гоббса, заключаются в вышеприведенных или могут быть логически выведены из них.
Гоббс является противником отделения исполнительной власти от законодательной. Такое разделение властей является для него единственной причиной гражданской войны бушевавшей тогда в Англии. Государственная власть, как считает Гоббс, чтобы выполнить свое главное назначение - обеспечение мира и безопасности гражданам,- должна быть нераздельной и суверенной. Она должна стоять выше всех и не должна подлежать чьему-либо суду или контролю. Она должна быть выше всех законов, ибо все законы устанавливаются ею и только от нее получают свою силу. Какова бы ни была ее форма, она по существу своему безгранична. Из природы верховной власти вытекает, что она не может быть уничтожена волей граждан. Ибо, хотя она происходит от их свободного договора, но договаривающиеся связали свою волю не только в отношении друг к другу, но и в отношении к самой верховной власти; поэтому без согласия самой верховной власти они не могут отступиться от своего обязательства.
Гоббс устанавливает три вида государственной власти: монархическую, аристократию и демократию; ибо "государственная власть может принадлежать одному лицу или совету многих. Тирания и олигархия являются не отдельными формами государственной власти, а лишь другими названиями тех же видов, - название, которые выражают наше отрицательное отношение к каждой из этих форм. Самой лучшей формой с точки зрения достижения тех средств, ради которых существует государственная власть, является, по мнению философа, монархия.
Если государственная власть вооружена всеми правами, принадлежащими гражданам в естественном состоянии, то зато на ней лежат и те обязанности, которые вытекают из естественных законов; эти обязанности выражаются в следующем:
Благо народа - высший закон, и поэтому они сводятся к повиновениям веления разума, который требует блага всех людей. А так как это благо есть, прежде всего, мир, всякий, кто нарушит мир, тем самым выступает против предписания государственной власти. Впрочем нужно прибавить, что мир является благом, поскольку он способствует охранению жизни людей; но люди стремятся не просто к жизни, а к счастливой жизни. Следовательно задачей власти является обеспечение не просто жизни, а счастливой жизни граждан. Но что такое счастливая жизнь? Счастье, говорит философ, состоит в пользовании различными благами жизни, а для возможности пользования всеми этими благами жизни необходимо следующее: защита от внешних врагов, сохранение мира внутри государства, поднятие благосостояния и богатства и предоставление права каждому гражданину пользоваться свободой без ущерба для других граждан. Государственная власть, следовательно, должна обеспечивать эти четыре условия, необходимые для счастья граждан, живущих в государстве. А для того, чтобы государственная власть выполнила свои обязанности, она должна иметь определенные права, о которых говорилось раньше.
Совершенно иначе в отличие от взглядов Гоббса, и от воззрений Локка представлял себе договорную теорию Ж .- Ж . Руссо.
Естественное состояние людей Руссо трактует как состояние первобытной гармонии с природой. Человек не нуждается ни в общественных ограничителях, ни в морали, ни в систематическом труде. Способность к самосохранению удерживает его от состояния "войны всех против всех". Однако, население растет, меняются географические условия, развиваются способности и потребности людей, что приводит в конечном счете к установлению частной собственности. Общество расслаивается на богатых и бедных, могущественных и притесненных, которые враждуют между собой. Неравенство развивается постепенно: сначала признаются богатство и бедность, затем - могущество и беззащитность, наконец - господство и порабощение. Общество нуждается в гражданском мире - заключается общественный договор, по которому власть над обществом переходит государству. Но в основе государственной власти, по мнению Руссо, лежит воля и свободы каждого отдельного человека. Эта свобода и воля остаются абсолютными, неограниченными и после заключения общественного договора. Поэтому, Руссо выдвигает свой знаменитый тезис о том, что носителем и источником власти является народ, который может и должен свергать власти, нарушающие условия общественного договора. Суверенно не государство, суеверен народ. Народ творит законы, меняет их, принимает новые.
Эти взгляды отличаются радикализмом и революционностью. Именно они лежали в основе идеологии самой крайней группы революционеров времен Французской революции - якобинцев и служили обоснованием якобинского террора.
Вообще чтобы подтвердить как возникло государство, в результате договорной теории происхождения государства, надо рассмотреть его на примере какого- нибудь государства: Древнерусские Княжества, Древний Рим. ДРЕВНЕРУССКИЕ КНЯЖЕСТВА
Общественная власть первоначально образуется частным путем в кровнородственных обществах. Она сохраняет частноправный характер в течение всего живого периода. Однако сознание общественной роли власти проявляется в самом начале истории. "Вся земля наша велика и обидна, а наряда в ней нет; да пойдете княжить и володети цамя",-говорили новгородские послы варяжским князьям. За властью признаются обязанности: кияне послали Святославу (в 968 г.), требуя его возвращения для защиты, от печенегов "отчины своей"; они же требовали от Изяслава в 1067 г. продолжения борьбы с половцами. Из этих примеров видно, что "володенье" имеет двоякую цель: частный интерес владеющих и общественный интерес подданных (оба элемента пока неразличимы в продолжение всего первого периода).
Формы верховной власти тройственны. Нормальный порядок решения государственных дел уясняется из следующих мест летописи: в 987 г. созвал Владимир своих бояр и старцев градских и, рассказав им о том, что говорили ему миссионеры разных религий о преимуществах каждой из них, "рече: да что ума придасте? Что отвещаете? И реша бояре и старцы... послав испытай... како служат Богу, и бысть люба речъ князю и всем людям". Таким образом, в состав власти входят князь, боярская дума и народное собрание (вече).
Происхождение княжеской власти доисторическое: она была и в родовых союзах, и в общинных. В землях восточных славян княжеская власть существовала до прибытия Рюриковичей. Состав княжеской власти - родовой: власть принадлежит не лицу, а целому роду. Члены княжеского рода иногда соправительствуют без раздела власти: примером из мифических времен может служить соправительство Кия, Щека и Хорива; а из исторических - Аскольда и Дира. Родовое соправительство есть явление глубокой древности, впоследствии оно уступает место другому началу: члены княжеского рода делят между собой власть территориально. Из принадлежности власти целому роду следует, что опека и регенство не могли иметь применения в тогдашнем государственном праве, пока продолжается род (Олег и Ольга). Лица женского пола также участвуют в общей власти рода (Ольга). Приобретение княжеской власти совершается одновременно по наследованию и по избранию. Наследование здесь нужно понимать не в точном смысле: наследник получает власть не с момента смерти предшествующего князя; право на нее он приобретает с момента рождения, а действительное участие в ней - с момента совершеннолетия (Игорь при Олеге; Святослав при Ольге). Смерть предшественника открывает для другого князя лишь большую степень участия во власти. Оба вида наследования - наследование по закону и по завещанию - действуют одновременно и в равной силе, но впоследствии наследование по обычаю (закону) берет перевес над волей завещателя. Обычный порядок наследования столов следовал порядку старшинства членов рода. Частое нарушение этого порядка в действительности не может опровергнуть его правомерности.
Избрание князя народом есть или самостоятельный или добавочный способ передачи власти; князь избирается при прекращении или отсутствии княжеского рода. Новгородцы избирают варяжских князей в 862 г.; они же просят себе князя у Святослава Киевского в 970 г., говоря: "если не пойдете к нам, то найдем князя себе". Затем избрание действует наряду с наследованием: власть нового князя освящается и укрепляется согласием народа, что было совершенно необходимо при постоянном участии населения в государственных делах.
Обыкновенно наследственность, и избрание совпадают и (до половины XII в.) не вступают в борьбу между собой. В одном и том же факте преемства можно видеть с полным правом и наследование, и избрание: когда в 1132 г. умер Мстислав Великий, сын Мономаха, и власть его перешла к брату Ярополку, то, как сказано в одной летописи (Ипатьевской), это произошло потому, что Мстислав "оставил княжение брату своему Ярополку" (т. е. завещал законному наследнику), а по словам другой летописи (Лаврентьевской), потому, что "людье кыяне послаша по нъ". С середины XII в. такое мирное совпадение двух начал преемства нарушается во всех землях; при борьбе их фактически берет перевес начало избрания: в 1146 г. киевский князь Всеволод Ольгович желает передать власть своему брату Игорю и старается приобрести согласие киевлян, но киевляне приглашают Изяслава Мстиславича. В 1175 г. владимирцы, обижаемые своими князьями, говорят: "Мы есмы волная князи прияли к собе...". Случаи избрания князей становятся во всех русских землях весьма частыми: в Киеве в 1146 г. (Игоря Ольговича и Изяслава Мстиславича), 1150 (того же Изяслава Мстиславича), 1154 (Ростислава Мстиславича), 1169 (Мстислава Изяславича)ит.д.;вГаличев 1202(кн. Игоревичей), 1208 (Даниила Романовича) и т. д.; в земле Смоленской в 1175 (Мстислава Ростиславича); в земле Суздальской в 1175 (Ростиславичей), 1176 (Михаила и Всеволода Юрьевичей); в земле Полоцкой в 1151 (Ростислава Глебовича), 1158 (Рогволода Борисовича). Но начало избрания не вытесняет начала наследственности в принципе нигде, кроме Новгорода и Пскова.
Князь избирался не только всегда пожизненно (в принципе), но и с детьми, т. е. избрание нового князя каждый раз являлось как бы избранием новой династии с утверждением на будущее время наследственного преемства престола и признавалось как бы явлением случайным, вызванным временной нуждой. Кроме наследования и избрания, не было других правомерных способов приобретения княжеской власти. Добывание стола и договор между князьями не могут быть признаны таковыми. Договоры между князьями утверждают лишь один из вышеуказанных способов преемства. Если князья договариваются между собой о захвате волости третьего князя без всяких оснований, то такой договор есть лишь одно из средств незаконной узурпации.
Символами приобретения власти было посаженне князя на стол народом. Сначала это было представление нового князя народу. В 1067 г. киевляне "поставили (Всешава) посредине двора", где, вероятно, было возвышение, род трона. Потом подобный трон устраивался в "сенях"-галерее княжеского двора. В этих символах выразились оба способа приобретения княжеской власти: люди сажают князя на отцовском столе. С избранием князя народом соединяется смещение князей, которое обычно предваряется выбором другого князя и имеет вид насильственного переворота (случай в Киеве в 1067 г. при смещении князя Изяслава и в 1146 г, при смещении Игоря Ольговича; а также в Полоцке в 1158 г., когда, желая сменить Ростислава, граждане прибегают к заговору и приглашают его на вече как бы для мирного обсуждения дела. При таких способах смещения воля народа не всегда приходила к осуществлению. Княжеская власть есть необходимый государственного устройства всех древнерусских земель, следует признать общее воззрение древних времен, выраженное летописцем. В 970 г. пришли в Киев люди новгородские, проел князя севе в говоря: "Аще не пойдете к накь, та калеземъ князя собе". Вообще в течение 460-летнего периода ни одна из русских земель (кроме малоизвестной по своему устройству - Вятки) не устраняла из состава верховной власти княжеского элемента. Княжеская власть необходима для внутреннего наряда (управления и суда) как сила, уравновешивающая взаимное соперничество составных элементов государства, как кровных, так и территориальных. Княжеская власть необходима для внешней защиты государства. Вообще неизбежность княжеской власти видна из следующего случая: в 1140 г. Всеволод Киевский, желая наказать новгородцев, не давал им князя: "Не ходите в Новгород, - говорил он подручным князьям, - пусть себе сидят на своей воле без князя; где хотят, там, пускай себе ищут князя". Новгородцы оставались без князя десять месяцев. "По понятиям века, казалось невозможным сидеть 6eз князя; особенно это было неудобно в то время: тут партии волновали город, там продовольствия не пускали... Новгородцы призвали себе из Суздальской земли Ростислава Юрьевича". Постоянная борьба всех земель против своих князей означает не борьбу против княжеской власти, а стремление отыскать наилучшего князя.
Первоначальная неограниченность княжеской власти возникла из прежних родовых оснований власти, а потом из тождества интересов и воли князей и народа, который мог избрать себе наилучшего князя и сместить неудачного. Такая патриархальная неограниченность не имеет ничего общего с позднейшим западноевропейским абсолютизмом. В языческую эпоху князю принадлежала власть религиозная. В христианские времена князь является покровителем церкви, участвуя во всех ее главнейших действиях. Князю вручается вся государственная власть управления и суда. В 1146 г. киевляне, жалуясь на злоупотребления княжеских чиновников, требуют от князя не уступки судебной власти в свою пользу, а наоборот, говорят: "впредь, если кому из нас будет обида, то ты сам суди".
Князю принадлежит и власть законодательная, он обладает также военной властью. Киевский князь Изяслав Ярославич (1067 г.), не исполнивший требования народа идти против половцев, был смещен, как не исполнивший главного своего призвания.
Из этого последнего примера видно, что полнота власти сохраняется лишь до тех пор, пока князь находится в согласии ("одиначестве") с народом. Первоначальное слияние воли князя и воли народа не могло оставаться везде и неизменно; возможны и противоречия между ними. Это привело к необходимости определить точнее власть князя, а в Новгороде к ограничению этой власти.
Средством для этого был ряд (договор) с новым князем. Такие договоры повторялись с каждым князем, и содержание их видоизменялось в зависимости от обстоятельств времени. Из единообразного повторения таких договоров вырабатывалось и общее их содержание, уже существенно ограничивавшее права княжеской власти (это, впрочем, видно лишь из новгородских договоров). Кроме договора, к ограничению власти князя повело существование рядом с княжеской властью других ее форм: боярской думы и вече.
Боярской думой называется постоянный совет лучших людей (бояр) каждой земли,
решающий (вместе с князем) основные земские вопросы. Такой совет мог быть только в од-ном старшем городе земли. Совокупность лиц, составляющих совет, называется нередко в летописях дружиной (по отношению к князю). Владимир Мономах поучает детей каждый день ходить утром в церковь, затем, "седше думати с дружиной, или люди оправливати" (судить). Но под дружиной здесь понимается лишь старшая дружина, т. е. бояре.
Мнение о неопределенности и случайности состава думы не может быть принято: особого звания советников князя, в которое возводились бы служилые люди, входившие в состав думы, не было: дума составлялась всякий раз вновь по особому приглашению. К этому добавляют: "Можно только сказать, что эта дума по такому-то вопросу, по такому-то предложению князя, потому, что может быть в тот же день, по другому вопросу, князь будет совещаться с совершенно другими лицами, и будет совершенно вправе". Напротив, состав думы был очень определенный; именно первоначальный состав думы (в X в.)- двойственный; в нее входят:
* Бояре - высшие служилые люди. Всякий боярин был непременным членом думы, и именно в этом состояло его боярское отличие; летопись, рассказывая о потерях, понесенных русскими в войне с половцами, восклицает: "Где бояре думающий! где мужи храборьствуюшии?". Князь не мог вместо бояр пригласить для совещания других лиц, не бояр. Хотя подобные факты случались, но современники смотрели на них как на отступления от правомерного порядка. Такие случаи составляют лишь ничтожное исключение.
* Старцы, или старейшины составляют вторую половину древнейшей думы. Это земские бояре. До прибытия варяжских дружин совет старейшин состоял только из них, как видно из летописи о земле Древлянекой при Ольге, где старейшинами града названы лучшие люди, управлявшие всей землей, и из рассказа о думе в пригороде Киевской земли - Белгороде - при Владимире Святом, где совет состоит из "старейшин градьских". Впоследствии они участвуют в думе вместе с боярами - дружинниками. Кроме этого постоянного состава думы, в ней участвовали (не всегда) высшие духовные сановники: епископы и игумены главнейших монастырей. В 1096 г. Особенно важное значение в совете киевского князя занимал митрополит (по тому влиянию, какое он мог оказать на другие русские земли.
При общем решении какого-либо вопроса князьями двух или нескольких земель происходили объединенные заседания их советов. Впрочем, на съезды князья обычно брали с собой лишь немногих (иногда по одному) советников.
Заседания совета происходили постоянно (ежедневно), как видно из Поучения Мономаха. Обычно заседания происходили во дворце князя. Боярская дума составляет необходимый элемент власти в каждой земле. Существует мнение о боярской думе как личном совете князя, который может обратиться к нему или не обратиться по произволу; но факты указывают на обязательность для князя совещаний с боярами - обязательность, утвердившуюся обычаем (который тогда заменял закон). Вообще тесная связь боярской думы с князем сохранялась лишь до тех пор, пока дума состояла главным образом из дружинников (дворян) князя, переезжавших с ним из одной земли в другую. С усилением в думе земского элемента совет бояр получает все большую самостоятельность и становится ближе к вечу, чем к князю. Права думы уясняются фактами участия думы в решении государственных дел. А именно: Дума участвует в решении религиозных вопросов (ею при Владимире решено введение человеческих жертв, вопросы о посылке для исследования вер и о принятии христианства греческого исповедания). Она участвует в решении законодательных вопросов, вопросов внутреннего государственного устройства. Боярской думе принадлежит (вместе с вече) право приглашать князя и рядиться с ним. Дума по преимуществу участвует в решении вопросов внешней политики, войны и мира: договоры заключаются от имени князя и его "светлых бояр".
Вече как орган государственной власти есть собрание полноправных граждан старшего города земли. Термин "вече" в памятниках применяется не к этому одному предмету: иногда он имеет значение всякого сборища или толпы, иногда тайного совещания-заговора. Вече имеет такое же доисторическое происхождение, как и княжеская власть и власть боярской думы. Прокопки (византийский писатель VI в.) рассказывает о славянах, что при одном выгодном для них обороте дела они сошлись почти все для обсуждения, "ибо эти народы, славяне и анты, не имеют единодержавия, но с древнейших времен живут в народоправстве; счастливые или несчастные случаи созывают их в общее собрание". Маврикий сообщает, что в их собраниях царствуют несогласия: "cum omnes contrarie inter se sint animati neuterque alteri velit obsequi". По нашим сведениям о восточных славянах, каждое отдельное племя решало свои дела. Попытки общеплеменных собраний были у оседлых народов, например, поморян, но при расширении территории сохраниться не могли и уступали место собраниям старейшин из всех общин.
Вторая эпоха в развитии народных собраний относится к временам историческим (IX-Х вв.), когда вече находится в процессе перехода от племенного собрания к городскому; тогда для решения дел сходятся в старейший город лучшие люди всей земли и обсуждают земские вопросы в присутствии граждан этого города. Третья эпоха вечевых собраний (XI-XIII вв.) есть эпоха полного выделения этой формы власти в самостоятельную (как собрание простых граждан) и полного развития ее прав. Она совпадает со временем окончательного установления власти старших городов. К вече этой эпохи относятся нижеследующие определения состава и прав народных собраний.
Вече как орган государственной власти состоит из граждан старшего города. Предположение об участии всех жителей земли противоречит обширности земель и отдаленности пригородов. То же подтверждается способом (колоколом и глашатаями) и временем созыва вечевых собраний: вече составляется или в тот же день, или на другой день после созыва.
Пригородные вече при нормальном положении дел не имеют политической власти (решая лишь вопросы местного управления). В тех немногих случаях; когда пригородное вече выступает в политической роли, центр верховной власти временно переносится в пригород, и в таких вечах участвуют лучшие люди старшего города.
Вече состоит из всех граждан города. Главную массу участников веча составляют простые граждане, "люди". В городском вече участвовали и меньшие люди, черные, смерды. В вечевом собрании имеют, однако, право участвовать лишь полноправные граждане, т.е., мужи свободные, совершеннолетнне и не подчиненные семейной власти. Вече, состоящее главным образом из простых граждан и выделившееся из совета старейшин, есть демократическая форма власти, т.к. главная роль при решении дел принадлежит простому народу. Однако при нормальном порядке с вечем сливается и боярская дума; бояре присутствуют на вече наравне с прочими гражданами, в вече участвуют также и лица духовные: иа киевском вече в 1147 г, председательствует митрополит. В обычной обстановке, т. е. если вече составилось не для борьбы с князем, на нем присутствует также князь. Таким образом, вече, несмотря до свой главный (простонародный) состав, не есть орган власти одного (низшего) класса, а сочетает в себе и оба других элемента власти и есть власть общеземская. Эта форма государственной власти создана не во имя борьбы с двумя остальными (понятие борьбы чуждо русскому государственному праву), а для единения ("одяначества"), т. е, для решения земских дел общей волей князя, бояр и народа.
Обычно собирает вече князь. Иногда народ, сам составив вече, посылает пригласить на него князя (вече в Полоцке в 1158 г.). Но такие собрания составляются лишь тогда, когда готовится или совершается переворот. Способ созыва практиковался двоякий: через биричей (глашатаев) и через колокол; последний способ (наиболее демократический, призывающий всех) утвердился в Новгороде.
По мере все большего упорядочения вечевых собраний определялось к их место. Когда князь призывал народ дня совещаний, то место таких собраний должно быть близ княжеского дворца. Столь же законным местом является и центральная святыня земли, куда народ и без того собирался периодически в большие праздники.
При постановке решений требовалось единогласие ("единым устами" или "едино-душно"); в действительности (фактически) под единогласием скрывалось подавляющее большинство. При равном распределении партий происходит физическая борьба и повторение собраний, пока не будет достигнуто соглашение.
Вече есть необходимая составная часть общеземской власти, ибо участие народа в государственных делах в древнее время было самым непосредственным и живым. Необходимость вечевой формы видна из ее всеобщности. По приведенному выше принципиальному выражению летописи, сначала новгородцы, смольняне, полочане, киевляне и "вся власти" собираются на вече, как на думу. Согласно с этим, летописи сообщают факты вечевых собраний во всех древнерусских землях. Права веча не могут ограничиваться каким-нибудь одним родом дел (например, законодательством): они, подобно правам князя и думы, простираются на всю сферу высших государственных дел управления и суда. В сфере законодательства вечу сначала принадлежали меньшие права, чем князю и думе: в Русской Правде нет следов вечевого законодательства: но потом, именно в Новгороде и Пскове, законодательство становиться функцией только веча (см. в Псковской Судной грамоте ст. 108 о порядке составления и отмены законов). В сфере внешней политики и в вопросах о войне и мире вечу принадлежат наибольшие права с древнейших времен. Этого требовала фактическая необходимость заручиться согласием населения для ведения войны: договор Игоря с греками в 945 г. заключен от имени "великого князя русского, и от всякогя княжья, и от всех людий русския земли". В соблюдении этого договора клялся весь народ в Киеве, крещеный и некрещеный. Войны с варварами ведутся иногда без предварительного обсуждения на вече, но с молчаливого согласия народа (вследствие полной популярности таких войн).
В сфере внутреннего государственного устройства значение веча не менее важно. В сфере судебной власти вечу первоначально принадлежало право участия во всяком суде. Вечу принадлежит суд политический (над князем и посадниками). В сфере управления вече не принимает постоянного участия в ведении текущих дел, но оно участвует в назначении и смене чиновников. В особенности активное участие принимает вече в военном финансовом управлении: средства для ведения войны (чрезвычайные налоги) устанавливаются самим народом на вече.
Независимо от татарского ига, были уже древности внутренние причины для возвышения княжеской и боярской власти за счет вечевой в некоторых русских землях, что при-вело к раннему падению веча в этих землях. Общие же причины упадка вечевого начала заключаются в несоответствии этой формы правления обширной территории государства. ДРЕВНИЙ РИМ К середине VIII в. до н.э. римская община представляла собой родоплеменное объединение латинского, сабинского и этрусского происхождения, разделенное по куриям и трибам -территориальным единицам, сложившимся естественным образом. С переходом к оседлой жизни они были наделены военными, политическими и религиозными функциями. В каждой курии - "союзе мужей" - комплектовались пешие войска, отбирались всадники, взимались повинности и распределялась земельная собственность. Десять курий составляли одну трибу - "племя", которое выставляло центурию - отряд из ста всадников. По мнению современных исследователей, уже в правление Ромула 753 - 717 гг. до н.э.), одного из легендарных основателей и первого царя Рима, насчитывалось тридцать курий и три трибы. Первичной ячейкой римской общины стали патри-архальные семьи, включавшие несколько поколений детей и внуков. Они возглавлялись отца-ми или патрициями, вели самостоятельную хозяйственную деятельность и владели земельными наделами.
К началу VI в. до н.э. патриархальные семьи были объединены в триста родов, а патриции образовали привилегированное сословие, доступ в которое был ограничен. Иммигранты, переселявшиеся в Рим, все те, кто не мог подтвердить свое происхождение из числа трехсот родов, не получали полноправного гражданства и становились плебеями. Некоторые исключения делались только для знати завоеванных городов: при отказе от гражданства своей прежней общины она получала права римского народа (populus Romanus).
Управление в VIII - VI вв. до н.э. осуществлялось посредством нескольких политических институтов - царя, сената и народных собраний. Система власти еще сохраняла форму военной демократии, но вместе с тем выполняла отдельные государственные функции. По мнению исследователей, Рим этого времени с полным основанием можно назвать архаическим царством.
Царь (rex) до установления в 509 г. до н.э. республиканского строя был пожизненно наделен высшей политической, военной, судебной и административной властью. Он возглавлял коллегию жрецов и формулировал законы, которые затем утверждались народным собранием. Как отметил немецкий историк Теодор Моммзен (1817-1903 гг.), царь в римской общине имел "совершенно такую же власть, какая принадлежала в доме отцу , семейства, и, подобно этому последнему, властвовал до конца своей жизни". Должность царя не передавалась по наследству, а была выборной. Им мог стать каждый совершеннолетний римлянин. Кандидатура царя предварительно выдвигалась сенатом, а затем утверждалась народным собранием.
Сенат (senatus) являлся советом родовых старейшин. Его численность с VIII-го по VI-й вв. до н.э. постепенно выросла от 100 до 300 человек и соответствовала общему числу римских родов. Сенат был призван сохранять устои римской общины готовил выборы нового царя, имел право кассировать решения народных собраний, разбирал судебные дела о незначительных преступлениях.
Выборные функции за сенатом утвердились, по преданию, 717 г. до н.э. после убийства родовыми старейшинами Poмула, который был обвинен в нарушении общинных порядков. Плутарх сообщает: "А чтобы в этих шатких обстоятельствах раздоры не привели государство от безначалия к полной гибели патриции... условились, что каждый из них будет по очереди облекаться знаками царского достоинства на шесть ночных и шесть дневных часов, принося установленные жертвы богам и верша суд. Это разделение обеспечивало равные преимущества сенаторам обоих племен (римлян и сабинов - Прим, авт.) и потому было одобрено; вместе с тем частая смена властей лишала народ всяких поводов к зависти, ибо он видел, как в течение одного дня и одной ночи человек превращался из царя в простого гражданина". До выборов нового царя полнота власти переходила от одного сенатора к другому. Каждый из них возглавлял общину в течение нескольких дней. Только через год после убийства Ромула народное собрание, созванное дежурным сенатором (интеррексом), утвердило царем сабинянина Нуму Помпилия. При следующих выборах эта процедура повторилась и стала в дальнейшем традиционной. Период междуцарствия не имел определенного ограничения по времени и был необходим родовым старейшинам для согласования кандидатуры нового правителя.
Остальные члены римских родов за исключением женщин, несовершеннолетних и рабов участвовали в жизни общины через куриатные комиции - собрания граждан по куриям. Здесь утверждались законы, решались вопросы войны и мира, выбирались царь и другие должностные лица. Историки предполагают, что на куриатных комициях проводилась регистрация рождений, смерти и браков граждан, оформлялся отказ от родовых святынь в связи с переходом в другой род.
Процедура принятия решений комициями в наиболее ранний период римской истории вызывает у исследователей некоторые затруднения. Существует мнение, что внутри курий подача голосов "за" или "против" осуществлялась посредством крика. На общем собрании каждая курия имела один голос и высказывалась по очереди. Если предложение председательствующего (т. е. царя) находило поддержку большинства курий, то голосование прекращалось и глашатай объявлял окончательный результат. В таком решении был отражен характерный для римской государственности принцип гражданского равноправия. По мнению Т. Моммзена, "...у римлян закон имел иное значение, чем мы это понимаем, - это было не предписание, данное монархом членам общины, а договор, заключенный между руководящими органами государственной власти путем ответа, данного на вопрос".
К концу царского периода, в начале VI в. до н.э. с разложением родового строя, обособлением сословий и имущественной дифференциацией, территориальным ростом римской общины, обострением отношений между патрициями и плебеями потребовались изменения в системе управления. Необходимые реформы провел предпоследний римский царь Сервий Туллий (579-535 гг. до н.э.). Его преобразования во многом были сходны с реформами Солона в Афинах.
Сервий Туллий разделил все мужское население общины от 18 до 60 лет (чуть более 80 тысяч человек) на две части - способных и неспособных к военной службе. В основу этой реформы был положен имущественный критерий. Военнообязанными считались граждане первых пяти разрядов, владевшие полным наделом, тремя четвертями, половиной, четвертью и восьмой долей земельного участка. Последний, непригодный к службе разряд, образовали пролетарии, которые не имели никакой собственности. Подробное описание военной ре-формы оставил римский историк Тит Ливий (59 г. до н.э. - 17 г. н.э.), использовавший в характеристике разрядов денежное выражение: "(1) Из тех, кто имел сто тысяч ассов или еще больший ценз, Сервий составил восемьдесят центурий: по сорока из старших и младших возрастов; (2) все они получили название "первый разряд"; старшим надлежало быть в готовности для обороны города, младшим - вести внешние войны... (3) ...Этому разряду приданы были две центурии мастеров, которые несли службу без оружия: им было поручено доставлять для нужд войны осадные сооруженья. (4) Во второй разряд вошли имеющие ценз от ста до семидесяти пяти тысяч, и из них, старших и младших, были составлены двадцать центурий... (5) Для третьего разряда Сервий определил ценз в пятьдесят тысяч; образованы те же двадцать центурий, с тем же разделением возрастов... (6) В четвертом разряде ценз - двадцать пять тысяч; образованы те же двадцать центурий... (7) Пятый разряд обширнее: образованы тридцать центурий... В том же разряде распределенные по трем центуриям запасные, горнисты и трубачи. (8) Этот класс имел ценз одиннадцать тысяч. Еще меньший ценз оставался на долю всех прочих, из которых была образована одна центурия, свободная от воинской службы.
Когда пешее войско было снаряжено и подразделено, Сервий составил из виднейших людей государства двенадцать всаднических центурий. (9) Еще он образовал шесть других центурий, взамен трех, учрежденных Ромулом, и под теми же освященными птицегаданием именами. Для покупки коней всадникам было дано из казны по десять тысяч ассов, а содержание этих коней было возложено на незамужних женщин, которым надлежало вносить по две тысячи ассов ежегодно". Таким образом, первый разряд выставлял 98 центурий (80 пехотных и 18 всаднических), второй третий и четвертый - по 20, пятый - 30 военных центурий с легким и дешевым вооружением. К ним были добавлены 4 центурии ремесленников и музыкантов и 1 - неимущих граждан. Все вместе они составляли 193 пеших и всаднических сотни.
Деление на разряды и образование центурий усложнило политическую организацию римской общины. Из преобразований Сервия Туллия в военной области выросла политическая реформа. Появился новый вид народных собраний с участием патрициев и плебеев - центуриатные полиции. В середине VI в. до н.э. они стали тем органом публичной власти, у которого "испрашивает царь одобрения перед тем, как предпринять наступательную войну". Значение центуриатных комиций постепенно росло. Со временем они стали принимать решения не только о войне или мире, но и избирать должностных лиц, утверждать законы.
На центуриатных собраниях действовала иная процедура голосования, чем на куриатных. По свидетельству Тита Ливия: "(10) ...не поголовно, не всем без разбора (как то повелось от Ромула и сохранялось при прочих царях) было дано равное право голоса и не все голоса имели равную силу, но были установлены степени, чтобы и никто не казался исключенным из голосованья, и вся сила находилась бы у виднейших людей государства. (11) А именно: первыми приглашали к голосованию всадников, затем восемьдесят пехотных центурий первого разряда; если мнения расходились, что случалось редко, приглашали голосовать центурии второго разряда; но до самых низких не доходило почти никогда". Такая практика не только удовлетворила политические интересы патрицианского сословия, но и привлекла всех состоятельных граждан к управлению общиной. Демократический характер политической реформы Сервия Туллия и ее значение в развитии республиканских государственных институтов был отмечен известным политиком I в. до н.э. Марком Туллием Цицероном: "... в каждой центурии из тех 96 состояло, на основании ценза, больше людей, чем во всем первом разряде. Таким образом, с одной стороны ни кто не лишался права голоса; с другой, при голосовании наиболее влиятельными были те, кто был наиболее заинтересован в том, чтобы государство было в наилучшем состоянии". По мнению современного исследователя, римская официальная традиция связывала с введением ценза "возможность выдвинуться не ввиду знатности рода, а благодаря способностям, инициативности и т.п. качествам, которые могли обеспечить человеку удачу и продвижение" .
Помимо военной реформы, Сервию Туллию принадлежит еще одно преобразование. Трибы стали своеобразными административно-территориальными единицами и окончательно вытеснили родоплеменное устройство общины. По ним производился набор войск и взимались налоги. К 495 г. до н.э. внутри оборонительных стен Рима насчитывалось 4 городских, а за их пределами - 16 сельских триб. После 241 г. до н.э. число триб увеличилось до 35 (4 городских и 31 сельская). Введение территориального деления позволило государству периодически проводить перепись граждан, установить более строгий контроль над их имуществом и земельной собственностью.
Преобразования Сервия Туллия существенно подорвали родовые отношения внутри общины, усилили имущественную дифференциацию в патрицианском и плебейском сословиях. Благодаря им были созданы предпосылки для формирования гражданского коллектива и органов публичной власти. Дальнейшая трансформация римской общины и ее правовых институтов связана с упразднением царской власти и установлением республиканских порядков.
3. 3 Расхождения и противоречия договорной теории происхождения государства.
Для одних сторонников договорной теории естественное состояние- это фактический мир неограниченной личной свободы, переходящей в анархию, когда каждый "имеет право на все" (Т. Гоббс.). Но когда это право в силу глубокого эгоизма человека, его природной алчности, страха, честолюбия и жадности реализуется не иначе как путём реализации принципа, согласно которому в обществе с фатальной неизбежностью идёт "война всех против всех", "человек человеку- волк". Для других же сторонников договорной теории естественное состояние отдельного человека и всего общества ассоциируется с мирной первобытной идиллией, с царством полной свободы, равенства и независимости людей друг от друга. Естественное состояние, писал в связи с этим Дж. Локк (1632- 1704), имеет закон природы , которым оно управляется и который обязателен для каждого. Этим законом является разум, который учит всех людей, "которые пожелают с ним считаться, что, поскольку ни один из них не должен наносить ущерб жизни, здоровью, свободе или собственности другого". И далее: "Состояние свободы- это состояние своеволия. Хотя каждый человек в этом состоянии обладает неограниченной свободой распоряжаться своей личностью и собственностью, у него нет свободы, уничтожать себя или хотя бы какое- либо существо, находящееся в его владении, "за исключением тех случаев, когда это необходимо для более благородного использования, чем простое его сохранение"
Расхождение взглядов авторов - сторонников договорной теории имеет место и в других случаях. Например, в отношении института абсолютной монархии, его место и роли в обществе, а так же в защите позитивных и естественных прав граждан или подданных - участников договорных отношений. Т. Гоббс, например, рассматривал этот институт как "абсолютную власть государства", в качестве важного гаранта мира и средства реализации естественных прав. Абсолютная власть государства, по его мнению, необходимо для защиты прав и свобод личности, избавления людей от страха быть постоянно незащищенными от постоянной угрозы насильственной смерти, наконец, от ужаса "Войны всех против всех".
Совсем иную позицию по отношению к абсолютной монархии занимал Дж. Локк. Развивая договорную теорию вслед за Гоббсом и затрагивая вопроса места и роли абсолютной монархии в обществе, он в полнее определенно и осознанно выступал против данного института. Совершенно очевидно, писал Локк, что "абсолютная монархия, которую некоторые считают единственной формой правления в мире", на самом деле не совместима с гражданским обществом и, следовательно, не может быть вообще с формой гражданского правления.
Чтобы обеспечить права и свободы людей, гарантировать их безопасное существование, государство должно быть не чем иным, как только добровольным объединение людей в единое "политическое общество", объединением которое должно создаваться и функционировать не иначе, как только на основе и посредством "одного лишь согласия". Именно это и есть "весь тот договор, который существует или должен существовать между личностями, вступающими в государство или его создающими".
Локк писал что "абсолютные монархи всего лишь люди", и если государственное правление должно быть средством, избавляющим от тех зол, которые неизбежно возникают, тогда люди оказываются судьями в своих собственных делах, и естественное состояние, поэтому нетерпимо. Но что же это за правление и насколько оно лучше естественного состояния, когда "один человек, повелевая множеством людей, волен быть судьей в своем собственном деле и может поступать в отношении всех своих подданных как ему заблагорассудиться". Причем никто не имеет не малейшего права при этом ставить под сомнение его правоту или проверять тех, кто осуществляет его прихоть.
Наряду с названными противоречиями во взглядах и разночтениями в понимании авторами- сторонниками договорной теории различных её постулатов и положений существует не мало и других расхождений. Они касаются не только природы и порядка возникновения государства, а вместе с ним и права, но и их сущности, содержания, форм организации, назначения.
Из этого следует, что договорную теорию, так же как теорию естественного права и некоторые другие теории происхождения государства и права, следует рассматривать не как нечто органически целое и неделимое, а как совокупность в основе своей сходных между собой, но вместе с тем отличающихся друг от друга по ряду параметров концепций. В настоящее время роль договорной теории, по сравнению с периодом её наибольшего развития, во много крат уменьшилась. Соответственно значительно сократилась и сфера ее распространения. Из некогда весьма популярной, теоретически и практически важной, широко распространенной концепции она превратилась по существу лишь в исторически и академически значимую теорию.
Это, однако, не означает, что отдельные её положения не могут выполнять и поныне определенную идеологическую и политико-практическую роль. Речь идёт, в частности, о положениях, касающихся мер, принимаемых в обществе и государстве против узурпации власти одним лицом или группой лиц; права граждан не только на сопротивление, но и на свержение насильственным путём власти политического закона; равенства прав и свобод граждан, их реальности и гарантированности и др. аыаываыва
Заключение.
Происхождение государства - представляется мне одним из самых интересных и познавательных вопросов, изучаемых наукой теория государства и права. Теория государства и права является по своей структуре исторической
наукой - она систематизирует знания, связанные с историческими
особенностями развития государства и права на различных этапах
общественного развития, изучает наиболее известные мысли, теории
связанные с государством и правом. При рассмотрении данного вопроса, я обратил внимание на то, что споры
среди теоретиков, главным образом, ведутся вокруг причин, характера и
условий возникновения государства, так как в отличие от таких
исторических фактов как то, например, что первой государственной
системой в Древней Греции, Риме, Египте было рабовладельческое
государство, а на территории Германии, России, Польши и других стран
изначально были феодальные государства, здесь нельзя установить что-либо
конкретно, поскольку ни одна из теорий, не имеет своего чёткого
доказательства, равно как и опровержения.
Рассматривая тему происхождение государства в общем и целом, можно
задуматься и над таким вопросом: - а была ли неизбежность возникновения
государства? Ответ на этот вопрос однозначен - да, его зарождение было
результатом исторического развития общества. При появлении частной
собственности и развитии экономических отношений появляются и
противоборствующие классы, а следовательно появляется необходимость в
публичной - государственной власти, способной регулировать общественные
отношения. С появлением такой власти и других условий, которые
рассматривались выше, неизбежно образуется государство.
Договорная теория происхождения государства и теория насилия являются
на мой взгляд одними из основных и, наиболее актуальными в настоящее
время, так как они содержат в себе наиболее здравый и правдоподобный
смысл. Они имеют, с моей точки зрения, более правдоподобный характер, в
отличие от таких теорий как теологическая и органическая, которые, как
я считаю, можно рассматривать только как красивые истории или сказки.
Возможно, рождённая во времена могущества духовенства, теологическая
теория и имела своё место, но сейчас, особенно в России после семидесяти
лет воинствующего атеизма, она потеряла свою силу и актуальность
Однако, подавляющее большинство фактов исторического развития человечества доказывает следующее: невозможно четко и однозначно остановиться на какой-либо одной теории возникновения государства. Все исторические примеры, приведенные выше, говорят только о том, что возникновение государств на основе договора возможно и было реализовано, в некоторых исторических условиях и, чаще всего, благодаря благоприятному стечению обстоятельств, и ни в коей мере не отвергают других причин возникновения государств (которые, кстати говоря, также имеют исторические примеры, подтверждающие их правоту).
Список литературы:
1. Марченко М. Н. Теория государства и права - 2-е изд.
2. Венгеров А. Б. Теория государства и права - М., 1998 г.
3. Гоббс Т. Левиафан. Избранные произведения: В 2 т.- М., 1991. Т. 2.
4. Теория государства и права / Под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько. -М., 2000.
5. Гумплович Л. Общее учение о государстве. СПб., 1910 . 6. Лазарев В. В. Общая теория государства и права. М., 1996
7. Цицерон Марк Туллий. Диалоги: О государстве. О законах. - М., 1994
8. Штаерман Е.М. Культура древнего Рима. Т. I. M., 1985
. 9. Костомаров. "Севернорусское народоправие". М.,1915
10. Черниловский З.М. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права.М.,1996 11. Личный конспект Т. Г.П .
12 Хропанюк В.Н. Теория государства и права: хрестоматия. - М., 1998, с. 119.
13 К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные сочинения в 9 томах
14 Шапсугов Д.Ю. Теория государства и права. - 2001. ч. 2.
15 Новгородцев П. И. Историческая школа юристов.- СПб.,1999.
1
Документ
Категория
Теория государства и права
Просмотров
2 665
Размер файла
254 Кб
Теги
государства, насилия, договорная, происхождение, теория
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа