close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Детство. опалённое войной

код для вставкиСкачать
МОУ «Красногородская средняя общеобразовательная школа»
Детство, опаленное войной.
Работу выполнила: Щука Е.А., заведующая библиотекой
МОУ «Красногородская средняя
общеобразовательная школа»
р.п. Красногородск 2010 г.
Цель: воспитание патриотических чувств у подрастающего поколения и
гордости за свой народ, его историю.
Задачи: прививать ребятам гордость за ратные подвиги их дедов; сохранить в
памяти юного поколения имена их односельчан; усилить интерес к
истории родного края, к судьбам земляков.
Используемое оборудование: ПК, мультимедийный проектор, Оформление: выставка поисковых работ школьников.
Литература:
1.«Войной испепелённые года».- Псков, 2005
2. «Книга памяти.» Историко-документальная хроника. Псковская
область. Красногородский район.- Псков.: Издательство организационно-
методического центра., 1994.
3. «Красный городец».-Красногородск.,2004.
4. «Священная война…». Стихи о Великой Отечественной войне. - М.:
«Художественная литература»,1966.
5. Стихи военных лет. (Сборник). - Калининград, 1974.
6. Поисковые работы обучающихся МОУ «Красногородская средняя
общеобразовательная школа».
(Звучит песня Г. Мовсесяна «Память») «Эта память - верьте, люди-
Всей земле нужна:
Если мы войну забудем-
Вновь придёт война».
Ведущий: Память… Она имеет своё начало, но она не имеет конца. Те, кому
довелось пережить страшные годы войны, помнят всё…. Все страхи и
ужасы, просыпаясь от них по ночам.
Ведущий: Сегодня мы услышим откровения детей военной поры: как умирали от
голода и страха, как получали на отцов похоронки, каким горьким, но
таким желанным был военный хлеб, как помогали взрослым.
Чтец: Его узнал я не из книжки-
Жестокое слово- война!
Прожекторов яростной вспышкой
К нам в детство ворвалась она.
Смертельными тоннами стали,
Сиреной тревоги ночной.
В те дни мы в войну не играли-
Мы просто дышали войной.
Ведущий: Память…. Это вкус блокадного хлеба, это горечь потерь и слёз родных.
Память…. Это седина, появившаяся намного раньше положенного срока.
Это неизгладимый след войны, её отметины. Особенно печально, что
эти отметины так рано коснулись детей, той жуткой военной поры.
Память - это воспоминания….
Чтец:
А мы не стали памяти перечить
И, вспомнив дни далёкие, когда
Упала нам на слабенькие плечи
Огромная, не детская беда.
Была земля и жёсткой и метельной
Была судьба у всех людей одна
У нас и детства не было отдельно, А были вместе детство и война.
Ведущий: Война и дети….Нет ничего страшнее, чем эти два слова, поставленные
рядом, потому что дети родятся для жизни. А война эту жизнь
отбирает.
Ведущий: Дети войны…. Горькие, печальные судьбы. От знакомства с ними
становится не по себе. За каждой из судеб - боль, крик души, зовущий
к воспоминаниям, состраданию, милосердию. ( Звучит «Адажио» Ф. П. Шуберта)
Чтец: Мы были серыми, как соль.
А соль – на золото ценилась.
В людских глазах застыла боль.
Земля дрожала и дымилась.
Просили, плача: «Мама, хлеба!»
А мама плакала в ответ.
И смерть обрушивалась с неба,
Раскалывая белый свет.
Да, мало было хлеба, света,
Игрушек, праздников, конфет. Мы рано выучили это
Безжалостное слово – «Нет!»
Так жили мы, не зная сами,
Чем обделила нас война. И материнскими глазами
В глаза смотрела нам страна.
Мы были бережно хранимой
Её надеждой в горький час –
И свет, и соль земли родимой,
И золотой её запас.
Ведущий: Дети встретили войну в разном возрасте. Кто-то совсем крохой, кто-то
подростком. Кто-то был на пороге юности. Война застала их в городах,
маленьких деревеньках, дома, в гостях, на переднем крае и в глубоком
тылу.
Ведущий: Перед нами фрагменты поисковых работ из школьного музея. Это
обжигающие, набатные свойства самой жизни. Это следы крови на
камнях, живое, опаляющее дыхание жизни. Ведущий: «Жили, учились, строили планы и вдруг война, страшная, жестокая.
Мне четырнадцать лет. Немцы тщательно охраняли дороги. Каждый
километр шоссейных дорог закреплялся за жителями, где они должны
были работать и дежурить по ночам. Утром собирали группы и
прогоняли по дороге с целью обнаружения мин, как называли «ногами».
При проверке «ногами» однажды подорвался подросток из деревни
Глушково. Если же подрывалась машина, ответственные подлежали
расстрелу. Если не заставали на месте дежурства, наказывали плетьми».
(Из воспоминаний П.И. Егоровой).
Чтец: Ни кола, ни двора и ни хаты –
Вся деревня под снегом живёт.
Эти годы, что были когда – то,
Горечь детства забыть не даёт….
Мы великих дел не вершили
И по трижды чужой вине
Как солдаты, в землянках жили,
Умирали, как на войне.
Ведущий: «Хорошо помню 1944 год. Наша армия выбила немцев из деревни. Мы
вышли из окопа, где прятались долгое время. Наш дом уцелел, но в нём
были выбиты стёкла, внутри пустота. Одежды не было. Помню, какой-то
мужчина продал маме кальсоны и рубаху, и она сшила нам с сестрой
по платью. А потом я пошла в школу в первый класс. Мне уже тогда
было десять лет». /Из воспоминаний Павловой И.Г./
Чтец: Идти устали маленькие ноги,
Но он послушно продолжает путь.
Ещё вчера хотелось близь дороги
Ему в ромашках полевых уснуть.
И мать несла его, теряя силы,
В пути минуты длились, словно дни,
Всё время сыну непонятно было,
Зачем свой дом покинули они.
Что значат взрывы, плач, дорога эта?
И чем он хуже остальных ребят,
Что на траве зелёной у кювета, Раскинув руки, рядом с мамой спят? Как тяжело выслушивать вопросы… Могла ли малышу ответить мать, Что этим детям, спящим у берёзы, Что этим мамам никогда не встать? Но сын вопросы задавал упрямо, И кто-то объяснил ему в пути, Что это спали неживые мамы, От бомбы, не успевшие уйти. И он задумался под лязг машин железных, Как будто горе взрослых понял вдруг,-
В его глазах, недавно безмятежных, Уже блуждал осознанный испуг. Так детство кончилось. Он прежним больше не был. Он шёл и шёл. И, чтобы мать спасти, Следил ревниво за июньским небом Малыш седой от пыли, лет шести. Ведущий: «Страшно и больно вспоминать о войне. В семье нас было пятеро
детей. Для того, чтобы прокормить семью мама пекла хлеб. В муку
добавляла отруби, траву полыни. Этот хлеб был очень горький и
жёсткий, вкус его помнится до сих пор. Также собирали в поле
оставшиеся колоски и полугнилую картошку. Летом жили за счёт ягод и
грибов». ( Из воспоминаний Васильева Александра Степановича). ( Звучит «Лунная соната» Л. Бетховена)
Ведущий: Волнующую страницу о войне представляют собой воспоминания о
юных партизанах и подпольщиках. Эти ребята в 12 – 15 лет отличались
бесстрашием и отвагой в минуты смертельной опасности, среди них не
было трусов. Это были «глаза и уши» партизан – связные, разведчики,
подрывники. Ведущий: Начало партизанскому движению на Красногородчине положила группа
из восьми человек, в состав которой входили не только взрослые, но и
подростки: Николай Андреев 16-ти лет и Семён Андреев 14-ти лет.
Группа действовала на дороге Мозули – Красное:
Спиливали телеграфные столбы, разбирали мосты, подрывали машины,
уничтожали немецких солдат. Впоследствии восьмёрка влилась в
десятую Калининскую партизанскую бригаду, и Сеня Андреев стал
адьютантом комиссара бригады (Из книги «Красный городец».) Чтец: Стрельбе прицельной, как солдата, Седой отец учил меня – Из боевого автомата Прямыми строчками огня. Плыл запах пороха, сирени, Стоял тревожный, дымный май. И поднимался в наступленье Огромный партизанский край. Ведущий : «Сопротивление нарастало. Начали организовываться подпольные группы.
В основу своей деятельности мы ставили: вредить врагу, информировать
население, добывать данные о дислокации и перемещении войск,
снабжать партизан продуктами, вещами, медикаментами, денежными
средствами, проводить диверсии. ( Из воспоминаний Тарасова Василия
Михайловича). Чтец : Когда он подвиг совершает, То не заботится ничуть: Узнает кто иль не узнает О нём самом когда-нибудь… Мальчишки уходя в разведку В ночи не видны, не слышны, Второе военное лето Идёт по дорогам страны. И всё, что узнал до рассвета, Ты должен своим принести… Мальчишки уходят в разведку, Хоть могут назад не прийти. Ведущий : Мужественными были мальчишки, которые верили в победу, в свои
силы. Но были ли они бесстрашными, ведь каждому из них хотелось
жить…. Ведущий :
Особенно жуткие злодеяния совершены фашистами на нашей земле в
1944 году, когда советские войска перешли в массированное наступление
по всем фронтам. Зверствам палачей не было предела. За связь с
партизанами аккупанты сжигали целые деревни, а жителей
расстреливали. Тела убитых свозили на Боброву гору и сбрасывали в
ямы. Ведущий : 27 апреля 1944 года в огне и от пуль палачей погибли 22 жителя
деревни Бараново. « Много лет прошло с того страшного дня, но всё помнится до сих
пор, боль из сердца не ушла… Во второй половине пасмурного
весеннего дня, 19 апреля жители деревни заметили колонну фашистов
ещё издали. Рядом было болото, там можно было переждать…. Думали
немцы просто идут на постой, а когда увидели, что колонна раздвоилась
и опоясала кольцом деревню, бежать было некуда и невозможно. Всё
население собрали возле двора. Потом женщин и детей погнали за деревню, а 27 мужчин построили
отдельно. Затем их загнали в сарай, закрыли дверь и подожгли со всех
сторон. Последовал кромешный ад! Одновременно пылала в огне вся
деревня, слышались стоны умирающих и оставшихся в живых людей.
Слышны были автоматные очереди…. Каким то чудом выбрались и
остались в живых семь человек». Эта карательная экспедиция имела
кодовое название «Пасхальная чистка»…. (Из воспоминаний Буканиной
Антонины Фёдоровны).
Чтец : Была деревня сожжена дотла , И, заломив над пепелищем руки, Стояла расщеплённая ветла, До срока пожелтевшая от муки. Казалось ей, она обречена Скорбеть о невозвратном одиноко. То лето полыхало, и война Откатывалась к западу с востока. И , слушая железный гром в ночи, О тишине вздыхая, как о чуде, Уже тянулись, как весной грачи, Туда, где был отцовский корень, люди; Туда, где их земля в тоске ждала, Где, поверяя ветру сны разлуки, До срока пожелтевшая ветла
Над пепелищем простирала руки. Ведущий : В тот же день в деревне Смехино гитлеровцы убили семерых
подростков и трупы их бросили в колодец… ( Звучит «Реквием» Моцарта)
10 января 1943 года фашисты дотла выжгли деревни Масловка и
Малагино. Всех жителей, 72 человека, сожгли и расстреляли, в том
числе 29 человек детей. Чудом выжил подросток Сергей Мартынов. Он свидетельствует: «Всех
жителей согнали в одну деревню. Начался расстрел людей, жгли дома.
Ночью я почувствовал себя живым. Кое-как выбрался из-под трупов.
Руки, ноги перебиты. Спина и бок покорёжены. Дополз до окраины.
Выжил. Чтец : Печь без кровли склонилась сутуло. Здесь когда-то стояло село. Гиблый прах его ветром раздуло, Головешки песком замело. Не дымят пепелища по склонам. Из-под камня трава не видна. Лишь на дереве полусожжённом Уцелела скворешня одна. ( Танцевальная композиция «Сожженная деревня» в исполнении группы
«Энергия») Ведущий : Что такое фашизм?... Это когда сжигают, расстреливают детей, когда их
убивают и бомбой , и пулей, и голодом, и страхом? Ведущий : В августе 1941 года сомкнулось кольцо немецких войск вокруг
Ленинграда. Впереди жителей ожидали суровые 900 дней блокады. А
это значит, что с городом было утрачено всякое сообщение. В
блокадном Ленинграде оставалось два с половиной миллиона жителей, в
том числе 400 тысяч детей. «Ленинградские дети»-это дети – старички,
безулыбчивые, молчаливые, вялые.
Чтец : Щели в саду вырыты, Не горят огни. Питерские сироты, Детоньки мои! Под землёй не дышится, Боль сверлит висок, Сквозь бомбёжку слышится Детский голосок. Ведущий : Ленинградские дети…. Они вместе со взрослыми несли все тяготы
девятисотдневной жуткой блокады. 125 грамм блокадного с примесями
хлеба. Как они дороги! Они бесценны! Самой заветной мечтой в те дни
был настоящий ржаной хлеб, которого можно было бы поесть досыта. А вместо этого смерть от голода самых родных и близких. На салазках кокон пряменький, Спеленав, везёт Мать заплаканная в валенках, А метель метёт. Только за первую блокадную зиму голод унёс в Ленинграде 252 тысячи
человек. Чтец : Иду в темноте, вдоль воронок. Прожекторы щупают небо. Прохожие. Плачет ребёнок И просит у матери хлеба. А мать надорвалась от ноши И вязнет в сугробах и ямах. -Не плачь, потерпи, мой хороший,- И что-то бормочет о граммах. Их лиц я во мраке не вижу, Подслушала горе вслепую. Но к сердцу придвинулась ближе Осада в которой живу я. Ведущий : Из воспоминаний Калью Лидии Ивановны: «Страшен и памятен день
бомбёжки Бадаевских складов. Самолёты летели на предельно низкой
высоте. Очень чётко видны были на «брюхе» самолётов чёрно-белые
свастики. На пожарище приходили люди и руками черпали сладкую
землю, бережно несли домой, растворяли в воде и пили. Стало совсем
голодно. В первую блокадную зиму умерли мама, младшая сестрёнка, бабушка
и дедушка. Школы закрывались, в них устраивали госпитали. Девочки –
школьницы ухаживали за ранеными, чинили одежду, выступали с
концертами, а сами порой еле держались на ногах». Ведущий : И всё-таки в осаждённом городе работало 39 школ. В жутких условиях,
когда не хватало еды, воды, дров, одежды многие дети продолжали
учиться. Случалось, что ученики умирали - не только дома, на улице по
дороге в школу, но и прямо в классе. Чтец : Девчушка руку протянула И головой на край стола. Сначала думали уснула А оказалось - умерла .
Никто не обронил ни слова, Лишь хрипло, сквозь метель и стон Учитель выдавил, что снова Уроки после похорон. (Звучит 7-я симфония Д. Шостаковича).
Ведущий : Война в жестокой своей слепоте соединила несоединимое : дети и
кровь; дети и смерть. Это была жестокая школа. Школа колючей
проволоки и окрика. Школа пули и виселицы. Ведущий : У всех малолетних узников концлагерей одинаковые трагические
воспоминания : голод, холод, страх, боль, смерть родных, шприцы для
забора крови. Самые обездоленные дети войны - малолетние узники фашистских
концлагерей и гетто. У них отняли дом, материнскую ласку, свободу,
Родину. Чтец : Вот здесь был лагерь смерти возведён – Колючий нескончаемый забор. В бараках серых - мучеников стон Сквозь ночь – в глаза прожектор бьёт в упор, И – виселица : «власти» смысл и суть… … О, не забудь позора тех времён! Ведущий : Из воспоминаний Михайловой Зои Егоровны : « В ноябре 43 года немцы пришли в деревню. Сожгли 30 домов.
Некоторые жители успели убежать, спрятаться в лесу. А нас (маму,
сестру и меня), вместе с другими женщинами и детьми погнали в город
Дно, где были бараки для пленных. Помню холодные нары,
пронизывающий ветер, злых надзирательниц, собак, которые охраняли
территорию лагеря. Кормили очень плохо. Давали похлёбку,
напоминающую помои. С работы мама приносила кусок мороженой
свёклы, грела под мышкой, и мы её ели вместо сахара». Чтец : Бараков цепи и песок сыпучий, Колючкой огорожены кругом. Как будто мы жуки в навозной куче: Здесь копошимся, здесь живём. Чужое солнце всходит над холмами, Но почему нахмурилось оно? Не греет, не ласкает нас лучами_ Безжизненное, бледное пятно. Ведущий : Из воспоминаний Карузиной Ольги Дмитриевны: «Худенькая женщина
шла, держа за руку детей. Их вели в направлении топки, дым из
которой шёл круглосуточно. Они не сопротивлялись, не было сил.
Только тихонько плакали. Девочка прижимала к себе тряпичную
куколку.» Чтец : Разве можем мы быть равнодушными к злу?
Страшный призрак я вижу сквозь смрадную мглу: Чёрным прахом дымятся на страшных кострах Миллионы людей, превращённых в золу. Х. Бекхожин.
( Звучит «Аве Мария» Ф.П. Шуберта) Ведущий : И ещё одна трагическая детская судьба. Александру Тетереву шёл
одиннадцатый год, когда началась война. Отец ушёл на фронт, старший
брат погиб на глазах у семьи. Мать с тремя детьми ушла к партизанам.
Но в одну из карательных экспедиций фашистов семья попала в плен.
Так пришлось пройти все круги ада. Сначала концлагерь Майданек, где
мальчиков отделили от матерей и сестёр. Подросток был лишён даже
материнской ласки. С утра до позднего вечера – работа, работа, работа. В
лагере были уничтожены мать и младшая сестрёнка. Мало оставалось
надежды выжить. Позже был другой лагерь Константинов, где немцы готовили из русских
детей для себя рабов. Работали по 15-
20 часов, над детьми проводили преступные эксперименты, включая
медицинские. Ведущий : Из воспоминаний А.П. Тетерева: «Вместе с двумя товарищами твёрдо
решили бежать из лагеря. Фронт то рядом. Бежали, но неудачно.
Поймали, избили, кинули в карцер на шесть суток. Давали только воду.
На всю жизнь осталась метка на лбу, оставленная комендантом лагеря.
На допросе ударил пистолетом по лбу». Ведущий:
Если бы человеческое сердце было создано из музыкальных струн,
какую бы мелодию оно сложило? Мелодию ненависти? Ужасов?
Проклятия? ...
(Звучит «Реквием» Моцарта)
Чтец: Скажи мне сколько их в те годы пало,
Снега окрашивая кровью алой?
И сколько лет они не досчитались?
Меня моложе навсегда остались.
И сколько их погибло где-то,
Чтоб стол мой хлебом одарило лето?
Недоучившись, головы сложили,
Чтоб книги нам прекрасные сложили.
О, сколько их легло под небом черным, Чтоб стало небо чистым и просторным.
Но с нами голос их всегда пребудет,
Как скрипки звук, что поутру нас будит.
А в тех домах, где плачет мать о сыне,
На фотографиях их взгляд не стынет,
Нас прожигая до костей поныне.
Ведущий : Мужали дети на войне, Не по годам взрослели рано. Глазёнки их в сто раз больней Солдатам души жгли, чем раны… …Коль воля мне была б дана, Тем детям, что войну видали, Ну, может быть, не ордена, Но «За отвагу» б дал медали! А.Иванов.
(Вручаются цветы, приглашенным малолетним участникам войны.)
(Песня «Не отнимайте солнце у детей» в исполнении сестер Кругловых
Маши и Наташи)
Ведущий:
Так пусть же весна лучами
Планету всегда венчает,
Так пусть же везде на свете Колосья колышет ветер.
Пусть всюду ребенок смеется,
Звучит певучая лира.
Давайте сделаем солнце,
Большое наземное солнце,
И все назовем его
Миром.
Автор
o.popova.1965
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
1 380
Размер файла
38 Кб
Теги
детство, опал, нное, войной
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа