close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Четверостишья Брюханцев Антон 2011

код для вставкиСкачать
 АНТОН
БРЮХАНЦЕВ
ЧЕТВЕРОСТИШЬЯ
2011
Наивный призрак оптимизма,
Мой разум безутешный посетил.
Рационального пронзил инфантилизма,
Дух, озорства
́
,
глаза прагматика застил.
Неординарность проявивши,
Лишь единицы стойко донесут,
Свой взгляд –
искру на истину проливши,
Огонь желания познания в умах зажгут.
Сврешая раз за разом прежние ошибки,
Из колеса сансары выбраться нельзя.
Лишь тот, кто сам себя отверг,
л
ишив телесных наслаждений,
Очистит душу в рай е
ё
неся.
Умело рифмами жанглировал, словами,
Сердец оледенелых пламенью морфем, топя,
Пронзая душ внимающих стиха, устами,
Кровь будоражил, дам, сводил с ума реча.
Белка –
уши на востре,
Чубчик рыжий хохолится.
Шубка, красна/
о, лето на дворе.
В зиму мех посеребрится.
Тот успел, кто смог постичь:
Деньги –
мера намеренья,
Цель желанную достичь –
Силы, воли измеренье.
О сколько в мире разных точек зренья, рвенья,
К согласию, консенсуса мы так и не нашли.
И всё по
-
прежнему
,
без измененья.
К понятию решения проблем –
любви, ещё мы не пришли.
Жизнь бывает разная –
Грустная и праздная,
Тяж
ё
лая
,
вес
ё
лая –
Вообще –
разнообразная.
Когда три дня поголодаешь,
Приходят силы, вопреки отсутствию еды,
Болезненностью сна лишенья не страдаешь –
Свой организм от шлаков чистишь ты.
В сраженьях тяжких он победу,
На воли нитке часто вырывал,
Превозмогая боль, и побеждённым,
Свой веры идеал –
добра не оставлял.
Го
́
споди милу
́
ет свыше,
Силу матушке даёт,
Родине –
России, дышет,
Жив ещё честно
́
й народ.
Один кричит: «Тяняте братцы влево»,
Второй зовёт всех двинуться правей,
А кто по центру сохранил движенье,
Остался верен мудрости –
стезе своей.
When hold them spite and irritation utterly dissolved:
Cents, dollars are best friends of mine.
With them all problems are so quickly solved.
If money –
evil, why I’m feeling fine?
В жизни, спорте, лишь вперёд! Никогда не подведёт,
Фёдор –
форвард, лидер, чтёт,
Бога, люда нравов чистоту, поступков, мыслей ход.
Н
у как, душа твоя теперь довольна?
Всё получил ты что хотел?
Нет? Как же так? Ну, сколько можно?
Где твоей наглости предел?
Я к цели на пути –
Шагаю семимильными шагами.
Мне вотще не прети –
Пройду хоть с кулаками.
На слух милее
,
нету, мёда слаще,
Слов русского родного языка.
Страдаю настольгией чаще,
Как слышу речь скупую чужака.
Ни красоту и ни богатство время не щадит,
Как вол по пашне прёт неумолимо.
Людей лицо морщинами а злата слитки ржавчиной испещеряя бороздит.
Любой, любое и любая в том мире тлимы.
Несдержанный в еде.
Несдержанный в питьи.
Окажется в беде –
Желдука заперти.
Эй, человек, постой! Ты кто такой?
Тупой, борзой, блатной?
Зашёл, потёр, испил, помялся,
Неуваженье проявил руки не дав, и не предстался.
Как жизнь бессмыслено жестока.
Как справедлива и добра.
Как жизнь уродливо убога.
Как жизнь красива и мила.
From now forever straight and forward,
I follow suit of undisputed leader –
Fedor.
His way of life is fight for truth,
For parents, motherland and youth.
Я боюсь, что меня позабудут –
Расстворятся во мгле дни мои.
Тело зе
́
мли сибири остудят.
Снизайду в небытьё в забытьи.
Был невольником я водки.
Сигаретки был рабом.
Заливал желудок, лёгких,
Ядом полнил дыма –
табаком.
Хочу ни мира, ни войны,
Ни радости хочу, ни боли.
Мне безразличны стали прелести жены.
Хочу лишь тишины, покоя, воли.
Вся жизнь –
одна большая пьеса.
Судьба –
единственный великий драматург.
Конфликта острота: бог против беса.
Безукоризненный сюжет борьбы накала, булг.
Места лишения заботы –
Вместилища для слабых душ.
Свобода в заперти, побег от тяжести работы,
В тюрьму, где быт не спешен и досуж.
На родине не страшно умирать.
Как на кровать пуховую могилой черноземною ложиться.
На родине сном вечным, дома засыпать,
Хочу, в России только, умерев, спустя года я сы
́
знова родиться.
Порой тюрьма спасительнее воли,
Тем, кто устал нести и положил,
Тяжелой гражданина честной доли,
Порок к греху чьё тело пристратил.
Тех обретаю я черты,
Чью честь неуважением обидел.
С кем возгорал порывами вражды.
В ком отражения себя не видел.
Из раза в раз гляжу в угрюмые из гипса лица.
Из раза в раз теряя вновь, ищя, не нахожу.
Враждебностью чернеют глаз
прохожего бойницы.
Из раза в раз разочарованно, понуро ухожу.
Они приходят и уходят,
А мы Олимпа колдуны,
Хранители покоя, мира, вечно,
Жить в райских стенах речены.
Кто
-
то находит.
Кто
-
то теряет.
Кто
-
то не ходит,
А кто
-
то летает.
Сквозь толщу полотна дорожного пробился,
Упругий, маленький цветок.
Каким напором силы, воли, как словчился?
На транспорта артерии Москва –
Владивосток.
Унынья символ –
сожаленье.
Забыты все должны быть пораженья.
Ты жив, ещё, ты можешь одержать побед.
Не ту
х надежды никогда ведущий свет.
Забвение черствеющей души –
Скучаю в темени тиши –
жестоко.
Ни веры, ни надежды, ни любви.
Родителей, друзей не стало рядом –
одиноко.
Емельяненко чьё имя,
В сердце гордость возбудил,
Флагом бело
-
сине
-
красным,
Русским, духом, силу пробудил.
Я тела мира раковая клетка.
Поклонник я другой стези –
Нахлебников воззрения прихлебник,
Добыча справедливых немезид.
W
/
Then everybody’ll act like one.?
W
/
Then smile will turn all pain in fun.?
T
/
When people’s ego will unveil.?
T
/
When love, –
Wh攠one 慮T on汹w楬氠p牥癡楬
В его дыханьи запах гор.
Его движенья граций полны.
Улыбка нежных губ его –
узор.
А речь его как песней наслажденья волны.
В любого существа ядре сокрыта,
Вся мирозданья сложная и путаная суть.
От неумелых прелести могущества закрыты,
Кто удосужится с веками мудростей копивших пыль стряхнуть?
Фёдор Емельяненко победы добывал.
Свою семью, Россию он никогда не забывал.
Любя соперников в нокаут отправлял.
Почёт за уважение к врага
м снискал.
На волю просится излиться,
Поток отборного дерьма.
Стучиться, в мозг, попасть стремится,
Из телевизора чума.
Ходи в природу как домой.
Всегда свободно твоё место.
Живи в природе, ты там свой.
Прочь, в даль, от жизни города гротеска.
Луна –
мой гид, путиводитель,
В потёмках ночи –
верный друг.
Порядка нечести блюститель.
Смиритель дьявола послушных слуг.
Хоть в коллективе я и новичёк,
Прошу любя
:
«Н
аглеть не надо
»
.
Я далеко не слабачёк, за то,
Могу и сдачи дать в награду.
Домой дорогу я найду.
Не глядя в карту я пешком дойду.
В тайге глухой не пропаду.
И на попутках, если что, доеду.
Когда нет денег и еды,
То чувствуешь себя так ловко –
Не тянет груз имущества и голода следы,
Через неделю исчезают и становится легка походка.
It’s useless, awfull type of work –
You feel oneself like stupid dork.
When everybody getting growth,
You loosing gained erlier worth.
На все обиды не смотря,
На все раздоры взор прикрывши,
Живи в душе добро храня,
Зла акты в отношении себя забывши.
Роман –
конторский интриган,
Герой, пройдоха наглый и жиган.
Утех любовных доставитель и шаман,
Фантазий женских эротических –
туман, обман.
Вези меня домой железная повозка.
Вези меня домой железный конь.
Вези меня домой, осталось
чуть, немножко,
Ещё, поддай хлыста извозчик, затяни супонь.
Кто вожделел, тот не получит.
Кто не хотел, тот обретёт.
Надежды в жизни светлый лучик.
Его нежданно вдруг найдёт.
У кого
-
то всё просто.
Кому
-
то всё сложно.
Кому
-
то нельзя,
А кому
-
то всё можно.
Свежий воздух воспитает силой духа.
Сырою пищей вскормит тело огород.
Освободятся помыслы от чувства. Очистится и в скоре от еды заторов пищевод.
Оставь тщеславные идеи.
Гременья славы звук забудь.
Другой тебе готован путь –
Не тот, что су
́
лят иудеи.
Любимый транспорт мой –
пешок.
Люблю ходить везде ногами.
Иначе стану как мешок –
Стройны не будут ноги как у лани.
Дверца в душу иноверца,
Изнутри на все замки,
Заперта
́
испанца, итальянца, немца.
Русского открыта настежь: «
З
аходи!»
Перед лицом опасности сплотимся.
Отпором встретим натиск дерзкого врага.
В единый фронт объединимся.
И будет недолга
́
священная война.
Отказываться раз и навсегда,
А соглашаться то навечно.
Условий договора нарушать нельзя.
Менять позицию, раз сделав ход, беспечно.
Давайте позабудем о былых обидах,
Ведь этот мир не так уж плох.
Взаимно безусловное прощенье,
Вменим во благо следущих людей, эпох.
Завидуйте суки я еду домой.
На скором, экспрессе я еду домой.
Из ада войны возвращаюсь домой.
В рай мира, покоя –
я еду домой.
За то я есть вам благодарен,
Что пощадили вы меня,
В момент болезненных страданий,
Глубококлонная хвала моя.
Сквозь ширму поведенческих шаблонов,
Сквозь русты тела неприступных стен,
Не разглядеть действительную человека сущность –
Исконных чувств, сковал вибраций эга плен.
Пишу душой а не пером, не ручкой.
Размеры стили мне не нужно знать,
Чтоб чувства с огненною лирой,
Устами откровенно изливать.
Рассыпаны мы были лишь на миг,
Чтоб в будущем опять объедениться,
И ощутив любовь как славы божьей яркий блик,
В порыве просветленья общем, слиться.
Не остаётся в сердце места вдохновенью,
Заполненному чёрной слизью зла.
Отмщенья жаждущего рук не прикоснётся милость всепрощенья,
Удел неосвящённого любовью для таланта –
омут, тьма.
Живи стихом, дыши рифмуя.
Во сне слова в созвучия преобразуй.
В пылу не бойся слыть глупцом, рискуя,
За публики внимание, вествуй.
В минуты яркие прозренья,
В стихах я изложил своё мировоззренье,
В рисунках выразил фантазии полёт,
И речкой бурной прозы жизнь моя течёт.
Друг другу люди трусость
не прощают.
Несмелому препятствия намеренно чинят.
А наглецу всё с рук спускают.
В сердца, карманы и умы овец для волка вход приветливо р
аспят.
Своим примером показал,
Молчал. Не говорил. Делами,
Дорогу молодёжи указал,
Путь верный, не словами.
Дошёл я видимо до края –
Пишу с
тихи признания несуществующей в
|
любви,
Что не было, и может быть не будет.
Той, что возможно никогда могу не обрести.
Хочу увидеть мира единенье,
В экстазе слившись с каждым ощутить,
Божественного промысла предназначенье,
Души, таённой глубине кадить.
Stars are also just a people.
Not so usual but are,
Definitely differs from laypeople,
That they work much more and look bit far.
Эй, человек, постой! Ты кто такой?
Тупой, борзой или блатной?
Зашёл, потёр, испил чифирь, помялся,
Неуваженье проявил руки не дав, и не предстался.
Причинно
-
следственная связь –
Плодов посеянного жатва –
Событий, мыслей, действий путанная связь,
Для быта мира зданья цапфа.
Материи рожденья цитадель –
Любовь –
идея, средство, цель.
Вселяет в тело духа искру –
Любовь дарует жизни смысл, добру.
Как будто выключили лето –
Погасло солнце, сгинул жар,
Затмили тучи настроенье неги –
Пришли содрать со шкур загар.
Пальцы помнят положенье,
Проведу рукой –
аккорд.
Струн проверю натяженье.
Дека зву
́
чна, гриф потёрт.
Рисунок фотокарточки сто крат ценней,
Рукою писанный, талант яснее виден на холсте, бумаге,
Мазков и линий точных поворот, кисти живей,
Чем мёртвый выщеп из реальности малаги.
Питаться только с огорода.
Желательно со своего.
Во благо будущего рода,
И крепкого здоровья твоего.
Еврей в Хазарии резвился.
Продолжить пир на Русь пришёл.
О Светослава рать могучую разбился.
Смерть каганат
,
а Славяни
́
н свободу на века нашёл.
Тайна, призрак –
аноним –
Инкогнито людьми боготворим.
Сокрыто имя гения бездарным человеком –
Шекспир на откуп отдан славе, веку.
Теплей огня, питательнее хлеба –
Любовь –
единственная мира творь.
Безлично, безусловно, слепо,
Врачует без лекарств любую человека хворь.
Неуважения к другому признак –
жалость.
Искомый в будущем к себе подобный от людей подход.
Принятие доктрины сос
траданья –
слабость –
Спасает трус заранее живот.
Давая ты не потеряешь.
Давая только лишь найдёшь.
Чем больше без корытсти отдаёшь, тем больше получаешь.
А забирая больше, больше и неймёшь.
И страх пройдёт, исчезнет напряженье,
Когда проблемы все свои ты разрешишь,
Открывши сердце миру/
а благодати,
Любить себя вполн
е
ты разр
и
шишь.
Всё реже я вижу счастливые лица,
На улицах города, стало темно –
Погасли улыбки и глаз не искрится.
Унылое серое бродит говно.
Понятен общий замысел существованья станет,
Усвоится сильней полученный урок.
Судьба уколом горя в сердце точно ранит.
Проблемы как и счастье не бывают в прок.
Щемящее чувство тоски,
В печальный момент расставанья,
Нахлынуло. Руку пожми,
Горячую друг на прощанье.
Хороших в кураже шпыняют,
За их отзывчивый и мягкий, кроткий нрав.
А как беда случись, то прибегают,
Склоняя голову, вкус горечи зла жёсткого познав.
Жидовьё закопошилось –
Русь встряхнулась ото сна.
Хрупким хрусталём рабилась –
Миром власти над мечта.
Шедевр сделать из дерьма,
На нитке из болота вылезть –
То Русской нации (в крови) рисковая игра.
Везение не льгота от судьбы, а смелостью заслуженная участь.
Без лишней помпы и ажура,
Хочу аскета жизнь прожить.
Счастливо улыбаясь, но не хм
уро.
И в каждый день прожитый смысл вложить.
Открыть ларец сокровищ изобилья просто:
К сознанья просветленью тела очищенья ключ.
Любовь, как эры милосердия апостол,
И воли на Земле божественной бирюч.
Хочу как вольный сын Земли народа,
Гулять, осваивать предел природы.
Исследовать, искать,
Себя, в походах дальних, тяжких, побеждать.
Представь, что ты имеешь время, деньги, всех людей,
Поток энергий бесконечный творческих идей.
Работать чтобы лучше, продуктивней, веселей,
Ярлык заранее на все
проблемы «решено» наклей.
В тиши темно, тоскую.
Зелёную чтоб как
-
то разогнать,
Стихи пишу, рисую.
Вся в пролежнях кровать.
Об этом нет причины больше вспоминать.
Прошло: свершилось и забыто.
Об этом можно долго горевать.
Что было по течению уплыло –
пережито.
Работы проще не найти,
Дворы метлой мести, лопатою грести.
Не думать, надо где, махать,
Блюсти порядок, мусор убирать.
Погасим печь телестиального горенья,
Растопим огненные чакр очаги.
Не для еды –
отравы, яда –
тленья,
Энергией подпитки ради духа и души.
Мечта по ямам и ухабам,
За уши тянет, по горам,
Ведёт. Идти я не устану,
Желаний моря по волнам.
Холодные воды Катуни,
Уносят с собою туда,
Томленое горе, печали, Остануться там навсегда.
Лишь только ветром может надышаться.
Напиться может лишь из бурных вод реки.
Пожара может лишь огнём согреться.
Остудит лишь мороз горячий гнев мужской руки.
Кто служит, тот поистине свободен.
Прислужник неохотный –
раб.
В стремленьи угодить себе безволен,
Любой, любое для него сатрап.
Когда приказа вместо просишь.
Когда не платишь и без мзды даёшь.
Вот истинная власть от бога,
Вот где, когда по
-
настоящему живёшь.
Единственная ценная валюта,
Во всех краях, в любые времена.
Прозрачная, без веса, меры –
каждому доступна –
Любовь –
добра побеги, состраданья семена.
Словесных мастер дел.
Великолепных рифм строитель.
Поэта путь его удел.
Красивых оборотов, фраз любитель.
Цели тонут в мыслях праздных.
Не дают спокойно спать.
Кру
́
жаться в уме, рояться разных,
Размышлений, дюжа рать.
Не сразу мне понравилась.
Не сразу дело правилось.
Срослись в итоге крепко,
Как дерево и ветвь.
Секрет счастливой, долгой жизни:
Пей только воду, овощи, орех жуй.
В упрёк халявы дешевизне,
Без скидок своё счастье куй.
Как быстро время пролетело,
А я ещё не сделал что хотел.
Из
-
за тотальной липкой лени,
Не многое что мог успел.
Не пустят больше императора на трон.
Холопы свергли ненавистного монарха.
Хао
́
с бе
звластия –
всё общество больно.
Преда
́
ли, растерзали нации отца –
иерарха.
Жизнь утратила значенье.
Потерян быта прежний смысл.
Хлеба нет. Я ем печенье.
Сладкий сахар стался кисл.
Уже светёт а ты ответа не найдёшь.
Себя коришь и проклинаешь.
Всё чуда ждёшь, от жизни ждёшь.
За прошлого обшибки пеплом голову обильно посыпаешь.
Как ребёнок стиха строчка каждая,
От души отрывал очень важные.
Уталял выражения жажду я,
Приносил в жертву времени боль.
Не соблазняться льстивыми речами,
Не придавать значенья влажным просьб очам.
Нас научили избегать предательства печали,
Предусмотрительность не доверять ни любящим друзьям, ни яростным врагам.
Слова как семена бросают,
На почву плодородную сомненья.
И
з них лишь сорняки произрастают –
Не плодородные коренья.
Венец тщеславия обрящет,
Гремучей славы, популярности истец.
Сойдёт под гром оваций в ад блестяще,
Своим капризам потакатель, льстец.
В ответ на брань хранит молчанье.
На похвалу не движимо стоит.
Когда победы радость, ликованье,
Вкушают оные, серьёзностью корит.
Не зря в России я родился.
Как кроме здесь, где я раскрыть смогу,
Фонтан талантов, где пробился.
Русь родину и мать благодарю.
Ещё увидимся даст рок,
Когда Земля вокруг оси прокрутит не один виток.
Тогда положенный пройдёт для расставанья срок,
Сведёт судьба –
мы встретимся ещё разок.
Разойдись худая жизнь.
Становись хорошая.
Бедность, горе в лету сгинь.
Счастье, д
ай плоды пригожыя.
Я за тебя одну умру, я сгину,
И в бесконечности пучину,
Лишь за тебя одну спаду.
Достану с неба для тебя одной звезду.
Перед оранжевым белеет синий,
На смену ночи мчит рассвет.
Туман. С травы уходит иней,
Игриво солнышко лучами нам кричит: «
П
ривет!»
Брось пить, курить и жрать,
Тогда и разумом повелевать,
Сумеешь, жить без казусов, спокойно,
И провести остаток дней достойно.
Я похож на саранчу –
Ем с избытком и подвижен,
Килоджоулями движим,
Как кузнечик я скачу.
Что есть у каждого в избытке?
Что может каждый безвозмездно даровать?
Потратив, испытать лишь радости прибытк
а –
Любовь –
протянутой рукой упавшему поможет встать.
Богатырскую силу даёт не еда.
Но пища духовная тело питает.
Молитву попрёшь –
ожидает беда –
Могущество быстро былое растает.
Достигну ли пределов совершенства,
Когда без сна и пищи жить свободно я смогу.
Души над телом гигемонию, владычество, главенство,
На вечно для себя неписанным законом учредить хочу.
Суд продался за валюту;
Дума –
сборище врагов;
Президент –
предатель люда;
Государство –
сброд жидов.
Всю водку, пиво выльем в омут,
То, в глотку, зелье, что когда
-
то реками лилось.
В догонку погрозим жиду –
ворюге злому.
Очистится от яда Русская –
святая кровь.
Любовь недополученную в детстве,
Пытаюсь табаком, едой и алкоголем заменить.
Убежище от бед ищу в дурмана
средстве.
Причине изначальной нету сил в глаза взглянуть.
Среди толпы ступней обутых,
Колени голые ползут,
Молебно вопрошая подати внимания надутых,
Не понимающих, кто добровольно бос а кто разут.
Все таланты.
Все умеют.
Каждый может.
Все хотят.
Моя любовь, ещё надеюсь,
Твоих очей увидеть взор.
Ну чем, скажи, мог я обидеть? Тебя, моя любовь, какой же вздор...
Не воздвигай непониманья стен.
Не отвергай меня, сомненьям,
Не отдавайся в ядовитый плен.
Не становись себя лишь блеклой тенью.
Мшистый снег –
пушистый бархат.
За столом собрал народ,
Выстый ели, свежий запах,
Мандаринов –
Новый год.
Без допинга попробуй кайф от жизни получи,
Проблемы жизненные смелостью, без помощи реши.
И снизойдут тогда благословления лучи.
Свою
судьбу самостоятельно всегда верши.
Я проиграл –
Заслуженный сражения финал.
Я делал всё что мог.
Да видно так распорядился бог.
Прерогатива тела –
чувства,
А мысли –
производные ума.
Лишь милосердие –
души священный признак,
А тела сострадание
–
алмаз.
Путь тяжёл, но цель прекрасна.
Доберёмся до вершин.
Все труды уверен не напрасны.
Плод победы, над собой, вкусим.
Courage how I can to get?
Feeling that I’ve never felt.
Cowardice is my abode.
So extremely want to solve this node.
Responsibility of burden you did handle,
The one, who made own destiny yourself.
Has put for peace of died hopeless people candle,
From understanding: circumstances are do not appear by itself.
Знаю я могу не смочь.
Сам себе не в силах я помочь.
Ждать уже не в моготу,
не в мочь.
Нало
́
жу руки на себя я
в тёмну ночь.
А я не пропаду. Ещё надеюсь,
Даст бог, найти, ту самую, что мне,
Взаимности тепло желанное дарует.
С ней будет о чём помолчать в тишине.
Хочу найти целительную общность,
Среди людей, надеюсь стать своим.
Совета дружеского спросишь –
Решается вопрос, что так казался не решим.
О смерти мир твоей не пожалеет.
Ухода не заметят люди твоего.
Ведь самостью всеместно индивид болеет.
И эга техами живет лишь своего.
В январскую лютую вьюгу,
Нам счастье седой дед Мороз,
Сне
жки
, Новый год и улыбку,
С подарками вместе принёс.
Перо летающее над бумагой,
Сильней чем меч кружащийся над головой.
Мощь слов, ряды из букв сильней солдатов строя.
С чернильницей, листом и промокашкой в бой.
И место моё где угодно.
И пища уже не нужна.
От тела душа вновь свободна.
Любовь лишь одна впредь важна.
Не пьющий, не курящий –
Для молодежи лучший он
пример.
Преуспевающий и в меру работящий.
Аристократа благородный обладатель нрава и манер.
Там солнце ярче, небо голубей,
До горизонта взгляд стреляет.
Там дышется свободней и острей,
Гора небесный свод венчает.
Отняли деньги женщин у мужчин.
Детей у матерей забрали.
Изыскивают благо без труда причин.
Раздоров
сомн на части душу мелкие порвали.
Захватчика земель родных –
китайца,
Чтоб не повадно было падлецу,
Повесим на столбе за яйца,
Во всеузренье, выставим тела на улицу.
Лицо грустит, в душе я улыбаюсь,
Идя по улице серьёзы маску нацепив.
Несчастьями других я наслаждаюсь,
На просьбы помощи в ответ глаза закрыв.
К чужому року безразличие главеет,
Не интересен друга жизни путь.
Лишь над своей судьбой заботливо крапеет,
Забыв что состраданье –
жизни путь.
Зла город мощный агрегатор.
И деньги для движения людей мотор.
Лишь власть для достижений мотиватор.
Так жаждим ими славы шум –
фурор.
Сотрёт следов остатки время,
Развеет по
́
ветру телесный прах.
Земных забот и дел спадёт однажды бремя.
Не тленна память лишь в веках.
Не сложно тело обучить на ринге драться,
В быту не сдаться душу сложно научить.
Унынию не дать пути прокрасться,
Давлению проблем себя не дать сломить.
Что ради денег надо жить я ненавижу,
Идею, отрицаю, не могу,
Быть угнетаемым, рабом себя не
вижу,
Подобием вола, быть не хочу.
Славянская планета,
Славянский шар Земной.
В косоворотку Русь одета.
Ты –
Русский, Русичь, Россиянин, пой!
Хмель дурной –
ни тона скуки.
А похмелья тя
́
жки муки.
Трезвый гой веселья жаждит.
Пьяный трезвости хот
и
́
т.
Земель твоих не сметны чудеса,
Россия –
остров опоясанный торосом.
Лишь здесь открыты в космос небеса.
И щёки автохтонов подрумянены пунцовые морозом.
Какая гнусная душа,
Укоренилась в здравом теле.
Плоть разъедает изнутри и не спеша.
Умрёт,
достигший разрушения себя предела.
Одновременно могут всё,
И ни чего при том не могут.
Полезный обществу издать закон,
Резину тянут и бояться трогать.
Скорей поведай как твои дела?
Что делала, когда и где была?
И алкоголь зачем без меры в рот брала?
И с мужиками беспорядочно зачем спала?
И яр божественный отнятый грубым стражем,
В темнице тусклый свет свечи из воска заменил.
С ним находясь поблизости благословенье,
Бескрайнее, прощенье ощутил.
Не всем понятна до конца,
Процессов на планете суть происходящих.
Но путь открою скоро истинный слепцам.
Задёрнут пеленою эйфории взор себя царями мнящих.
Художник хочет женщину.
Художник хочет петь.
Жудожнику пощёчину,
И с лестницы лететь.
Дурные мысли в голове роятся.
Забыто прошлое давно.
И вроде нечего бояться,
Трясутся руки всё равно.
Для них моей души порывы,
Сродни надрыву покатиться валуна.
В главе ума лишь принцыпы наживы.
Молчит рабыня эга тела –
скромная душа.
В горячего отчаянья бреду,
Находят приступы сомненья:
А правильно ли я живу?
Что делаю, того ли я хочу, желаю?
Закрыта мне на верх дорога.
Заказан мне развитья путь.
Да, я красив, но пуст чулан, чертога,
Фасадом хороша, а интерьера виды –
жуть.
На распродаже души продаются.
Испытывают люди
дефицит любви.
Порокам в плен покорно отдаются.
Чёрт ханжеством правдивость подменил.
Стеной забор из тел воздвигнем,
Но не позволим взять врагу,
Отчизны пяди, впредь, и диких,
Племен прогоним злобную орду.
Нужно просто брать и делать,
Не смотря по сторонам.
Силы вкладывать и верить,
Что воздастся по трудам.
Порочные двусмысленны законы,
Система угнетает гражданина
-
простока.
Как душегубки созданы спецально города
-
загоны,
Цветут и будут цвесть загоны
-
города.
Не многие поймут что вечен дух, а тело бренно,
Погрязнув в суете, бытовье дней, пустых делах.
Жизнь на Земле проходит быстротечно,
И побрякушек матерьяльных роскошь обернётся в прах.
В день рожденья умереть –
Нет драматичнее сюжета.
И будет дымом сизым тлеть,
В руке без
вольной сигарета.
Безумен тот, кто, не умея управлять собой,
Безудержно стремится управлять другими.
Распоряжаться жаждет ближнего судьбой,
Руководясь владычества мотивами дурными.
Смерть жизней разных общий знаменатель.
Плохих, хороших, добрых или злых.
Грехов за легкомысленных каратель.
Придёт не спросит и заслуг былых.
Пусть крепким будет ваш иммунитет,
Здоровьем тело и душа лучится.
Болезням скажем смело: «
Н
ет!»
Льняное масло принимать –
от всех болезней излечиться.
That's it.
That's all.
W
e rose,
To fall.
И сколько б ни
́
было благочестивых намере
́
ний,
Поборников добра и красоты.
Всё упирается в бональность отношенья,
Себя к себе. Всё остальное домыслы, фантазии, мечты.
В богатстве, как и в нищите,
Бываешь только одиночкой.
Мечты исполнены, распяты на кресте.
Обилие и недостаток. Точка.
В своем отечестве пророку не бывать,
Хотя видна как на ладони жизнь чужая, Своих проблем клубок не разобрать,
Рецепт и путь подробный даже зная.
На будущем преступно экон
омить,
Детей кормить отравой это грех.
Что вырастит из них никто не знает,
До коли пичкают опасной дрянью тех.
Он только о победах размышляет,
И в мыслях до поры своих томит.
Увидив шанс, всю мощь энергии бросает,
Забыв угрозу поражения к мечте своей
летит.
Так было, так есть и так будет всегда,
Хозяин Земли есть один только Русский.
Смешенье кровей –
роковая беда.
Сиона сынам не дадим больше спуску.
Дух Русский из меня ни вытравить, ни вырвать.
Для Русских лишь Россия создана.
Ты Русскою з
емлёю Русский будешь править.
Россия, ты была свободна, есть и навсегда.
Познал дух времени другого,
Когда казнят за пустяки любого.
Где без разбора тот не тот,
Ведут прямки
́
на эшафот.
Вся наша жизнь похожа на контрастный душ –
Добро и зло чредуются между собою.
Являясь в жизни пряности дают,
Свет заменяя непроглядной тьмою.
И гимн любви на всю округу разносился звучно.
Затрагивали струны потаённые души,
Слова, произносимые проникновенной песни, губы задрожали.
Американский идол голосо
м покоя на всегда лишил.
Горит во мне искры мерцавый свет,
Что не даёт достичь покоя.
Зовёт идти, искать ответ.
Кто Я, кто Мы? Зубами землю рою.
От валкого безделья маюсь.
В пространстве замкнутом ючусь.
На волю выбраться ещё надеюсь.
Всё, в лес, и земледелием займусь.
Мне пища водку заменила.
Запоем жру пока не упаду ничком.
Зависимость дурная поразила –
Я стал слугой желудка и стола рабом.
Моросью дождик город окрапил,
Полуденную пыль прибив немного.
Под крыши спрятались все люди.
Просторно дышется, легко.
Я обездомился на медни,
Теперь не знаю где мне жить.
Грозит кончины преждевременной опасность.
Как зиму, размышляю пережить.
Плевать на всё и браться делать,
Рожать детей, растить семью –
К чему не рвётся доллара скупая челядь.
Проблемы отодвинуть, возрождать страну.
Как только с мыслями мы соберёмся,
Энергии кипучей наберёмся,
За дело крепко мы возьмёмся,
И горы на пути свернём.
Бухай, колись и нюхай клей. Даёт тебе благословение еврей.
Идёт широким шагом рьяное растленье.
Почётно стало пьянство –
модное явленье.
Носил по чужбине меня странный ветер.
Как прежде встречают псы лаем звеня.
Ах как же давно я десь не был!
Как не было долго меня.
Явления природы мне милы.
Чреда погодных изменений:
За снегом дождь, за ливнем жар,
Как результат в горах Алтая воздуха вихрений, столкновений.
Самосознанье угасало.
Упадок нравов предвещал беду.
Привычки вредные людей сжигали.
Антихрист по
́
миру шагал усобную сорив вражду.
Вот если б кровь умела говорить,
От химикатов действия она б визжала.
Так русло жизни умудриться загрязнить,
Чтоб трети не прожив плоть в муках умирала.
Прохлада зим не остужает чувства.
Эмоций нож не тупит год.
Не очернеют божьего искусства,
Потоки, злобой, чистых вод.
Один сказал
,
что это малоскромно,
Другой подумав «молодец»
решил сказать.
Вообще
-
то слушать ни меня и никого не надо,
Своею головою и глазами нужно видеть, размышлять.
Проститутками полнится город,
И ментами краснеет проспект.
На метро, где покоится Ленин,
От неона красивый эффект.
Убить себя, чтоб заново родиться,
Чужие восхваления излишне льстивые попрать.
Сном вещим самому себе присниться,
И фениксом из пепла рухнувших надежд восстать.
Invented fire was not cooking for.
To warm your body up just little more.
Untouchable is holy food.
Raw, simple fare is healthy route.
Суровой нитью сердца раны шью.
Слезой скупой былого шрамы омываю.
Но попусту из глаз я воду лью –
Затя
́
нутся, исчезнет грусть. Уже обиды забываю.
Приляг со мной на травку мягкую подруга,
Средь шума мегаполиса понежимся и отдохнём.
А хапах. Чувствуешь? То веет лугом.
Давай, смелей, усталость ароматом летним воздуха стряхнём.
Я вездесущь, всемо
́
гущь, вечен.
Я не могу не быть –
азъ есмь.
А на Земле я сфокусирован –
очеловечен –
Высокого и твари грубой смесь.
Катастрофическая трезвость
.
Спасительный пьянящий бух.
Стирается за рюмкой резвость.
Ещё чуть
-
чуть и взгляд потух.
Среди недружелюбных джунглей городских,
Есть рай –
лужайка с жёлтыми цветами.
Дарует отдых и приют героям будней трудовых,
Меняя стресс и наслаждение местами.
Себя с другими рьяное сравненье,
Червя сомнения причина появленья.
Спать не даёт, ответа просит, гложет:
А может он богаче и красивее, а может…
Ничто не будет вечно длится.
Настанет непременно всем и вся конец.
В прах всё мирское обратится.
И смерть пред миром человека откровение, житья венец.
Резон побед амбициозных –
Тяжелые, в поте лица, труды,
Приносят, рано или поздно, Искомых тщаньем, жданные, плоды.
Безвестностью своей сегодня наслаждаюсь,
Ведь завтра постучится слава в дверь ко мне.
Но популярности я не боюсь и не чураюсь,
Ведь заживу как в сказке, сладком сне.
И лучшие умереть сражаясь,
В пылу борьбы, на поли брани голову сложить.
Чем ползать на коленях присмыкаясь,
Предателем себя в стану
́
врага прослыть.
Я такой же как ты –
Одинокий старик.
Хоть на вид двадцать пять,
А в душе всё болит.
Мне черни краше и родней,
Чем королевских ложей, лица.
Их выраженья проще и
честней,
Умеют в горе веселиться.
The latest emperor is Fedor.
He moves not backward only straight.
New era chapters' he is header,
Whose fists of truth all enemies afraid.
Все рассуждения ничтожны –
Приходит действовать момент,
Становится второстепенным мыслей рой тревожных.
Лишь мужество весомый для победы аргумент.
Падут границы, государства сгинут,
И сможет двигаться свободно человек.
Ни булава, ни мечь устройством править будут,
Мира, любви наступит управленья век.
Прощай квартира –
отчий дом,
Я уезжаю на природу.
Достало до глубин, завязываю городскую жизнь узлом.
Я убегаю из тюрьмы и возвращаюсь на свободу.
На них ли мне за лихо обижаться?
На них ли мне из подо лба глядеть?
Они ли за мои печали извиняться,
Должны, они ли за меня лицом краснеть.
Весь шар земной –
одно большое место силы,
Как язвы на планете города.
Из трупов говорящих чёрной гнили,
Проистекают реки, образуя ежедневно слабости места.
В глазах прохожих вижу одиночества ожоги.
Отчаянья движен
ия полны.
Гламурные себе воздвигнули остроги.
При денежном блаженстве радостью бедны.
Хочу единства между другом,
Прохладой кутается снег, зовёт.
Люблю любить людей любимых, кру
́
гом,
Копает трактор синий, чек, всплакнёт.
Не пересох ещё ручей,
Живой воды, проистекая,
На волю, рвётся мёртвенно черня,
Слов токами перо бумагу не стихая.
Все жизни поворотные моменты,
Лишь подтверждали слабость духа моего.
А смелость, мужество –
уродливые рудименты.
От страха в трудные моменты трусливо убегал бе
гом.
Пока живут на свете рымари,
От жира властелин песочный пухнет.
Житья на плечи тяжесть рабские взвалив,
Но стоит лишь подуть как
рухнет.
Ах, жизнь, бесцельна и жестока,
И нет в ней справедливости для всех.
Свои законы сильный правит,
А ищут слабаки в любви утех.
Я хуже всех для прививок,
Я –
личность третьего сорта,
Король дорожных развилок,
Средь мегазвёзд велоспорта.
Чем больше дней, тем дальше я от дома.
Не километры, разделяют, ни града.
Иллюзии убийственная протяженность,
Прозрачная, от рая отделяет нечести стена.
А где
-
то райской тишины покой.
Здесь эга брани только грохот.
Здесь крови запахом пропитана, войной,
Исподня, сера, пепел, копоть.
Завтра дембель, завтра дембель –
Уезжаю я домой.
И бригаде на прощанье,
Помохаю в след рукой.
Тюрьма меня сломает, не исправит.
Мне наказание –
отсутствие ума.
А злобы лишь в котёл агрессии добавит.
По замкнутому кругу ползаю я без конца.
Поддержки не хватает остро.
Сочувствия к себе я не ищу.
Отзывчивости нужно просто.
Совет по жизни получить хочу.
Пишу, пишу стихи как оголтелый –
На свет пускаю слов ретивый полк.
Замёрз от одиночества и скуки,
Как серый в белом поле волк.
За окном уже рассвет,
А мне ещё не спится.
Как же зло мне победить –
Не курить,
не спиться?
Однажды руки до гитары доберутся,
И научусь я ма
́
стерски играть.
На волю песни просятся и рвутся,
Но а пока не до того –
ушёл себя в себе искать.
Имею встроенный дефект –
Проигрывать хочу в победных положеньях.
Сознанье с подсознаньем в перманентной длительной войне.
Как дальше жить, что делать мне, не знаю.
Любви и смерти избежать не можно.
Одна, со временем, завянувши уйдёт.
Как истечёт твой срок, немедленно другая –
С косой и пожилая женщина придёт.
О смерти мир твоей не пожалеет.
Ухода не заметят люди твоего.
Ведь самостью всеместно индивид болеет.
И эга техами живет лишь своего.
Из будней мерзости мне вырваться мешает,
Тяжёлый камень –
ноша прошлых дней.
Поступков гнусных череда всё больше навесает.
Изб
авьте кто
-
нибудь от проклятых цепей.
Прошедшего, известна истина, не воротишь назад.
Свершившихся событий не изменишь.
Но хочется порою всё переиграть.
По
-
настоящему л
ишь потерявши что
-
то ценишь.
Без солнца тени не бывает.
Без риска нету и побед.
Об этом далеко не каждый знает,
Хоть жизни принцип этот не секрет.
Сиюминутного бытья угрюма серость.
Но радужны о будущем мечты.
Тягучая ума и тела леность –
Причина явной нищеты.
Легенде нечго сказать.
Легенда замолчала.
Легенде больше не сверкать.
А некогда кричала.
Обо мне завещаю не плакать.
Не желаю узреть ваших слёз.
Не давайте воде из глаз капать.
Я вернулся в святилище грёз.
Моя душа принадлежит Алтаю,
Побыв в горах я чувствую –
летаю.
Обо
́
дрился, оздоровился и теперь,
Не ощущаю боли жизненных потерь.
Не стоят слёзы матерей,
Медалей, орденов треклятых.
Во мире ни один трофей,
Не может возвратить сыно|в|ойной отнятых.
От одиночества не спрятаться не скрыться,
От самого себя не убежать.
Так хочется порой сбежать
от всех проблем и от людей закрыться.
Устал судьбы великодушного решенья ждать.
Беременным везде у нас дорога.
Беременным везде у нас почёт.
Материальная и прочая подмога.
На них имеем возрожденья нации расчёт.
Fight up to the end,
And face the
devil.
Immortal soul,
Raise up the level.
Каркас телесный мышцами бугрится.
Среди самцов я лучший экземпляр.
К моим пропорциям атлет любой стремится.
Тестестерон кипит в крови плескаясь и бурля.
С одной гитарою лишь дружен я.
Гриф, струны, лад
–
вот вся моя семья.
Подруга шестиструнная мне не изменит никогда.
Беру её –
соловушкой поёт душа.
Быдлятской пьянки гулкий шум,
Заполнил улицу под вечер.
Идёт компания, в ней голосистый балагур,
От возлияния страдает молодёжи печень.
Вернулся
я домой чтоб ощутить контраст,
Алтайских гор большую ценность, что природа мне дарила.
Подобных ощущений городская атмосфера никогда не даст,
Каким бы злаком искушённого гурмана не кормила.
Не кровотчат старые желанья.
Зарубцевались прежние «
хочу
»
.
Не жажду больше должности и званья.
Когда бы раньше говорил, теперь молчу.
В Ороктой Хабарову и в Куюс Назарову,
Наш Чемальский вестник передал привет.
Всё у нас Алтайское, светлое и райское,
Ничего китайского и в помине нет.
Я хочу чтоб Алтай не кончался,
Чтобы ярко горела кора.
И поход мой победой венчался,
На любые вершины, всегда.
К владычеству всемирному стремлюсь,
Повелевать хочу послушными рабами.
Хоть к цели я своей стремглав в уме несусь,
Но на яву лишь изредка выходит, временами.
Одинокие только машины,
По пустынным дорогам ползут.
Песни в голову разные лезут,
Разноцветные мысли поют.
Я не могу спокойно жить,
Для равновесия конфликт мне нужен.
Моменты жизни остро ощутить,
Чтоб организм был до предела линии нагружен.
Ушедший поезд не вернёшь,
Потерянное время не догонишь.
Хотя как мерин землю бьёшь,
Копытом, ве
́
ка не нагонишь.
Всегда дрочили дураков,
Так будет, есть и было из покону века.
Естественный отбор таков –
Сурово одинаков для всех тварей, даже человека.
Что
-
то ветер не на шутку,
Разигрался удалой.
Гнёт деревья словно сошки –
Вырвал рощу за горой.
Они боятся проиграть,
А значит им не суждено и выйграть.
Достоин обстоятельства сломив героем стать,
Лишь тот, кто потеряв за поиски возьмётся вновь, не будет хныкать.
Буду я спокойно спать,
Чтобы завтра рано встать.
Выпить чаю и взбодриться,
Мира творью зарядиться.
Когда есть цель, то не страшны преграды.
Любые трудности ведомый целью может одолеть.
Не сдавшийся достоин праведной награды,
А сломленному дар –
растоптанная честь.
За титьки тёлочек помять,
Отправились мы в Эдиган под вечер.
Надой удачный получать,
Для лагеря, парного молока пять ведер.
Пока сидят и веселятся у костра детишки,
Событиям не отдавая должного внимания творящимся вокруг.
Я проворачиваю тёмные делишки,
Сегодня вечером у многих вещи пропадут.
Течёт сосновая слеза,
Из досточки в костре высоком.
И тонкой струйкой, не спеша,
Древесная душа исходит ароматом лёгким.
Бывает счастье и таким:
Украденным желаемым –
чужим.
Обыденным приевшимся –
своим.
А в общем всяким –
маленьким, большим.
У муядзина голос уникальный,
Средь всех мечетей, лучше нет певца.
Закончил курс божественный, вокальный.
Дыхалка превосходней чем у лучшего плавца.
Дарованное богом место,
Отмеченное картой как «Алтай».
На пройденном этапе ставлю крестик.
Мой следующий маршрут –
Танай.
Различные места меня энергией питали,
Я был в Абхазии, Чечне и на Танае был.
Видал далёкие я дали.
Летел, на поезде, пешком и морем плыл.
Одно прикосновенье помню.
Значительнее нету для меня,
Секунд покоя обретё
нных,
Когда почувствовал обле
́
гч
е
нным себя.
Числа несметного миров владыка,
Явился в образе бездомного бича.
Воздержанность поста|вил в пику шика,
Чтоб доказать: сильней аскета вера власти денег богача.
Ничем другим я жить и не желаю.
Хочу унывшим сострадать,
Себя забвенно раздавая,
Чем есть
,
безмездно
,
помогать.
Алтай, без ложной скромности и без корысти,
Открыл для всех туристов свой чудесный край.
Здесь места хватит всем, и здесь совсем не тесно,
По вкусу своему маршруты путешествий выбирай.
Страданий, жалости, печали,
Тебе моих не разделить.
Моей ты шкуры не примеришь.
Тебе моих трагедий не прожить.
Такая тонкая тетрадь,
Содержит мудрых комбинаций слов в себе источник.
Кому бы эту кладезь передать?
Иль спрятать это злато в недрах неприступных
,
прочных?
Решился –
не сварачивай, иди,
На встречу страху, вопреки упрёку.
Лешился ног –
не прекращай рестать –
ползи,
Судьбу не отдавая власти самотёка.
Я возрождаюсь на глазах,
Алтай мне даровал второго шанса радость.
На турнике подтягиваюсь двадцать раз,
Контрастных ощущений с прошлым льётся сладость.
Стол явствами накрыт обеденный богато,
Букет весенней зелени и овощей.
Подсолнечное масло –
злато,
Треск пламени в печи и гул шмелей.
По у
́
тру жизнь не тороплива,
Прохладой веет, стелется туман.
Природа просыпается –
красиво,
Картин природы созерцание –
дурман.
Учтён ошибок прошлых опыт,
Надкушен горького познанья плод.
Я не испытываю больше ропот,
Перед обманчивым величием господ.
Безликое творил повсюду,
Добро/а пору
́
провозгласил.
Любовь дарил простому люду.
На жизни пьедестал
её
превозносил.
Земная слава/
ы божьей –
искра от костра,
Пылающего в каждом изначально.
Сгорает быстро, без следа.
Безвратность тления становится печальна.
Когда всё это мама узнавала,
Она отнюдь, отнюдь не унывала.
А лишь прекрасной песнею себя преободряла,
Что горе –
не беда, давая окружающим понять.
На фоне утреннего неба,
Круг белый в голубом купается, блестит.
Луна –
хранитель солнечного света.
Вода в реке от ветра лёгкого рябит.
В горах растёт, цветёт и пахнет.
На склонах появляются цветы.
А в городе гнеёт и чахнет.
И
расцветают во
́
ры и менты.
Моя задача так проста,
Что не что не находит места в голове у многих
:
Пройти повторно путь Христа:
Надежду людям даровать, излечивать больных и возрождать убогих.
Пускай в палатах поднебесных,
Тебе за упокой звучит Орфей,
А сон заслуженный хранит седой Морфей.
И кара ждёт убийц тебя бесчестных.
Там тень и пень, и всё что нужно для поэта,
И ветра лёгкий свежий бриз.
В горах, на свежем воздухе, приходит в голову и то и это,
И муза –
девочка
-
кокетка, любой просимый
творческий осуществит каприз.
Одной дорогой разные проходят люди.
Одни и те же совершая промахи из раза в раз –
За место действий устремлённых моляться о чуде.
Чтоб, просят, Бог укрыл, решил проблемы, спас.
Дань уважения упорной воле, тщанью –
Успех –
последствие спокон.
Кумулятив настойчивых усилий и деяний –
Взрыв чрева изобилия и щастия –
судьбы таков закон.
Характер человеческий не переделать.
С рождения предписана, дана,
Задача культивировать, возделать,
Семян добра таланта, гения враждующего зла.
Главенствует в рядах гвардейских,
Отчаянный и яростный загас.
Любой солдат работ стремится избежать армейских,
Как буд
-
то жив сегодня первый и последний раз.
С годами постарел и в ширь раздался,
Иссохла кожа, поумерил молодецкий пыл.
В душе весёлым пацаном остался –
Хожу периодически во вражий тыл.
Суровыми острыми пиками,
Торчат эти дни из калош.
Ступая по памяти больно мне,
Из памяти их не сотрёшь.
Знай меру речи и молчанью,
Отраде, скорби, не давай,
Обиде
обладать твоим сознаньем.
Триумфу править разумом не позволяй.
Шумит река неподалёку.
А я лежу на солнышке томясь.
Гора высокая за мною.
Ворона каркает птенцом хвалясь.
По музыке скучаю сильно,
Гитару милую хочу я приобнять.
Сыграть любимых тр
и аккорда,
И к грифу струны ласково прижать.
А не достаточно ли каждый славен?
В поступках помыслах, всегда,
Перед законом божьим равен,
На званье, чин, заслуги не смотря.
Я помню времена, когда галлопом,
Наскоки совершал на женские тела.
Теперь,
спустя года, всё чаще применяю хитрость и подвохом,
Осуществляю я проникновения в доверчивые девичьи сердца.
Два сердца в такт забиться не заставишь,
Любовь одна сольёт их в унисон.
Разбивши раз, ошибку не исправишь,
Таков судьбы незыблемый закон.
Я –
вор, и воровать я не устану,
Пока не дрогнет твёрдая рука.
До той поры, пока чужое я своим считать не перестану,
Продолжу брать, не остановит уголовный кодекс честного вора.
К отраве человеческих существ нещадно приступили,
Добавками под скр
омным знаком «Е».
В питания продукты яд вкрапить решили.
Задумали жизнь погубить тебе, ей, им и мне.
Источник денег мною не был обходим,
Всегда идеи принимал я к исполненью.
Каким бы ни был сложным в полученьи результат, большим,
Преследую успех как зверь, борясь с огромной серой ленью.
Хоть кем ты можешь быть в одно и то же время,
И где угодно, и в любом краю.
Важней всего какое возложил себе на плечи бремя,
Дойдёшь ли с ним? Окажешся ли донеся его в раю?
Да, я обычный гражданин,
И мне нужна поддержка в этом мире.
Огромную повозку бизнеса толкаю в гору я один,
И цели лучшей не найти для конкурентов в этом мире.
О чём солдат мечтает на войне?
О корке хлеба, девушке любимой,
И весточке из дома в тёплом и родном письме,
Читать лежа
́
засыпаным в окопе грязной глиной.
Толпа глупа.
Толпа безумна.
Толпа слепа.
Толпа бравурна.
Устроил я внутриутробное сраженье,
И печень бьётся в схватке с жиром и белком.
Всех органов предельное, критическое напряженье,
И снова рот открыт, и падает в него бекон.
Боготворить его не нужно.
Советы некоторые можно в жизни применять.
Об пол толпою биться лбами дружно,
И глупости одежд, слепого поклоненья, примерять.
Я есть источник главный для всего,
А потому, как я могу нуждаться в чём
-
то внешнем?
Сокрыта вся палитра радости, годин лихих, во мне,
Сегодня –
не вчера. Я никогда не буду прежним.
Окрашиваешь мир ты для себя в какие краски?
С улыбкой или грустью проживаешь дни?
Персону духовитую не сломит непогода и ненастье,
Хоть каждый день без проблеска надежды льют проблем дожди.
Давай же будем благодарны,
Природе матушке за то, что нам дала,
Всю полноту ресурсов важных.
И не оставим на Земле ни шрама, ни следа.
Да, мир таков –
всем видится своё.
А как иначе объяснить о нём многообразье мнений.
Субъектов много, каждый думает: «моё».
Нейтральным остаётся, не смотря на множество прочтений.
Твоя мне боль за родину понятна,
Ума, души тревоги сотрясаемых ордой.
Сражений подвиги приятны,
Любезен состраданьем отзыв твой.
Жиды всегда хватают и берут.
Как паразиты на хребте народа честного живут.
А русские по доброте душевной всем дают.
И потому всегда страдаючи цветут.
Сокрыта в том вся дела суть –
Самообман сладчайшее занятье.
Чтоб вырваться из лона неги и дерзнуть,
Необходимо разорвать оковы жалости к себе проклятья.
Right In the middle of the night,
You may receive a help from guide.
To solve some major souls' and bodys' problems,
With which life's full and which with teems.
И если с богом хоть чуть
-
чуть,
Войдёшь в согласье, спрячешь жало,
Большую радость жизни обретёшь с тех пор,
И будешь в роскоши, хоть обладаешь малым.
Вы будущее родины сбрегите,
Пока вокруг бездетные блудят.
Женитесь, радуйтесь, любите,
Рожайте маленьких ребя
т.
Строка меня не отпускает,
Дела другие делать не могу.
Слова на ухо муза напевает,
А я пишу, пишу, пишу, пишу.
Хочу отчаянно влюбиться,
Былые чувства возбудить.
Но кто заставит сердце вновь забиться,
И прошлого тревоги позабыть?
И нету
ни стыда, ни жалости, ни злобы.
К их року будто охладел.
Порождены одной утробой.
Смирился, понял, что таков удел.
И звучным голосом призвал на праведную битву:
Сразиться с покусителем свободы нам пора!
Дадим отпор не посрамим мы предков,
Что жизни д
али нам, вперёд, за родину, Ура!!!
Тебе вниманья должного не уделял,
Не разговаривал бывало долго.
И замечания всерьёз не принимал,
На поучительное слово реагировал я колко.
За что крушили вы святыни?
Как скот людей сгоняли в лагеря.
Деликатесами в то время наслаждаясь пищевыми,
Людей простых преступными приказами губя.
В условиях Земли возвысясь над другими,
В раю спокойствие не обретёшь.
И все попытки будут горечно пустыми,
До коли ты своё тщеславье не уймёшь.
Мы гнётом б
арским век крепимы,
Стряхнём оковы –
рабства крах.
Но будем ли свобо
́
дны мы, счастли
́
вы?
Так сыто и тепло ведь было в кандалах.
Срубая ёлочку на праздник,
Вступаешь ты в убийц ряды.
Нарядный труп стоит по середине зала.
Растение имеет душу как и ты.
Пускай останется в веках,
Твой рык отрывистый и резкий,
Изверг которым ты в стихах, Призывный зык, раскатисто и дерзко.
А годы, годы –
лишь вода.
Фонтаном брызжет без конца,
Течёт рекою время жизни, водопадом льется.
Без дна и берега, об камни высыхая бьётся.
Огромные запросы миру предъявляешь,
А в зеркале лицо эгоистичного глупца.
Чем заслужил к себе желанного благого отношенья,
И сохранил ли ты прообраз сотворившего тебя отца?
За жажду алчности всегда придёт суровая расплата.
Не то
лько грех, а даже помыслы о нём страшны.
За добродетель лишь дарована блаженная награда.
Ворота в рай распахнуты для тех, чьё тело и душа дружны.
The latest emperor is Fedor,
Whose Emelianenko's surname.
He only moves ahead and forward.
To change the world, for sure, he came.
Давайте жать друг другу руки,
Дарить объятиев тепло.
Давайте жить по жизни трезво,
И каждому до пят за то поклон.
Куча хитрых разводяг,
Для доверчевых трудяг.
Денег, силы выжиманье.
Дуракам очков втиранье.
Ищу где можно только я ответ.
Мне не даёт один вопрос покоя.
Зудит внутри груди уж много лет:
«Зачем же создан человек, и что же мы такое?»
Я вижу у тебя красивая душа,
Развращено губительной привычкой твоё тело.
Иначе справиться с такой бедой никак нельзя –
Лишь по носу удар поможет делу.
И как такое можно осознать –
Родители врагами для ребёнка стали.
По образу морально разлагающихся стран,
С улыбкой ювенальную отраву переняли.
О Пушкине не буду я молчать.
О Пушкине рыдать не перестану.
Имеет он особенную стать –
Вся жизнь его одна большая драма.
Я осознал –
пора вернуться в церковь,
И го
́
спода прощенье попросить,
За всё что сделал, и не сделал, бо
́
ле,
Грехи свои делами искупить.
К своей Земельною кончине,
Я отношусь как к возвращению домой.
Прошу смиренно вас мои потомки,
Ува
́
жить предка гробовой покой.
Символику сложнейшую арийских вед.
Спокойною рукой выводит каллиграф умелый.
Заносит назидания седые, что оставил дед:
«Вот так моги, а так ни в коем случае не делай».
Барьер застенчивости пал,
Эмоций полилась река неудержима.
Пол жизни в недрах где
-
то спал,
Талант без обстоятельства нажима.
А сердце юное так жаждет приключений.
Безудержной отваги, смелости полно
́
.
И к самокритике оно не склонно.
Испытывать на прочность мир ему дано.
Любых материальных благ дороже,
Улыбка мне одна твоя.
Я не богат. Как быть? Ну, что же?!
Достоин я любить тебя?
Лети, пари по жизни смело.
О трудностях ты позабудь.
Кто не дерзает будни зело,
Побед отведает отнюдь.
Трагизма крайних бытия минут,
Последствия своих деяний,
Лишь пропустив через себя поймут,
Твои убийцы, вкусят
к
жизни тщаний.
Твой слог –
запутанный, вихлястый.
Несвязных, длинных строф я красотой дивлюсь,
Словес конструкций сложных, выражаешь чувства страстно,
Что на душе болит. Я в ожиданьи нового творения томлюсь.
Фёдора из уст призывы,
Воплащать, скорей, вперёд!
Веру обрести, покой, блудливый,
В храме только лишь найдёт.
В Чечне я делом общим жил.
А здесь ни я, ни мне никто не нужен.
На произвол себя отставлен в тыл.
Заботливо от потрясений кислоты гражданки
миром лужен.
Какой же силой воли нужно обладать,
Чтоб не травиться табаком и алкогольным ядом.
Заветы господа покорно соблюдать.
И устоять под искушений мощным градом.
Груз предстоящего гнетёт.
Ответа ноша плечи давит.
Сил действовать герой неймёт –
Им краха страх угрюмый правит.
В ряду мужском формально числюсь.
Мне нечего жене отдать.
Я –
женщина в мужских убранствах.
Моя стезя –
очаг, кровать.
А если не найдешь меня по адресу,
В квартире прошлой, знай:
Я
,
может быть
,
в ближайшем к городу лесу.
Ну а скорей всего уехал на Алтай.
А прежде чем учить обязан,
Плодов познания вкусить,
Сам в полноте, попрать к чему привязан.
Своих грехов наставник должен гири отпустить.
Я растерян,
Я потерян,
Я разрушен –
Я раздет.
Законное для совершений время –
День –
средоточье важных дел. А ночью мук не спелого давлеет бремя,
Терзанья, нервов нятяжения предел.
Глубо
́
ко мыслью не уйдёшь,
Когда всё тело сотрясает,
От яда пищевого очищенья дрожь.
Из жара в хлад час от часу бросает.
Фёдор –
лучший.
Фёдор –
лидер.
Фёдор –
forward.
Фёдор –
b敳e.
Ведь их действительно никто не принуждает.
А просто сумму денег предлагаю
т –
Не уговаривают, не грозят.
И
дурочки соблазном славы упоённые блудят.
Всегда, всегда омрачено геройство,
Бесславьем горьким прошлых дней.
Все радости сегодняшнего дня затмили прошлого расстройства,
И по пятам по всюду поражений призраки теней.
Know that can.
He's the man.
Fedor –
forward.
Still the same.
Всех ждёт нас траура звучанье.
По каждому случиться тризны заунывный гул.
Поступков качество Земных как мера воздаянья.
И важно кто домой тебя привёл Архангел или Вельзевул.
Truly forward –
Fedor E.
Loud crowd's crazy glee.
For enemies he's pleasant tee.
Never beaten or was he?
Меня никто не сможет впредь остановить,
Ничто не станет для меня теперь преградой.
Добьюсь и будут возводя боготворить.
Удача станет мне за смелость правою наградой.
Только скалы безмолвны,
Только скалы молчат.
Только скалы способны,
Непокорно стоять.
Так если мне никто не дарит счастье,
То, может, я смогу его дарить другим?
Своё тепло, внимание, участье,
И подвиг доброты, который глазом не узрим.
Чтобы бабе жить уметь,
Н
ести всю жизнь замужество.
Надобно в душе иметь,
Недюженное мужество.
Миньетом за бабл|о|сквернять уста –
Для женщины занятие позорно.
Чья голова понятием пуста,
А малафьёй заместо полна.
Не грозовые облока,
А тучи грязи кучевые,
Из чрева труб, чернеют небеса,
Сугробы смолами густыми.
Что даровала заберёт –
Непринуждённа и легка фортуна.
Кто дважды утопил корабль свой пусть не клянёт,
Владыку вод морей –
Нептуна.
Кто знает, тот поймёт.
Кто был, тот не забудет.
В России побывав как лошадь ныне пьёт.
Навечно дозы алкояда помнить будет.
Не жди благодеяний тот,
Кто сам не угождает брату.
Забвение –
твоих поступков плод.
По справедливости возмшаешь плату.
Спросишь, не ответит.
Ахнешь, зарычит.
Тапки принесёт, разбудит и с работы встретит.
Но бросишь, помнить будет, не простит.
Они цветут, я умираю.
Они живут, я увядаю.
От мук болезненных себя,
Избавить способ верный знаю...
Чтобы погулять с детьми,
Лучше места не найти –
Парк отдыха и развлечений –
Очаг восторга, радости и детских размышлений.
Листья убирают –
Лето молодят.
Осень прогоняют,
Мётлами метя.
Сиий момент не удержим –
Пришло, ушло, забыто.
Остановить попыткой тщетной время одержим,
Страдающий о том, что пережито.
Опять зима, опять темно.
Метель и волки завывают.
Встаёт –
уходит из реки тепло,
Деревья листья забывают.
Решить задачу не сгубив,
Из строя доброты не выбыв,
Сил зла потенции лишить,
Как, не убивши выжить?
Опять весна, опять гавно.
Под солнцем влажных снега тают,
Сугробы, небыло тепла давно.
Все гадости лучи сухого обнажают.
Емельяненко не дед –
Лидер, форвард как и прежде.
Десять лет одних побед.
Проиграл
–
конец надежде?
А не оставил трон ли император навсегда?
Всё с ним впорядке, ли, протянет раунд поединка?
Кричат тебе, ты слышишь, вс
е: «П
ора, пора, пора,
Взять воззжи в руки вновь и показать
,
по истине
,
кто повелитель клетки, ринга».
За то спасибо, Фёдор, дорогой,
Что с честью флаг несёшь над головой,
России –
родины любимой,
За кою часто держишь бой на сторое чужой.
Мы этот спорт всемерно почетаем,
За мужество отчаянных бойцов.
Их за отвагу, смелость уважаем,
И восхищённо смотрим в ринге битву львов.
Ах, как жаль, что нельзя разорваться,
Разделить на две части себя.
Чтобы многим
в одно заниматься,
Время, мало, так мало, тебя.
Не холодно в лесу зимой,
Живью
́
под мехом, снегом и морозом,
Крепимы, белою зарёй,
Деревья спят –
в анабиозе.
Слова ничтожны перед делом.
Плутам в угоду лишь слова сильны.
Приправлены словами враки
дуракам густые.
Слова мостами быть к делам должны.
Новосибирск
2011
г.
Автор
almazsapa
Документ
Категория
Поэзия
Просмотров
105
Размер файла
1 252 Кб
Теги
четверостишья_брюханцев_антон_2011
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа