close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Андрей Фурсов - России нужно строить импероподобное образование

код для вставкиСкачать
Отсутствие чувства самосохранения есть черта тех правящих групп, которым уже прописаны «знаки на стене».

России нужно строить импероподобное образование 2 декабря 2011 года 13:55 | Виктор Савенков
Но для этого к власти должна вернуться футуристичность сознания.
В последние дни перед выборами в Государственную Думу "Свободная пресса" продолжает опрашивать российских экспертов и авторитетных общественных деятелей, задавая вопрос: что должна будет сделать Дума следующего созыва в первую очередь? Что наиболее важно и как этого добиться?
Сегодня свой взгляд озвучивает Директор Центра русских исследований Московского гуманитарного университета, кандидат исторических наук Андрей Фурсов: - Думаю, депутаты, если они действительно выражают интересы населения в целом и государства как национального целого, должны начать свою работу с политико-правовой оценки Беловежского сговора, осуществлённой в 1990-е годы приватизации и ельцинщины в целом, включая деятельность самого Ельцина (нынешний суд в Лондоне, на котором сцепились, словно скелеты над пропастью, два экс-олигарха, даёт много убойной информации для этого). Кроме того, работа депутатов должна быть направлена на существенное снижение уровня социальной поляризации, т.е. на борьбу за социальную справедливость. Эта борьба включает жёсткое подавление коррупции. Разумеется, повторю: если депутаты действительно выражают интересы населения, а не осуществляют поход во власть "за зипунами".
"СП": - А во внешней политике?
- На международной арене это, безусловно, укрепление обороноспособности страны, укрепление ее военного и геополитического потенциала. Нам надо в реальности пытаться создать то, что сейчас называют Евразийским союзом. Я полагаю, что это должно быть импероподобное образование, ориентированное на решение как политических, так и экономических задач: целостностям с населением менее 300 миллионов человек в современном мире трудно существовать экономически. Конечно, создание Евразийского союза сейчас в значительной степени используется как предвыборный ход, но объективно за ним стоит очень серьезное содержание. Объективная потребность в Евразийском союзе, безусловно, есть: надо, как пел Высоцкий, "собирать наши пяди и крохи", как это было сделано в 1930-е годы - через 15-20 лет после того, как распалась Российская империя, после того, как мелкие и крупные хищники по соседству откусили от нашей исторической территории целые куски. Пришло время их собирать. И ещё одно: если реально Евразийский союз будет импероподобным образованием - а он состоится только в таком формате, иначе это будет бутафория, то с необходимостью потребуется если не смена, то существенная коррекция социально-экономического строя и курса: национализация ряда отраслей, репрессивное подавление и преследование коррупционеров, введение жёсткой социальной дисциплины внутри правящего слоя и многое другое. Я говорю именно об импероподобном образовании, не об империи - время империй прошло, как и время национальных государств, нужно нечто новое, способное эффективно противостоять глобализации неокочевников и неохищников. "СП": - На ваш взгляд это вопрос политической воли наших лидеров?
- Не только политической воли. Это еще и вопрос обладания реальной картиной современного мира - его адекватного понимания. Потому что воля без ума ничего не значит, так же как ум без воли. Нужно хорошо знать современный мир, своих противников и друзей и иметь при этом мужество знать. "СП": - Говоря о важности устранения материального разрыва между слоями нашего общества, вы имеете в виду снятие социальной напряженности?
- В 1840-е годы Дизраэли заметил, что бедные и богатые в Англии далеки друг от друга настолько, что по сути являются представителями двух наций и нужно это преодолеть, иначе общество будет разорвано. Таким образом, социальная поляризация - это по сути вопрос внутренней и внешней безопасности страны. "СП": - Решая эту задачу, должна ли наша Дума заниматься сглаживанием межэтнических противоречий внутри общества? Что Вы можете сказать по поводу Кавказа?
- Я считаю, что проблема межэтнических отношений в России во многом надуманна и намеренно раздувается, при этом раздувается почему-то русская сторона межэтнических отношений. Если говорят о национализме, то это обязательно русский национализм. Хотя на самом деле русского национализма - реального русского национализма - практически нет. Под "русских националистов" нередко косят либо недоумки, либо проплаченные провокаторы. Что касается Кавказа, то я не считаю, что мы должны оттуда уйти. Он имеет большую военно-стратегическую ценность для России, и его проблему нужно решать путем создания благоприятных социальных условий для всех народов, которые его населяют, в том числе и для русских. Русские давно присутствуют на Кавказе, они внесли огромный вклад в его обустройство. С какой стати бросать то, во что вложен труд предков? Проблема Кавказа заключается прежде всего в том, что сегодня отсутствует внятная социально-экономическая политика по отношению к этому региону. Иногда создается впечатление, что власть в Москве готова закрыть глаза на злоупотребления местных властей, лишь бы те внешне демонстрировали лояльность, создавая впечатление "тишь да гладь". Но внешняя лояльность ни о чем не говорит. В советское время был фильм о пограничниках, в котором была песня со словами: "Тихо на границе, но не верьте этой тишине". Как только деньги перестанут поступать, лояльность сменится чем-то другим, поэтому не нужно откупаться от проблем. Нужны социально-экономические реформы, которые снизят уровень безработицы, которые позволят нерусским народам Кавказа почувствовать себя частью страны с общей судьбой.
"СП": - Ответственность за инициирование и реализацию этих реформ лежит на депутатах?
- Нет, в России за последние 400 лет так исторически сложилось, что ответственность всегда лежит на исполнительной власти. Но законодательная тоже должна активно действовать. Она не должна быть штамповщиком решений исполнительной власти по принципу "чего изволите".
"СП": - Означает ли это, что для нашей страны желательно уменьшение парламентского представительства "Единой России" и желательно увеличение мандатов для других партий?
- У нас в принципе не сложилась партийная система. Партией в строгом смысле у нас отчасти является КПРФ, остальные - это либо более-менее оформленные группы, "профсоюзы" чиновников и пристёгнутых к ним бизнесменов, эдакие властно-имущественные комбайны, либо партии, "нарисованные на холсте". Партии, конкурирующие с "Единой Россией", - это тоже "партии власти", но менее удачливые. Так что дело не в представительстве, а в создании системы, выражающей национальные интересы страны как целого, а не кучки олигархов и их холуёв. И ещё одно: именно с победителя на нынешних выборах спросят за всё в случае ухудшения ситуации. И не надо обольщаться долготерпением народа, повторяя тем самым ошибки правящей верхушки начала XX в.
"СП": - Вы упомянули, что России необходимо повышать свою геополитическую роль. В свете этого насколько для нас важно удерживать Ближний Восток от большой войны?
- У России не так много возможностей влиять на этот регион: у нас осталась одна единственная база ВМФ в Сирии, и то, насколько я знаю, не в лучшем состоянии. Во времена горбачёвщины и ельцинщины мы по сути сдали этот регион, как и многое другое. Отсюда невеликие возможности изменить ситуацию на Ближнем Востоке. Особенно в условиях, когда США как кластер, матрица транснациональных корпораций (ТНК) его перекраивают и готовятся к расчленению больших государств на небольшие кусочки, которые будут удобным объектом для эксплуатации со стороны ТНК. А в качестве главного средства создания управляемого хаоса американцы, естественно, используют исламистов. Обратите внимание, именно те две страны, где исламисты были либо слабы, либо их держали в узде, оказались объектами агрессии и/или давления со стороны североатлантических верхушек. В такой ситуации Россия должна делать все возможное, чтобы не допустить уничтожения Сирии, не допустить, чтобы дуга нестабильности ударила по Кавказу и Центральной Азии. В этом отношении РФ должна занять настолько жесткую позицию, насколько это позволяют наши силы, и последние высказывания нашего руководства свидетельствуют как раз о том, что они поняли - отступать некуда, что рано или поздно из-за океана скажут: "У вас нет демократии? Тогда мы летим к вам". "СП": - Вы неоднократно высказывались по "программе десталинизации"
- Эта программа полностью провалилась и вызвала резкое отторжение у большей части общества. Ведь цель десталинизации очень простая - отвлечь внимание населения от проблем сегодняшнего дня и показать, как было плохо в прошлом. На советское прошлое выливаются тонны грязи, это делается в значительной мере для того, чтобы оттенить ту грязь, которая захлестнула Россию в последние 20 лет. Для этого очерняется великая эпоха. В данном случае наша позиция должна быть такой: мы не защищаем Сталина и его эпоху, мы защищаем правду о нём и о той эпохе. Программа десталинизации оказалась контрпродуктивной, т.к. привела к результатам совершенно противоположным задуманным, продемонстрировала полную интеллектуальную и моральную несостоятельность "десталинизаторов-2011", всех этих кривлявшихся на ТВ клоунов - полупрофессионалов-полуподлецов. Нужно понимать, что, поливая грязью советское прошлое, мы даем козыри в руки тем, кто очерняет сегодняшнюю Россию, используя это как психоисторическое оружие в борьбе против нашего будущего. Удары по советскому прошлому - это удары по нам сегодняшним и по нашим детям и внукам.
В заключение следует пожелать думцам нового состава адекватного уровня самосохранения, чтобы они не функционировали по принципу "мы живём, под собою не чуя страны". Отсутствие чувства самосохранения есть черта тех правящих групп, которым уже прописаны "знаки на стене". Так было с правящей верхушкой в России накануне революции 1917 г. Подумать только - в 1916 г. Фаберже получил самый большой за всю свою жизнь заказ на украшения: люди не понимали, что пляшут над пропастью, что пируют во время чумы. Точно так же было во Франции перед революцией 1789 г., в Иране перед революцией 1979 г.; а ведь предупреждал же иранских буржуинов имам Хомейни: "Теперь пусть наслаждаются, потом они узнают". Утрата футуристичности сознания - первый показатель обреченности той или иной группы, поскольку она не сможет увидеть грядущую опасность и очнётся только тогда, когда, как предсказывал М.Ю. Лермонтов, "явится мощный человек, / И ты его узнаешь - и поймёшь, / Зачем в руке его булатный нож".
http://svpressa.ru/society/article/50482/
Партминимум и партмаксимум?
Отныне у нас 500 человек могут создать свою партию. Теперь их будет, надо понимать, великое множество
Комментируют эксперты Андрей Фурсов и Сергей Кара-Мурза
28.03.2012
Андрей Фурсов, историк:
- Партийность вообще и многопартийность в частности - феномен, совершенно чуждый России, нашей жизни и истории. Неслучайно он возникает и "цветёт" именно в периоды системных кризисов общества, будь то начало ХХ века или рубеж ХХ-XXI веков. Резкая активизация партийной жизни в России есть мера её регресса или упадка.
В истории страны, по существу, не было ни одной настоящей партии. Были или мизерабельные, ничтожно комичные организации властолюбцев-неудачников, жаждавших порулить вместо царя либо вместо КПСС и обделавшихся с головы до ног, или "корпорации служебных воров", для которых партийное объединение - прикрытие грабежа и форма организации.
Кто-то скажет: а как же Коммунистическая партия Советского Союза? Но КПСС никогда не была партией. Партией была РСДРП, вступившая на путь превращения в некую органичную составляющую русской реальности с дальнейшим переформатированием, как сказали бы сейчас, сначала в большевистскую партию с её жёстким внутренним строением, а затем в монолитную сталинскую (после избавления от всяких уклонов и уклонистов).
Термин "партия" происходит от слова part - "часть". КПСС была не частью целого в соседстве с другими частями, а всеохватывающим и всерегулирующим явлением, т.е. по определению не была партией. Как не была и корпорацией публичного права.
Нынешнее дозволение создавать партии аж из пятисот человек, судя по всему, доводит партийно-политическую жизнь России до абсурда, приглашая на рельсы партстроительства кого угодно, чуть ли не сумасшедших. На эту стройплощадку слетится масса добчинских со всей страны. Василий Розанов о похоронах Льва Толстого писал, что они стали "выставкою Добчинских": "Вы будете говорить? - И я буду говорить". - "Мы все теперь будем говорить". - "И уж в другое время, может, нас и не послушали бы, а теперь непременно выслушают".
Литературная "выставка добчинских" сопутствовала не только похоронам Льва Толстого, но и, как оказалось, похоронам старой России. "Партийная выставка" добчинских наших дней, скорее всего, предвещает похороны партийно-политической жизни России, этого уродливого, карикатурного в русских условиях западного кафтана, который тщетно пытаются напялить на русское тело. При этом забывают, что на самом Западе партийно-политическая жизнь, по сути, сходит на нет, что от неё осталась лишь оболочка, а место политики заняла комбинация административной системы и шоу-бизнеса.
России нужны не партии, тем более в огромном числе (как говаривал П. Ершов в "Коньке-Горбунке", "эк их, дряней, привалило"), а сильная и честная центральная власть, опирающаяся на государствообразующий русский народ и другие коренные народы России, которые "сплотила навеки великая Русь". Власть, защищающая национальные интересы, способная предложить новые смыслы и долгосрочную стратегию их реализации во всё более опасном мире. Сергей Кара-Мурза, член Союза писателей России:
- Вопрос я бы уточнил так: полезно ли для выживания России множество партий именно сейчас?
Многопартийность нам не по душе, она - разделение. Мы больше привыкли не конкурировать, а договариваться. Но ведь сейчас мы не в таком состоянии! Народ расколот, между осколками - конфликты интересов, мало кто может их связно описать. Будем ходить по кругу, пока не вольём этот хаос в рамки порядка, хоть постылого. Для этого культура "разделённого в себе" общества (Запада) выработала механизм, который называется партии. Партия представляет не целое, а его часть. Она - приказчик этой части в её борьбе с другими за свой особый интерес. Противно нам это? Очень противно, но придётся этим воспользоваться, раз дошли до жизни такой, а там видно будет.
Я, например, был противником Союза правых сил (СПС), мне претили замыслы и повадки этих "сил". Но мне было нужно, чтобы эта партия выздоровела, довела до кондиции программу и лозунги, ясно и верно выразила то, что на уме у "новых собственников". Сейчас, уйдя в тень, правые всё равно делают своё вредоносное дело, только скрытно. А легальная партия обязана выставлять на обозрение свою программу в разных формах.
Конечно, партия углубляет раскол общества, ибо даёт стоящей за ней группе язык и самосознание. Но поздно жалеть о потерянном рае, надо пройти через холод размежевания. Новая сборка общества начнётся, только когда части поймут себя и других, выложат на стол интересы, претензии и средства торга или давления. А то и ультиматум. Это и должны сделать партии. Партия покажет истинное лицо группы, а не будет напяливать маску и кричать, что она выражает "интересы народа". Чтобы срывать эти маски, как раз и нужна многопартийность.
Каждая партия служит "зеркалом" других партий, куёт их самосознание. Умная партия не станет делать своё "зеркало" кривым, ибо сама в него смотрит. Так мы и получим образ нашего общества. Тогда туман начнёт рассеиваться, в хаосе проступят черты порядка, и мы начнём преодолевать распад. Это сейчас - условие выживания России. Ведь реформаторы 90-х демонтировали не только советский народ, но и общество, а собрать ничего не смогли, кроме организованной преступности.
Партия - это лаборатория, она варит для своей паствы идеологию - картину мира и человека, государства и хозяйства согласно с представлениями о добре и зле этой группы. В этом смысле партий у нас пока нет, клоны КПСС - совсем для другого общества. Они не могут выработать ни образ будущего, ни наметить путь к нему, ни предвидеть главные угрозы.
Но этому мы в "семье партий" быстро научимся. Система партий, пусть поначалу небольших, станет коллективным автором спасительного проекта - во взаимной борьбе их частных программ. Тогда и выборы обретут смысл и станут честными по сути.
Это, конечно, не решит проблемы, но чуть-чуть поможет.
Кстати
Доктор Стокман: ...Главная беда в том, что все люди в этой стране - рабы партий. Да, впрочем, пожалуй, на этот счёт и на свободном Западе не лучше. И там свирепствуют сплочённое большинство, и либеральное общественное мнение, и вся эта чертовщина. Но условия жизни там шире, крупнее. Люди там способны убить, но они не станут пытать тебя медленно. Они не берут в такие тиски свободную человеческую душу, как у нас.
Один из толпы: Да он говорит, как настоящий враг народа!
(Из пьесы Генрика Ибсена "Враг народа", 1882 г.)
По материалам "Литературной газеты"
Документ
Категория
Журналы и газеты
Просмотров
454
Размер файла
1 704 Кб
Теги
кризис, политика, россия, Фурсов, социология
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа