close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

"Среды на башне В.Иванова"

код для вставки
Дополнительная информация и иллюстративный материал к уроку
«Среды» на «башне»
Вячеслава Иванова
Урок литературы в 11А классе
И серебряный
месяц ясно
Над серебряным
веком стыл
Поэзия царила,
поэтические вечера
представляли
обществу все новые
и новые имена.
Одним из
зачинателей этих
вечеров стал поэт
Вячеслав Иванов, в
доме которого по
средам и
встречались поэты,
читали свои стихи.
Цели и задачи урока:

Проникнуться атмосферой поэтического
вечера В. Иванова;

Определить основную тематику и
проблематику художественной поэзии
В. Иванова ;

Выявить черты символизма в поэзии;

Определить, что же сближало поэтов
подчас разных направлений и школ , в
чем они видели свое назначение?
Поэтические вечера «Среды» на
«башне» Вячеслава Иванова»

«Башня» была значительным
явлением в русской культуре
начала века. Почему «башня»?
Отчасти потому, что в это
время представители
культурной интеллигенции
стремились к необычности. Но
прежде всего потому, что
квартира Вячеслава Иванова и
в самом деле была в высшей
степени оригинальной. Она
находилась на последнем
этаже углового дома на
Таврической улице.
«Среды» на «башне»

Под стать причудливой обстановке было и
общество. По средам собирался весь цвет
культурного Петербурга: философы, ученые,
художники, актеры, писатели, музыканты. Стихи
читали по очереди, и хозяин, Вячеслав Иванов,
всегда строго критичный, иногда язвительный,
давал разбор-приговор стихотворению. Это была
первоклассная школа стиха. Поэтому, несмотря
на жесткость характеристик, на «башню»
стремилась поэтическая молодежь. Из известных
поэтов Серебряного века многие тоже бывали на
«башне»: И.Анненский, В.Брюсов. К.Бальмонт,
Д.Мережковский, З.Гиппиус, Ф.Сологуб, А.Белый,
А.Блок, Н.Гумилев, А.Ахматова, В.Хлебников
и многие другие.
Вячеслав Иванович Иванов


«Вячеслав Великолепный», как звали его не
только в дружеском кругу, но и в печати, мэтр,
парнасец, один из теоретиков символизма.
Учился на историко-филологическом
факультете Московского университета,
продолжил образование в Германии, защитил
диссертацию на латинском языке по истории
Древнего Рима, "Сам он высокий, мягко
кудреватый, голубые глаза, несколько
воспаленный цвет кожи на щеках. Светлая
бородка», - говорил писатель Б. Зайцев.
Соединение светскости с простотой,
изощренности с чем-то старомодным.
Удивительный собеседник: современники
отмечали, что в разговоре его лицо, вся фигура
излучали внимание, он словно слушал вашу
душу. А когда начинал говорить сам, весь
преображался: выпрямляются сутулые плечи,
вдохновенно блестят глаза, голос точно поет
на высоких нотах.
Жизнь он вел странную. Вставал около шести
вечера, ночью бодрствовал, вечерами
устраивались у него собрания на этой самой
«башне», и молодые поэты и писатели
смотрели ему в рот и не зря смотрели: от него
действительно можно было чему-то научиться
Млея в сумеречной лени, бледный день
Миру томный свет оставил, отнял
тень.
И зачем-то загорались огоньки,
И текли куда-то искорки реки.
И текли навстречу люди мне, текли...
Я вблизи тебя искал, ловил вдали.
Вспоминал: ты в околдованном саду...
Но твой облик был со мной, в моем
бреду.
Но твой голос мне звенел — манил,
звеня...
Люди встречные глядели на меня.
И не знал я: потерял иль раздарил?
Словно клад свой в мире светлом
растворил,
Растворил свою жемчужину любви...
На меня посмейтесь, дальние мои!
Нищ и светел, прохожу я и пою, —
Отдаю вам светлость щедрую мою.
20 сентября 1906 г.
«Нищ и
светел»
Старше других по возрасту,
высокий, сухой человек,
держащийся необычайно прямо изза болезни позвоночника, со
старомодными, несколько
чопорными манерами, строго и
безукоризненно одетый, известный
педагог, директор Царскосельского
лицея, член Ученого комитета
Министерства народного
просвещения, действительный
статский советник Иннокентий
Анненский. Главным делом его
жизни была поэзия.

Стихи он начал писать в ранней
молодости, но первая и
единственная напечатанная при
жизни книга «Тихие песни» вышла
под псевдонимом «Ник. То» (то есть
«Никто») лишь в 1904 году, когда
поэту было около 50 лет. Она
прошла почти незамеченной. Только
второй сборник стихов
«Кипарисовый ларец», вышедший
уже после смерти автора, принес
ему посмертную славу — и то в
узком литературном кругу.
Иннокентий
Анненский
«…искусство- таинственный акт,
совершающийся в глубинах души
художника», «…художник должен
думать только о собственном «Я»,
создавая в своем воображении
прекрасный мир…»
(В.Брюсов)
«Кочевники красоты»
Вам — пращуров
деревья
И кладбищ теснота!
Нам вольные кочевья
Судила Красота.
Вседневная измена,
Вседневный новый
стан:
Безвыходного плена
Блуждающий обман.
О, верьте далей чуду
И сказке всех завес,
Всех весен изумруду,
Всей широте небес!
Художники, пасите Грез
ваших табуны;
Минуя, всколосите —
И киньте — целины!
И с вашего раздолья
Низриньтесь вихрем
орд
На нивы подневолья,
Где раб упрягом горд.
Топчи их рай, Аттила,—
И новью пустоты
Взойдут твои светила,
Твоих степей цветы!
<1904>
В.Брюсов
В.Брюсов – поэт,
прозаик, драматург,
критик, литературовед.
Дерзкий, но в то же время
скромный и добродушный.
Он был мастером форм,
лидером модернистов и
вождём русских
символистов. Владел
несколькими
иностранными языками,
увлекался философией. На
приглашение на вечер
никогда не отвечал ни да,
ни нет, поэтому был
загадкой для всех.
«Грядущие гунны»

Где вы, грядущие гунны,
Что тучей нависли над миром?
Слышу ваш топот чугунный
По еще не открытым Памирам.
На нас ордой опьянелой
Рухните с темных становий Оживить одряхлевшее тело
Волной пылающей крови.
Поставьте, невольники воли,
Шалаши у дворцов, как бывало,
Всколосите веселое поле
На месте тронного зала.
Сложите книги кострами,
Пляшите в их радостном свете,
Творите мерзость во храме, Вы во всем неповинны, как дети!

А мы, мудрецы и поэты,
Хранители тайны и веры,
Унесем зажженные светы
В катакомбы, в пустыни, в
пещеры.
И что под бурей летучей,
Под этой грозой разрушений
Сохранит играющий Случай
Из наших заветных творений?
Бесследно все сгибнет, быть
может,
Что ведомо было одним нам,
Но вас, кто меня уничтожит,
Встречаю приветственным
гимном.
1905
Константин
Бальмонт
«Если бы надо было
дать Бальмонта
одним словом, я бы
не задумываясь
сказала: «Поэт».
«На каждом
бальмонтовском
жесте, слове –
клеймо – печать –
звезда – поэта».
М. Цветаева
«Слово о Бальмонте».
«Я в этот мир пришел, чтоб
видеть солнце»
Я в этот мир пришел, чтоб видеть солнце
И синий кругозор.
Я в этот мир пришел, чтоб видеть солнце
И выси гор.
Я в этот мир пришел чтоб, видеть море
И пышный цвет долин.
Я заключил миры в едином взоре,
Я властелин.
Я победил холодное забвенье,
Создав мечту мою.
Я каждый миг исполнен откровенья,
Всего пою.
Мою мечту страданья пробудили,
Но я любим за то.
Кто равен мне в моей певучей силе?
Никто, никто.
Я в этот мир пришел, чтоб видеть солнце,
А если день погас,
Я буду петь… Я буду петь о солнце
В предсмертный час!
А. Скрябин
«Вы знаете ,что
я считаю себя
большим, очень
большим поэтом…
Но мое искусство
бледнеет перед
искусством этого
музыканта. Своей
мощью он мог
ткать узоры из
лунных лучей».
К. Бальмонт
Он — маленького роста, с узкой
впалой грудью, в допотопном
сюртуке. Черные, глубоко
посаженные глаза горели
тревожным огнем библейского
пророка. Это сходство
подчеркивалось полуседой,
вольно растущей бородой и тем
легким взвизгиваньем, с
которым переливались слова,
когда он раздражался.
Держался с неоспоримым
чувством превосходства и
сыпал цитатами то из Библии,
то из языческих философов.
Это Дмитрий Сергеевич
Мережковский.
Дмитрий
Мережковский
Зинаида Гиппиус
Рядом с Мережковским —
Зинаида Николаевна Гиппиус.
Красивая, нарядная. Высокая,
тонкая, как юноша, гибкая.
Пышные темно-золотистые
волосы спускались на нежнобелый лоб, оттеняли глубину
удлиненных зеленых глаз, в
которых светился
внимательный ум. Улыбка
почти не сходила с ее лица,
но это ее не красило,
Казалось, вот-вот с тонко
накрашенных тонких губ
сорвется колючее, недоброе
слово. Ей очень хотелось
поражать, притягивать,
очаровывать, покорять.
«Надпись на книге»
Надпись на книге.
Мне мило отвлеченное:
Я жизнь им создаю…
Я все уединенное,
Неявное люблю.
Я- раб моих таинственных,
Необычайных снов…
Но для речей единственных
Не знаю здешних слов…
«Мысли о свободе не покидают
меня. Свобода от людей, от всего
людского, от своих желаний – от
судьбы. Надо полюбить себя как
Бога. Все равно любишь ли Бога или
себя. Свобода начинается с любви
к себе».
З.Гиппиус
Анна Ахматова
Создатель акмеизма, он
завоевал интерес читателей не
только талантом,
оригинальностью стихов, но
необычной судьбой, страстной
любовью к путешествиям.
Когда-то молодой поэт поставил
перед собой цель — стать
героем, смельчаком, выбирающим
трудные и опасные пути. От
Природы робкий, физически
слабый, он приказал себе стать
сильным и решительным.
Пришлось ломать свой характер и
отправляться в длинные
путешествия по джунглям
Африки, пескам Сахары, горам
Абиссинии. Добровольцем он
уходит на фронт в Первую
мировую войну, где за храбрость
был удостоен награды: двух
Георгиевских крестов.
Николай Гумилев

Сегодня, я вижу, особенно
грустен твой взгляд
И руки особенно тонки,
колени обняв.
Послушай: далеко, далеко, на
озере Чад
Изысканный бродит жираф.
Ему грациозная стройность
и нега дана,
И шкуру его украшает
волшебный узор,
С которым равняться
осмелится только луна,
Дробясь и качаясь на влаге
широких озер.
Вдали он подобен цветным
парусам корабля,
И бег его плавен, как
радостный птичий полет,
Я знаю, что много чудесного
видит земля,
Когда на закате он прячется
в мраморный грот.
«Жираф»

Я знаю веселые сказки
таинственных стран
Про черную деву, про
страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго
вдыхала тяжелый туман,
Ты верить не хочешь во
что-нибудь, кроме дождя.
И как я тебе расскажу про
тропический сад,
Про стройные пальмы,
про запах немыслимых
трав...
Ты плачешь? Послушай...
далеко на озере Чад
Изысканный бродит
жираф.
Сентябрь 1907
«Притягательная сила
«башни»
1. Притягательная сила «Сред»?
2. Ключевое слово сегодняшнего
поэтического вечера?
3. Почему так притягательная для
всех гостей Вячеслава Иванова
слово «красота»?
Автор
sosh16-nowch
Документ
Категория
Законы, постановления
Просмотров
255
Размер файла
1 032 Кб
Теги
башня, среды, иванова
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа