close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Работы учеников

код для вставкиСкачать
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение
средняя общеобразовательная школа №21
Интересные встречи с очевидцами ВОВ
Выполнил: ученица 8 Д класса Тайкова Ольга
г. Ковров Зимой 2010 года я познакомилась с замечательным художником. Зовут его Семёнов Анатолий Иванович. Родился он в 1936 году в г. Полоцке. После войны его семья переехала на Урал. Там Анатолий Иванович прожил несколько лет и после этого переехал в Ковров. Он потомственный военный. Когда началась война, ему было семь лет. И вот, что он мне рассказал:
"Был тёплый июньский солнечный день. Почему-то на улицах было очень мало народу. Редкие прохожие куда-то торопились. Никто не останавливался, тревожно оглядывались. Я вышел погулять во двор и вдруг услышал гул самолёта. Звук был мне не знакомый, тревожный. Я посмотрел на небо и увидел чёрный самолёт. Он кружил над нашими домами. Почему он кружил? Да потому, что мы жили в военном городке. Но, ни солдат, ни командиров в городке уже не было. Через несколько минут раздались взрывы бомб, возникли пожары. Гул разрывов бомб раздавался и со стороны вокзала. Я испугался и убежал домой. Спросил у мамы: " Что это такое?" Она мне ответила: "Сынок, началась война. На улицу без моего разрешения не выходи." Мама быстро собрала узелок с вещами, и мы вышли с ней на улицу. Куда мы хотели идти, я не помню, так как в начале нашей улицы раздались автоматные очереди и треск мотоциклетных двигателей. Мы с мамой прижались к забору потому, что на встречу нам мчались мотоциклы, в которых сидели немцы и поливали огнём все кусты и какие-нибудь тёмные углы. Мы с мамой повернулись и побежали к дому. Там стояло несколько мотоциклов, и немецкие солдаты осматривали сараи. Была жуткая стрельба, крики немцев. Несколько мотоциклов повернули к спуску к реке и через минуту снова раздалась стрельба, снова крики немцев на непонятном мне языке. Мы с мамой боялись высунуться на улицу потому, что немцы, заметив кого-нибудь в окне сразу стреляли, не взирая на то, кто там: женщина, ребёнок, старик или старуха. Когда немножко утихло, мы с мамой всё таки вышли снова на улицу, чтобы куда-то уйти, куда, я не знаю. И снова нам не повезло. Вслед за мотоциклистами шла колонна немцев. И они остановились опять у моего дома. Откуда-то появились женщины и дети. И тоже напугавшись немцев, они подошли к моей маме, тревожно спрашивая её и других женщин кто это, от куда они взялись? Немцы что-то кричали на непонятном нам языке, показывая руками, чтоб мы заходили в дом. Мы ушли в дом вместе со всеми, мать пригласила всех. Колонна немцев прошла вдоль по улице и расположилась на территории Спасского монастыря на отдых. Вот так для меня началось это непонятное слово "оккупация" в которой мне пришлось прожить три с лишним года.
Так что же это такое, оккупация? Это ежедневный, ежеминутный страх быть убитым или выгнанным из дома. Через несколько дней мы с мамой пошли в город, чтобы поискать каких-нибудь продуктов, и проходя по улице мы увидели, что немцы гонят колонну мирных жителей по середине дороги. По тротуарам с той и с другой стороны шли вооружённые немцы и всех гражданских лиц, которые вызывали у них сомнение, что это не русские, они загоняли прикладами винтовок с тротуара в эту колонну. Мама моя была чистокровная белоруска- причёска, брови, глаза у неё были чёрными. Немцы без вопросов приказали ном сойти с тротуара в колонну этих движущихся мирных горожан. Мама сопротивлялась, не отпуская мою руку и в это время рядом раздался истошный женский и детский крик. Немцы отвлеклись от нас на несколько секунд и мама, крепко держа меня за руку , ринулась в открытую калитку, расположенного рядом двора. Мы бежали по двору, мимо дома дальше к сараям. Вслед нам раздались выстрелы. Мама не отпуская мою руку свернула в сторону то ли кучи соломы, то ли кучи навоза, в которой мы закопались и стали тихо ожидать своей судьбы. К нашему счастью немцы за нами не погнались, и мы, пролежав некоторое время, тихонько выкарабкавшись из этой кучи, огородами, окраинами пробрались к своему дому и зашли к себе в квартиру. Это была акция выискивания немцами евреев. А поскольку мама была темноволосая, немцы её приняли за еврейку. Подобные акции в городе проводились неоднократно. Поэтому мама была очень осторожна, чтобы вторично не попасть в такую ситуацию. Вот так вот моя мама и я были "расстреляны" в первый раз. Наступили тяжёлые дни нашей жизни. Так как мы были семьёй военнослужащего, у нас не было никаких запасов овощей, продуктов, и маме часто приходилось менять вещи на какие-то продукты: картошку, зерно, горох, потому, что в оккупацию не было никаких магазинов, деньги советские не имели цены. Просто происходил товарный обмен, то есть вещь, какая-нибудь ношеная, менялась на какие-то продукты. Так долго в городе мы не могли прожить. И бросив всё, квартиру, вещи, мы ушли с мамой в близ лежащие деревни, где и пережили фашистскую оккупацию до освобождения красной армией этой территории. 
Автор
mar-abakshina
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
39
Размер файла
32 Кб
Теги
работа, учеников
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа