close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Нескучный сад №4 апрель 2012

код для вставкиСкачать
Учредитель — Сестричество во имя святого благоверного царевича Димитрия при Первой градской больнице
Одобрено Синодальным информационным отделом Русской Православной Церкви
Главный редактор
Юлия ДАНИЛОВА
Выпускающий редактор,
редактор раздела «Ближний круг»
Марина НЕФЕДОВА
Арт-директор Дмитрий ПЕТРОВ
Редактор раздела «Тема номера»
Ирина ЛУХМАНОВА
Редактор раздела «Жизнь в Церкви»
Евгения ВЛАСОВА
Редактор раздела «Общее дело»
Екатерина САВОСТЬЯНОВА
Редактор раздела «Культура»
Егор ОТРОЩЕНКО
Корреспонденты:
Леонид ВИНОГРАДОВ, Екатерина
СТЕПАНОВА, Дмитрий РЕБРОВ,
Кирилл МИЛОВИДОВ, Ирина СЕЧИНА
Корректор Любовь ФЕДЕЦКАЯ
Бильд-редактор Вячеслав ЛАГУТКИН
Фотограф диакон Андрей РАДКЕВИЧ
Отдел распространения
Дмитрий БРИТАНОВ
Просим молитв о наших
благотворителях: рабах Божиих Сергии,
Димитрии, Максиме, Сергии, Никите,
Андрее, Елене, Марине, Юлии, Илье,
Владимире, Марии, Василии, Сергии
Адрес редакции: 109004 Москва, ул. Станиславского,
д. 29, стр. 1
Телефон: (495) 912-91-19
E-mail: neskuch@yandex.ru
Сайт
www.nsad.ru Журнал зарегистрирован в Минпечати РФ
14 августа 2001 года
Свидетельство о регистрации ПИ № 77-9575
Верстка, дизайн, препресс РИЦ «АртПодготовка»
(495) 585-41-07
Печать: ООО «Полстар» (495) 785-57-33
г. Москва, Волоколамское шоссе, 4, ГУК МАИ, сектор Б
Тираж 10000 экз.
Подписной индекс
по объединенному каталогу
«Пресса России» —
11805
по каталогу «Роспечать» — 46331
По вопросам распространения
обращайтесь по телефонам:
(495) 943-04-98, 943-04-99
Региональный представитель
Украина, Одесса:
+38 (048) 735-03-85 Сергей Колесник
На первой странице обложки: фото Павла Смертина
Нескучный сад
Журнал о православной жизни
Содержание
Эхо событий
2 4
Православие в Японии. Сто лет спустя ...................................... 2
Человек против природы? ......................................................... 7
Климат в разбалансе? .......................................................... 8
Экокатастрофы в России: где предел? .................................... 11
Хибины: рудник на природе ..................................................... 14
Человек добывающий ............................................................. 16
Дорогие читатели! Номер, который вы держите в руках, вышел благодаря вам.
Мы сердечно благодарим всех, кто помог этому номеру выйти в свет. Наша
постоянная благодарность и тем замечательным людям, которые финанси-
ровали журнал все предыдущие годы его существования, и новым постоян-
ным благотворителям. Их имена указаны в колонке слева, и вы можете за
них помолиться.
«Нескучный сад» просит о помощи!
Судьба нашего журнала в
ваших руках!Если вы люби-
те наш журнал и хотите, чтобы
он существовал и дальше, вы
можете поддержать нас по-
жертвованием (квитанция на
стр. 6).
Монастыри Греции: на месте языческих капищ ...................... 20
Кто такие православные хоругвеносцы? ................................28
Бессмертие для атеиста ..........................................................32
Публицист Сергей Худиев: за рамками материализма ...........35
Как исполнить заповедь о любви ...........................................37
Пасхальная песнь ..................................................................... 39
Откуда берется вдохновение? ......................................................42
Поэт Александр Кушнер: не мудрствуя лукаво .......................44
Священник Сергий Круглов: какого духа мы принимаем? ...... 47
Про Хому, Суслика, и не только: писатель Альберт Иванов в гостях у «НС» ..................................48
Суррогатное материнство: за деньги, но под сердцем ........... 52
Детский вопрос: кто вреднее? ................................................. 56
1812: жребий брошен, Неман перейден ...............................72
1812: «польский фактор» не является существенным ............77
Хранитель времени: 80 лет Андрею Тарковскому ..................78
Преподобный Даниил Переславский: послушание — хоронить .......................................................... 80
Новая школа: средство от дураков и плохих дорог .................. 84
42 57
58 71
72 86
20 41
87 88
7 19
Протоиерей Владимир Воробьев: не надо бояться многодетности ...............................................58
Да здравствует Потлач! ........................................................62
Опека: между «погрозить пальцем» и «расстрелять» ..............64
Объектив: музей забытого вкуса ............................................. 66
«Милосердие.ру»: история одного покаяния ........................... 70
Тема номера
Жизнь в Церкви
Ближний круг
Общее дело
Культура
Сlassified
— Какими путями современные
японцы приходят в Православие?
— Каждый день после обеда Кафед-
ральный Воскресенский собор в Токио от-
крыт для всех. Обычно сначала люди за-
ходят ради любопытства. Большинство
потом уходит и больше не возвращается.
Но есть очень маленький процент тех —
главным образом это молодые люди, —
кто задается вечными вопросами, кто
ищет в жизни высший смысл. Вот они при-
ходят в Церковь и остаются в ней. У нас
есть курсы для неофитов: по вторникам
проходят катехизаторские беседы, по чет-
вергам —библейские. Но большая часть
японской молодежи практически ничего
не знает о христианстве и не испытывает
к нему интереса. Например, рядом с на-
шей церковью располагается школа и не-
сколько вузов, но ни студенты, ни школь-
ники на службы никогда не заглядывают.
Даже молодые люди из православных се-
мей часто совсем не интересуются Пра-
вославием. Иногда у них неожиданно
возникает интерес, и они приходят, чтобы
познакомиться с традицией, с верой сво-
ей семьи самостоятельно. В японской традиции всегда культи-
вировалось уважение к старшим и к сво-
им родным. Это свойственно конфуциан-
ству. Поэтому раньше в православной
семье было естественно наследовать ро-
дительскую веру как семейную тради-
цию. Но после Второй мировой войны
японское общество подпало под влияние
евро-американского индивидуализма.
Мы стали терять традиционное представ-
ление о личности. И сейчас православ-
ные родители боятся передавать детям
свои религиозные убеждения. 2
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
Эхо событий
Православная Вселенная
Православие в Японии. Сто лет спустя В 2012 году
Православная Церковь
Японии отмечает сто лет
со дня кончины ее
основателя — святого
равноапостольного
Николая Японского.
Кафедральный
Воскресенский собор
в Токио, построенный по
инициативе святителя,
местные жители
так и называют —
«Николай-до».
Корреспондент «НС»
беседует со священником
собора Иоанном ОНО
и дьяконом Ильей ТАКЭИ. 3
— Возможно, в представлении
японцев Православная Церковь —
это нечто чисто русское?
— Конечно, для тех, кто знаком с
Православием, оно тесно связано с Рос-
сией. Но большинство просто не пред-
ставляет, что такое Православие и Пра-
вославная Церковь. А японская она или
русская — для них не так уж важно. Свя-
титель Николай Японский писал в своих
дневниках, что увидел у японцев нравст-
венность, не ограниченную какой-либо
религией, и именно это сделало возмож-
ной его проповедь. Но сегодня такие
традиционные для японцев понятия, как
благодарность природе и благоговение
перед высшим бытием, почти исчезли.
Поэтому в наши дни ситуация для пропо-
веди в Японии не самая благоприятная.
Православные японцы стараются не по-
казывать окружающим свою веру.
— Почему? — В Японии не принято рассказы-
вать о своей вере друзьям, коллегам,
знакомым. Речь идет не о том, что надо
скрывать свои убеждения. Просто об
этом не говорят в быту. И это создает
серьезные проблемы для проповеди.
Могу себе представить, как бы оживи-
лась наша церковная жизнь, если бы ка-
ждый прихожанин привел с собой на
службу хотя бы одного или двух друзей.
Но рассчитывать на это невозможно. — У православных японцев есть
какие-то свои традиции?
— В Японской Церкви празднуют Ро-
ждество Христово в соответствии с гри-
горианским календарем — 25 декабря.
Однако последние пять лет все больше
становится прихожан, в том числе рус-
ских, которые соблюдают юлианский ка-
лендарь. Мы идем им навстречу и 7 ян-
варя еще раз служим в кафедральном
соборе рождественскую литургию. Мож-
но сказать, что это новая традиция
Японской Церкви.
— Много ли заключается браков
между японцами и русскими? — В каждом приходе есть такие суп-
ружеские пары. Среди прихожан кафед-
рального собора мы насчитали пятьде-
сят с лишним смешанных семей.
— Какие святые известны в Япо-
нии?
— В Православной Церкви это, безус-
ловно, святой Николай Японский. А в це-
лом в японском обществе больше всех
популярен святой Николай Чудотворец. 1. Японская молодежь в основном ничего не знает о христианстве и не интересуется им.
Однако если кто-то и становится неофитом — то это именно молодые японцы 2. Слева напра-
во: священник Иоанн Оно, митрополит Токийский и всея Японии Даниил, дьякон Илья Такэи у
храма Николай-до в Токио. 3. На улицах Киото нередко можно встретить людей в кимоно. Прав-
да, если раньше кимоно надевали почти ежедневно, то сейчас в основном на праздники
Эхо событий
Православная Вселенная
4
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
— В Токио есть духовная семина-
рия. Ее выпускники становятся свя-
щенниками?
— Обучение в семинарии рассчита-
но на три года. В данный момент, к наше-
му большому сожалению, там учится
только один семинарист. Во всей Японии
сейчас служит 26 священнослужителей.
Это не много. Если бы на каждом курсе
семинарии училось хотя бы по два чело-
века, как раньше, этого было бы вполне
достаточно, чтобы решить проблему ре-
гулярного обновления кадров. Но сей-
час ситуация критическая: после того
как последний семинарист окончит уче-
бу, в семинарии никого не останется. — Год назад Япония пережила
страшное бедствие. Какова сейчас
ситуация в приходах, пострадавших
от стихии?
— Здания, незначительно постра-
давшие от землетрясения, уже восста-
новлены. Но некоторые церкви были
полностью разрушены или сгорели дот-
ла, как, например, церковь в Ямада.
Нужно строить новые. Местное священ-
ство ведет переговоры с архитекторами,
со строительными компаниями. Но это
процесс долгий. Пока сложно сказать,
каким образом будет решаться пробле-
ма восстановления уничтоженных хра-
мов. В самый сложный период после
бедствия Русская Православная Цер-
ковь поддержала нас не только теплыми
словами сочувствия, но и материально,
за что митрополит Токийский и всей Япо-
нии выражает глубокую благодарность
Московскому Патриарху и единоверцам
во всем мире. В первую очередь эти
средства пошли на оказание помощи
пострадавшим прихожанам. Некоторая
часть была отложена на реставрацию
храмов.
— Как повлияло бедствие на
японское общество в целом?
— Небывалое количество погибших
и пострадавших — это страшная траге-
дия. Ситуация усугубляется тем, что в об-
ществе посеян страх перед последствия-
ми аварии на АЭС в Фукусиме. — Не повлияло ли землетрясение
на то, что люди стали чаще заходить в
церковь?
— Интересующихся Православием,
действительно, стало больше. Но невоз-
можно сказать, что это связано именно
с землетрясением. Беседовали: Евгений ГЛОБЕНКО,
Масако АРИМУНЭ
Молодежная мода и субкультура в Японии не противоречат традиционным взглядам. Молодежь регулярно ходит в синтоистские и буддист-
ские храмы. В синтоистский храм идут, чтобы справить свадьбу и узнать, как лучше поступить, при помощи записок, которые наугад достают
из специальных сосудов. В буддистский — чтобы проводить в последний путь. В православных семьях родители не передают детям своих
религиозных убеждений. Порой молодые люди приходят в православный храм, чтобы самостоятельно познакомиться с верой своей семьи
Поэт, священник Сергий КРУГЛОВ, клирик Спасского собора города Минусинска Красноярского края:
— Порой меня спрашивают: «Где вы, поэт, берете материал для своих стихов?» Вопрос, кажущийся наивным — но тем не менее он важный… Материал поэзии — это сам человек: его чувства и вера, его ежедневный быт, его победы и падения -- тот самый «сор жизни», из которого растут стихи. Но если все преходящее ставится в ракурс освещения светом Евангелия, то в тленном выявляется его вечная основа. Взгляд на мир, близкий взгляду поэта, я нахожу в журнале «Нескучный сад». В Нескучном саду, любимейшем месте отдыха москвичей, в середине XIX века был открыт летний эстрадный театр. Его репертуар был пестрым: тут выступали заезжие певцы и исполнители инструментальной музыки, ставились дивертисменты. И сегодня здесь можно встретить молодых мам с детьми, влюбленные парочки, одиноких любителей природы, старичков, толкинистов, диггеров… И на страницах журнала тоже есть все оттенки простой и чудесной человеческой жизни. Но все это освещено светом Церкви Христовой, причем так, что становится ясно: Православие — не заповедник посреди светского мира, оно — соль этого мира, и ему есть забота и дело до всего, будь то социальное служение, культура, политика, быт, вопросы воспитания детей, отношения людей и мировоззрений. Именно за это читатели, и я в том числе, и любят замечательный журнал «Нескучный сад».
ПОМОГИТЕ НАМ И ДАЛЬШЕ СЛУЖИТЬ ДОБРУ, РАССКАЗЫВАЯ О ПРАВОСЛАВНОЙ ВЕРЕ И ЦЕРКВИ!
ПОЧЕМУ Я ПОДДЕРЖИВАЮ ЖУРНАЛ «НЕСКУЧНЫЙ САД»
Наш журнал существует благодаря поддержке Комиссии по церковной социальной деятельности при Епархиальном совете г. Москвы, грантам, а самое главное, благодаря Вашим пожертвованиям.
Ваши пожертвования:
• позволяют нам привлекать к работе профессионалов в области журналистики и фотографии;
• помогают нашим журналистам ездить в командировки;
• дают возможность оперативнее собирать информацию о добрых делах; • больше рассказывать о людях, нуждающихся в помощи других людей.
Сделать пожертвование можно разными способами:
1. Перечислить деньги на наш расчетный счет. Смотрите квитанцию на обороте.
2. Абоненты сотовых номеров могут перечислить деньги с помощью SMS: «Билайн » – на номер 8477, «Мегафон» – на номер 842919, МТС – оплата на сайте www.nsad.ru.
3. Воспользоваться системой «Яндекс-деньги» и перечислить деньги на счет 41001360524761
Ознакомиться со всеми возможными способами пожертвований и сделать пожертвование можно на сайте журнала www.nsad.ru в разделе «Помоги журналу».
Благодарим всех наших жертвователей, которые поддержали наш просветительский проект в феврале!
Молимся о здравии:
Сергея, Антона, Надежды, Виктора, Надежды, Екатерины, Натальи, Павла, Марины, Анны, Регины, а также жертвователей, имена которых нам неизвестны
Человек против природы?
О том, что раны затягиваются, гово-
рит довольно странный факт — черно-
быльский туризм. Американский «Форбс»
признал зону вокруг аварии экзотичес-
ким местом, «где можно увидеть то, чего
нигде больше не увидишь». Несколько ту-
ристических фирм предлагают сфотогра-
фироваться на фоне саркофага в Припя-
ти. Есть желающие.
Со времен Эдема, когда гармония
между человеком и природой была утра-
чена, человек отвоевывает у природы то,
что раньше она сама ему давала: бьет
зверя, рискуя собственной жизнью, рубит
лес, выжигая место под пашни, осушает
болота, орошает пустыни, строит атомные
станции, а после аварии разбирается с
последствиями. Из последних сведений:
сейчас на севере Сибири из-за потепле-
ния климата, вызванного парниковым
эффектом в результате хозяйственной де-
ятельности, тает вечная мерзлота. Приду-
мываются технологии, позволяющие со-
хранить инфраструктуру, если огромный
регион — третья часть России — превра-
тится в болото. Таков примерный алго-
ритм хозяйствования человека за по-
следние 200 лет: сначала развивается
технический прогресс, потом тратятся
средства на ликвидацию его издержек. А если издержки станут больше про-
гресса? Ведущие мировые державы пе-
риодически собираются на конференции,
где говорят о поиске энергосберегающих
методов развития и проч. Но, по мнению
Алексея Кокорина, руководителя про-
граммы «Климат и энергетика» WWF,
для принятия решений нужны точные рас-
четы, а на сегодня честная наука, напри-
мер, сказать, насколько поднимется уро-
вень океана или температура воздуха за
последние 50 лет, — не может. Могут
только спекулировать приблизительны-
ми данными соперничающие бизнес-
компании, возбуждая общественное
мнение в том числе и призывом «бороть-
ся за экологию». Получается, между сохранением и
развитием — неустранимое противоре-
чие? Что же можно сделать? Что может
сделать каждый? Читайте Тему номера.
Тема номера
7
В апреле одной из самых крупных экологи-
ческих мировых катастроф, происшедших
по вине (ошибке) человека, аварии на
атомной станции в Чернобыле, — 26 лет.
Фото РИА Новости
8
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
Из чего состоит погода
— Судя по последним жарким ле-
там и холодным зимам, трудно го-
ворить как о потеплении, так и о по-
холодании. Что же происходит с
климатом?
— Климат — странная материя. Его
изменения и колебания определяются
совокупностью самых разных факто-
ров. Сегодня мы можем констатиро-
вать очень слабое потепление, вы-
званное антропогенным фактором,
приведшим к невиданному взлету кон-
центрации СО
2
и метана в результате
хозяйственной деятельности челове-
ка. Период такого потепления относи-
тельно небольшой — примерно 50-
100 лет. Но если брать естественные клима-
тические колебания порядка десятков
тысяч лет — мы идем к новому леднико-
вому периоду. В этом климатологи все-
го мира стопроцентно едины. Такие пе-
риоды повторяются примерно через
100 тысяч лет — это главный климати-
ческий цикл земли, обусловленный из-
менением наклона земной оси и ее ор-
биты. Мы находимся не меньше чем за
10 тысяч лет до начала нового леднико-
вого периода. То есть глобально мы
идем к похолоданию при локальном по-
теплении примерно на 0,8, для России
этот показатель чуть выше — в сред-
нем на 1,5 градуса по Цельсию. На фоне такого неблагоприятного
сочетания двух синусоид — одновре-
менного потепления и похолодания —
происходит довольно сильный разба-
ланс климатической системы. Это при-
водит к экстремальности, неустойчивос-
ти климата, что выражается в разнице
температур за один сезонный период,
например, в Москве зимой — от мороза
в минус 20 до оттепели в 0 градусов, ко-
гда амплитуда достигает 20 градусов, а
также в разнице между температурой
сезонов, например, в средней полосе
России между зимой в 20 градусов мо-
роза и летом в 40 тепла. Как следствие — увеличение часто-
ты и силы опасных гидрометеорологи-
ческих явлений, что подтверждается
прямыми наблюдениями последних де-
сятилетий. Например, если в России
опасных погодных явлений (ураганов,
засух, наводнений и проч.) 15-20 лет на-
Тема номера Человек против природы?
Климат в разбалансе
Климат меняется — признают ученые. Связано ли
настоящее потепление с делами рук человеческих
или это естественные колебания? Кому выгодно
спекулировать на «потеплении» или «похолодании»? Отвечает Алексей КОКОРИН, руководитель программы
«Климат и энергетика» WWF, кандидат
физико-математических наук.
Фото ИТАР-ТАСС
9
зад было в среднем 150-200 в год, сей-
час уже 350-400, а к концу XXI века их
количество может возрасти и до 700, а
может быть, и до тысячи. Но на климат в более коротком про-
межутке времени — в один год — вли-
яют и другие естественные факторы,
например, вулканическая деятель-
ность. Извержения вулканов с выбро-
сом большого количества пепла на
большую высоту могут ослаблять антро-
погенное влияние. Усиливать или ос-
лаблять антропогенный фактор могут и
естественные природные циклы — сол-
нечные, океанические. Если временно
они окажутся «сильнее», температура
может и не повыситься, даже понизить-
ся, например, за 2001 -2010 годы тем-
пература воздуха у поверхности земли
в среднем почти не изменилась. Но,
как подчеркивают и ученые, и Росгид-
ромет, это не будет противоречить об-
щей тенденции потепления на период
нескольких десятилетий. Скажем, в
среднем по России примерно три года в
десятилетие в период временного по-
тепления лето будет очень жарким и за-
сушливым. А в другие годы — «обыч-
ным» или, наоборот, холодным, причем
сказать заранее, что будет в какой год,
невозможно.
Мерзлота в опасности
— Если потепление небольшое и
краткосрочное, может ли оно привес-
ти к серьезным изменениям в приро-
де и жизни человека? — Уже приводит к самым серьезным
последствиям и в природе, и в хозяй-
ственной и социальной жизни человека. Например: тает вечная мерзлота.
В центральной части Якутии с конца
1970-х годов среднегодовая темпера-
тура воздуха увеличилась на 2,5 гра-
дуса, больше, чем где-либо в стране.
Увеличение температуры грунтов об-
наружено даже на значительной глуби-
не. Это очень серьезная проблема.
В Якутии рушатся здания — и промыш-
ленные объекты, и жилые дома. Возни-
кают проблемы с канализационными
сооружениями, дорогами, взлетно-по-
садочными полосами аэродромов. В Западной Сибири мерзлота также
отступает. Через 20-25 лет южная гра-
ница мерзлотной зоны там может сдви-
нуться к северу на 30-80 километров, а
к 2050 году — на 150-200 километров.
В Норильском районе уже сегодня около
200 сооружений существенно деформи-
рованы. Готовится к сносу немало жилых
домов. Когда 350 лет назад в Якутию до-
брались русские воеводы П. Головин и
М. Глебов, они писали государю, что в
районе Якутского острога «земля... и
среди лета не растаивает. И потому
здесь, по сказкам торговых и промыш-
ленных служивых людей, хлебной паш-
ни ни чать». А в последние годы даже на
севере Якутии сажают картошку, и она
растет. Но это не очень радует. Это «пал-
ка о двух концах», негативных явлений
куда больше: скажем, разрушение зда-
ний и сооружений, стоящих на тающей
мерзлоте. Американцы уже давно озаботились
этой проблемой и стали строить все на
больших сваях. Конечно, у них таких
мест гораздо меньше, чем в России. Но
у нас тоже, например, газопроводы на
территориях вечной мерзлоты уже стро-
ят на опорах, над землей. Правда, при
этом, олени не могут пройти ни над, ни
под газопроводом, для них это — глухой
забор. Строительство усовершенство-
ванных газопроводов нарушает естест-
венную миграцию и ореал обитания оле-
ня, что грозит изменением экосистемы
региона в целом. Вот на таком простом
примере мы можем видеть, что если
сталкиваются интересы экономики и
экологии, то побеждает экономика. Есть и другое последствие таяния
мерзлоты. На территории Западной Си-
бири расположено множество гигантских
болот. С момента своего образования,
более 10 тысяч лет (после окончания по-
следнего ледникового периода), эти бо-
лота постоянно генерируют метан (очень
сильный парниковый газ, приводящий к
потеплению). Когда почва замерзает, ме-
тан не может выйти в атмосферу, накап-
ливается в мерзлоте. Сейчас, когда мер-
злота тает, метан поступает в атмосферу.
Более высокие температуры воздуха и
большее количество осадков также уси-
ливают его разложение. В результате потепления климата по-
вышается кислотность океанских вод: к се-
редине XXI века скорость «окисления» вы-
растет в сравнении с прошлым в 100 раз.
Это может привести к заражению рыбы
«новыми» паразитами и болезнями. При
столь быстрых изменениях многим мор-
ским организмам будет крайне сложно
приспособиться к новым условиям.
Повышение средней температуры
земли сокращает и без того сильно со-
кращенные в результате хозяйственной
деятельности площади лесов, леса «ухо-
дят» на север. В средней полосе потеп-
ление приводит к большей выживаемо-
сти зимой вредителей леса, а также
клещей — переносчиков энцефалита.
Растет и пожароопасность. Возможно и повышение уровня Ми-
рового океана во второй половине
XXI века, здесь ученые дают разные про-
гнозы. В худшем случае — многие горо-
да, расположенные на небольшой высо-
те от уровня моря, окажутся в опасном
положении. Особенно это касается Юго-
Западной Азии. Тема номера
Человек против природы?
10
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
Если выбросы углекислого газа от
хозяйственной деятельности человека
не уменьшатся, по прогнозам, к сере-
дине XXI века из 9 миллиардов жите-
лей земли от засух и недостатка прес-
ной воды будет страдать треть общего
населения. Правда, это почти не затра-
гивает Россию, но затрагивает Китай,
Индию, страны Центральной Азии. Зна-
чит, оттуда люди будут уезжать, мигра-
ция — расти. Увеличится и количество
наводнений, пожаров, ураганов, цуна-
ми, землетрясений. Что же касается «краткосрочности»
потепления, то логика «после нас хоть
потоп» представляется мне неэтичной
и недальновидной. Вмешательство в
природу никогда не остается безнака-
занным. Наблюдения за последствия-
ми изменений климата сегодня только
начались, и мы слишком мало знаем,
насколько серьезными и продолжи-
тельными они могут оказаться. А раз-
бираться с этим придется нашим детям,
внукам и правнукам. Cui bono, кому выгодно?
— Все страны согласны, что надо
снижать выбросы СО
2
, много говорят
о переходе на «зеленую энергетику».
Почему же ничего не меняется?
— Экономике нужен точный расчет:
насколько вырастет число экстремаль-
ных природных явлений? Уровень океа-
на? Температура за такой-то период?
С какой скоростью будет таять мерзло-
та? На этом основании можно будет по-
нять, насколько снижать выбросы СО
2
,
переселять ли жителей Шанхая, Каль-
кутты, Бомбея и проч. или жителей за-
сушливых районов и во сколько это
обойдется. Пока наука не даст точных
прогнозов, экономика не сделает реаль-
ных шагов. Наука даст их со временем,
но время не ждет, поэтому в вопросах
экологической безопасности мы всегда
будем опаздывать. Технически перенаправить мировую
энергетику на солнечные, ветровые,
океанические источники можно за со-
рок лет. Но экономически сейчас это бу-
дет невыгодно. В это все
упирается. Но это общеэкономи-
ческая картина. А есть
еще интересы разных
компаний. Строительная
компания говорит: да, в
зоне мерзлоты надо все
перестроить, выстроить
дома на сваях, и мы это
сделаем. И получим миллиардный заказ.
Вертолетная компания говорит: что за
глупости, надо организовать вахтенный
метод, летать на работу на вертолетах,
вложиться в вертолеты, и все будет хоро-
шо. Компании начинают ругаться друг с
другом, так вступает в действие очень да-
лекий от науки фактор — конкуренция
бизнесов. Те, кто думает заработать на
этой проблеме, раздувают экологичес-
кие проблемы: ужас, грозит катастрофа.
Те, кому выгодно все оставить как есть, а
их большинство, начинают науку ругать.
И не в научной прессе, а в СМИ устраива-
ют различные кампании — наука сама
ничего не знает! То скажет потепление,
то похолодание. Они пользуются тем, что
в настоящей, честной науке все действи-
тельно очень сложно, климатология —
наука очень молодая, наблюдения за
климатом начались не так давно, и спе-
кулируют на безграмотности — ведь Рос-
сия (вместе с США) находится на одном
из последних мест по степени понимания
проблем климата. Есть страны, где экологические
проблемы решаются более успешно,
это, например, Норвегия, Австралия, Но-
вая Зеландия, там очень высока эколо-
гическая культура, а экологическое про-
свещение отлично поставлено уже на
школьном курсе. В этих странах бизнес
тоже заботится о прибыли, но проблемы
экологии при этом не подавляются и не
гипертрофируются, а расходы на эколо-
гию закладываются в динамику бизне-
са. Например, в Норвегии говорят: да, у
нас есть свои бизнес-интересы, но мы
считаем, что надо не снижать выбросы,
а улавливать углекислый газ из дымо-
вых труб и закачивать обратно в землю.
То есть предлагают свою технологию и
готовы по ней работать. Конечно, успех отдельных стран в ре-
шении экологических задач важен, но
потепление — проблема общемировая,
и в какой-то момент даже успешные ло-
кальные решения перестанут быть эф-
фективными. Сегодня, слава Богу, еще
нет признаков того, что условия жизни
на земле совсем скоро станут непригод-
ными для человека. Но нам дан серьез-
ный сигнал. И только от человека зави-
сит, что он с этим сделает.
Беседовала Ирина ЛУХМАНОВА
Россия (вместе с США) находится
на одном из последних мест по степени
понимания проблем климата. На одном
из первых — Новая Зеландия,
Австралия, Норвегия, Германия
РЕКЛАМА
11
Не наша идея
Возможно, в России забота об ок-
ружающей среде еще не скоро сможет
стать национальной идеей. Другое де-
ло Западная Европа и США. В этих
странах — развитых, благополучных —
нетронутой природы осталось всего
4-5 процентов. Поэтому так рьяно там и
защищают все, что осталось. Проехать
на машине там, где нельзя, — серьез-
ное преступление, подстрелить утку не в
сезон — немыслимо, а уж построить кот-
теджный поселок или заводик на терри-
тории заповедника — да сами жители
никогда этого не позволят. Жители Гер-
мании, например, устраивают регуляр-
ные массовые, несогласованные с влас-
тями акции протеста против перевозки
ядерных отходов из Франции — в
2010 году поезд с отходами шел к месту
назначения 92 часа (а не 10-12) из-за
того, что дорогу перекрывали активис-
ты. Примечательно, что протестовали не
только немцы, но и французы: все-таки
соседи. Американцы минувшей осенью
узнали, что через несколько штатов пла-
нируется проложить нефтепровод. Уви-
дев в этом риск для экологии, более
8 тысяч человек устроили пикет около
Белого дома. При острой реакции обще-
ства властям и монополистам приходит-
ся вступать в диалог с протестующими и
искать приемлемые для обеих сторон пу-
ти решения проблемы. Исчезают люди, звери,
города
В России экологические катастрофы
происходят каждые несколько лет, гиб-
нут люди, но до недавнего времени ни-
какой особенной реакции в обществе
это не вызывало. В 1991 году погибло Аральское мо-
ре — из рек, впадающих в него, десяти-
летиями забирали воду. До 1970 года в
этом четвертом по величине соленом
озере мира обитало 34 вида рыб. В на-
стоящее время в Арале осталось мень-
ше трети воды, пустыню на месте высох-
шего моря назвали Аралкумом. Песок и
соль со дна разносятся по всему регио-
ну, уничтожая посевы. Усыхание моря
привело к изменению климата в При-
аралье: летом стало еще жарче, зи-
мой — холоднее. Сбрасывавшиеся в
озеро отходы стали причиной отложения
на высохших участках пестицидов и дру-
гих сельскохозяйственных химикатов,
которые теперь разносятся ветром на
500 километров. Среди людей, живущих
в окрестностях, стали более распростра-
нены респираторные и онкологические
заболевания. По сути, от природы на
прилегающих территориях остались
только колючки, приспособленные к ро-
сту на солончаках. Ни один из видов ры-
бы не выжил, единственный обитатель
высыхающего моря теперь — рачок дли-
ной чуть больше сантиметра. В 1994 году произошла Усинская ка-
тастрофа в Коми: из-за нескольких про-
рывов нефтепровода в леса вылилось
более 100 тысяч тонн нефти. Примеча-
тельно, что в России об этом происшест-
вии знают очень мало, хотя масштаб ка-
тастрофы сопоставим с разливом нефти
в Мексиканском заливе. Усинский раз-
лив нефти — самый крупный на суше. На
территории 7 квадратных километров
флора и фауна уничтожены полностью, в
пяти поселках рядом с местом катастро-
фы была объявлена чрезвычайная эко-
логическая ситуация. Десять лет место
аварии было зоной экологического бед-
ствия. Общий ущерб оценивается в
26 миллиардов рублей.
В 1999 году на Зеленчугской ГЭС пы-
тались «перебросить» в реку Кубань
крупнейшие реки Карачаево-Черкесии,
что привело к экологической катастро-
фе и уничтожению уникального Эльбур-
ганского заповедника, из-за засухи, вы-
Экокатастрофы в России: где предел?
Чистый воздух и вода нужны всем. В борьбе
«за экологию» даже лидер не нужен, главное — активное
неравнодушие граждан. Почему же в России их так
мало? Текст: Анна ЗАХАРЧЕНКО
Фото ИТАР-ТАСС
Тема номера
Человек против природы?
12
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
званной изменением климата в экосис-
теме, погибли многие виды растений и
животных, в том числе редчайшая «ко-
ролевская» форель. Жители 50 окрест-
ных сел получают воду из помутневшей
реки Зеленчук только по расписанию.
В регионе распространились кишечные
заболевания.
Со времени Чернобыльской катаст-
рофы прошло 26 лет. По данным Гринпи-
са и международной организации «Вра-
чи против ядерной войны», в результате
аварии только среди ликвидаторов
умерли десятки тысяч человек. Непри-
годными для проживания остались
150 тысяч квадратных километров во-
круг АЭС. Впрочем, несмотря на весь
ужас трагедии, кто-то видит в ней и плю-
сы: американский «Форбс» признал зону
вокруг аварии «суперэкстравагантным
туристическим местом, где можно и от-
дохнуть, и увидеть то, чего нигде больше
не увидишь». Несколько туристических
фирм предлагают отдыхающим сфото-
графироваться на фоне саркофага и зна-
менитого колеса обозрения в Припяти.
В 2005 году взорвался китайский хи-
мический завод в Харбине,недалеко от
российской границы, химикаты попали
в реку Амур. 2009 год — Саяно-Шушенская ГЭС.
Погибло 75 человек, пострадала экосис-
тема Енисея, после аварии в реку попало
минимум несколько десятков тонн ма-
шинного масла, погибло 400 тонн форели. Почти все эти катастрофы произо-
шли из-за человеческой халатности, не-
профессионализма, равнодушия. Сей-
час скрыть такие события от людей
невозможно, а вот полвека это удава-
лось. Так, в 1940-х годах была затопле-
на одна восьмая часть Ярославской об-
ласти, там строили Рыбинское
водохранилище. Так появилась «рус-
ская Атлантида» — Молога. Жителей го-
рода вывезли за два месяца до затоп-
ления, около 300 человек отказались
покидать свои дома, приковывали себя
цепями — и были затоплены заживо.
Когда уровень воды падает, город-приз-
рак появляется на поверхности, что
очень любят показывать в разных пе-
редачах мистического толка, но ника-
ких попыток хотя бы перезахоронить ос-
танки, которые вода вымывает с
кладбищ, пока не было. В 2003 году об-
щественной организацией «Землячест-
во мологжан» было предложено создать
Национальный парк в память о Мологе,
но сейчас время от времени идут только
стояния (люди приходят почтить память
погибших) у часовни на берегу водохра-
нилища. Память о затопленных землях
жива стараниями отца Анатолия Дени-
сова, священника из села Прозорово.
В общей сложности при строительстве
Рыбинского и Угличского гидроузлов и
заполнении водохранилища разрушены
и затоплены около 800 сел и деревень,
6 монастырей и более 50 храмов.
Готовность номер один?
В новой России экология — одна из
самых легальных тем в разного рода
протестных движениях. Самое громкое
«экологическое» дело по-
следних лет — Химкин-
ский лес. Скоростная ма-
гистраль Москва —
Санкт-Петербург, кото-
рую начали проклады-
вать сквозь его террито-
рию и которая вызвала
протест населения, все
же построена, деревья
вырублены, но действия
защитников леса вызвали огромный об-
щественный резонанс и обратили на се-
бя внимание первых лиц государства и
международного сообщества (акции в
поддержку российских экологов прохо-
дили в Гонконге, Париже и Берлине).
Единого мнения, включающего, напри-
мер, экономическую составляющую —
хуже или лучше будет Химкам с новой до-
рогой и без старого леса,—так и нет. Не-
смотря на это, скандал вокруг строи-
тельства показал:сегодня и россияне
готовы обсуждать экологические проб-
лемы и защищать свое право на чистый
воздух.
— Конечно, экология — это не то,
что интересует людей в России в первую
очередь, — говорит Игорь Подгорный,
член Гринпис. — Наибольшую актив-
ность сегодня все же проявляют жители
столиц. Если отъехать от Москвы на
500 километров, понятно, что там перед
людьми стоят другие первостепенные
задачи — выжить, прокормить детей. Но
тем не менее народ у нас индифферент-
ный только в сознании чиновников. Ко-
гда люди видят за окном курганы мусо-
ра, они начинают интересоваться тем,
что можно с этим сделать. В прошлом го-
ду впервые Москва вошла в число горо-
дов с самым загрязненным воздухом.
И это не может не волновать людей. В борьбе за экологию лидер, кото-
рый поведет за собой массы, не нужен.
Люди собираются и сами, благо, что ны-
нешние средства коммуникации позво-
ляют быстро найти единомышленников.
Например, сейчас в Москве планирует-
ся провести ветку метро через Битцев-
ский парк, и у жителей есть подозрение,
что у новой станции появятся торговые
центры и еще один кусок природы исчез-
нет из столицы. Тем более что проект
уже был заморожен, но вдруг опять ре-
шили строить. Появилось движение «За
чистый воздух Ясенева». Пусть 50 чело-
век, но они собрались и вышли к строй-
площадке, потребовали документы на
строительство, обнаружили отсутствие
такого разрешения и обратились в поли-
цию и прокуратуру. Может быть, реше-
ние будет принято в их пользу. Байкал отстояли
Вроде бы настало время мирных ак-
ций. Не надо драться с правоохрани-
тельными органами, не надо объявлять
голодовки. Можно просто оставить свои
подписи под обращениями, просьбами
и жалобами. Но не всегда это дает ре-
зультаты. Тысячи человек подписыва-
лись под протестом против нового Лес-
ного кодекса РФ, который фактически
дает право арендаторам и регионам
распоряжаться землями — вырубать ле-
са, строить, а также обязывает защи-
щать вверенные им территории от пожа-
ров. Многие эксперты считают, что
лесные пожары, бушевавшие в 2010 го-
ду, — «заслуга» этого документа. Не-
сколько раз принятие кодекса отклады-
валось, что-то в нем менялось, но в
итоге протестовавшие проиграли. Эко-
номика, возможность продавать и сда-
вать природу в аренду оказалась важ-
«Радиус поражения» от одного
пластикового пакета из магазина —
тысячи погибших животных (из-за
сброса мусора в Мировой океан),
и до тысячи лет он может разлагаться,
выделяя вредные вещества 13
нее ее сохранности. Нетронутых лесов,
полей и рек-то у нас еще 45-50 процен-
тов, Европа может только позавидо-
вать. Выходит, несовместимы прогресс и
экология? Остается опустить руки, раз
изменить ничего нельзя? Это не так, вспомните Байкал. Да, в
2010 году был снят запрет на работу
целлюлозно-бумажного комбината, не-
смотря на то что Байкал — объект все-
мирного наследия ЮНЕСКО. Природе
края наносится урон. При резком сни-
жении уровня воды происходит высы-
хание нерестилищ ценных пород рыб,
гибнет икра и молодь. Плотина Иркут-
ской ГЭС, не имеющая рыбопропуск-
ных устройств, преградила пути мигра-
ции рыб, идущих на нерест в верховья
Ангары. В водохранилищах ценные по-
роды рыб, такие как осетровые и сиго-
вые виды, вытесняются окунем, соро-
гой и ершом. Ученые Бурятии сделали
вывод: колебание уровня воды из-за
работы комбината действует на всю
экосистему Байкала, ведет к смеше-
нию водных масс, сильному разруше-
нию берегов. Нерестилища, воспроиз-
водство рыбы находятся под угрозой.
Но вот на берегу Байкала компания
«Транснефть» собиралась в начале
нулевых прокладывать трубопровод.
В случае аварии на нем Байкал бы по-
гиб. В интернете собирали подписи, в
Иркутске проходили многотысячные ми-
тинги, и в результате в 2006 году Влади-
мир Путин заявил о необходимости
пересмотреть проект и перенести неф-
тепровод на 40 километров от озера.
«Транснефть» переделала проект так,
чтобы трубы проходили в 350—400 ки-
лометрах от зоны водосбора Байкала.
И хотя бумажно-целлюлозный комби-
нат продолжает отравлять экосистему
Байкала, смертельная опасностьв виде
нефтепровода на его берегах озеру
больше не грозит. И в этом заслуга толь-
ко неравнодушных людей. Пакет с пакетами
В русской деревне не было помоек.
Хозяйство было безотходное. Скоту под-
стилали солому, часть ее шла на крыши.
Остатки пищи не выбрасывали, и даже
воду после мытья посуды отдавали скоту.
Все деревянные изделия, негодные для
употребления, сжигали, а пеплом удоб-
ряли землю. Металл с этих изделий воз-
вращался в кузницу, так как был дорог.
Только черепки глиняной и фарфоровой
посуды и чугуна бросали на дорогу для
мощения.
— Сегодня в России в хранилищах —
огороженных свалках накопилось более
90 миллиардов тонн (!) промышленных
отходов, — поделилась статистикой На-
талья Соколова, начальник управления
Росприроднадзора. — Ежегодно появ-
ляется еще 30-40 миллионов тонн быто-
вого мусора, из которого только 4 про-
цента идет на вторичную переработку. Самое удивительное, что официаль-
ных свалок в России7,5 тысячи, а несанк-
ционированных — больше 17 тысяч. При
этом мусороперерабатывающих пред-
приятий — менее 400. Страна покрывает-
ся слоем мусора, но ведь опять-таки тер-
ритория большая, просто сваливать
отходы в кучи можно еще много лет. Проб-
лема в том, что наш мусор переживет и
нас, и еще поколения. Все живое —
смертно, а вот 90 процентов произведен-
ной когда-либо пластмассы — почти веч-
но. Сейчас человечество производит в
20 раз больше мусора, чем 50 лет назад,
и 40 процентов от него — одноразовая
упаковка. Радиус поражения такого при-
вычного предмета, как пакет из магази-
на, велик — тысячи погибших животных
(из-за сброса мусора в Мировой океан), и
до тысячи лет он может разлагаться, вы-
деляя вредные вещества. В начале нулевых столичные власти
пытались привить москвичам привычку
собирать мусор раздельно, как в Европе:
во дворах установили контейнеры для
разных типов отходов. Но, во-первых, жи-
тели чаще несли все скопом, во-вторых,
сборщики мусора все равно сваливали
все в одну машину. Несмотря на то что эко-
логи говорят о полнейшем безразличии
властей к этой проблеме, осенью глава
Департамента природопользования и ох-
раны окружающей среды Антон Кульба-
чевский сообщил, что в 2012 году раз-
дельный сбор мусора снова будет введен.
Во многих странах такая практика давно
устоялась: в Швейцарии, например, при-
везти рассортированный мусор на пункты
приема — обязанность законопослушно-
го гражданина, а за выкинутый в окно
фантик или окурок можно попасть под суд.
США переходит на более экономичную и
многоразовую упаковку, в Швеции те, кто
сортирует свой мусор, платят половину
стоимости вывоза отходов. У нас к такой ответственности гото-
вы пока не все, тем не менее около
17 тысяч москвичей, прошедших оп-
рос, заявили, что готовы к раздельному
сбору мусора и готовы нести вторсырье
(сдавать упаковку) обратно в магази-
ны. А вот представители крупнейших
торговых сетей им не верят, хотя пись-
ма руководству отправили уже более
20 тысяч человек. При этом в Волгогра-
де те же самые торговые сети согласи-
лись на прием вторсырья, и сотрудни-
чество с жителями у них складывается
успешно. Возможно, раз уж городские
власти заинтересованы в чистоте горо-
да, получится и у москвичей. Заодно бу-
дет возможность доказать, что забота
об окружающей среде — наш искрен-
ний интерес, а не лишняя возможность
пошуметь на абы какую тему. Авария на Саяно-Шушенской ГЭС в 2009 году унесла жизни 75 человек. В Енисей по-
пало несколько десятков тонн нефтепродуктов, погибло 400 тонн форели
Фото ИТАР-ТАСС
14
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
В Хибинах, уникальном горном ком-
плексе Кольского полуострова диамет-
ром 40 км, вошли в противоречие инте-
ресы экономики и экологии. Решение
правительства о создании здесь в
2015 году национального парка «Хиби-
ны» совершенно не мешает заклады-
вать сегодня на этих территориях но-
вые рудники по добыче апатита.
Инициативная группа Кольских эколо-
гов ведет сбор подписей в поддержку в
Хибинах национального парка и против
превращения их в промзону. Неравно-
душных просят присоединяться.
Рудниками сегодня занят уже почти
весь юго-восток Хибин, это одна пятая
их территории. Горы в «промышленном
районе» напоминают лунный пейзаж
из-за карьеров и отвалов —брошенных
отходов производства. Почва и расти-
тельность уничтожены. Озера превра-
щены в отстойники сточных вод. На мно-
гие километры вокруг природный
ландшафт изрезан на куски дорогами,
железнодорожными путями, трубопро-
водами, линиями электропередачи; по-
всюду свалки мусора. Животные и пти-
цы покидают эти места —транспортная
сеть перекрывает пути их миграций.
А ведь экосистема Севера — одна из
самых хрупких в мире, на ее восстанов-
ление нужны сотни лет. С 2006 года, когда ЗАО «Северо-За-
падная фосфорная компания» (СЗФК)
получила лицензию на разработку но-
вого месторождения «Партомчорр», та-
кая же участь угрожает северной и цен-
тральной части Хибин. Уже сейчас
СЗФК ведет геологоразведочные рабо-
ты под новый рудник с нарушением за-
конодательства. Незаконные рубки ле-
са и сама перспектива превращения
новой территории Хибин в промзону
вызвали протест, достаточно массовый
и громкий, чтобы на него обратили вни-
мание власти. Было издано несколько
документов, в которых обещалось «со-
действие». Инициативная группа (в нее вошли
общественные природоохранные орга-
низации, ученые, сотрудники турфирм и
просто люди, неравнодушные к север-
ной природе из разных регионов Рос-
сии) провела сбор подписей под обра-
щением к правительству РФ — за
создание в Хибинах национального пар-
ка и к руководству СЗФК —за замора-
живание работ на месторождении «Пар-
томчорр», вплоть до создания парка и
точного определения его границ. Но си-
туация очень зыбкая: слишком много
противоречивых интересов сошлось в
Хибинах. В рамках кампании за сохранение
природы Хибин в Апатитах в феврале
прошлого года Кольским центром охра-
ны дикой природы (КЦОДП) была орга-
низована фотовыставка «Хрупкая кра-
сота Хибин, или Что мы можем поте-
рять». На ней же собирали подписи в
поддержку создания в Хибинах нацио-
нального парка. Большинство подписы-
валось «за национальный парк». Со-
трудники СЗФК, понятно, возражали,
аргументируя несогласие важностью
создания новых рабочих мест в регио-
не. В то же время некоторые оговари-
вались, что этих самых мест не слишком
много и с большой вероятностью они
достанутся гастарбайтерам, ведь им
можно платить меньше. Кто-то из со-
трудников горнодобывающей компа-
нии подписывался за национальный
парк. Некоторые со вздохом подписы-
вали и обращение к собственному ру-
ководству — за остановку работ на Пар-
томчорре. Лишь отдельные граждане
угрюмо высказывались в том смысле,
что, если где-то есть полезные ископае-
мые, значит, надо их побыстрее выко-
пать и продать, а природа — «какая тут
природа, одни болота, и вообще вся
экология — блажь». Поразила реакция некоторых мест-
ных жителей, рассматривающих фотогра-
фии родных мест: «Неужели это у нас тут
так красиво?» В разговоре выяснялось:
люди всю жизнь прожили рядом с гора-
ми, но в самих горах почти не бывают.
Разве что собирают грибы и ягоды вокруг
своего дачного участка или конечной ос-
тановки автобуса. Полюбовавшись на
Тема номера Человек против природы?
Хибины: рудник на природе?
Текст и фото: Татьяна ХОЛИНА
15
красоту родного края на фотографиях,
граждане ставили свои подписи за то,
чтобы «всю эту красоту сохранить». Теперь весь вопрос в том, кто быст-
рее отреагирует: СЗФК, ускоряя темп до-
бычи апатита с мыслью «после нас хоть
потоп», или местная власть — делом, а
не словом (бумагой), подтвердив свое
решение о создании в Хибинах нацио-
нального парка?
На фото вверху: Хибины, не тронутые рудником. Здесь представлены все виды эко-
систем севера: тайга, березовое криволесье, болота, тундра, полярная пустыня.
В 1930-е годы в Хибинах нашли апатит — «камень плодородия», как назвали его ме-
стные жители, — из него получают фосфорные удобрения. С тех пор жизнь региона
резко изменилась. Сейчас уже одна пятая территории Хибин занята рудниками, и
строятся новые
На фото внизу: так выглядит карьер рудника в Хибинах
Те, кому не все равно, будет ли в Хибинах национальный парк или промзона, мо-
гут оставить свои подписи по адресу: http://hibiny.info/help/postо
16
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
«Казни египетские»
и соль в Карфагене
Экологические проблемы возникли,
когда людей было всего двое. Поэтому
неправильно думать, что экология свя-
зана с количеством людей, перенаселе-
нием. Она связана с непослушанием,
безответственностью и жадностью.
Первая экологическая катастрофа
произошла в Раю, когда после грехопа-
дения человека нарушилась гармония
между ним и всем остальным творени-
ем. Господь заповедал человеку возде-
лывать и хранить Рай (см. Быт. 2: 15) —
так человек становится ответственным.
А также не есть плодов древа добра и
зла (см. Быт. 2: 17) — так человек встре-
чается с тем, что в его жизни есть огра-
ничения. Они касаются как его внутрен-
него мира, так и творения, которое было
дано ему в управление. В соединении
заповедей возделывать и хранить, раз-
умном управлении даром Божиим —
главный принцип отношения человека к
природе. Здесь нет никакого противоре-
чия между развитием и сохранением.
Но человек нарушает заповеди, и про-
тиворечие возникает. «...Проклята земля
за тебя, —говорит ему Господь и называет
Там, где появляется человек,—звери, птицы, цветы
и колосья, чистый воздух неизбежно теряют свои позиции.
Добывать и сохранять никак не получается: чтобы
распахать поле, нужно вырубить лес, чтобы не
замерзнуть — убить зверя, чтобы получить металл —
построить «вредный» завод. Когда людей было мало,
а природы много, добывать и сохранять получалось. Когда
людей стало много, оказалось, природы на всех не
хватает. Это в природе человека —
быть безоглядным
добытчиком? Конкуренция
между развитием цивилизации
и сбережением природы —
неизбежна? Размышляет Сергей
ЧЕРНЫШЕВ, академик РАЕН,
профессор ПСТГУ, доктор
геолого-минералогических
наук.
Тема номера Человек против природы?
Человек добывающий
Фото РИА Новости
17
последствия этого проклятия: —со скор-
бью будешь питаться от нее во все дни жиз-
ни твоей; терния и волчцы произрастит она
тебе;... в поте лица твоего будешь есть
хлеб» (Быт. 3: 17-19). То есть отныне чело-
веку придется отвоевывать у природы то,
что раньше она сама ему давала: распахи-
вать поле под пашню, вырубая лес, бить
зверя, рискуя собственной жизнью, осу-
шать болота, орошать пустыни, строить
атомные станции, а после аварии на них
разбираться с последствиями. Как пишет
Симеон Новый Богослов, «ветер не хотел
человеку более давать дышать, вода не хо-
тела давать ему возможность напиться,
звери хотели его растерзать».
Почему же Бог проклял землю, ведь
не земля была виновата. Но человек
был создан Богом из земли и неразрыв-
но с ней связан. Он живет в материаль-
ном мире, чтобы родиться для другой
жизни на новой земле. Земля, как утро-
ба матери для нерожденного младенца,
неотделима от него. По великой любви к
человеку, превышающей любовь к про-
чему творению, Бог проклял с ним весь
окружающий мир, чтобы человек, поте-
рявший Рай, мог выжить в среде, соот-
ветствующей его падшему состоянию. В древности были и экологические ка-
тастрофы, и даже экологические войны.
Первую экологическую войну вел Господь
Бог с египтянами, когда те не выпускали
евреев из Египта. Жабы, мошки, саран-
ча — эти «казни египетские» были не чем
иным, как наказанием за непослушание
воле Бога, экологическими бедствиями,
при которых страдала среда, окружавшая
подданных фараона, и египтяне.
Одна из древних экологических катас-
троф, известных ученым, произошла в
Месопотамии: там правила царица, егип-
тянка. В советники она пригласила еги-
петских мудрецов, которые, исходя из ус-
пешного опыта орошения Египта, стали
переделывать системы орошения Месо-
потамии. Мудрецы не учли особенностей
региона, в результате почвы Междуречья
на многие годы оказались погублены. Экологическую войну вел Древний
Рим против Карфагена: военной силой
Рим не мог победить Карфаген в течение
десятилетий, пока не было принято хитро-
умное решение — положить в ранцы сво-
им легионерам соль. Этой солью римские
воины посыпали поля, почвы были погуб-
лены, африканцы стали недоедать, стра-
дать от голода — и были побеждены.
Как пустыню залило
Но предупреждение о добыче хлеба в
поте лица также означало и то, что тру-
диться на земле было обязанностью че-
ловека. Православному мировоззрению
чужды требования заповедника, сте-
рильного отношения к природе. Рай был
местом, где могли жить сообща и лев, и
ягненок, и человек. Сама по себе хозяй-
ственная деятельность на земле никогда
не противоречила заботе о природе. Примером разумной деятельности не
в ущерб природе являются русские мона-
стыри. Во времена игуменства святителя
Филиппа, митрополита Московского, на
Соловках была организована сложная си-
стема, включавшая переброску воды ка-
налами и дренирование берегов. Правда,
перед тем, как вступить в права игумен-
ства, Филипп два года молился в затворе,
чтобы понять, как ему вести монастырь.
А после выхода из затвора за 10-15 лет он
построил храмы, монастырские стены, со-
здал машины (святитель был прекрасный
механик), каналы, организовал солеваре-
ние. Для этого понадобилось много леса,
и вначале Филипп спланировал рубки по
островам. Но потом понял, что на острове
ресурс леса ограничен, и перенес соле-
варни на берег моря, потому что там лес
можно было брать с материка, где и вос-
станавливаться ему легче.
Природа на Соловках и сегодня уди-
вительно сохранилась, во многом бла-
годаря заложенной святителем Филип-
пом системе природопользования.
Мне приходилось работать на Анзере в
2000 году. Я помню, как в лесу подошел
ко мне заяц, сел рядом и стал смотреть,
что я делаю. Со времен святителя Фи-
липпа прошло 450 лет, а зайцы на Со-
ловках до сих пор непуганые. А вот другой пример хозяйственной
деятельности: строительство Большого
Каракумского канала в Туркмении в
1950-х годах. Была мечта превратить пу-
стыню в цветущий сад. Для этого нужна
вода, и воду провели. Думали, чем боль-
ше, тем лучше. Но в результате сверхак-
тивного полива поднялись грунтовые
воды, и соль из этих вод стала выходить
на поверхность. Урожаи хлопка снизи-
лись в десять раз, некоторые земли при-
шлось списать как непригодные для
сельскохозяйственного использования.
Теперь Туркменистан живет за счет неф-
ти и газа, забыв про свои арыки.
Примеров как успешного, так и не-
удачного вмешательства человека в
природу можно привести немало. Рус-
ский почвовед В. Докучаев разработал
широкую программу повышения плодо-
родия черноземов. Например, создан-
ные по его замыслу полезащитные лес-
ные полосы изменили экологические
условия воронежской степи. Почвы ув-
лажнились, их плодородность значи-
тельно выросла. Работа по программе
Докучаева была продолжена в тех же
50-х годах XX века. Но с приходом к вла-
сти Н. С. Хрущева, который ориентиро-
вался не на отечественную науку, а на
заокеанский опыт, полученный в других
экологических и социальных условиях,
она была забыта. При Хрущеве с русски-
ми полями вышло, как в древности в Ме-
сопотамии. Экосистема не восстанавливается
Экосистема настолько хрупкое об-
разование, что в прежнем виде она
очень долго и трудно будет восстанавли-
ваться, она может только переродить-
ся, и на месте старой экосистемы воз-
никнет нечто новое. А старое будет
утрачено навсегда. Чтобы возрождать
экосистемы, нужны средства и экологи-
ческая просвещенность. В Европе бо-
лее тщательно занимаются рекультива-
цией. Например, если немцы ведут
какую-то стройку, роют карьеры, добы-
вая камень или рудные ископаемые, у
них тоже сначала одна пыль, ни былин-
ки. Но лет через пятнадцать вы эту тер-
риторию не узнаете: посажены сады,
вырыты пруды, зелень, красота. Они да-
же специальные календари выпускают:
на одной странице пейзаж котлована,
на другой — во что превратился котло-
ван через десяток лет. То же самое там
происходит с мусорными свалками.
Уберут, засадят все зеленью и продают
эту территорию под дома. Россия здесь отстает из-за отсут-
ствия финансирования восстановитель-
ных работ. На моей малой родине, в По-
ленове, в 1940-х добывали известняк.
Весь берег Оки был разрыт. Известняк
добыли, уехали, все оставив как есть.
Прошло 70 лет, там зазеленело. Приро-
да залечивает раны, но, если ей помочь,
времени на лечение уйдет гораздо
меньше. Тема номера Человек против природы?
18
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
Фото ИТАР-ТАСС / Татьяна Тимирханова
19
В России, особенно среди крестьян,
очень долго сохранялось бережное от-
ношение к природе. Мне рассказывали,
что еще в начале XX века жители Рязани
на Оку ходили босиком — снимали
обувь, когда подходили к пойме, чтобы
не топтать траву каблуками, чтобы траве
(!) приятно было. Разумный аскетизм Теория о том, что экологические
проблемы связаны с перенаселением в
развитых странах, не соответствует дей-
ствительности. Это можно видеть на
примере России, где население убыва-
ет, а экологические проблемы усугубля-
ются. Гораздо в большей степени они
связаны с ростом потребления, перепо-
треблением. Мы сегодня крайне расто-
чительны. Вместе с США Россия являет-
ся страной, где потребление воды на
душу горожанина самое высокое в ми-
ре. В Москве на душу населения прихо-
дится около 500 литров воды в сутки.
Это не только та вода, которую мы пьем
или которой моемся. Это вода, которая
поступает в город и делится на общее
число жителей. Этой водой моют улицы,
автомобили, ее используют в город-
ском производстве и т. д. Воду для мос-
квичей берут из Волги, гонят по каналу
Волга—Москва, то есть забирают от ле-
сов, полей и рек. Недавно еще активно обсуждалась
необходимость строительства канала
из Оки в Москву, потому что потребле-
ние воды в Москве росло, а воды не
хватало. Через какое-то время разго-
вор прекратился: в столице поставили
хорошее сантехническое оборудова-
ние, позволяющее экономить воду, ре-
монтируют тысячи километров водопро-
водных сетей для сокращения потерь
из-за утечек, и прежнего количества во-
ды стало хватать.
В Германии на душу горожанина при-
ходится всего 180 литров воды. И никто
не скажет, что немцы неумытые или
страдают от жажды. Просто они умеют
экономить. То же самое можно сказать и о дру-
гих видах ресурсов: энергии, топливе,
еде. О том, что человечество страдает
перееданием (мы сейчас не берем стра-
ны, где голодают, это отдельная пробле-
ма), когда пища становится наркоти-
ком, заменителем других удовольствий
или «лекарством» от стресса, написаны
тонны работ. Тем, что современный че-
ловек может одновременно и смотреть
ТВ, и слушать музыку, и сидеть за ком-
пьютером, и отвечать по мобильнику, и
кипятить чайник, и стирать белье в ма-
шинке-автомате, и мыть посуду в посу-
домоечной машинке, — тоже никого не
удивишь. И на все эти действия расходу-
ется энергия. Но все ли они продиктова-
ны реальной необходимостью? А сколь-
ко рекламы «горит» по ночам в наших
мегаполисах? Перепотребляя практически во всем,
человек не становится здоровее, силь-
нее и умнее. У меня есть наблюдение,
может, оно неполное. Я сужу по своим
студентам. В сравнении, например, с мо-
ими учителями, которые были рождены в
80-х годах XIX века, их интеллектуальны-
ми возможностями, их памятью, или сту-
дентами 80-х, рожденными в 60-х годах
XX века, во времена экологически отно-
сительно чистого пространства, совре-
менные студенты показывают более низ-
кие интеллектуальные результаты. И это
не лодыри, среди них есть провинциалы,
которые стараются, как Ломоносов ста-
рался. Они многого достигают за счет ис-
ключительного трудолюбия, но тот уро-
вень, который легко давался студентам
80-х годов, им не под силу. Так можем ли мы говорить о прогрес-
се в рамках нашей цивилизации? Есть
интересные размышления Николая Бер-
дяева об этом. В книге «Смысл истории»
он пишет, что современная цивилизация
развила в человеке колоссальные тех-
нические силы, которые реализуют гос-
подство человека над природой. Но ма-
шина, техника покорила не только
природу, она покоряет и человека, дела-
ет его своим рабом, убивает не только
душу, но иногда и тело. По-новому повто-
ряется библейское сказание о грехопа-
дении: творение восстает против своего
творца. Техническая цивилизация про-
возглашает «культ жизни вне ее смысла».
Бердяев предостерегал, что это может
исказить Божественный замысел о че-
ловеке. Что пользы человеку, если он
приобретет весь мир, а душе своей по-
вредит? (см. Мф. 16: 26).
Христианское понимание развития
истории —другое. Оно предполагает от-
ветственность за все, что делает чело-
век. За свою душу, за тело, за плоды сво-
их рук, за мир, оставленный ему Богом.
Это не значит, что христианин должен от-
казываться от научно-технического про-
гресса, это глупость. Но это значит, что
человек должен помнить, что в его жиз-
ни есть необходимые ограничения, и не
становиться заложником, рабом того,
что сам же создал. Ведь причины любого
экологического кризиса коренятся в
забвении принципов аскетизма, разум-
ного самоограничения. Только на этом
пути возможно разрешение противоре-
чия между развитием и сбережением.
РЕКЛАМА
Жизнь в Церкви
Православная Вселенная
На месте языческих капищ
Какие сокровища таят греческие монастыри
Паломнические маршруты по Греции часто обходят стороной две
удивительные обители недалеко от Афин: женский монастырь
Преображения Господня на горе Пендели и мужской монастырь
святого Луки на склонах Геликона. Оба были построены на месте
языческих капищ в десятом веке, в те времена, когда набеги
пиратов-мусульман были особенно жестоки.
Фрески криптового храма в монастыре Осиос Лукас. В храме низкие приземистые потолки, но худож-
ник смог создать такую систему росписей, что храм не кажется низким, нет ощущения замкнутого
пространства. Эти росписи приводят в пример как лучший вариант для криптового храма
Обитель на крови
Пиратский корабль вошел в порт го-
рода Рафина весной 1680 года. Распо-
ложенная недалеко от моря гора Пенде-
ли, или, по-другому, Амомон (греч.
Amomon — чистая), была названа так
за множество находившихся на ней мо-
настырей. Летописцы расходятся во
мнениях: то ли те пираты были алжирца-
ми, то ли турками, то ли албанцами. Так
или иначе, они не были христианами и
богато украшенные православные оби-
тели воспринимали исключительно как
места, где есть чем поживиться. Преоб-
раженский монастырь оказался на пути
пиратов первым. На Страстной седмице
они начали штурм. Монахи собрались в
храме на Пасхальную литургию, когда
пираты через тайный ход ворвались в
обитель. Игумен упросил их подождать
окончания службы. После того как все
179 насельников причастились, пираты
обезглавили их, утопив храм в крови.
Они унесли с собой все ценности, а мо-
настырь подожгли. Выжили лишь два
монаха, ушедшие служить Пасху на мо-
настырском подворье. В обитель они
вернулись только в Светлый вторник,
как оказалось, для того, чтобы похоро-
нить своих собратьев и записать для нас
их житие.
Сегодня эту историю напоминает
высокая башня над входом в монас-
тырь. Когда-то ее построили для того,
чтобы в случае новой опасности перене-
сти туда святыни и переждать осаду.
Внутри монастыря, на площади, в окру-
жении келейных корпусов находится
центральный Преображенский храм по-
стройки X века — самое старое здание.
В храме восемь престолов. Преобра-
женский монастырь был «неспящим» —
до нападения пиратов у него было осо-
бое благословение круглые сутки на
разных престолах совершать литургию.
Турецкая, венецианская, гитлеровская
оккупации не давали возможности вос-
становить монашескую жизнь в обители
в полной ее мере. Поэтому со дня муче-
нической кончины братии и до 1963 го-
да в ней постоянно проживали только
один-два монаха. — Жившие здесь монахи еще до
своей кончины были святыми, — убеж-
дена настоятельница Преображен-
ского монастыря в Пендели игуме-
нья Стилиания.— А после и вся земля
обители пропиталась мученической
кровью. Когда я пришла сюда в 1963 го-
21
Текст и фото: Екатерина СТЕПАНОВА
22
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
ду, чтобы возрождать обитель, мы с сес-
трами первым делом решили разыскать
мощи. Молились и постились 40 дней.
В последний день нашего поста рабочие
меняли в храме полы и вдруг почувство-
вали благоухание. Позвали нас. И вот
вместе мы открыли под Царскими вра-
тами нетленные мощи игумена монасты-
ря и еще 64 братьев.
Игуменья рассказывает, что по мо-
литвам перед мощами мучеников про-
исходит много чудес. Однажды в монас-
тырь приехал паломник, страдавший
раком почки. Врачи отговаривали де-
лать операцию, считали, что больной ее
не перенесет. Помолившись у мощей в
Преображенском монастыре, мужчина
все же решил оперироваться. Уже в
больнице ему приснился сон: он остался
один в палате, вдруг двери открылись, и
все помещение заполнили монахи. Они
обсуждали, как его лечить. Потом моло-
дой монах сделал надрез и удалил опу-
холь... На следующий день после этого
сна непосредственно перед операцией
врачи еще раз посмотрели почки на ап-
паратуре и... не обнаружили никакой
опухоли. Больной выздоровел. Позже он
мог в анатомических подробностях опи-
сать, как проходила приснившаяся ему
операция. Монастырь в Пендели стал женским,
сегодня в нем подвизаются 25 сестер.
Мужских монастырей в материковой
Греции становится меньше, мужчины
все чаще уходят на Афон, туда, где тради-
ция, старцы и духовное окормление.
Кстати, духовником игуменьи Стилиа-
нии, благословившим начало монасты-
ря, был афонский старец Иосиф Исихаст,
и после его смерти монастырь продол-
жают окормлять афонские монахи. Пожилая игуменья сама проводит
экскурсии по монастырю. Нам она пока-
зала место, где были найдены тела муче-
ников, комнату, где в монастыре встре-
чали греческого короля, и даже свою
собственную келью, а в конце привела в
монастырский архондарик, где сестры
приготовили кофе, лукум и по просьбе
игуменьи спели древним византийским
распевом несколько греческих кантов.
В монастыре много русских икон — мо-
нахини очень почитают святую Матрону,
преподобного Серафима, преподобно-
мученицу Елисавету Федоровну, святи-
теля Луку Крымского и других русских
Жизнь в Церкви Православная Вселенная
святых. Две монахини даже изучают рус-
ский язык и мечтают приехать пожить в
какой-нибудь русский монастырь «на
стажировку». Строгая простота Осиос
Лукас
Мужской монастырь Осиос Лукас
был построен в X веке на месте, где
раньше находился языческий храм Де-
метры — прямо из тех самых камней,
которые от него остались. Мозаики
центрального монастырского храма
входят в любой учебник по византий-
скому искусству. — Храмов с первоклассными моза-
иками этого времени сохранилось не
много. Самые известные —Неа Мони,
23
1. Настоятельница Преображен-
ского монастыря в Пендели игу-
менья Стилиания показывает ме-
сто в храме, где в 1963 году были
обретены мощи убиенных мона-
хов (на фото 2). «Жившие здесь
монахи еще до своей кончины
были святыми, а после их смерти
и вся земля обители пропиталась
мученической кровью», — гово-
рит игуменья
3. Монахи собрались в храме на
Пасхальную литургию, когда пира-
ты через тайный ход ворвались в
обитель. Игумен упросил их подо-
ждать окончания службы. После
того как все 179 насельников
причастились, пираты обезглави-
ли их, утопив храм в крови. На
илл.: современная икона, изобра-
жающая мученическую смерть мо-
нахов 4. Башня, служившая укрытием во
время пиратских набегов
1
2
3
4
24
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
Дафни и Осиос Лукас, — рассказывает
заместитель заведующего кафед-
рой монументальной живописи
ПСТГУ Игорь Самолыго. — По мнению
исследователей, мастера, которые со-
здавали программу росписи (програм-
ма в данном случае — выбор и распо-
ложение сюжетов в архитектурном
объеме храма. — Ред.), были констан-
тинопольцами. В самом Константино-
поле архитектура этого времени не со-
хранилась, поэтому Осиос Лукас —
редкий памятник, характеризующий
эпоху. Живопись в монастыре выпол-
нена в монашеской, аскетической тра-
диции. Мозаики — строгие, немного-
словные, простые, без излишеств и
украшательства, первоклассные с худо-
жественной точки зрения. По отдельно-
сти каждая композиция хороша, но
храм интересен и важен прежде всего
как единый комплекс, где состоялось
удачное соединение отдельных сюже-
тов в единое целое. Строгость, цель-
ность — это то, чего так не хватает в со-
временном искусстве. Современное
искусство в погоне за эффектами теря-
ет ясность и простоту, которую мы как
раз и видим в Осиос Лукас. Замеча-
тельно, что храм создавался как еди-
ный архитектурный ансамбль, в кото-
ром росписи и мозаики органично
связаны с архитектурой. К сожалению,
эта традиция утеряна. Современные
архитекторы строят храм как самодос-
таточное произведение, не предпола-
гающее присутствие росписи. А в архи-
тектуре Осиос Лукас было специально
заложено много полукруглых ниш —
тромпов, конх, в которых золотые фоны
мозаик собирают отраженный свет, и
храм как бы светится изнутри, про-
странство преобразуется, становится
нематериальным. Попадая в храм, мы
видим образ неба, преображенного
светом, исходящим от золотых фонов,
нимбов. Стены теряют свою материаль-
ность, и мы словно становимся участ-
никами евангельских событий.
В Осиос Лукас сохранился почти
весь комплекс исторических зданий.
Монастырь находится высоко в горах и
избежал разрушений. Большинство
зданий открыты для туристов и палом-
ников — часовая башня, больница, тра-
пезная (в ней сейчас музей), византий-
ская цистерна для воды, помещение,
где делали масло, старинные кельи.
А справа от старого входа — восточных
ворот — есть очень необычное помеще-
ние с низким закопченным потолком.
Раньше в нем стояла единственная на
весь монастырь печь, и зимой, когда
выпадал снег, монахи приходили сюда,
чтобы погреться.
Создание такого величественного
монастыря в провинции говорит о глу-
бочайшем уважении, которое питали
императоры к основателю обители —
святому Луке. Речь идет о преподобном
Луке Чудотворце. Он родился в 896 го-
ду в окрестностях Дельф. В 14 лет поки-
нул свой дом, чтобы принять монашес-
кий постриг. Много лет святой провел в
скитаниях, пока не поселился в горах,
на том самом месте, где и основал мо-
настырь, названный впоследствии его
именем. Святой Лука вел суровую от-
Жизнь в Церкви Православная Вселенная
1
25
1. В металлические била принято звонить перед началом праздничного богослужения. В обычные дни используют била деревянные
2. Мужской монастырь Осиос Лукас был построен в Х веке на месте, где раньше находился языческий храм Деметры, из тех самых камней,
которые от него остались 3. Монастырский архондарик — место, где можно отдохнуть и подкрепиться после долгой службы. Монастырь находится высоко в горах, и
местные жители не могут приезжать на службы дважды — в субботу вечером и в воскресенье утром. Поэтому утреня в монастыре служится
непосредственно перед литургией. А после богослужения все приглашаются на традиционный кофе с лукумом, который организуют добро-
вольцы из числа прихожан
2
3
26
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
шельническую жизнь. Постепенно во-
круг него стали собираться другие мо-
нахи, желавшие такого же аскетичес-
кого подвига. Уже при жизни Лука был
прославлен чудотворениями, которые
еще умножились после его блаженной
кончины, дату которой он сам предска-
зал. Настоящую славу среди греков
святому Луке принесло его пророчест-
во, высказанное в 942 году, о возвра-
щении под власть Константинополя ос-
трова Крит. Действительно, через
десять лет после смерти преподобного
византийский император Никифор Фо-
ка освободил остров от сарацин. Мощи
святого были захвачены венецианца-
ми в XIII веке и вернулись на родину
только в 1986 году. С тех пор в первое
воскресенье после 6 декабря (это день
возвращения мощей) в монастыре слу-
жится торжественный молебен и, если
позволяет погода, совершается крест-
ный ход с мощами святого.
Осиос Лукас — памятник, внесенный
в список ЮНЕСКО. Монастырь по-преж-
нему действующий. В нем живут четверо
монахов. Службы совершаются каждый
день. Один из священников служит, трое
поют и читают. Монастырская жизнь
идет очень неторопливо. В долине у под-
ножия горы, где расположен монастырь,
растут оливковые рощи. Раньше, когда в
Осиос Лукас жили сотни монахов, они
сами собирали оливки и делали мас-
ло — себе и на продажу. Теперь им в
этом помогают местные жители, кото-
рые арендуют обширные угодья у мона-
стыря. А четверо насельников следят за
храмом и музеем, принимают паломни-
ков, совершают богослужения. В празд-
ничные и воскресные дни в монастыр-
ском архондарике монахи устраивают
кофе для всех прихожан и гостей мона-
стыря. Добровольцы из числа деревен-
ских жителей готовят и разливают
крепкий кофе, угощают традиционны-
ми лукумом и ракией. Гостеприимство у
греков в крови.
Мозаики центрального храма Осиос Лукас, выполненные в монашеской, аскетической традиции, входят во все учебники по византийскому ис-
кусству. Каждая композиция по отдельности — произведение искусства, но храм интересен прежде всего как единый комплекс
Жизнь в Церкви Православная Вселенная
РЕКЛАМА
28
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
Православие или смерть!
Хоругвеносцы встречают нас в им-
провизированной штаб-квартире — не-
большой художественной студии на окра-
ине столицы. Московское отделение
«Православных хоругвеносцев» — цент-
ральное. Личный состав организации,
как уверяют руководители, 12 человек:
«Большой костяк и не нужен. Он только
мешает: начинаются споры. А у нас орга-
низация военного плана, то есть с жест-
кой дисциплиной». Число двенадцать —
евангельское, это символ. Символику хо-
ругвеносцы любят, поэтому первым де-
лом показывают черные футболки с над-
писью «Православие или смерть». Этот
лозунг государственная экспертиза не
раз признавала экстремистским, за свои
футболки активисты движения выдержа-
ли уже пять судебных разбирательств.
«Первыми этот лозунг придумали
греки в афонском монастыре Эсфиг-
мен. Черное знамя с такой надписью
они выбросили, когда отказались под-
чиняться Константинопольскому патри-
арху, перешедшему на новый стиль.
Этим же лозунгом в первой половине
XX века пользовались так называемые
четники —сербские националисты. Мы
не предлагаем никого убивать, этот ло-
зунг значит только, что мы будем отста-
ивать Православие до конца, даже це-
ной своей жизни», — рассказывает
седобородый глава движения Леонид
Симонович-Никшич,бывший филолог
и личность по-своему легендарная.
Профильная деятельность Союза
хоругвеносцев — участие в крестных
ходах. Собственно название говорит за
себя: хоругвь — это вид воинского зна-
мени, а в Православной Церкви — свя-
щенное изображение на древке, не-
пременный атрибут любого крестного
хода. Впрочем, «Православные хоруг-
веносцы» в крестных ходах не просто
участвуют, но и сами зачастую оказы-
ваются их организаторами, причем ход
этот, как правило, оказывается «тема-
тическим»: за монархию, например,
или «против Ленина». С середины 2000-х, когда москов-
ские власти перестали хоругвеносцам
давать разрешения на митинги, главной
формой активности стали протестные
«молитвенные стояния» (против НАТО,
Бориса Моисеева, певицы Мадонны) и
Союз православных
хоругвеносцев — самая
радикальная часть
«правого спектра»
православной
общественности. Для
большинства критиков
Церкви он давно стал
символом церковного
экстремизма и
мракобесия.
Корреспондент «НС»
решил разобраться, кто
же на самом деле эти
анфан-террибль
правопатриотического
крыла?
Жизнь в Церкви Острый угол
Кто такие православные хоругвеносцы?
Текст: Дмитрий РЕБРОВ
Фото ИТАР-ТАСС
29
концептуалистские акции: похороны
дарвинизма, сожжение книг про Гарри
Потера. Больной вопрос Вообще-то название «Союз право-
славных хоругвеносцев» появилось еще
до революции, правда, как считает про-
тоиерей Максим Хижий, кандидат
философских наук, преподаватель
Владимирского государственного уни-
верситета, «современные хоругвеносцы
от дореволюционных отличаются так же
существенно, как современные казаки от
казаков Богдана Хмельницкого».
Праворадикальные движения воз-
никли в Российской империи в 1905 году
как реакция на первую революцию.
17 октября 1905 года император Нико-
лай II подписывает знаменитый манифест
«Об усовершенствовании государствен-
ного порядка», а уже 21—22 октября по
всей Российской империи прокатывает-
ся волна еврейских погромов, охватив-
шая особенно Малороссию и Бессарабию
(именно в евреях будущие черносотенцы
видели зачинщиков беспорядков, охва-
тивших страну). На волне погромов в на-
чале века появляются организации само-
го широкого спектра, которые теперь
принято называть черносотенными: с
большим церковным уклоном, как хоруг-
веносцы, или с меньшим (то есть с импер-
ско-националистической направленнос-
тью), как Союз русского народа. Современные хоругвеносцы участ-
вуют в «Русских маршах», но открещива-
ются от антисемитизма. «Мы не против
евреев. Конечно, если люди той или
иной национальности хотят захватить
власть, этому нужно сопротивляться. Но
если можно договориться, чтобы жить
вместе и созидать единый мир, что в
этом может быть плохого? А ведь мы
можем, да еще как! Пример тому, как ни
странно, Советский Союз, во всяком
случае, Академия наук. Там люди рабо-
тали над общими проектами, и никто не
задумывался о национальности», — ут-
верждает Симонович-Никшич и как бы
в шутку признается в симпатиях к изра-
ильским фундаменталистам. «Есть иуда-
изм умеренный, а есть хасидизм, есть
Православие умеренное, а есть черно-
сотенцы. Сейчас в Израиле настоящий
бунт против хасидов, потому что они
требуют, чтобы все соблюдали их рели-
гиозные правила. Я понимаю, почему
людям это не нравится, особенно на-
шим иммигрантам. Но если задуматься,
чего требуем мы? Установить религиоз-
ное общество».
Не просто Православие
Еще до революции мировоззрение
всей группы праворадикальных органи-
заций, от Союза русского народа до «Хору-
гвеносцев», внешне базировалось на
классической уваровской триаде: «Право-
славие, самодержавие, народность». Пра-
вославие в этом лозунге понималось до-
вольно своеобразно. «Во главе для
членов этих организаций стояла личная
преданность самодержцу, вера в царя как
помазанника Божия, а не
Христос, — рассказывает
отец Максим Хижий. — Са-
модержавие черносотен-
цев тоже было специфиче-
ским. Оно им не мешало
очень жестко критиковать
императора Николая II, ко-
торый был человеком ин-
теллигентным, европейским. Только в
эмиграции черносотенцы пересмотрели
образ царя и стали писать о нем какие-то
елейные книги, но до революции эти же
люди могли шантажировать царскую
власть восстанием и позволять себе раз-
ные фамильярные выходки. Очень скоро
одиозное поведение черносотенных ор-
ганизаций дискредитировало движение,
так что даже консервативная часть обще-
ства разочаровалась в них». От современных хоругвеносцев от-
пугивает, как правило, эстетика. Доста-
точно бегло ознакомиться с иллюстра-
циями, которые предлагает Google.
Черные капюшоны, топоры, бороды.
Вот хоругвеносцы протыкают осино-
вым колом портреты идеологических
противников, вот предают что-то со-
жжению. «Капюшоны схимников — это
традиция XIV века, — не без гордости
хоругвеносцы демонстрируют нам ат-
рибутику при личной встрече. — Такая
эстетика востребована молодежью.
Современному обществу нужен эпа-
таж. Люди живут в своем замкнутом
мирке, они перестали воспринимать
идеи, ничто на них не действует. Чтобы
достучаться до человека, приходится
использовать метод шока».
Поддерживала ли «Черную сотню» Церковь?
Вопрос о поддержке Церковью до-
революционных черносотенцев, в том
числе и хоругвеносцев, неоднозначен.
«Большинство архиереев были людьми
в целом аполитичными, — рассказыва-
ет отец Максим Хижий. — За знаками
внимания по отношению к черносотен-
цам, как правило, не стояло никакой
реальной поддержки. Лишь несколько
архиереев действительно сочувствова-
ли правым, в то время это был архиепи-
скоп Волынский Антоний (Храповиц-
кий), архиепископ Вологодский Никон
(Рождественский) и в какой-то мере
епископ Саратовский Ермоген». Среди
белого духовенства черносотенство до
революции и вовсе не пользовалось
популярностью. Там были отдельные
его представители, но документы гово-
рят о том, что приходское священство
старалось держаться подальше от «Чер-
ной сотни». Знаменитый эпизод со святым пра-
ведным Иоанном Кронштадтским (освя-
щение знамени Союза русского народа)
традиционно вносит в этот вопрос пута-
ницу. Как объясняет отец Максим, это
была случайность. Первый Союз русско-
го народа появился в ноябре 1905 года
в Санкт-Петербурге. На его открытие и
попал св. Иоанн. Но прибыл он туда не
самостоятельно, а сопровождая вика-
рия Санкт-Петербургской епархии епис-
копа Нарвского Сергия (Тихомирова),
как раз и приглашенного для освящения
знамен. «Владыка Сергий был не очень
принципиальным человеком: одновре-
менно освящал знамена черносотенцев
и служил панихиды по революционному
лейтенанту Шмиту, — замечает отец
Максим. — Для чего я привожу этот при-
мер? Не нужно думать, что все, кто под-
держивал черносотенное движение со
стороны Церкви, были идейными черно-
сотенцами». Православие для черносотенцев —
это прежде всего личная преданность
самодержцу, вера в царя как
помазанника Божия, а не вера
в Христа 30
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
Максимально далеко от черносо-
тенства держалась профессура ду-
ховных академий. «Единственным и
бесспорным исключением был митро-
полит Антоний (Храповицкий). Хотя к
этому времени он уже был сослан на
Волынь, — объясняет отец Максим. —
За свою жизнь владыка успел побы-
вать ректором в трех академиях, до
конца оставаясь последовательным и
непримиримым критиком академиче-
ской среды. На Волыни в Почаевской
лавре он допустил создание своеоб-
разного черносотенного гнезда в лице
монахов, занимавшихся изданием
знаменитого “Почаевского листка” и
стоявших отдельно от прочей монаше-
ской братии. В первую очередь это ар-
химандрит Виталий (Максименко) и ие-
ромонах Илиодор (Труфанов)». Первый
стал впоследствии митрополитом Вос-
точно-Американским РПЦЗ, неприми-
римым борцом с Московской Патриар-
хией. Второй, успев побывать в
фаворитах у Распутина, пережил не-
сколько синодальных запретов и арес-
тов, в итоге покинул монашество и пе-
решел в баптизм.
Хоругвеносцы возвращаются
После революции черносотенное
движение в России заглохло. Первые
его ростки опять появляются в нашей
стране только в конце 1970-х. Питатель-
ной средой для них стала Русская Зару-
бежная Церковь, после 1927 года окон-
чательно отколовшаяся от Русской. Если
автономная Американская митрополия
и Парижский экзархат привлекали ли-
бералов и умеренных центристов, РПЦЗ,
напротив, аккумулировала представите-
лей правого крыла русской эмиграции.
Там идеи черносотенства бережно хра-
нились и романтизировались. В конце 1970-х литература и полити-
ческая публицистика РПЦЗ стала в боль-
шом изобилии проникать в СССР, в
1980-х поток этой литературы значи-
тельно усилился. Как правило, зарубеж-
ные издания свободно распространяли
люди, имевшие доступ к множительной
технике, в то время как официальная
Церковь в Советском Союзе продолжа-
ла испытывать трудности с изданием
книг. «В конце восьмидесятых мы ездили
в Москву и покупали мешками перепе-
чатки зарубежников», — вспоминает
отец Максим. Так в нашу страну проникли идеи ро-
мантизированного черносотенства. При-
возимая из-за рубежа литература сфор-
мировала целую субкультуру людей, как
правило выходцев из московской интел-
лигенции, которые воспринимали цер-
ковное учение уже почти исключительно
через призму богословия РПЦЗ. «Так вы-
шло, что труды Парижской школы, равно
как и издания Нью-Йоркской Свято-Вла-
димирской академии, не пользовались у
нас большим спросом. Во-первых, их ли-
тература была лишена политической со-
ставляющей, во-вторых, советскому че-
ловеку всегда был ближе радикализм: от
монархии к советскому строю, от совет-
ского строя опять к монархии,— считает
протоиерей Максим Хижий. — В совет-
ское время в Церкви не было какого-то
одного генерального течения. Были ду-
ховные академии, которые задавали тон
церковным настроениям, была интелли-
генция. Мировоззрение советского ин-
теллигента к концу семидесятых во мно-
гом было связано с нехристианским
«Православие или смерть» — этот лозунг государственная экспертиза не раз признавала экстремистским. Первыми его использовали
раскольники из греческого монастыря Эсфигмен на Афоне. Этим же лозунгом в первой половине XX века пользовались так
называемые четники — сербские националисты
Жизнь в Церкви Острый угол
31
мистицизмом и замешано на оппозици-
онности советскому строю. Часть совет-
ской интеллигенции переняла идеализи-
рованный зарубежниками образ “Руси”
и дореволюционной Церкви. Ведь в Со-
ветском Cоюзе не было серьезных ис-
следований, посвященных дореволюци-
онной церковной культуре. Лакуны в
истории заполнялись красивыми мифа-
ми, и в какой-то момент мы стали вос-
принимать историю России через приз-
му зарубежной мифологии. Парижская
школа и академическая традиция не
предлагали мифов, а поэтому мифология
оказалась вне конкуренции». Лихие девяностые В начале 1990-х ввиду острой не-
хватки кадров в сан часто рукополагали
людей без соответствующей подготов-
ки. Многие из них были воспитаны на за-
рубежной церковной публицистике и,
став священнослужителями, популяри-
зировали черносотенство на приходах.
Так к середине 1990-х черносотенское
мировоззрение распространяется в
церковной субкультуре. Кроме того, как
считает отец Максим Хижий, на рубеже
эпох казалось, что «правая» субкультура
может стать хорошей защитой против
набиравшего обороты церковного ли-
берализма. Новые, советские черносо-
тенцы стали реальной силой, определя-
ющей умонастроения внутри Церкви. «Когда началась перестройка, даже
троцкисты перекрасились в либера-
лов,— рассказывает Симонович-Ник-
шич историю собственного обраще-
ния.— Многих я знал еще детьми, знал
их родителей». В конце 1980-х Леонид
Донатович уже окончил филологический
факультет Московского университета,
поступил в аспирантуру Института славя-
новедения и балканистики. Пережив
длительный духовный кризис, он попал в
кружок Владимира Осипова, известно-
го диссидента-монархиста.
«Владимир Николаевич создал так
называемый Союз христианского воз-
рождения. В недрах этого общества по-
явилось братство “Святого царя-мучен-
ника Николая Второго” — это была
совершенно уникальная организация, с
крайне радикальной опричной, черно-
сотенной идеологией, куда входили не-
вероятно талантливые люди, — расска-
зывает глава Союза православных
хоругвеносцев. — Мы тогда первые под-
няли вопрос о канонизации царствен-
ных мучеников, собирали подписи у Ело-
ховского собора. У нас был контакт со
многими священниками. Это был пик
русского монархизма. Коммунистичес-
кая идеология к этому времени до того
всех достала, что все мы искали выход.
Кто-то уходил в либерализм, кто-то в ми-
стику бескрайнюю, в оккультизм, кто-то
подался в арийцы, а мы занялись разра-
боткой монархической идеологии». Из этого «монархического субстрата»
возникли и «Православные хоругвенос-
цы», и Союз православных братств, од-
ним из лидеров которого до недавнего
времени являлся все тот же Леонид Си-
монович-Никшич. К началу 2000-х брат-
ства уже публично противопоставляли
себя церковной иерархии, обвиняли
священноначалие в экуменизме, высту-
пали против ИНН и пропагандировали
царебожие. В умеренном варианте оно
присутствовало уже в зарубежной пуб-
лицистике, но получило свое «творчес-
кое» развитие только на постсоветской
почве. «Говорят, было видение Иоанну Крон-
штадтскому. Ему явился Николай II и ска-
зал: я беру на себя вину русского наро-
да, русский народ искуплен!» — делятся
хоругвеносцы популярным в их среде
апокрифом. Даром, что святой Иоанн
умер до революции, а «искупительный»
акт императорской смерти состоялся
только через год после. Тут мы лютуем!
На мое наивное «не такие уж вы
и страшные» хоругвеносцы реагиру-
ют молниеносно: «Мы не всегда миро-
любивы. Когда сталкиваемся с идеоло-
гией, тут мы опричники, тут мы
лютуем!» Однако на вопрос, где лежит
предел терпению, отвечают уклончи-
во:«Это внутреннее чувство. Вот вы
чувствуете, что царебожие — ересь?
Боритесь! А мы чувствуем по-дру-
гому,значит, и мы будем бороться. Ес-
ли кто-то нарисовал Богородицу из
черной икры — тут нужно сразу в мор-
ду бить!» Современные хоругвеносцы, в от-
личие от дореволюционных, которых
можно было бы отнести к «умеренным»
черносотенцам, являются «крайне пра-
выми уклонистами». Но на сегодняш-
ний день это явление немассовое, рас-
пространенное в основном в Москве и
Санкт-Петербурге. «Если говорить о
перспективах, я уверен, что крайние
проявления в будущем исчезнут во-
все,— делает свой прогноз отец Мак-
сим Хижий. — В нашем обществе пада-
ет интерес к религии, а радикализм
возможен только на фоне массового
наплыва неофитов. Умеренная же чер-
носотенная идеология выживет, она и
сейчас концентрируется вокруг отдель-
ных священнослужителей. Но в целом
по стране и их не больше десяти про-
центов». Праворадикальные движения возникли как реакция на первую революцию. 17 октября
1905 года император Николай II подписывает манифест «Об усовершенствовании госу-
дарственного порядка», а уже 21—22 октября по всей России прокатывается волна по-
громов. На фото: демонстрация черносотенцев в Одессе после объявления манифеста
32
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
«Как! Вы еще живы?»
Уже более 60 лет свой рабочий
день профессор МГУ, биофизик Симон
Шноль начинает в четыре утра. В свои
82 года он не чувствует старости, про-
должает лабораторные исследования
и преподавательскую работу. А еще —
в блистательных книгах и лекциях вос-
создает историю российской науки.
Восстанавливает добрые имена лю-
дей, которые, живи они в другой стра-
не, получили бы Нобеля и почетную
старость, а в нашей были замучены и
забыты. — Сами вы подвергались репрес-
сиям?
— После университета меня, как
сына репрессированных, никуда не
брали на работу, даже при самых высо-
ких оценках моих учителей (отец Шноль
Эли Гершевич — лингвист, философ,
баптист, в 1933 году получил три года
лагерей за проповедь Христа, вскоре
после отсидки умер от болезни почек,
не дожив и до пятидесяти. — Ред.).
Строились новые университеты, нужны
были кадры, набирали людей, — все,
кроме евреев, могли быть туда приня-
ты. Я имел несчастье относиться к это-
му вымирающему племени. Мой учи-
тель Сергей Евгеньевич Северин спас
меня через военный отдел, через атом-
ный проект. Там никто не смотрел на на-
циональность, на анкеты. Им нужно бы-
ло заверение, что этот не обманет. И я
их не обманул.
В сентябре 1951 года я начал рабо-
тать на кафедре медицинской радиоло-
гии Центрального института усовер-
шенствования врачей. Контейнеры с
радиоактивными изотопами мне при-
возили сотрудники Министерства гос-
безопасности. В чине не ниже капита-
на. Это были здоровенные мужчины,
грубые и жизнерадостные. Важный
груз они везли вдвоем в тех же «черных
воронах», в которых в другое время во-
зили арестованных. Им нравилась эта
работа, так как распространилось мне-
ние, воплощенное в служебную ин-
струкцию, что против излучения помо-
гает спирт. Им полагалась бутылка
Душа по природе своей
христианка, говорил
Тертуллиан, имея в виду,
что зерно веры есть
в каждом человеке, даже
в атеисте. Биофизик
Симон ШНОЛЬ как раз из
таких — материалистов
с душой христианина.
Сын репрессированных
родителей, он
с благодарностью
вспоминает свою
непростую жизнь, а десять
заповедей считает
кодексом чести любого
приличного человека.
Почему порядочные люди
не приходят к вере?
Ответа на этот вопрос,
наверное, нет. Но и не
задаваться им тоже
невозможно. Текст: Андрей КУЛЬБА
Жизнь в Церкви От первого лица
Бессмертие
для атеиста
33
водки на двоих. Но контейнеров они бо-
ялись и требовали, чтобы я сам выни-
мал их из автомобиля. Мне приходи-
лось с самого начала налаживать все
радиоактивное хозяйство. Я монтиро-
вал счетчики и дозиметры, складывал
из тяжелых свинцовых (по 64 кг!) бло-
ков защиту от излучения, придумывал
простейшие приборы и приспособле-
ния для дистанционного приготовления
растворов радиоактивных препаратов. Летом 1952 года в нашем корпусе
стали попадаться странные люди. Они
показывали вахтеру какие-то пропуска
и без особых занятий часами слоня-
лись по коридорам. Позднее выясни-
лось, что это были сыщики, начавшие
«собирать материал» для будущего
фальсифицированного «дела врачей».
Один из них (под свежим впечатлением
от капитанов, доставивших мне очеред-
ной груз) увидел меня с моим приспо-
соблением и доверительно спросил:
«Это у тебя ружье?» Я сказал: «Да». И вот
распространился неопровергаемый
мною слух: этот вот тощий изобретает
атомное ружье! Когда начались аресты
и увольнения в связи с «делом врачей»,
меня не тронули, думаю, из-за сложив-
шегося моего таинственного образа:
молодой выпускник университета по
особому заданию работает по атомной
проблеме в опасных условиях и в тес-
ном контакте с МГБ. — Разве возможно при такой ра-
боте не схватить смертельную дозу?
— Да, там была очень большая луче-
вая нагрузка, которой я не мог избе-
жать. В это время не было еще настоя-
щей дозиметрии, то есть она была, но ее
не применяли к работникам. По прогно-
зам я должен был умереть от облучения
в июле 53-го, а я не умер. Я очень акку-
ратно работал, поэтому выжил. Раздра-
жил тетю-доктора, которая не сомнева-
лась, что я умру в июле. Когда я в
октябре явился на обследование, она
разочарованно воскликнула: «Как?! Вы
еще живы?»
— У вас не сохранилась злоба на
людей, которые вам не давали рабо-
тать?
— У меня нет остервенения, нис-
колько. Да не так уж меня и травили.
Нет, у меня довольно счастливая жизнь.
Если бы я попал на другие работы, мне
было бы гораздо хуже, а здесь у меня
колоссальные возможности для рабо-
ты были — плюс к облучению, конечно.
Никаких ограничений ни в реактивах,
ни в животных, ни в сотрудниках —ни-
чего. Кто жалел в тоталитарном госу-
дарстве деньги на науку? Никто. Только
бы работали.
Знаете, какая счастливая жизнь! На
приемных экзаменах в Московский уни-
верситет вслед за мной сдает по физике
некая девочка, ей ставят тройку со сло-
вами: а вот перед тобой был мальчик, он
очень хорошо отвечал. Это про меня.
А она — это моя Мося Кондрашева, же-
на моя последние 60 лет. Она меня тогда
возненавидела, это очень было прият-
но, ну полное счастье. (Смеется.) Нет-нет,
мне жаловаться на жизнь нет совершен-
но никакого повода.
Мне стыдно за обезьян
как за родственников
— Вы называете себя врожден-
ным биологом. Что это значит?
— Я знаю многих биологов: это ин-
стинкт — и ничего больше. Я с детства
не мог пройти мимо чего-то живого, не
мог —и все. Меня полностью зачаро-
вывали лягушки, головастики, жуки,
змеи, любые насекомые. Более того —
растения. Я знаю тут, в Пущино (в Пущи-
но располагается научный центр, кото-
рый объединяет девять биологических
институтов РАН и радиоастрономичес-
кую обсерваторию. — Ред.), девочку,
которая приезжает на лето: она тоже
проникает во все живое. Лягушки ее
слушают, понимаете? Эта девочка мо-
жет посадить лягушку, сказать «сиди», и
лягушка сидит. Никто больше этого не
может! Она несколько лягушек расса-
живает, и они перед ней сидят! Можете
себе представить, чтобы лягушка не уп-
рыгала? Я ее понимаю. Таких людей не
очень много. Я, глядя на растение, ощу-
щаю его жизнь. У меня до войны, перед
отъездом из Москвы в Калугу на под-
оконнике лежала капуста. Какая капус-
та? Если возьмете двухлетнюю коче-
рыжку и оставите ее на свету, никуда не
сажая, из нее начнет вырастать капус-
та. Я ее до сих пор помню, мне ее так
жалко. Никто меня не поймет. Все мои
знают, что я до сих пор переживаю за ту
капусту, которую не смог взять с собой
в Калугу. При таком настроении, конеч-
но, мне нужно было идти на биофак.
Я был в восторге, когда попал в среду,
где, во-первых, были похожие люди, во-
вторых, восхитительные преподавате-
ли: лекцию о паразитических червях
можно было слушать, как поэму. Мой
близкий друг все никак не мог понять:
как я могу быть в восторге от паразити-
ческих червей? — Вы пишете: «Это высшее на-
слаждение — прочтя геном, узнать,
что мы с вами отличаемся от шимпан-
зе меньше, чем на 1 процент, колос-
сальное умственное наслаждение».
Мне, честно говоря, это непонятно...
— Я смотрю на обезьян с родствен-
ными чувствами. И, кстати, не люблю,
именно как родственников. Мне за них
стыдно. Вот собаки и кошки, они очень
конформерны, то есть соответствуют
форме. Собак я чувствую, и они меня
чувствуют, я не помню, чтобы они ко мне
плохо относились. Правда, с собакой на-
до сначала познакомиться. Но через не-
которое время, спокойно пообщавшись
глазами, вы можете без всяких слов по-
лучить удовольствие от общения. Атеизм — это ужасно
— Можете определить, что такое
порядочный человек? — Десять библейских заповедей —
этого вполне достаточно. Десять запо-
ведей избыточны. — При этом вы материалист?
— Я абсолютный материалист. Бога
нет, а святые есть, сколько угодно. Это
мой лозунг. Потому что если бы был Бог,
то у Него колоссальные были бы пре-
Симон Эльевич ШНОЛЬ (родился 21 марта 1930 года в Москве) —
российский биофизик, историк советской и российской науки.
Профессор кафедры биофизики физического факультета МГУ,
доктор биологических наук, действительный член Российской академии
естественных наук. Область интересов: колебательные процессы в биоло4
гических системах, теория эволюции, космофизические корреляции био4
логических и физико4химических процессов, история науки. Брат матема4
тика и педагога Э. Э. Шноля. Отец биолога, генетика, ведущего эволюцио4
ниста современности Алексея Кондрашова. НС:
Жизнь в Церкви
От первого лица
34
ступления. Я сразу могу вам назвать —
эшелон с детьми, которых везут сжигать
в Освенцим. И с ними садится учитель
Ян Корчак и едет с ними. Его немцы пы-
таются убрать оттуда, говорят: что вы,
что вы, доктор Корчак, мы вас не везем.
А он едет с детьми, рассказывает им
сказки до последней секунды. Вот Кор-
чак — святой, фашисты — дьяволы, а
Бога — нет. Не может Бог существовать,
если невинных детей везут сжигать. Нет,
нет, нет. Не может быть продолжения
там, суд какой-то, ничего подобного, ни-
какого продолжения нету. В космогоми-
ческой истории возникновения звезд и
т. д. и проч. нет места для потусторонней
жизни.
— А душа — это что такое, по-ва-
шему?
— Душа — это состояние интеллек-
та, глубочайшая психическая деятель-
ность, созданная естественным отбо-
ром. Те, кто не имели этого качества,
просто не выжили. Вспомните знамени-
тые слова Лапласа, написавшего не-
бесную механику и дарящего свой труд
своему ученику Наполеону (Наполеон
учился у него математике). Наполеон
смотрит том небесной механики и гово-
рит: «Где тут Бог?» «Сир, — отвечает ему
Лаплас, — я не вижу необходимости в
этой гипотезе». — Паскаль — не менее великий
физик, однако...
— Паскаль недостаточно велик, он
еще не дорос. Дело в том, что этот отказ
очень тяжелый. Не на кого надеяться, не
на кого опираться. Атеизм — это ужасно.
Жил-был Август Вейсман, из которо-
го потом было сделано пугало — «вей-
сманизм». Ему принадлежит замеча-
тельная мысль, главная философская
мысль конца XIX века, что жизнь состоит
из двух частей: из бессмертной зароды-
шевой плазмы и бренной сомы. Зароды-
шевая плазма — это носитель из поко-
ления в поколение, это теперешняя
ДНК. А бренная сома — это мы с вами,
мы выросли временно. Как на грибни-
це — временные грибы, а грибница жи-
вет. Поэтому жизнь бессмертна, пока ее
не уничтожили совсем коренным обра-
зом, не взорвали. Мне не хватает трибуны
— Почему общество сейчас поте-
ряло интерес и доверие к академиче-
ской науке?
— Дело, думаю, в настроении обще-
ства. Слово «профессор»
почти издевательское
теперь. Мы должны пропа-
гандировать великие до-
стижения и по возможнос-
ти не забывать своих
соотечественников. На-
пример, Уотсон и Криг в
1953 году в журнале
Nature опубликовали ста-
тью о двухспиральной модели ДНК. Ког-
да Уотсон приезжал к нам, его принима-
ли, задыхаясь от восторга. А в основе их
работы — идея нашего биолога Николая
Константиновича Кольцова, которую
развил и донес мировому научному со-
обществу Тимофеев-Ресовский. А об
этом даже у нас в стране мало кто знает.
И подобных примеров полно. Даже наша
кафедра дала две нобелевские работы,
только премию получили другие. Нам на-
до наших людей всячески поддерживать.
У нас все еще великая наука, несмотря
на ее сплошное уничтожение в совет-
ское время. Но мы перемрем через год-
два, и этого слоя не будет. Вот подумай-
те:Пущинский научный
центр — он должен был
стать мировой столи-
цей современной на-
уки, а он умирает с голо-
ду фактически. Сидим
без реактивов. То есть
мы получаем реакти-
вы — но если мы рабо-
таем с американцами.
— Недоверие общества к науке
можно еще объяснить тем, что сейчас
нас пугают различными пессимисти-
ческими сценариями будущего — по-
токовым созданием клонов, напри-
мер. Получается, научный прогресс
вырвался из-под контроля?
— Ну и что? Бойтесь, пожалуйста.
Только от объективных законов деться
некуда. Их задержать нельзя. В одном
месте будете держать — в другом сдела-
ют то же самое. Меня сейчас больше Ки-
тай пугает. Там в сто раз лучше снабжа-
ется наука, чем у нас. Пока они были
дикие, пока у них была культурная рево-
люция и Мао, мы могли более-менее
спокойно жить. Но теперь — нет. В кон-
це концов, они пешком войдут в нашу
Сибирь и ее заселят. У нас одно спасе-
ние только: чтоб мы по интеллектуаль-
ным знаниям, по всему им не уступали,
иначе мы не сможем их остановить.
Студентом я круглые сутки работал:
бегал на физфак, слушал там лекции, си-
дел в библиотеке. Сейчас мало кто так
учится. Я уже почти 60 лет преподава-
тель, у меня студентов, которые бы так
интенсивно «высасывали» из колоссаль-
ных возможностей университета, почти
нет. Мне кажется, что нынешнее поколе-
ние слабое. Вот мои первые студенты на
кафедре биофизики —это ведь 52 года
назад, вы догадываетесь, что сейчас им
73 года в среднем, —вот там были похо-
жие на меня по стилю, которые, приходя
на лекции, знали предмет, прочитывали
новую литературу и лектору задавали
неприятные вопросы. Потому что лек-
тор, и я в том числе, мог не прочесть то,
что эти «негодяи» уже прочли. Они знали
новости от науки и спрашивали, я ду-
маю, не без ехидства. Таких студентов
сейчас почти нету. Сейчас более детский
уровень студентов.
Впрочем, стремление к знаниям не-
истребимо. И студенты, грызущие науку,
тоже неистребимы. Но они поставлены в
ужасные условия. Мы готовим замеча-
тельных специалистов, но они должны
думать, куда они потом денутся. Мы —
физический факультет, кафедра биофи-
зики — значительную часть наших вы-
пускников находим в банках, в бизнесе,
за границей. В советское время студент,
завершая обучение, почти не сомневал-
ся в том, что будет обеспечен работой по
специальности, сейчас этого ничего нет.
Государство не понимает смысла науки.
Государство, более-менее себя
уважающее, не может жить без
высокой науки. Оно просто
становится сырьевой базой, как мы
сейчас, и в конце концов погибает
По прогнозам я должен был умереть
от облучения в июле 53-го. Когда
в октябре я явился на обследование,
доктор разочарованно воскликнула:
«Как, вы еще живы?»
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
Среди людей, называющих
себя неверующими, есть
настоящие подвижники. Что
движет ими, если не вера?
Размышляет публицист
Сергей ХУДИЕВ:
—Есть вещь, которая всегда броса-
ется мне в глаза в хороших атеистах.
Я,как христианин, гораздо хуже своих
взглядов на мир; атеисты почти всег-
да — гораздо лучше.
Симон Шноль говорит: «Вот Кор-
чак — святой, фашисты — дьяволы, а
Бога нет». Эта фраза внутренне проти-
воречива. Для того чтобы порицать од-
них людей и хвалить других, мы должны
признавать две реальности: свободную
волю и Праведный суд. В материалисти-
ческой вселенной оба эти явления ил-
люзорны. Как писал нейрофизиолог (и
последовательный материалист) Френ-
сис Крик, «Вы, Ваши радости и скорби,
Ваши воспоминания и устремления, Ва-
ше чувство личной идентичности и сво-
бодной воли на самом деле не более
чем определенное поведение огромно-
го скопления нервных клеток и связан-
ных с ними молекул. Вы — не более чем
набор нейронов... хотя и кажется, что мы
обладаем свободной волей, наши реше-
ния уже предопределены для нас и мы
не можем этого изменить». Другой изве-
стный атеист, Ричард Докинз, пишет:
«Как ученые мы полагаем, что человече-
ский мозг управляется законами физи-
ки. Концепции вины и ответственности
связаны с тем, насколько свободным
предполагается преступник... Но разве
истинно научный, механистический
взгляд на нервную систему не делает
бессмысленным саму идею ответствен-
ности? Разве любое вообще преступле-
ние — сколь угодно гнусное — не ре-
зультат, в принципе, предшествующих
условий, действующих через психоло-
гию, или наследственность, или окруже-
ние обвиняемого?» Если мы принимаем
материалистическую картину мира, то
самоотверженная доброта Корчака — и
демоническая жестокость нацистов —
не больше чем набор электрохимичес-
ких процессов в коре их головного моз-
га. Сами эти процессы, в свою очередь,
целиком и полностью определяются не-
изменными законами природы, кото-
рые, в принципе, не оставляют места ка-
кому-то независимому от них личному
произволению. И тогда порицать нацис-
тов, как и хвалить Корчака, — просто
бессмысленно. И природный процесс,
который мы называем «Янушем Корча-
ком», и природные процессы, которые
мы называем «офицерами СС», просто
не могли бы развиваться иначе. Садист-
ское упоение палачей, как и наш ужас и
негодование по этому поводу, просто
еще несколько электрохимических про-
цессов в белковых телах. Какие из этих
процессов «правильны»? Какие из реак-
ций в нейронных цепочках «справедли-
вы»? Сам этот вопрос не имеет смысла. Нравственные суждения в таком слу-
чае бессмысленны еще по одной причи-
не: чтобы полагать нацистов «поистине
злыми», а Корчака «поистине добрым»,
мы должны постулировать существова-
ние реального добра и зла. Реально —
то есть «независимо от нас и наших
представлений об этом». Нацисты могут
быть уверены о себе, что они правы, но
они поистине осуждены. Осуждены кем?
Нами? Но чтобы говорить о том, что мы
правы, а они — нет, мы должны апелли-
ровать к некому истинному Закону, ис-
тинному Суду — а в материалистической
вселенной такого Закона и Суда нет. Чтобы ужасаться злу или признавать
святость, мы уже должны выйти за рамки
материализма. «Гипотеза Бога» не нужна
для объяснения того, как материя пере-
ходит из одного состояния в другое — Бог
вообще не гипотеза, — но говоря о «свя-
тых» и «дьяволах», мы неизбежно подра-
зумеваем Бога, как Законодателя и Су-
дью. Материализм, действительно, не
оставляет места для веры в Воскресе-
ние, Суд и Воздаяние — но он также не
оставляет места для веры в свободную
волю, объективное добро и зло, подлин-
ную святость и подлинную порочность.
А Симон Шноль искренне, сильно и неис-
порченно верит в эти вещи. Само его
восклицание — «Не может Бог существо-
вать, если невинных детей везут сжигать.
Нет, нет, нет» — очень библейское. Я не
буду подробно говорить о проблеме зла,
я укажу на очевидный ответ самого Яну-
ша Корчака. Вот его собственные слова:
«Глаза мои потускнели, спина согнулась
под грузом забот. И все-таки обращаюсь
к Тебе, Господи, с сердечной просьбой.
Ибо есть у меня драгоценность, которую
не хочу доверить брату — человеку. Бо-
юсь — не поймет, не проникнется, прене-
брежет, высмеет.... Ниспошли детям
счастливую долю, помоги, благослови их
усилия. Не легким путем их направи, но
прекрасным. А в залог этой просьбы при-
ми мое единственное сокровище: пе-
чаль. Печаль и труд».
Имманул Кант говорил о том, что Бог
должен существовать, иначе наша мо-
раль бессмысленна — добро и зло оди-
наково исчезнет в ледяной бескрайнос-
ти Вселенной. Но у нас есть те, кто
свидетельствуют нам о Боге, о смысле,
об окончательной победе добра и прав-
ды — и это не только воспитатель, с мо-
литвой идущий на смерть вместе со сво-
ими учениками. Это прежде всего другой
Праведник, идущий на лютую смерть с
молитвой о Своих распинателях и о всех
нас. Мы знаем, что Он воскрес и что Он
воскресит умерших и введет невинно-
убиенных в вечную радость.
35
Тот, кто ужасается злу, выходит за рамки материализма
Жизнь в Церкви
От первого лица
36
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
Но государство, более-менее себя ува-
жающее, не может жить без высокой на-
уки. Оно просто становится сырьевой
базой, как мы сейчас, и в конце концов
погибает. Китайцы нас превосходят в понима-
нии глубины науки. Там наука развива-
ется с колоссальной скоростью. Они не
жалеют денег, обучают тысячи своих
студентов в Америке, потом их зовут об-
ратно, обеспечивают институтами и ра-
ботой. По продуктивности, то есть по от-
ношению затрат к продукции, мы в сто
раз лучше. Мы в нищих условиях делаем
замечательные работы, как можем.
И это длится уже двадцать лет. По ори-
гинальности, по ходу мысли мы им не ус-
тупаем, хотя нам плохо очень. У нас ас-
пирант Академии наук (человек,
который примерно 16 лет жизни отдал
науке) получает стипендию две с поло-
виной тысячи рублей. Это повышенная.
Столько во времена Лужкова отводи-
лось на содержание бездомной собаки
в питомнике. Аспиранту надо день и
ночь в лаборатории сидеть, а не подра-
батывать мытьем посуды. Он должен ре-
шать трудные задачи, каждый день ин-
тегралы брать все более сложные, тогда
из него будет толк. В нашей лаборато-
рии было сделано 22 докторские дис-
сертации. А сейчас у нас нет ни одного
аспиранта. Последний с голода бук-
вально помирал. Вот у меня сын —про-
фессор в Америке, он вообще убежден,
что науки у нас больше нету. — В своей книге «Герои, злодеи и
конформисты российской науки» вы
писали про подвижников, которые по-
могали науке: про княгиню Елену Пав-
ловну, про купца Леденцова. Сейчас
невозможно подобное меценатство?
— Это были поразительные люди.
Христофор Семенович Леденцов в
1895 году написал завещание, по кото-
рому все свое состояние вложил в на-
уку. А оно больше нобелевского сущест-
венно. Он спас Академию наук. И для
меня главное сейчас — я должен успеть
это сказать — хочу возобновить леден-
цовскую линию. Ведь цена науки очень
даже может быть выражена в финан-
сах. Профессор Московского универси-
тета по зарплате равен сержанту рос-
сийской армии. В научной иерархии
академик — это генерал. Профессор —
это генерал-майор. Значит, мы спусти-
лись до сержантов. Делать армию из
профессоров — это безобразие. Гово-
рят: «Мы не в состоянии». Тогда надо об-
ратиться к тем, кто «в состоянии», то есть
к состоятельным, к капиталистам на-
шим, и сказать: братцы, вы же все вме-
сте погибнете с нами. Я убежден, что
слова доходят. Надо создать капитал,
как нобелевский капитал, на проценты
которого можно содержать науку. Поло-
жить деньги, не трогать их и получать от-
туда проценты.У нас достаточно милли-
ардеров, они вполне могут создать
такой фонд. В одиночку никто не потя-
нет, ни Прохоров, ни Абрамович. Пусть
бы они вместе. Мне не хватает знаете
чего? Трибуны. Мне лет-то девятый деся-
ток. Я люблю говорить «девятый деся-
ток», а не 82 года. Так вот я ищу место,
где я могу к ним обратиться. Я убежден,
что я один из немногих, кто может долж-
ным образом им сказать, затронув их
человеческие чувства, нравственность.
Они все говорят на одном языке, все
друг друга понимают, есть общая исто-
рия, и, конечно, есть высокое чувство
стремления, чтобы страна не погибла.
РЕКЛАМА
37
Самое доброе дело на земле
Как принять правильное решение в
сложных ситуациях, не оступиться и под
мыслью о видимом благе не причинить
вреда ни ближним, ни себе? Например,
мы встали на благой путь веры, помощи
ближним, милосердия. И встречаем че-
ловека, жизнь которого полна зла и нена-
висти, его поступки не поддаются оправ-
данию, в них нет ни капли сострадания к
невиновным, которых он использует. Но
сколько бы добрых дел вы ни сделали,
очень нужных и важных, высшее мило-
сердие, которое человек может совер-
шить на земле, это молитва о прощении
грешника. Не стоит рассуждать: «Да как
же он так мог, как его земля носит?» —
надо просто молиться. Это нелегко. Вы
попытаетесь и поймете, что такая искрен-
няя молитва — подвиг. Подвиг, которым
покрываются многие наши грехи. Но
пусть это будут ваши первые шаги к само-
му трудному.
У всего есть свое начало. Как люди
становятся милосердными? Не может че-
ловек в один день вдруг стать образцом
добродетели. Но и старание вознаградит-
ся. Святитель Иоанн Златоуст говорит:
«Когда не можешь быть милостивым, от-
давай хотя бы то, что тебе совсем не нуж-
но. Потом постепенно ты станешь отда-
вать то, что нужно, но не очень, а потом и
любое сможешь отдать». Но еще выше всех этих благ — мо-
литва.В одной притче говорится о том,
как к некоему рабу Божьему пришел
просящий, и он ему отдал свою новую
одежду, подумав: «Что уж, я в старом по-
хожу». А позже в видении увидел он ан-
гела, который открывает перед ним сун-
дук с сокровищами и подает ему
царские одежды. «Ты свою одежду от-
дал — вот Господь и отдает тебе твои
одежды». После того как видение ушло,
этот человек со временем сам стал ис-
кать нуждающихся — отдавал им еще
свои одежды. В конце концов, он все
раздал, отдал даже свой дом. Ушел в мо-
настырь, а там заскорбел: «Что же я все
раздал и ем эту пресную кашу? Кому я
теперь нужен? Я даже помочь никому не
могу». Ему явился ангел и сказал: «За то,
что ты отдавал другим, Господь тебе мно-
гое воздал. В монастырь же приходят за
духовным кормлением. Если пища для
Жизнь в ЦерквиОриентир
Заповедь «возлюбить
ближнего» порой кажется
совершено
невыполнимой. Ведь
в мире столько людей,
творящих беззаконие!
Однако Господь
заповедал любить всех.
Как же стать
по-настоящему любящим
и милосердным?
Практические и духовные
советы дает духовник
Московской епархии,
настоятель храма
Покрова Пресвятой
Богородицы в селе
Акулово, протоиерей
Валериан КРЕЧЕТОВ.
Как исполнить заповедь о любви?
Фото Евгения Глобенко
Жизнь в Церкви
Ориентир
38
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
тела столь ценна, то пища для души бес-
ценна. Ты еще больше пользы для людей
принесешь, молясь за них».
Поэтому высшее благодеяние — это
молитва. Молитва за душу. Как бы ни бы-
ло много нуждающихся в одежде, нуж-
дающихся в духовном одеянии намного
больше. А лучшая, брачная одежда для
души — это покаяние, которое очищает
от греха. Есть еще одно духовное повество-
вание. Одна послушница в видении
увидела себя как бы стоящей в храме.
Увидела иконостас, а рядом девушку
необычайной красоты. Она к ней потя-
нулась и подумала: «Какая же красави-
ца, бывает же такая чистая красота на
земле». И тут эта девушка видоизмени-
лась в страшную старуху-каргу. «Это, —
сказал явившийся послушнице ан-
гел,— твоя душа. Сначала та, которая
дана тебе была при рождении, а по-
том — то, во что ты ее превратила». По-
этому молитвенная одежда всем нам
необходима, ведь все мы отсюда уй-
дем. Но с чем? И самое тяжелое, когда
люди об этом вообще не думают. Душа
моя, что ты спишь? Конец приближает-
ся! «За покаяние прибавлю, за безза-
коние убавлю», — говорит Господь. По-
этому молитва о прощении грехов за
себя и за ближних есть самое высшее
благодеяние и проявление любви.
Смотрите, с какой скоростью время
идет: только что было Рождество, Кре-
щение, а вот уже и Пасха приближается.
Так и добежим до Страшного суда. Ду-
мать о конце нужно, но в добром смыс-
ле. Человеку жизнь дана, чтобы испол-
нить эту волю Божию.
Зачем человеку зубы?
Когда человек просит о прощении
грехов у Бога — это не просто просьба
о прощении, это уже результат. Чело-
век уже понимает, что будет стараться
своих ошибок не повторять. Сталкива-
ясь с тем, что не так легко победить в
себе грехи, он, встречая грешников,
поймет, что не все так просто, и не осу-
дит. Если человек сам со своим грехом
борется, он понимает, что тот грешник,
может, так же, как он, борется, но пока
не всегда может с собой справиться.
Что говорить, далеко не всегда исправ-
ление грехов дается легко, это нужно
понять.
Вспоминается моя юность. Нас было
три брата. Я самый младший. У нас было
как в сказке. Старший — важный дети-
на, средний — и так и сяк, третий — са-
ми знаете. Третий — ваш покорный слу-
га. Я учился в техническом вузе, нужно
было делать проект, а я все не соберусь.
Старший брат спрашивает: «Валерьян,
ты собираешься делать проект?» — «Не
знаю». — «Ты же вылетишь!» — «Ну и
что!» Мне бы сказать: «Собираюсь, по-
моги мне!» А гордыня не пускала. Вроде
мелочь, но хорошо помню это состояние,
когда хотелось одного: чтобы он тут не
командовал. Он-то переживал, а мне
главное было отстоять себя. Понял и полностью осознал я все это
много-много лет спустя, смотря на своих
детей и внуков. Так хочется им все втол-
ковать, ан нет, многое им самим нужно
пройти, почувствовать, осознать. У меня
пять сыновей, две дочери и 32 внука.
Мои внуки-мальчишки иногда дерутся,
плачут, что-то отнимают друг у друга.
Я понимаю, чтобы отнять, нужна физи-
ческая сила, а чтобы уступить — нужна
сила воли, смирение. А у кого из детей
оно с рождения есть, это смирение? Ему
учатся. Вот ребята схватятся, а я говорю:
«А ну, ребятки, у кого смирение есть?»
Они сразу отпускают свою хватку и друг
другу игрушку отдают. Что у человека нельзя отнять? Непо-
нятно, вроде при желании сильный у
слабого все может отнять. И те, у кого
все время что-то отнимают, не знают,
как ответить на этот вопрос. А отнять
нельзя умение. Для умения нужно не
иметь, а уметь. И это умение бывает раз-
ным: рукоделие, ремесло, а бывает уме-
ние владеть собой. Этот навык приобре-
тается таким же трудом, как виртуозная
игра пианиста, даже большим. И этот
труд каждый должен совершать. Без это-
го умения можно спотыкаться и споты-
каться в жизни. Представьте, человек рождается и
начинает есть. А зубов нет. А он ест и ест.
А зубы появляются только более чем че-
рез полгода. Потом, когда он становится
стариком, они выпадают, а он продолжа-
ет жить. То есть человек ест с рождения
до смерти, а зубы у него есть не всегда.
Получается, что зубы нам даны не для
еды? Без зубов, оказывается, тоже мож-
но есть, пусть и не все. А когда же эти зу-
бы появляются? Перед тем, как человек
начинает говорить. Знаете, думаю, для
чего? Чтобы человек держал язык за зу-
бами, чтобы у него была преграда.
Очень важно иметь это преграждение
для языка. Не смущайтесь злом вокруг
Сдержанность от гнева дает мир ду-
ше. Душу свою надо перестраивать Еван-
гелием. Кто долго трудится над своей ду-
шой, тому легче будет, поверьте. Почему
в одних и тех же условиях один человек
может быть благодушным, другой — счи-
тать себя несчастным? Один доволен
пенсией, другой несчастен, что ему на
мерседес не хватает. Ведь еще апостол
сказал: «Всегда радуйтесь, непрестанно
молитесь». А знаете, как непрестанно мо-
литься? Очень просто. Обо что-то спот-
кнешься, что-то уронишь, что-то разо-
льешь, говори: «Господи, помилуй мя
грешного!» И постепенно, смотришь, уже
и не так раздражаешься, а потом и вспо-
минаешь про молитву сразу вместо раз-
дражения. У одного подвижника спросили: «Кто
тебя научил молиться?» Он отвечает:
«Бесы. Они нападали — а я за молитву.
Они опять нападали — я снова за молит-
ву, вот и привык».
У нас обычно жалеют того человека,
которого обидели, а истинной жалости
достоин тот, кто обидел. Есть такое изре-
чение: «Сделал ты кому-то добро — за-
будь, сделал тебе кто-то что-то доброе —
помни всегда». Можно к этому добавить:
«Кого ты обидел — запомни, кто тебя
обидел — забудь». Но у нас все наобо-
рот. Помним и свое добро, и тех, кто при-
чинил обиды. Остальное забываем. По-
этому и нужно перестраивать свою душу
на евангельский строй. Не смущайтесь злом вокруг вас, ра-
ботайте над собой, и постепенно все ста-
нет налаживаться. Возрастите любовь в
душах ваших. Один афонский монах ска-
зал паломнику: «Учись растить любовь.
Все остальное — хуже смерти». Если че-
ловек поступает по-злому, он делает
больно только самому себе. Но и не нам
его обличать. Чье-то неверное поведе-
ние может вызывать сожаление, грусть,
но не гнев. Почему? Потому что пусть
сердце ваше будущим живет. Будущим
веком Неба.
Подготовила Елена ВЕРБЕНИНА
39
Христос — новая Пасха
Хотя гимнографический жанр кано-
на, к становлению которого преподоб-
ный Иоанн весомо приложил свою чу-
десно исцеленную руку, тесно связан с
библейскими песнями, в случае с Пас-
хальным каноном мы имеем пример бо-
лее свободного соотношения с этими
песнями. Тем паче что по Уставу в виде
исключения канон пасхальной заутрени
исполняется без них: вместо ветхоза-
ветных стихов перед тропарями канона
звучит древнейший тропарь Пасхи «Хри-
стос воскресе из мертвых...» (у греков)
или его первая фраза (у нас). К такому отношению к ветхозаветно-
му тексту подталкивает и сама тема: в
Воскресении Христа из мертвых начал
действовать Новый Завет, т. е. «Дого-
вор», предвозвещенный Господом на
Тайной вечери и заключающийся в том,
что Он приносит Себя в жертву за грехи
мира, а люди получают спасение, следуя
проповеданному Им Благовестию люб-
ви. Поэтому все ветхозаветное, даже са-
мое важное, например Пасха, отходит
на задний план, становясь только тенью
наступившей спасительной реальности.
В первом же ирмосе преподобный
Иоанн начинает объяснятьновое содер-
жание праздника Пасхи, исходя из ус-
тойчивого толкования слова «Пасха» как
преведение, т. е. «переведение» (Синак-
сарь Пасхи): Воскресения день, про-
светимся людие! Пасха Господня! Па-
сха: от смерти бо к жизни и от земли к
небеси Христос Бог нас преведе, по-
бедную поющия. — «Пасха, потому что
Христос Бог нас, поющих (ныне песнь)
победы, перевел от смерти к жизни и от
земли (низменной жизни по плоти) к Не-
бу (возвышенной духовной жизни)».
Пасхальная песнь
Центральным
песнопением пасхальной
заутрени бесспорно
является канон Святой
Пасхи, сочиненный
известнейшим богословом
и гимнографом
Православной Церкви
преподобным Иоанном
Дамаскиным (VIII век).
Об основных идеях
Пасхального канона,
облеченных
в восторженные
поэтические одежды,
рассказывает
преподаватель ПСТГУ
священник Михаил АСМУС.
Праздник
Жизнь в Церкви
Фото РИА Новости
Жизнь в Церкви
Праздник
40
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
А в 1-м тропаре третьей песни гово-
рится о том, что все необходимые атрибу-
ты ветхозаветного пасхального агнца: со-
вершенный, мужеского пола, непорочный
(Исх. 12: 5) — полностью проявились во
Христе: Мужеский убо пол — яко раз-
верзый девственную утробу явися
Христос; яко человек (греч. смертный)
же — агнец наречеся; непорочен же —
яко невкусен скверны, наша Пасха; и
яко Бог истинный — совершен рече-
ся.— «Как отверзший (в Своем рожде-
нии) утробу Девы — Христос предстал су-
ществом мужеского пола; а как существо
смертное — был назван (Иоанном Крес-
тителем) агнцем; Он же, наша Пасхальная
(трапеза), как непричастный скверне
именуется непорочным, а как истинный
Бог — совершенным». Для истолкования в следующем тро-
паре последнего непременного атрибута
Пасхального агнца — единолетний (Исх.
12: 5) — песнописец использует понятие
благословенного венца благости Божи-
ей, как на церковном языке именуется
годовой цикл, и рождественский образ
Солнца правды применительно ко Христу
воскресшему: Яко единолетный агнец,
благословенный нам венец Христос (в
греч. благий), волею за всех заклан
бысть, Пасха чистительная; и паки из
гроба красное правды нам возсия
Солнце.— «Как единолетний ягненок,
(Христос, ставший) для нас (словно еди-
ным) благословенным венцом благости
(Божией) добровольно отдал Себя на за-
коление за всех (став не только) Пасхой,
(но и) очистительной жертвой; но снова
воссияло для нас из гроба Солнце пра-
ведности». В пересказе это надо пони-
мать так: «единый год» земной жизни Спа-
сителя закончился со смертью Его на
Кресте, но в Воскресении начинается для
нас новый «год» Его бытия — в нашем сле-
довании путем Его праведности.
Наибольшего напряжения противо-
поставление ветхого и нового достигает
в последнем тропаре третьей песни: Бо-
гоотец убо Давид пред сенным ковче-
гом скакаше играя; людие же Божии
святии, образов сбытие зряще, весе-
лимся божественне: яко воскресе
Христос яко всесилен. — «(Некогда)
предок Бога по плоти царь Давид ска-
кал в пляске перед ковчегом (Ветхого
Завета, бывшего лишь) тенью (Нового);
мы же, святой народ Божий, видя (перед
собой) воплощение (ветхозаветных)
прообразов, давайте выражать свою
радость богодостойно: ибо воскрес (Сам
наш) всесильный Царь — Христос».
И несмотря на то, что преп. Иоанн
проходил свое монашеское поприще не-
подалеку от Иерусалима, в лавре преп.
Саввы Освященного, для него как для
христианина священная столица Иудеи,
ставшая ареной важнейших евангель-
ских событий, является в ирмосе 9-й пес-
ни не более чем прообразом нового Ие-
русалима — Святой Церкви Христовой:
Светися, светися, новый Иерусалиме:
слава бо Господня на тебе возсия. Ли-
куй ныне и веселися, Сионе. Ты же, Чи-
стая, красуйся, Богородице, о восста-
нии Рождества Твоего.— «Проникайся
светом, новый Иерусалим: ибо в тебе
воссияла слава Господня. Ликуй и весе-
лись нынче и ты, (святая гора) Сион (ста-
рый Иерусалим). Радуйся и Ты, Чистая Бо-
городица, о воскресении Твоего Сына». Светозарная ночь
О том, как Святая Церковь проникается
светом Воскресения, мы узнаем из других
мест Пасхального канона, в которых содер-
жится описание самой пасхальной утрени,
единственной в своем роде в богослужеб-
ном году. Хотя по древнему церковному ус-
таву празднование Пасхи начиналось с ве-
черни, совмещенной с Литургией свт.
Василия Великого, но благодаря влиянию
монастырей именно эта ранняя пасхаль-
ная утреня стала со временем ассоцииро-
ваться со встречей самого момента Свет-
лого Христова Воскресения:Очистим
чувствия и узрим неприступным светом
воскресения Христа блистающася, и
«радуйтеся» рекуща ясно да услышим,
победную поюще. — «Давайте очистим
наши чувства, чтобы увидеть Христа, блис-
тающего неприступным светом воскресе-
ния, и ясно услышать Его говорящего:
«Радуйтесь!», воспевая (Ему) победные пес-
нопения» (1-й тропарь первой песни).
Ныне вся исполнишася света: не-
бо же и земля и преисподняя: да
празднует убо вся тварь востание
Христово, в немже утверждается. —
«Нынче все наполнилось (благодатным)
светом: Небо, земля и подземный (за-
гробный) мир; пусть все творение
празднует воскресение Христово, в ко-
тором оно получило крепкую поддерж-
ку» (1-й тропарь третьей песни).
Древний обычай обильной иллюми-
нации храмов и города в пасхальную
ночь, горящие в руках людей свечи вы-
зывают у песнопевца ассоциацию с
притчей о Десяти девах, тем более что
не все люди готовы были ждать пас-
хальных разговин до утра, как это дела-
ли монахи: Приступим, свещеноснии,
исходящу Христу из гроба, яко жени-
ху, и спразднуим любопразднствен-
ными чинми (правильнее — любоп-
разднственным чинoм) Пасху Божию
спасительную. — «Давайте подойдем,
держа в руках светильники, ко Христу,
исходящему из могилы, словно жених
(из чертога. — Мф. 25: 6), и будем
праздновать вместе с сонмами люби-
телей праздников (монахами) спаси-
тельную Пасху Божию» (2-й тропарь пя-
той песни).
Но этот же обычай символизирует
и наполненность всего мироздания
светом Христовым: Яко воистинну
священная и всепразднственная
сия спасительная нощь и свето-
зарная, светоноснаго дне воста-
ния сущи провозвестница, в нейже
безлетный свет из гроба плотски
всем возсия. — «О,сколь действи-
тельно священна и всепразднична эта
спасительная и светозарная ночь,
будучи провозвестницей светоносного
дня Воскресения, в который не свя-
занный временными рамками Свет
(Христос) ощутимым образом воссиял
для всех из могилы!» (3-й тропарь седь-
мой песни).
Канон пасхальной заутрени исполняется
без библейских песен: вместо них перед
тропарями канона звучит древнейший
тропарь Пасхи «Христос воскресе
из мертвых...»
41
Плоды Воскресения
В каноне Воскресению, конечно, есть
место как для описания, так и для богос-
ловской оценки сопутствовавших собы-
тий. Однако автор останавливает особое
внимание на тех из них, которые не вошли
в канонические Евангелия, в частности на
сошествии во ад: Безмерное Твое благо-
утробие адовыми узами содержимии
зряще, к свету идяху, Христе, веселы-
ми ногами, Пасху хваляще вечную. —
«Видя Твое, Христе, безмерное благоутро-
бие, узники ада бодрым шагом поспеши-
ли к свету, рукоплеская по поводу вечного
избавления» (1-й тропарь пятой песни).
Снизшел еси в преисподняя земли и
сокрушил еси вереи вечныя, содержа-
щия связанныя, Христе, и тридневен,
яко от кита Иона, воскресл еси от гро-
ба. — «Ты, Христе, сошел в самые низкие
части земли (мифологическое место за-
гробного мира) и сокрушил там вечные
запоры, удерживавшие узников, и как Ио-
на из кита, воскрес на третий день из мо-
гилы» (ирмос шестой песни).
Чудо исхождения Христа из гроба
при приваленном камне, неизвестное
нам из канонических Евангелий, связы-
вается песнописцем из Дамаска с дру-
гим не менее загадочным чудом — рож-
дением от Девы: Сохранив цела
знамения, Христе, воскресл еси от
гроба, ключи Девы не вредивый в
рождестве Твоем, и отверзл еси нам
райския двери. — «Ты, Христе, восстал
из могилы, сохранив ненарушенной
(приложенную первосвященниками) пе-
чать, как не повредил при рождении за-
совов девства (Богородицы), и (пользу-
ясь свойством проходить сквозь
закрытые двери) открыл для нас двери
рая» (1-й тропарь шестой песни).
Воскресению Христову символически
приобщается Адам как родоначальник
всего человечества: Спасе мой, живое
же и нежертвенное заколение, яко
Бог, сам себе волею привед Отцу, со-
воскресил еси всероднаго Адама, вос-
крес от гроба. — «Спаситель мой, Ты, по
Божеству будучи живым и не приносимым
в жертву жертвенным животным, но Сам
Себя добровольно принеся в жертву Отцу,
(как следствие) совоскресил с Собою все-
общего предка Адама, воскреснув из мо-
гилы» (2-й тропарь шестой песни).
Способ, каким воскресение переда-
ется всему человечеству, преп. Иоанн
описывает в ирмосе седьмой песни: От-
роки от пещи Избавивый, быв чело-
век, страждет яко смертен, и страс-
тию смертное в нетления облачит
благолепие...— «Тот, Кто избавил трех
отроков от сожжения в печи, став чело-
веком, претерпевает страдания как
смертный и в (самом этом) страдании
одевает смертное (человеческое естест-
во) в красоту нетления...» Содержание праздника христиан-
ской Пасхи кратко суммируется во 2-м
тропаре седьмой песни: Смерти празд-
нуем умерщвление, адово разруше-
ние, иного жития вечнаго начало, и
играюще поем Виновнаго...— «(Сегод-
ня) мы празднуем омертвение самой
смерти (ее неспособность отныне губи-
тельно действовать на человека), уп-
разднение ада (как места принудитель-
ного пребывания душ всех усопших),
начало иной, нескончаемой жизни, и с
ликованием (букв. с пляской) воспева-
ем Виновника (всего этого — Христа)...»
Приобщение Царству
Последней важной темой, проходя-
щей через весь канон Пасхи, является
каждый человек, переживающий эти
святые дни во храме и жаждущий приоб-
щиться благодати Воскресения: Вчера
спогребохся Тебе, Христе, совостаю
днесь воскресшу Тебе; сраспинахся
Тебе вчера, Сам мя спрослави, Спасе,
во царствии Твоем. — «Вчера (на утре-
не Великой субботы) я погребался вмес-
те с Тобою, а сегодня совоскресаю с То-
бою воскресшим; вчера (в Великий пя-
ток) я распинался вместе с Тобою, а (се-
годня) Ты Сам, Спаситель, прослави ме-
ня (вместе с Собою) во Царствии Твоем».
Как и Златоустый составитель Слова
огласительного, оглашающего вот уже
15 веков каждый православный храм в
пасхальную ночь, преп. Иоанн в 1-м тро-
паре восьмой песни приглашает всех без
исключения приобщиться Христову Цар-
ству через принятие закона Евангель-
ской любви: Приидите новаго виногра-
да рождения, божественнаго веселия,
в нарочитом дни воскресения, Цар-
ствия (в греч. же) Христова приобщим-
ся...— «В благознаменательный день
Воскресения давайте вкусим винограда
нового урожая — божественной благо-
расположенности (друг ко другу) — и ста-
нем общниками Царства Христова...»
Обетование Христа не покидать Сво-
их учеников до скончания века, данное
на горе Вознесения (Мф. 28: 20), стано-
вится опорным пунктом жизни христиа-
нина во Христе воскресшем: О божест-
веннаго, о любезнаго, о сладчайшего
Твоего гласа: с нами бо неложно обе-
щался еси быти до скончания века,
Христе, егоже вернии утверждение
(правильнее — якорь) надежди имуще
радуемся. — «О божественный, о лю-
безный, о сладчайший Твой возглас! Ибо
в самом деле Ты пообещал быть с нами
до скончания века, Христе, каковое
(обещание) имея, словно якорь надеж-
ды, мы пребываем в радости» (1-й тро-
парь девятой песни). В заключительном тропаре Пасхаль-
ного канона прославленный богослов,
охваченный божественным восторгом,
дерзает заглянуть даже в нашу будущую
жизнь с Богом: О Пасха велия и свя-
щеннейшая, Христе, о Мудросте и
Слове Божий и Сило: подавай нам ис-
тее Тебе причащатися в невечернем
дни Царствия Твоего. — «О Христе, ве-
ликая и священнейшая (наша) Пасха,
Мудрость (Божия), Слово Божие и Сила
(Божия): даруй нам в невечереющем дне
Твоего (будущего) Царства более яв-
ственно участвовать в Твоем бытии».
В самом деле, праздник Святой Пасхи,
стоящий вне ряда прочих великих празд-
ников, имеет особенную эсхатологичес-
кую перспективу, напоминая нам о цели
нашего земного бытия и щедро приот-
крывая нам завесу будущего блажен-
ства во Христе.
Праздник Святой Пасхи, стоящий вне ряда
прочих великих праздников, имеет особенную
эсхатологическую перспективу, напоминая нам
о цели нашего земного бытия и приоткрывая
завесу будущего блаженства во Христе
Ближний круг
Внутренний мир
Холодный
ветер
вдохновенья
Чтобы совершить научное открытие, создать
шедевр, найти неожиданный выход, да просто
написать хорошую статью, — необходимо
вдохновение. Откуда оно берется? Что это —
способность души или разума? В запертом кабинете
В отрывке «Египетские ночи» Алек-
сандра Пушкина читаем: «...когда находи-
ла на него такая дрянь (так называл он
вдохновение), Чарский запирался в сво-
ем кабинете и писал с утра до поздней
ночи. Он признавался искренним своим
друзьям, что только тогда и знал истин-
ное счастие». Понятно, что Пушкин здесь
проговаривается о собственном опыте.
Но что именно переживал поэт — или его
«аватар» Чарский — в запертом кабине-
те? Какое истинное счастье приходилось
прятать за пренебрежительным словом? В стихах Пушкина «вдохновенье» тоже
всегда в оперативном словаре. Даже ес-
ли не всякий раз произносится, оно всег-
да вот-вот может быть произнесено: «бы-
стрый холод вдохновенья», наитие
воодушевления — обязательный спутник
в момент работы, без него и стихов нет.
Но еще вопрос: всегда ли мы точно улав-
ливаем те смысловые оттенки, какие ис-
пользует, передавая свое переживание,
поэт? Более-менее понятно, когда он пи-
шет про «холодный ветер вдохновенья».
Но есть и другие примеры. В стихотвор-
ном послании Чаадаеву Пушкин изобра-
жает себя на развалинах храма Дианы
вблизи Георгиевского монастыря на мы-
се Фиолент в особом настроении: «...Но в
сердце, бурями смиренном, / Теперь и
лень и тишина, / И, в умиленье вдохно-
венном, / На камне, дружбой освящен-
ном, / Пишу я наши имена». Ясно, что у то-
же привычного пушкинского «умиленья»
здесь совсем не современный лубочный
смысл, не просто «отношение к чему-то
трогательному». Смысл пушкинского сло-
ва здесь скорее ближе парадоксальному
смыслу византийского канона иконы
«Умиление», хотя не совпадает и с ним. На
иконе Божия Матерь любовно играет со
своим Ребенком, когда уже предчувству-
ет его страдания, уже получила от старца
Симеона предвестие о них. А у Пушкина
более «земное» состояние души — но и
это тоже радость поверх времени. Поэт
поражается действию лет, которые смели
грозное капище и смирили бурями серд-
ца. И одновременно счастлив свойством
памяти соединять эпохи и разделенных
невзгодами друзей.
Вдохновение ранит, потому что от-
крывает ветхость земной жизни, и од-
новременно врачует, потому что приот-
крывает перед человеком замысел,
который выше его. Это неожиданный
выход из жизненного тупика, брезжу-
43
Текст: Андрей КУЛЬБА
Коллаж Дмитрия Петрова
щий свет на границе мира, оживотворе-
ние молчащих камней. Даже среди со-
мнительных мифических развалин мож-
но, оказывается, найти озарение,
которое примиряет с тем, что непости-
жимо, и возвращает тех, кого нет рядом. Пограничные эффекты
сознания
Некоторые психологи утверждают, что
часто вдохновение приходит к человеку на
трагическом переломе жизни. «О Рем-
брандте говорят, что, когда он все потерял,
он создал “Блудного сына”, который воз-
вышается над всем его творчеством,—
напоминает доктор психологических на-
ук Александр Мелик-Пашаев.—И, на-
верное, для этого есть основания. Можно
себе представить, что, если человек удов-
летворен этой жизнью, если все его вни-
мание отдано чему-то дорогому в этом
мире, его возможности могут и не раскры-
ваться. А когда он остался один, его талант
высвободился такой горькой ценой. Не на-
прасно же говорят, что Бог близко подхо-
дит в страдании. Если человек не озлобля-
ется и не унывает, если пришедшее к нему
бессилие старается восполнить обращени-
ем к Богу, то, наверное, ему тогда дается и
помощь, и утешение. Но с точки зрения ис-
тории искусства я не искал бы тут какой-то
“статистической закономерности”. Ведь о
тех способных людях, которых несчастье
лишило творческих сил или у которых со-
кратило их жизнь, мы можем просто ниче-
го не знать, а когда личная трагедия приво-
дит к творческому взлету —это поражает и
остается в истории. А в других случаях и
счастье, и благодарность судьбе, и пере-
живание осмысленности своего существо-
вания тоже могут воплощаться в замеча-
тельных произведениях. Ведь художник
отличается тем, что все наиболее значи-
мое в его жизни может претворяться в ху-
дожественные образы».
Самая вдохновенная осень —
1830-го — случилась у Пушкина посреди
холеры, он был отрезан от невесты, за-
перт в Болдине карантином. Простран-
ство сжалось до единственного пейза-
жа. Еще можно было глядеть в небо. Или
в себя. Может быть, не случайно первое
стихотворение, написанное поэтом той
осенью, — «Бесы», которое фиксирует
эффекты сознания на границе между
мирами видимым и невидимым.
Поразительные по своей творческой
насыщенности три года прожил и отец Па-
вел Флоренский в заключении на Солов-
ках — до расстрела в 1937-м. Он продол-
жал научные исследования, придумал ряд
остроумных приспособлений. И сочи-
нял — без бумаги, удерживая в памяти —
поэму «Оро»: «Тупой ли, звонкий ли удар /
О камень, почву, пень иль лед — / Все соб-
ственный сигнал дает. / И звук вещей —
не просто звук, — / Но их волненье, их ис-
пуг, / Смятенных чувств открытый крик, /
Их растревоженный язык...»
Поэзия возвращает голос камням, ве-
щам, всей Вселенной, которую мы пере-
стали слышать. Соловецкие стихи возни-
кают в просодии пушкинского «Пророка».
Это стихотворение оказалось идеальной
— «Вдохновение — своего рода безумие», — говорил Ци
церон. А Пушкин сказал, на мой взгляд, куда более точно,
определив вдохновение как «расположение души к живей
шему приятию впечатлений и соображению понятий,
следственно, к объяснению оных». И еще добавил, что
«вдохновение нужно в геометрии, как в поэзии». Он вооб
ще предупреждал о том, что не следует смешивать «вдохно
вение с восторгом». И пушкинское понимание вдохнове
ния мне намного ближе. Цицерон, повидимому, опирался
на свой ораторский опыт: чтобы воздействовать на слуша
теля, тем более на толпу, требуется накал страстей, не
столько разум, сколько неистовство или то, что в Серебря
ном веке называли экстазом. Ужасное слово! Вдохновение поэта — это расположение души к поэти
ческому труду, это великая собранность мыслей и чувств,
это пристальность взгляда и готовность к точному выбору
между подлинной поэтической мыслью и тем, что только
прикидывается ею. Графоманы тоже испытывают вдохно
вение, а потом удивляются, почему их восторг не разделя
ют те, кто читает их стихи. Вот здесь уместно сказать об
интуиции. Им, графоманам, помимо поэтических навыков
и умения, которыми обладает настоящий поэт, не хватает
еще именно интуиции, т. е. врожденного чувства, помогаю
щего найти единственно возможный путь в лабиринте
множества вариантов, в их путанице и переплетении. По
Ближний круг
Внутренний мир
44
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
«Не мудрствуя лукаво»
Есть ли у графоманов вдохновение? Как отличить
подлинную поэтическую мысль от суррогата? Об этом —
поэт Александр КУШНЕР:
Фото ИТАР-ТАСС
звуковой матрицей для поэмы, которая
сочинялась без бумаги. Оно звучит рядом
и вокруг: «...И внял я неба содроганье, /
Игорний ангелов полет, / И гад морских
подводный ход, / И дольней лозы прозя-
банье...»
Возможно, это лучшие стихи в русской
поэзии. Но и Пушкин в данном случае — не
первоисточник. Через него передается ку-
да более давняя традиция — библейская.
Поэты разных времен и народов — не все-
гда осознанно — наследуют вдохновение
Книг пророков. Последовательность на-
ступления разных духовных состояний,
связанных с приходом вдохновения, в
пушкинском «Пророке» описана, по сло-
вам философа Михаила Гершензона, с точ-
ностью «клинического протокола».
Деперсонализация,
или Диалог с Богом?
Может показаться, что в наши дни
«вдохновение» не в моде, не в тренде.
Это устаревший, заархивированный
термин. Некоторые словари, как бы
морщась, рекомендуют заменить
«вдохновение» «энтузиазмом». «Энцик-
лопедический словарь культуры ХХ ве-
ка» философа и лингвиста В. Руднева
предлагает широкий и любопытный на-
бор статей: «деперсонализация», «ней-
ролингвистическое программирова-
ние», «семантика возможных миров»...
Но вдохновение в словаре не упомина-
ется, оно теряется где-то среди «изме-
ненных состояний сознания» и «тера-
пии творческим самовыражением».
Про массовую культуру и не говорим,
даже среди продвинутых людей сейчас
сплошь и рядом единомышленники...
известных психиатров Ч. Ломброзо и
Э. Кречмера, которые гениальных лю-
дей рассматривали исключительно в
перспективе психопатологии, а твор-
ческие настроения описывали как раз-
личные формы «шизобытия». В этом
есть своя правда — в том смысле, в ка-
ком Пушкин говорил о поэте, которого
пока не требует «к священной жертве
Аполлон»: «И меж детей ничтожных ми-
ра, / Быть может, всех ничтожней он...»
Люди искусства — двойственные по
своей натуре. Но изначальная природа
любого из нас — созидательная. «Че-
ловек или творец, или он болен», — го-
ворит ученый, врач, педагог-новатор
доктор медицинских наук Владимир
Болотный.
Вдохновение — почитайте хотя бы
Пушкина! — не просто «деперсонали-
зация», «размытие границ собствен-
ного я». И не эффектные, но постано-
вочные инсайты всеми любимого
доктора Хауса. В своем озарении по-
эты видят и воссоздают предельно ре-
алистичный мир, в котором окружаю-
щее пространство и доступная нашей
памяти история одухотворены. Это как
раз те моменты, когда «Бог ближе ко
мне, чем я сам». Поэтому некоторые
гениальные смельчаки, радуя психиа-
тров, не всегда понимая самих себя,
дерзают говорить с Ним — с Тем, Кем
жив мир.
эт, как следопыт, как охотник, необъяснимо для себя, инту
итивно находит единственно возможную для данного слу
чая мелодию, единственно возможную поэтическую инто
нацию — и опирается при этом на всю мировую поэзию,
как будто включает вилку в розетку, подключается к элек
трической цепи, по который идет ток высокого напряже
ния. И здесь, может быть, важнее всего оказывается по
мощь его предшественников в родной поэзии, тех, кто пи
сал до него, их драгоценный опыт: он должен создать неч
то новое, свое, опирающееся на сделанное до него и не по
хожее на то, что уже сделано. Об опыте предшественников я сказал. Скажу еще о по
этическом языке. Поэтический язык — это высшее дости
жение родного языка, в нашем случае — русского языка,
как будто специально созданного для стихов. Его падеж
ные и глагольные окончания, его приставки и суффиксы
(одно дело «нога», другое — «ножка» стола, одно дело
«пыль», другое — «пыльца»), его словесные ударения, кото
рые могут падать и на первый, и на второй, и на самый по
следний слог, а могут быть вообще «беглыми», многовари
антными, смещенными («На холмах Грузии лежит ночная
мгла» (Пушкин), «Над лампой тихою подвешенный кру
жок/ Вертится призрачною тенью» (Фет)... И, может
быть, самое главное: свободный порядок слов в предложе
нии, чего нет ни в английском, ни во французском: «Реде
ет облаков летучая гряда» (Пушкин), «Я берег покидал ту
манный Альбиона» (Батюшков), «И тишину переплыва
ет/ Полночных птиц незвучный хор» (Мандельштам)...
Вот почему наши регулярные размеры, двухсложные и
трехсложные, не устарели, вот почему четырехстопный
ямб и сегодня может показаться совершенно новым разме
ром. «Мой дядя самых честных правил...» — разве это похо
же, например, на такое четверостишие о стоге сена: «Он
горько пахнул и дышал, / Весь колыхался и дымился. / Не
знаю, как на нем лежал / Тяжелый Фет? Не шевелился?» Может показаться, что я отклонился от темы, но это не
так: все сказанное имеет прямое отношение к интуиции.
Ирифма тоже. Верлибр, вошедший в моду, отказывается от
стиховой мелодии, ломится в открытую дверь, почти ничем
не отличается от прозы. А рифма... какая это чудесная под
сказка, счастливый случай! Благодаря ей стихотворение вет
вится, уходит в неожиданную сторону, превышает замысел,
оказывается непредсказуемым. «Милый, мертвый фартук /
И висок пульсирующий. / Спи, царица Спарты, / Рано еще.
Сыро еще...» (Пастернак). Страшно представить, что оста
лось бы от Пастернака, откажись он от рифмы! Рифма — ве
ликая спутница интуиции, одно из ярких ее проявлений.
Можно было бы, для пущей важности, вспомнить име
на знаменитых философов, писавших об интуиции: Берг
сон, Хайдеггер, Ясперс... Обойдусь без них, потому что по
эзия — дело конкретное, живое, предметное, и вместо дол
гих рассуждений лучше всего ткнуть пальцем в стихотвор
ную строку, в безошибочно выбранное поэтом слово.
Вдохновение, интуиция, владение стихом — это и есть
талант. А талант, как известно, от Бога. Он (талант) или
есть, или его нет; людей, обманувшихся насчет своего да
ра, неисчислимое множество, и они несчастны — постави
ли не на ту карту, выбрали не свое дело, сели в чужие сани.
Вдохновение, интуиция, игра на свирели, которую, как по
лагали древние греки, богиня подбрасывает в колыбель бу
дущему поэту... Поэтический труд — счастливый труд. Гово
ря об интуиции, надо еще сказать об инстинкте. Ин
стинкт — это, может быть, другое имя интуиции. Поэт, си
дя за письменным столом, «летит за данью полевой», как
пушкинская пчела, летит не задумываясь, безошибочно вы
бирая направление. Не задумываясь? Нет, конечно, думая,
мысля, но не «мудрствуя лукаво». Чем закончить мне эти
заметки? Приведу простое и неопровержимое высказыва
ние Тютчева: «Стихи никогда ничего не доказывали, кроме
большего или меньшего таланта автора». 45
Случай с пилотом
«Формулы-1»
В разговорах о вдохновении неред-
ко упоминается интуиция. «Это очень
близкие явления, — говорит Александр
Мелик-Пашаев. — Этимологически «ин-
туиция» — это усмотрение. Не логичес-
кий, рациональный вывод, а именно не-
посредственное усмотрение собствен-
ными глазами. Обычно интуитивные ре-
шения какой-либо задачи пытаются объ-
яснить тем, что человек много о ней
подспудно думал, информация в его со-
знании копилась неосознанно, а потом
скрытое знание дало подсказку — яви-
лось в развернутом виде». Действитель-
но, иногда интуитивное озарение можно
объяснить логически. Например, Дже-
рард Ходжкинсон, профессор Лиддско-
го университета (Великобритания), рас-
сказывает о случае с пилотом гонки
«Формула-1»: тот вдруг резко затормо-
зил перед очередным крутым поворо-
том сам не зная почему — и в результате
избежал столкновения со скоплением
автомобилей на трассе впереди. Неиз-
вестно откуда пришедшее решение, ско-
рее всего, спасло ему жизнь. «Пилот не
смог объяснить, почему он почувство-
вал, что должен остановиться, но этот
призыв был гораздо сильнее, чем жела-
ние выиграть гонку,— объясняет про-
фессор Ходжкинсон. — Водителя обсле-
довали психологи судебно-медицинской
экспертизы. Ему показали видео, чтобы
помочь мысленно пережить заново си-
туацию. И только тут он понял, что толпа
болельщиков, которая подошла вплот-
ную к заграждению, смотрела не на
трассу перед собой, как обычно, а в дру-
гую сторону и при этом выглядела за-
стывшей, замороженной. Это был си-
гнал. Даже не осознав, что видит,
водитель понял: что-то случилось, — и
успел остановиться».
Но не всегда интуитивные решения
можно объяснить логически, отложен-
ным в подсознании опытом. «Каждый,
кто подобные вещи испытывал, понима-
ет, что это далеко не исчерпывающее
объяснение, — говорит Мелик-Паша-
ев.— Основание интуитивного знания
скорее можно видеть в том, что человек
и мир, человек и другие люди, человек и
все явления жизни, которые представ-
ляются отдельными друг от друга, в глу-
бине своей имеют единую бытийную
природу, которая иногда осознается в
моменты, близкие к тому, что можно на-
звать вдохновением». Молчание Моцарта
Интересно было узнать, как объяс-
няет вдохновение современная нейро-
биология. Профессор СПбГУ, нейро-
биолог, психолингвист Татьяна
Черниговская ответила так: «Вдохнове-
ние — это особое состояние мозга, свя-
занное с ощущением счастья в момент
решения какой-либо проблемы. Вдохно-
вение ребенка, сидящего над какой-ни-
будь своей маленькой задачкой, это
практически то же самое вдохновение,
какое переживал, например, Леонардо
или Моцарт, когда работали. Но для того,
чтобы возникло гениальное произведе-
ние, одного вдохновения мало, необхо-
димы еще опыт и мастерство Леонардо
или Моцарта... Я своих студентов в уни-
верситете всегда предостерегаю от пре-
небрежительного отношения к искус-
Ближний круг Внутренний мир
46
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
РЕКЛАМА
Можно ли искусственно
вызвать вдохновение? «Подобные попытки были бы
вредны, — уверен психолог, док
тор психологических наук Алек
сандр МеликПашаев.— Человек
всем своим образом жизни, на
строем своих мыслей и чувств,
тем, что М. М. Пришвин называл
“творческим поведением” в по
вседневной жизни, может сделать
более вероятным пробуждение
вдохновения. Но не вызывать его
ускоренным и насильственным
путем — это будет ложное вдохно
вение. Искусственное взвинчива
ние себя, и не только чисто пси
хологически, но и (как нередко
бывает) с помощью различных
возбуждающих средств, может
увести в мир опасных иллюзий и
соблазнов, покалечить человека.
Но воспитывать себя к воспри
ятию вдохновения, конечно, мож
но. Этимология слова “вдохнове
ние” совершенно понятна: чело
век стал человеком, когда в глину,
из которой он был вылеплен, во
шел Дух Божий».
ству. Искусство — это не десерт, это
очень серьезная напряженная работа.
Нередко искусство предвосхищает зна-
чительные научные открытия. Так, писа-
тели задолго до ученых описали некото-
рые механизмы человеческой памяти.
Художники-импрессионисты интуитивно
использовали законы восприятия цве-
та, которые наука смогла описать только
после них. Интуиция позволяет сделать
следующий шаг в познании или находит
более короткий путь... Сейчас модно
изучать, что происходит с мозгом в раз-
ных необычных состояниях — в коме,
например, но вдохновение — это не
предмет нейронауки. Нейрофизиология
сейчас не может объяснить, как работа-
ет мозг в состоянии вдохновения. И мне
кажется, не сможет объяснить никогда».
Александр Мелик-Пашаев: «Замеча-
тельный философ Анатолий Арсеньев,
рассказывая о своем пути в философии,
говорил: “Я понял, что если идти чисто
рациональным путем, путем логических
выводов из тех фактов и обобщений,
которые уже известны, то ничего от-
крыть, собственно говоря, нельзя”. От-
крытие — это всегда прыжок через не-
кие отсутствующие звенья, которые
восстанавливаются уже после того, как
результат получен. Кто-то из великих
математиков признавался: “Результат у
меня уже есть, но я еще не знаю, как я к
нему приду”. Художник “знает” некий
обобщенный эмоциональный образ
своего будущего произведения с мо-
мента его зарождения, раньше, чем он
его продумал, проявил в деталях. Во
время вдохновенной работы он пробует
разные пути и постоянно чувствует, то
он делает или не то, приближается к
своему образу или нет».
Даже самые лучшие фотографии
крестного хода на Пасху ничего не рас-
скажут о том, что происходит в душах его
участников, если сами они не пережи-
вали ничего подобного. Физики не могут
наблюдать сами электронные частицы,
изучают только их следы.
Так и с вдохновением. Моцарт после настойчивых расспро-
сов одного из своих корреспондентов
признался, что музыкальные идеи явля-
ются у него сразу законченными и весь
труд по работе над ними заключается в
том, чтобы... все без повреждения запи-
сать. И больше просил не заговаривать
с ним об этом.
— Люди творческие спорят
о природе вдохновения века
ми, но сходятся на том, что без
этой таинственной силы, про
исхождение которой — в неких
запредельных для человека
сферах, творчество вообще не
возможно, без нее художник —
не художник, а жалкий ремес
ленник, вспомним хотя бы зна
менитое стихотворение Рай
мона Кено «Искусство по
эзии»: «Возьмите слово за ос
нову / И на огонь поставьте слово, / Возьмите мудрости щепоть, / Наивно
сти большой ломоть, / Немного звезд, немножко перца, / Кусок трепещу
щего сердца / И на конфорке мастерства / Прокипятите раз, и два, /
Имногомного раз все это. / Теперь пишите! Но сперва / Родитесь всетаки
поэтом». (Пер. М. Кудинова.)
Слово «вдохновение» очень точно определяет одно из свойств, прису
щих человеку, — а именно то, что человек есть образ Божий. Мы не только
Его творения: Бог — еще и Отец, а мы — Его дети; именно подчеркивая эту
грань наших отношений с Всевышним, Сам Христос дал нам молитву «Отче
наш». И так же как дети генетически наследуют те или иные качества зем
ных родителей, мы наследуем некоторые качества, присущие Богу: личност
ность, способность к любви, самопожертвованию, творчеству, свободе. Сре
ди этих качеств — орган для восприятия духа, способность быть «вдохновен
ными». Грубо говоря, такова физиология, конституция, Богом данное уст
роение человека как существа.
Так вот, в разговоре о вдохновении всегда стоит уточнять, о чем речь.
Источник духа, посылаемого человеку, может быть разным. Человек спосо
бен принять и Духа Святого, и темные духовные инвольтации сил демониче
ских, упоение бунтом, тоской и гордым одиночеством, исходящее от анге
лов, отпадших от Бога, ставших врагами и человека. Без вдохновения (своими трудами человек лишь способствует ему, дает
реализоваться) творчество невозможно. И творчество спасения и воссоеди
нения с Богом и ближними, творчество исполнения заповедей, творчество
устроения своей жизни, и земной, и вечной, и — в более узком смысле — ху
дожественное творчество. Огульно объявлять «вдохновение вообще» бесов
ским дурманом и глупо, и богохульно. Но вот разбираться в каждом конкрет
ном случае: каков именно источник вдохновения того или иного художника,
поэта, музыканта, каковы духовные корни того или иного произведения, ка
кими средствами и каких именно целей оно достигает (или не достигает),
каков месседж произведения, в чем оно соответствует духу евангельскому, а
чем погрешает против правды и красоты, каков его результат по воздейст
вию на зрителячитателя, какое послевкусие произведение несет (укрепляет
ли веру, надежду и любовь или же возбуждает похоть, усиливает цинизм,
уныние и неверие в благость Бога и человека), — вот это совершенно необ
ходимо.
Вдохновение:
какого духа
мы принимаем? Поэт, священник
Сергий КРУГЛОВ,
клирик Спасского
собора города
Минусинска
Красноярского края:
47
Ближний круг Персона
48
Фото диакона Андрея Радкевича
49
Раз — вредитель, два —
вредитель
— Когда вы придумали Хому и Сус-
лика? — Еще в шестидесятых годах. Мне
все время хотелось написать сказки о
каком-нибудь симпатичном зверьке. Но
все животные были «разобраны»: мед-
вежата, зайчата и даже волчата... Не пи-
сать же о тушканчиках? И вдруг возник-
ло — хомяк, мне хомяки всегда
нравились, у них щеки пузатые. Имя ему
подобрал: Хома —как Homo. У хомяка
тут же возник лучший друг Суслик. Пер-
вые сказки были опубликованы в жур-
нале «Подъем» в Воронеже, следом — в
«Сельской молодежи». И вот я принес ру-
копись — одиннадцать сказок — в изда-
тельство «Малыш». Ту, первую книгу я
сдал в издательство в 1969 году, а вы-
шла она в 1975-м. С большими усилия-
ми: ее сдали в типографию и будто бы о
ней забыли. Издавать боялись.
— Что же там было страшного?
— Не знаю, может быть, то, что в
сказке «Как Хома страшные истории рас-
сказывал» говорится: «Очень любил Хо-
ма о страшном рассказывать, когда до-
ма был. В роще попробуй расскажи, или
в поле: все вокруг ушастые, слышат хоро-
шо». А в другом месте Хома восклицает:
«Наше дело правое, но наше дело ма-
ленькое!» Или в сказке «Как Хома клетку
нашел» мне хотелось показать, что толь-
ко в клетке можно обрести свободу: жи-
ви сколько влезет, и никого бояться не
надо. «Просунул он ноги сквозь прутья
клетки и пошел гулять. Слава о нем по
всем окрестностям катилась. Виданное
ли дело! Какой-то хомяк, а куда хочешь
ходит, что хочешь делает, и ничего с ним
сделать нельзя...» Наверное, поэтому то-
гда книга шесть лет в издательстве про-
лежала... А в самом начале книжки: «Чуть
какая опасность — лиса или пионеры —
нырь под землю» — пионеров мне заме-
нили на просто мальчишек.
— А, пионеры боролись с сельско-
хозяйственными вредителями?
— А то! Хомяк и суслик — вредители.
Пришлось даже зерна заменить горо-
хом: «Раз — горох, два — горох». Хотя,
боюсь, хомяки и суслики вообще горох
не едят. Но нельзя же делать героем
сказки вредителя — меня самого «вре-
дителем» объявят! В печати заявляли,
что один суслик запасает на зиму у себя
в норе чуть не два пуда зерна! Вот и при-
шлось придумать горох: он безобиднее.
А зерна... Когда-то за зернышки, за ко-
лоски людям крепко доставалось...
Книги и лето
— Расскажите про ваше детство.
Вы помните войну?
— Война началась, когда мне было
три года. Лет с пяти уже что-то помню, а
послевоенное время — как живое пе-
ред глазами. Помню, как, наверное, в
сорок втором маму встречал. Шел куда-
то далеко, через поле — как сейчас по-
нимаю, из-за голода: она получала доп-
паек и сохраняла для меня кусочек
хлеба. И мы попали под бомбежку, она
меня своим телом закрывала, а я внизу
лежал и жадно ел этот хлеб. Помню, как
мы, пацаны, капустные кочаны тырили,
жмых с поездов, а составы были воен-
ные, охрана стреляла... Помню в Кашире
баррикады из мешков с песком на ули-
Приключения Хомы и Суслика —
энциклопедия русской жизни
Известные добрые сказки про Хому и Суслика в Китае назвали
«энциклопедией русской жизни». Создатель Хомы и Суслика —
писатель и сценарист Альберт ИВАНОВ рассказал «НС» о том,
как зло в послевоенной школе повлияло на его решение
писать добрые сказки, почему его Хомяк и Суслик едят не
зерна, а горох и о том, что, где бы он ни жил, за окном у него
всегда был храм.
Альберт (в крещении Олег) Анатольевич ИВАНОВ родился в
1938 году. Окончил филологический факультет Воронежского го
сударственного университета и сценарный факультет ВГИКа.
Первая книга вышла в 1962 году (совместно с Юрием Воищевым). Писа
тель, автор сказочных повестей «Записки звездочета Сириуса», «Лилипут
— сын великана», сборников сказок «Хитрая ворона», «Крылья, ноги и хво
сты» и более двадцати книг о приключениях хомяка Хомы и его друга Сус
лика. Автор сценариев (некоторые — в соавторстве) к фильмам «Семь ста
риков и одна девушка», «Свистать всех наверх!», «Три дня в Москве»,
мультфильмам «Приключения Хомы», «Раз — горох, два — горох», «Хитрая
ворона», «Крылья, ноги и хвосты» и др. С 2004 года — член Академии рос
сийской словесности, с 2008го — Академии российской литературы. НС:
Текст: Ирина ЛУКЬЯНОВА
Ближний круг
Персона
50
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
цах. Но немцы в Каширу так и не вошли.
А после войны я учился в школе в разру-
шенном Воронеже. Послевоенная муж-
ская школа — ад кромешный. — Школа — ад?
— После уроков — драки, разборки
разных компашек... Верховодили пере-
ростки, второгодники. Шпана... Воров-
ство... Царила настоящая «дедовщина».
Каждый день кого-то бьют то кулаками, то
портфелями, втроем — одного. Старшие
издевались над младшими. Сила торжес-
твовала, унижая слабых. Насмотрелся я
на все эти воровские замашки, эти фик-
сы, сапоги гармошкой, чубы под малень-
кой кепочкой... Нормальная школьная
жизнь началась только после седьмого
класса, потому что многие отсеялись: одни
по глупости, другие в колонию угодили,
третьи ушли в ремеслуху... А в школе оста-
лись вроде бы мирные ребята, которые
учились, не особенно дрались, читали
книжки и даже спорили об искусстве. При-
чем среди них были ребята из очень бед-
ных, пьющих семей: так, у одного моего
друга братья были шпаной, зато сам он
знал, кто такие импрессионисты (наши
учителя, например, не знали), и собирал
репродукции, открытки с картин француз-
ских художников. Я начал ходить в литера-
турный кружок при Доме учителя. Его вела
поэтесса Лия Бережных. Мне захотелось
писать сказки о добром. Я достаточно на-
видался зла в школе. А сказка потому и
сказка, что в ней добро побеждает. — Вас в детстве наказывали?
— Еще бы! Коварное было время.
Улица била, чтобы, как говорится, под-
бить на плохое. А дома лупили для того,
чтобы делал только хорошее: не курил,
не дрался. Шаткое было равновесие. — И как вы из этой дилеммы вы-
ходили?
— С переменным успехом. То с разби-
тым носом, то с поротым задом. Всюду
жизнь. Еще меня очень выручали книги.
Я был запойный книгочей. Мама в треть-
ем классе дала мне почитать книгу Беля-
ева «Человек-амфибия». Это первая кни-
га, которую я прочел самостоятельно — и
все, я погиб. После этого я был записан в
трех библиотеках города: в школьной, в
городской и в Доме учителя. Начал соби-
рать книги, у нас подобралась такая ком-
пания — мы ходили по книжным магази-
нам, изучали тематические планы
издательств... На улицу не было особенно
времени. После школы — книги, а ле-
том — рыбалка. Мы уходили вдвоем-
втроем на весь день — река, лес, птицы
поют, что еще нужно? После школы посту-
пил на филфак Воронежского универси-
тета — в первые два года мало что ново-
го пришлось читать, многое было
прочитано раньше. А во ВГИК на сценар-
ный поступил после ВГУ. И жизнь так сло-
жилась, что шесть лет работал редакто-
ром на «Мосфильме» в объединениях
Ивана Пырьева и Григория Чухрая. Пока стоит
Дзержинский
— Кто для вас в дет-
стве был моральным ав-
торитетом?
— Об этом у меня что-
то есть в рассказе «Глаза»:
«Они, ребята, не были та-
кими уж правильными со-
ветскими мальчиками...
Их примером в жизни бы-
ли не Павка Корчагин, но Айвенго, не дя-
дя Степа, а капитан Немо. Настоящая
жизнь простиралась лишь в книгах — от
морей до океанов, от пампасов до са-
ванн, от каньонов до горных хребтов, а
реальная — от дома до школы и обратно.
И эту докучливую жизнь нужно было про-
сто терпеть. Но из всего, что нудно и серо
жило вокруг, в них по-настоящему вошла
только война, ее железное время, с при-
вкусом ржавчины на зубах, и неподдель-
ная доброта всех этих невыдуманных со-
седских тетей Галь, тетей Лен и мужества
одноногих дядей Миш и безруких дядей
Вань, которые спасали страну с великим
лозунгом “За Родину, за Сталина”... Те-
перь-то я считаю: за Родину — от души, за
Сталина — по привычке».
— «Глаза» — не детская литерату-
ра, как я понимаю. У вас ведь много и
не детских книг?
— Несколько повестей и рассказов.
Последняя — повесть «Старая немецкая
сказка, или Игра в войну». О том, как
после войны десятилетний мальчишка
жил с отчимом в Германии. Русские ре-
бята воевали с немецкими не на жизнь,
а на смерть. Это для взрослых война
кончилась, а у детей она продолжалась.
И наши пацаны чувствовали себя в Гер-
мании победителями и зачастую изде-
вались над побежденными.
Меня считают сказочником, но в Со-
юз писателей СССР приняли в 1966 году
с тремя совсем не сказочными книгами
и сценарием фильма — на «Мосфильме»
поставили мою киноновеллу «Лестница».
Все это были совершенно реалистичес-
кие вещи... Правда, в них не было ни пи-
онерских организаций, ни комсомоль-
ских собраний. Я писал о ребятах,
которых знал, и о приключениях, о кото-
рых мы мечтали, а так называемая «со-
ветская» жизнь меня совершенно не ин-
тересовала. — А где вы берете сюжеты для
своих сказок — у вас же их сейчас
больше двухсот пятидесяти?
— Отвечу очень банально: из жиз-
ни, она горазда на выдумки. Да и фан-
тазии, видимо, хватает. Недаром же
где-то в интернете меня назвали писа-
телем-фантастом. В детстве я любил
фантастику и исписывал толстые тетра-
ди, сочиняя невероятные бесконечные
истории в стиле, который сейчас назы-
Первую книгу
о Хоме и Суслике
сдали
в типографию
и «забыли» о ней
на шесть лет —
боялись издавать!
С Хомой и Сусликом многие знакомы
благодаря замечательным мультфиль-
мам и детским книгам, выдержавшим
не одно издание. Правда, не все зна-
ют, что их автор —не только детский пи-
сатель, у него есть и «взрослые» книги
51
вается «фэнтези». Еще с пятого класса
сохранилась целая стопа этих сочине-
ний. Мы с моим другом наперегонки
соперничали, кто больше напишет.
Кстати, он тоже стал писателем — его
зовут Юрий Воищев. Мы с ним выпус-
тили четыре веселые книги, когда ста-
ли взрослыми. Сейчас Воищев живет в
Израиле, еще в советские времена он
хотел туда уехать. Но, по-моему, его там
вообще не печатают. Не ко двору. На-
ши книжки выходили с 1962-го по
1968 год в издательстве «Советская
Россия». Детгиз тогда подчинялся Мин-
просу, там ничего, даже мало-мальски
вольнодумного, нельзя было себе по-
зволить. А в «Советской России» была
детская редакция, и можно было все-
таки опубликовать книги без пионер-
ских дел и революционных событий.
В «Пиратах неизвестного моря», необы-
чайно тогда популярной, мы рассказы-
вали о пиратской «организации», со-
зданной ребятами, и впервые сказали,
что пионерский лагерь — это смертная
бюрократическая скука. А в Детгизе я
пытался издать свою повесть-сказку
«Лилипут — сын великана». Редактор
показала мне на памятник Дзержин-
скому за окном и молвила: пока стоит
этот памятник, ваша книга не выйдет. Почему? Видимо, потому, что, поми-
мо всего «смелого», там была еще и гла-
ва о планах по сносу красивейшей церк-
вушки людьми, заявлявшими: «Слава
Богу, мы все безбожники». В 1989 году
это, кажется, было. — Стало быть, Дзержинский дол-
го не устоял.
— Не устоял. И в 1993-м книга вы-
шла. А по поводу Хомы и Суслика — ко-
нечно, сказки про них вовсе не полити-
ческие. Разные. Есть даже написанные
на религиозную тему — например, о
том, как Суслик в чужом глазу сучок ви-
дит, а в своем бревна не замечает.
Сказку об Орлике я написал после од-
ной проповеди священника в нашем
храме — он говорил о том, что в старые
времена приезжали к нам в Голенище-
во охотиться на орликов, диких голубей.
И я про миролюбивого Орлика написал.
Или однажды Аня, наша юная прихо-
жанка, рассказала, что видела школь-
ный глобус с пробитой дырой на месте
Америки... И я сочинил сказку о глобусе:
«Как Хома с Сусликом вокруг Земли
вертелись». Так что по-разному выхо-
дит: что-то из жизни берется, что-то фан-
тазия подсказывает. Церковь за окном
— Ваша семья была
верующей?
— Среди моих родных
верующей была, пожалуй,
только бабушка, мать мо-
его отца, школьного учи-
теля русского языка и ли-
тературы. Он рано ушел из
жизни — в 1948 году, ког-
да мне было всего десять
лет. Помню, как, малолетним, я отбивал-
ся, когда бабушка настойчиво пыталась
заставить меня поцеловать руку встре-
ченному на улице попу. Слава Богу, он ее
остановил. Помнится, она очень боялась
грозы, и приходилось вместе с ней пря-
таться под столом. Она очень любила ме-
ня. И никогда не переубеждала, когда я
нахально твердил, что Бога нет. Она
лишь молилась за меня. А мама была
убежденной атеисткой. Дочь простой
крестьянки, она окончила два вуза, ста-
ла кандидатом наук, доцентом институ-
та. Добилась всего сама. Ей я посвятил
повесть-сказку «Бородачи, или Гром и
молния», вышедшую в Воронеже. Любопытно, что, где бы я ни жил — в
Кашире, Воронеже, Москве или даже в
Германии, — из нашего окна всегда бы-
ла видна церковь. Она словно звала,
притягивала к себе. И везде и всюду ме-
ня тянуло зайти в Божий храм. И детские
наши игры зачастую проходили за узор-
ной оградой заброшенных церквей и ча-
совен. И несмотря ни на что, там тебя ох-
ватывало умиротворение и была
какая-то особая тишина с легким трес-
ком серых городских кузнечиков и стре-
коз в буйных бурьянах. Там у меня, вспо-
минаю Каширу, были приятели, братья
Ануровы, у них отец был церковный сто-
рож. Церковь уже закрыли. Они были
добрые ребята, с ними можно было про-
сто играть, они не звали: айда чего-ни-
будь стырим или окно кокнем. Сам цер-
ковный двор помогал, отгораживал от
уличного зла. Они жили где-то в подвале,
под церковью — многие тогда вообще в
землянках жили. Братья были благород-
ные, добрые, честные.
— Как вы пришли к вере?
— Грехи замучали. Хотелось покаять-
ся и обрести опору в жизни. — Вы уже были взрослым челове-
ком?
— Когда-то я часто проходил мимо на-
шего шатрового храма Живоначальной
Троицы в Троицком-Голенищеве, любо-
вался им и лишь изредка заходил на служ-
бу. И живу недалеко, и работал тогда на
«Мосфильме», почти рядом. А в 1993 году
остался в храме навсегда, стал прихожа-
нином. Меня крестил, а потом и венчал с
женой Галиной настоятель храма протоие-
рей Сергий Правдолюбов.
— Как по-вашему, нужна специ-
альная православная художествен-
ная литература для детей?
— Православная литература —
часть общей культуры... Вот «Белый пу-
дель» Куприна — это православный рас-
сказ или нет? Я, кстати, даже начинал
читать Библию с детской Библии — там
все понятно разъяснялось... — У вас есть, скажем так, христи-
анские сказки,например, в сказке
«Великая тайна» Хома открыл, что
Бог есть — потому что само собой ни-
чего не делается:«Раз все это есть,
значит, Кто-то сделал...» И еще там
есть фраза: «Помни: ты потому
спишь спокойно, что Кто-то не спит».
Как вы определяете для себя ту «по-
учительную» грань, которую не сле-
дует переходить? — Я никогда не любил поучений и ни-
когда их не слушал. «Веди себя хорошо,
думай об этом так, поступай правиль-
но» —меня это не интересует. Если это
будет впрямую нравоучительно — у ме-
ня не получится писать. А если и получит-
ся — порву и выброшу. Я когда пишу,
всегда думаю: могу я это прочитать дру-
зьям? Как они к этому отнесутся? Иные
взрослые читатели еще в 1975 году го-
ворили, что сказки у меня не детские. Но
прошли годы — и дети их вполне пони-
мают. Люди, что ли, так изменились?
Хомяк и суслик —
вредители,поэтому
зерна пришлось
заменить горохом:
«Раз — горох, два —
горох», хотя, кажется,
они горох не едят
Не цветок на клумбе В основе суррогатного материнства
лежит метод искусственного оплодотво-
рения (ЭКО), когда яйцеклетку извлека-
ют из организма женщины, оплодотво-
ряют «в пробирке», но полученный
эмбрион не переносят обратно в орга-
низм матери для дальнейшего развития,
а помещают в организм совершенно чу-
жой женщины, суррогатной матери.
Именно она все девять месяцев будет
носить чужого ребенка под сердцем. «Надо понять сразу, — говорит аку-
шер-гинеколог и перинатальный пси-
холог Елизавета Новоселова, — что ре-
шению прибегнуть к суррогатному мате-
ринству предшествуют годы попыток из-
менить что-то в своем здоровье. Люди,
которые прибегают к этому методу, — те,
кто уже маниакально зациклен на идее
родить генетически своего ребенка».
Многие считают, что суррогатное мате-
ринство в этом случае — необходимая
помощь людям. Говорят даже о важности
материальной стороны для неимущих
женщин, которые таким образом могут и
другим помочь, и свое материальное по-
ложение поправить. Но моральная сторона вопроса оста-
ется предметом спора для тех, кто с тре-
петом относится к идее материнства.
И ведь оказывается, что существует и
вполне реальный психологический вред
от такого рода помощи. «Материнство с
Ближний круг Родительский клуб
52
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
Суррогатное материнство:
за деньги, но под сердцем
Материнский инстинкт так
же силен, как инстинкт
самосохранения. Видимо,
об этом забывают те, кто
соглашаются стать
суррогатными матерями.
Можно за деньги
попросить инстинкт
замолчать, но ведь он не
послушает —
и суррогатная мать будет
беременна именно своим
ребенком, каким бы
чужим он ей ни был по
медицинским
показателям. Кому
и почему от этого плохо?
Текст: Ирина СЕЧИНА
Фото РИА Новости
53
психологической точки зрения не может
быть ложным. Ребенок — это не просто
цветок, который посадили на клумбу, по-
лили, добавили удобрения, и он растет, а
потом его можно сорвать, и с клумбой от
этого ничего не случится», — говорит пе-
ринатальный психолог.
Прогестерон и другие
неожиданности
За девять месяцев беременности
женщина по-разному осознает свое со-
стояние. В перинатальной психологии
(pere — вокруг, около; natos — рожде-
ние) принято выделять несколько пери-
одов, в которых отношение беременной
женщины к своему «интересному поло-
жению» и окружающему миру претерпе-
вает значительные изменения. Все они
входят в так называемую психологичес-
кую доминанту беременности, то есть в
ряд различных эмоциональных состоя-
ний, которые властвуют (доминируют)
над всеми остальными житейскими пе-
реживаниями беременной женщины. Гормон прогестерон — один из глав-
ных персонажей картины беременности.
«С того момента как женщина становится
беременной, с момента прикрепления
зародыша и начала его развития, неза-
висимо от того, ее это ребенок или подса-
женная оплодотворенная яйцеклетка от
других генетических родителей, ее орга-
низм начинает работать в режиме все
для фронта, все для победы. Задача про-
гестерона — освободить все вакантные
энергетические ресурсы для вынашива-
ния плода», — рассказывает Елизавета
Георгиевна. Под влиянием гормональной
перестройки все обычные гормональные
процессы женщины уходят на второй
план, перестраивается работа всей нерв-
ной системы. Этот неумолимый прогестерон не
только освобождает энергетические ре-
сурсы — он еще и усыпляет дракона, ко-
торый в виде иммунитета пытается истор-
гнуть из организма женщины «инородное
тело» — плод. С точки зрения иммуноло-
гии беременность — это чудо, потому что
нормальная иммунная реакция организ-
ма — это реакция отторжения. Борьба
прогестерона с иммунитетом часто выра-
жается так называемым ранним токси-
козом беременных. И тут суррогатная
мать оказывается в более худшем поло-
жении, чем если бы она была беремен-
ной генетически своим ребенком. «При
обычной беременности половина геноти-
па плода принадлежит матери, а сурро-
гатная мать вынашивает полностью гене-
тически чужеродный плод, — говорит
Елизавета Георгиевна. — Реакции оттор-
жения, которые выражаются слабостью,
потерей аппетита, рвотой, снижением ве-
са, апатией, тревогой, мнительностью,
раздражительностью, у суррогатной ма-
тери могут быть физиологически гораздо
сильнее выражены, чем у женщины, вы-
нашивающей собственного ребенка».
Быть беременной понарошку не получит-
ся, потому что физиологический меха-
низм никто отменить не может. А дальше все последующие периоды
доминанты беременности будут все
больше и больше погружать женщину в
ощущения именно своей беременности,
в заботу о своем ребенке, которого ей
придется отдать.
Грань стирается
Когда токсикоз заканчивается, насту-
пает доминанта, которую называют «по-
гружением». Под действием этой доми-
нанты многие женщины начинают
совершать поступки, подчеркивающие их
беременность в собственных глазах и в
глазах окружающих. Именно в это время
женщина имеет право попросить ей до-
стать подснежники в январе — мало ли
что взбредет в голову беременной жен-
щине! Материнство в это время — как
свет, который нельзя скрыть в темном уг-
лу. «Женщина расцветает: формы стано-
вятся более женственными, волосы гуще,
улучшается состояние кожи. — Елизавета
Георгиевна обещает в этот период много
приятных перемен: — Женщина начина-
ет активно увлекаться всем, что связано
с тематикой беременности, сидеть на фо-
румах, выяснять, как и где лучше рожать.
Все это касается и суррогатной матери —
ведь рожать-то придется ей. Сама того не
замечая, она полностью погружается в
тематику материнства». Тем временем у генетических роди-
телей тоже есть свои представления о
том, как и где их суррогатной матери луч-
ше рожать, когда ей гулять и что ей есть.
«Если в этих вопросах порой бывают се-
рьезные разногласия с собственными
близкими при обычной беременнос-
ти,— говорит Елизавета Георгиевна, —
то что уж говорить о конфликтах с гене-
тическими родителями при суррогатной
беременности». Материальный стимул,
который по плану должен был помочь
перенести все невзгоды, в этот период
доминанты не работает, нередко у жен-
щины пропадает интерес к работе, уче-
бе, быту — ко всему, кроме беременно-
сти. Тем более что к этому времени
ребенок уже начинает шевелиться. Гормоны делают свое дело. Женщи-
на хорошо себя чувствует и хорошо вы-
глядит. Все в окружении относятся к ней
как к беременной, генетические родите-
ли своим участием в процессе тоже все
время напоминают ей об этом. Женщи-
на постепенно начинает ощущать себя
по-настоящему беременной. Грань «чу-
жой-свой» ребенок начинает стираться.
Мама для чужого
Затем наступает стадия доминанты,
которую называют «синдром перемен».
Если вы видите беременную женщину, с
увлечением оклеивающую новыми обо-
ями комнату в два часа ночи, то знайте,
что она находится на этой стадии. Подго-
товка будущего места для малыша в
крови у беременных. Все нормальные
родители — и, кстати, биологические
родители ребенка, вынашиваемого сур-
рогатной матерью, — в это время разъ-
езжают по строительным рынкам, ста-
новятся дизайнерами и маркетологами.
Только суррогатная мать не имеет на
это права. Кроме того, теперь уже она
вызывает генетических родителей на
конфликты своим вмешательством в
планирование интерьера будущей дет-
ской. «В это время так хочется вязать
чепчики и пинетки, хотя до беременнос-
ти ты и не собиралась! И это очень тяже-
ло, когда тебе не дают их вязать для чу-
жого ребенка, которого носишь ты», —
Елизавета Георгиевна говорит, что сур-
рогатная мать, даже если пытается по-
давить в себе синдром гнездования, до
конца сделать это не в состоянии. Она
даже может ставить генетическим ро-
дителям условия: хочу, мол, чтобы стены
в детской были персикового цвета! Но
никто спрашивать ее не будет.
Зачем все это?
«К концу второго триместра бере-
менности будущая мама начинает по-
дробно расспрашивать рожавших по-
Ближний круг
Родительский клуб
54
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
друг, читать в интернете дневники бере-
менности и рассказы о родах», — так
описывает Елизавета Георгиевна вступ-
ление в силу «информационной» доми-
нанты. Иногда под действием этой доми-
нанты женщина видит тревожные
«вещие» сны, начинает представлять
свои роды. И нередко именно в этот пе-
риод помимо обычного страха перед ро-
дами у суррогатной беременной женщи-
ны наступает страх мистический.
Женщина говорит себе: зачем я рожаю
этого чужого ребенка? А вдруг это не-
правильно? А вдруг меня за это Бог на-
кажет? И наконец, в «предродовой» доми-
нанте начинается самый печальный пе-
риод суррогатной беременности. Если
обычная беременная женщина постоян-
но представляет себя в роли матери, то
что остается делать матери суррогат-
ной? «Вот я рожу, и все, конец?» — гово-
рит себе женщина. Елизавета Георгиев-
на сравнивает это состояние с
состоянием человека, который прошел
испытательный срок на очень важную
для него работу, но на работу его все-та-
ки не взяли. При суррогатном материнстве ни
одна из естественных потребностей бе-
ременной матери не реализуется. «Изъ-
ян со стороны психологического стату-
са у женщины, которая носит ребенка и
знает, что он никогда не будет ей при-
надлежать, безусловен, — Елизавета
Георгиевна говорит об основной психо-
логической проблеме суррогатной ма-
тери. — У нее происходит как бы “раз-
двоение личности”: одна ее часть
планирует некоторую медицинскую
операцию с целью поправить свои фи-
нансовые дела, а вторая, независимо
от первой, оказалась по-настоящему
беременной, любит ребенка, которого
девять месяцев носит под сердцем, и,
естественно, считает его уже своим».
Этот диссонанс вызывает стресс и деп-
рессию, а также психопатические реак-
ции, вредные и женщине, и тем более
ребенку, которого его генетические ро-
дители так хотят видеть полностью здо-
ровым. Несчастная семья
Ясно, что беременным нельзя нерв-
ничать, психологический стресс для них
противопоказан. Но что именно проис-
ходит с ребенком, когда суррогатная
мать испытывает психологический
стресс? И опять придется говорить о
гормонах. «Женщина находится в по-
давленном состоянии, ее мозг выделя-
ет меньше гормонов эндорфинов. В по-
пулярной литературе их еще называют
“гормоны счастья”, — говорит Елиза-
вета Новоселова. — От количества эн-
дорфинов зависит скорость обменных
процессов и работа всех органов чело-
века, а если это организм беременной
женщины, то, соответственно, и состоя-
ние организма ребенка. Стресс во вре-
мя беременности увеличивает риск не
только психологической
ущербности ребенка в
будущем, но опасен и для
физического здоровья.
У ребенка могут оказать-
ся патологии разви-
тия»,— считает Елизаве-
та Георгиевна. Но и генетическим ро-
дителям приходится не
сладко. «На западе в 60 процентов слу-
чаев суррогатные матери пытаются
расторгнуть договор или же скрыться с
глаз своих нанимателей. Также неред-
ки попытки выкрасть ребенка, — Ели-
завета Георгиевна считает, что у генети-
ческих родителей достаточно причин
нервничать. — Если мы боимся, остав-
ляя ребенка с няней, то какой же страх
должна испытывать женщина, если ее
ребенка носит другая женщина. Тут уж
волей-неволей начнешь думать: а не
делает ли она что-нибудь неполезное
ребенку, не захочет ли она у меня его
украсть, не полюбила ли она его боль-
ше, чем я? И потом, когда этот ребенок
уже родился, где гарантия того, что био-
логические родители не будут подсо-
знательно искать у него черты сходства
с той женщиной, которая его носила,
особенно если возникнут проблемы в
подростковом возрасте: “А это правда
мой ребенок? А может быть, все-таки
немножечко не мой, потому что не я его
носила?”» Свой или чужой?
В Церкви проблема суррогатно-
го материнства пока не получила
однозначной оценки. Например, на-
стоятель московского храма Трех Свя-
тителей на Кулишках, профессор бо-
гословия, автор курса «Нравственное
богословие» протоиерей Владислав
Свешников считает, что суррогатное
материнство — это своевольное нару-
шение воли Божией о природе челове-
ка. «Все, что предусмотрено Богом для
развития и деторождения человека,
нарушать нельзя. Иначе совершенно
непонятно, какая из этого ребенка вы-
растет личность — ведь все имеет ду-
ховные последствия», — говорит он.
Заведующий кафедрой теологии Туль-
ского государственного университе-
та протоиерей Лев Махно говорит,
что надо с осторожностью обсуждать
тему суррогатного материнства, чтобы
не ранить тех людей, которые страда-
ют, не имея детей в браке: «Можно
очень легко обидеть своим осуждени-
ем человека,который не блудит, не ве-
дет беспорядочный образ жизни, а
просто хочет стать родителем. Не надо
с ходу осуждать тех, кто идет на такой
способ вынашивания ребенка — мы
нередко не понимаем всей глубины
трагедии людей, у которых не может
быть детей». Но что может случиться с нашим об-
ществом, если суррогатное материн-
ство можно будет купить, как путевку в
Турцию? Суррогатное будущее, по мне-
нию Елизаветы Новоселовой, не пред-
вещает ничего хорошего: «Сам аспект
материнства начнет деградировать.
Если привести на консультацию к пси-
хологу своего подростка, то первое,
что психолог спросит: как носили бере-
менность, как долго кормили грудью?
Если настолько важно грудное вскарм-
ливание, которое прекрасно можно
заменить кормлением из бутылочки, то
что говорить о вынашивании ребенка,
о генетической целостности организ-
ма, о преемственности поколений и
формировании во время беременнос-
ти родовой доминанты, которая по сути
является увертюрой к дальнейшему со-
знательному материнству». Ребенок — не просто цветок, который
посадили на клумбу, добавили
удобрений, и он растет, а потом его
сорвали, и с клумбой ничего от этого
не случилось
РЕКЛАМА
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
Ближний круг
Детский вопрос
Олег ТИШАНИНОВ, районный психолог (Каргопольский
район Архангельской области):
— Причин, по которым ребенок ведет себя фамильярно
с матерью, может быть очень много. Мы можем лишь пред-
положить некоторые из них. Например, мама хочет, чтобы
дочка вела себя прилично, но за собой она не замечает, что
тоже ведет себя фамильярно. Может быть, она позволяет се-
бе ребенка постоянно одергивать, делать замечания, может
быть, часто шлепает дочку — и при этом требует, чтобы та так
не делала. Но дети ведь копируют стиль поведения родите-
лей. Мама должна сначала последить за собой: а нет ли та-
кого, что они вредничают по очереди — сначала мама, а по-
том дочка? Может быть, стоит спросить у близких, у
супруга — со стороны ведь виднее. Еще возможная причина того, что ребенок ведет себя пло-
хо именно с мамой: он заметил, почувствовал, что мама —
слабое звено в семейной системе воспитания, что она стара-
ется избегать конфликтов настолько, что не умеет вовремя
выставить границы. Может быть, мама ведет себя непоследо-
вательно: в одной ситуации что-то разрешает, в другой то же
самое запрещает. А ребенок не понимает, почему вчера было
нельзя, а сегодня можно. Он видит, что взрослый не добивает-
ся результата, и понимает, что можно поторговаться, извлечь
для себя выгоду из этой мягкости, интуитивно чувствует сла-
бость и выбирает этого родителя для того, чтобы вить из него
веревки. Что делать родителям в такой ситуации? Понять, что
причина в нас самих, нужно менять себя, вести себя по-друго-
му во всех сферах жизни, проявлять большую настойчивость,
доводить дело до конца, и если ты что-то требуешь от ребенка,
то правила должны быть четкие и постоянные, а не так что
«вчера я много всего запретил, сегодня побольше разрешу». Но прежде чем начать устанавливать дисциплину, первое,
на что надо обратить внимание, насколько безусловно мама
принимает своего ребенка. Условное принятие — когда ре-
бенка мы любим как будто «за что-то»: что он хорошо себя ве-
дет, что он помощник, подает надежды в спорте, отличник и т.д.
Но ребенку необходимо, чтобы его любили просто так, за то, что
он есть. И только на этой основе можно налаживать дисципли-
ну. Но не наоборот. Часто причина проблем бывает в этом —
мы хотим наладить дисциплину, делаем все «по науке», а люб-
ви проявить к ребенку не можем. Но если ребенок не будет чув-
ствовать себя нужным, любимым, он будет этого добиваться и
привлекать к себе внимание разными способами, в том числе
и фамильярностью в отношениях с родителями.
Еще бывает, что у ребенка, вследствие его особенностей,
размыты представления об иерархии. Некоторым детям это
дано на уровне инстинктов, некоторым нет. С такими детьми
Кто вреднее?
сложно — они и запреты трудно понимают. В таком случае
желательно не употреблять по отношению к ребенку тех слов
и фраз, которые мы бы не хотели, чтобы он употреблял по от-
ношению к взрослым. Можно увеличить дистанцию, доба-
вив в отношения больше взаимоуважения. Если ребенок пе-
реходит границы — сразу об этом ему сообщать, не
дожидаясь более удобного случая. Но и границы ребенка
при этом не нарушать: вместо «Хватит уже по стулу елозить и
ногами стучать!» спокойно сказать: «Мне неприятно от этих
звуков, не стучи, пожалуйста». В любом случае от мамы тре-
буется работа над собой. Описываемое Натальей поведение ребенка неправиль-
но называть «обратной стороной близости». Это, скорее, не-
правильно понимаемая близость. Потому что близость меж-
ду родителями и ребенком обязательно должна быть,
ребенка надо ежедневно обнимать по несколько раз, он
должен ощущать знаки принятия. И такая близость не может
вызвать какое-то негативное поведение. Но иногда под близкими отношениями понимается дето-
центричность — когда все крутится вокруг ребенка. Возмож-
но, это связано с тем, что, в отличие от «прежних времен»,
сейчас детей очень мало, и общество естественным путем
приходит к тому, что надо самосохраниться, в результате оно
становится детоцентричным. Дети находятся на пьедестале.
Но родителям надо помнить, что детям для правильного раз-
вития нужен не пьедестал, а безусловное принятие, разум-
ная строгость и последовательность взрослых, которые на-
ходятся рядом с ними.
Протоиерей Илия ЗУБРИЙ, отец семерых детей,
настоятель Иоанно-Богословского храма села
Богословское-Могильцы (Московская область):
— Все родительские беды в воспитании детей тесней-
шим образом связаны с потерей традиционного семейного
жизненного уклада. Что такое уклад? Словарь русского лите-
ратурного языка С. И. Ожегова определяет уклад и как уста-
новившийся порядок, образ жизни, и как нравственные,
идеологические устои. Определенный порядок в семейной
жизни не может существовать вне культурного пространст-
ва или вне определенной традиции. Культурная традиция,
наиболее полно раскрывшая свой педагогический потенци-
ал, — традиция евангельских ценностей, христианство.
В церковных святцах много святых, святость которых пере-
давалась «по наследству»: великий князь Александр Нев-
ский и его сын Даниил Московский, ростовские бояре, пре-
подобные Кирилл и Мария и их сын, преподобный Сергий
Радонежский. Да и примерами простого и честного служе-
«Мама, не вредничай!» — заявляет шестилетняя дочка. «Маме так нельзя гово-
рить»,— реагирую я. «Но ты ведь мне говоришь!» Как я ни объясняю эту разницу между
взрослым и ребенком, дочка все равно частенько «зеркалит»: делает мне замечания,
шлепает и т. д. Меня эта фамильярность коробит, но справиться с ней я не могу. Неуже-
ли это обратная сторона близких отношений с ребенком? Как в прежние времена роди-
телям удавалось сохранять уважительную дистанцию между собой и детьми? Наталья.
56
ния Богу, Отчизне и ближнему изобилует русская история не
только в святцах. Перед глазами поколений детей была ке-
лейная и церковная молитва родителей, ведение хозяйст-
венных дел, добросовестное отношение к своему жизненно-
му послушанию — дети естественным образом росли в этой
питательной среде. Даже мелочный быт имел определенный
порядок: жизнь семьи сообразовывалась с церковным ка-
лендарем, по которому трудились и праздновали, постились
и справляли свадьбы.
К большому сожалению, сейчас мы живем на жалких раз-
валинах такого уклада. Следствие этой катастрофы — воспи-
тание детей в эгоистическом духе, когда все силы родителей,
бабушек и дедушек, воспитателей и учителей направлены на
«развитие личности» ребенка. Но только если в жизни семьи
нет Христа и жизни по Его заповедям, то и усилия по воспита-
нию, а точнее, по преподаванию ребенку теории воспитания
разбиваются о самые ранние проявления детского эгоизма.
Что касается конкретного вопроса, то тут надо с молитвой
разбираться в природе такого поведения дочери. Одна из воз-
можных причин — непочтительное обращение мужа с женой
в присутствии ребенка. Многое в семье зависит от отношений
родителей друг к другу: если ребенок видит, что отец и мать от-
носятся друг к другу трепетно, уважительно, то и дети, скорее
всего, не будут позволять фамильярности и других негативных
отношений к своим родителям. Один юродивый, к которому
родители подходили с вопросами, как воспитать детей в бла-
гочестии и труде, отвечал: «Сам молись, сам трудись».
Большинство мам настолько «любят» своих детей, что чада
утопают в безбрежном океане всепрощающей вседозволен-
ности и не видят берега, то есть границ своего поведения, по-
тому что в знаковые воспитательные моменты ребенок не был
строго и последовательно одернут и поставлен на свое иерар-
хическое место в семье. Не нужно забывать, что дети постоян-
но пробуют взрослых на «вшивость», проверяя, какова будет их
реакция на поступок. И внутренне успокаиваются, когда адек-
ватная реакция взрослых очерчивает границы их поведения.
Еще один момент: больше всего времени в течение дня
ребенок проводит с матерью, и от частого бытового сопри-
косновения Мама, которая дала жизнь, превращается в ма-
му, которая готовит, убирает, моет, вытирает сопли, ругает,
шлепает, проверяет уроки, утешает. Бытовое доминирует над
сакральным. Мама — друг, а с другом можно и по-дружески.
Не друг-наставник, а равный, которому и замечания можно
высказать. Такая ситуация иногда получается в результате
того, что родители игнорировали тон, жест, взгляд детей то-
гда, когда ситуация для ребенка была знаковой и заклады-
валась его поведенческая модель в будущем.
И еще не нужно забывать, что у детства бывают периоды,
когда родителям нужно просто потерпеть поведение своих де-
тей, при этом не уклоняясь от правильного курса, проговари-
вая их проблемы спокойным, доброжелательным тоном, и ни
в коем случае не мимоходом в суете. В контексте нашего во-
проса — у человечка время перехода от дошкольного возрас-
та к школьному: ребенок накопил немало знаний о мире, ему
хочется их использовать, он ищет свое место в социуме взрос-
лых, у него появляется собственное мнение. И если поводырь
будет давать определенную свободу ребенку, не опекая его
как несмышленого малыша и не подавляя разумных детских
инициатив, все эти «болезни роста» пройдут. А если ребенок в
чем-то упорствует, то нужна трезвая система наказаний. Это
очень серьезная тема, скажу только, что вы должны быть уве-
ренными, что исчерпали весь арсенал увещеваний, наказа-
ние должно быть пропорционально проступку и иметь с ним
логическую связь, а ребенку без раздражения нужно объяс-
нить, почему вы вынуждены применить к нему эту меру.
Мамы часто страдают многословием, при разговоре суть
проблемы «забалтывается», и ребенок не понимает, чего от
него хотят. Так что перед тем, как начать разговор, нужно не
забыть помолиться — и Господь обязательно вразумит, и вы
найдете краткие, но сильные слова.
Подготовила Вероника БУЗЫНКИНА
РЕКЛАМА
57
Общее дело
Семья и общество
Не надо
бояться
многодетности
Всем ли по силам многодетность
в малогабаритных городских квартирах? Почему
многодетной семье бывает иногда проще
с усыновленными детьми, чем бездетной паре?
Кто и как будет поддерживать многодетные семьи?
Отвечает настоятель храма Святителя Николая
в Кузнецкой слободе, ректор ПСТГУ протоиерей
Владимир ВОРОБЬЕВ.
— Отец Владимир, в конце 2011 го-
да был образован Патриарший совет
по вопросам семьи и защиты материн-
ства, членом которого вы являетесь.
Уже есть конкретная программа под-
держки семей? — Программа работы нашего со-
вета еще не конкретизирована, но мы
не с нуля начинаем. Просто до сих пор
церковная помощь семье оказыва-
лась по инициативе отдельных прихо-
дов или церковных учреждений. Патри-
арх Алексий II нередко говорил о
важности семейных ценностей, необ-
ходимости помогать семье, и Патриарх
Кирилл постоянно напоминает об этом
же. Московское правительство под-
держивает многодетные семьи, неко-
торым семьям дают льготные путевки в
дома отдыха, иногда даже за границу.
Но необходимо оказывать системати-
ческую помощь многодетным семьям.
Возлагать эту заботу только на Цер-
ковь неправильно — у Церкви нет та-
ких денег, она существует на пожертво-
вания. Нужны государственные меры. — Совет по семье будет выраба-
тывать и предлагать государству кон-
кретные меры по усовершенствова-
нию такой помощи? — Думаю, что такие инициативы от
Церкви исходить должны. По крайней
мере, просьбы о помощи, обращенные
к государству. Но в ходе встреч появят-
ся, конечно, конкретные идеи. Все-таки
некий опыт у всех есть — в каждом при-
ходе немало многодетных семей, и при-
ходы по мере сил и возможностей их
поддерживают. — Иногда православные много-
детные родители, у которых одни де-
ти учатся в православной школе, а
другие — в светской, говорят, что в
светской их детям больше помогают.
Например, когда было несколько кан-
дидатов на бесплатную поощритель-
ную поездку за границу, учительница
предложила классу отправить дочку
моего знакомого, поскольку она из
многодетной семьи и неизвестно, ко-
гда еще сможет куда-то поехать.
И класс с ней согласился. В право-
славной школе такого быть не может
хотя бы потому, что там очень много
учеников из многодетных семей. — Да, у нас среди учащихся Свято-
Петровской школы примерно 95 про-
центов учеников — дети из многодет-
ных семей. Все эти семьи имеют льготы
по оплате учебы, детского летнего ла-
геря, некоторые и за границу ездили с
нашей помощью. У нас, как у большин-
59
Рисунок Алены Мастерковой
Общее дело
Семья и общество
60
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
ства негосударственных школ, много
трудностей: не хватает площадей, нет
земельного участка. Но образование в
Свято-Петровской школе хорошее (по
рейтингу, проведенному в прошлом го-
ду Департаментом образования города
Москвы), и нашим многодетным семь-
ям там помогают. — Всем ли, на ваш взгляд, в горо-
де по силам многодетность или толь-
ко духовно очень крепким людям? — Думаю, наш приход по количеству
многодетных семей — чемпион Москвы.
Причем среди них немало тех, у кого по
шесть, семь детей, есть семьи, в которых
восемь, девять. Понятно, что не всякий
отец может прокормить такую семью,
даже если он работает на нескольких ра-
ботах. Но, как я уже говорил, и Церковь
помогает, и государство, поэтому ни од-
на из наших многодетных семей не голо-
дает. А вот проблемы с жилплощадью
есть почти у всех. Большие семьи, как
правило, живут в тесноте. Мы стараемся
и здесь как-то помочь, но это гораздо
труднее. А самая серьезная проблема
многодетной семьи — воспитание. Со-
временные родители разучились воспи-
тывать детей. Раньше в большой семье
каждый имел свои обязанности, стар-
шие помогали родителям воспитывать
младших и трудились вместе с ними. Са-
ми условия жизни способствовали вос-
питанию. В городе в этом смысле гораз-
до сложнее. Матери, которая остается в
тесной квартире с большим количест-
вом детей (отец обычно на работе весь
день), очень трудно с ними справиться.
Безусловно, нужны детские сады, ори-
ентированные на детей из многодетных
семей (хорошо бы, чтобы православ-
ные), и работать там должны лучшие
воспитатели. Необходимо искать и дру-
гие формы помощи. — Часто ли от такой неустроеннос-
ти и отсутствия помощи у многодетных
матерей бывают нервные срывы? — Заболевают, к счастью, не часто,
но очень многие находятся в состоянии
крайнего нервного напряжения. Все
опять упирается в жилплощадь. Пере-
населенность квартиры уже создает
предпосылки для нервного истощения
и детей, и родителей. Отцы в таких се-
мьях часто работают без выходных,
приходят домой, когда дети уже либо
спят, либо готовятся ко сну. Находясь в
таком постоянном перенапряжении,
дети часто стремятся куда-то убежать,
ищут другого образа жизни. Это все, ко-
нечно, осложняет воспитание. Нужны
условия, в которых ребенку хорошо и у
родителей есть возможность уделять
время своим детям. Но, повторяю, на-
ивно надеяться, что Церковь коренным
образом улучшит жилищные условия и
материальное положение этих семей.
Церковь может призывать богатых лю-
дей к организации фондов для под-
держки многодетных семей (такие фон-
ды уже есть) и обращаться с
ходатайством о помощи таким семьям
в государственные структуры. — А нецерковными многодетны-
ми семьями Патриарший совет будет
заниматься? — Православные люди не имеют
обычая ловить людей на улицах и на-
стойчиво их агитировать, как это часто
делают сектанты. Слава Богу, такой тра-
диции в Церкви нет. Но двери наших
приходов открыты для
всех, кто не настроен
враждебно. Если родите-
ли еще не воцерковлены,
но тянутся к этому и хотят,
чтобы их ребенок учился в
православной школе, мы
можем такого ребенка
принять. Бывает, что и в
ПСТГУ поступают еще не воцерковлен-
ные, но желающие воцерковиться юно-
ши и девушки. Что касается помощи семьям, то Цер-
ковь в лице Святейшего Патриарха, епи-
скопов, священников всегда призывала
государство помогать многодетным се-
мьям, независимо от их религиозности и
конфессиональной принадлежности.
И Патриарший совет, естественно, тоже
будет ходатайствовать о поддержке всех
семей. Но навязывать церковную по-
мощь людям, далеким от Церкви, тем бо-
лее исповедующим другую веру, мы не
можем. Если они сами к нам обратятся,
конечно, постараемся помочь.
— Говоря о помощи семье, всегда
в первую очередь имеют в виду мно-
годетных. А если бездетная пара бе-
рет ребенка из детдома? Материаль-
но они более-менее обеспечены,
жилплощади хватает, но специалис-
ты по воспитанию сирот единодушны
в том, что эти семьи нуждаются в со-
провождении, профессиональной
поддержке. — Нуждаются, но специалистов для
всех найти нелегко. А современные го-
сударственные детские дома — явление
парадоксальное. Они хорошо финанси-
руются, там неплохие условия прожива-
ния, большие помещения, дети сыты,
одеты, в каникулы имеют возможность
отдыхать в лагерях, путешествовать. Но
через год-другой после выхода из дет-
ского дома около девяноста процентов
выпускников оказываются в исправи-
тельных колониях. То есть по сути за не-
малые государственные деньги идет
массовая подготовка уголовников. Все
это знают, но никаких мер не принимает-
ся. Средства продолжают выделяться, а
система детских домов остается преж-
ней. Система подготовки уголовников.
Я не знаю, какое еще государство фи-
нансирует такую систему. Очевидно, что существование дет-
ских домов в их нынешнем виде проти-
воречит здравому смыслу. Надо искать
другие формы воспитания сирот. И ко-
нечно, лучше всего, чтобы их забирали
в семьи. Конечно, надо поддерживать
тех, кто готов взять ребенка из детско-
го дома к себе в семью. Часто хотят
усыновить ребенка бездетные пары
или одинокие женщины, но знаю и не-
мало случаев, когда детей из детдомов
брали семьи с детьми, в том числе и
многодетные. И как ни парадоксально,
семья, где один-два ребенка, матери-
ально более или менее благополучная,
оказывается менее способной воспи-
тать приемного ребенка. Но парадок-
сально только на первый взгляд, на са-
мом деле это объяснимо. В детском
доме большой коллектив, большинство
детей умеют за себя постоять. И попа-
дая в семью, где один или два ребенка,
вчерашний детдомовец быстро их по-
давляет, и главной заботой родителей
становится оберегание родных детей от
дурного влияния приемного. Кроме то-
го, попадая в семью не маленьким, ре-
бенок очень остро чувствует, что есть
родные дети, а он приемный, рождает-
Идея планирования
семьи в принципе
порочна. Ведь все
дети — Божьи
61
ся зависть, ревность. И велика вероят-
ность, что он так и не почувствует себя
родным. Попадая же в бездетную семью, он
чувствует себя одиноким, для него это
состояние непривычно. У родителей нет
никакого опыта воспитания. А вот если
ребенка усыновляет многодетная се-
мья, он из одного большого коллектива
попадает в другой. И в этом коллекти-
ве — многодетной семье — дети тоже
умеют постоять за себя, над ними так
просто верх не возьмешь, скорее, они
его воспитают, чем он их научит дурному.
В такие семьи питомцы детских домов
часто вливаются органично. — Мы по умолчанию обсуждали
московские семьи. А реально ли под-
держать многодетные семьи в про-
винции, где и работу найти сложнее, и
зарплата ниже, и приходы малочис-
леннее? — В провинции есть свои дополни-
тельные трудности, но и свои преимуще-
ства. По статистике, многодетных семей
в России очень мало. Думаю, что сегод-
ня экономическая помощь всем этим се-
мьям не составляет большой проблемы
для государства. Колоссальные сред-
ства тратятся на другие проекты. Если
хотя бы малую часть этих затрат напра-
вить на помощь многодетным семьям,
ситуация могла бы быстро измениться в
лучшую сторону. Конечно, демографиче-
ская проблема только деньгами не ре-
шается — часто бедные народы более
многодетны, чем зажиточные. Но в Рос-
сии ситуация такова, что, если народу
помочь, он согласен иметь больше де-
тей. Сегодня многие боятся, что не смо-
гут прокормить большую семью и что им
негде будет жить. В деревнях социаль-
ная жизнь разрушена, в городах нет
квартир. И если бы государство стало
постепенно оказывать финансовую и
жилищную помощь каждой семье, ду-
маю, это в значительной мере помогло
бы решить демографическую проблему.
— Значит, в сегодняшней ситуа-
ции нельзя всех призывать к много-
детности и осуждать тех, кто боится
иметь много детей? — По Евангелию, как вы помните,
осуждать вообще никого нельзя. Дело
не в осуждении, а в отношении к пробле-
ме. Когда люди стремятся жить с Богом,
строить семью как домашнюю церковь,
Господь им помогает. Видел этому массу
подтверждений. Все-таки большинство
многодетных семей — счастливые се-
мьи, прочные, где, несмотря на труднос-
ти, любовь супругов друг к другу не
уменьшается, а возрастает. И если гово-
рить о нашем приходе, именно эти мно-
годетные семьи составляют его ядро.
Именно они чаще всего инициируют
различные приходские мероприятия
(лагерь, походы, субботники), и они же
почти всегда отзываются на них. Эти се-
мьи дружат между собой, дети много
времени проводят вместе, в большом
коллективе и, как правило, становятся
хорошими людьми. Поэтому я уверен, что правильнее
рожать детей без оглядки, без расчетов:
а где я их поселю, на что буду кормить?
Идея планирования семьи в принципе
порочна. Ведь все дети — Божьи. Гос-
подь лучше нас умеет планировать. Ко-
му-то Он не дает детей или дает только
одного-двух. Ну а если дает много, помо-
литесь, чтобы помог всех их вырастить и
воспитать, и Он поможет. В нынешних
социально-экономических условиях лю-
ди часто не решаются иметь много де-
тей. Но я бы посоветовал всем решаться
в твердой уверенности, что православ-
ная семья, где много детей, с Божьей по-
мощью пробьет себе дорогу. В многодет-
ных семьях, где всегда есть маленький
«ангел» — младенец, гораздо чаще жи-
вут радость, умиление, любовь и счас-
тье. В такой семье вырастают уважаю-
щие родителей, душевно здоровые,
полноценные, веселые дети, умеющие
любить, трудиться, думать не только о се-
бе, но и о ближних. И родители знают то-
гда, для чего, а вернее, для кого живут и
трудятся. Глядя на них, дети тоже науча-
ются по-настоящему любить, у них тоже
получаются хорошие семьи. Большая,
добрая семья — это великая сила, она,
как магнит, притягивает к себе множес-
тво людей, просветляет всю жизнь во-
круг себя, указывает путь, самой своей
жизнью проповедует любовь. Беседовал Леонид ВИНОГРАДОВ
РЕКЛАМА
Протоиерей Владимир ВОРОБЬЕВ ро
дился в Москве в 1941 году. Выпускник физи
ческого факультета МГУ, кандидат физико
математических наук. Окончил Московскую духов
ную семинарию и Московскую духовную академию.
В 1979 году был рукоположен в священника. Ректор
Православного СвятоТихоновского богословского
университета, член Синодальной богословской ко
миссии и Комиссии по канонизации святых, а также
Патриаршего совета по вопросам семьи и защиты
материнства. НиколоКузнецкий приход, настоятелем которого о. Влади
мир является с 1990 года, отличается большим количеством многодетных
семей.
НС:
У богатого человека есть два спосо-
ба подарить другому подарок — снизой-
ти до того, кому он что-то дарит, и, наобо-
рот, показать свое равенство по
отношению к нему. Меня глубоко потряс-
ли две «подарочные истории». Я стала
случайным свидетелем первой, вторую
же мне рассказали близкие знакомые.
Каждому по хлебопечке
Одна организация поручила своему
сотруднику найти небогатую семью и ку-
пить ей в подарок на Новый год что-ни-
будь из необходимой бытовой техники.
Этот сотрудник наметил кандидатов и,
зная, что мы с потенциальными одарива-
емыми знакомы, обратился ко мне с
просьбой: «Вы не могли бы узнать, что им
необходимо, чтобы подарок был макси-
мально полезным?» Я выяснила, что из
бытовой техники первой необходимости у
семьи более-менее все есть, но они давно
мечтают о хлебопечке. «Вещь, действи-
тельно, приятная», — подумала я и позво-
нила тому самому сотруднику. «Как? Хле-
бопечку?! Вы же говорили, что они...»
(В общем, по мнению товарища, не те, ко-
му нужен этот агрегат.) На мой взгляд, ре-
акция человека на желание другого иметь
хлебопечку была неадекватной и стран-
ной. Не такой уж дорогой это предмет, и,
если ты собираешься сделать людям при-
ятное и у тебя есть для этого возможности,
почему бы не купить им то, что они хотят.
Но тот, кто попросил меня узнать о нуждах
семьи, рассуждал иначе. Он исходил из
своего мнения о тех, кому его фирма хоте-
ла сделать подарок, как о каких-то «убо-
гих», которым под Новый год «вроде как
нужно помочь». Причем интересно, что по-
Общее дело
Понашему
62
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
Да здравствует Потлач!
Потлач — праздник
североамериканских
индейцев, на котором
социальный статус
определяется тем,
сколько своего
имущества тот или иной
индеец подарит другим.
Самым знатным
считается тот, кто отдал
больше всех.
Текст: Анастасия ОТРОЩЕНКО
Рисунок Татьяны Лапонкиной
63
могал-то, собственно, не он, а его компа-
ния, но обида на тех, кто захотел иметь бы-
товой прибор, не вписывающийся в его
представление об их социальном статусе,
была столь велика, что он решил вообще
ничего не дарить этой семье.
История глубоко меня задела. Мне
было обидно за знакомых, которые не
заслужили такого странного, и, назы-
вая вещи своими именами, оскорби-
тельного отношения. Но потом я поду-
мала, что подобное восприятие другого
человека — неважно, инвалид ли это,
одинокая мама или кто-то еще, — как
существа второго сорта говорит о соб-
ственных внутренних проблемах.
Моя знакомая стала замечать, что те
гости, которые воспринимают ее по-
мощницу по хозяйству из украинской де-
ревни как человека социально более
низкого статуса, кто говорит с ней свы-
сока, — люди закомплексованные и не-
уверенные в себе. Те же, кто доброжела-
тельно общается и располагает простую
женщину к себе, — люди состоявшиеся
(не путать с состоятельными), имеющие
чувство собственного достоинства, из
которого вытекает уважительное отно-
шение к любому другому. Отношение к
людям, отличным от тех, кто обычно тебя
окружает, и тем более от тех, кого бы ты
хотел видеть в своем окружении, — лак-
мусовая бумажка, способная расска-
зать о твоих внутренних проблемах. Модные толстовки всем
Вторая история была действительно
чудесной. В одной государственной школе
училась девочка из многодетной семьи,
как-то в декабре она зашла в гости к сво-
ей однокласснице, девочке довольно
обеспеченной. В это время мама подруги
была дома. Она, как водится у нас, у мам,
накормила девочек, а потом стала рас-
спрашивать однокашницу своей дочери о
жизни: чем занимается, что любит, сколь-
ко у нее братьев-сестер. Когда же выясни-
лось, что у девочки большая семья, мама
одноклассницы решила во что бы то ни
стало сделать им какие-то подарки. Она
попросила свою дочку разузнать через
других, более близко знакомых с этой се-
мьей девочек, как зовут каждого ребенка,
сколько ему лет, чем он увлекается, какие
у него есть особенности. Но дело даже не
в этом. Мешок с рождественскими подар-
ками сопровождало письмо — в нем по-
здравлялись все члены семьи и расска-
зывалось, почему каждому из них было
куплено именно это. Скажем, мальчику-
подростку предназначалась толстовка, об
этом подарке было написано примерно
следующее: «Мой сын, которому тоже пят-
надцать лет, любит одежду этой молодеж-
ной марки, поэтому мне показалось, что и
тебе понравится эта вещь...» Человек, за-
ведомо обеспеченнее, чем те, к кому он
обращался, купил такую вещь, какую го-
тов был купить и собственному ребенку.
Надо сказать, что это — очень большая
редкость.
Но дело тут не в жадности богатых, ко-
торой можно было бы противопоставить
альтруизм бедных. Так ведет себя боль-
шинство людей независимо от уровня до-
ходов — подарить ненужное, пожертво-
вать старое и тешить себя мыслью о том,
что таким образом позаботился о других.
Но забота о других — это прежде всего
внимание. Ведь в этой замечательной
рождественской истории важна не сумма
денег, затраченная на подарки, а именно
внимание к каждому члену семьи, забота
о конкретном ребенке или взрослом, о
котором посторонний человек захотел
что-то узнать. Он приложил усилия, он по-
тратил свое время, он как будто прожил с
этой семьей какой-то отрезок жизни.
Кстати, о хлебопечке. Для взрослых чле-
нов семьи в этом подарочном дед-моро-
зовском мешочке лежала подарочная
карта в магазин бытовой техники — да-
ритель рассудил, что удобнее, чтобы люди
купили себе то, что хотят.
Социальному
ренессансу — да
Когда-то в советские годы, кажется,
недалеко от станции метро «Добрынин-
ская» висел огромный плакат «Комму-
низм неизбежен!». Фраза вызывала
противоречивые чувства. В современ-
ном мире все устроено более хитро —
нам не пишут на плакатах про неизбеж-
ность капитализма, но мы стремимся к
нему куда быстрее, чем когда-то к тому
самому коммунизму. Мы должны пони-
мать, что на этом пути социальное нера-
венство будет только увеличиваться,
пропасть между богатыми и бедными —
расти. И в восприятии общества — это
происходит уже сейчас — человек бога-
тый будет победителем, бедный — не-
удачником. Для большинства современ-
ных людей быть бедным означает быть
тупым и ленивым, быть бедным стыдно,
богатым — достойно.
Происходит подмена понятий, нас хо-
тят, таким образом, убедить, что счастье
можно купить. Но это не так. Потому что
счастье — это не поход в торговый центр
за двадцать пятой кофточкой, не новая
машина , не поездка на Бали, не абоне-
мент на фитнес, который большинству ну-
жен скорее для успокоения совести, чем
для реальной борьбы с дряблыми мышца-
ми и жировыми отложениями. Откажись
мы от всего этого и замени на менее за-
тратное и более здоровое времяпрепро-
вождение: пешие прогулки в лесу, игры в
снежки и катание на горках с детьми, чте-
ние книг и т. д., — мы не только ничего не
потеряем, не только не станем менее
счастливыми, но скорее наоборот...
Мы часто слишком многое объясня-
ем деньгами — их наличием или отсут-
ствием, но на самом деле многое из того,
что приносит действительное счастье, ку-
пить нельзя. Письмо, которое написано
от руки, банка душистого варенья, от-
крытого холодным зимним вечером, пи-
рог, испеченный детьми в качестве при-
ятного сюрприза маме... Каждый год
моя крестница дарит мне на Рождество
какой-то подарок, сделанный своими ру-
ками, в этого году — картинка из кусоч-
ков ткани и обрывков старых газет,
стильная и существующая в единствен-
ном экземпляре. Часто именно скром-
ные доходы помогают людям выбирать
правильные приоритеты и понимать, что
важно, а что нет.
Мы стремимся к благосостоянию,
практически каждый из нас — хотя
именно нам, христианам, было запове-
дано не гнаться за ним. И вместе с этим
стремлением растет наша черствость,
наше высокомерие. Мы почти забыли о
дружелюбии и вежливости по отноше-
нию к любому человеку, нашему ближ-
нему. И хотя желать уменьшения благо-
состояния не принято и лично я очень бы
удивилась, получив такое пожелание, но
все же осмелюсь сказать всем, у кого
оно вдруг уменьшится: не расстраивай-
тесь! Именно у вас будет возможность
осуществить социальный ренессанс,
вспомнить и о человеческих качествах,
и о том, что главное в жизни нельзя ку-
пить или продать, но можно подарить и
получить обратно, и это не будет стоить
ровно ничего.
Не кочегары мы,
не плотники
— Хотелось бы понять, сколько уси-
лий по психологической и иной работе
прилагает опека, прежде чем принять
решение «изъять ребенка из семьи».
— Если честно, опека вообще ника-
кую психологическую помощь семьям
обычно не оказывает. Это исключитель-
но контролирующий чиновничий орган.
В лучшем случае эта организация может
помочь как-то что-то «разрулить». В са-
мом лучшем — направить семью в пси-
хологический центр, если он есть и они
об этом знают. Но чем дальше от боль-
шого города, тем меньше таких центров.
— А подразумевается ли какая-то
психологическая квалификация для
чиновника, работающего с семьями?
— Увы, нет. Ни психологического
образования, никаких курсов, где чи-
новникам могли бы рассказать, как
правильно общаться, делать так, что-
бы тебя слышали. Работники органов
опеки — люди с самым разным обра-
зованием, от педагогического до ми-
лицейского. — Где та грань, за которой прини-
мается решение: работу прекратить,
ребенка изъять?
— На этот вопрос нет короткого и
простого ответа. Это вообще один из са-
мых сложных социальных вопросов —
разлучение ребенка с родителями.
— Хорошо, в каком случае одно-
значно надо «изымать»?
— Только в случае наличия прямой
угрозы жизни и здоровью ребенка. Гру-
бо говоря, пьяная оргия, родители бега-
ют с топором друг за другом, а под сто-
лом сидят дети. Или когда ребенка
постоянно избивают, когда не оказыва-
ют медицинскую помощь, выставляют
голым на мороз. То есть для того, чтобы
забрать ребенка, нужно, чтобы ситуация
Общее дело
Острый угол
64
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
«Изъять ребенка
из семьи»… Какой
должна быть семья,
чтобы служба опеки
вынесла такой
«приговор»? Когда
семье можно помочь
без «хирургического
вмешательства»
и в чем эта помощь
должна заключаться?
Рассуждает Людмила
ПЕТРАНОВСКАЯ,
психолог, специалист
по семейному
устройству, лауреат
премии Президента РФ
в области
образования.
Между «погрозить пальцем»
и «расстрелять»
Фото РИА Новости
65
была явно критической. Во всех осталь-
ных ситуациях надо работать-работать-
работать...
Человек или куриная
тушка?
— Ну а если ситуация не кризис-
ная, как работать?
— Готовность семьи к преодолению
кризиса — это очень важный фактор.
Работающие с родителями сотрудники
опеки должны постоянно формировать
с семьей партнерские отношения. Если
никак не получается, пусть остается как
есть. Разумеется, без угрозы жизни. То-
гда нужно компенсировать ребенку не-
хватающие родительские ресурсы. Не
читают ему дома книжки, значит, нужно
познакомить ребенка с библиотекой,
не кормят — сделать так, чтобы раз в
день гарантированно получать в каком-
либо учреждении суп и котлету. Важно
дать возможность общаться с другими
взрослыми, другими детьми. Это назы-
вается дополнение родительских ком-
петенций. И так ребенок может вполне
нормально вырасти. По сравнению с
детдомом — точно.
Но чаще всего есть «куда работать».
Например: родители пьют, но с роди-
тельскими обязанностями справляются,
дети не голодают. В этом случае можно
предложить им психологическую или
наркологическую помощь, помощь по
трудоустройству, какие-то способы по-
вышения самооценки, клубы, меропри-
ятия. Родители либо принимают такие
предложения, либо отказываются. Если
отказываются — все равно нет основа-
ний для изъятия ребенка: дети под при-
смотром. Может быть и так, что, пока ро-
дители будут медленно спиваться, дети
успеют вырасти, получить образование
и начать жить самостоятельно.
— То есть пьянство — не осно-
вание?
— Нет. Основание одно — угроза
жизни. Нужно настойчиво, постоянно
предлагать помощь, прибегать ко всем
возможным мерам воздействия. Напри-
мер, один из родителей физически на-
казывает ребенка. Он так привык. Его
били — и он бьет. Он не понимает, что
можно иначе. Надо предупредить. Еще
раз предупредить. В конце концов, есть
и Административный, и Уголовный ко-
декс. Посадить на 15 суток, оштрафо-
вать. Но при этом предлагать альтерна-
тиву, показывать, что есть другие пути
воспитания.
— А насколько сильна травма у
регулярно избиваемого родителями
ребенка, которого поместили в дет-
ский дом? Может, ему там и вправду
будет лучше?
— Понимаете, детям нужны их роди-
тели, такие, какие они есть. Вот у нас
всех дети разные. Простые, сложные,
гиперактивные, разные. Придите к нор-
мальному родителю и скажите, что его
ребенок плохой, давайте его поменяем.
Нормальный родитель
просто спустит вас лест-
ницы. Потому что нам ну-
жен именно наш ребенок,
и никакой другой. А у де-
тей эта связь в разы силь-
нее, им вообще не с чем
сравнивать. Ребенок не знает, какой
должна быть идеальная мама, ему нуж-
на именно его мама, бьющая, пьющая,
любая. Любые родители для развития
ребенка нужнее, чем детский дом.
— Но есть более сложные ситу-
ации. Например, недавно у почти
80-летнего дедушки отобрали
11-летнего внука. Они друг у друга
единственные. И хотя в итоге маль-
чика вернули, до сих пор многие
юристы высказывают мнение, что
это противоречит закону. —Могу лишь повторить, что эти са-
мые юристы могут в любой день уме-
реть, давайте отберем у них детей. Если
бы ему было два года, то, может быть,
это было бы правильно. Но взрослый
ребенок и сам может ухаживать за де-
душкой. Его можно научить, как это де-
лать, куда звонить, если дедушке стало
плохо, какую первую помощь оказы-
вать. Можно найти семью, которая бу-
дет готова в нужный момент взять к се-
бе мальчика, временно или постоянно.
То есть должна быть работа в интересах
ребенка. Ведь основная проблема в
этих бесконечных делах по изъятию де-
тей — это представление о ребенке как
о куриной тушке. Тело должно быть со-
хранно. Что там внутри — неважно,
важно обеспечить внешнюю сохран-
ность, подкрепленную законом.
Ручная работа
— Может быть, в некоторых слу-
чаях стоит забирать ребенка в дет-
дом временно?
— Для чего? Если помещают в дет-
дом и ничего не делают ни с ним, ни с се-
мьей, то родители привыкают, что в жиз-
ни без ребенка есть свои плюсы. Или,
наоборот, тоскуют от разлуки, и все ухуд-
шается. Недавно я узнала, что у нас за-
фиксирован рост смертности родителей
после расставания с ребенком. Ведь не
только родители нужны ребенку, но и ре-
бенок родителям.
Есть вариант помещения ребенка в
реабилитационный центр, а не в детдом.
Это не карательная мера. Это мера по-
мощи. С ребенком занимаются специа-
листы, а родители тем временем разгре-
бают свои проблемы. Их родительские
права не страдают никак.
Еще один вариант — семья для кратко-
срочного устройства ребенка. В мире это
очень распространенная практика. Нужно
это прежде всего для реабилитации роди-
телей. Например, на время лечения от-
крытой формы туберкулеза или прохожде-
ния курса лечения от алкоголизма. Но это
ручная работа. Индивидуальная. Такие во-
просы решаются за столом, когда все чле-
ны семьи и сотрудники опеки садятся вме-
сте и решают. Я знаю точно, что нормально
разговаривать можно со всеми. — А ребенок может присутство-
вать при таких разговорах?
— Если ребенок старше 11-12 лет —
конечно. Более того, он по закону имеет
право голоса.
— Так почему при таком обилии
вариантов у нас по-прежнему отбира-
ют детей в таком количестве?
— Потому что у нас черно-белая сис-
тема. Либо органы опеки считают, что
семья справляется, и не помогают ей.
Или семья не справляется, и детей сразу
забирают. Это как если бы в Уголовном
кодексе было два вида наказаний: по-
грозить пальцем и расстрелять. Но в
России семей, которые совсем никак не
справляются с детьми и откуда детей на-
до срочно изъять, — единицы. Беседовала Диана РОМАНОВСКАЯ
Ребенок не знает, какая
она — идеальная мама. Ему
нужна именно его мама
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
От запоя и пьянства
В ожидании начала программы не-
молодая пара с интересом разглядыва-
ет старинный рекламный плакат «От за-
поя и пьянства». Вверху нарисован
портрет растрепанного мужичка и под-
писано: «Я страшно пил», внизу тот же
самый мужичок во фраке и надпись:
«А теперь я ем пастилу “Трезвость”!» Ря-
дом напечатано благодарственное
письмо князя Волконского изобретате-
лю этой самой пастилы. Краеведы на-
шли рекламный плакат в музейных
архивах, обратились к травникам и го-
меопатам с вопросом: что должно быть
в составе пастилы для антиалкогольно-
го эффекта? Те посоветовали добавлять
в яблочную пастилу хмель: «клин клином
вышибают». Возрожденная хмельная
пастила «Трезвость» блекло-зеленого
цвета продается в музее. Но из чего она
действительно состояла и каким обра-
зом помогала князю Волконскому, до
сих пор неизвестно. Возможно, весь се-
крет был в том, чтобы употреблять ее
вместо спиртного.
Несколько минут назад заверши-
лось чаепитие с посетителями из Тулы, а
уже подъехал целый автобус москвичей.
Они толпятся в предбаннике. Дивятся
ценам на пастилу, которая тут же и про-
дается, — 200, 400, 600 рублей за не-
большую коробочку или пастильный тор-
тик. Как позже расскажут, пастила и
раньше была лакомством для богатых.
Сделанная в Коломне из местных яблок,
она стоила здесь почти как заграничный
Общее дело Объектив
Музей
забытого
вкуса
В подмосковной Коломне
есть музей, экспонаты
которого нужно
пробовать на вкус, — это
музей коломенской
пастилы. Он состоит всего
из одной комнаты
во флигеле купеческого
дома, где гостей
усаживают за столы,
сервированные к чаю,
рассказывают байки
о провинциальном быте
Коломенского посада
середины XIX века и
потчуют пастилой
собственного
производства.
Текст и фото: Екатерина СТЕПАНОВА
66
1
67
шоколад — 25 копеек. При том что це-
лая селедка стоила 2 копейки, а дойная
корова — 2 рубля.
По комнате, шурша длинными пла-
тьями из позапрошлого века, суетятся
экскурсоводы — нужно успеть помыть
посуду, накрыть столы для новой груп-
пы, разлить горячий чай. Без организо-
ванной экскурсии музей посетить нель-
зя, да и толком нечего смотреть. Самое
интересное здесь — старинная атмо-
сфера, рассказы и, конечно, чаепитие с
дегустацией пастилы, рецепт которой
был возрожден силами сотрудников му-
зея. Экскурсия на одного взрослого сто-
ит 300 рублей, на ребенка — 100. Груп-
пы из детских домов, интернатов и
домов престарелых по договоренности
могут приехать бесплатно. «Группы ал-
коголиков нам пока не звонили, — го-
ворит экскурсовод, — но мы будем ра-
ды пригласить их на реабилитацию пас-
тилой “Трезвость”».
Возвращение легенды
В царствование императрицы Анны
Иоанновны была такая потеха — со всей
страны собирать ко двору мужчин и жен-
щин, по-разному одетых, говоривших на
разных языках, — чтобы удивлять иност-
ранцев величием России. В историческом
романе коломчанина Ивана Лажечнико-
ва «Ледяной дом» представительницей от
Центральной России на парад народнос-
тей отправилась пастильница из Колом-
ны— такой типичный образ русской про-
винциальной женщины, вот как он ее
описал: «Вот человеческий лик, намале-
ванный белилами и румянами, с насур-
менными дугою бровями, под огромным
кокошником в виде лопаты, вышитым
жемчугом, изумрудами и яхонтами. Этот
лик носит сорокаведерная бочка в штоф-
ном, с золотыми выводами, сарафане;
пышные рукава из тончайшего батиста
окрыляют ее. Голубые шерстяные чулки
выказывают ее пухлые ноги, а башмаки,
без задников, на высоких каблуках, из-
меняют ее осторожной походке. Реко-
мендую в ней мою землячку, коломен-
скую пастильницу».
У краеведов появилась идея матери-
ализовать этот образ в 2007 году на го-
родском праздникe в Коломне, посвя-
щенном Ивану Лажечникову. Как было
бы хорошо, если бы гостей угощала пас-
тилой именно такая красавица — из ро-
мана! Историки спешно взялись за вос-
создание костюма и объявили кастинг
1. Бывая в Коломне проездом, Достоевский всегда покупал коробочку пастилы
2. Сначала яблочное пюре взбивают и лишь потом сушат. В этом — секрет коломенской пастилы
3. В музее любой желающий может покрутить ручку старинного агрегата для мытья яблок 4. Найдя рекламный плакат столетней давности в архивах, краеведы восстановили утраченный
рецепт 2
3
4
68
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
на роль «сорокаведерной» коломенской
пастильницы. Обыскали местную конди-
терскую фабрику, школы и магазины, но
нигде в Коломне не оказалось женщины
нужной внешности. Нашлась она, иде-
ально подходящая под описание, в ад-
министрации соседнего города Воскре-
сенска! Чиновницу удалось уговорить
стать лицом коломенской пастилы, дело
осталось за малым — собственно, за па-
стилой, рецепт которой, как оказалось,
был утерян сто лет назад.
Горская зеленка
«Раньше почти на каждом дворе гото-
вили пастилу, — Марина, экскурсовод в
платье с воланом, начала свой рас-
сказ,— это был способ консервации яб-
лок, его знала каждая бабушка. Такую па-
стилу, больше похожую на подсушенное
пюре, до сих пор делают в солнечных стра-
нах, где растет много фруктов: в Турции, в
Армении. Русскую же, коломенскую, пас-
тилу отличает то, что яблочное пюре дога-
дались взбивать, тогда после сушки она
становится белой и воздушной».
Пастила — трудоемкий продукт. Кре-
постные в течение двух суток не преры-
ваясь взбивали лопатками яблочное
пюре до белопенного состояния, нагне-
тая воздух в пастильное тесто. Затем,
разложив или постелив — отсюда и на-
звание «пастила» — тесто на деревян-
ные рамки, обтянутые тканью, его суши-
ли несколько суток в специальных
печах. Современную пастилу в цехе при
музее делают точно таким же способом,
разве что вместо крепостных людей пю-
ре взбивает немецкий миксер. Темпе-
ратурный и временной режимы, состав
пюре, консистенцию теста — все это со-
трудникам музея пришлось разрабаты-
вать заново, на своих кухнях. Кроме об-
щих рекомендаций, им никак не смогли
помочь ни московская кондитерская
фабрика «Ударница», ни местная «Ко-
ломчанка» — натуральной яблочной па-
стилы ручной работы уже давно никто
не производит.
«В Коломне было три фабрики по про-
изводству пастилы, — продолжает экс-
курсовод, — в 1914 году закрылась по-
следняя из них. Был утрачен не только
рецепт, но и сорт яблок “горская зелен-
ка”, из которого делали лакомство. Наши
сотрудники исследовали семитомный ру-
Общее дело Объектив
1
2
1. Самая вкусная часть экскурсии —дегустация разных сортов пастилы: классической, зе-
фирной, двухслойной, Достоевской, шоколадной... 2. Пастила — «сладкий герб» города. Когда-то здесь было целых три пастильных фабрики,
ее варили едва ли не на каждом дворе. Сегодня редкий туристический маршрут в Колом-
ну обходится без посещения музея пастилы. Здешние экскурсоводы знают о пастиле все 3. Сотрудница музея готовится к приему очередной группы экскурсантов
69
кописный труд русского агронома XIX ве-
ка Андрея Болотова, который изучил и
зарисовал различные сорта яблок. Гор-
скую зеленку он описывал следующим
образом: “Маленькое зеленое вытяну-
тое яблоко, с плотной кислой мякотью,
которое выращивалось в лежку”. Зимой
из таких яблок делали уксус, начинку для
пирогов. А в августе прошлого года мы
ездили в экспедицию в Ярославскую об-
ласть, в усадьбу Воронина, где сохранил-
ся уснувший сад, которому 130 лет, и сре-
ди деревьев нашли нужное!»
Сладкий герб города
Праздник Лажечникова прошел, а
пастила осталась. Проект музея коло-
менской пастилы оказался успешным
как идеологически, так и финансово.
Редкий туристический маршрут в Ко-
ломну не включает в себя дегустацию
знаменитой белопенной пастилы, кото-
рой когда-то встречали в Коломне и
императрицу Екатерину II, и императо-
ра Николая II. Пастила в коробочках,
обтянутых шелком или атласом, —
«сладкий герб города». Ее вспоминают
в своих произведениях Чехов, Карам-
зин. Достоевский, проезжая в свое
имение Даровое через Коломну, поку-
пал эту пастилу, о чем вспоминает в
письмах.
«В этом году, — продолжает экскур-
совод, — на соседней улице, в уцелев-
шем здании последней пастильной фаб-
рики Петра Чубрикова мы открыли
второй музей — производство, где мож-
но проследить эволюцию от старого до-
машнего приготовления пастилы до со-
временного фабричного». На музейной
фабрике своя интерактивная экскур-
сия, фактически целая театральная по-
становка, где посетитель включается в
процесс приготовления пастилы. Он уз-
нает, что существует множество ее сор-
тов: зефирная, шоколадная, союзная,
Достоевская...
«Хорошо было бы, — говорит экс-
курсовод, — в школах Коломны на уро-
ках домоводства провести хотя бы по-
лучасовое занятие по изготовлению
пастилы, чтобы каждая девочка-колом-
чанка знала, как ее готовить. Это было
бы залогом возвращения историчес-
кой памяти и закреплением результа-
тов наших трудов!»
3
В 2007 году Алене было проведена
операция по пересадке части подже
лудочной железы, донором была ма
ма, Ирина Николаевна. Женщину за
верили, что, если все пройдет благо
получно и часть органа приживется,
диагноз можно будет практически
снять. Операция прошла, но орган не
прижился. Причем того, что опера
ция прошла неудачно, никто не заме
тил. Ирину Николаевну поздравляли,
дочку выписали с обнадеживающими
характеристиками. «Инсулин можете
девочке больше не колоть, он ей уже
не нужен, остается только поддержи
вающая диета», — порекомендовали
на прощание врачи. Несколько меся
цев спустя Ирина Николаевна снова
пришла с результатами анализов доч
ки к доктору, ее насторожило, что уро
вень сахара у Алены не понижался.
«Это остаточные явления, они прой
дут, ваша дочь почти здорова», — успо
коили ее в больнице. А между тем за
болевание прогрессировало и не
встречало препятствий на своем пути.
Полгода спустя у Алены появились
сильные отеки, в предкоматозном со
стоянии ее увезли из дома на скорой.
Позже диагностировали почечную не
достаточность, а день спустя у девуш
ки отказали почки. Теперь Алена при
вязана не только к инсулину, но и к ге
модиализу. Операция, обещавшая вы
здоровление, только ухудшила ситуа
цию, сахарный диабет никуда не дел
ся, но теперь девушке необходима пе
ресадка почки. И снова донором будет
мама, потому что больше некому. В
2002 году отец Алены умер от отравле
ния.
Сейчас девушка регулярно прохо
дит процедуры гемодиализа и гото
вится к трансплантации. И опять есть
риск, что орган не приживется, нуж
но подготовить иммунитет. Для этого
перед операцией Алене необходим
курс препарата, на 99 процентов га
рантирующего, что донорский орган
не отторгнется организмом. «Кэмпас»
не предусмотрен квотой обязатель
ных лекарств, субсидируемых бюдже
том государства, и он очень дорогой,
500 тысяч рублей.
Шестнадцать лет Алена и ее мама
боролись с тяжелой болезнью и доби
лись многого. Девочка почти ничем
не отличалась от сверстников, но ни
кто не знал, чего ей это стоило, с ка
кой силой воли она продолжала бо
роться с болезнью и соблюдать необ
ходимые меры предосторожности. Алена поступила в химико
технологический техникум, встрети
ла первую любовь. После неудачной
операци она стала инвалидом I груп
пы, учебу пришлось оставить. Но
юность верит в лучшее, девушка отча
янно надеется, что у нее все еще бу
дет: и учеба, и здоровье. Сегодня ей
было плохо, но у нее должно быть
многомного «завтра», в которых бу
дет лучше. МИЛОСЕРДИЕ.РУ
Полгода без инсулина
Алене Васильевой из Ярославля 26 лет. Когда девочке было
десять лет, у нее обнаружили сахарный диабет, болезнь,
с которой можно научиться жить полноценно, если она
приходит в пожилом возрасте. В детстве же эта болезнь —
одна из самых тяжелых. Диабет «съедает» почки, печень,
поджелудочную железу, у ребенка падает зрение, он
начинает хуже передвигаться. Но до этого у Алены не дошло:
девочка соблюдала строгий режим и диету, регулярно
получала инсулин, а четыре года назад она могла и вовсе
избежать разрушительных последствий своего
заболевания. Могла, если бы попала в хорошие руки.
Как помочь
У Алены есть шанс вернуться к
нормальной жизни, если она смо
жет купить необходимый препа
рат стоимостью 500 тысяч рублей. Если вы можете помочь, пожа
луйста, обращайтесь к нам в Си
нодальный отдел по телефону
(495) 9110679. Денежные по
жертвования можно также перево
дить и на банковские реквизиты
РОО «Милосердие». Напоминаем,
что, если вы переводите на наш
счет адресное пожертвование, вам
следует после этого связаться с
Синодальным отделом по теле
фону (495) 9110679 или еmail
help@diaconia.ru и уточнить, кому
именно переведены деньги. Рубли
Получатель: РОО «Милосердие»,
ИНН / КПП 7706409126 /
770601001,
р/с 40703810100100002900,
банк: ОАО «МИнБ»,
к/с 30101810300000000600,
БИК 044525600.
US Dollars
Beneficiary: ROO «Miloserdie»,
Account 40703840700101002900,
Beneficiary’s bank: Moscow
Industrial Bank, Octyabrsky Branch,
Bank address: 28 Leninsky av.,
119071 Moscow, Russia,
SWIFT MINNRUM1010,
Correspondence bank: The Bank of
New York,
Bank address: One Wall Street, New
York 10286 NY USA,
Account 8900086009,
SWIFT IRVT US 3N.
Назначение платежа: «Пожерт
вование для Алены Васильевой».
Текст: Елена ВЕРБЕНИНА
70
РЕКЛАМА
Культура
1812 год
Жребий брошен,
Неман перейден
Что увидел Наполеон, пройдя
границу России? Как один русский
выехал из Вильно с мирной миссией
от Александра к Наполеону и в
Вильно же и приехал. И почему
армия спит? Продолжаем цикл
публикаций к 200-летию войны
1812 года. Рассказывает
краевед Александр РАКИТИН.
1
2
Комплекс непобедимости
Для русских военная кампания
1812 года началась непривычно: впер-
вые за время существования Россий-
ской империи военные действия велись
на ее территории. Это обстоятельство
задевало национальную гордость рус-
ского дворянства, за последние сто лет
(со времен шведской кампании Петра
Великого) в российском обществе
сформировался определенный ком-
плекс непобедимости. Российские во-
енные круги, вдохновленные примером
непобедимых русских полководцев ека-
терининского времени —фельдмарша-
лов Румянцева-Задунайского, Суворо-
ва и адмирала Ушакова, разучились
проигрывать и, как следствие этого, пе-
реживать поражение. Собственно, это
умение пережить поражение отличало
средневековое русское общество
(вспомнить хотя бы монголо-татарское
нашествие или бесконечные попытки
возвратить Смоленск в XVII веке), но с
наступлением Нового времени это уме-
ние было явно утеряно. В высших ари-
стократических кругах Петербурга и Мо-
сквы началась настоящая паника:
дворяне разъезжались из столиц, пыта-
ясь спасти имущество и отсидеться у се-
бя в деревне, в усадьбе, подальше от во-
енных действий и большой политики.
В Петербурге с фаталистической напря-
женностью ждали Наполеона и всю его
Великую армию. А тем временем война
шла своим чередом: Наполеон перешел
Неман в районе городка Ковно (ныне
г.Каунас, Литва).
Большой европейский
глаз
Нам интересна не столько последо-
вательность военных действий Бона-
парта и Барклая (позже Кутузова),
сколько то, что увидели французский
император и его свита. Как человек, на-
деленный (или наделивший себя) выс-
шей властью (по крайней мере в Европе
это было так), Наполеон не мог оста-
ваться равнодушным к окружающему
его пространству. По сути, в течение не-
скольких месяцев великий полководец
открывал для себя Россию, «варвар-
скую страну», где по улицам городов
медведи ходят, а мужики пьют водку, за-
кусывая рюмками, страну с дикими ма-
нерами, которая диктовала в течение
всего XVIII века свои условия всей про-
свещенной Европе. По большому счету,
все это военное путешествие было
большим знакомством Европы с Росси-
73
1. Река Неман с видом на город Гродно. Фото Александра Ракитина
2. Картина неизвестного художника «Переправа наполеоновской армии через Неман», 1810-е годы
3. Портрет Наполеона, гравюра Поля Делароша
3
Культура
1812 год
74
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
ей, мира европейского с русским ми-
ром.Сколько бы ни ездили в Москов-
ское государство, а потом и в Россий-
скую империю иностранцы, сколько бы
они ни записывали собственные впечат-
ления, определенно кампания 1812 года
«открыла глаза» европейца на его вос-
точного соседа. В Великой армии (всего
почти четыреста тысяч человек) присут-
ствовали почти все европейские наро-
ды, причем был представлен и высший
свет, и средние сословия, и рядовые кре-
стьяне, и горожане. Такого баснословно-
го количества иностранных «туристов»
русская история еще не знала.
Большой европейский глаз внима-
тельно смотрит по сторонам — и что он
видит? Поначалу ничего особенного,
Ковно мало чем отличалось от таких же
местечек, например, в Польше: ратуша,
остатки средневековых крепостных
стен, немного готики (Каунас одно вре-
мя входил в Ганзейский торговый союз),
побольше барокко. Ничто вроде бы не
смущает глаз европейца. Город Ковно
известен с 1361 года как литовская кре-
пость при впадении реки Вилии (по-ли-
товски Нярис) в Неман. Геополитически
основание в этом месте города логично:
на Вилии стоит столица Великого княже-
ства Литовского Вильно (ныне Виль-
нюс), крепость контролировала движе-
ние судов по Неману и в столицу
государства. Другое дело сам Неман, его
мощное течение и обрывистые берега,
они помнят долитовскую историю этих
мест, когда все протяжение реки контро-
лировалось русским Городенским (Грод-
ненским) княжеством. В Гродно находит-
ся один из самых западных русских
домонгольских храмов — церковь Бори-
са и Глеба XII века. Ее стены сплошь
украшены керамическими крестами
разной формы — особенность, не встре-
чающаяся в храмостроительстве других
русских княжеств. Но эта русская под-
ложка Понеманья плохо просматрива-
ется в Ковно, там «русских» ориентиров
нет. Таким образом, завоеватель может
пока отдыхать, он перешел Неман и ми-
новал Ковно, ничего, собственно, для
себя не выяснив.
Путь-дорожка фронтовая
Тем временем 1-я Русская армия во
главе с императором Александром и во-
енным министром Барклаем де Толли
1. Борисоглебская (Коложская) церковь в Гродно, XII век
2. Старая улочка Вильно
Фото Александра Ракитина
РЕКЛАМА
1
2
75
находилась в Вильно, туда и направил
основные силы Бонапарт. Царь отбыл в
местечко Свенцяны 25 июня, а Барклай
оставался в Вильно еще три дня, до
28 июня. Только когда французский
авангард подступил к Вильно, коман-
дующий 1-й Русской армией сам поки-
нул город, всем своим видом показы-
вая, что он спокоен и никуда не
торопится: «Остановился на крыльце,
посмотрел направо и налево... потом, не
спеша, вынул часы, взглянул на них, а
засим, не торопясь, сошел с крыльца,
сел в карету» (Лавришевич М. Вильна в
1812 году // Исторический вестник,
1897. № 12, с. 878, цитируется по книге
Троицкий Н. А. 1812. Великий год Рос-
сии М., 1988, с. 83). Буквально через час
после того, как Вильно покинул русский
министр, в город ворвался полк поль-
ских улан под командованием Домини-
ка Радзивилла, в тот же день в Вильно
торжественно въехал сам Наполеон.
Нельзя сказать, чтобы жители были
очень рады французскому императору,
но польские шляхтичи устроили кумиру и
освободителю шумные аплодисменты.
Им было чему радоваться: два главных
города Речи Посполитой были освобож-
дены — Варшава и Вильно, теперь мож-
но приступить к реинкарнации Польши,
но Бонапарту было сейчас не до поль-
ской государственности.
Наполеон расположился в губерна-
торском дворце в Вильно (за несколько
дней до этого именно в этом дворце
жил российский император) и стал
«колдовать» с картой местности. Дейст-
вительно, военная кампания шла удач-
но, Великая армия без особых потерь
продвинулась на 100 км в глубь враже-
ской территории, занят крупнейший го-
род в регионе. Но вот что странно: рус-
ские отступали с таким видом, будто
они нападают. Армия русских и в самом
деле не разбита и, судя по разведдан-
ным, вполне боеспособна. Великий
полководец, привыкший, чтобы воен-
ные действия шли по его высочайше ут-
вержденному плану, был разочарован:
его план не выполнен. Точнее так: он
был выполнен, но не в той мере, в ка-
кой хотелось бы Наполеону. Он думал
разбить русскую армию в одном из при-
граничных сражений (например, под
Вильно или у Ковно) и, навязав Алек-
сандру очередной мирный договор, об-
няться с последним, выпить на брудер-
шафт шампанского, как старые добрые
друзья, продолжить войну с Англией и,
здесь самое интересное, совместно с
русской армией покорить Индию! Вер-
на, однако, поговорка, что в каждом
великом полководце есть хоть немнож-
ко от Александра Македонского. Этим
наполеоновским планам не суждено
было сбыться, и Бонапарт начал быст-
ро это осознавать в бывшей столице
Литовского государства. Такое стран-
ное положение французского импера-
тора, вроде бы не выигравшего и вроде
бы не проигравшего военную кампа-
нию, оказалось для нашего героя не-
привычным. Создается впечатление,
что он и сам перестал понимать, что
дальше делать. Наполеон непрости-
тельно долго сидит в Вильно, три неде-
ли, до 16 июля (!): устраивает местные
органы администрации, знакомится с
городом, собирает и координирует Ве-
ликую армию и, конечно, вырабатыва-
ет новый план войны.
План Наполеона был прост. Он
предполагал разбить две русские ар-
мии (1-ю армию Барклая де Толли и 2-ю
армию Багратиона) по отдельности. По-
этому-то Бонапарт и не спешил уходить
из Вильно. Он направил большую груп-
пировку войск во главе с Мюратом для
того, чтобы те «сковали» боевыми дей-
ствиями 2-ю Русскую армию, в то же
время Даву Наполеон определил за-
нять Минск, чтобы преградить путь на
соединение двух русских армий. Багра-
тион, таким образом, оказывался в не-
завидной ситуации «меж трех огней»: с
юга на него двигалась армия неаполи-
танского короля Жерома Бонапарта
(русские его называли король Ерема), с
севера — корпуса во главе с Мюратом,
по дороге в Минске сел Даву. «Песенка»
2-й армии была практически спета. На-
полеону оставалось довольно потирать
руки в своем виленском дворце. В это
время 1-я Русская армия сосредоточи-
лась в лагере у местечка Дрисса (ныне
г. Верхнедвинск Витебской области Бе-
лоруссии), Барклай с Александром на-
блюдали за французами и не меньше
французского стратега размышляли
над своими военными планами.
Из Вильно в Вильно
Вы спросите, как можно, выехав с
мирной миссией из одного города, по-
пасть в тот же самый город? Можно,
если вы уезжаете из отступающей ар-
мии и при этом направляетесь в насту-
пающую армию. Такой географический
конфуз случился с русским министром
полиции Александром Дмитриевичем
Балашовым. 24 июня в десять часов
вечера его вызвал император Алек-
сандр, находившийся тогда в Вильно, и
направил с мирной миссией к Наполе-
ону, в два часа ночи министр уже был
на коне и с рассветом 26-го числа ока-
зался в ставке французского импера-
тора. Сначала его принял радушно Мю-
рат, потом — с подозрением Даву, к
Бонапарту Балашов был допущен толь-
ко 30 июня. Но, поскольку все это вре-
мя он двигался вперед вместе со став-
кой, 30 июня он вошел в тот же
кабинет, откуда его несколько дней то-
Наполеоновской армии, завоевавшей Европу, начало военной кампании в России должно
было казаться легкой прогулкой
«Армия на марше». Жан Дюплесси-Берто. 1800–1815. Культура
1812 год
76
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
му назад направил к французам рос-
сийский император. Получается, он
мог бы никуда не уезжать — по словам
того же Александра Дмитриевича, в
том кабинете «ничто не изменилось,
исключая хозяина». Балашов передал
императору письмо, где российский
самодержец предлагает решить все
мирно, если Наполеон побыстрее ре-
тируется (со своей армией) с террито-
рии Российской империи. Сам Ба-
лашов позже придумал несколько
анекдотов на тему собственного раз-
говора с непобедимым полководцем.
Вот один из них. Как будто Наполеон
задал ему наивный вопрос: «Какая до-
рога ведет к Москве?» Александр
Дмитриевич ответил: «Карл XII шел че-
рез Полтаву». Далее Наполеон сказал:
«В наше время религиозных людей
нет». Балашов парировал: «В Испании
и России народ религиозен». Анекдот
анекдотом, а французский император
направил ответное письмо Александ-
ру, где предлагал подписать мир там
же, в Вильно, но обиднее была не эта,
а другая фраза письма: «Если бы Вы пе-
ременились с 1810-го г., если бы Вы,
пожелав внести изменения в Тильзит-
ский договор, вступили бы в прямые,
откровенные переговоры, Вам при-
надлежало бы одно из самых прекрас-
ных царствований в России... Вы ис-
портили все свое будущее» (цитируется
по книге Троицкий Н. А. 1812. Великий
год России М., 1988, с. 52). Балашов
доехал до российского двора в Дриссе
уже 5 июля. Реакция Александра на на-
полеоновское послание была мгно-
венна: «Наполеон или я, он или я, но
вместе мы существовать не можем!» Армия спит
Мы закопались в частностях, но
нельзя забывать о главном. Что видит
большой европейский глаз? Вильно —
старинный европейский город, панора-
ма места открывается с Замковой горы:
барочные башенки церквей, классици-
стический дворец генерал-губернатора
(теперь там живет Наполеон), немного
готических костелов. В самом центре су-
толока узких, «сплошной фасадой» за-
строенных улиц, домики с высокими
треугольными фронтонами, уютные дво-
рики, монастыри католических орде-
нов — бернардинцев, францисканцев,
иезуитов. За всей этой европейской де-
корацией скрывается история крупней-
шего русского города, в XIV-XV веках
претендовавшего на объединение всех
русских земель, главного соперника Мо-
сквы, центра православной митрополии
(с середины XV века). У Вильно мощная
сакральная составляющая. Одной из са-
мых почитаемых (как католиками, так и
православными) городских святынь бы-
ла икона Божией Матери «Остробрам-
ская», центром православной общины
Вильно являлся старинный готический
собор Пресвятой Богородицы (в
1812 году принадлежал униатам). Но ев-
ропейца не волнуют все эти местные
коллизии, в конце июня — начале июля
Великая армия праздна, она отдыхает,
глаза ее закрыты. Солдаты и офицеры
расположились вокруг своего полковод-
ца, им снятся тихие сны о доме, семье,
родном городке. Они еще не знают, что
их ждет дальше: Россия в Вильно не за-
канчивается, она там только начинает-
ся. Предстоит еще большой переход в
Полоцк. Но об этом в следующий раз.
РЕКЛАМА
77
Хочу обратить внимание на много
численные ошибки, допущенные в
статье «Начало войны» (мартовский
номер журнала за 2012 г.). В самом на
чале статьи утверждается, вопреки хо
рошо известным историческим фак
там, будто бы император Александр I
планировал первым начать войну. Ко
гда началось сосредоточение крупных
сил французской армии у русской гра
ницы, некоторые военачальники, в
том числе генерал Багратион, дейст
вительно предлагали перейти грани
цу герцогства Варшавского, чтобы не
допустить военных действий на тер
ритории России, но Александр I не
принял этого предложения. О том,
что он ни при каких обстоятельствах
не начнет войну первым, он говорил
французскому послу, старавшемуся по
указаниям Наполеона рассеять опасе
ния русского царя, связанные с посто
янным увеличением французских
войск у границ России. Вместе с тем
Александр I предупредил, что если не
приятель вторгнется в его государст
во, то встретит самоотверженное со
противление русского народа, а сам
он, русский царь, предпочтет отсту
пать до Камчатки, но не заключит ми
ра, пока враг не будет изгнан с россий
ской земли.
Только поклонники Наполеона,
враждебно относящиеся к русскому
патриотизму, могут назвать приказ
Александра I, выпущенный в связи с
нападением неприятеля, «воодушев
ляющим памфлетом», как это сказано
в статье. Совершенно неуместно на
чинать такую серию подробным пере
сказом польских шовинистических
мифов, некоторые из которых имеют
весьма отдаленное отношение к вой
не 1812 года, но оскорбительны для
памяти наших великих предков.
Действительно, при штурме Пра
ги и предместий Варшавы были нема
лые жертвы среди мирного населе
ния, но это, к сожалению, всегда бы
вало при штурме больших городов.
В данном случае гражданские лица ак
тивно участвовали в боевых действи
ях, а штурмующие город русские пом
нили о резне в начале восстания. То
гда, по свидетельству историка
С.М.Соловьева, батальон русских
солдат, находившийся в Великий чет
верг в церкви для приобщения Св. Та
ин, был окружен повстанцами, пере
резан или взят в плен. В тот же день
при начале восстания повстанцами
был убит племянник генерала, коман
дующего войсками в Варшаве. Он был
отправлен к королю для переговоров
и ехал в сопровождении польских
придворных.
Чтобы предотвратить жестоко
сти, возможные при продолжении
боя, Суворов приказал уничтожить
мост, ведший из Праги в Варшаву, по
которому занявшие предместье поль
ской столицы русские солдаты легко
могли пройти в город. При последо
вавшей капитуляции Варшавы Суво
ров обещал всем личную и имущест
венную безопасность и прощение
прошлого. В последующие дни мно
гие поляки, в том числе польский ко
роль, благодарили русского полковод
ца за великодушие.
Вообще «польский фактор» не яв
ляется существенным ни как причина
войны, ни по своему влиянию на ее
исход. Как можно было не упомянуть
во вступительной статье о гораздо бо
лее важных фактах — о разногласиях
изза константинопольской блокады,
о возмущении царя коварством Напо
леона, вероломно арестовавшего ис
панского короля, чтобы освободить
трон для своего брата, и т. п.
Что касается помощи поляков в во
енных действиях, то известно, что На
полеон был очень недоволен как мало
численностью собранного в Польше
людского подкрепления, так и постав
ками продовольствия для его армии.
Эмоционально поляки действи
тельно поддерживали французского
императора, несмотря на арест им
римского папы, и такие «романтиче
ские чувства» у католиковполяков не
могут не вызвать удивления, как и слу
чаи перехода некоторых польских
шляхтичей в ислам ради того, чтобы
получить право возглавить вспомога
тельные отряды, сражавшиеся на сто
роне турок против русских. Одного из
таких отступников поддерживал во
время Крымской войны поэт Мицке
вич, осуждая попытки своих соотече
ственников лишить его начальства
над отрядом.
Вероятно, уже находясь на остро
ве Св. Елены, Наполеон пришел к
христианской вере, но при его прав
лении было совершено оскорбитель
ное для искренних католиков насилие
над папой. Французские солдаты без
наказанно грабили и оскверняли хра
мы не только в чужой по вере России,
но и в католической Испании. По сви
детельству очевидцев, именно поля
ки, пришедшие с Наполеоном в Рос
сию, совершали наиболее отврати
тельные кощунства, в частности в Ус
пенском соборе Московского Кремля.
Поэтому особенного уважения за
служивает Тадеуш Костюшко, отказав
шийся от предложенного Наполео
ном сотрудничества. Раздраженный
Наполеон очень нелестно отозвался
об интеллектуальных способностях
Костюшко. Об этом в статье не гово
рится, равно как и о том, что именно
поддержка Костюшко оказалась весь
ма важной для принятия Венским кон
грессом решения о передаче поль
ских земель Александру I, который
стал польским королем и даровал под
державшим его претензии полякам
Конституцию.
Безусловно, отношение к войне
1812 года, проявившееся в статье, ха
рактерно для некоторых наших сооте
чественников, сохраняющих память о
«польских корнях» и пытающихся
примирить в своем сознании мифы
польских шовинистов с традицион
ными для русских патриотов взгляда
ми. Знакомство читателей «Нескучно
го сада» с такими представлениями
вполне возможно, но не в статьях, по
священных «священной памяти две
надцатого года», претензии которых
на разрушение ложных стереотипов
могут ввести в заблуждение малозна
комых с историей людей.
Именно забота о таких людях и о
репутации вашего высокочтимого и
любимого мною журнала побудила ме
ня написать это письмо.
«Польский фактор»
не является
существенным
Накануне подписания этого номера в редакцию пришел
критический отзыв на опубликованную в прошлом номере
статью А. Ракитина «Начало войны». Осмысление событий
1812 года до сих пор вызывает острую дискуссию. Надеемся,
что развитие темы, которое мы планируем продолжить на
станицах журнала, поможет читателям уяснить истину.
Завкафедрой
истории Русской
Церкви ПСТГУ
священник
Александр
ЩЕЛКАЧЕВ
Высший пилотаж
Глубокой осенью 1986 года умираю-
щий в парижской клинике от рака легких
режиссер составит завещание, в котором
с горечью напишет: «Уже готовится моя
посмертная канонизация». В этом прони-
цательном и страшном предсказании сар-
кастично говорится о, мягко выражаясь,
запоздалой государственной капитуля-
ции перед выдавленным из страны худож-
ником, которую не следует, однако, путать
со зрительским признанием на Родине.
Ибо даже принимая во внимание семнад-
цать долгих лет мучительной, изматываю-
щей борьбы с советской идеологической
машиной (борьбы, окончившейся эмигра-
цией), Андрей Арсеньевич Тарковский —
из числа счастливцев, смолоду вкусивших
и общероссийскую, и мировую славу. Все началось в далеком 1962-м,
когда вчерашний вгиковец предста-
вил снятую по повести Владимира Бо-
гомолова свою первую полнометраж-
ную картину, озаглавленную «Иваново
детство». Картина была горячо одоб-
рена авторитетным Михаилом Ром-
мом, наставником и покровителем
Тарковского, вызвала восторг влия-
тельного западного интеллектуала
Жан-Поля Сартра, как раз гостившего
в Москве и кем-то очень кстати при-
глашенного на «закрытый показ».
«Детство» пройдет, как сквозь иголь-
ное ушко, бюрократические тесты Гос-
кино и будет делегировано на Венеци-
анский фестиваль, откуда воротится с
главным, но далеко еще не последним
призом, которые этот фильм соберет
со всего света. Черно-белая история о маленьком
угрюмом партизане до сих пор считается
одной из самых почитаемых и безупреч-
ных в фильмографии Тарковского. Анд-
рей Арсеньевич стал знаменитым столь
же быстро, сколь, как показало буду-
щее, закономерно: достигнутую «Дет-
ством» высоту его создатель ухитрится
не снижать до самой смерти. Культура
Кино
78
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
Хранитель времени
4 апреля исполняется
80 лет со дня рождения
Андрея Тарковского,
умершего более
четверти века назад.
Как сложилась
посмертная судьба
самого знаменитого
русского режиссера
второй половины
XX века? Что для нас
в его наследии остается
неизменно важным? Текст: Евгений МАЙЗЕЛЬ
79
Тарковский культ
В результате триумфальный путь — и
творческий, и профессиональный, —
пройденный Тарковским вопреки расту-
щему сопротивлению властей и достой-
но им продолженный за рубежом, еще
при жизни режиссера породил явление,
известное как «культ Тарковского». Стой-
ко пережив безвременный уход кумира
и ряд последовавших вслед за ним эпох,
этот культ благополучно сохранился до
сих пор. Вслушаемся в типичную ритори-
ку адептов, на корню блокирующих вся-
кую попытку беспристрастного анализа. «Как всякий гений, Тарковский боль-
ше того, что вы можете написать и уж
тем более вспомнить о нем», — настаи-
вает один исследователь. «Эти фильмы
человечество осмыслит лишь в далеком
будущем», — эхом отзывается второй.
«“Зеркало” Тарковского отображает все
и вся. Оно слишком независимо от на-
ших суждений...» — проповедует третий.
Столь преувеличенное почитание сло-
жилось, думается, вследствие не только
объективных и осмысленных достоинств
творческого наследия режиссера. Не-
вольно стимулировал такое отношение к
себе и сам Андрей Арсеньевич, чьи
взгляды на искусство отличались элитар-
ностью и некоторым тонким мистициз-
мом. С младых ногтей держа равнение
на абсолютных классиков, определяя
собственное место не среди ровесников,
а в некой олимпийской вечности («Среди
живущих назову Робера Брессона. Сре-
ди усопших — Льва Толстого, Баха, Лео-
нардо да Винчи»).
Унесенное временем
Суд времени, однако, не обходит
никого из смертных, вынося свой при-
говор и собирая дань с любого. Не из-
бежал его и юбиляр, отважное нова-
торство которого сегодня разглядит не
всякий киновед. Все то, что современ-
никам казалось самобытным и необъ-
яснимым, для потомков — неизбежное
развитие накопленного опыта. По-
этому картины мастера чем дальше,
тем отчетливее сливаются для нас с
родной национальной кинематографи-
ей. И чувствуют себя в ней — неожи-
данно — как дома. Так, «Детство» заня-
ло почетнейшее место в пантеоне
фильмов о войне, «Сталкер» — в мод-
ном философском жанре позднего за-
стоя... Невыводимые, казалось, из со-
ветского искусства, они как будто воз-
вращаются теперь на Родину, в
галерею лучших образцов националь-
ного российского кино. Обретение утраченного
времени
Жестокий исторический трибунал
стирает любые необязательные слои,
включая самые удачные и живописные.
Процесс переоценки пощадит лишь то
неделимое ядро, которое и есть — иско-
мая оригинальность автора. Теперь мы, думается, можем осто-
рожно попытаться сформулировать это
«неделимое ядро», прошедшее экзамен
на бессмертие. Бескомпромиссное и
для социалистического режиссера неве-
роятное внимание Тарковского к духов-
ной жизни человека, выходящей в его
фильмах на передний план любой ценой
и средствами. Именно оно, это непод-
дельное и уникальное внимание, «ответ-
ственно» за фирменный тарковский по-
этизм с ее неподражаемой тягучестью,
природными стихиями, архетипами и
первоэлементами. Время — субъективное и объектив-
ное, локальное и планетарное, челове-
ческое и вселенское, полное событий
или, чаще, полое — вот центральный и
важнейший персонаж Тарковского во
всех без исключения его картинах. Сис-
тематически отлавливаемый камерой и
бережно переносимый на экран, этот
скользкий персонаж подсказывал сце-
нарные решения, тормозил драматур-
гию, заставлял всех в кадре цепенеть.
Андрей Арсеньевич, как известно, от-
вергал идею поисков в искусстве, пред-
почитая ей позицию, сформулирован-
ную Пикассо: «Я не ищу, а нахожу».
Амбиции и профессиональный интерес
Тарковского можно было бы опреде-
лить как обретение утраченного про-
шлого и непосредственное растворе-
ние в настоящем. Время белого человека
Любопытная особенность этого
престранного занятия в том, что рано
или поздно без религиозного сознания
и опыта не обойтись: наука, филосо-
фия, искусство по отдельности и вмес-
те не способны уловить связь, священ-
ный норов времени, его сакральные
повадки. Кто знает, может быть, и к вере ре-
жиссер в конце концов пришел нетри-
виально, в духе обожаемого Леонар-
до — как интеллектуально честный и
последовательный естествоиспыта-
тель? Случаен ли многострадальный ин-
терес Тарковского к иконописцам, про-
явившийся в «Рублеве»? Случайно ли,
что три его любимейших шедевра —
«Дневник сельского священника» Брес-
сона, «Причастие» Бергмана, «Назарин»
Бунюэля — не просто повествуют о свя-
щенниках, но раскрывают смысл веры
как бы изнутри христианства? Поэтому тарковские герои в основ-
ном бездействуют, даже в ситуации,
взывающей к незамедлительной реак-
ции (вспомним эпизод пожара в «Зерка-
ле», который жители не собираются ту-
шить; вспомним, что уже в «Ивановом
детстве» война оставлена практически
за кадром). Все они, не отвлекаясь, с го-
ловой погружены в воспоминания, осоз-
навания и созерцания. В конечном сче-
те — в тщательное проживание мира, с
кататонией или бездельем не имеющего
ничего общего. (Что не понимают моло-
дые режиссеры, воспроизводя лишь
внешний реквизит любимого учителя и
получая в результате ложное глубоко-
мыслие, претенциозный символизм.) Именно — и только — родственное
отношение к хроносу (как к главному ма-
териалу фильма и фундаментальному ус-
ловию духовного развития) объясняет
страсть Тарковского к, казалось бы, пре-
дельно чуждому ему, холодному Брессону.
Оба режиссера, в остальном сплошные
антиподы, обожали доводить актеров до
усталости, и те, не в силах более играть,
внезапно представали в кадре безучаст-
ными телами, на правах предметов и рас-
тений. Или — как у позднего Брессона —
в качестве марионеток, выражающих
лишь «чистое существование» и больше
ничего. Вся наша беготня и суета, как бы
намекает автор, нацелены на преобра-
зование реальности. Но, как сказал в од-
ном предсмертном интервью Андрей Ар-
сеньевич Тарковский: «Жизнь так
прекрасна, глубока и так полна духовнос-
ти, что преображать ее не надо. Это лю-
дям нужно заботиться о своем духовном
воспитании, вместо того, чтобы каким-то
образом пытаться приукрасить жизнь».
Кладбище странников
Место, где ныне располагается Тро-
ицкий Данилов монастырь, несколько
веков назад находилось в значитель-
ном удалении от города. В конце XV сто-
летия здесь хоронили умерших без по-
каяния и церковного причастия —
бездомных, нищих, безвестных стран-
ников, а также скончавшихся скоропос-
тижно или не своей смертью. Подобные
кладбища, называвшиеся скудельница-
ми или убогими домами, были широко
распространены на Руси. Время появ-
ления скудельницы под Переславлем-
Залесским неизвестно. Возможно, и са-
мо это место не стало бы известным,
если бы не особый подвижнический
труд преподобного Даниила.
Будущий святой родился в Переслав-
ле около 1460 года и получил в креще-
нии имя Дмитрий. В юности он был отдан
родителями в Никитский монастырь для
обучения грамоте и добродетельной хри-
стианской жизни. Возжелав стать ино-
ком, он тайно ушел в далекую Боровскую
обитель, откуда шла слава о великом мо-
литвеннике игумене Пафнутии. Там Дми-
трий был пострижен в монахи с именем
Даниил и прожил долгих десять (по неко-
торым источникам — двенадцать) лет, а
после вернулся в родной город и посе-
лился в Горицком монастыре. Именно
здесь он выбирает для себя своеобраз-
ное послушание, которое несет тайно
ото всех, — упокоение непогребенных
умерших, находимых им в окрестностях
города. Тела несчастных преподобный
приносил в убогий дом и совершал над
ними христианское отпевание. Как от-
мечается в житии, место это находилось
напротив Горицкого монастыря и было
видно из кельи Даниила. Неоднократ-
ные чудесные видения исходящего от
скудельницы света и горящих над ней
свечей убедили его в том, что среди не-
Культура История
80
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
Послушание — хоронить
7 (20) апреля — день
кончины преподобного
игумена Даниила,
основателя Троицкого
монастыря в Переславле-
Залесском. Игумен Даниил
выбрал для себя необычное
послушание, которое нес
тайно ото всех, — упокоение
непогребенных умерших,
находимых им
в окрестностях города. Текст: Светлана ЛИПАТОВА
На илл.: преподобный Даниил Переславский.
Роспись столпа Троицкого собора Данилова
монастыря. Фото Н. Бурмин
известных усопших немало благочести-
вых христиан, которых прославляет Сам
Господь.
Братья Андреевичи
Однажды к преподобному обрати-
лись боярская семья Челядниных, посе-
лившихся неподалеку от Переславля
после скоропалительного отъезда из
Москвы. По неизвестной причине они
находились в опале и просили Даниила
молиться об утолении государева гнева,
а также отслужить молебен о здравии
великого князя. Случилось так, что цар-
ский посланник с вестью о помиловании
прибыл к Челядниным тогда, когда пре-
подобный после совершения молебна
находился в их имении в Первятино.
Братья Иван и Василий Андреевичи, по-
лучив разрешение вернуться в столицу
на службу, возблагодарили своего за-
ступника перед Богом и спросили у Да-
ниила, чего желал бы он для себя. Свя-
той же отказался от каких-либо почестей
и сказал: «Есть близ Горицкого монасты-
ря Пресвятой Богородицы место, назы-
ваемое Божедомское. Многие гробы по-
коятся там, потому что много лет
погребались там бесчисленные тела
христианские, скончавшиеся от различ-
ных смертей; и никогда не бывает на том
месте о стольких душах ни поминовения,
ни приношения, ни службы, ни кадила,
ни свечей; прилично вам ныне позабо-
титься, да будет там поставлена церковь
Божия, чтобы совершалась о тех душах
божественная служба и было бы возно-
шение о них». Просьба Даниила была
выполнена — Челяднины не только по-
лучили благословение на постройку от
митрополита, но и помогли преподобно-
му заручиться грамотой о владении ску-
дельничей землей. В 1508 году на Божедомье был по-
строен деревянный храм во имя Всех
святых. Посвящение храма было выбра-
но не случайно — в день Всех святых (пе-
реходящий праздник, совершаемый в
девятое воскресенье после Пасхи) Пра-
вославная Церковь поминает тех обыч-
ных людей, кто стяжал Духа Святого и об-
рел помазание благодати, но остался
неизвестным. Традиция эта восходит
еще к празднику святых мучеников ран-
нехристианского времени, когда цер-
ковь стремилась не оставить ни одного
из скончавшихся за веру без дня памяти
и почитания, даже если их имена и дни
смерти не были известны. Освящение
церкви состоялось при большом стече-
нии жителей Переславля и окрестных
сел, радовавшихся о благоустройстве
этого ранее безлюдного места. Препо-
добный хотел поставить здесь только
мирского священника и пономаря, но
поскольку нашлись желавшие жить при
этом храме иноческой жизнью, то посте-
пенно вокруг небольшой Всехсвятской
церкви начинает образовываться одно-
именный монастырь. В поисках пропи-
тания и приюта сюда стали приходить
нищие и больные, получая от Даниила
духовное окормление. Спустя некоторое
время была построена деревянная мо-
настырская трапезная с церковью По-
хвалы Пресвятой Богородицы.
Крестный Грозного
Глубоко чтивший преподобного как
молитвенника и праведника, Василий III
несколько раз посещал новую обитель,
выезжая с царицей на богомолье. По
его личной просьбе Даниил становится
настоятелем Всехсвятского монастыря.
Когда у царской четы родился долго-
жданный наследник престола, препо-
добный направляется в Троице-Сергиев
монастырь, где у мощей Сергия Радо-
81
Церковь Всех святых Троицкого Данилова монастыря (1687 год). Посвящение храма было выбрано не случайно — в день Всех святых Церковь
поминает тех обычных людей, кто стяжал Духа Святого и обрел помазание благодати, но остался неизвестным. Фото Светланы Липатовой
Культура
История
82
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
нежского вместе с блаженным старцем
Кассианом Босым становится крестным
отцом будущего царя Ивана IV (Грозно-
го), принимая его от купели. В 1530-1532 годах на средства Васи-
лия III, пожертвованные в честь рожде-
ния сына, в Даниловом монастыре воз-
водится каменный храм — одна из
древнейших сохранившихся построек
Переславля. Строительством руководил
известный ростовский зодчий Григорий
Борисов, работавший до того в Бори-
соглебском и Калязинском монастырях.
Новый храм Данилова монастыря был
освящен в честь Пресвятой Троицы, а в
дьяконнике устроен придел Иоанна
Предтечи — небесного покровителя цар-
ственного крестника Даниила. Возмож-
но, посвящение монастырского собора
было продиктовано личным заказом ца-
ря, однако несомненна отразившаяся
здесь связь праздника Троицы с тради-
ционными для Руси крестными ходами
на скудельни. По посвящению главного
престола монастырь также переимено-
вывают в Троицкий. Существуют свидетельства, что уже
в конце XVI века преподобный почитал-
ся среди братии как святой. Его житие
было написано вскоре после его смерти
предположительно его учеником — бу-
дущим митрополитом Московским Афа-
насием. В 1653 году патриарх Никон на-
правил в Данилов монастырь грамоту:
«Били есте нам челом, что у вас в монас-
тыре наставник обители, преподобный
Игумен Даниил при животе и по престав-
лении многия чудеса показал». По рас-
поряжению патриарха были освидетель-
ствованы и переложены в раку честные
мощи преподобного и установлено его
общецерковное почитание два раза в
году — 7 (20) апреля, в день кончины, и
30 декабря (12 января) в день обрете-
ния мощей. Заказ келаря Саввы
В 1662 году монастырский келарь
Савва нанял для украшения интерьера
Троицкого храма артель художников, во
главе которой стоял Гурий Никитин Ки-
нешемцев. Это был выдающийся мастер
второй половины XVII века, один из са-
мых прославленных художников Ору-
жейной палаты. До подряда в Данилов
монастырь Гурий был в числе изогра-
фов, приглашенных в 1660 году возоб-
новлять стенопись в Архангельском со-
боре Московского Кремля, а также
выполнял различные царские заказы.
Работа по созданию живописного уб-
ранства Троицкого собора растянулась
на несколько лет и совершалась с пере-
рывом. В 1662 году художники успели
расписать только верхнюю часть собо-
ра — главу, своды и, возможно, люнеты.
Причина приостановки деятельности ху-
дожников заключалась в их отъезде по
царскому приказу в Москву, где вновь
продолжились работы в Архангельском
соборе. В 1664 году Гурий Никитин, на-
ходясь в Москве, принимает участие в
росписи государевой комнаты и палат, а
спустя три года он работает в Костроме
по украшению собора Богоявленского
монастыря. Летом 1668 года его артель
прибыла в Переславль, однако оттуда ее
скоропалительно вызывают в Москву —
украшать стенным письмом церковь
Григория Неокесарийского и писать ико-
ны для ее иконостаса. Скорее всего, ма-
стера заканчивали роспись стен храма в
его отсутствие. Несмотря на это, роспись
представляет собою звучный, красоч-
ный ансамбль, обладающий художест-
венным единством. Эта гармоничная
целостность обусловлена влиянием
творческого гения Гурия Никитина, вне
зависимости от того, присутствовал ли
он при выполнении заказа постоянно. Состав святых, включенных в рос-
пись, свидетельствует о незаурядности
программы стенописи, обусловленной
монастырским характером памятника.
Ростовые образы Антония и Феодосия
Печерских, почитающихся как осново-
положники русского монашества, об-
рамляют алтарную апсиду по сторонам.
Здесь же располагаются круглые меда-
льоны со святыми основателями рус-
ских монастырей. На столпах представ-
лены избранные святые князья,
мученики и преподобные, в том числе
преподобный Даниил, который словно
благословляет всех входящих в храм.
Одна из основных тем росписи стен хра-
ма — спасение праведников, которая
звучит и в ветхозаветных сценах, где Го-
сподь является Аврааму и изводит из Со-
дома Лота, и в цикле, иллюстрирующем
Откровение Иоанна Богослова. Поража-
ющие насыщенностью действий фрески
уподобляют стены храма открытой кни-
ге, предвозвещающей Божий суд.
Музей — трактор — храм
Судьба Троицкого монастыря в XX ве-
ке похожа на судьбы других русских мона-
стырей. В 1923 году он был закрыт, мона-
хи выселены, а мощи преподобного
Даниила изъяты. На территории обители
трудами историка М. И. Смирнова был ор-
На илл.: Троицкий собор с церковью преподобного Даниила и колокольней (1530-1532 го-
ды) — одна из древнейших сохранившихся построек Переславля. Строительством руково-
дил известный ростовский зодчий Григорий Борисов. Фото Светланы Липатовой
83
ганизован музей. Вскоре собранную кол-
лекцию древностей переместили в быв-
ший Горицкий монастырь, а М. И. Смир-
нова арестовали и сослали в
Туруханский край. В 1930-е годы поме-
щения бывшей обители стали занимать
частные квартиросъемщики, в дальней-
шем большинство построек монастыря
занимала машинно-тракторная станция,
а также заготконтора. Первая реставра-
ция архитектурных памятников Троице-
Данилова монастыря была начата лишь
в 1960-е годы — здесь работал извест-
ный архитектор-реставратор И. Б. Пури-
шев. В 1980-е годы начата реставрация
стенописи собора, однако из-за недо-
статка средств дело ограничилось лишь
пробными расчистками и промывкой не-
которых фрагментов. В 1993 году мона-
стырь передан Православной Церкви.
Ни одно из зданий не было пригодно для
проживания, территория пребывала в
запустении. В 1994 году мощи преподоб-
ного Даниила перенесли из музея в Ни-
кольский женский монастырь, а через
два года вернули в основанную им оби-
тель на скудельнице.
РЕКЛАМА
На илл.: видение апостола Иоанна Богослова. Роспись южной стены Троицкого собора Да-
нилова монастыря. Фото Н. Бурмин
Средство от дураков
В 1866 году во время прусско-авст-
рийской войны решался вопрос, какое
из двух государств станет центром объе-
динения немецких земель. Победила
Пруссия, она издавна славилась своими
талантливыми полководцами и вымуш-
трованными солдатами. Но в историю
вошли почему-то не они... «Когда прусса-
ки побили австрийцев, это была победа
прусского школьного учителя над авст-
рийским», — написал тогда Оскар Пе-
шель, преподаватель географии из
Лейпцига. Фраза настолько запомни-
лась, что потом ее приписывали даже
Отто фон Бисмарку, «железному канцле-
ру» и объединителю Германии.
Мысль вполне понятна: отлично ор-
ганизованная и адекватная своему
времени система школьного образо-
вания в Пруссии гарантировала, что
каждый призывник обладает необхо-
димым уровнем знаний, умеет подчи-
няться дисциплине и чувствует себя
гражданином страны, за которую он
должен воевать. Из такого получится
не только храбрый солдат, но и умелый
рабочий, изобретательный инженер,
добросовестный чиновник. Дело не в
том, что из берлинских гимназий было
выпущено много гениев, а в том, что
гарантированный минимальный уро-
вень был достаточно высок в любой
прусской деревне. Именно так и были
заложены основы знаменитого немец-
кого качества и немецкого порядка —
сами по себе они не обязательно хоро-
ши, в XX веке они были поставлены на
службу явному злу, но это именно то,
чего нам так не хватает в нашей стра-
Культура Новая школа
84
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
Средство от дураков
и плохих дорог
Школа — что-то такое, до
чего вечно руки не
доходят, что вроде бы как
всем нужно, но только не
сейчас, пожалуйста, а как-
нибудь потом, когда
другие проблемы решим.
А они все никак не
решаются... О том, что
происходит с ролью
учителя в нашем
обществе, — Андрей
ДЕСНИЦКИЙ.
Дети со своей учительницей. «Чаттербокс Аннуал». 1916
85
не. Качество и порядок — единствен-
ное надежное средство от дураков и
плохих дорог.
Заменить Марьиванну
Теперь, конечно, самое время на-
чать горький и вполне справедливый
плач о состоянии дел в нынешнем рос-
сийском образовании. Все развалено,
разворовано, учителя бесправны и бес-
помощны, а дальше будет еще хуже...
Собственно, примерно то же самое мож-
но сказать про многие другие области
жизни: медицину, коммунальное хозяй-
ство или малый бизнес. Но положение
дел со школьным образованием откли-
кается какой-то особо острой болью: в
конце концов, речь идет о будущем на-
шей страны. Можно за собственные
деньги (у кого они есть) найти хорошего
врача или купить новую квартиру, мож-
но и ребенка выучить в элитной школе,
но никто не продаст тебе страну, насе-
ленную грамотными и ответственными
людьми.
Страна живет по законам рынка, все
понятно. Государство активно «сбрасы-
вает пассивы», избавляется от расход-
ных обязательств, в том числе и по обра-
зованию. Совсем бросить его оно не
может, поэтому старается просто мини-
мизировать затратную часть, отсюда и
все эти образовательные стандарты, эта
автономия школ (то есть призыв само-
стоятельно зарабатывать) и многое
иное. Этот процесс шел с начала 1990-х,
но сейчас стал массовым, системным, и
через год-другой рискует стать необра-
тимым.
Почему именно сейчас? Есть на то
экономические причины: приватизиро-
вать уже нечего, нефть больше не доро-
жает, а аппетиты растут, значит, придется
на чем-то экономить. Но есть и причины,
связанные с самим образованием. На-
ша старшая дочь пошла в первый класс
в 1994 году, с тех пор и до сего дня у нас
постоянно кто-то учится в школе (млад-
ший сын сейчас в шестом классе), и я мо-
гу сказать со всей уверенностью: рядо-
вая московская школа за это время
заметно деградировала. Появились, вы-
росли и окрепли элитные школы, и не
обязательно для богатых — в Донской
лицей, где работает моя жена, принима-
ют подходящих учеников, а не родитель-
ские кошельки. Но если пятнадцать лет
назад можно было отдать ребенка в
обычную школу во дворе и надеяться,
что дети по крайней мере в школьном
дворе не будут открыто курить и ругаться
матом, а учительнице не придется тра-
тить основные усилия на то, чтобы обу-
чить добрую половину класса простей-
шим русским фразам, то теперь для
такого минимума нужно искать уже шко-
лу получше, куда не всех примут. Но и в
ней среди учителей окажется неболь-
шое число фанатиков, которым ничего,
кроме школы, и не надо, но больше бу-
дет таких, кому больше просто некуда
идти.
И когда шли беседы с понимающим,
умным директором о такой вот Марьи-
ванне, которая детей не любит и унижа-
ет, требует от них тупой долбежки, был у
директора один, но убойный аргумент:
«Ей год-другой до пенсии остался, потер-
пите. А кого я на ее место возьму? Вот
вы пойдете работать в нашу школу на ее
место? Если пойдете — завтра же вас
оформим, ее уволим!» Но я не шел, и же-
на не шла, потому что зарплата там была
нищенская, нагрузка убойная, коллек-
тив специфический и перспектив ника-
ких... Зачем, когда у меня есть работа
получше? И каждый из родителей, кото-
рый мог бы Марьиванну заменить, рас-
суждал точно так же.
Школа — что-то такое, до чего вечно
руки не доходят, что вроде бы как всем
нужно, но только не сейчас, пожалуйста,
а как-нибудь потом, когда другие про-
блемы решим. А они все никак не реша-
ются...
Зачем нужна школа?
А может быть, дело еще и в том, что
никто просто не знает: а зачем нужна
школа? С одной стороны, нам говорят:
оставьте все, как было при Советах. Но,
во-первых, уже давно не так, как было
при них, а во-вторых, советская система
образования — это сильно усеченная и
упрощенная та самая немецкая гимна-
зия XIX века, которая была хороша в то
время, но никуда не годится в наше. По
русскому языку вот буквально сегодня
мой сын писал упражнение: «к семистам
восьмидесяти трем книгам, к восьми-
стам пятидесяти четырем страницам» —
и я понял, что за всю свою жизнь, напи-
сав множество текстов, я никогда не
употреблял таких конструкций. В то же
время в школе детей совершенно не
учат выражать свои мысли, структуриро-
вать тексты, понимать основную мысль
статьи или книги — и в результате на
практике вместо «семистам восьмиде-
сяти трем» говорится «ну я короче типа
вся такая», а пишется «фсем 4моки».
Примерно то же самое с математикой,
где заставляют годами вручную пере-
множать и делить многозначные числа:
с иностранными языками, которые пре-
подают по слегка модифицированным
учебникам советской поры и проч. Это,
действительно, позапрошлый век.
Но и предлагаемые новые стандар-
ты, похоже, ориентируются на тот же са-
мый век, только уже в классовом и даже
колониальном исполнении. Богатые
научат своих детей в элитных закрытых
заведениях, лучше всего в Швейцарии и
Англии, а бедным достаточно знать гра-
моту и элементарный счет да любить
родное правительство, ведь их пожиз-
ненная задача — стоять у станка или у
барной стойки, водить автобусы или тан-
ки и ни в коем случае ни во что не вме-
шиваться.
Любой выбор между такими альтер-
нативами будет ложным по определе-
нию. Чтобы создать хорошую современ-
ную систему образования, в нее нужно
вложить достаточно средств, прежде
всего денежных. Но еще прежде того
нужно определиться: а какая, собствен-
но, система образования нам нужна, ко-
го она должна готовить?
Страна без нефти
В конце 1960-х годов ответы на та-
кие вопросы дала самой себе Финлян-
дия — маленькая страна на краю Евро-
пы, с холодным климатом, без нефти,
газа и алмазов. Именно поэтому финны
понимали: конкурентных преимуществ
они могут добиться только в высокотех-
нологической сфере, а для этого нужно
создать прекрасную систему образова-
ния. И именно поэтому мы сегодня хо-
дим с телефонами Nokia, а не жители
Хельсинки — с продукцией Воронежско-
го завода «Процессор».
Эта система основана прежде всего
на совершенно бесплатном и принципи-
ально равном образовании для всех де-
тей по всей стране: выбор определяют
только интересы и способности ребен-
ка, а не «возможности» родителей и не
Культура
Новая школа
86
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
место проживания. В лапландской дере-
венской школе будет такой же учитель,
как и в столичной, даже если там в разы
меньше учеников. Бесплатны не только
уроки, но и учебники, транспорт, питание
в школе. Все это, разумеется, стоит не-
дешево... но технологическое отстава-
ние и косность обходятся еще дороже.
Только не деньги тут главное. Прежде
всего в Финляндии сформирован особый
корпус учителей. Профессия достаточно
престижная и денежная, но и требования
высокие: абсолютно все учителя должны
получить магистерскую степень в универ-
ситете, и это совсем не то же самое, что
диплом провинциального педвуза из на-
шей глубинки, который разве что клиниче-
ский идиот не получит. Конкурс в универ-
ситеты высок, но высока и степень
доверия специалистам. Им дают само-
стоятельно выбирать методику препода-
вания, не мучают отчетностью — и заодно
не мучают детей. Это может выглядеть аб-
сурдом, но в финской школе принципи-
ально нет тестов и экзаменов, даже выпу-
скных. Нет совсем, понимаете? Для тех,
кто хочет получать высшее образование,
существует аналог нашего ЕГЭ, но его и
сдают в высшей школе. Это значит, что не
надо натаскивать детей специально к тес-
ту и страдать потом из-за того, что резуль-
таты оказались недостаточно высоки.
Добросовестный учитель сам определит,
что именно нужно в данный момент его
ученику, за что и как его похвалить, а за
что — упрекнуть. Ну а недобросовест-
ный... такого просто уволят и не будут пе-
реживать, что некому его заменить.
Школьная жизнь регулируется не ди-
рективами департамента образования,
а договоренностью между школьным
коллективом и родителями. Отчего-то
финны верят, что учителя и родители луч-
ше позаботятся о детях, нежели чинов-
ники, которые и в глаза их не видели и
которым нужны лишь бумажные показа-
тели. Странная мысль, правда? В то же
время большую роль играют профессио-
нальные организации учителей, кото-
рые вместе с университетскими препо-
давателями и всеми, кто в этом
заинтересован, следят за
развитием ситуации и ста-
вят перед государством
соответствующие вопро-
сы, и в основном они ре-
шаются на региональном
уровне, исходя из местной
специфики. Так что глав-
ное тут — не чиновная
структура, а самоорганизованное сосло-
вие, пользующееся уважением в обще-
стве и видящее результаты своего труда. Не проспим!
В последнее время стало сверхпопу-
лярным изречение П. А. Столыпина: «Им
нужны великие потрясения, нам нужна
великая Россия». Его повторяют во всех
секторах политического спектра, просто
представление о величии у всех разное:
кому мила стабильность, кому сменяе-
мость власти, кому подходит модель рус-
ская, кому европейская. Но может быть,
финляндский рецепт величия как вели-
колепной образовательной системы —
совсем неплохой вариант для всех?
Только не надо сейчас проливать зо-
лотой бюджетный дождь на наши школы
в их нынешнем состоянии, не надо выве-
шивать на них лозунг «Анархия — мать
порядка». Надо начинать с подготовки
принципиально других учителей. Что
происходит сейчас? Аккуратная и испол-
нительная, но не слишком умная девоч-
ка из бедной семьи хочет выбиться в лю-
ди. Путь у нее, по сути, один: пединстинут.
А если будет очень-очень исполнитель-
ной, то останется там же преподавать,
станет методистом, будет воспроизво-
дить себе подобных... Не случайно во
многих по-настоящему элитных школах,
ученики которых берут призовые места
на олимпиадах и поступают в лучше ву-
зы, вроде того же Донского лицея, пре-
подают люди с университетскими дипло-
мами, а то и научными степенями. А ведь
они-то как раз пединститутов не закан-
чивали! Этот опыт сложнее тиражиро-
вать, чем методуказания департамента,
но только его и стоит распространять.
И закончить эту статью, как теперь
принято, хотелось бы задорной речов-
кой. Помните, как в школе мы то и дело
оправдывались: я учил, но дома забыл, я
готовилась, но проспала? И как получа-
ли потом вполне заслуженные двойки?
Так вот, когда речь идет о будущем стра-
ны, стоило бы нам всем, вне зависимо-
сти от политических пристрастий и убеж-
дений, громко и честно обещать, а потом
исполнить обещанное: «Не забудем, не
проспим!»
Это может выглядеть абсурдом,
но в финской школе принципиально
нет тестов и экзаменов,
даже выпускных. Нет совсем...
РЕКЛАМА
88
Нескучный сад № 4 (75) апрель 2012 год
Индекс
46331
Индекс
11805
Через агентства:
Подписка
на электронную
версию журнала:
«Pressa.ru» «Артос-Гал» Тел.: (495) 981-03-24,
(495) 788-39-88
«Интер-Почта» Тел.: (495) 500-00-60
«МК-Периодика»
(для проживающих за рубежом)
Тел.: (495) 681-91-37
Служба распространения журнала «Нескучный сад»
Телефон: (495) 933-95-77
Web: http://pressa.ru/
«Роспечать»
«Пресса России»
В каждом отделении связи по каталогам:
Тел.: (495) 9430498, (495) 9430499
email: podpiska@nsad.ru, podpiskansad@yandex.ru
Подписка на журнал «Нескучный сад»
РЕКЛАМА
Автор
diaconia
Документ
Категория
Нескучный сад
Просмотров
1 031
Размер файла
37 279 Кб
Теги
сад, апрель, 2012, нескучный
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа