close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Молодёжны1end

код для вставкиСкачать
"Неформалы". ММК и Центр Федерация. История одного молодежного объединения
 Молодёжный
Музыкальный
Клуб
или История жизни и метаморфоз
одного молодёжного объединения
Сборник статей мемуаров, интервью
Вступление
Для кого эта книжка
Сейчас неформалами называют себя все, кому не лень. А зря. Потому что нынче "формалов" как таковых нет, значит нет и не-формалов.
Мы себя так не называли, нас так ругали другие. Это слово было синонимом бунтаря. Хотя бунт наш был направлен единственно на организацию своего собственного свободного времени. Возможно, какой-нибудь подросток нынешнего поколения почитает эту книгу и вдруг поймёт, что тут вовсе не о том, о чём он ожидал. Это серьёзнее. А может быть, для него скучнее.
А другой возьмёт да и найдёт для себя что-то интересное. Значит, труд авторов и издателей был не напрасен.
В основном же хотелось обобщить опыт жизни и самосохранения молодёжи нашего города в период глубокого застоя. Энциклопедия не получилась, но почитать есть что. Особенно, если читатель к этому причастен.
О структуре
Герою книжки - Молодёжному Музыкальному Клубу повезло: в его рядах было несколько журналистов, которые регулярно освещали события клуба в прессе. Это Валентина Малахова, Алла Балашова, Людмила Уханова, Евгений Утенков, Светлана Кукина и другие. Поэтому архив, который педантично собирал и хранил Семён Подкар, даёт обильную пищу для ностальгии и назидательности.
Спустя десятиление после пика активности клуба многие его члены по-дружески поделились с авторами сборника своими воспоминаниями. Эти комментарии дают стереоскопичность обозрению событий, изложенных по возможности в хронологическом порядке.
Об авторах
Принцип отбора авторов - без принципа. Сначала написали огромный список, а потом из него стали выпадать некоторые фамилии. Кто-то уехал и стал недосягаемым, до кого-то не дозвонишься, у кого-то нет времени или настроения встречаться для интервью.
Хотелось, чтобы наличествовал хоть один представитель от каждого направления. И когда яркую личность удавалось, наконец, заарканить, мы с чувством глубокого удовлетворения это направления себе открыживали.
Может быть, после выхода книжки, кого-то посетит вдохновение, и новые мемуары появятся на свет, не огорчайтесь, что вы опоздали. Юбилей ММК не последний, дай Бог здоровья Славе Уланову, а там ещё что-нибудь сообразим.
Людмила и Полина Ухановы
Предисловие
ММК: НЕ ТОЛЬКО В ПРОШЛОМ
(непреходящая ценность неформальности)
Большая честь и приятная, хоть и не такая уж легкая обязанность: предварить кратким предисловием книгу, жанр, содержание и пафос которой плохо поддается расхожей категоризации. Составителям "хотелось обобщить опыт жизни и самосохранения молодежи нашего города в период глубокого застоя". Нам мой взгляд, это им хорошо удалось, и прежде всего потому, что они имели дело не с чьим-то чужим, а со своим собственным, лично и непосредственно пережитым опытом. Перед нами - нечто вроде групповой автобиографии взросления: взаимно-рефлексивный самоотчет тех, кому тоталитарная геронтократия изо всех сил старалась, но так и смогла навязать перманентную инфантильность. Более того: парадоксальным образом "застой" (точнее - стремление вырваться из под его гнета) подвигнул коллектив соавторов данного сочинения на такие самобытно-оригинальные творческие начинания, которые, пожалуй, и в голову бы не пришли живущим в политически-либеральных и культурно-благополучных странах и обществах. Аннотировать, тем более - аналитически разбирать предлагаемый читателю опус - задача не моя; попробую резюмировать главное из того, что, по моему глубокому убеждению, несомненно оправдывает его выход в свет. -*-
25 лет назад два двадцатипятилетних инженера оборонного завода в миллионном, закрытом для иностранцев городе, самозабвенно отдавая часы досуга слушанию, любительскому исполнению и обсуждению джаза, рок-н-ролла и диско, решили делать это не только дома и на дружеских вечеринках, но и во "дворце культуры", принадлежавшем тому же заводу, однако расположенному вне его вооруженно-охраняемых стен. Они назвали себя ММК (Молодежным Музыкальным Клубом) и с поистине демонической энергией принялись за устройство вечеров отдыха, концертов, лекций, "тематических" дискотек и т.д. При этом они вовсе не перешли на должность "освобожденных культ-работников"; напротив - клубная активность приносила им как "разрядку" после трудового дня, так и "зарядку" эвристическими импульсами, повышавшими их профессионально- производственную отдачу.
Вокруг них быстро сплотилось горстка энтузиастов ММК, занимавшаяся буквально всем: от стихов к очередному диско-шоу до организационных структур, облегчающих выработку многих иных, как принято говорить, духовно-практических, да и материально-вещественных ценностей, без которых Клуб просто не смог бы существовать. Но стремились они отнюдь не к показному внешнему успеху: а к тому, чтобы сделать свою жизнь, а заодно и жизнь других молодых людей, попадавших в поле притяжения Клуба, куда более интересной, разнообразной и насыщенной чем та, которую им предлагало тогдашнее время. И как-то само собой выходило так, что неформальная любительская организация, рожденная этим стремлением, шаг за шагом переступала первоначальные рамки клубного кружка. Она уверенно превращалась в самостоятельное творческое содружество, а исподволь и в деловое товарищество, способное оказывать влияние на развитие культурной и социальной жизни сначала своего родного завода, потом Сормовского района, а затем и всего города.
-*-
Наиболее поразительным было то, что это содружество упорно отстаивало свою независимость и право самим выбирать направление, тематику и формы собственной активности. Периодически ММК не то, чтобы впадал в опалу официальных инстанций (Клуб, кажется, не разу принудительно ими не закрывался), но препятствия ему они подчас чинили, приостанавливая какие-то из наиболее неординарных его начинаний. Однако потом опять ослабляли партийные гайки и даже подчас обращались за подмогой в проведении тех или иных ответственных мероприятий и кампаний. Были в его послужном списке и сценарии городских празднеств, и агитационные бригады по борьбе с алкоголизмом, и создание музея трудовой славы, и церемонии проводов ветеранов на заслуженный отдых, и стимулирование неблагополучных подростков к получению профессионального образования. Так что молодежный музыкальный клуб оказывался полезен и заводскому начальству, и муниципальным властям и множеству других лиц и учреждений, нуждавшихся в помощи и консультации его активистов. А когда эти активисты за всеми своими делами, заботами, заданиями и обязанностями совсем уже выбивались из сил, исчерпывали все внутренние ресурсы, доходили до предела и чувствовали, что им самим срочно нужна эмоциональная поддержка, энергетическая подпитка и приток свежих идей, то прибегали к испытанному, проверенному и безотказному средству - играли и слушали джаз. Причем не как "массовую", а скорее как "камерную" музыку. И не столько ради "разрядки", хотя и она им, конечно, требовалась. В джазе они искали и находили прежде всего как раз "зарядку", мощный призывный драйв, новые стимулы для воображения. И, как некоторые из этих людей по секрету мне говорили, из джаза к ним приходили прозрения, прообразы, целые пучки тех замыслов, шагов, решений и способов действия, которые они потом старались всесторонне продумывать, технологически разрабатывать и воплощать в своей организационно-управленческой стратегии и тактике. Замыкалось ли все это лишь на задачах "самосохранения" и даже "внутренней эмиграции", как казалось иногда некоторым из зачинателей ММК?
-*-
Книга говорит об ином, и её тоже никак нельзя сводить к ностальгической мемуаристике.
Все собранные в ней документы - подлинные, источники - первичны, большинство фактов удостоверяется независимой архивной проверкой. Нет сомнения, что этим индивидуальным, подчас сугубо личным, но всегда общественно-напряженным свидетельствам, суждено стать предметом социологических, культурологических, полит-экономических и многих иных исследований - причем отнюдь не только краеведческого масштаба. Ведь в совокупности они дают локальную, однако весьма репрезентативную хронику и динамику развития одной из наиболее перспективных линий, нитей или ветвей того, что некогда именовалось неформальным молодежным движением в бывшем Советском Союзе. Не преувеличивая, но и не преуменьшая гражданскую весомость названного движения, стоит отдать ему должное. Недопустимо игнорировать его вклад в духовно-моральную подготовку к тем катастрофическим, но вместе спасительно-обнадёживающим, пусть и весьма болезненным потрясениям и сдвигам, которые наша страна пережила на исходе второго тысячелетия от Р.Х. Во всяком случае, большинство членов ММК не растерялось в вихре этих катаклизмов, смело отозвалось на исходящие от них вызовы и приняло деятельное участие в поисках путей и средств построения новой жизни.
С указанной точки зрения я осмеливаюсь утверждать: опыт ММК интересен не только примером стойкого сопротивления и удачной самозащиты в прошлом, но и запасом конструктивных идей на будущее.
Иными словами, было бы опрометчиво считать, что потенциал "неформальности", накопленный в эпоху застоя, начисто себя израсходовал; что идеи и проекты, некогда им вынашиваемые и казавшиеся тогда совершенно утопическими, интересны сегодня лишь историкам крушения СССР. Совсем наоборот. О том, что опыт ММК очень и очень мог бы пригодиться именно после распада коммунистического колосса, в обреченности коего с наступлением перестройки уже не было сомнений (хотя вряд ли кто-нибудь ожидал, что всё произойдет столь стремительно) я несколько раз пытался осторожно намекнуть С.Б.Подкару и В. Уланову. Они, похоже, склонялись к тому же мнению, но откровенных разговоров на подобные темы мы никогда не вели.
Весной 87 года мне представился случай высказаться на сей счет публично - разумеется, политически завуалировано и без упоминания ММК, но именно его я имел в виду, произнося свой пленарный доклад перед представителями более сорока неформальных объединений, съехавшихся в Москву на "информационную встречу-диалог", проходившую под девизом "Общественные инициативы - перестройке. Тезисы доклада позже опубликовал "Клуб и художественная самодеятельность", откуда я позволю себе привести несколько выдержек. Подчеркну еще раз: мысли, в них заключенные, целиком и полностью относятся к ММК, сформировались в процессе персонального общения с его лидерами, при непосредственном знакомстве с их практической деятельностью и под прямым влиянием последней. Термин же "перестройка" в данном контексте подразумевал, конечно, не призывы Горбачева "вернуться к Ленину" и выдавать на-гора "больше социализма!" Речь, как все уже понимали, шла о надеждах на подлинно радикальные перемены, об острейшей нужде в совершенно иных ориентирах и о мобилизации ресурсов, ранее объявляемых пережитками прошлого и пустым балластом, а то и прямо орудиями идеологической диверсии, реакционными предрассудками, источником вредных заблуждений и злокозненных умыслов. -*-
Вот что я сказал: 'Можно много говорить и спорить о путях и методах перестройки, но одно бесспорно: никто не знает в точности как её проводить, для этого нет готовых рецептов.
Перестройка требует нестандартного подхода и творческого мышления, а творчество по природе своей всегда в дефиците.
Как восполнить дефицит творчества? Как мобилизовать все имеющиеся, но покамест невыявленные, спящие, неразвитые, скрытые от нас самих творческие ресурсы?
Известно, что лучшее средство пробуждения, воспитания, развития всех наших способностей - искусство, художественная активность, несущая в себе семена, ростки, модели поисковых начал для всех других человеческих начинаний - научно-технических, народо-хозяйственных, социальных.
Поскольку оно всегда собирательно, синтетично, целостно и "соборно", творчество расцветает лишь в диалоге - свободном, равноправном, взаимно ответственном общении.
Односторонне-монологическое утверждение какой-то одной воли и точки зрения, самозамыкание, разобщенность, взаимоизоляция, раскол и вражда угнетают и убивают творчество.
Творчество неделимо и необходимо всем. Почему трактовать его как редкую дарованную привилегию и роскошь, доступную лишь немногим? В чьих эгоистических интересах приучили всех остальных рассматривать творчество как забаву, баловство, хобби, легкое развлечение в нерабочие часы? А не как жизненно важный фермент интеллектуального, нравственного и эстетического самосовершенствования каждого человека? Как залог и гарантию его полноценной личной жизни, продуктивной трудовой деятельности и сознательной гражданской активности.
Возникновение неформальных творческих объединений - наглядное доказательство того, сколь серьезно стала воспринимать эти вопросы молодежь, лучшая ее часть. И она же острее всех прочих не просто констатирует и пассивно оплакивает, но стремится практически преодолеть пресловутый раскол некогда единой культуры на две почти бесконечно далеко разошедшиеся половины - научно-техническую и гуманитарно-художественную. Этот раскол, по поводу которого давно бьют тревогу крупнейшие умы человечества, грозит в наши дни катастрофическими последствиями буквально во всех областях жизни. Однако о реальном внесении гуманитарно-художественного образования в подготовку научно-технических специалистов, равно как и в самое среду современного производства, заботятся сегодня исключительно энтузиасты - члены неформальных творческих объединений при университетах, НИИ, больших индустриальных предприятиях. Никто уже не сомневается, что экономическая и социальная перестройка немыслима без перестройки нашей культурной жизни, в которой ныне уже происходят удивительно вдохновляющие и обнадеживающие события. Я убежден, что неформальные творческие объединения способны сыграть в этом если не ведущую, то, во всяком случае, инициирующую роль". <Взято из "Ценность неформальности: встреча лицом к лицу". "Клуб и худ.сам"., 1- 1988>
Сегодня, в середине ноября 2002 года, ни в чём не отрекаясь от сказанного пятнадцать лет назад, я очень рекомендую всем, открывающим эту книгу, включая как ветеранов ММК, так и неофитов (буде таковые найдутся), прочитать собранное в книге не только, и даже не столько в ретроспективном, сколько в проспективном ключе.
Л. Б. Переверзев
Москва, 15.11.2002 г.; 12:00 (действительно - ровно в полдень!)
На полях.
У нас нынче к ВИА немного презрительное отношение-какая-то прикладная, "свадьбишная" культура. Но забывают, что уровень разный. Наши парни тогда заняли первое место на районном смотре, удивив всех вкусом, интеллигентностью в подборе репертуара и в исполнении.
Их авторитет как ансамбля открыл им, как своим, двери маленькой каморки под лестницей в Доме культуры- для инструментов. И этим дверям суждено стать на долгое время дверьми ММК.
(Из очерка Л. Ухановой "Неформалы", газета "Рабочая жизнь", 1988 г.)
Самодеятельность в цехе
В целях развития художественной самодеятельности в соответствии с постановлением ЦК КПСС "О мерах по дальнейшему развитию самодеятельного художественного творчества" 7 апреля в заводском Доме культуры проходил областной смотр цеховой художественной самодеятельности. От нашего завода на смотр были представлены: вокально-инструментальный ансамбль цеха №50 под руководством В. Уланова, сольное выступление Н. Лукониной (цех №42), Н. Беспаловой ( цех № 12), художественное чтение Т. Солодун (цех №50), танцевальный номер Ю. Тамонова (отдел №3).
По итогам смотра на заключительный концерт прошли: песня "Вальс - это все-таки вальс" в исполнении Надежды Лукониной, цыганский танец в исполнении Юрия Тамонова, отрывок из поэмы Е. Евтушенко "Братская ГЭС" - "Ярмарка в Симбирске" в исполнении Татьяны Солодун.
М. Воробьев зам. председателя завкома по культмассовой работе.Газета "Рабочая жизнь" (в дальнейшем РЖ" от 24 апреля 1979 года
На полях.
13 августа 1979 г. Дом культуры имени С. Орджоникидзе
Открытие МОЛОДЕЖНого МУЗЫКАЛЬНого КЛУБа
1. БОННИ-М - концерт-беседа (выступает лидер Москоского бит-клуба А. Кузнецов, сопровождавший группу в гастрлльных поездках по СССР).
2. Танцевальный хит-парад. Играет группа "4С".
Начало в 19 часов.
Билеты продаются в кассе ДК и комитете комсомола.
Начало
Искусство питает человека
13 августа 1979 г. в Доме культуры им. С. Орджоникидзе открылся МОЛОДЕЖНЫЙ МУЗЫКАЛЬНЫЙ КЛУБ
Молодежь остро нуждается в об щении. Той основой, на кото рой во многих случаях это общение строится, часто является музыка. На самом деле, интерес молодежи к эстрадной музыке резко повысился. Но молодые любители музыки часто остаются наедине со своим увлечением, сами выбирают музыку, сами, как могут, ее оценивают. И нередко заблуждаются.
Композитор Микаэл Таривердиев как-то сказал, что "в условиях массового тиражирования популярной музыки порой в слушателя большими порциями впихиваются суррогаты, не требующие никакого переживания, никакой мыслительной работы. Возникает ощущение бездумности, искусство превращается в своеобразный раздел сферы обслуживания, а это категорически неверно. Искусство питает человека, а не обслуживает его. Питает его духовный мир, делает человека непохожим на других".
Что же нужно молодежи? Ей надо помочь перейти от дилетантского интереса к пикантным подробностям из жизни "звезд" поп-музыки к серьезному анализу их творчества, индивидуальных особенностей, социальной направленности.
Но как же можно использовать столь узкий интерес для гармонического развития личности? И можно ли вообще? Оказывается, можно и даже очень успешно. Этому подтверждение - деятельность Казанского молодежного центра, Новосибирского диско-клуба, многочисленных дискотек, успешно работающих в нашей стране и в странах народной демократии. ...Сегодня часто можно увидеть три загадочные буквы - ММК. Что это такое? Это молодежный музыкальный клуб (ММК), который недавно родился в нашем Доме культуры. Группа энтузиастов совместно с правлением ДК, комитетом комсомола и завкомом профсоюза разработали положение и устав нового клуба.
Для чего же он создается? Конечно же, главным образом, для творческого общения молодежи. Помимо традиционной дискотеки в ММК будет клуб филофонистов (коллекционеров дисков и звукомагнитных записей). Будут устраиваться встречи с интересными музыкальными коллективами и исполнителями нашего города и страны. Словом, насыщенные многообразные планы у энтузиастов ММК. А помимо внешней деятельности (и это очень важно) будет вестись внутриклубная работа. Сейчас у них много забот. Ни для кого не секрет, каким дефицитом у нас является музыкальная информация. А у молодежного музыкального клуба непременно должна быть своя информотека, включающая советские и зарубежные периодические издания по вопросам культуры и искусства. Без информотеки со своими просветительскими задачами ММК не справится.
Но главное, клубу нужны люди. Организаторы, художники, фотографы, хозяйственники, техники-операторы, переводчики... И даже те, кто не обладает ни одним из перечисленных талантов, но горит желанием приобщиться к настоящей музыке, приобрести добрых друзей, иметь возможность совмещать отдых и развлечение м познанием.
В сентябре члены клуба будут собираться регулярно, по средам, с 6 часов вечера в заводском Доме культуры.
В. Малахова,
"РЖ" от 17. 09.79г.
Комментарий Вячеслава Уланова
(Интервью подготовила Л. Уханова)
Поймать Славу Уланова, что-бы взять у него интервью, было трудно: на работе говорили, что он в больнице, а когда я приехала в больницу, оказалось, он сбежал на работу. Но когда он выписался и по предписанию врачей находился на больничном, его было бы тщетно искать дома, впрочем, как и на работе. Он почему-то всегда в дороге. Поэтому его телефон в кабинете отвечает вам голосом Саши Емельянычева, а у Славы при себе мобильный, по которому его можно достать в любую минуту в любом месте. Но этот номер я и не знала.
Ладно, всё-таки встретились. Слава даже подготовил некоторые тезисы. Например, начать он решил с объективных предпосылок...
- Ну, что, Слава! Ты хотел рассказать об объективных предпосылках появления ММК на Баевке...
- Объективные предпосылки - это авиационный завод, расположенный на краю географии, большая концентрация людей с интеллектом выше среднего - НТР: выпускники не только горьковских вузов, но и всего Советского Союза. Приезжали с определённой интеллектуальной и культурной базой. Я рассматриваю ММК как некий взрыв изнутри. Почва подготовлена.
- На авиационном и старшее поколение закончило КАИ и МАИ. Но такого, как ММК не было.
- Это потому что не было людей из Арзамаса!
- А более объективно?
- То, что всё было идеологизировано и однонаправленно. Это было очевидно, что особого разнообразия нам не предлагали ни комсомол, ни профсоюзы. Были традиционные отчётные концерты художественной самодеятельности. На этом полусовковом уровне всё и строилось. И вдруг там появились "4С" - такая группа. До этого - ансамбль цеха 50, и начали играть рок-музыку. Это повергло всех в шок. Если вспомнить статью в газете "Рабочая жизнь" - повеяло какой-то свежей, студенческой культурой, именно лице "4С".
- А репертуар кто придумывал?
- Он был придуман давно. Мы же в университете начали играть - "Алые паруса". Они и оставили свой след . Мы были лауреаты конкурсов университета, города. Вся университетская культура была основана на "Битлз", "Лед Зеппелин", "Дип Пёпл". Да вообще в студенческой среде шло повальное увлечение вокально-инструментальными ансамблями, которые были ничем иным как рок-группами. Самодельная аппаратура, самодельные колонки, инструменты. Творчество занимало довольно много времени, и люди жили в этом.
- В цехе 50 уже было что-то или ты создал сам?
- Конечно, какие-то традиции там были: люди, которые читали стихи, пели песни, танцевали. Просто появилась какая-то новая струя в лице вокально-инструментального ансамбля, и не самого плохого на заводе. На первом смотре, в котором мы приняли участие, мы заняли первое место и удерживали его в течение нескольких лет.
То есть образовалось ядро людей, вокруг которых сконцентрировалось что-то интересное. Мы уже в то время делали в университетском баре вечера, собирали отдел 3, ОГТ, архитекторов. Это можно причислить к отдельным направлениям деятельности ММК-76. Я начал организовывать выступление групп "Второе дыхание", "Нижегородцы", "Время" в нашем ДК .
Где-то в 77 году к нам присоединился Семён. Уехал Сашка Сергеев - один из четырёх "С". Начали искать барабанщика с именем на "С", нашли Семёна. Так "4С" остались "4С": Сергей Мартьянов, Слава Фролов, Слава Уланов, Семён Подкар (ранее Саша Сергеев).
- Семён говорил, что ММК возник после какого-то концерта...
- Действительно, после концерта оставался актив, сидели, выпивали.... Говорили, что хорошо бы продолжить серию концертов с местными музыкантами, может быть, из ближайших городов.
Нам хотелось выйти за рамки "4С". Мы стали думать, как можно расширить сферу деятельности с учётом возможностей ДК им. С. Орджоникидзе. И тогда Семен предложил оформить эту деятельность в качестве клуба, понимая клуб как форму общения, основанного на общем интересе к музыке. У каждого ансамбля есть свои поклонники (например, за "Втор.дых" всегда толпа ходила). За нами тоже ходило человек 5-10, которые колонки таскали, особенно на танцевальные вечера в ДК. Там звучал рок-н-ролл. На русском ничего там не звучало. Хотя был у нас Серёжа Мартьянов, он пел все хиты Антонова. Ездили мы на семинары с комсомольцами - играли на танцах, там опять же были перерывы, в которые мы проводили свои дискуссии И это привело к осознанию создания какой-то организации, которая воплощала бы идеи, не вписывающиеся в рамки "4С". И с другой стороны, мы играли на заводе и знали обстоятельства на посёлке и в России в целом. В это время происходила бешеная волна дискотек.
И когда эта неуправляемая волна дискотек достигла своего апогея (это как раз 79-80 годы), начали проводить какие-то конкурсы. И мы вышли на научно-методический центр в Москве на Ольгу Опрятную.
На полях
Слава Уланов всю сознательную жизнь участвовал в самодеятельности. Дед, отец его играли на баяне, вся семья пела, особенно после бани в субботу. Семен Подкар. У него тоже отец играл, только в духовом оркестре. И Семен на чем только не играет! В армии служил-создал оркестр.
Лабухи зарабатывают на машину, а они заработали ММК.
Из очерка Л. Ухановой "Неформалы",
Как только мы заявили, что будем заниматься клубным вопросом, нашлась масса желающих нас прокурировать: во-первых, комсомол, во-вторых, ОНМЦ (областной научно-методический центр культуры), МДСТ (межсоюзный дом самодеятельного творчества). Были Министерство культуры, профсоюз, комсомол и была партия. ОНМЦ представлял Шерер, МДСТ - Воронин. От комсомола - Сергей Фёдоров. И была партия КПСС, которая тоже всё курировала. Всё, что могло натворить самодеятельное творческое объединение, подвергалось жёсткому контролю со всех сторон... Посмотрели мы с Геной Брайцевым в Москве диско-спектакли. Нам с одной стороны это понравилось. А с другой - мы поняли, что это не представляет для нас особой сложности, это нам по зубам. Голов-то умных мы всегда найдём. В это время у нас уже были в активе и Витя Ходос, и Валера Дубровин, и Гоша Палыч Винокуров...
"Бони-М" в Москве
Молодежная пресса все чаще стала откликаться на массовое увлечение молодежи популярной музыкой. Об этом говорит появление новых рубрик: "Звуковая дорожка" - в молодежной газете "Московский комсомолец", "33 1/3" - в "Комсомольской правде"; "Отвечаем молодым" - в политическом еженедельнике "Новое время". С октября этого года начнет выходить музыкальный журнал фирмы "Мелодия".
Среди тех, кто занимается формированием музыкального вкуса молодежи, музыкальные критики и журналисты: Троицкий, Осокин, Петров, Баташов, Переверзев. Известный вклад в эту работу делает и журналист-международник, заведующий отделом информации журнала "Новое время" Александр Кузнецов. 13 августа он присутствовал на открытии нашего молодежного музыкального клуба и выступил с диско-лекцией "Группа "Бони-М" в Москве".
"Р.Ж." 7 сентября 1979
Комментарий В. Уланова
- Технология была очень проста. Начинается всё с громкого заявления о себе. Вот мы и заявили 13 августа 79 г., пригласив из Москвы Сашу Кузнецова - журналиста международного отдела журнала "Новое время". И он приехал про "Бони М" рассказывать - с пластинками, с новыми записями, с переводом песен. Мы долго смеялись, когда он перевёл известную песню "Never ever change a lover in the middle of the nigt". Дословный перевод: "Никогда не меняй любовника среди ночи", что соответствует нашей пословице "Хрен на хрен менять - только время терять". А в советских пластинках перевод был благозвучный. Собралось 600 человек народу, битком набитый клуб. Всё проходило неформально, не вписывалось ни в какие рамки существующих культурных мероприятий где бы то ни было в нашем городе. После встречи остались человек 20-30 актива. Для этого мы и делали мероприятие. Этот день был официальным открытием ММК. У нас есть афиша без числа, потому что мероприятие переносилось три раза. Нас к этому подтолкнул Н. Я. Сорокин - чтобы была афиша и всё. Он к нам сочувственно относился. Помогала и директор ДК Савельева. Они выделили нам комнату под лестницей. Это уже кое-что.
Вот такими крупными мероприятиями мы дали о себе знать в Нижнем Новгороде. Самое главное - мы все пытались доказать, что мы не дискотека, мы клуб. И клуб не как помещение, а как форма общения. А платформа для общения - были все неформальные вещи, начиная от музыки, кончая дизайном, архитектурой, экологией, строительством и т.д.. После нескольких мероприятий мы это так и продолжали. Там появился джазовый лекторий - Переверзев, Петров, Баташов и т.д. Следующая наша встреча была с Л. Б. Переверзевым, который впоследствии стал как бы нашим духовным отцом. На полях.
- Ты знаешь, что самый короткий путь к познанию - это общение?
- Да? К познанию чего?
- Любого предмета. Не чтение, а общение с умным человеком, какими для нас являлись Переверзев, Баташов - за час беседы мы узнавали столько, что из книжек не узнаешь и за год. Я считаю, что самый короткий путь познания - это общение с умными людьми.
(Из интервью В. Уланова)
Печать на челе. Март-80 ..Перестройка по команде - это заблуждение. Перестройка - внутреннее побуждение. У них это была форма их существования задолго до свежего ветра сверху. Семен Подкар придумал "функцию приобщения". И началась эта функция с таких вот бесед, концертов и встреч.
Чему я всегда удивлялась в Семене и Славе, так это их здоровому авантюризму. А. Кузнецов после своего выступления обещал молодому клубу вывести их на известных музыковедов, но сам срочно уехал в командировку. А народу уже обещано, что такие интересные встречи будут проводиться регулярно.
Тогда ребята - такие простые- звонят в журнал "Клуб и художественная самодеятельность" Аркадию Петрову, чья статья им попалась на глаза. И ведь дозвонились! Но Петров сам приехать не смог, а дал им телефон Л. Б. Переверзева, чьи аннотации к пластинкам и рецензии в журналах говорили о нем как о серьезном знатоке джаза. Леонид Борисович согласился.
Как они собирались узнавать друг друга на вокзале, они сейчас и сами не знают, но когда Леонид Борисович вышел из вагона, он безошибочно направился к Славе и Семену.
- Да, это, действительно, мы. А как вы нас вычислили?
- Вас не спутаешь ни с кем. На вас печать, - пошутил он. А они помнят его слова до сих пор.
Да и сам Переверзев тоже отмечен печатью. Таких людей выделяет, как писал Пушкин, лица необщее выражение. Старший научный работник ВНИИТЭ, он в своем хобби возвысился до таких высот, что статьи по джазу ему заказывают солидные музыкальные журналы и фирмы. Л. Уханова. (Из очерка "Неформалы")
На полях.
- Кто из вас более умный: ты или Семён?
- Я вообще не стал бы к такому определению прибегать. Когда мы с ним встретились, мы встретились ещё с десятком людей - на музыкальной платформе. Семён чем хорош? Он генерирует идеи в огромном количестве. Я - подсознательно 90% отметаю: в сторону, в сторону, в сторону... А это хорошо! Это возможность отбора наиболее значимых и реально имеющих перспективу быть воплощёнными идей. Не было бы Семёна, было бы что-то в другом виде. Потому что я-то всё равно этим занимался. А технологию выживания мы с Семёном вместе изобрели.
Из интервью с В. Улановым
30 сентября 1979 г. Молодежный Музыкальный Клуб организует ТЕМАТИЧЕСКУЮ ДИСКОТЕКУ. У нас в гостях Л. Переверзев (г. Москва)
1. "Диско-рок-музыка и все, что называется джазом".
2. Фильм "Блюз-джазовый фестиваль в Монтерей" (США).
Начало в 18 часов.
Билеты продаются в кассе ДК и комитете комсомола. Дискотечный бум
За последние пять лет сотни молодежных дискотек организовались от Калининграда до Петропавловска-Камчатского. Журналист и музыковед Леонид Переверзев подтверждает тот факт, что дискотека становится в центре интересов молодежи. У нас в стране дискотека перестала быть исключительно развлекательной формой общения молодежи. Она просвещает. 30 сентября состоялось очередное мероприятие нашего молодежного музыкального клуба (ММК) - и это вновь дисколекция. На этот раз гостем был вышеупоминавшийся Л. Переверзев. Тема его выступления на первый взгляд громоздка и неорганична: "Диско-рок-музыка и все, что называется джазом". Но посмотрим, каков подход к теме.
В журнале "Клуб и художественная самодеятельность" (№7, 1979г.) опубликована статья Л. Переверзева "Матисс-джаз". Удивительно тонкий и в то же время емкий философский материал. Есть там мысль, которая, как мне кажется, является ключевой для понимания творческих поисков этого человека. Приведу ее полностью. "Прошлое (а может быть, вечное?) не умирает, но только прячется, уходит внутрь, дремлет, ожидая терпеливо своего часа, того мгновения, когда люди вновь ощутят в нем нужду, услышат его призыв и пойдут навстречу. Конечно, чтобы его открыть, надо уметь видеть и слышать... Всему этому учит искусство".
Мне довелось за несколько минут до начала вечера поговорить с Л. Переверзевым. Это к предмету статьи не относится, но все же поделюсь: я не записала ни одного слова, невозможно было во время беседы отвести глаз от этого осененного мыслью лица. Но вот что запомнилось точно. Он сказал: "Меня всегда печалила скоротечность моды на музыку. Сегодня музыка нужна, а завтра - нет. Я стал задумываться, а нет ли в каждой музыке чего-то вечного, первозданного, непреходящего? И когда я начал над музыкой размышлять, мне открылся новый мир... Целый мир образов, интеллектуальных ассоциаций, эмоциональных переживаний".
Зал слушал пение "Бони-М" и игру тувимского колхозника, группу "Чикаго" и французскую "поп-музыку" XV века, горловое пение жителей Алтая и рок-сюиту, вслушивался в дыхание блюз-джазового фестиваля в городе Монтерей. Зал думал над особенностями каждой музыки и искал первичное, вечное в ней. Странную музыкальную коллекцию показал Л. Переверзев. А странную ли? Джаз, рок, диско - это всеми признанные музыкальные ценности. Ну, а самодеятельное творчество? По мнению Л. Переверзева, - это отдельный пласт культуры. Отнюдь не поставщик талантов для профессионального искусства. Творчество - основа жизненности любого искусства, любого начинания. Энтузиазма инициативной группе нашего ММК не занимать (в нее входят: заведующий детским сектором ДК Константин Кузьмин, инженер цеха 50 Вячеслав Уланов, конструктор отдела 3 Семен Подкар). Уже не приходится на всех уровнях доказывать необходимость молодежных клубов по интересам. Есть возможность спокойно работать, думать, искать. Теперь у ММК есть свое (пусть и небольшое) помещение в Доме культуры. Создается информотека и фонотека. Каждую среду, в 6 часов вечера, в малом зале проходят заседания членов клуба. Завком профсоюза выделил средства на приобретение необходимой аппаратуры. Ведется внутриклубная работа - начал действовать общественный факультатив. На его первом занятии с часовым рассказом о негритянской музыке, как истоке джаза, выступил Константин Кузьмин. Рассказ сопровождался звуковыми иллюстрациями. Упорядочена структура ММК. Созданы службы: техническая, организационная, информационная, рекламно-билетная и редакция программ.
Безусловно, за молодежными клубами по интересам большое будущее.
В. Малахова
"Р.Ж." 18 октября 1979 года
Когда свершается чудо
По инициативе членов молодежного музыкального клуба 2 марта была организована встреча с музыковедом Л. Б. Переверзевым. "Портрет Дюка Эллингтона" - такой была тема его выступления.
Было так. В одной интеллигентной семье рос мальчик. С раннего детства его учили музыке, причем музыке высокой и сложной. Настоящей, как считали родители. Когда ему исполнилось лет 10, его взяли на концерт джазового ансамбля "Арсенал". После первого отделения мальчик расплакался.
- Ну почему, почему вы мне не сказали, - сквозь слезы вопрошал он к растерянным родителям, - что на свете есть музыка?
- А что же было раньше? - защищались они.
- Там было что-то вроде математики.
Оказывается, можно годами слушать музыку и не жить в ней, не воспринимать ее как откровение. Тому мальчику музыка, как нечто глубоко личное и необходимое, впервые открылась через джаз. С каждым это случается по-разному, а может не случиться совсем.
"Мне, как и тому мальчику, музыка открылась через джаз. Кому-то сегодня она открывается через диско. Важен итог", - считает музыковед Леонид Борисович Перверзев. В тот день члены молодежного музыкального клуба собрались рано. Предстоял пресс-конференция. Общение с интересным человеком - всегда праздник. Общение происходило на доверительном уровне. Наиболее активно в беседе участвовали В. Курбесова, В. Ходос, С. Приданов, В. Паршин, В. Уланов. От определения "статуса" самодеятельного творчества перешел к анализу чисто музыкальных явлений.
Небольшая экскурсия по городу, а вечером снова работа. "Портрет Дюка" - так называлась тема, с которой музыковед выступил перед широкой аудиторией. "Я вас безумно люблю", - этой традиционной фразой джазовый пианист, композитор, аранжировщик, руководитель собственного оркестра Дюк Эллингтон приветствовал своих зрителей. С неизменным благородством через всю жизнь нес он свое прозвище "Дюк", что значит "герцог". Свое искусство Эллингтон никогда не называл джазом, предпочитая называть его негритянской или афро-американской музыкой. Тем не менее сегодня мы говорим, что оркестр Дюка - это классика джаза. Итог всей творческой жизни Д. Эллингтона - серия "Концертов священной музыки", один из которых был включен в выступление Л. Б. Переверзева. Также прозвучала композиция "Черная и коричневая фантазия". "В дороге с Дюком Эллингтоном" - иначе и нельзя было назвать фильм о нескольких днях из его жизни, ибо дни эти до предела заполнены движением, встречами, общением, впечатлениями. Это подвиг самоотдачи и творческого горения.
"Люди больше всего боятся быть тем, кем они действительно являются: участниками прямого общения со всем миром. Они боятся быть непонятыми. И все же, когда они отбрасывают страх и пытаются войти в общение, - неважно, понимают их или нет, - свершается чудо", - в этих словах весь Эллингтон.
Тот десятилетний мальчуган открыл музыку на концерте, куда случайно привели его родители, недооценившие это обстоятельство для дальнейшей духовной жизни сына. А может быть для кого-то чудо этого открытие свершилось на нашем вечере? В том, что бесстрашный, рвущийся к людям и музыке Дюк Эллингтон в состоянии сделать с нами чудо, я не сомневаюсь.
В. Малахова
"РЖ" 25.03.80 На полях:
ечер был интересен, хотя несколько тяжеловат для восприятия. Об оркестре Эллингтона имела смутное представление. Теперь возникло желание побольше послушать его джаз. З. Серикова.
Слушала Переверзева с большим интересом. От "Концерта священной музыки" получила удовольствие. Целостного представления об истории джаза у меня не сложилось. Но познакомилась с творчеством Дюка Эллингтона, услышала имена некоторых представителей джаза. Это немало.
Н. Кузнецова.
На полях:
"Нам даровано счастье спешить к друзьям". Антуан де Сент-Экзюпери.
Дискотека
На экране - Блок
Последние минуты на перроне. Вечер. Гололедица. Все прощаются осторожно, боясь кого-нибудь толкнуть. И вдруг - как это знакомо! - появилось острое чувство печали. Оказывается, мы привязались друг к другу. Поезд набирает ход. Из сумрачного тамбура тянутся две нервные тонкие руки, как две птицы, готовые к полету. У всех пропали голоса. Только Алиса Троянская выкрикивает детским от волнения голосом: "Ребята, все было чудно! Вы такие милые люди!" Люди и маски
Мы провели с ними два дня. 1-2 декабря московская студия "Маски", в составе 11 человек, была гостем молодежного музыкального клуба. Они привезли с собой особый - оживленный и говорливый - дух Москвы.
Почему же "Маски"? Они слились в единый любительский коллектив в октябре для того, чтобы делать дискоспектакли. Оля Опрятная нашла ребят, дала каждому свой участок работы, и свой первый спектакль "Маски" показали на Всесоюзном фестивале дискотек, заняв третье место. Самому старшему из "Масок" 24, и они вполне искренне и увлеченно играют. И все же эти одиннадцать индивидуальны.
Интервью с режиссером
Ольга Опрятная учится на философском факультете МГУ и работает в Министерстве культуры методистам по дискотекам. В перерыве между дискотеками мы урывками беседовали с ней.
- Оля, по-твоему, какие типы дискотеки перспективны?
- Я бы выделила пять ее разновидностей. Танцевально-развлекательная дискотека - обычные танцы под качественные записи с ведущим и ведущим и некоторыми элементами театрализации. Дисколекция - кто-то "докладывает" по определенной теме и вкрапливает в рассказ музыку. Диспут - собирается кружок знатоков, ставится пластинка или выносится проблема, и на глазах публики начинается спор. Дискошоу - представление, не объединенное общей идеей. Дискотеатр - обычный театр, но вместо актеров основную нагрузку несут технические средства, присутствует сквозная идея.
- Какие интересные коллективы этого направления существуют в нашей стране?
- Ташкентский "Театр света", московская дискотека "Ренессанс", новосибирский дискоклуб "Терпсихора". А ваш клуб по своим задачам и структуре мне больше всего напоминает дискотеку Дубнинского горкома комсомола "Метроном".
- Оля, какие меры принимаются ЦК ВЛКСМ и Министерством культуры для упорядочения деятельности дискотек и повышения их уровня?
- В феврале состоится конференция "Клуб и молодежь", которую готовят упомянутые тобой органы. Там должно быть принято "Положение о дискотеках". Думаю, оно ответит на вопросы организаторов дискотек.
- Какое место отводится клубной работе в культурно-просветительных учреждениях типа Дома культуры?
- Существует "Положение о профсоюзном клубе" от 8 августа 1965 года, где сказано, что в Домах культуры разрешается открывать клубы по интересам на принципах самоокупаемости.
Воздействие через эмоции
Дискоспектакль по мотивам поэмы А. Блока "Две надцать" начинается живым голосом из-за экрана. Этот взволнованный незафонограммированный голос дает ощущение сиюминутности и разовости того технического действия, свидетелем которого зритель оказывается на протяжении сорока пяти минут. Впрочем, трудно сказать, какое начало перевешивает - живое или техническое. Ясно одно - налицо новый синтезированный вид искусства, где используются различные формы воздействия на зрителя: музыка, слайды, свето- и звукоэффекты, пантомима, рок-балет. Ясно и другое: к восприятию этой новой формы искусства мы еще не привыкли и для постижения всех нюансов каждого отдельного дискоспектакля требуется время.
Главная ценность диско-спектаклей, по-моему, состоит в том, что вся их многоплановость воздействует на нас через эмоции, пробуждает сильные чувства.
Среди разнохарактерных мнений о дискоспектакле "Масок" есть одно очень распространенное - его приверженцы усмотрели в представлении минимум Блока. Но кто же может отказать нам в праве понимать классиков по-своему? "Маски" увидели у Блока отчаяние и надежду, тревогу и обеспокоенность судьбами Родины. И они вместе с символическими "двенадцатью", перешагивая национальные межи, идут по современной планете.
Безмятежная прелесть природы и слепое нашествие урбанизации, светлые радости материнства и агрессивность милитаристов, чума фашизма и беспечность, равнодушие, пассивность иных современников - все рядом, все соседствует на этом нашем общем корабле, может быть, единственном во всей Вселенной обжитом людьми месте.
Последний фрагмент. На алом экране идет человек. Он одет, видно, ему предстоит длинная дорога. Фигура его растет, как будто он приближается к нам. Куда он идет? Что преодолел? "Маски" не отвечают на этот вопрос. Как не говорят и о том, какое впереди у него будущее. Они не договаривают, и эта недосказанность - лучший способ вызвать зрителей на размышление.Спасибо всем, кто участвовал в организации приема студии "Маски".
В. Малахова. "РЖ" 25.12.79
Живая музыка
По ступеням мастерства
В большом зале Дома культуры состоялся концерт ансамбля "Движение". Правильней было бы назвать это творческой встречей, потому что среди зрителей было много самодеятельных и профессиональных музыкантов.
Молодежный музыкальный клуб уже не первый год приглашает на свою сцену этих талантливых ребят. В прошлом году наш зритель имел возможность познакомиться с их искусством. Поразил высокий уровень исполнительского мастерства, свежесть авторских композиций и разнообразный сложный репертуар ансамбля.
На нынешней встрече коллектив показал новую большую программу "Ступени", в которую вошли произведения С. Корнилова, руководителя ансамбля, и несколько композиций популярных рок-групп.
Лейтмотив всего творчества молодых артистов - это стремление и движение вперед, движение мысли, прогресс вообще. Программа "Ступени" начинается с фантазии на тему песни Ф. Шуберта. Строка из нее "В движеньи счастие мое" - это как бы отправная точка программы: в жизни нет застоя, жизнь - это борьба добра и зла, полная драматизма и динамики. Человечество идет по ступеням цивилизации, науки, общественной мысли.
Об этом говорит весь образный строй композиции. Музыканты стараются сделать доходчивой идею произведения. Они используют стихи Ф. Петрарки, Р. Бернса, Г. Гессе. Темами для импровизаций становятся мелодии С. Хаккета, группы "Йес". Оригинально световое и художественное оформление.
Зрители получили возможность сравнить нынешнее выступление с прошлогодним и отметили возросший уровень мастерства. Музыканты виртуозно владеют разнообразными инструментами. На фестивале в Витебске В. Синицын был отмечен как лучший ударник, а С. Корнилов - как лучший пианист. От имени зрителей председатель ММК В. Уланов пожелал артистам успеха в их движении по ступеням мастерства.
Л. Уханова
"РЖ", 16 апреля 1982 года
Дискотека
На полях:
"Сегодня у нас в гостях оркестр из города. Начало концерта в 19 часов".
"Оркестром из города" были мы - выездная дискотека ММК, а белый листок от руки написанного объявления висел на высоком заборе в центре деревни "Отары" колхоза "Заря".Вы подарили нам хорошее настроение
Публика в Отарах собиралась медленно, и уже закрадывалось сомнение: хорошо ли сработала "реклама". Но, выглянув из клуба за минуту до начала программы, мы обрадовались.... Зритель был пёстрый: школьники, колхозники, пенсионеры, студенты, приехавшие на картошку.
Наша программа состояла из двух частей. Для тематической части мы выбрали программу "Моим друзьям" (по "Машине времени). Какой же была реакция? Атмосферу дискотеки приняли не сразу. Ждали живых музыкантов - а тут пульт, спины оператора и ведущего, музыка, цветные картинки... и больше ничего. Появился ропот, исходящий в основном от пожилых людей. Но где-то в середине программы он истаял. Зритель вошёл в дискотечную атмосферу. ... По залу летают воздушные шарики. У стола с магнитофоном диск-жокей Михаил Фролов. Пультом цветомузыки управляет Олег Ермаков. Эмоциональной стороной вечере незаметно дирижирует Семён Подкар. Руководитель танцевальной группы Ирина Тарачанова - в центре всеобщего внимания участников дискотеки. Вот она танцует одна, вот дуэт-импровизация с диск-жокеем, а вот они в зале среди танцующих. К ним приглядываются и, не признаваясь себе, подражают.
Мы пришли к выводу, что возможности танцевальной дискотеки для создания управляемой среды гораздо более широки, чем у обычного ВИА.
Нашу программу посмотрели также жители д.Чугуны (колхоза "Новый путь"), Семьяны (колхоза им. Горького) и Воротынца. Но в целом мы довольны. "Дискотека выполнила свои задачи", - сказала Е. Лукашевич, член комитете комсомола.
В. Малахова, "Ленинская смена" 16 октября 80 г.
На полях:
А в то время мы с Геной Брайцевым решили, что мы можем сделать диско-спектакль. Нашли Валю Малахову и сделали "Конфликт". После чего ваша родная газета "Рабочая жизнь" объявила "конец коммунистического мировоззрения коммуниста Уланова". Из интервью с В. Улановым
Парад дискотек
В Казани прошел третий заключительный тур I Всероссийского конкурса дискотек. Задачей этого смотра-конкурса был творческий обмен опытом. В Казань приехали 12 коллективов. Они показали 26 программ как тематических, так и танцевальных. Наша область была представлена дискотекой "Звук".
Жюри смотра конкурса было достаточно представительным. В него вошли зав. репертуарной комиссией Министерства культуры РСФСР С. В. Титова, старший научный сотрудник научно-методическго центра Министерства культуры РСФСР А. В. Человьян, преподаватель Ленинградского института культуры В. В. Царев и другие. Казанская творческая лаборатория показала довольно высокий профессиональный уровень дискотек. Как наиболее сильные и интересные, с точки зрения режиссуры и художественного воплощения, были отмечены программы дискоклуба "Семь после семи" города Жуковского ("Гитара и время") и Казанского молодежного центра ("Что может песня?").
Главные замечания жюри по тематическим программам: отсутствие четкой позиции дискотеки по отношению к теме, слабое осмысление материала, неоправданное использование тех или иных средств, частое повторение отдельных приемов. Жюри отметило также, что самый трудный и малоразработанный участок работы - это танцевальные программы. До сих пор не изжита пропаганда ее средствами западной музыки, безыдейность и облегченность программ.
Делегация нашей области, участвовавшая в работе Казанской творческой лаборатории, получила немало полезных рекомендаций для дальнейшего развития дискотечного движения.
В. Уланов, председатель правления ММК "РЖ" 14.07.81г.
НА полях:
Мы выступали на дискотечных конкурсах. Наши программы перед публичными выступлениями смотрели разные комиссии. Им многое не нравилось у нас: наши композиции и костюмы казались даже непристойными. Но если сравнить с нынешними временами, то у нас тогда все было очень прилично, достойно и красиво. И тем не менее наши танцевальные программы занимали призовые места.
Воплотить музыку в танце
Я пришла в ММК в где-то 80-м году. В это время Ира Тарачанова начала работать над танцевальными программами. У нее была группа, человек шесть. Мы занимались серьезно, у нас был станок. В основном Ира выучила нас с нуля, поставила на ноги. Она была прекрасным руководителем, Она была строгая, но нам нравилось с ней работать. Мы сами шили костюмы, с большим трудом выбивали деньги у Уланова, берегли каждую копейку. Чтобы заработать на костюмы, мы подрабатывали в клубе "Мечта", напротив гостиницы "Ока".
Тогда было много дискотек. Правда, они были не такие большие, как у нас, и упор был в основном на популярную музыку. А нам музыку подбирал Михаил Фролов, и в то время как у других звучали в основном итальянцы, у нас был Стиви Вандер. Ребята делали нам полностью звуковое сопровождение, чтобы во время выступление нам не приходилось лихорадочно менять кассеты. Витя Ходос все отрегулирует - где быстрее, где медленнее.
Наши дискотеки нравились. Люди специально приезжали из других районов, чтобы на нас посмотреть. Слава нас посылал учиться к профессиональным хореографам. Танцы придумывали сами. Кое-что мы брали из фильмов.
Потом к нам присоединился Игорь Винокуров. Он закончил иняз, и в клубе переводил статьи из журналов, песни.
Игорь даже не предполагал, что будет руководить танцевальной студией. Он был такой полный, такой серьезный. А в ММК было принято, чтобы по вечерам кто-то обязательно дежурил. И когда дежурство Игоря выпадало на нашу репетицию, он внимательно смотрел, а потом как-то сказал: "Ну-ка, я вас немного покручу". И начал показывать элементы рок-н-рола. Он нас всех заразил этим. Все, кто мог, начали брать у него уроки. Так он и стал танцевать. Постепенно мы его к себе затащили, и некоторое время они занимались с нами вместе с Ирой.
Но когда два руководителя у коллектива, между ними, как правило, очень трудно складываются отношения. И Ира вскоре ушла. У нее была потом своя дискотека, но, честно говоря, она не очень блистала, в то время как ММК гремел на весь город. Одно время мы сотрудничали с танцевальным ансамблем Вадима Андреева. Но у нас был разный стиль: мы ставили танцы под джаз, под диско, причем музыку выбирали очень красивую, серьезную, сложную, и пытались в танце выразить своё восприятие, воплотить в движении.
А потом Игоря забрали в армию, Света уехала. ММК из ДК выехал, и всё как-то распалось...
Анжела Жеданина (Сарбаева) Экология
На полях,
- Что криминального могла написать Валя в своём сценарии?
- Что весь мир на грани экологической катастрофы, что происходит экологический кризис. Это был 79й год. Нашим идеологам из парткома казалось, что наступил кризис коммунистического мировоззрения коммуниста Уланова. Ведь в социалистической системе кризиса быть не могло ни в одной сфере - просто не планировалось! Так же не могла быть запланирована экологическая катастрофа. (Из интервью В. Уланова)
Из-под крыла меломанов
Недавно, в октябре 99-го, мне пришлось выступать на большом экологическом сбо рище: движение "зеленых" Поволжья отмечало свое десятилетие. Никто не ожидал, что, рассказывая об истоках, я буду говорить о музыке и меломанах. На фоне экологических речей мое выступление было явно неожиданной нотой...
В эту "каморку папы Карло" под лестницей, ведущей на второй этаж, в малый зал, я пришла по долгу службы. Работала корреспондентом многотиражки на авиационном заводе и вела тему культуры. Раз в неделю готовила подборку новостей культурной жизни из ведомственного ДК имени С.Орджоникидзе. Жизнь тогда была "стабильной", и я из кожи лезла, что бы найти для своих подборок что-то свеженькое. В августе 79-го Людмила Савельева, недавно заступивший директор ДК, пригласила меня на встречу с людьми, которые задумали какие-то интересные дела в области молодежного досуга. Это были Слава и Семен, инженер и конструктор с авиазавода. При встрече я была шокирована смелостью и новизной их планов, настойчивостью и какой-то силой не отпускать от себя. Я попала в их ауру. На меня сразу что-то возложили (по-моему, перевод с английского каких-то текстов) и обрушили настоящий информационный вал. Вскоре я уже анонсировала выступление Анатолия Кузнецова, лично знавшего группу "Бони-М" и ее творчество, а затем стала летописцем первых шагов ММК.
...Наивные газетные информации тех лет открывают первый "семейный" альбом ММК. Страницы пестрят фотографиями, выцветшими афишами и передают динамизм и насыщенность деятельности. Встречи с музыковедами, первые вечера джаза. Фестивали дискотек, брейк-данса, пантомимы, рок-фестивали...
В начале 80-х, зная мое журналистское пристрастие к экологии, Семен (или Слава?) предложил мне написать сценарий для экологического дискоспектакля. Это было время дискотек, очередной вираж молодежной субкультуры. Можно было просто устраивать танцульки под бесконечно монотонную музыку диско. Однако, Слава и Семен умели "приподнять" самую заурядную молодежную моду, придать ей смысл и новое звучание. Когда все зарабатывали деньги, устраивая дискотеки, они начали выискивать "режиссеров" для дискоспектаклей. Мой, по воле судьбы, оказался первым.
"Попытайся рассказать молодежи об экологических проблемах тем языком, который им понятен", - сказали мне. Отступать было некуда: магнетизм ненавязчивого предложения был сильнее личной неуверенности. В меня верят, мне обещают любую помощь, мне говорят, что такой творческий человек не может не состояться как творец (до творца, конечно, там было, как до Луны, но юность легковерна и не боится дерзать).
Вместе со мной над спектаклем стали работать ребята Володи Аликина (помянем его память) из студии пантомимы "Скица", Витя Ходос, сделавший нам фонограмму, и мои друзья: Лена Воскресенская и Валера Колпаков, передавший ей впоследствии свою фамилию, Гена Брайцев... Писала я сценарий с помощью своего "крестного отца" в экологии Владимира Ульяновича Костюкова, работника авиазавода и фанатика охраны природы. Он помогал добывать факты и статистику по городу (тогда еще Горькому), рассказывал о прогнозах Римского клуба, находил емкие философские мысли. Когда в конце 80-х мы создали при ММК "Зеленый мир", он успел побывать на нескольких наших заседаниях. Теперь Владимира Ульяновича уже нет.
Наша творческая группа объезжала город, фотографировала свалки, индустриальные ландшафты с трубами и черными дымами. В итоге получилось такое документально-художественное действо: с характерной музыкой, слайдами, на которых чередовалась природа в ее нетронутом и замученном ракурсах, пантомимоэтюдами и тревожным текстом. Назвали действо "Конфликт". Танцевать под это было невозможно, поэтому показывали его сидящему зрителю, который потом мог потанцевать, но потом, когда его голова уже не была пустой, а сердце - равнодушным. (Хотя, кто знает, насколько мы умели достучаться? Может быть, основные перевороты происходили в наших сердцах. Но так ли уж это мало?).
Семен и Слава не обманули: их помощь всегда была рядом. Когда редактор моей газеты затеял персональное дело коммуниста Уланова, ни одна разборка в связи с "тенденциозностью" и "пессимизмом" "Конфликта" не коснулась меня, автора сценария, девчонки. Удар держали мужчины. Я узнала об этом конфликте много спустя.
Валентина Малахова, в прошлом - координатор "Зеленого мира", один из инициаторов Поволжского вижения "Поможем реке", ныне - координатор АВЭ-инфо.
НА полях:
Конек Вали Малаховой-экология. И ее детище "Конфликт" посвящен этой теме. Мы и окружающая среда - вот конфликт. Построенный на местном фактическом материале, слайдфильм вызвал неудовольствие администрации завода.
Обострился и другой конфликт. Если раньше ММК можно было не замечать- пусть их, дескать, занимаются, то после премьеры о клубе заговорили: кто одобрительно, кто с раздражением. Но зауважали. В целом к ММК отношение сложилось осторожное-что-то они еще выкинут? Были готовы и аплодировать, и освистать.
(Из очерка Л. Ухановой "Неформалы")
НА полях:
Миф о безопасности ядерной энергетики навсегда рухнул в Чернобыле. Нельзя допустить новой трагедии в нашем городе!
ВСТРЕЧА-ДИСПУТ
"Горьковская атомная станция: за и против"
ДК им. С. Орджоникидзе
15 декабря 1988г.
Начало в 18 часов
Объединение "Зелёный мир" Московского р-на.
На полях:
Объединение "Зелёный мир"
Впервые в Горьком показ документального "полочного" фильма "ПОРОГ",.
Фильм о Чернобыльской трагедии.
У нас в гостях очевидец событий дозиметрист Н.М. Елманов.
Вырученные средства пойдут на приобретение средств дозиметрического контроля.
ДК. им. С. Орджоникидзе. 21 сентября, 18 часов
На пути к "Зеленому миру"
Хроника. В 1980 году в молодежном музыкальном клубе Дворца культуры состоялась премьера дискоспектакля "Конфликт". Это была первая попытка осмысления отношений человека и природы. Понадобилось больше семи лет, чтобы мы от деятельности созерцательно-пропагандистской перешли к действиям.
Все эти годы общественное экологическое движение существовало при редакции газеты "Рабочая жизнь". Большие энтузиасты В. У. Костюков, А. А. Нелюбин, А. М. Подшивалов поднимали на страницах газеты проблемы загрязнения воздушного и водного бассейнов, почвы.
Прорыв к практической деятельности произошел в апреле этого года на встрече представителей районной организации ВООП, райкома партии и общественного экологического отдела газеты. Программа пропагандистского характера в процессе обсуждения преобразовалась в гибкую деятельную программу, рассчитанную на привлечение широкой общественности, прежде всего - молодежи. Появилась идея оформить это движение в виде районного экологического объединения "Зеленый мир".
Название было выбрано не случайно. Мир - это среда, которая нас окружает, мир - это характер взаимоотношений человека и природы, человека и человека, человека и животных. Сегодня общество находится на сложном, запутанном пути возвращения к естеству, к зеленому миру.
Пока еще отсутствует целостная, законченная концепция районного экологического движения. Есть направленные или, как их сейчас называют, трендовые группы, отдельные целевые программы ("Отходы", "Дети и животные", "Рекультивация водоемов и почвы", "Витамин", "Курение"), но, как говорил В. И, Ленин, надо ввязываться в бой, а как действовать дальше - будет видно. И молодежный культурный центр ввязался...
Хроника. Международный день защиты детей. По нашей инициативе - выставка кошек "Мяу-мяу!".
В канун Всемирного дня охраны окружающей среды в киноуголках цехов и отделов - неделя экологического фильма. Фильмы сопровождались выступлениями специалистов отдела 58.
Выпуск первого номера фотогазеты "Экологическое зеркало".
Группа милосердия оказала помощь дому-интернату для престарелых: вскопан огород. Клуб авторской песни и фольклорный клуб молодежного культурного центра (МКЦ) дали концерты.
На координационном совете МКЦ совместно с райкомом ВЛКСМ принимается решение о проведении в День советской молодежи экологической акции добровольного труда "Зеленая волна".
Объект для "Зеленой волны" долго искать не пришлось: наша речка Левинка "кричала" о помощи. Создали оргкомитет, который возглавил С. Земсков - секретарь РК ВЛКСМ. И начались подготовительные работы. Заказали комплект прекрасной рекламы, исполненной дизайн-клубом МКЦ. Составили детальный план и схему семисотметрового участка Левинки. Готовили транспорт, инструмент для работы, разборную концертную сцену, готовились самодеятельные артисты, барды, брейкеры, дискотека.
"Зеленая волна" нахлынула на речку: около 300 энтузиастов, комсомольцев с предприятий района и жителей окружающих домов, вышли на воскресник. Работали вручную. Чистили речку с помощью длинных граблей и багров. Семь плотно груженных самосвалов увезли на свалку извлеченный из реки мусор. Хроника. 30 июня. Информационная встреча РК ВЛКСМ и актива экологического объединения "Зеленый мир".
Избран общественный совет и общественный директоры речки Левинки: это художник объединения М. Трушкин и рабочий соседнего завода О. Чистов. Временным координатором "Зеленого мира" избрана корреспондент газеты "Рабочая жизнь" В. Малахова. Установлены дни встреч: второй и четвертый четверг каждого месяца с 17 часов в МКЦ (Дворец культуры).
"Зеленая волна" обнажила наши проблемы и в то же время показала наши возможности. Левинка - это начало ухода от бездумного, потребительского отношения к малым рекам, к природе в целом, к активным действиям по ее возрождению.
А. Бурый. "РЖ", 5 июля 1988 года На полях:
1 ноября 1989 г.
ВНИМАНИЕ: МИТИНГ!
По инициативе объединения "Зеленый мир" и парткома ГАПО проводится митинг по проблемам загрязнения воздуха выбросами автотранспорта. На отдельных автомагистралях района интенсивность движения в 180-200 раз превышает норму. Транспорт дает половину всех вредных веществ, поступающих в атмосферу. Среди них - свинец, угарный газ, а также сильнейший канцероген-бензапирен. Снять проблему может только ввод в действие объездной дороги: Московское шоссе - Балахна.
О том, как идет строительство дороги, вам расскажут представители горисполкома и треста "Дорремстрой". На митинг приглашены работники Гидромета Госкомприроды, областной СЭС, ГАИ и других организаций, владеющие оперативной информацией.
Митинг состоится в ДК им. С. Орджоникидзе в 17 час. 30 мин.
ОРГКОМИТЕТ.
"Зелёный мир"
К практическим действиям мы, начинающие "зеленые", перешли не сразу. И всякий новый этап углубления в экологическую проблему волей судьбы был связан с меломанами или профессиональными музыкантами. Несколько рок-групп и наш ММК инициировали движение "Рок чистой воды". С группами "Чайф", "Настя", "Телевизор", "Бригада С", "Хроноп", голландскими музыкантами "Pig Meat" и "Weekend at Wikiki" мы проплыли по Волге, позднее побывали в Белоруссии, в районах чернобыльского следа. Тогда мы не могли знать, какое продолжение для нас получит "Рок чистой воды", в первых акциях которого "зеленые" были скорее статистами.
Деятельность мы тогда затевали чисто нижегородскую: создали объединение "Зеленый мир" и с легкой руки мэмэковцев, организовавших первую общественную акцию по очистке речки Левинки, начали бороться за то, чтобы речку не упрятали в трубу. Поездка по Волге открыла нам глаза на более глобальные проблемы (действительно, лучше один раз увидеть - нефть на воде, огромные плотины, разрушенные берега, мертвую рыбу...).
Той же осенью в 90-м собрали в нашем ДК зеленых Волжского бассейна - тех, с кем познакомились во время "Рока чистой воды" и кого уже знали по своим связям.
Первые "Дни Волги" могли быть только такими, какими они оказались: сплошные вопли и стоны. Плохо было везде. На взгляд со стороны, конференция была совсем не конструктивной. Проблем, накиданных зелеными, было столько, что было непонятно, с какой стороны к ним подступать. И что же мы сделали? Как это водится на конференциях, написали резолюцию и приделали к ней ноги: зимой 91-го большой толпой покатили в Москву. Депутаты комитета по экологии Верховного Совета РФ на момент нашего приезда срочно разъехались по своим регионам, и мы еще раз поагитировали друг друга за "экологическую революцию".
Следующей осенью мы вылетели из-под крыла ММК. На вторые "Дни Волги" к нам ехали голландские, американские, чешские экологи, и нужен был более приличный зал. А потом началось: создали "зеленую" сеть в Поволжье, родили газету "Берегиня" и Агентство Волжской Экологической информации (АВЭ-инфо) с регулярными бюллетенями для российских СМИ. Оба эти печатных издания, кстати, стали обладателями "Золотой Ники" по итогам Всероссийского журналистского конкурса "Экология России-98".
А я до сих пор вспоминаю мягкий Славин укор: "Такой творческий человек не должен останавливаться на одном спектакле. Пиши еще". Не хватило пороху, Слава! Спасибо на добром слове. Долго оно помнится, однако. Для новых сценариев нашлись другие люди.
Валентина Малахова
Машина времени
На полях:
- Когда мы шли с этого мероприятия, уже из окон слышна была "М.в." Может, с вашего фильма и записали? - Возможно. Влияние "М.в." было огромное. Записывали на шипящих лентах из-под полы, на любом междусобойчике, и распространяли по всему Союзу. Это была культовая группа, она культовая и до сих пор для людей, определённого интеллекта и возраста.
(Из интервью В. Уланова) Глубоко прочувствовать сознанием
Когда Андрея Макаревича, лидера московской рок-группы "Машина времени", спросили о том, какую цель ставит их коллектив, выступая перед зрителем, то в ответ услышали, что зритель не должен бездумно отдыхать, предаваясь приятным эмоциям. Мысль не должна спать. Напротив, зритель должен как бы проснуться, сбросить инертность и равнодушие, если они есть, пройти через чистилище жесткого самоанализа - так ли живу, на том ли пути, те ли ценности ношу в сердце. От того "Машину времени" и называют текстовой группой, инструментально-интонационный базис им нужен лишь для того, чтобы полнее донести для слушателя текст песен. Текст отнюдь не благодушный. Многие проблемы нашей общественной жизни волнуют автора слов и музыки Андрея Макаревича. Он непримирим к социальной пассивности, приспособленчеству, душевной черствости, фальши. При всем этом каждое выступление "Машины времени" - чувств, всплеск эмоций. И каждый раз - это исповедь, доверительный, кажется, только к тебе устремленный монолог.
Все эти качества популярной группы и привлекли внимание авторов сценария и постановщиков программы "Моим друзьям" В. Уланова и М. Фролова к песням "Машины времени". К созданию программы подтолкнуло и то, что члены ММК были, пожалуй, единственными в городе обладателями большого количества портретных слайдов группы, отснятых В. Дубровиным и И. Шановым на телевидении во время записи передачи "Факел", и качественного звукового материала. Словом, программа напрашивалась. И она родилась.
Премьера ее состоялась в сентябре в Доме культуры, и, безусловно, имела успех. Он объясняется интересом нашей молодежи к творчеству "Машины времени" и удачно построенным сценарием программы. В ней 13 песен. Объем информации, исходящей от ведущего, невелик. Речь идет об истории создания и поисков группы, ее творческом кредо, основных проблемах песен. Ведущий ненавязчиво направляет восприятие слушателей, не мешая при этом приходить к собственным выводам.
Интересен зрительный ряд программы. На центральный экран в основном проецировались портретный слайды, на двух боковых, меньших по размеру, экранах раскрывалось содержание звучащих песен. Мне показалось, что наиболее интересно был сделан зрительный ряд к песням: "Моим друзьям", "2000-й год", "Права человека", "Синяя птица". Пожалуй, эту программу можно назвать музыкальным слайдофильмом, потому что музыка и диапозитивы - ее главные элементы. Программа "Моим друзьям" - это вторая крупная творческая работа дискостудии молодежного музыкального клуба после дискоспектакля "Конфликт", посвященного проблеме охраны природы. К годовому юбилею клуба (а он будет отмечаться в конце октября) должна быт завершена работа над третьей программой.
В. Малахова
"РЖ"18 ноября 1980 года
На полях:
Наши ребята умудрились встретиться с "М.В." во время их записи на областном телевидении. Проникающая и пробивная способность Уланова повергает меня в благоговейный трепет. Коммуникабельность в сочетании о личным обаянием, подкрепленные железной уверенностью в правильности своей цели, магически действуют на собеседника...
Л. Уханова (Из очерка "Неформалы")
Комментарий Вячеслава Уланова
- Как вы сделали этот выдающийся фильм? Видеоряд был достаточно случаен. Но сами песни искупали всё это.
- Для нас "Машина времени" в то время была то же, что "Битлз" для англичан. На концерте "М.в." я понял, почему английские фанаты "Битлз" плакали от счастья, бросались на певцов. Было оптимальное соотношение текста и музыки. Во-первых, простота, во-вторых, глубина. И это совместное воздействие на психологическое восприятие определило успех группы.
К тому времени, когда сюда приехала "Машина времени", я с ними был уже в принципе знаком. "М.в." в 1976 году выступала в баре университета. Никакого впечатления не произвела, потому что в то время была очень популярна англоязычная музыка. Наши нижегородцы все, во главе с Юрой Абрамовым, вышли, как дали там "Чикаго" один к одному, и Макаревич напился и упал за стойкой. Всё было ясно. Играть по сравнению с нижегородцами они не умели вообще. А ценность текстов для нас тогда не была актуальной. Поэтому что они там сыграли, побренчали и попели - так и мы это могли в подворотне. Но Макаревич снова объявился в 80-м году. Мы уже все слова и музыку знали: у нас тогда был Аркадий Петров - привёз нам записи довольно хорошего качества. Что-то слышали и до него. Когда попали на концерт, на съёмки на телевидении, у нас уже тогда была идея сделать слайдфильм, поскольку "М. в." была одной из первых ласточек в профессиональной эстраде и являла смену оринтиров в молодёжной эстраде, к тому же была группой полуподпольной, как и мы... Короче говоря, на основании этого материала мы с Мишкой Фроловым тогда сделали программу, практически вдвоём написали вместе сценарий. Миша сам даже читал стихи из той же "М.в.". Игорь Шанов фотографировал на телевидении во время съёмок передачи. На полях:
Очень рад был встрече с симпатичными активистами ММК. Друзья! Ждать от официальных распространителей культуры (филармония, "Знание" и т.д.), пока они доберутся до тем поп-музыки, фольклора, современного симфонизма - это значить ждать до 2000 года и дальше! И правильно - вгрызаться во всё это самим!
А. Петров
2.VI.80
( Автограф в альбоме ММК)
Возвращение к истокам
Спел пастушок о своей несчастной любви, прошел парень с гармошкой по деревне, пел страдания, вторили ему родные с детства звуки: лай собаки, мычание коров, веселый смех девушек. Так начинается цикл "Русские песни" А. Градского, с которыми нам посчастливилось познакомиться. Познакомиться - не то слово. "Русские песни" обрушились на нас глубиной драматизма, захватили накалом страстей. В чем секрет такого сильного эмоционального воздействия? Прежде всего в том, что А. Градский брал песни из первоисточника, записывал в деревнях, где они сохранили свою первобытную чистоту. Народная манера исполнения песен открытым звуком очень близка нам. Обработка песен в этом стиле не только сохраняет подлинную русскую душу, но и усиливает эмоциональное воздействие. В цикле восемь песен, расположенных по мере возрастания драматизма. Тут и "Свадебный плач", который Градский исполняет один на четыре голоса, и хороводная песня "Таня белая", которую он поет в сопровождении синтезатора, и другие. Завершает цикл "Реквием", так автор назвал народную революционную песню "Вы жертвою пали". Эта знакомая песня в исполнении А. Градского звучала с новой силой, образы песни стали зримыми.
В "Русских песнях" композитор часто использует в качестве аккомпанемента пение птиц, стрекотание кузнечика, шум волн, раскаты грома и другие природные "шумы". Это помогает нам воспринимать песню в той среде, в какой она поется народом. Нам, современным молодым горожанам, он вернул русскую песню, показал ее красоту и содержательность.
Слова благодарности хочется сказать не только лектору, сотруднику журнала "Клуб и художественная самодеятельность" А. Петрову, привезшему нам пока уникальные записи цикла, но и энтузиастам молодежного музыкального клуба, которые дали нам возможность услышать эти песни, преподнесли такой дорогой подарок. ММК приобретает все большую популярность среди любителей музыки самого разного возраста. Л. Демарева, Л. За-харова, Л. Уханова, Е. Захарова, работники цеха 4.
"РЖ" июнь80г.
"Функция приобщения"
То, что с ними не соскучишься, стало ясно всем. Молодежь заговорила о своем клубе. Даже до меня дошло. Я чувствовала по афишам, что они пытаются нащупать интересы молодежи: дают и поп-музыку, и джаз. К этому времени был налажен контакт со множеством городских дискотек, устраивались грандиозные хит-парады, принесшие солидные доходы Дворцу культуры, но не им лично.
У них появились друзья в Москве, например, "Маски", привозившие сюда спектакль "Двенадцать" по А. Блоку.
Чем достали меня? Градским. У нас вся семья- его поклонники. И конечно, когда я увидела афишу, я постаралась попасть на эту беседу. Впечатление от "Русских песен" Александра Градского, от беседы с А. Петровым, который, наконец, смог приехать, было потрясающим.
После мероприятия муж познакомил меня с Семеном, с ним он вместе работал. Я, честно говоря, никакой тогда печати на нем не заметила. Было видно, что он устал, смотрел на нас невнимательно, его постоянно дергали, спрашивали что-то, он отвлекался, всем отвечал, а между делом попросил меня, раз уж мне так понравилось, написать отклик в заводскую газету.
Это был первый шаг приобщения. (О "функции приобщения" я потом услышала от Семёна). Постепенно я узнала, что клуб собирается каждую среду. Секция филофонистов устраивает прослушивания новых пластинок в малом зале. Есть и техническая секция-парни из цеха, где работает сам Уланов. На них обслуживание всей клубной аппаратуры. Как ни заглянешь в ММК, там или в коридоре сидят Гена Брайцев или Юра Голованов, и все время вокруг них новогодний запах канифоли. Я теперь их без паяльника в руках и не представляю. В клубе любому человеку находилось дело. Зоя Серикова вела клубную библиотеку, Ира Тарачанова организовывала на дискотеках танцевальные шоу, для которых девчата сами мастерили костюмы. В клубе были свои диск-жокеи, переводчики, сценаристы и режиссеры, осветители и звукооператоры. А мальчишки-пэтэушники, которые еще были далеки от этих премудростей, с удовольствием таскали на сцену обратно фонари, мигалки, ящики, микрофонные стойки и прочее. Такой черновой работы было много; и мальчишки справедливо считали себя очень необходимыми людьми.
Л. Уханова. Из очерка "Неформалы"
Елена Колпакова.
Создать свой Ленинград
Впервые я услышала о ММК, когда была еще молодым специалистом, где-то 78-79 годы. Я приехала по распределению из Ленинграда и очень неуютно чувствовала себя в Горьком, никак не могла найти свою нишу после студенческой жизни, и, конечно, не собиралась здесь оставаться. Однажды я прочитала статью Леонида Жуховицкого о том, многие молодые специалисты испытывают стресс после окончания вузов в Москве и Ленинграде, плохо на новом месте и практически все испытывают ностальгию по столицам. Но невозможно всем остаться в Ленинграде, вы попробуйте создать свой Ленинград там, где живете. Эта мысль мной овладела и я стала искать где бы приложить свои силы. Буквально через неделю моя знакомая Лена Голома предложила мне съездить в ММК, мол, там интересные люди собираются, и вообще, там любопытно. Я сходила, там рассказывали про какие-то новые пластинки и не столь это было важно, сколько то, что я сразу почувствовала атмосферу, совсем другую, чем, там где я работала, и она сильно напоминала мне студенческую. Атмосфера эта меня сразу потянула моментально, и я начала приходить в ДК Орджоникидзе очень часто, многие дни, когда собирался ММК - два раза в неделю, а иногда и чаще, а потом стала приходить практически каждый день. Сначала я просто приходила и, конечно, видела, что все что-то делают с большой увлеченностью. Но сама очень долго не могла найти своего дела . Мне все было интересно, но взять и что-то вести самой - как-то не получалось. Мне просто было интересно общаться, я слушала все без разбора, бывала на многих концертах. Первое серьезное дело, которое у меня появилось, было связано с тем, что я работала на авиационном заводе инженером по кинопропаганде. Я организовала 40 точек киноустановок в цехах и отделах, но мне, конечно, было мало всех этих технических, политических и пропагандистских фильмов, которые там демонстрировались. Я стала выписывать и другие фильмы. Кончилось это тем, что мы организовали киноклуб в ДК Орджоникидзе, смотрели, например, фильмы "Легко ли быть молодым". "Игла", обсуждали их после просмотра. Сейчас кажется - ничего особенного - ну посмотрели, обсудили. Но тогда это было значительным действием, новые фильмы вызывали бурю чувств. И то, что я тогда по должности работала с кинопрокатом, мне позволяло еще и помогать ДК. Ведь согласно системе кинопроката Дома культуры относятся к кинотеатрам третьего экрана, то есть фильмы в них идут, только после показа в крупных кинотеатрах. А мне удавалось выписывать на завод и показывать в ДК фильмы в первую волну.
Собиралось очень много народу - полные залы. Это было первое дело, которое я в ММК сделала сама. Мне было нетрудно: я всегда знала какие фильмы идут, какие из них интересно показать. Киноклуб просуществовал год. Он действовал именно в тот период, когда только начали появляться новые художественные и документальные фильмы о молодежных проблемах, это был просто взрыв, это было очень свежо и ново, и была потребность смотреть и обсуждать эти киноленты. Поэтому деятельность киноклуба была такой естественно и своевременной. Потом появление проблемных кинолент вошло в норму, и уже никого не удивляло, не вызывало таких эмоций.
Я даже не помню точного момента, когда закончилась деятельность клуба, но я точно знаю, что это не было связано с какими-то запретами. Скорее всего, это произошло, потому что я вышла замуж, родила двои детей и на время отдалилась от ММК. В промежутках между киноклубом и "Зеленым миром" я пыталась написать сценарий для дискоспектакля. Меня тогда очень увлекала тема НЛО. Однажды мы с ММК ходили в поход, видели какие-то странные летающие объекты, и даже связывались с учеными, которые изучают эти явления. Но чтобы написать сценарий, надо очень хорошо ориентироваться в теме, и у меня, видимо, сказался недостаток информации: я так и не доделала этот сценарий. Главное - это, конечно "Зеленый мир". Я туда пришла, потому что мои дети очень сильно болели из-за тяжелой экологической обстановки - это 13 квартал Московского района. Это было жуткое место. Невозможно было выйти на улицу, открыть форточку. Запахи проникали в квартиру. Нужно было что-то надо делать, я не могла смириться с тем, что так сильно болеют дети от выбросов близлежащих предприятий. Я обратилась в Гидромет и Центр санэпидемнадзора, и мы говорились, что в течение месяца я буду вести дневник наблюдений. Вечерами в течение месяца я выходила на улицу и записывала, во сколько был выброс, откуда примерно дует ветер, описывала специфику запаха. Потом я передала этот дневник в государственные природоохранные органы, была проведена проверка предприятия "Оргсинтез". Гидромет сравнил мои записи со своими данными. Посты работали в режиме с 7 утра до 19 вечера, то есть первые показания снимали утром, а ночью ничего не контролируется. Я проводила свои наблюдения именно вечером, ночью и в выходные и праздничные дни. Так вот, их утренние данные постов по загрязнению воздуха совпадали с моими ночными наблюдениями. Была организована проверка на предприятии "Оргсинтез", и в результате на месяц закрыли цех по производству канифоли для наведения порядка. В общем, стало чуть полегче. Сама экологическая обстановка в районе тоже стала лучше - появился комитет по охране окружающей среды, закрыли ряд вредных производств. Вот так началась моя экологическая деятельность, которая стала для меня делом жизни. "Зеленый мир", созданный во времена существования ММК, это, прежде всего дело Вали Малаховой. В создании "Зеленого мира" я не участвовала, я узнала о нем, когда сама начала доискиваться до причины заболеваний моих детей. До этого был период, когда я очень эпизодически появлялась в ММК. Но когда я узнала, что при ММК существует "Зеленый мир", который занимается проблемами экологии, я туда очень плавно и органично влилась. Мне это очень было близко, это давало возможность разбираться в актуальных для меня проблемах. Создание общественной организации давало возможность официально разговаривать с природоохранными структурами, с предприятиями. Тогда это была группа, состоящая из 10-15 человек, которые занимались именно проблемами Московского района.
Первой акцией "Зеленого мира" вместе с ММК была акцию по очистке реки Левинки. Тогда в акции участвовало очень много народу - комсомольцы с авиационного завода, жители - всего больше 1000 человек. Речка была тогда в ужасном состоянии. До сих пор в глазах стоит картина - грузовики идут, идут, идут увозят - шкафы, диваны, колеса, автомобили, велосипеды, грязь, мусор... Конечно, мы тогда здорово речку здорово очистили - это был очень большой праздник. Мы тогда подали надежду на жизнь реки, потому что до этого от нее вообще все отмахивались, знакомые говорили, мол, речка тухнет, куда вы лезете, мы и смотреть-то на нее из окон не хотим, а вы чистить собираетесь. С тех пор много лет подряд мы выходили на речку, и сейчас это самая чистая река в городе. Это результат не одной акции, а деятельности на протяжении многих лет, но начало было положено именно той яркой акцией. Так мы изменили судьбу реки.
Мы проводили акции протеста в Московском районе, которые касалась в основном двух производств. В то время на Нефтемаслозаводе работало вредное пиролизное производство, которое со временем было закрыто, а на Машиностроительном заводе - старая доменная печь, которая вносила большой вклад в загрязнение воздуха в районе. Мы тогда сумели так организовать эти протесты и переговоры, что нас внимательно выслушивали первые лица - директора этих предприятий. Это были значимые переговоры.
Очень важными для нас были действия против подъема Чебоксарского водохранилища. Тогда мы объясняли людям чем это грозит Нижегородской области. Только на одном авиационном заводе мы собрали очень много подписей против подъема Чебоксарского водохранилища, которые пошли потом в Верховный Совет в правительство, где было принято решение, что его поднимать нельзя. Вообще авиационный завод в этом смысле был очень продвинут. Люди, работающие здесь понимали экологические проблемы и поддерживали наше деятельность. Поэтому здесь нам было намного легче, чем в других районах города. Одним из ключевых этапом стал "Рок чистой воды". Дело в том, что мы пошли в плавание "Зеленым миром", а вернулись уже координационным центром движения в защиту Волги "Поможем реке". С тех пор началось динамичное развитие движения в защиту Волги, которое через десяток лет переросло во всероссийское движение - мы создали Сеть Российских Рек. Идея "Рока", принадлежавшая ММК и группе "Чайф", до нас дошла уже в созревшем виде: нам предложили подготовить экологическую часть этой акции по всей Волге. То есть, нужно было организовывать встречи с экологическими организациями в городах Поволжья, устраивать экологические акции по маршруту. Честно говоря, мне было неохота плыть с рокерами, казалось, что они либо теплоход сожгут по пьянке, либо еще что-то сотворят. Тогда же в газетах писали, что рокеры - это вечно пьяные ребята. Поэтому, когда меня мой начальник на авиационном заводе не отпустил на эту акцию, я даже обрадовалась. Но потом Валя добилась, чтобы я поехала, ну, думаю, значит, так надо. Была проведена интересная работа, с большим размахом. Отправляясь в путь, мы сами были не очень осведомлены о конкретных проблемах Волги. По пути мы насыщались знаниями, узнавали людей, и были просто ошарашены увиденным: в водохранилищах грязная, мутная вода, мертвая рыба, Волгоградское водохранилище, наполненное пеной от сбросов химических предприятий. Нам рассказывали о попытках организовать разведение осетров, исчезающих буквально на глазах. Но эти попытки терпели крах, рыба гибла из-за шлюзов и грязной воды. Нам показали одну из так строек века - канал "Волга-Дон 2". Нас тогда потрясло сильнейшее экологическое движение Нижней Волги: им удалось закрыть строительство канала. И главное, что везде действовали общественные группы или отдельные люди. Когда вернулись, нас не отпускало ощущение, что нужно объединиться для совместных действий в защиту Волги. Оно не давало нам спокойно спать, пока мы не собрали людей на первые "Дни Волги". Эти события произошли очень быстро: в мае была акция, а буквально уже в сентябре состоялись "Дни Волги". Что касается музыкантов, эти благотворительные концерты тогда привлекли к нам очень много сторонников. Хотя, мне кажется, что экологи могли бы играть более значительную роль при организации акций. Между музыкантами и экологами не было достаточной стыковки и координации. Я считаю, что рок-музыканты могли бы гораздо мощнее сработать в пользу экологов. Но все-таки это все было очень здорово и немножко наивно. "Роков" было несколько. Был второй "Рок чистой воды" на Волге, на Байкале - просто мы там не были. Третий "Рок" был в Белоруссии. В Белоруссии была поездка по зараженным зонам. К тому времени я обучилась на курсах дозиметристов, и мне было интересно самостоятельно провести измерения: я везде ездила с дозиметрами, замеряла фон, почти всегда он был высоким. С нами ездили ученые из Нидерландов, они тоже всегда замеряли фон. Это было важным для получения независимой информации, важно было взглянуть своими глазами. Ситуация в Белоруссии нас потрясла. Больные дети, брошенные деревни, люди-переселенцы, которых разместили во вновь построенных домах барачного типа. Переселяли людей неразумно - потому что вокруг - пятнами зараженная территория, а они внутри - на чистом пятне, но в поселке нет работы и им нужно ходить в зараженную зону на работу или перебираться куда-то еще. Наверное, Белоруссии эта акция ничего не принесла, нам она дала информацию, понимание того, что государств не будет тебе помогать, если окажешься в беде, сам будешь выползать из своих проблем. Еще концерты, наверное, были моральной поддержкой для жителей.
Позднее "Зеленый мир" вышел из "Федерации". Этому предшествовал период сотрудничества с "Дронтом", которое значительно усилило нас взаимно. Когда мы организовали движение в защиту Волги, которое предполагало уже другой уровень организации - межрегиональный, я ушла работать в "Дронт", да и сам "Зеленый мир" собственно прекратил свое существование. Сейчас наши нижегородские зеленые дают пример могучего движения для всей России. С ними можно сотрудничать и как с высокими профессионалами, и как с организаторами общественности. Почему организованное нами движение "Поможем реке" продолжает жить и развиваться - потому что мы не бросаем начатое дело, лично мне большой заряд и опыт дал для этого ММК. Я всегда была способна работать помногу, а вот творческому и нестандартному подходу к работе я научилась в ММК. Ведь сейчас я работаю в похожей атмосфере - много людей, много общения и неограниченные возможности, свобода делать все, что ты хочешь, все, что считаешь нужным делать. В Cлаве и Семене меня всегда нравилась способность общаться с людьми, в результате чего казалось бы оппоненты становились сторонниками. Причем, это происходило совершенно естественно и искренне. Настолько интересны и нестандартны были их идеи и проекты, и общение было основано на уважении к людям. Я водила своего старшего сына, когда ему было лет пять, на джазовые концерты. Но он же еще был маленький, и я, чтобы не пропустить время еды, носила с собой термос с кашей. Доставала его прямо на концерте и кормила его. Может быть, и зря я его таскала - он потом очень долго сам не интересовался джазом и только вот недавно в возрасте 19-20 лет стал приходить на концерты. У меня в ММК и семья возникла. И потом, когда я уже начала участвовать в деятельности Зеленого мира, экологических акциях, всяких переговорах, телевизионных передачах, всегда находился кто-то из ММК, кто мог посидеть с моими детьми несколько часов, так что ММК и детей мне помог вырастить. Кстати, когда я ждала ребенка, я продолжала бегать на дискотеки, и только этим могу теперь объяснить, что мой сын стал ди-джеем, и это нелегко. Теперь, учитывая свой житейский опыт, я бы ходила на концерты классической музыки.
На полях:
Секретарь комитете ВЛКСМ завода, прознав, что такое ММК существует, прислал к нам своего зама. Пришёл тот в одну из "сред" и говорит: - Я у вас буду президентом. Мы говорим: - А ты откуда? - - Меня Малышкин прислал. -У нас нет такой должности. Вот есть председатель правления - избрали Уланова. Извини, друг, придётся тебе побыть заместителем Малышкина.
Социологический анализ
Главная задача, которую ставят перед собой члены правления клуба: активизировать деятельность каждого члена ММК. Для изучения интересов и возможностей каждого была распространена анкета.
Модель
Что же показала анкета? Минимальный возраст члена ММК - 16 лет.
Образовательный уровень колеблется от незаконченного среднего до высшего.
Абсолютное большинство членов клуба работает на нашем предприятии, остальные - на некоторых других, преподают в музыкальных училищах и школах, учатся в профессионально-технических училищах, техникумах, институтах, государственном университете и государственной консерватории.
В ММК их привело (выдержки из анкет): "желание проводить с пользой свободное время в связи с хобби"; "любопытство и тяга к познанию"; "желание узнать многое о музыке и донести то, что знаю"; "стремление расширить кругозор и быть чем-то увлеченным" - и даже такое - "в музыкальный клуб меня привела НТР".
Каждый член ММК имеет личную фонотеку (большинство считает ее скромной).
Информационную литературу читают все (в перечне чаще других встречались журналы - "Ровесник", "Клуб и художественная самодеятельность", "Студенческий меридиан", "Мелодия" ЧССР, "Мелодия унд ритмус" ГДР, "Лик" НРБ), но в основном от случая к случаю.
От ММК его члены ожидают многое: бесед о музыке и вообще об искусстве, встреч с музыковедами и исполнителями, диско-спектаклей, обзоров новинок музыки, дискуссий.
Однако, каждый собирается не только потреблять, но и вносить свой вклад в работу ММК, некоторые называют конкретную службу, но наиболее общий взгляд выразил товарищ, написавший - "буду заниматься всем, что нужно ММК".
Итак, можно представить модель члена клуба - это человек любознательный и небезынтересный.
Будни
Каждое заседание молодежного музыкального клуба приходится начинать с организационных вопросов: обсудить дальнейшие планы, уточнить состав служб, распределить обязанности. Обычно приходят несколько новых людей, которых тоже нельзя обойти вниманием.
Но вот все вопросы решены - теперь можно просто пообщаться друг с другом, послушать музыку, узнать что-то новое. Это действует секция филофонистов, которая пользуется особой популярностью в структуре ММК. Выяснилось, что коллективно слушать музыку гораздо интереснее, чем одному.
И вот на экран проецируются слайды. "У пульта" звуковоспроизводящей аппаратуры Вячеслав Уланов. Он делает критический обзор новинок диско-музыки, а работница отдела 3 Наташа Коченкова тут же переводит содержание услышанных песен. Идет второе занятие общественного факультатива, который создан для повышения эстетических знаний членов клуба.
Наибольшую помощь инициативной группе ММК оказывают такие его члены, как: М. Фролов (электрик отдела 3), Т. Чупракова (конструктор отдела 3), А. Комолятов (инженер-электрик отдела 71), Е. Клементьев (инженер-технолог лаборатории №62), Г. Брайцев (инженер цеха №50), В. Колпаков (механик цеха №50), Г. и Е. Карпунины (копировщицы отдела 3)
М. Викторова, 8 декабря 1979 года
"Агенты изменений"
Вода и каменьСлава и Семен-единство и борьба противоположностей. Когда я смотрю на них, всегда вспоминаю картину Сезанна "Пьеро и Арлекин".
Семен-теоретик, как он себя называет-концептуалист. Однажды он мне сообщил, что нашел концепцию концептуирования.
Его усложненный образ мышления и разговора кого-то отпугивает, вызывает раздражение. Но тому, кто настроился на его волну, откроется его широкая эрудиция, фантастическое умение в любом новом деле найти логику, систему и возможность развития. Его идеи, увлекают, побуждают к действию. Слава - практик. Музыкант, диск-жокей, режиссер, душа общества. Крупный, а по сравнений со мной вообще великан, и мне иногда кажется, что людей к нему притягивает сила тяготения, как мелкие планеты к большому солнышку.
В каждом шаге ММК-усилия, прежде всего, Уланова и Подкара. Люди приходили и уходили, особенно девчата: выйдут замуж-и все. А Слава и Семен остаются. Это два кита, на которых ММК незыблем. Но поодиночке ни один из них не сдюжил бы. А люди приходят. В чем ценность ММК, так как , в его умении найти для каждого его дело. И все выигрыше. Не только клуб-для человека, но и человек-для клуба.
Каждый, привнося свою индивидуальность, дает толчок какому-то новому направлению. И в этом многообразии творческих личностей или, как их Семен называет, "агентов изменений", тот секрет жизненности ММК, которому удивляются наши недоброжелатели. Тактический успех на конкретных участках переходит в успех стратегический. В этом социальная ценность клуба.
Л. Уханова ("Неформалы")
На полях:
- Слава, ММК претерпел много метаморфоз. Что диктовало очередную смену названия?
- Просто изменение юридических прав. Когда мы были ММК, у нас не было никакой юридической основы для существования.
- То есть у вас печати не было и счёта в банке?
- Ничего.
(Из интервью В. Уланова)
Предтеча хозрасчета. Октябрь-80
Сколько человек было в ММК к этому времени? Если поднять ведомости членских взносов, то можно сказать с точностью до человечка.
Кстати, о взносах. Этот момент, пожалуй, больше всего вызывал негодование и споры. Но на что купить пленку и химикаты для слайдов, пластинки, магнитную ленту? Чем оплатить дорогу энтузиастам, которые согласились приехать к нам выступить, на что выписать музыкальный журнал?
Аппаратура у клуба была частично - Дома культуры, а в большинстве - собственность Славы и Семена, купленная на свои "лабушные" деньги Ребята искали моральной поддержки в журнальных публикациях. Был в "Юности", материал по аналогичному клубу по интересам. Но и там проблемы со взносами. Девчата - казначеи могли в :любую минуту отчитаться за каждый рубль. Экономили и жмотились, потому что знали - больше взять неоткуда. При всех доходах, что приносил ММК Дому Культуры, самому клубу не перепадало ничего - не было в бухгалтерии такой статьи расхода!
Сумму взносов устанавливали на общем собрании. Она колебалась от полтинника до двух рублей в зависимости от зарплаты. Зато каждый клубовец имел членский билет, по которому ДК обязалось пропускать его бесплатно на все мероприятия, устраиваемые ММК. Отдельно можно говорить об Уставе ММК, разработанном правлением клуба, председателем которого был избран Уланов, а его заместителем- Семен Подкар. К этому времени ММК зауважали и в обкоме комсомола. Если до этого на нас смотрели как на какую-то периферийную дискотеку и забывали пригласить на очередной парад дискотек, то теперь наш статус значительно повысился. Дело в том, что зав. отделом пропаганды горкома комсомола С. Федоров ездил в Москву за разработками и инструкциями по дискотекам. Во Всесоюзном научно-методическом центре культуры ему сказали: . - У вас есть ММК, где занимаются не только танцевальными дискотеками, а вещами более серьезными: музыкальным просвещением, воспитанием социальной активности молодежи.
"Рассказали ему о "Конфликте". Он нас разыскал и на первом областном параде дискотек тематическая программа "Конфликт" получила достойную оценку. А клуб приобрел помощь и поддержку обкома. Л. Уханова (Из очерка "Неформалы")
На полях:
19 октября 1980 г.
Дом культуры
им. С. Орджоникидзе
Большой зал
Годовщине М МК посвящается
ПРАЗДНИЧНАЯ ПРОГРАММА
1. Дискоспектакль "Открытие" ("Северное Возрождение". Живопись XV, XVI веков)
2. Танцевальный парад горьковских дискотек.
Начало в 17-30.
Молодежному музыкальному клубу - год
Два дня заводской Дом культуры всецело принадлежал молодежи. Отмечался годовой юбилей ММК.
Праздник первого дня был открыт небольшой торжественной частью. С теплым поздравлением и пожеланием дальнейших творческих успехов к членам клуба обратился секретарь комитета комсомола А. Малышкин. Краткий отчет о проделанной работе сделал председатель правления ММК В. Уланов. Памятные медали клуба были вручены В. Ходосу (музыкальный редактор программ), Г. Брайцеву (руководитель технической службы), В. Колпакову (фотограф, слайдоператор), В. Дубровину (слайдоператор, сценарист). Почетными грамотами Дома культуры были награждены В. Уланов, С. Подкар (заместитель председателя правления ММК), М. Фролов (ведущий дископрограмм), О. Ермилов (участник технической службы).
Программу продолжили выступления А. Человьяна, старшего научного сотрудника научно-методического центра Министерства культуры РСФСР и Г. Головко, ведущего рубрики "Зуковая дорожка" газеты "Московский комсомолец". Затем состоялась танцевальная дископрограмма, которую провели А. Баринов и Е. Дараев.
Праздник второго дня начался новым дискоспектаклем ММК "Открытие", посвященным изобразительному искусству Северного Возрождения. Вторым мероприятием программы был парад дискотек, в котором приняли участие "Ретро", "Вечерний экспресс", Дискостудия АДС, НИИС, дискостудия ММК.
В течение обоих дней в Малом зале работала секция филофонистов. Для тех, кто желал подробнее познакомиться с задачами ММК, его деятельностью, была подготовлена фотогазета.
В. Малахова "РЖ" 21.11.80г.
НА полях:
...Моя рецензия была положительная. Я хотела понять и поняла авторов. "Открытие" триумфально шествовало с городского на областной фестиваль, а потом и дальше - в Москву. Вот откуда, с какой высоты пришлось ребятам падать! Во Всероссийском научно-методическом центре культпросветработы усмотрели в этой программе что-то вредное и программу не пропустили на Всесоюзный смотр. Да еще поставили нашему обкому на вид за отсутствие бдительности.
Л. Уханова (Из очерка "Неформалы")
Приглашение к открытию
(заметки о новом дискоспектакле ММК)
В октябре молодежный музыкальный клуб пока зал любителям музыки новый дискоспектакль "Открытие", подготовленный им к своей первой годовщине. Эта работа - качественно новый шаг в деятельности коллектива.
Дискоспектакль представляет собой синтез живописи, музыки и литературы. Основой спектакля послужила живопись Северного Возрождения. Авторы заранее оговариваются, что это не лекция по искусству, поэтому зритель смотрит на картины без обычного рассказа об эпохе и творческих судьбах художников. Комментариями к ним служат стихи поэтов XVI века и современная музыка. Это довольно сложно для восприятия, для такого спектакля нужен подготовленный зритель. ММК вправе надеяться, что такой зритель у него есть, потому что за год работы клуба было многое сделано для музыкального просвещения молодежи, для формирования художественного вкуса. Творческая группа клуба никогда не предлагала облегченных, чисто развлекательных программ в угоду дешевой популярности. ММК ведет за собой, создает своего зрителя. Весь сценарий спектакля держит музыка, она определяет его динамику, диктует подбор и последовательность изобразительного материала, задает настроение. Музыкальную редакцию спектакля осуществил В. Ходос. Его работа - главная удача дискоспектакля. Интересна постановочная часть. Авторы сценария и постановки Т. Интякова, В. Дубровин, С. Полушкина и Н. Шестакова, взяв за основу плоскость экрана, смогли объединить разные по стилю виды искусства: живопись, танец, кино.
Дискоспектакль предлагает зрителю открыть для себя заново, а для кого-то впервые живопись Нидерландского и Немецкого Возрождения. Перед нами проходит галерея портретов Дюрера, ван дер Вейдена, Кранаха, Гольбейна - художники, мыслители, рыцари - цвет Северного Возрождения, портреты, проникнутые идеей красоты человека и силы его разума.
Вечно трогательный сюжет - "Мадонна с ребенком". Прекрасные женские образы сменяются на экране жанровыми сценками, пейзажами Брейгеля, полными дыхания мирной трудовой жизни. А музыка зовет дальше, в ней слышатся звуки задорных народных песен, экран показывает нам буйное народное гулянье. Яркие сочные краски картин Брейгеля-Мужицкого словно насыщены полнокровной жизнью, а задорная музыка передает радостный пульс бытия. На ярко освещенном экране появляются силуэты двух девушек и юноши, исполняющих хореографическую миниатюру в постановке И. Тарачановой. Этот танец так же неожидан в спектакле, как и органичен. Грациозностью и даже некоторой трепетностью он напоминает танец граций с боттичеллиевской "Весны", тоже, кстати, Возрождение, хотя и итальянское.
В музыке наступает перелом, нарастает тревожное настроение, слайды на экране показывают кризис Северного Возрождения. Идеи гуманизма, восторг перед человеком сменяются картинами Босха. Иеронимус Босх отразил тревогу бюргерства, не слишком ли далеко зашло восхваление человека, не много ли человек о себе возомнил? Разум был объявлен "блудницей дьявола", человек - дьявольским порождением. "Несение креста" Босха насыщено толпами уродливых, страшных людей. Стоит ли ворошить эту не очень приятную страницу искусства? Очевидно, стоит, если вспомнить современных социологов и психологов, которые пытаются научно доказать изначальность в человеке эгоизма, агрессивности и темных неуправляемых инстинктов. Далеко ли ушли они от бюргерства XVI века, напуганного ростом народного самосознания?
Апокалиптические сцены "Страшного суда" над всеми грехами и пороками человека идут под характерную музыку, которая к тому же интересно подана технически (звукооператоры Г. Брайцев и В. Уланов). Благодаря стереоэффектам, она усиливает впечатление страха, тревоги, смятения, царящих на экране, и, достигнув бешеного темпа, - обрывается. Миг тишины - и спокойная, чистая мелодия звучит в зале, а на экране - мадонна. Она смотрит на младенца с благоговением перед этим вечным чудом - появлением нового человека. Она и ангелы поклоняются ребенку, это поклонение художника - Человеку.
Вспыхивает широкий экран, и оживает "Возвращение с охоты" Брейгеля. Каркают на голых ветках зимующие птицы, живет своими тихими радостями деревня, где-то поет петух, лает собака, дети резвятся на застывшей реке, хозяйка хлопочет у двора, охотники с собаками возвращаются с охоты. Это фрагмент из фильма А. Тарковского "Солярис". Мы видим интерьер космического корабля, украшенный картинами Брейгеля. Это должно навести нас на мысль, что искусство вечно, как вечна наша вера во всепобеждающий разум человека, в его светлое будущее. Таково впечатление от нового дискоспектакля молодежного клуба "Открытие". Не хочется говорить о недостатках, в любом новом деле их не избежать. Важны намерения коллектива, важен труд, вложенный в создание спектакля, важна любовь, с которой наша молодежь относится к искусству, к разным его жанрам, любовь, плодом которой явился этот необычный и интересный спектакль, на который, кстати, очень трудно было достать билет.
Л. Уханова, "РЖ", окт. 80
ММК - участник семинара во Владимире
В конце января дискостудия ММК по направлению обкома ВЛКСМ участвовала в работе семинара дискотек во Владимире. На семинар приехали руководители дискоклубов и участники дискотек, чтобы поговорить о проблемах дискотечного движения, обсудить направления, задачи и методы своей работы, поделиться опытом, просто познакомиться.
Дискостудия ММК показала во Владимире две свои последние программы: "Моим друзьям" ("Машина времени") и "Открытие" (Живопись Северного Возрождения). До позднего вечера в актовом зале завода "Электроприбор", где проходили выступления, звучала музыка - шла танцевальная дискотека.
Вот уже второй год существует молодежный музыкальный клуб. Деятельность клуба разнообразна и включает в себя несколько направлений. Это и встречи с ведущими музыковедами . Это и подготовка, и показ собственных тематических программ:. Это и проведение танцевальных дискотек. Наконец, это непосредственно клубная работа. Каждую среду в малом зале Дома культуры собираются члены клуба и секции филофонистов, чтобы обменяться информацией, послушать новые диски, посмотреть свежие журналы, попросту увидеться и поговорить со своими друзьями.
Членов клуба более пятидесяти человек. Главное, что их объединяет, - любовь к музыке и преданность дискотечному движению. "Нам даровано счастье спешить к друзьям". Эти слова Экзюпери, напечатанные на пригласительных билетах в октябре прошлого года, когда ММК отмечал свою годовщину, можно назвать девизом клуба. Друзей у ММК много и, как правило, их не ищут, они приходят сами. Так случилось и во Владимире. Сразу после показа программы посыпались вопросы. На семинаре эти вопросы переросли в дискуссию. И в результате - новые друзья - из Владимира, Мурома, Гусь-Хрустального, новые приглашения приехать, выступить.
Как поется в одной песенке:
"Если с другом вышел в путь - веселей дорога,
Без друзей меня чуть-чуть, а с друзьями - много". Каждую среду вечером в ММК спешат друзья.
Т. Интякова, член ММК
НА полях:
Наш дискоспектакль заканчивался словами Мишеля
Монтеня: "Этот огромный мир и есть то зеркало, в которое нам нужно смотреться, дабы познать себя до конца". Хочется, чтобы это зеркало никогда не было кривым.
Т. Интякова
Ностальгическая история о том, как дискоспектакль "Открытие" чуть не стал закрытием
"Лучше членов ММК
Нет и не было пока!"
Эти шутливые строчки я сочинила для веселой газеты с рисунками и шаржами на главных действующих лиц ММК. Случилось это года два спустя, как я пришла в ММК. С дискотечным движением я была связана с момента его зарождения в нашем городе. На Автозаводе была такая Автозаводская Диско-Студия (АДС), с которой я активно сотрудничала и для которой и хотела сделать программу по живописи Северного Возрождения. Мне она мыслилась как нечто трагически-монументальное, с использованием слайдов Питера Брейгеля Старшего, Босха, музыки Баха, Генделя, Вивальди, с искусствоведческим комментарием. И тут узнаю, что в ДК Орджоникидзе есть парень, которого занимают те же проблемы, и он уже показывал слайды Босха под музыку "Пинк Флойд". Так состоялась наша судьбоносная встреча с Валерой Дубровиным, творческий союз с которым и позволил родиться нашей программе. И начались мои поездки через весь город по средам в ДК Орджоникидзе. Каждый раз ехала, как на свидание, ибо каждая новая встреча приносила новых друзей, новые идеи. В сценарной разработке приняли участие Света Полушкина и Надя Шестакова, а затем к нашей работе подключился и Витя Ходос, который из океана современной музыки, которую он знал и записями которой располагал, сумел выловить именно то, что нам было нужно. Работа продвигалась быстро, без особых разногласий и споров. Представление о нашем замысле у всех нас было общим. Решили не ограничиваться показом слайдов только двух художников - Босха и Брейгеля, а показать картины всех ведущих художников Северного Возрождения: Дюрера, Кранаха, Гольбейна, Грюневальда, Альтдорфера и др., использовать в качестве музыкального сопровождения музыку, которую подобрал Ходос: Джон Андерсон, Эмерсон, Лэйк энд Палмер, Стив Хаккет, Джентл Джайнт и др., кроме этого, записать речевую фонограмму с фрагментами высказываний философов того времени - Монтеня, Эразма Роттердамского, поэтов Маро, Бранта, Мурнера, цитатами из народной немецкой, нидерландской и французской поэзии и выдержками из Библии.
Программа, состоящая из 9 частей, строилась по принципу контраста - светлое сменялось темным и наоборот. Основа сюжета - знакомство с альбомом живописи. Надо отметить, что наша программа носила просветительский характер, потому что знакомила с живописью и современной музыкой публику, в большинстве своем не имеющую никакого обо всем этом понятия. Для большей сценичности, театральности, к которой так тяготел ММК, решено было ввести в часть "Галантные празднества" танец, причем, исполненный графически, в виде разноцветных теней за экраном. Завершать программу должен был фрагмент из фильма А. Тарковского "Солярис", где крупным планом показан знаменитый шедевр Брейгеля - картина "Охотники на снегу" из цикла "Времена года".
В октябре 1980 года в ДК Орджоникидзе состоялась премьера. После нее было решено заменить речевую фонограмму. Первоначально наш комментарий читал один из участников ММК, текст кроме нас почти никто не разбирал, хотя тембр голоса всем нравился. Мы пригласили профессионального актера из ТЮЗа, Сергея Афонина, и с ним записали отличную речевую фонограмму. Весной 1981 года на традиционном конкурсе дискотек, который проводился у нас в городе, мы показали наш дискоспектакль в ДК. им Ленина и завоевали первое место. Нас отметил и похвалил Михаил Мараш, другие члены профессионального жюри. Но долго почивать на лаврах не удалось. Мы успели показать программу в Арзамасе и во Владимире, собирались поехать с ней в Москву, на Всесоюзный конкурс, как вдруг нагрянула беда.
Пришла комиссия из обкома, состоящая из не совсем трезвых дяденек и одной тетеньки, которые долго, с многочисленными ошибками, читали нам наш текст и выдвигали разные обвинения. Почему-то комиссии не понравился никем и никогда не запрещаемый Эразм Роттердамский с его высказыванием: "В общем, ежели поглядеть с лун, к примеру, на людскую суматоху, то можно подумать, будто видишь стаю мух или комаров, дерущихся, воюющих, строящих козни, грабящих, обманывающих, развратничающих, рождающихся, падающих, умирающих..." Не одобрили они и немецкие народные стихи "Милейший дружок", воспевающие вино и процесс его принятия внутрь. Но особенно досталось нам за Библию. Первым делом члены комиссии поинтересовались, комсомольцы ли мы, а, раз такое дело, почему занимаемся религиозной пропагандой. В самом углу, среди членов комиссии, сидел очень тихо один товарищ, по лицу и по поведению которого было ясно, что это "засланный казачок" из КГБ. Часа два комиссия вспоминала разные случаи из жизни, типа сравнения Буденного или Ворошилова, польской современной живописи с розами и навозом, причем нашу программу тоже с розами не сравнивали. Из всего сказанного было понятно, что члены комиссии почерпнули сведения о Ренессансе из школьного учебника, явно путая Северное Возрождение с Итальянским. Впрочем, мы особенно не вдавались в прения с авторитетами, потому что сразу было ясно, что поступило указание "свыше" и ничего изменить уже нельзя. Намек на польскую живопись был не случаен, это было как раз время известных событий в Польше, где "Солидарность" и Леха Валенсу поддерживала католическая церковь. А наши художники были все сплошь истинные верующие католики. Под конец разборки тетенька из комиссии сказала примерно такую фразу: "После просмотра нам захотелось еще раз посмотреть вашу программу". Это был высший комплимент, полученный нами от властей. Честно говоря, нам и самим сейчас хочется порой посмотреть наш спектакль. Но сделать, это, увы, невозможно. Все слайды погибли во время пожара, танец умер, исполняющие его танцоры повзрослели на 20 лет, стались только фонограмма и воспоминания о том, какая это была программа. К сожалению, вымерло само понятие "тематическая дискотека", и современная молодежь даже не представляет, что дискотеку можно смотреть, сидя в зале, где на большом экране крупно показывают сразу три слайда, звучит не танцевальная, но современная и очень хорошая музыка, идет какое-то сценическое действие. Сегодня понятие "дискотека" связано только с телодвижениями под музыку. Канули в прошлое клубные объединения молодежи типа ММК, АДС, дискотеки Дома архитекторов, Дома работников торговли. Мне кажется, наши дети многое потеряли. Им не дано познать радость творческого общения, дружеского расположения друг к другу, приобщиться к высотам мировой культуры, насладиться процессом совместного дела... В нашей памяти сохранились самые лучшие воспоминания о прекрасных днях и вечерах, проведенных в ММК, где было много друзей, хорошей музыки, веселья, где все мы находились в творческом поиске, и у всех было желание делать программы, интересные и нужные молодежи. Татьяна Интякова
Программу запретить, а клуб пусть работает!
Из интервью с В. Улановым
Следующая тема была - "Открытие". С этой программой мы победили на областном смотре дискотек, были рекомендованы на всесоюзный. Когда литовка программы проходила на уровне культурного отдела ЦК партии, поступил звонок, и сказали, что у вас там ребята как-то ушли от генеральной линии партии в области идеологии. Пора прикрывать!
Под видом того, что нас собираются посылать на Всесоюзный смотр, сказали: "Давайте устроим ещё один просмотр". В большой зал ДК пригласили небольшое количество людей - человек 150. Все по партийной линии, начиная от отдела культуры обкома партии, секретаря облсовпрофа, потом горком партии, райком партии, по линии комсомола - обком, горком, райком и наши заводские комсомольцы, по линии профсоюза - с областного до завкома, секретари, инструкторы, зав. отделами. Для порядка пригласили ещё и умных людей: МДСТ, ОНМЦ и независимых экспертов, в том числе женщину-кандидата исторических наук, которая должна была камня на камне не оставить от нашего спектакля.
После просмотра все в несколько восторженном настроении прошли в малый зал. Из наших ребят пригласили только меня, как члена партии. Я предлагал сценариста, звукорежиссёра... Нет, нет - только членов партии!
Пришли и первые слова предоставили женщине-эксперту. Понятно - МДСТ и ОНМЦ дали нам 1 место и будут отстаивать нас. Понятно, что все комсомольцы под давлением партии и звонка из ЦК партии будут против. Нужен независимый взгляд.
Женщина встала и говорит: - Ну, что я должна сказать? Вот меня пригласили посмотреть дискотеку. Я ехала, думала - там танцы, что ли? А вы смотрите, что показали ребята?! Какой уровень! Какая задумка! Какая режиссура! Какой сценарий! Как отснято всё! Колоссально!
И пошла положительная оценка. Соколов (заведующий отделом обкома КПСС) стушевался: что же делать? Оказывается, ребята-то неглупые, специалисты хвалят...
Резко её оборвал:
- Пусть выскажутся комсомольцы.
Серёжа Рогожкин, первый секретарь обкома ВЛКСМ туфту понёс. Я порывался выступить, меня Бабакаев придерживал. -Тебе, - говорит, - слова не давали. - Чего слушать эту дурь, - говорю, - явно же - тенденциозно. Вы же смотрели программу и они смотрели. А нас обвиняли не много не мало в пропаганде религии. Там же был Эразм Роттердамский, а они говорят: это Библия. Для них одно и то же. И пошло и поехало. В конце концов я пинками и толчками в спину своих комсомольцев:
- Что вы делаете, сами себя в землю закапываете!
Ребята начали потихоньку, потихоньку выступать.
Потом встал Шерер, такое понёс на них! Встали представители МДСТ и помягче, но тоже стали говорить:
- Может быть, там-то сместить акценты... Вот "Несение креста" Босха занимает центральное место. Там много пессимизма.
А музыка - Томита, Жан Мишель Жар, квинтет Билла Чейза - все передовые веяния тех времён, очень мощная музыка, которая никого не оставила равнодушным. В основе-то всего лежала прежде всего драматургия музыкальная, а уж на неё нанизывалась и драматургия видеоряда, текстовые подачи. Было достаточно сильное психологическое воздействие. Это совершенно ясно.
В конце концов стали раздаваться возгласы:
- Всё это надо закрыть!
Тогда я подсказал комсомольцам, чтобы они объяснили, что это только 10% всей нашей работы:
- Раскройте глаза главному идеологу, что это не единственное направление нашей деятельности.
Когда об этом было заявлено, то прозвучало:
- Мы вам запрещаем эту программу для публичного показа! Ну, а клуб пусть работает.
Я считаю, что комсомольцы молодцы, поддержали. С одной стороны они как бы отстаивали честь мундира - как это они допустили, что такое произошло под руководством коммуниста Уланова, а с другой стороны они понимали, что ничего дурного-то в этом нет. Просто люди впервые дошли до сути того, до чего им и не снилось. Они никогда так глубоко не задумывались и, наверное, поняли что молодёжь вокруг них несколько умней, чем они сами. Такой молодёжью руководить сложнее. Но через ММК они имели мостик, благодаря которому могли оказывать влияние на молодёжь, и можно отметить как положительное качество, что они это поняли. Вот так на корню-то и не зарубили, постарались понять, что же там в молодёжной среде происходит, там, где работает ММК - на переднем крае молодёжной идеологии и вообще молодёжной среды. Вот так, к нашему великому облегчению, всё и закончилось.
- В чём твоё режиссёрство заключалось? - Материал был огромный. Отснять в то время - в 80-е годы - Брейгеля, Босха, Кранаха, Дюрера! Это же были единичные экземпляры книг у коллекционеров. Всё это мы разыскали. Я даже нашёл одного друга, у которого была энциклопедия мирового искусства. И всё это отснял Дубровин. Идея видеоряда изначально ему принадлежит. Это потом мы объединились. И вот моя задача как режиссёра свелась к тому, чтобы у этого всего сделать вот такую изюминку. Когда первый раз Валера показал слайды, они мелькали с частотой один кадр в секунду, никто ничего не понимал. Музыку он включил "Пинк Флойд". Сделал просто просмотр: вот из этого можно сделать программу. Конечно, основа для размышления была. А потом, когда мы с Витей поговорили, осознали, что нужно, Интякова взялась писать текст, Витька начал записывать музыку - по всем законам художественного восприятия. Там была прелюдия, завязка, кульминация, развязка и т.д. Потом под это мы начали подбирать изобразительный материал.
Моя роль состояла в том, чтобы всех убедить, что кадров нужно не очень много, что нужны именно вот эти кадры, что их нужно увеличить, сделать раскадровку, выводить медленно, сделать техническое обеспечение, чтобы кадры менялись плавно, вот этот кадр пойдёт на центральном экране, этот на левом, этот на правом, чтобы оказать максимальное психологическое воздействие на публику.
Вот работа режиссёра в этом и состояла. Основой для режиссуры была музыкальная фонограмма, она уже несла некую драматургию. Мне оставалось угадать её и на основании этой догадки построить видеоряд. Что я и сделал.
На полях:
Не надо думать только, что все у ребят с авиационного завода идет как по маслу и получается без сучка и задоринки. Проблем хватает, но они считают, что трудности эти преодолимы, главное - желание работать. А оно у них есть.
-Мы действуем в тесном контакте с заводским и районным комитетами ВЛКСМ, постоянно ощущаем их поддержку, помощь и внимание. Так что наш клуб можно смело называть не только молодежным, но и комсомольско-молодежным, - говорят они.
В.Лапырин
"КП". 22. 05.85г.
На полях:
Но на Всесоюзном смотре мы присутствовали в качестве наблюдателей. Посмотрели и поняли, что мы бы заняли там первое место. Ничего подобного там не было. Были неплохие спектакли, но все они уступали, конечно. Мы все там были: я, Витька Ходос, Гена Брайцев, Подкар. Естественно, и наши руководители - и Фёдоров, и Шерер. Все они отмечали в кулуарах, что наш уровень выше... Я говорил: "Давайте съезжу, привезу, устроим закрытый показ для жюри". Но они уже стушевались после такого обсуждения, не хотелось получать ещё раз по мозгам.
На полях:
В чём была, собственно, сила ММК? Там не было людей чересчур выдающихся, все примерно равного интеллекта. Но когда мы концентрировались, фокусировались на чём-то, эти равные слагаемые давали такой всплеск, какой был другим не по зубам.
(Из интервью
В. Уланова)
Свободное время - творчеству
Заводской фестиваль - год 1982-й
Максимум энергии приложили члены ММК при подготовке и проведении фестиваля. Техническое, световое, и звуковое оформление было сделано руками его членов. За большое содействие самодеятельному творчеству трудящихся завода ММК был награжден Почетной грамотой. Оригинальностью отличалась концертная программа студии ММК.
В сопровождении инструментального ансамбля песни собственного сочинения исполнил В. Власов. Импровизация в стиле фламенко прозвучала в исполнении квартета в составе: В. Уланова, С. Подкара, Г. Хейфеца, С. Мартьянова. "Путешествие в блюз" - так называлась четырехчастная композиция этого коллектива, навеянная блюзовыми мелодиями. В. Малахова.
30.04.82
Когда есть увлечение
Началось лето, но в молодежном музыкальном клубе нашего ДК нет каникул. По-прежнему по средам приходят в ММК ребята, чтобы заняться творческой работой.
Недавно в клубе состоялось отчетно-выборное собрание, на котором я доложил о проделанной за год работе. Было приятно сказать ребятам, что сделано немало.
В ноябре в ДК состоялся двухдневный молодежный праздник с насыщенной программой, которым мы открыли очередной сезон. К этому празднику творческая студия ММК подготовила тематическую программу "Внутреннее видение С. Вандера".
В январе на областном телевидении была записана передача о взаимовлиянии живописи и джаза с участием музыковеда Л. Б. Переверзева и членов ММК
Клуб принимал участие в подготовке к 50-летию завода. Комплексный творческий молодежный коллектив, возглавляемый С. Подкаром занимался созданием комнаты психологической разгрузки в цехе 10. Проект КПР был выдвинут на конкурс научно-технического творчества молодежи и стал победителем первого этапа.
На заводском фестивале самодеятельного творчества с концертной программой выступила музыкальная студия ММК, которую хорошо встретили зрители. 16 мая состоялся городской парад дискотек, посвященный XIX съезду ВЛКСМ. Почетное право открыть парад было предоставлено нашему клубу, который единственный из участников показал две программы - тематическую и танцевальную.
Значительным событием стала поездка руководителей клуба VIII Московский фестиваль джаза. Свои впечатления мы изложили в статье, которую написали для областной молодежной газеты. Совсем немного времени осталось до начала Всесоюзного конкурса дискотек. К нему мы готовим еще две программы. Лето станет временем воплощения уже написанных сценариев. В. Уланов, пред. правления ММК, работник отдела 39. "РЖ", 25 июня 1982 года
Когда есть увлечение
Началось лето, но в молодежном музыкальном клубе нашего ДК нет каникул. По-прежнему по средам приходят в ММК ребята, чтобы заняться творческой работой.
Недавно в клубе состоялось отчетно-выборное собрание, на котором я доложил о проделанной за год работе. Было приятно сказать ребятам, что сделано немало.
В ноябре в ДК состоялся двухдневный молодежный праздник с насыщенной программой, которым мы открыли очередной сезон. К этому празднику творческая студия ММК подготовила тематическую программу "Внутреннее видение С. Вандера".
В январе на областном телевидении была записана передача о взаимовлиянии живописи и джаза с участием музыковеда Л. Б. Переверзева и членов ММК
Клуб принимал участие в подготовке к 50-летию завода. Комплексный творческий молодежный коллектив, возглавляемый С. Подкаром занимался созданием комнаты психологической разгрузки в цехе 10. Проект КПР был выдвинут на конкурс научно-технического творчества молодежи и стал победителем первого этапа.
На заводском фестивале самодеятельного творчества с концертной программой выступила музыкальная студия ММК, которую хорошо встретили зрители. 16 мая состоялся городской парад дискотек, посвященный XIX съезду ВЛКСМ. Почетное право открыть парад было предоставлено нашему клубу, который единственный из участников показал две программы - тематическую и танцевальную.
Значительным событием стала поездка руководителей клуба VIII Московский фестиваль джаза. Свои впечатления мы изложили в статье, которую написали для областной молодежной газеты. Совсем немного времени осталось до начала Всесоюзного конкурса дискотек. К нему мы готовим еще две программы. Лето станет временем воплощения уже написанных сценариев. В. Уланов, пред. правления ММК, работник отдела 39. "РЖ", 25 июня 1982 года
На полях:
Новости ММК
18 января гостем ММК был музыкальный критик Г.З. Бахчиев (г. Москва). Название программы: "Основные тенденции современного джаза". Были показаны музыкальные фильмы "Ритмы джаза" и "Л. Хэмптон" (США. О творчестве негритянской группы Эйли). 20 января 1981 года
Перекрестки увлеченности
Значительным событием культурной жизни района стал традиционный праздник. Он явился своеобразным "живым" отчетом ММК за 3 года его существования. О ходе праздника рассказывает председатель правления клуба Вячеслав Уланов.
Отрадно, что в течение обоих дней праздника на базе нашего Дома культуры проходил областной семинар руководителей дискотек, который был организован областным научно-методическим центром культуры и межсоюзным Домом самодеятельного творчества. Участники семинара стали и участниками праздника. Привычными в рамках торжеств стали выставки художников, фотографов, филофонистов. На этот раз свои работы на суд зрителей представили художники В. Кострецкий, С. Фролов и Ю. Климов, фотографы И. Шанов и Е. Умилин. С освещением различных музыкальных тем выступили: С. Подкар ("Чик-Кория и современные тенденции в инструментальной музыке"), В. Кострецкий ("60-лет советского джаза"), А. Бурков ("Блюз - основа творчества рок-группы Лэд Зеппелин"), А. Гриллер ("Вангелис и перспективы арт-рока").
Центральное место на празднике по праву принадлежало камерному джазовому дуэту в составе: Галина Филатова (фортепиано, вокал) и Анатолий Бабий (контрабас, пикколо бас). Творчество этого дуэта - эксперимент в советском джазе. Объединились , казалось бы, несовместимые элементы: сопрано Филатовой и контрабас Бабия, находящиеся в противоположных краях звукового диапазона. Для неподготовленного слушателя, привыкшего к гармонической основе, это разделение (сопрано-контрабас) могло стать камнем преткновения при восприятии музыки. Но этого не случилось. Искренность, чистота и высочайший профессионализм исполнения сделали свое дело, и подавляющая часть композиций бисировалась.
Достойное место в празднике занял парад дискотек, в котором приняли участие наши старые друзья - дискотека университета "Ретро", программа которой была проведена очень динамично, на одном дыхании. Неплохо выступили ребята из дискотеки "Юность" районного центра области (но "Юности" не хватает зрелости). Тепло была принята шоу-программа дискостудии ММК, над которой работали И. Винокуров, С. Егорова, А. Жеданина, И. Баранова.
Комитет ВЛКСМ наградил Почетными грамотами наиболее активных членов ММК: В. Стручкова, А. Жеданину, Р. Ахметзянова. Была отмечена хорошая работа И. Винокурова, С. Егоровой, В. Вавина, В. Кострецкого.
"РЖ", декабрь 1982 года
На полях:
- Кто придумал эту программу? - Я уже не помню, кому пришла идея насчёт Стиви Вандера - мне или Ходосу. Мы просто прослушали пластинку "Тайная жизнь растений", нас это поразило. Мы начали рыться в истории Стиви Вандера и дошли до его 11-летнего возраста. Пластинки достали через тот же клуб филофонистов. У нас же в фонограмме использованы практически все его пластинки по небольшим кусочкам.
- А Стиви Вандер был запрещён тогда?
- Его никто не знал до нас...
- То есть и запретить не могли!
- А то бы опять сказали: что за мистика - что за тайная жизнь растений?
Л. Уханова
(Из очерка "Неформалы")
"Пропагандируйте Зыкину!" Сентябрь-82
На танцевальных дикотеках диск-жокеем стал Игорь Винокуров-переводчик. Круглолицый, с рыжей бородой, изысканными манерами и доброй улыбкой, он умел заводить зал. У него никто по стенкам не стоял. Вдвоем с Анжелой Жеданиной они показывали рок-н-ролл и другие танцы. Танцующий диск-жокей.
Ему суждено еще стать поющим преподавателем, когда ММК создал курсы английского языка для меломанов. Но это позже.
А пока его знание английского пригодилось при создании программы "Внутреннее видение Стиви Вандера". Он сделал подстрочник вандеровских песен. Меня попросили сделать литературный перевод. Коллажи для слайдов рисовал конструктор Валера Кострецкий. Его рисунки интересно отображали символику вандеровских песен.
Негритянский певец и композитор был слепым от рождения. С детства из-за своего чудесного голоса он попал в зависимость от различных контрактов. Зато когда достиг совершеннолетия, отказался от всех выступлений, купил себе студию и записывает там пластинки, которые сам сочиняет и поет. А в том альбоме, по которому мы делали фильм, много совершенно изумительных находок и в оркестровке, и в поэтическом решении темы, да просто поет он замечательно.
По поводу этого фильма у меня случился интересный разговор с одним из идеологических работников парткома. Он меня вызвал:
-Почему вы пропагандируете каких-то американцев? Разве у нас нет своих?
-Прежде всего, это просто хорошая музыка. А то, что Вандер-американец, дела не меняет.
-Разве наша музыка плохая? Почему бы вам не взять, скажем, Людмилу Зыкину или Софию Ротару, Светлану Резанову?
-Но Зыкину мы каждый день по радио слышим. Что мы нового можем о ней сказать молодежи? Как трактовать?
-Это-то и плохо, что вы-русские люди, волгари не знаете, как трактовать Зыкину!
Л. Уханова. Из очерка "Неформалы"
На полях:
Просмотр программы ММК
Квалифицированное жюри, включающее представителей межсоюзного дома самодеятельного творчества, областного научно-методического центра народного творчества, горкома и райкома комсомола, творческих работников Дома культуры, просмотрело новую работу молодежного музыкального клуба "Град камен". Члены жюри дали высокую оценку программе ММК и рекомендовали ее к участию в областном конкурсе дискотек.
М. Викторова "РЖ", 2.02.83
На подступах к "Граду". Ноябрь-81
Благодаря нескольким рецензиям, я завоевала в ММК репутацию человека пишущего, и Семен предложил мне написать сценарий. Привел меня в каморку - знакомить с будущими соавторами Валерой Дубровиным и Витей Ходосом. Ребята оторвались от своих дел, и мне стало не по себе под взглядом сразу стольких внимательных глаз.
- Только я не знаю, о чём писать, - сразу предупредила я.
Очень стройный и очень красивый Валера сказал: - Почитай Карамзина. У него ты найдешь сколько угодно тем.
- Зачем это нам брать Карамзина? - возмутилась я. - Пушкин критиковал его за то, что он воспевает необходимость самовластья и прелести кнута, - шпарила я сведениями из школьной программы.
Валера потерял ко мне всякий интерес, все занялись делом.
Все это очень подхлестнуло меня. Стало обидно за Карамзина, за себя...
Моя подруга по моей просьбе раздобыла дореволюционное издание "Истории государства Российского". Карамзин меня поразил. Конечно, я с трудом врубалась в переплетения генеалогических древов Рюриковичей и Романовых, но зато сколько нового, неизвестного, в том числе и о нашем городе, я узнала!
Я поняла, что новый слайд-фильм будет исторический, и конкретно - о нашем крае. На это осознание мне потребовалось полгода. Я надеялась, что фильм по истории города укрепит наши позиции. Сценарий, хотя и медленно, продвигался. Нельзя было обнять необъятного. Я остановилась на нескольких эпизодах. Особенно волновал меня образ летописца Лаврентия, который в XIV веке создал такой полный свод тогдашней литературы, что ученые-филологи и историки до сих пор им пользуются.
Он был монах. Как попал в монастырь? Как тогда попадали? Существовала пословица: первый сын - Богу, второй-царю, третий - матери с отцом. Видимо, Лаврентий был первым сыном, фантазировала я. Его провожали замаливать грехи родителей, как тогда говорили.
Меня как мать очень волновало все это, и куда бы я ни шла, я думала об этом. И родились слова:
"Матушка проплакала три ночи,
а в прощальный час глаза сухи..."
Они и стали первыми строками сценария Семен интересовался, как идут дела, а они и не начинались. Слава меня как-то меньше тревожил на этот счет. Слава - практик. Ему нужно сейчас синицу в руки. Он продолжал приглашать музыковедов Г. Бахчиева, Л. Переверзева, устраивал в нашем ДК концерты интересных музыкантов - это было направление, которое Семен окрестил "народной филармонией". Всем понравилась группа "Движение", которая сейчас в Чебоксарах и называется, кажется, "Горизонт", их недавно хвалила "Музыкальная жизнь".
Мне Слава давал конкретные поручения. Я писала рецензии на концерты. По вопросам джаза советовалась с Гришей Хейфецем, одним из зачинателей джазового направления деятельности ММК. .
Крушение Града. Декабрь-82
Сценарий "Града каменна" был закончен. Одна из наших девушек - студентка истфила - возила его на консультацию своему преподавателю Н. Ф. Филатову, автору нескольких книг по архитектуре нашего города и его истории. Он не нашел исторических и фактических ошибок. Это меня очень подбодрило. Я к тому времени уже столько всего прочитала про наш город, что сама читала лекции по этой теме от общества "Знание".
И вот, наконец, у меня собрались десятка полтора наших обсуждать готовый сценарий. Урок с "Открытием" кое-чему научил. Они ели пироги с картошкой и грибами, а я читала вслух свои стихи. Первым одобрил Слава: .
- А что, нормально!
Одобрили все, кроме Вити Ходоса.
- Ну, ты хоть скажи, что конкретно тебе не нравится?
- Не нравится и все. Да вы не обращайте на меня внимания. Должен же быть среди нас хоть один сомневающийся.
Вот позиция! И все же сомневающийся Витя принялся за озвучивание слайдфильма. Лучше его никто бы этого не сделал.
Витя мне кажется самой сложной и загадочной фигурой в ММК. Так же сложна любая сделанная им фонограмма. Мироощущение его недоступно моему пониманию. Но я и не лезу в эту область, как в высшую математику. Зато он понимает всё. Вспоминая наши с Витей разговоры о конформизме, после которых у меня долго был горький осадок, я понимаю, как он был прав. Мы все стали конформистами, имея лишь ту информацию, к которой нас допускали, стоя на той точке зрения, на которую нас незаметно для самих себя поставили.
- Ты выросла на плакатах! - однажды упрекнул меня Семен. Нет, я росла на пионерских песнях и, честно говорю, была счастлива. Но эти ребята, умудрившиеся сохранить свободу мысли и совести, все перевернули во мне. И я до сих пор иду к их знаниям, их смелости и свободе.
...Витя решил взять музыку Мусоргского "Картинки с выставки", но ему хотелось непременно в исполнении японского синтезаторщика Томиты. У барыги он увидел эту пластинку. Но тот, как только почувствовал к ней интерес, заломил цену. Мы -авторы - скинулись по червонцу.
Кроме этого, Витя взял колокола из "Бориса Годунова". Несколько раз слушала я эту фонограмму, и каждый раз мороз по коже. Она совпадает с моим ощущением темы. Я считаю, что большая часть успеха фильма - заслуга Вити.
Впрочем, про успех я, пожалуй, поторопилась. Сначала - муки. Было мало изобразительного материала. Взяли кое-что из Глазунова, Васильева, конечно - "Воззвание Минина" со всеми подробностями. Наши фотографы облазили весь кремль в поисках интересных ракурсов. Часть "Художники" иллюстрировала фресками Рублева, Феофана Грека, Прохора с Городца. Сценарий гулял по инстанциям для утверждения. В целом его одобрили. Однако наш зам. по идеологии сделал мне замечание:
- Зачем это у тебя в первом стихотворении "молись, молись?" Выбрось ты это!
Как я могла выбросить:
"И встают под русские знамена
победить или погибнуть чтоб,
и дружинник, тот, с копья вскормленный, и с дрекольем черный хлебороб. Убивать впервые страшно очень, если ты вчера лишь от сохи. "Замоли грехи ты наши, отче, замоли, отец, мои грехи!"?
Когда я пересказала этот разговор Валере Дубровину, который готовил видеоряд, он настолько возмутился, что отказался участвовать в фильме. Я так и запомнила его убегающим и крикнувшим вполоборота:
-Разнесут твой "Град камен" по камушкам!
Вчерне все было готово, кроме титров, над которыми самозабвенно работал Сережа Фролов, когда нас назначили на просмотр к городскому конкурсу.
Мы ждали комиссию в маленьком холле перед каморкой ММК. Экранчик навесили небольшой, как место позволяло, кругом растянули провода.
Приехала комиссия: люди из райкома, горкома, Дома самодеятельного творчества, управления культуры, наш директор Дома культуры, инструкторы заводского комитета комсомола.
Стали молча рассаживаться. Что-то меня в них насторожило. Чтобы как-то заглушить волнение, я, не переставая, болтала с Леной Лукашевич, нашим инструктором. Она тоже была вроде как не в себе. А потом вдруг посреди просмотра не выдержала и сказала:
- Для чего весь этот просмотр, эта комедия? Вас все равно завалят - есть установка. Валера не зря пророчил.
Закончился просмотр, началось обсуждение. Дама из управления культуры с иезуитским коварством начала задавать мне вопросы-ловушки, в которые я по простоте душевной с размаху попадала. - Скажите, для чего вы вставили такое выражение: "Не в силе Бог, а в правде"?
- Это из Лаврентьевского свода, а понимаю я это так, что справедливость восторжествует.
- Раз вас это коробит, мы уберем,-вмешался Слава. - А зачем вы написали "Лучше; добрая война, чем худой мир"?
- Но это было сказано об иностранной интервенции, о времени Минина. Ведь народ не хотел позорного мира.
- Мы это тоже можем убрать, - снова поправил положение Слава. - Да уж, пожалуйста! - вежливо улыбалась дама, довольная своей проницательностью. Еще бы, чуть-чуть не пропустили эти "клерикальные" и "милитаристские" пословицы. После нее нас шпыняли кто как хотел. Один спрашивал, зачем у нас так много "икон" - о фресках. Другой говорил, что он написал бы не так, третий считал излишеством кадры колоколен и часовенок с крестами на луковках.
Сейчас, когда с таким торжеством прошло празднование 1000-летия крещения Руси, когда расставлены все акценты, и справедливость восторжествовала в отношении церкви, смешно вспоминать, как пугали наших идеологов слайды деревянных колоколен...
В целом вывод был такой: фильм сырой, видеоряд слабый. На смотр его давать нельзя, такой фильм нашей молодежи не нужен! Дома я ревела на кухне, на своем рабочем месте, где бессонными ночами писала сценарий, а муж мне говорил:
- Ну и плюнь!
Чем все это кончилось? Нас пригласили на областной смотр! Приехала областная комиссия. Объяснили нам, что в тот раз были "не те люди". Фильм показывали в Большом зале. Титры были изумительны, настоящее украшение фильма, Сережа успел вовремя. Часть фресок мы убрали, как и Лаврентьевские пословицы.
Стихи на фонограмме читал знакомый парень артист ТЮЗа, из колонок грозно звучал Мусоргский.
Фильм прошел на "ура". На обсуждении, которое было коротким, не было ни единого голоса "против". Даже тот, который мне советовал выбросить "молись, молись", и то сказал: "Мне понравилось".
Наш "Град" восстал из руин, как феникс. На областном смотре мы заняли второе место после слайд-фильма об Алле Пугачевой. Витя получил диплом за лучшее музыкальное воплощение темы. А потом нашей программой отчитались Дом культуры, культмассовая комиссия профкома, комитет ВЛКСМ, ячейка ВООПИК. Может, кто и повыше. Кстати, областное отделение ВООПИК дало нам за "Град" раззолоченные грамоты, как раз за колокольни, башни и церкви.
А Валеру ММК так и потерял. Он ушел в другую дискотеку, делает там программы по японской поэзии и индийскому эпосу, да еще и нас поучает, как надо жить.
Л. Уханова. Из очерка "Неформалы" На полях:
Программа - лауреат
Новая работа молодежного музыкального клуба "Град камен" стала третьим призером на областном конкурсе дискотек. Программа посвящена истории нашего древнего города. Ее стихотворный сценарий писала Л. Уханова. В постановке, музыкальном и изобразительном решении программы участвовали члены клуба В. Ходос, И. Шанов, В. Уланов, С. Фролов, Е. Умилин, С. Подкар и другие. "РЖ", 1.03. 83
Как я пришел в ММК и как ушел
Сейчас уже точно не помню, зачем именно я пришел в ММК: то ли нужна была какая-то специфическая музыка, то ли уже идея созрела. Дело в том, что мне в руки попались альбомы Босха и Брейгеля. Ничего подобного я никогда не видел, а так как это все мне жутко понравилось, то захотелось показать это людям. Но не альбомы - нет. Скольким человекам покажешь альбом? Ну, пусть по одному человеку в день - 365 в год. И все. Да еще и хозяин не даст его лапать всем подряд. А альбом-то был не мой. Да по тем временам очень редкий и дорогой. Нужен был экран - раз, и музыка - два.
Дело в том, что, если внимательно всматриваться в картины - начинает звучать музыка. Непонятно какая, но звучит. Да плюс еще какие-то шепоты, рокоты, шорохи, шумы, звуки всякие. Ведь на картинах-то - целый мир. И вот, пересняв все на слайды (это я сам умел), разложил их в определенном порядке, и, взяв кассету с "Пинк Флойд" - "Обратная сторона Луны", прибыл в ММК. Мне друг посоветовал, Саша Трифонов. Он сразу сказал: "Иди к Уланову". А я знаком с ним не был. Видел его издали - ведь он в ансамбле играл. На гитаре. А он меня вообще не видел. Правда, я тоже на радиофаке учился, но на 2 или 3 курса младше. Вот так.
Время было интересное - полный застой. Дурь страшная. Рассказать, никто не поверит. Ничего нельзя. Непрерывная "битва за урожай". Газеты и телевидение - это что-то!
Вот сейчас взять старую газету - невозможно представить, что такое было.
А заставь неподготовленного человека почитать - все. Финиш. Можно сразу в сумасшедший дом. Телевидение - то же самое. А ведь люди жили как-то. Приспособились.
С другой стороны, "Битлз", конкурсы "Серебряные струны", "Бригантина", Раф Габайдулин, пластинки. На людей, кто в ансамблях играл, смотрели с уважением: надо же "кэнт бай ми лав" (именно так) поет. Здорово!
Так вот. Пришел я в клуб, сказал, что хочу кое-что показать. Поставил катушку с пленкой. Свет потушили. Как сейчас помню - было это в Малом зале. Народу - человек сорок. Экран. Слайды. Музыка. Тут главное в такт попасть. Или наоборот - подержать слайд. Или...
В общем, финал. Смотрю - все тихо сидят. Молчат. Достало их великое искусство. Да и куда там - против Босха не попрешь. А если еще и Брейгель!
Один Уланов не растерялся (а он, наверное, тоже первый раз такое видел): "Будем делать программу, - говорит, - создаем творческую группу".
И дело пошло. Татьяна Интякова развила бешеную деятельность. Она приволокла учебник для вузов по литературе, где все было объяснено. Все это, оказывается, называлось "Северное Возрождение". Так мы программу и назвали. Сценарий писали все кому не лень. Разбили на главы - как в учебнике. Добавили Дюрера и Грюневальда из художников, а еще взяли стишки и высказывания из поэтов, из философов всяких. Себастьян Брандт, Томас Мурнер, Екклезиаст, Библию тоже взяли. Никто нас ни в чем не ограничивал, и мы делали что хотели. А зря...
Очень удачно вписался Виктор Ходос в творческую группу. Он очень хорошо знал всякую музыку. Много - и разной. И вообще человек хороший. Мы с ним подружились. До сих пор дружим. Работа с ним проходила так. Я говорил: "Виктор, надо сначала так: у-у-У-У!!! А потом вниз. Секунд на 30. А потом: Там. Татам. Там - и вж-ж-ж... 1 минута 40 секунд или 2. Можно 3. А потом..." И так далее. Он все это внимательно выслушивал - и через некоторое время приносил подборку. Где он все это находил - не знаю. У него очень много всего на слуху.
И странно. Все, что он делал - всем нравилось. Не только нам, но и жюри всяким. Все его работы отмечены особо. На всех конкурсах и фестивалях - только призовые места. Вот так.
Еще мы добавили пластическую группу (танец) и кусок из фильма "Солярис" (где "Зимний пейзаж" Брейгеля). Я непрерывно доснимал слайды, фрагментировал репродукции и скоро слайдов стало так много, что пришлось их "раскинуть" на три экрана. Тут я заметил одну странность: если поменять местами два слайда - ничего не менялось. Ну, если они из одной темы и стоят рядом, то понятно. Ан нет. Можно было менять четыре, тоже ничего не происходило. Я менял местами слайды из разных тем - на прогонах. Никто ничего не замечал - все шло на ура. Тут я понял, что искусство - вещь тонкая. Фиг кто в нем разберется. Так я до самой премьеры и тасовал слайды. Ничего сделать было нельзя. И так хорошо - и так тоже, фантастика! В общем, премьера. Успех полный. Призы и медали. Телевидение засняло фрагменты и нас. Творцов. Передачу сделали. Программу повезли на всесоюзный конкурс.
Тут-то гром и грянул. Кто-то кому-то стукнул. Пришли люди "оттуда". Посмотрели и говорят: "Вы что, очумели? У вас же тут полный антикоммунизм, разврат и порнография".
Очень коммунисты блюли чистоту нравов. Ничего нельзя. Придурки. Ведь если у тебя мозги набекрень, то можно увидеть в Северном Возрождени (и в дискоспектакле, и в самой эпохе) антикоммунизм, - а ведь это и действительно так... И разврат ("Сады земных наслаждений" Босха) и пропаганду пьянства ("Сельский праздник" Брейгеля).
Мало того, там был и конец коммунизма (Вавилонская башня), и перестройка (Страна дураков), и даже теперешние сумасшедшие годы (Воз сена). Кстати, это любимая картина папы римского. Она у него в спальне висела. Посмотрите репродукцию, кто не видел - и многое станет понятным. Да ведь и Екклезиаст сказал: "Все уже было в веках, бывших прежде нас..." И еще он сказал: "Суета сует..."
В общем, программу закрыли. Нам дали по шапке. Чуть было вообще все не прикрыли. Но Уланов нас отстоял. Что он пережил на всех этих чистках и закрытых собраниях - уму непостижимо. Пусть лучше сам расскажет.
Вообще, Слава Уланов - личность удивительная. Только с годами это и поймешь. Ведь вся эта атмосфера творчества и дружбы - его заслуга. Всегда спокойный. Тактичный. Надежный... (дальше добавьте сами) человек. Созидатель.
ММК стал для всех нас родным домом. Там хорошо. Там уютно. Там друзья. Единомышленники. Там здорово.
Мы слушали джаз (переводил Гоша Винокуров), слушали Фейертага, слушали Чекасина и группу "Архангельск", и еше много кое-чего. Ездили по джазовым фестивалям и всяким тусовкам.
Сочиняли танцевальные программы и ездили по городам: и народ посмотреть, и себя показать.
В ММК приходили новые люди и, заразившись этой атмосферой, ударялись в творчество. Плюнуть было некуда - одни таланты. Так и жили.
Но мы были уже под "колпаком". Такие программы, как "Машина времени" (группа Макаревича) и "Стив Вандер" прошли. Уж не помню, а в Вандере были море, горы, луга и цветы - трудно было придраться.
Но вот на читке сценария "Русская баня" грянул гром. Надо сказать, что это одна из любимых моих программ. Конечно, она не совсем про баню, но и про баню тоже.
А в основном про жизнь. И вот придрались к одной фразе про Рим. А "судил" нас местком, профком, горком и обком. Ну, и комсомол тоже.
Дело в том, что размышляя о бане - приходишь к размышлению о жизни. Ну, там, параллели всякие. А римляне были не дураки. Толк в банях знали. И в жизни тоже. И получалось, что римляне лучше нас жили. Веселее. Зажиточнее. Выше.
Мне говорят "Ну, что вы?" А я уперся: "Нет, говорю. Так". А мне "Вот эдак".
Программу эту я делал несколько лет. Мотался по городам и деревням. С народом говорил. Книжки читал. Думал. И вот мне такое...
А я ведь наш. Русский. Я за Россию. За народ... А мне говорят - нет. Нельзя.
Тут вдруг как искра сверкнула - и я понял - надо уходить. Все. Хана. Достали. Если с "Баней" такое, то что же будет дальше? А дальше я про иконы уже писал. По Солоухинским "Черным доскам".
В общем, обиделся и ушел. И правильно сделал, а то бы меня совсем закрыли. И ММК тоже.
Но связей с друзьями не терял. Слайды делал для их программ, а Ходос для моих музыку подбирал.
В другом месте придирки тоже были, но как-то все потихоньку прошло. И Владимир Высоцкий, и "Новая волна", и "Индия" (это по Махабхарате, Рамаяне и Джамманаде), и "Храм". Кстати, Индию писали на телевидении, актеры были из драмтеатра и пел хор. Вот до чего я разошелся. Поставил я еще "Хиросиму" и ...
Но это уже другой рассказ.
На полях:
Мне кажется, что все воспоминания одинаковы - молодость прекрасна.
Спасибо вам, мои друзья.
Всем здоровья... Успехов. И да здравствует ММК.
Дубровин.
На полях:
"Поэты сравнивают Землю с матерью, давшей жизнь человечеству. Но в нынешней международной обстановке она представляется нам ребенком, чья жизнь находится в опасности", - говорит об идее фильма "Дитя-планета" Л. Уханова. Новая программа ММК, поставленная совместно со студией "Скица", - это отклик на миролюбивую внешнюю политику нашей страны.
"РЖ",14.02.84
"Встретимся на параде!" Февраль-84
Остановились мы однажды поболтать с Валерой Дубровиным и выяснили, что оба мечтаем сделать слайд-фильм о детях. У него даже были готовы слайды с юнисефовского календаря. "Как мы теперь с тобой славу делить будем?" - пошутил он. "А чего его делить?" - пошутила я.
Получилось гораздо серьезней. После первых неудач с "Градом" он ушел из ММК, мы перестали быть соавторами, и каждый в своей дискотеке сделал фильм. Еще в том разговоре выяснилось, что у нас разные взгляды на эту тему. И им суждено было столкнуться на областном смотре.
Он сделал художественно-публицистический фильм, в котором звучали размышления "отца атомной бомбы" и летчика, сбросившего ее. Много было световых эффектов и трогательных кадров, и все же фильм напоминал учебник паталогоанатомии: столько там было покалеченных и убитых хиросимцев. Но конкурент Валера очень сильный. Думаю, что победить его и занять первое место помогло то, что в нашей программе каждый участник был творцом и добавлял свое.
Сценарий рождался трудно. Мне не хотелось страшного. Я написала: "Дитя мое, затейница моя, комочек теплый в космосе холодном, калория вселенского тепла" - это о Земле. Дитя- планета: от этого и танцевали. .
Материал для слайдов брали из журналов отечественных и зарубежных, проспектов выставок. Рисовали сами. Витя Ходос подобрал музыку, на мой взгляд, сложноватую. Как и в "Конфликте", в программе участвовала пантомима "Скица": Володя и Таня Аликины, Михаил Вертлин, Володя Белянин и другие. Они придумали для программы три фрагмента. Надо видеть Вовика, "играющего с мотыльком", Мишу, "садящегося в кабину самолета". Миша перед этим в подробностях расспрашивал, как устроен шлем летчика, и убедительно показывал, как он его "застёгивает".
Мы заняли первое место, получили кучу грамот и дипломов, в том числе от Союза композиторов (заслуга Вити), подписанную Т. Хренниковым. Но ММК не был бы тем, чем является теперь, если бы принялся эксплуатировать удачно найденное направление. Л. Уханова (Из очерка "Неформалы")
ММК - победитель городского конкурса
Четыре диплома - таков итог выступления ММК на городском конкурсе дискотек, который проходил в начале февраля в ДК железнодорожников. В нём участвовало 10 коллективов. Каждый участник должен был представить тематическую и танцевальную программу.
В создании и показе тематической антивоенной программы ММК "Дитя-планета" участвовали В. Уланов, Л. Уханова, В. Ходос, Р. Ахметзянов, С. Молчанова, М. Фролов, Т. Аликина, М. Вертлин. Танцевальную программу ММК "Новая волна" провел диск-жокей М. Фролов.
Жюри конкурса наградило клуб дипломами за общее первое место по результатам двух программ и за лучшую тематическую программу. Дипломами отмечена также режиссерская работа В. Уланова и световое оформление тематической программы М. Фролова.Второе и третье места в конкурсе заняли дискотека "19.05" и "Диско-данс".
М. Викторова, "РЖ", 18 февраля 1984 года
И снова - в призерах
Став победителем городского конкурса дискотек, ММК завоевал первое место и на областном конкурсе.
На этот раз к лучшим дискотекам города прибавились выдержавшие испытания двух туров коллективы сельских клубов и домов культуры. И вновь тематическая программа ММК "Дитя-планета" оказалась вне конкуренции. Второе место жюри не присуждало. Третье было поделено между дискотекой "Диско-данс" и коллективом деревни Белово. Дипломом за второе место среди танцевальных дискотечных программ была отмечена программа ММК "А что, кроме диско?" Ее провел В. Уланов в сопровождении танцевальной группы нашего Дома культуры (руководитель В. Д. Андреев).
М. Викторова, 13 марта 1984 года
На полях:
МИТИНГ-
КОНЦЕРТ
В ДК им. В. И. Ленина состоялся митинг-концерт "Сохранить мир - отстоять будущее".
В нем приняли участие лучшие ансамбли политической песни города. Перед участниками выступили ветераны войны, представители комитета защиты мира. Фрагменты из тематической диско-программы "Дитя-планета" показал зрителям молодежный музыкальный клуб нашего ДК.
В оформлении митинга приняли активное участие художники ММК Сергей Фролов и Валерий Кострецкий.
И. Шагалова, зев. худ.сектором ДК,
"РЖ", 17.04.84 На полях:
Во Дворце культуры "Победа" состоялся фестиваль дискотек. С музыкальным слайд-фильмом "Очевидец", в основу которого положено творчество художника М. Савицкого, бывшего узника фашистского концлагеря, в фестивальной программе участвовал молодежный музыкальный клуб. Новая работа ММК была отмечена Почетной грамотой.
М. Викторова,
"РЖ", 8 июня 1985 года
"Очевидец". Май-85
Я понимаю, что мой рассказ о ММК здорово отличается от рассказа кого-нибудь другого. Ведь каждый из нас знает лишь ту область деятельности, в которой занят сам...
В год сорокалетия Победы мы были поглощены работой в новом заводском музее. Техническая группа готовила сложную аппаратуру. Фотографы делали слайды, я писала сценарий "Крылья Победы", когда Слава передал нам приглашение оргкомитета областного смотра принять в нем участие.
Нового у нас ничего не было. За старое мы уже все призы получили. И потом - тема-то какая: сорокалетие Победы! Что мы, послевоенное поколение, можем сказать своего? Все будет вторично... Говорить надо о том, что тебя самого потрясло... Размышляя так, я вдруг вспомнила, в какое шоковое состояние повергли меня картины белорусского художника Михаила Савицкого. Бывший партизан, узник фашистского концлагеря, а теперь художник, он создал цикл картин, потрясающих достоверностью и высоким трагизмом. - Слав! Будем делать только по Савицкому! - решила я.-Выпущен альбом. Надо искать.
Заработали все наши каналы: искали альбом в библиотеках, у книголюбов и коллекционеров. Дни летели, а альбом не находился. И как всегда из безвыходных ситуаций выход нашелся неожиданно просто. Разговорился Слава с руководителем художественной студии ДК А. И. Вагановым. Он говорит:
- А у меня есть этот альбом... Слайды проявлялись и закреплялись, когда Слава позвонил мне: .
- Приходи слушать музыку. Я забежала в обед. Он дал мне альбом, включил магнитофон:
- Перелистывай через три секунды,-и вышел. В каморке зазвучала музыка. Это был жесткий рок. Он настолько соответствовал трагичности картин, что через несколько минут мне стало страшно. Я выбежала в коридор и закричала Славе:
- Выключай! Я больше не могу!
- Что? Плохо? Не подходит?
- Наоборот, очень подходит! Потрясающе!.. Видеоряд и музыка были настолько сильны, что я не считала себя вправе писать текст сама. Пошла по другому пути: нашла стихи бывших узников, концлагерей - югославов, поляков, немцев...
Однажды вечером Слава позвонил мне домой:
- Знаешь, Андреев такой танец поставил мощный, включим его в середину!
- Зачем? Получится винегрет, никакого впечатления, все смажется! - Ты сначала посмотри, а потом говори!
- Я в принципе - против! Делай, что хочешь, но тогда мою фамилию в титрах не ставь!
Сколько раз мы с ним разругивались до полного разрыва! Он своими режиссерскими вмешательствами путал мои сценарные планы.
Но в данном случае он оказался прав. Студия современного танца поставила изумительную композицию. Руководитель Вадим Андреев просто вжился в пластику картин, в ритм музыки. Танец-трагедия, танец-борьба, современный по стилистике, органично вошёл в программу, стал ее кульминационным моментом, придал действию динамизм.
Участие танцевального коллектива в составе ММК было радостным явлением. Оно выявило консолидацию сил внутри ДК. Можно совершенно уверенно сказать, что без Ваганова и Андреева наша программа "Очевидец" просто не появилась бы. Л. Уханова (Из очерка "Неформалы")
На полях:
Праздник молодежной газеты
В одном из районных центров области прошла встреча читателей с работниками молодежной газеты. В праздничном концерте приняли участие ММК и студия эстрадного танца ДК.
Об этих творческих коллективах молодёжная газета уже рассказывала в своих материалах. А теперь читатели получили возможность познакомиться с их работой. Они увидели дископрограмму ММК "Очевидец", удостоенную диплома в конкурсе дискотек в честь 40-летия Победы, и несколько эстрадных танцев студии. Газетчики рассказали и о других героях своих корреспонденций, поделились творческими планами.
"РЖ", 30 октября 1985 года
На полях:
Мы стали шевелить джазовую публику. Последний джазовый фестиваль был где-то в 71 году. А мы начали в 79 году работать над этой проблемой. Джаз - это вообще было ругательное. В советской идеологии 30-х годов был период любви к джазу, когда считали, что это музыка угнетённых негров. А потом узнали, что негры-то, оказывается, не бедные.
Вообще джаз - уникальное явление 20 века. Это некое мировоззрение или образ жизни.
Это направление продолжало развиваться.
Из интервью с В. Улановым
Традиционный праздник ММК
Этой осенью, так же, как и прошлой, в Доме культуры проходил двухдневный праздник для юношества, организованный членами молодежного музыкального клуба (ММК). Программа первого дня включала выступление музыковеда Л. Б. Переверзева (г. Москва) и танцевальное дискошоу "Мода, мода!"
На второй день состоялась премьера тематической программы ММК "Внутреннее видение", выступление филофонистов клуба, показ танцевальных программ дискотек ДК железнодорожников и университета, демонстрация слайд-фильма об истории ММК.
В фойе
Прямо от входа замечаешь: фойе хорошо оформлено. Молодежь уже привыкла к тому, что на мероприятиях ММК можно не только потанцевать, но и узнать что-то новое. Вот и сегодня те, кто уже разделся, направляются к выставкам.
Самая большая экспозиция о клубе "Мы - ММК". Планшеты делались коллективно, главная же роль в их оформлении принадлежала художнику отдела 57 Сергею Фролову.
Кстати, его картины представлены и на выставке художников. Здесь же помещены работы Юрия Климова, Олега Фролова, Михаила Куцина, Валерия Кострецкого.
Третья выставка - "монолог" Игоря Шанова. Его фотоработы часто публикуются в многотиражной газете, в прошлом году он стал победителем заводского фотоконкурса. В зрительном зале
Знакомый выразительный голос, мягкая располагающая улыбка. Музыковед Л. Б. Переверзев - гость клуба уже в третий раз.
На традиционный праздник ММК Леонид Борисович привез три любопытных фильма.
Первый фильм знакомит зрителя с известной негритянской балетной труппой. Экспериментальный десятиминутный фильм инженера из Казани Б. Галеева сначала вселяет недоумение, а затем увлекает. Перед нами - всевозможные сочетания цветовой гаммы. Краски смещают друг друга, взаимно проникают и контрастируют. Подобные эксперименты находят применение в комнатах психологической разгрузки на промышленных предприятиях и при проведении танцевальных дискотек.
"Тема с вариациями" - таково название третьего фильма, а в обиходе - "Матисс-джаз". Джазовый пианист Л. Чижик импровизирует на темы, навеянные картинами французского художника Матисса. Действие происходит в Московском музее изобразительных искусств им. Пушкина. В фильме звучат голоса известных деятелей культуры, собравшихся на необычный концерт. Перед зрителями проходят экспонаты знаменитого музея. За кулисами
Через несколько минут начнется премьера дископрограммы о творчестве негритянского композитора, певца, поэта, исполнителя на многих инструментах Стиви Вандера.
По затемненной сцене можно пройти безопасно, она многократно "опоясана" проводами, которые ведут к прожекторам, слайд-проекторам, магнитофонам и усилителям. Вячеслав Уланов, примостившись у стола, шелестит под настольной лампой листами сценария. Он будет читать авторский текст. Слава - один из сценаристов и постановщиков программы.
В темноте не сразу различим Виктор Ходос. Он записывал музыкальную фонограмму. Семен Подкар еще раз опробывает устройство для "наплыва" слайдов. Оно изготовлено инженером цеха 50 Юрием Головановым. "Начали!" - говорит Слава. Мягко включается первый слайд...
В. Малахова, "РЖ",17 декабря 1981 года
Джаз над Волгой: март-81
Мне некогда было часто забегать в ММК, и все же меня туда тянуло, потому что в нем я видела возможность приложения своих доселе никому не нужных, невостребованных способностей. Но в основном я работала дома. Муж так и прозвал меня - "сценаристка-надомница".
В один из мимолетных забегов Слава обратился ко мне с предложением:
- Семен едет в Ярославль на джазовый фестиваль. Может быть, ты поедешь тоже, напишешь статью?
Это было совершенно дикое предложение - ехать из-за статьи неизвестно для какой газеты. Нашей-то заводской она была совершенно не нужна.
И все же я ответила: "Если муж отпустит..."
...В Ярославле нас никто не ждал. В штабе фестиваля нас обещали устроить, да так и не устроили. Но не это главное, главное - прорваться во Дворец культуры, где проходили концерты.
Семен меня наставлял:
- Ты - журналист, ты должна быть сверхкоммуникабельной.
И когда нам удалось достать билеты, я старалась вовсю. Брала интервью у организаторов, у музыкантов, среди которых было множество знаменитых.. Я проникла за кулисы и в перерыве сподобилась поговорить с ленинградским музыковедом В.Б.Фейертагом, который вел эти многочасовые концерты. Семен в это время фотографировал и записывал на магнитофон музыкантов.
На следующий день у нас опять встала проблема с билетами. Но -"не имей сто рублей": выручил Г. Бахчиев. Он был в составе жюри и проходил по нагрудному пропуску - бейджу, который и отдал мне, сказав:
- Меня и так пустят.
Семен тоже воспользовался чьими-то услугами. Контролеры-дружинники, уставшие от многодневной карусели, пустили меня по пропуску, на котором была фотография бородатого мужчины. Попав снова за кулисы, куда меня в общем-то никто не приглашал и откуда непонятно почему не прогоняли, я снова обратилась к Фейертагу, только что объявившему новый номер:
-Я слушала ваше интервью по радио сегодня утром в гостинице. Можно я кое-какие ваши высказыввания использую в статье?
Я, наверное, ему уже надоела, и он сказал:
-Пожалуйста, только пришлите мне статью.
И дал визитную карточку.
Потом, пока играли музыканты, а они все играют подолгу, мы с ним поговорили о состоянии джаза в Горьком. О том, что когда-то у нас устраивались концерты, фестивали. А сейчас все джазмены стареют поодиночке в ресторанных оркестриках.
-Я вашей филармонии давал и разработки джазового абонемента, рекомендовал интересных музыкантов. Но, видимо, это никому не нужно,
Но это было нужно. После статьи "Джаз над Волгой", в которой я поднимала эту проблему, Гриша Хейфец передавал мне одобрительные отклики городских джазменов.
Они сошлись. Декабрь-83
После Ярославского джазового фестиваля, из которого мы извлекли много полезных уроков, наши ребята зашустрили по поводу создания джазового абонемента. Подружились с филармонией, переписывались с десятком джаз-клубов в стране. На Свету Кукину возложили все секретарские дела.
Кроме того, ребята решили возобновить выступления своих местных джазменов. Когда-то этим занимались в городе серьезно, проходили даже фестивали. Но с тех пор двенадцать лет, как наши джазмены превратились в лабухов и играют в ресторанах.
У Гриши Хейфеца обширный круг знакомых среди них. Он называл местопребывание каждого из них. И вот Света их разыскала. До кого-то удалось дозвониться, а кого-то навестить прямо в ресторане, куда проникла с трудом, через кордоны строгих швейцаров.
Благодаря общим усилиям Светы, Славы, Гриши, Семена, в феврале 83-го года состоялся грандиозный концерт городского джаза. На сцене нашего ДК выступили оркестр цирка под управлением Р. Вшивкова, биг-бэнд музучилища, группы Васильева, Абрамова и другие.
Это был праздник! Целый зал джазменов-и здесь они играли не "Малиновку" на потребу веселой компании, а настоящий джаз, классику и своё. Сейчас двух-трехдневные джазовые фестивали -ежегодные, традиционные-проводятся в ДК в годовщину ММК.
Мы стали шутить: Баевка - "Нью-Васюки", джазовая столица. Вообще с юмором у нас все в порядке. Но об этом дальше. В. Б. Фейертаг, с которым Света списалась, помог составить программу джазового абонемента. И филармония стала приглашать в город известных в стране джазменов, которые делали по два концерта-в Кремлевском концертном зале и в нашем ДК. К нам на Баевку приезжали Чекасин, Вишняускас, Голощекин, Левиновский, Бриль, Альперин...
У нас появились любители, которые ездили даже в другие города на джазовые фестивали. Стали традиционными и ответные визиты. На ежегодные концерты приезжают к нам музыканты из Москвы, Ленинграда, Ярославля, Таллинна, Волгограда.
Л. Уханова (Из очерка "Неформалы")
На полях:
По инициативе молодежного музыкального клуба в заводском ДК состоялась встреча с музыкальным критиком А. Н. Баташевым (г. Москва).
Выступая перед молодежной аудиторией, Алексей Николаевич Баташев, автор книги "Советский джаз", рассказал об истории этого музыкального течения в нашей стране. Он остановился на творчестве основоположников советского джаза. А о сегодняшнем дне джазовой музыки зрители узнали из фильма "Ритмы джаза", посвященного московским коллективам.
"РЖ", 6.10.82 г.
На полях:
С 83 года начались джазовые фестивали. Сначала мы с Р. Вшивковым, Р. Звягиной и МДСТ в лице Воронина начали проводить свои фестивали в ДК им. Орджоникидзе: городские, областные, российские, всесоюзные, международные, заканчивая XII фестивалем "Джаз России-2001".
Из интерьвю с В. Улановым
Для самодеятельных музыкантов
В течение двух дней проходил в заводском ДК областной семинар руководителей вокально-инструментальных ансамблей.
Перед музыкантами-любителями выступил ленинградский музыковед В. Б. Фейертаг. В своей беседе он остановился на роли клавишных инструментов в ансамблевой музыке, на вокальном искусстве. В работе семинара участвовали представители вокально-инструментальных ансамблей цехов 10, 21, отделов 43, 72 и других .
"РЖ", 23.11.83 Джаз крупным планом
Джаз-83" - мимо афиши, начинающейся такими словами, не пройдет равнодушно ни один любитель джазовой музыки, этого своеобразного музыкального жанра, завоевавшего сердца многих людей. И поэтому настоящим праздником джаза в нашем городе стал организованный Молодежным музыкальным клубом концерт музыкальных коллективов, представляющих самые разные направления джаза: от традиционных "свинговых" мелодий, исполняемых оркестром цирка под управлением Р. Вшивкова, до сложных и многоплановых джаз-роковых композиций группы "Время" и ансамбля И. Васильева.
Четыре часа "живого" джаза, непринужденная атмосфера концерта, созданная ведущим В. Улановым, занимательные ритмы и отличное владение инструментом - все это не оставило зрителей безучастными. Как это обычно бывает на джазовых концертах, любая интересная импровизация, удачная музыкальная фраза вызывали в зале всплески восторга и благодарности, тем самым стимулируя исполнителей к новым проявлениям музыкальной фантазии. С особой теплотой были встречены слушателями пьесы двух замечательных музыкантов - Ч. Кории и Ж.-Л. Понти. Приятно стремление молодых исполнителей испробовать свои силы в высшем искусстве джазовой импровизации.
В настоящую кульминацию концерта вылился "джем-сейшн", своеобразное соревнование музыкантов в импровизации. Игра музыканта на "джем-сейшн" - показатель уровня его музыкального мышления, разнообразия его технических приемов, запаса тех "кирпичиков", комбинируя которые он строит сложное "здание" джазовой импровизации.
Трудно назвать лучших. Одни отличались глубокой и продуманной игрой, другие - виртуозной беглостью и легкостью. И тем радостнее было то, что наравне с профессиональными музыкантами очень ярко и интересно выступили любители - трио под управлением Г. Хейфеца, конструктора нашего завода.
Это трио выгодно отличалось от остальных музыкантов видимым удовольствием от собственной игры, которое, к сожалению, уже утратили некоторые профессиональные исполнители.
Огромную благодарность от всех любителей джаза хочется выразить организаторам этого мероприятия - Молодежному музыкальному клубу и его руководителям С. Подкару и В. Уланову.
В. Кострецкий, инженер-конструктор, "РЖ", 12 марта 1983 года
На полях:
Любителям джаза
Третий года действует при городской филармонии джазовый абонемент, созданный по инициативе ММК. Поэтому концерты абонемента проводятся в Центральном концертном зале и в нашем заводском Доме культуры.
Итак, что же включает в себя абонемент №9а?
Шесть концертных программ включают выступления известных джазовых певцов и исполнителей из разных городов и республик страны. Из Челябинска приедет "Уральский диксиленд" под управлением О. Плотникова, из Москвы - ансамбль джазовой музыки под руководством И. Бриля.
В один из вечеров зал будет предоставлен нашим землякам, музыкантам-исполнителям, среди которых немало лауреатов всесоюзных фестивалей. Из Москвы приедет ансамбль
В. Коновальцева с солисткой Г. Филатовой. Эту певицу наши заводчане уже знают: в первый год существования джазового абонемента она выступала в ДК вместе с контрабасистом Л. Бабием.
В прошлом году таллиннских музыкантов представлял на нашей сцене саксофонист Лембит Саарсалу. В этом году любители джаза узнают два новых имени эстонских исполнителей: Т. Паулюс и И. Реммель. Дал согласие на участие в концертах ленинградский музыковед, ведущий всех крупных джазовых фестивалей в стране В. Д. Фейертаг. Дни концертов будут объявлены в газетах, по радио, в афишах. Справки по телефонам: 24-47-81 и 29-12-71.
Следите за рекламой.
Л. Веслова.
Ни минуты покоя
Прошел традиционный праздник ММК
В рамках праздника был проведен творческий отчет секций клуба о работе за прошедший год. Фотовыставки Е. Умилина и И. Шанова. Выставки художников В. Кострецкого (карикатура, портрет) и С. Фролова (живопись). Слайд-фильм "Град камен". Танцевальная дископрограмма. Состоялось знакомство с дискотеками и музыкальными коллективами города. В празднике приняли участие дискотеки "Феникс" и "Время", эстрадный оркестр Госцирка под управлением Р. Вшивкова, группа "Время", учебный оркестр музыкального училища, джаз-ансамбль "Стандарт" под управлением А. Шишкина, джаз-ансамбль музыкального училища, гости из Москвы - композитор А. Куприянов и дуэт гитаристов И. Григорьева и О. Добронравова. Был показан слайд-фильм о ММК и представлена выставка по истории клуба.
Говорят гости и хозяева праздника
Р. ВШИВКОВ, руководитель оркестра Госцирка: "Я очень рад этому празднику. Его концерты не только открывают для широкого круга любителей музыки наш городской джаз, но и помогают определению его собственного лица. Я надеюсь, что продолжение зародившейся традиции будет сопровождаться еще более серьезным всесторонним подходом организаторов к джазовым концертам, и они, составляя пока лишь часть клубного праздника районного масштаба, станут подготовкой городского фестиваля".
М. ВОРОБЬЕВ, зам. секретаря комитета ВЛКСМ завода: "Мне приходится заниматься делами ММК по роду своей деятельности. Меня всегда подкупает энтузиазм членов клуба. Мы стараемся им помочь. Такие объединения, как ММК, способствуют полезной реализации свободного времени, причем, это значительная общественно-полезная работа. И как показали результаты "круглого стола", проведенного недавно редакцией заводской газеты, такие объединения способны привлекать к себе значительную часть молодежи".
В. УЛАНОВ, председатель ММК: "Нас объединила обостренная необходимость общения. Универсальной платформой стала музыка, НТР обеспечила условия, а творческие способности и широкий кругозор ребят, пришедших в клуб, обнаружились с первых дней. Весь круг интересов нашел отражение в целевых программах клуба. А одним из наиболее важных направлений нашей деятельности является пропаганда "живой музыки", исключающей электромузыкальные инструменты".
И. ГРИГОРЬЕВ, гитарист из Москвы: "Сейчас все большее внимание привлекает джаз. ММК способствует его широкой пропаганде, и публика здесь его хорошо воспринимает. Выступление на празднике дало возможность поделиться музыкой - дело, безусловно, стоящее. Причем, праздник отлично организован!"
С.КУКИНА, секретарь клуба: "Все музыкальные коллективы с большой охотой откликнулись на предложение ММК принять участие в празднике. Но, как ни странно, может быть, именно в приглашении музыкантов состояла основная из трудностей. У нас нет прямой связи с ними. Постоянно ощущается недостаток времени и... массовой инициативы".
А. ГЛИНЕР, член ММК: "Наш клуб хочет на основе собственных дископрограмм наряду с пропагандой "живой музыки" подвести молодежь к ее более глубокому пониманию, расширить границы восприятия. Естественно, что голыми руками этого не достигнешь. Подчас не достает источников свежей информации как печатной, так и музыкальной".
С. ФРОЛОВ: главный художник ММК: "Меня не совсем удовлетворяет уровень подготовки праздника. Он мог бы быть и выше. Но есть ряд трудностей. Прежде всего, в материальной части, с оборудованием, например, с помещением. Ведь это жизненно важные условия для существования ММК. Завод оказывает нам значительную помощь, и связь эта осуществляется через главного архитектора А. М. Елизарова и комитет комсомола. За нее мы говорим "спасибо". Но все же ее недостаточно для разрешения названных трудностей, от чего в первую голову будет зависеть качественный уровень нашей работы".
Т. ХАРИСОВА, инструктор райкома ВЛКСМ: "Надо сказать большое спасибо членам ММК за тот праздник, который они организовали для молодежи не только завода, но и района города. Клубы по интересам - это именно та форма организации досуга, которая наиболее приемлема для молодежи, и большое дело делает музыкальный клуб, объединяя под своим началом музыкантов, художников, фотографов. Надо пожелать клубу новых творческих успехов в его интересной работе".
Материал подготовили ученица школы 66 М. Колдышева и слесарь цеха 65 Т. Сейфи, "РЖ",
25.01.84
6 октября 1984 г.
Нестареющий джаз
"Выражаем благодарность Молодежному музыкальному клубу за организацию концертов джазового абонемента. Первый концерт - ансамбля под руководством Д. Голощекина доставил нам, зрителям, большое удовольствие. Мастерское владение инструментами и интересные импровизации музыкантов, особенно самого Д. Голощекина, поразили нас.
Уверены, что концерты абонемента будут радовать нас и впредь".
В. Жаркова, Н. Зайцева, И. Тараненко, работники отдела 3.
19.10.83 г.
Приглашение на встречу
19 октября в половине восьмого вечера в ДК выступление пианиста Михаила Альперина. Это первый концерт джазовой серии "Рандеву", которую предлагает ММК.
Так и слышу голоса тех, кто упивался рок-группами и брейком. "Джаз? А, который в начале века появился. Старье! Пианист? Один? Вот уж скукота, наверное".
Ничего подобного!
Альперин не просто великолепно играет на фортепиано. Он придумывает себе сценический образ, как сейчас модно говорить, имидж, и разрабатывает его музыкой, костюмом, движением, голосом, мимикой.
Музыку его просто джазом не назовешь. Конечно, опытный человек выделит классические джазовые приемы. Да и традиционные пьесы Михаил прекрасно исполняет. Но не только их.
И как это только у него (и кстати, больше ни у кого из наших пианистов) получается? Он лепит свою пьесу из разноплановых кусочков, но не так, как это делает, например, Чекасин: тема переходит в беспорядочный хаос звуков, новый мотив и опять его разрушение. Нет, здесь составные части мгновенно и незаметно переливаются друг в друга. Вот вы узнаете мелодию, без которой не обходится ни одна молдавская свадьба (Альперин все-таки из Кишинева, хотя сейчас и живет в Москве), а вот что-то, напоминающее фильмы про старую Одессу, а вот блюз, а вот просто очень красивое и грустное место, а вот "Семь сорок".
Кишинев здесь вообще ни при чем. Альперин великолепно знает весь южный фольклор и свободно перетасовывает свои музыкальные картинки. В разных ритмах и интонациях.
Все это обильно сдабривается юмором. Михаил - самый ироничный пианист. Не боится чудачить, показаться чуть-чуть клоуном. Очень свободно чувствует себя за инструментом. Выступает, кстати, отнюдь не во фраке. Ввел в обращение жанр джазовой пародии. Он вам и Раймонда Паулса изобразит, и Леонида Чижика, и Левиновского из "Аллегро". А если на сцене случится какой-нибудь сюрприз, например, неожиданно затрещит динамик, вы услышите дуэт - он умеет удивительно остроумно превращать такие неожиданности в диалог с фортепиано.
И такой концерт никогда не бывает скучным. Поэтому - "рандеву"
С. Кукина,
"Рабочая жизнь",
9 сентября 1987 г.
На полях
Мой брат Юрий доставал записи. И мы на катушечном магнитофоне слушали "Чикаго", "Кровь, пот и слезы", "Земля, ветер, огонь". Одна из первых пластинок, которую я купил в "Спорткульттоварах" в Городце, была оркестр Олега Лундстрема, все композиции на диске были Дюка Эллингтона. В то время еще продавались диски в картонном конверте с круглым отверстием посередине. И я фломастером переписывал на обложку названия композиций с самой пластинки.
А. Емельянычев
Джазовое братство
Интервью с Сашей Емельянычевым
- Саша! Твоё направление в ММК - джаз. А с чего это началось? - Одна из первых встреч с джазом произошла в сезоне 1983-84 годов, когда я пришел в Театр оперы и балета к брату Юрию (он в это время работал в оркестре театра) на оперу Д. Гершвина "Порги и Бесс". В те же студенческие годы я многим интересовался: посещал несколько абонементов в обществе "Знание", ходил на концерты абонемента "Органная азбука" в консерватории, довелось послушать Г. Гродберга, О. Янченко... Ходил на концерты в филармонию, во Дворец спорта (тогда еще С. Манукян был вокалистом и ударником джаз-рок ансамбля "Стандарт" под руководством А. Шишкина). В сезоне 1984-85 годов в Горьковской филармонии и ММК проходили концерты абонемента "Вечера джаза". У меня в ежедневнике было даже расписано - в какие дни на какое мероприятие идти. В то время в Горький приезжали "Аллегро" Н. Левиновского, "Арсенал" А. Козлова, "Каданс" Г. Лукьянова. Я даже после концертов снимал афиши в кассе - цветные с фотографиями. Они уже всё равно никому были не нужны. У меня и сейчас их целый рулон.
А один из концертов абонемента был в ДК им. С. Орджоникидзе. Там я и узнал, что этот абонемент - инициатива ММК, узнал о цикле лекций Юрия Дмитриевского "Сага о джазе".
И я стал ходить на эти лекции с весны 1985 года. Дмитриевский готовил тематические беседы, на которых мы слушали фонограммы, смотрели слайды, например, о произведениях "Битлз" в репертуарах джазовых музыкантов, обзоры отдельных альбомов, к 40-летию Победы - "Джаз во фраке и солдатской шинели" - о фронтовых бригадах с участием джазовых коллективов и другие. Тогда-то появилась картотека любителей джаза, с помощью которой их оповещали о предстоящих лекциях и концертах. В 90-м году московский клуб филофонистов "Модус" выпустил комплект из пяти джазовых пластинок, в свободной продаже их не было, они распространялись только по подписке. Мы всех оповестили, сделали заказ, съездили в Москву за пластинками.
- Ты ездил на джазовые концерты и в другие города. Говорят, даже автостопом?
- Да... Первый раз я увидел информацию о джазовом фестивале в Ленинграде "Осенние ритмы-85" на "Доске объявлений" ММК. Это было осенью 85 года. В ММК существовал так называемый "джаз-бриг" - джазовая бригада, которая ездила на концерты в другие города. В объявлении были координаты Уланова. Я к нему обратился. "Какие проблемы!" - ответил он.
...В концертный зал пройти было невозможно, так как билетов у нас не было. И мы через служебный вход: кто-то по пропуску Светы Кукиной прошёл - у неё там были свои связи: ей Фейертаг пропуск достал, остальные по пропускам рижан, которые еще не приехали к этому времени. Вообще джазовый народ очень отзывчивый.
Первую ночь мы не знали, где ночевать. Решали во время концерта. Познакомились с местными ребятами, они нам дали адрес своих друзей. На полу пара матрацев. Мы улеглись в ряд.
Следующую ночь провели в общаге ЛКИ. У подруги моего друга была подруга, муж которой окончил Ленинградский кораблестроительный институт. Вот от последнего я кому-то передал привет, и те нас устроили на ночлег. Такая вот многоходовка! Вот такое студенческое братство.
На следующий день приехал Андрюха Шаганов. Чтобы пройти на концерт, мы купили бумагу розовую, печать на ластике нарисовали, напечатали себе билеты, по ним и проходили..
В 1986 году во время учебы в институте и подрабатывая в школе "ночным директором", я умудрился съездить в Москву в БКЗ Олимпийской деревни на концерт джаз ансамбля "Стринг Коннекшн" (ПНР). Кстати, я тогда там впервые увидел лазерное шоу. Это было очень впечатляюще. А в марте, узнав у Кукиной о фестивале в Ярославле, мы с группой "мэмэашников" рванули туда. - Саша, как ты в организаторы-то попал?
- В марте 1985 года одним из концертов джазового абонемента выступали Тит Паулюс (гитара), Тааво Реммель (контрабас), Хельмут Анико (флейта) - был такой таллиннский камерный джаз, и мне была оказана честь отвезти музыкантов на автобусе в гостиницу "Ока". Потом были другие группы, другие поручения. На фестиваль в Тбилиси в мае 1986 года Уланов послал меня уже раньше всех, чтобы я там подготовил "плацдарм" для высадки "джаз-брига". Фестиваль в Тбилиси был международным, организован по-грузински - с размахом: он длился десять дней. В фестивале приняло участие огромное количество музыкантов из разных городов Союза, а также ансамбли из братских соц. стран (ГДР, Болгария, Венгрия и другие) С билетами на самолет были проблемы, доставали по линии комсомола в кремлевской кассе. У меня с собой была бумага официальная - то ли от обкома, то ли горкома комсомола. Я с ней пришёл прямо в отдел пропаганды ЦК ЛКСМ Грузии, и нас определили в гостиницу "Золотое руно" на Тбилисском море.
Когда Уланов прилетел, мы перебрались к его родне.
Я на концертах сидел и слушал от и до. Записывал хронометраж и названия композиций, фамилии музыкантов. Это было до армии. А с июля 1986 года я проходил службу в СА, в учебке, в Усурийске. А джаз довелось послушать уже только в войсках по армейскому приемнику в N-ской части в некоем селе Занадворовка. Это были программы Дмитрия Ухова и Алексея Колосова по "Маяку" и "Радио России". Демобилизовался я в 88 году. Вскоре по возвращении Уланов предложил мне заниматься организацией концертов. С осени 88-го начались мои поездки на фестивали автостопом, на электричках, поездах, самолетах.. Вспоминаются Чебоксары в октябре 88-го года, куда я отправился простуженным на II фестиваль джазовой музыки. Света Кукина дала мне свой длинный шарф, я замотался и поехал автостопом: на КамАЗах, на БелАЗах. Приехали туда позднее Семен Подкар, Юра Лобан и Коля Шабаров. Там я познакомился с несколькими музыкантами: Андреем Кондаковым из Петрозаводска, братьями Борисовыми из Молодечно, Валерием Кацнельсоном из Москвы, Катей Стадниченко - пианисткой из Киева и Михаилом Спектором из Александрии, и пригласил их на 9-летие ММК, на традиционный джазовый концерт в декабре 88-го.
Тогда же, кстати, я занялся поиском спонсоров. Первым спонсором был фирменный магазин-салон №7 "Радиотехника".
Но мой первый концерт как администратора не состоялся! А ведь столько было приложено усилий! Одно время я даже иногда ночевал в ММК. Произошло землетрясение в Спитаке, и в день концерта в стране объявили траур: до 24-00 - никаких концертов и других увеселительных мероприятий. Музыканты все приехали, так как траур объявили достаточно поздно. Что делать?! Собрались мы все в Малом зале ДК, дождались 0 часов, а после музыканты поиграли для себя и для узкого круга. В эти же дни параллельно Музыкальное общество проводило джазовый конкурс в ДК УВД, и наши гости выступили там на следующий день.
- Как тебе удалось заполучить и Чекасина?.
- Не я первый это сделал. Он и до этого выступал в Горьком. В то время Чекасин уже в течение одиннадцати лет по опросам джазовых критиков, проводимым рижской газетой "Советская молодёжь", признавался "Музыкантом года". Я про себя называл его "одиннадцатикратным чемпионом Союза". Как правило, всех музыкантов зовут только по имени. По отчеству я называл только музыковедов (Алексея Николаевича Баташова, Владимира Борисовича Фейертага, Георгия Захарьевича Бахчиева). Однажды я назвал руководителя джаз-группы "Архангельск" Резицкого Владимиром Петровичем, так он мне сказал: "Ты это брось". Я с тех пор звал его "Петрович", хотя разница в годах большая. А Чекасин - мэтр, Владимир Николаевич, достаточно закрытый и непростой в общении. Тем не менее приезжал к нам практически каждый год и собирал аншлаги. А в последний раз приехал в 90-м в трио с Тарасовым и Молокоедовым - зал был не полный. На джазовые концерты мы рассылали приглашения-оповещения по картотеке любителей джаза. Кстати, когда началась перестройка и пошла волна эмиграции, много любителей джаза уехали за границу. Картотека уменьшилась человек на 50, но в то же время она дополнилась другими любителями, которые оставляли свои координаты на концертах. По этой картотеке приезжают из Городца, Балахны, Бора, Дзержинска и даже из села Ломовка Арзамасского района.
- Так, поездки продолжались...
- В чём прелесть фестивалей - во встречах: с друзьями, с музыкантами и организаторами. Много знакомых появилось после "Осенних ритмов" в Ленинграде, "Джаза над Волгой" в Ярославле, "Дней джаза" в Архангельске, "Горизонтов джаза" в Кривом Роге. Многие стали участниками фестивалей "Джаз России", первый из которых в рамках "Пролога" Нижегородской Ярмарки мы провели в ДК им. Ленина. Кстати, осенью 89-го года в ДК Ленина мы удачно организовали гастроли Барнаульского театра пластической драмы "Синтез", они привезли "Мастера и Маргариту" - постановку по тем временам отчасти эротическую и во многом шокирующую. - Первые концерты ММК проводил в ДК им. С. Орджоникидзе, потом был ДК им. Ленина...
- Да, покуролесили по площадкам. ДК Ленина, Общественно-политический центр - сейчас концертный зал "Юпитер", ТЮЗ, Дом актёра, ДК им. Свердлова, драмтеатр... - Кстати, как вам удавалось приглашать иностранцев на концерты в наш закрытый город?
- Всё делалось с очень большим трудом. Весной 90-го года мы хотели пригласить биг-бенд "Синтезис"(США), КГБ не разрешил, но предложил провести этот концерт в Кстове или Дзержинске... И первый музыкант, который приехал к нам после открытия города - Ксимо Тебар - один из лучших молодых гитаристов, испанец. У его квинтета весной 91-го года было турне в Москве, Ярославле и на Украине. И мы организовали два концерта в Общественно-политическом центре - зал был полон. На фестиваль "Джаз России-91" мы пригласили тувинку Саинхо с диапазоном голоса более трех с половиной октав: у меня и сейчас, когда я вспоминаю ее голос, мороз по коже. А у неё муж австриец Георг Граф. Как его поселишь в гостинице - иностранца? Пришлось сказать администратору гостиницы, что ей нужен двухместный номер, потому что она - шаманка, по ночам шаманит. Саинхо я попросил предупредить Графа, чтобы он молчал. А на концерте она представила его как "глухонемого музыканта Жору Графова"...
С 90-го по 94 годы у нас проходило по два фестиваля в год ("Джаз России" и "ММК-Джаз"). А в 92 году - даже три раза, третьим был "Джаз Женевы". Приезжали к нам музыканты из Прибалтики, Украины, Белоруссии, городов Поволжья и Сибири и, естественно, Москвы и Питера... Концерты в ДК им. Орджоникидзе. Мы заказывали "Икарусы"-гармошки от автопарка №1 и развозили зрителей после концерта: два-три автобуса в верхнюю часть города, один на автозавод...
А когда у ММК - "Федерации" в начале 90-х появился офис в кремле, концерты тоже стали проводиться в центре города.
В Архангельске я познакомился со швейцарцем Пьюсом Кнюзелем . Он делал осенью 92 года тур по России с биг-бендом "L`ETAT DES SONS" Мориса Маньони, это был передвижной фестиваль "Джаз Женевы". На фестивале выступил сам биг-бенд и четыре группы, сформированные из музыкантов этого бенда.
- А были неудачные концерты?
- Совершенно непредсказуемо: привезли в ДК Свердлова "ансамбль №1" в то время (по опросам критиков той же самой газеты "Советская молодёжь) - дуэт: Владимир Волков, Вячеслав Гайворонский. В зале было человек шестьдесят. А они всё-таки дали два концерта. Но запоминается не это. Я узнал, что Михаил Агре из Свердловска собирается эмигрировать. И мы решили пригласить на фестиваль "Джаз России". И он приехал к нам перед самым отъездом - вместе с группой "Доктор Фауст". Наверное, это было одно из последних его выступлений на родине.
- В чём самая главная трудность организатора джазовых концертов?
- Когда-то это было тяжело физически: самому приходилось распространять афиши по институтам и общагам, магазинам и учреждениям, по заборам и на остановках. Сам таскал аппаратуру и инструменты, в частности, вспоминается концерт "Камераты" в октябре 92-го года в консерватории - концертный зал там на втором этаже, а лестница, сама знаешь, какая. Да и не только в консерватории...
А сейчас, наверное, главная трудность - поиски спонсоров для наших мероприятий. В остальном же, в плане организации концертов, всё более или менее известно. Всё идёт по отработанной схеме. Стараешься только учесть те или иные нюансы.
На полях
Джазовые люди друг другу помогают. Приезжали без заявок, без билетов - и все, как правило, проходили! Так мы ездили в Ригу на "Ритмы лета", в Ярославль и другие города.
Когда к нам сейчас приезжают на джазовые мероприятия из других городов, я считаю - они имеют право пройти бесплатно!
На поях
В день моего дембеля самолёт был на Тбилиси, и я, вспомнив первый фестиваль, который был как раз в мае 1986 года, решил, что в это время там идёт второй международный фестиваль, и полетел туда.
К сожалению, фестиваля в тот год не было. Тбилиси - город чудный, проспект Шота Руставели, красивые узкие улочки. Но... улететь оттуда тогда было практически невозможно - в кассах билетов нет, а есть только у перекупщиков за двойную цену! Я с трудом уехал оттуда поездом до Москвы - на третьей полке.
- В чём живучесть, стойкость джазового направления ММК? - Наши фестивали "Джаз России" интересны и меломанам и музыкантам. Здесь можно показать различные направления в джазе, и не только музыкантов самого "высшего эшелона", но и новые перспективные имена. На полях
- Как ты определяешь, на кого люди пойдут?
- Я много общался со сведущими людьми - критиками, музыковедами, журналистами: Бахчиевым, Фейертагом, Баташовым, Подберезским, Гольдштейном, Брауэром. С организаторами фестивалей: и Дубильер из Донецка, и Гебель из Кривого Рога, и Берестов из Новокузнецка, Мездриков из Новосибирска. Съездил я в Кривой Рог, и мы пригласили "Джаз-хорал" Гебеля, побывал в Минске - пригласили "Камерату"...
ВЕЧЕРА ДЖАЗА
Сезон 1986-87 гг.
Кремлевский концертный зал, Дом культуры им. С. Орджоникидзе
Исполнители:
1. Заслуженный артист РСФСР Леонид Чижик.
2. Ансамбль под руководством Пятраса Вишняускаса.
3. Джазовое трио под руководством Григория Файна
4. Лауреат всероссийского и международных конкурсов Лариса Долина и инструментальный ансамбль.
5. Ансамбль "Аллегро" под руководством Николая Левиновского.
6. Ленинградский диксиленд.
Лики джаза
Интервью с Николаем Шабаровым Трудно отследить тот момент, с которого в фойе джазовых концертов и фестивалей стали появляться фотовыставки Николая Шабарова "Джаз в фотографии". Кажется, они всегда были неотъемлемой частью любого джазового пира.
- Джаз мне нравился всегда. Но выставки начались после того, как мы с Сашей Емельянычевым, координатором джазовых проектов, побывали на фестивале в Чебоксарах. Потрясла атмосфера свободы, импровизации - это в советское-то время!.. Снял я очень много материала. Первую выставку сделал за месяц - около двадцати работ. И с тех пор на каждом джазовом мероприятии эти портреты выставляются, обновляются, пополняются. Естественно, что всё это бесплатно.
- Николай! У каждого своя история вхождения в ММК. Как ты попал сюда?
- Меня привёл двоюродный брат Гриша Хейфец. Это было на той стадии, когда ММК перерос уже в стадию "Федерации". Я считался фотографом студии "Промграфика". Но кончилось всё тем, что я стал самостоятельным фотографом. А работаю я со всеми ребятами, которые тоже, выйдя из "Промграфики", имеют своё дело. Кстати, из этой студии вышло много известных дизайнеров, около 80% в Нижнем. Это Игорь Маслов, Сергей Жаворонков, Костя Дурандин, Лёша Бутысин, Лёша Курыёв, Серёжа Можаров. "Промграфика" в настоящее время - это Игорь Хлутчин, которого тоже когда-то пригласил Подкар.
- Почему они сошлись в студии? Потому что их нашли или они искали?
- Почему вообще очень много передовых людей сосредоточено в ММК?.. Я сам не местный. Я заработал денег, чтобы сюда переехать, поменять квартиру - поближе к ММК. С посёлком авиазавода у меня связаны приятные воспоминания. Здесь какие-то люди особенные. Здесь даже пьяницы другие. По улицам даже в 23 часа гуляют парочки. Во всём городе, по-моему, не гуляют. Покровка в это время вымирает. А здесь гуляют - даже пожилые пары лет шестидесяти.
Если появляются люди чужие или давно здесь не жившие, они по-другому себя ведут.. - Но вернёмся к джазу. Трудно фотографировать "звёзд"?
- Джазмены - люди простые, в хорошем смысле слова. Они никогда не капризничают, в них нет этого снобизма, как в эстраде. Вот приехал француз - первая труба Франции, входит в десятку лучших в мире: а нет ни охраны, ни навороченных автомобилей. Когда он на фестивале отработал своё, спокойно сошёл со сцены в зал и смотрел на всех остальных - без всякой помпы.
- В фотографии есть элементы джаза?
- В смысле импровизации - музыка, безусловно, влияет на фотографа. Работаешь на автомате, каждый кадр продиктован ситуацией. Почти невозможно попасть в движения музыкантов: они двигаются постоянно. Снимаю много, но чаще всего из плёнки идёт один кадр. Разложишь все тридцать шесть отпечатков и выбираешь, который лучше. Для газеты - информационные снимки, можно выбрать пять-шесть с плёнки. Но хочется сделать интересные. Снимал Игоря Бутмана, когда он приезжал с американцами. Истратил кадров двадцать. А потом снял три-четыре кадра на награждении, и получились лучше, чем на концерте.
- Николай, твои выставки стоят тебе больших денег и времени. Для чего ты это делаешь?
- Если говорить о бескорыстии, то проведи параллель с "мэмэковцами"... Выставки - это моё отношение к джазу. Они существуют для того, чтобы люди посмотрели на любимых музыкантов, а кто видит впервые - познакомился бы с ними хотя бы на уровне имён - мол, знаю, слышал. А чаще всего, чтобы любители джаза увидели известных личностей если не новым, то более свежим взглядом - моим взглядом. Возникают даже дискуссии - это мне нравится, а это вроде как не то. Все прочтут одно и то же произведение, но каждый, кто захочет создать его плотской образ, сделает это по-своему, у всех он будет разный - хотя читали одно и то же. Есть расхождения - и хорошо! Сколько людей, столько и взглядов, мнений. Всем нравится разное. - Долгое время джазовые музыканты в нашей стране нигде не играли, кроме ресторанов.
- Это, кстати, хорошая школа. Они там работали, зарабатывали деньги, играли, что закажут, поэтому приходилось импровизировать: кому ассу, кому лезгинку... Опыт общения с джазовыми музыкантами привёл меня к убеждению, что это люди, с которыми можно нормально разговаривать, общаться. Я знаю по рассказам Саши Емельянычева, что они надёжны: если с ними договариваешься, то слово своё они держат, исключая форс-мажорные обстоятельства.
НА полях
Мне, например, нравится классический джаз - Глен Миллер - включаю и всю жизнь слушаю, и не режет ухо, и всё в кайф! Авангард не люблю. Когда я слушаю тех, кто считает себя авангардистом, я вижу в них троечников, которые рисовать не умеют. По-моему, ты должен освоить сначала своё ремесло - это же продолжение рук твоих, головы твоей! А потом воплощай в оригинальную форму...
На полях
Приглашает ММК
Любители джаза! Для вас начинается цикл лекций "Джазовые эскизы". Лекции проводит музыковед городской филармонии Юрий Дмитриевский. Они сопровождаются прослушиванием музыкальных записей и просмотром слайдов. Тема первой лекции: "Волшебные цветы "Сахары искусства" (блюзовые композиции джазовой музыки)". Она состоится 20 ноября в Малом зале Дома культуры в 19 часов. Справки по телефонам: 24-47-97, 24-47-81.
"РЖ", 19.1185 г.
Отклик на праздник ММК
Совсем недавно вышло постановление ЦК КПСС о борьбе с пьянством и алкоголизмом. Оно предполагает ряд мероприятий, направленных на повышение духовной и физической культуры населения. Ярким примером нового подхода к досугу может послужить праздник ММК, проведенный 7-9 декабря.
Я впервые был на подобном празднике. "Под знамена" клуба собралось много талантливых исполнителей и творцов джазовой музыки из Таллинна, Ленинграда, Москвы, Куйбышева, Ярославля.
Понравились свободная обстановка, царившая на празднике, появление на городской сцене бигбенда, и, конечно, многие исполнители. Особенно приятно было послушать группу Г. Файна, собравшую талантливых музыкантов. Украшением группы явился саксофонист и кларнетист из Таллинна А. Пиллероог. Очень приятно то, что в нашем городе появились молодые талантливые музыканты - В. Пичурин и Ю. Тюрин, которые, я надеюсь, в скором времени займут не последнее место в иерархии джазовых исполнителей.
Жаль, что концерты проходили при незаполненном зале. На мой взгляд, работники объединения были плохо проинформированы о предстоящем празднике. Неполный зал наводит и на другие грустные размышления. Несмотря на то, что джаз - искусство, которое уходит своими корнями в народную музыку, массовый зритель не находит сегодня в современном джазе удовлетворения своих духовных потребностей. Музыканты пытаются выйти из кризиса через возвращение к стилю "золотая середина" (мейнстрим). Но нарушение музыкантами законов диалектики может привести к застою, к "вульгаризации" джаза. Выход один - повышать культуру населения, в частности, музыкальную.
Кое-что в этом направлении делается: в нашем ДК организован цикл лекций о джазе. Но кто его посещает? Узкий круг любителей. Прошедший праздник, бесспорно - событие в культурной жизни города. Жаль только, что его организовала группа энтузиастов, а не те, кому это положено "по штату".
В. Пьяников, начальник лаборатории цеха 55.
"РЖ", 24.12. 85
Улучшать режиссуру концертов
Состоялся ли праздник ММК? - этот вопрос для меня проблематичен, тем более, что как секретарь клуба, я его провела за кулисами. Очевидно, оценки зрителей разойдутся. Отметим, что впервые нашими гостями были студия телевидения и областная молодежная газета, обком комсомола, консерватория и филармония. На мой взгляд, в наших традиционных декабрьских концертах традиция стала слишком превалировать. Даже афиши похожи одна на другую. Из года в год состав участников меняется мало. А ведь опыт других клубов - не приглашать два года подряд одних и тех же музыкантов. Хорошо бы разнообразить праздник какими-то мелочами, нюансами.
В нашей организационной работе, естественно, были всевозможные накладки. Все мы предусмотреть, похоже, не в состоянии. И последнее: следует серьезно, более профессионально заняться режиссурой концертов и обеспечить квалифицированное обслуживание аппаратуры...
С. КУКИНА, экскурсовод
Праздник удался
* И организация, и атмосфера, и оформление - все было праздничным. Хотя, по-моему, праздник перенасыщен джазом. Не случайно участники называли его маленьким джазовым фестивалем. Мне кажется, программа праздника должна быть более разнообразной.
Е. Уханов, конструктор отдела 3.
* Я не поклонница джаза, но мне понравилось. Конечно, не могу оценить профессионализм коллективов, однако, некоторые композиции группы А. Старостенко (г. Ленинград) весьма затронули. Если с концерта кто-то и уходил, то только потому, что все было очень долго и громко...
Т. Денисова, лаборант цеха 80.
* Третий раз являюсь участником концертных программ на традиционных праздниках ММК. Мы, джазовые музыканты, благодарны клубу за такие приглашения. Встречаемся как давние друзья и с членами ММК, и с музыкантами. Нравится теплая неформальная обстановка праздника. Если мэмэковцы пригласят - приедем и в следующем году!
И Григорьев, г. Москва.
Мое пожелание, чтобы не угасал энтузиазм ребят из ММК несмотря ни на какие трудности. Комитету комсомола и администрации объединения - активнее помогать клубу.
Л. Новикова, конструктор отдела 3
На полях
Одним из новых увлечений в молодежной среде стало посещение дискотеки. Юноши и девушки очень охотно посещают эти вечера. Такой повышенный интерес ставит серьезные требования перед нашим молодежным музыкальным клубом. Но, как мы считаем, организаторы ММК не вполне прочувствовали свои воспитательные задачи. Отсюда не всегда высокий идейный уровень танцевальных и тематических программ клуба.
Ю.А.Борисов , директор ДК
"РЖ", 27.12.83 г.
Что может ММК?
Почему на иные мероприятия молодежь приходится чуть ли не "затаскивать" силой? Ответ на этот вопрос подсказал собкор "Комсомольской правды" В. Лапырин, присутствовавший на семинаре идеологических работников области в Доме культуры: "Энтузиастам ММК действительно интересно то, что они делают. А искренняя увлеченность всегда заразительна. Если бы отдельным штатным работникам учреждений, организующих молодежный досуг, иметь столько же энергии и инициативы, сколько их у энтузиастов этого клуба, у нас значительно поубавилось бы число праздношатающихся или убивающих свое время за бутылкой".
Участники семинара прибыли в наш Дом культуры, чтобы познакомиться с опытом совместной работы заводского комитета комсомола, администрации ДК и ММК по организации свободного времени молодежи. Директор ДК Ю. А. Борисов коротко рассказал обо всех направлениях работы ДК и подробно остановился на проблемах молодежных любительских объединений. Не отрицая их нужности, Ю. А. Борисов заострил внимание на негативных моментах, таких, как чрезмерное увлечение молодежи западными песнями иногда с низкопробными текстами, подготовка дископрограмм созерцательного характера, не зовущих к активному действию, малая доступность некоторых программ для неподготовленной аудитории.
Затем разговор о молодежных объединениях был продолжен слайд-фильмом "Мы - ММК", который прокомментировал конструктор, заместитель председателя клуба С. Подкар. С большим удовлетворением узнали участники семинара о различных направлениях деятельности клуба. Одна из программ - "Дитя-планета", занявшая первое место в областном конкурсе дискотек этого года, была показана участникам семинара. Затем состоялось ее обсуждение. Все высказанные мнения сводились к тому, что программа, несмотря на отдельные недостатки, в целом состоялась. Она несет значительный эмоциональный заряд, не теряет зрительского внимания, будит чувства. Отмечался грамотный, со вкусом сделанный подбор музыки, умелое использование такого средства, как пантомима. Итог обсуждению подвела заместитель заведующего отделом пропаганды и агитации обкома партии. Она подчеркнула важную роль любительских объединений в организации молодежного досуга, призвала партийных и комсомольских работников совершенствовать формы и методы руководства ими, оказывать современную помощь, умело направлять. Затем участники семинара побывали на танцевальной дискотеке молодежного музыкального клуба.
В. Малахова, 7 октября 1984
"Музыкальный лекторий": "Сага о джазе"
Так называется цикл лекций, проходящий в Молодежном музыкальном клубе. В прошлом году лектор-искусствовед Ю. Дмитриевский уже читал серию лекций по джазовой музыке, сопровождая их музыкальной фонограммой и демонстрацией слайдов. И вот - новый цикл. Одна из тем такая: "Джаз во фраке и солдатской шинели. Советские и зарубежные музыканты в рядах антифашистского фронта". Все, кто интересуется историей джаза, его традициями и выдающимися исполнителями, кто хочет научиться понимать джазовую музыку, могут прослушать в Доме культуры цикл лекций "Сага о джазе". Встречи проходят по средам в Малом зеле Дома культуры в 19 часов.
М. Викторова,
"РЖ",16 апреля 1985 года
Приглашает ММК
Молодежный музыкальный клуб извещает любителей джазового искусства, что организуется цикл лекций "Джазовые эскизы". Лекции проводит музыковед городской филармонии Юрий Дмитриевский. Они сопровождаются прослушиванием музыкальных записей и просмотром слайдов. Тема первой лекции: "Волшебные цветы "Сахары искусства" (блюзовые композиции джазовой музыки)". Она состоится 20 ноября в Малом зале Дома культуры в 19 часов. Справки по телефону: 24-47-97
"РЖ", 19 ноября 1985 года
Программа лекционного цикла "Легенды и были джаза"
10 декабря. Янки при дворе "Короля свинга": памяти Б. Гудмена.
24 декабря. На краю "Бездонной Библейской Бездны" (поэзия Д. Томаса и современная музыка).
28 января. Один альбом: Д. Смит и оркестр О. Нельсона. "Петя и волк" (джазовое прочтение симфо-сказки С. Прокофьева).
11 февраля. Алиса в джазовом зазеркалье (традиция английского литературного нонсенса и современная музыка).
25 февраля. Джаз восьмидесятых - новые имена.
11 марта. Нестандартные интерпретации одного джазового стандарта ("Боди энд соул" в истории джаза).
25 марта. Свингующая проза великого хронопа (джазовые реминисценции в творчестве Х. Кортасара).
"Музыкальный лекторий": ЛЕГЕНДЫ И БЫЛИ ДЖАЗА Так называется уже четвертый лекционный цикл, посвященный истории и сегодняшнему дню искусства джаза, его места в культуре 20 века (предыдущие циклы - "Дом, который построил джаз", "Сага о джазе" и "Джазовые эскизы").
Просветительская и пропагандистская работа - не главная цель этих бесед, хотя о важности такой деятельности мы никогда не забываем. Организовать возможность доверительного общения для людей с близкими интересами и вкусами - вот что мы считаем нашей важнейшей задачей. "Больше всего оживляет беседу не ум, а взаимное доверие" - давным-давно заметил Ларошфуко. Однако мы не стремимся обязательно расшевелить каждого, и у нас вовсе нет массовика-затейника, вооруженного наигранной веселостью. Обращаться без помощи подобной "профессиональной няньки", пусть так, как мы сами умеем сегодня, - это уже не роскошь, а насущная необходимость, если мы не хотим окончательно разучиться понимать друг друга. К тому же наше пристрастие к домашнему комфорту и техническим благам цивилизации чревато и другими неприятными осложнениями. Ж. Сесброн справедливо писал: "Фотография и кино учат нас смотреть, но отучают видеть". Не отучают ли нас слушать и чувствовать музыку репродукторы, магнитофоны и телевизоры, столь часто низводящие ее до фона или просто шума?
Наконец, нам нужно помогать друг другу воспитанием того чувства, которое Т. Адорно назвал "сопротивлением продаже": наши вкусы должны совершенствоваться гражданственностью и неравнодушием к духовной культуре, и нельзя допускать, чтобы они послушно изгибались в любую сторону подобно игрушечной змейке в сильных и ловких руках развлекательной индустрии. М. Бахтин сказал об этом так: "Поэт должен помнить, что в пошлой прозе жизни виновата его поэзия, а человек жизни пусть знает, что в бесплодности искусства виновата его нетребовательность, несерьезность его жизненных вопросов".
Таково наше кредо. Если вы разделяете его и готовы войти в наш круг - будем искренне рады встретить вас как единомышленника и друга.
Ю.Дмитриевский, музыковед,
"РЖ", 2.12.86 г.
На полях:
Как она пришла? Был интересный, комичный случай. Мы второй раз встречались с Переверзевым - 79-80 г.г., потом поехали в университетский бар. И к нам подошла девушка, спросила: "Вы не знаете, где у нас можно послушать джаз?" Переверзев говорит: "Слав, вот девушка ищет, где здесь, в Горьком можно послушать джаз..." "Я готова там полы мыть..." Я говорю: "Это не обязательно, но и не возбраняется, можно и помыть". С тех пор Света и появилась.
(Из интервью с В. Улановым)
Светлана Кукина: Всё это называлось "секретарь ММК"
Эти легендарные полы! Я действительно была готова их мыть - за возможность прикоснуться к настоящему джазу, живому или записанному. Джаз виделся мне таким недоступным - после полуторалетних бесплодных попыток найти в Горьком пластинки, сблизиться с людьми, обладавшими этим сокровищем. И таким манящим - после двух концертов, на которые я попала во время московских командировок по тогдашней своей инженерной части. На "площади трех вокзалов", где находился и "наш", Ярославский, имелся в те годы Дворец культуры железнодорожников, и я покупала билеты, чтобы перед поездом послушать музыку, не попадающую на концертные площадки Горького. Там я впервые услышала Елену Камбурову в расцвете ее потрясающего певческого и драматического таланта. Там же - импровизатора Леонида Чижика и "Арсенал" Алексея Козлова. Джазовые концерты повергли меня в мистический восторг. Упоительная музыка, красные бархатные интерьеры, интеллигентная московская публика, заметное число семитов всех возрастов с неизменно юными (так мне казалось) ослепительными спутницами. Они разговаривали на незнакомом языке ("Армстронг", "биг-бэнд", "стандарты", "фьюжн"), Чижика они по-домашнему называли Леней, Козлова - Лешей. Я еще не подозревала тогда, что "Леша" - тот самый "Козел на саксе", да и про "Козла" тоже еще не знала, только записывала в командировочном блокноте волшебные слова "оркестр Махавишну", "Джон Маклафлин", чтобы дома месяцами биться над разгадкой этой тайны.
Джаз показался на мгновение и скрылся. Не получалось любить музыку, которую я выбрала! Ни пластинок, ни книг, никакой информации! Иногда я натыкалась на людей, которые говорили значительно: "Оркестром Махавишну" интересуешься? Да-а-а... Не знаю, чем тебе помочь. Слушал я Махавишну у одного человека, Да он чужих к себе не пускает. И знакомиться не любит..." Снобизма было у посвященных - мало не показалось. Потом я уже сама со всеми познакомилась, подружилась - но сильно потом.
Вдруг читаю в "Ленинской смене" о джазовом фестивале, который прошел в ДК Орджоникидзе. В Горьком! Рядом! Теперь я точно знала, кого искать - автора публикации Виктора Ходоса. Судьба постучалась в дверь рукой Алика Якубовича, с которым я познакомилась благодаря пишущей машинке (я подрабатывала в центре переводов внештатницей, ну, и знакомых выручала) - именно его карточками была иллюстрирована заветная публикация. Через каких-нибудь три месяца я с трепетом подходила к милейшему Леониду Борисовичу Переверзеву с просьбой: "Помогите познакомиться с кем-нибудь из ММК!" - "А вот как раз Уланов идет. Слава! Слава!" Далее - по тексту про полы.
Я спросила его, что нужно сделать, чтобы попасть на концерты и слушать джаз, и внутренне была готова услышать какой угодно отказ. Поэтому улановский лаконизм - "Да приезжай, и все" потряс меня абсолютно. В ближайшую среду я примчалась в клуб и узнала, что приближается джазовый фестиваль в Риге. Слава, не дожидаясь даже моих вопросов, спросил: "Хочешь поехать с нами?". Тут я совсем сошла с ума от счастья. Естественно, я хотела.. А тогда в Ригу было сложно добираться - до Москвы поездом, дальше самолетом. Забронировать из Горького авиабилеты невозможно. И Слава предупредил: "Не факт, что будут подходящие билеты на самолет - сядем уж как получится". Я, как чертик из табакерки, выскочила с предложением: "Вот у меня сейчас отпуск, давай я за свои деньги съезжу в Москву и заранее куплю там на всех билеты". Тут уж клубмены ошалели, потому что подобной прыти в общем никто доселе не проявлял. Так все и случилось - поехали большой компанией на фестиваль, где я впервые услышала "ГТЧ", американский саксофонный квартет "ROWA" и много чего другого.
Клуб оккупировал мою жизнь, вытеснив всю ее ординарность: рутину, дефицит, серые будни. Само понятие "клуба" ощущалось иначе: не сельская шарашка для танцев, не "очаг культуры", а некая иная форма общности, среди своих, по интересам - типа английских клубов, как говорили. Англия - в закрытом городе! Ликбез, ведущий к нормальной человеческой жизни. Подкупала демократичность каждого, кто там появлялся, и абсолютная доступность всего накопленного в фондах ММК. Пластинки? Позвони Дрюле Глинеру, он даст. Статьи? Вон возьми в шкафу, заодно сделай инвентаризацию. Босх? Познакомься с Валерой Дубровиным, он покажет. Телефоны? На столе в журнале. Объяснить? Приходи на лекцию Дмитриевского, там интересно. Перевести? Сейчас здесь Игорь Винокуров, поможет. Посмотреть? В воскресенье приезжает Гера Бахчиев с фирменными кинофильмами, не пропусти. Термоядерный информационный взрыв! Много позже я поняла, что эта жажда информации, наконец-то оформившаяся и получившая должное направление, привела меня через несколько лет к другой профессии - журналистки. ...Огромный советский Союз, на которой есть единственная фирма грамзаписи "Мелодия". В ее ассортименте - ни джазовой, ни рок-музыки. Если же такие пластинки и появляются, расходятся тут же по рукам. Считанные музыкальные журналы не печатают материалов ни про джаз, ни про рок. Нотных сборников нет. Инструментов и не было никогда. Продюсерские институты отсутствуют. Концертами занимается только филармония, у нее собственная политика. По большому счету инфраструктура шоу-бизнеса, как минимум некий каркас, фундамент, поддерживающий джаз и рок, в нашей стране отсутствует в 80-х начисто. К тому же интересоваться этими музыками вредно, потому что ты в этом случае - идеологический враг, и во всем твоем моральном облике есть растленное влияние Запада. Сегодня ты играешь джаз, а завтра родину продашь. Все расписано.
Джаз-клубы заменяли собой эти необходимые структуры, занимаясь, в принципе, обычной популяризацией музыки. Тиражировали ее разными способами, не всегда безупречными. Когда-то это были рентгеновские пленки и пластинки "на костях". Я стала свидетельницей изготовления "самопальных" магнитофонных лент, которые делали из профессиональной ленты для вычислительных центров. Слишком широкую, ее резали на ленты приемлемой для бытового магнитофона ширины какими-то хитрыми резаками. Работа практически ювелирная, если учесть завышенные требования меломанов к качеству звучания. Пластинки переписывали на бобины и аудиокассеты (мой двухкассетник позже писал едва ли не круглые сутки), переводили на русский язык аннотации с альбомов, доставали и переводили статьи из англоязычных журналов, которые под честное слово давались на день-другой. Практика перевода пригодилась. Перепечатывали на машинке даже редкие книги. Однажды я месяц набивала на папиросной бумаге (тогда получалось делать восемь, а не шесть, как обычно, закладок) книгу Ефима Барбана "Черная музыка, белая свобода". Барбан, узнав о подвиге машинистки, потерял дар речи. Все эти функции брали на себя клубы, в которых собирались люди, готовые на многое ради продвижения любимой музыки... Обыкновенные нормальные фанаты. Это был такой богатый мир - настолько все было забито информацией, приключениями, эмоциями. Конечно, днем все мы работали согласно записей в своих "трудовиках", но вечера, ночи, праздники...
ММК и те люди, которые крутились в его орбите, делились на три больших клана. Первый клан - музыканты, брейкеры, мимы, авторы дископрограмм - небожители, люди, оснащенные талантом, они создавали творческие продукты, факты искусства. Второй клан - те, которым все это было адресовано, без которых теряло смысл, - зрители, им надо было просто приехать, купить (или не купить) билет, послушать, похлопать... А третий клан назывался коробящим словом "функционеры" - это как раз мы, соединявшие первых и вторых. Мне, как и многим в ММК, всегда было интересно трансформировать вокруг себя пространство, а не просто участвовать в событии в качестве свидетеля. Это желание активно влиять на происходящее очень быстро было прочитано, и Уланов с Подкаром начали меня проверять в разных формах деятельности. Таким образом они разглядывали некую искорку в каждом, кто был готов раскрыться, и предоставляли плацдарм для любых идей. Сами же держали удар, закрывали нашу творческую цитадель от идеологических нападок. Помню рассказ о том, как программа очередной джазовой затеи легла на стол высокого комсомольского босса. Пробежал глазами - листки врассыпную летят на пол: "Где Маркс? Где Энгельс? Где наша идеология?!" Ну, какой уж там Маркс...
Кто-то из окружающих придумал это название - "секретарь ММК". На мне, несомненно, имелась некая табличка: "Поручите мне все дела, которые только можно поручить". Домашний телефон, отдельная квартира, способность спать по четыре часа, не теряя адекватности, пишмашинка и легкость на подъем - поручения посыпались самые разные.
Мне было, собственно говоря, все равно, как я называюсь. Секретарь? Отлично. Печатала нашу внутриклубную документацию, размножала какие-то тексты, вела переписку с клубами других городов. Уланов мог звонить хоть весь рабочий день. Ему неохота было записывать - он жил по принципу "Скажи о деле Светке Кукиной и забудь". А я обкладывалась ежедневниками и раскручивала маховики механизмов. Некоторые тогдашние реалии непонятны современному человеку. У меня был домашний телефон (достаточная редкость в те времена) и нормальный, не внутренний (все же тогда работали по "ящикам") - на работе, можно было замкнуть на эти номера множество звонков. И жила я в верхней части города, где находились практически все, за вычетом трех-четырех, кабаки - там работало большинство музыкантов, умеющих играть джаз. Меня рекрутировали по этим ресторанам, когда нужно было формировать программы и буклетно-афишные тексты наших джазовых концертов и фестивалей. У музыкантов с телефонами тоже было негусто - на работе же их найдешь всегда. Как умная Маша, я нарезала круги по этим ресторанам, подходя к "абсолютному швейцару" с таким счастливым коммуникабельным лицом: "Я к музыкантам!" - "И зачем это тебе сразу все музыканты?" Мне в голову не приходило, что обо мне думают, что за интригующие взгляды бросают. Я просто тупо обходила свой маршрут и тупо организовывала участие музыкантов в джазовых мероприятиях. Практически все в городе и области, кто любил эту музыку и хотел ее играть, выступали на сцене ДК Орджоникидзе. Что касается приглашения иногородних джазменов, я как человек звонящий, пишущий и постоянно мелькающий на многочисленных фестивалях для джазовой среды Советского Союза несколько лет представляла джазовый Горький с имиджем президентши Горьковского джаз-клуба (функции которого, собственно, исполнял ММК). Порой я ездила на фестивали по четыре раза в месяц, каждые выходные, просидеть дома две недели подряд - это был нонсенс. Я обязательно куда-то ездила. Сохранилась семейная легенда, которую я цитирую абсолютно дословно. Я в это время жила самостоятельно, и мы с мамой каждый день перезванивались. В пятницу я ей звонила и сладким голосом предупреждала:
- Мамочка, ты не волнуйся, три дня телефон не будет отвечать.
- Куда на этот раз? - спрашивает мамочка.
- В Апатиты.
- А где это? - За северным полярным кругом...
Знаете, это было потрясающе. Приезжаешь впервые в незнакомый город. На вокзале тебя встречают, и дальше твоя жизнь упорядочена на все три дня уикэнда. "И под каждым ей кустом был готов и стол, и дом". Проходки на фестиваль, программы, значки, бейджи - вот они вывешены на "красной" стенке моей квартиры. Джазовая семья, наверное, только казалась монолитной, но я знала твердо, что в любом городе нужно всего лишь дозвониться человеку из джаз-клуба, и этот город становится тебе родным. Нередко мы ездили большими компаниями, бывало, что и по двадцать человек. И все попадали на концерты! Впрочем, фестивали не были отпускным развлечением: требовалось послушать программу, оценить уровень, получить подсказки от сведущих экспертов ранга Фейертага, Баташова, покойного Геры Бахчиева, познакомиться с новыми музыкантами, обговорить возможности приглашения. Механизм организации гастролей в ММК был вполне приличный. Жилье, транспорт, гонорары, пожелания (тогда еще не требования и тем паче не райдеры) по инструментам и аппаратуре... Особой звездности никто не проявлял. Музыкантов, как правило, интересовало лишь, насколько надежно запираются комнаты, в которых они будут жить и хранить свои бесценные синтезаторы-саксофоны-примочки и т.п. Инструменты привозили из редких загранпоездок, покупали с рук и, конечно, дорожили ими чрезвычайно. Когда заводская гостиница оказывалась недоступной ("в режиме запрета") я везла музыкантов домой, где группа товарищей уже заботилась о завтраке, транспорте и т.д., и т.п. Сама себе гостиница. Не скажу, что все окружающие понимали это правильно. Хотя во времена рок-фестивалей музыканты часто жили в наших квартирах. Всем нравилось. Мы всё умели довольно сносно по тем временам. Помню термин "народная филармония", очевидно, обозначавший гастрольно-концертную сторону нашей бурной клубной жизни. Помню, как бегала по всему городу, чтобы собрать максимально возможное (как велели) количество колокольчиков, бубенчиков (рыбацких бубенчиков собрала штук пятьдесят) и прочих возможных брякалок к предстоящему визиту Чекасина. А потом во всех поездках, наученная горьким (Горьким!) опытом, покупала разноголосые валдайские колокольчики.
Конечно, механизм сбоил. Иначе и не получалось. Написали письмо на гостиницу "Нижегородская" - а его не подписали. Подрядили заводской автобус - автобус перехватили. Заказали билеты на самолет (по знакомству, конечно) - знакомства подвели. Сорокаградусный мороз, машины не заводятся, такси не ловятся, музыканты опаздывают на самолет. Я уже не говорю о неожиданной отмене наших затей. Из-за того, что предыдущие не продемонстрировали требуемых идеологических высот. Сколько было слез, срывов, нервотрепки!
А вы попробуйте без наружной рекламы (ее физически для нашего клуба не существовало), без телевизионных роликов (аналогично), без рекламы набить посредством телефонных звонков зал на четыреста мест! У меня до сих пор сохранились ежедневники, где фигурируют некие списки. Сейчас я читаю их и очень веселюсь, потому что обнаруживаю там огромное количество нынешних знакомых. Они заняли свои места в элите бизнеса, они стали политиками, управленцами городского, областного масштаба. Списки складывались по предыдущим концертам (мы всегда записывали потенциальных зрителей, раздавали в зале специальные анкеты), по чьим-то звонкам. И я звонила и спрашивала: "Надо билет на Чекасина? Сколько? Приезжайте тогда-то и забирайте". И сколько их приезжало! Перед концертами в доме был бардак. Мои бедные бабки-соседки и почтовые работницы, вот их надо спросить о популярности ММК, потому что они наблюдали натуральное паломничество. Люди просто шли один за другим. "Ты кто?" - "Такой-то". - "Сколько билетов?" - "Столько-то". Билеты - деньги - ушел. Конвейер.
Гонорары же аккумулировали, расписывая по три-четыре первых ряда на пригласительные билеты и продавая эти билеты особо надежных людям. Не передать, сколько страху я натерпелась из-за этих денег! Но какие люди к нам приезжали! Какие имена! Два года делали вместе с филармонией джазовый абонемент, не имевший, правда, коммерческого успеха, но все топовые джазмены Союза в ММК побывали, это точно. А с каким количеством джаз-клубов мы породнились и скольких музыкантов привечали! Единственно, кого нельзя было пригласить - это иностранцев. Закрытый город. Поэтому владимирский бэнд Юрия Крылова мог выступить на горьковской сцене, а его вокалистка болгарской крови Рита Григорова - нет. Да и что было открыто-то? Вся страна - Большой Промышленный объект, как пел Полковник.
Меня иногда спрашивают: не мешало ли нам то, что джаз не имел огромной популярности? Не были ли мы "страшно далеки от народа"? Абсолютно лишний вопрос. Далеки от народа! Телефон начинает трезвонить с пяти утра (где-то на необъятных просторах нашей родины уже проснулся некий джазовый деятель), а затихает в два. А то и ближе к четырем ночи. На двенадцати квадратных метрах моей микроскопической "гостинки" - три метра пластинок, кассеты с редкими записями, стеллажи и полки, набитые музыкальным самиздатом, которого ни у кого в городе больше просто не было. Музыкальные книжки, бесчисленные статьи, "списки", письма - перепечатанные, размноженные на ксероксе, переплетенные. Это была уникальная информационная кладовка, в которую ходил весь город. Посмотреть по ежедневникам, по расписанным встречам - день-два в году, когда в доме пусто. Остальное время - каждый день от одного человека до пятнадцати. Вокруг было очень много людей, хороших, интересных, единомышленников - очень много. Они звонили со всей страны, писали, я каждый день доставала из почтового ящика пять-десять писем и сразу отвечала. Посылки, посылки! Дефицит же повальный! Джазовая семья выручала. Фирменные аудиокассеты мне присылали упаковками из Бухары, кофе банками - из Литвы, немецкие пластинки - из Риги. Я разбирала упаковки и распределяла: этот диск заказали во Владивостоке, эту пластинку ждут в Донецке, эти кассеты надо отправить в Новосибирск, там запишут новую музыку. Очень тесные связи, ощущение огромного братства.
ММК был довольно прочно и мудро структурирован. Слава Уланов и Семен Подкар по своим должностям были официальными представителями ДК имени Серго Орджоникидзе и авиационного завода. Остальные вели бесчисленные направления клубной жизни. У Винокурова были курсы английского языка по песням "Битлз" и фестиваль "Колобок", Валера Дубровин продуцировал идеи дископрограмм, Витя Ходос мастерски подбирал музыкальный ряд под любой сценарий... Семен все рисовал какие-то невиданные деревья с фантастическими ветвями, которые символизировали проекты клуба. За каждым проектом - человек, полчеловека, и все это постоянно разрасталось... Не успеешь довести до конца одно дело, в перспективе их уже десяток. И делаешь, потому что все это интересно и, главное, все это можно сделать. Можно! Можно использовать любой свой креативный и организаторский ресурс. Совершенно свежее впечатление для советского человека. Сейчас спрашивают - а как же иначе? А вот так иначе и было. Готовим брейк-фестиваль - его не разрешают. Почему? Брейкданс так спортивен, так эффектен, так популярен среди молодежи. Чем он плох? Меня отправляют на телевидение, чтобы задать этот вопрос в прямом эфире с высшим руководством комсомола. (Телевизионщики потом рассказывали, как обсуждали в обкоме список приглашенных: "Опять этот ММК? Опять эта Света Кукина?") Задаю. Осаживают наотмашь: "Когда вы собирались кривляться на брейк-фестивале, вся область находилась на картофельных полях, мы спасали урожай!" Те самые времена повальных осенних сельхозработ. Буквально в то время, когда все прогрессивно настроенные люди ведут неравную борьбу за картофель, мы, бездельники...
К тому же ММК по местонахождению и по статусу был в глазах чиновников и идеологов клубом районного масштаба, рабочим клубом. Мы с трудом защищали свои полномочия проводить областные и всесоюзные акции. Но защищали. Клуб постоянно менял свой статус. Потому что любое изменение давало новые возможности. Правда, иногда и отнимало предыдущие. И мы постоянно обходили политику государства, которое изо всех сил препятствовало свободному волеизъявлению. ...Я часто думаю: почему они так истово ставили нам подножки? Ведь мы всего лишь любили музыку! Сколько выговоров поимел Слава Уланов! Сколько неприятностей было у Палыча, ведущего рок-концерты и рок-фестивали! Скольких премий лишили Игоря Крупина, администратора рок-клуба!.. Был ли ММК авторитетным клубом в городе? Без сомнения. И в области, и в стране. Не случайно мы с Семеном Подкаром были выбраны членами совета Всесоюзной джазовой федерации - в числе пятидесяти человек на весь Советский Союз! Не случайно я до сих пор встречаю людей, которые вспоминают времена ММК. Кто устраивает концерт? ММК? Надо идти. Это была превосходная "круговая порука", цена авторитета клуба и отдельных его имен, когда имя Марины Кулаковой, или Игоря Винокурова, или мое, наконец, означало и уровень происходящего. Кто ведет этот концерт? Кто привозит этих людей? Значит, интересно. Ближе к девяностым в городе возникли и другие заметные культурные центры и клубы, но, кажется мне, ни один из них не мог сравниться с ММК по "раскрученности", как сейчас сказали бы, свободомыслию, грамотному нахальству и диапазону идей. Слава и Семен к этому времени блистательно научились концептуализировать любую мысль, чтобы вывести ее на уровень проекта. Так что современное проектное мышление прописалось в ММК еще во времена застоя. И это было то самое влияние и на общественные вкусы, и, на мой взгляд, на СМИ, в конечном итоге. Не случайно и Владимир Лапырин, и Александр Блудышев, тогдашние "ленсменовцы", с доверием относились ко всему, что делало ММК, и всегда поддерживали. Тоже аргумент в пользу нашей популярности. Камень на камень, кирпич на кирпич - так возводилась эта постройка. Какое-то время на первом месте был джаз, он был очень популярен. До этого было время дискотек и дископрограмм. Потом появился брейк-данс, которого просто не было раньше. А в 86 году уже прошел первый рок-фестиваль, открылся рок-клуб, это была свежая струя и вообще социальная активность рок-музыкантов тогда была очень высока... И сама я основательно "рокнулась", что зафиксировано - с оттенком обиды и осуждения - в некоторых мемуарах джазовых деятелей. А в 91 город открыли, и фестивали стали уже международными. И на ином уровне. И отчасти с иными людьми.
К этому времени самореализация вступила в жизнь на новом уровне: кооперативы, бизнес - перестройка, одним словом. Слава Уланов вышел на новый виток карьеры в радиостанции "Европа плюс", Семен занялся страховым бизнесом, многие клубмены сменили и род занятий, и работу, и города. У меня, уже ведущей рубрику "Музыкальная среда" в "Ленинской смене", родился сын. Каждый из нас дальше писал свою отдельную историю. Но в каждом случае она была подсвечена прелюдией ММК, где столько лет собиралось так много светлых, неординарных, мыслящих и творческих - таких хороших людей.
На полях
Как считает Леонид Борисович Переверзев, дизайн-мышление и способность концептуализации у двух вышепоименованных было прирожденное, откуда, он уверен, и выбор джаза. Научились же они, и очень быстро, его блестяще артикулировать при общении с другими.
С. Кукина
На полях
Недавно состсялся пленум областного комитета комсомола. Одна из секций работала в ДК нашего объединения. Участники пленума познакомились с опытом совместной работы комитета комсомола и ММК по организации молодежного досуга, содействию любительским объединениям, созданию молодежного центра. С сообщением по теме выступил секретарь комитета комсомола Е.Люлин. На секции был показан слайд-фильм о различных формах культурно-массовой работы. Зам. председателя ММК С. Подкар провел деловую игру: "Проектирование культурно-досуговой деятельности". Л.Трофимова,
"РЖ", 2.12.86
Современная музыка: мнения, проблемы
В ДК состоялся симпозиум современной музыки, организованный ММК совместно со школой организаторов досуга обкома комсомола. Выступления музыковедов обращались к вопросам музыкального творчества, образования и воспитания. Участники симпозиума не только попытались критически осмыслить проблемы, но и обратили внимание на возможности улучшения дела.
Елена Литинская, выпускница теоретического отделения консерватории, не удовлетворилась устаревшими методическими рекомендациями и самостоятельно провела небольшое социологическое исследование. Как формируются музыкальные вкусы студентов университета и пединститута и что на них воздействует - вот вопросы, заинтересовавшие Е.Литинскую. Возможностям использования психологии в подходе к основным вопросам эстетики джаза и музыкального творчества в целом был посвящен доклад музыковеда Ю. Дмитриевского. Вообще нужно отметить неформальный характер всего симпозиума. Созданию этой атмосферы способствовало самое первое сообщение, сделанное В. Токманом, заведующим театральным сектором областного научно-методического центра и режиссером с большим практическим опытом. "Традиции русской народной эстрады и джаз" - так назвал он свою тему. Доцент консерватории В. Сыров поделился своими размышлениями о трудностях воспитания творчески мыслящих музыкантов, способных преодолевать стереотипы и шаблоны ремесленного подхода к своей профессии. Молодые музыковеды Н. Кузнецова и О. Трошина сделали совместное сообщение, в котором подчеркнули информационную сторону многих проблем в музыкальной культуре: недостаточное количество компетентных статей о современной музыке, грамзаписей, телевизионных и радиопрограмм, нехватка дискуссий, активного вовлечения молодежи в общественно значимую неформальную работу. Прекрасным завершением теоретической части симпозиума был доклад известного московского музыковеда Татьяны Диденко. Она как бы подвела итог, обратив внимание на важнейший вопрос - критерий оценок и связь этого критерия с системой управления культурой в применении именно к вопросам современной музыки. Множество примеров и непосредственная связь с музыкой, которую участники симпозиума слушали на концерте В.Чекасина, придали особенную привлекательность и ценность этому докладу.
Наконец, завершением этих двух дней стала пресс-конференция музыкантов. Владимир Чекасин (г.Вильнюс) и сам отвечал на многочисленные вопросы, и включал в обсуждение своих коллег: пианиста Юрия Кузнецова (г.Одесса) и барабанщика Сергея Беличенко (г.Новосибирск). Музыканты-практики наилучшим образом дополнили картину - их суждения со всей очевидностью подтвердили правильность начатого дела. Н.Пинегин, "РЖ",27 января 1987 г.
Мнение зрителя
Несмотря на более чем тридцатиградусные морозы, джазовые концерты собрали полный зал. "Гора" (публика из верхней части города) сдвинулась и пошла к "Магомету", чего нельзя сказать про нашего заводского зрителя.
Мы ожидали увидеть исполнителя фри-джаза, а увидели разностороннего художника, который на пресс-конференции после концерта сообщил, что услышанная нами музыка является вовсе не джазом, а "оперативной импровизацией" в рамках заранее написанного произведения. Однако я бы предостерег от чересчур доверчивого отношения к словам Чекасина, формулировавшего свое кредо. В сущности, все его поведение - это игра, которую он ведет со слушателем (а точнее, со зрителем), игра сложная, часто пародийного плана, но, приняв правила которой, находишь поведение музыканта совершенно естественным, лишенным какой-либо фальши.
В первых отделениях обоих концертов исполнялись большие произведения, в которых импровизационные моменты прозвучали не только в соло отдельных музыкантов, но и в самом взаимодействии исполнителей. Большое значение при этом имеет сыгранность коллектива. И если с Ю.Кузнецовым Чекасин играет уже больше года, то с С.Беличенко - это первое выступление. Кузнецову и Беличенко удалось подтвердить свой высокий класс.
Во вторых отделениях игралась музыка более традиционная - импровизации на темы известных джазовых стандартов. Чекасин показал также, что игра в дуэте с Л.Чижиком для него не прошла бесследно: на "десерт" были исполнены импровизации на темы и образы, подсказанные слушателями...
И в заключение - спасибо ММК за его музыкально-организаторскую деятельность. Л. Александровский
Ещё одно мнение
Для меня, в общем- то дилетанта в музыке, концерт джазового трио В.Чекасина явился неожиданным открытием. Оказалось, что это была встреча поистине с высоким искусством. Несказанно удивил не столько высочайший профессионализм творцов и исполнителей в лице В.Чекасина, Ю.Кузнецова, С.Беличенко, как больше всего их самозабвение, почти ощущаемая слитность с музыкой. Творя ее на наших глазах, они завораживали и нас, нельзя было не поверить, не пойти за ними...Получилось соприкосновение с творчеством, сопереживание. В искусстве, наверное, это и является источником радости.
Но обоим концертам предшествовал интересный разговор на симпозиуме современной музыки. Не знаю, как другие, но я поняла, для себя сделала вывод: чтобы лучше разбираться в музыке, надо просто слушать нашего музыковеда Ю.Дмитриевского. Его высокая музыкальная компетентность, обширные познания в гуманитарных науках захватывают не менее музыкальных программ.
Кстати, лекции Ю.Дмитриевского два раза в месяц проводятся в ММК. Думается, все, кто любит музыку, и прежде всего молодежь, могут вынести из них пользу.
Л.Федорова
На полях
Управлять таким клубом сложнее, чем кружком с учебно-творческим планом, с преподавателем, находящемся в структуре ДК, получающим за работу деньги. Здесь люди работали на общественных началах. Поэтому управлять ММК по этой линии Дворец культуры уже, естественно,
не мог.
И. Пантелина
Мы ими не управляли, мы дружили
Из интервью с Ириной Марковной Пантелиной, директором ДК им. С. Орджоникидзе
- Как складывались отношения ММК с администрацией клуба, которая представляла все-таки некоторую серьезную структуру?
- Первое, что начали делать ребята в рамках ММК - огромные дискотеки, которые были очень популярны, благодаря волне интереса к дискомузыке. Дворец культуры буквально ломился и не мог вместить всех желающих: приходилось дежурить и отлавливать тех, кто пытался пролезть через крышу. С 79 года на волне этих дискотек пошли смотры-конкурсы, они все шли, конечно, по линии профсоюзной культуры. Подняться куда-то выше ребята могли только через эти структуры. И они стали участвовать во всех конкурсах, смотрах, фестивалях. ДК мог влиять и советовать что-то только в сфере идеологии - здесь все было довольно строго: что-то принималось, а что-то категорически запрещалось. И на этом уровне, конечно, возникали столкновения и коллизии. Но надо учесть, что Уланов был членом коммунистической партии, и идеологическое влияние в первую очередь осуществлялось там: хотел он этого или не хотел, он должен был прислушиваться к мнению партийных начальников - он был в идеологической структуре. Перешагнуть через это было очень сложно: ежемесячные партийные собрания обсуждали, что делается, скажем, во Дворце культуры, не пропагандируют ли там что-то ненужное. Государство формировало заказ на определенную идеологию. И через формальную структуру, которой был ДК, естественно, эта идеология доводилась. Со всем, что выходило за рамки этой идеологии, теми или иными путями приходилось бороться. Но все-таки роль самого Дворца культуры в этом была второстепенной. ДК как раз был, в общем-то, более или менее свободной структурой, позволяющей заниматься чем-то новым. Но с дальнейшим продвижением было уже сложнее. Допустим, ребята выходили на какие-то фестивали, смотры и получали щелчки по носу за определенную идеологическую невыдержанность. Надо отдать должное Вячеславу Викторовичу, он все-таки умел пробивать и отстаивать свое мнение, убеждать в своей правоте. Кроме того, собралась такая группа творческих личностей, все, что они делали, было настолько интересно, и художественный уровень был настолько высок, что иногда идеологические промахи как-то сходили с рук. Но не всегда. Вот однажды дошло даже до ЦК партии. Проходил смотр-конкурс тематических дискотечных программ. Программа ММК по Северному Возрождению, в которой использовалась и пантомима, и музыка, и слайды, и стихи.
Как сказали бы сейчас, программа содержала мысли гуманистического, общечеловеческого характера, а тогда посчитали это пропагандой религии. И тем не менее, на районном конкурсе - 1 место, городской конкурс - 1 место, уровень области - 1 место. После этого тексты (а не саму программу) посылают в Москву на Всесоюзный фестиваль дискотечных программ. И сверху пошла волна: в ДК приехали проверяющие чуть ли не из ЦК, директору клуба - партийный выговор, председателю парткома - партийный выговор, ребят трясут. Это сейчас нам кажется, чего уж чего там было такого страшного. Но должно было пройти более 20 лет, чтобы изменились взгляды, мировоззрение, чтобы свобода совести и вероисповедания стала общепризнанным явлением. Директор и художественный руководитель клуба вынуждены были придерживаться официальной точки зрения, потому что мы были в официальной структуре. Вот и приходилось думать, как обойти запреты или выбросить подозрительные фрагменты из программы, или не показывать ее нигде... Развитие ММК привело к тому, что из объединения творческих личностей он превратился в объединение нескольких любительских объединений, и большинство членов ММК состоялись профессионально. Если у человека было какое-то истинное увлечение, то, благодаря ММК, он проходил в нем от любительства до профессионализма. Вячеслав Викторович тоже ведь не сразу вышел в руководители. Сначала он ушел переводом с авиационного завода в ДК Орджоникидзе на должность заведующего молодежным отделом, так он несколько лет проработал и сам брал людей в штат на разные ставки. Потом пришли новые времена, и он образовал новую фирму, которая базировалась здесь же, но имела свой счет. А уже затем Уланов шагнул на должность руководителя радио "Европа плюс"
Конечно, было бы ошибкой сказать, что мы жестко управляли таким человеком. Вячеслав Викторович был слишком весомой фигурой. Мы просто вместе находили компромиссы и точки соприкосновения. Выдержав в самом начале мощное идеологическое давление, он выжил, и поэтому его уважали и с его мнением считались и во Дворце культуры, и в районе, и в городе. За ним стояло настоящее, не придуманное дело, живые увлеченные люди. У ММК ведь была своя многочисленная аудитория и дискотечная, и джазовая. А еще они постоянно работали в очень тесном взаимодействии с такой формальной структурой, как комсомол. Ведь все, что они делали, было нужно молодежи, это было не надумано, комсомольские вожаки это видели и здорово поддерживали, им самим было это все интересно.
Вячеслав Викторович своим напором и силой убеждения через завод пробил две чехословацкие дискотеки - два комплекта "Tesla", купил "Вермону", и пользовались этим только члены ММК, больше некому было.
Также через завод была куплена и ударная установка для детского джазового коллектива, и трубы... Тогда у завода еще были деньги, и ДК лучше финансировался. В этом их никто не зажимал и не обижал. Иногда, например, не было возможности предоставить Большой зал, или им хотелось побольше или почаще репетировать, но это не вызывало каких-то бурных выяснений отношений. Все решалось путем компромиссов, мы относились с пониманием к проблемам друг друга. И со многими коллективами Дворца культуры ММК сотрудничал, а не конкурировал. Пантомиму Сережи Пазушкина Вячеслав Викторович сам привел, с Вадимом Андреевым им тоже было интересно работать. - Присутствие ММК повлияло на судьбу самого Дворца культуры?
- Конечно. ДК им. Орджоникидзе в городе знали все от мала до велика. У клубов ведь в большинстве есть стандартный набор кружков. А музыкальный клуб вышел за рамки стереотипного восприятия клуба, это было настоящее объединение людей по интересам. Он перешагнул уровень и района, и города, и области. Сюда приезжали джазовые критики, джазовые коллективы со всей страны. В филармонии этого не было, а к нам приезжали. И люди, естественно, вынуждены были узнавать - где это такой ДК, как туда доехать. Звонили, например, из Верхних Печер и спрашивали, а где, мол, вы находитесь, в Сормово? ММК заставлял это знать: люди ехали отовсюду. Сейчас Вячеслав Викторович может драмтеатр снять, а тогда это было сложно. Или, например, что такое сейчас рок-фестиваль провести - установил помост на площади Минина и 60 тысяч человек пришло слушать. А тогда все эти тысячи стремились попасть в ДК Орджоникидзе на рок-фестиваль. Тогда рок-группы только еще выходили из подполья, только с приходом Горбачева им дали право голоса, а до этого это была идеологически запрещенная ветвь. И Уланов ее пробивал вместе с Игорем Крупиным, собирал по подворотням и подвалам группы и выводил их в люди. Конечно, от рок-фестивалей ДК нес колоссальный урон: рокеры расписывали туалеты, стены, залы, ломали сиденья. Это естественно, потому что все, что запрещено, имеет такую варварскую энергию выхода - ломать, крушить, доказать всем: "Мы есть!" Это было для ДК тяжелым испытанием. То же самое и с фестивалями брейк-данса. Кто в них участвовал? - Дети улиц, мальчишки, которые показывали свое искусство по подворотням. А Слава им сказал: "Приходите во Дворец культуры, для вас там афиши, конкурсы, призы". Естественно, посмотреть на это приходила не джазовая публика, а та же самая подворотня, со своим имиджем, свистом и криками. - Как же решались все-таки проводить подобные мероприятия? - Так же и решались. Просто у руля руководства ДК стояли понимающие люди, до меня был Юрий Александрович Борисов, в 85 году я стала директором клуба. Решались, потому что видели, что это нужно, старались обставить все так, чтобы мероприятие проходило с наименьшими потерями. Одним было бы очень трудно, а мы привлекали в организационные структуры побольше: заручались поддержкой комитета комсомола, привлекали молодежную дружину, чтобы навести порядок. Конечно, гораздо легче было отказаться, сказать, что мы не будем этого мероприятия проводить. Но мы не занимали такую позицию, видели, что это нужно, что через это можно хоть кого-то вытащить из подворотни. Тогда таких проблем, как наркотики и повсеместное пьянство, не было. Это теперь я вынуждена отказываться от дискотек, потому что это самый настоящий отстойник наркоманов, тогда единицы выпивали, а сейчас полный туалет шприцев после любой дискотеки. Стульев ломают меньше, но глаза пустые. - Вы можете вспомнить какие-нибудь интересные случаи из того времени?
- Да вот вспоминается один интересный эпизод. Кажется, это был где-то год 88 - тогда рок-движение вроде бы уже пробивалось, но компартия была еще очень сильна. Наш райком тогда возглавлял Самородкин Владимир Федорович. И Вячеслав Викторович, как я говорила, тоже был членом партии. Пробивался очередной рок-фестиваль, конечно, с трудом. И вот все-таки его должны уже открыть в ДК "Победа". Зрители собрались, исполнители тоже, профсоюзные органы - на месте. Вдруг звонок: "Подождите, не открывайте". Оказывается к нам едет первый секретарь райкома, ему в обкоме партии дали строгача, мол, куда ты смотришь, у тебя там рок-фестиваль открывается. И вот мы все стоим в комнате президиума и не знаем открывать или не открывать. У меня эта картина до сих пор в глазах - друг напротив друга Вячеслав Викторович и Владимир Федорович, как два петуха, взъерошенные перед боем. Уланов говорит: "Ну, есть же разрешение! Ну, вы придите, посмотрите сами! Все тексты прочитаны, вот тут стоит и представитель облсовпрофа! Ты член партии и я тоже, я точно так же за это все отвечаю! Почему вы думаете, что только вы можете решать?!" Вот на таких повышенных тонах разбираются. И, наконец, Владимир Федорович говорит: "Бог с вами - начинайте. Я остаюсь".
И вот идет концерт, присутствует глава райкома, никакой антисоветчины. Заканчивается все в первом часу ночи, трамваи уже не ходят, мы втроем идем вместе из ДК "Победа" по трамвайным путям, так как живем все на авиационном. Уже идет спокойный разговор, о том, что молодежи это все нужно.
В общем-то, и проблемы все возникали оттого, что люди не видели, не знали, не присутствовали. А просто была установка - надо надавить, надо разгромить. Если бы хватило смелости самим прийти, стало бы ясно, что все это не так это страшно. Ведь за каждый концерт Вячеславу Викторовичу приходилось бороться, всегда была вероятность того, что все отменят в последний момент. Вячеслав Викторович пробивал все своей настойчивостью и брал все удары на себя. Вообще, вспоминается, по большому, счету только хорошее. Праздники, юбилеи... Сколько было интересного, какое было оформление! На один из юбилеев готовилась программа по авиационной тематике. И тогда дизайнеры братья Фроловы придумали и сделали огромные муляжи самолетов, повесили их на невидимые капроновые нитки - как будто они в нашем огромном фойе парят. Ребята умели все здорово обставить, показать товар лицом: всегда были такие интересные стенды, газеты... А какие делали красивые оригинальные афиши! Просто ребята не стеснялись ходить и просить. Нужно было - ехали в Чувашию, заказывали там афиши в типографии по более низкой цене. В то время вообще не было рекламы, а они уже тогда перешагивали стереотипы - у них была реклама на самом высоком уровне, которую не стыдно было бы и сегодня показать. И сейчас многие ДК не имеют такой рекламы. Это ведь теперь стоит больших денег. В ММК было много технически развитых людей, они привносили какие-то новшества, которых не было ни у кого, например, в оформление сцены. С ними в нашу клубную жизнь пришла передовая техническая мысль. То есть клуб перешагнул те рамки, в которые его обычно загоняют: три притопа, два прихлопа. Это было гораздо лучше, к этому тянулись, у нашего Дворца культуры было свое неповторимое лицо, которое мы и сейчас сохранили.
В один из дней смеха было шествие по улице Чаадаева, а потом перед ДК принародно сожгли огромный муляж бутылки водки. Художник Миша Трушкин всегда предлагал просто фантастические проекты по оформлению праздников. Я ему всегда говорила: "Миша, ну где же мы это все найдем?" Он отвечает: "Это уж наша забота, я все найду, все сделаю".
И самое странное - оказывалось, что все реально. Потому что делали всем миром: там комитет комсомола помог, тут администрация, там что-то достали, тут что-то сделали. 70-летие Октября - наверное, последняя годовщина революции, которую еще отмечали всенародно. Мэмэковцы организовали шествие с крейсером "Аврора", какое-то там было очень интересное действо: они же и в идеологических акциях тоже участвовали - это была наша жизнь, иначе было нельзя. Но они делали это так, что молодежи было интересно. У ММК было много точек соприкосновения с комсомолом, и комсомольцы всегда оказывали поддержку ММК в их неформальных начинаниях, и ММК, в свою очередь, постоянно помогали комсомольцам в организации различных мероприятий - слетов, съездов, собраний.
Самые запомнившиеся события за годы существования ММК: фестивали рока, джаза, брейка, мим-парады, дни смеха. У всех этих мероприятий аудитория отличалась: на джаз приходили одни люди, на рок-фестивали - другие, публика мим-парадов - молодежь, интересующаяся театром, уже не такая неформальная как рокеры. А однажды мы с ММК организовали фестиваль кукольных коллективов - так он же вообще на детей был рассчитан. Правда, второй фестиваль мы не решились проводить без поддержки ММК, потому что они за годы своей деятельности накопили громадный опыт по организации различных мероприятий.
Впоследствии ММК просто спокойно перерос рамки ДК и начал свое дело. Мы по-прежнему поддерживаем отношения и всегда рады предоставлять помещение для юбилейных встреч.
...ММК принимал участие в подготовке к 50-летию завода. Комплексный творческий молодежный коллектив, возглавляемый С. Подкаром, занимался созданием комнаты психологической разгрузки в цехе 10. Проект КПР был выдвинут на конкурс научно-технического творчества молодежи и стал победителем первого этапа.
В. Уланов, пред. правления ММК, работник отдела 39.
"РЖ", 25 августа 1982 года
Кабинет психологической разгрузки
Состоялся экспериментальный сеанс в комнате психологической разгрузки (КПР), которая открывается в цехе 10 для рабочих, связанных с вибрационными процессами.
Новое явление, которое начинает входить в жизнь промышленных предприятий, можно определить термином "производственный дизайн". По сути дела, КПР - это художественно организованный досуг, где будут использоваться такие средства, как музыка, свет, слайды.
Около года тому назад энтузиасты молодежного музыкального клуба заводского ДК получили заказ производства - оборудовать комнату отдыха для клепальщиков. Был создан комплексный творческий молодежный коллектив, в который вошли инженеры Г. Брайцев, Ю. Голованов, В. Уланов, художник С. Фролов, учащийся ПТУ будущий электрик А. Звягин. Возглавил КТМК конструктор С. Подкар. Тщательно разрабатывался интерьер помещения, приобреталось необходимое оборудование, создавались творческие программы.
И вот комната готова к функционированию. В скором времени она начнет принимать своих пациентов. После физической работы им будет приятно побыть в уютном помещении, посмотреть музыкальный слайдфильм.
Л. Трофимова, "РЖ", 82г. Комментарий В. Уланова
Чтобы показать, что мы можем работать не только в области музыки, но и других областях, мы решили сделать какую-нибудь программу для завода. Во что это вылилось? Это была комната психологический разгрузки (КПР) у Кузубова в цехе. Все наши ресурсы удалось туда привлечь. На полях:
Администрация одного из цехов завода обратилась в ММК с просьбой: помогите в организации комнаты отдыха для рабочих. Члены клуба восприняли эту просьбу как социальный заказ. И решили: не просто комнату отдыха надо сделать, а комнату психологической разгрузки.
Создали комплексный творческий молодежный коллектив, проконсультировались у специалистов, подготовили дизайн-проект.
Интерьер, установка аудио-визуальных средств, разработка музыкально-художественных программ - все это оказалось, конечно, трудным делом, но чрезвычайно интересным. Инженеры, психологи, музыканты, технологи, социологи, рабочие и специалисты самых различных служб завода работали вместе, бок о бок. Кабинет или, лучше сказать, комплекс психологической разгрузки действует исправно уже второй год.
В. Лапырин.
"Комсомольская правда",
22 мая 1985 г.
Разве рабочие просили?
Техническая группа ММК, наконец, нашла настоящее дело, не то что обслуживание аппаратуры для дискотек, хотя и то было нужно. Начальник агрегатно-сборочного цеха В. Ф. Кузубов, молодой прогрессивный руководитель, строил для своих клепальщиков гидропроцедурный кабинет, при котором ему хотелось сделать и комнату психологической разгрузки. Ведь клепка-это не только вибрация, но и шум, нервное напряжение.
В один из приездов Л. Б. Переверзева с очередной джазовой лекцией Кузубов встретился с ним. У Леонида Борисовича специальность - техническая эстетика.
Неофициальные общения, неформальные связи и здесь позволили выбрать оригинальное решение. Переверзев не только дал полезные советы по созданию КПР, но и высказал мнение, что справиться с этим может ММК с его универсальными возможностями и неограниченной фантазией.
К этому времени обновился комитет комсомола на заводе. Секретарь Толя Малышкин, его замы Миша Воробьев и Женя Люлин поддерживали ММК. Тем более, когда речь шла о такой интересной работе, обещающей заводу реальную пользу.
КТМК "Эксперимент" - назвали это временное объединение, которое возглавил Семен Подкар, конструктор, идеолог и концептуалист. Творцы техники-Гена Брайцев, Юра Голованов, Равиль Ахметзянов. Им помогали мальчишки-пэтэушники, которые были на заводе на практике. Оформление придумывал дизайнер Сережа Фролов. Над созданием аудиовизуальных программ разгрузки работали на дому Витя Ходос и Валера Дубровин.
Я иногда заходила в строящуюся КПР. На стене висел ежедневный отчет, где с юмором, а порой сарказмом отмечали свое продвижение к цели, не только успехи, но и простои. Ребята не прощали себе ничего и не собирались прощать другим. Они заболели своей идеей, и уже не понимали тех, кто не торопился помочь им, задерживал выдачу материала или срочно отзывал кого-то из них в цех.
Об этой работе я написала несколько статей, чтобы немного подтолкнуть дело. Нужны были серьезные исследования социологов и психологов. Статьи обращались к руководителям отделов научной организации и охраны труда. Их, конечно, это раздражало.
Однажды начальник отдела НОТ остановил меня на улице и спросил:
- Ну, скажи честно, кто из рабочих тебе сказал: мне нужна КПР?
- Никто. Рабочие могут и не знать о психологической разгрузке. Они просто устают и заболевают. Это мы с вами должны знать, что нужно делать, как исправить положение.
К этому времени мы все начитались об опыте создания КПР, об "отчужденном пространстве" - так названо производство в отношении человеческой личности. Рабочие пытаются вернуть себе, очеловечить заводскую среду-сажают цветы в горшки, облепляют шкафы и стенки возле себя картинками. Все это неосознанно, стихийно. А там, где это поставлено на научную основу, результаты потрясающие: снижается заболеваемость, повышается производительность.
Освоение отчужденного-так назвал Семен эту работу. -А ты знаешь, что у нас еще в некоторых цехах нет туалетов, не хватает душевых? - наступал на меня мой оппонент.
-Душ и туалет-это задачи сегодняшнего дня. Но нужно когда-то думать и на перспективу. И делать все одновременно, а не в ущерб одно другому.
Мы расстались каждый при своем мнении. Такие люди - одна из главных трудностей ММК. Но, как говорит Семен, трудности были, есть и будут, но были, есть и будем мы.
КПР была создана и действовала. Оператором работал Андрей Кукло, сосредотачивая в одном лице создателя релаксационных программ, демонстратора и исследователя. Опытным путем он выяснял, какая музыка, какие слайды лучше. Под одну мелодию его клиенты уснули в креслах, под другую веселую, пустились в пляс. Со временем он научился избегать крайностей и достиг гармонии.
А меня за статью о КПР в молодёжной газете снова вызвали на аудиенцию к зам. секретаря парткома. Собственно, статьи в многотиражке никого не волновали, а вот когда появилась статья в "Ленинской смене", тут меня и вызвали. Газета со статьёй лежала на столе, исчерканная красным карандашом. Это были отмечены места, где я "клевещу", "выношу сор из избы", "порочу высокопоставленных людей". И вообще, в разговоре витело подозрение, что статью за меня писал Семён. Мой собеседник, движимый добрыми чувствами ко мне, стал поучать:
- И вообще, что ты водишься с этим Семеном? Брось, зачем тебе это?
Ну, последнее я уже слышала. Мы все это слышим от мужей, жен, товарищей по работе. Этот вопрос задаем и мы - каждый себе. Сколько раз Семен в минуты глубокой обиды или неудач восклицал:
- Брошу все!
- Не бросишь, - махала я рукой. - Ты тогда свихнешься от своих концепций...
Л. Уханова (Из очерка "Неформалы")
После этого мы с Семёном выступали в институте технической эстетики в Москве с подачи Переверзева. Выступали на многих всесоюзных тусовках, которые возглавлял академик Лада. На одном из наших докладов он сказал: "Так вот же ребята, они, во-первых, изобрели эту идею, во-вторых, провели в жизнь, придумали систему выживания за счёт многопрофильности, отрефлексировали, внесли изменения в свою политику и выжили".
А дискотеки к тому времени начали закрываться. Это было моно-направление и, естественно, оно приказало долго жить. У нас же были многопрофильность и многоплановость. Мы старались расширить рамки клуба за счёт притока разных людей с разными интересами, которых объединяла, конечно же, музыка.
Из интервью В. Уланова
Что мешает открытию музея?
Дефицит ответственности
Близится к завершению строительство нового Музея истории и трудовой славы нашего предприятия. Директором завода подписан график проведения окончательных отделочных работ и благоустройство территории музея. В канун Дня Победы должно произойти его торжественное открытие. Времени, как видим, осталось немного, а трудностей и нерешенных вопросов у работников музея больше чем достаточно.
Что главное в музейном хозяйстве? Каждый знает, что экспозиции. А с ней как раз большая загвоздка. Вернее, сам экспозиционный материал в основном уже подготовлен: по его подбору, классификации и оформлению много работает группа сотрудников во главе с Ю.А.Каразановым. Но вот где размещать ценные исторические экспонаты? Этот вопрос вполне правомерно беспокоит директора музея А.Ф.Григорьева. В соответствии с приказом по заводу демонстрационные витражи еще в конце февраля должен был изготовить и смонтировать на месте цех 20, где начальником является В. В. Морозов, но и во второй половине марта из 60 единиц в музее было установлено лишь 2 опытных образца.
Директору А.Ф.Григорьеву, уже немолодому человеку, прошедшему трудную школу рабочих фронтовых бригад, с первого дня строительства музея приходилось быть не только комиссаром стройки, но и "толкачом" в решении многих задач. А ведь этого могло и не быть, если бы руководители цехов и отделов проявляли больше ответственности за выполнение так называемого непроизводственного задания, имеющего большое воспитательное значение. Это особенно важно прочувствовать сейчас, когда мы готовимся к празднованию 40-летия Победы. "И нечуткость к инициативе"
С осени прошлого года в музее работает комплексный творческий молодежный коллектив, в который вошли специалисты различных заводских подразделений. Молодые рабочие, инженеры, художники и дизайнеры заняты сложной творческой деятельностью. Им предстоит "запустить" комплексную систему аудиовизуальных технических средств, действующую от единого пульта управления. Будущие посетители музея смогут, таким образом, не только традиционно ознакомиться с экспозицией, но и посмотреть тематический озвученный слайд-фильм либо даже театрализованную программу в "живом" исполнении. Для этого здесь устанавливается специальное освещение, полиэкран, система слайд-проекторов, магнитофонов, усилителей.
Самые современные технические решения используют в своей работе члены КТМК. Недавно они побывали в Москве, консультировались со специалистами института технической эстетики и производственно-художественной лаборатории дизайна. Но тем не менее работа идет тяжело. Вот что говорит механик цеха 50 В.Колпаков: "Хотелось бы закончить дело полностью, а не оставить его лишь частично завершенным. Однако существующее положение вещей вызывает сомнение в успехе дела, ведь со стороны отдельных руководителей мы не видим не только интереса к начинанию, но даже желания оказать нам помощь, содействие".
Речь идет о руководителях отделов 22 и 34 Е.С.Коровине и И.И.Стрелкове, которые очень долго "не решались" выделить специалистов для выполнения проектных работ. Это касается также начальника отдела 48 В.С.Надеждина, виновного в длительном простое КТМК из-за необеспечения оборудованием. Как это ни парадоксально, но несколько стороннюю позицию занял в последнее время автор проекта комплекса главный архитектор А.М.Елизаров, который приказом по заводу назначен ответственным за реализацию проекта.
Трудности, испытываемые КТМК, объясняются несколькими причинами. Во-первых, новизной и сложностью самого дела, ведь ребята во многом ищут, экспериментируют. Во-вторых, отсутствием у них каких-либо должностных прав и полномочного руководителя. И, наконец, третья (и очень важная!) причина заключается в том, что у отдельных руководителей не хватает предприимчивости и чуткости к инициативе. Вполне понятно, что не все, чем занимается КТМК, отражено в заводских планах и мероприятиях (многое ведь рождается, как говорится, на ходу, в процессе творческого поиска), и здесь выходит на первый план готовность руководителя, к которому обращаются за помощью, найти возможность оперативно решить вопрос. Вот этой-то готовности как раз и не хватает.
В.Малахова, "РЖ", 29.03.85 г.
Если серьезно...
В Малом зале Дома культуры впервые проводился молодежный вечер юмора. У входа в Дом культуры висела афиша следующего содержания: "1 апреля в 18-00 в Малом зале ДК состоится молодежный вечер юмора. Приглашаются все желающие". И чуть ниже:
"...Все билеты проданы".
Начались звонки. Как так? Такой вечер интересный придумали, а билетов уже нет. Зачем такую афишу повесили? И тому подобное. Тонкий афишный юмор некоторыми товарищами понят не был. У участников вечера появились сомнения по поводу успешного проведения мероприятия. Как воспримет шутку зритель?
Окончательно успокоились лишь тогда, когда после двухчасового выступления самодеятельные артисты под бурные аплодисменты выходили на сцену...
Только тогда, в конце, стало ясно, что цель вечера - заставить публику смеяться - достигнута.
Правда, не обошлось без нюансов. Ну, разве режиссер мог предположить, что стрелки часов 1 апреля будут переведены на час вперед, и поэтому просмотр слайдов, первый номер программы, придется "перекинуть" в самый конец? Конечно, нет! Впрочем, за полчаса сценарий был перекроен и изменен, и артисты за несколько минут до представления успели с ним ознакомиться.
А как же все-таки прошел вечер? Вот мнения некоторых из зрителей. (Надо сказать, что зал был переполнен).
Е. Девицына, цех 19: - Очень здорово. Уровень, на мой взгляд, очень хороший. Единственное, что хотелось бы пожелать в дальнейшем, - подобные вечера проводить в Большом зале. Не все желающие смогли попасть.
Н. Чернышева, цех 1: - Впечатление хорошее. Например, пантомима для меня - в новинку. Понравилась стенгазета, потому что все о нашем заводе. Жаль, что места в Малом зале маловато. Такие вечера бы почаще проводить...
Т. Расхорошина, цех 73: - Для первого раза хорошо. В следующий раз неплохо было бы привлечь к постановке и девушек. Е. Салазкина, АСУП: - Очень понравилось. Раньше никогда такого не было. С удовольствием бы поменяла роль зрителя на участника.
Е. Тюрина, работница предприятия соседнего района: - Какая молодежь у вас активная. У нас не такая. Это было ну просто здорово!
З. П. Мелехова, председатель культмассовой комиссии: - Удовольствие получила большое. Понравился Сергей Гребнев, пародии на ансамбли, стенгазета. Организация, надо сказать, была на высоком уровне. Круг участников в будущем надо расширить.
В. Зимина, цех 55: - Мне кажется, следует изменить стиль проведения подобных вечеров. А то впечатление, словно это передача "Вокруг смеха".
Итак, первый вечер юмора состоялся. Может быть, прошел он не так, как хотелось, но, во всяком случае, первый блин получился не комом.
А. Нархов, "РЖ", 17 апреля 1984 года
На полях:
Первоапрельские шествия появились после парадов пантомимы. Арзамасцы привезли "Группу товарищей". Они начинали с нас, с первоапрельских праздников, и до сих пор существуют , и объездили всю Европу. Были у нас и "Мимикричи" и "Лицедеи". Часть из них стала потом работать у Полунина. Это была идея Подкара, и я в них почти не участвовал. Он привлёк комсомольцев, они начали с лошадями по улице ходить, бутылки жечь какие-то. А мне интересно было что-то творческое. Этот юношеский максимализм в мыслях Подкара перерос в какие-то охренительные мероприятия, как первоапрельский парад по улице Чаадаева. Я этого не понимаю.
- По Бахтину это смеховая культура.
- Смеховая культура складывается тысячелетиями. Им не хватило тысячу лет.
Из интервью В. Уланова
Карнавал. Апрель-85
Один из упреков, который постоянно приходится выслушивать правлению ММК: "Это не нужно нашей молодежи": как будто ММК - сама молодежь - не знает, что ей нужно. Хорошо хоть, что комитет комсомола так не считает.
Наверное, даже Семен с его богатой выдумкой и Слава с его титанической энергией не смогли бы придумать и воплотить всего того, что предлагают и осуществляют многочисленные члены клуба.
Вот и появился тезис: "Развитие ММК как клубного неформального объединения возможно только за счет социальной активности личности". Конечно - это придумал Семен, и как сказано!
Задумали провести первого апреля вечер юмора. И провели. В первой музыкальной программе "Шутки ради" приняли участие "Скица", юмористы из команды КВН завода, популярный ТЭМ, отдел сатиры и юмора ММК, который возглавил Е. Лапидус, барды и менестрели с шуточными сочинениями.
Концерт всем так понравился, что о следующем стали спрашивать за полгода. А в следующий раз на горизонте ММК появился Миша Трушкин - художник отдела главного архитектора. Кстати, начальник этого отдела - почетный член ММК. У ММК с этим отделом прочная дружба, не случайно она захватила и Мишу.
В воздухе витал термин "карнавализация", придуманный литературоведом М. Бахтиным. Семен прожужжал нам все уши о народной смехотворческой традиции. Он в этот период утверждал, что человек не адекватен самому себе. Он даже начал жалеть наших гонителей, потому что деятельность руководителя, как заявлял он, неадекватна самому ему и ситуации.
Это надо понимать, что начальника плохим делают обстоятельства, а так-то в жизни он хороший.
И снова он оказался прав. Ведь теперь все заговорили о том, что административно-командная система калечит не только исполнителей, но и командиров - как правило, они много болеют и рано умирают. Короче, "весь мир-театр, все люди в нем - актеры", говоря словами Шекспира. А если так, задумались Миша и Семен, почему не вынести праздник на улицу? Пусть все принимают в нем участие!
Комитет комсомола- Женя Люлин, Миша Воробьев приветствовали эту задумку.
И вот когда рабочие высыпали в конце смены из проходных, они увидели яркого петуха с жезлом. Петух отдал команду "пожарному" духовому оркестру в блестящих касках, и двинулась процессия. Тут был и цыганский табор с лошадью и кибиткой, самоходная печка с Емелей и многое другое. Но главное - "гроб" с двухметровой водочной бутылкой. Ее потом публично сжигали возле Дома культуры, причем некоторые прохожие искренне плакали.
Кое-кто в недоумении смотрел на процессию и спрашивал: "А в честь чего это? Что нынче за праздник?"
Мы с Валей Малаховой охотно поясняли, что 1 апреля, день юмора. И теперь всегда будет так.
Наши надежны оправдались. Теперь карнавальное шествие на 1 апреля стало традиционным. В нем участвует очень много молодежи, комсомольцев. Оформляет его Миша Трушкин.
Честно говоря, я иногда устаю от всех этих затей. Есть какие-то свои планы, домашние дела, а тут они-с предложениями, и все бросай...
Л. Уханова, "Неформалы"
На полях:
Если страшно хочется смеяться, а смеяться страшно, то лучше не приходи на первоапрельский карнавал. Храбрым же сообщаем, что он начнётся в 15-50 - (1 шествие) и в 16-50 (2 шествие) от Центральной проходной. Начало вечерней юмористической программы в 18-00.
"Смейтесь с нами,
смейтесь как мы,
смейтесь лучше нас!"
И люди смеялись, останавливались, долго смотрели на необычное шествие, которое проходило на днях по улице Чаадаева. Где это было видано, чтобы вот так, запросто по улицам ходил черный кот, медведь с гитарой, цыгане с песнями?! А это что такое? Русская печь, вокруг скоморохи, шустрые, веселые. Впереди гордо идет, размахивая жезлом, петух.
Словно подмигивая прохожим, прищурила глаз двухметрового роста единица... Так вот в чем дело! Сегодня же 1 апреля - Всемирный день смеха. И комсомольские активисты, ребята из ММК, не прошли мимо этого праздника.
Под веселую музыку оркестра пожарных в центре колонны несли... гроб с бутылкой! Ну и лицо было у нее, скажу я вам! Под стать ей и "Скука". Кислейшая физиономия. Впрочем, именно это и вызывало смех у прохожих.
Масса народа двигалась вместе с колонной к заводскому Дому культуры. И там под неудержимый хохот публики состоялось торжественное сожжение бутылки и "Скуки". Так им и надо!
Возле Дома культуры организован прокат... простите, продажа кондитерских изделий. Рядом фотоателье "Ретро". Хочешь быть силачом? Просунь голову в отверстие декорации - стань им!
Около тридцати детей беспрестанно задавали вопросы забавному гномику, роль которого исполнял студент политехнического института Владимир Кобырин.
- Гном, а, гном, откуда ты пришел?
- Можно мне нос твой потрогать?
- Какой смешной!...
Смейтесь, ребята! Смейтесь! Сегодня - 1 апреля. Возле гардероба людно. Понятно, через минуту начало праздничного концерта. В верхней одежде не очень удобно смотреть. Ба! Странная табличка: "Просьба в гардероб лишние вещи не сдавать!". Может, ошиблись? Фу ты, показалось, никакой таблички нет... В фойе - смех. Это ребята из прокатного пункта Дома культуры показывали небольшое представление. На сцену поднимается постоянный ведущий вечеров смеха Евгений Лапидус, заведующий отделом сатиры и юмора ММК. Обычное приветствие и первая шутка, в зале опять смех. И ничего смешного в том, что люди пришли сюда смеяться.
На экране мелькают кадры из юмористического фильма "Мокрое дело", который сняли ребята из студии музыкальной комедии ММК совместно с любительской киностудией ДК. Владимир Сажин, Вячеслав Друганов, Владимир Кобырин, Вадим и Олег Стручковы, Сергей Дайледонис, Игорь Ковешников, Николай Радаев, и я как-то сюда затесался. Люди смеются.
Театр эстрадных миниатюр просто покорил зал. Небольшие зарисовки, выполненные на профессиональном уровне, вызывали бурные овации. Этот коллектив образовался в 1982 году. Шли годы, менялся состав, но оставалось главное: любовь к юмору, доброй шутке.
Впрочем, в этот вечер в ДК выступали только те, у кого это чувство есть. И театральное училище, и музыкальное трио, и стенгазета в исполнении Е. Лапидуса, А. Глазунова, пародии А. Фуфаева, и "Веселый вернисаж", ансамбль "Веселый ветер", и, конечно же, наши добрые друзья из студии пантомимы "Скица" были в ударе.
А художники? Ведь каким чувством юмора нужно обладать Мише Трушкину, чтобы нарисовать все карнавальное шествие? А Валера Кострецкий, который сделал замечательную программку и афиши. А Фролов Сергей?...
Не знаю, может, не все получилось в этот вечер. Не судите строго! Ведь главная цель - заставить участников праздника хотя бы улыбнуться, нами была достигнута.
Е. Утенков,
"РЖ", 11.04.1986г
Золушка в телеге
Однажды Миша с Семеном предложили:
-Давай сделаем праздник для детей. Пусть к ним прискачут на конях мушкетеры, приедет в карете Золушка, прилетит на ядре Мюнхгаузен... - Мишина фантазия была неистощима. - На площади будут бить фонтаны, торговать мороженым и конфетами, Карлсон будет бесплатно раздавать воздушные шары, а Том Сойер-красить забор.
-На озере в парке будет плавать пароход, на котором будет играть диксиленд,- разворачивал этот несбыточный проект и Семен.-Из воды вылезет группа аквалангистов в костюмах Черномора и богатырей. ^
-Вы что! Это невозможно!-сказала я, хотя в глубине души не была уверена в невозможности. От меня потребовался сценарий. Когда он был готов, собрались конкретные исполнители - председатель культмассовой комиссии профкома Зинаида Петровна Мелихова, директор ДК Ирина Марковна Шагалова, председатель спортклуба Виктор Иванович Тихонов, члены правления ММК, комсомольцы.
Из этого собрания Мишина фантазия вышла изрядно потрепанной. Происходило это так: Зинаида Петровна читает:
- Скачут мушкетеры. Кто? На каких лошадях? У нас только тяжеловозы.
Миша: - Я договорился с конно-спортивной школой: дадут четырех коней. Но их надо привезти накануне.
- Записываю себе: заказать грузовую машину на два дня, место и фураж в конном парке на день. Четыре костюма мушкетеров-в ТЮЗе.
- Пункт второй: Золушка едет в карете. Что, опять кони? Четверка? Верховых запрягать не дадут. Запряжем своих, но не четверку, а одного.
- Но это же не так красиво! - отстаивает свою мечту Миша. - А потом - какая карета? У нас нет кареты, у нас телеги.
- Сделать можно.
- Хорошо, откроем заказ. Но нужны чертежи, материал. У нас времени - две недели. Может, переделать телегу в карету?
- Грубо.
Останавливаемся на варианте, что не из кареты выйдет, а из ДК, и не Золушка, а Василиса Премудрая, потому что для нее уже есть костюм. .
И все же праздник был. Пришло очень много ребятишек с родителями. Прискакали мушкетеры с золотым ключиком от сказки. В толпе ходили сказочные герои - комсорги цехов, воспитанники детских садов. А потом барон Мюнхгаузен - Виктор Иванович Тихонов проводил на стадионе "Веселые старты" и шуточный футбол, который закончился тем, что сказочные злодеи унесли ворота. Л. Уханова (Из очерка "Неформалы")
На полях
Без побежденных.
Впервые проводилась товарищеская встреча КВН между командами спортклуба и Дома культуры. С интересом следили болельщики и жюри за выполнением домашнего задания на тему: "Однажды, в новогоднюю ночь..." Хорошо проявили себя в конкурсах КВН председатель спортклуба В.Тихонов, тренер В.Зубов, врач В.Макаров, директор ДК И.Шагалова, мастер по ремонту инструмента И.Матвеев, преподаватель музыки Н.Семенова и другие.
КВН окончился вничью, как говорится - победой дружбы. А новогодний вечер двух коллективов продолжался еще долго.
Н.Архипова,
"РЖ", 17.01.87
Московский "Вариант"
В июне этого года, участвуя в розыгрыше финала среди команд КВН, "Вариант" из МКЦ нашего района стал победителем и добился права называться лучшей командой города. Сейчас коллектив усиленно готовится к поездке в Москву. Текст нашей заявки ждут там до 7 октября. Кроме того, "Вариант" активно участвует в КВНе по переписке с читателями молодежной областной газеты. Вероятно, многие видели специальные выпуски "ЧП". Встреча "Варианта" с читателями "Референд-ума" назначена на 22 октября. Пока к этой встрече готовится Большой зал заводского Дворца культуры, предлагаем вашему вниманию интервью с капитаном команды В.Сажиным.
- Володя, КВН для тебя хобби или серьезно?
- Серьезно? Хобби... А точнее, его часть. Наша команда с удовольствием занимается любым видом художественной самодеятельности, если он предполагает наличие юмора. Нет, пожалуй, сатиры. А основная наша цель - чтобы было весело и смешно зрителям.
- Какое место в вашем творчестве занимает КВН?
- Пока основное. Но здесь есть потолок: после выступления во всесоюзном финале более высокой цели нет. - Как давно образовалась команда?
- Несколько лет назад на базе двух заводов соседних районов. Началось все с инициативной группы, в которую вошли Вадим Стручков, Вячеслав Друганов, Евгений Утенков и я. Выступали на турслетах, вечерах юмора ММК, одно время занимались организацией безалкогольных свадеб в ресторане "Фрегат". А потом решили выйти в городской комитет комсомола с предложением провести первенство КВН города. Инициативу нашу поддержали. Турнир веселых и находчивых был проведен, а его результат вы уже знаете.
- Коль заговорили о городском финале, ответь мне на такой вопрос: какая была самая сложная игра?
- Первая. От нее во многом зависело качество нашей дальнейшей игры. Мы поверили в свои силы. Да и болельщиков не хотелось подводить. Но самой интересной, на мой взгляд, стала финальная игра с командой Автозавода.
- Победа досталась нелегко?
- Игра была трудной, зато общий уровень встречи оказался высоким: соперник был равный.
- Кстати, после игры высказывались такие мнения, что Автозавод проиграл из-за судейства...
- Я так не считаю. У автозаводцев в основном преобладал игровой юмор, а мы сделали упор на текст. Жюри больше понравились - (и я считаю это правильным) - мы.
- Соперники обиделись?
- Лев Сазонов сильно расстроился. А вот капитан Александр Сковородов с самого начала считал, что мы победили заслуженно.
- Судя по всему, команда соперника вам хорошо знакома?
- Особенно сейчас, после того, как несколько человек с Автозавода, в частности, Лева Сазонов, Саша Сковородов, Женя Морозов присоединились к нам.
- Чем это вызвано?
- Перспективой выступления на Центральном телевидении во всесоюзном финале. Сразу скажу, что все команды, выступающие по телевидению, - сборные, хотя выступают под каким-то одним флагом, например команда "ОГУ" (одесситы). И я считаю, что это верно. Чем сильнее команды, тем выше уровень игры, тем интереснее зрителям.
- Насколько реальна перспектива выступления на ЦТ?
- Сейчас заявки подали 14 команд, считая и нашу. Шансы у всех одинаковы. Восьмерка финалистов определится в предварительных играх, которые пройдут уже в январе.
- Заявка готова?
- Почти. Мы уже были в Москве, встречались с одним из организаторов телевизионного конкурса КВН, помощником Александра Маслякова, Александром Акоповым. В целом, он дал положительную оценку. Сейчас мы готовим трехминутную заявку. Если все будет нормально, то возможно еще в этом году ее можно будет увидеть в программе "Взгляд".
- Что ж, будем смотреть "Взгляд", а вам желаем успехов! - Огромное спасибо от всего "Варианта"!
Интервью взял С.Волков, "РЖ",24.09.88 г.
На карнавале музыка играет...
Сияние сотен улыбок озарило ночь с 12 на 13 января в ДК им. С. Орджоникидзе. Музыка, смех, шутки и конфетти - все это новогодний бал-маскарад. Кого здесь только не встретишь! Маски шутов и королей, платья Золушек и принцесс, был даже загадочный мистер ИКС.
Для желающих работал игорный дом и старый русский трактир со всевозможными мудреными яствами. Были тут тюря и окрошка, пироги с медвежатиной (ветчиной) и чай с ландрином, водка петровская (морс клюквенный) и вино бургундское (пиво) и, конечно, традиционная трактирная сдоба.
Горели свечи, и тихо поскрипывал старенький патефон. Вместе с цыганками и изящными половыми по залу бесшумно витал старинный русский дух. Со всем великолепием трактира прекрасно сочетались "па" артисток кордебалета (ансамбль В. Андреева) и современный джаз-банд. А перед заманчивой вывеской "Трактиръ "У мадам Грицацуевой" красовались двое лихих молодцов-вышибал (на всякий случай).
А в зале кружился и сиял маскарад. Танцы, аттракционы, театр эстрадной миниатюры "Темп" и много другое. Конечно, не забыли гостей в ту ночь Дед Мороз и Санта-Клаус со Снегурочкой.
Празднество продолжалось до утра. Такого торжества и великолепия наша молодежь еще не видела, а сценарий Е. Утенкова и В. Сажина (МКЦ) воплотили в жизнь замечательные ребята - комсорги завода.
О. Белов, "РЖ", 23.01.90
Маски и лица
Действие, если хотите, драма, происходило якобы в ненашем районе, ненашего города, да и вообще ненашей области. На носу у руководства сидели грандиозные выборы во Всемирный Совет Смеха. Ощетинившись карандашами срочно сочиняли сценарий предстоящего мероприятия. В воздухе пахло весной и финансовым кризисом. Назначенный председателем предвыборного собрания И. Винокуров мерил шагами просторный кабинет очага культуры .
В это время кучка неагрессивно настроенной молодежи якобы ненашего комитета комсомола спешно готовила своих кандидатов в депутаты. Времени оставалось мало. Утро следующего дня не предвещало ничего хорошего.
На площади возле центральных проходных собирались группы подозрительных типов в странных одеяниях. Среди прочих выделялись четверо. Большой и толстый, по фамилии Бывалый, маленький, с усиками - Чаплин, круглый и смешной - Колобок и какой-то чудак с длинным шарфом и в белой фуражке, похожий на комбинатора Остапа Бендера.
В подъехавшие откуда-то автомобили ненаших марок вдруг шустро забрались эти самые четверо со своими "шайками". Что тут началось! Кто-то истошно выкрикивал лозунги, а здоровый дядя, занявший полкузова, ни с того ни с сего начал завывать какую-то песенку про паровозы и колеса, и толпа подхватила ее. Кортеж автомашин двинулся по улицам поселка. Впереди ехал веселый лысоватый мужчина и объяснял прохожим, что сегодня День Смеха.
На первой остановке все высыпали на площадку перед жилыми домами. Крик, шум, как на базаре. Толпа зевак вплотную подступила к кандидатам. Лысоватый мужчина тут же затеял с местными мальчишками азартную игру в веревки: кто быстрее намотает веревку на палочку, тот получает игрушку. Это было почище любой лотереи.
Далее сюжет закручивался еще интереснее. Подъехав с разбойничьим посвистом к женскому общежитию № 5, кандидаты во Всемирный Совет Смеха с группами поддержки решительно пошли в атаку на стеклянные двери здания, но вахтенный дежурный тетя Маша твердо решила "не пущать" кандидатов и захлопнула двери. Натиск наступающих заметно ослабел, а после грозного выкрика "Вызову милицию!" - атакующие отступили к автомашинам и спешно повернули назад. Мужественная женщина долго еще всматривалась вдаль.
А кортеж тем временем продолжал путь на стадион, где должны были разыграться грандиозные события. Председатель предвыборного собрания нервно щелкал пальцами: план срывался.
Первым на трибуну вышло доверенное лицо кандидата Чаплина и под бурные продолжительные аплодисменты зачитало программу своего выдвиженца. Председатель смирился и затих: назревал бунт. Следующим выдвинул кандидатуру Бывалого его сообщник по темным делишкам - Балбес (Трус был на больничном), следом выскочила Лиса и зачитала программу Колобка. Наконец, герои "Двенадцати стульев" и "Золотого теленка" взяли слово. Шум нарастал. Председатель собрания, захватив микрофон, попросил тишины и, высказав предложение о начале предвыборной борьбы, с возгласом: "Борьба началась!" - соскочил со сцены и затерялся в толпе.
А на трибуне происходило невероятное: кто-то кого-то колотил, что-то упало, раздались выстрелы, крики, Колобок вырвавшись из рук Лисы, снял свою кандидатуру и взлетел ввысь. Остап Бендер и Бывалый катались по столу, сцепившись мертвой хваткой, дым застилал глаза. Вдруг все стихло.
Около стола лежали покалеченные и раненые. Подъехавшие вовремя кареты "скорой помощи" увезли пострадавших в предвыборной борьбе. И - о, чудо! живым и невредимым остался один-единственный кандидат во Всемирный Совет Смеха, - это Великий Немой - Чарли Чаплин.
Так закончились выборы во Всемирный Совет Смеха. А розыгрышу вещевой лотереи еще только предстояло состояться, но никакая лотерея уже не могла затмить великолепия состоявшегося праздника. О. Белов, "Рабочая жизнь",
12 апреля 1989 года
Команда молодости нашей
Пришел Семен Подкар к нам в редакцию газеты "Рабочая жизнь", он как раз с ребятами делал комнату психологической разгрузки и часто мелькал у нас в редакции, мы как-то общались. И мне сама идея этого клуба по интересам, где собираются единомышленники, очень нравилась. Сначала было просто любопытно, но не было даже мысли, как приложить себя в ММК.
А потом я был в отпуске, и ко мне подошел Сережка Гребнев и говорит, мол, так и так, у комитета комсомола есть идея возрождения КВНа (а тогда как раз по стране это все шло). Вот давай, типа, подключайся... мы собираем команду - у нас Вадик Стручков из АСУП, я есть, ты уже есть. Я говорю - нет вопросов. И мы провели первый КВН на заводе - получилось ничего: кто-то даже смеялся. Потом, по-моему, у Семена Подкара возникла идея провести 1 апреля вечер юмора. Ну, и мы собрались. Лешка Абрамов был ведущим. Семен Подкар нашел Женю Лапидуса, Сашу Фуфаева. Еще был тот же Сережка Гребнев и я. И мы написали сценарий где-то на полтора-два часа. Совершенно не знали, как будет это всё проходить. Мы распределяли между собой виды деятельности. Например: Лапидус говорит: "У нас стенгазета, мы за нее отвечаем". Мы с Сережкой Гребневым подготовили несколько юмористических песенок Леонида Сергеева... То есть делали поблочно. И это представление, которое планировалось как небольшой, в общем-то, концерт, вылилось в какой-то дикий аншлаг. Малый зал был просто переполнен. Успех был неожиданно ошеломляющий, и мы очень жалели, что мы собрались не в Большом зале.
И потом опять начались КВНы. Я помню, например, авиационный завод встречался с машзаводом. Народу понравилось, нам понравилось. Нас увлек творческий процесс: сочиняли и придумывали все сами. Потом сыграли с "Красным Сормовом" и вышли на Автозавод, мол, давайте сыграем. Автозавод не смог набрать команду, и с этого, собственно говоря, все и началось. Когда мы поняли, что на заводах собрать полноценную команду, соответствующую нашим эталонам (в частности, знаменитым одесситам) невозможно, мы решили собраться-объединиться. И вот появился Володька Сажин, Гошка Дурнов, Славка Друганов - это "Красное Сормово", Сема Спектр - Автозавод. Это все были люди творческие, прошли школу различных ТЭМов (театр эстрадных миниатюр). Вадик Стручков, Коля Радаев, Славка Сурдин, Андрюшка Кузнецов и я - с авиационного завода. И у нас получилась команда "Вариант". Мы очень думали над названием, было очень много вариантов, кто-то предложил так и назвать "Вариант", и всем понравилось. Вот тогда мы уже сами вышли на обком комсомола с предложением провести чемпионат города или области по КВНу и выходить на Москву. Не то чтобы хотелось какой-то популярности, просто хотелось выйти из этих рамок заводских. Организовали рекламную компанию по городу, провели чемпионат. Наша команда заняла на нем первое место, обыграв в финале команду Автозавода с преимуществом во всех конкурсах. Тогда же было принято решение, что чемпионы города при определенных условиях выходят на телевидение, то есть на уровень Союза. Мы к тому времени сыграли уже с десяток игр, так что программ у нас накопилось достаточно. И мы со Славой Другановым повезли их показывать Александру Маслякову и Александру Акопову, который, кажется, был тогда редактором программы или вообще руководителем молодежных программ. Мы с ним встретились, он все посмотрел, ему все понравилось, он говорит: "В принципе еще немножечко подтянуть, еще пару-тройку шуток вот такого уровня добавить - у вас будет изумительная программа, ищите спонсора". Мы говорим: " А что это такое?" Мы просто вообще не знали ничего об этом. Он говорит: "Это люди, которые за вас платят деньги, а мы их за это рекламируем". Нам все равно было непонятно, мы спрашиваем: "Можете подсказать кого-нибудь?". Он кого-то там посоветовал, но мы всерьез так и не вышли на спонсоров. Мы просто не понимали самой постановки вопроса - кто будет платить деньги за нас 60 тысяч рублей. Но команда уже сложилась, и пошли юморины. Они проходили где-то четыре года подряд. Причем мы очень плотно тогда сошлись с автозаводцами. Фестивали длились по несколько дней, например, три дня концерты, на четвертый - гала-концерт. Много участников приезжало из других городов. Так что наши юморины были такими же значительными событиями, как рок-фестивали или мим-парады. Они проходили в филармонии при полнейших аншлагах.
Все это, конечно, было в рамках ММК. Семен просто сказал, мол, давайте вы будете структурным подразделением ММК. То есть мы выступали как команда ММК "Вариант". Клуб, собственно говоря, дал нам возможность объединиться. Тогда очень важна была принадлежность к какой-то организации, без этого было трудно. И потом мы лет пять-шесть были на сцене и даже зарабатывали на этом неплохие по тем временам деньги. И что хочу сказать, важен был не результат работы. Конечно, он был интересен, и мы сами себя как-то оценивали: победили, значит, молодцы, не победили, значит, не доработали. Но еще интереснее был творческий процесс. Все репетиции проходили в ММК, вот сценарии, шутки мы придумывали ночами, причем, каждой ночью. Я домой не приходил по трое-четверо суток - сидели писали-писали-писали. 95%, конечно, отправляли в корзину, но в итоге получались неплохие вещи, как показала практика. Закончилось все достаточно прозаически, так как у нас была команда, мы были уже все друзья, стали думать, а не собраться ли нам заработать денег... В итоге все пристроились. Семен Спектр - в Канаде живет, Славка Сурдин - в коммерческой структуре, Вовка Сажин свою фирму открыл, я тоже. После КВНов я занимался в ММК рекламными делами, разработкой фирменного стиля. Больше года я занимался этим, уйдя из редакции. Я там был руководителем рекламно-какого-то отдела. А потом ушел и открыл собственную фирму. То есть с ММК у меня связан этап с 82-83 по 89 год. Это, не считая того, что потом еще были юбилеи, на которые мы все обязательно приходили. Вот около шести лет я плотно работал в ММК. Конечно, у нас было свое дело, но мы постоянно участвовали и в других мероприятиях ММК: выступали на мим-парадах, на разных других фестивалях. Если б не ММК, я бы, наверное, не получил того, что я получил. Не уверен, что я доволен тем, что получил, но и не расстроен. Потому что есть реальная возможность оценить себя - что ты можешь и умеешь - ММК в этом смысле очень хорошо воспитало. Ты - творческая личность, ты можешь все. Ты делаешь то, что можешь, получаешь реальный результат. Именно поэтому я, наверное, не испугался, когда остался один - я просто начал зарабатывать сам, в этом помогла школа ММК - проявление своего творческого начала, коммерческого и любого другого. А те люди, с которыми мы там познакомились, с ними все равно остались и дружеские, и деловые контакты. В ММК вообще было много разных структур, и наш КВН был не сказать, конечно, чтобы основным подразделением, но, по крайней мере, довольно важным и ярким. Вот если вспоминать такие яркие праздники - Мим-парад, Колобок, рок-фестиваль - такие запоминающиеся события. Ну, не считая, конечно, джазовых фестивалей, это епархия Подкара и Уланова. Я в это не вмешивался, это не мое. Так вот юмора много было, мы же кучу фестивалей проводили. Года два-три мы по Чаадаева проводили парад, в котором очень много людей и коллективов участвовало. Та же "Скица". Сжигали чучела там какие-то, бутылку эту здоровую. Это перешло в течение, существовало несколько лет. Почему все угасло - времена изменились, возраст людей. Перестройка началась, было можно уже и хотелось зарабатывать деньги...Это все не развалилось, не распалось, а трансформировалось.
Евгений Утенков
Попутный "Веселый ветер"
Три года назад я пришел в ансамбль "Веселый ветер". Руководил им замечательный человек Семен Борисович Подкар. Он организовал этот ансамбль для нас, ребят. В свое свободное время Семен Борисович приходит в Дом культуры, собирает нас, и начинается репетиция. Репетиции бывают по воскресеньям, но если мы готовимся к какому-нибудь концерту, то занимаемся и в будни. В первое мое посещение Семен Борисович спросил: - Ну, на чем хочешь играть?
Я тогда еще ничего не знал, поэтому он сам посоветовал мне играть на тромбоне - ансамблю нужен был тромбонист. К тому же мои данные подходили для этого инструмента.
Сначала не получалось, и Семен Борисович много занимался со мной индивидуально. Он разработал мне схему тромбона, расписывал нотные партии. Впрочем, он делает это для каждого участника и до сих пор, тратя на это много личного времени.
Кроме меня, в коллективе много ребят, и состав постоянно пополняется. Играем на таких инструментах, как флейта, труба, тромбон, саксофон, электрогитары, банджо, ударные, электропианино, пианино. Поют в основном девочки.
Многие из нас увлекаются радиотехникой, поэтому мы сами обслуживаем электроинструменты, усилители, микрофоны.
Наше "боевое крещение" - первое выступление - произошло здесь же, в Доме культуры. Конечно, очень волновались, играли не без ошибок. Но в дальнейших выступлениях ошибок не стало, появилась уверенность в себе, стали меньше волноваться. Недавно мы выступали на областном празднике политической песни "Пока мы едины, мы непобедимы". Исполняли песни протеста.
Зрители хлопали нам. Но самой лучшей оценкой было, когда Семен Борисович сказал, что мы играли на "пять". Но это не значит, что можно успокоиться. Работа еще впереди. Артем Иванов, ученик 8 класса, "РЖ", 10 декабря 1985 года
Пой, Вася!" Декабрь-85
Старший сын вместе с мужем поехали в сад за старой стиральной доской. Еле нашли ее под глубоким снегом. Доска понадобилась в качестве музыкального инструмента для ансамбля "Веселый ветер", в котором сын играл на тромбоне. "Веселый ветер" - детище Семена. И как всякое детище, появился во имя продолжения нашего дела.. Начать, пожалуй, .надо с наших семей. Многие из тех, кто обзавелся семьями, выбыли из ММК, или обретя другой, более интересный досуг, или, наоборот, не имея теперь этого досуга.
Тем дороже нам, семейным "мэмэковцам", Славе, Семену, Вите, мне и многим другим то уважение к нашим занятиям и то терпение, которое мы видим со стороны наших домочадцев: мужей, жен, детей. Им достается наблюдать за черновой стороной нашей работы: когда мы мечемся в бессоннице или, наоборот, падаем, как бревно, от усталости в сон... Когда мы расстраиваемся и, например, я - плачем. Когда звоним друг другу ни свет ни заря или в ночь-располночь.
Наши мужья и жены иногда приходят в ДК на наши большие мероприятия. Но им тут не по себе, потому что мы-то за кулисами. Лучше чувствуют себя дети. Валерка Уланов вообще вырос на буфетных бутербродах. 0н посещает подряд все мероприятия. Трогательно-заботливым отцом предстает в рассказах о дочке Яне Семён. Он, например, обеспокоен тем, что программа музыкальных школ не развивает в детях способности импровизировать, сочинять. И вообще только портит детей.
Самое трудное было - убедить преподавателей в школе немножко изменить свой угол зрения на программу. Сейчас там для желающих есть факультатив импровизации и композиции .
Но это одно направление. Другое - создание ансамбля, в который вошли ребятишки-второе поколение ММК. Семен занимался с ними по воскресеньям в своё свободное время. В чем-то ему помогали Гриша Хейфец и Слава Уланов.
Сейчас ребята выросли. Кто-то из них бросил музыку, другие перешли в диксиленд и совершенствуются в исполнительском мастерстве. Был ли бесполезен этот эксперимент? Нет, конечно. Ребятишки имели небольшой, но интересный репертуар, выступали по областному телевидению в передаче о ММК, участвовали в первоапрельском и юбилейных концертах, в концерте-митинге, посвященном Международному Дню защиты детей. Такое не забывается и не исчезает без следа.
Зато ансамбль высветил другую проблему: как много подростков, ранее не обучавшихся музыке, хотят играть. Были телефонные звонки, вопросы: "Как записаться в "Веселый ветер"? А куда записываться? Ведь как такового не существовало никакого кружка. Было ясно, что надо создавать студию для подростков.
Однако в ДК не было ни штатных единиц, ни места, для такой студии.
Бедный, маленький ДК! Многолюдные кружки кроя и шитья сидят на антресолях в коридоре. Расписание детских кружков просчитано по минутам. Строгие старушки-вахтёры шугают пацанву, которая лезет в вестибюль погреться. Они безошибочно отличают кружковцев от случайных.
А у Семёна и Славы новый проект - ЭСТИМ - экспериментальная студия инструментальной музыки. И возник он не только из добрых пожеланий, но и из ситуации, которую, впрочем, они сами и создали.
На джазовом фестивале выступал биг-бенд музыкального училища. И ребята пожаловались, что им негде репетировать. ДК и ММК, сами живущие в тесноте, пустили их на репетиции в Малый зал, где обычно проходят "среды" ММК. Некоторым ребятам помогли устроиться в общежитие.
Выдвигая проект ЭСТИМ, рассчитывали на студентов музучилища, музыкантов биг-бенда. А платить им можно было бы из тех денег, которые будут вносить в бухгалтерию ДК обучающиеся в студии ребята.
Удалось убедить, что кроме выгоды материальной, ЭСТИМ сулит прекрасные возможности для организации досуга подростков. И вот студия уже два года действует. Здесь есть класс джазового фортепьяно, гитары, духовых и ударных инструментов. Обучают ребят Женя Пушкеля, Юра Попов, Аркадий Соколоверов, Александр Дубровский, Люда Дорогова. Разница в возрасте между учениками и учителями незначительная, поэтому обстановка на занятиях живая, неофициальная, что очень ценят подростки.
Лучших из студийцев приглашают в биг-бенд, который по-прежнему базируется в ДК. Этот оркестр ездил в Чебоксары на джазовый фестиваль и очень там понравился.
Л. Уханова
Крупным планом - "Веселый ветер"
Передача областного телевидения посвящалась молодежному музыкальному клубу, его людям, разнообразным сторонам их деятельности. Детский художественный ансамбль "Веселый ветер" - одно из проявлений воспитательной работы клуба. Школьники - участники ансамбля с гордостью называют себя членами ММК.
Тем ответственней было это выступление на телевидении. Дружно явились они в Дом культуры, бережно неся зачехленные инструменты. Все вместе грузили в подошедший автобус огромный ящик с ударными инструментами, тяжелое электропианино. Очень переживали за опоздавшего гитариста и готовы были бы ждать сколько угодно, но нельзя было опаздывать: на телевидении время расписано по минутам. В проходной телестудии "Веселый ветер" с нетерпением ждала редактор передачи Л.Н. Тищенко. Вахтер и гардеробщица с веселым изумлением смотрели на шумную ватагу.
В огромном зале телестудии дети заметно присмирели. Бессчетное множество прожекторов, телекамеры с длинными кабелями, серьезные операторы: все это несколько сковывало ребят.
Причесались, прифрантились. Заняли места, которые указали режиссеры. Ударника Вову Лушкова посадили на самое высокое место на эстраде. Чуть пониже - гитаристы, на полу - духовая группа: Женя Агроник, Тема Уханов и Жора Романюк, по бокам - рояль и электропианино.
Начался "тракт" - репетиция с операторами. Они искали лучшую точку съемки, подкатывали поближе, отъезжали подальше.
Наконец, режиссер, сидящий за толстым стеклом, где-то на уровне второго этажа, скомандовал:
- Внимание! Фонограмма!
Наташа Шамшина и Яна Подкар положили руки на клавиши, Женя Николаев и Миша Климов - на струны. И вдруг раздался чей-то радостный возглас:
- Ленька приехал!
Это догнал своих товарищей опоздавший гитарист. Женя срочно отдал ему гитару, сам взял банжо, разместились и начали.
Несмотря на то, что фонограмма была записана раньше, ребята старались по-настоящему.
Объявили десятиминутный перерыв. Мальчики дружно пошли в буфет поглощать блины с творогом, а девочки - в гримерную, искать заколку для Ани Ливен, потому что ее буйная челка загораживала глаза. Там и задержались. Гримеры взяли их в оборот. Всем троим напудрили носы, чтобы не блестели по телевизору, Ане и Яне подвили щипцами челки. Мальчишки уже пришли в студию, сытые и веселые, а девочек все не было. Наконец, они явились, красивые и тоже веселые.
Первой на пленку решили записать песню "Ромашка". Ее сочинила участница ансамбля Наташа Шамшина. Она села за рояль. Яна облокотилась на рояль и они запели на два голоса.
А мальчишки "болели" за них у монитора - контрольного телевизора. Вот Наташа крупным планом, ласково поглядывает на подружку, вот ее руки, легко прикасающиеся к клавишам. Вот обе девочки - из верхней камеры, видно даже струны в рояле.
Девочки спели. За рояль садится Яна, мальчики занимают свои места. - Ребята! - голос режиссера, - будьте повеселей!
Навели разноцветные прожекторы, заблестели тромбон, труба, саксофон, побежали зайчики от гитар. - Внимание! Фонограмма!
- Море нельзя переплыть одному, - зазвучала песня о дружбе. Это одна из любимых песен ансамбля. Они-то понимают, что такое - вместе с друзьями. Поодиночке они просто девочки и мальчики, а вместе - ансамбль. Вон как убедительно звучат духовые, как уверенно отбивает ритм самый веселый человек - ударник.
Чувство локтя - главное, что смог дать им этот ансамбль. Не случайно Леня Волгин, который мог бы выйти из автобуса на полпути, - там ему ближе, все-таки доехал с ребятами до конца, помог разгрузить инструменты. Воспитание молодежи - основное направление во всей деятельности ММК. Только все вместе - тогда будет интересно, весело, тогда от нас будет больше пользы! Об этом и передача, которая была показана 27 января.
Л. Кашеварова, член ММК.
На полях
Все партии мы писали вместе с папой. Он был аранжировщиком, а я ему помогала, поскольку была более теоретически подкована. Ведь папа хотя и играет на многих инструментах, но все-таки не совсем профессионал в музыке.
Яна Подкар: Джаз нельзя прогуливать!
- Яна, ты помнишь, как родился "Весёлый ветер"?
- Я думаю, что по большому счету "Веселый ветер" был создан благодаря Семену Борисовичу, его усилиями. Честно говоря, главная причина, по которой он создал ансамбль, это я. Папа просто хотел, чтобы я развивалась разносторонне, чтобы я была не просто музыкантом-исполнителем, а творческой личностью. Я собрала ребят, знакомых мне по музыкальной и общеобразовательной школе, он - детей своих друзей и знакомых. Некоторые из них ни на чем раньше не играли - их пришлось учить с самого начала. Вот так мы и создали ансамбль... Репетиции у нас всегда проходили по воскресеньям, и для меня воскресные дни всегда были праздничными, я ждала их с нетерпением. Поэтому я не понимала, когда кто-то не посещал ансамбль по какой-то причине, мне казалось, что любая причина - неуважительна. Может быть, именно тогда был заложен фундамент моей сегодняшней творческой деятельности. Дело в том, что, учась в музыкальной школе, я по специальности была пианисткой, но сама всегда мечтала петь. А педагоги говорили: "У тебя чистенький голос, но очень слабенький..." Мне это казалось несправедливым, я думала: "Но ведь сейчас придумано столько микрофонов, почему бы не петь?" Ведь на моих глазах выпускали девочек с очень сильными, но фальшивыми голосами, это было ужасно обидно. И вот в "Веселом ветре" у меня появилась возможность петь, поэтому мне очень нравилось ходить туда. - Насколько дружным был ваш коллектив? Вы не ссорились? - Конфликтов у нас никогда не было, но особенно сплоченным я этот коллектив тоже не назову, потому что мы слишком редко встречались. Раз в неделю - это все-таки очень мало. Но, в общем-то, мы друг к другу подходили и друг друга дополняли. С некоторыми девочками я дружила, и мы встречались и вне репетиций, в школе, например. Но всем ансамблем мы кроме воскресных репетиций и не виделись. Зато эти воскресные встречи нам всем нравились, и, насколько я помню, негативных ситуаций никогда не возникало.
- Как ты сейчас можешь оценить ваш тогдашний профессиональный уровень? Вы хорошо играли?
- Ну, конечно, мы не были профессионалами, мы же были еще дети, но играли достаточно хорошо. У нашего ансамбля были особенности, которые выгодно отличали нас от других. У нас было очень много инструменталистов: саксофонист, трубач, флейтист, тромбонист - целая духовая группа. Была девочка басистка, был гитарист. Три или четыре девочки пели. Я играла на клавишных. То есть у нас был настоящий мини-оркестр. И аранжировки были профессиональными, сам подход был профессиональный, репетиции проходили без лишних отступлений. Семен Борисович в общем-то не давал нам спуску, после репетиций он оставался заниматься с теми, у кого что-то не получалось. - Что вы пели?
- Известные детские песни, песни грузинского детского ансамбля "Мзиури". Кроме того, мы исполняли одну песню "The Beatles" - "Помощь друга" на русском языке. Мы как раз ее на телевидении исполняли... Естественно, шлягер "Веселый ветер", "Песня про серенького котенка", очень веселая песня из репертуара ансамбля "Кукуруза" "Пой Вася". Еще мы пели какие-то песни собственного сочинения... - Как долго просуществовал ансамбль?
- Я думаю, где-то года два. Трудно назвать причину, почему ансамбль перестал существовать... Наверное, просто было очень мало усилий одного Семена Борисовича, ему было очень трудно. А потом, мы были все разных возрастов, и со временем это стало сказываться. - Это был удавшийся проект, который просто недолго просуществовал или неудавшийся?
- Конечно, удавшийся. Просто не хватило энтузиазма у самих детей. Если бы все летели на репетиции так, как я, "Веселый ветер" просуществовал бы годы. Некоторые ребята ходили все реже и постепенно просто исчезали...
- А новых найти не пробовали?
- Мы вырастали, и подобрать инструменталистов по нашему уровню и возрасту было уже очень трудно. Кроме того, в ансамбле играли дети папиных друзей и единомышленников, это был довольно тесный кружок, и чтобы найти детей вне его, нужно было обращаться в разные инстанции, давать объявления....
- Чем ты занимаешься сейчас?
- Я продолжаю свое высшее образование как вокалист (я уже имею среднее специальное образование по классу фортепиано, кроме того, я педагог), занимаюсь творческой деятельностью, выступаю с мужем в Москве на разных площадках. Собираюсь преподавать в творческой детской студии, мы там будем ставить что-то вроде мюзикла. - Что еще у тебя связано с ММК, кроме участия в "Веселом ветре"?
- Мне очень нравились наши походы на демонстрации, нравилась вообще сама атмосфера ММК. Ведь я помню, как это все начиналось, хотя была совсем маленькая. Не всех, кто был в ММК, я помню по именам, но почти всех знаю в лицо. Там была такая аура хорошая, все были такие... живчики, все хотели чего-то и подпитывали друг друга. Многого я не знала, потому что была маленькая. Да и воспринимала я все немного односторонне - с точки зрения музыки. Джазовые фестивали всегда были для меня суперсобытием, я не пропускала ни одного концерта. Я не увлекалась роком, но тоже всегда была в курсе, кто приезжает, что за группы. Некоторое время я ходила в Клуб авторской песни, хотя я редко там появлялась, потому что была довольно плотно занята в музыкальной школе. Да, в общем-то, я и не бард, не автор текстов, а просто музыкант. Зато я ходила в инструментальную творческую студию при ММК. Я занималась у очень хорошего педагога, композитора Аркадия Валерьевича Соколоверова. Это шикарный пианист, он многому меня научил. Там было много таких прекрасных преподавателей. Эта студия мне очень много дала: благодаря Аркаше Соколоверову я поступила сразу на второй курс музучилища. И, конечно, благодаря папе, который меня всегда брал с собой на фестивали, где я гордо ходила с бейджем представителя ММК из города Горького.
Еще я помню, что однажды по папиной просьбе написала экологический гимн к акции по очистке Левинке. А еще я участвовала в первом и втором ШКАПах, после этого меня уже приглашали в жюри. Не знаю, как сейчас, но уровень первых ШКАПов был высокий - тогда без натяжки можно было давать гран-при. Я очень рада, что этот конкурс есть, что он существует до сих пор и что мой папа имеет отношение к его истории.
- Как сказывалось на ваших отношениях с Семеном Борисовичем то, что он постоянно пропадал в ММК?
- О, это только помогало нашему общению, потому что я везде ходила за ним как хвостик, мне все там было интересно... Хотя, конечно, дома он бывал нечасто.
На полях
Мы довольно часто выступали, и эти выступления учили нас держать себя на сцене, хотя было по началу жутковато. Мы чувствовали себя маленькими звездочками. А потом ведь еще было несколько появлений на местном телевидении - это тоже очень впечатляло.. Я. Подкар
На полях
За шесть лет существования молодежного музыкального клуба его энтузиасты встречали не только понимание. Было и недоверие ("ищут что-то для себя, какой-то выгоды"), и перестраховка ("неприятностей с ними не оберешься"). Но, как признал секретарь комитета комсомола объединения Е. Люлин, сегодня все эти трения - день вчерашний, и заслуги ММК в реализации нетрадиционных начинаний, в изыскании новых форм активного досуга молодежи бесспорны. Председатель ММК инженер В. Уланов с горькой иронией констатировал, что за 6 лет существования клуба ему вменяли в обязанность многое, в том числе работу по обучению диск-жокеев дискотек города, не подводя под эти решения никакой материальной базы. "Зачем это нужно - вешать вывески, от которых ничего ровным счетом не меняется?" - справедливо спра-шивает В. Уланов. В. Малахова
"Неудобный" энтузиаст
Кто станет спорить, что инициативность - качество ценнейшее? На всех уровнях молодежь призывают к активности, а вот поддержка молодежным начинаниям следует далеко не всегда. Нередко инициатива "не вписывается" в привычное положение вещей, понуждает к ломке, к переменам. А это не всем по вкусу: спокойнее "тормознуть" слишком хлопотное дело. Общаясь с энтузиастами клуба, не перестаешь удивляться тому, как богаты они на творческие задумки. И как годами ждут осуществления того, за что борются, считая, что правильная идея все равно пробьется в жизнь. Так было со студией инструментальной музыки, которая с января начнет свое официальное существование в Доме культуры. С помощью обкома комсомола и просто сочувствующих друзей пробили-таки ставку руководителя студии. А вот двух ставок руководителей любительского объединения и дискотеки так до сих пор и нет, хотя они положены по всем инструкциям. Иногда клуб упрекают в разбросанности, ведь он берется за многое, уделяет внимание всем, кто приходит, чтобы самореализоваться в общественно полезном деле, увлекая, направляя и даже врачуя "прибившихся" (помочь человеку почувствовать себя нужным и тем самым освободить его от закомплексованности - разве это не психотерапия?). Почувствовали ребята из ММК дефицит внимания к джазовому музицированию самодеятельных и профессиональных музыкантов города - стали проводить в ДК ежегодные концерты инструментальной и джазовой музыки. Предложили филармонии и помогли организовать джазовый абонемент с участием известнейших коллективов страны. При поддержке администрации ДК "приютили" у себя молодежный джаз-оркестр, прежде страдавший от равнодушия культработников...
Неистощима народная инициатива. Но необычайно стоек и консерватизм мышления. Совсем недавно появилось положение о временных творческих молодежных коллективах, которые могут создаваться под проблему. В нашем объединении такие КТМК, созданные по инициативе ребят из молодежного музыкального клуба, прекрасно зарекомендовали себя при создании комнаты психологической разгрузки в цехе 10 и комплекса аудиовизуальных технических средств в новом музее. Но как не хватает подобным КТМК хозрасчетных начал! Напрасна боязнь искушения молодых длинным рублем: еще Макаренко доказал, что трудовая зарплата - отличный воспитатель. Право же, юридического лица с собственным счетом в банке, предоставляемое молодежным коллективам, разумеется, при условии аккуратной бухгалтерской отчетности, намного бы повысило их деловую активность и отдачу, воспитывало бы молодых людей в духе социальной ответственности и созидательных устремлений.
Многие начинания энтузиастов ММК требуют немалых затрат. Так только на проведение последнего клубного праздника, понадобилось несколько сот рублей. Где их брать? Членские взносы, которые хоть в какой-то мере смягчали бы проблему, в свое время финансовыми органами были запрещены. Пришлось привлекать личные средства членов клуба. Теперь их пытаются вернуть посредством получения материальной помощи профсоюза, различных поощрений...Но, согласитесь, это не выход.
Материальные затруднения лихорадят клуб хронически. С открытием студии инструментальной музыки они встанут еще более остро. Понадобятся музыкальные инструменты, много и хорошего качества. Они нужны и детскому ВИА "Веселый ветер", действующему при ММК. Хорошо, что профком объединения изыскал возможность приобрести для клуба дорогостоящую ударную установку, но ведь этого мало. И как помог бы делу хозрасчет! Ведь с получением права юридического лица ММК, выполняя всевозможные социальные заказы (а сил для этого предостаточно, через клуб прошло более 300 человек), проводя культурно-массовые мероприятия, мог бы зарабатывать собственный материальный фонд и использовать его для реализации своих начинаний. Тем более, что существуют инструкции Госбанка СССР, дающие добровольным общественным организациям право иметь свой счет в банке. А в июне этого года вышло постановление ЦК КПСС, признающее целесообразным создание любительских объединений и клубов по интересам на основе индивидуального членства с уплатой взносов.
Но велика дистанция между официальным решением и его воплощением в жизнь. ...Не всегда удобны энтузиасты. На них не трудно рассердиться за личностные недостатки и найти массу погрешностей в их деятельности. Но при таком подходе за деревьями можно не увидеть леса. А лес - это подъем социалистического самоуправления, столь необходимого нашему обществу, его будущему. А поэтому давайте помогать "неудобным", но бесконечно нужным энтузиастам!
В. Малахова, "РЖ", 24.12.85 г.
На полях
Все более пристальное внимание печати, радио и телевидения уделяется организации досуга молодежи. Наблюдаются настойчивые попытки анализа этой проблемы. Подтверждением тому - возросший интерес к молодежному музыкальному клубу ДК.
(Из заметки В. Уланова)
"Мир и молодежь" в гостях у ММК
Несколько делегаций отдела культуры ЦК ВЛКСМ, программа музыкальной редакции областного телевидения о празднике в ММК, программа молодежной редакции "Факел" и, наконец, запись для передачи Центрального телевидения "Мир и молодежь". Режиссера программы В. Шмакова интересовало, чем занимается ММК вообще и конкретно, в отдельно взятый день. В день приезда съемочной группы в ММК работало несколько групп. На заседании отдела сатиры и юмора присутствовали зам. зав. отделом пропаганды обкома ВЛКСМ С. Авдеев и секретарь комитета комсомола объединения Е. Люлин. Обсуждался организационный вопрос праздника смеха, проведение которого назначено на 1 апреля. Этот традиционный праздник будет проводиться уже в четвертый раз. Масштабы его перешагнули границы нашего района. На этот раз в нем примут участие обком комсомола, театральное училище, телевидение, редакция областной молодежной газеты.
В этот же день проходили занятия студии инструментальной музыки, недавно открывшейся при ММК. Репетировали оркестр под управлением А. Дубровского, квартет В. Пичурина, готовящийся принять участие в ярославском джаз-фестивале.
Разговор с ведущей программы "Факел" Н. Зверевой шел о деятельности творческого любительского объединения ММК, о его делах, внутренних и внешних связях, проблемах, отношениях с официальными проводниками культуры.
Участники разговора пришли к выводу, что проблем нерешенных - масса. Но уровень доверия к ММК, его авторитет среди комсомольских и профсоюзных органов, в культурных учреждениях, помощь партийных организаций, включая горком партии, печати - от многотиражной газеты до "Комсомольской правды" - помогают эти проблемы решать.
Постепенно решается вопрос с помещением для занятий студийцев, которых сейчас около ста человек. Облсовпроф выделил одну ставку руководителя студии инструментальной музыки, обещает в ближайшее время еще две ставки. Обком профсоюзов разрешил нам взять шесть преподавателей студии на самоокупаемости. Постепенно приобретается инструмент. А вот проблема приобретения хорошего концертного комплекта электроакустической аппаратуры остается неразрешимой.
Но, несмотря на все проблемы, настроение у нас оптимистичное. Мы верим в то, что их решим, и уверены, что делаем, хотя и нелегкое, но очень нужное дело по взращиванию новых "побегов" самодеятельной народной культуры.
В. Уланов, "РЖ", 19.02.86
Клуб, где всем интересно
Клуб - самая перспективная форма общения. Молодые инженеры Горьковского авиационного завода имени Серго Орджоникидзе Вячеслав Уланов и Семен Подкар убеждены в этом твердо. Заводской многопрофильный молодежный клуб (ММК), которым они руководят вот уже пять лет, один из самых популярных в городе. Это творческое объединение открыто для всех желающих. Его "владения" - концертный зал и танцплощадка, экспериментальный театр и проектно-конструкторское бюро, художественная студия и производственные мастерские...Многие из тех, кто заглядывает сюда случайно - просто ради любопытства или в поисках развлечений, оказываются "вдруг" вовлеченными в водоворот интересных дел. Все здесь основано на общественных началах, и недостатка в энтузиастах нет.
- А что тут удивительного,- говорит Вячеслав Уланов. - Большой завод, удаленный от центра города, много молодежи - рабочих, инженеров, пэтэушников, школьников. Да, были и есть традиционные кружки и секции при заводском Доме культуры, но мы хотели создать нечто новое, такой клуб, где люди могли бы общаться, где нет запрограммированных занятий и встреч, где собираются не ученик-учитель, лектор-аудитория, а круг друзей, увлеченных общими интересами.
Первым делом инициаторы разработали положение и устав (тогда не было общесоюзного положения) молодежного клуба, очертили сферу его интересов и приложения сил. Обсудили свою идею в комитете ВЛКСМ, профкоме предприятия, с работниками Дома культуры. Их поддержали.
- Вначале клуб объединял филофонистов и мало отличался от других подобных ему коллективов,- вступает в разговор Семен Подкар. - Встречи с ведущими критиками и музыковедами, журналистами, несомненно, расширяли наш кругозор. А выступления с собственными программами помогали самодеятельным актерам, исполнителям оттачивать свое мастерство. Все было в новинку, все привлекало. Однако довольно скоро выяснилось, что круг интересов членов клуба гораздо шире.
Живопись и литература, социология и дизайн, техническое творчество и фотография...Ограничиваться чем-то одним не хотелось. Да и ценно было как раз то, что каждый, кто приходил в наш клуб, искал и находил дело по душе.
Постепенно накопилась богатая музыкальная библиотека, слайдо- и фонотека, досье о том, как проводит досуг молодежь в других городах страны.
Есть при клубе экспериментальная детская студия. Многие из тех, кто ходит в клуб - люди семейные. Хотелось, чтобы и дети разделяли увлечения родителей, умели бы отличать настоящие произведения искусства от подделок. В студии не просто развивают эстетические вкусы ребят, а учат их игре на музыкальных инструментах, импровизировать. Ведь у детей богатая фантазия... Занятия ведут профессионалы. Состоялись первые отчетные концерты ребятишек. Родители довольны, дети с охотой и увлечением занимаются. В чем успех молодежного клуба? Пожалуй, в том, что здесь не ждут, когда кто-то заглянет сюда на огонек. Сами ищут интересных людей. Узнали, например, что работает на заводе молодая женщина, мать троих детей, пишет стихи. Хорошие стихи! Пригласили ее на одну из встреч, попросили написать рецензию для заводской многотиражки. Потом еще премьера, еще рецензия, уже для областной газеты...
Сегодня Людмила Уханова - профессиональный журналист и один из основных сценаристов ММК. Увлекло человека живое дело. Раскрылись способности - прямая выгода для клуба. И это не единичный пример. Знали, скажем, Свету Молчанову как инициативного комсорга цеха, теперь знают ее еще и как отличного чтеца. А конструктор Валера Кострецкий зарекомендовал себя прекрасным карикатуристом, дизайнер Серёжа Фролов - художником, сборщик Алексей Чечков - светотехником...
Что еще привлекает ребят в клуб? - спрашивал я многих. Творчество, возможность высказаться, возможность обрести надежных друзей. Клуб авторитетен. И об этом можно судить хотя бы по такому факту. Ходит в ММК группа учащихся ПТУ. Стало традицией привлекать их к работе клуба. Но однажды вместе с пэтэушниками пришли рассерженные преподаватели и принесли целый список двоечников: как же так, все ваши активисты уроки прогуливают, одна музыка да танцы на уме!
Разговор был серьезным. Нерадивых учеников поставили перед выбором: или выправляйте положение, или придется распроститься с клубом, чего его марку позорить. Срок для исправления установили месяц. Выправились мальчишки! Досрочно причем. И помогли им в клубе.
Не надо думать только, что все у ребят с авиационного завода идет как по маслу и получается без сучка и задоринки. Проблем хватает, но они считают, что трудности эти преодолимы, главное - желание работать. А оно у них есть.
-Мы действуем в тесном контакте с заводским и районным комитетами ВЛКСМ, постоянно ощущаем их поддержку, помощь и внимание. Так что наш клуб можно смело называть не только молодежным, но и комсомольско-молодежным, - говорят они.
В.Лапырин, "Комсомольская правда", 22 мая 1985 г.
Желаете научиться играть на музыкальных инструментах? ММК приглашает вас в экспериментальную студию инструментальной музыки в классы:
- ударных;
- струнных - духовых инструментов (блок-флейта, флейта, кларнет, саксофон, труба, тромбон).
Срок обучения первой ступени - 6 месяцев. Обучение платное. Начало занятий 1 декабря. Правление клуба.
Играть "для себя" - просто ли это?
Экспериментальная студия инстру ментальной импровизационной музыки, открывшаяся в Доме культуры, поднимет уровень любительского музыкального творчества, - считает председатель ММК инженер цеха 50 Вячеслав Уланов.
- Слава, как показали последние фестивали самодеятельности, в ней мало новых имён, почти не появляются новые инструментальные коллективы. В чем причины этого явления?
- Многие ВИА зашли в тупик, исчерпали свои возможности. Отсутствие настоящей школы воспитания музыканта-импровизатора привело к заштампованности приемов, к низкому художественному уровню музыкального творчества.
Парадоксальная картина: как свидетельствует статистика, лишь 8-10 процентов выпускников музыкальных школ продолжают заниматься музыкой после их окончания. Это говорит о несовершенной методологии преподавания в ДМШ. Там учат чтению нот, готовят исполнителей классики. Но ведь классика - это верх музыкальной культуры, и к уровню ее понимания и исполнения необходим долгий кропотливый путь. К тому же, как считает руководитель известной во всей стране инструментальной студии ДК "Москворечье" г. Москвы Ю. Козырев, при весьма слабых навыках чтения "с листа" (а это типично для среднего выпускника ДМШ) удовольствие от результата труда - выученной пьесы - выглядит весьма скромно по сравнению с неудовольствием от рутинной части этого труда: разучиванием нот.
- Не слишком ли категорично ты ставишь вопрос?
- Нет, потому что не раз убеждался, что подготовка, полученная выпускниками ДМШ, на практике ими почти не используется. Для детей и подростков интересно то, что дает быстрый результат. Если через неделю-две парень сыграет известную песню, это для него огромный стимул, а техника игры, теория музыки, классическая подготовка должны даваться ненавязчиво, осторожно, чтобы не убить музыкальную фантазию, желание пытаться на слух, без нот, играть бытовую музыку.
- А как же выйти из застоя музыкантам-любителям, в частности, нашего объединения?
- Помочь решению этой проблемы могла бы наша студия инструментальной музыки. Наш эксперимент показал, что масса подростков хотела бы заниматься активным музицированием: за неделю мы получили более 200 заявлений, и они продолжают поступать. А принять мы смогли 60 человек и то на "самоокупаемость", то есть на неопределенность. Потому что преподаватели наши - студенты старших курсов музыкального училища, после окончания учебы им нужно распределяться. Если бы у нас были штатные ставки, мы могли бы рассчитывать на стабильный преподавательский состав, а пока же мы просто надеемся на лучшее. Итак, есть кому заниматься, есть с кем заниматься, но нет средств и помещений...
- Слава, я знаю, что при поддержке администрации ДК и культмассовой комиссии профкома вы боретесь за ваше начинание. Но не все получается...
- К сожалению, это так. Один из "больных" вопросов - помещения для занятий. Было предложение часть кружков Дома культуры переместить в отдел 15. Комиссия парткома, профкома, комитета комсомола побывала в отделе и пришла к выводу, что много помещений после 18 часов там пустуют. Комиссия написала письмо гл. инженеру Г. Н. Гундыреву и, кажется, с 1 февраля нам обещают помочь.
- И тем не менее студия начала работать с января.
- Да, к тому же наши преподаватели по согласованию с отделом культуры ЦК ВЛКСМ побывали на стажировке в студии Ю. Козырева в ДК "Москворечье". Необходимость создания студии подтверждают и преподаватели ДМШ, которые видят, что дети после окончания музыкальных школ не прикасаются к инструменту, так как не научены музицировать самостоятельно. Их музыкальное воображение не развито. Многие бросают занятия, не доучившись... Учебный процесс по подготовке музыканта-любителя, свободно владеющего импровизационной музыкальной речью, должен быть другим. Благо, уже есть и учебные материалы. В. Малахова,
"РЖ", 30.01.86 г.
На полях:
Праздник пантомимы "Мим-парад"
Выполняя постановление ЦК КПСС "О мерах по улучшению использования клубных учреждений и спортивных сооружений", направленное на организацию содержательного досуга молодежи, продолжая традиции, начатые Ленинградским "Мим-парадом" и международной творческой мастерской пантомимы, организованной в рамках XII Всемирного фестиваля молодежи и студентов, Межсоюзный Дом самодеятельного творчества проводит праздник пластического искусства.
Праздник будет проводиться с 5 по 7 октября в ДК им. С. Орджоникизде. В рамках праздника состоятся концерты, диспуты и обсуждения с участием критиков, театроведов и искусствоведов. В празднике примут участие: "Мим-театр" (г. Челябинск), народный театр пантомимы "Мим" (г. Пенза), студия пантомимы "Прикосновение" и театр-студия "Пластика" (г. Казань), театр-студия пантомимы "Мимикричи" (г. Киев) и коллективы нашего города и области.
Начало концертов - в 18 часов.
"РЖ", 1 октября 1986 года
Мим-парад-86: Три дня - аншлаг!
В Доме культуры объединения с большим успехом прошел первый в городе фестиваль пантомимы.
Руководитель студии пантомимы "Скица" Дома культуры и техники железнодорожников Владимир Аликин, заручившись поддержкой ММК и комитета комсомола объединения, обратился в Межсоюзный Дом самодеятельного творчества и облсовпроф. Идею фестиваля подержали. Н. А. Ижицкая, М. Воробьев, О. Лабутина, В. Уланов приложили максимум усилий, чтобы решить десятки оргвопросов. Не слишком ли расточительно проводить трехдневный фестиваль, приглашая коллективы из городов Поволжья, Украины, Урала, чтобы 200 или чуть больше мимов смогли пройти школу мастерства, если все это будет происходить при полупустом зрительном зале?! Зритель, тем не менее, "валил валом": 2000 билетов были распространены чуть ли не в считанные часы. Приглашения, разосланные в разные города страны, принимались с удовольствием, почти с восторгом. Так, из Казани, прослышав про наш фестиваль, приехали "незаявленными" почти тридцать человек совсем молодой студии. "Мы просто посмотрим, послушаем. Нам это очень нужно", - объяснили они. Каждое утро в Малом зале ДК открывалась творческая мастерская. Руководили ею театральный критик А. В. Прохоров, театровед Н. Е. Табачникова и режиссер Московского театра мимики и жеста Е. Я Низовой. Все увиденное они судили строго, если не сказать жестко. Дисциплина на учебных занятиях была идеальная. Несмотря на то, что многие коллективы побывали в свое время на киевском, ленинградском и казанском мим-парадах, а некоторые, как, например, ребята из Челябинска, участвовали в работе творческой мастерской пантомимы на XII Всемирном фестивале молодежи и студентов, ни у кого не было этакого высокомерного снобизма. Все жадно впитывали впечатления, много общались друг с другом, обменивались адресами.
Самой представительной была группа казанских мимов. Студией пантомимы "Пластика" руководит М. Спецлоз, который одновременно является председателем клуба пластического искусства Татарии. Студенческую студию, которая существует при Казанском университете, привез Р. Фаткулин. И уж совсем приятной неожиданностью был приезд третьего казанского коллектива - детской студии "Фантазия".
А вот самыми титулованными были мимы с Украины. Ансамбль пантомимы "Мимикричи" В. Крюкова из Киева уже становился лауреатом республиканских, всесоюзных и даже международного конкурсов. Однако самую солидную концертную программу привез народный театр пантомимы "Мим" В. Христофорова из Пензы. Невозможно рассказать о всех ярких моментах фестивальных концертов. Считаю счастливчиками тех, кто увидел киевский номер "Преодоление" или миниатюру пензенского коллектива "Вечно живые". Кто наслаждался актерской игрой комиков из Арзамаса и следил за узорами театра теней казанских мимов...
На сцене трое: он, она, ребенок. Что-то знакомое ловишь в их застывших позах, расположении фигур. Ах, да, это же фотография, обычный семейный портрет. Трое вместе, но что-то их неуловимо разделяет, у каждого в глазах какая-то затаенная боль. А горестнее всех глаза ребенка, девочки в вязаной шапочке и клетчатом пальтишке. И вот фотография оживает. У взрослых в руках появляются губные гармошки, и они начинают подыгрывать звучащей музыке. Но не вместе, а порознь. Этой разобщенности яростно противится девочка. И лишь когда двое начинают играть вместе, лицо ребенка становится по-настоящему счастливым. Сколько глубины в этой короткой миниатюре! ("Семейный портрет". Студия "Прикосновение").
Среди участников фестиваля был коллектив, который совершенно подкупил зрителей чудаковатыми, милыми и простодушными персонажами своего спектакля, доказав, что пантомима может быть бесконечно трогательной. Такое эмоциональное потрясение испытал зритель от работы студии "Скица" "Крылья для клоуна". Вот клоунесса Т. Аликина представляет, что висящий на вешалке пиджак - это добрый старый друг, которого так сейчас не хватает. В пиджак просунута рука - и происходит чудо. "Друг" рядом, он похлопывает по плечу, ободряет, с ним даже можно потанцевать. Кому из нас не знакомо чувство одиночества, стремление быть понятым, желание согреться дружеским участием?! Аликинцы завершили свое представление поздним вечером, но зал не спешил расставаться с полюбившимися героями. И артисты поняли: общение надо продолжать.
В. МАЛАХОВА, "РЖ", 16 октября 1986 года
На полях
Прямо скажем, место довольно далекое от центра города. Сразу возникло опасение - а будет ли зритель? Но, к моему величайшему удивлению, организаторы фестиваля были абсолютно спокойны на этот счет - ни разу не пустовал зал на мероприятиях, организуемых МКЦ Московского района.
В первый же вечер, на первом же представлении все вопросы о заполнении зрительного зала были сняты: участникам фестиваля приходилось протискиваться в проход со своими персональными стульями, да и те некуда было поставить: в зале был полный аншлаг.
Н. Табачникова
"Мим-парад-88" Горький. Год 1986-й. "Фестивальная болезнь" в советском пластическом театре, возникнув с легкой руки В. Полунина в 1982 году, прогрессировала с каждым годом. Наряду с большими всеобщими фестивалями, стали возникать зональные смотры коллективов пантомимы. Рабочая, деловая атмосфера, царившая на всех смотрах, как-то плохо соотносилась со словом "праздник", которое часто появлялось на фестивальных афишах. Вот так мы и поехали в Горький в октябре 1986 года - поехали дело делать. А попали на настоящий праздник, где, впрочем, о деле никто не забывал. Горьковский "Мим-парад-86" проходил в ДК им. С.Орджоникидзе. Работа фестиваля была на редкость продуманно организована: днем проходили рабочие просмотры молодых коллективов. Потом - обсуждения. И только вечером большие концерты. После насыщенного рабочего дня актеры выходили на сцену, вопреки всякой логике, в особенно приподнятом настроении. Зрители с восторгом принимали номера народного театра пантомимы "Пластика" из г. Казани, а также студии пантомимы КГУ "Прикосновение" под руководством Р.Фаткуллина и детским коллективом "Фантазия", которым руководит И.Ибатуллин. Казанская пантомима заслуженно вызвала, пожалуй, наибольшие зрительские симпатии, если не считать, конечно, хозяев фестиваля - горьковский театр "Скица". Болельщиков у этого коллектива оказалось весьма и весьма много, а ведь спектакли "Скицы" далеко не всегда носят чисто развлекательный характер. Этот коллектив пытается воплотить на сцене трагикомическую интонацию, присущую самым замечательным образцам клоунского искусства, - миниатюрам Л.Енгибарова, "клоуна с осенью в сердце", спектаклям ленинградского клоун-мим-театра "Лицедеи".
Кроме названных приезжали мим-театр "Проспект" (худ. рук. В.Филонов), народный театр "Мим" из Пензы (рук. В.Христофоров), ансамбль пластической миниатюры и клоунады "Мимикричи" (худ. рук. В. Крюков) из Киева, студия пантомимы из Арзамаса (худ. рук. С.Таланов). Одной из важных ступенек к их популярности стал горьковский фестиваль "Мим-парад-86".
Следующий этап - "Мим-парад-88", который начнется в Горьком 5 марта.
Н.Табачникова, "ЛС", 3.03.88 г.
Пока свежи впечатления...
В самом начале марта во Дворце культуры объединения проходил мим-парад с участием творческих коллективов из самых разных городов страны, организованный МКЦ. Как любое большое событие культурной жизни, организация мим-парада сопряжена была с массой сложностей, порой невозможно было предугадать, как развернутся события.
Вполне понятно недовольство организаторов парада - слишком часто приходилось прибегать к оправдательной фразе "Оргкомитет оставляет за собой право вносить изменения в программу". Из-за финансовой неразберихи не смогли прилететь ребята из Томска, эпидемия гриппа в Ташкенте не позволила нам увидеть клоунскую группу "Птицы с юга", в кассе не было билетов на нужный рейс - на сутки позже прибыли пензенцы.Из Челябинска вместо одного коллектива прилетело сразу два, но только на два дня. Организаторы хватались за голову: что делать, если люди пришли смотреть пензенцев, а они еще из родного города не выехали! Как сделать адекватную замену, чтобы не потерять целостности всей программы и не обидеть зрителя? Да и технические трудности - переоформление сцены за короткий перерыв между спектаклями, установка сложных декораций, бесконечные "куда?", "когда?" и "как?"...
Присутствующие на параде критики (а их было немало, и люди все авторитетные) отмечали, что город наш и оргкомитет очень гостеприимны, что атмосфера была теплая и дружеская (мнение одного из зрителей: "Я, рок-музыкант, впервые попал на мим-парад и со всей ответственностью могу сказать, что атмосфера и в зале, и за кулисами, и в фойе намного добрее, чем на рок-концертах"). МКЦ не упустил возможности показать все направления своей работы - в перерывах выступили клуб авторской песни, ансамбль старинной музыки, ребята из брейк-студии, фольклорный ансамбль.
Размышляя о том, что происходило на сцене, критики отмечают: к сожалению, общий уровень коллективов невысок, за исключением, пожалуй, группы "Проспект" из Челябинска (мнение зрителя: челябинский "Проспект" - мим-театр с огромным потенциалом, удивительно целостный, свежий, неожиданный) и детских коллективов из Пензы и нашего города. Мало открытий у наших мимов, лишь отмечены режиссерские находки Сергея Пазушкина (группа "Парадокс") в спектакле "Хорошие времена". Сцены свадьбы и похорон - выстрелы блестящие. От режиссера, их постановщика, можно ожидать многого. "Скица" стабильна и профессиональна, но необходимость творческого поиска, создания новых программ ощущается теперь не только участниками, но и зрителем.
Сами участники считают, что обсуждение их работ носило характер некоего судилища, и это отчасти разрушало атмосферу праздника, который пытались создать организаторы. Хотелось бы, чтобы участники жили вместе, в одной гостинице или общежитии, как это было на "Лицедей-лицее" Тогда было больше времени на общение. Для всех участников парад этого года стал большой школой. Смотрели все - и творческие мастерские, и концертные программы. Не все поняли, не все приняли, вместе обсуждали работы. Возмущало, как до абсурда доведены наши идеалы в работе челябинского народного театра "Маски". Не раз отмечалось, что их композиции "Поэма о Зое" и "Хлебушек" - чистейшей воды профанация темы, развращающая и актеров, и зрителей. Дети на сцене всегда вызывают умиление. Но когда они овладели одним из сложнейших видов искусства - искусством пластики, сценического движения, это вызывает уже уважение и признание мастерства. Удивительно искренни и динамичны работы школьников из Пензы, с которыми занимается Лена Каралашвили, и ребят из нашей городской студии "Букашка". Руководитель студии Владимир Чикишев делает чудо, работая с неслышащими детьми. Его программа "Штуковины и финтифлюшки" - одна из лучших на фестивале. Детская пантомима буквально покорила зал.
"Мим-парад-88" вызвал много суждений, мнений, спорных и порой противоречивых. Много было и добрых слов, и критических замечаний в адрес МКЦ, участников и жюри. Сегодня, спустя некоторое время, страсти понемногу улеглись. И уже спокойнее, беспристрастнее глядя на прошедший у нас во Дворце культуры мим-парад, может, стоит задуматься, почему "Мим-парад-86" был, по мнению большинства, на порядок выше нынешнего, и виноват ли МКЦ, что порой зрителю скучновато было глядеть на сцену? Может быть, сами участники попробуют ответить на вопрос, почему не все принял зрительный зал, хотя публика (да простится мне эта вынужденная красивость) шла к артистам с открытой душой, с искренним желанием понять любой коллектив.
А. Сергеева, "РЖ",30 марта 1988 года
Не ждать затейников!
Проблема целенаправленного использования свободного времени стоит сейчас очень остро. У учащейся и рабочей молодежи, по оценке ученых, до пяти часов свободного времени в день. Как молодой человек его использует, на что тратит?
Как показывает практика, у большинства молодых людей это время уходит на отдых и развлечения, и лишь немногими свободное время рассматривается как пространство для творческого саморазвития. Будь то художественная самодеятельность или техническое творчество, туризм или спорт, они помогают реализоваться тому, что остается вне сферы производства.
Эти вопросы берется решить Молодежный культурный центр, который начал свою работу при нашем Доме культуры. Его мы считаем следующим этапом развития молодежного музыкального клуба. ММК стал своеобразной творческой лабораторией создания и воплощения различных форм организации досуга. Дискотеки и дискотеатр, лаборатория аудиовизуального дизайна, студия инструментальной музыки. Концерты, праздники, парады, фестивали. Применительно к производству - комната психологической разгрузки, аудиовизуальный и электроакустический комплекс заводского музея - вот направления разработок и реализованных идей ММК. Все это проходило при самом активном участии комитета комсомола, профкома завода, администрации Дома культуры. Молодежный центр открывает новые возможности и перспективы развития и координации всех заинтересованных организаций в области досуга. Интересными могли бы стать такие подразделения, как студия экспериментального проектирования, которая могла бы спроектировать все: от детской игровой площадки до разработки художественной концепции праздничного шествия. Политклуб, в основу которого могли бы лечь спектакли молодежного театра ДК. Клуб компьютерщиков, одним из направлений деятельности которого могли бы стать разработки программ различного рода: от чисто игровых до программ оптимизации технологических процессов. И все это в свободное время.
Могла бы развиться и сеть досуговых услуг молодежного центра, например, курсы английского языка с музыкальным уклоном для любителей музыки и меломанов, студия звукозаписи, которая могла бы записать по заказу программы: танцевальные, джазовые и старинной музыки, народную филармонию, лекции по различным видам искусства с использованием современных видеосредств. Да мало ли еще какие инициативы могут появиться у молодежи!
Сейчас создается совет МЦ, в который войдут наиболее активные творческие молодые люди нашего объединения и района. Одной из основных функций совета мы видим содействие развитию различных молодежных инициатив в области организации досуга. Все это перспективы, основанные на практических делах, и они могли бы начать воплощаться уже завтра, но есть одна существенная деталь - мы задыхаемся от нехватки помещений. Некоторые пассивные кружки, например, вязания, кройки и шитья, шахматный клуб, филателистов можно было бы перевести из ДК в другие помещения, пустующие в вечерние часы, например, помещение отдела 15. Рассматриваются вопросы об освобождении правого крыла Дома культуры с Малым залом и переоборудования его под МЦ, о реконструкции Дома культуры, но все эти вопросы решаются чрезвычайно медленно, а МЦ размещается в той же маленькой комнатке, что и ММК, не имея даже своего телефона.
Главным архитектором объединения А.М Елизаровым была недавно высказана интересная мысль о постройке здания молодежного центра около ДК на такой же основе, как музей завода. Это, на мой взгляд, интересное предложение. Такое помещение можно возвести в короткий срок, да и строительство относительно дешево. Я думаю, ни один комсомолец не отказался бы поработать на здании своего молодежного центра в нерабочее время. В. Уланов, председатель ММК, "РЖ", 4.12.86
"МУЗЫКА, МОЛОДОСТЬ, МИР"
Под таким девизом пройдет первый областной рок-фестиваль. Его главные цели и задачи - посмотреть на состояние и уровень музыкального творчества в молодежной среде, выявить наиболее талантливых самодеятельных исполнителей. Организаторы фестиваля - редакция молодежной областной газеты и молодежный музыкальный клуб Дома культуры нашего объединения.
Фестиваль будет проходить с 30 октября по 2 ноября в нашем ДК. В нем примут участие как отдельные исполнители, так и дуэты, трио и ансамбли. В программу их выступлений будут включаться только авторские произведения. Ансамбли могут исполнять и чисто инструментальную музыку. Группы, получившие положительную оценку на предварительном прослушивании, примут участие в конкурсных концертах. На творческие мастерские выносятся программы коллективов, еще не готовых, по мнению оргкомитета, для участия в концертах. Цель подобных мастерских - творческая ориентация молодых исполнителей, методическая помощь. На семинаре будет сделан компетентный разбор прозвучавших произведений. Любители музыки смогут услышать в дни фестиваля доклады о рок-музыке, фольклоре, джазе, обменяться мнениями, поспорить.
"РЖ", 28.10.86 Этот спорный напористый рок
Воображаемая беседа с молодым любителем рок-музыки, обобщенное представление о котором сложилось на первом областном фестивале "Рок-86".
Если считать, что любой музыкальный фестиваль - это не только конкурсные концерты, но это обязательно и полемика, диалог, общение между музыкантами, зрителями и специалистами, то фестиваль, состоявшийся недавно в нашем Доме культуры, по признанию журналиста-музыковеда из Москвы Артема Троицкого, своей атмосферой коммуникабельности превосходил все фестивали рок-музыки, виденные им в других городах. В первый день творческие мастерские проходили при выжидательном молчании зала, зато три следующих дня зритель всеми возможными способами пытался поднять волнующую его проблему, услышать ответ, высказать свою точку зрения. По аплодисментам и выкрикам (в зале сидели отнюдь не пай-мальчики), по запискам, поступившим в жюри и в "черный ящик" на сцене, можно было нащупать болевые точки рока - этого отнюдь не самого счастливого любительского музыкального течения.
Итак, наш средний зритель любит рок-музыку, сам немного играет, ему не занимать энергии, возраст - около 20 или чуть за 20, он непосредственен и довольно скептичен...
- Что ж, должен вас поздравить: рок выпустили на сцену. Десять лет была "молчанка". После последних "Серебряных струн" музыканты ушли в безвестность. И вдруг - рок-фестиваль! Честное слово, это приятно...
- Разделяю твое удовлетворение. Учти, в фестивале участвовало около 70 групп, а заявок было подано 110. Программа была сверхнасыщенная, вечерние концерты длились по 5-6 часов. Сам знаешь, какой острой была билетная проблема. Организаторы фестиваля: областная молодежная газета, обком комсомола и наш ММК понимали, что от порядка и дисциплины на первом рок-фестивале зависело, будет ли он иметь продолжение, поэтому так тщательно разрабатывался распорядок фестиваля.
- Ну, ладно, я не обижаюсь, хотя многие мои друзья остались на улице и будут довольствоваться моим рассказом о фестивале. Но скажите прямо, вы действительно не считаете, что рок-музыка - это что-то неприличное и ее надо запрещать?
- Ты знаешь, недавно в "Литературной газете" была очень убедительная статья В. Голованова о рок-музыке. Так вот, он пишет: "Как форма осмысления молодежью происходящих в обществе проблем, рок не хорош и не плох - он естественен". Ты хотел честного ответа? Вот он. Рок достоин уважения за гражданскую смелость. Наша эстрада стала слишком "приглаженной".
- Но почему же тогда мы пугаемся, когда видим "неприглаженность"? Вот вышли на сцену "Хронопы" - и кое-кто испугался!.. - Сразу с тобой не соглашусь, никакого испуга ни в зале, ни у членов жюри я не заметила. Наоборот, вызвавшая бурный зрительский отклик группа "Хронопы" была признана одним из самых значительных явлений фестиваля. Этот ансамбль текстовый. Ребята хотят сказать что-то свое, хотя некоторые их песни отдают инфантилизмом. За это стремление к искренности "Хронопам" можно простить некоторое оригинальничание и тот недостаток музыкального профессионализма, который от лица жюри отметил журналист "ЛС", ведущий рубрики "Музыкальная среда" А. Блудышев. Зато А. Троицкий отметил, что у "Хронопов" есть шанс стать хорошей рок-группой. - В принципе, я думаю, что "Хронопы" не в обиде: приз "За самую спорную программу" - это награда, которой никогда не удостаивается серость. Но, вообще, должен сказать, чистого рока на фестивале было мало. - Знаешь, в этом ты примыкаешь к той части зрителей, которая приходила на фестиваль потреблять "высокую" культуру и уходила в досаде: ну и уровень!
Да, "средний уровень" многих ансамблей пока еще не высок. Но, вспомни, 10 лет они "варились в собственном соку". И это чудо, что коллективы еще есть! И не только в городе, но и в районных центрах области, в селах. Репетируя в подвалах и личных квартирах, играя на самодельных или просто плохих инструментах, музыканты не отчаиваются, не опускают руки. Хотя многих, конечно, мы потеряли. Поэтому, когда в оргкомитет фестиваля поступала заявка от музыкантов, работающих не в роке, а в других жанрах, и в глазах ребят читалась такая надежда, такое желание показать свое творчество, ни у кого не хватало духу им сказать: "Ребята, вы нам не подходите".
И потом - у каждого явления есть своя оборотная сторона: специалисты теперь знают, с кем и как работать дальше. Помнишь, что сказал А. Блудышев? "Ребята, мы познакомились с вами не для того, чтобы сказать "до свидания" и распрощаться. Мы задумали большое дело и настроены на постоянные и длительные контакты..."
- Рок-клуб?
- Ну, конечно. Ведь наблюдается значительный отрыв группы лидеров от основной массы ансамблей. Их надо подтягивать, если, конечно, они этого захотят. У некоторых слабых коллективов, к сожалению, "присутствует" огромное самомнение. Например, музыканты из группы "Рок-синдром" на протяжении всего фестиваля не могли понять, что их не допустили к участию в вечерних концертах совсем не потому, что они играют "металлическую" музыку, а потому, что они ее играют плохо.
А теперь перехожу от обороны к наступлению: почему многие рок-ансамбли делали "парадную заставку", начиная с политрока, но в подаче антивоенной темы прибегали к заезженным приемам? А ведь у рокеров есть негласное правило: лучше фальшивая нота, чем фальшивая песня...
- Конечно, о мире и войне надо говорить так, как, например, сказала ленинградская группа "Кино" в песне "Объявляю свой город безъядерной зоной", или не говорить никак. Я и сам смертельно скучал на таких номерах и думал: "Ребята, рок - это всегда исповедь..."
- Рада, что ты разделяешь мое мнение. Тогда еще один вопрос: "Почему некоторые рок-музыканты считают, что рок - это только оглушающий грохот, вопли с невнятными словами? И совсем иные чувства испытал зритель, например, когда звучал самый тихий номер фестивальной программы в исполнении И. Васильева: песня на великолепные стихи С. Кирсанова.
- А мне больше по душе все-таки "громкий вариант" творчества И. Васильева. Хотя за музыкантами из его "Лаборатории современной музыки", в которую входят профессионалы, трудно угнаться любителям...
- Надо учиться у них культуре исполнения. Помнишь шквал аплодисментов после их композиции "Рок-привет", в которой, по замечанию ведущего фестиваля А. Фуфаева, склонного к афоризмам, была рассказана вся история рок-музыки?
Если в будущий городской рок-клуб, кроме названных ветеранов джаз-рока, придут еще и такие коллективы, как "Кантабиле", "Ироникс", "День за днем", "Экипаж", "Рок-острова", "Реверанс", "Визит", начинающим музыкантам будет у кого поучиться. - Но я вас хочу предупредить: рокеры - люди неспокойные. Они не хотят тиражировать эстрадные однодневки, предпочитают петь собственные песни. Это не всем нравится. Кто возьмется за организацию рок-клуба?
- Думаю, те же люди, у которых хватило смелости провести первый рок-фестиваль. Ты видел, какой широкий молодежный актив "кудесничал" на фестивале? Какие-то молчаливые озабоченные мальчишки моментально оказывались там, где вдруг что-то отказывало. Они "кружились" вокруг инструментов, микрофонов, бесчисленных проводов, "колдовали" с цветомузыкой. Напряженно работали оргкомитет и штаб фестиваля. Уверена, что последние предфестивальные недели председатель ММК В. Уланов появлялся дома лишь к ночи, а заместитель секретаря нашего комитета комсомола М. Воробьев и другие "комитетчики" едва успевали проворачивать все оргвопросы. Значки, визитки участников, анкеты, выставки, афиши, киоски-продажа, транспорт, гостиницы - представляешь, какой объем работы?! Так что не теряй оптимизма. Если рок-музыканты берут гитары - значит, это кому-то нужно...
Беседу провела В. Малахова. "РЖ", 12.11. 1986 года
Итак, мы начинаем
В Свердловске состоялся семинар по проблемам советской рок-музыки.
В семинаре приняли участие представители рок-клубов Ленинграда, Москвы, Новосибирска, Горького, Риги, Таллинна, Свердловска, Казани, Хабаровска, Якутска - всего из 28 городов. Кроме того, в работе семинара приняли участие представители Высшей комсомольской школы при ЦК ВЛКСМ, Гостелерадио, Института искусствознания АН СССР, журналов "Юность", "Клуб и художественная самодеятельность".
Первые два дня работы семинара были посвящены анализу дел на местах и обмену опытом по организации деятельности рок-клубов. На протяжении последнего года открывались и...закрывались рок-клубы во многих городах страны. Отношение к ним варьировалось в зависимости от "вкусов" местных функционеров. Это ни для кого не секрет сегодня. Единодушно было отмечено, что в эпоху перестройки в подобном отношении к запросам молодежи явно ощущается недооценка социальной значимости современной музыки.
В ходе дискуссий и обмена мнениями участники семинара решили образовать федерацию рок-клубов страны. Учитывая представительство большинства существующих на данный момент рок-клубов, в рамках семинара была проведена учредительная конференция федерации.
Приняты декларация, устав федерации, перспективная программа развития рок-движения в стране.
Устав федерации был разработан на основании Положения о добровольных обществах и союзах, утвержденного Президиумом ВЦИК РСФСР в 1932 году, согласно которому учредителем организации подобного масштаба должен являться Верховный Совет СССР.
Практика показывает, что советское рок-движение не вписывается в рамки существующих на данный момент в стране таких организаций, как Всесоюзное музыкальное общество. Союз композиторов, Министерство культуры (далее пробел в тексте) требует нового комплексного подхода со стороны ученых социологов, психологов, критиков, поклонников рока.
Избрана делегация для представления устава федерации в Президиум Верховного Совета СССР.
Участники семинара В. Уланов, С.Подкар, С.Буденный
"Ленинская смена". 25 октября 1987 г.
На полях
На рок-фестивале Рогожкин кричал: "Партбилеты на стол!" Я говорю: "Тебе сейчас принести?"
- За что?
- За рок-фестиваль, за то, что "Хронопам" третье место дали. А хотели первое... Просто комсомольцы изначально удалились от этого всего. Тот же Рогожкин поставил Шишокину, а Шишокина поставила Баринову. И потом, когда на первое место стали выходить "Хронопы", во-вторых, "Пила" или "Электродвигатель", и пошёл такой раскардаш.
(Из интервью с В. Улановым) Что нужно молодёжи? Май-86
Они не титаны, не герои. Они обыкновенные люди. От постоянного напряжения они болеют. Несколько раз лежал в больнице Семён. Слёг, проведя первый в городе и области рок-фестиваль, Слава Уланов.
Мы навестили его: Семён, Валя и я. Слава поил нас на кухне кофе и без конца говорил о прошедшем рок-фестивале, о внеконкурсных прослушиваниях, на которые не было ограничений для желающих получить совет, о конкурсных концертах, на которые невозможно было достать билеты, потому что половина зала были участники, а другая половина - их болельщики. О том, что пора создавать в городе рок-клуб.
Слава раскалялся от разговора, и мы уже подумывали, что напрасно пришли, потревожили больного человека. Однако разговор захватил и нас, свежа была та раскалённая атмосфера, которая четыре дня царила в ДК. Толпы молодых ребят с бейджами на шее и надписями "оргкомитет", "участник", "жюри". Три шеренги дружинников у входа. Пустота на улицах - все в ДК. И целые вечера рок-музыки, мелодичной и не очень, тихой и напористо-громкой, с проникновенными текстами и со словами дежурными, конъюнктурными.
Фестиваль показал, что ММК-МКЦ уловил пульс молодёжи, её желание выговориться, исповедоваться и предоставил такую возможность. И можно было бы говорить о новом завоевании ММК, если бы нелепый случай не отбросил нас назад.
В городской вечёрке появилась статья о беспорядках, учинённых на главной улице города поклонниками металлического рока. И почему-то в числе покровителей этих ребят был назван ММК. После этого любые рок-мероприятия на сцене нашего ДК были запрещены.
Но в любом случае - нет худа без добра. Рок-клуб арендует крупнейшие залы города во Дворцах культуры и кинотеатрах. И теперь снята проблема с билетами, ведь наш зал вмещает всего пятьсот человек, а , например, ДК имени Ленина - тысячу триста. Сняты ажиотаж и напряженность.
Л. Уханова (Из очерка "Неформалы")
Комментарий В. Уланова
Фестиваль 86 года мы делали уже совместно с газетой "Ленинская смена" - с Лапыриным, с обкомом комсомола в лице Татьяны Шишокиной, с Галей Бариновой.
Значение этого фестиваля в том, что нам удалось с Лапыриным пробить абсолютно нецензурируемую программу, в условиях фестиваля было ограничение только по пребыванию на сцене - 30-40 минут. Всё остальное не ограничивалось. А идеологических рамок не было - пойте что хотите. Это был первый фестиваль такого рода в истории Нижнего Новгорода.
Образование рок-клуба, здесь же - в 86 году. И продолжение его по сериям концертов до "Рок чистой воды". В 92 году был последний, тринадцатилетию ММК посвящённый рок-фестиваль, который мы организовали. Если не считать потом в 97 г. Это уже пошла история "Европы плюс". В 96 г. - "Легенды нижегородского рока", в 97 г. - "Знай наших". Это всё трансформация и продолжение на уровне "Европа плюс".
- А из тех, кто принимал участие в первом фестивале, кто сейчас играет? Кто процветает?
- Более ста команд подали заявки, мы их просмотрели с оргкомитетом, в который входил небезызвестный Артём Троицкий. "Хронопы", "Рок-острова", которые продолжают свою деятельность. Чиж там был - была группа "ГПД" из Дзержинска. Они до сих пор существуют, выступали у нас на "Знай наших". Из Казани Крупин привёз группу "Холи". "Ироникс" с Мариной Кулаковой во главе.
- А уровень был высокий?
- Уровень был гораздо выше, чем сейчас. - С кем ты сравниваешь?
- На "Знай наших" выступали "Элизиум", "Мопр". Это слабее.
- Чем - словами, музыкой хуже?
- Всем.
- Больше амбиций?
- Больше халявы! Никто не хочет учиться играть. Если такие культовые группы, как "Чайф", не умеют играть, и это считается нормальным, и пластинки записывают. "Острова" как в 86 году играли, так и сейчас играют, и достаточно популярны. То есть прогресса в этом направлении нет. И здесь есть свои причины, появились электронные игрушки типа Casio, на которых один может записать все, что угодно.. В чём вообще ценность группы? В том же, в чём и ценность ММК. Люди, объединившись, выдают продукцию высокого качества. Когда есть группа - это "Битлз". Каждый из них после никак не проявил себя, интерес к ним остался на уровне "Битлз". Они ничего значительного после распада группы не сделали. Почему? Потому что в одно время сумели сфокусировать усилия в одном каком-то проекте, и он стал заметен (как ММК)...
А эти сейчас халтурные группы... Сидит там один клавишник, который напиликал партию баса, ударник, что-то сляпал, спел. Почему уровень западной музыки гораздо выше? Тут много-много причин. Но одна из причин та, что там каждый занимается своим делом. Один сочиняет слова, другой - музыку, третий пишет аранжировку, четвёртый подбирает исполнителей, вокалистов. И выдаётся уже конечный - очень высокого качества музыкальный продукт. У нас этого, к сожалению, нет. И это касается не только музыкантов. И всех остальных тоже. Ну, у джазовых тут немножко получше...
- Ты не охладел к "Знай наших", если они такие слабоватые?
- Нет, мне интересно, что у них творится. Если бы была поддержка, я бы ещё провёл не один фестиваль.
- Значит, в 86 году рок-клуб образовался.. Это было как-то...
- Это было оформлено всё документально. Это было одно из направлений ММК, или тогда уже МКЦ "Федерация". Дальше это превратилось в такой грандиозный проект, как "Рок чистой воды" со Свердловскими и Ленинградскими рок-клубами. У этого движения было шесть содиректоров. Там были свердловчане - Шахрин Владимир и Графов. Там был Миша Борзыкин - "Телевизор", Костя Хонхолаев, там были Игорь Крупин и я. Мы провели эту акцию - "Рок чистой воды" в 90-м - бешеный успех!
- Вы плавали по Волге?
- От Нижнего до Астрахани и обратно. На борту было половина музыкантов, половина экологов. Какие-то академики были из институтов, из университета, в общем, все "карповоды". Они делали анализ воды, проводили сбор подписей, пикеты ходили на всякие заводы, всё снимали. С нами была голландская телевизионная группа, она без всяких проблем проникала на все закрытые заводы. Представляешь, нас встречает в Самаре КГБ, чтобы сопровождать, чтобы не увидели что-нибудь не то.
- А я думала, чтобы совсем не пущать.
- Что ты! Мы по всем газетам дали информацию, что плывёт столько народу, начиная от Гарика Сукачёва и Гаркуши. Волгоград был город открытый, туда приехала ещё одна съёмочная группа голландского телефидения. Они снимали весь концерт. Я там в прямом эфире выступал прямо с лестницы. Здорово было: на этой лестнице Волгоградской собралась куча народу. То есть это было мощная акция, которая всколыхнула общественное мнение с помощью того, что - опять же это технология ММК.
- Вам уже никто не говорил: не надо волноваться за окружающую среду? Это уже было перестройка.
- Никто не говорил, но все всё скрывали. Ты Валю спроси, как они добывали все эти дела. Экология Волги - проблема не только для нас, но и для голландцев, это межгосударственная проблема. - Эти акции имели это положительное значение. Воду стали очищать озоном.
- Этих акций было несколько. "Рок чистой воды" на Волге, "Рок чистой воды" на Байкале в том же году, в сентябре.
- И ты туда ездил?
- Летал. А потом был "Рок чистой воды" в Чернобыле - весной 92 года, потом снова "Рок чистой воды" на Волге - тоже в 92 году.
- Их сколько было?
- Четыре, не считая мелких....
На полях
Люди пели не традиционно, они не сочиняли слова песни высоким каким-то слогом и не пели народные мелодии, они пели, что на душе - выражали самих себя. Это и было ценно. И когда до этих идеологов дошло, что тут никто не управляет идеологическим процессом: ни Лапырин, ни Уланов - и задачи такой перед собой не ставили - управлять... Мы задачу-то ставили: выявить, что там происходит, что интересно людям, которые выходят на сцену, для чего они выходят на сцену. Они, оказывается, выходили, чтобы показать, что у них на душе. Практически, это близко к блюзу негритянскому. У меня сегодня на душе вот это, я об этом пою. Только там более высокая музыкальная культура, поэтому и получается интереснее...
(Из интервью В. Уланова) Вадим Демидов: Такая точка на карте -
"Нижний, Рок-клуб"
Как я узнал о ММК
О ММК я узнал в конце 70-х. Тогда в ДК им. Серго Орджоникидзе был джазовый фестиваль, и я туда приехал. Приехал один - по-моему, не было тогда у меня друзей, которые бы джаз любили... Я учился в 10-м классе, либо уже на первом курсе. Помню, что выступал Игорь Васильев со своим квартетом или квинтетом, играл на флейте. Это было что-то в русле арт- или джаз-рока, довольно круто по тем временам. Тогда же я впервые увидел Уланова, он обычно вел эти концерты. Ходил он в костюме, по-взрослому. Я его встретил по одежке - показалось, что это человек не моего поколения. Он старше меня лет на двенадцать - сейчас разница почти не заметна, а тогда это считалось. Вообще, имидж у него человека формального, никак не нефера. Наверное, благодаря своему имиджу ему и удалось стать медиумом между всякими райкомами, горкомами, обкомами и рокерами с джазменами. Он умел эти отношения налаживать. Это крутой талант. Наверное, Уланов - один из самых главных пассионариев культуры 80-х в Горьком. Если не самый главный.
После того похода в ДК я понял, что это место очень хорошее, и туда можно ездить и впредь. Потом было очень много различных джазовых концертов и фестивалей, выступали Чекасин и Резицкий. Помню, как-то всю ночь тусовались на квартире в Кузнечихе с группой Чекасина, там Йоффе был и Молокоедов, мучили фоно. Классное время. Было еще яркое впечатление: в конце 1984 года или начале 1985 в ММК проходили джазовые лекции Юры Дмитриевского, и мы с "хронопами" туда ездили. Дело в том, что о роке я тогда уже знал все (ну или почти все, все же с 10-го класса посещал пластиночную "кучу"),но в джазе для меня было много белых пятен. Я отдавал себе отчет, что джаз - это музыка моих родителей, и он никогда не станет чем-то полностью близким мне. Но из-за того что джаз подобно року был тогда под запретом, я ощущал какое-то мистическое влечение к нему - джаз манил.
Проходили лекции так: Дмитриевский, суперзнаток джаза (так тогда казалось), элементарно ставил фирменные джазовые пластинки, по тем временам безусловно редкие, рассказывал о разных известных музыкантах, показывал слайды. Во времена видео это кажется смешным, но тогда это было здорово. Обычно на этих лекциях на первом ряду сидел очень важный человек, который в будущем стал проводником "хронопов" и меня в частности в мир ММК - это Витя Ходос. Он сидел на первом ряду и все время о чем-то спорил с Дмитриевским, переговаривался. Выглядел он очень колоритно: длинноволосый такой, хипан, как раньше говорили... Буквально через несколько лекций мы сошлись на почве общей любви к Гребенщикову, случайно разговорились. Оказалось, что живем мы близко друг от друга - в нагорной части города. Стали вместе возвращаться домой после лекций, одним словом, подружились. Я к нему и домой заходил - он мне давал катушки с джазовыми записями. Рассказывал о ММК, о том, что они иногда собираются. Но я лично никогда ни на каких тусовках ММК не бывал и членом клуба никогда не был. Вот как раз Вите мы и показали первые записи "Хронопа", это было где-то летом 85 года. Мы-то уже понимали, что являемся настоящей рок-группой (в сегодняшнем понимании) со своим миром, своим космосом, своим протестом, но, естественно, себя афишировать не собирались. Тогда быть рок-группой было не безопасно, и, конечно, мы понимали, что рано или поздно нами все равно займутся органы - куда от этого денешься.... В общем, Витя был одним из первых, кому мы показали свои первые записи. И через какое-то время - еще Свете Кукиной. Первый рок-фестиваль
Первый рок-фестиваль довольно долго готовился. В августе было объявлено о том, что он состоится осенью и что надо присылать в ММК свои демонстрационные записи и прослушиваться. Тогда же Уланов узнал о нашем существовании. Возможно, Славе казалось, что без нашей группы или без групп типа нашей, рок-фестиваль не будет тем, чем он, в общем-то, должен был являться. Кому нужен был еще один рядовой смотр ВИА? Уланов всячески протаскивал нас на фест. По-моему, даже прослушивание было "мягкое". И все же десятки групп, которые там выступали, пели либо чужие эстрадные песни, либо песни "высокопатриотического" звучания. Типа "борись за мир!" и "виват комсомолу!". Перед фестивалем нам Слава очень помог - он пустил нас к себе в ММК репетировать и даже предоставил инструменты: гитару свою, которую он из дома принес, клавиши, барабаны (у нас-то ведь ничего своего не было). Где-то около месяца мы репетировали. Времени, конечно, было очень мало, ведь до этого мы никогда не репетировали с усилками, с электроинструментами. Но, тем не менее, наше выступление как раз привнесло достаточный стрем, который был, на мой взгляд, просто необходим фестивалю, это была просто свежая кровь. 1985 год. Тогда любые совершенно простые темы и мысли, высказанные на обычном разговорном языке, к которому мы сейчас уже успели привыкнуть, вызывали у слушателей эстетический шок. Мы пели: "Я на стуле сижу у окна и смотрю, не идет ли кто, не несет ли он мне воды в потайном кармане пальто". Сейчас это воспринимается как детсадовские вирши. А тогда слушатели в этом разговорном стиле видели протест. Во всяком случае, нам на фестивале передавали записки , мол, вы фашисты, вас надо кастрировать. Наш басист Максюта после эти записки сжег на газовой плите - кстати, у Вити Ходоса дома. Тусовались после гала-концерта у него, был А. К. Троицкий. Несмотря на то, что Нижний был закрытый город, довольно темный в смысле культуры, в жюри на удивление собрались вполне вменяемые люди. Председателем был Артемий Троицкий, в состав входил Витя Ходос -нонконформист по жизни, опять же Уланов. Еще в жюри был Блудышев Саша - тоже умный человек. Я понимаю, что дать нам высокое место было бы полным нонсенсом. Все-таки времена были еще не те (хотя и вегетарианские). Да и неправильно это было бы, потому что играли мы тогда еще очень по-дилетантски. Нам дали приз "За самую спорную программу", что соответствовало действительности, и подарили книжку "Наша цель - коммунизм" с памятником рабочему на обложке. Я ценю иронию комсомольцев, которые всучили нам эту книженцию. Кстати, ее тогда даже ни в один букинист не брали... Рок-клуб
После первого рок-фестиваля при ММК создали рок-клуб. Лидеров, которые в разное время его возглавляли, было несколько: сначала Стас Буденый, потом Игорь Крупин. И я в рок-клуб входил. Работа была такая - прослушивать и отбирать группы для выступлений. Возможностей для выступлений было крайне мало. Это сейчас можно просто снять какой-то зал и организовать концерт. Тогда же выступить можно было только под эгидой какой-то "серьезной" организации, комсомола, к примеру. Нужно было разрешение, нужна была "литовка" всех текстов. Рок-клуб при ММК как мог помогал легализировать эти группы. Про "литовку"такой рассказ.
"Литовка" была нужна даже для того, чтобы бы съездить на фестиваль в Казань. Кто мог "залитовать"? Либо партия-комсомол, либо члены оюза писателей. Мы отпечатали около пятнадцати песен. Кто-то нам сказал, что в Горьковском отделении Союза писателей есть исключительный мужик. Дескать, он чуть ли не диссидент, сидел при Сталине как враг народа, демократ, в общем, суперпрогрессивный мужик. Он, как Александр Иванов, писал пародии на поэтов. Мы ему отдали наши тексты. Через какое-то время мне Слава Уланов сообщает, что тот ни один текст не принял, включая наш хит "Я сижу у окна". Я прошу: "Дай мне его телефон. Хоть узнаю, в чем дело - как можно из пятнадцати текстов ни один не "залитовать". Звоню, и рецензент мне говорит:
- Знаете, молодой человек, перестройка... все дела... Горбачев...Но вы вредны нашему обществу, и если мне даже сейчас сам Горбачев позвонит и прикажет, "залитуйте" тексты Демидова, я скажу "нет" и выложу свой партбилет.
- Но почему? - спрашиваю.
- Ну как же так,- говорит, -возьмем вашу "Я на стуле сижу у окна". Мало того, что это вообще мало поэтически, ну это, допустим, дело вкуса, но вы пишете "Питер", хотя вы знаете, как называется город - Ленинград.
- Да, я знаю, но он одновременно и Питер, - объясняю я.
- В стихах это употреблять нельзя. И вообще, в то время, когда наши солдаты проливают кровь в Афганистане, вы выступаете против войны, а это уже просто ни в какие ворота!
(Это у нас такая песня была "Холден Колфилд". Я сделал сэлинджеровского героя нарицательным персонажем, будто бы он неформал: то ли панк, то ли металлист. Его забрали в Афганистан, и оттуда он вернулся понятно как - в цинковом гробу. Такая вполне милая баллада.) Потом мне кто-то говорил: подумаешь, одному не понравилось, ну отнеси в Союз еще кому-то. Но мне же говорили об этом человеке как чуть ли не о демократе, а остальные-то в писательском союзе - вообще болото. На этом, собственно, "литовка" и кончилась. Поехали без нее.
В основном мы в рок-клубе занимались тем, что прослушивали разные группы. Хотя дотошного отбора не было. Есть программа - выступай. Другое дело - групп хороших в Горьком было мало... Может быть, чуть более тщательно отбирали команды для участия в фестивалях. Если приходила группа с явным ресторанно-эстрадным репертуаром, мы ей просто говорили: "Ребята, вы не подходите нам по эстетике". А если появлялась какая-то стремная группа, которую нигде не понимали и ото всюду гнали, мы таких вовсю поддерживали - пожалуйста, на сцену! Однако концерты в то время постоянно свинчивались. Приходишь к началу концерта с гитарами, а директриса или просто уборщица-гардеробщица встречает в дверях: "Концерта не будет, его запретили". Это было обычным делом. Тогда все собирались и шли с горя пить водку. Главное, что на тех прослушиваниях в рок-клубе ничего ценного мы не зарубили. Скорее наоборот. Я лично принимал участие в судьбе группы "Нечистая сила", которую до сих пор считаю едва ли не самой лучшей из когда-либо созданных в Нижнем. Это легендарная команда по экспериментальности, оригинальности и особой творческой крутизне сопоставимая со "Звуками Му". Наверное, стиль их точнее всего определяет термин "арт-панк". Сейчас у лидера "Нечистой" Паганеля совсем крышу сорвало. При встречах "межгалактические" телеги гонит - об электронах, протонах, нейтрино каких-то...
Больших рок-открытий в Нижнем не было. Но какая-то жизнь все же шла - в рок-клубе все время тусовался рок-народец.. Например, "МОПР", "Последний приют", тот же Полковник. Все они, так или иначе, выращены духом рок-клуба. Многие до сих пор живы, выступают. Конечно, Чиж с его "ГПД", выступив в Нижнем где-то в 87, сразу стали безусловными лидерами.. Чуть раньше о себе заявил и "Рок-синдром" - первая наша истинно металлическая группа. Я несколько недолюбливаю эту музыку, но Сергея Горбунова, лидера "Рок-синдрома" уважаю, потому что он был в своем роде пионером.
Что касается " Хронопа", то рок-клуб помог нам с разъездами по стране. В союзной рок-тусовке наш потенциал признавали, и поэтому если кого-то звали из Нижнего Новгорода, то обычно нас. Замечательно, что мы попали на подольский фестиваль, где в 87 году выступали самые лучшие команды на тот период: "Телевизор", "ДДТ", "Калинов мост", "Настя", "Наутилус", "Зоопарк".
Тут, конечно, спасибо ММК - если бы не было рок-клуба, то нас просто бы не нашли. Все-таки на карте должна быть какая-то точка, адрес, где можно искать... Однако наш рок-клуб не был таким сильным, как, к примеру, ленинградский или свердловский, где группы были не только очень творческими, но и постоянно тянули друг друга, вытаскивая с периферии куда-то в центр. Как мне кажется, "Хроноп" занимал позицию некоего неформального лидера в рок-клубе. "Хронопы" Кирилл Кобрин, Саша Терешкин тоже вовсю участвовали в жизни клуба. Например, мы с Кириллом издавали журнал. Он назывался "Пророк", о нем написано в книге "Золотое подполье" Александра Кушнира, вышедшей где-то в середине 90-х. Первый выпуск "Пророка" был стенгазетой - после каждого рок-фестивального дня мы выпускали такие листки. Потом это все превратилось в типографское издание "Нижегородские рок-н-рольные ведомости". Но, как обычно бывает, типография все и убила. Я даже не помню, вышел один номер или два. Позже мы узнали, что журнал с названием "Пророк" существует еще где-то в Прибалтике, что не удивительно - такое удачное название. Второй рок-фестиваль
На втором фестивале, который случился в 87 году (опять в ДК Серго Оджоникидзе), мы тоже выступали. Помню, были такие два деятеля в нашем обкоме ВЛКСМ - Галя Баринова и Михаил Крохоняткин. Они нас постоянно убеждали, что не надо петь ту или иную песню, не надо "Холдена Колфилда"...
Но мы выходили и пели именно "Холдена Колфилда" и другие песни еще круче, конечно, дико подставляя Уланова при этом. В 87 году у нас был супершлягер "Мы шланги". Шланги - это был очень простой и точный образ человека того времени, который ни туда и ни сюда, и вашим, и нашим. И вот очередной раз мы все это спели, и Слава за кулисами нас встречает: "Зачем?!" Надеюсь, он понимал, что мы не могли это не петь, ведь мы собственно ради таких радикальных вещей все и делали. Какая-то это была игра, местами безобидная и веселая, местами очень опасная. Недавно слышал о том, что Крохоняткин работает советником у президента крупной компании, что одно время много пил. Это все рок-н-ролл!
После второго фестиваля меня выгнали из комсомола (я работал на телевизионном заводе Ленина). Но вот в КГБ меня почему-то ни разу не вызывали, хотя однажды, в 88 или 87 году, я почувствовал дыхание органов за спиной. В 87-м году нам("хронопам") питерские друзья рассказали, что приезжает из Франции передвижная записывающая студия и хочет записать как можно больше российских рок-групп. Каждой группе давали день-два на запись. Дали и нам день. Это должно было случиться летом. Естественно, все на своих работах, на учебах отпросились. И я заранее, недели за две, написал заявление на отпуск на это время.. И вот с завтрашнего дня мне надо выходить в отпуск, а меня вызывает начальник отдела и говорит:
- Нет, парень, я тебя не могу отпустить.
- Что случилось? - спрашиваю.
- Срочная работа, никак не могу отпустить.
Но я-то знаю, что все летние месяцы я подобно многим молодым "инженеграм" проводил на сенокосе или на стройке. Но он оказался хорошим человеком, этот начальник, он сказал: - Да мне тут позвонили и предупредили, чтобы я тебя на эти дни не отпускал.
- А я, - говорю, - вообще-то не собираюсь строить свою карьеру по линии этого инженерства. Я сам делаю выбор - не приду и все.
- Ну, я тебе все сказал...
На этом и поладили. С его стороны сообщить мне правду было поступком.
А что касается остальных "хронопов"- двоих вызывали в КГБ и просто ставили ультиматум: "У тебя пятый курс, и скоро могут возникнуть проблемы с дипломом. Парень, давай приходи каждый месяц, стучи - что у вас происходит в рок-клубе, и тогда ты диплом защитишь". И это говорится без обиняков, а встречи устраиваются не в кабинетах. Со стороны это выглядит так - сидят люди в скверике и мило болтают... И тебе в 20 лет задают вот такие задачки. Естественно, мы знали, что в рок-клубе кто-то стучит... Тогда все слои были пронизаны сексотами. Откуда они узнали, что мы поедем в Питер записываться у этих французов? Видимо, прослушивали телефоны, или кто-то наушничал...Для КГБ рокеры тогда являлись группой риска.
Если не ошибаюсь, в 87-м в Горький приезжал Саша Башлачев, сыграл несколько квартирников - у Марины Кулаковой, у Светы Кукиной, у Вити Ходоса. Пара концертов была записана на магнитофон. Некоторые из тех песен я больше никогда не слышал. Неканонические... Помню, что вместо денег большинство приносило в качестве платы бухло. И вроде бы СашБаш не был против.
Третий фестиваль
88 год - это были уже совсем другие времена. Перестройка хоть и черепашьими шагами, но двигалась. Мы в то время изъездили кучу городов - были в Харькове, в Волгограде, в Зеленограде, в Питере, в Новосибирске (там на каком-то панковском фестивале с "Гражданской обороной" выступали).
Отношение слушателей к группам изменилось: теперь требовалась профессиональное владение инструментами, мелодии должны быть красивые, а не только подвальный стрем. Третий фестиваль проходил в Сормовском парке под открытым небом. Была отличнейшая погода, солнце, кайф... По-моему, "Калинов мост" тогда приезжал. У Чижа с Полковником был совместный полуакустический проект "Пол-ГПД", они пели песни друг друга. На этом фестивале "Нечистая сила" вообще круче всех была. Дикая энергетика, сравнимая только с Мамоновым. Вообще 88 год - это были милые времена. Это была если не золотая, то серебряная эпоха российского рока. Эпоха доступности - рокеры вышли на стадионы, на большие площадки, народ изголодался по всему этому. Некоммерческая команда могла собирать огромные площадки, лишь потому что она называлась "рок-группой". "Рок чистой воды"
Последняя акция ММК, который в то время уже переиме-
новался в "Федерацию" - "Рок чистой воды". Я это мероприятие воспринимаю как последний праздник советской эпохи. Потому что только в тот период можно было арендовать теплоход, загрузить на него кучу дорогих по сегодняшним меркам групп, да чтобы они выступали в каждом городе абсолютно бесплатно. А сама жизнь на корабле... Там было изобилие еды, кормили как в ресторане, и это при том, что в 90-м году продукты и вино выдавались по талонам, и люди, если не голодали, то, по крайней мере, все время думали, где бы достать еды и как бы отоварить талоны. А на корабле нас кормили красной рыбой... Кроме того, было закуплено очень много вина, водки. И каждой группе спиртное выдавали нормированно, правда, когда мы ехали назад, оно уже подходило к концу, и в ходу были какие-то натуральные обмены - какая-то группа уже выработала лимит, какая-то еще нет. Сейчас это все вспоминается исключительно с ностальгией, хотя и не без иронии. Есть еще одна причина для того, чтобы назвать этот тур последним праздником советской эпохи. По окончании его, на мой взгляд, стало очевидным расслоение внутри российской рок-культуры вообще. Постепенно в тень ушли группы с каким-то своим очень странным и, может быть, нелогичным лицом, те, которые я всегда ставил выше всех прочих. Например, в "Роке чистой воды" участвовали такие ныне забытые группы как "Апрельский марш", "Миссия: Антициклон", "Телевизор". В 90-м очень популярен был "Аукцыон". Где он сейчас?
Выжили лишь те команды, которые пошли по пути поп-рока, например, "Чайф".
А потом настал 91 год. Возникли рыночные отношения. Они похоронили андеграунд как социально-творческое направление, они же похоронили и ММК как некое некоммерческое объединение приятных друг другу людей. Что оставалось делать мэмэкашникам, кроме как доказывать себе и миру, что они и не в андеграунде чего-то стоят...
На полях
Акция "Зеленого мира"
Состоялась акция экологического объединения "Зеленый мир" у проходных объединения. "Зеленомирцы" отчитались перед общественностью о работе, проделанной за два года существования их организации. Инженер отдела 40 Е.Колпакова призвала заводчан включиться во Всесоюзную акцию "Зеленая мишень". Был проведен сбор подписей под Обращением в Верховный Совет СССР о необходимости принятия закона, запрещающего стоянку автомобилей с работающим двигателем.
Архитектор главного архитектурно-проектного управления города О.Воронина рассказала общественности о Всемирном дне озеленения, намеченном на 22 апреля. В этот день каждый житель планеты должен посадить хотя бы одно дерево. С сообщением об экологической обстановке и задачах общественности выступил директор областного молодежного экологического центра "Дронт" А.Каюмов. Зам. секретаря комитета комсомола ГАПО О.Лебедев призвал заводчан принять участие на расчистке территории под строительство объездной дороги, которая разгрузит от транзитного транспорта внутренние магистрали Московского и Сормовского районов.
Многие заводчане внесли денежные пожертвования в фонд "Зеленого мира". Спасибо всем, оказавшим материальную поддержку экологическому движению общественности!
"Рабочая жизнь".
16 марта 1990 г.
"Страшно за Волгу",
- говорят участники культурно-экологической акции "Рок чистой воды"
С14 по 30 мая теплоход "Капитан Рачков" с добрым десятком лучших рок-групп страны, с командой экологов и приборной лабораторией на борту спустился из Горького до Астрахани и вновь поднялся вверх, до Москвы. Перед нашими глазами прошла вся Волга. И теперь не уходит из души беспокойство: Волга гибнет, а мы почти ничего не предпринимаем.
Из некогда полноводной красавицы река превратилась в парализованную старуху. Сегодня не скажешь, что Волга течет - она стоит, а местами и поворачивает вспять. Воды ее отравлены ядохимикатами с полей и промышленными стоками. Трагедия реки - ее застойные водохранилища, в которых накапливаются ртуть и тяжелые металлы, болеет и гибнет рыба. Но река умирает молча. Мы не слышим ее стонов.
"А, может быть, нам сказать о Волге?" - спросили себя ребята из Свердловского рок-клуба и молодежного центра "Федерация" Московского района г. Горького. Рок-музыканты говорят громко - их нельзя не услышать. Подготовкой к экспедиции "Волга-90" они занимались почти год...
Вообще, движение "Рок чистой воды" существует как международное. Организация "Гринпис" зарождалась в 1965 году на кораблике "Чистая вода", который 10 лет бороздил реку Гудзона с ведущими музыкантами на борту. Они подняли голос в защиту природы.
И вот, 25 лет спустя, председатель свердловского рок-клуба Николай Грахов, руководитель группы "Чайф" Володя Шахрин, представители "Федерации" Игорь Крупин и Вячеслав Уланов стали собирать музыкальную команду для первой советской экспедиции движения "Рок чистой воды".
Как заметил один из лидеров ленинградской группы "АукцЫон": "Мы бы не откликнулись на призыв Стаса Намина, но нас позвал Володя Шахрин". Дело тут в высоком социальном авторитете Шахрина. Его группа известна своей благотворительностью, средства от ее концертов перечислялись свердловским детским домам. Теперь В. Шахрин созрел для решения экологических проблем.
Предстоящая акция не сулила музыкантам никакой коммерческой выгоды: все концерты должны были быть благотворительными. Но тем не менее экспедицию поддерживали 12 рок-групп. Все ли ехали спасать Волгу? Маловероятно. Кого-то прельщала возможность саморекламы. Кто-то просто хотел отдохнуть. Но иркутский "Театр пилигримов", проверенный борьбой за Байкал, голландская группа, озабоченная своим Рейном, и остро социальный "Телевизор" из Ленинграда вполне отдавали отчет в назначении акции. Остальным предстояло "дозреть".
Впрочем "дозревали" как музыканты, так и сами экологи. Ведь среди них были не только такие "киты", как академик С. В. Яковлев, профессор В. В. Найденко, специалисты Госкомприроды и гидрометеослужб, ученые московских и горьковских вузов, но и студенты дружин охраны природы, просто общественность. Экологам предстояло делать анализы волжской воды, смотреть экологически вредные предприятия, загрязняющие Волгу, встречаться с местными специалистами и "зелеными" в разных городах. Кстати, о встречах...
Почти фельетонная ситуация возникла в Казани на нефтеперерабатывающем предприятии "Оргсинтез". Присутствие съемочной группы голландской фирмы "Даниэл" неожиданно ударило по советским экологам: из-за них на завод не пустили и нас. Пришлось довольствоваться встречей в форме монолога о достижениях и победах. Верить на слово мы не имели права. "Можно ли взять пробу стоков после ваших очистных сооружений?" "Нельзя, я не нуждаюсь в вашем доверии",- был ответ ответственного лица.
Отказ внушил сомнения. Пробы воды, взятые с теплохода вблизи Казани показали большие загрязнения ее нефтепродуктами, в 60 раз превышающие норму. Чья это вина? Каких предприятий? Выяснить это в Казани, увы, не удалось. Пресловутая честь мундира... Бедная Волга сегодня является полигоном для карьеристских намерений и служебных амбиций, голого прагматизма и обыкновенной безнравственности. Можно ли быть спокойным за ее судьбу, если даже в органах природы встречаются чересчур спокойные, если не сказать - равнодушные люди?
После отбора проб стоков в Саратове профессор В. В. Найденко потерял свою сдержанность. Еще бы! Содержание нефтепродуктов в стоках, сбрасываемых в Волгу, во много раз превышает предельно допустимую концентрацию (ПДК); железо на выпуске ГРЭС почти в 9 раз выше нормы. На вопрос, почему в Гремучем Овраге стоки сбрасываются без очистки, руководитель саратовской горкомприроды невозмутимо ответил: "У нас так исторически сложилось". Комментарии, как говорится, излишни.
"Зеленых" сегодня нередко упрекают в излишней эмоциональности. Но не в этом ли сила "зеленого" движения? Общественность свободна от ведомственной зависимости, ее разум не отягощен мечтой о миллионах, которые сулит очередной "проект века". Она острее чувствует беды природы.
Мы были на стройплощадке канала "Волга-Дон - 2", что под Волгоградом. Далеко внизу, на сорокаметровой глубине копает мощнейшая техника. Сколько предприятий страны работают сейчас на эту стройку! Уже затрачено 130 млрд. рублей. Это бросовые, никому не нужные затраты!
Волжская вода уже растащена на десятки каналов. В последние годы Волга сильно обмелела и может повторить судьбу Арала. Ее "спасают" плотинами, создают водохранилища, эти мертвые объемы воды. Но в результате происходит затопление пашен и кормовых угодий. По прикидкам ученых, из-за водохранилищ мы потеряли около 5 млн. га земли. А теперь начинаем поиск новых земель взамен затопленных.
Оросительный канал "Волга-Дон - 2" должен дать воду Волгоградской и Ростовской областям, Краснодарскому краю. Но увеличатся ли объемы поливных угодий? Экспертиза ученых дала отрицательный ответ. Воду ведут туда, где почвы богаты солончаком. Орошение ускорит засоление почв, десятки лет уйдут на их восстановление. После экспертизы стройка была объявлена законсервированной. Но работы продолжаются и днем, и ночью.
Волгоградские "зеленые" обратились за помощью. С борта "Капитана Рачкова" ушли телеграммы протеста. Но этого мало. Движение против канала "Волга-Дон - 2" должно охватить всю страну. Иначе технократическое безумие будет продолжаться.
Астрахань встретила нас мощным митингом против своего монстра - газохимического комплекса. Кстати, размаху общественного движения в Нижнем Поволжье, официально объявленном зоной экологического бедствия, можно только позавидовать. Здесь действует природоохранная прокуратура Каспийского водного бассейна. Проходят общественные и уголовные суды над теми, кто губит природу, подрывает здоровье людей. Но это в низовьях реки. Чем выше по ее течению, тем, на наш взгляд, люди безмятежнее. Исключением является разве что Ярославль.
Мы видели белую пену, которой сплошь покрыто Волгоградское водохранилище. Это стиральные порошки, так называемые СПАВы. Нигде в мире нет способа их нейтрализации. Попадая в пену, рыба моментально гибнет. Волжская рыба больна сегодня хроническим токсикозом и экземами, осетровые страдают расщеплением мышц. Специалисты Новочебоксарского комитета по охране природы советуют сократить волжскую рыбу в рационе питания: слишком много в ней ртути, тяжелых металлов.
Представители отдельных ведомств и даже некоторые ученые пытаются уверить: Волга с каждым годом становится лучше. Мол, больше стало очистных сооружений, улучшился контроль за ее водой. А "зеленые", как всегда, сеют панику. Но так ли это?
В Поволжье сконцентрирована пятая часть промышленного потенциала страны: гигантские химические предприятия, нефтеперерабатывающие и машиностроительные заводы. Выдержит ли Волга такую ношу? Как скажется этот груз на ее экосистеме через 5, 10, 20 лет?.. Нет у реки хозяина, и никто не делал таких расчетов.
И вот уже новая беда нависает над Волгой - подъем уровня Чебоксарского водохранилища. Очередной гибельный проект ради сиюминутной выгоды...
Чистый, некоммерческий рок мы уже имеем. С чистой водой намного сложнее.
Страшно за Волгу. Люди пока не осознали всей трагедии происходящего...
В.Малахова, Е.Колпакова, члены экологического объединения "Зеленый мир" Московского района,
"Рабочая жизнь",22 июня 1990 г.
Михаил Фролов: В городе везде
встретишь человека из ММК
В январе 1979 года я вернулся из армии и устроился работать на завод. Там познакомился с Семеном Подкаром. А весной был фестиваль "Нижегородская весна", где я узнал о группе "4С". Для фестиваля ребята решили делать программу и пригласили клавишником Гришу Хейфеца, которого я давно знал, и меня - на перкуссии. Мы отыграли этот фестиваль, завязалось знакомство. А ближе к августу был какой-то праздник на стадионе "Полет", там я впервые услышал о том, что Семен со Славой хотят сделать какую-то молодежно-музыкальную организацию. И вот в начале августа мы начали собираться решать, что будем делать. А 13 августа состоялась презентация ММК, приезжал Алексей Кузнецов, который сопровождал "Бони-М". Слава уже предложил мне заняться светом. Достали прожектора, сделали пульт... Вот так и началась моя деятельность в ММК.
Когда Сережа Мартьянов ушел из "4С", я играл там на бас-гитаре. Я благодарен судьбе, что я играл с этими музыкантами - это большая школа, музыканты довольно высокого уровня. В то время в Горьком лучше всех была группа "Время", за нею шли "Второе дыхание" и "Движение". И где-то после них на четвертом-пятом месте была группа "4С".
Говоря о группе, можно рассматривать два уровня - уровень владения инструментом и уровень вкуса. Естественно, раз группа стоит где-то на четвертом-пятом месте - то и уровень музыкантов соответствующий. Семен Борисович был барабанщиком, мне как басисту с ним было интересно, особенно когда мы начинали друг друга сбивать с ритма. Семен этого не выносил. Я не знаю, какое музыкальное образование у Славы Уланова, но, по-моему, он с детства играет на гитаре. Естественно, он не делал каких-то особенно лихих запилов, но Карлоса Сантану играл хорошо. И Слава Фролов тоже. Тогда ведь нот композиций не было, все просто слушали магнитофон и играли то, что слышали. Если был классный магнитофон и классная запись - то все нюансы были слышны и это сказывалось на игре. Можно было, слушая гитариста, сказать вот, мол, манера Карлоса Сантаны, но с искажениями или с собственными нюансами, идущими от собственного интеллекта гитариста. Гриша Хейфец - сессионный музыкант, вообще легенда нижегородского джаза. Сережа Мартьянов, бас-гитарист. Мне как басисту, сменившему его в группе, трудно о нем говорить, но мне нравилось, как он играет. Что касается музыкальных вкусов, если не говорить о свадьбах, где, правда, тоже проявляется вкус, "4С" играли очень серьезную и разнообразную музыку. В основном Слава Уланов решал, что играть - у него же большая музыкальная коллекция и музыкальные связи. Отсюда и вкус. Именно благодаря ММК и Уланову я стал увлекаться джазом. В 1979 году еще приезжал с лекцией Переверзев, потом Филинов из рубрики "Комсомольской правды" "33 1/3".
Потом приехала Ольга Опрятная со своими ребятами. И они тогда показали, что такое настоящая танцевальная дискотека. До этого дискотека проходила так: на подиуме стоит стол с аппаратурой, у аппаратуры два молодых человека. Один меняет бобины, а другой объявляет: "А теперь группа "Бони-М", композиция такая-то". Народ попрыгал-попрыгал, потом он опять что-то объявляет. А Ольга Опрятная показала именно шоу. Они ничего не объявляли, потому что у народа тогда уже было достаточно информации, люди могли отличить одно от другого. Мы тогда решили сделать именно такую дискотеку. Мы начали сотрудничать с Ириной Тарачановой, она занималась танцами. Вместе с нею мы создали в рамках ММК команду под неофициальным названием "Дэнс, дэнс, дэнс". Тогда мы впервые начали работать так, как сейчас, например, работают диджеи на радио. То есть болтать обо всем, что угодно, кроме музыки. Ну, не то, чтобы совсем о музыке не говорили, просто не называли группы и композиции. Я помню, когда нас приходили регистрировать как дискотеку - нужно было предоставить список композиций и текст, который говорит ведущий. А мне не понятно, как можно запрограммировать общение с людьми, ведь каждый раз на дискотеку приходит разный народ. Ну, у меня было две-три композиции на раскачку да две-три пробных дежурных фразы, чтобы понять, что людям в данный момент надо, а дальше - импровизация. К нам тогда еще приезжал какой-то молодой человек из Дзержинска, он в то время то ли официально, то ли неофициально был признан лучшим диск-жокеем Нижегородской области. И тогда мы с ним схлестнулись по-честному - на танцполе. Он начал второе отделение. Перед этим он сказал, что у нас слишком много композиций западных групп, спросил, нет ли чего-нибудь нашего, советского. У нас была "Машина времени". Он ее и поставил, а перед этим минут пятнадцать выяснял, нравится ли публике, которая пришла на этот вечер, наша дискотека. А мы же там работали давно, и люди уже привыкли к нашей манере ведения дискотеки: народ посмотрел, посвистел, пошел покурил. При полупустом зале он поставил "Машину времени", а потом я вышел и говорю: "Я не буду спрашивать, понравился ли вам этот диск-жокей, я просто поставлю вот эту композицию". И народ вернулся. А у нас с Тарачановой была целая танцевальная дискотека, основанная на композициях наших советских групп: "Аквариум", "Зоопарк"... Мы с ней выступали на конкурсе в ДК железнодорожников. А перед этим была аудиовизуальная программа "Моим друзьям", посвященная творчеству группы "Машина времени". В 80-м году к нам приезжала "Машина времени", и музыканты нам тогда предоставили свои записи "Друзьям". Программа состояла из трех частей, в каждой по три-четыре композиции. И перед каждой частью читался текст песни, стих... Я сидел сзади за экраном, у меня было три слайдопроектора: я там давил кнопки, читал стихи. Когда мы поехали в Арзамас, там у нас случился один казус. У нас был полиэкран из трех частей. На композиции "Кого ты хотел удивить" был один особенный слайд: снимок с обложки одного из альбомов Жан Мишель Жара - земной шар, превращающийся в череп. Этот слайд выводился на большой экран, а на маленьких в это время шли фотографии "Машины времени". А в центре идет вот такая психологическая нагрузка. И вдруг у меня слайд застрял. Один из моих ассистентов-пэтэушников говорит: "Что-то никак не идет". Звучит композиция, я встаю из-за стола, чтобы помочь ему с этим слайдом справиться, ногой задеваю за шнур, и главный слайдопроектор поворачивается. В это время другой ассистент видит, что проектор повернулся, бросается его разворачивать, я тоже бросаюсь, и мы с удвоенной силой его разворачиваем на другой экран. Получилось так, что у нас этот череп ходил из стороны в сторону. Это, по-моему, была уже вторая часть. И если первая часть прошла как-то тихо, зрители просто сидели и слушали, то вот эта фишка такой эффект произвела, такие аплодисменты пошли. Нам это понравилось, и в следующие разы, мы как только этот череп появляется, начинали им махать.
В 81 году я ушел в университет и занимался дискотекой "Петля гистерезиса" в университетском баре. Там я применял все то, чему научился в ММК и продолжал экспериментировать. Например, у нас там была программа, где из названия композиций складывалась канва истории: зрители, которые ориентировались в музыке, все понимали. Им не нужно было ничего объявлять, им нравилось, когда с ними общаются. Но сотрудничество с ММК не прекращалось. ММК часто проводили свои вечера в университетском баре, мы делали и совместные программы-дискотеки, два раза выступали на фестивале дискотек. Потом я уезжал сначала в Чебоксары, потом в 86 году в Ульяновск. Когда я вернулся в 90-м году, дискотек так уже особенно и не было. И само дискотечное движение уже как-то ушло, причем, не только в ММК. То поколение, с которого все начиналось, повзрослело, выросло другое поколение, появилась другая музыка. Последний крупный контакт с ММК был у меня в 92 году на "Рок-ММК-13". Мне показалось странным, что, скажем, джаз-фестивали проводятся регулярно, а рок-фестивали - нет. И я говорю Славе Уланову: "А почему бы не сделать рок-фестиваль?" Вот мы и провели фестиваль, в рамках которого Уланов возложил на меня обязанности администратора. То есть все четыре концерта я должен был находиться за кулисами, выпускать на сцену и сгонять с нее музыкантов. А я тогда еще занимался своим проектом - "Проект АЦ" Дело в том, что, вернувшись из Ульяновска, я решил, что я уже состарился как рок-музыкант. И захотел попробовать себя в качестве звукорежиссера. И вот до 92 я работал с разными группами как звукорежиссер: с "Оркестром домовых", с "Мопром" и с "Новыми воротами". А потом я встретился с Андреем Цыбиным, причем тогда, в 1992, я считал, что это наша первая встреча. Но позднее, просматривая большую фотографию, сделанную, кажется, на десятилетие ММК, я обратил внимание, что Андрей стоит с одного края, а я с другого. Когда мы встретились уже в 92 году, я решил поработать с Андреем, потому что его творчество меня задело. Сначала я у него был звукорежиссером, потом, в конце концов, стал бас-гитаристом. А перед "Рок-ММК-13" мы решили создать "Проект АЦ". Кстати, Андрей Цыбин до 1992 года не участвовал ни в одном рок-фестивале, потому что Витя Ходос считал, что он бард. Цыбина приглашали на всякие бардовские фестивали, он там выступал и даже в жюри сидел.
Кроме него в проект вошли Саша Яковлев и Женя Веселов, у одного тогда "Новые ворота" начинали распадаться, у другого "Абзац" распался. Кроме того, что тот, что другой были еще и сессионными музыкантами. А еще я тогда работал аранжировщиком в университетском баре. И мне как-то там говорят: "Вот у нас есть талантливая девочка, на гитаре играет, песни пишет, включи ее в программу фестиваля". Я от них бегал недели две, пока меня просто не поймали: подхожу к студии, а они стоят. Я смотрю, в общем-то, там и не девочка, а солидная женщина. Я дал ей двенадцатиструнную гитару, говорю: "Пой!" Она песню спела, у меня челюсть отпала. А это оказалась Анжела Воскобойник, которая, действительно, пишет шикарные вещи. Она мне спела две вещи, и я ее за два дня до фестиваля включил в "Проект АЦ".
В итоге по отзывам прессы "Проект АЦ" был признан лучшим на фестивале, а для всех музыкантов я стал большим врагом. Во-первых, я понял, что такое нижегородский рок. Это большая масса людей с гитарами, с барабанами, с клавишами, которые бьют себя в грудь и кричат: "Мы - андерграунд, мы - индепендент"... Но рок - это прежде всего все-таки музыка, а они говорят: рок - это образ жизни. И вот как раз на фестивале я узнал, что такое рок как образ жизни. Когда организуешь фестиваль, обычно собираешь всех музыкантов, начинаешь спрашивать, кому когда лучше выступать, кому какие условия нужны, репетиции, проба звука... Естественно, такие монстры рока, как "Трест", "Последний приют", "Черный культпросвет" не пришли. Они же короли, зачем им приходить. Уже потом я им сообщил, что приходил народ, забил себе удобное время в концертах, а им остались те-то и те-то ячейки. Я говорю: "Приходите за полчаса до концерта - у вас будет возможность попробовать звук". Там аппаратура была рассчитана на то, что можно было подключать несметное количество инструментов. Каждый музыкант мог перед концертом подключиться и настроить звук. Но они, естественно, не приходят. "Трест" появился вообще только за пять минут до того, как им на сцену выходить. Они играют одну песню, и выясняется, что у них там у кого-то гитара не настроена. И двадцать минут публика наблюдает настройку. На фестивале был регламент - 30 минут, я не мог задерживать концерт, у меня же были обязательства перед руководством ДК им. Ленина. А эти ребята двадцать минут настраивались, потом играют одну песню, и их время заканчивается. Я предлагаю им уйти, но они начинают еще одну песню. Я жду, пока они ее закончат, и даю звукооператору Мише Пухину знак вырубать звук. И после всего этого они говорят, что их зажимают и не дают играть. Или еще "Черный культпросвет": "Вот у нас клавиши не работают". А сами их уронили перед концертом. Или тот же "Последний приют": мы великие, мы вам сейчас споем, только не знаем, что и как.
Больше всего меня на контрасте поразила группа "Матросская тишина" из Москвы. Они предварительно созвонились - поставили свои условия: "Мы выступаем в вечернем концерте, первыми во втором отделении. Желательно, чтобы непосредственно перед концертом 15 минут никого на сцене не было, мы будем пробовать свой звук. Еще нам нужна отдельная гримерка". За день до концерта звонок: "Во сколько мы выступаем? В 19.30? Мы будем в 19.00". Ровно в семь - строем прошли в свою гримерку и там затихли. Первое отделение заканчивается, выходят настраиваться другие музыканты. За 15 минут до начала стучусь к ним в гримерку: "Ваше время". Оператор за пульт, музыканты - на сцену, начинают строить звук. Буквально где-то минут через 13 отрубается один портал. Миша Пухин бежит его ремонтировать. Оператор мне говорит: "Мы настраивались всего 13 минут 25 секунд, наше время еще не прошло". Я отвечаю: "Нет проблем. Минута и 35 секунд ваши". Миша чинит аппарат, ребята опять начинают пробовать звук. Я смотрю на часы: три секунды, две, одна. Говорю: "Все!" Вдруг - тишина: "Все, мы закончили". Вот это, я понимаю, это профессиональное отношение к делу! В этом смысле мне тогда еще понравилась "Шаровая молния" из Балахны, тоже и дисциплина хорошая, и музыка, и звук. А мы с "Проектом АЦ" выступали в первый день. У меня опыт-то большой, я всех расставил по точкам, рассказал, что да как. Мы выступали как четыре отдельных коллектива, и все вместе выступили за 45 минут. Перерывов не было, программа была накатанная, всем понравилось. И вот после этого прошел слух о том, что Фролов купил фестиваль: был администратором, всех зажимал, а "Проект АЦ" выступил лучше всех. И с тех пор у меня пошел разлад с нижегородской рок-тусовкой. Вот таким был мой последний контакт с ММК, то есть тогда уже, видимо, с "Федерацией".
Вообще же, говоря о ММК, сейчас, куда ни ткнись, встретишь человека, который был в ММК. Наверное, в Нижнем Новгороде стоило возникнуть Молодежному музыкальному клубу, чтобы люди просто поверили, что они могут сделать то, что хотят. Пусть это даже где-то не вписывается в общие рамки. Я думаю, где-то 70% людей, прошедших через ММК, достигли многого. А остальные 30% тоже достигли, чего хотели, но это не так ярко выглядит со стороны.
На полях Когда появился "Фонд молодёжных инициатив" - по комсомольской линии разрешили фонды молодёжной ининциативы, мы оформились как ФМИ при РК ВЛКСМ. Какое-то время мы существовали в этой ипостаси. А потом, когда появилась возможность самостоятельно существовать, тогда МКЦ (Молодежный культурный центр) "Федерация" появился - с отдельным счётом, печатью, назависимо от комсомола.
(Из интервью с В. Улановым)
ММК - 7 лет
От клуба к молодежному центру
Дневник традиционного праздника Молодежного музыкального клуба в ретроспективе. Месяца три тому назад позвонил зам. председателя ММК Семен Подкар. "Надо начинать подготовку к традиционному празднику", - сообщил он "новость", которую преподносит каждую осень вот уже несколько лет. Эти праздники, особенно на первых порах, доставались мэмэковцам ценой колоссальных усилий. И сколько раз они зарекались: чтобы еще когда-нибудь!...
Но год проходил, и благие порывы возрождались. Семен вновь составлял план подготовки к празднику пунктов эдак из ста с хвостиком и начинал исподволь всех озадачивать...
Итак, за нами стенгазета "Диапазон". Очередной выпуск должен быть готов в начале декабря. Надо настраиваться. ***
До стенгазеты никак не доходят руки: много дел на работе. Мэмэковцы тоже в трудах и заботах. Сейчас они взяли на себя функции совета содействия инициативе. Ну, а назвался груздем...
Руководитель студии "Скица" ДКиТ железнодорожников В. Аликин попросил помочь организовать первый областной мим-парад. Конечно, ММК не отказался. Съехались коллективы из нескольких городов - более двухсот участников. Всевозможных хлопот - масса. А по прошествии всего организаторы фестиваля еще и упреков наслушались от официальных товарищей из города, которые и минуты на параде не были: "Что за сомнительная публика у вас там собиралась, и чем вы там занимались?"
Вот уж, действительно, придумаешь, сделаешь, и тебя же еще и накажут за то, что сделал.
***
До праздника чуть больше месяца. Ребята вновь воплощают очередную "инициативу инициативных" - проводят первый областной фестиваль рок-музыки. Напряженная подготовка, затем четыре фестивальных дня, с утра до вечера заполненных работой, - и новые осложнения... Благо в "Советской России" вовремя появилась публикация "В диалог не вступая", в которой осуждена позиция перестраховщиков и бюрократов от общественных и культурных организаций в связи с фестивалем рок-музыки в Новосибирске. Это наука и некоторым нашим "учрежденцам", чтобы не отгораживались шорами от молодежи, а шли навстречу...
Останутся ли у мэмэковцев силы еще и на свой традиционный праздник?
***
С 1 октября наш ММК стал все чаще называться МКЦ. Это не просто смена вывески. Если Молодежный музыкальный клуб был формой творческого общения молодежи на внутриклубном уровне, то Молодежный культурный центр - это уровень межклубного общения, это объединение любительских объединений. И ММК, послужив основой и прообразом, станет теперь одним из многих клубов, входящих в МКЦ на правах коллективного члена. Однако пока еще ни в одном из создающихся под крылом МКЦ клубов нет той прекрасной , по-настоящему творческой и коллективной атмосферы, которая была в ММК на заре его создания. Или это ностальгия по прошлому?..
Первый день праздника задуман как вечер старых друзей ММК. Значит, соберутся и "старички". Хотелось бы увидеться...
***
Порочная практика: откладывать дела на крайний срок. Все отлично понимаем, но редколлегия "Диапазона" смогла мобилизоваться только за неделю до праздника. Отпечатали материал. Комсорг цеха 9 Алексей Козориз отснял фоторепортаж "Один вечер в ММК". Вот сейчас подготовка к празднику ощутима. Алексей только успевал разворачиваться: снял клубный джаз-оркестр, готовившийся к концертам в рамках праздника, группу Е. Лапидуса, обсуждавшую сценарий вечера друзей, "нащелкал" много портретов мэмэковцев (каждый - оригинал!) и гостей...
***
Помочь делать стенгазету вызвались новые члены ММК Ирина Федорова и Алексей Дьяков. Ира учится в университете на мехмате. В клубе она недавно, но ребята успели оценить ее дружелюбие, скромность, готовность помочь каждому. Если она вносила в процесс выпуска задушевность и спокойствие, то молодой инженер Алексей Дьяков излучал полемические "радиусы". Он-то и был первым оппонентом Людмилы Ухановой по ее статье "Голенькие короли", где анализировалась поэзия Марины Кулаковой и рок-группы "Хроноп" (именно этот материал стал "гвоздем" выпуска "Диапазона"). С резкой, но аргументированной критикой Л. Уханова выступила против политической незрелости и гражданского инфантилизма молодых авторов.
"Я с вами больше не играю", - Алексей, большой поклонник "хронопов", прочитав статью, ушел, наверное, в душе хлопнув дверью. Но вскоре вернулся к нашей газетной "кухне". "В этом, вообще, что-то есть", - произнес он голосом, в котором слышалось раздумье...
"Диапазон" был готов в половине одиннадцатого вечера. Вячеслава Уланова, который буквально на днях стал штатным руководителем МКЦ, мы не нашли: он уехал встречать музыкальный коллектив из Волгограда. На праздник съезжались гости.
***
И вот, благодаря конструктору отдела 3 Тамаре Чупраковой, известившей "ветеранов" ММК, мы видим друг друга. Вера Волынец, Надя Шестакова, Света Полушкина, Лариса Вилова, Люда Синева, Саша Головушкин... Дом культуры гудит, а мы ничего вокруг не замечаем. Вглядываемся в лица, глаза друзей - вспоминаем...Июньский поход с ночевкой и встреча с НЛО... Затянувшаяся до полуночи выпечка торта для мальчиков... Самозабвенная работа над дископрограммой по искусству художников Средневековья... Жаркие "околомузыкальные" споры по средам. Все это уже в прошлом, но воспоминания греют до сих пор.
***
Три дня длился праздник. В празднике участвовали коллективы, которые связывает с клубом не один год дружбы. Это не только студия пантомимы "Скица" и театр эстрадных миниатюр из Арзамаса, но и джазовые коллективы И. Васильева, В. Шершакова, биг-бенд Ю. Абрамова, инструментальный квартет А. Старостенко из Ленинграда и гитарист из Москвы И. Григорьев. Немало приятных минут доставило слушателям выступление биг-бенда из Волгограда под управлением А. Воронова. Событием стала выставка молодых художников, организованная М. Трушкиным.
Много друзей у ММК. Пришли в клуб новые люди, изменились формы работы. Хуже стало в клубе или лучше? Нет, просто иначе. Но интерес к искусству, стремление к творчеству остались неизменны. И это главное.
В. Малахова, "РЖ", 23.12.86 г.
На полях
ММК - 8 лет.
В восьмой раз собрались друзья клуба на традиционный праздник ММК. О большом авторитете клуба говорят полученные "новорожденным" грамоты: Союза композиторов СССР, фирмы "Мелодия", журнала "Клуб и художественная самодеятельность", комсомольских организаций района и объединения...
Оправдал ожидания зрителей и сам трехдневный праздник. Эстрадный "капустник", показ мод и впечатляющие джаз-концерты (с участием квартета В.Чекасина), дискотека и выставка художников-авангардистов, беседы "ветеранов" ММК за чашкой чая и семинар представителей любительских объединений - такой была программа. В итоге творческого общения появились задумки новых дел на будущее.
О. Белов, "РЖ" 11.12.87 г.
От ММК к МКЦ
Накануне традиционного праздника
Чуть больше года назад со знакомыми многим тремя буквами ММК все чаще и чаще стали соседствовать еще три - МКЦ (Молодежный культурный центр). Поэтому возникает вопрос, что праздновать сегодня? 8-летие ММК или первую годовщину МКЦ? Говорить о коллективе либо как об очень молодом, но относительно самостоятельном человеке, либо как о младенце, которому нужна нянька?
Весь свой восьмилетний опыт ММК, как заботливый старший брат, с радостью передает МКЦ и постарается, чтобы у него все было в порядке. К тому же надо учесть и тот факт, что и там, и тут работают одни и те же люди, некоторые из них, презрев определенные материальные лишения, перешли на постоянную работу в Дом культуры. Поэтому и спрос с них должен быть как с профессионалов. Один год работы - и 8 фестивалей, более половины из которых союзного уровня. Один год - и немало ошибок, порой незаслуженных синяков и шишек. Один год - и 10 любительских объединений, 8 из которых родились только в МКЦ. Один год - и 21 тысяча дохода. Один год - и признание молодежью района, города, области МКЦ самым деятельным организмом для молодежи.
Один из первых шагов МКЦ - организация "Мим-парада-86", на который съехались гости из Казани, Пензы, Киева, Челябинска. Наша "Скица" была, пожалуй, не только самой лиричной группой фестиваля, но и самой глубокой по содержанию, что удачно дополнялось плакатностью пензенцев, гротеском казанцев, холодным профессионализмом эстрады киевлян. "Мим-парад-86" дал старт в большую гастрольную жизнь трем отличным мимам-клоунам из Арзамаса под руководством С. Таланова. На их счету и Ленинград, и Киев, и Ташкент.
Хоть и с меньшей географией, но большим по размаху и количеству участников был следующий фестиваль "Рок-86". 106 заявок на участие от групп и отдельных музыкантов города и области. Гости из Казани и Ярославля. Четырехдневный марафон выявил лидеров, сформировавшихся и стабильных ("Ироникс", "Кантабиле", "Стадион", "Визит", "День за днем"), и лидеров потенциальных ("Хроноп", А. Хрынов, "Артефакт", "Спартак"), которым еще предстоит проявить себя.
В это время в недрах МКЦ зрели новые социальные инициативы и самодеятельные культурные течения: организовался клуб истории авиации и космонавтики (руководитель - конструктор отдела 3 В.С. Сандович), молодежный дизайн-клуб (художники отдела 57 братья Фроловы), отрабатывалась идея компьютерного клуба, которому суждено пройти сложный путь до создания центра компьютерного обучения. Буднично и напряженно работает КТМК "Группа экспериментального проектирования-85" над созданием аудиовизуального комплекса заводского музея (руководитель - старший инженер отдела 40 - С.Б. Подкар). При заинтересованном отношении слушателей проходят занятия на курсах английского языка для меломанов, которыми руководит автор этой заметки.
Однако джазовые увлечения не могли не проявиться и проявились по истечении всего какого-то месяца в симпозиуме современной музыки с участием В. Чекасина, С. Беличенко и Ю. Кузнецова. О творчестве этих музыкантов пишут ведущие джазовые критики страны. Я же отмечу лишь одно: на улице мороз - 330, а в зале ни одного свободного места. Но не всегда мы собирали полный зал. Фестиваль политического спектакля можно отнести к временной неудаче, просчету в тактике. Видимо, прошел пик популярности этого жанра, а, возможно, были приглашены не очень интересные коллективы из Казахстана и с Украины. Так или иначе, но определенные коррективы были МКЦ сделаны.
И результат не замедлил сказаться - трехдневный аншлаг первого конкурса школьного брейка. Задумывался он сначала как районный, но незаметно перерос в областной. Подобного интереса к брейку, стилю танца, который некоторые зачислили в ряды потерявших популярность, мы не ожидали. Энтузиазм и участников, и зрителей нас поразил. А после конкурса на базе МКЦ возник спортивно-танцевальный клуб - СТК, которому всего через полгода суждено было стать лауреатом I премии областного конкурса "Брейк-87" (также организованного МКЦ) и который не без помощи А. Герулайтиса (г. Москва), председателя как нашего конкурса, так и популярного "Попугая" в Паланге, был приглашен в г. Таллинн на Всесоюзный фестиваль "Модерн-Танец-87". Конечно, ребятам еще предстоит много работать, но сам факт участия приятен и самим брейкерам, и МКЦ, который благословил их.
В проведении конкурсов брейка незаменимую помощь нам оказала молодежная газета, поместившая дневник подготовки фестивалей и отчеты об их проведении. С газетой нас связывают очень давние деловые и творческие узы. Доказательство тому - участие ММК/МКЦ в ежегодных праздниках газеты. В этом году основная часть праздника проводилась на нашей площадке и заводском стадионе. На сцене Дома культуры в этот день царствовала молодежная мода. Журналистка М. Горева, ведущая этой темы в газете, представила зрителям самодеятельных художников-модельеров, которые показом своих моделей озадачили профессионалов: так свежи были находки в крое и фасонах, и так дешево они обошлись юным мастерам-самоучкам. Все эти крупные праздники-фестивали были как бы пересыпаны множеством концертов, гастролей, киновечеров и развлекательных программ, всего в хронологии и не упомнишь. Вот хотя бы некоторые: вечер юмора 1 апреля (традиция), КВН, гастроли гостей ("Движение" - Чебоксары, "Звуки Му", "Игры" - Москва, "ЧП" - Киров, "Акт" - Казань, "Телевизор" и "Младшие братья" - Ленинград, "Чай-ф", "Встречное движение" - Свердловск, "Цемент" - Рига), гастроли наших музыкантов (Казань - "Ироникс", "Хроноп", Чебоксары - "Кантабиле", "Визит", "Артефакт", "Рок-острова", Ярославль - "День за днем", Подольск, Ленинград - "Хроноп").
Весна подарила нам еще два начинания - фольклорный клуб (руководитель - редактор заводского радио Л.Г. Уханова) и клуб актуального кино (инженер отдела 40 Е.С. Колпакова). Сегодня МКЦ являет собой своеобразный реактор социальных инициатив, и не только в области досуга. Подобная деятельность не всегда видна, но то, что сегодня она приносит ощутимые плоды выращенной (а не утвержденной или навязанной) культуры очевидно для всех.
Впечатляющая статистика дел. Активность новорожденный развил, действительно, не по годам.
И.Винокуров, член совета МКЦ, "РЖ", 5.12.87
- Итак, центр... чего? Района, города?...
- Молодежный культурный центр - это, конечно, районное явление. Вернее сказать, центр региона нескольких ближайших районов. Хотя еще в ММК мы мероприятия проводили городского масштаба: фестиваль пантомимы, рок-фестиваль. А что касается состава участников, то на рок-фестиваль, например, к нам приехали ребята из многих городов области.
У нас связи с молодежными музыкальными организациями, группами, коллективами от Прибалтики до Дальнего Востока, включая Среднюю Азию. Ведется обширная переписка.
(Из интервью с В. Улановым)
Что такое МКЦ?
Ответить на этот вопрос мы попросили руководителя МКЦ Вячеслава Уланова.
- МКЦ - Молодежный культурный центр - это экспериментальное объединение, возникшее на базе молодежного музыкального клуба.
- Почему именно на базе нашего ДК развилось это редкое пока явление, ведь подобных центров в стране - считанные единицы?
- Потому что именно в нашем Доме культуры семь лет назад собралась группа энтузиастов, которая хотела и сумела организовать свой досуг и главной своей целью поставила содействие инициативе. Это и было ядро музыкального клуба. Такие клубы в то время возникали и распадались. А наш не только выжил, но и вырос в МКЦ.
- А в чем же его "живучесть"?
- Жизнестойкость? Она в разнообразии видов деятельности. ММК занимался организацией дискотек, фестивалей "живой" музыки, музыкальным просвещением - это по части музыки. Но у нас были еще и технические направления: фотография и слайды, радиотехника и конструирование. Постоянное самосовершенствование, стремление к большему - это характерные черты старожилов ММК. - И все же кому конкретно подчиняется МКЦ?
- МКЦ - самоокупаемая организация, находящаяся в структуре профсоюзного Дома культуры, а работаем мы в теснейшем контакте с комитетом ВЛКСМ объединения. Профсоюз и комсомол - вот наши шефы. - Ясно. Какие цели ставит перед собой МКЦ?
- Наша целевая программа - развитие клубной формы общения. Студии и клубы, входящие в структуру МКЦ, создавались без чьих-либо рекомендаций по инициативе молодежи. Поэтому наше главное направление - содействие инициативе - остается актуальным.
- Но ведь это очень сложно... Утверждая новое, вам постоянно приходится разрушать старое, отжившее?
- Мы за семь лет к этому привыкли. Есть линия поведения: докажите, что это можно делать. А мы говорим: "Докажите, что этого делать нельзя!" Кто нам докажет, что нельзя создавать студию инструментальной музыки?
- Так же, как и посоветовать создать такие объединения, как рок-клуб или фольклорный клуб... В конце концов, если вы сами вешаете себе хомут на шею - это дело вкуса, личное дело. - Нет, конечно, это далеко не личное дело. МКЦ - не частная лавочка. В центре охват молодежи различными формами досуга очень большой. И нам непонятно и странно, почему вышестоящие комсомольские органы стали только контролирующими? Где их активное участие в наших делах? Если с заводским комитетом ВЛКСМ у нас взаимоотношения очень деловые, прочные, то в отношении других я бы сказал, что они оторвались от молодежи: строчат свои бумаги, совещаются.
- Слава, ты сейчас сам руководитель, понимаешь, что без бумаг-планов, отчетов не обойдешься.
- Знаю, и стараюсь максимально от них избавиться. План - пожалуйста, на год вперед: парады, фестивали, симпозиумы. А план на каждый день!? Покупка музыкальных инструментов, связь с типографией, переписка и встречи с творческими людьми или с вышестоящими организациями - этого всего не запланируешь. Потом, когда прошло, я отчитаться могу за каждый свой час... Вот и сегодняшнее интервью у меня не запланировано!
- Намек понят! Последний вопрос. Охват вашей деятельностью молодежи: возрастной состав, социальный? Скажу, что я имею в виду. Часто приходится слышать упрек, что мало у вас заводской молодежи.
- Это несправедливый упрек. Ну начнем хотя бы с такого нашумевшего мероприятия, как рок-фестиваль. Кроме областных, городских команд в нем участвовали два заводских коллектива "Стимул" и "Фанерный самолет", оба были допущены на конкурсный концерт. Для самодеятельных ВИА мы устраивали симпозиум с привлечением известных музыкантов и музыковедов, где наши ребята могли получить компетентный совет. Платная студия инструментальной музыки - для всех желающих. Несколько лет существует джаз-лекторий и джаз-абонемент. Приходите кто угодно! - Конечно, за руку каждого не приведешь. Вы предоставляете возможности, а использует ли эти возможности личность - ее личное дело...
- Вот провели фестиваль брейка. И слышу, наконец-то, молодежное мероприятие, а то все для "двадцатилетних дядей". То есть молодежь расслаивается по возрастам. И нужно найти что-то для каждого возраста. Кстати, учащиеся школ, ПТУ, техникума - это разве не наши? Наш заводской поселок, базовые учебные заведения. Дети наших работников.
Л. Веслова, "РЖ", 15 апреля 1987 года
Несколько слов для телевидения.
Стало традицией: областное ТВ предоставляет экран МКЦ для рассказа о сделанном за год. Съемочная группа информационной программы "10-й канал" засняла лидеров МКЦ. В. Уланов рассказал о первых шагах в области хозрасчетной деятельности. С. Подкар - о необходимости повышения уровня подготовки администраторов-менеджеров для фондов молодежной инициативы. В. Малахова и Т. Бурова представили экологическое объединение "Зеленый мир", а А. Цыбин - клуб авторской песни.
М. Викторова
"РЖ", 7.02.89
Фильм, которого никто не видел. Зима 87-88
Слава изредка подсовывает мой телефон корреспондентам, которым нужны сведения о клубе.
Так появился на нашем горизонте режиссёр Владимир Демьянович Василиненко. За два часа беседы мне пришлось изложить восьмилетнюю биографию клуба. Я олицетворяла перед ним все направления деятельности ММК, поэтому где-то цитировала стихи, где-то напевала и чуть ли не приплясывала.
Следствием этой беседы была "оккупация" нашего ДК съёмочной группой. С первого до третьего этажа ДК опутали кабели. Фонари вспыхивали то в одной комнате, то в другой.
А тут ещё подвернулся очередной день рождения ММК и, как всегда, в связи с этим трёхдневный праздник. Это была находка для телевизионщиков, потому что тут они увидели разом, как двенадцать месяцев вокруг новогоднего костра, множество клубов МКЦ и консолидирующихся с ними организаций.
На сцене выступал и театр самодеятельных мод, и пантомима "Скица", и фольклорный клуб, и танцевальный ансамбль Вадима Андреева, рок-музыканты играли прекрасный джаз. И было многое другое.
Оформлял праздник дизайн-клуб: К. Дурандин, М. Трушкин и братья Фроловы.
Но не все клубы МКЦ можно вытащить на сцену: клуб авиации и космонавтики, клуб актуального кино, экологический клуб "Зелёный мир". За всем этим стоят конкретные энтузиасты: В. Сандович, Е. Колпакова, В. Малахова.
Отснято было много материала. Мы со съёмочной группой были как родные.
Но в процессе творчества бывают неожиданности. Владимир Демьянович ставил целью снять фильм о неформалах, но когда окунулся в этот материал, понял, какие разные бывают неформальные объединения, какое многоликое это явление.
Когда появляется в газете очередная статья, где фигурирует слово "неформалы", знай, что речь пойдёт об очередной скандальной выходке малочисленной группы неумытых, невоспитанных, ленивых молодых людей, главная цель которых заявить о себе по возможности громогласно. Среди них есть и неглупые, и довольно образованные ребята с интересными идеями, но чаще всего, когда доходит дело до практического воплощения, у них не хватает сил, упорства, не хватает знания реальных условий жизни.
МКЦ не раз протягивал таким неформалам руку помощи. Одного приглашали в компьютерный клуб, другого - в рок-клуб... Бесполезно. Практическая деятельность - не по ним. Вот разговоры, выдвижение идей, мировая скорбь - другое дело. Что ж, разговоры, как говорит Слава, это тоже форма проведения свободного времени. И если это кому-то нравится...
Наш режиссёр заснял и этих неформалов. Как первоначально было задумано, он хотел противопоставить болтунов и деятелей. Однако, просмотрев весь отснятый материал, решил, что его набралось на многосерийный фильм, поэтому надо конкретизироваться. Кроме того, получилось слишком нравоучительное противопоставление.
За нас Владимир Демьянович был спокоен, поэтому выбрал другую половину. Проблема, болевая точка была там - среди панков и прочих, заражающих своей демагогией тех, у кого вакуум вместо политических взглядов. Об этом и сделан фильм. Он прошёл по областному телевидению, вызвал волну негодования старшего поколения. Молодое поколение, как всегда, отмолчалось.
А те километры цветной плёнки, которые извела на нас съёмочная группа, они и могли бы составить фильм. Но, к сожалению, никто из нас его не увидел.
День сегодняшний. Продолжение следует
В начале очерка я самоуверенно считала, что знаю, чем всё это кончится. Да, полгода назад я знала: Фонд молодёжной инициативы - третье название ММК.
В Японии когда-то было принято новый этап жизни человека отмечать новым именем. Так человек в течение жизни несколько раз менял имена. ФМИ - не дань моде. Это качественно новый этап. Более тридцати направлений деятельности, финансовая самостоятельность, известность далеко за пределами области. Именно это я имела в виду.
В среде старожилов клуба уже несколько лет назад стало витать слово "профессионализм". Да, то, что могут наши ребята, это уже не любительство. Техническая группа, возглавляемая С. Подкаром, в составе Г. Брайцева, Ю. Голованова, В. Копакова, В. Ципровского, Ю. Тимичева воздала в заводском музее такой комплекс аудиовизуальных средств, какого в нашей стране не выпускает промышленность. Есть аналоги только за границей - финская фирма "Аудиотрон".
Дизайн-клуб, переросший в конце концов в кооператив "Промграфика", разрабатывает такие модели фирменного стиля предприятий, что, увидев их на выствке во время работы районной партийной конференции, один делегат сказал: "Это для нас послезавтрашний день".
Административная группа ФМИ проявляет такую разворотливость и хватку, какая свойственна, может быть, только западным импрессарио: аренда лучших залов города, ангажирование лучших групп, шикарная реклама. Словом, "профи".
Вот этого я не могла предположить. Коммерческое начало во имя саморазвития и процветания - цель благая. Но когда круг замкнут - трудно определить, что - цель, а что - средства.
Однако и сейчас по-прежнему успех за энтузиастами. Это можно сказать и о клубе авторской песни "Отражение" под председательством Володи Иордана, и об экологическом объединении "Зелёный мир", душой которого стала Валентина Малахова, и о рок-клубе, за который отвечает Игорь Крупин.
Мне трудно удержаться от ностальгиии по добрым старым временам. Теперь даже неудобства и трудности вспоминаются с умилением. Хотя трудности и сейчас встречаются. Чего стоит хотя бы угроза сокращения, нависшая над С. Подкаром. Его уникальным способностям не находится достойного применения. И мне жалко, и я не вижу возможности сохранить ту консолидацию сил внутри клуба, которой мы когда-то гордились. Узкий профессионализм сделал наши знакомства шапочными, а наши контакты - эпизодическими и недостойными внимания.
Это и есть существание ФМИ. И это уже не моя тема. Когда-нибудь о ней напишут Алла Балашова или Саша Емельянычев, или Володя Иордан. Словом, продолжение следует...
Л. Уханова, из очерка "Неформалы", "РЖ". 1988 г.
"Неформалы" одиннадцать лет спустя
Вот уж справедливые слова сказал классик: "Нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся". Когда я писала очерк "Неформалы" для какого-то юбилейного комсомольского сборника, я и не думала, что создаю нечто судьбоносное, некую "нетленку". А что вышло...
Комсомольцы по каким-то причинам не поставили этот очерк в свой сборник. Тогда я предложила его - не пропадать же добру - в нашу заводскую газету, где работала корреспондентом. Поскольку приближался очередной день рождения ММК, редактор Юрий Каразанов спланировал его напечатать частями: по две колонки в газете. "Неформалы" шли два месяца. За это время - я просто вижу это как наяву - над нами сгущались тучи. Когда очерк вышел весь, нас троих - Юру, меня, ответственного секретаря Женю Утенкова вызвали на заседание парткома. Подробности не помню, но я всё время порывалась орать: "За что вы его-то? Это же я написала!" Короче, бедного Каразанова, который очерка и не читал, просто доверился мне и Женьке Утенкову, вот его-то и наказали: разжаловали из редакторов. Назначили редактором Женьку, который обалдел от такой неожиданности. Ну, а мы с Каразановым впали в немилость и получили заглазную кличку "демократов". Вот и скажи, что очерк не судьбоносен!
Кстати, после этого очерка на меня сильно - на много лет вперёд обиделась Зинаида Петровна Мелихова. Когда я описывала процесс корректировки Мишиного сценария Дня защиты детей, мне хотелось показать контраст между утопичными мечтами и суровой реальностью. З.П. и представляла эту суровую реальность. Мне кажется, этот кусок мне удался. Я показала Мишкин романтизм и Зинаидыпетровнину деловитость. А она восприняла это с обидой: "Значит, Миша у тебя хороший, а я плохая, ничего не разрешаю, всё критикую..."
Я представляю, что обо мне думали работники парткома, которым тоже нашлось место в очерке. Мне никто ничего не высказал, но когда я стала редактором, за валидол приходилось часто хвататься.
Однажды мы разговорились с Леной Лукашевич. Какую я, ей-то, оказывается, этим очерком свинью подложила! Это ведь она нам перед просмотром "Града каменна" сказала, что нас приказано "зарубить". Вот за это ей и высказано было всё, что в таких случаях полагалось у верных ленинцев.
А что касается "нетленки"... Выплыли же из подкаровских архивов пожелтевшие листочки, пролежавшие там одиннадцать лет. Читаю и удивляюсь - как жили! Дочка прочитала и позавидовала, да я и сама бы себе завидовала, если бы эта плотность жизни не преследовала меня с тех пор по сей день. Видно, завёл нам всем ММК какую-то пружину, и мы не можем остановиться. Или не хотим?
Очерк "Неформалы" оставлю, как есть - ничего не меняю, лучше уже не напишу, потому что многое забылось. А если захочется что-то поправить с точки зрения поумневшего, повзрослевшего человечка? Нет, возраст - не достоинство и не недостаток. Где мои ....цать лет?
Л. Уханова, 1999г.
На полях
Штрихи к портрету МКЦ.
Очередное заседание совета молодежного культурного центра (МКЦ) посвящалось организационным вопросам. И это несмотря на то, что оно уже было четвертым по счету. Данный факт говорит о том, что не все еще ясно, не все отлажено в сложном структурном механизме центра по организации досуга молодежи. Формально МКЦ - организация районная, но действует на базе нашего ДК и в основном курируется комитетом комсомола объединения. К руководству центром причастен и Межсоюзный Дом самодеятельного творчества трудящихся. В общем, в наставниках недостатка вроде бы нет, но "дитя" без глазу. Отсюда - ошибки, упущения, нескоординированность действий с другими организациями.
Бесспорно то, что МКЦ удаются массовые мероприятия и праздники. Об этом говорят и аншлаги при их проведении, и солидный кассовый сбор. Бесспорно, лидерство в работе творческих объединений за молодежным музыкальным клубом. Отрадно появление фольклорного клуба, который набирает силу. Однако внутренняя работа в отдельных клубах по интересам все же хромает. Не каждая структурная единица МКЦ имеет выход "продукции", систему в работе. И главную причину члены совета увидели в том, что они мало уделяют внимания работе клубов.
Страдает деятельность МКЦ и отсутствием коллективного руководства. Решения зачастую принимает не совет, а отдельные руководители или группа активистов. Деятельность МКЦ еще недостаточно ориентирована на нашу заводскую молодежь, ее запросы изучаются неглубоко.
Совет МКЦ заслушал отчет своего председателя В.Уланова о проделанной за год работе, обсудил предварительный план проведения традиционного праздника молодежного музыкального клуба. Было принято решение упорядочить работу совета и проводить его заседания ежемесячно. В декабре запланировано рассмотреть предложения инициативных групп по созданию "Службы знакомств" и по работе со школой. Г.Басов, "РЖ", 87
ДОСУГ как поле социальной деятельности
С. Земсков, второй секретарь райкома комсомола (из выступления на пленуме РК ВЛКСМ).
15 декабря 1987 года
Образование Молодежного культурного центра (МКЦ) явилось попыткой перестройки качества культпросветучреждения, своего рода экспериментом, захватывающим не только досуг, но и процесс демократизации общественной жизни.
Сегодня районный МКЦ, объединяя более десяти групп и клубов по интересам, приступил к реализации перспективных творческих программ ("Общежитие", "Школа", "Рекультивация почвы духа" и пр.), оказывает немало культурно-досуговых услуг (студия инструментальной музыки, студия звукозаписи, курсы английского языка для меломанов).
Сначала ММК, а затем МКЦ района в течение вот уже восьми лет является флагманом работы с молодежью в городском, да и в областном масштабе.
Можно много говорить о положительных результатах работы центра, но гораздо важнее остановиться на моментах спорных, требующих коллективного обсуждения. На наш взгляд, став сегодня центром проведения крупномасштабных мероприятий (иногда всесоюзного ранга), мы несколько упускаем каждодневную работу в плане помощи развитию широкой сети любительских объединений.
Безусловно, каждый фестиваль, парад или праздник вызывает всплеск интереса молодежи к тому или иному виду досуговой деятельности. Опыт показывает, что после этих мероприятий часто создается новое любительское объединение (например, результатом фестиваля школьного брейка стало создание спортивно-танцевального клуба). Но бывает, что вспыхнувший энтузиазм определенной группы творческой молодежи, не найдя организационной поддержки, постепенно затухает, и деятельность объединения теплится на грани существования (дизайн-клуб, политтеатр).
Особой заботы и поддержки требуют самодеятельные объединения МКЦ, пропагандирующие советский образ жизни, возрождающие народные традиции, приобщающие молодежь к научно-техническому творчеству (компьютерный клуб, музыкальная гостиная, фольклорный клуб, политтеатр и другие). Сегодня мало, наверное, одного содействия такой инициативе. Сегодня ее необходимо развивать, пропагандировать, а в ряде случаев и защищать. Вообще, рабочая молодежь района участвует в деятельности МКЦ далеко не так активно, как бы хотелось. Но ставить это в вину только совету центра было бы неправильно. Пассивность, апатия юношей и девушек в сфере досуга (как, впрочем, и в других сферах) - это результат многолетнего равнодушного отношения к молодежной инициативе, к интересам и запросам молодых людей со стороны комсомольских организаций, их лидеров. Как часто информация о работе МКЦ, требующая широкой пропаганды среди молодежи района, оседает в блокнотах комсомольских секретарей, не доходит до юношей и девушек.
Необходимо признать, что совет МКЦ еще и сегодня до конца не сформировался (это серьезная недоработка как комсомольских комитетов района и объединения, так и актива центра), не стал еще "законодательным" органом, определяющим политику развития центра, перспективу и приоритеты его деятельности.
Молодежная инициатива в новых условиях развития демократии и гласности требует нового к себе отношения. Принцип "Что не разрешено, то запрещено" должен уступить место творческому принципу "Если не запрещено, то возможно". И все же, при самой широкой демократии никто не снимал с нас ответственности за придание нужной направленности увлечениям молодежи.
Говоря об этом, имею в виду рок-музыку вообще и рок-секцию при МКЦ, в частности. С этим неоднозначным явлением в жизни молодежи работать методом административного запрета невозможно, "шлагбаумная практика" здесь не пройдет. Но комсомол не может допустить, чтобы, прикрываясь демагогическими рассуждениями, на сцену попадали образчики пошлости, аполитичности и бездуховности, уводящие молодежь от актуальных проблем сегодняшнего дня. Нам необходимо вести конструктивный разговор о том, как отшелушить от рока - течения в музыке, безусловно, серьезного, отвечающего ритмам времени - асоциальные напластования. Вести этот разговор и на рок-концертах (в форме, скажем, ленинградского "Музыкального ринга", как это сделали в клубе актуального кино при МКЦ, пригласив рок-группу "Спартак"), приглашать музыкантов и поклонников этого стиля на дискуссии в политклубы (как это сделал политклуб ДК "Победа"), выходить комсомольским работникам и активистам на репетиции рок-музыкантов.
Праздник музыкального творчества "Рок-87" высветил, на наш взгляд, отсутствие должного прогресса в творчестве многих рок-групп. Для творческого развития, музыкально-художественного становления этих коллективов необходим областной рок-клуб на базе Межсоюзного дома самодеятельного творчества со штатными руководителями, музыковедами-консультантами, с соответствующей репетиционной и концертной базой. И чем дольше затягивается создание такого клуба, тем больше ажиотажа и нездоровых настроений вокруг рок-музыки.
Если подсчитать, сколько различных ансамблей - потенциальных кандидатов в члены областного рок-клуба - выступило под эгидой рок-секции МКЦ, то цифра будет впечатляющая: порядка 50 из более чем 10 городов области. С такой лавиной групп, отдельных исполнителей при широком разнообразии стилей, МКЦ и райкому комсомола работать, не запуская другие направления досуговой деятельности молодежи, очень тяжело, да и, наверное, в этом нет необходимости.
Пожалуй, процесс перестройки в сфере молодежного досуга идет в объединении наиболее интенсивно по сравнению с другими предприятиями района. Деятельность МКЦ неразрывно связана с деятельностью заводского комитета комсомола. Говоря образно, это "досуговый цех" объединения. Сегодня комитет комсомола предприятия работает над созданием компьютерного клуба, молодежного кафе, секции тяжелой атлетики и туризма и по другим направлениям.
Отсутствие в районе до недавнего времени перспективной программы развития культурно-массовой работы среди молодежи являлось серьезной сдерживающей причиной. Появление программы само по себе, конечно же, мгновенно не изменило состояние дел. Но это, во-первых, подчеркивает важность проблем организации свободного времени молодежи, во-вторых, дает возможность широкого обсуждения планируемых мероприятий в молодежной среде, в-третьих, упрощает использование всех материальных и кадровых возможностей предприятий в области досуга, и в-четвертых, позволяет следующим составам комитетов ВЛКСМ строить свою культурно-массовую деятельность не на пустом месте.
Механизм реализации молодежных досуговых инициатив в районе видится нам в следующем виде:
1. Изучение культурных интересов молодежи внутри организации, включая самые, на первый взгляд, невоплотимые и невероятные инициативы.
2. Определение общественной значимости инициатив и предложений, возможность их реализации на своем предприятии.
3. Если такой возможности нет, то выход с предложениями на совет районного МКЦ.
4. Изучение советом МКЦ возможности реализации идеи в районе.
5. Организация нового любительского объединения, клуба по интересам и т. д.
Культмассовая работа с молодежью была определена комсомольским съездом как одно из важных направлений в комплексе коммунистического воспитания юношей и девушек, как "поле социальной деятельности молодежи" наравне с производственной деятельностью, научно-техническим творчеством, развитием МЖК и т.д. И строить работу в этой области мы должны, исходя из данного подхода.
Михаил Воробьев: Я жил вместе с ММК С ММК у меня связаны очень приятные воспоминания. Я в то время работал в комитете комсомола: сначала заместителем секретаря комитета комсомола по идеологии и в числе прочего занимался и досугом молодежи, потом секретарем комитета комсомола. Поэтому с ММК у нас были самые тесные связи. ММК в то время были первопроходцы в организации неформального общения, в создании неформальных объединений молодежи. Самое главное было то, что любой человек независимо от его наклонностей, способностей мог туда прийти и найти себе занятие по интересам: будь то увлечение роком, живописью, будь то массовые праздники, вечера юмора, джазовые фестивали, рок-фестивали. Тогда этого вообще еще нигде не было, и мэмэковцы одни из первых начали все это делать в Нижнем Новгороде, и вообще в России. В ММК никто не был лишним, каждый мог найти единомышленников, причем ребята не только сами интересно проводили время, они давали такую возможность и другим. В структуре нашей комсомольской деятельности с ММК были связаны практически 80% всех проектов. Я как зам. секретаря комитета, отвечавший за молодежный сектор, в своей работе опирался в основном на ММК. Мы тесно работали и с Улановым, и с Подкаром, постоянно проводили какие-то совместные заседания, совещания. Они чувствовали, что нам нужно, мы чувствовали, что мы можем вместе с ними сделать. Например, тот же ШКАП. Как сейчас помню, собрались у нас в комитете комсомола Подкар, Уланов, Светлана Талгатовна Сейфи, сидели-думали, что же такое интересное и неформальное в 66 школе провести. Вдруг возникла идея проведения фестиваля авторской песни, который существует и сейчас.
Еще они в свое время на заводе сделали комнату психологической разгрузки. В цехе 10 была проблема с клепальщиками, и такие комнаты были необходимы, чтобы люди отдыхали от очень напряженной работы. В этом тоже было новаторство. Сейчас, правда, этих комнат уже нет, потому что и самих клепальщиков осталось очень мало.
Зато до сих пор сохранился аудиовизуальный комплекс музея завода, созданный с активным участием тех же членов ММК. Так как он находится в структуре нашего отдела, мы пытаемся его развивать и дальше, таким образом, то, что 18 лет назад было начато, продолжается, мы просто развиваем те возможности, которые были заложены.
Нас в комитете комсомола все это новаторство и неформальство не смущало, однако регулярно возникали проблемы и с руководством завода, и с парткомом. Но мы чувствовали, что молодежи это интересно и нужно. И здесь уже не важно, как они назывались: формалы. неформалы. Это, действительно, была потребность времени, народ с удовольствием шел в ММК, были аншлаги на всех мероприятиях в ДК Орджоникидзе. И это все необходимо было использовать. Хотя, конечно, часто приходилось сталкиваться с начальством из-за ММК. Просто время было такое. Например, очень непросто было решиться провести первый рок-фестиваль. Рок впервые вышел из подвала, все эмоции выплеснулись наружу. И группы выступали разные, и публика реагировала по-разному: были и сломанные стулья, и исписанные стены. После этого уже задавались вопросом, а стоит ли проводить второй фестиваль. Но все-таки совместными усилиями провели и второй, и третий. И даже наше руководство, и тот же партком, поняли, что ничего страшного в этом нет.
Вообще это была большая работа, объединявшая очень многих. Практически все члены комитета комсомола так или иначе сотрудничали с ММК, многие из заводчан привлекались к работе, приезжали люди из разных районов города. Поначалу было даже так, что мероприятия ММК вызывали интерес больше у приезжих, чем у заводчан, которым трудно было сразу воспринять новые идеи.Тот же джаз больше интересовал инженерный состав. Но со временем и простые заводчане втянулись в сферу деятельности ММК, кроме того, со временем стали проводиться такие интересные массовые мероприятия, фестивали, куда люди активно шли. Просто у разных мероприятий разная аудитория, например, фестивали смеха всегда были очень популярны среди жителей района.
Для меня все было интересно, я жил этим, жил вместе с этим клубом. Если бы его не было, я не представляю, как бы мы все это раскрутили - и молодежный досуг, и все эти праздники.
Что осталось за кадром (за страницами этой книги)
Избранные объявления, приглашения, информации из рубрики "Новости культуры" в газете "Рабочая жизнь", которую вела Валентина Малахова. Даты по публикациям.
30 июля 1985 г.
ММК на гастролях
Два дня в пионерском лагере имени Г. Титова работала агитбригада в составе четырех членов ММК и пятерых участников студии пантомимы "Скица". За это время показано четыре программы, а пятая в соседнем пионерлагере "Игрушка".
В субботу после полдника для пионеров был концерт театра пантомимы. Очень понравились ребятам этюды "Сердце Пьеро", "Строптивая картина", "Карате" в исполнении М. Вертлина, Т. Аликиной, В. Бахтова.
А после ужина была танцевальная программа. Кроме современных танцев, организаторы предложили конкурс на лучшее исполнение "барыни".
Были программы и для взрослых. Им показали программу пантомимы "Моццикони" и танцевальную шоу-программу. Непосредственность, с которой взрослые откликались на предложения диск-жокея В. Уланова, пожалуй, не уступала ребячьей.
Провожая концертную бригаду, делегация вожатых преподнесла артистам огромную конфету "Спасибо, ММК!", внутри которой были обыкновенные, вкусные шоколадные конфеты.
16 октября 85 г.
Не скучайте!
"25 плюс минус 5" - так будут называться вечера отдыха, адресованные молодежи от 20 до 30 лет. Идея, предложенная энтузиастами ММК, нашла поддержу у работников ДК. Уже прошел первый вечер. Начинание заинтересовало молодежь поселка. Если на привычные дискотеки приходило не больше 100 человек, то на дискотеку "25 плюс минус 5" собралось около 300 юношей и девушек. 21 ноября 1985 г.
Ответный визит
В начале этого года в ДК выступали участники ансамбля эстрадного танца "Экспромт" Дворца культуры нефтехимиков одного из районных центров области. И вот недавно с ответным визитом к ним ездили самодеятельные танцоры нашего ДК.
7 декабря 1985 г.
ММК на фестивале
Делегация ММК побывала в Ленинграде на ежегодно проводимом фестивале джазовой музыки "Осенние ритмы". Ребята не только посещали фестивальные концерты, но и участвовали в работе семинара руководителей творческих объединений и джаз-клубов. 20 марта 1986 г. Идут занятия в экспериментальной студии инструментальной музыки, созданной при молодежном музыкальном клубе. Дети и юношество обучаются игре на фортепиано, гитаре, духовых и ударных инструментах.
***
Готовится традиционный вечер юмора, который состоится в Доме культуры 1 апреля. Отдел сатиры и юмора ММК снимает короткометражный фильм. К вечеру готовятся студия эстрадного танца ДК, театральное училище, студия пантомимы.
***
Новая форма вечеров отдыха "25 плюс минус 5" завоевывает все большую популярность. На танцевальные дискотеки приходят молодые люди, которые прежде не посещали вечера отдыха, считая их слишком молодежными.
***
В Доме культуры прошел "круглый стол" по проблеме молодежного досуга. В нем участвовали работники облсов-профа, Дома самодеятельного творчества, обкома профсоюза, профкома и комитета комсомола нашего объединения, а также руководители молодежного музыкального клуба.
22 июля 1988 года
Поездка на фестиваль
Команда КВН молодежного культурного центра "Вариант", выиграв первенство города, была награждена специальным призом обкома ВЛКСМ. Ребята получили возможность побывать на куйбышевском фестивале самодеятельной песни. Сейчас они снова дома. Три фестивальных дня, конечно, оставили свой след. Выступления наших кавээнщиков наверное, станут теперь еще более музыкальными.
6 декабря 1988 г.
Успех мимов
Театр-студия пантомимы "Парадокс" нашего ДК вошла в число трех лучших коллективов, отмеченных на "Мим-фестивале-88" в Пензе.
Коллектив С. Пазушкина показал на фестивале свой спектакль "Парле ву франсе?", который сейчас с успехом идет на сценических площадках нашего города.
В театре прически
В новом коллективе Молодежного культурного центра - театре прически - подготовлен первый спектакль. Его премьера состоится 9 декабря на традиционном празднике ММК.
Мастера-профессионалы, участники союзных и международных конкурсов парикмахеров в своем театрализованном шоу покажут искусство прически. Этот необычный спектакль не лишен сюжета. В нем примет участие и хореографический коллектив В. Андреева.
Концерты для вас
Творческие группы МКЦ достигли договоренности о гастролях известных музыкантов.
На IX международном джазовом фестивале "Осенние ритмы" в Ленинграде получено согласие о концертах квартета В. Чекасина (г. Вильнюс), джаз-ансамбля "Архангельск" А. Резицкого, квартета П. Вишняускаса (г. Вильнюс)
На концертах Б. Гребенщикова и американской группы "Юритмикс" представители МКЦ достигли договоренности с ленинградским рок-клуьбом о гастролях групп: "Телевизор", "Игры", "Сезон дождей", "Джунгли", а также В. Цоя (группа "Кино").
3 января 1989 г.
Создана джазовая федерация
Представители МКЦ были делегатами учредительной конференции по созданию Всесоюзной джазовой федерации. На конференции, проходившей в Москве, было утверждено положение о советской джазовой федерации (СДФ), которая будет осуществлять свою деятельность в рамках Всесоюзного музыкального общества. Членами совета СДФ избраны члены МКЦ С. Кукина и С. Подкар.
Памяти Башлачева
Достигнута договоренность между газетой "Молодой коммунист" Чебоксарского обкома комсомола и нашим МКЦ об издании буклета и плаката памяти А. Башлачева. Буклет, в который войдут наиболее известные стихи рок-поэта, был составлен членом молодежной секции областного отделения Союза писателей М. Кулаковой. В разработке плаката принимали участие художники-дизайнеры и фотографы творческого кооператива "Промграфика".Часть средств, полученных от продажи печатной продукции, будет направлена на сооружение памятника А. Башлачеву.
Бюллетень рок-клуба
Вышел первый бюллетень рок-клуба МКЦ, изданный типографским способом. Его коллективным автором является совет рок-клуба, в планы которого входит регулярный выпуск бюллетеней. В первом номере помещена информация о группах, входящих в наш рок-клуб, реклама будущих концертов, рецензии на творчество как местных, так и иногородних коллективов.
0:1 в пользу "Варианта"
Недавно команда "Вариант" МКЦ встречалась на "поле соперника" со сборной города химиков. По некоторым причинам, которые не буду называть, наши ребята уступили всего 0,2 балла... и были приглашены участвовать в новогодних концертах "Интер-елка-89", которые состоятся в Кремлевском концертном зале 5-8 февраля. 7 февраля 1989 г.
"Зеленый мир" - Гидромет: есть контакт!
В очередной четверг активисты "Зеленого мира" встретились с начальником центра контроля загрязнения природной среды Госкомгидромета Д. В. Винокуровой. Она дала подробную информацию о состоянии воздушного бассейна города. "Зеленый мир" разрабатывает программу "За чистый воздух!" По просьбе специалистов общественники помогут в комплексном изучении экологической обстановки района. 3 февраля 1989 г.
На сцене - маэстро джаза.
Выступления вильнюсского квартета под управлением В. Чекасина стали первыми концертами цикла "Джазовое рандеву" в этом сезоне.
Только в нашем Доме культуры проходили концерты этого известного коллектива. Достаточно сказать, что недавно В. Чекасин и его коллеги О. Молокоедов, А. Иоффе и В. Лабутис побывали на гастролях в Федеративной Республике Германии.
Есть кафе "Былина"
...Нет хозяина. Районный трест столовых не может сделать кафе любимым местом отдыха детей и молодежи. ПРЕДЛОЖЕНИЕ: кафе строили мы, оно должно принадлежать заводу, пищу телесную обеспечивает цех питания, пищу духовную - Молодежный культурный центр. Днем - мультики для детей, утренники. Вечером - молодежные посиделки: литературные, фольклорные, бардовские, джазовые... Кафе могло бы стать местом встречи молодой семьи, воинов-интернациналистов. Ваши предложения?..
29 марта 1989 г.
Будет III рок-фестиваль
Одним из организаторов фестиваля станет МКЦ.
В марте по инициативе районного МКЦ состоялся фестиваль Ленинградского рок-клуба в ДК им. В. И. Ленина. В нем приняли участие 6 коллективов, включая такие популярные у молодежи, как "Джунгли", "Первый эшелон", "Игры". В середине апреля предполагается провести III рок-фествиаль, в котором примут участие не только местные коллективы, но и гости, в том числе группа "Чай-Ф" из Свердловска.
"Джазовое рандеву-89"
Не могла не запомниться любителям джаза встреча с ведущим джазовым вокалистом страны С. Манукяном. А устроители "Джазового рандеву" уже пригласили новых гостей.
Гастроли С. Манукяна в нашем городе состоялись в марте. До этого певец гастролировал в странах Западной Европы и в США. В Соединенных Штатах Америки выходит его пластинка, записанная совместно с американскими джазменами. А любителям джаза в апреле предстоит встреча с коллективом П. Вишняускаса из Вильнюса.
6 апреля 1989 г.
Хотите развлечься?
Если вы решите посвятить вечер 8 апреля серьезному делу развлечения, приходите в заводской ДК.
На вечере "25 плюс минус 5" вас ожидает совершенно необычная программа под названием "Инспекция спроса-предложения на молодежном культурном рынке". Вы сможете получить экспресс-информацию (или самые свежие новости) и рекламу (в том числе и навязчивую). Устроители вечера проведут интервью (анонимную инспекцию беспроблемной жизни), инспекцию спроса (чего изволите?), инспекцию двигательного потенциала (120 минут в видеодискотеке). Вы заинтересовались? И правильно. Вполне вероятно, что предстоящий вечер оправдает ваши ожидания.
Не просто концерт
Совместное выступление двух танцевальных коллективов ДК будет не просто отчетом за этот учебный год, но и событием преемственности: старшие ребята перейдут из детской хореографической студии во взрослый ансамбль..
Этот концерт состоится в конце апреля, и оба руководителя - О. Кулагина и В. Андреев - заняты подготовкой к нему. Ставятся новые танцы, шлифуются старые. Концерт будет иметь свою режиссуру: он задуман в виде шуточного выступления двух коллективов.
20 декабря 1988 г.
В кругу друзей?
9-летие - дата не круглая, а потому МКЦ не замахивался на большой праздник. Правда, ребята не поленились отправить около шестидесяти открыток "ветеранам" молодежного музыкального клуба. От концерта, в котором из года в год выступал один и тот же круг участников - друзей ММК, решили отказаться, а показать на сцене новые творческие подразделения центра.
И вот - праздник. Председатель клуба авторской песни В. Иордан вызывал к микрофону самодеятельных авторов - В. Рогова, А. Цыбина, А. Шерстнева. Композицию-марафон показали брейкеры. Среди них победитель фестиваля "Колобок-88" В. Андреев. Неожиданной для зрителей оказалась оригинальная "джаз-сюита" театра-студии пантомимы С. Пазушкина. А в Малом зале дебютировал театр прически.
И все-таки было чувство: что-то утратил МКЦ. Нет единого коллектива (хотя бы в лице координационного совета), а сугубо практический, менеджерский дух стал доминирующим. И весьма средний праздник не следствие ли этих причин?
22 декабря 88 г.
Джазмены - на сценах города
Несколько интересных джазовых коллективов дали концерты в нашем городе по приглашению Молодежного культурного центра.
Главный концерт, посвященный 9-летию ММК, состоялся в Доме культуры УВД. Большое впечатление на зрителей произвело трио О. Борисова из г. Молодечно "Сверчковое число". Музыканты исполняли современную импровизационную музыку собственного сочинения. Киевская исполнительница Е. Стадниченко (фортепиано) представила зрителям произведения в стиле свободной импровизации. Исполнялась и джазовая классика. В концерте участвовали: трио В. Кацнельсона (г. Москва) и трио А. Кондакова (г. Петрозаводск).
С 22 по 24 декабря концерты пройдут в зале университета. В них примут участие рок-группы "Миссионер", "Хроноп", "ГПД", "ВИА - "Ромашка", "Стадион", "Кантабиле". А 30 декабря в ДК им. Я. Свердлова выступят исполнители-барды В. Демидов ("Хроноп"), С. Чиграков ("ГПД"), В. Иордан, А. Цыбин (клуб авторской песни "Отражение"), А. Хрынов.
24 мая 1989 года
Праздник авангарда
В его программе были выступления трех пантомимических коллективов: гостей - "Малиновая гряда" и "Ателье" и театра "РА", который работает в нашем ДК.
Выступление театра "РА", возглавляемого С. Пазушкиным, явилось по сути дела отчетом коллектива за прошедший учебный год. Был показан экспериментальный спектакль "Вот тебе, бабушка..!", где жест органично соединяется со словом. В конце мая театр "РА" поедет в Москву для участия в международном карнавале мира, сближения стран.
Авторские концерты
В цехе 39 и отделе 3 прошли концерты автора самодеятельной песни В. Иордана.
"Одесский" и "Городской" циклы, серии песен-посвящений друзьям составили концертную программу этого молодого автора. В. Иордан уже достаточно известен: он становился лауреатом областного конкурса самодеятельной песни, представлял наш город на Грушинском фестивале в Куйбышеве. В трудовых коллективах приняли Володю радушно.
13 июня 1989 г.
Фестивали! Фестивали!
Представители нашего МКЦ побывали на концертах музыкального фестиваля "Янтарное ожерелье", который проходил 26-31 мая в Калининграде.
В рамках "Янтарного ожерелья" состоялись концерты классической музыки, органные вечера, джазовый фестиваль. В середине июня делегация МКЦ отправится на Международный джазовый фестиваль в Ригу. В нем будут участвовать музыканты из Нидерландов, Польши, Швеции, Югославии, США, СССР и других стран. Участие в фестивалях помогает ребятам завязывать новые контакты, обогащает планы их творческой деятельности.
10 октября 1989 г.
"Мастер и Маргарита"
По приглашению МКЦ Московского района в Горьком гастролировал Барнаульский театр пластической драмы и дал восемь спектаклей.
Театр-студия В. Кожихина работает в синтетическом жанре, используя пантомиму, рок-балет и другие виды искусства. Этот коллектив намеренно не стал профессиональным, чтобы сохранить дух экспериментаторства, постоянного творческого поиска. Горьковчане увидели спектакль "Мастер и Маргарита", который открыл зрителю интересную, хотя и не бесспорную, эстетику.
- Возможно, приезд Барнаульского театр-студии, - сказал В. Уланов, - станет толчком к созданию подобного коллектива и в нашем городе.
1 ноября 1989г.
Внимание: митинг!
По инициативе объединения "Зеленый мир" и парткома ГАПО проводится митинг по проблемам загрязнения воздуха выбросами автотранспорта. На отдельных автомагистралях района интенсивность движения в 180-200 раз превышает норму. Транспорт дает половину всех вредных веществ, поступающих в атмосферу. Среди них - свинец, угарный газ, а также сильнейший канцероген-бензапирен. Снять проблему может только ввод в действие объездной дороги: Московское шоссе - Балахна.
О том, как идет строительство дороги, вам расскажут представители гор-исполкома и треста "Дорремстрой". На митинг приглашены работники Гидромета Госкомприроды, областной СЭС, ГАИ и других организаций, владеющие оперативной информацией.
Митинг состоится в ДК им. С. Орджоникидзе в 17 час. 30 мин.
На полях
Людей, оставляющих ММК, С. Б. Подкар называет просто и ясно: предатели. Это касается, разумеется, только тех, кто успел проявить себя в клубе, кто может, по его словам, "не только потреблять, но и что-то делать". "Они нас когда-то обнадежили", - сообщает Семен Борисович теперешним членам клуба. Это звучит как предупреждение возможным отступникам.
В. Паршин
Откровенно: ММК - глазами "бывшего"
В 1983 году после трех лет пребывания в ММК и работы на заводе, я сменил место службы и жительства - переехал из Московского района в другой. Дом культуры, где размещается ММК, стал непостижимо далеко. К тому же была зима, холодно. Конечно, иногда на концертах и выставках встречал членов клуба: Витю Ходоса, Валеру Дубровина, Валеру Перова, Сережу Приданова. Что-то говорили, спорили, обсуждали, но больше делились слухами: что там в ММК? Некоторые из ребят к тому времени так же, как и я, стали "бывшими".
Мы все имели твердую профессию и работу, а кое-кто и семью. Однако Ходос говорил об "Аквариуме". Дубровин мотался по области и фотографировал церкви. Перов бродил по городу с бледной физиономией мима. В конце концов и я, как-то обходясь без ММК, время от времени там оказывался. Да и как не оказаться, если джаз-оркестр "Архангельск" - у них, Фейертаг - у них, Чекасин - у них!
А тем временем внутри заговорило что-то, разбуженное ММК. Стал искать единомышленников, которые очень скоро обнаружились в комитете комсомола нашего предприятия. К тому же Перов, с которым я продолжал общаться, мрачнел с каждым днем, мечтая о студии пантомимы. Так родился молодежный клуб "Малиновая гряда".
Конечно, мы не могли не попасть на восьмилетие ММК. Встретили нас, "бывших", по-родственному. Праздничный концерт был приятен и мил, как любимая телепередача. Были представлены все жанры, по которым МКЦ (преемник ММК) за последний год провел невероятное количество фестивалей: джаз, пантомима, рок, брейк и даже молодежная мода. На планшетах в глубине сцены - эмблемы с надписями: "Мим-парад-86", "Рок-86", "Джаз-86", "Брейк-87" и т. д.
Церемония вручения памятной медали ММК Косте Дурандину, Алексею Козоризу, Толе Купцову, Сергею Землянухе, Максиму Киселеву... ("...племя молодое, незнакомое..."). Интересно, сколько у них "медалистов" за восемь лет?
Торжественные поздравления - что может быть приятнее для юбиляра? Нет, церемония ничуть не напоминала проводы на пенсию: там ведь дарят ценные подарки, а здесь всего один - от МДСТ (две путевки на любой, по желанию награжденных, фестиваль, семинар) и много-много почетных грамот. Но каких! Союза композиторов, журнала "Клуб и художественная самодеятельность", фирмы "Мелодия".
Только неверно думать, что празднование восьмилетия ММК исчерпалось лишь концертом, ярко проведенным Игорем Винокуровым и журналистом Мариной Горевой. В этом мы убедились, когда по приглашению поднялись в Малый зал на встречу ветеранов клуба. Лариса Вилова, Люда Волынец, Неда Быдриевская, Лена и Валера Колпаковы, Володя Аликин... Все смотрят друг на друга, пытаясь найти точки соприкосновения. "Ты где работаешь? А ты?" Пять-шесть лет назад говорили взахлеб, а теперь отвыкли друг от друга. Кроме ветеранов в зале много молодежи - теперешние члены клуба. Семен Борисович включает проектор: слайд-фильм "История ММК с комментариями". Странная тишина, ветераны смотрят на экран и ждут появления кусочка своей жизни из того времени, о котором вспоминается с грустью, как об ушедшей юности. Но вспоминать приходится, потому что после фильма всех просят высказаться о современной деятельности МКЦ. Ветераны настойчиво обвиняют центр в утрате той человечности и общности духа, которая была так свойственна "их" клубу. Вячеслав Уланов и Семен Подкар сопротивляются, прикрываясь "масштабом" задач. Игорь Винокуров (он в клубе с 1981 года и по-прежнему один из китов МКЦ) говорит: "Если бы не такое число концертов, какое под силу разве что хорошей филармонии, у нас бы хватало времени на чаепития и душевные разговоры. Но цейтнот превращается в обычное явление".
Разговор приобретает оттенок горечи и растерянности, когда касается отношения к МКЦ некоторых городских учреждений. "Как же так, - возмущаются ветераны. - Прошло восемь лет! Новая политика в стране. А у нас все те же проблемы, которые мучили в первые годы жизни клуба". "У нас есть и новые проблемы", - парируют руководители МКЦ. После этого все пьют чай и успокаиваются.
На второй день в 12 часов дня по программе праздника - семинар "Программирование социальных инициатив" для руководителей клубов и любительских объединений города. Сам семинар - социальная инициатива МКЦ. Но, судя по числу присутствующих в зале, пока не нашедшая должной поддержки. Присутствие работников культучреждений с блокнотами и ручками в руках, однако, настраивает на рабочий лад. По очереди выступают руководители молодежных объединений. Разговор развивается и длится по меньшей мере три часа. Организационная структура, материально-техническая база, финансовое положение клубов - все вызывает вопросы. С сообщением об основных формах работы современного МКЦ выступает С. Подкар. Многие споры разрешает заключительное выступление В. Уланова. Он делится практическим опытом, дает конкретные советы, однако сам смотрит в зал с некоторым сожалением: где те, кто мог бы ответить на его вопросы? Чем вызвано блистательное отсутствие заранее приглашенных ответственных работников? "Все, товарищи, через час - концерт Чекасина", - говорит ведущий.
Через час я стою в шумной зрительской массе. Время от времени вижу пробегающих с озабоченными лицами нынешних энтузиастов МКЦ и снова остро осознаю себя "бывшим".
В. Паршин, "РЖ", 25 декабря 1987 года
На полях
Витя Ходос - великий человек. Он очень глубокий интеллигент. Тонкое чутье на музыку, при том что он не является профессиональным музыкантом. Он понимал замысел, мог его оценить, сопоставить и выдать конечный музыкальный продукт в виде законченной фонограммы.
(С. Подкар)
Виктор Ходос. Двадцать лет спустя (скептическая ода)
Не люблю ностальгию и ностальгистов. Не хочу, точнее, боюсь, быть похожим на тот, к сожалению, распространенный в наших краях унылый типаж с сильно смещенным в зад центром тяжести. Человеческий организм, однако, приборчик не простой, а потому, вопреки сознательным декларациям, сладкий соблазн этой, не столь уж греховной страсти, одолевает порой и меня. Обычно это случается в период неудач либо под воздействием алкоголя. К счастью, сейчас я трезв и бодр и, следовательно, юбилейный панегирик не мой жанр.
Я никогда не рассказывал о ММК своей двадцатилетней дочери. Когда "это" еще было живо, примерно первое свое десятилетие, она была еще слишком мала, затем, когда "оно" плавно и незаметно диссипировало, напоминая о себе изредка лишь очередной юбилейной трескотней, говорить стало просто не о чем. Действительно, пытаясь взглянуть на нашу возню, на нашу умилительную серьезную возню, глазами какого-нибудь представителя поколения next, духовные запросы которого никогда не сталкивались с тяжелым железобетоном "системы", под опекой которой мы прожили пока еще большую часть своей жизни, трудно отделаться от ощущения неловкости. На всем, что мы делали, лежала печать дремучей провинциальности и одновременно мессианской претенциозности. Могло ли быть иначе? Можно ли было в тех условиях варить музыкально-художественно-литературные бульоны, которые можно было бы пить не только там и тогда и не только тем, кто их варил? Возможно. Но для этого нужны были бы очень яркие и талантливые люди, которых среди нас не было. Мы были собранием очень разнородных и, в общем-то, обычных молодых (и не очень молодых) людей. Демократизм на нашей творческой кухне способствовал появлению большого количества самоудовлетворенных "творцов", разумеется, за счет снижения качества продукта. Питательная среда для такой "культуры" - замкнутый, приплюснутый со всех сторон социум, а также наличие мощной, но не слишком кровожадной силы, противостояние которой дает ощущение собственной значимости и лучшее оправдание неудач. Именно свобода, которую мы так жаждали, и убила ММК. Тем же, кто желает его воскрешения, пожелаем дожить до очередного исторического финта со всеми его прелестями.
Так что? - спрашиваю я себя, если, не дай Бог, свалится такое счастье, и вернется все на круги своя, пойдешь опять в ММК? А куда я, к лешему, денусь. Другого способа выжить, наверное, нет.
VIVA, ММК!
Знакомство с ММК я вспоминаю словно день вчерашний. В сердце рождается ощущение близости и теплоты, словно прислонился в мороз к жарко натопленной печке. Двадцать лет спустя? Помилуй Бог, да не чья-то ли это злая шутка?
Впрочем, ММК - субстанция столь мало или плавно меняющаяся, что в ее пределах законы времени слегка утрачивают власть, а прошлое и настоящее придвигаются друг к другу вплотную. Своей неизменностью и милой такой хроновольностью ММК напоминает мне некий стержень с мощной опорой и верхушкой, теряющейся где-то во мгле, вокруг которого долго кружилась почти вся наша жизнь (люди, события).
Золотые годы ММК принесли с собой освобождение от комплексов и условностей и стали эпохой выбора и обретения, шквального общения и знакомств, романтической халявы как великодушия и взаимовыручки, которая если кого и избаловала, то совсем чуть-чуть. Посреди всего этого ММК превратился в подлинно объединяющую, направляющую и даже всепроникающую силу нашего общества (извините за выражение) вопреки разваливавшемуся, но еще крепкому совдепу. Основой основ ММК стали влечение к популярной как бы молодежной музыке и сопутствующее ей мировоззрение, выделявшие мэмэковцев среди толпы, а главное - они сами личности в своем роде уникальные, совершенно разные, но которым было хорошо вместе. Полюбили же они всерьез и не сговариваясь и взялись возделывать не абы что.
Во времена, когда индийский чай со слоном подавался по праздникам, джаз - поп - рок - музыка имела исключительное значение, как лучший друг сопровождая нас в повседневности. Ее играли, о ней говорили. Стремясь к осмыслению, мы не раз становились слегка англичанами и чуть-чуть музыковедами, и все же многого не знали или не понимали, хотя во что-то верили авансом. Но этот мир, несколько идеалистичный, не раз спасал нас самих, а может, и тех, кто был рядом. Кстати, как к источнику жизни ко "всему этому джазу" всегда примазывалось много людей. Развиваясь, они составляли необходимую "среду обитания", а также пополняли стройные ряды мэмэковцев, если что. В свою очередь, ММК всеми силами и способами содействовал просвещению фанов, слушанию, созданию и функционированию этого рода музыки. Дискотеки, концерты, лекции, диспуты и прочие праздники жизни на таком высоком уровне и с такой стабильностью нигде в городе больше не проводились. К числу особых явлений относится постепенное вызревание в недрах клуба т.н. "джазовой бригады" ("джаз-брига", по меткому выражению нашего вождя и "бригадира" Славы Уланова). Она слепилась из особо активных поклонников джаза и рока, практиковавших "живое" слушание музыки и с энтузиазмом посещавших иногородние фестивали в Риге, Питере, Москве, Чебоксарах, Тбилиси и т.д. О, как не зря это было!
В оплоте ММК - ДК Орджоникидзе - лично я засветилась в 1979-80 годах, стараясь не пропускать ничего интересного. Некоторые мероприятия вызывали настоящий ажиотаж, особенно среди студенчества, попасть на них было престижно, но непросто. Однако мне везло: "проходила" сама или "проводили" добрые люди. К числу приближенных я тогда не принадлежала и, хотя служили мы одному ангелу, о членстве в клубе даже не помышляла. К тому же я боялась. Консерваторские воспитанницы всегда застенчивы, и в жизни им это сильно мешает. Поэтому переломным моментом в судьбе считаю июнь 1983 года. Именно тогда состоялся знаменитый вояж на рижский джазовый фестиваль с участием авангардного, а главное - американского квартета "ROVA", во время которого я наконец-то воочию увидела весь основной состав ММК. Мир тесен, а Рига вместе с ее окрестносями в то памятное лето была просто наводнена людьми из клуба. Сталкивались мы повсюду - на пляже и в авиакассах, у бочек с пивом и в столовых, в старом городе и новых районах. А на платформах в Юрмале вообще стояли целыми пачками. И каждый раз эти люди казались мне такими раскованными, славными и дружными: Уланов, всегда впереди какой-то свиты; элегантный Винокуров; корректная Света Кукина с красивыми большими глазами; вдумчивый и слегка многословный Витя Ходос; незабвенный Дрюля с вечной нескладухой и длинными волосами, пригревшийся у симпатичных местных хиппи, в разговоре которых проскальзывало непривычное, но приятное на слух слово "господа". Прибалтика, культура!
На концертах мы присматривались друг к другу, я вовлекалась в процесс обмена мнениями, что составляло важную часть бытия. С Семеном и его концепциями, неразделимыми как сиамские близнецы, я познакомилась неделей позже - в Горьком, на лекциях известного московского джазово-рокового музыковеда-философа Л.Б. Переверзева, друга ММК. Я давно мечтала отловить его, чтобы пообщаться на предмет молодежной культуры. Меня круто поджимали шкурные интересы: писала диплом по арт-року, а нужной информации не хватало. Однако, навалившись на Леонида Борисовича со всей молодой силой и обаянием, я трижды получила полный отлуп, и лишь с четвертой попытки маэстро снизошел до беседы.
Перемена в его отношении ко мне была так внезапна, что поначалу я плохо во что-либо въезжала. Разговаривали мы в университетском баре, куда ближе к вечеру подтянулось изрядное количество интересного народу. Хотелось раствориться в этой пестрой толпе и зажить по ее чудесным законам, но мешала врожденная робость. Леонид Борисович же имел успех, его то и дело дергали за рукав и норовили увести в сторону, но теперь он явно не торопился. "Это же сверх-человечески хорошие люди, - внушал он мне, - почему ты не с ними, это же твое". От предыдущего "футбола" мои глаза еще точили слезы, как Бахчисарайский фонтан, но постепенно душа наполнялась счастьем, ибо я переставала чувствовать себя случайной на этом торжестве. Мир переливался красками, и небо было таким синим-синим. Все еще только начиналось.
Подведем итоги. Написать что-либо еще я не успела, так как было мало времени, а слез по обыкновению много. Поэтому, положив перо, не сложу-ка я крылья и после небольшого перерыва начну готовиться к 25-летию клуба. Есть соблазн в течение пяти ближайших лет вспомнить все: задушевно-нижегородско-личное и непривычно-столично-заграничное; прогулки по тенистым тбилисским паркам (где арестовывают, но могут и накормить за гроши) и выставки-музеи в фестивальных городах; групповой чай-ф в железнодорожных вагонах - ну и что-нибудь про музыку, там будет видно. Н. Кузнецова-Туровская, ноябрь 1999 года
Приглашение к песне.
По инициативе энтузиастов на предприятии организуется клуб любителей песни. В задачи клуба входит общение и исполнение любимых песен, изучение песенного фольклора нашего края. Члены клуба будут участвовать в фольклорных праздниках, устраивать публичные выступления.
Клуб организуется как любительское объединение на принципах самоуправления и будет работать на базе ДК. Приглашаем в клуб всех, кто любит песню! В. Ямолдина, секретарь комсомольской организации цеха 29, В.Малахова, корреспондент "РЖ".
17.01.87 г.
Вокруг фольклора
Мы собираемся около семи вечера. Инна Тараненко обычно уже ждет нас. А точнее - свою дочку Олю. К этому времени как раз заканчиваются занятия детского хора. Из хоровой комнаты выкатывается хоровой вал, и среди детей - Оля. Вот ведь как получилось: "заварили кашу" мамы, а теперь покою нет от детей. Вот идут Мельниковы. Маша рассказывает: мама хотела увильнуть, заняться хозяйством, но она, Маша, не позволила. Девочки радуются встрече друг с другом, а мы угощаем бутербродами Виктора Ивановича Алексеева. Он в Доме культуры с утра, домой после занятия с хором зайти не успевает - вот и угощаем, чтобы были силы для песни.
Голос Людмилы Ухановой слышен еще с лестницы. Как всегда, горячо что-то рассказывает, смеется. В нашем клубе не было выборов, но непроизвольно все замкнулось на Людмиле. Она неформальный лидер клуба. Люда выросла на бабушкиных песнях, учась в университете, писала работу по фольклору, на память знает множество народных песен (правда, до сих пор пела их только дома с дочкой Полиной). А вот нашлись сподвижники - и выплеснулось дремавшее внутри. Этим летом Люда ездила к старенькой родственнице в Пермскую область и записала на магнитофон более 100 песен. Рассаживаемся, разбираем листки со словами. Людмила нас, правда, стыдит: фольклор, мол, надо учить на слух. Но нам, горожанам, видящим наших бабушек лишь изредка (да и поют не все), трудно привыкнуть к оборотам народной речи, дошедшей из глубины веков.
Для распевки поем "Мимо-то саду". Партии в этой песни держим четко, она не сложная. Вообще раскладываем все на голоса по наитию, подчиняясь, как говорится, генам предков. А песни у нас совершенно дивные. Такая в них бесхитростность и столько чувств!
На одно из занятий пришли три новых девушки: Светлана Звездкина, Наташа Сидорова и Оля Кузнецова. Поначалу немного смущались, а к концу занятия уже уверенно нам подпевали. Судя по их улыбкам, в клубе им понравилось. На следующий раз появились снова. Наверное, эти новенькие пока не отдают себе отчета в том, что участвуют в социальной программе под громким названием "Рекультивация народной культуры". Но мы-то, "старички", знаем: есть много песен в памяти народа, которые пока незаслуженно забыты. И мы можем вернуть их к жизни.
В.Малахова, "РЖ", 29.10.87 г.
Письмо в редакцию
У нас в цехе №7 накануне праздника 1 Мая состоялся концерт фольклорного коллектива "Грушица". Состоит он
не из юных ребят, все работают, у каждого много домашних забот. Но они находят силы и время заниматься любимым делом и поднимают нам дух и настроение.
Спасибо, Грушица"!
Дети - детям
460 рублей - такова сумма, вырученная на благотворительной ярмарке среди отдыхающих пансионата. Деньги предназначены для подарков чкаловскому детдому.
На ярмарке были представлены поделки детей, отдыхающих в пансионате. В канву ярмарки удачно вписалось выступление фолклорного коллектива "Грушица", исполнившего старинные неизвестные песни Волго-Вятского региона.
"РЖ" 31.07.91
Трудно, а мы поём
Много слов благодарности выслушали в преддверии Нового года участники фольклорного ансамбля "Грушица". Они выступали в цехах завода, на праздничных вечерах, а совсем недавно - на благотворительных рождественских концертах.
- Такое трудное время, а вы поёте? - удивляются некоторые.
- Может, потому и поём, что трудно, - отвечает "Грушица". "РЖ" 16. 01.92
Возвращаем вам ваши песни
Вот что, девчонки! Хватит нам отсиживаться в четырёх стенах - выходим в люди! - решительно объявила нам, фольклорному клубу "Грушица" зав. сектором ДК им. Орджоникидзе Татьяна Бурова. И представила жёсткий график "клубной недели": понедельник - выступление в музее, вторник - цех неметаллов, среда - литейный, четверг - кузнечный, пятница - конструкторский отдел.
- А почему вы "Грушица"? - спросили нас в кузнечном цехе.
- Потому что у нас есть такая игровая, хороводная детская песенка. Мы постепенно с каждым куплетом втягиваем в хоровод всё больше и больше народа. Всё шире хоровод, всё выше грушица. Вот и мы мечтаем, чтобы "Грушица" росла.
Однако выступали мы в цехах далеко не полным составом. Из тех, кто первоначально три года назад составил костяк фольклорного клуба, осталось человека три-четыре. Тем не менее, в наиболее удачные дни на спевках собирается 15-17 человек. Нас радует, что теперь к нашим женским голосам прибавились три мужских: Андрей Харлов, Гена Зайцев и Серёжа Щеканов.
Конечно, этого недостаточно, чтобы воплотить нашу мечту: поставить свадебный обряд. Ведь там нужны жених, дружка, крёстный-тысяцкий, отцы, повозники - молодой и старый.
Да и казачьи песни в женском исполнении много теряют героического. И бурлацкую волжскую песню "Ходом-водом" предпочтительно слушать в мужском исполнении.
Но интересно другое: в цехах, где мы выступали, зрители были в большинстве женщины. Что же, это можно понять: женщина из века в век была хранительницей традиций семьи и рода, бережно хранила реликвии - как материальные, так и духовные.
Кстати, те песни, которые мы поём, которые сами привезли из экспедиций, были записаны тоже от женщин.
Очень много я записала от своей бабушки Надежды Дмитриевны и её сестры Лидии Дмитриевны. Много песен собрал в экспедициях наш руководитель Андрей Харлов ещё в годы учёбы в консерватории. Он и теперь не по одному разу в год снаряжает экспедиции.
Есть ещё уголки, где помнят и поют старинные песни. Знаток таких мест преподаватель университета Николай Морохин. Мы не раз ездили с ними обоими в экспедицию. Света и Оля Кузнецовы привезли из такой поездки по Сергачскому району песню "Заболела у Маши головка", которую мы сейчас разучиваем.
Не изгладится у меня из памяти поездка в Починковский район, село Никитино. Коля Морохин дал нам адреса, и вот заводской "пазик" с шофёром Славой за рулём свернул с оживлённой трассы на тихую, хотя и асфальтированную дорогу.
Летняя улица была пуста. Она была длинная широкая и оканчивалась храмом с облупленным и разрушенным куполом.
Кроме старушки, нагнувшейся к козе, чтобы распутать верёвку, спросить дорогу было не у кого. "Пазик" остановился, дверь громко щёлкнула, открываясь. Старушка испуганно выпрямилась, но моментально заулыбалась очень доброжелательно. На ней была юбка и кофта тёмных расцветок, но невообразимо выгоревшие под деревенским летним солнцем.
- Как проехать к Марии Алексеевне Земчонковой?
- Зачем вам? - В молодых, как у Синюшки из сказов Бажова, глазах любопытство.
- Ой, Манька Земчонкова у нас песельница! -восхищённо одобрила старушка. - А вот от собора направо - улица Ворошилова, а там крайний дом её - Манькин.
Объясняя нам дорогу, она размахивала одной сухонькой ручкой, а другой пыталась надвинуть на седые волосы бесцветный, как и весь её наряд, платок. Он съехал на плечи и никак не надевался, потому что в нём запутался вьюнок. Очевидно, старушка только что собирала в этот платок траву для козы. Так она мне и запомнилась - в смешно надвинутом платке, перевитом вьюнком, в одежде цвета земли.
А Мария Алексеевна приняла нас строго. Оказывается, мы далеко не первые, кто приехал к ней за песнями. Впоследствии я, взяв в руки академические издание "Песен пушкинского края", с удивлением обнаружила там песни "Царь Ляксандра" и "Мужик пашенку пахал", которые мы сейчас имеем в своём репертуаре, со ссылкой на информатора М.А. Земчонкову. Вот как высоко залетели её песни.
А пока мы этого не знали и стали уговаривать Марию Алексеевну, что нам её песни жизненно нужны - мы не какие-нибудь студенты, которые получат оценку и забудут её песни. А мы их будем петь. Для убедительности мы потрясали магнитофонами и микрофонами.
- Только я одна петь не буду. Пошли к дочери Шуре.
Следом приковыляли старшая сестра Марии Алексеевны да любопытная соседка.
Мы все еле уместились в малюсенький Шурин домик. Детишки ели кашу, усевшись прямо на пол.
Для доказательства, что мы тоже поём, мы спели кое-что из своего. Помаленьку распелась и она. Но это был голос!
- Я ведь раньше в церкви пела, - пояснила она. - Меня председатель колхоза называл "нашей Ковалёвой"! На меня от этого имени повеяло далёким детством. Мама с бабушкой любили собирательницу и исполнительницу народных песен Ольгу Васильевну Ковалёву Её голос тогда часто звучал по радио.
Спели нам Мария Алексеевна с Шурой балладу о Громобое, исторические, шуточные песни.
- А хороводные какие-нибудь вы знаете?
- Да я в хороводы-то не ходила! Замуж рано вышла, в войну девятерых детей одна поднимала. Вот Шура - моя младшая, откуда она песни все мои знает? Потому что я её маленькую сажала в подол, когда что-нибудь делала, а сама пела. - Ну, а свадебные? Моя бабушка когда-то спела мне песню невесты "Не началось солнышко за лесом зайти, не началась мамынька дитятка избыть". И я спела Земчонковой всю песню. Чем дальше я пела, тем светлей становились глаза старушки от каких-то своих дум.
- Нет, наша не такая, - сказала она и запела свою...
Другая, совсем другая песня. Общее только одно - обида девушки на самого родного человека - мать, которая отдаёт её замуж, "избывает" из дома.
Мария Алексеевна пела, а её сестра плакала, шмыгала носом соседка. Отвернулся к окну наш шофёр Слава. Сама песельница, одной рукой опираясь на клюку, а в другой держа микрофон, не имела возможности вытереть слёзы.
"Што ето за пташачка в саду у нас поёт?
Штой-та за возлётная, где только причёт она берёт?
Не наша ли доченька с чужой с дальной стороны?" - закончила она и заключила:
- Вот наша-та какая!
- Ваша лучше! - убеждённо сказала я.
...Русская песня - это прежде всего люди, которые её поют. Сознайтесь, выключаете радио, когда слышите концерт русской народной песни? Мы не видим исполнителей, а они нас. Воздействует душа поющего только при прямом контакте со зрителем. Мы поём любимую песню, зажигаемся, видим ответный блеск глаз, слёзы, смех - это лучшая награда. Л. Уханова, "РЖ", 6.03.91
Снова вместе
После двухнедельных каникул снова собрался клуб "Грушица". Почему такие короткие каникулы? Да нам не давали отдыхать. Просили то в пансионате выступить, то в парке, то перед ветеранами труда.
А наш руководитель Андрей Харлов был в экспедиции: в Шарангском и Тонкинском лесах исследовал марийские культовые рощи. Там творятся такие чудеса, что специалисты ахают. Компас зашкаливает, на слайдах получаются необъяснимые пятна. Очевидно, в этих рощах сильные магнитные или другие поля, которые не видимы глазу. Кстати, у одной девушки из экспедиции после посещения рощи три дня болела голова, а потом внезапно исправилось сильно потерянное зрение.
Привёз Андрей и новые песни. Одну из них мы выучили на первом же занятии. Она старинная и очень красивая.
Л. Уханова, "РЖ" 13.09.91г.
Едем в Екатеринбург!
Московский районный совет народных депутатов стал спонсором поездки на фольклорный фестиваль в Екатеринбург ( самодеятельного фольклорного коллектива "Грушица". Это второй крупный слёт, в котором примет участие молодой коллектив. В мае была поездка в Коломну, которую финансировал Дворец культуры им. С. Орджоникидзе. Спутником "Грушицы" в обеих поездках стал ансамбль "Берегиня".
В планах отдела культуры Московского районного совета - организация большого фестиваля народного творчества в районе, на который предполагается пригласить лучшие фольклорные коллективы страны.
Л. Уханова, "РЖ", 1.11.91г
Посеяли "гёрлы" лён
В цехах перед своими выступать мы уже не боимся. В пансионате перед отдыхающими - тоже. А тут!..
- Будем выступать в Доме архитектора на экологической акции "Волга-91", - объявил руководитель нашего фольклорного коллектива Андрей Харлов. - Пора "Грушице" выходить на международную арену.
- Так там и иностранцы будут? - Непременно.
Для вступления отобрали самые весёлые песни. Кроме нас там должны были выступать девчата из ансамбля "Берегиня", которым тоже руководит Андрей. Пока мы румянились в кабинете директора Дома архитектора, все экологи ужинали. А ровно в восемь к нам заглянула Валентина Малахова, бывшая работница редакции "РЖ", а ныне координатор движения "Зелёный мир": - Можно начинать, все уже пришли...
И мы, от волнения путаясь в сарафанах, пошли в зал.
Народу было немного, но зато какие люди: профессора, академики, представители из городов Поволжья, из Голландии, США и даже ООН!
Иностранцев узнали сразу: они сидели кучкой, и два переводчика с настороженным видом ждали, чего бы им перевести.
Долго ждать им не пришлось.
Николай Морохин, известный фольклорист, вышел, чтобы немного рассказать о нижегородских песнях.
- Можно переводчика? - попросил он.
Вышел молодой парень Максим.
- Дорогие друзья! - начал Коля.
- Леди энд джентльмен! - перевёл Максим.
- Я сказал "дорогие друзья", - удивился Коля.
- У них нет такого обращения, - упёрся Максим и снова повторил "леди энд джентльмен".
Николай сдался и продолжил рассказ.
- Сейчас мы вам исполним песню ветлужских плотогонов, - объявил он.
- Уэл, - задумался Максим и покраснел. Он не мог перевести слово "плотогоны". Потом перевёл, что это "песня парней, которые толкают брёвна по воде".
Русские зрители сильно позабавились. И вот наступил наш черёд. Мы волновались: времени полдевятого, гости устали. После "Берегини" с их молодостью и професионализмом нам было страшно выступать.
- Мы с авиационного завода, - брякнула я, когда мне дали слово. Максим перевёл. В глазах зрителей я прочитала интерес и добродушное поощрение, валяй, мол, дальше.
Я оглянулась на девчат, румяных от волнения и косметики, забывших о трудовом дне, семьях, детях, которые уже, наверное, готовятся спать, и объявила: "В посиделочках!"
Максим снова покраснел и задумался. Я поняла, что в английском языке нет аналогичного слова, поэтому пояснила:
- Эта песня о том, как девушка собиралась вместе с другими подругами прясть шерсть, а вместо этого пришла к своему любимому.
Максим залопотал по-английски. Я уловила только "янг гёрл".
Спели мы хорошо, самим понравилось. Я объявила: - "Посеяли девки лён""
Максим начал переводить и снова споткнулся. На чём уж теперь? Слова "девки" не может перевести, или лён у них не сеют? Ладно, что-то про "коттон" пробормотал. И мы спели, как на этот ленок повадился паренёк. Потом исполнили две исторических. Завершала наше выступление "Россиюшка". Прозвучала она мощно. Красиво звучал баритон Серёжи Щеканова, звонко вели первый голос Таня Бурова, Таня Лапина и Наташа Шохонова, густо и убедительно строили второй голос Инна Тараненко, Таня Маслова и Ольга Потёмкина. Как никогда мы ощущали себя сплочённым, монолитным ансамблем.
Когда мы, закончив выступление, выходили из зала, состояние было только одно: не посрамили коллектив.
А автобусе 45, когда смех и возбуждённый говор сменили волнение, Ольга вдруг вспомнила: "А знаете, там в фойе мужики разговаривали, и один сказал: "А эти, которые МИГи делают, лучше пели!" И мы ей с радостью поверили. Л. Уханова, "РЖ" 15.10.91 Что такое телепорт?
Недавно возникшее слово "телемост" быстро и прочно вошло в нашу жизнь. А около месяца назад на анкетах, распространяемых во время традиционного праздника Молодежного музыкального клуба, вдруг появилось новое понятие - "телепорт МКЦ". Что такое МКЦ, думаю, объяснять никому уже не надо. А телепорт?
Строго говоря, это коммуникативная система, место сбора информации. Термин заимствован в компьютерных центрах. В молодежном культурном центре под ним подразумевают получение и обмен информацией с существующими объединениями и организациями, проведение опросов, социальное проектирование инициатив. В структуру телепорта входят бюро информации и рекламы МКЦ, дискуссионный центр МКЦ и группа изучений мнения молодежи.
Одна из задач телепорта - помочь молодому человеку найти себя. К его услугам - 10 объединений МКЦ и информация о любительских объединениях города (их картотека сейчас создается). А если его не устраивают существующие объединения, и он придумал что-то свое - телепорт окажет содействие инициативе. Одна из первых комплексных программ так и называется - клуб "Стол находок". Организован этот клуб по типу службы знакомств, но не только брачных, а всех, учитывающих все многообразие интересов молодежи. Созданием клуба занимаются сейчас инженеры бюро автоматизации информации отдела 40 Елена Суворова и Лариса Гурьева и социолог Анатолий Новожилов.
Как реализовать инициативу? Это тоже могут подсказать в МКЦ. Семинар в дни праздника ММК назывался: "Организационное программирование социальных инициатив". Что стоит за этим сложным термином, поясню на примере.
Еще полгода назад целевая комплексная программа "Школа" была лишь инициативой. Сейчас она стала обрастать подробностями. Вплотную занялись осуществлением программы по досугу. А недавно в рамках ЦКП "Школа" возникла еще одна инициатива - провести школьный конкурс авторской песни. Инициативу выдвинули школьники. Они же будут ее осуществлять, создавать оргкомитет, штаб, жюри, организовывать и проводить конкурс. МКЦ будет "на подхвате". Его роль - организационно увязать цели, задачи конкурса. Такая увязка целей, задач, концепций важного социально значимого проекта, выбор способа его осуществления и называется организационным программированием.
В планах и программирование молодежной ярмарки. За основу берется шоу-программа молодежной самодеятельной моды, организованная прошлой весной вместе с областной молодежной газетой. Но на этот раз, кроме яркого шоу, задумана и выставка-продажа изделий молодежных кооперативов.
На семинаре была представлена одна из возможных моделей МКЦ - веер инициатив и альтернатив (необходимость альтернатив возникла ввиду сложившихся застойных явлений).
Есть в этом веере две пока не реализованные инициативы - не нашли формы и достаточно устойчивого способа их реализации, т.е. людей, которые смогут составить программу.
Одна из этих инициатив - клуб междисциплинарных проблем, осуществляющий альтернативный подход к узким местам науки и техники. Но для этого нужна очень свободная атмосфера высказываний, возможность провести "мозговой штурм", демократизация внутренней структуры предприятия и участие молодых специалистов в выдвижении идей. Сейчас идеи монополизируются. Но монополия на идею заводит в тупик, поскольку идея может оказаться ошибочной. Необходима конкуренция, наличие здоровой оппозиции. Это позволяет выдвигать альтернативные идеи.
Идеи, рожденные в клубе, конечно, будут носить рекомендательный характер. Но они позволят решить комплексные проблемы перестройки, качества, управления, производства товаров народного потребления.
Разработкой идеи клуба занимаются начальник лаборатории социального развития отдела 45 Н.С. Акимов и заместитель начальника отдела 9 В. Е. Андрюнин.
Вторая нереализованная инициатива тоже принадлежит Н.С. Акимову. Она связана с проблемой внедрения новаций. Этот клуб может существовать как секция НТО. Его задача - ликвидация недостатков формального образования, создание условий для коллективного творчества. Занятия можно проводить в виде деловых игр.
Найдет ли эта инициатива воплощение? Сейчас на этот вопрос однозначно ответить трудно. Но и потерять идею было бы обидно. Выход напрашивается сам собой: создать банк социальных инициатив. В МКЦ его уже завели. Это система заявок на социальные изобретения с обязательным указанием авторства.
Что можно считать социальным изобретением? Это проще понять опять на примере. Телефон - изобретение техническое. А тот же телемост - уже социальное.
Заявку на предполагаемое социальное изобретение можно подать в МКЦ или в редакцию нашей газеты. В ней необходимо указать суть идеи, что необходимо для ее реализации, авторов идеи и их адрес. Если идею невозможно воплотить в жизнь у нас - МКЦ попытается направить авторов куда-нибудь в другое место. Здесь не обойтись без телепорта с его картотекой любительских объединений.
Много ли может Молодежный культурный центр? Ведь реализация идей связана с ограничениями материально-технического порядка: сюда относятся помещение, оборудование, специалисты, информация. На семинаре, собравшем представителей любительских объединений и культпросветработников города, обсуждались вопросы практической деятельности любительских объединений, финансовые проблемы. Представитель ММК и молодежного клуба "Малиновая гряда", клубов экслибристов и филофонистов, киноклуба обменивались опытом решения своих проблем.
Любительских объединений становится все больше. Развивается и наш Молодежный культурный центр. Одно из условий его успешного существования - появление новых людей и новых идей. Этих людей с их идеями ждут в МКЦ. Банк социальных изобретений открыт. Спешите делать вклады!
О. Антонова,
"РЖ", 22 января 1988 года
Момент исчезновения "Федерации" я как-то не зафиксировала. Ведь те люди, которые не работают в организации, могут заметить ее исчезновение только по внешним проявлениям - прекращению концертов, акций... Но с ММК так не произошло. Когда Уланов стал директором нижегородской "Европы плюс", он опять начал организовывать джазовые концерты, но уже на более высоком уровне. Или та же экология - она тоже просто сделала качественный скачок на профессиональный уровень, которого не было при ММК.
Лариса Животовская: Я просто зритель Должна сказать, что членом ММК я себя никогда не считала, была скорее зрителем, чем участником. Я просто была рядом и знала многих, кто был к этому причастен. И для меня в ММК всегда самым интересным были все-таки люди. В 1987 году я пришла работать на авиазавод. И через некоторое время я познакомилась с Леной Колпаковой, первым для меня человеком из ММК, она сидела в соседней комнате отдела 40. К тому моменту Лена уже почти не занималась киноклубом и целиком ушла в экологию. Лена была мне глубоко симпатична. Это потрясающе харизматичный человек, и сама, проникшись проблемами экологии, она умела увлечь других. Причем не было никогда призывов и пламенных речей, например, она не уговаривала меня чистить Левинку или ходить на какие-то митинги. Я и не чистила, и не ходила, я просто наблюдала и искренне восхищалась тем, что Лена делает, и воспитывалась на ее поступках, на ее образе жизни. И основные мои экологические взгляды сформировались ещё тогда. Если Лену спросить, она, конечно, скажет, что ММК ей очень много дал. Безусловно, она очень выросла как специалист, да и просто поменяла специальность, став супервостребованным профессиональным экологом. Ее знания, ее кругозор, ее опыт просто потрясают. Но в характере у нее не изменилось ничего: она пришла в ММК сложившейся цельной натурой и осталась такой и сейчас. Ее отношение к жизни, ее принципы не меняются. Завод - вообще-то достаточно замкнутая структура. Жизнь человека, работавшего внутри завода, ограничивалась проходными. И эта жизнь в неволе накладывает отпечаток на людей: все они там внутри начинали делиться на "заводских" и "незаводских". Последние кардинально отличались от всех остальных. Они вызывали у всех интерес, а потом полное приятие либо отторжение. Они поражали внутренней свободой. Лена Колпакова была одной из тех, с кем интересно было находиться внутри завода. Через некоторое время она познакомила меня с Валей Малаховой. Валю я воспринимала тогда даже более серьезно: не только как эколога, но и как журналистку. Она работала в "Рабочей жизни" и имела свободный пропуск на завод, а значит была еще более "незаводская". Когда она по каким-то экологическим делам приходила к нам в отдел к Лене, мне казалось, что вообще мы тут все "в зоне", а она свободный человек: захотела - пришла, захотела - ушла.
Еще позднее я познакомилась с Подкаром, который тогда занимался музеем. У него там была своя каморка с кучей пластинок, и он всегда приглашал пообщаться. Это тоже было что-то совершенно "незаводское", но внутри завода. Надо сказать, что Подкар сам по себе вообще очень сильно любит людей и никогда не жалеет на них личного времени. И вот, познакомившись со мной и Леной Суворовой, двумя молодыми специалистами из отдела информации, он стал приобщать нас к этой незаводской жизни внутри завода. Я не могу сказать, что я рвалась куда-то вписаться в уже имеющиеся творческие группы. Своего места в ММК я не видела. Тем более, что никакими особенными творческими талантами я не обладаю. Мне казалось, что там собрались вообще какие-то непостижимые и недостижимые люди. Я им по-хорошему завидовала, мне было приятно, что есть, допустим, человек, который может то или это. Например, Люда Уханова - это вообще просто какая-то бездна талантов. Это был вообще какой-то заводской кумир: она и стихи писала, и литературную среду на себе тащила, и газету делала, и песни пела, и фольклором занималась. Мне кажется, в то время она была вообще невероятно популярной личностью на заводе и была очень востребована. Она, на мой взгляд, тоже была внутренне свободным и раскрепощенными человеком и выделялась этим на фоне каких-то зажатых людей. Поэтому Люда невероятно к себе притягивала. Казалось, что, общаясь с такими людьми, и сам станешь лучше. Не в том смысле, что начнешь стихи писать или песни петь, или рисовать, просто близость этих людей поднимала для меня планку, к которой я сама начинала стремиться.
Но, видимо, Подкару все-таки хотелось приобщить нас с Леной Суворовой к какой-то деятельности ММК. Кроме того, вероятно, идея проекта давно витала в воздухе, и Подкар решил, что мы годимся для ее воплощения. А может, он решил, что нас надо как-то занять и заодно обустроить нашу жизнь. А мы с Леной все-таки попали под обаяние ауры ММК, где каждый делал что-то свое, а в итоге все вместе, и нам хотелось там тоже что-то делать. И вот где-то году в 89-90 мы занялись так называемым "столом находок". Это было что-то типа "клуба разбитых сердец", вернее, наоборот, устремленных к кипучей деятельности. По сути - служба знакомств, но не брачная, а более широкого профиля. Хотя подразумевалось и развитие всевозможных личных связей. Основная же идея была такова: предположим, по городу есть несколько разобщенных людей, которые хотели бы ходить в походы, но не с кем. Они по одиночке находят нас, регистрируются, а мы сводим их друг с другом. И так же с остальными увлечениями - поэзией, музыкой, кино и т. д.
Это было уже начало 90-х - хозрасчет. В это время "Федерация" существовала в ДК Орджоникидзе как совершенно самостоятельная структура, Слава Уланов был директором. Подразумевалось, что нам люди за услуги тоже что-то должны были платить в виде первого взноса при поступлении в клуб. А мы даем им заполнить какие-то анкеты, помещаем их карточку в картотеку. Дело дошло до того, что мы составили анкеты, Костя Дурандин разработал для нас несколько вариантов значков, из которых мы выбрали один. Куратором у нас был Гоша Винокуров, который уже был тогда в штате "Федерации". Ирина Марковна выделила нам какое-то помещение в клубе на втором этаже. И мы даже открылись и начали работать, и только к этому моменту мы с Леной осознали, что втравились в серьезное, ответственное дело. Мне кажется, что для ММК это вообще характерно, что когда кто-то за что-то брался, когда вспыхивали эти спонтанные очаги различных направлений, никто никогда не знал, чем все это кончится. Что характерно, первый день нашей работы я помню, а второй - уже нет. По иронии судьбы в первый день к нам пришла и стала нашей клиенткой моя одноклас-сница, с которой я в то время совершенно не контачила. Она для меня была замкнутой, совершенно загадочной девушкой, и мы никогда особенно не дружили. Вдруг она приходит и говорит так официально: "Здравствуйте, вот я прочитала объявление..." Постепенно мы с ней узнаем друг друга, потом я записала ее в этот клуб, каюсь, взяла с нее какие-то деньги. Ведь у нас там была какая-то отчетность. И таких к нам в первый день пришло, может быть, человека три. То есть обманули мы народу немного. И после этого как-то весь наш энтузиазм сошел на нет. Мы поняли, что эта работа требует гораздо больше отдачи, чем мы были готовы дать. Здесь нужно было иметь очень большое желание устраивать чьи-то судьбы, а мы в то время активно и удачно занимались устройством своих. В общем, я уже и не помню, кто из нас с Леной первый отступил, наверное, мы просто одновременно стухли. Лена, вероятно, назвала бы какие-то свои причины, может быть, отличные от моих. А потом уже позднее я однажды поняла, что хорошо, что все закончилось, в принципе, даже и не начавшись. Это же очень большая ответственность. Здесь же не только надо было выслушать людей, свести их между собой, но и в дальнейшем следить за их судьбой и помогать им. Это даже сложнее, чем брачное агентство. Потому что там люди поженились и уже сами решают свои проблемы. А если свести, скажем, несколько поэтов - они же пособираются-пособираются и захотят книжку издать, и им надо как-то в этом содействовать.. Вообще, сама идея такого клуба хороша и актуальна до сих пор. Сейчас, может быть, даже больше. Просто надо этим делом жить и отдавать себя целиком.
ММК была организацией, где надо что-то делать. А мне приятно было просто так без дела тусоваться, проводить время. Так как я там ничего не делала, я была просто зрителем, и это все-таки вызывало чувство дискомфорта. На различные мероприятия и акции я попадала лишь благодаря тому, что меня звали люди, с которыми я тесно общалась. И это был довольно ограниченный круг людей. Большинство членов ММК я знала только в лицо и даже не представляла, кто чем занимается. Даже саму организационную структуру ММК я представляю с трудом: сколько там было каких направлений. Поэтому позже, на всяких юбилеях я тоже чувствовала себя чужой для многих.
Я помню такую творческую богемную в хорошем смысле слова обстановку ММК. Ко многим людям у меня было отношение типа "я вас робею": я никогда не ставила себя рядом с ними. Со многими людьми из ММК, например, с той же Леной Колпаковой мне было гораздо легче общаться один на один, вне ММК.
Потом при более близком знакомстве с людьми, например, где-то по работе у меня менялось отношение ко многим из членов ММК. Я не то чтобы разочаровывалась, но отношение как к небожителям, которые такие особенные и необыкновенные, во многом рассеялось. Я поняла, что многие из них совершенно обычные и не такие уж талантливые и успешные.
Просто в ММК была создана атмосфера, где каждый человек становился каким-то талантливым и способным, где у каждого была возможность проявить себя. А потом его вырывали из этого контекста, и он вроде бы был уже и не таким замечательным. Такое часто бывает в молодежных лагерях, где люди неожиданно раскрываются, блистают кучей талантов, а возвращаясь домой, живут по-прежнему.
Хотя были и яркие личности, оставшиеся такими и без ММК. Именно они создали все жизнеспособные проекты, существующие и сейчас. Уланов, Подкар, Кукина, Колпакова, Уханова и масса других - это люди, вокруг которых все вертится и которые сами по себе цельные и яркие. Они создавали ММК, а не ММК делало их. В то время как много было и обратных ситуаций: ММК делало людей - кого-то на всю жизнь, кого-то на небольшой срок. И таких в ММК было очень много, кто питался энергетикой настоящих лидеров, о которых я говорила. Но ведь и это тоже неплохо, что кто-то благодаря ММК поверил в свои силы.
ММК никогда не ставило глобализм своей целью. Ему всегда хватало своего уровня. ШКАП - яркое тому доказательство. Он замышлялся как школьный конкурс, который проводит одна школа, но приходит любой школьник, который хочет попробовать свои силы - из города и из области. Таким этот фестиваль и остался, потому что сам захотел таким остаться. Почти семейное мероприятие, где все друг друга знают.
Модерн-88: Красноречивый язык танца
Наш корреспондент В. Малахова беседует с руководителем студии танца Дворца культуры В. Андреевым о впечатлениях и итогах фестиваля современной эстрадной хореографии "Модерн-88", организованного районным МКЦ совместно с Межсоюзным Домом самодеятельного творчества.
- Вадим Дмитриевич, удовлетворены ли Вы как инициатор и один из главных организаторов фестиваля? - Конечно, если давать общую оценку, то мы сделали огромное дело. Ведь наш фестиваль танца в стиле модерн был первым в Союзе. Мы пригласили 12 коллективов. А кроме того, несколько человек из Магнитогорска попросились просто посмотреть фестиваль, не участвуя в концертах. Всего на сцене Дворца культуры "Победа" выступило около 300 самодеятельных исполнителей в возрасте от 12 до 30 лет. Всех их надо было довезти, разместить, накормить.
- Да, все это "шипы" организации. Но ведь были, наверное, и "розы". Участники прошли прекрасную школу, столько увидели, получили заряд к творческой работе. - Конечно, интересно было всем: и хореографам, и исполнителям, и все высказывали нам благодарность. Современная хореография, связанная с модерном, - это относительно новое явление в нашем танцевальном искусстве. Поэтому на семинарах (их было два) критики, лучшие руководители коллективов рассказывали, что такое модерн, как сегодня развивается хореография, в частности, ленинградской школы, в каких направлениях, жанрах, стилях. Удалось провести разбор концертов двух первых дней. Огромное впечатление осталось от выступления балетмейстера "Ленконцерта" Василия Махрина на втором семинаре. Он давно занимается модерном, создал группу при Ленинградской филармонии, делает постановки. Для него было новостью, что в нашем городе есть такая хореография.
- Хотелось бы подробнее узнать о творческой лаборатории фестиваля.
- Первый семинар проводил В. Тимофеев, балетмейстер самодеятельной группы из Ленинграда. Он показывал урок по модерну, диско и рок-н-роллу. Любопытно, что мои уроки очень близки по развитию, стилистике, манере к его школе, а вот переходы, связки между движениями мне показались новыми. Я с интересом все это впитывал.
По мнению критика, кандидата искусствоведения О.И. Розановой, модерн в первую очередь должен быть сплавлен с классикой, как мы это наблюдали у ленинградской группы О. Игнатьева "Контрасты". Коллектив имеет отличную классическую подготовку, и, когда он обращается к современным темам, музыке, у него получаются очень своеобразные модерновые полотна, балеты, рок-балеты в стиле свободной пластики.
А есть коллективы, которые пока работают только в модерне, как, например, другие наши гости - подростковая группа из Риги. Четко, культурно исполняли они все номера, просто профессионально подготовлены девочки, но недостаток классического воспитания был заметен. Руководитель Я. Элбретс это знает, недавно он пригласил педагога по классике. - Как-то незаметно мы перешли к творческим портретам коллективов-участников фестиваля...
- Да, и тут надо сказать, что открытием для жюри, участников, руководителей был коллектив Н. Сапожникова из Тюмени. Ребята замечательно показались, и программа у них целостная, и подготовка очень высокая. На протяжении десяти лет в ансамбле один и тот же состав, исполнители сильные, крепкие. Не исключена возможность, что скоро этот самодеятельный коллектив станет филармоническим, профессиональным.
- Думаю, что не только мне, но и многим зрителям запомнилась их композиция "Экзерсизы".
- Номера тюменцев впечатляли идейностью, глубиной. Мне, например, понравилась композиция "Только жизнь". Настолько свободно и откровенно говорят исполнители языком пластики! А "Экзерсизы" (что в переводе с английского - упражнения) - это, действительно, урок. Они начинали с чисто классических репетиционных па, а потом искусно сплавляли их с модерном и в высоком темпе выдавали удивительные модерновые комбинации.
Если говорить о других коллективах, то, по мнению членов жюри, не все показанное соответствовало направленности фестиваля. У некоторых ансамблей превалировало народное направление хореографии. - Да, мы увидели и цыганские, и испанские, и кубинские танцы.
- Это в первую очередь относится к коллективам из Саратова, Свердловска, Перми, которые выступили с номерами, весьма далекими от модерна, свободной пластики. Руководители этих коллективов даже современные эстрадные танцы ставят на привычной для них основе (бальной, народной), но никак не модерновой, и это было заметно.
- А перспективно ли челябинское направление, как мне кажется, небезынтересное?
- Из Челябинска приезжали два коллектива - "Ракурс" и "Движение". Первый показал рок-балет - спектакль "Катарсис", второй - серию миниатюр: "Крылья", "Творец и толпа", "Один рабочий день" и т. д. Жюри лучше оценило группу "Движение".
- Можно долго обмениваться мыслями о фестивале. Но надо двигаться к финишу, подводить итоги.
- Мне и моему коллективу этот фестиваль дал очень много. Стало яснее, как работают другие, в чем собственные слабости. Появились новые замыслы. Фестиваль высветил то, что до сих пор я больше работал на исполнителя, чем на зрителя. Больше заботился об удобстве выполнения тех или иных движений, чем о том, чтобы это было зрелищно, "вкусно", пусть технически не так удобно для исполнителей. Стало очевидно, что не все мои ребята умеют себя подать, выразить свое отношение к танцу, раскрепоститься, не достаточно трудолюбивы. Обиднее всего, что некоторые хореографы нашего города с пренебрежением отнеслись к фестивалю. Мы всех обзванивали, приглашали, и порой в ответ слышали: "Раз наш коллектив не выступает - значит, все будет плохо". Этот апломб - только во вред себе и коллективу.
По мнению многих, было неудачным ведение концертов. Не оправдал надежд гала-концерт в воскресенье: он оказался куцеватым, словно незаконченным. Надо было отбирать у каждого коллектива не по одному номеру, а по два. Все просчеты и неудачи будут учтены при проведении фестиваля "Модерн-89".
- А такой будет?
- Пока неизвестно, в каком городе, но обязательно должен быть. Во всяком случае, такое предложение высказывали участники "Модерн-88".
В. Малахова,
"РЖ", 29.04.88 г.
На наши танцевальные фестивали "Танец-модерн" со всего Союза съезжались.
Мы тогда свою технологию Вадиму Андрееву подпихнули, помогли организовать. Комитет комсомола тоже задействовали - нашего и машиностроительного завода. Все девчонки, которые работали там, и общежитие нашли, и в ДК "Победа" провели. Тогда это был самый высокий уровень - всероссийский, по отзывам участников. А из них просто так слова не вытянешь.
(Из интервью В. Уланова)
Не помню, чтобы мальчишек можно было увлечь танцами. Всегда в танцевальных коллективах был дефицит парней, и их принимали вне конкурса.
...Теперь о концерте. ...Мальчики из клуба "Эмка", исполнявшие "Танец старого динозавра", просто покорили своей живостью, юмором композиции. Е.Колпакова, инженер отд.40,
"РЖ",
10.10.87 г.
По следам "Колобка"
К фестивалю брейк-данса "Колобок-88", состоявшемуся в минувшем месяце во Дворце культуры объединения, многократно применимо слово впервые.
Впервые в наш город съехались представители из 15 городов центра России, Поволжья, Украины и Белоруссии...
Впервые в Союзе фестиваль проходил по международной системе судейства.
Впервые наши брейкеры победили во всех разрядах на столь представительном смотре.
Теперь все по порядку. Фестиваль готовился практически полгода. Прежде всего создавался коллектив, который мог бы достойно состязаться с ведущими брейкерами страны. Костяк его составили участники сразу трех коллективов: спортивно-танцевального клуба МКЦ нашего района, клуба "Эмка" и группы "Браво", ранее работавшей при студклубе университета. Первым испытанием в ходе подготовки к фестивалю была поездка в Чебоксары на конкурс "Танцуем брейк". Мало что он дал в смысле творческого роста: слишком слаб был состав участников. Наши ребята были вне конкуренции. Но самое большое приобретение - появился коллектив, ребята сплотились, поняли, что от каждого зависит успех вступления всей бригады. В эти дни подружились наши земляки с казанским коллективом, с которым предстояло встретиться еще не раз. Следующий этап - это Паланга. Здесь ежегодно проходит самый престижный в Союзе брейкерский фестиваль "Попугай". Сюда съезжаются самые "крутые" брейкеры. Это великолепная творческая лаборатория. К выступлению в Литве "Стрит шоу" - а именно так теперь стал называться коллектив - готовился очень упорно: 4-5 часов ежедневных тренировок. Номер получился очень необычным даже по союзным меркам. Фонограмму к нему специально записали музыканты из группы "Кантабиле". Номер этот поразил всех на конкурсе в Паланге. Но жюри к новичкам отнеслось несколько настороженно, и в итоге группа заняла место лишь во втором десятке (из 38 коллективов).
А вот в конкурсе "Тусовка", где определялось мастерство коллектива в отдельных стилях (всего их 6), группа "Стрит шоу" выступила гораздо успешнее. Она вышла в четвертьфинал, где ей достались в соперники хозяева фестиваля - литовцы, которые в итоге и стали победителями фестиваля. Но даже у них наши ребята выиграли вчистую в стилях "электрик-буги" и "брейкинг". Лучшие результаты в индивидуальном состязании показали Алексей Лужин и Михаил Гунтарев, они и вошли в семерку лучших брейкеров страны в стилях "робот" и "электрик-буги". Заметим, для дебютантов это большой успех. Именно там, в Паланге и пришла идея пригласить в наш город лучшие группы со всего Союза.
У наших брейкеров наступил творческий подъем. Достигнув первой вершины, они готовились к штурму следующей. А тем временем во все концы страны полетели приглашения: в Харьков, Минск, Казань, Йошкар-Олу, Владимир, Москву, Киров, Саранск, Иваново, Чебоксары. Возглавить жюри согласился Алексей Герулайтис, носящий по заслугам титул "первого брейкера Союза". Алексей был представителем жюри в Риге, в Таллинне и в Паланге - практически на всех крупных фестивалях брейк-данса. Именно он и был инициатором того, чтобы наш "Колобок" проходил по международной системе. Чем она отличается от существующей? Прежде всего она более объективная, исключает какие бы то ни было подтасовки. Есть только две оценки: "да" и "нет". "Да" - проходишь в другой тур, "нет" - вылетаешь.
89 человек подали заявки на участие в стиле "электрик-буги", 39 - в стиле "брейкинг", с условием, что в следующий тур выходит не менее половины участников. То есть участникам финала нужно было пройти по крайней мере 5 туров. Поэтому цена победы была очень высока. И тем приятнее сознавать, что абсолютными победителями в стиле "брейкинг" стали Владимир Андреев, а в стиле "электрик-буги" - Алексей Лужин. Оба - из "Стрит шоу". Опередили они и харьковчан, и минчан, и москвичей, и казанцев...
В разряде "шоу" нашим ребятам тоже не было равных. У них первые два места (по условиям программы мы могли выставить не более двух номеров). Оба номера были очень сильными и почти равными. В этот вечер удача сопутствовала квартету в составе: В. Андреева, О. Мазурова, Г. Петрова, К. Смолина, а вторыми стали Михаил Гунтарев и Максим Соловьев. Третью ступень пьедестала заняли минчане, а трио из Харькова (призеры в Паланге) не вошло даже в число лидеров. По мнению представителя жюри, лидерство "Стрит шоу" было безоговорочным. Поэтому, когда они в воскресенье вышли на сцену в финале "Тусовки", соперники наши - казанцы и минчане оробели. И здесь у "Стрит шоу" - лавры победителя.
Фестиваль завершился, утихли эмоции, разъехались участники, ну а наши ребята из "Стрит шоу" готовятся к новым штурмам высот брейкдансовского искусства.
И. Винокуров, зав. сектором МКЦ,
"РЖ", 10 ноября 1988 года
Из интервью с В. Улановым
- Как в МКЦ появился брейк?
- Вообще говоря, инициатором был мой Валерка. Он тогда учился классе в седьмом. Валерка мне и рассказал: "Пацаны там такие хреновины закручивают!" "Ну, давай посмотрим...." Сначала провели конкурс школьного брейка - в начале 87-го, а уже осенью мы провели солидный - всероссийский конкурс брейк-данс, им уже занимался Гоша Палыч. И продолжали "Колобок"... Его наш партком закрывал пять раз.
- Почему?! Там же слов нет, одни движения...
- Причина была очень простая: почему обыкновенный профсоюзный ДК авиазавода проводит фестивали и мероприятия всесоюзного масштаба? Так быть не должно. Это не наши функции. Вот и вся расшифровка. - И пять лет вы держали пацанов из подворотни, привлекли, заняли...
- Правда, потом из этих пацанов было много карманников...
- Ну, они бы и без вас карманниками стали...
- Я надеюсь, что меньше стало карманников, чем могли быть. Гоша Москалёв - тогда он группой руководил всех этих техников-электротехников, он мне несколько раз говорил, что это его спасло от тюрьмы... Олег Ермилов, Ступины-братья, они же все через это прошли и тоже были близки к брейк-дансу.
Возьми гитару...
Вот и минул год, как я переступил порог МКЦ. Год, который принес много открытий, много радости, много друзей. Год моего прихода к авторской песне. Я хочу рассказать о нашем клубе, о ребятах...
Человек берет в руки гитару и поет под нее свои стихи. Что это, желание выделиться? Процесс самовыражения? В любом случае это говорит о неспокойствии души. Он делится с вами через песни самым сокровенным. Пусть это пока непрофессионально, слегка наивно и даже странно. Но как ценно! Шаг к взаимному раздумью, шаг к общению. Что такое человек? Что его волнует? Каким ему быть?
Саша Шерстнев пришел в клуб одним из первых. Он только-только начал писать сам, и пока очень трудно говорить о его творчестве. Оно еще только формируется, потому что формируется и сам Саша как человек, как личность. Его тексты сложно воспринять с первого раза: какая-то окровавленная птица на земле, Вальпургиева ночь, отравленная роса... Пишет цельными циклами, иногда одна песня длится около десяти минут. Равнодушный зритель отвернется, уйдет, заинтересованный попросит текст, попытается отыскать в нем главное. Конечно, сейчас еще рано делать такие сравнения, но вспомним, как относились в свое время к творчеству Шостаковича и Шнитке...
Володя Рогов, студент I курса биофака университета. Песни его с какой-то построзембаумской интонацией - один непрекращающийся надрывный крик. О ком он поет? Да о себе. О ком же еще? Все, что он видит, все, что происходит вокруг него, Володя пропускает через себя. Так случилось и с прочитанной им книгой Стругацких "Трудно быть богом": через себя пропустил, прожил книгу - возникла песня-ассоциация.
Вадик Каманин вернулся на завод после армии. Тоже пробует писать. Обожает Высоцкого и немного ему подражает. Но это не беда. Есть еще уйма времени, чтобы найти свой собственный единственный путь и голос среди сегодняшнего разнообразия в темах его песен: "Сказание о Козьме Минине", песни-басни (которые с моралью), песни о любви, о жизни, о себе...
Андрей Цыбин. Автор со стажем. Уже работал с группой, да и сейчас продолжает репетировать свои песни с музыкантами. То, что он делает, можно назвать рок-бардом, можно и бард-роком. Суть от этого не изменится. Мелодии западают в душу, и нередко, даже не замечая этого, напеваешь про себя: "Мы питаемся полуправдой, наши души обожжены..."
Романтичный Алеша Баркалов мечтает о журналистике, и, я думаю, добьется своего. Его песни - грустные, задумчивые, добрые, удивительно похожие на самого Лешу. Он пишет в традиционной манере бардовской песни, и, надо сказать, делает это довольно удачно. Можно еще продолжать и продолжать. Но главное не в этом. Суть в том, что ребята эти не хотят молчать, не замыкаются в себе, как зачастую бывает с нашими сверстниками. Они творят, откровенно делятся своими мыслями.
Для некоторых авторская песня стала уже потребностью, Некоторые еще не осознали этого. Но, как бы то ни было, самое главное - научиться слушать друг друга, научиться слышать чей-то несмелый еще голос, стремящийся сказать о своем.
В. Иордан.
Фестиваль: здравствуй и прощай
"Должен заметить, что, на мой взгляд, этот фестиваль по уровню и разнообразию авторов превзошел даже именитый Грушинский праздник самодеятельной песни!" - эти слова прозвучали на концерте лауреатов II областного фестиваля самодеятельной песни. А принадлежат они известному московскому исполнителю Дмитрию Дихтору, возглавившему жюри. Но не будем опережать события...
Итак, дел впереди еще много, а времени - увы... Делимся на две группы. Одна подводит итоги, вспоминая, с чем мы пришли к этому важному событию в нашей жизни, а другая, вооружившись кистями, красками и, конечно же, энтузиазмом, выполняет первое задание оргкомитета праздника. Так что же мы все-таки успели за эти полгода нашего существования? По-моему, не так уж мало. Участие в трех районных конкурсах авторской песни, причем со стопроцентным успехом - три первых места наши, - проведение совместно со школой 66 школьного конкурса авторской песни (ШКАП-88). Были и участие в зональном конкурсе самодеятельной песни, и концерты в заводских общежитиях, и чаепитие с гитарой с гостями, приглашенными областной молодежной газетой, и концерт-субботник в доме-интернате для престарелых и прочее, прочее. На фестиваль нас поедет 16 человек, причем четверо из нас примут в нем непосредственное участие.
А в подвале ДК уже заканчивает работу группа художников, возглавляемая художником-профессионалом Медведевым. Спасибо вам, Борис Павлович! Три ярких, в полтора метра диаметром эмблемы фестиваля почти готовы. Смотрим на часы. Они показывают полночь! До отъезда 13 часов, а еще нужно успеть хоть немного поспать, взять в прокате туристское снаряжение, отпечатать тексты и, наконец, собраться самим.
И вот проходят эти волнительные, насыщенные часы, и мы уже в автобусе. Еще немного - и мы плывем по реке навстречу II областному фестивалю самодеятельной песни. Здравствуй, фестиваль! Мы идем по огромной поляне, превратившейся на три дня в гитарный бивуак. Пройдет еще немного времени, и вспыхнут костры, освещая таблички с названиями городов: Киров, Владимир, Москва, Ленинград, Саранск, Куйбышев... 26 КСП представляют более 20 городов страны. У каждого костра идет по кругу гитара, звучат Визбор, Окуджава, Розенбаум, поют свои песни начинающие барды. Как знать, может быть, через несколько лет их песни разнесутся по всей стране? Ну, кто заснет в такую ночь?
Но вот уже давно рассвело, и поляна понемногу затихает.
Тишина длится не более двух часов, и начинается второй день фестиваля. Клубы чествуют друг друга и приветствуют гостей. Жюри проводит прослушивание авторов и исполнителей. Параллельно с этим действует ярмарка. В продаже значки с эмблемой фестиваля, песенники, свежие анекдоты, счастливые билеты городского транспорта и даже одесский воздух консервированный, привезенный с "Юморины".
На конкурсный концерт проходит 70 человек, в том числе и наша четверка. В 7 часов вечера начинается конкурсный концерт. И все шесть с половиной часов я сижу на горе, еле вместившей около полутора тысяч зрителей. И только один раз предстаю на сцене перед горой и жюри в качестве конкурсанта.
Кстати, о жюри. С председателем его я вас уже познакомил. Теперь черед остальных. О. Горяинов, бард - Москва; Е. Хаитов, президент КСП "Радуга" - г. Йошкар-Ола; И. Фомина, КСП "Буревестник"; И. Чен, Н. Гирина, Ю. Ермилова - все из нашего городского КСП.
Через полчаса после концерта начались "посиделки". Всю ночь сцена дышала юмором, шутками. Веселье сменилось волнительным ожиданием результатов конкурса. И, наконец, настал час "приговора". Вначале были объявлены дипломанты фестиваля: Е. Бабицкий - КСП нашего города, Е. Шломина - КСП г. Владимира, исполнитель, А. Мазур - президент КСП "Дорога" нашего города, трио исполнителей А. Шабалин, О. Демин, В. Блинов - КСП "Настроение" г. Нововятск, В. Мелкишев, исполнитель - КСП "Начало" г. Киров, А. Страузов - КСП "Открытие" г. Кирово-Чепецк, В. Барляев, автор - КСП "Оптимист" г. Дзержинск.
Вашему покорному слуге посчастливилось стать лауреатом. А клуб наш награжден грамотой за большую работу по развитию и пропаганде самодеятельной песни среди молодежи.
Концертом дипломантов и лауреатов закончился фестиваль. Поляна постепенно опустела. И тут случилось нечто мистическое... Не успели последние обитатели покинуть фестиваль, как налетел шквальный ветер, небо моментально заволокло тучами, и на землю обрушились потоки ливня. Казалось, природа плачет, прощаясь с праздником самодеятельной песни. До свидания, фестиваль!
В. Иордан, лауреат II областного фестиваля самодеятельной песни, руководитель КАП при МКЦ. "РЖ", 30.06.88г.
Балашова: ММК - суперклон!
Первым человеком, с которым я познакомилась в ММК, был Игорь Крупин. Это была душераздирающая история. Я училась в 10 классе, и Крупин мне должен был дать билеты для школы на какой-то концерт или фестиваль. За этими билетами, а точнее, за Крупиным, я очень долго ходила, как на работу, и все как-то с этими билетами не срасталось...
За это время я почти всех в ММК запомнила по именам, да и сама как-то примелькалась, меня начали узнавать и даже давать какие-то мелкие поручения... Не помню уже, чем там закончилась история с билетами и с Крупиным (получила их, наверное), но, привычка, как говорится, осталась... Так что чуть ли не каждый божий день после школы я шла в ММК. В качестве компенсации за нарушения режима дня, несъеденные обеды и несделанные уроки я получила доступ в святая святых - в комнату за сценой, где рождалось и жило все то и все те, что вместе и было Молодежным музыкальным клубом, а потом Центром "Федерация". Можно сказать, что все происходило на моих глазах: фестиваль брэйк-данса "Колобок", курсы английского языка, построенные на творчестве "Битлз" (мы с сестрой даже умудрились на них поучиться - вечное спасибо Игорю Винокурову!), экоцентр "Зеленый мир", джазовые вечера и, конечно, рок-клуб... Мне сейчас вдруг такая ассоциация пришла в голову, что это было как "За стеклом", только наоборот. В том смысле, что если это теле-шоу мне активно не нравится, и я даже по приговору народного суда не стала бы в нем участвовать, то в ММК, видя чужую жизнь, слушая умные разговоры и (это надо буквами большими выделить) ЖИВУЮ музыку, мне до смерти хотелось оказаться по ту сторону стекла, внутри той жизни... Иногда мне даже это удавалось...
Помню, был рок-фестиваль в ДК Ленина в 1988 году, так мне даже доверили чего-то там за сценой делать мелкоадминистративное. Но я лопалась от гордости: весь народ по билетам в зал идет, а я - через сцену... У меня до сих пор сохранился бейдж с этого фестиваля, спасибо Крупину, более пошлятского у меня не было никогда: моя фотография и подпись "Алла Балашова, группа обслуживания". Меня только ленивый не спрашивал, какого рода услуги мы тут предлагаем...
Рок-фестивали были совершенно убойные, с монстрами - с харьковской "ГПД" и Сашей Чернецким, московскими "Веселыми картинками", "Аукцыоном" (мы с Олегом Гаркушей потом в течение нескольких лет здоровались, хотя он, конечно же, никогда не помнил, где мы познакомились), с "Калиновым мостом". И с НАШИМИ (это опять надо выделить крупно) - "Хронопом", Полковником и новым поколением - "Нечистой силой", например. Илья Похлебкин на сцене - что-то фантастическое. Особенно, если учесть, что все это безобразие проходило при поддержке обкома комсомола. Все время думаю, - как вообще Уланову удавалось всегда находить общий язык с боссами от комсомола, как удавалось сохранить все свойства этого неформального объединения и не вступить в конфронтацию с формальными объединениями... Я перед Славой просто преклоняюсь за все это, он же не человек, а просто явление. ...Очень ярко помню эту картину: за сценой комсомольцы тусуются, а в это время на сцене пляшет Похлебкин в тренировочных штанах с вытянутыми коленками и поет не больше не меньше, как что-то типа "В России нету голых баб!" Дальше больше, - он начинает из молочной бутылки лить воду на сцену, а кругом же провода, электричество, - все начинает искрить. На сцену выбегает сотрудница обкома комсомола, пытается его выгнать, он продолжает прыгать - народ шизеет... В период подготовки очередного рок-фестиваля, кажется, Подкар высказал мысль о том, что вот, мол, есть продвинутые (признанные) команды, а есть молодняк, который обладает потенциалом, но еще "не в обойме". И он предложил организовать некие творческие мастерские для таких групп. И мне доверили сидеть по определенным дням в ММК и записывать желающих. Именно в то время я познакомилась со многими творческими людьми, которые, по сути, не были членами ММК, но тоже делали что-то талантливое и стали моим кругом общения, моей творческой средой, моими друзьями на долгие годы.... ...Раньше время шло медленнее и выглядело более заполненным, - казалось, каждую минуту что-то происходит такое, чего никогда не забудешь. Это желание и умение так остро жизнь чувствовать - оттуда. Если бы не это время, не эти люди, не этот мир, - мы бы этому не научились. Говоря "мы", я не имею в виду только себя лично, потому что я к рок-н-роллу имею достаточно опосредованное отношение, просто я вращалась в этом круге людей и отождествляю себя с ним. Меня потрясало ощущение другого мира, невиданной свободы, неиспытанных чувств, и особенно сила слов - не таких, каким учат и пишут в книжках. Все что-то сочиняли - картины, музыку, стихи. И я тоже... Это все было настолько потрясающе, что я просто шалела: душа и крыша были в каком-то вечном полете. Я тогда истерично писала стихи. И вот тогда мне еще очень повезло, что рядом в редакции была Люда Уханова, которая не только взяла на себя нечеловеческий труд дать мне понять, что такое настоящая журналистика, но и очень сильно повлияла на мое понимание поэзии. Мы с ней тогда постоянно спорили и я, конечно, не соглашалась и упиралась, но исподволь все-таки слова и мысли Люды до меня доходили. И дар работать над словом, вытачивать его, - это тоже от нее. Просто атмосфера культивировала творчество, потому что не быть творческим человеком означало просто не быть в этой среде. Сейчас, конечно, все изменилось, и моя потребность в творчестве находит себе другие области применения. Хочется иногда, как раньше, и музыки, и стихов, и тусовок развеселых, но места для этого всего в теперешней жизни просто не осталось. Хотя остались друзья тех времен, которые уже на всю жизнь, видимо. Мы изменились, но без того, что было тогда, мы бы не были такими, как сейчас. А мне кажется, мы замечательные. У меня такое ощущение, будто одну, очень наполненную жизнь я уже прожила, а сейчас идет другая. И то, что со мной происходит сейчас, радует меня не меньше, чем то, что происходило раньше. Тем более, что я эту радость жизни оттуда и почерпнула. И в этой жизни я постоянно встречаюсь с людьми "оттуда". И нам приятно общаться. Первый ШКАП состоялся в том же 1988 году, и тогда я единственный раз принимала в нем участие на пару с сестрой. Проводил этот ШКАП ММК с 66 школой. Мы с сестрой заняли второе место. Гран-при тогда досталось Андрею Фарникову, а первое место Жене Булдакову, и на этом фоне занять второе место было не стыдно. У ММК была уникальная способность быть живородящим. Все проекты получались, потому что были не придуманы на пустом месте, а действительно кому-то нужны. Со ШКАПом то же самое. Несмотря на то, что на момент рождения ШКАПа был бум рок-н-ролла, бардовская-то песня тоже никуда не девалась. Ведь тот же самый клуб авторской песни существовал, потому что были люди, которым он был нужен. На самом ШКАПе, по моему, изначально конкурса как такового не было. Главным был принцип, что каждый, кто что-то написал, может выступить. И, глядя на общий уровень, каждый сам может дать оценку своему творчеству. Там ведь очень разные ребята выступали и сейчас выступают (это я уже как член жюри говорю). Помню, на первом ШКАПе один мальчик пел песню "...у Алены синие глаза, у Алены волосы по плечи, ты меня, Алена, разлюбила и ушла, и с другим целуешься при встрече". То есть типичная банальнейшая дворовая песня на одном полюсе, зато на другом - Фарников со своей фантастической энергетикой. И в этом промежутке убирались все остальные. И до сих пор ШКАП с легкой руки школы и "Федерации" остается таким трамплином для творчества, с которого прыгать не страшно, а весело. ...Вообще в ММК всегда были люди первой волны и второй волны. Я, мои друзья и ровесники - вторая волна, мы так до конца и остались непосвященными во все таинства. Полностью этим были проникнуты Слава Уланов, Подкар, Крупин, Ходос, Света Кукина. Они это придумали, они это создали, даже не то чтобы руками - нутром своим. Они часть себя туда вложили. ММК - суперклон. Как в фильме "Судья Дред" - из лучших ДНК людей создали идеальное существо. Вот ММК, в принципе, то же самое. Каждый из первого круга вложил туда что-то лучшее от себя, и само по себе явление было лучше, чем каждый, кто в него что-то вложил, и ММК был всегда больше, чем каждый конкретный человек. А мы-то уже пришли позже. От нас уже не требовалось вкладывать, хотя мы бы с радостью... Мэмэковцы были настолько увлечены тем миром, в котором они жили, и этот мир был настолько самодостаточный, что мы им по большому счету были уже не нужны. А нам хотелось поближе притиснуться. По большому счету, нам просто позволялось потусоваться поблизости и что-то поделать на общее благо. И многие, наверное, испытывали противоречивое чувство, что, с одной стороны, все это очень здорово и очень хочется быть внутри, а с другой стороны, понимаешь, что тебе это не совсем принадлежит. Это заставляло создавать какие-то другие структуры. Вот почему для меня, например, творческое объединение "Среда" стало в конечном итоге ближе, - я сама туда вкладывала свое, как когда-то мэмэковцы.
Но чего у ММК не отнять, так это - естественности. Все как будто происходило само собой. И еще одна особенность людей из ММК, которая для меня - как пример для подражания: если они что-то дали, это не значит, что ты должен это отработать, заплатить чем-то за эту долю счастья. Они просто давали этот импульс и силы для того, чтобы можно было себя реализовать. Не обязательно там, а где-то в другом месте. Я попала именно в этот момент, - наше поколение что-то получало, отпочковывалась, создавало свое и передавало полученное. Например, люди учатся в университете, чтобы свои знания и умения применить где-то в другом месте. Таким университетом для меня и стал ММК: я там выучилась, взяла, что могла, и передала дальше, и тем самым выполнила свой долг перед ним. Эта беспомощность шестнадцатилетних молодых людей, неумение использовать выразительные средства языка вполне объяснимы. О каких языковых навыках может идти речь, когда на литературу в 5-7 классах по программе отводится два-три часа в неделю!
А. Балашова
Мы - новое племя...
"Мы - новое племя отечественных бардов,
Мы вышли из грязных подъездов на свет.
Несовершеннолетние таланты,
"Мы - вдохновители новых идей!" - прозвучало со сцены Малого зала Дворца культуры объединения 11 марта. В этот день начались концерты отборочного тура Школьного Конкурса Авторской Песни (ШКАП). Два дня один за другим поднимались на сцену самодеятельные авторы не старше 17 лет.
ШКАП показал, что есть среди школьников тяга к самовыражению через такой синтетический вид искусства, как авторская песня. Прошедший конкурс еще раз напомнил, что нельзя огульно говорить об инертности молодых, об их нежелании участвовать в творчестве. Авторам было очень трудно. Оценивало ребят жюри демократичное и строгое. В его состав входила группа "Профи" (В. Иордан - председатель жюри, руководитель клуба авторской песни при МКЦ Московского района, С. Б. Подкар - зам. председателя МКЦ, Г. Щербо - корреспондент областной молодежной газеты, Н. Белова - секретарь РК ВЛКСМ), т.е. одни взрослые, и группа "Школяры", в которую вошли ребята из школьного оргкомитета. И вот объявлены лауреаты. 13 марта уже в Большом зале Дворца культуры проходил гала-концерт победителей. 1 место - Андрей Фарников (школа 175, 10 кл.). У Андрея (это мое субъективное мнение) есть свое, особое видение мира, в текстах нет надуманности. И стихи, пусть не очень гладкие, не отработанные технически, гармонируют с мелодией, а сами мелодии наполнены, красивы. Особенно - "Старый блюз", в котором и светлая грусть, и боль, и чистое, неприземленное чувство. 2 место - Евгений Булдаков (шк. 172, 10 кл.). Женя показал работы, наиболее соответствующие стилю "рок". В его песнях - напряженность, даже может быть злость. Но в каждой - неуспокоенность, желание что-то изменить в окружающем мире, может быть, сделать его менее жестоким.
3 место - Владимир Рогов (шк. 49, 10 кл.). У Володи очень любопытное, оригинальное построение песен. Они не носят определенного названия, но в них присутствует сюжет и удивительный, ощутимый простор.
Алексей Боркалов (шк.49, 10 кл.) получил приз за чистоту стиля. Глубоко лиричные, светлые, его песни созвучны ожиданию чего-то доброго, по которому тоскует сердце. Яна Подкар (шк.82, 9 кл.) получила приз за лучшее музыкальное решение. Действительно, у Яны наиболее профессионально построенная и отработанная музыка. Ее композиция "Осенняя самба" - пронзительная, острая, одним словом, осенняя. "Гуси-лебеди" - ласковая, нежная, как сказка.
У победителей - свое мироощущение, образность мышления. А вот у большинства школьников, представивших свои тексты на конкурс, к сожалению, нет тех принципиальных находок, какие хотелось бы видеть в их творчестве. Создается впечатление, что сегодняшним старшеклассникам и учащимся ПТУ, как та сказочная жар-птица, не дается в руки многогранность и глубина родного языка. Потеряно мастерство владения словом. О вещах непреходящих, вечных, через осмысление которых проходит всякая творческая личность, ребята говорят изношенными, набившими оскомину словами. У некоторых и сами темы песен банальны, банально и решение таких вечных ситуаций, как любовь, ожидание, чувство долга.
Конкурс молодых авторов еще и еще раз показал, как низок культурный уровень школьника. Есть, конечно, ребята развитые, одаренные, но нельзя уповать только на личные способности. Их надо развивать в каждом школьнике. Прошедший 11-13 марта конкурс школьной авторской песни - не только коллективное дело школьников. Это сигнал родителям, педагогам, руководителям кружков по интересам - наши дети талантливы, способны, нужно только увидеть в них эти способности и таланты.
А.Балашова, "РЖ", 29 марта 1988 года
Ответ взрослым
Наша областная молодежная газета поместила репортаж о ШКАПе-88, рассказала о некоторых участниках со своей, конечно, точки зрения. Это понятно: сколько людей, столько и мнений. Наверное, каждое заслуживает, чтоб к нему прислушались. Готова согласиться, что в сегодняшних школьниках, особенно старшеклассниках, нужно воспитывать и грамотность, и вкус, чтобы потом не хвататься за голову, слушая всякую дребедень типа "Я тебя люблю, а ты меня и нет, и это большое горе" (хотя исполняется это вполне пристойно, без крика и надрывного хрипа). Чтобы не задавать потом певцам риторический вопрос: "Чему вас в школе учили?".
А действительно, чему их, и нас тоже, учили? Учили быть хорошими... А может быть - бесконфликтными? В том смысле, чтобы жизнь была без эксцессов... Но так жить скучно! Энергия молодых ищет выхода. И находит в этих, на первый взгляд "слегка" эксцентричных песнях. Не надо об общественно полезном труде, о хорошей учебе. Я не об этом. Сегодняшним старшеклассникам не силу свою богатырскую, не физическую мощь девать некуда. Им душевную энергию некуда девать.
Юность всегда более чувствительна, более ранима. То, что взрослый человек с высоты своего жизненного опыта воспринимает как негативное явление, одно из многих в нашей жизни, молодой человек ощущает намного острее, для него это уже трагедия. И вот тут хочется ответить на вопросы взрослого жюри, прозвучавшие в репортаже. Почему кричим? А вы замечали, когда говорят о наболевшем, тон всегда повышен. Почему слова бьют наотмашь?... Это, может быть, жестоко, но зрение, слух, да и вообще мироощущение обостряется крайне, когда тебе больно. Поэтому я приветствую эти отчаянные попытки взбудоражить зрителя, задеть за живое. "Агрессивность" молодых исполнителей вполне объяснима, хотя порой и неприемлема: они хотят, чтобы их принимали всерьез. Ведь это очень искренно и честно, пусть с издевкой и ерничая:
Девочка! Ты ищешь в этом мире принца,
Но рыцари давно на Руси перевелись!
Давай веселиться, отлично учиться,
В возвышенных мыслях мы катимся вниз!
Это написал тот самый из "нового племени", возраст которого определен не иначе, как "ах, семнадцать!" А если честно, разве не правду написал? Прекрасно, что не теряется чистота стиля в песнях Игоря Скиданова, Владимира Рогова, Алексея Баркалова... Но ведь верен себе и Андрей Фарников, и Евгений Булдаков. Кстати, если говорить о том, что нашу молодежь не волнуют мировые проблемы, то вот цитата из песни Жени:
Мир снова держится на волоске,
Мир балансирует снова на грани!
Ты должен сделать, ты должен успеть
Мир защитить от войны и страданий!
Очень даже острая песня.
Долго можно говорить на эту тему, приводить свои аргументы... Был бы толк. Заканчивая, хочу подчеркнуть: у молодых тоже есть право на остроту мироощущения, на неравнодушие. Только способы выражения другие, а чувства - они созвучны с теми, что обуревают человека мыслящего. Нельзя лишать молодого человека права на свою боль. Пусть лучше будет неспокойны, мятущимся, ищущим, чем гладким, сытым, довольным. Неудовлетворенность собой и желание сделать жизнь лучше - не это ли сегодня основная движущая сила роста творческой индивидуальности, настоящей личности? А. Балашова, "РЖ", 1.04.88
В ДК состоялось заседание клуба актуального фильма, приуроченное ко Дню советского кино. Впечатлениями о 15-м Московском международном кинофестивале поделился И. Винокуров. Затем зрители посмотрели новый художественный фильм "Детская площадка".
Активисты клуба видят свою задачу в том, чтобы работать с новыми фильмами, имеющими острую значимость, организовывать диспуты и обсуждения, встречи с искусствоведами и работниками кино. Это уже вторая встреча в клубе актуального фильма.
Н.Архипова
Павел Милославский.
"Звездные часы" киноклуба На одной из дискотек в ДК железнодорожников началось мое близкое знакомство с Улановым и с Подкаром, которые тогда были ярчайшими молодёжными лидерами на нижегородской земле. Но это было чисто дружеское знакомство. Все люди, которые были более или менее активны, как-то общались между собой. С Витей Ходосом мы ездили на второй питерский рок-фестиваль. В Тбилиси на джазовом фестивале 86 году тоже кто-то из ммкашников был. Вообще много мотались в те годы молодые... Событий было немного, и каждое представлялось чем-то огромным и масштабным - не хотелось его пропускать.
Раз в неделю мы собирались в ДК Орджоникидзе, то есть были и постоянные контакты. А потом появился Гоша Крупин, который стал заниматься рок-клубом. И концерт "Зоопарка", который проходи в Сормовском парке, в "Зеленом театре", я даже вел. В то же время совершенно независимо развивался киноклуб. На заре перестройки и ускорения, смотрели сначала полочное кино, которое запрещали при совке. Это был так называемый кино-бар. Накрывались столики на втором этаже кинотеатра им. Минина, и показывали кино, какое-нибудь "Жертвоприношение" А. Тарковского. И после этого за безалкогольными коктейлями это все обсуждалось, была полемика... Но запас полочных фильмов не бесконечен, он начал истощаться. Их, конечно, запрещали много, но и не так много делали. Надо было что-то придумывать. Ну, и как обычно, инициатива наказуема. Я влез со своим предложением: "А чего мы смотрим только совковое кино? Давайте обратимся к бесценной сокровищнице мирового кино!" Все сказали: "А как?" Я говорю: "Ну, надо подумать". Короче, я подумал. У меня были в Москве какие-то киношные контакты. И я нашел этих ребят. Говорю: "Надо разнообразить репертуар-то!" Они говорят: "Нет проблем. В Москве куча зарубежных культурных центров". ...Они очень благодарные - представители посольств. Звоню я в шведское посольство, разговариваю со вторым советником посла Юханом Эбергом. "Здравствуйте, - говорю, - я Павел Милославский из Нижнего Новгорода, из киноклуба". Он меня первый раз слышит, но говорит: "А, здравствуйте, Павел! Вы, наверное, хотите поговорить насчет кино. Знаете, Вы не могли бы приехать в Москву такого-то числа. Я устраиваю небольшой прием. Приходите, обо всем поговорим". Я поехал... с костюмом. А там такой прием!.. Какие-то иностранцы, какие-то художники, чиновники, на уровне, скажем, главного редактора газеты "Новое время", Юлик Гусман, тогда для меня Юлий Соломонович, директор дома кино. И - Павел Милославский, не знаю кто - из Нижнего Новгорода. Поговорили мы с Юханом. И он мне предлагает: "А, вы, Павел, приезжайте к нам в феврале в Гетеборг на кинофестиваль". Я говорю: "Как-то неудобно, вы же меня первый раз видите". Он говорит: "Да ничего.. вот с Юликом и приезжайте". В феврале я уже полетел с аккредитацией за счет шведской стороны на Гетеборгский кинофестиваль. Российская делегация состояла из Юлика Гусмана и Павлика Милославского. И мы начали все в том же ДК железнодорожников. Первый показ был совершенно потрясающее по тем временам явление. Шведы предоставили фильм очень известного шведского режиссёра Вильгота Шёмана. Он знаменит тем, что с одной стороны - придерживается коммунистической направленности, а с другой, считает, что все революции в мире - от сексуальной неудовлетворенности мужиков. Причем не какая-то опосредованная связь - а напрямую: поругались мужики с бабами, те их послали, мужики выпили водки и пошли революцию делать. В то время непрокатное кино напрямую из посольства нельзя было показывать. Нам повелели сделать предварительный просмотр для ответственных работников из горкома комсомола и горкома партии. И начали мы с фильма "Линус" о приключениях парнишки лет 10-12. Там бабы чего-то дома стирают, отцы пошли революцию делать. А он какой-то неприкаянный... по морде что ли где-то получил. В общем, испортилось настроение, и вот он идет по улицам - вокруг баррикады, революционная борьба. Все это то ли под "Интернационал", то ли под "Вихри враждебные". Комиссия говорит: "Вот это да! Ну, киноклуб, вперед с этим кино!.. Всем можно показывать". Они не досмотрели не более пяти минут, потому что дальше под этот же "Интернационал" начался публичный дом со всем вытекающими отсюда последствиями, причем с участием этого маленького мальчика. Скандал потом был большой, но мы сказали: "А вы разрешили". С этого сеанса и начались постоянные показы. Мы работали со шведским посольством, с венграми - у них было потрясающее кино, с немцами, с французами, поляками, чехами, Австрией, Швейцарией... Программа всегда состояла из двух фильмов, поначалу в ДК Железнодорожников. Причем это все было совершенно на некоммерческой основе. Может, кто-то на этом и зарабатывал. Зал нам предоставляли бесплатно, правда, билеты продавали, причем мне кажется не сильно дешевые. Но мы к этому никакого отношения не имели. Моя задача была встретить фильм, переводчика, разместить в гостинице, создать условия, привезти, сделать сеанс, посадить его на поезд, отправить в Москву. Но потом сменилось руководство ДК. Мы начали искать зал. И тут возникли коммерческие проблемы. А для того чтобы ими заниматься, нужна в хорошем понимании этого слова хорошая организационная крыша. С 81 года по 87 я работал в институте прикладной физики, потом ушел в университет на радиофизический факультет, который в своё время заканчивал, и там работал в лаборатории, параллельно занимаясь этой киношной деятельностью. И однажды я решил, что хватит врать самому себе. Взял трудовую книжку, уволился и отнес ее в ММК. И года полтора скрывал от всех, от родителей, большинства знакомых, что я уже не ученый-физик, а, по тем временам ругательное слово - кооператор. И где-то только к концу 89 года постепенно как-то само уже выяснилось. Но к тому времени это уже шока не вызывало, потому что было достаточно устойчивое хозяйствование. Ну, а куда ж еще податься, кроме как в "Федерацию" в ДК Орджоникидзе!
Я пришел к Уланову, и в 88 году мы создали структурное подразделение "Федерации" - независимый хозяйствующий субъект киноклуб "Время", который работал на самоокупаемости, но пользовался расчетным счетом Федерации. И вот тут-то и начался бурный расцвет, потрясающий меня до сих пор своим масштабом. Мы достаточно четко определились с залом университета - мест на 500. На всех сеансах было народу битком, стреляли лишние билетики. К тому времени киноклуб был членом Международной федерации киноклубов, которая была в Москве. Я как руководитель уже мотался на все эти съезды. Все было страшно солидно, у нас были свои билеты федерации киноклубов СССР. Мы начали сильно расширяться, и стали возить к нам в город актеров, режиссеров. Первым был Виктор Авилов, приехавший на премьеру фильма "Господин оформитель" в "Орленке". Почему там? Потому что там работала и работает до сих пор Ира Каллистова, которая с самого начала существования киноклуба была его активным членом. Потом приезжали Маргарита Терехова, Алла Сурикова и много других.
Но с "Орленком" были сложные хозяйственные взаимоотношения. Там надо было либо арендовать зал, либо платить процент от проданных билетов. Мы стали выходить на серьезные коммерческие рельсы. Я думаю, что период с 88 по начало 91 года были расцветом киноклуба, как раз то время, которое мы работали с Улановым. В январе 90-го года я с невероятным трудом добыл в Москве на две недели "Великолепную семёрку". Причем заплатил человеку за прокат фильма тысячу рублей в день. Это же бешенные деньги по тем временам: при окладе 200 рублей! Но киноклубу в день доставалось тысяч семь или восемь - не меньше. Потому что мы уже освоили такой замечательный метод, как "перекидка". Один фильм у нас мог идти одновременно в трех кинотеатрах. Тогда работали "Октябрь", "Печеры" и "Россия". Ходили две машины по кругу и перекидывали по одной части. А "Великолепная семерка" шла как двухсерийная. Поэтому они успевали и работали без перерыва, буквально с колес. Привозит часть - ее ставят, он берет только что закончившуюся часть, в следующий кинотеатр передает, там забирает... На двух машинах... ужас что такое! Причем на "Великолепной семерке" на всех сеансах, начиная с девяти утра, всегда был аншлаг. Коммерчески это было очень удачное предприятие. Киноклуб, причем за свой счет, снаряжал на Московские кинофестивали довольно приличные делегации. Мы там аккредитовывались и получали бесплатный абонемент.
А в 91 году, когда мы уже вышли на большие масштабы, мы выделились как самостоятельный хозяйствующий субъект, и в конце января 91 года уже было зарегестрировано малое предприятие "Время", которое дальше функционировало самостоятельно. ...Я недавно где-то в деревне нашел газеты за 90-91 год с афишами кинотеатров, и ни в одной газете не было меньше трех кинотеатров, где бы шли наши фильмы. А были газеты, где 7-8 кинотеатров одновременно работают на фильмах киноклуба. "Октябрь" - почти всегда. Совершенно другого репертуарного ряда фильмы шли в "Орленке". "Октябрь" - более коммерческое кино, "Орленок", "Россия", "Печеры" - это первые, кто с нами начал работать. "Сормовский", "Канавинский", ДК ГАЗ, "Спутник". Когда делалась заявка, что киноклуб собирается привезти такие-то фильмы, то за них была драка-собака между кинотеатрами. Этого они из других источников получить не могли. "Казанова" Феллини - этого фильма так и не было с тех пор. Я его привез для "Орленка", а в "Октябре" тоже попросили и сделали сеанс. Сейчас у нас несколько сменилась система, мы работаем по-прежнему с посольствами. И проводим недели национальной кинематографии. Нас осталось двое - я и Ирина. И это уже не носит никакого коммерческого характера. Это - хобби. С чего все начиналось, к тому все и вернулось. Президент киноклуба "Время" - общественная должность.
Эксперимент с опытом
В институте усовершенствования учителей состоялась встреча творчески работающих педагогов области.... С самого начала встречи договорились не кивать на "инстанции", а обратиться к себе, к своим возможностям. И в творческие группы учителя объединились на встрече не столько по предметам, сколько по проблемам, которые волнуют их участников.
На его первое заседание мы приехали вместе с одним из руководителей молодежного культурного центра Московского района Семеном Подкаром. Какое отношение имеет МКЦ к проблемам школы? Самое прямое. Этот центр вообще обладает притягательностью для энтузиастов - неважно, в какой области работы с молодежью лежат их интересы. Центр дает прямую возможность их реализовать в деле. Сейчас в нем объединилась группа молодых педагогов, озабоченных одной из самых важных проблем школы - формированием культуры личности. Разрабатывается долгосрочная школьная программа МКЦ, налаживаются контакты со школой №66. И здесь выяснился удивительный факт: с одной стороны, есть школьные педагоги, озабоченные, а порой просто испуганные различными формами молодежной культуры, считающие, к примеру, рок-музыку злом, которому непременно нужно что-то противопоставить во имя спасения детских душ. И есть МКЦ, о котором педагоги практически ничего не знают, и который является единственной, пожалуй, в городе организацией, серьезно участвующей в формировании этой самой молодежной культуры, не обходя самые острые, самые спорные ее проявления.
Поэтому молодежный культурный центр выходит с предложением: провести конференцию (семинар, встречу - назовите, как хотите) для педагогов школ, посвященную проблемам современной молодежной культуры. Пока не называется конкретная дата встречи, сейчас важно узнать: какие проблемы духовного мира молодежи волнуют вас, товарищи учителя, какие интересы подростков и в какой области (в частности, увлечение рок-музыкой) вам, может быть, непонятны, требуют разъяснения, своего рода "ликбеза", о чем вы хотели бы посоветоваться со специалистами в области социологии и психологии? С вопросами, предложениями, заявками, которые могут определить программу встречи, вы можете обратиться в редакцию "Ленинской смены", в отдел учащейся молодежи.
Наш корр. Г.Щербо,"ЛС", 28.01.88г.
Мир, который не скучен
В МКЦ можно встретить представителя любого неформального объединения. Ребята не афишируют свою принадлежность к "неформалам", но если о том зайдет речь, охотно расскажут и ответят на все вопросы. Вы спросите: "Что они делают в центре?" Работают. Один из них, например, до службы в армии был диск-жокеем. Неофициальные записи из сомнительных источников, а на этой почве конфликты приносили ему много хлопот. Проблема с помещением и стереоаппаратурой казалась вечной. Сейчас, когда два армейских года остались позади, он пришел в МКЦ, по-новому оценив свое увлечение музыкой. Проблем контактов с "неформалами" не возникает: общее дело превращает людей в кровных братьев.
Сейчас МКЦ живет при Дворце культуры, подчиняется райкому комсомола, зависит от профкома завода... А председатель центра Вячеслав Уланов и его заместитель Семен Подкар так хотят самостоятельности и той самой ответственности, от которой все время отказываются штатные работники культуры.
В скором времени должен появиться документ, дающий, наконец, права подобным центрам. А на будущий год молодежный музыкальный клуб (ММК, на базе которого два года назад создан МКЦ) будет отмечать свое десятилетие!
Я листаю огромный красный альбом. В нем, в рисунках и фотографиях, бурлящая жизнь ММК. Газетные вырезки, программы, автографы знаменитостей... Память о концертах, память о встречах с музыкантами, память о собственных поездках.
ММК - только ячейка, клетка МКЦ. Таких клубов более двадцати. Около двух лет назад в комнате МКЦ появился студент театрального училища Володя Иордан: "Давайте создадим клуб авторской песни..." В "штаб-квартире" МКЦ тогда дежурил Семен Подкар. Он понял, что Володя по-настоящему увлечен своей идеей. "Глаза блестят, - подумал Семен, - значит, наш человек...". Сегодня клуб авторской песни "Отражение" живет, поет!
Так рождались клубы... Взаимодействие между ними рождалось само собой. Рок-фестиваль, мим-парад, премьеры дискотек - все делается совместно. Если одному, пусть даже очень большому, клубу что-то не под силу, за дело берется весь центр. Если проблема не решается, выходят на методистов межсоюзного Дома самодеятельного творчества. - У нас идет обоюдный творческий контакт,- рассказывает директор МДСТ Н.Воронин. - В прошлом году совместно провели фестиваль брейк-данса, прошла неделя политического спектакля, другие крупные мероприятия... Мы объединяем наши силы. Подготовительную работу ведем вместе: сразу решаем, кто за что отвечает. Центр берет на себя организационные вопросы, а мы обеспечиваем вызовы коллективов из других городов. Мы полностью доверяем МКЦ. Уланов и Подкар знают специфику работы с молодежью, знают, как увлечь молодежь. Они не занимаются дешевыми эффектами. Все, что они делают, проходит на достаточно высоком культурном уровне.
Вячеслав Уланов и Семен Подкар называют сами себя координаторами. Не руководители, не председатель и зам, а координаторы. Совет МКЦ имеет еще одно название - координационный. Дело, конечно, не в названии. Просто в центре любят все называть своими именами - точно и по существу.
Слава и Семен считают главной своей обязанностью координировать отношения между членами МКЦ: налаживать контакты. Контакт - значит понимание. Я случайно попала на аттестацию трех рок-групп. Комиссия из межсоюзного Дома самодеятельного творчества и городского управления культуры должна была решить вопрос о возможности выхода этих групп на сцену. Одну группу комиссия аттестовала, две другие - нет. Самые большие страсти разгорелись вокруг третьей. Оценки комиссии категоричны и эмоциональны. Программа группы очень уж сильно выходит из привычных "рамок": слова, музыка, манера исполнения... Вячеслав Уланов пытается спорить: с чем-то соглашается, против чего-то протестует. Имеет ли право на существование "словесный рок"? Может ли быть отрицание методом утверждения? Этих тем хватит на десятки дискуссий о роке...Комиссия и председатель МКЦ просто не понимают друг друга. Единственный выход из создавшегося положения - сформировать новую комиссию, компетентную в вопросах рок-музыки...Разве будет лучше, если "запрещенная" комиссией рок-группа уйдет в "подполье"? Зачем же тогда МКЦ?
На двери комнаты в ДК, где обычно можно застать Уланова, висит скромный по формату девиз: "Кто хочет работать, тот ищет средства, кто не хочет - ищет причины". Девиз не нов и давно известен. Мне кажется, таким способом Слава воспитывает своих ребят из МКЦ: "Думайте, ищите, боритесь за свое решение!".
Уланов по складу своего характера - практик. Если имеет на вооружении какую-нибудь мало-мальски ценную идею - ищет средства ее воплощения, Подкар - теоретик. Самое главное, считает он, видеть систему деятельности, преследующую одну цель. Они любят творчество и других учат любить - так отзываются о них ребята.
Н.Гусева,"Горьковская правда", 18 октября 1988 г.
Рокеры - на счет 700412
Молодежный культурный центр развернул подготовку к благотворительным концертам, средства от которых будут перечислены в фонд пострадавших в Армении.
"РЖ", 22.12.88. Рокеры - на счет 700412
Молодежный культурный центр развернул подготовку к благотворительным концертам, средства от которых будут перечислены в фонд пострадавших в Армении.
"РЖ", 22.12.88. По новым требованиям
Новое властно вторгается в жизнь. Истина общеизвестная. И жизнь наша - яркое тому подтверждение. Кажется, совсем недавно мы узнали такую аббревиатуру, как ММК. А ведь в 1989 году молодежный музыкальный клуб уже будет отмечать свое десятилетие. Возглавляют этот клуб Вячеслав Уланов и его заместитель Семен Подкар.
МКЦ объединяет более 300 человек, людей самых разных профессий, интересов и возрастов. Центр продолжает расти: увеличивается число его клубов и секций. Стал он известен, как говорят, "по всей округе". Сюда едут не только из соседних районов города и области, но и из далеких городов страны. В МКЦ можно встретить представителей любого неформального объединения.
Проблем контактов, общения с "неформалами" в МКЦ не возникает. И это понятно: